/ / Language: Русский / Genre:det_irony

Месть в три хода

Ирина Волкова

Подруга героини романа Аглая утверждает, что некий французский писатель украл у нее роман, а также силой ею овладел. После изнасилования писатель усыпил Аглаю при помощи тряпки, пропитанной хлороформом. Но подруги придумали план мщения насильнику. Бедняга действительно сильно попал…

Ирина Волкова

Месть в три хода

Любое совпадение имен и событий этого произведения с реальными именами и событиями является случайным.

Месть в три хода

Наша встреча была по-шпионски таинственной и в чем-то даже романтичной. Теплый ветер, пропитанный запахами моря, с игривой фривольностью теребил бахрому огромного бежевого зонта, раскрытого над нашим столиком. На его плотной как парусина ткани была изображена взбирающаяся на волну бригантина, под которой мягкой дугой изгибалась надпись "La voile"[1]. Именно так называлось кафе, на террасе которого мы никак не могли начать разговор, ради которого я, собственно говоря, и приехала на Лазурный берег.

Мужчина, которого я видела впервые в жизни, с мрачной задумчивостью потягивал через соломинку "Дайкири", но я могла бы побиться об заклад, что делал он это чисто машинально, не чувствуя вкуса коктейля. Я предпочитала не злоупотреблять алкоголем, и ограничилась апельсиновым соком.

Странным было все — и вчерашний звонок Пьера Бриали ко мне в Барселону, и то, что встретить меня он решил в Каннах, а не в Ницце. Говорил он загадками и полунамеками, суть которых сводилась к тому, что произошла некая темная история, и было очень важно, чтобы я приехала. Тайны я обожала, как, впрочем, и Французскую Ривьеру, и все происходящее доставляло мне огромное удовольствие.

Стояло начало сентября — мое любимое время в Средиземноморье, когда спадает удушливая августовская жара, а туристы разъезжаются по домам, чтобы вновь превратиться в унылых служащих, просиживающих штаны за столами давно осточертевших офисов.

Бриали предложил встретиться на бульваре Круазетт, витрины которого пестрели именами ведущих модельеров мира, но я предпочла старый порт в Ле Сюке. Несмотря на то, что большую часть года я проводила в Испании, меня, уроженку холодной Москвы, по-прежнему неудержимо манило море.

Широкие поля светло-голубой джинсовой панамы защищали лицо от солнца, и глазам было не больно смотреть на сверкающую белизну яхт, на слепящие блики, разбегающиеся по легкой ряби волн. Я даже радовалась тому, что Пьер не спешит начать разговор. Как только он объяснится, таинственность развеется, и ситуация сразу же потеряет половину своего очарования.

Смакуя прохладный, только что выдавленный сок, я незаметно, из-под полуопущенных ресниц, рассматривала своего визави. Лицо его было по-галльски некрасивым — длинный унылый нос над невыразительным, несколько вялым ртом, глубокие залысины на лбу, гладко прилизанные волосы неопределенно-коричневого цвета.

Пока француз шел к столику, я успела заметить, что рост у него небольшой — чуть ниже среднего, а ноги под облегающими белыми джинсами слегка кривоваты. Пьеру явно не помешало бы носить брюки пошире. Расстегнутая на груди светло-голубая рубашка открывала густую поросль жестких черных волос.

Именно таким я себе его и представляла. Мысленно я поаплодировала собственной проницательности.

Теперь я знала, с кого Аглая Глушко-Бриали писала главного героя своих книг — частного детектива Артема Гаврилова, которого друзья и клиенты называли просто Гав.

Выдуманный Аглаей сыщик был невысок ростом, черноволос, мускулист, длиннорук, кривоног и, вдобавок, чрезвычайно волосат. Твердо решив уйти в своих детективах от стереотипов классического красавца, Глушко-Бриали для пущего эффекта даже упомянула, что детектив Гаврилов чем-то неуловимо напоминал наряженную в костюм обезьяну.

Эти недостатки внешности (а может быть, и достоинства: известно ведь, что красота — понятие субъективное — одним подавай Аполлона, а другим жизнь не мила без какого-нибудь Квазимодо) с лихвой компенсировались особой аурой мужественности и неотразимой сексуальной притягательности сыщика Гава.

В лучших традициях крутого детектива, в Артеме "за версту чувствовался настоящий мужчина", а роковые блондинистые секс-бомбы при виде обезьяноподобного детектива-супермена поголовно изнывали от вожделения и страстно мечтали припасть к его мускулистой волосатой груди.

Пьер Бриали, супруг Аглаи, несомненно, не был лишен своеобразного мужского обаяния, но ему явно недоставало неотразимости сыщика Гава.

Бриали допил свой "Дайкири" и теперь вертел в пальцах опустевший стакан.

Я отвела от него взгляд, заинтересовавшись толстой белой чайкой, выписывающей низкие круги над террасой нашего кафе.

— Elle a été violé, — неожиданно произнес Пьер.

Я не сразу сообразила, что он сказал это по-французски — на испанском эта фраза звучала похоже, и в переводе она означала "ее изнасиловали".

Бриали здорово нервничал — раньше он говорил со мной только по-английски, зная, что с французским я не в ладах. Когда-то давно я учила его, но без практики почти позабыла, и, хотя кое-что понимала, объясняться могла лишь с грехом пополам.

— Je suis désolé[2], — ответила я тоже по-французски.

Пьер со стуком опустил стакан на столик и стал пристально вглядываться в его глубину, словно надеясь обнаружить в ограниченной хрупкими прозрачными стенками пустоте ответ на мучающий его вопрос.

"Сбылась мечта идиота", — невольно подумала я, испытывая двойственные чувства: с одной стороны подвергшуюся насилию женщину было необходимо пожалеть, но с другой стороны…

Человек, незнакомый с предысторией этого диалога, возможно, мог бы обвинить меня в бессердечности, и был бы не прав. А предыстория была такова.

* * *

Около десяти месяцев назад, незадолго до того, как я, подобно перелетным птицам, в очередной раз сбежала от московских холодов в теплую солнечную Барселону, мне позвонил некий Хайм Соломонович и, представившись литературным агентом, сказал, что одна из его клиенток, русская писательница, живущая в Ницце, прочитав мои книги, захотела связаться со мной, дабы сделать мне какое-то деловое предложение.

Я продиктовала Хайму Соломоновичу адрес своей электронной почты и вскоре получила письмо, подписанное Аглаей Глушко-Бриали.

Мою коллегу в основном интересовали два вопроса: мужчина ли я, и готова ли я к деловому сотрудничеству.

Я клятвенно заверила Аглаю в изначальной принадлежности к женскому полу (увы, при современном развитии хирургии ни в ком нельзя до конца быть уверенным. Мне приходилось читать о случаях, когда жена, прожив в супружестве двадцать лет, неожиданно выясняла, что была замужем за женщиной.)

На второй вопрос я ответила положительно: к предложениям о деловом сотрудничестве я всегда относилась с интересом. Так начался наш многомесячный "электронно-почтовый роман".

Деловое предложение Глушко-Бриали в первый момент слегка меня озадачило. Как выяснилось, ей пришла в голову гениальная идея написания трехтомного фантастического триллера в стиле "Космических войн" с той лишь разницей, что основные события должны были разворачиваться не в космосе, а на Земле.

Паскудные марсиане, объединившись с не менее гнусными биороботами из созвездия Тау-Кита и Единым Венерическим Альянсом (в смысле — с планеты Венера, венерические заболевания тут абсолютно ни при чем) собирались спровоцировать на нашей планете чудовищную всемирную катастрофу, спасти человечество от которой должен был мужественный сыщик Гав вкупе с энергичной, хотя и несколько стервозной блондинкой по имени Стелла.

Задумка межпланетной заварушки была столь грандиозной, что сама Аглая ее бы не потянула, а, поскольку я в своих книгах продемонстрировала некоторое знание боевых искусств, она предложила мне писать батальные сцены, погони, рукопашные разборки и прочие эпизоды, связанные с агрессией и насилием. Все это, разумеется, при условии, что я продемонстрирую готовность и умение работать в команде, а также буду выполнять задания точно в намеченные сроки.

Я дипломатично ответила, что литературной деятельностью зарабатываю на жизнь, и если за описание венерическо-таукитянского мордобоя получу устраивающий меня гонорар, то вполне готова выполнять работу в намеченные сроки, а работать в команде я, вроде бы, умею.

Новое послание Глушко-Бриали не только озадачило меня, но и восхитило, ибо из него следовало, что фантастику, в отличие от детектива, не опубликует ни одно издательство, так что на гонорар, в данном случае, рассчитывать не приходится.

Повторно перечитывая письмо Аглаи (на случай, если я чего-то недопоняла), я испытала прилив восторженных чувств. Если по части мужской красоты мои вкусы были вполне стандартными, то в отношении человеческой психики все обстояло в точности до наоборот. Экзотичные и неординарные личности притягивали меня столь же неотвратимо, как обезьяноподобный сыщик Гав длинноногих сексуальных блондинок.

Мой повышенный интерес к чудакам, эксцентрикам и оригиналам был вполне объясним: любой подобный субъект — это истинный клад для писателя. Понаблюдаешь за ним с недельку — глядишь и материал для книги готов, даже придумывать почти ничего не надо, а в качестве дополнительного удовольствия всегда найдется, о чем посплетничать с друзьями.

Женщина, предлагающая совместно написать трехтомный фантастический триллер, заранее зная, что его никто не напечатает, обещала быть весьма неординарной личностью, и душа моя возликовала в предвкушении нового восхитительного знакомства.

Аглая не обманула моих ожиданий. Запатентовав идею инопланетно-земной заварушки, она принялась активно предлагать ее для фильма как французским, так и голливудским кинокомпаниям, подробно описывая в адресованных мне е-мэйлах подробности своей бурной деятельности.

Дама она была эмоциональная, и то взлетала ввысь на крыльях надежды, то наоборот, отчаивалась и опускала руки, прежде, чем снова безоглядно вознестись ввысь. Писала Аглая живо и пространно, к тому же отличным языком, так что послания ее доставляли мне немало удовольствия.

Публиковалась Глушко-Бриали под псевдонимом Аглая Стрельцова. Получив ее первое письмо, я отправилась в "Дом книги" на Новом Арбате, где обнаружила целых девять детективов Стрельцовой, которые тут же и приобрела.

Фотографии на обложках книг изображали постриженную "под пажа" брюнетку с излишне крупными, но вполне приятными чертами лица. Край чуть тяжеловатого подбородка был прикрыт кистью руки с манерно отставленным в сторону мизинцем. Между указательным и средним пальцами дымилась зажженная сигарета.

Из сопровождающего снимок текста следовало, что Аглая Стрельцова закончила факультет журналистики Московского университета, некоторое время была литературным критиком, а после переезда во Францию стала писать в жанре детектива.

Вернувшись домой, я забралась на тахту вместе с книгами, чашкой чая и коробкой датского печенья. Взволнованно принюхиваясь, вслед за мной на кровать запрыгнула Мелси — любимый черный терьер.

Не зная, с какой книги начать, я разложила перед собакой девять романов Стрельцовой и предложила ей указать на тот, что больше понравится.

Равнодушно обнюхав явно несъедобные предметы, Мелси зевнула и положила лапу на изображение мрачного брюнета, вооруженного здоровенным длинноствольным пистолетом. Как выяснилось впоследствии, этим брюнетом был знаменитый сыщик Гав.

Выбранная терьером книга порадовала хорошим литературным языком, да и интрига оказалась грамотно построенной и весьма занимательной. Чтобы как следует пощекотать читательские нервы, Стрельцова вставила в сюжет аж восемь сцен изнасилования, любовно выписанных самым наидетальнейшим образом — с чувством, смаком и недюжинной фантазией.

На мой взгляд, с насилием Аглая немного перебрала, но, с другой стороны, народ падок на "черную клубничку" — не зря же Интернет на 80 % забит порнографией, причем сцены сексуальной агрессии пользуются особым спросом.

В следующем детективе Стрельцовой, вопреки моим ожиданиям, оказалось всего четыре изнасилования, впрочем, их дефицит с лихвой компенсировался добрым десятком тщательно описанных сексуальных сцен, опять же весьма неординарных.

Тут, самым неожиданным образом во мне проснулся исследовательский интерес. Я решила составить статистику изнасилований в детективах Аглаи, а заодно выяснить, сколько новых способов насилия над женщиной можно изобрести — к чести Глушко-Бриали надо было отметить, что всякий раз она придумывала нечто новенькое и забористое.

Если бы я читала детективы Стрельцовой не подряд, а с промежутком в пару-тройку месяцев, когда первое впечатление подзабывается, а сюжет успевает стереться из памяти, общее впечатление о ее творчестве, наверняка, оказалось бы иным.

Проблема заключалась в том, что, "проглатывая" одну за другой книги какого-то автора, неизбежно начинаешь замечать его "мании", повторяемость тем и приемов, которой в той или иной степени грешат все писатели без исключения.

"Пунктиком" Стрельцовой, несомненно, были изнасилования, причем в максимально извращенной и экзотической форме. Охваченная исследовательским интересом, я читала отчаянно, как камикадзе, желая убедиться в том, что предчувствие меня не обмануло, и навороченные сцены сексуальной агрессии я обнаружу во всех без исключения детективах.

Последнюю книгу я "добивала" в состоянии жуткого стресса: до конца оставалось не больше пятидесяти страниц, а на честь героини (как всегда — роскошной длинноногой блондинки) никто до сих пор толком не покушался. Неужто я ошиблась, и Стрельцова ограничится одними эротическими сценами?

То, что влюбленный в героиню сотрудник спецслужб приковывал ее против воли наручниками к кровати, по несколько часов возбуждал экзотическими ласками, а потом по вредности характера не трахал, изнасилованием можно было бы считать разве что с очень большой натяжкой, — скорее это было нечто вроде анти-изнасилования.

Поэтому, когда уже в самом конце романа на блондинку набросился безумно красивый, но тошнотворно воняющий киллер, я вздохнула с облегчением и, вопреки обыкновению, среди дня, не закусывая, выпила бокал шампанского за здоровье Глушко-Бриали.

Сцена изнасилования, как всегда, была выписана с блеском. Вонь, исходящая от пренебрегающего личной гигиеной киллера, буквально сочилась со страниц детектива, пропитывая все вокруг. Брезгливая блондинка предложила грязнуле помыться, но убийца лишь гнусно захохотал и сунул ей в лицо свои благоуханные гениталии. Обидевшись, она воткнула киллеру в глаз раскаленные щипцы для завивки волос, после чего злодея пристрелил сотрудник секретных служб, не только красивый, но и, вдобавок, чисто вымытый.

По обыкновению, он приковал героиню наручниками к кровати и возбуждал ее до тех пор, пока она, корчась от невыносимой страсти, не принялась отчаянно умолять его овладеть ею.

Чисто вымытый агент не устоял и выполнил просьбу сексапильной красотки, после чего они полюбили друг друга и поженились, так что книга закончилась привычным "хэппи эндом".

В бане, куда я раз в неделю ходила с друзьями, у нас появилась новая, чрезвычайно волнующая тема для разговоров. Даже вялый от вегетарианства издатель эзотерических комиксов "Путь к тебе" забывал о витаминах и целебных аюрведических составах, и оживлялся, когда я принималась пересказывать сцены изнасилования и сногсшибательные эротические навороты из книг Аглаи.

Вместе со мной вся компания ликовала, узнав, что и в последнем детективе Стрельцова себе не изменила.

Склонный к тонкому психологическому анализу издатель-вегетарианец предложил к обсуждению вопрос о причине столь страстной любви Стрельцовой к сценам насилия над женщиной.

Дискуссии были жаркими, и в итоге мы даже разделились на два лагеря: один из них (к которому принадлежала и я) придерживался мнения, что Глушко-Бриали некогда подверглась изнасилованию, и это ей настолько понравилось, что ни о чем другом она теперь просто не может думать.

Представители другого лагеря полагали, что господин Бриали в постели несколько слабоват, и Аглая в душе мечтает, чтобы ею овладели в точности так, как она описывает это в своих книгах.

К этому лагерю принадлежал издатель-вегетарианец. Он аргументировал свою позицию тем, что, согласно психоанализу, содержание романов можно интерпретировать, как эдипову фантазию, а сама по себе творческая активность является формой выражения невротических мечтаний.

Разрешить наш банный спор я, к сожалению, не могла. Спрашивать Аглаю напрямую о том, гложет ли ее тайная мечта подвергнуться насилию, было как-то неприлично, да и вряд ли она ответила бы мне правду.

Эротические Аглаины экзерсисы настолько потрясли моих друзей, что они даже начали пенять, что в моих детективах, написанных от первого лица, нет сногсшибательных сексуальных сцен, но я твердо заявила, что подвергаться изнасилованию из принципа не буду даже в собственных книгах. Впрочем, для этого у меня были вполне веские причины.

* * *

Каждому человеку "везет" по-своему. Один выигрывает в лотерею, другой регулярно спотыкается на ровном месте, третий почти без усилий делает головокружительную карьеру.

Мое, несколько сомнительное "везение" заключалось в том, что, начиная с семилетнего возраста, меня с навязчивой регулярностью пытались изнасиловать. Специфика же сего необъяснимого феномена заключалась в том, что каждый раз я тем или иным способом ухитрялась выпутаться из ситуации без особого физического и психического ущерба. Не исключено, что именно по этой причине я, несмотря на врожденное миролюбие, с юных лет испытывала горячий интерес к рукопашному бою и всевозможным видам вооружений.

Мужчины набрасывались на меня в самых разных, иногда весьма неожиданных местах. Личности агрессоров также варьировались от примитивных пьяниц и пресловутых представителей кавказской национальности до самого настоящего сумасшедшего маньяка.

В отличие от большинства дам, побывавших в подобных переделках, моя симпатия к сильному полу в целом никоим образом не поколебалась, зато я пришла к печальному заключению, что российские насильники действуют совершенно неграмотно и прямо-таки до безобразия непрофессионально.

Некоторое время я даже баловалась мыслью написать "Пособие для начинающего насильника", но по ряду соображений отказалась от этой идеи.

Тем не менее, из чистого любопытства, однажды я спросила у моего третьего (тогда еще не бывшего) мужа, — специалиста по боевым искусствам, — как правильно насиловать женщину. Результат меня восхитил и ошеломил.

За долю секунды с помощью болевого захвата он уложил меня на спину и зафиксировал таким образом, что от боли я даже пикнуть не могла, не то, что пошевелиться, а о том, чтобы оказать хоть малейшее сопротивление, вообще речи не шло. Вот это, я понимаю, профессионализм!

Разумеется, все мои истории с изнасилованием не шли ни в какое сравнение с изощренными фантазиями Глушко-Бриали. Мною не пытался овладеть безумный гермафродит с железным крюком вместо левой кисти, меня не опаивал наркотиками нигерийский гангстер с ритуальными насечками на щеках, не привязывал вожжами к туше мертвой коровы двухметровый казак-некрофил. Чего не было, того не было — врать не буду. Тем не менее, кое-чем и я могла похвастаться.

Седьмая по счету попытка изнасилования (вероятно, в связи с тем, что семерка — счастливое число) оказалась настолько неординарной, что я до сих пор вспоминаю эту историю с неизменным удовольствием.

Дело было осенью, не то, чтобы поздней, но и не ранней. Погода, по российскому обыкновению, выдалась на удивление мерзкой. Дождь, правда, временно стих и лишь слегка моросил, но небо было затянуто отвратительно серыми тучами. Отсутствие солнца действовало на меня угнетающе, и я, понурившись, брела через безлюдный мрачный лес по тропинке, превратившейся после дождя в полосу липкой грязи, противно чавкающую под ногами.

В конце пути меня ожидала награда в виде бассейна. Вода в нем была теплой и голубой, а свет множества ярких ламп, при наличии некоторого воображения, можно было принять за сияние тропического солнца. Сорок пять минут блаженства, а затем снова долгий и унылый путь по жидкой грязи через черный холодный лес.

Дабы не провоцировать своим видом потенциального насильника, я, по совету третьего мужа, перед выходом в лес принимала соответствующие меры предосторожности, то есть одевалась столь кошмарным образом, чтобы даже зэку, изголодавшемуся по женскому полу за время длительной отсидки, не пришло бы в голову наброситься на меня.

Видом своим я напоминала бомжиху, ночевавшую на помойке, как минимум, последние два месяца. На мне была старая грязная куртка с капюшоном, затянутым так, что из него торчал один нос, рваный и потерный брезентовый рюкзак с банными принадлежностями, залатанные армейские штаны и резиновые сапоги, цвет которых было невозможно различить из-за налипшей на них грязи.

Итак, я в самом что ни на есть непрезентабельном виде брела через грязный осенний лес. Устав созерцать хлюпающую под ногами глину, я подняла понуренную голову и буквально остолбенела при виде возникшего прямо передо мной прекрасного видения.

По хлипким деревянным мосткам, переброшенным через ручей, шел синеглазый юноша лет семнадцати сказочно-библейской красоты. Он напоминал златокудрого херувима с картин старых немецких мастеров.

В отличие от меня, херувим был безукоризненно одет, а стрелка на его брюках, казалась, только что вышла из-под утюга. Но больше всего меня потрясла даже не ангельская красота юноши и не безупречность его костюма, а его ботинки. Они были невероятно, почти сверхъестественно чисты, так, словно грязь к ним вообще не прилипала.

С научной точки зрения это было вполне объяснимо: в отличие от меня, он только недавно свернул в лес с асфальтовой дороги и просто не успел как следует извозиться, но в первый момент я как-то не задумалась о научных объяснениях.

Я пялилась на это чудо, как апостолы на шагающего по воде Христа, остро ощущая разделяющую нас пропасть: я, грязная, как бомжиха, пусть даже и в целях конспирации, и он — юный, божественно красивый, безупречно одетый, до невероятия чистый.

О том, что у ангелов есть голос, я узнала, когда видение заговорило.

Впрочем, заданный им вопрос был весьма тривиален: блондина интересовало, который сейчас час.

Часов у меня с собой не было (откуда возьмутся часы у бредущей по лесу бомжихи?), так что я покаянно развела руками и ответила, что точно не знаю, но теоретически сейчас должно быть около четырех.

Тут златокудрый херувим шагнул ко мне и, заключив в объятия, принялся страстно целовать в губы.

Сказать, что я опешила — значило ничего не сказать. Некоторое время я тупо торчала столбом, раздираемая самыми противоречивыми чувствами. Целовался ангел здорово, так что, в целом, это было даже приятно. С другой стороны, непонятно, чем он решит заняться после поцелуев. Судя по всему, дело идет к изнасилованию, а раз насилуют — надо сопротивляться.

Спешить было некуда, и я погрузилась в размышления о том, как наилучшим образом организовать сопротивление. Мои руки были прижаты к бокам, и вырываться было бы неразумно: атака в этом случае не оказалась бы неожиданной.

Разбивать блондину лбом переносицу как-то не хотелось — лоб потом будет болеть, да и целовались мы так хорошо, что было обидно прерывать процесс. В итоге я решила для начала двинуть его коленом в пах.

В другой ситуации этот испытанный прием, несомненно, сработал бы, но тут я не учла двух решающих факторов: во-первых, мы были так тесно прижаты друг к другу, что у меня не было пространства для замаха, а во-вторых, мне никак не удавалось рассердиться. Удовольствия от избиения ближнего я никогда не испытывала, и надлежащий "боевой дух" пробуждался во мне лишь когда я здорово злилась, что случалось крайне редко.

Итак, я врезала ангелу коленом в причинное место, но ввиду двух вышеупомянутых факторов, удар оказался постыдно слабым. Блондин меня так и не отпустил, зато мы оба упали в лужу, причем я оказалась внизу.

Из-за близости ручья глинистая почва здесь была пропитана водой и напоминала болотную трясину, в которую мы и начали погружаться. К счастью, рюкзак оказался достаточно толстым, и в воду окунулся только мой затылок.

Блондин, казалось, вообще не заметил ни нанесенного ему удара, ни падения. Продолжая сжимать меня в объятиях, он, не отрываясь, целовался с прежней страстностью.

Любая нормальная женщина на моем месте, плюхнувшись в лужу, непременно пришла бы в ярость и выписала бы насильнику по первое число. Меня же, как всегда, подвело проклятое чувство юмора.

Выросшая на классических произведениях (во времена моего детства советские граждане слыхом не слышали об "Эммануэли"), в своих эротических представлениях я придерживалась весьма традиционной романтической линии, то есть полагала, что любовь непременно должна быть красивой, возвышенной и эстетичной. Уж если роскошный блондин — так на пляже под звездным небом, в каюте шикарной яхты, или, в крайнем случае, на кровати, но уж никак не в грязной луже под моросью холодного осеннего дождя.

Представляя себе комичность ситуации: грязная бомжиха в объятиях ослепительного красавца медленно, но неотвратимо погружается в жидкую глину, я испытывала единственное желание — оглушительно расхохотаться. Удержала меня от этого лишь мысль, что изнасилование продолжается, а значит, снова надо сопротивляться.

Разозлиться по-прежнему не удавалось, из чего следовало, что вырывание гортани, укусы, болевые захваты за кожу, выламывание пальцев и прочие зверские приемчики использовать не удастся — хоть тресни, а не могу я увечить человека, который меня всего лишь поцеловал.

Немного подумав, я решила выдавить блондину глаза. Не совсем, конечно, а так, чтобы отпустил.

Согласно парадоксу Йоги Берра, в теории между теорией и практикой нет никакого различия; на практике же это различие существует, и зачастую является весьма значительным. В справедливости этого утверждения я уже не раз убеждалась. Убедилась я в ней и сейчас.

Чтобы воздействовать на глаза златокудрого херувима, до них нужно было, как минимум, добраться. Кое-как высвободив правую руку, я с трудом просунула ее между нашими лицами (блондин, ничего не замечая, продолжал самозабвенно меня целовать) и нащупала его веки. Прекрасные синие очи насильника были закрыты, вероятно, от удовольствия.

В теории, казалось бы, чего проще — сделать резкое движение сверху вниз, вонзив пальцы в углубление под надбровными дугами — и дело с концом. На практике же я настолько изнемогла от сдерживания бушующего в душе веселья (как-никак изнасилование — дело серьезное и трагическое, и смех тут совершенно неподобающ), что вряд ли бы у меня в тот момент хватило сил, чтобы прихлопнуть комара.

Текли минуты. Устав ковыряться в глазах блондина, я убрала руку и всерьез задумалась над тем, как жить дальше. То, что дело принимает серьезный оборот, я поняла, когда жидкая грязь полилась мне за капюшон. Еще немного — и вода поднимется до рта. Так и утонуть недолго. И тут меня осенило.

Если я не могу его бить, почему бы не позвать на помощь? Дорога, ведущая к бассейну, проходит совсем рядом, вдруг кто и услышит. Голос у меня громкий, надо только не смеяться, а изобразить ужас, подобающий жертве насилия. На это-то у меня должно хватить сил!

Набрав в грудь побольше воздуха, я истошно заорала:

— Спасите! Насилуют! Помогите!

Желаемого драматизма в голосе так и не оказалось, но, тем не менее, вопли мои возымели действие.

Оторвавшись, наконец, от моих губ, блондин резко вскочил на ноги и вспугнутым оленем помчался вглубь леса.

Глядя ему вслед, я медленно выбралась из чавкающей грязи. Глина сплошным потоком стекала по куртке, рюкзаку и штанам, и я напоминала себе тающую на ярком солнце шоколадную фигурку.

Так я и заявилась в бассейн, где произвела фурор своим видом и, особенно, рассказом.

Потом я долго гадала, каким образом мой синеглазый херувим докатился до жизни такой. Будь я парнем с такой внешностью, девицы бы дрались за право поцеловаться со мной. Или его привлекают исключительно грязные бомжихи? Ответа на этот вопрос я не знала и уже не надеялась получить.

* * *

Резко вскрикнув, чайка спикировала на асфальт и подхватила кусочек пирожного, брошенного ей седовласой бабулькой в ядовито-зеленой футболке и ярких, как у клоуна, оранжевых шароварах.

Пьер вздрогнул и оторвался от созерцания стакана.

— Извини, — он снова перешел на английский. — Я забыл, что ты плохо говоришь по-французски.

— Не важно. В любом случае, я тебя поняла. Я действительно очень сожалею. Для женщины изнасилование — настоящая трагедия. Как это произошло? Если тебе неприятно, можешь не отвечать на этот вопрос.

— Мне неприятно, но я отвечу. Я предложил встретиться в Каннах именно для того, чтобы иметь возможность об этом поговорить. В Ницце меня слишком многие знают, а я не хотел, чтобы кто-либо нам помешал.

— Если я чем-то смогу помочь…

— Думаю, что сможешь, — кивнул Бриали и задумался, видимо подбирая нужные слова.

Я решила прийти ему на выручку.

— Ты знаешь, кто это сделал?

— Глашá убеждена, что это был Ив Беар.

Уменьшительное имя своей жены Пьер произносил во французской манере с ударением на последний слог.

— Ив Беар? — изумилась я. — Тот самый?

— Тот самый, — подтвердил Бриали.

— Это точно был Ив? Аглая хорошо его разглядела?

— Разглядеть его было невозможно. Насильник был в маскарадном костюме, скрывающем не только лицо, но даже глаза и кисти рук.

— Почему тогда Глаша обвиняет Беара? Этот тип что-либо говорил? Она узнала его голос?

Пьер покачал головой.

— Все гораздо сложнее. Насильник овладел Глашей в точности так, как было описано в одном из ее романов. Именно это и заставило ее думать, что виновник — Ив.

— В каком романе? Случайно, не в "Застывших снах"?

— Нет, — покачал головой Пьер. — Как в "Изгнании бесов". Ты читала его?

— Читала. Только там, по-моему было несколько изнасилований. Которое из них?

— То, где насильник был одет в костюм дьявола.

— Не слабо, — присвистнула я.

Бриали мрачно кивнул.

— Но ведь Беар не понимает по-русски. Откуда он мог узнать, что Аглая в каждом детективе описывает сцены изнасилования? Сомнительно, чтобы он выписывал ее книги из Москвы и заказывал их перевод в надежде обнаружить очередной пассаж на тему грубого волосатого мужика, в извращенной форме овладевающего слабой беззащитной женщиной, чтобы затем проделать то же самое с автором.

— Я тоже не думаю, чтобы Ив на такое пошел, но Аглая словно с цепи сорвалась. Она давно ненавидела Беара, а сейчас эта ненависть переросла в настоящую манию. Предчувствую, что добром это не кончится. Именно поэтому я и попросил тебя приехать. Ты русская, как и Аглая, ты тоже пишешь детективы. Возможно, тебе будет легче найти ней общий язык. Если ее не остановить, страшно представить, на что она может решиться.

— Ты намекаешь, что дело может дойти до убийства?

— Мне даже думать об этом не хочется.

— Понимаю.

— Merde, — выругался Пьер. — Вся это история может здорово испортить мне репутацию.

Интересно, что его больше волнует — репутация или судьба жены? Скорее всего — репутация. Ох уж, этот французский практицизм!

— Аглаю тоже можно понять. Любая женщина на ее месте жаждала бы мести. Она обратилась в полицию?

— Нет. Именно это меня и беспокоит. Боюсь, что она решила лично свершить правосудие. А уж если Глашá что-то вбила себе в голову, она не отступит.

— Не отчаивайся. Может, все еще не так страшно, — без особой уверенности сказала я. — Кстати, Аглая знает о моем приезде?

— Нет. Я решил, что это будет для нее сюрпризом.

— Ты уверен, что она сейчас в настроении принимать гостей?

— Раз уж ты здесь, вряд ли она выставит тебя за дверь.

— Хотелось бы на это надеяться.

— Извини, что не объяснил тебе всего этого по телефону. Я боялся, что ты захочешь поговорить с Аглаей, а она запретит тебе приезжать. Я действительно нуждаюсь в помощи. Надеюсь, ты не сердишься? Насколько я понял, ты обожаешь всякие таинственные и запутанные истории.

— Есть такой грех, — покаялась я. — Если Глашу и впрямь изнасиловал Ив Беар, история будет не только запутанной, но прямо-таки сенсационной. Как бы мы потом с Аглаей не подрались, решая, кто напишет об этом книгу. С другой стороны, конкуренцию друг другу мы не составим: ее шедевр, как всегда, будет напичкан забористой эротикой и пространными описаниями утонченных женских переживаний, а я накатаю что-нибудь веселенькое и легкое.

Пьер посмотрел на часы.

— Тогда поехали. Будем дома как раз к ужину.

Поднявшись, я окинула прощальным взглядом залитый солнцем порт. Жаль, конечно, что не удалось погулять по Каннам, но ничего. Рано или поздно я снова сюда вернусь.

* * *

Белоснежный спортивный "Корветт Кабрио" летел по автобану на максимально дозволенной скорости, но чувствовалось, что он без труда мог бы мчаться вдвое быстрее. Слегка прищуренные глаза Пьера Бриали поблескивали от азарта, типичного для мужчин, "торчащих" от скорости и мощных дорогих тачек.

Море осталось в стороне, скрывшись за зеленеющими холмами. Проплывающие слева предгорья Провансальских Альп становились все более крутыми и обрывистыми. Иногда плоские плеши зловещих отвесных скал венчали бело-красные короны "висячих деревень" — небольших средневековых поселений, состоящих из лепящихся чуть ли не вплотную друг к другу беленых домиков с черепичными крышами, словно зависших над бездной.

Пьер молчал, думая о чем-то своем, чему я была только рада. Говорить не хотелось. Наслаждаясь знакомыми пейзажами, я восстанавливала в памяти перипетии многолетней борьбы Аглаи с Ивом Беаром, борьбы, которую она, по моему мнению, проиграла еще до того, как вступила в нее.

В отличие от меня, Аглая обожала писать письма и отдавалась этому занятию с самозабвенностью завзятого графомана, причем главной темой посланий была она сама. Задумай я опубликовать Глашино жизнеописание, полученного мною материала хватило бы на него с лихвой.

Если бы биография Глаши когда-либо увидела свет, самое важное место в ней, несомненно, было бы отведено Иву Беару, исчадию ада и воплощению вселенского зла, человеку, которого Аглая считала своим кровным врагом и виновником всех своих несчастий.

* * *

Звезда Ива Беара засияла на литературном небосклоне четыре года назад, после того, как издательство "Paladin" опубликовало его первый роман "Бесконечное падение".

Французская пресса, словно обезумев, расхваливала книгу на все лады. Критики ставили Беара в один ряд с такими признанными мастерами пера, как Хемингуэй, Беккет, Беллоу и Голдинг. Вырезки газетных и журнальных статей, посвященных "Бесконечному падению" и его автору, ставшему, к тому же, самым молодым лауреатом Гонкуровской премии, в совокупности потянули аж на восемнадцать с половиной килограммов, благодаря чему Ив попал в книгу рекордов Гиннеса.

В течение двух лет роман был переведен на 38 языков, а молодой, прежде никому не известный парижанин стал миллионером и одним из самых завидных женихов Франции.

За право экранизации "Бесконечного падения" боролись именитейшие голливудские режиссеры. Победил в этой борьбе Джеймс Камерон, выложивший за вожделенный сюжет пять миллионов долларов.

Ив Беар приобрел в Антибе роскошную виллу, газеты обещали, что он вот-вот порадует читателей новым шедевром, словом, все было отлично и шло своим чередом до тех самых пор, пока Аглая Глушко-Бриали, устав от славословий в адрес новоявленного гения, не купила "Бесконечное падение", чтобы выяснить, с какой стати народ сходит с ума по этой книге.

Перевернув последнюю страницу, Глаша скрипнула зубами, швырнула бестселлер на пол и принялась яростно топтать его ногами.

— Ублюдок! — рычала она. — Вор, скотина, подлец, негодяй, плагиатор!

— В чем дело? — поинтересовался заглянувший на шум Пьер. С легким удивлением он поднял с пола изрядно измочаленную книгу. — Неужели тебе настолько не понравился Ив Беар?

— Понравился, — прошипела Аглая. — В том-то и дело, что понравился. Даже слишком!

— Тогда с чего ты так разбушевалась? — удивился супруг.

— Разбушевалась? — разразилась зловещим хохотом Глаша. — Ошибаешься. То, что ты видишь, можно считать слабеньким трехбалльным штормом. Вот когда волнение достигнет девяти баллов, ты поймешь истинное значение слова "разбушеваться".

— Честно говоря, я предпочитаю штиль, — признался Бриали. — Так в чем все-таки дело?

— Ты хочешь знать, в чем дело? — комнату вновь огласил гомерический хохот. — Дело в том, что этот подонок, этот обезьяний член, этот сукин сын украл мою книгу!

— Какую книгу? Ты давала Беару что-нибудь почитать? Разве ты с ним знакома? — не понял Пьер.

— Не говори глупости! Он списал у меня роман, понимаешь? Его "Бесконечное падение" — это мои "Застывшие сны"!

— Ты уверена?

Глаза обезумевшей Глаши метали молнии.

— Он спрашивает, уверена ли я! Разумеется, я уверена! Все это я придумала! И безумного гермафродита с железным крюком вместо кисти, который овладел Дуняшей на крыше движущегося поезда, и извращенца-режиссера, лишившего невинности свою пятнадцатилетнюю внучку в павильоне с декорациями египетской гробницы.

— Героиню "Бесконечного падения" тоже звали Дуняша? — уточнил на всякий случай Бриали. Он так и не удосужился прочитать роман.

— Разумеется, нет. Беар не настолько глуп, чтобы скопировать все, вплоть до имени. Но идея-то моя! Ты только послушай!

Выхватив книгу из рук мужа, Аглая принялась лихорадочно перелистывать страницы.

— Вот это, например! "Округлившиеся глаза Валери с невыразимым ужасом смотрели на огромный член, кровожадно вздыбившийся между мощных волосатых ляжек…"

— По моему, тебе надо успокоиться.

Пьер осторожно вытащил роман из судорожно сжатых Глашиных пальцев.

— Когда женщин насилуют, они обязательно смотрят округлившимися глазами, а у насильников, по закону жанра, почти всегда огромные члены и мощные волосатые ляжки, иначе читателю неинтересно. Какой смысл насиловать маленьким пенисом? Жертва просто ничего не почувствует.

— Ты что, за идиотку меня принимаешь?

— Нет, что ты! — испуганно попятился Бриали.

— Я этого так не оставлю. Пусть не надеется, — угрожающе произнесла Аглая.

Так началась борьба, заранее обреченная на провал.

* * *

Перевоплощение Аглаи Глушко в мадам Глушко-Бриали произошло одиннадцать лет назад. Все началось с того, что на горном серпантине серебристый "Астон Мартин" возвращающегося домой Пьера зацепил крылом неожиданно выбежавшую на дорогу черноволосую девушку.

Испуганно вскрикнув, молодая брюнетка упала на обочину. Задравшаяся юбка открыла взору француза плотные аппетитные ножки.

Впрочем, на ножки господин Бриали обратил внимание только потом, а вначале он, смертельно испуганный, выскочил из машины и бросился к пострадавшей.

— Я врач, — объяснил он. — Не волнуйтесь, все будет хорошо. Сейчас я доставлю вас в больницу.

— Не надо в больницу, — слабым голосом попросила Аглая. — Я не ранена, но страшно испугалась. Отвезите меня куда-нибудь, где я могу отдохнуть и прийти в себя.

В дрожащем от пережитого потрясения голосе девушки звучала особая многообещающая томность, от которой сердце галантного француза забилось сильнее. Именно в этот момент он бросил долгий нескромный взгляд на задравшуюся юбку и вздохнул, испытывая смешанное чувство облегчения и приятного предвкушения. Похоже, судебный иск ему не грозил, скорее наоборот.

— Вы полька?

— Нет, я русская, — покачала головой Аглая. — Разве не заметно по акценту? Ах, у меня так кружится голова… Мне просто необходимо немного полежать. Только, разумеется, не на шоссе.

— Может, поедем ко мне на виллу? — предложил Пьер.

Шоколадные глаза брюнетки распахнулись, демонстрируя изумленное восхищение.

— На виллу? Это далеко?

— Нет, совсем рядом.

— А ваша жена не станет возражать?

— Я не женат.

— Что ж! — улыбнулась жертва наезда. — В таком случае я принимаю ваше предложение.

— Нет-нет, не вставайте, я отнесу вас в машину на руках.

— Ах, вы такой сильный, — обвивая руками шею Бриали, восторженно прощебетала Аглая.

— Мне придает силы ваша красота, — вернул комплимент француз.

* * *

Две девушки, невидимые за кустами, растущими на склоне спускающегося к дороге холма, с жадным любопытством следили за тем, как Пьер бережно усаживает Аглаю в машину. Одна из них грызла яблоко, другая поочередно то наматывала на палец кончик длинного русого "хвоста", то и снова его разматывала.

— Ну, Глашка дает, — восхитилась та, что с яблоком. — Заявила, что подцепит миллионера — и добилась своего. Жаль, что я в детстве не занималась гимнастикой, иначе обязательно проделала бы такой же трюк.

— Может, еще и не подцепит, — завистливо сказала русоволосая. — Наверняка, этот тип женат.

— Не женат, — покачала головой девушка с яблоком. — У Глашки на мужиков нюх потрясающий — как у котов на валерьянку. Вот увидишь — ты и глазом моргнуть не успеешь, как она выскочит за него замуж.

— А вот и не выскочит. Спорим?

— Спорим.

— На что?

— На упаковку прокладок с "крылышками".

— Идет.

Русские туристки скрепили пари рукопожатием, и блондинка свободной рукой разбила сцепленные кисти.

* * *

Любительница яблок оказалась права. Пьер не успел понять, что происходит, как обнаружил, что он женат, а его некогда белоснежная вилла с романтичным названием "Флоренция" перекрашена в розовый цвет. Впрочем, радикальные изменения произошли не только во внешнем, но и во внутреннем облике его жилища.

Обустроив семейное гнездышко по своему вкусу, Аглая заскучала. Ее деятельная натура требовала достойного применения нерастраченной энергии. "Спускать пар" в спортзалах было лень, пуститься в любовные авантюры Глаша была бы не прочь, но не решалась: предусмотрительный Пьер настоял на включении в брачный контракт пункта о раздельном владении имуществом, и интрижка на стороне могла стоить ей слишком многого. Это означало, что избыток жизненных сил следовало в срочном порядке направить на достижение некой заманчивой цели.

Богатство у Аглаи уже было, как, впрочем, и любящий муж, и она, немного поразмыслив, пришла к выводу, что для полного счастья ей не хватает сущего пустяка, а именно славы. Путь к обретению мировой известности был очевиден: литературная деятельность. Довольно критиковать чужие произведения — она напишет шедевр и однажды, подобно Франсуазе Саган, проснется знаменитой.

Год спустя Глаша, удовлетворенно вздохнув, поставила последнюю точку в романе "Застывшие сны". Предвосхищая события, она уже видела себя изнемогающей под сладким бременем всемирной популярности.

"Уверяю вас, быть знаменитой совсем не так легко, как может показаться на первый взгляд", — скажет она журналистам.

Закрывая глаза, Аглая представляла, как она, облаченная в облегающее вечернее платье, принимает Нобелевскую премию из рук короля Норвегии.

"Нобелевская премия по литературе за эпическое и психологическое мастерство, благодаря которому был открыт новый литературный материк, вручается… (тут последует выразительная пауза) Аглае Глушко-Бриали за ее роман "Застывшие сны", — произнесет король.

Хотя нет… Он скажет: "За глубоко оригинальное искусство повествования, широкий охват действительности и выдающуюся силу эпического дарования, позволившего во всей полноте раскрыть трагизм женской судьбы, одновременно становящийся ее триумфом."

— Я — гений, — заявила Аглая, в двадцатый раз перечитывая сцену изнасилования чистой и невинной Дашеньки двухметровым казаком-некрофилом.

— Не стану подвергать сомнению твою гениальность, — с некоторой долей скептицизма заметил Пьер. — Но как ты опубликуешь роман в Европе? Написан-то он по-русски!

— Ерунда! — беспечно отмахнулась Глаша. — Во всех крупных издательствах есть отделы, где эксперты прочитывают рукописи на всех языках. Вот увидишь, издатели еще будут драться за право опубликовать "Застывшие сны".

На следующий день восемьдесят два объемистых желтых конверта с распечатанными экземплярами рукописи были отправлены в ведущие издательства Соединенных Штатов, Европы, Канады и даже далекой Австралии. На одном из этих конвертов был отпечатан адрес издательства "Paladin", опубликовавшего впоследствии "Бесконечное падение" Ива Беара.

Через два месяца в почтовом ящике виллы "Флоренция" стали появляться ответы, содержащие один и тот же стандартный текст: издательство благодарило автора за оказанное ему доверие, но, к сожалению, по ряду причин, вынуждено было отказать в публикации.

На исходе четвертого месяца пришел последний, восемьдесят второй отказ в конверте со штампом Сиднея и с изображением обаятельного коалы, задумчиво жующего лист эвкалипта. Дрожащими руками Аглая вскрыла письмо, быстро пробежала его глазами и, бросившись на шезлонг у бассейна, отчаянно зарыдала.

— Не отчаивайся, — попытался утешить супругу Пьер. — Почему бы тебе не попробовать опубликоваться в России? Вдруг из этого что-нибудь, да получится?

— А если не получится? — вскинулась Глаша.

— Тогда я найму лучшего во Франции психоаналитика, и он избавит тебя от комплекса неполноценности, — пошутил Пьер, и сразу понял, что шутка была неудачной.

Как бы то ни было, год спустя московское издательство с загадочным названием "АПСТЫ" опубликовало "Застывшие сны", а еще через несколько лет свое триумфальное шествие по миру начало "Бесконечное падение" Ива Беара.

К тому времени Аглая успела опубликовать в России еще четыре детектива, а в ее визитной карточке рядом с фамилией появилась выполненная затейливой каллиграфической вязью надпись "известный писатель-прозаик". Душевные раны, нанесенные восьмьюдесятью двумя отказами после двухлетнего лечения у дорогого психоаналитика почти затянулись, словом, жизнь покатилась по привычной накатанной колее. Так и жила бы чета Бриали в мире и спокойствии до глубокой старости, не приди Аглае в голову идея прочитать "Бесконечное падение".

* * *

Пять адвокатов отказались от ведения дела "Глушко-Бриали против Беара", честно признавшись, что выиграть его нет никаких шансов. Сюжет Ива был другим, места действия, имена и национальности героев тоже не совпадали, а несомненное сходство даже значительного ряда эпизодов не являлось несомненным доказательством плагиата, особенно с учетом того, что книга Аглаи была написана на русском, а Беара — на французском. Даже при наличии сходных сюжетов идентичность текстов доказать было бы невозможно — слишком большую вольность в таких случаях допускает перевод.

Аглая, превратившаяся к тому времени в кипящий вулкан, послала к чертовой матери психоаналитика, вновь предложенного ей Пьером и, стиснув зубы, заявила, что уж теперь-то она пойдет до конца.

Шестой адвокат согласился взяться за ее дело, и сердце оскорбленной писательницы наполнилось злорадным ликованием.

Купив десять минут эфира на радио, Глаша дала интервью, обвиняя Беара в сговоре с издательством "Paladin" и в плагиате.

Жадные до сенсаций журналисты, предвкушая роскошный скандал, зубами и когтями ухватились за столь многообещающую информацию. Фотографии Аглаи запестрели на страницах газет и журналов рядом с изящным профилем Ива.

Лауреат Гонкуровской премии возмущенно заявил, что в жизни своей не слышал ни о Глушко-Бриали, ни о ее творчестве, русским языком не владеет, и вообще, при его таланте нет необходимости заниматься дешевым плагиатом, тем более у никому не известного русского автора.

Не осталось в стороне и издательство "Paladin", заверившее публику, что рукопись, присланная им Аглаей несколько лет назад была весьма посредственной и не отвечала целому ряду требований в отношении стиля, оригинальности и качества изложения.

Содрав внушительный гонорар, шестой адвокат в последнюю минуту отказался передавать дело в суд.

Глаша стиснула зубы и нашла нового юриста, согласившегося за умопомрачительную сумму поставить под удар свою репутацию и взяться за ведение заведомо проигрышного дела.

Как всегда бывает в Европе, маховики судебной машины двигалась медленно и со скрипом. Адвокаты Беара и издательства "Paladin" намеренно затягивали дело, откладывая судебные заседания под всевозможными предлогами.

Выжав из скандала все соки, журналисты переключились на новые сенсации. Газеты больше не печатали фотографии Аглаи, журналы не брали у нее интервью, и кратковременная скандальная известность не пошла ей впрок: издатели по-прежнему не толпились у Глашиной двери, борясь за право опубликовать ее рукописи.

Иву Беару скандал, наоборот, оказался только на пользу. Очередной тираж его "Бесконечного падения" раскупили за две недели, а журнал "Paris Match" по результату рейтинга объявил его писателем года.

Итак, Беар блаженствовал на своей вилле в Антибе, в то время, как Аглая просыпалась по ночам от собственного зубовного скрежета. К тому времени они с Пьером стали спать в разных спальнях.

Формальным предлогом для сепарации стал храп господина Бриали. Постоянно пребывая в крайнем нервическом возбуждении, Глаша просыпалась от малейшего шороха и немедленно начинала думать о ненавистном плагиаторе, накручивая себя до последнего предела. Ее душа требовала возмездия и справедливости.

— Какою мерою мерите, такою же отмерится и вам, — свистящим шепотом цитировала она в ночной тишине евангелие от Луки.

Рано или поздно, справедливость будет восстановлена. Человек, укравший у нее мировую славу, заплатит за это сполна. В этом Аглая была глубоко убеждена.

* * *

На обочине шоссе мелькнул дорожный указатель. Белая стрелка на синем как небо фоне и, рядом с ней, аккуратная надпись: "Nice".

До виллы "Флоренция" было удобнее добираться по объездной дороге, но с Ниццей у меня были связаны особые воспоминания, и я попросила Пьера проехать через город по знаменитому Английскому бульвару.

Слева за широкой набережной лениво плескалось море совершенно невероятного пронзительно-лазурного цвета, оправдывая название Côté d´Asur — Лазурный берег. Такого тона я никогда не видела в Барселоне. Даже в самый солнечный день в Испании цвет воды тяготел к сини, иногда, на мелководье — к бирюзе, но только не к лазури, и каждый раз, приезжая в Ниццу, я гадала, чем именно обусловлен этот изумительный оттенок.

Слева проплыл огромный угольно-черный, как глыба шлифованного обсидиана, небоскреб, целиком составленный из непроницаемых, как ночной мрак, стеклянных прямоугольников. На верхней части фасада странный абстрактный барельеф яркостью красок соперничал с морской лазурью. Он казался гигантской тропической бабочкой, присевшей отдохнуть на сверкающий кристалл черного кварца.

Высотные конструкции из стекла и бетона сменились более солидными и приземистыми зданиями в стиле барокко и романтического неоклассицизма. Морской раковиной засверкал на солнце розовый купол отеля "Негреско". После стремительной гонки по автобану казалось, что мы едва движемся, даже не движемся, а медленно плывем по течению пестрой автомобильной реки.

Поток машин вынес нас к широкой арке отеля. Швейцар в белых перчатках, цилиндре и синей униформе с пелериной услужливо распахивал дверь перед маленьким усатым толстячком.

Ехидно подмигнув зеленым глазом, светофор в последний момент переключился на желтый. Нога Пьера переместилась на тормоз, и "Корветт Кабрио" неохотно застыл у кромки пешеходного перехода.

Швейцар вслед за толстяком скрылся за массивными дверями, и я перевела взгляд на переходящих улицу людей. Мое внимание привлекли пышные золотистые кудри удивительно глубокого и насыщенного оттенка, крайне редко встречающегося в природе. Если бы они принадлежали женщине, я бы, не раздумывая, побилась об заклад, что волосы покрашены, но обладателем роскошной шевелюры был мужчина, и я со свойственным писателям любопытством задумалась о том, естественный ли это цвет, а если волосы покрашены, означает ли это, что парень — педик.

Откинув ладонью упавшую на глаза прядь, блондин повернул лицо в мою сторону. Близорукость мешала четко различить его черты, но и без того было очевидно, что парень просто фантастически красив. Меня охватило странное чувство тревоги, причину которой я никак не могла понять. Еще несколько шагов — и солнечный луч высветил васильковую синеву глаз. Что же меня беспокоит? Парень хорош, ничего не скажешь, но красота его слишком женственна. Такие сахарные херувимчики не в моем вкусе. Тогда отчего вдруг так сильно забилось сердце?

— Херувим, — пробормотала я, и это слово, как пароль, отбросило меня в прошлое.

Мрачный осенний лес, размокшая от дождя тропинка, я в виде грязной бомжихи бреду с рюкзаком за спиной сквозь тошнотворно промозглую сырость. Ручей, хлипкие деревянные мостки и, невероятным контрастом с угрюмым уродством осени — ошеломляюще прекрасное видение — идущий по мосткам златокудрый ангел…

— Твою мать! — от изумления я перешла на русский.

— Что? — непонимающе посмотрел на меня Пьер.

— Нет, ничего, это я сама с собой разговариваю.

Блондин, не взглянув в мою сторону, прошел прямо перед лобовым стеклом и, свернув на набережную, двинулся вдоль моря.

Близорукость не помешала мне его разглядеть. Я не могла похвастаться хорошей зрительной памятью, но это лицо я запомнила почти с фотографической точностью. Это был он — насильник № 7, с которым я некогда всласть побарахталась в луже размокшей глины.

Моим первым порывом было выскочить из машины и помчаться вслед за блондином. Вряд ли бы я смогла внятно объяснить в тот момент, чего ради мне это понадобилось. Скорее всего, причиной сего странного импульса было мое почти патологическое любопытство. Мне страшно хотелось узнать, почему он тогда набросился на меня, что делает в Ницце, испытывает ли непреодолимую тягу к грязным бомжихам, и, вообще, чем по жизни занимается.

В то же время нестись вдогонку за незнакомым парнем и орать при этом на всю набережную: "Привет! Помнишь, как ты насиловал меня в луже?" было как-то неудобно. В конце концов, попытка изнасилования — не повод для интервью.

Пока я ерзала на сиденье, терзаясь противоречивыми чувствами, на светофоре вновь загорелся зеленый, и "Корветт Кабрио" двинулся вперед, лишив меня выбора.

— Что с тобой? — осведомился Пьер. — Когда Глаша вспоминает Ива Беара, она тоже говорит "твою мать".

— Вот и я кое-кого вспомнила.

— Уж не смазливого ли блондинчика, на которого ты засмотрелась на переходе? Ты с ним знакома?

— Не думаю, — покачала головой я, решив, что попытку изнасилования вряд ли можно считать знакомством. — Просто его вид напомнил мне об одном событии.

— О каком событии?

— Об изнасиловании.

— Ты имеешь в виду Глашу?

— Нет. Себя.

— Тебя тоже насиловали? — изумленно вскинул брови Пьер.

— Пытались, — вздохнула я. — Неоднократно, но, к счастью, безуспешно.

— Это хорошо, — задумчиво произнес Бриали.

Теперь настал мой черед недоумевать.

— Хорошо?

— Нет, конечно же, нет. Я не это имел в виду, — лицо француза порозовело от смущения. — Просто я подумал, что, имея подобный опыт, тебе будет легче найти общий язык с Аглаей.

— Будем надеяться.

Свернув у сада Альберта I, мы оказались на территории старого города. Здесь Ницца была неотличима от любого другого средиземноморского городка — те же беленые домики с маленькими окошками и красными черепичными крышами, те же узкие, нагретые солнцем улочки.

Изрядно попетляв, "Корветт" взобрался на холм, вырвавшись из красно-белого каменного плена к шелестящим на ветру деревьям и зелени травы.

— Вот на этом повороте моя машина задела Аглаю, — сказал Пьер. — Так и началось наше знакомство.

— Ты не жалеешь об этом?

Бриали пожал плечами.

— Есть ли смысл жаловаться на жизнь, если ты уже родился?

— Тоже верно, — согласилась я.

Дорога спустилась вниз, затем, извиваясь змеей, снова поползла вверх, неохотно вскарабкиваясь на очередной холм. Сделав несколько поворотов, "Корветт Кабрио" плавно затормозил у ворот. На высокой, тщательно выбеленной каменной ограде ярким пятном выделялась покрытая глазурью керамическая табличка с надписью "Вилла Флоренция".

— Вот мы и дома, — улыбнулся Пьер.

Его улыбка показалась мне несколько натянутой.

Неожиданно за забором виллы загрохотали выстрелы.

— Merde! — выругался Бриали и, резко толкнув дверцу, выпрыгнул из машины.

Я выскочила вслед за ним, прикидывая, не опасно ли входить в дом через ворота. Если преступник находится в саду, он вполне может изрешетить нас пулями.

Пьер, матерясь по-французски, лихорадочно шарил по карманам в поисках ключей. Не обнаружив их, он выдал недоступную моему уровню французского выразительную тираду и нажал на кнопку звонка.

Ворота распахнулись, открыв нашим взорам невысокую крепко сбитую брюнетку с дымящимся пистолетом в руках. Ноздрей коснулся слабый аромат пороховых газов.

— Merde, — повторил Бриали. — Ты меня напугала.

Аглая Стрельцова выглядела старше и мрачнее, чем на фотографиях, помещенных на обложке ее книг, что было вполне естественно для женщины в плохом настроении и без макияжа.

— Привет! — жизнерадостно поздоровалась я.

— Привет, — кивнула Аглая с таким видом, словно мое появление ничуть ее не удивило.

На мгновение я задумалась, узнала ли она меня. Внешность друг друга мы представляли лишь по снимкам на обложках. Встретив Аглаю на улице, вряд ли бы я сообразила, кто передо мной.

— Что случилось? В кого ты стреляла? — спросил по-французски Пьер.

— В "Бесконечное падение", — так же по-французски ответила Глаша. — Я приговорила их обоих к высшей мере наказания.

— Обоих? — по-английски уточнила я. — Что ты имеешь в виду?

— Автора и его грязный плагиат, — объяснила Аглая. — Кстати, каким ветром тебя занесло в наши края?

Значит, все-таки узнала.

— Так, проезжала мимо и решила заскочить, — пожала плечами я. — Ты же меня не раз приглашала в гости.

— А как ты оказалась в машине Пьера?

— Я позвонила, он подошел к телефону, вот я и попросила встретить меня. Пьер тебе ничего не сказал, потому что мы решили сделать тебе сюрприз.

— То есть ты уже в курсе?

— В курсе чего?

Аглая подняла пистолет и задумчиво посмотрела на него.

— "Дезерт Игл", — с уважением произнесла я, решив перевести разговор на более безопасную тему. — Крутая штучка. Излюбленная игрушка израильских военных. Прицельная дальность до двухсот метров, оснащен нерегулируемым прицелом открытого типа, но допускает установку оптического прицела. Помимо обычных, может стрелять мощными револьверными патронами.357 Магнум.

В процессе написания детективов я время от времени заглядывала в справочники по стрелковому оружию и, как ни странно, даже ухитрилась что-то запомнить.

— Молодец, — оценила мою квалификацию Глаша. — Почти все угадала. Только это — модификация калибра.41 Экшн экспресс.

— Тоже неплохо. Где ты его взяла?

— У меня в столе, — раздраженно произнес Пьер. — Зачем ты это сделала? Я же просил тебя не играть с оружием.

— Я и не играла, — пожала плечами Аглая. — Ладно, пойдемте в дом. На ужин у нас луковый пирог.

— Луковый пирог — это прекрасно, — сказала я.

В углу у забора белели рассыпавшиеся листки изуродованной пулями книги. Я подошла к ним и, нагнувшись, осторожно вытащила из розового куста оторванный кусочек обложки. С поцарапанной шипами фотографии обаятельно и беззаботно улыбался Ив Беар.

* * *

Во время ужина мы болтали обо всем и ни о чем, старательно избегая опасных тем и вопросов. Французская и испанская кухня, книжные новинки, креативная живопись, проблемы нелегальной эмиграции, кризис на Ближнем Востоке…

Луковый пирог оказался превосходным, так же как вино и десерт. Свет за окном незаметно угас, над черными листьями магнолии завис тонкий сияющий серп новорожденного месяца, песни цикад слились в мощный торжественный хор.

Пьер вспомнил про научную статью, которую ему необходимо просмотреть до завтрашнего дня, и удалился в свой кабинет, а мы с Аглаей перебрались в гостиную.

Предложив мне устроиться на софе, Глаша опустилась в массивное кожаное кресло. Откинувшись на спинку, она завела руки за голову и медленно потянулась с нарочито томной манерностью. Позвоночник изогнулся дугой, вздымая вверх тяжелую крепкую грудь. Столь откровенное телодвижение должно было воздействовать на представителей сильного пола весьма недвусмысленным образом.

Жест был отнюдь не спонтанным. Я не сомневалась, что Аглая провела немало времени перед зеркалом, работая над его выразительностью и доводя движение до совершенства.

Пока я размышляла над тем, какие еще мужеуловительные трюки из арсенала femme fatal[3] находится на вооружении у Глаши, хозяйка дома с той же ленивой медлительностью расцепила руки, полукруглым балетным движением вернула их на подлокотники, опустила грудь и расслабилась.

"Вряд ли она отрабатывает прием на мне, — подумала я. — Скорее, действует в силу привычки, чтобы не терять форму."

Взяв с журнального столика изящный позолоченный портсигар, Аглая вытащила из него папиросу и прикурила ее от встроенной в корпус зажигалки.

— Ты перешла на папиросы? — удивилась я. — На книге ты изображена с сигаретой.

— Только иногда, под настроение, — объяснила Глаша. — Это "Беломорканал". Недавно выписала из Москвы десять блоков.

— Ностальгия мучает? — посочувствовала я. — На меня тоже, бывает, накатывает, только я в таких случаях блатные песни слушаю. Представляешь, за окном солнце вовсю жарит, пальмы под ветром колышутся, а у меня магнитофон орет что-нибудь вроде:

Мороз под сорок, и скрипит на мне кирза,
Опять сегодня нормы не одюжил…

Когда-то и я бродила по Сибири в кирзовых сапогах и даже курила махорку. До сих пор тянет в те края. Европа, конечно, хороша, но слишком уж цивилизована. Может, у тебя и махра найдется?

— Чего нет, того нет, — развела руками Аглая. — Так что, все-таки, тебе наплел Пьер?

— Ничего. Мы почти не разговаривали.

— Так я и поверила. Держу пари, что это он попросил тебя приехать. Я права?

— Твой муж — гостеприимный человек, — заметила я.

Как хочет, так пусть и толкует.

Глаша хмыкнула.

— Ты уже в курсе, что Ив Беар меня изнасиловал?

— Тебя изнасиловал Ив Беар?

— Только не надо разыгрывать изумление. Актриса из тебя никудышняя.

— Именно поэтому я никогда не стремилась стать звездой сцены.

Аглая глубоко затянулась папиросным дымом. Если изнасилование действительно имело место (в чем я не была до конца уверенной), она не выглядела травмированной или униженной. У меня возникло странное ощущение, что воспоминания о Беаре доставляют Глаше особое извращенно-злорадное удовлетворение.

— Ты мне не веришь?

— Верить-то я верю, — вздохнула я. — Только не понимаю, как Беар мог решиться на такое. Изнасилование — это ведь срок, и немалый. Зачем это Иву? Чтобы тебе отомстить? Но за что? Ты и так проиграла. Все это выглядит слишком нелепо и мелодраматично — как сцена из какого-нибудь романа.

— Именно так, — сложив губы трубочкой, Глаша выпустила в воздух прозрачное дымное колечко. — Это и была сцена из романа. Измоего романа.

— Что ты имеешь в виду?

— Ив изнасиловал меня в точности так, как это было описано в моей книге. В "Изгнании бесов".

Чтобы не выдать Пьера, я наморщила лоб, делая вид, что вспоминаю содержание детектива.

— Ты имеешь в виду — при помощи баклажана с надетым на него презервативом?

— Нет, ты все перепутала, — поморщилась Аглая. — Баклажан с презервативом был в "Плачущем маньяке", а в "Изгнании бесов" Вареньку опоили наркотиком, вызывающим безумное сексуальное желание и привязали к кресту. Потом она увидела дьявола в высоких ботфортах и обтягивающем черном трико. Рога и хвост у него были красные, а в прорезях для глаз сверкали зеркальные стекла. В них отражалась обнаженная грудь девушки и ее искаженное ужасом лицо…

— Все, вспомнила! — обрадовалась я. — Дьявол расстегнул молнию на лобке и вынул гигантский член, покрытый кабалистическими письменами. Глаза Вареньки расширились от ужаса при виде этого монстра, но, помимо воли, ее соски затвердели от желания, а в паху появилась влага. Громадный фаллос, символ мужского могущества, извечный объект поклонения, притягивал и гипнотизировал ее…

— Вот-вот, — подтвердила Аглая. — Именно так все и было.

— Не верю, — покачала головой я.

— Во что это ты не веришь?

— В то, что у Ива Беара пенис толщиной в запястье и длиной до колена, вдобавок покрытый кабалистическими письменами. Такие члены, за крайне редкими исключениями, существуют лишь в писательских фантазиях.

— Ну, разумеется, у него был немного поменьше.

— Немного?

— Откуда я знаю, много или немного? Я его линейкой не мерила.

— А к кресту тебя привязывали?

— Какая разница, привязывали меня к кресту или нет? — рассердилась Глаша. — Главное, что меня опоили наркотиками и надо мной надругались, причем сделал это дьявол в ботфортах, с красными рогами и зеркальными стеклами в прорезях для глаз.

— То есть насильника ты не видела. Так откуда ты знаешь, что это был Ив Беар?

— А кто еще это мог сделать?

— Мало ли на свете сумасшедших, — пожала плечами я. — Извини, если мой вопрос покажется тебе нескромным, но, насколько я помню, твоей Вареньке секс с сатаной очень даже понравился. А тебе?

В глазах Аглаи полыхнуло негодование.

— О чем ты говоришь? С чего ты взяла, что Вареньке это понравилось?

— Так было написано в книге, — сказала я. — Насколько я помню, твоя героиня во время изнасилования впервые в жизни испытала множественный оргазм.

— Ты ничего не поняла, — покачала головой Аглая. — В то время, как тело Вари содрогалось от пароксизмов животной похоти, ее чистая чувствительная душа невыносимо страдала. Девушка презирала себя за овладевшую ею порочную и низменную страсть, за то, что ничего не могла с собой поделать. С тех пор она была неспособна удовлетвориться обычными отношениями с мужчинами, и если бы не любовь, которую пробудил в ней мужественный сыщик Гав…

— Ладно, — не выдержала я. — Я все поняла. Давай, временно отвлечемся от пароксизмов животной похоти и глубоких душевных терзаний. Ты сходила к врачу, чтобы зафиксировать следы насилия? Ты заявила в полицию?

— Нет, — покачала головой Аглая. — Думаешь, мне нужен еще один судебный процесс?

Я задумчиво посмотрела на Глашу. Ее история выглядела слишком уж экзотично, чтобы быть реальной. За свою жизнь я повидала немало патологических врунов и людей с излишне живым воображением, подменявших фантазиями не удовлетворяющую их действительность. Судя по книгам, изнасилования были Аглаиным пунктиком. Может она уже стала путать фантазии с явью?

— А как ты оказалась наедине с дьяволом? Насколько я поняла, тебя опоили наркотиками. Как это произошло?

— Меня не просто опоили. Сначала меня усыпили хлороформом и похитили, а уже потом ввели мне наркотик.

— Значит, тебя похитили? Каким образом?

По мере прояснения деталей, история становилась все более увлекательной.

Аглая раздраженно поморщилась. Было заметно, что ей не хочется вдаваться в подробности.

— Я гуляла на холмах в районе Мон-Барон и присела на скамейку отдохнуть. Было жарко, вокруг — ни души. Неожиданно мое лицо накрыла тряпка, пропитанная хлороформом. Мужчина, стоявший за моей спиной, держал меня за голову обеими руками до тех пор, пока я не отключилась.

Открыв глаза, я увидела лишь темноту. Я лежала на чем-то мягком (потом выяснилось, что это была кровать с решетчатыми металлическими спинками). Мои руки и ноги были привязаны к спинкам так, что тело как бы образовало крест. Потом появился дьявол. Он нес канделябр с горящими свечами.

— И он вколол тебе наркотик?

— Нет. Судя по ощущениям, я уже находилась под действием наркотика. Вероятно, его мне вкололи незадолго для того, как я проснулась.

— Ты потом обнаружила след укола?

— Я его и не искала, — пожала плечами Аглая. По голосу чувствовалось, что она начинает сердиться. — Такое впечатление, что ты допрашиваешь меня.

— Что ты, мне бы это и в голову не пришло. Я просто пытаюсь воссоздать общую картину.

— Тут нечего воссоздавать. Он изнасиловал меня, потом снова усыпил хлороформом и оставил на той же самой лавочке, с которой забрал.

— То есть, ты проснулась на том же самом месте, где тебя похитили?

Глаша кивнула.

Я нерешительно посмотрела на нее, гадая, в какой форме задать вопрос, который так и вертелся у меня на языке.

— Было жарко. Может, тебя просто сморило от жары? Однажды я, загорая, уснула на пляже, и мне приснился кошмар настолько реальный, что в первый момент после пробуждения…

— Не говори глупости! — возмутилась Аглая. — Ты полагаешь, я не способна отличить сон от яви? К твоему сведению, я не сумасшедшая и галлюцинациями не страдаю.

— Но…

— Никаких "но"! Это, по-твоему, мне тоже приснилось?

Задрав штанины брюк, Глаша указала на щиколотки. Присмотревшись, я заметила на них небольшие продолговатые синяки. Их вполне могли оставить впившиеся в кожу веревки.

— На запястьях тоже остались отметины?

— Нет. Запястья были зафиксированы широкими кожаными наручниками, из тех, что употребляют любители садо-мазо. От них следов не осталось. Ты все еще мне не веришь?

— Ты имеешь представление, куда тебя отвезли?

— Ни малейшего. Я очнулась в какой-то комнате — вот и все. Жалюзи на окне были опущены.

— Ты запомнила обстановку?

— Не было там никакой обстановки — только кровать, я и дьявол. Темнота, горящие свечи в стоящем на полу канделябре. Я находилась под действием наркотика. Ты представляешь, что это такое? Все плывет, качается. Тело то вообще исчезает, то становится длинным, как Млечный путь и легким, как газовый шарф. Мыслей нет, только эйфория, краски и чувства. Обостренные до предела ощущения. В центре мира находился ОН. Все остальное было, как в тумане. Да и зачем мне вспоминать детали обстановки, если я и без того знаю, кто меня изнасиловал?

— Можно было бы попробовать отыскать эту комнату.

— Чего ради? Что это даст? Ведь преступник известен!

— А вдруг ты ошибаешься?

— Я-то как раз не ошибаюсь. Ошибся Беар, решив, что он может безнаказанно надругаться надо мной.

— И все-таки нельзя обвинять человека без убедительных доказательств его вины.

Аглая яростно расплющила в пепельнице окурок папиросы.

— Чего ты добиваешься? Думаешь, я решу, что изнасилование мне приснилось? Или что за отсутствием доказательств просто возьму и все забуду? Это Пьер просил тебя успокоить меня? Можешь не отвечать, здесь и так все ясно. Мой муженек панически боится скандалов, якобы, губительных для его репутации. Судьба жены волнует его гораздо меньше.

Я вздохнула. Если Пьер на меня и надеялся, я его надежд не оправдала.

— Ладно, — подытожила Аглая. — В любом случае, этот разговор ни к чему не приведет.

— Если мое присутствие тебя тяготит, завтра прямо с утра я могу вернуться в Барселону. На твоем месте я бы не горела желанием принимать гостей.

— Насчет этого не беспокойся, ты мне нисколько не мешаешь. Главное — не убеждай меня, что я сумасшедшая, и не выступай адвокатом Беара. Дом большой, поживи здесь недельку-другую. Смена обстановки писателю только на пользу. Я бы с удовольствием повозила тебя по Ницце, но, к сожалению, завтра прямо с утра мне надо ехать в Сан-Ремо, на встречу с одним известным продюсером.

— На предмет марсианско-таукитянской заварушки? — уточнила я.

— Точно, — оживилась Аглая. Ее глаза возбужденно сверкнули. — На этого продюсера я вышла через Бельмондо. Кстати, Жан-Поль нашел мою идею гениальной и даже выразил сожаление, что уже староват для роли Гава.

— Может, ради такого случая, отправишь своего сыщика на пенсию? — предложила я. — Ты можешь назвать свою книгу "Гав тридцать лет спустя".

— Что-то в этом есть, — задумчиво произнесла Глаша. — Только если сделать Гава стариком, непонятно, как быть с эротическими сценами.

— Он может быть в хорошей форме, — заметила я. — Для книжного героя это пара пустяков. Сексуальные подвиги шестидесятилетнего Гава будут выглядеть не менее правдоподобно, чем член толщиной в запястье и длиной до колена.

— Тоже верно, — согласилась Аглая. — Пожалуй, я подумаю над твоим предложением.

— Доставь Бельмондо эту маленькую радость, — усмехнулась я. — Франция тебя не забудет.

* * *

Комната, в которой меня разместили, была выдержана в голубых тонах. Окно выходило в сад, на черные воды бассейна, наискось перечеркнутые мерцающей лунной дорожкой.

Спать не хотелось, и я, немного подумав, сняла с книжной полки "Осквернение плоти" — последний шедевр Аглаи.

Чтобы читать было интереснее, я решила устроить своеобразный "автотолализатор", то есть заключить пари с самой собой на то, сколько сцен изнасилования окажется в книге. Если угадаю, куплю себе большой шоколадный торт — продукт убийственный для фигуры, но незаменимый для ощущения полноты жизни.

Некоторое время я колебалась между тройкой и четверкой, но в конце концов поставила на четыре.

Я прочитала книгу почти до половины, насчитав при этом два изнасилования, когда в дверь осторожно постучали.

— Войдите, — сказала я по-французски.

Дверь приоткрылась и в нее просунулась голова Пьера.

— Извини, — смущенно сказал он. — Я понимаю, что уже поздно, но в твоем окне горел свет, вот я и подумал, что ты еще не спишь.

— Не сплю, — подтвердила я. — Читаю "Осквернение плоти".

— Понятно, — кивнул Бриали. — Изнасилование на раскачивающейся цирковой трапеции. Глаша считала, что это гениальная идея.

— Не знаю насчет гениальности, но задумка, действительно, весьма оригинальна. Давай, заходи.

— Вообще-то я хотел тебе кое-что показать.

— Что именно?

— Вот это.

Пьер протянул мне тоненькую папку.

— Похоже на досье. Я угадала?

— Понятия не имею. Именно поэтому я и решил к тебе обратиться.

Заинтригованная таким вступлением, я заглянула внутрь. На верхнем листе бумаги заглавными буквами была отпечатана надпись: "Гав, частный детектив. Отчеты о проделанной работе."

— Там все по-русски, — сказал Пьер. — Поэтому я и хотел, чтобы ты посмотрела. Ты можешь перевести?

— Судя по всему, это отрывок из книги Аглаи, или наброски романа, — заметила я. — На первой странице написано, что это отчеты частного детектива Гава, а Гав — главный герой Глашиных историй. Почему ты не обратился к своей жене? Она бы тебе все объяснила.

— Не думаю, что в папке отрывок из книги, — покачал головой Бриали. — Перед тобой копии. Оригиналы Глаша по какой-то причине тщательно прячет. Она не стала бы приделывать двойное дно к ящику для нижнего белья, чтобы хранить там черновики романа.

— То есть, ты обыскивал комнату Аглаи на предмет тайников?

— Ничего я не обыскивал. Я нашел эти бумаги случайно.

— Случайно? Извини, но мне трудно в это поверить. Мужчины не имеют обыкновения без всякой причины рыться в нижнем белье своей жены.

Пьер поморщился.

— Я бы не хотел вдаваться в детали. Просто переведи бумаги — и все. Надеюсь, ты понимаешь, что Аглая не должна знать об этом разговоре.

— Так вот для чего ты меня пригласил! — возмутилась я. — Хочешь, чтобы я шпионила за твоей женой?

Бриали поморщился.

— Мне бы и в голову такое не пришло. Я лишь пытаюсь защитить Глашу от нее самой. Ты видела, что она сегодня вытворяла с пистолетом? Все это может кончиться очень плохо. Я имею некоторое представление о русском алфавите и смог разобрать, что эти бумаги имеют отношение к Иву Беару. Нутром чую, что Глаша что-то задумала. Надо ее остановить до тех пор, пока дело не зашло слишком далеко. Если ты обнаружишь в записях что-то личное, что не сочтешь нужным доводить до моего сведения, можешь этого не делать.

— Ладно, — вздохнула я. — Посмотрю.

На следующих двух листках я обнаружила начерченные от руки планы дома и участка. Из сопроводительных надписей, также сделанных от руки следовало, что изображают они расположенную в Антибе виллу Ива Беара.

— Это правда, что яхта Беара выкрашена в цвета французского флага? — спросила я, с нарастающим интересом изучая содержимое папки.

— Да, — кивнул Бриали. — Значит, все-таки, речь идет о Беаре?

— Если не брать в расчет того, что детектив, осуществляющий слежку — вымышленный персонаж, создается впечатление, что Аглая наняла частного сыщика для наблюдения за Ивом Беаром. Это его отчеты. Распорядок дня, привычки, когда Беар выходил, когда приходил, с кем встречался и т. д. Странно только, что нет фотографий. Если бы к отчету были приложены снимки, я бы решила, что слежка на самом деле осуществляется.

— Фотографии Аглая может из осторожности хранить в другом месте. Или, если они были сделаны цифровой камерой, вообще в компьютере.

— Почему бы тогда ей не держать в компьютере и отчеты? Информация там может быть защищена гораздо надежней, чем в сейфе, а отсканировать текст нетрудно.

— Аглая не любит читать с экрана. У нее начинают болеть глаза.

— Знакомая ситуация, — вздохнула я. — Я тоже стараюсь как можно меньше читать с экрана. В принципе, это могла написать и сама Глаша, хотя для нее язык слишком примитивен, да и грамматические ошибки встречаются, которые Аглая вряд ли бы допустила. При желании, она, конечно, могла бы писать и с ошибками, только непонятно, зачем это ей. Ты можешь определить, это Глашин почерк?

— Затрудняюсь ответить, — покачал головой Пьер. — Она работает только на компьютере, а короткие записки, которые она мне иногда оставляет, написаны печатными буквами и по-французски.

— Ладно, допустим, что это писала не Глаша. В таком случае можно сделать вывод, что некий русский детектив по заданию Аглаи следит за Беаром. И что из этого следует?

— С кого Глаша писала сыщика Гава?

— Откуда я знаю? Могла просто выдумать.

— А теперь некий русский по кличке Гав появился в Ницце и по заданию моей жены ведет наблюдение за Ивом Беаром? Тебе это не кажется немного странным?

— Жизнь вообще странная штука, — пожала плечами я. — Скорее всего, этот тип не имеет никакого отношения к Гаву, а Аглая называет его так для конспирации.

Бриали встал и забрал у меня папку.

— Спасибо за помощь. Извини, что побеспокоил в столь поздний час.

— Что ты, наша беседа оказалась весьма занимательной.

— Спокойной ночи.

— Подожди! Совсем забыла спросить. У тебя есть разрешение на хранение пистолета?

— Разумеется. Я на редкость законопослушный гражданин.

— Как тебе удалось его получить? В Испании это было бы почти невозможно. Я думала, что французские законы в отношении огнестрельного оружия столь же суровы.

— У меня очень хорошие связи в полиции.

— Очень хорошие?

Бриали кивнул.

— Значит, ты хочешь выяснить, кто автор этих отчетов?

— Хочу. Но, по целому ряду соображений, не могу спросить об этом Аглаю.

— Предположим, что некий Гав действительно существует, и твоя жена использовала его кличку в своих книгах. Книжного героя звали Артем Гаврилов. Не исключено, что фамилия реального человека или Гаврилов, или начинается на "Гав" — Гавриков, например, или Гаврюшкин.

— И что из этого следует?

— Если у тебя такие хорошие связи в полиции, попробуй получить информацию обо всех Гавриловых и мужчинах с фамилиями, начинающимися на "Гав", которые за последние несколько лет въехали во Францию, но не выехали из страны. Не исключено, что, проанализировав их анкетные данные, можно будет вычислить Глашиного сыщика.

— Неплохая мысль. Это сделать я смогу.

По лицу француза скользнула тень. Мы попрощались, и он вышел.

"А ведь он ревнует", — подумала я, глядя на закрывшуюся за Пьером дверь.

Прежде чем провалиться в сон, я успела подумать, что ошиблась, предположив, что Аглая писала Гава со своего мужа.

* * *

Я проснулась около девяти часов, для бодрости постояла под контрастным душем, после чего спустилась в гостиную, где и обнаружила облаченного в костюм и галстук Пьера.

— Глаша с утра пораньше укатила в Сан-Ремо, — сообщил он. — Мне тоже пора на работу. Думаю, ты найдешь, чем себя развлечь. Если хочешь, можешь взять в гараже желтый "Ситроен". Ключи в замке зажигания. Домработница появится примерно через час-полтора, так что завтрак тебе придется готовить самой.

— С этим я как-нибудь справлюсь, — замерла я. — У тебя, случайно, нет бинокля?

— Есть. А зачем тебе?

— Окрестностями любоваться, а то у меня близорукость.

— Бинокль у меня в кабинете. Сейчас принесу. Кстати, если захочешь поплавать, в кладовке полно всякого снаряжения, вплоть до аквалангов. Бери все, что тебе понравится.

— Вряд ли мне сегодня потребуется акваланг, но за предложение спасибо.

Попрощавшись с Пьером, я побродила по саду, наслаждаясь свежестью и чистотой утреннего воздуха. Как здорово, должно быть, каждое утро выходить во двор, пить чай в шезлонге под сенью старой разросшейся магнолии, наблюдая, как медленно испаряется роса на бархатистых лепестках роз. Я уже давно мечтала приобрести загородный дом в окрестностях Барселоны, но, к сожалению. финансовые возможности пока мне этого не позволяли.

От несомненных преимуществ загородной жизни мои мысли плавно переместились к загадочному сыщику Гаву — не книжному герою, а реально существующему парню, с завидной регулярностью снабжающему Аглаю отчетами о проделанной работе. Интересно, похож ли реальный Гав на своего книжного тезку? Если он был другом Аглаи, может она хранит его фотографии?

На полке в гостиной стояли два больших и очень толстых фотоальбома. Надежда, что в них хранятся снимки мускулистого обезьяноподобного брюнета, была весьма слабой, но попробовать, тем не менее, стоило.

Вернувшись в дом, я перетащила альбомы на диван и принялась изучать фотографии. Как я и предполагала, все они были сделаны во Франции, скорее всего, во время медового месяца. Аглая, Пьер, Пьер и Аглая в Венеции, на фоне Пизанской башни, у развалин Колизея, на яхте, на пляже, на террасе кафе, но, увы, никаких посторонних лиц.

Отлично выбранные ракурсы, явно дорогой фотоаппарат — великолепно пропечатаны даже малейшие детали. Лишь одна фотография, в самом конце альбома, слегка выбивалась из общего ряда. На этом снимке Аглая позировала у фонтанов на площади Массены — главной площади Ниццы. Она выглядела худой и менее загорелой, но не это привлекло мое внимание.

Обычно фотографируемый находится в центре снимка, а изображение Глаши было сильно смещено к правому краю, словно снимал человек, не слишком знакомый с искусством композиции. Посмотрев на снимок внимательнее, я заметила, что он был сделан более дешевой камерой, скорее всего обычной туристической "мыльницей", что сказывалось на качестве изображения.

На заднем плане с левой стороны в кадр попали лицо и грудь слегка склонившейся вперед молодой блондинки. Тонкие заостренные черты лица придавали ей удивительное сходство с хитрой изворотливой лисичкой из русских сказок.

Больше ничего интересного мне обнаружить не удалось. Впрочем, я особо не рассчитывала на то, что Аглая станет хранить в семейных альбомах фотографии своих прежних приятелей.

Не слишком разочарованная неудачей, я поставила альбомы на место и отправилась на кухню, главной достопримечательностью которой был громадный трехкамерный холодильник, наполненный всевозможной снедью.

Насладившись паштетом из гусиной печенки и неизменными французскими сырами, я загрузила в "Ситроен" банные принадлежности, пару бутербродов, бинокль, доску для серфинга, ласты с маской, и отправилась на поиски приключений.

Традиционное поджаривание на пляже меня не привлекало — этим я регулярно занималась в Барселоне, и для начала я решила прокатиться на мыс Антиб, к вилле Ива Беара.

Вчерашний разговор с Аглаей оставил у меня странное ощущение двойственности — следы на щиколотках вроде бы косвенно подтверждали ее рассказ об изнасиловании, но было в этой истории что-то искусственное, не натуральное.

В глубине души я не могла поверить, что Ив Беар пошел бы на тщательно подготовленное и заранее спланированное изнасилование. По пьяной лавочке или под наркотиками он мог бы совершить нечто подобное, но зачем ему сознательно идти на преступление?

В первую очередь у Беара не было для этого мотива. Вот если бы Аглая украла у него роман и стала знаменитой — тогда другое дело, месть была бы вполне оправдана. Зачем же модному писателю так рисковать? Чтобы поквитаться за судебный процесс? Но ведь Аглая его проиграла. Может быть, Беар — сексуальный маньяк? Как бы это выяснить?

Четкого плана действий у меня не было. Мысль познакомиться с Ивом и осторожно разузнать, насиловал ли он Глашу, была заманчивой, но, к сожалению, неосуществимой. Познакомиться, может, и удалось бы, но как добиться того, чтобы Беар передо мной исповедовался?

Так ничего и не придумав, я снова задумалась о сыщике Гаве. Кто же все-таки шпионит за автором "Бесконечного падения" — сама Аглая, для развлечения перевоплотившаяся в собственного героя и пишущая от его имени отчеты, реальный прототип Артема Гаврилова или некто, никак не связанный с прошлым Аглаи?

Рассмотрим наиболее любопытный вариант: за Беаром следит человек, послуживший прообразом Гава. Если такой мужчина существует, он должен быть похож на своего книжного тезку — слишком уж характерная внешность у детектива Гаврилова. Не исключено, что этот тип прямо сейчас наблюдает за виллой Беара. Может, мне повезет, и я обнаружу прячущееся в кустах волосатое обезьяноподобное существо, в котором за версту чувствуется мужчина? Подобная перспектива казалась мне даже более заманчивой, чем знакомство с Ивом.

Свернув со скоростного шоссе, я въехала на восточную оконечность мыса Антиб — вытянутого в длину полуострова, славящегося самыми красивыми виллами и "палаццо" на французской Ривьере.

Пересекая полуостров, я словно попадала из одного века в другой: от старинных провансальских домиков старого Антиба в блистающий роскошью Жуан-ле-Пенн, заполненный открытыми днем и ночью самыми изысканными магазинами и бутиками.

Из отчета сыщика Гава я узнала, что вилла "Сирена", на которой обитал Беар, находится у западной оконечности мыса, на возвышенности в паре километров от Жуан-ле-Пенна.

Немного поплутав, я выбралась на нужную дорогу, взбирающуюся вверх по холму. Несколько минут спустя справа выросли ворота с табличкой "villa "La Sirène". Медленно проехав мимо сплошной зеленой изгороди, неприступной стеной окружающей вотчину автора "Бесконечного падения", я продолжила двигаться в гору. Для начала я решила понаблюдать за виллой в бинокль, а заодно поискать в окрестностях детектива, работающего на Аглаю. Попытка не пытка.

Если Гав следит сейчас за виллой, он должен выбрать наиболее подходящее для этого место. Оно должно располагаться выше по склону и быть укрыто от посторонних глаз. Согласно элементарной логике, для того, чтобы обнаружить Гава, мне следовало отыскать оптимальный пункт для наблюдения.

Оставив "ситроен" у обочины, я надела на спину небольшой рюкзачок с биноклем и съестными припасами, сошла с дороги и двинулась по склону. Расположенные вдоль шоссе дома полностью заслоняли виллу "Сирена". Солнце палило нещадно, уклон становился более крутым, а среди зарослей розмарина и тимьяна все чаще попадались отвратительно колючие кусты, напоминающие крымское "держи-дерево". В очередной раз я убедилась, что путь сыщика не усеян розами, хотя, если вдуматься, кусты роз вряд ли бы меня сейчас порадовали — шипы на них те еще.

Вряд ли бы я смогла внятно объяснить, чего ради мне вдруг понадобилось наблюдать за виллой Беара. Вероятно, игра в детектива оказалась занятнее морских купаний. Вопреки здравому смыслу, упрямство вкупе с привычкой доводить до конца самые идиотские затеи, настойчиво толкали меня вперед.

С трудом уклонившись от колючих объятий терновника, я заметила, что справа на кусте сломана пара веток, открывая проход. Сердце мое взволнованно забилось. Ни одному нормальному человеку не взбрело бы в голову совершать моцион в столь неудобном для этого месте. Тот, кто прошел передо мной, преследовал определенную цель. Неужели это был Гав?

Теперь двигаться стало легче. Проложенная предшественником едва заметная тропа вывела меня на выступающий из зарослей скалистый "зуб". Взобравшись на него, я возликовала: вилла "Сирена" отсюда была как на ладони, а пара кустов, непонятно каким чудом выросших на скале, служили отличным укрытием.

Держать бинокль на весу было тяжело, и я присела на острые камни, рассчитывая опереться локтями о колени. Осколки скалистой породы безжалостно вонзились в ягодицы. Я сдвинулась в сторону в надежде отыскать более удобную позицию и чуть не наступила на валяющийся на земле окурок папиросы. На бумажном цилиндрике голубела близкая сердцу россиянина надпись "Беломорканал".

Вцепившись в находку, как старатель в золотой самородок, я принялась с жадностью рассматривать улику. Ни малейших следов губной помады. С одной стороны окурок был сплющен. На картоне отчетливо виднелись следы зубов. Если память меня не подводила, Глаша не имела обыкновения прикусывать папиросу.

Итак, отчеты сыщика Гава, обнаруженные Пьером в тайнике, не были набросками нового романа. Существовал некий реальный Гав, которого Глаша снабжала ностальгическим русским куревом. Конечно, папиросу мог оставить и кто-то из местных, но вероятность этого была ничтожно мала. Вдохновленная своим открытием, я позабыла о терзающих плоть камнях и, наведя бинокль на виллу Беара, подрегулировала резкость.

Бассейн с вышкой, рядом другой бассейн, поменьше, вероятно, с подогревом и гидромассажем, несколько шезлонгов, идеально ухоженный сад, выложенные каменными плитами дорожки, изгибающиеся вокруг цветочных клумб, увитая виноградом беседка. Все было просто прекрасно, за исключением одной маленькой детали: объект наблюдения блистал отсутствием.

Часа через полтора энтузиазм, пробужденный во мне папиросным окурком, угас, и я снова подумала о том, что писателем быть все же несравнимо лучше, чем сыщиком. Трудишься потихоньку дома, солнце не жарит, в холодильнике лежит шоколадное мороженное и апельсиновый сок, да и в кресле сидеть не в пример удобнее, чем на острых камнях.

Я уже подумывала над тем, чтобы все бросить и отправиться на пляж, как двери виллы распахнулись, и к бассейну неспешной походкой прошествовал высокий загорелый мужчина в плавках с перекинутым через плечо полотенцем. Положив полотенце на шезлонг, он лениво потянулся и повернулся ко мне лицом.

В окулярах обрисовался красиво вылепленный подбородок, прямой нос и широко расставленные глаза под густыми черными бровями. Именно эти благородные черты были изображены на обложке расстрелянной Аглаей книги. Лауреат Гонкуровской премии, собственной персоной.

"Молодец. Держит себя в форме", — одобрительно подумала я, оценив впечатляющую мускулатуру.

Прыгнув в воду, Ив поплыл красивым правильным кролем. Я опять заскучала. Приятно, конечно, что хоть что-то увидела, но толку от этого мало. С другой стороны, чего я ожидала? Что Беар на моих глазах еще кого-нибудь изнасилует?

Дверь дома снова открылась, и я нервно подалась вперед, чуть не потеряв при этом равновесие. Теперь я знала, что зря сомневалась в словах Аглаи, как бы странно вся эта история не выглядела.

К бассейну, пританцовывая, двигался дьявол, словно сошедший со страниц "Изгнания бесов" — обтягивающее черное трико, высокие ботфорты, красные рожки, взлетающий при прыжках красный хвост с кисточкой на конце. Глаза адского создания были скрыты за вшитыми в ткань зеркальными стеклами. Обведенные хищными красными контурами, стеклянные вставки отражали солнечный свет, напоминая миниатюрные жерла изрыгающих пламя вулканов.

Танцуя и подпрыгивая, черт дважды проскакал вдоль бассейна. Двигался он очень грациозно, я бы даже сказала — женственно, и если бы не широкие плечи и узкие бедра, я бы склонилась к мысли, что под обтягивающей черной тканью скрывается красотка из стрип-бара.

Ив теперь плыл медленно, держа голову над водой. Его губы двигались, но, к сожалению, расслышать, что он говорит, я не могла.

Остановившись на краю бассейна, дьявол просунул руку себе между ног и расстегнул вшитую в паху молнию. Предмет, извлеченный им наружу, не был покрыт кабалистическими письменами и явно уступал по размерам инструменту, описанному Аглаей в "Изгнании бесов", что, впрочем, не удивляло — в противном случае парень запросто мог бы попасть не только в книгу рекордов Гиннеса, но и в энциклопедию медицинских курьезов.

Плещущийся в бассейне писатель отреагировал на бесстыдное поведение нечистого с большим энтузиазмом и энергичными жестами предложил ему присоединиться к себе.

Дьяволу эта идея понравилась, и, нащупав на затылке замочек еще одной "молнии", он потянул его вниз, вдоль спины, освобождаясь от черной эластичной оболочки, как змея от старой кожи.

В окулярах мелькнули вьющиеся золотые кудри и любовно подрумяненная загаром атласная кожа. Наклонившись вниз, дьявол, решивший преобразиться в ангела, скинул сапоги, высвободил из черного эластика ступни изумительно стройных ног и выпрямился, потягиваясь, раскинув руки в жесте, которым индусы приветствуют солнце.

Бинокль чуть не выпал у меня из рук. Интересно, сколько еще сюрпризов подарит мне сегодняшний день? Парень, ласточкой сиганувший в воду, был тем самым, что пересек Английский бульвар перед отелем "Негреско". Меньше всего я ожидала увидеть златокудрого херувима, некогда покусившегося на мою честь в холодном осеннем лесу, на вилле лауреата Гонкуровской премии и одного из самых популярных современных писателей.

Пока я, ошеломленная головокружительной карьерой русского насильника, размышляла о прихотливых путях судьбы, Ив сдернул себя трусы и предался тем самым, отнюдь не поощряемым церковью забавам, за которые в свое время бог обрушил мощь своей тяжелой артиллерии на погрязшие в аналогичном грехе Содом и Гоморру. Вероятно, с тех пор Господь стал придерживаться более либеральных взглядов, ибо раскаты грома не прокатились по безмятежно-лазурному небу, и грозная молния не ударила в мозаичное дно бассейна.

Вздохнув, я опустила бинокль. Не то, чтобы меня смущали гомосексуальные утехи. Скорее, дело было в том, что голливудские боевики, к которым испытывал особое пристрастие мой третий бывший муж, настолько наскучили нам обоим обилием затянутых постельных сцен, что в последнее время мы просто проматывали их, как рекламу, в надежде обнаружить среди бесконечного траханья хоть какое-то интересное действие.

Поскольку ускорить развитие событий в данном случае не представлялось возможным, я решила воспользоваться моментом и перекусить — волнение всегда пробуждало во мне аппетит.

Пенистая струя теплой кока-колы с сердитым шипением вырвалась из банки и окатила мне ноги. Чертыхнувшись, я поставила банку на землю и достала из рюкзака бутерброды, щедро нафаршированые яйцами, луком, анчоусами кусочками тунца и молодыми артишоками.

Разделавшись с ними, я снова взялась за бинокль, и, как оказалось, вовремя. Ив со златокудрым херувимом уже выбирались из бассейна. Блондин растянулся на шезлонге, а писатель, нежно поцеловав его на прощанье в подрумяненное солнышком плечо, направился в дом.

Прошло еще с четверть часа. Херувим переменил позу, перевернувшись со спины на живот. Я опять заскучала, но тут к бассейну снова вышел Беар. Он был одет в светлые брюки и трикотажную рубашку-"поло" с короткими рукавами. Что-то сказав блондину, писатель двинулся к гаражу. Пару минут спустя из ворот виллы выскользнул большой темно-синий автомобиль с откидным верхом. Марку его на таком расстоянии я определить не смогла.

С биноклем в руках я нервно вскочила на ноги, соображая, что делать дальше: преследовать Ива, или для начала пообщаться с блондином. Первый вариант отпал автоматически: пока я, пробираясь через колючие кусты, добралась бы до своего "ситроена", Беар вполне успел бы домчаться до Сан-Тропеза.

О чем говорить с голубым херувимом-насильником я точно не представляла. Не спрашивать же его, в самом деле, кто именно — он или Беар насиловал Аглаю, и зачем им это понадобилось! В то же время непреодолимый внутренний импульс побуждал меня в срочном порядке познакомиться с блондином.

В основе этого импульса, несомненно, лежало мое проклятое любопытство. Мне страшно хотелось узнать, как златокудрый насильник ухитрился стать любовником знаменитого писателя, а также прояснить целый ряд других, не менее занимательных вопросов.

Пока я пробиралась через кусты, в моей голове сложилась вполне логичная версия изнасилования Аглаи. Над Глашей надругался не Беар, а мой херувим. Ив, скорее всего, даже не подозревал об этом.

Хоть я и не решилась бы сказать об этом Аглае, "Бесконечное падение" Беара понравилось мне больше ее "Расколотых снов". Несмотря на явную схожесть целого ряда эпизодов и поворотов сюжета, Ив писал намного динамичнее и сочнее, не увязая в переживаниях героини, и его книга постоянно держала читателя в напряжении.

Написать такой роман, даже позаимствовав кое-какие идеи у другого автора, мог только очень умный человек, к тому же обладающий безупречной логикой. В то же время ни один умный, обладающий безупречной логикой мужчина, будучи виновным в изнасиловании, не стал бы хранить в своем доме столь важную улику как маскарадный костюм, в котором было совершено преступление, и уж тем более не позволил бы своему любовнику расхаживать в нем на виду у всех по двору виллы.

Испытав на собственной шкуре мстительное упорство Аглаи, Беар не мог ожидать, что она просто позабудет о пережитом унижении и не предпримет никаких ответных шагов. Это означало, что Ив был не при чем.

В то же время, если преступление совершил блондин, все сразу становилось на свои места.

Херувим, возмущенный тем, что Аглая "наезжает" на его любовника, решил отомстить. Склонностью к насилию он обладает — в этом я убедилась на собственном опыте, но при этом не слишком умен — со мной он вел себя более, чем глупо.

Идею изнасилования блондин почерпнул из "Изгнания бесов" — в отличие от Ива ему было нетрудно прочитать книги Аглаи. От костюма избавиться не сообразил — об уничтожении улик в "Изгнании бесов" ничего не говорилось. Все очень просто.

Версия была логичной, не вписывалась в нее лишь одна маленькая деталь: со мной блондин вел себя без малейшей агрессивности, скорее, даже наоборот. Впрочем, в отношении Аглаи насильник тоже не проявил физической жестокости: под действием наркотика она сама жаждала сексуальной близости. В данном случае в первую очередь пострадало Глашино самолюбие. Больше ее бесил тот факт, что она получила от секса огромное удовольствие.

На шоссе я ступила полностью убежденная в виновности херувима. Оставленный на солнце "ситроен" раскалился до уровня доменной печи, и прежде, чем забраться в него, пришлось подождать несколько минут, пока кондиционер в кабине не сделал температуру более или менее приемлемой.

Итак, с изнасилованием все ясно. Теперь меня мучил другой вопрос: как проникнуть на виллу? Хозяина дома нет, не зная имени блондина, прикинуться его приятельницей я не смогу. Если бы дверь открыл сам херувим, все было бы просто, но наверняка это сделает кто-либо из слуг. Прислуга в этих краях, как правило, с английским не в ладах, а мой французский, к сожалению, оставляет желать лучшего.

Решение возникло в тот момент, когда я затормозила у ворот "Сирены". Неизвестно, сработает моя идея или нет, но попробовать стоило.

Порывшись в косметичке, где я хранила свои документы, я извлекла на свет божий удостоверение с золотым тиснением на красной кожаной обложке и моей фотографией, наклеенной внутри. Любого иностранца, не знакомого с русским языком, сей документ, несомненно, впечатлил бы. Он бы и меня впечатлил, не знай я, что внушительная золотая надпись на "корочке" уведомляет, что податель сего удостоверения является почетным членом мафии.

Эту оригинальную ксиву пару лет назад подарил мне на день рождения вегетарианствующий издатель эзотерических комиксов "Путь к тебе". Внутри все было честь честью — круглая печать издательства на моей фотографии, синий треугольный штамп на соседней странице, и даже изобилующая росчерками и завитушками подпись вегетарианца в графе "Начальник отдела кадров".

Один мой приятель арендовал в Тайланде машину, предъявляя вместо водительских прав старый комсомольский билет. Так чем я хуже? Вопрос только в том, кем лучше представиться. Может, журналисткой? Нет, журналисткой не стоит. В отсутствие хозяина меня точно не пустят на виллу.

Немного подумав, я туго затянула волосы на затылке и посмотрела в зеркальце заднего вида, стараясь придать лицу убийственно серьезное и зловещее выражение. Не знаю, в какой степени мне это удалось, но кое-что получилось. Выбравшись из машины, я решительно зашагала к воротам.

Калитку открыл мужчина лет пятидесяти в темно-зеленой униформе, на которой миниатюрными солнцами сверкали ярко начищенные латунные пуговицы. Его военная выправка и гордо вскинутая голова наводили на аналогию с вышколенным английским дворецким. Вероятно, это и был дворецкий, только французский.

Упреждая его вопрос, я резким движением извлекла из кармана удостоверение почетного члена мафии и, сверкнув золотом букв, развернула перед его лицом оторопевшего слуги.

"Российское управление государственной безопасности, — громко отчеканила я по-французски. — По нашим сведениям, на территории виллы "Сирена" находится подданный нашей страны, которого мне необходимо допросить по вопросу, чрезвычайно важному для стабилизации международных отношений между нашими странами. В случае препятствования отправлению моих обязанностей, Российское правительство будет вынуждено представить ноту протеста президенту Шираку."

Не знаю, насколько хорошо понял меня дворецкий, поскольку вместо незнакомых мне французских слов я вставляла испанские, произнося их на французский манер, но, что-то он, видимо, уловил. Судя по всему, до сих пор ему не приходилось сталкиваться с Российским управлением государственной безопасности, и, не представляя, как действовать в подобных случаях, бедняга впал с состояние ступора.

Отодвинув в сторону ошарашенного слугу, я шагнула в калитку и решительно двинулась к бассейну.

Насильник-херувим ничком лежал в шезлонге и загорал. Плавок на нем не было, а чудесный золотистый загар равномерно распределялся по всему телу, без всяких там светлых и темных мест — прямо-таки живая реклама естественного образа жизни. Любой нудистский журнал был бы счастлив опубликовать на обложке его фотографию.

Глаза блондина были прикрыты сложенным вдвое полотенцем. Он то ли спал, то ли, замечтавшись, не слышал моих шагов. На мгновение мне стало его жалко — слишком уж безмятежным он выглядел. Через секунду от этой безмятежности не останется и следа.

Твердо решив не поддаваться сентиментальности, я резким движением сорвала полотенце с лица херувима и переместила его на ту часть тела, которую Адам, вкусив запретный плод, поспешил прикрыть фиговым листком.

Парень вздрогнул, подскочил на шезлонге и, хлопая сонными глазами, недоуменно уставился на меня.

— Майор Пыткаренко, ФСБ, — скорчив зловещую рожу, рявкнула я. Взмахнув перед носом херувима удостоверением почетного члена мафии, я спрятала документ в карман. — Вы разыскиваетесь по делу об изнасиловании. В ваших же интересах честно и правдиво ответить на все мои вопросы. Как известно, чистосердечное признание облегчает наказание.

"Но увеличивает срок", — мысленно добавила я. Вслух это произносить явно не стоило.

Эффект превзошел все мои ожидания. Плохо соображавший спросонья блондин, услышав устрашающую аббревиатуру, посерел и съежился, вжимаясь в шезлонг.

— К-к-какое еще изнасилование? — дрожащим голосом проблеял он.

Мне снова стало его жаль. Только представьте: Франция, Лазурный берег, парень мирно загорает у бассейна на территории частных владений — и вдруг, откуда ни возьмись, появляется майор ФСБ и начинает шить ему статью. В такой ситуации даже ни в чем неповинного человека запросто может хватить кондрашка!

Уголком глаза я заметила застывшего у противоположного края бассейна дворецкого. Не сводя с нас внимательного взгляда, он настороженно вслушивался в непонятные звуки русской речи. Не обращая на него внимания, я продолжила психическую атаку.

— Вероятно, вы хотели спросить — какое из изнасилований? Что ж, могу напомнить. Одно из них вы совершили на прошлой неделе во Франции, другое — в Москве, шесть лет назад. Есть основания полагать, что это не единственные ваши преступления.

— Н-нет! Что вы! В-вы ошибаетесь! — нервно залопотал блондин. — Я никогда никого не насиловал, ни здесь, ни в России. Клянусь!

— Чем клянешься? — зверски усмехнулась я, постепенно входя во вкус роли. Нечего ему "выкать" — больно много чести для насильника. — Жизнью или свободой? Или, может, орудием преступления?

— Ч-чем угодно клянусь! Родиной, Христом-богом, могилой матери! Я правда никогда никого не насиловал!

— Обидно, — покачала головой я. — В таком молодом возрасте — и склероз. Что ж! Придется напомнить. Окраина Москвы, октябрь, лес, земля, размокшая от дождя, ручей с перекинутыми через него мостками. Навстречу тебе идет женщина в коричневой куртке с капюшоном, брезентовым рюкзаком и заляпанными грязью резиновыми сапогами. Что ты у нее спросил? Не помнишь? Случайно, не "Сколько времени?" Мне удалось освежить твою память, или нужны еще подробности? Сказать, что она ответила, или, может, напомнить, как ты был одет, или как ты повалил ее в лужу?

В глазах несостоявшегося насильника отразился смутный ужас узнавания. Херувим так побледнел, что я всерьез забеспокоилась о его здоровье.

— Т-так это были вы?

— Как мило, что ты меня не забыл. Приятно встретить старую знакомую, не правда ли?

— П-простите, р-ради бога, — блондин умоляющим жестом прижал к груди дрожащие руки. — Я понятия не имел, что вы майор ФСБ.

— А теперь расскажи мне о женщине, которую ты изнасиловал в Ницце на прошлой неделе, точнее, пятого сентября.

— Пятого сентября? — недоумевающе нахмурился блондин. — Но я никого не насиловал пятого сентября. Правда, не насиловал. Я и в Ницце в этот день не был. Мы с Ивом с самого утра уехали на Корсику, и вернулись только на следующий день, к вечеру. Мы ночевали в Кальви, в гостинице "Эвиса", обедали в Бастии, ужинали в Кальви, в гостинице. Это точно был не я. Я вообще, кроме вас, никого не трогал, да и вас, в общем, только поцеловал.

— Ты точно уверен, что был на Корсике с Ивом Беаром именно пятого сентября?

— Разумеется, уверен, это и прислуга может подтвердить. Я не вру. Проверьте мое алиби — и сами убедитесь.

Проверять его алиби не было необходимости. Парень был слишком напуган, чтобы врать. Вряд ли бы он назвал с потолка город и гостиницу, где они с Беаром провели ночь. Но если они не имели отношения к изнасилованию, как у них оказался костюм дьявола, в точности такой же, как был описан в "Изгнании бесов"? Как бы это выяснить, не упоминая о своем знакомстве с Аглаей? Пожалуй, стоит успокоить херувима и попробовать с ним подружиться.

— Не нервничай, — сказала я, сменив звериный оскал на обаятельную улыбку. — Я пошутила.

— Пошутили? — затравленно посмотрел на меня блондин. — Насчет чего? Изнасилования, которое произошло пятого сентября?

— И насчет этого тоже. Смотри.

Вытащив из кармана удостоверение, я протянула его херувиму.

Некоторое время он тупо вглядывался в золотые буквы, потом осторожно взял документ у меня из рук, развернул, почитал, пошевелил губами и потерянно посмотрел на меня.

— Так вы не из ФСБ. Вы из мафии!

В его голосе звучала безнадежная тоска приговоренного к смерти.

"Бедняга, — подумала я. — Здорово же я его напугала — до полной потери соображения."

— Ты когда-нибудь слышал, чтобы членам мафии выдавали удостоверения?

— Не слышал, — пожал плечами херувим. — Впрочем, я в мафии никогда не состоял. Но вам-то удостоверение выдали.

— Это шутка, — объяснила я. — С тем же успехом там могло быть написано, что я — одногорбый верблюд или член общества "кузнечики против инсектицидов".

— То есть, вы не из мафии? — дополнительно уточнил блондин.

— Нет.

— И не из ФСБ?

— И не из ФСБ.

— Кто же вы тогда?

— Женщина, которую ты однажды по уши искупал в грязи. Кстати, в удостоверении написано мое настоящее имя — Ирина Волкова.

— Но ведь я не причинил вам вреда! Неужели вы хотите подать на меня в суд из-за этой истории?

— Это будет зависеть от тебя.

— В каком смысле? Вы что-то от меня хотите?

— Хочу, — кивнула я.

— Что именно?

— Во-первых, называй меня на "ты". Для этого мы достаточно близко знакомы. Во-вторых, было бы неплохо выпить стакан апельсинового сока, только не здесь, а в беседке — там не так жарко. И, наконец, мне хотелось бы задать тебе несколько вопросов.

На щеки блондина постепенно возвращался естественный румянец. Он заметно успокоился, но продолжал смотреть на меня с подозрением. Обернув полотенце вокруг бедер, он поднялся с шезлонга.

— Каких вопросов?

— Абсолютно невинных. Видишь ли, я пишу детективы, и в связи с этим меня интересуют мотивы человеческих поступков. Все эти годы мне было страшно любопытно узнать, почему такой красавец, как ты, ни с того, ни с сего набросился в лесу на женщину, одетую, как бомжиха. Не исключено, что когда-нибудь я использую этот сюжет в одном из своих романов.

— И это все?

— Все! — заверила я.

— Так вот в чем дело! — блондин с облегчением вздохнул. — Ты тоже пишешь книги! Везет же мне на писателей! Ну, ты даешь! Даже не представляешь, как ты меня напугала. Я думал, меня кондрашка хватит.

— Считай, что мы квиты. Когда-то ты тоже меня здорово напугал. Так как насчет апельсинового сока и задушевной беседы?

Херувим окончательно расслабился.

— Не возражаю. Анже! — позвал он дворецкого, который, так и не изменив позы, продолжал буравить нас взглядом. — S'il vous plaît, apportez nous au pavillon le verre du jus d'orange et la glace et la bière bien refroidie[4].

— Кстати, я до сих пор не знаю, как тебя зовут, — сказала я.

— Игорь, — блондин склонил голову в шутливом поклоне. — Игорь Костромин, к вашим услугам, мадемуазель.

* * *

Тайна насильника-херувима оказалась простой, как, впрочем, любая тайна, ставшая известной.

— Осознание того, что я голубой, глубоко травмировало меня, — признался блондин. — Я понял это в семнадцать лет, но не мог ни принять этот факт, ни смириться с ним.

— А сейчас ты с ним смирился?

Игорь засмеялся.

— Полностью — и это сделало меня счастливым. Что может быть лучше, чем любить себя таким, каков ты есть?

— Надо же, ты стал настоящим философом. Кажется, я догадываюсь, почему ты набросился на меня в лесу. Пытался доказать самому себе, что ты не гей?

— Это была моя первая и последняя попытка, закончившаяся, как ты знаешь, самым позорным провалом.

— Первая ли? Целовался ты весьма профессионально.

На щеках херувима вспыхнул румянец.

— Вообще-то, до этого я тренировался. В одной книге я прочитал о технике поцелуев и отрабатывал ее более полугода.

— Отрабатывал? Каким образом?

— На плюшевом медведе, — покаянно развел руками насильник. — Только, ради бога, никому об этом не говори.

— Не скажу, — пообещала я. — А помимо поцелуев ты, извини за нескромный вопрос, еще какие-нибудь техники отрабатывал?

Херувим отрицательно покачал головой.

— К сожалению, нет. Ты, наверное, и сама это заметила. Для всего остального медведь не слишком подходил.

— И ты задумал потренироваться на женщине? Решил, что главное — начать, а дальше все пойдет само по себе, на "автопилоте"?

— Вроде того. Что-то всегда мешало мне знакомиться с девушками, словно между мной и ими стояла какая-то незримая стена. Все приятели наперебой хвастались своими победами, и только мне было нечего сказать. Когда я понял, что меня влечет исключительно мужское тело, я чуть с ума не сошел от отчаяния и стыда. В день нашей встречи я отправился в лес под влиянием какого-то безумного порыва. Я решил, что, занявшись любовью с первой попавшейся женщиной, смогу избавиться от своей болезненной склонности, стать нормальным полноценным мужчиной.

— То есть ты сознательно шел на изнасилование?

— Вряд ли это было сознательно. Это было какое-то помешательство. Мне казалось, что достаточно будет заключить женщину в объятия и поцеловать, а дальше все произойдет само собой, и я мгновенно освобожусь от тяготеющего надо мной заклятия.

— А техника поцелуев, которую ты изучал с медведем, была западная или восточная?

— Восточная. Медитация на ощущениях, измененное состояние сознания, вхождение в транс и все такое прочее. Тебе это знакомо?

— Знакомо, — кивнула я. — Теперь понятно, почему ты ни на что не реагировал.

— Это было удивительное состояние, — улыбнулся воспоминаниям Игорь. — Я словно проваливался в бездну. Осталось только головокружение от падения и завораживающая пульсация губ. Я чувствовал тебя и знал, что ты не сердишься, но ты не хотела быть со мной. Потом я услышал твой крик. Он словно выдернул меня во внешний мир. Я увидел, что мы лежим в луже и понял, что совершаю преступление. Тогда я вскочил и побежал в лес.

Дождь усилился, но я не обращал на него внимания. Промокший до нитки, я бродил по лесу до самого утра. Сначала я хотел лечь на землю, свернуться в клубок и не двигаться до тех пор, пока не умру. У меня ничего не получилось. Я как был, так и остался голубым. Я ненавидел и презирал себя, в то время как холод пробирал меня до костей. Потом отчаяние сменилось безразличием. На рассвете дождь прекратился, и в просвет между тучами пробились первые лучи солнца. Именно тогда я понял, что нет смысла бороться против своей природы и принял себя таким, какой я есть.

"Я гомик, — сказал я себе. — Я гей, я голубой, черт возьми, и это замечательно".

Потом я вернулся домой, три недели провалялся с жесточайшей простудой, и больше не пытался сделать из себя натурала. Ты была первой и последней женщиной, которую я поцеловал.

— А как ты оказался на вилле Беара?

— Исключительно по воле случая. Ив выиграл меня в карты.

— В карты? — изумилась я. — Действительно, оригинально. Я слышала, что в Турции некоторые мужья проигрывали в карты своих жен. Но игра на людей во Франции — это что-то новенькое. И кто же поставил тебя на кон? Ты сам или кто-то другой?

— Это была довольно странная история.

— Обожаю странные истории.

Херувим задумчиво повертел в пальцах стакан с пивом.

— Ты имеешь представление о шизоанализе?

— Насколько я помню, это направление современной французской философии, прославляющее мир желаний и приравнивающее его к сфере специфического шизофренического опыта, нетождественного клиническим формам шизофрении. "Состоявшимися шизофрениками" считаются философы и писатели, перешедшие предел, удерживающий производство желания на периферии общественного производства и тем самым делающие один вид производства тождественным другому.

Игорь посмотрел на меня с легким удивлением.

— Если честно, ты сама поняла то, что сейчас сказала?

— Если честно, то нет. Даже сами философы далеко не всегда понимают собственные идеи, только они в этом не признаются. Если хочешь выглядеть недосягаемо умным, стань философом и произноси как можно больше непонятных слов и туманных фраз. А какое отношение к проигрышу в карты имеет шизоанализ?

— Самое непосредственное, — объяснил херувим. — Меня проиграл Беару некий Стив Рыгайло. Возможно, ты слышала это имя. Оно довольно известное в художественных кругах. Стив — шизоаналитический художник-деконструктивист.

— Отличное словосочетание, — восхитилась я. — Надо будет его запомнить, на случай, если мне вдруг захочется блеснуть эрудицией. А чем, интересно, занимаются шизоаналитические деконструктивисты?

Игорь вздохнул.

— Стив утверждает, что он, гуляя в чистом поле собственных претензий и возможностей, превращает самореферентную метанарративную культуру с четкими идентификациями в детерриализированные культурные телесности.

— С ума сойти, — оценила я. — Ты сам-то понял, что сказанул? В частности, что такое детерриализированные культурные телесности?

— Лучше спроси об этом у Стива, если когда-нибудь встретишься с ним. Думаю, он и сам этого толком не понимал. Когда Рыгайло не произносил непонятные слова и не малевал кистью по холсту, он пил, скандалил и трахал все, что движется, включая мужчин и резиновых кукол. Я был его натурщиком.

— Только натурщиком?

На щеках блондина выступил румянец.

— Больше, чем натурщиком. Мы были любовниками. Кстати, используя меня в качестве модели, Стив рисовал исключительно мой пупок. Только пупок на буром, зеленом или фиолетовом фоне. Он говорил, что пупок — символ вселенской пустоты, а демонстрация многократно кодированной пустоты и подчеркнутое отсутствие смысла — фирменный знак шизоаналитической эстетики. Я всегда подозревал, что Рыгайло попросту не способен изобразить что-либо более сложное.

— Я вижу, у тебя была интересная жизнь.

— Я бы предпочел, чтобы она была чуть менее интересной. Я страшно рад, что Стив проиграл меня Беару. С Ивом я живу как у Христа за пазухой.

— А как Стив тебя проиграл?

— В Париже проходила международная выставка "Концептуальный Шизоарт и генеалогия власти". Рыгайло привез на нее пару десятков картин с изображениями моих пупков, а заодно прихватил и модель, то есть меня. В часы работы выставки я, одетый в набедренную повязку из рваной мешковины стоял в раме рядом с картинами Стива. Мой пупок был обведен тремя черными кругами, символизирующими цинизм, садизм и анархизм, а на шее у меня висела табличка с надписью:

"Шизофрения как высшая форма безумия предстает главным освободительным началом для личности и главным революционным началом для общества."

В день закрытия выставки один русский писатель-неофашист, живущий в Париже, пригласил нас на богемную литературно-художественную тусовку, где оказался и Беар. Все были в приличном подпитии, и разговоры о высоких материях быстро сменились похабными анекдотами и трепом на сексуальные темы.

Рыгайло стал насмехаться над Ивом из-за того, что тот — натурал и заявил, что высшее достоинство духа — это способность бескорыстного и непредвзятого постижения предметов в их собственном бытии. Иначе говоря, мужик, не трахнувший другого мужика — трусливый и немощный духом козел, не способный к ассимиляции вечных и абсолютных ценностей.

В доказательство своих слов Стив заставил меня раздеться и указал на мой пупок, заявив, что в пустоте сего божественного углубления скрыто трансцендентное осознание экзистенциальной свободы.

Не знаю, понял ли его Ив, потому что говорил Рыгайло по-русски, а его слова переводил пьяный писатель-неофашист, но дело кончилось партией в покер. Стив поставил меня против яхты Беара и проиграл. Так я перешел в собственность Ива.

— Но ведь ты не вещь. Разве ты не мог отказаться?

— Мог, наверное, — пожал плечами Игорь. — Только зачем? Если бы ты хоть раз увидела Рыгайло, ты бы меня поняла. У Ива есть свои причуды, но, в сущности, он отличный парень. Я стал его первым любовником. Он заботится обо мне, дарит дорогие подарки, оформил мне вид на жительство. С ним я наслаждаюсь жизнью — а что еще надо для счастья?

— А с женщинами Беар продолжает встречаться?

— Разумеется. В отличие от меня, он бисексуал.

— И ты не ревнуешь?

— Ревновать? Зачем? Женщины приходят и уходят, а я остаюсь. На них надо жениться, на них приходится тратить кучу денег, они хотят детей, а Иву все эти удовольствия ни к чему. Он ищет новизны и наслаждения, а я — его защита от навязчивости дам. В любой момент он может объяснить любовнице, что не может на ней жениться, ибо живет с мужчиной.

— Неплохо придумано, — оценила я.

Костромин улыбнулся.

— Теперь я задам тебе вопрос. Как ты меня нашла?

— Чисто случайно. Увидела из окна машины, когда ты переходил дорогу у отеля "Негреско", и проследила до этой виллы.

— Не чаял, что нам доведется встретиться.

— Для меня это тоже оказалось полной неожиданностью. Кстати, прежде, чем прийти сюда, я наблюдала за виллой со склона холма и случайно подсмотрела, как ты прыгал у бассейна в костюме черта с красными рожками.

— О, Господи! — лицо Игоря снова залилось краской. — Ты все видела?

Я покачала головой.

— Как только ты прыгнул в бассейн, я сделала перерыв на ленч. Кстати, костюм у тебя был просто роскошный.

— Роскошный? — удивился Костромин. — По-моему, самый обычный. На любом маскараде ты встретишь сотню ряженых дьяволов. Чем он тебе так понравился?

— Зеркальными стеклами, вставленными в прорези для глаз, — объяснила я. — Ничего подобного я раньше не видела. Отражающийся в них свет напоминает отблески адских костров. Я даже подумала, что было бы неплохо приобрести такой же прикид. Этой зимой я собираюсь съездить на карнавал на Тенерифе. Где ты его купил?

— Вообще-то, я его не покупал, но думаю, что нечто подобное можно найти в специализированных магазинах.

— Значит, костюм принес Беар? Может, узнаешь, где он его взял?

— Ив тоже тебе не поможет, — покачал головой Игорь. — Этот костюм мы получили по почте вчера вечером.

— По почте? От кого?

— Понятия не имею. На пакете не оказалось обратного адреса, а внутрь была вложена карточка: "Великому автору от почитателя его таланта". Без подписи. Поклонники Ива иногда присылают ему подарки, так что мы не удивились.

— А Беар не боится вскрывать такие посылки? Вдруг какой-нибудь псих пришлет ему бомбу или ядовитую змею?

Игорь улыбнулся.

— Он учитывает такую возможность, особенно после того, как одна сумасшедшая баба принялась орать на всех углах о том, что Ив украл у нее роман. Она даже подала на него в суд, а когда проиграла дело, совсем озверела и начала угрожать ему. Когда мы получаем посылку, Анже проверяет ее детектором металла и просвечивает на рентгеновской установке, после чего вскрывает и, убедившись, что все в порядке, передает Иву содержимое. Так было и в этот раз.

— А что за сумасшедшая баба преследует Беара? — спросила я, радуясь, что херувим сам затронул интересующую меня тему.

— Какая-то русская писательница, Аглая Стрельцова. Кстати, она тоже живет на Лазурном берегу, только в Ницце. Неужели ты не слышала об истории с плагиатом?

— Боюсь, что нет, хотя "Бесконечное падение" я читала. По-моему, здорово написано. А Ив действительно украл у нее роман?

— Да не крал он ничего. Он вообще не подозревал о существовании Аглаи до тех пор, пока она не обвинила его в плагиате.

— Вряд ли можно обвинить человека без всяких на то оснований. Раз дело было передано в суд, значит, существовали какие-то доказательства плагиата, иначе иск не был бы принят к рассмотрению, — возразила я.

— Многие эпизоды и повороты сюжета совпадали. Я читал обе книги. Но замыслы совсем разные, так же, как места действия и герои.

— Меня однажды тоже обвинили в плагиате, — усмехнулась я. — Один псих, то ли из Казани, то ли еще из какой-то Тьмутаракани заявил, что я телепатическим образом считываю книги из его мозга и публикую их под своим именем. Иск он, правда, не подал, вероятно, потому, что работники суда в телепатию не верят. Я тоже в нее не верю. У двух авторов могут возникнуть схожие идеи, особенно, если они берут за основу какое-нибудь реальное событие или газетную статью, но идентичность многих эпизодов и поворотов сюжета трудно объяснить обычным совпадением.

— Если честно, это было не совсем совпадение.

— Значит, все-таки, плагиат?

— Ладно, — вздохнул Игорь. — Я расскажу тебе, как все было на самом деле, если ты пообещаешь, что дальше тебя эта информация не пойдет. Ив не хочет распространяться на эту тему, предпочитает просто все отрицать. Ни один судья в мире не может доказать, что подобное совпадение невозможно, оно лишь маловероятно. Именно поэтому Стрельцова и проиграла процесс. Она бы проиграла в любом случае, но если бы Ив рассказал правду, ему пришлось бы тяжелее.

— Так как все было? — сгорая от любопытства, спросила я.

— В то время Ив жил в Париже, а его роман был написан примерно на две трети. Работа над книгой шла медленно, денег не хватало, личная жизнь не складывалась, и однажды Ив решил с горя напиться вдребадан, для чего и выбрал какой-то кабачок на Монмартре, какой именно, он так потом и не смог вспомнить.

Сидит он себе в углу уже с третьей бутылкой вина, наливается с горя, а за соседним столом пристроилась парочка приятелей. Ив особо не прислушивался к их разговору, но понял, что один из них работает редактором в издательстве и занимается чтением рукописей, в том числе и на иностранных языках.

Некоторое время соседи перемывали косточки начинающим писателям, хохотали над чудовищными ляпсусами, которые они допускают. Разговор незаметно перешел на взаимоотношения полов, и редактор упомянул, что вычитывал книгу одной русской, помешанной на сексуальной агрессии.

— Она описывает сцены изнасилования с таким смаком и фантазией, что, читая их, невольно хочется проделать с кем-либо то же самое, — объяснил сотрудник издательства.

— Ну-ка, расскажи, что-нибудь, — попросил его собеседник.

Редактор не заставил себя упрашивать и следующие полчаса со смаком пересказывал более чем живописные эпизоды.

— Почему же эту книгу не напечатают? — удивился его приятель. — Любители "клубнички" от таких "примочек" на ушах стоять будут.

— Во Франции своих спецов по эротическим сценам более чем достаточно. Будь эта баба француженкой ее, может, еще и напечатали бы, а так выходит нерентабельно — качественный перевод с русского стоит больших денег. Невыгодно получается. Книга хоть и неплохая, но на бестселлер не тянет. Эротика на высоте, но избыток женских переживаний утомляет и тормозит развитие сюжета. Мужчины ее не станут читать, а бестселлер должен быть рассчитан как на женщин, так и на мужчин.

Бездумно вслушиваясь в шелест слов за соседним столом, Ив неожиданно понял, чего именно не хватает в его романе. Эротики — жестокой и нетрадиционной, шокирующей, отталкивающей и в то же время манящей. У неизвестной русской, которую никто никогда не напечатает, был казак-некрофил — так почему бы ему не ввести в книгу корсиканца-копрофила?

В одурманенной алкоголем голове Беара неожиданно ясно выстроился сюжет его переделанного романа. Он уже четко не помнил, какие мысли были его собственными, а какие навеял разговор соседей за столом. Ив вернулся домой и стал писать, как заведенный. Через четыре месяца он отнес роман в издательство "Paladin". Все остальное тебе известно. Беар стал знаменит, а потом неожиданно возникло это дело о плагиате.

Даже не знаю, можно ли считать это плагиатом. Ив считает, что Стрельцова, переводя для суда свою книгу с русского на французский намеренно делает это таким образом, чтобы перевод был предельно близок к тексту его романа — литературный перевод допускает большую вольность. Все-таки мне кажется, что Ива нельзя назвать плагиатором.

— В любом случае, он не пытался украсть роман Стрельцовой. Трудно винить человека за то, что он использовал в книге идеи, случайно услышанные в пивнушке. Ни один писатель на его месте не удержался бы от искушения.

— Так-то оно так, — вздохнул Игорь. — Жаль только, что все закончилось скандалом. Стрельцову тоже можно понять — Ив стал миллионером и мировой знаменитостью, а она осталась на бобах. Она отчаянно не хочет признать, что при любом раскладе никогда бы не оказалась на месте Ива.

— Нелегко чувствовать себя проигравшей.

— Особенно когда речь идет о миллионах долларов, — усмехнулся херувим.

— А где находится упаковка, в котором тебе прислали костюм?

Костромин посмотрел на меня, удивленный неожиданной переменой темы.

— В помойке, наверное. А зачем он тебе?

— Ты уверен, что там не было обратного адреса?

— По-моему, не было. Особо я не приглядывался. Кажется, Анже упомянул о том, что обратный адрес не указан. Если тебе так нравится костюм дьявола, я могу поговорить с Ивом. Уверен, что он согласится подарить его тебе.

— Это было бы не совсем удобно, — сказала я. — Я предпочитаю купить новый костюм. Просто я подумала — вдруг обратный адрес все-таки был, но вы не обратили на него внимания.

— Если хочешь, я могу спросить у Анже.

— Спроси, если не трудно.

— Хорошо. Сейчас вернусь.

Игорь встал и направился к дому.

Он вернулся через пару минут.

— Дворецкий утверждает, что посылка не имела обратного адреса. Мусор вынесли утром, так что проверить это я не могу. У меня не хватило духу просить Анже рыться в мусорном контейнере.

— Этого бы он мне не простил, — усмехнулась я, подумав, что покопаться в помойке могу и сама.

— Странная ты какая-то, — заметил херувим. — Проще обзвонить магазины, чем искать отправителя.

— Зато так было бы интереснее. Разве тебе не любопытно, почему этот человек в качестве подарка выбрал именно костюм дьявола? Может, он отождествляет Беара с нечистой силой? Все это выглядит довольно загадочно.

— Не вижу в этом ничего загадочного. Обычное дело, — пожал плечами Игорь. — После общения с шизоаналитиками меня вообще трудно чем-нибудь удивить.

— Тебе не интересно, потому что ты не пишешь детективы, — объяснила я. — У писателей мозги иначе работают. Любое, даже самое тривиальное событие может натолкнуть их на оригинальный сюжетный ход. Одна история с Беаром и Стрельцовой чего стоит. Представляешь, какой детектив можно было бы накатать на ее основе?

— Не представляю. Никогда не мог похвастаться буйством фантазии. Какой, например? Стрельцова из мести убивает Ива?

— Это было бы слишком примитивно, — покачала головой я. — Она может затеять хитроумную игру, каким-то образом подставить Беара, чтобы тот сел в тюрьму.

— Тогда Ив убьет ее из мести! — вдохновился Костромин.

С фантазией у него и впрямь было туговато.

— А ты не мог бы познакомить меня с Беаром? — попросила я. — Было бы любопытно поговорить с ним о литературе, а заодно узнать, как развиваются его отношения со Стрельцовой. Может, я и впрямь сочиню детектив о плагиате.

— Вряд ли Иву понравится, если ты про него напишешь.

— Но я вовсе не собираюсь писать про него. Там будет совсем другой герой, а если некоторые черты характера и будут похожи, то это можно рассматривать как простое совпадение. К тому же книга выйдет на русском языке, так что Ив даже ее не прочитает.

— Если так, все в порядке. Скажу, что ты моя троюродная сестра, и мы случайно встретились в Ницце. Созвонимся на днях и договоримся о встрече. Устраивает тебя такой вариант!

— Вполне, братишка! — подтвердила я.

* * *

Покинув территорию виллы "Сирена" я первым делом огляделась в поисках помойки и тут же заметила три аккуратных мусорных контейнера — желтый для пластика, синий — для стекла и зеленый — для прочих отходов. В очередной раз подумав о негативных сторонах сыщицкой работы, я принялась вскрывать набитые мусором черные пластиковые пакеты.

По закону подлости картонную коробку с карточкой "великому автору от почитателя его таланта", а также желтую упаковочную бумагу с адресом Ива и печатями почтамтов, я обнаружила на самом дне бака.

Игорь не соврал. Костюм Беару действительно прислали. Обратного адреса не было. Судя по штемпелю, посылка была отправлена с центрального почтамта Ниццы.

Выудив из контейнера относительно чистый пластиковый пакет, я запихнула в него улику и огляделась по сторонам, надеясь, что моих помоечных раскопок никто не заметил.

Калитка виллы "Сирена" была приоткрыта. Стоящий около нее дворецкий сверлил меня недобрым подозрительным взглядом.

* * *

Желтый "Ситроен" весело катился вниз по серпантину, унося меня к ленивому теплому морю. Утро оказалось более чем плодотворным. В багажнике автомобиля лежала улика, которая, возможно, могла привести меня к преступнику. Интересно, зачем насильник послал костюм дьявола Иву Беару?

Первая версия: фанатичный поклонник писателя решил наказать Стрельцову за то, что она осмелилась обвинить его кумира в плагиате. В этом случае посланный костюм — своеобразный символ свершившейся мести.

Вторая версия: Некто хочет "подставить" Беара, свалив изнасилование на него.

Непонятно было, зачем в этом случае костюм послали именно по почте — свидетели смогут подтвердить, что Ив получил его только вчера. Было бы логичнее незаметно спрятать компрометирующий прикид где-нибудь на вилле, а потом "стукнуть" в полицию. С другой стороны, Аглая в полицию не обращалась, значит дело не заведено. Может, преступник рассчитывал, что она подаст заявление?

Или преступник не блещет умом, или же у него были какие-то свои, недоступные моему пониманию соображения. И вообще, кому и зачем могло понадобиться насиловать Аглаю, одновременно подставляя Беара?

Ретивому журналисту, решившему на пустом месте создать сенсацию? Сомнительно. Журналист бы не пошел на столь откровенный криминал. Кроме того, предполагаемый насильник, по идее, должен был владеть русским языком, чтобы прочитать "Изгнание бесов".

Лишь один подозреваемый идеально вписывался в эту версию — сыщик Гав. Некогда отвергнутый воздыхатель (или брошенный любовник) решает отомстить Аглае за прошлые обиды. Он приезжает во Францию, втирается ей в доверие, она его нанимает следить за Беаром, и Гав заваривает всю эту кашу.

Возможно, он снова пытался "подкатиться" к старой подружке, но она не захотела изменять мужу, и тогда Гав, знакомый с прозой Стрельцовой, удовлетворил свои амбиции, изнасиловав Глашу. Свалив преступление на Ива, он сделал свои услуги для Аглаи еще более ценными. Сфотографировать Ива с полученным по почте костюмом дьявола было бы относительно несложно, а для Аглаи эти фотографии означали бы стопроцентную виновность Беара.

Третья версия казалась наименее правдоподобной, но и ее было необходимо рассмотреть. Аглаю никто не насиловал, но она собиралась отомстить Беару, помимо плагиата обвинив его в изнасиловании, для чего сама послала ему этот костюм. Непонятно было, как именно Глаша собиралась обвинить Ива — ведь в полицию она об изнасиловании не сообщала. В то же время это могло быть частью какой-то сложной игры, целью которой было уничтожить Беара, благо отсутствием воображения Аглая не страдала.

Развилка на шоссе отвлекла меня от размышлений о тонкостях взаимоотношений двух писателей. Передо мной стояла проблема выбора: Антиб, Жуан-ле-Пенн, Канны или Ницца. Куда отправиться?

Притормозив у обочины, я некоторое время прислушивалась к внутренним ощущениям, после чего включила зажигание и решительно повернула направо, к Каннам. Логика выбора в данном случае оказалась достаточно проста: через остальные три города я сегодня уже проезжала.

Пока я болтала с Игорем, наступило священное для европейца время обеда, поэтому прежде, чем ехать на пляж, я решила ненадолго "бросить якорь" в порту Ле Сюке и перекусить в ресторанчике на набережной.

Мне удалось запарковать машину прямо напротив яхтенной стоянки. Это было несказанной удачей — узкие улочки старого города обычно так забиты машинами, что найти здесь место для стоянки почти так же трудно, как выиграть в лотерею.

Вдохновленная продолжающимся везением, я выбралась из прохладного салона "ситроена" под палящие лучи солнца и блаженно потянулась, оглядывая ряды белоснежных яхт. Вдыхая пропитанный ароматами моря воздух, я задумалась над тем, какой ресторан выбрать — провансальский, аргентинский или итальянский. Неожиданно мысли о еде вылетели у меня из головы.

От дальнего пирса отчаливала крейсерская яхта с ярко-синей кормой и красным, как пионерский галстук, носом. Ее центральная часть была белой, и яхта казалась составленной из трех частей детского пластмассового конструктора. Такое судно трудно не заметить. Патриотизм (а заодно и оригинальность) Беара буквально бросались в глаза, а в том, что это была принадлежащая Иву "Итака" я не сомневалась — вряд ли на Лазурном берегу мог обнаружиться еще один безумец, решивший выкрасить свое плавсредство в цвета национального флага.

Трудно объяснить, почему вид сине-бело-красной посудины так меня взволновал. Скорее всего, после успеха на вилле, легкий и относительно безвредный детективный зуд сменился лихорадочной жаждой деятельности, а яхта в данном случае оказалась катализатором.

Вряд ли бы я смогла логически объяснить, чего ради я решила проследить за Ивом — смысла в этом не было никакого. Просто захотелось и все. Помимо всего прочего, я полагала, что время от времени просто необходимо совершать глупости, дабы не ощущать себя слишком нудной и серьезной.

Итак, решение принято: я отправляюсь следом за "Итакой". Вопрос только: как? "Ситроен", при всех его достоинствах отнюдь не амфибия, лодки под рукой нет, водный мотоцикл в порту тоже не арендуешь. Есть, правда, доска для серфинга. Можно лечь на неё и грести руками. Если яхта будет двигаться очень медленно, у меня есть шанс приблизиться к ней, а не догоню Ива, так хоть по морю поплаваю. Физические упражнения перед обедом только полезны.

И тут меня осенило: ласты! Ложусь на доску, свешиваю ноги, гребу ластами, а в руках держу бинокль, через который и наблюдаю за тем, что происходит на яхте.

Пару минут спустя я уже мчалась к концу пирса с доской, ластами и биноклем. Выглядеть со всей этой амуницией я должна была несколько странно, но такие мелочи меня не беспокоили.

Чтобы не тратить время, переодеваться в купальник я не стала, оставшись в топике и шортах, в застегнутом на молнию кармане которых лежали ключи от машины, немного мелочи и карточка "виза". Я надеялась, что пластику морская вода не повредит.

Добежав до края пирса, я поняла, что "Итака" удаляется со слишком большой скоростью и мне придется здорово попотеть, чтобы догнать ее, тем более, что я понятия не имела, какую скорость смогу развить. Напрягаться не хотелось, но взять и сходу отказаться от идеи я не могла — следовало хотя бы попробовать.

Усевшись на нагретый солнцем бетон, я принялась натягивать ласты, вполголоса ругаясь по-испански на тему собственной глупости. Не знаю почему, испанские нецензурные выражения казались мне несколько изящнее русских.

Покончив с ластами, я повесила на шею бинокль и уже собралась было сбросить доску для серфинга в радужную от бензиновых подтеков воду, как сообразила, что на меня с неприличным любопытством пялится смуглый черноволосый парень, сидящий на корме небольшого парусного швертбота.

— ¿Eres española?[5] — осведомился он.

— No, pero vivo en Barcelona.[6]

— Это почти то же самое, — жизнерадостно заявил парень. — В этих краях никто не говорит по-испански. Тоска смертная. С другой стороны, трудно ждать языковых познаний от нации, питающейся лягушками. Извини за любопытство, но зачем тебе бинокль? Собираешься рассматривать морское дно?

— Не совсем. Мне нужно проследить за одной яхтой. Я поплыву за ней на доске.

Брови испанца поползли вверх, выражая крайнюю степень недоумения.

— На доске? За яхтой? За какой, интересно?

— Вон за той.

Я бодро указала на маячащий вдали сине-бело-красный силуэт "Итаки".

— На доске ты ее не догонишь, — покачал головой парень.

— Это твоя лодка?

— Моя, разумеется. А что?

— Может, поплаваем, если тебе нечем больше заняться?

— Ты предлагаешь мне преследовать это судно?

— Почему бы и нет? Если, конечно, твоя малышка сможет развить достаточную для этого скорость.

Испанец метнул на меня полный негодования взгляд.

— Ты считаешь, что моя яхта недостаточно быстроходна?

Именно на такую реакцию я и рассчитывала.

— Не знаю. Может, проверим?

Парень уже отвязывал конец.

— Залезай, да побыстрее.

Сорвав с ног ласты, я забросила свое имущество в швертбот и прыгнула следом.

— Кстати, меня зовут Андрес.

— Ирина, — в свою очередь представилась я.

На корме надрывно заурчал мотор, винт вспенил ленивую воду, и швертбот, набирая скорость, двинулся к выходу из порта.

* * *

— Ты — поклонница Ива Беара? — осведомился Андрес.

— С чего ты взял?

Несмотря на все усилия испанца, разрыв между яхтами сокращался очень медленно. В бинокль я могла рассмотреть кормовую часть "Итаки", но, к моему разочарованию, она была пуста.

— Но мы же преследуем его яхту. Его тут все знают. На такую раскраску трудно не обратить внимания. Кстати, я читал его "Бесконечное падение". Круто написано, особенно сцена с безумным гермафродитом на крыше поезда, когда он насилует Дульсинею. Ты тоже тащишься от Беара, да?

— Мне нравится его книга, но его поклонницей я бы себя не назвала. Кстати, я сама пишу детективы.

— Вот как? — заинтересовался Андрес. — А зачем, в таком случае, ты гонишься за Беаром? Хочешь взять у него автограф?

— Я не собираюсь его догонять. Просто мне любопытно, куда он плывет.

— В таком случае, ты больше похожа на частного детектива, а не на писательницу.

— Ты можешь представить себе частного детектива, преследующего яхту в ластах, на доске и с биноклем?

— Не могу, — честно признался испанец. — Но в этом мире так много сумасшедших.

— Спасибо за комплимент.

— Всегда рад сказать даме приятное.

— Если я и сумасшедшая, то лишь чуть-чуть. Вообще-то я приехала в порт, чтобы пообедать, но заметила яхту Беара и решила, что было бы забавно немного за ней последить. Такого рода приключения вдохновляют меня на написание книг. Когда день за днем сидишь за компьютером, мозги ссыхаются, и необходима небольшая встряска.

— Вроде как сегодня? — уточнил Андрес.

— Вот именно.

На горизонте замаячили контуры выступающих из воды клочков суши.

— Острова Лерен, — прокомментировал испанец. — Ты бывала на них?

— К сожалению, не приходилось.

— На одном из них находится тюрьма, где был заточен знаменитый узник в железной маске. Теперь сюда туристы толпами валят.

— Как ты думаешь, Беар идет к одному из островов?

— Сейчас увидим.

К моему великому сожалению, "Итака" даже не подумала замедлить ход. Палуба судна была пуста. Палящим лучам солнца Ив предпочел прохладу каюты.

— Надеюсь, он не собирается так нестись до самого Сан-Тропеза, — недовольно сказал Андрес. — У меня только полбака бензина. Придется возвращаться на парусах.

— Пройди поближе к берегу, — попросила я, переводя бинокль на остров "Железной маски".

Здесь ничего не напоминало о царственном узнике, который, насколько я помнила, умер в Бастилии, а не на острове около Канн. Обычные палатки с сувенирами, стандартные пластиковые столики под широкими матерчатыми зонтами, за которыми лениво потягивали пиво разморенные жарой туристы.

Отвлекшись от "Итаки", я разглядывала в бинокль мрачные скалистые берега, чахлые пальмы с подрагивающими под легким бризом листьями и открытые террасы кафе. В калейдоскопе лиц одно мне показалось знакомым, и, вернув окуляры назад, я увидела длинный унылый нос, высокие залысины на лбу, зализанные назад волосы. Лицо Пьера Бриали покачивалось в такт движениям швертбота и упрямо норовило ускользнуть из поля зрения.

Невыразительные черты Пьера, волшебным образом преобразившись, казались на удивление живыми и одухотворенными. Его губы шевелились, что-то говоря. Их уголки подрагивали, устремляясь вверх, открывая в усмешке белую полоску зубов.

Сместив бинокль чуть в сторону, я обнаружила источник вдохновения Пьера. У него, точнее, у нее, были длинные белокурые волосы, светло-голубые глаза и узенькое, заостренное к подбородку личико.

"Лиса Алиса", — подумала я, тут же ассоциативно вспоминая фотографию из альбома, где Аглая позировала у фонтана на площади Массены. Мое внимание тогда привлекла блондинка на заднем плане, напоминающая хитрую сказочную лисичку. Зрительная памятью я никогда похвастаться не могла, но сейчас была готова дать голову на отсечение, что подружка Пьера была той самой блондинкой.

На всякий случай я решила как можно внимательнее рассмотреть спутницу Бриали, чтобы потом сравнить ее с фотографией.

"Лисичка" улыбнулась и подалась вперед. Рот Пьера властно накрыл ее губы. Поцелуй был долгим и умелым, если, конечно, выражение блаженства в голубых глазах блондинки не было притворным. Тонкие пальцы девушки скользнули в шевелюру Бриали, на изящном запястье сверкнул янтарный с золотом браслет.

"Вот и верь после этого мужчинам, — подумала я. — Интересно, Аглая догадывается о шалостях своего благоверного? Скорее всего, нет. Жены, как правило, обо всем узнают последними, тем более, что, погрузившись с головой в сражение с Беаром, Глаша уделяет супругу не слишком много внимания."

В любом случае я не собиралась просвещать Аглаю об эскападах Пьера, полагая, что в вопросе супружеской неверности блаженное неведение предпочтительнее горькой правды.

Следуя за "Итакой", швертбот обогнул остров, и я потеряла из вида влюбленную парочку.

— До Сан-Тропеза мы точно не дотянем, — сказал Андрес. — Может, высадимся на берег, перекусим? Ты, вроде, собиралась обедать, а вместо этого зачем-то погналась за Беаром. Не хватит ли впечатлений для писательского вдохновения?

— Ладно, давай пообедаем, только не здесь, — согласилась я, содрогнувшись при мысли, что мы можем случайно столкнуться с Пьером и его спутницей. — Остановимся у следующего острова, тем более, что "Итака" тоже идет в том направлении.

Без особой надежды я в последний раз навела бинокль на корму замедлившей ход яхты и даже присвистнула от удовольствия. Казалось, я вижу продолжение сцены в кафе на острове "Железной маски", с той лишь разницей, что блондинка, заключенная в объятия Беара, отличалась более плотным телосложением. Видимо, лауреат Гонкуровской премии придерживался принципа: "мужчина не собака, на кости не бросается".

Мысленно я позавидовала энергичности и многообразию интересов Ива: утром он наслаждался ласками златокудрого херувима, а несколько часов спустя вкушает прелести гетеросексуальной любви. Интересно, что у него запланировано на вечер? Групповушка с несовершеннолетними?

Их поцелуй тоже был долгим. Оторвавшись от пышнотелой нимфы, Беар отпустил ее и, что-то сказав, спустился в каюту.

"Наверняка отправился за шампанским", — подумала я.

Вытянувшись на шезлонге, блондинка взяла со столика сумочку и извлекла из нее сверкнувший золотом портсигар. Сжав сигарету полными, ярко накрашенными губами, она щелкнула колесиком встроенной в корпус зажигалки и поднесла огонь к лицу.

"Было бы забавно, если бы она тоже курила "Беломор", — подумала я.

Это была сигарета.

Отложив портсигар в сторону, блондинка потянулась, томным кошачьим движением выпячивая грудь и закидывая руки за голову.

"Они что, все заканчивали один и тот же курс начинающей секс-бомбы?" — удивилась я, припоминая, что точно так же вчера потягивалась Аглая.

Подобное совпадение не слишком меня удивило. Пару лет назад мне в руки попалась книга, посвященная невербальному воздействию на окружающих, где были перечислены жесты, пробуждающие интерес у противоположного пола. Одним из них было характерное забрасывание рук за голову. В подтексте движения лежала демонстрация мужчинам груди, на подсознательном уровне включающая их половые инстинкты.

Я даже немного потренировалась перед зеркалом, но вводить сей прием в арсенал привычных жестов все-таки не стала, памятуя о своем специфическом "везении" на насильников. Зачем лишний раз искушать судьбу?

Отвлекшись на воспоминания, я не сразу сообразила, что с блондинкой происходит что-то странное. Золотистая линия волос съехала чуть ли не к затылку, открыв зияющую черную дыру. Хотя нет, причем тут дыра! Это были волосы, гладко зачесанные черные волосы, прежде скрытые париком.

Ухватившись левой рукой за сползающую шевелюру, пальцами правой женщина в панике выдирала застрявшую в пружине шезлонга прядь. Она еще водворяла парик на место, когда из каюты с подносом в руках появился Ив.

Вскочив с шезлонга, его спутница что-то сказала и скрылась в каюте. Судя по всему, она не была уверена, что парик хорошо сидит у нее на голове, и помчалась в туалет приводить себя в порядок.

Любопытно, почему она так боится, что Беар узнает, что она блондинка, а не брюнетка? Может, он западает только на светловолосых? У Игоря Костромина тоже золотые волосы.

Когда подружка Ива убегала с кормы, ее движения показались мне странно знакомыми. Эти полные крепкие икры… Черт!

Я замерла, не в силах поверить в невероятное.

Аглая! Это была она! Именно Аглая целовалась на яхте с человеком, которого она ненавидела всеми фибрами своей души и стремилась во что бы то ни стало уничтожить.

Здорово же она загримировалась. Полностью изменила черты лица. Если бы парик случайно не сполз, зацепившись за шезлонг, я бы в жизни ее не узнала, несмотря на знакомые жесты и портсигар, который я видела сегодня утром.

Что она там делает? Какую игру затеяла?

"В любом случае, добром это не кончится", — подумала я, терзаясь нехорошим предчувствием.

— Эй! Ты меня слышишь? Что там происходит? — моего плеча коснулась рука Андреса.

Я опустила бинокль и улыбнулась.

— Ничего особенного. Просто я немного задумалась.

— Детектив сочиняла?

— Нечто вроде этого, — кивнула я. — Ладно, причаливай к острову. Не знаю, как ты, а я умираю от голода.

* * *

Потрясенная неожиданными открытиями, я решила, что явно перевыполнила на сегодня план по детективной деятельности, и мне необходима некоторая передышка. Остаточные всплески сыщицкого зуда подталкивали меня последить за спутницей Бриали, но голод оказался сильнее, и от этой мысли я благоразумно отказалась.

К тому же особого смысла следить за пассией Пьера не было. Если ее потребуется найти, достаточно будет немного понаблюдать за мужем Аглаи.

Некоторое время я размышляла над тем, каким образом "лисичка" оказалась на снимке в альбоме. Скорее всего, случайно. Если бы они с Аглаей были знакомы, то сфотографировались бы вместе. Просто француженка прогуливалась по центральной площади Ниццы, вот и попала в кадр.

Но француженка ли она?

Только сейчас я поняла, что что-то в "лисичке" показалось мне необычным. Внутренний голос подсказывал, что она была не француженкой, а русской. С чего он вдруг так решил?

Закрыв глаза, я попыталась представить лицо "лисички". Голубые глаза, острый треугольный подбородок, совсем не характерный для славянского типа, тонкие пальцы, погрузившиеся в волосы Пьера, янтарный с золотом браслет. Вот в чем дело! Янтарь вызывает ассоциации с Россией.

Нет, тут что-то еще. В Европе янтарные браслеты — не редкость. Другое дело, что янтарь не моден, и его почти не носят. Может, это связано с формой украшения? Она показалась мне знакомой. Браслет был массивный, из крупных звеньев, широкий в центре и чуть сужающийся к застежке. Где же я видела такие?

Вспомнила. В Москве. Магазин "Подарки" на Новом Арбате. Я искала сувениры для своих испанских друзей. Это был не браслет, а часы, циферблат которых был прикрыт откидывающейся янтарной крышкой. Теперь все понятно.

То, что "лисичка" носила отечественные часы, конечно, не доказывало ее русского происхождения, но теперь у меня возникла новая версия: подружка Пьера попала на фотографию не случайно. В пользу этого я могла выдвинуть два аргумента.

Во-первых, в отличие от всех остальных снимков альбома, этот был сделан дешевой камерой, значит, снимал не Бриали.

Во-вторых, Аглая располагалась не в центре. Скорее всего, фотограф намерено сместил камеру таким образом, чтобы в кадр попала "личичка".

Глаша писала мне, что перед знакомством с Пьером она отдыхала в Ницце с двумя подругами. Возможно, одна из подруг снимала, а другая попала в кадр. Что-то произошло между Аглаей и "лисичкой", и они не захотели фотографироваться вместе.

Ссора могла оказаться серьезной, и "лисичка", из мести или из зависти, решила покуситься на Глашиного супруга. Все это выглядело более или менее логично лишь при условии, что спутница Пьера действительно была русской. Придется осторожно выяснить у Аглаи, знает ли она девушку с фотографии.

Успокоившись на этой мысли, я переключила внимание на Андреса, пришвартовывающегося к причалу следующего острова и почувствовала легкие угрызения совести. Парень устроил мне роскошную морскую прогулку, и следовало хоть немного вознаградить его за старания.

Единственный на острове ресторан порадовал нас салатом "paradis", фаршированными яйцами и морскими гребешками, запеченными с шампиньонами. Мы мило поболтали о яхтах, рыбалке и подводной охоте, после чего отправились в обратный путь.

В связи с истощившимися запасами бензина, в Канны пришлось возвращаться под парусом. Андрес, вознамерившись сделать из меня настоящего морского волка, с редкостным для испанца терпением объяснял мне азы управления парусным судном. Через пару часов я научилась отличать бакштаг от галфвинда, держать курс крутой бейдевинд и даже с грехом пополам совершать поворот оверштаг.

Фордевинд мне упорно не давался, и после того, как я пару раз чуть не опрокинула яхту, нервы Андреса не выдержали и он предложил мне заменять его более легким коровьим оверштагом.

На берег я сошла чрезвычайно довольная собой, и мы отправились бродить по бульвару Круазетт, разглядывая витрины знаменитых бутиков. Потом мы где-то ужинали, еще где-то гуляли, где-то танцевали, оказавшись в конце концов в казино клуба "Карлтон". Следуя примеру блистательного Джеймса Бонда, я решила сыграть в баккара и благополучно просадила тридцать евро, после чего остановилась по той простой причине, что, в отличие от агента 007, мою игру не финансировали ни английская разведка, ни ЦРУ.

Андрес надеялся, что остаток ночи мы проведем в каюте его швертбота, но я его разочаровала, объяснив, что друзья, у которых я остановилась, будут волноваться. Мы обменялись телефонами, поцелуями и расстались.

* * *

Несмотря на то, что время приближалось к двум часам ночи, в окнах виллы "Флоренция" горел свет. Я ужаснулась при мысли, что хозяева из вежливости дожидаются моего возвращения, но Аглая развеяла мои опасения, объяснив, что они сами только недавно вернулись домой.

Пьер задержался в связи с неожиданным вызовом в Коль де Венс, где он консультировал коллегу относительно своего бывшего пациента, страдавшего какой-то весьма редкой болезнью с труднопроизносимым названием, а сама Глаша, пообщавшись с продюсером, отправилась по магазинам, где случайно встретилась с литературным агентом — милейшей дамой, которая консультировала ее по поводу плагиата. Они вместе поужинали и проболтали до поздней ночи, перемывая косточки Иву Беару.

Сделав вид, что верю в эти сказки, я в свою очередь поведала о занятиях парусным спортом с Андресом и прочих совместных развлечениях, никоим образом не связанных с детективной деятельностью.

В отличие от меня, изрядно вымотанной бурными событиями дня, Аглая была свежа как роза и энергична как молодой доберман, доказывая личным примером, что ненависть по стимулирующему эффекту вполне может дать фору амфетаминам.

Пьер зевнул и, попрощавшись, удалился к себе.

Я тоже зевнула, мечтая последовать его примеру, но любопытство оказалось сильнее усталости, и я сняла с полки фотоальбом.

— Утром я взглянула на твои снимки. Как тебе удается так здорово выглядеть на фотографиях?

— Я вообще на удивление фотогенична, — без ложной скромности заявила Глаша.

— Там и пейзажи потрясающие. Все эти снимки сделаны в окрестностях Ниццы?

— Не только. Многие были сняты в Италии. Если хочешь, я тебе расскажу, что к чему.

Разумеется, я хотела.

— А это место я, кажется, узнаю, — обрадовалась я, указывая на фотографию, где Аглая позировала у фонтана. Площадь Массены, верно?

— Похоже, ты успела неплохо изучить Ниццу.

— Я бывала здесь раньше. Тебя Пьер снимал? Немного неудачно выбран ракурс. Было бы лучше, если бы ты оказалась в центре.

— Нет, — покачала головой Аглая. — Этот снимок был сделан до того, как я вышла замуж за Пьера. Помнишь, я писала, что со мной были две сокурсницы по университету?

— Помню, — кивнула я.

— Фотографировала Танька, а камеру она сместила для того, чтобы Светка попала в кадр.

— Светка — это блондинка слева?

— Точно. Это Света Фокина.

— А почему вы не сфотографировались вместе?

— Ну-у, — неопределенно протянула Глаша. — Можно сказать, что у нас были некоторые трения. Знала бы ты, как они мне завидовали, когда узнали, что Пьер сделал мне предложение! Танька еще ничего, а Светка чуть с ума не сошла. Она еще с Танькой пари заключила, что мне не удастся Пьера заарканить, и, разумеется, проиграла.

— А где они теперь? Тоже во Франции?

— Что ты! Какая Франция? В Москве.

— Но в гости к тебе они приезжают?

— Я что, похожа на сумасшедшую? Запомни одно золотое правило: если хочешь сохранить мужа — держи его как можно дальше от лучших подруг.

— Неужели ты даже не познакомила их с Пьером?

— Разумеется, нет. Я же тебе объяснила.

— Но меня-то ты приглашала в гости.

— Ты — другое дело. Во-первых, ты не лучшая подруга, а всего лишь знакомая по переписке, из чего следует, что у тебя нет желания делать мне пакости. Во-вторых, ты тоже неплохо устроена в жизни — живешь в Испании, от отсутствия поклонников не страдаешь, так что мой Пьер тебе даром не нужен.

— Честно говоря, у меня никогда не возникало желания отбивать ухажеров у своих приятельниц. На свете так много мужчин, что я просто не вижу в этом необходимости.

— Не стоит судить обо всех по себе. Хоть Светка и клялась мне когда-то в любви и дружбе, она бы с удовольствием всадила мне нож в спину.

— Просто так, без всякой причины?

Аглая вздохнула.

— Не то, чтобы уж совсем без причины. Кое-какие основания у нее, конечно, были, хотя в целом все это глупости.

— Глупости?

Некоторое время Глаша молчала, словно прикидывая, рассказывать мне или нет.

— Помнишь героя моих книг, сыщика Гава?

Лицо Аглаи приобрело отрешено-мечтательное выражение погруженного в приятные воспоминания человека.

— Такой типаж не забудешь, — усмехнулась я. — Кстати, я давно хотела тебя спросить — зачем ты сделала главного героя кривоногим, длинноруким, волосатым и похожим на обезьяну? Чтобы уйти от стереотипного образа частного детектива?

— Ни от чего я не хотела уходить. Просто он таким и был.

— Кто он?

— Колька Сугавов. Светкин жених. Он хотел, чтобы мы называли его Ник, но, с моей подачи, все звали его Гав.

— Жених той самой Светки, с фотографии?

Аглая кивнула.

Ситуация постепенно начинала проясняться. Теперь я понимала, откуда у Глаши появилось такое недоверие к моральным и нравственным качествам лучших подруг.

— И ты увела Гава у Светки. Я угадала?

Глаша поморщилась.

— Мужчина — не ишак. Против воли его не уведешь.

— Но морковкой перед носом все-таки надо помахать. Вряд ли парню ни с того, ни с сего приспичило бросить свою невесту.

— Разве я виновата в том, что мужчины так и липнут ко мне? С Колькой я вела себя точно так же, как с другими ухажерами, и если у него поехала крыша, моей вины в этом нет.

— А тебе самой он нравился — волосатый, обезьяноподобный и с кривыми ногами?

— Ты не понимаешь, — мечтательно вздохнула Аглая. — В Гаве за километр чувствовался настоящий мужик. Густая черная шерсть на груди, в которую можно было зарыться, как в ковер, мускулы, как сжатые пружины, острый звериный запах от подмышек… Это тебе не малохольный красавчик с рекламы одеколона. С ним я чувствовала себя как… как…

Глаша запнулась, не в силах подобрать адекватное сравнение.

— Как горилла в период случки? — с невинным видом подсказала я.

Аглая бросила на меня косой взгляд, гадая, что стоит за моими словами — ирония или искреннее желание помочь.

Я, хоть и с некоторым трудом, сохраняла на лице серьезное и заинтересованное выражение.

— Звучит несколько грубовато, но, в целом, верно, — признала Глаша. — В любви он был как зверь. Дикая, животная, всесокрушающая страсть.

— Настоящая идиллия, — восхитилась я. — А почему ты не вышла за Гава замуж?

— Замуж? За рядового милиционера? О чем ты говоришь!

— Да уж, российский мент — это действительно не подарок, — согласилась я. — И чем все закончилось?

— Это был настоящий кошмар, — Аглая блаженно зажмурилась от воспоминаний, как объевшаяся сливок кошка. — Светка накатала предсмертную записку на пять страниц и наглоталась снотворного. К счастью, ее вовремя нашли и откачали. Гав терзался от чувства вины, и в то же время был не в силах побороть всесокрушающее влечение, которое он испытывал ко мне, а я…

Честно говоря, если не брать в расчет постель, где он был бесподобен, я относилась к нему совершенно равнодушно. По сравнению с интеллектуальной элитой, среди которой я вращалась, Николай был, как бы помягче выразиться… несколько неотесан. Из тех парней, что путают Бодлера с борделем, Сартра с сортиром, а Ван Гога с Ван Даммом. В конце концов мы расстались, естественно, по моей инициативе.

Гав, как безумный, преследовал меня около полугода, но у меня к тому времени появился новый любовник, один кинорежиссер, подающий большие надежды. Убедившись, что мы с Николаем расстались, Светка снова стала со мной общаться, мы даже вместе съездили в Ниццу, где я и встретила Пьера.

— И с тех пор ты не видела Гава?

— Ни разу. В Москву меня что-то не тянет, а на милицейскую зарплату во Францию тоже особо не накатаешься. Впрочем, из милиции его выгнали.

— Выгнали? За что?

— Боюсь, в этом была доля и моей вины, — притворно сокрушаясь, вздохнула Аглая. Чувствовалось, что роль роковой женщины весьма ей импонирует. — После того, как я в очередной раз отвергла его ради режиссера, Николай безобразно напился и в таком виде отправился на задержание.

В результате его напарник погиб, а Гав вместо бандита подстрелил сидящую на лавочке старушку. За убийство его не упекли его лишь чудом: вскрытие показало, что бабулька, испугавшись стрельбы, скончалась от инфаркта за несколько секунд до того, как Гав всадил в нее пулю. Не знаю, правда это или нет — патологоанатом, выдавший это заключение, был Колиным приятелем. В тюрьму Гав не сел, но из органов его с треском выперли. Чем он потом занимался — не знаю.

— С ума сойти, — оценила я. — У тебя жизнь — почище чем детективный роман.

— То ли еще будет, — заговорщицки подмигнула мне Глаша.

* * *

Утро следующего дня было почти точным повторением предыдущего: Аглая блистала отсутствием, а Пьер собирался на работу.

Впрочем, Глашино исчезновение меня не удивило: еще вчера она предупредила, что с утра у нее назначена важная встреча. Мое знакомство с Андресом было Аглае только на руку — теперь ей не нужно было заботиться о том, чтобы развлекать неожиданно свалившуюся на голову гостью.

— Я последовал твоему совету, — сказал Пьер.

— Какому именно?

— Узнать, не въезжал ли во Францию некто с фамилией, начинающейся на "Гав".

— Как я поняла, ответ был отрицательный?

— Совершенно верно. Все туристы с подходящими фамилиями по окончанию визы выехали из страны. А откуда ты знаешь, что из этой затеи ничего не получилось?

— Потому что фамилия прототипа сыщика Гава — Сугавов. Николай Сугавов.

— Сугавóв, — сделав ударение на последнем слоге, повторил Бриали. — Как ты узнала?

— Спросила у твоей жены, — объяснила я, гадая, рассказывала ли ему белобрысая лисичка о том, что она знакома с Аглаей, и как Глаша отбила у нее жениха. — Тебе приходилось когда-нибудь слышать эту фамилию?

— Нет, — покачал головой Пьер, и по выражению жадного интереса на его лице я поняла, что он говорит правду. — Что это за тип?

— Кажется, бывший милиционер, в смысле полицейский.

— У него что-нибудь было с Аглаей?

— Понятия не имею, — соврала я. — Поинтересуйся у нее.

— Нет. Я уже объяснял, почему не могу расспрашивать Глашу.

— Тогда узнай еще у кого-либо, кто может быть в курсе, — забросила я пробный шар. — Наверняка, ты знаком с какими-нибудь русскими подружками своей жены.

— Представь себе, нет. Аглая шутила, что не доверяет подругам и никому не позволит отбить меня у себя. В Россию я не ездил, а сюда она подруг никогда не приглашала.

Ситуация становилась все более интригующей. Если Бриали не врал, он понятия не имел, что Света и Аглая знакомы. Неужели злопамятная "лисичка" решила отплатить Аглае той же монетой, отбив у нее мужа? Судя по всему, подобное поведение весьма характерно для лучших подруг.

Любопытно, знает ли Света о том, что ее бывший жених тоже находится на Лазурном берегу и работает на Аглаю? Скорее всего, нет, иначе она постаралась бы довести это до сведения Пьера. Обвинив Глашу в связи с бывшим любовником, "лисичка" могла бы подтолкнуть Бриали к разводу, а потом занять ее место.

Непонятно только, что делать мне в такой ситуации. Меньше всего мне хотелось ранить чьи-то чувства и провоцировать конфликты, а это означало, что всю компрометирующую информацию следовало держать при себе. Пьер просил меня присмотреть за Аглаей и удержать ее от неразумных шагов, которые она могла бы предпринять в отношении Ива Беара. Именно этим я и стану заниматься, а за странными хитросплетениями любовных взаимоотношений буду просто наблюдать со стороны, исключительно из писательского любопытства.

Была в этой истории еще одна странная нестыковка. "Лисичка" могла утаить от Бриали свое знакомство с Аглаей, но скрыть свое русское происхождение ей бы не удалось. Русский акцент во французской речи был прекрасно известен Пьеру — он каждый день слышал его у себя дома, и он не спутал бы Свету с чешкой или полькой. Почему же в таком случае он попросил именно меня перевести ему бумаги, обнаруженные в тайнике Аглаи?

Бриали заявил, что у него нет других знакомых русских. Почему он соврал? Не хотел посвящать любовницу в свои отношения с женой, или же он, показывая мне отчеты Гава, преследовал некую цель? Если да, то какую? Зная мой интерес к таинственным историям, решил пустить меня по следу полумифического сыщика? Зачем ему это понадобилось?

Если Бриали показал бумаги не только мне, но и "лисичке", Светлана должна была понять, что Гав находится во Франции и работает на Глашу. Как она могла на это отреагировать?

Пьер уехал на работу, а я направила свои стопы на кухню. Вытащив из холодильника корзинку с добрым десятком разновидностей французских сыров, я с полминуты помучалась проблемой выбора, и в конце концов остановилась на бри — любимце королей, вероятно потому, что он наводил на мысль о ненависти и убийстве.

Когда-то этот сыр привел на плаху Людовика XVI. В 1789 году, спасаясь бегством от революционно настроенных пролетариев, король не удержался от искушения заглянуть на ферму Варен, где производили лучший во Франции бри. Во время дегустации сыра Людовика узнали, схватили и отправили прямо на гильотину, наглядно продемонстрировав всему миру, что люди гибнут не только за металл, но и за сыр.

От казни французского монарха мои мысли плавно переместились к мадам Глушко-Бриали. Выходит, подсознательно насильственная смерть ассоциируется у меня с Аглаей. В том, что она способна на убийство, я не сомневалась, и теперь, зная что Глашиного мужа втайне окручивает ее бывшая подруга, предчувствовала беду.

"Из лучших друзей получаются лучшие враги", — подумала я.

В том, что рано или поздно Света раскроет свои карты, я не сомневалась. Она связалась с Бриали лишь для того, чтобы отомстить. Что сделает Аглая, когда узнает правду? Она и так на взводе из-за истории с Беаром, и еще один удар может обернуться непредсказуемыми последствиями.

Некоторое время я размышляла над тем, стоит ли поговорить с Аглаей начистоту, но поняла, что убедить ее не ввязываться в драку и философски отнестись к происходящему мне все равно не удастся. С тем же успехом я могла бы читать проповеди о всепрощении графу Монте-Кристо.

Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, я быстро покончила с бри и отрезала ломтик Brin d'Amour, острого корсиканского сыра с романтичным названием "Немного любви". Уж лучше думать о любви, чем о смерти. Если коснуться темы любви, сразу возникает несколько вопросов.

Аглая и Гав возобновили во Франции свои отношения?

Собирается ли Пьер жениться на бывшей невесте Николая Сугавова?

Входит ли в Глашины планы стать любовницей Ива Беара? Может, она уже это сделала? Если да, то зачем ей это понадобилось?

Было очевидно, что изнасилование (если оно действительно имело место), доставило Аглае особое извращенное наслаждение, которое она вряд ли когда-нибудь испытывала со своим мужем. Не исключено, что она, соблазнив Беара и вступив с ним в связь, хотела таким образом окончательно убедиться, что ее обесчестил именно этот человек. Была ли она тайно влюблена в Ива? Любовь часто следует рука об руку с ненавистью. Вопросов было много. Ответов гораздо меньше.

Осененная неожиданной идеей, я положила на тарелку недоеденный бутерброд и бросилась к телефону, на ходу припоминая номер виллы "Сирена".

Трубку взял Анже.

— Je voulait parler avec Igor Kostromin, — сказала я.

— Un moment…

Полминуты спустя в трубке зазвучал голос насильника-херувима.

— Игорь, привет! — поздоровалась я. — Я понимаю, что это немного неожиданно, но не мог бы ты познакомить меня с Беаром сегодня? Если возможно — прямо сейчас.

— Прямо сейчас? — удивленно повторил Костромин. — Почему вдруг такая спешка?

— Дело не в спешке. Просто сегодня мне нечем заняться, вот я и подумала — было бы здорово встретиться со знаменитым писателем.

— Ив сейчас дома. Подожди минутку, я схожу поговорю с ним.

Время текло невыносимо медленно. По мере ожидания любопытство и желание встретиться в Беаром возрастали даже не в арифметической, а в геометрической прогрессии. Буравя взглядом телефонный аппарат, я чуть не подпрыгивала на месте от нетерпения.

Наконец трубка снова ожила.

— Приезжай, — сказал Игорь. — Только не забудь, что ты моя троюродная сестра.

— Не забуду, братишка, — радостно воскликнула я. — Огромное тебе спасибо.

Второпях покончив с завтраком, я вывела за ворота желтый "ситроен" и понеслась меж зеленых холмов навстречу морю, небу и древним сарацинским башням мыса Антиб.

* * *

По взгляду, который бросил на меня дворецкий, чувствовалось, что он с большей охотой спустил бы меня с холма. В ответ на приветствие он процедил сквозь зубы: "Bonjour, madam". Вероятно, Анже не питал симпатии к представительницам российских спецслужб, шарящим по мусорным бакам.

Игорь, на сей раз одетый в короткие белые шорты, по обыкновению возлежал в шезлонге у бассейна.

— Не думал, что ты приедешь так быстро, — сказал он. — К сожалению, тебе придется немного подождать. Ив работает, а он не любит, чтобы его отвлекали. Думаю, через полчасика он спустится. Если хочешь, можешь пока поплавать.

"И впрямь было бы неплохо искупаться", — подумала я, но, немного подумав, приняла другое решение.

— Лучше позагораю, — сказала я, устраиваясь в соседнем шезлонге.

— Что-нибудь выпьешь?

— Свежий апельсиновый сок, если можно.

Костромин отдал распоряжение Анже, и тот удалился со столь кислым выражением лица, словно слопал с десяток лимонов.

— Что-то ваш дворецкий меня не жалует, — заметила я. — Ты объяснил ему, что с удостоверением я пошутила?

— Объяснил, да что толку, — махнул рукой Игорь. — Анже вообще какой-то странный. Не от мира сего. Беару он достался вместе с виллой. Мало того, что Анже — истовый католик, вдобавок он придерживается более чем традиционных взглядов на отношения полов, и наша связь с Ивом кажется ему верхом бесстыдства. Разумеется, вслух он свое мнение не выражает — боится потерять работу, зато смотрит как епископ на монашку, заразившую его сифилисом. Ив давно бы его уволил, но найти хорошую прислугу почти невозможно.

— Странно. Я всегда полагала, что французы, в том числе и католики, весьма либерально относятся к нетрадиционному сексу.

— На всякое правило существует исключение, — пожал плечами Игорь. — Вообще Анже — личность весьма своеобразная. Не исключено, что он все еще девственник. Бывший хозяин виллы рассказывал Иву, что в молодости дворецкий пережил какую-то трагедию, связанную с женщиной, и с тех пор ведет жизнь отшельника.

— Не знаешь, что именно с ним произошло?

— Понятия не имею. Иву нет дела до личной жизни слуг, так что он особо и не расспрашивал. Лично я уверен, что Анже со сдвигом, и весьма приличным. Несколько дней назад я случайно увидел, как он, стоя на коленях у машины, гладил ее правое крыло, прижимался к нему щекой и бормотал что-то похожее на признание в любви. Кажется, он даже его целовал.

— Может, он молился богу? — предположила я.

— Он не молился, — покачал головой Костромин. — Говорю тебе, он объяснялся автомобилю в любви.

— Значит, ему нравятся машины. Один мой знакомый так мечтал иметь автомобиль, что, купив свой первый "запорожец", обнимал его сиденья и разговаривал с ним, как с собакой.

— Не думаю, что дело в этом, — покачал головой херувим. — Если бы Анже миловался с "мазерати" Беара — тогда другое дело, но лобызать крыло старенького "пежо", на котором прислуга ездит за покупками, может только законченный псих. Кроме того, когда дворецкий встал, я заметил, что выпуклость на его брюках заметно увеличилась. У Анже стоял член.

— Твой дворецкий мог бы обогатить сексопатологию новым термином — автофилия, — подытожила я. — Интересно, существуют мужчины, испытывающие неодолимое сексуальное влечение к мясорубкам, кухонным комбайнам или кофемолкам?

— После общения с шизоаналитиками я готов поверить в существование любой "филии", — вздохнул Игорь. — Стив Рыгайло окончательно подорвал мою веру в разумное устройство этого мира.

— Кстати, тебе не скучно целыми днями валяться в шезлонге?

Игорь посмотрел на меня с удивлением.

— Не думаю, что это может наскучить. Разве что чуть-чуть. А почему ты спросила?

— Просто я подумала, что тебе не мешало бы немного развлечься.

— Развлечься? Каким образом?

— Например, поиграть в детектива.

Костромин расхохотался.

— Держу пари, тебе от меня что-то надо.

— Угадал.

— И что же?

— Помнишь, вчера ты рассказал мне историю про Аглаю Стрельцову, которая обвинила Беара в плагиате?

Игорь кивнул.

— Я уже говорила тебе, что пишу детективы, и меня очень интересуют подобные ситуации. Я решила понаблюдать за Аглаей, тем более, что она живет неподалеку, но вышло так, что ее я потеряла, и от нечего делать стала следить за ее мужем.

— И что?

— Оказалось, что у ее благоверного есть любовница, к тому же русская.

— Нашла, чем удивить. Во Франции у всех мужей есть любовницы, а русских девиц на Лазурном берегу хоть пруд пруди. Они спят и видят, как бы выйти замуж за француза.

— Это верно, — согласилась я. — Но в данном случае мне кажется, что все не так просто.

— В каком смысле?

— Это не обычное знакомство. Похоже, у этой женщины помимо желания выйти замуж есть особые, скрытые мотивы.

— Скрытые мотивы? Что ты имеешь в виду?

— Сама точно не знаю. Именно это мне и хотелось бы выяснить.

— На чем основывается твое предположение?

Я пожала плечами.

— К сожалению, исключительно на интуиции.

— Что требуется от меня?

— Чтобы ты проследил за Пьером и выяснил, где живет его любовница. Потом ты бы мог прикинуться "новым русским", охмурить девицу и выведать, каким образом она познакомилась с Бриали и чего от него добивается.

— La jus d'orange, — мрачно объявил изрядно подзадержавшийся Анже, протягивая мне бокал апельсинового сока.

— La bière!

Два круглых картонных кружочка с видами старинного рыцарского замка аккуратно легли на столик у шезлонга Игоря. На один из них плавно опустилась запотевшая бутылка "Krieken", на другой — большой полукруглый фужер.

Не удостоив нас взглядом, дворецкий удалился с гордо поднятой головой. Даже спина его выражала молчаливое осуждение.

— Стал патриотом Франции? — я подмигнула Игорю, указывая на бутылку. — Предпочитаешь французские марки?

— Это пиво особенное, с вишнями. В России ничего подобного не делают. Хочешь попробовать.

— Нет, спасибо. Я так и не смогла привыкнуть к пиву. Очень уж оно горькое.

— По-моему, ты что-то недоговариваешь насчет Бриали и его подружки. И вообще, все это выглядит несколько странно. О Стрельцовой я рассказал тебе только вчера, а ты в тот же день ухитрилась установить ее адрес и организовать слежку. Не верится, что ты занимаешься этим из чистого любопытства.

— Дело не в только любопытстве. Я ищу сюжет для новой книги, а играть в детектива — на редкость увлекательное занятие. Адрес Аглаи я узнала через Интернет. Для этого было достаточно ввести в компьютер имя и фамилию ее мужа, город и страну проживания. Сведения о Пьере Бриали я тоже нашла в Интернете — там полно статей на тему тяжбы Стрельцовой с Беаром. Ничего сложного или странного в этом нет.

— Ты меня почти убедила.

— Тогда постараюсь убедить окончательно. Ты ведь хорошо относишься к Иву?

— Разумеется. Именно ему я обязан своей роскошной жизнью.

— Не исключено, что Аглая или ее муж могут замышлять что-то против Беара. Если это так, будет полезно узнать об их планах, чтобы расстроить их. Вот и получается, что ты развлечешься, играя в детектива, а заодно, вполне возможно, поможешь своему благодетелю.

— По-твоему, любовница Пьера тоже строит козни против Ива? Зачем это ей?

— Нет, конечно, но, наблюдая за ней, мы может получить некую полезную информацию. В этом и заключается прелесть детективной работы — ты можешь получить самую неожиданную информацию.

— А зачем тебе я? Если тебе так нравится изображать сыщика, почему ты сама за ними не последишь?

Объяснить, что Пьер знает меня в лицо, и я езжу на его машине, я не могла.

— Все дело в близорукости. Как только я надеваю очки, начинает болеть голова. Мне трудно следить так, чтобы меня не заметили, да и охмурить любовницу Бриали мне вряд ли удастся. Это ведь ты у нас роковой блондин.

— Да, но я никогда не имел дела с женщинами.

— Тогда представь, что это мужчина. Тебе нужно просто сыграть роль. Никто не заставляет тебя спать с этой девицей. Просто прикинься влюбленным. Это совсем нетрудно.

— Считай, что ты меня уговорила, — вздохнул Костромин. — И когда мне приступать к детективной деятельности?

— Если не возражаешь, то прямо сейчас. Бриали должен быть на работе, но наверняка сегодня встретится со своей любовницей. Ты мог бы подстеречь его около клиники.

— Ладно. Как только Ив выйдет, я представлю вас друг другу и поеду.

— Ты представляешь, как выглядит Пьер Бриали?

— Разумеется. У Ива целая папка забита вырезками из газет, посвященных его тяжбе со Стрельцовой. Там были и фотографии Пьера. Я отлично запомнил его лицо.

— А ты имеешь представление о технике слежки?

— Я, между прочим, тоже читаю детективы, — обиделся Игорь.

— Не сомневаюсь. И все-таки дам тебе пару советов. Ты поедешь на машине?

— На мотоцикле. У меня черная "Хонда супер фо". Она довольно компактная и не привлекает особого внимания.

— Отлично. У Пьера — белый "корветт кабрио". Держись от его машины как можно дальше, но так, чтобы не терять ее из виду. Если будешь следить пешком или с близкого расстояния, старайся ничем не выделяться из толпы. Характерная ошибка неопытных "филеров" — неадекватное поведение, выражающееся в резком переходе от деланного спокойствия к растерянности или суетливости в случае если произошла внезапная встреча взглядов с объектом наблюдения, или если объект временно потерян из вида. Необходимо выглядеть как можно более естественно.

Твою роскошную шевелюру было бы неплохо спрятать под неприметную бейсболку. Захвати с собой пару-тройку разноцветных маечек, если есть — разные головные уборы и темные очки разных форм. Тогда ты сможешь время от времени менять обличье и не примелькаешься. Мобильный телефон при близкой слежке на всякий случай отключай.

— Понятно, — кивнул Костромин. — Я еще ничего не сделал, но с твоей легкой руки уже чувствую себя заправским шпионом. Не волнуйся, я справлюсь.

— И еще одно. Ты мог бы не рассказывать Беару о том, чем будешь заниматься? Не уверена, что он это одобрит.

— Договорились, босс, — подмигнул мне Игорь. — Пусть это станет нашей маленькой тайной.

* * *

Ив Беар говорил по-английски почти без акцента.

— Странно, что Игорь решил оставить нас наедине, — заметил он, потягивая через соломинку "Голубую луну". — Вы его об этом попросили?

Я предпочла менее крепкий напиток, и удовольствовалась коктейлем "Французский поцелуй" — коллекционным брютом с добавлением малинового пюре.

С улицы мы перебрались в гостиную, где, благодаря кондиционеру, царила приятная прохлада.

— Вряд ли ему интересно слушать разговоры о литературе.

— Ах да, он упоминал, что вы пишите книги. Кажется, детективы?

Я кивнула.

— Неужели вы пришли сюда ради литературных дискуссий?

— Разумеется, нет. Я мечтала увидеть великого Ива Беара, создателя "Бесконечного падения".

— Вы не похожи на обычную поклонницу.

— Почему?

— Они смотрят на меня с обожанием, а вы…

— С неподдельным интересом, — подсказала я.

— Нечто в этом роде. Именно так энтомолог изучает незнакомое ему насекомое.

— А вам бы хотелось, чтобы в моем взгляде читалось обожание? Оно вам еще не наскучило?

— Это зависит от глаз, которые на меня смотрят. Обожающий взгляд красивой женщины заставляет сердце мужчины биться сильнее.

— Я полагала, что ваше сердце уже занято. Вчера, катаясь на яхте со своим другом, я случайно увидела вашу "Итаку". Вы целовались на корме с весьма фигуристой блондинкой. Она тоже ваша поклонница?

— Не в том смысле, как вы думаете. До нашей встречи она понятия не имела ни обо мне, ни о моей книге.

— Интересно, как это ей удалось. Неужто ваша подружка провела последние несколько лет в камере одиночного заключения? Или она принципиально не читает газеты и не смотрит телевизор?

— Хелена полька. Польская аристократка. К сожалению, на польский язык "Бесконечное падение" пока не переведено.

— Тогда понятно. Если не секрет, как вы познакомились?

— Весьма необычно. Вчера утром Хелена попыталась перебежать дорогу прямо перед моей машиной.

— И вы ее сбили? — догадалась я.

Похоже, за годы супружеской жизни Аглая не утратила былой сноровки.

Беар кивнул.

— Я ничего не мог поделать — она появилась так неожиданно. К счастью, все обошлось — я лишь вскользь задел ее крылом. Хелена упала, и вначале я страшно испугался, но потом выяснилось, что все в порядке. Другая на ее месте непременно раскрутила бы меня на кругленькую сумму — некоторые люди ради этого специально бросаются под дорогие машины, но Хелена проявила благородство. Она заявила, что сама виновата в случившемся и предложила позабыть об инциденте. В качестве компенсации я предложил путешествие на яхте вдоль Французской Ривьеры.

Я бросила взгляд на слегка приоткрытую дверь. Мне показалось, что из-за нее донесся еле слышный сдавленный звук, словно кто-то тихо всхлипнул или приглушенно застонал.

— Значит, вы познакомились только вчера? Что ж, вы не теряете времени даром.

— Это Франция, — пожал плечами Ив. — Здесь все происходит быстро, особенно на Лазурном берегу. Встреча, секс, расставание, новая встреча. Люди коллекционируют любовные приключения, как марки или спичечные этикетки. Некоторые заносят имена сексуальных партнеров в специальные тетрадки, а через несколько лет, перечитывая старые записи даже не способны восстановить в памяти черты очередной Жоржетты, Ивонны или Сюзанны. Таков наш образ жизни.

— Похоже, ваша польская аристократка быстро переняла местные обычаи.

— Она особенная. Непохожая на других.

— Непохожая? Чем?

— Трудно сказать. С виду она кажется мягкой, вкрадчивой, кокетливой, но под этой оболочкой чувствуется нечто инфернальное, кипение подавленных страстей, в любой момент готовое выплеснуться наружу расплавленной лавой.

— Сразу заметно, что это говорит писатель, — рассмеялась я.

— Издержки профессии, — Ив покаянно развел руками. — Но типаж, действительно, на редкость любопытный. Не исключено, что сегодня я раскрою эту загадку.

— Вы снова встречаетесь с Хеленой?

Беар кивнул.

— Этой ночью.

Я снова уловила легкий шорох, донесшийся из-за двери. Что ж, подслушивание — излюбленное занятие слуг. Или это Игорь? Хотя нет, он же уехал. Вряд ли он вернулся чтобы подслушать нас с Ивом разговор. Или он опасается, что я составлю ему конкуренцию?

— Неужели вас так тянет к инфернальному? Я бы на вашем месте держалась от подобных дамочек подальше, иначе их расплавленная лава, как вы выражаетесь, может выплеснуться в самый неподходящий момент и здорово обжечь.

Писатель расхохотался и шутливо погрозил мне пальцем.

— А ведь вы ревнуете!

— Возможно, — соврала я, не желая его разочаровывать. — И все-таки не стоит вам связываться с этой полькой.

— А я и не собираюсь с ней связываться. Я изучу содержимое этой шкатулки, внесу в записную книжку аристократическое польское имя и через несколько лет, перелистывая страницы дневника, с улыбкой вспомню белизну пышных бедер Хелены на антрацитовой крышке рояля.

— На крышке рояля? — удивилась я. — Немного неудобно, вы не находите?

— Зато необычно и возбуждающе. Я ведь, все-таки, писатель.

— Без сомнения, это аргумент, — согласилась я.

* * *

Пару часов спустя Анже с каменным выражением лица проводил меня к калитке и нарочито громко захлопнул ее за моей спиной.

Включив в "ситроене" кондиционер, я прикрыла дверцу и минут пять стояла снаружи, ожидая, пока раскаленное солнцем нутро автомобиля перестанет напоминать чрево бронзового быка, в котором сицилийский тиран Фаларид живьем сжигал несимпатичных ему личностей.

Мысль о том, что Николай Сугавов вполне может наблюдать за мной из засады на склоне холма, пришла в голову совершенно неожиданно и слегка меня обеспокоила. Если Гав донесет Аглае, что Беару нанесла визит некая молодая шатенка, ничего страшного не произойдет. Но ведь он может дать ей детальное описание моей внешности и номер "ситроена", а то и сфотографировать меня. В таком случае мне предстоит весьма неприятное объяснение.

"Ладно, как-нибудь выкручусь, — решила я. — Терять все равно нечего, так почему бы не посмотреть, сидит ли Гав в засаде? Только аккуратно, чтобы он не сообразил, что я его вычислила."

Забравшись в охладившийся автомобиль, я достала карту Лазурного берега и отыскала место, где я нахожусь, прикидывая, как обмануть Николая. Если Гав следит за мной, и я поеду наверх, это его насторожит: выезда на шоссе там нет — лишь подъездные пути к виллам, так что делать мне там, вроде бы, нечего. К сожалению, другого способа подобраться к убежищу сыщика не было. Путь был один — наверх.

Попетляв по серпантину, я остановила машину в подходящем для наблюдения месте, достала бинокль и, подрегулировав его, стала изучать склон через лобовое стекло.

Ударившие в глаза солнечные блики чуть не ослепили меня. Зажмурившись, я сообразила, что свет отражается от линз другого оптического прибора. Бывший любовник Аглаи смотрел на меня! Оставалось лишь надеяться, что он не разглядит бинокль в моих руках: я специально поставила "ситроен" таким образом, чтобы солнце светило сзади, и я находилась в тени.

Снова наведя окуляры на нужное место, я разглядела, наконец, Николая Сугавова. Выяснить, похож ли он на сыщика Гава из книг Аглаи, мне так и не удалось — детектив сидел на корточках, полускрытый за кустами, а его лицо заслоняли руки, держащие подзорную трубу. Я разглядела лишь черные коротко постриженные волосы и контуры квадратного, резко очерченного подбородка, в центре которого располагалась не гармонирующая с ним по-детски круглая ямочка.

Хоть бы Гав не понял, что я его высматривала. Если он донесет об этом Аглае, я окажусь в весьма щекотливом положении. Не выдав Пьера, будет невозможно объяснить, как я догадалась, что кто-то следит за виллой "Сирена". Врать я не любила, выяснять отношения — тоже, а, зная характер Аглаи, я не сомневалась, что она мне устроит ту еще головомойку.

Отложив бинокль в сторону, я включила зажигание, развернула машину и поехала вниз. Может, Гав подумает, что я искала другой выезд? Ладно, будь что будет.

Заранее нервничать по поводу возможных последствий моих действий не имело смысла, и я задумалась над более животрепещущими вопросами.

Зачем Аглая встречается с Беаром?

Что она собирается делать этой ночью?

Если Сугавов донесет ей, что я навещала Ива, и, вдобавок, разглядывала Гава в бинокль, заведомо зная, откуда он наблюдает за виллой "Сирена", какие коррективы внесет Глаша в свои планы? Не толкнет ли ее это на какой-нибудь необдуманный шаг? Должна ли я предупредить Беара или поговорить с Аглаей начистоту?

Ничего путного в голову не приходило. В итоге я решила временно отвлечься от детективной деятельности и вести себя, как обычный турист, то есть купаться, загорать, покупать сувениры и не лезть в чужую жизнь.

Именно так я и поступила. Пару часов я без особого успеха изображала из себя серфингистку на пляже маленького курортного городка Антеор, расположенного между Каннами и Сен-Тропезом, потом повалялась на песке, листая довольно скучный английский детектив, и, наконец, отыскала уютный провансальский ресторанчик, где подавали изумительных цыплят монморанси в вишневом соусе.

Я неторопливо расправлялась с десертом — убийственным для фигуры шоколадным суфле, когда мобильник в кармане рюкзака бодро заиграл "Мурку".

Вздрогнув, я отложила ложку и вытащила телефон.

— Даже не представляешь, что я узнал, — в голосе Игоря звучало с трудом сдерживаемое возбуждение. — Вообще-то я должен продолжать слежку, но не удержался от искушения позвонить тебе.

— В чем дело?

— У Аглаи Стрельцовой есть любовник. Они собираются убить Пьера Бриали, а потом пожениться.

— Как ты это выяснил? Пьер рассказывал об этом своей подружке?

— Нет, Пьер тут ни при чем. Я собственными ушами слышал, как Стрельцова обсуждала со своим хахалем, как бы им половчее прикончить супруга.

— Ты видел их?

— Разумеется. Они целовались и ворковали, как голубки.

— Как выглядит любовник Стрельцовой?

— Невысокого роста, примерно с Аглаю, длиннорукий, немного смахивает на гиббона. Чернявый такой, с квадратным подбородком, на подбородке ямочка.

— Но ведь ты должен был следить за Пьером и его подружкой. Как ты оказался рядом с Аглаей?

— Извини, но мне надо бежать. После расскажу.

— Постой! Где ты сейчас?

— Крос-де-Кан. Апартаменты "La vallée d'or" — "Золотая долина". Здесь живет подружка Бриали. Ну все, пока.

В трубке противно заныли короткие гудки.

Некоторое время я задумчиво созерцала остатки десерта, пытаясь осмыслить полученную информацию.

Игорь следил за любовницей Бриали, но каким-то образом в поле его зрения попали Аглая и Гав, которые собирались прикончить Пьера и, заграбастав его денежки, соединить себя узами законного брака. Каким образом эта парочка оказалась поблизости от "лисички"? Может, Гав следил не только за Беаром, но и за Пьером? Застукав голубков вместе, он вызвал Аглаю к апартаментам, чтобы она собственными глазами убедилась в предательстве. Горячая натура Глаши возжаждала мести, из чего и родился сей преступный план. Только этого не хватало!

Решительно отодвинув от себя суфле, я попросила официанта принести чашку крепкого кофе с ромом, в надежде, что оно поможет мне лучше соображать.

Под совокупным действием алкоголя и кофеина моя фантазия разыгралась, и за полчаса я изобрела пару десятков способов, которыми Аглая и Гав при желании запросто могли бы отправить Бриали на тот свет. Наиболее экзотические из них вполне могли бы украсить страницы детективного бестселлера.

Открытым оставался самый главный вопрос: как мне поступить в этой непростой ситуации? Выдавать Аглаю Пьеру мне не хотелось, но позволить, чтобы дело дошло до убийства, я тоже не могла. Может, имеет смысл поговорить с Глашей начистоту и предупредить, что если что-либо случится с Ивом или Пьером, я обо всем расскажу полиции?

Представив, как Аглая с Гавом отреагирует на подобный шантаж, я содрогнулась. Не хватало еще, чтобы эта парочка и меня включила в список смертников. Бывшему менту замочить человека — раз плюнуть. Можно, конечно, объяснить, что на случай внезапной кончины я оставила у нотариуса письмо, где изложила все известные мне факты.

С другой стороны, какими фактами я располагаю? Слова Игоря, сказанные по телефону и не подкрепленные никакими доказательствами, являются не более чем голословным утверждением.

Самое разумное — дождаться нового звонка от Костромина, встретиться с ним и выяснить, что именно он видел и слышал. Потом уже можно будет выработать план действий.

Расплатившись по счету, я вернулась на пляж и растянулась на полотенце. С полчаса я нетерпеливо поглядывала на мобильник, ожидая, пока он зазвонит, и, в конце концов, уснула, сжимая в руке упорно молчащую трубку.

* * *

На виллу "Флоренция" я вернулась только к восьми часам. Игорь все еще не связался со мной, а его сотовый был отключен. Столь продолжительное молчание начинало меня беспокоить, но я утешалась мыслью, что Костромин все еще продолжает слежку.

Взгляд, брошенный на меня Аглаей, мог бы запросто превратить амазонскую сельву в безжизненную пустыню. Мои худшие опасения подтвердились. Сыщик Гав сработал оперативно, и Глаша уже была в курсе моих контактов с ее злейшим врагом.

Пьер возлежал на софе в гостиной с газетой в руках. В отличие от жены, он пребывал в прекрасном настроении. Когда Глаша, зловеще нахмурившись, ледяным тоном предложила мне немедленно пройти в ее кабинет, Бриали посмотрел на нас с лёгким удивлением, но ничего не сказал.

— Н-ну? — усевшись за массивный дубовый стол, мрачно произнесла Аглая.

— Да, — глубокомысленно изрекла я, прикидывая, что предпочесть — кресло или софу.

— Что значит "да"?

— Наш ответ вашему "ну".

Я выбрала софу. Она казалась более уютной.

— И больше ты ничего не хочешь добавить?

— Почему не хочу? Я рада тебя видеть.

— Не юродствуй. Что ты делала на вилле Ива Беара?

— Ах, вот ты о чем! — усмехнулась я. — Ничего предосудительного. Пила апельсиновый сок, болтала с хозяином, вот и все.

— О чем болтала? Обо мне?

— Представь себе, нет. У нас нашлись более интересные темы для разговора. Не думаю, что ты вправе требовать отчета о моих действиях.

— Ошибаешься. Ты живешь в моем доме, и я не потерплю, чтобы ты строила козни, сговариваясь за моей спиной с моим злейшим врагом.

— Какие козни? О чем ты? Вообще-то я познакомилась с Беаром, чтобы выяснить, насиловал он тебя или нет.

— Зачем выяснять то, что и так прекрасно известно? По какому праву ты лезешь в мои дела?

— Я хотела тебе помочь.

— Я не просила тебя о помощи.

— Беар не имеет к изнасилованию никакого отношения.

— Это он тебе сказал?

— Нет, конечно. Просто я выяснила, что в день, когда это произошло, Ив был на Корсике.

— Ты съездила на Корсику и опросила свидетелей?

— Нет, но…

— В том-то и дело, что нет.

Я вздохнула.

— Может, оставишь Беара в покое? Месть редко доводит до добра.

— Еще немного — и ты заявишь, что он и роман у меня не украл.

— Твоя злость гораздо больше, чем его вина.

— С каких это пор ты стала адвокатом Ива? Ты, часом, в него не влюбилась?

— Я только пытаюсь быть объективной.

— Беар уже заплатил тебе тридцать серебряников за мою голову?

Я вздохнула. Оправдываться было бесполезно. Аглая все равно меня не слушала.

— Можешь не верить, но мы действительно не говорили о тебе. Ив даже не подозревает, что я с тобой знакома.

Аглая смерила меня тяжелым взглядом.

— Я разрешаю тебе остаться до утра в моем доме лишь потому, что не имею обыкновения выгонять гостей на улицу на ночь глядя. Но завтра ты уберешься из Ниццы, а лучше из Франции.

— Именно так я и поступлю.

Встав с софы, я направилась к двери.

— Подожди. Ты забыла задать мне один вопрос, — остановил меня голос Глаши.

— Какой же?

— Ты даже не поинтересовалась, как я узнала о твоей встрече с Беаром.

— Наверное, я не настолько любопытна.

— Зато я весьма любопытна. Может ответить, что ты рассматривала в бинокль с вершины холма после того, как отъехала от виллы "Сирена"?

— Окрестности. Обожаю средиземноморские пейзажи.

— Прекрати нести чушь. Как ты узнала о нем?

— О ком? — с невинным видом осведомилась я.

В глазах Аглаи сверкнула ярость.

— Имей в виду: если ты вздумаешь рассказать Пьеру о том, какие именно окрестности ты изучала…

Я вздохнула.

— Только не надо мне угрожать. Я иду спать и ни с кем разговаривать не собираюсь. Спокойной ночи.

Не дождавшись ответа, я вышла и закрыла за собой дверь.

Около лестницы меня перехватил Пьер. Вид у него был озабоченный.

— Что случилось? Почему Глаша такая злая? О чем она говорила с тобой?

— Она попросила меня уехать завтра утром. Не стоило тебе меня приглашать.

— Уехать? Но почему? Что ты сделала? Надеюсь, не рассказала ей о том, что я обнаружил отчеты Гава?

— Разумеется, нет. Не в моих правилах провоцировать семейные ссоры. Просто Аглая узнала, что я была на вилле у Беара и решила, что я строю козни за ее спиной, а я всего лишь пыталась выяснить, насиловал ее Ив или нет.

— Ты встречалась с Беаром? Ничего себе! Как ты с ним познакомилась?

— Это долгая история, — вздохнула я. — У меня нет настроения ее пересказывать. Как-нибудь в другой раз.

— А насчет изнасилования? Удалось что-нибудь узнать?

— Ничего полезного, — соврала я, не желая вдаваться в подробности. — В любом случае, больше я в этой истории участия не принимаю. Сам вразумляй свою супругу.

— Он въехал во Францию два месяца назад. Оформился, как сельскохозяйственный рабочий, — понизив голос, многозначительно произнес Ив.

— Кто въехал во Францию?

Находясь под впечатлением последних событий, я не сразу сообразила, о чем идет речь.

— Как кто? Николай Сугавов. У него был полугодовой контракт на работу в цветочных теплицах Перпиньяна. Он проработал около двух недель, а потом исчез. Из страны он не выезжал.

— Нечто в этом роде я и предполагала.

— Как ты считаешь, Гав и Аглая были любовниками? Могли они возобновить свои отношения?

— Ну и вопросики ты задаешь! Я не ясновидящая, а делать какие-то предположения в данном случае совершенно бессмысленно. Если тебя так занимает личная жизнь твоей жены, проще нанять частного детектива и разобраться во всем раз и навсегда.

— Я подумаю над этим.

— Над чем ты подумаешь? — громыхнул сзади голос Аглаи. — О чем это вы тут шушукаетесь?

— Ни о чем, — вздохнула я. — Я только предупредила Пьера, что завтра возвращаюсь в Испанию. Спокойной ночи.

Оставив супругов разбираться между собой, я удалилась в спальню.

* * *

Вестей от Игоря не было, а его мобильный по-прежнему был отключен. Не выдержав, я позвонила на виллу "Сирена", но Анже сказал, что Беар и его гость отсутствуют.

Полежав минут двадцать в горячей ванне, я забралась в постель, но сон не шел. Не удивительно — было только начало десятого. Около часа я пыталась смотреть телевизор, правда, без особого успеха — разбирала лишь пятую часть того, что говорили. Попробовала полистать детектив, но никак не могла сосредоточиться на смысле прочитанного.

Настроение было — хуже некуда. Меня всегда угнетали ситуации, не имеющие однозначного решения. Вот и сейчас я терзалась от мучительного внутреннего конфликта. Чувство долга требовало срочно что-то предпринять, здравый смысл, в свою очередь, возражал, что от моего вмешательства может быть только хуже.

Я знала, что Аглая этой ночью собирается встретиться с Беаром, и их свидание вполне может закончиться трагедией. Должна ли я помешать их встрече? Имею ли я право сказать Беару, кто скрывается под личностью Хелены? Нужно ли предупредить Пьера, что Аглая и Гав хотят его убить? Следует ли рассказать Глаше, что ее муж крутит роман с ее бывшей подругой? Куда ни кинь, всюду клин. Или я спровоцирую конфликт и буду чувствовать себя доносчицей, или, если кто-либо пострадает, стану страдать от чувства вины.

Потерзавшись еще с полчасика, я твердо решила ни во что не вмешиваться, успокоив нечистую совесть цитатой из "Дао дэ цзин": "Мудрый человек не обладает гуманностью и не нарушает естественную жизнь народа".

Особо мудрой я себя не считала, к тому же сомневалась, можно ли отнести убийство к "естественной жизни народа". Лао-цзы полагал, что да. Даосы не испытывали иллюзий по поводу человеческой природы и, вероятно, были правы. В любом случае, неизвестно, что может произойти, если я попытаюсь вмешаться. Скорее всего, ситуация только усугубится.

"Все уладится само по себе, — решила я, утешаясь этой мыслью. — Вряд ли Аглая осмелится этой ночью убить Беара. Она продолжит играть с ним в кошки-мышки. Завтра Пьер наймет частного сыщика, чтобы следить за женой, ее связь с Гавом раскроется, и они не решатся устранить Бриали. Заодно выплывет на свет тот факт, что Глаша под видом Хелен встречается с Ивом, Беар станет более осторожен, и с ним тоже ничего не случится. Все уладится. Все будет хорошо."

С этой успокоительной мыслью я и уснула, успев в полудреме услышать разогреваемого мотора и звук отъезжающей машины.

* * *

В открытое окно лениво вплывал колокольный звон. Солнце, преодолев большую часть привычного пути к зениту, висело над зелеными склонами предгорий, заливая Лазурный берег неправдоподобно ярким светом.

Я взглянула на будильник и удивилась, что проспала так долго. Десять часов. Пьер, наверняка, уже уехал на работу.

Оставаться в доме наедине с Аглаей мне не хотелось — не дай бог, ей снова захочется выяснять отношения и обвинять меня в тайном сговоре с Беаром.

"Позавтракаю в городе", — решила я и, умывшись, быстро собрала вещи, благо их было немного.

Вопреки ожиданиям, в гостиной я увидела не Аглаю, а Пьера. Господин Бриали возлежал на софе. Его левая нога была небрежно закинута на спинку, а в руках шуршала развернутая газета.

— Пьер? — удивилась я. — Я думала, ты на работе.

— Счастливые не наблюдают часов, а ты дней, — засмеялся Бриали. — Завидую твоей безмятежности. Сегодня суббота.

— А где Аглая?

— Спит, наверное. Она еще не спускалась.

— Она уезжала вчера? Кажется, я слышала шум мотора. Или это был ты?

— Глаша уехала в начале двенадцатого. Сказала — на какую-то окололитературную тусовку.

— Не поздновато для интеллектуальных дискуссий?

— Какие там интеллектуальные дискуссии! — махнул рукой Пьер. — Собирается всякая богемная шушера, накачивается алкоголем, курит марихуану и шляется по дискотекам. Глаша считает, что на таких сборищах можно завести полезные знакомства.

— Во сколько она вернулась?

— Понятия не имею, — пожал плечами Бриали. — У нас разные спальни. Иногда мне среди ночи звонят из госпиталя на мобильный, а Глаша не выносит, когда ее будят. Я не слышал, когда она приехала. Наверняка, только под утро, вот и дрыхнет без задних ног.

— Думаю, мне лучше уехать, пока она не проснулась. Попрощайся за меня с Аглаей и подумай над тем, чтобы нанять частного сыщика. Имеет смысл приглядывать за твоей супругой, пока она чего-либо не натворила.

— Подожди. Я хотел с тобой поговорить. Ты ведь не собираешься уехать без завтрака.

— Вряд ли твоей жене понравится, если она застанет нас, воркующими на кухне.

— Об этом не беспокойся. Раньше полудня она не проснется.

— Ладно, — согласилась я. — Только, если ты не возражаешь, я на минутку выйду в сад подышать свежим воздухом. Уж больно погода хорошая.

Пьер не возражал.

Бросив взгляд на клумбу, около которой Глаша расстреляла "Бесконечное падение", я прямиком направилась к гаражу. Пространство между белым "корветтом" Пьера и желтым "ситроеном" пустовало. Красная "альфа-ромео " Аглаи блистала отсутствием, как, вероятно, и ее хозяйка.

Вернувшись в дом, я бегом взлетела по лестнице в свою спальню и схватилась за телефон. Звонить на виллу Беара в присутствии Пьера мне не хотелось — слишком многое пришлось бы объяснять.

— Monsieur Bear est absent de la maison. Monsieur Kostromin manque aussi,[7] — сухо проинформировал меня Анже.

Изрядно помучавшись с французскими спряжениями, я выяснила, что ни Игорь, ни Ив дома не ночевали и, после непродолжительных препирательств, вытянула у Анже номер мобильного телефона Беара.

Толку от этого оказалось немного. Сотовые Игоря и Ива, словно сговорившись, упорно молчали.

— Черт, — выругалась я.

Положив трубку на место, я обернулась к двери и увидела наблюдающего за мной Бриали.

— Ты звонила Беару?

Отпираться не было смысла.

— Машины Аглаи нет в гараже. Теоретически, она могла приехать на такси, но, скорее всего, домой она не вернулась.

— Подожди, я посмотрю.

Через минуту Пьер возвратился. Вид у него был озабоченный.

— Ты права. Глаши нет. Мобильный телефон она оставила в спальне, так что связаться с ней я не могу.

— Беар тоже не вернулся домой, — мрачно сказала я. — Хотелось бы верить, что это не более, чем случайное совпадение.

— Но ты не считаешь это совпадением? Почему ты в первую очередь позвонила Иву? Тебе что-то известно?

— Мне известно, что Аглая ненавидела Беара и жаждала ему отомстить. Вывод очевиден.

— И что теперь делать? Не хватало, чтобы она втянула меня в очередной скандал. Я и так почти разорился из-за ее чертовой тяжбы с Беаром.

— Будем надеяться на лучшее. Как только Аглая вернется, все прояснится.

— Ты можешь остаться здесь до ее возвращения? У меня какое-то нехорошее предчувствие.

— Ладно, — согласилась я. — Кстати, ты завтракал?

— Да, но выпью кофе с тобой за компанию.

— Вот и отлично. Не волнуйся. Наверняка все уладится, — бодро произнесла я.

На самом деле я была настроена совсем не оптимистично.

* * *

Час спустя в ворота позвонили.

Пьер вскочил и нервно сорвал с рычага трубку домофона.

— Cela tu, Glasha?

Услышав ответ, он нахмурился.

— Марсель? Это вы? Что случилось? Да-да, конечно, открываю.

По невыразительному лицу Бриали разливалась бледность.

— В чем дело? — следуя за Пьером во двор, спросила я.

— Приехал Марсель Лассон. Комиссар полиции. Еще не знаю, что произошло, но без причины он бы сюда не явился.

"Рено" комиссара уже въехал в ворота и затормозил перед клумбой с золотистыми ирисами.

Из автомобиля выбрался невысокий коренастый мужчина лет сорока со смуглой кожей, по виду типичный южанин. Подойдя к Бриали, он обменялся с ним крепким рукопожатием. Не желая мешать, я держалась в стороне.

— Не хотел сообщать вам эту новость по телефону, — в низком голосе комиссара звучали характерные для провансальского акцента тягуче-напевные интонации. — Решил, что лучше приду сам.

— Какую новость? Что-то случилось с Аглаей?

Марсель кивнул.

— В чем дело? Комиссар, ради бога, не тяните!

Лассон прокашлялся и вздохнул.

— Ваша жена в больнице. В состоянии комы. К сожалению, врачи оставляют ей немного шансов.

— Она попала в аварию?

Комиссар отрицательно покачал головой.

— Все обстоит гораздо хуже. Мадам Глушко-Бриали была обнаружена на яхте Ива Беара. Там же находился и владелец "Итаки". Беар был мертв. Его застрелили из пистолета "Дезерт Игл", зарегистрированного на ваше имя.

— Господи, она все-таки сделала это, — согнувшись, как от удара под дых, пробормотал Пьер. — Зачем, Глаша, зачем?

— Простите, — не выдержав, я подошла поближе и обратилась к комиссару. — Вы не могли бы перейти на английский? Я недостаточно хорошо понимаю французский язык.

Лассон посмотрел на меня.

— Это Ирина Волкова, — представил меня Пьер. — Она тоже пишет книги, как и моя жена.

— Вы подруга Аглаи? — осведомился Марсель.

— Да, — подтвердила я, прикидывая, можно ли считать нас подругами.

— Что произошло с моей женой? — вмешался Бриали. Огнестрельное ранение?

Комиссар покачал головой.

— Черепно-мозговая травма. Судя по всему, Беар, увидев наставленный на него пистолет, схватил со стола бронзовую статуэтку сатира, играющего на свирели и швырнул ее в мадам Бриали. Статуэтка попала ей в голову, после она упала, дополнительно ударившись виском об угол окованного железом сундука.

— В какой больнице находится Аглая? — спросил Пьер. — Я должен немедленно ехать к ней.

— Канны. Медицинский центр на авеню Джорджа Клемансо. Извините, Пьер. Я знаю, как вам сейчас тяжело, но речь идет об убийстве, и вынужден задать вам несколько вопросов. Не волнуйтесь, это не займет много времени.

— Конечно, — кивнул Бриали. — Я понимаю, что это необходимо. Но я бы хотел побыстрее увидеть Глашу.

* * *

Узкие и безликие больничные коридоры с намертво въевшимся в них запахом медикаментов действовали на меня самым угнетающим образом. Было трудно поверить, что за одной из уродливых белых дверей неподвижно лежит Аглая, вчера еще полная жизни и планов на будущее. Меня терзала мысль, что при желании я могла сорвать ее встречу с Беаром. Знать бы наперед, что все так обернется…

В глубине души я не верила, что Глаша убьет Ива. Не то, чтобы я считала ее неспособной на убийство, скорее столь прямолинейный образ действий был не в ее стиле.

Я рассчитывала, что Аглая еще долго будет играть с Ивом в кошки-мышки. Она получала удовольствие именно от предвкушения решающего удара, от игры, которую она вела, от ощущения своей власти над врагом.

С другой стороны, что я могла сделать? Сказать Иву, что под видом Хелены с ним познакомилась Стрельцова? Подобного предательства Аглая бы мне не никогда простила, и даже предупредив Беара, я бы лишь отсрочила трагедию, но не предотвратила ее.

Пьер что-то обсуждал с заведующим реанимационного отделения, и, судя по его мрачному виду, ничего обнадеживающего он не услышал. Закончив разговор, Бриали подошел ко мне.

— Через час Глаше будут делать операцию, хотя шансы на успех близки к нулю. У нее тяжелейшая черепно-мозговая травма, и даже если она останется в живых, маловероятно, что функции мозга полностью восстановятся.

— Ты будешь ассистировать при операции?

Пьер покачал головой.

— К сожалению, нет. Это не моя специализация. Операция может затянуться на несколько часов, так что поезжай домой. Здесь ты ничем не сможешь помочь.

— А как насчет моральной поддержки?

— Не беспокойся за меня. Я врач, и я привык к смерти.

— Аглая пока жива.

— Я знаю. Поезжай.

— Хорошо. Я только хотела спросить: ты хорошо знаешь комиссара Лассона?

— Мы знакомы, но не близко. Пару лет назад отец Марселя был моим пациентом, тогда мы и познакомились. Домами мы не дружили.

— Может, ты поговоришь с комиссаром насчет меня? Мне бы хотелось принять участие в расследовании.

— В каком расследовании? — болезненно поморщился Пьер. — Все более, чем очевидно. Глаша решила убить Беара, а он, сопротивляясь, пробил ей голову.

— Похоже на то, — согласилась я. — И все же мне интересно узнать детали убийства. Первая, наиболее очевидная версия далеко не всегда оказывается верной.

Бриали мрачно покачал головой.

— Я понимаю, что тебя привлекают детективные истории, но чем меньше шума возникнет вокруг этого дела, тем лучше и для Аглаи, и для меня.

— Шума в любом случае не избежать. Застрелен один из самых популярных французских писателей. Журналисты не упустят такую возможность.

— Именно поэтому я не желаю, чтобы средства массовой информации раструбили на всю страну об изнасиловании Аглаи и ее связи с Николаем Сугавовым. Пожалуйста, не обсуждай эти темы ни с кем.

— Нанять детектива еще не значит состоять с ним в связи, — заметила я.

— Неужели ты так наивна? Аглая делает этого парня героем чуть ли не всех своих книг, расписывает его мужественность и сексуальность, и после этого ты будешь утверждать, что между ними ничего не было?

— Откуда ты знаешь, как Аглая описывает Гава? Ты же не читаешь по-русски.

— "Застывшие сны" я читал — по требованию суда они были переведены на французский. Кроме того, Глаша регулярно информировала меня обо всех гениальных идеях, приходивших ей в голову, так что о сыщике Гаврилове я более, чем наслышан.

— А ты не допускаешь, что это Сугавов мог убить Аглаю и Беара? — задумчиво произнесла я.

— Зачем?

"Из ревности," — могла бы ответить я, но промолчала. Мне не хотелось рассказать Пьеру о романе Ива и польской аристократки Хелены. Ему и без того сейчас тяжело.

— Мало ли зачем? — пожала плечами я. — Иногда люди совершают трудно объяснимые поступки.

— Например, кусают кормящую руку, — задумчиво произнес Бриали. — Ладно, поезжай домой. После поговорим.

— Подожди. Ты рассказал комиссару об изнасиловании?

— Пока нет, — покачал головой Пьер. — Я упомяну об этом лишь в случае крайней необходимости. Насколько я понял, картина преступления довольно ясная — Аглая застрелила Пьера, а он, защищаясь, ранил ее. Я уже объяснял, что не хочу, чтобы подробности просочились в прессу.

— Понятно, — кивнула я. — Пожалуй, я действитеьно поеду домой. Как только что-то прояснится, позвони мне на мобильный.

Мы попрощались, и я ушла из больницы.

* * *

Домой, я, разумеется, не поехала. Вместо этого я прямиком направилась на виллу "Сирена", в надежде застать там комиссара Лассона. Расчет оказался верен. Комиссар, уже успевший осмотреть особняк Беара, беседовал с прислугой.

Ворота мне открыл Анже. На вопрос об Игоре он ответил, что тот до сих пор не вернулся.

Вопреки ожиданию, мое неожиданное появление обрадовало Марселя. По заинтересованному взгляду, который бросил на меня полицейский, я поняла, что дворецкий уже успел рассказать ему о моих посещениях виллы Беара и о коробке, извлеченной из мусорного бака. Если Марсель примется выяснять причины моего интереса к костюму дьявола, придется выложить историю об изнасиловании, хоть Пьер не жаждет подвергать ее огласке. Можно было конечно, что-нибудь выдумать, но врать в деле об убийстве мне не хотелось.

— На ловца и зверь бежит, — радостно потирая руки, заявил комиссар, и мне показалось, что в его глазах отражается не только профессиональное любопытство. Ох уж эти французы!

— Уж не знаю, кто здесь зверь, а кто ловец, — засмеялась я. — Я приехала сюда специально, чтобы увидеть вас.

— Вы не возражаете, если мы побеседуем наедине? — обратился к дворецкому Марсель.

— Вы можете пройти в кабинет хозяина, — немного поколебавшись, недовольно произнес Анже.

— Итак, зачем вы меня искали? — осведомился Лассон, усаживаясь за стол Ива с таким видом, словно это он был владельцем особняка.

— Я хотела поговорить об убийстве. Вы не сомневаетесь в том, что именно Аглая застрелила Беара?

— Почему вы решили задать мне этот вопрос?

— Я не уверена, что преступление совершила Аглая.

— Представьте себе, я тоже в этом не уверен. Как раз за минуту до того, как вы появились, я думал о том, что это сделали вы.

— Я? Но зачем?

— Я мог бы назвать несколько причин, но не стану тратить на это время. Мотив и возможность, помимо вас, имели и другие лица.

— Ерунда. У меня не было мотива.

Марсель ухмыльнулся.

— Было бы странно, если бы вы утверждали обратное.

— У вас есть доказательства, что стреляла не Аглая?

— По-моему, комиссар здесь я, а это означает, что именно я задаю вопросы.

— Я искренне хочу помочь следствию. Уверяю вас, что никаких преступлений я не совершала.

— И я должен верить вам на слово?

— Почему бы и нет? Алиби у меня отсутствует, и именно это является аргументом в мою пользу. Решившись на убийство, я обязательно позаботилась бы об алиби. А так я всю ночь спокойно проспала в постели. Если хотите, можете проверить меня на детекторе лжи.

— На данном этапе это вряд ли потребуется. Лучше проясните некоторые моменты.

— С удовольствием, — кивнула я.

— Какие отношения связывали вас с Игорем Костроминым?

— Мы были знакомы, хотя и не близко.

— При каких обстоятельствах вы познакомились?

— Это была случайная встреча около шести лет тому назад. Мы поболтали и разошлись.

— Анже сказал, что когда вы впервые пришли на виллу, вы не знали имени Игоря.

— Так и было. На имена у меня плохая память, зато внешность у парня такая, что раз увидев, уже не забудешь. Я случайно заметила его в городе, выяснила, что он живет на вилле "Сирена" и решила попросить Костромина представить меня Беару.

— С какой целью?

— Ив Беар — знаменитый писатель. Я тоже пишу книги. Вполне естественно, что у меня возникло желание познакомиться с ним.

— Беар знал, что вы живете в доме Аглаи Стрельцовой?

— Кажется, я забыла об этом упомянуть.

— Вы познакомились с убитым по просьбе мадам Глушко-Бриали?

— Нет, что вы! Аглая об этом даже не подозревала, вернее, сначала не подозревала, а, узнав, страшно рассердилась.

— Откуда она узнала? — сверкнул глазами комиссар. — Вы сами ей рассказали?

— Нет, — покачала головой я. — Это сделал кто-то другой.

— Кто именно?

— Я об этом не спрашивала.

— Почему? Вы догадывались, кто это был?

— Догадки — не факты.

— Может, поделитесь своими догадками?

И зачем только Пьер попросил меня молчать про Гава и изнасилование?

— Это вполне могли сделать вы, — пожала плечами я.

— Я? — изумился Марсель. — Я-то тут причем? Я даже не был знаком с мадам Глушо-Бриали!

— Вы отели догадку — пожалуйста. Как видите, толку от подобных предположений немного. Давайте лучше поговорим о том, что мне действительно известно.

Лассон нахмурился и вытащил из кармана пачку сигарет. Раздраженно щелкнув зажигалкой, он прикурил.

— В таком случае объясните, что вы искали в помойке, расположенной за виллой "Сирена". Только не утверждайте, что копаться в мусорных контейнерах — ваше хобби. В это я все равно не поверю.

— Значит, Анже уже успел меня заложить?

Комиссар кивнул.

— Он сказал, что вы интересовались упаковкой от посылки, в которой Беару прислали костюм дьявола. Более того, он видел, как вы вытащили упаковку из помойки, положили ее в полиэтиленовый пакет и спрятали в багажнике своего "ситроена".

— И почему люди так любят совать нос в чужие дела? — вздохнула я.

— Вы себя имеете в виду? — ехидно осведомился Лассон.

— И себя тоже. Ладно. Кое-в-чем я вам признаюсь.

— Рад это слышать.

— Я уже упоминала, что пишу криминальные романы. Иногда, для творческого вдохновения я развлекаюсь детективной деятельностью. Именно поэтому я и достала из помойки упаковку от посылки. Аглая рассказала мне одну историю, и я хотела проверить, правда ли это.

— Что за история?

Я вздохнула.

— Я бы с удовольствием поделилась с вами, но Пьер не хочет, чтобы о его жене ходили сплетни. Вряд ли это имеет отношение к убийству.

Комиссар скрипнул зубами.

— Имеет или не имеет — это уж мне решать, а ваша обязанность — помогать правосудию.

— Ладно. Тогда давайте заключим соглашение.

— Соглашение?

Я кивнула.

— Насчет обмена информацией. В этом случае моя помощь правосудию окажется гораздо более существенной.

— Вы собираетесь и дальше играть в детектива?

— Почему бы и нет? Я и раньше принимала участие в полицейском расследовании. Если не верите, можете позвонить комиссару Корралесу в Главное управление полиции Барселоны. Он даст мне отличные рекомендации.

— Комиссару Коралесу? — Марсель ненадолго задумался. — Пожалуй, так я и сделаю. Будьте любезны подождать меня пару минут. Вы имеете в виду Главное управление на виа Лайэтана?

— Именно так, — подтвердила я, с легкой растерянностью глядя вслед выходящему из кабинета французу. Мне и в голову не приходило, что Лассон на самом деле решит позвонить в Барселону.

Насчет помощи испанскому правосудию я не соврала, но была далеко не уверена в том, что Вирхилио Корралес даст мне лестную характеристику. Не исключено, что после разговора с комиссаром его французский коллега велит мне в срочном порядке убраться с Лазурного берега и на пушечный выстрел не приближаться ни к нему, ни к лицам, имеющим отношение к преступлению.

Вернувшись, Марсель бросил на меня странный взгляд.

— Комиссар Корралес просил передать вам привет.

— Очень любезно с его стороны. И что он сказал?

— Посоветовал держаться от вас как можно дальше, если я хочу сохранить здравость рассудка. Это правда, что в результате вашей детективной деятельности двенадцать сотрудников Интерпола попали в клинику с нервным расстройством, а трое подозреваемых по делу и вовсе свихнулись?[8]

— Был грех, — покаялась я. — Честное слово, я не думала, что так получится. Но, в результате, преступление раскрыли, а это главное.

— Что ж, — вздохнул Лассон. — Пожалуй, я рискну своим рассудком. Рассказывайте, что вам известно. Обещаю, что со своей стороны я тоже поделюсь информацией.

— Я бы с удовольствием все вам рассказала, но Пьер не хочет, чтобы некоторые факты попали в газеты, — сказала я.

— Если эти факты непосредственно не связаны с убийством, никто о них не узнает, — пообещал комиссар.

— Аглаю изнасиловал человек, лица которого она не видела. Без всяких на то оснований Глаша была убеждена, что это сделал Ив Беар. В полицию она обращаться не стала, решив лично наказать Беара. Именно по этой причине Пьер попросил меня приехать в Ниццу. Он надеялся, что я смогу вразумить Аглаю, успокоить ее. К сожалению, толку от меня оказалось немного.

Я описала эпопею с костюмом дьявола и то, как я проникла на виллу "Сирена", умолчав лишь об обстоятельствах моего знакомства с Игорем.

— Ваш рассказ многое проясняет, — подытожил комиссар. — Если исключить предположение, что Ив сам себе послал костюм, чтобы таким образом отвести от себя подозрения (а это маловероятно), некто, знакомый с прозой Стрельцовой, решил посредством изнасилования спровоцировать убийство писателя.

— Или избавиться от Аглаи, засадив ее в тюрьму за убийство.

— Это возможно. Кстати, что вы сделали с упаковкой от посылки?

— Ничего особенного. Посмотрела штамп. Посылка была отправлена с центрального почтамта Ниццы. Скорее всего, преступник намеренно выбрал почту, через которую проходит масса людей, чтобы служащие его не запомнили. Обратного адреса не оказалось. Адрес и карточка распечатаны то ли на принтере, то ли на пишущей машинке. Если хотите, можете провести экспертизу. Упаковка лежит у меня в багажнике.

— Разумеется, мы проведем экспертизу, — кивнул Марсель. — Что еще вам известно?

— Э, нет! — засмеялась я. — Теперь ваша очередь. Почему полиция считает, что в Беара стреляла не Аглая?

— Это всего лишь предположение, — поморщился комиссар. — Окончательные данные экспертизы еще не получены.

— И все-таки — почему?

— О некоторых обстоятельствах я не упомянул в разговоре с Пьером, не хотел еще больше травмировать его в столь тяжелый для него момент. Надеюсь, то, что я скажу, останется между нами.

— Можете в этом не сомневаться.

— Беар и Аглая находились в спальне. Он был раздет, она — в одном белье, постель смята. Создается впечатление, что они занимались любовью, или собирались ею заняться. Следов борьбы на их телах не обнаружено, то есть все происходило по взаимному согласию.

Хотя окончательное заключение экспертов еще не готово, судя по форме вмятины, удар Аглае нанесли сбоку с близкого расстояния, а тело Ива лежало в трех с половиной метрах от нее.

На статуэтке обнаружены отпечатки только Ива, причем, судя по их расположению, он лишь держал сатира в руках, но не бросал: при броске отпечатки должны были бы слегка смазаться в одном направлении. Отпечатки пальцев на пистолете принадлежат только мадам Глушко-Бриали.

— То есть кто-то проник на яхту, застрелил Беара, потом проломил череп Аглае, вложил ей в руку пистолет, затем протер сатира и нанес на него отпечатки пальцев Ива?

— Возможен и другой вариант. Аглая застрелила Беара, а кто-то третий убил мадам Глушко-Бриали и, желая избежать ответственности, обставил все так, словно это Ив проломил ей череп. Этим третьим могла быть любовница писателя или его сожитель. Подозрение падает и на Пьера, но сожитель Беара кажется мне более подходящей кандидатурой на роль убийцы.

— Вы считаете Игоря убийцей?

— Беар содержал этого парня. Они были любовниками. Дома Костромин не ночевал. Он вполне мог оказаться на яхте.

— Мог, — согласилась я. — Но если предположить, что убийство совершил тот, кто изнасиловал Аглаю и послал костюм дьявола в подарок Беару, Игорь не подходит. Он не спит с женщинами, не склонен к агрессии и не стал бы провоцировать убийство своего кормильца.

— Не скажите. Жажда мести иногда оказывается сильнее практических соображений. Если исключить Игоря, идеальным кандидатом на роль подозреваемого оказывается Пьер Бриали. У него был доступ к пистолету, он знал содержание романов своей жены, и у него был мотив избавиться от нее.

— Какой же?

— Аглая обходилась Пьеру слишком дорого. Он был вынужден оплачивать услуги адвокатов и судебные издержки, да и скандал, связанный с процессом, не прибавил ему популярности.

— Не проще ли было развестись?

— Некоторых женщин легче убить, чем добиться от них развода. Я не был лично знаком с супругой доктора, но судя по газетным статьям, она была крепким орешком. В случае смерти Аглаи ее книги, благодаря новому скандалу, могут издать во Франции. При грамотно проведенной рекламной кампании они имеют шанс стать бестселлерами, а гонорары за них, естественно, получит безутешный вдовец.

— Все может быть, — кивнула я, подумав, что комиссар еще не знает о связи Пьера с "лисичкой" и о том, что Аглая и Гав замышляли убить Бриали, чтобы завладеть его наследством.

Николай Сугавов, как, впрочем, и Светлана Фокина вполне годились на роль убийц, но рассказывать о них комиссару я сочла преждевременным — это могло ухудшить положение Пьера. Если он ни при чем, я бы поставила его в весьма неприятное положение. Попробую сначала сама разобраться в этом деле.

— Если Бриали планировал убить жену, зачем ему было приглашать вас на виллу? — задумчиво произнес Лассон. — Может, он сделал это потому, что Аглая не стала заявлять в полицию об изнасиловании, и он рассчитывал, что при необходимости вы сможете это подтвердить?

— Пьер как раз просил меня не упоминать об изнасиловании. Он не хотел, чтобы это попало в газеты.

— Просить он мог, будучи совершенно уверенным, что вы не станете держать язык за зубами. Женщины по натуре существа болтливые и неспособные хранить секреты.

— Не стоит так обобщать, — возразила я, слегка обидевшись за женский пол. — Было бы любопытно послушать мнение Мата Хари о мужском умении сохранять тайны.

Мелодичный звон, послышавшийся из пиджака комиссара, помешал ему ответить. Источником звука оказался миниатюрный сотовый телефон. В руке он был почти незаметен. Казалось, что Лассон беседует с собственным кулаком.

Судя по интонациям, услышанные новости не обрадовали Марселя.

— Kostromin? Vous êtes sûrs? C'était sa motocyclette?[9] — разобрала я.

По моей спине пробежал холодок.

"У меня черная "Хонда супер фо". Она довольно компактная и не привлекает особого внимания", — сказал мне Игорь.

Что с ним могло произойти? Неужели еще одно несчастье?

— Что-то случилось с Костроминым? — спросила я, едва комиссар закончил разговор.

— Его "хонда" свалилась с обрыва недалеко от Антиба.

— Он разбился?

— При падении с такой высоты даже каскадер бы не уцелел. Мотоцикл застрял на камнях в полосе прибоя. Тело пока не обнаружено. Наверняка его унесло в море.

"Так вот почему Игорь не звонил и не вернулся домой", — мелькнуло у меня в голове.

— Когда это произошло?

— Неизвестно. Какой-то турист заметил в воде обломки мотоцикла и вызвал полицию.

— Кстати, я забыла спросить — где находилась яхта Беара в момент обнаружения тел?

— Она села на мель недалеко от сарацинского замка, в паре километров от места, где разбился мотоцикл Костромина. Полицейский катер подошел, чтобы узнать, не нужна ли помощь. Тогда и обнаружили трупы.

— Любопытное совпадение. Вы думаете, что Игорь был на "Итаке"?

— Не исключено. Стремясь побыстрее убраться с места преступления, парень слишком разогнался и в темноте свалился с обрыва.

Мобильный телефон в моем кармане разразился буйной мелодией "Мурки".

— Слушаю, — сказала я, поднося трубку к уху.

— Привет! Это я, Игорь!

— Кто???

— Игорь Костромин. Ты что, меня не узнала?

— А, мама, это ты! — радостно заорала я по-русски. — Извини, я тебя плохо слышу. Я как раз беседую с полицией на тему о твоей смерти.

— О моей смерти? — изумился херувим. — Почему вдруг полиция решила, что я умер? С тобой вообще все в порядке?

— Со мной все отлично, просто сейчас я не могу говорить.

— В новостях только что передали, что Ива этой ночью застрелили. Подробности пока не сообщали. Это правда?

— К сожалению, правда.

— А убийца известен?

— Пока нет. Именно поэтому я и беседую с представителями закона. Мамой я тебя называю, чтобы не произносить вслух твоего имени. Не отключай телефон. Я свяжусь с тобой, как только смогу.

— Только позвони поскорее. Я понятия не имею, что делать. На виллу я боюсь возвращаться. Мало ли, что взбредет в голову полиции.

— Договорились. Жди звонка. Пока.

Лассон с подозрением смотрел на меня.

— Кто это звонил?

— Мама. Из Москвы. Я объяснила ей, что говорю с полицией и перезвоню позже.

— Насчет полиции я понял. А это точно была мама?

— В наш век технического прогресса ни в чем нельзя быть уверенным. Не исключено, что ее голос имитировал опытный агент ЦРУ.

— Кажется, я начинаю понимать, что имел в виду комиссар Корралес, когда советовал держаться от вас как подальше, — заметил полицейский. — С ним вы беседовали в таком же стиле?

— Не совсем. Каждый человек требует индивидуального подхода. Если у вас нет больше вопросов, я могу идти?

— Куда это вы вдруг заторопились? В Москву к маме?

— Я и так отняла у вас слишком много времени.

— И в вас неожиданно проснулась совесть?

— Нечто в этот роде.

— Ладно. Ступайте. Только, пожалуйста, в течение нескольких дней не уезжайте из Ниццы. Я должен знать, где вас найти.

— Насчет этого не беспокойтесь. Я буду жить на вилле у Пьера.

— Вот моя визитная карточка. Если узнаете что-нибудь новое — звоните.

Выходя из комнаты, я чувствовала спиной настороженный взгляд Марселя.

Комиссар догнал меня у ворот.

— Чуть не забыл. Я хочу взять на экспертизу мне упаковку от посылки. Где она?

— Должна быть в машине. Сейчас достану.

Вытащив из кармана ключи, я откинула крышку багажника. Он был пуст.

— Там ничего нет, — произнес Лассон.

— Я тоже это заметила.

— Вы уверены, что не вынимали упаковку?

— Вынимала, чтобы внимательно осмотреть, но потом положила обратно.

— В багажник? Это точно?

— До сих пор я не страдала провалами в памяти.

— То есть кто-то ее забрал? — заключил полицейский.

— Вы блестяще владеете дедуктивным методом, комиссар.

— Кто-нибудь знал о том, что вы нашли упаковку и хранили ее в багажнике?

— Я ни с кем об этом не говорила. В курсе был только дворецкий — он видел, как я рылась в помойке.

— Кто-то мог получить информацию от Анже.

— Верно. Допросите его на всякий случай. Может, снимите с машины отпечатки пальцев?

Лассон покачал головой.

— Вряд ли это что-либо даст. Ладно, поезжайте. Ведь вы спешите.

— Мне жаль, что так получилось.

— Сомневаюсь, что ваше сожаление компенсирует пропажу улики, — проворчал комиссар.

* * *

В нервах я не стала ждать, пока нутро "ситроена" охладится и, включив кондиционер, плюхнулась на сиденье, горячее, как полуденная Сахара.

По шее и спине мгновенно потекли струйки пота, волна горячего жара обожгла легкие, но я отважно захлопнула дверцу и повернула в замке ключ зажигания. Спускаясь с холма, я периодически поглядывала в зеркальце заднего вида, дабы убедиться, что комиссару Лассону не пришло в голову установить за мной наблюдение. Это было маловероятно, зато делало ситуацию гораздо более увлекательной.

Покружив по улицам Жуан-ле-Пенна и окончательно убедившись, что никто меня не преследует, я остановила машину и набрала номер Игоря. Он взял трубку после первого же гудка.

— Я узнал о смерти Ива по телевизору, — возбужденно объяснил Костромин. — Заскочил в бар перехватить бутерброд, а тут как раз передавали новости. Меня прямо как обухом по голове. В первый момент не мог поверить, хотел мчаться домой, но потом испугался. Я — эмигрант, к тому же голубой — идеальная кандидатура, на которую можно повесить убийство.

— В данный момент полицейские считают тебя мертвым, — заметила я. — Бренные останки твоей "хонды" валяются под обрывом недалеко от Антиба. Полиция считает, что тело унесло в море.

— Выходит, моя "хонда" разбилась?

— Так утверждает полиция. Ты ничего не помнишь об аварии?

— Мотоцикл угнали, пока я следил за любовницей Пьера. Именно поэтому я не вернулся домой.

— Где же ты провел ночь?

— Это длинная история. Поговорим об этом при встрече. Ты знаешь, какие-нибудь подробности об убийстве Ива? Мне известно только, что этой ночью его застрелили на "Итаке".

— Он был на яхте с Аглаей Стрельцовой. Ив застрелен из пистолета Аглаи, а ей проломили голову статуэткой сатира. Сейчас она в коме. Вероятно, полиция скрыла это информацию от журналистов.

— Ив был с Аглаей? Как это могло случиться? Он говорил мне, что собирается на свиданье с какой-то полькой. Его застрелила Стрельцова?

— Полиция в этом не уверена. Скорее всего, на яхте был кто-то третий. Аглая обманула Беара. Она изменила внешность и прикинулась польской аристократкой, а Ив на это клюнул. Теперь ответь на мой вопрос. Вчера ты видел, как Аглая и ее любовник договаривались убить Пьера Бриали. Как ты оказался рядом с ними?

— Я все тебе объясню, только чуть позже, — торопливо произнес Игорь. — Мне нужно срочно уладить кое-какие дела. Давай, встретимся через два, нет, лучше через три часа у входа в отель "Негреско". А сейчас мне нужно бежать. Все. Пока.

— Постой! — воскликнула я, но в трубке уже пищали короткие гудки.

Я машинально повернула ключ в замке зажигания и выехала на дорогу. У меня было три часа до встречи с Игорем. Интересно, куда он так спешил? Где провел ночь? Почему не вернулся домой? Чтобы получить ответы на эти вопросы, следовало запастись терпением.

Я задумалась, чем занять свободное время. Инспектор упомянул, что яхта Беара села на мель поблизости от сарацинского замка, недалеко от старого порта Ле Сюке, где находилась постоянная стоянка "Итаки". Скорее всего, полиция уже сняла яхту с мели и вернула ее на стоянку. Может, съездить туда, посмотреть?

Немного поплутав, я выехала на шоссе, ведущее к Антибу. Современные здания сменились утопающими в зелени особняками, и, наконец, впереди замаячили мощные крепостные стены. Не доезжая до них, я свернула на улицу с односторонним движением, ведущую к порту.

Где именно находилась стоянка "Итаки", я не знала. Яхты, катера и рыбачьи баркасы тихо покачивались на играющей бликами воде. Их корпуса были белыми, иногда синими, но ничего похожего на цвета французского флага я не заметила. Может, "Итака" все еще находится у замка?

Я прошлась по набережной и свернула на пирс. Небольшой парусный швертбот, изменив курс, двинулся в мою сторону. Сидящий на корме загорелый черноволосый парень радостно махал рукой. Я не сразу сообразила, что приветствие адресуется мне.

Сбавив скорость, лодка втиснулась в пространство между дизельным катером и изрядно потрепанным рыбачьим баркасом.

— Андрес! — обрадовалась я. — Вот так встреча! Не ожидала тебя здесь увидеть.

— Ты так и не позвонила, хотя обещала, — обиженно заметил испанец.

— Извини, замоталась с делами. Ты и сам мог бы позвонить.

— Я как раз собирался это сделать. Ты уже в курсе, что Ива Беара убили?

— Да, — кивнула я. — Кошмарная история. Говорят, его яхта села на мель неподалеку от сарацинского замка.

— Не на мель, а на камни. Там в одном месте под водой скалы, на манер рифа, и глубина не более метра. На них "Итака" и напоролась.

— Слушай, а, может, сгоняем туда? — я умоляюще посмотрела на Андреса.

— Все ищешь вдохновение?

— Вроде того.

— Ладно. Залезай.

Испанец протянул мне руку, и я перебралась через борт.

— Что, бензина снова нет? — усмехнулась я, наблюдая, как Андрес ловит парусом слабый неустойчивый ветер.

— Настоящему морскому волку бензин ни к чему. Между прочим, я видел убийцу.

Я изумленно уставилась на Андреса.

— Убийцу? Какого убийцу? Того самого, что застрелил Беара?

— Думаю, что да. То есть в тот момент я не обратил на него особого внимания. Только сейчас, когда мы заговорили об убийстве, я подумал, что это и был преступник. Я находился неподалеку от яхты Беара и видел, как какой-то тип спрыгнул с нее и поплыл к берегу.

— Ты хорошо его разглядел?

— Как я мог его разглядеть? Было темно. Я услышал всплеск и заметил, как кто-то плывет от "Итаки" к берегу.

— Во сколько это было?

— Понятия не имею. Я не смотрел на часы. Может, час, может, два ночи.

— Ты в полицию сообщил?

— Еще чего! Я полицейских по жизни не перевариваю, а уж тем более лягушатников. Признаешься, что был поблизости — они тебя тут же в подозреваемые запишут. Дураков нет.

— А выстрел ты слышал?

— Выстрел? — задумчиво повторил Андрес. — Не уверен. Может, и слышал, только не обратил внимание.

— Как это — не обратил внимания? Звук выстрела над водой только глухой не услышит.

— Было бы тихо — тогда конечно. Только на мысе какая-то разгулявшаяся компания принялась пускать ракеты и фейерверки. Меня это страшно нервировало — боялся, что их канонада отобьет у каракатиц охоту заниматься любовью.

Я ошарашено взглянула на испанца.

— Не подозревала, что тебя так волнует половая жизнь каракатиц. Ты наблюдаешь за ними?

— Делать мне больше нечего, — фыркнул Андрес. — Я этих тварей ловлю при помощи любви. Есть такой старый греческий способ. Вчера вечером я приобрел у рыбаков одну потрясающе сексуальную сепию — не каракатица, а секс-бомба. Разила наповал. Самцы при виде ее просто разум теряли.

— Секс-бомба? — повторила я, потрясенная обилием свалившейся на меня информации. — Как, интересно, ты это определил?

— Чисто инстинктивно. У меня нюх на такие вещи. Едва увидев ее, грациозно шевелящую щупальцами на дне баркаса, я сказал себе: "Андрес, эта красотка заманит в свои сети немало парней. Она принесет тебе удачу. Купи ее немедленно." Так я и поступил — и не прогадал. Я отловил восемнадцать самцов, и утром продал их в ресторан.

— А как ловят при помощи любви?

— Очень просто. Нужно привязать к веревке самку сепии и опустить ее в воду. Если она достаточно привлекательна, минут через пять ее начнет обхаживать пылающий страстью самец. Каракатицы настолько темпераментные любовники, что в пылу любви ничего не замечают вокруг. Даже если их вытащить из воды, все равно они будут заниматься своим делом. Мне нужно было только время от времени вытаскивать веревку с приманкой и снимать с неё охваченных желанием партнеров. Главное — не производить шума и не светить в воду, чтобы не спугнуть каракатиц. Кстати, ты имеешь представление, как именно сепии занимаются любовью?

— Весьма смутное. Кораллы, насколько я помню, просто выбрасывают в море сперму в надежде, что куда-нибудь она да попадет, а вот в сексе головоногих я полный профан.

— Могу тебя просветить, — усмехнулся Андрес. — Каракатицы предпочитают французский способ. У самца есть одно особенно длинное щупальце. Он запускает его в рот даме так глубоко, что буквально пронзает ее насквозь до самого конца. Во время страсти кончик щупальца отламывается. Жуткое дело!

— Да уж, — согласилась я. — Значит, ты тихо сидел на яхте, без света и ждал, пока очередного самца каракатицы охватит пагубная страсть.

— Вот именно, — подтвердил испанец. — Именно тогда я и заметил этого типа.

— На мысе все еще пускали фейерверки?

— Нет. Он спрыгнул с яхты минут через пять после того, как шум прекратился.

— Яхта уже сидела на мели?

— Нет, но была неподалеку от подводных камней. Она двигалась очень медленно. Мотор не работал.

Швертбот поравнялся с крепостью.

— А где "Итака"? — спросила я.

— Посмотри налево. Видишь вон там небольшие бурунчики?

Метрах в двухстах от опускающихся к морю стен небольшой участок моря вспенивался мелкими белыми барашками, выделяющимися на фоне гладкой ленивой лазури.

— Яхта Беара застряла там, — объяснил Андрес.

— Куда же она подевалась? В порту ее тоже нет.

— Скорее всего, ее отбуксировали в доки. Мог понадобиться ремонт.

— Надо же, как не повезло, — расстроилась я. — А я, грешным делом, надеялась пробраться на "Итаку" и осмотреть место преступления.

— Зачем тебе это?

— Для вдохновения. Я могла бы описать его в каком-либо детективе.

— С тем же успехом ты можешь его представить. Используй свое воображение.

— Представить-то я могу, но эффект будет не тот.

— В любом случае на яхту тебя бы не пустили. Наверняка там было полно полицейских.

— Тоже верно, — согласилась я.

— Чем займемся теперь? Поучишься ходить под парусом?

— Лучше вернемся на берег. Было бы неплохо пообедать, пока рестораны не закрылись на перерыв.

— Можем заказать сепию, — сказал Андрес. — Может, нам попадется одна из тех, что я выловил ночью.

— Лучше не надо. После твоего рассказа мне будет казаться, что я ем поджаренного Ромео.

— Не ожидал, что ты такая впечатлительная, — покачал головой испанец.

На сей раз мы забрели в ресторан, специализирующийся на лангедокской кухне. Отдав должное чесночному супу и нежным котлетам софи, я взглянула на часы и заторопилась.

— Как, ты уже уходишь?

Андрес явно был разочарован.

— Мы могли бы сплавать на остров святой Маргариты, а вечером потанцевать на дискотеке.

— Извини, но сегодня никак не могу, — вздохнула я. — Я тебе позвоню, ладно?

— Может, половим ночью каракатиц? — без особой надежды спросил испанец. — Тебе понравится. Их слившиеся в объятии упругие серебристые тела могут вдохновить тебя на написание любовного романа.

— Не сомневаюсь, — кивнула я. — Только в другой раз. Ну все, я побежала. Пока.

Чмокнув Андреса в щеку, я оставила его допивать кофе, а сама вышла из ресторана и быстрым шагом направилась к "ситроену". До встречи с Игорем оставалось чуть больше часа. Времени было более чем достаточно, но мне неожиданно захотелось заскочить по дороге в Крос-де-Кан и взглянуть на апартаменты "Золотая долина", где обитала Света Фокина.

Двадцать минут спустя я притормозила у стеклянного павильона туристического офиса. Пухлая черноволосая служащая вручила мне карту Крос-де-Кан и даже растолковала по-английски, как кратчайшим путем добраться до "La vallée d'or".

Апартаменты "Золотая долина" представляли собой три пятиэтажных здания, расположенные на огороженной забором территории. Ворота оказались не заперты, так что проникнуть внутрь было несложно. Осталось придумать, как отыскать квартиру "лисички". Впрочем, особой необходимости в этом не было. Заходить к Светлане в гости я не собиралась, подслушивать под дверью — тем более, да и время поджимало.

"Осмотрюсь немного и поеду на встречу с Игорем", — решила я.

Здания апартаментов были расположены в форме буквы "П". Между ними в центре идеально постриженного газона голубел окруженный шезлонгами бассейн. С четвертой стороны лужайку ограничивал высокий металлический забор, вдоль которого росли посаженые вплотную друг к другу кипарисы.

Для начала я решила обойти двор по периметру. Расстояние между кипарисовой изгородью и стенами домов было не более двух метров — земля на Лазурном берегу стоит дорого. Тем не менее, даже в этом узком пространстве садовник ухитрились разместить неимоверное количество юкк, драцен, миртов и прочих декоративных кустарников, среди которых вилась узкая, выложенная каменными плитами тропинка.

На макушках кипарисов гортанно курлыкали горлинки, снаружи неслись крики играющих детей, шум машин и оглушительный треск пролетающих по дороге мотоциклов. В этом причудливом звуковом коктейле мое ухо смутно различило знакомую мелодию отечественного шансона.

По мере того, как я продвигалась вдоль здания, хриплый с гнусавинкой голос певца становился все громче. Завернув за угол, я вышла к торцу второго дома, где и обнаружила источник звука. С лоджии первого этажа лилась разухабистая русская песня.

Я вышел родом из еврейского квартала.
Я был зачат за три рубля на чердаке.
Когда на всех резины не хватало, —
И я родился в злобе и тоске…

В моей душе поднялась волна ликования. Надо же, как повезло! Сразу взяла и наткнулась на квартиру Фокиной. Впрочем, насчет везения еще надо было разобраться. Мало ли какой русский мог тешить душу блатным шансоном? Отечественные братки издавна питали слабость к Французской Ривьере.

Подтянувшись на ограждении лоджии, я осторожно заглянула в распахнутую настежь стеклянную дверь. Беглого взгляда оказалось достаточно. Я вихрем слетела вниз и юркнула за густой миртовый куст, надеясь, что меня не заметили.

Лисичка вдохновенно ругалась с черноволосым обезьяноподобным субъектом. По квадратному подбородку с круглой детской ямочкой я безошибочно распознала вездесущего сыщика Гава.

Мы через день питались черствым хлебом,
А папа блуд чесал на чердаке.
Он отдыхал душой под синим небом
Зажав трояк в мозолистой ру…

Голос певца умолк на полуслове.

— Шлюха! — вырвался из окна голос Николая Сугавова. — Кинуть меня решила? Ты такая же лживая тварь, как и твоя подружка!

— Не смей на меня орать! — завизжала в ответ Света. — В отличие от тебя, я…

Мой мобильник радостно грянул "Мурку", заглушив конец фразы. Надо же — специально предупреждала Игоря, что при близкой слежке надо отключать сотовый телефон, а сама этого не сделала.

Чертыхнувшись про себя, я выскочила из укрытия и понеслась к калитке. Черт бы побрал мою проклятую ностальгию! Выпендрилась, идиотка несчастная, спечиально скачала из Интернета для мобильника "Мурку" в формате midi. Оставалось надеяться, что Сугавов ее не услышал, а если и услышал, то в пылу скандала не обратит на нее внимания и не погонится за мной.

Надежды мои не оправдались. Обернувшись, я увидела спрыгивающего с лоджии Гава. Шансов уйти от него у меня не было — для этого я бегала недостаточно быстро. Осталось лишь одно — домчаться до бассейна, около которого загорали обитатели "Золотой долины". Вряд ли бывший мент рискнет наброситься на меня при свидетелях.

До бассейна оставалось не более тридцати метров, когда Николай грубо вцепился мне в локоть. Мы оба находились в поле зрения загорающих.

— Отпусти, — потребовала я. — Иначе я закричу. Вряд ли тебе захочется общаться с полицией. Кстати, у тебя есть разрешение на проживание во Франции?

— Ты снова шпионишь за мной?

Гав неохотно разжал пальцы. Его грубая и широкая кисть была покрыта жесткими черными волосами.

— Оставь свои ментовские замашки. Здесь тебе не Петровка, 38.

— Что ты тут делаешь? Вчера ты пообещала Глаше вернуться в Испанию.

— Мое местонахождение в данный момент волнует Аглаю меньше всего.

— В самом деле? С чего это вдруг? — подозрительно прищурился Сугавов.

— Ты еще не знаешь? Глаша находится в больнице, в состоянии комы.

— В коме? Что ты несешь?

— Об убийстве Беара ты тоже не слышал? Об этом сообщали в новостях.

— Беар убит? Кто это сделал? Почему Аглая в коме?

— Ей проломили череп. Иди, почитай газеты, а меня лучше оставь в покое. Вздумаешь меня преследовать — и я немедленно сдам тебя в полицию. Местные менты будут счастливы повесить на тебя смерть Ива и покушение на убийство Аглаи.

Сугавов дернулся как от удара. На его скулах заиграли желваки, в глазах металась с трудом сдерживаемая ярость.

"А ведь он запросто мог прикончить Ива и Аглаю", — подумала я. — "Застукал голубков за любовными играми и не выдержал. Классическое убийство из ревности в состоянии аффекта."

Я повернулась и пошла к калитке. Гав не последовал за мной. Его полный ненависти взгляд обжигал мне спину.

Забравшись в "ситроен", я отъехала на несколько кварталов от "Золотой долины", припарковала машину и достала из кармана сотовый телефон. Мелодия "Мурки", привлекшая внимание Николая, звучала недолго. Скорее всего, кто-то послал мне сообщение. Может, Игорь?

Пальцы автоматически нажали на нужные клавиши. Засветился экран, перечеркнутый темными линиями строк. Некоторое время я тупо вглядывалась в них, гадая, кто мог так глупо и зло надо мной подшутить. Потом я позвонила Пьеру на мобильный.

Его голос был сухим и безжизненным.

— Аглая умерла на операционном столе десять минут назад.

— Мне очень жаль.

Бессмысленные слова утешения. Я автоматически произносила их, Бриали так же автоматически отвечал. Пьер не хотел, чтобы я приезжала в больницу. Что ж, тем лучше. Не придется откладывать встречу с Игорем.

Попрощавшись с Бриали, я вновь вызвала на экран текст сообщения.

"Ты все еще во Франции, а где я? Ты веришь в существование "того света"? Черти и там насилуют грешниц, попавших в ад? Покури "Беломор" в память об усопших. Аглая."

Текст был написан по-русски. Тот, кто его послал, знал номер моего сотового телефона и был в курсе того, что Аглая умерла и что она курила "Беломор". Владение русским языком не обязательно — заказать перевод совсем не трудно. Кто подходит под это описание? В первую очередь Пьер, но зачем ему это? Нет, это не Бриали. Гав мог получить мой телефон от Аглаи, но в момент звонка он ссорился с "лисичкой".

Помимо Гава и Пьера под подозрение попадал только Игорь. Но откуда ему знать, что Аглая курит "Беломор" и, главное, почему он предложил мне покурить в память об усопших? Нет, это не может быть Костромин. Тогда кто же? Неужели действительно Аглая?

Стиль, несомненно, был ее. Вопрос, насилуют ли черти грешниц, попавших в ад, был вполне в ее стиле. Она предложила мне покурить "Беломор". В этом должен быть какой-то смысл. Только как Глаша ухитрилась послать мне сообщение после смерти? Хотя, почему обязательно после? Она вполне могла сделать это вчера.

Отправляя послание через Интернет, Аглая могла запрограммировать время, когда оно будет мне отправлено. Это означает, что направляясь на встречу с Беаром, Глаша имела основания бояться за свою жизнь.

Если бы Аглая вернулась утром домой, она бы просто отменила приказ об отправке сообщения. Я бы ничего не получила и спокойно уехала из Ниццы. В то же время, узнав о Глашиной смерти, я бы задержалась во Франции хотя бы для того, чтобы поддержать Пьера. Это сразу делает понятными фразы: "Ты все еще во Франции, а где я? Ты веришь в существование "того света"?"

Аглая советует мне покурить "Беломор". Возможно, в портсигаре с "Беломором" она оставила мне какое-то сообщение?

Я взглянула на часы и резко тронула машину. До встречи с Игорем оставалось совсем немного времени.

* * *

Херувим-насильник нервно прохаживался перед входом в отель "Негреско".

Я притормозила у тротуара и помахала ему рукой. Подбежав к "ситроену", Костромин сел рядом со мной. Стоянка в том месте была запрещена, и я сразу же тронула автомобиль с места.

— Извини за опоздание, — сказала я.

— Ничего, жаль только, что у нас теперь совсем мало времени.

— Ты куда-то спешишь?

Игорь кивнул.

— Я нашел себе нового спонсора. Модный французский художник. Один из приятелей Ива. Он уже давно положил на меня глаз. Через час я с ним уезжаю в Рим.

— Ты, наверное, еще не слышал, что Аглая умерла в больнице.

— Мне очень жаль. Выходит, теперь речь идет о двойном убийстве.

Я кивнула.

— По телефону ты сказал, что видел, как Аглая договаривалась со своим любовником о том, чтобы убить Пьера.

— Совершенно верно. Вот, возьми, — Костромин достал из полиэтиленового пакета видеокассету. — Здесь все записано. Сможешь посмотреть своими глазами.

— Ты записал это на видео? Где ты взял камеру?

— У меня не было камеры.

— Тогда откуда у тебя кассета?

— Вообще-то, я ее украл.

— Ты можешь рассказать все по порядку?

— Ладно, но только в основных чертах. Я спешу. Значит, дело было так. К больнице, где работает Бриали, я подъехал как раз в тот момент, когда он выводил свой "корветт" со стоянки, и незаметно пристроился за ним. Пьер довел меня прямо до ворот "Золотой Долины". Он подошел к блондинке, загорающей у бассейна, и они вместе направились в дом.

Я зашел вслед за ними и выяснил, что они зашли в квартиру на первом этаже. Тогда я обошел дом вокруг и отыскал их окно. Дверь на лоджию была приоткрыта, но шторы на ней сдвинуты. Судя по доносящимся из комнаты звукам, голубки первым делом занялись любовью. Уехал Бриали минут через сорок. Девица хныкала, что не может без него жить, Пьер успокаивал ее и пообещал, что скоро все уладится, они поженятся и всегда будут вместе.

— Он так и сказал? — изумилась я. — Ты уверен, что правильно понял?

— Я отлично понимаю по-французски, — заверил меня Игорь.

— Но если так…

— Я уже об этом думал. Пьер был уверен, что в самом ближайшем времени избавится от Аглаи. Не исключено, что это он прикончил Ива и свою жену, обставив все так, словно они убили друг друга.

— Зачем так рисковать, если проще было бы развестись? Только ради того, чтобы жениться на своей любовнице?

— У Бриали был более серьезный мотив. Он знал, что у Аглаи есть любовник, и они собираются убить его. Пьер решил нанести удар первым.

— Как Бриали это узнал?

— Наверняка, он видел эту пленку.

— Откуда вообще взялась эта пленка?

— Она была у Ланы. Так называл девушку Пьер. Сейчас я тебе все объясню. После того, как Бриали ушел от своей подружки, я решил еще немного понаблюдать за ней. Лана раздвинула шторы, вышла на лоджию, а потом вернулась в комнату и вставила в видеомагнитофон эту самую кассету. Через открытую дверь мне был виден экран телевизора. Это было похоже на любительскую съемку. На кассете был записан разговор Аглаи с любовником. Речь шла об убийстве Пьера. Просматривая запись, Лана хихикала и один раз произнесла вслух: "Идиот! Наивный идиот!"

— Интересно, кого она имела в виду? Пьера или еще кого-либо?

— Понятия не имею. Может быть, и Пьера.

— Невероятная история! — оценила я. — И что дальше?

— Я решил похитить для тебя эту кассету, но Лана не выходила ни в душ, ни в туалет, а перед уходом заперла балконную дверь.

Слежка мне порядком надоела, и я решил вернуться домой. Тут-то и выяснилось, что у меня стянули мотоцикл.

Сначала я собирался вернуться в Жуан-ле-Пенн на автобусе, но потом понаблюдал за скучающей у бассейна любовницей Пьера и, по твоему совету, решил за ней приударить.

— Вот молодец! Значит, ты все-таки решился! Но ведь ты сам говорил, что с женщинами у тебя ничего не получается!

— Слежка за Ланой настолько меня раззадорила, что у меня появился чисто спортивный интерес. Я подумал, что смогу достаточно убедительно притвориться.

— И она клюнула?

— Разве какая-нибудь женщина устоит перед моей внешностью?

— Не устоит.

Я решила не расстраивать херувима упоминанием о том, что некоторые дамы отдают предпочтение кривоногим обезьяноподобным субъектам.

— Вот и она не устояла. Я представился сыном известного банкира. Мы поужинали, а потом всю ночь плясали на дискотеке. Девица просто жаждала затащить меня в койку, а я, как ты понимаешь, всеми способами старался этого избежать. На рассвете Лана была так пьяна, что еле стояла на ногах. Я привез ее домой на такси, и она отключилась прежде, чем добралась до кровати. Вот тогда я и стащил пленку, а, поскольку автобусы уже не ходили, отправился спать на пляж. Продрых почти до полудня, а потом зашел в бар перекусить и услышал в новостях про убийство.

— Понятно, — кивнула я. — А Ива ты предупредил, что не придешь домой ночевать?

— Нет, — покачал головой Игорь. — Я знал, что ночью он отправлялся на яхту с какой-то там польской аристократкой, Хеленой, кажется. Вот и решил, что ему тоже неплохо будет поволноваться насчет того, где и с кем я развлекаюсь.

— Ты сильно его ревновал?

— Нисколько. Во Франции секс — разновидность национального спорта. Ревность здесь считается дурным тоном.

Взгляд херувима сделался напряженным. Руки непроизвольно сжались в кулаки.

"Врешь, голубчик, — подумала я. — Ты ревновал, и еще как ревновал."

* * *

По дороге к вилле "Флоренция" меня дважды останавливала полиция. Сначала я превысила скорость, а потом развернулась в неположенном месте. Обычно я придерживаюсь правил, но тогда все мои мысли были заняты видеокассетой и загадочным посланием с того света. Мне хотелось как можно быстрее просмотреть запись и отыскать в портсигаре записку Аглаи, если она, конечно, там была.

Чтобы не тратить время, я решила не загонять машину во двор. Оставив "ситроен" перед воротами виллы, я отперла калитку и помчалась к дому, даже не захлопнув ее за собой.

Вихрем влетев в гостиную, я бросилась к видеомагнитофону, вставила кассету и включила воспроизведение.

На экране возникла обнявшаяся парочка. Удивившись тому, что Аглая и Гав висят в воздухе в горизонтальном положении, я сообразила, что изображение повернуто на 90 градусов, то есть, скорее всего, снимали камерой, лежащей на боку.

— Другого выхода нет. Чтобы быть вместе, нам придется убрать твоего мужа, — произнес изображенный на экране Гав.

— Это будет непросто, — ответила Аглая. — Подозрение в первую очередь падет на меня — ведь именно я наследую состояние Пьера.

— Ни о чем не беспокойся. У тебя будет железное алиби.

— Все должно выглядеть, как несчастный случай. Нельзя, чтобы полиция заподозрила убийство.

— Как насчет того, чтобы Пьер утонул во время купания? Наиболее типичный несчастный случай. Ты в это время можешь сидеть с друзьями на берегу.

— Мой муж, как правило, далеко не заплывает.

— Бывает, что люди тонут и на мелководье…

— Как ты посмела? — рявкнул за моей спиной срывающийся от ярости голос.

Вздрогнув от неожиданности, я обернулась.

За моей спиной, сжимая в руках пистолет, стоял Пьер Бриали.

"Похоже, этот дом набит оружием", — подумала я и на всякий случай выключила телевизор.

— О чем ты? Что я посмела?

— Ты обнаружила тайник! Как ты осмелилась обыскивать мой кабинет?

— Какой еще тайник? В твой кабинет я вообще не заходила. В отличие о тебя, у меня нет обыкновения рыться в чужих вещах.

— Вот как? — нехорошо усмехнулся Пьер. — Значит ты у нас образец добродетели. Тогда откуда у тебя эта кассета?

— Мне передал ее один знакомый.

— Какой еще знакомый?

— Ты его не знаешь.

— Не заговаривай мне зубы. На что ты надеешься? Тянешь время?

— Ничего я не тяну, — рассердилась я. — Если ты мне не веришь, проверь свой тайник и сам убедишься, что я говорю правду.

— Иди наверх, — качнул стволом Бриали.

— Куда?

— В мой кабинет.

— Если откажусь, ты меня пристрелишь?

— Не исключено.

— Значит, это ты убил Аглаю и Беара?

Пьер поморщился.

— Делать мне больше нечего. Я не убийца.

— Раз ты ни в чем не виноват, зачем угрожаешь мне пистолетом?

— Исключительно в целях самозащиты. Я не позволю тебе повесить на меня это преступление.

Окончательно сбитая с толку, я ошарашено уставилась на Бриали.

— С чего ты взял, что я пытаюсь тебя обвинить?

— Это очевидно.

— Очевидно это только для тебя. Знаешь, что такое паранойя?

— Я много чего знаю. И прекрати заговаривать мне зубы. Давай, иди наверх, да побыстрее.

* * *

— Merde, — выругался Бриали, недоверчиво вертя в руках видеокассету. — Но этого не может быть!

В паркетном полу зияла квадратная дыра. Тайник был устроен так ловко, что мне бы и в голову не пришло тут его искать.

— Что, убедился? — с видом оскорбленного достоинства произнесла я. — И нечего было размахивать оружием.

— Ты могла подменить пленку. Надо проверить.

— Проверяй.

Дрожащими руками Пьер втиснул кассету в щель видеомагнитофона.

— Merde! — повторил он, глядя на обнявшуюся парочку. — Так ты не врала!

— Как видишь.

— Кто тебе дал кассету?

— Ты не знаешь этого человека. Его имя тебе ничего не скажет.

— Откуда он ее взял?

— Украл. У Светланы Фокиной.

— У Светланы Фокиной? Это еще кто такая?

Я удивленно посмотрела на Бриали.

— Странно, что не знаешь имя собственной любовницы.

Пьер в свою очередь изумленно уставился на меня.

— Какой еще любовницы? Что ты несешь?

Я вздохнула.

— Передо мной-то зачем притворяться? Я тебе не жена и семейный скандал устраивать не собираюсь. Твои измены Аглае — твое личное дело.

— Повторяю, я не знаю никакой Светланы Фокиной. Хотя, погоди… — Бриали судорожно наморщил лоб, припоминая. — Точно. Кажется, я слышал это имя. Когда-то давно, Глаша упоминала о подруге, у которой она увела жениха. Точно не уверен, но по-моему ее звали именно так.

— А как зовут твою белокурую приятельницу с лисьей мордочкой, которая живет в "Золотой долине"?

Пьер нервно дернулся.

— Откуда ты знаешь про нее?

— Случайно увидела вас вместе. Так как она тебе представилась?

— Ее зовут Лана. А фамилия, кажется, Ростоцкая.

— Лана — уменьшительное от Светланы. А настоящая фамилия твоей любовницы — Фокина.

— Я не верю тебе. Ты что-то путаешь.

— Это легко проверить. В альбоме с вашими семейными фотографиями есть снимок Аглаи, сделанный в Ницце еще до того, как вы поженились. На заднем плане там запечатлена твоя подружка. Глаша сама рассказала мне о том, кто она такая.

— Такого просто не может быть! Почему Лана ничего мне не сказала?

— Откуда мне знать, — пожала плечами я. — Наверняка, у нее были на то свои причины.

— Пойдем в гостиную. Я хочу увидеть снимок.

— Какой же ты недоверчивый.

— Иди вперед.

— Ты собираешься все время держать меня под дулом пистолета? — осведомилась я, спускаясь по лестнице. — Это просто глупо. Не станешь же ты, в самом деле, меня убивать?

— Это мы еще посмотрим, — поцедил сквозь зубы Пьер.

* * *

— Проклятье!

С коротким яростным криком Бриали швырнул альбом в стену. Его руки тряслись.

— Не понимаю! Зачем она это сделала? Чего ради Лане потребовалось меня обманывать?

— Это Светлана дала тебе кассету, на которой Аглая и Гав планируют тебя убить?

Глаза Пьера выпучились настолько, что, казалось, еще немного — и они выпрыгнут из орбит.

— Гав?!! Ты сказала — Гав?

— Ты этого не знал? Николай Сугавов был женихом Светланы, тем самым, которого у нее отбила твоя жена.

Бриали пошатнулся и потерянно опустился на диван, как воздушный шар, из которого выпустили воздух.

— Лана уверяла, что сделала запись совершенно случайно. Оставила на скамейке включенную видеокамеру, а потом просмотрела пленку и узнала Аглаю по фотографии с обложек ее книг. Мужчину, сопровождавшего Глашу, она, якобы, видела впервые в жизни и не понятия не имела, кто он такой. Прослушав записанный на пленку разговор, Лана поняла, что Аглая планирует убить своего мужа. Она меня разыскала, отдала пленку и все рассказала. Так мы и познакомились.

— Не исключено, что это был монтаж, — заметила я. — Пленка потребовалась Светлане, чтобы войти к тебе в доверие. На изображение могли наложить любой диалог. Вовсе не факт, что Аглая замышляла убийство.

— Merde! — простонал Пьер. Его лицо посерело. — Как же я мог так попасться, так глупо попасться! Эта стерва хотела отомстить моей жене за то, что та увела у нее жениха. Она использовала меня, как безмозглого идиота!

— Это ведь ты, нарядившись дьяволом, изнасиловал Аглаю, — озаренная неожиданной догадкой, заявила я. — Ты сделал это, будучи уверенным, что Глаша обвинит во всем Ива Беара. Ты изнасиловал ее, а потом послал Беару костюм дьявола, как подарок от неизвестного поклонника. Ты провоцировал жену на убийство, разжигая в ней ненависть к Иву. Прошлой ночью ты проследил за Аглаей, прокрался вслед за ней на "Итаку" и увидел, что Глаша вместо того, чтобы убить Ива, собирается заняться с ним любовью. Если бы это произошло, она бы поняла, что изнасиловал ее не Беар. Тогда ты застрелил Ива, а своей жене проломил череп, изобразив все так, словно они убили друг друга.

— Все, — глухо произнес Бриали, резким движением поднимаясь с кровати. — Иди в ванную.

— Не делай глупостей, — покачала головой я. — Пристрелив меня, ты только ухудшишь свое положение. Я никому ничего не скажу, обещаю. Аглаю все равно не вернешь, а я вовсе не горю праведным желанием вершить правосудие. К сожалению, мир устроен так, что большинство преступников остается безнаказанным. Одним больше, одним меньше — какая разница?

— Я не верю тебе, — покачал головой Пьер. — Я больше никогда не поверю ни одной женщине. Иди, или я прикончу тебя прямо здесь.

— Опустите пистолет, Бриали, — прозвучал от двери голос комиссара Лассона.

Пьер вздрогнул и резко развернувшись, наставил оружие на Марселя.

Рядом с комиссаром стояли два вооруженных полицейских.

— Опустите оружие, — спокойно повторил Лассон.

Бриали медленно, как в замедленной съемке, разжал пальцы и пистолет с приглушенным стуком упал на ковер.

— Я не убивал Аглаю и Беара. Я вообще никого не убивал.

Служители закона ловко заковали кисти Пьера в наручники.

— Уведите его, — скомандовал комиссар. — Пусть пока посидит в машине.

— Подождите! — Пьер повернулся ко мне. — Ты была права. Я изнасиловал свою жену, я был уверен, что она хочет меня убить, я ненавидел ее, я желал ее смерти, но я никого не убивал. Я лишь пытался спровоцировать Глашу на убийство Беара. Если бы ее посадили в тюрьму, тогда бы я без труда получил развод, и Аглая больше не представляла бы для меня опасности. Убийца все еще на свободе. Пожалуйста, не уезжай из Ниццы. Ты можешь жить на моей вилле сколько захочешь, только, прошу тебя, попробуй найти настоящего преступника. Я знаю, ты сможешь это сделать.

Ответа он не получил. Я была слишком зла и напугана, чтобы давать Пьеру какие-то обещания.

Полицейские вывели Бриали во двор. Мы с комиссаром остались наедине.

— Вовремя вы подоспели, — вздохнула я. — Как вы здесь оказались?

— Приехал, чтобы задать Пьеру еще несколько вопросов. Калитка была открыта. Перед воротами стоял ваш "ситроен" с незапертой дверцей и ключами в замке зажигания. Во Франции люди не ведут себя столь беспечно. Я заподозрил неладное, и мы тихо вошли на виллу как раз в тот момент, когда вы обвиняли Пьера в изнасиловании и убийстве.

— Думаю, мне надо выпить, — вздохнула я. — Не могу поверить, что Бриали действительно собирался меня застрелить. Все-таки люди — на редкость кровожадные существа.

— К счастью, не все, — заметил Марсель, подходя к бару. — Что вы предпочитаете?

— Апельсиновый сок. Боюсь, от спиртного меня сейчас развезет.

— Немного вина вам не помешает, — возразил комиссар, наливая в бокал "Божоле". — А теперь расскажите подробно, что здесь произошло.

* * *

Закончив отчет о последних событиях, я проводила Лассона до двери и там попрощалась с ним. Во двор мне выходить не хотелось, чтобы не видеть Пьера. Я все еще злилась на него. Оставшись одна, я первым делом помчалась наверх, в спальню Аглаи.

Начиненный "беломоринами" портсигар лежал на тумбочке около кровати. Высыпав из него папиросы, я обратила внимание, что одна из них казалась более светлой. Вместо табака в нее был всунут свернутый трубочкой лист тонкой папиросной бумаги, исписанный бисерно-мелким почерком.

Все идет слишком гладко, и это настораживает. Кажется, я полностью контролирую ситуацию, и все же меня терзает дурное предчувствие. Если оно оправдается, в твоих руках окажется это письмо.

Не буду вдаваться в подробности — каким-то образом за эти два дня ты и так узнала гораздо больше, чем следовало. Это означает, что при необходимости ты докопаешься и до всего остального.

За несколько дней до изнасилования я нашла способ проникнуть на виллу Беара. План был прост: незаметно похитить из компьютера Ива его новый роман (почти законченный, если верить журналистам), быстро его дописать и, до того, как Беар отнесет книгу в издательство, оформить на нее авторские права. В этом случае после публикации роман Ива оказался бы почти стопроцентным плагиатом, и в суде его бы не спасли никакие адвокаты.

К сожалению, войти в компьютер Ива мне так и не удалось: файлы были защищены паролем, а распечатку рукописи я не нашла. Пришлось избрать другую стратегию.

Изменив внешность, я познакомилась с Беаром, и он по уши влюбился в меня. Этой ночью мы встретимся на его яхте. Одним выстрелом я убью двух зайцев: выясню, насиловал ли меня Ив (хотя на этот счет у меня нет сомнений) и выведаю у него пароль доступа в компьютер (а, если повезет, даже выкраду книгу).

Еще одна задумка — вытянуть из Беара признание, что он украл мои идеи, использовав их в "Бесконечном падении", и записать его признание на магнитофон. Для суда это станет неопровержимым доказательством.

Вряд ли Беар меня раскусит, но если это произойдет, этот негодяй может пойти на самые крайние меры. Если со мной что-нибудь случится, добейся, чтобы он не вышел сухим из воды.

Аглая.

Услышав шаги за дверью, я поспешно сунула записку в карман. Это вернулся комиссар Лассон.

— Пьер Бриали, прежде, чем его увезут, хочет поговорить с вами.

— О чем? — осведомилась я.

— Спуститесь во двор, и он вам это объяснит.

— Ладно, — вздохнула я. — Все-таки Пьер позволил мне остаться в его доме. Надо выслушать его хотя бы из вежливости.

Бриали, бледный и жалкий, с потерянным видом выглядывал из окошка полицейской машины.

— Привет преступным элементам, — сказала я.

— Я не убивал Аглаю и Беара. Ты мне веришь?

— Не верю. Ты и меня чуть не застрелил.

— Это был акт отчаяния. Я испугался и не соображал, что делаю. Не думаю, что смог бы тебя убить. Пожалуйста, помоги мне. Я действительно невиновен.

— Вот и постарайся убедить в этом полицию.

— Это само собой. Сейчас я прошу о помощи тебя.

— Ладно. Постараюсь что-либо сделать.

Глядя на отчаявшегося Пьера, я гадала, виновен он или нет. Он мог убить, это несомненно. Налицо классический модус операнди: возможность, мотивы, средства. А если это все-таки не он? Кто тогда? Игорь? Гав? Светлана?

Комиссар Лассон подошел ко мне.

— Пора его увозить.

— Я невиновен, — выкрикнул Бриали в окно выезжающего за ворота автомобиля.

— А почему вы не уехали с ними? — удивилась я. — Вы же теперь остались без машины.

— О, это пустяки. Я уже позвонил, чтобы за мной прислали другой автомобиль. Дело в том, что… Вообще-то я хотел попросить вас об одном одолжении, — слегка смущаясь, произнес комиссар.

— Для вас — все, что угодно. Как-никак, вы спасли мне жизнь.

— Необходимо допросить Светлану Фокину. Иностранцы часто притворяются, что плохо понимают французский язык. В данные момент у меня нет под рукой русского переводчика. Может, возьмете на себя эту роль?

— С удовольствием. Мне и самой хотелось бы с ней поболтать. Можем отправиться к ней прямо сейчас. Чтобы сэкономить время, поедем на моем "ситроене". Вообще-то это машина Пьера, но он позволяет мне ею пользоваться. Перезвоните, чтобы автомобиль за вами прислали в "Золотую долину".

— Женщина за рулем… — задумчиво произнес комиссар. — Опасное сочетание. Вы не возражаете, если я поведу машину?

— Да ради бога, — махнула рукой я. — Главное — побыстрее добраться до Фокиной. Вдруг она решит из предосторожности поменять место жительства?

Марсель усмехнулся.

— Только не забывайте, что комиссар — я, и именно я буду вести допрос.

— Вряд ли вы позволите мне об этом забыть, — с легким сожалением заметила я.

* * *

Комиссар оказался любителем быстрой езды. Пару раз нас останавливали за превышение скорости, но, увидев документы комиссара, приносили извинения и отпускали. Меньше чем через полчаса "ситроен" затормозил у ворот "Золотой долины".

— Полиция, — произнес Марсель, демонстрируя Фокиной удостоверение. — Комиссар Лассон, уголовный розыск.

Было очевидно, что наше появление застало "лисичку" врасплох.

— Je… je ne parle pas françeis[10], — растерянно пробормотала Светлана.

— Anglais?

— No, — "лисичка" продолжала разыгрывать святую невинность. — Russe.

— В таком случае я буду вашим переводчиком, — вмешалась я. — Кстати, ваш любовник арестован и уже во всем сознался.

— К-какой любовник? — пролепетала Светлана. — В чем сознался?

— Угадайте с трех раз. Или все-таки с двух? Во Франции помимо Николая Сугавова и Пьера Бриали у вас есть другие любовники? Может, позволите нам войти? Разговор предстоит долгий. Впрочем, так бывает всегда, когда речь заходит об убийстве.

Лисичка отступила в сторону, пропуская нас в квартиру. Её била мелкая дрожь.

— Эй, мы так не договаривались, — недовольно сказал Лассон. — Именно я должен вести допрос, а вы только переводить.

— Это пока не допрос, а предваряющая его психологическая обработка подозреваемого, — объяснила я. — Дайте мне пять минут. Потом я все для вас переведу.

* * *

"Лисичка" раскололась не сразу, но сопротивление ее оказалось недолгим. Я самым убедительным образом расписала мотивы, по которым она могла прошлой ночью прикончить Аглаю и Ива. По моей версии, Светлана догадалась, что Гав лишь использовал ее, намереваясь впоследствии устранить Пьера и жениться на Аглае. О том, что Аглая в ту ночь встречается на яхте с Беаром, Фокина, якобы, узнала от Сугавова. Она незаметно пробралась на яхту и убила обоих. Теперь ничто не мешало ей выйти замуж за Пьера.

Версия эта выглядела более чем сомнительно: по свидетельству Игоря, на эту ночь у Светланы было железное алиби, но в качестве психологического оружия она вполне годилась.

Реакция "лисички" оказалась для меня совершенно неожиданной. Вместо того, чтобы объяснить, что она всю ночь проплясала на дискотеке с сынком банкира, Фокина страшно перепугалась.

Как выяснилось, Костромин мне соврал. Они действительно поужинали вместе и отправились на дискотеку, но Светлана перебрала со спиртным, которым ее активно потчевал Игорь, и он на такси отвез ее домой где-то в районе полуночи. Добравшись до постели, "лисичка" сразу заснула, а когда проснулась, Бориса (Костромин представился ей под этим именем) в квартире уже не было.

Услышав описание внешности Бориса, Лассон нахмурился и извлек из кармана фотографию Игоря, которую он предусмотрительно прихватил с виллы Беара.

— Это он! Борис! — растерянно подтвердила Фокина. — Кто он такой? Откуда у вас его фото?

— Этот человек — любовник Ива Беара, — объяснил комиссар. — Он голубой и женщинами не интересуется. Вряд ли он познакомился с вами без всякой задней мысли. Вы догадываетесь, для чего ему это понадобилось?

— Нет, — помотала головой Светлана. — Не имею ни малейшего представления. Как он вообще узнал про меня?

В отличие от "личички", я прекрасно знала, в чем тут дело, но предпочла до поры до времени не распространяться на эту тему.

Тот факт, что ее вчерашний знакомый оказался любовником Беара, окончательно сломил сопротивление Фокиной. В отчаянной попытке убедить полицию в своей невиновности, она выложила нам все как на духу.

* * *

Ницше полагал, что инстинкт мести является сильнейшим инстинктом человека. Более того, он утверждал, что именно в этом инстинкте коренится людская вера в причину и следствие. Насчет веры старик явно загнул, но в чем-то он все же был прав: энтузиазм, с которым представители Homo Sapiens пакостят друг другу, был бы весьма похвальным, если не принимать в расчет, что мстят они в большинстве случаев не за чужие, а за свои собственные ошибки, полностью игнорируя вышеупомянутый закон причинно-следственной связи.

Встретит, например, романтичная мечтательница завзятого дон Жуана, проведет в его объятиях ночь полную безумной страсти и необоснованно решит, что теперь они будут принадлежать друг другу вечно.

На следующий день дон Жуан, следуя неумолимому зову природы, начнет шептать приятные глупости в нежное ушко следующей красотки, а обманутая в своих расчетах девица примется точить нож, дабы, осуществляя святую месть, вонзить его в грудь коварного изменщика. Но разве можно винить бабника в том, что он бабник?

"Если на клетке слона написано "буйвол", не верь глазам своим," — поучал Козьма Прутков. Ревнивые любовники не внимали его словам, и с упорством, достойным лучшего применения, мстили слону за собственную неспособность отличить его от буйвола. Впрочем, представители человеческого рода откалывали номера и похуже.

На сии философские размышления меня навела история, рассказанная Светланой, ибо месть в самых разнообразных и причудливых формах была основным ее лейтмотивом.

Схематично побудительные мотивы задействованных в драме лиц можно было описать следующим образом:

Светлана жаждала отомстить разлучнице Аглае и изменщику Гаву.

Гав жаждал отомстить изменщице Аглае.

Аглая жаждала отомстить плагиатору Иву.

Пьер жаждал отомстить задумавшей его убийство Аглае.

Теперь перейдем к последовательному изложению событий.

Больше всего "лисичку" бесили письма, которые Аглая с завидной регулярностью посылала их общей подруге Таньке Басовой. Танька, захлебываясь слюной от завистливого восторга, пересказывала Свете о нарядах от Шанель и Диора, которые Глаша приобретает в самых дорогих бутиках Лазурного берега, о поездках на собственной яхте на Сицилию и Балеары, о роскошной красной "альфа-ромео", подаренной ей Пьером на день рождения, и прочих маленьких радостях богатых людей, известных рядовым российским гражданам исключительно по голливудским фильмам и латиноамериканским сериалам.

Каждая весточка, полученная от Аглаи, была для "лисички" раскаленным кинжалом, вонзающимся в незаживающую рану. Несмотря на то, что Светлана возобновила отношения с Глашей после того, как та порвала с Гавом, их "дружба" скорее напоминала паритет скорпиона и черепахи из известной притчи: если ты меня сбросишь, я тебя укушу; если ты меня укусишь, я тебя сброшу.

Наихудшая пытка для жаждущего мести — недосягаемость обидчика. "Лисичка" считала Аглаю недосягаемой до тех пор, пока не встретила Гава.

Николай в то время перебивался случайными заработками. Любовь, которую он некогда испытывал к Глаше, успела переродиться в черную ненависть: мало того, что Аглая бросила его ради какого-то паршивого режиссеришки, — по ее вине он потерял работу у чудом не сел в тюрьму.

Фокина и Сугавов встретились случайно, на улице, и ностальгически вспомнив былые времена, поняли, что страдания, причиненные им общим врагом, вновь сблизили их. В тот же вечер, после яростно-страстного секса на жесткой Светкиной тахте, воссоединившаяся парочка пришла к выводу, что предательницу следует наказать.

— Надо поступить с ней так же, как она поступила с нами, — мечтательно произнесла "лисичка". — Если бы мне удалось отбить у нее Пьера вместе с его деньгами, вот тогда бы она закрутилась, как уж на вилах!

— Похоже, слово "верность" вообще не входит в женский лексикон, — сварливо заметил Гав. — Пять минут назад ты стонала от восторга в моих объятиях, и уже мечтаешь о том, чтобы забраться под другого мужика.

— Чья бы теля мычала, — пожала плечами Светка. — Уж кому-кому, а тебе меньше всего подходят рассуждения о верности. Мне ее малохольный французишка даром не нужен, но только представь: вилла в Ницце, собственная яхта, роскошные автомобили, счет в банке… Охмури я Пьера, через пару лет я бы с ним развелась, отсудила половину его состояния и вышла бы замуж за тебя. Если бы только это было возможно…

— А ведь это вполне возможно, — задумчиво сказал Сугавов.

— Ты шутишь? — изумилась "лисичка".

Как выяснилось, он не шутил.

* * *

Восемь месяцев спустя Николай Сугавов въехал во Францию с визой сельскохозяйственного рабочего. В теплицах Перпиньяна он проработал всего две недели, после чего исчез. Еще через три дня загорающая на пляже Аглая чуть не потеряла дар речи, увидев выходящего из моря загорелого мускулистого субъекта с густой черной порослью на груди, плечах и спине. Она как раз вспоминала, как занималась с Гавом любовью на заднем сиденье милицейского "газика", и в первый момент решила, что это галлюцинация.

От Николая по-прежнему исходил ореол агрессивной животной мужественности, и организм Глаши, уставший от редких, однообразных и далеко не пылких ласк Пьера, немедленно откликнулся на неодолимый зов природы.

Аглая вскочила с шезлонга, бросилась к Гаву и с радостным воплем повисла у него на шее. Она прижималась к бывшему любовнику всем телом, вдыхая знакомый зверино-терпкий его кожи, млея от крепости его мышц, восторженно ощущая низом живота его напрягшуюся плоть.

— Похоже, ты здорово изголодалась по мужчине, — снисходительно усмехнулся Гав. — Выходит, твой французский муженек не в силах удовлетворить твои аппетиты.

— Пойдем куда-нибудь, — прошептала Аглая. — Поговорить мы сможет потом.

Неделю спустя в Ниццу с месячной туристической визой прибыла Светлана.

Гав встретил ее в аэропорту и отвез в снятую для нее дешевую комнату в пригороде.

— Ну-ка, посмотри, что у меня есть, — с горделивой усмешкой сказал он и вставил в кассету в видеомагнитофон.

Увидев на экране Аглаю, блаженствующую в объятиях Николая, "лисичка" с трудом подавила порыв разбить телевизор о голову своего бывшего жениха.

— Другого выхода нет. Чтобы быть вместе, нам придется убрать твоего мужа, — произнес изображенный на экране Гав.

— Это будет непросто, — ответила Аглая. — Подозрение в первую очередь падет на меня — ведь именно я наследую состояние Пьера.

— Ни о чем не беспокойся. У тебя будет железное алиби.

— Все должно выглядеть, как несчастный случай. Нельзя, чтобы полиция заподозрила убийство.

— Как насчет того, чтобы Пьер утонул во время купания? Наиболее типичный несчастный случай. Ты в это время можешь сидеть с друзьями на берегу.

— Мой муж, как правило, далеко не заплывает.

— Бывает, что люди тонут и на мелководье…

— Ай да Глашка! Вот ведь змея! — недоверчиво прокомментировала Светлана. — Она и впрямь готова из-за денег прикончить своего муженька? Почему бы ей просто не развестись?

— Она не может развестись, — ухмыльнулся Гав. — По брачному контракту у них раздельное владение имуществом. Она не получит ни сентима.

Он не сказал "лисичке", что уже подкатывался к Глаше с предложением развестись с Пьером, отобрав с него половину состояния, и выйти замуж за него. Именно тогда Аглая и объяснила все насчет контракта.

— Но так легко пойти на убийство…

— Вынужден тебя разочаровать. В планы Аглаи пока не входит убивать мужа. Ива Беара она бы пришила с удовольствием, но только не Бриали. Она слишком практична, чтобы так рисковать.

— А как же запись?

— Не забывай, что сыщик Гав — гениальный детектив, — самодовольно усмехнулся Николай. — Это была игра. Я предложил Глаше разыграть сценку из ее нового романа, назвав героя именем ее мужа, и незаметно записал наш разговор на видеокамеру.

— Но зачем?

— Помнишь, мы пытались придумать предлог, под которым ты познакомишься с Пьером? Эта кассета — лучший повод для знакомства. Версия такова: ты случайно забыла на скамейке в парке включенную видеокамеру. Просмотрев запись, ты сразу узнала Аглаю по фотографиям на обложках ее книг и ужаснулась злодейству, которое она планирует совершить. Через Интернет ты нашла заметки во французской прессе, посвященные тяжбе Аглаи с Беаром. Там была фотография Пьера, указывалась его фамилия и место работы.

Ты встретишься с Пьером Бриали и передашь ему эту кассету. Потрясенный вероломством жены, Пьер будет нуждаться в поддержке. Ты ведь не откажешься поддержать его?

Подмигнув Фокиной, Гав оглушительно захохотал.

— Гениально! — выдохнула "лисичка". — Это действительно гениально!

— Мы отлично заживем на денежки Пьера, — ухмыльнулся Николай.

* * *

Все прошло как по маслу. Пьер, ошеломленный предательством Аглаи, без малейшего сопротивления пал в объятия Светланы и через неделю после знакомства снял для нее апартаменты в "Золотой долине".

Вначале он подумывал воспользоваться пленкой в качестве аргумента для развода, но "лисичка" его отговорила, сказав, что подобная запись в суде не считается доказательствам, зато если их связь вскроется, Аглая может обвинить Пьера в неверности и под этим предлогом потребовать алименты.

— Ты говорил, что твоя жена ненавидит Ива Беара и грозится его убить, — сказала Светлана. — Если она это сделает и сядет в тюрьму, ты получишь развод быстро и без проблем. Иногда чтобы подтолкнуть человека к преступлению бывает достаточно пары слов.

— А ведь это мысль, — вдохновился Бриали. — Надо лишь позаботиться о том, чтобы она не прикончила меня прежде, чем Ива.

Пьер соврал Аглае, что собирается застраховать свою жизнь на полтора миллиона евро, но сделает это только через пару месяцев. К этому времени он, якобы, должен будет получить крупную сумму, и у него появятся деньги на взносы. Свое решение Бриали аргументировал тем, что в этом году уже двое его знакомых погибли в автокатастрофе, и он хочет, чтобы в случае его непредвиденной смерти, Глаша была обеспечена на всю оставшуюся жизнь.

Аглая в свою очередь сняла для Гава небольшую квартирку, и по ее заданию он принялся следить за Беаром. Когда он набрал достаточно материала, Глаша отменила регулярную слежку. Теперь Сугавов вел наблюдение лишь два-три дня в неделю. В ночь убийства Николай не должен был заниматься слежкой. Светлана надеялась, что они проведут эту ночь вместе, но Гав отказался, сославшись на какие-то дела, распространяться о которых он не пожелал.

Отчасти из-за этого они сегодня и поругались. Николай нервничал и был более раздражительным, чем обычно. Светлана решила, что вчера он развлекался с Аглаей и попыталась было устроить сцену ревности, но Гав неожиданно пришел в ярость и обвинил ее в том, что она только и мечтает прибрать к рукам денежки Пьера, а его оставить ни с чем. После того, как Сугавов погнался за мной, он так и не вернулся. Где он находится в данный момент, Светлана не знала, как не знала и его адреса. Гав всегда сам приезжал к ней, а для связи у нее был только номер сотового телефона.

* * *

После предварительного допроса, поведенного у нее в квартире, Светлану отвезли в полицейское управление для дачи показаний.

— Вы скоро ее отпустите? — спросила я у Лассона.

— Почему это вас интересует?

— Освободившись, Светлана первым делом свяжется с Гавом. То, что он не зашел к ней после разговора со мной, чтобы сообщить об убийстве, уже подозрительно. Гав вполне мог убить Ива и Аглаю. Как и у Пьера, у него был мотив, возможность и средства. Николай мечтал отомстить бывшей любовнице, и ему было выгодно освободить место для Светланы, чтобы она стала женой Бриали.

Даже если Аглая не рассказала ему о встрече с Беаром, Гав мог следить за Ивом или за ней по своей инициативе. Потом он пробрался на яхту, незаметно вытащил из сумочки Аглаи принесенный ею пистолет и совершил убийство. Для бывшего милиционера это было нетрудно.

Скорее всего, Николай решил затаиться до завершения расследования. Если полиция придет к выводу, что Аглая и Ив убили друг друга, он продолжит охоту за деньгами Пьера, если же ситуация осложнится и полиция начнет интересоваться его персоной, он просто исчезнет из страны. Хорошо бы перехватить Сугавова, пока он не исчез.

— Вы прямо читаете мои мысли, — усмехнулся комиссар.

— Можно засечь его местонахождение через мобильник, — воодушевилась я.

Лассон вздохнул.

— Вы не поверите, но в полицейской академии меня тоже кое-чему научили. Благодарю вас за помощь. Вы, наверное, устали.

— Намекаете, что мне пора отправиться домой?

— Нечто в этом роде.

В кармане Лассона запищал сотовый телефон. Он больше слушал, чем говорил, ограничиваясь краткими репликами. Закончив разговор, Марсель обернулся ко мне.

— Какой номер вашего "ситроена"?

— Не помню. Я уже говорила, что это машина Пьера, а не моя.

— Любопытно, — хмыкнул комиссар. — Похоже, что речь идет именно об этом автомобиле. Вы пользовались им этой ночью?

— Нет. Всю ночь я провела на вилле "Флоренция".

— Только что мне сообщили весьма любопытную новость. Около полуночи желтый "ситроен", зарегистрированный на имя Пьера Бриали, задавил кошку на выезде из Антиба. Владелица животного обратилась с заявлением в полицию. Двигающийся на большой скорости автомобиль направлялся в сторону Жуан-ле-Пенна.

— Вы полагаете, что я последовала за Аглаей и убила ее?

— Нет, — покачал головой Марсель. — Согласно заявлению кошковладелицы, за рулем был мужчина.

— Пьер?

— Кто же еще? Эти показания могут вогнать последний гвоздь в крышку его гроба.

— Значит, теперь вы не сомневаетесь, что убийца — он?

— Не обязательно. Есть еще одна новость. Сержант Пиче встретился с нотариусом Ива Беара. Догадайтесь, кому писатель завещал виллу "Сирена" и половину своего состояния?

— Кому?

Я уже догадывалась, каким будет ответ.

— Своему любовнику, Игорю Костромину. Остальное — разным благотворительным фондам. Близких родственников у Беара не было. Итак, кандидатов в убийцы четверо: Бриали, Сугавов, Костромин и Фокина, хотя Фокину я бы исключил. В состоянии аффекта она вполне могла бы прикончить соперницу, но тщательно продуманное и выполненное убийство ей не по силам — психика для этого слабовата. Вряд ли она умеет обращаться с пистолетом, и уж точно не могла предвидеть, что ухитрится стянуть у Аглаи "Дезерт Игл". Зато в свете завещания на Костромина падают серьезные подозрения.

— Кажется, полиция считает, что он разбился на мотоцикле?

Комиссар покачал головой.

— Найден мотоцикл, но не труп.

— Прикинувшись мертвым, Игорь не получит наследства.

— Заявить о своих правах он может в любой момент. Как только расследование завершится, Костромин объявится и вступит во владение имуществом.

Я вздохнула. Узнав, что Игорь соврал, я и сама засомневалась в нем. Невинный вид вовсе не означает, что человек не способен совершить убийство. Миллионы Беара — слишком лакомый кусок, плюс еще ревность. Что бы Игорь ни говорил, связи Ива с женщинами не оставляли его равнодушным. Полностью завися от Беара, он не чувствовал себя в безопасности: как только одной из девиц удастся захомутать Ива, он окажется на улице. В то же время не факт, что Игорь знал о завещании Беара. И опять-таки — как он мог предвидеть, что Аглая принесет пистолет?

— О чем это вы так задумались? — осведомился комиссар. — Уж не о Костромине ли? Чует мое сердце, что рассказали вы о нем далеко не все. Вы, случайно, не в курсе, где его можно найти?

— К сожалению, нет. Но если вы арестуете Игоря, я с удовольствием помогу вам с переводом. Кстати, вы не собираетесь допросить Бриали по поводу инцидента с кошкой? Может, разрешите мне поприсутствовать?

Лассон, прищурившись, посмотрел на меня.

— Предлагаю обмен. Я допускаю вас на допрос Пьера, а вы взамен выдаете мне полную информацию об Игоре. Если он невиновен, ему ничего не грозит, но если убил Костромин, ваше молчание делает вас соучастницей преступления.

— Ладно, — согласилась я. — Возможно, у меня есть кое-какие идеи насчет того, где можно найти Игоря. Только сначала послушаем Пьера.

* * *

Лассон оставил меня в пустом кабинете, предупредив, что вернется минут через пятнадцать. Едва за ним закрылась дверь, я схватилась за телефон, молясь, чтобы мобильник Игоря не был отключен. В глубине души я не верила, что он убийца, а наводить полицию на невинного человека было как-то неприятно.

— Слушаю! — раздался в трубке голос Костромина.

— Ты знаешь, что Ив Беар в завещании отписал тебе виллу "Сирена" и половину своего состояния? — выпалила я.

— Что? — в голосе херувима звучало неподдельное изумление. — С чего ты взяла? Быть такого не может!

— Ив Беар сделал тебя своим наследником, — заверила я. — Информация абсолютно достоверная. Выходит, Ив не сказал тебе от этом?

— Так ты не шутишь?

— Я говорю совершенно серьезно.

Радостный вопль Костромина чуть не разорвал мне барабанную перепонку. Отодвинув трубку от уха, я подождала, пока он утихомирится. Теперь я была полностью убеждена, что Игорь не врал. Столь неподдельное ликование мог бы сыграть разве что выдающийся актер.

О завещании он не знал. Что ж, это было вполне логично. Такие деньги даже святого могут ввести во грех. На месте Беара я бы тоже на всякий случай не стала оповещать наследничка о счастье, ожидающем его в случае моей смерти.

Раз так, из мотивов для убийства у Костромина остается лишь ревность, но ее можно сбросить со счетов. Хелена была одной из многих любовниц Ива. Она не представляла для Игоря никакой опасности. Тогда почему он мне соврал насчет алиби?

— Я богат! Я миллионер! — осипшим от воплей голосом оповестил меня Костромин. — Поверить не могу — я богат! Не знаешь, когда я смогу получить деньги? Можно это сделать прямо сейчас?

— Для начала надо встретиться с нотариусом. Он тебе все объяснит. Заодно поговоришь и с полицией.

— С полицией? Это еще зачем?

— Завещание — отличный мотив для убийства.

— Меня что, подозревают?

— Не тебя одного. Кстати, зачем ты наплел, что мотоцикл у тебя украли, и что ты до утра танцевал со Светланой на дискотеке? Ты отвез ее домой около полуночи, забрал кассету и поехал в Антиб, чтобы посмотреть, чем занимаются Беар и Хелена, вернее, Аглая.

— Черт, — выругался Игорь. — Полиция об этом знает?

— А ты как думаешь? Допрос любовницы Бриали плюс твой мотоцикл под обрывом Антиба. Так почему ты мне соврал?

— Узнав о смерти Ива, я страшно испугался, что меня могут заподозрить. Именно поэтому я не вернулся на виллу и сказал тебе, что до утра был на дискотеке.

— И что же случилось на самом деле?

— Я ушел из квартиры Ланы в начале первого и поехал домой, а потом мне пришла в голову идея заехать в порт и посмотреть, там ли "Итака". Я знал, что Беар этой ночью встречается на ней с этой полькой, вот и решил взглянуть на его очередную пассию, если, конечно, яхта еще не отчалила. До порта я так и не добрался. На самой оконечности мыса из-за поворота прямо на меня выскочила машина, мчащаяся на огромной скорости. Сам не понимаю, как я ухитрился в последний момент спрыгнуть с мотоцикла. "Хонда" слегка царапнула заднее крыло автомобиля и свалилась с обрыва, а этот гад даже не притормозил — так и промчался мимо. Я просто чудом ничего себе не сломал. Хорошо, что я раньше учился кое-каким каскадерским трюкам — это меня и спасло. Даже кассету не разбил — она была у меня в кармане.

— А какой марки была машина?

— Думаешь, я разглядел? Мне в лицо бил свет фар, да и произошло все слишком быстро. Цвет, кажется, был желтый.

— А что ты делал потом?

— Взобрался на холм над шоссе, сел под деревом и с полчасика приходил в себя. Меня всего трясло. Думал проголосовать на дороге, но такси в такую пору не найдешь, а частники среди ночи не останавливаются. Пешком до виллы было километров пятнадцать, а мне страшно хотелось спать. Вот я и уснул прямо там на земле. Дальше было так, как я тебе рассказывал: проснулся около полудня, добрался до ближайшего бара и там увидел по телевизору репортаж об убийстве Ива.

На виллу возвращаться я побоялся: алиби у меня нет, мотоцикл разбился неподалеку от стоянки "Итаки". Вот тогда-то я и вспомнил о художнике, приятеле Ива, который жил в отеле Негреско. Он тоже "голубой", на меня уже давно положил глаз, а денег у него — куры не клюют. Я сел на автобус и прямиком отправился к нему — ведь я считал, что со смертью Беара потерял все. Я и представить не мог, что Ив оставит мне наследство.

— Значит, ты не убивал Беара, — подытожила я.

— Разумеется, нет!

— В таком случае тебе нужно немедленно вернуться и объясниться с полицией. Если они сами тебя поймают, все будет значительно хуже.

— А вдруг убийство повесят на меня?

— Если ты невиновен — не повесят, не беспокойся. Тут кроме тебя хватает подозреваемых. Кстати, где ты находишься?

— В Генуе. Мы остановились в гостинице.

— Не отключай телефон. Минут через пятнадцать тебе позвонит комиссар Лассон. Поговори с ним и возвращайся в Ниццу. Все будет в порядке.

— Пожалуй, так я и сделаю.

— И последний вопрос. Это ты подслушивал за дверью наш разговор с Беаром?

— Нет! С чего ты взяла? Я же уехал сразу после того, как познакомил тебя с Ивом. А почему ты решила, что вас кто-то подслушивал?

— Дверь была чуть приоткрыта, и мне показалось, что за ней кто-то находился.

— Наверняка это был Анже, — усмехнулся Костромин. — Он уже не раз проделывал такие штучки.

— Но ведь Анже не понимает по-английски! Какой смысл ему был нас подслушивать?

— С чего ты решила, что он не знает английский? Он не говорит по-английски из принципа: англичан он здорово недолюбливает, но понять, о чем идет речь, для Анже не проблема.

— Значит, это был дворецкий, — задумчиво произнесла я.

— Скорее всего, но поручиться за это не могу. На вилле есть и другие слуги.

— Ладно, спасибо за информацию. Жди звонка комиссара.

Мы попрощались.

Отключив телефон, я выбежала из кабинета. "Ситроен" был припаркован на полицейской стоянке. На заднем крыле я обнаружила небольшую вмятину и несколько царапин. Похоже, в нервах Пьер сбил не только кошку. Будем надеяться, что Лассона обрадуют последние новости.

* * *

— Куда вы пропали? — недовольно осведомился комиссар.

Пока я отыскивала на "ситроене" следы столкновения, он уже успел вернуться в кабинет. Я пересказала Марселю разговор с Игорем, упомянув об отметине на крыле автомобиля.

— Выходит, Костромина сбил Бриали? — подытожил Лассон. — Я распоряжусь немедленно провести экспертизу.

— А не лучше ли прямо сейчас прижать Пьера? Соврем ему, что результаты экспертизы уже получены.

— Можно попробовать.

— Вот и отлично, — обрадовалась я. — Только сначала позвоните Игорю.

* * *

Пьер Бриали окончательно расклеился. Свидетельство хозяйки задавленной кошки вкупе с царапиной на кузове и рассказом Игоря отняли у него последнюю надежду на спасение.

— В ту ночь я подслушал под дверью разговор Ирины с Аглаей, — объяснил он. — Они говорили по-русски, но по тону было ясно, что моя жена была в ярости. Для того, чтобы Глаша выставила Ирину из дома, требовалась очень веская причина. Я сделал вывод, что Ирина влезла в ее дела слишком глубоко и узнала о фактах, которые Аглая предпочла бы скрыть.

Когда Глаша заявила, что отправляется на литературную тусовку, я понял, что она врет, и на всякий случай решил за ней проследить. Мой белый "корвет" слишком бросается в глаза на дороге, поэтому я взял "ситроен".

Не доезжая до Антиба километров пять, Глаша свернула на обочину и остановилась. Я проехал вперед и тоже съехал на обочину. Нас разделяла небольшая роща, и Аглая не могла заметить мою машину. Я вышел из "ситроена" и под прикрытием кустов незаметно подкрался поближе.

Свет в Глашином автомобиле был включен, и я увидел, как моя жена меняет внешность — гримируется, надевает темный парик. Затем она переоделась в крайне вызывающее платье, сделавшее ее похожей на проститутку. Покончив с маскарадом, Аглая снова вывела машину на шоссе и поехала в сторону Антиба. Выждав немного, я двинулся вслед за ней.

По-видимому, Глаша заметила слежку, и в Антибе она попыталась оторваться от меня. Улицы там представляют собой настоящий лабиринт. В какой-то момент я потерял ее из виду. Именно тогда я увеличил скорость и сбил кошку.

Петляя по улицам, я заметил "альфа-ромео" Аглаи. Он был припаркован неподалеку от старого порта. Глаши в машине не было. Где ее искать, я не представлял, места для парковки поблизости не было, и я потерял еще несколько минут, прежде чем ухитрился поставить машину на соседней улице. Затем я побежал к порту, предполагая, что моя жена направится именно туда.

Аглая стояла на пирсе, рядом с "Итакой" Беара. Ив как раз подавал ей руку, помогая подняться на борт. Если бы я не видел, как она переодевалась в машине, то ни за что не узнал бы свою жену. На мгновение я остолбенел. Я ожидал чего угодно, но только не этого. Некоторое время я стоял, совершенно ошарашенный. Вместо того, чтобы пристрелить Ива, Аглая пыталась его соблазнить! Вы не поверите, но внезапно я почувствовал жгучую ревность, смешанную с не менее жгучим любопытством.

Больше всего на свете мне хотелось незаметно пробраться на яхту и выяснить, что придумала моя женушка, но это было невозможно. Аглая стояла на корме и сразу заметила бы меня. Через пару минут "Итака" отчалила.

Я прошел на пирс, немного постоял там, прикидывая, не нанять ли лодку, чтобы последовать за "Итакой", но отказался от этой идеи по той простой причине, что в полночь арендовать какое-либо судно невозможно.

Около получаса я бродил по улицам — я был слишком возбужден для того, чтобы сесть за руль. Потом я вернулся к "ситроену" и поехал домой. Сам не знаю, почему, я решил поехать не по шоссе, а по дороге, идущей вдоль моря. Я вел машину на большой скорости и не сразу среагировал, когда из-за поворота на меня выскочил этот мотоциклист. Перед самым столкновением парень успел спрыгнуть с мотоцикла. Я вывернул руль и лишь задел мотоцикл крылом. В зеркальце заднего вида я видел, как парень встал, и решил не останавливаться. Все произошло слишком быстро, и я был уверен, что номер машины он не запомнил.

Я не представлял, что собирается сделать Аглая. Не исключено, что она убила бы Беара в эту ночь. На всякий случай я не хотел, чтобы полиции стало известно, что я ехал из Антиба и находился поблизости от "Итаки". В случае убийства это могло поставить меня в весьма двусмысленное положение. Я приехал домой и лег спать. Вот и все. Я не убивал ни свою жену, ни Ива.

— А когда ты забрал из "ситроена" упаковку от посылки, в которой отправил Беару костюм дьявола? — спросила я.

— После возвращения домой, — объяснил Бриали. — Я помнил, как Аглая кричала на тебя, и решил на всякий случай обыскать машину — там могло оказаться что-либо, имеющее отношение к ее тайнам.

— И какой вывод ты сделал, обнаружив упаковку от посылки?

— Что я тебя недооценил. На всякий случай я решил присматривать за тобой.

— А зачем ты вообще пригласил меня на виллу?

— Было несколько причин. В частности, я хотел, чтобы ты перевела для меня записи, найденные в тайнике Аглаи.

— Было проще попросить об этом Светлану.

— Ошибаешься. Узнав о планах Аглаи убить меня, я понял, что нельзя доверять женщинам. В Глашиных записях могло оказаться все, что угодно. Я не хотел, чтобы Светлана получала лишнюю, к тому же неизвестную мне информацию. Кроме того, я в любом случае собирался пригласить тебя. Мне нужен был свидетель того, что Аглая помешалась на мысли отомстить Беару.

— Благодаря судебному делу и средствам массовой информации о ненависти Аглаи к Иву знала вся Франция.

— Зато никто не знал об изнасиловании. Аглая категорически отказалась обращаться в полицию. Плагиат — недостаточный повод для убийства. Изнасилование — гораздо более серьезный.

— Чем сложнее план, тем больше в нем слабых звеньев, — заметила я. — Слишком уж ты перемудрил.

— Я сделал много вещей, о которых сожалею, но я не убийца. Меня не было на яхте. Вы верите мне?

Комиссар Лассон задумчиво постукивал пальцами по столу.

— Алиби на момент убийства у вас пока нет. За полчаса, в течение которых вы, якобы, прогуливались по улицам, вы вполне могли пробраться на "Итаку", разделаться с Аглаей и Ивом и вернуться в Антиб. Найдутся свидетели, которые могут подтвердить, что вы все это время находились на берегу?

— Нет, — покачал головой Бриали. — Было поздно, я сторонился людных улиц и не встретил никого из знакомых. Я вообще не обращал внимания, были ли там прохожие.

— Плохо, — подытожил Марсель.

— И все равно я никого не убивал, — упрямо сказал Бриали.

* * *

Через пять минут после того, как Пьера увели в камеру, Лассона позвали к телефону. Судя по нахмуренному виду комиссара, полученные новости его расстроили.

— Час назад Николай Сугавов вылетел в Москву из аэропорта Ниццы, — объяснил он.

— Как ему это удалось? — удивилась я. — Он же был одним из главных подозреваемых. Я была уверена, что полиция дала указание сотрудникам аэропорта задержать его.

— Сугавов улетел по билету, выписанному на другую фамилию. Из-за большого наплыва туристов вылетающие из аэропорта Ниццы пассажиры не проходят паспортный контроль. Многие русские, прилетевшие сюда по туристической путевке чартерным рейсом с целью остаться во Франции на более длительный срок, продают по дешевке свои обратные билеты.

Вместе с покупателем билета они приезжают в аэропорт, регистрируют билет и сдают багаж по своему паспорту. Покупатель вылетает под чужой фамилией — после регистрации паспорт у него уже не проверяют. В русских магазинах Ниццы можно найти объявления о продаже таких билетов.

— Но если Сугавов вылетел по чужому паспорту, как вы об этом узнали?

— Фотографии Николая получили и ввели в компьютер только сорок минут назад. Его опознал один из сотрудников аэропорта. Служба безопасности проверила видеозапись людей, проходивших на посадку на московский рейс. Компьютерный анализ показал, что человек, зарегистрировшийся под фамилией Захаров был Николаем Сугавовым.

— Значит, вы потеряли одного из главных подозреваемых, — подытожила я. — Бедняга Пьер.

— Столь быстрое исчезновение Сугавова подкрепляет подозрения в его виновности, — мрачно произнес Марсель.

— Не обязательно. Наверняка, он уехал из-за меня. Побоялся, что я наведу на него полицию.

— Без серьезных доказательств его виновности будет почти нереально получить постановление о выдаче его Россией.

— Ой! — спохватилась я. — Совсем из головы вылетело! Я же получила письмо от Аглаи. Она оставила его для меня прежде, чем отправится на свидание с Беаром.

Комиссар на мгновенье застыл, как охотничья собака, учуявшая дичь.

— Когда вы его получили?

— Сразу после того, как Аглая умерла, на мой сотовый поступило сообщение. Могу вам его прочитать. Подождите минутку, я достану телефон.

Нажав нужные кнопки, я вызвала из памяти текст.

— Вот оно:

"Ты все еще во Франции, а где я? Ты веришь в существование "того света"? Черти и там насилуют грешниц, попавших в ад? Покури "Беломор" в память об усопших. Аглая."

— Почему вы раньше об этом не упомянули? — скрипнул зубами Лассон.

— Не до того было. Сначала Пьер хотел меня пристрелить, потом мы поехали к Фокиной. Какая разница — часом раньше, часом позже.

— Большая разница.

— Не буду спорить. Так вот, по фразе "Покури "Беломор" в память об усопших" я догадалась, что Глаша оставила для меня письмо в портсигаре. Оно оказалось спрятанным в папиросе.

— Где это письмо?

— У меня в кармане. Сейчас достану. Только не нервничайте.

— Здесь написано по-русски. Переведите, — Лассон чуть не подпрыгивал от нетерпения.

— Все идет слишком гладко, и это настораживает, — начала я.

Добравшись до фразы: "За несколько дней до изнасилования я нашла способ проникнуть на виллу Беара", я вздрогнула и застыла, тупо уставившись в текст. Как же я сразу об этом не догадалась? Разрозненные факты, словно по мановению волшебной палочки, выстроились в безупречно красивую версию.

— Что же вы замолчали? — дернулся комиссар. — Читайте дальше.

— Кажется, я знаю, кто убийца, — произнесла я. — Вернее, я абсолютно уверена, что это он.

— Кто?

— Вам не удастся доказать его вину. Против него нет никаких доказательств — лишь косвенные улики. Единственный способ — спровоцировать преступника. Я готова рискнуть, если вы прикроете меня.

— О, Господи! — сжимая кулаки, простонал Лассон. — Да объясните вы толком, о чем идет речь!

* * *

Приоткрыв ворота виллы "Сирена", Анже с ненавистью посмотрел на меня.

— Что вам надо? — осведомился он по-французски. — На вилле никого нет.

— Как это нет? — удивилась я. — А вы? Кстати, мне известно, что вы вполне сносно владеете английским, хотя принципиально не желаете на нем говорить. В данном случае я пришла именно к вам. Надеюсь, мы поймем друг друга, иначе мне придется найти более благодарных собеседников, полицию, например.

— Что вам нужно? — прошипел дворецкий.

— Деньги, — объяснила я по-английски. — Много денег.

— Деньги? — повторил по-французски Анже. — Какие еще деньги?

— Евро меня вполне устраивают, хотя могу взять и долларами. Если вы еще не поняли, я собираюсь шантажровать вас. Я была свидетельницей того, как вы убили своего хозяина и Аглаю. Может, позволите войти? Как-то неудобно разговаривать через дверь.

— Вы с ума сошли? Что вы несете? Я никого не убивал! — дворецкий перешел на ломаный английский. — Убирайтесь отсюда и оставьте меня в покое!

— Что ж, в таком случае я порадую этой историей полицейских.

Ворота распахнулись.

— Входите, — процедил сквозь зубы Анже. — Я выслушаю вас, хотя то, что вы говорите — полная глупость.

Дойдя до бассейна, я опустилась в шезлонг и жестом предложила ему сесть рядом со мной.

— Вы ненавидите женщин?

— С чего вы это взяли?

— Ходят слухи, что в молодости по вине женщины вы пережили трагедию. Это правда, что вы так и не потеряли девственность?

Пальцы дворецкого сжались в кулаки, на щеках выступили багровые пятна. Казалось, он едва сдерживается, чтобы не броситься на меня.

— Убирайтесь вон! Я не желаю отвечать на ваши идиотские вопросы!

— Ладно, успокойтесь. Больше вопросов не будет — только факты. Несколько дней назад Игорь случайно увидел, как вы, стоя на коленях у "пежо", на котором слуги ездят за покупками, гладили правое крыло автомобиля, прижимались к нему щекой и бормотали признания в любви.

Дыхание Анже участилось, кулаки сжались так, что побелели суставы.

— Я не собираюсь спрашивать о причине столь оригинального поступка, — продолжила я. — Она мне известна. Незадолго до сцены с лобызанием крыла "пежо" вы этим самым крылом задели на дороге женщину и сбили ее. Она сказала, что лишь ушиблась, но ничего серьезного не произошло, вина была ее, и она не собирается подавать на вас в суд. Так вы познакомились. Жертва наезда была красива, сексуальна и смотрела на вас так, как никогда не смотрела ни одна женщина. Вы влюбились — во второй раз с тех пор, как вас обманула ваша первая возлюбленная. Вот почему вы ласкали крыло машины, коснувшееся тела вашей новой пассии.

Вы снова встретились, и эта женщина попросила вас в отсутствие хозяина показать ей виллу Ива Беара. Вы уступили ее просьбе. Под каким-то предлогом она включила компьютер Ива и некоторое время возилась с ним. Возможно, именно в этот момент вы заподозрили подвох.

Потом вы подслушали мой разговор с Ивом и узнали, что некая Хелена познакомилась с ним тем же самым способом, что и с вами — имитировав несчастный случай на дороге. Более того, вы выяснили, что ночью Беар встречается с Хеленой на яхте, и они будут заниматься любовью.

Сложив два и два, вы поняли, что ваша новая подружка и Хелена — одно и то же лицо. Чтобы окончательно утвердиться в своих подозрениях, вы проникли на "Итаку" и спрятались там незадолго до того, как на яхту поднялись Ив и Хелена. Убедившись в своей правоте, вы пришли в бешенство. Во второй раз вас предала женщина, причем не просто предала, а насмеялась над вами. Более того, она предпочла вам развратного богатого бисексуала, человека, которого в глубине души вы ненавидели и презирали.

Выбрав удобный момент, вы незаметно заглянули в оставленную где-либо сумочку Хелены, возможно, надеясь увидеть ее документы и узнать, кто она такая. Вместо документов вы обнаружили пистолет и забрали его.

Яхта медленно плыла в сторону крепости. На мысе какая-то компания запускала фейерверки. Это было очень кстати — среди шума никто не обратил бы внимания на звук одиночного выстрела. Вы понимали, что не можете застрелить обоих — следовало обставить все так, словно Ив и Хелена убили друг друга.

Вы вошли в каюту в тот момент, когда они собирались заняться любовью. Вы выстрелили в Беара, а Хелене проломили голову статуэткой сатира. Потом вы протерли пистолет и статуэтку, оставив на них, соответственно, отпечатки Хелены и Ива. Тогда вы еще не знали, что Хелена — это Аглая Стрельцова.

Потом вы спрыгнули с яхты и поплыли к берегу. Вы не учли только одного: опасаясь, что Беар ее раскроет, Аглая попросила меня на всякий случай незаметно следовать за яхтой на швертботе ее знакомого рыбака. В случае конфликта с Ивом она могла связаться со мной по сотовому телефону, и мы бы забрали ее с "Итаки".

Я прибыла в ле Сюке заранее и видела, как вы пробирались на яхту хозяина. "Итака" отчалила, и мы с рыбаком двинулись за ней на швертботе с погашенными бортовыми огнями. Я видела, как вы спрыгнули с яхты незадолго до того, как она села на мель. Палуба была освещена, и мы с рыбаком смогли хорошо вас разглядеть.

Потом яхта села на мель. Около получаса я ожидала, что кто-либо выйдет на палубу, но никто не появлялся, и это меня обеспокоило. Мобильный Аглаи не отвечал. Я попросила рыбака подплыть к яхте, поднялась на борт и увидела, что Беар и Аглая мертвы, вернее, она была еще жива, но я сочла ее мертвой.

Я вернулась на швертбот и хотела вызвать полицию, но рыбак заявил, что не желает впутываться в дело об убийстве. Он уговорил меня вернуться на берег и никому ничего не говорить. Если я все же решу дать показания, ему придется подтвердить мои слова.

Я надеялась, что полиция вычислит убийцу, но вас даже не заподозрили, зато арестовали Пьера Бриали. Тогда-то я и подумала, что Аглаю все равно не вернешь, а мне как раз нужны деньги. Выбирайте — или пожизненное заключение, или вы платите мне за молчание сто тысяч евро.

— Сто тысяч евро, — внезапно осипшим голосом повторил Анже. — Это огромные деньги. Откуда у меня такая сумма?

— Не прибедняйтесь. Что-то вы должны были скопить за долгие годы службы. Придумайте что-нибудь. Украдите из дома Беара какие-либо ценности и продайте их. Украсть ведь проще, чем убить. Если вы откажитесь платить, я немедленно вызову полицию. Через пять минут она будет здесь.

Вряд ли вам пришло в голову постирать одежду, в которой вы были вчера. Убийцы всегда упускают из вида мелочи. Экспертиза определит, что она была намочена в морской воде. Следы морской воды должна были остаться на сиденье и на полу вашего автомобиля. Если вы стреляли без перчаток, парафиновый тест выявит частицы пороха у вас на руке. Следы пороха должны были остаться и на вашей одежде. Эти улики вкупе с моими показаниями забьют последний гвоздь в крышку вашего гроба. Так что вы выбираете — деньги или тюрьму?

Дворецкий медленно поднялся на ноги. Я встала одновременно с ним и завела правую руку за спину, к прикрепленному к поясу юбки электрошоковому аппарату. Нас разделял только шезлонг. Я поняла, что сейчас Анже бросится на меня. Оставалось надеяться, что микрофон, спрятанный у меня под одеждой, не подвел, и полицейские появятся вовремя.

Несколько секунд Анже сверлил меня ненавидящим взглядом.

— Ты права. Я действительно убил их, и я готов заплатить. Деньги у меня есть, — медленно произнес он. Его голос звучал напряженно и фальшиво.

В следующую секунду дворецкий бросился на меня.

Хоть я и была к нападению, но среагировала недостаточно быстро. Прежде, чем я коснулась электродами тела Анже, мы плюхнулись в бассейн. Разряд ушел в воду. Теперь от электрошокового аппарата не было никакого толка.

Одной рукой дворецкий душил меня, а другой, вцепившись в мои волосы, пригибал мою голову ко дну. Бешенная ярость удесятеряла его силы. Возможно, на земле я смогла бы вырваться из его хватки, но в воде у меня не было никаких шансов. Сколько могла, я сдерживала дыхание. Затем в разрывающиеся от боли легкие хлынула вода, и я провалилась в черное забытье.

* * *

Сначала я почувствовала боль в грудной клетке, потом чьи-то губы на своих губах. Открыв глаза, я увидела склонившегося надо мной комиссара Лассона. Он был весь мокрый и выглядел здорово напуганным.

— Я подам на вас в суд за сексуальные домогательства, — сказала я, когда Марсель оторвался от моего рта, чтобы набрать очередную порцию воздуха.

— Очнулась! Слава богу! — воскликнул комиссар.

— Не очень-то вы спешили ко мне на помощь.

— Мы не могли начать операцию, пока он не признался в убийстве. Все произошло слишком быстро.

— Надеюсь, что в следующий раз подсадной уткой будете вы, — проворчала я. — А я, прежде чем поспешить вам на выручку с большим пистолетом в руках, зайду в ближайшее кафе выпить чашечку капучино.

— Идея спровоцировать преступника, была, между прочим, ваша, — напомнил Лассон. — За что боролись, на то и напоролись.

Он был совершенно прав.

* * *

Утром следующего дня на автовокзале Ниццы я прощалась с Пьером Бриали. Мы оба чувствовали себя немного неловко.

— Я твой должник, — сказал Пьер. — Только благодаря тебе я не сел за решетку.

— Жаль, что все так получилось. Лучше бы ты попробовал развестись.

— Я был убежден, что Аглая собирается меня убить.

— Понимаю. Не нужно оправдываться передо мной.

— Скорее, я пытаюсь оправдаться перед самим собой. Извини, что я… ну… ты понимаешь.

— За то, что хотел меня пристрелить? Все в порядке. Рано или поздно каждый человек испытывает желание кого-либо прикончить. Главное — в следующий раз не поддавайся искушению.

— Если надумаешь приехать в Ниццу, помни — мой дом — твой дом.

— Спасибо.

Ярко раскрашенный автобус с изогнутыми как рога зеркалами бокового обзора мягко затормозил на стоянке. Дверцы распахнулись.

— Вот и все. Мне пора, — сказала я.

В кармане Пьера зазвонил сотовый телефон.

— Извини. Подожди, я быстро.

— Не беспокойся, еще есть время.

До отхода автобуса оставалось несколько минут.

— Невероятно, — закончив разговор, изумленно произнес Бриали. — Звонили из издательства "Верже". Они хотят опубликовать Аглаины "Застывшие сны" и, возможно, остальные ее романы. Судя по гонорару, который они предложили, тираж будет более чем солидным. Благодаря истории с убийством Аглая и Беар снова оказались в центре внимания. Пару месяцев средства массовой информации будут на все лады муссировать тему любовных отношений знаменитого автора и никому не известной русской писательницы, обвинившей его в плагиате. Лучшей рекламы Глашиной для книги не придумаешь.

— Значит, Аглая все-таки станет автором бестселлера, — улыбнулась я. — Мечты сбываются, хотя иногда слишком поздно.

Я поднялась в автобус. Дверцы захлопнулись. Бриали помахал мне рукой, и я помахала ему в ответ. Автобус вырулил на шоссе и, набирая скорость, помчался вдоль залитых солнцем холмов.