/ Language: Русский / Genre:sf_horror

Новая Федра, или Жаркое из четырёх сердец

Игорь Волознев

Графиня Мелисинда просит ведьму приворожить к ней возлюбленного.

Волознев Игорь Валентинович

Новая Федра, или Жаркое из четырёх сердец

Графиня Мелисинда вышла за ворота, объявив слугам, что идёт в часовню помолиться Богоматери, и, опираясь о палку, побрела вниз с пологого холма, на котором высился её замок. Графиня ввела слуг в заблуждение: никогда не отличавшаяся набожностью, сегодня она и вовсе не помышляла о молитве. Спустившись на равнину, она направилась не налево, к часовне со старинной, почитаемой окрестными жителями иконой Божьей Матери, а направо, в лес. Вечерняя темнота заставляла её торопиться. Старую графиню мучила одышка, она то и дело останавливалась, чтобы перевести дыхание, подслеповатые глаза с трудом вглядывались в сгущающиеся сумерки.

Тропа вскоре совсем потерялась в буйных зарослях и графиня побрела наугад, призывно шепча имя старой колдуньи, которая обитала где-то в этой чащобе. У Мелисинды дрожали руки, когда она отводила ветви, хлеставшие её по лицу, с сухих губ, перемежаясь с мучительным хрипом, срывался истошный вопль: "Бильда!", "Бильда!".

И вдруг, словно в ответ на её призыв, вдали заметался синий огонёк, какие иногда мерещатся запоздавшим путникам на заброшенных кладбищах. Завидев его, Мелисинда радостно вскрикнула и, в уверенности, что это колдунья подаёт ей знак, двинулась на него. Огонёк несколько раз гас, повергая путницу в растерянность, но потом разгорался так, что освещал лес перед ней. А вскоре она заметила, что впереди с ветки на ветку перелетает ворона, как будто показывая ей путь. Графиня ещё более воспрянула духом, предчувствуя появление той, встречи с которой она так упорно искала. И вот, наконец, показалась скала, поросшая можжевеловыми кустами; синее пламя, служившее графине маяком, тускло сияло у её подножия, где чернел низкий вход в пещеру. Ворона, коротко каркнув, уселась на ветку слева от входа. Как только графиня, замирая, приблизилась к пещере, пламя погасло и лес со скалой погрузились в ночной полумрак.

— Любезная Мелисинда, я давно поджидаю тебя, — раздался за её левым плечом старческий голос, и графиня, обернувшись, увидела рядом с собой сгорбленную старуху в длинном чёрном одеянии, с головой, накрытой капюшоном, с посохом в одной руке и горящим свечным огарком в другой.

Свеча озаряла мертвенно-бледное лицо с впалыми, как у мертвеца, глазами и длинным крючковатым носом. Впадины глаз были обращены прямо на графиню, и та различила в их глубине красные огоньки. С испуганным криком она отшатнулась, но колдунья повела посохом, и на душу Мелисинды снизошёл покой. Повинуясь приглашающему жесту, она вошла вслед за ведьмой в просторную пещеру, сумеречно освещённую багровым пламенем очага. Световые пятна колыхались на стенах и потолке, выхватывая из темноты подвешенные человеческие скелеты, которые, как показалось Мелисинде, зашевелились при её появлении, задвигали костями рук и сгнившими челюстями. На шестах встрепенулись совы и уставились на вошедших круглыми горящими глазами; под высокими сводами с шелестом вспорхнули летучие мыши.

На очаге стоял котёл, в котором кипело какое-то варево; посреди пещеры громоздились грубо сколоченные стол и скамьи.

— Тебе следует отдохнуть после долгого пути, — колдунья показала гостье на скамью.

Мелисинда села. Пот струями стекал с её лица, оставляя в густом слое пудры серые полосы.

— Знаю, зачем ты пришла, — сказала колдунья, зажигая свечи на столе. — Я всегда знаю, зачем ко мне приходят люди.

— О достопочтенная Бильда, я в полном отчаянии…

— Молчи, ничего не говори, — ведьма простёрла над столом руки, и перед затаившей дыхание Мелисиндой возникло круглое зеркало, отразившее её набелённое и нарумяненное лицо с подкрашенными бровями. — Смотри в это зеркало и оно всё скажет за тебя.

Мелисинда не любила смотреться в зеркала. Ей было немногим за сорок, но перенесённая болезнь изуродовала её лицо, покрыв его нарывами и язвами, которых не мог скрыть даже обильный слой пудры. Морщась в досаде, она отодвинулась от зеркала, но тут его поверхность подёрнулась рябью и в ней одна за другой начали возникать картины последних месяцев жизни графини. Это были картины, обличавшие её неистовую, преступную страсть…

Мелисинда увидела самое себя в одной из зал своего замка. Напротив неё стоит юный Вивенцио. Мелисинда пытается разговориться с ним, но юноша ни на что не обращает внимание, кроме прекрасной Аурелии. Он отвечает невпопад и смотрит только на девушку…

Любовь к Вивенцио с первых дней его пребывания в замке раскалённым клинком пронзила сердце старой графини, и не было никаких сил извлечь его оттуда. Герцог Вивенцио был родом из Италии. Находясь в свите императора Генриха Шестого, совершавшего поездку по германским землям, он увидел белокурую Аурелию, пленявшую всех своей красотой, и тотчас, не медля ни единого дня, объявил государю о своём намерении посвататься к ней. Генрих отнёсся к его просьбе благосклонно. Отец Аурелии — граф Ашенбах, тоже не возражал против этого брака, поскольку Вивенцио происходил из очень знатной семьи, владевшей в Италии многими городами и землями. Правда, сейчас Вивенцио был лишён всего этого злокозненными соседями, изгнавшими его из родных мест; император, который замышлял большой поход в Италию, приблизил изгнанника к себе и обещал оказать помощь в возвращении утраченных владений, видя в нём будущего преданного вассала. Дала согласие на брак и мачеха Аурелии — графиня Мелисинда. Мать девушки умерла рано, и граф Ашенбах женился на Мелисинде вторым браком, с которой прожил с тех пор без малого пятнадцать лет. От Мелисинды у него детей не было, и его земли и имущество должны были отойти Аурелии, считавшейся богатой наследницей, руки которой искали многие знатные рыцари. Аурелия относилась к их притязаниям равнодушно, только один Вивенцио пленил её сердце. Все радовались столь удачному союзу, скреплённому обоюдной любовью, лишь старая графиня, которая и прежде не особенно жаловала падчерицу, завидуя её красоте, возревновала её к Вивенцио и возненавидела всей душой. Однако ей пришлось смириться, ведь союзу Вивенцио и Аурелии покровительствовал сам император.

Ведьмино зеркало безжалостно показывало ей все её тщетные попытки обратить на себя внимание юноши: как она ловила редкие минуты, когда он оставался один, чтобы пройтись перед ним в роскошном парчовом платье и бросить на него призывный взгляд, который Вивенцио либо не замечал, либо понимал не так, как ей хотелось бы; как она обильно накладывала на себя пудру и румяна, пытаясь подкрасить своё уродливое лицо; как по многу часов примеряла платья из тонкого гентского сукна, украшенные вышивками, чтобы показаться в одном из них перед Вивенцио; как разглядывала на себе бриллиантовые украшения; как бледнела и замирала, когда за окном раздавался звонкий смех молодых людей, гулявших по замковому двору. На ослабевших ногах она подходила к окну, отводила край тяжёлой портьеры и горящим взором наблюдала за юношей. Её грудь бурно дышала, на глаза наворачивались слёзы, с губ срывался шёпот: "Вивенцио, мой Вивенцио…"

Близился срок свадьбы, повергая графиню в отчаяние. При одной мысли о том, что её возлюбленный войдёт в роскошно убранную опочивальню и возляжет с ненавистной ей Аурелией, у неё начиналось сильное сердцебиение, доводившее её до обморока. Накануне свадьбы внезапно захворал её муж, граф Ашенбах. И той же ночью, бесшумной тенью прокравшись к нему в спальню, Мелисинда набросила ему на голову тяжёлую, расшитую жемчугами шаль, взятую графом у мавров во время его похода в Святую Землю. Старый соратник Барбароссы недолго бился в судорогах, задыхаясь: он умер, и его смерть тоже показало Мелисинде волшебное зеркало.

Цель убийства была достигнута: замок погрузился в траур и свадьба была отложена. Открытый гроб с телом графа стоял в замковой часовне; родня и челядь приходили прощаться с покойным. Здесь, к неслыханной радости графини, она вдруг оказалась наедине с Вивенцио. Набожный юноша стоял у изголовья гроба и молился. Графиня, с накрытой покрывалом головой, в глухом чёрном платье, набелённая так, что походила на куклу, беззвучно приблизилась к нему и порывисто взяла за руку. Её появление было настолько неожиданным для Вивенцио, что он вскрикнул. В изумлении он даже не отдёрнул руку. Его тонкие нежные пальцы были холодны, дрожащие же руки Мелисинды горели как пламя. Она притянула Вивенцио к своей груди, и он, полагая, что с её стороны это знак материнской любви к нему, тоже обнял её; его лицо с сияющими глазами оказалось в головокружительной близости от её лица, и она запечатлела на его губах поцелуй, окончательно лишивший её рассудка. Задыхаясь, забывшись, она зашептала: "Люби, люби меня, Вивенцио…""Я люблю вас, матушка, и всегда буду любить…" — пролепетал поражённый юноша. "Матушка! — в досаде воскликнула Мелисинда. — Какая я тебе "матушка"! Я графиня фон Ашенбах! Послушай: всё моё золото, все бриллианты будут твоими… Ты ещё не знаешь, какие сокровища хранятся в подвалах замка… Люби меня, и ты будешь богаче самого государя…" "Благодарю вас, сударыня…" — ответил юноша, полагая, что она говорит о приданом, которое собирается дать за Аурелией, но Мелисинда имела в виду совсем другое… "Всё, всё будет твоим… — шептала она, осыпая поцелуями его губы и щёки. — Я готова заплатить за твою любовь. В подвалах замка стоят сундуки, полные золота и бриллиантов, взятых мужем у мавров… Я отдам тебе всё, если ты станешь моим тайным мужем, о мой обожаемый Вивенцио…" Зеркало показало Мелисинде всю эту сцену, показало, как она повисла на Вивенцио, и как он, охваченный ужасом, вырвался из её объятий и бросился вон из часовни, а у Мелисинды от внезапной близости к своему возлюбленному случился удар, от которого она рухнула без чувств прямо на гроб с телом своего мужа…

— Да, я люблю его, — сказала она глухо, отшатываясь от зеркала и тревожно обводя глазами пещеру. — Люблю его и хочу, чтобы и он любил меня. Я готова заплатить любую цену, лишь бы он стал моим!

— Он не прельстился на твои бриллианты, — с кривой ухмылкой заметила ведьма.

— Он любит мерзкую девчонку, в которой нет ничего, кроме хорошенького личика, — процедила графиня, нахмурившись. — Я бы отравила её, но тогда Вивенцио уедет и я больше никогда не увижу его… А я не смогу этого вынести… Что мне делать, Бильда? До их свадьбы осталась неделя! Я готова на всё, я отдам тебе всё моё золото, лишь бы ты приворожила ко мне Вивенцио!

— Золота у меня и без того довольно, — ответила Бильда. — Мне не золота надо, а кое-чего другого.

— Мою душу? — воскликнула Мелисинда. — Возьми её. За одну ночь с Вивенцио я готова на всё, даже на адские муки!

— О, уж они-то тебе обеспечены и без Вивенцио, — колдунья насмешливо скривила рот. — Одного убийства мужа хватит, чтобы отправить тебя прямиком в преисподнюю.

— Пусть, — ответила Мелисинда упрямо, — пусть будет преисподняя, но я хочу Вивенцио! Скажи: ты можешь мне помочь?

Колдунья засмеялась каркающим смехом, от которого Мелисинду бросило в дрожь, подошла к очагу, помешала варево в котле и вернулась к столу.

— Нелёгкой работы ты от меня просишь, — сказала она. — Но, я думаю, ты получишь своего Вивенцио…

— У тебя есть приворотное зелье? — с надеждой спросила Мелисинда. — Или ты знаешь верное заклинание? А может быть… О, я не смею надеяться на это… Может быть, ты вернёшь мне молодость и былую красоту?

— Нет, — ведьма покачала головой, — возвращать молодость под силу лишь самым могущественным из порождений тьмы. А я, старая, слаба, моя сила давно истощилась, даже заклинания мои не всегда действуют… Но кое-какие колдовские приёмы ещё сохранились в моей памяти… — Она приблизилась к Мелисинде. — Ты должна всё сделать так, как я тебя научу…

В замок графиня вернулась далеко за полночь и уже на следующее утро приступила к выполнению плана, внушённого ей старой ведьмой.

По её просьбе Гертруда, её доверенная служанка, отправилась в деревню и к вечеру привела молодого рослого крестьянина Фрица. Этот Фриц был известен как неисправимый бабник и мот, не раз он был бит своими земляками за прелюбодейство с чужими жёнами, а уж по части пьянства ему не было равных во всей округе. Постоянно нуждавшийся в деньгах, он сразу согласился на предложение посланницы Мелисинды. Крестьянский парень даже возгордился собой и начал строить планы большого кутежа, когда получит от старой графини бриллиантовый перстень за услугу, которая казалась ему сущим пустяком.

Проворная служанка провела его, незаметно от других слуг, тёмными потайными ходами в покои госпожи. Графиня сидела в глубоком кресле и, кутаясь в шаль, которой умертвила мужа, без всякого выражения смотрела на молодца, вышедшего из небольшой дверцы в углу.

— Я всё сделала, госпожа, как ты велела, — сказала Гертруда, кланяясь. — Парень он здоровый, сочный, на бабах проверенный — будешь очень довольна!

— Готов всегда по первому твоему призыву заменять тебе мужа! — захохотал молодец, но графиня, брезгливо сморщившись, жестом заставила его умолкнуть.

— Скажи мне, мужик, — сказала она, тяжело задышав, как всегда бывало с ней при сильном волнении. — Скажи мне, способна ли я ещё нравиться вашему брату? Способна ли возбуждать в вас желание, разжигать страсть в вашем сердце?

— О да, госпожа! — ответил лукавый корыстолюбец, подавляя ухмылку при взгляде на лицо графини, уродливость которого не мог скрыть слой белил.

Его ухмылка не укрылась от зоркого взгляда Мелисинды и она застонала от отчаяния. Но уже в следующую минуту она взяла себя в руки.

— Ты получишь обещанное, но только после того, как в постели проявишь свою мужскую доблесть, — сказала она, и прибавила, обращаясь к служанке: — Ступай, Гертруда, и проследи, чтоб в мои покои никто не вошёл.

Служанка скрылась. Мелисинда задула свечу и велела мужлану повернуться лицом к стене: она не желала, чтобы он видел, как раздевается графиня фон Ашенбах. Сняв с себя платье и оставшись в одной лёгкой накидке, она забралась в постель и сразу прикрылась одеялом. Её всю сотрясала нервная дрожь; рука, засунутая глубоко под подушку, сжала рукоять припрятанного там дамасского кинжала.

Почёсываясь, посмеиваясь и пьяно икая, Фриц стянул с себя одежду, подошёл к кровати и неумело, явно непривычный к такой роскоши, взлез на пуховик. Когда его потные руки обхватили её, графиня зажмурилась и попыталась представить, что её обнимает Вивенцио, но запах чеснока и дешёвого пива, которым пропах деревенский увалень, никак не способствовал её мечтаниям; чесночный запах коробил её, она морщилась и отворачивала лицо.

У Фрица поначалу дело не шло. Старая кобыла отнюдь не распаляла его пыл и её увядшие прелести не находили отклика в его чреслах. Минута проходила за минутой, уже колокол на надвратной башне пробил полночь, а он всё никак не мог возбудить себя настолько, чтобы ввести член в отверстие между ног старухи, как она того требовала. При одном взгляде на её уродливое лицо у бедняги разом пропадала вся потенция. Наконец ему пришла идея прикрыть её платком, но когда он заикнулся об этом, Мелисинда испустила стон, полный почти звериной ярости. Более жестокого удара по её самолюбию нанести было невозможно. И всё же, убедившись, что у её незадачливого наездника ничего толком не выходит, она принуждена была согласиться на его условие. Этого требовали интересы дела: Фриц должен был быть умерщвлён в тот самый миг, когда начнёт испускать семя в её, Мелисинды, чрево; таково было непременное условие старой ведьмы, необходимое для свершения колдовства.

Пользуясь темнотой, она незаметно для Фрица взяла в руку кинжал. Малый в эти минуты, набросив на её лицо кружевную мантилью, с новым пылом приступил к делу, и вскоре Мелисинда почувствовала, как его напрягшийся уд вошёл в её тело… В момент оргазма, когда Фриц забыл обо всём и был погружён только в переживание своей страсти, она стремительно вскинула кинжал и ударила им Фрица под левую лопатку. Он вздрогнул, испустил стон, рот его судорожно раскрылся, и спустя мгновение его большое тело обмякло и грузно навалилось на старуху. В опочивальне полыхнуло синее пламя — точно такое же, какое сияло в лесу перед входом в ведьмину пещеру. Озарив комнату зловещим огнём, оно погасло, а Мелисинду охватил ужас. Какое-то время она лежала, не в состоянии пошевелиться под мертвецом. Наконец она стала звать служанку, но из её горла вместо крика вырывался лишь слабый хрип. Она начала задыхаться. Кровь, хлынувшая из горла убитого, заливала её лицо, а когда она судорожным усилием пыталась вдохнуть воздуху, кровь наполняла ей рот и ноздри. Поистине мертвец ей страшно мстил, давя своим тяжким телом и заставляя захлёбываться в его крови!

Мелисинде уже казалось, что конец её близок, как вдруг сильным порывом ветра распахнуло оконную створку и вместе с ворвавшимся в затхлую духоту опочивальни сквозняком, коротко каркнув, влетела ворона. В следующую секунду всё в комнате успокоилось, ветер стих, и кто-то, бесшумно подойдя к кровати, откинул с ослабевшего тела Мелисинды грузного мертвеца. Графиня, вся залитая кровью убитого, наконец отдышалась, приподнялась на локте и обнаружила, что перед ней стоит Бильда, опираясь о палку, в своём длинном плаще с накинутым на голову капюшоном.

— Дела идут на лад, — проговорила колдунья, схватила мертвеца за ногу и свалила его с кровати на пол. — Через пять дней ты получишь Вивенцио. Он будет гарцевать на тебе получше этой деревенщины и ему уж точно не придётся закрывать твоё личико мантильей, чтобы распалить свою страсть…

Она склонилась над трупом и принялась обнюхивать его.

— Через пять дней его свадьба с Аурелией! — воскликнула Мелисинда.

— Но достанется он тебе, если ты и впредь будешь всё делать так, как я тебе велю.

— Я послушная исполнительница твоей воли, о досточтимая Бильда, — только и смогла вымолвить потрясённая графиня.

— Через пять дней этот малый поможет тебе овладеть твоим возлюбленным, — сказала ведьма.

— Этот мертвец?

— Да. Только тот, кто погиб в момент сладостного соединения с тобой, Мелисинда, сможет дать тебе чудодейственное средство, при помощи которого не Аурелия, а ты взойдёшь с Вивенцио на ложе первой брачной ночи!

И с этими словами колдунья погрузила свои острые ногти в труп. Не успела Мелисинда и глазом моргнуть, как мертвец оказался распоротым от горла до бёдер. С алчным урчанием Бильда раздвинула края страшной раны, сломала мертвецу несколько рёбер и извлекла из его груди сочащееся кровью, ещё тёплое сердце. За распахнутым окном взвыл ветер, зашумела листва на деревьях, закаркали вороны.

— Вечером, во время свадебной церемонии, ты выйдешь из замка и я укажу тебе путь к развилке трёх троп, где тебя будет дожидаться Фриц с чудодейственным средством, — сказала она.

— Фриц оживёт?

— Нет, но, тем не менее, средство для тебя он приготовит!

И колдунья захохотала. Скоро её каркающий смех перешёл в самое настоящее карканье, и перепуганная Мелисинда натянула на себя одеяло: колдунья неожиданно обернулась вороной, державшей в клюве кровоточащее сердце. С ним она взлетела на подоконник, покосилась на Мелисинду блестящим глазом, взмахнула крыльями и скрылась в непроглядной ночи. А графиня, без сил откинувшись навзничь, в ту же минуту забылась сном.

Проснулась она с первыми лучами рассвета, проникшими в спальню сквозь слюдяные окна, и какое-то время лежала, вспоминая страшный сон, который ей приснился. Увидев на подушке рядом с собой кинжал, которым убила Фрица, она вскрикнула в ужасе, осознав, что всё это было наяву, и её тут же пронзила мысль, что сейчас сюда войдёт Гертруда, появятся другие слуги, а у неё спальня залита кровью и у кровати лежит труп с разорванной грудью, безмолвно свидетельствуя о её ночном преступлении. Задыхаясь, с колотящимся сердцем, она привстала на постели, огляделась и нигде не обнаружила ни трупа, ни хотя бы одного пятна крови. Окно, распахнутое ночью, было плотно затворено.

Изумлённая, взволнованная Мелисинда откинулась на подушку и её снова сморил сон, который прервало появление Гертруды. Служанка явилась, чтобы вывести потайным ходом Фрица, и велико же было её удивление, когда она не обнаружила его в опочивальне. Молодого человека и след простыл. Проснувшаяся госпожа заверила её, что Фриц ушёл тем же путём, каким явился, и Гертруде ничего не оставалось, как принять это объяснение, хотя она ещё долго потом в недоумении качала головой.

Помня слова ведьмы, с которыми та покинула опочивальню, Мелисинда с надеждой стала ждать венчания Аурелии и Вивенцио. В этот вечер должно будет свершиться колдовство, обещанное колдуньей.

В замке траур сменился приготовлениями к предстоящему торжеству. Съезжались гости, прибыл император со свитой, в окрестных лугах затрубили охотничьи рога и залаяли собаки — государь предавался любимой забаве, гоняя лис и кабанов, — устроен был и большой турнир, на котором бились лучшие рыцари империи. Королевой турнира была, конечно же, Аурелия, сидевшая на помосте по правую руку от Генриха. На ней было голубое платье тонкого фландрского сукна, светлые завитые волосы увенчивала сверкающая диадема. Рыцари, участвовавшие в турнире, тоже были одеты в голубое, поскольку это был цвет Аурелии, и свои победы посвящали только ей. А вечерами в большой зале звучали лютни и флейты и в медленных танцах ходили разряженные дамы и кавалеры.

Мелисинда все эти дни проводила в своих покоях, сказавшись нездоровой, и лишь изредка появлялась перед гостями. Но шум празднества долетал и до её уединённой комнаты, усиливая её душевную муку. Надеясь на Бильду, она то торопила время, нетерпеливо меряя шагами комнату, а то вдруг бросалась на кровать и бурными рыданиями давала выход своей неутолённой тоске. Образ Вивенцио неотступно стоял перед ней, она мысленно обнимала возлюбленного и молила судьбу отнять у неё всё, но подарить хотя бы одну ночь с ним…

Обряд венчания Вивенцио и Аурелии состоялся в замковой часовне. Оттуда молодые, их родственники, друзья и гости проследовали в пиршественную залу, где их ждали столы, уставленные разнообразными яствами и кубками с вином. Заиграли флейты, лютнисты ударили по струнам и началось празднество — с песнями, танцами, громким хохотом и буйными криками.

Мелисинда покинула пир раньше времени и, не сказав никому ни слова, вышла во двор. На небе собирались тучи. Ночь сгущалась быстрее обычного. Стены замковых построек тускло освещались редкими факелами; в окнах беззвучно двигались тёмные силуэты танцующих. Стражники ушли на кухню, где их ожидало щедрое угощение, и Мелисинда, никем не замеченная, прошла за ворота. Едва она миновала ров и подошла к лесу, как над её головой с карканьем закружилась ворона. Мелисинда вначале отпрянула, но потом, вспомнив, что такая же ворона однажды уже вела её через лес, смело двинулась за ней. Ворона перелетала с ветки на ветку, и глаза её сверкали в ночи двумя красными искрами.

Ведомая ею, Мелисинда вышла на узкую, едва видимую в потёмках тропу и, не пройдя по ней и сотни шагов, оказалась на пересечении трёх троп. Ворона, каркнув в последний раз, ударилась о землю и обернулась Бильдой.

— Радуйся, — сказала колдунья, направляясь к придорожным зарослям. — Сегодняшняя ночь будет ночью твоего торжества, если сделаешь, как я тебе скажу… Для начала — взгляни сюда, — она раздвинула посохом разросшуюся поросль. — Узнаёшь?

Графиня не смогла сдержать брезгливого возгласа: у обочины тропы лежал труп Фрица с громадной гниющей раной во всю грудь, в которой кишели отвратительные трупные черви. Бильда, усмехнувшись, показала на них когтистым пальцем.

— Погибший в минуту сладостного соединения с тобой, любезная Мелисинда, взрастил в своей утробе магическое средство, которое исполнит твою мечту.

— Какое средство? — в испуге пролепетала графиня.

— Черви, — ответила колдунья. — Зачерпни их своей благородной ручкой и откушай за своё здоровье и за здоровье молодых… — Ведьма засмеялась. — Ты ведь почти не ела за пиршественным столом… Откушай же сейчас…

— Я… не могу… — выдавила Мелисинда, борясь с подступающей тошнотой.

— Ешь, — проскрежетала ведьма, — ешь, если хочешь лечь сегодня на брачное ложе вместо Аурелии!

Графине ничего не оставалось, как наклониться к трупу и погрузить пальцы в холодную шевелящуюся массу. Исполнившись отчаянной решимости, закрыв глаза и думая только о Вивенцио, она схватила первую попавшуюся извивающуюся тварь и, давясь, сунула её в рот. Бильда хохотала, глядя, как она, запрокинув голову, глотает червей. Наконец ведьма крикнула сквозь хохот:

— Ну, довольно, пожалуй! Скажи спасибо бедняге Фрицу — он был здоровым малым и не зря израсходовал на тебя свой сок в ту ночь!

Внезапно она оборвала смех и подошла к Мелисинде.

— Сейчас ты окажешься в замке, — молвила она глухо, устремив на графиню свои тёмные глазницы, — но не забудь прихватить с собой пару-тройку червей: они понадобятся для Аурелии… Ты должна сделать так, чтобы она съела хотя бы маленький кусочек. Подложи раздавленной червечатины в её любимое пирожное, и как только Аурелия отведает угощение твоего мёртвого любовника, сразу свершится колдовство.

— Что тогда произойдёт? Вивенцио разлюбит Аурелию и влюбится в меня?

— Влюбится, не сомневайся!

Колдунья ударила посохом о землю, взметнулся столб синего пламени и в тот же миг Мелисинда обнаружила себя во дворе замка. В её кулаке были зажаты трупные черви…

В ушах её ещё звучал каркающий голос колдуньи, когда она входила в смежную с пиршественной залой комнату, где стояли подносы с разнообразными блюдами и сновали слуги, которые относили всё это в залу. Графиня велела отнести несколько пирожных в покои новобрачных, и затем, улучив момент, незаметно от всех сама вошла туда и наклонилась над угощением…

Пир был ещё в разгаре, когда молодые, согласно обычаю, покинули залу и в сопровождении Мелисинды и нескольких ближайших родственниц удалились в отведённые им покои, где их ожидало брачное ложе.

Прежде чем пройти в опочивальню, Аурелия и Вивенцио разошлись по разным комнатам, чтобы заняться туалетом и должным образом переодеться. Мелисинда последовала за Аурелией и, дождавшись, когда она останется с девушкой наедине, ласково с ней заговорила и в знак своего благоволения даже протянула угощение.

— Съешь это пирожное, дорогая, а то ты слишком худенькая, — сказала она с умильной улыбкой. — Тебе надо немного пополнеть; мужчины любят барышень попышнее, это я знаю по опыту…

Удивлённая и обрадованная изменившимся к ней отношением мачехи, Аурелия отведала кушанье, хотя ей вовсе не хотелось есть. В ту же минуту лицо её побледнело.

— Что с тобой, дорогая? — тем же медоточивым голосом осведомилась Мелисинда, не спускавшая с неё пристального взгляда.

Ответить Аурелия не успела. В комнате полыхнуло синее пламя и спустя мгновение Мелисинда почувствовала небывалую лёгкость во всём теле и прилив сил. Окинув себя взглядом, она ахнула, поражённая. На ней было голубое платье Аурелии вместо её обычного тёмно-коричневого, а, подняв глаза, увидела перед собой не прекрасную девушку, а старуху в том самом тёмно-коричневом платье, с лицом, засыпанным пудрой, с нарумяненными щеками и подведёнными глазами. Старуха смотрела на неё с ужасом и растерянностью. Мелисинда тоже воззрилась на неё, изумляясь всё больше. Перед ней стояла не кто-нибудь, а она сама, графиня Мелисинда, словно вышедшая из зеркала!

Ещё раз оглядев себя, свои руки с преобразившейся, удивительно белой кожей, свои светлые, с лёгким оттенком золота завитые волосы, она окончательно убедилась, что стала Аурелией. Вернее, получила её молодое, ослепительно прекрасное тело…

— Что это? Что это? — хриплым голосом повторяла стоявшая перед Мелисиндой старуха, тяжело дыша и держась рукой за грудь.

Аурелию происшедшая с ней перемена невероятно поразила и повергла в смятение. В первые секунды она не могла поверить своим ощущениям. Она смотрела на стоявшую перед ней вторую Аурелию и повторяла: "Что это? Что случилось?"

Она зашаталась и, хрипя, стала оседать на пол. Мелисинда слишком хорошо знала своё прежнее больное тело, чтобы не понять, что сейчас происходило с Аурелией. Из-за сильного волнения у Аурелии началась одышка и сердцебиение, зашумело в голове и помутилось в глазах; она, без всякого сомнения, находилась на грани обморока.

Мелисинда подошла к окну, за которым темнела ночь, с минуту вглядывалась в отражавшийся в мутном стекле образ Аурелии, а потом вернулась к старческому телу, опустившемуся на пол. Ей странно было смотреть на своё прежнее тело, простёртое сейчас на полу и глядящее на неё снизу вверх слезящимися, полными ужаса глазами. Вглядываясь в него, она содрогалась от отвращения. Неужели она была такой? Она готова была провалиться сквозь землю от стыда, представив, что в таком уродливом облике пыталась вызвать благосклонность Вивенцио. Знай тогда, какая она на самом деле, она бы не задумываясь отравилась или кинулась в омут.

— Ты теперь старуха, — прошептала она, мстительно улыбаясь. — Уродливая больная старуха, и сейчас умрёшь.

— Колдунья, — только и смогла прохрипеть Аурелия, судорожно глотая воздух. — Колдунья…

— Гадкая девчонка, вознамерилась отобрать у меня Вивенцио? — Мелисинда в сердцах пнула её ногой. — За это тебя ждёт страшная расплата!

Аурелия, видя перед собой так близко своё зеркальное отражение, даже подняла руку, чтобы потрогать его и убедиться, что это не сон, но тяжесть, навалившаяся ей на грудь, лишала её последних сил. Она задыхалась, в глазах плыли круги.

— Ты — выжившая из ума, никем не любимая больная старуха, — продолжала безжалостная Мелисинда, гордясь своим новым прекрасным телом и предвкушая сладчайшие минуты близости с любимым. — Никто не пожалеет, если ты умрёшь прямо сейчас!

Чем дольше она разглядывала свою немощную плоть, отделившуюся от неё и ползающую у неё в ногах, тем больше её охватывала ненависть к ней. Наступил момент, когда Мелисинда настолько возненавидела эту бренную оболочку, доставившую ей в последние месяцы столько душевных страданий, что готова была разодрать её ногтями и добраться до сердца, как это сделала Бильда с негодником Фрицем. Но кровавое убийство было ей ни к чему. Гораздо проще и безопаснее задушить эту никчемную плоть подушкой или шалью, не оставив следов своего преступления. Все решат, что часто болевшую графиню поразил очередной удар, от которого она и скончалась.

И Мелисинда, с застывшей на лице усмешкой, быстро прошла в опочивальню, где высилась кровать с занавесями и балдахином, и взяла с неё одну из подушек. "Прощай, Аурелия, — проговорила она мысленно. — Меня ждёт брачное ложе с Вивенцио, а тебя — трупные черви!"

Вернувшись с подушкой в комнату, где на полу оставалась лежать несчастная Аурелия, она изумилась тому, что все свечи здесь были потушены, окно распахнуто и по комнате гулял ветер, колыхая тяжёлые занавеси. С шумным хлопаньем крыльев порхнула ворона и уселась на сундук.

— Бильда… — вымолвила Мелисинда. — Ты здесь?…

Ворона тотчас обернулась колдуньей, деловито прошлась по комнате, остановилась возле простёртой Аурелии, оглядела её, а потом уставилась на Мелисинду.

— Теперь довольна? — прокаркала она. — Ты стала Аурелией, наследницей рода фон Ашенбах, которую обожает молодой герцог!

— Я твоя покорная раба, Бильда, — с замиранием произнесла Мелисинда, вставая перед ней на колени. — Не знаю, как отплатить тебе за эту услугу. Требуй от меня всё, что хочешь.

— Что мне требовать от вас, людей, — проворчала ведьма, кутаясь в свой дырявый плащ, — я и так получаю от вас всё, что мне нужно… Ты задумала убить её, ведь так?

Мелисинда опустила взгляд на подушку, которую держала в руках.

— Да, достопочтенная Бильда. Я хочу навсегда избавиться от девчонки, а заодно и от этого уродливого тела, которое мне ненавистно.

— Не торопись, старое тело тебе ещё понадобится.

Мелисинда ужаснулась.

— Значит, Аурелией я стала не навсегда? — Она в смятении отпрянула. — Мне предстоит расстаться с этим прекрасным телом? Нет, я не перенесу этого! Я лучше наложу на себя руки, чем вернусь в постылую плоть!

— До сих пор ты выполняла все условия, которые я перед тобой ставила, — сурово заговорила ведьма, — и сейчас выполнишь одно, самое последнее, после которого эта молодая плоть навсегда останется при тебе.

— Какое условие? — проговорила напуганная графиня.

— Иди к Вивенцио, который уже ждёт тебя на брачном ложе, и упейся его ласками, но смотри: как только надвратный колокол начнёт бить полночь, ты покинешь мужа и придёшь в эту комнату. После третьего удара колокола твоё прежнее тело вернётся к тебе!

— О нет, Бильда! — воскликнула графиня.

— Ты пробудешь в нём до первых петухов, а затем вновь вернёшься в тело Аурелии, на этот раз навсегда, — ответила ведьма. — Тебе придётся потерпеть эти короткие часы, если ты действительно хочешь обладать Вивенцио.

— Я всё поняла, Бильда, — Мелисинда покорно наклонила голову.

— По-моему, это лёгкое условие, — сказала ведьма, — и уж оно-то не должно доставить тебе затруднений. Как только прокричат первые петухи, ты вернёшься в тело Аурелии, на этот раз окончательно, а с девчонкой в старушечьей плоти ты сможешь сделать всё, что захочешь.

— Я задушу её, — прошептала Мелисинда.

Она приблизилась к Аурелии и вгляделась в неё. Похоже, старая плоть была в глубоком обмороке, но не исключалось, что Аурелия слышала их с Бильдой разговор.

— Не беспокойся, она в обмороке, — заверила её ведьма, как будто прочитав её мысли. — Помни, что я тебе сказала. Сегодняшняя ночь будет ночью твоего терпения и величайшего торжества. Пережди её, и ты обретешь молодость Аурелии и любовь Вивенцио!

С этими словами она растаяла в воздухе, а трепещущая Мелисинда побежала в опочивальню.

При её появлении Вивенцио привстал на ложе. Свечи, горевшие в изголовье, озаряли его стройное загорелое тело, тёмные волосы и прекрасное лицо с пылающими страстью глазами, устремлёнными на возлюбленную. Вид Аурелии его удивил. Никогда ещё девушка не выглядела такой взволнованной. Глаза её лихорадочно блестели, грудь бурно вздымалась. Она торопливо скинула с себя платье и, оставшись обнажённой, помешкала, оглядывая своё тело, словно видела его впервые в жизни.

— Аурелия, иди же ко мне, — позвал её Вивенцио и окончательно сбросил с себя одеяло, демонстрируя молодой жене своего нетерпеливо вздрагивающего в предвкушении скачки жеребца.

Мелисинда вся запылала, увидев его, и со стоном страсти кинулась в объятия любимого. Жар её неистового восторга передался и молодому мужу, стократно усилив его пыл.

— О Вивенцио, как я люблю тебя! — шептала Мелисинда, горячими поцелуями покрывая его грудь и плечи. — Как я ждала этой блаженной минуты! Войди же в меня, дай насладиться любовью, продли, продли минуты восторга, ведь они так скоротечны в нашей жизни!

— Милая Аурелия, только сейчас, в эти упоительны мгновения, я постиг всю безграничность твоей любви ко мне, — отвечал юноша, — и поверь, что и моя любовь так же сильна и глубока!

— Ты мой навсегда, Вивенцио!

— А ты моя… О, как я счастлив!

Его руки нежно скользили по её телу, и Мелисинда, тая от страстной неги, не могла удержаться, чтоб не коснуться рукой твёрдого и тугого интимного органа возлюбленного. Ощутив прикосновение нежных пальчиков, Вивенцио не в силах был совладать со своей страстью: семя выплеснулось раньше времени, забрызгав простыни и руки любимой… Мелисинда весело рассмеялась: нетерпение возлюбленного позабавило её. Её ласки и поцелуи стали жарче; Вивенцио отвечал с не меньшим пылом. В голове Мелисинды затуманилось, когда её молодой любовник, вновь собравшись с силами, ввёл в её заветную щель свой окрепший орган. Графиню пронзила боль, какую испытывает девушка в минуту первой близости с мужчиной, и стон, невольно сорвавшийся с её губ, был одинаково сладок и ей, и Вивенцио. Но после первого непроизвольного оргазма второй всё никак не наступал. Молодой наездник энергично гарцевал на своей юной кобылке, пытаясь вызвать его, и в увлечении оба забыли обо всём на свете. Мелисинда едва расслышала удары колокола, долетавшие через полураскрытое окно. Разгорячённая, уже начинавшая содрогаться в порыве охватившего её экстаза, она не обратила внимание на эти роковые звуки, тем более Вивенцио ускорил темп скачки — оргазм был близок, оба тяжело дышали, в глазах плыло, Мелисинда стонала и выгибалась всем телом в объятиях возлюбленного… Последний удар колокола, прозвучавший в ночи, слился с криком удовлетворения, который испустил Вивенцио — он, наконец, снова разрешился семенем! В эту блаженнейшую минуту его объятия были особенно крепки, и чем туже он сжимал Мелисинду и чем сильнее содрогался, тем слаще, тем упоительней ей было. Они заканчивали любовное соитие одновременно, являя собой как бы одно существо. Истосковавшаяся по любви Мелисинда с особенной жадностью впитывала в себя эти мгновения страсти, прижимаясь к возлюбленному, дрожью отзываясь на его дрожь. Отзвук последнего удара колокола, долетевший до её сознания, заставил её оледенеть: ей вспомнились слова ведьмы. Сердце её сдавило металлическим обручем. Она сделала движение встать, но было поздно: в комнате полыхнуло синее пламя, и в объятиях Вивенцио оказалась не его молодая жена, а мачеха с густо набелённым, изуродованным язвами лицом!

Свершилось то, о чём предупреждала колдунья: в полночь Мелисинда и Аурелия получили обратно свои тела.

Девушка очнулась на полу в тёмной комнатке с распахнутым окном. Сознание с трудом возвращалось к ней. Она никак не могла постичь, что же произошло после того, как она откушала из рук мачехи пирожное. В конце концов она решила, что это был обморок, сопровождавшийся бредом. Два бокала бургундского, выпитые ею на пиру, и головокружительно сладкое ожидание брачной ночи довели её до галлюцинаций, ведь не может же быть, чтоб она, Аурелия, вдруг превратилась в мачеху, а мачеха — в неё!

Она встала и с улыбкой направилась в опочивальню, где её должен был ждать Вивенцио. Но, едва войдя туда, она остановилась как вкопанная. На залитой кровью кровати лежали трупы Вивенцио и мачехи. Вивенцио только что, в отчаянии и ужасе, заколол графиню, приняв её за ведьму, а потом закололся сам, решив, что в образе прекрасной Аурелии любил колдунью, которая умела менять свой облик. Рукоятка кинжала торчала в груди молодого человека, а сам он бился в предсмертных судорогах. Когда к ложу приблизилась потрясённая Аурелия, он затих и раскрытые глаза его остекленели.

Всё ещё не веря, что её муж мёртв, Аурелия коснулась его плеча. Он лежал неподвижно. Из глубокой раны на его груди сочилась кровь.

— Так это был не сон! — воскликнула потрясённая до глубины души Аурелия. — Она всё-таки отобрала у меня Вивенцио!..

С минуту она смотрела на мёртвого мужа, а потом, вскрикнув, выдернула из его груди кинжал.

— Прощай, Вивенцио, мы встретимся на небесах! — проговорила она дрожащим, исполненным муки голосом и с силой вонзила в себя лезвие.

Свечи на столе словно задуло сквозняком; комнату, в которой лежали теперь три трупа, окутала тьма. В наступившей тишине послышались шаги и старческое кряхтение Бильды.

— Сколько ни учи этих бестолковых людишек, всё норовят сделать по-своему, — ворчала она, деловито наклоняясь над трупом Аурелии

Колдунья вспорола ногтями грудную клетку девушки и извлекла сердце. Точно так же она поступила с телами Вивенцио и Мелисинды.

Этой ночью в её пещере ярко пылал очаг и на большой сковороде жарились сердца Фрица и трёх сегодняшних мертвецов.

— Сказано же было этой дуре: перетерпи, подожди, — бормотала она, переворачивая кушанье ножом. — Нет, любви ей, видишь ли, захотелось… Больше любви, жарче, и прямо сейчас…А как было бы славно, если бы она осталась в теле молодухи, скольких мужиков она бы совратила, сколько новых сердец приманила бы для меня…

Ведьма втягивала носом аппетитный запах, исходивший от жаркого, чмокала губами и жмурилась от удовольствия.