/ Language: Русский / Genre:sf_social

Здравствуй, Фергана!

Галина Полынская

Крупнейшая транспланетарная корпорация хочет перевести на интересы нескольких лиц, входящих в ее руководство, энергию всего космоса. Мало того, дельцы затеяли «перемешивание» физических реальностей. В рамках такой «вселенизации» окончательно погибнут самобытные культуры всех человечеств. Галактические боги недовольны! Один из богов подговаривает жителя бывшей Земли Лагина разоблачить богопротивные планы корпорации. Лагин соглашается...

2010 ru Andrey_Ch FictionBook Editor 2.4 2010-12-21 http://www.litres.ru Текст предоставлен автором d4a7769a-0d23-11e0-8c7e-ec5afce481d9 1.0 Литагент Вечеe7ff5b79-012f-102b-9d2a-1f07c3bd69d8Литагент «Мульти Медиа»1ffafd7c-640d-102b-94c2-fc330996d25d

Галина Полынская

Здравствуй, Фергана!

Глава 1

– Просыпайся. Вставай, кому сказал!

– Прекрати. – Лагин еле-еле разлепил веки. – Оставь меня в покое.

– Не оставлю. Мое долготерпенье кончилось. Ты меня понимаешь, особь ты бесполезная, хоть и человеческая?

Лагин попытался вдохнуть поглубже и закашлялся.

– Лапу убери с груди! В тебе триста килограммов, задавишь меня!

– Давно бы задавил, если б хотел, но у меня даже лапа толком не опускается на твое никчемное тело. Объясни, почему ты такое бесполезное и безответственное существо? Ты считаешься высокоразвитым, поэтому обязан заботиться обо мне и фикусе, но этого не происходит. Хуже того – твой фикус поливаю я, чтобы он окончательно не издох.

– Фикусы не издыхают, это растение, оно может только завянуть.

Лагин все-таки сбросил когтистую лапу и привстал, растирая грудь.

– Рядом с тобою кто угодно может издохнуть и завянуть одновременно. – Фергана сидел на полу у кровати. На полосатой морде сердитым огнем горели голубые глаза, прозрачные, как ценные камни чистой воды. – Так вот что я хотел тебе сказать, в общем, я украл у соседей садовую тачку.

– Зачем? – удивился Лагин.

– Тебе до сих пор не понятно?

– Насчет тачки – нет. – Он опустил ноги на пол и поморщился – покрытие оказалось холодным. – Почему подогрев отключен?

– А кто должен был пойти и заплатить за него? Я? Или фикус?

– Совсем забыл… Так что там насчет тачки? На что она тебе?

– Чтобы горшок на неё поставить. Короче говоря, мы с фикусом уезжаем.

– Куда? – оторопел Лагин.

– Не куда, а насовсем. – Фергана смерил презрительным взглядом худощавую фигуру в одних трусах.

– Неужели я дожился до того момента, когда от меня решили сбежать животные и растения? – криво улыбнулся Лагин.

– Ты доничегонеделался. А мы с фикусом дожились. До этого момента. Удачи тебе на твоем унылом жизненном пути. Я пошел.

Он встал и направился к выходу из комнаты. Глядя на удаляющуюся бело-голубую полосатую спину лигра, Лагин почувствовал себя так, будто его неожиданно обдали кипятком.

– Стой! Ты куда?! Фергана, ты не можешь меня бросить! Ты же мой друг!

– Дружить в одностороннем порядке слишком утомительно, – не оборачиваясь, ответил он. – Не могу понять, как я мог у тебя оказаться? Я же лигр! Лигры должны жить у благородных господ в блистательных дворцах, а не в какой-то хибаре с вечно пьяным бесперспективным бездельником. Всё, прощай, видеть тебя больше не могу.

Лагин открыл и закрыл рот, не в силах произнести ни слова. Помахивая хвостом, лигр удалялся. Он действительно, на самом деле собирался уйти…

– Фергана, стой! – Лагин бросился за ним. – Погоди минутку! Ну хочешь… хочешь… ну что мне сделать, чтобы ты остался? Хочешь, расскажу, как ты у меня оказался?

– Должно быть, ты меня украл в младенчестве, – хмуро огрызнулся лигр, заходя на маленькую застекленную веранду, где стоял одинокий горшок с фикусом.

– Нет, что ты! Мне тебя подарили! – вздрагивая от холода, Лагин торопливо шлепал босыми ногами по остывшему до белизны покрытию пола.

– Значит, этот некто украл меня в младенчестве, раз уж решил просто так подарить кому попало такое ценное и редкое животное.

Фергана придирчиво осмотрел глянцевые листья фикуса.

– Всё было совсем иначе, – Лагин начал приплясывать на месте. – Ты прав, я должен был давно рассказать эту историю, она многое, очень многое сможет объяснить.

– И даже слушать не хочу, – Фергана обнюхал горшок и землю.

– Прошу тебя, дай мне шанс! Последний шанс! Расскажу историю, а дальше сам решай оставаться или уходить. Захочешь уйти, удерживать не буду, фикус помогу на тачку поставить, а если решишь остаться, вместе придумаем, как жить дальше. Я всё сделаю, что ты скажешь.

– Всё-всё? – многозначительно поглядел на него лигр. – И даже найдешь работу?

– Ну-у-у… в пределах разумного, не прямо всё так сразу. Но я постараюсь, все силы приложу. Всего одна история, Фергана, только одна история!

Лигр поглядел на Лагина, дрожащего от холода, небритого, в последних чистых трусах и из жалости согласился.

– В хозяйственной пристройке должно еще остаться топливо, сейчас принесу, разожжем очаг, а то околеешь в самом начале своей истории.

– Спасибо, друг, спасибо, Фергана!

Лагин поспешил споласкивать лицо и одеваться, а лигр нехотя поплелся в сообщающуюся с домом хозяйственную постройку, заваленную всяческой ненужностью, среди которой он надеялся отыскать связки брикетного топлива.

Глава 2

В очаге трещало, разбрасывая зеленые искры, отсыревшее брикетное топливо. Лагин, в светло-сером свитере крупной вязки и черных штанах, старался держаться поближе к огню и маленькому столику с бутылкой сугриппы. Фергана сидел напротив и сверлил его тяжелым взглядом. Глотнув терпкой настойки, Лагин прочувствовал, как холодная сугриппа обжигает горло, откашлялся и начал:

– Не всегда я сидел дома и пил…

– Сложно представить!

– Фегана, если хочешь услышать историю, прошу тебя, не перебивай.

Переступив с лапы на лапу, лигр уселся поудобнее, демонстративно тяжело вздыхая и постукивая об пол кончиком хвоста.

– До того, как ты у меня появился, я работал аналитиком…

– Да-а-а? – изумился Фергана. – И что же ты анализировал? Прости, что снова перебил, но я могу представить тебя работающим кем угодно, чем угодно, но то, что ты способен функционировать, используя при этом голову, и в мыслях не мелькало!

– Очень зря, – усмехнулся Лагин, ничуть не обидевшись. – Довольно долго и успешно я функционировал, используя голову в закрытой аналитической группе, занимавшейся сменой власти. Мы разрабатывали варианты, просматривали возможные развития событий, выбирали самый бескровный и самый кровопролитный сценарий. После утверждения наша группа координировала его исполнение от начала до конца. На моей практике чрезвычайно редко осуществлялись кровопролитные варианты, в этом отчасти и моя заслуга была. Кстати, в нашей группе я был единственным землянином, а это кое-что да значит.

Лагин замолчал, глядя в окно. Сквозь выпуклое стекло нехотя сочилось тусклое утро. Его свет медленно разливался по искусственным доскам стен: ни на взгляд, ни на ощупь их нельзя было отличить от природных, деревянных. Фергана с сомнением разглядывал Лагина, будто увидел его в первый раз, и не верил сказанному. Лагин верно истолковал его взгляд.

– Слышал о перевороте на Мелерехе?

– Кто ж о нем не слышал.

– Это моя предпоследняя работа в команде, можно сказать, особая гордость – наисложнейшая комбинация, обошедшаяся без единой жертвы. Очень удачно получилось.

– Гордость? – край верхней губы лигра дрогнул, обнажая голубоватые клыки. – Да там пять тысяч человек по тюрьмам распихали! И это называется «очень удачно»?

– По-моему, гораздо лучше пересидеть в тюрьмах, чем перележать в гробах.

Фергана посмотрел на сутулые плечи Лагина, на тощую шею, торчащую из вязаного ворота, небритое лицо с запавшими серыми глазами, всклокоченными черными волосами, падающими на лоб, затем перевел взгляд на длиннопалые руки с узкими ладонями, и сказал:

– Я тебе не верю. Не верю, что ты способен на такую деятельность.

Лагин молча встал и направился к утопленному в стену шкафу. Он долго возился, выискивая что-то в его недрах, затем достал небольшую металлическую коробку. Поставив ее на столик перед Ферганой, Лагин снял крышку. Взяв лежавший сверху квадратный белый медальон на цепочке, Лагин поднес его поближе к лириному носу, чтобы тот смог прочитать выбитую надпись: «Аналитическая группа «Гость». Лагин (Моуз-2) второй аналитик. Сфера: устранение, переворот. Доступ: без ограничений». Положив медальон на стол, Лагин вынул из коробки стопку каких-то бумажных листков, под ними оказался черный предмет средних размеров.

– Что это? – потянулся к коробке Фергана.

– Пистолет.

– Никогда такого не видел.

– Разумеется, это старая модель, еще требующая перезарядки, в комплекте идут вот такие обоймы, – он достал со дна пару плоских прямоугольных предметов поменьше. – Мне не захотелось его ни на что менять, он со мной полжизни, я ему доверяю. Теперь веришь?

– Хм-м-м, – ответил лигр. Заметив, что топливо в очаге стало больше шипеть и искрить, чем гореть, он подул хорошенько и зеленоватые языки заплясали снова. – Ну, допустим… допустим… И как же ты, весь из себя такой Моуз-2 докатился до теперешнего состояния? И зачем ты вообще покатился в эту сторону?

– Сейчас постараюсь рассказать и объяснить. Сколько у нас топлива осталось?

– Четыре брикета.

– Прекрасно, до вечера хватит. На чем я остановился? – Лагин плеснул в стакан еще сугриппы.

– На том, что ты великий аналитик, разработавший мерзкий переворот на Мелерехе, благодаря которому к власти пришли энгуны, а тысячи мелерехцев оказались в тюрьмах. И я едва сдерживаю благородную отрыжку при мысли, что мне придется и дальше слушать о твоих аналитических подвигах.

– Фергана, у меня складывается впечатление, что ты немного неверно понимаешь ситуацию. Это работа. Если бы ее не сделал я, это сделал бы кто-нибудь другой, но не факт, что так же хорошо. Это сложное, кропотливое дело, ошибись хоть в мелочи, и такое кровопролитие начнется – не отмоешься. Наша группа и я в том числе, помогали этого избежать. А смена власти она всегда была, есть и будет, вопрос – какими средствами, с какими жертвами. Кстати, ты есть не хочешь?

– А ты?

– Разве что-нибудь съедобное еще осталось?

– Ну вот, ты сам прекрасно ответил на оба вопроса.

Лагин поглядел на стакан в руке, со стуком поставил его на столик и встал со стула.

– Так не годится. Пойдем, возьмем чего-нибудь к обеду, мне будет легче рассказывать, тебе веселее слушать.

– Да уж, чувствую – нахохочусь просто до упада, – мрачно ответил Фергана, направляясь к выходу.

Глава 3

Тихое сырое утро путалось туманными полосками в поредевших малиновых кронах. Тропинка, ведущая от дома, заросла высокой ломкой травой. Лагин шел впереди, вытаптывая ее по мере возможности. Темно-зеленые стебли хрустели, истекая прозрачным соком и мигом белели, словно покрывались густым инеем. Помахивая хвостом, следом шел Фергана, он был молчалив и задумчив, лишь фыркал время от времени, когда травяной сок собирался на усах.

– Эй, Моуз-2, – рассерженно чихнул он, – прекрати топтать траву! Не самый лучший день формировать газоны! Скажи лучше, на медальоне твоем было написано «устранение и переворот». Про переворот я кое-где понял, теперь хотелось бы узнать насчет устранения. Что конкретно имелось в виду?

– Не думаю, что тебе будет интересно, – нехотя ответил он.

– А я вот уверен в обратном!

Они вышли на общую дорогу, ведущую к местному комплексу обеспечения. Пусть и небольшой, комплекс имел всё необходимое для нужд обитателей пяти десятков домов этого, со всех сторон закрытого лесным массивом, жилого сектора.

– Давай домой вернемся и расскажу.

– Ну, давай, давай…

Вскоре показалось полукруглое здание, снизу имевшее цвет травы, сверху – древесных крон. Оно меняло свой цвет при смене времен года, благодаря чему не особо выделялось на фоне окружающей природы. Лагин с Ферганой вошли в пустой гулкий зал, где в кресле за овальным столом как всегда дремала Манура. Поприветствовав и заодно разбудив её, Лагин принялся выкладывать на стол монеты:

– Так, это за воду, это подогрев, это за проживание, это за ток в ограде…

– Погодите, погодите, – Манура грузно привстала, глядя на Лагина утренним взглядом рассерженного лигра. – Всегда хотела спросить! Вот к чему, к чему вы тратите столько средств на ток в ограде? Живете на самом отдаленном, уединенном участке, кого вам опасаться? – Она оглядела его с ног до головы и добавила: – Да и кому вы нужны? Лучше б ему, – она кивнула на сидевшего чуть поодаль Фергану, – лишний раз еды купили!

– Знаете что, – процедил Лагин, стараясь лишний раз не дышать ей в лицо, – это моя ограда, хочу с током её делаю, хочу без тока. Дайте список!

Она нехотя сгребла монеты и швырнула на стол планшет с перечнем имеющихся в наличии товаров.

– Вот это, это и два вот этих, – сказал Лагин, возвращая перечень. – Ну и это одно, пожалуй.

Едва сдерживая лицо, Манура выставила заказанное, присовокупив три больших жестяных банки.

– Что это?

– Это ему! – массивным подбородком указала женщина на Фергану. – От персонала! Лично!

– Знаете что, я пока еще в состоянии оплатить корм собственному лигру! – вспыхнул Лагин. – И перестаньте вот это… это всякое!

– А мы в состоянии отдать ему три банки мяса даром! Просто так! Другой бы радовался, а не дергал кадыком почем зря!

Лагин осекся, судорожно сглотнул пару раз, зачем-то пощупал собственное горло, сбросил заказанное в коробку и пошел к выходу. Фергана помахал Мануре лапой и пошел за хозяином. Вслед прозвучало:

– Бедненький, ты как проголодаешься, всегда заходи, бедненький…

Лагин резко остановился, успев сделать пару шагов от выхода. Обернувшись, он четко, с расстановкой, прищурив посветлевшие серые глаза, проговорил:

– Он что, по-вашему, похож на «бедненького»? – рукой, свободной от коробки Лагин указал на трехсоткилограммового лигра с лоснящейся бело-голубой шерстью. – У него морда в три раза шире моего лица, с чего он вдруг «бедненький»?

Манура молчала, поджав губы.

– Нет, вы мне объясните, я хотел бы знать!

– Пош-ш-ли, – процедил Фергана, – я тебе сам всё дома объясню. Пош-ш-ли, кому сказал! И держи коробку крепче!

Лагин молчал до общей дороги, там не выдержал:

– Нет, ну в чем дело, а?! Ты же у меня голодным ни дня не сидел!

– Ну, это ты так думаешь…

– Что?

– Ничего, ничего, продолжай, просто мысли вслух.

– Нет, погоди, – Лагин нагнулся, ставя коробку на дорогу, – если б ты голодал, разве ты получился бы таким толстым?

– Во-первых, я не толстый, я мускулистый, во-вторых…

– Ага, значит вот это пузо, – Лагин ухватил за белое шерстяное брюхо и встряхнул его как следует, – это как раз твои мускулы, да? Вот прямо здесь и сосредоточились?

– Но-но-но! Живот не трогать! – рыкнул лигр. – Я тебя с детства предупреждал!

– Да не трогаю, не трогаю, – Лагин поднял коробку и пошел дальше, – очень мне нужен твой толстый живот!

Не разговаривая друг с другом, дошли до недотоптанной тропинки, ведущей к дому – его практически не было видно за металлической оградой и диким кустарником. Сбрасывая на ходу ботинки, Лагин прошел в крошечную кухню и ударами об стол начал открывать банки.

– Ну ладно тебе, не дуйся, не надо нервничать, – Фергана хотел шутливо прихватить его за штанину, но не рассчитал и прихватил за голень.

– А-а-а-а! Ах, ты, скотятина! А-а-а-а-а!

– Не хотел, правда, не хотел, – лигр поддел когтем штанину, приподнял и осмотрел поврежденную поверхность, – случайно получилось. Сейчас полижу и всё пройдет. Ты знаешь, что моя слюна содержит 89 бактерицидных компонентов? Мигом заживляет, вот увидишь.

– Да их столько в природе не существует! – морщась, Лагин осматривал ногу. Затем дотянулся до верхнего ящика и достал упаковку антисептического бинта.

– Если не хочешь, чтобы полизал, давай хоть поплюю, – почти виноватым тоном предложил лигр, – всё быстрее заживет, чем от химических тряпок.

– Отойди от меня лучше, плеватель!

– Ну ладно, – Фергана направился к выходу из кухни, – я тебя тогда там, возле очага жду, ладно? В общем, если что я там, понял, да? Возле очага…

– Да! Понял! Иди!

Перебинтовав ногу, Лагин достал из охладителя еще бутылку сугриппы, сделал пару глотков, отдышался, набросал в тарелки еды и, прихрамывая, понес обед в комнату. Виноватый лигр аккуратно раздувал в очаге четвертинку свежего брикетного топлива.

– Ты заметил, пол начал разогреваться? Скоро совсем потеплеет, хорошо станет.

– Не заметил, – Лагин поставил одну тарелку на пол, вторую на стол. – Ешь, давай, питайся поплотнее, а то вдруг отощаешь и меня тут окончательно возненавидят.

– Даже если и отощаю, это в глаза не бросится, я же пушистый.

– Ешь!

– Уже, уже… А история дальше будет?

– Будет, куда ж ей деваться, – Лагин отправил в рот мясной кусок, обернутый в трилистник и потянулся за сугриппой. – На чём мы остановились?

– На «устранении и перевороте». Про переворот я как бы понял, а про устранение ты обещал дома рассказать.

– Устранение… – вздохнул Лагин. Он запустил пальцы в волосы и принялся пребирать, ерошить пряди. – Что ж тут непонятного…

И в этот момент Лагин не столько даже услышал, сколько почувствовал, как кто-то прошел вдоль стены дома.

– Говоришь, обогрев пола уже дали? – тихо произнес он.

– Ага, – лигр тоже насторожился. – Но ток дают в самую последнюю очередь, ты же знаешь.

– Да, знаю. – Он дотянулся и достал из-под стола металлическую коробку.

– Погоди за арсенал хвататься, – Фергана встал и отряхнулся. – У тебя же есть я, и я вполне могу пойти и посмотреть, кто к нам в гости набивается, истории рассказывать мешает.

– Знаешь, что…

– Сиди, говорю, пистоль свой держи аккуратнее, чтоб не бахнул. Такое оружие даже в хранилище сдавать стыдно. Тоже мне, вооружился и стал опасным. Сиди, замри, я погляжу.

И лигр вышел из комнаты, тихонько ступая мягкими лапами.

Глава 4

Высокий, широкоплечий, весьма монолитно сложенный человек шел вдоль стены дома, вернее не шел, а крался, придерживая разорванные на бедре штаны. Вдруг из-за угла вынырнула усатая морда лигра и произнесла:

– Добрый день. Ищите кого?

– Уй-й… – человек замер и нерешительно шагнул назад.

– Да, именно. На месте стоим, не бежим, хорошо? Всё равно догоню.

Незнакомец замер, с тоскою глядя на говорящего лигра. Тот вышел из-за угла и присел для прыжка. Человек зажмурился и что-то зашептал. Фергана поглядел на него, поразмыслил и передумал прыгать, просто подошел, встал на задние лапы, передними уперся в грудь незваного гостя и повалил его на землю.

– А теперь расскажем, да? Кто такой, зачем тут ходишь, – лигр опустил взгляд, – в рваных штанах?

– Это я… об ограду… когда перелезал, – выдавил незнакомец, жмурясь, и вдруг закричал: – Спа-а-аси-ите!! Загрыза-а-а-ают!

– Нет, – Фергана сплюнул на землю и облизнулся, – не спасут. Нет тут никого, отдаленно мы живем, уединенно, понимаешь? Так что хватит надрываться, начинаем рассказывать: кто такой, зачем тут…

– Кто там, Фергана? – появился Лагин с пистолетом в руке.

– Пока не знаю, – он обнюхал лицо пленника, – но, кричит громко, хоть и выглядит внушительно. Обычно такие внушительные так громко не кричат. Я так полагаю.

Лагин обшарил карманы гостя, вытащил пару комплектов металлических треугольников и портативный лучник ближнего действия.

– Фергана, посмотри, под курткой ничего нет?

Лагин взялся за осмотр ног и обуви непрошенного гостя.

– Нет у меня ничего под курткой, нет! – выдавил гость. – Не надо смотреть! Скажи зверю, чтоб слез с меня! Раз-з-здавит…

– Я сам его прошу иногда об этом, – Лагин осмотрел одну ногу и взялся за другую, – а он не слезает. Совсем от рук отбился. Есть что-нибудь?

– Вроде нет, – тщательно обнюхивал незнакомца лигр.

– Надо в дом его отвести. – Лагин огляделся по сторонам. – Ты тут один?

– Конечно, один! – без лап Ферганы на груди незнакомец почувствовал себя гораздо увереннее и даже принялся сердито отряхиваться. – Я травы полезные ищу на продажу, чего я стану толпой ходить?!

– На нашей территории ищешь? – на всякий случай лигр тщательно обнюхал его со спины. – Столько травы разрослось, аж через забор полез за урожаем?

– Я думал, нет тут никого, пустует дом, может, найду чего-нибудь!

– Ну, в принципе, нашел, – Фергана подтолкнул его к входу в дом. На всякий случай Лагин продолжал держать сборщика трав под прицелом.

Заведя его в комнату и усадив на стул у стены противоположной очагу, Лагин извлек из той же полезной коробки сложенную в несколько раз серебристую полоску шириной в половину ладони. На первый взгляд она казалась сделанной из плотной ткани, но это был металл. Заведя руки гостя за спинку стула, Лагин связал запястья сначала между собой, затем прикрепил их к спинке. И полоска мгновенно застыла, утратив гибкость. Лагин отошел на пару шагов, оглядел гостя-пленника и сказал:

– Начнем знакомиться?

Гость молчал, наблюдая за перемещениями лигра.

– Как звать?

– Полутра, – нехотя ответил он.

– Что ты делал у моего дома, Полутра?

– Говорю же, травы полезные искал.

– А это помогало в сборах? – Лагин кивнул на комплект треугольников и портативный лучник, лежащие на столе.

– Сейчас все самозащищаются как могут.

– То есть, это тебе нужно исключительно для самозащиты? – Лагин взял один треугольник и повертел в пальцах, стараясь не касаться острого края.

– Да! Я ничего не хотел плохого, просто думал – дом пустой! Не похож он у вас на обжитой!

– Это верно, – в усы вздохнул Фергана, – ни садика, ни беседки… были бы соседи, было бы стыдно.

– Что ты распричитался как бабка? Зачем тебе какой-то дурацкий садик с беседкой?

– Ни клумбы нет, ни газончика, – не слушая его, продолжал сокрушаться лигр, – огород и то не сажаем, только фикус есть и то я за ним смотрю.

Махнув на него рукой, Лагин встал напротив гостя, продолжая вертеть в пальцах треугольник. И вдруг резко метнул его, казалось, прямо в лоб Полутре. Однако, треугольник вошел в стену над его макушкой, чуть задев острым краем волосы. В лице гостя ничего не дрогнуло.

– Как считаешь, Фергана, – задумчиво произнес Лагин, – если бы в голову обычному вору и сборщику трав метнули треугольник, что бы он сделал? Вздрогнул, вскрикнул, моргнул?

– Не зна-а-а-ю… но какая-то реакция, наверное, быть должна. – Фергана широко зевнул, словно хотел проглотить весь воздух. – Чего мучаться догадкам, давай его пытать! Пускай все быстренько расскажет и мы вернемся к нашей истории.

– Мы к ней и так вернемся, но чуть попозже…

– Нет, прямо сейчас, мне интересно. Ты продолжай рассказывать, а я буду слушать и пытать, а? – лигр подошел к пленнику, прикусил его колено и вопросительно глянул на Лагина.

– У нас еще топливо осталось?

– Ну да, ошталошь, а што? – ответил он, не выпуская колена из пасти.

– Сходи, принеси. Разожжем побольше огня и продолжим историю.

– Этот тоже будет слушать? – Фергана поморщился, сплевывая.

– Да, пускай слушает.

– Как хочешь, – лигр направился к выходу, но в дверях остановился и обернулся: – Хотя странно это всё… подозрительно как-то.

– Фергана, просто топливо принеси, это же пара минут, какие проблемы?

– Ну-ну, – многозначительно хмыкнул лигр и скрылся из вида.

Как только он исчез, Лагин подошел к пленнику, склонился, глядя ему в лицо, и тихо проговорил:

– Полутра, ты меня совсем не помнишь?

Тот изучил его недоуменным взглядом и так же тихо ответил:

– А должен? Мы что, знакомы?

Ответить Лагин не успел, явился Фергана с топливом. Судя по частому дыханию, лигр очень торопился. Бросив полбрикета в очаг, Лагин уселся на стул, взял стакан с сугриппой и вздохнул:

– Собственно, вся история началась после переворота на Мелерехе. Мне, как одному из основных разработчиков, дали стодневный отпуск…

– А мне это слушать обязательно? – подал голос пленник, он то так, то сяк пытался усесться поудобнее, что сложно было сделать со скованными руками.

– Да, – кивнул Лагин, – тебе это слушать не просто обязательно, тебе это слушать необходимо.

Глава 5

Резко поднялся ветер, начался дождь. Защелкали о стекло крупные редкие капли, а через пару минут хлынул ливень. Фергана задумчиво посмотрел на «зашторенное» потоком воды окно и перевел взгляд на Полутру.

– Слушай, травник, а ты ведь вполне мог меня пристрелить. Чего растерялся?

– Ну да, конечно, – хмуро, исподлобья глянул он на лигра, – чтоб ты на меня сиганул? Вы ж кидаетесь сразу, если незнакомец дёрнется.

– Да, – шумно вздохнул лигр, – кидаемся, имеется такой пунктик. Так и не желаешь признаться, зачем к нам на самом деле явился?

– Я уже всё сказал!

– Лагин, заряди ему в лоб вторым треугольником!

– Можно мне, наконец, историю рассказать? Если она кому-нибудь тут всё еще интересна.

– Очень, очень интересна, – Фергана подошел поближе к очагу и лег на пол, зевая и потягиваясь.

– Ты спать, что ли, собрался?

– Ну что ты, историю буду слушать… внимательно, – сказал он и закрыл глаза.

– Значит так, – Лагин откинулся на спинку стула, сцепил руки в замок и хрустнул пальцами. Фергана поморщился, но промолчал. – Получил я стодневный отпуск, решил съездить куда-нибудь в приятное тихое место и отправился на Обелек. Есть там замечательная зона отдыха, называется Синетория. Это целый комплекс на берегах гигантского соленого озера. Там никогда не бывает ветра, шторма, воздух почти всегда одной и той же температуры, а чистейшая вода имеет необычный сиреневый оттенок. Я выбрал самое отдаленное от основного комплекса место, арендовал домик, в обслуживание которого входил минимальный набор развлекательных услуг и наконец-то смог расслабиться. Утром плавал, днем спал, вечером ходил в ближайший бар, где садился в углу, пил что-нибудь и смотрел на посетителей. Я ни с кем не общался, не стремился заводить знакомства…

– Короче говоря, ты выбрал нудный отдых мизантропа, – зевнул Фергана. – А когда события начнутся?

– Скоро, просто хочу рассказать всё по порядку, чтобы вы лучше представили картину. А отдыхал я именно таким образом, потому что действительно очень устал, мне было тяжело не только разговаривать, даже думать.

– Так сильно перенапрягся, пока пять тысяч человек по тюрьмам распихивал?

– Фергана! Прекрати! Никого я никуда не распихивал! Если ты не представляешь, в чем конкретно заключалась моя работа, хотя бы промолчи, не говори глупостей! Так вот. Заплывал я по утрам довольно далеко, однажды даже обогнул ближайший мыс, хотелось посмотреть, какой вид открывается за ним. Вид открылся прекрасный: округлая зеленая гора, не тронутая цивилизацией и вдруг… совершенно неожиданно: большой белый особняк, расположенный чуть повыше подножья. Это не могло не удивить, в районе Синетории запрещено любое частное строительство. Вечером я как обычно пошел в свой бар, но он, к сожалению, оказался переполнен, пришлось садиться за стойку.

– А просто уйти, не напившись, конечно же, было никак нельзя, – проворчал Фергана, но Лагин предпочел пропустить это мимо ушей.

– Сидел я спиной к залу, поэтому не видел, кто входил, кто выходил, да и не было мне это интересно. Разглядывать бармена тоже не особо хотелось, поэтому я разглядывал свой стакан и старался ни о чем не думать, полностью отключить мозги. И вдруг за моей спиной раздался чей-то пьяный рёв: «Эй, наёмник! Иди сюда! Сюда подойди, наёмник!» У меня даже в голове не мелькнуло, что это может быть адресовано мне, но тут, протиравший стойку бармен, чуть склонился к моему уху и произнес: «Похоже, это к вам обращаются, – и добавил: – Я бы поостерегся с ним связываться, это так, бесплатный совет». Я обернулся и увидел за одним из центральных столов, заставленным всевозможными тарелками и бутылками, мужчину средних лет в компании четырех девушек. Довольно смуглый, с растрепанными черными кудрями до плеч, с крупными чертами лица и огромными (я таких раньше не встречал) глазами. Маслянисто-черные они горели каким-то безумным огнем и настолько ярким, что это даже завораживало. Он махнул мне рукой и повторил: «Сюда подойди!», а бармен сказал мне вслед: «Не забудьте о бесплатном совете». Я продолжал его рассматривать, пока шел от стойки к столу: на крепком торсе расстегнута наполовину черная рубашка с жутковатым блестящим воротником, на груди толстая красная цепь с желто-оранжевым кристаллом, на запястьях одинаковые плоские браслеты, на пальцах кольца и перстни по несколько штук на каждом. Девушки, сидевшие вокруг него, показались мне все на одно лицо, а когда я рассмотрел их получше, то понял, что так оно и есть – они были абсолютно одинаковыми, с отличием лишь в цвете волос и одежде. «Садись, наёмник! – указал он на стул напротив всей компании. – Жрать хочешь?» Честно признаться, я не знал, как на это всё реагировать, а когда он улыбнулся, продемонстрировав безупречно ровные широкие зубы без выраженных резцов и клыков, я невольно начал перебирать планеты, где могут жить люди с такими зубами, но на ум ничего не пришло. Я сказал, что не голоден и поинтересовался, почему он упорно называет меня наёмником? Неужели я похож на наёмника? А он ответил, что точно знает, что я наёмник, по-крайней мере, с этого начинал.

– А ты наёмник? Ты с этого начинал? – клацнул пастью лигр, ловя какое-то задремавшее на лету насекомое.

– Не перебивай, просил же. А потом он сказал примерно следующее, попытаюсь передать максимально приближенно к оригиналу: «Мне тут надо хлопнуть пару алчных тварей, всё уже позагадили и слов не понимают. Я богат, купить тебе могу какую-нибудь паршивую планетку под застройку, сядешь там и будешь королем. Годится?» Я, наверное, с минуту не моргал, глядя на него. Все остальные посетители смотрели на нас и слушали с огромным интересом. Ответив, что если он настолько богат, то будет в состоянии оплатить услуги настоящего наёмника, потому что в данном случае он обратился не по адресу, я попрощался и пошел к выходу. Идя по берегу, я думал о том, что теперь придется искать другой бар, чтобы лишний раз не сталкиваться с этим зубастым психом, было жаль терять любимое место, я успел к нему привыкнуть. Неожиданно для себя я так разозлился, что едва не решил искупаться, но ночью этого не разрешалось делать – к берегу подходили ядовитые рыбы, поэтому ограничился душем, налил стакан и уселся злиться дальше. Не успел выпить и половины, как в дверь постучали, причем, весьма деликатно – ногой. Прежде чем открыть, я не поленился достать из чемодана пистолет с твердой решимостью им воспользоваться. Разумеется, это были они, мои новые друзья: косматый псих с горящими глазами и четыре одинаковых куклы. Держа пистолет за спиной, я на пределе вежливости сказал, что немедленно свяжусь с охраной и потребую оградить меня и мою территорию от такого рода посягательств. В ответ он заржал, понимаете, не засмеялся, а именно заржал и сказал: «Да ладно тебе, наёмник, не бурли! Я тебя в гости пригласить хочу, я тут недалеко живу, за утесом! Пойдем, наёмник, не пожалеешь!» И я сказал, что если он еще раз назовёт меня «наёмником», я выстрелю ему в колено. Он опять заржал и сказал: «Ну, давай тогда знакомиться поименно! Меня зовут Маддасс и я бог. А тебя как?»

Глава 6

Ветер стих так же внезапно, как и поднялся, и шумный ливень превратился в исморось.

– И ты ему поверил? – Фергана улёгся на бок и потянулся всеми четырьмя лапами.

– Меня заинтересовало то, что он живет за утесом, в том самом белом доме. Захотелось посмотреть, как он там устроился, а заодно выяснить, каким образом ему вообще разрешили поселиться в Синетории. В общем, я согласился пойти с ними. Особняк поразил размерами, отстроено здание было не только с размахом, но и с превосходным вкусом: белый камень, живая зелень, прекрасные интерьеры, с которыми как-то не совсем гармонировал сам хозяин со своей свитой. Кроме нас в доме никого не наблюдалось. Мы прошли в помещение, оборудованное как ресторанный зал, девушки заставили стол бутылками и тарелками, делали всё молча и очень быстро, не дожидаясь каких либо указаний от Маддасса, он же и вовсе не обращал на них никакого внимания. Мы выпили по первому стакану и Маддасс принялся рассказывать свою историю.

– А чего это он вдруг вздумал тебе душу изливать? – перебил Фергана. – Не слыхал, чтобы за богами такие странности водились.

– Разные боги, разные странности. У Маддасса их водилось в избытке.

– Так он и впрямь оказался богом? – с недоверием поинтересовался Полутра, заинтересовавшись историей.

– Всё по порядку. В ведении Маддасса находились созвездия Льва и Скорпиона, здесь они иначе называются, но мне так привычнее. Занимался он небольшим спектром пороков: жадностью, стяжательством, безответственностью и чем-то там еще, я толком уже не помню. Причем наказывать имел право только в крайнем случае. Он должен был создавать ситуации, чтобы человек сам понял, осознал, что натворил. Но надолго у Маддасса терпения не хватило создавать ситуации, и он стал наказывать сразу по совершению серьезного проступка. А чуть погодя решил, что и с этим возиться долго, малорезультативно, люди почти никогда не понимают, за что им «прилетело» наказание и взялся «казнить» направо – налево еще до того, как индивид произведет погрешность. Разумеется, о таком самоуправстве прознали вышестоящие иерархи и наказали самого Маддасса за нетерпимость и скверное отношение к людям. Чтобы он пересмотрел свое отношение к «подопечным», его лишили некоторых способностей, могущих наносить людям вред, и сослали жить среди них на весьма внушительный срок, оставив за ним много обязанностей, но совсем немного прав. К моменту нашего знакомства он провел на Обелеке около четверти срока и, похоже, добился прямо противоположного результата, проникнувшись полнейшим презрением к «подопечным», особенно его выводила из себя собственная беспомощность в раздаче наказаний. Он опасался сорваться и удавить кого-нибудь, ведь в случае срыва ему грозило удвоение срока, а этого он бы точно пережить не смог. Я спросил, чем конкретно могу ему помочь? Разве что посоветовать походить на какие-нибудь расслабляющие процедуры, благо в Синетории прекрасный оздоровительный комплекс, где можно в два счета привести в порядок нервную систему, избавиться от всплесков раздражительности.

– Сдается мне, он долго ржал, услышав твой совет, – хмыкнул Фергана.

– Да нет, ржал он, в общем-то, не долго, затем сказал, что хочет предложить мне поработать на него. План заключался в следующем: он знал, где и когда произойдет нечто скверное по вине людей, которых он честно, но безрезультатно пытался наставить, так сказать, на путь истинный. Грядущее событие будет иметь серьезные и длительные последствия. Он хотел предотвратить его, доложиться о своих успехах по созднию поучительной ситуации и попросить о сокращении срока, иными словами Маддасс собирался приняться за старое, но обстряпать дело моими руками. Я, конечно, не мог не удивиться, неужели, говорю, ваши соратники по пантеону позволят себя так нагло обмануть? Неужто они не узнают, что и как произошло на самом деле? Он ответил, что ему известно, как обходить ловушки, да и вообще, не стоит переоценивать всевидящие очи и количество свободного времени богов конкретно этого участка Вселенной. Мне оставалось только развести руками и сказать: конечно же, я не гений, но и слабоумным себя не считаю, чтобы согласиться так откровенно подставляться под раздачу, тем более что мне прямым текстом предлагается именно это. Маддасс стал уверять, что вдвоем мы всё сделаем идеально, я ни в коем случае не пострадаю, он мне может лично это гарантировать. Я сказал, что должен извиниться, но считаю всё услышанное полнейшей ерундой, а час уже поздний, пора мне в бунгало. Маддасс прищурился, отчего глаза, казалось, загорелись еще ярче и маниакальнее и сказал: «Ты не веришь, что я бог?» Я честно признался, что не верю и пошел к выходу. В дверях Маддасс меня окликнул, я обернулся и увидал как по стенам зала расползаются толстые зеленые стебли, расправляются листья и распускаются синие странные цветы, а в воздухе парят красные птицы с острыми крыльями и человеческими глазами. Я сказал, что даже на моей отсталой Земле найдется немало иллюзионистов, способных на более удивительные вещи, и все-таки пошел к себе.

Пеший путь занимал около получаса. Идти пришлось в полной темноте, ориентируясь на отдаленные радужные вспышки развлекательных комплексов, но под курткой у меня был пистолет, чувствовал я себя относительно спокойно. Из головы не выходил Маддасс со своими молчаливыми подружками и вся эта малоправдоподобная история. Наконец, дорога пошла под гору, я ускорил шаг, желая поскорее добраться до места. Впереди ожидало целых двяносто дней отпуска и я вполне мог себе вообразить, насколько увлекательно я их проведу по соседству с белым особняком.

– Я в туалет хочу, – сказал Полутра.

– Потерпеть немного можешь?

– Немного могу, только совсем немного.

– Так вот, вскоре я вышел на дорогу, ведущую к участкам с беседками: просторные, обсаженные зеленью, общие на два-три бунгало, там можно было посидеть вечерами, посмотреть на озеро или пообщаться с соседями. Беседки освещались мягким светом и чем-то походили на птичьи гнезда. В ближайшей к моему дому беседке я узрел Маддасса собственной персоной с его куклами, он сидел за столиком с таким видом, словно уже устал меня ждать. Я подошел к ним и попросил объяснить, что все это значит? И тут Маддасс сказал следующее: «Лагин, я знаю один твой секрет. Если в организации, где ты работаешь, внезапно о нём прознают, последствия будут печальными». Я ответил, что если он в курсе чем я занимаюсь, то должен знать, что организация осведомлена абсолютно обо всех секретах своих сотрудников. И еще, даже такому странному богу как он, не делает чести столь банальный приём, как шантаж.

– Можно я в туалет схожу? А то могу не дождаться, чем там всё закончится.

– Ладно, хорошо, – вздохнул Лагин, вставая со стула. – Фергана, проконтролируй.

– Чем я могу быть опасен? Я же не вооружен.

– К сожалению, ты можешь быть опасен и без оружия, – Лагин снял металлическую ленту с его запястий. – Фергана, не спускай с него глаз, заодно покажешь, где туалет.

– А что там за секрет имел в виду Маддасс? – лигр нехотя поднялся, зевая и потягиваясь, его основательно разморило возле очага. – Скажи в двух словах.

– В двух не получится. Давайте быстрее, одна нога там, другая лапа здесь, всё же надеюсь закончить историю к обеду.

– А когда эта история закончится, мне можно будет уйти? – Полутра растёр затекшие руки и бросил на Лагина тяжелый взгляд.

– Боюсь, что нет, – с какой-то странной печалью ответил он.

Глава 7

Стоя у окна, Лагин смотрел, как поредевшие малиновые кроны мокнут под дождем. От теплой еще земли поднимался пар. В сырой тишине замерли колючие ветки кустарника, похожие на беспорядочно переплетенную зелено-коричневую проволоку. Мглистое небо без просветов и просиней слоилось над лесом серыми облаками… Как вдруг над кронами мелькнула далекая вспышка. Лагин очнулся и протер рукавом запотевшее стекло. Вспышка повторилась.

– Фергана!

– Что еще? – донеслось из коридорчика, ведущего к санитарной комнате.

– Где твой ошейник?

– Сам его носи!

– Где твой ошейник, Фергана?

– Ты еще поводок пристегни!

– Фергана! – требовательно крикнул Лагин. – Где! Твой! Ошейник! Куда ты его зашвырнул?! Быстро отвечай!

– Да под кроватью он, под кроватью! Чего тебе вдруг приспичило ошейник искать?

Но Лагин не ответил, он уже стоял на коленях, заглядывая под кровать. В пыли, среди пустых бутылок, поблескивал синими камнями шикарный, с ромбовидными металлическими вставками ошейник Ферганы, шириною в полторы ладони Лагина. Достав ошейник, он бросился к стенному шкафу, распахнул дверцы, вытащил из глубины потрепанный рюкзак с множеством карманов и принялся наталкивать в него необходимые вещи. В этот момент вернулись Фергана с Полутрой.

– Ты что делаешь? Сугриппы перепил?

– Потом, Фергана, потом объясню, – в рюкзак отправилась и металлическая коробка. – Нет времени, нужно срочно уходить отсюда!

– Лагин, ты взбесился? Дождь на дворе! Куда это мы попремся?

Буквально на ходу защелкнув крепление ошейника на шее лигра, он надел непромокаемую куртку, рассовал по внутренним карманам оружие, – своё и Полутры, и огляделся по сторонам. Фергана и Полутра наблюдали за его действиями.

– Вроде всё взял, – пробормотал Лагин. – Теперь за мной, за мной, скорее!

И он поспешил на застекленную веранду. В недоумении лигр с «пленником-травником» последовали за ним. Поставив рюкзак на пол, Лагин присел на корточки перед горшком фикуса, ощупал его орнамент и с силой надавил двумя пальцами на едва заметную впадину и выпуклость.

– Лагин, твоё поведение настораживает, – сказал лигр. – Объясниться не желаешь?

– Не сейчас, – он повторил манипуляции с орнаментом горшка и псевдо-деревянный пол в дальнем углу веранды вдруг с треском раскрылся, образуя треугольный лаз. – Скорее, полезайте туда. – Лагин бросил в отверстие рюкзак и прыгнул сам. – Давай, Фергана, здесь не высоко! Полутра, подтолкни его, а то будет полчаса раздумывать!

Полутра не заставил себя долго упрашивать. Не без удовольствия он пихнул под зад, не ожидавшего такого вероломства Фергану, и прыгнул следом за свалившимся в лаз лигром.

– Какие ж вы, люди, подлые дряни!

– Фергана, уймись! Надо бежать, если жить хотим! – Лагин проследил, чтобы треугольник над головами сомкнулся и после включил прихваченный из дома наручный фонарь. Серебристый свет выхватил из темноты продольные металлические балки, поддерживающие земляные стены узкого тоннеля. – За мной! Не отставайте! – скомандовал Лагин, надевая рюкзак на спину.

Хоть и шел тоннель ровно, потолок имел почти в человеческий рост, но дышалось с таким трудом, что вскоре, шедший за Ферганой Полутра, прохрипел:

– Эй! Как там тебя? Лагин! Задохнемся!

– Не задохнитесь, почти пришли.

Тоннель свернул влево, и свет наручного фонаря задрожал на узеньких ступеньках железной лестницы, ведущей вверх. Что делал Лагин, ни лигр, ни Полутра не разглядели, но вскоре он приподнял над головой часть земляного пласта и в тоннель упал тусклый серый луч. Лагин выбрался на поверхность и сказал:

– Фергана, лестница вертикальная, ты сам не поднимешься, выпрыгнуть тоже не сможешь – проём слишком узкий. Встань на задние лапы, я тебя за ошейник возьму, а Полутра снизу подтолкнет, так и вытащим.

– Только он пускай тоже что-нибудь сам делает! – не обрадовался Полутра перспективе толкать вверх трехсоткилограммового зверя. – Я свой пупок не найду в вашем подвале!

– Все нормально будет. Фергана, давай, поехали.

В отверстии показалась сосредоточенная бело-голубая морда лигра. Стоя на коленях, Лагин схватил его за ошейник и велел Полутре толкать. Из глубины тоннеля раздалось кряхтение, понеслись ругательства, и лигр неуклюже начал карабкаться вверх. Одной рукой держась за ошейник, другой ухватив за холку, Лагин приговаривал:

– Давай, Фергана, давай, дружище, покажи свои мускулы! Ты, главное, лапы передние вытащи!

Сопя и нервничая, лигр кое-как наполовину вылез и застрял.

– Полутра! Ты его толкаешь?

– Да! Еманаямба!

– Чем ты так плохо толкаешь?

– Всем! Плечом! Спиной! Башкой!

– Поднатужься! Давай, Фергана, могучий рывок и ты на свободе, ага?

Лигр рыкнул, замолотил лапами, и Лагин, наконец-то, смог вытянуть его. Надрывно дыша и отплевываясь от шерсти, следом еле-еле выполз Полутра. Очутились они в тесном помещении где находился колесный автомобиль чей цвет сложно было определить из-за слоя пыли. Лагин открыл заднюю дверцу и бросил на пол рюкзак.

– Фергана, забирайся назад, Полутра, садись со мной рядом.

– Лагин, откуда у тебя столько старья? И пистолет, и драндулет… – лигр старался не дышать лишний раз вблизи авто, дабы не расчихаться. Сидение сзади отсутствовало, в салон Фергана поместился без труда.

– Мне всё это дорого как память о родине.

Заблокировав двери, Лагин извлек откуда-то из-под приборной панели тонкую клавиатуру из материала, похожего на стекло, коснулся её пару раз и одна из стен помещения поплыла вверх.

– Подержи, – он передал клавиатуру Полутре и сказал, отчетливо проговаривая каждое слово: – На борту Моуз-2. Включить навигацию и системы скорости.

В верхнем левом углу лобового стекла вспыхнули, замелькали желтые символы, рулевое колесо с гудением рассоединилось на части, становясь рычагами управления. Авто сорвалось с места и понеслось в туманную пелену исмороси.

– Лагин! – сердито рявкнул Фергана. – Я уже не прошу, я требую объяснений!

– Посмотри назад.

– Что?

– Обернись и посмотри назад.

Над промокшими малиновыми кронами взметнулся ртутно-белый столб и моментально погас.

– Что это было? – обеспокоился лигр. – Ведь где-то рядом с нашим домом, да?

– Биотонический взрыв, и он произошел не рядом с нашим домом, а непосредственно в нём.

– Взрыв? – придерживая на коленях «стеклянную» клавиатуру, Полутра тоже смотрел в окно. – А где грохот, шум, пыль?

– Биотонические снаряды таких побочных эффектов не имеют, – невесело усмехнулся Лагин. – Двигаясь прицельно на большие расстояния, они уничтожают всех – и живых и мертвых, превращая в спекшиеся силуэты, но оставляя в целости и сохранности строения и все находящиеся там предметы. Полутра, тебя отправили меня убить, я это знаю, сколько бы ты не упирался. После совершенного ты должен был сидеть и ждать в моем доме своего заказчика, правильно? Вот только вознаграждения ты бы все равно не дождался, подтверди ты ему завершенность сделки или нет. В любом случае ты должен быть сейчас спекшимся рисунком на полу.

– А я вот не понял! – подал голос лигр. – Если заказчик сразу мог скинуть нам на крышу эту гадость, зачем ему возить Полутрой по забору?

– Потому что хотели наверняка, – Лагин потянул на себя центральный рычаг. – Должно быть еще что-то третье, контрольное…

На скорости, с которой мчалось авто, пейзаж слился в сплошную мутную полосу. Желтоватые символы с лобового стекла бросали отсветы на небритое лицо, что придавало ему причудливо печальное выражение.

– То есть, со мной он расплачиваться не собирался, да? – скрипнул зубами Полутра.

– Самому-то не смешно такие вопросы задавать? Ты же видел взрыв.

Равнинная местность стремительно сменилась лысоватыми спинами холмов.

– Вот ведь паскуняка какая… – задумчиво произнес Полутра, глядя в окно. – Хорошо, я готов рассказать!

– Теперь уже не к спеху. – Лагин бросил центральный рычаг управления, схватился, было, за пару боковых, как вдруг авто повело, понесло с холмистых спин на острые скальные хребты. На мгновение распахнулось во всей своей мрачной красоте слившееся с водой дождливое небо, и авто рухнуло в побелевшие от холода волны Леатрусского океана.

Глава 8

– Ненавижу тебя, Лагин! – выпалил всердцах лигр. – Предупреждать надо!

– Прости, Фергана, сам удивился, забыл, что внес какие-то поправки в навигатор. – Лагин искоса глянул на Полутру. Тот оторопело таращился на струйки воды, бьющие изо всех щелей. Авто мягко встало на усеянное ракушками дно. Мгновением позже над толщей океана вспыхнул уже знакомый ртутно-белый столб. Вода ударила упруго по крыше авто и успокоилась.

– Это и был третий – контрольный? – уткнувшись носом в стекло, лигр посмотрел, как затихает потревоженная вода.

– Нет… еще нет, – Лагин достал из-под сидения тряпку и начал протирать лобовое стекло. Этими движениями он привлек здоровенную краснопёрую рыбину. Она задержалась на полпути, развернулась и поплыла к авто. – Хотя его может и вовсе не быть.

– Всегда боялся утонуть, – выдавил Полутра, наблюдая, как рыбина открывает пасть с рядами беспорядочных длинных зубов. – Сбылись кошмары…

– Все будет хорошо, не бойся, – Лагин взял с его колен «стеклянную» клавиатуру и провел по поверхности пальцами. Ничего не произошло. – Странно… – в замешательстве Лагин потрогал стекло еще раз. – Неужели какой-то другой пароль?

– Ты у нас спрашиваешь?! – Полутра полез на сидение, присаживаясь на спинку кресла. Ручейки затопили салон на четверть. – Должен сам знать! Нет, ну всегда боялся утонуть, – почти плаксиво проговорил он, глядя, как клыкастая рыбья пасть методично бьется в лобовое стекло. – Как в воду глядел…

– Столько лет прошло, мог и забыть.

– Ты – не мог! – рыкнул лигр, но в рычании прозвучал испуг. – Ты аналитик или попа балукона?! Нас затопляет! Двигай мозгом!

– Я программировал эту машину и всю эту ситуацию почти четыре года назад, почти сразу после твоего появления в виде толстого вездесрущего лигренка…

– Я не мог срать везде! Я существо высочайшей организации!

– Да-да, не спорю, – Лагин снова и снова проводил пальцами по стеклу. – А! – воскликнул он. – Быть может это! Ты умеешь мурлыкать?

– В каком смысле? – лигр насторожил уши, внимательно вглядываясь в отражение лица Лагина в стекле. – Мы тонем, ты сидишь по колени в воде и спрашиваешь, умею ли я мурлыкать?

– Да. Если умеешь, сделай это сейчас.

– Ну, не знаю… еще не пробовал.

– Ничего себе, – Полутра поглядел то на Лагина, то на Фергану. – Он тебе что, никогда не мурлыкал? Вообще никогда?

– Я не совсем уверен, умеют ли лигры вообще это делать.

– Умеют! – оскорблено фыркнул Фергана. – Но у меня не было повода!

– Сейчас можешь?

– Просто так не могу! Мне нужно расслабиться и ощутить доброжелательную нежность к человеку.

– Обними Полутру и представь, каким он может быть прекрасным человеком. – Лагин с тревогой наблюдал за поочередно отключающимися системами авто. Фергана послушно обхватил его вместе со спинкой кресла, едва не задев лапой по лицу.

– Когти…! Ты! Рожа полосатая!

– Уже убрал. Тише, я же пытаюсь сотрудничать. Лагин, это надо сделать из области: «сижу, мурчу – тебе понравиться хочу» или как-то иначе?

– Как тебе удобно.

Лигр прикрыл глаза и стал размерянно дышать. Полутра напрягся и затих, придавленный его лапами. В стекло продолжала биться зубастая рыба.

– Ну?

– Не могу! – раздраженно отрезал Фергана. – Я его совсем не знаю! Да и не нравится он мне! А мурлыканье лигра, поймите, человечки, не просто так дается!

– Тогда мне попробуй помурчать, – Лагин положил «стеклянную» клавиатуру на приборную доску так, чтобы на нее не попадали брызги воды. – Меня ты знаешь, может, хоть какую-то симпатию испытываешь.

Лигр добросовестно перебрался за спинку сидения Лагина, обхватил его лапами и закрыл глаза.

– А почему это я тебе не нравлюсь, а? – Полутра взялся ощупывать обшивку машинного потолка, надеясь его как-нибудь выломать и выплыть. – Чем же я плох, морда твоя лигрячья?

– Не люблю воров и врунов!

– Да не вор я!

– Но – врун! – Фергана приоткрыл глаза. В стекло упорно билась зубастая рыбья пасть. – Лагин, я не могу настроиться, эта бестолочь меня отвлекает.

– Какая именно: рыба или Полутра?

– Рыба. Раздражает сильно. Полутра тоже раздражает, но поменьше.

Лагин полез под приборную панель, чем-то щелкнул, воду на мгновение разрезал тонкий алый луч, и рыба разлетелась на куски.

– Попробуй вспомнить хотя бы своё детство, – Лагин погладил широкую лапу лигра, – как я пузо твоё грел и под одеяло к себе в кровать укладывал, когда ты простудился во дворе.

– Да-да, помню, ты проявлял заботу… Бедный, бедный мой фикус, надеюсь, он остался жив.

– Остался, не беспокойся. Мы вернемся и заберем его, обязательно.

– Человечьим обещаниям верить – даром веру тратить, – тяжело вздохнул лигр, уткнулся носом в шею Лагина, вдохнул знакомый с детства запах и громко, басовито замурлыкал.

На «стеклянной» клавиатуре вспыхнуло: «идентификация голосового пароля произведена. Вы в системе». С тугим свистом ушла из салона вода, включилась полная герметизация и подогрев.

– А… – сказал Полутра, усаживаясь обратно на сидение. – Это…

– Всё потом.

– Хорошо, – закивал он, – я понял. Я вообще понятливый, ты не думай.

– Да я и не думаю, – усмехнулся Лагин, – я знаю.

На «стеклянной» клавиатуре вспыхнуло: «Вы находитесь на дне Леатрусского океана. Желаете дальше следовать запрограммированным курсом или перейдете на ручное управление?» Лагин подтвердил желание следовать запрограммированным курсом.

– Ты уверен? – Фергана напряженно наблюдал за его пальцами, скользящими по клавиатурному «стеклу». – Точно знаешь, как и куда сейчас двинет твой драндулет?

– Нет, не знаю, я не помню толком, говорил же – прошли годы.

– Так чего ж ты… почему не переключился в ручное управление и не повел батискаф прямиком куда надо? – отжав воду со штанов, Полутра пытался подсушиться, ворочаясь под воздушными струями обогрева.

– А я сейчас не знаю, куда нам надо, – улыбнулся Лагин, глядя, как рычаги управления снова смыкаются в рулевое колесо. – Но я себе доверяю. Я же хороший специалист. А когда это программировалось, я был одним из лучших аналитиков в команде, единственным землянином, а это кое-что да значит. Если я сам себе перестану доверять, лучше взять и утонуть прямо здесь и сейчас.

– Это ты про что? – замер Полутра. – Я не понял.

– А я, кажется, начинаю догадываться, – лигр покосился на коричневый рюкзак. – Тут, наверное, что-то важное, да? Я придержу, чтоб не растряслось.

– Да, кое-что важное имеется! – как-то диковато расхохотался Лагин, ударяя себя кулаком по колену. – Держитесь крепче, стартуем!

Глава 9

Под водой авто-амфибия двигалось тяжеловато, но быстро. На белом песчаном дне покачивались фиолетовые кусты с крупными остролистными цветами, мерцали зеленью камни, шевелили плавниками и щупальцами диковинные водные существа. Распугивая стаи рыб, авто двигалось вглубь океана.

– Куда мы направляемся? – Фергана ворочался то так, то сяк пытаясь устроиться поудобнее и ничего не повредить вокруг.

– Если бы я еще помнил. – Не касаясь рулевого колеса, Лагин отчищал ногтем что-то прилипшее к «стеклянной» клавиатуре.

– Удивительное дело! – от возмущения лигр даже ёрзать перестал. – Как можно аналитику иметь такую дырявую память? Если не уверен в крепости мозгов, так хоть записывай, чего наанализировал!

– Слишком много всего произошло за это время…

– Слушай, Лагин, ты постоянно перед зверем оправдываешься, ты это замечал за собой?

– Ты бы не лез, куда не просят! – Фергана сердито наморщил нос, обнажая верхние клыки. – И дня не прошло, как в чужой дом влез, а уже порядки наводит!

– Ладно вам шуметь, – Лагин отчистил клавиатуру и положил ее на приборную доску. – Посмотрите лучше, какая красота вокруг: второй космос! Когда еще такое увидите.

Из водных сумерек выступали причудливой формы кораллы, словно сталагмиты, растущие из крупного песка, в окна заглядывали расписные рыбины с плавниками-крыльями, а поблескивание камней среди колышущейся травы и кустарников, напоминало мерцание звезд в ветреную погоду.

– Полутра, – Лагин расстегнул куртку, в салоне становилось жарко, – так ты меня действительно не помнишь или притворяешься? Как я понял, ты готов говорить правду?

Полутра отвлекся от созерцания круглого полупрозрачного существа со светящимися щупальцами, сопровождавшему их по правому борту, внимательно посмотрел на Лагина и покачал головой.

– Нет, не помню, никогда раньше не видел. – Он наморщил лоб, сдвинул брови к переносице, потер виски, будто это могло пробудить воспоминания. – Вот чувствую, что ты мне не враг, будто и вправду тебя знаю, но… не могу вспомнить подробностей.

– Так вы знако-о-омы? – изумился и даже обиделся Фергана. – Лагин, ты его знаешь? Зачем тогда…

– Погоди, скоро всё поймешь. Полутра, что о себе помнишь? Где раньше жил, чем занимался?

– Где я только не жил, чем только не занимался! – с досадой отмахнулся он.

– А все же? Хотя бы в последнее время?

– Ладно, – без особой охоты ответил он. – В последние несколько лет я организовывал перевозку психотропного оружия. Потом нас поймали и мне, как организатору, грозило немедленное уничтожение, но меня выкрали, привезли сюда, сказали, что теперь я буду работать на компанию спасителей, потому что я им всем обязан и везде должен. И все это произошло так быстро, что я ничего не понял. Глядите, какая штуковина!

Помахивая краями, мимо проплыло толстое черное «одеяло» с желтыми усами.

– А что за компания, чем занимается?

– Не знаю, мне ничего не показали, не рассказали, общался со мной искусственный голос. Судя по деталям, компания крупная, возможно, связанная с медициной.

– Как ты определил, что с медициной?

– По запаху. Едва заметный специфический запах ощущался даже в дальнем жилом секторе, где меня держали.

– Из этой компании тебя направили ко мне?

– Вроде того, – кивнул Полутра. – Сказали, выполню поручение и мне организуют переправку на Мелерех с новой идентификационной картой личности.

Тем временем дно меняло рельеф, из ровного, песчаного становясь всё более каменистым. Стали встречаться провалы, густо заросшие кораллами, сиреневые кусты сменили растения, похожие на плотные черные сетки, обмотанные вокруг сучковатых веток.

– И они тебя просто так отпустили? – с недоверием произнес Фергана. – Без сопровождения, под честное слово?

– А куда мне деваться без личной карты, в бегах, приговоренному к уничтожению?

– Лагин, это всё очень подозрительно, слышишь? – лигр постучал когтями по спинке его кресла. – На нём, наверняка, какой-то «маяк», я вот прямо чувствую!

– Да, был маяк, но он остался в доме. Тот самый треугольник из набора, который я в стену воткнул. По большому счету, им было не важно, уберешь ты меня или нет, потому что скорей всего ты этого не смог бы сделать.

– А что ж тогда? Зачем послали?

– Чтобы ты меня нашел, указал местонахождение.

– Э-э-э-э…

– В этой компании тебе координаты мои обозначили? Сказали, куда идти?

– Вроде, нет… – озадачился, призадумавшись, Полутра.

– Тем не менее, ты пришел прямиком ко мне домой, верно? – усмехнулся Лагин.

– Да-а-а. – Полутра глубоко задумался на добрую минуту. – Слушай, а как… как я это сделал?

– По порядку надо рассказывать.

В этот момент из водяной толщи прямо на авто стала надвигаться плотная черная тень.

– Это что? – напряженно произнес Фергана. – Только не говори: я не помню!

– Не волнуйся, всего-навсего коралловый грот.

Дно пошло под наклоном, авто-анфибия устремилось вниз и, словно в полукруглую арку, вошло под каменные своды грота.

– О-о-о-о! – только и смогли произнести пассажиры, оглядывая разноцветные гирлянды мягких кораллов, свисающие со сводов, подводные цветы, колышущие бледно-розовыми лепестками, жесткие коралловые «шапки» и «букеты» немыслимой цветовой палитры.

– Здесь делаем пересадку, – Лагин набрал очередную комбинацию на «стеклянной» клавиатуре и потянулся за рюкзаком.

Авто ощутимо затрясло от подземной вибрации: из грунта стали подниматься черные металлические щиты. Они перекрыли все ходы-выходы грота, после чего утробно загудели системы откачки воды.

– Как же я домой хочу, к фикусу, – вздохнул Фергана, наблюдая, как вода буквально исчезает на глазах, разлетаясь серебристыми пластами. – Лагин, а Лагин, скажи, ну будь человеком…

– Фергана, поверь, я не из вредности молчу, просто сейчас на самом деле нет времени.

Вслед за стеклянной клавиатурой в рюкзак отправилось множество вещей и предметов, которые Лагин выгребал из каких-то одному ему известных потаенных отсеков салона. Стихло гудение систем, сама собой отключилась блокировка дверей, и пассажиры смогли выбраться наружу. Под ногами и лапами захрустел крупный мокрый песок, со сводов, с коралловых гирлянд частым дождем сыпалась вода.

– Слушай, Лагин, а почему я тебя все-таки нашел? – не мог успокоиться Полутра. – Что все это значило? Что было?

– Да ничего, в общем-то, не было из того, что ты рассказал, – Лагин обогнул авто и направился к стене грота. Фергана осторожно обнюхивал поникшие цветы, упавшие водоросли и брезгливо морщился. – Никакое психотропное оружие ты не перевозил, никто тебя к уничтожению не приговаривал.

Лагин просунул ладонь меж ярко-желтых кораллов и принялся что-то выискивать. У Полутры отвисла челюсть.

– То есть, как: «ничего не было»? А компания? А электронный голос?

– Нет, компания, голос – это настоящее, не было предшествовавших событий… Фу, какое там все мокрое и колючее! – Лагин скривился, продолжая что-то нащупывать. – У тебя просто ложная память. Так, кажется, нашел…

Стена грота с грохотом подалась внутрь и в сторону, открывая проход в полностью рукотворное помещение, где находилось малое воздушное судно для коротких перелетов.

– И куда теперь? – Фергана опасливо заглянул в помещение и с тяжелым сердцем добавил: – Понесёмся?

– Для начала доберемся до основного корабля, – Лагин поднял часть купола со стороны пилота и обвел взглядом кабину управления.

– А дальше? – Полутра вошел внутрь, озираясь по сторонам.

– Дальше полетим на Бенгеру, – поставив рюкзак в кабину, Лагин вручную открыл пассажирский сектор купола и приглашающе кивнул: – Давайте, занимайте почётные места.

Пока Полутра с Ферганой размещались в тесном салоне, Лагин запустил тестирование систем на готовность к полету.

– Лагин! – не церемонясь, лигр отвоевал у Полутры побольше полезной площади. – Что мы забыли на Бенгере?

– Попробуем разыскать Маддасса, возможно он будет там.

– Маддасса? – так и замер Полутра, двумя руками упираясь в лигриный бок, в попытке потеснить Фергану. – Это зачем ещё?

– Похоже, пришло время завершить кое-какое дело, и возможно мне понадобится его помощь.

– А ты с ним в хороших отношениях? – лигр предупредительно помахал когистой лапой пред носом Полутры и показал клыки.

– Ну, как сказать… в неоднозначных.

Глава 10

На поверхность аппарат поднимался медленно, продемонстрировав на прощание подводную панораму Леатрусского океана во всей красоте природы и многообразии обитателей. Вскоре по прозрачному куполу застучал дождь – они всплыли на поверхность.

– Никак погода не поправится, – лигр протяжно, с подвыванием зевнул. – Лагин, а где основной корабль? Он большой?

– Средний. – Прежде чем дать старт, Лагин огляделся по сторонам, но ничего, кроме волн, отливающих холодным серебром, не увидел.

– Сильно старый?

– Нормальный, вполне приличный корабль.

– Чего ты привязался, всё равно другого нет, – кряхтя, Полутра пытался вытянуть ноги, просовывая их под сидение Лагина. – Кстати, Лагин, ты обратил внимание на один пункт в моём рассказе?

– На то, что у тебя нет идентификационной карты?

– Именно.

– Не проблема, сделаю её на корабле.

– Как… сделаешь? – оторопел Полутра.

– Руками.

– Он спросил «как сделаешь», а не «чем», – не мог не поправить Фергана.

– Я просто попытался ответить с юмором.

– А-а-а… понятно. Ну да, смешно.

Из-под днища аппарата вырвались громадные пузыри. Лагин плавно отжал центральный рычаг и аппарат понесся по воде, оставляя за собой широкий пенный след.

– Приготовьтесь, взлетаем.

Лагин подключил основные системы старта и аппарат с пронзительным свистом, переходящим в рёв, оторвался от поверхности воды. Описав плавную параболу, он полетел в низкое дождливое небо курсом, известным одному Лагину. Придерживая штурвал, он наклонился, одной рукой покопался в рюкзаке и достал початую бутылку сугриппы. Вытащив пробку зубами, Лагин сделал пару глотков.

– Лагин! – задохнулся от негодования Фергана. – Да ты что ж творишь такое?!

– В горле пересохло.

– Дай и мне глотнуть, – попросил Полутра.

– Держи.

– Отказываюсь тебя понимать! Воздушным транспортом управляешь и пьешь за пультом! Себя угробить не жалко, хоть пассажиров пожалей!

– Не переживай, пассажир, – усмехнулся Лагин, – прилетели уже.

Из плотного занавеса дождливых облаков выплыло нагроможденье скал – остатки гряды, тянущейся от самого берега. Средь острых безжизненных вершин просматривалось небольшое ровное плато, на него Лагин и посадил аппарат. Выбравшись из салона, пассажиры захлебнулись резкими порывами сырого ветра и поспешили за Лагиным, желая поскорей укрыться в тихом месте. Спускались вниз по каменистой тропе, крупные плоские камни которой служили не хуже ступеней. Достигнув середины плато, Лагин остановился на широком выступе. Без какой-либо маскировки в скальной стене высились ворота ангара. Лагин поискал что-то среди камней, и ворота со скрежетом стали раздвигаться.

– С каждым часом интереснее, – Фергана задумчиво наблюдал за процессом. – Сам все эти тайники устраивал?

– Нет, конечно, я бы не осилил в одиночку. Мне разрешили ими воспользоваться, поставить технику.

– А кто?

– Это дела не касается.

Не дожидаясь, пока ворота раскроются полностью, Лагин шагнул внутрь. Вспыхнуло освещение. В округлом помещении с относительно ровными стенами и полом находилось воздушное судно скромных размеров, покрытое пылью и подтеками неизвестного происхождения.

– У-у-у-у, – поморщился лигр, – как можно содержать транспорт в таком состоянии? У него, наверняка, все системы грязью забиты, взорвемся при попытке взлететь!

– Не беспокойся, – Лагин направился к шлюзовой панели, – корабль сделан на Земле, ему никакая грязь не страшна. Одна из последних разработок, полностью адаптирована к менталитету землян – его на ходу можно топором починить.

Открыв шлюз, Лагин приглашающе махнул рукой, мол, заходите, располагайтесь. Изнутри корабль выглядел немногим лучше: большую часть занимала кабина управления, с ней сообщалась четырехместная жилая каюта, санитарный отсек и крошечный пищеблок.

– Особо не разгуляешься, – Фергана вновь избегал что-либо обнюхивать, опасаясь расчихаться.

– Для троих места достаточно. – Лагин снял куртку, достал из рюкзака еще бутылку сугруппы, сел в кресло пилота спиной к пульту и устало опустил плечи. В светло-серых глазах стояли тоска и отчуждение, Лагин словно уходил куда-то, оставаясь на месте. Фергана подошел, положил голову ему на колени и басовито заурчал, глядя в лицо хозяина снизу вверх.

– Ты чего так угрожающе гудишь? – слабо улыбнулся Лагин.

– Я тебе мурлычу!

– А чего так… недобро? – он погладил Фергану по голове, почесал за ухом.

– Пытаюсь тебя утешать, предупреждая вместе с тем, что лучше не раскисать, а продолжать заниматься нашим спасеньем! Давай, хлебни сугриппы и поехали отсюда.

Полутра тоже подошел к пульту и присел на корточки рядом с Ферганой.

– Лагин, что с тобой?

– Да так, – судорожно вздохнул он. – Нахлынуло. Сейчас пройдет. Интересно, сколько же планет перебрали, прежде чем ты попал сюда, на Арегос? Думаю, планет шесть-семь – не меньше…

– Ты о чём? Какие еще шесть-семь планет?

– Тебя использовали в качестве своеобразного разведывательного зонда, что ли, не знаю, как объяснить толком… – Лагин перекатывал в ладонях бутылку, согревая её содержимое. – Только ты, ведомый своим чутьем и нашей внутренней связью, мог меня найти. Тебе раз за разом меняли память, после каждой планеты. Еще пара изменений и твой мозг полностью бы разрушился. Похоже, оперировали аккуратно, раз так долго продержался, берегли тебя. Экономили.

– Ты все время говоришь, что мы знакомы, между нами связь, но как это возможно, если я совсем, совершенно тебя не помню? – Полутра озадаченно потер лоб и поскреб затылок. – Мы вместе где-то работали? Были в какой-то команде?

– В команде нас было трое. После гибели Аттики мы с тобой договорились, что если с кем-то произойдет какая-то беда, второй вытащит, не бросит. Вот я тебя и вытаскиваю, – Лагин попытался улыбнуться. – Как могу. Ладно, стартуем, расскажу по дороге.

Глава 11

Малый корабль системы «Зерен-101» стартовал в дождливое небо планеты Арегос созвездия Волосы Вероники. Полутра сидел на полу в углу между боковой иллюминаторной панелью и входом в жилой отсек и дремал. Фергана ходил по кабине, поглядывая на Лагина: тот вел корабль с пугающе пустыми глазами. Лигр притормозил, подошел к нему и уткнулся влажным носом в руку.

– Лагин, Аттика – это женщина?

– С чего ты взял?

Лагин даже не моргнул, продолжая смотреть куда-то сквозь панель управления.

– Вроде на женское имя похоже. Я же пытаюсь найти какое-то объяснение твоему двухгодичному пьянству и текущим событиям. Ты потерял любимого человека? Поэтому тебя так размагнитило?

Лагин не ответил. Казалось, он не слышит. Отжимая рычаг набора высоты, Лагин продолжал смотреть в одну точку. Фергана посидел, подумал, шумно вздохнул, поднял и опустил когтистую лапу на его колено.

– А-а-а-а! – выкрикнул Лагин, подпрыгивая. – Аа-х ты ж…!

– Вот, гораздо лучше, выглядишь живее. Теперь ответь на вопрос: Аттика – это женщина?

– Нет, скотомордятина! Не женщина он был! – морщась, Лагин ощупывал колено. – Еще укус толком не зажил, ты уже новых дырок понаделал!

– А имя почему женское? Давай залижу, у меня же 89 бактерицидных компонентов в слюне, я же тебе говорил… хотя ты все равно ничего не запоминаешь, чего уж надрываться.

– Это сокращение от Адимина! Его звали Адимин, между собой мы называли его Аттикой! Только посмотри, как ты колено пропорол! Даже кровь идет!

– Это называется «поцарапал», если «пропорол», тогда мясо лохмотьями, кости наружу. На чем я остановился? Потерял нить рассуждения…

– На том, что Аттика не женщина, – откашлялся Полутра, открывая глаза. – Лагин, сугриппа еще осталась?

– В рюкзаке. Так вот, полосатый, не обязательно терять в этой жизни женщину, чтобы «размагнититься»! Как ты выразился!

– Ну, извини, возможно, я мыслю стереотипно, но я пытаюсь найти объяснение происходящему. Значит, у вас была команда: ты, Полутра и этот… Аттика? Ты потерял друга? Напарника? Говори скорее, а то я в туалет хочу. Давно хочу, с океанского дна.

– Так иди! – махнул рукой Лагин в сторону овальной двери. – Пройдешь каюту и налево!

– Пускай со мной Полутра сходит.

– Это зачем еще? – Полутра приподнял голову и настороженно поглядел на лигра.

– Затем, что санитарные отсеки на кораблях рассчитаны на физическое строение людей, а я – лигр, если вы успели заметить.

– Не пойду, – затряс головой Полутра. – Ни за что на свете! Не заставляйте меня этим заниматься!

– В таком случае, ты будешь мыть весь отсек, после того, как я туда схожу, – лигр махнул хвостом и толкнул лапой овальную дверь. – А чем это так в каюте воняет?

– Трупами прежних владельцев этого корабля, – ответил Лагин.

Фергана замер на пороге и обернулся.

– Это был юмор?

– Да, я пошутил.

– Ага, хорошо, я понял. Эй, там, на борту, – лигр выразительно посмотрел на Полутру, – значит, я пошел, да? Совсем-совсем один пошел? Буквально в гордом одиночестве? Я правильно вижу ситуацию?

Полутра вопросительно поглядел на Лагина, надеясь на взаимопонимание.

– Тряпок нет, – сказал Лагин, не поворачивая головы. – Будешь мыть рубашкой.

– Свинтер полосатый! – кряхтя, он поднялся с пола. – Что хоть делать придется?

– На месте объясню.

Когда они скрылись в каюте, Лагин глотнул сугриппы и, придерживая одной рукой штурвал, полез под пульт управления, нащупывая одну из сейфовых панелей. Щелкнув, она открылась, разворачиваясь веерными отсеками. Из четвертого отсека он достал стопку пластико-металлических карточек и небольшое устройство, напоминающее грубо сваренную металлическую коробку с щелью на крышке. Корабль вышел на орбиту: тремя последовательными толчками об этом сообщило включение основных скоростных систем. Лагин бросил взгляд в иллюминаторную панель на хлынувший отовсюду космос, повел рычаг влево, зафиксировал его в этом положении и занялся карточками. На каждой виднелось схематическое изображение лица Полутры с различными идентификационными номерами. Одну за другой Лагин начал вставлять их в щель устройства. Те, что вспыхивали по бокам тонкими красными линиями, бросал обратно в отсек, а те, что белыми, откладывал на пульт.

– О-оууу! – донеслось со стороны жилого отсека. – Ненавижу зверей! Пусть я ничего не помню, но одно знаю точно – я всегда терпеть не мог зверей! – тяжело дыша, Полутра ввалился в кабину управления, отряхивая штаны, рубашку, вытирая руки обо всё, что встречалось. – Лагин, я прав? У меня память просыпается?

– Ты всегда хорошо относился к зверям, но близко с ними не контактировал. – Пропустив через аппарат все карты, Лагин взял стопку вспыхнувших белым и развернулся к Полутре. – Встань ровно и не двигайся.

Полутра пригладил растрепанные волосы и послушно замер с высоко поднятым подбородком. Беря карточки по одной, Лагин поднимал, держал ее пару секунд напротив лица Полутры и бросал на пол. Помахивая хвостом, из жилого отсека вышел Фергана. Поглядев на происходящее, лигр поинтересовался:

– Люди, чем вы заняты?

– Погоди, – Лагин продолжал поднимать карты. – Минутку…

Одна из карточек вдруг пискнула, вспыхнула зеленым и произнесла женским голосом:

– Приветствуем, Леонид. Вы идентифицированы в межпланетном банке данных.

– Наконец-то. Держи, твоя иденти-карта.

– Как меня зовут?! – ахнул Полутра – Что еще за имя такое?

– Леонид тебя теперь зовут. – Лагин бросил ему идентификационную карту и Полутра поймал. – Не потеряй.

Пока тот рассматривал карту, Лагин убрал оставшиеся карты и аппарат обратно сейфовый отсек.

– Слушай, Лагин, а почему именно такое имя? – заинтересовался Фергана. – Хуже не нашлось?

– Я сотню имён вбил в карточки, но именно с этим именем сработала. У меня так птичку звали.

– У тебя была птичка, которую звали Леонид? – с напряжением в голосе переспросил Фергана. – Птичка – Леонид?..

– И что такого? Может, еще спросишь, почему тебя зовут Фергана?

– Лучше не стоит… А почему меня так зовут? Даже интересно становится. Хотя нет, лучше не рассказывай. Почему-то хочется пожить в неведении.

Глава 12

– У нас пожевать что-нибудь найдется? – Полутра спрятал иденти-карту поглубже, в тайный карман.

– Посмотри в пищеблоке, должны быть концентраты.

– Концентраты, говоришь? – Полутра задумчиво почесал переносицу. – Хм, не так уж я и голоден, могу потерпеть.

– Лагин, ты готов рассказывать, что там дальше было? – Фергана вытянулся на полу, почти целиком его занимая. – Мы остановились на том, что Маддасс опустился до мелкого шантажа, пытаясь вынудить тебя сотрудничать.

– Почему же «опустился», – Лагин не сводил рассеянного взгляда с показаний приборов. – Он общался с человеком на понятном, доступном человеческому сознанию уровне.

– В результате он тебя все-таки уговорил, да? Интересно, что применил: более тяжеловесный шантаж или посулил чего-то красивого, могущественного, быть может, даже драгоценного?

– Не думаю, что Лагина можно взять тем или другим, – хмыкнул Полутра. Не найдя куда пристроиться, он снова присел в угол и попытался вытянуть ноги так, чтобы не задеть Фергану.

– Он тоже так не думал, – Лагин потянулся, было, за бутылкой сугриппы, но передумал и вернул руку к приборам. – Маддасс понимал, что меня можно достать только одним способом.

Лагин замолчал, отжимая поочередно рычаги. На максимальной скорости корабль вышел на безвоздушную трассу. Снова пошли ощутимые толчки: поочередно расткрылись системы пространственного прыжка.

– И каким же?

– Погоди… Так, возьмитесь за руки, друзья, сейчас будем приземляться, – Лагин достал из-под пульта какой-то неуклюже желтый ключ и ввинтил его в центр системы управления.

– Не понял, – лигр прекратил зевать и насторожился. – Ты точно всё правильно делаешь? Мы же только взлетели, настроились на полет и разговоры, а ты опять всё портишь?

– Я не говорил, что лететь будем долго. – Лагин с усилием начал проворачивать ключ. – Держитесь крепко за что-нибудь.

«Зерен-101» затрясло как в последнем припадке, в салон ударил ослепительный свет, похожий на взрыв и запахло озоном. Вспышка лопнула как мгновенное беспамятство, и в иллюминаторных панелях вновь разлилась глубинная чернота космоса, из которой прямо по курсу выплыл зеленоватый бок планеты с тремя материками.

– Желаете совершить посадку на планету Бенгера? – неожиданно ожил узел связи, чем изрядно напугал пассажиров. Фергана даже встал и подошел поближе к пульту, а Полутра ощупал карман с иденти-картой. Лагин подтвердил намерение совершить посадку, и прозвучал следующий вопрос: – Ваш порт посадки зарезервирован или вы желаете зарезервировать его сейчас?

– Минутку… – Лагин снова полез под пульт, открыл второй веерный отсек, покопался в отделениях на ощупь, извлек пару пластинок, выбрал серебристую, пробежал глазами надпись и сказал: – Порт посадки площадка «Иновер».

– Принято, идите на посадку. Разрешите подключения радарного ведения к вашим системам.

Не глядя, Лагин ткнул в какую-то кнопку, продолжая что-то выискивать под панелью пульта.

– Чего ищешь? – Фергана на всякий случай обнюхал окружающее пространство.

– Сугриппа тут где-то стояла…

– Лагин, – Фергана достал лапой закатившуюся под кресло бутылку и подтолкнул к его ногам, – хочется продолжения истории, объяснений происходящему. Хотя бы в общих чертах.

– Да, мне тоже интересно. – Полутра взялся одергивать куртку, отряхивать штаны и приглаживать волосы, поглядывая в иллюминатор на стремительно приближающиеся города и страны. – Кротенько как-нибудь обозначь, чего там с нами было, а?

– Сейчас лучше беспокоиться о том, что с нами будет, – Лагин потянул на себя рычаги сброса высоты. Корабль пошел на снижение, дрожа и спотыкаясь обо все воздушные ямы после пространственного прыжка.

Вскоре «Зерен-101» вполне благополучно приземлился на посадочной площадке космодрома «Иновер», и после прохождения формальностей, экипаж смог покинуть борт и выйти в город.

– Какая скверная местность! – Поглядев вокруг, Фергана наморщил нос и нехотя переступил разграничительный сектор, отделявший транспортную территорию от жилой. – Лагин, ты уверен, что мы прямо туда и пойдем? Вот прямо ногами, да? И лапами?

– Да. И чем быстрее, тем лучше, – Лагин перебросил рюкзак через плечо и широким шагом пошел вперед. – Не отставайте. Кто потеряется – сам виноват.

Распахнувшийся перед ними мир напоминал жаркий пёстрый базар с пыльными улицами, синеглазыми ворами и протухшей на солнцепеке едой. С ужасом озираясь по сторонам, сияющий бело-голубой лигр поглядел в спину Лагина, затем прихватил Полутру за кисть руки и процедил:

– Возьми меня за ошейник!

– Зачем? Зубами аккуратнее!

– Чтобы точно было ясно – я не сам по себе, а с человеками иду!

– Чего ты боишься?

– Что меня на шкуру пустят, даже родословной не спросив!

– Не переживай, отобьем если что.

Но всё же взял Фергану за ошейник и ускорил шаг, стараясь не вдыхать лишний раз висщую в воздухе тяжелую кислую вонь. По обе стороны шумной дороги на лоскутьях сидели целые и половинчатые люди, все кричали, все чего-то хотели, требовали и продавали. И вдруг общий гвалт прорезал пронзительный вопль:

– Лагин! Тварь земная! Ты ли это?!

Голос прозвучал с такой истеричной издевкой, что вздрогнул даже Полутра.

– У-у-ух… – с какой-то усталой грустью выдохнул Лагин и ускорил шаг, более никак не реагируя на голосовое послание.

– Лагин, – Фергана поминутно оборачивался, глядя, как у одного из половинчатых людей внезапно вырастает тулово с ногами, – там тебя кто-то тварью земной опознал. Как на это реагировать?

– Бежать! – Лагин свернул в тесный каменный переулок и вдруг бросился что есть силы, увязая в грязном песке. – Бегом!

– А кто это? – припустил за ним Полутра.

– Долго рассказывать! – Лагин нырнул в очередной проулок. – Досаднейшее зло! И так не во время!

– Что может быть хуже опального бога с подорванной психикой? – Фергана в пару прыжков догнал хозяина. – Остальное переварим!

– Хуже такого бога – демон социопат с кучей фобий!

– Бежим быстрее!

Лагин свернул в очередной каменный лабиринт, в тупик с глухой стеной, в которой зеленела крашенная деревянная дверь, увитая черными железными листьями. Сразбегу Лагин заколотил в дверь кулаками:

– Негора, открой! Открой, это я, Лагин!

Ответа не последовало.

– Негора, открой! – попытки стучать в эту дверь отзывались глухим металлическим гулом. – Это Лагин! Моуз-2! Открой, нужна помощь!

Стены домов задрожали, заметался среди камней протяжный нарастающий вой, нечто приближалось с силой, раскачивающей землю под ногами. Тяжело дыша, Фергана с Полутрой обернулись, ожидая неминуемого.

– Глаз поднеси. – Кашлянул из-за двери сонный голос, и Лагин торопливо нагнулся к кованной замочной скважине. Нарастающий вой, принялся сбрасывать камни со стен ближайшей улицы. Фергана прижал уши и зажмурился… Внезапно дверь с грохотом подалась вверх, открывая проход в дохнувшее каменной сыростью помещение.

– Входи.

Перед ними возвышалось существо такого странного, почти страшного вида, что Полутра с Ферганой оторопели, не решаясь шагнуть за порог.

Глава 13

– Что застыли? – схватив лигра за ошейник, а Полутру за куртку, Лагин втащил их внутрь.

Деревянная дверь с грохотом рухнула вниз, следом опустился металлический лист, превращая помещение в бункер. Фергана с Полутрой стояли на возвышении, откуда хорошо просматривалось всё пространство необычного помещения, напоминавшего тюремный зал, в котором снесли межкамерные перегородки. Голая каменная кладка, одинокая белая лампа под серым потолком, какие-то круговые разметки на полу, деревянный стол с парой скамеек и здоровенная каменная плита непонятного назначения на металлическом треножнике. Пока они рассматривали интерьер, Лагин спускался с возвышения вслед за чудовищем:

– Негора, ты уж прости, что так ворвались, разбудили тебя, наверное?

– Мне всё равно плохо спалось, – голос его хоть и звучал тихо, но почему-то его слышно было превосходно всем и отовсюду.

С треугольным черепом обтянутым тонкой желтоватой кожей, почти без ушей, носа и рта, с непомерно большими глазницами, в глубине коих вязко плескалось нечто живое и черное, с тонкими трехпалыми руками и сгорбленным туловом, замотанным в красную материю, Негора походил на странное, немного печальное послеполуночное видение. При внимательном рассмотрении то, что с первого взгляда приняли за горб, оказалось крылом, растущим между лопаток, одним единственным большим кожистым крылом. Разорванной бахромой телесного цвета оно стелилось по каменным ступеням, оставляя за собою влажный желтоватый след.

Металлический лист загудел, прогибаясь от ударов извне, но ни Лагин, ни Негора не обратили на это внимания, они продолжали спускаться в каменное пространство, о чем-то переговариваясь. Фергана с Полутрой поглядели друг на друга в поиске сочувствия и взаимопонимания.

– Нас фактически бросили, – проговорил лигр, глядя на удаляющиеся спины. – Буквально оставили одних. Жестокое обращение с животными, ты не находишь?

– Наверное, Лагин считает, что мы и сами догадаемся пойти за ними. – Полутра подошел к краю, посмотрел вниз, оценил перспективу и ожесточенно почесал нос. – Идем? Похоже, Лагину можно себя доверить.

– Ты это чудовище хорошо рассмотрел?

– Да, жутковатое зрелище.

– Знаешь, чем он пахнет?

– Не хочу знать, не говори мне этого. – Полутра отважно шагнул вниз.

– Он пахнет травой, растертой человеческими пальцами, – спокойно, почти мечтательно прозвучал голос лигра, – и сладковатыми желтыми цветами… он моим детством пахнет.

– Пошли, – искоса поглядел на него Полутра, – того гляди уйдут в какие-нибудь казематы, потом замучаемся искать.

Спускаясь, они наблюдали за Лагиным и Негора – те стояли близко как друзья в световом конусе единственной лампы.

– Негора, у меня выдался плохой день, – с усталой грустью сказал Лагин, беря его за руку, – с самого утра было ясно, что день получится дурным. Я устал и не могу толком соображать. Можно поспать у тебя пару часиков? Пропусти немного дух перевести, а?

– Тебя пущу, конечно, – Негора поднял голову и поглядел на лигра с Полутрой. – Тебя…

– Считай, что они – это я. Один большой Я.

– Как скажешь.

Негора подошел к каменной плите, стоявшей на треножнике, и с влажным треском расправил крыло. С кожистой бахромы закапали крупные прозрачно-желтые капли, монолитная каменная плита вдруг раскололась и из трещины ударил плотно-синий столб света.

– Сюда! – взмахом руки Лагин подозвал лигра с Полутрой. – Прыгайте скорее!

– А там что? – Полутра раздул ноздри почти как лигр.

– Просто спальня, – Лагин присел на край плиты, перебрасывая через плечо лямку рюкзака. – Спокойное место для отдыха.

Где-то в отдалении продолжал упорно прогибаться железный лист, прикрывающий вход. Под эти протяжные металлические удары Лагин свесил ноги в синюю трещину и скрылся в световом столбе.

– Опять бросаешь! – лигр прыгнул следом.

На миг захлебнувшись сиренево-синей дымкой, Фергана свалился на поле гигантских фиолетовых цветов с теплыми лепестками. Упал на спину, раскинув лапы и закачался на упругих цветочных волнах, с ошеломлением глядя как над головой, в пространстве вокруг расплывается переполненный звездами странный светлый космос.

– Ах-х-х! У-у-у-у! – восторженно воскликнул лигр. – Вот это здорово!

Последним прибыл Полутра. С удивленным смущением он обозрел цветочное ложе и сказал, что ему можно было и на полу постелить, ни к чему такие изыски.

– Давайте поспим пару часов, – откуда-то из цветочных зарослей Лагин вытянул белое туманное покрывало и накрылся вместе с ботинками, натягивая туман по самую макушку. – Всё, тишина. Отдыхайте.

Теплые лепестки пружинили под спинами, пахло музыкой и снегом.

– На меня одеялко можно натянуть? – Полутра ворочался где-то под боком лигра, пытаясь устроиться в непривычной обстановке. – Краешек перекинуть хотя бы? Прохладно все-таки! Ну и ладно, гурзяки равнодушные.

Перевернувшись на бок, Полутра взялся рассматривать фиолетовые лепестки, тыкать пальцем в серединки и выискивать стебли, понимая, что все равно не заснет в таком странном месте.

– Лаа-а-агин…! – разнеслось вдруг в пространстве протяжное эхо. – Лаааагин!

– Тебя зовут, слышишь? – Полутра застегнул куртку и поднял воротник. Цветочное тепло было слабоватым по сравнению с ощутимо прохладным дыханием светлого космоса, мерцающего зеленоватыми звездами. – К тебе обращаются!

– Ну? – сдернув туманное одеяло с головы, Лагин приподнял тяжелые веки. – Что еще?

Космос над головами выгнулся тщательно прорисованной маской с колючими звездными глазами.

– Хочу поговорить с тобой, Лагин, – зашевелись губы маски, но голос донесся с другой стороны. – Мне нужен этот разговор!

– А я хочу спать! – он повернулся на бок и снова накрылся одеялом. – Оставь меня в покое!

– Ла-а-агин! Ты мне нужен! Поговори со мной! Ла-а-агин!

Эти слова повторялись до тех пор, пока Лагин не подскочил и не уставился на свисающий из космоса образ с еле сдерживаемым бешенством.

– Что ты хочешь, Асмаал, что?! Ты же видишь, я отдыхать пытаюсь!

– А я пытаюсь жить! – маска стала уменьшаться в размерах, превращаясь в лицо, сквозь пространство проступили и контуры тела. – Мы близки. Не бросай меня. Ты же мой единственный друг.

– Нет! – у Лагина задергался левый глаз и это его окончательно разозлило. – Я не твой друг! Мы не близки! Ты – демон! Ты – псих! Ты набит всякой дурью, как мешок камнями!

– Я долго жил среди людей, – с обидой произнес голос, – мог и заразиться.

– Не мог! – Лагин зло тёр глаз костяшками пальцев и от усталости хотел потерять сознание, но не представлял, как это сделать нарочно. – Психозы не передаются воздушно-капельным путем! Я не буду с тобой говорить! Пошел вон! Дай поспать!

Лагин закрыл глаза и постарался глубоко, размеренно дышать.

– Я могу быть полезен, – вкрадчиво прошелестел голос. – Ты знаешь, как много я могу…

– Асмаал, – Лагин скрипнул зубами, не открывая глаз. – У меня сегодня выдался плохой день. И я хочу, чтобы этот день кончился прямо сейчас.

– Я не стану беспокоить. Просто позволь рядом посидеть, а? Я тебе за это расскажу, где сейчас находится Маддасс.

Глава 14

– Лагин, – тихонько, «в усы» проговорил Фергана, – это мелкий подхалимаж, помноженный на неуклюжий шантаж с далеко идущими последствиями. Не поддавайся.

– А ты бы пасть не раскрывал, когда люди разговаривают! Маленький полосатый засранец! – От световой вспышки закачалось, заволновалось фиолетовое море и из конуса холодного пламени вышел невысокий смуглокожий юноша с глазами цвета спелого зеленого винограда.

– Зверя не трогай, понял? Полосатого нельзя обижать. – Полутра поднялся и сел, высматривая почву под ногами. – Лучше топорыло раскрошу тебе сейчас для профилактики, чтобы долго не объяснять.

– Полутра, угомонись, прошу тебя! – со стоном Лагин уткнулся лбом в свои ладони. Его плечи вздрагивали, и было не понятно – он плачет или смеется. – Асмаал ничего плохого не сделает, он Фергану в детстве нянчил и разговаривать учил.

– В смысле? – обернувшись, лигр поглядел на парящую над цветами фигуру, одетую в смуглую кожу и золото. – Как это: разговаривать учил, в каком смысле?

– В буквальном, – глухо проговорил Лагин, не поднимая головы. – Он обучил тебя понимать человека и разговаривать с ним.

– Да, – самодовольно ухмыльнулся Асмаал, – я развил в тебе дар человеческой речи! Между прочим, Лагин, тебе же хотел сделать приятное, а в ответ никакой благодарности!

– Так… я не понял… – Фергана в растерянности глядел то на Лагина, то на демона, – а что, другие лигры не умеют разговаривать?

– Нет, – Лагин шумно, глубоко вздохнул, понимая, что теперь уже заснуть не получится, – ты единственный в своем роде говорящий лигр.

– Какой ужас… – потрясенно прошептал Фергана. – Да у меня сейчас депрессия начнется! Зачем вы такое делаете со мной?! Да как вы можете!

Часть пространства снова выгнулась, надулась прозрачным пузырем и беззвучно лопнула, пропуская скульптурно сложенного, будто высеченного из голубоватого камня человека с сиреневыми глазами, чью одежду составляли широкие белые ленты, плотно обвивающие тело.

– У вас всё хорошо? – произнес он голосом, похожим на тягучую древесную смолу. – Асмаал, ты мне дверь деревянную испортил.

– Приветствую, Негора. Уже всё поправил, стало лучше прежнего.

– Негора?! – громко удивился Полутра. – У вас тут две Негоры, что ли? Одно страшилище с крылом, а другое…

– Это один и тот же Негора, – левый глаз дергаться престал, зато разболелась голова, боль лопнула как яйцо во лбу и вязко растеклась под черепом. – Он просто иначе выглядит в нашем мире.

– А зачем же он так… так странно выглядит в нашем мире? Отпугивает кого-то? – Полутра увидел почву: полупрозрачная, с низко стелящимися клочками бледного тумана, и спрыгнул вниз.

– Это не твое дело. – Лагин оглянулся, словно высматривая, куда бы убежать, но в видимом пространстве колыхались лишь сиреневые цветочные волны, далее обзор закрывала жемчужная дымка.

– Понял, вопросы отменил.

Сунув рюкзак под спину, Лагин присел поудобнее, помассировал ноющий лоб и обратился к Асмаалу:

– Как я понял, Маддасс сейчас не на этой планете, не здесь, да?

Асмаал «сидел» в воздухе, скрестив ноги и сложив руки на груди.

– Где он?

Асмаал в молчании продолжал парить над цветочным покровом. Его черные, с рыжеватым отливом жесткие кудри шевелились, словно развевались под порывами несуществующего ветра.

– Ну? Отвечай!

– А посидеть? А поговорить со мной? – снизошел он до ответа.

Лагин вдохнул-выдохнул и сдержанно проговорил:

– Я же сижу. С тобой. И говорю. Что не так?

– Нет, так не правильно, я иначе хочу, – Асмаал поднялся, распрямляясь в пространстве во весь рост. – Хочу, чтобы ты со мной говорил, как с ними. – Он кивнул на лигра с Полутрой.

– Не понимаю.

– Чтобы было тепло, светилось и потрескивало, – капризно изогнул он уголки подвижного нервного рта.

– Чего-чего?

– Кажется, я догадался, – подал голос Полутра. – Он хочет поговорить в доме у камина.

– Что за глупости, где я тебе найду сейчас дом с камином?

– А если я найду? – оживился демон. – Прямо сейчас? Поговоришь со мной?

– Поговорю! Только недолго!

– Обещаешь?

– Да!

– Дружелюбно?

С улыбкой, больше похожей на гримасу, Лагин процедил сквозь стиснутые зубы:

– Да!

– Клянешься?

– Обещаю.

– Хорошо. Сейчас, минутку…

Асмаал с усилием раскрыл руки, словно растянул нечто невидимое. Надрывно взвыло потревоженное время, пространство заволновалось, пошло рябью как тихая вода куда бросили камень, и резко вытолкнуло всех вместе с Негора в дом с камином, дождем и фикусом.

– Где это мы? – словно высеченная из голубого камня живая скульптура огляделась. – Какой тесный дом, унылый интерьер.

– Ах ты…! – Лагин бросился к окну, протер запотевшее стекло рукавом и посмотрел на небо. Над вершинами деревьев мелькнула первая ртутная вспышка. – Погань паршивая!

– А обещал, что будешь дружелюбно разговаривать, – демон присел в кресло у камина, взял бутылку сугриппы и посмотрел на этикетку. – Никому нельзя верить, все обманывают, правда, Лагин? Это так грустно.

– Что ты хочешь, что? – Лагин проводил взглядом лигра, тот бросился на веранду проведывать фикус.

– Просто поговорить. – Он поставил бутылку на столик.

– И всё? – Лагин спрятал руки за спину и стал раскачиваться с пятки на носок. Боль усливалась. Она множилась и уже не помещалась в голове, того гляди собираясь стечь за шиворот и дальше, вниз, по позвоночнику…

– Да.

– Больше ничего?

– Ничего.

– Точно?

– Абсолютно.

Лагин набрал побольше воздуха и крикнул:

– Так! Фергана, фикус, все, кому повезло оказаться у нас в гостях! Скорее сюда, рассаживайтесь! Сейчас будем разговаривать с Асмаалом!

– Спасибо, ты так добр ко мне, – заулыбался демон, устраиваясь в кресле поудобнее. – Я так рад, друзья мои, так рад просто посидеть в теплом кругу и поговорить! Что может быть лучше! Я ведь могу вас так называть, да?

Глава 15

«Друзья» смотрели на него с нехорошими лицами, но Асмаала это не смущало. Негора успокаивающе погладил Фергану по спине, присел на край кровати со смятой постелью и стал смотреть, как дождь размывает в окне тихую осеннюю палитру. Полутра побродил по комнате и присел рядом с Негора. Лагин со скрежетом подтащил второе кресло и уселся напротив Асмаала. Тот с радостью глядел на него, ожидая, что тот первым начнет разговор. Привстав, Лагин взял со столика бутылку сугриппы и уселся обратно.

– Давай, рассказывай, что ты делал на дороге среди воров и попрошаек. Что за аттракцион?

Асмаал вздохнул, поморщился, снова вздохнул и посмотрел на огонь. От близости с пламенем его кожа влажно заблестела, а черные кудри распрямились, меняя цвет на медно-красный.

– Это входит в курс терапии, – без особого желания ответил он. – Пробуя сливаться с различными слоями населения, я помогаю раскрытию своих подавленных эмоций.

– О, да ты обратился к специалисту? – Лагин прищурился, глядя в окно. Мелькнула вторая вспышка. – Как же решился?

– Было нелегко, но я попытался, – Асмаал протянул ладони к огню, отчего пламя затрещало, разбрасывая зеленоватые искры. – Он вроде бы неплох. Хотя мы только начали курс, у меня уже наметился определенный прогресс.

– Он знает, что ты – демон?

– Нет, я подумал, что это не так важно и не стал говорить.

– Это очень важно. Именно с этого надо было начинать, а не с подавленных эмоций.

– Ты так считаешь?

– Я в этом уверен. Прошу тебя, вытащи руки из огня, этот горелый треск на нервы действует!

Асмаал убрал руки, вытер ладони о колени и погладил круглый золотой нагрудник, крепившийся на голой коже безо всяких видимых приспособлений.

– Мы здесь надолго? – извиняющимся тоном произнес Негора. – А то я меняться начинаю.

И правда, его голубоватая фарфоровая кожа посерела и пошла тончайшими трещинами.

– Надеюсь, нет. Асмаал, ты доволен? Теперь верни нас обратно и скажи, где Маддасс.

– Ну-у-у-у… – он устремил взгляд в заросший паутиной потолок, – какой-то очень уж короткий вышел разговор.

– Дольше нельзя! Через пару минут сюда прилетит биотонический снаряд и ты никогда больше не сможешь с нами поговорить!

– Ладно, – нехотя кивнул он, – только пообещай кое-что.

– Так я и знал! – Лагин в сердцах ударил кулаком по колену. – Что еще надо?

– Возьмите меня с собой к Маддассу.

Лагин так удивился, что на мгновение даже о головной боли забыл. По телу Негора зазмеились крупные трещины и кожа начала осыпаться, разлетаясь невесомой пылью. Мгновением позже с влажным чавкающим звуком меж лопаток горбом поднялось сложенное крыло. Полутра покосился в его сторону и на всякий случай отсел подальше.

– Зачем, – обрел дар речи Лагин, – зачем тебе к Маддассу?

– Надо, – уклончиво ответил Асмаал, старательно царапая ногтем мизинца подлокотник кресла.

– Какую-то подлость хочешь ему устроить?

– Маддасс сам кому угодно может любую подлость устроить, – с обидой в голосе произнес он. – Тебе ли этого не знать.

– Так зачем же он тебе понадобился? – Лагин с тревогой наблюдал за участившимися вспышками, мелькающими над лесом.

– Надо, – упрямо не желал рассказывать Асмаал. – Надо и всё тут.

– А ты не слишком много хочешь от меня?

– Да нет, по-моему, в самый раз.

Лагин помолчал, подумал, поглядел на Асмаала и наотрез отказался брать его с собой.

– Хорошо, – невозмутимо ответил демон, поднимаясь из кресла, – тогда вы оставайтесь здесь, а я пойду, пожалуй.

– Ты так не поступишь, – Лагин тоже встал.

– Почему это? А что мне помешает?

Повисла тишина, наполненная напряженными взглядами и молчанием.

– Давай его возьмем, – подал голос Фергана. – Жалко тебе, что ли?

Лагин обернулся. Лигр смотрел на него долгим многозначительным взором.

– Ладно, – махнул рукой Лагин, – раз уж тебе приспичило. Говори, где сейчас Маддасс?

– На корабле скажу, – он исподлобья смотрел на Лагина хитрыми глазами.

– Не доверяешь?

– Так… на всякий случай.

– Хорошо, согласен. Теперь перенеси нас отсюда, до взрыва – пара минут.

Асмаал оторвался от пола, распахнул руки и пространство пошло уже знакомой рябью, с утробным гудением выталкивая компанию на сиреневую поляну. Прежде чем сомкнулся пространственный разрыв, Лагин еще успел услышать пронзительный свист и ощутить толчок взрывной волны.

– Давайте вернемся наверх, – сказал Негора. – Я опять начну сейчас меняться, а это довольно болезненный процесс… если так часто.

Возражений не имелось, хозяину дома и так доставили массу беспокойства своим вторжением. Вновь оказавшись в каменном каземате, Полутра печально вздохнул, он и сам не знал, почему это место вызывало в нем тревогу и желание постоянно оглядываться назад. Лагин, Асмаал и Негора направились к столу, расселись на скамейки, а Полутра чуть поотстал, медленно шагая рядом с Ферганой.

– Ты что задумал? – тихонько проговорил он.

– В смысле? – лигр бросил на него косой взгляд.

– Насчет демона. Зачем ты Лагину сказал взять его с собой?

– Я посчитал, что главное – уйти из дома до взрыва, верно? Разве мы потом не придумаем, как от него избавиться?

– Мне кажется, это будет нелегко.

– Да я уже всё придумал, не переживай.

Глава 16

Поставив локти на грубо оструганную крышку стола, Лагин уронил голову на руки и тихо, равнодушно произнес:

– Сдохнуть бы.

На мягких лапах подошел Фергана, уткнулся носом в его колени и шумно вздохнул:

– А у нас дома чего не сдох? Раз пять мог бы управиться. Хватит киснуть, Лагин, идем на корабль, полетели к Маддассу, очень уж интересно на него поглядеть.

– Ага, – поддакнул Асмаал, – полетели скорей.

– Отстаньте от меня… все.

С влажным треском Негора приподнял, расправляя крыло, в провалах глазниц заволновалась, грозясь расплескаться, вязкая черная жидкость. Он поднял тонкую руку, раскрыл трехпалую ладонь и легонько дунул. Дыхание возникло над ладонью серебристо голубоватым облачком и за мгновение сгустилось в острый кокон, который закрутился с такой скоростью, что стал почти невидимым, растворившись в воздухе. Раздался звук бьющегося стекла и над ладонью Негора возникла плотная серо-голубая капля размером с человеческий мизинец. Она дрожала, поблескивала, плавно вращаясь в пространстве. Все, кроме так и не поднявшего головы Лагина, затаив дыхание, следили за происходящим. Негора поднял вторую руку, поднес ладонь к капле, не касаясь её, и вокруг капли вдруг принялась виться тончайшей сеткой серебристая оправа, заключая каплю внутрь. Затем откуда-то из складок красной драпировки на груди, он извлек металлический шнурок, подвесил на него получившийся кулон и сказал:

– Возьмите, может пригодиться.

– А что это? – Полутра, не моргая, смотрел на покачивающийся на шнурке кулон-сетку с едва заметно вращающейся внутри непрозрачной серо-голубой каплей.

– Лагин знает.

Приподняв голову, Лагин посмотрел на подарок мутными покрасневшими глазами.

– Тебе, похоже, и впрямь поспать бы не мешало, – заглянул ему в лицо Фергана. – Выглядишь хуже, чем утром.

– Может, на корабле повезет. – Лагин с силой провел пальцами по лицу, словно стягивал тяжелую маску, и поднялся со скамейки. Надев на шею металлический шнурок, он спрятал «кулон» под воротник свитера. – Спасибо, Негора. – Обойдя стол, он осторожно обнял его хрупкие, легко ломающиеся плечи. – Благодарю тебя… в очередной раз.

– Это меньшее, что я могу сейчас для тебя сделать, – крошечный рот округлился в попытке изобразить улыбку. – Ты хороший человек, Лагин.

– Спасибо на добром и неправдивом слове, – печально усмехнулся он. – Пойдем мы, пожалуй, пока я еще двигаться могу.

– Темно сейчас и небезопасно, дождитесь утра?

– Спасибо, Негора, что готов нас потерпеть до самого света, но надо двигаться, а то рассвет не дождется меня. – На этот раз получилась не ухмылка, а улыбка, серые глаза Лагина почти потеплели, глядя на Негора. – Передавай привет Диандре, жаль, что не увидел её.

– Даже не стану говорить, что ты заходил, она расстроится, не застав тебя.

– Я приду, как только смогу, просто в гости, как раньше. Сидеть, разговаривать, играть в световые шары и перестановку звезд… я сделаю это, Негора.

– Клянешься?

– Обещаю. Асмаал, ты так и пойдешь в голом виде, в одних только ювелирных побрякушках?

– А что еще надо? – он потрогал кончиками пальцев кожу пониже нагрудника.

– Одежду какую-нибудь придумай. А то куртку мою наденешь.

– Нет! – передернуло демона с ног до головы. – Я не прикоснусь к человеческой одежде!

– Вот поэтому придумай свою.

Покрывшись липким потом от ужаса при одной только мысли, что на нем может оказаться куртка Лагина, демон за минуту прорастил сквозь кожу черную рубашку и штаны. Застегнул пуговицы, одернул рукава и вопросительно посмотрел на Лагина. Тот одобрительно кивнул и направился к выходу. Опустилась за спинами деревянная дверь с металлическими цветами, и тяжелой сладковато пахнущей ночью обступила тьма, кое-где прошитая падающими звездами.

По узким, еще хранящим зной злого солнца улицам, они пошли к пустырю, где, разломав хилую древесную просеку, стоял «Зерен-101». И еще издали заметили как вокруг корабля ползает с десяток желающих в него пробраться.

– Эй, чушки вороватые! – крикнул Полутра. – Разбегайтесь!

Идущий следом Лагин сунул руку за пазуху, достал пистолет и дважды выстрелил под ноги суетящимся у корабля существами. Они моментально разлетелись от одного только звука и растворились в густых сумерках. Дойдя до шлюзового отсека, Лагин успел коснуться первой панели доступа, как вдруг задохнулся и стал оседать, хватая теплый воздух побелевшими губами.

– Лагин! – бросился к нему Фергана. – Ты чего? Перестань такое делать! Прекрати немедленно!

– Отойди, – оттеснил его Ассмаал. – И не дыши мне в шею! Микробным своим дыханьем!

– Чего? Микробным дыханьем? Да у меня только в одной слюне 89 бактерицидных компонентов! – перепугано выпалил лигр, топчась рядом с упавшим Лагиным и обнюхивая его.

– Их столько на свете не существует!

Подрагивая от омерзения, демон коснулся куртки Лагина и принялся что-то искать по многочисленным карманам, глядя в сторону и шипя сквозь стиснутые зубы. Нужный карман оказался на левом рукаве. Демон чуть не заревел от брезгливости, пока открывал его и лез внутрь. Двумя пальцами он извлек ампулу с прикрепленной к ней иглой, снял пластиковый наконечник с иголки и проговорил торопливо:

– Поднимите ему кто-нибудь ногу и задерите штанину, я не коснусь человеческой обуви, даже если целый Лагин будет умирать!

Полутра поспешно подскочил и приподнял левую ногу, стараясь и штанину задрать и ботинок зачем-то снять. На лодыжке отчетливо виднелась россыпь белых и розоватых точек.

– Что это? – Фергана вытянул шею, разглядывая следы уколов. – Почему я раньше этого не замечал?

– Отойди! – взвыл Асмаал. – Не дыши на меня!

Не глядя, он воткнул иглу в вену и сдавил пальцами мягкую ампулу. Лагина затрясло, по телу пошли судороги, на губах выступила желтая пена. Он выкрикнул что-то бессвязное и затих.

Глава 17

– Как это открывается? – Асмаал указал на входной шлюз. – Как внутрь войти?

– Там должны быть две панели доступа, – ответил Полутра, – обычная и аварийная, но я не знаю кодов. Что с Лагиным?

– Да, что с ним? – Фергана снова и снова обнюхивал белое лицо с остановившимися глазами.

– Смерть одолела, пересилила его. – Демон подошел к крышке люка и взялся ощупывать, осматривать его, желая попасть внутрь. – Как же, как же это открывается?

– Что ты имеешь в виду? – нахмурился Полутра. Он присел на корточки и коснулся шеи Лагина, нащупывая пульс. – Глупости не говори!

– Нет! – Фергана рухнул на землю так, будто у него внезапно отказали задние лапы. – Лагин, не делай этого! Не бросай меня!

Он торопливо принялся хлопать передней лапой по груди хозяина, разрывая когтями куртку.

– Ты что делаешь?! – Полутра попытался оттолкнуть лигра. – Добить его хочешь?

– Массаж! Сердца! Искусственное дыхание еще сейчас…

Полутре пришлось применить силу, чтобы отпихнуть впавшего в состояние аффекта Фергану. Расстегнув куртку, он задрал свитер, майку и прижался ухом к впалой груди.

– Мой друг умирает! Мой Лагин умирает! – стеная, Фергана раскачивался из стороны в сторону. – Я был плохим лигром! Каким же я был ужасным лигром!

– Тихо! – прикрикнул Полутра. – Стоп истерика! Он дышит, сердце бьется… не очень хорошо дышит… и не так уж бьется… но это признаки жизни! Эй! – он обернулся, отыскивая взглядом Асмаала. Тот сидел у правой панели входного шлюза и что-то рассматривал на земле, тыча в это неизвестно откуда взявшейся железной спицей. – Демон! Что делать?!

– Я стал нужен? – донеслась язвительная ухмылка. – Передумали от меня избавляться?

Полутра поглядел куда-то поверх головы лигра, аккуратно застегнул куртку Лагина, выдохнул углекислый газ через левую ноздрю и прыгнул вдруг на Асмаала из положения: «я сижу к тебе спиной». Схватив демона за скользкое влажное горло, он поднял его над землей и принялся методично бить затылком о шлюзовую панель.

– Дальше? Что? Делать? – спрашивал Полутра при каждом ударе. По корабельной обшивке вязко потекло нечто синее. – Как? Помочь? Лагину?

– Занести его надо… – прохрипел демон, – внутрь корабля…

– Включай свою силу и открой вход!

– Не-е-ет… – на почерневших губах заблестела ухмылка.

– Сделаем иначе. – Полутра потащил его к иллюминаторным панелям. – Сейчас пробью дыру твоей крепкой демонской башкой.

– Корабль повредишь! Не улетим!

– Починим! Сначала Лагина, потом корабль! Аварийные системы справятся! Аварийные системы… – Полутра замер, прислушиваясь к собственным словам, затем швырнул демона в сторону и глубоко задумался. Ожесточенно потерев переносицу, он бросился назад к входному шлюзу.

– Хорошо, что ты вернулся, мне было плохо одному, – вздохнул Фергана, увидав возникшего из полутьмы Полутру. Лигр сидел рядом с Лагиным, подложив ему под голову одну лапу. Другой он помахивал перед носом хозяина и дул потихоньку, создавая воздушное движение. – А демон где?

– Мозги собирает. Надоел уже со своими хитростями. – Полутра ощупал швы входного шлюза, сам шлюз, полез под единственный выступающий край днища корабля. – Физическая память должна была остаться… должна была….

Что он сделал, Фергана не понял, но шлюз вдруг стал открываться с нехарактерным пронзительным свистом. Полутра поднял Лагина и понес внутрь, следом лигр втащил рюкзак. Прерывисто дыша, Фергана сосредоточенным взглядом обвел кабину управления и сказал:

– А знаешь, он может пригодиться.

– Кто? – Полутра осторожно укладывал Лагина на пол, раздумывая, что же подложить ему под голову.

– Демон.

– Зачем? – Сняв с себя рубашку, Полутра ее скомкал и сунул под затылок Лагину.

– Ты кораблем управлять умеешь? – Фергана встал на задние лапы и обнюхал приборы пульта управления.

– Смогу как-нибудь, разберемся.

– А куда лететь знаешь?

– Точно! – хлопнул себя по лбу Полутра. – Этот маравнюк не сказал куда лететь! Сейчас припинаю его…

– Погоди, – лигр тщательно обнюхал панель топливных систем и перебрался к сектору жизнеобеспечения, – не надо пинать, обращайся с ним поделикатнее. Асмаалу было известно, что с Лагиным может такая беда приключаться, он знал, что и куда колоть, даже я был не в курсе, понимаешь? Демон сейчас нужен, иди и убеди его сотрудничать с нами по-хорошему, по-доброму.

– Я ему почти мозги вышиб, как теперь убеждать сотрудничать по-доброму?

– Скажи, что вышибешь ему остатки мозгов, если не согласится, – осмотрев центральную иллюминаторную панель, лигр потер лапой нос, чтобы не чихнуть, перепрыгнул через кресло пилота и пошел к недвижимому Лагину и сидящему рядом Полутре. – Взаимопонимание ведь просто достигается. Почему вы, люди, сами ничего не умеете? Почему вас всему нужно учить? Давай, бегом, пока он не уполз куда-нибудь!

Полутра послушно кивнул и бросился к выходу.

– Всё будет хорошо, мой дорогой человек, – Фергана снова просунул лапу под голову Лагина, – твой лигр обо всём позаботится, всё сделает как надо… Полу-у-утра! – от рычания Ферганы, казалось, задрожали иллюминаторные панели. – Где ты там?!

– Уже несу! – донеслось из шлюзового отсека. – Подтаскиваю! Шлюз закрывать?

– Да! Разумеется! – Фергана лизнул шершавым языком заострившийся подбородок Лагина. – Всё будет хорошо, мой золотенный, сейчас демона прикрутим к креслу пилота и полетим. Ты главное – дыши, живи и ни о чем не беспокойся, я все сделаю… Полу-у-утра-а-а!

– Здесь уже, не грохочи на всю вселенную!

Глава 18

Лигр задумчиво поглядел на Лагина, на распластавшегося рядом демона, затем поднял взгляд на Полутру.

– Ну?

– Что?

Фергана шумно выдохнул и сдержанно проговорил:

– Как думаешь, что следует делать дальше?

– А… что следует делать дальше?

– Да, понятно…Ты всегда был таким тупым и неожиданным?

– В смысле? – Полутра уставился на лигра почти стеклянными от непонимания глазами.

Фергана походил по кабине, поглядел по сторонам:

– Как тебе объяснить… Хотя нет, ты не мог всегда быть таким тупоголовым. Я же видел, как ты прыгнул на демона, не прыгнул даже, а по воздуху полетел. Так могут двигаться вампирические существа или специально обученные в военных организациях люди. А в военные организации ведь не берут кого попало, правильно? – лигр присел, пристально разглядывая Полутру с ног до головы. – Или ты вампирическое существо?

Зашевелился демон. Треснувший череп стал покрываться золотыми нитками, а синяя жидкость на полу мгновенно высохла, рассыпалась песком и разлетелась пылью, словно кто-то дунул на неё. Фергана бросил взгляд на опутанное нитяным коконом лицо демона и снова поглядел на Полутру. – Не могут ведь набирать кого попало, да?

– Понятия не имею, – пожал плечами Полутра. Придерживая разорванные на бедре штаны, он на всякий случай отступил на пару шагов от внимательной усатой морды.

– Ты же вместе с Лагиным работал, да? – лигр пошел на него, помахивая хвостом. – Если я всё верно понял. Но Лагин же не мог работать в паре с идиотом, да?

– Наверное, не мог… я не знаю! – резко рассердился Полутра. – Что ты от меня хочешь, не понимаю!

Золотые нити прошили кожу, разрывы сомкнулись и желтовато-белый цвет лица демона изменился на оливковый. Асмаал попытался привстать и за мгновение его кожа сделалась блестяще черной. Фергана искоса наблюдал за этими цветовыми метаморфозами.

– Поддержи его под спину.

– Зачем?

– Делай, что говорю!

Полутра присел, подхватил демона под руки и зафиксировал, подпирая спину коленом.

– Так хорошо?

– Сойдет.

Усы Ферганы коснулись лоснящейся кожи демона, розоватый нос обнюхал происходящее. Асмаал медленно приподнял веки и пустые глазницы налились бледно зеленым светом.

– Здравствуй, мой дорогой демонический друг, – облизнулся лигр, – ты меня слышишь?

– Да. Где мой врач?

– Какой врач тебе нужен?

– У меня приступ панической атаки… он должен поговорить со мной.

– Хмм, – лигр поглядел, как на черной коже выступают красные капли пота. – Сколько ты ему платишь?

– Деньги развращают людей.

Фергана посмотрел на Полутру долгим взглядом, тот добросовестно поддерживал демона под спину.

– Кажется, я понял. Вытри ему лицо.

– Чем?

– Рукавом. У тебя же все равно нет салфетки. Где сейчас твой врач, мой дорогой демонический друг, где он?

– В моем доме.

– Конкретнее.

– В подвале моего дома.

– Еще конкретнее.

– В яме на цепи.

Фергана шумно вздохнул и повел ушами: за бортом корабля назревал какой-то шум.

– Что мне делать?

– Сиди, как сидишь, Полутра, ничего не делай. Значит так, мой любезный демон, я хочу тебе предложить сделку… – Фергана снова повел ушами, шум приближался, усиливаясь. – Я вылечу, исцелю тебя сейчас за четыре минуты, а ты… Да что там происходит?

Фергана поднялся, подошел к пульту управления и уткнулся носом в иллюминаторную панель.

– Как ты можешь меня вылечить? – демон поглядел на собственные руки, они меняли цвет, не зная на каком остановиться.

– Элементарно. Правильно ты своего врача на цепи держишь, он этого заслуживает.

– Негодяй! – визгливый женский голос прозвучал так громко, что его не приглушили даже иллюминаторные панели. – Да что ты о себе вообразил, мерзавец?! Да я улечу сейчас отсюда! Железное уродство видишь?! Вот на нем и улечу!

Лигр проследил, как женщина в коротком золотом платье, спотыкаясь, поспешила к шлюзовому входу.

– Только этого еще не хватало, – Фергана обернулся и оценил ситуацию: бесчувственный Лагин и меняющийся демон… Старательно поддерживающий его под спину Полутра вопросительно глядел на лигра. Со стороны шлюзового отсека раздался грохот и над пультом вспыхнул текст: «Попытка проникновения в корабль! Опасно! Опасно! Попытка проникновения в корабль! Перейти в режим отражения?» – Как некстати… – Фергана задумчиво помахал хвостом и принял решение: – Так, ты!

– Кто?

– Ты, ты, Полутра, идем со мной.

– А демона кто будут держать?

Фергана глубоко вздохнул и медленно произнес:

– Никто. Не будет. Держать демона. Демон сам посидит. Ты же сам посидишь, демон?

Асмаал утвердительно кивнул.

– Делаем следующее, – Фергана направился к выходу из кабины управления, – ты откроешь входной шлюз и будешь повторять то, что я скажу, понял?

Лигр спрятался в неосвещенной зоне и фыркнул:

– Открывай. И повторяй за мной, сам ничего не придумывай, ясно?

– Да-да, всё я понял, успокойся.

Полутра поднял шлюзовую панель и уставился на женщину в золотом платье. Она была пьяна и агрессивна.

– Здравствуйте, – тихонько проговорил лигр, и Полутра послушно повторил, – что вы хотите?

– Я хочу улететь с этой паршивой планеты! – выпалила она и собиралась шагнуть внутрь корабля, но Полутра предупредительно выставил руку. – Что такое?! У меня есть деньги, я заплачу! Вы на них другой мусоровоз себе купите!

– Мы не можем взять вас на борт, поищите любой другой пассажирский корабль.

– Это почему еще? – скрестив руки на груди, она уставилась на Полутру тяжелым взглядом из-под густо накрашенных ресниц.

– Это частное судно, мы имеем право отказать без объяснения причин.

– Говори причину, а то глаза каблуком повыбиваю!

– Да потому что у нас своих идиотов хватает! – в сердцах отрезал лигр, и Полутра добросовестно за ним повторил.

Женщина посмотрела на него, подумала, зачем-то посмотрела на собственные длинные красные ногти и с вязким ядом в голосе произнесла:

– Ты сейчас что сказал такое, тварь неразумная?

– Это не я, это он сказал! – Полутра успел отшатнуться в сторону. С проклятиями женщина ворвалась в корабль, где на неё и бросился рассерженный лигр.

Глава 19

Полутра снова продемонстрировал чудо прыжка и физической силы, успев схватить Фергану за ошейник. Взмахнув руками, женщина упала на пол, ударившись затылком о край шлюзовой панели.

– Нельзя! – прикрикнул Полутра. – Тут негде прятать трупы! С телом на борту мы не пройдем орбитального контроля!

– Не надо ничего прятать! – лигр щелкнул зубами перед носом женщины, пытаясь дотянуться, но мешал крепко держащий за ошейник Полутра. – Сожру наглячку вместе с костями!

Женщина на удивление хладнокровно смотрела на обозленного лигра и тормозящего его Полутру, но при этом не моргала.

– Прекрати! – Полутра пробовал потянуть Фергану на себя. – Чего ты взбесился?

– Как не взбеситься?! Лагину плохо, что делать, куда лететь не знаем, а тут еще и пьяная девка! Я не успеваю решать проблемы, они слишком быстро возникают!

Женщина зачем-то поправила цепочку на груди и заявила невозмутимо:

– На всякий случай хочу заметить, что я врач…

– Да какой ты врач! – свирепо зарычал Фергана. – Посмотри на себя! Тоже мне, нашелся врач!

– Широкопрофильный. Я встану, можно? Пол холодный.

– Конечно. – Полутре все же удалось оттащить лигра на пару шагов назад. – Вставайте и уходите отсюда по-хорошему.

Женщина неуклюже поднялась, одернула узкий подол платья, поправила прическу, но не сделала попытки уйти.

– Что еще? Идите, – Полутра кивнул на открытый шлюз.

– Во-первых, я действительно врач, – заплетающимся языком проговорила она. – Во-вторых, я не хочу оставаться на этой планете. В-третьих…

– Я сожру тебя сейчас! В-третьих! Ты что вообще ничего не соображаешь?!

– В-третьих – не перебивать, – женщина подняла указательный палец, глядя на лигра замутненными глазами. – Не перебивать, понял? И успокойся, погляди, как ты поцарапал покрытие пола и этого неряшливого человека, что держит тебя за ошейник. Кому тут плохо?

– Там, – Полутра указал глазами в сторону трапа, – наверху. Почему вы назвали меня «неряшливым человеком»? Кстати, это не он меня поцарапал, штаны я порвал, когда через забор перелезал…

– За-а-а-аткнись! – рявкнул Фергана. – Закрой рот! Замкни его! Женщина, вас как зовут?

– Индира, и я не женщина, а девушка.

– Мои соболезнования. Итак, девушка Индира, ты можешь сейчас уйти отсюда по-хорошему? Да отпусти меня уже! Я взял себя под контроль!

– Точно? – Полутра заглянул в сердитые голубые глаза.

– Да! Однозначно!

Полутра разжал пальцы, но далеко отходить не стал.

– Мне нужно осмотреть больного, – она пошла к трапу, зацепив морду Ферганы маленькой сумочкой на золотом шнурке. – Потом видно будет, уйду или не уйду.

Опешивший лигр проводил взглядом гремящую каблуками по металлическим ступеням фигуру в золотом.

– Это… женщина! То есть… девушка! Индира! – бросился за ней лигр. – Ты что делаешь?! Ты что себе позволяешь?!

– Я давала всегалактическую клятву! – донеслось уже из кабины управления. – Всегда оказывать посильную помощь больным, раненным и делать прививки бешеным зверям! Если понадобится!

– Сил моих больше нет. – Фергана уселся на пол и закрыл глаза. – Или ты хоть частично берешь ситуацию под контроль или я умываю лапы. С вами, люди, с ума сойдешь и не заметишь.

– Держись, – Полутра приобнял его за шею, – пока Лагин не очнулся, ты тут один в своем уме и с памятью, на тебя вся надежда.

– Считай, что вы ее теряете, – вяло огрызнулся лигр. – Корабль пополняется полоумными с катастрофической скоростью. Единственное, что я сейчас хочу, так это забрать Лагина, рюкзак и уйти в скалы.

– В какие скалы?

– В какие-нибудь. В голые пустынные скалы.

– Эй! – донесся сверху женский голос. – Вы знаете, что этот красный человек – демон?!

– Он уже красный, – лигр повесил голову, глядя в пол, – пять минут назад еще черным был, теперь он, видите ли, красный. Мне бы такое разнообразие. Хочу быть зеленым в белую полоску.

– Держись, Фергана, не сдавайся. – Полутра потрепал его по холке. – Соберись, давай.

– Кто-нибудь поднимитесь сюда! – снова прозвучал голос девушки. – У меня есть вопросы!

– У нее есть вопросы, Полутра и мы должны на них отвечать. Какой мерзкий голос может быть у человеческого существа, поразительно.

– Там идет кто-нибудь?!

– Да! Идем! – крикнул Полутра. – Шлюз закрывать?

– Закрывай, – с тоской ответил Фергана. – Закрывай всё, что хочешь… и что не хочешь тоже закрывай. Как же я от вас устал, такое ощущение, что десять лет прошло, а всего-навсего один дурацкий день.

– Вы поднимаетесь?!

– Да! Да! Да!

Глава 20

Поднявшись в кабину управления, лигр с Полутрой увидали Индиру, стоящую на коленях возле Лагина. Она осматривала его глаза, веки, щупала пульс, а в кресле пилота раскачивался из стороны в сторону Асмаал и рассказывал:

– …пошли нарушения сна, я не спал неделями, месяцами. Меня стал пугать металлический лязг, розовый цвет и круглые предметы, особенно если они с такими мелкими черными крапинками. Хотя, надо заметить, что квадратные, то есть кубической формы предметы ничуть не лучше круглых в крапинку, иногда даже хуже…

Девушка подняла на него туманный взгляд и сдавленно произнесла:

– Ну-ка, посмотри, он еще там?

– Кто? – осекся демон.

– Высокий мужчина в сине-белой форме, погляди, он стоит за бортом?

Вполоборота демон бросил взгляд в обзорный иллюминатор.

– Нет там никого. Так вот, а потом меня стала пугать горчица, обувь на высоком каблуке и синие шарфы, знаете, такие с кисточками, их на голову повязывают…

– Подлец! – со слезами в голосе воскликнула она, ударяя кулаком об пол. – Как он мог уйти, бросив меня одну?!

– Кхе-кхе, – Фергана недовольно смотрел на Индиру. – Ты же сама ему сказала, что сейчас улетишь и еще всяких грубостей добавила. Чего ради он должен стоять в темноте в пустынной, опасной местности?

– Много ты понимаешь, морда полосатая!

– Да уж побольше некоторых двуногих! – зарычал Фергана.

– Тише, спокойнее, не время сейчас, – погладил его Полутра, опасаясь, что лигр снова «выйдет из берегов».

Всхлипывая, Индира взяла Лагина за запястье, осмотрела пальцы, ногти, затем ее взгляд упал на ногу с задранной штаниной. Заметив следы уколов, всхлипывать она перестала.

– Это что еще такое? – девушка пододвинулась ближе и потянула штанину вверх.

– Совершенно не то, что может показаться! – в один прыжок лигр оказался рядом, подцепил когтем ту же штанину и потянул вниз. Материя затрещала. – Это лекарственные инъекции! И вообще, убери от него руки!

– Так… – Индира тряхнула головой, разгоняя хмель, – я должна послушать сердце…

Непослушными пальцами она расстегнула крепления куртки, распахнула её, и на пол вывалился пистолет.

– А это что такое? – девушка уставилась на оружие ничего хорошего не предвещающим взглядом.

– Ничего особенного, – передней лапой Фергана отшвырнул пистолет Полутре, тот подставил ботинок, поднял оружие и сунул за пояс. – И вообще, это не наше, это его.

Полутра послушно закивал утвердительно. Индира дернула куртку, пробуя ее снять, и из внутренних карманов посыпались метательные треугольники, выпал портативный лучник ближнего действия…

– О, а вот это точно моё, – Полутра шагнул вперед, намереваясь собрать свое имущество. – Это Лагин у меня конфисковал, когда я к нему в дом влез, а потом…

– Закрой рот! – рявкнул лигр. – Девушка, тебе домой не пора? Мама не заволнуется?

– Она через три планеты отсюда живет. – Индира потянулась к сумочке. – Я обязана доложить…

– Что именно? – лигр ловко подцепил сумочку и отшвырнул ее Полутре. – О чем ты, лапочка, собралась докладывать?

– О том, что на борту гражданского судна вооруженный экипаж, хищное агрессивное животное, – она попыталась приподняться, но у нее не получилась, – и человек в наркотической коме.

– Это не наркотическая кома, – непонятно почему обиделся Асмаал, – это нужное лекарство, без него Лагин окончательно бы умер. А так полежит немного, отдохнет и очнется.

– Ты уверен, что очнется? – Индира снова пощупала пульс.

– Абсолютно. – Он подумал и добавил: – Честное демоническое слово.

– Где это лекарство? Покажи мне.

– Это была последняя ампула, больше нет.

– Где пустая ампула?

– Выбросили, где-то там, за бортом валяется.

Индира уселась на полу поудобнее, пытаясь натянуть подол платья на коленки и зевнула, прикрывая рот ладонью, глаза ее немилосердно слипались. Фергана подошел к креслу пилота и поглядел в зеленые глаза Асмаала.

– Говоришь, последняя ампула была? Больше нет?

Тот отрицательно качнул головой.

– А если с ним опять такая беда приключится, что делать? Где добывать такие ампулы? И что это за лекарство? Что вообще случилось с Лагиным? Отвечай, а то коленку прокушу.

Демон на всякий случай поджал ноги и отодвинулся подальше.

– Надо лететь к Маддассу, эти ампулы он давал, больше негде взять. А что с Лагиным, пускай тебе сам Лагин рассказывает.

– Коленку прокушу.

– Прокусывай! – с неожиданной упрямой злостью отрезал Асмаал. – Это его личное дело, захочет – расскажет, не захочет – не расскажет! Надо к Маддассу лететь! Выбросьте девку за борт, все равно она меня не слушала, плохая докторица, и полетели отсюда!

– А кто корабль поведет? – помахивая золотистой сумочкой, Полутра подошел к соседнему креслу и уселся за пульт. – Я не помню, как это делается, какие-то обрывки крутятся в голове, но на одних обрывках далеко не улетим.

– Когда Лагин очнется? – шумно вздохнул Фергана.

– Часа через три должен, вот только ему покой нужен будет, нельзя сразу кораблем руководить.

– Я могу вести корабль, – еле-еле проговорила Индира сквозь непрекращающуюся зевоту. – Сейчас посплю немножко и… и… полетим…

Она вытянулась на полу рядом с Лагиным, положила голову ему на плечо и моментально отключилась.

Глава 21

Подперев кулаком подбородок, Полутра смотрел в черный обзорный иллюминатор, Асмаал покачивал одной ногой и развлекался тем, что щелкал пальцами, «высекая» язычки пламени, Фергана пытался подремать, но ничего не получалось.

– Прекрати щелкать!

Асмаал прекратил, посидел, помучился от скуки в тишине и принялся царапать длинным ногтем край пульта управления.

– А-а-а! – подскочил Фергана. – Ты что, нарочно это делаешь?!

– Конечно, нарочно, создаю звуки…

– Зачем ты создаешь эти мерзкие звуки?!

– Я не могу так долго находиться в тишине, она меня подавляет.

Фергана поднялся, с сердитым свистом выпустил воздух из ноздрей, ожесточенно почесал себя за левым ухом и вперил в Асмаала тяжелый взгляд.

– Откуда ты только понабрался этих глупостей, не понимаю! Микробов он боится, шарфики его пугают, тишина подавляет! Почему ты ведешь себя как псих? Откуда в тебе столько человеческой ерундистики? Ты же демон, существо иной формации, другого порядка, тебе должна быть безразлична вся эта паническая суета, которой мучаются люди. Тебе-то это зачем?

Демон скрестил на груди руки, потом скрестил ноги и принялся покачиваться в кресле, сверля лигра ответным взглядом исподлобья.

– Вот смотри, – Фергана уселся поудобнее, – я – лигр и не смогу заразиться от человека, а человек не сможет подцепить от меня какую-нибудь лигровую болезнь, потому что мы разные виды, мы не взаимодействуем друг с другом в таком вот… как бы выразиться… в основном болезнетворном плане. Мы не пересекаемся по природе, у нас разная температура тела, различные иммунитеты. А ты вообще третий вид, тебе лучше всех, ты не можешь заразиться ни от людей, ни от лигров, вообще ни от кого, разве что от себеподобного, а вы, демоны, не слишком часто среди людей расхаживаете. Понимаешь о чем я?

Асмаал молчал, продолжал сверлить его взглядом.

– Ты не можешь чем-то заразиться от человека, – внятно, членораздельно повторил Фергана, – никакими болезнями, бактериями, тем более – психическими расстройствами. Не можешь, как если бы ты был лигром, понимаешь?

– Как если бы я был лигром? – немного озадаченно переспросил демон.

– Да, да, как будто ты – лигр. И ты не пересекаешься с людьми и людскими бактериями. Не пересекаешься и не пересечешься, потому что это не-воз-мож-но.

– Невозможно… – эхом повторил Асмаал, и погрузился в глубочайшую задумчивость.

Увидев, что демон вышел из контакта, Фергана подошел к сидящему за пультом Полутре.

– А ты что сидишь, в пустой иллюминатор смотришь? Что там интересного показывают?

– А что я должен делать? – покосился он на недовольную усатую морду.

– Делай что-нибудь! Приноси хоть какую-то пользу!

– Я понимаю, у тебя плохое настроение и тебе надо всех достать, но я-то что плохого сейчас сделал? Сижу, молчу, никаких звуков не произвожу.

– Но и пользы тоже никакой не производишь!

Полутра тихонечко скрипнул зубами и поинтересовался, что конкретно он должен сделать прямо сейчас, чтобы Фергане стало легче жить?

– Принеси из жилого отсека одеяло, укрой Лагина и сбрось с его плеча эту пьяную голову!

Полутра скрипнул зубами погромче, нехотя сполз с кресла и поплелся в жилой отсек за одеялом. Проводив его взглядом, лигр снова передвинулся поближе к Асмаалу. Тот по-прежнему сидел неподвижно и смотрел немигающими глазами в пространство.

– Эй, демон, ты здесь? Ты с нами?

– Частично, – глухо ответил он.

– Как я понял, ты знал и Негора, и Лагина, и Маддасса, вы все были знакомы и вас всех что-то связывало, правильно?

Асмаал медленно, словно во сне, кивнул.

– Расскажи-ка в двух словах, что и когда? – вкрадчиво, почти ласково попросил Фергана. – А Полутру ты знал раньше?

Тот снова кивнул. Лигр нетерпеливо переступил с лапы на лапу.

– Давай, расскажи, доверься мне, всё станется только между нами.

Асмаал открыл, было, рот, но тут из жилого отсека вылез Полутра с ворохом одеял.

– Я решил, что одно надо подстелить под Лагина, – громогласно доложил он, – другим накрыть, а третьим…

Асмаал закрыл рот и снова вышел из контакта и, судя по его намертво застывшему лицу – надолго.

– Ты как всегда во время! – процедил лигр.

– Что я опять сделал не так?! – рассердился Полутра, бросая одеяла на пол. – Чего тебе надо, вздорное животное?

– Уже ничего! Давай, организуй Лагину подстилку.

– Пускай и Асмаал помогает.

– Не надо трогать Асмаала, пускай сидит в своём остекленении, хотя бы не щелкает, не царапает и не достаёт психозами. Приподними Лагина, надо снять с него куртку, потом ботинки, а после уж лежанку формировать.

Вскоре от их возни заворочалась и начала просыпаться Индира.

– Слушай, – торопливо проговорил Фергана, поглядывая то на неё, то на Лагина, Полутра заботливо подтыкал ему одеяло с боков, – пока она не начала разговаривать, просто вынеси ее за борт и… положи где-нибудь. Подальше от корабля.

– Нет, этого я делать не стану, – Полутра выпрямился, всем своим видом выражая протест, – она все-таки девушка, а тут темнота, пустота и всякие смердяцкие мухлоны.

– Не беспокойся понапрасну! Если эта девушка ходит по темноте и пустоте в таком виде и одежде, она с любыми мухлонами разберется, даже очень смердяцкими! Выноси её отсюда, кому сказал!

– Не буду. Хочешь, сам выноси, хочешь, сожри ее тут с костями, но я этого не сделаю.

Зевая, Индира привстала, потирая глаза и размазывая остатки косметики.

– Где я?

– В нехорошем месте! А сейчас ты встанешь и пойдешь за борт по своим делам!

– А, вспомнила, – она сбросила с ног туфли и огляделась по сторонам. – Вооруженный экипаж, бешеное животное и человек в наркотической коме… Где моя сумка?

– Я её проглотил, – лигр незаметно толкнул золотистый прямоугольник поглубже под пульт управления. – Что дальше?

– А дальше, – она умудрилась встать, но тут же споткнулась об ноги Лагина и снова упала, – мы собирались куда-то лететь, да? Сейчас и полетим…

– Мы не знаем куда, – напомнил Полутра, помогая ей обрести вертикальное положение.

– Сейчас, наконец, выясню.

Фергана встал на задние лапы, передние положил на плечи Асмаала, распахнул клыкастую пасть и, капая на него слюной, спросил:

– Так где, говоришь, Маддасс обитает? Куда лететь?

Асмаал сжался, закрыл глаза, чтобы не видеть слюны, не чуять горячего лигриного дыханья, и выдавил:

– Метеон…

– Что – «Метеон»? Выражай свои мысли яснее, – лигр ощутимо прихватил его клыками за плечо.

– Метеон – название планеты, – подсказала Индира. – Туда летим?

– А ты знаешь, где это? – развернулся к ней лигр, оставляя в покое демона.

– Конечно, она достаточно крупная. Я отвезу вас туда, но только при одном условии.

– Каком? – с заинтересованным видом лигр подошел поближе.

– Вы найдете мне другого красивого умного мужчину в сине-белой форме.

– А ты нас точно довезешь до Метеона?

– Да.

– Считай, что он у тебя уже есть! А сейчас давай, покажи свои таланты!

– Фергана, – криво усмехнулся Полутра, глядя, как девушка, покачиваясь, движется к пульту управления, – на твоем месте я бы не стал этого делать…

– О-о-о-о! Смотрите, кто заговорил! А что, есть альтернатива? Уже есть? Ты её нашел?

Пока они препирались, Индира выпихнула демона из центрального кресла, кое-как пригладила всклокоченные волосы и ударила кулаком по клавише активации систем управления. Пульт расцветился огнями, пошло тестирование на готовность корабля к полету. Наблюдая за ее действиями, Фергана невольно приуныл. Индира же поддела мизинцем навигационную панель, подняла её и приготовилась вводить координаты планеты.

– Ну-ка напомните название.

– Метеон, – с грустью сказал Фергана.

– Пишется так же, как и слышится?

– Сейчас уточню. – Лигр подошел к замершему на полу демону и шершавым языком лизнул его ухо.

– Да-а-а! – взвыл Асмаал, мигом выходя из оцепенения. – Как и слышится! Не трогай меня! Не трогай!

– Питьевая житкость есть? – икнула Индира, тыча ногтем мизинца по клавишам навигационной системы. – Ме…те…о-о-о…н-н… А зачем нам туда? Полетели лучше на Певерис, это ближе и там шикарный океан!

– Выбран курс на планету Метеон, – произнес искусственный голос информационной системы пульта. – Подтвердите ваше намерение следовать данным курсом.

– Подтвержда-а-аю, – Индира ткнула пальцем в соответствующую клавишу. – Смотрите, вы мне обещали мужчину в сине-голубой форме, не обманите, а то всех сдам в Орден Галактического Контроля.

– А ты что, доступ туда имеешь? – глумливо усмехнулся Фергана.

– Я врач синего отдела Ордена. В сумке, которую ты якобы проглотил, моя пропускная карта.

Пошла ощутимая вибрация, послышался утробный рев разогревающихся топливных систем и вскоре корабль вполне успешно стартовал.

– Так просто? – Полутра озадаченно смотрел, как Индира выбирается из кресла. – Да я и сам бы справился…

– Поздно теперь, – лигр мрачно наблюдал, как девушка безуспешно пытается найти «питьевую жидкость» в кабине управления. – Это и впрямь проще простого, даже я сумел бы! Но теперь на наш страх и риск корабль в руках пьяной девицы! Не понимаю, почему ей не полегчало после пары часов здорового сна!

– Она не пьяная, – демон материализовался прямо за спиной Индиры и дыханием приподнял её волосы. – В неё выстрелили.

Полутра с Ферганой подошли поближе и увидали торчащую в затылке девушки золотистую иглу с крошечным черным наконечником.

Глава 22

– Как лучше? Вытащить или выдернуть? – Полутра потянул к игле пальцы.

– Лучше не трогай, – демон выдохнул и волосы разлетелись, опадая. Индира очнулась, уселась за пульт и продолжила тыкать в клавиши навигационных систем. – Пусть так остается.

– А она хоть что-нибудь соображает? – Фергана вытянул шею, обнюхивая девушку. – Ведь взлетели уже… Выживем?

– Думаю, да.

– Думаешь? Или знаешь?

– Надеюсь.

– Почему она не обращает на нас никакого внимания? – Фергана обошел кресло, разглядывая девушку со всех сторон. – Словно нас нет?

– Потому что я зачаровал ее дыханием, очнется через пару минут.

– Ты говоришь, она не пьяная, но от нее же пахнет спиртным! – снова принюхался Фергана.

– Она выпила пару бокалов, но не столько, чтобы допиться до такого состояния. – Асмаал полез в один из отделов пульта, достал какие-то бумажные рулоны и начал отматывать, отрывать куски и тщательно вытирать шею, обслюнявленную лигром.

Минуя планетарную орбиту, «Зерен 101» ворвался в космос, стремительно удаляясь от планеты Бенгера. В обзорном иллюминаторе щедро рассыпались звезды, поплыли далекие туманности, засияли океанами ближайшие планеты.

– Как мы прошли через орбитальный контроль? – опершись передними лапами на край пульта, Фергана поглядел в обзорный иллюминатор. – Почему нас не остановили?

– Она ввела в информационную систему свой персональный код свободного передвижения, – демон старательно принялся вытирать затылок, бросая смятую бумагу на пол. – Теперь через любой контроль пролетим в пределах нашей галактики, разумеется.

Он с треском оторвал еще кусок и полез за шиворот. Полутра то так, то сяк пытался рассмотреть, чем конкретно вытирается демон, затем подошел, отобрал у него рулон и развернул его.

– Ты что делаешь? Это ж навигационные карты!

– Я не могу ходить, оплеванный звериными слюнями! – Асмаал сделал попытку отобрать рулон. – Не могу-у-у!

– Так иди душ прими! – Полутра указал рулоном на вход в жилищный отсек. – Сразу полегчает!

– Прекрасная мысль, – поддакнул Фергана.

– Верно! – обрадовался идее Асмаал и поспешно скрылся в жилом отсеке. Через мгновенье оттуда донесся вой, полный ужаса и омерзения: – Тарака-а-аны!!!

– Это не тараканы, – сказал лигр, обращаясь к Полутре, – это черные жуки плоскоспинники, они безобидны и съедобны. Немудрено, что они набились в корабль, неизвестно, сколько транспорт простоял внутри скалы без надлежащей чистки и обслуживания. Слушай, пока пассажирка на нас не реагирует, давай посмотрим, что у нее в сумочке?

– Давай.

Лигр подцепил когтем золотистый ремешок, Полутра подхватил сумку, открыл и принялся копаться, докладывая:

– Какие-то женские косметические штучки, плетеный чехол для иденти-карт… – Полутра извлек стопку металлических прямоугольников разных цветов, – смотри-ка, тут еще разрешение на ношение любого оружия, будь оно приобретено или изъято, и удостоверение: «Индира Тиар-Телли врач широкого профиля ЦММС». Так, что там еще, – Полутра убрал карты в чехол и снова полез в сумочку, – какой-то плоский футлярчик…

– Что такое «ЦММС»? – заинтересовался Фергана.

– «Центральный Межгалактический Медицинский Союз».

– Это глобально и серьезно?

– Глобальнее некуда.

– Она же вроде говорила, что врач какого-то синего отдела или что-то в этом роде.

– Я тебе как-нибудь расскажу, что такое ЦММС и что он в себя включает, хорошо?

– А ты это помнишь?

– Так… всплывает кое-что.

В следующую минуту Индира как-то странно вздрогнула, тряхнула головой, посмотрела на сидящего рядом Фергану и жалобно, с трудом проговорила:

– Глаза горят… такая боль… в голове… – и заплакала, пытаясь непослушными пальцами массировать виски. Ее лицо побелело, на щеках выступили красные пятна.

Лигр с Полутрой переглянулись.

– Надо вытащить эту штуку, – тихонько проговорил Полутра, прочти не размыкая губ. – Ей совсем плохо становится.

– Асмаал говорил не трогать, вдруг хуже будет, – Фергана покосился на вход в жилой отсек, из его глубин доносилось пение демона, походившее на предсмертные вопли.

– Асмаалу, похоже, таких штук не в голову, а прямо в мозги напихали, – проворчал Полутра, – нечего его слушать. Отвлеки ее как-нибудь, а я вытащу.

– Ладно, как скажешь. – Фергана зашел с другой стороны, заглянул в заплаканное лицо и, недолго думая, сказал: – Индира, Индии-и-и-ра, ты меня слышишь? Смотри, что у меня есть. – Он поднял переднюю лапу и поднес ее к лицу девушки. – По моим лапам можно будущее смотреть. Погляди-ка, видишь свое будущее?

Девушка оторопело уставилась на розоватые подушечки с когтями, прячущимися в в серовато-белой шерсти.

– Видишь? Смотри внимательнее, следи глазами.

Пока Фергана махал лапой перед ее лицом, Полутра приподнял на затылке девушки волосы, двумя пальцами взял иглу за черный наконечник и вытащил одним плавным движением. Вибрируя, игла загудела, вращаясь с бешеной скоростью.

– Где-то я уже видел такое, – Полутра внимательно рассматривал крутящуюся иглу со всех сторон, – точно видел, только не помню где и когда.

Индира всхлипнула, схватилась за голову, ее всю затрясло и, закатив глаза, она сползла с кресла, теряя сознание.

С полминуты царила тишина. Фергана смотрел то на Полутру, то на упавшую девушку, то на оставшийся без присмотра пульт управления.

– Ну, и… – хотел, было, что-то сказать лигр, но тишину снова прорезали «предсмертные вопли», что-то напевая, из жилого отсека вылез замотанный в полотенца демон. Особенно хорошо ему удался полотенчатый кокон на голове.

– Теперь мне гораздо лучш-ш-ш-ш… А-а! Вы зачем ее трогали?! Я же говорил – не трогать! Почему ослушались?!

– Раскомандовался! – дрогнула верхняя губа лигра, обнажая клыки. – Откуда командиров столько берется!

– Не нервничай, малыш, он этого не стоит, – Полутра почесал Фергану за ухом, мрачно глядя на Асмаала. – Я сейчас сам разберусь.

И двинулся на демона с отчетливо обозначенными на лице намереньями.

– Девице худо стало с гадостью в голове, а ты говоришь – не помогать! Ты – демон, тебя нельзя слушать!

– Так-так-так, – миролюбиво подняв открытые ладони, Асмаал отступил к стене, – хорошо, помогли, вытащили, лучше стало? Надо меня слушать!

– Ты все время врешь и путаешь!

– Только не бей! – вжался Асмаал в стену. – Не трогай! Только ведь вымылся, не смотря на тараканов!

– Это не тараканы, – саркастично усмехнулся Фегана, – это жуки плоскоспинники, неопасные и съедобные.

Услыхав о съедобности плоскоспинников, Асмаал согнулся пополам, зажал ладонью рот и бросился в жилой отсек. «Буа-а-а-а!!!» – донеслось оттуда через секунду.

– Тьфу, – сплюнул Полутра, – хуже бабы.

И тут зашевелился Лагин. Из пересохших губ вырвалось хриплое:

– Холодно…

Фергана замер, будто не поверил ушам, и в один прыжок оказался рядом с ним.

– Человек, дорогой мой, скажи что-нибудь еще! Холодно? Сейчас накроем, согреем… Полутра! Одеяла!

– Они все здесь, больше нет.

– Куртку скидывай!

Не выпуская из пальцев иглы, он неуклюже стащил с себя куртку и набросил на Лагина поверх одеял.

– Холодно… – повторил Лагин, не открывая глаз, – холодно…

– Сейчас потеплеет, – Фергана улегся на пол, прижимаясь к его боку белым пузом, одну лапу просунул ему под голову, другой приобнял и принялся согревать восковое лицо с заострившимися чертами горячим дыханием, и негромко замурчал, словно из самой глубины лигриного сердца полилась сокровенная мелодия.

Глава 23

Дрогнули ресницы, приподнялись веки, открылись мутные до черноты глаза, Лагин уставился в потолок. Рассеянный свет потолочных блоков немного разбавил эту черноту, но не оживил взгляда. В расширенных зрачках отразилось по усатой лигриной морде со встревоженными голубыми глазами, казалось – именно от этих отражений взгляд Лагина оживился, сделался осмысленным и он шепнул со слабой улыбкой:

– Здравствуй, Фергана.

– Очнулся, наконец…

Лигр ткнулся носом куда-то в подбородок Лагину и перед глазами Ферганы вдруг промелькнул залитый солнцем воздух, чьи-то большие твердые руки с золотыми кольцами на больших пальцах, трава, защекотавшая нос, когда он спрыгивал с этих рук… «Смотри, какой славный! Нравится? Держи, он твой!» «Даже не знаю, – присел на корточки человек в белой рубашке и очках в тонкой оправе. Человек улыбался, но его светло-серые глаза оставались холодными. – Что мне с ним делать? Он же станет огромным зверем, как я с ним справлюсь?» «Договоритесь как-нибудь! – громогласно рсхохотался голос». Человек в очках присел, протянул руки и сказал, улыбаясь: «Ну, здравствуй, Фергана! Иди ко мне, малыш!» Путаясь в траве, тот побежал к открытым ладоням, уткнулся мордочкой в их теплоту и запах… «Почему – Фергана? Почему ты его так назвал? – прозвучал оставшийся где-то далеко-далеко позади голос человека с кольцами на больших пальцах». «Есть у нас на Земле Ферганская долина, было у меня там одно дело, я его чуть не провалил. А он и правда славный, теплый такой и пахнет солнцем… смотри-ка, кусается!»…

– Здравствуй, Фергана, – повторил Лагин. Взгляд, устремленный на усатую лигриную морду, посветлел и полностью ожил. – Как же я рад тебе.

– Я тебе тоже, – лигр коротко вздохнул. – Больше не умирай, ладно?

– Постараюсь.

– А-а-а-а! Всё, мне конец! – из жилого отсека выполз демон. – Везде тараканы! А что-нибудь попить горяченького у нас найдется?

Взгляд Лагина сфокусировался на розовом коконе из полотенца на голове Асмаала. Затем Лагин выпростал руку из-под одеял и хлопнул ладонью об пол. Ощутив вибрацию, он поглядел на лигра, затем Полутру, стоявшего неподалеку:

– Корабль летит. Мы в космосе?

Полутра с лигром синхронно закивали.

– А это что делает у нас на борту посреди космоса? Я имею в виду эту гадость в полотенцах.

– Мы поняли, что ты имеешь в виду. – Полутра подошел ближе и склонился, вглядываясь в его лицо. – Но пока не получается от него избавиться. И у нас еще есть одна новость…

– Когда вы только успеваете? – Лагин сделал попытку привстать. – А кто ведет корабль?

– Это и была та самая новость, – смущенно, даже как-то неловко развел руками Полутра. – Фергана, подтащи новость поближе, покажи ему.

Лигр аккуратно взял девушку за шиворот и подтащил в поле видимости Лагина.

– Она ведет корабль, – пояснил Полутра. – Вернее, начала вести, задала старт на Метеон, а потом…

Приподняв голову, Лагин глянул на лицо с размазанной помадой.

– Кто это?

– Ее зовут Индира.

– Когда вы всё успеваете… – растерянно повторил он.

– Сами собой гордимся. Это был юмор. – Полутра осекся, уставился куда-то себе под ноги и воскликнул: – Кажется, я начинаю тебя вспоминать! У тебя нет чувства юмора, поэтому я всегда говорил тебе: это смешно, а это не смешно…

– Это я ему говорил! – рявкнул лигр. – А не ты!

– У меня есть чувство юмора, – Лагин привстал, выбираясь из-под вороха одеял, – я же землянин. Там даже родиться толком нельзя без чувства юмора. Так, еще раз: кто это?

– Индира! – добросовестным хором ответили лигр с Полутрой.

– Что у тебя в руке?

– Где? У кого?

– У тебя в руке. В пальцах. Что вращается и гудит?

– Иголка ядовитая.

– Где ты её взял?

– Из затылка этой девушки. Ты не думай, мы держали ситуацию, у нас неплохо получалось…

Лагин оборвал его кротким жестом, снова попытался приподняться, но не послушались ноги.

– Подтяни меня к пульту управления.

– Ты должен отдыхать, – лигр легонько ткнул лапой в грудь Лагина и тот упал на подстилку. – Полутра, накрой его одеялками и курткой… Буду греть!

– Не надо меня ничем накрывать, – Лагин снова предпринял попытку приподняться. – Полутра, посади меня в центральное кресло пилота.

– Тебе отдыхать надо!

– Я сам знаю, что мне надо. Быстрее! Мы неуправляемы, можем врезаться в какой-нибудь корабль в любой момент.

Полутра поднял Лагина на руки и понес к пульту.

– Не сюда! В центральное кресло!

– Понял, понял, не волнуйся.

Полутра усадил его в кресло и спросил дальнейших указаний.

– Попробуйте ничего не делать в ближайшие десять минут. Девушку накройте чем-нибудь, пусть ей будет теплее. А это… – Лагин поднял взгляд на Асмаала, торчащего у бокового иллюминатора, – это…

– Это трогать не надо, – голосом Лагина произнёс демон. – Пускай себе стоит в углу. – Откашлялся, рассмеялся и сказал уже своим голосом: – Кстати, Фергана, тебе есть не хочется?

– А должно?! – раздраженно рыкнул лигр.

– Пора бы уже.

Глава 24

Словно в ответ на его вопрос, в животе Ферганы громко заурчало.

– Думаю, это не проблема, – Полутра занимался тем, что перекладывал по-прежнему не подающую признаков жизни Индиру на «подстилку» Лагина. – Уж что-что, а пропитание наверняка, тебе припасли. Лагин, где его еда?

Лагин не ответил, продолжая следить за приборами.

– Ты припас мне еды? – в животе Ферганы снова заурчало.

– Нет, – Лагин глянул в иллюминатор, затем на клочки навигационных карт, разбросанных по полу.

– Как так? – накрыв Индиру до самого подбородка, Полутра распрямился, с удивлением глядя на него. – При такой дальновидности не догадался…

– Любая еда, подходящая лигру – продукт скоропортящийся, даже консервированный. Я рассчитывал покормить его на Бенгере, но там всё пошло не по плану. – Лагин снова и снова пробовал пошевелить пальцами ног. – На борту есть пятисуточный паек, рассчитанный на двоих человек, но Фергане он не подойдет.

Полутра уселся в кресло рядом, поскреб подбородок и произнес, задумчиво глядя на Фергану:

– Голодный лигр на борту это плохо… может быть даже опасно… А! У меня идея! Эй, демон!

– Чего? – сидя на корточках, Асмаал сушил волосы. Собирая с полотенца выпавшие волоски, он прикладывал их обратно к голове и они мигом врастали в кожу.

– Сделай что-нибудь, накорми лигра!

– Чем это, интересно? – демон аккуратно выбрал последний волосок, раздумывая, куда бы его прирастить.

– Ну-у-у… – Полутра задумался, как бы выразить свою мысль, и рассердился: – Будто не понимаешь! Создай ему какой-нибудь жратвы! Да посвежее!

– Этого я не могу, – Асмаал пристроил волос на макушку и тщательно осмотрел полотенце, не осталось ли на нем еще чего полезного.

– Вот я к тебе подойду сейчас! – пригрозил Полутра. – Перетаскивать нас во времени и пространстве в неудобные места – это ты можешь, а состряпать лигру покушать, затрудняешься?

– Да! Подходи! Угрожай! Можешь бить! Если надо состряпать еду, чтобы отравить лигра, я сделаю, а чтобы просто накормить – это не ко мне!

Полутра замолчал, переваривая информацию. Сглатывая голодную слюну, Фергана выжидательно смотрел на Лагина, тот переключал системы навигации, поглядывая на мерцающую звездными точками карту текущего небесного квадрата в левом нижнем углу иллюминатора.

– Придется делать остановку на Дионе, – сказал он, наконец, – покормим Фергану, заодно пополним запасы питьевой и технической воды. Через три часа сядем. Фергана, три часа продержишься?

– Разумеется, дома я держался гораздо дольше. – Успокоившись, лигр растянулся на полу.

Выставив новый курс, Лагин выдернул из спинки соседнего кресла иглу, куда воткнул ее десятью минутами раньше, и снова принялся рассматривать. Игла больше не гудела и не вращалась.

– Так как вы, говорите, эта девушка попала к нам на борт?

– Случайно, – сдержанно зевнул Полутра. – Напилась, поругалась с другом и принялась колотиться в наш шлюз, требуя впустить. Хотела улететь. Мы пытались не пускать, но она прорвалась насильно.

– Случайно… – Лагин зачем-то понюхал иглу и сдавил крошечный черный наконечник, отчего игла снова загудела. – Друга ее видели?

– Нет, она сказала, что это мужчина в сине-белой форме.

– Как ее зовут? Индира?

Полутра дотянулся до золотой сумочки, открыл, извлек стопку карт, выбрал идентификационную и протянул Лагину.

– Вот её полное имя.

Лагин пробежал взглядом строчки, выбитые на карте и медленно повторил вслух:

– Индира Тиар-Телли… Тиар-Телли… – затем поводил указательным пальцем по крупным буквам «ЦММС». – Не может быть.

– Она тебе знакома? – недоверчиво хмыкнул лигр.

Лагин прищурился, разглядывая лицо в обрамлении спутанных темно-каштановых волос.

– Ну да, – тихим голосом произнес он, – так и есть, та самая Индира. Надо же, как изменилась… Она из хорошо известного влиятельного клана.

Лагин задумался, постукивая пальцами по краю пульта. Полутра с Ферганой хлопали ресницами, не зная, что сказать, даже Асмаал притих, перестав возиться в попытке соорудить на себе из полотенец какой-то замысловатый наряд.

– И…и… как теперь? – настороженно поинтересовался Полутра. – Чем это нам может грозить?

– Во-первых, нас могут обвинить в ее похищении, во-вторых… в принципе, достаточно и во-первых, – тяжело вздохнул Лагин. – С иглой в затылке, на борту сомнительного судна с более чем сомнительным экипажем. Как докажешь, что она сама сюда ворвалась, а не мы это организовали.

После длительной паузы Фергана досадливо ударил лапой по полу:

– Говорил: давай сожру ее вместе с костями! Так нет же, он, понимаешь ли, не позволит! Сейчас и я был бы сыт, и проблем никаких!

– И ты смог бы съесть живого человека? – недоверчиво хмыкнул Полутра.

– А давай проверим!

– Тише, не шумите. Полутра, позади тебя в верхнем левом стенном отсеке коробки с медпрепаратами. Подноси их сюда, попробую составить противоядие.

– Ага, понял.

Полутра метнулся к стенному отсеку, а Фергана подошел к Лагину, заглядывая ему в лицо.

– Тебе еще очень многое надо нам рассказать и объяснить. И чем быстрее, тем лучше.

– Да, знаю, но сам видишь, не могу выбрать момента. Асмаал!

– Здесь!

– Помоги ему с коробками.

– Есть!

– И закрой рот.

– Закрыл!

Лагин поморщился, чувствуя, как от голоса демона в висках начинает разливаться тяжелая боль.

– Фергана, в рюкзаке сугриппа осталась? Хотя нет, не надо, лучше не стоит.

Глава 25

В стенном отсеке оказалось четыре белых контейнера, названных Лагиным «коробками». Он выбрал два, остальные велел отнести на место. Пока он перебирал упаковки с ампулами, Фергана продолжал мучаться от любопытства:

– Ответь хоть на один вопрос: Маддасс уговорил тебя все-таки сотрудничать с ним, да? А как уговорил? Что он сделал? А что это было за дело? Зачем ты ему понадобился?

– Это был один вопрос? – Лагин вскрыл четыре упаковки и взял из каждой по ампуле. – Погоди, с этим закончу, потом на Дион сядем, тебя покормим, а когда полетим дальше, все спокойно по порядку расскажу.

– Да, покормить меня отличная идея, – кивнул Фергана, облизываясь. – Далеко еще?

– Скоро уже.

Лагин смешал содержимое ампул в стерильной керамической плошке, набрал состав в шприц и в очередной раз безуспешно попробовал пошевелить пальцами ног.

– Полутра, сможешь инъекцию сделать?

– Да, – не раздумывая, ответил он, – только покажи, куда чего втыкать и на что нажимать.

Лагин поднял шприц, чтобы Полутре было лучше видно:

– Втыкать в кожу острой стороной, пальцем нажимать на тупую, давить на поршень, пока вся жидкость не окажется в девушке. Лучше попасть прямо в след от ядовитой иглы, тогда результат будет эффективнее.

– Ага, понял, – и он потопал к Лагину.

Со смешанными чувствами наблюдал лигр за происходящим, до последнего не веря, что Лагин не шутит. Но когда неуклюжая лапища Полутры потянулась к протянутому шприцу, Фергана не выдержал:

– Лагин, ты чего делаешь? Вроде ж не хотели ее убивать. Пускай Полутра подтащит тебя, сам уколешь.

– Все нормально он сделает, – Лагин сложил упаковки ампул обратно в контейнеры, – мышечно-физическая память – великая сила. Асмаал!

– Вообще-то, он отдыхать изволит, – ответил демон искаженным женским голосом.

– Коробки в отсеки убери. Полутра, давай скорее, идем на снижение.

Один за другим контейнеры поднялись над пультом и полетели размещаться в отсеки. Сосредоточенно сопя, Полутра уселся на пол и попытался одной рукой перевернуть девушку так, чтобы добраться до ее затылка. Получилось плохо. Тогда он взял шприц в зубы, уложил Индиру как следовало, убрал волосы, присмотрелся к нужной точке и примерился иглой. Лигр прижал уши и закрыл глаза. Точным движением Полутра воткнул иглу в след укола, ввел раствор, плавно извлек иглу обратно и спросил, что дальше делать.

– Шприц – в мусорный контейнер, девушку на бок положи и укрой потеплее, возможен сильный озноб. – Лагин ощутил, как в венах началось покалывающее движение крови. – Начинаем посадку на планету Дион. Всем присутствующим на борту демонам продолжать молчать и делать вид, что их на свете не существует, а всем лиграм приготовиться к принятию пищи.

Лагин потянул на себя рычаги ручного управления скоростью и вполоборота поглядел на Фергану. Тот сидел за правым плечом, глядя на Лагина широко распахнутыми, не моргающими глазами.

– Отомри, это был юмор, – вздохнул Лагин. – Короче, садимся. Фергана и Полутра идут со мной, Асмаал остается на борту присматривать за девушкой. Вопросы? Пожелания? Комментарии?

– Асмаал не остается на борту, – всё тем же женским голосом произнес демон, – Асмаал идет с Лагиным, Ферганой и Полутрой.

– Нет, он остается здесь. – Лагин произнес эту спокойную фразу с такой интонацией, что демон замолчал до самого приземления.

Вскоре «Зерен-101» совершил посадку в лесном массиве неподалеку от залитого огнями населенного пункта.

– Опять ночь! – с досадой чихнул Фергана. – Снова тьма и опасность!

– Не бойся, мы с тобой, – хмыкнул Полутра, передавая пистолет неуверенно встающему на ноги Лагину. – Ты нормально? Двигаться сможешь?

– Да, вполне. – Лагин сунул пистолет за пояс, одернул свитер и сделал пару пробных шагов. Колени подгибались, ноги дрожали от слабости. – Все хорошо, не надо так смотреть, мне лучше двигаться сейчас, чтобы кровь быстрее циркулировала. Так, – он обернулся, отыскивая взглядом демона, тот скорчился в дальнем углу и походил на разбитую временем корягу.

– Прекрати сейчас же.

– Бедный Асмаал так исстрадался… – жалостливо проскрипела коряга.

– Я тебе сейчас доверяю корабль и девушку, которая вот-вот начнет приходить в себя. – Одной рукой опираясь о спину лигра, другой держась за Полутру, Лагин попробовал приседать. – Когда еще тебе с таким доверием повезет. Мы вернемся через пару часов, не больше. К кораблю никого не подпускать, девушке не позволять никаких действий. Понял?

– Да! – с радостным хлопком разлетелась коряга и рядом с Индирой в изголовье лежанки возникла здоровенная мягкая игрушка: нагромождение мохнатых сиреневых шаров с носатой плоской мордой. На морде щерилась клыкастая пасть, горели оранжевые глаза.

– Молодец, – размявшись, Лагин встряхнулся, расправляя плечи, – можешь, когда хочешь.

Лагин направился к выходу из кабины управления, но на пороге притормозил и обернулся:

– Девушка должна быть целой. Вся. И корабль тоже. Иначе тебе никогда никакого доверия. Понял?

– Да, да, да, – закачалась «игрушка», внутри забренчали бубенцы.

Ночь на планете Дион оказалась теплой и влажной. Она пахла сломанными кораблем деревьями, встревоженной мокрой землей и густо сладким цветочным духом. Лигр огляделся, в пару прыжков обследовал округу и вернулся к шлюзовому отсеку.

– Дорога в той стороне. Полутра бери Лагина на руки и неси, сам пойдет – покалечится, тут чего только не набросано.

– Я сам дойду, что еще за глупости, – Лагин сделал шаг вперед, но был подхвачен Полутрой и весьма бесцеремонно переброшен через плечо. – Люди, звери, да вы чего делаете? Я достаточно дееспособен!

– Спокойно, аналитик, не шуми, донесу спокойно, поставлю аккуратно, какие проблемы? Береги голову, глаза прикрывай от веток. – И под тяжелыми ботинками затрещали ветки. – Эй, животный! Ты там дорогу-то глазами подсвечивай!

– Ага! Сюда! – донесся из-за невидимых в темноте деревьев голос Ферганы. – На голос иди! Слушай голоса моего звучание! Только на эхо не отвлекайся!

– Вот ведь… – придерживая за ноги норовившего сползти Лагина, Полутра сердито кашлянул и напропалую двинул через чащобу. – На голос говорит идти, звучание слушать… Тонко все у него, непросто. Нет, чтобы конкретно обозначать траекторию движения, он голоса звучанье предлагает. Грамотного зверя воспитал, в правлении может заседать. Лагин, ты чего?

Он вздрагивал, обмякнув на плече Полутры.

– Лагин, ты чего это? Плохо, что ли? – замедлил Полутра шаг.

– Не-е-ет, – простонал, всхлипывающий от смеха Лагин, – хорошо мне, просто вспомнилось, когда ты, я и Аттика на малом корабле заходили в туманность Ломиаса, а ты… – Лагин снова затрясся в приступе хохота.

– А что я? – Полутра обиженно крякнул, отодвигая очередную узловатую ветку. – Что я там опять не так сделал? Голову береги!

– Берегу старательно. Ты вел корабль, когда вошли в плотность туманных полос, и ты сказал: «Что это еще за волосня такая? Где видимость? Нам туда точно надо?» Мы подтвердили, что нам туда однозначно надо, и ты с такой суровой серьезностью ответил: «Ладно, тогда иду по приборам, куда сядем, там пускай и радуются».

– А я посадил, да? Я был хорош?

– Еще бы, никто почти и не пострадал. Держись теперь голоса лигра, иди по приборам…

И Лагин снова затрясся от хохота.

– Правда? – Полутра легко перепрыгнул через невидимое в потемках бревно. – А нам вообще складно вместе работалось? Чем мы занимались?

– Дорога-а-а! – донесся голос Ферганы. – Сюда! Ко мне!

– Как-то это неправильно всё, – снова засопел Полутра. – Правильно, когда человек зверю говорит «ко мне!», а не наоборот. Ты как хочешь, но я с такими постановками не согласен.

Полутра выбрался на земляной тракт, широкий, как взлетно-посадочная полоса, и застыл в озадаченности. То, что на подлете приняли за иллюминацию населенных пунктов, оказалось свечением миллионов огненных существ, безмолвно парящих в пространстве.

Фергана отступил назад, шагнул за спину Полутры, вытянул морду, дотягиваясь до висящего на его плече Лагина и шепотом спросил:

– Кхм… а что мы знаем о планете Дион?

– То, что она ближе всего по курсу, – ответил Лагин. – А что там такое? Полутра, разверни меня лицом к ситуации и отпусти, наконец.

– Хорошо, – он поставил его на землю. – Гляди.

В черном пространстве застыло сонмище неподвижных огненных лиц и силуэтов.

– Думаю, смогу потерпеть до другой планеты, – тихонько прозвучал лигриный голос. – Идемте на корабль поскорее.

– Нет уж, накормимся, зря, что ли летели? Лагин, они хоть органического происхождения?

– Не знаю, надо ближе подойти или нечто вроде зонда отправить в их сторону, некий раздражитель, чтобы определить, как они двигаются, реагируют.

– Я за раздражитель сойду? – и, не дожидаясь ответа, Полутра пошел вперед, выкрикивая: – Эй, дионцы! Дионисянцы! Дионисцы!

Фергана дернулся было за ним, но Лагин удержал за ошейник и лигру ничего не оставалось, как усесться у его ног и наблюдать за происходящим. Подойдя к лучевому скоплению, Полутра вдруг поднял руки и задвигался в разные стороны, вскидывая ноги.

– Что он делает? – осипшим от волнения голосом спросил лигр.

– Похоже, танцует.

– Зачем?! Покричи ему, и побежали в корабль! Мне тут не нравится!

– Негде тебя больше кормить до самого Метеона.

– Жуков погрызу, перебьюсь как-нибудь! Привык я уже к Полутре, жалко терять!

– Погоди расстраиваться раньше времени, – Лагин погладил Фергану по голове и почесал за ухом. – Он знает, что делает. Не помнит, но знает и сделает правильно.

Глава 26

Полутра наладил контакт меньше чем за полторы минуты, обернулся, помахал рукой и прокричал:

– Идите сюда! Они спрашивают, чего мы хотим!

– Вот видишь, всё хорошо, – Лагин направился к скоплению огненных силуэтов, на всякий случай придерживая Фергану за ошейник.

Когда подошли ближе, смогли рассмотреть всё разнообразие: в ночном воздухе парили и бесформенные огненные сгустки и вполне четкие лица, фигуры по плечи, по пояс, а так же целиком сформировавшиеся огненные существа. С опаской глядя по сторонам, Фергана то и дело шарахался, приседая на задние лапы, когда чье-то лицо подлетало слишком близко.

– Как ты с ними общаешься? – спросил Лагин.

– Читаю по губам, они шевелят губами.

– Скажи, нам лигра надо накормить.

Полутра добросовестно озвучил просьбу, бурно жестикулируя от усердия. Пара существ, сформированных с головы до ног, взмыла ввысь и от каждого выстрелило по яркому протуберанцу, освещая лесную чащобу и бродивших в ней животных.

– И что это означает? – лигр тоже пытался читать по губам, но ничего не выходило.

– Они предлагают тебе пойти и поохотиться, – пояснил Полутра, – освещают дорогу, показывают зверей, чтобы ты не споткнулся и не промахнулся. Иди, питайся по-быстрому и прихвати нам какую-нибудь шкуру или рога, повесим в кабине управления.

– А-а-а… – Фергана в нерешительности потоптался на месте, – э-э-э-э…

– Полутра, можешь им объяснить, что он умеет охотиться только на консервы и еду в мисках? Что это, в некотором роде, домашний лигр?

– Хм-м-м… как бы это выразить попонятнее?.. А, вот! Понимаете, он у нас дефективный, с отклонениями, сам охотиться не умеет! Нет ли у вас какой-нибудь готовой, в смысле – уже мертвой еды? Ну-у-у, которая уже не двигается?

Существа спустились вниз и сгруппировались с парой десятков паривших вблизи. Пока они совещались, Лагин рассматривал их и пытался если не вспомнить, то хотя бы определить, что это за народ такой? Вскоре группа разлетелась, и целые существа принялись выбрасывать в воздух огненные сгустки, отчего в вышине закрутились причудливые пламенные вихри. Забыв о голоде, Фергана смотрел на это удивительное зрелище и похоже, даже не дышал. Вскоре Полутра с Лагиным заметили, как с противоположной стороны тракта к ним приближаются темные фигуры. Учитывая, что шли они ногами по земле, можно было предположить, что они органические. При ближайшем рассмотрении фигуры оказались двумя юношами среднего роста и худощавого телосложения. И они выглядели бы вполне обыкновенно, если б не один нюанс: в их телах кипел, циркулировал огонь, отчего полупрозрачная кожа светилась. Увидев их, Лагин хлопнул себя по лбу с возгласом:

– А-а-а-а! Так вы армелиты? Это планета армелитов?

Юноши синхронно закивали.

– Так вот, значит, как вы рождаетесь… то есть, формируетесь… короче, так вот, значит, как вы появляетесь! Поразительное зрелище, порази…

– Уважаемые армелиты, нам нужна мертвая еда, – напомнил цель визита Полутра, беспокоясь о корабле, оставшимся под присмотром демона. – У нас лигр с отклонениями, сам охотиться не умеет, а жрать просит регулярно. Поможете?

Юноши склонили головы, разглядывая лигра, двигались они медленно, плавно, словно у них внутри не огонь кипел, а переливалась тяжелая жидкость, затем потянулись к нему. Фергана в ужасе отпрянул от горящих ладоней, едва не сбив с ног Лагина.

– Нет, нет, трогать не надо, – Лагин предупредительно выставил руку, – смотреть можно, трогать нельзя.

Юноши о чем-то беззвучно посовещались с недоформированными существами и в вышину снова полетели огненные сгустки. Спустя пару минут на тракте возникла группа из троих точно таких же юношей. Легко, словно не затрачивая никаких усилий, они несли синеватую двухголовую тушу размерами почти с Фергану. Положив тушу на землю, юноши отошли в сторону, глядя на пришельцев одинаковыми глазами на одинаковых лицах. Фергана оторопело уставился на чудовище, покрытое серо-синей шерстью, с рогатыми головами, с морщинистыми голокожими головами и короткими ногами с черными копытами. Лигр часто заморгал и на его морде возникло такое выражение, словно еще немного и его стошнит.

– Так! – Полутра многозначительно посмотрел на Фергану. – Давайте не будем злоупотреблять гостеприимством, а просто возьмем и отнесем подарок на корабль, а там разделаем и хорошенько прожарим.

– Ему, вообще-то, жареное не рекомендуется…

– От одного раза не помрет. Бери за ноги, я – за головы, и вперед.

С хоровыми благодарностями подняли тушу и потащили к кораблю. Когда свернули с тракта в лес, сверху ударили лучи света – армелиты освещали дорогу.

– Слушай, Лагин, – кряхтя под тяжестью ноши, Полутра поглядел вверх, – эти огненные персоны, от природы добрые и благородные?

– Вообще-то не очень, они завоеватели, могут города выжигать целиком. Почему они к нам так дружелюбно отнеслись, не понимаю.

– Наверное потому, что с вами был я! – проворчал Фергана. – Дефективный лигр с отклонениями! Лигров любят все, даже завоеватели!

– Ты иди, давай, на дорогу смотри. Лагин, нам же воды еще надо было взять.

– Знаешь, в этом случае лучше действительно не злоупотреблять гостеприимством и улететь отсюда поскорее, воды у нас все-таки немного, но осталось, продержимся.

– А можно подняться и поискать водоем.

– Предлагаешь закачать в корабль воду из природного водоема? Ты в своем уме?

– А что такого? Пропустим пару раз через фильтрационную систему.

– Ага, а если десять раз пропустим, то и пить можно? Нет уж, не стоит рисковать, закупим где-нибудь специально подготовленную для корабельных нужд.

Вскоре световые лучи скрестились на обшивке «Зерена-101». Лагину пришлось бросить копыта чудовища, чтобы открыть входной шлюз. Феграна первым запрыгнул на борт, следом Полутра волоком втащил трофей, а Лагин закрыл шлюз изнутри.

– Фух! – Полутра вытер мокрый лоб рукавом. – Давай, напряглись в последний раз! Надо втащить зверюгу наверх!

Лагин снова взялся за заднюю часть, и они потащились по металлическим ступеням.

– Слушай, – насторожился на половине пути Полутра, – как-то там подозрительно тихо… тебе не кажется?

– Иди! Вперед! – с натугой проговорил Лагин. – Я сейчас упаду!

– Да, да, уже.

Тушу затащили наверх и поволокли в кабину управления.

Глава 27

В кабине управления они увидали следующую картину: все изображающий клыкастую сиреневую игрушку демон и облепленная паутинным коконом Индира. Серые ленты плотно пеленали ее с ног до головы, открытыми оставались лишь перепуганные глаза.

– Ярко, ново, концептуально. – Бросив тушу на пол, Лагин перевел дух. – Зачем ты это сделал?

– Ты же сам велел. – Демон мгновенно принял свой облик. – Чтобы она ничего не говорила и не делала. Пожалуйста, всё в наилучшем виде: молчит и не двигается. А вы, как погляжу, добыли лигрику покушать? И как вам удалось хоть что-то отобрать у армелитов?

– Они были поразительно любезны и сами подарили. Фергану правда чуть не вывернуло, когда он увидал угощение, но в пищеблоке все поправим, разделаем, пожарим. Освободи девушку, сними с нее эту декорацию.

Пепельно-серые ленты распались, разлетаясь невесомыми хлопьями. Индира глубоко вдохнула и закричала:

– Помоги-и-и-те! Кто-нибудь! Помоги-и-те!!!

– Неверная просьба, да? – хихикнул демон и плюнул сквозь зубы: – Замри!

Девушка так и застыла с открытым ртом в попытке привстать.

– Полагаю, вы с молодыми армелитами общались, – Асмаал с живейшим интересом рассматривал тушу. – Хорошо, возрастных не встретили.

– Ты откуда так осведомлен об армелитах? – Лагин прошел к креслу пилота, чтобы немного передохнуть перед транспортировкой туши в пищеблок. Присев на корточки Полутра рассматривал, трогал пальцами спирально закрученные рога, а Фергана с гадливостью обнюхивал будущий ужин.

– Они упорно пытаются доказать свое родство с демоническими сущностями, мол: там огонь и тут огонь. Так неумно, прямо не выразить словами. Но у нас ведь, в отличие от них, нет огненной крови, мы совершенно разные. И вообще, лучше улетать отсюда, а то старики понабегут.

Словно в ответ на него слова снаружи раздался странный дробный стук, словно десятки кулаков постукивали по обшивке снизу доверху, дотягиваясь почти до самой иллюминаторной панели. Лагин привстал, выглядывая наружу. Корабль окружало с полсотни одинаковых на первый взгляд черноволосых мужчин в темно зеленых одеждах, напоминающих форменные комбинезоны. Высоко подпрыгивая, они практически взлетали, колотя по кораблю.

– Что еще за барбадун? – Полутра подскочил к иллюминатору. – Что этим масвистунякам надо?

– Насколько я понял – это взрослые особи, – настороженно пошевелил усами Фергана. – Общаться мы не хотим, поэтому улетаем прямо сейчас, не попрощавшись. Верно?

– Я бы не советовал, – как-то по-особенному мерзко хихикнул Асмаал. – Они простукивают топливные системы корабля. Взорвут нас при попытке старта.

– Ладно, хорошо, – шумно выдохнул Лагин. – Давай, говори. Ты ведь что-то затеял еще до посадки на эту планету. Ну? Озвучивай.

– Хих. Да, я могу сейчас уладить эту ситуацию и мы спокойно взлетим.

И замолчал. После продолжительной паузы Лагин сказал:

– Ну?

– Что?

– Что ты хочешь взамен?!

– Взамен вы станете со мной считаться, любить и уважать.

– Слушай ты, енот паскудный…

– И никогда не станете называть «паскудным енотом». – На миг лицо демона сделалось черно-белым и мохнатым.

– Хорошо, – кивнул Лагин, – не будем. А теперь делай. Мы должны взлететь без малейших повреждений топливных систем.

– Кстати, – хрипло откашлялся Полутра, – а к чему они это? Зачем взорвать хотят?

– Армелиты черпают основные жизненные силы от энергии катастроф. – Демон обернулся долговязой фигурой, затянутой в строгий учительский сюртук. Ткнув блестящей указкой в иллюминаторную панель, он продолжил: – В момент взрыва высвобождается достаточное количество энергии для…

Стук усилился, стал дробнее, четче. Армелиты начали допрыгивать до иллюминаторов, заглядывая в кабину.

– Так что?! – прикрикнул Полутра. – Долго кривляться будешь?!

– Я же просил любви и уважения, – обиженно проскрипел демон, поглатывая указку.

– Ты еще ничего для этого не сделал!

– Могу тяпнуть его за коленку для ускорения процесса, – облизнулся Фергана. – У меня за последние сутки постоянно возникает желание кого-нибудь куснуть и попытать. Лагин, уверен, у тебя найдется этому желанию разумное, здоровое объяснение.

– Нет, ну почему чуть что, так сразу тяпать и пытать? – в возмущении всплеснул руками Асмаал. – Отчего нельзя по-хорошему, по-доброму?

– Предлагаю просто вышвырнуть его за борт, – Полутра решительно двинулся на демона. – Сами справимся. И дезинфекцию надо устроить после него, а то перезаражаемся демонскими микробами.

– До чего ж вы все-таки злые, неприятные создания! – Строгий черный сюртук распался на тлеющие лохмотья. Залоснилось, заблестело обнажившееся тело оливкового цвета, черные пряди волос затрещали багровыми искрами, и демон шагнул в пространство прямо сквозь корабельную обшивку.

Дальнейшее экипаж наблюдал через центральную обзорную панель. Склонив голову, словно в глубокой задумчивости, демон двигался по воздуху. Затем он медленно раскрыл руки и его стопы соединились с ладонями горящими полу-крыльями. Армелиты оставили в покое корабль и сгруппировались, глядя на демона. Они не переговаривались между собой, не жестикулировали, просто замерли, как нарисованные на черном полотне. Асмаал что-то выкрикнул густым гортанным голосом и с горящих полу-крыльев хлынули потоки багровой воды.

– Лагин, – шепотом проговорил Фергана. Лигр стоял на задних лапах, передними опираясь на пульт, – чего ты ждешь? Стартуем скорее.

– А демона подождать? – услышал его Полутра. – Сейчас он там всех погасит и полетим.

– Лагин, как ты с ним работал? Я не понимаю. – Одним глазом косясь на происходящее с армелитами, а другим глядя на Полутру, лигр процедил сердито: – Ты уже не помнишь, что одна из недавних задач – избавление от демона? Но он упорно не давал нам шанса? Ты это помнишь или нет? У тебя голова хоть как-то функционирует или ситуация тяжелая по всем фронтам? Лагин, чего ты ждешь? Заводи звездолет.

– А ты, зверь, тут самый умный, да?! – Полутра грохнул кулаком по пульту перед лигриной мордой. – Думаешь, демон нас не догонит и не испоганит всё окончательно за такое предательство?

– Не догонит!

– Это почему же?

– Потому что демоны не способны перемещаться в космическом пространстве без вспомогательных средств! Это даже мне известно! Тупица! С кем летать приходиться!

Полутра осекся, озадаченно глядя на рассерженную лигриную морду.

– Он верно говорит, не могут они самостоятельно передвигаться по космосу в физическом облачении. – Лагин в задумчивости поскреб подбородок и бросил взгляд на замершую с открытым ртом девушку. – Ладно, с этим что-нибудь придумаем. Полутра, садись в кресло, Фергана, держи покрепче ужин. Взлетаем резко, без основной предстартовой подготовки.

– Может, лучше не надо так… с ним поступать? – Полутра сел в соседнее кресло, не сводя глаз с охваченного огненными и водяными всполохами Асмаала.

– С демоном на борту мы никогда не доберемся до цели, все время будем путаться в неприятностях. Лагин, я правильно думаю?

– Ты где-то рядом с истиной. Держитесь. Взлетаем.

И Лагин схватился за рычаг аварийного набора высоты.

Глава 28

«Зерен-101» вылетел в космос так, что после нормализации скоростного режима, экипаж долго не мог придти в себя. Ни о каком контроле над управлением полета речи не шло – никто не ощущал себя живым. Но отчего-то именно такой чудовищный взлет и вывел Индиру из демонского ступора: челюсти сомкнулись, глаза закрылись, она упала и задышала. Отдышавшись и придя в себя, девушка осмотрелась и пробормотала: «Где я?» потом начала, было, кричать, но мигом смолкла, увидав, как к ней подползает громадный зверь с мутными глазами. Ее испугал даже не сам полосатый зверь с маниакально остекленевшим взглядом и вздыбленной на холке шерстью, сколько скрежет когтей по напольному покрытию – громкий отвратительный звук, совершенно противоестественный на корабельном борту.

– Эй… – нерешительно произнесла Индира, отодвигаясь к стене, – нельзя! Кому сказала! Нельзя! Хороший зверь! Нельзя! Нельзя!

Сидевший за пультом худой небритый человек в свитере закашлялся, отдышался и сдавленно проговорил, сдерживая новый приступ кашля:

– Прекрати, Фергана! Что ты делаешь?

– Еще одну проблему осталось решить! – неожиданно ответил зверь человеческим голосом, и Индира в изумлении уставилась на это явление. – Еще одну!

Зверь махнул лапой, пытаясь зацепить ее, но Индира отпрянула в сторону.

– Прекрати, Фергана! Прекрати решать проблемы!

– Одна всего осталась, всего одна… – зверь упорно полз к ней. И тут откуда-то из-за пульта поднялся высокий широкоплечий мужчина с растрепанными черными волосами. Неуверенно ступая, он подошел к зверю, упал сначала на колени, затем плашмя рухнул на хищника, придавливая его к полу.

– Спасибо, Полутра. – Человек за пультом выровнял дыхание и вполне доброжелательно улыбнулся девушке. – Индира не бойся, здесь тебя не обидят. Возможно, ты ничего не помнишь, но находишься на нашем корабле довольно давно и добровольно. Меня зовут Лагин, его, – он указал на пол, – Полутра, а тот, кто под ним, зовется Ферганой и он – лигр. Вполне домашняя миролюбивая умница.

Миролюбивая умница зарычал, сморщив нос, отчего обнажились белоснежные с голубоватым отливом клыки и снова махнул лапой, в надежде все-таки дотянуться до «последней проблемы», но Индира забилась в дальний угол и находилась на безопасном расстоянии.

– Это не похищение, нет? – скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла девушка, обращаясь к Лагину. Она ни минуты не сомневалась, что главный на корабле именно он.

– Нет, – Лагин отвернулся к приборам. – Назовем это случайностью. Теперь извини, нам надо придти в себя после аварийного взлета, чуть позже всё объясню. Прошу, только не кричи, не бегай по кабине, в общем – не провоцируй Фергану, он и без того расстроен в последнее время.

– Я не буду. – Индира не могла понять, отчего она практически безоговорочно верит этому человеку, вполне хватило его спокойно произнесенного «нет» и больше не требовалось никаких объяснений. Говорящий лигр что-то сердито ворчал и ворочался, пытаясь сбросить с себя длинноволосого Полутру, а тот, похоже, пригрелся на его спине и собирался уснуть. Это зрелище было настолько курьезным, что Индира едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Прикрыв пальцами улыбку, она перевела взгляд на Лагина. Массируя то лоб, то виски, он морщился, должно быть, от боли, глядя на показания приборов, что-то переключал, корректировал и в очередной раз потерев лоб, сказал:

– Кто-нибудь еще хочет услышать продолжение истории с Маддассом?

Индира вздрогнула от неожиданности, когда зверь и человек вдруг резко подскочили с пола и одновременно гаркнули: «Да!» С Полутры мигом слетела сонливость и он занял кресло за пультом. Лигр встряхнулся, глаза его прояснились и забыв о «проблеме», он поспешил занять место по правую руку Лагина. Тот медлил, корректируя навигационные параметры.

– Ты остановился на том, как пришел в свое бунгало после визита в дом Маддасса, а он там тебя поджидает в беседке со своими подружками, – Фергана в нетерпении переступил с лапы на лапу. – И говорит, давай, мол, сотрудничать, а то я про тебя все знаю и если расскажу – тебе не поздоровится. Не знаю кому как, но лично мне этот Маддасс не приятен как личность, а тебе, Полутра? Это же шантаж какой-то мелкий получается, верно? А что может быть хуже шантажистов? Если не брать в расчет демонов-психопатов…

– Провокаторы! – отрезал Полутра. – Они хуже шантажистов и психов! Ты чего растрещался, полосатый?

– Это я так, перевозбудился, наверное.

– Вот успокойся и дай Лагину сказать!

– Уже, уже, – лигр прикрыл глаза и задышал глубоко, размеренно, – успокаиваюсь… А что он про тебя знал? Ну, скажи, скажи. Ты злой, да? Ты плохой? Ты преступник?

– На хвост наступлю! – взревел Полутра. – Двумя ногами!

– Молчу давно, слушаю внимательно. Лагин, там сугриппа еще осталась, принести?

– Не надо. – Не отводя взгляда от приборов, Лагин откашлялся и продолжил: – Я ответил, что организация достаточно хорошо осведомлена о своих сотрудниках, а шантаж не делает чести никому, тем более – богу. И я пошел к своему бунгало, ожидая, что он скажет чего-нибудь вслед, но он молчал. Я дошел до домика – ничего, молчание, я взялся за ручку – снова тишина. Дверь открыл, в дом вошел, на кровать сел и сижу…

– Как дурак, да? Сидишь, ждешь, что за тобой побегут, уговаривать начнут…

– Да что ж такое! – разозлился Полутра, только-только начавший вслушиваться в историю. – А если на хвост? Двумя ногами?!

– А если за ногу? Всеми клыками?!

Лагин перевел дух и продолжил, обращаясь к проплывающей по правому борту золотисто-сиреневой туманности:

– Да, я действительно чувствовал себя странно и отчасти глупо. Я не мог найти себе места, поэтому встал, вышел к беседке, но там никого уже не было. Походил вокруг беседки, зачем-то начал рыться в памяти, в самом себе с целью понять почему, зачем все это происходит здесь, сейчас и со мной….

– Ну да, ты же аналитик, ты же все должен анализировать, пока с ума не сойдешь, верно?

– Полосатый! Где хвост?!

– Слушай, ты, – лигр привстал, помахивая хвостом, – еще вчера ты кричал: «помогите, загрызают!». А нас с Лагиным изначально было двое! Хочешь стать третьей проблемой?!

– Я бы не советовала, – донесся женский голос из дальнего угла.

– Что? – обернулись на звук все вместе. Некоторые уже успели позабыть о женщине на борту.

– Я… просто хотела сказать, – Индира пыталась сесть так, чтобы хоть немного прикрыть колени коротким золотым подолом, – что становиться третьей проблемой это плохо, особенно в космосе. Можно спросить, кто был первой проблемой?

– Не сейчас! – хором ответили лигр с Полутрой. – Лагин, что было дальше?

– Дальше… – Лагин проводил взглядом туманность и вытер пересохшие губы тыльной стороной ладони. – Дальше я ходил вдоль моря и ждал хищных рыб. Даже в воду заходил по грудь на удачу – вдруг явятся. Но не повезло. Тогда выбравшись из воды, сидя на песке, трясясь от холода и злости, я все еще пытался что-то понимать и держать какие-то правила и события в собственных руках, но чувство отчаяния, бессилия начинало меня заполнять. Даже не помню, как я опять очутился в беседке. Сидел, забившись в темный угол, пока не заскрипел песок под ногами Маддасса. Он не вошел в беседку, он стоял за моей спиной и терпеливо ожидал, когда я домучаюсь. Я спросил его, что он знает обо мне? И он ответил с тугой, скользкой улыбкой, что он просто наблюдает пока за мной…

– Аааа! – воскликнул Полутра. – Так вот откуда мне известно слово «провокатор!» Лагин, ты в тот момент не засмеялся?

– Да нет, мне было не смешно, тем более, он действительно кое-что обо мне знал, но не хотел сразу раскрывать все карты. Так вот…

В этот момент ожил узел оповещения и прохрипел:

– Неуправляемый крейсер по левому борту! Примите меры предосторожнос…

Последовал страшный удар и «Зерен-101» полетел в космос, разваливаясь и распадаясь на части.

Глава 29

Все произошло так неожиданно и быстро, что экипаж даже испугаться не успел, а только в полнейшей оторопи наблюдал, как веером складывается внутренняя и внешняя обшивка стен: за считанные минуты кабина управления превратилась в прозрачную полусферу и поплыла в опасной близости от борта пассажирского лайнера.

– А..эээ… – вытаращив глаза, Полутра поднял руку, указывая на лайнер, опустил, снова поднял, – эээээ…!

– Без паники, – Лагин спешно перенастраивал системы. – Говорил же: корабль сделан на Земле, его можно на ходу починить топором, уж на случай столкновений тем более продумано. Хотя, врежься он в нас на полном ходу, никакие бы придумки не спасли. В общем, какое-то время кабина сможет двигаться и функционировать как самостоятельный модуль.

– Так как же, – Полутра руку опустил, в изумлении глядя на исправно светящиеся системы пульта, – всё работает?

Лагин утвердительно кивнул и Полутра бросился к сектору внешней связи.

– Вы озверели там, что ли?! – заорал он в передатчик. – Не видите, куда прёте, головожопые?!

В ответ раздались лишь треск и помехи. Лайнер находился так близко, что еще немного и можно было бы заглянуть внутрь сквозь ярко светящиеся иллюминаторные панели. Последующие попытки связаться с лайнером так же не дали результата.

– Похоже, там что-то случилось. – Уже не обращая внимания на лигра, Индира поднялась с пола и подошла к пульту. – Видите, как он дергается?

И действительно, лайнер двигался рывками, то набирая, то сбрасывая скорость.

– И вихляется к тому же, – Фергана понаблюдал, как покачивается корабль, затем перевел взгляд на Лагина. – Слушай, не помню откуда знаю, но вроде бы оказание помощи в космосе дорогого стоит. В плане вознаграждения. От компании или владельца судна.

– Он прав, – Полутра торопливо собрал волосы в хвост, не спуская глаз с лайнера. – Он абсолютнейше прав. Кабина наша летать-то хоть может?

– Да, но…

– А состыковаться с ним?

– В принципе, можно попытаться, но…

– Отлично! – его лицо посветлело, просияв. – Тогда вперед, скорее, чего ждем? Подсказывай на ходу как с управлением помогать, а то я не помню толком как корабль вести, а уж как управлять кабиной без корабля – тем более не в курсе.

Полутра уселся в кресло, растопырил пальцы над приборами, словно собирался музицировать и выжидающе посмотрел на Лагина, но на его лице не виднелось воодушевления.

– Достаточно связаться с любой базой и сообщить координаты лайнера. Зачем лезть самим? Мы же не знаем, что там случилось.

– Ну конечно, – Фергана отпихнул Индиру, пододвигаясь вплотную к Лагину, – за «сообщить» нам ничего не заплатят, возможно, даже не поблагодарят.

Лагин опустил взгляд на полосатую морду с искрящимися энтузиазмом глазами.

– Тебе, лично тебе, к чему вознаграждение? Что-то купить хочешь? Голодаешь?

– Да, – лигр глядел на него пронзительным, до самой души проникающим взглядом, – голодаю. Мне пока еще не подали к столу хорошо прожаренное синее мясо рогатого монстра. И еще, конечно же, мне хочется кое-что купить.

– Что именно?

– Новый корабль. А то боюсь полгалактики со смеху умрет, пока будем к Маддассу в одной кабине добираться, а по прибытию и сам Маддасс, чего доброго, по швам разойдется, когда это увидит. Получится – зря летели.

Лагин поскреб подбородок, глядя на удаляющийся лайнер. Весь его вид выражал глубочайшее нежелание со всем этим связываться.

– Дельные вещи полосатый говорит, – Полутра продолжал держать пальцы в готовности. – Мы из-за них развалились. Пускай ремонтируют.

– А лучше – новое покупают, – подхватил Фергана. – Лагин, теряем время, упускаем шансы.

– Поймите, – нехотя проговорил он, – сейчас важно поскорее добраться до Маддасса, это жизненно важно для меня, ну и… для вас, думаю, тоже. Поэтому лучше не отвлекаться на всякое… постороннее… Вы пока еще не знаете всей истории до конца и не понимаете происходящего…

– Боюсь, у слушателей мало шансов, – весьма прохладно прозвучал голос Индиры. – Если история так важна, почему бы не рассказать коротко основной смысл? Ты полчаса повествовал, как рефлексировал на берегу, приманивая рыб, причем, по совершенно непонятным для слушателей причинам. Если сжато поведать о происходящем, а отдельным блоком пустить внутренние переживания и ощущения, уверена – появится шанс дожить до финала. Возможно, на лайнере находятся люди, которым требуется срочная помощь, а я, между прочим, врач, не смотря на это платье, туфли и прическу. Причем врач широкопрофильной квалификации. Если у нас есть возможность подняться на борт лайнера, мы обязаны ее использовать.

Теперь Лагина сверлили три пары глаз.

– Давай сугриппу, – мрачно произнес он, и Фергана бросился к рюкзаку. Принеся его Лагину, он хотел было завилять хвостом, но вспомнил, что это не по его профилю и вообще не в правилах лигриного поведения. Поэтому просто оскалился и зарычал. Сделав пару глотков, Лагин спросил:

– Это еще что такое?

– Это я особенно радостно мурлычаю… мурлыкаю… В общем, пытаюсь выражать свои позитивные чувства.

– Агрессия не бывает позитивной, – скрестив руки на груди, Индира рассматривала лигра. – Симпатичный ошейничек. Камни натуральные? Лагин, ты осознаешь, что зверь тобой манипулирует?

– Ага, – Лагин поднялся с кресла, встал на четвереньки и полез куда-то под пульт. – Пускай делает что хочет.

Фергана поглядел на копошащегося в полумраке Лагина, поразмыслил о чем-то и попытался просунуть голову в тесное пространство под пультом.

– Хочешь сказать, что ты меня любишь и не хотел бы потерять?

– О-о-о-!.. – рассмеялась Индира, но Полутра замахал руками, и она замолчала, снова прикрывая пальцами улыбку.

– Да я не хочу тебя потерять. И я хочу тебе купить десять фикусов, сотню тачек, всё, что тебе понравится… да как же это открывается?

– Что ищешь? – Полутра присел, тоже пытаясь заглянуть под пульт. – Помочь? Полосатый, отойди, а? Из пасти воняет – дышать невозможно!

– Так пахнет голод! – рыкнул лигр, отходя. – Это запах голода и страданий! Лагин, а что под пультом интересного? Мы тебе окончательно надоели?

– Да, вы мне окончательно надоели, но я зачем-то иду у вас на поводу и пытаюсь найти скрытые панели аварийной стыковки.

– То есть… мы идем на борт?

– Да! Да! – Лагин выбрался из-под пульта, усаживаясь в кресло. – Мы идем, возрадуйтесь! Вот только стыковку я смогу осуществить через мусорный отсек лайнера. Все спасатели к этому готовы?

– Да, конечно! – дружно ответили «спасатели».

– Уверены?

– Да! Там же люди!

– И деньги! Мы в полной боевой готовности!

– Тогда вперед.

И Лагин направил полусферу вдогонку лайнеру.

Глава 30

– Ой, фу, какая гадость! Аа-а-а! Где выход?! Куда бежать?! А-а-а-а! Погибаю!

– Фергана! Я же предупреждал: стыкуемся через мусорный отсек! Что ты предполагал здесь найти? Плантацию тюльпанов? – Лагин подал руку Индире, помогая ей протиснуться сквозь штабеля спрессованных отходов, готовых к переработке и выбросу в космос. – Полутра, не потерялся?

– Нет, я с вами! – Полутра тащился следом с коробками медикаментов, которые их обязала взять с собой Индира. – Далеко еще? Целый город, а не мусорный отсек! Как можно столько намусорить?

– Ты же видел размеры лайнера. Каков лайнер, такова и свалка. Сюда, за мной. – Лагин подошел к малому люку сброса отходов в отсек. – Вот теперь стоим здесь и ждем.

– Чего ждем?! – зарычал Фергана. – Я не могу ждать! Мне надо выйти из этой вонищи! У меня, в отличие от вас, тонкое звериное обоняние!

– Вертикальный шлюз открываются только снаружи, – пояснил Лагин, – мы должны подождать пока сюда поднесут порцию отходов. Шлюз откроется, я его заблокирую и мы вылезем отсюда.

– Ничего не хочу слушать! Ты разницы не знаешь между звериным обонянием и человечим! Меня это убивает!

Полутра поставил коробки на пол, набрал побольше воздуха в легкие и рявкнул так, что уши заложило:

– Какой мы нежный! То нам жрать охота, то нам нюхать тяжело! Только и делаем, что за твоими капризами бегаем! Женщина вон стоит, молчит и не жалуется, а ты уже весь убился! Сказал тебе Лагин, что отсюда не открывается, вот сиди, жди, пока нагадят и принесут! – Полутра дважды ударил кулаком по шлюзу. – Понял, да?!

Фергана раскрыл было пасть, желая ответить, как вдруг извне прозвучал тихий печальный голос:

– А кто там?

Полутра осекся и посмотрел на Лагина.

– Ты это слышал? Или мне показалось?

– Я точно слышала, – спотыкаясь в потемках, Индира подошла к шлюзовой крышке и крикнула: – Помощь пришла! Откройте! Я врач! Дайте доступ на борт!

Ответа не последовало. Они прождали пару минут, и Индира сказала:

– Ну-ка, постучи еще раз.

Полутра добросовестно поколотил кулаком по крышке.

– А кто там? – с той же интонацией прозвучал грустный голос и добавил чуть погодя: – А что нужно?

– Я же объяснила!..

– Погоди, Индира, – шепотом сказал Лагин, – не говори ничего, возможно лайнер захвачен. Я сейчас попробую рискнуть и открыть шлюз изнутри. Полутра, помнишь как с этим обращаться? – Лагин протянул ему пистолет.

– Не надо, треугольниками обойдусь.

– Я тоже говорил, что арсенал нам не нужен, – пробормотал Фергана, виновато поглядывая на Лагина. – Достаточно меня вперед выпустить и я всех распугаю.

– Замолчите оба! Не мешайте ему! – Индира заметно нервничала, наблюдая, как Лагин присел на корточки, осматривая крышку снизу. – Какая-нибудь помощь нужна? Что сделать?

– Не знаю, – Лагин выпрямился, – не знаю, что случилось с этим лайнером. Будь я один, вошел бы сейчас, но вместе со всеми вами – рискованный маневр.

Он вытянул из-под свитера цепочку с дрожащей каплей и произнес в воздух:

– Нужна твоя помощь, Негора. Сейчас.

– Зачем?! – воскликнул Фергана. – Он же сказал, что может помочь тебе на расстоянии только раз! Мы можем за себя постоять!

– Но я сейчас не могу постоять за вас. Я ситуации не знаю.

Вскоре в сумраке отсека стали возникать тускло светящиеся очертания человеческой фигуры. Лагин пошел навстречу этому контуру со словами:

– Негора, открой проход без взрыва. Прошу защиты всем, кто рядом со мною.

– А тебе? – Фергана поддел когтями край штанины Лагина. – Почему ты просишь только за нас?

– Мне не нужно.

– Почему?

– Позже поймешь.

Очертания налились цветом, формой, и дымное синее существо коснулось единственным пальцем крышки люка. Пока поднималась крышка, существо взорвалось, окутывая всех, кроме Лагина колким на ощупь сиянием. В раскрывшийся шлюз первым шагнул Полутра. Прыгнувший следом Фергана не рассчитал и свалил его с ног.

– Сломал спину, гарманяка! Покалечил!

– Ничего не сломал! – огрызнулся лигр. – Только чуть придавишь – так всём уже всё сломал!

Следом выбрались Лагин с Индирой. Сияние Негора быстро стихало, догорая.

– Никого нет. – Индира огляделась по сторонам и воскликнула сердито: – Здесь нет никого!

Прислушавшись к вибрирующей металлической тишине, Лагин крикнул:

– Есть кто живой? Отзовитесь!

– Надо пробежаться в сторону центра управления и жилых отсеков. – Кряхтя, Полутра встал с пола и не удержавшись в сердцах припечатал каблуком хвост Ферганы. Стоя спиной к ситуации, Лагин каким-то непостижимым для Индиры образом, не оборачиваясь, махнул рукой, ухватывая лигра за ошейник. Клыки щелкнули в сантиметре от шеи Полутры. Удерживая триста разозленных килограммов, Лагин продолжал задумчиво смотреть в пол и о чем-то размышлять, словно и не замечал нагрузки. Индира подошла к Лагину, внимательно рассматривая его со всех сторон.

– Как ты это сделал? Руку должно было просто вырвать вместе с предплечьем!

– Это почему? – Лагин поднял на нее затуманенный взгляд. – У меня такое ощущение складывается, что на этом лайнере никого нет. Прекрати, Фергана! Стоп!

Лигр замер, стоя на задних лапах, влажно дыша в лицо Полутре.

– Что? Все, да? Кусить не можешь? – рассмеялся Полутра.

Фергана обернулся, посмотрел на Лагина, тот так и продолжал стоять, ухватив его за ошейник и высматривать что-то на полу и стенах. Затем поглядел на глумливо ухмыляющуюся физиономию Полутры, подумал пару мгновений, сморщил нос и оглушительно чихнул ему в лицо.

– ААААА! – разнесся вопль по отсекам лайнера.

Не обращая внимания ни на лигра, ни на Полутру, старательно утирающегося обоими рукавами куртки, Индира проследила взгляд Лагина.

– Куда ты смотришь?

– Видишь два серых кругляшка под крышкой люка? Мусор в отсеке остался с предыдущего рейса. Экипаж текущего рейса обязан был его сбросить, тогда они стали бы желтыми. Мусор не сбрасывался…

– Идем в кабину управления! Посмотрим, кто ведет корабль!

– Индира, поверь мне – никто его не ведет. Он просто не взлетел бы, не получил бы доступа к рейсу. Возможно, произошел какой-то сбой в системе космодрома и судно стартовало автоматически.

– Такие сбои маловероятны, – вздохнув, вновь прозвучал чужой печальный голос. Индира посмотрела на лигра, Фергана на Полутру, тот на Лагина.

– Да, да, я тоже это слышал. – Лагин направился в сторону уходящего в полумрак туннельного коридора. – Кто здесь? Кто управляет кораблем?

– Ну я управляю, а в чем дело?

Лагин опустил взгляд. Пока он рассматривал, что там копошится под ногами, подоспели остальные спасатели.

– Фу, что это?! – едва успел затормозить Фергана, чтобы не затоптать какое-то черно-белое существо. – Очередная гадость!

– Сдается мне – это енот. – Лагин извлек из внутреннего кармана фонарик и посветил вниз. – Да, и впрямь енот.

Глава 31

– Наверное, он искусственный. – Полутра нагнулся, поднял зверька и покрутил, рассматривая. – Где-то должен включаться и выключаться.

Деликатно откашлявшись, тот произнес:

– Вы извините, конечно, но я так могу и пукнуть, если не прекратите меня вертеть.

Рассмотрев его как следует при свете фонарика, Лагин пришел к выводу, что это не совсем енот. Очень похож, но все-таки не енот: белые полоски отливали серебристым, а глаза с длинными, почти человеческими ресницами имели чистый серебряный цвет, блеск и круглые зрачки.

– Полутра, поставь его на место, похоже, зверь настоящий, хоть и странный немного.

– Да, – фыркнул Фергана, – он пахнет по-звериному.

Лагин присел перед зверьком на корточки и спросил, кто он такой и где люди?

– Зовут меня Кофе, я не совсем, как вы выразились, «зверь», я из народа муранов планеты Финил.

– Финил? Где это? Что-то не припоминаю.

– Не мудрено, – развел Кофе лапками, – это маленькая планета почти у самой границы системы, мы живем обособленно.

– Ладно, это выяснили, – Лагин выпрямился, выключая фонарик. – Что ты делаешь на этом корабле и где люди?

– Не имею преставления, где они.

– Это как понимать? Так, погодите, давайте пройдем в центр управления, я должен посмотреть, что там происходит.

Проходы и коридоры лайнера освещались стабильным ровным светом, воздух был в меру сухим и чистым, что указывало на исправно работающую систему жизнеобеспечения. По пути Лагин заглядывал в отсеки и каюты, в надежде обнаружить кого-нибудь живого или мертвого, но безрезультатно. Судя по беспорядку, салоны не успели подготовить к следующему рейсу, однако нигде не было личных вещей пассажиров или экипажа. Чем ближе становился центр управления, тем больше мрачнел Лагин. Пока он занимался осмотром, остальные члены экипажа остатков «Зерена-101» не теряли времени даром, они допрашивали Кофе:

– Ты здесь как оказался? Один? Рассказывай правду!

– Сейчас все объясню, – он торопливо обогнал Фергану, опасаясь снова получить хвостом по голове. – Как я уже говорил: я не животное, а представитель разумного народа, но некоторые не хотят этого признавать и упорно считают нас забавными зверушками. Нас отлавливают, усыпляют и контрабандой развозят заказчикам. На этот раз не повезло мне. Первый раз я очнулся на борту другого корабля, но толком не успел осмотреться, меня снова усыпили. Второй раз очнулся уже здесь в чьей-то пассажирской каюте. Я долго ждал, когда кто-нибудь появится, начал страдать от голода и жажды, затем нашел способ вскрыть клетку. Никого не найдя, я добрался до центра управления и увидел, что корабль в космосе и он движется! Я очень испугался. Дело в том, что я гуманитарий, не очень хорошо разбираюсь в технике, но немного сообразил, как сделать, чтобы корабль летел хотя бы прямо и вперед. Ведь рано или поздно должна встретиться какая-нибудь планета или база, с которой я мог бы связаться и сообщить о происходящем. А связаться я бы смог, я уже почти разобрался как действует узел связи. Думаю, у меня определенно есть технические способности…

– Ты в наш корабль врезался. Ты этого не заметил? – обернулся на ходу Полутра.

– Да, был какой-то незначительный толчок, но я не обратил внимания… Так это был ваш корабль?! – Кофе в ужасе остолбенел, глаза его округлились и заблестели серебряными монетами. – Нет! Нет! Нет! Что я наделал! – он схватил себя за уши и принялся раскачиваться из стороны в сторону. – Что я натворил! Скажите, прошу вас, все остались живы?

– Живы-живы, не переживай. – Видя, что муран готов упасть в обморок от такой новости, Индира пропустила всех вперед, склонилась к слабеющему Кофе и погладила по голове. На вид жесткая густая шерсть оказалась мягчайшей, почти невесомой. – Все благополучно обошлось.

– Да, конечно! Все обошлось! – желчно рыкнул Фергана. – Не считая сущих мелочей: мы остались без корабля и нам никто не заплатит за это!

– От него совсем-совсем ничего не осталось?.. – горестно прошептал Кофе и глаза его наполнились слезами.

– Осталось. Кабина управления. – Полутра вслед за Лагиным заглянул в последнюю перед центром управления каюту – каюту капитана. – И теперь она торчит на мусорном отсеке, как прыщ на заду.

– Не выражайтесь грубо при существе женского пола! – всхлипнул Кофе и разрыдался.

Из капитанской каюты одна за другой показались головы Лагина и Полутры, лигр тоже уставился на мурана округлившимися глазами.

– Не обращай на них внимания, – Индира взяла Кофе на руки. Обхватив ее шею дрожащими лапками, он уткнулся в плечо девушки мокрым носом. – Им не понять, что такое настоящий гуманитарий, не оценить твоей тонкой чуствительности. Ты ни в чем не виноват, ты герой.

– Правда…правда считаете меня настоящим гуманитарием? – всхлипывая, пробормотал он.

– Да, дорогой, я в этом уверена.

– А…а… почему? – шмыгнул он носом, смахивая серебристые слезинки с меховой мордочки.

– Потому что когда ты говоришь, ты расставляешь паузы между словами, как знаки препинания – это старая, академическая словесная школа. Ты лучший из гуманитариев, который мне встречался. – Погладив его по голове и спинке, Индира подняла взгляд. – И что встали? Скорее в центр управления, пока еще в кого-нибудь не врезались!

– Да это вы тут всех задерживаете! – фыркнул Фергана.

Войдя в центр и оценив его масштабы, Полутра почесал затылок.

– И сколько экипажа должно быть?

– Двадцать два пилота. – Лагин подошел к месту капитана, оглядывая сектора пульта управления.

В торжественной тишине космоса мимо иллюминаторных панелей проплыли обломки «Зерена-101». Двухголовый синий монстр коротко стукнулся о центральную панель и отлетел в неизвестность. Лигр проводил его голодным грустным взглядом.

– Прощай, моя с трудом добытая, еда. – Он помахал удаляющемуся монстру лапой. – Как тяжек миг нашей разлуки.

– О, вы тоже знаете это стихотворение? – оживился Кофе. – Вам тоже известны строки этой прекрасной поэмы?

– Какой еще поэмы?

– Как тяжек миг нашей разлуки в беззвездно-синей тишине ночной, – с выражением принялся декламировать Кофе, помахивая одной лапкой, второй он продолжал обнимать Индиру за шею. Фергана задумчиво посмотрел на него, послушал, затем поглядел на Полутру и перевел затуманившийся взгляд на Лагина.

– У меня такое чувство тихонько возникает, что этот енот еще хуже Асмаала.

– А кто такой Асмаал? – Кофе прервал декламацию и заинтересовался.

– Это демон, психически вредный демон. – Фергана печально вздохнул и облизнулся. – Люди, дорогие мои люди, будьте же вы, наконец, людьми! Покормите меня чем-нибудь сейчас же! А то клянусь, я съем гуманитария!

– В пищеблоке полно продуктов, – Кофе на всякий случай покрепче обнял Индиру обеими лапами. – Я там питаюсь и вам рекомендую.

– Покажешь где пищеблок? – Полутра только теперь почувствовал, насколько сам проголодался.

– Разумеется. Милая, а вы хотите угоститься? – взмахнув влажными ресницами, он посмотрел в лицо Индире долгим мечтательным взглядом.

– Не откажусь. – Поглаживая его по спинке, она направилась к выходу из центра управления. – Как же давно меня никто «милой» не называл… спасибо, Кофе. Ты чудесен.

– Поцелуйтесь еще!

– Помолчи, Фергана!

На выходе они притормозили, видя, что Лагин остался за пультом.

– Ты с нами не пойдешь?

– Нет, – он смотрел в одну и ту же точку, со стороны казалось – вникуда.

– Тебе принести что-нибудь?

– Не надо, не хочу есть. Кофе?

– Да? – он заправил в прическу Индиры выбившийся локон и пригладил. – Я вас слушаю.

– Сколько ты на этом корабле? Сколько летишь?

– Восьмые сутки. А что?

– М-да… где-то так я и предполагал.

Глава 32

– Что значит «так и предполагал»? – обернулся Полутра. – Ты о чем?

– Потом расскажу, идите, поешьте.

– Хочешь сказать, ты знаешь, что с этим кораблем? – уточнила Индира.

– Догадываюсь.

– И что же?

– Жра-а-а-а-ать хочу! – Фергана распахнул пасть и зарычал так, что на пульте запищали тревожные датчики. Замешкавшуюся команду мигом смыло звуковой волной в направлении пищеблока, и Лагин остался один.

Первым делом он сбросил скорость, оставив курс прежним, затем просмотрел базы памяти крейсера, надеясь отыскать хоть какие-то сохранившиеся данные о произошедшем на борту. Базы оказались пусты. Просмотрел базы основных и сопутствующих данных – никаких сведений. Откуда корабль стартовал, куда направлялся – ничего. Встав из-за пульта, Лагин принялся мерить шагами центр управления, ероша волосы, потирая лоб. Взад-вперед он ходил до тех пор, покуда не вернулся сытый экипаж во главе с наевшимся до отвала лигром.

– Мы тебе все-таки захватили кое-что съедобного, – начал Полутра, но увидав настроение Лагина, продолжать не стал. – С этим крейсером что-то скверное, да? Совсем неладное?

– Я должен кое-что проверить, подтверить предположения, – задумчиво, словно разговаривая сам с собой, проговорил Лагин, затем тряхнул головой и взгляд его сфокусировался на вошедших. – Полутра, ну-ка, принеси сюда клетку из-под Кофе… то есть, тьфу, клетку, в которой Кофе перевозили. Кофе, где она? В какой каюте?

– Каюта «Бимир» двумя уровнями выше.

– Ага, понял. Больше ничего?

– Посмотри внимательно на дверь каюты с внутренней стороны.

– Зачем?

– Просто осмотри ее внимательно и скажи, что увидел.

– Понял. Ушел.

В предчувствии нехороших новостей, Индира Фергана и Кофе расположились вокруг Лагина.

– Идира, ты случайно не помнишь, кто в тебя стрелял? – задал он неожиданный вопрос. От растерянности девушка не сразу нашлась с ответом.

– Стреляли? Когда стреляли? Кто стрелял? Куда попали? Где я ранена?

– Всё понятно, – Лагин принялся постукивать пальцами по краю пульта. – Нигде не ранена, не переживай. А тот мужчина в сине-белой форме, кто он такой?

– Какой мужчина? В какой форме? – растерянность сменилась полнейшим непониманием, почти страхом. – Ты о чем?

– Угу, понятно. – Вздохнув, Лагин подпер кулаком подбородок, глядя в центральную обзорную панель. По правому борту оставалась сиять фиолетово-оранжевыми свечениями какая-то далекая планетарная туманность.

– Лагин! Сколько можно! – от возмущения Фергана бил кончиком хвоста по полу. – Быстро рассказывай, что к чему! Прямо издевательство какое-то! Я весь вне себя!

– Когда ты плотно поешь, ты обычно добрый, флегматичный и хочешь спать.

– О, да! Вот прямо сейчас раздобрею и лягу спать! Сладко высплюсь, главное – спокойно!

– Ладно, ладно, тише, сейчас расскажу. Правда, пока это всего лишь мои гипотезы, на борту вполне могло произойти нечто совсем другое…

– Лагин! – оборвала Индира. – Коротко! Суть!

– Скорее всего, лайнер приостанавливался у базы, чтобы взять транзитных пассажиров и кто-то из них пронес на борт клетку с Кофе…

– Полагаешь, кому-то удалось незаметно пронести такую большую клетку с контрабандным зверем? – засомневалась Индира.

– Хотел бы напомнить – я не зверь.

– Прости, дорогой, ни в коем случае не хотела тебя обидеть.

– О таких существах как Кофе даже я толком не слышал, они обитают слишком далеко, совсем уж на звездной окраине. Когда посреди космоса идет прием на борт транзитных пассажиров, экипажу безразлично, кто каких питомцев протаскивает, главное, чтобы посадка прошла быстро и без помех. Перед попаданием на базу пассажиры, багаж, питомцы – всё и все уже прошли тщательные досмотры, остальное – формальности, поэтому их берут на борт, грубо говоря, считая по головам и сверяя количество со списками. Так вот, возможно что-то было спрятано в клетке и спрятано после досмотра.

И Лагин замолчал, снова уставившись в обзорную панель. Слушатели какое-то время терпеливо ожидали продолжения, не дождались и принялись его требовать.

– Погодите, пускай Полутра клетку принесет, посмотреть хочу.

Возмущение слушателей не успело хлынуть через край, послышалось грохотание ботинок Полутры. Минутой позже он втащил в центр управления здоровенную цельнометаллическую клетку и с ругательствами бухнул на пол.

– И тяжелая, и не ухватиться толком! Чуть не убился на переходах!

Клетку обступили со всех сторон. Осматривая ее сверху донизу, Лагин останавливался взглядом на каких-то заметных только ему деталях, остальные не замечали ничего особенного, сколько не пытались рассмотреть.

– Чем-то странным она пахнет, – Фергана раз, другой втянул ноздрями воздух. – Непонятный какой-то запах…

– Чем именно? – брови Лагина сошлись на переносице, он внимательно смотрел на лигра.

Фергана снова обнюхал клетку, фыркнул, чихнул и ответил рассерженно и недоуменно:

– Не понимаю, чем или кем так может пахнуть!

– Опиши этот запах.

– Как я могу описать запах? – ноздри Ферганы подрагивали, он начинал нервничать. – Вот Кофе смог бы, он же гуманитарий, они там всякое описывают!

– Сладкий? Кислый? Соленый? – попыталась помочь Индира.

– Нет! Это ни на что не похоже! Да что вам дался этот запах, в самом деле!

– Это важно, Фергана, – Лагин присел перед ним, заглядывая во встревоженные голубые глаза. – Мы этого запаха не чувствуем, не ощущаем, его только твой нос чует. Представь, что это предметы, вещи, которые ты можешь потрогать или попробовать на вкус. Закрой глаза и представь.

Фергана добросовестно зажмурился и спустя почти минуту выдал:

– Как будто лизнул стекло и захлебнулся дымом от костра, в который сбросили кучу черных цветов с желтыми серединками. – Фергана приоткрыл один глаз. – Вот.

Команда озадаченно уставилась на лигра, а Кофе восторженно всплеснул лапками:

– Какая изумительная образность! Какой неожиданный ассоциативный ряд! Я буквально вижу эти цветы с желтыми серединками, я ощущаю их запах! Вы стихи писать не пробовали?

– Нет! – рыкнул лигр. – И прозы тоже не писал!

Осмотрев боковины, днище, Лагин спросил Полутру, что он видел на двери. Тот честно признался, что забыл посмотреть.

– Молодечик! – усмехнулась Индира. – Иди и смотри. Только в каюте опять не забудь, зачем пришел.

– В принципе, можно и не ходить, – Лагин выпрямился и отошел от клетки к пульту, – и так понятно. Нужно срочно убираться отсюда.

– Как так? – Фергана прямо таки всей мордой выразил протест, несогласие и снова протест. – Разве мы не оставим себе этот чудесный, дорогой, совершенно пустой корабль? Разве мы не хотим красиво, комфортно и быстро долететь до Маддасса, чтоб мне по ночам не начало уже сниться это божество зловредное? Чтоб мы хоть когда-нибудь до него бы долетели, будь оно неладно!

– Понимаете в чем дело, на лайнере опробован экспериментальный способ захвата. Этот способ разрабатывался в организации, чью деятельность и хотел пресечь Маддасс с моей помощью. Из-за этой организации мы потеряли Аттику, Полутра память, а я фактически лишился жизни. Организацию удалось срубить почти под корень… почти, – потемневшими глазами Лагин снова уставились в пространство. – Частично деятельность организации, эксперименты продолжаются, и один из них увенчался успехом. На борту должно было находиться не менее полутора тысяч пассажиров и полсотни персонала вместе с экипажем. Применили переброс в один из тупиковых временных рукавов вселенной. Никто из находившихся на борту ничего не понял и не понимает до сих пор, все эти люди как будто продолжают лететь в своем корабле. Вот только лететь они будут вечно.

Лагин подошел к центральному креслу и оперся о спинку, глядя в обзорную панель. Члены экипажа переглянулись.

– А-а-а-а… – зазвучал Полутра. – То есть, на клетке с Кофе была какая-то штука, все это исполнившая? А что стало с тем, кто клетку принес? Тоже перенесся?

– Скорее всего, это была искусственная особь, на двери должны остаться мелкие повреждения после его самоуничтожения.

– Сложно поверить, – гулко стуча каблуками, Индира прошла к пульту и присела рядом с Лагиным. – Ради чего затея? Ради захвата транспорта? Это что, способно окупаться?

– Корабли – часть эксперимента. Перебросы начинались с предметов, потом один-два человека, теперь они смогли перебросить почти две тысячи. Понимаешь, что к чему?

– Хочешь сказать, как только они освоят масштабные перебросы, можно избавляться от цивилизаций?

– Именно.

– Но как же Кофе остался на борту, если перебросили всех: и людей и животных?

– Кофе не человек и не животное, на него это не подействовало.

– Мда-а-а… – положив ногу на ногу, Индира в задумчивости покачивала снятой наполовину туфлей. – Я бы сейчас закурила. Лагин, ты куришь?

Он отрицательно качнул головой.

– А ты? – посмотрела она на Полутру.

Тот пожал плечами:

– Не знаю. Лагин, я курю?

– Нет.

– Рад бы угостить, но извиняюсь, я не курю.

– Я курю, – смущенно, почти шепотом произнес Кофе. – Но только очень, очень маленькие сигаретки…

Глава 33

Индира старательно пыталась раскурить третью коротенькую, тонюсенкую сигаретку, издевательски обозванную Ферганой «енотской вонялкой».

– Слушай, Лагин, зачем нам уходить отсюда? – Полутра с грохотом оттащил клетку в сторону. – Считай, мы его захватили и полетели по маршруту!

– Лайнер однозначно обещан каким-то пиратам. Организацию мы практически уничтожили, продолжатели самофинансируются как могут, даже мелочами.

– Хорошо, это понятно, – перебила Индира, – но если Кофе летел спокойно восемь суток, почему бы нам не сменить курс? Я с Ферганой согласна, в одной кабине много не налетаем. А здесь такой случай представляется…

– Не успеем, – со спокойной уверенностью сказал Лагин и, словно в ответ на его слова ожили и пошли рябью экраны внешней связи. – Вот и они.

– Пираты, да? – Фергана оживился и бросился к пульту, едва не утыкаясь носом в экраны. – Настоящие? Всегда хотел посмотреть!

Возникло изображение лиц, но они были приближены так сильно, что экраны заполняли лишь глаза и носы.

– Что видно? – простужено покашливая, произнес осипший голос.

– Ничего, помехи какие-то.

– Что еще за помехи? – изображение пару раз дрогнуло. – Не обещали помехи! Нормальный обещали сигнал!

– Сам смотри! Морда тигра-мутанта! Во весь экран!

– Да? – возник огромный глаз и часть носа. – Где?

– Не видно?! – сердито раскашлялся голос. – На всех трансляторах зверская морда!

– Ух, ты, а что за зверь такой? Тигры они же желтенькие с черными полосочками…

Раздался хлесткий звук оплеухи.

– Чего по роже-то сразу?! Я что ли помехи создал?! Ой, гляди, он моргает… реснички такие длинненькие…

– Как это – моргает? – на экране возникло худощавое лицо со скошенным острым носом. – Картинка не стационарна?

– Нет, он на нас смотрит, моргает, дышит – погляди на носопырку: ноздри сужаются и расширяются. Слушай, какой красавец, прямо с ума сойти можно. Кисуни-кисуни, красивый тигрик! – Он постучал пальцами прямо по «глазу» передатчика, отчего затряслась картинка и чуть не погибла связь. Одна за другой прозвенела пара оплеух. Верхняя губа Ферганы чуть приподнялась, нос сморщился и он оглушительно чихнул прямо на «глаз» связи лайнера. Пока всё, что он вычихал, текло по запотевшим экранам, лигр развернулся и отпрыгнул от пульта.

– Это не пираты, а идиоты какие-то. Полетели спокойно, а? Хороший ведь корабль. А сколько в нем еды и комфорта….

– Берите еду, комфорт – сколько унесёте и бегом в нашу кабину. – Лагин оглядел центр управления и наметил взглядом тайные сектора с оружием. – Бегом. Быстрее.

– Лагин, – приосанилась Индира, поправляя прическу, – ты посчитай нужным хоть иногда объяснять, что происходит!

Он вдохнул поглубже и на выдохе скороговоркой произнес:

– Как я вижу, проект еще на стадии разработок и разработчики до сих пор не поняли, как осуществлять такие перебросы без нарушений интеллектуальных систем корабля, без сбоев в его «мозговом центре». Я смотрел информационные базы, они пусты, значит, сбой случился и лайнер может взорваться в любую минуту: у него идет сейчас процесс разрушения по всем системам жизнеобеспечения. Пираты, которым обещали корабль, об этом, разумеется, не знают…

Дружно, слаженно, словно по команде, экипаж сорвался с мест и бросился на выход.

– Вы куда?

Ответом был грохот ботинок, стук каблуков, когтей и перепуганный вой Кофе.

– Никогда не думал, что еноты могут так завывать, – проговорил Лагин, задумчиво глядя по сторонам. – Хотя нет, он же не енот… – взгляд отметил пару точек на стенах и глаза его прояснились. – Полутра! Стой! – Лагин бросился открывать первый оружейный отсек. – Забери клетку Кофе!

– Спасаться надо! – донеслось в ответ.

Глубоко вздохнув, Лагин гаркнул, что было сил:

– Стоять! Взять клетку!

В центре управления Полутра возник почти мгновенно, будто материализовался. Он вбежал, схватил клетку, словно она ничего не весила, и выбежал вместе с ней. Лагин вскрыл второй отсек и в этот момент в центр заглянула полосатая морда.

– Тебе помочь? Подтянуть, подтащить что-нибудь?

– Не надо, – Лагин рассовал по карманам лучники дальнего действия. – Беги к отсеку.

– Без тебя не побегу. Никуда не побегу без тебя. Понял, да? Понял, что я имею в виду?

– Да, примерно, – сунув в голенища ботинок комплекты треугольников, Лагин опустил штанины. – Всё, быстро теперь!

Лагин вышел из центра управления и побежал за лигром, широкими прыжками понесшемуся по коридорному тоннелю. Даже до этого уровня доносился металлический грохот – это Полутра пытался выломать шлюз мусорного отсека.

– Добеги! Скажи, чтоб не ломал! – Лагин притормозил, закашлявшись. – Я открою…

– Без тебя не побегу. – Фергана остановился, оборачиваясь. – Давай хоть арсенал понесу.

– Останови его! – Лагин никак не мог усмирить кашель, он отвернулся, чтобы Фергана не увидел, как из его горла вылетают бурые сгустки. – Система нарушена, она заблокируется! Тогда не открою!

– Ага. Понял. Побежал. Догоняй, догоняй!

И лигр скрылся за поворотом. Мгновением позже донесся оглушительный рев:

– Полутра! Руки прочь от помойки! Не трогай!

Лагин отдышался, отер рукавом рот, лицо и побежал к отсеку, где застал следующую картину: Индира пытается успокоить стремительно впадающего в истерику Кофе, Полутра стоит столбом в обнимку с клеткой, а по тоннелю нервно мечется Фергана. Завидев Лагина, Индира воскликнула:

– Как шлюз открывается?! Скорее, у нас енот в шоке! Нужна вода!

– Я! Не! Енот! – завопил Кофе, падая и катаясь по полу. – Я – муран! Это что, так сложно запомнить?!

– Лагин, открывай скорее, – лигр с тревогой обнюхал шлюз. – А эту мохнатую ерунду тут бросим, мы не обещали возиться со всякими енотами.

Лагин присел на корточки, извлекая из многочисленных карманов части какого-то устройства.

– Я! Не! Енот!!

– Да мой хороший, да дорогой, – Индира приподняла его и взяла на руки. – Дай этим людям шанс понять и принять тебя. Сейчас они не готовы.

– Хорошо, – всхлипнул Кофе, обнимая ее за шею, – я подожду, только идемте отсюда скорее.

Индира посмотрела в спину Лагина, тот отчего-то замер на корточках с собранным пультом в руках.

– Чего ты ждешь? Открывай!

– Сейчас открою. – Он поднял голову и посмотрел на все еще вздрагивающего от рыданий мурана. – Кофе, откуда у тебя сигареты?

– В каком смысле? – всхлипнул он.

– В прямом. Откуда у тебя эти маленькие сигаретки? Они были у тебя, с тобой, на тебе? Ты сказал, что тебя поймали, усыпили и везли контрабандой. Тебя взяли с имуществом, с портсигаром или как?

– Я не понимаю, что он от меня хочет, – Кофе уткнулся носом в плечо Индиры и закрыл глаза. – Ужасы какие-то… сейчас всё взорвется, а он про сигареты.

– Лагин, ты чего? – возмутилась Индира. – Открой шлюз, в кабине про сигареты поговорим!

Выключив заработавший, было, пульт, Лагин прислонился затылком к ледяной крышке шлюза и повторил вопрос:

– Кофе, откуда у тебя сигареты? Пока не ответишь, никто никуда не пойдет.

Глава 34

– Что ты пристал с этими сигаретами?! – закричала Индира. – Какая разница, где он их взял? Нашел на корабле большие, человеческие, распотрошил, скрутил по своим потребностям! Всё?!

– Кстати, да, – муран обернулся и посмотрел на Лагина, часто моргая влажными ресницами. – Так и было. Я взял сигареты в развлекательном центре, там много алкоголя и сигарет с различным наполнением.

Поняв, что дело затягивается, Полутра бухнул клетку на пол и принялся разминать руки и плечи.

– Что ж… а если так? – Лагин поднялся, открыл клетку, затем неожиданно выхватил мурана из рук Индиры, сунул внутрь и запер. – Ты говорил, что нашел способ открыть клетку и выбраться наружу. Ну-ка, сделай это сейчас.

Взявшись передними лапками за прутья, Кофе вперил в Лагина прохладный долгий взгляд внимательных серебристых глаз.

– Кажется, понял, – посуровев лицом, Полутра присел на корточки. – Ты что-то от нас скрываешь, морда енотская?

– Муранская, – процедил Кофе. Его верхняя губа дрогнула, оголяя мелкие острые зубы. – Муранская морда!

– Кофе, дорогой, – склонилась над клеткой Индира, – что происходит? Рассказывай, обещаю, мы поможем.

– Или тут бросим, – добавил Фергана. – В клетке. И будешь пробовать ее на самом деле открывать до самого взрыва.

Продолжая пристально смотреть на Лагина, Кофе выставил вперед правую заднюю лапу и раздвинул густую шерсть у бедра. По синеватой коже мурана шло плетение полупрозрачных нитей, по которым пробегали, мелькая, едва заметные вспышки.

«Только здесь?» – жестами спросил Лагин. Кофе утвердительно кивнул. Лагин открыл клетку и на всякий случай ощупал, осмотрел мурана целиком. Действительно, задетой оказалась только лапа. Лагин сел на пол, положил мурана на спину себе на колени и подозвал Фергану. Вытянув передние лапы над головой, Кофе уставился в потолок взглядом, полным обреченности. Индира с Полутрой замерли, затаив дыхания.

– Понюхай, где кисло-горьким пахнет.

– Кисло-горьким как что именно? – заволновался лигр, разглядывая непонятное плетение на дрожащей от напряжения и страха лапе мурана.

– Как твои вчерашние консервы, когда в миску попадает пепел из очага.

– А…а… – лигр медлил, опасаясь приближаться, – а оно мне в нос не взорвется?

– Нет, если быстрее понюхаешь.

Ноздри Ферганы расширились, опали, снова расширились…

– Здесь!

– Уверен? Это важно.

– Да! Вчерашней миской с горелым пеплом пахнет здесь и только здесь!

Лагин осторожно коснулся тончайших поблескивающих нитей, провел пальцами по едва ощутимым узлам и приподнял, осторожно отлепляя от кожи крошечную спайку.

– Фергана, еще раз: только здесь? Больше нигде?

– Да!

Лагин сломал спайку, отбросил в сторону оплетку с лапы Кофе и открыл мусорный шлюз.

– Клетку брать? – крикнул Полутра вслед бросившемуся в помойку экипажу.

– Да! Теперь бежать! Быстро!

И экипаж заторопился, петляя меж спрессованных кубов. Впереди несся Фергана, отыскивая выход, Кофе трясся на груди Индиры и всхлипывал, повторял:

– Я не виноват, я не хотел…меня заставили…я все объясню…

– Да! Тебе придется объясниться, морда енотская! – Полутра не рассчитал и на бегу врезался вместе с клеткой в выступающий мусорный угол.

– Муранская! – Кофе взвился так, что Индира едва его удержала. – Муранская морда! Сколько можно повторять!

– Тихо всем! – Лагин замер у входа в стыковочный рукав и прислушался.

– Что там? – насторожил уши Фергана. – Еще какая-то плохость завелась и поджидает?

– Все нормально. Заходим.

Влетев в кабину управления, Фергана затормозил в центре и оглушительно чихнул.

– Простудился, что ли?

– Не думаю, – лигр снова чихнул.

– Иди ко мне, – Лагин присел в кресло у пульта. – Дай посмотреть нёбо и нос потрогать.

– Нос в соплях!

– Я вытру. – Лагин оторвал кусок навигационной карты. – Иди сюда и лапы покажи, вдруг занозился где-нибудь, еще инфекции не хватало.

Фергана подошел, положил голову на колено Лагина, раскрыл рот и закрыл глаза. Тяжело дыша, Индира посмотрела, как тщательно вытирается лигриный нос, затем в сердцах швырнула мурана в пустое кресло, расправила плечи и отбросила со лба прядь волос:

– Слушайте, папочка и киска! Вы уверены, что сейчас именно этим надо заниматься?!

– Я должен убедиться, что с ним все в порядке, – Лагин взялся осматривать подушечки лигриных лап.

– Я тоже сейчас делом займусь, – Полутра поставил опротивевшую клетку в угол. – Буду пытать енота.

– Я и так все расскажу, если меня перестанут унижать, называя «енотом»!

– Ты в любом случае расскажешь!

– Да, Кофе, рассказывай и чем быстрее, тем лучше. – Лагин запустил системы, отстыковываясь от лайнера. Со стороны левого борта приближался пиратский корабль, оказавшийся небольшим и довольно потрепанным. Кофе перебрался с кресла на край пульта, присел и тяжко вздохнул. Полутра с Индирой расположились на полу, на бывшей «лежанке» Лагина, рядом вытянулся Фергана, и дружно принялись сверлить мурана пристальными взглядами.

– Меня поймали у самого дома, – заговорил Кофе, поминутно вздыхая, – забрали со всем, что при мне было. Сознание не отключали, просто сунули в мешок и отнесли на корабль. Это было невыносимо унизительно, невыносимо…

– Ближе к делу, – прервала Индира.

– Эти люди сказали, что если я буду слушаться, то всё обойдется хорошо, в противном случае из меня сделают чучело и украсят пищеблок.

– Сколько их было? – Лагин потянул на себя рычаг максимального скоростного набора, поглядывая то на лайнер, то на пиратский корабль.

– Трое. Они оставили мне кое-что из имущества, включая мои сигареты, закрыли в клетке и сказали, что меня перевезут на лайнер, там выпустят и я должен ждать появления высокого черноволосого человека по имени Лагин, возможно с ним будет большой полосатый зверь, и я должен сделать всё, чтобы вместе с ним попасть на его корабль.

– Один из этих троих коренастый, широкоплечий, с длинными светлыми волосами, забранными в хвост?

– Да, да, – встрепенулся муран, – с бледными лицом и такими, знаете ли, водянистыми глазами, кажется, что они бесцветные. Второй худой, молодой, в принципе, обыкновенный, не запоминающийся ничем, а третий маленький, лысый и не моргал – он меня и перевез на лайнер.

– А потом он превратился в столб света, взорвался прямо в каюте?

– Да, – муран снова понурился, не переставая тяжело вздыхать. – Ну а дальше вы знаете. Только одного понять не могу, как они могли предвидеть, что я начну кое-как вести неуправляемый лайнер, задену ваш корабль и вы действительно поднимитесь на борт? Просто невероятное, невозможное дело!

– Это не так сложно, как кажется.

– А кто они такие? А вы кто? Что это было, что затевалось?

– По порядку, всё по порядку…

– Начнешь ему всю историю сначала пересказывать?! – перепугался Фергана. – Тогда мы до конца точно не доживем!

– Не начну, не паникуй.

Лагин выставил новый курс, и крошечный светящийся шарик покатился дальше мимо звезд.

Глава 35

Остатки «Зерена-101» уверенно держали курс на планету Метеон. Забившись под бок к Индире, Кофе курил одну крошечную сигаретку за другой, терзаясь переживаниями. Рассеянно почесывая его за ушами, Индира смотрела в потолок и о чем-то размышляла. Сбросив ботинки, Полутра сидел на самом краю «лежанки» и ковырялся в клетке, желая понять в чем ценный секрет данного предмета и какую пользу можно из него извлечь. Фергана, занимавший оставшуюся площадь пола, ворочался, пытаясь устроиться поудобнее без возможности вытянуть лапы и хвост. Чихнув пару раз, он обернулся с сердитой мордой:

– Иди ноги помой! Дышать невозможно!

– Негде, – Полутра положил клетку на бок и взялся исследовать днище. – Нет у нас санитарного блока.

– Ах, да, – страдальчески поморщился лигр, – как-то забываю, что все удобства порушили, имущество разграбили, а…

Тут ожил сектор оповещения:

– По левому борту терпящий бедствие модуль! Терпящий бедствие модуль! Принимаю сигнал, выхожу на связь!

Индира встретилась взглядом с Ферганой, замер Полутра, глядя в спину Лагина, – тот начинал подключать системы сближения и стыковки с модулем.

– Слушай, не надо, а?! – взревел, вскакивая, Фергана. Встав на задние лапы, он оперся о пульт, всматриваясь в перспективу иллюминаторной панели.

– Да! Не надо! – подпрыгнула следом Индира. Случайно получивший по затылку муран, закашлялся, выплевывая дым. – Лагин! Даже не думай!

– Летим мимо! Мимо летим! – поддержал Полутра.

Но Лагин продолжал подключать стыковочные системы, не обращая внимания на требования экипажа. Появилась связь, на экране возникло перекошенное лицо пилота модуля.

– Помогите… – выдавил он и то ли хрюкнул, то ли всхлипнул. – Помогите, погибаем!

– Сколько вас?

– Двое: капитан и я. И топливные батареи на исходе!

Лагин посмотрел на форменные эмблемы: штурман малого грузового корабля планеты Ариас.

– Что случилось?

Тремя емкими ругательными фразами штурман объяснил, что именно.

– Добросьте нас до ближайшей базы! – в поле видимости возникло худощавое, остроносое лицо капитана. – Посильно компенсируем сейчас, непосильно – на базе!

– Обведите «глазом» салон модуля.

Картинка дрогнула, расплываясь, затем сфокусировалась и поплыла, демонстрируя внутреннее пространство модуля. Фергана, внимательно наблюдавший за лицом Лагина, заметил, как его взгляд на миг «зацепился» за что-то… Закончив осмотр, Лагин дал добро на стыковку. Мягко переступая передними лапами по краю пульта, лигр склонился и прошептал на ухо Лагину:

– Что ты там заметил?

– Паразита, – устало выдохнул он. – Назойливого паразита. Но люди ни в чем не виноваты. Стыкуемся.

– Прощай, Маддасс, – Полутра вновь уселся на пол и подтащил поближе клетку, – жаль, не познакомимся. Лагин, в чем секрет этой железной срамотени? На что она нам?

– Пусть будет, может пригодится.

– Я же просил не ругаться при женщине! – взвизгнул Кофе.

– Ты всё еще здесь? – Полутра бросил на мурана косой взгляд.

– Не очень чтобы здесь… – пробормотал муран. – Всё-всё-всё, понял предупреждение.

Осуществив стыковку, Лагин открыл внешний шлюз и стал наблюдать, как перебираются на борт потерпевшие крушение. Всем своим видом выражая протест и несогласие с происходящим, экипаж с недобрыми лицами и хмурыми мордами ожидал появления спасенных. Первым, пыхтя и отдуваясь, явился низенький толстенький штурман с круглым детским лицом и коротко остриженными светлыми волосами. Следом, словно специально подобранный для контраста, предстал высокий тощий рыжеволосый капитан. В руках у него был предмет, похожий на скрученный коврик. Шагнув в направлении Лагина, капитан стал показывать на сверток извиняющимися глазами с горестным выражением лица. В ответ Лагин лишь махнул рукой, разворачивай, мол, в курсе я. У капитана подрагивали руки, когда он взялся его раскручивать. Это оказался гобелен. Сверху по черному фону шла крупная красная надпись: «Вы мерзко поступили!», ниже шло изображение человека с головой животного, стоящего в профиль. Лагин без интереса поглядел на данную картину и отвернулся к приборам, бросив через плечо:

– Хватит кривляться, на Анубиса ты все равно не похож.

Гобелен затрещал, пошел волнами. Капитан отдернул руки, отшатнулся назад и наступил на хвост Фергане. Дальнейшие события могли бы развиваться стремительно, но Полутра уже привычным движением схватил лигра за ошейник.

– Сюда! – Индира указала на пространство между стеной и спинами экипажа. Спасенные в мгновение ока переместились в указанное место, уселись на пол и замерли, не сводя глаз с зависшего в пространстве гобелена: он то надувался, то опадал с резкими хлопками, то болтался из стороны в сторону, будто под порывами ветра. Не обращая внимания на разболтавшуюся ткань, Лагин завершал отстыковку от модуля. Гобелен еще пару раз хлопнул на «ветру» и разлетелся клубком разноцветных нитей. Нитяные обрывки закружились, свиваясь в контуры фигуры.

– Почему это я на Анубиса не похож?

– Потому что мордой не вышел. – Лагин начал отдалять «Зерен-101» от модуля, выводя на прежний курс.

– Дерзишь? Продолжаешь мерзко поступать?

– У Анубиса голова шакала, а ты себе собачью прикрутил.

За спинами экипажа раздалось покашливание и охрипший от пережитого голос капитана весьма ёмко, в хлестких ярких выражениях произнес примерно следующее: «Уважаемые, есть ли возможность объяснить, что тут творится и останется ли кто-нибудь в живых? Видите ли, в свете несчастий, произошедших с нашим кораблем, мы с коллегой мало надеемся на благоприятный исход. Но нам ни в коем случае не хотелось бы даже предполагать, что такие приличные с виду люди и красивые пушистые звери, вся данная ситуация – может быть какой-то извращенной пиратской системой. Но вы и нас поймите правильно, если наши нехорошие предположения оправдаются, то мы, люди обличенные полномочиями, так просто над собой надругаться не позволим, мы всех накажем так, что мало не покажется».

– Сколько можно просить не ругаться при женщине! Тем более такими ужасными словами! Да как только ваш черный язык поворачивает произносить такое! – откуда-то из-под измятой лагинской куртки и из-под задней лапы лигра выметнулся муран.

– О! – сфокусировался на нем демон. – Да вы тут уже целым зоопарком летаете? Почем енотов покупали? – От тулова отделилась рука, подлетела к Кофе, схватила его за шкирку и вернулась на место. – А хотя… – носу демона возникли огромные очки с выпуклыми линзами, – это вроде не енот, это муран.

– Да-да-да, – согласно закивал Кофе, покачиваясь в воздухе, – вы абсолютно правы. Хоть кто-то, наконец-то…

– Наимерзейшие, кстати, существа, – демон доверительно похлопал Лагина по плечу. – Надо сразу за борт выкидывать, как только к кораблю прибьются. Они вруны, колдуны и еще эти… как их…

– Гуманитарии, – подсказал Полутра, снова принимаясь за разгадывание клетки.

– Да, точно сказал, и это самое вредное. Предлагаю избавиться от тварюжки, вы мне еще спасибо скажете. Видите, даже не смотря на ваш отвратительный поступок, я продолжаю проявлять к вам позитивные чувства. Кстати, а почему вы так поступили со мной, подлые друзья?

Обмякнув и опустив все четыре лапы, Кофе висел, в ужасе глядя на демона. Затем собрался с силами и пролепетал:

– Я не совсем муран…я еще кое-где енот…без сомнения енот…не надо избавляться…

– Тишина в аудитории! – прикрикнул Асмаал, превращаясь в долговязого профессора. – Тебе не мешало бы преподать пару уроков, юноша!

Кофе зажмурился и даже закрыл глаза лапами. Все это время Индира внимательно смотрела на демона так, словно силилась что-то вспомнить, но никак не могла.

– Где-то я его уже видела, – наконец задумчиво произнесла она.

– Кого? – спросил Полутра, не поднимая головы от клетки.

– Ну этого, который сначала был ковриком, потом очкариком, а сейчас непонятно что из себя изображает. Да, я его определенно уже видела…

Асмаал мгновенно превратился в старого заботливого доктора:

– Провалы в памяти, милочка? Не переживайте, сейчас всё лечится.

Тут не выдержав всего, что на душе скопилось, почти одновременно заговорили штурман с капитаном, обращаясь к спине Лагина:

– Выходит, вы это существо знаете! Вы что, одна команда?! Да он наш корабль погубил, груз уничтожил, нас взял в заложники, заставил на полудохлом модуле следовать за вашим корабельным огрызком! И всё время, всю дорогу нёс такой бред, от которого мы чуть с ума не сошли! Да мы вам таких проблем навешаем… да мы в Департамент сообщим… да вас в мусор, в порошок, в пыль…

– Значит, мои наболевшие моральные страдания для вас всего-навсего бред? – с обидой произнес Асмаал, приобретая свой более-менее привычный вид. – Ка-а-акие же вы люди лживые, двуличные, не дружелюбные! Одни бросили в куче армелитов, другие притворялись, что слушают и сочувствуют и тут еще это в довесок, – он пару раз встряхнул Кофе, – полосатая поганка! Терпеть не могу муранов!

– Отпустите! – всхлипнул он. – Я пригожусь, честное слово! Буду пользу приносить!

– Да? – демон поднес его поближе, пристально рассматривая. – И какую же?

– Пол помою, пыль протру, постираю что-нибудь, еду приготовлю…

– О! – поднял вверх указательный палец Полутра. – Хорошее дело говорит, отпусти муранца.

– Отпускай! – Индира привстала с явным намерением забрать Кофе. – Тебя вообще кто сюда звал?! И сам явился и толпу привел! Перегруз начнется!

– Да забирайте ваше сокровище, злые люди! – Асмаал швырнул мурана, Индира его поймала, прижала к груди и успокаивающе погладила по спинке. – И помните: я вас предупреждал!

Все это время Фергана, молча смотревший на демона взглядом, полным бессильной злости, процедил сквозь клыки:

– Ну что ж… теперь, когда все в сборе, можем полететь по маршруту? Для меня уже дело принципа добраться до Маддасса и узнать, наконец, что происходит. Хочу к Маддассу! Хочу к Маддассу! К Маддассу хочу! Пустите меня к Маддассу!

Лагин ткнул пальцем в какую-то клавишу и голос системы внутреннего оповещения сообщил: «Корабль вышел на трассу планеты Метеон. Время пути – двенадцать галактических часов. Приятного полета».

Глава 36

Ближайшая база намечалась через три часа. По многочисленным требованиям общественности, Лагин продолжил историю:

– На чем я остановился?

Фергана уставился в потолок, припоминая.

– Кажется, на том, что ты бродил по берегу, завывая от тоски, что-то там тебя терзало, не помню, что именно и тут возник ухмыляющийся Маддасс и сказал, что на самом деле у него нет на тебя никакого компромата, что он просто так сболтнул, наврал он, в общем, всё.

– Да, точно. Так вот…

– Лагин, – Индира уселась поудобнее, под боком у нее вновь пристроился Кофе, – только давай без лирических отступлений, суть, только суть, а то ни в какие часы не уложимся.

– Постараюсь. Короче говоря, я сдался и сел с Маддассом за стол переговоров. Мне даже стало интересно, ради чего он так упорно добивается…

– Лагин! Опускай лирику, давай суть!

– Маддасс хотел предотвратить катастрофические последствия деятельности компании «Додека».

– Стоп, стоп, – нахмурилась Индира, – «Додека» является частью Центрального Межгалактического Медицинского Союза и входит в Орден Галактического Контроля, она не может заниматься чем-то разрушительным или противозаконным, она почти у вершины власти!

– «Додеке» немного мешало слово «почти», – Лагин скупо улыбнулся. – В обстановке полной секретности они создали отдел «Арваши». В его задачу входило изучение внезапно возникающих и исчезающих пятен космоса, в которых изменялась многомерность пространства, а так же временные рукава. Это достаточно глубокое вторжение в галактическую структуру, Совет Вселенной запрещает вмешательства намного слабее этого. За последние несколько лет «Арваши» продвинулось так далеко и глубоко, что Маддасс даже из своего полутюремного положения увидал грядущие последствия. Применить собственную силу он не мог, опасался снова проштрафиться и застрять среди людей навечно, вот и рассчитывал уничтожить «Арваши» и подорвать работоспособность самой «Додеки» до того, как «грянет буря». Я подходил ему по многим параметрам, плюс у меня была идеально спаянная команда: ты, Полутра и Аттика… Адимин. Мы с Аттикой разнопрофильные аналитики, ты, Полутра, полу-аналитик, полу-модулятор.

– Полу… кто? Что? – Забыв о клетке, Полутра во все глаза смотрел на Лагина, силясь вспомнить хоть что-нибудь.

– Поймешь по ходу. Дело в том, что фактически защита и работоспособность «Арваши» обеспечивалась группой аналитиков и модуляторов высочайшего класса. Пробиться через них могли только им же подобные, вот только модуляторами легально существующие организации не располагали – эта деятельность под жесточайшим запретом. Потенциальные модуляторы отслеживаются с детства, если проявляются способности, их стараются гасить по мере сил и возможностей, если погасить не удается, индивида уничтожают физически. Встречаются индивиды с отличными способностями аналитиков и с начальными задатками модуляции – такие на вес золота, за них дерутся аналитические группы. Ты именно такой, Полутра. Тебе было семнадцать, когда тебя забрали из селения планеты Герос в нашу группу и прикрепили к нам с Аттикой, мы тогда тренировались и работали в паре. Наша пара превратилась в трио, – Лагин улыбнулся теплой, чуть печальной улыбкой. – Ты демонстрировал отличные физические и умственные возможности, работая подсознанием. На уровне сознания ты никогда не смог бы всего этого проделать, потому что тебя никто никогда ничему не учил, тебе это и не требовалось, ты просто брал и выполнял. Не задумываясь и не сомневаясь.

Лагин ненадолго замолчал, глядя в иллюминатроную панель рассеянным взглядом. Казалось, он видит там что-то незаметное остальным. Затем продолжил:

– Со временем мы стали монолитной группой, выполнявшей задания особой сложности, одним из гарантов нашего успеха была та самая монолитность, стопроцентная уверенность друг в друге. Маддасс выбрал нашу группу именно из-за нашей монолитности. Профессионалов нашего уровня хватало и в других аналитических компаниях, но вот такую спайку в почти единый организм, найти было практически невозможно. Между нами существовала дружба – такая связь между людьми одно время была популярна на Земле, но она не практиковалась на планетах, где мне пришлось работать, а в нашей команде я создал менно такую связь, это и отличало нашу троицу от остальных.

Лагин снова смолк, словно должен был рассмотреть внимательнее именно эти воспоминания. Слушатели терпеливо ждали, не решаясь ему мешать.

– Итак, – вернулся он к рассказу, – я выслушал Маддасса и ответил, что, невзирая на весь трагизм ситуации, ради идеи работать никто не будет. На что Маддасс снова разгрохотался своим неподражаемым ржанием и сказал, что на альтруизм и не намекал, но он может меня заинтересовать, ведь только личная заинтересованность способна заставить меня заняться этим делом. И выложил всё на чистоту. Пока я сидел оглушенный такой неслыханной удачей, он озвучил пару существенных подробностей: в «Арваши» работало двое модуляторов: одного они вырастили сами, второго пригрели и прикрыли от комиссии. Двое полноценных модуляторов. С полнейшей готовностью приступить немедленно, я сказал, что нам понадобится максимально полная информация и время на подготовку. На что он ответил, что максимально полную информацию он уже озвучил, а времени – считанные дни.

– И ты согласился? – недоверчиво смотрел на него Фергана.

– Разумеется. Мне пришлось прервать отпуск, связаться с тобой, Полутра, с Аттикой и приступить к наброску схемы начальной стадии движения. Я отдавал себе отчет, что даже такой командой мы не справимся с группой аналитиков, где работают модуляторы – это нереально. Как бы мы не старались, это выше наших возможностей. До нашей команды мне приходилось работать с параллельными реальностями, но это было слишком давно… Поднятие связей непростое дело, а поднятие мимолетных знакомств и вовсе дело с трудом подъемное. Одним из немногих на мои запросы о помощи отозвался Негора. А я к своему стыду никак не мог его идентифицировать до тех пор, пока он не прислал в мое сознание картинку, где я, находясь в его реальности, подсказал какой камень убрать с дороги, чтобы вода снова текла. Я был удивлен. И озадачен. Объяснил ему смысл и суть нашей грядущей деятельности. Он сказал, что все понимает и окажет посильную помощь, но у него есть свой интерес: переход в нашу реальность. Если мы это обеспечим, то можем располагать его силами и возможностями. Я стал допытываться, какой такой у него может быть интерес в нашей реальности? Он долго отмалчивался, потом признался, что длительное время пытается общаться с человеком, и человек пытается общаться с ним, но их разделяют границы разных мировых реальностей. А ему хочется посидеть с ним рядом в одном пространственно-временном отрезке, просто посмотреть в глаза, улыбками обменяться… Я сказал, что посодействую открытию прохода в мою реальность, но есть один нюанс: он выглядеть будет иначе. Переход через грани реальностей сильно перестраивают организм. Но он ответил, что ему безразлична его внешность и его собеседнику она должна быть тоже безразлична, потому что он разговаривал с его сутью, а не с оболочкой. В общем, мы начали работать. Через пять недель вошли внутрь. Через три подобрались к ядру компании. Первым мы потеряли Аттику, вторым почти потеряли меня, а третий остался жив и завершил намеченное. Вот только до конца довести операцию ты, Полутра не смог. Разработкой стратегии занимался я, но я вышел из строя. Когда ты остался один, тебя забрали в «Арваши» и что там с тобой сделали, я не знаю, потому что был далековато от жизни, пока Маддасс не привел меня в чувство. Я смутно помню, как очнулся. Лица Маддасса я не различал, видел лишь его руки. Сначала он протянул мне ампулы с частицами энергии, могущей поддерживать моё существование, а потом бело-голубого лигренка…

– Я это помню! У тебя на носу тогда были очки, в тоненькой оправе, она еще поблескивала на солнце. Ты улыбнулся и сказал: «Здравствуй, Фергана!». Ты был такой большой, с теплыми ладонями, насмешливым голосом…

– Ты был совсем маленьким, странно что помнишь. Маддасс сказал, что поможет мне продержаться в живых, потому что дело нужно обязательно закончить. Не пройдет и трех лет, как «Арваши» добьется первых результатов, не смотря на то, что мы сделали с компанией. Я не мог в это поверить… Но, тем не менее, это правда, компания оказалась на редкость живучей. Хотя, что удивительного, если один из модуляторов остался жив.

– Можно задать нескромный вопрос? – подал голос спасенный штурман.

– Конечно.

– Модулятор… это то, что я думаю?

– Я не умею читать мысли, – улыбнулся Лагин. – Аналитики могут выстраивать макеты ситуаций и на основании этих макетов просматривать перспективу, а модуляторы способны эти макеты создавать, они могут их делать, понимаете? Физически, в реальности. Я всё потерял: Аттику, тебя, Полутра, самого себя… Но у меня оставался бело-голубой лигренок. Он быстро рос, капризничал, постоянно требовал к себе внимания, заботы, кусался, царапался и фыркал, если был чем-то недоволен. И этим я держался за жизнь и рассудок. Я ждал, когда же все начнется, когда модулятор построит ситуацию, пытался просчитать его действия, подготовиться, но некоторых вещей я не мог спрогнозировать, мешало ощущение пробоины в груди, в которой постоянно свищет ветер. Теперь пришло время завершить операцию, и я сделаю это.

Лагин отвернулся к пульту, бросил взгляд на показания приборов и занялся корректировкой показателей. Экипаж остался сидеть в тишине.

– А… этот шизик как к нам прибился? – Кивнул Фергана на демона. – Он сказал, что разговаривать меня научил. То есть, он пристроился в компанию, когда я маленьким еще был?

– Асмаал – отдельная история.

– И я не хочу, что бы ты ее рассказывал, – демон превратился в здоровенного енота, намереваясь прилечь рядом с Индирой, подражая Кофе, но получил пяткой промеж глаз и вернулся в прежнем виде на свое место.

– Не могу понять… – Индира рассеянно почесывала Кофе за ухом. – Мой отец один из лидеров ЦММС, я должна с ним связаться немедленно.

– Лучше не надо, – закончив корректировку, Лагин развернулся к слушателям. – Он второй создатель «Арваши».

– Не может быть!

– Сколько тебе лет?

– Двадцать!

– Завтра – двадцать один, верно?

– Откуда ты знаешь? – заметно растерялась девушка.

– «Арваши» старше тебя ровно в два раза и ты одна из составляющих смодулированной ситуации. Скоро в этом сама убедишься.

Глава 37

– Я… ничего не понимаю. – Индира подошла к пульту и тяжело, словно внезапно кончились силы, присела в соседнее кресло. – Объясни.

Лагин в пол-оборота посмотрел на нее и медленно растянул губы в тонкой улыбке. И его лицо вдруг изменилось до… узнаваемости. Индира сдавленно вскрикнула.

– Я тебя знаю! Я помню тебя, видела не раз… – она побледнела. – Но ты был другим!

– В очках, да? – почти с сочувствием произнес Фергана. – И волосы подлиннее?

– А еще у тебя была бородка тоненькая такая, – медленно, будто во сне проговорил Полутра, – ты еще говорил, что на Земле их называют «эспаньолками»…

– Да, я ее сбрил, постригся и переехал с Ферганой в закрытый лесной сектор. Ты начинаешь меня вспоминать?

– Что-то смутное, урывками, – опустив голову, Полутра усиленно потёр виски и лоб, словно это могло помочь пробудиться памяти.

– А я? – в ресницах Индиры блеснули слезы. – Я кто? Или что в этой… смодулированной ситуации?

Лагин молчал, глядя на нее холодными глазами, их цвет почти полностью растворился, отчего они сделались прозрачно-безжизненными. Подошедший Фергана положил голову ему на колени и проговорил тихонько:

– Лагин, я здесь. И меня давно никто не гладил. И верни глаза на место, а то нам страшно.

Тот моргнул пару раз и прозрачность налилась цветом тяжелого предгрозового неба. По щекам Индиры катились и катились слезы.

– Ты же врач, Индира, врач, – ладонь Лагина легла на голову лигра, – должна отличить биение сердца от тиканья часового механизма.

Она схватила себя за запястье, затем потрогала горло.

– Это кровь, Лагин! Обычный пульс в обычном теле! Я не механизм!

Сидевший в углу капитан переглянулся со штурманом и вежливо произнес примерно следующее: «Вы не поймите нас превратно, нам, безусловно, нравится ваше общество, красивые пушистые звери и всякие другие непонятные чудовища, но не могли бы озвучить, сколько нам еще осталось до базы? Видите ли, нам сильно хотелось бы покинуть ваш прекрасный корабль, мы даже сами не понимаем, почему именно возникает такое желание. Заранее благодарим за ответ».

– Невозможно! Это решительно невозможно! – С сердитым видом Кофе поднялся с места и проследовал к клетке. – Почему приличные с виду люди позволяют себе так выражаться в приличном с виду обществе?! Я отказываюсь находиться с ними в одном межзвездном пространстве! – Забравшись внутрь, он захлопнул дверцу. – Прямо негодяи какие-то! Хуже пиратов! Отвратительные лица!

– Что-то ваш енот раскашлялся, – капитан выпрямился во весь рост, поднося руку к скрытой набедренной кобуре. – Может, простудился?

– Лично мне кажется, что он здоров, – лигр так широко зевнул, что капитан опустил руку и сел на место. – Лагин, теперь конкретно: что насчет Индиры? Чем она опасна? Когда бежали из дома, произошел биотонический взрыв, когда рулили в океане, еще раз рвануло, ты сказал – должен быть третий контрольный. Это – она?

– Нет, – он отвернулся к приборам, – не она. Было бы слишком предсказуемо.

– А что? Кто? Где?

– Пока не вижу. Не просматривается. Похоже, не успеют уже.

– Но ведь нас давно могли ликвидировать, – не обращая внимания на сидящего в клетке мурана, Полутра перевернул ее на бок и снова взялся исследовать днище. – Почему меня оставили в живых? И тебя до сих пор не добили?

– Потому что я забрал кое-что. «Арваши» не может позволить себе роскоши потерять эти предметы. Именно они и сохраняют пока что жизни всем нам. А база будет через час. Может, вы есть хотите?

– У нас нет пищеблока, – напомнил Полутра.

– Но я должен был хотя бы предложить.

– Дорасскажи обо мне! – Индира смахнула с лица слезы. – Если я часть плана… мой отец… он мне, хотя бы, отец?

– Да, – прямо перед нею возник портрет второго учредителя ЦММС, который произнес с ехидным сочувствием: – И это еще хуже, верно?

– Убирайся! – закричала она. Индира замахала руками, пытаясь уничтожить воздушный портрет. – Да как ты смеешь?!..

Полутра обнял ее за плечи и погладил по голове.

– Девочка, успокойся, он же демон, не обращай внимания. Не бойся, ничего плохого с тобой не случится, мы рядом.

– А если… если… – она всхлипывала уткнувшись в плечо Полутры, – если я что-то плохое сделаю?

– Об этом тоже не беспокойся, – Фергана обвил хвостом ее ноги, – как только начнешь что-то вытворять, мы сразу же выбросим тебя за борт.

– Спасибо, дорогой, ты меня и вправду успокоил, – она высвободилась, присела, улыбнулась сквозь слезы и обхватила лигра за шею, обнимая.

– Не за что, всегда подозревал, что у меня имеется талант психолога. И пожалуйста, не пачкай меня помадой, у нас нет санитарного отсека.

Ожил узел связи и сообщил:

– По левому борту база «Гаоро-4». Запросить стыковку?

– Бог есть… – пробормотал штурман, поднимаясь и помогая подняться капитану. Но Лагин неожиданно отклонил запрос стыковки.

– В чем дело? Что случилось? Высадите нас!

– Высадитесь на следующей, через час. – Лагин задал максимальный скоростной режим.

– Послушайте! – пошел в наступление капитан. – Если вы сейчас же нас не высадите, мне придется применить силу!

Лагин поднял на него взгляд:

– Этот корабль, вернее то, что от него осталось, рассчитан на трех членов экипажа. Нас здесь семеро, не считая мурана. Вы полагаете, я вас не высаживаю ради какой-то собственной радости?

Капитан со штурманом вернулись на места. «Зерен-101» успел отойти на приличное расстояние, прежде чем база взорвалась, расплываясь в космической черноте густым оранжевым пятном.

Глава 38

Экипаж и пассажиры в оцепенении смотрели, как пятно меняет форму, цвета и оттенки. Безмолвие нарушал лишь стук прутьев клетки об пол: Кофе пытался развернуться и рассмотреть получше происходящее.

– Агырх… – то ли что-то сказал, то ли просто прочистил горло капитан, приподнимаясь. Все остальные, кроме Лагина, как завороженные продолжали наблюдать взрыв. – Прошу прощения, Лагин? Вас же Лагин зовут, да?

Он кивнул, с нарастающим беспокойством поглядывая на показатели жизнеспособности кабины: они стремительно падали.

– Как вы… как смогли это предсказать? – Капитан как-то даже с опаской коснулся пальцем иллюминаторной панели.

– Я не предсказатель, – Лагин бросил рассеянный взгляд на топливные уровни, – я – аналитик.

– Да, хорошо, я неправильно выразился. Как вы это про… проанализировали?

Грохот катающейся по полу клетки сбивал капитана с мысли.

– Это не так сложно, как кажется.

Кряхтя, толстенький штурман, неловко поднялся с пола.

– У меня тоже вопросик назрел, если можно. Вот вы еще о модуляторах говорили…

– Я сам про них спросить хотел! – бросил через плечо капитан. – Уважаемый Лагин, если это не секретная информация, могли бы вы объяснить, каким образом обычные человеческие существа способны создавать ситуативный и событийный ряд? С помощью чего?

– Может ведь прилично и грамотно говорить, когда захочет, – донеслось из клетки. – У вас наверняка ведь есть образование, да? Можно узнать какое? А как вас вообще зовут, звездный капитан?

«Звездный капитан» покосился красноватым глазом на «говорящую клетку» и повторил вопрос:

– С помощью чего?

– Лагин! – рыкнул Фергана. – Не рассказывай! Поналезло всяких в нашу кабину! Ходят теперь, спрашивают!

– Нет в этом ничего секретного…

– Раньше не было, теперь стало! Всё, порядок на корабле! Пассажиры, сели в свой угол! Индира, хватит слезы по организму размазывать! Демон, ни во что не превращаться и молчать! Полутра, сделай так, чтоб клетка по полу не гремела!

Полутра задумчиво посмотрел на клетку и поскреб подородок:

– Как?

– Лагин, неужели он безнадежен?

Тот пожал плечами, думая о своем, затем стал раскладывать по пульту какие-то бумаги, извлеченные из сейфового отсека и проматривать тексты. Сердито фыркнув, лигр постучал хвостом по полу.

– Слушай меня внимательно, Полутра, я научу, как сделать, чтобы клетка не каталась и не гремела. – Фергана перевел дух и гаркнул так, что в углу подпрыгнули капитан со штурманом. – Просто выпусти оттуда енота!!

– Мура-а-а-ана… – донесся тихий стон из клетки – мура-а-а-на!..

Полутра поставил клетку вертикально и заглянул внутрь.

– А может он не хочет. Может ему там нравится.

Лигр тяжело уселся едва ли на ноги Индре, прижал уши, закрыл глаза и пробормотал, качая головой:

– Мозгами скоро помрачусь…

– Если что, я буду рядом, вместе не пропадем. – Асмаал никак не мог найти места, куда бы приткнуться. Пытался присесть в кресло пилота, но его жестом отогнал Лагин, со стороны «подстилки» тоже радушия не намечалось, а в двух еле заметных искривлениях пространства кабины, именуемых «углами» сидели совсем уж недовольные его существованием лица. Демон подошел к Фергане. – Цветочек хочешь?

– Что? – лигр приоткрыл глаз. Тонкий черноволосый юноша сидел на корточках, протягивая к его носу раскрытую ладонь. – Какой цветочек?

– А какие ты любишь?

– Беленькие с желтой штучкой посередине, они маленькие, вроде бы никчемные, но такие ответственные…

– Ромашки, – подсказал Лагин. Из ладони демона стал проростать тоненький стебелек.

– А разве тебе не одуванчики нравились? – на всякий случай уточнил Асмаал, пока стебелек поднимался, расправляя крошечные листики.

– Ему сначала одуванчики нравились, а потом он перешел на ромашки, – Лагин подключил остатки аварийных топливных батарей. – Так, я надеялся, что дотянем до второй базы, но не дотягиваем. Поэтому используем резервный вариант: садимся на спутник планеты Пирос.

– Куда именно? – напрягся капитан.

– На Ронулу.

– Только не туда!

– Почему?

– Он же мертвый!

– Когда это он успел?

– С полгода как рвануло… – Капитан откашлялся. – Вы не слышали о химической войне на Пиросе? Ронула полностью уничтожен, к нему даже крейсера Директориата не подходят пока.

– Что ж… очень жаль, – Лагин нагнулся, открывая и выдвигая из-под пульта еще одну скрытую систему. – Но нам все равно придется сесть.

– В целях самоубийства, да? – попробовал пошутить штурман.

– У меня там корабль на случай, если не дотянем до базы. А до базы мы не дотягиваем. Держите.

Одну за другой Лагин начала выбрасывать из отсека жизнеобеспечающие маски.

– Лагин, их – десять, – в замешательстве произнесла Индира, когда все маски оказались на полу.

– Знаю. Сядьте и возьмитесь за что-нибудь покрепче, мы совершаем нелегкую посадку.

Ноздреватый серый бок спутника приближался так быстро, что казалось – он падает на кабину.

– Лагин! Почему масок – десять?! – почти в истерике закричала Индира, не зная, чего ждать дальше. – Для кого они?! Полутра! Выпусти, наконец, мурана из клетки! Этот звук всех уже с ума сводит!

– Хочешь цветочек?

– Не приближайся, чудовище! Лагин, мы не сможем взять еще людей на борт! Мы сами едва помещаемся!

– У меня там корабль, – напомнил Лагин.

– Да и людям там взяться неоткуда, – вмешался капитан. – Спутник мертв, никто не выжил, ничто не уцелело. А в каких координатах корабль?

– Прямо там, куда мы сейчас рухнем. – Ни на что особо не надеясь, Лагин все же пытался выжать из систем какую-то пользу.

– А…можно… – Кофе выбрался из клетки и огляделся, думая к кому бы примкнуть, – какая-нибудь незначительная часть экипажа останется не борту? Пока вы ищете корабль и все такое прочее?

– Выйти придется всем.

– Это почему еще? – Асмаал присел рядом с лигром. – Вот мы с Ферганой, например, никуда не хотим идти. Правда, Фергана? Друг, ты им скажи, что нас не радуют такие постановки. Друг, объясни, что он не прав.

– Примеряйте маски, – сказал Лагин. – С момента посадки кислорода у нас останется на двенадцать минут.

Глава 39

– Давайте выбросим енота?

– Зачем?

– А на что он нам? – Асмаал старательно пристраивал маску куда-то на затылок. – Только лишний кислород потреблять.

– Дай сюда, – Лигин отобрал у демона маску и бросил Полутре, тот как раз вытаскивал Кофе из клетки. – Разверни маску, запакуй в нее ено… мурана, возьмись за крепления, как за ручки и неси, понял?

– Примерно, – кивнул Полутра. – Давай упакуем тебя аккуратно… Не дергай лапами!

– Мне тяжко и грустно! Я не хочу туда!

– А нам вот легко и весело! Не дергай лапами, хвост подбери, не помещаешься!

Застегнув куртку, Лагин забросил за спину рюкзак и огляделся, отмахиваясь от висящих в воздухе укоризненных слов: «Ты разбиваешь моё сердце!» Индира закрепила маску Ферганы, поправила свою и подобрала с пола золотистую сумочку.

– Индира, ты же врач, да? Почти психолог, психиатр и психоаналитик, – с плаксивым лицом Асмаал встал на ее пути. – Почему он меня не любит? Зачем отобрал маску?

– Да. Это разные специальности. Никто никого не любит. Зачем тебе воздух? – Демон был отодвинут в сторону решительным движением локтя. – Фергана, ко мне, ко мне, малыш! Малыш! Сюда! Ко мне, хороший! – Она присела на корточки у шлюзового отсека, где упакованные в маски уже давно стояли капитан со штурманом, и пощелкала пальцами. – Ко мне, полосатенький! Сюда иди!

Лигр фыркнул, опасаясь чихнуть в маску, и посмотрел на Лагина, тот застегивал куртку, оглядываясь: все ли нужное взял.

– Лагин, почему она со мной как с животным идиотом разговаривает? Меня это, между прочим, оскорбляет!

Капитан со штурманом переглянулись, их глаза в прорезях масок горели злым и горестным огнем:

– Сейчас шарахнемся! К чему маски?! Мы же в брызги!..

Лагин не ответил, застывший взгляд его был устремлен в иллюминаторную панель: лилово-серая пустыня с торчащими из пыли металлическими остовами, скелетами домов… Стремительное падение кабины вдруг замедлилось, словно под днище попала упругая волна, кабина затряслась, дала крен и рухнула на бок, почти на четверть уходя в грунт. Хоть аппарат и уцелел, но от удара пошла разгерметизация.

– Выходим, скорее, – Лагин попытался вручную поднять крышку шлюза. Глянув на его попытки, Полутра утрамбовал мурана компактнее в маску, растянул крепления, перебросил через плечо, как сумку, потеснил в сторонку Лагина и, поднатужившись, практически проломил путь на свободу. Первыми выскочили капитан со штурманом. Увязая по голень в песке и пыли, они отбежали чуть в сторону и оглянулись на кабину.

– Кабина не разбилась из-за поддержки стабилизационного аварийного поля, да?! – крикнул капитан.

Лагин кивнул в ответ, проверяя, хорошо ли закреплена маска Ферганы, лигр нервничал, мотал хвостом и тряс головой.

– Спокойней, Фергана, просто расслабься и дыши как обычно. Помнишь, в авто были под водой, ты же дышал, не боялся…

– Да чем и где я только не дышал в эти три дня! – огрызнулся лигр. – Страшно вспомнить!

– Три дня? – Индира сняла туфли, понимая, что по такой зыбкости двигаться на каблуках – бесперспективно. – Все это ваше… ну и мое тоже путешествие длится всего три дня?

– Два с половиной, – уточнил Полутра, поправляя на плече кряхтяще-негодующую муранскую «сумку». – Просто постоянно накладываются всякие реальности, прыжки во времени и пространстве, вот и кажется, что летим вечно. Лагин, дальше что? Куда идти?

– Никуда не надо.

Неуклюже вскидывая острые колени, капитан подбежал к Лагину и завопил ему в лицо, хватая за свитер:

– Аварийное поле! Аварийное поле! Как ваш паршивый огрызок упал именно на него?! Как ты это делаешь, как?!

– Не сметь называть наш корабль «паршивым огрызком»! – попытался распахнуть пасть Фергана, но в маске толком не получилось. – Мы чтим его память! И руки прочь от Лагина! Нельзя трогать моего человека!

Все это время Полутра смотрел по сторонам и болезненно морщился, подергивая головой.

– Эй, Лагин! – заметила неладное Индира. – С ним что-то происходит! И где корабль? Ты обещал новый корабль!

Лагин жестом показал, что скоро всё будет. Полутру затрясло с ног до головы. Было заметно, как под маской зашевелились, задвигались черты лица, задрожали глазные яблоки, в уголках глаз вскипела розоватая пена.

– Снимите меня с него! – испуганно воскликнул Кофе. – Я не хочу умирать!

– Не бойся, – Лагин поправил ворот свитера, обогнул почти сломленную событиями фигуру капитана, подошел к Полутре и четко произнес: – Что ты видишь?

Полутра вперил залитые полукровью глаза в едва заметно шевелящуюся пустыню, уничтоженный мир будто все еще пытался дышать откуда-то из глубины каменного тела.

– Что видишь, Полутра?

– Не-не…знаю! – он впился пальцами в голову, словно хотел раздавить череп. – Аа-а-а! – Сквозь маску стали проступать багровые пятна.

– Что ты видишь, Полутра? – ровным тоном повторил Лагин. Остальные стояли в оцепенении, с опаской глядя на происходящее.

– Вспышки… – задыхаясь, проговорил он, – вспышки…

– Описывай все, что видишь, – Лагин тихонько снял с его плеча «сумку» с мураном и передал Индире. – Что там?

– Рваное зеленое…. Обрывки красного… белое…. куски квадратного света…

– Да. Смотри на куски квадратного света, – приказал Лагин. – На них! Не упусти вспышку! На куски квадратного света! Смотри!

Полутра захрипел, из-под маски хлынула синяя вода. В безвоздушье вокруг обозначились видимые границы – тонкие, рваные. Ограниченное пространство исказилось и лопнуло. Брызнул свет, шум и музыка. И мгновением позже озадаченные лица едва не впечатались в «куски квадратного света» – в клетчатую скатерть на столе.

Глава 40

– Так мы что, в ресторане? – обрадовался демон, обводя горящим взором просторный, пестро оформленный зал с множеством скульптур и масок. – Как удачно! Три тысячи лет не был в ресторане! А ничего, что мы завалились в приличное заведение со всем своим зоопарком?

– Переживут. – Лагин задвинул рюкзак под стол и расположился так, чтобы просматривался весь зал и висящая в воздухе треугольная сцена. – Можете передохнуть и перекусить. И снять маски.

Кофе поспешно выбрался из маски-сумки и запрыгнул на колени Индиры, настороженно поводя острым носом. Стягивая маску, капитан уже в привычных выражениях поинтересовался что и как произошло на этот раз? И каким образом вся честная компания оказалась в работающем ресторане на мертвом спутнике? Индира посмотрела на него недобрым взглядом из-под полуопущенных ресниц и произнесла металлическим голосом:

– Вы где освидетельствование проходили?

Капитан смолк и насторожился.

– Где освидетельствовались? – повторила она. – Кто вам лицензию выдавал? У вас же маниакально-депрессивный синдром с далеко идущими последствиями. Как вас могли допустить к командованию кораблем?

– Заплати и лети! – мерзко хихикнул Асмаал и помахал рукой, подзывая официанта.

– Я объясню как мы здесь оказались, – Лагин взял со стола матерчатую салфетку и зачем-то стал наматывать на руку. – Полутра способен открывать порталы, прописанные в параллельных реальностях.

– Ну…и что дальше? – лигр переступил с лапы на лапу, отдавив обе ноги штурману.

– Что дальше? Я все уже объяснил.

– Прекрасно ты объяснил! Мы все поняли с полуслова!

Кофе хотел было почесать себя за ухом, даже лапу поднял, но почему-то передумал, привстал, дотянулся до Ферганы и почесал его. Затем произнес, задумчиво глядя на идущего к столу тонкого белоснежного официанта:

– Насколько я понимаю, мы сейчас находимся в параллельной реальности, это как дубликат жизни реальности нашей, только здесь всё происходит немного иначе, да? В нашей реальности этот спутник и все эти люди мертвы, а здесь продолжают жить, верно?

– Молодец, – кивнул Лагин. – Почти правильно. Снимайте маски, не бойтесь.

Последним маску снял Полутра. Он осторожно отлеплял ее от лица, будто боялся содрать вместе с кожей. Когда же Полутра опустил руки, все как один уставились на него, муран даже рот приоткрыл. Черты его лица заметно изменились: тяжеловатые, они сделались тонкими, чеканно-четкими, а кожа словно натянулась, отчего глаза стали больше и заблестели тяжелым влажным блеском.

– К нам с животными нельзя! – засмотревшись, экипаж не заметил, как к столу пришвартовался официант. Всем своим изысканным видом он выражал сдержанное возмущение.

– Я не животное! – мгновенно взвинтился Кофе. – Сколько можно оскорблять!

– Прошу прощения, – не меняя голоса и вида, ответил официант. – К нам нельзя с тиграми.

– А где вы тут тигра видите? – хмыкнул Фергана. – Я рядом с тиграми и рядом не сидел!

На миг лицо официанта подверглось замешательству.

– Ладно… хорошо. Будете заказывать? Хочу сразу предупредить, у нас нет специального меню для… для… необычных клиентов.

– И не надо, мы всё едим, если оно не тухлое и не умоляет о пощаде, – Фергана многозначительно оглядел официанта с ног до головы и облизнулся. – Мы брезгливые и благородные. Неси, голубчик, всем двойную порцию всего.

Все еще с заметным замешательством, официант смотрел на говорящего зверя, похожего на тигра. Затем перевел взгляд на Асмаала: тот с диковатым оживлением подпрыгивал на стуле в такт доносящейся откуда-то сверху музыке.

– И для нечеловеческих сущностей у нас тоже нет специального меню.

– Сказали уже, не надо ничего специального! – рассердилась Индира. – Тоже мне, помойка с претензиями!

Официант будто только и ждал, когда же на него наорут. Посветлев лицом, он бросился выполнять заказ: всем двойную порцию всего. Взяв со стола вторую салфетку, Лагин принялся наматывать ее на руку поверх первой. Вспотевший и давным-давно желающий в туалет толстенький штурман, с какой-то жалобной тревогой наблюдал за его действиями. И только он собрался задать болезненный вопрос, как погасло освещение и на висящую в пространстве сцену хлынули потоки мертвенно-белого света. В скрещении подрагивающих лучей стоял полуобнаженный мужчина с коротко стриженными белыми волосами и чистой бронзовой кожей. Если бы не ярко-синие живые глаза, можно было бы решить, что он искусственный: ни с первого, ни со второго взгляда не определялся его возраст и планетарное происхождение. В одной руке он держал тонко вырезанный музыкальный инструмент, в другой – смычок. Скрещенные лучи словно взорвались вокруг него, когда смычок коснулся инструмента, и полилась музыка, сильная и яркая. Треугольная сцена принялась вращаться, то взлетая вверх, то падая. Завороженные звуком и действом, никто и не заметил, как из-за стола встал человек и прошел вдоль стены к одиноко сидящему почти у самой сцены посетителю. Приобняв его за плечи, человек склонился, что-то спрашивая, затем выпрямился и вернулся обратно за стол. Привстав, муран с тревогой посмотрел, как Лагин разматывает тряпичные салфетки, на которых почему-то светились тусклым багрянцем пятна крови.

– Дай сюда, – схватил он цепкими лапками салфетки, – я спрячу. – Скомкав, окровавленные тряпки, Кофе открыл сумочку Индиры. – Извини, дорогая, давай это засунем поглубже…

– Лучше сунь мне за ошейник, – в полумраке за спинкой стула возник лигр, – меня обыскивать не рискнут.

Кофе проворно затолкал салфетки за широкий ошейник, расправил, пригладил бело-голубую шерсть, затем чмокнул лигра в нос.

– Тьфу! – фыркнул Фергана.

– Прости, это я на нервной почве. Идемте отсюда, а?

– А как же еда? – Индира кивнула на заставленный тарелками стол и поглядела на Лагина. Тот смотрел на музыканта так, будто испытывал физическую боль. – Давайте хоть немного с собой заберем, когда еще шанс будет.

– И то верно! – Асмаал принял облик Официанта в Черном. – А то сидят тут паразиты, лопают с двух рук за наш счет, – кивнул он в сторону торопливо жующих капитана и штурмана, – а занятым людям недосуг кусочка проглотить.

Индира посмотрела на Полутру, затем на Лагина и Фергану.

– Давайте на выход. Закончится номер, включат свет и начнется…

Ни Полутра, ни Лагин ее будто не слышали, они оба смотрели на сцену одинаково остекленевшими глазами.

– Что ж, хорошо, – вздохнула девушка, вставая. Через одно плечо она перебросила мурана, через другое ремешок сумочки и, склонившись к уху Ферганы, проговорила: – Помоги мне, ты все-таки тут наиболее разумный! Бери из-под стола рюкзак и повлияй на хозяина! Нужно уходить быстрее!

– Он его убил? – лигр растерянно поглядел на Индиру и снова уставился на неподвижную фигуру почти у самой сцены.

– Думаю да, а мы в чужой реальности! Можем застрять в неприятностях! – Обогнув край стола, Индира бесцеремонно выхватила столовые приборы из рук штурмана и капитана, затем стукнула по плечу впавшего в оцепенение Полутру. – На выход, на выход! Бегом!

Недалеко от входа в ресторан покачивались полусонные кроны деревьев, кое-где подсвеченные зеленоватыми огнями. Отдышавшись, Индира бросила мурана в траву и обернулась, их догонял лигр с рюкзаком, за край штанины он тянул Лагина.

– Отпусти штаны! – неловко ковылял Лагин, пытаясь высвободиться. – Последние порвешь!

Замыкал бегство груженый узлами с едой демон, он все успел собрать вместе с посудой и скатертями. Словно очнувшись от забытья, Полутра бросился навстречу Лагину:

– Мы заберем его? Сможем забрать?!

Лагин отрицательно качнул головой и согнулся, закашлявшись.

– Почему нет? Ты же взял маски! Две маски!

– Они не пришли, – Лагин отер ладонью рот и перевел дух. – Те, для кого я их брал. Полутра, он здесь другой, у него другая жизнь, он нас не знает.

– Не верю! Не может…

– Пойми, – Лагин забросил рюкзак за спину, – здесь он просто наемник, хороший ликвидатор – не более.

Вспыхнувший светом ресторан почти мгновенно разразился паникой.

– Прямо сразу разгадали трупик, – поморщился демон, бряцая узлами, – неприятные людишки! Полосатый, теряй улики поскорее!

Слишком далеко от выхода и слишком рядом с экипажем из темноты вдруг вынырнул тот самый музыкант.

– Я знаю тебя! – он сомкнул железные пальцы на плече Лагина, не обращая на остальных внимания. – Ты меня преследуешь? Кто ты?

– Никто, Аттика, давно уже никто, – печально и светло улыбнулся Лагин. – Не беспокойся, я не враг.

– Аттика? – оживился лигр. – Это тот самый Адимин из вашей команды? Можно поближе рассмотреть?

Музыкант мельком глянул на лигра и снова вперил взгляд в лицо Лагина.

– Я видел, как ты убил моего клиента. Почему? Откуда я тебя знаю? Кто ты такой?

– А меня помнишь? – помахал рукой Полутра. – Знаешь меня?

Тот бросил на него такой же поверхностный взгляд и снова переключился на Лагина.

Из ресторана выскочило четверо абсолютно одинаковых девушек, они заметались, закружились, словно не понимая, как и куда им двигаться.

– Тебе не надо было убивать этого клиента, – Лагин не удержался и похлопал его по плечу, затем обнял и оттолкнул. – Это другая история. Слышишь? Совсем другая. Полутра, открывай проход к кораблю.

– Как?

– Просто открой. Не задумываясь.

Полутра вытянул руки перед собой ладонями вниз, лицо его задергалось, будто пошло волнами, и пространство стало меняться. Земля забурлила, раскрывась бешено крутящейся воронкой и на глазах у музыканта люди и звери стали проваливаться в нее, словно воронка их втягивала.

– …и не используй четыреста третий калибр! – донесся из земляной глубины обрывок фразы. – Он взрывается в руках!.. Увидимся!

Глава 41

Малый пассажирский лайнер «Зерен-800» взял курс на планету Метеон. Никто не успел заметить, каким образом Полутра поменялся и его лицо снова стало прежним. Пока капитан, штурман и Кофе изучали новый корабль, Фергана о чем-то напряженно размышлял, глядя на стремительно удаляющийся мертвый спутник.

– О чем ты думаешь? – спросил сидевший за пультом Лагин.

– О четырех девушках, – медленно проговорил лигр. – Как я понял, в той реальности ты убил Маддасса? Зачем?

– Там он был слишком уж человеком. Его жизнь еще по четырем реальностям разбросана, но это нам не по пути.

– Ты уверен, что правильно поступил? – присел рядом Полутра. Он ссутулился, сгорбился, словно на его плечи легла невидимая тяжесть.

– Я оказал услугу и ему и жителям реальности. Чем меньше в нем останется человеческого, тем проще станет вернуться, да и люди будут в безопасности.

– А вот у меня нет таких проблем, – обернувшись рыбой с крыльями, Асмаал завис над пультом. – Другие проблемы есть, а таких нет.

Рассеянно глядя перед собой, Лагин отогнал взмахом руки птице-рыбу от обзорной панели. По правому борту показалось два корабля: торговый и пассажирский. Лагин бросил на них косой взгляд и снова уставился пространство. Фергана положил голову ему на ноги и снизу вверх поглядел на заросший подбородок.

– Не кисни, прилетим скоро. Вытребуем у Маддасса твое жизнеутверждающее снадобье, а еще лучше – новую жизнь. Пусть только попробует не дать!

Лагин усмехнулся, продолжая рассматривать звездное пространство. Уткнувшись носом в его колени, Фергана пробормотал почти смущенно:

– Погладь, а?

Лагин опустил руку и привычно стал поглаживать полосатую голову, почесывая за ушами. Ощущая неимоверную усталость после случившегося с ним, Полутра подошел к единственной в кабине зоне отдыха – мягкому полукругу у стены, сбросил с него, успевшего с комфортом расположиться Кофе, рухнул навзничь и отключился.

– Никакого уважения, ну просто ни малейшего! – возмущенно тявкнул муран, поднимаясь с пола и отряхивая шерсть.

Поглаживая тихонько мурчащего лигра, Лагин все чаще посматривал в обзорную панель правого борта. Курс пассажирского корабля менялся по отношению к кораблю грузовому, он отходил, приближаясь к «Зерену-800».

– …откуда же мне знать, когда и куда мы сможем вас высадить? – доносился до ушей дремлющего лигра разговор Индиры со штурманом и капитаном. – Если вам так невтерпеж, возьмите скафандры и убирайтесь в космос, вас кто-нибудь подберет, тут оживленная трасса!

– Как вы можете так говорить? – укоризненно прозвучал капитан. – Вы же женщина!

– Не вижу связи между вашим постоянным нытьём и моим полом!

По центру кабины ходил кругами и мучился скукой Асмаал. Все места были заняты, а попытки подобраться к единственно пустующему креслу пилота, безжалостно пресекались Лагиным. Помучавшись еще немного, демон превратился в существо, напоминающее огромную белую моль и полез на стену, бормоча под хоботок, что его тут никто не любит.

– Меня тоже, – печально вздохнул муран, забираясь в овальную нишу под пультом.

Почувствовав, что поглаживания руки замедляются и становятся рассеянными, Фергана стряхнул сонливость и открыл глаза.

– Что случилось? Или начинает случаться?

Лагин указал подбородком на обзорную панель. На борту пассажирского корабля уже отчетливо различались эмблемы Центрального Медицинского Межгалактического Союза.

– О-о-о-о! – с досадой прогудел Фергана. – Индира, похоже, это за тобой!

Девушка мигом оказалась у пульта, и отсвет приборов заволновался зыбкими зеленоватыми волнами на ее встревоженном лице. Следом к пульту подошли заранее предвкушающие недоброе капитан со штурманом. Шурша пыльными крыльями, сползла со стены «белая моль», лавируя между ног и лап, подобрался поближе Кофе, и только Полутра остался спать тяжелым сном. Где-то далеко, сквозь тяжелую темную толщу, он слышал, чувствовал, как в кабине что-то начало происходить, но глаз открыть не мог.

Корабль с эмблемами ЦММС настойчиво запрашивал доступ к связи.

– Лагин! – звенящим голосом произнесла Индира, сжимая похолодевшие пальцы на его плече. – Летим мимо! Мне очень хочется познакомиться с Маддассом!

Тот отрицательно качнул головой и открыл канал связи. Спустя минуту в пространстве над пультом вспыхнула четкая до осязаемости картина: сизое конусообразное пространство с тремя фигурами. В центре – лысоватый старик, опирающийся о металлический посох, по левую руку – коренастый мужчина с забранными в хвост белыми волосами, по правую – ладно скроенный молодой человек с приятным, но будто смазанным лицом.

– Здравствуйте, папа, – натянуто произнесла Индира.

– Нездравствуй, Димирут, – почти одновременно с ней бросил Лагин коренастому белоголовому человеку.

– Рад тебя видеть, моя девочка.

– Когда ж ты сдохнешь, Лагин?

Индира поморщилась, Лагин пожал плечами.

– Девочка моя, – старик оперся на посох обеими руками, – сейчас к захватническому кораблю подойдет модуль, садись в него и через пять минут ты на нашем борту в безопасности.

– Нас с собой возьмите, – горестно прошептал штурман, – будьте милосердны…

– Вы же женщина, – так же шепотом закончил капитан.

– Лагин, а с тобой нам бы хотелось построить конструктивный диалог, – Димирут смотрел на него с нескрываемой ненавистью.

– То есть, если меня не удалось прикончить исподтишка, то самое время конструктивно поговорить лицом к лицам? – усмехнулся Лагин.

– Нам все про тебя известно. Мы знаем, что тебя нанял этот чертов психопат Маддасс…

– Не надо тут! – взвился Асмаал. – Он не наш психопат! Не путайте!

Запнувшись на полуслове, Димирут перевел взгляд на идущее рябью лицо демона. Не выдержав нахлынувших чувств, Кофе запрыгнул на пульт:

– У них своих психопатов хватает, вы понимаете? А для Асмаала это болезненная тема, потому что он сам немного не в себе. Так что будьте аккуратнее с контекстом и определениями. Продолжайте, пожалуйста, мы все во внимании.

Демирут моргнул пару раз и обернулся к старику:

– Я сбился!

– Его нанял Маддасс, – бесстрастно подсказал старик.

– Да, верно, – он снова посмотрел на Лагина. – Так вот, нам все про тебя известно…

– Это уже было, – подсказал Фергана. – Давайте ближе к сути, как говорит наша всеми любимая Индира, а то у нас топливо кончится, пока вы разродитесь.

– Это было грубовато, – шепнул Кофе.

– Я не сильно ласков от природы.

– Как я могу строить диалог, если меня постоянно перебивают всякие твари! – измученное давнишней нервной желтизной лицо Димирута сделалось красно-кричневым от злости.

– Асмаал, ты слышал? – Фергана подтолкнул демона к пульту, – он тебя тварью обозвал. Ну-ка, отомсти скорее. Накажи его. Куси, куси злодея.

– Кстати говоря, в слове «тварь» нет ничего оскорбительного, – подал голос гуманитариий, – это всего-навсего производное от слова «творение», обозначающее…

– Лагин, – старик с усилием сделал пару шагов вперед, – мы действительно все о тебе знаем, кроме одного: зачем тебе это надо было? Что ты выиграл, кроме отсроченной, медленно тянущейся смерти? Разве Маддасс тебя хоть как-то наградил? Ты и твои соратники вмешались в тонкую пространственно-временную материю, ровным счетом ничего не понимая, не соображая в ее структуре. Вы не только не сумели предотвратить кажущуюся катастрофу, вы положили начало сотне новых, реальных катастроф. И ты полагаешь, что теперь, среди зачатков и узлов этих катастроф, уничтожение «Арваши», подрыв «Додеки» что-то изменят к лучшему? Что ты знаешь о нашей работе, о том, что пыталась сделать компания?

На информационной панели пульта высветилось извещение о модуле, подошедшем к борту и запрос на стыковку.

– Отклони, дослушать хочу, – сказала Индира.

Лагин коснулся кончиками пальцев пары световых пятен на пульте и вспыхнул ромбовидный значок: запрос отклонен.

– Почему? – старик вперил взгляд водянистых глаз в Лагина. – Почему отклонили запрос? Почему ты не выпускаешь девочку? Зачем тебе мой ребенок? Это же не твой метод, Лагин.

– Ваш ребенок сам меня об этом попросил, жаль, вы не можете слышать тех, кто стоит за информационными границами пульта.

– А где тут информационные границы? Отойди, Фергана! – Индира оперлась ладонями о пульт. – Отец, вы меня слышите?

– Да, милая, слышу и вижу.

– Кто в меня стрелял и зачем?

Лицо старика окаменело маской с тщательно вылепленными морщинами.

– Кто-то в тебя стрелял, девочка? Когда? Ты пострадала? Тебе оказали помощь? Немедленно садись в модуль, я должен тебя осмотреть!

Фергана всё это время пристально рассматривал четкую картинку, доставленную потоком информационного канала.

– А разве не он стрелял? – махнул когтями лигр в сторону ладно скроенного мужчины со смазанным лицом. – Вот лично я его узнал. Пускай спиной повернется для пущего узнавания. Лагин, я тебе клянусь, это тот самый мужчина в форме, с которым поссорилась Индира перед тем, как ворваться в наш корабль с ядовитой иглой в затылке.

Глава 42

В едином порыве экипаж устремил изучающие взгляды на ладно скроенного мужчину. Тот посматривал то на них, то косился на старика с Димирутом, но особого беспокойства не выказывал. Либо он не имел понятия, о чем идет речь, либо демонстрировал выдержку. Пауза грозилась затянуться.

– Ты, зверь, похожий на тигра, не помню в точности, как твоя искусственно выведенная порода называется, начинаешь, похоже, заговариваться и клеветать, – четко выговаривая каждую букву, произнес старик. – Этого молодого человека зовут Аярит, он из круга нашей семьи и близкий, очень близкий друг моей дочери Индиры.

– Кровосмешение – это ужасно, – едва слышно прошептал Кофе. – Хотя я все мог неверно истолковать…

– Погоди, гуманитарий, всё истолковывать, – Фергана переступил с лапы на лапу и забил хвостом по полу. – Индира, ну-ка скажи, как этого пожилого дяденьку с клюкой зовут?

– Моего отца? – Индира с недоумением посмотрела на лигра. – Ты хочешь, чтобы я назвала его имя?

– Да, именно.

– Зачем?

– А тебе сложно?

Девушка запнулась и замолчала.

– Ты не помнишь или не знаешь? – Фергана внимательно рассматривал морщинку, обозначившуюся меж ее бровей. – Но это точно твой отец, да?

– Точно…думаю, да, наверное…в голове всё путается, будто картинки наслаиваются… – она сдавила ладонями виски, на миг показалось, что она заплачет, но Индира рассмеялась: – Кто-нибудь объяснит, причем тут я? В этой истории я – причем?

– Могу объяснить, если хочешь, – Лагин смотрел на показания приборов, не поднимая глаз.

– Доченька, меня зовут Пануриас-Тит. По-всей видимости с тобой действительно произошла какая-то беда и ты забыла некоторые очевидные факты и события. Сейчас вторично отправлю к вам модуль. Прошу, перейди на наш борт, мне нужно тебя осмотреть. Лагин, могу задать тебе один вопрос?

– Конечно, – он поднял взгляд и привычным взмахом руки отогнал от обзорной панели рыбью голову с крыльями. – Но ведь одним вопросом вы же не ограничитесь?

– Я попытаюсь. Лагин, тебе не удивляло, что ты способен входить с такой тесный контакт с различными божественными и демоническими сущностями, общаться и сотрудничать с ними?

– Нет, не удивляло. На Земле это традиции с вековыми корнями, этим у нас никого не удивишь. Всё?

Старик перевел дух, оперся на посох двумя руками и вперил в Лагина долгий изучающий взгляд.

– Похоже, ты даже не представляешь, какую страшную историю ты закрутил благодаря этому проклятому психопату Маддассу. Он представился тебе богом, странно, что ты не засмеялся ему в лицо…

– Насколько я понял из нашего общения, Лагину близки направления деизма, – перебил Кофе. – Навязанные человечеству штампы восприятия различных сущностей ему чужды, поэтому…

Фергана смахнул мурана с пульта. Тот шлепнулся на пол, не обиделся и продолжил погромче:

– Поэтому я считаю, что ему безразлично, как выглядят боги, живущие в вашем воображении!

Фергана задвинул его поглубже под пульт и поглядел свирепо. Тихонько бормоча, что он многое мог бы объяснить и жаль, что его упорно игнорируют, муран уселся на пол, сложил лапки на меховом пузе и грустно засопел.

– Маддасс долго тебя уговаривал, шантажировал, провоцировал, верно? – продолжил старик, не отводя немигающего взгляда от лица Лагина. – А потом он поступил проще, так как поступают промежуточные сущности: подлые, нетерпеливые, не признающие правил игры, сущности. Он подвел тебя к смерти. Не наша компания была в этом виновата, а Маддасс, это он подстроил твою смерть, чтобы навсегда заполучить тебя в рабство. В переходный момент он подержал тебя меж границами реальностей, где подарил смешного лигренка, пожил с тобой по соседству, как добрый друг и покровитель, посмотрел, как возится с лигренком демон, находящийся в этом же пространстве, как он учит его говорить, а потом вытолкнул всех вас обратно в жизнь. Но только не через дорогу рождения, а по пути смерти, взяв твою жизнь в заложники. С лигренком ты расстаться не смог. Именно так тебя Маддасс и поймал. Тебе безразличен ты сам, окружающие тебя люди, но этот лигренок оказался прочным якорем, именно он задержал тебя в жизни, заставляя и дальше работать на Маддасса. Ты хочешь спросить, откуда мне все это известно и почему именно ты?

– Откуда вам это все известно – мне тоже безразлично, может, с мозгов Полутры считали, может, Маддасс к вам во сне приходил, – откашлялся Лагин. – Тем более что известно вам далеко не все, поэтому у вас столько вопросов. А почему имено я – я знаю.

– И почему же?

– Потому что я один из немногих землян, которые смогли адаптироваться и выжить в космосе. У нас уникальное, нестандартное мышление, иной взгляд на вещи, цвета, формы и обоняние у нас иное. И мы способны строить ситуации и корабли, которые на ходу можно починить топором. Можно встречный вопрос?

– Ты же все равно его задашь.

– Мы забрали у вас составляющие, и вся работа, эксперименты «Арваши» встали. Неужели нельзя было их продублировать?

– К сожалению, – усмехнулся старик. – На выращивание элементов в космосе, на конденсацию энергий миров и пространств затрачено столько сил, что сразу сделать дубликаты нереально. Они должны были сами вырастить своих детей и последующие звенья в создании нашего творения. Но ты сделал из них ошейник для своего полосатого котенка. Прекрасное место для хранения продукта компании, положившей на его разработку почти поколение. Зерно, сердце «Арваши» не имело и не имеет под собой никаких корыстей, мы лишь хотели выйти за границы предоставленного в наше распоряжение пространства, познать иное, научиться диалогу и взаимодействию.

– Должно быть, пространство не было готово к вашим объятиям, – донесся горький всхлип из-под пульта. – Какая невыносимо грустная история! Простите, пожалуйста, можно я пописать схожу? Не могу больше терпеть.

– Только быстро и тихо, Полутру не разбуди, – лигр достал мурана из-под пульта и швырнул в противоположную сторону кабины управления. Шлепнувшись точнехонько у входа в санитарные отсеки, Кофе сдержанно поблагодарил, что «долетел с комфортом», и скрылся из вида.

– А что конкретно находится в позвоночнике вашей дочери, почему вы предпочли использовать этого, в принципе достойного молодого человека, чтобы лишить ее памяти и сопротивления? – Лагин почесал Фергану за ухом. – Не хотите рассказать?

– Что… что у меня в позвоночнике? – губы Индиры побелели и задрожали.

– Не волнуйся, с этим можно жить. Так что, не хотите рассказать?

– Слишком много вопросов, Лагин, слишком много, а времени у нас слишком мало. Надо принять решение здесь и сейчас. Если ты не долетишь до Маддасса, то скоро умрешь. Но далеко не факт, что Маддасс сдержит хоть одно обещание, не факт, что в его власти возвратить тебе жизнь, скорее я уверен в обратном. Если не вернешь нам кристаллы и мою дочь, то все равно умрешь, но не только ты, погибнут все, кто на борту. Пускай компании всё придется начинать заново, но приплюсуется ощутимая польза – мы остановим тебя.

– Насколько могу понять, вы хотите предложить какой-то компромисс? – Лагин подпер кулаком подбородок и поглядел на правый верхний экран, демонстрирующий панораму космоса по правому борту.

– Хочется попробовать.

– Так в чем же дело? Пробуйте.

На правом верхнем экране возникла стремительно приближающаяся точка. Переведя взгляд на лицо Пануриса-Тита, Лагин умудрился удержать точку в поле зрения, чувствуя, как сердце колет усталость, а во лбу созревает желток боли, чтобы лопнуть и растечься…

– Соберись, Лагин, – послышалось ворчание Ферганы, – я с тобой. Полный корабль людей и нелюдей с тобой. А вместе мы – нечеловеческая сила.

Глава 43

– Пусть сначала скажет, что у меня в позвоночнике! – сжав руки в кулаки, Индира подошла вплотную к экрану связи. – Кто и зачем в меня стрелял! Я не случайно оказалась на этом корабле?

Заворочался, приподнимаясь, Полутра. Ему наконец-то удалось выплыть, выбраться из-под толщи тяжелого темного сна. Тряхнув головой, он разогнал обрывки забытья и устремил еще мутный взгляд в спины пассажиров и экипажа, столпившегося у пульта управления.

– Что происходит? – он попытался подняться на ноги, но сразу не удалось.

– Вкратце могу объяснить, – рядом возник Кофе. – Ситуация в общих чертах такова…

– Погоди, сам разберусь.

Зевая и еле волоча ноги, Полутра побрел к пульту.

– Ну почему меня никто, совсем никто не хочет слушать? – окончательно расстроился и рассердился муран. – Как будто я не личность, а пустое место!

Подойдя к центральному креслу, где сидел Лагин, Полутра увидал на экране внешней связи троицу и услышал следующее:

– …если ты настаиваешь. В пространстве меж четырех твоих позвонков вызревают крошечные жидкие кристаллы, предназначенные для одного из заключительных этапов создания «Тиары» – первой материальной установки, способной взаимодействовать с миром нематериальным, способной приоткрыть его к изучению. Межпозвоночное пространство оказалось наиболее подходящей средой для их вызревания, для организма же это абсолютно безопасно и никак не ощутимо.

Лагин продолжал краем глаза следить за изображением на правом верхнем экране, как его вдруг совершенно некстати закрыл подошедший Полутра.

– Убери голову, – быстро сказал Лагин.

– А? Что? Понял, ага. – Он уселся в кресло по соседству с Ферганой и машинально погладил лигра по спине, и сразу же получил рычащее сквозь клыки: «Я не в духе!» – Понял, понял, – Полутра покорно поднял ладони вверх, – все не в духе, все сердятся…

– И еще никто никого не слушает, – донесся откуда-то из-под пульта голос мурана. – Ни любви нет, ни нежности.

Рассеянно постукивая пальцами по панели управления, Лагин слушал Пануриса-Тита то ли с задумчивым, то ли с сонным лицом. Когда старик сделал паузу, чтобы набрать в легкие воздуха, Лагин произнес:

– То есть, будучи уверенными, что управление миром материальным осуществляется из нематериальных миров, вы решили туда проникнуть…

– Речь не идет ни о каком господстве, Лагин! – резко перебил Панурис-Тит. – Что «Додекой», что «Арваши» движет исключительно научный интерес! Познать принцип создания миров, раскрыть тайны пространства, измерений возможно только проникнув в нематериальные миры! Мы смогли бы раскрыть тайну зарождения вселенной, всего мироздания, отыскать первоисточник той движущей силы, что заставляет биться сердца и формироваться планеты!

– И путь к этой высокой научной цели вы, не задумываясь, усеяли трупами. Конечно же, любая высокая цель предполагает незначительные жертвы, как без этого. Вот только методы, которыми вы добиваетесь результатов исключительно научного эксперимента, внушают недоверие к чистоте ваших помыслов. Осуществи вы хоть сотую долю задуманного, как могли бы немедленно объявить себя вселенским богом. Но проблема в том, что даже мимолетного прикосновения к силе мироздания, разум, психика человека не выдерживают, ломаются и начинают плодить чудовищ. Вселенная не открывает нам всех своих тайников не потому, что жадная такая, а потому что нас бережет.

– Не впервые я слышу выступление от имени вселенной из уст безумца. Лагин, ты не считал, сколько трупов оставил позади себя ты, разрабатывая планетарные перевороты? – Панурис-Тит пожевал сухими губами, глядя на Лагина так, словно силился рассмотреть его внутренности. – И ты не ставил перед собой господствующих целей, верно? Тобою двигали даже в чем-то благородные побуждения, ты пытался сделать их максимально бескровными, но не всегда получалось, да?

– Да, у него точно не было никаких господствующих целей! – вмешался Фергана. – Быть может, он убивал и плакал, так сильно переживал! И в позвоночник он мне никакой гадости не вживлял! – И, обернувшись к Лагину: – Не вживлял ведь? Точно не вживлял?

Тот отрицательно качнул головой.

– Вы какой-то компромисс хотели предложить. В чем он заключается?

– Погодите, я еще не все поняла. – Теперь зная, что в ее позвоночнике находятся инородные тела, Индира стала двигаться так, будто внезапно одеревенела. – Кто и зачем в меня стрелял? Отвечайте немедленно, уверена, вы знаете!

– Да он стрелял, он, – снова кивнул на ладно скроенного мужчину Фергана. – Можете мне нос откусить, если ошибаюсь.

Опираясь на посох, старик с видимым усилием развернулся в сторону невозмутимого молодого человека.

– Аярит, почему он с таким упрямством это утверждает?

– Вы же сами сказали, что она должна попасть на корабль будто бы случайно и добровольно, – так же невозмутимо ответил он. – Я ее и поил, и на конфликт провоцировал – бесполезно, она не напивалась и не провоцировалась. Тогда я применил иглу, чтобы псевдоличность немного подавила основную.

– Слова настоящего очень-очень близкого друга, – глумливо хмыкнул Фергана, а Индира лишь сжала пальцы в кулаки.

– Но я же не говорил, что в нее надо стрелять!

– А что еще делать? Времени не оставалось.

– Зачем ей надо было попадать к нам на корабль? – Полутра старательно пытался разогреть мозги и вникнуть в ситуацию.

– Я надеялся, что при близком расположении основных составляющих «Тиары» меж ними возникнет какой-то контакт, – задумчиво, будто разговаривая сам с собой, произнес Панурис-Тит. – Что-то произойдет…однако, ничего не произошло, возможно, созревание еще не завершилось.

– Это какой-то сон! – расхохоталась Индира, и стоявшие поблизости капитан со штурманом с опаской покосились в ее сторону. – Абсурд!

– Да, абсурдинкой немножко отдаёт, – согласился из-под пульта муран. – Когда же к сути перейдут? Так хочется узнать, в чем компромисс заключается. Так интересно, просто сил никаких.

Однако перейти к сути не успели: точка по правому борту разрослась в странный по форме и цвету корабль средних размеров. Складывалось впечатление, что к сигарообразному корпусу старинного самолета зачем-то приделали винтовые лопасти, а боковые и нижние топливные установки заменили на одну здоровенную сверху. И все это разрисовали цветными картинами, странными портретами и символикой. Пилоты корабля Пануриса-Тита больше не могли делать вид, что ничего не происходит и вынуждены были отвлечь хозяина от переговоров. Замедлив ход в критической близости от «Зерена-800», странный корабль вышел на связь и на малом экране возникло изображение четырех статных, атлетически сложенных мужчин, как показалось на первый взгляд: близнецов. Лишь при более внимательном рассмотрении становилось ясно, что похожими друг на друга их делали одинаковые бороды, волосы одной длины и одежда: черные корабельные костюмы с черными же накидками поверх. После долгого малопонятного вступления, один из них, представившийся Онотолием, произнес следующие:

– Известно нам, что на борту корабля вашего находится демонская сущность, и требуем мы передачи его в руки наши для ликвидации полнейшей.

Экипаж в легкой оторопи моргал и молчал, а заинтересованный муран не только вылез из-под пульта, но и забрался на него, чтобы ничего не упустить. Асмаал же мигом превратился в маленький столик и накрылся скатертью.

– Приветствую братьев землян, – тепло улыбнулся Лагин. – Небольшая неувязка в информировании вышла: у нас был не демон, а душевнобольной пассажир, воображавший всякую глупость о себе самом. Мы передали его в медицинский сектор.

– Ежели решитесь запираться и смущать нас лживыми речами, – густым басом прогудел стоящий по левое плечо Онотолия безымянный бородач, – то мы к вам благодать насильно применим!

– Да нет у нас никакого демона, кто вам наврал такую чушь? – не совладал с желанием общаться Кофе. Фергана же предпочел молчать, чтобы лишних вопросов не возникало.

– Неправда! – активизировался капитан. – Есть у них демон, самый настоящий демон! Вон он, с синей скатертью! А вообще они все тут демоны! Заберите нас отсюда! Мы в заложниках!

Индира выразительно покрутила пальцем у виска и пояснила, что они еще не всех тронувшихся умом в медицинский сектор передали.

– Кстати, мы сейчас как раз общаемся на эту тему с главой ЦММС, – подхватил Полутра. – Видите их корабль?

Лагин переключился на связь с Панурисом-Титом и сказал:

– Рекомендую связаться с этим кораблем, думаю, вам это будет небезынтересно. На его борту как раз находятся ведущие контактеры с нематериальным миром. Они вас в два счета обучат данному процессу безо всяких кристаллов и прочего баловства. Панурис-Тит, ни на какие компромиссы, как бы логично и разумно они не звучали, я не пойду. Я доведу начатое до конца, привезу Маддассу составляющие вашей, без сомнения гениальной разработки, и если ему этого покажется мало, я доразрушу вашу организацию до основания, разберу по кирпичам фундамент, набросаю в яму соломы и подожгу. Так что мы сейчас полетим дальше, а там уже видно будет. Посмотрим по ситуации.

– Да я же уничтожу вас сейчас.

– При свидетелях не уничтожите. Это вам не убийства исподтишка. Начнут распутывать, вытянут длинный, очень длинный хвост.

– Считаешь, затруднительно и их в обломки превратить?

– Да, считаю затруднительным. Они переселенцы с Земли, имеют свои базы на трех планетах и пяти спутниках. Их корабль в постоянном связеконтакте с флотом этих планет, включая военный, а на базовый узел транслируется все: и звук, и изображение, как внешнее, так и внутреннее. У них своего рода неприкосновенность, они ее на Земле имели и на других планетах добились. Скандал будет такой, что эти благостные борцы за всеобщую любовь и радость вас на куски разорвут вместе со всей вашей «Додекой» и «Арваши», нам с Маддассом делать будет нечего. Уж я-то их знаю, поверьте. Мы полетели, хорошо?

Панурис-Тит не ответил, он смотрел на расписной корабль насмешливым, помолодевшим взглядом.

– А от них как отвяжемся? – кивнул на правый верхний экран Полутра.

– Сейчас всё сделаю. – И Лагин переключил связь.

Глава 44

Попросив Фергану подтащить рюкзак, Лагин достал свое удостоверение, раскрыл и поднес к правому экрану связи.

– Я из аналитической группы «Гость». Видите этот значок? – он указал мизинцем на маленький красный пятигранник. – Он на всех планетах известен и обозначает мою физическую неприкосновенность, а так же неприкосновенность моего жилища и транспорта. Вы не можете подняться на борт моего корабля без специальных санкций, которые выдаются под исключительно веские причины. И желательно, чтобы эти причины были продиктованы материальным миром. Однако существенную помощь вы нам можете оказать. На нашем борту находятся потерпевшие крушение, если вы доставите их на ближайшую базу, вам это непременно зачтется.

И ситуация действительно уладилась быстро: штурмана с капитаном на вспомогательном модуле отправили к посуровевшим от необходимости подчиниться бородачам, после чего Лагин сказал следующее:

– Я беспокоюсь о благополучии спасенных, поэтому хотелось бы не прерывать нашего связеконтакта до тех пор, покуда они не доберутся до базы. Держите нас в поле видимости.

– Хлопоты благие, – одобрительно кивнул Онотолей, поглядывая, как его соратники помогают потерпевшим кораблекрушение расположиться в салоне, – контакта не прервем.

– И еще, свяжитесь с кораблем ЦММС, у них есть к вам пара насущных вопросов. С ними связь поддерживать надобно как можно дольше, им требуется души облегчить. А если сами облегчать не захотят, можно и благодать насильно применить. Вы уж простите, что советы даю…

– Статус тебе позволяет, – милостиво прогудел Онотолей. – А с демоном, видать, ошибка вышла, дезинформировали нас, мракобесцы окоянные.

– Счастливого пути, спасибо, что вы есть. – Лагин переключился на корабль Пануриса-Тита. Остроскулое лицо старика сморщилось в гримасе и он рассыпался дребезжащим смехом. Лагин терпеливо подождал, пока тот успокоится.

– Лагин! Потрать еще пару минут и выслушай мое предложение!

– Пустая пара минут получится.

– Чего упираешься, выслушай, может и впрямь что-то дельное скажет, – скороговоркой, почти не разжимая челюстей, проговорил Фергана.

– Никакие компромиссы для меня не приемлемы, – продолжил Лагин, не глядя на лигра. – С вашей подачи погибли мои друзья и партнеры, пострадало множество людей, а скольких задело и еще заденет по касательной – не берусь считать. Все что есть отдам Маддассу, дальше пусть сам разбирается.

С этим Лагин отключился со связи.

– Полутра, сможешь за пультом посидеть? Мне бы поспать пару часов, а то плохо соображать начинаю.

– Конечно, – тот с готовностью уселся на место Лагина и проводил взглядом отдаляющиеся корабли. – Интересно, кто ж такой беспокойный про нашего демона бородачам насвистел?

– Это я, – Лагин присел на край полки-дивана у стены. – Чтобы сигнал не шел с нашего корабля, связался с Негора и попросил его.

– Ты это сделал? Зачем?

– Как видишь – пригодилось. – Сняв обувь, он лег на спину, вытягиваясь. Размера дивана хватило впритык. В этот момент благодарными рыданиями разразился столик с синей скатертью:

– Спасибо, спасибо, что не выдали меня этим страшным людям! Они такие некрасивые! От них плохо пахнет!

– Тебе доводилось их нюхать? – заинтересовался Кофе, но Асмаал его не слышал. Он принял свой обычный вид и подскочил к Лагину.

– Все свои слова беру обратно! Вы не мерзавцы, не предатели бездушные! Вы мои самые прекрасные, самые благородные друзья! Я так счастлив, что я вам нравлюсь! Вы мне все-все тоже нравитесь! Да я вас просто обожаю! Для вас я всегда буду хорошим! Таким вот… как это… – он пощелкал пальцами, что-то пытаясь вспомнить, каждый щелчок сопровождая треском и искрами. – Белым и пушистым я стану, вот!

Лагин бросил сонный взгляд на демона, с ног до головы покрытого длинной белой шерстью.

– Оставлять тебя без присмотра – людям лишние хлопоты.

– Лагин, енота нам эти же цммсники подкинули? – Фергана прошелся вдоль систем управления, поглядел, всё ли в порядке и остановился рядом с Индирой, сидящей в кресле пилота. Опустив плечи, девушка смотрела в пол.

– Нет, там другая история.

– Ты многих обозлить успел, да?

Лагин не ответил, он уже провалился в сон.

– Так! – громким шепотом произнес Фергана. – Всем тихо! Мой человек заснул! – Затем помотал хвостом из стороны в сторону, пытаясь поймать взгляд Индиры. – Чего ты завяла? Подумаешь – трагедия: папаша оказался злодеем космических масштабов, бывают истории и похуже. Сейчас вот припомню парочку…

– Не стоит, – она рассеянно погладила его по спине, – припомни лучше что-нибудь хорошее.

– Как скажешь, – он уселся рядом и добросовестно задумался. – Что-нибудь хорошее… хорошее… сейчас-сейчас, это мы мигом… Хочешь что-нибудь из моего детства или как мы с Лагиным Полутру пытали?

– Только попробуй, морда полосатая! – не отвлекаясь от приборов, бросил Полутра. – Накажу!

– Страх, как забоялся!

– Поговори еще, скотятина вредоносная!

– Ссориться не надо! – замахал лапками Кофе. – Ни к чему накалять атмосферу, жизнь и так непредсказуема!

Затем забрался на колени к Индре и предложил расчесать ей волосы для «снятия стресса после всех пережитых неприятных моментов».

– Спасибо, дорогой, не нужно, со мной все в порядке. – В полоборота Индира посмотрела на фигуру, неподвижно лежащую на диване. – Фергана, расскажи лучше о Лагине. Что он за человек? Я никак не могу его рассмотреть и понять.

– Э, нет! Своего человека с другими людьми не обсуждаю, это у меня правило такое.

– Ну, если правило… – вздохнула Индира, почесывая мурана за ухом. – Полутра, когда на Метеон пребываем?

– Через четыре часа, – ответил он и добавил: – И двадцать две минуты.

Глава 45

Первое, что увидел Лагин проснувшись, была кровать замысловатой конструкции под балдахином, на которой спала Индира. На полу рядом развалился Фергана. Уютно устроившись под теплым полосатым боком лигра, похрапывал Кофе, бодрствовал лишь сидевший за приборами Полутра. Встав тихонько, чтобы никого не разбудить, Лагин подошел к пульту.

– Что там у нас? – шепотом проговорил он. – Далеко еще?

– На подлёте, – так же тихо ответил Полутра и указал подбородком на планету прямо по курсу. Чуть вытянутая у полюсов, она сияла зеленовато-сиреневыми океанами и синими метериками. Рядом с нею пульсировали тихим сиянием две луны и три спутника. Полутра смотрел на планетарную картину с какой-то мрачной задумчивостью, поглаживая пальцем переносицу.

– Думаешь, он действительно там?

– Надеюсь, – зевнул Лагин.

– Хотелось бы знать, почему именно на Метеоне обосновался.

– Без понятия.

– Слушай, если Маддасс действительно в какой-то степени бог, почему ты его не вызвал… не призвал, уж не знаю, как это называется и делается, а поволокся в такую даль, да еще и с такими сложностями?

– Как я понял, на всякого рода вызовы-призывы они не особо-то и реагируют, – подперев кулаком подбородок, Лагин наблюдал, как вырисовываются, становятся четче сневатые континенты и материки. – А что до существ подобных Маддассу, так я вообще не понимаю, как у них там все функционирует… изнутри и снаружи. Да и мне, если уж на то пошло, всё это нужно больше чем ему.

Похрапывающий Кофе что-то забормотал во сне, заворочался, устраиваясь поудобнее и пытаясь взбить лигриный бок, как подушку. Фергана дернул задней лапой, сердито рыкнул, но не проснулся.

– Как это? – машинальными движениями Полутра переключал системы управления, рассеянно глядя в обзорую панель. – У тебя был больший интерес?

– Да.

– Понял, подожду когда расскажешь. Если у тебя части композиции на руках уже года три, почему ты их раньше не отдал Маддассу? И дело с концом.

– Видишь ли, после всего произошедшего я, как говорят у нас на Земле, немного «съехал с катушек». Да что там – немного, съехал основательно. Работать дальше не смог ни по своему профилю, ни по делу Маддасса, мне казалось, что я утрачиваю адекватное восприятие реальности, порой не мог отличить действительность от игры воображения. Все эти миры, разнополярные сущности, наслоение и пересечение пространств чуть окончательно не погубили мой разум – единственное живое, что осталось во мне. Я забился в самый глухой угол, который только смог найти и сутки напролет возился с маленьким Ферганой. Каждый день заставлял себя выполнять какую-то повседневную работу, чтобы из головы не стиралось, как стелить постель, зачем нужна обувь, почему иногда еда должна быть горячей…

– Так ты сходил с ума? Помрачался рассудком?

– Еще как. Цеплялся за последнюю спасительную нитку: если я все еще отдаю себе отчет, осознаю, что со мной происходит неладное, заначит, не все еще потеряно.

– Так отдал бы Маддассу всё, может и не сидел бы в углу три года!

– Тише, всех разбудишь. Помимо составляющих, которые я имел, требовались остальные компоненты. Один я достал много позже…

– Что именно?

– Это в рюкзаке. А последние составляющие в Индире. Я предполагал, что они выращиваются в каком-то человеке, но не был до конца уверен, что Панурис-Тит решился на операцию с собственной дочерью, допускал, что он провел эксперемент с кем-то другим. В общем, ЦММС пришлось сделать огромное усилие, чтобы произошедшее не стало достоянием общественности, чтобы само существование и род деятельности «Арваши» не выплыли наружу.

– Они так боялись, что откроются их глупости с проникновениями в нематериальные миры? – Полутра недоверчиво хмыкнул. – Да кому они нужны, пускай играются.

– «Арваши» не увольняет своих сотрудников, она их устраняет, – принялся перечислять «причины боязни» Лагин, – она не ведет переговоров с неугодными элементами или свидетелями – их устраняют. В одних только экспериментах с пространственно-временными перемещениями погибли тысячи людей. Помимо проникновений в нематериальные миры у компании широчайший спектр деятельности, ведь на исследования требуются огромные средства, вот они ничем и не гнушались.

– А, ну это меняет дело, – с шумным вздохом Полутра подпер подбородок кулаком, точь-в-точь, как Лагин и уставился на приближающуюся планету. – И ты считаешь, они так просто позволят нам долететь до Метеона и встретиться с Маддассом?

– Долететь-то, думаю, дадут, а по прилету посмотрим.

Они замолчали. Тишину нарушало лишь похрапывание Кофе, да свето-звуковые сигналы, оповещающие об изменениях в работе систем.

– Я когда-нибудь смогу снова стать прежним? Вспомнить события, свои навыки, самого себя, наконец? – Тихо-тихо проговорил Полутра, обращаясь к туманно сияющему наполнению обзорных панелей – планете, до встречи с которой оставались считанные минуты.

– Хотел бы тебя обнадежить, но не знаю, что конкретно с тобой сделали, обратимо ли это. В любом случае, физическая, механическая память у тебя осталась, потихоньку всё восстановится или наработается заново.

– Надеюсь, а то даже лигр тупицей называет, а я и впрямь порой не могу сообразить что к чему и что нужно делать. – Полутра набрал побольше воздуха и не дышал, сколько мог. Когда выдохнул, даже сумел улыбнуться. – Давай будить экипаж? Приступаем к снижению.

– Пускай спят, проснутся уже на месте.

– Как там запрашивается разрешение на посадку?

– Не станем, обойдемся без посадочных площадок, сядем в одном из отдаленных районов, я укажу его на координационной сетке.

– Ты знаешь, как опасно сажать корабль таким образом, да?

– Знаю, – кивнул Лагин, – но сесть лучше именно там и так. Возможно, есть у меня там пара знакомых. Если они еще живы, то в случае чего окажут посильную помощь.

– В случае чего именно? – Полутра вплотную занялся системами пульта, готовя корабль к посадке, Лагин же искал на возникшей в пространстве координационной сетке нужный район.

– На месте разберемся.

Глава 46

Квадрат, указанный Лагиным, находился на темной части планеты, «Зерен-800» приземлялся в ночь. Дрожащие песчинки огней стремительно превращались в сверкающие кристаллы, рассыпанные прихотливыми узорами. Постукивая пальцами по краю панели управления, Полутра смотрел на отражение лица Лагина.

– А какие-нибудь дорогие люди у меня есть? Может любимый кто-нибудь?

– Вроде нет.

– Никого?

– Когда вместе работали – не было, а после не знаю. Не знаю как ты жил.

– А у тебя?

– Какая разница. Тем более теперь.

– А все-таки?

– Была одна девушка… хотя, почему «была», она есть и надеюсь, что с ней всё хорошо.

– Где она сейчас?

– Не знаю.

Спокойный голос Лагина прозвучал так, что больше вопросов не последовало. Внезапно ожила система внутреннего оповещения и бесполый голос разнесся по центру управления:

– Вы приступаете к посадке без запроса и связи с планетарными базами. Активировать системы экранирования корабля?

Полутра вопросительно поднял правую бровь. Лагин утвердительно кивнул.

– Экранирование, сокрытие корабля от базовых сканеров незаконно, можно сказать – преступно, откуда здесь такие функции?

– Все корабли серии «Зерен» сделаны на Земле, – лаконично ответил Лагин и этим ограничился.

Система оповещения разбудила остальной экипаж, начались вялые движения, зевки и потягивания.

– А ну, кыш отсюда! – Фергана отпихнул мурана, развалившегося у него под боком. – Пригрелся, нахалец!

Приглаживая растрепанные волосы, Индира села на краю кровати и босой ногой поискала туфли. Скрипнув деревянной ножкой, кровать услужливо пододвинула ей обувь.

– Спасибо, Асмаал, – зевнула она. – Где мы? Подлетаем?

– Идем на посадку, – не оборачиваясь, ответила Лагин.

– На посадку? – Кофе встряхнулся, отчего его пышная шерсть улеглась ровно, гладко, словно после расчески. – Почему нас не разбудили? Взлеты и посадки – это же самое интересное в звездных путешествиях!

– Это самое опасное, – проворчал Полутра, подключая основные системы торможения. – Там все равно ночь, темно, ничего интересного.

– Как может быть не интересным приближение планеты! – торопясь к обзорной панели, Кофе споткнулся о хвост Ферганы и едва не растянулся на полу. – Глубинное дыхание неведомого мира, планетарный лик – уникальный и неповторимый! Захватывающее ощущение…

– Да, да, это захватывающе! – перебил Полутра. – Садись и восторгайся молча!

Кофе запрыгнул в свободное кресло, оперся передними лапками о край пульта и вытянулся, с жадным любопытством вглядываясь в разбавленную огоньками черноту. Полутра бросил на него насмешливый взгляд:

– Ну как? Уникально и неповторимо? Такого не видал?

Одергивая короткую золотую юбку, спросонок подворачивая ноги на каблуках, Индира тоже подошла к пульту. Фергана не торопился, он вдумчиво, обстоятельно потягивался, разминая спину и лапы. Этим временем кровать с грохотом складывалась, превращаясь в деревянного Асмаала. Вполоборота Лагин смерил взглядом Индиру.

– Нежелательно в таком виде сходить с корабля. Подбери в жилом отсеке костюм пилота, сойдет и для внутреннего пользования, они легкие и удобные. Как из центра выйдешь, по коридору направо, второй шлюз.

– А ты меня не проводишь?

– Это маленький корабль, в нем сложно заблудиться.

– Но проводить-то ты меня можешь?

– Индира, корабль садится, я должен быть за пультом.

– Ты же его не вручную сажаешь!

Не ответив, Лагин отвернулся к приборам.

– Давай я тебя провожу. – С Асмаала осыпалась стружка, в руках демон держал большущий клубок ниток.

– Что это у тебя? – полюбопытствовал лигр.

– Нить Ариадны! Она не даст нам заблудиться! – Ответил демон и с гордостью добавил: – Я земные истории знаю, они полезные!

Фергана заинтересованно уставился на клубок.

– Он тебе не нужен, это маленький корабль, не заблудитесь.

Остроскулое лицо Асмаала заблестело от глумливой улыбки, а глаза вспыхнули желтыми огнями:

– Ах, я понял! Киске нужен клубочек? Киска хочет поиграть?

Полутра аж подпрыгнул от этих слов, представив триста килограммов, играющих с клубочком в центре управления:

– Прекратить безобразие! Посадка идет! Соображать надо! Индира, иди переодеваться, остальным сесть спокойно и не мешать!

– А ты чего раскомандовался? – прищурил горящие глаза демон. – У нас Лагин главный!

– Он верно говорит, – бросил Лагин. – Утихомирьтесь. Садимся.

Как в темную толщу воды с редкими глубинными огнями вошел «Зерен-800» в планетарную атмосферу. По приказу Лагина, Полутра убрал всё внешнее и даже внутреннее освещение корабля. Асмаал немедленно сообщил, что боится темноты и выдохнул столб пламени, и Фергана посчитал нужным напомнить, что от бородачей его спасли, но ничто не мешает спасителям прикончить его собственноручно, если станет нарушать светомаскировку. Глядя на тускло светящуюся ландшафтную картину, меняющуюся на информационной части обзорной панели, Полутра силился понять, куда же они садятся.

– Это какое-то гигантское болото, что ли?

– Угадал.

– Как садиться будем? Или у этого корабля есть специальная функция «посадка на болото»?

– Там остров должен быть, достаточно крупный, вполне подходящий.

– Ты бывал раньше на Метеоне? Знаешь эти места?

– Вполне возможно, я не уверен.

– Это как? – заинтересовался Кофе. – Провалы в памяти?

– У меня множественное наложение реальностей произошло, я не вполне различил где правда, где бред, где мои воспоминания, где чужие.

– Ух, ты! – еще сильнее заинтересовался муран. – А как это?

– Сложно объяснить в двух словах. – Лагин вглядывался в стремительно несущийся мрак. В нем угадывались сгустки тьмы – островки зыбкой суши.

Ожидаемый остров оказался подстать размерам болота: на нем мог уместиться небольшой город. В пространстве над пультом возник мерцающий тончайшими зеленоватыми линиями объемный островной ландшафт со всеми особенностями.

– Местность лесистая, – произнес Полутра, – три почти равноудаленных друг от друга населенных пункта, пара озер…

– Садись на любую подходящую поверхность, – сказал Лагин. – Подальше от населенных пунктов.

Вскоре малый пассажирский корабль «Зерен-800» совершил посадку на планете Метеон.

Глава 47

Пока экипаж всматривался в темноту с едва различимыми силуэтами деревьев, вернулась Индира, переодевшаяся в сине-серый костюм для пребывания внутри корабля: легкий, мягкий, наощупь напоминающий искусственную шелковую шерсть, а туфли на высоких каблуках сменили ботинки на плоской подошве. Убирая волосы под капюшон, она подошла к единственному свободному месту у боковой обзорной панели и посмотрела на неподвижную ночную картину.

– Не лучше ли дождаться рассвета на корабле? По-моему, там ужасно даже днем, не то, что ночью.

– Рассвет наступит через семь часов, – сообщил Полутра, поглядывая на информационные столбцы, ползущие по центральному сектору обзорной панели. – Лагин, подождем?

– Семь часов?! – ужаснулся Асмаал. – Столько скуки! Идемте лучше на болото, поиграем в гнилушки, а с рассветом…

– Тишина на борту, – не поднимаясь с кресла, Лагин складывал в рюкзак нужные вещи, полезные предметы, стараясь ничего не забыть, не упустить. – Сейчас спустимся в модульный отсек, погрузимся в модуль и полетим на материк. Возьмите с собой всё необходимое, возможно на корабль больше не вернемся.

– А почему сразу не полетели на материк? – Бороться с собственным настроением Индире не хотелось, а улучшать его никто не порывался, даже Кофе был занят собой, вернее – своей клеткой. Муран торопливо ощупывал ловкими пальчиками боковину толстого днища, что-то выискивая. Раздался тихий щелчок, часть цельнометаллической на внешний вид боковины подалась внутрь, и муран извлек из отверстия туго набитый заплечный мешочек. Увидев это, Полутра раздосадовано процедил: «Вот, значит, как тайник открывается! И там всего-навсего твои пожитки!»

– Хочу проверить кое-что, потом – на материк. – Лагин застегнул рюкзак и встал с кресла. Фергана уже стоял рядом с его курткой в зубах. – Асмаал, где конкретно находится Маддасс?

– Не знаю, я с ним переписку не вел, – демон отскочил подальше и на всякий случай сделался белым и пушистым.

– Но ты точно знаешь, что он здесь, да? Ты уверен?

– Запоздалое уточнение, – хмыкнула Индира, она водила пальцем по панели, вычерчивая узоры.

– Ходили слухи, что обосновался он на Метеоне, – заговорщицким шепотом ответил Асмаал, делаясь бабкой-сплетницей. – Но куда он мог деться за время нашего полета, я не в курсе.

– Ладно, понадеемся, что никуда не делся. – Лагин обвел взглядом центр управления. – Вроде всё взяли, ничего не забыли. Идемте.

Они спустились в модульный отсек с одним единственным аппаратом, рассчитанным на четверых пилотов. Лагин, Полутра, Индира и Фергана расположились в салоне, Кофе с Асмаалом определили в грузовой отсек вместе с вещами.

– Может, все-таки сразу на материк? – Полутра наблюдал, как Лагин тестирует системы на готовность к полету.

– Сначала здесь навестим кое-кого, – стоял на своем Лагин. – Если я и вправду тут бывал, значит и они должны существовать.

Шлюз «раскололся» на восемь частей, раскрылся белым цветком и выпустил модуль в сырую ночь Метеона. Темной сферой понесся он над верхушками деревьев к самому дальнему из трех населенных пунктов.

– К чему готовиться? – поинтересовался Фергана. – Они там злобные или дружелюбные?

– Болотные жители. Их не поймешь.

Вскоре Лагин посадил аппарат неподалеку от приземистых землянок. Меж ними покачивались тусклые всполохи бледно-зеленых испарений, подсвечивая бугристые стены и деревянные мостки. Индира поежилась и натянула капюшон едва ли не до носа.

– Значит так, я иду с Полутрой, остальные ждут в модуле. Вопросы?

– А я?! – усы Фергана встали дыбом от возмущения.

– Сиди лучше тут, мне будет спокойнее.

– А мне вот будет беспокойнее! Я, в конце концов, лигр или так, зверушка-меховушка?

– Лучше, если ты…

– Лагин, не беси во мне зверя! Иду с вами! Конец связи!

– Я тоже хочу пойти, – раздался из багажного отсека приглушенный, гнусавый голос Кофе. – Любопытно изучить здешнее мироустройство.

– Изучай из модуля, можешь перебраться в салон. Хорошо, Фергана, идем с нами, раз уж тебе так хочется.

Лагин поднял купол модуля, и троица выбралась наружу.

– Удачи и возвращайтесь поскорее, – сказала Индира.

– Приложим усилия, – ответил Лагин, опуская купол и блокируя его снаружи, чтобы никто не вылез изучать мироустройство или поиграть в гнилушки.

Окрестную тишину нарушало лишь отдаленное бульканье, словно где-то в потемках надувалась и лопалась пузырями болотная жижа. Земля под ногами хлюпала выступающей водой, в воздухе висела липкая пелена тумана.

– Зачем жить в таком месте? – проворчал Фергана. – В чем радость?

– В чем-то есть, раз живут, – Полутра внимательно смотрел под ноги, опасаясь провалиться. – Мало ли на кого похожи местные жители, может им в самый раз.

Ступив на шаткие мостки, Лагин огляделся. Отсветов мелькающих всполохов хватало, чтобы рассмотреть ряды одинаковых округлых построек без намека на окна, будто сделанных из спекшейся грязи с торчащими из стен пучками травы и веток.

– Не похоже, что тут вообще кто-то обитает, – принюхался Фергана, с опаской переступая по сырым доскам, прогибащимися под его тяжестью. – Может, эти страшные гнезда брошены?

– Давайте постучим и заглянем, – предложил Полутра.

– Что-то не охота, – насторожено шевелил усами лигр. – Не представляю, кто оттуда может выпрыгнуть. Лагин, у нас здесь точно есть важное дело? Или ты знакомых жаб повидать хотел?

Откуда-то из сырых плотных сумерек донеслись звуки, словно некто огромный причмокивая, шлепал липкими губами. В мерцании зеленоватых всполохов возникло существо, отдаленно напоминающее сидящего на корточках человека. На тонкогубом безносом лице поблескивали круглые белые глазищи с вертикально смыкающимися веками, гладкая кожа, истекающая бурой слизью, перепончатые руки-лапы, длинный тонкий хвост…

– Он прыгнет сейчас, – с отвращением произнес Фергана, – а мне его кусать противно. Я в пасть такое не беру.

– Эх, – вздохнул Лагин, – значит, окончательно мутировали. Медленно отступаем без резких движений и быстро, очень быстро бежим к модулю.

Глава 48

Увидев бегущую троицу, Индира попыталась открыть модуль, забыв, что купол блокирован снаружи.

– Асмаал! – воскликнула она. – За ними кто-то гонится! Помоги, сделай что-нибудь!

– Один раз уже помог, – донеслось из грузового отсека сердитое ворчание. – В благодарность меня бросили и улетели!

– Ты же обещал хорошо себя вести!

– Как обещал, так и передумал!

– Лживая дрянь, – пробормотала Индира, пытаясь отыскать аварийную систему разблокировки.

– Сама такая! – услышал ее демон.

– Никто за ними не гонится, – забравшись на пульт, Кофе уткнулся носом в иллюминатор. – Они просто так бегут. Сами по себе.

– Да не могут они просто так и сами по себе! – Индира и сама не могла понять, почему ее так напугал вид бегущего Лагина.

Муран хотел возразить, но в поле видимости один за другим стали возникать голые хвостатые существа, отдаленно похожие на людей. Передвигаясь прыжками, они стремительно сокращали расстояние, настигая беглецов. Взвизгнув, Кофе слетел с пульта и изчез в грузовом отсеке, а Индира принялась колотить по приборам, ни на что, впрочем, особо не надеясь, и включила случайно внешнее освещение. Лагину хватило нескольких секунд, чтобы открыть купол и троица буквально завалилась в модуль. Никто чудом не пострадал от запрыгнувшего последним Ферганы, хотя он основательно помял и Лагина, и Полутру, и Индире досталось. Опустив купол, тяжело дышащий экипаж наблюдал, как болотные жители притормозили неподалеку. Видимой агрессии они не проявляли, не понятно было, с какой целью болотники погнались за пришельцами.

– Что теперь? – морщась, Полутра массировал плечо, задетое Ферганой. – И зачем только сунулись сюда!

– Я хотел убедиться, что действительно был здесь, – в голосе Лагина звучало замешательство, – был… в этой реальности, и тогда…

– Эти реальности, те реальности! – Индира поправила спавший с головы капюшон. Сам запутался и всех запутал! Ну, были у тебя какие-то видения, допустим! Но зачем же…

– Тихо всем! – недовольно рыкнул Фергана. – Хочет Лагин ездить по своим видениям, пускай ездит! Значит, это ему зачем-то нужно! Или просто приятно вспомнить! Повидался с жабами, теперь и на материк можно. Правильно я говорю? Да? – изловчившись, лигр просунул голову меж спинками кресел пилотов и лизнул Лагина в щеку.

– На материк… – задумчивым эхом повторил он. – Знать бы еще куда. Болотное поселение существует, я не ошибся, но жители другие. Остальную планету я совершенно не помню, рисуется какой-то гигантский темный сгусток с рваными световыми границами. И знакомых никого нет, я рассчитывал на этих, – он указал подбородком на замерших существ. В рассеянном свете модуля их кожа переливалась скользким блеском, чуть заметно двигались хвосты, вертикальные веки как по команде синхронно смыкались и размыкались, а лица-морды не выражали ничего, словно искусственные. – То есть, я думал, что они здесь есть… они есть, но другие…

– Мы уже поняли ситуацию! – сердито отрезала Индира. – Дальше-то что? Ты такие вещи предугадывал, проворачивал, предвидел, уж не знаю как назвать, а сейчас сидишь и всем своим видом демонстрируешь растерянность! Неужели твоя голова не подсказывает, как найти Маддасса? Не в космосе, не в галактике, а всего-навсего на планете?!

– Не ори на моего человека!

– А ты молчи и не встревай! Тебе вообще по законам природы разговаривать не положено!

– Ничего себе! – поперхнулся от негодования лигр. – Да я тебя сейчас выкину! За борт! К жабам!

– Ти-хо, – спокойно, но твердо проговорил Полутра. – Предлагаю заставить Асмаала связаться с кем-нибудь со своей стороны или со стороны Маддасса, они же наверняка друг с другом могут какую-то связь держать, и выяснить, где он.

– Мне никто ничего не скажет! – незамедлительно донеслось из грузового отсека.

– Это почему же?

– Я со всеми разругался! – с гордостью ответил демон.

– Это совсем уж не серьезно! – Фергана начинал основательно сердиться от тесноты и духоты модульного салона. – А если мы тебя заставим со всеми помириться?!

– А вы попробуйте! Заставьте демона сделать хоть что-нибудь против его воли!

– Было дело, заставляли, – многообещающим тоном напомнил Полутра. – И снова заставим.

Любопытный муран не усидел в грузовом отсеке, выбрался в салон и протиснулся к пульту.

– Как-то странно они себя ведут, – настороженно поводил он острым носиком. – Не двигаются совсем, только хвостами помахивают. И лица безучастные, как у слепых.

– Вполне возможно, что они способны видеть только живые движущиеся объекты, а в модуле мы для них «потерялись», – ответил Лагин.

– Не об этом думать надо! – Индира поежилась, словно в корабельном костюме могло быть холодно. – Куда лететь?

Лагин собирался что-то сказать, как вдруг ожила система оповещения: кто-то желал связаться с модулем. На экранах вспыхнуло сразу два связепотока, на одном возник Пануарис-Тит, на другом молодой мужчина-альбинос с резким угловатым лицом и гладко забранными волосами. Рядом с ним сидела молодая женщина и парень лет пятнадцати, поразительно похожий на Лагина.

Глава 49

– Какая неожиданная… неожиданность. – Кофе тронул лапкой руку Лагина. – Этот белый, тот самый человек, что меня к вам на корабль определить хотел.

– Я понял.

Лагин вскользь глянул на женщину с парнем. Ее худенькое большеглазое лицо выглядело спокойным, но из сапфирово-синих огромных, едва ли не в пол-лица глаз, смотрел страх. Парень же глядел на Фергану. Глядел так, словно не существовало более захватывающего зрелища, чем полосатый лигр.

– Видишь ли, Лагин, – произнес Пануарис-Тит, словно разговор не прерывался, – думаю, существуют некоторые нюансы, которые все-таки обяжут тебя подумать о компромиссе. Странно, что ты сумел скрыть от организации, что у тебя есть семья, обычно это тщательно проверяется. Надеюсь, Дерида ты помнишь? Он везет сейчас ко мне на корабль Эллу и Лео.

– Конечно, помню, он состоял при свергнутом правительстве Мелереха. Оперативно, однако, сплачиваются враги.

– Да, враги не друзья, объединяются быстро, – ответил Пануарис-Тит, пряча усмешку в сухих губах.

– А зачем вам Элла с Лео понадобились? – Лагин пододвинул ногой рюкзак и опустил руку, нащупывая крепления.

– По-моему, это очевидно. Я собираюсь прибегнуть к такому постыдному и недостойному методу, как шантаж. Что поделать, ты не оставляешь мне выбора. Отправлю их в вечность космоса, если не пойдешь мне навстречу.

– С чего вы взяли, что люди, о которых я пятнадцать лет ничего не знал и знать не желал, сейчас сыграют решающую роль?

– Думаю, у тебя должно быть сердце, чувства.

– Странно это слышать от вас. Всего хорошего.

И Лагин отключил оба связепотока. В наступившей тишине экипаж во все глаза смотрел на него, не зная, что сказать. Над пультом материализовался Асмаал в образе маски палача, шевельнулись красные тряпичные губы:

– А ты добрый, Лагин, человечный.

– Исчезни! – Он выхватил из рюкзака прозрачный брусок, размером в полладони. Сжал его, затем медленно раскрыл руки и брусок, растекшись вязкой жидкостью, образовал плотный голубоватый пузырь. В его глубине возникло подрагивающее, будто водянистое изображение: холодное, скульптурной красоты женское лицо с прозрачными золотистыми глазами, похожими на застывшую смолу.

– Диандра, где Негора?

– Его забрали какие-то люди. Пришли и увели. Ты что-то знаешь об этом?

– Пока нет. Почему не забрали тебя?

– Не увидели, я была статуей. Что ты хочешь?

– Знаешь кого, кто с дематериализацией работает?

– С обратимой?

– Да.

На пульте назойливо мигал сигнал, оповещающий о запросе восстановления связепотока.

– Ферус практиковал. Но я не знаю, где он и как с ним связаться.

– Я найду. Сообщи, как появятся вести о Негора.

– Ты тоже.

Лагину потребовались считанные минуты, чтобы выстроить цепочку контактов и найти Феруса. Им оказался тонколицый молодой человек, чем-то неуловимо похожий на лесную змею. Поприветствовав его, Лагин быстро проговоил:

– Я Лагин, ты меня, не знаешь…

– Слышал, – его голос усилил сходство со змеей. – Что нужно?

– Обратимую дематерилизацию. Буду должен.

Ферус задумчиво опустил веки и замер, быстро облизывая губы кончиком языка.

– Нужно прямо сейчас. Сейчас.

– Дематерилизацию, тем более обратимую, невозможно произвести одномоментно, – он медленно приподнял веки. – На подготовку, процесс и возврат потребуется время.

– Сколько? – пальцы рук, держащие на расстоянии водянисто поблескивающий шар, едва заметно подрагивали, больше ничто не выдавало напряжения Лагина.

– Смотря, где находится объект, одушевленный ли он…

Лагин бросил взгляд на пульт управления, на информационные экраны которого поступила детальная информация о местонахождении обоих кораблей. Прервав Феруса, он назвал координаты.

– Объектов два. Два человека.

– С людьми я еще не практиковал.

– Хороший шанс попробовать. Это нужно сейчас, понимаешь, сейчас.

Немного помедлив, тот ответил:

– Мне понадобится около ста семидесятисекундных минут, при условии, что объект не будет двигагаться.

– Люди в космосе, в корабле, они не могут не двигаться.

– Да нет же, чтобы они сами не двигались. Внутри корабля.

– Понял.

– Куда перебросить?

Лагин назвал координаты своего модуля.

– Расстояние небольшое, надеюсь, получится. – Принял окончательное решение Ферус.

– Должно. Остаюсь на связи, жду результата.

Ферус снова медленно опустил и поднял веки, что означало согласие. Затем Лагин велел Индире пересесть так, чтобы она не просматривалась в обзорном радиусе, и осторожно передал шар, поместив его между ладонями девушки.

– Не двигай руками, дыши размерянно, спокойно, но не глубоко, иначе связь потеряем.

Индира кивнула, с опаской глядя на покачивающийся в воздухе пузырь с картинкой внутри: смутный силуэт человека, отошедшего вглубь помещения. Возобновив оба связепотока, Лагин тяжело вздохнул:

– Ну что еще?

Пануарис-Тит приблизился вплотную к «глазу». Его лицо, похожее на мозаику из пересушенных деревянных щепок, заняло собою все пространство левой части экрана, на правой ничего не изменилось: альбинос и сидящие на своих местах женщина с парнем.

– Чтобы ты не сделал. Лагин, чтобы ты не предпринял, я уничтожу всех кто тебе дорог, всех, кто мог бы тебе посодействовать. Я заставлю тебя сотрудничать со мной.

– За бортом этого модуля нет никого особо дорогого мне. Но если вы так упорно и утомительно настаиваете, я готов выслушать.

На правой части экрана возникло небольшое движение: парень что-то сказал на ухо женщине. Лагин бросил в их сторону мимолетный взгляд, и Элла одернула его, жестом сказав сидеть смирно.

– Я не требую всего, что ты забрал у «Додеки» и «Арваши», отдай лишь пару «семян», выросших на кристаллах из ошейника лигра и концентрированный энергоблок. Для возобновления работы потребуются годы, я уже не увижу ни нового начала «Арваши», ни завершения проекта «Тиара». Ты же привезешь Маддассу основные кристаллы и «ростки» в позвоночнике Индиры – этого более чем достаточно. Ты и сам понимаешь, что Маддассом движет желание заработать на обратный билет, только и всего. Согласен?

– Нет, – не раздумывая, ответил он.

Из «водяного» шара донесся тихий треск. Глядя на происходящее в нем, Индира закусила губу, но удержала руки и дыхание спокойными.

– Почему? – казалось, Пануарис-Тит искренне удивился. – По-моему, это разумный выход из ситуации, все останутся довольны.

– А я не хочу, чтобы вы оставались довольны. Считайте, что я делаю это…

– Из вредности! – не выдержал и встрял муран. Фергана свирепо глянул на него и Кофе демонстративно зажал рот обеими лапками.

– Ты мстишь за что-то лично мне?

– Конечно, да, разумеется, – черты лица Лагина будто стали тоньше, прозрачнее от закипевшего в нем гнева.

– К сожалению, не в мих силах возродить твоего партнера, как его звали, Готтика?

– Аттика.

– Извини. Но, я оставлю в покое всех, кто имеет к тебе хоть малейшее отношение. И я могу вернуть Полутре память.

– Полутра, тебе нужна память? – в полоборота Лагин поглядел в его сторону.

– Не особо, – ответил он. – Мало ли, сколько там мусора. Так тоже сгодится.

– За что еще ты мне мстишь, Лагин? – Пануарис-Тит сощурился, разглядывая сероглазое лицо с давно небритыми впалыми щеками и жесткой черной прядью волос, упавшей на лоб. – Что-то личное?

– Вы задаетесь вопросами, как меня вознаградил Маддасс, чем он меня заинтересовал. Маддасс знал, что единственной мотивацией для меня может стать только личная заинтересованность. А она у меня имелась. Мы с вами пересекались задолго до всей этой истории, я тогда был младше Лео. Вы прилетали на Землю в составе глав комиссии по определению степени жезнеспособности планеты и ее общества, когда наконец-то должен был решиться вопрос о принятии Земли в Единый Галактический Союз. Землю представляла группа ученых, общественников, представителей различных сфер деятельности. Мои родители Владислав и Селена Лагины были вторыми лицами в руководстве земной группы. Вы проявили активное участие в доказательстве нежизнеспособности земного общества в ближайшем будущем с учетом низкого индекса умственного и физического развития граждан, доказали планетарную малоценность, как истощенного сырьевого ресурса, утверждая, что Земля годится лишь под застройку военно-техническими базами. Только на таких условиях ЕГС может заинтересоваться данной планетой и предоставлением помощи ей. Многие догадывались, что вы отстаиваете чьи-то интересы, но вы уже тогда имели весьма большой вес.

Лагин замолчал на мгновение и в этот миг его глаза сделались яркими, живыми. Чуть помедлив, он продолжил:

– Мои родители до последнего боролись за достойное земное будущее, доказывая, что помимо минусов, существует масса очевидных плюсов, перечеркнуть которые преступление. Преступление ставить такую точку на всем пути развития человечества. Их доводы были убедительны, комиссия колебалась. Тогда вы нанесли нам визит, приехали вечером пообщаться с моей семьей в частном порядке. О чем шел разговор я не знаю, меня не было в доме, заигрался в саду, только видел в окно, как вы все вместе сидите за столом в гостиной: вы, мать, отец и мой старший брат Игорь. Разговор был долгим, но, видимо, дружественным – все улыбались. Мне неловко было входить и мешать беседе, поэтому я ждал в саду. Вы уехали, я зашел в дом, мы легли спать, а через три дня мои родители и брат умерли от ураганно развившегося рака крови. Вы как, безусловно, уважаемый человек, один из потомков основателей Центрального Межгалактического Медицинского Союза, взяли дело под личный контроль и выяснили, что была произведена недостаточно тщательная дизенфекция одежды, предметов личного обихода членов комиссии, и моя семья подхватила какой-то инопланетный вирус, вызвавший мгновенное развитие болезни и смерть. То, что остальные члены группы не пострадали, объяснилось индивидуальными особенностями иммунной системы. Группу отправили на карантин, разбирательство по всем вопросам отложили на неопределенный срок, ваша делегация улетела.

В тех местах, откуда вы родом, граждане, стоящие достаточно высоко на иерархической лестнице, не имеют больше одного ребенка в семье, зачастую они вовсе бездетны или определяют потомка в учебно-развивающее учереждение и он, чаще всего, не знает, кто его родители. Должно быть поэтому вы не подумали, что у таких известных и уважаемых людей, как Лагины окажется два сына: Игорь и Виктор.

Потом меня определили в пансионат, а вскоре по результатам тестирования перевели в закрытую школу, где и стали развивать способности аналитика, контактера и ликвидатора. Я показал неплохие результаты и еще до достижения совершеннолетия меня забрали на Оксенет в основной тренировочный лагерь, после которого я стал сотрудником аналитической группы «Гость», где мне и присвоили кодовое имя «Моуз-2». Все эти годы я собирал о вас информацию, отслеживал ваши передвижения, при малейшей возможности следовал за вами, наблюдал, как вы выступаете перед публикой в кольце малозаметной охраны, как водите за руку подрастающую дочь, как улыбаетесь, как говорите, во что одеваетесь, какого цвета ваше лицо и волосы, кто исчезает из вашего окружения и кто появляется, какие они, какого цвета их лица и волосы. Все это время я был неподалеку и мог достать вас в любую минуту, но это было бы слишком просто. Мне хотелось сделать для вас нечто особенное. Я стоял за вашим плечом, смотрел, как ветер тревожит ваши одежды и кормил свою ненависть, размышляя, что же такого особенного я могу для вас сделать? Деятельность, само существование «Арваши» были до того тщательно засекречены, что даже я, ваш преданный и верный спутник не догадывался, чем вы еще занимаетесь. И когда Маддасс только заикнулся о том, кто стоит за проектом «Тиара», я не поверил собственному счастью, я готов был целовать его и безоговорочно поверить, что он бог. Да и плевать мне было по большому счету на то кто он такой, я был со всем согласен, ведь у меня появлялся живой шанс сделать для вас нечто особенное. А я ведь так боялся не успеть…

С задумчивой, блуждающей улыбкой он смотрел на Пануариса-Тита.

– До физической боли боялся, что вы можете умереть раньше, чем я найду способ вас удивить, заодно и напомнить о маленькой планете, о цивилизации, которой вы отказали в шансе на эволюционный прорыв в иные галактики разума, напомнить о Владиславе, Селене, Игоре Лагиных – людях, посвятивших свои жизни прогрессу Земли. Но вы предпочли отстоять интересы Медицинского Союза, нашедшего Земной климат идеальным для проведения своих эксперементов, а также небывалое количество воды – земных океанов для затопления отслуживших крейсеров и корабельного топлива. Только и всего. Как же я смеялся, когда выяснил, ради чего вы пожертвовали моим народом, ради чего лишили его шанса на прорыв. Как же я хотел сделать для вас нечто особенное, как жаждал этого! Спасибо Маддассу, он сделал верный ход, понимая, что эта возможность станет для меня лучшей из наград.

Он смолк. Пануарис-Тит смотрел на Лагина и одновременно будто бы куда-то сквозь него.

– Лагин…Лагины, – медленно, словно задумчиво перебирая во рту буквы, как камешки проговорил Пануарис-Тит. – Надо же, совершенно не помню этого эпизода. Считаешь себя Виктором Лагиным с планеты Земля? Ты – молодой человек. Сколько тебе лет?

– Мой возраст? Не помню, не отслеживаю.

– Планеты Земля не существует уже скоро два десятка лет. Твой рассудок помутнен, ты примерил на себя другую личность. Возможно, тебя черезчур потрясла эта природная катастрофа…

– Природная? – Лагин улыбнулся, а его лицо побелело от ярости. – После того, как одновременно сбросили в три океана флотилию военных крейсеров? И в подводные вулканы так неудачно попали их не доконца отработанные батареи питания? Не знал, что такие катастрофы именуются «природными». Уже давно не существует планеты Земля, но остались кое-где ее корабли, механизмы и я сам. Я остался в живых, я тот самый Виктор Лагин и я готов был жить вечно ради этого разговора.

– Не думаю, – мягко улыбнулся Пануарис-Тит. – Тебе нужен врач…

Не оборачиваясь, Лагин схватил парящее в воздухе картонное лицо с синими глазами и гримассами комидианта, и буквально впечатал его в передатчик изображения.

– Как вы думаете, что это, Пануарис-Тит?

– Какое-то странное существо…

– Вы можете поклясться, что оно существует?

– Да, я его вижу и признаю его физическое, материальное существование.

– Это существо называется «демон». Земляне не были готовы признать их материальность, они в них даже не верили. А вы не верите в жизнеспособность и существование меня. Видите, как все запутано? – на губах Лагина заиграла тонкая, как лезвие улыбка. – И Элла с Лео тоже есть, вы же признаете их существование, не так ли? Жизнь продолжается даже на мертвой Земле, в дубликатах ее реальностей, в горстке людей, переживших катастрофу в космосе или на соседних планетах. Земля сохранила их как банки памяти, базы данных на случай своей смерти, резерв восстановления. Нужно было лучше изучить своего противника, прежде чем отказать ему в праве на жизнь.

Слушая его голос, Индира почти забыла о дрожащем меж ладоней шаре, не обращала внимания на доносившиеся из него звуки, поэтому резкий окрик Феруса заставил ее вздрогнуть от неожиданности. Лагин тоже его услышал и обернулся. В этот момент Элла с Лео начали растекаться и таять, как фигуры из песка. Ни Пануарис-Тит, ни Дерид не успели ничего предпринять: они исчезли в считанные секунды.

Глава 50

Запахло горелой бумагой. Лагину это послужило сигналом к отключению связи. Изображения на обзорной панели погасли и почти сразу вновь замелькал сигнал о запросе восстановления потока.

– Освободите место! – донесся голос Феруса. – И разверните меня, я ничего не вижу!

Индира хоть и дрожала от волнения, руки все же умудрялась удерживать спокойными. Она осторожно поменяла позу, увеличив Ферусу угол обзора. Он скверно выглядел после сеанса: по посеревшему лицу катились крупные капли пота, дрожали губы от приливов внутренней боли, Ферус едва держался в сознании, но продолжал наблюдать за происходящим и руководить процессом. Лагин остался сидеть за пультом, а экипаж оперативно принялся уплотняться, стараясь освободить как можно больше места: Кофе с Асмаалом забросили обратно в грузовой отсек, туда же попытался поместиться и Полутра, но влез только наполовину. Кое-как впихнувшись, он остался торчать по пояс наружу. Фергана постарался поместиться между пультом и креслами пилотов, но не вышло, тогда он встал на задние лапы, передние положил на спинку кресла и так остался стоять, почти касаясь головой потолочной обшивки.

Сначала в пространстве возникла бурая масса, даже отдаленно не напоминающая живой организм. Масса стремительно увеличивалась, вздуваясь пузырями, чьи стенки казались покрытыми венами и кровеносными сосудами. Запах горелой бумаги сменился резкой тошнотворной вонью, с пластмассовым стуком масса упала на пол и закипела, постепенно принимая форму человеческих тел. Невозможно было поверить, что эта субстанция способна стать живыми, полноценными людьми, однако меньше чем за полчаса завершился процесс обратимой дематерилизации: на полу лежали Элла и Лео. Одежда на них словно истлела, став рваной серой паутиной, на коже блестел розоватый от крови пот, а из-под воспаленных век непрерывно струились слезы. В пол-голоса Лагин спросил Феруса, всё ли с ними будет благополучно?

– Надеюсь, – ответил он, – но говорю же, я сделал это впервые, не могу гарантировать результат. Понаблюдайте, потом свяжитесь со мной.

Лагин снова поблагодарил его и объяснил Индире как погасить шар. Она медленно сомкнула ладони, чувствуя, как меняется его сопротивление и структура. И вскоре на ладони снова лежал прозрачный брусок.

Лео начал приходить в себя первым. Он с усилием приподнял опухшие веки, глаза его были красными от лопнувших сосудов. Сверху нависала усатая лигриная морда и внимательно смотрела на мальчика голубыми глазами.

– Я знал… – еле-еле проговорил Лео, – знал, что ты существуешь… ты мне снился… Как тебя зовут?

– Фергана, – зачем-то тоже шепотом ответил лигр.

– Здравствуй, Фергана…

Склонившись над Лео, Лагин пощупал пульс, затем приподнял его голову и подложил под затылок свернутую куртку.

– Лежи, не двигайся и не разговаривай.

Затем занялся Эллой. Она тоже приходила в себя, но гораздо медленнее.

– Полетели теперь отсюда, а? – умоляюще попросила Индира, глядя на по-прежнему неподвижно стоящих вокруг модуля болотных существ. – Не понятно, зачем они тут стоят, чего хотят. И вообще я в шоке от услышанного…

– А я чуть дара речи не лишился и сердце теперь как-то покалывает нехорошо, – шумно вздохнул Фергана. – Что ж получается, твоя Земля, о которой ты столько мне рассказывал так, будто она живая и мы в любой момент можем туда полететь, на самом деле…ее больше не существует? Представляешь, сколько тебе теперь придется объяснять?

– Стоит ли. – Он вернулся за пульт, тяжело опустился в кресло пилота и сказал после долгой паузы: – Не взлетим с таким перегрузом.

– Э-э-э-э… а делать что? – озадачился Полутра.

– Вижу выход отправить Асмаала на корабль, чтобы он пригнал его сюда.

Из-за спины Полутры показалась голова демона на длинной змеиной шее.

– Мне такая эксплуатация не по нутру! – отрезал Асмаал.

– Ты единственный, кто может перемещаться по воздуху. Иначе так и будем сидеть и ждать прибытия Пануариса-Тита с товарищами.

– Асмаал, ситуация сложная, – подхватила Индира. – Попробуй хоть раз не кривляться, а просто сделать то, о чем тебя просят!

– Значит, когда у вас сложная ситуация, так вы сразу обо мне вспоминаете! А когда всё хорошо, так сиди в углу и знай своё место!

– Та-а-а-ак! – распахнул пасть Фергана.

– Ладно! Хорошо! – взвизгнул демон. – Только не ори! У меня прямо внутренности трясутся от твоего рёва! До корабля долечу, но как пригоню? Я не умею управлять кораблями!

– Кофе умеет! – осенило Индиру. – Возьми его с собой, он небольшой, ты вполне сможешь с ним лететь!

– Ну, это вообще уже… – начал возмущаться демон, но его заглушил рассерженный галдеж.

Совместными усилиями сопротивление Асмаала сломили. Продолжая недовольно ворчать, он выполз из грузового отсека, следом выбрался помятый муран. Кофе был не в восторге от перспективы лететь по воздуху в компании демона и брать на себя ответственность за корабль, но понимал, что выхода на самом деле нет. Инструктируя мурана по поводу корабля, Лагин смотрел за борт, думая, с какой стороны приоткрыть купол, опасаясь, что болотники могут среагировать на движение. В конце концов, наилучшим вариантом оказался выход через грузовой отсек, где болотников не наблюдалось. Полутра полез открывать шлюз, Лагин дал мурану последние наставления и тяжело вздыхающий Кофе с опаской поглядел на демона. Тот пребывал в глубочайших раздумьях: какой вид принять? Наконец сделался здоровенной толстолапой черной птицей и, переваливаясь, как набитый перьями сундук, полез в отсек.

– Ты всё понял? – Лагин помог мурану забраться внутрь.

– Да, вроде бы не так уж и сложно, – с удрученным видом промямлил он. – Но, всё же не уверен, что справлюсь, я же гуманитарий…

– Не волнуйся, все будет хорошо, ты отлично справился с управлением целого лайнера, тем более справишься с такой мелочью. Ступайте и возвращайтесь поскорее.

– Приложим усилия. Эх-х-х… – донесся печальный вздох уже из открытого шлюза.

Тяжело хлопая крыльями, оторвалась от земли огромная птица с мураном в когтях и полетела над всхлипывающим во тьме болотом. Утомишись коротким бодрствованьем, Лео повернулся на бок, закрыл глаза и провалился в сон. Индира посмотрела на него, затем перевела взгляд на Эллу.

– Лагин, с ней что-то происходит.

– Что? – он подошел ближе и склонился над нею.

Так и не придя в сознание, женщина хрипло редко дышала, однако ее грудь оставалась неподвижной. И вдруг ее кожа стала расслаиваться крошечными чешуйками.

– Индира! Связь!

Девушка кинула ему пластину. Связавшись с Ферусом, Лагин поднес шар поближе к Элле.

– Что это? Как это остановить?

Ферус в замешательстве смотрел, как по её, ставшим землисто-бурым телу, змеятся трещины.

– Я… не знаю. Давно это началось?

– Только что.

– Даже предположить не могу…

Им оставалось лишь смотреть, как она на глазах превращается в иссушенную мумию и рассыпается в прах.

Глава 51

Все произошло так быстро, что никто не успел опомниться. Элла исчезла бесследно.

– Я сделал все, что в моих силах, – проговорил Ферус. – Не знаю, почему это произошло, какая-то непредсказуемая погрешность. А с мальчиком всё нормально?

– Вроде да. Понимаю… непредсказуемая погрешность, что ж поделать.

Попрощавшись, Лагин прервал связь, убрал пластину в рюкзак и присел на корточки рядом с Лео. Тихонько коснулся его щеки, пощупал биение пульса, мальчик крепко спал, дыша размеренно и глубоко.

– Что ж теперь делать? – Полутра сидел на полу, подпирая спиной крышку грузового отсека. – Сколько ему лет?

– Какая разница. – Лагин отошел и встал у боковой обзорной панели, глядя на непроницаемо черное небо без намека на рассвет.

– У него есть еще кто-нибудь из родни? – Индира подняла с пола свитер Лагина, расправила и укрыла Лео.

– Откуда?

– Так он это… с нами останется? – Фергана растерянно рассматривал спящего парнишку. – Насовсем?

Лагин неопределенно пожал плечами.

– Я не умею обращаться с детьми, – заметно обеспокоился лигр, – не умею с ними ладить, не знаю, о чем с ними, в конце концов, разговаривать!

– Лео не ребенок, он уже взрослый и должен быть вполне вменяемым, – не оборачиваясь, ответил Лагин.

– Значит, он останется с нами?!

– Не кричи, разбудишь. Даже если и останется, что такого страшного?

– Нас будет уже не двое, а трое? – голос Ферганы прозвучал совсем уж расстроенно. – А я мечтал, что мы с тобой… чтобы только ты и я…

– Совсем недавно ты вообще-то хотел остаться без меня, чтобы только ты и фикус. Нельзя же погружаться в такую мизантропию, это свойственно людям, а не лиграм.

– Я был в депрессии, вследствии чего…

– Прошу тебя, не начинай, а то сразу слышится эхо психозов Асмаала.

Устав стоять на задних лапах, лигр опустился на пол, осторожно переступил через спящего парнишку, подошел к Лагину, обвил хвостом его ноги и заглянул в лицо.

– Наверное, сейчас не подходящий момент, но ты никогда не рассказывал, что у тебя есть Элла, сын и мертвая планета. Может, скажешь, как всё так получилось? Как произошло?

– Какая разница, – повторил Лагин и его начал душить приступ кашля. Индира смотрела долгим взглядом, как вздрагивают его плечи, горло в мучительной попытке вдохнуть, и о чем-то напряженно размышляла. Когда приступ закончился, спросила, есть ли у него идентификационная карта? Лагин вытер губы тыльной стороной ладони и согласно кивнул.

– Внеси в неё данные Лео и укажи нас с Полутрой соопекунами. И мы его занесем в наши карты.

– Думаешь, мне недолго осталось? – смог улыбнуться он, присаживась в боковое кресло пилота.

– Я ничего не думаю, просто на всякий случай. Как резервная база.

– И ты согласна стать его опекуном? Зачем тебе это?

– Да. Я и раньше подумывала о воспитаннике, у меня вполне хватит сил и средств.

Полутра в задумчивости поскрёб подбородок.

– А я не знаю, есть ли у меня средства…

– Есть, – ответил Лагин, – и весьма приличные. Информация об их местонахождении зашифрована в твей иденти-карте, ты без труда ее расшифруешь.

– Тогда нет проблем.

Лео заворочался, застонал во сне, переворачиваясь на другой бок. Все замолчали, глядя на него. Когда он успокоился и затих, Индира проговорила, понизив голос:

– Так что будем делать дальше? Сейчас Кофе с Асмаалом вернутся, и куда полетим? Не могу поверить, что никак нельзя выйти на контакт с Маддассом каким-то иным способом. Кстати, теперь, когда на одного человека в салоне стало меньше, модуль способен взлететь?

– Нет, мы и так шли с большим перевесом, рисковали сильно, с Лео уже не взлетим. У нас один только Фергана весит как три пилота, модуль же малый пассажирский, а не грузовой. Насчет Маддасса… на связь он со мной выходил, появился пару раз только тогда в Синетории. Он исчез оттуда почти сразу, как я прервал стодневный отпуск и больше не возвращался. Каким образом мне самому на него выйти – не знаю, на ум приходит только одно: задействовать возможности Асмаала, но вы же знаете, какой он тяжелый тип. Проще всю планету обыскать, чем его нытьё слушать.

– А по-моему, он неплохо сотрудничает, – не согласился Полутра, – повыпендривается для порядка и делает что нужно. Заставим, не волнуйся. Хотя мне было бы проще знать, что Маддасс в курсе нашего прибытия на