/ / Language: Русский / Genre:poetry

Ниобея

Константа Галчинский


Константа Галчинский

Ниобея

ПОСВЯЩЕНИЕ

Я, Кохановского подручный,
В полдневье века о Ниобе
Концерт, как ветер, темнозвучный
В Ольштынской сочинил чащобе.

Пускай своим негромким ладом
Тебе во славу он послужит.
Ты в летний зной была прохладой
И рукавичкой — в снег и стужу.

Себе в прическу, Семиструнной,
Вплети нехитрый слог поэта.
Ты — песнь моей дороги трудной,
Ты — блеска всплеск и светоч света.

Посылка

Любимая, поблекнут строчки,
Утихнут в темных скалах ветры,
И внук меж тучами увидит
Твой взор — сияющий и светлый.

I

ЕВТИФРОН

УВЕРТЮРА

1

Несуразна, непригожа,
день и ночь стоит у моря
обратившаяся в камень

2

дочь несчастная Тантала,
Амфионова супруга
горемыка Ниобея;

3

семь сынов ее, семь дочек
Артемида с Аполлоном
расстреляли на рассвете.

4

А вокруг земля пустая,
ни огня на побережье,
только камень жмется к камню.

5

Небо стынет над Ниобой,
днище тучи тускло блещет,
хлюпает вода о камень.

6

Не приходит парус дальний,
он сторонкою проходит,
а глухая ночь приходит,

7

непригожа, несуразна.
Вдалеке гуляет буря,
а в лицо наотмашь ветер.

8

Над Ниобой вьюга воет,
вьюга снег по кругу водит
над подругой музыканта,

9

над супругой Амфиона,
бедной дочерью Тантала,
и полны глазницы снегом.

10

Стынут каменные слезы,
развиднеется не скоро,
только чайки стонут.

ВИЗАНТИЯ

АЛЬМЕ
ЦЕЗАР
ВАТИС
ТУИ
МИЗЕРЕРЕ
ДОМИНЕ

Такой антифон сложил стихотворец Талиарх, сын бочара, во печаль погруженный, и расписал его на пять наиславнейших колоколов града Византии.

А имя первого колокола было Евтифрон,

второго — Архангел,

третьего колокола — Никола,

четвертого — Герион,

пятого — Акрокерауния.

Так величали колокола.

И когда они звонили песнопенье Талиарха, говорят, будто от звона оного падала золотая тень на тысячу двести куполов, у ворон вырастали золотые крылья, зеленели тучи, а стоящая на площади Михаила Архистратига фигура Ниобеи заметно веселела.

Первым вступал Евтифрон, возглашая АЛЬМЕ, АЛЬМЕ, за ним — Архангел со своим ЦЕЗАР, Никола восклицал ВАТИС, Герион — ТУИ, а колокол Акрокерауния, сбежавший потом в Рим, гудел МИЗЕРЕРЕ, и все голоса смешивал, и братьев заглушал, да так ловко, что в звоне его слыхать было каждый голос: и Евтифрона, и Архангела, и Николы, и Гериона. Герион же, колокол, из всех пяти братьев колоколов был самый радостный; статуя Ниобеи скорбящей, внимая ему, чуть ли не руку протягивала, словно бы просила гребень.

А когда исполнились сроки и Магомет II вступил со своим войском в город, статуя Ниобеи повалилась и голова статуи откололась. Тогда стихотворец Талиарх, сын бочара, выскочил из своего убежища, схватил голову и сбежал с ней во Флоренцию.

Данте уже полтораста лет как умер.

Такова изначальная история мраморной головы Ниобеи, именуемой Неборовской.

МАЛАЯ ФУГА

1

Что за вихрь по дорогам Европы
мчал тебя потайными путями?
Кто владел тобой, мраморный облик
с эллинско-славянскими чертами?

2

Кто в галере провез тебя с риском?
Кто в возке таскал через заносы?
И, тобою восхитясь, какой епископ
оборвал на полуслове «Патер ностер»?

3

В стороне какой, в какой державе
ты злодейства знавала и розни?
И какой отпетый мерзавец
тыкал факелом в древние ноздри?

4

Где была ты? Где? В какие лета
тать волок под плащом воровато
белый мрамор, черные секреты
роттердамских антиквариатов?

5

Может, Гольбейн, Дон-Жуан, Учелло
на тебя молились, как на образ?
Может, Карл-Филипп — скрипач умелый,
Иоганна Себастьяна Баха отпрыск?

6

Может, Тициан, на лик твой глядя,
ошалел средь веницейской ночи
и на волоса тебе приладил,
шутки ради, миртовый веночек?

7

Голова великого шедевра,
где твои восходы? Где закаты?
И в каких же ты плутала дебрях
по Европе — Дантовому аду?

8

На каких ветрах? В какие зори?
В день какой? Грозовый? Бирюзовый?
Ты плыла в смарагдах Черноморья,
чтоб звездой упасть на брег Азова?

9

И пропасть. Но случай обнаружил
в камышах тебя, на дне, в придонских плавнях.
Ты скажи мне все. Скажи, как мужу,
без утайки о событьях давних.

10

Посреди двадцатого столетья
ночью я шепчу, ошеломленный:
— Чьи глаза гляделись в очи эти
в Бремене? А может, в Авиньоне?

II

ЧАКОНА

ХРАНИТЕЛЬ МУЗЕЯ

Хранитель музея в Неборове сказал:

— Обнаруженная на берегах Азовского моря

экспедицией ученых Екатерины II,

она путем обмена с царицей попала в XVIII веке

в руки магнатского рода Радзивиллов.

В наши дни своей красотой служит труду.

ОСТИНАТО

Ниоба,
мрамор и мирра!
О Ниоба, Ниоба,
тебе Эсхилова еще звенела лира;
стих пляшущий
иль плач
тебе во славу,
трохей ли, ямб —
что выберешь себе по нраву?
Где сыскать мне просодий строфических?
В алкеевых строфах? в сафических?
Ниоба,
их столько, силлаб и строф,
сколько в море Эгейском твоем
островов.
Ниоба,
будь я рожден тобой,
спел бы тебе я:
два слова весенних — и гимн!
да какой!
— Ласточка! Ниобея!
И только всего-то: Касатка! Ниоба!
И в ноги — сирень.
Лучше бы Кохановский. Лучше Прокофьев.
Лучше б — Шопен.
И пусть, Ниоба. А мне твой голос —
приказ и проповедь.
И пусть не по рукам тяжелость,
а я попробую;
добавлю туч, чтоб рифма золотом
блестела глуше,
и сердцем — ух!
в глубь Ахерона —
как можно
ниже,
как можно
глубже,
здесь?
нет?
Ниоба!

Ветер в болотах поет.
Стынут пальцы.
То ли? это — лицо твое?
Молви! Сжалься!
Верно, ты им просто сестра —
ведь у каждой лик яснолобый!
Ох и мороз!
Ох и ветра!
Ниобея!
Ниоба!
Сквозь прах, и мох, и мрак, и сырь,
сквозь ночь и вороньи стаи —
а сверху небо, кривой упырь —
Ниоба,
ноги устали!
Путь опасен,
где б согреться?
Генрих, басни
«Лиришес интермеццо»:
слезно и пошло,
всхлип тоски.
Ахерон, течешь ли?
Что ж!
Теки.

МАЛЫЙ СКРИПИЧНЫЙ КОНЦЕРТ

1

Опять светлы окошки... А чьи в окошках тени?
Окошки и герани, мосток, ветвей плетенье,
старинный колодец с Нептуном, яблоня, ступени
а где оно?

2

Дул ландышевый ветер, колыша занавески.
Пел соловей. В подсвечник стекали капли воска.
В тяжелых косах ночи звенели звезд подвески —
а где оно?

3

Лазурным циферблатом часы светили с башни,
по небосводу тучка плыла неторопливо.
А после вышел месяц, окошки отворявший, —
а где оно?

4

Над вывеской цирюльни реял южный ветер,
пес в переулок вышел — нес в зубах фонарик,
летели в воду искры, смех, шепоты, букеты —
а где оно?

5

Обрученье в беседке. Яхонт. Яшма. Жемчуг.
«Баллады и романсы». Имя. Ветер в поле.
А месяц по секрету что-то шепчет, шепчет —
а где оно?

ПЛАЧ НИОБЕИ

Что за но-о-очь!
шлях белеется,
что за но-о-очь!
шаг сбивается.
Где вы-ы, мои деточки?
сгинул путь!
из какой же вы пьете речечки
тину-муть?
В Париже-то вас искала я —
понапрасну.
С фонариком по каналам.
А он погаснул.
Ох и ночь!
Ох и сне-е-ег!
Ох, невмочь,
Мельпомена, мне!
Где ж вы-ы, где вы-ы, деточки,
где вы есть?
Кто вас, мои свечечки,
мог увесть?
Может, я вот на столечко
не дошла,
может, я бы в той щёлочке
вас нашла?
Как мне бы-ы-ыть?
Кому жалиться?
Обрати мен-я-я,
ночь, пожалуйста,
в камень стылый,
в глыбу голую,
чтоб ни цветика,
чтоб ни голоса,
только ве-е-етер в ярости,
крик ворон.
И столкни в реку горести,
в Ахерон.

III

НЕБОРОВ

БОЛЬШОЙ СКРИПИЧНЫЙ КОНЦЕРТ

1

Здесь лампа подвесная на скрипучей балке —
двурогая девица с хвостом, как у русалки,

2

зовут ее Мелюзиной, реже — водяницей,
под сводом над тенями она плывет плотицей

3

и светом повествует, как люди словесами.
Под этой самой лампой я сиживал часами,

4

глаз не сводя с Ниобы, Ниобы Неборовской.
Летели искры лампы по потолочным доскам,

5

и в сапогах промокших бродил ноябрь по лужам,
с листом кленовым в петлице,
с осколком солнца в сердце.

6

Уже над воротами фонарь был желт и светел.
И скрипнул граб во мраке. Хорал заладил ветер,

7

семь уцелевших листьев сорвал и бросил в осень,
дворцовой дверью хлопнул, затем рванулся вкось он —

8

разбил рельеф, метнувшись на тимпан фронтона,
и гулко билось эхо в трубу, в гербы, в знамена.

9

И морем Средиземным осень подступала.
На барельефах солнце нет-нет и проступало

10

и высекало искры в ларцах и табакерках,
в гонимых ветром листьях — осенних фейерверках;

11

те листья дальше, дальше гнал ветер оголтелый.
А ночью холодало. И птицы улетели.

12

И только там, где ныне столько глаз совиных,
где пел в июньском жасмине хор скрипок соловьиных,

13

остался блеск, даже ночью, как золотая строчка:
«Я, соловей, певал тут!» — и золото листочка.

14

А в спальне неборовской, где замки тугие,
в простенках гобелены висели дорогие,

15

и на одном был остров цвета мокрой мяты
и сильный ветер, судя по зелени примятой,

16

и видно было, если светильник приближался,
что в глуби гобеленной кабан за ловчим гнался,

17

как будто на офортах со сценами погони
к поэме поэта Шекспира «Венера и Адонис».

18

Я долго в Неборове бродил по анфиладам —
Бежал от Ниобеи, оказывался рядом,

19

кружил и возвращался по проходам низким.
От лампы в Ниобею отлетали искры —

20

Бетховеновой елки блестки-волоконца,
Шопен их вдохновенный переиначил в солнце.

21

Дул ветер в гобелене. То выл. То тихнул быстро,
то на басы бросался, то — по всему регистру,

22

и лес назад отбрасывал, и брал верха легко он
(и гобелен приплясывал в простенке, будто клоун).

23

Вихрь, заморочив ловчего, играл в ноздрях кабаньих,
вел пурпурную осень, как Вакх свою компанию

24

сатиров и Шопенов на триумф индийский —
что у министра Гёте в «Элегиях римских»,

25

где описанье амфор — скрипок низких глуше;
выше — только свечки, Ахерон и души.

ВСТРЕЧА С ШОПЕНОМ

— Monsieur Шопен, вот это да
Как попали вы сюда?
— Я со звезд лечу во мгле.
Мне полегче на земле:

клавикорды, старый двор,
что-то вроде в до-мажор
(сущая безделица, милостивый государь),
старых нот старинный лад,
осень, листья вдаль летят.

— Но куда же вы? Как жаль.
Боже мой, в такую даль!
Ваша шляпа. — Merci bien.
— Bon soir, monsieur Шопен.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СКРИПИЧНОГО КОНЦЕРТА

26

Месяц в глобус гляделся в библиотечном зальце,
по Средиземному морю водил серебряным пальцем,

27

вглядывался в Сицилию, Францию мигом обшаривал
и снова спешил в Византию, обследовав пол-полушария,

28

и резал свои монограммы в колоколах густозвонных,
в медных сердцах Гериона, Николы и Евтифрона,

29

которым звонить повелела певца Талиарха муза.
Потом бродил по карнизам, углам, зеркалам, аркебузам;

30

с себя, при помощи ветра, тучу стряхнувши рьяно,
кружил вокруг канделябров и старого фортепьяно,

31

зыбким потоком сияя, плыл по стене у пилона,
где на другом гобелене был свадебный пир Посейдона,

32

златом-серебром тканный, словно бы к рифме рифма,
и Меркурий подарки всем приносил с Олимпа.

33

Тут подошли созвездья, стукнули в окна, робея,
Дева, Стрелец, Возничий, Весы и Кассиопея,

34

звезды, милые звезды — столько вас поднебесных,
и от века известных, и еще не известных:

35

Андромеда и Лебедь, Венера, Сириус ясный.
И вдруг все звезды погасли. И месяц гоже погаснул.

36

И Мелюзина погасла. Дрогнула тьма голубея —
и тогда засветился во мраке лик Ниобеи,

37

сначала белым свеченьем, потом синевой серебрённой, —
И я узнал этот мрамор. И вскрикнул, словно ребенок,

38

когда он мать или воду внезапно увидит в березах,
как вновь обретенный берег, песок и привисленский воздух.

39

Ниоба! Ниоба! Фонарик сквозь сумрачные нагорья!
Ниоба! Ты — Дон! Ты — Висла! Ты — все Средиземноморье

40

Словно кормчий, который опасным проливом проходит,
а ветер огни погасит, и силы уже на исходе,

41

и буря крепчает, и столько разных камней подводных,
и Сцилла грозит, и сирены, и нету звезд путеводных,

42

и последние блики устали на скалах светиться,
и смолкла последняя песня самой последней птицы;

43

в борта тяжелые волны бьются темно и тревожно,
и огня даже сердцем запалить невозможно,

44

ночь длится, пути не видно, и страшно, и дело худо,
вокруг непроглядная темень, и помощи нет ниоткуда,

45

и вдруг в беспредельном небе одна звезда загорится,
и кормчий воскликнет: «Звезда моя!» — и к звезде устремится,

46

снова весел и полон неодолимой отваги,
ибо звезда кораблик проводит в архипелаге.

47

Так Ниобея светилась. Ноябрь за ставнями мокнул.
Светало. Утро звучало. Лучи пролетали в окна.

48

Нашли меня утром. Словно у материнского гроба,
сидел я с лицом в ладонях пред ликом твоим, Ниоба.

    * * *

    Что слезою сияло,
    то солнцем взойдет.
    Что в землю упало,
    ростком прорастет;

    что развеяно ветром,
    рвется к дому.
    За пригорочком
    тихий омут.

IV

ОДА К РАДОСТИ

Миртом и розмарином, дуделками, воскуреньями
украшал тревожный Гораций уплывающие мгновения,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Мы для тебя иначе: тебе, Ниобея, с вечера
стрелочник фонарями стальные пути рассвечивает,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Тебе гудят самолеты. Дети поют славословья.
Тебе, Ниобея, ибо — ты мир, оплаченный кровью,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Тебе дифирамб отковал я, чеканщик, в работе упорный.
Ты — ритмы, хоругвь и хоралы портов и аэропортов.

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Будь я твоим Талиархом, владыкой великого звона,
звонил бы и дни и ночи
в
Евтифрона,
Архангела,
Николу,
Гериона,
Акрокераунию,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

О, звуков пока не хватает, нам звуков надо немало,
мы еще разгадаем язык стропил и металла,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Новых зверей отыщем по межпланетным чащам.
Слова и времени атом светом зажжем слепящим,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Мудрая мукой всесветной, дай мудрость кричащим упрямо:
«Лучше бы на луне ты нас породила, мама!»

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Заговорят пусть камни, деревья, жестянки, коровы,
пустошь, камыш, кустарник пусть обретают слово,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Пусть молвит бочонок формой, дождь ветром, причалы молом,
пускай — инструмент инструментом — станет кларнетом молот,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Мы, мастерки с молотками, миру защиту отыщем,
на западе наше солнце светит в морские кладбища,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Там, где свет пропадает, в купольных высях, в своде
палец твой — луч огромный лучами лучи выводит,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

И замирает форма. Числа слышны отдаленно.
И в контрапункт свободный вплывает сон Сципиона,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Слог Ниобея слоги три слога Ниоба слоги
три слога четыре слога о слоги слоги слоги слоги,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Басня снег ба снег баба снег слоги снежно
мама снег баба снег слог слоги ба,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Чей голос? Голос слога слог мама слоги ловите
солнце мама солнце слово соловьи в алфавите,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Слог — это звук или звуки, простой элемент языка:
НИ — слог, О — слог, БА — слог, а тучка — ТУЧ и КА,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

А ты — сотворенная Ствошем легкая тучка-безделка.
Ты кёльнский орган, разросшийся в тысячи людей,
                         цветов, диковинных фигур,
верблюдов
не говоря о малюсеньких белках,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

L'art, l’art tu es Niobé, l'art qui rit et pleure,
plus vaste que vos canons, plus doux que le bonheur,[1]

Niobe, daughter of Tantalus,
Niobe, Amphion's wife[2].

В тебе Орландо ди Лассо. В тебе равновесье и век.
Mensch — ja, das klingt stolz[3]. В искусстве — человек,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

    По широтам и долготам
    лад один, одна забота,
    века полдень, солнца веха,
    пой, Ниоба, песню века.

    И мою дуделку тоже
    ты возьми для песни этой.
    Кто тебя обидеть может,
    песнопевица столетий!

    Солнце близко. Песня близко.
    Пули ей смешны всегда.
    «Радость, олимпийцев искра,
    элизийская звезда!»

Симметрия и ветер, летний дождь и гармония,
ты Европу сжимаешь, как скрипку, в своих человечных
                         ладонях,

Ниоба, дитя Тантала,
Ниоба, жена Амфиона.

Лесная сторожка Пране, 1950