/ Language: Русский / Genre:popadanec / Series: Катар

Катар

Игорь Хорт

Студент-медик, попав в автокатастрофу, оказывается на другой планете, более развитой в техническом отношении. Там он становится профессиональным охотником, и зарабатываем отстрелом и разделкой животных, а также попутно всем, что подвернется. 

Игорь Анатольевич Хорт

Катар

Введение

ГИБДД Красноярского края сообщило официальные данные о масштабном ДТП, которое произошло сегодня утром. По предварительным данным водитель автомобиля «Хонда — СRV», следовавший по трассе М-54, при обгоне автомобиля «КАМАЗ-5412» не справился с управлением и вылетел на полосу встречного движения в районе въезда на мост через реку Енисей. Результатом отказа тормозной системы «Хонда-СRV» явилось касательное столкновение с автобусом междугороднего направления марки «Скания» и лобовое столкновение с гружёным Уралом-лесовозом. Автобус, получив удар, преодолел блоки дорожного ограждения, пролетел по крутому склону порядка шестидесяти метров и упал в реку, проломив своей массой лёд. Лобовой удар автомобиля «Хонда-CRV» оказался такой силы, что от него осталась только груда металлолома. Автомобиль Урал после лобового удара «Хонды-CRV» также получил сильные повреждения и, развалив шестиметровые брёвна по проезжей части, невольно нанёс повреждения ещё нескольким легковым автомашинам, оказавшимся на месте ДТП в это время. По данным МЧС Красноярского края, ведущей спасательные работы, в результате аварии погибло на месте происшествия одиннадцать человек. Доставлены в Центральную Районную больницу ещё шестнадцать человек с ранениями обморожениями разной степени тяжести, выпавших из разбитых окон междугороднего автобуса «Скания» или следующих на легковых автомобилях по проезжей части и получивших ранения. Сотрудники МЧС Красноярского края ведут поиски самого автобуса, ушедшего под лёд, и возможно, снесённого сильным течением реки ниже места аварии. Точное количество жертв столь масштабного ДТП уточняется…

РИА НОВОСТИ 16 января 2019.

Глава первая

Артёма Иванова, студента шестого курса Медицинской Академии, пребывающего в академическом отпуске, и одного из сорока девяти пассажиров автобуса «Скания» выдернул из утреннего сна резкий и сильный удар и последовавший за ним визг тормозов. Не успев толком проснуться и открыть глаза, Артём почувствовал второй мощный удар, в результате которого его бросило на спинку переднего сидения. Боковые стёкла покрылись тонкими линиями трещин и вдруг все разом лопнули под перепуганные крики пассажиров. Артём вдруг почувствовал, что автобус, вместо того, чтобы ехать, летит в неуправляемом полёте, вращаясь сразу в нескольких плоскостях.

За несколько секунд, которые Артём успел прожить, открыв глаза, перед ним пролетело несколько событий, в реальность которых его мозг отказался верить. Сначала мимо него пролетела пожилая женщина с открытым в крике ртом и неестественно выгнутой спиной и конечностями. Создалось впечатление, что женщину сложила пополам неведомая сила, сломав ей позвоночник и вывернув в обратную сторону голову. Звуков в это время Артём не воспринимал из-за удара о переднее сидение и полученной контузии, но то, что женщина ещё жива и исходит в диком крике, он понял по её глазам.

Момент, когда соседа справа, геолога и весёлого мужчину, возвращающегося домой в Красноярск из какой-то артели, выбросило из автобуса вместе с боковым стеклом при очередном ударе автобуса о землю и переходе в новый кульбит, Артём пропустил. В это время его самого выдернуло из кресла и швырнуло к потолку. Удар о потолок, ставший в это мгновенье полом, был не очень болезненным из-за того, что пожилой мужчина, ранее сидящий сзади Артёма, в это время оказался между ним и вентиляционным люком на крыше. Взгляды Артёма и мужчины, послужившего студенту противоударной прокладкой, случайно встретились.

Будущий врач вдруг понял, что этот пожилой человек прекрасно знает, что через несколько секунд умрёт, но смерть его не пугала. В глазах мужчины явно виделась мука и боль, но он лишь мрачно улыбнулся Артёму, даже несмотря на то, что студент, ударившись о него плечом, выбил воздух из его груди, сломав несколько рёбер и грудину, измазавшись в неожиданно хлынувшей изо рта мужчины на лицо Артёма густой тёмной крови. В следующее мгновенье случайная встреча взглядов была прервана новым пируэтом автобуса и его новым ударом об землю. В этот раз удар пришёлся на заднюю часть, выбив задние стёкла и смяв её всмятку вместе с находившимися там людьми.

После удара задней части автобуса о землю Артём вдруг оказался за пределами автобуса, раскрывшего боковые люки с багажом как крылья и размахивающего задним мостом, державшимся ещё пока «на честном слове». Через мгновенье в отлетающем от Артёма автобусе что-то лопнуло, и он перевернулся ещё раз, разбрасывая по округе свои запчасти и содержимое багажных отсеков. Задний мост, наконец, оторвался и пролетел мимо молодого человека, ломая и выкашивая тонкие сосенки, растущие на склоне от моста к реке, как траву.

В это же самое мгновенье Артём завершил свой полёт ударом об одну из сосенок, стукнулся головой о вторую и застрял между двумя стволами, потеряв кинетику движения. Уже теряя сознание, молодой студент и будущий врач увидел, как автобус совершил свой последний переворот, со всего маху рухнул крышей на лёд, завершая полёт. Лёд на реке лопнул от удара массивного тела междугороднего автобуса и тёмные воды, получив свободу, поглотили его за несколько секунд, выбросив в воздух несколько фонтанов и залив снег вокруг образовавшейся полыньи.

К своему удивлению Артём сознание не потерял. Боли были сильные, перед глазами кружили белые и чёрные «мухи», по левой ноге что-то текло тёплое и липкое, показывая, что он приобрёл в этой неожиданной круговерти аварии открытую рану на бедре. Все знания, полученные за годы учёбы, говорили о том, что у него массивное кровотечение и должен наступить шок от кровопотери и раны, но почему-то этого не происходило. Что-то удерживало его на грани сознания. Мир вокруг начал меняться и Артём теперь его видел как сквозь мутное тёмно-зелёное стекло бутылки от «Советского шампанского».

— «Вот и всё. Какая глупая смерть». — Вяло мелькнула мысль в голове Артёма. Ему, будущему врачу, прошедшему ещё несколько дней назад в качестве медицинского обеспечения и фельдшера вместе с группой экстремального туризма по отрогам Памира и возвращающегося вместе с оной в Красноярск, не верилось, что можно погибнуть не при вертикальном подъёме по отвесной скале, а вот так, глупо и буднично, следуя на автобусе домой и по независящим от тебя причинам.

Мутная тёмно-зелёная рябь, стоящая перед глазами Артёма, вдруг всколыхнулась - из полыньи с брызгами и шумом вышел крупный воздушный пузырь, выбросив на поверхность нечто тёмное, почти чёрное. Этот тёмный сгусток, с расплывчатыми из-за зелёного марева контурами, выпрыгнул на лёд из полыньи и не спеша двинулся в сторону студента. Движение заставило внимание Артёма сконцентрировать свой взгляд на нём, а через несколько мгновений замереть от удивления: перед ним стоял довольно больших размеров чёрный кот и внимательно осматривал раненую ногу студента.

Время, которое, казалось, до этого мгновенья замедлило свой ход, вдруг пошло с обычной скоростью. Цепь событий от момента пробуждения Артёма до этого мгновенья, произошедшая всего за десяток секунд, вдруг развернулась и вместе с острой вспышкой боли в бедре и груди взорвалась в голове студента подобно ядерному взрыву. Мутная тёмно-зелёная марь окружающего мира вдруг вспухла, начала распадаться и растворяться в утреннем воздухе, унося вместе с собой картину вылизывающего рану студента чёрного кота, тёмной полыньи, куда провалился автобус и автомобильного моста, нависшего над рекой подобно многоногому горбатому чудовищу с колоннами ног и арками ограждений.

Мир завертелся с бешеной скоростью перед глазами Артёма. Стволы сосен, их зелёные вершины, чёрная громада моста, снег, искрящийся в лучах утреннего солнца и синяя высь неба слились в вертящемся водовороте красок в однообразную мешанину и блёклую кашу цветов. Цвета сгустились и померкли - Артём потерял сознание, теперь уже окончательно и бесповоротно….

Глава вторая

— Он пришёл в себя, — голос принадлежал молодой женщине, Артём с трудом открыл глаза.

— Вот и отлично, — к кровати, на которой лежал студент, подошла пожилая женщина и, встретившись взглядом с Артёмом, спросила. — Ты слышишь меня?

— Слышу.

— Тогда оплачивай лечение и выметайся, — голос женщины построжал. — С тебя восемь тысяч семьсот кредов.

— Не дорого? — Артём и сам не понимал, почему задал этот вопрос.

— Три тысячи за замену имплантанта. Это обычная такса, так как у тебя стоял простейший «Колонист-1», четыре тысячи за реабилитационные мероприятия. Тысяча семьсот: закачка с «Имфосети» и восстановление рабочей базы, — покладисто пояснила женщина и добавила. — Я сейчас скину тебе перечень оказанных тебе услуг. — Женщина отвернулась и нажала какую-то кнопку на дисплее стоящего рядом с кроватью Артёма аппарата. — Лови.

— «Входящий пакет информации от Медицинского Центра посёлка «Рекат-19-11». — Перед внутренним взором изумлённого Артёма высветилось панель с надписью: «Принять», «Отказать в приёме», «Блокировать абонента». Артём подумал, что следует принять и мгновенно перед ним развернулся бланк с перечнем оказанных ему услуг и две надписи: «Оплатить» и «Отказать в оплате». Внутренний голос подсказывал, что надо оплатить, и Артём решил оплатить. На бланке высветилась надпись «Оплата» и Артём увидел, как женщина удовлетворённо кивнула. Панель сменилась, и перед глазами Артёма высветилась надпись "Оплата услуг Медицинского Центра посёлка «Рекат-19-12»: 8700 кредитов. Остаток на счёте: 4211 кредитов. Дальнейшие действия?". Артём увидел надпись "перейти в режим ожидания" и подумал, что это то, что нужно. Панель перед его глазами мгновенно свернулась в тусклый зелёный шарик на краю зрения.

— Отлично. Ваши вещи, Гарди Карт, вы можете получить на выходе из Медицинского Центра. Вас туда проводит Юна. — Женщина показала на девушку. — Вас хотел видеть глава нашего посёлка Рони Фокс. Это на противоположной стороне улицы от нашего здания.

— Хорошо, спасибо, — Артём встал с кровати. — Куда идти?

— Юна, вкати ему ещё пару кубиков вотрана. Я вижу, бедняга совсем не ориентируется в пространстве. — К Артёму подошла молодая женщина, щёлкнул инъектор. Артём ощутил в правом плече лёгкую боль, тут же прошедшую. В голове слегка прояснилось.

— Иди за мной, — молодая женщина, которую, по-видимому, звали Юна, отложила инъектор на одну из полок и поманила рукой Артёма.

— Горе с этими новичками, — вздохнула пожилая женщина, когда Артём вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.

Следуя за Юной, Артём прошёл несколько длинных коридоров, затем они поднялись на лифте на несколько этажей и зашли в небольшую комнату с пожилым мужчиной.

— Гарди Карт, — сообщила мужчине девушка. — Выдать вещи и сопроводить на выход.

— Хорошо, Юна, — мужчина предложил Артёму сесть на один из стульев и вышел из комнаты через другую дверь.

— До свидания, — молодая женщина тоже ушла.

Артём в раздумьях сел на стул: события развивались настолько стремительно и были так далеки от реальности, что ему казалось, будто он сошёл с ума. Всё произошедшее с ним казалось дурным сном. В аварию на дороге Артём верил: в памяти вставали картины, и он помнил ту боль, что перенёс в результате случайных ударов и падений. Решив проверить себя, Артём задрал на ноге просторную штанину Медицинского Центра. Тонкий розовый шрам длиной чуть более тридцати сантиметров был на месте. Это открытие настолько поразило Артёма, что он пару минут приходил в себя от пробравшей его оторопи.

От раздумий Артёма оторвал вернувшийся пожилой мужчина.

— Получите вещи, проверьте по описи. Переодеться можете прямо здесь. Халат и больничные штаны с тапочками бросите в контейнер, — мужчина показал на контейнер, стоящий в углу и, поставив на стол большой кофр, вынул из него ботинки, нижнее бельё, защитного цвета комбинезон с ремнём. Артём сбросил свою больничную одежду и быстро переоделся.

— «Входящий от Медицинского Центра посёлка «Рекат-19-11» — Возвестила надпись перед внутренним взором, Артём сразу нажал мысленно надпись «Принять». Развернулся файл с перечнем его личных вещей. Недолго думая, мысленно нажал на надпись «Получил». Вещи сразу индицировались на панели как «Комплект новичка».

— Это всё? — Одевшись, Артём чувствовал себя увереннее и чувствовал, что в подобной ситуации следует плыть по течению.

— Да.

— Негусто.

— Вас доставили к нам с этим. Если у тебя были ещё вещи, то они скорее всего в представительстве корпорации «Неоромик», — мужчина показал на дверь и провёл Артёма к выходу из здания. — Удачи тебе, парень.

— Спасибо, — Артём кивнул, и впервые оказавшись на улице, осмотрелся.

Смотреть было абсолютно не на что: десяток одно- и двухэтажных зданий, бетонная улица и довольно большие ворота. Посёлок оказался подземным, и высота потолка в подземелье едва достигала десяти метров. Противоположный от ворот конец улицы был просто скальной породой поднимающейся вверх при тусклом свете висящих на потолке ламп, подобных дневному освещению. Длина улицы была не больше сотни метров и на ней велись строительные работы. Создавалось впечатление, что медицинский центр, откуда вышел Артём, имеющий два этажа, был врезан в гранит, и его реальные размеры было сложно представить.

Ознакомившись с обстановкой, Артём перешёл через улицу и вошёл в здание с большой вывеской «Корпорация «Неоромик» и маленькой «Администрация посёлка «Рекат-19-11». Богатством убранства здание корпорации Артёма не удивило: бетонный пол, на стенах подобие обоев и мужчина за стойкой в таком же, как у Артёма, камуфляже.

— Вы к кому? — Сразу спросил мужчина, видя, что Артём замешкался.

— В Медицинском Центра мне сказали, что меня хочет видеть Рони Фокс, — неуверенно промямлил Артём. — Меня зовут Гарди Карт.

— Секунду. Мне нужно проверить. Вы можете пока подождать там, — жест руки, показывающий на стену, которая раздвинулась, обнаружив за собой комнату.

Артём кивнул, прошёл в комнату и уселся на диван, стена за ним задвинулась, он оказался в небольшом помещении, закрытом наглухо со всех сторон. Минут через десять теперь уже другая стена ушла в сторону, в комнату зашёл мужчина лет сорока и приветливо улыбнулся.

— Здравствуйте. Меня зовут Рони Фокс. Я совмещаю должность главы посёлка и представителя корпорации «Неоромик».

— Здравствуйте, — Артём кивнул в ответ, с интересом рассматривая человека, устраивающегося на соседнем диване, напротив него.

— Я ограничен во времени, — сразу сообщил Фокс, — поэтому сразу перейду к делу, и ты должен помочь мне сделать выбор. Согласен?

— В чём я должен вам помочь? — Артём пока не понимал, о чём идёт речь, и решил выслушать мужчину.

Фокс немного подумал, пристально рассматривая Артёма, потом, видимо что-то надумав, решил продолжить.

— Скажи мне, кто ты и откуда взялся? — Вдруг прямо спросил Артёма Фокс.

— Я не знаю, — вопрос застал Артёма врасплох, но ответ почему-то совсем не удивил Рони Фокса и он лишь удовлетворённо кивнул.

— Отлично. На другой ответ я и не рассчитывал. Тогда перейду к делу. Я знаю, что тебя зовут не Гарди Карт, — мужчина усмехнулся. — Мне по большому счёту всё равно, кто ты. Возможно, ты потомок одной из двенадцати волн колонизации Катара, возможно, ты вольный поселенец, а возможно один из потомков тех, кто был сюда сослан на каторгу до начала колонизации. Большинство планет этого созвездия когда-то служили каторгами и местами ссылки для неблагонадёжных граждан Империи Роден. После последней войны эти территории отошли Конфедерации Свободных Миров. Всё это я говорю тебе, потому что знаю, что у тебя не было обычного для всех представителей и граждан КСМ (Конфедерации Свободных Миров) имплантанта, но у тебя не было и имплантанта Империи Роден, и это самое удивительное, — Фокс вопросительно посмотрел на Артёма, но тот лишь неопределённо пожал плечами и мужчина продолжил. — Как глава посёлка я должен был установить твою принадлежность, но мне за это никто не заплатит. Поэтому как представитель компании «Неоромик» я решил, что выгоднее оформить тебя как новичка, которого привезла сюда эта компания для колонизации. Наверху, в Колонизационном Центре, я уже провентилировал этот вопрос и мною получено добро. — Мужчина многозначительно посмотрел на Артёма, но тот ничего определённого не понял и сохранял спокойный вид. — Теперь у тебя стоит обычный имплантант «Колонист-1», бесплатное подключение к сети «Неоромик» на месяц и обычный комплект имущества «Поселенец-новичок». Мне нужно провести регистрацию тебя и можешь отправляться на Катар.

— Регистрацию? — Не понял Артём.

— Лови договор.

Перед внутренним взором Артёма высветился файл, оказавшимся контрактом с корпорацией «Неоромик» на двадцать пять лет. По договору агенту 97819170-ВС-11, то есть ему, следовало отработать на планете Катар на добыче биологически активных ингредиентов. Со стороны корпорации ему предоставлялась начальное оборудование и гарантировалась покупка всего добытого по стандартной цене. Под договором стаяла подпись «Заключить контракт».

— Мне нужно это подписать? — Ознакомившись с договором, Артём посмотрел на Фокса.

— Да, — кивнул ему мужчина и пояснил, — без этого договора я должен выпроводить тебя с территории посёлка, так как он собственность корпорации, и возместить понесённые на твоё лечение расходы. Я понятно объясняю?

— Я не всё понял, — отрицательно покачал головой Артём.

— Тогда я объясню более понятными словами, — ухмыльнулся Фокс. — Без этого договора я просто продам тебя одному из кланов, обитающих вблизи моего посёлка, чтобы вернуть деньги и даже немного заработать. Они с удовольствием примут тебя в качестве оплаты их поставок мяса и сырья. У тебя нет статуса гражданина КСМ, в этом случае ты являешься не более чем товаром или животным, пусть и разумным. Что тебя ждёт в этом случае, мне трудно предсказать, но сомневаюсь, что что-то хорошее. Заключив же с корпорацией договор, ты получишь статус поселенца КСМ и возможность получить привилегии, указанные в приложении к договору и имущество, положенное тебе как новичку. Ставь подпись и вали получать своё имущество. Через час тебя вместе с другими новичками-колонистами забросят на «Рекат-26». У тебя всё равно нет другого выбора, — теперь доброжелательность в лице Рони Фокса исчезла, и Артём понял, что с ним уже не шутят.

— Хорошо, — выбора действительно не было, и Артём мысленно нажал надпись «Заключить контракт».

— Другого ответа от разумно мыслящего человека я и не ждал, — сразу кивнул Фокс, и расцвёл в доброжелательной улыбке. — Старший в вашей группе из шести человек Док Март. Он сейчас комплектует и грузит положенное вам имущество и оружие. Он введёт тебя в курс дела. Через пару минут получишь на свой имплантант пакет с необходимой тебе информацией, — мужчина встал, стена отошла в сторону. — Желаю удачи. Тебя проводят, — бросив эти слова, Фокс исчез за стеной…..

Глава третья

Артёма сразу отвели в большой ангар, связанный длинным коридором с офисом корпорации. В огромном складе у довольно большого аппарата шла погрузка под руководством мужчины лет сорока. Выглядел он внушительно: крупнее Артёма раза в два, при том, что землянин был метр семьдесят восемь роста и крепкого телосложения. Сопровождающий Артёма охранник переговорил с мужчиной, представил их друг другу и пошёл о чём-то переговорить с командиром грузовоза, как он назвал аппарат, в который грузилось имущество. Док Март, осмотрев Артёма, хмыкнул.

— Значит, ты с нами. Подписывай групповой договор и доверенность, что согласен с моими расходами на группу. Пакет я тебе сейчас скину, но на словах скажу, что если согласен с моим руководством, то никаких возражений я потом не потерплю. В группе кроме нас с тобой ещё один молодой парень и три женщины. Они уже договор подписали и сейчас спят в грузовозе: загружают гипнопрограммы и пакеты, которые я им рекомендовал, на свои имплантанты.

— Пару минут на просмотр, — Артём уже читал договор и доверенность. В договоре не было особенно ничего, кроме распределения долей в группе. Док Март, как руководитель получал две доли, а остальные участники по одной. В доверенности на траты стояло приобретение у корпорации «Неоромик» подземно-наземного сооружения «Рекат-26» за два миллиона семьсот тысяч кредитов с принадлежащим сооружению имуществом и на покупку дополнительного имущества, на сумму в триста тысяч кредитов, перечень которого шёл в приложении на шести листах. Просмотрев список, Артём равнодушно пожал плечами и подписался под договором и доверенностью. Мгновенно пришло извещение, что на его личном счёте появилась задолженность в шестьсот тысяч кредитов и срок погашения задолженности в течение трёхсот шестидесяти планетарных суток. Закончив с процедурой, Артём отослал документы обратно Доку Марту.

— Спасибо за доверие. Я бы купил ещё много чего, но у нас, как у группы, лимит в три миллиона кредитов, — Док поморщился и спросил. — Охотился когда-нибудь? Стрелять умеешь?

— Вообще с оружием дело имел, но пока не ориентируюсь в местных образцах, — Артём вспомнил, что на полуторамесячных военных сборах от Военной кафедры Медицинской Академии им давали пострелять из автомата Калашникова и пистолета Макарова. Артём тогда отстрелялся не хуже других.

— Круто сказанул, — Док рассмеялся и сразу же стал серьёзен. — Тут, кроме нас с тобой, оружия не видел никто. Любого. Будешь моим заместителем, и грузи в свой имплантант вот этот перечень, — перед внутренним взором появилось заявление на бесплатную загрузку информационных пакетов и гипнопрограмм в корпорацию «Неоромик» и адрес, по которому его следовало отправить. Артём подмахнул заявление и переслал.

— Отправил.

— Тогда иди в пассажирский отсек и ложись в кресло. Сейчас начнёт плющить. Обьём информации большой сам по себе, а ведь ещё будут гипнопрограммы. Мы ещё будем в зоне сети около трёх часов, должен успеть. Лететь нам около двадцати часов, к приземлению должен отойти, — Док хлопнул Артёма по плечу и помог дойти до пассажирского отдела, уложил его в кресло, пристегнул ремень безопасности: Артёма уже плющило.

Оказалось, что поток информации, влившись в имплантант, тут же вспыхивает в голове подобно сверхновой. Артём полностью потерял способность ориентироваться во времени и пространстве: перед внутренним взором с огромной скоростью летели картинки, тексты и всевозможные графики. Осознать происходящее не удавалось. Артём расслабился и отдался буре и шторму, бушевавших в его голове, а ещё через пятнадцать минут в каюту зашёл Док Март и уколол всем участникам группы по паре инъекций из небольшой аптечки. Всю дорогу до «Рекат-26» Артём проспал в забытьи…..

Глава четвёртая

Пробуждение Артёма было неприятным и болезненным. Голова кружилась. Внезапно оказавшийся рядом Док впрыснул ему что-то из инъектора и опять исчез в блёклом тумане расплывчатых очертаний. Минут через десять голова начала проясняться и вместе с ней прояснилось зрение: очертания приобрели резкость и объёмность. Дока в пассажирском салоне уже не было. Артём, сориентировавшись, услышал его крики снаружи грузовика.

— Свифт, контейнер мною куплен. Выгружайте его прямо в шахту. Как, как? Опусти его на платформу и втолкни в грузовой отсек, я штору входа уже поднял!

Артём выглянул из люка пассажирского отсека и тут же получил приказ от взбешённого неуклюжими действиями пилота грузовика Дока:

— Карт, отстегни от кресел этих овощей и переноси их на руках в бункер. Шевелись, через пару минут я втолкну контейнер в бункер, и они отчалят. Мы сейчас платим за каждую минуту их простоя. Быстрее! Шевелись!

Приказ взбодрил Артёма, и он, поняв, что от него требуется, вернулся в отсек и понёс на руках женщину, лежащую на кресле рядом с входом. Выбежав из грузовика, Артём вздрогнул: предстояло пройти по трапу шириной в полтора метра, на высоте не меньше двухсот метров от земли - «Рекат-26» был встроен в скалу на её вершине.

— Не стой! — В трёх метрах от трапа, по которому предстояло пройти Артёму, Док Март руководил действиями манипулятора грузовика, контейнер был втолкнут в бункер уже на половину своей длины. — Карт, не смотри вниз, бегом! — Казалось, ничего не ускользает от внимания Дока. — Клади её на пол у двери и неси следующего. Клади прямо на пол.

— Понял! — Артём ринулся к проёму и через пару секунд оказался внутри. За проёмом оказался небольшой тамбур, три на три метра размерами и высотой около двух. Уложив женщину на пол, Артём развернулся и побежал назад в пассажирский отсек.

Следующая ноша была легче. В этот раз он нёс девушку около двадцати лет. Когда Артём поднял на руки третьего пассажира, парня лет двадцати, появился Док и, смахнув пот с лица, взял на руки ещё одну женщину. Через десяток секунд разгрузка была закончена, а грузовоз отстыковался от двух стыковочных узлов и улетел.

— Вот и всё. Выгрузились за пятнадцать минут. В пределах нормы, — Док был доволен. — Ты молодец, Карт. Не растерялся. Я уж подумал, что мне одному придётся всё делать.

— Я не ожидал, что будет так высоко.

— Эту стоянку строили одной из первых. Она самая дальняя от центрального посёлка Регат. Тут никто не хочет селиться именно из-за отдалённости, но именно это меня в ней и привлекло, — Док Март вышел из тамбура на стыковочную площадку и отдал приказ голосом: — Регат-26, закрыть штору у стыковочного узла.

— Приказ принят. Выполняю, — ответил равнодушный электронный голос.

— Работает как часы, — Док вернулся в тамбур и велел Регату-26 задраить стыковочный люк и активировать системы, необходимые для проживания шести человек.

— Приказ принят. Выполняю, — сработала гидравлика, люк задвинулся и сразу вспыхнул свет в тамбуре. — Сейчас будет произведена дезинфекция. Прошу закрыть глаза, — Артём подчинился и пару минут продержал глаза закрытыми. — Дезобработка завершена. Прошу пройти во внутренние помещения базы. — Люк, ведущий внутрь базы, открылся. — Идёт активация генератора энергии. Через пару минут Регат-26 войдёт в работу.

— Проведи дезактивацию контейнера в грузовом тамбуре, — отдал приказ Док. — Проведи тестирование всех систем. Карт является моим заместителем, разрешаю ему допуск в командную рубку и все производственно-хозяйственные помещения. Остальные члены команды допуск в жилые помещения и помещения добывающего отсека по умолчанию. Допуск с оружием во все помещения, кроме оружейки и бункера глейдеров, запрещён.

— Принято.

— Пока всё, с остальным разберусь позже, — Док повернулся к молчаливо стоящему Артёму. — Вот мы и на месте. Здесь нам предстоит прожить немалый срок и думаю, что мы тут заработаем приличные деньги. Пойдём, посмотрим, где нам предстоит жить, — Док Март шагнул внутрь базы.

— Дог, а они? — Артём показал на парня и трёх женщин.

— Я всем вколол по две инъекции «ворта», как и тебе, кстати. Минут через двадцать придут в себя сами…..

Подземно-наземный комплекс «Регат-26» оказался рассчитан на шестнадцать человек, и содержал в себе восемь кают, небольшую столовую, рубку управления и производственно-хозяйственные помещения: грузовой бокс, холодильный бокс, склад, оружейную комнату, бокс-площадку для глейдеров и подземный бункер, где стоял реактор, обеспечивающий всё это энергией. Вода подавалась по скважине, пробуренной внутри скалы. Воздух перед входом внутрь базы фильтровался. Общий объём внутренних помещений составлял около девятисот кубометров и располагался в три этажа. Связь с посёлком осуществлялась по спутниковому лучу, но была возможна и с помощью радиостанции. Док предупредил Артёма, что это пока дорогое для них удовольствие, как и спутниковое слежение за приданной им территорией.

— Я отключу все помещения, которые нам пока не нужны. Одна зарядка базы топливом обойдётся нам в полторы сотни тысяч кредитов и рассчитана она на триста шестьдесят суток. Сейчас у нас запас на девяносто пять дней, но если сократить расход, то хватит на сто двадцать.

— Понял, — Артём и не собирался спорить с Доком.

— Я седьмой год на Катаре. У меня третий подтверждённый ранг по добыче и второй по управлению подобными комплексами. Я был заместителем на Регате-3. Нас там жило семьдесят восемь человек, — Док неожиданно разговорился, Артём его внимательно слушал и кивал. — Это недалеко от посёлка. Рести Роун, глава Регата-3, сам рекомендовал заняться мне свободным промыслом. Он так и сказал мне: «Ты созрел, Док, для самостоятельной добычи. Я переговорю насчёт тебя в корпорации». Своё слово он сдержал: мне присвоили второй ранг «Управления свободной группой», и вот я здесь.

— Рад за тебя, Док. Поздравляю.

— Рекомендация плюс заработанные мной очки на добыче вместе с деньгами, скоплёнными за эти годы, позволили мне взять эту базу в свою собственность. — Док, вдруг понял, что сболтнул лишнего и пошёл на попятный. — Регат-26 куплен нами всеми в рассрочку, но мне пришлось дать гарантию корпорации, что в случае чего все недоимки взыщут лично с меня и моего счёта.

— Скажи мне, Док, насколько быстро мы сможем рассчитаться с корпорацией за этот кредит в три миллиона? — Артём решил изобразить, что не понял оговорки и перевёл разговор в другое русло.

— От трёх до пяти лет. Это если просто готовить мясо и шкуры. Ещё есть сырьё для биологически активных препаратов. Это тоже деньги. Корпорация «Неоромик» специализируется на пищевых продуктах и лекарствах, но ведь на Катаре работают ещё две корпорации: горнорудная «Юстак» и минеральная «Оменри».

— И что? — Артём навострил уши, Док говорил про другие корпорации чуть ли не шёпотом.

— Вообще-то, если мы выкупим эту базу и возьмём у «Неоромик» закреплённую за этой базой территорию в аренду на пятьдесят лет, то кто нам может запретить добывать на этой территории что-то из металлов или минералов? — Док усмехнулся. — Скажу сразу, планета очень опасна. Там, где вертятся большие деньги, опасней вдвойне. Нас шестеро, пятеро новички, ни разу не нюхавшие пороху. Пока рано о чём-то говорить.

— О каких опасностях ты говоришь? — Переспросил Артём.

— Людоеды, агрессивные формы жизни, бандиты и рэкет, местные жители, неуправляемая погода, землетрясения и необъяснимые природные явления. Это только то, что видно невооружённым взглядом. Существует ещё максимум двадцать или сорок различных причин, о которых мы можем догадываться. Планета захвачена Конфедерацией Свободных Миров не более двадцати лет назад. Что тут творилось раньше, никто не знает и возможно не узнает никогда. Я слышал, что существуют развалины древних городов, и они существовали и были разрушены по неизвестным причинам ещё до прихода сюда Империи Роден. Конфедерация Свободных Миров никаких исследований тут не проводила, и не будет проводить. Эта функция возложена на арендаторов, но им тоже это не нужно. Они добывают всё, что имеет ценность, и активно это вывозят во внутренние Миры Конфедерации, наживаясь на этом. Человеческая жизнь тут не стоит и половины кредита. Это окраина Конфедерации, и закон сюда придёт не раньше чем через пару сотен лет, — Док усмехнулся, подумал и с чувством произнёс. — Здесь можно заработать. Заработать на безбедную старость. Заработать и улететь отсюда навсегда в центральные миры Конфедерации. За деньги можно купить курс омоложения и прожить ещё сотню, а то и две лет. Всё стоит денег, и в этом мире нет ценности, которую невозможно купить.

— Возможно, ты и прав, — Артём решил изменить русло разговора, в общем и целом он примерно понял стремления и чаяния главы группы. — Я хотел тебя попросить об одном одолжении.

— О каком? — Недоумённо посмотрел на Артёма Док.

— Друзья и знакомые меня звали Арт. Не зови меня Гарди Карт. Называй Артом, если не трудно…..

— Хорошо, — Док был польщён, посчитав, что Артём хочет быть его другом. — Что-то долго нет наших напарников….

— Члены группы обошли разрешённые к посещению секторы базы и не найдя вас нигде, собрались в столовой, — проинформировал управляющий центр базы. — В командную рубку, где вы находитесь, им доступ закрыт.

— Вот дела, — усмехнулся Док, — а я и забыл. Пойдём, Арт. Пришла пора нам всем познакомиться и распределить обязанности….

Глава четвёртая

Знакомство прошло без особых проблем. Парня звали Стан Роки, ему было всего двадцать лет. Особо про себя он не распространялся, но сообщил, что свободно водит глейдер и неплохо разбирается в технике и электронике. Док сразу вменил ему должность техника-электронщика группы.

Лида, самая молодая из женщин, возраст не сообщила, но Артём понял, что она не так и давно достигла совершеннолетия. Она сообщила о себе только то, что работала на планете Оркан в сфере обслуживания и пищевой промышленности. Тут по поручению Дока освоила гипнопрограмму «Активные биологические вещества планеты Катар». Док назначил её биологом группы и главной в этом секторе деятельности.

Юта и Ленца, женщины соответственно двадцати трёх и двадцати семи лет, прилетели на Катар вместе. Помимо общих для всех гипнопрограмм «Стрелковое оружие», «Курс вождения глейдера» и «Курса выживания в экстремальных условиях планеты Катар» освоили по просьбе Дока две гипнопрограммы «Пища и мясные продукты планеты Катар» и «Основы заготовки шкур и иных частей животного и растительного мира планеты Катар». Юту Док назначил ответственной за мясное направление, а Ленце, как более старшей по возрасту, отдал всё прочее, то есть шкуры, рога и копыта.

Артём представился группе как Арти. О себе сказал, что много путешествовал и имеет некоторый опыт и знания в медицине. Док объявил, что назначил его своим заместителем и возлагает на него обязанности врача. После этого взял слово сам Док и, сообщив, что прожил на Катаре семь лет и разбирается в большинстве вопросов и проблем, которые могут им встретиться, перешёл к деловым вопросам.

— Женщины, помимо прочего, должны заниматься по очереди приготовлением пищи, но если будут какие-либо предложения у мужской половины, то милости прошу, — перешёл к делу Док, когда представление друг другу было закончено. — Жить парами не возбраняется. Пока же каждый займёт индивидуальную каюту. Личное оружие будет храниться в индивидуальных ячейках во взлётном боксе. Хранение его в жилой зоне запрещено. Ответственность за оружие и его состояние лежит на каждом персонально. Хочу отметить, что даже я не буду иметь допуска в персональную кабинку с вашим личным оружием. С проблемами и вопросами по оружию обращайтесь ко мне. Это первое и главное, что я хотел объявить, — Док обвёл всех взглядом и, поняв, что слушают его внимательно, продолжил. — Второе и не менее важное: работать будем парами. Пока я распределю пары сам, но можно и поменяться. Арт-Лида, Стан-Ленца и я с Ютой. Моя двойка имеет позывной «первая», Арта — «вторая» и Стана — «третья». Мужчины в двойках назначаются старшими и это обсуждения не подлежит, как и то, что старший в паре отвечает за боеготовность «двойки». Вопросы есть?

— Когда мы пойдём на охоту? — Поинтересовался Стан, но было видно, что это интересует всех.

— Сегодня разгрузка контейнера, обустройство на базе, — объявил Док. — Завтра с утра пристрелка оружия и проверка и обслуживание глейдеров. Комплектация их всем необходимым. За каждой двойкой будет закреплён глейдер. У нас их всего четыре, но этого пока нам достаточно: один будет стоять в запасе. Со временем, когда вы освоитесь и будут деньги, глейдер будет у каждого. — После этих слов Док немного помолчал и ухмыльнулся. — Хочу предупредить всех сразу. Один выстрел обходится в два с половиной кредита: патрон стоит полтора кредита и износ ствола примерно кредит. Час нахождения в воздухе глейдера тянет на двести кредитов, а выстрел из его пушки в пятьдесят кредитов. Это установлено опытным путём и принято в расчётах на всех базах. После охоты мы подсчитываем примерную стоимость добытого, вносим расходы каждого и получаем примерную прибыль каждого из членов группы. У каждого будет свой файл в искине (искусственный интеллект) управляющего центра базы, и каждый будет знать, сколько он заработал. По мере наполнения холодильника базы мы вызываем грузовик и, сдав на него продукты добычи, получаем на счёт группы деньги. Распределение прибыли идёт согласно долям, но в первую очередь нам нужно погасить кредитных три миллиона и получить эту базу в свою собственность. Все остальные вопросы, которые, несомненно, есть у каждого, решим за обедом, — подвёл итог первому собранию Док. — Сейчас Юра остаётся готовить обед, все остальные на разгрузку контейнера с грузом…..

Глава пятая

Контейнер разгрузили за пять часов с перерывом на обед. Восемь часов ушло на сортировку и раскладку вещей по отсекам: сто восемьдесят кубометров, из которых четыре глейдера, не шутка. Док Март при загрузке старался использовать любой свободный объём, глейдеры были частично разобраны и в их кабинах лежали расходники.

Разгрузку резко осложнило отсутствие погрузчика. Вернее он был, но в полуразобранном состоянии, видимо, предыдущие хозяева его ремонтировали, но закончить ремонт не успели. Стан провозился с его переборкой шесть часов: парень действительно разбирался в технике и Док за обедом его похвалил. Тем не менее, всё то, что можно было вынести на руках, разгрузили вручную.

Четыре глейдера вывезли с помощью лебёдок самих глейдеров и погрузчика, без кожухов и брони втолкнули в грузовой лифт между этажами и спустили в бокс для вылетов. Артём резко пополнил свой словарный запас: в гипнопрограмме, полученной землянином во время лечения в Медицинском Центре, не было столько разнообразных, цветистых и заковыристых матов, изрыгаемых Доком Мартом.

За обедом вернулись к обсуждению будущих планов, но разговор постепенно перешёл опять к заработкам. Деньги интересовали членов группы в первую очередь. Артём просто слушал и в разговоре участия не принимал: стоимость денег в переводе на ресурсы и блага была пока ему неизвестна, да и цели заработать у него пока не стояло. Важнее было адаптироваться к этому миру и хотя бы не умереть на первых порах. Разговор с Доком Мартом наедине в командном центре базы его не на шутку встревожил: слишком уж длинным оказался перечень опасностей. Вторым вопросом, занимавшим Артёма, была возможность возвращения на Землю и разгадка его попадания на планету Катар. Информации по этим двум проблемам было мало, и Артём решил отложить обдумывание этих вопросов. За столом в это время разговор кружился вокруг заработков и денег.

— У нас самая дальняя база от посёлка, — вещал Док. Внимание новичков к его словам ему нравилось. Человек, по мнению Артёма, дорвался до микрофона и теперь не хотел его выпускать. — Мы летели сюда двадцать часов, это чуть больше трёх тысяч километров. Я выбрал это место исходя из нескольких соображений. Первое: горная гряда, где расположена наша база, идёт с востока на запад и не даёт холодным ветрам с севера дуть на южную равнину. Поэтому с нашей южной стороны расположена саванна и климат тут жаркий. Сам горный массив тоже имеет живность, на которую можно охотиться. С северной стороны к этому массиву примыкает тайга со своей флорой и фауной. С той стороны хребта холодно. Ширина хребта в этом месте всего семьсот километров, он высок, но преодолим.

— Всё-таки хотелось бы узнать по заработку, — перевёл разговор Стан на интересующую всех тему.

— Цена на мясо, как вы знаете, колеблется, но кроме того, мясо разных животных стоит по-разному. Несложно посчитать, что один бизон даст около полутора тонн косно-мясной массы. Цена в один кредит. Полторы штуки, — начал объяснять Док. — Шкура, если без повреждений и брака, триста-четыреста кредитов. Сырьё и ингредиенты: желчный пузырь сотню кредов, печень — сотню, половые железы самки — шестьдесят, самца — сто десять. Рога, копыта. Ливер. Язык. Простой расчёт говорит, что в минимуме можно взять с одного среднего бизона две с половиной тысячи. Расход - топливо, патроны, расходники — если быть экономным, то не превысит трёхсот кредитов. Мы новички — пять сотен. Будут разные неучтённые расходы.

— Сколько мы сможем добыть за раз?

— Три глейдера возьмут по одной туше за один раз. Грузоподъёмность глейдера две тонны. Одну тушу можно раскидать, так как после загрузки трёх туш останется по полтонны места в каждом глейдере. Четыре туши — восемь тысяч кредитов. Негусто, но ободрать бизона и уложить в холодильную камеру глейдера можно за три часа, а можно за сорок минут. Кроме того, если обстановка позволит, то можно взять ещё по одной туше, притянув её к корпусу тросом от лебёдки. Скорость упадёт в три раза, но зато можно привезти ещё три туши. Семь туш это четырнадцать штук (разговорное, обозначает тысячу кредитов). Пара-тройка рейсов в день и удача: тридцать-сорок тысяч у нас на счету, — Док усмехнулся. — Работа адская. Даром нам денег никто не даст!

— Это понятно.

— У нас есть собственный контейнер. Если кто заметил, то он снабжён холодильной установкой и герметичен. Морозильник базы возьмёт сто пятьдесят кубометров и можно загрузить в контейнер ещё сто двадцать кубометров. Таким образом, за один раз мы можем выдать двести семьдесят кубов мороженого мяса. Это почти сто сорок тонн весом и сто сорок тысяч кредитов за одну сдачу. Будет премия за полную загрузку малого грузовика. Он берёт триста кубометров. У нас будут шкуры, рога и прочая мелочёвка: тридцать кубов уйдёт под неё. Премия за полную загрузку это ещё десять процентов к цене. За одну сдачу нам упадёт под двести тысяч кредов. Посчитайте сами. Завалить нужно около сотни бизонов. Сколько нужно времени и сил, чтобы осуществить эту работу…

Если в обед разговоры о деньгах шли активно, то к концу разгрузки измотанные интенсивной работой члены группы этот вопрос не поднимали вообще. Артём умаялся до предела, что же говорить о трёх женщинах: Док не щадил никого и ему было плевать на пол члена группы. По-своему Артём понимал, что Док Март прав: хочешь зарабатывать много — вкалывай, но вид той же Лиды, самой молодой участницы группы, весящей всего полсотни килограмм, тащившей короб с патронами, весом под тридцать килограмм, удручал.

После позднего ужина Артём буквально вполз в свою каюту. Раскладывать вещи он не решился: усталость брала своё, а просто раскатал спальный мешок, раскинул простынь и провалился в глубокий, беспробудный сон.

Проснулся Артём уже под утро и вдруг почувствовал чужое присутствие в его каюте, хотя дверь автоматически закрывалась на ночь на замок искином базы и открыть её мог только владелец каюты своим приказом. Не открывая глаз, он резко откатился в сторону от источника чужого присутствия и взглянул в ту сторону, приготовившись дорого продать свою жизнь. Каково же было его удивление, когда он увидел, что его тело лежит на циновке и спит, а рядом с ним сидит уже знакомый Артёму большой чёрный кот. Опасности кот не внушал: наоборот, от него веяло спокойствием и разумом.

Ситуация показалась Артёму нереальной. Тело лежало на кровати, а сам он висел в воздухе в двух метрах от него и представлял собой точную расплывчатую, подобно синеватому туману, копию. Видение было равноценно разглядыванию своего тела и кота через толстое тёмно-зелёное стекло и не имело чётких очертаний, за исключением своего фантома и чёрного кота: они были видны чётко. Ещё большее удивление у Артёма вызвал мысленный посыл кота при встрече взглядов.

— «Смотри и учись», — посыл не был оформлен в мысль, но интуитивно понятен.

Кот запрыгнул на грудь тела Артёма и прижался к открытому участку тела. От него отделились тончайшие энергетические линии, подобно щупальцам и ушли в грудь тела. Опасности не было. Артём приблизился. Только склонившись над своим телом, с расстояния в половину метра удалось «разглядеть», чем занимается кот.

Тело Артёма представляло собой переплетение тончайших силовых линий светло-зелёного цвета, различимых только с близкого расстояния и повторяющих структуру кровеносной системы. Аналитический мозг врача Артёма сразу занялся исследованием: силовые линии неизвестной энергии, циркулирующей в системе, как и артериальные сосуды, разветвлялись из довольно толстых в центре и вдоль позвоночника в капилляры и почти неразличимые глазу паутинки. Обнаружилось несколько довольно крупных узлов этой энергии вдоль позвоночника, в брюшной полости и голове.

К этому времени Артём уже был в своём теле: переход из фантомного образования в тело произошёл сам собой при контакте с телом, но состояние, в котором он пребывал, не изменилось. Он по-прежнему «видел» структуры своего тела как на «рентгене» или с помощью компьютерной томографии. Кот, запустив в тело Артёма свои энергетические щупальца, занимался разгоном в системе энергии. Смысл этого действия стал сразу понятен: тело после вчерашнего труда ломило, перетруженные мышцы вопили болью. Разгон энергии приносил быструю регенерацию и восстановление повреждённых мелких сегментов и участков мышц и тела.

Артём начал мысленным усилием помогать коту и ощутил довольный мысленный посыл непонятного существа.

— «Это система жизненной энергии», — второй вполне осознаваемый мысленный посыл существа был более понятен, но это было ясно Артёму и самому, хотя верить в подобное аналитический мозг врача не хотел. Жизненная энергия, распределившись по телу, стала блёкнуть в центральных узлах и сосудах и кот перенёс своё внимание и действия на среднего размера узлы системы в брюшной полости. Желудок и кишечник ответили усиленной работой: жизненная система начала наполняться энергией из этих небольших узлов, а учитывая, что Артём занимался общим разгоном энергии в системе, восстановление тела ускорилось.

Минут через тридцать чёрный кот постепенно растворился в воздухе, а Артём «проснулся», хотя назвать подобное «видение» сном у него не повернулся язык. Слишком ясной и отчётливой была картина. Тело чувствовалось отдохнувшим и наполненным энергией, хотелось прыгать и бегать. Единственным негативным последствием неожиданного транса был жуткий голод, грызущий желудок.

Артём потянулся до хруста в суставах, немного полежал, привыкая к пробуждению и новым ощущениям, и решил вставать: голод гнал его в столовую, а вернее в небольшую кухню при ней. Хронометр перед внутренним взором показывал шесть часов утра по планетарному времени. Искин базы «Регат-26» поприветствовал Артёма и сбросил на имплантант по внутренней сети базы пакет с отчётом о ситуации внутри и вне базы за ночной период. Артём быстро ознакомился с ним, пока шёл в кухню - ничего необычного не случилось - и занялся разогревом остатков каши.

Сублимированные продукты, разогретые в микроволновке, а в частности «Каша ростовая с мясом» на вкус была похожа на дроблёные куски резины: безвкусная, жёсткая и требовала долгого разжёвывания, но голодному Артёму и его желудку она показалась просто замечательной, и он проглотил пару тарелок за пару минут, запив тонизирующим напитком со вкусом кофе.

— «Калорийность продукта и его питательность, потреблённая за завтраком вашим организмом, превышает необходимые размеры в три раза», — услужливо сообщил искин базы, когда Артём с набитым желудком выходил из столовой.

— «Я ещё ребёнок и расту!» — Отмахнулся от искина Артём, циркуляция жизненной энергии в брюшной полости была ещё большой (Артём в обычном состоянии её не видел) и молодой человек чувствовал, как тело буквально наполняется энергией. Организм требовал работы и желал движения и нагрузки. На базе ещё все спали, и Артём отправился в бокс с глейдерами, решив, что будить членов группы не входит в его обязанности.

Глава шестая

Работать в тишине бокса оказалось довольно приятно. Никто не мешал, не задавал вопросы, не суетился и не помогал, и Артём, создав индивидуальный канал связи с искином базы и знакомясь с конструкцией и порядком сборки и тестирования глейдера, занялся сборкой выделенной его «двойке» машины. Гипнопрограмма у него в голове была, но Артём решил подстраховаться и канал с искином ему мог помочь.

Три глейдера «Скат-12» корпорации «Ротрикс», стоимостью в шестьдесят восемь тысяч кредитов были самыми простыми и обычными машинами начинающих охотников и заготовителей. Самой большой запчастью была рама из лёгкого, но высокопрочного и твёрдого композитного металла. На треугольную раму сначала снизу крепились два двигателя, поднимающие глейдер в воздух, затем устанавливался задний двигатель, обеспечивающий полёт вперёд и повороты глейдера в воздухе, за счёт возможности его поворота до тридцати градусов в каждую сторону.

После двигателей устанавливался генератор и бак под топливо, а сверху на них небольшая горизонтальная камера под две тонны мяса и закрывающая их и часть заднего двигателя как кожух. Вся задняя часть треугольного глейдера обрастала гидравликой, шлангами и датчиками. Далее устанавливалась горизонтальная выдвижная гидравлическая стрела, крепящаяся на шарнир в носовой части, проходящая через весь корпус глейдера и зависающая над задним мотором и холодильной камерой, поддерживаемая гидравлическими цилиндрами по бокам. Как понял Артём, главный цилиндр стрелы служил не только для подъёма грузов, но и для защиты установленных между холодильной камерой и носовой частью глейдера двух кресел пилотов, следующих одно за другим. Закрывались кресла двумя бронированными стёклами, позволяя пилотам выходить из машины при их подъёме, как справа, так и слева. В случае, если пилот работал один, но можно было убрать заднее сиденье и броневое стекло и установить туда дополнительную холодильную ёмкость. Машина была максимально продумана и не имела никаких излишеств. С обеих сторон от сидений устанавливались два скоростных пулемёта, боковые крылья и низ обшивались листами, и на этом сборка завершалась.

Артём справился за три часа. Учитывая, что он собирал глейдер первый раз, времени сборка заняла довольно много. Зато теперь он понял назначение и конструкцию основных узлов и агрегатов. Соединив фишки кабелей и закрыв все положенные места штатной бронёй и кожухами, Артём залил в бак топливо и перешёл к тестированию машины.

К этому времени члены группы проснулись, а кто не проснулся, был поднят дребезжащими зуммерами у себя в каюте: искин выполнял распоряжение Дока Марта. Члены группы собрались в столовой за завтраком. Док, связавшись с Артёмом по внутренней связи, попросил землянина тоже прийти.

— Дог, я собрал своего Ската, — решил похвастать Артём утренней работой.

— Я в курсе. Неплохо.

— Мне бы хотелось взглянуть на конструкцию Вулкана, — четвёртый глейдер марки «Вулкан», того же изготовителя, принадлежал Доку. В накладных его не было и стало понятно, что Док Март его не покупал вместе с имуществом группы, он принадлежал ему раньше.

— Всё то же самое, но реактор и двигателя мощнее, соответственно больше холодильная камера. За сиденьем не дополнительная камера, а отсек с душем. Пушки мощнее и скорострельнее. Грузоподъёмность не две, а пять тонн. Есть ещё несколько прибамбасов, но об этом позже. Давай в столовую. Утренняя планёрка, — Док, закончив разговор, отключился.

Артём, зайдя в столовую, поздоровался и сел. Лица членов группы, за исключением Дока Марта, выглядели мятыми и недовольными: люди не выспались, сказывалась вчерашняя разгрузка контейнера.

— … можно вкатить по кубику стимулятора, — вешал Док. — Это принесёт облегчение, но я бы не советовал. Тело должно привыкнуть к нагрузкам и адаптироваться. Мышцы нарастут. Вчерашняя разгрузка — это не более тридцати процентов обычной работы охотника. Подстрелить животное нетрудно. Гораздо труднее его переработать: снять шкуру, разрубить на части, упаковать в холодильный отсек. Я не говорю об одной туше, а о стандартных трёх рейсах в саванну. Это только начало работы!

— Начало?

— Лина, — Док повернулся к девушке, — я способен за сорок минут переработать одну тушу буйвола. За два часа — три туши. В день я смогу совершить четыре рейса. Двенадцать туш или тридцать тысяч кредитов. Это работа. Работа на бойне. Ни с чем другим процесс добычи сравнить я к своему большому сожалению не могу. — Док стал серьёзен и спросил. — Кто-нибудь смотрел файл о начислении денег членам группы и положения об этом корпорации «Неоромик»?

— Я смотрел, — Стана деньги интересовали не меньше Дока, как понял Артём из ситуации.

— И что там? — Задал Док вполне ожидаемый вопрос.

— Премии подстрелившему, минуса виновникам неточного попадания за порчу шкуры или другие дефекты, учёт рабочего времени, потраченного на добычу и переработку, коэффициенты разные… — Стан усмехнулся. — Искин базы, автоматически ведущий контроль, фиксирует всё. В результате может получиться, что у самого нерадивого заработок не превысит двадцати процентов одной доли, хотя он будет считать, что работал наравне со всеми.

— Очень верный вывод из довольно путаной и объёмной инструкции, — одобрительно кивнул Док Стану и обратился уже ко всем. — Надеюсь, Стан понятно и доходчиво объяснил всё и всем. Теперь перейдём к текущим делам: нужно собрать ещё два Ската и мой Вулкан, это первое. Вторая задача касается только Арти. — Док повернулся к Артёму. — Нужно собрать и пристрелять твоё оружие. Наше я пристрелял при подготовке к выезду, осталось только твоё. У тебя простая винтовка Джог-8МТ, как у всех новичков. Стандарт.

— Сделаю, — кивнул Артём, гипнопрограмма у него была.

— Остальные занимаются сбором и комплектацией инвентаря. В общем, подготовкой к вылету.

— Вы же говорили, что нужно пристрелять оружие? — Напомнила Лид.

— Пристрелку я провёл ещё в посёлке, а контрольную и индивидуальную пристрелку лучше провести в саване, — Док улыбнулся, — на живых, так сказать, мишенях. Да и мясо нам нужно самим. Жрать концентраты и сублимированные продукты мне что-то не хочется.

Последнее предложение Дока было встречено группой одобрительно….

Глава седьмая

В оружейке Артём забрал своё оружие: стандартный тесак, похожий на мачете, винтовку Джог-8МТ с двукратным нерегулируемым оптическим прицелом и пистолет «Форт». Стандартная комплектация новичка никаких вопросов у Артёма не вызвала и, вычистив и собрав оружие, он его пока просто сложил в свой индивидуальный шкафчик во взлётном боксе. Пристрелку ему пообещал помочь сделать Док. Остальное время он помогал в сборке глейдеров и комплектации оборудования и глейдеров к вылету.

До обеда собрали все три оставшихся глейдера, а неугомонный Док Март успел на них слетать и провести наладку и настройку пулемётов и простейшей системы наведения. Все три «Ската» получили ещё по два маленьких двигателя на носовой части. Предложено это нововведение Станом ещё в посёлке и Док, оценив идею парня, докупил комплектующие. Дополнительные двигатели делали глейдер гораздо маневреннее, но Док сообщил, что использовать их лучше только в случае серьёзной опасности. Винтовку Артёма Док тоже возил с собой на пристрелку и, вручив её назад владельцу, лишь буркнул: «Нормальный ствол для начинающего. С пары сотен метров разброс не более пяти сантиметров».

Комплектация глейдеров была несложной: заправка, зарядка, вода в пятилитровой канистре, ЗИП и запасной трос для лебёдки и гидравлической стрелы. Охотники тоже были собраны максимально просто. Комбинезон, ремень с ножнами для мачете и ножа, индивидуальная аптечка в правом кармане куртки комбеза, ботинки, винтовка, пистолет и по три заряженных магазина для винтовки и пара магазинов к пистолету с защитного цвета панамкой. Большего с собой брать Док не рекомендовал, за исключением Артёма, который должен был везти медицинскую сумку. На этом сборы были завершены и члены группы отправились обедать.

Суп из консервированного мяса рохта с планеты Сор-2, обильно заправленный сушёными клубнями стока с той же планеты и такими же сушёными листьями донца, оптимизма у людей не вызвал. Артём в этот раз был не так сильно голоден и ощутил во рту мясо в виде поролона, клубни были вообще непонятного вкуса, а листья донца и бульон напоминали сено и приготовленный из него отвар.

— Вечером готовлю я, — Дока тоже не устраивал обед.

— Я готовила строго по инструкции на упаковке, — попробовала оправдаться Ленца, была её очередь готовить.

— Всё нормально, но листья донца надо было замочить в холодной воде ещё утром, — буркнул Стан. — Это же касается и клубней стока.

— Я бы ещё добавила, — взяла слово Лида, сидевшая рядом с Артёмом, как член его «двойки». — Мясо, достав из банки, следовало порезать пластинами не толще сантиметра и проколотить молотком, пока пластина не станет чуть толще миллиметра. — Под удивлёнными взглядами группы, обращёнными на девушку, та смутилась. — Так всегда делала моя мама, — расслышал Артём перешедшую на шёпот из-за смущения Лид.

— Вечером твоя была твоя очередь готовить, но раз Док решил взяться за приготовления ужина сам, то ты докажешь своё кулинарное мастерство завтра утром, — Ленца гневно посмотрела на Лид, терпеть попрёк от мужчин она могла, а слова девчонки её возмутили, но она сдержала себя.

— Дог, когда мы выдвигаемся? Сразу после обеда? — Вернул разговор в обычное русло Артём, решив отвлечь общее внимание от Лид.

— Я могу и после обеда, но предпочёл бы пару часов вздремнуть. Спадёт жара. Предстоит работать под лучами солнца, будет жарко и душно.

— Тогда я к себе, если нет пока больше работы, — Артём встал и взглянул на Дока.

— Работы море, но лучше вздремнуть всем, — по ответному взгляду Дока Артём понял, что Док полетел бы прямо сейчас, но счёл членов группы невыспавшимися и уставшими после утренней работы. Всё это не относилось к Артёму, которого Док уже считал вполне годным для полноценного труда охотника, если тот будет неплохо стрелять. — Сейчас два часа дня. Сбор группы в четыре в бункере с глейдерами.

— Хорошо, — люди расползлись по своим каютам.

Спать Артём не хотел, но ушёл к себе в каюту и занялся в ней обеспечением минимального комфорта и уюта. Вчера он был на такой «трудовой подвиг» не готов. Каюта ему в принципе нравилась. Три на три метра и два с половиной высокой, комната содержала в себе две кровати, которые Артём поставил в правый угол, объединив. Получилась широкая двухметровая кровать. Набросив на неё надувной матрац и заполнив его воздухом, Артём застелил кровать и осмотрелся, прикидывая, что может сделать ещё.

Две похожих как близнецы тумбочки Артём поставил друг на друга и переложил туда своё бельё. По левой стене пару метров занимал встроенный в неё шкаф, а оставшийся метр — дверь в совмещённый душ с туалетом и раковиной для умывания. Запасной комбинезон отправился на вешалке в шкаф. Стол с двумя стульями был поставлен у правой стены, а оставшийся после старого владельца каюты коврик размерами два на два постелен у кровати, заняв собой фактически всё свободное пространство.

Закончив, Артём раздвинул жалюзи и посмотрел через бронированное стекло наружу. За окном стояла решётка, защищающая от проникновения извне, покрытая камуфляжной сеткой имитирующей траву и мох, как понял Артём. Даже через решётку и сетку горный пейзаж был красив, и Артём невольно вздохнул от разворачивающейся перед ним картины. Широкое горное ущелье с бегущим по его дну горным потоком. Правая сторона ущелья была отвесной, зато левая была ознаменована скалистыми пиками и двумя вершинами.

— Мечта альпиниста. — Артём разглядывал ближайший пик в ста двадцати метрах и прикидывал возможность подъёма на его вершину. Лёгкое движение около невысокого кустика привлекло его взор, но ничего не найдя, Артём вернулся к обозреванию ущелья и вдруг краем взгляда увидел повторное шевеление там же. "Блин!" — вырвалось у Артёма, - это был не куст, при внимательном разглядывании куст превращался в одиноко стоящего горного турпана с метровыми, закрученными рогами и цветом шкуры почти не отличимым от скалы за ним.

— Искин, — не растерялся Артём.

— Да.

— Нужно разрешение на пронос в мою каюту винтовки, — Артём сразу скинул картинку с видом из своего окна на искин и поинтересовался, можно ли опустить неслышно окно для выстрела.

— Запрещено. Стрельба по данной цели рекомендуется с правой камуфлированной башни.

Артём кинулся в бокс за оружием и через двадцать секунд добрался до места, Док Марс со своим стволом был уже там.

— Отлично, Арт, — два смотровых окна без единого шума опустились и Артём, дрожащий от азарта и нетерпения, взглянул на горного жителя уже через окуляр прицела. — Не спеши, — Док тоже осматривал через прицел склон, — видишь чуть ниже, за камнем похожим на голову змеи, торчит ещё один рог?

— Вижу.

— Ждём, когда она высунет голову.

— Я к выстрелу готов, — Арт перевёл оружие на стрельбу по два патрона, как рекомендовал курс «Стрелковое оружие» и гипнопрограммы.

— Я её вижу, — самка высунула голову из-за камня всего наполовину, — стреляй по готовности.

— Хорошо, — Артём поймал в перекрестье голову горного козла и, задержав дыхание, нажал на курок.

— Дах… — И следом через мгновенье два подряд. — Дах! Дах! — Второй выстрел Артёма практически совпал по времени с выстрелам Дока Марта.

— Ждём, смотрим.

Козла Артёма перебросило через вершину ударом выстрела, и Артём его не видел, но не сомневался в своём попадании.

— Дах! — Раздался рядом звук выстрела Дока, а в зону, наблюдаемую Артёмом через прицел, выскочила ещё одна самка с короткими и прямыми рогами. Артём, поймав её в прицел, сделал поправку на движение и нажал на курок. — Дах! — Пуля ушла в полёт.

— Ниже по склону справа. Дах! — Голос Дока слился со звуком выстрела.

— Вижу, — вниз по склону мчалось ещё несколько горных козлов, Артём перевёл перекрестье прицела чуть вперёд самого крупного и нажал на курок.

— Дах! — Ответила винтовка, отправляя пулю в полёт.

— Всё. Не успел. Ушли, — отнял своё лицо от прицела Док, возбуждение так и сияло на его лице. — Вот за это я и люблю эту работу. — Артём отметил, что напарник автоматически перезарядил свою винтовку и поставил на предохранитель и повторил действия Дока со своей Джог-8МТ. — А ты молодец, Арт, — в это время продолжал Док. — Я сначала их и сам не увидел, если бы не контурное выделение снимка искина, — забросив винтовку за плечо, Док похлопал Арта по спине и открыл звуконепроницаемую стальную дверь в огневую башню. — Пошли, слетаем и полюбуемся на результаты стрельбы. Группе ещё отдыхать около часа.

— Первого я точно завалил, — Артём был возбуждён не меньше Дока. — Я видел, как он мотнул головой! Вторая пуля, столкнувшая его за склон, была явно лишней….

Вылетели на Вулкане Дока через пару минут, забрав из своих шкафчиков поясные ремни с оружием и подсумки с патронами. Первая пара лежала за склоном и Док, виртуозно расположив грейдер, смог разом подтянуть обе туши и поднять их на стреле. Вот тут Артём увидел, на что способен охотник, проведший на Катаре семь лет. Пока Артём ковырялся с самцом, снимая с него шкуру, Док разделал полностью двух самок и помог закончить с разделкой Егору. На одного горного козла размерами с земного пятилетнего быка у Дока уходило не больше пятнадцати минут.

— Я смотрю, ты не промах. — Из четырёх выстрелов Артёма в цель попали все четыре, а первая пула вошла в глаз горного козла. Это было, конечно, случайно, и Артём это понимал, но, тем не менее, ему было приятно.

— Зато с разделкой у меня получается долго.

— Руку набьёшь быстро. Основные движения у тебя правильные. — Третьего козла просто зацепили и подняли на стрелу и переехали к двум последним: Док не хотел терять время. — Это быстро придёт. Гораздо важнее удачно стрелять и способность разглядеть животное среди скрывающей его природы. Я ведь не сразу его увидел, а остальных выявил только потому, что знаю, что с самцом горного козла ходит как минимум десяток самок и несколько молодых самцов до трёх лет. Твой красавец вёл не меньше двадцати особей. Крупный, сильный. Такой способен собрать в гурт и больше. — За разговорами сняли шкуры и переработали ещё три туши. В этот раз, пока Док разделывал двух, Артём успел полностью разобраться с одной. Успех был налицо, и Артём заслужил одобрительный кивок от Дока и ещё одну похвалу. — Быстро учишься.

На базе их уже все ждали. Док виртуозно загнал «Вулкан» на положенное ему место и, пересев в «Скаут» к Юте, сидящей на сиденье пилота, сообщил по внутренней связи:

— Мы тут с Артом прошвырнулись по окрестностям. Прошу подтвердить готовность к вылету. Артём, Вулкан имеет небольшой искин. Он проследит за тем, чтобы добыча не испортилась. Подтвердить готовность.

— Третья «двойка» к вылету готова.

Артём быстро запрыгнул на сиденье пилота их с Лид «двойки», девушка заняла заднее сиденье и, заведя реактор и запустив двигатели, подтвердил:

— Вторая готова.

— Первая готова, — прорезал внутреннюю связь голос Юты.

— Тогда вперёд, — распорядился Док. — Мы идём впереди, за нами в сотне метров вторая, за ней также в сотне метров третья.

Артём потянул рулевой штурвал на себя. Глейдер вздрогнул и поднялся на полом бункера. Проверив правильность положения машины и соответствие гипнопрограмме, то есть, что нос направлен из бункера и глейдер «стоит» горизонтально на полуметровой высоте над бетонным полом, Артём слегка нажал правой ногой на педаль газа. Глейдер влетел из бункера и полетел по инерции от его ворот. Управление столь сложной машиной, какой казался Артёму глейдер, в самом начале оказалось предельно простым и понятным. Отличий от простой машины не было, кроме того, что снижение высоты и подъём определяло втягивание на себя или задвигание в рулевую колонку штурвала. Всё оказалось гораздо проще. Конечно, виртуозом-пилотом Артём себя не считал и повёл свою машину за первой «двойкой» с максимальной осторожностью, но в том, что со временем он овладеет машиной в совершенстве, у землянина сомнений не было, и с каждой минутой полёта эта уверенность росла.

Первая двойка сначала тоже шла осторожно, но потом не спеша разогналась до ста километров в час и в таком режиме пошла в сторону выхода из ущелья. Минут через двадцать колонна вылетела на бесконечную равнину, уходящую на юг, и начала в неё углубляться, подняв скорость до ста пятидесяти километров в час. По команде Дока Артём ушёл чуть левее машины первой двойки, а Стан чуть правее. Звено приобрело вид равностороннего треугольника с ребром в сотню метров и с глейдерами на её вершинах.

— До сотни километров от базы связь идёт по её каналам, — сообщил Док, пока они летели. — Впереди река, возможно, что там будет водопой, снижаем скорость и останавливаемся у холма впереди. Река за ним. Посадка не нужна. Я вперёд на разведку. Группе ждать моей команды и наблюдать за окрестностями. — Глейдер первой «двойки» ушёл вперёд, не тормозя, а Стан и Артём резко сбросили скорость, просто сняв ногу с педали газа. Винт заднего двигателя остановился и глейдер по инерции полетел к холму.

Невысокие степные деревья пролетали под бесшумно идущей на высоте семи метров машиной. Стан приблизился и летел всего в десяти метрах от Артёма справа. Увидев, что Артём смотрит в его сторону, Стан улыбнулся и помахал ему панамкой, хотя броневой колпак над головой и мешал ему сделать это полноценно.

— Вот баламут, — хмыкнула сзади Лада, — лыбится. Что нашёл весёлого?

— Пусть. Раз настроение у человека хорошее, — Артём пожал плечами и поинтересовался. — Ты как? Выспалась?

— Всё тело болит с непривычки, — сначала призналась девушка, но тут же пошла на попятный, будто боялась, что Артём расценит её слова как слабость. — Я вообще-то крепкая. Это с непривычки. Я быстро войду в норму.

— Я тоже устаю, а ещё не спал после обеда, — неожиданно для самого себя соврал Артём.

— А где вы с Доком Марсом были? — Сразу последовал вопрос.

— Да, пришлось тут слетать по делам, — Артём оглянулся на Лид и встретился с её тёмно-синими глазами. — Док потом сам расскажет.

— Ладно, — взмахнули длинные, как у коровы, ресницы.

Глейдер остановился. Артём окинул взглядом окрестности и откинулся на кресло. Разговаривать не хотелось. Лид у него никаких чувств не вызывала. Создавалось впечатление, что синеглазая с длинными чёрными ресницами и такого же цвета волосами, аккуратно собранными в хвостик, с тонкими ключицами и такой же тонкой хлипкой шеей девушка попала сюда по недоразумению. Из женской гимназии мира Артёма. Вид у Лид был, конечно, интеллигентный, но он разительно уступал фигуре и объёмам Юты. Напарница Дока была гораздо привлекательнее для Артёма, если бы не её чрезмерная, по мнению землянина, активность и подвижность. Юта осознавала свою привлекательность и не скрывала от окружающих, что понимает это. К напарнице Стана Артём был равнодушен: не его тип. Стройная, фигуристая Ленца имела мозги мужика. Артём не раз ловил на себе её взгляд, вспомнилось, что та пробовала руководить разгрузкой контейнера, когда Док отлучался. Такие женщины Артёму не нравились.

— Ленца скорее всего перейдёт в первую «двойку», — Артём вздрогнул от голоса Лид. Такая же мысль пришла в это время и ему.

— Мне всё равно.

— Стан будет рад Юте, — донеслось сзади, окончательно отрывая Артёма от раздумий.

— Может быть.

— А ты, Арт, с кем бы ты хотел быть в «двойке»? — Вдруг задала вопрос Лид.

— Только с Доком, — не задумываясь, ответил Артём, ему хотелось как можно быстрее освоить специальность, он понимал, что в гипнопрограмме и базах данных нет и четверти того, что знает Док Марти.

— Я имею в виду из второй половины человечества.

— Не знаю. Как то не задумывался над этим, — пожал плечами Артём.

— Юта может попроситься к тебе в «двойку», — отчётливо донеслось с заднего сидения.

— А ты, куда бы хотела ты?

— Меня устраивает твоя двойка полностью, — после небольшого раздумья ответила Лид. — Я постараюсь полностью оправдать твоё доверие, если ты оставишь меня в твоей двойке, — сказано было очень серьёзно, и Артём это понял.

— Ладно. Будет видно.

— Двигаемся по левому краю бугра. Там деревья, и нужно снизиться, чтобы нас не было видно. Потом гасим скорость, — пришёл голос Дока по связи. — Подтвердить приём.

— Принято.

— Принято.

Артём повёл машину по указанному маршруту и, выйдя к деревьям, снизил высоту и остановился. За деревьями в паре сотен метров виднелось стадо буйволов. Животные спокойно паслись.

— Бьём семерых. Под предельную загрузку «Ската». Готовность десять секунд. — Артём откинул колпак с левой стороны, достал винтовку. — Первая двойка бьёт по центру стада, «вторая» по левому краю, «третья» по правому. Стрельба двойным патроном. Если буйвол не упал, добиваете до полной готовности. Нас шестеро, на каждого по одному. Стрельба по моей команде. — Голос Дока смолк.

— Я готов, — в прицеле Артёма стоял один из самых крупных самцов левого края. — Мой самый левый, — Артём перевёл перекрестье прицела на желательное место, под лопатку, с расчётом, что пуля пробьёт сердце животного.

— Окей. Готова, — Лид тоже завершила прицеливание, по внутренней связи пришли доклады о готовности группы.

— Пли, — через секунду после приказа Дока Артём выпустил первую пару пуль в полёт и увидел, как вздрогнул, сделал прыжок и рухнул его буйвол. Рядом повалился второй, Лид тоже отстрелялась.

— Дог, наша пара готова.

— Вам ещё одного, — пришёл ответ.

— Окей, — предвидя такую возможность, Артём держал на прицеле ещё одного быка, который тревожно смотрел в его сторону. — Дах! Дах! — Стадо начало сбиваться в кучу, буйвол Артёма упал на колени, но пытался встать. — Дах. — Единичный выстрел с заднего сиденья глейдера прекратил попытки буйвола, он завалился на бок, дрыгая ногами. По внутренней связи прокатилась волна докладов о поражении целей.

— Включаем «пугалки» и выдвигаемся к цели, — «пугалками» Док называл сигнальное устройство, выпускающее низкочастотный звук, от которого местная живность разбегалась, как от пожара. Эффект был пугающим. — Приближаемся к своим тушам и занимаемся переработкой.

Включение «пугалок» и приближение трёх глейдеров вызвало паническое бегство стада буйволов. Артём подогнал глейдер к первому быку, приземлился и осмотрел трофей. Буйвол был раза в два больше горного козла. Артём сделал нужные разрезы по внутренней стороне задних ног гиганта, освободил сухожилия, зацепил острыми крюками тушу. Лид уже выдвинула стрелу и опустила два гака.

— Поднимай, — ноги вышли на уровень груди и «двойка» начала снимать с них шкуру, подсекая места, где она держалась плотнее. Артём уже понимал работу и за час его «двойка» оставила висеть над землёй голую тушу.

Артём перешёл ко второму этапу. Отрубить голову не составило проблем. Вскрыть брюшную полость и разрубить грудину тоже. Осторожно вырезав и бросив в пакет желчный пузырь, Артём обрезал диафрагму и резко дёрнул потроха вниз: внутренности вывалились на расстеленную по траве шкуру. Лид занялась потрохами и ливером, Артём головой, вырезав язык. Последние разрезы он произвёл, когда Лид собрала лёгкие, печень и сердце в контейнер и сообщила, что половые железы и поджелудочная железа погружены в пакеты. Разрубив тушу на четыре части «двойка» уложила добытое в холодильный отсек и, свернув шкуру, двинула к буйволу Лид. На разделку и погрузку одной туши ушло полтора часа.

Второй буйвол был разделан за час двадцать, к этому времени Док подвёз к ним часть туши своего быка, и камера была забита доверху.

— Я вижу, у вас всё нормально. Грузи тушу целиком поверх камеры. Закрепи её запасным тросом и затяни через лебёдку, — распорядился Док. — Я к третьей «двойке», что-то они долго копаются.

— Давай, — махнул в ответ Артём и Док с Ютой укатили помогать Стану и Ленце.

Минут через пятнадцать туша была поднята в холодильную камеру, закреплена, а Артём и Лид, скинув костюмы спецодежды, измазанные в крови, сидели в глейдере. Артём завёл машину, поднял её осторожно в воздух и подлетел к завершающим погрузку глейдерам первой и третьей «двоек». Минут через десять колонна группы выдвинулась в сторону базы. На месте добычи суетились падальщики, которых оказалось неожиданно много.

— Они сидели от нас в сотне метров, — Лид проследила за взглядом Артёма. — Как только мы поднялись в воздух и отключили низкочастотный излучатель, они наперегонки кинулись к кучам с потрохами.

— Ты молодец, Лид, — девушка старалась изо всех сил, и Артём решил её подбодрить, в машину Лид ввалилась полностью вымотанной. — Мы с тобой управились с парой туш за три часа.

— Ага. А первая «двойка» разделала три и ещё успела помочь Стану с Ленцой.

— Это из-за Дока. Он спец, — ответа от Лин не пришло и, оглянувшись, Арт увидел, что она спит….

Гружённый двумя с половиной тушами «Скат» слушался руля гораздо хуже, но Док не гнал колонну. Семьдесят километров до базы группа преодолела за неполный час на высоте десяти метров над землёй. Гораздо труднее было подняться на двухсотметровую высоту парковочного бокса и войти в люк: ветер на высоте был довольно сильным, а глейдер шёл тяжело и набирал высоту довольно туго, несмотря на то, что Артём держал рычаг вертикального подъёма на максимуме. Перед люком Скат болтало, как игрушку, но выбрав удобный момент, Артём загнал машину в бокс и поставил на своё место. Минут через пять влетела машина Стана и люк закрылся.

С разгрузкой справились за час. Стан работал на погрузчике виртуозно, и всё мясо, ливера, шкуры и рога оказались в своих отсеках холодильника, включая и утреннюю добычу Артёма с Доком. Юта собрала замызганные в крови костюмы спецодежды и унесла в стиральный агрегат. Стан с Артёмом занялись промывкой глейдеров, а Док отправился готовить ужин. Женская половина, разложив активные ингредиенты по кабинкам экстрактора и установив в нём нужные параметры, завершив свои дела, ушла. Артём со Станом остались в боксе одни.

— Арт, — позвал землянина Стан, когда помывка глейдеров из двух шлангов завершалась.

— Да?

— Я хотел тебя спросить.

— Спрашивай.

— Ленца из моей «двойки» уйдёт к Доку. Она мне об этом сказала сегодня. Юта перейдёт ко мне, — начал Стан.

— Мне всё равно.

— Понимаешь, мне нравится Юта. Я бы хотел работать с ней рядом.

— Ну и работай, — Артём вспомнил разговор в глейдере с Лид и уже не удивлялся.

— А у тебя как с Лидрес? — назвал полным именем девушку Стан.

— Никак.

— Если тебе безразлична Юта, то не мешай мне попробовать. Я понимаю, что могу ей не нравиться, но всё равно хочу попробовать. Хорошо, Арт?

— Я не сказал, что она мне безразлична, но я её не выделяю среди других. Для меня они все одинаковы. Делай что хочешь, — Артём, закончив с работой, вставил на место шланг, заглушил воду и, достав из своей кабинки винтовку, занялся её чисткой. — Ты полагаешь, что я могу претендовать на взаимность Юты? Зачем тогда ты вообще решил с ней «попробовать»?

— Она мне нравится.

— Раз нравится, то пробуй. Мне вот больше нравится чистить оружие.

— Спасибо, Арт, — Стан заглушил воду и, повесив на место шланг, вышел из бокса.

Артём вычистил ствол винтовки, привёл в порядок остальную свою амуницию и сложил в свой индивидуальный шкаф, когда его вызвал по внутренней связи Док.

— Минут через пятнадцать ужин будет готов. Подтягивайся.

— Хорошо, Док.

— Канал у меня с тобой закрытый. Хочу у тебя кое-что спросить, но вопрос личный.

— Не вопрос.

— По негласным договорённостям, бытуемым среди охотников, есть одно правило. Женщина, сама пожелавшая в «двойку» к мужчине, согласна на секс с ним. Ленца пожелала перейти ко мне. Я не против. Это не брак, это просто традиция и понимание ситуации: охотник может погибнуть на добыче и отказывать себе в такой малости не стоит. Это касается обоих полов. Пары часто расходятся. Бывает такое часто: сегодня она с одним, а завтра снюхалась с другим и тот не против.

— Я рад за тебя. Ленца видная женщина.

— Спасибо. Вопрос теперь к тебе. Юта сообщила мне, что хотела бы перейти в твою пару. Я соответственно связался с Лид. Та мне сказала, что не хочет менять пару, что равноценно заявлению Юты. Они обе равны в моих глазах, и я вынужден обратиться к тебе, как заинтересованной стороне.

— Мне всё равно. Меня устраивает пока Лид, но не как сексуальный партнёр, а как пара в охотничьей «двойке», — Артём вспомнил слова Лид в глейдере.

— На мой взгляд, Юта покрепче, но дело твоё. Мне передать Лид, чтобы переезжала в твою каюту?

— Спасибо, Док. Я сам.

— Тогда жду на ужине, — Док отключился.

На ужин собрались за пять минут до его начала. Док объявил его праздничным и выставил двухлитровую бутылку вина. Разлив вино с немного пряным ароматом по стаканам, немного помолчав для создания полной тишины, Док произнёс:

— Поздравляю с успешным началом работы. Начали неплохо. За нас!

Отказавшихся от выпивки не было, и Док разлил по стаканам вторую порцию. Выпивать в этот раз не спешили: приготовленный Доком бифштекс из свежего мяса горной козы и гарниром из похожей на земную гречку каши занял полчаса времени голодных людей. Наевшись, народ повеселел.

— Теперь по результатам, — перевёл в деловое русло разговор Док. — Семь буйволов отошли весом в двенадцать с половиной тонн. Гарантированно все семь туш и их придатки из шкур и сырья отойдут группе в чистом виде под двадцать тысяч кредитов. Расходов у нас не больше тысячи. Примерно.

— Неплохо для начала.

— Теперь второе сообщение. В обед Арт выследил горных козлов. Мы с ним успели завалить шестерых. Именно это мясо мы сейчас едим, оно мягче и вкуснее. — Док был доволен. — Шесть туш тянут по весу на четыре тонны. Это шесть тысяч кредитов. Остальное барахло отойдёт ещё на две. Так что я и Арт получат на счёт по три тысячи за этих козлов. Точное количество денег будет известно после сдачи мяса на грузовик. — Док повернулся ко всем и произнёс тост. — Первый выстрел в этом сезоне сделал Арт. Он был удачен, и по приметам, сезон должен пройти так же удачно. За удачу!

Второй стакан вина был выпит смакуя, и за столом завязался непринуждённый разговор. Арт слегка опьянел, и окружающие казались ему весёлыми и приятными людьми. Постепенно разговор закружился вокруг охоты.

— Я с бывшим своим напарником смог завалить сразу трёх саблезубых тигров из прайда. Самец, вожак прайда, отошёл тогда почти на семьдесят тысяч кредитов, — ответил на вопрос о самой большой добыче, выпавшей на его долю, Док. — Мой напарник заплатил тогда восемь тысяч мастеру из посёлка за чучело, я был сначала против, но когда чучело ушло с аукциона за сто двадцать восемь тысяч кредитов, я обалдел. Пара тигров поменьше ушла за полторы сотни. Тогда мы на двоих подняли двести восемьдесят восемь штук. Такое бывает редко. Саблезубый встречается редко, охотится ночью и выследить его довольно трудно, как и самому не попасть к нему на обед. Он легко прокусит колпак кабины грейдера и никакая бронировка не поможет. Жуткая тварь. Легко запрыгнет на десятиметровую высоту….

— Дог, а я слышал, что одни неплохо заработали, завалив тираннозавра, — сказал Стан.

— Лучше нам с ним не встречаться, как и с уротом. Слышал про такого?

— Я слышала, — вспомнила Юта. — Огромный змей длиной под сотню метров и в диаметре не меньше шести или семи.

— Ага, — согласился Док, но поморщился и, налив всем в стаканы вина, предложил выпить.

— За что?

— Арт пусть предложит, он сегодня отличился, — кивнул в сторону Артёма Док.

— За Дока Марта. Отличный глава группы, — подумав, предложил землянин, и его все поддержали.

Усталость хоть и чувствовали все, но взбодрённые терпким вином, просидели за разговорами ещё час. Док, предупредив коллектив, что завтра предстоит два вылета в саванну и, почувствовав взаимные с Ленцой флюктуации, удалился с женщиной в свою каюту. Артём тоже решил пойти отдыхать к себе в комнату: реально за день было выполнено работы не меньше, чем во время разгрузки контейнера, и Артём понимал, что если не отдохнуть, то завтра можно и не встать.

— Я тоже пойду спать. Тяжеловато что-то даётся мне эта работа, — Артём поднялся из-за стола и попросил Лид, сидящую рядом с ним. — Набросай мне чего-нибудь в тарелку пожевать. Я вчера проснулся ночью и почувствовал себя голодным, а идти в кухню не хотелось.

— Хорошо, — девушка быстро собрала Артёму на тарелку пару внушительных кусков мяса, насыпала каши и сунула в руку две пачки галет. — Может, мне зайти к тебе. — Едва слышно прошептала она Артёму, так, чтобы никто не слышал, и слегка покраснела.

— Отсыпайся, — Артём тепло улыбнулся девушке. — Ты помнишь, как ты вырубилась в глейдере на обратной дороге? — Ответ землянину не требовался, он потопал к себе в каюту.

Приняв душ и развалившись на двойной кровати в своём кубрике, Артём задремал, а ещё через пяток минут уснул.

Глава восьмая

Утреннее пробуждение было неприятным. Мышцы гудели и ныли. Общее состояние было просто отвратительное. Артём прикинул, с какими мыслями встают все члены группы, помимо Дока Марта, и кисло улыбнулся. Тело вставать не хотело, малейшее движение отзывалось болью и казалось, что землянин представляет собой сгусток перетруженных мышц.

Вариантов перед выбором Артёма было два. Первый размять массажем и движением мышцы, разогреть их бодрой зарядкой и поддерживать их в таком состоянии весь день. Второй вариант был сложнее на взгляд Артёма: попробовать пройти по вчерашнему пути и, достигнув в медитации вчерашнего состояния, разогнать максимально энергию в жизненной системе, до максимального состояния, как делал он вчера, помогая коту. Попробовать сначала стоило «метод чёрного кота», как менее болезненный и довольно эффективный.

Закрыв глаза и выбросив все мысли из головы, Артём попробовал представить и вернуть своё вчерашнее состояние транса, в котором он имел возможность «видеть» систему жизненной энергии. Возникли трудности: сначала мешал дисплей имплантанта, выскакивающий перед внутренним взором и счётчик часов. Артём отметил для себя время: пять часов семнадцать минут и свернул панель в зеленоватую точку на краю зрения. Второй трудностью было то, что полностью выбросить мысли из головы Артёму не удавалось. Мелкие мыслишки проникали в мозг и отвлекали.

Обдумав ситуацию, Артём не стал выталкивать и бороться с мыслями, а направил их к максимально точному достижению вчерашнего состояния. Провозившись около часа в безуспешных попытках, Артём пошёл по другому пути, ко всему прочему он добавил мысль о том, что он видит тонкие нити жизненной системы и разгоняет в ней энергию. Самовнушение помогло: минут через двадцать Артём почувствовал, что боли в мышцах стали меньше и общее самочувствие улучшилось.

Получив этот довольно субъективный результат, Артём удвоил свои потуги в этом направление и увлёкся экспериментом. Он и сам не заметил, как посторонние мысли вылетели из головы и в его теле проступили тончайшие блеклые светло-зелёные линии жизненной системы. Дело пошло: Артём сосредоточился на разгоне энергии в системе, но основное своё внимание бросил на мелкие и средние по размерам узлы в брюшной полости. Постепенно система стала темнеть и достигла тёмно-зелёного цвета, но желудок и кишечник ответили на это спазмами голода.

Стараясь удержать своё состояние, Артём быстро проглотил собранные ему напарницей продукты. Это действие оказалось выполнимым и равноценным просмотру увлекательной программы по телевизору и закидыванию в рот попкорна или сухариков. Желудок довольно заурчал, а терзающий голод не сразу, но отступил. Артём теперь полностью сконцентрировался на разгоне энергии в системе и изучении подобного состояния. Выяснились довольно любопытные вещи: при внимательном разглядывании болевших мышц и сравнении их с теми, которые к этому времени полностью отошли, оказалось, что болевшие мышцы имеют тёмно-коричневый цвет точечных повреждений, рассеянных по самой мышце. Энергия, проходя через подобные места, становилась светлее, а место повреждения постепенно переходило из тёмно-коричневого цвета сначала в светло-жёлтый, а потом меняло свой цвет в сторону зелёного спектра.

Вывод напрашивался сам собой, и Артём его сделал: восстановление повреждённой ткани шло за счёт подпитки её энергией жизненной системы, но при этом она расходовалась. Обдумывание ситуации привело Артёма к пониманию, что разгон энергии в системе жизненной энергии и ускорение её течения по системе активирует физиологические функции органов и систем организма. Разгон энергии в брюшной полости вёл к быстрому перевариванию пищи и насыщению организма питательными веществами. Кровь несла в орган питательные вещества, жизненная энергия ускоряла процессы. Вместе это вело к ускоренной регенерации. На уровне микротравм и мелких повреждений, рассеянных по мышцам и сухожилиям, это работало довольно быстро: за час целенаправленных действий удавалось достичь того, на что уходило раньше как минимум трое суток, ведь организм сам себя постепенно лечит и регенерирует, стараясь сохранить свой гомеостаз.

Сделав первичные выводы, Артём, не переставая мысленно разгонять энергию в системе, занялся её обстоятельным изучением. К этому его толкал практический эффект: боли сошли на нет, организм чувствовал бодрость и был готов к физическим нагрузкам, все последствия переутомления и чрезмерной нагрузки вчерашнего дня исчезли как кошмар.

Обследование силовых линий и узлов жизненной энергии пошло уже более планомерно. Артём прошёлся по всем силовым линиям и узлам: в принципе все узлы среднего размера размещались внутри какого-либо органа, ускорение в нём потока энергии вело к повышению его физиологических функций. Сложнее ситуация обстояла с крупными узлами расположенными вдоль позвоночника и в голове. В узлах были пустоты, создавалось впечатление, что в них расположено что-то такое, чего Артём не видит, хотя то, что он «видел» систему жизненной энергии, уже само по себе было странным.

Это размышление привело его в мысли отыскать узел или орган, с помощью которого он «видит» жизненную систему. Поиски привели его к довольно большому узлу в затылочной части головы. Ускорение потока жизненной энергии в нём дало неожиданный эффект: Артём «увидел» пространство вокруг себя на расстояние в полтора метра. Система жизненной энергии изменений в основном не претерпела, но пустоты в её некоторых узлах заполнились и объединились в систему из пары десятков слегка голубоватых узлов и такого же цвета силовыми линиями между ними. Семь крупных узлов в голове образовывали из себя конгломерат с пылающими тонкими линиями жёлтого цвета и мгновенно вылетающих из него к разным органам лучей, но это не было светом. У Артёма эти лучи ассоциировалась с его мыслями и взглядами.

— «Это структура твоего сознания», — пришёл ясный и чёткий мысленный посыл от мерцающего в полуметре от Артёма желтовато-синего образования. От существа к Артёму протянулся жёлтый луч, и как только фраза закончилась, луч исчез. — «Голубые узлы и система, это переходный этап преобразования жизненной энергии тела в духовную энергию сознания и его структуры».

— «Кто ты?» — Артём разглядывал существо, это выражалось в том, что желтоватые лучи его внимания скользили по энергетическому телу непонятного пришельца.

— «Мы с тобой знакомы», — существо преобразовалось в большого «Чёрного кота» и посмотрело на оторопевшего Артёма. — «Я бы хотел заключить с тобой договор или хотя бы соглашение».

— «Я слушаю», — от существа не исходило ничего опасного для Артёма, и он решил узнать, что от него хочет «Чёрный кот».

— «В аварии в твоей реальности погиб мой партнёр. Ты тоже умирал, и если исходить из твоего понимания жизни и смерти, то ты умер. Перед смертью, а умирать мой партнёр не хотел, он успел вызвать меня и открыть проход из твоего мира в этот. Я, прибыв на место за доли секунды, всё равно не успел ему помочь. Его структура сознания, как и тело, было разрушено, а канал между нами оборвался. По «запаху» крови партнёра я нашёл тебя, но тебя уже втянуло в портал, и должно было выбросить в этот мир. С этим поделать я ничего не мог. Портал раскрылся на кровь моего партнёра, а на тебе её было немало. Я решил помочь тебе и успел перекрыть все каналы выхода твоей энергии из тела. В противном случае при переходе через астрал в этот мир тебя бы сожрали подобные мне существа, но более сильные, чем я», — «Чёрный кот» посмотрел на меня и продолжил. — «Я слабее, но умнее. Поэтому я предлагаю тебе обмен. Ты в случае необходимости или по другим причинам вызываешь меня к себе. Достаточно представить меня и позвать. Я оказываю тебе разные услуги и получаю свою плату. Торговля выгодна обеим сторонам. Для примера и понимания моей ценности я предоставил тебе знания о твоей энергетической сути. В обмен я прошу толику твоей энергии, но не жизненной, а любого более высокого уровня. У меня, как ты видишь, нет тела и для поддержания жизни и развития мне она нужна. За это я готов тебе оказать посильные услуги или предоставить знания. В каждом конкретном случае мы договариваемся о цене. Как тебе моё предложение?»

— «Сколько стоит то, что ты, как говоришь, дал мне на пробу?»

— «По состоянию твоего организма это равно потере половины литра крови, но энергия восполнится через час без каких-либо вредных последствий для твоих структур», — «Чёрный кот» подумал и сообщил. — «Думаю, стоит попробовать, и время у тебя есть, просто пожелай передать мне энергию и сформируй перед собой шар, наполненный ею. Я скажу тебе, когда хватит».

— «Что я получу взамен? Наверняка у тебя есть, что мне предложить?»

— «Это расчёт за те знания, что у тебя уже есть и знание о том, как сформировать шар и передать кому-либо энергию», — хитрость Артёма не прошла, но он и не рассчитывал, что получит что-то даром.

— «Ладно», — Артём подумал о коте и от его структуры сознания протянулся жёлтый луч энергии к коту.

— «Теперь представь, что этот луч расширился и становится шаром», — пришла мысль от кота, Артём выполнил, луч начал раздуваться и преобразовываться в шар, диаметром около сантиметра. — «Теперь надуй его, как воздушный шар до размера твоей головы», — Артём выполнил, мысленно направляя в шар энергию сознания, это оказывалось нетрудно, но требовало большого мысленного напряжения. Когда шар вырос до требуемого размера, Егор от напряжения едва не потерял сознания, кот преобразовался обратно в сгусток энергии и сообщил. — «Это обычный объём энергии, равный одному эргу. Откинь от себя этот шар, представив, что ножницами обрезаешь пуповину». — Артём так и сделал и с облегчением вздохнул, сбросив напряжение, голова болела и кружилась, резко навалилась слабость. — «Разгоняй во всех системах энергию мысленным усилием. Это тебе поможет», — Кот втянул в себя шар с энергией и начал исчезать. — «До следующей встречи. Называй меня «Чёрным котом», мне нравится это имя и смысл, который ты вкладываешь в него».

Голова гудела и кружилась, но Артёму удалось удержать состояние транса и продолжить разгон энергии, несмотря на слабость, рухнувшую на него неподъёмной скалой. Тёмные линии жизненной энергии стали как-то разом бледнеть, и Артём не мог не обратить на это внимание. Причина была простой: проходя через несколько узлов, в которых система жизненной энергии контактировала с системой структуры сознания, жизненная энергия теряла свой цвет, зато концентрация голубоватой энергии возросла, а следом начала нарастать и желтоватая, почти прозрачная энергия сознания. Выявить три узла структуры сознания, где голубоватая энергия переходит в энергию сознания, было делом техники, тем более, если знаешь, что искать. Артём предполагал такую возможность. Найти эти узлы для него было нетрудно.

Минут через двадцать пять активной разгонки мысленным усилием энергий в жизненной и переходной системе структуры сознания, вернулось хорошее самочувствие. Головные боли прошли, а слабость, навалившаяся после потери части энергии, быстро откатывалась, полностью исчезая. На восстановление от потери энергии ушло чуть больше сорока минут. На Артёма опять напал зверский голод. За те два с половиной часа, что он потратил на медитацию, транс и знакомство с «Чёрным котом», пищеварительная система, работающая на полных оборотах, успела переварить продукты и требовала новых поступлений. Проанализировав состояние своего организма, и признав, что оно ничем не хуже, чем было в прошлое утро, Артём, выйдя из транса, начал вставать и одеваться. Впереди был новый рабочий день, и Артём решил обдумывание утренних событий отложить на более свободное время…

Глава девятая

В столовой Артём опять увидел хмурые и невыспавшиеся лица членов группы. Бросив приветствие, он наложил себе остатков вчерашнего пиршества и занял своё место.

— Раз уж все собрались, то я бы хотел переговорить, — разговор за столом начал Стан. — Я вчера почитал групповой договор, условия кредитования и условия покупки этой базы.

— Ну и что интересного ты там нашёл для обсуждения? — Поднял от тарелки глаза на парня Док.

— Имущество нам передано в аренду до момента его выкупа, как и всё другое имущество, переданное нам в виде «Стандартное имущество новичка-колониста» и купленное нами, а в своей сути тоже на деле представляющее не что иное, как «кредит имуществом».

— Этого никто и не скрывает, — согласно кивнул Док. — И что?

— А то, что за эти три миллиона с нас за один год возьмут один миллион кредитов процентами сверху. При этом купят нашу продукцию за половину цены.

— Это не секрет. Всё написано в договорах.

— Вот и я о том же, — кивнул парень. — Я согласен с тем, что база и имущество, переданные нам в пользование стоят три миллиона и понимаю, что тебе удалось всё выбить у них за половину цены.

— Ну, и в чём тогда дело, Стан? — Док начал злиться.

— Я не согласен только с тем, что нам нужно обязательно покупать эту базу и это имущество, — внятно и чётко проговорил Стан. — Дело только в этом, Док, — чуть ли не по слогам произнёс Стан. — В нормальных командах и на нормальных базах люди работают по-другому, и ты знаешь об этом, Док. Лично я хочу работать так же, как все.

— И как работают на нормальных базах и в нормальных командах? — Артём ясно почувствовал, что Док сейчас встанет и заедет Стану в морду и представил последствия этого. Картина вырисовывалась не в пользу Стана: Док был в два раза мощнее по телосложению, чем Артём, а Стан был слабее раза в полтора самого Артёма.

— Ты не кипятись, Док, — улыбнулся Стан, чем сразу вызвал симпатии Артёма. — Я объясню, если тебе интересно. Обычно все работают из расчёта два к одному, то есть треть идёт хозяину базы, а две третьи охотнику или паре охотников, если они добровольно объединяются в «двойку». В нашем случае хозяином и владельцем является корпорация «Неоромик» или ты, если захочешь сохранить договор покупки этой базы за собой и станешь её законным хозяином. По договору с корпорацией «Неоромик», я обязан отработать на планете двадцать пять лет, так как она заплатила за меня перелёт в эту дыру. За треть моей добычи корпорация должна предоставить мне глейдер, который я обязуюсь у неё выкупить, «Комплект новичка» и место на базе в размерах одного кубрика, а также обеспечить приём у меня продукции. На сегодня мой личный долг перед корпорацией равен шестьдесят восьми тысячам за глейдер и четырём за всё остальное. Вчера с нашей групповой охоты мы получили двадцать тысяч. Три тысячи из них мои, а если пересчитать на обычный расклад, то я получаю две тысячи. Завалив одного буйвола и привезя мясо на базу, это ориентировочно две с половиной тысячи, как минимум тысячу шестьсот я получу. Сорок буйволов или двадцать дней работы, и мой прямой долг перед корпорацией погашен. Дальше я зарабатываю на себя, и трачу их, как хочу, а не на приобретение ненужной мне базы….

— Понятно, — Док откинулся на кресле и посмотрел на группу.

— Я волен покинуть эту базу или остаться, если руководство её мне предлагает лучшие условия, чем у других, — продолжил Стан. — Ближе к посёлку и главной базе корпорации «Неоромик» цена на базах в два раза выше.

— Не думаешь ли ты, что кто-то сюда повезёт тебе расходники и вывезет твоё мясо бесплатно?

— Мне плевать. Если я не могу купить патроны по приемлемой цене и продать мясо по устраивающей меня, я уеду туда, где смогу это сделать, — Стан усмехнулся. — И я буду прав!

— Ты подписал групповой договор, — раздельно произнёс Док. — Поэтому я…

— Ничего ты мне не сделаешь, Док, и ты это знаешь. В пределах двухсоткилометровой зоны вокруг базы все разговоры и действия людей или животных фиксируются. На тебя свалятся такие штрафы за убийство или избиение члена корпорации, что ты будешь пахать на «Неоромик» бесплатно всю жизнь.

— Тебе не дала Юта, и ты хочешь отсюда свалить? — Док усмехнулся.

— Меня пока тут всё устраивает. Я просто хочу, добыв сорок буйволов, располагать своими деньгами и свои имуществом, так как мне хочется. За проживание на базе, стоянку своего глейдера и прочие услуги я согласен платить третью часть добычи и на этом считаю свой долг перед базой и её владельцем исчерпанным. Вопрос лишь в том, что я хочу располагать своими деньгами: покупать себе оружие, поменять свой глейдер на более мощный и так далее.

— Мне понятно твоё желание, — кивнул Док. — В принципе я тоже когда-то хотел этого. Сейчас у нас стеснённая ситуация, я не рассчитывал, что ты так быстро отколешься и поэтому у нас три глейдера и пять новичков, которым он положен. Как ты видишь решение этого вопроса?

— Один мне, — без запинки начал предлагать Стан, видимо он этот вопрос обдумывал. — Один Арту, так как он способен работать в одиночку, но он согласен взять в пару Лид. Остаются Юта и Ленца, они могут забрать последний глейдер, так как обе не смогут работать без пары. При первом же транспорте, ты заказываешь ещё два глейдера, и вопрос будет закрыт.

— Я бы тоже не хотела приобретать базу, — чётко произнесла Лид.

— Понятно, — Док рассмеялся и, обведя сидящих за столом людей взглядом, спросил. — Кто ещё не хочет приобретать базу.

— Если те условия, о которых говорил Стан, работают везде, то мне тоже не нужна база, — обдумав всю информацию, которую он услышал в разговоре, Артём тоже решил, что быть привязанным к базе не стоит. О том, что можно приобрести за деньги, и какие цены в этом мире, Артём не знал и поэтому для него заработок не стоял на первом месте перед другими жизненными ценностями. По его мысли получалось, что можно завалить одного буйвола и спокойно жить на эти деньги как минимум неделю.

— Ваше слово, Юта и Ленца. Осталось выслушать вас, — повернулся к женщинам Док Март.

— Я, как и ты, — кивнула Доку Ленца. — Мы «двойка», и ты в ней старший. Я думаю, вчера мы с тобой всё обговорили.

— В тебе я и не сомневался, — одобрительно улыбнулся Ленце Док.

— Я осталась одна и соответственно против приобретения базы, — Юта улыбнулась. — Деньги мне нужны не меньше всех, а без пары я не готова где-то серьёзно осесть. Думаю, моя точка зрения разумна и всем понятна

— Теперь выскажусь я, — взял слово Док. — Расскажу о том, о чём каждый из вас не знает, но известно мне, так как я прожил на планете семь лет и отработал их по той системе, о которой говорит Стан. — Док Март помолчал и, убедившись, что его слушают внимательно, продолжил. — Заключив договор на покупку базы, мы можем принимать или отказывать любым другим поселенцам или охотникам, которые желают тут поселиться. Это значит, что можно подобрать коллектив, жить рядом с людьми, быть уверенным, что тебе помогут. Это первое преимущество. Второе: купив базу в рассрочку пусть и под проценты, а они не выше тех же тридцати трёх процентов или трети от добычи, мы получаем базу, которую у тебя выкупит корпорация, если ты захочешь её вернуть. Мне надоело слоняться по планете, и я пришёл к выводу, что работать в одном месте, зная местную флору и фауну, выгоднее. По большому счёту я могу сам выкупить эту базу и поддерживать на ней порядок, принимая у вас мясо и продавая патроны и расходники. Это довольно выгодный бизнес и я его смогу организовать, но в этом случае я как хозяин базы вправе распределить охотничьи угодья так, как считаю правильным, и выписать сюда ещё восемь человек. Кто они будут и чем они будут заниматься, какие я им выделю угодья, вас касаться не будет ни одним боком. Понятно, что жить вам придётся по двое в кубрике.

— Я не против, мне всё равно, — махнул рукой Стан.

— Арт, можно я поживу у тебя? — Сразу спросила Артёма Лид.

— В этом нет особой необходимости, — усмехнулся Док. — В любом случае это будет не так быстро, и пока живите кто где хочет и с кем хочет. Теперь перейдём к делу. Каждый получает полный «комплект новичка» — стоимость четыре тысячи — фактические он у вас всех есть, только подкину по сотне патронов. Три глейдера стоимостью по шестьдесят восемь тысяч и по четыре сверху за два двигателя, то есть по семьдесят две тысячи. Вопрос простой и, так как все между собой равны, решим по честности и по жребию. Те два человека, которым глейдеры не достанутся, будут ждать прибытия грузовика и получат свои машины. Согласны?

— Требование вполне разумно, — все согласились.

— Теперь о том, что требую я, как хозяин базы, — усмехнулся Док Март. — Я могу потребовать от каждого покинуть вас базу и территорию за ней закреплённую прямо сейчас. Все в курсе этого?

— Да. Есть у тебя такое право, — кивнул Стан.

— Сейчас вы заключите со мной договор на то, что проживёте здесь шесть месяцев с момента заключения. В противном случае прошу несогласных на выход. Это будет частный договор, между частными лицами. Все в курсе, что при нарушении этого договора пострадавшая сторона вправе взыскать с виновного и нарушителя договора компенсацию по своему усмотрению, если она не оговаривается специально?

— Я слышала, — подтвердила Лид. — Обман или оскорбление по колониальным законам позволяет пострадавшей стороне требовать от обманщика поединка на оружии по усмотрению пострадавшей стороны. В случае, когда виновная сторона при имеющихся доказательствах виновности скрывается с места поединка, то пострадавшая сторона вправе преследовать виновного и взыскать с виновного ущерб или убить, если вызов был на поединок до смерти одной из сторон. Глава восемнадцатая, пункт двадцать девять. Закон о колониальном правосудии.

— Я тоже в курсе, — голос Юты.

— В таком случае ставим на договоре своё согласие и номер контракта с корпорацией «Неоромик». — На имплантант Артёма упал договор с Доком Мартом. — После этого проведём жребий. — Артём прочитал и подписал договор. С одной стороны Док гарантировал покупку на базе у него продуктов охоты и поставку расходников. С другой стороны Артём обещал прожить на базе шесть месяцев и охотится исходя из договора с корпорацией «Неоромик». — Отлично, я вижу, все подписали. Уточню, что в день охотник должен убивать одно животное или несколько живым весом не менее тонны. Это размер горного козла. Один бизон на три дня, думаю, никто не заинтересован убивать мало.

— Давай по жеребьёвке. Что болтать попусту, — поторопил Дока Стан.

— Окей. Хорошо, — Док засунул руку за пазуху и достал цепочку с болтающимися на ней двумя маленькими кубиками. — Это кубики, — Док нажал на цепочке кнопку, и кубики упали на стол. — На каждой грани точки, от одной до шести. Бросаете один раз. Ваше число пишем на бумагу, напротив имени. Три человека выбросивших самые большие числа получают по глейдеру. Остальные или ждут своего глейдера или договариваются с хозяином глейдера о совместной охоте. Всем понятно?

— Понятно, — за всех ответил Стан. — Давай начну.

— Стан, — объявил Док и после броска парня огласил, хотя все видели, что упало. — Две четвёрки — восемь.

— Я, — Лид взяла кубики.

— Лид, — объявил Док и продолжил после броска девушки. — Шесть и три. Девять.

— Юта. Шесть и два. Восемь.

— Ленца. Три и четыре. Семь.

— Артём, — Артём взял в руки кубики, подул на них, закрыл глаза и кинул на стол. — Шесть и пять. Одиннадцать, — Док усмехнулся. — Лид и Артём получают по глейдеру безоговорочно. Ленца выбывает однозначно. Юта и Стан кидают второй раз. Стан, начинай.

— Стан, — опять объявил Док, когда тот взял кубики в свои руки. — Три и четыре. Семь.

— Юта, — девушка сделал бросок. — Двойка и четвёрка. Шесть. Глейдер отходит Стану. Юта и Ленца ждут своих машин или договариваются с другими.

— Всё получилось, как я говорил, — подвёл итоги жребия Стан. — Глейдеры у меня, Артёма и Лин. Тебе, Юта, осталось договориться с Линой, а Ленца всё и так решила с Доком.

— Вы пока тут решайте, — Док взял кубики, вернул их на цепочку, — патроны у всех есть, вечером отдам остатки. — Док повернулся к Ленце. — Иди в Вулкан, через десять минут мы вылетаем.

— Хорошо, — Ленца ушла.

— Я не хотел бы, чтобы кто-то улетел и не сдержал свой договор со мной. Поэтому дал приказ искину расширить зону наблюдения до трёх сотен километров. Вылет за эту зону я буду приравнивать нарушению договора. Имея этот договор на руках, я обращусь в корпорацию «Неоромик», заплачу пару тысяч за поиск нарушителя со спутника. После этого я убью из свой снайперской винтовки нарушителя, даже не догадывающегося, когда и откуда прилетит пуля, а его имущество отойдёт мне. Вот и думайте, стоит или не стоит пробовать поиграть со мной в такие игры, — Док Март мягко улыбнулся и пошёл в сторону бокса с глейдерами.

— Что скажете? — Стан сел за стол, когда Док удалился. — Я честно скажу, почему я решил затеять этот разговор.

— Ну и?.. — Юта чувствовала себя обделённой и злилась на Стана. — Одной мне не повезло. Что бы было, если один из глейдеров ушёл Ленце или она не стала членом «двойки» Дока?

— А мне она не понравилась сразу, — Лид улыбнулась.

— Так вот, — напомнил о себе Стан. — Покупка базы мне не нужна. Я хочу зарабатывать и тратить деньги на оружие и тачку. Док бы мне это не дал. Ныл бы насчёт выкупа. У него есть деньги. Охотник его класса поднимает в год не меньше миллиона. Он сам способен выкупить базу и выплачивать нам деньги сразу. Так что мы ничего не потеряли. Заказать стволы и любое другое оборудование можно через «Имфосеть», если есть деньги. Связь по лучу: триста кредитов час. Это за разовую связь. Оплата доставки, и с ближайшим грузовиком ты получишь свой заказ.

— А сколько стоит доставка?

— Тонна груза тысяча кредитов. Это сюда. Я уже узнал. Также есть возможность продажи своего имущества, тому же Доку или через «Имфосеть». Покупатель сбрасывает тебе сообщение и вы договариваетесь.

— Ладно. С этим разберёмся со временем, — Артём раздумывал. — Теперь, я так понимаю, мы охотимся, кто с кем хочет и когда хочет?

— Если ты согласен взять меня в «двойку», то я бы летала с тобой. На двух глейдерах можно притащить четырёх буйволов, — повернула своё лицо к Артёму Лид.

— Я могу тебя взять с собой, Юта, — сразу предложил девушке Стан.

— Без секса, и половина добычи, — буркнула девушка в ответ. — Если нет, то буду договариваться с другими или останусь на базе. Плевать. Пары тысяч мне хватит безбедно дождаться грузовик.

— Я согласен, — Стан видимо уже прикидывал эту ситуацию и подмигнул Лид, та в ответ ему незаметно кивнула, но Артём это движение уловил. — Пошли? Не будем терять времени?

— Вы с нами? — Поинтересовалась Юта у Артёма, даже не взглянув на Лид.

— Сами, — вместо Артёма ответила Лид, но Юта ждала его ответа, и Артём, посмотрев на девушку, подтвердил слова своей напарницы. Стан расцвёл, Юта фыркнула и они ушли из столовой собираться в рейс.

— Ну, и что решил? — Артём и Лид сидели в столовой. — Вылетаем?

«Скажи мне, Лид. Сколько ты сама сможешь переработать туш буйвола?» — вертелся на языке у Артёма вопрос, но вслух он сказал:

— Слетаем вместе на нашу первую самостоятельную охоту, потом будем с тобой договариваться. Идёт?

— Хорошо.

— Тогда вперёд, — Артём встал. — Я не особо рвусь за деньгами. Устанешь - говори. Вернёмся. Мне достаточно завалить и по одному.

— Бьём пятерых, — улыбнулась Лид. — Грузим по два с половиной на глейдер. Я спрашивала у Стана. Он сказал, что вытянет и трёх, но будет ползти как беременный бегемот.

— Как скажешь. Пошли…

Глава десятая

Вылет был похож, как и говорил Док, на работу на бойне. Спустившись с хребта, Артём и Лидрес ушли влево и, удалившись на тридцать пять километров от ущелья, наткнулись на стадо буйволов. Видно их было издалека в виде тёмного бурого пятна на фоне зелёной в это время саванны. Снизив скорость и высоту, напарники не спеша подошли на расстояние трёхсот метров.

— Лид. Подойдём ещё или отсюда? — Спросил Артём у девушки.

— Давай левее и вдоль кустарника ещё метров сорок можно сократить.

Артём прикинул варианты, прошёл маршрут и завис за вершиной одного из трёх одиноко стоящих деревьев, напарница к этому времени подтянулась к крайнему из деревьев.

— Я на месте, — канал у их «двойки» был индивидуальный. — Каких будем?

— Я бы предпочёл всех положить как можно ближе друг к другу, — вслух подумал Артём. — Видишь в центре со сломанным рогом? Левее него стоят семь штук, я валю слева, ты справа. Выбиваем пятерых.

— Нашла. К стрельбе готова.

— Я скомандую, ждёшь ровно секунду и стреляешь, — Артём навёл прицел под левую лопатку своей первой цели. Бык крупный с седой подпалиной на холке. — Поехали! — Выждав секунду, Артём нажал на курок. — Дан! Дан! — Двойные выстрелы Артёма и Лидрес совпали. — Артём увидев, что бык валится на бок, перевёл на второго своего быка и опять нажал на курок.

— Дах! Дах! — Две пули Артёма понеслись к цели.

— Дах! Дах! — Лидрес отстрелялась по второму.

— Дах! Дах! — Артём стрелял в третьего, стоявшего за его вторым быком и отпрыгнувшего в сторону, Артём был уверен, что и третьего он завалил, но тот стал подниматься.

— Дах. Дах. — После выстрела Лид, бык прекратил попытки и начал затихать.

— Начнём с твоих, — Артём включил излучатель и не спеша покатился к тушам ещё пока живых, но явно отходящих в иной мир буйволов.

В одного Артём справился с первой тушей за полтора часа, столько же времени ушло на второго. К тому времени, когда Артём закончил третьего и увязал тушу поверх холодильной камеры, подвёз половину туши к Лин, та заканчивала со второй тушей и Артём помог ей доснять его шкуру, разобраться с потрохами и загрузить её глейдер. Девушка валилась от усталости, но упорно работала, и Артём отдал должное её характеру. Полностью по времени этот рейс занял шесть часов, вернулись на базу они к трём часам.

Артём перегрузил добычу в общий холодильник, убедившись, что искин фиксирует веса туш с помощью электронных весов погрузчика. Разгрузка заняла час вместе с обедом, после которого Артём заставил девушку чистить оружие, а сам снял заднее сиденье и задний колпак сначала со своего глейдера, а потом и со «Ската» Лид. На место сидений встала дополнительная камера, полученная у искина базы и увеличившая его задолженность на три с половиной тысячи кредов. Лин, подтвердив расход, ушла к себе, и ставил камеру на её глейдер Артём уже в одиночку.

Закончив с глейдерами, Артём взглянул на часы: было всего шесть часов и до заката оставалось ещё пять. Делать было больше нечего, и Артём набрал по внутренней связи напарницу. Искин сообщил, что доступ закрыт, это означало, что девушка спит. Землянин сел в свой глейдер и вылетел на охоту один. В этот раз Артём без спешки завалил двух буйволов и, переработав их, к десяти вернулся на базу.

— Неплохо, неплохо, Арт, — кивнул парню Док, когда тот, разгрузив свой глейдер и вымыв машину, появился в столовой. — Двух сейчас привёз, Лид сказала записать на тебя трёх с половиной из пяти. Я велел искину рассчитать твою добычу до новых условий на базе. Там получилось чистыми семь тысяч двести. Сегодня за пять с половиной туш причитается за минусом трети девять девятьсот. Я готов тебе оплатить твои семнадцать сто хоть сейчас.

— Я получил вторую холодильную камеру на Скат и долг был в семьдесят шесть. Спиши его.

— Хорошо, остаток у тебя шестьдесят две с хвостиком. У твоей напарницы, кстати, за два дня набежало пять тысяч семьсот, — Док улыбнулся. — Обычно подобные вопросы решают за девять кусков в месяц. Это если напарница. Проститутка в баре или салуне за раз берёт от тысячи и выше. Это чтобы ты знал. У меня договорённость с Ленцой девять в месяц и напарничество, но она мне нравится, и я думаю с ней завести серьёзные отношения, если выдержит со мной год. Я ей так прямо и сказал.

— Спасибо, Док, — кивнул Артём. — У вас что по добыче?

— Ты толкаешь в двухтонный Скат двух с половиной, это под четыре тонны, а мой «Вулкан» пятитонник. Троих в холодильник, двух на подвес. Пятерых за рейс. Сделал два рейса. Восемь моих, два Ленцы.

— Мне кажется, нормально.

— Можно три раза успевать, но Ленца с ног валится и двух в день ей тяжеловато, но привыкнет.

— А у Стана?

— Три ходки, две с Ютой и одна в одиночку, но успевал, как говорит обработать одного. Пять туш, три Стана. За день сделали двадцать три туши. Вчера, если козлов пересчитать, как один к трём с буйволами, то десять. Тридцать три заготовлено, — Док улыбнулся и, подсчитав, сообщил. — Завтра все выйдут на примерную свою норму. Я думаю, два рейса с Ленцей и один сам. Тринадцать будет. Стан три рейса и сделает шестерых, два Юты. У тебя будет один рейс в пять быков в той же пропорции, но если ты ей скажешь, чтобы она за рейс делала одного и не спешила, то сделаете два рейса и десять туш. Восемь твои и два её, при не очень измотанном её состоянии. Уловил?

— Спасибо за совет, — поблагодарил Дока парень. — Значит, в среднем будем делать по двадцать девять штук. В таком случае надо заказывать через пару дней грузовоз?

— Да. Уже заказал. Думаю, что морозильный контейнер я верну назад.

— В смысле? Холодильник внизу у нас маленький, будут каждый день летать?

— Я уже прикинул. Сотню кусков обойдётся расширение нижнего холодильника до пяти сотен кубометров, и хочу сразу заказать расширение грузового отсека и установку в нём морозильного оборудования. Сейчас к нам придёт малый грузовоз на три сотни кубометров. Следующий по размеру: полуторатысячный. Сегодня сбросил инженеру из посёлка запрос и переговорил с ним по лучу через спутник. Тот посмотрел чертежи и обещал подумать. Я думаю, в три сотни тысяч обойдётся выемка породы и сотню на оборудование.

— Полторы тысячи кубометров, пару месяцев работы, чтобы заполнить. Не много?

— Артём, я разговаривал с поселковым главой. Ты его видел. Обещает помочь с народом. Двух или трёх пришлёт с первым же грузовиком. Говорит, нормальные. Пара и девчонка из новичков. У пары такой же, как у меня, Вулкан . Опытные.

— Понятно, — Артём поужинал и, чувствуя усталость, решил отправляться спать. — Пойду я отдыхать, Док. Спина с непривычки ломит.

— Ты держишься хорошо. Поверь, ещё дней пять, и втянешься.

— Но тяжеловато что-то идёт.

— Ха. Ты ещё хоть выслушал и поговорил, а Стан пожрал молча, и в конуру. Едва ноги волочит, — Док похлопал Артёма по плечу. — Иди. Отдыхай.

— Пока, Док. До завтра, — Артём набрал тарелку мяса и вышел из столовой, отметив про себя, что Док удивился, но ничего ему не сказал.

В своей каюте Артём лёг спать не сразу, а принял душ, смыв с себя всю грязь и пыль. Минут пять погонял контрастный душ и, обсохнув, упал на кровать. Усталость слегка ослабила свои тиски. Артём попробовал войти в транс. В этот раз он решил попробовать поступить по-другому. Выбросив все мысли из головы, землянин начал мысленно разгонять жизненную энергию в узле, ответственном за «видение». Результат упорных действий пришёл через пятнадцать минут. Не входя в транс, Артём «увидел» истощённые силовые линии жизненной энергии. Дальше пошло как по накатанной. Разгон энергии в брюшной полости до начала явного изменения окраски энергии в области кишечного тракта на насыщенный зелёный цвет. Следом, не ослабляя внимания к области живота, общий разгон жизненной энергии во всей системе до полного восстановления организма и приобретения всей системой насыщенного зелёного цвета. Этот комплекс мероприятий Артём для себя назвал «Восстановление». Опыт уже был, навык рос - с комплексом Артём управился за сорок пять минут и спокойно заснул, решив выполнять этот комплекс каждый вечер…..

Глава одиннадцатая

Первый раз за время проживания на базе Артём проснулся хорошо выспавшимся и отдохнувшим. ничего не болело, немного повалявшись, землянин посмотрел на время: шесть тридцать утра. До завтрака оставалось ещё два с половиной часа, и час Артём решил посвятить медитации и исследованию своего организма. Первым делом землянин съел мясо, приготовленное им вечером, и лишь потом решил начать, полагая, что может быстро проголодаться. Закончив раннюю трапезу, Артём, представив себе орган в затылочной части головы ответственный за «видение», разогнал мысленно в нём жизненную энергию, увидев тёмные силовые линии уже через пять минут. Не переставая разгонять энергию только в этом органе и добившись чёткого и ясного изображения, Артём открыл глаза и понял, что его мысли о возможности совмещения простого обычного зрения и «видения» внутренним органом были верны.

Картина мира, стоящая перед глазами была нечёткой и мутноватой из-за разницы в восприятии, но воодушевившись первым успехом, Артём минут двадцать лежал и пытался привыкнуть к новому объединённому зрению. Постепенно мозг справился с переработкой сигналов и совмещением изображений глаз и нового органа зрения и Артём не спеша сначала сел на кровати, а потом встал. Чувствуя себя, как пьяница в сильном алкогольном опьянении, из-за постоянно меняющихся преломлений и искажений, появившихся из-за пока неправильно работающего мозга, не выработавшего привычки к подобному, Артём простоял не меньше десяти минут.

Пришла идея попробовать расширить зону разгона жизненной энергии, сконцентрировавшись на всей голове. Расчёт был на то, что ускоренный поток энергии должен увеличить скорость работы мозга и как следствие его восприятие, быстроту и обработку данных. Обдумав этот вопрос, Артём вынужден был его отбросить: линий жизненной энергии было много, потоки иногда текли в разных направлениях, можно было ускорить одно, затормозив другое. Практики у Артёма не было, и он стал целенаправленно разгонять энергию в крупных и магистральных силовых линиях тела, рассчитывая, что это ускорит скорость течения и в голове, пусть и опосредованно.

Эта идея оказалась верна. Постепенно скорость возросла во всех органах, в том числе и голове. Мозг постепенно освоился с новым двойным зрением. Артём сделал первый шаг и грохнулся на пол. Создалось впечатление, что он должен учиться ходить заново. Землянин подполз к стене и, опираясь на неё, снова поднялся на ноги. Следующие полчаса он ходил вдоль стены, поворачивался в разные стороны и попробовал попрыгать.

Время, отведённое на изучение новых возможностей, подходило к концу, и Артём прекратил разгон в системе жизненной энергии. К этому времени от высокой концентрации в системе жизненной энергии она приобрела тёмно-зелёный, почти чёрный цвет. Артёма буквально трясло от жажды деятельности, но он сдерживался и пошёл под душ освежиться, а заодно и охладиться. Попытка сделать шаг без опоры на стену не удалась, так как Артём продолжал видеть как простым зрением, так и с помощью органа, ответственного за «видение». Оказалось, что концентрированная жизненная энергия действует на органы, так же как и менее концентрированная, но разогнанная в несколько раз.

Добравшись по стене до душа, Артём минут двадцать просто простоял под потоком вода, наслаждаясь. Потом сполоснулся и ещё минут десять гонял контрастный душ. Обтеревшись и обсохнув, Артём оделся и по стеночке пошёл в столовую, хотя пока есть не хотел вообще.

— Привет, Арт, — Док уже был на месте и что-то обговаривал со Станом, вошедшему землянину он просто кивнул. Поздоровавшись со всеми, Артём сел на лавку и отвалился на стену.

— Ты как? Всё нормально? — Сразу встревожилась Лид, сидевшая рядом.

— Нормально. Я тебя хотел попросить, чтобы ты мне взяла завтрак с собой. Соберёшь?

— Конечно.

— Док вчера посоветовал тебе не спешить и, если завалим пятерых, то из них брать одного и не спеша и без перенапряжения разделывать. Он говорит, что мы сможем за день сделать два рейса, и ты будешь иметь в день две туши.

— А ты что думаешь?

— Решай сама, но я, если ты после первого захода пойдёшь отдыхать, на второй полечу один, — Артём встал, в столовую он заходил из-за Лид. — Буду ждать в боксе. Поторопись.

— Хорошо.

— Док, — вспомнил Артём о вчерашней мысли. — Что у нас с оптикой? Бинокль интересует.

— Три тысячи за самый простой. Корпорации «Гемс». Тридцатикратное увеличение. Других нет.

— А прицелы? — Артём подумал, что можно обойтись и прицелом, если нужно будет посмотреть что-либо. Двух с половиной крат прицела на винтовке ему не хватало.

— Я бы не брал на твою другой прицел. Хороший прицел нужно брать с хорошей винтовкой. Тот  же Лока-31М неплох, но стоит полтинник.

— Ладно, попозже. — Пятидесяти тысяч кредитов у Артёма пока не было и он махнул пока на оптику рукой.

До бокса добрался по стеночке, но уже чувствовался прогресс: шёл теперь Артём уверенней и к стенке за помощью обращался реже. Мозг осваивал новое зрение семимильными шагами. Выяснилась ещё одна особенность «нового» зрения. При взгляде боковым зрением работало только обычное зрение, то же самое было при взгляде на объект, но без его разглядывания и задержки на нём внимания.

Новое зрение работало как нож, очищающий большой кочан капусты от листьев, сначала при взгляде на руку Артём видел кожу, как и все нормальные люди. Через несколько секунд прояснялись мышцы, кости. Взгляд как компьютерный томограф снимал слой за слоем. Далее проступали кости и сосуды с нервами, и лишь потом через несколько секунд на руке появлялась сеть жизненной системы и узлы структуры сознания. В итоге появлялась полная картинка руки. Рассеянный взгляд или постоянно блуждающий не давал взгляду проникать вглубь. Всё это касалось биологических объектов, с предметами неживой природы Артём пока не пробовал, да и не хотел. Хватало пока и того, что есть.

Забравшись в Скат, Артём расслабился и откинулся на сиденье. Проверил ещё раз, всё ли он забрал из кабинки с оружием и, убедившись, что всё в порядке опустил колпак и закрыл глаза. Обдумав своё положение, Артём пришёл к выводу, что его состояние, когда система жизненной энергии была излишне полна гораздо лучше его обычного состояния. Он лучше слышал и видел, мозг постепенно справлялся с нагрузкой, приходя в норму, давал чувство, что теперь работает лучше, быстрее и интенсивнее, слышал он вообще прекрасно. Единственный недостаток, состоящий в том, что пока страдала координация движений, на фоне преимуществ в виде усиленной работы зрения, обоняния, слуха и других органов чувств, не казался Артёму чем-то страшным, тем более, что координация постепенно приходила в норму и землянин предполагал, что со временем она тоже возрастёт, так как мозг работал в усиленном режиме.

От раздумий Артёма оторвала Лид, взявшая из личной кабинки оружие и забравшаяся в свой глейдер.

— Я готова, — передала девушка по внутренней связи, образовав личный канал и вызвав в него Артёма.

— Искин, открывай бокс, мы на охоту, — приказал Артём и передал Лид. — Ты ведёшь, я сзади. Летим на вчерашнее место.

— Поняла, — Лид подняла в воздух своего Ската и вывалилась из бокса. Следом вылетел и Артём, чувствовал он себя неплохо и полагал, что пока они долетят до места, он окончательно придёт в норму или будет близок к этому.

«Двойка» прошла над горным потоком по ущелью, вышла из горного массива и устремилась в саванну. Стадо буйволов они нашли в шестнадцати километрах от вчерашнего места совместной охоты. Завалив пятерых, - в этот раз Артём отстрелялся из рук вон плохо, четверых из пятёрки положила Лид, - партнёры включили «пугалки» и подкатились к тушам для разделки. Надев «спецуху» (спецкостюм для разделки животных), Артём занялся работой.

Работалось в этот раз легко и, разделав первого быка, Артём даже сам удивился: на переработку ушло чуть больше сорока минут. Зрение помогало, нож сам просился в те места, рассекая которые Артём добивался того, что шкура снималась легко и быстро. Мозг работал быстрее, и само собой появилось понимание внутренних законов разделки, подобно откровению. Загрузив быка в холодильную камеру, Артём разогнал энергию в жизненной системе, пока лебёдкой подтягивал вторую тушу, и проглотил собранный ему Лид завтрак. Работать в таком состоянии землянину понравилось.

Пока девушка копалась с первым, Артём закончил трёх, и когда Лид пришла помогать, уже сдёрнул шкуру с четвёртого. Девушка чувствовала себя лучше и вдвоём они разобрались с остатками четвёртого быка минут за пятнадцать. Рейс занял по времени чуть меньше пяти часов и после обеда они сходили ещё раз. Десять туш, из которых Артём две с половиной записал на Лид, принесли им двадцать семь тысяч, двадцать одна тысяча отошла лично Артёму. Лидрес тоже была довольна, но пожаловалась, что устала, и ушла спать. Артём, к этому времени освоившийся со своим новым состоянием, успел слетать и с семи до одиннадцати вечера успел завалить и переработать ещё пару буйволов, добавив на свой счёт ещё пять с половиной тысяч кредитов. В итоге его долг упал с шестидесяти двух тысяч до тридцати шести. Разговаривать в этот вечер Артём ни с кем не стал, а принял душ и, погоняв минут двадцать энергию в жизненной системе на сон грядущий, заснул сном младенца.

Жизнь Артёма в следующие два дня пролетели в таком же режиме с единственным отличием в том, что Лид пообвыклась и в день подняла свою долю с двух с половиной туш до трёх, но усталость брала своё, и в третий рейс с Артёмом она не летала. Артём же в день готовил стабильно десяток туш, к моменту прибытия грузовика уже погасил свою прямую задолженность корпорации «Неоромик» и имел на личном счёте в банке планеты Катар свои первые восемнадцать тысяч кредитов и в личном имуществе Скат, теперь уже собственный, и всё своё вооружение.

Грузовик прибыл к обеду, когда Артём с Лид возвращались с первого утреннего рейса, и пять туш они выгрузили сразу в него. С грузовиком прибыл уже в годах худой мужчина и, разгрузив пять тридцати-кубовых контейнеров, сразу спустил их в холодильный отсек базы. За ним из грузовика вышла молодая девушка лет семнадцати и, оглядев базу тёмными карими глазами, выбрала себе каюту и заперлась в ней, когда Артём принёс ей её вещи с грузовика. Парой опытных охотников оказались муж с женой, как и предупреждал Док, в возрасте сорока лет или чуть больше. Представившись как Ютан и Роз, чета деловито выгрузила свой багаж и глейдер Вулкан и тоже ушла обустраивать свою каюту.

С кораблём пришли глейдеры для Юты и новенькой, имени которой Артём не знал. Ленца, будучи в «двойке» Дока, от глейдера отказалась. Сам Док получил и выгрузил два контейнера с заказанным оборудование и материалом. Пожилой мужчина оказался инженером по имени Годен Род и прибыл он на базу для расширения холодильников и мелких работ по переустройству, если таковые понадобятся. Загрузившись за пару часов, грузовик ушёл с перегрузом в сторону посёлка…..

Глава двенадцатая

В жизни Артёма прилёт грузовика почти ничего не изменил, зато Док серьёзно взялся за реконструкцию базы. Первым делом он с помощью Голдена Рода расширил и модернизировал старую холодильную камеру, и поэтому туши хранились пока в контейнере. Инженер привёз с собой в контейнерах горнопроходческий комплекс и восемь роботов и за пару суток довёл ёмкость холодильной камеры до тысячи кубометров, установил дополнительное оборудование и, сдав первый объект, занялся созданием новой полости под второй холодильник.

Работал он быстро и его роботы суетились круглые сутки. Опустив ниже шахту грузового лифта, Род занялся организацией нового этажа. За какие-то трое суток он произвёл выемку почти трёх тысяч кубометров скальной породы и установил на новом этаже перегородки, организовав морозильный склад на две тысячи кубометров и несколько подсобных и складских помещений. Двое суток ушло на установку оборудования и работу по организации дополнительного причала для грузовиков.

Досталось и жилому отсеку: расширив и удлинив этот этаж, Док довёл количество кают до пятнадцати и сделал перепланировку, увеличив бокс для вылета глейдеров, столовую, кухню и остальные помещения этажа. В итоге каюты увеличились в полтора раза, а на базе могло жить без проблем тридцать колонистов. Столь масштабная реконструкция была завершена всего за девять дней и Годен Род, получив расчёт, улетел: за ним пришёл небольшой грузовик, вызванный специально для него.

Артём, посмотрев на роботов, неожиданно для себя ими заинтересовался и вдруг с тоской ощутил, что скучает на базе, несмотря на то, что работы было у него невпроворот. Это послужило причиной разговора, состоявшегося между ним и Доком на второй день реконструкции.

Док, как обычно по вечерам, сидел в столовой и разговаривал с Ленцей, когда зашёл Артём, предложил ему присесть рядом.

— Вижу, что хочешь о чём-то серьёзном поговорить?

— Да, — Артём посмотрел по сторонам, показывая, что разговор конфиденциальный.

— От Ленцы у меня секретов нет, — по-своему понял жест Док.

— Я хочу переговорить насчёт нашего с тобой договора о моём обязательном проживании на базе шести месяцев, — начал излагать проблему Артём.

— И? — Док поняв, в чём дело, нахмурился.

— По закону я должен добывать тонну живым весом в сутки. Это всего пятьсот килограмм в виде мяса, — не обращая внимания на хмурую физиономию Дока Марса, продолжил Артём. — За шесть стандартных месяцев с меня тебе будет всего девяносто тонн.

— Значит, тебе тут не нравится, и ты хочешь отсюда улететь? — Озадаченно почесал подбородок Док. — Я полагал, что тебя всё устраивает. Девчонку ещё одну тебе выделил. — Рита Манит действительно проходила стажировку и обучение в «двойке» Артёма и Лид. Док, как понял Артём, зная, что он так и живёт один, а не вместе с Лид, решил дать ему в «двойку» ещё одну девушку, полагая, что возможно она понравится Артёму.

— Спасибо, Док. Только с такой работой не до женщины, да и они после двух рейсов валятся спать как убитые. Какой тут секс и развлечения, — отмахнулся от последнего предложения Дока Артём и вернул разговор в прежнее русло. — Так вот, ты, Док, видишь, что я не отлыниваю и в день десяток туш буйвола делаю. Это по весу пятнадцать тонн в минимуме. Моё предложение такое: я работаю в таком темпе, пока не набиваю вес в три сотни тонн, и после этого ты разрываешь договор.

— И куда ты потом? — Осторожно задал вопрос Док.

— Хочу слетать в посёлок, потом в Колонизационный Центр. Осмотреться. Я ведь на этой планете нигде не был. Мне просто интересно. Возможно, я вернусь, возможно, нет, но просидеть всю жизнь на этой базу я не хочу.

— Ладно, уговорил. Три сотни тонн, и проваливай. — Док рассердился, но неожиданно скинул Артёму пакет договора, в котором стояла его подпись с надписью «Договор расторгнут». — Доволен?

— Спасибо, Док. Ты настоящий человек, — улыбнулся Артём.

— Ты мне нравишься, парень.

— Я не спешу, но, похоже, что ты меня выгоняешь.

— Отпускаю. Это вернее, но не забудь, что я рассчитываю на твоё слово и триста тонн в моём холодильнике. Иди. Вижу, ты собрался спать…

Отношения в «двойке» Артёма, когда он по просьбе Дока взял к себе Риту Манит, сначала были напряжённые. Лид дулась на Артёма: она была изначально против. Потом, поняв, что Артём ничем не выделяет темноглазую стройную, спортивного телосложения Риту, успокоилась и её обида сгладилась сама собой. Рита со своей стороны держалась доброжелательно и ровно и постепенно две девушки подружились.

Артём быстро понял выгоду от вхождения третьего грейдера в команду. В три глейдера удавалось погрузить восемь туш и за два рейса «группа» доставляла их шестнадцать. Две с половиной отходили Лид, полторы туши падало Рите, двенадцать туш успевал переработать Артём. Работая под «разгоном», как называл своё новое состояние землянин, он успевал разобраться за рейс с шестью тушами, тратя на каждую не больше тридцати пяти минут, при этом группа успевала сделать рейс за пять часов. В третий рейс, перед заходом солнца, Артём летал один и привозил ещё две туши, так как обе напарницы валились с ног. Таким образом, заработок Артёма в день вырос до двадцати пяти тысяч с учётом того, что треть уходила Доку, как владельцу базы.

К тому времени, когда реконструкция базы была завершена и инженер улетел, Артём имел на счёте чуть больше двухсот пятидесяти тысяч и под двести тонн мяса, сданного Доку. Следующая неделя принесла Артёму полный расчёт с Доком, хотя он и не настаивал, но в день, когда на его балансе количество тонн достигло цифры триста, кивнул Артёму, что видел, и выкинул учётный лист. Сумма на счёте землянина перевалила за отметку в четыре сотни и продолжала расти.

Дог был доволен: на базе в день готовилось как минимум пятьдесят туш буйволов и его дела, как и баланс на счёте, шли вверх. Прошло семнадцать дней с прилёта первого грузовика, в холодильниках базы лежало почти полторы тысячи тонн мяса и, прикинув ситуацию, Док связался с посёлком и заказал средний грузовик через три дня, рассчитывая забить его до предела: пилоты охотно брали перегруз, так как за него у них шла премия.

— Рони, — обратился к главе посёлка и представителю в нём же корпорации «Неоромик» Рони Коксу Док, когда закончил заказ грузовика и сбросил заявки людей, живущих на базе.

— Говори, время дорого.

— Что у тебя с людьми? У меня всего девять человек вместе со мной. Один хочет слетать к тебе в посёлок и Колонизационный Центр. Проветриться, говорит, хочет, осмотреться. Парень толковый. В день бьёт двадцатку тонн, в работе зверь.

— Удержи его, если так хорош.

— Он скорее всего вернётся, но дело не в нём. Можешь помочь с людьми?

— С этим тяжело. У меня из сорока баз не укомплектована людьми ни одна. Пятнадцать баз пустуют, как та, что ты прибрал к рукам, — лицо Фокса в мониторе связи нахмурилось. — Даже не знаю чем тебе помочь, Док. Корабль с колонистами будет через месяц, но там из шести тысяч «Неоромику» дадут не больше пяти сотен. На меня придётся сорок человек. Вот такая ситуация. Ты ведь хочешь свободных невольников и при этом нормальных.

— Сколько?

— Не могу! Нет людей! — Фокс отрицательно помотал головой, но по взгляду Док понял, что вариант у Рони есть.

— Рони, мы с тобой седьмой год знакомы.

— Тут вроде бы Ганс рабов у контрабандистов отбил. Работали на плантациях в глуби континента. Я их видел. Семнадцать более или менее вменяемые. Провели реабилитацию в Медицинском Центре. Двенадцать желают начать новую жизнь и готовы подписать договор с «Неоромиком». Четверых могу дать.

— Полная блокада памяти?

— Нет, память полностью стёрли и поверх наложили чужую. Я их оформил, как «новичков». — Док до конца «кухни» Рони Фобоса не знал, но говорили, что он крутит немалыми деньгами и связан с людьми высокого полёта.

— Если ты гарантируешь, то конечно беру.

— Шестьдесят штук, и они твои.

— Хорошо, — Док не собирался торговаться и согласно кивнул. — Сделай им частный договор со мной на год.

— Я решил ещё один твой вопрос, но были большие расходы и вынужден повысить цену ещё на сто тысяч, — поднял на Дока глаза Рони.

— Рвёшь меня куски, — Док хмуро улыбнулся, но согласно кивнул. Речь шла об оценке базы Дока после ремонта. Док, вложив своих семьсот тысяч в оборудование и расширение базы, фактически увеличил её объём в четыре раза. Обдумав ситуацию, он договорился с Рони Фобосом, что тот, заплатив нужным клеркам, переоформит стоимость базы, увеличив её тоже в четыре раза. Таким образом, база теперь оценивалась, после того, как Рони решил вопрос положительно, в десять миллионов восемьсот тысяч. Док, когда возникла у него такая идея, сразу выкупил базу у корпорации, и по договору покупки следовало, что если Док решит вернуть базу корпорации, через любой срок, то она обязуется её выкупить за восемьдесят процентов её цены. Таким образом, провернув эту сделку с Рони и заплатив ему за это полтора миллиона, Док мог вернуть базу «Неоромику» и получить восемь миллионов шестьсот тысяч кредитов. Док на этом деле, вложив пять миллионов своих личных средств, ловил чистыми ещё три с половиной миллиона.

— Ладно, если у тебя всё, то пока, — Рони Фобос, увидев, что Док решил с ним все свои вопросы, отключился.

На самом деле эту идею родил Док не сам. Ему её подсказала Ленца, в которую бывалый охотник был влюблён, считая, что, наконец, нашёл свою половину. Ленцу тоже в общем-то устраивал Док Март. Быстро сообразив расклад на базе и определив Дока, как способного и сильного мужчину, она к нему примкнула. Пара получалась под стать друг другу, с доходом при добыче на базе в полсотни туш в день под два миллиона в месяц, из которых десятая часть шла Ленце на счёт из заработков пары. Со временем Ленца рассчитывала на увеличение её доли до половины, женив на себе Дока, но тот хоть и был влюблён в женщину, упорно говорил о годичном испытательном сроке совместной жизни….

Глава тринадцатая

Для Артёма все эти семнадцать дней слились в череду из сна, работы в состоянии разгона, сам разгон, перехода опять в сон с небольшими перерывами на еду, душ и бессмысленные разговоры. На утро восемнадцатого дня, когда за завтраком в столовой Док объявил о прилёте через пару-тройку дней среднего транспортного грузовика, равнодушие с Артёма слетело, как и желание побольше заработать, раз уж больше делать было нечего.

За эти дни его тело окрепло. Постоянный тяжёлый труд на воздухе вместе с обильным питанием и большой скоростью движения жизненной энергии тёмно-зелёного цвета из-за насыщенности и большой концентрации в системе сделали тело Артёма сильнее. За это время сила и выносливость любого новичка выросла в два, а то и в три раза и напарницы Артёма летали с ним на все его три рейса, но Артём чувствовал, что достиг предела своего физического развития. При своём небольшом росте он раздался в плечах, плотность мышечной ткани возросла, тот немногий жир, которой он имел раньше, исчез вообще, а походка приобрела лёгкость и динамичность. Артём чувствовал, что справится как с ребёнком с превосходящим его на голову по росту и в два раза ширине плеч Доком Мартом, хотя тот был далеко не слабым человеком, прожившим в таком изматывающем и тяжёлом труде не один год.

Система жизненной энергии Артёма теперь разительно отличалась от первоначальной. Силовые линии и узлы выросли в диаметре в два раза и вмещали в себе как минимум в четыре раза больше энергии, чем раньше, а учитывая, что концентрация её теперь была предельной, а цвет тёмно-зелёным, почти чёрным и текла она в три раза быстрее, чем раньше, не требуя для этого никакого «разгона», то Артём и сам затруднялся оценить объём своей жизненной энергии в системе.

Вместе с телом и жизненной системой у Артёма пропорционально выросли узлы и силовые линии, ранее бывшие голубого цвета. Они тоже увеличились в два раза по размеру, а цвет этой системы изменился с голубого на тёмно-синий. Скорость в этой системе также возросла. Артём интуитивно догадывался, что это не «промежуточная» система, как сказал ему «Чёрный кот», но настоящего её назначения и функций не знал и не понимал. Догадывался только, что это система, обособленная от системы структуры сознания тёмно-жёлтого цвета, пылающей прозрачным огнём и тоже пропорционально увеличившейся.

Заняться изучением систем у Артёма не было времени, так как, слетав в три рейса и привезя группой двадцать четыре туши, он, хоть и не уставал, но очень сильно нуждался во сне: организм развивался и переходил на новые ритмы работы и требовал отдыха и сна. Заканчивали они теперь раньше и Артём, разогнав системы, приняв душ и раздевшись, сразу ложился спать и дрых без задних ног до следующего утра. Постепенно нужда в продолжительном сне начала спадать, подтверждая мысли Артёма, что он подходит к пику физической формы, которого можно добиться, имея его начальные данные.

— Значит, через два дня, — Артём посмотрел на Дока, тот кивнул в ответ. По договорённости с Доком Артём не афишировал своего желания съездить в посёлок и Колонизационный Центр, чтобы не провоцировать других.

— Я жду не дождусь своего нового Вулкана, — Стан и Юта, как все и ожидали, наконец, сошлись, и Юта перекочевала в каюту Стана. Теперь они брали себе Вулкан, оставляя одного Ската, второй они продали Доку, и покупали новые ружья и ещё кое-что по мелочёвке. Оба выглядели довольными друг другом и жизнью.

— А ты что не возьмёшь себе что-нибудь помощнее твоего Ската?. — Поинтересовалась у Артёма Юта.

— Да вроде пока хватает, — равнодушно пожал плечами Артём.

— Нас трое, мы готовим в день двадцать четыре туши за три рейса, — объяснила за Артёма Рита. — И так едва успеваем вернуться за час до захода солнца. Нам с Лид удаётся на двоих заготовить за день восемь, иногда девять туш. Остальное идёт Артёму. Ты не поверишь, но Артём, сделав свою работу, залезает в свой глейдер и дрыхнет как младенец. Говорит, что нас ждёт. Совсем обленился, — девушки рассмеялись, пятнадцать туш готовил только Док, это было очень много и требовало немало сил и труда.

— Спит? — Действительно не поверила Юта и удивлённо раскрыла глаза.

— Ага.

— Артём, если ты днём спишь, чем ты занимаешься по ночам? — Шуточки о неприступности Артёма и его нежелании вступать в сексуальные отношения уже стали привычными.

— Сплю, — Артём бы и сам был не прочь поваляться на кровати с Ритой, девушка в отличие от Лид не требовала ничего взамен и этим нравилась Артёму больше, да и фигурка у неё была получше, но возвращаясь в свою каюту и приняв душ, валился на кровать и спал до утра. Это немало огорчало девушку, которая чувствовала, что нравится Артёму, и каждый вечер ждала от него звонка.

— Ладно, — закончил трапезу Док. — Мы с Ленцой отчаливаем. Встретимся за ужином.

— Пока, — жители базы потянулись из столовой на выход…

Следующие два дня Артём решил поднапрячься и поработать в полную силу.

— Девчата, у меня к вам просьба, — три Ската резво вышли из ущелья, и пошли в саванну. Говорил Артём по образованному Лид персональному каналу.

— Выкладывай.

— Наконец-то решился меня пригласить к себе в гости вечером, — Рита перекочевала жить к Лид и девушки теперь спокойно шутили между собой и Артёмом на эту тему.

— Я не против, но вас двое, а я один, — привычно отшутился Артём и сказал уже серьёзно. — Я улечу с базы вместе с этим грузовиком. Об этом никто не знает, кроме Дока и Ленцы, и не должен узнать, пока я не улечу. Хочу осмотреться в посёлке и съездить в Колонизационный Центр. Глянуть там, что к чему. Так что вы станете полноценной «двойкой».

— Жаль.

— Ты вернёшься?

— Не знаю, Скат я продам Доку, оружие тоже. Если буду возвращаться, то куплю себе новое, помощнее.

— Разумно, там оно дешевле, — согласились напарницы.

— Просьба моя в том, что я хочу сегодня сделать три рейса побыстрее и пораньше освободиться, — Артём собирался сегодня вызвать «Чёрного кота» и переговорить с ним. Сам он пока не видел, куда дальше развиваться, и хотел переговорить с «Чёрным», как он называл его кратно. — Я буду работать в полную силу, — предупредил девушек Артём. — Потом, если у вас останется время, вы слетаете в четвёртый рейс сами. Хорошо?

— Ну, давай попробуем, — согласились напарницы, а Лид добавила. — У меня к тебе одно условие.

— У меня тоже, — не растерялась следом Рита.

— Какое?

— Мне любопытно, что ты скрываешь от меня в своих штанах?

— Ага, так уедешь с концами, и мы останемся до конца жизни заинтригованными до потери пульса — девушки звонко рассмеялись.

— Я сегодня не могу, и останется только завтрашняя ночь, а вас двое, — решил отбояриться от девушек Артём.

— Лид, делим ночь на две равноценные половины?

— Я согласна на то, чтобы завтра Артём переночевал у нас в комнате.

Разговор девушек Артёму не понравился.

— Артём ты согласен на наше условие?

— А если я не оправдаю ваших надежд?

— Ты их уже не оправдал, но зато не будет этой тайны, и мы спокойно состаримся и умрём. Не заинтригованными до крайности, — девушки дружно рассмеялись.

— Договорились. Бьём восемь, как обычно…

Артём разогнал свою жизненную энергию до предельной скорости, плотно забил желудок, проглотив несколько кусков мяса, прихваченных с собой по обыкновению, и погнал Ската к первому месту, где они обычно охотились на предельной скорости. Девушки помчались за ним. Отстрелявшись как обычно, группа подкатила к первой партии из восьми буйволов.

Тело слушалось идеально, навыки были выработаны, нож сам пел и надсекал тушу в привычных местах: Артём, пока каждая из девушек управилась с тушей, успел разобраться с шестью. Три рейса в этот день закончили в семь часов со счётом восемнадцать Артёму, шесть туш разделили между собой девушки.

— Вы ещё успеете сделать рейс и привезти по туше или три на двоих, — Артём выгрузил свой глейдер и пожелал удачи напарницам в их первой охоте без него.

— Будет три на двоих, — девушки вылетели из бокса, помахав Артёму рукой.

Артём не спеша вымыл мошной струёй воды глейдер, вычистил как обычно оружие и, закончив с делами, отправился в столовую. Есть землянин не хотел, но предвидя передачу «Чёрному» одного эрга энергии, что было сейчас для Артёма не столь уж и большой потерей, плотно подкрепился и, набрав тарелку еды, ушёл в свою каюту. Приняв душ после трудового дня и смыв пыль, Артём проверил состояние своего организма и, мысленно представив образ «Чёрного кота», несколько раз громко, опять же мысленно, позвал того к себе.

Буквально через секунду в каюте вспыхнул лёгкий туман, сгустился и преобразовался в знакомое Артёму существо. Землянин был готов к появлению существа, и смог «разглядеть» все стадии появления «Чёрного» «внутренним» зрением, комбинированным с простым.

— «Я здесь», — существо приблизилось к Артёму и с интересом его разглядывало. — «Вижу пребывание в этом мире пошло тебе на пользу. Ты изменился».

— «И тебе привет».

— «Здравствуй. Я так понимаю, что ты вызвал меня не просто так. Есть поручение для меня?» — Закончив разглядывать Артёма, «Чёрный» перешёл к делу.

— «Нужен совет и ответы на кое-какие вопросы. Эрг энергии я дам, только получив исчерпывающие и удовлетворяющие меня ответы», — Артём сам с интересом разглядывал «Чёрного» и составил о нём примерное представление, но отложил обдумывание увиденного на потом.

— «Некоторые ответы стоят дороже, чем один эрг».

— «Раз я тебя вызвал, то согласен тебе его дать, раз ты появился, то согласен на минимальную плату в один эрг».

— «Логично, но сначала я бы хотел узнать, какие тебе нужны ответы?»

— «Первый вопрос», — Артём тоже не считал нужным терять на разговоры время. — «Что это за система, которую ты назвал промежуточной частью». — Артём показал на тёмную синюю систему. — «В чём её функция?»

— «Это действительно часть структуры сознания. В разных мирах она называется по-разному, и есть у любого представителя твоей расы, но в разном состоянии, от зачатков до очень больших, но последних единицы. У тебя зачаточная, но это поправимо. Простыми словами, понятными и тебе, это система магической энергии, но тут магического и сказочного нет и капли. Я так говорю тебе потому, что это самое близкое понятие для тебя. Вся энергия структуры сознания одинакова по значению, но у некоторых рас имеются узлы, которые из общей массы этой энергии выделяют более «лёгкие» фракции. Это твоя жёлтая энергия и более «тяжёлые» фракции энергии, образующие у тебя магическую систему. Упрощённо магической энергией эту фракцию называют потому, что она ближе к материальному миру и позволяет создавать из себя предметы при определённых условиях или конструкции заклинаний, являющихся спусковым курком энергетических преобразований или воздействий. Сами по себе заклинания тоже могут воздействовать на объекты», — «Чёрный» приблизился к Артёму. — «С моей точки зрения это наиболее полный и обстоятельный ответ. Я могу получить свой эрг?».

— «Полным бы я его назвал только тогда, когда ты добавил бы к своим словам пару заклинаний, научив меня ими пользоваться и способ, приемлемый для меня, с помощь которого можно эту систему развивать».

— «Многовато за один эрг».

— «Ладно, пока ответь мне на второй мой вопрос, а там посмотрим», — уверенно взял нити разговора в свои руки Артём. — «Что ты можешь рассказать мне о жёлтой энергии структуры сознания, я и сам догадываюсь обо всём, но хотелось бы точного и ясного ответа».

— «Энергия пси или её ещё называют ментальной энергией. Это более высокая и лёгкая фракция энергии структуры сознания и так как она дальше от материального мира, то легче проникает в более высокие планы бытия, но при этом ею можно манипулировать и в материальном мире. За счёт энергии сознания ты видишь меня в надреальной плоскости, при этом твоё тело видит органами зрения в реальности, хотя это несколько грубое сравнение, но это так. С помощью этой энергии можно делать необычные вещи с точки зрения не владеющего этой энергией и знаниями о ней существа. Мысленно протяни руку к листку бумаги, лежащему у тебя на столе. — Артём выполнил пожелание «Чёрного» и листок бумаги омыл поток жёлтой энергии структуры сознания. — «Теперь сконцентрируйся на листе и подними его в воздух». — Артём сконцентрировался, до этого размытая почти едва видимая энергия сформировалась в прозрачный щуп, Артём потянул им листок вверх и листок поднялся в воздух. — «Тренировать её можно подобными приёмами, работая ею. Я достаточно рассказал и показал для одного эрга». — Артём и сам считал, что на настоящий момент узнал немало, в любом случае не меньше того, за что заплатил эрг в первый раз.

— «Я согласен, но у меня не закончились вопросы».

— «Рассчитайся, и мы продолжим»

— «Держи», — Артём мысленно представил шар и его цвет, по которому определял концентрацию, образовалась тонкая силовая линия, на её конце образовался шар, и когда концентрация энергии достигла нужного цвета, Артём мысленно оборвал связь с шаром. «Чёрный», как только линия Артёма исчезла, тут же впитал в себя энергию, бросив к ней свою силовую линию, и засветился явно ярче. Потеря энергии отозвалась головной болью, но несильной и Артём быстро оправился, потеря примерно десятой части ментальной энергии сейчас ему ничем не грозила.

— «Время дорого, перейдём к делу», — «Чёрный», получив один эрг ментальной энергии, не только стал чуть ярче, но и как показалось Артёму чуть больше, но это впечатление было слишком субъективно, и он его отбросил.

— «Я понял, что развивает систему её активное использование. С жизненной и пси-энергией пока понятно, но с энергией, состоящих из тяжёлых фракций, я так ничего и не понял. Кроме того, я хотел бы иметь книгу или иной источник знания о развитии и практическом использовании всех трёх систем, с реальными примерами. Достаточно начальных знаний, приёмов и заклинаний».

— «Сколько ты готов заплатить?»

— «Одномоментно», — Артём прикинул, что в его структуре сознания ещё примерно десяток эргов, в прошлый раз у него было не больше двух, и один он отдал, и нерешительно произнёс. — «Могу дать восемь и даже девять, если это не грозит мне чем-либо серьёзным или не повредит моих структур, но это если сделка стоящая».

— «Девять эргов. Ты восстановишься примерно через два часа. Мне надо подумать», — Артём почувствовал, что «Чёрный» очень заинтересован, и обдумывал, как ему не прогадать.

— «Скажи мне, а есть ли способы хранения и энергий? Можно ли мне накопить ментальную, магическую или жизненную энергии, а потом ими воспользоваться или, к примеру, обменять их у тебя на что-либо нужное мне?

— «Очень хороший и своевременных вопрос. Цена один эрг, и получишь ответ».

— «Это нужно не только мне, но и тебе. Ведь я могу накопить энергию и приобрести у тебя что-нибудь нужное мне. Это поможет торговле между нами». — Артём улыбнулся.

— «Пол-эрга в таком случае».

— «Ты что-нибудь решил по моей первой просьбе насчёт книги или чего-то подобного?»

— «Жизненная энергия может передаваться только между носителями тел и объём её хранения и выработки зависит только от объёма системы другого живого существа. Ментальную энергию можно передать, но без структуры сознания она быстро рассеивается и если этой энергией не воспользоваться, она пропадёт. Энергию тяжёлых фракций структур сознания хранить можно, но она со временем тоже рассеивается, хотя и не так быстро», — «Чёрный» помолчал и через секунд десять продолжил. — «Я вложу тебе в голову подобно гипнопрограмме несколько простейших магических заклинаний с примерами, несколько простейших приёмов владения пси-энергией и информацию о возможностях хранения и передачи энергий. Это будет равноценная сделка, так как если ты будешь считать меня обманщиком, то не вызовешь в следующий раз. Ты мне передаёшь все девять эргов».

— «Разумно».

— «Тогда создавай ментальный шар и накачивай его до максимального размера и передай его мне. Ты однозначно потеряешь сознание, и я смогу в него проникнуть и образовать в структуре твоего сознания небольшой узелок. Чтобы он заработал, тебе просто будет достаточно вспомнить нашу сделку и подумать слово «кот», тогда узел раскроется, и ты сможешь неоднократно туда обращаться как к книге, но только она будет в твоей голове. Кроме того ты сможешь туда вкладывать и свои знания. Я считаю, что девяти эргов платы за создание этого узла и вложенных в него знаний недостаточно, но ты сам решишь, стоит или нет это доплаты и если стоит, то сколько».

— «Договорились», — Артём реально считал, что потеря девяти эргов для него не смертельна и восполнима, а если даже его обманут, то стоило попробовать: он мог получить, на его взгляд, много, а потом ещё столько же додумать сам, как это получилось с жизненной системой.

— «Начинай».

— «Погоди, у меня ещё один вопрос».

— «Что ещё?»

— «Скажи, можно ли мне вернуться назад в мой мир?»

— «Можно, но для этого нужно уметь создавать порталы и иметь необходимый объём энергий. Я тебе в этом помочь не могу, но ты можешь сам со временем овладеть знанием перехода между мирами, и вернуться в свой мир. Пока же у тебя крошечный запас энергий и это тебе недоступно», — «Чёрный» не хотел терять время и говорил быстро, а потом вернулся к своему. — «Начинай. Не будем терять времени».

Артём создал ментальную лиловую линию и выдул из её конца шарик. Приём был ему известен, и это быстро удалось, потом разогнал максимально жизненную систему и начал мысленно надувать шар ментальной энергией и она послушно в него потекла. За полчаса он довёл шар до диаметра в половину метра и вогнал в него столько, что от напряжения висел на краешке сознания, потом обрезал мысленными ножницами пуповину, ведущую к шару.

— «Осталось ещё чуть меньше эрга у тебя и одиннадцать эргов в шаре», — услышал он мысленный посыл «Чёрного» перед тем, как потерять сознание….

Очнулся Артём с сильнейшей головной болью и слабостью: мысли в голове едва шевелились. «Чёрного» уже не было. Собрав всю свою силу воли и вспомнив о сделке, землянин мысленно прошептал слово «кот», тут же перед его внутренним взором возникла книга и раскрылась. Артём не стал её читать, слишком уж болела голова и просто пролистав, захлопнул, отчего та исчезла. Убедившись, что кот его не обманул, он начал мысленно разгонять жизненную энергию в системе, стараясь как можно быстрее восстановиться. Дело и без помощи Артёма шло на лад, но помощь не помешала, и через полчаса слабость исчезла, а головные боли прошли. Взглянув на часы, они показывали час ночи, Артём понял, что провалялся без сознания как минимум три или четыре часа. Пустой кишечник недовольно урчал и Артём подкрепился, опустошив тарелку и выпив пару стаканов воды из графина на столе.

Самочувствие приходило в норму, энергии в системах возвращались к своему тёмному цвету и, погоняв минут двадцать энергии в системах и добившись, чтобы они неслись с максимальной скоростью, Артём спокойно уснул. День, по его мнению, был прожит не зря. Получена новая информация, которую следовало тщательно обдумать, проанализировать, сопоставить с другими данными и постараться выжать из неё максимум возможного…

Глава четырнадцатая

Проснулся Артём, как и все последние дни, в прекрасном настроении, что говорило о том, что он полностью восстановился. Так оно и было, взглянув на своё тело и сконцентрировав взгляд на нём, Артём дождался, когда перед ним развернулись все его системы. На это ушло всего полминуты, землянин убедившись, что концентрация энергий в системах максимальная, то есть тёмного, почти чёрного цвета, разогнал энергии до максимальной скорости. От пятиминутного «разгона» настроение и состояние Артёма только улучшилось, и он перевёл свой взгляд с себя на комнату, отчего вид его систем пропал и растворился. Артём сладко потянулся, пару минут полежал, наблюдая за лучиками утреннего солнца, проникающих сквозь бронированное окно, маскировочную сеть с защитной решёткой, и решив, что пора, начал вставать с кровати.

Душ принёс свежесть. Закончив с несложными утренними процедурами, Артём натянул комбез и отправился в столовую. На часах имплантанта перед внутренним взором стояло семь часов сорок минут. В столовой все уже собрались и, поздоровавшись, Артём набрал себе варёного мяса, галет и кружку бодрящего напитка. Как только перешли с коллективного на индивидуальный принцип работы, Док на складе откопал старый кухонный комбайн, похожий на шкаф, и установил его в столовой, подчинив искину базы. Это решило проблему готовки пищи. Искин готовил несколько простейших блюд, но всё же это было лучше, чем есть сублимированные концентраты. Кто хотел, мог сам сготовить себе или на всех членов базы, но пока таких желающих не находилось, так как все предпочитали больше проводить времени на охоте, чем на базе. Людей звал к себе золотой телец наживы и они бежали за ним, тем более, что искин следил за калорийностью и качеством пищи и она была хоть и простой, но достаточно вкусной, чтобы не вырвало прямо за столом.

За завтраком в столовой особо не болтали: «Привет», «Привет», «Как дела?», «Нормально», «У тебя?», «Как обычно», «Гиен и шакалов многовато», «Постреляем сегодня». Гиен и шакалов просто отстреливали время от времени, чтобы не мешали. Возиться с их шкурами никто не хотел. Проще было ободрать одного буйвола и получить две с половиной тысячи кредитов, чем возиться с пятью гиенами или шакалами. Гиены и шакалы быстро привыкли к низкочастотному сигналу и, хотя близко не подходили, но могли выкинуть «шутку», подкравшись, незаметно оторвать кусок мяса от туши, а то и вообще броситься на охотника. Постреляв для острастки пяток гиен и разогнав шакалов, «двойки» их туши не забирали, радуя самих же гиен и шакалов трупами соплеменников, над которыми шла настоявшая грызня за лучший кусок.

Артём позавтракал и спустился в бокс для вылетов, закинул всё оружие в Скат, забрался сам и, дождавшись, когда Лид создаст общий для их группы канал, подключился к нему.

— Поехали?

— Ты сегодня проспал, — голос Риты. — Я готова.

— Да, потопали, — голос Лид. — По обычному маршруту?

— Есть повод поменять? — Спросил Артём.

— Да нет.

— Как вчера слетали?

— Как и говорили. Три туши на двоих. — За разговорами глейдеры группы вылетели из бокса и пошли вдоль горного потока на дне ущелья в сторону саванны. — Ты сегодня тоже хочешь опять пораньше освободиться или дотемна?

— Это зависит от вас.

— Значит, о своём обещании не забыл. Хорошо. Тогда делаем три быстрых рейса, как вчера, и на базу. Нам шестерых на двоих хватит.

— Можно и четыре сделать.

— Нет, Артём. Такой номер у тебя не пройдёт. Мы не будем сегодня работать до измождения. Заодно приготовим что-нибудь вкусненького. Лид вчера выиграла в карты у Юты бутылку «Стрима». У нас, правда, и свой запас алкоголя есть , но пить разведённый спирт с ароматическими добавками и пить настоящий «Стрим» - разные вещи.

— Значит, решили мне устроить проводы?

— А как же, ты хоть и представляешь собой бесчувственный чурбан, но вообще-то наш напарник. Жалко, уезжаешь. Привыкли к тебе уже.

— Впереди стадо, и пора заняться делом, — за разговорами вышли на свою обычную утреннюю точку…

Работу завершили, как и вчера, в семь часов, Артёму пришлось опять восемнадцать туш и по три напарницам, но землянин успел ещё пострелять шакалов и гиен на всех точках маршрута, дожидаясь девушек. Разгрузились, привели технику и оружие в порядок. Девушки ушли раньше, оставив домывать глейдеры Артёму: сказали, чтобы подтягивался через часик, нужно сготовить ужин и «попудрить носик». Артём лишь кивнул в ответ. Закончив с делами, Артём принял душ, надел свежий комбез, старый бросил в стирку и отправился в гости к напарницам…

Жили девушки скромно. Артём, первый раз попав к каюту к напарницам, огляделся и по приказу Лид снял обувь: на полу был расстелен ковёр. Отличия от каюты Артёма были небольшими, но были: комната была разделена поперечной гардиной и шторой на две части. За шторой у окна стояли по правой и левой стене две кровати с прикроватными тумбочками, и был расстелен ковёр. На окне тоже шторы на всю стену. На стенах над кроватями фотографии и картинки, а на самих кроватях по три подушки в симпатичных наволочках. В «спальне» получалось довольно уютно. У входа в «гостиной», как назвала эту часть комнаты Рита, стол, стулья, на полу ковёр, с левой стороны, как и у Артёма, встроенный в стену шкаф. На правой стене полка с парой книг и коробка стереовизора с квадратиками инфоносителей для него.

— С малым транспортом заказали, на котором инженер улетал. Привезли его и имфоносители: музыка, фильмы, панорамы, — заметив интерес Артёма, объяснила Рита. — В общем есть, что послушать и посмотреть, вот только со временем не очень.

— Хватит болтать. У нас мужчина в гостях, — Лид перенесла в центр прихожей стол, Артём вежливо помог, и расставила стулья. — Садитесь. Рита, давай включи чего-нибудь.

— Пару минут. Надо перенастроить: стол поменял место. — Девушка задвинула шторы в спальню, выключила свет, и минуты через три села в полумраке за стол. — Сейчас. Это моё любимое место. Открывай бутылку, Артём, и разливай по стаканам.

Артём открыл бутылку и пока разливал вино, со всех сторон к столу потянулись тонкие лазерные лучики. После этого они прошлись по всем предметам в гостиной, задержались на шторах, потом аппарат пару минут погудел.

— «Старьё», — услышал недовольный шёпот Риты Артём.

Наконец, видимо закончив с настройкой, аппарат заиграл негромко лёгкую музыку, со всех сторон вспыхнули лучи, которые объединившись между собой, преобразили комнату: Артём с напарницами сидел на берегу синего моря и смотрел, как по нему бежали барашки волн.

— Здорово, — не удержался от удивлённого восклицания землянин.

— Минутку, сейчас кондиционер включу. Вообще улетишь, — Рита улыбнулась, и со спины Артёма подул лёгкий ветер. — Неплохо, да?

— Правда, мы в комбезах тут не очень смотримся, но мне нравится, — Артём смутился: звучало как-то двусмысленно.

— Предложение принято, сбрасываем комбезы, — девушки скинули верхнюю одежду, оставшись в трусах и майках. Артёму ничего не оставалось делать, как последовать примеру, но когда одежда исчезла, картинка улучшилась.

— Ну что, за посещение нашей каюты Артёмом, — первый тост предложила Лид. — Я уже и не думала, что мы тебя сюда заманим….

Вечер, устроенный напарницами, Артёму понравился. Ужин, хоть и немудрёный, резко контрастировал с тем, что они обычно ели, хоть и был приготовлен из тех же продуктов. Терпкое вино, со вкусом, похожим на земную бруснику, шло на ура. Сначала они пили на побережье, потом переместились по просьбе Лид на заснеженную горную вершину с мчащимся горным потоком внизу, потом сидели на берегу реки и разглядывали порхающих бабочек размером с кулак, а оттуда отправились в оазис в какой-то пустыне с небольшим голубым озером. Всё это под шутки и болтовню.

Покончив с бутылкой «Стрима», мягко перешли на смесь спирта с водой и ароматической добавкой, приготовленной по рецепту Риты. Пойло Артёму тоже понравилось. Качаясь на волнах лёгкого и расслабляющего опьянения, Артём выиграл в карты у Риты её бельё, но сам в пух прах проигрался Лид, та тоже сидела в плавках, последнем оплоте здравомыслия. Через некоторое время игра пошла на поцелуи и так как Артём был самым слабым игроком, он раздаривал их направо и налево. Потом Рита решила сходить «по своим делам» и исчезла в водах озерца перед газами напарников, уйдя за штору в спальню. Лид толкнула его следом и, провалившись в иллюзорные воды озерца, Артём оказался сначала в полутьме спальни и тут же в жарких объятьях темноглазой напарницы, прижавшейся к нему всем телом и ласкающей его и без того возбуждённую плоть. Рита увлекла землянина на мягкий ковёр с расстеленными на нём простынями, и Артём погрузился в мир чувственных удовольствий….

С этой минуты Артём катался на волнах экстаза до утра: мягкая и нежная Рита сменялась страстной и жадной на ласки Лид, потом опять появлялась Рита, но уже неистовая и неистощимая на выдумки в подобных баталиях, её сменяла тихая и покорная желаниям землянина Лидрес. Калейдоскоп крутился до утра, пока девушки не устали и напарники не уснули…

Глава пятнадцатая

Грузовик прибыл к девяти утра по стандартному времени планеты Катар, когда Артём, проводив свою «двойку» на вылет, вёл расчёты с Доком, тот по уговору покупал у него Ската и имущество, состоящее из ружья, мачете и лишнего обмундирования из «Стандартного комплекта новичка», которым Артём не воспользовался, за пятьдесят процентов от его номинальной цены. Получив тридцать восемь тысяч себе на счёт, Артём стал обладателем суммы в пятьсот тридцать две тысячи кредитов с мелочью, отчего его настроение повысилось, и он прошёл к грузовику, к этому времени уже пристыковавшемуся к погрузочно-разгрузочному люку. Сначала из люка грузовика появились четыре человека, две женщины и двое мужчин в обычных комбезах новичков и с измождёнными лицами, Док сразу отвёл их в сторону и велел ждать. Следом вышел пожилой мужчина и, определив в Доке старшего, сразу подошёл к нему, следом вышли ещё трое в форме с карабинами наперевес.

Док Март поздоровался с пилотом грузовика, им оказался подошедший мужчина, потом с его командой, состоящей всего из трёх человек охраны, и на площадке завертелась круговерть: грузовые роботы грузовика, выгрузив заказы базы, выдвинули к дверям холодильных камер контейнеры и занялись их погрузкой. Тысяча пятьсот тонн мороженых туш, положенных к перевозке на среднем грузовом корабле корпорации «Неоромик», оказались в транспортнике за полтора часа, остаток в триста двадцать тонн растащили по переделанным в холодильные камеры пустым каютам за тридцать минут.

— Неплохо, — кивнул Доку пилот. — Взял под завязку и у тебя ничего не осталось. Кто с нами летит?

— Вот он, — Док показал на Артёма. — Он до посёлка, потом сам решит, что и как.

— Лады, — Артём летел бесплатно, так как считалось, что он летит в посёлок по делам базы и на грузовике, пришедшем за грузом базы. — Заходи в нашу малышку, сядешь в кресло у входа. Места у нас мало, но кресло можно откинуть и проспать всю дорогу.

— Долго будем лететь до посёлка?

— Часов шестнадцать. Мы идём быстрее малого грузовоза.

— Понятно, — Артём, попрощавшись с Доком, занял указанное кресло в маленьком командном центре грузовика, сразу откинул кресло и, как только корабль отстыковался и начал набирать обороты, заснул. Предыдущая ночка выдалась горячей, и толком выспаться не удалось…

Проснулся Артём за пару часов до посадки, да и то его растолкал пилот.

— Ну, ты и спать горазд, парень.

— Арт, — Артём сориентировался в пространстве и вернул спинку кресла в вертикальное положение. — Все называют меня Арт.

— Ном, — пилот ещё раз взглянул на заспанное лицо землянина и отвернулся к пульту управления. — Ты летишь как все? Надраться до бесчувствия в поселковом баре у Горта, посетить девочек в «Услуги Джен», потратить деньги на пару пушек и посчитав, что отдых прошёл удачно и, получив по соплям от таких же, как ты, отвалить назад на базу?

— В общем-то да, но сначала хотелось бы слетать в Колониальный Центр и осмотреться там, — Артём решил, что выделяться из толпы не стоит. — Там, говорят, можно пушку и глейдер купить дешевле.

— Это да, но тебе его придётся отправлять назад в посёлок, то на то и выйдет.

— Выбор там получше, и я бы хотел получить гипнопрограмму. У меня стоит «охота-один», а там кроме бизона да гиен с шакалами ничего нет.

— Ха, — Ном усмехнулся и посмотрел на Артёма. — Скажу тебе моё мнение, все эти новомодные штучки: гипнопрограммы, имплантанты, стимуляторы и прочую муть не стоит приобретать. Всё, что тебе надо, ты и так забудешь, без гипнопрограмм, и всего за один месяц. — Артём вынужден был признать правоту пилота, в его первичных гипнопрограммах содержалась масса сведений, но за месяц осталось только то, что он хотя бы раз использовал. Остальная масса информации просто испарилась без следа, и как Артём ни пытался её «вспомнить», как рекомендовала инструкция, он так ничего и не добился от своей головы. Нельзя не признать, что сведения и знания, которые остались, были нужны и усвоились, но девяносто пять процентов пропало навсегда.

— Всё равно у меня хоть кое-что задержалось в голове.

— Умные люди делают по-другому, но это дорого и твоей сотни тысяч кредов, отложенной на пропой, тебе не хватит.

— Я хотел купить Вулкана, но если тема стоящая, то полетаю ещё на Скате.

— Понятно, — Ном глянул на парня уже с интересом. — Вот только я не даю бесплатных советов.

— Выпивка в баре с меня, — Артём заинтересовался тем, что может предложить пилот.

— Я в своё время служил в космических силах быстрого реагирования. Также был пилотом, только не на таком корыте, сюда меня списали по ранению, а на «Литроне-216», тогда он только начал выпускаться. Нам всем ставили довольно простой, но удобный имплантант «Ретон-2». Быстродействие и интерфейс пилотские, никаких модных наворотов. Так вот представь, прошло уже двадцать лет, но они и сейчас стоят на вооружении, только теперь в пару к нему ставят «Имф-7», и всё. «Семёрка» совместима с современными сетями и в неё закачивают базы данных, а «Ретон» помогает её быстро анализировать и работает как оболочка, открывая и давая справки из базы данных по ходу событий. Эта пара максимально проста, но даёт возможность и сейчас летать на космических скоростях, кроме того они ускоряют обучение. Стоит это удовольствие сто пятьдесят тысяч кредитов вместе с установкой. В «Имфосети» подобного нет.

— А где взять базы данных и информацию?

— Начальные базы данных продаю там же. Ты ведь понимаешь, что всё, что есть в гипнопрограммах, это лишь разрешённые к гражданскому использованию военные базы данных и информация? — Пилот усмехнулся и посмотрел на Артёма. — Я вот до сих пор летаю на старых базах и знаю об этой планете побольше любого охотника и не ставил себе никаких баз и гипнопрограмм, а прошло уже двадцать лет.

— А если я захочу себе базу данных пилота космического истребителя?

— Тебе её продадут, — улыбнулся пилот и, глядя на удивлённые глаза Артёма объяснил. — Во-первых, достать на планете истребитель нереально, они есть только на космической станции, что висит над Колонизационным Центром. Во-вторых, чтобы управлять истребителем, надо не иметь базу в своей голове и просматривать её из интереса, а проштудировать и выучить её. Сама по себе база знаний пустой ноль. Кроме того в базах устаревшие сведения и только те корабли, что летали в прошлую войну, так как без военных действий нет и распространения среди обычных военных баз информации о новой технике, что придумали светлые головы из военных научных центров.

— Я смогу купить полные базы техники и авиации использовавшиеся в последней войне? — Артёма такие перспективы интересовали не на шутку, он не знал характеристик ничего, кроме своей винтовки да своего Ската. Перемалывать данные «Имфосети» он не хотел, да и на форумы, где можно было узнать что-то стоящее, был платный вход, причём недешёвый, а на многие сайты войти без рекомендации знающего тебя человека было вообще нельзя.

— Сможешь, если я тебе дам адресок, к кому обратиться.

— Чувствую одним баром мне от тебя не отделаться, — понял по-своему последнюю фразу пилота Артём.

— Ты полагаешь, что за этими базами стоит очередь? Большинству хватает и гипнопрограмм для того, чтобы забить пару буйволов и завалить десяток гиен и шакалов. Оттрубив тут двадцать пять контрактных лет, народ в основном тут и остаётся и лишь единицы возвращаются из этой космической глуши в центральные миры Конфедерации Свободных Миров. К тому же это не так и безопасно: до главной космической трассы от этой планеты шесть солнечных систем и пролететь их можно только с крупным караваном корпорации, а они берут очень и очень дорого за билет до ближайшего цивилизованного мира. На этой планете из-за хороших ресурсов и биологического сырья сидят сразу три крупных корпорации, и поэтому соблюдается хоть какая-то видимость законности. Там, где сидит одна корпорация, закона и цивилизации нет и в помине, а таких планет и солнечных систем вокруг большинство.

— Не знал.

— Ха, — улыбнулся Ном и рассмеялся. — Колонисты вообще мало знают. Так что ты не исключение. В центральных мирах показываю по стереовизору в новостях приличные городки и вербуют народ в подобные миры, но на деле тот же Катар освоен едва ли на пять процентов и ещё пятнадцать можно посмотреть через спутники, а что творится на остальной территории, никому не известно. К примеру, ты знаешь, что бродит вокруг твой базы и пытается проникнуть на её территорию сквозь мощный силовой кокон, который включает каждую ночь хозяин твоей базы Док Март? Почему люди живут на этой планете зарывшись в скалы и горы как кроты, только рядом с местами полезных ископаемых или местами добычи?

— Мне такая мысль даже не приходила в голову, — растерянно проблеял Артём. — Как-то не задумывался. Я всегда полагал, что ночью выходят на охоту хищники.

— Полагал он! Хотя без хищников тут тоже не обходится, но скажи мне, разве не проще поставить посёлок в саванне, огородить его забором с колючей проволокой и натыкать по периметру излучателей инфразвукового и низкочастотного сигналов. Зачем прорубать шахты и комнаты в горах, а потом окружать их мощным силовым коконом, на который твой ночной хищник и так не полезет, потому что он не такой и дурак? Сила даже самого слабого силового кокона, что работает вокруг баз, равна силе защитного кокона среднего космического крейсера. Не находишь её великоватой для защиты от ночного хищника, питающегося бизонами, горными козлами и может быть носорогами?

— Я знаю очень мало, — признал Артём и спросил. — Кто, по-твоему, лазит за силовым коконом?

— Не знаю, но при начале колонизации, которая и началась-то из-за сырья для омоложения, содержавшегося в теле, мышцах и железах местных животных, посёлки гибли целиком. Люди исчезали, и их не удавалось найти. Целыми посёлками. Потом «научники» что-то нашли, но эту информацию сразу засекретили от общественности, но зато появились рекомендации по выживанию и обустройству посёлков планеты Катар. Корпорация «Неоромик» смога закрепиться на планете. Это уже позже, лет через пять сюда пришли две другие корпорации, а до этого «Неоромик» тут правил безраздельно. — Ному, видимо, надоело болтать, и он замолк, поглядывая на пульт.

— Ты так и не сказал, к кому мне обратиться и что это мне будет стоить? — Решился напомнить Ному Артём.

— Я сам свожу тебя в Медицинский Центр. Без меня тебя туда всё равно не пустят, — Ном решил, видимо, подремать. — До Регат-главный ещё полтора часа, успею вздремнуть часок и тебе советую….

Глава шестнадцатая

В посёлок прибыли ночью, их опознали и, сняв на минуту силовой пузырь в районе огромных ворот, запустили внутрь. Артём забросил свой рюкзачок на плечо и сошёл на причал, на котором сразу же началась разгрузка, но шла она в разы быстрее: грузовые роботы вывезли контейнеры на склад, сложили в три новых контейнера всё содержимое из холодильных камер. Через час, когда Ном сменился и передал транспортник другому пилоту, в трюме уже стояли пустые контейнеры и грузовик опять ушёл в рейс.

— Вот так и работаем, — к Артёму, ждущему на причале, подошёл Ном. — Через двенадцать часов опять в рейс. Пошли, я уже переговорил с человеком. Тебя ждут.

— Я бы потом хотел улететь в Колонизационный Центр. Подскажи, как это сделать?

— Сначала закончи одно, потом начинай другое, но если что, я могу договориться с грузовиком, и тебя возьмут с собой, — Ном прищурил левый глаз. — На пассажирском лайнере завтра, вернее уже сегодня, с тебя возьмут одиннадцать тысяч кредов, зато если не так торопишься и не нужен сервис, то дашь мне пять штук, и я всё устрою.

— Я вообще-то парень простой….

— Ну, вот и отлично.

Ном провёл его по внутренним помещениям и коридорам Регата-11-19 в Медицинский Центр, не выходя на улицу, вернее не выходя в подземелье с административными зданиями. За массивной стальной дверью их встретила пожилая женщина в халате и, велев Ному ждать, провела Артёма по длинным коридорам и, миновав несколько лифтов, завела в небольшой кабинет и оставила ждать. Минут через пять в кабинет зашёл невысокий мужчина и, представившись Дорном Ени, сказал, что он врач и будет заниматься Артёмом.

— Мне звонил Ном. Он сказал, что вы хотели бы заменить ваш имплантант новичка на что-то более серьёзное?

— Да. Мне сказали, что пара «Ретон-2» и «Имф-7» самое лучшее и до сих пор стоит на вооружении Космических Сил быстрого реагирования у пилотов.

— Вы в курсе, что она запрещена для реализации гражданскому населению? — Усмехнулся доктор. — Это я спрашиваю для того, чтобы вы понимали, что если Вам проведут сканирование головы, и выявят у вас подобные имплантанты, то возникнут вопросы, где вы их взяли и вам может грозить тюремное заключение?

— Меня предупреждали, что это не для всех, но про тюремное заключение я слышу в первый раз, — Артём нахмурился.

— Скажу сразу, что сканирование головного мозга проводят только лицам преступных наклонностей или при медицинских показаниях, а травма головы такого характера, которая требует сканирования мозга, как правило, не совместима с жизнью. Во всех других исследованиях мозга, как-то рентген, компьютерная томография определить вид и марку стоящего у вас имплантанта невозможно. Замена этого имплантанта на другой признаётся законом, как явка с повинной и исправление, и наказывается штрафом в десять тысяч кредитов и кроме этого вам ничем не грозит.

— Спасибо за информацию, — кивнул Артём. — Я бы хотел уточнить, сколько будут стоить базы данных и сколько вместит в себя «Инф-7». Я бы хотел купить базу с информацией о флоре и фауне Катара с его географией. После этого меня интересует всё оборудование и оружие для наземных операций, то есть стрелковое, взрывное, робототехника, глейдеры, радиоэлектронное обеспечение.

— Дополнительно с Вас всё это потребует ещё пару сотен тысяч.

— Понятно, там будет ремонт и пользование?

— Да, всё полностью, включая образцы Империи Роден.

— Хорошо, — одна проблема отпала, и Артём перешёл к другому вопросу. — Мне сказали, что вы можете продать базы по космической и авиационной технике. Это меня интересует в качестве хобби и не столь мне необходимо для моей повседневной деятельности, но если покупать, то я бы хотел купить наиболее полную базу с полным руководством по управлению и ремонту.

— В общем-то в подобной базе нет ничего секретного, но она настолько обширна, что тут одним имплантантом не обойдёшься, — улыбнулся доктор. — Я могу вам дать краткую базу. Это обойдётся в сто тысяч, но если вам хочется большего, то эту проблему можно решить, купив у меня искин, но и тогда вы будете иметь информацию по ходовым моделям истребителей, крейсеров, транспортников, но не выше класса крейсера. Искин с этой информацией обойдётся в семьсот тысяч и будет весом под десять килограмм, и вы сможете обмениваться с ним информацией, то есть просматривать её по мере необходимости. Туда же я могу продублировать информацию, что будет у вас по оружию, географии, флоре и фауне планеты. Искин снабжён батареей и сможет на ней работать месяц, если её не подзаряжать. В этом случае вам не нужно приобретать баз для имплантантов, вы их сможете закачать сами в любое время.

— Хорошо, — Артём, узнав всё, что его интересовало, обдумал информацию и пришёл к выводу, что его разводят на деньги первые же попавшиеся навстречу мошенники. Схема была проста. Пилот увидел в нём простака, так оно и было, так как Артём был одет в комбез, выдаваемый новичкам. Разговор о планете, истории колонизации и делах, творящихся вокруг, был правдив. В этом у Артёма сомнений не было и скорее всего оно так и было. Доктор прокололся на копировании информации, если её так легко скопировать, то почему такая высокая цена? Семьсот тысяч стоили три глейдера Вулкан, он считался не самым дешёвым, и Док им гордился. Искин был маленьким, а рассчитывать, на то, что он последней модели, в этой дыре не приходилось. Стало понятно, как его разведут, да и это ему практически объяснили: воткнут пару списанных древних имплантантов, сказав, что говорить о них нельзя, любой и не пойдёт, ведь могут посадить в тюрьму! Вторым проколом были сами имплантанты: у Артёма стоял простейший имплантант, может он был и не быстрый, но память у него было довольно большой, можно было год фиксировать события и они бы писались как фильм, считывая информацию с нейронов глаза. Ему собирались воткнуть что- то такое древнее, что могло работать только с имплантантом для информации, а эти имплантанты были дёшевы и Артём это знал точно.

По закону планеты Катар, подпадавшему под колониальное законодательство, доказав мошенничество, Артём мог требовать от обманщика поединка до крови или смерти, и выбор оружия оставался за ним. Мошенники же собирались, воткнув ему новые имплантанты стереть со старого информацию, а возможно и не знали о том, что Артём постоянно фиксирует происходящее с ним. В любом случае они оставались безнаказанными, так как в новых имплантантах не было бы информации о сделке.

— Ну и что вы решили? — Поинтересовался доктор, когда лицо Артёма из задумчивого стало прояснившимся.

— Я думаю, что мне это подойдёт. Могу я взглянуть на искин, посмотреть, что на нём, и взглянуть на имплантанты? Я их никогда не видел и мне интересно, что за маленькая козявка будет стоять в моей голове. — Артём улыбнулся улыбкой простого деревенского парня.

— Конечно, — доктор достал из нагрудного кармана пакетик с имплантант и протянул Артёму. — Осторожно, они хрупкие.

Потом доктор вынул из сейфа, стоящего рядом со столом, небольшой искин и, поставив на стол, придвинул к Артёму, но этого уже землянину не требовалось. Сфокусировав зрение на имплантантах, он за счёт своего зрения смог разглядеть, как под микроскопом, маркировку на полусантиметровом корпусе одного из имплантантов. Там стояло несколько цифр и надпись «Фотор-16МГ». Это была последняя улика и, зафиксировав этот факт, Артём удовлетворённо откинулся на стуле: теперь он имел обоснованное доказательство обмана и мошенничества и мог за это предъявить обвинение и вызвать мошенника на поединок. Доктор не внушал ему опасений, и Артём решил разобраться с ним сразу.

— Я тут вот что подумал, доктор, — Артём улыбнулся. — У меня нет оружия, и я очень спешу. Я могу доказать, что вы хотели мне поставить имплантант Фотор-16МГ, то есть обмануть. — Артём взял доктора за руку и сжал свои пальцы, лицо доктора скривилось от боли. — Мы с вами решим дело миром или мне вас вызвать на поединок без оружия и тут же в этой комнате убить? У меня есть фильмец с записью всех разговоров с тобой и твоим другом Номом. Сначала я убью тебя, потом вернусь к Ному и разберусь с ним.

— Ты блефуешь, — доктор хоть и чувствовал боль, но пока не хотел договариваться миром, и Артём отправил на его имя около семи кусков с записью фрагментов разговоров с Номом и им и фотографию имплантанта с выделенной на нём надписью «Фотор-16МГ».

— Я убью тебя, — Артём поднял доктора за шиворот и пару раз шлёпнул им как тряпкой о стену. — Ну, не убью, так затрясу. Ты получил мои неопровержимые улики?

— Чего ты хочешь? — Видимо, кадры из фильма и пара ударов о стену сделали доктора покладистее. — Это всё Ном, он приводил мне клиентов, я только ставил указанный им имплантант и закачивал базы.

— Мне всё равно. Я в разговоре с тобой чётко и ясно назвал марки имплантантов, и ты подтвердил, что ставишь их, рассказав про уголовную ответственность, — Артём улыбнулся доктору. — Ну что, делать тебе официальный вызов на поединок без оружия до смертельного исхода?

— Не надо, — доктор хоть и был крупнее Артёма, но понял, что шансов у него против землянина нет, опыт с болевшей рукой и парой ударов о стену сделал его умнее.

— Вы хотели взять с меня семьсот тысяч за базы данных и сто пятьдесят тысяч за имплантанты и их установку. Итого восемьсот пятьдесят тысяч. — Артём улыбнулся. — Перекинь мне файл с данными о наличии денег на твоём счёте на сегодняшний день. — Через тридцать секунд справка пришла: четыре миллиона двести сорок тысяч кредитов с мелочью. — Сколько ты готов мне добровольно передать, чтобы твоё мошенничество не стало причиной твоей смерти? У тебя есть четыре с лишним миллиона, но после твоей смерти они могут тебе уже не понадобиться. Я думаю, ты примешь в учёт этот факт, называя сумму, в которую оцениваешь свою жизнь. — Артём ещё пару раз ударил доктора об стену, чтобы боль напомнила ему о бренности существования.

— Половину. Если ты заберёшь всё, что мною заработано, то лучше убей сразу. У меня семья, и они унаследуют мои деньги, а ты не получишь ничего. — Доктору хоть и было больно, но он держался.

— Ладно. Перечисляй, — Артём получил перевод в два миллиона сто тысяч и, взяв в руку искин с базами данных, посмотрел на доктора. — Теперь под запись сообщи , что подарил мне без принуждения искин с базами данных, два миллиона сто тысяч качестве компенсации за обман и проводи к ждущему меня Ному.

Доктор выполнил пожелание Артёма и повёл того к пилоту. Артём обдумывал, следуя за уныло идущим впереди доктором, ситуацию. Ном это не доктор и имел неплохую физическую подготовку, а служба в Космических силах быстрого развёртывания хоть и в должности пилота и двадцать лет назад, как ему говорил сам Ном, могла резко осложнить Артёму разборки с ним. Решив не рисковать, Артём, пока шёл по коридору, максимально разогнал энергию в жизненной системе и вошёл в комнату, готовый буквально руками разорвать пилота.

— Всё нормально? — Ном с вопросительным лицом встал навстречу Артёму с доктором.

— Да нет, Ном. Есть некоторые проблемы, — Артём толкнул доктора к стулу, освобождая пространство на случай, если придётся драться с пилотом, и чётко произнёс. — Я тут кое-что выяснил, Ном. Ты меня вместе с доктором разводил на деньги, и я теперь предлагаю тебе на выбор: либо поединок без оружия до смерти одного из нас, либо заплати мне немножко кредитов в качестве компенсации. Здесь и сейчас. — Ном ошеломлённо перевёл взгляд на доктора.

— У него неоспоримые доказательства и он в своём праве, — промычал доктор.

— Тогда ты тут и ляжешь, — Ном мгновенно оказался рядом с Артёмом и резко ударил того ногой в ботинке в область солнечного сплетения, но Артёма там уже не было, он стоял чуть правее и резко ударил пилота носком ботинка в левую голень, которая была в этот момент опорной. Затем, когда пилот потерял опору, провёл жёсткий хук тому в челюсть. Пилот явно ушёл в нокаут, но с ног не упал, и Артём ударом правой ноги переломил того пополам. Всё прошло за пару секунд, док даже не успел понять, что произошло с Номом и почему он, согнувшись пополам, ловит ртом воздух.

— Ты наверно думаешь, что я шучу, Ном, — Артём ударом коленом в лицо вернул пилота из согнутого положения в вертикальное. — Ты заблуждаешься на этот счёт. Я выбью из тебя жизнь, если захочу, — удар в лицо ботинком сбил Нома с ног как кеглю. — Я предлагаю тебе подарить мне каких-то пару миллионов с хвостиком, как это сделал доктор и расстаться как добрые друзья, — удар по почкам помог пилоту серьёзно подумать о своём здоровье, следующий удар в лицо стал главным аргументом в пользу того, что зря Ном связался с эти молодым парнем, казавшимся таким простым. А когда Артём наступил Ному на кисть руки и начал каблуками своих ботинок ломать пальцы, рассказывая, что потом он займётся другой рукой, а затем начнёт ему дробить кости, и лёгкой его смерть не будет, Ном поверил, что его медленно убивают и что этот парень в комбезе новичка совсем не шутит.

— Я заплачу, — выплюнул пилот вместе с кровью.

— Я жду, — Артём повернулся к доктору и поинтересовался. — Сколько стоит этот искин, что ты мне подарил?

— Пятьдесят штук.

— Ном, старина, два лимона двести с тебя, а то доктор обидится, что подарил мне больше, чем ты.

— Перевожу, — пилот перевёл деньги и попробовал подняться на ноги, но тело плохо слушалось, и он опять завалился на пол.

— Ага. Получил, — улыбнулся Ному Артём, когда пришло извещение о поступлении денег на счёт. — Молодца. Я хотел узнать, когда отходит ближайший грузовик в Колониальный Центр?

— Через сорок минут будет грузовой транспорт, только что объявили по внутрипоселковой связи, — сразу ответил доктор.

— Ты меня проводишь, а то я тут у вас пока не ориентируюсь, а Ном что-то плохо себя чувствует, — Артём ласково посмотрел на доктора, но у того от этого взгляда нехорошо затряслись поджилки.

— Конечно.

— Тогда пойдём…

Заплатив три с половиной тысячи кредитов за проезд до Колониального Центра на грузовом транспорте, Артём через тридцать минут устраивался в небольшом пассажирском отсеке в откидном кресле. До Колца, как тут местные кратко называли Колониальный Центр, лететь было двадцать часов, и Артём, узнав об этом, купил на дорогу пару пакетов с сухим пайком: на грузовиках в полётах не кормили….

Когда грузовик вышел из бокса и начал набирать скорость и высоту, пассажиры, вместе с Артёмом в пассажирском отсеке летело ещё семь человек, начали, кто устраиваться спать, кто разворачивать продукты с намерением поесть. Мужчина, сидевший рядом с Артёмом, повернулся к землянину и предложил познакомиться.

— Арт. Охотник с Регата-26.

— Оскар. Живу в Колониальном Центре. Работаю в корпорации «Неоромик», как и вы. В отделе статистики. В общем, небольшая шишка на ровном месте. — Пожилой, с сединой в висках, ещё вполне крепкий и живой мужчина Артёму неожиданно понравился. — Вы по каким делам в Конц? — Тем временем спросил Оскар Артёма.

— Хотел бы осмотреться, я в нём был проездом и, можно сказать, ничего толкам и не понял. Хотел бы кое-что прикупить. Говорят, там всё дешевле.

— Да, вы правы, — согласился с Артёмом мужчина. — В посёлках цены в два раза выше, транспортировка, местные продавцы хотят заработать, и цена взлетает, бывает и выше, чем в два раза. Вы знаете, сколько Скат стоит в Конце? Всего тридцать пять тысяч, а его умудряются продавать по шестьдесят, хотя доставка до самого дальнего посёлка обходится не выше трёх с половиной тысяч. Это самый простой глейдер. Более дорогие дают местным перекупщикам прибыль ещё выше. В оружии вообще цены взлетают в три раза, а то и выше. Такая ситуация по всему спектру товаров.

— Вот и мне об этом говорили, — Артём достал один пакет с сухим пайком, после разгона он всегда чувствовал голод, правда, в этот раз не очень сильный, и предложил Оскару. — Я узнал поздно о рейсе, ничего толком не купил. Будете?

— Давай пару галет, похрустеть. Я поел перед отлётом. — Оскар тоже достал свёрток. — Угощайся. — У того было ещё хуже с продуктами: десяток яиц местной птахи, хлеб и пара ломтей мяса, нарезанных ластиками. — Тоже спешил, прилетел ночью, слил данные для статистики и вот теперь назад, домой. — Старик всё больше и больше нравился Артёму. — Это у вас Дортон-34? — Артём вопроса не понял и вопросительно посмотрел на Оскара. Тот показывал на стоящий у кресла Артёма искин, землянин так и принёс его в грузовоз в руке и, чтобы не тратить на него время, поставил рядом с креслом.

— Да, я ещё и сам не смотрел. Подарили мне. Я спрашивал базы данных с географией, флорой и фауной Катара, базу с оружием для наземных операций. Мне это нужно для работы, а то я совсем в оружии не разбираюсь. Просил ещё базу по авиации и космической технике, чтобы почитать в свободное время по вечерам. Это у меня хобби. Что там, не знаю.

— Вы позволите? — Оскар с согласия Артёма взял искин в руки и поставил себе на колени, осмотрел его и кивнул. — Да это «Дортон-34». Снятый с боевого робота «Дортон». Неплохая машинка. Правда, сейчас есть и получше.

— Вы про робота или про искин?

— Про искин. Робот был дерьмовым, но выезжал за счёт этой машинки. — Оскар надел гарду на ухо и стал просматривать базы. — В общем, у вас слабоватая и урезанная база «Катар», эту базу делали у нас в «Неоронике», распространяется платно среди населения и бесплатно среди работников компании. Это география, флора и фауна. — Глаза Оскара смеялись. — Если тебе это подарили, то сойдёт. По оружию база «Воин», раздолбаная до предела, но как классификатор пойдёт, и база «Пилот», но от неё остались крохи. — Старик снял гарду и забросил к себе в сумку. Вернув искин Артёму, он немного подумал и сообщил. — Вообще, если нужно, то можно базы закачать в Конце, но вот только если хочешь полные, то без настройки и регулировки искина не получится. Он сейчас у тебя в «убитом» состоянии.

— Я и не рассчитывал, что он будет хорошим, — кивнул Артём. — Базы мне нужны. Полные и нормально работающие, тем более. У меня была гипнопрограмма «Охота-1», но от неё в голове остались только буйволы, да гиены с шакалами. Остальное всё выветрилось. — Артём вспомнил свой разговор с Номом и спросил. — Вы давно на Катаре?

— Почитай с самого основания колонии, на второй год сюда приехал.

— Мне тут рассказывали, что первые поселения гибли, и никто ничего не знает до сих пор. Мол, люди зарылись в горы, на ночь окружают свои бункеры силовым полем от того, что бродит вокруг, — Артём вопросительно посмотрел на мужчину.

— В этом есть доля правды, — кивнул тот в ответ. — Бороться с местной ночной фауной мы не можем, выжигать планету не стоит. Корпорация «Неоромик» в этом случае потеряет сырьевую базу. Лекарство для омоложения не та тема, где позволят радикальные меры по отношению к миру, в котором можно добывать сырьё для его приготовления. «Неоромик» и так залез за ним на такую периферию, где в окружающем космосе одни бандиты и пираты. Правда, корпорации удалось навести порядок и урегулировать взаимоотношения с округой, но это только до того момента, пока есть баланс и перевес в вооружениях. Был бы этот регион ближе к центральным мирам, тут бы было не продохнуть от колонистов и желающих заработать, но пока остаётся об этом только мечтать.

— Я, похоже, точно знаю мало об этом мире, — Артём, видя, что Оскар в курсе многих событий и ситуации, решил попробовать у него узнать больше.

— Это неудивительно. Можно у тебя спросить, сколько буйволов ты готовишь в день?

— Самое большее, что мне удавалось это… — Артём раздумывал над ответом, сказать, что максимально он может заготовить двадцать четыре буйвола, когда тот же Док готовил максимально четырнадцать, значило выглядеть в глазах Оскара болтуном, и он решил назвать цифру меньше. — Ну, от десяти до четырнадцати, но работа мне не очень нравится. Чувствуешь себя мясником на бойне….

— Очень и очень неплохо. Можешь подтвердить?

— Конечно, — Артём скинул файл с учётным листом. — Я отработал двадцать дней. В зачётке сто восемьдесят одна туша, но там видно, что начал я с двух в день и максимально дошёл до восемнадцати туш. Скажу, что если работать без напряжения и нормально отдыхать, то десять или двенадцать туш это вполне реально, но я хотел заработать на нормальное оружие и глейдер… — Артём помолчал. — Мне нравится охота, а не бойня… А для охоты нужны нормальные базы данных, хорошее оружие и обмундирование, глейдер с хорошей грузоподъёмностью. Я спросил у хозяина базы оптику. Он предложил мне бинокль и прицел. Стоимость за них поднебесная, причём прицел не идёт в работе с моим стволом, у меня была винтовка для начинающих….

— Да. Всё правильно, — Оскар немного подумал и предложил. — Когда будешь в Конце, навести меня, — старик дал Артёму визитку. — Вообще-то тебя можно провести по нескольким программам, есть такие для колонистов, но не пользуются особым спросом, но они дадут тебе допуски к базам, архивам, спутниковой связи.

— Что за программы?

— Планета заселена на пять процентов суши. Двадцать процентов просматривается с космоса спутниками. Остальное для нас пока, к сожалению, полная неизвестность. Корпорация «Неоромик» для того, чтобы заинтересовать людей, создала несколько программ. Программа «Исследователь» направлена на изучение и расширения зоны, о которой нам известно. Программа «Демилитаризация» направлена на уничтожение огневых точек и автоматических наземных объектов военного назначения, оставшихся после того, как Империя Роден покинула планету. «Научная» направлена на изучение новых и неизвестных нам животных, растений, минералов и прочего. Программ немного, но они есть. Проблема в том, что колонист, прибыв на планету и заработав на добыче первые сто тысяч, а деньги эти по меркам центральных миров большие, подсаживается на иглу погони за ещё большими деньгами. Народ, как правило, сидит на своих базах и добывает сырьё. Корпорация тоже заинтересована в этом, ведь она тут именно из-за сырья для омоложения, и создала такие условия, чтобы было выгодно готовить и готовить сырьё. Поэтому желающих пойти на программы мало. Я думаю, тебе бы подошла программа «Исследователь», она даёт право на полный пакет баз, имплантанты, исследовательский глейдер. Там за каждой программой есть определённые бонусы и девайсы, правда это оформлено в виде прав на покупку, но цены там не такие и высокие. Я могу тебя познакомить в руководителем отдела программ, он правда один в этом отделе, так как особым спросом программы не пользуются, но, по крайней мере, отдел есть, и человек, занимающийся этими вопросами, тоже есть и он мой хороший знакомый…

— Спасибо. Я воспользуюсь вашим предложением с удовольствием, — Артём понял, что с попутчиком ему повезло.

— На здоровье, молодой человек.

— Можно ещё у вас узнать? — Артёма не оставлял вопрос о ночных делах, было непонятно, от кого люди прячутся по ночам, закрыв свои базы силовыми полями и зарывшись в горы.

— Давай.

— Всё-таки с ночными жителями мне не всё понятно… — Начал Артём, но Оскар его остановил жестом.

— На планете существует цивилизация. Она нам пока не понятна, но Империя Роден с ними ладила. Со временем поладим и мы. Пока же это закрытая информация и об этом не говорят, чтобы не вызывать панику среди колонистов. Когда была основана колония, от контакта с этой цивилизацией гибло в год три с половиной тысячи колонистов. Сейчас не больше пятидесяти и это меньше чем гибнет их в процессе добычи или умирает от любой другой причины. О том, что разумная жизнь на планете есть, никто не скрывает, но, по мнению сведущих людей, эта цивилизация, так же как и мы является не родной этой планете. Это колония или колонии, но их очень мало. Большего я ничего не знаю и не могу поделиться с тобой информацией.

— Спасибо хоть за это. — Артём благодарно кивнул Оскару.

Закончив завтраком, Артём и Оскар ещё немного поболтали и старик, сославшись на то, что прилетел ночью и всю ночь работал, опустил спинку у своего кресла и задремал. Артём, чтобы не беспокоить соседа тоже перевёл кресло в полулежачее положение и закрыл глаза: ему хотелось ознакомиться с тем, что ему передал «Чёрный» за его энергию. Вопрос интересовал землянина довольно сильно, но работа и прощание с напарницами не дали просмотреть информацию на следующий день, потом он отсыпался, а на Регате-главном ему было просто не до этого. Впереди было чуть меньше девятнадцати часов полёта, час был истрачен на завтрак и разговор с Оскаром, и Артём хотел просмотреть информацию «Чёрного»…

Глава семнадцатая

С кодовым словом «кот» перед внутренним взором Артёма появилась книга с чёрной обложкой, сделанной как будто из кожи. Артём перевёл взгляд в сторону — книга исчезла, потом снова назвал слово. Книга появилась, и Артём успел понять, что она представляет собой кусочек его самого, его мозга, его сознания и памяти. Больше никаких кодовых слов для её появления не требовалось, он мог сам найти и открыть книгу, просто вспомнив о ней и пожелав её посмотреть. Большего о книге или небольшом устойчивом информационном кармане в его сознании, оформленном в книгу, он пока сказать не мог и перешёл к изучению содержимого.

При первом прочтении создалось впечатление, что в книге первые шесть листов заполнены цитатами из других книг. Остальной объём книги, за исключением этих страниц был пуст. «Чёрный» как и обещал, передал ему информацию о трёх структурах, с помощью которых можно было получить из энергии тяжёлых фракций сознания «туман», «кинжал» и «стену». Работа с этой энергией велась на уровне сознания и была не видна в реальном мире. Сначала от системы энергии тяжёлых фракций отделялась тонкая силовая линия, ею рисовалась в воздухе первичная основа, при этом оператор был должен как бы выдавливать из себя энергию тяжёлых фракций и следить, чтобы её выделение шло равномерно. Далее добавлялись несколько узоров или мелких узлов и в воздухе образовывался остаточный след рисунка, и если оператор был опытен, то он успевал закончить узор или объёмную конструкцию до того момента, пока энергия тяжёлых фракций не рассасывалась, и влить в рисунок энергию до нужного уровня. Конструкция обретала форму и устойчивость. Заполнив энергией конструкцию, оператор отправлял её в полёт или активировал, разрывая с ней связь.

Объяснялось, что висящий в воздухе рисунок постепенно рассасываясь, часто становился размытым, и в этом случае энергии для его заполнения нужно было больше, а её у начинающего могло и не хватить, и поэтому получался стёртый и неявный эффект. Рекомендовалось выполнять работу по созданию быстро, нарушать соотношения запрещалось, и советовалось начальные линии рисунка делать более насыщенными, чем конечные. Всё это напоминало Артёму работу с бегущей из бутылки водой, которой нужно было быстро, одним росчерком и, не отрывая руки от листа, создать рисунок, вот только рисунок выполнялся не на плоскости, а в пространстве, и вода в бутылке могла быстро закончиться, а ведь ещё нужно было довести энергию в структуре до определённой концентрации, чтобы получить определённый эффект.

Структура «туман» работала следующим образом: в воздухе на мгновенье падало давление, как предполагал Артём, и в реальности образовывался туман, но не исключалась возможность и прямой трансформации энергии в мельчайшие капельки тумана, их распад к моменту рассасыванию энергии тяжёлых фракций в пространстве. Возможно, было и по-другому, но столь тонкие взаимодействия сознания с реальностью не были в книге пояснены, и Артёму оставалось только гадать или исследовать самому. Энергия тяжёлых фракций в момент активации структуры освобождалась, переходя в другие формы, и работала по-разному в зависимости от формы основы и дополнительных узлов, и пока Артём не попробовал, он решил не спешить делать выводы.

Структура «кинжал» была ещё загадочнее, в воздухе рисовался ромб, вытянутый в длину добавлялось несколько непонятных узлов и, заполняя эту структуру энергией, оператор отправлял её в полёт во врага. В эффекте обещалось, что противник будет разрезан на части или просто пробит насквозь тонким слоем воздуха, размерами в магическую конструкцию. «Стена» представляла собой окружность с несколькими пересекающими её линиями и узлами. Эффект её заключался в том, что ударившись о землю или другой объект, она создавала на некоторое время вертикальную прозрачную стену, за что и получила своё название. Размеры и время действия этой конструкции определял размер конструкции и объём вложенной в неё энергии тяжёлых фракций.

Сомневаться в правдивости или отвергать подобную информацию Артём не решился, так как ещё недавно и понятия не имел о строении своего организма и наличии энергетических систем. Хотелось попробовать создать структуру, но решив, что транспортник корабля и тем более пассажирский отсек с людьми не место для подобных проб, землянин решил отложить испытания до лучшего и более удобного времени.

Приёмов по ментальному воздействию оказалось три, но дополнительной информации было немало. Первый приём назывался «меч», оператор вытягивал из себя ментальную энергию, создавал из неё меч и мог им рубить подобно простому мечу. Чем больше вкладывалось энергии в этот приём, тем мощнее он был, и дольше им можно было работать. Второй приём назывался «щит», и там тоже создавался из ментальной энергии щит, и утверждалось, что с помощью этого щита можно было защититься от удара, как пси-удара, так и удара с помощью конструкции энергии тяжёлых фракций и даже против физического удара, в последнее Артёму верилось с трудом.

Третий приём назывался «Общение мыслями» и был похож на то, как Артём общался мысленным усилием с «чёрным котом», но был направлен не на общение с котом, а с существами, имеющими тело. С «Чёрным», тела не имеющим, было достаточно просто прикоснуться к нему своим ментальным вниманием и передать мысль, фразу или визуальную картину, созданную в сознании или видимую глазами. С существами, имеющими тело, всё было сложнее. Тело выделяло тепло, жизненная энергия, текущая в системе жизненной энергии, тоже испускала флюиды, то же касалось и системы структур сознания, если они были. Фактически существо, имеющее тело, излучало вокруг себя энергии постоянно, и эту сферу называли аурой или энергетической оболочкой. Она была строго индивидуальна, и по ней можно было опознать существо или индивидуума.

Сложность общения заключалась в том, что слабые мысленные посылы, проходя через эту сферу, гасились, и существо, к которому обращались, не могло слышать ментальный посыл. Существовало два способа мысленного общения с существами, имеющими тело. Первый способ был основан на том, что глаза любого существа принимали информацию, и в этом месте оболочка была тоньше. Кроме того, если существо имело структуры сознания, то можно было поймать его взгляд, по сути ментальный щуп, и по нему пройти в сознание существа и передавать через этот щуп мысленные посылы, но даже простое существо излучало сильную пси-энергию и, чтобы вломиться в чужое сознание и транслировать туда свои мысли, нужно было быть сильным и умелым в ментальном плане существом. Обычно ловили взгляд или, встретившись взглядом с существом, старались транслировать ему мысли.

Второй способ был в пробивании концентрированным ментальным щупом ауры существа и донесении до него информации. Этот же способ работал и на расстоянии, когда сильно переживающая мать чувствовала, что её ребёнок попал в беду или члены семьи, прожившие рядом друг с другом много лет, чувствовали, о чём думает другой на большом расстоянии. Фактически создавался мощный ментальный мысленный посыл и передавался на расстояние, пробивая ауру, при этом прожившие много лет рядом люди были более чувствительны к мысленным посылам партнёра.

По приёму, передаче и хранению энергий информации было не так и много. «Чёрный» сообщал, что энергию тяжёлых фракций можно было хранить с помощью камней, узнать подобные камни было можно по их способности пропускать свет. Среди этих камней можно было опытным путём подобрать камень с большим внутренним объёмом. Большой объём энергии тяжёлых фракций хранили камни с качественной и чистой внутренней структурой. Кроме камней, хорошо удерживали в себе и хранили энергию некоторые растения, кости определённых животных и ещё куча разных предметов. Одна страница книги была занята их списком, но Артём просто ознакомившись с ним, перешёл дальше, так как «Чёрный» указывал, что самый простой и доступный способ хранения это камень.

Ментальную энергию хранить вне структуры сознания было невозможно, как и жизненную энергию невозможно было хранить вне тела. Существовали способы и варианты, когда всё-таки подобные ограничения обходили, но в и этом случае энергия постепенно рассасывалась и исчезала. В качестве примера приводилась кровь, из которой узлами жизненной системы отсортировывалась смесь всех трёх фракций и которая в течение небольшого срока теряла свои удерживающие энергию свойства.

Разумные существа, владеющие знаниями об энергетических структурах, выходили из этого положения по-разному. Одни смогли овладеть методами переноса чужих конструкций сознания себе. Другие научились создавать искусственные живые организмы со своей жизненной системой и структурами сознания на основе субстратов тел и структур других живых существ. Третьи смогли разобраться в структурах сознания и, выбросив из этих структур узлы, отвечающие за индивидуальность, смогли получить рабов, продуцирующих ментальную или жизненную энергию для своего хозяина…

На этом вся информация, переданная Артёму «Чёрным» заканчивалась, и в книге начались чистые страницы. Землянин отвёл своё внимание от книги, та исчезла, и немного полежал с закрытыми глазами, обдумывая информацию. На взгляд Артёма информации было не так и много, но пока более чем достаточно. Попробовать применить приёмы и опробовать их в деле в грузовике не было никакой возможности, и Артём решил пока на ней не зацикливаться. Полежав пару минут, взглянул на часы. Лететь нужно было ещё шестнадцать часов.

Оскар, сосед Артёма, спал и, отлежав тело, во сне перевернулся на другой бок и зашёлся в надсадном кашле. Землянину сразу пришла в голову мысль, что он впервые имеет возможность не спеша осмотреть жизненную систему и структуру сознания другого человека. Мысль была довольно интересной и Артём из доводов «против» нашёл только один: он опасался, что почувствовав что-то неладное, Оскар может интуитивно ополчится на Артёма, и землянин может потерять возможность познакомиться с другом Оскара, работающим в отделе программ корпорации «Неоромик».

Решив не рисковать, Артём осмотрелся в пассажирском отсеке грузовика. В пределах зоны «видения» Артёма в полтора метра и около метра довольно чёткого и резкого изображения был один только Оскар, сияющий аурой на расстоянии до двадцати сантиметров от тела. Артём и раньше знал, что люди в «видении» светятся, так как иногда сближался с напарниками на близкое расстояние, но природы этого свечения не понимал, пока не прочёл в книге ясный и недвусмысленный ответ. Огорчённо вздохнув, Артём решил отложить интересный эксперимент и заняться ознакомлением с искином и хранящейся в нём информацией.

Глава восемнадцатая

Внешне искин представлял собой чёрную коробку пяти сантиметров толщиной, длиной около восемнадцати сантиметров и шириной десять. На одной из длинных боковых поверхностей можно было увидеть несколько датчиков и сигнальных кнопок, по одной из коротких боковых поверхностей шли контакторы, которые закрывала прозрачная пластина, сдвигавшаяся при нажатии на неё, как понял Артём. Нажав на пластину, Артём открыл контактор и нажал на кнопку включение искина, как это делал Оскар. Открылось гнездо, вылезла тонкая гарда. Оскар пользовался своей, ему гарда искина была не нужна, Артёму же выбирать не приходилось, и он вытянул гарду и зацепил её за правое ухо, где под кожей находился, как знал Артём, имплантант сращённый с одним из нервных узлов, через который он работал с мозгом и имелся тончайший контактор на самой коже, позволяющий установить соединение имплантанта с внешними источниками. На корпусе искина после этого действия сразу исчезло гнездо, и на место вернулась прозрачная пластина, закрывающая контактор и предохраняющая его от ударов.

— «Горди Карт», — искин видимо считал информацию с имплантанта, — «вас приветствует искусственный интеллект Дортон-34 с урезанными функциями корпорации «Немеце» Конфедерации Суверенных Миров». — Перед внутренним взором Артёма развернулась эмблема корпорации.

Артём поморщился. После пользования книгой, которая ощущалась частью своего сознания, пользование имплантантом и искином, подключённым к нему, Артёму показалось грубоватым и даже несколько чужеродным. Он понимал, что и методы передачи информации были другими. Как следовало из общеобразовательного курса самого имплантанта, идея заключалась в том, что при исследовании мозга и нервной системы были выявлены закономерности передачи информационных сигналов мозга по нервам, и это дало возможность передавать подобные слабые электрические сигналы в мозг по нервам, сращённым с электрическими проводами, если говорить образно. Мозг воспринимал эти сверхслабые электрические сигналы, как информацию своих органов чувств.

Постепенно развитие этой идеи привело к возможности создания объёмных картин, голосов и надписей, что привело к возможности подключения через датчики, сращённые с нервными окончаниями мозга человека к информационным сетям искинов и компьютеров. С этого момента технология рванула вперёд семимильными шагами. Были разработаны имплантанты, новые способы передачи информации, новые способы сращивания имплантантов с нервными узлами. Первые имплантанты ставились в мозг, и контактор был размером с пятикопеечную монету. В настоящее время имплантант не превышал размерами цилиндра диаметром в пару миллиметров и длиной в сантиметр, а контактор был в диаметре около двух миллиметров и ставился теперь имплантант за ухо, сращиваясь с заушным нервным узлом.

Артём решил, что сравнивать методы передачи информации «Чёрного» и технологии имплантантов не стоит, слишком уж они разные, и занялся искином.

— «Ты мой первый искин, и я не знаю, как начать пользование тобой».

— «Обычно пользователи сначала устанавливают коды доступа и ограничивают пользование искином определённым кругом лиц, знающих код доступа. После этого дают задания и устанавливают объёмы работы. У меня урезаны функции, и я представляю собой искин хранящий и помогающий в использовании больших объёмов информации. К тому же я могу в подключённом к имплантанту или другому источнику информации выявлять и фиксировать сходные данные и вести мониторинг ситуации».

— «Что это значит?»

— «К примеру, сейчас с помощью визуальной картины, поступающей мне с имплантанта я определил, что мы находимся внутри пассажирского отсека большого планетарного транспортного судна корпорации «Ютон» модификации «Болтер» грузоподъёмностью пятнадцать тысяч тонн. Выдать данные и характеристики корабля, его агрегатов и органов управления? Кроме того можно сделать сравнительную характеристику с подобными моделями транспортных кораблей этой и других корпораций, а после осмотра и оценки отдельных узлов и агрегатов оценить реальное состояние этого судна».

— «Хорошо. Пока доступ к тебе будет также открыт. Меня называть Артём, Арт или Арти».

— «Принято».

— «Что у тебя из баз данных?»

— «Программы «Катар», «Воин», «Пилот», но старых версий и неполные».

— «Ладно», — Артём немного подумал и спросил. — «Что у тебя есть по Скату?».

— «Подобное наименование имеют сто тридцать семь объектив. Уточните задачу».

— «Глейдер», — перед Артёмом высветилась картинка с глейдером, и под ней поползли строчки его характеристик. Убедившись, что всё по «Скату» есть, он спросил. — «Есть ли совместимые со Скатом двигатели и реакторы, чтобы усилить его грузоподъёмность, скорость, маневренность или другие характеристики?».

— «Найдено семьдесят восемь объектов. Разместить просмотр по убыванию какого параметра?»

— «Просто дай мне цифру максимальной грузоподъёмности и сравни эту комплектацию со стандартной».

— «Три с половиной тонны против двух тонн стандартной комплектации при сохранении параметров скорости и маневренности. Не учитываются параметр стоимости и возможность размещения дополнительной холодильной камеры».

— «Ладно», — Артём усмехнулся и задал следующую задачу. — «Искин Дортон-34, методы увеличения объёма памяти и быстродействия при сохранении этих размеров или их уменьшении». — Выпало около сорока вариантов.

— «Без учёта моей специализации можно увеличить объём памяти ещё на пятьдесят процентов, за счёт уменьшения объёма занимаемого двумя батареями питания с помощью замены на их более свежие и компактные модификации и заполнения тех свободных пространств, которые имеются в моей конструкции сейчас», — ответил искин. — «Возможны замена корпуса, но работы должны производиться специалистом и в условиях специализированной мастерской, в этом случае возможны индивидуальное наращивание мощности и быстродействия».

— «Ладно. С тобой всё понятно. Пока пригодишься, а там посмотрим. Вести мониторинг ситуации, о новой информации докладывать в виде светового сигнала над часовой панелью». — Артём положил искин в рюкзачок и установил гарду в положение постоянного ношения: в этом случае она закреплялась на правом ухе и слететь или потеряться не могла даже при ударе по уху.

— «Принято. Перехожу в режим наблюдения и ожидания. Заодно проанализирую информацию в имплантанте в пассивном режиме».

Закончив с искином, Артём решил подремать. Лететь оставалось ещё много времени, и так как делать было нечего, он закрыл глаза и, помучившись с полчаса, всё-таки смог заставить себя заснуть.

Глава девятнадцатая

В Колониальный Центр грузовоз прибыл глубокой ночью. Конц Артёма не впечатлил, хотя он был больше Регата-главного, как уверял Артёма Оскар, в двадцать, а то и больше раз. Конечно, в Конце была в центре огромная полость, типа площади, откуда можно было с помощью лифтов добраться в любое место быстро, но в большинство мест требовался допуск, Артём его не имел. Сама по себе жилая зона была огромной и уходила своими корнями не только в глубину, но и в ширину на несколько километров и Артём даже и не пытался представить себе её размеры. Оскар предупредил его, что в тёмных коридорах периферии города могут не только ограбить, но и убить, и поэтому Артём сильно далеко не отдалялся от гостиницы, расположенной на третьем уровне.

Конц не имел разделения суток на день и ночь. Жизнь в нём кипела и бурлила круглосуточно. В подземном городе жило около двухсот тысяч колонистов, и работали они посменно, как понял Артём. Спать землянин в день прилёта не хотел и, устроившись по совету Оскара в недорогую, но вполне приличную гостиницу, Артём прошёлся по расположенным рядом магазинам и заведениям. Покупать пока он ничего не хотел, но хотел посмотреть, что имеется в продаже и прицениться. Побродив пару часов по магазинам, Артём унял своё любопытство и, поев в одной из забегаловок, вернулся в гостиницу. До утра оставалось ещё четыре часа, и чтобы не сбивать своё время, землянин прилёг подремать.

Выдернул из сна Артёма входящий звонок от Оскара.

— Привет. Я звоню тебе уже третий раз. Ты спишь?

— Нет. Уже встал.

— Тогда поднимайся на лифте на центральную площадь и подходи к зданию корпорации «Неоромик». Позвонишь мне, я тебя встречу и проведу к моему другу. Познакомитесь, поговорите.

— Всё, выхожу, — Артём быстро принял душ, забросил в сумку искин и отправился на встречу.

Дуг Рона, с которым познакомил Артёма Оскар, заведя в здание корпорации и доведя до нужного кабинета землянина, внимательно его осмотрел и, когда Оскар, попрощавшись, ушёл по своим делам, минут на десять о чём-то задумался.

— Тебя ко мне привёл Оскар, — наконец разродился Дуг, — поэтому я не буду с тобой катать обычную рекламную бурду, а объясню кратко и по делу, чем могу помочь, а чего сделать не в моих силах.

— Это бы всё значительно упростило.

— Тогда так. Я понимаю, что задача любого колониста, прибывшего на Катар, это быстро заработать много денег и сказать этой планете «До свидания». Поэтому перейду к делу именно с этой точки зрения. Тебе нужен быстрый, большой грузоподъёмности глейдер с холодильником? Это программа «Исследователь», ты ведь должен время от времени привозить что-то необычное? Там ещё есть возможность купить серьёзный искин, наиболее полные и свежие базы «География», «Геология», «Фауна», «Флора», «Катар». Тут деньги ловят на добыче дорогих и редких животных. Тебе нужен робот-помощник с военным уклоном? Программа «Демилитаризация». Она даёт базы данных по оружию и технике, которая использовалась в последней войне вплоть до космической. Самая серьёзная и закрытая база, но её можно получить по этой программе. Всё, что продаётся на Катаре с частных рук, это самоделки и не стоят внимания. Каких роботов можно купить по этой программе, узнаешь, когда на неё запишешься. Дело стоящее. Тут деньги ловят на продаже оружия и боеприпасов, но и корпорация платит за каждую обезвреженную мину, робота защиты, бункер или базу. Находишь особо ценный или уникальный девайс, которого нет в базе, несёшь мне. Корпа за подобное платит отдельно и дорого. Вообще по всем сложным вопросам связываешься со мной и советуешься. Код закрытой спутниковой связи я дам.

— Я согласен на обе программы, — Артём был доволен, это то, что он хотел.

— Отдельные деньги идут по программе «Спасатель». Там платят за каждый найденный на планете имплантант. Учёные снимают с них информацию и на основе этого делают рекомендации для колонистов. В общем, дело не только нужное, но довольно хорошо оплачиваемое. Там по списку и брать-то нечего, кроме радиостанции спутниковой связи, да браслета сканера, ищущего имплантанты, но это как захочешь. Вот три особо денежных программы. На всё вооружение и оборудование скидки в тридцать процентов. Подключение к спутниковым сетям за полцены и трафик считается посекундно. Связаться можно из тех зон, над которыми висят спутники наблюдения. Можно по коду войти в эту систему и запросить информацию обо всех соседях или базах и оперативной обстановке и получить её на свой искин.

— Понятно. Записывайте меня на все эти три программы.

— Подписывай документы, — на имплантант Артёма упал пакет с заявлениями на имя Дуга Рона. Артём их подписал и вернул. — Отлично. Я тебе ставлю везде начальный уровень, и искин корпорации сейчас тебе присвоит степень допуска. После этого ты можешь получить вход на сайт «Программы развития», там всё описано и расписано. Там же форум участников программ. Посиди, подумай над всем этим и, когда созреешь, подходи с заявкой на приобретаемое оборудование, технику и оружие. Я тебе сразу скажу, что обкатанная всеми комплектация стоит довольно дорого. Под миллион. — На имплантант Артёма упал файл с перечнем. — Со скидкой обойдётся в семьсот тысяч. Рекомендую искин Ростен-7МГ. Из имплантантов сам посмотришь, что нужно.

— Я бы хотел сначала приобрести имплантанты и искин, закачать все базы на искин и подумать.

— Разумно, — кивнул, соглашаясь с Артёмом Дуг. — Рекомендую из имплантантов брать самый дорогой и качественный, пилотский «Пилот-3МГ». Правда, он стоит сто семьдесят тысяч кредитов уже со скидками, но все, кто брал, отзываются о нём с восторгом. Если потом ещё что-то захочется и будут деньги, докупишь, что надо, но если сразу, то «Умник-5М». Стоит сто шестьдесят тысяч. Ну и искин Ростен-7МГ за сто пятьдесят тысяч сразу с загруженными базами, что я указал. Платишь четыреста восемьдесят тысяч, и я веду тебя в медицинский отдел корпорации прямо сейчас. Быстродействие, опции и объём памяти самое современное у всего, свободно можно с «такими» водить космические истребители и линкоры.

— Тогда я согласен, — Артём считал, что у Оскара такие же друзья, как и сам Оскар, а Оскар за Дуга поручился, сказав, что у Дуга голова работает грамотно. Разговор с Дугом убедил Артёма в том, что оценка Оскара верна.

— Не прогадаешь, — Дуг отвёл Артёма в медицинский отдел, когда получил подтверждение платежа от землянина, и поручил невысокому щуплому молодому парню.

Установка имплантантов прошла быстро: Артём заснул и тут же проснулся. Отойдя от наркоза, проверил наличие старых воспоминаний, деньги на счету и, убедившись, что всё нормально, поблагодарил доктора.

— Я тебе установил положенный пакет программ на новые имплантанты. Можешь начинать пользоваться ими хоть сейчас. В имплантантах есть также обычная инструкция по использованию. Управление вообще-то интуитивно понятно. Сейчас установлены стандартные опции.

— Спасибо, — Артём потопал тем же путём, что привёл его Дуг, назад в кабинет нового начальника, но тот был занят и, показав Артёму глазами на коробку от нового искина и сумку самого Артёма, оставленную у него, выпроводил землянина за дверь. Артём не обиделся и вернулся в гостиницу: Оскар был занят на работе и сказал, что как освободится, сам позвонит.

В гостинице первым делом Артём принял душ и, связавшись с администратором, узнал, как пользоваться входом в «Имфосеть». После этого вошёл на сайт корпорации «Неоромик», оттуда в отдел «Программы развития» и подождал, пока система не опознала его как пользователя и не попросила зарегистрироваться, выбрав свой логин и пароль. С этим проблем не было, Артём назвался Артом, придумал пароль и вошёл в систему.

Первым делом скачал все статьи и обзоры с общего сайта корпорации, потом с сайта «Программы развития» участником которого стал, решив, что информация лишней не бывает. После этого вошёл на форум и часа четыре провёл за чтением рекомендаций и советов опытных «прогов», как называли себя участники программ. После того, как у Артёма в глазах зарябило, он решил позвонить Оскару.

— Да. Привет, Арт. Я всё ещё занят. Придётся посидеть допоздна.

— Ничего страшного. Я звоню по делу.

— Говори.

— Я бы хотел у тебя взять, если есть, статистику, по тому, что покупают у корпорации члены программ. Глейдеры, техника, оружие, оборудование и базы данных. В общем, пока не пришёл к выводу, что лучше приобрести, а то глаза разбегаются.

— Сейчас запрошу у искина корпорации и перекину к тебе пакетом. Минут пятнадцать.

— Спасибо, Оскар.

— Тогда пока, — Оскар отключился и минут через десять пришёл пакет с информацией.

Главный искин корпорации расставил всю информацию по группам и по каждой конкретной программе. Проанализировав все данные, Артём сделал вывод, что большинство опытных «прогов» берёт самые маленькие грузовые глейдеры среднего класса. После этого меняет у них реактор и двигатели на максимально возможной мощности и добавляет двигатели для увеличения маневренности. Таким образом получается маневренная и мощная база. Такой глейдер после расчётов искина Артёма мог свободно поднять в воздух одиннадцать тонн, хотя был размерами с Вулкан Дока и это была расчётная масса, на деле же он свободно мог летать с тройной перегрузкой. Далее на глейдер устанавливалась максимально большая холодильная камера и просторная кабина, но с креслом, оборудованным максимальными удобствами. В свободные пространства и пустоты устанавливали оборудование. Первыми в списке стояли спутниковые радиостанции, потом тактические сканеры. Далее в порядке убывания искины, пулемёты, пушки. Последними в списке стояли роботы. Сами «проги» часто брали винтовки с большой дальностью и калибром, оптики больших кратностей, тактический наглазник, штурмовые винтовки и автоматы, бронежилеты повышенной защиты. Больше особых привязанностей в этой группе не было.

Артём поставил задачу перед своим искином проанализировать в списке главного искина корпорации наиболее часто приобретаемые конкретные марки и образцы техники, оружия и оборудования прогов с опытом работы свыше пяти лет, и выяснилось, что основная масса берёт не так уж много образцов оружия, техники и оборудования. Почти все марки и образцы совпадали со списком, который предоставил ему Дуг. Получалось, что Дуг был не так и неправ, рекомендуя ему этот список. Единственным расхождением был глейдер. Дуг рекомендовал «Итни», тяжёлый глейдер стоимостью шестьсот тысяч, а опытные покупали самые маленькие грузовые глейдеры среднего класса. Артём решил посмотреть и Итни, и варианты, которые брали опытные проги.

На следующий день Артём составил заявку на оборудование и оружие, которое продавали только с разрешения Дуга, и зарезервировал за собой контейнер, в который стаскивал всё закупленное оборудование и расходники к ним. Решив не мелочится, Артём купил все пять роботов, которые можно было приобрести. Продавали не больше одного работа каждой модификации. Общий вес оружия и расходников подполз к пяти тоннам. Оставив оборудование в контейнере, Артём пошёл смотреть глейдеры. Зайдя в ангар с машинами, Артём подошёл к кладовщику и подал разрешение на приобретение глейдера.

— Прод, значит.

— Ага, — Артём улыбнулся.

— Возьмёшь Итни или будешь заказывать глейдер у Матрея?

— У Матрея, если он предложит что-либо стоящее. — На форуме прогов рекомендовали с глейдерами обращаться к Матрею, Он считался хорошим мастером и толковым техником.

— У него стоит один, уже собранный. Вон видишь в углу? Продаёт за пятьсот шестьдесят. — Я сейчас вызову его, подойдёт через пару минут. — Он собрал его для Гура Снифа, но того что-то нет уже неделю и отдаст тому, кто возьмёт. Обычно у него стоят глейдеры по четыреста шестьдесят, но тут что-то Матрей расстарался и придумал новое.

— Можно посмотреть?

— Конечно.

Артём пошёл в угол к машине и начал ходить вокруг глейдера, рассматривая его со всех сторон. Искин тем временем опознавал узлы и агрегаты и вёл расчёт примерных характеристик стоящей перед ним машины. Расчёт видимых агрегатов показал, что при размерах глейдера Вулкан глейдер тянул двенадцать тонн груза, был быстрее и маневренней Итни в полтора раза. Виднелась антенна спутниковой связи и радар тактического сканера. Скорее всего, имелся небольшой искин, так как стояли два крупнокалиберных пулемёта с системой автоматического наведения огня.

— Нравится? — От размышлений Артёма отвлёк голос молодого паренька.

— Да, но пока не до конца ясна начинка и конструктивные особенности. — Глейдер был полностью закрыт броневыми пластинами, впрочем, так выглядели все глейдеры, и этот почти ничем не отличался, если бы не начинка. Артём пока вёл расчёт по видимым элементам оборудования.

— Вот чертёж, перечень оборудования и технические характеристики. Мне удалось чуть-чуть увеличить салон оператора и стало хватать места для полноценного кресла второго пилота. Сейчас это место пустует и туда можно установить небольшую камеру душа. Тесно будет в кабинке, но всё-таки душ. Второе улучшение в том, что установлен генератор силового поля. Мне это раньше не удавалось, но тут поступил на базу новый усиленный и модернизированный реактор. Я его сразу выкупил и воткнул сюда, выиграл в двух параметрах: появилось место под генератор и место под душевую кабинку. Душ делал сам и в нём можно стоять и мыться. Можешь протестировать, но даю гарантию на всё оборудование и на сам глейдер на год, но если будешь пригонять его ко мне на осмотры и наладку, то три года. Перебирал всё и просматривал всё. Мои глейдеры летают без ремонта по три года.

— У меня не один, а пять роботов. — Артём скинул список оборудования и оружия, закупленного за день. — Ещё бы хотелось небольшой кухонный комбайн. Холодильник под продукты в салоне я вижу.

— Доведу до ума до завтрашнего утра. Полостей нет, но что-нибудь придумаю.

— Тогда договорились. Я беру эту птаху.

— Не пожалеешь. Приходи завтра утром, но если торопишься, то можешь забрать через семь-восемь часов.

Артём подвёз контейнер к глейдеру, поставил его к стене. Выдал всё оборудование, которое требовалось установить на глейдер, и, дав залог в сто тысяч Матрею, довольный отправился в гостиницу. С глейдером ему явно подфартило: собирать глейдер самому и возиться с расчётами явно не хотелось. Купленная и доработанная под его оборудование «Птаха», как окрестил свой будущий глейдер Артём, была настоящей машиной охотника: мощной, маневренной и скоростной. Сейчас «Птаху» добавлялось дополнительно четыре робота, кухонный комбайн и стойки для оборудования и оружия самого Артёма. Фактически глейдер сейчас дорабатывался индивидуально под землянина.

При всём своём уважении к Дугу, «Инти» был тяжёлым и громоздким глейдером, при тех же параметрах. Конечно, холодильная камера была у него рассчитана не на шесть, а на восемь туш бизонов, но это Артёма ничуть не смущало, так как на «Птахе» он увидел на крыше холодильной камеры усиленный настил с крюками для подвязки туш. То, что лебёдка и стрела для подъёма у «Инти» была мощнее, землянина тоже мало волновало, так как у «Птаха» их было две и расположены они были с учётом пожеланий опытных охотников. Были и ещё мелкие нюансы, но все они уступали перед практичностью, мощностью и маневренностью «Птаха». «Инти» при всех её достоинствах был большим и громоздким, что сказывалось на его маневренности, да и сами по себе размеры были фактором, значимым не так и мало.

Последнее, что сделал в тот день Артём, это занёс в мастерскую по ремонту искинов Роден-34 и обговорил со старым мастером, работавшим в ней, полную реконструкцию и апгрейд искина. Цену, которую ему назвали в пятнадцать тысяч кредитов за почти двойное увеличение скорости и производительности и пятикратное увеличение памяти, Артём счёл не такой уж высокой, и оплатил. Мастер сказал, что сделает всё к следующему утру и в качестве бонуса зальёт свежие базы по искинам, робототехнике и электронике. Артём, считавший, что информации никогда не бывает много, согласился.

Закончив с делами, Артём позвонил Дугу.

— Дуг, я закончил с оборудованием и комплектацией, — сообщил начальнику Артём. — Если ты не против, то завтра хотел бы отбыть.

— Ты куда планируешь податься?

— На «Регат-26». По крайней мере, в тот район. Я там охотился и регион более или менее мне знаком. Это горные окраины исследованного региона. Думаю там обосноваться.

— Тогда зайди ко мне через час. Поговорим ещё об одной программе.

— Вроде я на всё записан?

— Ну не на всё. У тебя уровень новичка, но я тут переговорил на счёт тебя кое с кем и с тобой хотят встретиться, но я думал, ты будешь копаться с оборудованием неделю, а ты прыткий, и хочешь отчалить быстрее, чем я ожидал.

— Хорошо, буду через час.

В этот раз в кабинете Дуга Рона, сидел ещё один человек. Поздоровавшись, Артём сел в кресло.

— Данат, это тот новичок, о котором я тебе говорил, — начал разговор Дуг.

— Лады, — пожилой человек встал и прошёлся по кабинету, потом повернулся к Артёму. — Я представляю Службу Безопасности корпорации «Неоромик». В основном всё оборудование и оружие вы получаете с нашего согласия, но учтите, что вы несёте персональную ответственность за его утерю и хранение. — Данат увидев, что Артём в курсе, землянина Дуг сразу предупредил, перешёл к делу. — Теперь собственно о том, зачем была нужна встреча. У нас есть ещё одна программа «Охотник за головами». На планете не хватает офицеров и сотрудников правопорядка и довольно жёсткие колониальные законы, но, тем не менее, они нарушаются. Процветает контрабанда, нарушение договоров, убийства без причин, согласующихся с колониальным правом, и многое, многое другое… Мы предлагаем вам принять участие в этой программе на уровне новичка. Это даст вам допуск в оперативную базу информации Службы Безопасности корпорации «Неоромик». Допуск будет начального уровня, но позволит вам выяснять информацию о людях, группировках, кланах и обществах, получать досье и прочее. Существует список преступников, за поимку или смерть которых назначена награда. Награда немаленькая. Участие в программе полностью анонимное: существует логин входа в базу данных и всё, но, конечно, Дуг и я будем в курсе, но и только….

— Что в качестве бонуса, кроме сокращённого допуска в сеть Службы Безопасности? — Артём пока раздумывал.

— У нас карта учёта бальная. Информацию о начислении балов вы получите при согласии. По мере достижения уровней даётся право приобрести военные образцы оружия и девайсов. По достижении пятого уровня отменяется контракт с корпорацией на проживание на планете двадцати пяти лет, достигнув десятый уровень, вы получаете бесплатный билет на любую планету центральных миров Конфедерации Свободных Миров. Стоимость билета равна десяти миллионам кредитов, она завышена для того, чтобы колонисты не спешили улететь. Скажу вам, что на планете достаточно высокие заработки и цены. За один миллион кредитов в центральных мирах КСМ можно купить вполне приличный дом, а за пять довольно средний межпланетный транспортник, десять стоит самый малый межсистемный транспорт. С деньгами вы станете там бизнесменом и сможете спокойно жить за счёт аренды, но если вы решите остаться, то получите десять миллионов кредитов здесь.

— Я в принципе согласен, — Артём особо долго не раздумывал, получить допуск в систему Службы Безопасности и ориентироваться в группировках и обществах, иметь возможность читать хоть и неполные досье на людей, с которыми имеешь дело, было заманчиво.

— В таком случае распишитесь в карточке и присвойте себе новый ник. — Артёму упал файл на имплантант, он расписался и создал новый ник «Темень». Особо над ником не задумывался, он пришёл ему в голову сам.

— Отлично, — Данат получил файл от Артёма и пожал тому руку. — Письмо с уведомлением о допуске у вас будет через час. Поздравляю. Желаю удачи. — Кивнув Дугу, СБ-шник удалился.

— Эта программа ни к чему особо тебя не обязывает, а даёт много. Доступ к сетям Службы Безопасности дорогого стоит, — Улыбнулся Дуг, когда они остались одни с Артёмом.

— Спасибо. Я понял.

— Об этой программе особо не распространяйся, — Дуг, увидев понимание на лице землянина, продолжать фразу не стал и переключился на другую тему. — Попадётся нормальный человек, приводи. Мы премируем тех, кто приводит новичков на тридцать тысяч кредитов. Оскару я уже премию перегнал, так что он доволен. Отчёты присылай раз в тридцать стандартных дней, но это если есть что, а так на твоё усмотрение. — Дуг усмехнулся. — Теперь последнее. У нас существует своё общество «Проги». Ты можешь в него вступить. В этом случае к тебе, если кто будет рядом, придут на помощь или помогут чем. Могут продать оружие, дать консультацию и прочее. Членских взносов в него нет, но любая помощь приветствуется. Рекомендую вступить, так как постепенно группа растёт и со временем оформится в клан со своей базой, техникой и прочим, пока всё только на инициативе и общественных началах.

— Записывай, — Артём ничем не рисковал: строгих взносов нет, а вот помощь, если потребуется и будет кто-то рядом, если ему окажут, то можно будет посмотреть и насчёт денег…

— Хорошо, но учти, что и ты, если потребуется, должен будешь оказать помощь обратившемуся к тебе.

— Это не проблема…

— Тогда у меня всё. Желаю удачи…

— Вечером посидим в баре? Я завтра улетаю. Я позвоню Оскару и приглашу.

— Не вопрос, — Дуг прикинул своё время и предложил. — Давай в «Ночной красавице» в девять вечера?

— Договорились…

Глава двадцатая

Проснулся Артём в своём номере и с сильной головной болью. Похмелье было страшным, учитывая, что Артём вчера снизил скорость течения жизненной энергии в организме, желая довольно плотно набраться спиртным и качественно отдохнуть, как назвал их вчерашний забег по барам и ресторанам Дуг.

Разогнав жизненную энергию в системе до максимального уровня, Артём открыл глаза и увидел лежащую рядом с ним молодую девушку. Молодая женщина спала по отношению к Артёму «валетом», бесцеремонно выставив из-под тонкой простыни свою нижнюю часть тела. Взгляд на голые ноги и промежность вызвал у Артёма желание, но совладав с собой, землянин накинул на девушку простыню и занялся восстановлением в памяти вчерашних событий. Особо вспоминать было нечего. Прошлись по ресторанам и барам, зацепили компанию молодых подружек. На память пришло имя девушки, лежавшей рядом: Лера. Потом потанцевали в каком-то баре: девушки захотели танцев и разошлись. Лера без особого «ломания» согласилась переночевать у Артёма в номере, вчерашний вечер был завершён.

«Разгон» быстро восстановил способность к трезвому и ясному мышлению. Полежав ещё пару минут, Артём пошёл освежиться в душ. Струи воды принести свежесть и бодрость. Остатки вчерашнего разгула были устранены полностью. Выйдя из душа, Артём встретился глазами с лежавшей на кровати девушкой, звуки и шум воды в душе её разбудил.

— Привет, — поздоровался Артём, как всякий вежливый человек.

— Выпить чего-нибудь осталось? — У девушки был довольно приятный мелодичный голос, Артём вылил остатки какого-то пойла из большой тёмной бутылки в стакан и протянул Лере, та понюхала содержимое стакана, поморщилась и тремя глотками проглотила. — Неплохо мы вчера повесились.

— Ага, — предаваться воспоминаниям о вчерашнем веселье Артёму не хотелось.

— Ты немного понежишь меня с утра? — Из-под простыни появилась рука и потянула Артёма к себе. — Я бы хотела слегка проснуться и прийти в себя….

Уговаривать Артёма не пришлось, но от девушки пахло перегаром и он, поморщившись, перевернул её спиной к себе. Влажная желанная щёлка, услужливо раскрытая Лерой, и вид её голой выгнутой к землянину спины привёл того в возбуждение и он входил в девушку раз за разом, стремясь проникнуть как можно глубже. Постепенно войдя в ритм, Артём заставил Леру сначала застонать от наслаждения, а потом закричать. Постепенное ускорение движения и ритма привело к вполне закономерному результату: в голове Артёма взорвался букет чувственных ощущений, заставив того завалится на девушку сверху почти обессиленным.

Придя в себя, Артём отправился в душ, куда нырнула девушка вперёд землянина, и повторил с ней свой фокус прямо под прохладными струями душа, задрав её левую ногу на пластиковую коробку пульта управления душем, висящего на стене…

Через сорок минут окончательно «разбуженная» Лера с довольным лицом упорхнула из номера Артёма, оставив ему свою визитку и попросив её не забывать и звонить, когда судьба занесёт в Конц. Артём, проводив девушку, принял полный пакет утренних процедур и, собрав свои вещи, спустился в фойе гостиницы. Расчёт за проживание, как и завтрак в баре на противоположной от гостиницы стороне улицы не заняли много времени. Решив сегодня же улететь с Конца, Артём получил из мастерской Роден-34, закупился продуктами и через час стоял перед Птахом.

Матрей его уже ждал.

— В общем, твои пожелания я исполнил, — парень отдал пульт от глейдера Артёму. — Самому тяжёлому инженерному дроиду «Годон-12» пришлось разместиться в шахте, организованной мною сзади. Пришлось занять немного места у холодильника и слегка уменьшить бак. Чудес я не делаю, а «Годон» весит около тонны двухсот. — Тем не менее, Артём не мог понять, где расположился робот, так как Птах ничуть не изменился внешне. — Второго робота «Орт-3» ты купил правильно, это лучший робот технической поддержки, но он весом в восемьсот килограмм, и пришлось для него делать шахту между холодильной камерой и твоим отсеком. Опять заём у холодильной камеры, я тут захватил пару пустот, и заём получился небольшим. Твоя кабина не уменьшилась, душ всё так же остаётся.

— Хорошо.

— Третий военный дроид «Верт-7», проблем не вызвал, под него место было и раньше. Их берут все, и я его ставлю впереди кабины пилота для усиления огневой мощи глейдера стволами «Верта». — Артём кивнул с видом знатока, стволов боевого дроида перед кабиной он не видел, обычная ровная броня. — Мелкого «Исследователя-2МГ» и «Разведчика-28», я тоже разместил в шахты впереди глейдера. — Матрей улыбнулся. — Установил все крепления для твоих стволов, микро-комбайн для приготовления пищи. В общем, всё сделано по высшему разряду. Доплата сорок восемь тысяч и четыреста шестьдесят долгу.

— Держи, — Артём перечислил Матрею деньги.

— Сразу скажу, что машина стоит под восемь сотен, но делался он для опытного «прога», имеющего скидки в сорок три процента, так что радуйся.

— Я и радуюсь.

— С твоим личным оборудованием он зашкаливает за миллион, так что не рекомендую разрешать заглядывать посторонним в кабину. За такие деньги тут замочат, не раздумывая. Снаружи глейдер неотличим от среднего грузового глейдера «Тох-12» с увеличенной холодильной камерой. Так делают все, кто летает на «Тохе», но заглянув в кабину, любой болван поймёт, что это не «Тоха», — Матрей показал на затенённое бронестекло «Птаха». — Это первое. Второе. Агрегаты все новые и желательно первых десять тысяч километров кататься, не превышая восьмидесяти процентов расчётных характеристик. Ты куда отправляешься?

— На Ретон-главный.

— Туда четыре тысячи километров. Я бы посоветовал тебе лететь на этом глейдере самому, заодно опробуешь. Я установил на искине глейдера обычные программы прогов, так что сможешь улететь туда на автопилоте. У меня всё.

— Спасибо, Матрей, — Артём пожал руку парню.

— Пользуйся…

За всё про всё Артём отдал чуть меньше полутора миллионов, но как его уверяли все вокруг, покупки этого стоили. Пока же Артём с трудом представлял себе все возможности своей новой техники, оборудования и оружия. На счёте сумма упала с четырёх миллионов восемьсот до трёх миллионов триста, но Артём особо не огорчался.

Когда Матрей ушёл, землянин занялся погрузкой оружия и расходников в глейдер. Снайперская винтовка Мар-24 ушла в специальный выдвижной карман справа от водительского кресла. Чуть ниже нашёлся ещё один выдвижной карман под штурмовое ружьё Бизон-7. Пистолет Рог-2, с выдвижным прикладом и лазерным прицелом, размещался слева. Два искина Артёма крепились над головой, а охотничий нож и нож для разделки туш корпорации «Донг», считавшейся лучшим производителем холодного оружия, заняли место за спинкой кресла пилота. В небольшой шкафчик с левой стороны поместился лёгкий бронекостюм «Спаст», вместе с каской, а расходники и мелочёвку Артём растолкал по немногим, но ёмким закрывающимся коробам в полу под сиденьем, уходящим в этом случае до упора вперёд к пульту управления.

Компоновка кабины Артёму понравилась. Почти всё его имущество было погружено и не создавалось впечатления, что оно вообще где-то есть. Матрей использовал с умом любую полость, тут же превращая её в короб под запасные патроны или расходники. Всему нашлось своё место, и при этом кабина так и осталась пустой и свободной. Закончив с погрузкой и сверившись со схемой размещения имущества и оборудования на плане кабины, которую скинул ему на имплантант Матрей, Артём вытер пот, работы было много, и решил переодеться в новый армейский камуфляж, в которых ходило почти всё население Конца и разместить свои личные вещи в небольшой шкафчик.

Закончив с переодеванием, Артём сложил комбез в шкафчик, вынул из своего рюкзака искин Роден-34, теперь изрядно модернизированный, и купленный новый искин Ростен-7МГ с загруженными базами, имеющий вид бронированного правого наруча. Вставив оба искина в предназначенные для них гнёзда на панели управления Птаха, Артём надел новую гарду от Ростена на ухо.

— Бортовой искин глейдера «Фрегат» приветствует нового хозяина, — сразу раздалось в голове Артёма.

— Искин Ростен-7МГ приветствует своего хозяина.

— Искин Роден-34М приветствует Арта и благодарит за модернизацию и установку новых баз данных. Продолжить работу в пассивном режиме?

— Так, — немного подумал Артём, — глейдер и его искин переименовываю. Теперь он называется «Птах». Ростен-7МГ получает имя «Кот». — В память Артёма пришла ассоциация с «Чёрным», тот тоже много знал. Роден-34М получает имя «Старик». Для всех я Арт. В качестве закрытого кода доступа к любому искину устанавливаю фразу «Седьмое небо». Пользователь для всех искинов только я один. Птах, оттестируй системы, проверь наличие расходников и запчастей и доложись. Полная проверка. — Артём перевёл гарду искина в положение для постоянного ношения. — Кот, получаешь привилегированные права только на время моего выхода из кабины глейдера. — В любое другое время все три искина должны образовать общую информационную базу, объединить свои расчётные мощности и отзываться на имя глейдера. — Ростен-7МГ, помимо информационных баз, был самым быстрым и имел наибольший объём памяти. Исполнен он был в виде правого наруча и нёс, помимо основной свой функции, ещё и дополнительную, защищая правое предплечье.

— Принято.

— Принято.

— Принято.

— «Состояние всех систем отличное. Требуется полная заправка бака топливом и дозаправка ёмкости с питьевой водой. Дозаправка обоих коробов встроенного высокоскоростного пулемёта Олд-73МГ, — доложил комплекс искинов. — Артём в это время надел на голову тонкий поясок от личного тактического комплекса Зарян-3 и включил его в работу, опустив на правый глаз прозрачную оптику датчика. Мгновенно ангар, в котором стоял глейдер, разделился тонкими зелёными лучами на сетку и пошло быстрое переименование объектов. Засветились наименования. Артём мысленно указал на один, вылетела панель с указанием данных цели, расстояния до неё и уязвимых мест. Тактический комплекс, согласованный с искином, показывал чудеса информированности. Пока работал личный комплекс с зоной перекрытия до трёх километров, но ограниченный визуальным контактом. Ром-8, установленный в глейдере Матреем, обещал зону перекрытия в пятьдесят пять километров, имея свой сканер, а если его подключить к спутнику, то на всю зону обзора спутника.

— Птах, коррекция моих действий, и курс сначала к оружейному складу, а потом, когда я укомплектую пулемёт патронами, на заправку, — Артём опасался, что сразу не справится с управлением и осторожно поднял глейдер в воздух.

Птах слушался руля идеально, и Артём, сначала купив пулемётные ленты с патронами и заправив ими короба , а потом, заправившись питьевой водой и топливом под завязку, подлетел к одним из многочисленных ворот, ведущих за пределы Колонизационного Центра. Здесь его досмотрели два вооружённых охранника, проверили документы и, заглянув в холодильную камеру, удивились.

— Ты куда, парень, летишь?

— В Реган-главный.

— А че пустой? Возьмёшь пять тонн груза по тысяче за тонну с доставкой до Регана?

— Только купил «Тоху», он ещё не обкатан. Я бы взял, но вдруг выкинет какой-нибудь фортель. На доставке большие штрафы. — Из информации с открытых торговых форумов Конца Артём уже знал, что часто торговцы заключают контракты на доставку товаров по направлениям или до конкретного объекта. Платили за доставку неплохо, но ставили чёткие сроки доставки и большие штрафы в случае опоздания. Обманывать тут было не принято, грозила расправа или вызов на поединок от торговца, интересы которого представлял опытный наёмник или профессиональный поединщик, нанятый тем. Штраф взимали быстро, но и плата приходила тут же.

— Ну, смотри, а то есть предложения от торгов.

— Спасибо. В следующий раз, — Артём, так и не подняв колпака кабины, завершил разговор с охраной и выскользнул наружу через ещё не до конца открытый люк…

Глава двадцать первая

Первые две сотни километров Артём вёл Птаха вручную, пробуя её на разных скоростях и манёврах. Освоившись с управлением, Артём попробовал вождение с активированным встроенным в Птаха тактическим комплексом и системой наведения, расстреляв из пулемётов сотню патронов и столько же из стволов выдвигаемого из шахты боевого дроида. Результат был достаточно серьёзным: на расстоянии в три километра Артём уверенно попадал в голову обычного бизона и разрывал на части очередью гиену или шакала на полном ходу Птаха. Желать лучшего было затруднительно, Артёма стрельба удовлетворила. Закончив испытания, Артём поставил Птаха на автопилот, подняв глейдер на максимальную высоту. Вместо Регата-главного Артём решил лететь напрямую на Регат-26. База была на самой границе изученной и заселённой зоны. Кроме того, около неё заканчивалась зона спутниковой связи, и за хребтом, на котором стояла база, на карте Артёма царил тёмный цвет неизученного пространства, уходящий на север.

Колонистами была освоена неровная окружность с центром в Колониальном Центре и радиусом в семь тысяч километров, но и на этой окружности было полно тёмных цветов и чёрных рисунков, говорящих о том, что туда не ступала нога человека. Спутников было запущено мало и едва хватало на обзор этой окружности, а покупать и запускать новые корпорации не хотели, им хватало и этого пространства, тратить деньги на расширение зоны они не считали рентабельным.

— «Прямой маршрут до «Регат-16» невозможен. Наиболее оптимальный маршрут составлен, и при максимальной скорости в двести километров мы будем на месте через тридцать два часа. Если снять ограничение, установленное на оборудование для «обкатки», время сократится соответственно на двадцать процентом и будет равно двадцати шести часам», — доложил искин Птаха.

— Возможные опасности маршрута?

— «На предельной технически доступной высоте в один километр над поверхностью планеты опасностей для глейдера нет, летающие ящеры или иные объекты могут быть отстрелены в автоматическом режиме в случае возможности контакта, приравненной к восьмидесяти процентам».

— Идём к «Регат-16», — Артём прикинул, что за полёт уйдёт половина топлива, и решил всё-таки следовать на базу Дока Марта.

— Принято, — глейдер изменил курс и начал набор высоты.

Артём отодвинул кресло от пульта управления, всё-таки в кабине «Птаха» было тесновато, слегка развернул кресло вправо и слез с него в небольшой коридорчик за креслом пилота. Душ стаял в своём собранном виде, Артём отдал приказ искину свернуть стены душа и через пару минут коридорчик расширился до коридора длиной в полтора метра, шириной в метр и высотой в метр восемьдесят.

— Птах, я решил пообедать, так что выдвени мне стол и сиденье. — Артём вытащил из холодильника пачку мяса с кашей, пару пакетов с напитком, напоминающем какао, и положив их в кухонный комбайн, встроенный в стенку глейдера, выбрал режим разогрева. Из боковой стенки выдвинулась панель стола, а с другой стороны коридора панель стула. Комбайн звякнул о готовности, оставалось достать галеты и пообедать кашей с мясом и запить всё какао, что Артём и сделал. Глейдер Артёму нравился всё больше и больше и, закончив с обедом, землянин отдал приказ убрать стол со стулом и, немного поприседав и разогрев мышцы, вернулся в кресло пилота.

Время было, и Артём ещё раз подробно перечитал инструкции по использованию оружия, оборудования и глейдера. После этого занялся изучением технических характеристик и возможностей купленных им роботов. В принципе все данные и инструкции он изучил, когда раздумывал над приобретениями, но повторное изучение не мешало. За этим занятием пролетело ещё пять часов полёта и Артём порядком устав, ещё раз размялся в коридорчике за пилотским креслом и поужинал.

Время текло медленно. Артём после ужина вычистил и перезарядил своё оружие и опять вернулся в кресло пилота. За бронестеклом колпака «Птаха» уже темнело, лететь ещё оставалось чуть меньше суток и землянин, вспомнив о «Чёрном», ещё раз перечитал информацию из книги и задумался над возможностью изучения приёмов из неё. В Птахе ни один из приёмов, описанных в книге, применить было нельзя, но в нём можно было попробовать поднимать в воздух предметы, и Артём решил этим заняться.

В кабине всё было закреплено по своим местам, найти подходящий предмет оказалось не так-то просто. Выручила аптечка. Артём, открыв аптечку, положил её на пульт управления, разогнал жизненную энергию в системе до максимальной скорости и, сформировав тонкий, почти прозрачный пси-щуп попробовал им коснуться шприц-тюбиков и пузырьков со снадобьями и попробовать поднять в воздух хоть что-нибудь. После пяти минут проб и мучений, удалось поднять в воздух шприц-тюбик из-под обезболивающего весом в два с половиной грамма, что вызвало мгновенную реакцию искина.

— «Наблюдаю взлёт в воздух шприц-тюбика из аптечки, стоящей на пульте управления», — пришло сообщение искина под рёв сирены тревоги. — «Какие меры принять для прекращения необъяснимого полёта предмета?»

— Никаких, — Артём отвлёкся, и тюбик упал назад в аптечку. — Все данные о подобных происшествиях собирать в одну папку. В базах данных есть что-либо о подобных происшествиях?

— Нет.

— Я в любом случае запрещаю любую передачу подобной информации вовне и приказываю при переходе глейдера в другие руки при продаже или других ситуациях уничтожить.

— Принято.

— Больше меня не отвлекать, — Артём сконцентрировался, опять организовал ментальный щуп и поднял из медицинской аптечки шприц-тюбик.

За час Артём устал, как будто разгружал вагон угля, но перепробовав все предметы в аптечке, смог поднять в воздух пузырёк с таблетками для обеззараживания воды весом в пятнадцать грамм. Это был его персональный рекорд, Артём им по праву гордился и отнёс после обдумывания к тому, что смог постепенно развить свою структуру сознания и способность ею действовать с помощью «разгона». Артём чувствовал, что разгонять мысленным усилием жизненную энергию в системе становится всё легче и легче и это говорило не только о его привычке и развитии навыков, но и о росте его ментальной силы.

За час подъёма в воздух разных предметов из медицинской аптечки Артём выдохся. Оставив на пульте управления глейдера только пузырёк с таблетками для обеззараживания воды, Артём вернул аптечку в нагрудный карман, её стандартное место, и сошёл с кресла в коридорчик за ним, чтобы сделать зарядку. Места было мало, но поприседав и сделав наклоны тела вперёд, Артём почувствовал себя легче и усталость рассеялась. Усталость была не физическая, а духовная, но с помощью упражнений быстро уходила. Эту простую истину Артём усвоил ещё студентом, готовясь к экзаменам и зачётам, когда устав от чтения книг, делал физические упражнения. Помогли они и в этот раз.

По прошествии часа Артём, ещё в течение часа, «ворочал» пузырьком с таблетками, подняв его в воздух и перемещая вперёд и назад, вверх и вниз. Устав до бесчувствия, опять сделал зарядку, но тренироваться больше не стал, а поручив искину будить его в случае опасности, разогнал жизненную энергию в системе и лёг спать.

Утром пришло решение, тренировку с пузырьком чередовать не только с зарядкой, но и с изучением баз данных, так как Артём чувствовал, что только с помощью зарядки не успевает нормально отдохнуть. К вечеру, когда Артём влетел в зону Регата-16, он уже увереннее поднимал пузырёк с таблетками в воздух и чувствовал, что его навык прогрессирует.

— Арт, Регат-16 нас обнаружил и запрашивает о цели приближения, — доложил искин, когда Птах вошёл в зону прямой видимости базы.

— Соедини меня по прямой связи.

— Сделано, — монитор перед Артёмом засветился, и на нём появилось встревоженное лицо Дока Марта.

— Привет, Док, — Артём не мог сдержать улыбки. — Примешь меня к себе на базу?

— Арт. Быстро ты. Смотрю, взял себе «Тоху». В торги собрался?

— Нет, просто грузоподъёмность хорошая. У тебя всё по-прежнему?

— Да, залетай. Помнишь, наверно, куда. Я дам искину разрешение на твой влёт.

— Спасибо, Док. Через час буду. Как раз перед закатом солнца.

— Окей. Тогда и поговорим, — Док отключился, и Артём направил глейдер к базе……

Глава двадцать вторая

В бокс Артём завёл глейдер на ручном управлении и, встав в стороне от глейдеров базы, заглушил двигатели. Встав с кресла, вынул из гнезда в панели наруч с искином, надел его на предплечье и снял с головы поясок тактического комплекса.

— Я выхожу. Пассивное наблюдение за обстановкой. Приближение к глейдеру ближе полуметра запрещено. Кот, пассивное наблюдение.

— Принято.

Артём вынул из шкафчика подарки для бывших напарниц и Дока и, открыв бронестекло, вышел из Птаха. Оказавшись в знакомом боксе, Артём огляделся и, отметив про себя, что бронестекло тут же сомкнулось за ним, отправился в столовую. Док Март его встретил как старого друга, и они обнялись.

— Не думал, что вернёшься, — похлопал Док Артёма по плечу.

— Это тебе, — Артём поставил на стол сумку с десятком разных вин, водок и настоек. — У тебя как?

— Спасибо. Всё нормально. Новички пока не освоились, но дело у них идёт на лад. Твои напарницы тоже в норме. Ушли спать. Я не говорил им, что ты летишь к нам, — Док улыбнулся, Артём понял, что он в курсе проводов Артёма.

— Спасибо. Я их попозже навещу.

— Стан и Юта вместе, как и раньше. Вот и все мои новости. У тебя?

— Добрался до Колониального Цента. Немного погулял, девочек пощупал. Купил «Тоху», переоборудовал, взял хорошее оружие и решил вернуться. Деньги кончились. Надо опять работать и копить.

— Понятно. Я не против. Устраивайся. Твоя каюта так и стоит. Я там ничего не трогал.

— Я бы хотел с тобой переговорить о другом, — Артём стал серьёзен и, подумав, продолжил. — Док, я хочу брать у тебя топливо и иметь на твоей базе крышу над головой. Топливо, конечно, по твоей цене. Расходники, что мне подойдут, тоже буду покупать. Мне нужна аренда холодильника у тебя из расчёта один кубометр и склада. Если я добуду буйвола, я тебе его, конечно, сдам, но этим я заниматься не буду.

— Понятно. Значит, хочешь заняться серьёзной охотой?

— Да.

— Обычный расклад такой. Топливо по пять кредитов за литр. Двойная цена против «Регата-главного», но мне оно получается по три с транспортными расходами. Цены на расходники дам. Надо самому посмотреть. За аренду каюты и ангара две туши буйвола в неделю. Склад и холодильник по тысяче в месяц за пять кубометров. Это обычная такса. Устроит?

— По рукам, — как знал Артём из форума «прогов», Док предложил ему среднюю цену.

— Можешь просто в неделю готовить мне три туши и пользоваться ангаром, складом и каютой с местом для глейдера в боксе. У меня пока свободно. Живи, не помешаешь. Если будут изменения, то я тебе сообщу.

— Хорошо. В месяц привожу тебе двенадцать туш. Завтра же их тебе приволоку. Будет плата за месяц вперёд.

— Не против.

— Топлива у меня в баке около трёхсот литров. Пока есть, но если что, ещё брать по пять согласен. Расчёт за него мясом по кредиту за килограмм?

— Пойдёт.

— Тогда всё, — Артём встал из-за стола. — Завтра рано вставать. Весь день летел.

Забрав из глейдера сумку с бельём и вещами, Артём забросил её в свою каюту, сменил на ней код и, взяв подарок для девушек, постучался к ним в комнату.

— Арт! — Проверив в глазок, кто к ним пришёл, Рита увидела Артёма и сразу открыла дверь. — Привет. Прилетел. Мы не ожидали так быстро. Заходи.

— Так, не галдите, — Артём поставил на стол свёртки с подарками. — Это вам.

— Что там?

— В одном ящик хороших вин с Колонизационного Центра, — улыбнулся Артём, — во втором смотрите сами.

— Арт. Это же Сирит-58, — Артём в Колониальном Центре долго думал, что подарить девушкам, пока ему на глаза не попался магазин бытовой техники. Стереовизор последней модели «Сирит-58» с кучей фильмов и прочего сразу привлёк его внимание.

— Спасибо, Арт.

— Как поездка?

— В общем, ничего необычного я там не узнал и не нашёл. Купил себе оружие, глейдер, кое-что из оборудования и когда деньги кончились, своим ходом отправился сюда, — в трёх словах свою поездку в Колониальный Центр обсказал Артём. — Погудеть в барах и ресторанах можно. Цены на всё в разы ниже, чем в Регате-главном.

— Что ещё видел?

— Да больше особенного-то и ничего.

— Блин, ты в своём репертуаре.

— Ночевать у нас останешься или опять к себе?

— К себе. Просто не мог к вам не зайти, — Артём хотел и дальше жить один, мысль, что можно жить с напарницами, ему даже не приходила в голову.

— Ну и на том спасибо. Восстановим нашу «двойку»?

— Нет. Могу слетать с вами пару раз на заготовку, но не больше, — решил расставить сразу всё по своим местам Артём. — Я буду мало охотиться на буйволов. Надоело мне их кромсать.

— А чем хочешь заниматься?

— Хочу заниматься охотой на хищников и добычей дорогих ингредиентов. Это опасно, и поэтому я вас с собой не приглашаю.

— Ладно, посмотрим. Разопьём одну бутылочку вина? — Рита озорно улыбнулась.

— Нет. Я к себе. Летел сюда почти двое суток, хочу отдохнуть. — Артём попрощался и пошёл к себе в каюту.

Быстро расстелив кровать, Артём принял душ и завалился спать. Завтра предстояло плотно поработать, землянин хотел заготовить сразу максимальное количество буйволов и, сдав их Доку, создать себе запас из туш в холодильнике.

Утром Артём как обычно встал в семь часов, разогнал энергию в жизненной системе, принял душ и, чтобы не тратить времени, спустился в бокс с глейдерами. Искин Птаха, как только Артём погрузился в кресло, доложил, что глейдер готов к вылету, но топлива осталось около двухсот литров, а это всего тридцать процентов от полного объёма бака.

— Запроси у искина базы вылет, мы на охоту, — Артём был настроен на деловой лад.

— Можно вылетать.

Артём поднял глейдер в воздух, как только дверь поднялась, вылетел из бокса и на максимальной скорости пошёл по ущелью в сторону саванны. Поставив «Птаху» на автопилот и дав задание искину предупредить его, если появятся буйволы, Артём спокойно позавтракал и через тридцать минут полёта получил от искина доклад, что буйволы обнаружены. Следовало проверить пристрелку в первую очередь снайперской винтовки «Мар-24». Артём вынул винтовку из кармана в правой стенке глейдера, проверил крепление прицела и установил стрельбу на расстояние семьсот метров, такое расстояние до стада буйволов показывал тактический комплекс.

Приближаться к цели ближе землянин не стал, а раздвинул бронестекло и выставил ствол с накрученным на него глушителем наружу. Цель в прицеле скачком приблизилась и Артём, наведя ничего не подозревающему буйволу перекрестье прицела в глаз, нажал на курок.

— Птф. — Стрелял Артём не снайперским, а простым стандартным патроном, но голова буйвола мотнулась, и он стал заваливаться вперёд. Артём перевёл прицел на стоящего рядом крупного быка, но тот повернул голову в сторону падающего и Артём перевёл перекрестье на область сердца и опять нажал на курок. — Птф.

Стадо его не слышало и не видело, но падающие один за другим крупные быки всё же его встревожили, и оно, видимо, уже познакомившееся с человеком и его методами, ломанулось в сторону реки справа, оставив девять туш, лежащими на земле.

Артём, отстрелявшись, перезарядил ружьё, перевёл его на предохранитель и подлетел к лежащим недалеко друг от друга буйволам. Восемь выстрелов были удачными, но на одного буйвола ушло два патрона. Искин без напоминания включил инфразвуковой отпугивающий сигнал, а Артём, переодевшись в спецодежду, занялся разделкой туш. Навык забойщика не утратился, Артём на полном «разгоне» укладывался в тридцать минут и за четыре часа сумел загрузить в холодильник шесть туш, а три увязать лебёдкой на его крышу. Птах дошёл до базы без потери скорости, хотя нёс почти десять тонн груза.

Час ушёл на разгрузку и обед и в два часа Артём вылетел на «бойню» во второй раз. К семи он опять вернулся с полной загрузкой и решил слетать ещё раз, но в этот раз с расчётом вернуться к десяти. Итогом третьего рейса стали три буйвола. За день, прилично устав от работы, Артём отдал три туши Доку в счёт недели проживания, одна пошла в расчёт за пятьсот литров топлива, а семнадцать пошли на склад, как туши Артёма.

— Неплохо ты, — Док Март был удивлён, но вида не показывал.

— Хороший ствол, глейдер тянет за раз девять туш, — усмехнулся Артём.

— Может, будешь сдавать их мне не в качестве платы за проживание, а за деньги?

— Дог, ты с меня в качестве платы за проживание, аренды стоянки для глейдера, места в холодильнике и складе ловишь сорок пять штук. На топливе и расходниках поймаешь прибыли ещё десятку. Пятьдесят пять штук вполне приличные деньги. Сдавать тебе с минусом в треть я не буду, но можно сделать по-другому, — подумав, предложил Артём.

— Как?

— Ты засчитываешь мне добычу без скидок по её продажной цене, а я у тебя забираю все желчные пузыри, поджелудочные и половые железы с наценкой в десять процентов. Если у меня денег не хватит рассчитаться с тобой тушами, то я заплачу деньгами.

— А что ты с этого ловишь?

— Дог. Один желчный пузырь, прошедший у тебя через экстрактор, это сто грамм сушёного порошка. Согласен?

— Да.

— У тебя его берут за сто кредитов. В итоге это кредит за один грамм. Поджелудочная железа в этом расчёте тянет полтора кредита, а подовые железы по два кредита за грамм. Я перемелю все эти железы и прессом сдавлю их в брикеты по килограмму. Для тебя составляют секрет цены на брикеты в Колониальном Центре?

— Подожди секунду, — Док явно вёл пересчёт и через минуту посмотрел на Артёма круглыми глазами. — На желчные пузыри получается по три с половиной за грамм, половые железы по пять, а поджелудочная — по четыре. Полторы тысячи тонн туш, это тысяча буйволов и сто килограмм порошка экстракта желчного пузыря, три сотни килограмм поджелудочной железы и сто пятьдесят половых желёз. Разница составит один миллион четыреста тысяч железной прибыли при твоём раскладе с одной моей сдачи туш?

— Ну, примерно, — усмехнулся Артём. — Только шестьсот пятьдесят килограммов мне маловато. Я бы хотел взять за один раз пару тонн. Лететь в Конц из-за одних экстрактов желчного пузыря, поджелудочной и половых желёз буйвола я не хочу.

— Давай вместе? Бери меня в долю?

— Дог. Тебе по большому счёту всё равно, куда продавать сушёные в экстракторе железы, — расчёт Артёма удался, Док зацепился за идею как клещ. Теперь нужно было обговорить проценты и взвалить на Дока перемол сухих экстрактов. — Пусть сырьё твоё, пусть даже ты сможешь его перемолоть, но сможешь ли ты его запрессовать в стандартные брикеты и отвезти в Колониальный Центр?

— А как перемолоть? — Задумался Док.

— Придумаешь что-нибудь, — отмахнулся Артём. — Можно, конечно, купить оборудование для переработки экстрактов в брикеты, но такой цех стоит больших денег и его ещё надо сюда доставить и установить.

— Да, это очень дорого.

— Ну, вот мы и пришли к выводу, что взять тебя я в долю не могу, а если и возьму, то, сколько ты хочешь процентов от прибыли? — Вопрос поставил Дока Марта в тупик и Артём в душе рассмеялся: физиономия у хозяина базы была презабавной. — Я же тебе даю десять процентов прибыли на экстрактах.

— Я принимаю туши у всех со скидкой в треть, — практичность у Дока возобладала. — Ты хочешь на своих тушах сто процентов цены.

— Ага. Я ведь этих семнадцать тушь приготовил для тебя, чтобы отдавать по четыре каждую неделю и не париться с расчётами. Это аренда и топливо, — улыбнулся Артём. — А ты ведь хочешь, чтобы я сдавал их тебе. Ты их получишь, но я готовить мясо не буду. Разве вот так, на день слетать и набить для оплаты. А вообще-то десять процентов при моей покупке у тебя желёз даст тебе с одной загрузки транспортника сто сорок тысяч прибыли, или это не так, Док? Чтобы поиметь с меня столько, тебе надо принять у меня сто сорок туш, а столько готовить я явно не собираюсь.

— Ты изменился, — почесал затылок Док. — Давай мне двадцать процентов, и мы договорились.

— Сними с меня плату за проживание, кроме топлива и расходников. Это святое и я буду за это платить, — предложил Артём. — Я дам тебе двадцать пять процентов в этом деле, но размол желёз в порошки это твоё и, кроме того, на тебя ляжет объяснение со скупщиками желёз из Регата-главного, ведь они тебя явно спросят «Дог, а где сухие экстракты желёз?»

— Ну, скупщикам можно сказать, что мы не хотим возится с железами и проще готовить туши, выбрасывая потроха, — отмахнулся Док. — Многие так и делают. Это я тут ввёл порядок, потому что считаю, что надо брать всё. А на других базах часто потроха просто бросают. Как мне размолоть экстракты желёз в порошок?

— Купи какой-нибудь старый кухонный комбайн. Он мелет мясо, когда готовит пищу. Шестьсот килограмм сухих экстрактов желёз он перемелет за сутки по-любому. Можно даже рядом не стоять. Загрузить в бункер, куда грузишь продукты, сухие железы. Поставить не готовку пищи, а просто перемол до таких-то размеров, и всё. Сможешь решить этот вопрос? — Артём улыбнулся и продолжил. — Гораздо труднее спрессовать порошок в брикеты по килограмму и с определёнными размерами, а потом увезти эти брикеты в Колониальный Центр, но это уже моя работа.

— В общем, договорились, — Док кивнул Артёму, прикидывая свою прибыль. — Я ставлю единственное условие: ты получаешь от меня порошок и тут же со мной рассчитываешься. Что ты потом будешь с ним делать — не мои проблемы. Если тебя отловят с брикетами по дороге в Конц, я не хочу потерять деньги, и это будет неправильно, так как я свою работу по этому договору выполнил. Согласен?

— Конечно, но только ты должен обо всём этом молчать, — Артём пожал руку Доку, и сделка считалась заключённой, так как оба фиксировали разговор на имплантанты…

Поводом для этого разговора послужила строка из статьи о буйволах в базе «Фауна»: «ценным сырьём для лекарственной индустрии из буйволов считаются поджелудочная железа, половые железы и желчь. В обычных условиях охотник, добывая мясо и шкуру, собирает железы и пропускает их через экстрактор, получая сухой экстракт и сдавая его заготовителю. В дальнейшем экстракт мелется, прессуется в брикеты и передаётся на заводы корпорации «Неоромик» для дальнейшей более тонкой переработки…».

Артём несколько раз прочитал фразу о «мелется, прессуется в брикеты и передаётся… для дальнейшей тонкой переработки…», потом открыл в базе данных статью о брикетах и убедился, что никаких тонких технологических процессов с экстрактом не происходит. Разница в цене скупки экстрактов желёз и сдачи брикетов объяснялась тем, что цех по переработке экстрактов в брикеты стоил дорого, так как рассчитан был на большой объём размола и брикетирования, а других не было. Кроме того, скупщики тоже наворачивали, сколько могли, покупая дёшево. Отдельным нюансом было то, что на заводе была очередь, вставить свои железы на переработку охотник не мог, так как надо было ждать очередь, потом платить за переработку, а потом, получив экстракт, везти в Конц и там продать. Можно было продать хозяину цеха, но тогда овчинка не стоила выделки, так как брали экстракт недорого. На каждой операции в этой цепочки наворачивалась дополнительная прибыль, которую хотел иметь каждый участник: от скупщика сырья до хозяина цеха и компании по перевозкам. В итоге цена возрастала в Конце в два, три или больше раз.

Изучение характеристик инженерного робота навёло Артёма на идею брикетирования экстракта желёз. Робот мог строить небольшие полевые укрепления, прессуя под давлением и, если было нужно, то и под высокой температурой, блоки из камней и земли. Сведя эти два, казалось бы, несовместимых факта, Артём понял, что сможет прессовать брикеты, так как блоки для строительства укреплений не что иное, как брикет из земли или каменной крошки. Оставалось придумать, как размолоть сухой экстракт, но с этим проблем тоже не было: даже кухонный комбайн в «Птахе» мог размалывать в день до сотни килограмм экстракта.

Обдумав всё, Артём пришёл к выводу, что можно поручить Доку размол. Демонстрировать, как он будет делать брикеты, Артём никому не собирался, а тем более объяснять, что инженерного робота «Гордон-12» можно купить по программе «Демилитаризация». Гордон-12 был самым дорогим роботом, и только он из всех предлагаемых по этой программе мог строить небольшие укрепления с помощью блоков. Кроме того, Артём не собирался сообщать Доку, что у него вообще есть роботы. По идее он хотел получать у Дока экстракт в виде порошка, а потом, отправившись на охоту, в спокойном месте переработать порошок в килограммовые «блоки для строительства» с необходимыми размерами.

Эту идею Артём хотел сначала использовать только для себя, брикетируя экстракты. Брикет был компактным и не требовал особых условий хранения. Вернувшись на базу «Регат-16», землянин быстро сообразил, что можно покупать все сухие экстракты желёз и делать брикеты. Большое количество сухих экстрактов, покупаемых у Дока, могло послужить источником дополнительной прибыли, причём немалой, но стоял вопрос о безопасности: на Регате-главном могли заинтересоваться, куда деваются экстракты, а Док мог ответить, что их он продаёт Артёму. Отследить через спутник глейдер и поставить на пути следования, в одной из тёмных зон на карте, засаду не составляло особого труда. Док же, получая с одной несданной партии около трёхсот пятидесяти тысяч кредитов, теперь был связан договором и должен был молчать как рыба…

— Арт, будет у тебя ещё что-то такое, где можно заработать или увеличить доход, ты можешь смело подходить ко мне со своими предложениями.

— Дог, — Артём серьёзно посмотрел на хозяина базы, — я прилетел сюда, потому что знаю: мы с тобой всегда найдём взаимопонимание.

— Рад это слышать…

— Тогда зачти мне двадцать туш без скидок, двадцать первая пусть так и идёт в зачёт за топливо.

— Без желёз и желчных пузырей у тебя получается… — Док уже вёл расчёт с помощью искина и, получив ответ, улыбнулся. — Получается сорок шесть тысяч семьсот кредитов.

— Хорошо. Когда ты сможешь перемолоть все экстракты и передать мне порошок?

— Я начну перемол завтра. У меня есть запасной кухонный комбайн. Сейчас сухих экстрактов пока не так много, но соберу всё, что есть, и перемелю.

— Только случайно не смешай между собой порошки, — напомнил Доку Артём.

— Шутишь?

— Ага…

Глава двадцать третья

Утреся вопрос с железами и расчётами с Доком, Артём довольный отправился к себе. День, несмотря на то, что Артём работал под максимальным «разгоном», выдался тяжёлым. Хотелось принять душ и расслабиться. Сняв с правой руки наруч с искином, землянин долго полоскался под душем и, отойдя и расслабившись под струями воды, насухо вытерся и лёг на кровать. Следовало обдумать завтрашний день и хоть немного, но потренироваться в развитии ментальной системы.

Артём поднял в воздух пузырёк с таблетками и заставил тот летать по кругу. Постепенно освоившись с этим упражнением, землянин отвлёкся на мысли о завтрашнем дне. Артём хотел утром выпустить с базы летающего робота «Разведчик-28» и поставить задачу на исследование окружающей базу «Регат-26» территории по увеличивающейся спирали. Это необходимо было сделать с первыми лучами солнца, когда искин базы отключает «силовой кокон» защиты. Разведчик должен был провести в воздухе весь день, передавая по отдельному шифрованному каналу на глейдер информацию, где искин её должен был обработать.

Радиус дневного исследования окрестностей должен был достигнуть сотни километров. Артём должен был получить точную карту местности, а потом её расширять по мере необходимости. Вся информация должна была быть полностью проанализирована и дать ответы на несколько вопросов Артёма. В первую очередь землянина интересовали примерный состав животных и ареалы их обитания. После этого хотелось получить ответ на вопрос о травах, кустарниках и деревьях, произрастающих в этом регионе. Далее шёл вопрос о примерной геологии, наличии неизвестных искусственных объектов и прочем, что могло выявиться в процессе планомерного исследования. Робот «Разведчик-28» обошёлся Артёму в семьдесят пять тысяч кредитов, и землянин ставил в первую голову безопасность робота, так как не хотел лишиться такого ценного источника информации при первом же исследовании.

Увлёкшись обдумыванием предстоящих мероприятий, Артём отвлёкся от пузырька с таблетками, и тот с лёгким грохотом упал на пол и покатился. Это вернуло Артёма в реальность, и он с удивлением обнаружил, что вращал пузырёк уже больше часа. Сразу навалилась усталость, пришлось разминаться с помощью физических упражнений. Приведя себя в порядок и разогнав в жизненной системе энергию, Артём ещё несколько минут потратил на обдумывание завтрашнего дня и под такие мысли заснул.

— Пора вставать, сударь, вас ждут великие дела. Пора вставать, сударь, вас ждут великие дела… — Артём приказал искину разбудить его за двадцать минут до восхода солнца и теперь пожинал плоды своего приказа: искин нудно долдонил звуковую гамму, указанную Артёмом как звук будильника.

— Я проснулся, — землянин открыл глаза, немного полежал, разгоняя энергии в системах, поднялся с кровати и пошёл принимать душ и выполнять утренние процедуры.

Через двадцать минут Артём стоял в полётном боксе у своего глейдера, ждал, когда искин базы снимет силовой кокон, и надиктовывал искину Птахи задачи и приоритеты для Разведчика-28.

— Силовой кокон защитного щита базы «Регат-16» снят, — известил искин базы Артёма по внутренней связи.

— Открой дверь выхода на стыковочную площадку. — Дверь тут же открылась, в корпусе «Птахи» открылся лючок диаметром сорок сантиметров, из шахты под ним вышло тело «Разведчика-28». Робот развернул крылья, активировал свои двигатели и вылетел с базы. — Дверь можно закрыть, — отдал распоряжение искину базы Артём и пошёл завтракать в столовую. Больше пока от него ничего не зависело: искин робота-разведчика и объединённые искины Птахи должны были сами заниматься исследованием округи, вызывая землянина только в случае опасности для робота или других критических ситуациях.

— Хозяин базы Док Март оставил для вас сообщение, он хотел бы с вами встретиться за завтраком в восемь часов или за ужином в одиннадцать часов вечером.

— Спасибо. Передай ему, что я буду утром. — Артём взглянул на часы имплантанта, было шесть часов утра, и заказал у искина базы завтрак.

Обычно охотники вылетали с базы с восьми до девяти утра, времени было ещё много, и Артём, позавтракав, вернулся в свой кубрик и занялся тренировкой ментальной системы. В этот раз Артём, предельно сконцентрировавшись на пузырьке с таблетками, выписывал им резкие пируэты. Это требовало большей ментальной энергии, так как следовало сначала остановить разогнанный предмет, потом сменив у него траекторию полёта, снова разогнать, чтобы снова остановить. Выбившись из сил за сорок минут, Артём снял душевную усталость физическими упражнениями и опять вернулся к работе с пузырьком. В это раз его хватило на двадцать пять минут и физические упражнения хоть и помогли, но полностью восстановиться с их помощью Артёму не удалось.

Приняв контрастный душ, Артём опять разогнал в системах энергию и, взглянув на часы, отправился к Доку. Хозяин базы поздоровался с Артёмом и сразу перешёл к делу.

— Я вчера после нашего разговора подбил количество сухих экстрактов. Получилось их не так и мало. В общем, я сегодня установлю их на размол и вечером смогу тебе передать около семидесяти килограммов порошка экстракта желчного пузыря, сто семьдесят килограмм поджелудочной и сотню килограмм порошка половых желёз.

— Хорошо.

— Я тут посчитал всё, и у меня получилось, что грамм порошка экстракта желчи к тебе отходит по одной и шесть десятых кредита, поджелудка по три и одной десятой, а половые по два и семь десятых, — Док ещё раз посмотрел на Артёма. — Ты подтверждаешь наш вчерашний договор?

— Да.

— И оплатишь мне порошки экстрактов?

— Да.

— Тогда готовь примерно девятьсот тысяч или чуть больше.

— Деньги у меня есть, — Артём видел, что Док пока ещё ему не до конца доверяет и предложил. — Я могу скинуть тебе пятьсот тысяч хоть сейчас, а остаток собьём вечером, когда я получу у тебя порошок.

— Артём, я ловлю на этом деле примерно двести семьдесят штук уже сейчас и мне оно всё больше и больше нравится, — разоткровенничался Док и отрицательно покачал головой. — Нет денег пока не надо. Разочтёмся вечером.

— Не вопрос, — Артём с этой сделки ловил больше Дока в три раза. Получить восемьсот тысяч прибыли, вложив девять сотен кусков в покупку порошков его полностью устраивало…

— Тогда я сейчас устанавливаю в складе запасной кухонный комбайн, загружаю его камеры сухими экстрактами, и вечером ты получишь от меня порошок.

— Хорошо.

Дог отправился на склад, а Артём, поболтав немного с бывшими напарницами, те завтракали и собирались на охоту, вернулся в свою каюту и засел за изучение баз.

— Арт, — оторвал Артёма от чтения искин, — обнаружена одна особь снежного барса.

— Где?

— Двигается по склону хребта в пятидесяти километрах от Регата-16, — перед внутренним взором высветилась карта окрестностей с мигающей точкой расположения хищника».

— Отлично. Я вылетаю. Приготовь маршрут подхода и пусть Разведчик-28 не упускает его из виду.

— Принято.

Артём бегом спустился в бокс с глейдером и через пять минут уже был в воздухе. Поставив Птаха на автопилот, он лихорадочно изучал в базе статью и данные о снежном барсе. Хищник жил в горах на высоте выше трёх тысяч метров. Взрослая особь достигала высоты в холке двух метров и веса около трёх с половиной тонн. Встречалась редко. За двадцать лет колонизации было убито всего восемнадцать особей. Уверяли, что хитрый и умный хищник чувствует взгляд охотника и тут же уходит с линии выстрела. Питался снежный барс только свежим мясом горных животных, а не падалью как гиены и от этого ценность его мяса возрастала в разы. Килограмм шёл по семь или восемь кредитов. Ценились почти все железы и шкура, обладающая мягким ворсом и голубым цветом с синими пятнами и чёрными точками. Охотники отмечали очень большую силу и живучесть зверя. Утверждалось, что взрослый барс способен ударом когтей рассечь броневое стекло толщиной в пять сантиметров, а клыками пробить металл до десяти сантиметров толщиной.

Артём, ознакомившись с информацией по снежному барсу, запросил у искина «вид сверху» на барса и окрестный ландшафт. Барс шёл на север и, преодолев горный склон, поднялся на вершину. Целью хищника оказалось небольшое стадо горных козлов, расположившееся ниже по склону. Оценив ситуацию, барс ползком начал подкрадываться к стаду сверху и, как понял Артём, хотел прыжком со скалы сбить с ног и загрызть одного из горных козлов.

Артём в это время был только на подлёте, и быстро оценив местность, решил, что сможет незаметно подлететь к скале на противоположной стороне ущелья и, бросив Птаха, быстро подняться на её вершину, откуда открывалась прекрасная возможность для стрельбы. Дистанция в этом случае равнялась девятистам метрам, и промахнуться по хищнику было сложно. Полетев к ущелью, Артём бросил «Птаху», зацепил на пояс нож, взял снайперское ружьё и бегом побежал вверх по склону, на ходу меняя рожок с простыми патронами на снайперские и лихорадочно скручивая со ствола глушитель.

За шесть минут Артём преодолел восемьсот метров крутого подъёма и подбежал к вершине скалы. С ходу оценив местность, согнувшись пополам, а потом ползком, землянин добрался до корней кустарника. Снежный барс в это время, уже подполз к краю скалы с противоположной стороны ущелья и ждал, когда горные бараны выйдут на удобную позицию для прыжка. Артём осторожно выдвинул ствол винтовки из кустарника, за которым скрывался, и повернул его в сторону барса. Оставалось только выглянуть из-за камня, взглянуть в прицел, навести прицел на хищника и нажать курок. Сделать это надо было быстро.

Собравшись с духом, Артёма буквально трясло от возбуждения, землянин успокоил свои мысли и плавным движением выглянул из-за камня, одновременно слегка поднимая винтовку с земли, прижимая её к плечу и выцеливая снежного барса в оптический прицел. Сделано всё это было буквально за долю секунды, но невероятным образом барс смог уловить движение охотника, и поднять взгляд в его сторону. Взгляд Артёма через прицел и хищника встретились в тот момент, когда Артём нажал на курок.

— Бдых! — Пуля попала в глаз и пробила себе дорогу в мозг барса, но тот, лишь мотнув головой, поднялся на лапы.

— Бдых! — Вторая пуля пробила грудину и ушла в тело в области сердца, но это не остановило зверя, он огромными прыжками помчался в сторону Артёма.

— Бдых! Бдых! Бдых! — Артём встал из-за куста и выпустил подряд три пули в грудь мчащегося вверх уже по его скале снежному барсу. Подъём со стороны ущелья был крутым, но барс, словно не чувствуя пяти пуль и крутизны склона, приближался с огромной скоростью.

— Бдых! — Артём выстрелил в открытую пасть барса, выдыхающего холодный морозный воздух горных вершин, и следом повторил. — Бдых!

Обе пули ушли в цель, но барса это не остановило, он уже был на расстоянии сотни метров и быстро приближался. В груди Артёма пополз нехороший холодок.

— Бдых! — Ещё одна пуля ушла в пасть, отчего голову барса слегка развернуло, подставив под прицел, второй, здоровый глаз хищника и Артём этим воспользовался. — Бдых!

— Клычк! — Все девять пуль в рожке были выпущены, и Артём, поняв это, отстегнул магазин и воткнул запасной, но с простыми патронами.

— Мрррррррррряууууууууу! — Подняв взгляд от ружья и вздрогнув от злобного крика барса, Артём увидел, как тот завалился на склоне всего в полусотне метров от землянина, но гребёт лапами в его сторону. Похоже было, что зверь ещё и сам не понял, что уже как минимум пять раз был убит, и пытался встать и добраться к Артёму. Получалось это у него плохо, из пасти хлынула кровь, и ещё через двадцать секунд он забился в судорогах.

Артём вытер пот со лба, проступивший у него от напряжения, и сел там, где стоял, приходя в себя. Его трясло как Каштанку, крупной дрожью, и только сейчас Артём почувствовал, что по его спине льёт градом холодный пот, а волосы на голове стоят дыбом.

— Арт, — достучался до Артёма голос искина, — я установил маршрут подлёта к тебе, буду через минуту. Прошу разрешение на манёвр.

— Разрешаю, — Артём, приходя в себя, попробовал встать на ноги, опираясь прикладом винтовки на землю. Тело приходило в себя, и к подлёту Птаха Артём смог забраться в кабину. — Давай к барсу.

— Принято, — Птах пролетел полсотни метров за несколько минут и остановился. — Прибыли.

По телу барса ещё шли мелкие судороги, но сомнений в том, что он отходит, не было. Артём выдвинул стрелу над голубоватым гигантом, рассёк на задних лапах кожу и, вогнав крючья между костей лап, поднял их лебёдкой на уровень груди. Шкуру с этого хищника нужно было снимать вместе с когтями лап, стараясь как можно меньше её повредить и стягивая её с тела, как чулок с женской ноги. Для Артёма этот способ «чулка» был нов, и он провозился с барсом два с половиной часа, сдёрнув шкуру вместе с  ушами и хвостом. Дальше работа пошла быстрее.

У барса, как и у всех животных, ценились желчный пузырь, половые железы и поджелудочная железа. Артём их изъял за семь минут. Следом пошла печень и почки, последние стоили вообще серьёзные деньги из-за небольших желёз, выделяющих какой-то фермент. Печень тоже стоила довольно дорого, и её тоже надо было пропускать через экстрактор целиком. Закончив с ингредиентами, Артём разрубил тушу на куски и погрузил в холодильник, вес животного мясом тянул на тысячу восемьсот килограмм. Выбив клыки у барса, Артём ещё раз оглядел останки. Больше брать было нечего и Артём, закончив с работой, снял спецкостюм для разделки и залез в кресло пилота.

— Давай на Регат-16, — искин поднял в воздух Птаха, и через полтора часа, выгрузив мясо и шкуру в холодильник базы, прогнав ингредиенты через экстрактор, подписав пакеты с сухим экстрактом и сложив их на склад, Артём чистил оружие и мыл глейдер, прикидывая в уме финансовые результаты охоты. Получалось неплохо. За мясо ему светило почти пятнадцать тысяч. Ингредиенты он собирался перемолоть и, сделав из них брикеты, продать самостоятельно в Колониальном центре. В минимуме ему приходилось с них под сорок тысяч. Шкуру можно было продать сразу за сто семьдесят, а можно было выставить в «Имфосеть» на аукцион и скинуть дороже раза в два, а то и больше. Девять выстрелов из снайперского ружья и нервная дрожь в половину часа отходили Артёму в минимуме в двести двадцать пять тысяч, а если постараться, то и выше.

Пообедав, Артём вернулся в каюту, но не успел он позаниматься и часа с пузырьком таблеток, гоняя его по кривым траекториям в воздухе каюты, как пришло новое сообщение от искина.

— Арт, в восьмидесяти семи километров от Реката-16 обнаружено место падения тяжёлого глейдера с останками его экипажа. Глейдер опознан как тяжёлый военный глейдер «Скирит».

— Место?

— Северо-восточнее базы «Рекат-16», в ущелье. Обнаружен случайно. Из земли торчит задняя дюза двигателя. После удара о скалу глейдер упал в ущелье, его засыпало камнями и обломками скал». — Пред глазами возникла карта и место, отмеченное мигающей красной точкой».

— Ладно. Слетаю. Разведчик пусть продолжает работу по графику.

— Принято.

К месту падения глейдера Артём добрался только к пяти часам, потратив на полёт около трёх часов, огибая скалы и горные пики кружным путём. Военный глейдер лежал на дне длинного ущелья. Обследовав место падения, Артём пришёл к выводу, что глейдер потерял управление, ударился сначала о скалу над ущельем, потом его шмякнуло об отвесную южную стену, перевернуло и опять ударило о северную, а затем он воткнулся в землю и песочные массы дна ущелья, возле текущей по его дну реки. После этого его завалило кусками скал, обрыв которых вызвало падение машины.

Полетев к месту аварии, Артём выпустил своего второго робота «Исследователь-2МГ» - этот робот был слабее Разведчика и мог работать в пределах видимости, но зато его данные и результаты были подробнее и обстоятельнее - и посадил Птаха в пяти метрах от завала. Научный робот полетел обследовать округу, а Артём, осмотрев место аварии визуально, решил начать раскопки и извлечение «Скирита» из-под завала. Искин по приказу Артёма открыл люк и выдвинул из шахты между кабиной и холодильной камерой Годона-12, инженерного робота, сразу же начавшего разгребать завал.

— Рекомендую также активировать боевого робота «Верт-7» для охраны пространства и защиты, — пришёл запрос искина.

— Активируй и выдвигай.

— Принято. 

Из шахты перед кабиной тут же выдвинулся боевой робот и, заняв место на вершине ближайшей кучи камней, начал вертеть датчиками во все стороны.

Артём надел на пояс ремень с ножнами, вставил в них нож и мачете, надел на голову поясок тактического датчика и, подцепив на пояс кобуру с пистолетом «Рог-2», открыл бронеколпак Птаха, и вылез наружу. Опасности, судя по датчикам и данным искина и роботов, не было. Инженерный робот методично отбрасывал камни и песок. Исследователя не было видно. Артём размял тело, уставшее от трёхчасового полёта, прошёлся вокруг завала и спустился к речке, текущей чуть ниже.

В ущелье было мрачновато, лучи света в это время дня сюда уже не заглядывали. Сев на камень у реки, Артём решил продолжить прерванное занятие, когда заметил на дне реки несколько синеватого цвета камней.

— Родонит обычный, — проснулся голос искина, и вылез длинный список состава, свойств и способов применения.

— А есть тут камни, имеющие в своих свойствах прозрачность? — Артём вспомнил об информации «Чёрного» и решил попробовать найти камень, в который можно было бы сливать энергию тяжёлых фракций. Через пару минут пришёл ответ искина: двадцать четыре камня в округе в сотню метров имели в свойствах слово прозрачность. — Дай мне их расположение. Я хочу на них посмотреть. — Артём, получив схему с размещением камней, пошёл к ближайшему месту.

За час исследования окрестностей и собирания камней разного цвета и прозрачности, набралось около сотни камней разных размеров и форм. Артёму пришлось выделить под них свой рюкзак и набить его образцами под завязку. Забросив рюкзак в салон Птаха и решив заняться камнями на Регате-16, Артём подобрал себе несколько круглых камешков разного веса и решил заняться тренировками ментальной системы.

Попробовав «на вес» и определив камешек, который он способен поднять, Артём пришёл к выводу, что тренировки дают эффект. Раньше он поднимал максимальный вес в пятнадцать грамм, а сейчас смог поднять камешек весом не меньше тридцати. Это обрадовало Артёма, и он, погоняв около часа новый камешек и изрядно вспотев и устав от напряжения, выбрал ещё несколько округлых камней разного размера для будущих тренировок.

Хоть инженерный робот «Годон-12» вёл работы по раскопкам глейдера и быстро, но откопать двенадцатиметровый корпус из завала до захода солнца не успевал. За два часа до захода солнца Артём свернул работы, вернул роботов на свои места и вылетел назад на базу. По расчётам искина требовалось ещё как минимум шестнадцать часов работ, и Артём решил продолжить их на следующий день. Подобрав по дороге робота «Разведчик-28», Артём вернулся на базу за тридцать минут до захода солнца и включении вокруг неё «силового» экрана…

Глава двадцать четвёртая

Дог встретил Артёма чуть ли не в воротах базы и сразу повёл к себе на склад.

— Я тут отгородил тебе небольшую комнату в большом холодильнике. Установил на неё дверь и поставил кодовый замок. Товар всё-таки недешёвый, мало ли что, — Док горел от нетерпения получить с Артёма свои деньги. — Я сегодня смотрел, что ты привёз на базу тушу снежного барса. Резко в гору пошёл. Хвалю.

— Мясо зачти себе. Остальное я не продаю. Отвезу в Конц.

— Хорошо. По восемь кредитов за килограмм устроит?

— Устроит. — Артём с Доком быстро перевешали подписанные мешки с сухой пылью экстрактов, получилось почти триста пятьдесят килограмм. В зачёте у Артёма висело шестьдесят три тысячи за мясо барса и туши буйволов, и пришлось перегнать со счёта, связавшись по лучевой связи с банком, ещё девятьсот десять тысяч, чтобы рассчитаться с Доком за пыль.

— Отлично, — Док был доволен.

— Мне нужны какие-нибудь коробки под брикеты. Есть что-нибудь?

— Пойдут из-под сухих пайков? — Сразу нашёлся Док.

— Да, — Артёму было всё равно.

— Я их сложу около двери твоего нового склада. Утром будут на месте.

— Спасибо, Док. Ты настоящий друг.

Довольные друг другом партнёры занесли мешки с пылью в кладовку Артёма в холодильнике и распрощались. Артём перенёс в свой новый холодный склад пакеты со своими лично добытыми сухими экстрактами и шкурой снежного барса и, закрыв его на кодовый замок, отправился в бокс, чтобы забрать сумку с камнями и отнести в свою комнату.

— Входящий по внутренней связи базы «Регат-16». Абонент Рита Манит.

— Соедини.

— Привет Арт, ты ещё не спишь?

— Только прилетел, сейчас брошу сумку в свою каюту и пойду в столовую поесть. Голодный, живот протестует, надо его уважить.

— Лид спит. Мне скучно. Дай, думаю, попробую позвонить тебе. — Намёк был более чем прозрачным.

— Я дам команду искину Регата открыть тебе дверь, но сначала поем. Буду у себя через полчаса.

— Я буду, — девушка сразу отключилась.

Артём забросил в свою каюту рюкзак. Сходил плотно поужинал в столовую и, набрав пару тарелок мяса, овощей и каши, вернулся в свою каюту. Поставив тарелки с едой на стол, землянин скинул одежду и забрался под расслабляющие струи горячей воды в душ. Освежившись и погоняв душ в контрастном режиме, Артём вытерся насухо и вышел в каюту. Рита уже была тут и забралась под простыню, оставив свои вещи на одном из стульев. Погасив свет, Артём забрался в кровать…

Девушка ушла через пару часов, опасаясь, что соседка по комнате обнаружит её отсутствие, и оставив Артёма в полностью расслабленном состоянии. Проводив взглядом Риту до двери, Артём немного полежал и, проведя «разгон», заснул. Завтра предстояло немало работы, а кроме этого, Артём хотел вылететь с базы как можно раньше.

Утром следующего дня, проснувшись в прекрасном настроении за двадцать минут до рассвета, Артём перевёз все пакеты с экстрактами в холодильную камеру Птаха, следом забросил коробки, приготовленные ему Доком, и как только силовой щит был снят, вылетел к месту аварии военного глейдера. По дороге разогрел мясо с кашей и позавтракал, сдобрив кашу овощами. В пути не обошлось без происшествия. На влёте в ущелье Артём издалека увидел толстое чёрное бревно, которого ещё вчера не было. Искин опознал бревно, как большую змею с названием «Коксетта», выползшую погреться в лучах утреннего солнца.

Расстояние до коксетты было около трёх километров, и Артём, остановив Птаха и изучив «досье» на змею, пришёл к выводу, что «коксетту надо брать». Змея пока не видела Птаха и медленно водила головой, изредка выбрасывая тонкий раздвоенный язык на метр вперед себя, греясь на солнце. Артём достал винтовку и, вставив рожок с девятью снайперскими патронами в приёмник, передёрнул затвор и прикрутил глушитель на положенное ему место.

Стрелять нужно было в точку, расположенную между глаз змеи. Это было место, где кость черепа имела самую маленькую толщину. Ранения во все остальные места были несмертельными и грозили жизнью охотнику, так как змея довольно быстро перемещалась и могла прыгнуть при своей длине в двадцать метров, сразу на полусотню метров или больше, в том числе и в высоту. Собственно так змея и охотилась, поджидая жертву и прыгая на неё, кусая и впрыскивая в тело жертвы смертельный яд. Второй вариант заключался в том, что раненая змея могла уползти в какую-нибудь щель, оставив охотника с носом.

Артём под прикрытием гряды камней подогнал Птаха на расстояние полутора километров, ближе змея могла почувствовать вибрации воздуха, оделся и выпрыгнул из глейдера на землю. Используя складки местности, Артём за сорок минут прокрался к самой лучшей позиции и, подползя к валуну, из-за которого собирался стрелять, выглянул в сторону змеи. С расстояния в три сотни метров змея смотрелась внушительно. Больше двадцати метров мускулистого тела диаметром под метр, покрытой толстой чешуистой кожей. Чёрные с серыми ромбы на спине переходили в серые и зеленоватые ромбы на брюхе. За головой змеи располагалась полоса чёрных квадратов.

Змея или змей была красива и невольно вызывала восхищение своей красотой и уважение своим сильным и опасным телом и размерами двух зубов, торчащих из челюсти. Решив, что подобрался на достаточное расстояние, Артём снял ружьё с предохранителя и взглянул на змея уже через оптический прицел. Точно выверив точку между глаз, Артём перевёл режим стрельбы на выпуск подряд двух патронов и нажал на курок.

— Птф! Птф! — Через мгновенье змея подпрыгнула в воздух на десяток метров и, несмотря на брызнувшую из раны в нужной точке кровь и почти неслышимые выстрелы из ружья, развернулась в сторону Артёма, подняв голову на трёхметровую высоту и ища землянина.

Артём, замерев, медленно перевёл ствол ружья на голову змеи, поймал желанную точку с льющейся из неё ручьём кровью и опять нажал на курок.

— Птф! Птф! — Артём сквозь прицел увидел, как из желаемой точки полетели ошмётки и кусочки плоти. Попадание было точным, змея задёргалась в судорогах, сметая вокруг себя камни, кусты и стволы мелких деревьев.

— Птах, подлетай ко мне. Он готов, это предсмертные судороги.

— Принято.

Глейдер завис над Артёмом через минуту и начал опускаться, Артём запрыгнул на крыло и подошёл к кабине.

— Проведи анализ обстановки и поднимись над землёй на десять метров. — Бронестекло колпака раскрылось, принимая Артёма в своё нутро. — Рассчитай параметры для работы с порошками экстрактов в мешках холодильника. Порошок наш Годон-12 должен спрессовать в стандартные брикеты по одному килограмму и разложить по коробкам с соблюдением порядка: брикеты поджелудочной в одну, брикеты с желчного пузыря в другую, брикет из половых желёз в третью и так пока не кончатся коробки или порошок.

— Принято.

— Как только опустимся рядом со змеёй, робот пусть начинает работу над брикетами, — Артём надевал спецодежду для разделки поверх комбеза.

— Принято.

— Потом коробки с брикетами поставить за креслом пилота в кабине. Пакеты с неперемолотыми сухими экстрактами сложить поверх коробок.

— Принято,

Пока Артём переодевался, змея отошла и, приблизившись к ней, Артём посадил Птаха рядом с головой. Сразу вышел из шахты Годон и исчез внутри холодильной камеры, Артём из любопытства заглянул за ним. Оказалось, что Годон не формировал каждый брикет отдельно, набирая один килограмм пыли, как предполагал Артём. Робот высыпал содержимое пакетов и прессовал сразу лист необходимой толщины, а потом рубил его по размерам брикетов и тут же складывал в коробку.

Убедившись, что всё идёт нормально, Артём занялся змеёй. Перехватив петлёй в метре от головы змею, Артём поднял её над землёй и, сделав нужные разрезы, стал, выворачивая кожу внутренней поверхностью наружу, стягивая её с головы. Предстояло стянуть кожу чулком со всего тела змеи, но лебёдкой можно было поднять не выше восьми метров. Стянув кожу с головы, Артём сразу выделил ядовитые железы и вырезал их, сложив в пакет и закрыл наглухо, проклеив края липкой лентой. Яд был опасен даже при вдыхании. Далее были выбиты верхние и нижние зубы, голова отрублена, а змея зацеплена крюками за позвонки. Теперь стягивать кожу стало легче, и Артём, поднимая тело змеи на семиметровую высоту, постепенно освободил эту часть от кожи. Спустив тело на камни, Артём разрубил этот кусок тела на метровые куски и погрузил в холодильную камеру.

Годон-12 к этому времени перенёс коробки с прессованными брикетами в кабину и занял своё место в шахте. За три подъёма и четыре часа времени Артём сдёрнул со змеи шкуру, уложил мясо в холодильную камеру, вырезал все нужные железы и порядком устав, наконец, снял с себя спецодежду для разделки. Змей весом отходил под двенадцать тонн, холодильная камера была забита до упора. До места аварии было ещё двенадцать километров по ущелью, по идее надо было вернуться на базу, но тогда Артём терял на полёт туда и назад ещё четыре часа, и землянин отправился к военному глейдеру.

На месте аварии ничего не изменилось, Артём выпустил обоих исследовательских роботов в полёт и, убедившись, что в округе нет угрозы, сначала выпустил боевого дроида, а следом инженерного. Следующие сорок минут Артём полдничал, наблюдая за работой Годона по высвобождению Скирита из каменного плена. Закончив с едой, Артём загрузил в кухонный комбайн Птаха сухие экстракты поджелудочной железы и поставил его на перемол.

Работы по расчистке тяжёлого военного глейдера велись весь день, прерываясь только на брикетирование порошка сухих экстрактов самого Артёма. В отдельную коробку были сложены дорогие брикеты, получившиеся из экстрактов снежного барса. Артём заклеил полные коробки и подписал, что в какой лежит, одновременно поручив искину вести учёт и описание брикетов, чтобы, если что-то спутается, то определить брикет по виду.

За два часа до захода солнца Артём, опять вернув роботов в шахты «Птахи», вылетел на базу. Разгрузив глейдер, Артём сдал мясо змея Доку, по четыре кредита за килограмм, получив сорок шесть тысяч, вернул коробки с готовыми брикетами в свой склад, туда же последовала шкура змеи. Пока мыл глейдер и чистил оружие, Артём успел пропустить через экстрактор все добытые органы и железы змеи и перемолоть их в порошок в кухонном комбайне «Птаха». Закончив с работой, Артём почувствовал, что изрядно вымотался за день, хотя весь день работал под максимальным разгоном. Поужинав и приняв душ, землянин быстро уснул, сознательно пропустив звонки по внутренней линии от Риты и Лид…

Глава двадцать пятая

На третий день раскопок «Скирита», когда большая часть его торчала из завала, Артём решил выдернуть его из камней, зацепив тросами лебёдок. Отведя в сторону Годона, Артём потянул лебёдками военный глейдер, но Птаха был лёгким, и пришлось застопорить тросы лебёдок и поработать двигателями. Потихоньку Скирит подался, и Артём осторожно вытащил его из завала.

Раскопки были завершены к обеду третьего дня, и Артём, отправившись обедать, включил в работу своего последнего робота, которого пока не видел в деле. «Орт-3», робот технической поддержки, не спеша выполз из шахты Птаха и медленно пополз диагностировать Скирита.

— В первую очередь мне нужно попасть внутрь глейдера, желательно через естественные люки, не вырезая в корпусе глейдера дыры, — поставил Артём задачу искину. — Далее запускаем внутрь «Исследователя».

— Принято.

Пока Артём обедал, Орт-3 ползал по корпусу тяжёлого глейдера, подсоединяясь к гнёздам и штекерам в закрытых лючках. Примерно через час бронированная дверь, ведущая в кабину глейдера, открылась. В неё влетел «Исследователь» и передал «картинку» на монитор Птаха. Внутри кабины Скирита в разных позах лежали высохшие от времени трупы шести человек в военной форме.

— Пусть «Искатель» проверит их на наличие имплантантов, при наличии имплантанты изъять из тел трупов. Провести полный обыск. Документы, оружие изъять. Трупы вынести из глейдера и похоронить. Орт пусть проведёт диагностику оборудования и состояния Скирита.

— Принято. — Минут через пять инженерный робот вытащил одной кучей трупы людей и, вырыв яму, закопал. Артём наблюдал эту тоскливую картину издалека.

После тридцати минут диагностики аппаратуры военного тяжёлого глейдера «Скирит» стала понятна полная картина произошедшего, так как удалось подать напряжение на искин и вскрыть его кодовую защиту. В эту зону хребта упал военный космический транспортник. Во время космического боя на орбите он был подбит, и экипажу ничего не оставалось, как спуститься с орбиты и попробовать сесть на планету. Пилот смог справиться с управлением, и ему удалось посадить машину. Экипаж связался с базой наземных операций и запросил помощи. Нужны были запчасти для ремонта.

Командир базы отправил на помощь тяжёлый глейдер с обычным составом экипажа: пилот, бортинженер, стрелок. Стояла задача помочь в ремонте, а в случае его невозможности эвакуировать экипаж транспортника на базу. Преодолев почти тысячу двести километров до транспортника, Скилит эвакуировал экипаж космического транспортника и двигался на базу, но случайно нарвался на автоматический пост Империи Роден, расположенный в горах, и был им обстрелян. Силовая защита справилась, и сам Скилит не пострадал, но кинетическим ударом взрыва одной из ракет автоматического поста его бросило на скалу, пилот потерял управление. Несколько раз ударившись о скалы, тяжёлый глейдер упал на дно ущелья и попал под завал.

Три члена экипажа Скилита и выжившие три человека с военного космического транспорта «Рестан» оказались в каменной ловушке. Ситуацию резко осложнило то, что в результате падения и ударов корпуса глейдера о скалы, пилот и бортмеханик Скилита получили серьёзные травмы и, не приходя в сознание, умерли в течение первых суток после падения глейдера.

Оставшиеся в живых четверо человек тоже были не в лучшем положении. Один получил перелом бедра, двое различные травмы разной степени тяжести. Открыть заклинивший люк и покинуть глейдер не удалось, так как пострадал реактор, да и обломки камней и песка заклинили дверь и запасной аварийный выход. Постепенно до попавших в отчаянное положение людей дошло, что в глейдере постепенно падает концентрация кислорода в воздухе и возрастает концентрация углекислого газа. Система циркуляции воздуха тоже не работала, а кроме того камнями и песком завалило заборники воздуха. Связь восстановить не удалось. На вторые сутки после аварии все члены экипажа умерли от недостатка кислорода.

Артём, после первого доклада сам отправился в глейдер. Внутри кабина глейдера была довольно большой и поделена на отсеки. В командном пункте три сиденья для членов экипажа. В принципе система боевой работы стала понятна почти сразу. Пилот вёл глейдер, бортмеханик занимался защитой и силовыми полями, а стрелок с помощью систем наведения и боевого искина вёл стрельбу. Вооружение Скирита состояло из двух крупнокалиберных пушек, двух ракетных установок «Дарнаст-12», шести пулемётов кругового обстрела. Выйдя на дистанцию огневого контакта, Скилит сбрасывал два отделения боевых пехотных роботов и вёл огневую поддержку операции. Люди в атаки не ходили.

Искин Скирита был довольно мощным и занимал шахту под полом кабины. Из кабины вёл длинный шестиметровый коридор, по бокам которого располагались две каюты для экипажа, а за ними четыре двери подсобных помещений. Одним пользовался бортинженер для обслуживания и мелкого ремонта боевых роботов пехотного комплекса «Стерх-23М». Второе помещение использовалось как склад боеприпасов. Два помещения в конце коридора были заняты аппаратами для сброса боевых роботов, заряженными соответственно самими роботами.

Доклад о состоянии агрегатов и систем тяжёлого глейдера не удивил. Два из четырёх двигателей вертикального подъёма полностью вышли из строя, два имели повреждения. Два двигателя горизонтального полёта и маневровые двигатели хоть были и повреждены, но подлежали ремонту. Реактор повреждён на тридцать процентов, но подлежал ремонту. Генератор силовой защиты восстановлению не подлежал.

Пушки и ракетные установки полностью были исправны, из шести пулемётов кругового огня четыре не пострадали, боевой пехотный комплекс роботов «Стерх-23М» исправен на восемьдесят процентов. Это тоже было не так и удивительно, военные всегда в первую очередь заботились о нанесении ущерба. В основном можно было оценить Скирит как «подлежащий восстановлению». Военные, скорее всего, произвели бы замену генератора силового поля, реактора и повреждённых двигателей. Восстановили бы или заменили вооружение и Скирит бы снова вступил в строй.

Осмотрев глейдер, Артём задумался. Глейдер вместе с вооружением стоил не меньше шести миллионов кредитов. Миллион уходил на повреждения, и реальная стоимость находки была равна пяти. По программе «Демилитаризация» Артём имел право на двадцать процентов стоимости от находки, если техника была повреждена не больше чем на тридцать процентом и «Скилит» под эту градацию подходил. Получалось миллион премии от корпорации «Неоромик». Землянин также имел право снять и продать с находки всё разрешённое к продаже стрелковое оружие и боеприпасы для него. В этой графе у Артёма значилось всё личное вооружение членов экипажа и эвакуируемых людей: шесть штурмовых винтовок, шесть пистолетов-пулемётов, шесть бронекостюмов средней защиты, четыре из шести крупнокалиберных пулемёта и ещё куча разных мелочей из оборудования. Общая сумма оружия, патронов и оборудования давала ещё примерно семьсот тысяч. Это был максимум, который землянин мог заработать, вызвав сюда группу эвакуации из «Неоромика», сдав им находку и получив около тысячи очков по этой программе и соответственно второй или третий ранг.

Второй возможностью был вариант самому провести «демилитаризацию» тяжёлого глейдера. Эта задача упрощалась наличием у Скирита робота технической поддержки и техническим роботом самого Артёма. Этот вариант предполагал ремонт Скилита, снятие и сдача в корпорацию запрещённых систем вооружения, за что ему начислят баллы. Глейдер в этом случае можно было продать за два или три миллиона одному из кланов в Регате-главном или Конце. Возможно, что его могли взять торговцы, летающие между населёнными пунктами или базами. В любом случае мелкое оборудование и оружие уходило за семьсот тысяч, а сколько заплатит корпорация за сдачу запрещённого к продаже вооружения глейдера, было неясно. Этот вариант предполагал вложение личных средств в покупку запчастей и реактора силовой защиты.

Третьим вариантом была возможность оставить глейдер себе, отремонтировав и модернизировав его под свои нужды. В этом случае Артём попадал под статью о хранении запрещённого к продаже вооружения и вкладывал в Скилит довольно серьёзные деньги. Птах был приспособлен под работу с базы в окрестностях до пяти сотен километров. Отремонтировав Скилит, Артём вообще переставал нуждаться в базе, и мог странствовать по неизученным и чёрным пространствам сам по себе. В этом случае землянину не следовало появляться в зонах, где велось спутниковое слежение или появляться в них только на том же Птахе, оставляя Скилит за пределами изученного пространства.

Первый вариант Артём сразу отмёл, как приносящий наименьшие деньги, к тому же в деньгах землянин пока не нуждался. Второй и третий варианты предполагали покупку генератора защитного поля и ремонт реактора. Решив сначала разобраться с этими проблемами, Артём отложил принятие решения о выборе между этими вариантами до восстановления реактора с генератором.

— Начинай осмотр и разборку реактора, — отдал распоряжение искину Птахи Артём. — Сразу веди по базе поиск подходящих по размеру и мощности генераторов силового поля из разрешённых к продаже военных или гражданских образцов.

— Мы вне зоны охвата спутниковой связью и наблюдения, и поэтому возможен поиск только во внутренней базе данных.

— Вот в ней и ищи. Заодно проведи поиск запчастей по реактору из той же группы. Нам не продадут запчасти на военный реактор, но аналоги мы подобрать сможем. Список и примерные цены сбросишь мне на имплантант.

— Принято.

Артём вернулся к себе в Птах и опять погрузился в размышления. Существовала возможность, что автоматический пост империи Роден всё ещё находится в действующем состоянии или перешёл в режим консервации. Существовала реальная возможность его найти. Из данных вытекала ещё одна возможность. Была непонятна судьба космического транспортника. Координаты его у Артёма были. Кроме того, нужно было осторожно выяснить судьбу военной базы. Все эти объекты, как и Скилит, находились за пределами исследованной зоны, и их нужно было проверить. Это могло вылиться в неплохие деньги для землянина, пропускать возможность заработать Артём не хотел.

Самым близким объектом был автоматический пост империи Роден, и имелись примерные координаты места запуска ракет.

— Птах, заодно рассчитай примерный район запуска ракет.

— Принято. — Минут через десять в голове Артёма появилась карта и примерный район для поисков. Автоматический пост был в двадцати километрах на север, район поиска был небольшим.

— Отлично. — Отправлять туда Разведчика-28 было поздно, через три часа должно было зайти солнце, и землянин решил отложить это на следующий день.

Следующий час Артём потратил на изучение конструкции и возможностей Скилита и за два часа до наступления темноты закрыл наглухо люк, ведущий внутрь тяжёлого военного глейдера, вернул своих роботов на место и вылетел на Регат-16. За сохранность «Скилита» он не переживал: в округе пятисот километров от базы Дока Марта в видимом со спутников пространстве последние три дня не появлялось ни одного глейдера охотника или торговца.

Загнав Птаха в бокс, Артём отправился к Доку Марту, тот, как сообщил искин базы, находился в командном центре.

— Скажи, что мне надо с ним переговорить, — теперь Артём не имел допуска в командный центр и Док должен был либо пустить его к себе, либо выйти или назначить время и место для разговора.

— Он ждёт в командном центре, — сообщил искин Регата через минуту.

— Ну и отлично.

Док встретил Артёма ехидной улыбкой.

— Сегодня, вижу, без добычи?

— Мог горных козлов настрелять, — улыбнулся Артём в ответ. — Настроения с ними возиться не было.

— Понятно. Ты по какому делу?

— Хотел узнать, когда будет грузовой транспорт. Хочу кое-что заказать для себя.

— Без тебя нас двенадцать человек. Под сотню туш в день выходит. Я заказал грузовоз через три дня.

— Понятно. Время, получается, у меня есть.

— А что хотел?

— Запчасти, в основном. Я заказ сам сброшу и оплачу. Ты просто разреши погрузку в грузовик.

— Да без проблем.

— Ещё мне нужен будет часа на четыре допуск к лучу. Хочу покопаться на рынке и посмотреть, что там есть из запчастей. Дашь вывод на мою каюту?

— У тебя же есть свой луч?

— У тебя канал толще, я подключу искин. Моего канала для его скорости обмена информацией не хватит. — На самом деле Артём хотел заказать запчасти и оплатить на получателя. В этом случае было ясно, что покупает кто-то с базы «Регат-16», но кто конкретно, было неизвестно.

— Выход я тебе уже дал. — Док уже связался с искином и разрешил дать Артёму связь по лучу в каюту.

— Спасибо. Док у меня есть к тебе ещё один вопрос, но он личного плана и собственно из-за него я решил зайти к тебе переговорить.

— Задавай. Смогу - отвечу.

— Ты на Катаре уже семь лет. У тебя своя база. Ты, так сказать, по местным меркам человек серьёзный и скорее всего богатый, — начал разговор Артём.

— Ну, в общем, да, — подтвердил Док.

— У меня к тебе вопрос непростой, — задумался Артём, как бы сформулировать свои мысли. — В Колониальном Центре мне сказали, что билет в центральные миры с Катара стоит десять миллионов кредитов. В принципе за те двадцать пять лет по контракту можно заработать и больше. Что ты хочешь делать потом?

— Хм… — Док слегка удивился вопросу Артёма и задумался. — Непростой вопрос, — Док встал с кресла, достал из шкафа стаканы и начатую бутылку вина, одну из тех, что подарил ему Артём. — Будешь?

— Наливай, — Артём понял, что разговор предстоит долгий и предложил Доку. — Мне сходить за закуской в столовую?

— Нет. Винцо лёгкое. Так посидим, — отмахнулся Док. — Вопрос непростой. Давай выпьем и поговорим. — Вино действительно оказалось лёгким и пошло неплохо.

— Хорошее винцо.

— Я ведь, Арт, хоть и прожил на Катаре семь лет, но за ум взялся последние три года. До этого так: набил немного денег и сразу в город или посёлок. Молодые девчонки, вино, хорошая жизнь. Потом отойду, и опять на «бойню». Так живёт большинство колонистов. В других корпорациях не лучше. То же самое: забой — отдых по максимому — забой. Вариантов отдохнуть много. — Док опять разлил по стаканам вино. — Я когда сюда прилетел, хотел заработать денег. Двадцать пять лет можно вернуть курсом омоложения. Стоило это удовольствие пять миллионов. После этого хотел приобрести собственный космический корабль и заняться перевозками. Тут всегда можно найти работу, грузооборот между мирами только растёт. Вот и посчитай. Десятка билет, пять курс омоложения, двадцать кораблик в минимальной комплектации. На всё про всё нужно сорок миллионов. В любом варианте, чтобы открыть своё дело нужно примерно двадцать миллионов. Улететь с планеты можно и с попутным транспортом за миллион. Это не так безопасно, как с транспортом корпорации, но возможно.

— Понятно. Ты копишь двадцать на открытие своего дела и пять на курс омоложения.

— Для центральных миров Конфедерации Свободных Миров двадцать миллионов огромная сумма. Там заработать двадцать тысяч в день, это просто сумасшедшие деньги. Тридцать тысяч в месяц — это предел для получившего хорошее образование человека. Я его не получал и мой предел десять, максимум пятнадцать.

— Тут в день обычный колонист, забив пять бизонов, получит десять тысяч кредитов, и если не лениться, то можно заработать и больше.

— Да, — кивнул Док. — Ясно, что в год можно поднять три миллиона свободно. Вот только прожить тут двадцать пять лет довольно сложно. Средняя продолжительность жизни на Катаре пятнадцать лет. У нас на Регате-16 пока смертей не было, но я лично похоронил двух своих напарников.

— С этим понятно.

— Так вот. Я немного скопил, но пока этого мало. Как только накоплю больше двадцати миллионов, я отсюда сразу уеду. — Док опять разлил по стаканам. — Можно договориться в корпорации, заплатить миллион и получить документы, что ты на планете транзитом. Сесть на попутный грузовик и если тебе повезёт, то достичь ближайшего грузового узла. Оттуда уже идёт военная охрана межзвёздной грузовой трассы. Улететь в любой мир оттуда можно без проблем. Мне ещё пару лет, и я делаю ноги…

Глава двадцать шестая

Задача стояла на первом этапе восстановить реактор, генератор силового поля и ходовую часть Скилита. Перебрав оптимальные варианты, Артём заказал запчасти от гражданского реактора «Дофа». Реактор был той же фирмы-изготовителя, и большинство нужных запчастей подходило. С запчастями на двигатели было проще: запчасти продавались свободно. Подобные двигатели устанавливали на малые гражданские транспортные глейдерца-грузовозы. Генератор Артём купил у клана, переоборудовавшего свою базу в саванне, со скидкой в тридцать процентов, так как его никто не брал, и болталось это предложение на торговой площадке давно.

Поставив место доставки Регат-16, Артём оплатил срочную доставку, но рассчитывать, что кто-то полетит в такую даль за семьдесят тысяч кредитов, было смешно, и получалось, что заказ задерёт себе грузовоз, идущий за грузом Дока Марта. Три дня не такой большой срок. Артём, закончив работу, отключился от Имфосети. На всё про всё улетело семьсот тысяч кредитов, но просмотрев данные по гражданским аналогам, Артём пришёл к выводу, что вложение себя окупит. Стоил аналогичный тяжёлый глейдер под три миллиона кредитов, причём в продаже их или не было или ломили за них от четырёх миллионов.

Двенадцатиметровый, шириной около пяти и высотой около трёх метров «Скирит», имеющий полторы сотни кубометров внутреннего пространства, мог использоваться как база для пяти-шести охотников или как основной корабль для мелкого торговца. В подобные глейдеры устанавливали максимально возможную холодильную камеру с отсеками, экстрактор, вооружали крупнокалиберными пулемётами, устанавливали на крышу два или три глейдера охотников и кочевали по саванне. Таких групп было не так и мало. Силовое поле обеспечивало защиту от нападений, как ночных хищников, так и дневных, и гарантировало безопасность при встрече с группами бандитов. Это был ещё один, четвёртый вариант использования «Скилита» для Артёма, если он решит его оставить себе.

Закончив работу на торговых площадках Катара, Артём закрыл глаза и задумался. Из родных на Земле у Артёма осталась только старенькая бабушка, вырастившая его. Родители Артёма, будучи молодыми геологами, погибли в авиакатастрофе, возвращаясь из многомесячной командировки. Артём остался у бабушки. Особых подруг и семьи Артём себе завести не успел. В основном у него были с противоположным полом отношения длиной не более полугода, и он расставался с успевшей ему осточертеть подружкой и через некоторое время заводил другую. Артём чувствовал, что и подружки, не найдя в нём желания к более прочным и крепким отношениям, тоже не были против расставания.

Здесь, на планете Катар, Артём потихоньку приходил к выводу, что придётся задержаться надолго. Нарастание силы и навыков владения структурой сознания шло не так быстро, как хотелось бы землянину. Изучение и овладение навыками работы со структурой тяжёлых фракций сознания он так и не начал. Единственной системой, которая ему принесла практический эффект, была жизненная. Артём понимал, что и другие системы могут дать не меньше, чем тот же «разгон», но пока всё шло не так быстро.

Мысли Артёма перетекли в новое русло: вспомнился разговор с Доком Мартом. Хозяин базы, неплохо относящийся к Артёму, стремился заработать как можно больше денег и вернуться на одну из планет Центральных миров Конфедерации Содружества Миров. Вставал вполне закономерный вопрос, а чего хочет собственно сам Артём? Обдумывание этого вопроса привело Артёма к нескольким ответам. Во-первых, Артём сильно скучал по бабушке и тревожился за неё. Повидать бабушку и предупредить её, что у него всё нормально Артём хотел давно. С другой стороны, скорее всего она знала об аварии автобуса, но тела Артёма там не нашли, так как он был здесь и, возможно, она верила, что он жив.

Вторым желание Артёма было не возвращение на свою планету, а желание попутешествовать, и это желание можно было удовлетворить в глобальном плане. Достаточно было заработать денег и, заплатив взятку, сделать себе новые документы и справку, что находишься на планете транзитом. После этого перед ним разворачивалась освоенная территория Конфедерации Свободных миров. Летай и путешествуй, а если не хватает, то есть ещё Империя Роден, а возможно, и другие звёздные объединения.

Как и на родной планете, во главе всего опять вставал вопрос денег. Как и дома, Артём об этом особо тут не задумывался. Принцип «Нужны деньги — иди и заработай» работал и здесь. Как-то так получилось, что учась в институте, он устроился работать в больницу, и хоть и не стал миллионером, но на свои не очень раздутые нужды ему хватало. Особого желания «владеть миром», трахать гламурных девочек, а простыми словами элитных проституток, и гонять на «феррари», сделанном на заказ, у Артёма не возникало и на родной планете. Зато было желание посмотреть на мир и попутешествовать. Эту идею он осуществлял, участвуя в экспедициях городского клуба экстремального туризма в качестве фельдшера. На Багамских островах он, конечно, не был, но успел автостопом добраться до Владивостока, побывал на побережье Чёрного моря и на Алтае. Путешествовать «дикими туристами» ему пока нравилось не меньше, чем активный и экстремальный туризм с его опасностями. В свои двадцать три года Артём чётко знал, что активный, деятельный образ жизни это его кредо и соответствует его представлению о жизни.

Конечно, Артём понимал, что когда-то женится и даже «остепенится», но и тогда не собирался жить по принципу «работа-дом, дом-работа». В этом случае он хотел организовать «своё дело» или что-то подобное и тоже жить, стараясь «дышать обоими лёгкими». На планете Катар по мнению Артёма он попал в нужное русло и шёл правильным путём. Теперь следовало определиться с направлением. Можно было и дальше идти в направлении охоты и шаги в этом направлении были сделаны, а кроме того, найден способ ещё и прихватывать на «брикетах» довольно неплохие деньги. Другим, как оказалось, не менее выгодным делом оказалось «исследование» неизвестных пространств.

Горные массивы были вообще неисследованными, но если над затемнённой картой неизвестной местности ещё иногда летали спутники, то над хребтами, даже и пролетев, они не всё «видели» из-за сложности рельефа. База, как выяснил из информации Имфосети, отправившая Скирит на помощь космическому транспортнику, была атакована силами Империи Роден и уничтожена. Артём не сомневался, что там уже побывали «искатели» и вывезли оттуда всё ценное и давно продали. Зато о транспортном корабле, а значит и об автоматическом пункте Империи Роден известно ничего не было. Следовало попробовать найти обоих.

Определившись с ближайшими планами, Артём опять вернулся к размышлениям о своём будущем, но информации даже о планете Катар было очень мало и, решив, что просто изводит себя мыслями «ни о чём», Артём встал со стула и размялся. Время уходило, уже заполночь, и Артём решил ложиться спать…

Глава двадцать седьмая

Следующим утром Артём вылетел с базы как обычно, как только была снят силовой кокон, и через два часа стоял у Скирита. Решив восстановить его для продажи или для себя и заказав запчасти, землянин занялся им вплотную. Выставив на крыше Скирита боевого робота «Верт-7», Артём отправил технического робота исследовать возможность подключения к силовой сети боевого глейдера напряжения от сети и реактора Птаха. Артём опасался, что может произойти замыкание в сети Скирита, и сгорит реактор его глейдера.

Предположение землянина оказалось верным, и пришлось сначала демонтировать и вытащить из «Скирита» генератор силового поля, а потом снять шины подачи напряжения с родного реактора боевого глейдера. Ещё тридцать минут заняло тестирование силовой сети. Наконец, Орт-3 завершил прокладку кабеля и доложил о готовности подать энергию.

— Отсоедини пока главный и вспомогательные искины Скилита от управления глейдером и внутренней связи, — приказал Артём. То, что удалось взломать базу главного искина, когда он был отключён и не работал, ещё не значило, что начав работать, он признает Артёма хозяином. Снять данные удалось точечными подачами электроэнергии только на блоки памяти, главный искин в это время был отключён. — Потом подай энергию только на главный искин, и дай мне с ним канал связи.

— Принято, — технический робот посуетился ещё с полчаса и доложил. — Главный и второстепенные искины отключены от корабельной сети и выдвинуты из шахт.

— Отключи их от модулей памяти и подай на них напряжение, а потом сбрось пакет об окончании войны и закон о нахождении на неисследованной планете или неисследованной территории планеты механических или иных объектов.

По закону следовало, что найденное имущество переходит к нашедшему это имуществу гражданину Конфедерации Свободных Миров и, если прежний хозяин настаивает на возврате имущества, утраченного или потерянного в неисследованной зоне или планете, то обязан выплатить нашедшему сумму, соответствующую реальной стоимости имущества плюс премия по усмотрению нашедшего, но не выше ста процентов стоимости имущества. Артём полагал, что за двойную стоимость военное ведомство вряд ли захочет выкупать потерянный Скилит, таких случае не было.

— Пакет с информацией передан, — доложил искин Птаха.

— А теперь дай мне с ним канал связи.

— Принято.

Появился канал связи с главным искином.

— Привет.

— Искин боевого глейдера «Скилит» Космических вооружённых Сил Конфедерации Свободных Миров. С кем я разговариваю?

— Я не знакомиться с тобой пришёл, дружок, — усмехнулся Артём. — Сейчас ты открываешь свою панель настроек, мой искин изменяет у тебя графы, касающиеся прав владения. Ты становишься моей собственностью.

— А если я не выполню приказ?

— Тогда я сниму с тебя все запчасти, не имеющие индикационных параметров, а ты полетишь в реку, где тебя будет разыскивать твой старый хозяин ещё двадцать лет, но сомневаюсь, что тут тебя вообще когда-нибудь найдут. Скорее ты сгниёшь или проржавеешь и никогда больше не оживёшь, как сейчас.

— Арт, главный искин открыл виртуальную панель для изменения главных параметров, — доложил искин Птаха.

— Вижу, ты не такой и дурак. — Артём отключился от главного искина. — Птах, смени у него собственность с «Вооружённые силы Конфедерации Свободных Миров» на моё имя и в графе подчинение поставь не «согласно устава», а безоговорочное. После этого подключи к нему остальные искины, он перенастроит их сам. После этого проверь правильность и доложи. Мне нужно от этих искинов полное и безоговорочное подчинение.

— Принято, — искин помолчал пару минут и доложил. — Все искины являются твой собственностью, Арт, с полным и безоговорочным подчинением.

— Вставляй их в шахты и подавай в силовую сеть Скирита напряжение.

— Выполняю. — Через десять минут пришёл доклад. — Искины в шахтах, напряжение подано. Главный искин Скирита просит сеанса связи.

— Разрешаю. — Артём тут же получил канал.

— У меня источник питания от глейдера «Птах», — сообщил искин Скирита. — Провожу тестирование и проверку систем и состояния глейдера.

— Проводи. В первую очередь мне нужен твой робот технической поддержки. Проведи зарядку его батареи. После этого оттестируй системы аварийного питания энергией. Если это возможно, то разрешаю их зарядку.

— Принято.

— Мой робот ведёт ремонт реактора. — Артём скинул искину список закупленных запчастей. — Вот это я купил для восстановления двигателей и реактора. Проверь у себя наличие запчастей и, если нужно, добавь в список необходимое. В первую очередь я хочу поставить Скилит на ход. После этого подумаю, как с тобой поступить.

— Принято.

— После тестирования своих систем сбрось мне полный список работающего оборудования и техники, а также желаемые для восстановления в первую очередь системы. — Артём, закончив свою работу, отправился в «Птах».

— Принято. Есть предложение восстановить в первую очередь бак. Он пробит в нескольких местах. Отремонтировав бак и получив топливо, я мог бы заправить всех роботов, имеющихся на борту. Половины мощности реакторов имеющихся в моём распоряжении боевых роботов комплекса «Стерх» достаточно для проведения круглосуточного ремонта. Вторая часть роботов будет нести боевое дежурство по охране объектов «Скирит» и «Птах».

— Хорошо. Предложение одобряю, а также передаю в твоё временное управление робота технической поддержки «Орт-3»

— Принято.

Через час, отремонтировав бак и получив в него пятьсот литров топлива, Скирит снял с помощью роботов кабели и отсоединился от реактора «Птаха». Работы по восстановлению и наладке тяжёлого глейдера ускорились. Десяток боевых роботов вышел из машин и занял круговую оборону. Над глейдерами завис робот-разведчик из комплекса «Стерх».

— Предлагаю провести разведку окружающей местности вторым роботом-разведчиком комплекса «Стерх», а третьего отправить на разведку зоны, из которого были по Скириту произведены выстрелы из ракетных установок. Наличие автоматического поста Империи Роден в такой близости может угрожать нашему имуществу и технике. — Артём даже подивился очередному предложению искина, получалось, что программное обеспечение и сами искины, стоящие на вооружении Военно-космических Сил Конфедерации Свободных Миров на порядок превосходили гражданские искины, по крайней мере, те, что встречались Артёму.

— Разрешаю, — Артём немного подумал и спросил. — Как думаешь, военный транспортник ещё стоит на том месте, где ты его оставил?

— Вероятность такого развития событий семьдесят процентов. Покидая место посадки космического военного транспортника, экипаж сделал всё возможное по его маскировке, кроме того посадка была осуществлена в узкое ущелье.

— Сколько до него километров?

— Двести восемьдесят, но если лететь на «Птахе», то будет шестьсот километров, так как придётся огибать горные вершины и крутые скалы.

— Хорошо, сначала отремонтируем тебя…

Ситуация была под контролем искинов, ведущих ремонт «Скилита» и охраняющих окружающее пространство, и Артём решил заняться тренировкой своей ментальной системы. Выбрав из лежащих поблизости подходящий камень, Артём около часа гонял его по кругу вокруг себя, пока не почувствовал, что скоро свалится с ног от усталости. Сделав спасающую от душевной усталости энергичную зарядку, Артём разогнал энергию в жизненной системе и решил попробовать исполнить приём владения тяжёлыми фракциями энергии сознания.

Первой и самой простой структурой была «туман», но прежде, чем начать строить структуру, Артём отошёл от глейдеров и, перейдя мысленным усилием на совмещённое зрение органа «видения» и своих глаз, постоял, привыкая к изменениям. После этого напрягся и попробовал выпустить из чёрно-синей системы тяжёлых фракций небольшой щуп. Не сразу, но это удалось: эта система отвечала не как ментальный щуп, а с задержкой, и чувствовалось, что эта энергия в управлении тяжелее ментальной энергии на порядок.

Артём попробовал выпустить из щупа немного энергии, мысленным усилием выдавливая её из себя и почувствовав, что у него получается, одним росчерком щупа нарисовал вокруг себя круг, после этого по внешней стороне этого круга нарисовал зубчики и, видя, что структура начинает рассасываться, втолкнул в неё всю свою энергию тяжёлых фракций, оборвал с ней связь. Вытолкнуть из себя удалось не больше половины энергии, но и это обрушилось на голову ударом сильной тянущей боли: отдавать энергию из системы было довольно больно. Следом навалилась усталость, но Артём её не замечал, видя как структура, созданная им, засияла, потом расширилась до окружности радиусом в три метра и рассыпалась лёгкими фиолетовыми брызгами, исчезая из вида «органа, ответственного за видение» и появляясь в реальном мире в виде клубов густого тумана, охватившего землянина в радиусе трёх метров. Постояв минут пятнадцать, туман постепенно рассосался, а часть его снесло лёгким ветерком ниже по реке.

Боль и слабость постепенно прошли, но Артём так и стоял, потрясённый увиденным. Зрелище работы структуры, виденное им с помощью органа, ответственного за «видение» было не просто красивым, оно потрясало. Густой туман, образовавшийся из ничего, фактически был выпавшими в реальность частицами энергии тяжёлых фракций, преобразовавшихся в мельчайшие капельки воды и образовав собой туман. Возможно, было и другое объяснение случившемуся, но Артём не мог иначе объяснить произошедший на его глазах феномен.

Анализ состояния системы энергии тяжёлых фракций говорил, что в системе осталась ещё как минимум половина энергии, и Артём, приготовившись к сильной боли и слабости, решил попробовать провести приём «кинжал». Быстро нарисовав в воздухе ромб, одним росчерком добавил в структуру несколько положенных завитушек и втолкнул в расплывающуюся структуру энергию тяжёлых фракций. Структура налилась энергией, Артём увидел в пяти метрах ствол дерева и толкнул в него структуру, обрывая с ней связь.

Головная боль и слабость заставили Артёма упасть на колени, но он увидел, как структура, достигнув дерева, расправилась в тонкий ромбообразный энергетический лист, пронзила ствол дерева по косому углу и срубила часть вершины булыжника, стоявшего за ним. Завершив своё действие, структура исчезла. Дерево, постепенно поняв, что перерублено, начало медленно падать, как и верхушка камня начала сползать с него под своим весом. Артём, держась за виски, настолько сильна была боль, преодолевая слабость, медленно поднялся с колен и подошёл, едва волоча ноги, к дереву. Ствол диаметром около пятнадцати сантиметров был срезан словно бритвой, то же самое можно было сказать и о вершине камня, поверхность среза была ровной и гладкой.

На создание двух структур Артём потратил три четверти энергии системы тяжёлых фракций и заплатил получасовой головной болью и слабостью. Постепенно энергия в системе начала восстанавливаться, но немного посветлела энергия в системе жизненной энергии. Получалось, что узлы в местах соединения двух систем медленно преобразуют жизненную энергию в энергию тяжёлых фракций сознания или отфильтровывают энергию тяжёлых фракций из жизненной энергии. Особо не раздумывая, Артём максимально разогнал энергию в жизненной системе и пошёл к «Птаху» с мыслью немедленно перекусить до полного набивания желудка.

Полученный опыт требовал немедленного осмысления, и Артём, раздумывая над полученной информацией, умял два куска мяса, пару пачек галет и выпил три кружки напитка, похожего на какао. Получалось, что он мог при желании создать область тумана, разрезать любой камень или живое существо, а то и боевого робота. Оставалось проверить заклинание «стена», но проведённые опыты с «туманом» и «кинжалом» говорили о том, что у него получится и стена. Привыкнуть к боли и слабости после резкого уменьшения в системе энергии было возможно, но Артём вспомнил, что так и не попробовал камни на возможность вливания в них энергии тяжёлых фракций и забора этой энергии для дальнейшего применения. Это был выход. Сливая в камни энергию, Артём мог убить два зайца. Привыкнуть к потере энергии и этим заставить систему быстрее восстанавливаться и развиваться. Вторая выгода заключалось в том, что имея запас энергии, он мог больше тренироваться в создании структур, и мог научиться владеть приёмами более тонко и виртуозно.

Времени до захода было ещё много, и Артём, немного погоняв камешек по кругу и прилично устав, опять запросил у искина местоположение камней со свойством «прозрачный» и пошёл их собирать. В этот раз он пробовал создать щуп из энергии тяжёлых фракций и слить через него энергию в камень. Большинство камней почти не принимало энергию или сразу заполнялось и Артём их выбрасывал, пока не нашёл друзу кристаллов кварца. Оказалось, что кварц легко впускает в себя энергию и так же легко отдаёт, при этом её почти не теряя. Землянин мысленно прощупал в этом месте все камни кварца, пока не нашёл «ответивший» и понравившийся ему прозрачный кристалл с лёгким синим оттенком. Пятисантиметровой длины и толщиной в мизинец, почти правильной формы шестигранник имел просто колоссальный, как казалось Артёму, внутренний объём. Это было то, что надо и Артём бережно положил кристалл в нагрудный карман и вернулся к глейдерам.

За два часа до захода солнца, узнав, что два робота из боевого комплекса «Стерх» ещё не вернулись, Артём забрал своих технического и боевого роботов назад на «Птаха». Дав задание искину Скирита продолжать работы и сразу их прекращать при малейших признаках опасности до её исчезновения, землянин сообщил, что вернётся утром и вылетел на базу. Ночевать за пределами силового поля Артём опасался, так как не знал, с чем может столкнуться ночью, и какова природа опасности…

Глава двадцать восьмая

База встретила Артёма суетой и беготнёй.

— Арт, — сразу сообщил новость Артёму Док, — только что прилетел Стан. Юта ранена. Мы оказали ей первую помощь, но она была в плохом состоянии и прогноз искина неблагоприятный.

— Что с ними случилось?

— Атакованы летающими ящерами. Стан говорит, что они занимались разделкой туш. С неба свалилась стая. Они набросились на Юту, видимо сочли её слабой. Стан убил семь особей и разогнал остальных. Юта снимала шкуру с бизона и смогла развалить на части троих, но ящеры напали стаей и смогли её свалить с ног. Когда Стан разогнал ящеров, Юта уже пострадала. У неё была разорвана одежда и рассечено лицо, большая рана на бедре и груди. Стан оказал помощь, вколол лекарства из шприц-тюбиков и сразу привёз её сюда…

— Блин. А что, их не было видно? Почему такая беспечность?

— Стан говорит, стая была далеко и довольно высоко. Угрозы не было…

— Как глупо.

— Арт, ты у меня в базе проходишь, как имеющий медицинское образование. Ты посмотришь её? Искин базы сообщил, что если Юта не получит адекватной медицинской помощи, то помрёт уже к утру. У нас нет нормального медицинского искина. Ты сможешь что-нибудь сделать?

— Они её покусали? — Укусы местных ящеров были ядовиты и в первую очередь, возможно, было отравление.

— Да.

— Пойдём, посмотрим. Где она?

— В каюте Стана и Юты.

Артём вернулся в свой глейдер. Взяв сумку с медицинскими препаратами, землянин отправился в каюту пострадавшей, одновременно связавшись с искином базы.

— Да? — Искин ответил мгновенно.

— Сбрось мне весь перечень лекарств, которые есть на базе. — Мгновенно поступил файл, Артём быстро с ним ознакомился и огорчённо хмыкнул: стандартный набор был, но и только. — Стан давал картинку с ящерами?

— Да. — Поступил файл с картинкой стаи ящеров и искин Артёма сразу выдал по нему всю имеющуюся информацию.

Ящер Скурта, названный так по имени учёного, открывшего его, был одним из самых маленьких ящеров и имел всего пятьдесят сантиметров в размахе крыльев. Несмотря на маленький размер, это был один из самых умных и что было плохо, самых ядовитых ящеров, встречающихся на планете Катар. Охотился ящер, сбиваясь в стаи до двадцати особей, и имел довольно чёткую структуру организации внутри стаи. Одни особи вели разведку, другие были воинами, третьи отвечали за воспитание в стае малышей. Возглавляла стаю, как правило, опытная и умная самка, но изредка встречались и самцы, но это было редко, так как самки были крупнее самцов. В обычных условиях ящер питался в основном средними и мелкими животными, но мог сразиться в стае и с буйволом. Ящеры кусали животное и оно, ослабев от яда и потери крови, постепенно умирало. Нападения на людей были редки, но при случае стая могла полакомиться и человеком….

Дверь каюты была открыта, и все члены базы собрались около неё. Артём прошёл в каюту и увидел Стана, сидевшего рядом с Ютой и держащего девушку за руку.

— Стан, мне надо осмотреть раны, — начал с наведения порядка Артём. — Всем лишним выйти из каюты. — Артём увидел Риту и обратился к ней. — Нужны вот эти лекарства. — Артём бросил файл девушке. — Искин выдаст. Принеси.

— Хорошо, — Рита убежала.

— Док, помоги мне освободить помещение. Стан, отправляйся за дверь. Док, вколешь ему противошоковую смесь, а то он тоже на вид не очень.

Док увёл парня, Артём закрыл дверь и вернулся к девушке, появилась Рита с лекарствами.

Осмотр Юты привёл Артёма в тягостное состояние. Щека и ухо были рассечены насквозь. На груди длинная кровавая рана, проходящая через левую грудь и рассёкшая её на две половины. На бедре рана около двадцати сантиметров, глубиной сантиметров пять, и местами виднелась кость. Всё это на фоне множественных укусов и подкожных кровоизлияний. Сама Юта была без сознания.

— Арт, что делать? — Рита видимо хотела оказать посильную помощь.

— Особо ничего. — Артём пощупал пульс у пострадавшей девушки: нитевидный. Лицо бледное. Зрачки расширены. На склерах проступило множество кровеносных сосудов, местами очаги подкожных кровоизлияний. Более конкретного симптома отравления организма ядом слюнных желёз ящера можно было и не искать. Сразу стало ясно: помочь Юте невозможно, слишком поздно. Ящер имел слабую пищеварительную систему, впрыскивая яд, он не только отравлял жертву, но и запускал процесс пищеварения. Ферменты слюны, попадая в кровь жертвы, вызывали множественные внутренние кровотечения, расщепление белков и как следствие паралич мускулатуры. — Позови Дока.

— Сейчас, — Рита выскользнула из каюты.

Артём, пока девушка бегала за Доком Мартом, установил три капельницы, зацепив пластиковые мешочки с растворами для внутривенного вливания за лампу над кроватью и задумался. Антидот с одной капельницы должен связать ферменты слюнных желёз, плазмозаменитель снять общую интоксикацию, третий препарат просто восстанавливал общий кислотно-щелочной баланс в организме. Сделано всё правильно, но оставались ещё раны, приведшие к шоку, ну и внутренние кровотечения от действия ферментов. Артём реально понимал, что мёртвому припарки помогают плохо.

— Что скажешь? — Появился Док, за ним в каюту зашла Рита, а за той Стан.

— Поставил капельницы. Зашью ей раны. В принципе это будет всё, что можно сделать. Скажу сразу. У неё множество кровоизлияний на склере глаз, это значит, что такие же кровоизлияния есть и в мозге, слизистых. Если справимся с интоксикацией, шоком и ранами, то это ещё не всё. Кровоизлияния и микроинсульты в мозг могут сделать её невменяемой или слабо вменяемой. Такой прогноз из десяти падает на девять человек.

— Что это значит? — Вмешался в разговор Стан.

— Она может стать дебилкой или «овощем», — перевёл Стану слова Артёма Док.

— Арт? Это правда? — Перевёл с Дока взгляд на Арта Стан.

— Традиционная классическая медицина и мои знания баз в наших условиях могут предложить только это. — Артём пожал плечами. — Я поэтому и позвал Дока: если она станет дебилкой, а такая вероятность девять к одному, то кто-то должен взять на себя ответственность за неё. Второй вариант проще…

— Я возьму, — произнёс Стан дрогнувшим голосом и посмотрел на Артёма. — Скажи, Арт, ты сказал, что говоришь о классической медицине. Ты можешь предложить что-то иное?

— Я могу попробовать, но…

— Сделай, что сможешь! Помоги мне, Арт! — Стан сел на стул. — Я заплачу.

Артём тем временем снимал с Юты одежду и осматривал её другим «зрением»: раны на лице, груди и бедре рассекли несколько крупных сосудов и узлов жизненной системы, сама система едва видна, настолько в ней мало энергии. Система ментальной энергии едва светится. Девушка реально умирает. По всему телу несколько внутренних кровоизлияний, но самое плохое, что увидел Артём, это две крупные гематомы на шее. Землянин задумался, реально понимая, что с таким объёмом вмешательства он в одиночку не справиться.

— Заплатишь? Ты не понимаешь, о чём говоришь, — Артём раздумывал вызвать в помощники «Чёрного кота» или попробовать начать самому, а если будут трудности, то вызвать «Чёрного», но попозже. — За такие вещи платят не деньгами…

— Я её люблю. Я готов заплатить всем, чем скажешь.

— В общем оба вопроса ясны, — подвёл итог разговора Артём. — Стан берёт на себя решение обеих вопросов…

— Арт, ты сделаешь всё возможное?

— Я сказал, что попробую, — Артём не хотел обнадёживать парня. — В любом случае у неё будет шанс, если я попробую… Прошу всех покинуть каюту и не входить в неё, пока я не разрешу. Искину базы: закрыть вход в каюту. — Док со Станом сразу вышли.

— Арт, мне тоже уйти? — Рита себя к посторонним видно не относила.

— Да.

Закрыв дверь в каюту и оставшись один, Артём приложил обе руки к голове Юты и попробовал мысленным усилием дать часть своей жизненной энергии девушке. Это удалось почти сразу, но вызвало такую резкую слабость, что Артём чуть сам не свалился без сознания. Чёрно-зелёная концентрированная жизненная энергия Артёма сразу оказала на организм девушки положительный эффект: рана на лице начала буквально на глазах срастаться. Артём сопоставил как можно правильней края раны на щеке и ухе. Минут через двадцать от раны остался тонкий нежный рубец, едва различимый глазом.

За голову теперь можно было не опасаться, жизненная энергия Артёма поглотила все чёрные и серые пятна отравления и кровоизлияний. Опасаясь, что Юта придёт в себя, Артём вогнал ей ещё пару кубов снотворного и занялся шеей. Жизненной энергии было пока достаточно, и Артём её потихоньку начал опускать с головы в общую систему жизненной энергии. Проходя по сосудам и узлам шеи и растекаясь по организму, концентрация энергии начала падать, но, тем не менее, в шее гематомы уменьшились.

Следующим этапом была обширная рана на груди. Артём разогнал энергию в своей системе и начал сращивать крупные силовые линии жизненной энергии у Юты. Оказалось это с одной стороны просто, с другой — довольно сложно. Мысленным усилием Артём сопоставлял края силовой линии и начинал прокачивать по ней из своего тела жизненную энергию, пока силовая линия не восстанавливалась. Энергия в жизненной системе Юты от таких действий Артёма стала светло-зелёной и начала темнеть, зато в артёмовой из чёрно-зелёной стала зелёной. Слабость от отдачи жизненной энергии была настолько сильной, что Артём едва удерживал себя в сознании.

Рана на груди очистилась от некротических тканей: они отошли с гноем и Артём свёл края раны, активно нагнетая в эту область жизненную энергию со всего организма Юты. Через пятнадцать минут на груди осталась ровная, едва видимая полоса рубца, сросся и восстановился даже рассечённый на две части сосок.

С бедром было проще: в организме Юты уже имелся довольно большой запас жизненной энергии Артёма, закачанный им туда для лечения. Разогнав в области раны скорость жизненной энергии до предела, Артём сначала соединил две силовые линии жизненной энергии и, восстановив их, взялся за саму рану. Свести края раны как можно ровнее и разогнать в системе Юты энергию не составило большого труда. Через полчаса от раны остался тонкий длинный мягкий рубец. Энергия в жизненной системе Юты к этому времени опять стала едва видимой: организм девушки интенсивно залечивал множественные кровоизлияния и восстанавливался. Нужно было ещё одно вливание в организм Юты жизненной энергии.

Артём осмотрел свою жизненную энергию и пришёл к выводу, что можно ещё дать немного. Второе вливание прошло быстрее - Артём уже знал, что делать. Прижав свои ладони к животу девушки, землянин вытянул из своей жизненной системы щуп и присоединился к системе Юты. В этот раз Артём отдал половину того, что имел и, разогнав в жизненной системе девушки энергию до максимальной скорости, оборвал контакт.

Для Юты это вливание жизненной энергии было настолько благотворным, что она из бессознательного состояния перешла в оздоровляющий сон. Артём же после этого вливания не мог встать на ноги полчаса. Справившись со слабостью, Артём через силу поднялся на ноги и ещё раз осмотрел Юту. Опасности больше не было. Землянин перекрыл капельницы и вытащил иглы из вен. Набросив на девушку простыню, Артём взглянул на часы: он провёл за лечением девушки пять часов и даже не заметил этого.

Покачиваясь как пьяный от усталости и недостатка жизненной энергии в системе, Артём добрёл до двери из каюты и вышел в коридор.

— Как она? — Стан вскочил навстречу Артёму со стула, на котором сидел в коридоре.

— В каюту до утра не заходить, и помоги мне добраться до столовой. — Артём навалился на парня всем своим весом, понимая, что самому ему не дойти. Справа под руку его подхватила Рита, она тоже не спала и ждала, что будет с Ютой.

— Артём, твой комбез насквозь промок от пота. — Рита подставила своё плечо и вместе со Станом они дотащили, едва волочащего ноги Артёма до столовой.

— Я ведь не ужинал, — в глазах Артёма слегка двоилось. — Жрать хочу как волк. Рита давай всё, что есть…

Следующие полчаса от Артёма никто ничего добиться не мог. Лишь съев три чашки каши с мясом и выпив две большие кружки тонизирующего напитка, Артём слегка унял дрожь в руках. Ужин под разгоном довольно быстро поправил положение: жизненная энергия хоть полностью не восстановилась, но уже перешла в насыщенный зелёный цвет.

— С Ютой будет всё в порядке, — Артём, оправившись, не спеша встал из-за стола. — Рита, набери мне ещё пару чашек каши и кружку напитка. Я возьму их в свою каюту…

— Хорошо, Арт.

— Завтра утром нужно ждать, когда Юта сама проснётся, — взглянул на Стана Артём. — Я бы не хотел, чтобы ты её ненароком разбудил. Чем больше она проспит, тем будет лучше.

— Я буду дежурить на стуле в коридоре.

— Нет, Стан. Найди свободную каюту и выспись там, — Артём посмотрел на кивнувшего ему Стана и улыбнулся. — Имей в виду, что ты мне задолжал, вернее вы вместе с Ютой мне очень сильно задолжали.

— Не вопрос. Сколько?

— Это решите сами, — Артём взял тарелки с едой и отправился в свою каюту. Рита, видя его состояние, даже не заикнулась о совместной ночёвке в каюте Артёма, хотя землянин видел по её глазам, что если он её позовёт, то она будет рада.

Отмокнув в душе, Артём с полчаса гонял душ в контрастном режиме, пока не почувствовал, что слабость уходит и баланс в организме восстанавливается. Обтеревшись насухо, Артём ещё минут десять разгонял жизненную энергию и, решив, что до утра отойдёт и полностью восстановится, перешёл в сон…

Глава двадцать девятая

Артёма вырвало из сна чувство тревоги. Даже не открывая глаз, он почувствовал, что нужно срочно пойти в каюту Юты. Быстро одевшись, Артём сполоснул лицо и отправился к девушке. Проспал, как выяснилось, он всего пару часов, но чувствовал себя полностью восстановившимся. По мере приближения к каюте, чувство тревоги быстро пропало, сменившись чувством, что он оставил у Юты что-то важное для себя.

Девушка спала. Артём, закрыв за собой дверь, приблизился к кровати и осторожно снял простыню с Юты. Опасности для здоровья девушки не было: на щеке и ухе от зияющей раны осталась тонкая едва различимая полоска, на груди и бедре разглядеть что-то тоже было трудно, и если не знать о ранах, то даже Артёму было сложно предположить, что ещё вчера они там были. Синяки и укусы ящеров вообще пропали без следа.

Закончив осмотр простым зрением, Артём перешёл на «видение» и сразу понял, что вызывало у него неясную тревогу. Жизненная энергия Артёма, восстановив организм девушки и выполнив свою работу, не растворилась в собственной жизненной энергии Юты, а была преобразована её узлами сначала в энергию тяжёлых фракций, а потом в ментальную. В структурах сознания девушки текло теперь два различных вида энергии: собственная Юты, почти прозрачная, и Артёма, тёмно-жёлтого цвета.

Что это могло значить, Артём не стал разбираться, а протянул к девушке свой ментальный щуп. Словно почувствовав сродство, ментальная энергия мгновенно прошла по щупу и вернулась в систему Артёма, переполнив её. Артём испытал мгновенное чувство эйфории, но на этом всё не закончилось. По ментальному щупу в систему Артёма следом втекла часть энергии тяжёлых фракций из систем девушки, отчего система тяжёлых фракций самого землянина окрасилась в чёрный с синим отливом цвет.

Избавившись от чужеродных энергий, организм Юты словно ожил, и девушка вдруг начала просыпаться. Артём ещё раз «осмотрел» все системы девушки. Отличий от систем энергий Артёма почти не было. Всё точно так же, как и у землянина, но у Артёма системы были на порядок толще и развитей, что землянин отнёс к постоянным тренировкам и работе своими системами. Концентрация энергий в системах у Артёма тоже была на несколько порядков выше. У Юты они едва имели цвет, у Артёма же цвет систем был насыщенным и приближался к чёрному с оттенками зелёного и синего у жизненной и системы тяжёлых фракций и к жёлтому у ментальной системы.

Закончив осмотр Юты, Артём встал и вышел из каюты. Голова кружилась, переполнение ментальной и системы тяжёлых фракций энергиями было довольно непривычным состоянием. К землянину вернулось не так много энергии, большинство её ушло на лечение и восстановление организма девушки, но учитывая, что Артём встал утром с полностью восстановленными системами и энергиями в них, даже такого небольшого количества энергии хватило, чтобы его буквально трясло от переизбытка.

Вернувшись в свою каюту, Артём слил в кристалл кварца из системы тяжёлых фракций энергию, оставив в ней не больше десяти процентов, отчего та стала светло-голубого цвета. Сброс такого количества энергии из системы отозвался тяжёлыми головными болями и приступом душевной слабости, но Артём уже был в курсе, что сброс энергии приводит к таким последствиям и за полчаса справился с ними, и даже смог встать и пройти в душ.

С переизбытком ментальной энергии бороться было сложней, но и тут был выход. Справившись с последствиями сброса энергии тяжёлых фракций в кристалл кварца, Артём поднял в воздух самый большой из камней, весом в сотню грамм и вращал им вокруг себя около тридцати минут, пока полностью не выдохся и не ослаб. Переизбыток энергии, оказался тоже не столь и приятным. Помимо желания работать и действовать, во рту ощущался привкус крови, постоянный шум в ушах и затруднение дыхания.

Обдумывание ситуации привело к выводу, что если бы он не забрал излишки энергии у Юты, это привело бы ту к остановке дыхания и смерти. Артём и сам чувствовал, что переизбыток энергий втягивает его в свои жернова и это может кончиться плачевно. На начальных этапах переизбытка ощущается желание работать и душевный подъём, но при длительном переизбытке, эффект развивался в обратную сторону, угнетая дыхательный центр и переводя сердце от ровного и размеренного ритма к тахикардии и как следствие к перенасыщению крови кислородом и уменьшению в ней углекислого газа. Переизбыток кислорода в крови тоже имел несколько довольно тяжёлых последствий для организма, и испытывать их на себе Артём не желал.

В итоге получалось, что вылечив девушку с помощью вливания в её систему жизненной энергии, Артём должен был по окончании лечения или уменьшить количество энергии до привычного для Юты объёма, или заранее рассчитать объём и дать ровно столько, сколько необходимо для восстановления её организма от ран и кровоизлияний. Неопытность Артёма могла привести девушку к остановке сердца и дыхания. Землянин понял, что много и сразу, даже с благой целью, могло вылиться в смерть для девушки.

От раздумий и анализа излечения Юты Артёма отвлёк лёгкий стук в дверь его каюты.

— Разрешаю войти, — отдал распоряжение искину базы Артём, убедившись, что за дверью стоят Док и Стан.

— Привет, Артём.

— Здравствуй, — Док сел на стул и пояснил. — Юта по внутренней связи вызывает Стана к себе. Ты не велел входить в каюту без твоего разрешения…

— Советую набрать для девушки больше еды и передать ей, что я бы хотел, чтобы она пару дней поизображала из себя больную. — Артём взглянул на Стана, показывая, что слова его обращены к нему. Стан кивнул головой и исчез за дверью.

— Могу я посмотреть на последствия твоего лечения? — Спросил Док.

— Можешь, но лучше пока про него не говорить другим с базы, — увидев удивлённое лицо Дока, Артём пояснил. — Трудно будет объяснить людям, почему у Юты не осталось следов от ран и укусов, которыми ещё вчера было украшено её тело. Я начинаю жалеть, что столь радикально её подлечил, надо было сделать это менее заметно.

— Подожди меня. Я взгляну на девушку и сразу вернусь. Я должен увидеть это своими глазами. Потом мы продолжим разговор. — Док вышел из каюты Артёма, но вернулся уже через пять минут и молча сел на стул, переваривая увиденное.

— Что? — Артём, понимая Дока, лишь покачал головой и улыбнулся. — Я сам не ожидал подобного.

— Она встала с кровати, и чувствует себя так, будто ничего с ней не было. Нет ран, нет укусов и нет этой страшной раны на лице, — Док перевёл дух и проговорил. — Я бы поверил в это, если бы на этой базе был медицинский комплекс оборудования и врач подобной категории, но и тогда нужна была бы реабилитационная камера и целая гора лекарств. Скажи мне, Арт, как ты это сделал? Ты из братства?

— Из какого братства? О чём ты говоришь? — Удивился Артём.

— Я слышал, что подобные вещи могут совершать члены братства Пути. Это Церковь Пути, религиозная организация, проповедующая совершенствование человечества в сторону духовного развития человека и приближение его к богу. Они считают, что все мы дети божьи и в каждом из нас его искра.

— Нет, я ни о чём подобном даже не слышал.

— Ты можешь сказать, как ты это сделал? Как ты вылечил Юту?

— Я не совсем и сам понял, что произошло. Это было как вдохновение… — Артём улыбнулся и развёл руками. — Я просто захотел, чтобы Юта выздоровела. Теперь я сомневаюсь, что смог бы ещё раз повторить подобное, но не это главное. После того, как я закончил с девушкой, на меня навалилась усталость и страшные боли. Я теперь много раз подумаю, прежде чем делать что-то подобное. Плата настолько высока, что думаешь о смерти.

— Я знаю, Рита говорила, что твой комбез был насквозь пропитан потом и тебя самого пришлось нести до столовой, — кивнул Док Март. — Я думаю, что скрыть от всех результаты этого излечения будет трудно, но чтобы информация о нём не вышла за пределы нашей базы, я смогу, а потом это событие забудется. Работа у нас такая, что особо раздумывать об одном трудно, так как надо смотреть вокруг и держать ушки на макушке.

— Спасибо, Док.

— Сочтёмся. У меня есть ещё одна новость, забыл тебе вчера сказать, закрутился с Ютой.

— Что за новость?

— В нашей системе наёмники смогли отловить караван кораблей пиратов. Шесть кораблей захвачено. Об этом сообщают на всех каналах новостей. — Док явно был доволен победой наёмников, и Артём не мог понять, почему.

— Я рад за наёмников, — Артём улыбнулся.

— Я тоже, так как на одном корабле оказалось три с половиной тысячи человек, захваченных пиратами. Они их везли для продажи на одну из своих планет. Наёмники за вознаграждение передали людей корпорации «Неоромик». Нам пришлют с грузовым транспортом шестнадцать человек, подписавших контракт с корпорацией. Наш Рекат-16 будет полностью заселён. Я просил тридцать человек, дали шестнадцать, но и этому я рад, хотя конечно пришлось подмазать шестерни, чтобы дело повернулось в нашу сторону.

— Неплохо. На базе будет почти тридцать человек. Не будет тесно? — Артём представил себе, как тридцать глейдеров уходят на промысел и какая будет толкучка в той же столовой по вечерам. Сейчас на базе жило всего двенадцать человек, не считая Артёма, и он привык, что на базе постоянно пусто и мало народу.

— Нет. Сейчас у нас пятнадцать кают. Занято шесть и седьмая твоя. Свободных восемь, так что база заполнится полностью. Холодильника у меня два и если мы будем справляться, то можно заказывать средний грузовик с максимальной грузоподъёмностью. Это до трёх с половиной тысяч тонн. Мы сразу переходим в разряд средних баз: будут соответственно цены на мясо выше, мы получим скидки на лучевую спутниковую связь и прочие удобства.

— Неплохо, — согласился Артём.

— Я к чему это тебе рассказываю, — вернулся Док к практическим вопросам. — Я смогу сначала удвоить поставку тебе сухих экстрактов, а потом их количество возможно даже утроится. Ты когда у меня заберёшь то, что уже готово?

— Давай перед прилётом грузовика, — решил Артём. — С грузовиком придёт груз для меня. Мне надо его оприходовать, потом я заберу у тебя всё, что будет, и махну в Колониальный центр. Надо продать шкуры и брикеты, а то денег у меня маловато, для того, чтобы удвоить у тебя закупку. Осталось в наличии всего под миллион триста тысяч.

— Этого хватит. Завтра будет где-то на девятьсот тысяч. Четыреста тысяч кредитов, это ещё дней на пять или шесть, если будем работать коллективом из двадцати восьми человек, но может, наберётся и быстрее.

— Учту.

После того как Док, закончив разговор, ушёл, Артём взглянул на часы. Приближалось время снятия силового барьера с базы, и можно было вылетать. Откладывать свои дела из-за событий на базе землянин не собирался. Заправив до упора Птаха, Артём вылетел к Скириту.

Глава тридцатая

Подлетая к Скириту Артём от удивления чуть не открыл рот: вокруг тяжёлого глейдера валялись кучи трупов разных животных. Ситуация прояснилась довольно быстро. Искин Скирита счёл приближение к глейдеру ближе чем на сто метров проявлением опасности, и сначала положил с помощью комплекса боевых роботов «Стерх» стаю горных волков из двенадцати особей. Волки, как свидетельствала запись происходящего, шли на противоположной стороне горной речки и не заметили притаившихся в засаде боевых роботов. Стаю хищников искин положил за пару минут, но осложнилось это тем, что волки кинулись к стреляющим по ним роботам.

Валяющиеся трупы волков привлекли внимание стаи ящеров-падальщиков, которая незамедлительно была отстреляна. Артём насчитал около тридцати трупов с дырками от пуль в голове и крыльях. Бедняги не знали, что пересекают рубеж охраны, и были наказаны за своё желание покушать волчатины. Стрельба отогнала от этого места всю мелкую ночную живность, но это было ненадолго. Уже через час атака ночных хищников и падальщиков повторилась. В этот раз жертвой неосторожности стал довольно крупный летающий ящер, решивший утащить с бойни один из трупов волков. Монстру не помогли ни размеры, - он достигал шести метров в размахе крыльев, - ни твёрдые защитные пластины на груди. Совместный залп из десятка стволов не только разубедил монстра в никчёмности его идеи, но и оставил лежать на тушах волков. В течение ночи искин смог разубедить и отогнать ещё около сотни зверей разного размера и вида.

Осмотрев место побоища, Артём перелил в бак Скирита полтонны топлива, передал тому своего робота технической поддержки и занялся оприходованием трофеев. Под разгоном удалось управиться со всем за шесть часов непрерывной работы. За мясо горных волков, хотя они считались падальщиками, платили по два кредита за килограмм, и оно оказалось в холодильной камере Птаха. Двенадцать волчьих шкур должны были отойти по две тысячи за шкуру. Закончив с волками, Артём вырезал все ингредиенты и снял шкуры со всех до единого ящеров, так как за них платили не так и плохо. С большого ящера можно было бы взять и мясо, но холодильная камера была полностью загружена, и Артём от этой мысли отказался, столкнув его тушу в реку.

Площадка очистилась от трупов, которые поплыли вниз по реке, принеся Артёму не меньше шестидесяти тысяч мясом, шкурами и ингредиентами. Последних было особенно много, и Артём потирал руки в предвкушении их продажи в брикетах. Ящеров, тем более ночных, добывалось мало и цены на их ингредиенты только росли. Переработав ингредиенты в брикеты, Артём автоматически цену на них удваивал или даже утраивал.

Ремонт тяжёлого глейдера тем временем продолжался. Искин за ночь перебрал и оттестировал все четыре двигателя вертикального взлёта и доложил о полном восстановлении трёх. Один двигатель пошёл на запчасти, но, тем не менее, и его можно было восстановить, тем более что запчасти должны были прийти с грузовиком. На обоих двигателях вертикального полёта были сняты повреждённые детали, так же как и на реакторе. К тому моменту, как Артём закончил с переработкой трупов животных, искин восстановил внутреннюю энергосистему и перешёл к переборке, тестированию и наладке систем вооружения.

— Что там с разведкой автоматической базы Империи Роден, откуда прилетела ракета? Разведчики вернулись?

— Вернулись. База обнаружена, но в нерабочем состоянии. Предположительно кончилось топливо. В главном зале управляющего центра и ближайших к нему помещениях сейчас живёт большая колония гигантских летучих мышей. Проникновения вглубь базы не производилось, так как была велика опасность того, что роботов-разведчиков могут обнаружить и напасть на них эти животные.

— Там хоть что-нибудь ценное осталось?

— Такая возможность довольно высока, если животные не смогли проникнуть в подземные ходы и бункеры, но в любом случае остались кабели и части оборудования с элементами химической защиты. Испражнения этих животных довольно ядовиты и в химическом плане активны, но проесть оболочку стандартного кабеля не смогут даже они. Сложнее с самими летучими мышами. Колония насчитывает не меньше тысячи особей и они довольно агрессивны, кроме того в командном центре у них выводится потомство.

— Сбрось мне на имплантант фото и информацию о них. Я подумаю, что можно с ними сделать. — Мгновенно упал файл с информацией на мышей, но Артём пока его отложил, решив ознакомиться с данными позже. — Что у нас с ремонтом?

— Сейчас веду восстановление оружейных систем и оружия. Веду замену неисправных блоков и запчастей. По завершению наладки вооружения перейду к ремонту корпуса и брони. К назначенному сроку прибытия запчастей большинство неисправностей будет устранено.

— Это радует.

Времени до вечера было ещё много, и Артём, приняв душ и пообедав, занялся тренировками. В первую очередь он создал «стену», так как вчера на неё у него не хватало энергии тяжёлых фракций. Нарисовав небольшой круг с пересекающими его линиями и загогулинами, Артём влил в структуру почти половину своей энергии и, оборвав с ней связь, толкнул к ближайшим камням. Перед ним с лёгким хлопком образовалась невидимая обычным зрением, но видимая с помощью «органа, ответственного за видение» тончайшая переливающаяся стенка, шириной и высотой около четырёх метров. Артём, хоть и чувствовал себя плохо, после резкой отдачи энергии в структуру, попробовал пройти через неё, но у него ничего не получилось. Ладони и тело натыкались на невидимую стену. Боевой робот тоже не смог пройти. Стена исчезла только после пары очередей из штурмовой винтовки, видимо, исчерпав запас энергии.

Разобравшись со стеной, Артём закачал из кристалла энергию и тут же снова создал ещё одну «стену», а следом «кинжал», и отправил его в невидимую стенку. Структура «кинжала» не пробила «стену», но её размер уменьшился вдвое. Следующий «кинжал» смог уничтожить структуру стены, но на большее его энергии не хватило. После кинжала был создан «туман», потом ещё одна «стена» и на этом пришлось остановиться: закончилась энергия в кристалле и системе тяжёлых фракций Артёма. Доводить энергию ниже десяти процентов от полного объёма системы, Артём не смог и не захотел, так как последние структуры создавал уже через боль и слабость.

После восстановительных упражнений Артём перешёл к вращению камня вокруг себя и гонял его до полной слабости и возникновения сильных головных болей. Создавалось впечатление, что боль постепенно притупляется, и чем дольше Артём преодолевает боль, тем сильнее в ментальном плане становится. Землянину удалось почти полный час не только держать в воздухе стограммовый камешек, но и довольно активно гонять его по разным траекториям, правда, последние пятнадцать минут это приходилось делать под нарастающей болью и слабостью, но, тем не менее, это был серьёзный успех.

Из неизученных приёмов оставались пока только три ментальных: «меч», «ментальный щит» и «ментальное общение». Изучение и освоение энергии тяжёлых фракций сдвинулось с места, и со временем в создании структур можно было наловчиться. Артём справедливо полагал, что кроме самих структур и их создания, сам сброс энергии в кристалл тренирует и развивает систему. С ментальными приёмами было сложнее. Создать меч или щит в своём воображении он мог и «видел», что они появляются в его руках, но как тренировать подобный навык, было не совсем понятно. С «ментальным общением» было ещё сложнее. Требовался либо напарник для тренировок, либо нужно было как-то незаметно проникать в сознание людей, пробовать внушить им мысль и смотреть, что из этого выйдет.

Обдумывание этих ментальных приёмов навело Артёма на мысль, что возможно, в истории Конфедерации Свободных Миров, как и на Земле, существуют приёмы единоборств с оружием и без него. Следовало поискать в Имфосети подобные сведения о единоборствах и, если возможно, то разжиться системами владения мечом, щитом и боем без оружия. В этом случае можно было бы попробовать освоить несколько приёмов и, заменив в руках настоящие меч и щит на ментальные, получить несколько убойных комбинаций для нападения и защиты. Выдумывать что-либо самому в этом плане Артёму не хотелось, так как он полагал, что все приёмы борьбы рассчитаны на моторику человека и максимально используют его сильные и слабые стороны.

Оставался только приём «ментальное общение», и как Артём не обдумывал этот вопрос, так и не смог прийти к другим вариантам, кроме поисков партнёра или осторожной попытки проникнуть незаметно в мысли человека и попробовать ему что-либо внушить. Лечение Юты Артём для себя оценил как полный провал и разоблачение. Следовало не одномоментно провести излечение, а поэтапно, растянув лечение на пару недель и не позволив Стану, самой Юте и Доку что-либо заподозрить и понять. Артём, думая об этом, лишь тяжело вздохнул, надеясь, что больше таких проколов он не совершит.

Подобные знания и умения не были общепринятыми на Катаре и в этом мире, Артём опасался, что может попасть в зону интересов учёных, служб безопасности или разведки. На Земле ему бы тоже возможно не поздоровилось, обнаружь он подобные знания и умения. Привлекать к себе внимание Артём не хотел, тем более, что как таковые навыки и знания у него были малы и защитить себя от подобного интереса он пока не мог.

За тренировками и раздумьями пролетел весь день. Артём в этот раз решил не забирать своего технического робота и, оставив его на Скирите, за два часа до заката улетел на базу. Док его ждал, как уговаривались, с сухими экстрактами и получил в этот раз чуть больше одного миллиона кредитов, невзирая на то, что Артём ему сдал двенадцать с половиной тонн волчатины по два с половиной кредита за килограмм. Перегрузив сухие экстракты в Птаха, Артём подготовил глейдер к завтрашнему дню и хотел пойти отоспаться, но это ему не удалось. По дороге в каюту его перехватила Лид. Артём и сам был не против расслабиться и отдохнуть, поэтому вежливо, как настоящий джентльмен, пропустил девушку вперёд в свою каюту и закрыл за собой дверь…

Глава тридцать первая

Отношения с Лидрес Артём решил больше не поддерживать, по крайней мере, постельные. На эту встречу он пошёл не только потому, что хотел женского внимания и ласки, в этом Лидрес была вне конкуренции, а потому, что Рита начала давать ему почувствовать, что она видит их отношения плавно переходящими в более серьёзные. Встреча с Лид, о которой Рита, несомненно, должна была узнать, главным образом должна была «приземлить» Риту. Лидрес же в сексе хоть и была неугомонной и жадной, но как-то неосознанно выставляла вперёд свою индивидуальность, словно подчёркивая, насколько она хороша и как ему Артёму повезло, от того, что он ею обладает. Сам же Артём совсем не чувствовал себя осчастливленным. Да, ему было довольно хорошо в кровати с Лид. Да, ему нравятся ласки Лидрес и её маленькая влажная щёлка. Да, он может с ней чуть больше, чем когда он с другими женщинами. Всё это, конечно, хорошо и Артём отдавал себе в этом отчёт, но это только хорошо и неплохо. Связывать себя с женщиной и переходить к более серьёзным отношениям только из-за того, что ему неплохо или хорошо в постели с ней, Артём не собирался.

Сравнивая между собой Лидрес и Риту, Артём приходил к выводу, что эти две молодые женщины и вправду довольно интересны и каждая из них имеет свою «изюминку», но ему почему-то при таких раздумьях сразу вспоминалась Лера из гостиницы в Колониальном Центре. Леру довольно сложно было назвать проституткой, да она ею и не была. Девушка просто хотела интересно проводить своё свободное время, параллельно подыскивая себе вариант для серьёзных отношений. Артём прекрасно отдавал себе отчёт, что он у Леры был далеко не первым и далеко не последним в череде её отдыха и развлечений.

Во всех трёх случаях его интимных отношений в первую главу со стороны его и женщин вставала необходимость в сексе, как в полноценном и качественном отдыхе после довольно тяжёлой и опасной работы. Фактически это было необходимостью, без которой можно было сойти с ума от скуки и однообразия. Лишь после этого появлялись какие-то личные симпатии и отношения, но и то вызванные необходимостью совместной добычи и увеличения дохода каждого из членов пары, уменьшения расходов при совместном проживании в одной каюте или комнате. Артём не был большим романтиком, но настолько прозаических отношений с женщинами он не хотел и не желал. Он даже несколько позавидовал Стану, его любви к Юте, и Доку Марту, тот, по крайней мере, испытывая влюблённость к Ленце, знал, чего хочет, и шёл своей дорогой, выстраивая прочный фундамент отношений для будущего брака и серьёзных отношений с будущей матерью его детей, если они будут.

Размышления об окружающих людях в очередной раз привели Артёма к осознанию того факта, что он одинок и ему не с кем разделить свои успехи и неудачи, свои планы и проблемы. Осознание этой проблемы вызвало желание съездить в Колониальный Центр и оторваться по-полной, сбросив с души тяжёлые мысли о своём будущем и настоящем. Идея показалась Артёму не такой и плохой, но сначала нужно было восстановить Скирит, выполнить текущие дела и, вложив остатки денег в сухие экстракты, наделать брикетов. От Артёма сейчас требовалась работа и, выбросив мысли из головы, Артём разогнал жизненную энергию в системе и встал с кровати, отправившись в душ.

— Арт,— сразу доложил искин, как только Артём надел на руку наруч, — за шесть часов лучевой связи с Имфосетью удалось собрать информацию о тридцати стилях владения холодным оружием и шестнадцати стилях и направлений боя без оружия. Образована новая база знаний боя с холодным оружием и без него. Сейчас закачиваются ещё около сорока стилей и их приёмов. Работа будет закончена через тридцать минут.

— Хорошо, — Артём взглянул на часы: шесть часов тридцать минут, — заканчивай, и я вылетаю к Скириту. Сегодня надо порошок из сухих экстрактов Дока и все мои сухие экстракты перевести в брикеты.

— Операция по изготовлению брикетов и переработке экстрактов займёт не более трёх часов, — выдал расчёт времени искин. — Ты принял решение о судьбе Скилита? Завтра мы должны получить запчасти и нужно определяться с его будущим назначением и провести те или иные работы по его подготовке к нему.

— Это я и сам понимаю. — Артём за разговором позавтракал и отправился в бокс к Птаху. — Я пока думаю, но и сейчас я понимаю, что Скирит для меня одного великоват. Из всего, что в нём есть, меня интересует его главный искин и система боевых роботов «Стерх». Я пока в раздумьях только из-за этого. У меня нет места в Птахе, чтобы перенести в него искин Скирита и комплекс роботов, без ущерба для удобства пользования этим глейдером. Кроме того, я бы хотел установить в Птаха экстрактор, чтобы не так зависеть от базы. Сейчас я понимаю, что мне нужно, и считаю, что поторопился с Птахом, мне нужна другая база под глейдер. — Артём задумался. — Я думаю, что я пока мало знаю о Карате, возможно, что, даже приобретя другой глейдер, я сочту и его неудобным через какое-то время.

— Я проведу возможные расчёты реконструкции Птаха под установку искина Скирита, комплекса боевых роботов «Стерх» и экстрактора, — озвучил логичный вывод из слов Артёма искин.

— Да займись этим. — Время закачки данных из сети «Имфосеть» подошло к концу, и Артём, получив об этом извещение искина, вылетел с Регата-16.

В эту ночь у Скирита было меньше новостей для Артёма. Местная живность уже видимо успела понять, что в этом месте мрачного ущелья не стоит прогуливаться по ночам. На берегу реки лежала двадцатиметровая змея и множество разного размера ошмётков. В эту ночь события развивались по несколько другому сценарию. Сначала из реки вылезла на берег змея и довольно шустро поползла мимо глейдера, но она не знала, что искин расценит её желание проползти мимо, как агрессию и вторжение в охраняемую зону. Артёму оставалось только пожалеть пресмыкающееся и ободрать с него шкуру, погрузить мясо в холодильник и вырезать ценные ингредиенты. Вторым происшествием за ночь было желание полакомиться мясцом змеи непонятной твари, о которой не было данных в базе.

Из реки вылезла туша около трёх метров высотой и не спеша поползла к змее. Выстрелы и залпы комплекса «Стерх» её остановить не могли: пули пролетали через желеобразное тело, почти не нанося неизвестной твари урона. Остановить её смог пробный выстрел из гранатомёта, остановить, но не покончить с ней. Взрыв разнёс часть тела, но тварь каким-то образом смогла сжаться и продолжить движение к телу змеи или к глейдеру, стоящему в семидесяти метрах за ней. Чего хотела тварь, так и осталось неясным, так как искин, поняв, что гранатомёт может с ней сладить, произвёл несколько залпов из гранатомётов боевых роботов, оснащённым ими. Результатом обстрела твари явились куски её плоти, валяющиеся в округе.

Артём, осмотрев несколько кусков, не решился что-либо брать из этих ошмётков: пахли они отвратительно и на вид были похожи на желе, но всё-таки отправил робота «Исследователь-2МГ» взять образцы тканей на исследование и провести первичное изучение твари и её тканей. Закончив с разделкой и погрузкой змеи, землянин занялся своими обычными тренировками, поручив искину Скирита свои свободные объёмы выделить для обработки базы данных по единоборствам и синтезированию движений и приёмов разных школ и направлений в единый стиль с максимальным уроном и защитой, выбросив из них все движения, направленные на красоту и зрелищность. Артёму нужна была пусть примитивная, но действенная ударная и защитная техника для реального боя, а не для показательных выступлений.

— Арт, система упражнений готова, — доложил искин Скирита уже через тридцать минут. — Бортинженер Скирита неоднократно проводил синтез разных боевых школ и был любителем подобного вида спорта. Дёрн Дустр, так его звали, разработал систему движений, рассчитанную на максимальное повреждение и вывод из строя наибольшего количества противников. Мне удалось добавить в эту систему несколько элементов, но база движений разработана была раньше.

— А что по щиту и мечу?

— В систему я ввёл ударную и защитную технику бойца, имеющего щит и меч, но она органично вписалась и не имеет большого значения, так как в этой технике боец защищается и наносит удары всем, что попалось под руку или может быть использовано для нанесения повреждений или защиты.

— Интересно, — Артём сразу решил посмотреть и приказал. — Сбрось мне технику движений на мои имплантанты. — Мгновенно пришёл довольно большой пакет, и Артём, закачав его себе на имплантанты, занялся просмотром файла.

Система оказалась очень простой. Сначала давались сведения о ста четырёх болевых и уязвимых точках человека и предположительные болевые точки других существ. После этого показывались варианты нанесения ударов по этим точкам или защиты от подобных ударов своих уязвимых мест, переходящие в атаку. Для владеющего техникой не было никакой разницы, чем нанести хлёсткий удар по шее: ребром руки, пяткой ноги или мечом. Защита базировалась на уклонах, уходах из-под ударов, принудительных уводах ударов противника в сторону и блоках.

Ни о какой красоте речи тут не шло. Жёсткий удар коленом в промежность сопровождался ударом при опускании ноги по голени и заканчивался ударом по стопе. В это время предполагалось, что будет нанесён резкий удар правой рукой под дых или подмышку с целью парализации дыхательного центра с остановкой сердца или парализации действий руки противника. При неудаче атаки левая рука или правая рука била в лицо, пытаясь выбить глаз или сломать хрящи на горле. Возможен был удар лбом в лицо или удар в грудную клетку, проламывающий рёбра и вбивающий сердце противника в позвоночник. Таких вариантов ударов было больше двух сотен.

Расчёт техники вёлся на основании естественной динамики движений человека и движения переходили из одного в другое максимально рационально и без резкого изменения направления, плавно и пластично. Удар верхнего края щита в лицо, переходил в удар нижнего края щита по колену или голени, совмещая одновременную атаку мечом снизу и переходе её на верхний уровень в колющий или рубящий. Ограничений в применении не было, но скорость выполнения атак и защит была запредельной, что требовало от человека оттачивания каждого элемента движения или удара до автоматизма.

Ознакомившись с техникой движений, Артём сразу решил заменить ею упражнения, которые он делал для купирования головных болей и слабости после потери энергии тяжёлых фракций и снятия усталости после тренировки ментальной системы. Изучение техники упрощалось наличием её на имплантантах и визуальным контролем с помощью искинов. Артём начал с медленных плавных движений и отработки особо сложных движений фрагментарно и поэлементно. Комплекс меняющихся стоек и переходов между ними был довольно длинным и осложнялся ударами и приёмами защиты, но Артём, решив, что это ему пригодится, упорно начал шлифовать малейшие нюансы движений. Времени впереди было много, ему требовались активные физические упражнения для восстановления после тренировок с энергиями, боевая техника, синтезированная на основе различных техник единоборств, годилась для этих целей лучше всего.

Довольно быстро Артём пришёл к выводу, что приёмы ментальных «щита» и «меча» можно заменить на другие. При прямом ударе в висок, можно было представить и создать «ментальный кастет», а при горизонтальном ударе двумя руками в живот представить и создать «ментальный шест» или «ментальное копьё», пробивающее противника насквозь. При обороне и защите работать могли не только «щит», но и накладки со штырями, при ударе о которые противник мог повредить свою руку или оружие. С добавлением ментальных элементов и «разгона» техника превращала тело Артёма в смертельно опасное оружие. Землянин пришёл к выводу, что её можно не только изучить и освоить, но и провести её усовершенствование.

С того момента всё свободное от работы время у Артёма уходило на постоянные тренировки. Упражнения с ментальной энергией плавно переходили в комплекс физических упражнений и движений из боевой техники, которые в свою очередь переходили в отработку построения конструкций и работой с энергией тяжёлых фракций. Всё это совмещалось с «разгоном», но даже «разгон» и повышенное питание не могли компенсировать землянину расхода энергий, постоянных головных болей и усталости. Чувствуя себя одиноким, Артём все свои усилия и желания подчинил развитию своих способностей и совершенствованию, но оставался ещё один неизученный приём: «ментальное общение». На Регате-16 Артём не решился его даже попробовать, боясь привлечь к себе внимание, и отложил его испытание до поездки в Колониальный Центр…

Глава тридцать вторая

Прилёт грузового корабля, привёзшего шестнадцать новичков и груз для Артёма, землянин пропустил, в это время он по своему обыкновению занимался ремонтом и тренировками у тяжёлого глейдера «Скирит» и был вне доступа спутниковой связи. В этот день Артём пораньше закончил свои дела и прилетел за два часа до поднятия силового кокона на Регате-16. Заказ его принял Док Март и расписался в документах о его приёмке. Поблагодарив Дока, Артём загрузил всё в свой глейдер и пошёл посмотреть на новичков, которых Док собрал в столовой для разъяснительной беседы.

Среди шестнадцати человек Артём не выделил никого и решил поужинать, пока Док проводил разъяснительную работу. После инструктажа Док по обыкновению, разрешил задать вопросы и сказать пару слов о себе каждому из новых колонистов, чтобы остальные знали, кто рядом, и с какими проблемами можно друг к другу обращаться. Артёму к этому времени надоели слезливые рассказы о том, как эти люди попали в плен у пиратам и он, махнув Доку рукой, отправился в свою каюту.

Приняв душ, Артём хотел лечь пораньше спать, когда в его каюту раздался робкий стук.

— Входи, — разрешил Артём, полагая, что к нему пришёл кто-то из старожилов станции, но это оказалось не так.

— Здравствуйте, — порог каюты переступила девушка лет семнадцати, худая как скелет, росточком не выше полутора метров. Комбез на ней висел, как на вешалке, и был явно ей великоват. Артём удивлённо сел на кровати, ожидая продолжения и разглядывая это чудо. На лице «чуда» ещё не прошли синяки, и вообще она выглядела, как будто попала сюда с другой планеты, хотя вообще-то это так и было.

— Ну, и? — Молчание затягивалось и Артёму это не нравилось.

— Док, говорил, что можно обращаться к старожилам базы по любому вопросу, — после дурацкой улыбки на лице и продолжительного молчания родила фразу девушка. — Меня зовут Селла Нортик. Док расселил всех по двое в каюту, но девушка. что попала со мной в одну комнату, решила поменяться местом с парнем, чтобы жить со своим знакомым в одной комнате. В нашей группе все в основном познакомились и ещё в полёте сюда определились, кто с кем будет жить в одной комнате. Осталась только я и парень, которого зовут Горд Мотер. С ним никто не хочет жить в одной комнате, он грубиян и драчун. Мне кажется, он опасен.

— Что ты предлагаешь? — Проблема, возникшая у девушки, была Артёму ясна.

— Ну, есть два варианта. — Артёму вдруг стало ясно, что ему предложит сейчас девушка, он буквально слышал, как в её голове борются две мысли. С одной стороны она стеснялась и даже стыдилась предлагать Артёму переехать в другую комнату как лучший для неё вариант и проситься к нему в комнату, если Артём откажется от переезда. Во втором случае она понимала, что проситься к Артёму в комнату, значило для неё, что она согласна на интимные отношения. Одна мысль об этом её повергала в смущение. В любом случае она однозначно не хотела оставаться ночевать и тем более жить в комнате с Гордом Мотер.

— Подожди, — остановил девушку Артём, немало удивлённый тем, что может слышать мысли в голове девушки. — Я хотел бы взглянуть на этого парня и попробовать утрясти с ним твои проблемы.

— Нет. Я с ним в комнате жить не буду. «Он меня чуть не изнасиловал», — последней фразы девушка не сказала, но Артём, тем не менее, её «услышал». Взглянув на девушку ещё раз, Артём счёл парня извращенцем или садистом, желать затащить в кровать эту девушку кроме них, по мнению землянина, больше никто не мог.

— Тогда мы заберём в той комнате кровать для тебя и поставим здесь, — предложил Артём. — Ты пока поживёшь у меня. Я, скорее всего, не буду ночевать на базе пару дней. Так что комната будет в твоём полном распоряжении, а после этого, я хочу слетать в Колониальный Центр, меня опять не будет на базе какой-то срок. — Артём видя, что девушка согласна, отправился за её кроватью, удивляясь тому, что может настолько чётко «слышать» мысли человека.

В комнате девушки Артём застал довольно крупного парня и попросил того помочь перенести кровать девушки к себе в каюту.

— Зачем? — Известие о переезде девушки в комнату Артёма парню не понравилось, и он этого не скрывал.

— Что зачем? — Не понял Артём.

— Зачем ты берёшь её под свою защиту? Зачем она тебе нужна? Ты не находишь, что лезешь не в своё дело и можешь за это получить по сопатке? — Горд Мотер, видимо, уже считал девушку своей собственностью и Артём, вставший на его пути, его взбесил.

— Получить по сопатке? — Это была прямая угроза и откровенное неуважение к Артёму, такое было трудно стерпеть, но Артём не хотел конфликтов ни с кем. — В чём дело? Ты решил, что она будет жить здесь?

— Да. Я так решил. Она будет жить здесь…

Слова парня прервал резкий удар коленом в промежность, ломать Горду кости Артём не стал, решив, что достаточно одного удара, чтобы сбить с него спесь.

— Через пять минут эта кровать должна оказаться в моей комнате, — Артём показал на кровать. — Если её там не будет, то я вернусь сюда и тебе, мой ласковый и нежный зверёк, мало не покажется.

— Что ты сказал, сморчок поганый? — Горд оказался сильнее, чем предполагал Артём, и смог найти в себе силы, чтобы быстрым движением достать нож и попытаться проткнуть им землянина.

— Ах, как всё запущено! — Нож открывал перед землянином массу перспектив. До этого парень был под негласной протекцией Дока Марта, как и все новички, но нож, используемый для того, чтобы проткнуть человека, это был уже серьёзный аргумент для того, чтобы землянин мог разобраться с Гордом Мотером по колониальным законам.

Через секунду Горд открыл головой дверь своей каюты и вылетел в коридор: Артём решил, что простого избиения наглого новичка недостаточно. Требовалось сразу показать любому из прибывших, что делают с попутавшими рамсы на этой планете. Удар головой о стену коридора вызвал шум. Через несколько секунд в коридоре образовалась масса наблюдателей, в основном из новичков. Артём тем временем методично отбивал все мышцы на руках и ногах потерявшего «нюх» и уважение к ветерану базы новичку и объяснял, что силовое решение любого конфликта на базе запрещено. Завершили воспитательный процесс не бесконечные крики Горда Мотера о пощаде и о том, что он всё осознал, понял и приносит свои извинения, а спокойный голос землянина, перешедшего к пинкам по болевым точкам на теле.

— На этой базе все взаимно вежливы или стараются быть такими. Обычная элементарная вежливость и уважение друг к другу. Я бы не хотел случайно узнать о том, что кто-то кого-то ударил или оскорбил, — Артём выбил дух из Горда и улыбнулся. — Я, конечно, не владелец этой базы, но мы все тут привыкли к спокойной жизни и не желаем её менять. Я не пугаю никого, но если услышу что-то такое, что мне не понравится, то вызову невоспитанного человека на поединок и убью. Я не хочу говорить о чём-то большем, так как за это я могу не просто убить, а порву вот этими руками на части. — Голос Артёма смолк, но он чувствовал, что произвёл нужное впечатление на слушателей.

— Гонди, Фурокс, — раздался приказ Дока Марта, обращённый к двум новичкам из тех, что покрепче. — Забросьте Горда в его каюту и отнесите оттуда одну кровать в каюту Арта. — Артём удивился, что Док в курсе событий, но вида не подал. — Похоже, ты нашёл себе напарника в «двойку», Арт?

— Девушка решила пожить у меня в комнате, — пожал плечами Артём. — Я не против…

— Ладно, — Док решил завершить инцидент и обратился к новичкам. — Я объяснял вам днём законы, принятые на базе. Горд был невнимательным и пронёс нож в свою комнату. Я очень рад, что его не убили, а просто наказали за неуважение и невоспитанность. Теперь расходитесь. Завтра у нас тяжёлый день, но я думаю, что каждый сделает правильные выводы из сегодняшнего урока. Умнее учится на чужих, а не на своих ошибках, тем более, что они могут привести к смерти. Лично я бы на месте Арта его бы сразу убил…

Вернувшись в комнату, Артём обнаружил, что девушка сидит на кровати, которую уже принесли, и плачет.

— Я в душ и спать, — разговаривать с «заморышем, как её в душе назвал Артём, ему не хотелось. — Рекомендую сделать то же самое. Завтра у тебя первая охота и лучше выспаться.

Артём принял душ и сразу ощутил неудобства от проживания в комнате соседки. Раньше он, в чём был, падал на кровать, а теперь был вынужден обернуться полотенцем и залезть под простынь. «Заморыш» тем временем шебуршился у своей кровати и раскладывал свои вещи в тумбочке и на столе. После этого он долго плескался в душе и, быстро проскользнув к своей кровати, залез под одеяло, где затих. Артём мысленно улыбнулся: не он один испытывал неудобства от соседства, и решил спать. Тишина в комнате была не такой и долгой: успокоившись и решив, что Артём заснул, девушка начала обдумывать своё положение.

Вся короткая жизнь девушки пролетела перед глазами Артёма. Оказалось, что закончив общеобразовательную школу в двенадцать лет, это было обычным для миров Конфедерации, девушка поступила в лётное училище и успела его закончить к шестнадцати годам. Вместе со свидетельством о гражданстве, что признавало её совершеннолетие, она получила сертификат пилота-бортмеханика и распределение в одну из грузопассажирских компаний окраин Конфедерации на работу. Это был её потолок, девушка была из бедной семьи, но и это она приняла с благодарностью. Впереди был целый мир и целая жизнь, Селла Нортик решила, что со временем она добьётся большего.

В грузопассажирской компании её послали на стажировку на космический грузопассажирский транспорт, совершающий рейсы с транспортного узла на одну из отдалённых планет, в качестве помощника бортмеханика. На третьем рейсе кораблю не повезло: на него напали пираты и после абордажа захватили корабль вместе с грузом, командой и пассажирами.

В этот момент полоса везения у девушки закончилась. За выкуп пираты отдали компании всех опытных пилотов и бортмехаников, о молодой практикантке и стажёрке никто даже не вспомнил. После этого их перегрузили в один из захваченных кораблей и отправили на одну из планет, сообщив, что их продадут там с аукциона местным фермерам или работорговцам. Судьба повернулась к Селле своей чёрной стороной, но девушка продолжала надеяться на лучшее, и оно пришло в виде освобождения из плена кораблём наёмников и передачей пленников на одну из ближайших планет за вознаграждение. Дальше их попросили подписать контракт и отправили на работу на базы по заготовке и добыче мяса. Это было лучшее, как она смогла понять: работать в горнорудной или минеральной компании она однозначно не хотела, а работы для пилота или бортинженера тут не было.

С Гордом Мотера девушку связывал общий плен, освобождение и поступление на работу в «Неоромик», и это были не самые приятные воспоминания. Молодой мужчина сразу выделил её из всех и оскорбил своими недвусмысленными домогательствами. После отказа, - Селла была девушкой, - начались угрозы, поток оскорблений возрос. Чувствуя свою безнаказанность, - Горд был довольно крупным мужчиной и его побаивались, - наглец теперь оскорблял и унижал девушку почти постоянно и в присутствии посторонних. Издевательство превратилось в преследование, а Горд пообещал Селле, что она будет его в любом случае, и как только они прибудут на место, то он займётся ей уже серьёзно, без соплей и рассусоливаний.

Сейчас девушка считала, что ей повезло, и благодарила своего бога за это. Артём ей показался человеком справедливым и неспособным её обидеть, а угрозы и издевательства Горда для неё оставались в прошлом. Она, конечно, понимала, что может возникнуть такая ситуация, что мужчина может попросить у неё обратной услуги, но мысли о ненавистном ей Горде и его домогательствах делами Артёма чуть ли не прекрасным принцем на белом коне.

Последние мысли девушки смутили Артёма, он вдруг поймал себя на мысли, что занимается подслушиванием чужого разговора. Тем не менее, ему хотелось понять, каким образом он может «слышать» мысли девушки и он занялся исследованием этого явления. Оказалось, что у неё гораздо тоньше, чем у обычных людей излучающая аура, и было достаточно простого мысленного обращения на неё своего внимания. Получалось, что проникнув ментальным щупом в ауру людей, можно было «слышать» их мысли, хотя раньше Артём считал, что нужен как минимум контакт ментальных структур. Предположение следовало проверить, и Артём решил сделать это как можно быстрее, если оно верно, то можно считать «ментальное общение» ещё одним приёмом своего ментального арсенала и заняться его освоением.

Обдумав все приёмы и возможности, которые они ему открывали, Артём решил, что «Чёрный кот» прав в том, что считает сделку неравноценной и хочет «добавки». Не обошлось, конечно, без желания самого Артёма овладеть подобным знанием, но открыл двери в эту область знаний ему именно «Чёрный» и Артём считал себя ему должным. Артёму теперь было не так и жалко десятка эргов, но он хотел ещё поторговаться и возможно стребовать с кота ещё что-нибудь в виде доплаты или скидки. Под эти приятные мысли Артём заснул…

Глава тридцать третья

К удивлению Артёма «заморыш» проснулся раньше его и сумел занять душ. Пришлось лежать в кровати и заняться «разгоном», и пока девушка мылась, он успел полчаса погонять по комнате один из камней. Стограммовый голыш выписывал довольно крутые траектории, но Артём чувствовал, что сердится и от этого концентрация ментального щупа заметно ниже. Вернув камень на место перед выходом девушки из душа, Артём решил, что в принципе «заморыш» ни в чём не виноват и сердиться на неё не стоит, но он мог опоздать вылететь со снятием силового экрана с базы, как планировал. Это размышление заставило землянина поторопиться, и он быстро принял душ и оделся. «Заморыш» при одевании Артёма вежливо отвернулся, покраснев до кончиков ушей.

На этом утренние злоключения не кончились: в столовой Артёма встретил Док с явным желанием с ним поговорить. Землянин сразу понял, что сегодня он с вылетом опоздает.

— Док, я опаздываю с вылетом,— Артём вспомнил о вчерашнем открытии и отправил ментальный щуп в искрящуюся энергией ауру хозяина базы и «услышал», как в голове Дока ворочаются жернова мыслей и размышлений. Док оказался довольно рассудительным и обстоятельным, что Артём знал и раньше. Его мысли не скакали от темы к теме, как у «заморыша» и не были так легки и быстры. Мышление Дока медленно и обстоятельно перемалывало все варианты и возможности, и самое главное, этот человек никуда не спешил и не торопился.

— Пара минут ничего не решит, — Док сел напротив Артёма и положил перед собой руки на стол. — Я бы хотел с тобой обсудить некоторые нюансы твоего вчерашнего поступка и обговорить его последствия.

— Хорошо. — Артём сунул свой ментальный щуп чуть глубже в ауру Дока и спросил. — Ты не против, если я заодно позавтракаю? Я хотел вылететь с базы, как только будет снят силовой кокон.

— Завтракай, — кивнул Док. Артём встал, наложил себе каши и мяса, налил пару кружек тонизирующего напитка, одновременно анализируя поступающую информацию по ментальному щупу. Поставив тарелки на стол, Артём уже знал, о чём хочет поговорить Док и какие у него причины для этого.

Док сидел за столом и обдумывал, с чего начать разговор, и его мысли вывернули на поверхность целый пласт размышлений. Инцидент с Гордом Матеро и действия Артёма в этой ситуации Док одобрял. «Новичка» следовало сразу поставить на место, и с этим Док был согласен и даже благодарен Артёму, что это сделал он, а не сам Док. С другой стороны, Док считал, что Горд довольно перспективный новичок и со временем будет добывать не меньше десяти туш в день, и хозяин базы был в нём заинтересован. В любом случае возникал конфликт интересов, и он мог со временем перерасти во вражду и агрессию со смертью одного из участников. Док полагал, что Горд не забудет вчерашнего избиения и унижения, и может со временем отомстить Артёму, за что Артём его просто убьёт. В этом у Дока не было и грамма сомнений.

Отдельной строкой в размышлениях хозяина базы стояла Селла Нортик. Артём с удивлением узнал, что за каждого новичка Док заплатил взятку мэру Регата-главного в тридцать тысяч кредитов. «Заморыш» была единственным в группе человеком, который не оправдал этой взятки, по мнению Дока. В перспективе, как размышлял хозяин базы, она сможет добывать не больше двух или трёх туш в день, причём быстрого возврата вложенных в неё денег хозяин базы не ждал. Мало того, что девушка не вышла физическими параметрами, она ещё становилась «яблоком раздора» между партнёром Дока и перспективным «новичком».

Выход из этой ситуации предложила Ленца, с которой поделился своими размышлениями Док. Артём с удивлением узнал, что эта женщина оказывает довольно сильное влияние на жизнь базы, при этом не высовываясь нигде и действуя руками хозяина базы.

— Док. Я бы на твоём месте переговорила с Артом, — посоветовала Ленца Доку. — Ты ему прямо скажи, что заплатил взятку в тридцать тысяч за девушку и предложи ему её взять к себе в напарницы. Я думаю, что он согласится, и выплатит тебе эти деньги.

— Да брось ты. Зачем она ему нужна? — Удивился Док.

— Он одинок. Эти две дуры, я имею в виду Лидрес и Риту, хотя и хотели бы получить этого мужчину, но совсем не понимают его. Арт не потерпит рядом с собой женщину, подобную Лидрес. Он сам считает себя ведущим в любой связке, и малейший намёк на ограничение его свободы или уменьшение его роли он отвергнет, но ему не нужна и женщина, подобная Рите. Тащить на себе напарника, который во всём полагается на него, он тоже не будет. Ему нужна женщина «друг, партнёр и соратник», но не каждая сможет для него стать именно такой подругой.

— А эта Салли Нортик сможет?

— Я этого не говорила. — Ленца обдумала свою мысль и продолжила. — Я думаю, что Арт согласится. Он одинок. Лёсса его физически не привлекает, по крайней мере, в том виде, в котором она находится сейчас: с синяками и отощавшая от голода. Он может её воспринять, как младшую сестру или как слабого товарища, о котором нужно заботиться и который платит за эту заботу общением. Эта девушка может ему быть товарищем. Она получила какое-никакое, но образование, пилот, бортмеханик.

— Возможно, — согласился Док и спросил. — Зачем ему её выкупать?

— На другое он не согласится. Арт идёт туда, куда хочет, и делает то, что хочет. Он из такой породы людей. Он не задержится у нас надолго, но и брать к себе напарника, связанного какими-либо обязательствами с нами, он не будет. Он уважает тебя, Док, и посчитает, что забрав эту девушку с базы, он нарушит твои права, как хозяина базы. Предложи ему выкупить её, и он согласится взять её в напарники. Со временем они покинут базу, и проблема конфликта решится сама. В любом случае, даже если они будут иногда нас навещать, то для Горда Мотеро это будет лишь напоминанием о порядках на планете, а не каждодневным напоминанием о былом унижении. Со временем он найдёт себе напарницу, и Селла Нортик станет для него ничем и никем.

— Разумно, — согласился Док. — Завтра же переговорю с Артом.

— Попроси его, чтобы он выделил мне время, — попросила Дока Ленца. — Лет семь назад у меня была травма живота, теперь он изредка побаливает. Арт вылечил Юту, и я думаю, мог бы помочь и мне.

— Я попрошу его, дорогая…

Больше ничего, касающегося предстоящего разговора, не было, и Артём убрал ментальный щуп из ауры хозяина базы, решив, что нехорошо подглядывать за другими. Ментальный обмен был кратким, но объём информации, полученной Артёмом, был довольно большим.

— Так о чём ты хотел поговорить со мной, Док? — Мысли Артёма уже анализировали ситуацию, и он считал, что Ленца права. Получалось, что эта женщина довольно хорошо разбирается в людях, если смогла просчитать его, Артёма.

— О Селле Нортик, — начал разговор хозяин базы. — Я от тебя особо не скрывал, что прибытие на базу людей мне обходится в деньги. Я плачу взятки, чтобы нам выделяли людей.

— Да, ты говорил.

— Я предлагаю тебе взять эту девушку в напарницы, но чтобы ты не считал её чем-то связанной со мной, прошу выплатить мне тридцать тысяч кредитов, в которые она мне обошлась, — решил взять быка за рога Док. — Это я делаю, исходя из интересов этой базы и твоих. У тебя нет напарника, эта девушка им станет. Ты одинок, она скрасит тебе твоё одиночество. Конечно, с неё особой прибыли не взять, но иметь живого человека рядом для тебя было бы неплохо. Это парень, Горд Мотера, получил вчера хороший урок и этот урок ему был нужен и даже необходим, но из него выйдет со временем толковый охотник и он принесёт хороший доход. — Док передохнул и продолжил. — Ты всё равно собираешься лететь в Колониальный Центр, появляешься на базе перед поднятием силового кокона и улетаешь в его снятием. Девушка, став твоим напарником, не будет мозолить тут никому глаза и со временем Горд найдёт себе другую напарницу и этот инцидент исчерпает сам себя.

— Ты хочешь сказать, что опасаешься, что этот болван захочет мне отомстить?

— Я не хочу, чтобы ты его убил, а со временем до него дойдёт, что он был неправ. Первый урок взаимной вежливости и уважения он получил. Получит и другие, но его смерть не выгодна никому, и зачем ускорять её приход?

— Ладно, — Артём кивнул. — Горд мне не интересен, но с чего ты решил, что я заплачу тебе тридцать кусков за эту «доходягу»?

— Я не доходяга! — Девушка стояла за дверью в столовую и подслушивала, то, как назвал её Артём, её возмутило.

— Хорошо. Приношу вам свои извинения, леди, — нашёлся Артём. — Я не думал, что нас с Доком кто-то подслушивает.

— Да уж, — Док зашёлся в смехе.

— Я не подслушивала. Я шла в столовую позавтракать и случайно услышала ваш разговор. Посчитав, что нехорошо мешать беседе, я отошла от двери и ждала, когда вы закончите. Не моя вина, что разговариваете громко и вас слышно на всей территории базы.

— Ладно, — Артём усмехнулся наивному оправданию «заморыша». — Разговор касался и тебя и ты вправе высказать своё мнение по этому поводу.

— Я возмущена. На Катаре существует рабство, меня что, купили за тридцать тысяч?

— Мы, молодая леди, смотрим на это с другой точки зрения, — улыбнулся Док. — На всех базах не хватает людей, и если я могу, заплатив деньги чиновнику, взять их больше, чем положено, то я эти деньги заплачу, так как каждый человек, работая на моей базе и зарабатывая себе деньги, приносит доход и мне. У меня с тобой подписан контракт на половину года. Ты не забыла об этом? Ты обязана по этому контракту отработать тут этот срок, добывая шкуры и мясо и сдавая их мне. Базе идёт треть от суммы, заработанной тобой. За это она предоставляет тебе каюту из расчёта одну на двоих, покупает у тебя добытое тобой, хранит его в холодильнике, заказывает транспортный корабль для вывоза продукции и привоза сюда расходников и заказов членов базы, устанавливает силовой кокон на ночь и делает ещё много чего…

— Не нами это придумано и нам это менять, — поддержал Дока Артём. — В принципе ты мне не нужна, но я могу отдать за тебя тридцать тысяч кредитов Доку и взять тебя к себе во временные или постоянные напарники. Ты со временем вернёшь мне эти деньги и можешь быть свободна. Контракт на двадцать пять лет с корпорацией «Неоромик» у тебя останется, но ты сможешь сама выбрать себе базу и договориться с её владельцем о проживании и работе на ней. Не могу сказать, что где-то лучше, но лично мне жить на Регате-16 нравится. — Артём уже позавтракал и поглядывал на часы в столовой.

— Выбора у меня всё равно нет.

— Выбор есть всегда, — Артём встал со стула. — Я, к примеру, работаю и охочусь один, но сомневаюсь, что это получится у тебя. Ты новичок на Катаре и лучше, если кто-то более опытный присмотрит на первых порах за тобой. Ты можешь попроситься в «двойку» к Лидрес и Рите или ещё куда.

— Я бы хотела покинуть эту базу и подыскать себе другую. Жить с Гордом в одной базе я бы не хотела.

— Тогда тебе надо договориться с Артом, — подвёл итог разговора Док и тоже встал. — Арт, известишь меня о своём решении.

— Извещу.

— Блин! Совсем забыл, — Док хотел идти, но остановился. — Ленца хотела бы с тобой переговорить. У неё небольшие проблемы, и она считает, что ты мог бы ей помочь. Я был бы тебе за это благодарен.

— Хорошо. Я собираюсь пару дней провести в рейсе. Пусть подходит сейчас, если это срочно или когда вернусь, но это будет через пару дней.

— Сейчас я с ней свяжусь. — Док переговорил с Ленцей по внутренней связи и сообщил. — Она говорит, что было бы лучше сейчас. Я открою тебе Командный Центр базы?

— Мне всё равно. — Док кивнул и ушёл, оставив Артёма с Селли, и землянин повернулся к ней. — В общем, решай. Если согласна, то через двадцать минут мы вылетаем. — Артём едва не расхохотался: он «слышал», как девушка придумывает уважительный повод для согласия. — Соберёшь продуктов на пару дней, но учитывай, что я ем много, как мужчина. Ты готовить умеешь?

— Что? — Не понял «заморыш».

— Готовить суп или что-то съестное умеешь? — Подобного вопроса Селли не ожидала, и растерялась, Артём махнул рукой и вышел из столовой: Ленца уже подошла к Командному Центру, о чём сообщил искин базы. — Через двадцать минут чтобы сидела в своём глейдере…

Напарница и подруга Дока Марта Ленца встала с кресла, когда в Командный Центр вошёл Артём, и поздоровалась.

— Ленца, — Артём доброжелательно улыбнулся женщине, запуская ментальный щуп в её ауру. — Я рад тебя видеть. Как поживаешь?

— Ха… — улыбнулась женщина в ответ. — Твой вопрос похож на предложение перейти к делу.

— Я спешу, но готов выслушать тебя и оказать посильную помощь, если это в моих силах. — Артём уже «услышал» через ментальный щуп о просьбе женщины. Оказалось, что в молодости женщина вела довольно свободный образ жизни и, как его следствие, перенесла несколько венерических заболеваний. Сейчас, остепенившись и решив связать свою жизнь с Доком, она не могла от него забеременеть и понимала, что без детей ей долго не удержать мужчину. Ленца хотела, чтобы Артём помог ей в этом вопросе. Это было по её мнению невозможно, и она, когда поняла, что забеременеть не удаётся, уже отчаялась. Случай чудесного исцеления Юты навёл её на мысль, что Артём может помочь и ей. Это был выход из её отчаянного положения. Она надеялась и верила, хотя сомнения её всё же грызли.

— Хотелось бы, чтобы это было в твоих силах. Я могу быть благодарной.

— Я не сомневаюсь, — усмехнулся Артём. — Снимай комбез, штаны и плавки и залезай на стол. Мне нужно осмотреть твой живот и половые органы.

— Ты в курсе моей проблемы? — Удивилась Ленца, но, тем не менее, выполнила распоряжение Артёма и забралась на стол.

Осмотр живота и промежности ничего не дал, и Артём перешёл на «видение». Система жизненной энергии у женщины была зелёного цвета, что говорило о том, что она здорова и чувствует себя хорошо. Артём не спеша начал обследовать внутренние женские половые органы и уже через пять минут понял, в чём дело: на маточных трубах Ленцы из-за воспалительных и венерических заболеваний, перенесённых в прошлом, образовались грубые рубцы, препятствующие попаданию яйцеклетки по маточным трубам в матку.

Сконцентрировавшись, Артём начал мысленным усилием сгонять жизненную энергию женщины в область рубцов и ментальным щупом попробовал расширить трубы до нормального размера.

— У меня сейчас сильная боль в животе, — моментально доложила лежащая на столе Ленца.

— Нужно потерпеть, — Артём расширил трубы до нормального размера и тут же залечивал повреждения, прогоняя в этой области жизненную энергию на большой скорости.

— Отпустило, — через несколько минут сообщила Ленца и добавила. — Внизу живота разливается тепло и желание.

— Удовлетворишь его с Доком, — Артём ещё раз проверил состояние труб и, убедившись, что «разгон» жизненной энергии залечил повреждения, рубцы теперь стали мягкими и эластичными, а на их внутренней стороне маточных труб слизистая восстановилась окончательно, отошёл от стола. — Я думаю, что теперь твоя проблема решена. Думаю, ты будешь довольна.

— Что, всё?

— Да, — Артём вымыл руки под краном, вытер их полотенцем и собрался уходить.

— Я могу быть уверена?

— Да, но это может случиться не раньше следующих меся…

— Я поняла, — остановила Артёма Ленца. — Ты уверен?

— На все сто процентов, — Артём усмехнулся. — Я бы поговорил с тобой ещё, Ленца, но прошу меня извинить. Передашь Доку, что я заплачу ему, как только вернусь?

— Да. Да. Спасибо, Арт, — согласилась женщина. — Ты уверен на сто процентов?

— До встречи, — Артём вышел из Командного Центра, через минуту оказался в боксе, а ещё через пять вылетел в сопровождении «заморыша» с базы.

Глава тридцать четвёртая

До Скирита добрались только к девяти часам утра. Артём сразу занялся выгрузкой запчастей и генератора, показав девушке на лежащий у реки труп довольно большого ящера.

— Я думаю, настало твоё время показать, на что ты способна. Сними с ящера шкуру, вырежи из него все ингредиенты. Мясо у него не очень дорогое, всего по кредиту за килограмм, но нам оно пригодится, так что загрузишь мясо в холодильные камеры.

— Хорошо, — вместо ящера девушка разглядывала Скирит.

— Ты не туда смотришь, — вернул с небес на землю «заморыша» Артём. — Надеюсь, у тебя есть гипнопрограмма по разделке животных?

— Да. Стандартный набор гипнопрограмм.

— Вот и займись делом.

— Он такой здоровый, — девушка потопала к своему глейдеру.

— Не больше семи тонн, мясом будет не больше четырёх. Две тонны погрузишь в своего Ската, две в мою холодильную камеру, — напутствовав «заморыша» на трудовой подвиг, Артём занялся своими делами.

Генератор силового поля пришлось устанавливать стрелой от Птаха сразу на место, через верхний люк в задней части тяжёлого глейдера. Запчасти от реактора вошли через дверь и их перетаскали внутрь Скирита технические роботы. Коробки с запчастями к двигателям, Артём разгрузил около корпуса, освободив холодильную камеру Птаха. Искин тяжёлого глейдера в первую очередь занялся восстановлением реактора и работы велись в основном внутри.

— Сколько времени уйдёт на реактор и генератор силового поля?

— Реактор смогу запустить через шесть часов, генератор через два с половиной часа после него.

— Я бы хотел, чтобы ты вёл наблюдение с помощью разведывательных роботов комплекса «Стерх» за этими гигантскими летучими мышами, что обосновались в автоматическом посту Империи Роден.

— Принято.

— Разведка и слежение за округой ведутся?

— Постоянно.

— Сообщишь мне, если появятся животные, более дорогие, чем буйволы из саванны, — Артём подумал, что надо кого-нибудь подстрелить и нагрузить работой «заморыша», чтобы не мешался под ногами.

— Принято. В данный момент в двадцати километрах севернее стая волков из шести особей гонит горного буйвола.

— Этот вариант мы пропустим. Мой напарник занят пока разделкой ящера, но как только она освободится, мы с ней отправимся на охоту.

— Принято.

Больше пока работы у Артёма не было и он, приказав искину следить за безопасностью девушки и предупредить его, если она решит с ним переговорить или подойти к нему, ушёл за Скилит заниматься обычными тренировками. Вращение камня сменилось комплексом движений из боевой техники, те в свою очередь работой с конструкциями из энергии тяжёлых фракций. Тренировки пошли по кругу. Серьёзно подустав, Артём решил пообедать и посмотреть, как продвигаются дела у «заморыша».

За пять часов Селла Нортик всё-таки смогла снять шкуру с ящера и теперь занималась вырезанием из него печени, поджелудочной и половых желёз. Оставалась разделка туши на части и погрузка мяса по холодильникам. Артём подогнал к туше Птаха, помог разделать тушу и погрузить.

— Для начала неплохо.

— Я старалась, — девушка валилась с ног от усталости, но старалась не показать этого Артёму.

— Снимай спецодежду для разделки туш. У меня в Птахе есть душ. Думаю, тебе стоит его принять, а потом мы пообедаем. — Артём выдвинул стенки душа за сиденьем Птаха и, запустив в кабину своего глейдера, закрыл бронеколпак, чтобы девушка не стеснялась его. — Я подожду тебя на улице.

— Спасибо.

Выйдя из душа, девушка выглядела получше, но чувствовалось, что она устала и вымоталась до предела.

— После обеда слетаем на охоту, — сообщил «заморышу» за обедом Артём.

— О!

— Ну, тебе надо зарабатывать, и я подумал, что возможность заработать тебя обрадует, — Артём едва сдерживался от смеха, даже не «слыша» мыслей девушки, было ясно, что она устала и хотела бы отдохнуть, а не заработать.

— Я не знаю ещё, что получу за этого ящера.

— Половину. Ты его разделала. За четыре тонны мяса отойдёт чуть больше пяти тысяч, ингредиенты и шкура ещё на полторы или чуть больше. Я думаю, Док даст за всё около семи тысяч и из них твои три с половиной.

— Неплохо, — согласился «заморыш».

— Вот и я так считаю, но в Птаха ещё войдёт около десяти тонн мяса, и его надо забить до упора.

— О!

— Никаких «О», — Артём, закончив с обедом, откинулся на крыло глейдера. — Можно правда пару часиков подремать после обеда и слетать, когда спадёт полуденная жара.

— Хорошая мысль, — девушка поднялась на ноги и потопала к своему Скату. — Давай слетаем через пару часов, когда спадёт жара, — забравшись в свой глейдер, она через пять минут уже спала.

Артём забрался на крыло Ската и мысленным усилием разогнал в её жизненной системе энергию до максимально возможной скорости. Это было довольно сложно сделать через одежду, но приложив усилия, Артём с этим справился. Постепенно система наполнилась энергией, но достичь тёмного цвета Артёму не удалось. Жизненная система «заморыша» не была привычна к подобным трюкам и, приобретя насыщенный зелёный цвет, на этом остановилась. Минут через двадцать скорость энергии в системе начала сама замедляться, возвращаясь к привычной. Артём ещё раз разогнал течение энергии в области живота и осторожно слез с крыла Ската, опасаясь разбудить девушку.

Следующие два часа, пока девушка спала, Артём интенсивно тренировался и остановил тренировку, только когда искин сообщил, что девушка уже проснулась. Слив остатки энергии тяжёлых фракций в кристалл кварца, Артём отправился к девушке.

— Смотрю, уже проснулась? — Девушка умывала лицо у реки.

— Да. Вроде обедали все пару часов назад, а я чувствую сильный голод.

— Обычное дело. Работа на свежем воздухе ускоряет пищеварение и поднимает аппетит. Я бы тоже перекусил, — Артём прекрасно понимал «природу» зверского голода девушки и мысленно улыбался. — Я спрашивал тебя на базе, но так и не получил ответа. Ты умеешь готовить?

— Я могла бы попробовать.

— На Скирите восстановлен реактор, — Артём показал на тяжёлый глейдер и продолжил. — В нём есть небольшой камбуз и можно в нём готовить. Было бы неплохо, если бы кто-нибудь сварил суп, нажарил мяса и вообще навёл там порядок. Я займусь уборкой в каютах и командном центре. Мы будем сегодня тут ночевать. Я хочу как можно быстрее закончить его ремонт и поднять в воздух.

— Я слышала, что за пределами баз ночевать опасно.

— Это так, но на нём есть генератор силового поля, что равноценно силовому кокону базы. Сольём с наших глейдеров в него топливо. Сами глейдеры установим к нему на крышу и закрепим. Как только закончим ремонт, я хочу слетать на нём в одно место и его осмотреть.

— Хорошо.

— В таком случае займёмся делом, через час я приду на камбуз, чтобы плотно подкрепиться.

Следующий час Артём занимался Скилитом. Запустил реактор, проверил работу генератора силового поля и выбросил из тяжёлого глейдера все личные и ненужные вещи членов экипажа, освободив от них каюты.

— Сколько понадобится времени на восстановление двигателей?

— Я в ускоренном темпе собираю их. Через пять с половиной часов можно будет опробовать.

— За четыре часа до захода солнца. — Артёма это полностью устраивало. — Проведи полное тестирования и зарядку боевого комплекса роботов «Стерх», после этого прогонишь полное тестирование всех систем и вооружения глейдера. Я сегодня буду тут ночевать. Завтра с утра, если всё будет нормально, я бы хотел провести зачистку автоматического центра Империи Роден от гигантских летучих мышей и посмотреть, чем там можно поживиться».

— Принято. Запаса имеющегося в моём баке топлива недостаточно для проведения операции по зачистке автоматического центра и возврата на базу «Регат-16».

— Вечером, я бы хотел установить глейдер Скат и моего Птаха к тебе на крышу. Я там видел захваты для перевозки малых военных глейдеров или грузов, нужно их перенастроить для установки Ската и Птаха. Мы сольём с них всё топливо в твой бак.

— Принято, но лучше слить всё топливо сейчас и слетать на Регат-16 ещё раз. В этом случае топлива