/ Language: Русский / Genre:sf,

Техналогия

Йожи Буковски


Буковски Йожи

ТехнАлогия

Йожи Буковски

ТехнАлогия

"Технология не подвела меня и на этот раз... раз... раз... раз" - надрывно прохрипел динамик. Потом что-то щелкнуло и монитор, дважды моргнув, погас совсем.

Иван откинулся на спинку кресла и, заложив руки за голову, прошептал: - Ну что, папенька, что?!... Положение стало безвыходным?!.. Царь хитро сощурил брови и покосился на сына. - И что таперя, прикажешь тащить все твое барахло ейтому чернозадому? Да ты погляди на него, чернь от головы до пят, а бабульки стричь... у-у-у, его ейтому учить не нужно. Свое дело знает... Иван опустил руки и, кося взгляд на заморскую диковинку, кинул вслед: - Да что вы понимаете? Ейто же технология! Он многозначительно выставил указательный палец вверх, будто пытаясь показать на что-то прилипшее к потолку прямо над его головой. - У всех государевых сынков ейта диковинка есть, а я что, не тем чем нужно брит, что ли, по-вашему? Царь от этих слов чуть было не испустил дух. Он из последних сил набрал легкими воздух и на выдохе протараторил: - Ивашка, ну, скажи прямо. Ты енту финдюлину меня попросил из-за окияна отписать у чернозадого только потому, что твоя лягушенция ну... Он почесал затылок, подбирая нужные слова. - ...ейто... никак в девицу превратиться не может? Иван от обиды даже прикусил губу. Монитор предательски еще раз щелкнул, а внутри стальной коробки, мирно покоящейся на каменном полу возле дубового стола, что-то хрустнуло несколько раз. - Что, - съехидничал царь, - помираеть, что ли твоя финдюлина? Али нет? Юноша скинул с плеч расписной кафтан, прошелся взад-вперед перед заморским чудом и... в одно мгновение, подскочив к отцу, запричитал: - Ну, хоть бы и из-за легушенки, ну и что? Не жена или муж красят семью, в конце концов, а любовь и преданность. Царь, прикрывая рот ладонью, язвительно хихикнул. - Да-а-а... технАлогия... - Ну, папенька! Иван упал на колени и, вцепившись в царские одежды обоими руками, прокричал, что было сил: - Ну, сделайте же что-нибудь. Люблю я ее, и все тут. И жизнь мне без лягушенки таперя не мила, в пору хоть самому жабой становиться. В следующее мгновение он пулей отскочил от царя и метнулся к лежащей на столе возле монитора картонной коробочке. - Щас, только дайте мне достать эти... как их там? Царь молча наблюдал за своим сыном, копошащимся возле заморской финдюлины. - Как их... а-а-а электродами! Иван уже успел приклеить две присоски с разноцветными проводами ко лбу, как вдруг почувствовал у себя на плече тяжелую руку царя-батюшки. - Хватит, говорю тебе! Не смеши народ. Сын опустил руки и осторожно обернулся назад. - Так что, поможете мне еще раз, али самому придется все решать с ентой чертовой заморской технологией? - Помогу, так и быть. Но... Он опустил брови, чуть ли на переносицу и, прокашлявшись, закричал: - Чародея! Подать срочно в палаты чародея!

Старик-чародей низко раскланялся и, сложив руки на груди, крест на крест, тихо спросил: - Изволите что-то, отец родной? Царь подошел к старику и, обняв его за плечи, ответил: - Да вот, снова Ивашка дурью мается. Лягушенцию свою все еще пытается в девицу превратить. Чародей улыбнулся. - Да-да, хочет, пуще прежнего. Это же ты ему нагадал на Святки невесту не из того теста. - Я-а-а... - выдавил старец. Царь цыкнул языком и вытирев бороду руками, продолжил: - Ну, раз назвался груздем, полезай в короб. Старик смиренно покачал головой. - А раз так, то тебе снова придется тащить чернозадого заморыша в наши покои. И чем, скорее, тем лучше.

Ближе к вечеру, после трапезы, в зал вошла делегация, которую возглавлял чародей-проказник, некогда нагадавший царскому сыну не только странную невесту, но и то, как ее найти. Он помнил, как Иван и два его брата вышли во двор, немного размялись и, поправив колчаны со стрелами, да тетиву, крепкую, как жилы хорошего рысака, выстрелили, каждый в ту сторону, куда хотел. А потом... скачки по городам и весям, поиски, поиски, поиски. Теперь старший женился на заморской царевне. Кожа бела, ручки, что ивовые прутики. Волосы... ах-х-х, эти роскошные волосы... Средний, не совсем глупый, выстрелил с такой силой, что его стрела угодила во двор знатного боярина. Теперь он плавает, как сыр в масле, не то, что он сам (чародей)... на государевой службе. Тут как? Совершишь чудо - хорошо, спасибо (а его в карман не положишь) тебе за это! Ну, а "промахнулся", звиняйте, может и голова с плеч... того... Так и с Иваном. Нет, он не дурак вовсе, да только его отношение к природе сгубило. Он же (Иван), как дитятко малое. Ему бы в двадцать пять годков-то только за бабочками с сачком бегать, цветочки выращивать в парничке, да клубничку на грядке под солнышком. Даже рыбу, идиот, ловить не любит, жалко ему видите ли. Вот и стрела его именно по этому у старого пруда в коровью лепешку попала. Подскочил он к ней, заохал, заахал. Ах, мол, что такое, где же невеста-то? Куда подевалась? Рыщет глазами заплаканными вокруг и тут... А стоило только на пол сотни метров от коровьей лепешки отойти, там, за камышами девица красная нагишом купалась. Тело - тростинка! А он нет, рыщет и рыщет... Вот и нарыскал себе в невесты лягушку. Глаза, что факелы краснющие, лапы скользкие, словно студень, а кожа... аж дрожь берет! Вот и майся теперь, пытаясь превратить превратность судьбы в виде коровьей лепешки с сидящей на ней зеленоглазой красавицей в конфетку. Ф-и-и...

- И что-с у вас получается? - улыбаясь, спросил чернозадый. - Что машина-то говорит? Иван, растроганный появлением мастера заморских фигулин, ответил: - Да вот, - он осторожно погладил монитор, - сказала: "Технология не подвела меня и на этот раз... раз... раз... раз"... И все! Заморский мастер сморщил лоб. - Да, тут все понятно. А электр... - Электроды, - подхватил Иван, - я даже не успел прикрепить к моей невесте. Не успел. А это... Он снова погладил монитор. - Погасло все, правда, еще немного потрескивало что-то. Чернозадый почесал затылок и, опустившись на колени, начал "колдовать" над фигулиной.

"Черт подери, - размышлял чародей, - ничего тут не поможет, точно, не поможет. Ну, как можно при помощи какой-то машины из лягушки сделать мыслящее существо. Бред какой-то. Лучше бы мозги попросил царь для своего сына, как, собственно, и для себя самого. Мозги, они важнее самого пылкого чувства. Даже если оно возникает просто из шутки. Да-а-а, ну и пошутил же я на Святки... сказав Ивану, что найдет он свою половинку в болоте... Пить меньше надо! Что поделать и чародеи перепить могут на праздники. А тот, ну, точно дурак, аж обрадовался, запрыгал на месте и захлопал в ладоши. Мол, наконец-то, с природой сумеет породниться. Дурак, что говорить-то?!.." Старец покосился на стоящего поодаль царя. "Черт подери, ведь осталось совсем немного времени, а у него сейчас в голове крутится: "Ну, ну, старикашка под простоквашкой... сейчас я головешку-то тебе и чернозадому, в придачу, поотрубаю..." Черт, и ведь отрубит, пить дать, отрубит и глазом не моргнет. Что ему чародей? Плюнуть и растереть. Охотчиков на царскую службу хоть пруд пруди. Хотя стоп!" Старец проглотил подступивший к горлу комок. "Ага... вот оно. Договор-то на Святках у нас с Иваном был? Был! Что он тогда говорил? А говорил, что рад, крайне рад такому повороту, более того, готов подписаться под чем угодно, лишь бы свершилось предрешенное. Мол, если что не получится, сам в лягушку согласен превратиться, лишь бы свою избранницу не потерять: "И жизнь мне без лягушенки таперя не мила, в пору хоть самому жабой становиться." Вот оно... А они - технологи, технология. Техно... А-а-а... Х-м-м." Чародей едва заметно улыбнулся и осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания, попятился назад. - Технология не подвела меня и на этот раз. Положение стало безвыходным! прошептал он и дважды стукнул каблуком сапога по полу, подтверждая тем самым силу произносимого заклинания.

- Ну, а пиявки-то у вас есть? - спросил человек, лица которого не было видно в крохотном разрезе дверного оконца. - Нет, - невнятно бросил чародей, - закончились. Приходите завтра. - Вот дьявол тебе под ребро, а еще лекарем себя называет. Старец захлопнул оконце и, шаркая ногами по каменному полу, направился через коридор в малюсенькую комнатку. Возле пышущего жаром камина, на круглом столике стояла маленькая баночка, внутри которой копошились две маленькие лягушки: мальчик и девочка...