/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Итоги № 45 (2012)

Итоги Итоги


Смутное дело / Политика и экономика / Главная тема

Смутное дело

Политика и экономика Главная тема

«Реальных сил и средств на завоевание России у Польши не было. А значит, польской плетью русский обух было не перешибить», — считает историк Владислав Назаров

 

В этом году страна отпраздновала не просто День народного единства, но еще и 400-летний юбилей окончания Смуты. Праздник получился со слезами на глазах, поскольку проблемы, с которыми бились наши пращуры четыре века назад — экстремизм, неправедный суд, зацентрализованная власть, — собственно, никуда не делись. Даже понятийный аппарат, несмотря на четыре сотни лет развития русского языка и культуры, оказался на удивление схожим. Об исторических аналогиях, о «руке Запада» и вечной русской Смуте на страницах «Итогов» рассуждает старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Владислав Назаров.

— Владислав Дмитриевич, Кремль не внял предложению отметить нынешний День народного единства как 400-летие возрождения российской государственности. Что, охладели власти к этому празднику?

— Я думаю, что власти давно осознали, что они учредили ложный, искусственно созданный праздник да плюс еще с хронологической ошибкой. То, что не очень весело и массово празднуют 4 ноября, правильнее отмечать 1 ноября. В этот день гарнизон Речи Посполитой сдал отрядам второго ополчения Китай-город. Находились, правда, историки, на полном серьезе объяснявшие, что 4 ноября является неким среднеарифметическим символом нескольких значимых дат и событий. Эта дата, помимо всего прочего, нехороша тем, что она конфронтационная по сути. Да, конечно, сравнительно небольшие отряды войск Речи Посполитой были в Кремле; значительные части территории Российского государства были оккупированы Польшей и Швецией, но разве это уникальное явление в европейской истории? Нет. Это обычное, если хотите, нормальное течение политической и военной истории. Но в итоге праздник стал поводом для раздрая внутри страны (появились русские марши в Москве и татарские в Казани) и ненужных осложнений с современным польским обществом.

— Патриарх Кирилл в бытность митрополитом Смоленским говорил, что Смута «была страшнее того, что произошло во время Великой Отечественной войны... Гитлер в Кремль ногой не ступил, немцы не разложили вертикаль власти...»

— Я просто не понимаю причин для такого сравнения. Совершенно понятно, что в войне, начатой фашистской Германией против СССР, речь шла об уничтожении страны, а в перспективе и народа. А от того, что в Москве два года находился польский гарнизон, Россия не исчезала как государство. Польский комендант Кремля не садился на трон московских царей. Более того: иностранные войска были введены в Москву по соглашению с Боярской думой прежде всего для защиты столицы от отрядов Лжедмитрия II. Неужели неясно, что было страшнее — Гитлер с его отлаженной гигантской военной машиной или Сигизмунд III с сыном Владиславом, которым сейм не давал денег на новую московскую кампанию вплоть до 1617 года. Да, возник вариант завершения Смуты, если бы русским царем стал 15-летний королевич Владислав, которому осенью 1610 года присягало население многих регионов страны. И что? Точно так же в XVI веке Иван Грозный, а затем его сын Федор были кандидатами на престол Речи Посполитой. Словом, излишняя драматизация, нагнетание изоляционистских настроений, пропаганда вражды ко всему внешнему с помощью новой красной даты календаря, по-моему, ни к чему.

— Куда же девать «зацементированную» в учебниках истории польскую интервенцию?

— Употребление по отношению к Смутному времени понятия «польская интервенция» (равно как и «шведская интервенция») неправомерно. Эта формула возникла при Сталине, и зачем нам это повторять теперь, я не знаю. Интервенция предполагает потерю суверенитета страны, а Россия с ним в начале XVII века не расставалась. Мы должны помнить, что, когда речь шла о призвании польского королевича Владислава на русское царство, в августовском договоре 1610 года (его заключили московские бояре от имени всех чинов Российского государства с гетманом Жолкевским, выступавшим от имени Сигизмунда III) специально оговаривалось, что его польская свита в Москве будет крайне ограниченна, что править он будет совместно с Боярской думой. Он не имел права менять институты и порядки государственного устройства, назначать иностранцев в приказы или воевод в города, все важнейшие земельные и финансовые вопросы должны были решаться им совместно с земскими соборами. Владислав обязывался перейти в православие и сохранять статус Русской православной церкви как государственной. Вот такая «интервенция».

Конечно, в пропагандистском усердии частью польско-литовской элиты высказывалась идея колонизовать Россию. Это было хорошо для воздействия на сейм, для мобилизации сил. Но больше было похоже на дешевую пропаганду. Польско-литовские политики прекрасно осознавали, что в России прочно сложилось сословие «благородных» воинов-землевладельцев в 20—25 тысяч человек — служилые люди «по отечеству». Они привыкли владеть землей в своем царстве, пользоваться плодами труда крестьян и считали своим правом и обязанностью нести военную службу и управлять податными сословиями, исповедовать свой вариант христианской веры. Так с какой же стати они будут это отдавать соседям? Нет. Это война не на жизнь, а на смерть.

— А могла ли Польша в этой войне победить?

— В чем-то тогдашняя Речь Посполитая была мощнее России. Например, качество ее кавалерии было много выше русской и в полевых сражениях поляки были искуснее. Русские же отличались при осаде и защите крупных крепостей и мастерским использованием артиллерии, которой у наших предков было больше и по количеству, и по типам орудий. У нас также неплохо было налажено военно-инженерное обеспечение. Но главное не в этом. Надо понимать, что король в своих военных планах был весьма ограничен сеймом. Оккупировав Смоленск после почти двухлетней осады, Сигизмунд не решился идти на Москву, а поехал праздновать триумф в Польшу по образцу римских императоров. Иными словами, реальных сил и средств на завоевание России у Польши не было. А значит, польской плетью русский обух было не перешибить.

— Почему Сигизмунд передумал посылать в Москву сына и решил сам стать царем Московии?

— Польский король лишь попытался стать «соправителем» сына в России. Но он переоценил свои возможности и недооценил силы сопротивления. Он уверовал в то, что у него в руках сосредоточены основные рычаги власти в России, что авторитет победы 1611 года в Смоленске поможет ему в борьбе с оппозицией в сейме. Но не случилось. Денег на новые военные действия в России не было. Король, видимо, надеялся на свою «партию» в Москве, на то, что польский гарнизон продержится в первоклассной по тем временам крепости (Кремль плюс Китай-город) столько времени, сколько ему понадобится для подготовки новой экспедиции. Что внутренние противоречия в русском обществе неразрешимы. Но он недооценил потенциал первого ополчения (с начала лета 1611 года власть польского короля была реальной только в Кремле, Китай-городе да Смоленске) и явно просчитался со вторым ополчением. Запоздавшая попытка привезти королевича в Россию зимой 1613 года окончилась провалом.

— Чья была идея пригласить на русский трон «интервента» Владислава?

— Сама по себе практика приглашения на трон представителя династии из соседнего государства существовала в Восточной Европе по крайней мере с конца XIV века. Вполне возможно, эта идея пришла в голову русским, которые уже вдоволь насмотрелись на то, что происходит, когда ими правят местные цари или самозванцы. Не исключено, что изначально о призвании Владислава на русское царство заговорил бывший сторонник Лжедмитрия II боярин Михаил Глебович Салтыков. Есть сведения, что Салтыков еще в 1602 году на приеме у польского короля в качестве посла Бориса Годунова видел Владислава и просил дозволения поцеловать у него руку. Не исключено, что уже тогда Салтыков стал сторонником польской партии в московской элите. В феврале 1610 года именно он вел переговоры о призвании Владислава на русский трон. В октябре 1611 года Салтыков вместе с князем Юрием Трубецким возглавил посольство от Семибоярщины, с тем чтобы настоять на присылке новых польских войск и отпуске Владислава в Москву, но ничего из этого не вышло.

— В случае реализации договора русских бояр с поляками как бы выглядела российская властная вертикаль?

— Безусловно, власть Владислава была бы серьезно ограничена по многим направлениям. И те, кто целовал ему крест в сентябре — октябре 1610 года, на это ограничение самодержавия шли не просто сознательно, а с большим воодушевлением. Выборность царя Владислава (вслед за Борисом Годуновым и за «выкрикнутым» Василием Шуйским) — это, условно говоря, то же самое, как во время перестройки вдруг выяснилось, что партий может быть несколько и между ними возможна реальная борьба. Налицо мировоззренческое и политическое потрясение основ. Собственно Смута — это противоборство двух принципов построения монархии: выборной и наследственной. Отсюда и концептуальный — правовой и политический — конфликт.

В итоге победила точка зрения, существовавшая в России до Смуты около 200 лет, что верховная власть у нас наследуется по прямой нисходящей мужской линии. В Смуту произошло еще одно явление, о котором потом долгое время не вспоминали в силу тотального торжества вертикали власти. В то время Василий Шуйский и несостоявшийся царь Владислав добровольно соглашались занять престол на условиях ограничения их власти в пользу Боярской думы и Земского собора, которые реально были тогда местом для дискуссий, а не красивой декорацией самодержавия.

— Если бы бояре и думцы пришли к согласию и выдвинули на Земском соборе 1598 года кандидатуру Федора Романова вместо Бориса Годунова, могла ли страна «проскочить» Смуту?

— Кадры и тогда решали не все. Возможно, избрание Романова сняло бы часть противоречий внутри очень узких групп элит, ставших следствием опричнины, но с точки зрения содержания накопившихся социальных конфликтов ситуацию это не изменило бы. Вооруженной борьбы за власть все равно не удалось бы избежать. Да что там! Даже сама природа диктовала такое развитие событий. В том, что в стране началась Смута, во многом виноваты климатические сдвиги. Вернее, так называемый малый ледниковый период. Мы узнаем из источников о морозах в летние месяцы начиная с 1601 года, о проливных дождях и ранних заморозках в 1602 году. Затем последовал жуткий голод.

— Василий Ключевский писал о Лжедмитрии I, что «он был только испечен в польской печке, а заквашен в Москве». Не Романовы ли, которые ненавидели Годуновых, придумали историю с «воскресшими» Дмитриями?

— Действительно, едва ли не главными соперниками Годунова на пути к власти были бояре Романовы-Юрьевы. Возможно, они и приложили руку к воспитанию из Григория Отрепьева «царевича Дмитрия». Во всяком случае, само появление Лжедмитрия в качестве спасшегося царевича на первом этапе никак не связано с иноземными интригами. Пользу от правления «царя Дмитрия» стали почти сразу извлекать Романовы и близкие к ним персоны. Федор Никитич Романов при Годунове был пострижен в монахи под именем Филарета и отправлен на Север, но по приказанию «царя Дмитрия» Филарет из ссыльного монаха превратился в митрополита Ростовского. Потом он будет «нареченным» патриархом при Лжедмитрии II, потом официальным Патриархом всея Руси Филаретом и первым лицом в правящем тандеме со своим сыном, царем Михаилом Романовым.

— Перед избранием Годунова Земский собор принял текст клятвы, согласно которой полагалась «казнь всякому мятежнику», кто «дерзнет... колебать умы людей молвами злыми». Получается, с точки зрения легитимной Семибоярщины Минин и Пожарский являлись смутьянами, по которым как минимум плакала тюрьма?

— Строго говоря, преступниками в Смуту были все участники гражданской войны. На мой взгляд, Смута началась в 1604 году, и с точки зрения первого самозванца «царевича Дмитрия Ивановича», который с зимы 1605 года правил в Путивле и Северской земле, Борис Годунов, безусловно, был преступником. И после того как дворянство присягает не наследнику выбранного царя, а настоящему в кавычках царевичу Дмитрию, о легитимности каждого последующего правителя на русском троне можно долго спорить. Поэтому в глазах Семибоярщины и Пожарский (в свое время целовавший крест Владиславу), и Минин, да и все руководители обоих ополчений, также присягавшие королевичу, все атаманы казаков, предводители иных антикоролевских военных формирований должны быть признаны, как сказали бы сейчас, экстремистами, к тому же с неясными по происхождению источниками финансирования.

— На закон об иностранных агентах намекаете?.. Имеем ли мы право называть ополчение Минина и Пожарского символом национально-освободительного движения, если учесть, что оно состояло из людей, воевавших за деньги?

— Кто сейчас сможет определить, чего было больше в мотивах ополченцев — корысти или идейности? Одно другого не исключает. Ясно только, что шли воевать ополченцы, с одной стороны, за свои личные интересы и за идею освобождения Москвы, но с другой стороны, воинов надо было обеспечить деньгами, едой, фуражом, боеприпасами. В целом, очень грубо и условно, на оплату 15—20 тысяч участников второго ополчения могло потребоваться до полумиллиона тогдашних рублей. Это была вполне подъемная сумма для крупных городов и сельских территорий русского Севера и Поволжья, которые не разграбили в ходе Смуты. Средства складывались из сурового самообложения горожан, займов у богатых купцов, а также традиционных налогов с территорий, подчинявшихся власти второго ополчения. Разумеется, одним из самых значимых и стабильных источников финансирования ополчения была Церковь.

— Одного видного историка поразил такой факт: «чтобы выбить поляков из Москвы, Минин продал часть населения Нижнего Новгорода в рабство...»

— Уважаемый коллега плохо понимает, о чем говорит. Сведения, на которые он опирается, позаимствованы у некоторых региональных историков XIX века. Они в свою очередь основывались на устных преданиях, якобы восходящих к хронографам, которых никто из профессиональных ученых никогда в глаза не видел. Эти мифы высоко поднимали подвиг ополченцев: мол, вот на что пошли патриоты, что даже жен и детей в рабство продали. Никакими реальными свидетельствами этот «подвиг» не подтверждается. Что значит продать в рабство? Кто купит жен и детей? Вот первые вопросы, которые должен задать историк, прежде чем делать свое «открытие». Продавать в рабство можно было по четырем адресам: в Османскую империю, государства Средней Азии, в Иран и в Крымское ханство. Но только теоретически. Никакого регулярного рынка по торговле рабами, понятное дело, в Нижнем Новгороде не существовало. «Рынок выходного дня» по случаю сбора средств на второе ополчение для купцов с юга тоже никто ни специально, ни случайно не открывал.

— Русской Смуте, похоже, решительно не обойтись без советов. Межсословная организация в Смуту так и называлась — «Совет всея земли». Перед октябрем 1917-го расплодились Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Сегодня выбран Координационный совет оппозиции. Опять же в современной политике, как и в эпоху Смуты, возникло определение «вор»...

— Советы — это очень традиционное название и для вполне официальных государственных институтов России. Что касается «Совета всея земли», то это был действительно руководящий орган народного ополчения 1611 года, своеобразное временное правительство во главе с рязанским дворянином Прокопием Ляпуновым. Что касается вора, то в XVII веке этим словом обозначался государственный преступник, незаконно захвативший или посягающий на святость верховной власти. Криминальный похититель чужого имущества обозначался словом «тать». Например, Лжедмитрия I Борис Годунов в грамотах тоже называл вором, просто это определение не получило применительно к нему широкого распространения. А уж второй «Дмитрий» навсегда останется Тушинским вором, его сын — воренком, тоже, кстати, еще один «законный» претендент на русское царство...

Вообще-то я бы поостерегся проводить прямые аналогии с современностью, которые, как обычно, хромают. Понятно, что в стране и тогда, и сейчас существует неопределенность переходной эпохи что в политике, что в состоянии общества, что в экономике. Это факт. Но выльется ли все это в очередную русскую Смуту или перейдет в нечто похожее на трехсотлетнее правление династии Романовых, сказать определенно невозможно.

Культурная контрреволюция / Политика и экономика / Вокруг России

Культурная контрреволюция

Политика и экономика Вокруг России

Чем грозит миру смена власти в Поднебесной

 

8 ноября, если верить неофициальным источникам (официальные молчат как партизаны), откроется ХVIII съезд самой многолюдной партии — Компартии Китая, насчитывающей в своих рядах почти 100 миллионов членов. На этом форуме произойдет смена руководства самой населенной страны мира. Уже точно известны имена будущих председателей КНР (президента) и Госсовета (премьера), а также новых членов постоянного комитета политбюро. Вот только мало кто знает, чем сопровождается это торжество демократии по-китайски. Поскольку, согласно местным обычаям, сор негоже выносить из Чжунаньхая (резиденция китайских лидеров). Однако кое-что все же вынесли. Получившаяся в результате картина напоминает непримиримую схватку за власть времен «культурной революции», при которой проигравшие как минимум теряют посты и отправляются под домашний арест. Если же наложить на политический кризис проблемы в китайской экономике, то, по мнению опрошенных «Итогами» экспертов, получается, что Поднебесная стоит на грани краха всей своей политической и экономической модели.

Огонь по штабам

В канун «культурной революции» Мао Цзэдун делился с соратниками: «Перспективы светлые, товарищи, но путь извилист». В этой самой «извилистости» скрывался зловещий смысл. Мол, не стоит огорчаться, если по пути к светлому будущему под ноги попадется сорная трава в виде политических противников. Достаточно эту травку прополоть, и светлые перспективы уже просматриваются.

За более чем 30 лет, что идут китайские реформы, могло показаться, что времена партийных чисток канули в Лету, а Поднебесная превратилась в мировой образец политической стабильности. Введенная Дэн Сяопином после подавления выступлений на площади Тяньаньмэнь система ротации высшего руководства (раз в 10 лет), казалось бы, исключила дворцовые интриги и перевороты. Но не тут-то было. Китайские старики, глядя на происходящее сегодня, живо вспоминают молодость.

Взять, например, громкую отставку 63-летнего Бо Силая — харизматичного партийного босса 30-миллионного города Чунцин и сына одного из основателей КНР Бо Ибо. В Китае таких людей, как Бо Силай, величают принцами, с головы которых не может упасть ни один волосок. Но выяснилось, что может, да еще как. Сначала случился скандал с бывшим шефом полиции Чунцина Ван Лицзюнем. Тот попытался получить политическое убежище в консульстве США. Затем супруга Бо Силая была обвинена в организации убийства своего бизнес-партнера, британского подданного Нила Хейвуда. Супруге одного из самых вероятных преемников Ху Цзиньтао впаяли смертную казнь (правда, с отсрочкой на два года). Карьера самого Бо, понятное дело, пошла под откос. Его недавно лишили партбилета, мандата депутата, а с ним и иммунитета. Теперь против Бо Силая, скорее всего, будет возбуждено уголовное дело, и ему тоже грозит смертный приговор.

И что удивительно: все это произошло с людьми, которых еще совсем недавно величали гордостью нации. Бо Силая, к примеру, за его жесткий метод борьбы с коррупционерами. Печальный финал этой истории, по мнению экспертов, однозначно свидетельствует о глубочайшем политическом кризисе в Поднебесной. Расправы с людьми уровня Бо имели место только во времена «культурной революции». Лишь поменялись местами противоборствующие кланы. Ныне же гонимы как раз маоисты, модернизированное поколение которых возглавлял Бо Силай.

Но это только вершина айсберга. Показательный случай произошел на банкете высшего генералитета, на котором кроме армейского командования присутствовала вся партийная и государственная элита. Генерал-полковник Чжан Циньшэн, на тот момент заместитель начальника генштаба, за бокальчиком вина произнес зажигательную речь на тему того, что именно военные должны управлять страной. Лидер КНР Ху Цзиньтао, присутствовавший на банкете, вынужден был спешно ретироваться.

Вслед за этим ЦК КПК развернул кампанию по искоренению фронды в армии — к примеру, потребовал, чтобы все армейские командиры отчитались о своем финансовом положении. Дальше — больше. В конце октября на сайте министерства обороны КНР появилась кратенькая информация. В ней сообщалось о том, что в руководстве генштаба произошли изменения — назначен новый начальник и его заместители. О судьбе бывшего руководства генштаба до сих пор ничего неизвестно.

Военные все активнее вторгаются в политику. Ходят упорные слухи, что армия желает получить как минимум одно место в ПК политбюро. В самый разгар дела Бо Силая тот неожиданно полетел в провинцию Юньнань, где находится штаб 14-й группы войск, которой когда-то командовал его отец. Обстановка в Народно-освободительной армии Китая после опалы Бо так накалилась, что стали распространяться слухи о возможности военного переворота.

Алеет Восток

Роль обычного уголовника Бо Силаю явно не к лицу. Как считает главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Яков Бергер, «у этого политика с голливудской внешностью сторонников более чем достаточно. Его установка — «борьба с черным, восхваление красного» — весьма популярна в среде лаобайсинов (простолюдинов) и интеллигенции. Под «черным» подразумевается коррупция, засилье бюрократов. Маоистская идеология вновь становится популярной в Китае. К примеру, в гонконгских СМИ появилась статья сына главного идеолога КПК в эпоху Мао — Чэнь Боды, в которой тот пишет следующее: если брать последние 30 лет, то вроде бы у Китая одни успехи — и рост ВВП, и средний годовой доход городского жителя вырос с 994 долларов до 3024. Но если говорить о последних 60 годах, то фактически Китай вернулся к тому, с чего начинал. У власти опять коррумпированные чиновники и опять стоит «проблема революции».

Такой лишенный восторгов взгляд на современный Китай на самом деле господствует среди специалистов. Известный американский политолог Джордж Фридман в своей книге «Следующие 10 лет» указывает, что, согласно данным Народного банка Китая, только 60 миллионов китайцев (менее 5 процентов населения) относятся к среднему классу с доходом 20 тысяч долларов в год. Вдесятеро большее число — шестьсот миллионов — зарабатывают меньше тысячи долларов в год, или меньше чем 3 доллара в день на человека. Еще 440 миллионов китайцев зарабатывают от 3 до 6 долларов в день. Фридман пришел к заключению, что 80 процентов китайцев живут в условиях, которые сравнимы с беднейшими странами Африки.

В такой экономической реальности попросту нет места для политической стабильности. В Китае множатся акции протеста. В последний раз отчет о размахе беспорядков был официально опубликован четыре года назад. Вышли данные за 2006 год, когда власти зафиксировали более 90 тысяч инцидентов с коллективным выражением недовольства.

Но согласно зарубежным, прежде всего японским источникам, в прошлом году в КНР было зафиксировано около 180 тысяч выступлений, в которых участвовали от нескольких десятков до десятков тысяч человек. То есть ежедневно в Китае происходит до 500 «маршей миллионов».

Яков Бергер уверен, что «эти протесты действительно массовые, их очень много, но их не надо воспринимать как организованное политическое движение. В основном они направлены против хозяйственной политики местных властей, против невыплаты зарплаты и захвата земель».

Частной собственности на землю в КНР нет, и крестьян можно согнать с участков, если они нужны под строительство промышленных объектов, жилых комплексов или парков развлечений. Организованного протестного движения, как того, что привело к событиям 1989 года на площади Тяньаньмэнь, в сегодняшнем Китае пока не наблюдается. Как нет и единой протестной идеологии. Хотя во время демонстраций бросаются в глаза огромные транспаранты с изображением Мао.

Для самоорганизации протеста нужно совсем немного — харизматичные лидеры. Известная китайская диссидентка Хэ Циньлянь в своем блоге сделала прогноз. Она считает, что у лидеров КПК для исправления ситуации есть всего лишь 3—5 лет.

Чуть помедленнее

Положение осложняется брожением в верхах. На днях появилось весьма любопытное проявление активности китайских несогласных. В The New York Times был опубликован «независимый отчет», в котором подробно рассказывается об огромных богатствах членов семьи премьера КНР Вэнь Цзябао. Эксперты полагают, что источник информации находится на самом верху китайского руководства. Кстати, ранее похожее досье было разослано в СМИ анонимным доброжелателем и касалось оно Си Цзиньпина — преемника Ху Цзиньтао на посту председателя КНР. В нем Си обвинялся во всех смертных грехах, и прежде всего в связях с олигархами. Директор Центра стратегических исследований Китая при РУДН Алексей Маслов рассказал «Итогам», что «еще примерно месяц назад старое поколение руководителей КНР, связанное с кланом Цзян Цзэминя, по сути послало Си Цзиньпину и его основному покровителю в лице Вэнь Цзябао «черную метку».

Да и экономический контекст, в котором развиваются все эти перипетии, не менее мрачен. Хотя МВФ в своем недавнем предсказании сообщил о сохранении в Поднебесной приличных (примерно 8 процентов) темпов роста в год, дела в этом плане обстоят неважно. Как считает Яков Бергер, «Пекин ныне стоит перед весьма сложной задачей, связанной с перестройкой экономики на другую модель». Если предыдущая была ориентирована на экспорт, на использование дешевой рабочей силы и дешевых ресурсов, а также на привлечение денег хуацяо (китайские мигранты), то сейчас все эти преимущества практически исчерпаны. К примеру, городское население КНР уже опередило по численности сельское. Резервы развития за счет крайне дешевой рабочей силы подходят к концу. В итоге экспорт как движущая сила китайской экономики стал схлопываться. Вот, к примеру, германский «Адидас» объявил, что этой осенью закрывает свой последний завод в Китае. Причина проста — в Мьянме зарплата на 30 процентов ниже, чем даже в самых бедных районах КНР.

Короче, Китаю нужны другие двигатели для роста экономики. А другие двигатели — это прежде всего внутренний спрос. Но чтобы такое произошло, как заявляет Яков Бергер, «нужно провести колоссальные социальные реформы». По сути дела в КНР нет социального обеспечения. Поэтому для разворота в сторону внутреннего потребления необходимы широкомасштабные реформы всей системы государства, и прежде всего социальной. Как подытоживает Алексей Маслов, «новому лидеру Поднебесной придется столкнуться с теми тенденциями, с которыми ни один китайский руководитель до него не сталкивался. Поэтому очень важно, какую программу он предложит для дальнейшего развития». Скорее всего, она будет сориентирована на решение внутренних политических и социальных проблем. А это неизбежно приведет к замедлению роста экономики.

И последнее: на Китай сейчас приходится от 30 до 60 процентов мировых закупок сырьевых ресурсов. Снижение темпов роста в КНР приведет к сокращению спроса в том числе на углеводороды. А это уже непосредственно будет бить по российским интересам.

Словом, Москве следует готовиться к большому и вряд ли приятному сюрпризу с Востока.

Франкеншторм / Политика и экономика / Вокруг России

Франкеншторм

Политика и экономика Вокруг России

Ураган «Сэнди» заставил американские власти работать над ошибками

 

«Сэнди», обрушившийся на северо-восточные штаты Атлантического побережья США 29—30 октября, оставляет о себе недобрую память. Ураган, окрещенный местной прессой «Франкенштормом», унес жизни около ста американцев и оставил без электроэнергии почти 8 миллионов человек, главным образом в Нью-Йорке и Нью-Джерси. Только ущерб, нанесенный собственности, может достичь 20 миллиардов долларов. И тем не менее, сколь ни велики эти потери, они меньше, чем при трагических событиях семилетней давности, когда на Новый Орлеан обрушился тропический ураган «Катрина». А людские потери ниже, чем при наводнении в российском Крымске летом этого года, когда погибли 153 человека. Если судить по тому, как сработала система предупреждения и ликвидации последствий урагана «Сэнди», можно почти с уверенностью сказать: американцы способны учиться на своих и чужих ошибках.

Каждого обойти

С нынешним «Сэнди» все могло быть гораздо страшнее, если бы не его предшественница «Катрина». Если бы не поднявшаяся тогда волна возмущения неэффективными действиями властей, заставившая политиков и чиновников пересмотреть свое отношение к подготовке и проведению спасательных работ в чрезвычайных ситуациях. На этот счет на всех этажах американской власти всегда существовало множество документов и инструкций, и прежний формально-бюрократический подход к их исполнению, похоже, был похоронен именно «Катриной» и крепко припорошен рождественской снежной бурей 2010 года на том же восточном побережье США.

...В субботу 27 октября, за двое суток до главного удара стихии, Барак Обама спустил органам власти, пожалуй, главное за эти дни указание: ни один бюрократический параграф не может стать препоной в оказании срочной помощи нуждающимся в ней.

Подтекст обамовской ремарки станет понятнее, если учесть, что главная ответственность в борьбе со стихийными бедствиями лежит на властях штатов, особенно на губернаторах. Но только закон наделяет правом объявить режим ЧС в штате или отдельных его районах. Например, губернатор Мэриленда Мартин О'Малли 26 октября издал указ «Об урагане «Сэнди», опираясь на раздел 14 «Общего свода законов штата Мэриленд» («Общественная безопасность»). Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям, имеющее подразделения в каждом из 23 районов штата и в трех отдельных городах — Аннаполисе, Балтиморе и Оушен-Сити, фигурирует там в одном ряду с полицией и другими правоохранительными органами, пожарными службами, скорой медицинской помощью и национальной гвардией. Но кроме этих структур в решение проблем, вызванных стихией, часто должны быть вовлечены многие другие службы — транспортные, медицинские, ветеринарные, коммунальные... Каждая из них имеет собственную, до мелочей прописанную и утвержденную местными законодателями регламентацию своих действий в условиях ЧС. Прямо как у толстовского генерала из «Войны и мира»: первая колонна марширует прямо, вторая колонна — направо... Проблема же, как всегда, в «оврагах»: в американском случае — в хаотичности или даже в отсутствии возможности взаимодействия этих органов. Вопиющим примером такой неразберихи стало то, что устремившиеся к месту терактов 11 сентября 2001 года нью-йоркские полицейские и пожарные не могли общаться друг с другом по рациям, так как каждый департамент использовал собственную, недоступную другому частоту. После разбора тогдашних полетов в системе реагирования на бедствия и катастрофы в США произошли существенные изменения.

Так, мэрилендские законодатели в 2004 году учредили «Объединенный оперативный центр» штата. Похожие центры, теперь уже с обязательным участием представителя министерства национальной безопасности, созданы в каждом штате и являются главным штабом губернатора. Что же до унификации технических средств и действий различных служб, то процесс этот идет трудновато. Да и различия между штатами в законодательстве по-прежнему сохраняются. Так что смысл высказываний Обамы как раз и состоял в том, чтобы начать действовать здесь и сейчас, а поправки в законодательство, если понадобится, вносить потом, когда дело будет сделано.

Дальше — больше. Как только появилась возможность, президент выехал в один из наиболее пострадавших штатов — Нью-Джерси. Губернатор-республиканец Крис Кристи, активный сторонник соперника Обамы на предстоящих выборах Митта Ромни, неоднократно критиковавший нынешнего хозяина Белого дома, на этот раз встретил его комплиментами «за персональное внимание к нуждам штата». По словам губернатора, на данный момент президентские выборы — «сущий пустяк» по сравнению с ликвидацией послештормового ущерба и возвращением жителей штата к нормальной жизни. Иначе как сенсацией такое взаимодействие не назовешь. В 2005 году президент-республиканец Джордж Буш-младший и губернатор-демократ Луизианы Кэтлин Бланко завязли во взаимных обвинениях, а помощь пострадавшим от «Катрины» разворачивалась медленно и с огромным числом просчетов. Все это в конечном счете стоило Бушу популярности — он ушел из Белого дома с одним из самых низких рейтингов в президентской истории США.

Впрочем, и у губернатора Нью-Джерси Кристи были в недавнем прошлом моменты, о которых он не любит вспоминать. Его отпуск во время снежной бури 2010 года вызвал волну жесткой критики, так же как и отдых мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга на Бермудах в то же время. На этот раз ни губернатор, ни градоначальник, ни их коллеги в пораженных стихией зонах не оплошали. По крайней мере в первые 5—6 дней драматических событий. Постоянно держали руку на пульсе, появлялись в самых разных местах, успокаивали людей, тормошили подчиненных...

И все же решающее значение имело точное и заблаговременное предсказание «Франкеншторма» американскими метеослужбами. В отличие от прошлых лет к предсказаниям и предупреждениям метеорологов власти всех уровней отнеслись с надлежащим вниманием, что также контрастирует с прежним опытом. Уже 26 октября первые штаты на пути стихии на северо-восток — Вирджиния, Мэриленд, Пенсильвания и федеральный округ Колумбия — объявили у себя чрезвычайное положение и занялись подготовкой к встрече со стихией. Изрядно пришлось почесать голову губернатору Вирджинии Бобу Макдоннелу. Побережью штата угрожали мощнейший шторм и наводнения, в северной части прогнозировались ураганные ветры, а на западе — обильные снегопады. В зоны эвакуации людей кроме средств штатов были направлены десятки мобильных подразделений Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям. Были мобилизованы сотни национальных гвардейцев. Полицейские обходили дома, особенно удаленные или стоящие на отшибе, предупреждая людей об опасности и помогая где советами, где реально. Позже мои знакомые в Нью-Йорке и в Монтоке расскажут, что подобные картинки и там наблюдались...

Привет краснодарскому губернатору Александру Ткачеву с его крылатой фразой: «Что, нужно было каждого обойти?!»

Умри, «Сэнди», умри

В той части Вашингтона, где живу я, эвакуацию не объявляли. Тем не менее и для нас нашлись рекомендации, изложенные в листовках, разосланных городской мэрией. Рекомендовалось, в частности, убрать в укрытия контейнеры с мусором, поскольку его регулярный еженедельный сбор в понедельник и вторник отменялся. Также требовалось «эвакуировать» симпатично разложенные на газонах в преддверии Хеллоуина тыквы. И то и другое при сильных порывах ветра могло превратиться в нечто напоминающее пушечные ядра.

Тыквы особенно опасны. Один из соседей, который перед каждым Хеллоуином превращает свой двор то ли в кладбище готических страхов, то ли в выставку всякой нечисти, осознав физическую невозможность затащить это сомнительное добро обратно в подвал, решил оставить все как есть. Только повесил на грудь черного страшилища с огромной косой табличку с кровавыми буквами: «Умри, «Сэнди», умри». Самое забавное, что и пугало устояло, и табличка уцелела, и ураган практически обошел нас стороной.

Но, главное, конечно, то, как слаженно сработала система ЧС. Загодя были подготовлены убежища для эвакуированных и для людей, оставшихся без света и воды. В Нью-Йорке их организовали больше, чем где-либо еще, — 67. Энергокомпании договаривались с ремонтниками из других штатов, чтобы заручиться помощью в восстановлении электроснабжения. Вашингтону в этом смысле повезло. Даже в нашем крохотном микрорайоне, раньше всегда погружавшемся во мрак при малейшем чихе природы, электричество не вырубилось вообще. Конечно, с одной стороны, столица не была главной зоной разгула стихии. С другой — сказалось то, что в результате критики за прошлые грехи местная энергокомпания Pepco с 2010 года проделала огромную профилактическую работу, в частности на протяжении почти 5 тысяч километров линий электропередачи были спилены или обрезаны угрожающие проводам деревья.

А вот в городе и штате Нью-Йорк, в Нью-Джерси и Пенсильвании работы — непочатый край. Ведь во многих местах объекты энергоснабжения затоплены.

Интересно еще и то, что не одни представители власти чувствовали себя обязанными помочь пострадавшим или на худой конец внести хоть какой-то вклад в помощь людям. Банки Chase, Citibank, CapitalOne разослали клиентам уведомления, что не станут штрафовать за превышение лимита кредитов на картах или при получении наличных в банкоматах. American Express выразил готовность предоставить небольшие срочные кредиты. Из телефонной компании AT&T мне звонили несколько раз с напоминанием не забыть зарядить телефонную батарейку и проверить качество связи в нашем районе. Возможно, мелочи, но в обстановке нервного ожидания и напряжения они подкупают и улучшают самочувствие.

Наконец, следует сказать о роли средств массовой информации, особенно телевидения, в освещении «Сэнди». Корреспонденты вели репортажи из самых разных точек. Практически круглосуточно местные каналы рассказывали о мерах, предпринимаемых властями, передавали разного рода советы и рекомендации, а также предупреждения о перекрытии дорог, мостов и улиц, информацию о закрытии учреждений, учебных заведений, метеосводки и сообщения о движении урагана, пресс-конференции и интервью представителей власти. По сути, каждый более или менее значимый чиновник, а уж губернатор в особенности, оказывался на виду и каждый зритель или читатель газет мог вынести собственное суждение о том, что говорит, что думает и что делает слуга народа. И эти суждения имеют значение: главные испытания для американских властей после «Франкеншторма» еще впереди.

Вашингтон

Криминал в виртуале / Политика и экономика / Что почем

Криминал в виртуале

Политика и экономика Что почем

 

2,3 млрд долл. — в такую сумму оценили объем рынка киберпреступлений в РФ в 2011 году участники семинара «Информационно-коммуникационные технологии в контексте международной безопасности», который организовал ПИР-Центр. Это уже настоящий структурированный рынок: мошенничество с платежными системами, спам, DDoS-атаки, на которые приходится 942 миллиона долларов, 830 и 130 миллионов соответственно, а также внутренний рынок киберуслуг — продажа трафика, загрузок, эксплойтов, — тянущий на 230 миллионов долларов. Эти цифры означают, что все 142,9 миллиона населения страны, включая младенцев, заплатили в прошлом году по 483 рубля «налога» в пользу криминала в виртуале.

«Там есть все атрибуты цивилизованного IТ-рынка: обучение, техподдержка, даже IТ-аутсорсинг, — отмечает Илья Сачков, генеральный директор Group-IB, — что значительно облегчило выход на этот рынок новых игроков». Однако этими новичками оказались не вчерашние школяры, а серьезные дяди из офлайновых ОПГ, которые сообразили, что в Интернете можно прекрасно заработать и не рисковать при этом жизнью и свободой. И вот что заметили «дяди Степы» кибермира: раньше подозрительные лица были на подхвате у программистов, в основном в качестве шестерок для обналичивания денежных средств. А в 2011 году сами эти юноши за компьютерами оказались в роли наемных рабочих при постоянно действующих ОПГ. Яркий пример — крупнейшая группировка интернет-мошенников Carberp, ликвидированная этой весной, включала и матерых преступников, и программистов, никогда не попадавших в поле зрения полицейских. Но какое дело добропорядочным обывателям до всего этого? Оказывается, очень большое. «Смещение внимания традиционных преступников в сторону информтехнологий влечет перемещение туда финансовых средств, которые направляются на новые программные разработки (куда ж без инвестиций?), лоббирование своих интересов во властных и общественных структурах, адвокатскую поддержку пойманных преступников», — поясняет Илья Сачков. Хороший адвокат и в обычных судебных тяжбах полезен, а при разборе киберпреступлений с нынешним невнятным подходом к цифровым доказательствам и вовсе становится лицом, решающим исход дела.

Превосходство Бонда / Политика и экономика / Что почем

Превосходство Бонда

Политика и экономика Что почем

 

9,2 млн долл. заработал в российском прокате новый фильм бондианы «007 Координаты Скайфолл». В первый уик-энд его посмотрел без малого миллион зрителей. Впрочем, популярность франшизы в России всегда была высокой. В 2006-м первый фильм обновленной франшизы «Казино «Рояль» собрал у нас 8,9 миллиона долларов за весь период проката, а в 2008-м «Квант милосердия» только за первый уик-энд 8,7 миллиона.

«007 Координаты Скайфолл» заработал в мире 96,6 миллиона долларов меньше чем за неделю. Это при том, что в США и Канаде картина стартует только с 9 ноября — фильмы бондианы доходят до Америки с опозданием, чтобы за счет международных успехов подогреть интерес к британской франшизе. На родине агента 007 в Великобритании «Скайфолл» показал лучшие финансовые результаты за все время бондианы, отметившей в этом году 50-летие (касса уик-энда 32,4 миллиона долларов). В восторге от фильма Сэма Мендеса и зрители, и критики, и даже Ватикан, обожающий искать аморалку в блокбастерах. «Ошеломительные сборы ясно демонстрируют, что создатели «Скайфолла», режиссер Сэм Мендес и продюсеры Майкл Уилсон и Барбара Брокколи, сделали то, чего ожидали фанаты», — радуется глава студии MGM Гэри Барбер. А ведь два года назад MGM объявляла о банкротстве, готовясь к переходу на выпуск низкобюджетного кино. Но студия смогла выплатить свои 4-миллиардные долги и вернулась к громким проектам — «Хоббиту» и «Робокопу».

Берегись автомобиля / Политика и экономика / Что почем

Берегись автомобиля

Политика и экономика Что почем

 

1 трлн руб. — примерно такую сумму наша страна ежегодно теряет из-за дорожно-транспортных происшествий. Это немногим меньше, чем расходы федерального бюджета на образование и здравоохранение вместе взятые, или 1,83 процента от прошлогоднего ВВП. С 2004 по 2010 год социально-экономический ущерб от ДТП составил 7,3 триллиона рублей — утверждают авторы концепции федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2013—2020 годах». В этом свете 99 миллиардов, заложенные на финансирование самой программы борьбы с аварийностью, конечно, пустяк: 25 процентов сохраненных жизней трудно оценить в купюрах. А вот распределение ассигнований вызывает вопросы. Мировой опыт показал, что безопасность — это в первую очередь инфраструктура. Нужно грамотно проектировать, качественно укладывать и хорошо оснащать дороги — например, сделать так, чтобы траектории движения водителей и пешеходов поменьше пересекались (в том числе строить надземные и подземные переходы), ставить мачты освещения, обеспечить всю страну, а не только столицы, комплексами фотовидеофиксации и так далее. Составители документа предусмотрели на подобные нужды 29,3 миллиарда рублей, тогда как на «формирование стереотипов законопослушного поведения», «пропаганду культуры» и прочую абстракцию заложили 35 миллиардов. Проще говоря, россиянам будут вбивать в голову, что нарушать не только дорого, но и уже не модно. Разъяснительная работа с детьми финансируется отдельно — это еще 14,8 миллиарда. Выходит, на просвещение и агитацию пойдет половина всех денег, что неизбежно возбудит чиновников, причастных к освоению средств. «Как понять эффективность вложения, как пощупать результат? — вопрошает президент Коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин. — Отдача от предыдущей программы была нулевая, уменьшение числа погибших шло за счет повышения штрафов и обновления автопарка».

Между тем на 50 миллиардов рублей можно построить 1220 километров дорог, вырыть 330 подземных переходов, установить 83 тысячи светофоров, 20 миллионов знаков «Дети», 2 миллиона «лежачих полицейских» или несколько тысяч километров разделительного отбойника. От них-то польза точно будет.

Дефицит с профицитом / Политика и экономика / Что почем

Дефицит с профицитом

Политика и экономика Что почем

 

45 процентов — столько, по информации вице-премьера Ольги Голодец, трудоспособных россиян не платят налоги в Пенсионный фонд. При этом из 87 миллионов трудоспособных граждан в полной мере делают отчисления в ПФР только 48 миллионов человек. Что же заставляет «халявить» почти половину из них?

Для начала стоит выделить группу экономически неактивных граждан в трудоспособном возрасте. Таких, по последним имеющимся данным Росстата на 2009 год, было 18,9 миллиона человек. Это студенты (7,492 миллиона), досрочные пенсионеры (2,751 миллиона), домохозяйки (2,4 миллиона) и другие (1,5 миллиона), а также те, кто не ищет работу (4,667 миллиона). Последних, кстати, официально не принято считать безработными, которых в том же 2009 году было 6,372 миллиона человек. Они тоже не платят налоги. Если вычесть эти категории населения, то неплательщиков на тот год остается уже около 16 миллионов человек. Идем дальше.

По данным Росстата, в 2009 году количество россиян, занятых в теневом секторе экономики и получающих зарплату в конвертах, было около 13 миллионов человек. Но даже если вынести за скобки не учитываемый Росстатом криминал, из оставшихся 3,5 миллиона человек большую часть можно отнести к военнослужащим и полицейским, за которых, как рассказали «Итогам» в ПФР, взносы не уплачиваются: «Они формируют пенсионные права по линии своих силовых ведомств». А их в России около двух миллионов человек.

Так что правительству можно лишь пожелать лучше бороться с реальной безработицей, криминалом, поощрять бизнес выходить на «белый свет», а также умерить аппетиты в деле госпенсий чиновникам. Все это вкупе и прольет бальзам на самую больную мозоль нашей социалки — дефицит Пенсионного фонда, по поводу которого так переживают наши министры.

Деньги вперед / Политика и экономика / Что почем

Деньги вперед

Политика и экономика Что почем

 

40 млн руб. собирается выделить столичное правительство на борьбу с москвичами, сдающими внаем жилье и не платящими подоходный налог. Деньги, как говорят в мэрии, пойдут на создание системы «информационного взаимодействия пунктов общественного порядка». Проще говоря, участковых объединят в социальную сеть, в которой они будут отчитываться о выявленных неплательщиках. И это только начало. Столичные власти обещают всем московским налогоплательщикам веселую жизнь. Не поздоровится и арендодателям коммерческой недвижимости, которых собираются заставить зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей и покупать патент стоимостью 60 тысяч рублей в год. Такие же патенты должны будут приобретать таксисты, репетиторы, мелкорозничные торговцы... Всего под патентование попадут 65 видов деятельности. Итогом должно стать существенное пополнение столичной казны. По словам руководителя департамента экономической политики и развития мэрии Максима Решетникова, только из-за несознательных москвичей, втихую сдающих квартиры, городской бюджет недосчитывается 5 миллиардов рублей в год. Учитывая, что среднемесячную стоимость аренды квартиры в Москве мэрия определила в 84 тысячи рублей, получается, что налоги не платят около 40 тысяч столичных жителей, сдающих жилую недвижимость.

Есть подозрение, что никаких городовых, даже объединенных в соцсеть, не хватит для того, чтобы вывести на чистую воду этих несознательных граждан. Что касается патентов, то здесь специалисты вообще пребывают в недоумении. «Такое впечатление, что кто-то в мэрии решил собирать дань, а не налоги», — посетовал партнер юридической компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин. Но и это еще не все. Сергей Собянин предложил ввести для малого и среднего бизнеса налог на убытки. Платить его мэр предлагает авансом. Если предприятие показывает прибыль, то сумма его налогов уменьшится на этот новый сбор, а если окажется убыточным — извините, аванс пойдет в казну. Ну что тут скажешь? Примерно так собирали на Руси «налоги» баскаки Золотой Орды.

Открытие Америки / Политика и экономика / Те, которые...

Открытие Америки

Политика и экономика Те, которые...

 

То, какая избирательная система является лучшей в мире, председатель ЦИК Владимир Чуров установил еще в самом начале своей деятельности на нынешнем посту. Конечно же, наша, российская. «Нет более открытой, более гласной и более организованной системы выборов», — заметил как-то Владимир Евгеньевич. Однако до сих пор этот тезис страдал незавершенностью. Ведь все познается в сравнении. Если есть лучшая система, то должна быть и худшая. И вот наконец все встало на свои места. Что такое «плохо», описано в статье главы ЦИК «О соблюдении в США избирательных прав граждан».

Вот, например, такой вопиющий факт: на американских президентских выборах 1864 года «в различных формах широко использовался административный ресурс». Лишь этими ухищрениями, по мнению Чурова, можно объяснить тот факт, что за Авраама Линкольна отдали свои голоса 55 процентов избирателей. Гражданская война закончилась, а проблема осталась: «Давление на внесистемные «третьи» партии и принуждение подчиненных сотрудников к «правильному голосованию» стали отличительной чертой нынешней президентской избирательной кампании в США». Плюс институт выборщиков, плюс дискриминация по цвету кожи и множество других примеров «откровенного попрания избирательных прав».

Ситуация тем более печальна, что США не единственный пример попрания прав человека на Западе. Как справедливо подметил глава ЦИК в другом своем выступлении, «мы одна из немногих европейских стран, где существует реальная свобода слова и реальная свобода политического участия». К счастью, и на Востоке мы совсем не одиноки. Согласно отчетам наблюдателей ЦИК практически безупречны избирательные процедуры в Узбекистане, Казахстане. А последние парламентские выборы в Туркменистане — своими впечатлениями поделилась представитель ЦИК РФ Эльвира Ермакова — вообще вызывают восторг: «На всех участках, где я побывала, царила по-настоящему праздничная атмосфера. Проходили интересные концертные программы, а впервые голосующим торжественно вручались памятные сувениры».

Что на это могут возразить апологеты хваленой западной модели? Часто можно увидеть на тамошних избирательных участках концерт или получить сувенир? То-то и оно. Это сравнение в очередной раз доказывает правоту мудрого Черчилля, задолго до Владимира Чурова открывшего миру глаза на демократию западного образца: это наихудшая форма правления. Если, конечно, не считать всех остальных.

Вакансия суперВИП / Политика и экономика / Те, которые...

Вакансия суперВИП

Политика и экономика Те, которые...

 

Вслед за Конституционным судом на брега Невы могут отправиться две другие судебные инстанции — Верховный и Высший арбитражный суды. Кроме того, активно обсуждается идея учреждения самого главного мегасуда. Главным и на сегодняшний день бесспорным кандидатом на пост главы которого можно считать председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева. Впрочем, не исключены и самые неожиданные варианты.

Что касается переезда, то в администрации президента эта идея обсуждалась с участием того же Лебедева и его коллеги из ВАС Антона Иванова. Следующий раунд переговоров и по слиянию, и по переезду, по информации «Итогов», состоится на VIII Всероссийском съезде судей в декабре. Что ж, логично: если уж делать капремонт, то под переезд, чтобы было сподручнее собрать судебный пазл на новом месте по-новому.

Проблема в том, что у судебной реформы противников не меньше, чем сторонников. Неудивительно, что процесс затягивается. О переезде высших судов в Питер первой заговорила экс-губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко еще в 2003 году. Но тогда денег на три суда не нашли. Наскребли лишь на перемещение компактного КС. И то, вместо планировавшихся 221 миллиона рублей было потрачено, по некоторым данным, более 5 миллиардов... По слухам, новый судебный комплекс собираются разместить на территории бывшей промзоны рядом со Стрелкой Васильевского острова. Но даже столь хорошая площадка не так завлекательна для ВС, обжившего здание на престижной Поварской в Москве. И что: теперь все бросить?! Разве что ВАС в отсутствие таких площадей в центре столицы и с учетом питерского происхождения своего главы готов сорваться с насиженного места…

Но есть один весомый аргумент за, и он стоит доброй сотни против.

Давно известно: не место красит человека, а совсем даже наоборот. Движущей силой судейских слияний может оказаться необходимость появления поста, равного премьерскому, а может, и более того. Самый главный судья — это и звучит гордо и по сути является достойным местом работы для любой суперВИП-персоны вплоть до членов тандема. И как судачат «осведомленные источники», поскольку один из них совсем недавно избран на высший пост в государстве, то круг кандидатов сужается сами понимаете до кого. Мол, все правительства рано или поздно уходят, а премьер всегда тяготел к юриспруденции. Так или иначе, судебная реформа сдвигается с мертвой точки. На очереди, как говорят те же источники, следственный блок.

Мягче... / Политика и экономика / Те, которые...

Мягче...

Политика и экономика Те, которые...

 

«Рукопожатие крепкое». «Глава государства чувствует себя хорошо и работает с документами». После того как в СМИ прошла информация о якобы недомогании Владимира Путина, мантры времен позднего Ельцина зазвучали пугающе непривычно. Но так ли уж волнует нацию состояние здоровья ее лидера? Ответ прост: оно волнует ее ровно настолько, насколько информация на сей счет открыта и правдива. Простой пример: как только медицинская карта хворого Бориса Николаевича стала достоянием гласности, общественность к этому медполитпросвету практически потеряла интерес. Что же касается спины Владимира Владимировича, то если бы истории с потянутой мышцей не было, ее, право, стоило бы придумать. Хотя бы по той причине, что россияне несколько подустали от чеканного имиджа ВВ. Погружение в лоно Байкала, усыпление тигра, пилотирование истребителя, полет со стерхами — геракловы подвиги стали общим местом в информационной картине дня. То, что Путин человек отважный и несгибаемый, признают и его поклонники, и недруги. Проблема в другом: на фоне пенсионного коллапса и скверной медицины педалирование темы его богатырского здоровья может со временем негативно повлиять на рейтинг. А что если сменить парадигму? Пусть нацлидер будет чуть сентиментальным, иногда чуть-чуть нездоровым, время от времени печальным. Вспомните путинскую слезинку на Манежке после выборов! Ну кто тогда воспринял это за проявление слабости?.. Так вот о спине: за такую новость журналистам не выговор нужно выписывать, а премию. Потому что у нас спиной полстраны мается. И ВВП — вместе со всей Россией-матушкой. Кряхтит, морщится, но весло от своей галеры из рук не выпускает. Что и требовалось доказать.

Повелитель чипов / Общество и наука / Exclusive

Повелитель чипов

Общество и наука Exclusive

Геннадий Красников, один из столпов отечественной микроэлектроники: «Что касается бытовой электроники, то в СССР у каждого предприятия была своя бытовая «нагрузка». Помните игру «Ну, погоди!», где падающие яйца надо было ловить? Это наша продукция!..»

 

В советские времена бытовал анекдот: советские ученые создали микросхему с тремя ножками и двумя ручками — для переноски. Тем не менее космические спутники и прочие военные объекты взлетали, опережая другие страны, и исправно делали свое дело с помощью именно этих микросхем. В чем тогда были правы злопыхатели и почему сегодняшняя Россия не производит мобильных телефонов? Об этом «Итогам» рассказал Геннадий Красников, председатель совета директоров ОАО «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон», академик РАН.

— Геннадий Яковлевич, скажите правду: советская микроэлектроника действительно была такой убогой, как на этот счет шутили?

— Конечно, нет. При Советском Союзе микроэлектроника — это была гордость, символ общепризнанного мирового лидерства. Тогда наряду с США и Японией мы безоговорочно входили в тройку ведущих стран, занимающихся микроэлектроникой. По всем показателям — от объемов выпуска, технологического уровня и до системного подхода к делу. Потому что микроэлектроника в целом — это не только выпуск разных микросхем, но и большая инфраструктура, начинающаяся с производства чистых материалов, изготовления специфического высокоточного оборудования, специального строительства и заканчивающаяся полным циклом подготовки кадров. Множество вузов готовило эти кадры, причем высочайшего уровня. Развитие микроэлектроники шло широким фронтом — это безусловный факт. Если взять сегодня, например, ведущие компании мира, которые работают в области проектирования, изготовления микросхем, а также в сфере технологического оборудования для их изготовления, можно увидеть, что там трудится немало выпускников наших вузов и даже бывших сотрудников нашего предприятия.

— Обычные люди ничего об этом не знали, сочиняя анекдоты?

— Как обыватели могли по-другому реагировать? Возьмем для примера наше предприятие — «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон». Тогда 99 процентов продукции приходилось на нужды обороны и только где-то полпроцента — на бытовую технику. А обыватель мог реагировать только с точки зрения доступных для него товаров народного потребления. Вот и судили люди по тому дефициту, который тогда был, и по состоянию совершенно неприоритетного в то время направления товаров бытового назначения. Просто несравнимому по тому вниманию, которое уделяла страна, с тяжелым машиностроением, атомной отраслью, космосом. Но ведь это все до сих пор работает! Скажем, зенитно-ракетные комплексы С-200, С-300 — это разработки 70-х — начала 80-х годов. И они до сих пор конкурентоспособны. Даже с этой точки зрения понятно, какая в то время была элементная база. И, заметьте, практически вся — отечественная.

Что же касается бытовой электроники, у каждого предприятия была своя бытовая «нагрузка». Скажем, у нас — электронные часы и игрушки. Может, помните «Ну, погоди!», где падающие из куриц яйца надо было ловить? Это наша продукция. Другие, к примеру, выпускали электронные калькуляторы. Завод «Элион» и НИИТМ, который занимался производством технологического оборудования для микроэлектроники, то есть изготавливал установки плазмохимии, установки осаждения металлов и т. п., еще и магнитофоны «Электроника» выпускал. А раз направление второстепенное, то и дизайн, и качество этой продукции, прямо скажем, не впечатляли. Такой подход трудно назвать правильным. Хотя этому есть объяснение.

В советской экономике денег у предприятий было очень много, но эти деньги были очень разными: фонд заработной платы (примерно 10 процентов от всех финансовых активов) — одни деньги, фонд на покупку оборудования — другие, а деньги, которые шли на комплектацию материалов, — третьи. Все деньги были расписаны по статьям, и перемещать их с одной статьи на другую не было возможности. Получалось, что, если даже у тебя прибыли очень много, на зарплату часть перебросить все равно невозможно. И страна отслеживала, чтобы количество тех наличных денег, которые шли на зарплату, соответствовало товарам на полках магазинов. Понятно, что для нашей отрасли это обусловливало серьезнейший дисбаланс — танки, пушки и самолеты ведь не шли на магазинные полки для продажи гражданам. И чтобы удерживать баланс зарплат с народным потреблением, каждому предприятию давали в нагрузку производство этих самых товаров народного потребления (ТНП). Сложнейшая, между прочим, процедура была — распределить производство ТНП так, чтобы для каждого предприятия страны на рубль заработной платы приходился рубль произведенных товаров народного потребления. Я эту «механику» изучил досконально, потому что в 1988 году стал заместителем гендиректора «НИИМЭ и завод «Микрон» по производству, а в 1991-м — гендиректором.

— Сколько вам тогда было?

— Тридцать три.

— Наводит на ассоциации — распятие советской микроэлектроники... Почему это случилось? Неужели правда происки мировой закулисы?

— Знаете, для правильной реорганизации при переходе к рынку нужно было хорошо знать экономику Советского Союза. А я думаю, что Михаил Сергеевич Горбачев и прочие высшие руководители страны имели о ней весьма слабое представление. Специально микроэлектронику не разваливали. Более того, в 1986 году было подписано постановление правительства, которым руководил тогда Николай Рыжков, об ускоренном развитии электронной промышленности, которое предусматривало очень большие капиталовложения. Но эту программу построили на неверных принципах — было принято решение строить новые фабрики, чуть ли не новые города, вместо того чтобы больше денег направить на реконструкцию и модернизацию существующих заводов.

— Проблема модернизации в тот момент была актуальна?

— Конечно. Микроэлектроника каждые два-три года требует обновления, строительства новых «чистых комнат». Однако вместо этого постановлением правительства, которое я упомянул выше, почему-то решили, что в первую очередь надо строить новые современные заводы в чистом поле. Тогда по всей стране, включая Украину и Белоруссию, раскопали множество котлованов, залили туда тысячи тонн бетона. И здесь, в Зеленограде, заложили вторую очередь микроэлектронного комплекса — он так и остался на стадии нулевого цикла, этими бетонными сваями и сейчас можно любоваться. Колоссальные деньги были, образно говоря, залиты в бетон. Под это дело развернулось строительство жилья для будущих работников, и эти деньги тоже ушли в песок, потому что в 1989—1990 годах бюджетный дефицит нарастал кратными темпами, и финансовой господдержки не стало.

Но нужно было показать, что у нас есть рыночная экономика, и в это время появились кооперативы и центры научно-технического творчества молодежи (НТТМ). По сути, их главным предназначением было перевести те 90 процентов средств, распределенных по разным фондам, в наличные деньги. Смысл такой: теперь, если понадобились тебе деньги на оборудование, материалы или на что-то еще, например зарплату, никаких проблем с выбиванием фондов больше нет — заключаешь договор с НТТМ, они идут в банк, получают наличные деньги, и ты покупаешь то, что нужно. Такой НТТМ мог нанять нашего сотрудника и платить ему зарплату в десять раз больше, чем раньше.

— Вам стало проще работать?

— Смотрите, что получилось. Вначале Горбачев с Лигачевым начинают антиалкогольную кампанию, а это значит, что на 40 миллиардов рублей товаров изъято с полок магазинов. Пропорция наличных зарплатных денег и товаров народного потребления резко нарушилась, освободившиеся денежные средства люди должны на что-то тратить. Надо либо излишки денежной массы изъять, либо на полки товар поставить. А вместо этого ввели эти НТТМ, и 90 процентов денег предприятий стали наличными. У людей появились деньги, все было сметено с прилавков, и дальше, кто помнит, вся страна в сплошных очередях стояла. Кооперативы, очереди, хаос.

А микроэлектроника — это специфическая отрасль, для нее нужны очень большие рынки сбыта, минимум миллионов 250—300 населения, а лучше 500 миллионов. При Советском Союзе такой масштаб создавало объединение стран под названием СЭВ. Мощнейшая кооперация была, но с развалом СССР этот налаженный рынок сбыта разрушился. Дальше — больше. Например, Министерство обороны решило обнулить свой заказ. Это ж 90-е годы: врагов больше нет, танки, пушки и самолеты нам больше не нужны. Пошла программа конверсии: если ты сегодня делал танки и самолеты, завтра будешь кастрюли выпускать или доильные аппараты. Что это означает для нас, производителей микроэлектроники? У каждого потребителя наших микросхем, естественно, был запас на складе. Но если потребности в выпуске сократились в несколько раз, значит, имеющихся запасов хватит еще на несколько лет. А поскольку у нас самих эти микросхемы есть на складе, получается, что надо подождать еще лет эдак десять, когда кому-нибудь они вновь понадобятся. Но специфика микроэлектронного производства заключается в том, что нельзя установку выключить, а потом, когда нужно, включить. Здесь без разницы: одну микросхему делать или сто миллионов, и если объемы производства падают ниже определенного минимума, то ты либо останавливаешь производство, либо работаешь в убыток.

— Тогда вообще для нужд наших предприятий микросхемы не закупались?

— Почему только тогда? И сейчас та же ситуация. Если вы посмотрите закупки вооружений, увидите, что, скажем, самолеты начали покупать только в последние года четыре. А до этого вся военная техника производилась лишь на экспорт.

— Вам экспорт помогал?

— А мы, собственно, за счет него и выжили. Только потому, что в 1990 году впервые вышли на экспорт. Samsung помог. Он тогда ставил свой завод на реконструкцию, и чтобы не потерять клиентов, попросил нас поставлять продукцию по его контрактам. Мы так и писали в документации: производитель Samsung, сделано на «Микроне». И в течение многих лет закрывали заказы Samsung, пока он реконструкцию завершал. Это была, конечно, чисто гражданская продукция — разнообразные микросхемы для электронных часов, калькуляторов и т. п. Они несложные, но требования к качеству были очень высокими. И это нас спасло. Все предприятия тогда боролись за выживание, и с этого времени пошло нарастать технологическое отставание страны в микроэлектронике.

— Многие выжили?

— Что вы! Была огромная отрасль — в СССР более миллиона человек работало в области электроники, колоссальная инфраструктура. Правильно сказать, что кое-кто выжил. И эта история еще не закончилась — многие из тех, кто выжил, сегодня существуют, но не развиваются.

В дополнение к сказанному еще и приватизация подкосила отрасль. Нам в 1990—1992 годах пришлось сильно постараться, чтобы сохранить нашу связку институт — завод. Эта структура так и задумывалась с самого начала: в 1964-м появился НИИ, а через три года при нем — опытное производство, которое выросло в завод «Микрон», и одно без другого развиваться не может. А на тот момент приватизация была целью государства, и в соответствии со знаменитым законом любой цех, если у него на балансе оборудования выше определенной суммы в несколько миллионов рублей, мог своим трудовым коллективом объявить приватизацию. То и дело на всероссийские аукционы пытались кидать то институт, то завод. И чтобы не допустить разрушения, из двух юрлиц сделали одно. А чтобы окончательно избавиться от опасности передела собственности, стали искать стратегического акционера. Так в 1993 году в нашей жизни появилась АФК «Система».

А те предприятия микроэлектроники, где эта неразрывная связка разработки и производства была разрушена, обанкротились. Весь Зеленоград накрыла череда банкротств. НИИ точного машиностроения и завод «Элион». НПО «Научный центр» и завод «Квант». Далее, как говорится, со всеми остановками. В Воронеже было крупное объединение «Электроника», куда входили такие предприятия, как «Видеофон», воронежский кинескопный завод — ВЭЛТ, завод «Процессор» и другие. Все банкроты. Головное предприятие — Воронежский завод полупроводниковых приборов с производством кристаллов — мы выкупили уже на стадии банкротства, он находился в залоге у Сбербанка.

— И с тех пор все хорошо?

— С тех пор начался этап сложного и неравномерного развития. Первая инвестпрограмма была связана со строительством производства 0,8 микрона. Совместно с правительством Гонконга, которое вошло в состав учредителей, в 1998 году построили новую «чистую комнату». Жуткое дело! Уставного капитала не хватило, приходилось кредиты брать — под 250 процентов! Разруливали все эти проблемы финансисты АФК. А серьезная модернизация началась в 2005—2006 годах. Мы сократили отставание и фактически создали заново новую научно-технологическую базу, построили современное производство чипов и сборочное производство. В общем, пришли к тому же комплексному движению вперед, что было во время Советского Союза. Микроэлектронные технологии ведь очень сложные и дорогие, и потому на этапе восстановления, когда мы сокращали отставание, нам приходилось закупать технологии у ведущих компаний мира. А теперь мы создаем свои — конкурентоспособные.

— Когда будет реванш за убогую советскую домашнюю электронику?

— Мы не выпускаем готовую продукцию. Наше поле — микросхемы. Сейчас в нашей космической отрасли очень много импортной электроники. Очень хотелось бы всю ее заменить отечественной. Мы работаем с Роскосмосом по нескольким программам. Но это долгий путь — длиной в годы. Вообще наша специализация сегодня — элементы EPROM-памяти и флэш-памяти, так называемой энергонезависимой, то есть способной хранить информацию без электропитания: разнообразные бесконтактные метки и карточки, продукты радиочастотной идентификации (RFID), SIM-карты, чипы с высокой степенью защиты для ID-карт, паспортов, банковских карт и т. п.

— Разве это передовой край?

— С точки зрения потребителя, да, это привычные вещи. Но вы же, когда пользуетесь этими картами или метками, не задумываетесь, что там внутри. А в технологиях производства RFID-меток технологические революции происходят чуть ли не каждый день. Это и есть самый что ни на есть передний фронт мировых разработок. Как еще уменьшить размеры? Как записать больше информации? Чтобы она хранилась больше 10 лет. Чтобы больше не повреждалась от того или иного воздействия. Сегодня весь мир занимается новыми элементами памяти, потому что базовые возможности стандартной ячейки памяти, которая сейчас используется в большинстве приборов, исчерпаны. И весь мир ищет принципиально новые варианты исполнения энергонезависимой памяти. Это целый пласт фундаментальных исследований, начиная с поиска новых материалов, изучения их магнитных или сегнетоэлектрических свойств, поиска новых принципов захвата энергоносителей, как, например, нанокластеры кремния. Огромная база для исследований международного уровня.

— Когда мы сможем сами производить мобильные телефоны?

— Там нужны другие технологии, так называемые КМОП-структуры для интегральных микросхем с низким уровнем потребляемой мощности. Это отдельный класс технологий, и в этой части мы только сокращаем отставание от Запада. Поэтому в ближайшее время рассчитывать на то, что будем производить микросхемы для мобильных телефонов, не приходится — они будут неконкурентоспособными. Зато у нас сейчас неплохие позиции в части технологий производства чипов на кремний-германиевых структурах, обеспечивающих сверхвысокие рабочие частоты (до 10—20 ГГц). Их применяют в различных датчиках: например, ими напичканы современные автомобили — датчики расстояния, датчики расхода, радары и т. д. Вообще нет ни одной компании в мире, которая поддерживала бы все существующие на данный момент технологии. Возьмите ту же компанию Intel — у нее всего несколько технологий, в основном для производства быстродействующих процессоров — так называемые быстродействующие КМОП-технологии. Кстати, даже у идущих впереди американцев есть свои проблемы. Например, значительные сложности связаны с тем, что часть заказов на производство микросхем для военной и космической техники передано в Юго-Восточную Азию, так как собственные заводы не способны закрыть все потребности Пентагона, и такой аутсорсинг создал проблемы с надежностью и отказоустойчивостью работы микросхем и, соответственно, готовой аппаратуры, особенно в экстремальных условиях эксплуатации.

Эпоха компаний, выпускавших «все для всего», ушла в прошлое, сегодня мы работаем в эпоху специализации. Например, компании, специализирующиеся на чипах памяти, как правило, не производят никаких других типов микросхем. Но с каждым изделием связан огромный рынок, причем глобальный. Мы сейчас в основном работаем для внешних рынков сбыта, поставляем на экспорт микросхемы бесконтактной идентификации, интерфейсов, конвертеров. У нас свои представительства на Тайване, в Гонконге, в Шэньчжэне.

— А как же родная страна?

— Есть явный перекос: более 20 лет мы работаем на зарубежные страны. Хотелось бы, чтобы и на отечественном рынке начался рост спроса на микроэлектронику. Но у нас структура микроэлектронной отрасли внутри страны еще только формируется. Этап восстановления отрасли начался буквально 5—6 лет назад, и как только пошло какое-то позитивное движение, мы сразу же уткнулись в проблемы кризиса 2008—2009 годов. Причем состояние нашего предприятия не типичное для отрасли. Нам-то удалось совершить качественной рывок и пойти вперед, сегодня наша «чистая комната» с технологией 180—90 нм считается одной из самых лучших в Восточной Европе. Но другие предприятия находятся в разных состояниях. Кто-то все еще изготавливает не гражданскую продукцию, а только микросхемы для ВПК разработки 80-х годов. Такая потребность еще есть, потому что наша военная техника тех времен все еще стоит на вооружении разных стран. Но по мере того как эта техника будет уходить со сцены, будут уходить и эти предприятия. Поэтому, думаю, ландшафт микроэлектроники в России еще будет меняться. Тем более что мировые финансовые кризисы зачастили один за другим. Стране необходимо выстроить стратегию развития отрасли в сложившихся макроусловиях. Необходимыми частями такой стратегии я считаю развитие внутренних рынков, укрупнение предприятий, что, в частности, позволит не распылять гособоронзаказ, и экономические преференции.

Пиарщики в белых халатах / Общество и наука / Здоровье

Пиарщики в белых халатах

Общество и наука Здоровье

Кто и как проделывает дешевые трюки с дорогими препаратами

 

О связях врачей с фармацевтическими компаниями говорят много. Не успел отгреметь скандал вокруг Pfizer, дочерние структуры которой под видом расходов на рекламу и маркетинг платили многомиллионные взятки врачам и чиновникам в 11 странах, в том числе и в России. Теперь в США провели сенатское расследование, раскрывающее кухню продвижения дорогостоящих медицинских изделий на мировой рынок.

Под угрозой оказалась репутация одного из глобальных лидеров — компании Medtronic. Ее инсулиновые помпы, водители сердечного ритма и другие полезные приборы присутствуют и на нашем рынке. Выяснилось, что маркетологи компании негласно редактировали научные статьи, которые затем именитые врачи посылали для публикации в один известный медицинский журнал. В этом случае речь шла о применении в клинической практике Infuse, одного из продуктов компании. Это генно-инженерный морфогенетический протеин, используемый в спинальной хирургии для стимуляции роста костной ткани. Выяснилось, что в результате «редактирования» польза от применения продукта была преувеличена, а побочные эффекты преуменьшены. Но это еще не все: было документально подтверждено, что в течение 15 лет Medtronic выплатил группе из 13 докторов и двум корпорациям, связанным с этими врачами, 210 миллионов долларов. Один только Томас Здеблик, известный спинальный хирург из Висконсинского университета, бывший соавтором серии научных статей о применении Infuse, получил 34 миллиона долларов. Правда, в Medtronic в специальном заявлении уже объяснили происхождение денег — большую часть их составляют роялти за участие в разработке продукта, меньшую — плата за консультации. Но осадок, как говорится, остался. И то верно: может ли человек, получающий доход с реализации продукта, быть беспристрастным в оценке его безопасности и эффективности?

Документы расследования впечатляют. С 2002 по 2009 год в написании 11 научных статей, опубликованных в авторитетных медицинских журналах, негласно участвовали сотрудники отделения маркетинга компании. По запросу сенатской комиссии Medtronic предоставил 5000 документов, в том числе и переписку по электронной почте между врачами и сотрудниками компании. Вот только несколько примеров. В письме, датированном 2005 годом, один из сотрудников отдела маркетинга предлагает авторам вымарать из их статьи таблицу типичных осложнений при применении Infuse. После дружеского совета ее убирают. «Лично я считаю, что хватило бы просто упомянуть, что побочные эффекты можно разбить на две группы, не уточняя деталей», — пишет маркетолог компании. Совпадение или нет, но главный автор статьи спинальный хирург Кен Баркес с 1998 по 2010 год получил от Medtronic 6,4 миллиона долларов. В 2002 году на совещании экспертов Food and Drug Administration (FDA), посвященном обсуждению Infuse, другой врач, Хол Метьюз, горячо убеждал коллег одобрить использование этого продукта. Он заявил участникам совещания, что не имеет никаких финансовых интересов и не принимал денег от компании за выступление. Однако из переписки стало ясно, что в 2001 году сотрудники Medtronic вместе с нью-йоркской компанией по связям с общественностью Ketchum работали над текстом его выступления на совещании FDA.  А в 2007 году Хола Метьюза взяли на работу все в тот же Medtronic  — вице-президентом. Он проработал там до 2011 года. 

Между тем применение генно-инженерного  морфогенетического протеина, который является мощным биологическим агентом, грозит серьезными побочными эффектами. Например, избыточным ростом костной ткани. Это стало проблемой в тех случаях, когда продукт применялся офф-лейбл, то есть по показаниям, не утвержденным государственными регулирующими органами и не упомянутым в инструкции по применению. Сенатская комиссия получила письмо от пациентки, испытывающей постоянные боли после применения Infuse. Ей сделали уже несколько дополнительных операций, но рост костной ткани продолжается. По ее словам, компания платила хирургам комиссионные за использование продукта офф-лейбл. Представитель компании в ответ заявил, что ее обвинения не заслуживают доверия. Но вот что делать с подорванным доверием пациентов? И даже не к врачам или к компании, а к медицине в целом? Совсем недавно публикации известных врачей во влиятельных медицинских журналах считались надежным источником информации. Что же думать теперь о других клинических исследованиях, по поводу которых не проводилось расследование Сената США? 

Может сложиться впечатление, что все это — «нравы мира чистогана». «Скорее наоборот, — утверждает президент российского Общества специалистов доказательной медицины профессор Василий Власов. — То, что в США сумели довести подобное дело до сенатских слушаний и обнародовали документы, говорит о том, что в этой стране законы работают. У нас же доктора продолжают ездить за счет фармкомпаний за границу, хотя это и запрещено законом о лекарственных средствах, но его требования легко обойти. Многие пациентские организации находятся на содержании у бизнес-структур. Все говорят о том, что с компаниями связана значительная часть главных специалистов Минздрава и видных врачей. Я не слышал, чтобы кому-нибудь платили роялти, но платежи за лекции и консультации многие получают постоянно. Однако такие вещи никогда не были предметом публичного разбирательства».

В поле зрения российских специалистов доказательной медицины то и дело попадают странные факты. «Давно сложилось так, что хирурги ставят больным дорогостоящие медицинские устройства и получают за это процент от компаний, — говорит Власов. — Дошло до того, что дешевых стентов в России не ставят вообще. А между тем специальные исследования доказали, что дорогие стенты ничуть не более эффективны, чем дешевые. Часто пациент вынужден выкладывать значительные средства из собственного кармана за дорогостоящие устройства, ведь ОМС не покрывает эти затраты. Но проверить, что ему поставили, он не может. В Ленинградской области как-то обнаружили, что хирурги обманывали больных: говорили, что ставят им импортные протезы тазобедренных суставов, но это были примитивные устройства, собранные в сарае». 

Если врач предлагает пациенту новейшее средство избавления от недуга, ему хочется верить. И как проверить, не переплелись ли планы лечения с маркетинговыми стратегиями? Совсем недавно многие СМИ, в том числе и российские, облетела новость о Филе Бардине, директоре клиники сна и дыхания Монашского университета в Австралии, задумавшем избавить от мучений пациентов, страдающих сенной лихорадкой. Раз в году, когда в воздух попадает пыльца цветущих растений, эти люди вынуждены принимать препараты от аллергии, которые не всегда помогают. Австралиец предложил втирать в носоглотку специальный гель на основе ботокса, широко применяемого в косметологии. По словам Фила Бардина, ботокс парализует нервные окончания. Воспаление и другие симптомы аллергии исчезают на три месяца. А за это время из воздуха исчезнет и аллергенная пыльца… Привлекательно? Очень. «Но обратите внимание: доктор заявил о том, что приступает к клиническим исследованиям препарата и набирает для этого 70 пациентов, — говорит доцент кафедры факультетской терапии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Антон Родионов. — То есть, только начиная исследование, результаты которого будут известны через год, он уже объявил об этом журналистам. Это считается неэтичным, и так сейчас практически не делают. В научной базе о применении ботокса для лечения аллергии нет ни одной публикации. Так что радоваться открытию преждевременно. В лучшем случае его просто еще не сделали». А в худшем? «С помощью таких заявлений врач набирает клиентуру, — объясняет Василий Власов. — Доктор имеет право использовать препарат офф-лейбл, только такое применение нельзя рекламировать». Специалисты считают, что это небезопасно, ведь в ответ на введение белка ботулинического токсина у аллергика вполне могут развиться осложнения. С рекламой тоже непросто. На сайте одной из сиднейских газет есть фотография, сделанная примерно год назад: доктор Бардин охотно позирует, демонстрируя коробочку того самого геля на основе ботокса. Но и обвинить врача вроде не в чем. Ведь он приступил к исследованиям…

Американские сенаторы уже разработали закон, обязывающий компании раскрывать любые связи с практикующими врачами. Изменятся и правила рецензирования научных статей в медицинских журналах. У российских властей здесь тоже работы непочатый край. Кое-что могут сделать и пациенты. «Всегда ищите второе мнение, — советует Василий Власов. — Если нужно, и третье, и четвертое. Чем дороже медицинская технология, которую вам предлагают, тем внимательнее надо подходить к выбору специалиста. Ищите информацию в Интернете, подбирайте альтернативные источники».

И все же самостоятельно из лабиринта врачебного маркетинга пациентам не выпутаться. Выход тут только один — сделать правила игры более прозрачными на уровне государства. Например, в России, возможно, скоро введут правила допуска на рынок медицинских изделий, но эти правила пока не представили общественности для обсуждения.

Сплошное надувательство / Общество и наука / Образ жизни

Сплошное надувательство

Общество и наука Образ жизни

 

В лесу под Москвой найден склад военной техники — танки, грозные комплексы С-300, самолеты... Правда, при ближайшем рассмотрении оказывается, что все — сплошь надувные макеты, предназначенные для введения врага, с его спутниками и беспилотниками, в заблуждение. По словам производителей, их резиновая армия пользуется спросом как в России, так и за рубежом. Главное, чтобы враг поверил в правдоподобность вооружения, а то во время Второй мировой был случай, когда немцы долго и педантично строили ложный аэродром с деревянными самолетами. А когда работа была завершена, прилетел единственный английский бомбардировщик и сбросил на хитрющего врага... деревянную бомбу.

Кризис в голове / Общество и наука / Общество

Кризис в голове

Общество и наука Общество

Психолог Дэниел Гоулман — о том, как не задушить креатив в компании и вывести ее из кризиса

 

Все люди психуют: по делу и без. Ладно еще если это происходит дома за закрытой дверью, другое дело — на работе, когда от нервной реакции начальства зависит порой судьба проекта или компании. В России крайне низка культура психологических тренингов для топ-менеджмента просто в силу того, что такой тренинг — недешевое удовольствие: организация трехдневного семинара для руководства стоит 20—40 тысяч евро. Мало кто может себе это позволить, так что начальники часто и не знают, как без нервотрепки справляться с кризисом в компании или недовольством подчиненных. «Итоги» поговорили с известным американским психологом Дэниелом Гоулманом, автором бестселлеров «Эмоциональный интеллект», «Деструктивные эмоции», «Эмоциональное лидерство», и получили совершенно бесплатную консультацию для наших читателей.

— Мистер Гоулман, сейчас весь мир ждет очередного экономического кризиса, как вы считаете, руководитель какого качества сможет провести свою компанию через проблемы без потерь?

— В первую очередь он должен быть, как говорится, морально и психологически устойчив и, конечно, умен. Вы будете удивлены, наверное, но пропорции такие: 80—90 процентов — эмоциональная компетентность (EI) и всего 10—20 — IQ. Это означает, что для руководителя гораздо ценнее уметь выстраивать отношения и находить единомышленников в команде, чем опираться исключительно на свой интеллект. Расскажу по этому поводу историю о блестящем ученом-биохимике, который возглавлял одну научную лабораторию. У него был небольшой коллектив очень мотивированных сотрудников, с которым у Сэма, назовем его так, не было проблем. Но вот ему поручили возглавить крупную фармацевтическую компанию. А поскольку Сэм привык, что он везде на голову выше остальных по своим способностям, на сотрудников в новой компании он смотрел свысока. Он ничуть не заботился о том, как команда будет справляться с поставленными задачами. Когда наша группа психологов приехала помочь Сэму, он уже пребывал на грани увольнения — с большой компанией и разнородным по уровню штатом сотрудников он явно не справлялся. И это лишь отдельный пример. Чтобы наладить экономику, навести порядок в финансовой системе, руководителям необходимо сплотить людей вокруг себя. Босс должен понимать эмоции подчиненных, находиться с ними на одной волне, тогда он сможет взять на вооружение несколько стилей руководства и «переключать» их, как скорости в автомобиле, в зависимости от ситуации.

— Можно подробнее о стилях руководства?

— Например, если надо увлечь подчиненных в светлое будущее, используется идеалистический стиль («Позвольте, я вам объясню, куда наша команда движется»). Если надо вдохновить на новый проект — то обучающий («Что мы могли бы сделать вместе?»). Улучшению климата в коллективе, безусловно, будет способствовать товарищеский стиль («Для меня главное люди, дела на втором месте»). Когда же руководителю надо опереться на преданных ему сотрудников, используется стиль демократический («Давайте подумаем и вместе решим»). Все четыре стиля относятся к резонансным, то есть находящим поддержку у подчиненных, пробуждающим в них лучшие качества и создающим позитивный климат в офисе.

А вот стили амбициозный («У нас большие задачи, и мы достигнем желаемого во что бы то ни стало. Не справляетесь? Сделаю все сам!») и авторитарный («Делай, как я сказал») — диссонансные. Они могут использоваться какое-то короткое время, когда надо, к примеру, быстро реорганизовать производство или запустить совершенно новое оборудование, но стратегические задачи таким образом не решить — коллектив быстро утомится от постоянного штурма и начнет вольно или невольно саботировать. К примеру, недавно в Великобритании правительственная комиссия проверила ректоров 42 университетов на стиль руководства. В 69 процентах университетов с высокими достижениями ректоры использовали все четыре резонансных стиля. Там царил климат доверия и заинтересованности в успехах каждого, что волей-неволей заставляло преподавателей выйти на свой максимум. А в 60 процентах университетов с низкой успеваемостью студентов ректоры использовали только два диссонансных стиля. В этих высших школах преподаватели не выкладывались: зачем, ведь руководитель этого не оценит.

Вот еще одна картинка из жизни: генеральный директор очень крупной промышленной компании (назовем его Ян) был явно шокирован, когда получил результаты психологической экспертизы от тренеров по менеджменту. Заключение психолога гласило, что Ян полагался исключительно на авторитарный и амбициозный стили руководства. Он «успешно» демотивировал сотрудников и создал негативную атмосферу в коллективе. И тогда этот руководитель вместе со своим замом разработал двухлетний план, как изменить климат. Спустя два года разрыв между тем, что команда хотела от своего начальника, и тем, что Ян мог своим сотрудникам дать, стал минимальным, разочарование от решений босса почти сошло на нет. И что самое главное, прибыль компании за два года возросла с 3,1 до 4,8 миллиона евро.

— В России исторически сложился более авторитарный стиль управления. Людей ставят перед фактом: прибыль нужна прямо сейчас или что зарплаты сократили из-за кризиса...

— Сокращение расходов и уменьшение зарплат означает, что решения в такой фирме принимаются на год или на два, и в ней не думают об отдаленном будущем. Но если руководитель обладает стратегическим мышлением, он должен понимать, что надо не просто выйти из кризиса, а выйти из него с выгодой для компании. Это должно стать частью стратегического плана. Но в России, быть может, еще сильно поколение руководителей старого типа, и потому превалирует авторитаризм. Вытеснение этих людей молодежью неотвратимо. У вас очень талантливые люди, но многие руководители пока просто не умеют раскрыть потенциал своей команды. К слову, исследования компании Hay Group показали, что более половины современных руководителей в Чехии, Венгрии и Словакии не имеют обратной связи со своими коллективами, то есть работают по старинке. Они не умеют вовлечь команду в решение общих задач: 48 процентов руководителей создают демотивирующий климат в коллективе, 17 процентов — нейтральный, 15 — стимулирующий и 20 процентов — настраивающий на максимальный результат. Эти цифры лишь подтверждают мою мысль о том, что будущее за резонансными лидерами. Но перемены возможны только тогда, когда в практике управления поселяется эмпатия — умение «читать» мысли и знать чувства сотрудников. Руководителю важно понимать, что порой даже такие мелочи, как его настроение, могут влиять на работу компании. Сотрудники видят хмурого начальника, начинают гадать, к чему бы это, и желание зажигать на работе резко пропадает. Если подчиненные не чувствуют поддержки со стороны начальника, они не пойдут к нему с новыми идеями, ведь это может быть рискованно — вдруг реакция окажется негативной. Значит, креативность в такой компании будет придушена. Боссу важно уметь настроиться на волну другого человека, включить свой мозговой Wi-Fi и дать почувствовать, что судьба подчиненного ему не безразлична. Это не просто теоретические выводы — это подтвержденные результаты многих исследований. Исследования в Чикагском и Стэнфордском университетах показали, что сотрудникам многих компаний знакомо чувство хорошей работы. Это когда все получается, когда испытываешь драйв и в процессе мозгового штурма, и в ходе реализации проекта. Если вы как новоиспеченный начальник сделаете ставку на перфекционизм, сотрудники это поддержат. При таком фундаменте компания будет процветать. И, конечно, стоит помнить: чтобы сотрудники проявили креативность, им необходимо свободное время, когда они могут делать, что хотят. Директора Google дают своей команде один свободный день в неделю помимо уик-энда. Большинство креативных идей родилось в такой день, когда, например, кто-то... принимал душ.

— Сколько времени понадобится, чтобы перепрограммировать компанию и себя как руководителя на успех?

— Зависит от того, что вы хотите изменить. Если вы в детстве испытывали физическое насилие, то устранение такой психологической травмы — процесс долгий и болезненный, однако исцеления добиться можно — спросите мою жену-психотерапевта. Другое дело, если вы в принципе в полном порядке, но хотите стать более успешным руководителем. Тут нужна детальная экспертиза и вас как босса, и вашей команды, чтобы определить узкие места. Придется поработать над собой полгода или год. Я, например, слышал, что интерес к построению новой модели лидерства проявил один крупный российский оператор мобильной связи. Несколько топ-менеджеров этой компании пригласили тренеров из международной консалтинговой компании, организовали трехдневный менеджмент-семинар в Москве, в ходе которого провели экспертизу руководящего стиля и наметили план, как его изменить в лучшую сторону.

— А какие качества, на ваш взгляд, необходимы во время кризиса политическому лидеру?

— Успех политика зависит от совпадения того, что он говорит, с тем, что он делает. Если слова с делами не расходятся, то такие лидеры собирают много голосов. На мой взгляд, примером эмоционально интеллигентного политика был Вацлав Гавел. Так, например, когда в 70-е его товарищи по «Хартии 77», программному документу диссидентов Чехословакии, были отправлены в тюрьму, он пошел вместе с ними. Чтобы стать хорошим политиком, как и хорошим гроссмейстером, надо тренироваться как минимум 10 тысяч часов, разыгрывая партии, как и в шахматах. Понятно, что политики добиваются успеха, настроившись на волну избирателя. Но иногда на сцену прорываются социопатические личности, умело манипулирующие настроением в обществе. Кризисные времена как раз этим и характеризуются: Гитлер ведь появился как выразитель интересов определенных кругов...

— Как сочетается EI с цифровой эпохой? Нет ли здесь противоречия, ведь молодежь сейчас гораздо больше общается в социальных сетях, чем вживую?

— Человек — общественное животное. Наш мозг создан так, что мы развиваемся, общаясь друг с другом «в прямом эфире», а не в Facebook. Когда мы пишем электронные письма, эта общественная часть нашего мозга бездействует, ей просто нет применения. Исследования показали, что если отправитель мейла посылает позитивное послание, получатель воспринимает его как нейтральное. Чтобы электронное письмо воспринималось позитивно, оно должно быть написано очень-очень тепло. Что бывает с теми, кто живет в виртуальном пространстве? Есть, скажем, мировая лига чемпионов по видеоиграм. Чтобы победить хотя бы в одном таком турнире, игроку надо было провести за компьютером сотни часов. Я разговаривал с одним таким чемпионом, которому сейчас 20 лет. Этот парень не умеет общаться, у него нет друзей, он даже не понимает, что сейчас интересует его сверстников. Неумение общаться порождает агрессию, нефункциональные методы решения конфликтов , любителем видеоигр слыл, кстати, убийца из Норвегии Андерс Брейвик.

Другой поворот, когда социальные сети используют как демократический инструмент (вспомнить только «арабскую весну») — идеи теперь распространяются молниеносно, да и политические лидеры стали более прозрачны. Но есть опасность злоупотребления доверием всех вовлеченных в социальные сети: неформальные лидеры деструктивного толка могут быстро поднять неконтролируемую волну насилия (лондонские беспорядки 2011 года). И остановить это, как стихийное бедствие, довольно сложно.

Утешает, что эмоциональный интеллект при желании можно повысить. На мой взгляд, начиная с 5 лет стоит учить детей контролировать психоэмоциональный настрой. Исследования показали, что те, кто обучался EI, лучше учились, находили общий язык с педагогами и сверстниками, становились менее агрессивными. Такие программы в школах могут уменьшить опасность цифровой эпохи. Скажем, учащиеся в Сингапуре, где один из самых высоких в мире средних IQ, практически стопроцентно проходят курс EI.

— Насколько люди с высоким эмоциональным интеллектом устойчивы к стрессам?

— Американский профессор психологии Дэвид Майерс утверждает, что «стресс — это не стимул и не реакция, это процесс, в ходе которого мы оцениваем ситуацию и боремся с возникшей опасностью». Стрессам подвержены все. Организм меняется под воздействием стресса: в кровь выбрасываются гормоны, которые заставляли нас в далеком прошлом убегать или защищаться. Повышается артериальное давление, учащается сердечный ритм, повышается свертываемость крови, изменяются защитные свойства организма. Хотя физической разрядки мы в современном офисе как раз и не получаем. Прежде всего стресс отражается на психомоторике человека: чем сильнее напряжение, тем ярче проявляется психомоторика. Первая фаза стресса — это стадия тревожности, которая переходит в фазу стабилизации. Но если стрессовые воздействия не прекращаются, наступает фаза истощения, которая может привести к серьезным заболеваниям. Со стрессом нельзя бороться только психологическими методами — это большая ошибка. Надо найти и биологические, одним из которых может стать фитнес или плавание, когда через физическую нагрузку мы разряжаем негативные эмоции, не даем им накапливаться. Эмоции — пусковой механизм всех стресс-реакций, о чем еще 10—15 лет назад специалисты не говорили. Думающий мозг развивался из эмоционального — это многое говорит о связи мысли и чувства, поэтому, изменив «окраску» чувств, мы тем самым можем изменить состояние организма. Исследования показали, что те, кто включил в свое ежедневное расписание занятия йогой или медитацией, подобрали ключик к источникам стресса и научились ими управлять. Стрессов нельзя избежать, но уменьшить их влияние на нас необходимо.

— Многих людей сейчас преследуют различные страхи: что будет с экономикой, как удержаться на работе... Как быть с этим?

— Страхи будут всегда. Мы так созданы: бояться за свое существование — это биологическая реакция на неизвестность или что-то новое. Но если бы мы меньше боялись, то могли лучше справляться с вызовами жизни. У страхов есть реальная почва, но мы обычно сильно преувеличиваем масштабы бедствия. В Америке сейчас, к примеру, идет патологический процесс — люди сами себя отравляют страхами. Да и пресса подливает масла в огонь. Вы же не продадите свое издание, если будете писать о надеждах. И потому каждый в своей маленькой социальной группе должен просто спросить себя: «А я хочу, чтобы этот страх распространялся?» Надо стремиться к большему удовлетворению жизнью. И еще вот что полезно помнить: если мы чаще обращаем внимание на других людей, чем на себя любимых, мы никогда не проиграем. Как бы мы себя ни чувствовали, думать стоит в первую очередь о том, не испортили ли мы настроение тем, кто рядом с нами. Наши скромные усилия стать лучше никогда не пропадают даром.

Призывный пунктик / Общество и наука / Телеграф

Призывный пунктик

Общество и наука Телеграф

 

Не зря говорят: привычка — вторая натура. ЦК КПСС нет уже скоро четверть века, а ручки-то, вот они, помнят, как сочинять «призывы и лозунги» к очередной годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Тем более что красное знамя вместе с вечно живым учением находится в надежных руках ЦК КПРФ. Академик Павлов называл такую систему повторяющихся поведенческих актов «динамическими стереотипами», от которых не так-то просто избавиться. Точнее, практически невозможно. Просто раньше, когда КПСС была руководящей силой советского народа в борьбе за построение коммунизма, заботы у нее были какими-то несерьезными: «Обеспечим крутой подъем производства товаров широкого потребления!» (из призывов ЦК от 1954 года). Теперь коммунистам уже не до ширпотреба. К 95-летию Великого Октября ЦК КПРФ распространил острополитические «призывы и лозунги». Среди пламенных речовок выделяем для наших читателей те, которые сразу берут за душу и не отпускают потом довольно продолжительное время: «Заводы — рабочим! Землю — крестьянам! Лаборатории — ученым!», «ВТО — смертельная удавка для народа!», «Коррумпированных чиновников на лесоповал!». Кстати, к 91-й годовщине революции последний лозунг звучал изысканнее: «Вороватым чинушам — по лопате и на стройку!».

В этом году, видимо, находясь под влиянием полукруглой даты, КПРФ не заметила, как попала в историю с плагиатом, опубликовав призыв: «СССР — от Москвы до самых до окраин!». А ведь автором «окраин» является вовсе не ЦК, а поэт Лебедев-Кумач («Песня о Родине» из фильма «Цирк», 1936 год). Да и вообще, что это за призыв? Куда он зовет? Это уже не лозунг, а какая-то лекция по географии для людей с задержкой умственного развития... Разобравшись с географией, взялись за историю: «Слава Минину и Пожарскому, освободившим Россию от интервентов!». Слава-то она слава, но зачем же стулья ломать? Ведь дальше следуют лозунги, граничащие, страшно сказать, с экстремизмом: «Спасли Россию в 1812 — спасем и сейчас». Сразу напрашивается вопрос: от кого спасем? Ведь связка «бей — спасай» напрочь впаялась в русский язык, а также в Уголовный кодекс. Хотелось бы также понять, с каким чувством в центре «Э» МВД читают призыв «Красная армия всех сильней!»? С юмором или сразу принимаются искать вооруженное формирование в списке экстремистских организаций?

Штатные пропагандисты мутят воду не первый год. К 93-й годовщине Великого Октября партия Ленина — Сталина — Зюганова засомневалась в необходимости реформы МВД: «Полицай на улице — символ оккупации». В прошлом году КПРФ заявила на всю страну: «Крейсер «Аврора» — полный вперед!» — запамятовав, видно, что с исторического судна сняты двигатели. А ведь впереди столетний юбилей Октября! Страшно подумать, во что привычка к громким словам выльется тогда…

Засветились / Общество и наука / Телеграф

Засветились

Общество и наука Телеграф

 

Природный механизм светогенерации, используемый светлячками, вдохновил корейских инженеров на создание линз для мощных светодиодов. Оказалось, что секрет яркого свечения насекомых — в особой наноструктуре их хитинового слоя. Размер складок на его поверхности составляет в среднем около 150 нанометров. Благодаря им биолюминесцентные органы, расположенные на брюшке насекомых, более прозрачны, что позволяет им усиливать световые сигналы. Чтобы получить структуру, повторяющую преломляющие способности хитинового слоя, инженеры изготовили специальные пластиковые формы, залили их прозрачной затвердевающей смолой и получили микроскопические колпачки. Размеры их выступов при помощи специально разработанной математической модели оптимизировали под свет разных волн. Таким образом прозрачность поверхности увеличили до 98 процентов — почти максимально возможного с точки зрения оптики уровня. Новые линзы будут включены в состав светодиодов повышенной мощности. Их можно использовать в помещениях, автомобильных фарах, вспышках фотокамер мобильных телефонов, в лампах подсветки жидкокристаллических мониторов.

На глазок / Общество и наука / Телеграф

На глазок

Общество и наука Телеграф

 

В Санкт-Петербурге открылась обновленная экспозиция музея «Русский левша».

Не мелочитесь! / Общество и наука / Телеграф

Не мелочитесь!

Общество и наука Телеграф

 

Новый мировой рекорд цены на предметы древнеегипетского наследия установлен на лондонском аукционе Christie's. Статуя сидящей на троне Изиды — богини плодородия и материнства — ушла с молотка за 3,7 миллиона фунтов стерлингов, или почти 6 миллионов долларов. Предыдущий рекорд принадлежал надгробной скульптуре принца Ка-Нефера и его семьи, которую в 2005 году техасский Музей изобразительного искусства Кимбелла выкупил за 2,8 миллиона долларов. Изначально Изида оценивалась в ценовых пределах от 640 до 960 тысяч долларов, но ввиду значительного интереса на оживленных торгах стоимость существенно выросла. Фигура высотой 73 сантиметра, выполненная из граувакки — темного песчаника, по мнению ученых, относится к началу позднего периода истории Древнего Египта и датируется 664—525 годами до нашей эры. Новоявленным владельцем стал английский арт-дилер Дэниел Катц, купивший предмет искусства для личной коллекции. 

Признак оперы / Общество и наука / Телеграф

Признак оперы

Общество и наука Телеграф

 

Самые большие напольные часы России — часы Штрассера, выставленные в Эрмитаже, помимо того, что будут показывать точное время, еще и заиграют мелодии. Вышедшие из строя в середине XIX века, они отправились в реставрационную лабораторию. Это чудо технической мысли было изготовлено по заказу Павла I механиком Иоганном Георгом Штрассером. Под корпусом из красного дерева скрывается сложнейший механизм — два органа и 14 съемных деревянных цилиндров с записанными на них музыкальными композициями длительностью по 8 минут каждая. Среди них произведения Моцарта и Гайдна. Реставрационные работы планируется завершить к 250-летию Эрмитажа, которое будет отмечаться в 2014 году.

Дышите глубже / Общество и наука / Телеграф

Дышите глубже

Общество и наука Телеграф

 

Работники бездельничают? возможно, им просто нечем дышать. Эксперименты помогли исследователям из Нью-Йоркского университета  проследить зависимость между работоспособностью и уровнем концентрации СО2 в офисах. Добровольцы находились в помещении с концентрацией диоксида углерода в тысячу частей на миллион, что считается безопасным уровнем, хоть и повышенным: для сравнения, на свежем воздухе этот показатель составляет около 380 частей на миллион. Заданной концентрации хватило, чтобы подкосить силы работников: они жаловались на быструю утомляемость. Впрочем, решить проблему несложно. Главное — не забывать проветривать помещения.

По образу и подобию / Общество и наука / Телеграф

По образу и подобию

Общество и наука Телеграф

 

Старейший технический музей Европы — парижский Музей искусств и ремесел — представил на суд общественности экспозицию под названием «И человек создал… робота». Выставка показывает, каким образом самые смелые задумки писателей-фантастов воплотились в реальной жизни. Сейчас созданы роботы, которые помогают по дому, исследуют Вселенную, ассистируют хирургам. А, к примеру, электронные собаки Aido — настоящая панацея для аллергиков, мечтающих иметь домашнего питомца. Такие существа умеют подстраиваться под настроение владельца и распознавать команды. Другое создание — андроид Nao — незаменим в качестве платформы для обучения и научных исследований. Есть уже и неживые кинозвезды — например, астрономический дроид R2-D2 из «Звездных войн» или NS5 из картины «Я, робот». Сейчас роботы способны выражать даже эмоции, и, вероятно, недалек тот день, когда они смогут стать самыми настоящими нашими двойниками.

Страшно похудеть / Общество и наука / Телеграф

Страшно похудеть

Общество и наука Телеграф

 

Худеть можно, не вставая с дивана, уверены английские исследователи из Университета Вестминстера. Желающим избавиться от лишних килограммов советуют налегать на... фильмы ужасов. Эффективность якобы подтверждена экспериментами. Группе добровольцев показывали классические ужастики и замеряли у них физиологические показатели. Выяснилось, что при просмотре страшных фильмов у испытуемых сжигалось на 35 процентов больше калорий по сравнению с теми людьми, кто просто сидел перед выключенным телевизором. Получается, чем страшнее фильм, тем лучше. Самой полезной признана лента великого и ужасного Стэнли Кубрика «Сияние». При ее просмотре можно избавиться аж от 184 калорий. На втором месте — «Челюсти», а замыкает тройку лидеров «Экзорцист».

: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/45/183861.html ].

Шагом марш / Общество и наука / Культурно выражаясь

Шагом марш

Общество и наука Культурно выражаясь

В этом году «Русский марш» получил разрешение властей пройти 4 ноября, в День народного единства, по центру Москвы. Почему националистам дали такую возможность? Журналист и радиоведущий, прозаик, поэт и гражданин Дмитрий Быков уверен: попустительство националистам — это часть стратегии по дискредитации оппозиции

 

Я знаю, каких трудов стоит согласовать маршрут в центре для протестной акции. Но в данном случае вариант с перекрытием Якиманки был утвержден очень легко. И объяснение у меня этому только одно: власть пытается скомпрометировать оппозиционное движение. Она желает представить оппозицию толерантной к национализму и, более того, соорудить из оппозиции жупел: вот эти борцы за Россию для русских и есть протестное движение. Можно будет сказать: «Посмотрите, кто вы есть. Вот кого вы навыбирали в Координационный совет, вот ваш Навальный, который хаживал на «русские марши», ваш Бондарик, Владимир Тор и Иван Миронов». Вот они идут по центру, некоторые со свастикой, если хватит безумия, а некоторые с зигами, и кричат: «Россия для русских! Хватит кормить Кавказ!» То есть часть оппозиции — не самую большую и не самую популярную — будут выдавать за целое и показывать по всем каналам.

Страхи насчет взрыва национализма в России в ближайшие годы, на мой взгляд, чрезмерны. Разумеется, когда идеологи режима начинают делать в интервью заявления: «По своим убеждениям я русский» — это вселяет тревогу. Русскость не может быть убеждением или образом мыслей, расовая теория пострашнее классовой, ибо базируется на более примитивном признаке. Но дело в том, что наш этнический национализм — прежде всего ксенофобия, а ксенофобия в русском обществе не так уж развита. Другое дело, что растет раздражение, а в этом случае степень взаимной злобы резко возрастает. Жаль, что мы редко перечитываем некрасовскую «Медвежью охоту». Это блестящее сочинение, и там подробно объяснено, что разочарование в российских реформах неизменно порождает в обществе тоску и злобу — на любую попытку думать и действовать все дружно кричат: «Ату его, ату!» Сейчас все кричат это друг другу. Преобладает не отвращение к власти, а отвращение к себе и собственному будущему, как ни печально. Гражданское сознание в этом случае отключается напрочь. Его пытаются отключать искусственно с помощью тотальной лжи, чудовищного упрощения, интеллектуальной цензуры. Цензурируется все умное, сложное и неоднозначное. Это началось не вчера, таков был еще ельцинский тренд. Вот бы его среди других пороков ельцинской эпохи обозначить и по возможности искоренить! Нет, напротив, его-то преодолевать никто не намерен, а все, чем эпоха была славна, проклинают на всех углах.

Но несмотря на это одичание, в молодежной радикальной среде я национализма не наблюдаю. Наблюдаю скорее недоумение перед национализмом: как это возможно? Речь не о формировании политической нации, естественно, а о грубой этнике: «Он черный, поэтому он плохой». Ни в школах, ни в институтах, где преподаю, я этого не вижу. Похоже, это болезнь, развивающаяся с годами, когда впереди тупик, а обвинить некого.

Иногда говорят: почему же 4 ноября никто, кроме националистов, маршировать и не рвется? Нет объединяющих идей? Объясняется это просто: националисты ищут любой предлог. Назови этот искусственный праздник днем сельского хозяйства или музыкальной культуры, они все равно пойдут на улицу. А остальные на эту дату просто не реагируют, поскольку многим непонятно, что именно мы празднуем.

У России очень часто случались периоды, когда национальной идеи не было и в очередной раз нужно было придумывать, зачем жить. Без этого нельзя, ибо в нашем климате даже для того, чтобы утром спустить ноги с постели, нужен существенный стимул. Обычно взрывы национализма происходили, когда захлебывались реформы. Возникший вакуум иногда заполняли военной силой: власти срочно требовалась победа. Таковой стало подавление польского восстания в 1863 году. Осудивший это дело Герцен оказался в полном меньшинстве. Ксенофобия была и во время процесса Бейлиса — тогда национализм самого черносотенного толка горячо приветствовался на самом верху. Но всегда находились люди, такие как Короленко, Кони или Маклаков, которые смели этому процессу противостоять.

У меня, пожалуй, парадоксальное отношение к сложившейся ситуации. Я не возражаю, чтобы власть использовала националистов и прямо призвала их в свои ряды. Это будет даже хорошо, потому что гарантирует нас от победы национализма после смены власти.

У националистов, даже позиционирующих себя как оппозиция, своеобразная мотивировка. Демократическая оппозиция говорит: хватит, нам нужны смена власти, свободные выборы, независимые суды, печать без цензуры… Националисты говорят: пустите нас во власть, и мы вам покажем, как надо. Пустите нас, и мы зальем Россию — асфальтом или кровью, как получится.

Можно, конечно, требовать от оппозиции безусловной чистоты и беспрерывных размежеваний. Но урок таких размежеваний и ленинской непримиримости у нас уже есть.

Нужно учиться договариваться и перетягивать людей. В колоннах националистов немало здравых граждан, которые просто недовольны нынешним состоянием России, но их недовольство канализируется примитивным образом. Их надо выводить из этих колонн. Отказываться от борьбы за умы — последнее дело.

Дальнобойщик / Общество и наука / Общество

Дальнобойщик

Общество и наука Общество

Российские конструкторы обещают разработать такой пассажирский самолет, который заткнет за пояс и Boeing, и Airbus

 

На столе у Сергея Исакова красуется модель необычного самолета. Широкий фюзеляж гармонично перетекает в два стреловидных крыла. Наверное, именно так будут выглядеть самолеты будущего. «Причем ближайшего будущего», — убежден Сергей Исаков, руководитель проекта по производству самолетов с интегральной аэродинамической схемой. Рабочее название модели — ИС-3. Это не Иосиф Сталин и даже не Исаков Сергей, это «Интегральный самолет». По словам разработчиков — специалистов Российского авиационного консорциума и ОАО «Туполев», этот 400-местный лайнер, оборудованный четырьмя двигателями ПС-90А, даже с учетом полной заполняемости пассажирского салона сможет пролететь без посадки 12 тысяч километров. А с половинной загрузкой предельная дальность полета составит 16 тысяч километров! Такими характеристиками не может похвастаться ни один существующий в мире пассажирский самолет. «Итоги» попытались разобраться, действительно ли у туполевцев остался порох в пороховницах.

Нетрадиционная ориентация

Ученые Массачусетского технологического института утверждают, что в скором времени нас ждет 15 величайших открытий, которые определят облик нашей цивилизации на ближайшие десятилетия. В этом списке под номером 13 значится появление гражданского самолета новой аэродинамической схемы. Авиация стоит на пороге новой эры, поскольку, по мнению экспертов, традиционная аэродинамическая схема самолета морально устарела. «Сначала была поршневая авиация, которая постепенно изжила себя по параметрам двигателей, — говорит Сергей Исаков, — затем появились турбовинтовые двигатели, но и в этом направлении уже достигнут предел — почти невозможно сделать самолеты с такими же двигателями лучше, чем Ту-95 или его американский «одноклассник» Boeing B-52. Потом началась эра реактивной авиации, в которой мы были лидерами. В частности, первый двухконтурный двигатель разработал Павел Соловьев, именно в его честь назван двигатель ПС-90. Сейчас же мировая авиационно-конструкторская мысль зашла в тупик».

Многие специалисты уверены, что Boeing 787, известный как Dreamliner, по-видимому, превзойти уже невозможно. У него самые лучшие двигатели, облегченный корпус с использованием композитных материалов, плавающие крылья... У Airbus, правда, есть достойный ответ, который пока не демонстрируют общественности, — это А350. Видимо, по инженерным решениям он будет похож на Boeing. И это вершина авиационной эволюции, если говорить о самолетах, созданных по традиционной аэродинамической схеме.

Значит, нужна прорывная идея. Впрочем, соображение о том, что существуют иные схемы помимо «трубы с крыльями», давно не дает покоя инженерам. В конце 80-х американцы реализовали мечту Леонардо да Винчи, создав «летающее крыло». Так появился Stealth — грозный стратегический бомбардировщик B-2. Но и у него есть свои недостатки. «При замечательных аэродинамических характеристиках, — говорит Сергей Исаков, — B-2 полностью зависим от компьютера. Когда пилот управляет самолетом традиционной схемы, он использует механизацию крыла: стабилизаторы, предкрылки, закрылки, которые при маневрировании отклоняются от 5 до 15 градусов. А на «летающем крыле за счет отсутствия стабилизаторов хвостовой линии эти значения могут составлять всего 0,5 градуса, а то и меньше». Тем не менее сейчас американцы предпринимают попытки сделать B-2 гражданским самолетом и даже присвоили ему индекс Boeing 797.

В итоге на сегодняшний день в мировой авиации существует три аэродинамические схемы. Традиционная — труба, два крыла и хвостовое оперение. «Летающее крыло» — по сути почти не управляемый треугольник. И третья схема, практически не использующаяся, — интегральная. В ее основе — единая конструкция крыла и фюзеляжа. Не традиционного круглого сечения, а овального, как бы приплюснутого. Такой подход внедрен в военной технике с изменяемой геометрией крыла. Классическими примерами могут служить отечественный стратегический бомбардировщик Ту-160 или истребитель Су-27 и последующие версии. Но это военные самолеты. А подходит ли интегральная схема для тяжелого дальнемагистрального пассажирского лайнера?

Почти летающая тарелка

«Самым сложным для нас оказался выбор формы и конструкции фюзеляжа, — рассказывает один из разработчиков, профессор, доктор технических наук, бывший главный конструктор ОАО «Туполев» Валентин Климов. — Мы остановились на овальном сечении, являющемся аналогом «рабочей зоны» пассажирского салона широкофюзеляжного лайнера. При этом выяснили: есть дополнительная возможность уменьшить расчетное лобовое сопротивление воздуха, сократив относительную омываемую поверхность самолета примерно на 45 процентов. И хотя это меньше, чем достижимо при применении «летающего крыла», но взамен мы получим хвостовое оперение классического типа со стандартными рулями, что, в свою очередь, поможет успешно решить проблемы устойчивости и управляемости машины. Формирование носовой части фюзеляжа обеспечит продольную устойчивость самолета на больших углах атаки, а также облегчит визуальный обзор из кабины экипажа. К тому же интегральная схема позволит существенно уменьшить массу конструкции. Поскольку с точки зрения выбора силовой установки предложенная схема не предъявляет никаких специальных требований, самолет можно оснащать любыми двигателями, подходящими по размерности и габаритно-массовым характеристикам».

Разработчики уверяют, что создают самый экономичный самолет. По показателю расхода топлива (основной показатель эффективности гражданского самолета) пальма первенства сейчас принадлежит аэробусу А320, который тратит 18,5 грамма на пассажиро-километр. Для сравнения: все семейство Boeing и отечественный Ту-204 уступают, расходуя порядка 20,5—21 грамма на пассажиро-километр. Мировые авиапроизводители борются за каждый миллиграмм. При испытаниях в аэродинамической трубе Т-106 Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) имени профессора Н. Е. Жуковского модель показала расход в 12,5 грамма! А вот выдержка из заключения экспертов ЦАГИ на данный проект: «В соответствии с результатами выполненных исследований можно заключить, что заявленные данные по уровню весовой отдачи самолета ИС, скорости полета и аэродинамическому качеству топливной эффективности представляются весьма оптимистическими». В переводе с осторожного языка экспертов — у самолета есть будущее, по крайней мере испытание медными трубами он прошел успешно. Правда, это вовсе не гарантирует того, что проект будет немедленно внедряться в жизнь.

Оно полетит?

И все же сколько при удачном раскладе потребуется времени и денег для того, чтобы ИС-3 поднялся в воздух? Как утверждает Сергей Исаков, для создания опытного образца нужно 800 миллионов долларов. А времени по технологическим меркам потребуется совсем чуть-чуть — около четырех лет. Подготовить производство предлагается на базе завода «Авиастар» в Ульяновске, где сегодня выпускают Ту-204, часть компонентов которого — кабину, хвостовое оперение, консоли крыла, двигатели, шасси — можно использовать и в ИС. «При создании конструкции самолета пока предполагается использовать традиционные материалы, применяемые сегодня в отечественном самолетостроении, — говорит Исаков. — Дело в том, что композитные материалы у нас только начинают выпускать в Новосибирске. Возможно, в дальнейшем отдельные элементы ИС будут композитными, что лишь увеличит эффективность лайнера». Кстати, специальных полос для самолета не нужно — он вполне вписывается в условия стандартных аэропортов. Где взять деньги? Они бы нашлись, было бы на это какое-нибудь внятное государственное решение. Или как минимум возник бы интерес у авиакомпаний.

Впрочем, с учетом того, что значительный процент авиационной техники, используемой сегодня в России, импортного производства, пробиться даже на внутренний рынок нетрадиционному самолету ИС будет довольно сложно. Олег Смирнов, бывший заместитель министра гражданской авиации СССР, настроен скептично: «Вообще подобные схемы — «летающее крыло» и его модификации — разрабатывались еще в советское время и даже существовали в металле в виде опытных образцов, но потом, как вы знаете, отечественная авиационная отрасль фактически умерла. Сегодня, правда, есть проекты, в которые вложены огромные деньги, например Sukhoi Superjet, но насколько оправданны эти вложения, вопрос неоднозначный. Потому и к проекту ИС я отношусь осторожно».

А ведущий летчик-испытатель Летно-исследовательского института им. М. М. Громова Владимир Бирюков добавляет: «Конечно, хотелось бы, чтобы у нас были такие самолеты, но с учетом состояния нашей авиационной и космической отрасли мне кажется, что это проект не сегодняшнего, а в лучшем случае завтрашнего дня. Обратите внимание, что и Boeing, и Airbus тоже пытаются создать нечто подобное, однако пока у них таких моделей нет. И это при том, что финансовое положение дел в упомянутых корпорациях в разы лучше, чем у нас. Безусловно, сделать ИС в качестве опытного образца, наверное, можно, но говорить о массовом производстве, увы, я бы не спешил». К тому же на прошлой неделе стало известно, что Минпромторг сокращает бюджетное финансирование программы по развитию авиационной промышленности на 18,3 процента в 2013—2025 годах, до 1,204 триллиона рублей.

И тем не менее, как стало известно «Итогам», недавно у первого заместителя председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве России Юрия Борисова прошло закрытое совещание, посвященное данному проекту. Разработчикам рекомендовали уточнить некоторые детали, а затем представить окончательный вариант на экспертном совете при организации с мудреным названием — Научно-координационный совет по координации, научно-техническому и организационному сопровождению реализации федеральной целевой программы «Развитие гражданской авиационной техники России на период до 2015 года». Это означает, что проект в правительстве начинают воспринимать всерьез... Тут бы разработчикам не опростоволоситься. Идея-то красивая.

Попасть под полис / Дело

Попасть под полис

Дело

Почему государство оставило россиян один на один со своими страхами

 

«Я не настолько богат, чтобы оплачивать еще и стихийные бедствия», — говорил один из героев киноленты «Берегись автомобиля». И был абсолютно прав. Как показала практика, отечественные страховые компании не настолько богаты, чтобы оплачивать страховые случаи в полном размере. Стоило Минфину объявить о намерении увеличить лимит выплат по ДТП, как участники страхового бизнеса заговорили о необходимости повысить стоимость полисов. В дискуссии, развернувшейся вокруг изменения параметров ОСАГО, отразилось несовершенство всего российского рынка страхования, на котором до сих пор не удается навести элементарный порядок. В результате страховщики собирают с населения и организаций вдвое больше денег, чем выплачивают при наступлении страховых случаев.

Кошелек или жизнь

Свежий пример: Минфин посчитал, что даже самой власти невыгодно пользоваться услугами страховщиков, и предложил создать государственное агентство по страхованию органов федеральной, региональной и муниципальной власти, а также работающих в них чиновников. Дескать, не по карману бюджетам всех уровней оплачивать аппетиты коммерческих страховых компаний. В том числе и по ОСАГО на служебные авто. В Минфине утверждают, что страховые премии, которые получают страховщики за услуги государству, существенно превышают выплаты. При переходе на новую систему получится сократить государственные расходы на страхование в три-четыре раза.

Ну если уж вся властная вертикаль натерпелась от нашего страхового рынка, что тогда говорить об обычных гражданах. Взять то же ОСАГО. Обязательному страхованию автогражданской ответственности в следующем году исполняется 10 лет. И все эти годы государство ни разу не меняло ни размеры страховых выплат в случае ДТП, ни базовые тарифы, по которым каждый автовладелец ежегодно приобретает страховой полис. Сейчас, напомним, максимальный размер выплат по имущественному ущербу одному потерпевшему в ДТП составляет 120 тысяч рублей. А жизнь и здоровье человека оценивается всего лишь в 160 тысяч и не более того. И зачем, спрашивается, нужна такая страховка?

Минфин предлагает увеличить суммы выплат в несколько раз. До 400 тысяч по имуществу и до 500 тысяч по здоровью. При этом если изначально ведомство планировало, что лимиты выплат по ОСАГО будут увеличены одномоментно, то после целого ряда совещаний и согласований от этих планов пришлось отказаться. Поправки в закон выглядят таким образом, что сначала увеличат размеры выплат по имущественному ущербу при ДТП. Это положение заработает через три месяца после вступления документа в силу. Что касается компенсаций за ущерб здоровью, то они увеличатся только через год.

Причина задержки — в попытках страховщиков пролоббировать повышение тарифов. «Нужно понимать, что повышение лимитов может привести к росту стоимости полиса ОСАГО», — предупреждает руководитель управления методологии страхования Российского союза автостраховщиков (РСА) Михаил Порватов.

Логика простая. Если растет сумма выплат, должна вырасти и стоимость страховки. «В этой связи увеличение тарифов понятно, тем более что есть статистика убыточности страховых компаний в регионах. Кроме того, увеличение выплат объяснимо общим ростом цен на рынке: подорожали запчасти и услуги автосервисов. Сказывается и инфляция на рынке», — говорит генеральный директор страховой компании «Северная казна» Александр Меренков. С ним солидарен руководитель управления методологии обязательных видов страхования компании «АльфаСтрахование» Денис Макаров. «Для обеспечения обязательств по новым лимитам необходимо повышение страховых тарифов. Даже сейчас для многих страховщиков ОСАГО является убыточным, а значит, повышение лимитов невозможно без повышения тарифов. Только в этом случае страховщики останутся в бизнесе и будут платить по страховым случаям», — говорит он.

То есть страховщики не намерены поступаться нормой прибыли, которая, как отмечено выше, достигает 50 процентов. Поэтому, кстати, Минфин и предлагает завести госагентство по страхованию чиновников. А простым-то смертным что делать? Эксперты предупреждают, что в случае резкого повышения тарифов по обязательным видам страхования страну могут ждать социальные протесты. Объяснить гражданам экономическую логику подорожания полисов будет непросто. Ведь, как ни крути, а реальные цифры никак не подтверждают слова страховщиков о том, что они едва сводят концы с концами.

Спасение утопающих

«Мы выступаем против повышения стоимости полисов ОСАГО. Прежде чем делать это, государственные надзорные органы должны проверить экономическую обоснованность такого решения», — заявил «Итогам» председатель межрегиональной общественной организации «Страховой народный контроль» Вадим Зинченко. Это движение было создано чуть более полугода назад, однако уже объединяет в своих рядах несколько сотен тысяч автолюбителей в 10 российских регионах.

По данным РСА, в 2011 году страховые компании получили от автовладельцев чуть более 106 миллиардов рублей. При этом выплаты по ДТП составили примерно 57 миллиардов. Значит, страховщики расстались с 53 процентами собранных с водителей средств. Куда же делись остальные 50 миллиардов рублей? «Приведенные цифры не учитывают расходы страховщиков на формирование резервов, ведение дел, отчисления в компенсационный фонд и другие косвенные расходы», — говорит Михаил Порватов. Однако детализировать объем этих затрат в цифрах в РСА отказываются. Между тем, как говорят в Минфине, непрозрачность структуры расходов компаний, входящих в «автостраховой трест», делает аргументы в пользу повышения стоимости ОСАГО сомнительными.

Директор по страхованию автогражданской ответственности СК «Альянс» Андрей Антохонов в разговоре с «Итогами» посетовал на то, что у отечественных страховщиков слишком большие «административные расходы» — зарплата сотрудников, аренда офисов и тому подобное. Впрочем, вряд ли они выше, чем у их немецких или французских коллег. Между тем в Германии, по словам господина Антохонова, соотношение между страховыми выплатами в случае ДТП и страховыми премиями, собираемыми с автовладельцев, превышает 90 процентов. То есть прибыль страховщиков — всего лишь каждый десятый евро от собранных с автовладельцев. Во Франции сумма выплат — более 80 процентов. В России, напомним, только 53 процента. Да, страховые тарифы за бугром несколько выше. Но и качество услуг несопоставимо. В той же Германии страховая ответственность не лимитирована и пострадавшим выплачивают всю стоимость утраченного имущества. При этом административные расходы немецкие страховщики оплачивают за счет доходов, получаемых при инвестировании собранных с людей средств на рынке ценных бумаг, а не за счет самих страховых премий.

С 1 января этого года в России вступили в силу поправки в закон об организации страхового дела, принятые Госдумой еще в 2010 году. Согласно им размер уставного капитала страховой компании должен быть не ниже 120 миллионов рублей. Понятно, что, положив такую сумму на депозит в банк или даже купив на эти деньги акции на бирже, ни одна страховая компания не получит доход, необходимый ей для выплаты хотя бы зарплаты своим сотрудникам. Вот и приходится российским страховщикам залезать в карман своих клиентов. Система ОСАГО и вовсе выглядит как монополия нескольких компаний, объединенных в картель в виде Российского союза автостраховщиков. Монополия же для ее клиентов — это всегда очень дорого.

«Мы платим за моторное страхование в целом существенно больше, чем в европейских странах», — сетует шеф-редактор специализированного журнала «Русский полис» Вадим Демченко. Да что там Европа! Еще более наглядным было бы сравнение тарифов ОСАГО в России и в соседней Белоруссии. Во входящей в Таможенный союз вместе с Россией республике стоимость годовой страховки нового автомобиля Honda Civic в пересчете на российские дензнаки составляет 1400 рублей. В России — порядка 5 тысяч. При этом лимит выплат и по жизни, и по имуществу в Белоруссии больше, чем у нас, – 10 тысяч евро, или чуть более 400 тысяч рублей. Наверное, у белорусских страховщиков зарплата в три с половиной раза ниже, чем у их российских коллег. Хотя далеко не факт.

По мнению большинства экспертов, проблема в неспособности государства отрегулировать российский рынок страхования. Причем Минфин, предложив создать «дешевого» страхового агента для чиновников, фактически расписался в этой неспособности. Так что спасение страхуемых — дело рук самих страхуемых.

Большие Деньги / Дело

Большие Деньги

Дело

Что на балансе: стабильность или риски — узнаем на Дне Банкира

 

Журнал «Итоги» и Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings совместно с Российским союзом промышленников и предпринимателей проводит уже девятый по счету День Банкира. За эти годы День Банкира, у истоков которого стояли Минфин и Банк России, стал знаковым событием для всего банковского сообщества. И на сей раз 13 ноября на нашу встречу соберутся ее традиционные участники — главы более 80 крупнейших банков, а также Банка России, Минфина, РСПП, руководители федеральных ведомств, Госдумы, Торгово-промышленной палаты, банковских ассоциаций. Деловой контекст встречи — подведение итогов финансового года.

По традиции Fitch Ratings представит сводные рейтинги российских банков и специально подготовленный комментарий о состоянии нашей финансовой сферы (он будет опубликован в «Итогах» № 47). Пока же можем сообщить, что взгляд на текущее положение дел у аналитиков оптимистический, но, как и подобает, предостерегающий: «Банковский сектор стабилен, но отдельные риски растут». Почему стабилен — понятно: экономическая ситуация благоприятна (в значительной мере благодаря ценам на нефть), а стало быть, у банков хорошие показатели прибыли и качество активов. Где риски? В первую очередь Fitch обеспокоено тем, что быстрый рост розничного кредитования может эти показатели ухудшить. Причина — в ослаблении некоторыми банками стандартов выдачи кредитов, приход в этот сегмент новых игроков без необходимого опыта и существенное увеличение долговой нагрузки населения. При этом, по мнению агентства, меры ЦБ по повышению резервов по ритейловым ссудам и ужесточению требований к капиталу банков, кредитующих население по высоким ставкам, лишь частично решают проблему. Сохраняется и дефицит ликвидности, а вместе с этим увеличивается зависимость банков от помощи государства. Конкуренция же за депозиты ведет к росту ставок, что может отрицательно сказаться на прибыльности, как следствие — сдерживать в дальнейшем темпы кредитования. После быстрого послекризисного роста капитализация банков снижается...

Свой взгляд на развитие банковской системы изложат на Дне Банкира руководители Минфина и Банка России. Кстати, наш постоянный участник первый зампред ЦБ РФ Алексей Улюкаев на проблему «стабильности и рисков» смотрит шире. В интервью «Итогам» его прогноз был такой: «Скорее всего, не будет значительных колебаний цен на нефть... То же самое касается рынка капиталов. Все почти замерло. Это можно назвать стагнацией или неготовностью делать резкие движения в отсутствие информационной прозрачности. Никто не понимает, как будет развиваться ситуация, — ни участники рынка, ни банки, ни компании, ни регуляторы. Можно только строить гипотезы». На Дне Банкира, несомненно, такая возможность представится.

Впрочем, никакая неопределенность не помешала героям банкирского труда снискать лавры лауреатов нашей премии «Большие Деньги». На Дне Банкира будут вручены призы в номинациях: «Банкир года», «Сделка года», «Достижение года», «Региональный банк года», «Иностранный банк года». Еще одну — специальную — номинацию мы пока сохраним в секрете.

Отдельная благодарность партнерам Дня Банкира, оказавшим содействие в организации встречи — Азиатско-Тихоокеанскому Банку, компании КРОК, а также медиапартнерам — телеканалу «Россия 24» и радиостанции «Вести FM».

Хрен или редька / Дело / Капитал

Хрен или редька

Дело Капитал

«Зависит ли что-нибудь в нашей жизни от того, кто станет очередным президентом США? Ответ вовсе не такой простой, как кажется»

 

На этой неделе состоятся выборы президента США, а также значительной части Сената и всей Палаты представителей. И, естественно, всех волнует вопрос: кто победит — республиканец Ромни или демократ Обама, который в этом случае останется в Белом доме на второй срок. Разумеется, тема актуальная и вызывает массу комментариев, от чисто аналитических до жутко конспирологических (например, о связи выборов с ураганом). Однако не нужно вестись на активность СМИ — они просто обязаны устраивать шоу по каждому более или менее приличному поводу. А вот основной вопрос тут следующий: зависит ли вообще хоть что-нибудь в нашей жизни от того, кто станет очередным президентом США?

Ответ вовсе не такой простой, как кажется. И точного ответа я дать не могу, хотя версия у меня есть. Начну я ее с главной, как мне кажется, точки современной экономики — денежной политики ФРС США. Что будет делать Обама, в общем, понятно: печатать деньги вместе со своим соратником Бернанке — тут даже сомнений нет. Что станет делать Ромни, не очень пока ясно. Но он уже обозначил свою позицию в части того, что печатать больше не нужно, потому как эффективность этого процесса сильно упала. А если учесть, что главный его противник в рамках Республиканской партии Рон Пол вообще предлагает резко поднять ставку ФРС (до 4—5 процентов), то становится понятно: Ромни, скорее всего, к денежной политике будет относиться более жестко. Хотя до конца это и не очевидно.

Такая разница возникла не просто так. Проблема элиты США в том, что эта страна больше не может тащить на себе воз сразу двух задач, которые решает доллар. С одной стороны, это национальная валюта США, а с другой — международная расчетная и накопительная единица. И, судя по всему, две основные партии США в этом месте разделились: демократы — за сохранение мировой финансовой системы во главе с долларом, республиканцы — за стабильность внутренней финансовой системы.

Беда в том, что сделать это одновременно уже невозможно. И продолжение эмиссии с целью сохранения международных финансовых институтов неминуемо разрушит американскую промышленность, причем не исключено, что достаточно быстро. А повышение ставки приведет к массовым банкротствам, в первую очередь как раз финансовых институтов. И найти компромисс здесь уже просто невозможно.

Что выберет американский народ — вопрос сложный, поскольку его понимание экономики очень далеко от нашего. Он другими критериями мыслит. Но с точки зрения последствий для российской экономики результат будет примерно одинаков, хотя и достигнут он будет разными способами. Политика Обамы приведет к высоким ценам на нефть, однако увеличит и нашу зависимость от импорта, который будет расти в цене быстрее, чем нефть. В результате уровень жизни довольно ощутимо упадет.

Политика же Ромни приведет к почти мгновенному падению цен на спекулятивные товары, то есть стремительному сокращению наших нефтяных доходов, перераспределение которых и создает иллюзию приличной жизни наших граждан. Что, естественно, даст те же самые последствия, только быстрее. Иными словами, кого бы ни избрали американцы, результат для России останется тем же. Хотя и тут есть вопросы.

Дело в том, что логика Ромни, в общем, понятна. Сегодня за счет эмиссии поддерживается колоссальное количество предприятий, которые по экономической сути банкроты. Идея состоит в том, что нужно за счет повышения стоимости кредита быстро их обанкротить и это позволит экономике США «оттолкнуться от твердого дна» и начать быстро расти. Логика железная, есть только одна проблема: насколько это «дно» ниже нынешнего состояния ВВП США.

Наши расчеты, сделанные еще в 2001 году и адаптированные к текущей ситуации, показывают, что падение ВВП США будет не менее 50 процентов от нынешнего уровня. Такой спад, естественно, никакого «твердого дна» не даст — начнется еще одна, «величайшая» депрессия. Вопрос только в одном: как руководители Республиканской партии США относятся к этим нашим расчетам. Скорее всего, они о них знают. Но верят ли? Если да, то тогда Ромни, выиграв выборы, примет стратегию Обамы, поскольку такой спад экономика США без мощнейших социально-политических потрясений не переживет. А вот если не верит, то вполне может и рискнуть, потому что в случае спада даже на 10 процентов такая политика представляется вполне рациональной.

Отметим, что 8—10 процентов — это как раз тот самый спад, который получила бы экономика США за время президентства Обамы, если бы он не увеличил бюджетные расходы на триллион долларов. И если Ромни и Пол исходят именно из этой цифры, то они могут и ускорить кризис.

И, таким образом, остается только повторить общий вывод, который я уже сделал: скорее всего, результат президентских выборов на Россию не повлияет, но избрание Ромни существенно ускорит негативные процессы, которые уже начались в нашей экономике.

Волнуют ли российский бизнес выборы в США? / Дело / Бизнес-климат

Волнуют ли российский бизнес выборы в США?

Дело Бизнес-климат

Аналитики и экономисты по всему миру наперебой дают прогнозы о том, что станет с американской и глобальной экономикой после победы Барака Обамы или Митта Ромни. Мол, исход голосования может повлиять и на внутреннюю (а стало быть, и внешнюю) финансовую политику США, и на взаимоотношения с торговыми партнерами. «Итоги» опросили российских бизнесменов, чтобы понять, насколько важен для них результат волеизъявления американского народа. От +5 (да) до –5 (нет)

 

Я внимательно слежу за ходом выборов в США, поскольку это крупнейшая экономическая держава. Российским предпринимателям выгодно, чтобы у власти в Штатах находилась партия, которая лояльно относится к нашей стране и нашему бизнесу. США — это крупнейший рынок капитала и большие возможности для привлечения инвестиций, поэтому мы болеем за тех, кто дружественно относится к России.

Сергей Чернин

пре­зи­дент ГК «Кор­по­ра­ция «ГазЭнер­гоСтрой»

 

 

Да, выборы в США нас волнуют. Все-таки Америка — самая сильная экономика в мире. Очевидно ,что все, что происходит в этой стране, будет иметь далекоидущие последствия как для стран всего земного шара, так, в частности, и для России. Все-таки предвыборная программа у нынешних кандидатов разная, разные подходы к экономике и внешней политике, в том числе и в вопросе отношения к нашей стране.

Борис Ким

сов­ла­де­лец и пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров ком­па­нии QIWI

 

 

Предстоящие президентские выборы в США не повлияют или мало повлияют на экономическое состояние России. У кандидатов в президенты многие позиции по вопросам внешней политики сходятся, разногласия касаются в основном внутриполитических вопросов. Как показала практика, республиканцы мало чем отличаются от демократов.

Павел Ярошевский

ге­не­раль­ный ди­рек­тор «Бета про­дакшн»

 

 

Безусловно, выборы главы государства с номинальной долей в четверть мирового ВВП — это важное событие. Но их исход не грозит существенными изменениями, хотя роль персоналий все же играет роль. Достаточно вспомнить сдерживающую взаимный товарооборот поправку Джексона — Вэника. Представитель Обамы заявил недавно, что в случае переизбрания поправка будет отменена, Ромни же ставит для этого ряд политических условий.

Яков Гальперин

за­мес­ти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра, ру­ко­во­ди­тель MFO УК «Аль­фа-Капи­тал»

 

 

Не особенно волнуют. Хотя расстановка политических сил в США может повлиять на российский бизнес и ситуацию в стране в целом. Однако степень этого влияния не настолько весома, как в 1990—2000-е годы. Сейчас появились другие факторы и другие игроки в мировой политике и экономике, которые имеют для нас большее значение, — кризис еврозоны, растущее влияние Китая.

Татьяна Баскина

ге­не­раль­ный ди­рек­тор BigFish

 

 

На мой взгляд, так как интрига не слишком велика и большинство аналитиков склоняются к тому, что американцы предпочтут оставить нынешнюю администрацию у власти, существенного влияния на американо-российские отношения выборы не окажут. Если же предположить, что кресло президента все-таки займет Ромни, то нам будет не избежать агрессивной политической полемики, но до реального экономического противостояния дело, безусловно, не дойдет. Россия представляет гораздо меньшую угрозу для США, нежели Китай, поэтому усилия будущего американского президента будут сконцентрированы на достижении побед именно на «азиатском фронте».

Михаил Козаков

ди­рек­тор де­пар­та­мен­та фи­нан­со­вых рын­ков ИК «Гран­дис Капи­тал»

 

 

На основе краткого ПЭСТ-анализа(политические, экономические, социальные и технологические факторы) можно сказать, что послевоенные США 1950—60-х годов являлись безусловным мировым лидером по всем четырем компонентам. Сегодня факторы влияния ослабели под воздействием конкуренции евро-азиатских экономик. Последствия выборов в США вряд ли окажут заметное влияние на евразийский бизнес-климат. Относительно персоналий, главное отличие между кандидатами, на мой взгляд, состоит в том, что республиканец — представитель ортодоксального американского истеблишмента — хочет видеть влияние США, как в 50—60-х, но времена сильно изменились. В остальном же оба соперника по большому счету отличаются лишь тем, что один говорит «стрижено», а другой настаивает на «брито», в то время как макроэкономическая ситуация остается неизменной.

Павел Новиков

ди­рек­тор прог­рам­мы Executive MBA, Сток­голь­мская шко­ла эко­но­ми­ки

 

 

Россия — часть мирового экономического пространства, поэтому результаты выборов в США отражаются на нашем бизнесе. От них зависят решения ФРС, которые влияют на фондовые и сырьевые рынки. Во всех странах следят за программами американских властей по развитию экономики. От решений руководства США зависит также стабильность на валютном рынке. Но влияние выборов на Россию считаю не абсолютным — для нас гораздо больший эффект имеют наши собственные выборы и экономическая программа победившего кандидата.

Алексей Волков

ди­рек­тор по мар­ке­тин­гу Наци­ональ­но­го бю­ро кре­дит­ных ис­то­рий (НБКИ)

 

 

В какой-то степени волнуют. Конечно, важно, чтобы сохранился курс на сближение позиций по каким-то ключевым вопросам, которые важны как для российских бизнесменов, так и для американских. Я был недавно в США, и у меня сложилось впечатление, что, несмотря на ожесточенные дебаты, радикально экономический и политический курс Вашингтона не изменится. По большому счету даже не важно, кто победит на президентских выборах.

Вадим Дымов

ос­но­ва­тель ком­па­нии «Дымов»

 

 

Не стоит ожидать, что исход выборов в США окажет сильное влияние на российский бизнес. Выборы — событие по большей части внутриполитическое. За внешнюю политику помимо президента отвечают также Сенат и Конгресс США. В ряде экономических вопросов их голос, как правило, оказывается весомее. Однако кое-какие изменения можно спрогнозировать. Если у власти окажется Барак Обама, то, скорее всего, ситуация в российской деловой сфере не изменится вообще. Зато если выиграет Митт Ромни, называющий Россию врагом номер один, то это может ухудшить положение российских производителей ВПК, затруднит их сотрудничество с рядом государств на Ближнем Востоке, например с Ираном, Сирией.

Автопробегом по кризису / Дело / Капитал / Загранштучки

Автопробегом по кризису

Дело Капитал Загранштучки

 

Квартальные результаты двух американских автогигантов, General Motors и Ford, показавшие, что бизнес этих компаний в США чувствует себя все лучше, тогда как в Европе дела складываются все хуже, заставили инвесторов задуматься о том, стоит ли увеличивать количество акций автопроизводителей в своих портфелях. С одной стороны, и Ford, готовящийся показать рекордный по прибыли год, и GM, отчитавшейся намного сильнее ожиданий, — оба выглядят достаточно привлекательно с точки зрения инвестиций в их бумаги. Акции компании Генри Форда, похоже, вновь закрепляются над важнейшим уровнем поддержки в 10 долларов, а котировки GM после отчета показали столь уверенный рост, который явно не говорит в пользу скорого снижения стоимости ее бумаг.

Однако если краткосрочные перспективы акций Ford и GM с большей вероятностью указывают на рост, то на горизонте от 3 месяцев и до года поведение этих бумаг в основном будет зависеть от динамики показателей в европейских подразделениях автоконцернов. Ситуация в Старом Свете у американских автогигантов складывается непростая. Из-за последствий европейского кризиса Ford c начала года уже вовсю увольняет рабочих и закрывает градообразующие заводы. Пока такая тактика не приносит результатов: убытки компании в Европе в третьем квартале существенно выросли.

Потери европейского подразделения GM также увеличились в годовом исчислении, хотя компания по большому счету еще только планирует пойти по пути крайних мер. Таким образом, вопрос об эффективности стратегий обеих компаний в Европе остается открытым. Инвесторам стоит обратить также внимание на акции Volkswagen после неплохого отчета и позитивных комментариев менеджмента. Кроме того, привлекательными могут оказаться бумаги другого автогиганта, Toyota, хотя их котировки уже и так достаточно высоки.

В любом случае, чтобы определиться с выбором бумаг автопроизводителей, инвесторам нужно понять, какую фундаментальную предпосылку они закладывают в свою инвестиционную идею. Если она в том, что в США рынок автомобилей продолжит чувствовать себя хорошо, то тогда имеет смысл сосредоточиться на акциях Ford и Toyota. Если же инвестор рассчитывает на возрождение европейского авторынка, надо подробнее изучить ситуацию в Volkswagen и Peugeot. Однако не стоит забывать, что автопроизводители относятся к реальному сектору, сильно зависящему от темпов роста экономик различных стран и всего мира. Вкладывая деньги в автоконцерны, инвестор голосует в пользу светлого будущего мировой экономики. А окажется оно таким или нет — вопрос дискуссионный.

Финансист Андрей Ванденко / Дело / Спецпроект

Финансист Андрей Ванденко

Дело Спецпроект

Михаил Задорнов — о том, чего не простил ему Явлинский, о басне, героями которой могли бы стать Черномырдин, Кириенко и Примаков, о дефолте, который является в кошмарных снах, и об экономическом кризисе, которого ждут наяву, а также о том, горек ли хлеб у министра финансов

 

У президента-председателя правления банка ВТБ24 Михаила Задорнова вид Знайки, хронического отличника. Наверное, так и должен выглядеть идеальный руководитель крупного финансового института, работающего на потребительском рынке. Чтобы, значит, внушать уважение партнерам и доверие частным вкладчикам. Впрочем, внешность часто обманчива, а Михаил Михайлович давно завоевал авторитет профессионального и компетентного банкира…

— У вас есть любимое число, Михаил Михайлович?

—Знаете, как-то не задумывался. Вроде бы нет.

— Странно. Был уверен, назовете 24.

— Для меня это уже не число, а образ жизни. Иногда ведь в буквальном смысле приходится работать сутки напролет. К тому же на двадцать четвертое марта выпадает день рождения моей жены…

— Думаю, вам еще цифра пять должна быть по душе. Круглый отличник в школе, золотой медалист, краснодипломник в институте... Куда ни глянь, сплошные пятерки!

— Это все пока учишься. А у жизни своя система оценок, посложнее, чем пятибалльная… Но школу, вы правы, я окончил успешно.

— Говорят, не обошлось без помощи нынешнего главного редактора «Эха Москвы», а тогда школьного учителя Венедиктова...

— Тоже верно… Мы с Алексеем Алексеевичем знакомы с детства. Жили в одном доме на проспекте Вернадского. Даже в одном подъезде. Наша квартира располагалась на третьем этаже, а Венедиктовых — на первом. Когда я оканчивал 875-ю школу, он вел там уроки истории. Правда, не в моем классе, а у ребят помладше. Но в выпускном экзамене Венедиктов участвовал. Во время моего ответа возникла обоюдоострая ситуация. Мне задали дополнительный вопрос о правом и левом уклоне в РСДРП, и я предложил не совпадавшую с тогдашним настроением трактовку, заговорив об экономической теории Николая Бухарина, который считался врагом народа. Мнения в экзаменационной комиссии разделились, Венедиктов высказался в мою поддержку, в итоге мне поставили по истории пятерку. Если бы этого не случилось, не получил бы золотую медаль и не смог бы поступить в Плехановский институт, сдав лишь экзамен по математике. Пришлось бы идти на общих с остальными основаниях, и кто знает, чем бы все закончилось…

— Почему «Плешка», а не, скажем, экономический факультет МГУ?

— Это был 1980 год. Из-за Олимпиады в Москве вступительные экзамены во все столичные вузы проводили одновременно. Обычно в университете сроки отличались примерно на месяц, и те, кто не прошел в МГУ, имели шанс на вторую попытку в другом месте. В 80-м хотели поскорее очистить город от абитуриентов и ликвидировали этот люфт, лишив и меня права на ошибку: либо поступаю сразу, либо теряю год. Я выбирал между МГИМО, МГУ и Плехановским институтом. Остановился на последнем, посчитав, что там более практическое образование. В университете готовили преподавателей политэкономии, теоретиков, оценивавших достоинства социализма и недостатки капитализма, в МГИМО, признаюсь, я не рискнул идти из-за своего английского, который считал слабым. Кроме того, «Плешка» всегда отличалась свободолюбивым духом и симпатичными студентками. В выборе я не сомневался: задолго до окончания школы решил, что буду учиться на экономиста, увидев в этой профессии сочетание своих интересов — политики, географии, математики.

— Так это же время махрового застоя! Какая тогда могла быть экономика? Да и политика…

— Мир не ограничивался одной шестой частью суши. Я верил, что застой не вечен. Так всегда бывает в истории, Советский Союз не исключение. К тому же, не забывайте, я не вполне московский мальчик, хотя и родился на Таганке. Родители-геологи, даже не отпраздновав мой первый день рождения, забрали меня с собой на Камчатку, где проработали тридцать лет. Я там вырос и хорошо знал, как живет российская глубинка. Совсем иначе, чем столица! В школу я пошел в Петропавловске. Занимался спортом, увлекался футболом, зимой бегал на лыжах, как и почти все на Камчатке. С выпадением снега лыжи становятся там чуть ли не основным способом передвижения, многим заменяя ботинки… И к рыбалке пристрастился в детстве. Спиннинг, удочка… Когда подрос, прошел многие камчатские реки, случалось вытаскивать лососей по пять — семь кило… С Дальнего Востока я вернулся на Большую землю лишь к шестому классу, чтобы окончить московскую школу и подготовиться к поступлению в институт. Мне было хорошо и в Петропавловске, и в Милькове, где тоже работали родители. Не реже двух раз в год мы летели через всю страну. Сначала в отпуск, потом обратно. Ил-18 недотягивал без посадок до Москвы, садился для дозаправок в Хабаровске, Новосибирске, Челябинске… Иногда рейсы откладывали из-за непогоды, приходилось ночевать в аэропорту. Это было целое путешествие! Отец возглавлял Центрально-Камчатскую геологоразведочную экспедицию. Большинство месторождений золота, где сейчас идет добыча, открыто при его непосредственном участии.

— Связь с малой родиной вы не потеряли по сей день, Михаил Михайлович?

— Дважды избирался депутатом Госдумы по Дальневосточному региону: в 93-м возглавлял список «Яблока», потом шел как одномандатник. Регулярно бываю на Камчатке, в августе прошлого года вывез туда правление ВТБ24 вместе с женами. Отлично провели время… Словом, Камчатка для меня — не только воспоминания детства. Раньше, конечно, казалось, что и вулканы выше, и деревья зеленее, и солнце ярче, хотя уже в середине девяностых фантастически красивая природа полуострова резко контрастировала с тем, что сотворил человек. Скажем, Петропавловск-Камчатский — абсолютный ужас с точки зрения архитектуры. Ни о какой эстетике, гармонии, комфорте говорить не приходится. Прекрасная Авачинская бухта, сопки на берегу Тихого океана, а рядом — убогие, облупившиеся пяти- и девятиэтажки, разбитые дороги, дымящие трубы котельных… В последние годы в ЖКХ стали наводить какой-то порядок, но диссонанс с окружающей красотой все же очень заметен. Исправить это практически нереально, проще снести город с лица земли и отстроить заново. Девяностые годы были, наверное, самыми тяжелыми для Камчатки. Тогда вся инфраструктура в стране хронически недофинансировалась, но сокращение госдотаций особенно больно било по отдаленным регионам. К тому же полуостров исторически держался на Вооруженных силах — пограничниках, летчиках, ракетчиках, подводниках, моряках из флотилии прикрытия… Форпост России на Дальнем Востоке всегда считался милитаризованным регионом, однако в те годы армия сидела на голодном пайке, и это негативно сказалось на экономике Камчатки. Значительную часть населения составляли военнослужащие, члены их семей и пенсионеры. Словом, те, кто активно не был вовлечен в рыночные отношения и зависел от денег из федерального бюджета. Помню, приезжал в Рыбачий, где стоит флотилия атомных подводных лодок, и видел брошенные дома с выбитыми стеклами. Работы не было, зарплаты тоже, люди снимались с насиженных мест и уезжали на материк… Сейчас ситуация иная. Камчатка ожила. Хотя, безусловно, все в нашей жизни относительно. Например, чтобы сделать это место привлекательным для туристов, надо сильно постараться. Базовая инфраструктура по-прежнему хромает на обе ноги. В Петропавловске очень плохой аэропорт, который не реконструировался на протяжении десятилетий. Нет нормального морского порта. В советское время ходили теплоходы во Владивосток, было активное пассажирское сообщение, потом все закрылось… С гостиницами по-прежнему беда. Стало существенно лучше, чем раньше, но условные сто тысяч туристов в год разместить все еще негде. Та же картина с общепитом. Кроме того, у людей должны быть и иные формы досуга помимо посещения Долины гейзеров. Хотя, допускаю, во мне говорит эгоизм камчадала: если толпы отдыхающих будут ежегодно прилетать на полуостров, от его уникальной природы с чистейшими реками, рыбой, непугаными медведями и нетоптаными цветочными полянами, боюсь, мало что останется. Может, все к лучшему. Рост туристического потока должен сопровождаться грамотными мерами по экологической защите, что в России получается редко. Важно сочетание государственного участия в проекте и правильной политики местного бизнеса, который пока придерживается краткосрочного и потребительского подхода к природным богатствам. Знаю многих камчатских бизнесменов, они не обидятся на мои слова. Нужны крупные вложения и направление прибыли не на собственное потребление, а на развитие инфраструктуры.

— Бывали в Долине гейзеров после землетрясения?

— Для тех, кто видел место раньше, зрелище грустное. Треть площади потеряна, нижняя часть долины превратилась в искусственное озеро. Не восстановлены дорожки, которые вели на другой берег реки Шумной, изменился весь облик, многие гейзеры утрачены безвозвратно… Конечно, приезжающие впервые будут в восторге и от увиденного, но бывалых туристов случившиеся перемены отнюдь не радуют. Я говорю жене и дочке: «Вам повезло, успели полюбоваться гейзерами до того, как их накрыло селем». Кстати, ВТБ24 сразу выделил деньги на исследование, чтобы решить: ищем способ искусственного сброса воды либо оставляем все как есть, положившись на природу. В итоге вулканологи рекомендовали не вмешиваться в естественные процессы, чтобы все отрегулировалось самостоятельно.

— Судя по вашим словам, Михаил Михайлович, геология с географией вам совсем не чужды, тем не менее по стопам родителей вы почему-то не пошли…

— В свое время у меня был серьезный разговор с отцом… Увы, он умер несколько месяцев назад, а последние двадцать лет работал вместе с мамой в морской геологии, изучал закрепленные за Россией участки шельфа, проводил геологоразведку дна Мирового океана. Так вот: незадолго до окончания мною школы отец высказал мнение о профессии экономиста. Он считал, она сродни бухгалтерской. Да и вообще — женское занятие. Папа убеждал: «Миша, тебе придется всю жизнь сидеть в нарукавниках со счетами или арифмометром. Ведь с тоски умрешь!» Отец пробовал работать в Москве в Министерстве геологии, но быстро заскучал и опять запросился на Камчатку. Конечно, родители рассчитывали, что и меня заинтересует более динамичное занятие, но лет с двенадцати я жил с бабушкой и располагал временем для взвешенного и осознанного выбора. Дальнейшее подтвердило правильность сделанного шага. Другой вопрос, что в институте, может, стоило больше сил тратить на тот же английский, а не на политэкономию, которая давалась легко. Но задним умом все сильны. Учился я хорошо, без видимых проблем, оставалось время на спорт, походы в театры, общение с однокурсниками. Не зря говорят, что студенчество — лучшая пора с точки зрения полноты жизни. В конце второго курса я женился, в двадцать один год стал молодым отцом, родилась дочь, появились семейные обязанности, но они не обременяли, а добавляли новых красок. После окончания «Плешки» я сразу поступил в аспирантуру Института экономики Академии наук СССР, а через полгода меня призвали в армию, направили в Мулинский гарнизон. Это в Горьковской области, ближайший город — Дзержинск. Место, прямо скажем, глухое, но именно там давно дислоцируются наши сухопутные силы. Надеюсь, не выдаю военного секрета…

— Под Мулино служил и ваш тезка Прохоров, нынешний владелец заводов-пароходов. Его, правда, под ружье поставили после первого курса. А вы теоретически могли отбояриться? Все-таки аспирант, молодой папа…

— Тогда по закону отсрочка полагалась тем, у кого двое детей. Но главное в другом. Я не собирался увиливать и совершенно не жалею, что провел в армии полтора года. Звучит банально, но для меня это была отличная жизненная школа.

— С дедовщиной не столкнулись?

— Было несколько благоприятных обстоятельств. Во-первых, к моменту призыва мне исполнилось двадцать два года, по возрасту я превосходил многих срочников. Во-вторых, наша часть считалась образцовой, за порядком в ней следили. Она называлась службой горючего, и ее задача заключалась в прокладке мобильных трубопроводов к районам боевых действий. После учебки мне присвоили звание сержанта и оставили в Мулино, хотя примерно две трети ребят уехали в Афганистан, откуда вернулись не все. Именно в армии я получил первый опыт управления крупным коллективом. В роте почти двести человек, у каждого свои характер, привычки, темперамент… Достаточно сказать, что была большая группа дагестанцев, но ничего, жили вполне мирно, без особых эксцессов. Да, конфликты периодически случались, тем не менее до массовых драк не доходило. Словом, не считаю те полтора года вычеркнутыми из жизни, хотя возвращаться в аспирантуру было непросто. Что скрывать? Служба не слишком стимулирует работу мозга, в этом смысле армия существенно отбросила меня назад, зато помогла понять другие нужные вещи. И еще вопрос, что важнее. В аспирантуре я учился вместе с Александром Починком и Алексеем Кудриным, институт возглавлял академик Леонид Абалкин, молодых ученых вели Сергей Толстиков, сегодня — исполнительный директор фонда поддержки отечественной кинематографии, и Ярослав Кузьминов, ныне ректор Высшей школы экономики. Через дорогу от нас на той же улице Красикова располагался ЦЭМИ Академии наук, где Станислав Шаталин, Николай Петраков, Евгений Ясин и их ученики занимались построением экономико-математических моделей. Тогда это были конкурирующие школы с разными взглядами на развитие нашей страны.

— Но потом ведь вы объединились на программе «500 дней»?

— Отчасти. Там трудился разношерстный коллектив, не только из академической среды… Еще во время учебы в аспирантуре вместе с другом и однокурсником Алексеем Михайловым я устроился на работу экспертом в планово-бюджетную комиссию Верховного Совета СССР. Мы получили доступ к проекту бюджета на 1990 год. Достаточно было двух-трех месяцев анализа, чтобы, обладая определенным уровнем теоретических знаний, понять: ситуация в стране близка к катастрофической. Разбалансированность экономики поражала, а главное — отсутствовал внятный план выхода из кризиса. Нас с Алексеем тогда шокировало, что никто из депутатов не сознает серьезности проблемы, люди обсуждали политические вопросы, а надо было спасать страну. Стремительно нарастал дисбаланс между денежной массой и товарами, накапливались иные противоречия… Примерно в те дни Михайлов рассказал мне, что познакомился с замечательным человеком по фамилии Явлинский. Григорий Алексеевич работал завотделом в комиссии Совмина СССР по экономической реформе. Мы с Лешей набросали основной контур, идеологию программы, получившей чуть позже название «400 дней доверия». Нужен был красивый, яркий образ, никто не обещал, что через неполных полтора года наступит счастье, речь шла о первоочередных, неотложных мерах. Через Михаила Бочарова, который был депутатом и союзного, и российского парламентов, документ утек в Верховный Совет РСФСР. В результате Горбачев и Ельцин договорились о совместной работе над программой «500 дней», это пришлось на период перемирия между ними. Явлинского пригласили зампредом правительства России, мы с Алексеем вошли в комиссию по экономической реформе в ранге, приравнивавшемся к уровню заместителя министра. Тогда удалось подготовить проекты законов по приватизации, макроэкономической стабилизации, акционированию, банкам… Известно, что из программы «500 дней» ничего толком не вышло. Объективно говоря, на это и шансов было мало. Ключевую роль сыграла политика. Горбачев не хотел рисковать и идти на радикальные преобразования, а Ельцин стремился к власти и не собирался таскать каштаны из огня для другого. Роль второго плана его категорически не устраивала.

— Поход в Думу в 93-м был для вас вынужденным шагом?

— Абсолютно осознанным. К тому моменту я уже более двух лет отработал в ЭПИцентре, занимаясь вместе с Григорием Явлинским и коллегами экономическими и политическими исследованиями. К слову, наш офис располагался на 27-м этаже книжки-высотки рядом с Белым домом, и кульминация противостояния Кремля и мятежного Верховного Совета проистекала, можно сказать, на наших глазах. Мы эвакуировались за несколько часов до штурма здания Макашовым и его сподручными… Тогда же, в октябре 93-го, возникла идея создать избирательный блок и идти на выборы в Госдуму. Явлинский колебался, что ему свойственно по жизни. В тот раз нам удалось убедить Григория Алексеевича в необходимости перехода из консультантов в активные участники политической жизни. Возникло «Яблоко». Агитируя за него, я исколесил весь Дальний Восток. В первую очередь Камчатку и Приморье. На выборах мы получили значительную поддержку избирателей в моем родном регионе — 10—12 процентов.

— Тогда у вас еще были хорошие отношения с Явлинским?

— Они и потом не портились.

— Ну как же? Через два года вы не попали в федеральный список «Яблока». Говорят, Григорий Алексеевич собственноручно вычеркнул вашу фамилию.

— Все, что ни делается, к лучшему. Я пошел по одномандатному округу на Камчатке и победил. Считаю, каждый депутат должен иметь свой округ. В 2005-м я ушел из Думы среди прочего и по той причине, что был изменен принцип формирования нижней палаты Федерального собрания. Партийные списки, на мой взгляд, ведут к уничтожению парламента как представительского органа власти. Теряется обратная связь с обществом. Полагаю, никто не станет спорить, что Госдуму образца девяностых годов не сравнить с той, которую имеем сейчас. И параллель не в пользу последней. Ныне это, по сути, филиал президентской администрации и правительства, штампующий законы на конвейере, что печально для страны в стратегическом плане. Надеюсь, тенденция будет повернута вспять.

— Это другая тема, Михаил Михайлович. Вы от вопроса о Явлинском не уходите.

— Собственно, тут и рассказывать не о чем. Не секрет, что моя независимая, самостоятельная позиция внутри «Яблока» вызывала некоторое неудовольствие Григория Алексеевича. Когда пошла дискуссия, кого включать в федеральный список, мною решили усилить дальневосточное направление. Я отнесся к этому спокойно. Снова поехал на Камчатку и победил, хотя и в непростой борьбе. Вошел во фракцию «Яблоко» и во второй раз возглавил думский Комитет по бюджету, налогам, банкам и финансам.

— Впервые на Минфин вас позвали в 96-м?

— Я принял лишь третье предложение Черномырдина, два предыдущих отклонил.

— В первый раз отказались из-за первого замминистра Вавилова, на увольнении которого настаивали?

— Да, это одна из причин.

— Чем же он так провинился перед вами?

— Как вы догадываетесь, я неплохо представлял реальную расстановку сил в министерстве, знал, в чьих руках находятся рычаги принятия решений, и роль Вавилова в этой конфигурации меня не устраивала. Точнее, дело не в самом Андрее, а в инструментах и методах, которые использовались в то время. Я и шел в министерство, чтобы сломать сложившуюся систему.

— Расшифруйте.

— Известно, что бюджетные деньги тогда хранились не в казначействе, как сегодня, а в коммерческих банках. Делалось все по не вполне понятным и прозрачным схемам. Скажу даже более определенно: применялись разного рода сомнительные манипуляции и махинации — казначейские налоговые освобождения, векселя, зачет вэбовок в части уплаты долга... Как финансист я считал эти схемы разрушительными для системы.

— Не думаю, что ваше желание навести порядок многих обрадовало.

— В тот момент выбирать уже не приходилось. Первый звонок азиатского кризиса прозвучал. В августе — сентябре 97-го, незадолго до прихода в министерство, вместе с коллегами по бюджетному комитету Думы я был в командировке в Гонконге, Сингапуре, Малайзии и видел, как стремительно обесцениваются валюты этих государств. Малайзийский премьер ввел тогда жесткие ограничения, чтобы остановить отток капитала из страны, и подвергся резкой критике со стороны МВФ. Но в итоге это оказалось правильной и здоровой мерой для Малайзии… Словом, было ясно, что спусковой крючок над мировой экономикой взведен. В России в октябре случилась сильная атака на рубль, курс которого, напомню, оставался фиксированным к доллару и мог колебаться лишь в пределах разрешенного коридора. Времени на раскачку не оставалось, я попросил у Черномырдина разрешение на формирование своей команды и получил согласие. Со мной в министерство пришли Татьяна Нестеренко, которая провела казначейскую реформу, а сейчас, слава богу, курирует в Минфине вопросы бюджета, Михаил Моторин, возглавивший налоговое направление, Евгений Бушмин, чуть позже сосредоточившийся на работе с регионами, плюс еще несколько ключевых специалистов. Но мой принцип такой: никогда не стремлюсь заменить команду целиком, как порой принято в госорганах и особенно в корпорациях. Считаю, надо работать с теми людьми, которые есть, давая им максимальный шанс реализоваться. Нужны точечные перестановки там, где заранее известно, что человек не тянет. И количество попыток у оставшихся тоже небезгранично. Если сотрудник повторяет ошибку, с ним нужно расставаться… Нам удалось создать дееспособную команду. Своей работой в Минфине я доволен. Жаль, времени не хватило, хотя ряд ключевых изменений и проектов было запущено именно в те полтора года. Удалось провести структурные изменения в министерстве, даже численность аппарата сократить на четверть. Да и кадровый состав говорит сам за себя: Кудрин, Касьянов, Христенко, Вьюгин, Голикова, Куделина, Златкис… Это все, как говорится, наши люди. Сборная Минфина образца 1997—1999 годов.

— А почему «Яблоко» исключило вас из своих рядов при назначении министром? Опять Григорий Алексеевич приревновал?

— Внутри партии существовали разные мнения, даже возникла дискуссия, правильно ли отсиживаться в окопах, вечно играя в оппозицию. Но Явлинский высказался жестко, мой вопрос рассматривался на фракции в Думе. Закончилось исключением. Конечно, это создавало мне дополнительные проблемы: трудно идти в правительство, когда не пользуешься поддержкой даже своей политической силы. Правда, после дефолта и девальвации 98-го года сложилась уникальная ситуация, когда кабинет Примакова опирался на полное доверие парламента. То правительство было наиболее легитимным среди всех предшественников в новейшей российской истории. А «Яблоко» с подачи Явлинского вновь голосовало против проекта бюджета, хотя мы и сделали его максимально сбалансированным.

— Весной 98-го Ельцин занялся любимыми рокировочками и отправил правительство Черномырдина в отставку. А вы остались…

— Все произошедшее стало для меня неожиданностью. Занятый бюджетом и реформой Минфина, я не слишком внимательно следил за политической интригой, физически не имел времени, чтобы участвовать в ней. Конечно, в какой-то момент стал догадываться, к чему идет дело, и все же уход Виктора Степановича застал меня врасплох.

— Вы, к слову, когда познакомились с Борисом Николаевичем?

— В 90-м, во время работы над программой «500 дней». Потом встречи тоже случались, хотя не скажу, что часто.

— Не опасались, что Ельцин отставит вас вместе с ЧВС?

— Понятно, что решение носило политический характер. Борис Николаевич отстранял в первую очередь Виктора Степановича, поэтому ключевые министры остались в правительстве.

— Как думаете, Кириенко понимал, что идет на расстрельную должность?

— Он слишком короткий срок отработал премьером, чтобы иметь возможность радикально повлиять на положение дел. Экономическая ситуация была объективно крайне тяжелой. Нефть стоила от девяти до двенадцати долларов за баррель, деньги в казне отсутствовали, приходилось на ходу принимать очень непростые решения.

— Значит, избежать дефолта вы никак не могли?

— Мы просчитывали все сценарии. Но тут важно не путать две вещи. Была проведена девальвация, «отвязка» от фиксированного валютного коридора, и отказ от части гособязательств. В случае, когда помощи МВФ оказывалось недостаточно, иного способа реструктуризации долгов не существовало. Нас упрекали, что такие жесткие меры нельзя проводить одновременно и девальвацию стоило сделать раньше. Да, мы предлагали осуществить ее еще осенью 97-го, но ни Кремль, ни Центробанк на это не пошли, что тоже объяснимо. Россия сидела сразу на двух иглах: поддержка МВФ, требовавшего сохранения фиксированного курса, и пирамида ГКО, куда вкладывали деньги инвесторы, по сути, финансировавшие госбюджет. В итоге дотянули до крайности. К августу 98-го, когда золотовалютные резервы составляли около двенадцати миллиардов долларов, развести дефолт и девальвацию было невозможно. Тогда, в 98-м, никто из нефтяников и в самых смелых мечтах не верил, что черное золото подорожает хотя бы до 25—30 долларов за бочку. В историческом же плане решение о девальвации принесло несомненную пользу отечественной экономике, создав возможности для развития ряда отраслей, что и привело к рывку ВВП в первой половине нулевых годов.

— Что вы испытали, услышав заявление Ельцина перед телекамерами, дескать, рубль не упадет? А через несколько дней он рухнул. Рубль, не Ельцин…

— Это была ситуация абсолютного конфуза. Первое лицо государства что-то обещает, а наутро его слова дезавуируют. Но, понимаете, Борис Николаевич плохо разбирался в деталях экономики. Он сказал, а потом к нему полетели Дубинин, Кириенко и Чубайс, попытались объяснить, почему решение неизбежно и должно быть принято.

— Ваше вхождение в кабинет Примакова опять подразумевалось автоматически?

— Нет, Евгений Максимович рассматривал разные кандидатуры. Я полагал, что меня вряд ли оставят. Но так получилось, что Кириенко и Дубинина, премьера и главу ЦБ, отправили в отставку сразу, во власти из действующих экономических фигур я остался один, а работы в переходный период было невпроворот. Примаков продолжал поиски, звал Александра Жукова. Тот отказался, не захотев становиться моим сменщиком. Большого количества добровольцев не наблюдалось. Минфин не самое сладкое место. Особенно в то время. В итоге Евгений Максимович решил ничего не менять, позволив мне самому разбираться в возникшей после августа ситуации.

— Александр Шохин рассказывал, что не пошел к Примакову на пост вице-премьера из-за того, что с ним не согласовали вашу кандидатуру.

— Думаю, это одна из удобных форм для объяснений своего отказа. Александр Николаевич — опытный аппаратчик, он стремился усилить позиции в правительстве и взять контроль над Минфином и казной. Но мы ведь давно друг друга знаем, и Шохин отдавал себе отчет, что я никогда не стану техническим исполнителем... Впрочем, это касается не только наших личных взаимоотношений, настоящий министр финансов не может быть зависимой фигурой от промежуточных звеньев и подчиняется напрямую лишь первому лицу в правительстве или стране.

— Все обернулось бумерангом весной 99-го, когда вас назначили вице-премьером в кабинете Степашина, выдернув при этом кресло главы Минфина и усадив в него Касьянова…

— Там было все предельно прозрачно. При очередной смене правительства я не собирался покидать министерство в силу множества незавершенных дел и подготовки бюджета. Мне позвонил Степашин и сказал: так и так, формируется новый кабинет, предлагаю тебе пост вице-премьера. Я ответил: прекрасно, но с сохранением за мной Минфина. Сергей Вадимович подтвердил, что условия принимаются. Наша договоренность стала достоянием гласности, и вдруг через пару дней решение меняется: я могу быть первым вице-премьером, но без министерства. Конечно, в такой ситуации мне пришлось отказаться.

— Потом вы два срока опять заседали депутатом-одномандатником в Госдуме, пока в 2005-м Костин не позвал вас в ВТБ24. А вскоре и новый кризис грянул…

— Прививки 98-го года хватило ровно на десять лет, все это время в мозгу представителей российской элиты — не только экономической, но и политической — жило понимание, что надо откладывать на черный день, что нельзя допускать слишком больших расходных обязательств, ведущих к дефициту бюджета, что пренебрежение законами макроэкономики чревато. Потом урок стал забываться, и расходы государства вновь чрезмерно возросли. Тут и тряхнуло по второму кругу…

Что же касается моего ухода из парламента, тут вот какая штука. Я привык в жизни все делать по максимуму. Вне зависимости от занятия — работа ли это, спорт, путешествия или рыбалка. Все должно быть правильно подготовлено и настроено на лучший результат. В какой-то момент я понял бессмысленность дальнейшего пребывания в депутатском кресле. Влияние Думы на структурные преобразования в стране последовательно снижалось, а значит, нахождение в здании на Охотном Ряду теряло всякий смысл. Там не осталось настоящего дела. Я давно думал о банковском секторе, и уход в эту сферу выглядел вполне естественно, да и предложение Костина показалось мне очень интересным.

— Как оно прозвучало?

— Мы давно знакомы, не раз обсуждали переход Андрея Леонидовича из ВЭБа в ВТБ. Я участвовал в подготовке в Думе закона о передаче ЦБ росзагранбанков в ведение ВТБ, это было важное решение. А потом совпали два события. Первое: ВТБ принял решение о создании розничного банка, поскольку его доля на рынке кредитования населения составляла менее процента. И второе: летом 2004-го завалился Гута-банк, Игнатьев попросил Костина за миллион рублей выкупить его у акционеров, а ЦБ предоставил ВТБ трехлетний депозит в размере семисот миллионов долларов, чтобы заткнуть дыру в балансе «Гуты». В результате Костин и предложил мне возглавить ВТБ24. Понимая специфику назначения, я попросил его получить согласие президента страны. Добро было дано, и я перешел в банк, предварительно сдав депутатский мандат.

— Ваша жизнь сильно поменялась с приходом в ВТБ24?

— И да, и нет. Сейчас стало полегче, а в первые три года жизнь была очень напряженная, почти как в Минфине или в самом начале в Госдуме. Стартап всегда протекает непросто. Я сразу коллег предупреждал: нам надо за два года построить банк, потом будет кризис. То, что он случится, для меня было совершенно ясно, вопрос стоял лишь в сроках. Судьба отвела нам три года — с лета 2005-го по осень 2008-го, и мы успели запустить основные механизмы, хотя до сих пор отлаживаем многие процессы. Тем не менее базу заложили: команда, позиции на рынке, продукты, услуги, инфраструктура… Первую пятилетнюю стратегию мы выполнили за четыре года с точки зрения объемов и результата. Ставилась задача открыть пятьсот — опять это число! — отделений ВТБ24 по стране, взять десять процентов рынка кредитования и выйти на второе место среди ритейловых банков вслед за «Сбером». Мы справились. Кризис нам даже помог. Говорю об этом совершенно откровенно. Когда ситуация качнулась, физические и юридические лица стали массово переходить из других банков к нам. В отличие от многих мы не прекращали кредитование, у нас ни в одном месяце не было оттока вкладов.

— Значит, кризисы вам в радость?

— Надо уметь их правильно использовать. Даже кризис среднего возраста.

— Вам и это удалось?

— Я его не заметил. Не до того было.

— А финансовый рынок когда опять начнет колбасить, по-вашему?

— Знаете, кризиса в масштабах 1998 или 2008 годов не будет. Мы часто спорим с коллегами на эту тему. Убежден, что, скажем, распада еврозоны не произойдет. Это исторически невозможно. Не могу поверить, что лидеры Старого Света сделают такую глупость. Они будут защищать единую валюту. По сути, это важный этап интеграции Евросоюза, и откат назад способен привести к катастрофическим последствиям. На это никто не пойдет. Все остальное не кризис, не обвал, а медленный процесс снижения темпов роста мировой экономики, усугубления проблем в отдельных отраслях промышленности. Это печально, но не трагично. Вялотекущая стагнация.

— Болото, словом.

— Лучше так, чем с бурными потрясениями и непредсказуемыми последствиями. По крайней мере, я от скуки не страдаю. Если чувствую нехватку адреналина в крови, всегда могу на футбол сходить. Мяч погонять, на других посмотреть.

— Ну да, вы же страстный фанат ЦСКА.

— Это с детства. Отец в свое время привел на стадион на Песчаной улице, потом я уже туда ходил с Наталией, будущей супругой... Даже когда команда вылетела в первую лигу, болел за нее, старался прийти на игры. Я знаком с Гинером, президентом клуба. Если время позволяет, выбираюсь на выездные матчи ЦСКА в еврокубках, хожу на домашние топовые встречи. Был на игре армейцев с «Арсеналом» в Лондоне, не пропускаю финалы Лиги чемпионов с 2005 года, последние несколько лет жену с дочкой беру с собой. Правда, ЦСКА пока дальше четвертьфинала не пробивался… Сам тоже люблю побегать по полю, хотя получается редко. Но в 2002 году летал с командой Госдумы в Японию, во время чемпионата мира мы провели в Токио товарищеский матч с местными парламентариями. Летом вот был с семьей на Олимпиаде в Лондоне. Дочке повезло увидеть финал мужского волейбольного турнира, когда наши в пятисетовом матче победили бразильцев. А мы с женой параллельно смотрели бронзовую игру российских баскетболистов. Тоже получили удовольствие. Еще были на художественной и спортивной гимнастике, легкой атлетике, финале по синхронному плаванию. Наташа когда-то имела первый разряд по спортивной гимнастике и по-прежнему к ней неравнодушна…

— Вы в юности ослушались родителей, а дочь, кажется, пошла по вашим стопам?

— Да, Аня занимается инвестиционным банкингом, работает в Лондоне.

— На хобби время находите, Михаил Михайлович? Прежде значки собирали.

— В коллекции старых гербов российских городов фактически уже комплект. Тематика понятна: любовь к истории, географии, наглядное представление о родной стране. Периодически появляются новые экземпляры, но не слишком часто.

— Сколько у вас всего значков?

— Несколько тысяч. Точное число не назову.

— А еще банкир!

— Так вы же сами говорите: хобби. Занятие вне рабочего времени. Могу позволить себе и округлить…

Гулять подано / Автомобили / Личный опыт

Гулять подано

Автомобили Личный опыт

Певец Александр Фадеев (Данко) — о своем Infiniti G37 Cabrio

 

Почему именно кабриолет? Этот вопрос я слышу постоянно. Да просто автомобиль-трансформер идеально подходит под мой стиль жизни. Каждый из нас подбирает обувь по погоде, квартиру — по возможностям, а машину — по потребностям. Моя жизнь такая же открытая, как Infiniti G Cabrio, это нормально для публичного человека.

Раньше я ездил на BMW Х5 и Mercedes ML, Infiniti — первый «японец» в моей водительской истории. И знаете, я просто поражен качеством сборки, оно великолепно! Все-таки у ниссановцев получилась самая что ни на есть премиальная марка, без скидок. Почувствовав весь кайф езды на такой машине, я уже вряд ли пересяду на что-то подешевле.

О практичности кабрика говорить смешно: диван или холодильник не увезешь, впрочем, у меня и необходимости такой нет. Лишь однажды возникла нужда отвезти зеркало — так я крышу сложил и прекрасно доехал. Людей вожу редко, но практика показала, что четверо в G Cabrio помещаются спокойно. Большего и не требуется.

Летом стараюсь кататься с опущенным верхом. При моем графике нечасто удается просто пройтись, прогуляться, и такие поездки — оптимальный вариант, чтобы побыть на воздухе, позагорать, а еще можно курить без опасения пропитать дымом салон. Кто-то возразит, что Москва и кабриолет — вещи несовместимые, но лично я особенной загазованности не ощущаю. Ведь пешеходы как-то ходят по тротуарам, дышат тем же самым и не жалуются. После дождя просто красота. Плюс в моей машине постоянно комфортная температура: «умная» система кондиционирования и подогрева делает ее всепогодной. С кровлей (она металлическая, не брезентовая) тоже никаких проблем: тепло держит, ничего не заедает. Открывать зимой я ее, правда, не пробовал: какой смысл? И вообще в плане надежности «японец» на высоте. За полтора года ни малейшей поломки! Поскольку езжу я только по Первопрестольной, изредка выбираясь в ближнее Подмосковье, намотал не так много, но первые выводы можно делать.

«Лошадок» в моем G37 Cabrio хватает: здесь их ровно 333, прилично для не самого увесистого автомобиля. Расход? Великоват, но только в те моменты, когда хорошо надавливаешь на педаль: если ни в чем себе не отказывать, шестицилиндровый двигатель кушает минимум пятнадцать литров. В спокойном режиме все нормально. Увы, налог недетский — в столице почти 50 тысяч в год.

Я спокойный водитель и не злоупотребляю динамическими способностями Infiniti. В отличие от многих коллег по движению, которые кричат на проезжающие мимо машины, жестикулируя и посылая всем вокруг лучи ненависти, я не ругаюсь и не раздражаюсь, обычно происходящее вокруг меня не трогает. На дороге веду себя сдержанно, да и вожу оптимально, так как за рулем уже много лет. Могу поделиться своим главным кредо: не ехать на грани фола, всегда оставляя пространство для маневра. Может, благодаря ему я и не попадал в аварии ни разу за двадцать лет?

О следующем автомобиле еще не думал, но когда-то этим придется заняться. Выбирай я прямо сейчас, не задумываясь взял бы QX56. И вообще, как любой взрослый мальчик, при первой возможности окружил бы себя большими машинами. А так все устраивает, Infiniti G — классный аппарат.

Пошел на повышение / Автомобили / Новости

Пошел на повышение

Автомобили Новости

 

Увеличенный клиренс, серебристые накладки из серии «я почти внедорожник», огромные колеса и щегольские релинги — из Volvo V40 получился очень обаятельный кроссовер. Элегантный и сдержанно-агрессивный, как все «шведы» последних лет, он станет зазнобой для многих россиян. Особенно учитывая денежный эквивалент: боссы Volvo решили не томить поклонников и рассказали, почем V40 Cross Country для народа.

Любителей порисоваться попросили приготовить 1 миллион 189 тысяч рублей — во столько оценена машина с передним приводом и движком T4. Двух литров объема и 180 лошадиных сил достаточно, чтобы пришпорить почти полуторатонный автомобиль до 100 км/ч за 8,7 секунды. Расторопный малый! Для «скалолазания» по бордюрам такого V40 Cross Country будет достаточно, съехать с асфальта не страшно, а средний расход бензина не превышает 7,5 литра — недаром в Старом Свете доля моноприводных кроссоверов перевалила за 50 процентов. Тем не менее производитель больше рассчитывает на версию 4x4: в России бывает и скользко, и снежно. Четыре ведущих идут с более мощным мотором T5: при той же кубатуре «турбопятерка» выдает уже 213 л. с., разгоняя Volvo до сотни за 7,2 секунды — как какой-нибудь хот-хетч. Будут и дизели, но по какой цене и когда именно — пока вопрос. Зато с бензиновыми Volvo V40 Cross Country все предельно ясно: продажи стартуют в феврале будущего года.

Для тех, кто придерживается правила «все свое вожу с собой», шведы предусмотрели вместительный багажник: около 500 литров для 4,4-метрового авто совсем немало, а в перечне удобств упомянуты последняя версия системы City Safety, благодаря которой машина может самостоятельно затормозить со скорости 50 км/ч, подушка безопасности для пешеходов (!), система удержания в полосе, функция распознавания дорожных знаков, автоматический парковщик и многое другое.

Ценностная установка / Автомобили / Новости

Ценностная установка

Автомобили Новости

 

О том, что у нас появится крестоносный седан с пляжно-калифорнийским именем Malibu, было известно еще в прошлом году — джиэмовцы обещали привезти респектабельный «Шеви» к середине лета. Случилась заминка: «бизнесмена» показали лишь на Московском автосалоне в конце августа, и вот наконец замаячил финиш. Как стало известно «Итогам», первые заказанные автомобили уже едут в Россию, клиенты получат их буквально на днях.

Если о человеке судят по одежке, то машину оценивают по размерам. В этом плане Malibu сама презентабельность: BMW 5-й серии всего на три с половиной сантиметра длиннее, а Toyota Camry, Nissan Teana и Ford Mondeo даже немного уступают «американцу». Хотя чего здесь больше — made in USA или корейской кухни, еще вопрос: посмотришь спереди — ни дать ни взять Epica с ее восточным разрезом глаз, зайдешь сзади — «республиканец» Camaro собственной персоной. Такой вот интернационал.

Нам, скорее всего, не видать ни турбированного 2.0, как в США, ни механической коробки или дизеля, которые доступны в Европе, ни усеченных комплектаций. Единственный вариант на сегодня — Malibu с 2,4-литровым атмосферником (167 л. с.) и шестиступенчатой АКПП. Десять секунд до сотни, максималка за двести и средний расход в восемь литров на сотню — не так уж плохо, а еще Chevrolet, что называется, в полном фарше. Кожаные сиденья снабжены электрорегулировками, памятью и обогревом, мультимедийная система с семидюймовым тач-скрином и навигацией позволяет отдавать голосовые команды, цеплять по Bluetooth телефон, читать USB-флэшки и даже SD-карточки, а чтобы попасть в автомобиль, ключ не нужно вынимать из кармана.

Система стабилизации, раздельный «климат», круиз-контроль, электромеханический ручник, ксенон, парктроник, восемнадцатидюймовое литье —   миллион 285 тысяч рублей все это, конечно же, стоит. Загвоздка в том, что за ту же сумму можно взять VW Passat 1.8 TSI с «роботом» DSG, который даже пошустрее будет, 2,5-литровую Teana с полным приводом, Camry 2.5 в приличном оснащении и почти любой Ford Mondeo. Опасная компания. К тому же невольно напрашивается сравнение Malibu с самим собой, а вернее, с уже упомянутым предшественником — Chevrolet Epica. Многие еще помнят это детище корейского подразделения GM, примечательное не столько уникальной рядной «шестеркой» в базовой комплектации, сколько смешным ценником. Если постараться, «Эпику» и сейчас можно найти в продаже за 668 тысяч рублей — вот уж воистину американский прайс.

Зазнобушка / Автомобили / Новости

Зазнобушка

Автомобили Новости

 

Сменщик Peugeot 207 долго оставался темной лошадкой: мы ничего не знали ни о моторах, ни о комплектациях, ни даже о том, ждать ли скорой встречи. На прошлой неделе в компании наконец определились: новый «львенок» с индексом 208 поступит в продажу сразу после новогодних праздников. Давно пора, ведь место «двести седьмого» с некоторых пор пустует, а ярким маленьким хетчбэкам российские модницы цену знают.

Теперь ее узнают и модники. Капитально перерисованный «француз» мужчинам не противопоказан: полового равноправия прибавилось за счет массивного, рельефного передка и сердитой оптики. Внутренности Peugeot переформатировали столь же капитально. Достаточно сказать, что на приборы придется смотреть не сквозь баранку, как это обычно бывает: комбинацию сместили выше, а рулевую колонку, наоборот, опустили. Ничего страшного в такой подмене нет: корреспондент «Итогов», которому уже довелось прокатиться на 208-м, приспособился за несколько минут.

Несмотря на усохшие по сравнению с Peugeot 207 габариты, внутри довольно просторно, материалы хороши, как на всех последних моделях PSA, а новехонький трехцилиндровый движок просто великолепен. При объеме 1,2 литра 82-сильный VTi бодро тянет, обеспечивая легкому хетчу 12,2-секундный разгон до 100 км/ч, совершенно не вибрирует и не тарахтит на холостых, как литровая «трешка» в Peugeot 107, и требует примерно 4,5 литра бензина на сто верст пути. Думается, это оптимальный вариант, хотя в российской линейке окажутся и другие агрегаты. Самый простой — 1.0 (68 л. с.), вариант подороже — 1.6 (120 л. с.). Специально для фанатов дизеля пригласительный билет получила и 1,6-литровая модификация с 92 силами за душой. Важный нюанс: автоматической коробкой комплектуют только «один и шесть», в остальных случаях придется дергать ручку.

Со сменой поколений машина стала не только меньше и легче, но и технологичнее. Появились полезные в хозяйстве гаджеты, среди которых затесался мультимедиа-центр с большим экраном — с его помощью можно в числе прочего просматривать фотографии и общаться с русифицированным навигатором.

Подробные спецификации, а главное, цены еще под вопросом. Как знать, может, романтичные французы преподнесут нам к Новому году подарок?

Злобный тролль / Автомобили / Новости

Злобный тролль

Автомобили Новости

 

Что-то знакомое, правда? Бразильская компания Troller, примкнувшая в 2007 году к империи Ford, выпускает одну-единственную модель — T4. Не мудрствуя лукаво, внедорожник слизали с культового Jeep Wrangler. Горячим южноамериканским парням брутальный джип понравился, и вездеходостроители замыслили продолжение: на автосалоне в Сан-Паулу местное подразделение Ford показало концепт Troller R-X.

Отныне бразильцы «троллят» Jeep более тонко: за взгорбленным капотом, новой решеткой радиатора, пластиковыми «очками», массивной серебристой «челюстью» и зеркалами неземной формы уже не узнать старину «Рэнглера». Генетику выдают лишь осанка и пропорции: перед нами все та же квадратная коробка с расставленными строго по углам колесами и длинным капотом, под которым разместили 3,2-литровый дизель. Несмотря на турбину с изменяемой геометрией крыльчатки, он развивает всего 165 л. с., зато моментная характеристика что надо: 380 Н.м доступны с 1600 оборотов в минуту.

Если начинку взяли от T4, то полный привод подключается вручную. Классический парттайм: тяга может передаваться либо назад, либо на все четыре колеса — в последнем случае водитель выбирает повышенный или пониженный ряд в раздаточной коробке и должен отключать переднюю ось, выезжая на асфальт.

Дизайнеры выкрасили Troller R-X в светло-зеленый цвет неспроста: этот оттенок у них ассоциируется с непокоренной, дикой природой. Что ж, по окна в болотной жиже их изделие будет смотреться замечательно. Благо шноркель, позволяющий штурмовать 80-сантиметровые броды, компания ставит на все машины, даже самые дешевые.

Создатели ни полслова не сказали о будущем концепт-кара, но вряд ли недавний дебют — простая демонстрация. Кузов из стекловолокна в серию, естественно, не пойдет: дорогое удовольствие. А вот все остальные внешние причиндалы — запросто. С ними Troller выглядит так... толсто!

Топить по-черному / Автомобили / Новости

Топить по-черному

Автомобили Новости

 

«Красота — страшная сила» — похоже, это изречение в Fiat поняли слишком буквально. Иначе не превратили бы изящный, но вполне домашний хетчбэк Bravo в настоящую ракету.

Красноречивый бампер ощерился сплиттером, как у спорткаров, необъятную пасть воздухозаборника затянули обязательной для заряженных машин ячеистой решеткой, а дерзкие гнезда противотуманок больше работают на охлаждение тормозов (узенькие полоски-бумеранги на самом деле ходовые огни, вентиляции они не мешают). Гигантским каткам с «тонко намазанной» резиной позавидовали бы иные покупатели форсированных «немцев» — мощно, грозно, авторитетно! Та же картина сзади: Bravo получил на филейную часть внушительный и, вероятно, функциональный диффузор, оригинальный выхлоп и спойлер, под которым впору прятаться от дождя. Фары и фонари дополнили светодиодами, кузов выкрасили в темный матовый цвет, а многие детали вроде сеточек и окантовок воздуховодов, оснований зеркал и полосок по бортам сделали угольно-черными.

Бывает, нарисуют художники «злой» обвес и на этом успокоятся: приманка для молодежи готова. В экстремальном Bravo все по-честному. Подвеска жестче стандартной, дорожный просвет занизили на полсантиметра, но главное — 1,4-литровый T-Jet, который в стоке развивает максимум 140 л. с., форсировали аж до 253 «лошадок» и 332 ньютон-метров. Интересно: каков теперь его ресурс?

Не спешите откладывать деньги, ведь Fiat Bravo Xtreme — всего лишь демокар с неясными перспективами. Будет жаль, если он таковым и останется: доведи итальянцы свою «зажигалку» до конвейера, и VW Golf GTI со товарищи станет неспокойно. В концерне умеют строить по-настоящему азартные машины. Проверено на Alfa Romeo.

Не тяните резину / Автомобили / Новости / Честно говоря

Не тяните резину

Автомобили Новости Честно говоря

 

Когда переходить на зимнюю резину? Да и надо ли вообще? Эти вопросы беспокоят не только водителей, но и чиновников: на прошлой неделе глава Карелии предложил законодательно обязать автовладельцев переобуваться на зиму. И не после «дня жестянщика», как у нас принято, а в установленный властями срок. Лидер Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин считает, что идея здравая:

— Давно пора — учитывая наши безалаберность, расчет на авось и неспособность думать хотя бы на день вперед. Сейчас мы наблюдаем классическую ситуацию: грянул гром, то есть выпал первый снег, и как результат — огромные очереди в шиномонтаж. Тех, кто сменил резину загодя, очень мало, отсюда многочисленные аварии. Полагаю, нужно вводить определенные сроки переобувки, но не по всей стране, а с учетом климатических особенностей субъектов Федерации. В средней полосе разумно ездить на зимних шинах где-то с конца октября и до середины апреля, на севере срок должен быть еще больше, а на юге делать этого вообще не надо.

Только очень не хочется придумывать новые санкции для водителей: их и без того выше крыши. Мне кажется, ответственность должна быть косвенной. К примеру, если человек стал виновником ДТП зимой на летних покрышках, то для него устанавливается специальный повышенный коэффициент ОСАГО. Объявление о необходимости перекинуть резину само по себе станет дисциплинирующим фактором: человек об этом, возможно, и не думает, но раз все ринулись переобуваться, то и я поеду. Нашим гражданам присуще некое коллективное чувство.

Отдельная тема — шипованные шины, которые у нас время от времени пытаются запретить. Некоторые страны просто обязывают ездить на шипах, ведь в условиях гололеда они эффективнее всего. Ставить шиповку вне закона — безумие, достаточно стимулировать автовладельцев снимать ее на весенне-летний период. Здравомыслящие водители и так это делают, но есть отдельные личности, круглый год ездящие на шипах. А вот слухи о том, что шипы разрушают дороги, распускают те, кто отвечает за дорожное строительство и ремонт. Чтобы уходить от ответственности за свои безобразия. Когда мы видим, что через три-четыре месяца после укладки в асфальте образуется глубокая колея, очевидно, что шипы тут ни при чем. За такой короткий срок никакими шинами дорогу не испортишь. Значит, нарушена технология, а попросту говоря, что-то своровано.

Вначале была ниша / Hi-tech / Интернет / Люди говорят

Вначале была ниша

Hi-tech Интернет Люди говорят

 

Наши нравоучения не проходят даром — стартапы, приходящие на «Битву», с каждым разом становятся, если можно так выразиться, все более качественными. Все меньше презентаций в стиле «у меня есть идея, давайте ее воплотим!», все больше серьезного подхода «у меня есть желание построить бизнес». Мне лично серебряный «медалист» YouDo показался более интересным проектом, потому что большее количество людей смогут воспользоваться услугами помощников, и он отлично масштабируется.

Впрочем, победившая компания RealtimeBoard, предлагающая средства совместной работы, уже имеет клиентов. Это неплохо, но все же речь идет о нишевой истории — этими услугами пользуются в основном творческие команды. Но, с другой стороны, если сами разработчики из этой творческой среды, они прекрасно знают нужды и чаяния коллег. Здесь даже наличие сильных конкурентов, например глобальных IТ-лидеров со своими корпоративными продуктами совместной работы, не так уж и важно: начинающая команда вполне может изготовить хороший нишевый продукт, который будет на порядки превосходить предложения IТ-гиганта именно для определенных целей.

Кстати, нишевые разработки свойственны стартапам. Многие их тех проектов, которые мы вырастили как инвесторы и которым удалось хорошо «выстрелить», начинались именно как узко заточенные на решение конкретных задач. Однако впоследствии оказывалось, что или потенциальная аудитория клиентов глобальна, или ниша легко расширяется на новые сферы применений. Главное, чтобы изначально команда хорошо знала, какие проблемы есть в выбранной нише, и качественно их решала.

Кстати, таким нишевым разработчикам не нужно стараться отыскать инвестора: если есть спрос, значит, есть потенциальная аудитория, и если вышли к ней с правильной услугой, инвесторы сами придут — они постоянно мониторят состояние стартапов и шанса заработать на сформировавшейся бизнес-модели точно не упустят.

Пони в яблоках / Hi-tech / Гаджеты

Пони в яблоках

Hi-tech Гаджеты

Стоит ли везти из-за океана стильную новинку — планшет Apple iPad mini?

 

Икона стиля вновь решила всех удивить — в США начались продажи уменьшенной версии классического iPad.

Фанаты уже готовы выстроиться в очередь за новым гаджетом. Вот только не видит Большое Надкушенное Яблоко на карте мира такую страну, как Россия. Румыния и Пуэрто-Рико есть. И еще 32 страны, в которых миниатюрный планшетик можно купить хоть сегодня. А РФ нет. Компания «МакЦентр», официальный партнер Apple в России, только разводит руками: у их патрона всегда так, старт продаж любого устройства в нашей стране происходит с большим опозданием и даже пресс-релизом не отмечается. Но событием в индустрии гаджетостроения mini, несомненно, станет, уверен Алексей Калачев, руководитель отдела продаж «МакЦентра». Ибо среди прочих горячих новинок он выделяется нестандартным размером экрана, необыкновенно тонким корпусом, малым весом и традиционно высоким качеством материалов и сборки. Стоит ли заморачиваться — искать друзей, кто собирается в ближайшее время в США, и совать им 659 долларов за то, чтобы заполучить самую навороченную модель с 64 гигабайтами памяти, Wi-Fi и LTE? Или согласиться на модель в базовой комплектации (16 Гб + Wi-Fi) за 329  долларов, поскольку американский вариант связи LTE наши сети все равно не понимают, значит, в любом случае мини-планшетник будет «безголосым», радовать будет только Интернетом через Wi-Fi? На нее, кстати, можно сделать предзаказ на «Молоток.РУ» — там мини-планшетик стоит 15 790 рублей.

Что говорит за покупку? Держать «малыша» теперь удобно одной рукой — это хорошая новость. Корпус анодированный алюминиевый (белого или черного цвета — большего выбора мне и не надо). И весит он почти вдвое меньше, чем iPad 2, — 308 граммов против 601 грамма. Тонкий — 7,2 миллиметра. Но все же всей своей статью iPad mini напоминает классический iPad второго поколения, только выполненный более компактно — в этом стиле даже выдержано соотношение сторон (4:3) и разрешение экрана (1024х768), хотя количество пикселей на дюйм увеличилось с 132 до 163. В Apple утверждают, что новинку правильно называть не уменьшенным, а сконцентрированным iPad, поскольку она позволяет делать все то, что и полноразмерный планшет.

Для практических упражнений имеется две камеры: фронтальная Face Time HD (1,2 мегапикселя) и основная iSight (5 мегапикселей). «Заводится» малютка от двухъядерного процессора А5. Объем встроенной памяти — как у классики, 16, 32 или 64 Гб. Операционная система iOS 6. Из новых приятных штучек — технология распознавания ложных нажатий: утверждается, что iPad mini «понимает», отдыхает ли ваш палец на экране или взаимодействует с ним. В общем,классика она и есть классика, без потрясений. Но вот что меня насторожило во время презентации «малыша». Во времена Стива Джобса в таких ситуациях было принято подшучивать над конкурентами, а в этот раз все пошло не так. Возможно, с чувством юмора у CEO Apple Тима Кука не так хорошо, как у великого Стива, но вместо шуток в адрес возможных конкурентов пришлось выслушать серьезные тезисы из конкурентного анализа. Похоже, впервые за всю историю своего новаторства Apple выступила в непривычной для себя роли догоняющего...

В сегменте 7-дюймовых планшетов сегодня представлены такие бюджетные модели, как Amazon Kindle Fire HD, Google Nexus 7, Samsung Galaxy Tab 2 (7.0). И если Amazon Kindle — одного поля ягода с iPad mini, в смысле произрастают в американских магазинах, то бюджетные Android-таблетки уже лежат на российских прилавках. Google Nexus 7 (производит его тайваньская компания ASUSTeK Computer) одет попроще — в корпус из пластика, зато несет на борту 4-ядерный процессор Nvidia Tegra 3 с тактовой частотой 1,3 ГГц плюс гигабайт оперативной памяти. У iPad mini все гораздо скромнее: одногигагерцевый чип с двумя ядрами да 512 Мб «оперативки». Производительность этих девайсов еще детально не сравнивали в лабораторных тестах, но по заявленным характеристикам Nexus 7 выглядит мощнее. Весит таблетка от Google 340 граммов, немного тяжелее iPad mini, корпус его несколько толще (10,45 против 7,2 мм). Диагональ экрана у Nexus 7 на 0,9 дюйма меньше, но при разрешении 1280х800 плотность пикселей выше — 216 на дюйм (против 163). Правда, у новинки от Apple больше площадь экрана, и из-за этого увеличилась ширина устройства (134,7 против 120 мм). Я-то этот планшетик удержу в одной руке, а вот удастся ли это моей супруге — вопрос. При всем при этом за версию Nexus 7 с 16 Гб памяти в США просят всего 249 долларов, а в России, где он продается вполне официально, — около 10 тысяч рублей.

Если уж переплачивать за «яблочный» вкус, то, видимо, это стоит делать приверженцам мобильных приложений: в фирменном онлайн-магазине App Store их сейчас примерно 700 тысяч, из которых 275 тысяч созданы специально для планшетов. Если вы решили всерьез погрузиться в эту экосистему, тогда iPad mini — вещь для вас.

Рунет в офлайне / Hi-tech / Интернет

Рунет в офлайне

Hi-tech Интернет

Чтобы понять, чем живет виртуальный мир, нужны дискуссии в реале

 

Российская интернет-неделя (Russian Internet Week, RIW) — событие в своем роде примечательное: виртуальные коммуникации, конечно, хороши, но для обсуждения жизненно важных вопросов лучше разговора с глазу на глаз ничего не придумано. Внешне мероприятие все больше приближается к формату статусной выставки-конференции, чье посещение в свой рабочий график заносят сенаторы, руководящие работники администрации президента РФ и, конечно, отраслевой министр Николай Никифоров и представитель Минюста США Люк Дембовски — каждый со своей стороны живо интересуется, в каких формах бурлит и кипит виртуальная жизнь самого крупного в Европе сообщества сетевых пользователей.

Пожалуй, трудно найти пример другой сферы деятельности, которая бы так же, как Сеть, была сфокусирована на человеке: не только потребителе продукции рекламодателей, но и существе с высоким социальным сознанием. Это единственная площадка, на которой звучит все симфоническое многоголосие на тему электронной демократии и прочих атрибутов виртуализированного гражданского общества. А уж с изобилием всевозможных электронных услуг, стремящихся превратить наш быт и досуг в сущий праздник, нипочем не сравниться традиционной сфере услуг. Чтобы оценить масштаб открывающихся возможностей, достаточно было посетить традиционную «Битву стартапов», где в честном поединке за звание победителя перед лицом компетентного жюри сходятся разработчики новых сервисов. На сей раз победителя выявил, можно сказать, «фотофиниш»: серебряный призер — проект YouDo — отстал от лидера всего на два очка. Его идея привлекает подкупающей простотой: на сайте можно найти исполнителя для любой жизненной задачи: попросить доставить продукты из магазина, сделать генеральную уборку, купить билеты в театр. Может быть, можно оптом заказать выполнение школьных домашних заданий по физике или вузовских курсовых по сопромату? Желающие могут проверить возможности сайта.

Но победителем стал проект RealtimeBoard, предлагающий виртуальные средства совместной работы: на поле экрана, как на офисной магнитной доске, можно выводить тексты, изображения, рисовать картинки, росчерками «карандаша» набрасывать схемы, писать комментарии и пояснения. Выглядит как идеальное средство визуализации мозгового штурма для территориально разнесенной проектной команды. Думается, победа именно этого проекта не случайна: вариантов построения бизнеса на Интернете множество, а вот в части использования Интернета в интересах бизнеса новаций гораздо меньше. По сути, есть три «слона», на которых держится мир интернет-сервисов для корпоративного сектора: поисковая оптимизация и интернет-продвижение (по оценке Дмитрия Чистова, главного аналитика РАЭК, оборот сегмента интернет-рекламы и маркетинга в 2011 году превысил 50 миллиардов рублей), электронные деньги и противодействие их хищениям, сиречь информационная безопасность во всем многообразии защитных средств: от разбойников с больших виртуальных дорог и нечистых на руку инсайдеров до разномастных шпионов, охочих до чужой интеллектуальной собственности и гостайны. Поступь этих трех «слонов» целиком и полностью определяет успешность интернетозависимого бизнеса, каким, например, стал туризм. А вот не впавшим в такую зависимость приходится хуже — инструменты виртуальных коммуникаций прочно держат в руках крупнейшие глобальные вендоры, оценивающие свои сервисы далеко не в копеечку. Интересно, удастся ли независимым разработчикам подобных услуг прорвать их блокаду? Андрей Хусид, основатель стартапа RealtimeBoard, в этом не сомневается: «Возможно, мы в одном «лесу» с IBM и Microsoft, но на разных «полянах». Мы ориентируемся на творческие команды, дизайнеров, разработчиков, фрилансеров, преподавателей». У команды RealtimeBoard — глобальные амбиции. А почему бы и нет? Дерзость — это необходимое условие будущего бизнес-прорыва. Жаль, что не достаточное.

Иван Васильевич возвращается / Искусство и культура / Искусство

Иван Васильевич возвращается

Искусство и культура Искусство

В афише Большого театра вновь появляется «Иван Грозный» в постановке Юрия Григоровича — самый русский из всех советских балетов

 

На этой неделе в афише Большого театра вновь появляется балет «Иван Грозный» в постановке Юрия Григоровича. Этот самый русский из всех советских балетов уже со дня своего рождения в 1975 году больше, чем балет, и даже больше, чем вообще театральное явление.

С точки зрения любви к искусству тут возможны разные оценки. По мне, так псевдоисторический балет — жанр убийственный, идет ли речь о посвященном кронпринцу Австрии «Майерлинге» или об «Иване...». Сам же Юрий Григорович нажимает именно на художественную ценность своей работы и сегодня уверяет, что вдохновлялся и вдохновляется исключительно Прокофьевым, и никем другим. В его комментариях есть «замысел», «убедительность» и другие пыльные слова, которыми он обозначает стилистические разногласия с сегодняшним днем. Правда, возрожденный «Иван…» планировался под эталонного Ивана — танцора Ивана Васильева, некстати покинувшего театр в прошлом сезоне. Теперь балет представит только «суррогатных» царей…

Но возникает противоречие между этой премьерой и прочими планами театра на сезон. Весной грядет большой фестиваль «100 лет «Весне священной» — 100 лет новому искусству», официально возвращающий это новое искусство в страну, из которой его вытолкали. В Большом соберется цвет балетного мира и покажет знаменитые версии шедевра в постановке Вацлава Нижинского, Пины Бауш, Мориса Бежара, а также сделанную специально для Большого новинку известного британца Уйэна МакГрегора. В мае ожидается и еще более продвинутый фестиваль wwb@llet.ru с гастролями Штутгартского балета. Кроме того, впервые с Большим будет работать живой гений Матс Эк («Апартаменты»), лакуны балетной классики ХХ века уже заполнил «Аполлон Мусагет» Баланчина и еще заполнит «Онегин» Джона Кранко, а старинную «Баядерку» XIX века выпустят на историческую сцену и переоденут. И вот такой достойный сезон вдруг прорезается скандальным спектаклем из категории «наследие Большого театра советского периода», невзначай приуроченным к началу ноября.

В постановке соблюдены все требования триады — православие, самодержавие и народность — и соответственно представлены события полувекового царствия Ивана. Все украшено, как бантиком, лирической темой любимой жены царя Анастасии — имеется в виду, что звереть Грозный начал после отравления ее боярами. Дальше вполне уместно цитировать рецензии советских лет тридцатисемилетней давности: «Эта утрата делает Ивана еще более замкнутым и жестоким. Он вступает в борьбу с внутренними и внешними врагами, опираясь на созданную им мобильную армию опричников». Или: «Герой масштабный и трагический, стремящийся к созиданию, но исторически не могущий найти единения с народом». Следует признать, что энергетика нескольких сцен той постановки была громадной: звон челяди в колокола едва не поднимал зал на ноги. Стоит отдать должное сценографии к тому «Ивану…» — ее придумывал Симон Вирсаладзе, каждому хореографу в помощь бы такого художника…

В 1975-м балетная публика ахнула. Иван был так прекрасен во главе опричнины, что разрушал и без того хлипкие надежды советской интеллигенции на Большой балет и его лучшего хореографа. Стало ясно, что за полтора десятка лет буквально на глазах современников талантливый ленинградец Юрий Григорович превратился в обыкновенного местного тирана, высказавшегося «Иваном…» абсолютно недвусмысленно. А ведь автором идеи был Абрам Стасевич, дирижировавший музыкой Прокофьева для легендарного «Ивана Грозного» Эйзенштейна, и балет, как предполагалось, должен был в меру своей условности назвать исторический кошмар кошмаром, договорив то, что не позволили сказать Эйзенштейну. Получилось же ровно наоборот. Лучшие сцены — разгул опричнины, жестокость Ивана — как раз и утверждали, что кровавый царь «исторически и художественно оправдан». Клюква Ivan the Terrible на гастролях очередной раз потрясла мир, как и многие другие сувениры из Москвы. В Москве же спустя недолгое время негласно запретили к распространению тираж книги критика Вадима Гаевского, обозначившего этапы большого пути великого кормчего Большого балета. Вполне очевидная, хотя и тихая художественная репрессия.

Зачем же этот спектакль нужен сегодня Большому театру? Сведущие люди говорят, что появление в планах «Ивана...» год назад сорвало перспективное для Большого балета кадровое назначение. Но ради утверждения национальной идеи в трико пошли на все. «Русские сезоны» Десятникова в хореографии Ратманского, видимо, сочтены недостаточно национально-идейными. Хочется трактовать возрождение «Ивана…» как благодарность Большого, предоставляющего сцену своему некогда бессменному в течение трех десятилетий руководителю. Но трудно не предположить и то, что в такой «художественной политике» главным является второе слово.

Из воды и воздуха / Искусство и культура / Кино

Из воды и воздуха

Искусство и культура Кино

Как крошечная Мальта научилась зарабатывать большие деньги на кинопроизводстве

 

За почти полвека существования на Средиземноморской киностудии (MFS) снято около 250 полнометражных лент. Из придатка британской киноиндустрии она превратилась в самостоятельную и весьма известную компанию. В новостях то и дело мелькают имена звезд, участвующих в съемках на Мальте. К примеру, этим летом здесь снимался обладатель двух «Оскаров» Том Хэнкс, игравший главного героя в боевике «Капитан Филлипс» (режиссер Пол Гринграсс). Любопытно, что, когда в перерывах между съемками актер прогуливался с дочерью Элизабет по набережной Слимы, натренированное заезжими знаменитостями население делало вид, что не узнает «мистера Форреста Гампа». В прошлом году на Мальте несколько месяцев в новом сверхдорогом проекте работал Брэд Питт, приехавший вместе с Анджелиной Джоли и детьми. Ему Мальта понравилась еще во время съемок «Трои», потому неудивительно, что для ужастика «Мировая война Z» с бюджетом в 125 миллионов долларов в качестве натуры снова выбран этот остров. За последние десять с небольшим лет здесь снимались такие высокобюджетные картины, как «Гладиатор» Ридли Скотта, «Мюнхен» Стивена Спилберга, «Код да Винчи» с Томом Хэнксом, «Унесенные» Гая Ричи с Мадонной и многие другие. Открывают для себя Мальту и российские кинематографисты: к примеру, здесь были сняты шпионский боевик Олега Погодина «Непобедимый» и «Новая земля» Александра Мельника, недавно режиссер Василий Сериков завершил тут съемки остросюжетной картины «22 минуты», действие которой закручено вокруг захвата сомалийскими пиратами российского танкера «Московский университет», уже на следующий день освобожденного российскими военными моряками всего за 22 минуты.

Остров иллюзий

В форте Ринелла, где находятся три уникальных резервуара для постановки морских эпизодов, снимались десятки приключенческих картин о кораблекрушениях, океанских битвах и пиратах, в том числе и «22 минуты». Туда и отправился корреспондент «Итогов», чтобы понять, почему на остров едут режиссеры со всего света. Добраться в форт можно только с местным шофером — приезжему трудно ориентироваться на узких и слабо освещенных мальтийских дорогах. Пока мы едем, я расспрашиваю Марию Эль, главу компании Film Production Services Malta, об истории Средиземноморской киностудии. По мнению Марии Эль, Мальта готова предоставить любую натуру. Красота острова, окруженного кристально чистыми средиземноморскими водами, старинные городки, палаццо, фортификационные строения, деревни, виллы — здесь в полной мере можно ощутить дух Южной Европы, атмосферу Северной Африки и стран Ближнего Востока. Переплетение эпох и культур (островное государство всегда было в центре морских путей из Европы в Азию и Африку), очарование подлинности и доступные цены — это как раз то, чего не найти нигде, кроме Мальты. К тому же в любую точку здесь можно добраться на автомобиле за 20—30 минут — никаких пробок. Не составляет труда найти статистов разных национальностей и рас — от африканцев до скандинавов, не проблема набрать даже русскоговорящую массовку. Местные мастера построят любые старинные корабли, изготовят историческое оружие, в антикварном салоне студии можно взять напрокат костюмы и утварь любых эпох.

Еще в 1953 году британский продюсер Рой Боултинг открыл этот остров как павильон под открытым небом: здесь было снято несколько сцен его малобюджетного фильма «Королевский моряк». А в 1964 году Мальта — колония и военно-морская база Британской империи — получила независимость. Тогда сюда и приехал Джим Хоул, английский маэстро спецэффектов. Хоул создал кинокомпанию Malta Film Facilities, это он построил в форте Ринелла первый на острове резервуар для киносъемок. Цель состояла в том, чтобы создать условия для съемок морских сцен под открытым небом круглый год. Британское правительство частично субсидировало строительство этого бассейна размером 122 на 92 метра и глубиной почти два метра... В 1979 году еще один британский киноделец, лорд Грейд по прозвищу Жадина, профинансировал сооружение второго резервуара диаметром 108 метров, который может уменьшаться до 49 метров, и глубиной 11 метров, вмещающего 43,2 миллиона литров воды. Первоначально этот самый глубокий в Европе водный резервуар был предназначен для съемок фильма «Поднять «Титаник». После этого конусообразный бак в основном использовался для подводной съемки. Кстати, все бассейны мальтийской киностудии сконструированы таким образом, что края резервуара не видны. Возникает иллюзия бескрайнего морского простора, воду, небо и горизонт можно снимать без монтажа, не требуется и последующая компьютерная обработка. Здесь ставят эпизоды с подводными лодками, нефтяными вышками, настоящими кораблями. Конструкция имеет собственную систему очистки морской воды, так что она может быть прозрачной либо подкрашенной в нужный цвет. На Средиземноморской киностудии есть еще один, выставочный бассейн (15 на 10 метров, глубина 3,7 метра), в центре которого расположена прозрачная кабина для оператора. Постепенно Мальта приобрела репутацию идеального места для съемок фильмов о пиратах и морских боях.

В 1999 году контрольный пакет акций компании за 9 миллионов долларов купил немецкий антрепренер Йост Мертен, пообещавший превратить мальтийскую студию в ведущую морскую кинокомпанию, располагающую всеми необходимыми службами. За прошедшие годы эта цель вполне достигнута. Теперь здесь можно воссоздать любые климатические условия — даже снимать украшенные сосульками корабли и застрявшие во льдах подлодки. На студии есть десять волнообразующих машин (высота волны 1,3 метра), четыре машины, обеспечивающие эффект бури, когда вода в бассейне закручивается, создавая воронки, как при настоящем цунами, три ветродуя, шесть дождевых башен (эти башни использовала в одном из своих видеоклипов группа Genesis), а также машины, задымляющие съемочную площадку. Создатели телефильма «Синдбад» рассказали мне, что в ходе съемок этой 12-серийной ленты использовалось более 500 различных спецэффектов. «Мы построили корабль Синдбада «Провидение», соответствующий нашим представлениям о шхуне этого легендарного героя, и вначале снимали эту лодку с вертолета в бухте Валлетты (арендовать вертолет стоит около 7—8 тысяч евро). Тогда «Провидение» шло на моторе. Потом мы перешли к крупным планам, которые снимались в глубоком бассейне студии. Корабль был помещен в центр водной воронки, создававшей иллюзию страшной бури», — говорит Грег Спенсер, оператор «Синдбада».

Теперь на Мальте снимают и некоторые «сухопутные» исторические фильмы. Поворотным эпизодом в истории Средиземноморской киностудии считаются съемки блокбастера «Гладиатор», где морских эпизодов нет вовсе. Декорации, воссоздающие античный Рим, и прежде всего Колизей, были вписаны в исторический памятник Валлетты — форт Рикасоли. Его стены, охранявшие столицу Мальты в далеком прошлом, выглядят настолько кинематографично, что теперь съемки в форте Рикасоли расписаны на год вперед.

Деньги — натура — деньги

Мальтийцам удалось создать не только все необходимые для производства фильмов технические условия, но и финансовые, привлекательные для кинобизнеса. С 2005 года здесь действуют налоговые скидки: по окончании работы над картиной мальтийские налоговики возвращают кинокомпании до 20 процентов бюджета фильма. Это компенсирует значительную часть затрат на аренду съемочных бассейнов, исторических памятников (скажем, один день съемок в древней столице Мальты Мдине и близлежащем Рабате стоит порядка 10—15 тысяч евро), оборудования, костюмов, реквизита, возведение декораций, расходы на перелеты и гостиницы. Если в фильме упоминается Мальта как Мальта, а не используется, как в фильме Спилберга «Мюнхен», для съемки эпизодов, разворачивающихся по сценарию в Израиле, Греции, Италии и Испании, киногруппе возвращают еще два процента постановочных затрат. Мальтийское «госкино» в каждом конкретном случае оценивает значимость фильма, его вклад в мировое киноискусство и принимает решение о налоговых скидках. Иногда мальтийцы в виде бонуса могут вернуть съемочной группе дополнительно еще 20 процентов — если проект блестящий с художественной точки зрения. В свою очередь Мальте немалый доход приносит обязательная страховка съемочной группы, объектов и оборудования — в сумме она составляет несколько миллионов евро.

Что касается наших «22 минут», то в этом проекте была запланирована лишь неделя работы на Мальте: сцены захвата корабля (высота борта, который штурмовали каскадеры, составляла 60 метров), подводные съемки под дном танкера и съемки с вертолета. Бюджет мальтийской части фильма — порядка 100 тысяч евро, так что оплата недели съемок на Мальте отнюдь не показалась запредельной. Скажем, если арендуется глубокий бассейн, то подготовка к съемкам обходится здесь в тысячу евро в день (6 тысяч в неделю). Три тысячи евро стоит наполнить глубокий бассейн, 3500 — один день съемок, хлорирование и фильтровка — еще 550 в день. Но чем дольше длятся съемки, тем большие скидки можно получить. Смена длится обычно 12 часов, но мальтийцы готовы задержаться и на все 18, если это необходимо для дела. Менеджер бассейна получает 220 евро за смену, его ассистент и оператор — еще примерно по столько же, поэтому, планируя затраты на морские съемки, продюсеры, разумеется, учитывают и оплату персонала. Участие в съемках мальтийских театральных актеров обходится от 300 до 700 евро на одного за смену. Впрочем, из бюджета нельзя выходить более чем на 10 процентов — иначе все документы придется подавать снова.

...И вот мы подъезжаем к форту Ринелла, который ночью выглядит необыкновенно — на берегу темнеют силуэты старинных деревянных кораблей, построенных десятилетия назад и все еще красующихся здесь, в музее под открытым небом. В нескольких десятках метров от резервуаров располагаются офисы киностудии, гримерки, костюмерная, склад скафандров для подводной съемки. Там застаем такую сцену: к Марии Эль, одному из продюсеров «22 минут», подходит менеджер бассейна Корнелия и говорит, что «русские палят бабки» — мальтийские техники по спецэффектам и персонал студии на рабочих местах, зарплата им капает исправно, а работа в кадре почему-то откладывается. Оказывается, виноваты... американцы. Они побывали здесь перед нашими, снимали «Капитана Филлипса» и вроде бы сломали декорацию, изображающую борт танкера... Наконец ремонт закончен, звучит «Мотор!». По вертикальной стене взлетают каскадеры в камуфляже — каскадеров на Мальте хватает, так что звать москвичей необходимости не было. На «море» заштормило: техники включили все свои машины, создающие волнение, ветродуи и дождеметы, к декорации танкера устремилась мобильная платформа с операторами и техническим персоналом. Процесс пошел...

Кругом вода

Пока съемочная группа работала, мне удалось побеседовать с Александром Телиным, художником-постановщиком фильма с мальтийской стороны. Он рассказал о национальных особенностях местного кинобизнеса. Бассейнами по сей день владеет немецкий антрепренер Мертен. Прежде, когда все резервуары были государственными, дела тут не клеились и бассейны буквально были на мели — если нет работы, воду из резервуаров спускают. Впрочем, и сейчас бассейны находятся на арендованной у государства земле — немецкий владелец только управляет бизнесом. Но управление это весьма эффективное. По мнению Александра Телина, привлекательность мальтийской кинофабрики объясняется не только красотами ландшафта и хорошим состоянием памятников старины. Люди здесь доброжелательны и приветливы без панибратства, им удается сочетать патриархальный стиль жизни и традиционные походы всей семьей в церковь по воскресеньям с достижениями современной цивилизации вроде распространенных здесь спутниковых телефонов. «И поскольку местные живут, обходясь без запредельных стрессов, они очень работоспособны, легко зажигаются, что так необходимо для кино. У мальтийцев золотые руки и светлые головы, — говорит Телин. — Никакой угрюмости, претензий, даже когда все устали. Они преодолевают трудности с улыбкой, с азартом. Например, старый морской волк, капитан с двадцатилетним стажем по прозвищу Рыба-Меч, о котором тут ходят легенды. Он участвовал не в одном десятке картин про пиратов и рыбаков, в каких только передрягах не бывал — и горел, и тонул, а все равно полон юношеского энтузиазма. Здесь много крутых парней, сказывается генетика, ведь нынешние мальтийцы — потомки моряков и пиратов. И, конечно, природа здесь очень выразительна. Отсматриваешь материал — ничего не надо корректировать. Весь остров — это съемочная площадка под открытым небом».

Однако, несмотря на любовь многих кинематографистов к Мальте, перспективы Средиземноморской киностудии не совсем радужные. Мальтийские налоговые скидки далеко не самые щедрые. К примеру, Венгрия возвращает до 25 процентов затрат на производство, Южная Африка — от 15 до 35 в зависимости от масштабности проекта. К тому же услуги для съемок морской романтики предоставляет не только Мальта. К примеру, в испанском Аликанте два года назад построили резервуар размером 100 метров на 80 и глубиной 1,2 метра. Со временем испанцы могут составить конкуренцию мальтийцам. Достроен бассейн для киносъемок и в Северной Каролине, который, как предполагается, будет дешевле голливудских бассейнов, существующих на студиях Universal и Warner Bros. (аренда последних стоит примерно втрое больше, чем мальтийских). Есть подобные бассейны в Японии на Toho Studios (88 метров на 72 и полтора метра глубиной), Италии (студия Cinecitta), Англии (Pinewood Studios) и Мексике, где в 90-е Кэмерон снимал свой «Титаник» с Леонардо Ди Каприо и Кейт Уинслет. Так что мальтийцам, чтобы противостоять конкурентам, придется расширять ассортимент услуг и повышать их уровень. Сейчас на Мальте удается укомплектовать съемочную группу лишь процентов на 50, а надо бы на 75 — затраты на производство снизились бы, остров стал бы еще более привлекательным для продюсеров. Павильон под открытым небом простаивать не должен.

Плохой-хороший спектакль / Искусство и культура / Художественный дневник / Театр

Плохой-хороший спектакль

Искусство и культура Художественный дневник Театр

К 75-летию Александра Вампилова театральная компания «Свободная сцена» поставила «Старшего сына»

 

Нынешняя холодная осень оказалась очень жаркой для московских театралов. Что ни день, то громкая столичная премьера, то фестивальный спектакль заезжей знаменитости. Потому, отправляясь на вампиловского «Старшего сына», поставленного театральной компанией «Свободная сцена», я была уверена, что сворачиваю со столбовой дороги. Каково же было мое удивление, когда я оказалась в переполненном зрительном зале, расцвеченном букетами и именитыми лицами. А ведь в репертуаре этой компании появилось всего лишь второе название. Первой была комедия Миро Гаврана «Все о мужчинах», режиссер которой Яков Ломкин получил приз на фестивале «Амурская осень». При очевидных художественных достоинствах у того спектакля было еще одно качество, отчетливо выделявшее его из рядов: все участники проекта, от продюсеров до художника по костюмам, не позволили себе никаких антрепризных поблажек. Актерский ансамбль, включавший и музыкантов, был именно ансамблем, а не аккомпанементом звезды-«паровоза», служащего приманкой для публики. И Максим Аверин не тянул одеяло на себя. Декорации не были собраны с бору по сосенке, но остроумно придуманы для легкой гастрольной транспортировки. Конечно, ни один продюсер никогда не скажет, во сколько ему обошелся успех, однако от прямого вопроса Павел Елфимов не ушел в полную несознанку: «Наш бюджет раза в четыре, а может быть, в пять больше бюджета рядового антрепризного спектакля. Но, естественно, как минимум вдвое меньше, чем в государственном театре. Нам же ничего пилить не нужно». В переводе на язык цифр это означает 4—5 миллионов рублей. «Отбили?» — поинтересовалась я. «Иначе на что второй спектакль делали бы?» — был ответ. Судя по составу исполнителей в «Старшем сыне», компания «Свободная сцена» заработала не только деньги, но и репутацию.

Не перестаю удивляться: за пылким обсуждением судеб театров-домов о трудностях бытования частного предпринимательства у нас не вспоминают, смотрят на антрепризу только как на отхожий промысел. Совершенно не придают значения тому, что «сукины дети» артисты идут в антрепризу не всегда только за заработками, но и, бывает, за самореализацией. Ну природа у них такая. Все участники вампиловского спектакля работают в благополучных театрах и ролями не обойдены. Агриппина Стеклова из «Сатирикона», Евгения Крегжде и Василий Симонов — вахтанговцы, Евгений Цыганов — фоменковец, Роман Полянский сейчас работает у Виктюка, Евгений Стычкин — бывший моссоветовец, а Виктор Сухоруков — нынешний. Безусловно, их привлекли отменная пьеса и блистательно выписанные роли. Опытный режиссер Павел Сафонов уже не в первый раз обращается к драматургии Вампилова. И вот вышел спектакль одновременно и плохим, и хорошим, а можно и наоборот. Все внутренние связи персонажей, логика характеров и поступков прочерчены тонко и точно, смешно и трогательно. Не подвели артисты. Однако назойливое стремление вывести сюжет из реальности бытовой в чисто театральную выглядит неуклюже и формально. А уж финал, когда «блудный сын» становится на колени перед блаженным папой, иллюстрируя так и не написанную Сарафановым ораторию «Все люди — братья», попросту вампука.

Впрочем, все, что не сложилось в «Старшем сыне», не имеет никакого отношения к первородному греху антрепризы. Мне кажется, здесь важнее отметить серьезность намерений — выбор некоммерческой пьесы, умение собрать достойный ансамбль, приглашение одного из лучших сегодня композиторов Фаустаса Латенаса и талантливого сценографа Евгении Панфиловой. Пессимисты считают, что такие амбиции по плечу только государственным театрам (гибнущим на наших глазах), но если бы «свободным сценам» свободные площадки предоставить, избавив от арендного ярма, они конкурировали бы со стационарами на равных.

Между прочим, «Старший сын» — единственный в Москве спектакль-подношение Александру Вампилову к 75-летию.

Большая уборка / Искусство и культура / Художественный дневник / Книга

Большая уборка

Искусство и культура Художественный дневник Книга

В продаже — новая книга Людмилы Улицкой «Священный мусор»

 

О чем начинает говорить интеллигентный человек в ответ на просьбу рассказать о себе? Правильно — о книгах, которые его сформировали, и о людях, которые его окружали. Именно так устроена знаменитая книга филолога Михаила Гаспарова «Записи и выписки» — пожалуй, эталонная автобиография новейшего времени. По тому же принципу организована и новая книга Людмилы Улицкой, чем-то смутно похожая на гаспаровскую: в нее вошли фрагменты интервью разных лет, мемуарные виньетки, эссе о книгах и писателях, заметки о друзьях, о семье, об идеях, казавшихся важными на определенном жизненном этапе, и прочий мемуарный балласт, который в изобилии копится у каждого человека. Так что «Священный мусор», формально оставаясь сборником малой прозы, по сути дела является вполне самодостаточным и цельным высказыванием, сообщающим об авторе куда больше, чем любая — даже самая подробная — биография.

Принято считать, что читатель любит романы и предпочитает их коротким текстам. Однако к «Священному мусору» сказанное не относится: едва выйдя из типографии, он уже успел вскарабкаться на первые места книжных чартов. Так что стартовый тираж в 100 000 экземпляров (немыслимо высокий по нынешним малокнижным временам) вовсе не выглядит перебором.

Пытаясь передать суть собственного текста во введении к книге, Улицкая уподобляет его коллекции сентиментальных сокровищ, на протяжении многих лет хранившихся у нее в коробке из-под скороходовской обуви: гимназический значок, порванные бальные перчатки, разбитый китайский чайный сервиз, кусок роддомовской клеенки... Разрозненные, мусорные и в то же время совершенно бесценные вещицы, которые можно выбросить, но с которыми все равно невозможно расстаться, — то же самое можно сказать и о воспоминаниях, составивших основу «Священного мусора».

Опыт первого прочтения пастернаковской повести «Детство Люверс» — и опыт собственного девочкиного взросления. Жизнь и смерть подруги ранних лет Маши — дочери поэтессы Маргариты Алигер и писателя Александра Фадеева. Мысли о генетике как науке, которой писательница посвятила молодость, — и о собственной семейной истории, распадающейся на две взаимоисключающие на первый взгляд линии — богемно-интеллигентскую со стороны отца и куркульско-мещанскую со стороны матери. Рассуждения о набоковском «Даре», сформировавшем, по мнению Улицкой, русский язык ХХ века точно так же, как пушкинский Онегин сформировал русский язык века XIX, — и щемящие выдержки из лагерных писем деда, на две трети посвященных книгам и вообще священному и странному феномену чтения. Фантастическая, достойная большого и полнокровного романа история одноклассницы Любы — московской модницы, в нищие 50-е годы мастерившей из старых гардин и мебельной обивки немыслимой красоты и экстравагантности наряды, а после ставшей признанным экспертом в области стиля и консультантом сразу нескольких миланских Домов моды. Мужество и веселье, сдержанность и свобода Нины Бруни-Бальмонт — старшей подруги Улицкой, легендарной женщины, пережившей троих детей и любимого мужа, но при этом сумевшей превратить всю свою жизнь (да что там жизнь — даже собственные похороны) в праздник. Нищий кавказский мальчишка в вагоне метро — и мысли о толерантности, а еще о том, почему в России она так плохо приживается. Споры вокруг романа «Даниэль Штайн» — и собственные отношения с Богом...

Что-то в «Священном мусоре» выглядит частью ненаписанного романа, что-то — заготовкой к нему, что-то вполне укладывается в форму традиционного рассказа которые, пожалуй, удаются Улицкой лучше всего остального, а что-то похоже на ту прозу, которую мы привыкли находить под обложками ее книг разве что интонацией, тембром авторского голоса. Однако из всего этого «священного мусора», из осколков, обрывков и фрагментов складывается картина необычайной целостности и полноты — образ писательницы проступает сквозь мелкую словесную рябь зримо, объемно и как-то поразительно достойно. Последнее, впрочем, совершенно неудивительно: если кто из современных отечественных литераторов и может претендовать на титул нравственного камертона наших дней, то это, пожалуй, именно Улицкая. И нынешняя книга — очередное тому доказательство.

Эффект матрешки / Искусство и культура / Художественный дневник / Кино

Эффект матрешки

Искусство и культура Художественный дневник Кино

В прокате «Облачный атлас» Вачовски и Тыквера

 

Роман Дэвида Митчелла «Облачный атлас» называют интеллектуальным бестселлером, одной из лучших книг ХХI века. Это если книга нравится. Если не очень — то конструктором Лего, романом-матрешкой и копией сочинений Милорада Павича. Сам Митчелл сокрушался, что его книга некиногенична. Но Лана (в прошлом Ларри) и Энди Вачовски решили рискнуть. В их идею сначала ни одна студия не поверила. История стомиллионного бюджета «Облачного атласа» — это банкротства, отказ от обязательств и залог собственной недвижимости энтузиастов Вачовски. Немецкий продюсер Штефан Арндт сумел собрать у разных фондов в Германии 20 миллионов евро. После ряда презентаций проекта на фестивалях к продукции присоединилась Warner Bros. c 16 миллионами евро. В общем, собирали деньги с миру по нитке. И вот теперь «Облачный атлас» называют самым дорогим независимым фильмом.

Проработка идеи и написание сценария заняли несколько лет. Писали втроем — Вачовски и немецкий режиссер Том Тыквер («Парфюмер»). Эти трое подружились в конце 90-х, когда Вачовски были еще братьями, а «Матрица» стала главным фильмом конца ХХ века, да и тыкверовская «Беги, Лола, беги!» была знаковой. В итоге они не только писали, продюсировали, но и снимали «Облачный атлас» втроем: Вачовски три эпизода (XIX век и футуристику) и Тыквер три эпизода (ХХ век и наши дни). Вопреки мозаичности и разностильности частей самого романа и такой групповой работе картина получилась цельной.

Костяк сюжета составляют шесть историй. Середина ХIX века: молодой человек (Джим Стерджесс) чахнет от яда, которым его потчует корабельный доктор (Том Хэнкс). ХХ век, 30-е годы: молодой композитор (Бен Уишоу) прямо из постели любовника (Джеймс Д'Арси) едет помогать самовыражаться утратившему дар мэтру (Джим Бродбент), и они не могут поделить симфонию. ХХ век, 70-е годы: журналистка (Холли Берри) с опасностью для жизни расследует действия крупного коррупционера (Хью Грант). Наши дни: задолжавший всем издатель (Джим Бродбент) обманом упрятан братом в дом престарелых. Далекое будущее: подполье ведет борьбу за равные права клонов и людей, и молодой революционер (Джим Стерджесс) делает пророчицей «фабриканта» Сонми 451 (Пэ Дуна). Еще более далекое будущее: житель первобытной деревни (Том Хэнкс) вместе с посланницей остатка цивилизации (Холли Берри) борется за жизнь в одичавшем мире.

Все актеры играют по нескольку ролей в разных эпизодах: женские образы переходят к мужчинам, и наоборот, меняются цвет кожи и раса. Иногда грим полностью скрывает звезд первой величины. Иногда дает возможность улыбнуться метаморфозе — эффект матрешки работает. В книге разные линии романа представлены последовательно. Авторы фильма, желая добиться впечатления текучей взаимосвязи времен, персонажей и историй, раздробили истории на мелкие кусочки. В параллельный монтаж с мельканием лиц и пейзажей быстро втягиваешься. Хьюго Уивинг, агент Смит из «Матрицы», во всех эпизодах играет злодеев. И это может служить опорой при разглядывании многофигурной композиции.

Восприятие фильма как серии движущихся картин (а ведь по-английски кино и называется moving pictures) — главная новация для зрителя, привыкшего даже в фантастике и мультиках анализировать психологию героев, сопереживать судьбам, как при чтении. Да, любая стремящаяся к точности экранизация иллюстративна. Но «Облачный атлас» Митчелла сам по себе есть иллюстрация идеи о том, что все люди друг другу не чужие и их судьбы связаны вопреки границам пространства и времени. Иллюстрирование иллюстрации создало новый вид кинематографического аттракциона, который Хью Грант остроумно сравнил с представлениями цирка «Дю Солей».

Наш немец / Искусство и культура / Художественный дневник / Ждем-с!

Наш немец

Искусство и культура Художественный дневник Ждем-с!

 

6 декабря в ГМИИ им. А. С. Пушкина откроется выставка немецкого экспрессиониста Эриха Борхерта. Этот мастер, выпускник «Баухауза» в Дессау, где в разное время преподавали Василий Кандинский, Пауль Клее, Оскар Шлеммер, Лайонел Фейнингер, приехал в СССР в 30-е годы. Борхерт занимался проектированием интерьеров в объединении «Малярстрой», стараясь, насколько возможно, внедрить принципы «Баухауза» в советскую архитектуру. Одновременно он создавал картины и рисунки, выставка которых в апреле — июне 1933 года прошла в Московском государственном музее нового западного искусства. Несколько работ, приобретенных этим музеем, после его ликвидации в 1948 году оказались в ГМИИ.

Судьба Борхерта, как и многих архитекторов, художников и строителей, переехавших из Германии в Страну Советов в 30-е, сложилась трагически. Будучи членом КПГ, Борхерт отказался вернуться в Германию после прихода к власти национал-социалистов, в 1941-м пытался записаться добровольцем в действующую Красную армию, но его направили в стройбатальон в город Каменск-Уральский. В конце войны Борхерт был осужден по абсурдному обвинению в подготовке диверсии на советском промышленном объекте и через несколько месяцев, в 1944 году, умер в КАРЛАГе (Карагандинском исправительном лагере) от «падения сердечной деятельности», как было записано в его деле, а фактически от истощения. Только в 1962-м Борхерт был посмертно реабилитирован. В 1964-м открылась экспозиция его работ в Центральном доме архитектора, 1978-м — на выставке «Революция и реализм» в Национальной картинной галерее в Берлине.

Сегодня Борхерт стоит в одном ряду с признанными немецкими экспрессионистами Георгом Гроссом, Отто Диксом, Кете Кольвиц и, а также со знаменитыми советскими карикатуристами. Благодаря стараниям жены и дочери художника многие его произведения сохранились — например, акварели «Дома под коричневой крышей» (1931), «Женский пляж 1» (1931), «Агитация» (1932), а также цикл политических рисунков Борхерта пером и тушью, таких как «Демонстрация» (1932), «Мать» (1932), «Страх» (1933), «Религия на службе рейха» (1934).

Волшебная сила искусства / Искусство и культура / Художественный дневник / "Итоги" представляют

Волшебная сила искусства

Искусство и культура Художественный дневник "Итоги" представляют

 

«Операция «Арго» — уже третий полнометражный фильм, срежиссированный Беном Эффлеком. Он основан на реальной истории 1979 года, когда ЦРУ спасло захваченных в плен в Иране дипломатов, выдав их за съемочную группу фантастического блокбастера. В главной роли тоже Бен Эффлек — он играет человека, придумавшего это дикое прикрытие для пленных. В американском прокате фильм уже оправдал свой бюджет (44,5 миллиона долларов). Ему прочат «Оскары». По жанру это смесь политического триллера и сатиры на изнанку кинобизнеса. В прокате с 8 ноября.

Без зонгов

500 бутылок и 4 тонны железа понадобились режиссеру Миндаугасу Карбаускису и художнику Сергею Бархину, чтобы рассказать историю под названием «Господин Пунтила и его слуга Матти». Пьеса Бертольда Брехта написана в 1940 году и, как всегда, остросоциальна. Главного героя играет Михаил Филиппов, которому предстоит раскрыть двойственную природу человека и власти. От зонгов-моралите, обычно ставящих точки над «i», постановщик отказался. Зритель попадает в пространство игры с неконтролируемыми ассоциациями. Театр им. Вл. Маяковского, 5, 13 ноября.

Прилет валькирии

6 ноября на сцене Концертного зала имени Чайковского — лучшая валькирия последних десятилетий Вальтрауд Майер. Легендарная меццо-сопрано прославилась на фестивале в Байройте в «Парсифале». С тех пор у нее есть право выбирать себе дирижеров, среди которых Мути, Аббадо, Баренбойм и так далее. В программе единственного московского вечера — эталонные «Пять стихотворений Матильды Везендонк» Вагнера. Вагнеровская меццо открывает цикл «Вершины мастерства». Не концерт, а счастье меломана.

Не просто роза

11 ноября в клубе Mezzo Forte пройдет презентация нового альбома группы «Бостонское чаепитие». После того как сошла со сцены мрачная «Агата Кристи», а «Оберманекен» впал в летаргический сон, «бостонцы» получили переходящее знамя лидеров столичного рок-декаданса. Их новый альбом под приторным названием «Татуированная роза», презентуемый с театрализацией на грани буффонады, включает как новые хиты, так и вещи периода 90-х. Смесь старомодности и злободневности, положенная на фирменную музыкальную подкладку из джаз-рока и дарк-кабаре, не оставит равнодушными даже случайных посетителей.

Пока поем соло / Искусство и культура / Художественный дневник / Что в итоге

Пока поем соло

Искусство и культура Художественный дневник Что в итоге

 

В Москве впервые прошла конференция Opera Europa, организации, объединяющей руководителей 127 оперных театров и музыкальных фестивалей 35 стран. По-моему, для музыкального мира это событие масштаба расширенной встречи «большой восьмерки». А тема конференции звучала так, будто на дворе стоят девяностые, а то и восьмидесятые годы прошлого века: «Сквозь железный занавес».

Почему об этом давно вроде бы проржавевшем занавесе все еще следует говорить? Ведь русских имен в афишах европейских театров за последние годы прибавилось и продолжает прибавляться. Тем не менее полноценного театрального сотрудничества не получается, все зависит от случайных обстоятельств и человеческих отношений.

Есть лишь два способа существования оперного театра в современном мире. Первый — репертуарный театр, второй — проект, собранный «на раз». В первом удачный спектакль прокатывают лет пять, а то и десять. Во втором спектакль идет блоками два-три раза в сезон и распускается.

В чистом виде обе практики в мире теперь существуют редко, но московские театральные руководители культивируют их именно в крайних воплощениях. Главный аргумент сторонников приглашения артистов и проката спектаклей блоками — экономическая целесообразность. Во главе отечественных прагматиков стоит руководство Большого театра, уверенное, что не следовать мировому тренду глупо. Экономический кризис будет только усугубляться, правительства всех европейских стран перманентно урезают ассигнования на культуру, а музыкальный театр — удовольствие дорогое, традиционно 70—90 процентов его бюджета покрывает государство. Субсидии будут сокращаться, и оптимизировать расходы придется все равно. Выиграет тот, кто поймет это быстрее других. Есть и аргумент художественный: качество спектакля легче поддерживать, когда артист играет его день за днем, и баритон не должен петь сегодня Годунова, а завтра Риголетто. В свою очередь российские сторонники репертуарной системы твердят, что пресловутое русское «театр-дом» давно пора объявить общечеловеческим достоянием и сохранять, несмотря ни на какие трудности, что актерский ансамбль — основа основ хорошего театра. У этих так называемых славянофилов есть и экономические аргументы: блоки спектаклей продаются у нас хуже, чем обыкновенные, а за пять лет жизни хорошего спектакля его прокат окупает затраты.

Думаю, что истина, как всегда, посередине. В передовой Европе нет в чистом виде репертуарных театров и театров проектных. Обычно одно сочетается с другим, преимущества и недостатки обсуждаются в каждом конкретном случае. Выгодно ли театру держать в штате контратенора? Конечно, нет, у него просто не будет работы, при нужде его можно пригласить на контракт. А вот лирический тенор нужен, и не один...

В России же продолжаются привычно бескомпромиссные споры, а пока они идут, ситуация в нашем оперном театре не меняется. Прозаическая суть ее в следующем: какую бы модель развития ни принял русский театр, он не сможет полноценно участвовать в мировом театральном процессе и останется «сырьевой базой», поставщиком талантов в западные страны, и «рынком сбыта» для мировых постановок. На мой взгляд, причина проста: прожекты прожектами, а в реальности наш театр не может заниматься совместной с иностранцами хозяйственной деятельностью — таково российское законодательство. Подобной дискриминации нет ни в одной стране, а у нас она прекрасно сосуществует с патриотической риторикой.

Известно, правда, что глупость российских законов умеряется умением их обойти: наши театры юридически оформляют совместную деятельность с зарубежными как аренду. Например, Большой арендовал баварского «Летучего голландца» — «поносили», вернули, теперь берем «поносить» опять… Как-то несерьезно для Большого получается. Особенно если вспомнить, что нам все еще есть чем гордиться. Ведь любые спектакли — прокатные и репертуарные, собственные и совместные — делятся в конечном счете на талантливые и бездарные.

Игры разума / Парадокс

Игры разума

Парадокс

Можно ли с помощью технологий биоуправления разорить Лас-Вегас?

 

Что наша жизнь? Игра! Ежесекундно огромное количество людей на планете занято тем, что играет — на бирже, в футбол, в карты... Одни из нас играют роли, другие служат пешками в чьей-то игре. Мы не всегда выходим победителями в противостоянии с соперником, но в том не наша вина — просто в любой игре должен быть проигравший. Во время игрового процесса идет и другой процесс — мыслительный. Наш мозг ведет активную деятельность, самостоятельно определяя тот вариант, который в данной конкретной ситуации ему представляется выигрышным. Оказывается, этим процессом можно управлять. Это и просто, и сложно одновременно. Уникальные исследования в области так называемого игрового биоуправления ведутся в настоящее время сотрудниками НИИ молекулярной биологии и биофизики Сибирского отделения РАМН совместно с Международным томографическим центром СО РАН.

Это не игрушки

В современном мире социум предъявляет к каждому из нас все более жесткие требования, нам необходимо учиться справляться со сложными жизненными обстоятельствами. А еще мы часто вынуждены принимать решения в условиях цейтнота. Навыки саморегуляции нужны именно для того, чтобы справляться с требованиями суматошной жизни. Многочисленные техники релаксации и аутотренинга, наверное, хороши, но имеют один недостаток: занимаясь ими, мы не имеем возможности объективно оценить, насколько эффективно идет наше обучение. В случае с игровым биоуправлением пользу можно увидеть после первого же занятия. По крайней мере, так утверждают в лаборатории компьютерных систем биоуправления НИИ молекулярной биологии и биофизики СО РАМН. В пример приводят стресс. Что в этом случае происходит с организмом? Учащается пульс, растет артериальное давление, повышается уровень гормонов в крови. Блокировать эту реакцию можно, снизив пульс. Как? В том-то и весь секрет, чтобы научиться это делать по собственному желанию. Это основной постулат игрового биоуправления: наш мозг в поисках выигрышных вариантов посылает импульсы, которые позволяют нам регулировать свое состояние. Если мы научимся управлять пульсом, значит, сможем управлять собой. Овладеть этим навыком, как уверяют сибирские ученые, не составит особого труда — взрослому человеку потребуется в среднем 10 сеансов игрового биоуправления по 30—40 минут каждый. Желательная периодичность занятий — два раза в неделю.

Научный сотрудник лаборатории, кандидат психологических наук Ксения Мажирина предлагает мне опробовать на себе один из шести разработанных к настоящему времени игровых вариантов, чтобы убедиться: саморегуляция под силу даже новичку. Мне достается игра «Вира» — соревнование по подводному погружению и поиску сокровищ. Я управляю одним из водолазов. Цель игры — первым опуститься на дно, чтобы забрать клад из сундука. Чем медленнее будет мой пульс, тем быстрее будет двигаться мой игрок. Задача — постараться максимально расслабиться, чтобы снизить собственный пульс, регистрируемый с помощью пульс-детектора. Все изменения отображаются на экране компьютера. Соперник будет двигаться с моим средним пульсом за первые несколько секунд игры, а далее — за предыдущую попытку. В общем-то я соревнуюсь с собой, и в каждой последующей попытке должен постараться выиграть у себя же, совершенствуя навык. В первой попытке мой пульс, как бы я ни старался привести себя в состояние покоя, скакал с 74 до 85 ударов в минуту, составив в среднем 79 ударов (при норме в состоянии покоя от 60 до 80 ударов в минуту). Соперника я одолел, но, как оказалось, рано радовался. В следующей попытке мне с волнением справиться не удалось.

«Так моделируется стрессовая ситуация, — комментирует Ксения Мажирина. — Во время игры можно сразу увидеть, как человек на нее реагирует, и найти способы контроля над физиологическим состоянием».

Я еще участвовал в одной из самых несложных игр. Например, в игре под названием «Кубики» нужно выстроить башню. Задача — не просто снижать пульс, но делать это как можно ровнее, стараясь удержать на одном уровне, чтобы башня из кубиков выстраивалась аккуратно. Если пульс начнет скакать, башня разрушится, и придется начинать все сначала. Мне кажется, на это никаких нервов не хватит, однако Ксения Мажирина уверяет, что с этой игрой справляются даже дети, которым игровое биоуправление тоже идет на пользу. Эту технологию сегодня используют в работе с гиперактивными детьми, страдающими дефицитом внимания, а также для адаптации младших школьников к учебному процессу. Недавно ученые проводили исследование в одной из школ Новосибирска и отметили, что дети 1—3-х классов при помощи игрового биоуправления примерно вдвое быстрее сверстников адаптируются к учебе.

Вообще круг применения игрового биоуправления очень широкий. С его помощью обучают навыкам саморегуляции пожарных и спасателей, железнодорожников и менеджеров. «Иногда сталкиваешься с непониманием, — говорит Ксения Мажирина. — Некоторые встают в позу: для чего я, специалист такого высокого уровня, буду играть в игры? Но когда мы демонстрируем результаты обратной связи, показывающие, какими усилиями организму дается принятие тех или иных решений, люди быстро осознают важность этой информации, которую никакими психологическими опросниками и тестами не выявить».

Например, игра «Гребной канал» использовалась специалистами для подготовки студентов к экзаменационным стрессам. Здесь можно было изначально выбрать соперника с более высоким пульсом. Это вселяет дополнительную уверенность в человека, поднимает его самооценку, мотивацию. По словам Мажириной, те студенты, которые в течение 10 сеансов обучились технологии биоуправления, гораздо лучше контролировали свой уровень тревожности и могли к экзаменам достичь состояния оптимальной работоспособности.

Есть результаты и более серьезные, доказывающие, что технология игрового биоуправления — это вовсе не игрушки. С недавних пор ученые сотрудничают с военными, готовят курсантов из команды по тактико-техническому десятиборью Новосибирского высшего военного командного училища. Теперь эта команда почти неизменно побеждает в соревнованиях. Следующий шаг — подготовка спортсменов высшей квалификации. Как первый опыт — сотрудничество с Федерацией горнолыжного спорта и сноуборда России при подготовке к Играм в Ванкувере в 2010 году. Наши ребята тогда вплотную подобрались к пьедесталу, а Екатерина Илюхина завоевала «серебро» в параллельном гигантском слаломе. Систематичность тренингов позволила достичь более стабильных результатов. В 2010—2011 годах женская сборная по «жесткому» сноуборду выиграла практически все этапы Кубка мира, чемпионат мира, а Екатерина Тудегешева стала лучшей сноубордисткой мира и завоевала Большой и Малый хрустальные глобусы.

С недавних пор системы биоуправления используются при подготовке атлетов в новосибирской Школе высшего спортивного мастерства, и проходившие сеансы тренингов, как правило, попадали в различные сборные команды России. Разработки новосибирских ученых будут взяты на вооружение и при подготовке спортсменов к сочинской Олимпиаде.

Фактически ученые имеют дело с образцовой моделью, позволяющей протестировать идеальным образом человека в игровой ситуации, создаваемой в виртуальном пространстве. Теперь ученые решили узнать, может ли в принципе человек управлять функциями и посложнее сердечного ритма — например, электрической активностью мозга. Понимание этого процесса приоткрывает дверцу в мир высшей нервной деятельности.

Чтение мыслей

Это уникальное исследование ведется в Международном томографическом центре СО РАН, и в нем в качестве добровольцев уже приняли участие не менее ста человек. Предложили поучаствовать в эксперименте и корреспонденту «Итогов». Все, что мне надо было делать, это поработать головой — в меру тех способностей, что достались от природы. В магнитном поле томографа мне предстояло провести около получаса и за это время выполнить ряд интеллектуальных упражнений. А в соседнем помещении группа исследователей будет наблюдать за тем, как я, а вернее, мой мозг справляется с предложенными заданиями.

Казалось бы, ничего сложного — полеживай себе в томографе. И все же необычность обстановки вносит в мое состояние определенный дискомфорт. В наушниках раздаются то громкий треск, то щелчки, то какие-то мерные постукивания. Время от времени на связь со мной выходит оператор: «Как себя чувствуете? Нормально? Постарайтесь максимально расслабиться».

При помощи системы зеркал я вижу над собой картинки — задачи из так называемых прогрессивных матриц Равена. Задания упорядочены по возрастанию их сложности. В каждой из пяти серий по 12 задач. Надо определить логические закономерности в построении графических объектов и при помощи беспроводной мыши левой кнопкой выбрать вариант решения, который мне кажется верным, а при помощи правой — дать ответ. Сколько времени я трачу на раздумье, столько же мне дается и на отдых перед следующим вопросом. Не знаю, что там у меня происходит в голове и какие извилины включаются в дело, а какие отказываются о чем-либо думать, но от кружков, ромбов, квадратов, представляющих оптические обманки, скоро начинает рябить в глазах. В целом с заданием я справился неплохо, но интересен в данном случае не уровень проявленного мною интеллекта, а то, что происходило у меня в голове. За этим наблюдал руководитель исследования доктор биологических наук, профессор, академик РАМН Марк Штарк. То, чем они занимаются с коллегами, он называет чтением мыслей. Звучит фантастически, но уважаемый ученый не так уж далек от истины.

«Все предыдущие сведения о работе мозга были почерпнуты в основном из четырех источников, — поясняет Штарк. — Первый — это изучение животных. Второй — наблюдение за больными людьми, у которых был поражен тот или иной участок мозга, что внешне выражалось в виде параличей, нарушений речи, памяти. Третий — это огромное количество психологических тестов. И четвертый — операции, когда нейрохирург может видеть, как открытый мозг реагирует на те или иные раздражители. Все эти источники в той или иной степени спекулятивны, поскольку предлагают результаты, полученные вне непосредственного наблюдения за тем, как действует мозг в решении той или иной ситуации».

Технология функциональной МРТ отличается принципиально от всех прочих способов изучения человеческого организма. Главная ее особенность в том, что при исследовании мозговых структур изучается различие в магнитном поле свойств оксигемоглобина — носителя кислорода, и дезоксигемоглобина — продукта, образующегося в момент активности мозга. Эти соотношения отражает BOLD-феномен (blood oxygenation level dependent) — маркер нейронной активности. Что, собственно, происходит в мозге, когда ему подкидывают ту или иную игровую задачку? «Стереотипные или, наоборот, эвристические действия, связанные с решением творческих или игровых задач сопровождаются формированием в мозге новых или реорганизацией существующих нейронных ансамблей, — комментирует Марк Штарк. — Их активность проявляется увеличением локального кровенаполнения мозговой ткани и изменением механизмов регуляции объема и скорости мозгового кровотока. Именно эти феномены регистрируются в магнитном поле».

Какие секреты мозга уже удалось раскрыть благодаря имитации игровой деятельности? К сегодняшнему дню ученые узнали, например, что в формировании выигрышной концепции участвует так называемая поясная извилина — она огибает мозолистое тело, которое представляет собой сплетение нервных волокон, соединяющее два полушария. Ранее существовало предположение, что поясная извилина принимает сигналы от источника эмоционального возбуждения — гипоталамуса. Иногда ее называют специфическим рецептивным органом, ответственным за восприятие эмоций — за то, чтобы изменение уровня гормона в крови превратилось в чувство. Но до сих пор не было ничего известно о том, что поясная извилина участвует в принятии игровых решений. Как не было известно и то, что на определенных этапах эффективного игрового сюжета в дело включается мозжечок, которому всегда приписывали ответственность за функции движения, равновесия, сохранения центра тяжести. Но, оказывается, он нужен при выполнении когнитивных процедур. Это важно, поскольку различные поражения мозжечка сегодня успешно лечатся, а значит, открываются новые перспективы по восстановлению нарушенных функций организма. «Когда мы знаем, какие мозговые образования задействованы в принятии правильного и неправильного решений, — комментирует Марк Штарк, — то у нас в руках оказывается информация о состоянии высших нервных функций, и мы можем ими управлять».

Исследование открывает доступ к новой области науки — «проектированию» принципиально новых средств нейрокоммуникаций. Речь идет об использовании когнитивного ресурса человека для управления «внешней средой». Это так называемая проблема «мозг — интерфейс  — компьютер». Нейробиоуправление служит в ней главным звеном. В произвольной саморегуляции деятельность головного мозга незаменима. А ключевой механизм тут — адаптивная обратная связь, которая обеспечивается, как говорят специалисты, средствами произвольного волевого контроля, а проще говоря, так, как сам человек этого захочет. По словам академика РАМН Штарка, это в перспективе может помочь инвалидам, лишенным серьезных функций — например, речи или движения. При помощи мыслительных процессов они могут выполнять какие-то элементарные функции — например, создавать простейшие тексты или контролировать свои движения. Американцы уже делают коляски, которые управляются мыслью. Но фактически они управляются совокупностью электрических сигналов, которые генерирует нейронный ансамбль в голове и имитирует ситуацию, вызывающую у здорового человека определенные движения.

Есть и другая перспектива, уходящая за пределы физиологии высшей нервной деятельности и этико-биологического знания. Не исключено, что в будущем при помощи игрового биоуправления можно будет отбирать людей, пригодных для той или иной профессии.

Кого-то заинтересует такой сугубо практичный вопрос: можно ли, как следует потренировавшись, разорить пару-тройку казино? Все будет зависеть от ваших способностей, но учтите: новосибирские ученые за это никакой ответственности не несут.

Новосибирск — Москва

: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/45/183976.html ].