/ Language: Русский / Genre:detective,

На Темной Стороне Луны

Галина Полынская


Полынская Галина

На темной стороне луны

ГАЛИНА ПОЛЫНСКАЯ

НА ТЕМНОЙ СТОРОНЕ ЛУНЫ

Посвящается всем бездомным и одиноким кошкам, собакам и людям.

ГЛАВА ПЕРВАЯ: АРБУЗ И ФОНЯ

Арбуз кисло наблюдал, как Фоня надевает свой старый потрепанный пиджак, появлявшийся на нем в исключительных случаях.

- Значит, решил меня продать, да? - спросил Арбуз. - Твердо решил?

- Пойми, нет у меня другого выхода, кормить мне тебя нечем... печально ответил Фоня.

- А ты не корми! - перебил Арбуз. - На то я и кот, чтобы самому добывать себе пропитание и вообще о себе заботиться!

- Совесть меня мучает, - вздохнул Фоня, - я ведь должен о тебе хлопотать, а я, как видишь, не могу. Самому есть нечего, за дом платить нечем, скоро его отымут, и окажемся на улице, а так выручу за тебя хоть что-то, за дом заплачу...

- Эх, не пил бы ты, Фоня и не надо было бы меня продавать! - в сердцах сказал кот.

- Что ж я могу поделать, Арбузушка? Болезнь у меня такая. Дай-ка я причешу тебя, что ли ...

Фоня взял гребенку и подошел к коту. Арбуз был единственным существом в его жизни, которое его любило. На глаза Фони навернулись слезы, смахнув их, он начал аккуратно причесывать огромного рыжего пушистого кота с желто - зелеными глазами.

- Ну вот, так гораздо лучше, - сказал Фоня, - может, тебе ещё и ленту повязать?

- Еще чего! - фыркнул кот. - Мне, порядочному коту, ещё и бант какой-то дурацкий, будто я кошка или котенок сопливый! Я и так красивый!

- Да, это верно, - согласился Фоня. - Ну что, пойдем, что ли?

- Эх, может, передумаешь? - без особой надежды спросил он.

- Нет, дорогой мой, какой из меня хозяин? А так ты в хорошие руки попадешь, о тебе заботиться станут...

- Хорошие руки, как же! Все вы, люди, одинаковые! Вот так живешь с человеком, любишь его, а он тебя бац - и продает!

- Не трави ты мне душу! - вздохнул Фоня.

Он открыл дверь, и Арбуз нехотя поплелся вслед за ним, в последний раз бросив взгляд на свой дом. На Птичьем Рынке Арбуз не был ни разу. Это место внушало всем самые разные чувства: оттуда начиналась Судьба, и она могла стать разной. До недавнего времени он считал, что его судьба устроена, и волноваться ему не о чем, но все оказалось совсем не так... Они подошли к большой пыльной дороге, по которой проносились машины.

- Давай-ка я тебя понесу, Арбузик, а то как бы беды не случилось, сказал Фоня.

- Я тяжелый. - мрачно ответил кот, понимая, что назад он уже точно не вернется.

- Ничего, давай. - Фоня взял его на руки и с трудом понес к автобусной остановке.

Автобус подошел почти что сразу. "Все против меня!" - с досадой подумал кот. Народа в автобусе было много, некоторые везли корзины с котятами и щенками. Стиснутый со всех сторон Фоня прижимал к себе кота; Арбуз обнял его лапами за шею, а голову положил на плечо. Пиджак Фони пах теплой травой и солнечным светом, льющимся в окна автобуса. Арбуз тяжело вздохнул и принялся рассматривать людей. За спиной хозяина стояла толстая тетка с пластмассовым горшком в руках, в горшке рос пышный зеленый цветок. Заметив, что Арбуз на неё смотрит, она улыбнулась ядовито-малиновыми губами и противно просюсюкала:

- У какой котик, какой ты симпампусечка! Что, продавать тебя везут? Хозяин у тебя какой нехороший, продать такую лапоньку...

- Не ваше дело! - перебил Арбуз, и громко чихнул на цветок.

Хорошо, что к этому времени автобус остановился, и тетка не успела поскандалить с Фоней и его котом. Они вышли на улицу и направились к высоким воротам Птичьего Рынка.

- Ой, не хочу! - вздохнул кот. - Как я не хочу туда!

- Ты уж прости меня, Арбузушка, - печально сказал Фоня, - нет у меня другого выхода.

Они вошли на территорию Рынка, и Фоня, приметив свободное место, поспешил его занять. В выходной день по Рынку слонялось много народа. Чтобы не запачкать кота в пыли, Фоня продолжал держать его на руках, хотя здоровенный Арбуз, не смотря на плохое питание, был толстым и очень тяжелым. Щурясь от солнца, Арбуз смотрел по сторонам. Рядом с Фоней, на небольшом складном стульчике, сидела девочка с большой картонной коробкой на коленях, там возилось штук пять щенков.

- Ну вот, дожился я, - продолжал сетовать кот, - за все хорошее, за всю мою преданность, ты продаешь меня, как продают этих гадиков. - Кивнул кот на щенков. - Куда мир катится?

Фоня молча почесал его за ухом.

- Что хозяин, продаешь котяру? - остановился пожилой мужчина. Арбузу он сразу же не понравился.

- Нет, это я продаю хозяина, - желчно ответил кот, - или просто отдаю в хорошие руки!

- Вот как, ты смотри! Как разговаривать начали, так теперь каждая лохматень права качает! - покачал головой мужчина и пошел дальше.

- Арбуз, веди себя прилично, - попросил Фоня. - Кто его знает, может, он и взял бы тебя, вроде человек хороший...

- Все вы хорошие до поры до времени! - проворчал кот. - И вообще, мне виднее, мне с новым хозяином жить, мне и выбирать!

- Как хочешь...

- Да я совсем не хочу, чтобы ты меня продавал! Я привык к тебе! - кот обнял лапами шею Фони и потерся о его небритую щеку. - Кто кроме меня будет утешать тебя вечерами, когда на улице дождь, а на душе скверно? Кто тебе вслух газеты читать станет? Если все дело в деньгах, давай стибрю у кого-нибудь бумажник, вон сколько тут тупых зевак!

- Нет, я никогда не был вором, и кот мой им не станет, - твердо сказал Фоня, - не позволю тебе красть.

- Тогда у меня ещё есть идеи: ты мог бы продать меня, а я сегодня же вечером вернусь домой. Завтра мы снова пойдем на рынок, и ты будешь продавать меня снова и снова, так мы быстро сколотим приличный капиталец, и на дом хватит, и на еду, как тебе, а?

- Однажды нас поймают и обоих посадят в тюрьму, - покачал головой Фоня. - Ты же такой яркий, такой заметный, нас обязательно разоблачат, нет, не хочу я жить нечестно.

- Значит, честнее будет меня продать, да? - рассердился кот. - Ладно, ладно, молчу... Слушай, хозяин, расскажи, а почему ты мне дал такое глупое имя? Все время забывал спросить.

- Когда я взял тебя, ты был такой маленький, толстенький, круглый и очень уж полосатый - настоящий арбуз, только желтенький, вот я тебя так и назвал.

- Понятно, - вздохнул кот, - у всех имена как имена, один я, как дурак...

- А чем тебе не нравится твое имя?

- Мне кажется, Маркиз или Ришелье было бы лучше и солиднее, а то, что такое - Арбуз?

- Зато только у тебя оно такое, а маркизов и ришельев на каждом шагу сотни, но если хочешь, у нового хозяина зовись по-другому.

- Нет, как ты меня назвал, так и буду... Хозяин, миленький, ну подумай ещё раз! Не продавай меня! Пойдем домой, а? А то уже и голову напекло, пойдем домой, что-нибудь придумаем, выкрутимся как-нибудь.

- Нет, Арбуз, не хотел я тебе говорить, но видать придется. Есть ещё одна причина, по которой я должен тебя продать. Не сегодня, так завтра, я могу остаться без дома и меня заберут в приют, где живет ещё много таких, как я, а ты останешься на улице. Навряд ли я когда-нибудь смогу выйти из этого приюта и позаботиться о тебе, а если продам тебя, буду спокоен, ведь у тебя появится крыша над головой и еда. Теперь на улицах уже не прокормишься, как в прежние времена, отходы в баки не выбрасывают, - ты умрешь от голода.

- А если не будет меня, ты умрешь от одиночества! - мрачно сказал кот.

- Мама! Посмотри, какой котик! - совсем рядом раздался чей-то голос.

- Ну вот, началось! - нахмурился Арбуз. К ним спешил мальчик и тащил за собой величественную даму.

- Мам, посмотри какой котик! Какой красивый, давай купим его!

- Зачем тебе такой здоровенный? - упиралась дама. - Мы же пришли за котенком!

- Нет, я хочу этого!

- Только этого ещё не хватало... - пробормотал Арбуз, обнимая Фоню покрепче.

- Почему именно этого? - дама придирчиво осмотрела кота. - Куда тебе такой огромный?

- Хочу этого, этого хочу!

- Ох, ну что ж ... - дама посмотрела на Фоню. - А что у него за порода? Камышовый? Или вовсе беспородный

- Ну что Вы! - обиделся Фоня. - Разве беспородный может быть таким пушистым и красивым? Он породистый... крысоловной породы.

- Крысоловной? Что-то никогда не слышала о такой породе, он, что, и вправду крыс ловит?

- А они у вас есть? - ехидно спросил Арбуз.

- Конечно, нет! - возмутилась дама. - Еще чего! А почему вы его продаете? Он плохо себя ведет?

- Нет, что вы! Он замечательный кот и самый лучший друг, просто мне очень нужны деньги, кабы не это, я бы с ним ни за что не расстался.

- Да, понимаю. - Усмехнулась дама, глядя на красный нос Фони.

- Если бы вы знали, какой он умный и начитанный! - продолжал нахваливать Арбуза Фоня.

- И что же, интересно, он у вас читал? - дама недоверчиво посмотрела на недовольную морду кота.

- Как что, - газеты! Я ими печь топлю, так вот, пока он не прочитает свежие, я их не жгу. Как-то случайно бросил в огонь нечитанную, так он так орал, так орал...

Фоня не стал уточнять, откуда именно его умный кот таскал эти газеты, да дама и не спросила.

- Орал, говорите? - насторожилась она. - Он что, скандальный?

- Мама, он замечательный! - твердо заявил мальчик. - Мы его берем!

- А сколько ему лет?

- Четыре года.

- О-о-о-о! - скривилась она. - И сколько же вы хотите?

Фоня назвал цену, и Абруз вздохнул, он надеялся, что хозяин сдерет за него подороже.

- Хорошо, - нехотя согласилась дама, - если моему мальчику нравится, мы его берем, вот деньги. Кстати, как его зовут?

- Арбуз.

- О, боже! - вздохнула дама.

Мальчик взял кота на руки и, с трудом удерживая, счастливо улыбнулся. Арбуз снова вздохнул и помахал хозяину лапой. Фоня положил деньги в карман, украдкой смахнул со щеки слезу и, отвернувшись, побрел к воротам рынка.

ГЛАВА ВТОРАЯ: НА НОВОМ МЕСТЕ

Рука мальчика передавливала живот Арбуза и мешала ему дышать. Его лапы с хвостом свешивались чуть ли не до самой земли и вообще, настроение было на редкость скверным. Он видел, что дама невзлюбила его с первого взгляда, - ей явно был нужен маленький пустоголовый котенок, который без конца задавал бы глупые вопросы, везде лазил, где его не просят, и страшно радовался, слушая всякие "Ути, пуси". Арбузу вообще было не понятно, почему люди предпочитают эгоистичных детей взрослому приличному коту. Арбуз покосился на суровое лицо дамы и подумал, что с нею будет трудно договориться, а мальчишка же просто купил себе игрушку...

- Расскажи мне про себя, котик. - Попросил мальчик.

- Давай договоримся сразу, - проворчал Арбуз, - ты не называешь меня "котиком", я им был четыре года назад, теперь я кот!

- Хорошо, кот, - согласился мальчик, - скажи, ты любишь молоко?

- Нет! - продолжал вредничать Арбуз. - Я пью только сливки, причем не жирные, от жирных меня пучит!

- Кажется, мы приобрели себе большие проблемы! - процедила дама. Давай вернем его обратно пока не поздно!

- Нет, мам, мы обязательно подружимся, вот увидишь, просто он скучает по своему хозяину.

- Какая проницательность! - усмехнулся кот. - Как тебя хоть зовут?

- Ясь.

- Как?!

- Ясь, Ясьтислав.

- Боже мой!

- А маму зовут Агата.

- Очень приятно. - Хмуро буркнул кот.

Ему было ужасно не приятно, ко всему вдобавок, у новых хозяев оказались противные имена.

Их дом выглядел более чем внушительно, он был огромным, белым и до омерзения аккуратным. "Надо будет тут подправить кое-что, - решил Арбуз. К примеру, эти цветы на окнах... А занавески! Их расцветка способна с ума свести любого здравомыслящего кота!"

- Здесь ты будешь жить, - сказал Ясь. - Тебе нравится?

- Нет, но посмотрим, что у вас там внутри.

Мальчик наконец-то опустил его на землю и кот, потянувшись, не спеша, направился к дверям своего нового жилища. "Вот бы нам с Фоней такой дом! огорченно подумал он. - Жили бы и горя не знали! Ну, ничего, я ещё дам прикурить этим богатеньким болванам, не обрадуются, что купили меня!"

- Заходи, Арбуз, - мальчик открыл двери, пропуская кота вперед, - жить будешь в моей комнате...

- Жить он будет в прихожей! - отрезала Агата. - Кто его знает, может он блохастый!

Арбуз молча зацепил когтем обои в коридоре и отодрал длинную полоску.

- Ах ты, гад! - крикнула дама и, схватив туфлю, собралась, было, запустить в кота, но мальчик повис на её руке:

- Мама, не надо! Не обижай его, он хороший!

- Хороший, как же! Этот его хозяин алкоголик всучил нам самого настоящего бандита, теперь он испортит весь наш дом!

- Попрошу без грубостей! - важно сказал кот. - Я не терплю оскорблений! И я не просил, чтобы вы меня покупали!

- Не обижайся, Арбузик, - мальчик погладил его. - Пойдем, покажу тебе дом.

Под неодобрительным взглядом Агаты кот направился вслед за мальчиком.

- Вот это зал, гостиная, - говорил мальчик, - а это кухня...

Арбуз удрученно смотрел на роскошные комнаты, и думал о том, как не же несправедливо устроен мир.

- Ты есть хочешь? - спросил Ясь.

- Хочу. - Арбуз прыгнул на стол и посмотрел по сторонам. - А что у вас имеется?

- Сейчас посмотрим, - мальчик открыл огромный холодильник и заглянул внутрь. - Что ты больше всего любишь, колбасу, рыбу или мясо?

- И ещё курицу. Доставай все, да и не забудь молока, надо же мне это все чем-то запить.

- Хорошо.

Мальчик принялся вытаскивать из холодильника продукты и складывать их на стол рядом с котом. Арбуз не стал терять времени даром, понимая, что в любой момент может придти маман. Пожалуй, впервые в жизни он отвел душу, кот даже не подозревал, что способен съесть так много.

Когда Арбуз больше не мог проглотить ни крошки, он решил снизойти до разговора с мальчиком.

- Что ж, давай общаться, что ли?

- Давай! - обрадовался мальчик, присаживаясь на край большого деревянного стула.

- Рассказывай про себя. В школу ходишь?

- Нет, учителя приходят ко мне.

- У, какая скукатень, а как же подраться со сверстниками, побегать на перегонки, побить стекла?

- Я никогда не делал ничего подобного.

- Значит, ты и не жил вовсе, - уверенно сказал Арбуз. - А зачем тебе понадобился кот?

- Просто мне скучно и мама разрешила купить кого-нибудь.

- Поразительно, я уверен, что она терпеть не может животных.

Ясь неопределенно пожал плечами и погладил кота. "Что ж, - подумал Арбуз, - надо привыкать к новой скучной, серой, тоскливой, но сытой жизни. Никакой тебе романтики, ни бесед по душам на крыльце вечерами, - ничего..." Кот загрустил.

- Тебе понравится у нас? - мальчик заглядывал в золотистые кошачьи глаза. - Вот увидишь, тебе будет хорошо с нами.

- Посмотрим. А где я все-таки буду спать? Неужели в коридоре?

- Нет, что ты! Пойдем, покажу тебе мою комнату.

Арбуз тяжело спрыгнул со стола и последовал за мальчиком. Непривычное ощущение полной сытости было странным и Арбуза немного подташнивало. "Наверное, я обожрался, - решил он, - впредь надо аккуратнее".

Комната Яся оказалась просторной, но коту она все равно не понравилась - опять эти цветы и гадкие занавески.

- Ну как? - спросил мальчик.

- Так себе, могло быть и лучше, - он прыгнул на кровать. - Я посплю немного, ты не против?

- Конечно нет, приятных снов.

Мальчик вышел из комнаты, закрыл за собою дверь и сразу же столкнулся со своей мамой.

- Где это чудовище? - спросила она.

- Спит в моей комнате.

- Ох, зря мы его взяли, зря! Этот кот себе на уме, я чувствую, он что-то замышляет! А ещё это странное имя - Арбуз...

- Он хороший, мама, от него не будет неприятностей.

- Вот в это я никогда не поверю! - покачала сложной прической госпожа Агата. - Смотри, следи за ним и если он хоть что-то сломает или украдет, немедленно отправится на улицу!

- Все будет хорошо, мам.

- А я в этом сомневаюсь!

Арбуз спал и ему снился его дом и то, как Фоня возвращается туда, в одиночестве садится у печи и бросает в огонь газеты, все подряд, потому что теперь их некому читать и поговорить тоже не с кем, никто его не утешит, веселых песенок не споет... Арбуз ужасно распереживался и проснулся. В комнате было темно, - уже наступила ночь. Рядом на кровати, свернувшись калачиком, спал мальчик с дурацким именем Ясь. "Не приживусь я здесь, подумал кот, - не приживусь ни за какие харчи, хотя... стоит попробовать. А теперь, не плохо было бы прогуляться!" Он спрыгнул с кровати и направился к подоконнику, глядя на открытую форточку.

- Ты куда, Арбуз? - сквозь сон спросил мальчик.

- Пойду погуляю немного.

- А ты вернешься?

- Вернусь, куда ж денусь!

Арбуз прыгнул на подоконник, оттуда на форточку и в сад. Ночь была тихой и теплой, в такие ночи они с Фоней часто беседовали на маленькой старой лавочке у дома. Фоня курил, и летняя ночь пахла крепким табачным дымом, а Арбуз сидел рядом и наблюдал, как среди черной сонной листвы подмигивают друг другу звезды... Кот вздохнул и побежал по тротуару, оставляя позади богатые кварталы, здесь у него не было знакомых и быть не могло. Он подумал, не вернуться ли к Фоне хотя бы за тем, чтобы навестить его, но не стал травить душу ни себе, ни бывшему хозяину.

Покинув красивые чистые кварталы, Арбуз свернул в подворотню, - здесь уже пахло домом. Внезапно из-за больших деревянных ящиков выскочила заливающаяся лаем собака.

- Ты чего, Михалыч? - крикнул кот. - Это же я!

- Арбуз? - пес замер, вглядываясь в темноту. - Ты чего это по ночам шастаешь? Никак Фоня опять запил?

- Нет, не запил, продал меня Фоня.

- Как продал? - от удивления Михалыч сел на задние лапы.

Михалыч был потомственной дворнягой, но ему повезло гораздо больше остальных - его кормили! Причем не один человек, а сразу трое, все они были рабочими в мастеровых кварталах и частенько любили поговорить с Михалычем за жизнь, кроме того, у него имелась небольшая серая борода, которой Михалыч очень гордился, утверждая, что у резеншнауцеров точно такие же.

- Вот так взял и продал, - Арбуз удрученно почесал лапой за ухом. - Не по злобе, а просто из необходимости.

- Вот и верь после этого людям, - посочувствовал пес. - А кому хоть продал?

- Тетке одной и мальчику.

- Ну и как они?

- Мальчик ещё туда - сюда, тетка, его мамаша, просто кошмарище.

- Ну так сбеги!

- Может, и сбегу, видно будет, на улицу-то всегда успею, а там все-таки еда и крыша... Фоню жалко, привык я к нему.

- Ну так прихвати чего из ценностей и мотай к нему!

- Я предлагал уже, не хочет. Говорит, я честный и кот мой тоже воровать не будет. У всех свои странности, сам понимаешь.

- Да уж, это точно. О, смотри, Групер идет. Групер! - крикнул Михалыч. - Давай к нам!

В отличие от Михалыча, пес Групер не был бездомным, у него имелся хозяин, причем очень интересный к тому же. Он был ученым и исследовал всякую морскую жизнь, поэтому все время привозил всякие разные диковины. Хозяина своего Групер очень любил, но так же ему нравилось гулять самостоятельно и общаться с жителями подворотен.

- Привет, ребята, - сказал он, подходя. - Как дела?

- Так себе, - неопределенно ответил Арбуз. - А у тебя что новенького?

- Хозяин вчера приехал и привез потрясающую рыбку, сейчас скажу, как называется... - Групер задумался, вспоминая. - Саргассовая рыбка, вот!

- И как она, ничего?

- Очень уж странная, хотите посмотреть? Хозяина сейчас дома нет.

- А где он?

- К подружке своей пошел, и какую-то здоровую страшенную ракушку ей поволок, говорит - очень редкая. Ну что, идете? У нас в холодильнике целый пакет кефира есть, да и Матроска будет рада.

Матроска была белой симпатичной кошечкой с очень мягким характером, с Групером они жили в мире и согласии, посвящая все свое свободное время заботам о хозяине.

- Да, пойдем, - чихнул Михалыч. - Повезло тебе с хозяином, Групер, что не говори, добрый, мягкий и все время отсутствует.

- Это да, но мороки с ним не оберешься, ходим за ним с Матроской как за ребенком: то газ забудет выключить, то воду не закроет, боимся однажды не доглядеть, и он или пожар, или наводнение устроит.

Заворачивая в очередную подворотню, они столкнулись с черным котом, тоже имеющим хозяина, но гуляющем где угодно и не зависящим от людского мнения и настроения. Кота звали Пантер. Когда его подобрали совсем ещё маленьким котенком, хозяин, не разобравшись толком, кем котенок является, назвал его Пантерой, уж больно он был похож на своего хищного родственника. Когда же выяснилось, что киса вовсе не Пантера, а Пантер, его не стали переименовывать, так и оставили.

- Привет, Пантер, - сказал Михалыч, - айда к Груперу рыбку смотреть, у него и кефир есть.

- Пойдемте, - согласился он, - а что за рыбка?

- Саргассовая!

Вскоре показался дом Групера. Они остановились у дверей, и Групер крикнул:

- Матроска!

В окне показалась миниатюрная изящная кошечка.

- Матроска, открой нам двери, я ребят привел рыбку посмотреть!

- Сейчас! - она скрылась из вида.

- А как она её откроет? - поинтересовался Пантер.

- О, Матроска это здорово умеет! Подпрыгивает, виснет на ручке и открывает.

Вскоре двери действительно распахнулись.

- Проходите, - сказал Групер. Во всем доме горел свет. - Вот растяпа! - покачал он головой. - Опять забыл потушить, ну что с ним делать? А потом знаете, какие суммы за электричество получаются? Страх и ужас!

Компания устремилась за Групером и Матроской. Они проводили всех в большую комнату, где хранились трофеи хозяина.

- У, сколько тут у вас всего! - присвистнул Арбуз, глядя на засушенные и заспиртованные организмы непонятного происхождения. - А это что у вас такое? - он прыгнул на столик, где стояла большая банка с большим темно красным моллюском, плавающим в зеленоватой воде. - Это ваш хозяин на "черный день" припас, что ли?

- Нет, это не для еды, так, красоты ради, - пояснил Групер. - Идите сюда, вот она, рыбка.

На письменном столе стоял круглый аквариум, в котором плавало нечто, похожее на сшитые вместе лоскутки пестрой ткани.

- Это она? - Пантер с Арбузом прыгнули на стол, следом забрался Михалыч. - Ты уверен, что это рыбка, а не тряпка?

- Рыбка, она самая, - кивнул Групер, залезая на кресло хозяина, на спинке которого уже сидела Матроска. - Она всяких букашек трескает просто килограммами, тряпка нам бы дешевле обошлась, уверяю.

- М-да, интересно, интересно. - Михалыч постучал лапой по аквариуму, и рыбка быстро отплыла в другую сторону. - Гляди, действительно живая! Это ж надо, какой только гадости природа не придумает, просто удивительно!

- Это ещё что, - сказал Пантер, усаживая поудобнее, - мой хозяин недавно попугая притащил, видите ли, меня ему мало! Не знаю где эта птица жила раньше, но ругается она так, что мне и не снилось! Жена от хозяина ушла сразу же, как только эта птичка с нею поздоровалась. Вот теперь и ходим с ним вдвоем, обруганные с ног до головы. Я ему говорю: "Хозяин, отнеси его туда, где взял!" А он отвечает, что не может, потому что бывший владелец этого кошмара уехал куда-то за тридевять земель. Я говорю, тогда давай ему просто башку свернем, а он говорит, я за него столько денег отвалил, что ты и представить себе не можешь! Вот люди, сколько живу, столько и поражаюсь!

- Да, это верно, - Михалыч снова постучал по аквариуму. - А вы ей имя дали?

- Я хотел Машкой назвать, но хозяин против, - вздохнул Групер, говорит, для такой редкой рыбки и имя нужно редкое, вот, пока с Матроской думаем.

- Мы тоже будем мозговать. - Пообещал Пантер.

- Так что там насчет кефира? - напомнил Михалыч.

- Да, пойдемте, у нас ещё и сосиски есть.

- Какая красота!

Они спрыгнули со стола и направились на кухню.

- А как же хозяин? - возразила Матроска, догоняя друзей. - Чем он будет ужинать? Вдруг его подружка не накормит!

- Хозяину оставим, - заверил Михалыч. - Что ж мы, звери что ли, человека обижать?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ: АРБУЗ НАБЛЮДАЕТ.

В свое новое жилище Арбуз вернулся только под утро. По привычке он направился, было, в сторону дома Фони, но во время вспомнил, что он там больше не живет. Михалыч с Пантером проводили его до богатых кварталов, всячески сочувствуя загрустившему Арбузу.

- Может, тебе ещё повезло, - утешал его Михалыч, - люди богатые. Будешь, как сыр в масле кататься, потом зазнаешься, перестанешь здороваться и приходить в наши подворотни...

- Не говори глупостей, - отмахнулся Арбуз. - Какое уж тут богатство, когда душа не лежит, не нравятся они мне, хоть тресни.

- Ты не торопись, посмотри, вдруг все наладится, - посоветовал Пантер. - А если что, приходи к нам жить, может, вдвоем от попугая быстрее избавимся.

- Да куда твоему хозяину ещё один дармоед, - вздохнул Арбуз. - Ладно, пойду я, увидимся.

- Удачи тебе, держи нас в курсе и помни - если что, всегда поможем.

- Спасибо.

Арбуз скрылся среди домов.

- Хороший он кот, - сказал Михалыч, глядя ему вслед, - хоть бы у него все наладилось.

- Да, - кивнул Пантер, - пойдем, поздно уже, хозяин, наверняка, волнуется, не хочу его расстраивать.

Тем временем Арбуз прыгнул в форточку своего дома и заглянул в комнату мальчика. Он крепко спал. Не желая его не разбудить, Арбуз мягко спрыгнул на пол, забрался на кресло, решив вздремнуть пару часиков, но проголодавшийся желудок верещал от голода и требовал еды. "Почему коты такие прожорливые?" - с досадой подумал Арбуз. Ему хотелось спать, но есть все-таки хотелось больше, поэтому Арбуз слез с кресла, осторожно приоткрыл дверь, и вышел из комнаты. Было тихо. По крытому коврами коридору Арбуз прокрался на кухню и облегченно вздохнул - его никто не заметил, да и кто станет бодрствовать в такой ранний час? Посмотрев на высокую ручку холодильника, он пододвинул табурет, залез на него и, дотянувшись до ручки лапами, повис на ней. Холодильник открылся, и Арбуз с интересом уставился на панораму еды.

- Так, так, - усмехнулся кот, - что у нас тут на завтрак?

Он подцепил лапой гирлянду сосисок и принялся пировать. Потом настала очередь копченого цыпленка и парочки бифштексов. Запив все это молоком, кот удовлетворенно икнул, смел под холодильник все, что насорил, и вернулся в комнату мальчика. "Теперь можно и поспать, - подумал кот, устраиваясь в кресле, - не так уж все и плохо, возможно я останусь тут не на долго..." Он уснул, и ему приснилась рыбка-тряпка, которую Групер собирался назвать Машкой. Во сне она росла, росла и стала такой здоровенной, что уже не помещалась в аквариуме. Потом Машка выбралась оттуда и принялась бегать по комнате, гоняясь за Матроской и Михалычем...

- Арбуз, Арбуз, - голос мальчика разбудил кота, - Арбуз, проснись!

- Что такое?

- Тебе снился какой-то нехороший сон, я подумал, - лучше тебя разбудить.

- Спасибо. - Кот встал, потягиваясь.

- Как ты вчера погулял?

- Не плохо, - Арбуз внимательнее присмотрелся к мальчику. - Что-то вид у тебя какой-то блеклый, ты что, не выспался?

- Выспался, все в порядке, - вяло ответил он, - просто настроение плохое.

- Почему это у тебя с самого утра плохое настроение? - удивился кот.

Ясь не ответил, он сел на кровать и опустил голову.

- Э, мне не нравится твой вид! - Арбуз прыгнул к нему на колени и кончиком хвоста пощекотал ему нос. - Какие у тебя могут быть проблемы?

- Сегодня должен приехать мой папа...

- О да, я понимаю! Это такое горе!

- Нет, ты не понимаешь, это действительно неприятно. Мама с папой уже давно не живут вместе, отец хотел забрать меня к себе, а мама...

- В общем, перетягивание каната, верно?

- Наверное, так... И они все время ругаются, когда папа приезжает.

- А кто из них лучше?

- Папа. Я его очень люблю, но он не так богат, как мама, поэтому суд отдал меня ей.

- Ага, как первый приз! А сам-то ты с кем хочешь жить?

- Один. - Тихо ответил мальчик. Кот снова собирался удивиться, но тут послышался голос дамы:

- Ясь, ты проснулся, золотко?

Мадам Агата заглянула в комнату сына, и нахмурилась, увидев кота.

- Ты! Немедленно прочь с кровати!

- Мама, - начал, было, Ясь, но был перебит:

- Неизвестно по каким помойкам он шлялся всю ночь! Теперь разносит тут всякую заразу!

- Некоторые четвероногие почище двуногих будут! - парировал не привыкший к подобным выпадам Арбуз. Мадам хотела что-то ответить, но в двери позвонили.

- Пришел таки! - скривилась она и посмотрела на мальчика. - Одевайся, Ясь, скоро придет господин Жуль.

- Да, мама.

Мадам Агата отчалила от комнаты сына, а кот поинтересовался:

- Кто ещё такой этот Жуль?

- Мой преподаватель экономики.

"В этом доме собрались все обладатели дурацких имен!" - подумал кот. Пока мальчик одевался, Арбуз сидел на подоконнике среди горшков с цветами и смотрел в окно. Там от радости бесилось лето.

- Все, я готов, - сказал мальчик, и кот обернулся, посмотреть на него. На Ясе был темно-синий костюм с белой рубашкой и черным галстуком, его волосы были гладко зачесаны, а на лице застыло смертельное послушание.

- У! - скривился кот. - Ты всегда так одеваешься?

- Как?

- Как будто на похороны собрался.

Мальчик посмотрел в зеркало и пожал плечами.

- А что такого в моей одежде? Так надо...

- Так не надо, - Арбуз спрыгнул на пол. - Слушай тебе, вообще, сколько лет?

- Двенадцать, а что?

- С ума сойти можно! Двенадцать лет пацану, а он выглядит и ведет себя так, словно ему все семьдесят! Что ты вообще думаешь о своей жизни?

- Я наследник большой корпорации, мне надо учиться ею управлять...

- А, значит, тебя с самого рождения превращают в бездушного, занюханного директора?

- Президента. - Поправил мальчик.

- Какая разница! Ты посмотри, что они с тобой сделали! Я просто не могу без слез на тебя смотреть!

- Ясь! - послышался голос мадам Агаты. - Господин Жулль тебя уже ждет!

- Ну, я пошел.

- Давай, иди, продолжай стареть дальше, - кот помахал лапой.

Ясь ушел, а кот, немного помедлив, направился вслед за ним. Нет, его не интересовало, что же из себя представляет господин Жулль, ему хотелось посмотреть на отца мальчика. "Раз уж я здесь живу, не плохо было бы познакомиться со всеми обитателями этого зоопарка", - решил он.

Мадам Агату и её бывшего супруга он обнаружил в гостиной. Они сидели за столом и вроде бы мирно беседовали. Кот немного приоткрыл дверь и стал наблюдать. Папа мальчика оказался молодым, очень симпатичным человеком с густой каштановой шевелюрой и живыми глазами. "Ясь был бы очень похож на него, если бы в мальчике было побольше жизни", - размышлял кот. Папа произвел на Арбуза очень хорошее впечатление. "Вот, с кем ему надо жить, принял он решение. - Надо этим заняться..."

Вскоре мирная беседа родителей стала накаляться. Папа утверждал, что имеет права на часть акции компании и, если бы Агата признала эти права, он смог бы забрать мальчика и обеспечить ему хорошую жизнь. Вскоре все стало совсем скверно: мадам кричала так, что весь дом ходил ходуном. Чем все закончилось, Арбуз не знал, он поспешно ретировался - не любил он скандалов, не терпел их. Чтобы успокоить нервы, кот отправился на кухню немного перекусить.

Когда он заканчивал сметать объедки под холодильник, на кухню пришел мальчик.

- Так я и знал, что ты здесь, - сказал он, присаживаясь на стул.

- Хочешь есть? - великодушно предложил Арбуз. - Там ещё осталось кое-что.

- Нет, спасибо. Ты не знаешь, папа ещё здесь?

- Они в гостиной... беседуют.

- Сильно ругаются?

Арбуз кивнул. Лицо Яся стало отчужденным, а глаза погасли окончательно.

- Слушай, а пойдем погуляем, а? - предложил кот. - На улице лето, трава и красивые кошки, а ты тут сидишь взаперти, как арестованный. Пойдем, пройдемся!

- Нет, не могу, - покачал головой мальчик, - вот-вот приедет портной, мне нужен новый костюм. В корпорации скоро состоится большой прием...

- Психиатр тебе нужен, а не костюм. Не хочешь, как хочешь, а я пошел на волю.

Арбуз прыгнул в кухонное окно и полной грудью вдохнул напоенный запахом трав и цветов воздух.

- Чтоб я всего этого лишился? - вслух сказал он. - Никогда!

Бодрой рысью он направился к своим любимым трущобам, где днем и ночью била ключом незатихающая жизнь. Первым, кого он встретил, был бездомный кот Маяк. Свое имя он получил за то, что в былые времена, когда всей честной компанией совершались налеты на продуктовые ларьки и кладовые, он следил, чтобы никто не помешал грабежу и подавал сигналы при первой же опасности. Маяк был дымчатым, беззлобным и очень дружелюбным котом.

- Привет, Арбуз! - обрадовался он. - Как дела? Слышал, ты теперь на новом месте обитаешь?

- Да, верно, у богатеньких поселился, надеюсь, что приживусь. А у тебя как?

- Да как может быть? Перебиваюсь как обычно.

- Я сейчас у своих немного обживусь, и начну вам еду таскать, пообещал Арбуз. - У них там холодильник до небес и набит всякой всячиной, на весь квартал хватит.

- Ух, ты, повезло тебе, вытащил ты все-таки счастливый билет!

- Может быть, но мне там все равно не нравится.

Разговаривая, они свернули в одну из подворотен, и в одном из пустых деревянных ящиков, обнаружили крепко спящих Незабудку и Патиссона. Незабудка - кошечка красоты необыкновенной, сводила с ума всех окрестных котов, но с тех пор, как предпочла Патиссона и вышла за него замуж, все притязания на её счет прекратились. С Патиссоном связываться никто не решался, он был котом серьезным, можно сказать, бойцовским котом: здоровенный, гладкий, коричневый и задиристый. Открыто хамить ему не осмеливался даже Обормот - гроза общественных помоек, но к своим друзьям Патиссон неизменно питал самые нежные чувства и регулярно бил морды чужим котам, которые осмеливались фыркнуть на кого-нибудь из его приятелей.

- Давай разбудим? - предложил Маяк.

- Не надо, пусть спят, - покачал головой Арбуз, - во сне мы все счастливее.

Они прокрались мимо спящей парочки, и пошли дальше. Вскоре встретили Михалыча.

- Привет, ребята, куда путь держите?

- Да так, гуляем, - сказал Арбуз. - Слушай, Михалыч, вот ты у нас самый умный, я хотел с тобой посоветоваться по одному вопросу.

- По какому? - насторожился пес.

- Кажется, долго я не протяну на новом месте, хозяйка меня со свету сживет, не сходимся мы с нею характерами, посоветуй, что делать? Сразу уйти или подождать немного?

Михалыч задумался.

- Вот как поступи, - сказал он, - пока не уходи, но подбери этим хозяевам замену, подыщи кого-нибудь другого. Бездомным я тебе не советую становиться, это, друг, пропащее дело, с этим не шути.

- Как же я подыщу себе других хозяев? - удивился Арбуз. - Каким образом?

- Сходи на Птичий Рынок.

- А кто меня продавать будет, ты что ли?

- Хоть бы и я.

- А ведь верно, - хмыкнул Маяк, - можно самим пойти на Рынок, встать незаметно около какого-нибудь человека, как будто мы с ним и может быть получится, может нас кто-нибудь возьмет.

- Да, так мы и поступим, - согласился Михалыч. - Чего медлить, пойдемте прямо сейчас.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: ОПЯТЬ РЫНОК

Михалыч, Маяк и Арбуз сели в автобус, идущий к Птичьему Рынку.

- Билеты брать не будем, - шепнул Михалыч, - зайцами поедем.

- Ага, - согласились Маяк и Арбуз, - да и проехать-то нам не далеко.

Они устроились в уголке, чтобы никому не мешать и чтобы им не наступали на лапы. Когда автобус остановился на нужной остановке, друзья выскользнули и, перебежав дорогу, оказались на территории Рынка.

- Значит так, - Михалыч посмотрел по сторонам, - сейчас подберем кого-нибудь подходящего... вот, к примеру, - он кивнул в сторону одинокого мужчины с корзинкой хомячков, - давайте пристроимся к нему, только подходите по одному, чтобы не заметил. Я пошел первым, все понятно?

Маяк с Арбузом кивнули. Михалыч чинно, не спеша, направился к мужчине с хомячками и, словно случайно, присел рядом. Подождав немного и удостоверившись, что мужчина не обращает на него внимания, Михалыч кивнул котам.

- Иди ты первым, - сказал Маяк, - мне-то особо хозяин не нужен, у меня его и не было никогда, особой необходимости не испытываю.

- Так может, стоит попробовать?

- Нет, иди ты, тебе нужнее, я потом подойду поближе, а пока буду смотреть по сторонам, а то мало ли что...

- Хорошо.

Арбуз, так же как и Михалыч незаметно подкрался к мужчине, и сел по другую сторону. Переглянувшись с Михалычем, он весь вытянулся и распушился, стараясь быть самой лучшей породы. Михалыч одобрительно кивнул чинному Арбузу и мысленно пожелал ему всех благ.

Шло время, Арбуз провожал взглядом каждого, проходившего мимо, и в его желто-зеленых глазах была немая просьба: "возьми меня с собой, я буду тебе самым лучшим, самым преданным другом, ну возьми, не пожалеешь, неужели среди людей ты найдешь такого как я? Посмотри же, какой я красивый, умный, добрый, все понимающий!"

- Приятель, продаешь котяру? - остановился какой-то парень.

- Какого котяру? - удивился он. - Я хомячков продаю!

- А этот рыжий разве не твой?

Мужчина посмотрел на огромного рыжего кота, сидящего рядом и крикнул:

- А ну, иди отсюда! Ты посмотри, ворюга, к моим хомячкам присматривается!

- Нужны мне твои крысы! - огрызнулся Арбуз. - Пойдем, Михалыч.

Они отошли в сторону, к ним тут же присоединился Маяк.

- Самим надо дело делать, - твердо сказал он, - что мы, сами себя не продадим, что ли? Люди, они вообще ни фига не понимают, это я точно знаю!

Они выбрали свободное местечко и сели в рядок, с Михалычем во главе. Маяк, посидев немного, поглядев по сторонам, повалялся, как следует в пыли, и прилег на землю рядом с Арбузом, дабы не создавать другу конкуренции.

Прошло не меньше часа, прежде чем на них обратили внимание, это была пара - девушка и молодой человек.

- Вы чьи, ребята? - спросила девушка, улыбаясь.

- Мои, - важно ответил Михалыч. - Я котами торгую, а что, интересуетесь?

Девушка рассмеялась, а мужчина улыбнулся.

- И сколько же они стоят?

- А какой вас интересует?

- Рыженький.

- Недорого отдам, главное, чтобы в хорошие руки, - сказал Михалыч, и брякнул цену.

- Действительно не дорого, - девушка присела на корточки и погладила Арбуза. - Скажи, дружок, как тебя зовут?

- Маркиз Ар де Буз к Вашим услугам, леди, - важно ответил кот и слегка поклонился.

- Какая прелесть, ты самый настоящий джентльмен!

- Дорогая, - мужчина прикоснулся к её плечу, пойдем, у нас мало времени. Вы извините, ребята, но мы пришли за рыбками.

Девушка ещё раз погладила Арбуза и, улыбаясь, ушла.

- За рыбками... - вздохнул Михалыч. - Подумать только, ну чем какие-то мокрые, лысые рыбки могут быть лучше сухого, пушистого кота, который умеет все, и мурлыкать в том числе, а не только пускать бульбы в аквариуме и объедаться мошками.

- Им виднее, - отмахнулся Арбуз, - может быть рыбки лучше, потому что они так и не научились говорить?

- Мне, например, - вмешался Маяк, - дед рассказывал, что когда наши предки разговаривать не умели, их хозяева только и трындели над ухом: "Дорогой, ну скажи хоть слово! Ну, что тебе стоит, ты же все понимаешь, только сказать не можешь!" Теперь мы говорим, а им, значит, подавай молчаливых, спящих на ходу рыбок? Ничего не понимаю.

- Я уже давно не пытаюсь понять людей, - сказал Михалыч, - они создания, неподдающиеся никакой логике, совершенно никакой. Арбуз, ты сядь ровнее, чего скрючился? Так на тебя никто не посмотрит.

Арбуз немедленно принял позу бравого солдата и с надеждой посмотрел на прохожих. Люди шли мимо, не обращая внимания на трех беспризорников.

С каждым получасом настроение Арбуза ухудшалось. "Неужели я и вправду никому не нужен?" - печально подумал он и тут, рядом с ними остановился старичок.

- Собачка, - сказал он, - ты чья?

- Ничья, - хмуро ответил Михалыч, - а что?

- Тебя никто не продает?

- Нет, я сам продаю, вот этих замечательных котов.

- Коты мне не нужны, мне нужен пес, чтобы дом охранял и помогал коротать вечера.

- С котом вечера тоже можно коротать и дом, если надо, тоже сторожить будет, - вмешался Маяк, - вот, к примеру, прекрасный сторожевой кот, кивнул он в сторону Арбуза, - лучше не найдете.

- Нет, мне нужен пес, ты, собачка, пойдешь со мною?

- Не пойду, - вздохнул Михалыч, и отвернулся. Старичок ушел.

- Почему ты не пошел? - спросил Арбуз.

- Не хочу, тем более, я здесь из-за тебя, а не из-за собственной выгоды. Ты, давай, не рассуждай, а сиди с умным видом.

- Я стараюсь.

Шло время, шли люди, некоторые смотрели на друзей, улыбались, но никто не останавливался.

- Смотрите, - Маяк кивнул куда-то в сторону. Там, пугливо озираясь по сторонам, крался дымчатый котенок. - Давайте позовем его к нам, будем людей на котенка приманивать, может, и нами заинтересуются?

- Давай, - одобрил Михалыч и подозвал малыша. Котенок тут же подбежал к ним.

- Ты чей? - спросил Арбуз.

- Я потерялся! - чуть не плача пискнул он. - Вышел из коробки и потерялся!

- Тогда сиди с нами, мы тебя не обидим и, может, хозяина себе присмотришь, хочешь хозяина?

- Да, - ответил малыш и сел поближе к Арбузу. Тот выдвинул котенка на первый план и приосанился.

- Теперь-то наверняка дело выгорит, - шепнул Маяк Михалычу, - может на мелкого кто-то клюнет...

Не прошло и пары минут, как рядом раздался истошный вопль:

- Кисонька моя! Что эти негодяи с тобой сделали?

От неожиданности Арбуз с друзьями вздрогнули и обернулись. К ним проталкивалась дородная тетка.

- О, вот она, нашлась! - радостно подпрыгнул котенок. - Это хозяйка моей мамы!

- Кисонька моя! - продолжала вопить тетка. - Они тебя похитили?! Они тебя обидели?!

- Больно надо, - сказал Арбуз, лапой пододвигая котенка тетке. Держите Ваше сокровище.

Схватив котенка, тетка ушла.

- Сегодня явно не наш день, - вздохнул Михалыч. - Ничего у нас не клеится.

- Мелких и то неделями продают, а мы хотим, чтобы нас, здоровенных лбов сразу же всех расхватали, - вздохнул Арбуз, все ещё продолжая на что-то надеяться.

Они просидели на Рынке до самого закрытия, когда ушел последний посетитель, Маяк заявил:

- Никому мы, ребята, не нужны, пойдемте по домам, пока на сторожей не нарвались.

- Как странно, - задумчиво произнес Арбуз, - неужели людям больше не нужны друзья?

- У них нет в этом недостатка, - ответил Михалыч, - нас больше, чем людей, поэтому так и происходит, не всем выпадает счастливый билет в этой лотерее. Пойдемте, завтра опять попытаем счастья...

- Нет, - твердо сказал Арбуз, - я больше не буду тут сидеть и предлагать себя каждому встречному, у меня есть свое чувство достоинства и, если я никому не нужен, значит и они мне не нужны.

- Ты так говоришь, потому что сейчас пойдешь домой, откроешь холодильник и вдоволь отведешь душу. А была бы у тебя только улица, ты думал бы иначе, поверь, я знаю, что говорю.

- Может ты и прав... - вздохнул Арбуз и медленно побрел к воротам Птичьего Рынка.

ГЛАВА ШЕСТАЯ: НА КРЫЛЬЦЕ ПРОФЕССОРА

Проехав несколько остановок, они вышли и молча побрели к домам.

- Арбуз, ну не расстраивайся ты так, - не выдержал Маяк, - может оно и к лучшему!

- А может тебе к Фоне вернуться? - предложил Михалыч. - Скажешь, что тебя там обижают, есть не дают...

- Нет, - покачал головой Арбуз, - Фоне и без меня тяжело, тем более меня там пока не обижают, а еду я сам беру.

- Кстати о еде, - сказал Михалыч, - пойдемте ко Льву Абрамычу перекусим.

- Пойдемте, - кивнул Маяк и они свернули во дворик.

Лев Абрамыч был замечательным старым профессором, правда, никто не знал, профессором именно чего он был. Он придерживался правила, что друзей надо иметь везде и всюду, они не помешают даже среди котов и собак. У Льва Абрамыча был песик - маленький черный скоч-терьер Мойша, он, как и хозяин, со всеми находился в прекрасных отношениях, и его уважали так же, хотя терьер котлет никому не приносил.

На крылечке Льва Абрамыча, как всегда, стояла тарелочка.

- Так, что сегодня у Абрамычей к столу? - принюхался Михалыч. Кажется гуляш. Налетай, ребята!

Пока Маяк с Михалычем ужинали, Арбуз сидел рядом, смотрел на заходящее солнце и старался лишний раз печально не вздыхать, чтобы не портить друзьям аппетит. Быстренько уничтожив угощение, Маяк с Михалычем не наелись досыта и тогда Михалыч постучал лапой в дверь. Она приоткрылась и выглянул Мойша. Терьер был сонным и взъерошенным.

- Привет, Мойша, - сказал Михалыч, - спасибо за угощение, но у вас больше ничего, случайно не осталось?

- Сейчас спрошу, - Мойша ушел и вернулся с хозяином, Лев Абрамыч нес кастрюльку с супом.

- Здравствуйте, друзья, - улыбнулся профессор, - супчик с фрикадельками будете?

- Вы ещё спрашиваете! - расцвел Михалыч.

Лев Абрамыч поставил кастрюльку перед гостями, а сам присел на скамеечку рядом. Мойша чихнул и, щурясь сонными глазами, которые едва виднелись в густой черной шерсти, прыгнул на скамейку рядом с хозяином. Закурив трубку, Лев Абрамыч посмотрел на сидевшего в стороне Арбуза.

- А Вы чего не кушаете, молодой человек?

- Спасибо, профессор, - вздохнул кот, - я дома поем, пусть ребята питаются, они голодные.

- Помнится мне, Вы жили у одного... одного...

- Алкоголика, - помог Арбуз, - теперь в другом месте обитаю, они люди обеспеченные.

- О, тогда поздравляю, поздравляю! Очень рад, что Вам так повезло!

- Спасибо, - печально сказал Арбуз и посмотрел на дорогу.

К дому профессора шли Капитан и Теневик. Капитан являлся наполовину овчаркой, а наполовину неизвестно кем. Он утверждал, что раньше у него был хозяин - капитан дальнего плавания, который неоднократно брал пса с собой в путешествия. Но однажды хозяин ушел в плавание и больше не вернулся, с тех пор Капитан сам по себе. Никто в точности не знал, правда это или нет, но никогда не пытались это выяснить, тем более не задавали вопросов на столь болезненную тему.

Теневик был молчаливым темно - дымчатым котом, он всегда был везде и нигде одновременно, и неизменно пребывал в курсе всех событий, как это ему удавалось, никто не знал. У Теневика была подруга - скромная серенькая кошечка Клена, со дня на день ожидавшая котят, по этому случаю, неженатый кот Матвей уступил супругам свой теплый деревянный ящик в одном из самых безветренных углов подворотни.

Подойдя к крыльцу, Капитан с Теневиком в нерешительности остановились, видя, что народа и так полно.

- Что же вы замерли, господа? - улыбнулся Лев Абрамыч. - Подходите, на всех хватит.

- Добрый вечер, профессор, - сказал Капитан, - мы к Вам вот по какому делу, у Теневика скоро прибавление в семействе, Вы не передадите что-нибудь его супруге?

- Конечно, разумеется!

Профессор ушел в дом и вернулся с белой коробочкой, перевязанной бечевкой. Он отдал её Теневику и пожелал здоровья супруге и деткам.

- Профессор, за мною котенок, - сказал будущий отец, - выберете сами.

- Не нужен нам котенок! - тут же проснулся Мойша, - Я детей воспитывать не умею!

- Ничего, научишься, - усмехнулся Лев Абрамыч.

Теневик с Капитаном попрощались и ушли. Закончив с супом, Михалыч и Маяк решили поговорить с профессором "за жизнь". Арбуз вытянулся в травке у ног профессора, грелся на солнышке и думал о том, что все хорошие минуты так быстро проходят...

- Как Вы думаете, профессор, - сказал Михалыч, - что дальше в мире будет?

- Что Вы имеете в виду?

- Я вообще все имею. В виду. Интересно, как с политикой станет, изменится ли в лучшую сторону?

- Думаю, что если и изменится, то не скоро, - подал голос Мойша, никому ни до чего нет дела.

- Это верно, - согласился профессор, - не хотите ли чаю, господа?

- Не плохо было бы, - кивнул Маяк.

- Я тоже не откажусь, - сказал Михалыч.

- Ну, и я за компанию, - Арбуз лениво открыл глаза, которые на солнце казались совсем прозрачными.

- Тогда я сделаю вам свой фирменный, с тремя капельками рома. Мойша, ты развлекай гостей, а я сейчас.

Оставив трубку на скамейке, Лев Абрамыч ушел.

- Хороший он у тебя, Мойша, - задумчиво произнес Михалыч, - всем бы такого.

- Это да, - кивнул терьер, - мне с ним повезло, спокойный, очень образованный, всегда есть о чем поговорить, голос никогда не повышает и что самое главное, с ним нет никаких неприятностей... Так, надо посмотреть, осталось ли там ещё чего-нибудь из еды.

- Зачем? - удивился Михалыч. - Мы уже сыты.

- А вон, смотрите, Термит идет.

Термит был маленьким и на редкость въедливым песиком, связываться с ним никто не хотел, потому что иметь Термита в друзьях было гораздо лучше чем во врагах - язык у него был подвешен что надо. Он был дворнягой, но по этому поводу не печалился, так как не представлял, чтобы им кто-нибудь командовал, а никто не представлял, как с Термитом можно ужиться под одной крышей и даже в одном квартале.

- Привет, ребятки, - сказал он, присаживаясь на крыльцо рядом с Маяком. - Как дела?

- По-разному. Ты перекусить?

- Нет, я сыт, просто пообщаться, поделиться новостями, так сказать. Вы слыхали, хозяин Групера и Матроски приволок какую-то чудо-рыбку?

- Слыхали, - довольно хмыкнул Михалыч. Узнать какую-то новость вперед Термита было неслыханной удачей.

- Неужели? - огорчился он. - Как же это я так... А что, может, вы её уже и видели?

- Видели, видели, - продолжал наслаждаться Михалыч. - Групер сразу же нам показал. О, что это за рыбка! Просто чудо, а не тряпка... то есть я хотел сказать, красоты она необыкновенной, аж дух захватывает, так бы весь день и смотрел, как она букашек жрет...

- А вот и чай, - на крыльцо вышел профессор с подносом в руках. - О, у нас ещё гости.

- Здравствуйте, Лев Абрамыч, - сказал Термит, - я не помешаю?

- Нет, что Вы, присаживайтесь, я сейчас ещё чашку принесу.

- А как её зовут? - продолжал расспросы Термит. - Имя ей дали?

- Дали, - хмуро сказал Арбуз. Термита он не любил. Тем более в состояние душевной гармонии, в коем он в данный момент пребывал, Термит вообще никак не вписывался.

- Ну и как же её назвали? - нетерпеливо спросил Термит, видя, что Арбуз замолчал.

- Селедка!

- А что, мне нравится! - засмеялся Мойша.

- А, это вы, значит, шутите, - догадался Термит, - ну - ну...

Вскоре вернулся профессор и принес ещё чашку. Пока он разливал чай, все расселись вокруг подноса.

- А у меня ещё есть новости, - не унимался Термит, решивший, во что бы то ни стало, поддержать свой авторитет, - эту вы наверняка не слышали, потому что я сам её только что узнал. Вы хозяина Француза знаете?

- Француза знаем, а вот его хозяина не очень, - задумался Михалыч.

Француз был большим черным догом, изображающим из себя последний очаг вымирающей культуры и аристократии, поэтому до общения с простыми смертными не сходил. Его хозяин вел себя примерно так же и любил путешествовать, во все поездки он неизменно брал с собою и пса.

- Так вот, - продолжал Термит, - его хозяин ездил куда-то за моря-океаны, и знаете, что привез?

- Что? - заинтересовался профессор.

- Обезьяну!

- Ух, ты! - удивился Маяк. - А зачем она ему?

Такого вопроса Термит не ожидал.

- Ну, я не знаю, - растерялся он, - для красоты, наверное.

- Значит отражения в зеркале ему уже мало, он ещё и обезьяну приобрел, - покачал головой Мойша. - Породистая обезьяна-то хоть?

- Наверное... - Термит задумался. - Породистая. Обезьяньей породы.

- А она большая или маленькая? - продолжал любопытствовать профессор.

- Я не знаю, маленькая, наверное, а что? Есть какая-то разница?

- Да, есть, если обезьянка маленькая, то у неё есть шанс оказаться на улице.

- Почему? - удивился Арбуз.

- Потому что в неволе маленькие обезьянки не умеют себя вести так, как бы хотелось людям, они не приспособлены жить в доме, ко всему вдобавок, это довольно хитрый и зловредный зверек. Обезьянка быстро достанет хозяина и если он её не продаст, то выгонит.

- Неужели в нашем полку прибудет? - вздохнул Михалыч. - Нам ещё только обезьяны не хватало!

- Впрочем, ничего нельзя утверждать наверняка, - развел руками профессор, - я же просто предполагаю, она может оказаться умной и приспособиться к новой жизни.

- Пусть обезьяна будет счастлива и пусть она живет дома, - вздохнул Михалыч, - не нужна нам такая головная боль, своих проблем хватает, а тут ещё о ней заботиться, не бросишь же на произвол судьбы заморского гостя?

- Это так, - согласился Маяк, - обезьяна нам совершенно не нужна.

- Вечереет, - сказал Михалыч, глядя на небо, - пора мне, пожалуй, скоро Пантер на прогулку выйдет, мы с ним договорились встретиться у овощного магазина.

- Пожалуй, нам всем пора, - сказал Арбуз, - не будем Вас задерживать, профессор.

- Ну что вы, всегда рад поговорить с вами, заходите почаще.

- Обязательно.

Они попрощались, Арбуз, Михалыч и Маяк пошли к дороге, следом потрусил Термит.

- Ты сейчас домой, Арбуз? - спросил Михалыч.

- Да, куда же еще.

- Слышал у тебя новый дом? - оживился Термит. - Причем дом не из бедных?

- Да, это так. Ладно, пойду я.

- Удачи, тебе, Арбуз, - пожелал Маяк.

- Увидимся. - Арбуз помахал лапой и скрылся среди домов.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ: ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Подойдя к дому, Арбуз увидел множество машин у ворот. Какие-то люди входили в дом и пахли ненавистной парфюмерией за целый километр. Арбуз обошел дом и впрыгнул в форточку. В комнате мальчика было тихо и темно. "Как хорошо, что здесь никого нет, - подумал арбуз, - никто меня не будет дергать, можно поспать..." Но, тут двери приоткрылись, и в комнату заглянул мальчик.

- Арбуз, ты вернулся! - он включил свет. - А я тебя все время ждал, где ты был?

- Да так, по делу, - кот, конечно же, не стал сообщать, что он ездил на Рынок и пытался продать сам себя. - А что это у вас сегодня за шумиха?

- День моего рождения.

- Что ты говоришь? - удивился Арбуз. - Что же ты раньше не сказал, я бы тебе где-нибудь подарок украл.

- Не надо, у меня все есть, - мальчик вздохнул и сел на кровать. Хочешь, я познакомлю тебя с гостями?

- Нет.

- Ну, пожалуйста, ну ради меня.

В глазах мальчика было столько непраздничной печали, что кот не выдержал и согласился.

- Вот здорово! - обрадовался Ясь. - Давай я тебе бабочку надену, а?

- Бабочку? - Арбуз глубоко задумался. - Что ж, пожалуй, можно.

Мальчик достал из ящика в шкафу черную бабочку на резинке и надел её на шею коту.

- Можешь даже причесать меня, раз уж такое дело, - позволил Арбуз, и мальчик аккуратно расчесал его своей щеткой для волос. Кот весь распушился и, посмотрев на себя в зеркало, удовлетворенно кивнул.

- Мне нравится, - сказал он, - бабочка придает мне солидности. Ну что, пойдем, что ли?

Они вышли из комнаты и направились по коридору к большому гостиному залу, откуда доносились голоса и звуки музыки.

- А завтра прием в мою честь в корпорации, послезавтра загородный пикник, а послезавтра ужин в "Континенте".

- Страшно подумать, - посочувствовал Арбуз, - я бы умер от обжорства.

В гостиной было полно народа, все гости были в роскошных нарядах и все воняли духами. Арбуз важно вошел вслед за мальчиком и осмотрелся, все увиденное ему очень не понравилось.

- Господа, - сказал Ясь, - разрешите вам представить моего друга.

Господа обернулись и уставились на огромного рыжего полосатого кота в черной бабочке.

- Это Арбуз, лучший кот во всем мире.

- Очень приятно, - чинно произнес кот, - очень рад познакомиться.

- Какой замечательный котик! - посыпались возгласы. - Какой пушистый, что у него за порода?

- Шиншилловый крысолов, - ответила маман, - очень редкая порода, мы отвалили за него кучу денег, его нам продал один известный лорд.

Арбуз мысленно представил Фоню в роли лорда и усмехнулся.

- Прошу всех к столу! - пригласила мадам Агата.

- Пойдем, Арбузик, - мальчик занял место во главе стола, коту поставили стул рядом с мальчиком и, усевшись, Арбуз поискал взглядом папу Яся. Его не было. "Вот люди!" - с горечью подумал он.

- Что ты будешь есть? - спросил Ясь.

- Все, - рассеянно ответил кот, погруженный в свои размышления.

Пока мальчик перечислял официанту, что именно положить в тарелку своему обожаемому коту, Арбуз наблюдал за гостями. Они ему отчаянно не нравились, мало того, что от всех несло, как от целой парфюмерной лавки, так они ещё все, поголовно, были лжецами и притворами, это даже невооруженным кошачьим глазом было видно. Вскоре фантастические ароматы, исходившие от тарелки, отвлекли кота от оценки народа, и он принялся за еду.

Вскоре начались танцы и маман, склонившись к сыну, сказала:

- Ясь, иди, потанцуй с Лизой Маршалл.

Мальчик молча поднялся из-за стола и направился к девочке с пшеничными локонами. Она была намного его выше и старше и тоже не нравилась Арбузу. Мадам Агата уселась на стул мальчика и презрительно посмотрела на кота.

- И где же это ты шлялся? - в полголоса спросила она. - Небось алкаша своего проведывал, да? А потом всякую заразу в дом несешь?

Арбуз хотел, было, открыть рот, но она не позволила.

- Зачем я тебя купила, ты хоть знаешь? - продолжала она. - Зачем деньги за тебя заплатила? За тем чтобы ты развлекал моего мальчика и не давал ему скучать, а ты вместо этого шляешься неизвестно где и приходишь только для того, чтобы сожрать все, что есть в холодильнике и завалиться спать! Так вот, дорогой мой, я запрещаю тебе выходить из дома, если ты вылезешь на улицу дальше нашего двора, считай, что ты больше здесь не живешь, а твой алкаш пускай возвращает деньги, понятно?

Пока ошарашенный Арбуз переваривал услышанное, Агата ушла на свое место, а мальчик вернулся к столу. Арбуз хотел было сказать все, что думает об этих людях и его мамы в частности, но решил не портить мальчику праздник. Ясь видел, что Арбуз чем-то подавлен и, как мог, пытался его развлечь, но кот, думая о том, что теперь, возможно больше никогда не сможет видеться с друзьями, иначе Фоне надо будет возвращать деньги, совершенно не слушал мальчика. С горя кот принялся есть без остановки и, завершив свой ужин бокалом шампанского, упал на колени какой-то даме, и крепко уснул.

Проснулся Арбуз только утром, он находился в кресле, в комнате мальчика. Сквозь неплотно прикрытые шторы назойливо лезли солнечные лучи. Арбуз зажмурился и сел, голова болела несусветно. Скривившись, он осторожно слез с кресла и пошел попить воды. Арбуза мутило и он понятия не имел чем закончился вечер и как он оказался в кресле, зато прекрасно помнил слова мадам Агаты. "Моя жизнь кончена! - тоскливо подумал кот. - Либо мне придется загнуться от голода на улице и сильно подвести Фоню, либо погибнуть здесь без друзей и без свободы..."

Напившись воды, он вернулся в детскую. Мальчик крепко спал и, мысленно ругаясь и дискутируя с мадам Агатой, кот принялся копаться в подарках и платяном шкафу Яся.

Когда мальчик проснулся, его взору предстало довольно странное зрелище: на подоконнике сидел Арбуз, замотанный в какой-то пестрый шарф, с остроконечным блестящим колпаком на голове. Увидев, что мальчик открыл глаза, кот громко заверещал голосом Петрушки:

- С добрым утром, маленький герой! День сегодня что надо и значит все в порядке!

- Арбуз, ты чего это? - Ясь удивленно и немного испуганно смотрел на кота.

- Как это чего? Я тебя развлекаю.

Мальчик выбрался из кровати, подошел к коту, и принялся снимать с него дурацкий наряд.

- Это все мама, да? - печально спросил он, отбрасывая в сторону шарф с колпаком. - Я видел, она вчера с тобой говорила.

- Да, - кивнул Арбуз, - она запретила мне выходить из дома и приказала тебя развлекать, ведь именно для этого меня и купили.

- Нет, не для этого, - нахмурился мальчик и сразу стал похож на маленького старичка, - мне нужен был друг, а не клоун, клоунов вокруг меня и так хватает, вот я и подумал, что именно ты сможешь стать моим другом.

- Я пытался, честное слово пытался, но понимаешь, мы с тобою слишком разные, у меня одна жизнь, у тебя совсем другая, а что нужно для дружбы? Чтобы между людьми было как можно больше общего и чтобы они хорошо понимали друг друга.

- Значит, у нас ничего не получится? - мальчик печально погладил сверкающего на солнце Арбуза. - Ты никогда не полюбишь меня, да?

Арбуз даже и не знал, что ответить. Мальчика было безумно жаль, но и врать тоже не хотелось.

- Можешь не отвечать, - тихо сказал Ясь, - я понимаю, что не полюбишь, а я уже успел к тебе привязаться, ведь у меня никогда не было друзей, тем более, таких замечательных, как ты...

Мальчик подошел к окну и стал смотреть в сад. Арбуз чувствовал себя так скверно, словно ему одновременно отдавили все лапы и прищемили дверью хвост.

- Слушай! - осенило вдруг кота. - А хочешь сходить со мною в гости к моим друзьям? Сегодня у Групера с Матроской хозяин уезжает, и они устраивают вечеринку, там будет масса отличных ребят и девушек, пойдешь?

Глаза мальчика на мгновение вспыхнули, но тут же погасли.

- Меня мама не отпустит, да и тебя тоже.

- А мы что-нибудь придумаем, главное, чтобы было желание пойти, оно у тебя есть?

- Да, конечно!

- Вот и отлично.

Пока мальчик одевался, Арбуз напряженно размышлял, но в больную голову пришла только одна единственная мысль - прикинуться захворавшим и запроситься в больницу вместе с мальчиком. Пока Ясь ходил завтракать, кот со всех сторон обдумал эту мысль и когда мальчик вернулся, поделился ею.

- Нет, не получится, - покачал головой Ясь, - мама пригласит доктора сюда, или отправит нас на нашей машине с шофером, а от него не скроешься.

- Что ж тогда делать?

- Может честно сказать, что мы идем прогуляться вдвоем? Не думаю, чтобы она запретила.

- Давай попробуем, только ты сам с нею разговаривай, а то, как бы мне не влетело за то, что вчера шампанского перебрал.

- Хорошо. Ну, я пошел.

- Удачи.

Ясь ушел отпрашиваться, а кот прыгнул на подоконник, поковырялся лапой в горшке с цветами и стал созерцать залитый солнцем мир. "Что же делать? думал он, - Как мне жить дальше?.." Вскоре вернулся мальчик.

- Мама отпустила нас! - радостно воскликнул он. - Только взяла с меня слово, что мы не станем далеко уходить и скоро вернемся.

- Ты пообещал?

- Да.

- Вот и хорошо, не все обещания обязательно надо выполнять. Давай, собирайся и пойдем, лучше придти заранее, я тебя со всеми познакомлю.

- Ага.

Мальчик открыл платяной шкаф и посмотрел внутрь.

- Так, так, - сразу же сказал кот, - только не вздумай наряжаться в свои похоронные костюмы. Нормальная одежда у тебя есть?

- В каком смысле?

- В прямом, брючки там, рубашечка или майка повеселее?

- Спортивный костюм подойдет?

- Ну-ка, покажи.

Кот спрыгнул с подоконника и подошел к шкафу. Придирчиво осмотрев костюм мальчика, он одобрительно кивнул.

- Так, теперь надо взять с собою что-нибудь.

- Что именно?

- Какое нибудь угощение, там каждый что-нибудь принесет.

- Да, конечно.

Мальчик вытряхнул из своего рюкзачка спортивные принадлежности и, сбегав на кухню, набил его всем, что под руку попалось.

- Теперь, кажется, все, - сказал кот, когда мальчик вернулся.

Тут двери открылись, и в комнату заглянула маман.

- Ясь, ты почему это в спортивном костюме? - сразу же спросила она, подозрительно глядя то на сына, то на кота, закрывающего собою рюкзачок с торчащей из него ветчиной.

- Мам, ну не пойду же я в парк в черной тройке? Тем более, мы решили с Арбузом немного спортом позаниматься, побегать трусцой.

- Да? - она посмотрела на толстого ленивого кота, и Арбуз утвердительно кивнул.

- Смотри мне! - сказала мадам Агата Арбузу. - Не дай бог втянешь моего мальчика в какую-нибудь историю! Усы повыдергаю!

- Ну что Вы, какая может быть история? - Арбуз честно смотрел в глаза Агате. - Мы просто побегаем трусцой в парке, очень для здоровья полезно.

- Да, и заруби на своем желтом носу - ты теперь кот из приличной семьи, пусть сам ты никогда приличным не станешь, но чтобы с твоими подзаборными дружками было покончено. Когда ты хоть немного научишься хорошим манерам, я, может быть, познакомлю тебя с котами и кошками, живущими по соседству.

С этими словами Агата ушла.

- Ты слышал, а? - Арбуз весь распушился и зашипел от ярости.

- Прошу тебя, не обижайся на нее, у мамы просто такой характер. - Ясь погладил торчащую дыбом шерсть злого, как сто чертей кота. - Не обращай внимания.

- Хорошо тебе говорить! - возмутился кот. - А мне каково постоянно выслушивать всякие разные гадости? Предупреждаю, если это не прекратится, я начну вредить! Уж что-что, а это я умею, не сомневайся!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ: ВЕЧЕРИНКА

- Вот мы и на месте, - Арбуз кивнул на небольшой аккуратный дом, здесь они и живут. Групер это пес неизвестной, но очень симпатичной породы, а Матроска белая кошечка, очень милая и гостеприимная.

- А кто там ещё будет? - мальчик волновался, ведь он впервые шел на подобное мероприятие и не знал, понравится ли он друзьям Арбуза.

- Не знаю, кто придет, тот и придет, но ты не беспокойся, они все ребята, что надо, я тебя со всеми познакомлю.

Они поднялись по ступенькам, и прошли в незапертые двери. Навстречу сразу же выбежала Матроска.

- Привет, красотка! - сказал Арбуз. - Вот, познакомься, это Ясь, мальчик у которого я живу, Ясь, а это Матроска.

- Очень приятно, - улыбнулся мальчик, - Вы очаровательны.

- Спасибо, - расцвела кошечка. - Проходите, что же вы в дверях стоите. Вы пришли почти что первыми, стол накрыт в гостиной.

Матроска скрылась из вида, а мальчик с котом направились в гостиную. Там Арбуз познакомил его с Групером, и пес немедленно поволок Яся смотреть свою достопримечательную рыбку, которую назвали ни как-нибудь, а Барбадосса.

Арбуз, тем временем, уселся на диван и посмотрел на стол, еды было полно, видимо, Групер с Матроской выложили все, что им оставил хозяин. Когда кошечка пришла в гостиную, Арбуз подозвал её и сказал:

- Матроска, мы принесли продукты, там, в рюкзаке, возьми большую половину и положи в холодильник, иначе вам придется ко Льву Абрамычу ходить столоваться, что ж вы так...

- Хочется угостить вас на славу, не каждый день собираемся, - ответила кошечка.

Вскоре пожаловал Пантер, следом пришли Незабудка и Паттисон. Арбуз со всеми знакомил мальчика, Ясь постепенно расслабился и перестал чувствовать себя скованно. Гости рассаживались за стол и делились последними новостями и свежими сплетнями.

- Этот попугай, что хозяин сдуру купил, просто смертоубийство настоящее, - жаловался Пантер. - Жизни от него никакой нет. Вы можете себе представить, что у него за словарный набор, если даже у меня уши в трубочку сворачиваются? К моему хозяину больше ни одна девушка не приходит, этот подлый попугай мгновенно все их недостатки подмечает и такое выдает! С одной стороны, конечно хорошо, никто больше не сюсюкает над ухом: "Кити, кити!", а с другой стороны, довольно грустно стало без их цензурной и приличной болтовни.

- А накрывать вы его чем-нибудь пробовали? - спросила Незабудка. Говорят, если накрыть клетку, птица думает, что наступила ночь и засыпает.

- Может нормальные птицы засыпают, но только не наш, - посетовал Пантер. - Этот не затыкается, даже если его клетку в пальто закутать. Я сам, лично пробовал. Хозяин раскричался: "Что ты делаешь?! Он задохнется!" А может, я именно на это рассчитывал? Мы и тряпки на клетку накидывали, думали - успокоится, но не тут-то было, попугай ещё громче начинает вопить: "Уберите, - говорит, - с клетки эту дрянь, я ничего не вижу!" Можете себе представить, что у нас творится?

- А вы поговорить с ним не пробовали? - спросил, улыбаясь Ясь. Может, ему надо чего-нибудь?

- Чего, например? - насторожился Пантер.

- Например, попугаиху! - захохотал басом Паттисон.

- Что ты, что ты! - замахал лапами Пантер. - Только попугаихи нам ещё не хватало! Потом, не дай бог, пойдут эти, как их, попугайчата! Тогда я точно из дома уйду, и жалеть не стану!

Следующим пожаловал Термит, без него никогда ничего не происходило, и ни единой вечеринки он не пропускал. С пустыми лапами он тоже никогда не являлся. На этот раз он принес Матроске цветок необыкновенной красоты.

- Ух, ты! - восхитился ценитель редкостей Групер. - Где ты взял такой?

- Да так, сорвал у одного мужичка, - скромно ответил Термит, - у него там много всяких разных, я решил, что от одного не убудет, а Матроске станет приятно.

- Я знаю, у кого он сорвал этот цветок, - сказал Ясь, - у нашего соседа, это он выращивает. Он помешан на цветах, мы часто ходим к нему смотреть, когда что-нибудь новенькое распускается. Не помню, как называется эта орхидея, но сосед страшно ею гордился и говорил, что этот цветок обошелся ему в целое состояние.

- Да ну? - удивился Пантер, разглядывая лежащий на столе цветок повнимательнее. - Вот что надо дома держать, вот чем заниматься! Цветы, это же такая прелесть! Молча расцвел, молча завял и никакого шума, а если ещё и продать можно задорого, то это же вообще мечта!

Пантер тяжело вздохнул, любовно созерцая орхидею.

- Надо будет его засушить или заспиртовать, - решил Групер, под влиянием хозяина он уже давно стал страстным собирателем и коллекционером, - жалко будет, если цветок через пару дней загнется и никакого проку, а так, он будет у нас всегда.

- Надо будет подождать хозяина, - сказала Матроска, не сводя с цветка восхищенных глаз. - Он наверняка все сделает как нужно, а мы можем испортить, жалко будет. Давайте пока поставим его в воду.

Следующим пожаловал Капитан. На этот раз он был без своего приятеля Теневика, который остался рядом с супругой, зато Капитан привел с собою подружку - красотку Примулу. Было время, когда она с большим успехом выступала в собачьем театре и имела массу поклонников, среди которых был и Капитан. Теперь стареющая примадонна решила остепениться за верным, насквозь просоленным плечом Капитана.

Следом подтянулись Михалыч, Маяк, его приятельница кошечка Златка, подоспел Мойша, семеня короткими лапками, он, как всегда принес сверток от своего хозяина, последними пришли две болонки сестренки, Ромашка и Белка, жившие у одинокой жизнерадостной старушки на полном пансионе.

- Кажется, все в сборе, - сказал Групер. - Давайте пировать!

Первый раз в жизни Ясь ел все подряд и руками. Пожалуй, ещё ни разу он не обедал с таким аппетитом.

- Очень вкусно, очень, - восторгался Термит, - в этом доме умеют устраивать королевские приемы!

- А рыбку вы сегодня кормили? - спросил Пантер.

- Конечно, она у нас первая завтракает, - кивнул Групер, - мы о ней заботимся, почти так же как и о нашем хозяине, ведь ни тот, ни другой сами о себе позаботиться не в состоянии... О, слушайте, мне в голову пришла идея! Недавно к нашему хозяину приходил в гости какой-то чудак, он привел в порядок тот древний агрегат, называющейся "фортепиано". Может кто-нибудь умеет на нем играть? Устроим музыку.

- Я умею, - сказал Ясь.

- И я немного, - сообщил Паттисон. - Одно время квартировал у музыканта - джазмена, он научил меня кое-чему, так, ради шутки.

- Здорово! - удивился Арбуз, не знавший о таких талантах бойцовского Паттисона. - Давайте, сначала Ясь, а потом вы сыграете на пару.

- Хорошо.

Из гостиной они переместились в кабинет хозяина, где находился музыкальный инструмент. Мальчик сел за фортепиано, пробежал пальцами по клавишам и, немного подумав, начал играть древнего Моцарта. Его голова мечтательно склонилась, он закрыл глаза. Вся компания, затаив дыхание, слушала непривычную для них музыку. На друзей она навевала самые разные мысли и воспоминания. Кто-то думал о приятных минутах, проведенных вместе, кто-то о своем хозяине, кто-то о своей жизни, а Арбуз думал о мальчике и впервые за все время, не грустил о Фоне...

Когда Ясь закончил играть, несколько секунд ещё царила тишина, в которой гасли последние звуки, а потом ему начали бурно аплодировать.

- Молодец, Ясь, здорово! А теперь давай, Паттисон, покажи, на что ты способен!

Ясь уступил коту место за инструментом и Паттисон с важным видом маэстро уселся на высокий черный табурет. Сначала он неуверенно прошелся лапами по клавишам, приноравливаясь, вспоминая чему его учили, а потом вдруг заиграл зажигательную мелодию.

- Танцы! - крикнула Примула. - Танцуют все!

Кто на полу, кто на письменном столе, пустились в пляс. У Паттисона оказался настоящий талант, видимо квартировал он у своего музыканта не даром. Развеселившись, Ясь подтащил к роялю ещё один стул, и они заиграли в четыре руки, вернее, в две руки и две лапы.

Наплясавшись, Арбуз уселся на диван и стал наблюдать за мальчиком. Играя с Паттисоном, он улыбался, его аккуратно причесанные волосы растрепались и каштановые кудри падали на лоб, глаза мальчика сияли, и выглядел он таким счастливым, таким... живым. "Вот теперь он похож на нормального парнишку, - размышлял кот, - и как похож на своего отца..."

Закончив одну мелодию, Паттисон и Ясь посовещались и грянули следующую.

- Арбуз, ты чего не танцуешь? - на диван, рядом с котом прыгнула Матроска. - Тебе что, скучно?

- Нет, что ты, как можно, просто мысли всякие в голову лезут, размышляю я.

- О чем? - Матроска устроилась поудобнее.

- Да, так, обо всем помаленьку. Как тебе мальчик?

- Сначала был очень скован, но сейчас, - она кивнула в сторону фортепиано, - он совершенно неузнаваемо преобразился. Замечательный парнишка!

- Вот и я так думаю, - Арбуз почесал лапой за ухом и продолжил свои наблюдения. Когда музыка стихла, он сказал:

- Минуточку внимания! Хочу сделать сообщение, вчера у Яся был день рождения!

- Так что же ты молчал?! - хором возмутились друзья.

Групер сразу же сбегал в "сокровищницу" хозяина и принес красивую, переливающуюся всеми цветами радуги ракушку, оправленную в какой-то металл и подвешенную на цепочку.

- Это тебе от нас ото всех, - сказал он, - носи на здоровье.

- Это хозяин привез с каких-то островов с очень длинным названием, - с гордостью сказала Матроска, - нравится?

- Очень! Это мой самый лучший подарок! - искренне ответил мальчик.

Потом Паттисон ещё раз сыграл, а все спели: "С днем рожденья тебя!" и вечеринка приобрела совсем другой характер - теперь это было празднование дня рождения Яся. После того, как все коты хором спели для него песню: "Когда ты станешь большим, стань настоящим котом!" Ясь почувствовал, как его глаза закололи слезы, но он сделал усилие, и они исчезли.

Время летело совершенно незаметно, и только ближе к вечеру Арбуз опомнился, посмотрел на часы, и на него словно вылили ведро ледяной воды.

- Ясь! - завопил он.

- Что? - мальчик с Паттисоном что-то репетировали на фортепиано.

- Нам пора домой! Давным-давно пора!

- Подожди, мы вот сейчас сыграем кое-что...

- Нам домой пора!

- Ну, пожалуйста, только одну, последнюю песню!

Мальчик смотрел на Арбуза такими умоляющими глазами, что кот не смог ему отказать. Скрепя сердце, он согласился.

- Хорошо, но только одну.

Арбуз обеспокоено посмотрел в окно, на темнеющее небо, быстро наступал вечер.

- Сейчас мы вам исполним песню, - сказал Ясь, - стихи я сам написал, правда, они, наверное, не очень хорошие, но в музыкальном сопровождении великого маэстро Паттисона, я уверен, они прозвучат прекрасно.

Все расселись на диване, на креслах и приготовились слушать. Мальчик и кот, немного помедлив, заиграли медленную мелодию. После вступления, Ясь запел красивым, прозрачным голосом:

Что такое друзья, расскажите вы мне?

Может быть это те, кто приходят с годами,

Или те, кто живут в незнакомой стране

И умеют грустить, как и вы, вечерами.

Может друг это тот, кто умеет прощать

И умеет понять, как себя самого?

Я уверен, что друга больно терять,

Больно так, как не больно терять ничего.

Где же эта страна, где живут все друзья,

За морями, а может быть на Луне?

Отыскать все пытаюсь друга и я

Там, на темной её стороне.

На Луне он один, друг, наверное, ждет

Нашей встречи, считает пророчества

И, наверное, снег на Луне там идет

От нашего с ним одиночества...

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ: НЕПРИЯТНОСТИ

Арбуз страшно волновался из-за того, что они с Ясем загостились и забыли обо всем на свете. Арбуза грызли нехорошие предчувствия, Ясь же этого не замечал, пребывая в состоянии абсолютного счастья.

- Ты знаешь, - говорил мальчик по дороге к дому, - это был лучший день рождения в моей жизни, спасибо тебе, Арбуз, теперь я знаю, что такое быть по настоящему счастливым, что значит настоящее веселье!

- Я рад, что тебе понравилось, ребята тоже от тебя в восторге, - кот с тревогой смотрел на первые звезды.

- Твои друзья самое настоящее чудо! - продолжал мальчик. - Паттисон, он же прирожденный музыкант... кстати, чем он занимается?

- Морды бьет другим котам, - рассеянно ответил Арбуз, раздумывая, что же наврать Агате.

- Как интересно! - рассмеялся мальчик. - Ему больше надо заниматься музыкой, он же все схватывает на лету, а как он играет, это же уму не постижимо! А какая у него симпатичная девушка, милая Незабудка, я ещё не видел кошечки красивее. А Капитан, Пантер, Термит... да что там всех перечислять, все они потрясающие! Как тебе повезло, Арбуз, боже мой, как же тебе повезло, у тебя есть такие необыкновенные друзья! Я ещё никогда так не развлекался, спасибо, тебе, Арбуз!

- Не за что, всегда пожалуйста.

Они подошли к дому, и Арбуз понял, что его опасения не были беспочвенными. У дома мальчика стояли патрульные машины.

- Все ещё хуже, чем я думал... - пробормотал он.

Ясь остановился, растерянно глядя на машины. И тут раздался истошный крик Агаты:

- Вон он! Вон этот котяра! Это он увел, похитил моего сына! Скорее! Стреляйте в этого бандита, что ж вы медлите?!

И не успел Арбуз что либо сообразить, как над его ухом просвистела сначала одна пуля, а затем другая. Обезумев от страха, кот бросился бежать, не разбирая дороги.

Только когда город остался далеко позади, Арбуз притормозил и перевел дух, его сердце колотилось, как безумное. Оглядевшись, кот увидел, что находится около городской свалки. Гулять здесь было нежелательно, но в ушах Арбуза все ещё звучал свист пуль и, свернув с шоссейной дороги, он побежал, петляя среди мусорных куч. Когда лапы перестали слушаться, он без сил упал на груду бумаг и долгое время не двигался. Невзирая на бешено колотящееся сердце, его мысли, почему-то ползли вяло и медленно, казалось, что всего этого не может быть и что сейчас он откроет глаза и увидит, не свалку, а комнату мальчика... "Теперь я его больше никогда не увижу, это уж точно", отрешенно подумал кот.

Когда Арбуз отдышался и пришел в себя, он выбрался из-под бумаги и задумался. В этот момент мысли о мальчике были отодвинуты в сторону другими мыслями. Он находился на территории Обормота. Встреча с этим котом или его свитой, могла иметь плачевные последствия, но в это время, ему надо было где-то отсидеться. Арбуз вспомнил, когда в последний раз видел Обормота, но тогда Арбуз был в компании Пантера и Паттисона, поэтому драки удалось избежать...

Арбуз никак не мог понять, почему отстреливают бешеных собак, но никто не обращает внимания на бешеных котов, может их не так уж и много? Но Обормот был самым настоящим психом и прямо сам напрашивался на отстрел. Все же Арбуз решился немного пересидеть на свалке, надеясь, что в это время Обормот промышляет где-нибудь в городе. От нечего делать, он стал просматривать и читать бумаги, на которых лежал, это оказались какие-то конторские документы и бланки. Арбуз читал их и поражался, что только люди не придумают, дабы усложнить себе жизнь.

Потом он просто лежал и смотрел на небо, разглядывая звезды, Арбуз опять думал о мальчике, о том, что наступила ночь, а ему некуда идти, и Арбуз решил переночевать у Групера с Матроской. "Пока не вернулся хозяин, можно будет пожить у них", - решил он и, покинув бумажную кучу, направился через свалку к дороге. По его подсчетам было примерно около полуночи, от всех пережитых волнений ему мучительно хотелось есть, но задерживаться на свалке в поисках еды Арбуз не стал, не известно, где и когда встретишься с Обормотом.

Арбуз вздохнул и огляделся, на дороге было пусто, в это время машины к городу почти не ходили. Арбуз бежал и грустил, сетуя на несправедливое устройство мира, и у самого города, нос к носу столкнулся с Обормотом.

- О, кого я вижу! - радостно прошипел Обормот, преграждая Арбузу дорогу. - Арбузик, собственной персоной!

"Черт побери!" - с досадой подумал Арбуз.

- Слышал я, неплохо ты устроился, котик! - Обормот принялся медленно ходить кругами вокруг Арбуза, а он, поворачиваясь, старался не оказываться к нему спиной, Обормот почти всегда нападал сзади. - Теперь, значит, ты у нас важный, богатый, а? Что ж ты тут делаешь, а? Или ты не знаешь, что это моя территория, а, арбуз?

- Не надо произносить мое имя с маленькой буквы!

В следующую секунду они сцепились и покатились по асфальту шипящим, царапающимся клубком. По размерам они были примерно одинаковыми, но закаленный в сотнях драк Обормот, значительно превосходил Арбуза в стремительности и изворотливости, а его когти, казались специально заточенными и резали не хуже бритв. Арбуз изо всех сил старался беречь глаза, а Обормот именно туда и метил.

- Ну что, Арбузик, - прошипел Обормот, придавливая его к асфальту и начиная свой коронный номер - удушение, - пришел твой конец, может прощения попросишь? Может, я тебя тогда не убью, а просто покалечу, а?

Арбуз изловчился и, как следует, плюнул в морду Обормоту.

- Ну, все! - мгновенно озверел Обормот. - Все, ты покойник!

- Сам ты покойник, гад паршивый!

Арбуз очень удивился, потому что он этого точно не произносил. Обормот тоже удивился и повернул голову. В этот момент в воздухе мелькнула тугая коричневая молния и, врезавшись в Обормота, смела его в сторону. Кашляя и задыхаясь, Арбуз поднялся и посмотрел по сторонам, рядом стоял Групер, а у обочины, Паттисон от всей души избивал Обормота.

- Мы тебя везде искали, - сказал Групер, наблюдая за дракой, - и подумали, что ты можешь быть здесь, за городом. Мы слышали, что произошло.

- Вы очень вовремя меня нашли, - хмуро заметил Арбуз, отряхиваясь. Паттисон, тебе помочь?

- Не надо!

И вправду надобности не было. Превращенный Паттисоном в отбивную, Обормот обратился в бегство. Плюнув ему вслед, Паттисон вернулся к Груперу и Арбузу.

- Ты не пострадал?

- Нет, не успел. А зачем вы меня искали?

- Пойдем, - сказал Групер, - у нас для тебя есть кое-что.

- Ага, слушай, а можно я у вас с Матроской поживу до возвращения хозяина? Понимаешь, у меня...

- Потом расскажешь, идем скорее!

Они побежали к домам, нырнули в подворотню, а Арбуз все недоумевал, что же могло такого случиться...

На крыльце дома Групера сидели Мойша с Маяком, увидев Арбуза, они хором крикнули:

- Вот он! Арбуз, иди сюда скорее!

Арбуз растерялся ещё больше, он поднялся по ступеням и вошел в дом.

- Сюда, иди сюда! - вид у Матроски был очень озабоченный. - В спальню иди, Арбуз.

- Зачем?

- Иди же!

Арбуз пожал плечами и пошел в спальню. Около кровати сидела Незабудка. Увидев Арбуза, она прошептала:

- У нас сюрприз.

- Может, хватит на сегодня сюрпризов? - недовольно прошептал кот и, подойдя к кровати, остолбенел. Там спал Ясь.

- Что??? Он??? Здесь??? Делает???

- Он убежал из дома и пришел к нам, искал тебя. Говорит, что хочет жить с нами.

- Безумие... - прошептал потрясенный кот и сел на пол, - это безумие...

- Я согласна, - кивнула Незабудка, - мы пытались ему это сказать, но он ничего и слушать не хочет, принес рюкзак с едой, сумку с вещами и сел тебя дожидаться. Потом мы его уложили спать и побежали искать тебя.

- А мама его знает, что он здесь? - перед глазами Арбуза рисовались картины одна ужаснее другой.

- Говорит, оставил записку, а сам сбежал через окно.

- Это он у меня научился, - обреченно прошептал кот, - что теперь будет... Давай-ка, Незабудка, пойдем в гостиную к остальным, посидим, подумаем, что делать.

В гостиной, друзья в полном составе ождали Арбуза. Кот присел на диван и обвел взглядом компанию.

- Ребята, у нас большие неприятности, - вздохнул Арбуз, - теперь прошу вас, расскажите все подробно и с самого начала, я должен придти в себя и решить, как нам поступать дальше.

- Хорошо, - кивнул Групер. - Значит так, когда вы ушли, мы продолжали чаевничать, было уже довольно поздно, все собирались расходиться, вдруг, слышим - в двери стучат, открываем, а там мальчик с вещами. Мы растерялись, спрашиваем, а где Арбуз? А он говорит, что не знает, а сам такой несчастный, просто слезы одни и одновременно, сердитый такой. Говорит, я к вам жить пришел, возьмите, говорит, меня к себе...

- Я, конечно, все могу понять, - вмешался Михалыч, - но только не это. Мальчик был так решительно настроен, что мы растерялись и не смогли ему возразить.

- Да, - согласился Групер, - он принес очень много еды для нас и сказал, чтобы мы о нем не думали, он сам как-нибудь прокормится и не будет нам в тягость...

- Еще он сказал, что не будет жить дома, а будет жить с нами, добавил Паттисон.

- Почему он так решил? - Арбуз рассеянно почесал за ухом, - потому что ему с нами весело, что ли?

- Не знаем, - пожал плечами Групер, - просто решил и все. Потом он стал клевать носом, и Незабудка с Матроской отвели его спать, вот, пожалуй, и все.

- Во дела! - покачал головой Арбуз. - Ладно, дождемся утра, надо нам всем отдохнуть, а завтра я попробую уговорить Яся вернуться домой, иначе мне даже страшно себе представить, что за неприятности нас ожидают.

- Это верно, - согласился Мойша, - неприятностей не избежать, если что, я посоветуюсь со Львом Абрамычем, он наверняка даст дельный совет.

- Подожди пока, - отмахнулся Арбуз, - не вмешивай во все это людей, чем меньше их будет знать про эту катастрофу, тем лучше. Попробуем своими силами все уладить.

Пожелав друзьям спокойной ночи, Арбуз вернулся в спальню и, улегшись в ногах крепкого спящего мальчика, сам уснул, как убитый. Ему ничего не снилось, кроме собственной усталости, но даже во сне он продолжал думать о том, во что он вляпался, и на что будет способна мадам Агата, когда выясниться, что её сын сам сбежал к котам и собакам...

Утром Арбуз проснулся и увидел, что рядом с кроватью, на полу, сидит рядком вся компания и молча ждет.

- Утро доброе, - зевнул кот и, потянувшись, пощекотал лапой пятку мальчика.

Ясь открыл сонные глаза и недоуменно посмотрел на Арбуза. В солнечных лучах падающих из окна, кот казался сверкающим солнечным зайцем - круглым, пушистым и полосатым.

- Арбузик, миленький! - улыбнулся Ясь и потянулся к коту.

- Только без рук, - предупредил кот. - Рассказывай, давай, что происходит, и что ты тут делаешь.

- Я ушел из дома, - мальчик сел, пригладил растрепанные каштановые волосы, и с улыбкой посмотрел на друзей:

- Доброе утро, ребята.

Ребята молча кивнули.

- Что значит "ушел из дома"? - переспросил Арбуз. - Как это - ушел?

- Очень просто, собрал вещи и ушел. Ладно, давайте не будем об этом, я там принес сколько смог дотащить, консервы, колбаса...

- Причем тут колбаса?! - завопил Арбуз. - Ты вообще, в своем уме?! Ты понимаешь, что ты натворил?! Из-за твоего ребяческого поступка нас всех могут отправить на живодерню! Скажут, что это мы тебя украли!

- Не скажут, - нахмурился Ясь, - я все объясню, если, что...

- Ничего не хочу знать! Ничего ты не будешь объяснять! Ты немедленно возвращаешься домой! Слышишь, немедленно!

- Не пойду! - упрямо ответил мальчик. - Я останусь с вами! Ну, пожалуйста, Арбуз, не прогоняйте! Со мною не будет хлопот, я не стану мешаться и путаться под ногами! Ну, пожалуйста, возьмите меня к себе!

- Ты пойми, - терпеливо произнес кот, - это не возможно. Это не правильно, такого, просто не может быть! Ты пойми, это мы приходим к людям и просим, чтобы они взяли нас к себе, потому что они могут дать нам еду и крышу над головой, благодаря им мы выживаем, а люди к нам не могут придти и сказать: "Возьмите нас к себе", понимаешь, это ненормально!

- Я все понимаю, - мальчик все же взял на руки упирающегося кота, - но и ты пойми меня, я хочу остаться с тобой, со всеми вами. Я люблю тебя и твоих друзей, я хочу жить у вас.

- О, господи, да нам самим негде жить! - Арбуз уперся всеми лапами мальчику в грудь, отодвинулся и сердито посмотрел ему в лицо. - Подумай здраво, головой подумай, что могут дать тебе твои родители, твоя жизнь и что тебе сможем дать мы, конкретно - я? Что? Помойку и танцы под баян?

- Под фортепиано, - поправил мальчик и почесал кота за ухом. - Неужели я такой плохой и ты меня так не любишь, что прогонишь?

Кот схватился лапами за голову и надрывно застонал.

- Ну, где ты собираешься жить, где? Не сегодня, так завтра приедет хозяин Групера с Матроской и нам всем придется выметаться на улицу! Ты что, тоже будешь ошиваться по подворотням вместе с нами?

- Буду!

- Воровать еду в продуктовых лавках?

- Буду!

- Ночевать на улице и считать за счастье, если удастся найти свободную коробку?

- Буду!

- Но зачем тебе это надо?! - пуще прежнего заголосил Арбуз. - Объясни, я не понимаю! У тебя роскошный дом, куча денег, полный холодильник еды, у тебя есть все, зачем тебе улица и компания бездомных кошек и собак?!!

- Мне ничего не надо, кроме друзей, - тихо сказал мальчик, - а друзья это вы. С вами я счастлив.

На глазах мальчика показались слезы. Этого Арбуз не мог вынести.

- Ужас! - сказал он и, махнув лапой, все же вырвался и спрыгнул на пол. - Вставай, одевайся и иди завтракать.

- Значит, мне можно остаться?

- Иди завтракать! Если ты хочешь жить с нами, делай все быстро и правильно!

- Ура! Арбузик, как я тебя люблю!

Мальчик вскочил с кровати, схватил кота на руки и прижал к груди.

- Только без рук! Только без рук! - закричал кот и замолотил лапами, требуя свободы.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ: ОБЛАВА

Ближе к полудню Термит отправился на разведку, разнюхивать, что в мире делается, а вся компания, вместе с мальчиком, занялась очень важным и ответственным делом - кормлением рыбки Барбадоссы. Под чутким руководством Групера, Ясь сыпал в аквариум какие-то вонючие крошки, рыбка лениво хватала их, а друзья, затаив дыхание, наблюдали за этим явлением. То, что Групер доверил такое ответственное мероприятие постороннему человеку, было большим событием, обычно такой чести не удостаивалась даже Матроска.

- Все, хватит, пожалуй, - сказал Групер, - не стоит перекармливать, а то растолстеет, чего доброго отдышка появится, а там, не ровен час...

- Ребята! - в комнату влетел взволнованный Термит. - Ребята! Что я узнал!

- Тише ты, не ори, - шикнул Пантер, - не видишь что ли, рыбку кормим! Испугаешь её, нервничать станет!

- Сейчас нервничать станете вы! Во-первых, у Теневика родилось трое котят...

- Здорово, а чего это мы должны нервничать?

- Сейчас скажу! Во-вторых, по всему городу объявлена облава на кошек и собак, у которых нет ошейников! Я имею в виду самую настоящую облаву, которая уже лет сто не проводилась!

- Ерунда, не верю, - флегматично изрек Михалыч, - ты что-то напутал. С тех пор, как мы заговорили и выяснилось, что мы разумные, отстрел не производится, он запрещен, усыпляют только тех, кто взбесился на радостях...

- Я ничего не перепутал! - завопил Термит. - Самая настоящая облава! Я сам, сам видел машины и этих жутких типов с сетками и винтовками! Всё как в страшном сне!

- Ничего не понимаю, - растерялся Групер, машинально трогая свой ошейник, - чего это они вдруг? Это же противозаконно!

- Может, новый закон вышел? - предположил Маяк и, покачав головой, вздохнул. - Опять эти люди новое варварство придумали! Ну, кому, скажите на милость, мы мешаем? Много не воруем, имущество не портим. Пусть снова станут выбрасывать отходы в мусорные баки, мы и вовсе воровать перестанем, а то придумали тоже, сразу из кухонь все отправлять на переработку! У них экономия, а нам что? С голода помирать? Мы ведь тоже существа живые, давали бы нам работу, зарплату и все было бы в порядке!

- Нет, не могу! В голове не укладывается! - возмущался Михалыч. Облава... этого просто не может быть!

- Боюсь, как бы к этому не приложила руку моя мама, - покачал головой Ясь.

- Она что, способна на такое?! - ужаснулась Матроска.

- Не хочу говорить о ней ничего плохого, - вмешался Арбуз, - но, по-моему, она способна и на большее. Скорее всего, тебя тоже ищут, Ясь, не лучше ли тебе вернуться домой?

- Ни за что! Уж лучше я к отцу пойду, он вам всем-всем ошейники купит!

- Может он нас ещё и усыновит? - криво усмехнулся Михалыч.

- Может и усыновит! Все вместе пойдем к нему!

- Так, подождите, - сказал Паттисон, - сначала надо позаботится о семействе Теневиков, перевести их в безопасное место. Я знаю один подвал, туда ни один человек не доберется.

- Да, - согласился Термит, - я их не успел предупредить об облаве, сразу к вам помчался.

- Матроска, - сказал Групер, - где твой ошейник от блох? Надень его немедленно, а для остальных сейчас что-нибудь придумаем.

- Мальчика надо переодеть, - заметил Михалыч, - если его поймают, отца он не увидит.

Работа закипела. Из гардероба хозяина Групер извлек цветастые пляжные шорты, рубашку с короткими рукавами, шляпу и очки для Яся. Главный модельер Незабудка убеждала, что со спортивными кроссовками мальчика, это будет смотреться, как нельзя лучше.

- По-моему, я похож на огородное пугало, - нерешительно сказал Ясь, глядя на себя в зеркало, - особенно в этой шляпе...

- Ничего подобного, тебя теперь не узнать, - заверил Арбуз.

В ящике гардероба отыскался моток разноцветной тесемки и капроновые ленты, которые школьницы вплетают себе в косы. Один край ленты Ясь завязывал на шее лохматого приятеля, другой край брал в руку. Получилось множество кошек и собак на разноцветных поводках.

- Так, - сказал мальчик, закончив, - давайте я всех вас пересчитаю, надо же мне знать всех моих питомцев и по имени, и в лицо. Так, Арбуз, Маяк, Михалыч, Мойша... Мойша, а ты чего? У тебя же есть хозяин.

- А я за компанию!

- Понятно. Так, дальше, Паттисон, Незабудка... Групер и Матроска идут самостоятельно, Капитан, Примула, Ромашка, Белка, Термит... Боже мой, кошмар!

- Ничего страшного, если что, мы тебе подскажем, - успокоил Пантер, он тоже шел самостоятельно, как имеющий хозяина.

- Пойдемте, - торопился Михалыч, - надо забрать Теневика с семейством и быстрее идти к твоему отцу, Ясь.

Они вышли из дома и мальчик, надвинув шляпу поглубже на лоб, повел всю компанию по пустынной полуденной улице. Ему было немного не по себе, каждую минуту он ожидал появления машины с решетками или мамы с винтовкой в руках, которая стразу же расстреляет на месте всех его друзей...

- Облава! - прошептал Арбуз, чувствуя противную дрожь в лапах.

Прямо к ним направлялась большая машина темно-зеленого цвета. Ясь огляделся, они находились на безлюдном тротуаре, а до ближайшей подворотни, в которую можно было бы юркнуть, было ох как далеко.

- Что делать? - едва слышно спросил мальчик.

- Или спокойно и безмятежно, как ни в чем не бывало, - ответил Арбуз. - А вы, ребята, примите вид поблагороднее.

Чинно, стараясь идти в ногу, они, с каменными мордами, прошествовали вслед за мальчиком. Поравнявшись с этой странной компанией, машина остановилась, и из неё вышло двое людей в комбинезонах. Мальчик тоже остановился, а все его "питомцы" уселись рядком, продолжая хранить все тот же невозмутимый вид.

- Так, так, сколько же вас, однако! - покачал головой мужчина повыше, подходя ближе. - И что, мальчик, все они твои?

- Мои, - севшим от волнения голосом ответил Ясь, - разве не видите, что все на поводках?

- Странные какие-то у них поводки, - прищурился второй мужчина, разглядывая на капроновые ленты и тесемки.

- Так разве же на всех напасешься? - очень правдоподобно удивился мальчик. - Меня дядя уже и так ругает, что я столько животных держу.

- А где ты живешь?

Ясь назвал адрес хозяина Групера и Матроски.

- Мой дядя известный путешественник, - добавил мальчик, - сейчас он в экспедиции и я всех прогуливаю сам.

- Ладно, идите, только смотри, приглядывай за ними, а то мало ли, попадут в ситуацию.

С этими словами мужчины вернулись в машину и поехали дальше, а мальчик со своими друзьями направился дальше по дороге. Все старались идти медленно и спокойно, с трудом удерживаясь, чтобы не побежать изо всех сил, но, как только они завернули за ближайший угол дома, Ясь перешел на бодрый галоп, за ним бросились и остальные.

- Подождите меня! Я за всеми не успеваю! - болтался в хвосте маленький Термит. - Помедленнее, у меня же лапы короткие!

- У Мойши ещё короче, а он вон, летит впереди всех! - крикнул на бегу Маяк. - Давай, давай, шире шаг!

Вскоре они были на месте. Большие коробки, в коих обитали жители трущоб были пусты - все попрятались кто куда и только в одной были жильцы.

- Теневик! - крикнул Арбуз, притормаживая, - Клена, скорее собирайтесь и драпаем отсюда, Паттисон знает хорошее местечко, там можно спрятаться!

- Спасибо, что не забыли о нас, - с благодарностью сказал Теневик. - А то мы и не знали, куда податься с детьми.

Ясь осторожно взял на руки трех маленьких Теневиков, таких слепых и беспомощных, что они больше походили на мышат, чем на котяток и быстро пошел за Патиссоном. Все ленты - поводки, чтобы не путались под ногами, взял в пасть Капитан.

- В подвале пересидим до вечера, - сказал Арбуз, - а потом можно будет идти к отцу Яся, а то куда среди бела дня с такой толпой, тут уж ему никто не поверит, что мы все ему принадлежим. Начнут выяснять, кто мы есть, тут все и откроется и мальчику тоже влетит...

Паттисон вел всех одному ему известными тропами и, когда они оказались на окраине города, у большого сгоревшего дома, сказал:

- Здесь.

Они вошли внутрь и по шаткой, едва живой лестнице, спустились в подвал.

- Тут нас никто не найдет, - заверил Паттисон, - располагайтесь.

В просторном подвале гнездилось множество всякого разного хлама. Среди него, Ясь отыскал старое стеганое одеяло и сделал гнездо для Клены с котятами.

- Знаете что, - сказал мальчик - я сейчас, пожалуй, пойду обратно в дом Групера и Матроски и заберу рюкзак с едой, мы же его впопыхах забыли, а потом вернусь сюда.

- Давай я пойду с тобой, - предложил Арбуз, - ещё заблудишься.

- Нет, оставайся здесь, ты очень заметный, а дорогу я найду.

- Уверен?

- Да, у меня хорошая зрительная память.

Ясь поднялся по лестнице и выбрался наружу. Некоторое время вся компания молчала прислушиваясь к его удаляющимся шагам, а потом Маяк задал наболевший вопрос:

- Как вы думаете, эта облава из-за того, что мальчик ушел из дома? Его мама таким образом добивается справедливости, что ли?

- Не знаю, - вздохнул Арбуз, - мне бы не хотелось в это верить, и вообще, все это из-за меня приключилось! Если бы я себя сразу же показал с самой гадкой своей стороны, меня бы сразу выгнали и дело с концом, и мальчик бы со мною не ушел!

- Ладно тебе, - сказал Михалыч, - если б знать наперед, что случится, жить не интересно будет.

- Не всегда, - вздохнул Пантер, - вот взять, к примеру, нашего попугая...

- Опять ты со своим попугаем? Сколько можно? Ну, хочешь, мы придем как-нибудь ночью, голову ему свинтим и дело с концом?

- Нельзя, Паттисон, нельзя, - покачал головой Пантер, - хозяин переживать станет, жалко его, знал бы ты, как он его перевоспитать старается! Целую систему разработал, а попугай все равно ругается, хоть лопни, да ещё так громко, просто ужас. Не удивлюсь, если скоро соседи на нас коллективную жалобу накатают и нас выселят куда-нибудь в чисто поле или в лес дремучий.

- А когда он ест, тоже ругается? - поинтересовалась Матроска.

- Ага, глотает еду кусищами и ругается. Что самое интересное, не подавился ещё ни разу, можно сказать, виртуоз в своем деле. Хозяин, как-то в сердцах, сказал ему: "Уж лучше бы ты, зараза, песни пел, что ли!" Так, чтобы вы думали? Он запел! Вернее, это все те же ругательства, но только теперь он их поет, вы представляете?

Все засмеялись, а Пантер продолжил выговаривать наболевшее:

- И поет так же громко, как и говорит, вернее, он даже не поет, он вопит так, что в доме все окна звенят. Никогда не предполагал, что у моего хозяина такая крепкая нервная система...

- Может, он просто жадный и ему жаль денег, которые он заплатил за эту птицу, вот, теперь и терпит? - предположила Незабудка.

- Вроде нет, кстати, я выяснил, сколько он заплатил, не так уж и много. Если я буду регулярно петь и танцевать в подземном переходе, быстренько эту сумму соберу, отдам её хозяину, и пусть он подарит этого психопата кому-нибудь или просто...

- Поджарит на обед, - усмехнулся Паттисон. - Эх, мне бы ваши проблемы!

- Хорошо вам всем говорить! - возмутился Пантер. - У вас вон, одна немая рыбка на всех и больше никаких забот, а я страдаю с утра до вечера, и дела никому никакого нет!

- Мы тебе предложили посильную помощь, - напомнил Маяк, - больше ничего не можем сделать.

- Я понимаю, - вздохнул Пантер, - ничего, подожду ещё немного, может хозяин, в конце концов, взбеситься и сам его удавит? Если нет, то рано или поздно я сам взбешусь, ведь у меня тоже есть права на жилплощадь, а жить на этой площади нет никакой возможности.

- Что-то мальчика долго нет, - сказал Арбуз, глядя на лестницу. Может пойти его встречать, вдруг заблудился?

- Лучше не высовывайся, - посоветовал Капитан, - скоро придет.

И действительно, мальчик вскоре вернулся. На спине у него был рюкзак, а в руках... маленький аквариум с рыбкой Барбадоссой.

- Ясь, ты зачем рыбку принес? - удивился Групер. - Она не успеет проголодаться или заскучать, хозяин сегодня возвращается.

Придерживая аквариум одной рукой, мальчик спустился в подвал, поставил его на небольшой колченогий столик и снял со спины рюкзак.

- Ясь, ты чего молчишь? - по непонятным для себя причинам, Арбуз вдруг сильно разволновался. - Скажи, зачем рыбку принес?

Мальчик молча смотрел в пол, а потом тихо произнес:

- Групер, Матроска, дело в том, что ваш хозяин больше не вернется.

- Как так? - растерянно улыбнулась Матроска. - Ты что шутишь? Он сегодня вечером приезжает, даже телеграмму с корабля прислал...

- Корабль попал в сильнейший шторм и разбился о скалы, - сдавленно сказал мальчик. - У вашего дома стоит машина, а в машине девушка вашего хозяина, она приехала за вами. Ей утром позвонили и сообщили об этом несчастье. Она хотела забрать рыбку, но я подумал, что вы не захотели бы её отдавать, и принес... на всякий случай...

Групер с Матроской непонимающе смотрели на бледное лицо мальчика и отказывались верить собственным ушам.

- Этого не может быть... - наконец прошептал Групер и крикнул: - Этого не может быть! Как он мог погибнуть?! Он не мог, не мог! Он же такой молодой, такой веселый! Как же мы теперь без него будем? О ком станем заботиться, за кем кран закрывать и свет выключать?! Матроска, да ты понимаешь, что произошло?!

Ошарашенная кошечка молча кивнула и заплакала.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ: ПОЛОСА НЕВЕЗЕНИЯ

Подавленные горем Групер и Матроска, прижавшись друг к другу, молча сидели в углу, а все остальные, не взирая на то что печальное известие порядком выбило из колеи, напряженно размышляли, что же делать дальше.

- Рыбку моему хозяину можно отнести, - подал голос Мойша, - Лев Абрамыч возражать не станет, он всякую живую природу очень любит, особенно, если эта природа не нарушает покоя. Так что, можно сказать, Барбадоссу пристроили, а вот, вам, ребята, наверное, лучше всего пойти к той девушке, раз она за вами приехала.

- Я не пойду, - хмуро сказал Групер, - я себя дармоедом чувствовать буду, а вот Матроска...

- Я тоже не пойду! - всхлипнула кошечка, ещё теснее прижимаясь к Груперу, - я без тебя не останусь, мы ведь всю жизнь вместе! Ты же меня в детстве защищал, заботился обо мне...

Матроска уткнулась в Групера и заплакала.

- Но теперь о тебе там позаботятся гораздо лучше, да и мне будет спокойнее.

- Нет, не пойду! И рыбку нашу у Льва Абрамыча сразу же заберем, как только жильем обзаведемся!

- А, как ты собираешься им обзаводиться?

- Если у нас ничего не получится среди людей, пойдем в лес к диким котам, как никак они наши родственники, обязательно помогут, - не желала сдаваться Матроска.

- Надеюсь, в лес никому идти не придется, - сказал Ясь. - Пойдем к моему отцу, дом у него большой, всем места хватит.

- Ты уверен, что он возьмет нас к себе? - недоверчиво усмехнулся Капитан. - Зачем ему такая орава нахлебников.

- Возьмет, - уверенно сказал мальчик. - У меня замечательный отец, вот увидите.

- Ладно, посмотрим, - вздохнул Арбуз.

Он никогда ещё так близко не сталкивался со смертью. Она всегда была для него чем-то расплывчатым и ненастоящим, а теперь Арбузу казалось, что она сидит здесь, в подвале, вместе со всеми остальными. "Вот, значит, что бывает, когда кто-то умирает, - думал он, - кого-то больше нет, а кто-то другой остается одиноким и никому ненужным..."

- О чем ты думаешь, Арбуз? - мальчик присел на корточки рядом с ним.

- О смерти, - обычно веселый и жизнерадостный кот был угрюм и задумчив, - о том, как она выглядит и что несет с собою. Никогда не думал, что она такая реальная, я вообще никогда о ней не задумывался.

- Я тоже, - кивнул Ясь. - Но все равно, мы живы, надо продолжать жить и думать о живых. Надо позаботится о Групере с Матроской.

- Это верно, - подал голос Пантер. - И вообще, пойдемте отсюда скорее, на меня этот подвал угнетающе действует, сидим тут как преступники, будто совершили что-то ужасное.

- Да, - мальчик поднялся на ноги, - чем скорее доберемся к моему отцу, тем быстрее все это закончится.

Ясь оторвал от старого одеяла большой кусок, устроил в нем котят и взял их на руки, умудряясь так же удерживать в объятиях аквариум. Храня молчание, друзья выбрались из подвала. На улице Ясь взял концы ленточек поводков и окраинами повел пригорюнившуюся компанию к дому своего отца.

- Может нам всем держаться в стороне? - предложила Белка. - А то как бы твой отец не перепугался, увидев сколько нас.

- Не надо, не испугается, все будет хорошо, - уверенно сказал мальчик. - Мы уже почти пришли, вон его дом.

Дом оказался большим, красивым и друзья единодушно решили, что места хватит на всех, но, подойдя ближе, мальчик с удивлением увидел, что ворота закрыты на большой замок.

- Странно, - пробормотал он, - может, уехал куда?

- Скорее всего, уехал и навсегда, - сказал Арбуз, - вон, на двери табличка, а на ней написано: "Продается".

- Ничего не понимаю, - растерялся Ясь, - куда он мог уехать? Вы подождите здесь, я у соседей спрошу.

Он поставил аквариум на траву, рядом положил котят и ушел. Когда Ясь вернулся, вид у него был удрученный.

- Ну, что? - спросил Арбуз, чуя недоброе.

- Он переехал в другой город, сосед сказал, что папа женился на какой-то женщине и уехал.

- Вот так да, - медленно протянул Михалыч, - накрылось наше дело.

- Ничего не накрылось, - возразил Ясь. - Мне сказали, в каком он городе, папа оставил адрес на случай, если будут приходить письма. Мы поедем к нему!

- Я думаю, это не реально, - твердо сказал Маяк.

- А я так не думаю, - Паттисон задумчиво посмотрел на замок, - почему бы и не поехать? Что нам тут терять кроме трущоб? Мы никогда не были в других городах, а вдруг там можно получше устроиться, чем здесь?

- Если Ясь едет, то и я тоже, - сказал Арбуз.

- Мы, пожалуй, тоже поедем, - решились Примула и Капитан.

- Да и я, чего уж там, - сказал Маяк. - Что я тут забыл такого важного?

- И я поеду, - кивнул Михалыч. - Путешествия очень полезны для общего развития.

- Ну, если все едут, то я тоже, - вздохнут Термит.

- Нам здесь делать нечего, - сказал Теневик, и Клена согласилась с ним кивком. - Если мы с детьми не будем в тягость, мы с вами.

- Конечно не будете! - обрадовался Ясь. - Поедем все вместе!

- А рыбку-то отдаете на хранение? - спросил Мойша.

- Отдаем, - ответил Групер, - у вас ей будет лучше, чего бедняге скитаться с нами.

Не откладывая, Барбадоссу отнесли профессору. Его дома не оказалось. Мойша проводил Яся в кабинет Льва Абрамыча, мальчик поставил аквариум на письменный стол и написал профессору записку.

- Знаете что, - сказал Мойша, - вам необходимо хотя бы немного денег, возьми, Ясь, там, в левом нижнем ящичке, я все объясню хозяину, он не станет возражать.

Подавив, начавшую было протестовать совесть, мальчик взял предложенные деньги. Потом он переоделся в свой спортивный костюм, который захватил из дома Групера вместе с рюкзаком, а шорты с рубашкой и шляпой, оставил у профессора. Мойша пожертвовал часть запасов из холодильника и пошел провожать путешественников к железнодорожной станции.

Когда они подошли к станции, в небе уже зажигались первые звезды. Перрон был пуст, и казалось, что поезда нет, не было и никогда не будет. Положив котят на скамейку, мальчик отправился в здание вокзала узнавать, когда будет ближайший поезд в город Аметист, где теперь обосновался его отец. Вернулся он снова с неутешительными новостями - следующий поезд обещался быть только через три дня.

- Какая-то полоса невезения, в самом деле! - покачал головой Маяк. Все одно к одному!

- Погоди нудить, я думаю, - сказал Арбуз. - Ясь, ты не знаешь, какая следующая станция?

- Не знаю.

- Иди, спроси и узнай, сколько пути до нее.

Мальчик ушел и вскоре вернулся.

- Следующая станция небольшое село Доброе, до него часов пять дороги.

- Понятно. Значит так, пойдем пешком и завтра будем в Добром, а там, может дрезину возьмем, это быстрее будет, согласны?

Все согласились, Арбуз никогда не подавал глупых или невыполнимых идей.

Потом друзья долго прощались, Белка и Хризантема плакали, Мойша крепился и просил почаще писать, а Пантер молча смотрел на Матроску. Беленькая кошечка казалась такой маленькой, беззащитной и такой несчастной, что у Пантера, в прямом смысле слова сердце обливалось кровью...

- Все, ребята, нам пора, - сказал Арбуз, - как устроимся, обязательно сообщим.

- Не забывайте писать, - всхлипывали болонки, - мы будем ждать!

- Обязательно, - заверил Групер. - Как только обоснуемся, сразу же приедем за Барбадоссой.

- Ничего, не беспокойтесь, - отмахнулся Мойша, - она нам в тягость не будет, мошек своих будет исправно получать, хозяин мой в этом разбирается, так что не волнуйся, она у нас голодать не станет, наоборот так растолстеет, что будет самым настоящим китом... китихой... в общем, селедкой.

Окончательно распрощавшись, компания бодрым шагом двинулась по шпалам, а те, кто остались, махали им лапами до тех пор, пока они совсем не скрылись из вида.

- Кто знает, может, что не делается, действительно к лучшему? вздохнул Мойша.

- Может, - вздохнул в ответ Пантер. - Грустно думать, что мы их возможно больше никогда не увидим...

- Без Арбуза будет очень скучно, - покачала головой Белка, - да и без остальных тоже. Город опустеет.

- Уже опустел, - сказал Мойша, задумчиво глядя повлажневшими глазами на уходящие к лесу рельсы. - Пойдемте, поздно уже, рыбку пора кормить.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ: ДОРОГА К ДОБРОМУ

Вечер голубоватым туманом опускался на темно-зеленые вершины деревьев. Тишину нарушало лишь самозабвенное птичье пение. Не сбавляя темпа, друзья бодро вышагивали по рельсам. Арбуз что-то насвистывал, с удовольствием глядя по сторонам, все, что он видел, очень ему нравилось, именно так он и представлял свободу, хотя раньше никогда не выходил за город. Просто он не любил дома, дороги и машины, а здесь вокруг была сплошная воля - деревья, небо и они.

- Хорошо, все-таки! - вдохновенно сказал Михалыч. - Прямо благодать!

- Да, но только не могли бы вы идти помедленнее? - сварливо потребовал Термит. - Я за вами не успеваю! Посмотрите, какие лапы у вас и какие у меня!

- Зря мы его взяли, - тихо сказал Маяк Арбузу. - Теперь житья не даст, надо было его там оставить, как будто мы Термита не знаем.

- Поздно уже, назад-то мы его не отправим, вдруг ещё перевоспитается, кто знает.

- По-моему, это такой же напрасный труд, как перевоспитывать попугая Пантера.

- О чем это вы там шепчитесь? - с подозрением поинтересовался Термит, подходя поближе. - Меня обсуждаете? Заговор против меня плетете?

- Больно надо! - фыркнул Маяк. - Дел что ли других нет?

- Ладно, ладно, я все слышу!

- Как все же хорошо! - никто, даже Термит не мог помешать Михалычу наслаждаться красотами окрестных пейзажей. - А мы с вами, ребята, жизнь свою в пыльном городе почем зря тратим, как глупо!

- Тише, - вдруг остановился Ясь. - Слышите?

- Что? - насторожился Термит, готовый при малейшем признаке опасности, драпануть в лес.

- Кричит кто-то, вот, послушайте.

И вправду, в отдалении звучал чей-то протяжный крик:

- Сто-о-о-ойте! Подожди-и-и-ите!

Вскоре на горизонте показалась чья-то черная тень.

- Пантер, - усмехнулся Арбуз, - это Пантер летит и голосит.

- Неужто с нами решил? - удивился Капитан.

- Может, что-то случилось? - Матроска поежилась.

Когда запыхавшийся Пантер достиг финиша, он с добрую минуту не мог говорить, только тяжело дышал и вращал глазами.

- Я с вами! - наконец выпалил он. - С вами пойду!

- Чего это ты вдруг? - удивился Паттисон. - У тебя же хозяин есть.

- Все идут и я пойду, а хозяин пусть сам с этим попугаем мучается, потом вернусь как-нибудь за вещами и поставлю ультиматум: либо я, либо птица! А вы что, против, чтобы я шел с вами?

- Ну что ты, Пантер, конечно же, нет, чем нас больше, тем веселее, сказал мальчик. - А теперь пойдемте скорее, темнеет уже.

Они отправились дальше. Маленькие Теневики крепко спали на руках мальчика, и Ясь старался идти так, чтобы их не трясло. Термит начал насвистывать, подражая птицам, услышав эти трели, птицы сразу же оскорбленно замолчали.

Закат разрисовывал небо полосками расплавленного золота, щедро поливал горящим багрянцем, потом брал кисть и закрашивал все туманной синевой, тонкими ультрамариновыми полосками и нежнейшими сиреневыми штрихами. Тихонько разгорались звезды, они приоткрывали свои влажные глаза и разглядывали странную компанию, идущую вслед за змеящимися рельсами...

Лес по правую сторону неожиданно закончился, и путникам открылось обрамленное далекими березами озеро.

- Здесь мы, пожалуй, и переночуем, - сказал Паттисон, - как вы на это смотрите?

Подуставшие друзья смотрели положительно. Свернув с дороги, они спустились на поляну. У озера тянуло прохладой, а по-над гладкой, как зеркало водой, стелились лохмотья тумана. Где-то далеко, в березах, пела одинокая птица, и её голос призрачным эхом разносился в вечерней тишине. Компания расположилась на берегу, подальше от сырой земли. Ясь осторожно положил в траву котят, сел рядом и его тут же окружили вся компания, устраиваясь друг другу под бочок. Звезды на небе укладывались в созвездия, а огромная голубая луна висела так низко и была так рядом, что казалось, можно протянуть руку и погладить её как большую кошку...

Ясь лег на спину, подложил под голову руку и, глядя в небо, сказал:

- Вы знаете, есть такая легенда, что там, на темной стороне Луны существует страна, где для каждого одинокого существа есть свой друг, а для каждого бездомного животного свой хозяин, добрый и любящий. Они там живут, ждут нас и, так же как и мы, ночами смотрят на Землю и думают о нас. Когда нам тяжело, они нам помогают, когда грустно, пытаются утешить, а когда мы перестаем верить в своих друзей, они умирают от тоски, а нам кажется, что это падают звезды...

- И что, для каждого, для каждого там есть хозяева? - всхлипнула Матроска. Свернувшись калачиком под боком Групера, она смотрела на луну.

- Для каждого, и для Теневика, и для Капитана, для всех, а Матроску с Групером там дожидается их путешественник, вот, сейчас, он, наверное, кормит звездной пылью лунную рыбку и ждет, когда вы придете к нему. Он очень скучает, любит и всегда помнит о вас.

Там, на темной стороне луны, ждет не дождется своего дорогого Маяка его хозяин, а хозяин Паттисона играет на рояле и мечтает, что когда-нибудь они сыграют вдвоем. Хозяин Капитана ведет по заоблачным далям фрегату кораблей, курит трубку, стоя на мостике и ему не хватает его верного друга, сидящего рядом и смотрящего в безбрежные дали неба.

Теневика, и Клену, и Арбуза, всех там ждут хозяева, их самые лучшие друзья.

- Меня там тоже кто-нибудь ждет? - тихо спросил Термит.

- Конечно! Веселый, добрый малый, не привыкший грустить по пустякам, ждет и мечтает поскорее обнять своего единственного верного друга, и больше не разлучаться с ним никогда.

- Не знаю, кто меня там ждет на луне, - сказал Арбуз, - но мне кажется, я здесь уже нашел своего друга и хозяина, или я не прав?

- Конечно, прав, - Ясь взял на руки толстого кота и обнял его.

Арбуз прижался усатой мордой к щеке мальчика и, подумав о том, что стал старым, сентиментальным болваном, смахнул с носа слезинку.

- И мы встретимся там со своим хозяином и больше не будем одинокими? спросил Групер, внимательно разглядывая луну.

- Никогда, - твердо сказал мальчик. - Никогда больше.

Бархатистая ночь укрыла сидящих у озера, засыпала их звездами, заколдовала птицами, а луна хотела спуститься к ним, но поскользнулась и упала в озеро... Или это был сон?

Утро щекотало тонкими солнечными лучами и пело на все голоса уже совсем другими птицами. Арбуз потянулся и открыл глаза. Рядом с ним стоял маленький пушистый комочек на тоненьких дрожащих ножках и, широко открытыми голубыми глазками, восторженно смотрел, как над лесом просыпается солнце.

- Эй, малыш, - потрясенно прошептал Арбуз, - да у тебя глаза открылись!

- Папа! - радостно сказала крошка-Теневик и направился к Арбузу. Папа, я вижу!

- Нет, папа не я, папа вот! - Арбуз в несколько прыжков подлетел к спящему Теневику и потрепал его за загривок. - Теневик, Клена, просыпайтесь скорее, у одного из ваших глаза открылись!

- Что? - подпрыгнул кот. - Где?

- Вон, смотрите!

Теневик с Кленой подбежали к малышу.

- Лапочка! - от переизбытка чувств, Клена расплакалась. - Маленькая моя девочка!

- Поздравляю... - повторял Теневик, - поздравляю... Солнышка.

Первый из маленьких Теневиков получил имя.

Чуть позже, когда солнце выпило всю росу из трав, друзья продолжили свой путь. Рельсы сверкали отполированным серебром, а ели махали им вслед все ещё темными спросонок лапами.

- Эх, нашего бы попугая сюда! - с чувством сказал Пантер. - Наверняка бы перевоспитался, гад! Такая красота даже эту вздорную птицу не оставила бы равнодушной!

- Кто знает, всякое бывает, - философски заметил Капитан.

- Я вижу крыши домов! - сообщил Групер. - Значит мы уже у Доброго!

- Сейчас попробуем раздобыть там дрезину, - сказал мальчик.

На окраине села, Ясь оставил всю компанию в тени огромного развесистого дуба, а сам отправился на разведку.

- Как вы думаете, что-нибудь получится? - беспокоилась Матроска. Она сильно устала и боялась, что не сможет добраться до Аметиста пешком.

- Конечно, получится, - Пантер сидел рядом и не сводил с кошечки глаз. - Матроска, можно, тебя на минутку?

- Зачем?

- Ну, пожалуйста, мне надо кое-что тебе сказать.

- Хорошо, пойдем.

Они отошли к большой цветочной клумбе, разбитой неподалеку.

- Куда это они? - насторожился Групер, глядя им вслед.

- Объяснить? - усмехнулся Арбуз.

- Да!

- Пантер не только из-за нас вернулся, но и из-за Матроски, он давно в неё влюблен, вот, теперь пошел признаваться.

- Что ж, - задумчиво сказал Групер, глядя на парочку, - Пантер мне всегда был симпатичен, буду рад за них. Боже, как быстро летит время, кажется, ещё совсем недавно я помогал ей взобраться на ступеньку, а теперь уже, вот, ей в любви признаются!

- Ясь идет! - сообщал Капитан.

Мальчик вернулся не один, а вместе с высоким бородатым дедом. Подойдя ближе, дед присвистнул и заулыбался:

- Эвона, сколько вас, оглоедов! И все в Аметист?

- Все, - кивнул Арбуз, - нам очень нужна дрезина.

- Она у нас уже есть, - мальчик благодарно посмотрел на деда, - там, на рельсах стоит, пойдемте.

Дрезина оказалась большой, просторной и что самое главное, автоматически управляемой. Дед охотно объяснил, как ею пользоваться, чтобы не сбиться с пути. Пока вся компания размещалась на платформе дрезины, дед все покачивал головой и улыбался.

- Спасибо Вам, - сказал мальчик, включая управление. - Мы обязательно Вам её вернем.

- Счастливого пути, - отмахнулся дед.

- Спасибо! - нестройным хором отозвались друзья.

Дрезина с тихим гудением заскользила по рельсам, Ясь держал управление, а вся компания махала лапами деду до тех пор, пока он не скрылся за поворотом. Теплый летний ветер играл с каштановыми волосами мальчика, развевал уши и хвосты его друзей, а зеленый коридор леса вел их все дальше и дальше.

- Сейчас спою! - сообщил Маяк. - Вот прямо сейчас и спою!

- Хватит угрожать, пой!

- А я песен не знаю, - признался он, - но петь очень хочется. Ясь, может, ты начнешь, а мы все подпоем?

- Хорошо.

Мальчик поудобнее устроился на деревянной скамеечке перед рычагом управления и запел. Этой песни никто не знал, но все очень стройно и дружно подпевали. Дрезина летела, оставляя позади себя километры времени и часы дороги. Внезапно лес закончился, и у путешественников перехватило дух. Насыпная дорога, несущая на себе рельсы, змеилась через море. Или это был океан? Этого никто не знал, да и было это не важно. Со всех сторон их окружала безбрежная, сверкающая на солнце вода, меняющая свой цвет от бледно-зеленой до темно-фиолетовой, там, у самого горизонта...

- Мама дорогая! - воскликнул Термит. - Воды-то сколько!

- А мы прямо по ней едем! - сказала Матроска. - И не страшно ничуть!

- Я слышал, что через моря проложили железные дороги, но никогда этого не видел! - улыбнулся Ясь. - Как здорово, как будто летишь над водой!

- Корабли! - крикнула Клена. - Смотрите, корабли с золотыми парусами!

- Это только кажется, что они золотые, - со знанием дела сообщил Капитан. - Сами паруса прозрачные, они улавливают солнечный свет и солнечный ветер, именно поэтому корабли и двигаются, за счет солнца, его энергии.

- Откуда ты знаешь? - удивился Паттисон.

- Наверное, мой лунный капитан подсказал, - усмехнулся пес, - он у меня все знает.

"Морские рельсы" петляли средь воды так же беспечно, как и среди леса, а дрезина летела так, словно и у неё были солнечные паруса. Теперь Ясь управлял ею стоя, ему хотелось вобрать в себя как можно больше свободного соленого и солнечного ветра...

- Еще один открыл глаза! - крикнул Теневик, поднимая взлохмаченного котенка. - Смотрите!

- Здравствуй, Моряк! - усмехнулся Капитан и потрепал крошечного котенка за ушком. - Добро пожаловать на борт нашего сухопутного корабля!

Ясь чувствовал, как за его спиной начинает вырастать нечто похожее на крылья. За его ноги держались коты и собаки, чтобы их случайно не сдуло ветром, и он слышал, как бьются их маленькие, но в тоже время бесконечно большие и благородные сердца, в которых было столько любви, что странно как же она там умещается? Бескрайнее небо билось на плечах мальчика, как шелковый синий плащ и он думал о том, что на свете стоило было родиться хотя бы только для того, чтобы все это увидеть и испытать.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ: АМЕТИСТ

Морская дорога плавно перешла в наземную. Теперь доузей окружал аккуратно подстриженные деревья и небольшие частные дома. По пути то и дело попадались указатели, сообщавшие, что до Аметиста остается совсем немного. Их обнимал ветер, напоенный теплым цветочным духом и запахом свежеокрашенных крыш, все чаще и чаще навстречу попадались прохожие, удивленными взглядами провожавшие экипаж дрезины.

Когда показались большие дома, мальчик снизил скорость, теперь его четвероногие друзья больше не держались за его ноги, а расположились, как кому нравилось. У самого города последний, третий котенок открыл глаза и, разумеется, получил имя Аметист.

У вокзальной станции, они оставили дрезину на попечение служащим и в город отправились пешком. Ясь спрашивал у прохожих нужный адрес, ему охотно объясняли, с улыбками глядя на трех взъерошенных котят на руках мальчика и на разношерстную публику у его ног.

- Мне здесь нравится, - Арбуз разглядывал залитый солнцем городок, - я здесь жить буду.

- Если разрешат, мы все здесь будем жить, - заметил Паттисон, - хорошо тут, нечего сказать, тихо.

Наконец они вышли на верную улицу, и вскоре дорога привела к большому голубому двухэтажному дому, окруженному садом. В саду, за оградой, жужжал газонокосилкой мужчина в соломенной шляпе.

- Папа! - крикнул Ясь, подбегая к ограде. - Папа!

Мужчина поднял голову и удивленно взглянул на мальчика.

- Ясь? Ты откуда?

- Оттуда! - от радости, он не находил слов.

Оставив газон, мужчина вышел за ворота и крепко обнял сына.

- Мальчик мой, как же ты меня нашел?

- Очень захотел и нашел, - он прижался к отцу, а потом отстранился и сказал:

- Только я не один, со мною мои друзья.

Он кивнул на сидящую неподалеку компанию, друзья настороженно разглядывали отца мальчика.

- Это мои друзья, папа, мы все вместе пришли сюда, им очень нужен дом и любовь.

Отец Яся несколько секунд смотрел на притихший народ, а потом широко улыбнулся и произнес:

- Добро пожаловать домой!

- Папуля! - завопил Термит и бросился к мужчине.

- Вот подхалим, - покачал головой Арбуз. - Ну, кто же так делает? Надо так, чтобы не потерять чувство собственного достоинства, учитесь, вот как надо: здравствуй, папа!!!

Через мгновение отец Яся был с ног до головы облеплен друзьями сына.

- Я не пропустила ничего интересного? - из дома выходила молодая красивая девушка.

При виде нее, компания снова притихла, осыпалась на землю и приготовилась к неприятностям.

- Познакомьтесь, ребята, это моя жена Лилия, Лилия, это мой сын Ясь и его друзья. Я пока не знаю всех поименно, но, по-моему, жить они будут у нас.

- Так что же ты тогда держишь их на улице? - возмутилась Лилия. Ну-ка идите быстренько в дом!

- Только не ори "мамуля"! - предупредил Термита Паттисон. - Мало ли что про нас подумают.

- Хорошо, хотя мне очень трудно этого не сделать!

- Сейчас посмотрим, где вас всех разместить, чтобы всем было удобно, Лилия взяла на руки котят и пошла в дом, за нею устремились остальные, с Термитом во главе.

- Вы не думайте, мы вас не стесним, нахлебниками не будем, - соловьем заливался Термит, - по хозяйству станем помогать!

- Ага, особенно ты! - фыркнул Паттисон.

- Мы вас правда не стесним? - поинтересовался Арбуз у отца мальчика. Нам очень не хотелось б...

- Не стесните, - улыбнулся он. - Кстати, меня зовут Ариб, а Вас?

- А меня Арбуз, - усмехнулся кот, - почти тезки.

Ариб рассмеялся.

- Папа, если бы ты знал, какие они все потрясающие! - воскликнул мальчик. - Благодаря Арбузу и нашим общим друзьям, я понял, что такое жизнь! Да, папа, совсем забыл, я ещё из дома ушел...

- Как ушел? - нахмурился Ариб, но тут же улыбнулся снова. - Ну и правильно сделал, со своими друзьями ты быстрее станешь добрым и чутким человеком. Я так понял, вся история началась именно с этого рыжего, достойного господина?

Арбуз важно золотился в солнечных лучах. Мальчик кивнул, с любовью глядя на кота.

- Можно я пожму Вашу уважаемую лапу?

- Можно, - Арбуз чинно протянул полосатую лапу. - Счастлив с Вами познакомиться... дорогой папуля!!!

Ариб подхватил на руки кота и понес его к дому, следом шел Ясь. Он смотрел на сверкающую лохматую голову Арбуза, на рыжие лапы, обнимающие шею его отца, и думал, что они самые счастливые на всем белом свете и на всей темной стороне луны, ведь они уже нашли друг друга, уже...

- Любезный Ариб, - доносился до него голос кота, - а вам садовник случайно не нужен?

- Вообще-то нужен.

- О, тогда Вам крупно повезло, у меня как раз есть подходящая кандидатура! Его зовут Фоня, широкой души человек...

Э П И Л О Г

Выиграв крупный судебный процесс, Ариб добился того, что суд отдал ему полное опекунство над мальчиком. Господа Агата, словно в одночасье растеряв все свое величие, отдала Арибу все его акции, чтобы сын ни в чем не нуждался. Присутствовавший на суде Арбуз не мог не заметить серьезные изменения, произошедшие в характере властной, сердитой дамы, это изменение то и дело высовывалось из-под её руки - маленький белый щенок с голубой ленточкой на шее.

По прошествии некоторого времени, мадам Агата начала регулярно навещать новых жителей Аметиста и с каждым приездом её свита из котят и щенков увеличивалась на одного или двух новых питомцев.

Часть своих денег, отец Яся вложил в сеть приютов для бездомных котов и собак. Говорили, что самые большие дома были построены мадам Агатой, но она ни в какую не хотела в этом признаваться.

Фоня переехал к Арибу и привез с собою рыбку Барбадоссу. Он успешно избавился от своей вредной болезни и все силы отдал заботам о саде, газоне, а так же о многочисленных хвостатых, населивших большой двухэтажный дом. Теперь Фоня был абсолютно счастлив, ведь рядом с ним снова был его любимый кот, с которым его уже ничто не могло разлучить.

Ясь вырос и стал блестящим ветеринарным врачом. Его дом больше смахивает на трехэтажный приют для бесчисленных четвероногих друзей. Супруга Ясьтислава, также работает ветврачом, она добрая "мама" всем хвостатым без исключения. В соседней с Ясем комнате живет толстый, вальяжный кот Арбуз, вместе со своим многочисленным рыжим семейством. Он по-прежнему является лучшим другом и главным советником во всех вопросах. И неизменно гордо называет высокого красивого мужчину с лучистыми карими глазами - "мой славный малыш"...

97г. (Москва)