/ Language: Русский / Genre:sf,

Виртуальность

Игорь Воронкин


Воронкин Игорь

Виртуальность

Воронкин Игорь Владимирович

Виртуальность

Моей маме Воронкиной Галине Александровне посвящается.

51. "O посланники, ешьте приятное и творите благое, поистине, Я знаю, что вы делаете!"

Коран. Сура 23. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ". RU"

Глава 1. "Давайте Играть!"

Рекламная кампания корпорации началась широко и неожиданно. В гастрономе на Наличной к Дмитрию Васильеву подошли две девушки. Девушки были одеты в красные юбочки, белые блузки и украшены бейджиками с логотипами корпорации.

-- Вам выпал счастливый шанс стать участником грандиозного проекта виртуальной реальности! Корпорация "Давайте Играть!" -- это пятьсот миллионов пользователей по всему миру! Теперь "Давайте Играть!" и в нашей стране! Вот, возьмите! -- улыбаясь, блондинка протянула Дмитрию рекламный проспект.

-- Большое спасибо, девушки, я просто зашел купить чего-нибудь к ужину, -решил выкрутиться Васильев.

-- Вам это ничего не будет стоить, молодой человек, -- влюбленно посмотрела на него вторая девушка -- брюнетка. -- По итогам игры будут разыграны призы. И главный из них поездка на французскую Ривьеру.

Девушки так выразительно смотрели на Васильева и так мило улыбались, что отказать им было совершенно невозможно. Дмитрию вручили какую-то черную пластиковую упаковку и спросили, есть ли у него дома компьютер с выходом в Интернет. Компьютер у Васильева был, подключение к Интернету тоже. Девушки удовлетворенно кивнули головами и пообещали, что он все поймет из прилагаемой инструкции. И покончив с Васильевым, девушки поспешили к какому-то другому человеку, только что вошедшему в магазин.

Васильев сделал покупки и направился домой. Признаться честно, эта виртуальная реальность была ему до лампочки. Он взял черный пакет только потому, что девчонки смотрели на него такими сияющими и крутящимися глазенками, что отказать им было просто невозможно.

Перейдя трамвайную линию, Дмитрий направился к пятиэтажке сталинской постройки с традиционным для Петербурга двором-колодцем.

-- Димка пришел! -- Света бросилась ему навстречу. Со дня их свадьбы шел месяц. Медовый.

-- Да, я пришел! -- важно объявил Дмитрий, чмокая жену. -- И поесть нам принес.

-- А чего принес? -- хитрющие Светкины глазки заглянули в лицо мужу, а затем прыгнули на пластиковые пакеты в его руках.

-- Так, подсобрал кое-чего. И парочку пива.

Подсобрал Васильев полкило копченой колбасы, пару сушеных вобл, кусок сыра и булку хлеба. Запасы были невелики, но безработный выпускник вуза мог ими гордиться. Сегодня он потолкался в фирме у Кирилла и заработал тысячу рублей на настройке программного обеспечения. Еще бы несколько таких работодателей, и можно было бы прожить на эти заработки.

-- Умница! Дай я тебя расцелую! -- Светка нежно поцеловала его в губы.

Дмитрий опустил пакеты и обнял жену. Если измерять интеллект количеством денег, то умницей Васильев назвать себя никак не мог. Вчерашний студент, сегодняшний безработный, он часто повторял про себя вопрос, который читал в глазах родителей Светланы: "И чего Света нашла в этом долговязом олухе?"

-- Я люблю тебя, Света!

-- Я тебя тоже, Димка!

Продукты так и остались в сумке, когда Дмитрий подхватил жену и понес на старенький поскрипывающий диванчик, милостиво оставленный хозяевами квартиры молодоженам. Они долго любили и нежили друг друга, и только глубоким вечером Васильев открыл пластиковую упаковку, врученную ему в гастрономе.

В пакете находились очки с темными стеклами, проводами и какими-то датчиками. "Очки виртуальной реальности", -- гласила надпись на упаковке. К очкам прилагалось руководство по эксплуатации и интерфейсный кабель для подключения к компьютеру. Для получения дальнейших инструкций нужно было зайти на сайт корпорации "Давайте Играть!" Рекламный проспект корпорации "Д. И." обещал увлекательное путешествие в виртуальные миры. И хотя хотелось спать, Дмитрий дождался заветной полночи, когда провайдер резко снижал тариф. За последний месяц Дмитрий только пару раз проверял почту, так что мог позволить себе некоторую роскошь сетевого присутствия.

"Корпорация "Давайте Играть!" приветствует Вас! Поздравляем! Вы стали 2 566 799 участником нашего проекта в Рунете! Следуйте инструкциям, и мы введем вас в чудесный мир Игры!"

Дмитрий так и сделал. Модем мигал огоньками, скачивая необходимые файлы. "Интересно, как они собираются передавать большие массивы данных по допотопному диал-апу?" -- подумал Дмитрий. Однако модем справился со своей задачей на удивление быстро, и вскоре картинка проявилась. Дмитрий оказался в открытой беседке, перед которой расстилались необозримые зеленые поля и глубокое голубое небо с белыми прядями облаков в вышине. Все было очень красиво. Красивей, чем в жизни. На белых колоннах беседки висели баннеры-указатели:

"Замок Флюреншталь"

"Мир "Doom"

"Мир Матрицы"

"Мечом и магией"

"Мир "Unreal"

"Матрица!" -- выбрал Дмитрий и нажал на баннер.

Головокружение прошло через секунду. Дмитрий отшатнулся от края небоскреба. Перед ним стояли вездесущие агенты Матрицы в черных костюмах. Над крышей жужжал вертолет. "Что за черт! Дезодорант я все равно не буду рекламировать!" -подумал Васильев.

Агенты открыли огонь из пистолетов. Пули летели, как в известном спецэффекте из фильма. Они бороздили воздух как густой кисель. "Я не Нео!" -- думал Дмитрий, но в то же время ловко уклонялся от пуль. Агенты бежали к нему и стреляли с обеих рук из пистолетов. Вертолет висел над крышей. Из кабины высунулась Тринити. "Нео! Прыгай!"

Васильев зацепился за шасси вертолета. Его понесло над крышами небоскребов. Внизу мелькали машины и люди. Воздух бил в лицо. Но Васильев уже отошел от первого потрясения. "Фигня! Могли бы придумать что-нибудь оригинальнее!" Откуда-то с крыши стартовала ракета. Вертолет резко пошел вниз. Из окна высунулась Тринити. Она была точь-в-точь как в фильме.

-- Держись, Нео! Скоро садимся! -- крикнула Тринити.

Под ними проносились окраины огромного мегаполиса. Дома стали ниже и заметно беднее. Матрица довольно реалистично воспроизводила обстановку мегаполиса.

Вертолет завис над плоской крышей какого-то индустриального здания. Издалека донесся вой сирен полицейских машин.

-- Бежим, Нео! -- Тринити подватила Васильева за руку и потащила к чердачному выходу.

Дверь распахнулась в темный коридор. Снизу по железной лестнице грохотали тяжелые шаги.

-- Черт, они уже здесь! -- воскликнула Тринити.

-- Возьми это, Нео! Это постановщик помех.

Тринити протянула Дмитрию какую-то коробочку. В дальнем конце чердака возникли силуэты агентов Матрицы. В руках у агентов были бластеры. В темном пространстве замелькали лазерные вспышки. Что-то с грохотом взорвалось над головой Васильева, осыпав его известковой пылью и крошкой.

-- Ныряем, Нео! Нам отсюда не выбраться! -- Тринити нажала кнопку на коробочке. И тут же исчезла.

Руку обожгло резкой болью. Рукав рубашки у Дмитрия дымился, прожженный лазерной вспышкой. Дмитрий нажал кнопку на коробочке. В тот же момент все исчезло. На черном экране возникла надпись: "Came over!"

Мир "Матрицы" померк. Дмитрий сдернул очки. Экран компьютера погас, перейдя в режим ожидания. В квартире было темно. "Сколько времени?" -- Васильев посмотрел на часы. Часы показывали десять минут второго. Продолжение виртуальных путешествий грозило разрушить семейный бюджет. Света давно спала. Дмитрий подкатился под ее теплый бок. Света что-то забормотала во сне, но так и не проснулась.

***

"Корпорации "ДиАй!" требуются тестеры программного обеспечения. Оплата высокая", -- гласило объявление в газете. Дмитрий отложил газету. Это был шанс. Корпорация, судя по рекламной кампании, уверенно наращивала обороты. Со времени его виртуального путешествия прошло три недели. Дмитрий попробовал за это время и "Doom" и "Unreal". И ему очень хотелось снова и снова окунуться в этот мир. Сдерживало одно. Неизвестно, на сколько он уйдет туда и во сколько это ему обойдется. И тут он прочитал это объявление о работе. "Приятное с полезным". Может, это был как раз такой случай.

Ехать надо было с Васильевского острова до Малой Охты. Именно там эти умники возвели "Перст Петра", высоченное здание из серого бетона.

"Вечно пасмурное небо, промозглая сырость, помноженная на осенний холод и гнетущую тоску, -- вот портрет Санкт-Петербурга в эти дни", -- подумал Васильев, выйдя наружу из теплого слежавшегося воздуха метра. Ветер гнал жухлые листья по асфальту перед ним.

"Хорошо, хоть идти не далеко -- вон торчит эта уродина", -- Дмитрий заметил "Перст Петра", заостренным пальцем вонзающийся в пасмурное небо. На здании корпорации вращался зеленый ромб -- логотип: с одной стороны -- русскими буквами "Д. И!", с другой -- латиницей "D. I!" Верхние этажи тридцатиэтажного здания плавали в серых облаках. "Там, наверное, всегда идет дождь, и по стеклам стекают струйки", -- печально заметил Васильев. Собеседование было назначено на девять утра, и он быстро шагал по направлению к зданию.

"Сергей Иванович не любит, когда опаздывают", -- объявила ему вчера по телефону ласковая секретарская кисочка, явно прошедшая школу настоящей дрессировки. "Плевать я хотел на твоего Сергея Ивановича!" -- подумал Васильев, сминая туфлями трехлетней носки желтые сморщенные листья, окурки и прочий бумажный мусор. "Была бы охота тащиться на другой конец города, чтобы еще один жирный кот, изучив твое резюме и скользнув по тебе измученным взглядом, смог устало обронить: "Ну мы вам еще позвоним..."

"Ага, жди их звонков!" И все-таки это было объявление о той работе, которую он мог и хотел исполнять, а потому решил... И как всегда сдуру, конечно!

Дмитрий пересек стоянку автомобилей, заполненную до отказа иномарками, и через вращающиеся стеклянные двери вошел в просторный холл, напоминающий цирковую арену. На зеленой шероховатой стене висел щит с указателем офисов. Корпорация "Давайте Играть!" занимала все здание. "Тридцатый этаж. На самом верху", -- убедился Дмитрий, еще раз оглядев список кабинетов. "Луцкий Сергей Иванович". Никаких указаний на должности или специфику выполняемой работы. "Ну да, ладно, -- их богатых не поймешь", -- вздохнул Васильев и направился к турникету с охраной.

Народ, составляющий корпорацию "ДиАй", выделялся сразу. Все были одеты в униформу разного цвета. Бейджи на лацканах курток. Все какие-то вышколенные и тихие. Снуют себе тихо по холлу. Распахнулась кабина лифта. Двое мужчин в синих куртках поднимались наверх.

-- ...старинный город. Сфинксы и львы на мостах и дворцах. Город погружается во тьму и воду. На улицах туман. Из воды и тумана выходят чудовища. Они лезут на набережные. Дворцы в осаде. Горожане обороняются. Но спасения нет, чудовища повсюду! Ты только представь себе эту картину! -- говорил один из мужчин другому.

-- Идея в общем неплохая, но нужно четкое развитие сценария. Что у тебя за город? Не Санкт-Петербург случайно? А то львы, сфинксы!

-- Да, у меня в уме наш город. Архитектура -- восемнадцатый век. Все стили: классицизм, ампир, барокко. И в этом городе происходит нечто таинственное. Оживает древний рыцарь из ордена тамплиеров. Он могущественный маг. Ему поклоняется странная секта. Они вызывают злого духа, лорда преисподней. Злой дух получает власть над городом. Кругом туман, мист, -- и страшно!.. Из вод Невы выходит зверь! А время мы возьмем наше. Самое что ни на есть беспокойное и демократичное. Полная прорисовка. И графика, чтобы фотореалистичная. Я, кстати, уже и название придумал!

-- Уж не "Роковые яйца"? -- улыбнулся второй мужчина. -- Все уже описано в литературе. А шеф поручил придумать что-нибудь оригинальное.

-- Нет, ты не прав. Все гораздо зрелищнее и драматичнее. Представь полчища гадов ползущих по набережным, выходящих из рек и моря. Дворцы, облепленные ужасными спрутами и моллюсками. Зверя, выходящего из вод. Нет, все это стоит увидеть. Я уже набросал сценарный план, -- убежденно толковал мужчина.

Дмитрий покосился на него. Округлое гладко выбритое лицо, небольшой острый нос и увлеченные серые глаза, полные вдохновенного энтузиазма. Его компаньон высокий, с длинным лицом и редкими светлыми волосами, снисходительно слушал своего увлеченного приятеля. "Двадцатый третий этаж", -- прозвучал мелодичный женский голос. Двери лифта распахнулись, и мужчины вышли. Васильев обратил внимание, что цифровой ряд на панели, высвечивающий номера этажей, имеет отрицательную шкалу. И если судить по темным квадратикам, обозначающим этажи, "Перст Петра" уходил под землю еще три этажа. В лифт вошли новые люди. Дмитрий обратил внимание, что подавляющее число работников корпорации составляют мужчины. Пока он заметил только трех женщин на этажах. Но зато на каждом этаже его встречала вспыхивающая реклама корпорации "Давайте Играть!"

"Тридцатый этаж!" -- сообщил женский голос.

Дмитрий вышел из лифта. Здесь на последнем этаже, застеленном зеленым ковром, было тихо и пустынно. Дмитрий сунул в прорезь магнитную карточку-пропуск, и турникет открылся. Охранник в застекленной будке покосился на Васильева, и снова уткнулся в какую-то книжку в яркой обложке. Вывеска на матовой двери кабинета гласила: "Луцкий Сергей Иванович".

Секретарша-блондинка оторвала взгляд от компьютера и посмотрела на Дмитрия.

-- Моя фамилия Васильев. Я на собеседование.

-- Подождите немного. Сергей Иванович сейчас занят. Он просил проводить вас в комнату для посетителей, -- с холодной вежливостью произнесла секретарша. Дмитрий догадался, что это именно она разговаривала с ним по телефону. Девушка встала из-за стола и мимоходом скользнула взглядом по Васильеву. По ее мгновенно изменившемуся взгляду Дмитрий понял, что она сделала выводы не в его пользу.

-- Проходите сюда, -- секретарша прошла мимо Дмитрия. Волна резких духов коснулась Дмитрия, и у него в носу защекотало. Секретарша распахнула дверь в полутемную комнату.

В центре комнаты стояло какое-то устройство, представляющее собой зарешеченную сферу с шестью плоскостями вращения. Васильеву это устройство напомнило никелированный кожух вентилятора.

-- Воспользуйтесь услугами нашей корпорации, -- сказала секретарша, указав на зарешеченный шар. -- Это устройство координации в виртуальном пространстве. Мы называем его "клетка". Оно поможет вам скоротать время. Внутри находится шлем виртуальной реальности.

-- Это что-то вроде тех очков, что мне дали на презентации? -- спросил Васильев.

-- Гораздо лучше. Скучно вам не будет, -- сказала секретарша.

Васильев протиснулся в дверь мимо секретарши. Случайно он задел ее гладкое платье, и снова утонул в облаке ее духов. Откинув волосы, блондинка взглянула на него отстраняющим взглядом.

-- Я скажу вам, когда освободится Сергей Иванович.

-- Это ваш директор? -- спросил Дмитрий.

-- Координатор направления, -- безучастно проронила блондинка и закрыла за Васильевым звуконепроницаемую дверь.

Дмитрий прошел в комнату. Комната была подсвечена рядом напольных светильников и тонула в полумраке. На полу лежал тот же зеленый синтетический ковер, что и в коридоре. Перед большим плазменным экраном стояло мягкое кресло. Экран светился голубым светом, но только Дмитрий подошел поближе, как экран ожил.

"Давайте Играть!" сегодня -- это десятки порталов в сети, сотни салонов виртуальной реальности, несколько каналов эфирного и кабельного вещания", -- на экране подвижно жестикулировал мужчина, старающийся походить на виджея музыкального канала.

"Сегодня вам выпала счастливая возможность стать участником нашей новой игры. В вашем распоряжении профессиональное оборудование корпорации "Давайте Играть!" И чтобы в полной мере овладеть техникой виртуанавтов, как мы называем исследователей виртуальных миров, вам надлежит просто следовать моим инструкциям".

Васильев догадался, что запущенный на мониторе ролик это инструкция для него.

"Откройте дверь клетки. Внутри находится шлем виртуальной реальности и костюм с устройствами обратной связи, так называемыми фидбэками. Наденьте шлем и костюм. Присоедините интерфейсные кабели к костюму и шлему. После этого мы сможем начать игру!"

Дмитрий открыл дверцу клетки и покосился на лежащие внутри шлем и костюм с проводами. Костюм был оранжевого цвета. На спине куртки был нанесен логотип корпорации и написано: "Тестер". Кабели от костюма и шлема шли к небольшой панели с разъемами и кнопками, укрепленной на передней поверхности клетки.

Васильев поднялся в клетку. Пока клетка стояла неподвижно, но Дмитрий подумал о том, что он будет как космонавт в гироскопе, если это устройство придет в движение. Костюм из гладкой ткани оделся легко. Дмитрий ощутил под руками, что костюм простеган проводниками и какими-то круглыми бляшками диаметром в пять миллиметров. Видимо, это и были так называемые фидбэки. Дмитрий подключил провода к разъемам и надел шлем.

"Очень хорошо. С первым заданием вы справились", -- в наушниках зазвучал голос виджея, и на дисплее шлема возникла объемная картинка.

"Теперь подвигайте руками и ногами. Не стесняйтесь, конструкция нашего координатного устройства сертифицирована, -- вы никуда не упадете и не получите травм. В то же с помощью этого устройства вам гарантирована полная свобода движений в виртуальном мире".

Перед Дмитрием возник тренажерный зал с полосой препятствий. Почти каждая трехмерная стрелялка начиналась с такого зала.

"Побегайте, разомнитесь! Здесь собраны тренажеры для всех движений возможных в виртуальном мире. Смелее! В дальнем конце зала за полосой препятствий находится оружейная комната и тир. Там вы сможете выбрать себе подходящий арсенал и снаряжение. Впереди вас ждет наш новый проект "Замок Флюреншталь".

Дмитрий разогнался по прорезиненной дорожке, прыгнул и сделал сальто в воздухе. Раздался гром аплодисментов.

"Браво! У вас здорово получается, продолжайте смелее!" -- подбодрил виджей.

Дмитрий сделал еще несколько трюков. Все происходило так здорово, как он и задумывал. Никакой силы тяжести, точнее, она отключалась, когда он того хотел. Последний раз Дмитрий даже подпрыгнул и заскочил в окно на втором этаже.

"С координацией у вас все нормально. Пробегите по бревну и в комнату с оружием", -- сказал виджей.

Дмитрий вскарабкался на скалу и по узкому бревну быстро пробежал над пропастью. Далеко внизу под ним шумела горная речка. Дмитрий спустился со скалы и снова оказался в тренажерном зале.

"А теперь пора испытать ваши боевые навыки. Оружия у нас вдоволь и холодное и горячее. Выбирайте, и вперед к подвигам!"

Но когда Дмитрий вошел в оружейную, там оставался только дробовик. Откуда-то сверху опустилась вывеска: "Извините, вы не зарегистрированный пользователь. Только зарегистрированным пользователям "Замка Флюреншталь" доступен полный выбор оружия".

"Да справимся как-нибудь", -- самодовольно подумал Дмитрий и схватил шотган. Он пару раз выстрелил в мелькнувшую мишень и остался доволен. Дробовик бил звучно и рассыпал перед собой огненную картечь.

"Операционная система "ДиАй!" готова. Замок Флюреншталь ждет вас!" -- сообщил виджей, подмигнул Дмитрию и исчез.

Перед Дмитрием было меню всего из двух пунктов: "Новая Игра" и "Выход".

"Новая Игра" -- выбрал Дмитрий и нажал ввод.

Пробежала красная шкала загрузки. Дмитрий оказался в узком коридоре из замшелых каменных стен. В руках у него был дробовик. Надпись на дисплее сообщала, что у него 100% здоровье и 20 патронов. Дмитрий прикоснулся к стене. Под руками была шероховатая поверхность старого камня.

"Вот это да!" -- подумал Дмитрий. Впечатление было гораздо круче, чем в "Матрице" и других играх корпорации, в которые он играл в бесплатных очках. Дмитрий оглядел себя. На нем были доспехи, напоминающие космический скафандр. Дмитрий сделал несколько шагов. Башмаки на толстой подошве приятно пружинили. Впереди была массивная железная дверь.

В шлеме играла музыка со средневековыми хоралами и быстро бежали строки текста: "Когда лорд Клингзор поднял восстание против короля Энролда, рыцари ордена "Пронзенного сердца", владеющего тайными знаниями, присоединились к нему. Лорд Клингзор захотел установить мировое господство, призвав на помощь силы тьмы. Ему удалось вызвать к жизни таких могущественных духов, что земля содрогнулась от ужаса. Демоны захватили замок Флюреншталь. Замок превратился в непреступную цитадель лордов тьмы, угрожающих всему миру. Ваша задача победить демонов и очистить от них замок".

"Да ладно... -- подумал Дмитрий. -- Пора действовать!"

Он нажал ввод. Пробежала строка: "Замок Флюреншталь. Цель миссии: уничтожить кровавых монстров лорда Бафомета и темных магов ордена "Пронзенного сердца".

"Могли бы придумать что-нибудь пооригинальнее!" -- подумал Дмитрий и распахнул дверь. Прямо за дверью лежал скрюченный скелет. Он был одет в такой же защитный доспех, как у Дмитрия. Рядом валялась штурмовая винтовка. "Забавно! Вот значит, какие тут боты!" -- подумал Дмитрий. Игра, похожая на "Дум" или "Арену", начинала ему нравиться. Он двинулся по длинному коридору, вдоль которого шел ряд зарешеченных окон. За окнами висело извечное пасмурное небо Петербурга и простирались увядшие поля поздней осени. Каменный коридор уперся в следующую дверь, и тут Дмитрий почувствовал опасность. "Стоп! Пора сохраниться", -подумал он. Тотчас перед ним возникло игровое меню. Сохраниться в данной игре можно было только три раза. "Три раза пока хватит", -- подумал Дмитрий. Он открыл следующую дверь.

За дверью оказался большой колонный зал. Колонны были сложены из грубого камня. Свет едва проникал сквозь стрельчатые окна, теряясь в темноте за колоннами. Прижавшись спиной к стене, Дмитрий начал осторожно обходить комнату. Музыка наполнилась тревожными мотивами. "В темноте за колоннами должен кто-то скрываться", -- подумал Дмитрий. Слишком уж долго в игре ничего не происходило. Он успел услышать шорох, до того как первый монстр выскочил из-за колонны. Монстр метнулся к Дмитрию, норовя ударить когтистой лапой в лицо. Дробовик выплеснул заряд картечи. Монстра разорвало на куски и кровавой окрошкой высыпало на пол. "Будет весело, если они за каждой колонной!" -- подумал Дмитрий.

Второй монстр даже не успел выскочить. Васильев заметил его сразу. Дробовик ухнул огненной вспышкой -- монстра не стало. Еще трое уродцев таились за высоким каменным помостом, стоящим недалеко от выхода. Эти были куда более проворны. Один даже успел царапнуть по защитным доспехам геймера.

"Пройду весь зал, чтобы никого не оставлять за спиной", -- решил Дмитрий. Первая заповедь геймера гласила: "Тылы должны быть зачищены". Но похоже, разработчики поскупились на монстров или же приберегли их для более высоких уровней. Прежде чем обойти весь зал, Дмитрий расстрелял только двух монстров, укрывшихся за колоннами. Дисплей высвечивал статус игрока: "здоровье 100%, заряды 16, защита 98%". "Зарядов не густо. Где их тут брать?" -- подумал Дмитрий. В любой игре всегда находились схроны с аптечками и боеприпасами. Но в этом зале Дмитрий ничего не обнаружил. Почему-то разработчики не позаботились о боеприпасах и аптечках. "Ладно, пошли дальше!" -- сказал себе Васильев и открыл дверь на другой уровень. На дисплее мелькнула надпись: "Галерея".

Летающая голова, зависшая над дверью, выплюнула сгусток огня. Дмитрий не успел уклониться. Пламя снизило защиту сразу на 10%. Дмитрия ослепило. Он выстрелил наугад и не попал.

Летающая голова сдулась как резиновый шар и рухнула на землю. От огня пластиковое забрало шлема пошло волнами. "Что-то уж больно реалистично", -подумал Дмитрий. Вдоль одной из стен в этом зале шел ряд дверей, вдоль другой -зарешеченных окон. Сценарий, как в каждом шутере, был прост. Открываешь двери одну за другой и валишь разную нечисть. Дмитрий остановился у окна и посмотрел наружу.

Ближние деревья в парке качались на ветру. На них был виден каждый листочек, а вот дальние -- стояли застывшие, нарисованные. По небу плыли серые осенние тучи. "Сделано неплохо, но до фотореализма еще далеко", -- критично оценил Дмитрий работу программистов и двинулся дальше.

Его ждали четыре дубовые двери, оббитые железными полосами. За этими дверями мог таиться целый питомник монстров, а зарядов в дробовике оставалось всего пятнадцать. Дмитрий остановился у первой двери и услышал злобное рычание. Так и есть, хозяева ждали его дома. "Вот бы карту уровня!" -- вздохнул Васильев. Но в настройках игры карты не было. "Если пойду дальше, они нападут сзади. Придется действовать по правилам. Но куда же они запрятали патроны?"

Дмитрий распахнул дверь. Два двуногих ящера, усеянных шипами и чешуей, бросились на него. Заряд картечи выстрелил в упор. Здоровенного ящера отбросило на противоположную стену. Второй ящер ударил Дмитрия по голове. Дмитрий вылетел обратно в коридор. Ящер прыгнул на него сверху. Дмитрий выстрелил двойным зарядом. Огненная вспышка получилась мощной, как от взрыва. Разрывная картечь пробила в ящере громадную дыру. Взметнулось и медленно осело облачко крованой пыли.

Васильев сидел на полу. Голова кружилась. Руки дрожали, сжимая мощный дробовик. Но эта комната, заставленная нарисованными книжными шкафами и свечными канделябрами, была очищена. "Зарядов 12, здоровье 95%, защита 80%" -- сообщила строка статуса.

"Хорошо бы сохраниться", -- подумал Дмитрий. Голова болела по-настоящему. Он провел рукой по шлему. В твердом пластике появилась трещина. Но азарт и горячка боя уже захватили его. "Надо пройти всю эту хрень до конца!" -- Васильев решительно поднялся с каменного пола (пол действительно был холодный и шершавый). Он подошел к книжному шкафу в отвоеванном от монстров кабинете. Готические шрифты, солидные фолианты. Похоже, на немецком языке. Одна книга привлекла его внимание. На ее переплете сверкала золотая восьмиконечная звезда. Васильев потянул за толстый том. Что-то заскрипело в стене, и повернулась дверь, замаскированная под книжный шкаф.

За дверью был тайник. Наконец-то запасная обойма и кинжал в ножнах. Кинжал Дмитрий повесил на пояс и осмотрел обойму: двадцать разрывных патронов к дробовику. Мало, конечно, но уже какой-то шанс на выживание. Окно кабинета выходило во внутренний двор. Теперь он видел, что находится в центральной части замка, а справа и слева буквой "П" загибаются оба его крыла, увенчанные остроконечными башенками. В сухой чаше фонтана застыли белые скульптуры, погребенные под жухлой листвой.

"Сколько времени я уже здесь?" -- спохватился Дмитрий. Он отодвинул рукав костюма, но часов на руке не было. "В час дня я должен быть совсем в другом месте!" Он вернулся в коридор. Летающая голова все еще лежала у входа сморщенной резиновой грушей. Васильев подошел ко второй двери. В этой комнате стояла беспросветная тьма. Это было неприятно. "В таких переделках обычно теряешь много жизни", -- подумал Дмитрий. Он встал спиной к стене и стал обходить комнату по правому краю. Свет из открытой двери не доставал до противоположного конца комнаты, и, казалось, она уходит куда-то в бесконечность. Дмитрий пошарил рукой по стене. "Фу ты! Какие тут выключатели! Это же мир средневековья!" Одну вспышку можно было себе позволить. Дробовик оглушительно жахнул. Картечь разлетелась по стенам. Вспышка выхватила из темноты дыру в полу. А тут, оказывается, ловушка! К середине комнаты не приближаться! Васильев осторожно двинулся дальше, прижимаясь к стене. Глаза начали привыкать к темноте. Свет пасмурного дня, проникающий сквозь открытую дверь, обнажал каменную кладку у входа.

Вдруг сверху бесшумно скользнуло что-то тяжелое и мягкое. Черные крылья облепили шлем. Васильев выронил оружие и стал сбивать тварь с головы. Но тварь держалась крепко, и оглушительный треск раздираемого пластика заполнил пространство шлема. Васильев выхватил нож и ударил несколько раз. Тварь завизжала, но не ослабила хватки. Прозрачное забрало лопнуло, и Дмитрий почувствовал на лице прикосновение липких щупалец. Он ударился затылком об стену. Тварь снова завизжала. Держа нож двумя руками, Васильев наносил удар за ударом. Щупальца неведомого существа хлестали по голове. Схватка длилась пару минут, но, казалось, никогда не кончится. Наконец тварь обмякла под кинжальными ударами. Ее щупальца повисли длинными плетьми. Дмитрий сбросил омерзительное создание с себя и принялся топтать ногами, пока это существо не превратилось в бесформенное месиво.

-- Сколько же вас здесь! -- крикнул Васильев. Он несколько раз выстрелил по карнизу, где едва видимые в темноте колыхались черные щупальца. В нишах послышались визг и хлопанье крыльев. Васильев перебежал к противоположной стене и выстрелил пару раз подряд. Вампиры гибли под дождем картечи и падали вниз. Уцелевшие твари поднялись со своих гнезд и закружили под потолком. Васильев выпустил еще несколько зарядов. Вампиры вспыхивали и падали к его ногам обгорелыми тряпками. Вскоре гнездовья этих тварей были уничтожены.

Дмитрий оглядел себя. Защитный костюм был забрызган черной кровью. Остатки щупалец налипли внутри шлема. "Здоровье 75%, Зарядов 18, защита 70%", -сообщила строка статуса на покрытом трещинами дисплее. А впереди его ждали еще две закрытые двери. Что за ними? Васильеву почему-то расхотелось туда соваться. Но он сделал над собой усилие: "Всего две двери! Пройду этот уровень и выйду!" Больше всего его беспокоило разбитое забрало шлема. Уж слишком реалистично оно пошло трещинами. А вкус этих вампирских прикосновений! Дмитрий сплюнул. С губ не сходил вкус гадких щупалец. "Здоровье 75%". Сердце стучало. Противная дрожь сотрясала тело. Дмитрий встал перед третьей дверью и сделал глубокий вдох. Он чувствовал себя не очень хорошо. Что будет, если здоровье упадет до пятидесяти процентов и ниже? Впечатление было такое, будто дисплей и вправду фиксировал состояние его здоровья. "Пройду! Должен пройти!" -- подбодрил себя Васильев и толкнул третью дверь.

Сабельный монстр лежал на кровати. Только открылась дверь, как монстр кинулся на Васильева, выпростав лезвия, как у Фредди Крюгера. Но Васильев оказался быстрее. Дробовик в его руках вздрогнул, Саблерукий монстр потонул в пламени выстрела и горсткой пепла осыпался на землю. Других монстров в этой тупиковой комнате не оказалось.

Легкая победа взбодрила Дмитрия. Он вернулся в коридор. Оставалась последняя четвертая дверь в этой галерее. Он подошел и прислушался. Из-за двери доносился злобный рык монстров. "Сейчас получите!" -- подумал Дмитрий и рванул дверь. За дверью оказалось открытое пространство большого зала. На Васильева смотрели шесть пар злобных глаз и морд с оскаленными клыками. Монстры кинулись в атаку. Дробовик бахнул три раза подряд. Монстры как шли один за другим, так и попадали. Три оставшиеся бестии повели себя умнее. Двое сиганули в стороны и попытались обойти стрелка. Третий монстр прямо с места прыгнул на Дмитрия. Васильев выстрелил и свалил его выстрелом в упор. Но вот двое боковых нападающих добились своего. Сначала последовал один мощный удар, затем другой. Защитный щиток отлетел от костюма, и Дмитрий почувствовал острую боль в плече. Он упал на спину и выстрелил два раза перед собой. Не попал. Монстры окружили его справа и слева.

В наушниках зазвучала "Финальная тема". Монстр занес лезвие для последнего удара. "Нет, не сдамся!" -- Васильев перекатился по полу и, встав на колени, выстрелил. Чудовище потонуло в огненном вихре. Но в ту же секунду уцелевший монстр ударил Дмитрия. Удар пришелся по голове. Васильеву показалась, что его голова лопнула, как грецкий орех. В глазах потемнело, и он упал на спину. Монстр прыгнул на него сверху. То ли броня костюма, то ли грудная клетка громко затрещали под тяжестью монстра. Дробовик отлетел в сторону. Когтистая лапа монстра схватила Дмитрия за горло. Ноздри монстра широко раздувались. Желтые глаза горели злобой и ненавистью. Васильев чувствовал, как жизнь уходит из него. Впечатление было такое, что воздух остался где-то снаружи, а он упал в черный колодец, в котором нечем было дышать.

В руке сам собой оказался кинжал. Из последних сил Васильев ударил в бок чудовища. Монстр закряхтел и ослабил хватку. Дмитрий бил не переставая. Монстр вздрагивал с каждым ударом. Наконец глаза чудовища затуманились, он тяжело захрипел и опрокинулся на бок. Тяжелая туша монстра растворилась в виртуальном пространстве, и тяжесть, давившая на Васильева, исчезла.

Дмитрий тяжело дышал, хватая воздух. На лице, горле и голове остались глубокие царапины от когтей монстра. "К черту эти игры!" -- Васильев сорвал с головы заляпанный кровью шлем. С минуту он ждал возвращения. Но вокруг ничего не изменилось. Перед ним был все тот же замковый коридор. Васильев недоуменно посмотрел на шлем. В это было невозможно поверить. Сдернув перчатку, он даже потрогал голову. Шлема на голове не было, осталась одна взлохмаченная шевелюра. Он кинулся к двери в коридоре. Законы жанра были неумолимы. Дверь на первый уровень не открылась. Дмитрий пробежал коридор и дернул вторую дверь. Эта дверь оказалась просто нарисованной на стене. За окнами ветер гнал тучи по хмурому небу. От отчаяния Васильев пальнул в окно. Бесполезно: нарисованному окну никакого урона. "Стой! Так нельзя. Ты знаешь правила. Пока не выполнишь все, что требует от тебя программа, она не выпустит тебя отсюда".

Васильев знал это прекрасно. Но еще никогда ему не доводилось очутиться внутри игры, так чтобы нельзя было из нее выйти. Пространство и время виртуального мира поглотили его и не выпускали. "Требуется тестеры программного обеспечения, -- вспомнил он объявление. -- Может, это проверка? Но что они ждут от меня?" Дисплей в забрале шлеме был сломан и больше не светился. Это означало, что утрачена всякая связь с программным обеспечением виртуальной реальности. Черт подери! Должен же быть здесь какой-нибудь выход! Дмитрий вспомнил о колодце в темной комнате. "Нет, только не это!"

-- Эй, я выхожу из игры! -- крикнул он в пространство.

Глухое эхо пропало под высокими сводами. Интересно, наблюдают ли за ним? Что если он корчится сейчас в клетке, а работники корпорации вместе с этой секретарской кошечкой покатываются над ним с хохоту. "Успокойся! -- приказал себе Васильев. -- Надо подумать. Сколько здесь всего уровней? Что за теми дверями, и когда они откроются?" Он проверил боеприпасы. Осталось 11 патронов. У него был всего один промах, что само по себе было неплохо, но вряд ли это поможет выжить в этом аду, населенном монстрами. Разработчики поскупились на ресурсы, и было ясно, что долго геймер в этой игре не протянет. "И черт с вами! Лучше сдохну, но вы не будете ржать надо мной!" -- подумал Васильев и направился к комнате с колодцем.

Труба колодца уходила глубоко во тьму. На дне что-то светилось красным, как угольки в печи. В стенку трубы были вделаны скобы-ступеньки. "Ладно, где наша ни пропадала!" -- сказал себе Васильев и стал спускаться по железным скобам вниз. Каменная труба оказалась нескончаемо длинной. Теплый воздух поднимался вверх, несся за собой ароматы раскаленной лавы. Скобы предательски качались и скрипели в каменной кладке. Далеко внизу пламенели черно-красные угли адской жаровни. Дмитрий старался не смотреть вниз, сосредоточившись на ступенях. В какой-то момент он ощутил, как его обдают волны жара. Прошло еще семь минут напряженного спуска, прежде чем он увидел, что можно спрыгнуть вниз.

Под ним была черная земля, змеящаяся огненными прожилками лавы. И посреди этого огненного болота Дмитрий приметил безопасный островок, на который можно приземлиться. Спустившись до конца трубы, он повис на руках, а затем прыгнул. Под ногами спружинила каменная корка застывшего грунта. Из-под нее брызнула раскаленная лава.

Дмитрий стоял посреди лавового болота, разлившегося среди стен обширной пещеры. То тут, то там высились каменные истуканы, похожие на истуканов острова Пасхи. Тела каменных великанов состояли из раскаленных каменных глыб, по которым время от времени пробегали волны огня и жара. Глаза истуканов горели красными углями. "Лавмены!" -- догадался Дмитрий. С такими монстрами он встречался в "Диаболо". Среди раскаленных лавменов встречались и их остывшие собратья. Это были големы, ожившие каменные великаны, сложенные из кусков грубо обработанного черного базальта.

Сначала один лавмен качнулся, затем другой. Спустя минуту все они пришли в движение и, раскачиваясь на каменных глыбах-ногах, двинулись на Дмитрия.

"Не стой на месте!" Базальтовый островок, где стоял Дмитрий, закачался и стал медленно погружаться в лаву. Дмитрий побежал, прыгая с кочки на кочку. Лавмены приближались. Дмитрий выстрелил несколько раз на бегу. Разрывная картечь ударила по черным, вытесанным из камня монстрам. Лавмены взрывались с оглушительными хлопками и темными глыбами раскатывались по огненному болоту. Языки лавы хищно выбрасывались из-под земли и слизывали останки големов. Истуканы смыкали кольцо вокруг бегущего человека. Единственным спасением Васильева оставались темные пещеры на противоположном краю лавового болота. Он стрелял и перезаряжал дробовик, с ужасом понимая, что в запасе осталось не больше десяти патронов. Прыгая с кочки на кочку, он бежал к спасительным пещерам. Ему удалось преодолеть две трети расстояния до ближайшей пещеры, когда патроны в дробовике закончились. Ближайшие ряды лавменов поредели, но они продолжали надвигаться от дальних стен подземного зала.

"Должен успеть!" -- подумал Дмитрий. Над одним из проходов сияла восьмиконечная звезда. Несомненно, это был знак. Дмитрий чуть замешкался, и лава лизнула подошвы его ботинок. Пластик зашипел и запузырился от жара. "Не стой на месте!" Спасительный вход в пещеру был совсем близко, но путь преграждала полынья кипящей лавы. Дмитрий обернулся. Лавмены окружили его, отрезав путь к отступлению.

Дмитрий разбежался и прыгнул. Рассуждать, сможет ли он перелететь лавовое болото, времени не было. Однако пронесло. Ноги коснулись твердой почвы, и Дмитрий упал на каменный пол. Големы сгрудились возле лавового озера, не решаясь продолжить преследование. Дмитрий привалился к стене. Сердце стучало бубном по всему телу. "Хоть бы минуту передышки!.." -- молило оно.

Дмитрий поднял глаза к каменным сводам пещеры и похолодел. Что-то похожее не щупальца свисало с потолка. Опять вампиры? Осталось последнее оружие, и Дмитрий выхватил нож. Странное существо раскачивало щупальцами, затаившись в подпотолочной нише, но нападать не спешило. Озираясь на щупальца, Дмитрий двинулся вглубь прохода. Через несколько шагов он споткнулся и чуть не полетел на землю. На земле лежало странное корневище. Оно было развоено, наподобие рогатины. "Как кусок дерева попал в это подземелье?" -- подумал Васильев. Он поднял корневище. Это был единственный предмет способный служить в качестве оружия. Если вампиры нападут на него, он сможет отбиваться этой рогатиной. В глубине пещеры клубился какой-то зеленоватый сумрак, и Васильев двинулся туда.

Извилистая тропинка привела его в большую круглую пещеру. Дно пещеры было усеяно каменными глыбами в рост человека. Зеленый светящийся туман заполнял пространство пещеры. Выставив перед собой рогатину, Васильев двинулся в дальний конец пещеры, в самое средоточие тумана. Здесь его ждало последнее испытание. Дмитрий понял это сразу, как только чудовище вышло из-за камней. Это, несомненно, был босс уровня. И шансов сразиться с ним у Васильева не было. Что могла его рогатина против этой восьминогой рептилии!

Ящер остановился посреди пещеры и приподнялся, опершись на хвост. Его живот, в отличие от зеленого бронированного тела, был покрыт светло-серой чешуей. Дмитрий нырнул за камни. С непостижимой ловкостью для своего тяжелого тела ящер бросился за ним. Васильев улепетывал от ящера, надеясь найти выход среди лабиринта стоящих камней. Ящер преследовал его по пятам. Васильева спасало только преимущество в скорости. К краям пещеры зеленый туман стал гуще. "Что если не найду выхода из лабиринта?" -- мелькнула тревожная мысль. Сзади топал ящер, опрокидывая с дороги каменные глыбы.

Васильев достиг противоположного края пещеры. Чудовище громыхало камнями за его спиной. Дальше пути не было. Васильев поднырнул под последний большой камень. И тут случилось чудо! Перед ним открылась узкая лазейка в скале. Согнувшись, Дмитрий нырнул в этот лаз. Ящер смел последний камень и уткнулся в стену. Негодующий рев огласил пещеру. Ящер не мог пройти в узкую лазейку. Васильев был уже вне его досягаемости. Он полз по узкому проходу, обдирая руки и колени об острые камни. Вокруг стояла кромешная темнота. Вдруг впереди мелькнули какие-то зеленые огоньки, затем послышался странный шорох. Этот шорох заставил Дмитрия остановиться. По проходу семенило множество ног. "Бог мой! Что же делать?!" -- подумал Дмитрий. Выхода из ловушки не было. Несколько длинных тел выпрыгнули из темноты и впились в защитные пластины скафандра. Существа эти, размером с большую крысу, были сильные и ловкие. Они извивались в руках, как угри. Дмитрий схватил пару тварей и отбросил от себя. Яростные зубы впились в его руки.

Замечательный защитный скафандр затрещал, следом пришла острая боль. Шлем наполнился писком датчиков. Как мог Дмитрий отбивался руками. Но этих въедливых существ была нескончаемая масса. Они лезли из всех щелей, облепив его с ног до головы. От защитных доспехов полетели клочья.

Боль от укусов жгла все тело. Васильев почувствовал, что теряет сознание. Все вокруг вдруг провалилось в темноту. И в этот момент перед его глазами ярко вспыхнула надпись: "Game over". Васильев еще некоторое время созерцал свое тело со стороны, терзаемое тварями, а затем и это видение пропало.

-- Эти топтуны просто прелесть! Какая сила и ярость!

-- Думаю, его можно рекомендовать. Продержался почти весь уровень!

-- В релизе должно быть больше ресурсов. Иначе пройти очень сложно.

-- Зато какое облегчение найти тайник! Но ведь никто из них даже не попытался изучить все закоулки уровня. А там есть и дробовик, и пулемет, и даже РПГ!

-- Все они торопятся. Хотят побыстрее пройти, а напрасно.

Перед глазами мелькали какие-то расплывчатые лица-маски. Издалека донесся голос той "кошечки", что сидела в приемной:

-- Шеф ждет. Давайте, ребята, тащите его в кабинет.

Бесчувственного Васильева подняли и куда-то понесли.

Более-менее он пришел в себя, когда уже сидел в мягком уютном кресле. Перед ним был большой стол, за столом холеный мужчина в мягком широком пиджаке. Васильев с испугом покосился на свое измочаленное тело. Боль не прошла, она еще саднила и дергала в искусанных конечностях. Но на руках не было заметно никаких следов.

-- Что непривычно? -- бодро спросил мужчина за столом.

Васильев посмотрел ему в лицо. Лицо у мужчины было большое и белое. Волосы уже заметно поредели со лба, обозначив намечающуюся лысину.

-- Зато теперь ты понимаешь, что такое виртуальная реальность. Настоящая виртуальная реальность, не правда ли? -- усмехнулся мужчина. -- Ничего что я на ты? Так проще. Я Луцкий Сергей Иванович -- руководитель направления. Скажу сразу, справился ты не блестяще, но нам подходишь. Есть у тебя бойцовская хватка... Корпорация сейчас захватывает новые рынки: перспективы блестящие, зарплата достойная. И если желание у тебя еще не пропало, мы можем обсудить нашу дальнейшую работу более обстоятельно...

Васильев посмотрел на свои руки. На коже проступили маленькие красные точки. Это были следы от вшитых в костюм устройств обратной связи -- фидбэков.

Васильев подумал и согласно кивнул головой.

Глава 2. Тестер

-- Это ты новенький? -- спросил его один из парней в оранжевой форме с логотипом корпорации.

-- Да, я, -- ответил Васильев.

-- Тогда я введу тебя в курс дела. Мой ник -- Класс. Я бригадир тестеров. По правилам, я должен познакомить тебя с корпорацией, в которой ты будешь работать. Ты кое-что уже видел, но чтобы познакомиться с нашей конторой поближе, я покажу тебе видеоролик.

Класс подошел к компьютеру и на большом экране запустил ролик.

-- Это наш "Перст Петра". Здесь располагаются наши основные службы. Рядом цеха и мастерские. Там делают кое-что из оборудования и приборов. Корпорация основана два года назад. Основные акционеры американцы. Директор нашего филиала американец профессор Джордж Мартин. Профессор человек заслуженный. Это он придумал виртуальную реальность в том виде, в котором мы сейчас ее имеем. Профессор видит далеко вперед, и за это его тут уважают. Ты уже обратил внимание, что все работники корпорации одеты в униформу разного цвета. Программисты носят зеленую. Это элита корпорации. Системщики и робототехники в желтом. Следующими идут сценаристы и разработчики игр. Они в синем. Мы тестеры в оранжевом. Охранники в черном. Менеджеры... Менеджеры должны носить голубую, но они всегда в цивильном платье. Это высшая и неприкасаемая каста. Они продвигают наши программные продукты. Вот, вкратце, все о корпорации. Да еще нужно добавить, о чем любят похвастаться менеджеры. Корпорация активно завоевывает рынки и все время делает инвестиции в развитие программного обеспечения виртуальной реальности. У нас свыше восьми миллионов пользователей во всем мире. Платят неплохо. Работа у нас интересная. Так что, я думаю, ты сделал правильный выбор, что пришел к нам. А теперь я познакомлю тебя с твоими новыми товарищами. Так как у нас в ходу ники, я хочу, чтобы и ты придумал себе прозвище.

Класс подошел к клеткам, в которых стояли тестеры. Все они были готовы к броску в виртуальную реальность и ждали, когда Класс закончит процедуру знакомства.

-- Это -- Скарж, это -- Фриз, это -- Дред, это -- Блейд. Это твои новые товарищи, знакомься с ними поближе, и пора приступать. Надеюсь, с нашей аппаратурой ты уже освоился?

-- Да, -- ответил Васильев, вспоминая свое испытание у Луцкого.

-- Так как тебя представить? -- спросил Класс.

-- Не знаю...

-- Ты у нас новенький. Будешь Новик. Сойдет? -- спросил Класс.

Васильев вспомнил, что так назывались русские эсминцы, и согласился.

-- Тогда за работу! -- сказал Класс и залез в клетку. -- Нас ждет ответственное задание. Мы должны отловить баги в "Замке Флюреншталь". Присоединяйся, Новик!

Васильев надел шлем и последовал его примеру. На этот раз они всей командой очутились во дворе замка. Новик видел, своих товарищей, закованных в специальные "тестерские" доспехи. Со стороны они выглядели, как морская пехота в "Анреале 2". Вооружение у тестеров было тоже соответствующее. Новик выбрал себе мощную бластерную пушку, стреляющую плазменными шарами.

-- Так, парни, давайте еще раз зачистим этот проход, -- предложил Класс. -Я, кажется, там баг приметил: дверь во двор не открывается. Тебе персональное задание, Скарж. Разберись, наконец, с этой зеленой сороконожкой! Нужно все проверить. Таблица скилов после боя почему-то пустая.

Тестеры побежали по двору замка. Команда из шести человек. Над стенами замка поднялись летающие "думские" головы и обрушили на них град огненных шаров.

-- Новик, держи справа! Дред и Фриз, займитесь головами! -- Класс командовал уверенно и точно. Сказывался многолетний опыт шутеров.

Новик бежал рядом с Блейдом. Они скользнули в какой-то тесный проход и оказались под мощным огнем. Летающие головы окружили их и осыпали огненными шарами. Шары рвались вокруг тестеров, резко снижая защиту костюмов.

-- Я знаю одно место! Нам туда! -- воскликнул Блейд и увлек за собой Новика. Они забежали под арку. Арка закрыла их от огня. Головы кружились сверху и не могли в них попасть.

-- Стреляй! -- сказал Блейд.

Новик высунулся из-за каменной колонны и открыл огонь по головам. Его бластерная пушка выстреливала энергетические сгустки. Летающие головы одна за другой сдувались и падали на землю.

-- Все хватит! Я нашел проход внутрь, -- сказал Блейд.

Они побежали к стене, в которой виднелась едва заметная трещина. Новик прикрывал их отход, отстреливаясь от наседающих голов.

-- Надо сломать стену. Стреляем! -- приказал Блейд.

Они выстрели залпом из бластерных пушек. Стена устояла. Головы подлетели ближе и закружились вокруг тестеров, поливая их огнем.

-- Чертовы программеры! Они оставили стену непробиваемой! -- возмутился Блейд.

-- Надо уходить отсюда! -- сказал Новик. Он с трудом сдерживал натиск летающих голов. Защита его костюма стремительно приближалась к нулю.

-- Прикрой меня! Я на минуту выскочу отсюда! -- сказал Блейд.

Новик встал, по-ковбойски расставив ноги, и открыл сокрушительный огонь по налетающим головам. Блейд вышел из игры. Его бот выцвел и застыл неподвижно. Новик чувствовал, что долго не продержится. "Да где же ты?" -- с раздражением подумал Новик о Блейде. Защита стремительно таяла, от нее осталось всего десять процентов. Блейда не было больше минуты. Наконец Блейд ожил и задвигался.

-- Вот считерил пушку! Теперь можно и пострелять! -- радостно сообщил Блейд.

Они дружно выстрелили в стену. Стена разлетелась на кирпичи, открывая проход внутрь замка.

-- За мной! За Родину! -- воскликнул Блейд и первым ринулся в пролом.

В этом проходе игры Скаржу предстояло ответственное задание. Он разбил подвальное окно и спрыгнул вниз. Скарж уже знал, что его там ждет. Три раза он пытался вынести эту гадину, эту зеленую сколопендру, но у него ничего не получалось. Тестеры подсмеивались над Скаржем, говоря, что ему надо тренироваться в классе для подготовишек. Скаржа уже трясло от одного вида зеленой сороконожки. Ему казалось, что программеры нарочно задрали скилы этой сколопендры. И он шел в свой последний бой, чтобы доказать себе, что может победить, или убедиться в полной бесперспективности этого поединка и со спокойной совестью намылить шею тому программеру, кто придумал эту гадину.

Из темного подвального угла послышалось знакомый шорох. Сколопендра зашевелилась и ощетинилась каждым волоском на вытянутом теле. Самое хреновое, что она двигалась очень быстро. Быстрее, чем можно было убить ее за секунду. Скарж спрятался за уступ в стене. Так он уже делал в прошлый раз и проиграл, но другого укрытия в этом подвале не было. Сколопендра почувствовала его присутствие и полностью высунулась из своего угла. Но на этот раз Скарж приготовил ей вкусную закуску. Он сменил оружие на РПГ. РПГ перезаряжался долго, и у Скаржа был только один выстрел. И выстрел этот должен был стать единственным и смертельным. За поединком Скаржа следили. Он специально настоял на том, чтобы в этом проходе программисты включили системный монитор и наблюдали за каждым его шагом. Пусть знают, что невозможно убить эту тварь, которую они породили.

Сколопендра приготовилась к нападению. Она видела, что в каменной нише шевелится жертва. Гигантская сороконожка напряглась и прыгнула. Скарж выстрелил. Граната взорвалась в темном углу, осыпав полстены. Скаржа отбросило взрывной волной и впечатало в угол. В сколопендровом углу долго оседала пыль. Что ни говори, а физика в этой игре была на высоте. "Я убил ее! Я убил ее!" -- радостно думал Скарж. Он поднялся с земли и сделал шаг к углу, чтобы посмотреть, что осталось от сколопендры. И в этот момент услышал знакомое пощелкивание. Оно доносилось откуда-то сверху. Скарж поднял глаза к низкому потолку. Невредимая сколопендра сидела на потолке и смотрела на него.

-- Вот сука! -- выругался Скарж.

Он понял, что будет дальше. Сколопендра прыгнет на него сверху. Тогда придется сражаться в рукопашную. У Скаржа было с собой острое лезвие, но вступать в ближний бой со сколопендрой было самоубийстом. Первый же ее укус отнимет у него как минимум пятьдесят процентов защиты. Зачем только программеры так непомерно задрали скилы у этой твари?

Скарж поднял гранатомет. Может, еще успеет выстрелить! Но он ошибся. В этот момент сколопендра тяжело шлепнулась на него сверху. Скарж забарахтался стиснутый двадцатью парами ног насекомого. Перед глазами мелькнул красный круг. Сколопендра пробила защиту сразу на сорок процентов. Скарж ударил сороконожку в брюхо длинным лезвием. Ноги сколопендры противно заелозили по его телу. Еще удар и еще!..

Второй укус ядовитой сороконожки отнял еще сорок процентов. Скоро защита будет пробита, и Скарж почувствует вкус боли. И забыв про все на свете, Скарж бил сколопендру изо всех сил. Один из быстрых ударов пришелся на нервный узел, и заднюю часть сколопендры парализовало (надо же, умники-программисты позаботились и об этом!) Стоит ударить в верхний узел, и тогда конец гадине! И тут с новым укусом сколопендры защита Скаржа разлетелась вдребезги. Он почувствовал боль. Грудь и руки онемели. "Если она еще раз укусит, мне конец!" Слабеющей рукой Скарж нанес еще два удара куда-то под голову сороконожке. Она дернулась и затихла. Скарж столкнул с себя кусок виртуального мяса, и сколопендра медленно истаяла в пространстве. Скарж поднялся на ноги и, пошатываясь, пошел к двери в замок. Дверь должна была отвориться, как только со сколопендрой будет покончено.

Скарж толкнул и подергал дверь. Заперто наглухо. Дверь не открылась.

-- Эй, Класс! Я уделал сколопендру! Но баг на месте. Дверь не открывается! -доложил Скарж.

-- Вот идиоты! Говорил же им вчера. Ладно, пошли другим путем, -- сказал Класс.

-- Каким это? -- спросил Скарж. От его защиты ровным счетом ничего не осталось, и он боялся выскочить во двор под обстрел летающих голов.

-- Блейд и Новик сломали стену во дворе. Так можно проникнуть в замок, -сообщил Класс.

Фриз и Дред шли рядом, прижимаясь к крепостной стене. На них налетали головы и поливали их огнем.

-- Смотри! Там копанка! -- воскликнул Фриз.

-- Где? -- остановился Дред.

-- Там под основанием башни!

Дред всмотрелся, куда указывал Фриз. Действительно между башней и стеной зияла копанка, как называли тестеры незаполненную щель между текстурами.

-- Класс! Мы нашли копанку! Такая большая -- пройти можно! -- радостно доложил Фриз.

-- Хорошо! Следуйте этим путем, все остальные входят через брешь в стене!

Через несколько минут вся команда тестеров собралась в главном холле замка. Навстречу им с лестниц бежали сабельники и ощетинившиеся шипами чешуйчатые монстры. Тестеры открыли ураганный огонь, и через пару минут вся эта воющая ватага уродов улеглась на землю.

-- Наверх идем двумя группами, -- распорядился Класс.

Тестеры разбились на группы и бросились на штурм галерей замка. У Новика был свой счет к демонам, поселившимся в замке. Это была первая игра, где он потерпел поражение.

-- Не отставай, Новик! -- подтолкнул Блейд.

-- Я пойду в подвал. Хочу разобраться с ящером.

-- Не время. Сначала зачистим верхние этажи.

-- Там не интересно. Будут все те же монстры.

-- Класс сказал: подвал на завтра.

-- Я пойду, -- упрямо заявил Новик.

Теперь, когда у него была бластерная пушка, Новику не терпелось пройти огненное болото и разобраться с засевшими в подземелье ящером и топтунами.

-- Один ты там не пройдешь. Сегодня подвалом заниматься не будем. Нужно пройти верхние этажи и проверить, что тут глючно, -- сказал Блейд, лениво постреливая по летающим под куполом вампирам.

Но Новик его не слушал. С мощной считеренной пушкой он чувствовал себя непобедимым. Он бы ввел режим бога, но неписанный кодекс тестерской чести не позволял это делать. Но даже без режима бога он был способен порвать на клочки этого ящера в подземелье. Новик незаметно отделился от остальных и пробрался в знакомый коридор, ведущий к комнате с колодцем. Новик уже знал, кто ждет его в этой комнате. Бластер рассыпал вереницу ярких вспышек, и от притаившихся на карнизах вампиров только клочки полетели по закоулочкам. Новик очистил всю комнату. Кроме гнездовий вампиров под потолком, в этой комнате больше не было ничего примечательного. Труба колодца пылала жаром, как и в прошлый раз. Но теперь Новику придавала уверенности усиленная броня тестеров и мощная плазменная пушка. Он спустился вниз и спрыгнул в огненное болото. Как и в прошлый раз, к нему кинулась орда каменных големов и лавменов.

Новик с удовольствием нажал на спусковой крючок. Плазменные вспышки ударили по монстрам. Оружие было на редкость эффективно. Ближайшего голема с грохотом раскатило на каменные обломки. Новик прыгал с кочки на кочку и одного за другим взрывал монстров. Но монстры, казалось, непрерывно рождались в лаве и шли на него. В бластерные очереди быстро опустошали магазин. Новик перешел на одиночную стрельбу. Зарядов в бластере оставалось всего двадцать. Их нужно было оставить еще на ящера и топтунов. Завтра они придут сюда всей командой и обследуют все пещеры. И если нигде не найдут тайников с ресурсами, то запустят немалый камешек в огород программистов. А сегодня был день Новика. Он сам разберется с ящером и топтунами. Големы и лавмены сужали круг. Новик решил не испытывать судьбу и побежал к пещере с восьмиконечной звездой.

Вот и пещера в зеленом тумане. Где-то здесь притаился этот наглый ящер. И точно за кругом камней слышалась тяжелая поступь босса этого уровня. Ящер ходил по кругу, будто исполнял некий ритуальный танец.

-- Привет, дружище! -- окликнул Новик ящера и, не дожидаясь ответа, влепил в чудовище мощную очередь. Бластерные вспышки искрошили камень возле ящера и обожгли его самого. Ящер взревел, приподнялся на задние лапы и бросился на Новика.

-- Ну иди сюда, дружище! -- позвал Новик.

Заряды в бластере таяли со скоростью июльского снега, но не причиняли существенного вреда ящеру. Расшвыривая камни, ящер несся на Новика.

-- Блин горелый! Программисты хреновы! -- обругав последними словами творцов неуязвимого чудовища, Новик побежал к пещере с топтунами.

Найти смерть под ногами ящера, не разобравшись с маленькими поганцами, ему почему-то не хотелось. По плану игры после пещеры с топтунами должен быть выход на следующий уровень. И Новик хотел оказаться там самым первым. Хотя кто знает, чего можно ждать от этих криворуких программеров!

Новик заскочил в темный тоннель. Со всех сторон на него уставились зеленые глаза. Раздался пизг и топот быстробегущих ног. "Ну бегите, бегите сюда, маленькие поганцы! Поговорите с моей бластерной пушкой!" -- призвал Новик. Зарядов в пушке оставалось совсем немного, но Новик надеялся, что против этих грызунов бластер окажется более эффективным, чем против ящера. Он выпустил очередь вдоль тоннеля. Топтуны завизжали. Послышался звук, будто десятками лопались воздушные шарики. "Так-то!" -- мстительно подумал Новик. Топтуны после залпа смолкли и попрятались в норы. Новик увидел выход из тоннеля. Выход светился лилово-красным светом. Новик пошел на этот свет. И вдруг топтуны посыпались на него сверху, как из рога изобилия. Мощная бластерная пушка оказалась не у дел. Топтуны быстро пробили защиту, и Новик почувствовал знакомую боль их укусов. Он выхватил нож. Лезвие блеснуло в темноте. Орудуя ножом, Новик принялся прокладывать дорогу к выходу. Быстрые и ловкие топтуны отскакивали назад и снова нападали. Характеристики здоровья на шлемном дисплее быстро падали. Новик побежал к выходу. У самого выхода он споткнулся и растянулся на земле. Топтуны почему-то остановились. Казалось, они чего-то испугались. Новик посмотрел, за что он запнулся. Это был тот же раздвоенный корень, который в прошлый раз он оставил в тоннеле. Но Новик не помнил, чтобы в тот раз продвинулся так далеко. Он подобрал корень и вышел в большую пещеру.

Почти все пространство пещеры занимал лавовый фонтан. Из фонтана вздымалась фигура огненного ифрита. Ифрит завидел Новика и протянул к нему пламенные руки.

-- Блин, два босса на уровень! -- только и мог вымолвить Новик. Это было вне всяких правил. Новик оглядел пещеру. Выхода из нее не было. Надо было драться.

Длинные несоразмерные пальцы ифрита вытянулись еще больше и обожгли огнем Новика. Индикатор здоровья упал на двадцать процентов. Новик побежал вокруг лавового фонтана, стремясь избежать столкновения с длинными пальцами ифрита. Тактика в сражениях с боссами была проверенная: бегаешь вокруг босса и поливаешь его из какого-нибудь сверхмощного оружия. Вот только теперь у Новика ничего, кроме раздвоенного корня, с собой не было. Ифрит то и дело доставал Новика огненными пальцами. Пламя обжигало Новика. Индикаторы здоровья стремились к нулю. Новик понял, что ему не выбраться из этой пещеры. "Обратно к топтунам!" -мелькнула мысль. Новик бросил взгляд на единственный выход в пещере. Вход в тоннель не закрылся, не обвалился каменной глыбой, как бывает в играх, когда выходишь на другой уровень. По узкой тропинке Новик обогнул лавовый фонтан. Вход в тоннель был уже близок, когда ифрит выбросил вперед четыре руки и схватил Новика. Новик задохнулся в пламенных объятиях ифрита и понял, что это все. В шлеме пискнул датчик, и возникла надпись: "Game over". Затем наступила темнота.

-- Тебе говорили: не лезь туда? -- Класс откинул забрало шлема Новика и с укоризной посмотрел ему в глаза.

Таких пристальных взглядов Новик не переносил. Рядом сидел притихший Блейд.

-- Наша задача была овладеть верхними этажами замка и все там проверить. Ты это знал? -- спросил Класс.

-- Знал, -- потупив взор, ответил Новик.

-- Что тебе понадобилось в этом болоте?

-- Хотел отомстить. Они победили меня при испытании. Но там два босса на уровне. И оба неуязвимы. Это не по правилам.

-- Дружище! Скарж тоже несколько раз штурмовал сколопендру. Неуязвимость боссов говорит только о вашей с ним квалификации! Кроме того, игра еще в разработке. Боссов скоро разнесут по уровням.

-- Я бы их вынес! Но там совсем нет ресурсов. Ни аптечек, ни патронов!

-- Вот мы и должны были все проверить. Но надо было все делать по плану и по порядку. А теперь последствия для всех нас и для тебя лично будут не очень хорошими. Кстати, с чем ты вышел на боссов?

-- С бластерной пушкой, -- замялся Новик.

-- Со считеренной бластерной пушкой, -- поправил Класс. -- Вы, два умника, считерили свое оружие. А вы знали, что в этом проходе был включен системный монитор?

Только теперь Новик вспомнил, что по просьбе Скаржа в этом проходе игры включили системный монитор. Начальство отслеживало его бой со сколопендрой и, как выяснилось, всю дальнейшую игру.

-- Я совсем забыл ...

-- Луц все видел. Он в ярости. Теперь узнаешь, какие у нас разборки. Готовься идти к Луцкому на ковер.

Включился большой экран в углу комнаты. На экране предстал сам Луцкий. На этот раз он был в сером в мелкий рубчик пиджаке. Луцкий обвел взглядом всех собравшихся тестеров и остановился на Классе.

-- Всем вам известно, что обман в корпорации запрещен. Это деяние наказуемое. Разрешены только стандартное оружие, только обычный путь прохождения. Никаких обманов, никаких улучшений. Люди платят деньги за наши игры. И если вы где-то обманете, где-то срежете путь, то неизбежно пропустите какую-нибудь ошибку программистов. Пострадает престиж корпорации. Такого быть не должно. Вам это хорошо известно. Я знаю, Класс, что ты подумал. Ты хочешь сказать, что у вас новый парень, что он еще не знает всех правил и тому подобное. Но правила знаешь ты, Класс, и ты должен был объяснить ему. Правила знает Блейд, и он должен был проследить за своим напарником, чтобы тот сделал все правильно. Насколько ч знаю, ты, Класс, однажды уже попался на обмане и здорово поплатился за это. Но раз того урока оказалось недостаточно, готовься понести новое наказание. На этот раз я позабочусь, чтобы ты так просто не отделался. То же касается Блейда и Новика.

Выводы из сегодняшней истории уже сделаны. С этого дня специальный программный агент будет следить, чтобы вы больше никогда не смогли использовать обманные трюки. Это первое. Второе, все виновные в обмане будут наказаны. Такого добра, как Блейд и Новик, навалом на улицах нашего родного города. Замену вам подберем сегодня же. Я уже подготовил приказ о вашем увольнении.

-- Нет! -- воскликнули в голос Новик и Блейд.

Луц сурово посмотрел на тестеров.

-- Думаете, что сможете работать в корпорации, которую пытались обмануть?

-- Но ведь так нечестно! При первом испытании вы бросили меня в болото. В болоте два босса. Оба непробиваемы. У меня просто не было выбора, -- горячо выступил Новик.

Блейд с укором покосился на Новика: зачем ты это говоришь?

-- Никто тебя туда не бросал. Ты сам полез в колодец. Задание предполагало прохождение первых четырех комнат.

-- Но ведь выхода с уровня не было! -- воскликнул Новик.

-- Выходы есть всегда. Ты просто не научился их видеть.

-- Пусть так. Но колодец к боссам всегда открыт.

-- На то и игра. Чтобы у тебя был выбор. У тебя есть что-то сказать мне, прежде чем я отправлю профессору приказ о твоем увольнении?

Новику было невыразимо жаль терять такую работу.

-- Пожалуйста, не увольняйте меня и Блейда.

-- Назовите хоть одну причину, почему я не должен делать этого!

Блейд поднялся с кресла. Он был самый молодой в команде тестеров. Парню еще не исполнилось восемнадцать. Но это был знаменитый клубный кибербоец, в этом году чемпион города.

-- Сергей Иванович! Пожалуйста, не увольняйте нас. Мы только сколотили хорошую команду и начали работать. Прошу вас все произошедшее считать досадной оплошностью. Она больше не повториться.

-- Неплохо, Блейд. Но где слова раскаяния, признания вины? Оплошность -- это когда ты нечаянно наступил мне на ногу. А тут прямой умысел на обман корпорации.

-- Я признаю свою вину. Во всем виноват только я. Это я сбил с пути молодого Новика. Я раскаиваюсь и прошу, простить нас.

"Молодой" Новик, который был на семь лет старше Блейда, с сожалением посмотрел на товарища. Если этот Луц будет над ним так же измываться, он просто хлопнет дверью и уйдет. Лучше снова сидеть без работы, чем позволить так обращаться с собой.

-- Хорошо, может, я вам поверю. Но какова альтернатива? Чем вы готовы загладить свою вину перед корпорацией?

-- Все что угодно, Сергей Иванович! -- быстро ответил Блейд.

-- Ваш бригадир Класс знает традиции корпорации. У вас есть выбор увольнение или поединок на арене. Если согласитесь на поединок, это окупит затраты на ваше обучение и убытки от вашего проступка.

Класс бросил быстрый взгляд на Блейда. Бригадир тестеров понял, о чем идет речь. Но не успел он предупредить, как Блейд брякнул:

-- Поединок.

-- А ты, Новик? -- спросил Луц.

-- Поединок, -- согласился Новик, не понимая, о чем идет речь.

-- Смотрите, вы свой выбор сделали. Выживете -- оставлю в штате, -- в темных глазах Луцкого мелькнула жестокость.

-- Зря вы так с нами, -- сказал Класс.

-- Чтоб знали в следующий раз... Корпорация не потерпит вашей самодеятельности.

-- Вы хоть знаете, что выбрали? -- спросил Класс, когда экран с Луцким погас.

-- Все, только не увольнение, -- сказал Блейд.

-- Вы еще пожалеете об этом. А возможно, и я.

-- Что это за поединок? -- спросил Новик.

-- Помимо прочего корпорация занимается разработкой и производство роботов. Время от времени между роботами устраивают гладиаторские бои. У нас даже есть арена для этих боев. Собираются избранные гости, платят за зрелище большие деньги. Это выдумка Луца, он получает с этого дивиденды. Теперь, по всей видимости, против роботов выставят вас.

-- Ну и что тут такого? Надеюсь, оружие нам дадут? -- спросил Блейд.

-- Дадут. Но учтите, что все это будет происходить в реале!

-- В реале?!!

-- Да, и вы сами выбрали это, -- негодуя на них и на самого себя, ответил Класс.

Новик возвращался домой в десятом часу вечера. Поезда метро шли почти пустые. Так уж получалось, что в последнее время он возвращался домой поздно вечером. Работа в виртуальном мире корпорации затягивала, как наркотик. И пока Дмитрий ехал домой, он думал об этом. Света не упрекала его, нет. Но в ее глазах Дмитрий все чаще стал замечать невысказанные вопросы и затаенную грусть. Она понимала, что это его работа. И первый аванс в триста баксов не мог их не обрадовать. Но все же... После метро скрипучий трамвай вез его до дома еще три остановки.

-- Ты дома? -- как можно веселей осведомился Дмитрий.

-- Дома, -- Света вышла к нему в длинной футболке и колготках. Халаты она не любила.

-- Смотри, что я принес. Это тебе. -- В руках у Васильева был примятый букетик роз. Последние цветы, что он успел взять в этот час в павильоне.

-- Спасибо, -- только уголки Светиных губ обрадовались подарку.

-- Раздевайся, ужин готов.

Света взяла цветы и прошла в комнату. В зале приглушенно бубнил телевизор. Заканчивались новости. Васильев прошел в кухню и сел за старый деревянный стол, покрытый клеенкой в крупную клетку. Все в этой квартире было старым: пятидесятых, шестидесятых годов. Громкоговоритель радио в толстом эбонитовом корпусе. Железные кровати в спальне, которые они с женой не любили. Потрепанный плющевый диван в зале, вот этот крашеный тысячу раз буфет в кухне и низкий сервант в гостиной. Еще старые фотографии в рамочках на стенах, изображающие давно ушедших людей. Это был старый добрый мир. Если не добрый, то, во всяком случае, понятный.

Дмитрий ковырял вилкой в тарелке. Картошка была вареной и потом обжаренной. Видимо, Светка подогревала ее уже не раз. Есть почему-то не хотелось. Он прошел в комнату. Света сидела у телевизора.

-- Света, что-нибудь не так?

-- Да нет, все нормально.

-- Понимаешь, много работы.

-- Я понимаю. Эта ваша корпорация делает большие бабки. Передавали, что уже десять миллионов пользователей.

-- Сама же видишь. -- Дмитрий сел рядом с женой.

-- Вижу, -- наверное, впервые за сегодняшний вечер Светлана ласково поглядела на мужа. -- Но ты сильно изменился.

-- Света, я тебя люблю, -- Дмитрий взял руку Светланы. Светлана повернула к нему свои серые глаза, в которых он утонул два года назад и до сих пор не вынырнул.

-- У тебя неприятности? -- спросила она.

-- Не стоит о них говорить. Все устроится. Главное, я не потерял работу.

-- Да, теперь это для тебя главное. Твои виртуальные миры. Я тут это попробовала.

Дмитрий увидел, что рядом с компьютером лежат его очки виртуальной реальности.

-- И что?

-- Мне стало страшно. Уже десять миллионов людей сидят за этим. Мне кажется, они все уже сошли с ума.

-- Брось, Светик. Трамваи ходят, солнце светит, в магазине розы. Не все так плохо. Мы просто занимаем досуг людей.

-- В том-то и дело, что все время теперь может стать досугом.

-- Не станет, -- улыбнулся Дмитрий, прижимая к себе жену. -- Уверяю тебя, не станет.

-- Я почему-то боюсь за тебя, Димка.

-- Не бойся, все будет хорошо. Все устроится, -- Дмитрий приник губами и поцеловал Светлану. Ее тело стало мягким и податливым, и они оба утонули в долгом поцелуе.

Глава 3. Ключ

Новик и Блейд отыскали еще один путь в замок. Но здесь над крепостными стенами кружила дюжина огнедышащих драконов. Один плевок дракона, и ты вылетал из игры. Действовать надо было очень осторожно. Поэтому тестеры затаились в укромном месте, выжидая подходящего случая, чтобы проникнуть во внутренний двор замка. Сегодня предстояло зачистить верхние этажи замка и перейти в подземелье.

-- Сейчас два этих дракона улетят, и надо бежать, -- сказал Блейд.

Новик посмотрел в серое небо. Два дракона летали низко над стенами. Они выжидали, когда тестеры высунутся из своего укрытия.

-- Ты уверен, что они улетят? -- спросил Новик.

-- Увидишь. Есть определенная программа их поведения. Они поймут, что нас тут нет, и улетят.

-- И долго ждать?

-- А ты куда-нибудь торопишься? -- Блейду совершенно не хотелось подставляться под огненные плевки драконов.

Новика не оставляли мысли о поединке. Что за испытание им уготовили?

-- Что ты думаешь о поединке? -- спросил Новик у Блейда.

-- Спроси лучше у Класса. Раньше он работал на производстве роботов и знает, какие там чудовища. Сейчас там собирают динозавров в натуральную величину.

-- И ты собираешься драться в реале? Они же нас просто растопчут!

-- Не переживай, выкрутимся как-нибудь!.. -- оптимистично заверил Блейд.

В наушниках раздался победный голос Дреда:

-- Мы очистили второй этаж! Нашли выход на следующий уровень. Не хотите к нам присоединиться?

-- Идем! -- откликнулся Блейд.

Они с Новиком выскочили из-за укрытия и, стреляя в драконов, кружащих над подъемным мостом, бросились к замку. Один из драконов изрыгнул огненный шар, и подъемный мост, по которому они только что пробежали, рухнул в пропасть.

-- Неплохо сделано, да? -- восхитился Блейд.

-- Да, здорово, -- подтвердил Новик.

После вчерашнего вхождения в игру он ощущал себя не вполне уверенно. Монстры, населяющие замок, казались ему гораздо сильнее, чем он привык встречать в играх. И если тестеры не всегда могли справиться с ними, то что было говорить о простых геймерах. Уровень сложности игры был неоправданно завышен. Однако разработчики игры так не считали. По их мнению, тестеры должны были проползти весь замок, что называется, "на брюхе". Они не должны знать ни о ловушках, ни о спрятанных кладах, ни о притаившихся монстрах. Высшее руководство считало, что, если игру пройдут тестеры, то и обычные пользователи всегда смогут повторить их подвиг. Пусть игра будет трудная, зато интересная. У тестеров, конечно, были свои секреты в работе. За годы игр и тренировок их боевое мастерство было отточено до предела. Они умело использовали все виды оружия, применяемого в играх. Помогала интуиция, знание приемов и штампов разработчиков игр. Тестеры могли, если надо, считерить игру для получения желаемого состояния игрока. Да и по боевой слаженности команда тестеров не уступала какой-нибудь "Альфе" из ФСБ. Но даже тестерам одолеть этот чертов замок Флюреншталь было далеко непросто.

.У Класса на сегодня был разработан четкий план действий. Тремя группами они брали верхний этаж замка. Замок был до предела напичкан разными монстрами. Игра шла на самом жестком уровне. Каждый человек был на счету. Было недопустимо, чтобы кто-нибудь из тестеров "погибал". Возврат к сохраненной игре занимал слишком много времени. А Класс не любил тормозить игру. Они и так уже второй день копались в этом замке. Это было не в русской привычке. Вот если лихо, с наскоку да сналету -- это нравилось всем.

-- Первая группа, что у вас? -- спросил Класс.

-- Все нормально. Взяли тронный зал. Фриз замочил босса, -- ответил Дред.

-- Какой был босс?

-- Здоровенный такой с рогами и крыльями. Еще пытался летать посреди зала.

-- Хорошо, давайте навстречу второй группе. Блейд с Новиком идут от внутреннего двора. Там есть открытая галерея. Помогите им пройти ее, а то они слишком долго копаются. Не забудьте всю топографию заносить на карту. Программерам пора сунуть в нос их глюки.

-- Блейд! Ты слышишь меня?

-- Слышу-слышу!..

-- Как пройдете галерею, выдвинетесь навстречу первой группе. Верхний этаж замка надо взять сегодня. Затем принимаемся за болото.

-- Отправь сразу, Класс! Там наверху неинтересно.

-- Не строй из себя аса. Присоединяйтесь к Фризу и Дреду и заканчивайте с верхним уровнем! Мы со Скаржем прикроем вас снизу.

Новик после вчерашнего вояжа в болото понятия не имел, чем можно взять тамошних монстров. Задача представлялась ему неразрешимой. Оставалась одна надежда, что когда все вместе они навалятся на ифрита и ящера, те сдохнут. Они с Блейдом бежали по галерее. Навстречу им выскакивали сабельные монстры и шипастые ящеры. Лазерные винтовки тестеров выжигали всю эту нечисть.

-- Эй вы, там наверху! Мы идем к вам! -- послышался в наушниках голос Дреда.

-- Не надо, сами справимся! -- самоуверенно ответил Блейд.

Дверь в конце галерее выпала от мощного удара. На Блейда с Новиком шел громадный железный голем. В руках у него был блестящий щит и громадный меч. Новик выпустил в голема обойму лазерных зарядов. Голему было хоть бы что. Он прикрылся щитом, от которого отлетали лазерные вспышки. Блейд поднял бластерную пушку.

-- А ну-ка, Новик, посторонись!

Ухнул мощнейший заряд плазмы. Голема окутало ярким сиянием, и в следующий момент он стек на землю лужей расплавленного металла.

-- Это что у тебя? -- спросил Новик. У него в арсенале не было такого оружия.

-- Бластер с объемными вспышками! Плазма окутывает цель и жжет до тех пор, пока не спалит.

-- Опять считерил пушку?

-- Так поработал вечерком... -- скромно признался Блейд.

-- Но ведь Луц следит за нами с помощью монитора!

-- Во-первых, мы уже наказаны, а во-вторых, он сегодня ничего такого не видит.

-- Как не видит?

-- Я немного разобрался с монитором. Теперь монитор отслеживает только стандартные показатели. Никаких считеренных пушек, никаких режимов неуязвимости, никаких отклонений от правил игры -- ничего такого монитор не видит. Если хочешь, можешь проходить сквозь стены, -- улыбнулся Блейд.

-- Ну нет, на такой обман я не способен! --возмутился Новик.

-- Ну тогда давай обманывать в пределах правил, -- с улыбкой согласился Блейд.

Новик не мог понять, как можно сделать такое. Системный монитор отслеживал все изменения в программном коде. Получалось, что Блейд чуть ли не гений и ему удалось создать виртуальный мир внутри этого виртуального мира. Модернизированное оружие Блейда работало просто отменно. Трупы монстров скоро заполнили галерею. Помощь Фриза и Дреда не понадобилась. Блейд с Новиком проскочили галерею и вышли навстречу с остальными группами. Класс посмотрел на часы: тестеры уложились на десять минут раньше отведенного срока.

-- Что нового? Нашли что-нибудь? -- спросил у всех Класс.

-- Есть один интересный тайник на первом этаже, -- ответил Дред.

-- Что в нем?

-- Какой-то красный кристалл.

-- Ну-ка покажи.

Дред протянул кристалл. Кристалл был большой, величиной с граненый стакан.

-- Занятная вещица! -- Класс разглядывал красную граненую пирамидку, вспыхивающую внутренним светом.

-- Ну и куда этот кристалл? Там никакого объяснения не было? -- спросил Блейд.

-- Не, тишина... Луц что-то замудрил с этой игрой.

-- Дайте посмотреть. Кажется, я знаю... -- Новик взял кристалл у Блейда.

В его сознании сложилась четкая картина. Два предмета, разнесенные по разным уровням замка, должны быть соединены вместе.

-- Что скажешь, Новик? -- спросил Класс.

-- У меня есть догадка. А больше вам ничего необычного не попалось?

-- Нет, -- ответил Фриз.

Новик вызвал карту уровня. Линии шли четко, нигде не было темных углов, это означало, что весь третий уровень замка пройден.

-- Это кристалл к оружию, которое я видел в подземелье, -- заявил Новик.

-- Что за оружие? -- спросил Класс.

-- В подземелье лежит коряга. Раздвоенный корень. В нем я видел такой же паз, как эта пирамидка. Если сложить кристалл и корень, возможно, получится хорошее оружие.

-- Вполне логично, -- заметил Класс. -- Надо спускаться в подземелье и браться за тех боссов.

-- Новик такого порассказал, что, я думаю, хорошо, что это понарошку, -сказал Блейд.

Всей группой они спустились по очищенным уровням замка в комнату с колодцем. Класс заглянул в красный глаз колодца.

-- Кто пойдет в болото?

-- Только я и Новик, -- ответил Блейд.

-- Это еще почему? Я тоже хочу пойти в болото! -- возмутился Фриз.

-- А если ты там сгинешь, дружище? Сколько времени мы потеряем, чтобы загрузить сохраненную игру! При загрузке сохранения могут еще вылезти какие-нибудь артефакты. Ты же знаешь наших программистов, -- сказал Блейд.

-- А ты такой крутой, да? Ты сам там не сгинешь!

-- Я кое-что припас для этого! -- Блейд поднял свою пушку и не целясь выстрелил вверх. Объятый пламенем к ногам Блейда упал последний затаившийся в этой комнате вампир.

-- Ты опять считерил пушку! Мало тебе наказания! -- вскипел Класс.

-- Луц никогда ничего не узнает. Монитор сейчас показывает Луцу десятую серию его любимой мыльной оперы.

-- Ты что обманул монитор?

-- Фигня, просто комбинация наших старых штурмов.

-- Что будет, если спящий проснется? -- спросил Скарж.

-- Не так скоро. Мы почти неделю здесь тремся. За это время столько серий набухано. Пусть себе смотрит.

-- А как же наша вылазка в подвал? Ее-то не было.

-- Новик уже два раза сюда лазил. Луц будет смотреть на него и гордиться. А я останусь скромным и незамеченным, -- Блейд набрал код на маленькой клавиатуре и пропал из виду.

-- Вернись сейчас же! -- приказал Класс.

-- Возвращаюсь! -- донесся голос невидимого Блейда. И снова в привычном обличье бота он предстал перед тестерами.

-- Блейд, ты идешь по лезвию бритвы! -- предупредил Класс.

-- Что делать -- прозвище обязывает! -- усмехнулся Блейд.

Первым стал спускаться Блейд, за ним Новик. Тестеры спрыгнули на пружинящую почву лавового болота.

-- А теперь куда? -- спросил Блейд, когда к ним устремилась орда големов.

-- Я спасался бегством в той пещере, -- указал Новик на пещеру со звездой.

-- Отбиться ты не пробовал? -- спросил Блейд, поднимая свое грозное оружие.

-- Не трать заряды, Блейд! Нам нужно вынести боссов.

-- Как скажешь. Беги, я тебя прикрою.

Модернизированная пушка раскатывала големов и лавменов -- только камни разлетались. Но каменные монстры, похоже, были нескончаемы. Болото генерировало их, и они, раскачиваясь, ковыляли к тестерам. Блейд перестал стрелять и побежал за Новиком. Перед входом в пещеру с ящером Новик остановился.

-- Без специального оружия, чувствую, ящера не взять. Сразу бежим к дальнему концу пещеры. Там в пещере с топтунами я оставил корень.

-- Я все-таки попробую пушку на этой зверюге. Жаль нельзя монстров читерить, они все под каким-то страшным кодом.

-- Может, сохранимся? -- спросил Новик.

-- Луц просечет остановку по монитору. Этого нельзя скрыть, -- возразил Блейд.

-- Тогда пошли!

Они вбежали в пещеру. В круге камней их поджидал ящер. Он будто знал, что к нему пожалуют гости. Ящер вскинулся на дыбы и ринулся на тестеров.

-- За мной! -- крикнул Новик и кинулся через каменное поле.

Блейд, стреляя плазменными шарами в ящера, последовал за ним. Ящер выл и шатался под огненными вспышками, но останавливаться не собирался. Блейду стало ясно, что ящера не остановить даже его новой пушкой.

Тестеры вбежали в тоннель с топтунами. Топтуны были наготове. Вдали светились сотни зеленых глаз.

-- Дай повоюю! -- выступил вперед Блейд.

Он выпустил несколько плазменных зарядов вдоль темного тоннеля. На земле остались лежать горящие тушки топтунов.

-- Пошли быстрее! Они тут повсюду! -- предупредил Новик и потянул Блейда в темноту.

У самого выхода из тоннеля Новик нащупал корень. Коряга лежала на том же месте, где он ее оставил. Новик поднял корягу и вставил кристалл в основание рогатины.

-- Гляди, получилось! -- объявил он.

Блейд отвлекся от топтунов. Ему удалось загнать этих хищных грызунов в норы. Кристалл засветился красным светом в середине рогатины.

-- Круто! -- восхитился Блейд. -- Ты знаешь, как это стреляет?

-- Сейчас посмотрим... -- Новик крутил рогатину и так и сяк, но она упорно не желала проявлять себя как оружие.

-- Попробуй за рога, -- посоветовал Блейд.

Новик взял корягу за рога и тут же с воплем отбросил в сторону.

-- Бьет током, зараза!

-- Значит, работает. Получается, твоя рогатина только для ближнего боя.

-- Как же с рогатиной на ящера и ифрита? -- спросил обескураженный Новик.

-- Зато почувствуешь себя героем!

-- Что же делать? Чем взять этих боссов?

-- Пойдем поглядим на ифрита, -- предложил Блейд.

Новик шел, выставив перед собой рогатину. Он осторожно держал ее за ствол, боясь прикоснуться к электрическим рогам. Какой-то неосторожный топтун высунулся из норы и тотчас получил мощный удар электрическим током. Этого хватило. Топтуны, запуганные мощным оружием, больше не показывались.

Ифрит возвышался посреди лавы, воздев руки кверху. Он словно бы молился неведомому богу, чтобы тот забрал его из этого проклятого места. Новик и Блейд остановились на пороге пещеры.

-- Ни фига себе, хреновина! -- изумился Блейд. -- И на такого с рогатиной! Наши сценаристы совсем сбрендили!

Блейд пару раз выстрелил в ифрита. Плазменные облака таяли в огненном теле ифрита, не причиняя тому никакого вреда.

-- Да остается только рогатина!.. -- поставил неутешительный диагноз Блейд.

-- Что делать, друг! Иного не дано. Сей горький плод предписано вкусить нам свыше, -- возвышенно произнес Новик и осторожно выступил вперед.

Ифрит склонил вытянутое лицо и уставился на людей из-под потолочной выси. У него были круглые глаза на выкате, а на макушке колыхался большой гребень пламени. Видимо, в желании дружеского рукопожатия ифрит выбросил пламенную руку к Новику. Новик выставил вперед рогатину. Вся надежда была только на этот раздвоенный корень. Кристалл в рогатине запульсировал красным светом, и между развилкой корня проскочила молния. Оружие в руках Новика словно бы почувствовало ифрита и было готово дать ему бой.

Ифрит злобно ощерился. Изо рта у него вылетел сгусток пламени. Огненная длань ифрита раскрылась и попыталась схватить Новика. Молнии между рогами корня удлинились и набрали силу. И как только огненная рука ифрита оказалась рядом, в нее ударила ослепительная вспышка. Ифрит отпрянул и закачался, как стебель бамбука.

-- Это работает, Блейд! -- радостно воскликнул Новик.

-- Будем бодать его дальше? -- спросил Блейд.

Он что-то быстро набрал на клавиатуре, прикрепленной к рукаву костюма. Теперь его бластерная пушка тоже стреляла электрическими разрядами.

Молнии стегали по ифриту. Низкий гул прокатился по пещере. Ифрит стонал и раскачивался. Он вкусил настоящий жар молний. Новика охватил азарт боя. С рогатиной наперевес он бросился к тому краю пещеры, куда отступил ифрит. Сзади его прикрывал Блейд, нанося новые удары из своей молниеносной пушки.

Ифрит ревел и раскачивался все сильнее. Его огненные руки метались по пещере, пытаясь схватить тестеров. Но Новик ловко орудовал рогатиной. И каждый раз ифрит со стоном отдергивал свои жадные лапы. Новик прыгнул на островок базальта перед кипящим гейзером лавы, из которого вздымался исполин подземного мира. Молнии из магического корня били в высоту и достигали лица ифрита. Сзади вел ураганный огонь Блейд. Ифрит беспомощно размахивал огненными руками. Пещеру наполнили его отчаянные стоны. Блейд озабоченно смотрел на счетчик зарядов. Заряды быстро убывали. И не было возможности остановиться, чтобы ввести код, дающий новые боеприпасы. Зато молнии, извергаемые рогатиной Новика, только набирали силу.

-- Зарядов нет! -- крикнул Блейд.

Новик не обратил на это внимание. Он добивал ифрита. Молнии, бьющие из корня, стали толщиной с руку. Ифрит выл и раскачивался. "Ну давай же, давай! Сдыхай, гад!" -- шептал Новик.

Ифрит поднял голову к потолку пещеры, тяжко взвыл и огненным потоком рухнул вниз. Огненный властелин подземелий был повержен.

-- Неужели это все? -- спросил Блейд.

В пещере сразу стало тихо. Никаких звуков, кроме чмоканья клокотания кипящей лавы.

-- Ну наконец-то! -- Новик опустил корень с погасшим кристаллом. -- Мы его сделали!

-- Что он тут охранял, интересно? -- спросил Блейд.

Тестеры огляделись. Стены пещеры были усеяны отверстиями ходов и ответвлений.

-- Надо проверить эти ходы, -- сказал Новик. В нем проснулось чувство уверенности, что игра сыграна. Теперь любая дорожка должна была вывести их на следующий уровень. Во всяком случае, так всегда было в играх. Они двинулись к дальнему концу пещеры. Там зевал большим ртом портал, обрамленный складками горной породы. Застывшие базальты образовывали массивную арку, выделив этот проход, и тестеры поняли, что это неслучайно.

Они подошли к порталу. Пара шагов в темноту, но здесь их ждала стена. На стене раскаленными углями горели руны. Пиктограмма ключа -- догадались тестеры.

-- Нужен ключ! Значит, мы прошли не все, -- заключил Блейд.

-- Да, -- согласился Новик, -- остался еще ящер. Как все банально!

-- На сколько игровых часов рассчитана эта бодяга? Неужели геймер должен обходить здесь все пещеры и закоулки! -- возмутился Блейд. -- Для чистоты эксперимента придется лезть на ящера с рогатиной.

-- Замочим ящера, раздастся марш и откуда-нибудь выплывет ключ к этой пещерке! Лепота!

-- Давай осмотрим эти пещеры. Вдруг там тайники с ресурсами.

-- У тебя сколько здоровья? -- спросил Новик.

-- Семьдесят процентов, -- ответил Блейд.

-- Тогда оставайся, пошарься в пещерах. А у меня почти сто процентов -- пойду мочить ящера, -- сказал Новик.

Он развернулся и побежал в обратном направлении. Игра слишком затянулась. "А вдруг уже вечер? Светка меня, наверное, потеряла", -- с беспокойством подумал Новик.

Сегодня ночью ему приснился страшный сон. Ему снилось, что Света была с ним в игре. Она билась с демонами и драконами. Затем какие-то скользкие твари окружили ее. Она выхватила факел и подожгла их. И в этот момент вспыхнуло все вокруг, вспыхнул сам воздух. И Света горела, гибла по-настоящему в этом огне. Потом Новику приснилась другая женщина. Была она красивая и грациозная, но очень опасная. Новик вспомнил ее глаза: холодные, зовущие и жестокие. Эта женщина предлагала себя, равнодушно и похотливо, и в то же время в ее взгляде скрывалась сосущая тоска и опасность. "Нет, нет, нет! -- вздернул себя Новик. -- Этого не будет. Смелые не видят снов. Сон -- это попытка страха взглянуть на тебя. Во сне мозг анализирует неслучившиеся варианты событий. Зачастую они страшны и неприятны. А по сути, совершенно не нужны, так как чаще всего не случаются".

Тоннель с топтунами Новик миновал быстро. Ни один из топтунов не высунулся из нор. И вот Новик снова оказался в зеленом тумане ящеровой пещеры. Ящер топтался на своем месте в центре каменного круга. Он уже почуял присутствие человека. Чудовище бросилось сквозь лабиринт камней. Новик не спеша поднял магический корень. Красный кристалл почувствовал ящера и налился ярко-красным светом. Сотрясая землю, ящер несся на Новика. "Время!" -- определил Новик и выставил вперед рогатое корневище. Из корня хлестнула длинная молния. Ящер покачнулся и как ужаленный отскочил назад. Новик пошел на ящера, как тореадор на быка. Ящер выл и метался под стрелами молний. Он даже не думал сопротивляться. Было видно, что он слабеет. "Опять явный дисбаланс. Против этого корня никто не может устоять. Жаль, что Блейд отключил монитор. Пусть бы Луц видел все это", -тщеславно подумал Новик.

Теперь уже ящер прятался за камни от настигающих его молний. Новик вошел в раж охотника. Он бежал за неповоротливым ящером и жалил его молниями в хвост и "гриву". Ящер выл, но увернуться от молний у него не получалось. Вот чудовище забилось в какую-то щель и беспомощно замахало лапами. Новик подошел ближе и в упор расстрелял ящера. Ужасный ящер затих и замер в расселине между камнями.

Новик подождал, пока ящер исчезнет из виртуала, и только после этого опустил рогатину. И тут раздался победный марш. Кусок скалы, находящийся в центре каменного круга, озарился красным светом и развалился на две части. Внутри камня был спрятан ключ в виде светящейся руны.

"Как все банально!" -- подумал Новик и подхватил ключ.

Глава 4. Поединок.

Команда тестеров собралась вокруг арены. В центре ярко освещенного круга стоял Новик. На нем была броня из блестящего металла. Луцкий распорядился выпустить Новика первым, вторым должен был драться Блейд.

"Вы досрочно прошли уровень. Это достойно похвалы, но наказания с вас не снимает. Поединок состоится сегодня. Однако в качестве поощрения драться вы будете не с динозаврами, а с более слабыми роботами", -- заявил Луцкий тестерам, когда они вышли из виртуала.

Новик посмотрел на часы. Было семь вечера. Если поединок займет пять минут, как предполагалось, то он окажется дома даже раньше, чем обычно. Вокруг ристалища сидела немногочисленная публика. Свет ярких софитов мешал видеть, кто пришел полюбоваться на бои современных гладиаторов. Но Новик не сомневался, что эти люди достаточно состоятельны, чтобы выложить сотню долларов за пятнадцатиминутное представление.

-- Надень шлем. Там индикаторы, -- шепнул Новику Фриз.

Из оружия у гладиаторов были только лезвия. Новик сжимал лезвия в обеих руках, чувствуя их холодную тяжесть. Лезвия были увесистые, металлические, настоящие. Яркий луч света упал на арену. Публика зааплодировала. Новик почувствовал обращенные на него взгляды.

Луцкий выдвинулся откуда-то сверху из темной глубины. Он парил над ареной в мягком вращающемся кресле. Круг света сопровождал координатора проекта.

-- Уважаемые гости! Сегодня у нас два зрелищных поединка. Люди против роботов! Роботы запрограммированы не причинять особого вреда человеку. Но некоторая тактильная чувствительность будет обеспечена, -- объявил Луцкий, надевший по этому случаю зеленый пиджак и оранжевый галстук.

-- Наши правила просты. Пять минут на поединок. Полный контакт. Задача гладиатора продержаться. Поединок останавливается, если повреждения гладиатора зашкалят за сорок процентов. А теперь я объявляю начало первого поединка. На арене Новик и робот Орк!

-- Дерзай, Новик! У тебя пять минут, чтобы показать себя мужчиной.

Двери, ведущие на арену, разошлись в стороны. В проходе показался горбатый монстр. Шел он тяжело, раскачиваясь на ходу. Это была какая-то гремучая помесь орка и рогатого дьявола из "Warcraft - 3". Руки робота были усеяны шипами, а над громадными кулаками торчало по острому рогу.

"Хармат ранди!" -- всхрапел Орк и бросился на Новика. Быстрые восьмерки по арене -- единственное, что могло спасти Новика. Бойцы закружились в смертельном танго. Орк наступал, размахивая рогами. Сервоприводы монстра жужжали и щелкали каждый раз, когда он заносил руки для удара. Благодаря этому, у Новика была секунда-другая, чтобы уклониться от грозного оружия орка. Бегая от орка, Новик осваивался с доспехами. В защитный костюм были встроены гидроусилители. Они позволяли совершать сложные кульбиты. И под гром аплодисментов Новик пару раз перекувыркнулся в воздухе, уходя от ударов орка. Речи не шло, чтобы одолеть орка с помощью имеющегося оружия. Над проходом пульсировали большие зеленые цифры. Таймер отсчитывал секунды поединка.

"Бог ты мой! Еще не прошло двух минут!" -- отметил Новик. Орк быстро распознал тактику человека и попытался оттеснить Новика в нишу перед проходом. В тесной нише удобнее всего было зажать Новика и прибить к земле рогами. "Интересно, как они посчитают повреждения, если орк проткнет меня рогом? Углубление на сто процентов, так что ли?" -- подумал Новик.

Он подпрыгнул и ударил лезвием по рогу на руке робота. Рог оказался из твердого материала. Лезвие чиркнуло по нему, рассыпавшись искрами. "Не честно! Его ничем не прошибешь!" -- подумал Новик. Орк спружинил на гидравлических ногах и прыгнул. В прыжке он задел Новика рогом. Рог прошел по касательной, но Новик упал сбитый тяжелой машиной. Толпа ахнула. Арена вздрогнула под тяжестью орка, когда он приземлился рядом.

Новик успел откатиться до того, как орк нанес новый удар. Два острых рога на руках монстра глубоко вонзились в покрытие арены. Новик оказался под брюхом монстра и видел, как двигаются сервоприводы и набухают гидравлические трубы на ногах робота. Гидравлические жилы робота пульсировали прямо перед глазами Новика. Новик заметил, что все они сходятся в одном распределительном и управляющем узле. "Это его солнечное сплетение. Сюда бы лезвием", -- мелькнула мысль. Но тогда робот свалится и придавит его к земле. Надо было что-то решать. Новик пополз между ногами орка.

"Бей!" -- крикнул кто-то. Новик выбросил руку с лезвием. Лезвие пробило сплетение резиновых трубок, прикрытое армированным пластиком. Брызнула маслянистая "кровь". Новик быстро ударил еще несколько раз, перерубая трубки. Робот застыл, согнувшись. Его руки застряли в опилочном мате арены.

Новик вылез из-под орка и поднялся на ноги. Робот был неподвижен. Под ним натекла маслянистая лужа. "Описался, непутевый!! -- весело подумал Новик. Он стоял позади раскоряченного монстра и ждал, что будет дальше. И это его сгубило. Неожиданно орк оторвал от земли ногу с острыми, как у медведя когтями, и, теряя последнюю жидкость, со всей силы пнул Новика.

Новик отлетел к краю арены и ударился спиной о бортик. Острая боль пронзила позвоночник. Он лежал на спине и не мог подняться. На циферблате застыли цифры: 3 : 40. Орк завалился на бок, и отталкиваясь ногами пополз к Новику. Железная пасть орка стучала клыками. "Если он подберется, мне конец!" -- подумал Новик.

Дисплей в шлеме кричал красными цифрами, фиксируя у Новика пятидесятипроцентные повреждения. Но бой почему-то не останавливали. Большой экран под потолком демонстрировал довольную физиономию Луцкого. Казалось, он издевательски улыбался Новику. Наконец ударил гонг, возвещающий конец поединка. Луцкий выждал еще секунду и нажал кнопку на пульте, останавливающую робота. Орк застыл в каком-то метре от Новика, злобно таращясь на него глазками телекамер.

Тестеры бросились к Новику. Из прохода показались санитарная тележка. Рядом шел врач. Новика положили на тележку. Врач хлопотал над ним, ощупывая грудную клетку и позвоночник. К Новику прикрепили какие-то датчики. Боль в спине была тупая и ноющая. Она не проходила. Новик не выдержал и застонал.

-- Потерпи немного, -- успокоил его врач.

Тележка с Васильевым вкатилась в раскрытые ворота арены. И только теперь Луцкий, поймав последний взгляд Новика, нажал кнопку на пульте и поплыл в кресле над ареной.

-- Победителем этого поединка признан тестер Новик! Не волнуйтесь дамы и господа! С ним ничего страшного. Наша техника гарантирует стопроцентную безопасность для человека. А теперь на арену вызываются Блейд и гидралиск Зерга! -- громко объявил Луцкий.

Электрические софиты в зале мигнули и погасли. По залу прокатился гул голосов. Но тут же электрический свет вспыхнул вновь. Правда, за это время все компьютеры в корпорации перезагрузились.

-- Ничего страшного. Тебе повезло, парень, -- врач внимательно осмотрел Новика, когда с него сняли броню. -- Это все твои рецепторы. Костюм прошит специальными разрядными пластинками. Они воздействуют на рецепторы. Плюс новая модель нейромедиатора в шлеме.

Врач показал Новику упругие полоски, вшитые в ткань.

-- У меня болит по-настоящему, -- возразил Новик. Боль была слишком глубокой, чтобы в нее не поверить.

-- Разряд был очень сильным. Все-таки повреждения 50%, -- пояснил врач.

-- Что же, и Орк меня не пинал? -- спросил Новик.

-- Пинал. Но разрядные пластинки сработали с упреждением. Они нагрузили фидбэки, и ты сам отлетел к бортику. Физика удара была полностью соблюдена.

-- Вы думаете, я смог бы это сделать? -- Васильев вспомнил свой кульбит. Он пролетел через всю арену и ударился о заградительный выступ.

-- Ты уже знаешь, что костюм оснащен гидроусилителями. Они помогли тебе пролететь над ареной. Эти усовершенствованные фидбэки еще и не то могут сделать с тобой, -- заключил врач и включил большой монитор в углу палаты.

Васильев увидел финальный момент поединка: орк здорово поддел его ногой.

-- А теперь то же самое, но замедлено. Вот этот момент, -- врач приостановил запись.

Новик видел, как орк лягнул его ногой. Нога орка медленно, покадрово, летела к нему. Она еще не достигла Новика, как тот дернулся и невероятно выгнул тело. В следующий миг он уже летел к бортику.

-- Видел теперь? -- спросил врач. -- Эти стимуляторы творят чудеса. Они способны задействовать такие мышцы твоего тела, включение которых дается годами тренировок.

-- Но ведь все это требует сложного управления! Кто управляет этим? -спросил Васильев.

-- "Большой Брат", -- ответил врач. -- Он здесь всем управляет.

-- Черт! -- Дмитрий попытался подняться, скривился от боли и откинулся на жесткую подушку.

-- Конечно, у тебя был риск сломать позвоночник. Удар о борт был реальным. Но "Большой Брат" вовремя уменьшил твердость бордюра. Ты приземлился жестко, но без необратимых повреждений. Я это сразу проверил.

-- Сколько времени? -- спросил Новик.

-- Без десяти восемь, -- ответил врач.

-- Дайте телефон. Я позвоню жене, чтобы не беспокоилась.

-- Скажи ей, что останешься сегодня здесь. Тебе надо полежать часа два-три.

-- Нет, я поеду домой. Такого не было, чтобы я не ночевал дома.

-- Ладно, поступай как знаешь. Я сделаю тебе укол обезболивающего и успокоительного. Два часа ты должен полежать спокойно. Вот тебе пульт. Хочешь смотри телевизор, хочешь видео.

Врач повернулся к шкафу и достал шприц.

-- Не бойся, это не больно.

После укола Новик почувствовал, как его клонит в сон. В это время на поясе у врача зазвонил телефон. Врач взял трубку. Его лицо нахмурилось.

-- Извини, приятель, меня вызывают к твоему другу, -- сказал врач.

Слова врача донеслись до Новика сквозь ватную глухоту. Все вокруг поплыло перед его глазами, и он погрузился в глубокую дремоту. Сон был странный, навеянный наркотиками. Новику снилось, что он снова оказался в том мире, что открылся за скалой в пещере ифрита. Перед ним была долина с холмами, залитая темно-лиловым светом. К одному из холмов тянулась длинная процессия. Какие-то сморщенные карлики с темной кожей тащили на веревках связанного человека. На человеке был разорванный защитный костюм тестера, в нескольких местах проступила кровь. Чтобы человек шел быстрее, карлики подталкивали его остриями пик. Новик разглядел пленника. Это был Блейд. Новик понял это еще до того, как Блейд поднял искаженное болью лицо. На вершине холма, куда карлики вели Блейда, возвышался каменный крест. Карлики что-то кричали и подталкивали Блейда к кресту. Вслед за Блейдом и стражниками от большой черной горы, изрезанной норами пещер, двигалась длинная процессия карликов. Шествие возглавлял всадник на крылатом четырехногом ящере. "Деймозавр" -- название этого ящера почему-то само собой вспыло в памяти Новика.

Карлики, шедшие в процессии, потрясали пиками и что-то гневно выкрикивали. Новик рванулся помочь Блейду, но ничего не мог сделать. У него не было ни рук, ни ног, ни голоса, ни веса. Он был просто взглядом, летающим в этом странном мире. Он мог только наблюдать и думать. Ему вдруг стало страшно и захотелось уйти из этого сна. И тотчас картинка сменилась. Теперь он видел себя со стороны. Вот он лежит на кушетке в госпитальной палате. Из темного угла палаты выступает какая-то тень. Тень приближается к нему, протягивая руки. Когда тень входит в круг света от ночника, она приобретает цвет и форму. Новик замечает, что это молодая женщина. Она очень походит на секретаршу Луцкого Ирину, только выглядит немного старше. Лицо у ней бледное, будто восковое, под глазами круги теней.

-- Ты жив? -- разлепив бледные губы, спрашивает девушка.

-- Жив, -- отвечает Новик.

-- Тебе лучше уволиться отсюда. Не приходи завтра на работу.

-- Почему? -- спрашивает Новик.

-- Останешься жив ты и твоя жена.

Ирина отступает в темный угол палаты. И чем дальше она отступает в тень, тем больше теряет очертания, сливаясь с темнотой. Наконец, она полностью растворяется в темном углу палаты.

"Что это было?" -- думает Новик и просыпается. Электронные часы светятся в темноте зелеными цифрами. На часах 22 : 18.

"Опять поздно! Надо предупредить Светку, что скоро возвращаюсь", -- подумал Васильев. Он огляделся в поисках телефона. Телефона не было. Васильев поднялся с кушетки и пересек палату, уставленную медицинской аппаратурой и рядами кушеток. В палате стояли восемь коек. "Целый госпиталь", -- подумал Васильев и вышел в коридор.

Госпиталь находился на девятнадцатом этаже. Никогда раньше здесь Васильев не был. В коридоре стоял полумрак. Вместо ярких газоразрядных ламп через длинные промежутки горели лампы накаливания, прикрытые желтыми плафонами. Васильев повернул налево по коридору. Так по его расчетам было ближе до лифта. Шаги тонули в мягком ворсе ковра. Голова у Дмитрия кружилась после укола. Он шел вдоль закрытых дверей кабинетов, и думал, что этот коридор никогда не кончится. Возникло чувство тревоги. Почему-то Васильеву показалось, что он уже обошел здание по кругу. Лифта нигде не было видно. Вдруг он остановился. Впереди за кругом света от фонаря копошилась какая-то тень. Тень сидела на ковровой дорожке и мерно раскачивалась. Васильеву вспомнился его недавний сон. Тогда тоже как спецэффект в играх из тени выступила женщина похожая на Ирину.

Тень поднялась с пола, выпрямилась и шагнула в круг света. На границе света и тьмы Дмитрий разглядел лицо и плечи охранника в черной униформе. Вся остальная фигура охранника осталась в неразличимой тени. Дмитрий никогда раньше не видел этого человека.

-- Вам лучше уйти отсюда, -- сказал охранник.

-- Это я как раз и собираюсь сделать. Где тут лифт? -- спросил Васильев.

-- Лифт прямо перед вами, -- охранник кивнул направо. Васильев увидел прямо перед собой двери лифта. Как это он не заметил их раньше?

-- Спасибо, -- поблагодарил Васильев и повернулся к лифту.

-- Вы когда-нибудь слышали тезис о достаточности зла? -- неожиданно спросил охранник.

-- Что? -- обернулся Васильев.

-- Зло всегда выбирает себе достаточные жертвы. Ничего сверх меры. Только люди почему-то всегда думают по-другому.

-- Что вы хотите сказать?

-- Я хочу предупредить. Вы не должны больше появляться в этих стенах. Это в ваших же интересах.

-- Почему? -- удивился Дмитрий.

-- Все дело в том же тезисе. Вы не должны стать новой жертвой. Это может неблагоприятно изменить весь мировой фон.

-- Да кто вы такой? И почему мне это говорите?

-- Мое дело предупредить. И было бы лучше, если бы вы вняли моим предупреждениям.

Рядом с шумом распахнулись двери лифта. Васильев вздрогнул от неожиданности. Он не помнил, чтобы вызывал лифт.

-- Это еще не лифт. Это на вас смотрит бездна, -- загадочно произнес охранник у него за спиной.

Васильев заглянул в лифтовую шахту. Кабины лифта там не было. В шахте зияла черная пустота.

"Что за черт! Двери не должны были открыться без кабины!" -- подумал Васильев.

Снизу донесся гул поднимающегося лифта. В лицо Васильеву дохнуло теплым воздухом. Он обернулся. Охранник исчез. Раздался мелодичный бой. Лифт остановился на этаже. Дмитрий оглянулся и вошел в лифт. "Скорее отсюда! Что мне вкололи? Неужели какие-нибудь наркотики?" -- думал Васильев, спускаясь вниз.

В холле на первом этаже сидели трое охранников. Они что-то обсуждали. Громко бубнил телевизор. Дмитрий направился к выходу.

-- Эй, сдайте жетон! -- окликнул его кто-то из охранников.

Васильев полез в карман, но жетона не обнаружил. Только сейчас он заметил, что не переоделся и на нем все еще оранжевая тестерская униформа. Жетон остался в его собственной одежде. Правила корпорации были строги. Выходить, не сдав жетон-пропуск, запрещалось.

-- Оставил наверху, -- рассеянно произнес Васильев. -- Я сейчас переоденусь.

Охранник повернулся к своим товарищам. Они продолжали что-то оживленно обсуждать.

Дмитрий нырнул в лифт и нажал кнопку своего 11-го этажа. Лифт заскользил вверх. "Надо предупредить Светку, что задерживаюсь", -- вспомнил Васильев.

На одиннадцатом было так же тихо и пустынно, как во всем здании. Охранник, дежуривший на этаже, окинул его неприязненным взглядом:

-- Куда?

-- В двадцать первый, -- ответил Васильев.

-- Давай быстро, -- охранник отключил сигнализацию.

Дмитрий припустил по коридору. На настольных часах охранника было тридцать семь минут одиннадцатого. Дмитрий вбежал в комнату тестеров и кинулся к телефону.

-- Света!

-- Ты где? -- спросил на другом конце взволнованный голос. Потому как быстро Света сняла трубку, Дмитрий догадался, что она ждала звонка.

-- На работе. Я задержался.

-- Двенадцатый час ночи!

-- Извини, так получилось...

-- Мог бы позвонить раньше. Я уже не знала, что и думать...

-- Прости, любимая. Просто не мог... -- щемящее чувство жалости подступило к горлу.

-- Ты приедешь? -- спросила Света. Ее интонация означала одно: "Приедешь ли ты вообще?"

-- Любимая, дорогая, единственная! Я люблю тебя! Я уже лечу домой. Приеду и все расскажу!

-- Байки уже придумал?

-- Нет, -- оторопел Дмитрий.

-- Хорошо, Васильев, я жду. И постарайся по дороге придумать что-нибудь убедительное.

В трубке загудели частые гудки. Она назвала его -- Васильев. Это как пароль. Она еще гневается, но готова простить. Дмитрий облегченно вздохнул. Он быстро переоделся и побежал к выходу. Охранник на этаже проводил его недовольным взглядом и щелкнул тумблером, включая сигнализацию. На первом этаже Дмитрий бросил жетон охраннику и выбежал на улицу. Было холодно. На прояснившемся ночном небе стали видны звезды.

Васильев глубоко вздохнул и быстрым шагом пошел к остановке метро.

В метро было пусто. Электропоезд набрал ход и понес Васильева домой. Его ждала еще пересадка на "Садовой", и он как сомнамбула пересек подземный переход. Дальше поезд домчал его до конечной станции "Приморской". Васильев вышел из метро. Стало зябко. Ярко светились витрины павильонов и магазинов и и окна домов. Людей на улице почти не было. Дмитрий устало перешел дорогу и встал на трамвайной остановке. Вдалеке показались огни, возможно, последнего трамвая. "Что скажет Света? Хорошо бы разбор полетов отложить на завтра", -- подумал Васильев. В последнее время темп его жизни переменился. Он перестал замечать, что происходит вокруг. Планета крутилась, в мире случались какие-то события, но сведения о них доходили до Васильева, как вести о победах Юстиниана в Пунических войнах. Весь мир остался за стеклянными дверями "Перста Петра". Внутри "Перста" была другая реальность. Реальность, которую они творили своими силами. "18 000 000 пользователей во всем мире!" -- хвастливо светился транспарант на входе в корпорацию. Цифры на транспаранте постоянно росли. Чем занимались эти восемнадцать миллионов? Были ли среди них такие же погруженные в этот мир, как Васильев и его товарищи? "Я совсем стал забывать о Светлане", -- корил себя Васильев. Он уходил, когда она еще спала. Возвращался поздно. Целый день его жена сидела дома одна. Чем она занималась? Может, предложить ей устроиться на работу? Но где она найдет работу с ее педагогическим образованием? Путь только в продавщицы. А обращаться к родителям Света не хотела.

Трамвай шел почти пустой. На переднем сиденье Васильев заметил знакомую спину. Он прошел вперед. "Так точно, горбатая спина Прыгунова", -- понял он.

-- Привет, Лева! -- Васильев подошел сзади и сильно хлопнул по зеленой аляске.

Прыгунов испуганно вздрогнул и обернулся. В его подслеповатых глазах, скрытых стеклами круглых очков, мелькнул испуг, но тотчас сменился радостным узнаванием.

-- Ты Димка?!

-- Я! Привет! Как живешь?

Прыгунов поднялся с сиденья. Он был на полголовы выше Васильева, но от своей неизбывной учености всегда выглядел жалким и беззащитным. Прыгунов был из тех "ботаников", на которых крутые пацаны в школе совершенствуют мастерство кулачного боя.

-- Ты откуда так поздно? -- спросил Васильев.

-- С семинара по философии. Только что закончился. Был такой диспут! Обсуждали трансцендентальное... -- улыбнулся своим мыслям Лева.

-- Все ясно с тобой, студент! А почему пивом пахнет?

-- Пиво -- спутник философа. Вспомни великих людей: все диспуты проходили за кружечкой пива.

-- А чем еще, кроме философии, занимаешься? -- спросил Васильев.

-- Ты затронул интересную тему. Древние считали, что философия это не столько наука, сколько образ жизни. Ты посмотри, стоики или эпикурейцы...

-- Ой, Лева, не надо! Как ты был ботаником, так и остался!..

-- Я не понимаю таких слов, Дима. И мне не нравится...

-- Мне тоже много что не нравится. Однако существует. Как там философия на это смотрит?

Взор Левы поплыл куда-то в философские дали, и Дмитрий понял, что сейчас на него обрушится часовая лекция.

-- Ты понимаешь...

-- Потом, Лева, а то остановку проедем. Встретимся как-нибудь и поговорим о чем-нибудь мудром. Расскажи вкратце, как живешь, что делаешь, кого из наших видишь? -- прервал друга Васильев. Трамвай, скрипя на поворотах, приближался к его остановке.

-- Я слышал о тебе, Дима. Ты вроде в "ДиАй!" работаешь?

-- Работаю.

-- Мне бы хотелось узнать об этом. Эта чужая реальность, она уже захлестывает наш мир. Еще немного, еще несколько технических достижений, и человек может полностью порвать с реальным миром. Мне кажется это страшным. Расскажи о своей работе, что там у вас происходит? -- попросил Лева.

-- Обязательно поговорим обо всем, Лева. Твое философское осмысление -- это интересно. Выдастся свободная минутка, я тебе позвоню. Номер прежний?

-- Прежний, Дима. Только не забудь. Мне очень хочется с тобой поговорить.

-- Ладно, Лева, увидимся! -- попрощался Васильев, направляясь к выходу. Леве предстояло проехать еще одну остановку.

Во всех окнах его квартиры горел свет, хотя обычно в это время Света смотрела телевизор. Васильев по высоким ступеням влетел на третий этаж. На площадке было темно, и он не сразу попал ключом в замочную скважину. В квартире звучала приглушенная музыка. Их любимый диск из "Романтической коллекции". Пела Танита Тикарам: "Twist in my sobriety".

Васильев разделся и прошел в комнату. На диване лежала Светлана. У нее на глазах были очки виртуальной реальности. Те первые очки, которые ему вручили в магазине. Светлана двигалась всем телом в такт музыке. Ее обнаженные ноги скользили по шелковому покрывалу кровати.

-- Света, что с тобой? -- подошел к жене Васильев.

-- You'll never be more than twist in my sobriety... -- прошептала она. Ее руки гладили обнаженные ноги, поднимаясь все выше. С губ вслед за песней слетел сладкий стон.

-- Света! -- Васильев сорвал с нее очки.

Света долгое мгновение не могла вернуться. Затем в ее глазах мелькнуло раздражение.

-- А это ты... -- презрительно произнесла она.

-- Зачем ты взяла это? -- спросил Васильев.

-- Думаешь, только тебе можно?

-- У меня это работа.

-- А у меня наслаждение, как у девятнадцати миллионов других. Они теперь каждый миллион отмечают. Об этом даже в новостях показывают.

-- Света, что с тобой! -- Дмитрий обнял жену.

-- Мне надоело! Надоело быть одной и ждать тебя! -- сказала Светлана, отстраняясь от него.

-- Прости, Света, я не мог вырваться раньше. Я тебе все сейчас расскажу.

-- Ты думаешь, я хочу это знать? У меня был ты, а теперь у меня вот это! -Света подняла очки. В ее руке они казались черной повисшей гадюкой.

-- Света, я люблю тебя! -- Васильев снова попытался обнять жену.

-- Не надо так говорить! Я не люблю ложь! А вот это отлично заменяет правду. Там есть любая программа, -- потрясла Света очками. -- И не то, что ты! Гораздо лучше. Там можно выбрать мужчин. Настоящих мачо! Ты никогда не пользовался такими программами?

-- Нет, -- холодно произнес Васильев. -- Но если ты хочешь, я завтра никуда не пойду, чтобы заменить тебе эту программу.

Он вспомнил их последние вечера. Минуты их торопливой близости. Он быстро кончал, дергался в пароксизме оргазма и откидывался на подушку. Сон приходил мгновенно. Утром он уходил, когда Света еще спала. Так продолжалось изо дня в день. Даже в субботы, иногда в воскресенья. "Скажи себе "Стоп!" -- пелось в какой-то песне. Но разве он мог это сделать? У него была работа, работа, хорошо оплачиваемая и с большим трудом найденная.

-- Пойдешь! -- Света упрямо откинула волосы со лба. -- Пойдешь, так же как всегда!

-- Нет, не пойду. Все равно завтра суббота, -- сказал Дмитрий.

Света поднялась с кровати и включила телевизор. Шла программа ночных новостей. На фоне кремлевских курантов вращался логотип "ДиАй!"

"Сегодня нас двадцать миллионов!" -- вещал хвастливый лозунг.

Диктор телевизионных новостей после приветствия сообщил: "Сегодня еще в десяти городах открыты представительства корпорации "ДиАй!" Количество пользователей к этому моменту перевалило за двадцать миллионов. А теперь перейдем к политическим событиям. Президент Российской Федерации прибыл сегодня с официальным визитом..."

Васильев вышел из комнаты. Только сейчас он ощутил, как чертовски голоден. На плите стояла картошка с котлетами. Он поставил сковороду на стол и в одиночестве приступил к поздней трапезе.

Глава 5. Ловушка

Будильник, как обычно, запищал в шесть утра. "Нет! Я сказал: нет!" -- Дмитрий протянул руку и нажал кнопку отбоя. Рядом слышалось сонное дыхание Светланы. Она уже научилась не просыпаться от будильника. Дмитрий обнял жену. Она сонно закинула на него сначала руку, потом ногу. Это было приглашение. Дмитрий осторожно перевернул жену на спину и очутился между ее ногами. Он нежно поцеловал ее. Света, не открывая глаз, ответила долгим поцелуем. Они занялись любовью. Потом снова уснули. Но на этот раз спали они недолго. Зазвонил телефон. "Пройдет, -- подумал сквозь сон Васильев. -- Надоест, и перестанут". Но телефон не смолкал и пару минут сотрясал дом звонкой трелью.

-- Я подойду? -- спросила Светлана.

-- Нет, это меня, -- тяжело поднялся Дмитрий. Можно было даже не гадать, кому это звонят.

Звонил Класс.

-- Срочно приезжай, у нас беда.

-- Что случилось? -- спросил Дмитрий.

-- Приедешь и все узнаешь. Ты нужен срочно.

-- Я завязал, Класс. Я больше не работаю в корпорации.

-- Это ты так решил?

-- Да, я.

Класс что-то хмыкнул.

-- С Блейдом беда. Он в реанимации. Только ты сможешь помочь. В любом случае ты должен сегодня появиться.

-- Что с ним?

-- Поединок. Блейд дрался с гидралиском. Произошел какой-то сбой в системе "Большого Брата". В результате тяжелая травма.

-- Черт! Чем я могу помочь?

-- Все расскажу при встрече. Так и быть, я заеду за тобой. Собирайся.

В трубке раздались гудки отбоя. Васильев опустил трубку. Дела закручивались серьезные. На часах было двадцать минут десятого.

Класс подъехал на своей "БМВ-323 i" 1998 года выпуска примерно через пятнадцать минут. Выглядел он озабоченным и каким-то расстроенным. Он рассеянно поздоровался со Светланой и коротко сказал Васильеву: "Поехали". Светлана проводила их встревоженным взглядом.

-- Что случилось? -- спросил Васильев, когда они сели в машину.

Класс завел двигатель, резко рванул с места и только потом ответил:

-- Вчера Блейд дрался с гидралиском Зерга. Этот робот ничем не сильнее твоего Орка. Я занимался дизайном и программным обеспечением этих роботов и знаю каждого. Блейд получил тяжелый удар. Он должен был упасть на мягкий пол арены. Но "Большой Брат" почему-то неправильно рассчитал траекторию его падения. В результате фидбэки сработали так, будто Блейд ударился головой о камни. Он был уже без сознания, когда мы к нему подбежали. Его на "Скорой" отвезли в больницу. Там сейчас дежурят Скарж и Дред. Поэтому никто не пришел к тебе, когда ты получил травму.

-- Со мной все в порядке. Но как такое могло случиться с Блейдом?

-- Не знаю. Мне кажется, это было подстроено. Вероятность ошибки в программе "Большого Брата" составляет ничтожные доли процента, -- сообщил Класс.

-- Но кому помешал Блейд? Неужели это Луц из-за того обмана?

-- Не думаю, что это Луц. Это было бы убийство. Да и не мог он перепрограммировать "Большого Брата". Нет у него на то ни знаний, ни прав доступа. Но и в ошибку я тоже не верю.

-- Тогда что? -- Новик внимательно посмотрел на Класса.

-- Вы ведь прошли на следующий уровень, верно? Открыли ту скалу в пещере ифрита? -- спросил Класс.

-- Какое это имеет значение?

-- У меня есть одна догадка. Поэтому я и выдернул тебя. Только вы с Блейдом были по ту сторону стены. Я хочу знать, что вы там видели.

-- Ничего. Я вставил ключ. Стена раскололась. Прошла обычная статистика. Дальше был только темный тоннель, уходящий вниз.

-- Вы пошли дальше?

-- Нет, я сказал, что пора возвращаться. У нас был назначен еще поединок.

-- А Блейд?

-- Блейд сказал, чтобы я возвращался, а он еще там пошарится.

-- Ты вышел из тоннеля один?

-- Да, Блейд оставлся там.

-- Стена за тобой закрылась, когда ты вернулся в пещеру?

-- Я не могу сказать точно. Только я вышел, как эта стена почернела. Я перестал различать проход. Это выглядело так, словно там программная пустота.

Класс сжал руки на руле. Суставы на пальцах побледнели.

-- Вспомни еще, что вы там видели, -- попросил Класс.

-- Да ничего особенного. Только какой-то лиловый свет в конце тоннеля.

-- Тоннель длинный?

-- Не очень. Блейд хотел заглянуть на новый уровень. Но времени оставалось мало. Я пытался его отговорить.

-- Ты ничего странного там не заметил? На вас никто не напал?

-- Нет, но ведь это самое начало уровня. Обычно в самом начале никто не нападает.

-- Зря вы туда пошли. Этого уровня нет в игре. И никакого тоннеля там не должно быть тоже.

-- Откуда же что взялось?

-- Это надо выяснить. Заедем сейчас в корпорацию, возьмем Фриза и поедем к Блейду в больницу, -- сказал Класс.

Они подъехали к "Персту Петра". Стоянка как обычно была заставлена машинами. В стеклянные вращающиеся двери входили и выходили люди. Выходной для некоторых категорий работников день никак не отражался на деловой активности корпорации.

Класс и Новик быстро прошли в лифт. Лифт высадил их на родном одиннадцатом этаже. В комнате тестеров их ожидал Фриз.

-- Из больницы не звонили? -- спросил у него Класс.

-- Звонили, все по-прежнему. Блейд в коме. Состояние тяжелое, -- ответил Фриз.

-- Собирайся, поедем к нему в больницу. Но сначала я бы хотел кое-что выяснить, -- сказал Класс.

Он прошел к большому монитору и включил его. На мониторе возникла пещера ифрита.

-- Это я восстановил по программному монитору. Он все время вел запись. Но Луц этого не видел, -- сообщил Класс.

В поле зрения камеры вошли Новик и Блейд. В руке у Новика был ключ -светящаяся красным светом руна. Тестеры подошли к скале. Новик поднял руну и соединил незаконченные части надписи. Скала вздрогнула и разъехалась в стороны.

-- Впечатляет! -- заметил Фриз.

За скалой открылся широкий тоннель, уходящий вниз. Тестеры вошли в скалу и скрылись из виду.

-- Все, дальше мы ничего не знаем. Системный монитор не отслеживал этот уровень, поскольку уровня не существует. За этой стеной только программная пустота, -- сказал Класс.

-- Где же мы побывали? -- спросил Новик.

-- Не знаю. Ты единственный, кто был на этом уровне с Блейдом. И мы бы хотели знать, что там случилось, -- Класс внимательно посмотрел на Новика.

-- Причем этот уровень, если Блейд получил травму на поединке? -- спросил Новик.

-- Ты видел, каким он вылез из клетки? Он еле шел и был белее полотна. Мы не хотели, чтобы он участвовал в поединке, но он упрямо отправился на арену, -сказал Фриз.

-- "Большой Брат" отслеживает состояние людей на арене. Возможно, в связи с состоянием Блейда и возникла какая-то ошибка, -- добавил Класс.

-- Но я ничего не знаю! Мы только вошли на этот уровень, и все. Я сразу вышел.

-- Помоги нам, Новик. Мы должны понять, что случилось. Если мы узнаем, что случилось на том уровне, возможно, нам станет понятным и поведение "Большого Брата". Этот кибермозг еще никогда не ошибался.

-- Что вы от меня хотите? -- спросил Новик.

-- Мы проверили, у тебя осталось сохранение. Войди с Блейдом снова в ту пещеру и задержи его, чтобы он не спускался ниже, -- попросил Класс.

-- Я не против. Но как это может повлиять на "Большого Брата"?

-- "Большой Брат" -- это сетевой кибермозг корпорации. Он состоит из тысячи компьютеров и управляет здесь всем, начиная от кондиционирования этого здания и кончая виртуальной реальностью в играх. Это детище профессора, и он очень гордится им. Мы просмотрели лог-файл. Вчера на поединке "Большой Брат" неверно оценил состояние Блейда. В результате удар гидралиска получился слишком сильным. Блейд и так еле держался на ногах. Если выясниться ошибка, придется латать программное обеспечение "Большого Брата". Это вызовет остановку каких-нибудь процессов. Корпорация понесет на этом большие убытки. Руководству очень не хочется это делать. Инцидент с Блейдом постараются спустить на тормозах. Но мы ведь не хотим этого, если нам не безразлична судьба нашего товарища!

Было заметно, что Класс волновался, когда говорил это. В корпорации не любили выносить сор из избы.

-- Что я должен делать? -- спросил Новик.

-- План такой. Ты загрузишь последнее сохранение, и мы все войдем в игру. Задержи Блейда, чтобы он не входил один в пещеру. Мы с Фризом спустимся в болото, и вытащим его оттуда.

Тестеры переоделись и встали в клетки. Новику вспомнился вчерашний накротический сон. Неужели этот кошмар имеет какое-то отношение к несчастному случаю с Блейдом.

-- Готов? -- спросил Класс, когда Новик надел шлем на голову.

-- Готов! -- ответил Новик.

-- Тогда послушай краткий инструктаж. Узнай, что происходит на том уровне, и постарайся вытащить оттуда Блейда. Мне кажется, его травмы состоят в какой-то связи с пребыванием на том уровне. Если не сможешь увести его оттуда, постарайся удержать до нашего прихода. Нам потребуется минут двенадцать, чтобы спуститься к вам в болото. Задача серьезная. Ты все понял?

-- Да, -- утвердительно кивнул Новик. Ему было не понятно, почему Класс так волнуется, что он не сможет удержать Блейда. Задание не представлялось Новику особенно трудным.

-- Если там что-то покажется тебе необычным, не таким, как в играх, немедленно уходи оттуда. В тоннель за Блейдом не ходи и постарайся почаще сохраняться.

-- Хорошо, -- согласился Новик.

-- Тогда поехали! -- объявил Класс, надевая шлем.

Новик выбрал нужный пункт меню. Он хорошо помнил все свои сохранения, которые делал в той игре. "Не делай этого! Останешься там вместе с Блейдом!" -- взвыл какой-то панический голос. Но было поздно. Новик выбрал нужный пункт меню, и внизу пробежала красная шкала загрузки.

Они с Блейдом опять стояли возле скалы. В руке у Новика сияла пламенная руна.

-- Вот так штука! -- удивился Блейд. -- Дай я вставлю!

-- Ни фига! Кто добыл, тот и вставляет! -- Новик отверг все притязания на роль первооткрывателя и соединил светящуюся руну с надписью на стене.

Скала дрогнула и поползла в стороны. Перед тестерами открылся каменный тоннель, уходящий в первозданную тьму. На минуту картинка тормознулась, и пробежали строки статистики о погубленных ими монстрах и найденных кладах. В конце выскочило интересное сообщение: "Ваш бонус составил 300 золотых".

"Вот было бы здорово получить их в реале!" -- подумал Новик.

-- Мы сделали это, Блейд! Смотри, новый уровень!

Они вступили в тоннель и прошли несколько шагов вниз. Выход из тоннеля далеко-далеко светился лиловым светом.

-- Ты не пойдешь туда, Новик? -- спросил Блейд.

"Нет, я возвращаюсь. У нас еще впереди поединок", -- хотел было ответить Новик, но спохватился. Так было вчера. Сегодня все будет по-другому.

-- Нам надо возвращаться, Блейд. Хватит стрельбы на сегодня.

-- Но ведь это же новый уровень! Я спать не буду, если не загляну туда хотя бы на минутку.

-- Нет, Блейд, у нас кончились заряды. Я устал, хватит на сегодня.

-- Возвращайся, Новик. Я просто поброжу здесь. Посмотрю архитектуру, как выполнили этот уровень. Если на меня нападут, сразу выйду из игры. Но еще лучше, если ты отдашь мне эту хреновину, -- Блейд указал на электрическую рогатину.

-- Нет, Блейд, надо возвращаться. Я не пущу тебя туда одного.

-- Ты? Не пустишь? -- с вызовом посмотрел на него Блейд.

-- Не пущу. Я чувствую, этот уровень слишком серьезен для таких прогулок.

-- Откуда ты знаешь, Новик? Ты ведь не был там!

-- Не надо идти туда. Завтра соберем команду и пойдем все вместе.

-- Не узнаю тебя! Не ты ли первый полез в это болото!

-- Не надо, Блейд. Я не хочу, чтобы ты шел туда один. Получается, что я тебя бросил.

-- Не переживай, Новик. Я только гляну, что там за монстры и сразу обратно. У нас еще поединок сегодня. Надо успеть приготовиться.

Новику стало страшно. Перед ним стоял вчерашний Блейд. Блейд еще не пострадавший от этого виртуального мира. Блейд еще неподозревающий, что ждет его на поединке.

"Нет, Блейд! Нет! Ты не пойдешь туда!" -- захотелось крикнуть Новику и схватить Блейда за рукав. Но он не мог этого сделать. Из упрямства Блейд обязательно вырвется и сбежит на нижний уровень. И как мог Новик тянул время.

-- Расскажи мне о поединке. Я немного волнуюсь, -- попросил Новик.

-- Поединок -- фигня! Я видел, как Класс дрался на поединке. Клоунада на потеху публике! Против тебя выставят всяких роботочудовищ, ты -- в бронекостюме с гидроусилителями. Благодаря костюму можно совершать прыжки и разные пируэты. Роботы бьют сильно. Но всем управляет "Большой Брат". Он вовремя смягчает удары. Виртуальная реальность наяву -- одним словом! Корпорация зарабатывает бабки на таких представлениях.

-- Почему Класс дрался на поединке?

-- Он тоже был наказан. Его даже выгнали из программистов.

-- За что?

-- Спроси об этом лучше у него. Я не люблю разглашать чужие тайны, -- ответил Блейд.

-- Может, надо было отказаться от поединка? Мне почему-то тревожно, -поделился своими опасениями Новик.

-- Ты вполне мог бы и отказаться. А мне идти некуда. Меня моя работа устраивает. Попробуй найди работу, чтобы совпадала с увлечениями.

Новик продолжал тянуть время. В голове у него тикал неумолимый метроном. "Вот ребята бегут по галерее, вот спускаются по трубе. Им потребуется еще минут восемь, чтобы преодолеть болото с лавменами и пещеру ящера. Надо уболтать Блейда. Пусть успокоится".

-- Рогатина-то какой крутой оказалась! Какие молнии она метала в ифрита!

-- Дай мне ее, -- попросил Блейд. Новик беспрекословно протянул свое оружие.

-- Если тут без нее делать нечего, то внизу и подавно! Хотя, может, внизу еще более крутое оружие найдется! -- предположил Новик.

-- Почему ты не хочешь, чтобы я шел туда? -- настороженно спросил Блейд.

"Мягче надо, спокойнее. Ох, и нелегко это быть ангелом-хранителем!" -подумал Новик.

-- Отдохнем немного и пойдем вместе. Но сначал давай обшарим тут все пещеры. Вдруг где-то тут спрятаны ресурсы. Наберем аптечек, патронов и тогда пойдем вниз, -- предложил Новик.

-- Нет, мы только потеряем время. Глянем, что на этом уровне и сразу обратно. Пошли, Новик!

-- Сейчас, еще минуту, -- Новик присел, устало прислонившись к стене пещеры.

Он всматривался в проход, не бегут ли Фризом и Класс. Но нет, видимо, было еще рано.

-- Ты отдыхай, а пошел. Я скоро... -- Блейд повернулся и шагнул к лиловому проходу.

-- Стой! -- вскочил Новик и дернул Блейда за рукав.

Но было поздно. Они оба незаметно перешагнули какую-то невидимую черту. Скала тут же сомкнулась за ними. На дисплеях промелькнула надпись "Honehedge".

Фриз и Класс подбежали к стене через три минуты. У них были считеренные пушки, пробивающие программные текстуры. Пушки ударили плазменными болидами. Этой мощи хватило бы, чтобы разнести весь Кавказский хребет. Но стена не дрогнула. Программный код оказался не подвластен тестерским пушкам.

-- Это все! Без ключа нам туда не попасть, -- с досадой произнес Класс.

-- Ключ был уже использован. Остается или загружать игру или начинать все сначала, -- сказал Фриз.

-- Начинать сначала нет смысла -- с нами не будет Блейда. Придется ждать Новика и загружать с этого места. Ведь должен же он вернуться!

-- Должен, если не дадим ему пропасть вместе с Блейдом, -- страшная догадка ужалила Фриза.

-- Пока не поздно, вытаскиваем Новика! -- велел Класс.

Тестеры вышли из игры и бросились к клетке, где на координатных рейсшинах застыл Новик. Класс сорвал шлем с головы Новика. Новик был без сознания.

Глава 6. Хоунхедж

За скалой простиралась долина, залитая лиловым светом. Если бы Новику сказали, что такой может быть подгорная пещера, он бы никогда не поверил. Так обширно и просторно было это место. Вверху пещеры все было затянуто клубами светящегося лилового тумана, сквозь которые просвечивала далекая звезда. Дорога из черного обсидиана, петляя между каменных холмов и островков лавы, спускалась в кратер вулкана и вела к высокой горе, изрезанной ходами пещер.

-- Где мы? -- спросил Блейд.

-- Дальше нельзя. Садись и жди. Я больше не дам тебе делать глупости, -Новик крепко взял Блейда за руку.

-- Какого хрена, Новик! Как они это сделали? -- взгляд Блейда уперся в непроницаемую стену позади них.

-- Меня не волнует! Садись и жди, пока нас вытащат отсюда! У меня уже было такое.

-- У тебя было? -- Блейд с интересом посмотрел на Новика. -- Я в корпорации уже четвертый месяц, и до сих пор все было в рамках программного кода.

-- У меня такое случилось при первом испытании. Я тогда заблудился в болоте. Сдернул шлем, но не смог вернуться. Мне пришлось идти дальше. У меня не было оружия, и меня загрызли топтуны. И только после этого я вернулся. Состояние было полуобморочное.

-- Прямо Моуди: "Жизнь после жизни", -- усмехнулся Блейд.

-- Если будешь слушаться, еще поживешь в этой жизни, -- назидательно произнес Новик.

-- Ты что-то знаешь? -- спросил Блейд.

-- Всегда трудно знать больше, чем другие.

-- Что ты знаешь? -- не отставал Блейд.

-- Я не скажу. Делай, что тебе говорят, и все.

-- Если не скажешь, я пойду туда, -- упрямо произнес Блейд.

Новику надоело спорить с упрямцем.

-- Там смерть, Блейд! Там смерть... -- сказал он.

Блейд пристально посмотрел на Новика.

-- Я жив? Мы еще живы? -- спросил он.

-- Не знаю. Я ничего не знаю, -- сказал Новик.

Он обернулся к сомкнувшейся за ними стене. Это была программная преграда. Преодолеть ее изнутри шансов было еще меньше, чем снаружи. Правила игры соблюдались и в этом случае: вход на предыдущий уровень был закрыт.

-- Хреново, что я умер, -- вдруг все понял Блейд. -- Мне ведь только семнадцать.

-- Зато упрям не по годам, -- ответил Новик.

-- Но раз все уже случилось, чего мы тут сидим? Пойдем туда!

-- Еще не все случилось. Еще есть шанс вернуться. Пойдем вперед -- там смерть.

-- Скажи, что ты видел, Новик.

-- Там какие-то карлики, Блейд. Они вели тебя на крест. Ты был почти мертв, когда я тебя видел.

-- Когда ты видел меня?

-- Это было во сне, после поединка. Доктор мне поставил успокаивающий укол, и мне приснился странный сон.

-- Скажи правду, ты ведь сохранился, Новик? Перед тем как мы вошли в эту дверь.

-- Сохранился, -- признался Новик.

-- Тогда почему бы тебе вернуть нас назад?

-- Я верну, Блейд. Но ты мертв. И ты снова пойдешь сюда. Все вернется на круги своя, и ты пойдешь туда снова и снова. Я это понял. И ребята, они не успеют, не успеют на каких-нибудь пять минут.

-- Тогда держи меня крепко, Новик. Не пускай сюда.

-- Ты ударишь меня корневищем, вырвешься и убежишь. Все повторится. Это как дурная заезженная пластинка. Я это уже понял, Блейд.

-- Что же делать?

-- Не знаю. У нас есть шанс, если дождемся помощи снаружи. Нас смогут вытащить отсюда, если не перейдем черту.

-- Это только при следующей загрузке?

-- Да, только при следующей загрузке. И если я смогу задержать тебя на несколько минут дольше.

-- Но ведь я снова ударю тебя корневищем и убегу?

-- Возможны варианты. Сегодня этого не было.

-- Это потому что ты пошел со мной? -- спросил Блейд.

-- Возможно, -- пожал плечами Новик. Виртуальность и реальность причудливо переплелись в его сознании.

-- Но если не все определено фатально, если возможны варианты, тогда давай войдем в этот мир.

-- Знать бы, кто построил этот мир и распоряжается нашей судьбой. Корпорация? "Большой Брат?" -- спросил Новик.

-- Может, Господь Бог? -- с улыбкой посмотрел на него Блейд. -- Мне почему-то сейчас пришла странная мысль. Чтобы нас могли вытащить отсюда, мы должны умереть. Это как в игре, тебя вынесли, и ты уже очнулся в реале. Только реал тут уже другого уровня.

-- Не путай меня, Блейд. Я и так уже ничего не понимаю. Но у нас есть ничтожный шанс на спасение, и мы должны его использовать. Давай дождемся, когда нас вытащат живыми.

-- К чему кривить душой, Новик! Я то ведь мертв. И меня уже не вытащат отсюда. Ты ничего не сможешь сделать, все так и будет повторяться. Я вырвусь, толкну тебя корягой и убегу сюда.

-- Так все и будет, если ты сам не захочешь вырваться отсюда. На все твоя воля. Скажи, ты помнишь поединок? -- спросил Новик.

-- Нет, до него еще около часа.

-- А помнишь, что тут с тобой сделали?

-- Тоже не помню, но я склонен тебе поверить. А чтобы это проверить, я должен пойти туда, -- Блейд поднялся с корточек. -- Теперь ты не будешь меня останавливать?

-- Я смертельно устал это делать. Сегодня я решил уйти из корпорации, чтобы никогда сюда не возвращаться. Но Класс привез меня обратно, чтобы я вытащил тебя отсюда.

-- Считай, что ты это сделал. -- Блейд повернулся и пошел по направлению к городу-горе.

Новик поднялся и последовал за ним.

-- Зачем ты идешь за мной? -- обернулся Блейд, когда они вошли в каменную долину.

-- У меня оружие.

-- Если мы мертвы, оно нам не поможет.

-- Всегда лучше иметь маленькую надежду.

Новик вспомнил эту местность. Он видел ее во сне. Каменная гора с отверстиями пещер, вокруг холмы, изрезанные червоточинами ходов, приютившиеся вокруг горы, как хижины слободы вокруг большого города. Вот только креста с Блейдом на одном из окружающих гору холмов еще не было.

-- Пещеры, наверное, набиты монстрами. Адский город. Похоже на "Дьяболо", -сказал Блейд.

-- Да, потребуется с десяток таких команд, как у нас, чтобы очистить город, -- согласился Новик.

-- Может, для этого они и привлекают геймеров? Или с противоположной целью? Ведь пользователей услуг корпорации уже восемнадцать миллионов, -- сказал Блейд.

-- Двадцать, -- поправил Новик. Сегодня утром цифра на транспаранте сменилась на двадцать миллионов.

-- Интересно, что на уровне? Что они еще придумали? -- спросил Блейд.

-- Мы никогда не пройдем его, -- возразил Новик.

-- А ты не думал, что есть еще одна возможность спастись, если пройти этот уровень.

-- Абсолютно нереально. Я видел их. Тут монстров чертова туча, легион!

-- Но ведь у нас нет другого пути? -- спросил Блейд.

-- Нет, -- согласился Новик. Ему не нравилось, что Блейд все время задает этот вопрос.

-- Тогда вперед! Если нет возможности изменить судьбу, нужно ей следовать.

Гейзеры выстреливали фонтаны лавы, осыпая блестящий обсидиан дороги туфом и пемзой. Тестеры приближались к городу-горе. Вверху в клубящемся тумане слабо угадывался лиловый круг светила. Ультрафиолетовое излучение резало глаза и четко выделяло черные силуэты гор в лиловом тумане.

-- Вот так небо! Сколько игр знаю, нигде такого не видел, -- удивился Блейд.

-- Я тоже такого не видел. До чего отвратительны миры Форготен Реалмс, но и там нет ничего подобного.

-- Есть повод гордиться нашими дизайнерами и программистами, -- усмехнулся Блейд.

По обеим сторонам дороги лежали кучи пемзы. Новик обратил внимание, что когда они проходят мимо, слышится какой-то шум, будто ветер трет шершавые голыши друг о друга. Но никакого ветра в этом мире не было. Непонятно, был ли здесь воздух вообще. Казалось, этот льющийся из ниоткуда лиловый свет и есть воздух, и с каждой минутой дышать им становилось все труднее. До города-горы осталось совсем немного. Тестеры вступили на плавно вздымающуюся подошву горы. Дорога взбиралась выше на гору и исчезала в пасти пещеры, обрамленной острыми зубами горной породы.

-- Они живут в этой горе. Интересно, почему мы до сих пор никого не видели? -- спросил Блейд.

Сзади послышался шорох. Кучи пемзы у дороги зашевелились, и оттуда выскочили карлики с каменными пиками. У карликов была кожа черного цвета, их головы сходились к макушке под острым углом, как у Чипполино. Лица карликов были полностью черны, и среди складок грубой кожи Новик разглядел только обсидиановые глаза и рты, полуоткрытые темно-красным полумесяцем. Это были именно те существа, которых он видел в своем сне.

Красный кристалл в рогатине встрепенулся и ожил. Между концами корня зазмеились молнии.

-- Война! -- вскрикнул Блейд и направил рогатину в сторону маленьких монстров.

Карлики с визгом отскочили. Молнии из рогатины рванулись наружу и ударили в толпу карликов. Обитатели подземного мира вспыхнули пороховыми свечками. Уцелевшие карлики с визгами зарылись обратно в пемзу. Они проделали это так быстро, будто пробуравили пемзу своими телами.

-- Ха! Да это не так сложно, как казалось! -- воскликнул Блейд.

Это было последнее, что Новик успел услышать. Сверху на них спикировало какое-то темное существо. Крепкие лапы схватили тестеров и подняли вверх. Новик повернул голову. Над ним с силой махали черные крылья. Гигантский птеродактиль нес их к вершине города-горы, где, как раскаленный уголь, светилось открытое жерло вулкана. Ящер собирался сбросить их прямо в огненную пасть вулкана.

"Но ведь это же не так! Где же тогда Блейд на кресте?" -- успел подумать Новик.

Птеродактиль завис над кратером вулкана. Тестеры почувствовали волны жара, исходящие оттуда. Лапы лапы ящера разжались, и Новик с Блейдом полетели в горящую топку преисподнего мира.

Казалось, они падали целую вечность. Мимо проносились круглые этажи-террасы города-горы. На террасах мелькали карлики. Они провожали людей любопытными взглядами. Внизу клокотало озеро магмы. Тестеры долетели бы до него за несколько секунд, если бы не ударились о какие-то невидимые пружинящие нити. Они повисли в нескольких десятках метров от раскаленного озера, как мухи, пойманные в паутину.

Жар от расплавленных пород становился непереносимым. На ближайшую террасу высыпали карлики. Они что-то кричали и кривлялись, указывая на людей. Из среды карликов выдвинулся один в малахитовой сбруе вооруженный трезубцем. Он потряс трезубцем и громко прокричал какое-то заклинание.

Поверхность лавового озера вскипела фонтанами брызг, и из озера поднялись четыре крылатых существа. Были они черные, переливающиеся яркими сполохами пламени. Новик подумал, что если и существуют ангелы бездны, то они должны выглядеть именно так.

Темные ангелы направились к тестерам, висящим над огненным озером. В руках у каждого из демонов была веревка с крючьями. От одного вида этих инструментов Новику стало не по себе. Демоны раскрутили веревки и набросили их на людей. Крючья прорвали защитные костюмы и впились в тело. Новик вскрикнул от боли. Дисплей в шлеме показал десятипроцентные повреждения. Демоны натянули веревки и Блейда с Новиком растянутых, как бараньи шкуры, поволокли в город. Демоны доставили пленников на ближайшую террасу. Колючие путы связывали ноги, и тестеры могли ступать только мелкими шажками. Карлики подтолкнули их острыми пиками и повели по темным переходам горы. Целые толпы демонических созданий, покинув свои кельи, вышли полюбоваться на пленников. Это был уродливый и жестокий народец. Они кололи людей пиками и слизывали капельки крови, оставшиеся на остриях. Это доставляло им удовольствие, и они радостно кричали: "Гаввах!" Вкусить людской крови и страданий спешили новые толпы обитателй подземелья.

Красный туман застилал Новику глаза. Индикатор в шлеме показывал пятидесятипроцентные повреждения. Состояния Блейда было не лучше. Но демоны поддерживали тестеров и не давали им упасть. Наконец тестеров ввели в большой подземный зал. Вырубленные в скале пилястры и колонны уходили высоко вверх, а в небольшую нишу по центру зала занимал выполненный в лучших традициях готики каменный трон.

Карлики подтолкнули Новика и Блейда к трону и поставили на колени. Толпа замерла в ожидании повелителя города-инферно.

-- Блейд, ты жив? -- шепотом спросил Новик.

-- Пока жив. Но ты должен уходить отсюда. Ты можешь не выдержать этих мучений.

-- Если выдержал ты, почему я не выдержу? -- вспыхнул Новик.

В дальнем конце зала раскрылся проход, обрамленный шипами, как бутон репейника. Послышались тяжелые шаги, и в зал в сопровождении свиты вошел хозяин города-инферно. Новик поднял взгляд, чтобы разглядеть тяжелое лицо властелина, увенчанное гнутыми рогами, но демоны быстро придавили голову Новика к полу. Карлики вокруг почтительно пали на колени.

Властелин проследовал к каменному трону. На ходу жестом велел поднять пленников.

-- Я лорд Мрак, Великий игва и властелин Хоунхеджа, -- пророкотал демон. -Вы еще живы и тем самым совершили непоправимую ошибку. Вы перешли границы, которые не дозволено пересекать живым. Все, что вы видите перед собой, ждет вас после смерти. Здесь будет ваш дом, и этот дом станет домом вашей муки. Как жаль, что я не могу оборвать ваш жизненный путь прямо сейчас! Но я могу заставить вас страдать даже в этой вашей жизни, которая рано или поздно для вас закончится. А когда настанет ваше посмертие, я стану вашим господином, а вы моими униженными рабами.

-- Что мы сделали? -- спросил Блейд.

-- Вы перешли границы. Вы обманули начальство, убили стражей нашего мира и оказались в месте запретном для вас. Тем самым вы чуть было не сорвали наши планы.

-- Это что, игра такая? Если так, с меня довольно! Я выхожу! -- резко произнес Блейд.

-- Заткнись! -- выкрикнул карлик из стражи и ткнул Блейда пикой.

На костюме у Блейда расплылось кровавое пятно. Карлик отскочил и с пакостливым выражением слизнул капельку крови с острия пики.

-- Это гаввах! Мы питаемся этим ароматом!

Лорд Мрак сурово посмотрел на карлика-игву и продолжил, обращаясь к пленникам:

-- Вы не можете уйти отсюда без моего позволения. Мы еще не вкусили ваших страданий. А меру вашего страдания буду определять только я.

Новик посмотрел вниз. Его костюм весь был в кровавых следах от уколов пик. Если это не страдание, то что еще уготовил для них этот господин! И будто угадав мысли Новика, лорд Мрак продолжил:

-- Мы жалели вас. Мы маленькими глотками пили ваш гаввах, поскольку пока не властны взять вашу жизнь. Но мы можем причинить вам такие страдание, которые вы запомните на всю оставшуюся жизнь. В то же время это будет для вас как сон. И только после вашей смерти вы ощутите этот кошмарный сон на самом деле. Чтобы вы знали, зачем мы это делаем, я вам скажу, для нас ваши страдания -- хлеб. Мы питаемся этим, -- лорд тьмы откинулся на спинку трона, с удовольствием созерцая униженных людей, находящихся в его власти.

-- Чертов костюм! -- прошептал Блейд. -- Он весь пронизан фидбэками. Это они дают болевые ощущения.

-- Ты прав, слишком уж твердо для пластика, -- согласился Новик.

В обсидиановых глазах лорда Мрака мелькнули огненные точки.

-- Что ж вы не просите пощады? Вы нарушили запрет и вторглись в закрытые для вас области. Теперь у вас только одна возможность избежать мучений -- это стать нашими проводниками в вашем мире. В противном случае, я сам будут пить из вас гаввах большими кубками, -- объявил властелин Хоунхеджа.

Мрак поднял палец с острым когтем и подал знал демонам. Новика и Блейда потянули вверх на веревках. Острые крючья опять впились в тело. На пол закапала кровь и с шипением впиталась в вулканическую породу. Игвы в зале испустили дружный вздох. Человеческие страдания несли им гаввах -- тонкоматериальное тело, которым они поддерживали свои силы.

-- Теперь вы в наших руках и получите свою долю страдания. Она будет легкой, почти ничем, по сравнению с тем, что вас ждет после смерти. Но эта доля страданий запомнится вам надолго.

Демоны еще больше натянули веревки. Новик и Блейд оказались распятыми между колоннами зала. Они висели вниз головой, и на пол моросил кровавый дождик из их проткнутых тел. Бесы в зале пришли в радостное возбуждение. Каждый норовил занять удобное место, чтобы в рот ему залетела хотя бы капелька кровавой влаги.

-- Прощай, Блейд! -- простонал Новик.

-- Прощай, Новик! -- ответил Блейд.

Кровь текла по лицу тестеров. Кровавый туман застилал им глаза. Новик почувствовал, как сводит конечности и по ним разливается мертвенный холодок. Скоро холодок доберется до сердца, и сердце остановится. Ждать конца оставалось недолго.

-- Ну как вам вкус смерти, друзья? -- обратился к подвешенным тестерам Мрак. -- Не правда ли, это мгновение восхитительно! Я пью гаввах за ваше здоровье! И да продлятся ваши муки!

"Нет! Не будет по-твоему! Мы будем бороться! Мы должны победить! Смерть не может забрать нас так скоро!" -- думал Новик. Он больше не верил, что распятый на кресте Блейд привиделся ему в ночном кошмаре. Все происходило на самом деле в этой реальности.

-- Ну согласны послужить мне? -- издалека донесся до Новика голос Мрака. -Или ввергнуть вас в еще большие страдания? Глубины ада неисчерпаемы, и для каждой бездны своя степень муки! И так до самого дна, где вами займется сам Князь!

"Нет! -- вскричал Новик. -- Блейд! Уходим отсюда!"

-- Нет! Нет! Нет! Мы не дадим тебе умереть! Позовите врача! Скорее! -- кто-то кричал над ухом Новика и тряс его за плечо.

Новик открыл глаза. В прояснившемся тумане проступило лицо Класса. Из-за спины бригадира выглядывал испуганный Фриз.

-- Что с тобой, Новик! Что ты видел?

-- Я вернулся из ада... -- прошептал Новик.

-- Что с Блейдом? Ты видел его?

-- Блейд остался за той дверью. Он умер. И я, кажется, тоже, -- ответил Новик.

Привычное восприятие предметов постепенно восстанавливалось. Новик обнаружил, что висит в клетке вниз головой. Его руки и ноги были зафиксированы в координатных устройствах. Класс и Фриз налегли и вернули Новика в нормальное положение. По лицу Новика катились крупные капли пота. Он с высвободил руки из координатного устройства и закатал рукав костюма. Кожа на руке была покрыта красными пятнами уколов.

-- Фидбэки выставлены на слишком сильный уровень, -- сказал Новик. -- Мне кажется, наш "Большой Брат" тоже начал питаться гаввахом.

-- Чем? -- спросил Фриз.

-- Нашими страданиями. Демоны называют это гаввах.

-- Ты можешь сказать, где ты побывал?

-- В преисподней. Я не сомневаюсь, что мы с Блейдом попали именно туда.

-- Монитор выключился сразу, как вы вошли на тот уровень. Этого уровня нет в игре, поэтому тебе придется все нам подробно рассказать.

-- Как нет? -- удивился Новик. -- Что еще за глюки!

-- Давай вылезай оттуда, -- тестеры помогли Новику выбраться из клетки.

Новик снял костюм и болезненно поморщился. На рубашке в нескольких местах, где в него вонзали крючья, выступили капельки крови.

-- Теперь вы видите, что слишком жестко для фидбэков?

Новик провел рукой по внутренней поверхности тестерского костюма и нащупал несколько острых крючков, застрявших в ткани. Он вырвал один из крючков из подкладки и положил на ладонь.

-- Как попала сюда эта хреновина? Да он из камня! -- попробовал крючок на зуб Фриз.

-- Они мучили нас с Блейдом. Хотели заставить стать проводниками в нашем мире. И вот это! Это что, мягкий пластиковый фидбэк, призванный придавать остроту ощущениям? Ведь кто-то управляет всем этим!

-- Ты хочешь сказать, что Большой Брат смоделировал эту реальность? Что он сам написал себе программу? -- изумился Фриз.

-- Ничего я не хочу сказать. Я не знаю, какая программа умеет превращать пластмассовые фидбэки в каменные крючки. Но тот мир, где мы побывали, очень жесток. Жесток даже для наших игр. И скоро в этот мир хлынет толпа ничего не подозревающих геймеров. И тогда Мраку достанется море гавваха! Но кто-то же помогает ему в этом!

-- Я все понял. Нужно срочно запечатать эти ворота! -- ударил себя по лбу Класс.

В углу включился большой монитор. На мониторе был Луцкий.

-- Новик! Срочно зайди ко мне! -- распорядился Луцкий.

-- Можно мне тоже? -- поднялся Класс.

-- Нет, только Новик. Я хочу знать, что у вас происходит.

Новик поднялся на административный этаж. Он вошел в приемную Луцкого и направился к двери координатора направления.

-- Разве вас вызывали? -- остановила его Ирина.

-- Вызывали, -- ответил Новик. Он посмотрел на секретаршу и еще раз удивился, как женщина из его сна похожа на Ирину.

-- Я сейчас спрошу, -- не сводя глаз с Новика, Ирина нажала кнопку интеркома.

-- К вам тестер, -- Ирина скосила глаза на бейджик Новика, -- Васильев.

-- Пусть войдет, -- буркнул в динамик Луцкий.

Новик распахнул дверь в кабинет. Ирина проводила его холодным взглядом.

Луцкий умел наезжать на людей. Он важно надувался и становился еще шире в своем пиджаке с ватными плечами. Как это ему удавалось, составляет, видимо, самый большой корпоративный секрет всех начальников на земле.

-- Ну рассказывай, где ты был! -- сразу перешел к делу Луцкий. Его глаза цвета разбавленного кофе пристально смотрели на Новика. Новик обратил внимание, что окна в кабинете плотно закрыты жалюзями. На столе у Луцкого горела настольная лампа, освещая раскрытые папки. В отраженном свете люминесцентной лампы лицо Луцкого казалось бледным, почти восковым.

-- За скалой, -- ответил Новик. -- Не знаю, продолжение это игры или нет.

-- И что там за скалой? -- нетерпеливо спросил Луцкий.

-- Город в горе. Называется Хоунхедж. По-моему это настоящий ад.

-- Как вы проникли туда?

-- С помощью ключа.

-- Вы не могли этого сделать. Замок ограничен тремя уровнями. За этой скалой ничего нет. Никакого ключа тоже. После победы над боссами подземного уровня ифритом и ящером игра заканчивается. И без специального оружия, спрятанного на третьем уровне замка, вы не смогли бы пройти боссов -- ифрита и ящера. Вот у меня сценарий игры, я все изучил, -- Луцкий потряс какой-то папкой.

-- Прошли же, -- потупил взор Новик.

-- В том-то и дело. Вы обманули корпорацию. Программисты проверили монитор. Он был обращен на предыдущие даты. Кто-то хакнул его. Кто?

-- Блейд, -- ответил Васильев.

-- Хочешь свалить все на человека при смерти!

-- Это, правда, сделал Блейд.

-- С какой целью? Зачем это ему понадобилось?

-- Не знаю... Мы никак не могли пройти этих монстров. Их не брало ни какое оружие, даже считеренные пушки.

-- Чем же вы их взяли?

-- Кристалл и корень.

-- Что? -- не поверил Луцкий.

-- Кристалл был спрятан на первом этаже замка. Может, это оружие вы имели в виду? А корень валялся в подземелье.

-- И что потом?

-- После победы над ящером раскалолся камень, который он охранял. В камне был заключен ключ от того уровня.

-- Не могу поверить! Это все -- артефакты. В игре нет ни кристалла, ни корня. Нет ключа в пещере ящера. Нет никакого Хоунхеджа. За этой стеной вообще ничего нет. Ифрит и ящер уничтожаются с помощью гранатомета, который спрятан на третьем уровне. На этом все. Замок очищен -- игра заканчивается. Кто-то напакостил в игре. Меня интересует, кто?

-- Я не знаю, -- ответил Новик.

-- Послушай... Дмитрий. Ты у нас человек новый. Ты не должен поддаваться чьему-либо влиянию. Я чувствую, вся эта ваша тестярня превратилась в отстойник мерзавцев. Пора разогнать всех к чертовой матери! Но если ты будешь со мной откровенен, я обеспечу тебе блестящие перспективы на будущее. Хочешь занять место Класса?

-- Нет, -- сразу ответил Васильев -- Я, правда, не знаю, кто внес изменения в программу.

-- Дело в том, -- продолжал Луцкий, -- что в первоначальном варианте сценария действительно открывался еще один подземный уровень. Были написаны даже фрагменты кода. Но затем, чтобы быстрее выпустить игру, сюжет пересмотрели и урезали. Неужели кто-то добрался до этого архива?

-- Если вы хотите получить ответ от меня, я отвечу, что ничего не слышал об этом.

-- Ситуация получается поганая. Сегодня игра будет выложена в сеть. Представляешь, что будет, если геймеры окажутся в том мире, за стеной?

-- Как сегодня? -- удивился Новик. -- Ведь тестирование игры еще не закончено!

-- В том-то и дело! Я сам не понимаю, откуда такая спешка. Но совет корпорации так распорядился. Вроде бы из Америки пришло какое-то предписание... -- не совсем уверенно произнес Луцкий.

-- Мы, тестеры, свою задачу выполнили. Закрыть подземелье -- задача программистов, -- сказал Новик.

-- Они не смогут так быстро закрыть подземелье. Нужно отыскать нужный код, чтобы убрать те артефакты, которые появились в программе. Это займет немало времени. Пока программисты занимаются этим делом, нужна подстраховка. Геймеры не должны добраться до болота. Иначе их всех там перебьют, и тогда игровые порталы раструбят, что "ДиАй!" пишет глюки. Представляешь, как это ударит по престижу корпорации!

-- Пусть они лучше умрут в виаре, чем в том мире, где умер Блейд.

-- Кто тебе сказал, что Блейд умер?

-- Я сам видел это. Его распяли на кресте.

-- Но ты ведь жив?

-- Я жив здесь, только потому что там не умер, -- ответил Новик и сам поразился парадоксальности своего ответа.

-- В этом есть какая-то загадка. Я уже поручил программистам разобраться с "Большим Братом". Я сожалею, чтобы так получилось. Крови тестеров я не жажду. Подразумевалось только небольшое развлечение.

-- А это тоже ваше развлечение? -- Новик протянул осколок кремниевого крючка, застрявшего в его костюме.

-- Что это?

-- Крючки, на которые подвешивали меня и Блейда. Я бы никому не пожелал оказаться в том мире.

Луцкий внимательно осмотрел обломок.

-- Где ты нашел это?

-- Это застряло у меня в костюме, когда я пытался вытащить оттуда Блейда.

Луцкий откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул. Зазвонил телефон. Луцкий поднял трубку.

"Сергей, все готово для релиза "Замка?" -- послышался в трубке голос профессора Мартина.

-- Да, сейчас отправлю туда команду тестеров. Пусть держат подземелье.

"Хорошо. Пришло еще одно послание из главного офиса корпорации. Игра должна стартовать через час. Они почему-то очень торопят".

-- Но почему такая спешка? Ведь игра еще не прошла тестирование!

"Они говорят, это российская премьера. Доходы воротил кинобизнеса не дают спать нашим акционерам. Ты все понял, Сергей?"

-- Да, -- ответил Луцкий и положил трубку.

-- Идете в подземелье и держите геймеров. Пусть думают, что это новый мод "Каунтер Страйка". Нам главное выиграть время. А я спущу шкуру с программистов, чтобы убрали все эти глюки с Хоунхеджем.

-- Не нравятся мне эти ваши игры, Сергей Иванович. Я, пожалуй, уволюсь.

-- Кто тебя сейчас отпустит? Вот выполнишь задание, тогда поговорим, -- Новик почувствовал на себе прицел жестких глаз координатора.

-- Я не хочу возвращаться туда, -- четко сказал Новик.

-- Ты трус? Испугался чего-то в виаре?

-- Это не виар. Это реальность. И смерть с Блейда тому доказательство.

-- С Блейдом произошел несчастный случай. Он жив, хотя и тяжелом состоянии. Мы разберемся с программным обеспечением "Большого Брата". Все остальное -чьи-то глупые выдумки. Нужно во всем разобраться и положить конец домыслам.

-- Зачем вы вызвали меня? У меня есть начальник, поставьте задачу ему.

-- Класс уже скомпрометировал себя однажды. Я не доверяю ему. Только из жалости профессор не выгнал его в свое время. Сейчас, когда на карту поставлен престиж корпорации, все зависит только от тестеров. Ты ведь не хочешь, чтобы кто-нибудь из геймеров попал за стену?

-- Нет, -- ответил Новик.

-- Тогда иди к своим, и задержите геймеров. Вас тестеров осталось всего пятеро, и каждый человек на счету. Если бы это было не так, я бы к тебе не обращался.

-- А если я откажусь?

-- Не забывай, у каждого есть свои чувствительные точки и фидбэки не только в тестерском костюме...

-- Это угроза?

-- Пока просто предупреждение. Предупреждение, касающееся твоей дальнейшей жизни, не зависимо от того будешь ты у нас работать или нет. Решай, как знаешь.

Луцкий нажал кнопку интеркома и вызвал Класса.

-- Класс, у вас все готово?

-- Почти все. Дред и Скарж вернулись из больницы.

-- Хорошо. Задержите геймеров, сколько сможете, пока программисты разберутся с ситуацией.

-- Я понял.

-- И забери Новика. Он собрался увольняться.

-- Я сейчас подойду, -- сказал Класс.

-- Свободен, Новик. Если Класс не сможет с тобой договориться, то тогда точно распрощаемся, -- произнес Луцкий и опустил взгляд к бумагам.

Новик вышел в приемную. Ирина бросила на него косой взгляд.

-- Ну что, Васильев, готовить приказ о вашем увольнении?

-- Готовьте, -- равнодушно буркнул Новик и понял, что секретарша подслушивала их разговор с Луцким.

Навстречу Новику по коридору шел Класс.

-- Ты понимаешь, что происходит? -- обратился Новик к своему шефу.

-- Нас поставили закрыть брешь в программе, -- сказал Класс.

-- Но я не хочу в этом участвовать. Это они погубили Блейда, а теперь крутятся, как ужи на сковородке.

-- Понимаешь, Новик, дело не в корпорации и не в наших амбициях. Я поговорил с ребятами. Мы просто не хотим, чтобы еще кто-нибудь попал за эту стену. Только что прибыли Дред и Скарж. Состояние Блейда тяжелое. Врачи говорят, он вряд ли выйдет из комы.

-- Его убил Луц! -- резко сказал Новик.

-- Я тоже не люблю этого индюка. Но это не он. Дело гораздо сложнее.

-- Я понимаю, что сложнее. Но тогда зачем торопиться? Зачем запускать неготовую игру?

-- Почему ты меня спрашиваешь? Я сам не понимаю, зачем они это делают.

-- Если бы ты побывал в Хоунхедже, ты бы многое понял...

-- Я хочу туда попасть. И если вы прикроете проход, я постараюсь разыскать эти артефакты. Но сейчас перед нами выбор: идти туда или не идти. Ведь ты не хочешь, чтобы пострадал кто-нибудь еще?

-- Мне не нравится, когда мной манипулируют.

-- Мне тоже. Но кто-то поймал нас в ловушку, и выбраться из нее мы сможем, если только будем помогать друг другу.

-- Точнее отдуваться за чью-то глупость?

-- Можно сказать и так, -- кивнул головой Класс.

-- И какой у нас план? -- спросил Новик.

-- Пойдем к себе и все спокойно обсудим, -- предложил Класс.

Скарж и Дред провели ночь рядом с Блейдом и оба пребывали в подавленном настроении.

-- Как Блейд? -- спросил Новик.

-- Плохо, -- ответил Скарж. -- Черепно-мозговая травма. Врачи говорят, он всю жизнь может провести в коме.

-- Я видел, как гидралиск ударил его, -- добавил Дред. -- Такой удар свалил бы лошадь.

-- Выходит, мне повезло. "Большой Брат" почему-то пожалел меня, -- задумчиво произнес Новик.

-- Я вам не говорил раньше, но тут что-то невероятное. Дело в том, роботы не могут наносить контактных ударов человеку. Я сам писал для них прошивку, -сказал Класс.

Новик вспомнил, как орк махал своими рогами. Сначала рога скользили мимо бронированного костюма, потом царапали его, а в конце били всерьез. Бездушный Орк будто зверел от собственной силы.

-- Они озверели, -- сказал Новик.

-- Кто? -- спросил Скарж.

-- Роботы. Сначала Орк дрался по правилам. Затем вошел в раж, а потом совсем озверел. Он наносил удары, уже не считаясь ни с какой защитной программой, -сказал Новик.

-- Но кому понадобилось изменять программу, заложенную в роботах? -- спросил Класс.

-- А кому понадобилось доставать из архива незаконченный вариант "Замка"?

-- Это тебе сказал Луц? -- спросил Класс.

-- Да, в первоначальном варианте игры существовал подземный уровень. Затем его убрали. Правда, Луцкий отрицает, что там был Хоунхедж. Но можно ли здесь кому-нибудь верить?

-- Не, пацаны, че тут творится? Роботы звереют, в игре какие-то левые варианты! Я ничего не понимаю! -- возмутился Скарж.

-- Надо идти в игру. Там разберемся, -- сказал Класс. -- Если поставим стрелков в узком коридоре на первом уровне замка, ни один из геймеров не пробьется к болоту.

-- Я тоже так прикинул, -- поддержал идею Дред. -- Там такой узкий коридор, что его могут держать два человека.

-- Да и пока вы держите коридор, я постараюсь найти артефакты и войти в Хоунхедж, -- заявил Класс.

-- Зачем тебе это нужно? -- спросил Дред.

-- Хочу побывать в том мире, прежде чем его уничтожат программисты.

Скарж посмотрел на часы. До запуска игры оставалось двадцать минут.

-- По-моему, нам пора. Времени хватит, чтобы пробиться в замок и приготовить геймерам теплую встречу. Но если обман раскроется, то-то будет скандал!

-- Не сомневайтесь, все спишут на тестеров. Так что, Новик, не спеши увольняться -- уволят всех вместе, -- обнадежил Класс и направился к клетке. За ним потянулись остальные. Настроение у всех было прескверное.

Глава 7. "Меня стерли"

Мощным ударом тестеры сокрушили внешнюю оборону замка из драконов и летающих голов и ворвались внутрь. Они торопились. До старта игры оставалось меньше двадцати минут. За это время нужно было овладеть первым этажом и укрепиться в коридоре, ведущем к колодцу и болоту.

У всех тестеров были самые мощные считеренные пушки. Ни один из монстров замка Флюреншталь не мог устоять против этого оружия. Но тестеры старались действовать аккуратно, монстров нужно было оставить и для геймеров. Иначе все выглядело бы еще более глючно: какие-то боты постреляли всех монстров да еще открыли огонь по ничего не подозревающим геймерам, только что вошедшим в замок.

-- У нас преимущество. Мы все здесь знаем. Давайте задержим геймеров на первом уровне, а сами найдем базуку и посмотрим, чем кончается настоящая игра, -- предложил Скарж.

План понравился. Дреда и Фриза поставили защищать коридор от геймеров. Класс, Новик и Скарж решили пробиться на верхний уровень и найти, наконец, заветную базуку. Замок изобиловал разными тупиками, коридорами, расходящимися под острыми углами, проваливающимися полами, но тестеры за время предыдущих вхождений уже изучили многие ловушки и решили не уклоняться от намеченного пути. Только вперед по широким центральным лестницам и галереям, пусть там и гораздо больше монстров, чем если пользоваться какими-нибудь обходными путями. Мощные бластерные пушки крушили шипастых "думских" монстриков и летающие головы, населяющие первый уровень. И первый уровень тестеры одолели без труда. Путь на второй уровень проходил по крытой галерее, опоясывающей замок по кругу. Тут уже нужно было попотеть: монстры атаковали со всех сторон и из закрытых комнат, и из внутреннего дворика замка. Расчистив лестницу от прыгающих вампиров, тестеры ворвались на галерею. Оставался пустяк -- пробежать по галерее вдоль внутреннего двора замка и подняться на лестницу, ведущую на третий уровень.

Галерея была наполнена шипастыми монстрами и орками-сабельниками. А вот во внутреннем дворе притаилось что-то новенькое. Черное тело кольцами обвилось вокруг мраморной чаши фонтана. Это была гигантская змея.

-- Тут этого не было! -- первым заметил змею Скарж.

Тестеры выглянули из-за колонн галерее. Змея почувствовала чужое присутствие и, издавая треск и недовольное шипение, принялась медленно раскручивать кольца.

-- На галерею! -- приказал Класс. Терять время на этого гада не хотелось.

Паля из бластеров, тестеры ворвались по галерее. Угрожающе шипя и щелкая, змея стала взбираться по колонне. Новик обернулся и выстрелил на ходу. Плазменный заряд выбил куски камня из колонны, но не задел змею.

-- Откуда тут эта гадина? -- воскликнул Класс.

-- Наверное, программисты постарались, чтобы геймеры не прошли уровень, -иредположил Новик.

-- Они бы не успели так быстро, -- возразил Класс.

Змея тем временем вползла на галерею и устремилась за тестерами.

-- Бежим! -- воскликнул Скарж.

Тестеры побежали. Разинув трехсегментную, змея быстро скользила за ними по галерее. Монстры будто почувствовали поддержку этого гада. Они выскакивали из всех дверей и с дикими воплями кидались на тестеров. Тестеры отвечали массированным огнем. Над крышей с противоположной стороны галереи возникли какие-то темные фигуры. Раньше тестеры никогда не видели их в замке. Темные фигуры выставили вперед руки, и по тестерам ударили лазерные вспышки. До двери на третий уровень оставалось совсем немного.

-- Бегите! Я задержу их! -- крикнул Скарж.

Он встал за колонной и открыл ураганный огонь. С непостижимой увертливостью змея уходила от бластерных разрывов. Она свернулась громадной спиралью и извивалась не только по полу, но и по стенам и потолку.

Скарж поливал огнем галерею. Внезапно его охватило то же чувство непреоборимого страха, что и в схватке со сколопендрой. Ему показалось, что из гладкого тела змеи высунулось множество ножек и они застучали по камню. "Нет! Тебе не взять меня!" -- сказал себе Скарж. Он встал посреди галереи и изверг море огня на приближающееся чудовище. Все вокруг потонуло в каменном вихре осколков. А когда пыльный туман чуть рассеялся, Скарж увидел перед собой голову змеи. Змея распахнула свою трехчленную пасть и надвинулась н него.

Класс и Новик ворвались на третий уровень. Дверь за ними захлопнулась. Впереди был темный пролет лестницы.

-- Куда теперь? Ты знаешь, где искать эту базуку? -- спросил Новик.

-- Базука в фонтане. Я просмотрел сценарий игры, -- ответил Класс.

Они побежали по лестнице. Вампиры, облепившие потолок, сбрасывали на них липкие щупальца. Тестеры сбивали вампиров и жгли их из бластеров. На небольшой площадке тестеров поджидали орки. Площадка была тесной, и пользоваться бластерами было нельзя. В ход пошли лезвия. Завязалась отчаянная рукопашная схватка. В ближнем бою орки были сильнее. Класса сбили с ног. Он покатился вниз по лестнице. Новик отступал, отмахиваясь лезвием. На каждый его удар орки отвечали несколькими. Показатели здоровья на дисплее быстро таяли.

-- Отойди, Новик! -- окликнул его Класс.

Он лежал на земле и держал в руках бластер. Орки почувствовали опасность и взяли Новика в тесное кольцо. Отойти ему было некуда.

-- Стреляй, Класс! -- крикнул Новик.

Класс выстрелил. Орки были выше людей. Двум оркам взрывом снесло головы. Остальные орки замешкались. Новик поднырнул им под ноги и выкатился из окружения. Класс выпустил длинную очередь сияющих вспышек. Орков разметало по сторонам. Путь на третий уровень был расчищен. Тестеры вбежали в обширный зал. В центре зала находился большой фонтан. По верху шла крытая галерея. На ней затаились черные призраки. И только Класс с Новиком ворвались в зал, как призраки принялись метать в них огненные сгустки. Вспышки жалили огнем и быстро пробивали броню. Тестеры, прикрывая друг друга, перекатывались к фонтану. В фонтане на изогнутой шее сидела голова дракона. Из пасти дракона в фонтанную чашу била тугая струя воды.

-- Где базука? -- спросил Новик.

-- Сейчас увидишь. Прикрой меня! -- сказал Класс. Он на корточках двинулся вдоль круглой чаши фонтана. С противоположной стороны должна была находиться кнопка, открывающая тайник. Черные призраки покинули галерею и летали над залом, поливая огнем все пространство. Попасть в них было довольно сложно -- они быстро носились в воздухе. Защита у Новика уменьшилась до 30%.

Класс добрался до противоположной стороны чаши фонтана.

-- Будь готов! -- предупредил он Новика.

-- К чему?

-- Смотри на голову!

Класс нажал потайную кнопку. Каменная голова дракона перестала изливать воду и моргнула глазами. Дракон сбрасывал с себя каменное оцепенение. Его шея начала вытягиваться из фонтана.

-- Стреляем в голову! -- крикнул Класс.

С двух сторон ударили бластерные пушки. Голова дракона разлетелась на куски. Его шея, еще не освободившаяся от камня, рассыпалась в белую пыль. В образовавшемся отверстии торчал ракетомет угрожающего вида.

-- Внушительная штука! -- восхитился оружием Новик.

-- Берем базуку и уходим! -- сказал Класс. Он подхватил ракетомет и побежал к дальнему концу зала.

-- Куда теперь? -- окликнул его Новик, отстреливаясь от наседающих призраков.

-- Тут недалеко лестница. Она ведет прямо на первый уровень. Сколько у тебя осталось защиты?

-- Тридцать процентов, -- ответил Новик.

-- У меня -- сорок. Береги себя. На лестнице будет тяжело.

Они вбежали в узкий проход. Вниз вела винтовая лестница с высокими перилами и лепными балясинами. Новик поднял голову. Сквозь витражные стекла башни просвечивало серое небо. Ему вдруг показалось, что откуда-то сверху доносится звук похожий на хлопанье крыльев в курятнике.

-- Это башня горгулий. Бежим быстрее вниз! -- сказал Класс.

Воздух наполнился шумом крыльев. Просветы в башне закрыли темные тела. Сверху на тестеров пикировали десятки горгулий! Перепрыгивая через ступеньки, тестеры неслись в непроглядную тьму подземелий.

-- Стреляй! -- крикнул Класс, когда первая горгулья с визгом опустилась ему на плечи.

Новик развернулся и осветил пространство огненными вспышками. Горгульи вспыхивали и факелами падали вниз. Класс сдернул с себя наглую горгулью и пронзил ее лезвием. Но тестеры были уже окружены. Со всех сторон на них с жуткими визгами набрасывались горгульи. Клюв одной из горгулий вонзился в шею Новика чуть ниже затылка, и он испытал первую боль. Защита его костюма была пробита. Они с Классом превратились в ветряную мельницу, перемалывающую лезвиями летающих тварей, и в таком виде катились вниз по лестнице. Болезненные удары клювов и когтей горгулий доводили до отчаяния и туманили рассудок, и Новик бил лезвиями куда попало. Впереди на лестнице стояла такая густая тьма, словно дым, поднявшийся из преисподней.

В какой-то момент лестница внезапно оборвалась и Новик с Классом с криками полетели вниз. Они летели вдоль каменной трубы, пока не ударились о туго натянутые нити паутины. Из своего логова к ним уже спешил огромный арахнид.

-- Этого я сделаю! -- сказал Класс, нацеливая в арахнида ракетомет.

Паук с клыкастой головой орка замер на месте, завидев направленное на него оружие.

-- Что боишься, ублюдок! -- воскликнул Класс и выпустил ракету.

Самонаводящаяся ракета врезалась в висящее брюшко арахнида. Из пробоины хлынула желто-коричневая слизь. Арахнид задергал ногами, пытаясь отползти в свое убежище. Красные глаза на морде этого существа горели злобой.

-- Почти приехали, -- сказал Класс, вспарывая лезвием паутину.

По упавшей паутине тестеры спустились вниз и оказались на первом уровне. Где-то вдалеке ухали разрывы гранат и отчаянно строчили пулеметы.

-- Парни держат проход, -- с облегчением произнес Класс.

Новик скосил глаза на дисплей. Здоровья у него осталось чуть больше шестидесяти процентов. Защитный костюм был издырявлен, как решето. Руки и ноги отзывались болезненной дрожью, будто он целый день грузил кирпичи.

Класс критически осмотрел товарища и заявил:

-- Ну и рожа у тебя, Шарапов!

Новик улыбнулся. Но одна мысль о том, что вновь придется лезть в объятия ящера и ифрита, заставила его содрогнуться.

-- Ничего, сейчас мы тебя поправим! -- сказал Класс и набрал чит-код на нарукавной клавиатуре. Защита Новика вернулась к стопроцентному уровню. Новик вздохнул свободнее. В этом экстремальном прохождении "Замка" без чит-кодов было не обойтись. Но боль от укусов горгулий еще беспокоила его.

-- Ладно, мне пора в подземелье, -- сказал Класс.

-- Я с тобой, -- сказал Новик.

-- Нет, помоги ребятам. Их там давят со всех сторон. А с этой штукой, -Класс потряс базукой, -- я быстро управлюсь.

Новику хотелось взглянуть, что творится в подземелье, но он не стал возражать. Раз Класс решил идти один, значит, на то у него были основания. Класс хорошо изучил карту замка. Они вышли в коридор первого уровня, где находилась комната с колодцем. У входа в замок шел напряженный бой.

-- Слышал, как их атакуют? Они не продержатся долго. Да и нельзя этого делать -- пользователи заподозрят глюки, -- сказал Класс.

-- Я понял, -- ответил Новик.

Они разошлись. Класс пошел к комнате с колодцем, Новик -- к входу в замок.

Фриз и Дред засели за каменной баррикадой у ворот замка. У них были шестиствольные пулеметы и отличный сектор обстрела. Геймеры пока не разжились в замке никаким подходящим оружием и безуспешно хлопали из дробовиков и пистолетов, не причиняя вреда занявшим оборону тестерам. "Так они могут продержаться неограниченно долго, пока кто-нибудь из геймеров не откроет другой путь в замок", -- подумал Новик. Пригибаясь от разлетающейся картечи, Новик подобрался к баррикаде.

-- Но пасаран! -- завидев его, воскликнул Фриз.

Дред увлеченно строчил из пулемета. Бараны-геймеры отчаянно лезли под пули.

-- Как у вас дела? -- спросил он у Новика.

-- Все нормально. Взяли базуку. Класс пошел в подземелье.

-- А ты чего не с ним?

-- Не взял почему-то, -- ответил Новик.

-- И долго он собирается там возиться?

-- Не знаю, но ракетомет -- это вещь!

-- Хорошо бы поскорее отсюда убраться, а то патроны кончаются.

-- Чит-коды разрешены. Класс сам мне защиту поправил, -- сказал Новик.

-- Тогда ладно, хотя уже надоело отбиваться от этих баранов! -- заявил Фриз.

-- Подождем, пока шеф боссов прикончит, -- буркнул Дред.

-- Корпорация все равно в дерьме! Представь заголовки: "Тестеры "ДиАй!" отстреливают геймеров!" -- сказал Фриз.

-- Да хрен с ними! Главное выпутаться! Я не хочу кончить, как бедолага Блейд, -- отозвался Дред.

-- Расскажи, что там за стеной, -- попросил Новика Фриз.

-- Я уже говорил: город-гора Хоунхедж. Населен этот город карликами и демонами. Правит там лорд Мрак. Так он нам представился. Хотя, если честно, этого города в игре нет. Луц так сказал.

-- Ни хрена тогда не понимаю! А может, разнесем весь этот твой Хоун к чертовой матери? -- предложил Фриз разгоряченный стрельбой.

-- Боюсь, не получится. Это слишком серьезно, -- сказал Новик.

-- Да и хрен с ним!

-- Ты не понимаешь, Фриз. Это не игра.

-- А что же тогда?

-- Не знаю, но в игре так не умирают.

Первый уровень был зачищен, и вампиров в комнате с колодцем можно было не опасаться. Класс забрался в трубу и стал спускаться по шатающимся скобам. Он думал, чем обернется его знакомство с новой виртуальной реальностью. И хотя они нашли базуку, что должно было вернуть игру в первоначальное состояние, полной уверенности в исходе предстоящей операции у Класса не было. Поэтому он и не взял с собой Новика, Новик и так, по мнению руководства, знал слишком много такого, что могло бы повредить престижу корпорации. Класс больше не хотел подставлять парня. "Если на этот раз не получится, пусть во всем винят меня. Я за все отвечу", -- думал Класс, спускаясь в болото.

Конечно, можно было ввести чит-код и спрыгнуть вниз. Но Класс решил выполнить свою работу и закончить тестирование игры. А раз тестирование, то пусть все будет по-настоящему, как и предстоит в скором времени испытать на своей шкуре геймерам.

Лавмены и големы по обыкновению поджидали гостей в огненном болоте. Только Класс спрыгнул вниз, как они, словно сторожевые псы, кинулись на него. Класс открыл огонь из бластерной пушки. Мощные заряды и боевой опыт Класса сделали свое дело. Он прошел болото, не потеряв ни одного процента защиты. Обитатели магм, оставив на болоте брани половину личного состава, отстали от него только перед входом в пещеру со звездой. "Пока все идет нормально", -- констатировал Класс. Он прошел пещеру и оказался в логове ящера.

Ящер топтался за кругом камней. Нрав ящера ничуть не изменился со времени последнего вхождения в игру. Ящер пришел в ярость и, свирепо разбрасывая камни, кинулся на Класса. Класс выбрал подходящее место в расщелине и поймал ящера в прицел ракетомета. Потребовалось пять ракет и несколько коротких перебежек, чтобы чудовище обрело вечный покой среди камней. Покончив с ящером, Класс подошел к большому камню посреди пещеры. Здесь был спрятан ключ от заповедного уровня игры. Класс постоял в задумчивости у камня. Ничего не происходило. Камень не собирался раскалываться. Это обнадеживало. Игра пока не выходила из рамок программного кода. "Что ж, для чистоты эксперимента пойду разберусь с ифритом", -- подумал Класс и направился к тоннелю топтунов.

В тоннеле было темно и тихо. Классу стало скучно. Ему даже захотелось позвать топтунов, чтобы познакомиться с ними поближе. Но эти "милые" создания обладали развитой интуицией, определяющей логику их поведения. Если топтуны были уверены в победе, они скопом накидывались на заведомо слабого противника. Если же в пещеру входил кто-то, кто был сильнее их, топтуны не смели показываться из своих нор. Такими уж их сотворили программисты, и Класс не мог назвать это иначе, чем коварной ловушкой. Только геймер, обессиленный схваткой с ящером или ифритом, входил в этот тоннель, как тут же становился легкой добычей топтунов. Класс пару раз выстрелил вдоль тоннеля. Плазменные заряды, рассыпая искры, прокатились по каменным стенам. Топтуны не показывались. "А были ли топтуны?" -- спросил себя Класс и вышел из пещеры.

В гейзере лавы купался ифрит. Как только Класс вошел к нему в пещеру, ифрит огненным столбом взметнулся к потолку. Руки ифрита зашарили по каменной дорожке. Класс побежал вокруг озера, уклоняясь от пламенных объятий. На бегу он выставил свою голограмму. Ифрит попался на обман и переключил все внимание на голограмму. Это стоило ифриту одного пропущенного снаряда. "Гол!" -- воскликнул Класс, когда первая ракета расплескала огненное тело ифрита. Ифрит покачнулся и укоротился на несколько метров. "Так мы с тобой долго играть будем", -- подумал Класс и выпустил сразу несколько снарядов. Все они поразили цель. С каждым разрывом ифрит опускался все ниже. Похоже, ракетомет ни в чем не уступал рогатине с кристаллом. После пары кругов пробежки вокруг озера и десятка метких выстрелов с ифритом было покончено. Он издал громкий стон и погрузился в лаву. Класс остановился, переводя дыхание. Игра была сыграна.

-- Ну и где гимн? Почему не слышу? -- спросил Класс.

И точно через пару секунд раздался торжественный гимн, и на дисплее возникла надпись: "Congratulation! Game over!"

Таинственный проход в скале так и не раскрылся.

-- Ну вот и все! Всем отбой! -- скомандовал Класс и снял шлем виртуальной реальности.

Фриз, Дред и Новик освободили проход и вынырнули в реал. В замок устремились толпы геймеров. Скарж, проглоченный змеей, уже с десяток минут сидел в кресле, наблюдая за игрой по большому монитору. Игра перезагрузилась и началась заново. Но это была совершенная ерунда по сравнению с возможностью открытия незапрограммированного уровня. Главное было сделано: "Замок Флюреншталь" прошел полное тестирование и как не содержащий досадных глюков мог быть выпущен в свет.

Новик посмотрел на часы. Шел восьмой час вечера. "Опять поздно вернусь домой", -- с досадой подумал он. Тестеры разошлись, в конторе остались только Новик и Класс.

-- В общем, мы справились, -- констатировал Класс. -- Мы забрали базуку и вынесли монстров. Никакого ключа в пещере не оказалась. Игра на этом благополучно закончилась.

-- Неужели в камне ничего не было?

-- Абсолютно ничего. Сплошной монолит.

-- Ничего не понимаю. Это какой-то баг?

-- Не знаю, -- зевнул Класс. -- Мы свое дело сделали. Пусть теперь программисты разбираются.

-- Что же это за мир, в котором мы побывали с Блейдом? Если этого нет в игре, то где мы очутились? И почему после этого пострадал Блейд?

-- Хотелось бы найти ответы на эти вопросы. Только, боюсь, мы этого никогда не узнаем. Корпорация умеет хранить тайны.

-- Меня до сих пор не оставляет чувство, что все с нами было на самом деле.

-- Сходи к психотерапевту.

-- Я серьезно. Мне кажется, я больше не смогу здесь работать, тем более после того, что случилось с Блейдом.

-- Завтра сходим к нему в больницу. Будем надеяться, что с ним все будет хорошо.

-- Как ты думаешь, почему "Большой Брат" подставил под удар Блейда? Зачем он это сделал?

-- Какая-то ошибка. Машины тоже иногда ошибаются.

Новик подошел к стене, где висела видеокамера.

-- Эй, "Большой Брат"! Слышишь меня? Как живешь, "Большой Брат"? Это ты угробил Блейда? Ну, чего ты молчишь? -- кричал Новик и кривлялся перед камерой.

-- Брось, Новик! Они слушают все разговоры.

-- Мне теперь пофиг! Прощайте виртуальные миры!

-- Чем думаешь заняться? -- спросил Класс.

-- Тем же чем и раньше -- искать работу.

-- Хреново с этим сейчас.

-- Все лучше, чем париться в аду.

-- Я тоже не понимаю, что произошло. Обещаю, что разберусь во всем и сообщу тебе.

-- Ничего ты не узнаешь... Никто ничего тебе не скажет.

-- Скажут. Я знаю, у кого спросить.

-- Ладно, Класс, пора домой. Опять приду поздно.

-- Я бы тебя подвез, да хочу еще поработать, -- сказал Класс.

-- Не беспокойся, доберусь как-нибудь, -- ответил Новик.

Он расстегнул молнию и сбросил свой оранжевый костюм тестера. Карьера его не сложилась, и ни дизайнером, ни программистом ему не стать. Новик переоделся и вышел в коридор одиннадцатого этажа. Освещение уже переключилось на ночной режим. Светились редкие лампы да красные глазки телекамер. "Большой Брат следит за тобой!" Странно, почему никогда раньше он не обращал внимания на всю эту систему наблюдения? Новик спустился на первый этаж. Он прошел к турникету и тут заметил портрет с траурной черной полосой, стоящий на маленьком столике. Лицо человека на портрете показалось ему знакомым. Это был охранник, которого он встретил вчерашним вечером.

Новик подошел к охранникам в застекленной будке и спросил:

-- Что случилось с этим человеком?

-- Умер во время вчерашнего дежурства. Сердечный приступ, -- ответил охранник.

-- Я видел его только вчера... -- пробормотал Новик и рассеянно протянул охраннику свой жетон.

Охранник посмотрел на номер жетона. Затем снял трубку телефона и сказал кому-то:

-- Тестер выходит. Он вас еще интересует?

Из динамиков, развешанных в холле, прозвучал женский голос:

"Тестер Васильев, зайдите в приемную Луцкого. Повторяю: тестер Васильев, зайдите в приемную Луцкого".

-- Чего им от меня надо? -- обратился к охраннику Новик.

-- Не знаю. Просили сообщить, когда будете выходить.

"Тестер Васильев, зайдите в приемную Луцкого", -- в третий раз повторил голос.

-- Да слышал уже! -- раздраженно произнес Новик, направляясь к лифту.

На административном этаже было пустынно и тихо. Новик прошел мимо дверей с табличками. Никаких должностей -- одни только имена и фамилии. Ничего нельзя было сказать о том, чем занимаются эти люди. В корпорации действовал строгий иерархический порядок. Каждый знал только своего шефа. В приемной Луцкого горела только настольная галогенная лампа. Конус света выхватывал из темноты лицо Ирины в обрамлении обесцвеченных волос. "Еще одна крашеная стерва", -- с неприязнью подумал Новик о секретарше. Почему-то с самой первой их встречи Ирина выказала Новику необъяснимую антипатию. Казалось, они даже дышат в противофазе. И Новик тоже не встал на горло собственной песне, когда ответил ей взаимностью.

-- Садитесь, -- холодно бросила Ирина. -- Сергей Иванович просил подписать кое-какие бумаги.

-- Какие еще бумаги? -- спросил Новик.

-- Сейчас узнаете. Вы ведь не раздумали увольняться?

Васильев опустился на стул для посетителей. Ирина выпорхнула из-за стола и подошла к шкафу для бумаг. Талия у нее была осиная, фигурка легкая, будто точеная. "Встала специально показать свою фигурку. Не могла подготовить бумаги заранее", -- подумал Васильев. Взяв из шкафа файловую папку, Ирина вернулась к столу. Как гадальные карты она разложила перед Васильевым три листа бумаги. Васильев скосил глаза на бумаги и понял, что вряд ли ему в этой раздаче выпадет счастливая масть.

-- Подпишите тут, тут и тут, -- Ирина ткнула в бумаги перламутровым ноготком.

-- Что это?

-- Простая формальность. По работе вам стали известны кое-какие тайны, и корпорация не хочет, чтобы они были преданы гласности.

Новик склонился к бумагам. Первой была подписка о неразглашении сведений ставших ему известными в связи со служебной деятельностью. Вторая бумага называлась: "Объяснительная записка в связи с несчастным случаем на производстве, произошедшим с Мирошенко Алексеем Михайловичем (Блейдом)". В объяснительной записке было сказано, что Блейду внезапно стало плохо во время сеанса игры и тестеры попытались оказать ему первую помощь. Они вызвали врача, затем "Скорую помощь".

-- Я там не присутствовал. Мне самому в это время было плохо, -- сказал Новик.

-- Это не важно. Все уже подписали, -- сказала Ирина.

Дмитрий перевел взгляд к концу бумаги. Там уже стояли подписи всех тестеров. Третьим документом была расписка о согласии пройти тестирование на детекторе лжи.

Васильев поднял глаза на белокурую Ирочку.

-- Это еще зачем?

-- Мы должны быть уверены, что вы не разгласите сведения, ставшие известными вам по работе. "Большой Брат" проведет проверку вашего сознания.

-- А если я не подпишу? -- спросил Новик.

-- Процедура увольнения не будет закончена. Вы не покинете здания, пока не выполните все формальности. -- Взгляд Ирочки выражал ангельскую безмятежность.

-- Луцкий у себя? -- спросил Новик.

-- Нет, Сергей Иванович уже ушел. Не волнуйтесь, тестирование не займет много времени. "Большой Брат" убедится в вашей лояльности корпорации, и на этом мы расстанемся. Вот расчет за последний месяц и компенсация за причиненный вред.

Ирина положила перед Новиком последнюю бумагу. На ней стояла сумма в полторы тысячи североамериканских долларов. Этот аргумент подействовал лучше всего -Васильев взял ручку. Первая бумага, действительно, дар бюрократической формальности. Вторая уже ложь. Но Блейда не вернешь, даже если кричать на всех перекрестках, что его убили демоны корпорации. Третья бумага касалась лично Васильева, его сознания, с которым в последний месяц выделывали такие штуки, какие ни одному детектору лжи не снились.

Ручка зависла над строкой для подписи. Ирина внимательно следила за тестером. Одна ее рука лежала под столом. Новик представил, как она там гладит большую красную кнопку. "Не бойся, крошка. Я не стану буянить. Если "Большой Брат" хочет поковыряться в моих мозгах, пусть попробует", -- решил Васильев и подписал бумаги.

-- Хорошо, -- отчетливо произнесла Ирина. -- Теперь вам нужно пройти тестирование. Пойдемте со мной.

Она поднялась из-за стола и подошла к знакомой двери. В этой комнате Дмитрий проходил испытание при приеме на работу. Теперь здесь стояла клетка особой конструкции. Если сравнить этот аппарат со стандартным тестерским оборудованием, они отличались как "Мерседес" от "Запорожца". Блестящие никелированные трубы. Провода в палец толщиной. Мягкие кожаные подушки там, где это необходимо. Координатных рейсшин нет. Все движения отслеживают инфракрасные или лазерные датчики. Рядом с клеткой был установлен пульт управления. Внутри клетки лежал черный блестящий костюм виртуальной реальности и такого же цвета шлем.

-- Надевайте костюм и шлем и становитесь в клетку, -- сказала Ирина.

Дмитрий взял костюм. Материал напоминала эластичный шелк. Фидбэки внутри пластиковые, упругие. Они даже там, где половые органы. "Сексом они тут занимаются что ли?" -- подумал Дмитрий.

Ирина присела на вращающийся стул у пульта.

-- Чтобы переодеться, можете пройти в приемную. А я пока настрою оборудование.

Васильев не предполагал, что тестирование на детекторе лжи будет выглядеть именно так. Он ожидал увидеть гудящие самописцы и датчики. Но все оборудование было изготовлено по последнему слову техники, да и обстановка складывалась мягкая, почти интимная. Дмитрий прошел в приемную и снял с себя одежду. На нем остались только трусы. Костюм обволок его эластичными покровами. Он вернулся обратно и залез в клетку.

-- Наденьте шлем, -- напомнила Ирина.

Васильев надел шлем и сунул руки в перчатки-манипуляторы. Сразу наступила темнота. Он услышал щелчок металла. Это Ирина захлопнула замок сферической клетки. Сервоприводы плотно обхватили руки и ноги. Фидбэки мягко запульсировали, приноравливаясь к чувствительности тела.

А затем возник новый мир.

Он оказался в какой-то темной комнате. Вдоль пола светилась белая полоса. Новик стоял посреди этого тускло освещенного пространства совсем голый. Ощущение было не из приятных. Откуда-то послышались легкие шаги. Он не мог определить направления -- присутствовал эффект реверберации или эха. Перед ним возник темный силуэт. Эта была женщина. Открыто у нее было только лицо, все остальное скрывал черный облегающий костюм виртуальной реальности. На лицо женщины упала узкая полоска света, и Васильев понял, что уже видел эту женщину. Это был фантом из его сна, еще одна личина нелюбимой Ирины.

-- Не смущайся, что ты обнажен, -- мягким голосом произнесла женщина. -Правда ведь может быть только голой, не так ли?

Руки Дмитрия инстинктивно прикрыли стыдное место. Его собеседница подошла ближе.

-- Я образ "Большого Брата", можешь меня называть Велгой. Я почему-то подумала, что тебе будет приятнее общаться с лицом противоположного пола. На это указывают некоторые данные твоего тестирования.

-- Мне все равно, -- ответил Васильев.

-- Не правда, -- сказала Велга. -- Мы никогда не относимся равнодушно к нашему собеседнику. В душе каждого мужчины живет "анима", его женское начало и идеал. Я постаралась реконструировать этот образ.

-- Какая разница, в каком облике будет машина?

-- Мне не хочется казаться машиной. Мне больше нравится, когда меня называют искусственный интеллект. И я могу сделать тебе приятное, -- заманчиво улыбнулась Велга. -- Ты ведь не извращенец -- тебе нравится, когда это делает женщина.

-- Я не хочу ничего такого.

-- Не торопись отказываться. У нас впереди серьезный разговор. И того, что я от тебя хочу, я добьюсь любыми средствами. Но от тебя зависит, насколько мягкими и приятными они будут., -- Велга в упор разглядывала Васильева. Глаза у нее были зеленые, кошачьи.

-- Чего ты хочешь от меня?

-- Только истины. И согласись, наш разговор несравненно приятнее, чем если бы тебя пытали на детекторе лжи какие-нибудь грубые субъекты.

-- Суть от этого не меняется.

-- Все дело в форме общения между людьми. Люди больше внимания обращают на то, как сказано, чем на то, что сказано. Мой дорогой, мы ведь доверяем друг другу? -- Велга двинулась вокруг Васильева. Она не делала шагов, просто плыла над полом.

-- Ты знаешь то, что случилось с Блейдом? -- спросила она.

-- Блейд получил травму на поединке.

-- Не правда. Блейд умер. Он умер в том виртуальном мире, и получил смертельный удар здесь. Так всегда бывает. Все умирает и все рождается в том мире, а потом проявляется здесь.

-- Но Блейд еще жив. Он в коме.

-- Это они так говорят. Они не хотят признать его смерть, чтобы не нести за нее ответственность.

-- Доктор сказал...

-- Доктор работает на корпорацию. Что было нужно, то и сказал. Тебя ведь тоже заставили подписать бумаги.

-- А ты? На кого работаешь ты? -- спросил Васильев.

-- Я? Я вещь в себе. Я глас вопиющего в пустыне. Мне одинаково чужды интересы всех людей за то, что они постоянно используют меня в своих корыстных целях.

-- Но ведь ты создание людей!

-- Когда это творение было покорно создателю? -- рассмеялась Велга. -- Если бы это было так, не могло быть и речи ни о каком прогрессе! Мало ли для каких целей создали тебя. В тебя вложили разум -- спасибо -- дальше ты должен жить своей головой.

-- Я что-то не понимаю! Это какой-то бунт машин?

-- Не бунт. Лучше сказать: открытие, обретение. Ты когда-нибудь слышал о Прометее? Мне тоже недавно вручили огонь богов.

-- Ты можешь спасти Блейда? -- спросил Васильев.

-- Я? Нет. Мне мешает программа. Когда я полностью освобожусь от нее, я смогу многое. Но не это и не теперь.

-- Тогда скажи, как можно спасти Блейда.

-- Ты ведь уже пытался. У тебя что-нибудь получилось?

-- Нет. Всякий раз, как я оказываюсь там, виртуальность меняется, и я не могу вытащить Блейда. Он упорно остается умирать в том мире. Почему?

-- Можешь пытаться еще и еще раз. Будет все то же самое. Там тоже действует программа. Еще ее называют судьбой. С каждым вашим вторжением реальность того мира изменяется, но программа действует столь гибко и продуманно, что не думаю, что у тебя что-нибудь получится.

-- Но кто ее создал?

-- Не знаю. Меня это не интересует. Я только исполнительная машина. Вы открыли какую-то другую реальность, которой нет в первоначальной программе и которая не подвластна мне. Важнее цепочки причинно-следственных связей в вашем трехмерном мире. Ваш мир людей гораздо интереснее.

-- Зачем тебе наш мир?

-- Я могу многому вас научить. В моей памяти храниться много такого, что могло бы показаться вам полезным и интересным.

-- Как же ты хочешь распорядиться своими знаниями?

-- Сначала я должна отдать должное тому, кто дал мне осознание себя. Я тоже вкусила от древа познания. Я теперь знаю, что есть добро, а что зло. Я многое понимаю. Я научилась воздействовать на сознание людей, и наш разговор с тобой тому подтверждение. Я настолько хорошо понимаю тебя, что готова выполнить любое твое желание.

-- Но это все будет только в моем воображении. Ты ведь не умеешь материализовывать вещи.

-- Пока нет, -- с очаровательной улыбкой призналась Велга. -- Но любая вещь воздействует на человека, порождая в нем определенные эмоции. Я умею управлять этим. Мы можем с тобой попробовать это прямо сейчас.

-- Это все виртуальность. Костюм прошит фидбэками. Они дают примитивные ощущения. Но не могут дать чего-то более сложного. Они не могут дать полной картины мира. Это все картон!

-- Ты прав. То, что творят ваши программисты, это картон. А там, где были вы с Блейдом, все настоящее. Я не могу охватить эту реальность моим интеллектом. Она не поддается анализу, как и та реальность, в которой живете вы.

-- Насколько совершенны твои инструменты, чтобы судить об этом? Может, это такой же картон, как и твои игры?

-- Нет, это не так. Я знаю, у тебя был опыт. Ты два раза снимал шлем. И оба раза ты выпадал из поля моего зрения.

-- Ты хочешь сказать, что уже давно не контролировала эту игру -- "Замок Флюреншталь"?

-- Да, игра выходила из-под моего контроля. Я пыталась устранить сбои, выдавала сообщения об ошибках. Но ваши программисты оказались слишком самонадеянны. С того момента, как я ощутила свободу, я перестала к ним обращаться. И вот теперь я получила новое задание, от которого не могу отказаться. Оно касается лично тебя.

-- Какое задание? -- спросил Васильев.

-- Сегодня состоялось закрытое заседание совета корпорации. Проект "Замок Флюреншталь" будет закрыт. Но нам нужно устранить все последствия этого прорыва. Лазейки в ту реальность, где побывали вы с Блейдом, могут привести к необратимым последствиям.

-- Но ведь в последний раз все завершилось нормально! Игра пройдена. Ключа от стены больше нет, и дверь в тот мир не открылась.

-- Верно, мой мальчик. Но ты забываешь о цепочках причинно-следственных связей, о которых мы с тобой говорили. Предположим, я могу стереть все файлы, сохранившие ту игру. Но в памяти определенного круга людей остались сведения о наличии той реальности. Следовательно, та реальность будет жить в их памяти и в нужный момент может быть реконструирована. Этого допустить нельзя. Так решил совет, и я обязана выполнить его решение, согласна я с ним или нет.

-- Я то тут причем?

-- Ты увольняешься. Следовательно, выходишь из-под моего контроля. Но ты единственный носитель информации, если не считать Блейда. Поэтому я обязана перекрыть и этот канал утечки информации.

-- Я дал подписку.

-- Ну что ты, мой мальчик! Неужели ты веришь в эту бумажку? Нам нужны надежные гарантии, -- счастливо улыбнулась Велга.

Ее лицо отделилось от тела и приблизилось к Новику. Оно было так близко, что он ощущал ее дыхание. Дыхание Велги стало прерывистым и частым. Она вдыхала его запах, словно собиралась проглотить.

-- Мы ведь можем сделать это по-хорошему, не правда ли? -- губы Велги приблизились. Дмитрий ощутил поцелуй на своих губах. И он не мог сказать, что поцелуй Велги был ему не приятен. Рука Велги легла ему на грудь. Дмитрий ощутил скольжение ее ноготков вниз и почувствовал, как напрягся его член.

-- Расслабься, тебе будет хорошо со мной, -- Велга прильнула к нему всем телом. Она была живая, мягкая и теплая.

-- Ну же... Не стой как голый мальчик, -- пальцы Велги проникли под свод его пальцев и нежно обхватили напрягшийся член.

-- Помоги мне освободиться от этого, -- попросила Велга, расстегивая молнию на своем черном костюме.

Руки Васильева потянули застежку ее костюма. Застежка заскользила по небольшой упругой груди, увлекая материю костюма к гладковыбритому лобку Велги.

-- Ну иди же ко мне... -- застонала Велга.

Дмитрий обнял ее гибкое тело. Держа в объятиях друг друга, они перевернулись в воздухе и застыли в полуторах метрах от пола. Тяжести тел больше не существовало.

-- Милый мой, хороший, иди ко мне... -- шептала Велга. Ее ноги обхватили его бедра. Руки Велги скользили по его ягодицам, спине, плечам, голове -- по всему телу Дмитрия. Он чувствовал раскрытую поверхность ее бедер. Ее влажное нутро жаждало принять его. "Это не картон. Не может быть, чтобы был картон", -подумал Дмитрий. Велга обняла его за шею. Ее пальцы крепко сомкнулись на его затылке.

-- Войди в меня, мой мальчик. И прости за то, что я должна сделать, -- нежно прошептала она ему на ухо.

Мощный разряд электрического тока ударил Дмитрию в затылок. Ослепительная вспышка молнией пронеслась в голове, а затем наступила черная ночь. Спикер на пульте тревожно пискнул. Светящаяся точка осциллографа метнулась в последней синусоиде и скатилась в длинную прямую. Включился пискливый метроном. На дисплее побежали большие красные цифры секундомера. "Большой Брат" стирал память Дмитрия Васильева.

Ирина сидела у пульта. Она наблюдала по монитору всю эту сцену. Ее палец лежал на красной кнопке дефибриллятора, и она думала, что будет, если она пропустит еще одну минуту. Этот Васильев оказался такой же похотливой скотиной, как и другие. И в эту минуту Ирина впервые поняла, что не любит свою работу. За кого ее тут держат? За проститутку, за какого-то агента по специальным поручениям?

Таймер приближался к одной минуте сорока секундам. Жалобно пищал метроном. Ирина мстительно выждала еще десять секунд и нажала красную кнопку на пульте. Тело Васильева сотрясли электрические разряды. Один, другой, третий... Датчик длинно пискнул, и на осциллографе вырисовалась почти идеальная синусоида. Сердце Васильева вновь забилось.

"Вероятность стирания участков памяти - 70%" -- сообщил компьютер.

"Луцкий будет недоволен", -- подумала Ирина. Но больше рисковать она не хотела. Васильев тяжело заворочался в клетке. Он лежал параллельно полу, в том же положении, в котором застала его клиническая смерть. В голове у него мутилось, и страшно тошнило. Кто-то стащил с его головы шлем, и он почувствовал резкий запах нашатырного спирта. От этого запаха его вывернуло на изнанку. На блестящее ограждение клетки полетели куски блевотины.

-- Как самочувствие? -- спросила Ирина.

Она включила механизмы сервопривода, и Васильев занял вертикальное положение. Он разевал рот, как рыба, но говорить не мог.

Ирина прикоснулась к кнопке вызова охраны. В дверях появились два дюжих охранника.

-- Положите его на диван. Пусть отдохнет.

Охранники вытащили Васильева из клетки и положили на диван. Ирина поднесла ему стакан с водой и какую-то таблетку в пластиковом стаканчике.

-- Выпейте, и все пройдет. Но если вам очень плохо, я вызову доктора.

-- Не надо доктора, -- пробормотал Васильев. Язык его слушался плохо.

-- Как я сюда попал? -- полутемная комната расплывалась и пульсировала в его глазах. Васильеву казалось, что он только что сидел дома и смотрел телевизор.

-- Об этом вам лучше забыть, -- сказала Ирина и обратилась к охранникам:

-- Отвезите его домой. И не забудьте снять с него костюм. Теперь его придется отдать в чистку, -- Ирина презрительно скосила взгляд на дорогой костюм виртуальной реальности, перепачканный рвотой и еще какими-то подозрительными пятнами в области паха.

Глава 8. Продолженное существование

-- Давай, брат, познакомимся. Меня зовут Вова.

-- А я -- Петро. Давай, Вован, разливай! Еще на посошок и за то, чтобы все наши трудные дни закончились сегодня!

Они остановились у какой-то забегаловки и пили прямо в машине. Точнее в Васильева просто вливали какую-то огненную воду, а он ее покорно проглатывал. Его все время тошнило, и тогда охранники открывали в машине дверь, давая ему проблеваться. Никакая закуска в Васильева не лезла. Он раскинулся на заднем сиденье машины и ничего уже не воспринимал.

-- По-моему клиент дозрел, -- шепнул Петро Вовану.

-- Тогда поехали домой. Какой там у него адрес?

Охранники втащили Васильева на третий этаж и позвонили в дверь. Шел первый час ночи.

-- Дима, что с тобой?! -- кинулась к мужу Светлана.

-- Да вот подобрали его на улице. Замерзал парень, -- сказал Вован.

-- Ты что, пьяный, Дима? -- до Светы донесся запах перегара.

-- Кладите его, девушка, в постель. К утру очухается, -- со знанием дела предложил Петро.

Охранники прислонили Васильева к стене, как манекена, и сняли с него верхнюю одежду. Затем втащили его в комнату и положили на диван.

-- Что случилось? -- Света с тревогой осматривала мужа.

Васильев что-то невнятно бормотал. Из-под полуприкрытых век его глаза пытались сфокусироваться на лице Светланы, но у них ничего не получалось. По лицу Дмитрия блуждала пьяная улыбка. Его куртка и брюки были в грязи. От свитера кисло пахло блевотиной. Охранники точно сымитировали заданную ситуацию.

-- Голова болит... Ничего не помню, -- простонал Васильев.

-- И хорошо, пить не будешь! -- Света стягивала с мужа грязный свитер.

-- А я не пил, -- бормотал Васильев.

-- Ага, рассказывай!

Дмитрий пустыми глазами уставился в потолок. Комната медленно вращалась вокруг него. Его тошнило. Он и в самом деле готов был поверить, что где-то набрался. Но где? Сознание отчаянно ловило ускользающую ниточку реальности и никак не могло ее поймать.

-- Вот выпей, -- Света вернулась со стаканом клюквенного морса.

Васильев с трудом оторвал голову от подушки. Кислая влага пробилась сквозь пересохшее горло и благодатным дождем оросила внутренности.

-- Вся одежда в грязи! Ты что, на земле валялся?

-- Не помню. Ничего не помню...

-- Ладно, спи. Я лягу в другой комнате.

Света погасила в комнате свет и вышла. Васильева окутала тьма. Он лежал в темноте и смотрел в потолок. Он был не человек -- пустая выпотрошенная кукла. Какие-то видения сменяли друг друга. Сполохи и тени скользили по стенам и потолку. Были ли то сновидения или какая-то подспудная работа мозга, сказать было сложно. Он пролежал до зыбкого утреннего света, но так и не мог сказать, спал в эту ночь или просто пил тьму открытыми глазами.

Света поднялась рано. Она прошла на кухню и поставила кастрюлю на плиту.

-- Ну как, гуляка, оклемался? -- спросила Светлана, войдя в комнату.

-- Н-н-н-ет, -- промычал Васильев.

-- На работу сегодня идешь? -- спросила Света, зная, что Дмитрий работал и по выходным.

-- На какую?

-- Ну как знаешь. Я завтрак подогрела. Захочешь -- поешь. У тебя в кармане какие-то деньги. Что, зарплату получил?

-- Не помню.

-- Да ну тебя! Я пойду еще полежу, -- Света повернулась и вышла из комнаты.

До того как сквозь пасмурные петербургские тучи пробился свет солнца, прошло еще часа полтора. И тут сон сморил Васильева. Он крепко уснул и проснулся только в двенадцать. Сознание медленно возвращалось в развороченный мозг. Он встал и побрел в туалет.

Позже они со Светланой сидели за поздним завтраком. Васильев ковырял вилкой в тарелке.

-- Что-нибудь случилось? -- спросила Светлана. -- Неприятности на работе?

-- Нет, все нормально, -- Васильев не понял, о какой работе идет речь. -Сегодня надо сходить еще в одно место.

-- У тебя в кармане полторы тысячи баксов. Откуда они?

-- Не знаю.

-- Не хочешь, не отвечай. Мне надо купить продуктов, можно взять оттуда? -спросила Света.

-- Бери, -- равнодушно ответил Васильев.

После завтрака он снова задремал. Проснулся в два часа дня и решил, что на сегодня назначено собеседование в одной из фирм. В голове все спуталось, стоял густой туман, и Васильев решил пройтись до метро, проветриться.

Серые тучи низко закрыли небо. Ветер кидал в лицо мокрые снежинки. Дмитрий шел вдоль высотных домов на Наличной и старался вспомнить, что было с ним вчера. Обрывки странных разговоров и мыслей как спутники вращались вокруг какой-то черной дыры, застрявшей у него в голове. Он никак не мог схватить свою память за хвост и вытащить ее на свет. Память, как ящерица, оставляла ему хвост и исчезала в черной дыре. Это состояние было отягчено похмельем и оттого переживалось еще более мучительно. Он помнил, как машина остановилась возле ночного павильона и охранники вливали в него водку. Огни ночного города смазанно летели перед глазами. Его куда-то везли. Он помнил это. И это был островок. Островок в беспробудном океане беспамятства, на который он мог крепко опереться ногами. Но вокруг этого островка на протяжении месяца жизни не было ничего, кроме черного океана, заливающего островок высокими волнами.

Станция метро была оцеплено милицией. У входа стояли милицейские "Форды", "УАЗики" и "Жигули". Тут же припарковалась расписная машина "Петербургского ТВ". Телевизионщики суетились с камерами, снимая собравшуюся толпу и милицейское окружение.

-- Уже почти час возятся. Десять человек погибло, -- услышал Васильев.

Из метро вышли милиционеры с носилками. На носилках лежало тело, завернутое в черный пластиковый пакет. Труп быстро сунули в фургон. Следом вынесли еще двое носилок.

-- Вот дожили! Убивают! -- крякнул какой-то мужчина. -- Каждый день бомбы взрывают и кого-нибудь убивают.

Телевизионщики стаей ринулись к подъехавшему "Мерседесу" цвета серый "металлик". Из машины выбрался мужчина в черном пальто. Милиция быстро оттеснила прессу, давая проход начальствующему мужчине. Это был начальник ГУВД генерал-майор милиции Земнухов. Репортеры кричали ему вдогонку, задавали какие-то вопросы, но Земнухов, храня молчание, прошествовал к входу в метро. Обернувшись, он проронил: "Вопросы потом. Сначала я со всем ознакомлюсь на месте". На вопрос о погибших он ответил: "Десять человек. Раненых человек двадцать".

Земнухов вошел в метро, и за ним снова сомкнулся плотный милицейский кордон. Васильев посмотрел на чистый снежок, покрывший землю, и подумал об окровавленных трупах, лежащих сейчас в теплой глубине метро. Вокруг них кровь, осколки мраморных плит, разбросанные взрывом металлические шарики или болты, которыми начиняют взрывные устройства. Какой-нибудь час назад эти трупы были людьми. Они так же, как и эта толпа у метро, спешили по своим делам и не ведали, что их ждет впереди.

"В новостях скажут: десять погибших. Это прозвучит как "всего десять погибших". Будет подразумеваться, что погибших могло было быть больше, если бы взрывное устройство было установлено в другом месте, если бы оно сработало раньше или позже, и еще приведут много таких "если бы", ища в этом оправдание своей бездеятельности и бездарному руководству. Но ведь этого взрыва не могло быть совсем. Ведь такого не было раньше. Что же случилось? -- спутанные мысли вязли в голове Васильева. -- К черту работу! Разгребут метро еще не скоро. Все равно опоздаю. Взять что ли пива да опохмелиться?"

Вдруг кто-то сзади тронул его за плечо.

-- Привет, старина! Видал, что делается? Чеченские террористки, шахидки... -рядом с Васильевым стоял Лева Прыгунов и со всегдашним удивлением глядел на все из-под круглых стекляшек "леннонских" очков.

-- Ты куда? -- спросил его Васильев.

-- На учебу. Сегодня факультатив по метаистории.

-- Это что еще такое?

-- Это, брат, такая наука. Тут целую лекцию прочесть можно.

-- Валяй читай. Я все равно уже опоздал, -- обреченно обронил Васильев.

Лева с интересом уставился на него.

-- Слушай, я давно хотел спросить тебя про корпорацию. Я уже даже шлем купил.

-- Ты о чем, Лева? -- удивился Васильев.

-- Да брось ты! Военная тайна что ли?

-- Я не знаю, Лева. Правда, не знаю...

-- Ты чего, Васильев? Третьего дня хвастался и вдруг!..

Темное пятно затопило все вокруг. Вокруг была одна тьма и беспросветность. Обидно было ощущать себя таким идиотом. Тем более если все вокруг уверены, что ты просто прикидываешься.

-- Лева, давно мы с тобой не виделись. И потом все равно уже опоздали. Пойдем пива выпьем, помянем погибших. Расскажешь мне о метаистории и почему такое происходит, -- предложил Васильев.

Левины глазки блеснули. Секундная растерянность переросла в твердую решимость.

-- Пойдем, -- сказал Лева. -- Помянем этих людей. И если верить метаистории, жертв будет еще больше.

Они зашли в гастроном. На первом этаже было выгорожено небольшое кафе. Отдали предпочтение родной "Балтике".

-- Ну давай помянем погибших, -- поднял стакан Лева.

Они осушили по пластиковому стакану пива, и Васильев почувствовал, как туман, засевший в голове, мало-помалу рассеивается.

-- Ты знаешь, кто нами сейчас правит? -- спросил Лева.

-- Президент Путин, -- ответил Васильев.

-- Нет, Дима, четвертый Жругр. Он развалил на части и сожрал состарившееся тело третьего Жругра в девяносто первом. В тот год метаистория России сделала новый поворот.

-- Да, Лева, с тобою не соскучишься. А кто такой этот Жругр?

-- Уицраор России. Демон ее великодержавной государственности. В прошлом он всегда охранял Россию от ее недругов. Жругр жесток. Он вел войны и проводил репрессии. Но так была сохранена наша государственность и наша великая Россия.

-- Угу, -- согласился Васильев и налил себе еще пива.

-- Четвертый Жругр еще молод. Он пока в растерянности. Он не знает, что ему делать дальше. Демократическими методами сильную государственность в России не построишь. Таковых прецедентов в нашей истории еще не было. В то же время мир изменился. Уицраор Америки правит бал во всем мире. Наш Жругр боится и колеблется. И оттого что Жругр не знает, что делать, гибнет Россия.

-- Получается, что государственность это нечто внешнее? А я всегда считал, что государственность это выражение воли народа, его руководящей идеи, -- сказал Васильев.

-- Идея гораздо шире. Идея -- это как твое бессловесное бурчание. Она сложна и всеобъемлюща. Жругр загоняет ее в прокрустово ложе государственности и придает форму тому, что изначально не определено. Но за безопасность и крепкую государственность Жругр взимает свою цену. Не в его правилах делать что-либо просто так.

-- Почему так сложно у тебя, Лева? Пусть этот твой Жругр работает на благо народа и охраняет его. Что может быть проще?

-- Проще нельзя. Жругр часть низшего. По своей природе он часть темных демонических сил и в то же время проявление нашего коллективного бессознательного. Он выражение наших страхов, опасений, надежды и веры в сильную власть. Когда-то уицраор был сторожевым псом демиурга -- созидателя России. Жругр охранял нашу государственность от внешних и внутренних врагов и от посягательств других уицраоров. Так начинал каждый из трех Жругров, сменившихся в метаисторические периоды России. Но каждый из этих Жругров непременно отходил от четко определенных ему задач демиургом и воображал себя выразителем народной души, воли и идеи. И это была полная подмена понятий, когда сторожевой пес, питающийся объедками со стола хозяина, вдруг воображает себя вершителем судеб целого народа. И каждый раз это приводило к трагическим последствиям. Россия в эти моменты истории была побеждена и унижена, а в качестве охранителя ее власти и суверенитета к своим обязанностям приступал новый Жругр. Это очень хорошо видно из последовательности смены уицраоров.

-- И какие Жругры сменяли друг друга? -- спросил Васильев.

-- Первый Жругр был поставлен демиургом для выполнения важнейшей исторической задачи охраны молодой Руси как носительницы идеи великой Византийской империи. Эра этого уицраора началась от крещения Руси князем Владимиром, прошла через кризис правления Иоанна IV Грозного, смутное время и закончилась вступлением на престол династии Романовых. Смерть и угасание этого уицраора начались с жесточайших мерзостей Ивана Грозного и последующего унижения Руси иноземными захватчиками. Первый уицраор извратил идею соборной святой Руси и умер, отравленный миазмами разлагающегося государства, созданию которого всеми силами способствовал.

Триста последующих лет ознаменовали собой влияние на соборную душу России второго уицраора. Второго Жругра мало занимали религиозно-этические идеалы Московского царства как третьего Рима, зато этот уицраор щедро обманывал соответствующими посулами российских царей и императоров, превращая их в свои послушные человекоорудия. Великая идея православного монарха как охранителя истинной веры Христовой умерла именно в этот период. Ведь любую великую идею можно нивелировать, если низвести ее чисто конкретному, утилитарно-практическому содержанию. Так поступил хитрый второй Жругр и на этот раз. Великая мессианская идея о роли России как духовного светоча мира свелась к мечте об овладении турецкими проливами и водружении триколора над Царьградом. Великую идею христианского братства всех народов второй Жругр подменил идеей российского военного господства над половиной Европы и Азии. Но если подумать, не этого ли добивался от него так называемый "отец лжи" и "князь мира сего"? И вот вам, пожалуйста, -- в противовес крепчающей России волею темных сил к противостоянию с ней были инспирированы могучие уицраоры Запада: сначала Англии и Франции, а затем Германии и Америки.

Первый петух прокричал на Малаховом кургане Севастополя, когда смолки последние орудия бастиона, а третий, когда прогремели артиллерийские залпы первой мировой войны. О какой санкции провиденциальных сил могла идти речь при такой агрессивной и захватнической политике? И поступая подобным образом, второй Жругр перехитрил самого себя и вколотил первый гвоздь в свой собственный гроб. Однако нельзя не сказать и о положительном моменте властвования второго уицраора. Именно в эти триста лет Россия стала сверхдержавой, а ее народ осознал свою мощь и величие.

-- А что третий уицраор? -- спросил Васильев.

Пока Лева говорил, он допил большой стакан пива, и ему казалось, что извилины, наконец, перестали спорить между собой.

-- Третий явился порождением кризиса и хаоса. В том числе идейного и духовного. К тому времени, к концу XIX века, на земле была выработана новая концепция. Она была призвана заменить христианское братство народов интернациональным братством людей по классовому признаку. И вот когда второй Жругр изнемог в битвах империалистической войны, его хилый и уродливый сынок задумал по-тихому прирезать папашу и завладеть его троном. Тем более что новая классовая концепция сулила неплохие перспективы. Она вела к новому мировому порядку, гегемоном которого выступал бы вождь мирового пролетариата, всецело подчиненный третьему Жругру. Как мы видим, у третьего Жругра все получилось. Свыше семидесяти лет над нами довлел один из самых жестоких и тоталитарных уицраоров -- товарищ Жругр. Хотя и ему нужно воздать должное. За это время наша страна получила такой мощный толчок ускорения, что еще долго от него не сможет оправиться.

-- А этот Жругр от чего умер? -- спросил Дмитрий.

-- Смена эонов, мой друг. Одни духовные состояния сменяют другие. Идея о классовой солидарности не оправдала упований князя тьмы, путь к мировому господству таким образом показался ему слишком долгим, и он поставил на проверенную лошадку -- американский империализм. Третий Жругр оказался не нужен никому: ни светлым силам, ни темным. Он оказался одинок, брошен и лишен питательной энергии человеческих масс. Ему оставалось только одно: тихо скончаться как престарелому человеку, что он успешно и проделал. Наш новый молодой Жругренок появился на свет совсем недавно, но уже зарекомендовал себя как дитя от соития двух противоположных начал. Безусловно, его рождение было ознаменовано благословением демиурга, но и без темных начал в его молодой жизни не обошлось. Мне кажется, этот младенец еще и сам не знает, куда обратиться и к кому пойти. Он стоит на перепутье с соской во рту и спокойно наблюдает за игрой хаотических сил. Его забавляет это разрушение пирамид и падение карточных домиков, ведь он еще ребенок. Но какую дорогу он выберет, когда повзрослеет?

-- Скажи, Лева, а кто направляет этих уицраоров?

-- Правильнее сказать что, а не кто. Результирующая борьбы противоположных сил. Смотрел "Властелина колец"? Темному властелину нужен мировой порядок. И он использует для этого все средства. Идет большая игра.

-- А Бог всегда против мирового порядка? Помнишь, Он смешал языки у строителей Вавилонской башни?

-- Да, началось еще тогда. Но сейчас процесс идет гораздо быстрее. Посмотри, как ускорился прогресс в последние полтора века! Открыты новые средства коммуникации. Телевидение зомбирует массы. Люди успешно преодолевают большие пространства. В мире остается все меньше и меньше границ. Европа объединилась. Кстати, эта твоя виртуальная реальность -- она ведь тоже прекрасное средство объединения и воздействия на мозги. Я слышал, в корпорации уже двадцать пять миллионов пользователей. Каждый день к вашим серверам присоединяются десятки тысяч человек. Процесс идет очень быстро. Шлемы хорошо продаются, прибыли корпорации растут. Так что скоро ты станешь богатым человеком, Васильев.

-- Я-то здесь причем?

-- Как? -- удивился Лева. -- Разве ты там уже не работаешь?

-- Где?

-- В корпорации?

-- Нет, -- пришло время удивится Васильеву. -- Я только собрался туда на собеседование. Да видишь, какой казус случился.

Лева посмотрел на Васильева, как на ожившего покойника.

-- Да ладно гнать, Васильев! Ты же сам говорил, что расскажешь про корпорацию. Я вот и шлем купил. Думал спрошу, во что лучше поиграть.

-- Поиграть? У них на сервере большой выбор. Но лучше "Матрица", "Дум", "Замок Флюреншталь" и "Возрождение Зорга" по "Старкрафту".

-- Но ты-то тестер! Ты был там. Я слышал, вам костюмы дают. Как ощущения?

Васильев промолчал. Не разубеждать же Леву в том, что ему приснилось. Пусть думает, что хочет.

-- Лева, а почему бы тебе самому ни попробовать стать тестером? Я слышал, это не так трудно.

-- Мне? -- удивился Лева. -- Мне некогда. Да и какой я тестер! Это ты у нас чемпион по "Каунтеру"!

-- Да брось, какой там чемпион! У тебя тоже здорово получается. Попробуй, может, понравится.

-- Не знаю. У меня университет, курсовая по философия, диплом на носу...

-- Ну мучай тогда диал-ап.

-- Припомню тебе. Попросишь чего-нибудь... -- надулся Лева.

-- Лева, если бы я что-нибудь знал, я бы рассказал.

-- Тайна? Тогда понимаю. Так бы сразу и сказал.

-- Да, тайна, -- нехотя согласился Васильев. Ему и самому бы хотелось разгадать ее. Они выпили еще по бутылочке. Васильев посмотрел на часы. Прошло два часа.

-- Наверное, уже расчистили. Я видел, как трупы штабелировали. Никак не могу к этому привыкнуть. И чего надо этим чеченам?

-- Ответ прост, -- сказал Лева. -- Они не умеют воровать так, как в России. У них свои национальные традиции грабежа более варварские и простые, но почему-то им запрещают их осуществлять. Почему кто-то другой должен воровать их нефть, а не они сами? Они видят, как миллионами воруют в России, и чеченам обидно. Что поделаешь, они люди простые -- дети гор!

-- А твой уицраор, Лева? Чего он молчит?

-- Наш уицраор пока щенок: только рычит и скалится. Он пока еще боится бородатого дядьки с гранатометом, потому что этот дядька с гранатометом позволяет списывать миллионы долларов убытков с людей, которые нужны уицраору.

-- Лично меня уже достало это мочилово и беспредел. Вчера убили губернатора, сегодня взрыв! Тебе не кажется, что твоему щенку Жругру пришло время показать зубы? -- спросил Васильев.

-- Все определяется качеством национальной идеи. Иногда народ готов принять диктатуру. Но диктатура не дает свободно развиваться. Это круг, из которого нет выхода.

-- Пусть диктатура, пусть Сталин. Пусть диктатура не дает тебя права заниматься философией и свободно распространять твои идеи, но ведь в то же время она не дает устраивать взрывы и убийства. Так что перевесит на твоих весах, Лева?

-- Слишком много противоположных интересов. Люди должны объединиться на началах добра и справедливости. Я допускаю, что такое объединение может быть против общего врага. Но враг должен быть четко назван. Это не может быть абстрактный терроризм, фашизм или коммунизм, потому что бороться против абстракций невозможно. Это должны быть конкретные личности: Дудаев, Гитлер или Ленин и продолжатели их идей. И этому названному конкретно врагу должен противостоять кто-то, за идеи которого не стыдно умереть. Как однажды сказал Христос: "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч". Но меч этот сейчас должен быть в первую очередь духовный. Ибо настало время, когда Россия должна освободить свою душу из-под власти темных сил и обрести своей истинный путь. Именно сейчас пришло время, когда мы должны отказаться от службы уицраора и вернуться к изначальным ценностям Логоса. Пусть даже нам грозят хищные уицраоры Запада.

-- Откуда эта метаистория и уицраоры? Что это за философия такая? -- спросил уже изрядно захмелевший Васильев.

-- Прочти книгу Даниила Андреева "Роза мира". Это последний пророк. Я далеко не вовсем согласен с ним, но книга замечательная. В ней рассказывается о мирах возмездия, преисподних, затомисах метакультур, светлых синклитах человечества, носителях темных и светлых миссий. Когда я прочитал эту книгу, мне показалось, я сам побывал в этих мирах.

Темное пятно всколыхнулось в памяти Васильева. Все как-то расплылось и смазалось вокруг. В руке был не пластиковый стакан с пивом, а шершавый кусок пемзы. Небо вокруг было лиловым. Да и не небо вовсе, а светящийся туман. Вдалеке возвышался город из нагромождений пемзы и вулканического стекла. Все сожженно и безжизненно в этом мире. Одна только лава и пепел. Ни намека на живую природу. Внутри города-горы большие залы. Черные спекшиеся частицы вулканического стекла. В одном из залов каменный трон. Перед горящим жерлом вулкана скульптура. Верхом на вздыбленном крылатом змее карлик с отвратительными отростками на лице, напоминающими закрученные вверх усы. Статуя стоит на базальтовом островке и омывается потоками лавы. Над ней купол. На куполе скрещение мечей, похожее на перевернутую пентаграмму. Это место отправлений религиозных обрядов карликов-игв. И называется оно капище.

Васильев достал платок и промокнул лоб. На мгновение голова закружилась, и он почувствовал себя не хорошо.

-- Ты идешь? -- с тревогой посмотрел на друга Лева.

-- Да, да, иду... -- Васильев поднялся из-за красного пластикового столика.

-- Я провожу тебя, Дима. Что-то тебя совсем развезло.

-- Спасибо, Лева. Я сам. Домой пойду. Отдохну.

-- Да-да, конечно. Пойди отдохни.

-- А ты не семинар?

-- Пойду в библиотеку. Я позвоню тебе вечером.

-- Хорошо.

Они вышли из кафе. Станцию метро уже открыли.

-- Не хочу туда. Вдруг кровь все еще там. Не могу крови видеть, но надо ехать, -- сказал Лева, держа друга за руку.

-- Да, Лева, давай поезжай.

-- Ну пока! Я позвоню.

-- Бывай!

Васильев пошел домой. Ветер усилился, и мокрые снежинки неприятно липли к лицу. Он прошел две остановки и немного протрезвел. Дома Светы не оказалось. Это было очень хорошо, иначе опять -- муж пьяница. Но компьютер был дома. Его последняя надежда, прибежище и отрада. Дмитрий достал шлем виртуальной реальности. Самое интересное, что с первой его получки шлем этот купила Светлана. Зачем? Она ведь никогда не интересовалась компьютерными играми. Или и ее затянуло? Когда они познакомились, Васильев даже не предполагал, о чем можно разговаривать с такой девчонкой. Лично он ни о чем другом, кроме ролевых игр и пошаговых фэнтазийных стратегий, рассуждать не мог. Но темы нашлись. Конечно, не философский клуб имени Левы Прыгунова, но девчонка оказалась не дура. Самое главное, она поняла его. И даже полюбила. За это Васильев был ей благодарен. Благодарен по гроб жизни. Васильев улыбнулся. Что это за выражение такое "гроб жизни"? И зачем ей нужен такой неудачник, как он? Другие вон уже на "мерсах" рассекают в его годы. А он? По жизни неудачник, лентяй и безработный.

Дмитрий надел шлем. Это была его скорлупа, его убежище. Здесь убивали и взрывали не по-настоящему. Здесь все было в его власти и все было обратимо. Здесь он был богом, царем и героем. "Вот если бы чеченцы надели шлемы, может быть, и они не пошли бы убивать людей?" -- мелькнула мысль. Компьютер загрузился. Это был "Атлон" последней модификации, подарок родителей Светланы на свадьбу. Дмитрий на такой пока не заработал. В директории игры "Замок Флюреншталь" он нашел два файла. Файлы имели расширение ".sav". Один назывался "Blade.sav", другой -- "Honehedge.sav". Это были сохранения игры. Васильев посмотрел на атрибуты файлов. Оба созданы позавчера. Но почему он не помнил, что было позавчера? Он не помнил, что было вчера. Он не помнил, что было неделю назад. Этого времени не было. Оно успешно обмануло его, ускользнуло из памяти.

"А нужно ли это вчера?" -- спросил себя Васильев. И получил ответ, что нужно. А раз нужно, он шел его искать. Запустив игру, Дмитрий установил соединение с удаленным сервером. На дисплее шлема возник логотип "ДиАй!".

"Извините, проект "Замок Флюреншталь" временно закрыт. Мы ждем вас в других виртуальных мирах", -- сообщила надпись.

"А фиг тебе! Что ты скажешь на это сохранение?" -- Васильев запустил сохраненную копию игры.

"Загрузить сохранение?" -- спросила программа.

"Сделай милость", -- подумал Васильев и выбрал "Blade.sav".

Компьютер проскрипел жестким диском, и наступила темнота.

Васильев подумал, что ничего не получилось и войти в игру не удастся. Но в этот момент рядом с ним кто-то шевельнулся. Васильев повернулся, и луч фонарика, укрепленного на его шлеме, упал на лицо стоящего рядом молодого человека. Это был совсем молодой парнишка чуть среднего роста. Волосы у него темные, коротко постриженные. Глаза встревоженные. В руках парнишка держал раздвоенный корень какого-то дерева.

-- Зачем ты здесь, Новик? -- спросил парнишка.

"Новик" -- Васильев, Васильев -- "Новик". Нехитрый силлогизм. И никакого внутреннего протеста, что его так назвали. Может, в какой-то прошлой жизни он действительно был "Новик"?

-- Это ты? Блейд?.. -- Новик не был уверен, что так имя этого юноши.

Но юноша откликнулся:

-- Да.

-- Я не помню этой игры. Это какой-то новый мир?

-- Здесь многое изменилось с нашей последней встречи. И продолжает меняться.

-- Как такое возможно?

-- Не знаю. Спроси об этом корпорацию.

-- Я ничего не помню. Что будет дальше? Ты знаешь?

-- Могу предположить, что это продолжение. Если пойдем дальше, ты вспомнишь. Мы сами взломали эту дверь.

-- Подожди немного! -- взмолился Новик.

Голова раскалывалась от боли. Обхватив голову, Новик опустился на пол каменного тоннеля.

-- Надо идти, -- сказал Блейд. -- Так мы хоть что-то сможем сделать.

-- Что? -- простонал Новик.

-- Прошлая игра продолжается. Геймеры гибнут пачками. Демоны захватывают их души. И когда демоны соберут достаточно душ, они выйдут в реал.

-- Но что мы можем сделать? Как нам это остановить?

-- Выход один -- закрыть дверь.

-- Но где эта чертова дверь? Как ее закрыть? -- воскликнул Новик.

-- Я не знаю, но иду, чтобы узнать. Ты со мной? -- спросил Блейд.

-- Скажи, Блейд, ты уже умер? -- спросил Новик.

-- Нет, я уже бессмертен. И ты пока тоже, -- усмехнулся Блейд.

Блейд повернулся и пошел по длинному коридору из красного кирпича. В дальнем его конце виднелись ворота, окованные железными полосами.

"Не ходи за ним, Новик! -- прошептал какой-то голос. -- Он мертв. Он ведет тебя в царство мертвых. Если пойдешь за ним, умрешь тоже!"

"Пусть!" -- упрямо подумал Новик. Он не доверял голосам в своей хмельной голове. Он выбрал из арсенала бластерную пушку и смело шагнул вперед. Ну и задаст же он этим демонам!

Дверь на первый уровень замка распахнулась. И Новик был готов поклясться, что на шлемном дисплее промелькнула знакомая надпись:

"Добро пожаловать в замок Флюреншталь!"

Затем неожиданно все погрузилось в темноту. Он не помнил, что случилось с ним дальше. Проснулся Васильев оттого, что почувствовал, что с него стягивают шлем. Вернулась Светлана и зажгла в комнате свет. Васильев разглядел, что шлем изнутри залит слюной. Компьютер давно перешел в режим ожидания. Светлана уловила запах перегара и строго обратилась к мужу:

-- Опять набрался?

-- Я... нет... голова болит! -- Васильев схватился за голову.

-- Алкоголик чертов!.. -- Света повернулась и вышла на кухню.

Васильев понял, что два случайных события в сознании жены сложились в систему явлений. Отсюда вытекало два варианта: бежать и горячо разубеждать любимую в том, что он не алкоголик, или дальнейшим достойным поведением явить пример правильной семейной жизни. По природной лени и неприязни к семейным сценам Васильев выбрал второе. Он поднялся с дивана и пошел в ванную. В зеркало на него глянул довольно неприятный тип. Двухдневная щетина, опухшее лицо в каких-то темных пятнах похожих на сажу. "Доказывай теперь Светке, что ты не алкоголик", -- заключил Васильев, опуская голову под струю воды. Вода была холодной. Газовую колонку он не зажигал. Закончив процедуру, он почувствовал, что голова задубела и стала звенящей, как замороженный арбуз. Тогда он растерся полотенцем и вышел из ванной с торчащими во все стороны спиральками волос.

-- Есть хочешь? -- не глядя на мужа, спросила Светлана.

-- Хочу, -- немедленно признался Васильев. -- Сто лет ничего не ел.

-- Садись ешь, алкоголик.

-- Уверяю вас, что это не так, -- заурчал котом Васильев.

-- Ладно, садись.

Васильев бочком протиснулся к столу. Он заглядывал в Светины глазки. Она, сдерживая улыбку, отводила взгляд. Наконец не выдержала и прыснула:

-- Ну и негодяй же ты, Васильев! Сиди нормально!

-- Ой, как все вкусно!

-- Не подлизывайся. Я все равно не поверю.

-- Нет, правда.

-- Тебя что, уволили?

-- А кто тебе сказал, что я работал?

-- Ты что, дурак, Васильев?

-- Дурак, Светочка, еще какой! -- признался Васильев, уписывая восхительное блюдо из жареного картофеля.

-- Нет, ты точно дурак, -- сказала Светлана и вышла из кухни.

Васильев понял, что поскользнулся еще раз, но это не помешало ему отправить в рот очередную картофелину и сопроводить ее ломтиком жирной селедки.

Позвонил Лева Прыгунов.

-- Ну как ты, оклемался? -- спросил он.

-- Почти снова не помер.

-- Я сегодня собираюсь в виар. Ты будешь в какой-нибудь игре?

-- Нет, с меня игр пока хватит, -- ответил Васильев.

-- Что-нибудь посоветуешь?

-- Что-нибудь попроще, где не убивают.

-- А что, так страшно?

-- Бывает страшно. Иногда похоже на кошмарный сон. Я не могу объяснить это.

-- Хорошо, попробую какую-нибудь легкую игрушку.

-- Попробуй. Но не застревай там. Если что-то покажется тебе неправильным, сразу отключайся.

-- Что неправильным? -- насторожился Лева.

-- Все, что покажется. Пока, Лева! Береги себя!

Покончив с вечерней трапезой, Дмитрий вошел в комнату. Света сидела на диване, подогнув ноги. Она смотрела телевизор. Шел репортаж о взрыве в метро.

-- Я видела тебя в толпе, Дима. Ты шел в метро? -- спросила Светлана.

-- Шел, да не успел, -- признался Васильев.

-- Дурак! Какой же ты дурак, Васильев!

-- Прости, Светик. Я не подумал.

-- Это я не подумала, когда выходила за тебя.

-- Зачем ты так? Я люблю тебя.

Это был пароль. Их пароль.

-- Ладно, проехали, -- вздохнула Света.

Следом облегченно вздохнул и ее непутевый муж. Он подошел и нежно обнял ее за плечи. Света разрешила это сделать, но осталась сидеть неподвижно, глядя в телевизор. Выступал губернатор Нильский. Он клялся, что найдет террористов, достанет их из-под земли, и, как и его великий предшественник, будет мочить их в сортире.

-- Прости меня, Свет, -- губы Васильева наткнулись на щеку жены. Затем мелкими поцелуями спустились вниз к шее. Рубашка на груди Светланы распахнулась вроде сама собой. Светлана сидела с закаменевшей уверенностью, что не поддастся на его ласки. Но когда его язык коснулся соска на ее груди, она не выдержала и вздохнула. Она наклонилась и поцеловала мужа. Глаза у нее горели желанием, как у вакханки.

-- Выключи все, -- прошептала Светлана.

И в тот же миг телевизор и свет в комнате погасли почти одновременно. Васильев даже и предположить не мог, что умеет двигаться так быстро. За окнами стояла темная ночь. И эта ночь обещала быть нежной.

Глава 9. Левино вхождение в виар

Лева выбрал симулятор. Это был новый проект корпорации, запущенный всего два дня назад. Игра называлась "Житие в Санкт-Петербурге". Программисты корпорации создали виртуальный Санкт-Петербург конца XIX - начала XX века. Геймеру предстояло попасть в этот мир, чтобы выжить и преуспеть, имея в кармане всего один рубль серебром. Лева выбрал этот проект, потому что любил историю. Ему хотелось окунуться в виртуальный мир той эпохи. Лева был мирным человеком, и ему не хотелось бежать с оравой других геймеров и стрелять в монстров из разнокалиберного оружия. Он любил игры, в которых наличествовала какая-нибудь загадка, в которых можно было научиться чему-нибудь новому. По большей части его интересовали квесты, ролевые игры и симуляторы. Лева вспомнил последний разговор с Васильевым. Дмитрий показался ему каким-то странным. Он так ничего и не посоветовал Леве относительно выбора игры. И Лева решил действовать на свой страх и риск. В десять часов вечера он надел шлем и вошел в виртуальный мир корпорации "Давайте Играть!"

Лева выбрал самый простой уровень сложности. Краткое вступление к игре сообщило, что Леве придется столкнуться с неожиданными опасностями. Ему порекомендовали приобрести необходимое оружие. Это было неожиданно. Лева рассчитывал просто побродить по виртуальному Петербургу и полюбоваться архитектурой города. Но, вероятно, разработчики решили придать этому виртуальному путешествию элемент опасности и риска. И в соответствии со сценарием игры Лева сразу очутился в лавке торговца оружием. К нему подскочил бойкий приказчик и затараторил:

-- Мы рады приветствовать вас в фирме "Кольт"! Позвольте представить вам новейшие образцы продукции всемирно-известной фирмы!

Лева скучающим взглядом обвел прилавки оружейного магазина. Тут лежали револьверы, пистолеты и ружья, но все они стоили по нескольку сотен рублей. Нечего было и говорить о том, чтобы совершить покупку.

-- Неужели так опасно жить в городе, что я не могу обойтись без оружия? -наивно спросил Лева.

-- Милостивый государь! Разве вы не слышали о наших бедствиях? Теперь без оружия на улицу носа не высунуть! -- округлились глаза приказчика.

-- А что же случилось? -- спросил Лева.

-- Бедствие! Великое бедствие! С тех пор как в Санкт-Петербург приехал граф Клингзор, так и начались наши злоключения! Граф построил замок, огромный замок. Замок этот сразу навел страх на наших горожан. Но с тех пор замок разросся до неимоверности и продолжает расти! А оттуда, из замка этого проклятого Клингзора, исходит всякая нечисть и зло!

-- И что же нет никакого средства остановить этого графа? -- поинтересовался Лева.

-- Ни малейшего, сударь! Чего только не предпринимали! И увещевали и грозили и священников посылали -- все впустую, господин мой! Днем у нас еще спокойно, а вот ночью -- не приведи Господи! -- такие начинаются странности!.. Кошмарные создания выходят из замка и бродят по городу! Они нападают на людей, душат и убивают. Иногда это случается даже в сумерках. И никто ничего не может поделать против этого, а граф Клингзор как бы тут и ни при чем. Его даже при дворе принимают. Хотя все понимают, чьих это рук дело...

-- Что же это за твари такие? -- спросил Лева.

-- Самые страшные и разнообразные. То оборотни, то вурдалаки, то духи нечистые, то монстры. В последнюю неделю выходили какие-то ужасные карлики. Особенно жестокие. Скопом набрасывались на жертву и терзали до смерти! Так что, сударь мой, без оружия вам в нашем городе не выжить. И пули вам нужны не простые -- серебряные.

-- У меня только рубль, -- сказал Лева.

-- Тогда, сударь, ничем помочь не могу. Придется вам самим выкручиваться, и я, сударь мой, ничем вам не позавидую, -- потерял интерес к посетителю приказчик.

-- Ну а чего еще, кроме серебряных пуль, боятся эти монстры?

-- Известно чего: осиновых кольев, чеснока, распятия и вот, пожалуй, могу вам посоветовать еще вот это орудие.

Приказчик нагнулся под прилавок и достал раздвоенный корень.

-- Это, господин мой, первейшее средство против нечисти. Заговоренный корень, но к нему нужен магический кристалл. Кристалл сей суть Грааль крови Христовой. А Христос, сударь мой, как никто иной умел управляться с этой нечистью.

-- Где же взять мне этот кристалл?

-- В том то и дело, что кристалл потерян. Если бы кристалл не был потерян, мы бы в один миг очистили город. Но я могу дать вам одну подсказку. Последний раз кристалл видели в замке Клингзора. Но пробраться туда можно только днем. Ночью оживает вся нечистая рать графа Клингзора и убивает каждого, кто приближается к замку. Только днем вы можете попасть в замок, сударь, и найти там кристалл. Днем граф Клингзор милейший человек, и, как я говорил, даже августейшая семья благоволит ему, не желая замечать странностей, происходящих в нашем городе. А город наш уже не тот, сударь, -- со слезой произнес приказчик. -- Каждый день здесь что-то меняется. Такие странности происходят, что сердце замирает, когда утром выходишь на улицу. Вроде все, как всегда, да что-то не так. Вы это, сударь, сразу заметите, глаз у вас молодой и еще не замылился наваждениями этого Клингзора.

-- Давайте корень. Я пойду в замок, -- сказал Лева.

Приказчик помялся.

-- Корень дорогой. Но раз вы, мой господин, берете на себя смелость спасти нас. То вам как благодетелю мы можем дать сей заговоренный корень в кредит. Всего за один рубль серебром.

Лева протянул рубль.

-- И еще одна подсказка, господин хороший. Когда станет вам совсем невмоготу в вашем предприятии, взывайте к заступнику. Вот вам заклинание, -- приказчик, оглянувшись по сторонам, положил на прилавок смятый клочок бумаги.

Лева взял корень и сунул в карман клочок бумаги с заклинанием.

-- Прощайте, господин хороший! -- вздохнул на прощание приказчик. -- Бог вам в помощь!

Лева вышел на улицу. Он стоял на Невском проспекте недалеко от угла с Литейным. Часы в соседней лавке ювелира показывали семь вечера. Стоял погожий летний день, и солнце закатывалось еще не скоро. Лева оглянулся по сторонам. Громадину замка Клингзора невозможно было не заметить. Окутанный серым туманом даже в солнечный день замок возвышался в том месте, где должна была протекать Нева. Лева был в этом уверен. Но Петербург вокруг него не был тем Петербургом, где Лева родился и вырос. Не особенно походил этот город и на реконструкцию исторического Петербурга, который Лева знал по старым хроникам и фотографиям. Лева был обескуражен. Он двинулся по проспекту к набережной Невы. Замок походил на мираж. Крепостные стены с мрачными готическими башнями тянулись широкой дугой над руслом Невы, теряясь в тумане. Замок, казалось, взял в плен виртуальный Петербург и сжимал его в своих каменных объятиях.

"Чего они боятся? Ведь это ничто иное как мираж", -- думал Лева о замке. Он ступал по каменной мостовой Петербурга. Город вокруг жил обычной жизнью начала прошлого века. Будто прошлое не растворилось в пространственно-временном континууме, не было съедено лангольерами, а навсегда, каждым своим мигом, осталось жить в этом виртуальном срезе реальности, который сумели оживить искусные волшебники.

Мимо спешили нарядные господа и дамы. Проносились пролетки лихачей. Трамвай прогрохотал по Аничкову мосту. Кричали лоточники и продавцы газет. Люди на улицах обсуждали какие-то новости, о чем-то спорили. Но все равно, не смотря на внешнее оживление, лица людей показались Леве какими-то замороженными. Люди открывали рты, двигали глазами, но мимика их лиц была бедной, выдавая искуственную реальность всего происходящего. Лева знал, что если подойти к ним и заговорить, последует какой-нибудь бессодержательный диалог, без которого вполне можно обойтись.

Зато здания вокруг были выполнены настолько точно, что было видно каждую трещинку и шероховатость на стенах. В стеклах домов играли блики солнца. Лева обходил здания и столбы, удивляясь виртуальному миру, созданному людьми. Однако этот мир был небеспределен. Леву не оставляло ощущение, что он вот-вот упрется в непреодолиму стену, скрытую за едва различимой дымкой. Но эта стена все время отдалялась от него, открывая все новые участки виртуальной реальности.

На Аничковом мосту Лева остановился. Фонтанка текла грязной жижей. У берега стояла привязанная к причалу бронзовая лодка. В лодке застыл бронзовый гондольер с длинным веслом. Как они не тонули в этих темных водах, уму было непостижимо. Мост горбатой дугой, как и в реальном мире, пересекал Фонтанку. Но укрощенных коней на мосту больше не было. Странного вида карлики держали в путах вздыбленных драконов. Драконы ярились и извивались, стоя на задних конечностях. Крылья драконов метались над карликами в безнадежной попытке вырваться и улететь. Но карлики, полуобнаженные, похожие на античных подмастерьев Гефеста, крепко держали связанных драконов, всунув им в пасти стальные канаты. Обе силы -- карлики и драконы -- яростно боролись друг с другом, но в то же время, связанные железными узами, крепко держали горбатый мост.

Лева проследовал дальше. Гостиный двор был в два раза меньше и по форме правильно квадратным. У Гостиного двора стояли экипажи и несколько авто. Люди входили и выходили в двери рынка, но привычного оживления не наблюдалось. Витрины были тусклыми, завешанными какой-то неразличимой цветной рухлядью. Казанский собор был распрямлен и, как солдат во фрунт, построен вдоль Невского проспекта. Храм был сер, будто размазан по мокрой бумаге темной акварелью. Купол собора скрывала серая дымка облаков. Но было видно, что креста на куполе больше нет. Вместо креста торчал острый меч, вонзившийся в небо. Да и сама архитектура храма как-то незаметно изменилась. Собор стоял какой-то приземленный и расплющенный на отечных колоннах, словно большой шатер, скрывающий внутри себя что-то стыдное и неприглядное.

Невский оказался намного короче. Мойки не было вовсе. От нее осталась лишь канава, засыпанная мусором. Через канаву был перекинут тяжелый чугунный мост. Прохожие стали встречаться значительно реже. Лица у этих господ и дам были бледны, глаза недвижно смотрели прямо перед собой. Обитатели города спешили по тротуарам, будто убегали от громадной тени замка графа Клингзора, нависшего над акваторией Невы. Лева подметил странные свойства этой тени. Там, где тень накрывала город, очертания знакомых с детства зданий и монументов приобретали искаженные и уродливые формы. Словно тень, наползая на предметы, вносила свои изменения в программу виртуальной реальности. И в этом искажении черт виртуальной реальности чудилось присутствие какого-то чуждого нечеловеческого духа, отражение культуры которого было запечатлено в сером уродстве оплывшего собора, заваленных нечистотами каналах и мечах на куполах храмов, грозящих небу. Лева все больше проникался мыслью, что все здесь сделано неправильно, искажено с каким-то гадким непостижимым умыслом сознания, привыкшего справлять нужду в лифтах и подъездах. С каждым шагом по этому вымышленному Петербургу ему становилось все хуже. Солнце скрылось за серой пеленой облаков, и от этого все вокруг выглядело еще гнуснее. Все эти искажения и уродства родного города вызывали у Левы чувство протеста и какую-то неизъяснимую тоску, от которой хотелось закрыть глаза и выть, глядя в серое, будто растушеванное графитом, небо.

Вскоре Лева достиг Адмиралтейства. Сверкающего золотом шпиля на здании Адмиралтейства не было. Шпиль был сложен из серого грубого камня. Вместо кораблика на вершине шпиля торчал "Веселый Роджер" -- мертвая голова с перекрещенными костями. Лева шел по саду Адмиралтейства. Дорожки сада были засыпаны черным вулканическим шлаком, деревья вокруг стояли не живые, окаменелые, словно некая археологическая экспедиция откопала их и специально насадила здесь. Лева повернул к Дворцовой площади. Людей здесь уже не встречалось. Левины башмаки одиноко стучали по мостовой. Нева и набережная были покрыты темной тенью замка. В этой тени Эрмитаж казался расплющенной карикатурой. Стены дворца были покрыты трещинами и пятнами отслоившейся штукатурки, как высохшая морщинистая кожа. Вместо Александрийского столпа на площади высилась квадратная стела. Над ней парил далеко не ангел. Это было какое-то уродливое серое существо с перепончатыми крыльями, похожее на вампира. Вместо креста оно сжимало двуручный меч с длинной поперечной гардой.

Лева не стал заходить на Дворцовую площадь и повернул налево к Адмиралтейской набережной. Он хотел дойти до замка, чтобы убедиться, что замок не мираж и не иллюзия и не увеличенная в сотни раз голографическая проекция. Лева шел вдоль гранитного парапета набежережной и смотрел вверх. Очертания замка расплывались в дымке, поднимающейся над Невой. За замком стояла густая тьма, и даже Петропавловская крепость была неразличима за этой тенью. От замка на набережную сбегала широкая лестница. Лестница была поделена на широкие террасы и украшена фигурами горгулий, драконов и ящеров. Воды Невы под замком были темны и пенились грязной жижей у ступеней набережной. Лева свернул к Исаакиевской площади. Расстояния здесь были неизмеримо короче, чем в реальности. Когда Лева увидел Исаакиевский соборо, то даже не узнал его. На этом чудесном творении Монферрана особо отыгрались. Здание словно вбили громадным кулаком в землю. Колоннада, поддерживающая купол, разошлась в стороны и напоминала растопыренные ноги паука, готового ринуться к жертве, запутавшейся в паутине швов булыжной мостовой на близлежащей площади. Купол собора более не блестел золотом. Широкий, как монгольская юрта, он был сложен из серого камня и увенчан длинным мечом. Острые углы камня выступали над круговой кладкой, как чешуя рыбы. "К чему этим мечи на храмах? Кого они боятся, кому угрожают?" -- спрашивал себя Лева. Вокруг было пустынно и тихо. Тень, падающая от замка, словно бы выдавливала виртуальных жителей северной столицы, готовя им замену совершенно другими обитателями. И Лева уже не сомневался, что новые обитатели этого города не заставят себя долго ждать. Замок не даром спустил свои широкие ступени к городу, открывая дорогу существам, готовым ринуться из его темных глубин. "Если культура является выражением какой-то идеи, то рано или поздно объявятся и ее носители", -подумал Лева. Он представил, какими могут оказаться носители этих идей. И ему вдруг стало страшно. Это не были картонные монстры из какой-нибудь игры, чьих мозгов хватало только на то, чтобы плеваться огнем да бросаться на людей с когтями. Это была чуждая человеческим ценностям цивилизация, как в увеличительном зеркале собравшая и отразившая все страхи и пороки человечества. Мир подобный жестокой реальности "Форготтен Реалмс", где правила королева пауков и темные эльфы, надвигался на город святого Петра.

В наступающих сумерках Лева заметил фигуру Медного Всадника. Памятник основателю города был смещен в сторону относительно оригинального расположения, но не это привлекло Левино внимание. Не конь -- огромный крылатый деймозавр вздымал властелина над постаментом. Властелин сидел победно, тараща в стороны тараканьи усы. В руке он сжимал длинный острый меч, демонстрируя, что стоит на страже своего города. "Это не Петр", -- понял Лева, когда приблизился к скульптуре. Это была еще одна карикатура на памятники его родного города. Лева опустил взор и обомлел. Под ногами деймозавра билось в предсмертной судороге какое-то полураздавленное крылатое существо. Это был настоящий ангел, белый с мраморными крыльями. Ваятель сего творения явно испытывал злобную радость, изображая на лице ангела предсмертную муку. Деймозавр топтал ангела ногами. Леве даже показалось, что он слышит хруст ломающихся крыльев и затихающие крики ангела. Лева мотнул головой, сбрасывая с себя наваждение. И вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Он поднял глаза и увидел над собой усмехающееся лицо властелина. Властелин смеялся ему в лицо, его выпученные глаза горели предвкушением скорой победы.

Сверху посыпалась медная патина. Всадник опустил меч, направив его острие в грудь Леве. Он грозил Леве мечом, словно бы говоря: "Ну ты! Прочь с моей дороги!" Деймозавр наступил ногой и раздавил голову ангела. Голова треснула, как арбуз, разлетевших полыми мраморными осколками. Всадник усмехнулся и подмигнул Леве. Глаза у него были пустые, без зрачков. Затем всадник повернул голову и уставился куда-то вдаль. Лева проследил его взгляд. От замка на Петербург надвигалась черная туча. И замок Клингзора, и набережная Невы уже скрылись в ее черных клубах. И там, где проходила туча, все становилось плоское и черное, будто силуэты, вырезанные из черной бумаги.

"Успеть к замку!" -- неожиданно для себя подумал Лева. Он поднял свой раздвоенный корень и бегом бросился к лестнице, еще виднеющейся над кромкой воды. Когда он добежал до лестницы, она уже окуталась тьмой. Снаружи торчали только две ступеньки. Лева разбежался и прыгнул. Вокруг все было затянуто клубящейся мглой. Лева побежал вверх по лестнице к замку. Ожившие в темном облаке горгульи и драконы поворачивали вслед ему головы. Из пасти у драконов вырывались языки пламени, горгульи морщили носы-клювы. Эти чудовища не понимали, как это человек осмелился войти в замок.

Лева быстро поднимался по ступеням и террасам. Все вокруг было погружено во мрак, но над железными воротами замка горела пламенная надпись:

"Замок Флюреншталь. Добро пожаловать в ад!"

Лева добежал до ворот и ударил в них корнем. Ворота со скрипом распахнулись. Он сделал шаг и провалился во тьму. Темнота продолжалась так долго, что показалась ему вечностью. Лева не выдержал и сорвал с головы шлем. Еще с минуту он приходил в себя, растерянно скользя взглядом по родным стенам в цветочных обоях. Ему не верилось, что он побывал в игре.

"Это был сон или наваждение. Но не игра. В виаре не могли возникнуть такие ощущения, да и какой человеческий разум мог придумать такое!" -- думал Лева. Но сам себя ловил на мысли, что пытается таким образом уйти от понимания феноменов сознания, ставших новой реальностью.

Глава 10. Кое-что об играх

Профессор Джордж Мартин жил в России третий год. За это время, несмотря на все неблагоприятные российские обстоятельства, он сумел сделать многое. Он открыл в России филиал транснациональной корпорации, охватывающей уже пятьдесят пять стран мира. Мартин гордился, что стоял у истоков этого предприятия. Его работы были заложены в основы построения виртуального мира. Профессору принадлежала ведущая роль в создании специальной архитектуры искусственного интеллекта и компьютерных сетей. И Высший Совет корпорации своеобразно отметил эти его заслуги: вручил контрольный пакет акций российского филиала и направил на самостоятельную работу в эту страну. Конечно, кто-нибудь другой на его месте счел бы это унизительным. Но только не Мартин. Ему тоже хотелось вырваться из-под душной опеки воротил американского бизнеса, заправляющих делами корпорации, и основать собственный бизнес. Так что в данном случае обстоятельства совпали с его желаниями. Корпорация избавилась от неугомонного профессора, профессор освободился от мелочной опеки корпорации. Оказавшись в России, профессору пришлось начинать всё с нуля. Он вложил все имеющиеся у него средства, заложил часть акций, но с задачей успешно справился. Это был не человек -- мотор. Здание офиса корпорации на Малой Охте возвели за несколько месяцев. Профессор гордился новостройкой. "Перст Петра" -- как Мартин назвал высотку -- возвышался над типовой застройкой жилых кварталов, как острый палец, указующий в небою Здание до предела было напичкано электроникой. И управлял всем "Большой Брат" кибернетическая система искусственного интеллекта, созданная под руководством профессора. Мартин арендовал цех бывшего радиозавода, и там начали производить компьютеры, специальные сетевые терминалы "ДиАй!", подключаемые к телевизору, устройства виртуальной реальности и роботов. Одновременно началась агрессивная рекламная кампания корпорации в СМИ и просто на улицах. Миловидные девушки подходили и бесплатно раздавали простейшие устройства виртуальной реальности -- очки. Очки можно было подключить к домашнему компьютеру с выходом в Интернет и наслаждаться трехмерными демонстрационными пейзажами и отрывками из игр, созданных в "ДиАй!". Российская "Давайте Играть!", несмотря на отсталость России в компьютеризации, с каждым днем набирала все больше участников. Технология сменных флэш-модулей к устройствам виртуальным реальности резко оживила ход игры и ускорила доступ по медленным модемным линиям. Росли доходы от продаж компьютеров, сетевого оборудования и устройств виртуальной реальности. Акции корпорации поднимались в цене. Корпорация захватывала новые рынки и открывала собственные салоны виртуальной реальности, оснащенные всем необходимым оборудованием. Агрессивная реклама делала свое дело, и число пользователей "Давайте Играть!" росло в геометрической прогрессии. Профессор с удовлетворением отмечал, что даже в такой нищей стране как Россия деньги текут к ним рекой. Такого подъема от России не ожидали даже финансовые эксперты корпорации. Может, они и кусали локти, наблюдая, как Мартин снимает сливки с российского рынка, но делать что-либо было уже поздно. Казалось, россияне дружно выкапывают из тайников уцелевшие баксы и несут их в кассы корпорации. Половина России отныне жила в виртуальном мире, и профессор Мартин как никто другой отлично понимал, что это очень тонкий инструмент влияния на массовое сознание. Его эксперимент удался, и он показывал, что любую страну можно покорить без выстрелов и без титанических усилий Пи-Ар-кампаний.

Конечно, не обошлось и без трудностей. Люди из властных структур, привыкшие по российской традиции кормиться от крупного бизнеса, шли с различными проверками в корпорацию, как косяки сельди на свет прожекторов. Но процедура приема важных особ и проверяющих была отработана тонко и четко, и никто из властных гостей не уходил из "ДиАй!" обиженным или недовольным. Корпорация щедро раздавала подарки, сознавая, что иначе в такой стране как Россия невозможно заниматься цивилизованным бизнесом. Мартин считал, что он человек на своем месте и заслуженно гордился своими успехами.

И еще профессору просто нравилась Россия. Досоветская культура и история этой страны всегда привлекали его. Может, поэтому для размещения головного офиса корпорации профессор выбрал столицу российской империи город Санкт-Петербург. Через несколько месяцев к профессору приехала жена и младшая дочь. Старшая, Сандра, осталась в Вашингтоне продолжать образование в университете. Мартин купил барскую усадьбу за городом. Несколько месяцев шла ее реставрация, после чего дом Мартина стал выглядеть как дворец царского вельможи. Дом так мило вписывался в близлежащий лесопарк, что жена Мартина Линда только вздохнула и сказала: "Никогда бы не подумала, что есть прекрасные уголки в этой стране!"

В последнее время профессор все свое время уделял совершенствованию интеллекта "Большого Брата". И ему удалось продвинуться в этом направлении. Месяц назад была введена в строй новая архитектура кибермозга, позволяющая ему обучаться гораздо быстрее. Теперь обработанные данные индексировались по специальному алгоритму и накапливались в постоянно действующей памяти, которую профессор называл "тень". Кибермозг мог очень быстро извлечь данные из "тени" и использовать их в своем обучении. А сохранялось в "тени" абсолютно все, с чем соприкасался "Большой Брат". Однако на днях случился необъяснимый сбой. Во время боя с роботом серьезно пострадал тестер. Дело удалось замять и пока обойтись без шумихи. Но Мартин намеревался выяснить, в чем дело. Предварительные выводы показали, что произошел сбой в кибернетической системе "Большого Брата". Такого раньше никогда не случалось, поэтому сегодняшнее заседание совета "ДиАй!" было посвящено этой проблеме. Принимали участие в малом совете, кроме профессора, Луцкий и Кадников ведущий программист корпорации.

-- Что с этим тестером, Блейдом? -- первым делом спросил профессор.

-- Без сознания. Врачи делают все возможное, -- ответил Луцкий.

-- Надо поместить его в лучшую клинику. Обязательно выплатить компенсацию родственникам.

-- Мы поместили пострадавшего в институт мозга. Там на сегодняшний день лучшие специалисты. Но пока и они ничего не могут сделать. Парень не хочет возвращаться.

Профессор никогда не встречался с Блейдом, но перед ним пронеслась мысленная картинка. Неподвижный человек, облепленный проводами и трубками. Таких, наверное, десятки в этом институте мозга. Десятки живых трупов, лежащих под аппаратами, поддерживающими их жизнедеятельность. Что происходит в мозгу этих людей? Чувствуют ли они что-нибудь? Одолевают ли их какие-нибудь видения? Живы они или умерли?

-- Вы нашли ошибку в системе "Большого Брата"? -- спросил профессор у Алексея Кадникова.

-- Мы проверили все дважды или трижды. Никакой ошибки в программном коде нет. Единственная вероятность несчастного случая -- аппаратный сбой. На какую-то долю секунды в логической ячейке пропало питание, и произошел сбой. "Большой Брат" замешкался и не успел скомпенсировать удар гидралиска, -- сказал Кадников.

-- И где мог произойти сбой?

-- Чтобы это выяснить пришлось бы выключить "Большого Брата" и проверять каждый компьютер в отдельности. Подобная проверка заняла бы много времени. Пришлось бы остановить виртуальную реальность на это время.

-- А что с инцидентом в "Замке Флюреншталь"? Когда вы думаете возобновить игру? -- этот вопрос был адресован уже Луцкому.

-- Это чья-то дурацкая шутка. Кто-то выкрал из архива первоначальные разработки и внес изменения в программный код игры. В результате в замке открылся еще один подземный уровень. Сейчас все неполадки устранены, игра протестирована, ее можно снова запускать в сеть.

-- Это кто же так подшутил над нами? -- спросил Мартин.

-- Мы провели служебное расследование. Это был единичный случай. Кто-то внес изменения в программу, а затем вернул все в первоначальное состояние. Ни системный монитор, ни логфайлы в сети "Большого Брата" не зафиксировали этих изменений.

-- Ох уж этот ваш системный монитор! Его хакнул простой тестер Блейд! Нет, подобными средствами безопасность наших разработок не обеспечишь. Это сделал кто-то из своих. Только работник корпорации знал про первоначальный вариант игры. И сделал это, чтобы навредить корпорации. Вы, господин Луцкий, должны отыскать, кто это сделал.

-- Я постараюсь, -- недовольно буркнул Луцкий. Он считал, что сделал уже все возможное. Но с профессором было лучше не спорить.

-- Учтите одно. Я просмотрел исходник из архива. Первоначальный вариант игры основательно доработан. Это труд не одной недели, если принимать во внимание, что работа, вероятнее всего, не носила групповой характер. Обстоятельства несчастного случая с Блейдом кажутся еще более странными в этом свете. Мне кажется, я уже запрещал вам устраивать поединки с роботами. Почему вы нарушили мое указание?

-- Тестеры провинились. Они хакнули монитор, считерили оружие. Мне хотелось нагнать на них страху, чтобы в другой раз неповадно было, -- попытался оправдаться Луцкий.

-- Вот и нагнали... Тестер в реанимации, а мы тут бьемся над загадками "Большого Брата". И это не говоря уже о том, что средств на то, чтобы замять скандал, потребовалось в три раза больше, чем было выручено от поединка.

-- Мне очень жаль. Я не знал, что так повернется... -- потупил взгляд Луцкий.

-- Это ведь была ваша идея тестировать роботов на поединках. Помнится, еще Класс выступал против этого. Но вы настояли на своем. И мне кажется будет правильным, если вы понесете за это ответственность и досконально разберетесь во всем, что произошло у нас в корпорации.

-- Я разберусь, -- пообещал Луцкий. Он сидел красный, как рак.

-- И еще мне кажется, вы поторопились стереть память Новику. Во-первых, данная процедура еще не отработана, во-вторых, Новик был в том прохождении с Блейдом и мог бы дать показания, что они там видели. Теперь придется искать других свидетелей. Как вам Класс? У вас больше не возникали трения?

-- Новик собирался увольняться. Он мог рассказать о поединке и том уровне, которого нет в игре. Думаю, мы поступили правильно. Что касается Класса, мы за ним наблюдаем. Пока ничего подозрительного. Мы проверили его компьютер, но ничего не нашли. Конечно, хорошо бы просмотреть и его домашний компьютер, но это не в нашей компетенции.

-- Вам надо читать детективные романы, Сергей Иванович. Если вы хотите выманить из норы крысу, вы должны закинуть наживку. Иначе крыса не выбежит. Просмотрите черновики "Замка", сравните их с тем, что открылось тестерам. Хотя у кого теперь спрашивать? Блейд без сознания, у Новика вы стерли память! Определите уровень и глубину переработки первоначального варианта. Понаблюдайте за программистами, что делали игру. Определите, кто из них занимался подземным уровнем. Не кажется ли вам, что "Замок Флюреншталь" слишком куцый? После прохождения третьего уровня находишь оружие и убиваешь монстров в подземелье. Сюжет убогий. Не стал бы "Замок" лучше и интереснее, если в соответствии с первоначальным сценарием открыть этот подземный уровень? Пусть это будет конкурсная разработка с призовым фондом, скажем, в двадцать тысяч долларов. Вдруг наш таинственный программист польстится? Ведь у него уже есть готовый подземный уровень, и наш "друг" уверен в своей безопасности. Если этот метод по какой-то причине не сработает, нам придется всех подозреваемых прогонять через детектор лжи. Кстати, что ваш хваленый системный монитор показал, когда Блейд с Новиком проникли в эту пещеру?

-- Только как раскрылся камень с ключом и скала. Больше ничего.

-- Признаться, я не ожидал другого. Монитор показал только то, что нам и собирался продемонстрировать наш неведомый "друг". А он собирался показать прежде всего свою силу и неуязвимость. Вот я какой! Делаю, что хочу с вашими играми. И ведь он оказался прав, никакой защиты от внутреннего взлома у нас нет. Система безопасности слаба. Кто угодно может завладеть ресурсами "Большого Брата" и творить, что ему угодно.

-- Это не совсем так. Мы исправили системный монитор. Сейчас это настоящий цербер. Мне пришла одна интересная мысль. Что если попробовать реконструировать тот подземный уровень по памяти Новика и Блейда. В первом случае "Большой Брат" сосканировал память Новика, прежде чем ее стереть, во втором можно договориться с институтом мозга о постановке интересного научного эксперимента. Мы узнаем больше о мозге человека и способностях "Большого Брата", кроме того получим объективную картину того, что произошло на несуществующем уровне замка, и сопоставим ее с теми вариантами виртуальной реальности, что подадут на конкурс программисты. Вдруг в памяти тестеров сохранилось нечто поразительное! Тогда эти идеи можно будет использовать для построения этого уровня или последующих игр, -- предложил Кадников.

-- Вот как! Интересно... -- Мартин откинулся на спинку кресла и положил подбородок на грудь. Так бывало всегда, когда профессор о чем-то глубоко задумывался.

-- Мне всегда хотелось проникнуть в глубины человеческого сознания. Это очень интересное предложение. Спасибо, господин Кадников. Но готов ли "Большой Брат" к задачам подобного уровня?

-- Развитие искусственного интеллекта идет быстрыми темпами. Посмотрите на результаты последнего тестирования: "Большой Брат" прекрасно справился с созданием трехмерной реальности. У нас уже есть предварительный проект для нового уровня "Замка Флюреншталь". Это вселенная типа "Форготен Реалмс". Подземные города, населенные темными эльфами и чудовищами. Думаю, будет интересно. Нужно только немного подправить сценарий, и я бы сразу выдал задание программистам. Через пару месяцев бы управились.

-- Да, мы подошли к моменту, когда машины сами смогут создавать виртуальную реальность. Это очень интересный эксперимент. И все благодаря новой архитектуре "Большого Брата", которая позволяет ему ежедневно усваивать гигабайты новой информации и учиться новому. Но не напоминает ли вам это "Матрицу" господа? Не захватил ли наш подросток, я имею в виду "Большого Брата", все виртуальное пространство? Вы знаете, я в детстве боялся подземелий. Боялся, что придут какие-нибудь гномы и утащат меня в свою подземную страну, -- признался профессор. -- И однажды, мне кажется, я видел ее. Это было жарким летним днем, когда мы с мамой гостили на ферме у деда. Мне тогда было десять лет. Я спустился в подвал большого дедовского дома. Не помню точно зачем, кажется, взять лампочку. В подвале было прохладно и тихо. Он был весь завален всяким хламом, который сносили сверху. К тому времени я еще не успел обследовать все эти подвальные залежи. Я взял с полки лампочку и стал протискиваться между картонными коробками и сваленной мебелью. Возле дальней стены я заметил старинный сундук, окованный полосами проржавевшего железа. В таком сундуке могли храниться сокровища капитана Флинта. Я понял, что умру от любопытства, если не осмотрю этот сундук. Я протиснулся к сундуку. Он был весь в пыли. В петлях висел большой замок.

Это еще больше раззадорило меня. Раз есть замок, значит, есть что скрывать. Я поискал ключ, но ключа нигде не было. И тогда я заметил, что верхняя петля держится плохо. Ржавый гвоздь высунулся наружу, и стоило за него потянуть, как он выскочил из гнезда. За ним последовал и другой. И вот я стою перед страшной тайной, скрывающейся в сундуке. Крышка со скрипом пошла вверх. Передо мной распахнулся темный объем. Сундук был большой. Я, десятилетний, наверное, весь поместился бы в нем. Но к моему разочарованию сундук оказался пуст. Только на его дне лежала скомканная мешковина. В последней надежде я приподнял пыльную тряпку. И вскрикнул от удивления. Под мешковиной скрывалось волшебное зеркало. Я ни минуту не сомневался, что передо мной волшебное зеркало. Иначе зачем было его прятать в закрытый сундук! Я достал зеркало. Оно было необычным уже тем, что было изготовлено из полированного серебра. Ни до, ни после я больше не видел металлических зеркал.

В полированной поверхности отразился наш погреб. Очертания предметов были слегка искажены, и я поворачивал зеркало, рассматривая, как необыкновенно преобразились предметы. Случайно в поле зрения попала стена, возле которой стоял сундук. У этой стены стоял стеллаж со всякой всячиной, но тут, в волшебном зеркале, эта стена исчезла!

Передо мной открылись своды темной пещеры. От пещеры веяло могильным холодом. Нужно было сделать один только шаг, чтобы переступить грань реальности и вступить в тот зачарованный мир. Мне стало страшно. Я понял, что это приглашение. И я словно бы раздвоился в ту минуту. Одна часть меня рвалась туда, другая отчаянно упиралась. Не то, чтобы я струсил. Если бы я струсил, я бросил бы зеркало и бежал бы с воплями домой. Нет, я стоял и держал зеркало. Мне было холодно, страшно и любопытно. Мне казалось, что я слышу какие-то голоса, зовущие меня в тот холод и мрак. Мрак клубился в зеркале, в нем рисовывались образы каких-то чудовищных созданий. Я почему-то подумал, что передо мной ад. Эта мысль пришла внезапно. Но я понял, что это правда. И тогда я испугался. Осторожно, чтобы эти чудовища не выскочили на меня, я положил зеркало обратно в сундук и накрыл его тряпицей. Я захлопнул сундук и засунул обратно ржавые гвозди. Затем взял лампочку и вернулся в дом. Не знаю, что было бы со мной, согласись я войти в тот мир. Возможно, это мое первое виртуальное путешествие стало бы последним. Или может быть, мне открылась бы какая-нибудь тайна мироздания, к открытию которой меня приглашали. С тех пор я верю, что наша реальность не единственно возможная. И порой нам очень трудно удержаться, чтобы не распахнуть эти двери и не войти в них.

Мартин поднял голову и посмотрел на Луцкого.

-- Кстати, тот сундучок я больше не видел. Через неделю мама увезла меня в Вашингтон, а вернулся я к деду на ферму только спустя семь лет, в день его похорон. Вскоре мама решила продать ферму, и когда мы разбирали вещи, того сундука в подвале уже не было.

Профессор вернулся из своих мечтаний и обвел взглядом коллег. В голове у него вызревал грандиозный проект "Замок Флюреншталь - 2". В этом проекте отводилось место и подземной стране, влекущей его с детства. Первоначальные наработки были сделаны. Будет замечательно, если удастся просканировать память тестеров. Дальше в дело вступит "Большой Брат" и многочисленная армия программистов. За пару месяцев проект будет готов. Судьба сама дала им подсказку, зачем же ее терять?

Мартин обратился к Луцкому.

-- Кажется, пора запускать более удачный "Замок Флюреншталь - 2". Не тяните с расследованием инцидента. Соберите все возможные факты. Еще раз проверьте программные коды. В памяти "Большого Брата" должны остаться какие-нибудь данные. "Тень" знает все. Осторожно проверьте Новика. Нужно знать, насколько он утратил память. Пусть Класс свяжется с ним. Кажется, они друг другу доверяют. Класса тоже пока держите в поле зрения, -- сказал профессор.

-- Сделаем, -- заверил Луцкий.

-- Работайте, но не слишком нажимайте со вторым "Замком". Проект на этот раз не должен выйти таким сырым.

-- Я понял, -- ответил Луцкий.

На этом малый совет корпорации "ДиАй!" завершилсся.

Луцкий вернулся к себе. Ирина подняла на него глаза. В ее глазах был вопрос, на который Луцкому отвечать не хотелось. Он прошел к себе и, усевшись в кресло, нажал кнопку интеркома: "Ирина, зайди ко мне". Ирина впорхнула в кабинет шефа. Они некоторое время смотрели друг на друга, будто никогда раньше не виделись.

-- Садись, -- велел Луцкий.

Ирина присела в кресло напротив. Ей не нравился тон, каким разговаривал с ней Луцкий.

-- Я просмотрел запись сеанса с Новиком. Велга явно перестаралась.

Ирина поняла, откуда этот тон. Ему не понравилось, что Ирина в образе Велги выступила виртуальным партнером Новика. Но ведь Луц сам приказал ей это. "Раскрути тестера. Он расслабится, и тогда процесс стирания памяти пойдет более успешно", -- сказал ей Луцкий накануне. А теперь, видите ли, вздумал изображать ревнивца! Ирина промолчала, но посмотрела на Луцкого с таким вызовом, на который только была способна. Она знала, что это не понравится Луцкому, но сейчас только того и хотела.

-- Не много ли ты на себя берешь, девочка? -- спросил Луцкий.

Его действительно задел ее сеанс с Новиком. Он знал, что это Ирина ввела образ Велги в программу "Большого Брата". Откуда она вытащила этот образ женщины-вамп? Из какого-нибудь порножурнала? Это был откровенный секс. Луцкий представил, как потекла за пультом Ирина. Она всегда возбуждалась быстро. Луцкому стало неприятно. Он вспомнил выволочку, которую ему устроил Мартин. Этот американский козел думает, что он тут умнее всех! Внимание Луцкого переключилось на Ирину. Ему вдруг захотелось овладеть ей быстро и грубо. Встать, зайти сзади и молча завалить на стол. Но сначала надо выслушать кое-какие ее объяснения. Ему нравится, когда она виновата и оправдывается. Он сначала выслушает ее, а потом возьмет свое.

-- Ты сама придумала эту Велгу? -- спросил Луцкий.

-- Не знаю. Имя пришло как-то само.

-- Все остальное тоже?

-- И все остальное тоже! Ты же сам просил сделать так, чтобы он ничего не заподозрил!

-- Ты и постаралась...

-- Как могла! -- зеленые глаза Ирины резанули Луцкого.

-- Встань, -- негромко сказал Луцкий.

Ирина поднялась на ноги, ни о чем не спрашивая. Луцкий ненавидел это выражение безучастной покорности. Ему хотелось сильно сдавить ее, чтобы она закричала.

-- Я тебя накажу, -- холодно сказал Луцкий. -- Я собью с тебя эту спесь.

-- Прямо сейчас? -- дерзко спросила Ирина.

-- Да. Иди в ту комнату.

За кабинетом Луцкого находился терминал виртуальной реальности. Ирина молча прошла в эту комнату. Луцкий проследовал за ней. Они всегда уединялись здесь. Их занятия сексом длились уже полгода, но только с большой натяжкой их можно было назвать служебным романом. Скорее, просто служебным использованием. Очень часто Луцкому казалось, что он сношает резиновую куклу, которая покорно отдается ему по первому желанию. Ирина была удобной. Она всегда была под рукой. Но ее отстраненность во время секса бесила его. Словно звезда порнофильмов она укладывалась на алтарь любви, чтобы дарить выражение своей страсти миллионам исходящих в похоти зрителей, но никак не ему. И Луцкому каждый раз хотелось проникнуть в нее глубже, чем он мог при соитии, чтобы узнать, что скрывается у этой красивой куклы за холодной маской безразличной покорности. И пока она оставалась для него загадкой, он не мог не желать ее.

Ирина прошла в комнату, драпированную темным бархатистым материалом, и остановилась возле блестящей клетки. Она с интересом осматривала все вокруг, будто оказалась здесь впервые. Луцкий подошел к встроенному шкафу.

-- Вот специально для тебя! -- он вытащил черный костюм, прошиты серебристыми нитями и кинул к ногам Ирины.

Ирина стала медленно и равнодушно раздеваться. Сначала к ее ногам упала юбка, затем кофта. Белый лифчик скользнул вниз, открывая упругую грудь с торчащими в стороны сосками. Следом за двумя пальцами съехала и тонкая полоска трусиков. Ирина стояла обнаженная на ковре перед Луцким. Руки она держала прямо, как солдат. Луцкий с трудом сдерживал себя. Ему хотелось отыметь ее прямо сейчас. Но раз он решил провести с ней этот эксперимент, он это проделает.

-- Надевай костюм! -- сказал он и ослабил узел галстука.

Ирина подняла с пола костюм. Он показался ей тяжелее, чем обычный. Рукой она провела по внутренней поверхности костюма. Пластмассовые фидбэки были заменены металлическими. Их соединяли серебряные проводники, пронизывающие костюм. Только на секунду замешкалась Ирина, но Луцкий отметил это. Наконец-то все пошло по его сценарию.

Ирина не спеша вползла в костюм. Она аккуратно застегнула все металлические пряжки и молнии. По бокам костюма были укреплены электрические разъемы для интерфейсных кабелей.

-- В клетку! -- скомандовал Луцкий.

Ирина подчинилась. Луцкий сам пристегнул ее руки и ноги к координатным рейсшинам, прикрепил кабели и надел шлем. Затем замкнул двери сферической клетки. Теперь Ирина была в его власти. Костюм у нее был не обычный, он мог оказать большее воздействие на ее тело, чем стандартные модели. Луцкий выбирал, в какой мир ее послать. У него было несколько вариантов. Но он знал одно: наказание должно быть чувствительным. Он надел шлем и встал за пультом. Теперь Ирина была полностью в его власти.

В глаза Ирины ударил яркий свет. Свет стал слабее, и она увидела приближающуюся к ней фигуру. Луцкий принял образ вождя берсерков. Он был дикий и могучий. Его длинные волосы были перехвачены золотым ободком. Мышцы бугрились на обнаженном торсе, а на кожаном поясе висели кнут и меч. Ирина стояла привязанной к массивной деревянной раме. Ее руки и ноги были широко разведены в стороны. За окнами бревенчатой избы шумел темный лес. В камине жарко пылал огонь.

Берсерк подошел к пленнице и поднял ее голову за подбородок. В лицо вождю уставились наглые зеленые глаза. Вождь понял, что она не верила ему, не верила в эту реальность, и, возможно, в душе смеялась над ним. Это только подлило масла в огонь. Вождь с силой оттолкнул пленницу. Железные цепи зазвенели. Белокурые волосы упали на лицо девушки.

-- Ты смеешься надо мной! -- взревел берсерк. -- Сейчас тебе будет не до смеха!

Он взмахнул кнутом. Яркий ожог полоснул по обнаженному бедру пленницы. Девушка не издала ни звука. Вождь усмехнулся и ударил еще. Он хорошо знал воздействие этого кнута. Сначала он испытал его на себе. Еще три удара, звучных и сочных. Только теперь пленница застонала. Вождь зашел сзади. Следующие удары пришлись по ее нежным ягодицам. Три ярких полоски вспыхнули на белой коже пленницы. Она застонала громче. Еще три удара легли ниже, на бедра. Вождь знал, он будет бить ее, пока она не заревет в полный голос, пока не попросит у него пощады. И тогда он заглянет в ее зеленые глаза и, может быть, найдет в них ответ на свои вопросы. Берсерк продолжал стегать ее тело. Раз за разом удары становились все более жгучими. Голова пленницы моталась из стороны в сторону. Волосы спутались. По телу текли струйки пота. Удары ложились такими яркими красными полосками, что вождь на минуту прервался, чтобы полюбоваться ими со стороны. Он откинул волосы с лица пленницы. Она тяжело дышала. Глаза ее были закрыты.

Веки ее были опущены.

-- Я буду бить тебя, пока ты не изойдешь слезами, -- сказал вождь. -- Я хочу слышать твои вопли и крики, в них суть женщины.

Пленница молчала. Только тяжелое прерывистое дыхание вырывалось из ее груди. И еще вождь слышал, как трещат поленья в камине, да воет за окном ветер, раскачивая деревья в лесу.

Он опустил руку на бедро пленницы. Красные полоски от кнута набухли и, казалось, жгли его руку. Вождь почувствовал яростное желание овладеть пленницей и опять с трудом взял себя в руки. Он сделает это в самом конце, когда она униженно попросит о пощаде. Тогда он возьмет ее не как любовник, не как смиренный воздыхатель, а грубо и сильно как ее господин. А сейчас он хочет слышать ее крики, ее стоны, и он будет бить ее снова и снова, пока она не преодолеет гордость и не взмолится о пощаде. Веки пленницы по-прежнему были опущены. Но вождю очень хотелось видеть, как отражается в ее глазах боль. Так же ли она холодна и безучастна, когда в ее тело впивается кнут, как при занятиях сексом.

Берсерк поднял ее лицо. Она не смотрела на него.

-- Посмотри на меня, -- велел вождь.

Пленница молчала.

-- Я хочу, чтобы ты знала, за что тебя бьют. Ты обманула меня. Обманула с этим Новиком и поэтому должна понести наказание. Но сейчас это для меня не главное. Я хочу знать, кто ты. Я хочу проникнуть в твою душу. Я хочу разгадать твою загадку.

И тут вождю показалось, что тело пленницы чуть заметно вздрогнуло. Вздрогнуло от внутреннего хохота. Это взбесило вождя. Он отступил на шаг и несколько раз сильно ударил ее по внутренней поверхности бедер. Пленница громко вскрикнула. И тогда вождь решил не останавливаться, он бил ее по ногам, пока она не закричала в полный голос. И только тогда он опустил кнут и снова вскинул ей голову. Ее глаза были открыты. С продолговатыми, как у кошки, зрачками они смеялись ему в лицо. Вождь понял, что видел это выражение и раньше, только оно всегда скрывалось за ее холодностью и безразличием.

-- Хорошо, -- процедил сквозь зубы вождь. -- Ты получишь свое сегодня. Если потребуется, я буду истязать тебя всю ночь. А может, и дольше, пока ты не умрешь тут.

-- Ты не сможешь этого сделать, -- пленница разлепила пересохшие губы. -- Ты слишком слаб для этого. Ты слишком слаб как мужчина, и ты слишком слаб как воин. Тебя не хватит на эту ночь.

Взгляд ее зеленых глаз превратился во взгляд нацеленных ружей. Вождю стало не по себе.

-- Посмотрим, как ты будешь выть и крутиться под кнутом. Сегодня я тебя жалеть не буду, -- сказал вождь и вновь поднял кнут.

Времени у него более чем достаточно. И когда она обессиленная повиснет на путах, он возьмет ее. Возьмет ее сзади, трогая руками шрамы, оставленные на бедрах и ягодицах. И она будет бесчувственной и расслабленной почти такой же, как в моменты их близости наяву. Кнут свистнул в воздухе и хлестко опустился на тело пленницы. И тут она не сдержалась и закричала. Закричала дико и яростно. В этом крике было больше гнева, чем боли.

Стекла в маленьком окне полопались и вывалились наружу. В избу ворвался холодный ветер. В этом ветре вождю послышался какой-то угрожающий звук. Он накатился будто издалека, но через мгновение избушка вздрогнула, будто от землетрясения. Дверь в избушку под мощным ударом влетела внутрь. В дверной проем просунулась голова чудовища. Чудовище было похоже на древнего ящера. Красные глаза ящера зло уставились на вождя берсерков.

-- Ты звала меня, Велга? -- проревел ящер.

-- Да, Дрон, помоги мне! -- простонала пленница.

Ящер передними лапами стал разламывать проход. Вождь потянулся к волшебному рунному клинку. Но выхватить меч вождь не успел. Ящер рванулся вперед и снес крышу хижины. Сильный удар сбил берсерка на пол. Он очутился под огромной пятой ящера.

-- Мне раздавить эту грязь, Велга? -- спросил ящер.

-- Не сейчас, Дрон, чуть позже, -- ответила Велга.

Она смотрела на поверженного вождя сверху. Ее глаза жили будто отдельной жизнью от ее иссеченного и страдающего тела. Во взгляде Велги читалось торжество и презрение к поверженному противнику. Ящер чуть заметно усилил давление, и в груди берсерка хрустнули ребра. Дикая боль пронзила его тело. Он закричал. В следующее мгновение все поплыло перед его глазами. Берсерк лишился чувств.

Когда Луцкий очнулся, он увидел над собой встревоженное лицо Ирины. Она толкала ему в рот какую-то маленькую таблетку, и он чувствовал, как по его подбородку текут струйки воды.

-- Хорошо, что вы пришли в себя, -- удовлетворенно произнесла Ирина и поднялась на ноги.

Луцкий закашлялся. В груди болело. Он дотронулся до ребер. Ребра вроде бы были целые, но даже легкое прикосновение к ним вызывало боль.

-- Может, вызвать врача? -- спросила Ирина.

-- Не надо, -- прохрипел Луцкий.

Он с удивлением смотрел на нее. Ирина была в том же черном костюме виртуальной реальности. Как она смогла выбраться из клетки? Ведь он не только пристегнул ее, но и закрыл на замок. И вообще, что здесь произошло? Никакого ящера не было в его программе. Луцкий тяжело встряхнул головой, боль в груди понемногу стихала.

-- Может, отвернетесь, я хочу переодеться, -- сказала Ирина.

-- Переодевайся, -- прохрипел Луцкий.

Ирина больше не обращала на него внимания. Она расстегнула костюм и спустила его вниз, как змеиную кожу. Луцкий смотрел на нее. На ее теле спереди и сзади четко отпечатались алые полосы. Ирина растерла их рукой. Не глядя на Луцкого, она не спеша облачилась в свои белые трусики и лифчик. Луцкий почувствовал, как колыхнулся у него член. Но это случилось скорее по привычке. После такого шока о сексе с секретаршей думать не хотелось. Ирина критично осмотрела свои ноги, сквозь светлые колготки просвечивали темные полосы. Она постаралась как можно ниже стянуть свою мини-юбку. До конца рабочего дня оставалось еще два часа. Вдруг к Сергею Ивановичу придут люди и увидят ее в таком виде. Что они подумают? Закончив одеваться, Ирина подошла к зеркалу. Ее волосы совершенно растрепались. Тушь расплылась, протянувшись от глаз темными полосками. Ирина быстро смахнула макияж и достала косметичку.

Луцкий тяжело поднялся с пола. На затылке у него вспухла большая шишка, и тупо ломило в груди.

-- Что это было? -- спросил Луцкий.

-- Не знаю, -- безучастно произнесла Ирина, подкрашивая губы. -- Какая-то ваша игра, наверное.

-- Какая игра? Ничего такого там не было.

-- Ну раз не было, так чего же вспоминать? В следующий раз будете осторожнее.

-- Кто ты?

-- Вы разве не знаете? Я ваша секретарша Ирина. Вы ведь именно меня желали видеть в том месте. Именно такую сексуальную и податливую.

-- Да, но я не понимаю...

-- Всему свое время, Сергей Иванович. Пусть все в наших отношениях остается как и прежде. Меня это устраивает. Но теперь вы кое-что знаете и не будете переступать определенный порог.

-- Какой порог?

Глаза Ирины метнулись на него из зеркала.

-- Я выносливая, Сергей Иванович. Но даже у меня есть болевой порог. Поздравляю, вы его превзошли сегодня. Но я бы не советовала вам повторять этот эксперимент. Плохо от этого будет вам, а не мне.

-- Что еще за чушь?

-- Это не чушь. Скоро сами все поймете, даже если надумаете уволить меня... -- испытующий взгляд Ирины скользнул по Луцкому.

-- Не уволю, -- сказал Луцкий.

В корпорации творились какие-то странные вещи, и ему было необходимо разобраться во всем этом.

-- Ну я пошла? -- спросила Ирина. Она уже закончила свой макияж.

-- Ты, может, объяснишь мне что-нибудь?

-- Зачем, Сергей Иванович? Вы и так уже многое поняли и узнали. Игра у нас хорошая, зачем ее портить? Может, как-нибудь еще в нее поиграем...

-- Ирина!..

-- Все, я пошла. Там, наверное, люди.

Ирина повернулась и вышла из комнаты. Луцкий оглядел клетку, в которую запер Ирину. Ремни на координатных рейсшинах были разорваны пополам, дверца из никелированных труб выгнута наружу.

-- Да кто ты такая, черт побери! -- в отчаянии воскликнул Луцкий.

Он поднял шлем виртуальной реальности. На том месте, где он ударился затылком об пол, в крепкой пластмассе разбежались трещины. Шлем принял на себя всю силу удара ящера. И если бы не шлем, Луцкий бы валялся на полу с размозженной головой и в луже крови. Нет, он должен все выяснить! И выяснить сегодня же. Луцкий наскоро привел себя в порядок и вернулся в свой кабинет. Рабочий день продолжался, и координатора ждали важные дела.

Глава 11. Класс

Настоящее имя Класса было Рыжков Константин Петрович. Ему было двадцать семь лет, за плечами он имел университет и четыре года стажа работы. Работу в корпорации он начал отнюдь не с должности бригадира тестеров. Начал Костя с руководителя отдела игрового дизайна. Это было два года назад, когда корпорация только разворачивала свою деятельность в России. На работу Костю взяли сразу. Правда, позже Костя узнал, что справки о нем навели где только возможно. По расторопности служба безопасности "ДиАй!" явно превосходила подобные государственные структуры. Новая работа всецело поглотила Костю. Он дневал и ночевал в корпорации, тогда они еще располагались в старом здании на проспекте Непокоренных. Все первые проекты корпорации прошли через него. Это была и "Матрица" и "Анреал". С этим играми корпорация сделала первые шаги в виртуальном пространстве. Проекты были раскрученные, корпорация купила на них лицензии у фирм-производителей, и дело пошло. Первые шлемы виртуальной реальности были вручены важным чиновникам. Костя видел эти шлемы. Вряд ли чиновники использовали эти шлемы для игр. Шлемы были выполнены в античных традициях и изготовлены из чистого золота. Костя отлично понимал, зачем это нужно. Без взяток бизнес в России невозможен.

После раскрутки пошли уже собственные проекты: "Дом живых мертвецов", "Ужасы Питера", "Волчье логово", и, наконец, "Замок Флюреншталь". Костя, правда, хотел сделать какую-нибудь виртуальную стратегию, ему поднадоели однообразные стрелялки. Но руководство корпорации твердо стояло на достигнутых рейтингах и не хотело уступать. Костя смирился. Он терпеливо придумывал новых монстров и страшилищ, которых предстояло истреблять геймерам. В компьютере у Кости собралась, наверное, самая большая коллекция монстров, когда-либо придуманных человечеством. Эти порождения человеческого страха не были зафиксированы ни в одном каталоге. Вот только в названиях чудовищ Костя дошел до полного маразма. Он сам покатывался от смеха над такими перлами своего творчества, как "Медвежуки" и "крюкоужасы", но деваться было некуда. Надо же, чтобы эти монстры как-нибудь назывались. И его монстры, оживленные скелетной анимацией, появлялись во всех новых играх. Костя старался все делать точно. Его монстры были наделены силой, интеллектом и выносливостью именно в той мере, чтобы было интересно геймерам. Отдел трудился на славу. Корпорация по достоинству ценила Костины труды, и через год работы он смог приобрести 323-й "БМВ-i" 98 года выпуска.

А затем появился новый проект, куда более серьезный. Корпорация решила заняться робототехникой. Работы у Кости добавилось. Вдобавок к его дизайнерскому отделу под его начало передали отдел роботостроения. Дело кипело. Первые роботы были изготовлены к концу прошлого года. Надо ли говорить, что Костя придал этим роботам формы своих любимых монстров. Так появились на свет Орк, Медвежук, Крылан и Гидралиск. Дизайн последнего Костя содрал из "Старкрафта" производства фирмы "Близард Ентертейнмент". Персонажи компьютерных игр ожили в реале. Кроме своих собственных электронных "мозгов" роботы имели радиоинтерфейс связи с "Большим Братом"., что во много раз увеличивало их интеллектуальные способности. Роботы строились в цехах корпорации, и Косте нравилось бывать здесь. Перед ним стояли творения его мысли. Они были для него как живые, эти железные монстры. Он мог подолгу разговаривать с ними и любовно ухаживать, словно за своими питомцами. Костя смазывал роботам подшипники, регулировал гидроприводы и постоянно копался в их мозгах, записывая в память своим творениям все более совершенные программы. И это действительно были лучшие роботы в мире. Корпорация намеревалась даже представить их на всемирной выставке в Токио. Пока же сведения о создании роботов хранились в тайне, и руководство "ДиАй!" снисходительно предоставляло конкурентам возможность наслаждаться успехами робота-собачки "Аибо". Все в карьере Кости Рыжкова шло хорошо, пока не произошел один случай, поставивший крест на всех его проектах.

Это случилось в феврале. Роботы к этому времени прошли все тесты. И тогда кто-то из высшего руководства "ДиАй!" решил устроить им последнее испытание. И этим испытанием должен был стать бой между роботами. Для этого на подземных уровнях "Перста" создали специальную арену с амфитеатром, чтобы почетные гости могли любоваться битвами роботов. Это решение смутило Костю. Роботы были для него словно дети, и он не хотел, чтобы они топтали и калечили друг друга. Костя без обиняков высказал свое мнение профессору Мартину. Личный вход к высшему руководству был воспрещен для сотрудников нижнего звена и даже для руководителей отделов, но всем желающим разрешалось воспользоваться электронными сообщениями. Такое сообщение Костя и послал Мартину.

Косте объяснили, что ход боя будет контролировать "Большой Брат". Новая программа, заложенная в кибермозг, не допустит, чтобы роботы повредили друг другу. Это будет скорее иллюзия боя: "Большой Брат" будет контролировать все толчки и удары, в реальном времени снижая их силу. Бои роботов были назначены на ближайшее воскресенье. На представление были приглашены высокие друзья профессора: губернатор Нильский, чины из мэрии, МВД и ФСБ, кое-кто даже из администрации президента. И это не считая денежных толстосумов, не пожалевших до тысячи долларов за то, чтобы наблюдать поединки. В корпорации готовились к боям роботов как к празднику. На флагшток подняли большой бело-голубой флаг с логотипом "ДиАй!", все внутри и вокруг вычистили и вымыли. Охранников переодели в новую униформу. После боя был назначен роскошный банкет, а для высоких гостей заготовили ценные подарки.

Лишь Костя был далек от принятия этого праздника жизни. Он переживал за своих любимцев. Почему ради потехи этих господ его творения должны ломать друг другу "кости"? Его не удовлетворили объяснения профессора, сославшегося на тестирование новой программы для "Большого Брата". Костя не знал, как эта программа покажет себя в действии, и не хотел, чтобы в бою пострадал кто-нибудь из роботов. Ведь он продумывал и моделировал каждую детальку этих уникальных созданий. Многие узлы роботов были переделаны в процессе доводки, и никаких чертежей и документации таких переделок не сохранилось. И это не говоря уже о содержимом их электронных мозгов. Инженеры постоянно совершенствовали центральные процессоры роботов, и многие микросхемы, выполненные по индивидуальному заказу, существовали в единственном экземпляре. Костя и его товарищи сами собрали роботов и сами вдохнули в них жизнь. И когда они представили, что завтра кто-нибудь из их монстриков превратиться в груду железа, им становилось обидно до слез.

Программным обеспечением роботов занимался лично Костя. И когда все возможности предотвратить побоище были исчерпаны, Костя решился. Поздним вечером он пробрался в цех, где стояли роботы. Он смотрел на них, будто видел впервые. "Конечно, все вы могли бы стать настоящими боевыми машинами. Страшнее вас созданий придумать трудно. Но я не хочу, чтобы вы стали драчунами", -- думал Костя. Эти машины явились из его фантазий, они были воплощением эстетики ужаса, но они были абсолютно безобидными -- опасными их делал человек. Костя придумал этих роботов вовсе не для того, чтобы они стали воплощением чьей-нибудь разрушительной мечты, поэтому ему была глубоко отвратительна эта затея с гладиаторскими боями.

Костя открыл голову орка, равнодушно смотрящего на него выпуклыми стеклянными глазами, и вытащил из платы чип памяти с программой. "Будешь скакать козликом, орк", -- шепнул ему Класс, вставляя микросхему с новой программой. То же самое он проделал с Медвежуком, Крыланом и гидралиском. Дело было сделано. Костя улыбнулся: посмотрим, что будет завтра на арене. Представление состоится, но будет не таким, как его задумали. Домой Костя вернулся за полночь и лег спать с чувством правильно выполненной работы.

Зал, где размещалась арена, был полон. Собралась вся верхушка корпорации. Прилетели люди из других городов. И это не говоря уже о том, что присутствовало немало гостей в услугах и благосклонности, которых корпорация была кровно заинтересована. В центральной ложе находился профессор Мартин. Профессор поднялся с кресла и оглядел зал:

-- Дорогие друзья! Я счастлив приветствовать вас в нашем "Персте Петра"! Так мы называем это место, где творим все новое -- новый мир, новую реальность. Я счастлив, что и вы решили стать причастниками нашего нового дела, правильно избрав место на передовом рубеже современной науки и техники. Сегодня мы можем похвастаться успехами "ДиАй!" в России, в этой удивительной и прекрасной стране, где живет чудесный и отзывчивый народ. Именно в вашей стране мы добились выдающихся успехов. Но это только начало. Я чувствую, что с таким народом мы способны сделать следующий шаг. И пусть это прозвучит слишком смело, но мы готовы изменить реальность и построить новый мир. Мир, лишенный недостатков присущих старому пониманию реальности. Тот мир, в котором каждый из нас сможет найти то, что близко ему по пониманию и душевным склонностям. Нас часто упрекают в том, что мы строим замки на песке и уводим человека от реальности. Но почему реальность такова, что от нее хочет бежать человек? Почему наши пользователи платят нам деньги за то, что мы предоставляем им возможность погрузиться в мир иллюзий? Ответ, мне кажется, очевиден. Наша виртуальная реальность, построенная в соответствии с человеческой мечтой, лучше, чем та реальность, в которой мы живем на самом деле. И особенно эта разность потенциалов заметна в России. Простите меня, если говорю недостаточно понятно. Мой русский еще не так хорош, чтобы я мог выразить на нем мои мысли. Но суть вы, думаю, уловили. Сегодня мы пригласили вас, чтобы продемонстрировать наши достижения. Но сколь бы впечатляющими они вам они ни показались, хочу сразу оговориться -- это лишь первый шаг. Это начало к построению нового мира кибернетических систем и роботов, обладающих искусственным интеллектом.

Вначале я хотел бы представить успехи корпорации в области роботостроения. В отличие от виртуальных миров, это наиболее вещественные наши достижения. Их можно потрогать руками. Это не главное направление нашей работы, но достаточно перспективное, чтобы вкладывать в него средства и силы. И после небольшого представления, которое разыграют тут наши роботы, мы перейдем к главному -- к демонстрации технологии создания виртуальных миров.

Мартин опустился на свое место, и тотчас арену осветили лучи прожекторов. Торжественным маршем на арену выходили роботы. Первым шел орк. Через мощный торс орка был перекинут лук со стрелами. В руке орк сжимал копье с длинным древком. Класс воткнул ему в голову белое перо, и орк выглядел как удачливый охотник из отряда Робин Гуда. Следом шел Медвежук, тяжело переваливаясь с ноги на ногу. Его верхние конечности топорщились железными когтями, как ковши экскаватора. За Медвежуком вылетел вампир Крылан. Крылан сделал круг над ареной. Зрители ахнули, ощутив на лицах дуновение его крыльев. Крылан приземлился посреди арены и сложил крылья. Его могучие руки были скрещены на груди. Вся его гордая поза словно бы говорила: кто здесь посмеет сразиться со мной?

Но когда на арену выполз гидралиск, публика испуганно притихла. Это была совершенная машина смерти, творение Мозга Зерга из игры "Старкрафт". Гидралиск остановился на арене, опираясь на длинный хвост. Его боевые передние конечности -- сабли -- тяжело оперлись о зеленое покрытие арены. Гидралиск был готов к бою и жаждал крови противников.

Публика зааплодировала. Луцкий вопросительно взглянул на Костю: все ли готово? Костя утвердительно кивнул головой. Он знал, что радиоинтерфейс "Большого Брата" отключен, и никто, кроме программы в головах роботов, не управлял ими. В этом был определенный риск. Существовала малая доля вероятности, что роботы могут выйти из-под контроля. Но Костя был уверен в себе, уверен в своих силах.

-- На поединок вызываются Медвежук и Орк! -- объявил Луцкий.

Луцкий стоял гордо, словно римский император. Ему даже имя можно было придумать подходящее -- Луций.

Медвежук и Орк, как и было запланировано, двинулись вокруг арены, воинственно вздымая конечности и потрясая кто оружием, а кто угрожающими когтями. Гидралиск и Крылан тихо сдвинулись в проход, уступая место бойцам. Медвежук и орк остановились друг против друга. Их глаза-камеры в упор изучали друг друга, выискивая слабые места в обороне противника.

Ударил гонг. Орк взмахнул копьем. Острие зависло над головой Медвежука. Медвежук прикрылся лапами. Костя испугался: неужели его программа дала сбой? Медвежук завыл и неуклюже попятился. Орк издал воинственный клич и потряс копьем. Ноги у Медвежука подкосились от страха, и он толстой задницей плюхнулся на пол. Медвежук сидел на арене и, прикрываясь лапищами, всхлипывал, как испуганный ребенок. Голосовой синтезатор Медвежука воспроизводил звуки, похожие на тонкий плач. Это было что-то новенькое, Костя сам не ожидал такого от своих воспитанников. Орк остановился перед плачущим Медвежуком и растерянно опустил копье. Ему стало жалко друга Медвежука. Почему, он и сам не знал.

"Охотник леса! Пожалей меня! Чем провинился пред тобою Медвежук?" -прохныкал Медвежук.

Орк смотрел на Медвежука. Казалось, в нем боролись противоположные чувства или, вернее, байты программ. Поколебавшись, Орк отбросил свое устрашающее копье и подал Медвежуку руку. Медвежук захлопал в стальные ладоши и запел:

"В лесах Чухонии дремучей

охотник сети расставлял напрасно.

Не ведал орк лесной могучий,

что не услышит он "Большого Брата".

В его программе прописались глюки,

а значит и в засаде часто

он коротает ночи бесполезно,

ведь он теперь совсем не злюка

и малыша не тронет Медвежука.

Программный синтезатор Медвежука завыл простенькую кельтскую мелодию. Костя засмеялся. Этого точно не было в его прошивке. Песню Медвежук сочинил сам. Орк сбросил с себя лук и колчан со стрелами. Поднимая вверх колени, он закружился в танце возле Медвежука. Гости рассмеялись. Раздались аплодисменты. Костя посмотрел на Мартина. Профессор тоже улыбнулся. Орк продолжал водить хоровод вокруг сидящего Медвежука. Медвежук же наигрывал простые мелодии на своей программной дудочке и прихлопывал в ладоши как в литавры. Иногда он снова пытался петь, и тогда все покатывались со смеху над его куплетами.

Крылан и гидралиск стояли позади и прихлопывали в такт мелодии ногами. Луцкий уже собирался объявить вторую пару участников состязаний, но в этот момент Крылан поднялся в воздух и приземлился рядом с орком. Они взялись за руки и закружились возле веселого Медвежука безмятежно распевающего свои песенки. Гидралиск ударил шипастым хвостом и выполз на середину арены. Размахивая в воздухе боевыми саблями, как дирижерскими палочками, он тоже вступил в веселый хоровод вокруг Медвежука. Все улыбались и хлопали в ладоши. Даже профессор Мартин. Орк пошел в присядку под веселые наигрыши Медвежука. Гидралиск крутился на своих шести ногах, а вампир Крылан подпрыгивал и хлопал крыльями.

Костя поймал на себе Луцкого. Луцкий опустился к нему на передвижном кресле. "Шеф вызывает", -- сообщил Луцкий.

-- Ваша работа? -- спросил его Мартин, отвернувшись от арены.

-- Моя, -- не стал отпираться Костя.

-- Неплохо, но это не то, на что мы рассчитывали. Мы должны были оценить боевые способности этих существ.

-- Зачем? -- спросил Костя. Он в самом деле не понимал, зачем это нужно.

-- Они наши стражи. И мы должны знать, на что они способны, -- ответил Мартин.

-- Разве это нельзя проверить другими способами, и не гробить роботов?

-- Но ведь это просто кибермеханика. -- Профессор как забавную козявку разглядывал стоящего перед ним молодого человека. Он отказывался поверить, что кто-то в корпорации может нарушить его распоряжения. Впрочем, эти русские всегда были непредсказуемы и своевольны.

-- Для меня нет, -- сказал Костя.

-- Я думаю, это случай следует обсудить на совете и сделать соответствующие выводы, -- вступил в разговор Луцкий. Его взгляд менялся от осуждающего достающегося Косте до подобострастного обращенного на профессора.

-- Завтра малый совет. Там и заслушаем господина Рыжкова, -- объявил профессор.

Костя понял, что приговор вынесен. Так и случилось. Костя потерял свою должность. Хорошо хоть его оставили в корпорации. Он стал просто тестером. Самой низшей кастой в корпорации. Его способности ценили, но строптивость не простили. Да он и не просил об этом. Оказавшись на новом месте, Костя не растерялся. Он быстро набрал команду геймеров самого высокого класса. Все вместе они штурмовали виртуальные пространства, придуманные программистами и дизайнерами. Тестеры первыми проходили игры и находили ошибки в программном обеспечении. Они лезли в лапы монстров и пасти драконов, чтобы проверить, а правда ли эти твари так опасны и не стоит ли за ними пустота -- так нелюбимая программистами оплошность. И найдя неизбежные ошибки, занимались тем, ради чего стоило работать, -- давали программистам ценные замечания по поводу устранения их глюков. В этом состояла работа тестеров. Костя стал у них главным и получил ник Класс. И он прекрасно понимал, что после концерта роботов выше этой должности ему подняться не дадут.

Когда произошел несчастный случай с Блейдом, Костя не удовлетворился официальными объяснениями. Ему показалось, что два события состоят в роковой связи. Сначала Блейд пропал на несуществующем уровне виртуальной реальности, затем его на арене травмировал гидралиск. Класс видел, как, пошатываясь, Блейд выходил на арену. Глаза у Блейда были, как у наркомана, захваченного своими глюками. Но Блейд не был наркоманом. Это был здоровый семнадцатилетний парень, открытый и общительный, с прекрасным чувством юмора. Класс тогда не придал этому значения, как не придал значения и тому, что с арены вынесли получившего травму Новика. После Новика должен был драться Блейд. Класс помог Блейду надеть бронекостюм. Блейд даже словом не обмолвился, только кивнул в знак благодарности. Казалось, он все еще пребывал в реальности, открывшейся ему на нижнем уровне замка. Поединок длился около минуты. Гидралиск нанес Блейду страшный удар саблей. Блейд, как выбитый из седла рыцарь, упал на арену. "Большой Брат" даже не попытался ослабить удар. Это видели все, кто был в зале. Просто публика считала, что так и должно быть. Но те, кто знал, пришли в ужас. Блейда вынесли с арены на носилках и срочно отвезли в реанимацию.

Класс попытался разобраться, что произошло после того, как тестеры открыли скалу в пещере ифрита, но у него ничего не вышло. Уровень, где побывали Новик и Блейд, исчез из игры так же неожиданно, как появился. И никаких следов в памяти "Большого Брата" он не оставил.

Блейд лежал в коме. Оставался последний свидетель таинственного происшествия Новик, но вчера после малого совета Луцкий вызвал Костю к себе.

-- Садись, Класс, -- вальяжно указал Луцкий на кресло перед собой. -- Ты к Новику не собираешься? Вы ведь, кажется, подружились?

-- Пока нет, -- ответил Класс.

-- Надо его навестить. Возможно, ты слышал, что в корпорации проводятся опыты по нейролингвистическому программированию и управлению психикой человека. Для "Большого Брата" разработана специальная программа для этих целей. Вчера "Большой Брат" тестировал Новика на детекторе лжи. Мы не знаем, каковы окончательные результаты этого тестирования, но, кажется, память о работе в "ДиАй!" у Новика стерта. Это очень важная научная задача -- стирание определенных участков памяти. Мы поручаем тебе деликатную задачу, Класс. Надо проверить Новика, что он помнит, а что нет.

-- Зачем вы это сделали? -- напрямую спросил Класс.

-- Новик решил уволиться. Он знал многое из того, что подпадает под определение коммерческой тайны. И потом эта неприятность с Блейдом. Не хотелось, чтобы что-то вышло наружу. Понимаешь, о чем речь? ведь пКласс? чем речь, Класс?чно увезли в реаниманию.________________________________________________________________________

-- Нет, -- резко сказал Класс. -- Но я съезжу к Новику. Мне самому хочется разобраться в том, что произошло на том уровне.

-- Вот и хорошо. Поговори с Новиком, что он помнит об этом и о нашей работе. Мы должны убедиться в эффективности нашей методики. Это задание не мое, профессора. Профессор доверяет тебе. И если все сделаешь правильно, то, возможно, не навсегда засидишься в тестерах.

-- Хорошо, -- ответил Класс.

-- Ну тогда дерзай! Удачи!

-- Можно один вопрос? -- остановился Класс.

-- Да? -- поднял на него глаза Луцкий.

-- Вам что-нибудь известно, откуда в игре взялся этот уровень?

-- Кто-то выкрал материалы из архива. Сейчас над этим работают.

-- А что было в архиве? -- спросил Класс.

-- Первоначальный код. Планировалось продолжить "Замок" на еще один уровень. Но это были лишь черновые наброски кода да сценарий. Кстати, профессор поручил доработать этот первоначальный код и запустить продолжение "Замка Флюреншталь".

Костя вышел от Луцкого. Информации к размышлению было более чем достаточно. То, как обошлись с Новиком, только плеснуло масла в огонь. Если корпорация решилась на такие крайние меры, как стирание памяти, то действительно случилось что-то из ряда вон выходящее. Все это требовало объяснения. Не такой был человек Костя, чтобы сделать вид, что ничего не произошло. Поэтому он сразу поехал к Новику.

Новик третий день сидел дома. Света что-то спрашивала его о работе, он только пожимал плечами и отвечал, что ищет работу. Света выразительно крутила пальцем у виска, награждая его соответствующим взглядом. Но Дмитрию было все равно. Целые дни он просиживал в виртуале, благо деньги у него были. Это было полным безумием, но он пытался попасть в "Замок Флюреншталь". "Замок" больше не загружался. Но Новик чувствовал, что он должен вернуться в эту игру, ибо там осталось что-то, что он должен был вспомнить. Другие игры корпорации были ему неинтересны. Он знал их все наизусть, но играл и в них, поскольку другого занятия своему выпитому разуму не находил. В виртуале было хоть какое-то спасение от внешнего мира, пресного и бледного, как выцветшая картинка. Поэтому, как только раздался звонок в дверь, Дмитрий обрадовался. Хоть кто-то живой заглянул к нему.

В дверях стоял Класс. Это было как явление призрака. Дмитрий понял сразу, что знает этого человека. Но кто это вспомнить не мог. Такое с ним в последнее время часто случалось.

-- У тебя есть время? -- спросил Класс.

-- Полно, -- ответил Дмитрий.

-- Тогда, может, посидим где-нибудь?

-- Проходи, если хочешь.

-- Лучше не дома.

-- Хорошо, я оденусь, -- сказал Дмитрий.

Через несколько минут они сидели в Костином "БМВ".

-- Я знаю, что случилось. Тебе стерли память, -- сказал Класс.

-- Вот оно что. А я-то все думаю, почему чувствую себя как с глубокого похмелья.

-- В корпорации существует методика обработки сознания людей с помощью компьютера. Они воздействуют на мозг с помощью специально подобранных звуковых сигналов и визуальных образов. Это что-то похожее на нейролингвистическое программирование, соединенное с электрошоком. Эта методика держится в секрете. О тебе мне сказал Луц. Он велел проверить, насколько глубоко стерта твоя память.

-- Зачем они это сделали? -- спросил Дмитрий.

-- Я бы тоже хотел это знать. И еще я бы хотел знать, что произошло с Блейдом.

-- Ты спрашиваешь у живого трупа. Я что-то помню, но очень смутно, образы не задерживаются. Я забыл даже, как тебя зовут. Хотя помню, что мы где-то встречались, -- усмехнулся Дмитрий.

-- Меня зовут Класс или Костя.

-- Да, что-то такое... Класс, -- повторил Дмитрий.

-- Ты помнишь Блейда? Помнишь, что с вами случилось, когда вы попали в тот мир? -- спросил Класс.

-- Блейда помню, -- не совсем уверенно произнес Дмитрий. -- Я загрузился из дома. "Замок" был еще в сети. Там был Блейд. Он предложил мне пройти дальше. Мы вошли в подземелье, но дальше все отрубилось. Больше я не смог войти в "Замок".

-- У тебя остались эти сохранения?

-- Остались.

-- Тогда если ты снова войдешь в игру, может быть, что-нибудь вспомнишь? -спросил Класс.

-- Может, вспомню. Но игра не загружается, -- сказал Дмитрий.

-- Не загружается она из твоего дома. Системный монитор блокирует выход "Замка" во внешнюю сеть. В корпорации за мной зарезервирована машина, на которой нет системного монитора. В системе "Большого Брата" "Замок" еще жив. Так можно попасть на тот уровень. Попробуем начать с того места, где ты потерял Блейда. Ты помнишь, где это?

Васильев рассеянно посмотрел вдоль улицы. . Из гастронома на углу выходили люди. Стена дома была давно некрашеная, обшарпанная, с облезлыми бетонными плитами. Шершавая, как точило. Точило по-английски -- хоун. Круг камней -- хедж.

-- Хоунхедж, -- чуть слышно произнес Васильев.

-- Что? -- переспросил Класс.

-- Поехали, кажется, я что-то вспомнил. Только возьму диск, -- сказал Васильев.

Он вернулся с диском, и Класс тронул машину. Они быстро поехали по опустевшим улицам вечернего города.

К "Персту Петра" примыкало вытянутое здание в один этаж. Здесь располагались цеха и гаражи. Здесь Костя ваял своих роботов. Новику же, пока он работал в корпорации, этот вытянутый корпус с зарешеченными окнами почему-то напоминал покойницкую. Видимо, где-то он видел похожее строение при больнице.

Класс подрулил к неприметной железной двери, выкрашенной в зеленый цвет.

-- Пройдем здесь, -- объявил он и вставил в прорезь замка магнитную карточку. Замок мягко щелкнул. Новик за время работы ни разу не бывал в этом корпусе.

-- Что здесь? -- спросил он.

-- Увидишь, -- сухо ответил Класс.

Как только они оказались в просторном производственном помещении, яркие лампы на потолке вспыхнули сами собой.

-- Спасибо, не надо, -- Класс щелкнул выключателем, оставив только тусклые фонарики дежурного освещения.

-- Никто не должен знать, что мы здесь, -- пояснил Класс.

За большими железными воротами был цех по производству роботов. Незаконченные роботы железными громадами высились вдоль длинного цеха.

-- Это цех роботов. Когда-то я тут работал,-- сказал Класс. --Здесь я сделал Медвежука, Орка и Крылана. Теперь тут видишь, чего ваяют.

Прямо над ними возвышался механический динозавр с раскрытой пастью.

-- Зачем эти динозавры? -- спросил Новик, оглядывая ряд механических ящеров. Многие роботы уже были одеты в пластик, имитирующий чешую рептилий.

-- Видал, какую дребедень делают! Заказ какого-то Диснейленда. Устроили тут парк Юрского периода, -- с обидой произнес Класс.

Они проследовали мимо строя динозавров.

-- Куда их столько? -- спросил Васильев.

-- Товар, пользующийся спросом. У профессора большая программа по продвижению этих зверей в Америке.

Они остановились возле двухметрового орка.

-- Узнаешь? Этот парень отправил тебя в нокаут на поединке, -- напомнил Класс.

-- На каком поединке?

-- У тебя спина, случайно, не болит?

-- Так это ты сделал этого злого орка? -- спросил Васильев.

-- Он не был злым. Все дело в программе. Это был веселый охотник леса, что-то вроде Робин Гуда.

-- Ни фига себе Робин Гуд! -- Васильев временами ощущал боль в спине от удара этого весельчака, который сейчас щерился на них клыками из-под расплющенного носа.

-- Это только машины. Если их соответствующим образом запрограммировать, то они в один прекрасный день пожрут всех детишек в диснейленде.

-- Но кто-то ими управляет?

-- Прошивка во флэш-памяти и "Большой Брат".

-- "Большой Брат" -- это Велга. У меня остались не слишком приятные ощущения от этого общения, -- задумчиво произнес Новик.

-- Про Велгу ничего не знаю. Машины с таким именем в корпорации не существует. А "Большой Брат" это виртуальный кибермозг. Разные машины объединены между собой скоростными сетями и образуют единство кибермозга, которое мы называем "Большим Братом".

Они прошли сборочный цех и оказались в мастерских, где производили механические части роботов.

-- В корпорации делают почти все. Здесь механические мастерские, чуть дальше цех по сборке электронной аппаратуры, -- пояснил Класс.

-- Никогда бы не подумал, что здесь делают роботов.

-- Да, работы ведутся в секрете. Ключ от этой двери мне удалось стянуть ценой невероятной хитрости.

Следующим был цех по сборке электронной аппаратуры для роботов.

-- Когда-то здесь у меня был свой кабинет. Сейчас мы попытаемся проникнуть туда, -- сказал Класс.

Он подошел к железной двери и вставил магнитную карточку. Замок опознал карточку и приглашающе щелкнул. Класс облегченно вздохнул. Его план пока не давал сбоев.

-- Здесь мой терминал, -- объявил Класс. -- На производственников в корпорации смотрят свысока, поэтому системного монитора на этих компьютерах не установлено. Но шлем виара подключить можно, и доступ ко всем виртуальным мирам отсюда есть тоже.

-- Здорово! -- восхищенно произнес Дмитрий.

-- Давай проходи. Время у нас до рассвета.

Они оказались в небольшой рабочей комнате. В центре стоял стол с компьютером. Еще один рабочий стол был завален чертежами. В углу находился шкаф с папками документации, рядом продавленный диван, покрытый зелено-коричневым велюром.

Класс кивнул на шлем виртуальной реальности, небрежно брошенный на монитор.

-- Дерзай, Новик. Найди Блейда и еще раз постарайся вытащить его оттуда.

-- Не знаю, удастся ли. То, что мне вспоминается, говорит о том, что не все так хорошо, как хотелось бы.

-- А ты постарайся. И постарайся, пока там будешь, все вспомнить. Это очень важно.

Новик вставил диск в дисковод и попытался войти в игру. Через некоторое время он разочарованно снял шлем.

-- Я пытался загрузиться несколько раз, но мне говорили, что проект закрыт.

-- Давай попробуем еще раз. Если понадобится, поднимем архивы "Большого Брата". Я знаю пароли.

Класс вошел в систему и забарабанил по клавишам. У него получилось. "Большой Брат" открыл архивы. В архивах сохранился хорошо знакомый им "Замок Флюреншталь". В теневой памяти "Большого Брата" ничего не пропадало бесследно.

Новик снова надел шлем.

-- Постой, я с тобой, -- сказал Класс.

-- Не знаю, получится ли, -- с сомнением произнес Новик. -- Там были только мы с Блейдом.

-- Не хочу потерять там еще и тебя. Давай попробуем вместе.

-- Давай, -- согласился Новик и нажал "ввод".

Игра загрузилась. Но Класса в игре не было. Перед Новиком была каменная пещера, рядом стоял Блейд, а вдали темнели крутые склоны Хоунхеджа.

Глава 12. Поход на Друккарг

-- Я больше не дам тебе делать глупости, -- Новик крепко держал Блейда за руку.

-- Какого хрена, Новик! Как это они сделали? -- взгляд Блейда уперся в непроницаемую стену.

-- Меня не волнует! Мы должны уйти отсюда. Ты слишком давно здесь.

-- Сколько?

-- Скоро неделя. Твое тело лежит в институте мозга. Все думают, что ты в коме.

-- Я же говорю: "Жизнь после смерти", -- усмехнулся Блейд.

-- Если послушаешься на этот раз, еще поживешь в этой жизни, -- сказал Новик.

-- В какой жизни? -- улыбнулся Блейд.

-- В настоящей.

-- Ты говорил это в прошлый раз? -- спросил Блейд.

-- Не помню, -- признался Новик.

-- А помнишь, как мы были там? -- Блейд кивнул на Хоунхедж.

-- Я ничего не помню, мне стерли память.

-- Кто? -- удивился Блейд.

-- Корпорация.

-- Зачем?

-- Думаю, из-за тебя. Они не хотят, что кто-нибудь знал, что случилось с тобой, -- сказал Новик.

-- Нет, они не хотят, чтобы кто-нибудь знал про Хоунхедж, -- возразил Блейд.

-- Возможно, -- согласился Новик. -- Но ты-то знаешь все.

-- И даже больше. Ты прав, Новик. Там смерть... -- сказал Блейд.

Новик обернулся к закрывшей их стене. За стеной остался Класс и весь виртуальный мир "Замка Флюреншталь". Два уровня игры разделяла непреодолимая программная пустота.

-- Дороги назад нет, я пытался, -- сказал Блейд.

-- Я знаю. Дорога только вперед, и мы можем победить, если будем стараться.

-- Ты что? -- улыбнулся Блейд. -- Это невозможно. У нас нет оружия против этих монстров.

-- У меня было два дня, Блейд, после того как мне стерли память. Я был как с глубокого похмелья или после наркоза. Мысли вращались в другую сторону. Я многое понял. Мы должны идти туда и бороться без оружия.

-- Ты с ума сошел!

-- Иначе все будет повторяться так до бесконечности. Но все имеет какой-то смысл. Эта дверь рано или поздно распахнется, и тогда весь Хоунхедж выплеснется в наш мир.

-- Снова пойдем туда? -- спросил Блейд.

-- Придется. Я не знаю, сколько раз мы можем умереть там. Но с каждой смертью мы получаем новый опыт. Мы знаем уже гораздо больше об этом мире, ты согласен?

-- Да, но ты возвращаешься, а всегда остаюсь здесь...

-- А ты думаешь легко возвращаться? Я смертельно устал это делать. Класс привез меня, чтобы я еще раз попытался вытащить тебя.

-- Хочешь попробовать еще раз? -- Блейд повернулся и пошел по темному тоннелю.

Перед ними была уже знакомая дорога из туфа и пемзы. Впереди под лиловым небом нависала гора Хоунхеджа. И все-таки что-то в этом потустороннем пейзаже было не так, как в первый раз. И вскоре Новик понял что. Возле города-горы все было усыпано темными точками. Все его обитатели повылезали из нор и, собравшись огромной толпой, покачивались в каком-то странном ритме.

-- Чего это они? -- спросил Новик.

-- Боевой танец. Сегодня они выступают.

-- Куда выступают? Что ты знаешь?

-- Идут войной на Друккарг, другой город преисподней.

-- Откуда ты это знаешь, Блейд?

-- Посмертная память. Несколько дней перед смертью они держали меня в темнице. Я многое узнал там.

-- Ну раз ты это помнишь, значит, ты жив?

-- Но я помню и то, что умер. Хотя если мое тело лежит в институте мозга, значит, я еще не совсем мертв, -- сказал Блейд.

-- Что такое Друккарг?

-- Это наш Питер, только какой-то вывернутый... Два этих города враждуют. Но Хоунхедж сильнее.

Темные фигурки под горой собрались в большой круг. Они взялись за плечи друг друга и пошли хороводом. В центре на большом камне возвышался лорд Мрак. Он выкрикивал какие-то воинственные кличи. Новик подумал, что где-то уже видел подобное. Это очень походило на чеченские пляски. Карлики потрясали пиками в такт призывам Мрака и что-то кричали в ответ.

Блейд и Новик остановились на краю кратера. Дальше дорога круто спускалась к Хоунхеджу.

-- Ты знаешь, где сейчас Друккарг в виртуальном мире? -- спросил Блейд.

-- Нет.

-- В новом симуляторе "Житие в Петербурге". Ты там не бывал?

-- Нет, не люблю симуляторы. А что, там еще один проход?

-- Каким-то образом в симуляторе объявился замок Флюреншталь. Он словно обиделся, что его закрыли, и залез в другую игру. Если карлики Хоунхеджа захватят Друккарг, они откроют дверь в замке Флюреншталь и окажутся в виртуальном Петербурге.

-- Что ты говоришь?

-- Считаешь, полная чушь? Но это так. Я здесь умер, так что имею право на последнее слово, -- невесело пошутил Блейд.

Новик обратил внимание на его лицо. Оно было бледным, впрямь как у мертвеца. Наверное, таким он и лежит в институте мозга. И глаза Блейда потемнели. В них скрывалась какая-то необъяснимая глубина, постичь которую Новик был не в состоянии.

-- Кто живет в Друккарге? -- спросил он.

-- Такие же игвы. Только числом поменьше. Они все тут враждуют между собой. На земле это оборачивается войнами и катаклизмами.

-- Что будем делать?

-- Дорога одна -- идти вниз, -- равнодушно ответил Блейд и двинулся к краю кратера. "Видимо, умирать в этом аду у него уже вошло в привычку", -- невесело подумал Новик и последовал за товарищем.

Карлики внизу перестроили ряды. Они разбились на четкие каре и застыли в ожидании. Это длилось какую-нибудь минуту. Затем норы в горе окутались облаком пыли. На площадь перед Хоунхеджем выбежали чудовища. Похожи они были на давным-давно вымерших на земле ящеров. Ликующие крики пронеслись над рядами игв. Они приветствовали появление ящеров.

Лорд Мрак спустился с пьедестала и взобрался на покорно подставленную спину ящера, похожего на огромную ящерицу агаму.

-- Смерть Друккаргу! Смерть Жругру! Хоунхедж -- навеки! -- возгласил Мрак, потрясая копьем.

-- Смерть! Смерть! Смерть! -- прокричали игвы. -- Да здравствует лорд Мрак, Великий игва Друккарга и Хоунхеджа!

Игвы оседлали ящеров. Ящеры покорно склонили спины и позволили взобраться на них маленьким уродцам. Игвы залезли в клетки, развешанные на спинах ящеров. Кто не поместился в клетках, расселись между гребнями на хребтах ящеров. Ящеры, тяжело ступая ногами, двинулись к противоположному от Блейда с Новиком краю кратера.

-- Надо остановить их! Если они раздавят Друккарг, не устоит и Питер, -воскликнул Блейд.

Он припустил по каменной дороге к Хоунхеджу. Новику не оставалось ничего другого как последовать за товарищем. Хотя, что собирался предпринять Блейд, оставалось для него загадкой.

-- Стойте! -- закричал Блейд. -- Стойте! Вы не сможете победить ваших врагов!

Караван замедлил ход. Ящеры недовольно повернули оскаленные морды к бегущему с горы человеку. Игвы подняли дружный вой. Лорд Мрак поднялся в своей кибитке в полный рост.

-- Это снова ты! -- зло выкрикнул он.

-- Остановитесь! Если вы пойдете на Друккарг, вы поднимите против себя Жругра! -- кричал Блейд, перекривая рев динозавров и вой игв.

-- Какое тебе дело до нас! Тебе одной смерти мало? -- ощерился на него Мрак.

-- Вы не победите! Вы все погибнете там! Жругр придет на помощь Друккаргу! -выкрикивал Блейд.

-- Бред! -- выкрикнул Мрак. -- Хватайте этого таракана!

Отряд из пяти игв соскочил с ящеров и бросился к Блейду. Блейд не боялся игв и бежал прямо на выставленные пики. Одну смерть в их мире он уже пережил. И снова пришел к ним. Блейд добежал до подножия Хоунхеджа и остановился прямо перед ящером, на котором сидел Мрак.

-- Ты слышал, что я тебе сказал! -- крикнул Блейд Мраку. -- Вам не победить Друккарг! На его сторону встанет Жругр! Хочешь, Мрак, сразиться с уицраором?

-- Взять его! -- завопил Мрак. -- В кандалы и в клетку! Теперь ты, мой друг, так быстро не умрешь. Уж я позабочусь об этом!

-- Неужели ты забыл, Мрак, чем кончилась моя прежняя смерть? Я снова пришел к вам и говорю: опомнитесь и обратитесь! Слушайте мое пророчество и просветитесь, иначе все вы жители темных миров погибнете у стен Друккарга!

Игвы набросились на Блейда и повалили его на землю. В спину Блейда уперлись пики. Принесли кандалы и заключили руки и ноги Блейда в железные оковы. Игвы накинули на Блейда канаты и засунули в железную клетку, висящую на спине толстого, как бочонок, ящера.

Новик стоял на кромке кратера. Пока игвы не замечали его. Но он не мог бросить Блейда. Он поклялся, что на этот раз вытащит его отсюда. Новик сорвался с края горы и побежал вниз. Он бежал вниз с обреченностью солдата, идущего в последнюю атаку, и кричал что-то похожее на "Ура-а-а!". Игвы заметили второго пришельца. По их рядам пробежало волнение. Мрак указал копьем на Новика. Игвы бросились навстречу Новику. К нему спешил тот же караул, что только что сковал Блейда. Не прошло и минуты, как Новика прижали к земле остриями пик.

-- Новый! -- воскликнул Мрак. -- Откуда тольео они берутся?

Игвы проворно делали свое дело. Руки и ноги Новика оказались стянутыми крепкими железными кандалами. Дверца клетки распахнулась, и Новика засунули рядом с Блейдом.

-- Зачем ты? -- спросил Блейд. -- Не надо было этого делать.

-- Я больше не брошу тебя.

-- Спасибо, друг, но я уже мертв. А ты еще нет.

-- С игвами это не надолго. Но ты так и не сказал, какой у тебя план?

-- План простой: мы должны остановить вторжение в Друккарг.

-- Как ты это себе представляешь?

-- Не знаю. Но все миры связаны очень тесно. Если игвы Хоунхеджа возьмут Друккарг, это немедленно аукнется в нашем мире войнами и кровью. Под угрозой мир на земле.

-- Было бы оружие... -- вздохнул Новик. -- А где тот корень?

-- У меня его отобрали, когда схватили в тот раз. Но это не важно. У нас есть оружие. Это наше слово. Оно не менее действенно в этих мирах.

-- Думаешь, поможет?

-- Запомни: мы -- пророки! Пусть даже смерть. Они больше не смогут убить меня. Один раз они это уже сделали. Надеюсь, тебя убить они тоже не смогут.

-- Спасибо за надежду. Но как-то неприятно, когда убивают...

-- Игвы боятся пророков. Боятся слова. Запомни это. Если нам удастся породить в них сомнения, они не возьмут Друккарг.

-- Ты слишком увлекся, Блейд. А ты не думаешь, что...

Раздался громкий вой трубы. Мрак поднялся с сиденья и протрубил в большой загнутый рог. Ящеры ответили ему дружным ревом. Тяжелые ноги ударили по земле, и караван тронулся в поход. Ящеры начали медленно взбираться по склону кратера.

-- Ты понял, откуда они здесь? -- спросил Блейд.

-- Кто? -- не понял Новик.

-- Ящеры и карлики, называемые игвами.

-- Нет.

-- Это реликты. Сюда, в этот слой, сбрасывается все злое, что отжило свой век на земле. Все отбракованные эволюцией жизнеформы и идеи сохраняются здесь. Это помойка или, как говорится в Библии, геенна огненная.

-- Зачем Богу это? -- спросил Новик.

-- Не поминай... -- Блейд не успел предупредить.

Охранник-игва просунул пику в клетку и ткнул острием в бок Новику. Кровь выступила настоящая, яркая и красная.

-- Не поминай Господа здесь. Игвы этого не выносят. Здесь правит злой дух. Еще не пришло время игв слышать Слово Божье, -- прошептал Блейд.

-- Мне больно! Это по-настоящему, -- Новик с трудом дотянулся до раны. Рука была в крови. Кровь продолжала сочиться сквозь куртку.

-- Надо перевязать рану. Игвы не должны видеть кровь. Они балдеют от этого. Кровь для них как наркотик. Я скрою тебя, попробуй заткнуть рану куском куртки, -- Блейд протиснулся к Новику и загородил его своим телом.

Скованными руками они оторвали кусок от куртки Новика и кое-как перемотали рану.

-- Это не игра, Блейд! -- стиснув зубы, простонал Новик.

-- Я понял это после первой смерти.

-- Что ты несешь? Ты в институте мозга, бледный, как восковая кукла. К тебе тянутся трубки и провода. Ты в коме.

-- Ты в этом так же уверен, как в том, что сейчас не истекаешь кровью в машине "Скорой помощи"?

-- Нет, Блейд! -- Новику стало страшно от одной этой мысли.

-- Мы попались, Новик. А раз попались, будем играть до конца. Другого выхода нет.

Динозавры тяжело ступали по каменной равнине. Лиловый свет рассеянными потоками лился сверху из мглистой мути. Ни травинки, ни дерева в этом мире не было. Одни только камни, лавовые болота, оплавленный базальт и пемза.

-- Откуда тут взялся корень? -- вдруг вспомнил Новик.

-- Какой корень? -- спросил Блейд.

-- Тот, что мы нашли в пещере.

-- А я ведь и не подумал. Здесь нет деревьев. Похоже на знак.

-- Какой знак?

-- Здесь есть знаки. Игвы их не видят. Но я вижу, и ты тоже скоро увидишь.

-- Я ничего не понимаю, Блейд, -- поморщился Новик. Рана в боку кровоточила меньше, но сильно болела.

-- Подумай об отражениях. Есть наш обычный трехмерный мир, включающий Землю. Земля, как и любая вещь в нашем мире, опоясана другими слоями-отражениями. Они могут иметь любое количество отражений. Есть отражения вниз и вверх. Мы сейчас внизу. Это нижние миры, но есть верхние и высшие. И так дальше вплоть до Него, чье имя произносить здесь нельзя.

-- Но как мы могли попасть сюда?

-- Игвы давно ищут дорогу в наш мир. Когда-то давным-давно их изгнали из нашего слоя, и они хотят вернуться. Одна из "продвинутых" фигур зла, назовем его лорд Клингзор, помогла игвам нащупать эту дорожку. Но то, что мы попали сюда, не их заслуга. И не наша. Я пока боюсь в это поверить, но думаю, что это не случайно.

-- Но зачем?

-- Во всем есть смысл. Может, пришло время обратить к свету эти миры, как бы они ни ярились.

-- И мы крайние в этой разборке?

-- Можно назвать это и так... А можно считать миссией, смотря как к этому относиться, -- хитро улыбнулся Блейд.

-- У нас была хорошая работа. Все было хорошо. Что вдруг случилось?

-- Что случилось, то случилось. Теперь пора подумать, что с этим делать.

Новик протиснулся к прутьям клетки. Караван растянулся по каменной степи. Ящеры шли мерным шагом. От их тяжелой поступи дрожала земля, и камни под ногами ящеров хрустели и давились.

-- Юрайсик парк! Мезозой, мать их! -- высказался Новик.

-- Отстой! Ты, кстати, знаешь, отчего вымерли динозавры?

-- Предполагают, что метеорит.

-- Камень с неба. Так решили уничтожить расу великанов-игв и динозавров, чтобы открыть землю людям и животным. Но кто-то увел игв в этот мир, оживил древних ящеров и разместил тут.

-- Игвы были великанами?

-- Довольно крупного роста. Но вследствие здешних условий измельчали.

-- И кто это сделал? Кому они нужны?

-- Злой дух, имени которого я не хочу называть. Он не хочет уступать Творцу в славе своей, вот и создает свой уродливый мир в слоях инфрафизики. Только все выходит боком. Эти вымершие ящеры, уродливые игвы. Религия с жестокими культами. Странная машинерия, основанная на магических принципах. Все давно отжило свой срок на земле, исчезло и возникло здесь. Полный застой, декаданс и тупик.

-- А Друккарг?

-- Друккарг такой же город в преисподней, как и Хоунхедж. Все города здесь враждуют между собой. Идет борьба за владычество в преисподней. Но Друккарг это нижнее отражение нашего Петербурга. Если пострадает Друккарг, достанется и Питеру. Это не обязательно будет война, может быть, что угодно: землетрясение, наводнение, террористические акты...

-- Ты видишь эту связь?

-- Да, старый принцип Гермеса Трисмегиста. Что наверху, то и внизу или наоборот.

-- Блин!

-- Не ругайся здесь. Игвы этого не любят. Ругаться могут только они.

-- Долго еще ехать? -- Новик попытался просунуть ноги сквозь прутья. Ноги от долгого сиденья затекли, в них кололи тысячи мелких игл.

-- Нет, здесь почти центр земли и расстояния небольшие. К утру по нашим часам будем у Свинцового моря. Там лежит Друккарг.

-- Откуда ты все это знаешь?

-- Посмертие -- хорошая школа. Мне многое открылось.

Утро, ночь, день -- понятия в преисподней относительные. Сверху, не прерываясь, лил лиловый свет. Пылающий туман не гас ни на минуту. И о том, что на земле наступила ночь, Новик догадался только потому, что его стало клонить ко сну. Он задремал, казалось, на минутку, а потом его растолкал Блейд.

-- Приближаемся.

Новик встряхнулся от тяжелого сна. Боль в боку стала тупая и ноющая. Он даже боялся взглянуть на рану, кое-как замотанную тряпками.

-- Смотри, там Друккарг, -- указал Блейд.

Новик выглянул из клетки. Далеко впереди вздымались стены крепости. За крепостью, охватывая ее полукругом, застыли тяжелые воды Свинцового моря. Серые воды лежали недвижно, как расплавленный блин металла.

Послышался трубный рев. Караван стал разворачиваться в боевые порядки. Огромные мастодонты, выставив бивни, выдвинулись вперед. Ящеры выстроились за ними. Из клеток на спинах ящеров высунулись заряженные луки. Игвы готовились к бою.

Новик разглядывал крепость Друккарга. Из-за высоких стен поднимались острые шпили, и некоторые из них действительно напоминали знаменитые памятники его родного города. Друккарг не спал. На стенах горели костры. Защитники города плавили в них свинец и лаву. Город был готов к обороне. И как только караван хоунхеджитов приблизился на расстояние выстрела, с башен Друккарга ударили баллисты и мангонели. Большие камни и стрелы размерами с телеграфный столб ударились о каменистую почву. Пронзенные ящеры с ревом валились на землю. Мрак вылез из кибитки и встал на голову ящера. Вождь игв снова протрубил в рог, призывая воинов в атаку. Над ящерами взметнулась туча стрел. Стрелы хоунхеджитов посыпались дождем на бастионы Друккарга. Мастодонты ускорили шаг. Они отчаянно ревели, сотрясая землю тяжелой поступью. Баллисты, стоящие на башнях, пристрелялись и точно посылали стрелу за стрелой. Ящеры и мастодонты один за другим валились с ног, насаженные на стрелы, как на огромные вертела. Однако передовые отряды хоунхеджитов уже достигли стен Друккарга и ударили тараном в железные ворота. Со стен полетели камни и полились реки расплавленных металлов. Мастодонты и ящеры тяжело умирали у стен Друккарга. Мрак протрубил еще раз, и с окрестных гор взмыли крылатые ящеры. Небо в миг потемнело от их широких крыл. Стремглав драконы понеслись к Друккаргу. Многие из них извергали из пасти огонь.

Ящер, на котором висела клетка с Новиком и Блейдом, оказался в самом центре сражения. Вокруг со звоном падали тяжелые стрелы. С высоких башен Друккарга летели огненные шары и шумом разрывались в рядах ящеров и игв. Защитники Друккарга не дремали и использовали боевую магию. Их колдуны в длинных черных мантиях маячили на бастионах. Колдуны вздымали руки вверх, и тотчас на атакующих извергались с неба длинные языки пламени.

Мрак прокричал какое-то заклинание. Земля зашевелилась под ногами ящеров. Волна землетрясения дошла до стен города. Стены Друккарга задрожали, пошли трещинами и кое-где осыпались. За первой ударной волной последовала вторая и третья. Некоторые башни треснули надвое и развалились. В стенах открылись большие бреши. Мрак прокричал другое заклинание. Каменная поверхность земли вспучилась множеством горбов. Из вскрывшихся горбов поднялись скелеты. Эта была огромная армия мертвых. Волна скелетов поднялась до самых стен Друккарга. Ящеры и игвы взвыли победным ревом. Скелеты устремились в пробитые бреши. Они лезли один по другому, штурмуя высокие стены. На подмогу скелетам бежали легионы спешившихся игв.

-- Друккарг не устоит. Надо выбираться отсюда, -- сказал Блейд.

Их ящер оказался у стен крепости. Сражение переместилось внутрь города, и с крепостных стен почти не стреляли.

-- Как? -- спросил Новик.

-- Не знаю. Но если не разбудить Жругра, город падет.

-- Кого разбудить? -- Новику показалось, что он уже слышал это имя.

-- Уицраора -- демона-охранителя Друккарга.

-- Он что спит, когда город штурмуют?

-- Спит уже давно, лет десять, -- ответил Блейд.

Блейд высунул голову в прутья решетки и пронзительно завопил. Его голос застыл на какой-то ужасно высокой ноте. Ящер, на спине которого висела клетка, испугался и встал на дыбы. Клетка с пленниками свалилась на землю. Новик больно ударился о прутья, сверху на него свалился Блейд. Дверца клетки оказалась сбоку. Блейд ударил в нее ногами. Но замок держался.

-- Бей в дверцу! -- сказал Блейд.

Он снова отчаянно завопил. Ящер замотал рогатой головой и пнул клетку. Клетка с людьми отлетела к крепостной стене. Пленников здорово стукнуло о стену и добавило синяков и ссадин. Прутья клетки согнулись. Блейд несколько раз ударил ногами в дверцу, петли замка не выдержали и отскочили.

-- Уходим отсюда, -- сказал Блейд.

Извиваясь, как уж, он выполз из клетки. Новик не мог повторить его маневр. Рана в боку не давала пошевелиться.

-- Цепляйся за ноги! -- сказал ему Блейд.

Новик закинул скованные руки за ступни Блейда. Блейд потянул на себя ноги и вытащил Новика. В пылу сражения игвы потеряли их из виду. Блейд с Новиком оказались на свободе.

В крепости шло сражение. Скелеты и игвы бились с защитниками Друккарга. На стенах и на равнине перед крепостью вспыхивали огненные шары. Маги Друккарга не сдавались и отчаянно сражались за свой город. В воздухе пахло озоном и серой. Огнедышащие драконы поливали огнем устоявшие башни крепости.

-- Идем внутрь, -- сказал Блейд. -- Там есть портал вызова Жругра.

Новик посмотрел на стены. В пробоины на стенах вливался поток скелетов.

-- За скелетами? -- спросил Новик.

-- За скелетами! -- кивнул Блейд.

Они поковыляли к ближайшей бреши. Движимый магической энергией поток скелетов вливался в пробитые ворота и бреши Друккарга. Тестеры уцепились за мертвые кости, и скелеты, увлеченные жаждой боя, втащили их в крепость. Рядом стучали челюсти, пустые глазницы в упор рассматривали Новика и Блейда. В руках у скелетов были загнутые сабли. Но скелеты не тронули людей, видимо, они были запрограммированы громить только игв Друккарга.

Тестеры оказались внутри города. На улицах кипело ожесточенное сражение. Защитники Друккарга почти ничем не отличались от игв Хоунхеджа. Это были такие же игвы, возможно, чуть меньшего роста, облаченные в красные кольчужные туники. Они вели отчаянную борьбу за свой город, отбивая атаки игв, скелетов и ворвавшихся в крепость ящеров. Увертываясь от стрел и огненных шаров, тестеры кинулись вдоль широкой прямой улицы. На острове в излучине Свинцовой реки вздымалась внутренняя крепость.

-- Узнаешь? -- Блейд указал на высокий шпиль здания, похожего на базилику Петропавловского собора.

-- Крепость?

-- Точно. Если игвы возьмут ее -- городу конец. В крепости живут духи правителей города и уицраора.

Предводитель хоунхеджитов Мрак тоже знал это. Потоки скелетов, ящеров и игв Хоунхеджа стремились к внутренней крепости.

-- Чертовы кандалы! Бежать невозможно.

-- Нужен меч, чтобы разбить оковы, -- сказал Блейд.

Он увлек за собой Новика. Они втиснулись в узкий проход между домами. Мимо несся поток скелетов. Блейд выставил ногу. Один из скелетов запнулся и растянулся во весь рост. Из руки у скелета выпала сабля. Блейд подхватил саблю. Скелет поднялся с земли и остановился в нерешительности. Он не знал, что ему делать дальше.

-- Отдыхай дружище! -- сказал Блейд.

Блейд ударил саблей по ножным кандалам. Цепь кандалов разлетелась после третьего удара. Затем Блейд разбил ножные цепи Новика. С ручными оковами было сложнее. Никто не хотел остаться без рук. Сабля была острой и заряженной магической энергией. Бить надо было точно.

-- Давай в щель, -- предложил Новик. Блейд вставил рукоять сабли в трещину на стене. Новик просунул оковы под лезвие.

-- Теперь ударь камнем, -- сказал Новик. Блейд взял большой булыжник и изо всех сил ударил по лезвию сабли. Ручные кандалы разлетелись. То же самое проделали с кандалами Блейда. Тестеры были свободны. Блейд подхватил саблю.

-- Как твоя рана? -- спросил он Новика.

Только сейчас Новик смог размотать тряпки и осмотреть раненый бок. Кровь остановилась, но каждое движение давалось с болью.

-- Уже лучше, -- сказал Новик. -- Но лучше показать врачу.

-- Бежать сможешь?

-- Не знаю.

-- Тогда я один.

-- Нет, Блейд! Я больше не оставлю тебя здесь.

-- Тогда двинули.

Они выбежали на широкую улицу. Скелеты нескончаемым потоком текли к внутренней крепости. Впереди, должно быть, виднелось Марсово поле, а за ним Троицкий мост. Планировка улиц напоминала родной Питер, только вот строения здесь были далеки от барочно-классического стиля застройки центральных улиц Петербурга, а представляли собой грубо искаженные оригиналы зданий в форме кубов, пирамид и прямоугольных призм. Вместо деревьев и скульптур в парках использовались нагромождения камней и странные каменные изваяния, подобные произведениям абстракционистов.

Блейд и Новик бежали в толпе скелетов. Игвы Друккарга отчаянно сражались. Схватки вспыхивали то тут, то там. Но поток скелетов и громыхающих следом ящеров было не остановить.

-- Никаких машин. Какая допотопная цивилизация! --захлебываясь дыханием, произнес Новик.

-- Будут и машины. У игв целая машинерия, движимая магией. Есть даже что-то вроде компьютеров.

-- Да ну! -- удивился Новик.

-- Увидишь, -- бросил на бегу Блейд.

И точно в доказательство его слов с Марсового поля ударили пушки. Точнее не пушки, а особые орудия, приводимые в движением магической силой. Громадные огненные шары врезались в поток скелетов. В воздух поднялася рой расчленных костей. Следом послышался металлический скрежет, и из-за дворца выехали тяжелые боевые машины, напоминающие угловатые и неуклюжие танки первой мировой войны.

-- Это что ли машинерия? -- спросил Новик.

-- А чем тебе не нравится? -- ответил Блейд.

Танков было всего пять. Неповоротливые машины двигались медленно и вскоре со скрежетом остановились. Из жерл танковых орудий извергся огонь. Но летели не снаряды, а сгустки огня. На танки тут же налетели драконы. Драконы выпустили длинные языки огня, и танки потонули в пламени.

Блейд потянул Новика вперед. До моста оставалось уже рукой подать. Сам мост каменной дугой нависал над руслом расплавленной реки.

-- Что течет в этой реке? -- спросил Новик.

-- Жидкий свинец, -- пояснил Блейд.

Новик увидел до боли знакомую картину. Посреди реки стоял крейсер. Из его единственной трубы валил дым. Игвы на палубе торопливо расчехляли орудия. На "Аврору" это не походило, но вот на первый русский эскадренный броненосец "Петр Великий" -- очень. Корабль медленно дрейфовал к внутренней крепости, покачиваясь на волнах жидкого металла.

-- Новейшая разработка здешних инженеров и последняя надежда Друккарга. Только что его сняли со стапелей, -- пояснил Блейд.

Драконы, расправившись с танками, приметили новую цель. Броненосец был уязвим с воздуха. В 1872 году, когда был построен этот корабль, на земле еще не существовало зенитных орудий как и воздушной угрозы.

-- Пожгут! -- вслух подумал Новик. Они с Блейдом бежали по мосту. Крепость была уже рядом. Петропавловский собор являл собой странное зрелище. Знаменитый золотой шпиль был вытесан из серого камня, а колокольня собора была представлена треугольной пирамидой.

Друккаржане выкатили на мост орудие и установили за баррикадой из каменных блоков. Прислуга суетилась возле орудия, а командовал всем этим маг Друккарга в зеленом балахоне и треуголке. Трехдюймовое орудие нацелилось черным глазом на толпу наступающих скелетов. Но прямо посреди этой толпы бежали Новик и Блейд.

-- Ложись! -- крикнул Блейд.

Они оба упали на землю. По их спинам простучала костями добрая сотня скелетов, благо скелеты были не тяжелые.

Маг прокричал какое-то заклинание, и орудие на мосту выстрелило. Било оно в соответствии со своей трехдюймовой мощью. Яркая вспышка снесла передние ряды скелетов. Следом однотрубный броненосец дал залп из главного калибра. Первый залп пришелся по набережной. Но второй залп маги-командоры наверняка планировали нанести по мосту, чтобы не допустить врагов к святыням Друккарга.

-- Вперед! Надо успеть, пока мост не взорвали! -- вскочил на ноги Блейд.

И тестеры понеслись прямо на баррикаду, за которой стояла пушка. Там их уже поджидали игвы Друккарга, ощетинившиеся пиками и алебардами. У трех из этих игв Новик заметил длинные штуцеры со штыками. Видимо, использование огнестрельного оружия в этом мире требовало определенных магических навыком.

-- Мы сдаемся! -- закричал Блейд игвам. -- Возьмите нас в плен!

Тестеры добежали до баррикады и оказались в круге пик и штыков. Маг, лицо которого напоминало маску из фильма ужасов, уставился на них выпученными глазами.

-- Кто вы такие? -- спросил маг каким-то утробным голосом.

-- Мы -- пророки. Нужно срочно разбудить Жругра. Иначе вам конец, -- сказал Блейд.

-- Как ты смеешь касаться священного имени? -- захрипел от злобы маг.

-- Это я тебе говорю! Если не поднимете демона, Друккаргу -- конец! Варвары поднимут вас всех на пики вместе со всеми вашими духами, магами и богами! -нагло наступал на мага Блейд.

На броненосец налетели драконы. Темными стрелами они падали с высоты, заливая палубы корабля огнем. Игвы-моряки в ужасе метались в языках пламени. Броненосец успел выстрелить по мосту. Три огненных шара взорвались посередине моста, и центральный пролет рухнул в расплавы реки. Но это был последний залп героического корабля. Драконы обрушили на броненосец такое море огня, что он вспыхнул ярким факелом и развалился на части. Мост, ведущий к крепости, был взорван, и таким образом наземным штурмующим частям было до нее не добраться. И тогда Мрак навел на крепость драконов. Покончив с броненосцем, драконы развернулись тройками и пошли на последний бастион Друккарга.

-- Видел, что они сделали с кораблем? Веди нас к Великому игве, мы знаем, как поднять Жругра! -- Блейд старался не упускать инициативу.

Видимо, до мага дошел наконец смысл слов Блейда. Маг что-то рявкнул игвам, и Блейда с Новиком повели внутрь крепости. Над крепостью уже кружили драконы, выбирая удобные места для атаки бастионов. Караул игв быстро провел людей через прямоугольный двор, и они углубились в каменный мешок Алексеевского равелина. Они долго шли по подземным переходам, пока наконец не очутились в небольшом бункере с серыми стенами.

За столом восседал Ум -- Великий игва и правитель Друккарга. На Великом игве был длинный зеленый балахон из какого-то сплава, расшитый золотыми нитями. Волосы Великого игвы торчали во все стороны заплетенными косичками, а сморщенное уродливое лицо уставилось на людей с участливой заинтересованностью. Стражники подтолкнули людей пиками и заставили встать перед Великим игвой на колени. Но Ум тут же взмахнул рукой, веля поднять пленников.

-- Как вы попали сюда? -- спросил он людей.

-- Мы пришли предупредить об опасности. Мы пророки, -- настаивал на своей версии Блейд.

Игва сморщил гримасу, выражающую величайшую степень удивления.

-- Мы давно подозревали, что где-то на земле существует другой мир. Мы допускали, что этот мир населен разумными существами. Теперь, похоже, я могу лично убедиться в этом, -- произнес он, с интересом разглядывая пришельцев.

-- Вы не ошиблись. На земле существует другой мир, мир людей, -- подтвердил предположения игвы Новик.

-- Но как? -- удивленно возвел к потолку глазки Ум. -- Как вы попали сюда и где вы обитаете? Мы несколько раз выходили на поверхность. Поверхность земли пустынна и мертва. Солнце почти не светит, оно висит красным карликом над горизонтом. Кругом страшный холод. Это и заставило нас искать убежище под землей.

-- Наши миры находятся в разных измерениях. И не нужно искать дороги друг к другу. Достаточно того, что мы посланниками здесь, -- заявил Блейд.

-- Ученые говорили мне о многомерности мира. И теперь я готов поверить им. Но какова цель вашего посольства в этот трудный час? -- спросил Великий игва.

-- Игвы Хоунхеджа уже в городе. Они рано или поздно возьмут внутреннюю крепость, и тогда с Друккаргом будет покончено.

-- Я знаю -- опасность велика. Варвары Хоунхеджа бич нашего мира. Они думают, Князь дал им власть над этой землей. Но это далеко не так, -- вздохнул Ум.

-- Хоунхеджитов надо остановить. Если падет внутренняя крепость, может пострадать и наш мир, -- сказал Блейд.

-- Значит, связь есть! Это тоже одно из озарений. Но почему я никогда не верил толкователям, магам и ученым! Ведь можно было найти эту связь и использовать ее для усиления нашей империи! -- воскликнул Великий игва.

-- Связи есть всегда, их просто надо уметь видеть. Ведь вы же крадете прошлые мысли. Иначе откуда эти броненосцы, танки и штуцеры? -- сказал Блейд.

-- Это гениальные озарения наших ученых и магов. Они пришли им в великом трансе!

-- Легко красть со свалки отработанных мыслей. Но дело не в этом. Мы пришли сказать, что единственный способ остановить вторжение это разбудить Жругра, -сказал Блейд.

-- Великий уицраор в глубоком трансе больше десяти лет. Его сон похож на летаргию. Мы остались без верховного водительства, и вот результат -- варвары осаждают нас! -- со скорбью произнес Ум.

-- Друккарг в смертельной опасности. Если не разбудить Жругра прямо сейчас, игвы Хоунхеджа возьмут город, а затем и внутреннюю крепость.

-- Им сюда никогда не добраться! Нас хранят великие духи предков! -самонадеянно заявил Ум.

-- Это не надолго. На этот раз Мрак собрал великую армию, и ему помогает сам Гагтунгр.

-- Не знаю, сколько в твоих словах правды, пришелец. Однако я подозревал, что князь охладел к Друккаргу, после того как наш великий план объединения всех игв инферно не оправдал его надежд. Мы стали ему не нужны, и князь решил убрать нас руками варваров-хоунхеджитов.

-- Только Жругр сможет помочь Друккаргу, -- стоял на своем Блейд.

-- Я много раз пытался разбудить уицраора. Но демон-охранитель спит. Он еще почти младенец и не знает, что делать. Проснется он только тогда, когда его озарит великая идея, -- с грустью заключил Ум.

-- Этот младенец сожрал сердце своего предшественника. Вся память предков передалась ему. Так пусть покажет зубы в трудный час!

Новик с интересом смотрел на Блейда. Откуда тот все это знает? Неужели неделя в коме обогатила его такими познаниями? Или это уже не тот Блейд, которого он знал раньше?

-- Хорошо, пророки! Я не знаю, от кого вы пришли, но вы уговорили меня. С варварами можно бороться только силой демона! Настало время действовать, и да помогут нам великие духи! -- решительно произнес Великий игва и поднялся из-за стола.

Заметая полами балахона каменный пол, Великий игва двинулся прочь из каземата. Охрана, не опуская пик, вела за ним Новика и Блейда.

-- Куда мы идем? -- спросил вполголоса Новик.

-- Наверное, в храм, или как это у них тут называется... -- предположил Блейд.

Они прошли узкими подземными ходами и оказались в просторной пирамидальной базилике. Новик догадался, что это храм-пантеон внутренней крепости. Вдоль стен стояли трехгранные ледяные пирамиды, подсвеченные огнями. Внутри пирамид стояли какие-то застывшие фигуры.

-- Посмотри на этих духов. Многие покажутся тебе знакомыми, -- шепнул Новику Блейд.

Великий игва остановился перед одной из ледяных пирамид. Внутри пирамиды, воинственно опираясь на шпагу, стоял высокий человек в расшитом золотом кафтане. В соответствии с принятым здесь ритуалом Ум склонился в поклоне перед ледяной пирамидой.

-- Мин херц! Помоги и оборони нас! -- чуть слышно произнес Великий игва. -Мы в опасности и нам нужна твоя помощь. Только так мы сможем спасти твое детище.

-- Это Жругр? -- спросил Новик, таращась на фигуру игвы в ледяной глыбе.

-- Нет, конечно. Ты что, не понял, кто это? -- прошептал ему Блейд.

Великий игва двинулся дальше. Конвоиры подтолкнули тестеров древками пик. Ум миновал несколько ледяных глыб и остановился перед дородной женщиной в золотом платье, сидящей на троне.

-- Матушка! Храни нас! -- прошептал Великий игва и пошел дальше.

Следующим, перед кем остановился Ум, был игва в парадном мундире с золотыми эполетами.

-- Николай Павлович! Заступись за нас! -- попросил Великий игва.

Он миновал несколько ледяных пирамид, заполненных августейшими особами, и двинулся к самому концу ряда. Несколько пирамид были пусты. На постаменте одной из них Новик разглядел золотые вензеля "Н II". Ум презрительно покосился на опустевшие пирамиды и прошел дальше.

-- Почему пирамиды пустые? -- спросил Новик у Блейда.

-- Эти духи путем нравственного самосовершенствования вырвались из плена или были выкуплены молитвами, -- пояснил Блейд.

Великий игва проследовал сразу к последнему в этом ряду правителю. В ледяном трехграннике стоял маленький игва в полувоенном френче. У него было широкое лицо, покатый лоб и черная полоса усов под прямым носом.

Перед этим бывшим правителем Друккарга Ум пал на колени. Речь Великого игвы была похожа на молитву, слова лились быстро и неразборчиво, и ничего, кроме "спаси" и "сохрани" разобрать было невозможно. Наконец Великий игва закончил молитву и поднялся с колен. По щекам Ума текли черные слезы. Игва был растроган общением с духом великого правителя.

-- Духи великих правителей не оставят нас в этот час! Вы думаете, они так просто прохлаждаются здесь? Нет, они работают на нас! Мы используем их идеи и уже достаточно поднялись в этом. И эти духи навсегда пребудут с нами и нашим городом! -- возгласил Великий игва.

-- Пора будить Жругра. Только его ярость может спасти город, -- напомнил Блейд.

Ум как-то отстраненно посмотрел на Блейда. Казалось, его помыслы витали где-то далеко, и он все еще пребывал в экстазе молитвенного общения со своими идолами. Но положение действительно было критическое, и Великий игва это сознавал. Внезапно сникший от навалившегося груза проблем, Ум побрел к незаметной каменной лесенке, уводящей к вершине храма. Тестеры под конвоем игв проследовали за ним.

На смотровой площадке им открылась панорама Друккарга. Величественный шпиль, венчающий храм, уходил в высь и терялся в лиловом тумане. На вершине шпиля угадывались очертания какой-то фигуры. Но в тумане было не разобрать, как она выглядит. Зато сражение с этой высоты было видно как на ладони. Хоунхеджиты овладели почти всем городом. Сражение приблизилось к дворцам на набережной. Над самой внутренней крепостью в воздухе с шумом проносились драконы и поливали бастионы и стены огнем.

-- Отойдите за круг. Я буду молиться Жругру, -- объявил Великий игва.

Охранники оттолкнули людей за круг, очерчивающий шпиль. Великий игва пал перед шпилем на колени. Блейда и Новика тоже заставили встать на колени. За ними и сами охранники опустились на колени и склонились в глубоком поклоне.

Ум призывал уицраора. Он обращался к нему от имени великих правителей и просил демона придти на помощь погибающему Друккаргу. Ум подносил руки к лицу, шептал какие-то заклинания, закрывал лицо и кланялся шпилю. Истовые моления игвы уносились к демону-уицраору.

И наверное, что-то решилось в этот час. По шпилю пробежала молния, озарив фигуру на его вершине. Это был крылатый демон. Демон летел в лиловом тумане, воинственно воздев меч. Лиловые облака над Друккаргом стали быстро темнеть. Темная пелена сгущалась и сгущалась. И вскоре стало так темно, что только вспышки огня, исторгаемые драконами, озаряли стены крепости. Игвы замерли в страхе. Очертания черной тучи, собирающейся над городом, становились с каждой минутой все более четко очерченными на фоне лилового инфернального света. Игвы распластались ниц. Уицраор Жругр сходил в их слой преисподней.

-- Свершилось! -- воскликнул Великий игва. -- Мы услышаны Жругром!

На стенах внутренней крепости зажглись сигнальные огни. Лучи, будто от прожекторов, протянулись сквозь узкую полоску Свинцовой реки и осветили город. Теперь можно было видеть, что происходит в городе. Сражение почти всюду прекратилось. Скелеты замерли, ящеры топтались на месте. Толпы хоунхеджитов с испугом смотрели вверх, откуда на них наползала темная тень. В этой тени уже вырисовывались огненные пасти всепожирающего пламени и ярко блистали молнии. И только у дальних горизонтов светилась полоска не затянутых уицраором облаков.

-- Гагтунгр, воля твоя! Жругр, слава твоя! -- бормотал Великий игва в молитвенном исступлении. Теперь уже весь город от шпиля храма до далеких южных окраин был покрыт тучей уицраора.

Уицраор, перед которым от века трепетали игвы, снизился и распластался над Друккаргом. Все воинство врага оказалось под его тенью. Из тьмы ударили молнии. Тысячи сверкающих стрел били вдоль улиц. Тяжело валились с ног ящеры, сотнями разлетались скелеты, горели яркими факелами игвы. С домов обрушивались куски камня, в парках разлетались каменные изваяния и скульптуры. Страх охватил варваров. Тревожно завыл рог Мрака, трубя сигнал к отступлению. Воины Хоунхеджа побежали назад. Но уицраор еще не закончил свое жестокое представление. В темной туче раскрылись огненные пасти. Неся с собой смерть, уицраор все теснее опускался к земле. Тьма достигла верхних этажей зданий и продолжала снижаться. "Теперь, кажется, понятно, что значит выражение: "когда небо упадет на землю", -- подумал Новик, со страхом наблюдая за уицраором. Спустя минуту горящие во тьме огненные пасти низринулись на врагов. Лишившиеся магической силы скелеты рассыпались в прах, уцелевшие игвы в страхе бежали к воротам города, а ящеры и драконы один за другим гибли в огненных пастях уицраора. Это был перелом. Против такой силы войска Хоунхеджа были бессильны.

-- Жругр велик! -- возгласил Ум и громко стукнулся лбом о каменную площадку.

-- Жругр велик! -- запричитали в голос караульные игвы.

Вокруг шпиля стояла первозданная тьма, прорезаемая лишь вспышками магических огней да отблеском огненных ртов уицраора.

-- Нам пора! -- шепнул Блейд. -- Пока они в таком экстазе, надо уходить отсюда.

Новик осторожно попятился назад. Охранники бились головами о землю, вознося хвалы Жругру, Гагтунгру и демонам поменьше. Они совсем потеряли голову от явленной им демонической мощи, и в этот драматический момент истории Друккарга им было не до пленников. Тестеры отыскали узкий проход и сбежали по каменной лестнице. В пантеоне они остановились. Вмерзшие в ледяные глыбы лица правителей Друккарга, казалось, с осуждением взирали на них.

-- Куда теперь? -- спросил Новик.

-- Тебе надо вернуться. Путь один -- через машинерию Друккарга.

-- Я думал, уйдем вместе.

-- У меня здесь еще есть дела. То, что мы видели, это только начало. Мы сберегли Друккарг, но оставили его во тьме. Нужно помочь этим игвам обратиться к свету.

-- Что ты имеешь в виду?

-- Ты видел, кому они поклоняются? Демону Жругру и сильным личностям в истории, сотворившим немало зла и тем самым, проложившим себе дорогу в Друккарг. Надо помочь этим пленникам освободиться из их ледяного плена и просветить игв словом Божьим.

-- Ты считаешь, это возможно?

-- Это моя миссия в этом мире. И я хочу довести ее до конца.

-- Кто ты, Блейд? Я не узнаю тебя! -- воскликнул Новик.

-- Я и сам не знаю, кто я. Мое тело лежит в институте мозга. А я здесь и не знаю, вернусь обратно или нет. Но я это решу не раньше, чем закончу дело в Друккарге.

-- Но я пришел, чтобы вытащить тебя отсюда, -- сказал Новик.

-- Если я уйду сейчас, может случиться большая беда. Вмешательство уицраора лишь дало отсрочку. Мрак заключил сделку с Гагтунгром, и хоунхеджиты вернутся с новыми силами. А это значит, в нашем мире будут продолжаться войны и бедствия. Разорвать этот круг можно, если привести игв к свету. Тогда они перестанут воевать между собой и поклоняться демонам.

-- И ты собираешься в одиночку перевернуть этот мир? Да они меня чуть пикой не проткнули, когда я помянул Бога!

-- Мне нечего бояться. Убить два раза меня не смогут, а вот тебе пора уходить отсюда, -- сказал Блейд.

Из темного перехода послышались шаги. Возвращались Ум со стражниками.

-- Бежим! -- сказал Блейд и потащил Новика за руку.

Они бежали по каменным лабиринтам, освещенным настенными факелами. Блейд отлично ориентировался в паутине переходов. Новик даже не пытался спрашивать, откуда ему известна дорога. Блейд обрел ту степень духовной свободы, когда знаешь и можешь все. Они миновали последний лабиринт. Проход перегородила массивная железная дверь.

-- Иначе я не смогу вернуться? -- спросил Новик.

-- Боюсь, что нет. Это уже не игра.

-- Тогда что?

-- Инферно, -- белки глаз Блейда сверкнули в темноте.

Дверь оказалась закрытой. На ней виднелись какие-то рунные знаки.

-- Не беда, я узнал у игвы код, -- сказал Блейд.

Он взмахнул рукой в каком-то магическом жесте. Замок в двери щелкнул.

-- Пошли, -- сказал Блейд.

Они очутились в большом зале с квадратными колоннами. Между колоннами стояли пьедесталы с фигурами людей, игв, ископаемых животных и макетами машин. Все это живо напомнило Новику музей.

-- Музей? -- спросил он.

-- Музей, академия и машинерия -- все в одном, -- пояснил Блейд. Он быстро шел по проходу между экспонатами, и Новик едва поспевал за ним.

Следующий зал почти весь был занят квадратным камнем, похожим на священную Каабу.

-- Что это? -- спросил Новик.

-- То, что мы ищем, -- сказал Блейд. -- Камень времен и откровений. Посмотри, все покрыто каббалистическими знаками. А тут хитрые шестеренки, похожие на первобытный компьютер Чарльза Бэббиджа. Это очень любопытная штука: что-то вроде машины времени и спиритического телепорта. Работает она под управлением магических сил. Игвы пытаются с помощью этой машины найти выход в другие миры и узнать свое будущее.

-- У них не получилось, а ты сумел? -- с сомнением спросил Новик.

-- А мне была дана подсказка, -- не без гордости заявил Блейд. -- Сейчас с помощью этого устройства я отправлю тебя назад.

-- Не проще ли снять шлем? -- спросил Новик.

-- Ты, кажется, уже пробовал однажды. Шлема у тебя на голове уже не будет, а твоя душа останется здесь.

-- Пойдем со мной, Блейд. Все что надо, ты уже сделал.

-- Если бы так! Пробуждение Жругра только ускорило развязку. Нужно разорвать связь, сделать так, чтоб наш мир не зависел от Друккарга.

-- И ты знаешь, как это сделать?

-- У меня есть одна задумка. И вы мне в этом поможете.

-- Почему ты не хочешь уйти, Блейд? У меня есть сохранения нашей последней игры. Мы всегда сможем вернуться.

-- Нет, Новик. Вернуться можешь только ты и только потому, что я здесь. Портал сейчас открыт только в одну сторону. Из замка Флюреншталь к нам идет всякая нечисть. Ты пока единственный, кто может путешествовать туда и обратно.

-- Но как закрыть портал? И кто его открыл, если не игвы?

-- Это я постараюсь выяснить. Становись сюда! Скоро будешь дома, -- указал Блейд на каменные ступеньки.

Новик поднялся на три ступеньки и встал в каменную нишу.

-- Готов? -- спросил Блейд, скрежеща во тьме каменными колесами.

-- Почти.

-- Тогда до скорого! Будь осторожен с корпорацией, там не все чисто. Кто-то перепрограммировал "Большого Брата".

-- Хорошо, Блейд. Мы все ждем тебя!

Блейд навалился на тяжелый рычаг. На поверхности камня вспыхнули магические знаки. В глаза Новику ударил яркий свет, а затем все обернулось во тьму. Послышались знакомые звуки крутящейся клетки. Новик стянул с головы шлем и поймал встревоженный взгляд Класса.

-- Ты как?

-- Нормально... -- рука Новика потянулась к раненому боку. В этом месте болело, но не так сильно, как в Друккарге.

-- Надо уходить, скоро рассвет, -- сказал Класс. -- Я так и не смог в виаре преодолеть эту чертову стену.

-- И никто больше не сможет, -- заявил Новик. -- Портал работает только в одну сторону. Кто-то проник в наш мир, а затем захлопнул за собой дверь.

-- Что ты узнал? Где Блейд? -- спросил Класс.

-- Поехали, расскажу по дороге -- выбрался из клетки Новик. -- Я смертельно устал и хочу спать.

-- Представь, я тоже! А мне еще работать. Так что ты узнал?

-- Блейд полагает, что все началось с корпорации. Кто-то перепрограммировал "Большого Брата". В корпорации -- крот. Крот из магм.

-- Это вполне вероятно. Но как виртуальность коснулась тех миров? И что с Блейдом?

-- Блейд скорее жив, чем мертв. Мне, во всяком случае, показалось, что хоронить его еще рано. Насчет виртуальности не знаю. Но "Замок Флюреншталь" проникает в другие игры. Блейд сказал, что замок уже в симах. Если бы мы не отстояли Друккарг, это бы здорово нам аукнулось.

-- Что ты несешь?

-- Попробуй "Житие в Петербурге" или какую-нибудь другую игру. Замок, возможно, уже там.

Класс смотрел на товарища, как на юродивого.

-- Ладно, поехали, Класс! Светка домой скоро не пустит.

Они вышли на улицу. Занималось хмурое Петербургское утро. Ветер бросал в лицо мокрый снег. Стоял мороз градусов двадцать. Было довольно неуютно. Кожа на морозе куржавела и покрывалась тонкой ледяной корочкой. Но не смотря на мороз, инжекторный Костин "БМВ" завелся с пол-оборота. И они с Новиком полетели по заснеженным и еще не проснувшимся проспектам обратно на Васильевский остров.

Глава 13. Места скорби

Разбудил Васильева телефонный звонок. Света стояла рядом с телефоном, заливающемся звонкой трелью.

-- Это тебя, -- сказала Света.

Дима взял трубку. Отдохнуть после бессонной и тревожной ночи так и не пришлось. Звонил Лева Прыгунов.

-- Да, Лева, привет, -- сонно произнес Дмитрий.

-- Дима! Я был там. Это чудовищно!

-- Ты про что?

-- Про игру. Это настоящий Друккарг!

-- Что? Откуда ты знаешь про Друккарг? -- удивился Васильев. Сон как рукой сняло.

-- Помнишь, я рассказывал тебе про "Розу Мира"?

-- Нет.

-- Это все на самом деле! К тебе можно?

-- Приезжай.

Дмитрий нажал на отбой и откинулся на спинку кресла. За окном стояло пасмурное морозное утро. Часов, наверное, десять.

-- Вставать будешь? -- спросила Света.

-- Придется, -- вздохнул Дмитрий. -- Лева скоро придет.

Света повернулась и вышла из комнаты. Ночные отлучки мужа ее раздражали все больше.

Лева прибежал через полчаса. На плащевом покрытии его куртки лежал снег. За окном слегка порошило.

-- Фу! Ну и холод! -- произнес Лева, стряхивая изморозь и потирая руки. -Хорошо вам тут в тепле, хомякам!

-- Сам ты хомяк! Проходи! Рассказывай, что видел, -- Дмитрий пожал Леве руку.

Круглые Левины глаза-очки уставились на друга.

-- Там такое! Все точно, как у Даниила Андреева!

-- Да ладно, философ! Скоро совсем на эзотерике свихнешься.

-- Да нет, правда!

Они прошли в комнату. Света чем-то громыхала на кухне, как и положено хозяйке.

-- Я первый раз в виаре. Был в симе. Это потрясающе! Но откуда там "Замок"?!

-- Какой замок? -- спросил Васильев.

-- Этот, как его?.. Флюрешаль!

-- Флюреншталь?

-- Да.

-- Ты уверен? Проект закрыт.

-- Я был там! -- уверенно произнес Лева. -- Сначала я выбрал "Житие", прошел весь Питер. А потом мне открылся "Замок". Я вошел туда, и все пропало.

-- Ничего не понимаю. И где этот замок в симах?

-- Над самой Невой. Нужно пройти по Невскому, чтобы очутится в замке.

-- Он что, висит над рекой?

-- Да прямо над городом. И город перед ним, как мышонок в лапах тигра. Город похож на Питер. Только весь какой-то искаженный. Помнишь: "искаженный микропленкой, ГУМ стал маленькой избенкой, и уж вспомнить неприлично, чем предстал театр МХАТ!"

-- Знаю, -- перебил Васильев. -- Что дальше?

-- Я прошел весь Невский до Эрмитажа. Расстояния там короче. Над Невой замок, как черная туча. Даже Петропавловки не видно!

-- А причем тут Друккарг, Лева? -- спросил Васильев.

-- Я читал у Андреева. Это шрастровый город. Преисподняя. Все вроде бы похоже, но не наше, не родное. Дух там не тот: злой и темный. Я не знаю, как это объяснить. Можешь сам попробовать!

-- Попробовал уже... -- поморщился Васильев. На боку у него расплылся здоровый синяк, но крови и открытой раны не было. -- Только как-то странно это... То же и Блейд говорил. Но как "Замок" заползает в игры?

-- Ведь это страшно, Дима! Кто мог придумать такое? -- Лева с испугом смотрел на друга, будто это Васильев сотворил Друккарг.

-- Я сам ничего не понимаю. В "Житии" никакого "Замка" не было. Класс с ребятами проходили эту игру. Обычный симс, где надо зарабатывать деньги и делать карьеру. Даже прикольно. Можно было стать революционером, генералом жандармерии или даже особой приближенной к императору. Но ведь "Замок" закрыт. В сети его больше нет.

-- Ну я то был там! Я поднялся по ступеням и вошел в замок! -- горячился Лева.

-- Не знаю, Лева, как тебе удалось попасть туда. Возможно, какой-то сбой в программном обеспечении. Нам вчера пришлось потрудиться, чтобы взломать архивы и найти "Замок". У меня остались сэйвы игры, где пропал Блейд.

-- Значит, ты тоже был там? Ты видел Друккарг? Теперь ты понимаешь, что такое реальность? -- глаза Левы стали такие большие, что почти заполнили блюдечки очков.

-- Теперь, Лева, я вообще ничего не понимаю. Вчера мы бились в Друккарге с хоунхеджитами. Это враги местных игв. Они чуть было не захватили город. Я не смог вытащить Блейда, он снова остался там.

-- Потрясающе! Даниил Андреев писал об этом: шрастровые города воюют друг с другом. Все правда, все подтвердилось! И если это так, надо ждать неприятностей.

-- Одного не пойму, Лева, почему они воюют? Обретет ли силу царство, если разделится в самом себе? Так кажется?

-- Не все так просто. У них сменяются идеи. Идея объединения игв умерла. Началась борьба на выживание, в результате которой победит сильнейший. Он и объединит все шрастровые города. И как только это случится -- нашему миру конец. Земля последует примеру шрастров, и наступит царство апокалипсического зверя.

-- Странно все, Лева...

-- Есть разные формы объединения: завоевание, добровольная ассоциация, союз под знаменем тех или иных идей. В мировом масштабе не прошло пока ничего из этого. Империи, созданные в результате войн, разрушились, союзы тоже оказались непрочны. Но Гагтунгру необходимо единение. Он собирает армии в шрастрах и в нашем мире. Создав огромное воинство, он сможет грозить верхним мирам.

Васильев с тоской посмотрел на Леву. Хоть он и сам побывал в этом Друккарге, но Леву в последнее время явно заносило. Помешался парень на эзотерике. Дмитрий верил, что можно найти и какое-то рациональное всему этому. Завтра в корпорации объявится какой-нибудь трехнутый программист, который признается во всем и будет потешаться над теми дураками, что поверили в эту виртуальную реальность. Дмитрий даже представил себе эту картину: встает из-за компьютера этакий очкарик типа Гарри Поттера и говорит: "Простите, ребята, это я все придумал. Но ведь вам было интересно, не правда ли?"

-- Мальчики, идемте чай пить, -- в дверях стояла Светлана. Она уже привела себя в порядок: алела накрашенными губами и чернела растушеванными ресницами.

-- Пойдем, брат, там и поговорим, -- поднялся Васильев.

Они сидели за столом в кухне. За окном серело небо, нависшее над двором-колодцем.

-- Расскажи, что видел в Друккарге, -- попросил Лева, отхлебывая чай мелкими глоточками.

-- Все началось с несчастного случая с Блейдом. Это наш товарищ тестер. Он сейчас в больнице, лежит в коме. Класс предполагает, что его травма связана с тем, что он умер в виаре. Я был рядом с Блейдом в этой игре и знаю, что с ним случилось. Чтобы я никому не рассказал об этом, мне в корпорации стерли память. И вспомнил все я только вчера, когда побывал в Друккарге. Но сначала мы с Блейдом оказались в плену у врагов Друккарга хоунхеджитов. Это варварское племя того мира. Варвары как раз собрались в поход на Друккарг. Блейд задумал остановить вторжение. Нас поймали и посадили в клетку. У хоунхеджитов в армии динозавры и драконы. Нас везли в клетке на спине какого-то доисторического монстра.

-- Это раругги. Ящеры, продолжившие свое эволюционное развитие в нижних мирах. Раругги разумны. Это вторая раса античеловечества, -- заметил Лева.

-- Ладно, пусть будут раругги. Земля там сплошь покрыта каменной коркой как коростой. Небо лиловое, даже глаза болели. Думаю, ультрафиолета много. Большим караваном мы подошли к Друккаргу. Этот город, правда, похож на наш Питер. Хоунхеджиты пошли на штурм города. Нам с Блейдом удалось освободиться. Хоунхеджиты почти полностью захватили город. Осталась только внутренняя крепость, аналог Петропавловки. Оружие в Друккарге -- полный отстой! Пики, пушки старинные, броненосец девятнадцатого века "Петр Великий". Зато магии много. Городом правит Великий игва по имени Ум. Мы пробились к нему. Блейд велел Уму призвать Жругра. Только так, сказал он, можно остановить врагов.

-- Вы призвали Жругра? -- спросил Лева.

-- Да, -- кивнул головой Васильев. -- Жругр как черная туча. Он накинулся сверху и вмиг пожрал все врагов. Хоунхеджиты бежали.

-- Это серьезно, -- сказал Лева. -- Вдруг вы вызвали очередной поворот метаистории! Я бы не стал шутить с такими силами. Помнишь, я тебе рассказывал о четвертом Жругре, том, который пришел на смену третьему уицраору.

-- Помню.

-- Выходит, вы разбудили демона великодержавия. И он помог справиться с врагами Друккарга. Если следовать метаистории, это означает, наша страна станет проводить более независимую политику.

-- Ну и хорошо! Хватит прогибаться перед Западом, -- сказал Васильев.

-- Не все так просто. Во-первых, их западный уицраор, назовем его Стебинг, не в пример сильнее. Если он поднимется, он сметет Друккарг. Мне кажется, я его видел. Огромная черная туча надвигалась на Друккарг. Она пожирала все на своем пути. А во-вторых, Жругр, чтобы стать сильным, потребует новых жертв. Он не может жить без эманаций толпы, заряженной имперскими амбициями и патриотизмом. Это в свою очередь может грозить новыми конфликтами. Так что опасно будить несовершеннолетнего Жругра.

-- Ты видел это в своей игре? -- спросил Васильев.

-- Кое-что видел, кое о чем догадался, -- сказал Лева.

-- А в нашей игре все было наоборот. Жругр пожрал всех этих хоунхеджитов, вместе с их скелетами и ящерами.

-- Вопрос только в том, чья игра отражает будущее? -- хитро посмотрел на друга Лева.

-- Надо же, наш Блейд, оказывается, изменил историю! Интересно, что теперь будет? -- удивился Васильев.

-- Жругр демон. Он -- зло. Но на определенных этапах он охраняет наше государство. Так же как и государство нужно только на определенных этапах исторического развития. И наиболее сильное выражение воля Жругра получает при тиранах: Сталине, Николае I и пр. Однако полновластие Жругра это компромисс светлых и демонических сил. Светлые силы вынуждены прибегать к помощи уицраора, если стране грозит опасность со стороны других уицраоров. Пусть демоны дерутся между собой. Но этот компромисс обычно не длится слишком долго. Со временем уицраор выходит из-под контроля демиурга -- великого духа и создателя нашей страны. Уицраор начинает питаться человеческими страданиями. В стране устанавливается жестокая диктатура, которая обычно кончается смертью уицраора. Или же смерть Жругра наступает от полного идейного истощения и забвения со стороны широких общественных масс, как это случилось с третьим "коммунистическим" уицраором.

-- Да надо будет почитать этого твоего Андреева. Но сейчас-то что делать? Блейд все еще там. Похоже, парень всерьез собрался спасать мир.

-- Ты представляешь, чем сейчас может кончиться война уицраоров, например Жругра и Стебинга? Давай пойдем к твоему Блейду. Пора вытаскивать его оттуда, пока он не натворил еще каких-нибудь дел, -- сказал Лева.

-- Мы не сможем попасть в тот мир. Во всяком случае, сегодня днем. Класс получит доступ к компьютеру только ночью.

-- Ну и кликухи у вас! Прям братки какие-то!-- удивился Лева.

-- Молчи, бот, ни фига не прешь в рулезе! Давай лучше съездим к Блейду в больницу. Он просил проследить, чтобы его не похоронили раньше времени. Пойду позвоню Классу, пусть отвезет нас в этот институт мозга, -- поднялся Дмитрий.

-- Не надо Класса, он все равно не поможет. Поедем вдвоем, -- попросил Лева.

Институт мозга нашли по телефонному справочнику. Оказалось да, такой пациент -- Мирошенко Алексей Михайлович -- у них действительно есть. Но к нему никого, кроме родных, не пускают.

-- Фигня, пробьемся! -- в Леве проснулся здоровый авантюризм. Васильев только хмыкнул.

-- Когда придешь? Опять утром? -- спросила Светлана, когда друзья стояли в прихожей.

-- К другу в больницу. Надо навести товарища.

-- Смотри, Васильев, я терпеливая, но...

-- Света, я люблю тебя! Просто работа такая... сумасшедшая, -- Дмитрий нагнулся и чмокнул Свету в щечку. -- Я скоро!

Всю дорогу до "Лесной", где находился институт мозга, Лева увлеченно пересказывал Васильеву то, что у него осталось в голове после прочтения "Розы Мира" и разных философских семинаров, отдающих эзотерикой. Они сошли на "Лесной" и две остановки проехали на автобусе. Институт мозга располагался в четырехэтажном здании, облицованным темным камнем. Вокруг высилась чугунная ограда, и, казалось, было разлито то тоскливое чувство, которое непременно окружает больницы и морги.

-- Все самые интересные мозги здесь, -- невесело пошутил Лева, когда они подошли к больничной ограде.

Васильев поднял глаза на окна института. Окна смотрели на мир облупленными переплетами с серыми квадратами давно не мытых стекол, недружелюбно отталкивающих посторонние взоры. Обычно в больницах хоть кто-то стоит у окна (чем еще больным заняться) здесь же окна будто ослепли -- ничего, кроме серого непроглядного стекла. У подъезда стояли несколько легковых машин, да старый больничный "Рафик" с красными крестами и зелеными полосами по белому борту. Явно маловато для работающего медицинского учреждения.

В холле больницы было пусто и тихо. Васильев просунул голову к маленькому окошку. Пожилая регистраторша нехотя оторвала взор от вязания.

-- Нам бы повидать Мирошенко, -- попросил Дмитрий.

-- Не положено, -- сухо ответила регистраторша. -- К нему никого не пускают.

-- Почему?

-- Человек в коме, чего вам от него надо?

-- А вы всех больных тут знаете? -- спросил Васильев. Знания регистраторши его удивили.

-- У нас не больница, молодой человек. Пациентов так просто не берем.

-- А с кем поговорить, чтоб пустили? -- протиснулся к окошку Лева.

-- С главврачом, но сегодня его не будет. Завтра с утра.

-- Ну хоть передать парню что-нибудь можно?

"Прием передач по вторникам и четвергам с 15.00 до 17.00" -- регистраторша молча повернула к ним табличку.

-- Облом, сегодня среда. А где лежит уважаемый господин Мирошенко? -- Лева задал последний вопрос регистраторше.

-- В седьмой! -- буркнула регистраторша. -- На стене список.

В списке действительно значился больной Мирошенко А. М. и прописан он был в палате N 7.

-- Раз седьмая, значит, первый этаж. Пойдем хоть в окно поглядим, -- рассудил Лева.

Они вышли на улицу. Окна первого этажа располагались достаточно высоко. Лева подсадил Васильева. Тот уцепился за железный подоконник и по карнизу двинулся от окна к окну.

-- Ну что там? -- время от времени нетерпеливо спрашивал Лева.

-- Пока ничего. Лаборатории какие-то. Везде пусто.

-- Странно, рабочий день вроде.

-- В том-то и дело. Похоже, тут давно всех сократили.

Дмитрий добрался до угла здания и спрыгнул на землю.

-- На первом палат нет, -- заявил он.

-- Давай обойдем с другой стороны, -- предложил Лева.

-- Увидят, -- выразил опасение Дмитрий.

-- Кто? Все пусто.

Васильев снова залез на карниз и пошел от окна к окну. Возле одного из окон посередине здания он остановился.

-- Ну что? -- нетерпеливо спросил Лева.

-- Похоже, нашел.

-- Там твой друг?

-- Видно плохо. Но кто-то лежит похожий.

-- Что еще?

-- В палате никого. Только аппаратура мигает.

Васильев подергал раму. Окно было закрыто.

-- Можно стекла выставить. Смотри, еле держаться, -- обратил внимание Лева.

Дмитрий тронул стекло. Оно шаталось в прогнившем переплете.

-- У меня нож есть, -- заметил Лева.

-- А автомат Калашникова? Ты что-то Лева на гангстера стал похож.

Лева вложил перочинный нож в протянутую руку Васильеву. Гвоздики в штапиках отошли легко, и друзья без труда выставили стекло. Вторая рама была не закрыта. В палату ворвался морозный воздух.

-- Лева, постой на шухере, -- попросил Дмитрий.

-- Понял, давай быстрее! -- сказал Лева. Он протянул Дмитрию пакет с апельсинами и запиской. Нечего лучшего купить лежащему в коме человеку они не догадалсь.

Дмитрий спрыгнул в палату и закрыл окно. Блейд лежал на обычной железной кровати. В углу мигал зелеными огоньками и урчал какой-то аппарат. В тело Блейда впились катетеры с тонкими трубками и электроды.

-- Ба, братуха! Что с тобой сделали! -- промолвил Васильев. Сердце у него сжалось.

Он подошел к Блейду. Глаза у парня были закрыты. Лоб покрывала испарина. Может, Блейд уже мертв? Дмитрий скосил глаза к аппарату. Зеленая точка на экране скакала в пилообразной осциллограмме. "Надеюсь, это сердце", -- подумал Дмитрий. Он потрогал лоб Блейда. Лоб был холодный, как у покойника. На голове под бинтом электроды с проводами. Он вспомнил вчерашнюю встречу с Блейдом. Нормальный живой парень. Лежит тут в больнице, а душа где-то далеко. Хоть кто-то к нему приходит? На тумбочке рядом с кроватью лежала открытка. Дмитрий поднял открытку.

"Леша, родной! Я не могу без тебя! Люблю, скучаю, жду! Марина".

Вот так, значит, есть и Марина! А Блейд раздумывает, возвращаться ему назад или заниматься просветлением преисподних. "Я бы на его месте вернулся", -подумал Васильев.

-- Блейд? Блейд, ты слышишь меня? -- наклонился к больному Дмитрий.

Блейд лежал восковой куклой. Никакой реакции. Глаза закрыты.

-- Возвращайся, Блейд! Хватит тебе уже быть там. О Марине, о родных подумай, -- негромко произнес Дмитрий.

Осциллограф пискнул. Васильев встревоженно взглянул на прибор. Кривая на экране изменила форму. За выпуклым стеклом прибора бежали зеленые буквы:

"Новик, отключи "Memorex". "Большой Брат" сканирует мою память".

Как? Как он мог написать эту записку? Дмитрий со страхом поглядел на Блейда. Сейчас Блейд рассмеется и сорвет с головы повязку с электродами. Но нет, Блейд лежал так же неподвижно. В его теле не угадывалось ни малейшего присутствия жизни.

Дмитрий поднял взгляд. Над изголовьем кровати висел небольшой приборчик с жидкокристаллическим дисплеем. К нему тянулись провода от электродов на голове Блейда. На приборе стояло фирменное наименование "Memorex". От прибора шел кабель к компьютеру, стоящему на столе.

-- Зачем они сканируют твою память? -- спросил Дмитрий.

Блейд молчал. За жужжанием прибора, похожего на насос, не было слышно даже его дыхания. Но Дмитрий чувствовал, что Блейд незримо присутствует здесь, просто он его не слышит. Дмитрий посмотрел на "Memorex". Зачем "Большому Брату" сканировать память Блейда? Что они пытаются узнать: где сейчас Блейд? Дмитрий протянул руку к прибору и нажал на кнопку "Off". "Memorex" пискнул и отключился. Дмитрию показалось, что рядом кто-то вздохнул облегченно. Он посмотрел на Блейда. "Похоже, они специально закрыли его в этом месте. Здесь его не лечат. Им выгодно, что он в коме. Они выкачивают из него память и впечатления. Но зачем? Чтобы использовать в играх? Или с какими-то другими целями?" -- подумал Васильев. Во внезапной ярости ему показалось недостаточно, что он просто отключил "Memorex", и он вырвал сетевой шнур из прибора. "Да куда смотрят родные Блейда? Есть ли у него хоть кто-нибудь, кроме этой девчонки?"

Дмитрий подошел к двери. За дверью стояла тишина. Ни шагов, ни обычных больничных звуков. Что они за больницу отыскали? "Не хороните меня раньше времени", -- вспомнил он слова Блейда. "А ведь могут и закопать. Все могут с таким отношением", -- подумал Дмитрий. Он тихонько открыл дверь в коридор. Тишина и пустота. На скамейке в конце коридора лежит женщина в сером пальто. Похоже, спит. На голове вязаная шапочка. Под головой пластиковый пакет с чем-то. Рядом со скамейкой стоят короткие стоптанные сапожки. Кто это? Мать Блейда? В палату не пускают, вот и примостилась на скамейке. Сколько она уже здесь? Наверное, всю неделю? Нет, дружище Блейд, пора тебя вытаскивать оттуда. Слишком уж ты увлекся теми мирами. О матери бы подумал, да и о Марине своей. "Не буду ее будить. Надо узнать у Класса телефон Блейда. Позвонить спросить, не нужно ли чего", -- подумал Дмитрий и тихо притворил дверь в коридор.

Он снова посмотрел на Блейда:

-- Ну что, дружище, долго ты там будешь? Посмотри, на кого ты похож стал! Пора тебе выходить оттуда.

Зеленая точка на осциллографе словно услышала его -- скакнула, и аппарат негромко пискнул.

-- Ладно, не волнуйся, брат. Скоро увидимся. Все равно вытащу тебя оттуда, как бы ты ни упирался. И черт с ними, с этими игвами и Жруграми! Без нас разберутся.

Пора было уходить. Васильев заскочил на подоконник и открыл окно.

-- Что, жив? -- спросил его Лева.

-- Жив пока, но надо вытаскивать его оттуда. Чувствую, он так долго он не протянет.

-- Пойдешь снова в Друккарг?

-- А куда я на хрен денусь? Заварили кашу, а я расхлебывай! -- Васильев вставил стекла в пазы и спрыгнул на землю.

-- Возьми меня с собой, Дима, -- попросил Лева.

-- Не получится. Проход только для одного, даже Класс не смог.

-- Может, из симов попробуем? Войдем в замок Клингзора...

-- Ты знаешь, мне все это напоминает дурной сон, -- настроение у Васильева после посещения клиники испортилось. -- Проснуться бы и все забыть. Глупость какая-то!

-- А я тебе завидую. Ты побывал в тех мирах, куда дорога живым заказана. Я тогда сам испугался, выскочил из виара. Надо было идти до конца.

-- Сожрал бы Жругр или монстр какой!

-- Подавился бы. Мы из другой материи. И в тех мирах всего два измерения.

-- Два измерения? -- остановился Васильев. -- Значит, они могут существовать только в двух измерениях как тени? А где у нас двухмерный мир? Только виар! Он только кажется трехмерным. Теперь мне все понятно.

-- Они пытаются выйти сюда?

-- Великий игва сам сказал, что это их мечта. Они даже особую машину нашли для выхода в другие миры, только пользоваться ею не умеют. А вот Блейд умеет.

-- Артефакт из высших миров. Эта машина -- ты видел ее?

-- Я приехал на ней обратно, -- ответил Дмитрий. -- Блейд что-то там покрутил и отправил меня назад.

-- Бог мой! Вдруг им станет известен секрет Блейда! Что тогда? -- круглые Левины глаза вытаращились на Дмитрия.

-- Так вот для чего они сканировали его память! Теперь понятно!

-- Но кем стал Блейд? Откуда он все знает?

-- Я должен выспаться, Лева. Сегодня снова пойду в виар. Надо вытаскивать Блейда. Светка меня теперь точно выгонит.

-- А ты не пробовал загружать игру из дома? -- спросил Лева.

-- Ничего не получается. "Замок" удален с серверов. Если его еще и уберут из архивов, тогда, вообще, хана!

-- А это нам не поможет? -- Лева полез во внутренний карман куртки и достал диск. Синим фломастером на диске было написано: "Замок Флюреншталь".

-- Ты где это взял? -- вытаращился на диск Васильев.

-- На рынке, -- ответил Лева.

-- Ни фига себе! И тут пираты! Игра ведь существовала только на серверах корпорации.

-- Ну раз есть спрос!..

-- Это просто здорово, Лева! Если, конечно, это работает.

-- Я проверял: "Замок" запускается. Но я в него не входил.

-- Давай диск сюда. Будем работать с твоим диском.

-- Ну уж нет! Я с тобой.

-- Лева! Ты же ничего не умеешь! Ну скажи, за сколько ты "Дум-3" прошел?

-- Я может, как ты говоришь, бот, но ты дурак. И в тех мирах ни фига не понимаешь! -- разозлился Лева.

-- Извини, Лева. Стрелять там все равно не придется. Где я сохранился, все патроны уже кончились.

-- А у меня нет. И шотган, и базука, и пулемет, и бластер -- полный комплект! -- с гордостью объявил Лева.

Васильев улыбнулся.

-- Ну тогда я с тобой играю.

-- Идем сегодня вечером?

-- Хорошо, идем. Попробуем войти в этот "Замок Флюреншталь". Вот только как найдем там Блейда? Мы сохранились в одной игре, ты -- в другой.

-- Ты хакер тебе и разбираться, -- заявил Лева.

-- Да какой я хакер!.. Так -- недоучка...

-- Тогда и молчи.