/ Language: Русский / Genre:sf,

Худеющие

Галина Полынская


Полынская Галина

Худеющие

Полынская Галина

С. Кингу и не снилось!

Худеющие

Вечером долго рассматривала себя в огромном зеркале прихожей. Печально вздыхала. На кухне муж жарил семечки, готовясь к просмотру вечернего кинофильма. Временами он подходил ко мне, тоже рассматривал себя в зеркале, и печально вздыхал.

- Пузо уже ни в один костюм не помещается, - наконец, был вынужден признаться Толя, и тут же принял решение. Он всегда быстро находит выход из ситуации, поэтому у него такой процветающий бизнес. - Завтра же поедем, купим пару новых костюмов!

Я с трудом оторвала взгляд от собственного ужасающего отражения, и посмотрела на мужа с громадной тарелкой семечек в руках. Из одного кармана роскошного махрового халата высовывался едва ли не килограммовый пакет чипсов, из другого торчала банка чешского пива. Супруг был во всеоружии перед стотысячным просмотром "Криминального чтива".

- Толя... - мой взор туманился слезами, и это хоть как-то мешало разглядывать собственную фигурищу в чересчур правдивом зеркале. Толечка... худеть нам надо!

Толя уставился на меня так, словно увидел впервые в жизни.

- Вот, посмотри сюда! - я ткнула пальцем в зеркало. - Неужели тебе нравится то, что ты видишь?! Я тебе нравлюсь?!

- Нравишься, - пожал плечами муж.

- А сам себе ты нравишься?!

Он присмотрелся. Даже глаза прищурил.

- Ну, так... - промямлил Толя, - так... нормально...

- Это никуда не годится! Мы похожи на двух хрюнделей!

Из кухни чинно выполз наш десятикилограммовый кот Бегемот, полностью оправдывающий свое имя, и скрылся в комнате. Вскоре под ним скрипнуло кресло, киса любила дремать под фильмы.

- Ладно уж, - буркнул муж, - хватит в коридоре стоять! Пойдем, началось уже.

Пока они с Бегемотом уничтожали чипсы, глядя в экран, я сидела на диване, сосредоточенно размышляя, каким же наименее болезненным и наиболее эффективным способом нанести массированный удар по проклятым килограммам? Всякие там липосакции и прочие страшные хирургические вмешательства, отметались сразу. И вовсе не потому, что средств недостаточно, просто слишком жива была еще в памяти история одной из моих приятельниц. Желая возродить угасающий интерес к себе со стороны супруга, все чаще и чаще подвозившего на своем "мерсе" эфемерных красоток, она решила идти по пути наименьшего сопротивления. Обратившись в известную, дорогую клинику пластической хирургии, она с лихвой оплатила какому-то доброму доктору Франкенштейну свое дальнейшее преображение по полной программе.

Пройдя сквозь все круги ада, в рекламных проспектах обозначенных, как "абсолютно безопасные и безболезненные", бедняжка возненавидела супруга, по вине которого она прошла сквозь такие муки. "Выйдя на свободу", она продемонстрировала дамскому кругу рубцы на животе, бедрах, за ушами, а так же абсолютно невыносимый характер, приобретенный в стенах клиники. И я поняла для себя раз и навсегда, что так отравить жизнь себе и окружающим из-за стремления к тонкой талии я не способна ни при каких обстоятельствах. Других же способов масса!

- Ева, - муж со вздохом отставил пустую пивную банку на журнальный столик, - ты права, худеть надо... сбросить бы килограмчиков эдак пять...

- Да ты что?! Минимум на десяток больше!

Муж замолчал, погрузившись в размышления. Во время сцены насилия над Марселасом Уоллесом, он мрачно изрек:

- В спортзал ходить не буду!

- И не надо! - обрадовалась я. Кажется, согласен! В одиночку мне все равно не победить собственную тушку! - Купим тренажеры, привезем сюда, и будем тренироваться в свое удовольствие!

- Таблеткам всяким я это... не особо-то доверяю!

- Да я вообще ни одного человека не видела, который похудел бы от этих пилюль! - подхватила я, слезая с дивана, выбрасывая кота из кресла, и усаживаясь рядом с супругом. - Сядем на какую-нибудь диету, их сейчас в каждом журнале по сотне! Будем худеть не во вред здоровью, а во благо!

- Диеты из журналов... - засомневался Толик.

- Погоди... - осенило, - сейчас Любаше позвоню!

Любаша, самая интеллектульно-просвященная из нашего дамского общества, была целиком и полностью погружена в восточную культуру. Она неизменно носила гладкие черные волосы, умопомрачительно непонятные наряды, множество ожерелий, браслетов и колец, сыпала загадочными фразами, и всегда питалась по каким-то сложным схемам.

- Любонька! - обрадовано задышала я в трубку, услышав ее томный голос, - миленькая на тебя вся надежда осталась!

- Что такое еще? - протянула она.

- Прости, я тебя ни от чего не отрываю?

- Нет-нет! - ехидно ответила она. - Всего-навсего от вечерней медитации!

- Ой, прости, но у меня срочное дело! Мы с Толянчиком решили на диету сесть, хотелось бы у тебя проконсультироваться...

- Ну, наконец-то! Наконец-то и вы осознали, какое преступление против самих себя совершаете!

Минут двадцать она казнила нас с Толиком, затем я робко напомнила, зачем, собственно звоню.

- Записывай! Это потрясающая японская диета, через пятнадцать дней вы станете другими людьми!

Я торопливо принялась царапать в блокноте. Поблагодарив Любашу, я повесила трубку, и бросилась к компьютеру. Выстучав одним пальцем текст драгоценной диеты, я распечатала страничку, и прикрепила ее к дверце холодильника магнитной фигуркой, изображающей аппетитный кусок ветчины.

- Ну, что? - на кухню зашел Толя. - Как там?

- Все в ажуре! - я радостно кивнула на листок. - Через две недели станем другими людьми!

- Две недели... - протянул муж, извлекая из холодильника новую банку пива. - Так долго...

- А ты что думал?! Всю жизнь вот это вот отращивать, - я хлопнула его по "трудовому мозолю", - и за один день стать стройным, как Моисеев?!

- Сравнила тоже, - брезгливо поморщился Толя. Прихлебывая пиво, он принялся читать диету.

По мере углубления в текст, его лицо принимало странное выражение.

- Что это обозначает: "Завтрак - стакан кипяченой воды, половинка яблока"?

- То и означает, - развела я руками, - у нас с тобой столько калорий в организме, что можно вообще ничего не есть все две недели! Это же японская диета, я-пон-с-кая! Думаешь, дураки японцы, да? Они все-все продумали!

- Ну, хорошо, - вздохнул муж, - давай напоследок душу отведем, а завтра приступим.

- Сразу же поедем тренажеры покупать, - кивнула я, заглядывая в холодильник.

Ели до половины первого ночи, с почестями провожая в последний путь каждый кусок. Ночью, от переедания, мучили кошмары, утром - страшная изжога. Позавтракав стаканом воды и одним яблоком на двоих, поискали по желтым страницам спортивные магазины, обзвонили с десяток, взяли побольше денег, и вперед! К здоровому стройному телу!

В магазине нас уже ждали. Блуждая среди причудливых конструкций всяких там "мощных наездников", мы немного растерялись, но уверенная, профессиональная болтовня консультанта, успокоила и утешила. В результате купили дорожку для ходьбы, велосипед с маленьким дисплеем, показывающим количество сожженных калорий, какую-то распорку для накачивания пресса и крутящийся "Диск здоровья" для накручивания талии. Все это нам доставили домой и собрали.

- Ну, что? - я с умилением рассматривала тренажеры. - Начнем?

- Очень есть хочется, - вздохнул Толя.

- Погоди, - я посмотрела на часы, - обед у нас еще через сорок минут.

- Ну, так может, начнешь его пока готовить?

- А там готовить нечего: стакан капустного сока и кусочек вареной рыбы. Без соли.

Обед прошел в молчании. После принятия пищи, я выгребла из холодильника все, что не вписывалось в диету, и отнесла соседке. С ее ежемесячным достатком в полторы тысячи рублей, это была солидная прибавка к пенсии.

Когда вернулась домой, муж, сгорбившись, сидел в кресле, глядя в черный экран выключенного телевизора.

- Толюсик, ну, подумаешь, каких-то две недели! Зато представь себе, как все обалдеют, когда нас увидят!

- Представляю, - вздохнул он. - Пойдем педали крутить.

Минут десять усердно расставались с калориями. Дорожку и велосипед освоили сразу, а вот с растапыркой для пресса и крутящимся диском вышла неувязка. Едва не покалечились.

Еле-еле дождались ужина. Как ненормальные набросились на двести грамм вареного пресного риса, крошечный кусочек вареной курицы и стакан кипяченой воды.

Ночью спали плохо, проснулись от голода часов в пять утра. Стиснув зубы, держались за руки, молча глядя в потолок. В это утро, по диете, нам полагалась все та же вода и чашка кофе. От кофе у Толика началась страшная диарея. Почти до обеда он просидел на унитазе. Кажется, плакал. В одиночку педали крутить было скучно, поэтому, сидя на табуреточке у двери туалета, по просьбе супруга, читала вслух рецепты из книги о вкусной и здоровой пище. Оказывается, за пятнадцать лет супружеской жизни, я проглядела, что Толенька скрытый мазохист.

Через два дня, после обеда из тонюсенького кусочка сыра, сухой, воняющей то ли отрубями, то ли чьим-то навозом галеты, Толюсик сказал:

- Две недели это слишком много, надо ускорить процесс! Согласен на таблетки!

- Верно, вкупе с диетой, наверняка даст ошеломительный результат! То-то все попадают!

Голова кружилась. С трудом обувшись, пару минут стояли плечом к плечу, пока в глазах не рассвело.

Игнорируя лифт, самостоятельно спустились по лестнице со своего второго этажа. До аптеки, находящейся через три дома, шли очень долго. Боялись упасть.

В аптеке увидели громадную витрину, плотно заставленную всевозможными яркими баночками, почти на каждой этикетке виднелось слово "Супер" на русском или английском языке. Рядом красовался стенд с великим множеством чаев и травяных сборов для похудания.

Молоденькая и очень худая продавщица поинтересовалась, чем она может нам помочь... эх, бедное, наивное дитя! Для начала мы попросили стулья, после углубились в кипу брошюрок и аннотаций к препаратам. Все, как один, обещали прямо-таки магические результаты... Буквы перед глазами расплывались, голос худой продавщицы звучал глухо и невнятно... Очнулись от нашатыря, купили самую большую, яркую банку, коробку с чудодейственный похудальным сбором, и поплелись домой. Продавщица хотела нас проводить. Отказались.

Минут сорок поднимались по лестнице - берегли силы.

К субботе перестали выходить из дома и отвечать на телефонные звонки. Толюсик уже давно не смотрит телевизора, в любой рекламе он теперь видит продуктовый подтекст. По ночам зовет то ли маму, то ли "раму". Сил заниматься на тренажерах, естественно, нет, и так еле ползаем. Таблетки и травяной чай создают хоть какую-то иллюзию дополнительного питания.

Смотреть на кипяченую воду больше нету сил.

Сегодня Толюсик как-то странно косился на сухой кошачий корм. Бегемотик нервничал. Я же больше не чувствую голода, я близка к нирване.

Ближе к вечеру видела рай, там тепло, сухо, комфортно, и полным-полно тощих ангелов, которые много кушают, но им от этого ничего не делается.

От похудального сбора оба мучаемся диареей, по очереди читая друг другу вслух Махабхарату.

Пару лет назад мы с Толиком были почти что на гране развода. Жаль, что тогда мы не догадались сесть на диету - общее горе удивительно сближает людей.

На девятый день вспомнила, что у Толика есть преуспевающий бизнес, в ответ на это он лишь вяло махнул рукой.

Ночью лежали без сна, плача в объятиях друг друга. Клялись в вечной любви, обещались не разлучаться даже после смерти.

Едва дожили до утра одиннадцатого дня, помогли друг другу одеться и, с неизвестно откуда взявшимися силами, бросились в супермаркет напротив. Ели прямо в магазине. Толюсик зубами разрывал упаковки нарезки и, рыча, заталкивал в рот сразу все, вместе с бумагой и ценниками. Охрану с милицией не вызвали только потому, что в этом магазине нас хорошо знали, как постоянных покупателей. Решили, что мы где-то были в заложниках. Продавцы нарезали нам хлеба, помогли открыть банки с консервами, оттаскивали от прилавков с сырым мясом и рыбой...

Завтра мы с Толюсиком выписываемся из больницы, куда попали, обожравшись. Чувствуем себя превосходно! На двоих, в общей сложности, поправились на восемь кг. Любим себя, любим друг друга, любим весь мир!!! Завтра едем за новыми костюмами!

25.10.01