/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: По королевской договоренности

Дом моего сердца

Кара Колтер

На красавицу принцессу совершено покушение – перед самой церемонией бракосочетания! Выполняя свой долг, ее спасает бесстрашный воин. Они вынуждены укрыться в домике на берегу океана…

2008 ruen Ж.Баскакова3fe68afb-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_short Cara Colter Her Royal Wedding Wish en Roland doc2fb, FictionBook Editor Release 2.5 2010-09-12 OCR & SpellCheck: Dinny 4fd085b1-0f7e-102e-b479-a360f6b39df7 2 Кара Колтер «Дом моего сердца» Радуга Москва 2008 978-5-05-007021-0

Кара Колтер

Дом моего сердца

Глава первая

Джейк Роунэн набрал полную грудь воздуха, как перед атакой или прыжком. Никакого эффекта. Его сердце билось, как у оленя, столкнувшегося с волчьей стаей. Ладони взмокли.

Ничто не выматывало его так, как свадьбы. Он передернул плечами и снова сделал глубокий вдох.

Его старинный друг Грей Питерсон беспокойно заерзал рядом с ним и пробормотал себе под нос нечто такое, что, вероятно, никогда еще не звучало под сводами церквей, а потом спросил:

– Твоя интуиция заговорила?

Роунэн славился среди своих крутых соратников как человек, обладающий шестым чувством, которое заранее предупреждало его об опасности.

– Я просто совершенно не выношу свадьбы, – ответил Роунэн, понизив голос. – Всегда чувствую себя каким-то скованным.

Грей задумался, посчитав это странностью.

– Джейк, – наконец сказал он ободряюще, – не ты же собираешься жениться. Ты всего лишь один из сотрудников службы безопасности и даже не знаком со всеми этими людьми.

Роунэн никогда еще не собирался жениться, но его детство было омрачено многочисленными попытками его матери найти идеального мужчину. Страстное стремление мальчика обрести нормальную семью обычно заканчивалось разочарованием задолго до очередной тщательно разработанной его матерью брачной церемонии с очередным его временным отчимом.

Роунэн обрел семью, которая была ему очень по душе, когда, последовав примеру своего покойного отца, несмотря на энергичные слезные протесты матери, сразу после окончания школы вступил в ряды австралийской армии. Наконец его жизнь стала упорядоченной, в ней появилась предсказуемость и он почувствовал настоящий дух товарищества.

А потом он был завербован в группу «Меч», расквартированную в Англии, – международную группу войск немедленного реагирования на мировые кризисы. Ее члены действовали в горячих точках, а также обеспечивали безопасность мировых лидеров на саммитах, конференциях и мирных переговорах. Они обезвреживали бомбы, собирали секретную информацию, возвращали угнанные самолеты, освобождали заложников, взрывали тайные вражеские склады оружия. Они выполняли самую трудную в мире работу, и делали это быстро, спокойно и анонимно, не ожидая никаких почестей.

О женитьбе и речи быть не могло. Жизнь этих мужчин была сопряжена с опасностью, и они считали, что не имеют права рисковать семьей.

А он был только рад этому. Роунэн, бесстрашный воин, гордость группы «Меч», упал бы, вероятно, в обморок от страха, доведись ему стоять у алтаря в качестве жениха. И ждать свою невесту.

Пока что у алтаря этой церкви, пагоды, никто не появился, а традиции на маленьком тропическом острове Бранаша, где сейчас находился Роунэн, были перевернуты с ног на голову. Ему объяснили, что здесь первой приходит невеста и ждет своего жениха.

Музыка, веселая и приятная, возвестила о ее прибытии. Роунэн бросил взгляд на проход между рядами. Видение в шелке цвета слоновой кости медленно двигалось в их сторону. Типичный на острове Бранаша свадебный наряд покрывал невесту с головы до пят. Было непостижимо, как нечто, настолько скрытое, может быть таким чувственным.

Но так было. Платье, слегка обрисовывая хрупкую фигуру невесты, подчеркивало женственность ее движений. Наряд был расшит золотыми нитями, отражающими свет, и тысячами переливающихся жемчужин.

Причина, по которой Роунэн стоял рядом с алтарем, заключалась в том, что этой красавице невесте, принцессе Шошане Бранашанской, могла угрожать опасность.

Закончив службу в группе «Меч» и выйдя в отставку, полковник Грей Питерсон возглавил службу безопасности королевской семьи на острове Бранаша. В связи с предстоящей свадьбой он спросил Роунэна, не хочет ли тот взять отпуск и помочь ему усилить меры безопасности. Грей описал ему эту работу как небольшое развлечение: красивый остров, прекрасные женщины, удивительный климат, простые обязанности и уйма свободного времени.

Но не успел Роунэн сойти с трапа самолета, как службе безопасности стало известно об угрозах в адрес принцессы. Грей был мрачен и напряжен, он был уверен, что эти угрозы исходили из недр самого дворца.

– Взгляни на ту женщину с цветами, – коротко произнес полковник.

Роунэн обернулся, удивившись тому, каким усилием воли заставил себя оторвать взгляд от сверкающей невесты. Женщина, стоящая в стороне, вертела в руках букет цветов. Она нервно поглядывала через плечо, выдавая свое напряженное состояние.

И тут Роунэн почувствовал, как у него внутри все оборвалось.

Он осторожно дотронулся до своего пистолета. Грей, заметив это, тихо выругался и проверил собственное оружие.

Невеста шла вперед, шурша своим нарядом.

Грей слегка толкнул Роунэна плечом.

– Смотри за ней, – сказал он, – а я беру на себя эту цветочницу.

Роунэн кивнул и подошел к алтарю насколько мог близко, чтобы не слишком привлекать к себе внимание. На него пахнуло ароматом духов невесты, волнующим и таким же экзотическим, и прекрасным, как аромат тропических цветов.

Музыка смолкла. Краем глаза Роунэн видел даму-цветочницу. Сейчас, подумал он, готовься.

Но ничего не произошло.

Старый священнослужитель в традиционном красном шелковом одеянии здешних монахов вышел вперед. Его бронзовое лицо было спокойно, веселые глаза одобрительно прищурены.

Роунэн почувствовал, как напрягся рядом с ним Грей. Они переглянулись. Тревога в душе Роунэна усилилась.

Он внимательно наблюдал за священником, за невестой. Сейчас должен был прибыть жених.

Невеста подняла вуаль… и на какую-то долю секунды он забыл о своей миссии. Джейк Роунэн поразился нежной, изысканной и безупречной красоте принцессы Шошаны Бранашанской.

Он видел фотографии Шошаны: юной, хорошенькой, изнеженной. Но они не подготовили его к тому, какая она в жизни. Ее бронзовое лицо, обрамленное сверкающим черным водопадом волос, было совершенным, а раскосые миндалевидные глаза – того бирюзового цвета, который ему довелось видеть лишь однажды, в заливе у берегов Австралии, где он занимался серфингом в дни своей юности.

Он заставил себя оторвать взгляд от принцессы. Отвлекаться от его миссии нельзя было ни на секунду.

Тут дверь за его спиной тихо открылась. Роунэн оглянулся. Это был не принц, а какой-то человек в черном. Лицо, прикрытое капюшоном. Ружье.

Долгие часы тренировок научили Роунэна молниеносно реагировать на изменение обстановки.

Он наклонился над принцессой и увидел на миг, как широко распахнулись ее бирюзовые глаза, перед тем как он повалил ее на пол и накрыл своим телом.

Даже прилив адреналина не помешал ему почувствовать изысканную сладость ее форм.

Прогремел выстрел. В пагоде начался переполох.

– Роунэн, тебя прикрывают, – закричал Грей. – Уводи ее отсюда.

Роунэн рывком поставил принцессу на ноги, встал между ней и нападающим и, положив ладонь на тонкую шею Шошаны, пригнул ее голову.

Он привел принцессу в комнату за алтарем, разбил единственное окно и пропихнул девушку через него, стараясь защитить ее своей рукой от осколков стекла.

Они побежали к выходу из церковной ограды. Сзади раздались еще три выстрела и крики.

Пробежав по аллее, они оказались на широкой, картинно красивой площади с белыми фасадами домов, роскошными пальмами и неправдоподобно большими розовыми цветами. Какой-то таксист, совершенно не обращая внимания на доносящиеся звуки выстрелов, сидел, открыв дверцу, на переднем сиденье своей машины и дремал на солнышке. Роунэн внимательно осмотрелся. Единственным транспортным средством помимо такси была повозка с впряженным в нее осликом, на которой обычно возили туристов. Ослик выглядел таким же сонным, как и кучер.

Приняв решение, Роунэн вытащил удивленного водителя такси из его машины и втолкнул в нее принцессу, она плюхнулась на пассажирское сиденье. Он вскочил следом, повернул ключ и включил двигатель.

Через считаные секунды звуки выстрелов и протестующие крики таксиста стихли вдали. Роунэн ехал, стараясь мысленно представить себе карту острова.

– Как вы думаете, там никто не пострадал? – спросила принцесса. – Я очень беспокоюсь о своем дедушке.

Ее английский был безупречен, а голос, нежный и чувственный, был ласковым, словно ее прикосновение.

Роунэн с интересом зафиксировал тот факт, что она беспокоилась больше о дедушке, чем о своем женихе, и с раздражением отметил, что неподдельная тревога на ее лице вызвала в нем чувство нежности к ней, а это было совершенно нежелательно.

– Никого не ранили, – сказал Роунэн мрачно.

– Откуда вы знаете? Я слышала, выстрелы, когда мы бежали.

– Пуля производит разный звук в зависимости от того, попала она в человека или нет.

Шошана смерила его недоверчивым и скептическим взглядом.

– И вы умудрились во время нашего бегства прислушиваться к этому?

– Да, мэм.

Он не то чтобы прислушивался именно к этому, но слушал. Всех членов группы «Меч» учили обращать внимание на детали, которых другие люди попросту не замечают. Просто удивительно, как часто от чего-то, казалось бы, незначительного зависит человеческая жизнь.

– У моего дедушки серьезные проблемы с сердцем, – тихо сказала она.

– Сожалею.

Словно нарочно, чтобы отвлечь внимание Роунэна, в его кармане завибрировал мобильный телефон.

Роунэн вынужден был отключить звук во время свадебной церемонии, потому что его мать атаковала его с неистовой настойчивостью посланиями о том, что должна поделиться с ним потрясающей новостью. Потрясающая новость в ее жизни всегда означала одно и то же: появление нового мужчины, утверждение, что на этот раз все будет по-другому, и сногсшибательные свадебные планы.

Однако оказалось, что это был звонок от Грея.

– Слушаю, – сказал Роунэн.

– Здесь все чисто.

– Здесь тоже. Аврора, – он назвал Шошану именем принцессы из «Спящей красавицы»: и красиво, и никто ни о чем не догадается, – в полном порядке.

– Отлично. Мы схватили преступника. Никто не ранен. Парень стрелял холостыми. А ведь его могли убить. Ну не псих ли?

Роунэн задумался на мгновение, а потом высказал предположение, что это мог быть кто-то, кто хотел остановить свадьбу.

– Хочешь, я привезу ее обратно? Может быть, они смогут продолжить свадебную церемонию?

Деталь. Принцесса рядом с ним вздрогнула, хотя и едва заметно.

– Нет. Ни в коем случае. Здесь что-то пошло не так. Никто не должен был проникнуть через оцепление охраны на свадьбе. Вероятно, этот человек – кто-то из своих. И я не хочу, чтобы она вернулась сюда, пока я не выясню, кто это. Ты сможешь обеспечить ее безопасность до тех пор, пока я не выясню все до конца?

Роунэн задумался. В его распоряжении пистолет и две обоймы патронов. Остров ему незнаком, и сейчас при нем угнанный автомобиль, не говоря уж о принцессе.

Хотя обстоятельства складывались далеко не лучшим образом, он знал, что в его деле нужно надеяться на возможные шансы и верить в свои собственные силы.

– Безусловно, – ответил Роунэн.

– Я не рискну довериться своему телефону, но мы, вероятно, сможем еще раз воспользоваться твоим, чтобы сообщить тебе время и место встречи.

– Договорились. – Роунзну следовало бы закончить на этом разговор, но он допустил ошибку, бросив взгляд на измученное лицо принцессы. – Да, Грей, а ее дедушка в порядке?

– Пьет виски. – Грей понизил голос: – Но вообще-то, похоже, немного… обрадовался, что его внучке не удалось выйти замуж.

Роунэн положил телефон в карман.

– Ваш дедушка в полном порядке.

– О, какая чудесная новость! Спасибо!

– Тем не менее я пока не могу отвезти вас обратно.

Она неожиданно улыбнулась, и, если он не ошибался, а он редко ошибался при его даре замечать все детали, в бирюзовой глубине ее миндалевидных глаз мелькнуло озорное выражение.

Принцесса ничего не спросила о женихе, и теперь, когда тревога за дедушку улеглась, она больше не выглядела несчастной, как женщина, свадебная церемония которой только что сорвалась из-за стрельбы. Фактически она даже выглядела счастливой. Словно в подтверждение этого принцесса сняла фату и, высунув ее в окно, позволила ветру подхватить ее. Она довольно рассмеялась, когда фата полетела вслед за ними, а дети помчались по улице, ловя невесомый шелковый лоскуток.

Врывавшийся в окно ветер трепал завитки ее волос. Она освободила их от оставшихся шпилек, и они рассыпались по ее изящным плечам.

– Послушайте, ваше высочество, – сказал Роунэн с раздражением. – Не выбрасывайте больше из окна ничего такого, что легко поможет найти нас или запомнить.

Она тряхнула волосами и посмотрела на него слегка вызывающе. Очевидно, принцесса не привыкла, чтобы с ней так разговаривали. И это было очень плохо, потому что здесь мог распоряжаться только один человек, а именно он, Джейк Роунэн.

Роунэн начал анализировать ситуацию. Она не была благоприятной.

Изначально перед ним стояла задача принять участие в обеспечении безопасности во время свадебной церемонии, но он никак не ожидал, что у него на руках окажется принцесса, которую кто-то пытается убить.

Остров ему совершенно незнаком. Он понятия не имеет о том, куда можно увезти принцессу, где ей бы ничто не угрожало.

У него очень мало денег, а ему надо накормить ее и освободить от слишком привлекающего внимание наряда.

Роунэн отдавал себе отчет в том, что человек, который преследовал принцессу, догадается проследить за его кредитной картой, равно как и за его мобильным телефоном. Джейк может воспользоваться им лишь однажды: чтобы договориться о времени и месте встречи, а потом придется телефон отключить. И самое главное, их машина, должно быть, уже объявлена в розыск. Надо поскорее бросить ее.

Плюсом было то, что принцесса жива. И у него есть оружие, хотя и очень мало патронов.

Ему удастся пустить в ход кредитную карту только один раз: чтобы сменить одежду. К тому моменту, когда нападут на их след, они могли бы быть уже далеко.

– У вас есть враги? – спросил он. Если бы он смог еще раз позвонить Грею, то, вероятно, узнал бы, чем вызвана существующая опасность: какими-то личными причинами или политическими мотивами. Отсюда вытекали совершенно разные сценарии.

– Нет, – ответила она, но он заметил секундное замешательство.

– Никто не питает к вам ненависти?

– Конечно, нет.

И снова Роунэн уловил замешательство. Он помолчал.

– Кто, по-вашему, мог это сделать? – осведомился он. – Что вам подсказывает ваше внутреннее чутье?

– Что значит внутреннее чутье? – спросила она, широко открыв глаза.

– Ваша интуиция.

– Всякие глупости.

– Расскажите мне, – настойчиво попросил он.

– Принц Махейл, прежде чем сделал мне предложение, встречался с одной женщиной, которая приходится мне двоюродной сестрой…

– Ваша интуиция совсем не глупа, – сказал он ей угрюмо. – Она может сохранить вам жизнь. Как зовут вашу кузину?

– Я не хочу втягивать ее ни в какие неприятности. Скорее всего, она не имеет к этому никакого отношения.

– Ей не грозят никакие неприятности, если она не виновата. Как ее зовут?

– Мирэсса, – неохотно ответила принцесса.

– А теперь скажите мне, есть ли здесь какой-нибудь базар. Небольшой, где я мог бы купить еду. И что-нибудь из одежды для вас.

– Ой, – выдохнула она. – А можно шорты?

– Я куплю то, что будет привлекать к вам как можно меньше внимания, – сказал он, скользнув взглядом по ее длинным ногам, которые не скрывало разорванное платье. – Почему-то сомневаюсь, что это должны быть шорты.

– Неужели мне придется маскироваться? – с испугом спросила принцесса.

– Конечно, – согласился он. – Придется.

– Вы могли бы притвориться моим возлюбленным, – сказала Шошана с несколько повышенным энтузиазмом. – Мы могли бы взять напрокат мотоцикл и смешаться с толпой туристов. Сколько времени, по-вашему, вам придется прятать меня?

– Не знаю пока. Возможно, пару дней.

– О! – сказала она радостно, воспринимая эту смертельно опасную ситуацию как большое приключение. – Мне всегда хотелось прокатиться на мотоцикле!

Джейку было трудно относиться к ней строго по-деловому, а будет, безусловно, еще трудней, если придется делать вид, что он ее приятель, и ехать с ней вдвоем на мотоцикле. Он представил, как она прижимается к его спине, а под ними дрожит мотоцикл.

Воспротивься, солдат, приказал он себе. Никакого мотоцикла!

– Я обрежу волосы, – решила принцесса.

Это была первая здравая мысль, которую Роунэн услышал от нее. У нее были длинные прямые волосы, черные как смоль и блестящие. Волосы были роскошными, и он не позволит ей остричь их даже ради самой лучшей маскировки. Он понимал, что это неправильно и непрофессионально, но невозможно было отрицать, что в душе у него прочно поселилось нечто, отвлекающее его от дела.

Шошана бросила исподтишка взгляд на своего спутника, и ее охватило легкое сладостное чувство. Он был необычайно хорош собой. В его коротких рыжеватых волосах вспыхивали на солнце багряные пряди. Его глаза, устремленные на дорогу, были золотисто-карие, как у льва. Все свидетельствовало о его силе: глаза, твердо очерченный рот, упрямый подбородок, трепетные ноздри.

Это был крупный мужчина, широкоплечий и мускулистый, не похожий на субтильных мужчин ее острова. Когда он в пагоде толкнул ее на пол, она сначала испытала шок. Еще ни один мужчина не вел себя с ней так! Но потом ее охватила странная дрожь от ощущения мужского тела на ней.

Сейчас его руки потянулись к галстуку и нетерпеливо развязали его. Спрятав галстук в карман, он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и потер шею.

– Как вас зовут? – спросила она.

Было нечто непристойное в том, какие чувства она испытывала к нему, учитывая, что всего несколько минут назад собиралась выйти замуж за другого человека. Она бросила взгляд на его красивые руки и, ужаснувшись своим мыслям, представила, как эти пальцы играют ее волосами.

Конечно, принцесса вела в какой-то степени затворническую жизнь и никогда еще не оказывалась наедине с мужчиной, не принадлежавшим к ее семье. Даже встречи с ее женихом, принцем Махейлом с соседнего острова, были очень формальными и проходили под пристальным оком дуэньи.

– Роунэн, – ответил он и сделал крутой вираж, чтобы избежать столкновения с женщиной, которая везла на велосипеде корзину цыплят. При этом он произнес какую-то ласкающую ухо фразу, которой принцесса никогда раньше не слышала, хотя считала, что прекрасно владеет английским. Легкая дрожь, скользнувшая по ее позвоночнику, сказала ей, что это было что-то неприличное. Очень неприличное.

– Роунэн. – Она с удовольствием повторила его имя. – А вы должны называть меня Шошана.

– Ваше высочество, я не могу называть вас Шошаной. – Он тихо пробормотал ее божественное имя. – Мне кажется, что недопустимо называть члена королевской семьи просто по имени.

– Глупости, – сказала она, хотя это было правдой: никто, кроме самых близких родственников, не отваживался на такую фамильярность. Это была составная часть той неволи, в которой она находилась как принцесса.

Но ее освободили! Ее молитвы были услышаны тогда, когда она, потеряв всякую надежду, смирилась с тем, что должна дать согласие выйти замуж за человека, которого не любила.

Она не знала, как долго могла продлиться эта отсрочка, и собиралась извлечь из сложившейся ситуации максимум возможного, побыть такой, какой, скорее всего, никогда больше не станет. Свободной. О чем она всегда мечтала больше всего.

Быть обычной девушкой. С обычной жизнью.

Шошана решила продолжить разговор, чтобы выяснить как можно больше об этом загадочном иностранце. Она взглянула на его губы и вздрогнула. Неужели ей доведется познать их вкус?

Как могло получиться, что воображаемый поцелуй с Роунэном, незнакомцем, наполнил ее ощущением приятного предвкушения, заставил ее сердце забиться сильнее, в то время как мысли о первой брачной ночи с будущим законным мужем, принцем Махейлом, не вызывали у нее ничего, кроме любопытства и безотчетного страха!

– Кто вы по национальности?

– Разве это имеет значение? Вы не должны ничего знать обо мне. Вы должны просто меня слушаться.

Его тон, твердый и холодный, не сулил никакого поцелуя!

Она возмутилась, ведь, когда принцесса спрашивает о чем-то, простые люди обязаны отвечать. И хотя ей страшно хотелось пожить жизнью обыкновенной девушки, она по привычке смерила его высокомерным взглядом, который всегда имелся в запасе для провинившихся слуг.

– Австралиец, – отрывисто бросил он.

Это объясняло его акцент, безусловно столь же приятный на слух, как и та непонятная фраза, которую он недавно так выразительно произнес, пытаясь избежать столкновения с велосипедом. И принцесса сама громко повторила эту фразу, с той же интонацией, что и он.

Машина сделал зигзаг, но Роунэн тут же взял себя в руки.

– Не произносите это! – закричал он, потом, подумав, добавил: – Ваше высочество.

– Я стараюсь усовершенствовать свой английский!

– Ваше старание может сделать одно – привести меня к позорному столбу за то, что я учил принцессу неприличным словам. Здесь еще существует порка розгами?

– Конечно, – с удовольствием солгала она. Его лицо потемнело, но потом, поняв, что она подшучивает над ним, он строго взглянул на нее. – А в Австралии заставляют женщин выходить замуж за нелюбимых мужчин? – спросила она. На самом деле ее никто не заставлял. Отец дал ей выбор, но это был не настоящий выбор. Стремление оправдать его ожидания, угодить ему оказало влияние на ее решение.

К тому же неожиданное предложение принца Махейла пришлось на горький момент ее жизни: минуло всего несколько дней после кончины ее кота, Ретны.

Люди говорили, что это всего лишь кот, и не понимали глубины ее отчаяния, но Ретна появился у нее, маленькой восьмилетней девочки, еще крохотным котенком. Он был ее другом и компаньоном в королевском дворце, где все были слишком заняты, чтобы обращать внимание на то, что нужно какой-то одинокой маленькой принцессе.

– Поверните здесь, в конце этой дороги есть небольшой базар.

Роунэн свернул направо.

– Ну? – спросила принцесса, видя, что он не собирается отвечать на ее вопрос.

– Люди женятся по самым разным причинам, – сказал он. – Любовь – это еще не гарантия того, что все будет удачно. Да и кто вообще знает, что такое любовь?

– Я знаю, – сказала она твердо. Похоже, ее представление о том, что такое любовь, стало ясным, только когда она уже дала согласие выйти замуж за нелюбимого человека.

– Конечно, знаете, принцесса.

По его тону было понятно, что он считает, будто для нее любовь – это сказочная фантазия, мечта школьницы.

– Вы считаете меня глупенькой и незрелой, потому что я верю в любовь, – раздосадованно сказала она.

– Я представления не имею о том, во что вы верите или не верите. Да и не хочу это знать. Я должен делать свое дело. Моя миссия – сберегать вас. Чем меньше я буду знать о вас лично, тем лучше.

Шошана опешила. Она привыкла к тому, что ее персона вызывает интерес, что перед ней заискивают, и не могла припомнить, чтобы кто-то сказал ей то, что действительно думает. Именно заведомо лицемерное восхищение заставляло ее по ночам свертываться калачиком, прижимая к себе своего кота, слушать его мурлыканье и чувствовать, что это единственное существо, которое искренне любит ее.

– Вот этот базар, – холодно сказала она. Они подъехали. Шошана взялась за ручку дверцы, но Роунэн остановил ее:

– Вы останетесь здесь.

Ее рука задрожала при его прикосновении. Если она не ошибалась, мужчину тоже охватила легкая дрожь.

– Вы поняли? Сидите здесь. Нагните голову, если кто-то появится на дороге.

Она кивнула, но, видимо, не слишком убедительно.

– Это не игрушки.

– Хорошо! – сказала Шошана. – Я поняла.

– Надеюсь, – пробормотал Роунэн, строго посмотрел на нее и торопливо пересек улицу.

– Не забудьте ножницы, – крикнула она ему вслед.

Шошана мечтала обрезать волосы с тех пор, как ей исполнилось тринадцать лет. Они были слишком длинные и ужасно раздражали ее. Чтобы их вымыть и высушить, приходилось прибегать к помощи двух служанок.

– Принцессы, – назидательно сказала ее мать, опешив от требования дочери, – не стригут свои волосы.

Принцессы и еще много чего не делают. Люди, которые полагают, что быть принцессой просто здорово, попробовали бы побыть в этой роли хотя бы денек или два. Попытались бы чинно сидеть во время скучных концертов, торжественных церемоний и встреч. Попробовали бы они обменяться рукопожатиями с каждым, стоящим в бесконечной цепочке встречающих, и часами улыбаться без перерыва. Попробовали бы выслушивать речи на официальных обедах, представлять королевский двор на свадьбах, похоронах, крещениях важных особ. Попробовали бы встречаться с миллионами людей и никогда не узнать по-настоящему ни одного из них.

У Шошаны были мечты, совсем не свойственные принцессам, совсем не грандиозные, по меркам остальной части человечества, но это были ее мечты. И если Роунэн думал, что она несерьезно отнеслась к происшедшему в пагоде, то он ошибался.

Она поставила крест на своих мечтах. У нее было такое чувство, что с каждым шагом, приближающим ее к алтарю, они, словно стеклянные, разбивались на кусочки под ее туфельками.

Однако по каким-то причинам – то ли все-таки ее мечты были очень сильными, то ли кот Ретна покровительствовал ей из потустороннего мира – ей была предоставлена сейчас отсрочка, и она почувствовала, что должна использовать это крохотное оконце свободы, чтобы попытаться осуществить все, о чем когда-то мечтала.

Ей хотелось носить, брюки и шорты. Хотелось ездить на мотоцикле. Хотелось заниматься серфингом и надевать купальник, а не облачаться в тот костюм для купания, который ее заставляли надевать, когда она плавала в бассейне, и в котором можно было утонуть, если плавать в море.

Существовали и другие мечты, которым никогда не суждено было сбыться, если бы она вышла замуж за наследного принца островного государства с точно такими же консервативными традициями, как на острове Бранаша.

Внешне все было бы благопристойно. Она бы носила прекраснейшие платья, лучшие ювелирные украшения. Ее манеры были бы всегда безукоризненными, и она никогда не могла бы сказать, чего хочет на самом деле. Очень скоро она должна была бы осесть дома и начать производить на свет потомство.

Но Шошане так отчаянно хотелось многое испытать в жизни, прежде чем смириться со своим предназначением. Ей хотелось увидеть снег, хотелось прокатиться в санях. Она чувствовала, что ей не хватает чего-то существенного, например такого молодого человека, каких она видела в кино. Как хорошо было бы иметь возлюбленного! Он держал бы ее за руку, водил в кино, ухаживал за ней. Муж – это совсем другое!

На какой-то миг ей показалась, будто она смогла бы уговорить Роунэна хотя бы сделать вид, что он ее молодой человек, но теперь она поняла: это несбыточно.

Большинство ее мечтаний были несбыточными.

Однако чудо произошло. Она оказалась рядом с красивым незнакомцем в угнанном такси, вместо того чтобы к этому времени уже быть женой принца Махейла. Шошана знала его с детства и совершенно не находила романтичным, хотя многие другие находили, включая ее глупую кузину Мирэссу.

Махейл был заносчивым, уверенным в своем мужском превосходстве. Еще хуже было то, что он не верил в самую главную мечту Шошаны.

А ей больше всего на свете хотелось получить образование. Ей хотелось, находясь в учебной аудитории вместе с представителями мужского пола, открыто бросить вызов их глупым взглядам.

Но когда ее свобода была уже реальной, а мечты близки к осуществлению, все испортил принц Махейл, выбрав ее своей невестой. И почему его выбор пал на нее?

Мирэсса сказала, что принц был очарован ее волосами. Шошана вдруг вспомнила, как Мирэсса посмотрела в этот момент на ее волосы, как потемнели ее глаза и как ее, Шошану, охватило дурное предчувствие.

До того как Махейл сделал предложение Шошане, ходили слухи, что он выбрал своей невестой Мирэссу. Он открыто флиртовал с ней. Говорили еше, что Мирэсса просила его о встрече после того, как он уже сделал предложение Шошане, а он нанес Мирэссе оскорбление, отказав ей в этом.

Если бы Шошане удалось остричь волосы до своего возвращения, принц Махейл, возможно, потерял бы к ней интерес так же быстро, как проявил его, и Мирэсса перестала бы его ревновать.

Быть выбранной из-за волос было для принцессы оскорбительно.

Принц сказал о своем интересе ее отцу, и у Шошаны возникло такое чувство, что ее отец впервые заметил ее по-настоящему. Отец отнесся с одобрением к намерению принца, и она ответила «да», когда надо было сказать «нет».

Роунэн возвратился к машине, положил один пакет на колени Шошане, а остальные забросил на заднее сиденье. Она заметила, что он приобрел кое-что и для себя и переоделся. Сейчас на нем была рубашка с открытым воротом и короткими рукавами, которая обнажила его крепкую шею и мускулистые руки, покрытые золотящимся на солнце пушком. И он был в шортах. Никогда в жизни она еще не видела таких привлекательных мужских ног!

Слегка покраснев, Шошана сосредоточила свое внимание на пакете, который лежал на ее коленях. В нем была одежда. Совершенно безобразные солнцезащитные очки, уродливая шляпа, блузка и юбка из тех, что могли бы быть мечтой какой-нибудь английской классной дамы.

Никаких шорт. Она едва не расплакалась, когда реальность вступила в противоречие с ее фантазией.

– А где же ножницы? – спросила Шошана.

– Забудьте об этом, – ответил Роунэн весьма бесцеремонно, и она поняла, что не должна рассчитывать на то, что он поможет ей осуществить хоть какую-то ее мечту и наилучшим образом использовать отведенное ей время.

У него совершенно другие планы. Его задача – обеспечить ее безопасность, а это далеко не главное, что ей нужно. Она хочет жить, но в лучшем смысле этого слова, жить, а не прозябать.

Шошана открыла дверцу машины.

– Куда это вы, черт возьми, собрались?

– Я собралась, черт возьми, вон в те кусты, чтобы переодеться в этот отвратительный наряд.

– Я не думаю, что принцессам следует переодеваться в кустах, – сказал Роунэн. – Так же как и говорить «черт возьми». Садитесь в машину, а я найду…

– Я уже начала переодеваться. – (А потом пойду на этот базар и куплю что-то из вещей, которые буду носить.) – Я пойду на этот базар и найду туалет.

– Может быть, поскольку вы уже в кустах, вы могли бы…

Шошана остановила его взглядом. Он захлопнул рот и сердито посмотрел на нее.

– Не подглядывайте, – сказала Шошана, ныряя в густой кустарник, растущий на обочине дороги.

Глава вторая

Роунэн, пытаясь не обращать внимания на шуршащий звук падающего шелка, безропотно прохаживался перед кустами, пока она переодевалась.

Когда она появилась, он сам поразился тому, насколько правильным оказался его выбор. Принцесса Шошана совершенно не была больше похожа не только на члена королевской семьи, но даже на уроженку этого острова.

Женщины острова Бранаша славились своими роскошными волосами: прямыми, длинными, черными и невероятно блестящими. Они иногда украшали свои волосы цветами, но никогда их не прятали.

Принцесса умудрилась упрятать копну своих волос под соломенную шляпу. Солнцезащитные очки прикрывали ее бирюзовые глаза. И она была совершенно права насчет его вкуса, касающегося одежды.

Наряд, который он подобрал для нее, выглядел неописуемо отвратительно, на что Роунэн и надеялся. Блузка была слишком велика, мешковатая юбка закрывала ее круглые колени. Если бы не изящные туфельки, подчеркивающие элегантность ее крошечных ножек, Шошана вполне могла бы сойти за располневшую британскую няню, находящуюся здесь в отпуске.

Ее наряд прекрасно выполнял функцию маскировки: догадаться, кто она на самом деле, было просто невозможно, что очень устраивало Роунэна. Ему удалось скрыть ее фигуру, и теперь она выглядела такой же сексуальной, как холодильник. Он понимал, что меньше всего ему было нужно чувствовать, что она женщина, и притом красивая.

Роунэн перевел Шошану через улицу, порадовавшись пустынности базара в это время суток.

– Постарайтесь ни с кем не разговаривать. Туалеты – в дальнем конце.

Тут завибрировал его мобильный телефон.

– В вашем распоряжении пять минут, – сказал он ей, взглянул на высветившийся номер и порадовался тому, что звонила не его мать, хотя не понял кто. Он увидел, как Шошана направилась прямо в дальний конец базара, и, убедившись в том, что ей ничто не угрожает, устремил свое внимание на телефон.

– Да, – сказал он осторожно, не называя себя.

– Питерсон.

– Я так и понял.

– Как Аврора восприняла новость, что ей придется прятаться?

– Находится в приятном ожидании своего принца, – сказал Роунэн сухо, подумав, что менее правдивого ответа никогда еще не давал.

– А ты смог бы продержать ее в таком состоянии весь период «Нептуна»?

«Нептуном» назывались недельные учения, которые группа «Меч» проводила ежегодно на море. Роунэн тяжело вздохнул. Целую неделю? Даже при том, какой удачной была сейчас ее маскировка, это трудно по многим причинам. Он совершенно не знал острова. Но Грей Питерсон не стал бы просить его об этом без крайней необходимости.

Достаточно ли хорошо принцесса знает остров, чтобы назвать ему тихое местечко, где они могли бы укрываться неделю?

Да и сама ситуация, когда мужчина и женщина остаются наедине целую неделю, довольно непростая. Роскошная женщина, несмотря на всю ее маскировку, и здоровый мужчина, несмотря на всю его дисциплинированность.

– Смогу.

– Встретимся у «Гарри». «Нептун» в плавании.

«Гарри» было название ресторанчика недалеко от штаба группы «Меч», в котором подавали рыбу с чипсами и куда частенько заглядывали парни из, этой группы. Полковник мудро оперировал словами, которые не смог бы понять никто, помимо членов группы «Меч». Это означало, что Роунэн встретится с Греем через неделю в ресторанчике английского стиля или в том месте, где подают рыбу с чипсами. Вероятно, вблизи дворцового штаба в три часа дня.

– Понял. – Роунэн умышленно ответил не по уставу. – Кстати, надо поинтересоваться кузиной Мирэссой.

– Спасибо. Уничтожь этот номер, – сказал полковник.

– Разумеется.

Он отключил телефон и бросил внимательный взгляд в сторону базара. Появившаяся из дальнего угла принцесса теперь неспешно обходила прилавки одежды для туристов. Вешалки с вещами уже были переброшены через ее руку. К счастью, несмотря на полумрак в торговых рядах, она все еще была в темных очках.

Роунэн пошел навстречу Шошане. Если он не ошибался, сверху на ее руке висело бикини ярко-зеленого цвета, размером меньше носового платка.

Вынести неделю такого?! Он был дисциплинированным человеком, но это уж слишком!

Он подошел к ней, снял бикини с ее руки и повесил на ближайшую стойку.

– Мы не должны привлекать внимание, Аврора.

– Аврора?

– Это ваше кодовое имя, – сказал он многозначительно.

– Кодовое имя, – выдохнула она. – Мне нравится оно. Оно что-то значит?

– Так зовут принцессу из «Спящей красавицы».

– А я не жду своего принца!

– Я это понял, – сказал Роунэн сухо. Он не собирался проявлять интерес к ее отношениям с принцем. Это не касалось его работы. Он дал себе слово не спрашивать принцессу, почему она так страшилась замужества, и это ему пока удавалось. Теперь ему придется целую неделю сдерживать свое любопытство.

– А у вас есть кодовое имя? – спросила она.

– Нет. Идемте.

Она взглянула на него. Ее глаза трудно было разглядеть за стеклами очков, но упрямо поднятый подбородок не сулил ему ничего хорошего. Она сдернула бикини со стойки и снова перебросила через руку.

– Я не собираюсь носить это, – сказала она упрямо. – Просто хочу иметь. Тронете это еще раз, и я устрою сцену.

Роунэн беспокойно огляделся. Никого, кроме одного-единственного торговца, уткнувшегося в какие-то свои накладные.

– Пошли, – сказал он, понизив голос. – Того, что у вас уже есть, хватит на целый год.

– Возможно, это и будет целый год, – сказала она едва ли не с надеждой, подтверждая то, что он уже знал: эта принцесса не жаждала поцелуя принца. Она схватила шорты.

– Нам надо идти.

– Я еще не закончила.

Он взял ее за локоть, снова взглянул на торговца и повел ее к выходу.

– Послушайте, принцесса, вам придется принять решение.

Она посмотрела на бикини, висящее на стойке над его головой.

– Я знаю! – сказала она, делая вид, что не поняла, о чем он. – Розовое или зеленое?

Конечно, розовое. Но он заставил себя сохранять бесстрастное выражение, делая вид, что не обращает внимания на лоскут материи, которым она размахивает перед его носом. К сожалению, он слишком хорошо представлял себе, как розовый цвет пойдет к золотистому оттенку ее кожи и цвету глаз, как на розовом фоне будут сверкать ее длинные черные волосы.

Роунэн сделал глубокий вдох. – Речь идет о вашей жизни, – спокойно сказал он ей, – а не о моей. Я не собираюсь отвечать за вас больше, чем вы сами за себя. Так что, если вы собираетесь рисковать своей жизнью, если хотите осложнить мою жизнь вместо того, чтобы помогать мне, я немедленно отвезу вас назад во дворец.

По тому, как принцесса сжала губы, он понял, что она не жаждет возвращаться во дворец, и продолжил в том же духе.

– Мне так было бы лучше на самом деле, – сказал он. – Я в некотором роде попал в западню. Я же давал согласие на охрану свадьбы, а не на то, чтобы быть вашим телохранителем. Мой собственный командир будет очень недоволен мной, если я не вернусь на работу во вторник.

Роунэн обманывал ее. Он не мог отвезти ее во дворец до тех пор, пока Грей не выяснит, кто инициировал нападение в пагоде. К тому же Грей сообщит в его часть, что он задерживается по не зависящим от него обстоятельствам. Но ей ни к чему было знать это. Он продолжал:

– Я уверен, что ваш нареченный очень волнуется за вас, страстно желает сделать вас своей женой, чтобы обеспечить вашу безопасность. Вероятно, он способен сделать это куда лучше меня.

Роунэн ясно видел, что принцесса так же страстно желает вернуться к своему принцу, как плавать с крокодилами.

И он сказал:

– Видимо, это самое правильное. Вернуться обратно, провести быструю тайную церемонию, и вы с вашим избранником могли бы уехать с этого острова, провести вдвоем свой медовый месяц, а к тому времени, как вы вернетесь домой, все бы улеглось.

Он увидел, как она неожиданно напряглась. Ему даже стало ее чуточку жалко. Она явно не хотела выходить замуж, и если и испытывала какие-то чувства к своему жениху, то явно не положительные. Но это было не его дело. Его дело – обеспечить ее безопасность. Все остальное не должно его касаться.

Тем не менее, увидев, как она побледнела, он проникся к ней нежелательным сочувствием. Хорошо, что она была в солнцезащитных очках, потому что он не хотел бы видеть сейчас ее глаза. К счастью, она повесила на место розовое бикини, но повернулась и с решительным видом направилась к прилавку, словно Роунэн должен был, как слуга, сопровождать ее и оплачивать ее покупки.

Он не хотел, чтобы торговец заметил что-то необычное в их поведении, и, видимо, она поняла это.

– Хорошо, солнышко, – спокойно сказал он.

Хотя идея изображать влюбленных принадлежала ей самой, принцесса вспыхнула и отвела взгляд. Потом без всякого предупреждения встала на цыпочки и чмокнула его в щеку.

– Спасибо, Прекрасный мой, – сказала она севшим голосом, вероятно решив, что ему нужно какое-то кодовое имя, которое бы соответствовало ее кодовому имени.

Роунэн надеялся, что торговец не поднимет на них глаза. Потому что тот не мог не заметить, как покраснел мужчина, когда его предполагаемая подруга поцеловала его и так нежно и необычно назвала.

– Ой, посмотри, – тихо сказала Шошана. У нее неожиданно перехватило дыхание. Она постучала пальцем по выцветшему объявлению под стеклом витрины.

«Прокат мотоциклов. Час, день, неделя».

Роунэн последний раз мог воспользоваться своей кредитной картой, так что, возможно, несмотря на то что он раньше отвергал идею с мотоциклом, сейчас подошло время сменить их транспорт. Он должен был принимать такие решения, которые позволили бы ему успешно выполнить его миссию, а если бы их остановили в украденном автомобиле, вряд ли бы ему это удалось. Разумнее было смешаться с тысячами туристов, которые гоняли на мотоциклах по всему острову.

После разговора с Греем Роунэна стала одолевать мысль о том, что целью всей этой затеи с нападением на принцессу скорее было стремление остановить свадьбу, чем намерение причинить вред ей лично.

Но он знал, что это не должно было усыпить его бдительность.

– Пожалуйста, – нежно сказала она и, опустив очки, взглянула на него.

У нее были потрясающие глаза, бирюзовые и глубокие, как воды тропического моря. Сейчас в них была такая мольба, как будто она считала, что от приобретения этого мотоцикла зависит вся ее жизнь.

Спустя полчаса Роунэн уложил их вещи в рюкзак, отогнал машину в густые придорожные кусты и окинул внимательным взглядом мотоцикл, который был больше похож на скутер, чем на настоящий мотоцикл.

Он протянул Шошане шлем.

– Я не хочу надевать его! Хочу, чтобы ветер трепал мои волосы.

Роунэн действительно не видел на Бранаше ни единого человека, который ездил бы в мотоциклетном шлеме, возможно, потому, что максимальная скорость этих игрушек – около восьмидесяти километров в час. Однако покупкой мотоцикла он уже сделал уступку Шошане, и с него было достаточно. Жизнь непредсказуема. Было, бы ужасно, если бы он уберег принцессу от террориста, а потом она бы пострадала при езде на мотоцикле.

– Ну, пожалуйста, Прекрасный мой! – сказала она.

Ее тактика так хорошо удалась в прошлый раз, что она снова решила прибегнуть к ней!

Шошана сняла темные очки и взглянула на Роунэна. Он увидел неподдельную мольбу в ее глазах, но знал, что не должен уступать. Эта девушка, без сомнения, привыкла к тому, что все моментально бросаются исполнять ее желания.

– Прекрасный – неудачное кодовое имя для меня, – сказал он.

– Это почему же?

– Потому что я не прекрасный. И, безусловно, не сказочный принц. – Чтобы доказать это, он строго добавил: – А теперь наденьте этот шлем.

– А у вас есть?

Он не ответил, только выразительно поднял бровь, ясно дав ей понять, что либо она надевает шлем, либо может отправляться домой.

Она сердито стащила с головы соломенную шляпу.

Роунэн изо всех сил старался не показать, что испытал настоящий шок. В течение тех двух безнадзорных минут, пока он разговаривал с Греем по телефону, Шошана находилась в туалете, но не по той причине, по которой он думал и в которую она заставила его поверить. И где только она раздобыла ножницы? Хотя, возможно, учитывая то, как ужасно обкромсаны ее волосы, она воспользовалась ножом.

Шошана оказалась никуда не годным парикмахером. Черные волосы стояли на ее макушке дыбом, челка была кривой, уши не прикрыты. Не осталось ни единой пряди длиной больше пяти сантиметрев. Ее голова напоминала только что вылупившегося цыпленка, покрытого темным пушком. Но в этом не было ничего трагичного. Она выглядела очаровательной, беспечной и озорной. Бунтарка, совершенно не вписывающаяся в тот консервативный наряд, который Роунэн ей выбрал. Теперь, когда не мешали ее роскошные волосы, стало видно, что у нее изящная головка, огромные глаза и пухлые губы.

– Куда делись ваши волосы? – спросил он, все еще пытаясь не показать, что потрясен, и поспешно водрузил шлем ей на голову. Ее присутствие смущало его, и это ему не нравилось. Аромат ее духов, который он ощутил во время свадьбы, до сих пор щекотал его ноздри.

– Я их состригла.

– Я и сам это вижу. – Хорошо, что очаровательный беспорядок на ее голове был прикрыт шлемом. – И куда вы их дели, после того как состригли?

Виноватое выражение ее лица сказало ему, что она оставила их на том месте, куда они упали.

– Стало быть, вы обкорнались безо всякой пользы, – безжалостно проговорил, Роунэн. – Теперь, когда нас здесь выследят – а это непременно случится, – станет ясно, что вы обрезали волосы. Они примутся искать лысую девушку, и вас будет еще легче обнаружить, чем прежде.

– Я вовсе не лысая, – возразила она.

– Новобранцев стригут лучше, – произнес Роунэн. Похоже, Шошана была удручена, но он убедил себя, что ему это безразлично.

– Сейчас вернусь и соберу свои волосы, – сказала она.

– Да ладно. Будем надеяться, что никто вас не увидит.

– Неужели я выгляжу настолько плохо?

– Просто ужасно.

Роунэн надеялся, что она не расплачется. Она снова надела свои солнцезащитные очки, чуть поспешно. Ее плечи предательски вздрогнули.

Не будь ничтожеством, сказал он себе, но тут же подумал, что для него будет безопаснее в этой ситуации, если она и в самом деле посчитает его ничтожеством.

И когда только фокус переместился с ее безопасности на его собственную?

Он поспешно продолжил:

– Мне надо, чтобы вы хорошенько подумали, есть ли на этом острове какое-то место, где никто не смог бы нас обнаружить неделю?

Роунэн едва не зажмурился, произнеся это. Целую неделю с ней, при ее новой стрижке и ее новом зеленом бикини, лежащем в рюкзаке. Не говоря уж о коротеньком топе, который каким-то образом оказался среди ее покупок. Он был воином, а не святым. Судьба слишком многого от него хотела.

Он поспешно отвернулся, сел на мотоцикл и завел его. Потом, даже не взглянув на Шошану, похлопал ладонью по сиденью за своей спиной.

То, что Роунэн не смотрел на нее, не помогло. Она забралась на мотоцикл, и он краем глаза заметил в зеркале ее голую коленку. Он оглянулся. Ее юбка задралась выше колен.

Такой принцессу еще никогда и никому не удавалось лицезреть. В этом он был уверен. С другой стороны, никто бы ее в таком виде и не узнал.

– Держитесь крепче, – сказал он.

И тут он почувствовал, что она крепко прижалась к нему. Хоть один раз послушалась!

– Я знаю одно место, – крикнула она ему в ухо. – Отличное место.

У Роунэна в кармане завибрировал мобильный телефон. Он притормозил и взглянул на определитель номера. Его мама: «Роунэн, позвони мне. Все так замечательно!»

Они ехали по мосту, внизу стремительно текла вода. Роунэн взял телефон и швырнул его в эту воду.

Его делом была охрана. И иногда у него появлялось чувство, что он ответственен за весь мир. Но правда заключалась в том, что он не мог сейчас, да и никогда не мог, защитить собственную мать от того, от кого она должна была бы быть защищена прежде всего. От нее самой.

Шошана с удовольствием прижалась щекой к крепкому плечу Роунэна.

Наедине с ним целую неделю! Там, где ни одна душа не сможет найти их. Это было опасно, волнующе и ужасно страшно. Страшнее даже, чем когда раздался выстрел в пагоде.

– Поезжайте быстрее! – закричала она. Роунэн взглянул на нее через плечо:

– Он не может ехать быстрее, – но прибавил газу, и маленький мотоцикл рванул вперед.

У Шошаны душа ушла в пятки, и она ойкнула от восторга.

Он снова оглянулся. Его губы шевельнулись. Он пытался сдержать улыбку, но не смог. Эта солнечная улыбка словно загипнотизировала ее и заставила понять, что существует одна мечта, которую он мог бы помочь ей осуществить. Мечта куда более важная, чем желание носить шорты, ездить на мотоцикле или увидеть снег.

У нее было всего несколько дней, и ей хотелось провести их с человеком, который бы не стремился ей угождать и не думал о ее статусе. С тем, кто говорил бы ей правду, даже если бы ей было неприятно ее слышать.

Когда она была более юной, существовало место, в котором ей разрешалось находиться и где она могла расслабиться и быть самой собой.

– Есть один остров, – прокричала Шошана, перекрывая шум мотора. – У моих дедушки и бабушки есть летний дом на небольшом островке к северу отсюда. В это время года там никого нет. Это частное владение, но отнюдь не роскошное. Дедушка терпеть не может всяких королевских штучек, как он говорит. Он любит простоту. Там нет электричества, домик похож на деревенский, и у него крыша из пальмовых листьев.

– А пресная вода там есть или нам надо захватить ее с собой?

– Там есть ручей.

Роунэн по-солдатски думает об организации быта, поняла она. Она же думала только о том, что в этом замечательном месте можно надеть бикини и понять себя. Однако ее охватила странная внутренняя дрожь. Его улыбка была такой сексуальной! Не ждет ли ее встреча с гораздо большей опасностью, чем та, которой она избежала?

– Постельные принадлежности? Одеяла?

– Думаю, да.

– А как туда добраться?

– Дедушка держит лодку на пристани.

– Отлично, – сказал Роунэн. – Покажите мне кратчайший путь к этой пристани.

Как бы не так! Шошана направила его по самой длинной из всех возможных дорог, потому что, как знать, доведется ли ей еще когда-нибудь покататься на мотоцикле, интимно обнимая мужчину, у которого такая невероятно сексуальная улыбка?

Ее мать наверняка впала бы в истерику. Да и отец вряд ли одобрил бы ее поведение. И можно было только себе представить, как бы реагировал принц Махейл, увидев ее сейчас!

Все это лишь усиливало сладостное ощущение игры с опасностью, которое охватило принцессу Шошану.

– Вы не могли бы ехать быстрее? – прокричала она Роунэну.

Слегка поколебавшись, он погнал мотоцикл так, что Они с ревом понеслись по извилистой дороге. И она, откинув голову, громко и радостно засмеялась от охватившего ее пьянящего чувства свободы.

Глава третья

Роунэн заглушил мотор лодки, предоставив течению возможность медленно вынести ее на пустынный пляж. Он бросил взгляд на принцессу, уснувшую на корме, и решил, что совершенно ни к чему будет, если они оба промочат ноги. Роунэн шагнул через борт в легкий прибой. Морская вода была теплой. Он вытащил лодку на песок.

Стояла ночь. Небо было усеяно звездами. Полная луна высвечивала легкие волны и окрашивала мелкий песок в колдовские оттенки серебра. Отсюда Роунэн с трудом мог разглядеть береговую линию острова Бранаша. Одинокий огонь мерцал на том далеком берегу.

Легкая разведка показала, что на этом острове была единственная защищенная бухта и только один пляж, куда могла причалить лодка.

В остальных местах густые тропические заросли или отвесные скалы подходили к самому берегу. Остров был слишком мал и лесист, чтобы на него можно было посадить самолет или вертолет или высадить парашютистов. К тому же гул моторов заранее оповещал бы о приближении гостей с воздуха.

С точки зрения человека военного, это было в высшей степени защищенное место.

Но с личной точки зрения, с точки зрения мужчины, хуже ничего не придумаешь. Этот пустынный остров был гораздо великолепнее тех, что показывают в кино. Мелкий белый песок. Экзотические птицы, наполняющие ночную тишину музыкой. Легкий бриз, напоенный дразнящим ароматом. Пальмы, качающиеся на ветру. Обилие папоротников и цветов.

Над пляжем возвышался летний домик с крышей из пальмовых листьев и верандой, выходящей к морю. Это был дом, предназначенный для отдыха во время отпуска или медового месяца, но никак не для того, чтобы в нем прятаться: Роунэн глубоко сомневался в том, что кому-то придет в голову искать принцессу здесь.

Он подтянул лодку еще выше на песок, чтобы ей не угрожали набегающие волны, и только теперь снова взглянул на Аврору, свою Спящую красавицу. Принцесса, измученная всеми неожиданными перипетиями своего свадебного дня, свернувшись калачиком на корме, крепко спала на ложе из спасательных жилетов.

Волшебный свет луны окутывал ее. Короткие волосы только подчеркивали ее красоту. Он был потрясен тем, какие у Шошаны длинные и густые ресницы, бросающие тень на щеки. Ее губы шевелились. Она что-то говорила во сне, что-то на своем родном языке.

Принцесса была в спасательном жилете, который надела по его настоянию. Ее юбка задралась, открыв белоснежные трусики. У него пересохло во рту. Он наклонился и одернул ее юбку.

Пустынный остров. Красивая женщина. Неделя. Он не был математическим гением, но был в состоянии понять, что встретился со сложным уравнением.

Роунэн часто выполнял задания по охране и, хотя эта миссия не относилась к числу его любимых, считал, что делает эту работу хорошо. Ему доводилось охранять глав государств и их родственников, политиков, членов королевских семей.

Охраняемую персону члены группы обычно называли между собой «начальником». Главным и незыблемым профессиональным принципом в охранном деле было сохранять дистанцию.

При всех других обстоятельствах следовать этому принципу было легко. Мысль о каких-то более теплых отношениях с «начальником» была невозможна. Работу всегда выполняла команда и никогда – один человек.

Сейчас Роунэн оказался в совершенно незнакомой ситуации, и ему это не нравилось. Поэтому, прежде чем разбудить Шошану, он взглянул на звезды, чтобы собраться с духом и напомнить себе о своей миссии, о дистанции и о правилах.

– Эй, – позвал он наконец ласково, – проснитесь.

Шошана шевельнулась, но не проснулась. Тогда он наклонился и тронул ее за плечо рукой. Она была тоненькая как тростинка, а ее круглое плечо было воплощением женской мягкости.

– Принцесса!

Он с легкостью подхватил бы ее на руки, чтобы отнести в коттедж, но короткое прикосновение к ее плечу предупредило его, что лучше избежать дополнительного физического контакта.

– Проснитесь, – сказал он громче и резче.

Она проснулась, заморгала непонимающими глазами. Потом внимательно посмотрела на него и улыбнулась улыбкой, которая могла бы поколебать самое профессиональное отношение к долгу.

Принцесса села, огляделась и облегченно вздохнула. Она была довольна, что оказалась здесь. И еще больше была довольна прошедшим днем!

Она сбросила спасательный жилет, потянулась и встала. Лодка качнулась. Шошана сделала еще один шаг, лодка наклонилась – принцесса едва не упала на колени. И физический контакт, которого Роунэн так старался избежать, все-таки произошел. Он обхватил ее за талию, поднял и поставил на песок, изумившись тому, какая она легкая.

– А вы сильный! – сказала принцесса.

Роунэн поспешно отстранился. Неделя. Они должны выдержать неделю.

– Красиво, правда? – спросила она, очевидно не заметив его смущения. – Мне здесь нравится. Дедушка дал этому месту название, которое можно перевести как «Дом моего сердца». Правда, мило?

– Да, конечно.

Роунэн наклонился и взял из лодки рюкзак. Идя следом за Шошаной к коттеджу, он обратил внимание на то, что деревья в роще, окружавшей дом, усыпаны кокосами, бананами и манго.

Он оказался в райском саду. Оставалось только надеяться, что он сможет устоять перед райским яблоком. Дистанция.

Когда они подошли ближе, принцесса приподняла юбку и, как будто танцуя, побежала по пляжу. Она была похожа на лунную нимфу, ее стройные ноги были окрашены серебром. Правила, долг, профессионализм.

Роунэн шел за ней неторопливо, словно оттягивая момент, когда они вместе займутся хозяйством и все еще больше осложнится.

Предполагалось, что люди, принадлежащие к группе «Меч», выносливее, быстрее, сильнее духом и телом, чем обычные люди.

Однако то, что ему придется находиться в этом коттедже, на этом острове с живой Спящей красавицей, оборачивалось для Роунэна таким испытанием, какого ему еще не доводилось выдерживать прежде.

Он сделал глубокий вдох и поднялся следом за принцессой по широким ступеням крыльца к сетчатой двери. Он увидел, что сетчатой была не только дверь веранды, но и все стены этого дома.

Этот летний домик, как она его назвала, полностью продувался в жаркие летние ночи, а огромная нависшая кровля защищала его в редкие дни ненастья.

Белые легкие занавески, трепещущие на ветру, придавали внутреннему убранству дома очарование и экзотичность. В главной комнате были темные деревянные полы, отполированные временем. Лунный свет струился по ним. Яркая плетеная мебель с множеством диванных подушек, расставленная вокруг кофейного столика, располагала к беседам и отдыху.

В другой части комнаты находилась столовая зона. Мебель там была темная, старая, с изысканной резьбой и явно ценная. То, что такую дорогую мебель оставляли в незапирающемся коттедже, казалось, должно было бы свидетельствовать о безопасности на этом острове. Но Роунэн сильно подозревал, что опасность тут могла грозить не извне, а изнутри.

Сетчатые стены создавали иллюзию того, что между внутренним пространством дома и внешним миром нет никаких границ.

Обнаружив фонарь, Роунэн зажег его в надежде, что свет вернет его в реальность, но вместо этого в дрожащем золотистом луче огромная комната приобрела волшебный, романтичный и интимный вид.

Свет фонаря мягко падал и на лицо принцессы. Она сосредоточенно смотрела вокруг, и ее глаза светились счастьем от воспоминаний.

А Роунэн предпочел бы, чтобы Шошана была избалованной и жаловалась на паутину и отсутствие электричества.

Желая отвлечься от неожиданно вспыхнувшего ощущения ее привлекательности, Роунэн решил разведать, что находится за дверью в дальнем углу комнаты. Оказалось, через эту дверь можно было попасть во внутренний дворик, где готовили еду на открытом воздухе. Выйдя во дворик, он обнаружил огромную дровяную печь и гриль. Стеллажи были заставлены консервированными продуктами. На этом острове можно комфортно прожить целый год.

Позади дома, в обнесенной забором и утопающей в цветах рощице, был сооружен душ, и Роунэн опять испытал всплеск того чувства, которое пытался преодолеть.

Он нехотя снова вошел в дом, радуясь тому, что не встретил в этот момент Шошану, и закончил осмотр коттеджа. В нем были еще две смежные комнаты. Роунэн вошел в первую. Это была большая спальня, которую почти полностью занимала огромная кровать с колышущимся пологом из легкой белой материи. И снова благодаря сетчатым стенам казалось, что кровать стоит прямо среди пальм и манговых деревьев. Он вдыхал аромат тысяч цветов. Здесь не было никаких преград и для звуков. Море нашептывало лирические стихи. Роунэн поспешно вышел.

Принцесса Шошана оказалась в спальне поменьше… Она стояла, прижав к груди руки, и обводила взглядом все вокруг.

– Тут я всегда останавливалась, когда была ребенком! В этом доме кажется, что находишься в самом саду! Дедушка лично спроектировал этот дом. Он был архитектором, что и привело его на остров Бранаша. Я буду жить в этой комнате.

– Мне кажется, вам надо бы остановиться в большой комнате, – посоветовал Роунэн. – Вы же принцесса.

– Но не на этой неделе.

Шошана улыбнулась, довольная тем, что дала ему понять: тут она не принцесса.

Эх, была бы она и правда не принцессой, а обыкновенной девушкой… Он оборвал свои мысли. Кем бы она ни была, она оставалась бы «начальником», а его задачей все равно было бы охранять ее. Постельное белье оказалось в плотно закрытом ящике под кроватью. Белые льняные простыни распространяли экзотический запах.

Роунэн с удивлением увидел, что Шошана посмотрела на стопку постельного белья как на нечто любопытное, но весьма непонятное.

– Вы не умеете застилать кровать, – предположил он с удивлением, но потом подумал: нет ничего удивительного в том, что принцесса понятия не имеет, как это делать.

Очень легко было забыть, что она принцесса, видя ее сейчас: коротко и неровно остриженные волосы, мятое и ужасно сшитое платье.

Но он обязан был помнить об этом во имя своего профессионального долга и незапятнанной репутации. Она была принцессой. Настоящей. А он – солдатом. Между ними огромная дистанция, и так оно и будет.

– Мама никогда бы мне этого не позволила, – сказала Шошана печально. – Она полагает, что выполнять работу, предназначенную для прислуги, – значит терять свое достоинство. Дело в том, что она сама простого происхождения и так и не преодолела своего комплекса по этому поводу.

Всех солдат всегда муштровали, заставляя заправлять койку так, чтобы остался довольным сержант, которому не легко было угодить.

– Буду счастлив сделать это для вас, принцесса, – сказал Роунэн.

Она взглянула на него.

– Не хочу, чтобы вы делали это для меня! Хочу, чтобы вы показали мне, как это делать.

Роунэн устал. Он же не имел возможности подремать пару часов на дне лодки. А принцесса проспала еще с час до этого, пока они, спрятавшись, ждали темноты, чтобы незаметно взять на пристани лодку ее дедушки и переплыть через залив.

Ему было бы гораздо проще самому постелить ей постель, но им предстояло провести вместе целую неделю, и он решил выполнить ее желание.

Роунэн положил нижнюю простыню на матрас.

– Сначала вам надо заправить ее под матрас, – сказал он.

– Я сама! – заявила принцесса, когда он хотел показать ей, как это делается.

Подняв руки в знак того, что сдается, он отступил на шаг, стараясь не морщиться при виде небрежно заправленных углов и ненатянутой середины простыни.

Он протянул ей вторую простыню, пытаясь оставаться бесстрастным, когда она криво положила ее на первую.

Высунув от усердия язык, Шошана сосредоточенно выполняла задачу. Роунэн стоял, скрестив руки на груди.

Она всунула подушки в наволочки, перекосив швы, и взбила их. Потом кое-как накинула покрывало поверх всего этого безобразия.

Вид у кровати был кошмарный. По мнению Роунэна, она напоминала гнездо, но Шошана улыбалась, довольная собой.

– Вот видите, – воскликнула она, – я могу делать обычные вещи!

– Да, – ответил он невозмутимо, – ясно вижу. Ну ладно, если вы уже все…

– О, я постелю и вам. Для практики.

– Зачем вам практиковаться стелить кровати? – спросил Роунэн, совсем не желая, чтобы она прикасалась к его постели.

Неожиданно он вдруг осознал, что они здесь совсем одни, что намокшее на влажном морском воздухе мешковатое одеяние облегает ее фигуру, что от влаги слегка закудрявились ее короткие волосы и посвежела кожа.

Не обращая на него внимания, Шошана решительно проследовала в его комнату. Он неохотно пошел за ней. Она открыла ящик, в котором хранилось постельное белье, и начала бросать его на кровать.

– Я собираюсь делать всю обычную работу на этой неделе, – заявила она.

– Что, например?

– Буду готовить еду!

– Не могу дождаться.

Он поймал на себе подозрительный взгляд.

– Буду мыть посуду, стирать. Вы ведь научите меня всему этому, правда? – с воодушевлением восклицала она.

Он осторожно кивнул.

– Я бы хотела научиться пришивать пуговицы. Вы умеете это делать?

Любой солдат обязан был уметь делать это.

– И не могу дождаться того, чтобы поплавать в океане! Я плавала здесь, когда была ребенком. Обожаю купаться!

Роунэн вспомнил о бикини, лежавшем в их рюкзаке, и закрыл глаза, собираясь с силами.

– Наверное, вы никогда не занимались серфингом? – спросила она. – Раньше под домом лежала специальная доска. Надеюсь, она все еще там!

Мальчишкой он много времени проводил на доске для серфинга.

– Не похоже, чтобы в этом заливе можно было заниматься серфингом, – сказал Роунэн. – Он хорошо защищен от волн.

Шошана было приуныла, но потом ее лицо прояснилось.

– А там есть и снаряжение для подводного плавания. Может, мы займемся этим?

Она сказала «мы», словно они были детьми, проводящими здесь каникулы. Пожалуй, пора было дать ей понять, что он вовсе не собирается становиться ее партнером по развлечениям, но Роунэн прикусил язык.

Она в последний раз с удовлетворением пригладила ладонью его постель.

– Доброй ночи, Роунэн. Не могу дождаться завтрашнего дня.

Она послала ему воздушный поцелуй, что было все-таки лучше, чем когда она его чмокнула сегодня днем в щеку.

Роунэн подождал, пока она удалилась в свою спальню, а потом на цыпочках обошел дом, обследовав его со всех сторон.

Ночь была тихая, если не считать птиц. Океан – темный и спокойный. Единственным источником света были луна и звезды. Немногочисленные огни, светившиеся на главном острове, погасли.

Роунэн вернулся в свою спальню. Он понимал, что ему необходимо выспаться, чтобы иметь возможность думать ясно и четко. Он знал также, что, как человек военный, приобрел с годами способность спать чутко. Любой странный звук немедленно будил его. Его обостренное шестое чувство будет охранять их обоих всю ночь.

Он снял рубашку, оставшись в шортах на случай, если придется быстро вскочить ночью, и лег на кровать. Наверное, это ему показалось, но запах ее духов остался на его простынях. Несмотря на усталость, он целый час крутился и вертелся, пока в конце концов не встал и не перестелил постель. Потом снова лег и тут же заснул.

Шошана проснулась в залитой светом спальне под пение птиц, ощущая запах и шум моря.

Она вспомнила, что находится на дедушкином острове, и подумала: мое сердце действительно дома. Потом вспомнила свое непростое избавление от свадьбы и неожиданные подарки: езду на мотоцикле, покупку смелого купальника и шорт.

Вспомнила, как поцеловала Роунэна в щеку, свое ощущение его мускулистой спины, когда они мчались на мотоцикле, ощущение его рук на своей талии.

Роунэн был великолепным мужчиной: мускулистым, пластичным, сильным и уверенным в себе. Говорил он тихим твердым голосом с приятным акцентом. А его глаза! Глаза солдата, суровые, даже неумолимые. Но когда эти глаза искрились смехом, она замечала в нем неконтролируемый и определенно грешный трепет желания. При нем она чувствовала себя одновременно возбужденной и смущенной. Живой.

Шошана понимала, что в этом нет ничего хорошего. Она обещана другому. Но… если бы можно было выбирать мужчину, с которым предстоит провести неделю на необитаемом острове, она выбрала бы именно такого, как Роунэн.

Она тряхнула головой, отгоняя эти мысли, ощутила непривычную легкость и вспомнила, что остригла волосы.

Шошана только мельком видела свои волосы в зеркале мотоцикла. Она тут же вскочила с кровати и хорошенько рассмотрела себя в зеркале над туалетным столиком.

– Ой! – воскликнула она, дотронувшись до своей головы. Ее волосы выглядели ужасно. В одних местах они были примяты ото сна, в других торчали. Но все же она решила, что эта прическа ей нравится. Она делала ее похожей на девушку, ведущую жизнь, полную приключений, а не на принцессу, которая заперта в золотой клетке. Шошана радовалась этому утру, предвкушая новые сюрпризы. Ее волновала возможность узнать Роунэна поближе.

Но не было ли это предательством по отношению к мужчине, которому она обещана?

Вовсе нет, успокоила она себя. Ей представился шанс пожить обыкновенной жизнью!

Она поняла, что не чувствовала себя счастливой и полной надежд с тех пор, как ответила согласием на предложение принца Махейла.

До сегодняшнего дня Шошана просыпалась каждое утро с гнетущей тяжестью на душе. Она была как заключенный, со страхом ждущий дня, когда он будет повешен.

У нее все оборвалось внутри при мысли, что нынешняя ее захватывающая жизнь – только временная передышка. Однако она решила не думать об этом сейчас, чтобы не омрачать драгоценный момент своей свободы.

Роунэн оставил их рюкзак в ее комнате. Шошана порылась в нем, нашла шорты и красный топ в тонкую полоску. Надев их, она покрутилась перед зеркалом и еще больше почувствовала себя обыкновенной девушкой.

Ее мама категорически не одобрила бы ни ее оголенных ног, ни слишком короткого топа. А Шошане было очень комфортно на жаре в этом открытом наряде.

Она вышла из своей комнаты и, заглянув в спальню Роунэна, увидела, что там его нет. Она обнаружила его в кухне на открытом воздухе возле корзины с фруктами. Он чистил их и нарезал крупными кусками. Шошана какое-то время наблюдала за ним, наслаждаясь тем, как красиво он выполнял такую простую работу. Она покраснела, когда он взглянул на нее и поднял бровь. Он видел, что она наблюдала за ним!

– Принцесса, – произнес он, – вам хорошо спалось?

Это был сейчас совершенно не тот человек, который смеялся вместе с ней вчера. Ей хотелось сломать барьер, возникший между ними. Какой смысл быть обыкновенной девушкой, если она чувствует себя так, словно находится на этом острове одна?

– Вы должны называть меня Шошана, – сказала она.

– Я не могу.

– А я приказываю.

Он громко рассмеялся, тем смехом, который вселил в нее вчера надежду на то, что она сможет узнать его по-настоящему.

– Ничего не получится, принцесса. Я не буду называть вас по имени.

– Почему?

– Это слишком фамильярно. Я ваш телохранитель, а не приятель.

Шошана сникла. Его желание было прямо противоположно тому, чего хотела она. Она хотела сблизиться с другим живым существом, а он – соблюдать дистанцию. Ей хотелось раскрыть его тайну, а он был столь же решительно настроен сохранить ее.

Это было ужасно! Ее мать одобрила бы такое его поведение. Человек знал свое место и считал разницу в их положении преградой.

А вот бабушка не была таким снобом. Она говорила, что из солдат получаются самые лучшие мужья, потому что они привыкли подчиняться. Хотя нельзя сказать, что он подавал хоть какие-то признаки того, что собирается подчиняться Шошане!

Да и нельзя было сказать, что она рассматривала понятие «муж» применительно к этому красивому мужчине.

Но она хотела, чтобы он участвовал в ее нынешнем приключении. Как она сможет забыть, что она – принцесса, забыть ненадолго о своих обязанностях и долге, если он будет постоянно напоминать ей о ее статусе своим официальным обращением?

– А как насчет моего кодового имени? – спросила она.

Роунэн неуверенно посмотрел на нее и пожал плечами. Шошана почувствовала, что это была бы большая уступка с его стороны, потому что он вдруг отвел взгляд и с преувеличенным вниманием стал смотреть на стоящие перед ним фрукты.

– Я займусь этим, – сказала она, подходя к нему.

Он слегка отодвинулся и протянул ей, не глядя, маленький ножичек и манго.

– Не порежьтесь, – сухо сказал он и отвернулся, чтобы подложить дрова в печь.

– А что мы будем готовить? – спросила Шошана.

– Я собираюсь делать печенье.

– Я хочу научиться!

– Зачем?

– Думаю, что это полезная вещь, – упрямо сказала она.

Он покачал головой.

– Я хочу уметь делать полезные вещи!

Шошана с воодушевлением расправлялась с манго, орудуя своим ножом. Минут через десять, посмотрев на то, что осталось от плода, она признала, что фрукт был изуродован до неузнаваемости. Шошана бросила взгляд на Роунэна. Он снимал золотистое печенье с решетки над печью. Запах был такой, что у нее потекли слюнки.

– Вот, – сказала она, протянув ему то, что осталось от ее манго. Он взял, ничего не говоря, и с непроницаемым лицом положил ее произведение на блюдо с фруктами, которые очистил сам.

Шошана думала, что они будут завтракать в доме, за обеденным столом, но Роунэн пригласил ее жестом сесть на каменную скамейку, расположил блюдо между ними и, подставив лицо утреннему солнцу, взял кусочек фрукта.

Она последовала его примеру.

Шошане доводилось пробовать самые изысканные в мире кушанья, есть в самых, изысканных местах, из изысканной фарфоровой посуды, изысканными столовыми приборами. Но никогда еще она не ела ничего более вкусного.

Ей нравилось все, абсолютно все в том, как живут обыкновенные девушки. И она не считала себя безнадежной в домашних делах!

Глава четвертая

Через несколько минут Шошана заметила, что Роунэн, который ел с завидным аппетитом, был задумчив, погружен в себя и столь же упорно не стремился к общению с ней, как она стремилась к общению с ним.

– Вам понравился завтрак? – спросила Шошана.

Он коротко кивнул, и она решила продолжить разговор:

– Расскажите мне о себе.

Он взглянул на нее, потом отвел взгляд.

– Мне нечего рассказывать. Я солдат. Это значит, что моя жизнь на девяносто девять процентов состоит из чистейшей скуки.

– А на один процент из чего?

– Из кромешного ада.

– О! – воскликнула Шошана, искренне заинтригованная. – Кромешный ад! Как интересно!

– Лучше бы вам не произносить этих слов, – сказал он.

– Ад, ад, ад! – весело повторяла она, наслаждаясь тем, что дразнит Роунэна.

Он строго взглянул на нее. Она улыбнулась в ответ.

– А что было самым захватывающим из того, что с вами случалось? – спросила она, когда он закрыл глаза, подставил лицо солнцу и откусил кусочек печенья, явно не собираясь отвечать на ее вопросы.

Он ответил, не открывая глаз:

– Я натолкнулся на медведя-гризли, когда был в Канаде, где проводились тренировки по выживанию в горах.

– Правда? – выдохнула Шошана. – И как это было?

Это было даже интересней, чем в кино. Она живо вообразила, как Роунэн голыми руками бросает медведя на землю.

– Он убежал в одну сторону, а я в другую.

Она нахмурилась, разочарованная.

– Не очень интересно!

– Посмотрел бы я на вас!

– Я бы хотела увидеть канадские горы. Они красивые? Там есть снег?

– Красивые, и снег там есть.

– А какой он, снег? – задумчиво спросила она.

– Холодный.

– Нет, не на ощупь.

– Он все время разный, – сказал Роунэн. – Когда холодно, снег легкий и похож на замерзшую пыль. Когда становится теплее, он тяжелый, мокрый и липкий и из него можно что-нибудь вылепить.

– Например, снеговика?

– Ну да. А я строил из него жилище.

– А какой снег больше подходит для катания на санях?

– Холодный, сухой. Что вы знаете об этом?

– Ничего. Я видела это по телевизору. У меня всегда было тайное желание увидеть что-то не такое, как здесь, более красивое.

– Не знаю, есть ли на свете что-то более красивое, чем здешний ландшафт, – сказал он. – Там другой тип красоты. Она более суровая и напоминает людям о том, как они ничтожны и как могущественна природа. – Роунэн вдруг решил, что слишком разговорился. – Я не сомневаюсь, что ваш муж отвезет вас туда, раз вы так этого хотите, – внезапно сказал он.

Наступила ее очередь взглянуть на него. Принцессе не хотелось, чтобы ей напоминали в этот момент, что в ее жизни вскоре возникнет какой-то муж.

– Я совершенно уверена, – проговорила Шошана, – что принцу Махейлу так же интересно кататься по снегу на санях, как учить буйвола танцевать чечетку.

– А он разве не любит путешествовать? Узнавать что-то новое?

Шошану вдруг охватила паника.

– Понятия не имею, что он любит, – сказала она сдавленным голосом и уставилась в тарелку, едва сдерживая слезы. Она вдруг поняла, что собралась навеки связать себя с совершенно незнакомым человеком.

– Эй, – сказал Роунэн, – только не плакать!

Она впервые после вчерашних событий со стрельбой услышала панику в его голосе.

– Я не плачу, – сказала Шошана, сердито смахнув со щеки непрошеную слезу. Ей не хотелось, чтобы Роунэн с жалостью смотрел на нее! – Почему вы решили стать военным? – спросила она, изо всех сил стараясь говорить ровным голосом.

В его взгляде мелькнуло сочувствие, и он откровенно ответил:

– Мне не нравилась моя жизнь в детстве. Я мечтал о порядке, стабильности, хотел жить по правилам. И нашел то, что искал. – Он пристально посмотрел на нее, запнулся, а потом продолжил: – И вы тоже найдете. Поверьте мне.

– Разве выбранная вами жизнь не тяжела? – спросила Шошана, хотя ей хотелось спросить совершенно другое: как я найду когда-нибудь то, что ищу? Я не знаю даже, где искать!

Он пожал плечами и снова подставил лицо солнцу.

– Неофициальный девиз нашей группы: либо держись, либо возвращайся домой! Некоторые находят такую жизнь тяжелой, а мне нравится испытывать себя на прочность.

Шошане надо было узнать, свободен ли он. Хотя она сама, конечно, не была свободна.

– У вас есть девушка? – поинтересовалась она, надеясь, что не покраснела.

Роунэн бросил на нее быстрый взгляд:

– Нет.

– Почему нет?

От его открытости не осталось и следа. Губы снова были твердо сжаты.

– У меня нет подруги потому, что при моем образе жизни это невозможно.

– Почему?

Роунэн вздохнул, но Шошана не собиралась сдаваться.

– Я много разъезжаю. Месяцами не бываю дома. Обезвреживаю старые бомбы. Прыгаю с самолетов.

– Встреча с медведем-гризли не была самой волнующей для вас! – упрекнула она.

– Это самый волнующий эпизод, о котором мне разрешено говорить. Большая часть моей работы строго засекречена.

– И опасна.

Он пожал плечами:

– Опасна настолько, что нечестно было бы иметь подругу или семью.

– Не понимаю, – сказала Шошана задумчиво, – что нечестного в том, чтобы быть самим собой?

Он удивленно взглянул на нее, и она объяснила:

– Самое главное – страстно относиться к жизни. Люди только тогда живут полной жизнью, когда не боятся жить так, как хотят. Этого и должна желать для вас ваша будущая подруга. Чтобы вы жили полной и счастливой жизнью. Даже если она опасна.

– А что было самым волнующим в вашей жизни? – спросил он, вдруг решив продолжить разговор.

Когда в меня стреляли. Когда я остригла волосы. Когда ездила на мотоцикле.

Все самые волнующие события в ее жизни произошли вчера, но не признаваться же в этом!

– Боюсь, что это строго засекречено, – сказала Шошана и была вознаграждена его улыбкой. Но тут он все испортил, пощекотав ее под подбородком, словно она была ребенком. Потом он собрал их тарелки и встал.

Шошана ощутила, как к ней неожиданно вернулось паническое чувство – желание вместить в следующую неделю столько, сколько максимально возможно.

– Я собираюсь сейчас надеть купальник и поплавать. Вы пойдете?

На лице Роунэна появилось страдальческое выражение.

– Нет. Я займусь посудой.

– Мы можем помыть посуду позже. Вместе. Вы покажете мне, как.

Он произнес под нос себе еще одно крепкое словцо.

Она тут же повторила его, а когда он строго посмотрел на нее, повторила снова!

Когда Роунэн закрыл глаза и сделал глубокий вдох, как человек, исчерпавший свой ресурс, она поняла, что он так же страшился предстоящей недели, как она ждала ее.

– А что, если мы помоем посуду сейчас? – предложил он. – В этом климате нельзя оставлять ничего, что может привлечь насекомых. А потом, – добавил он покорно, – если хотите, я научу вас готовить печенье.

Шошана с подозрением посмотрела на него. Что-то не похож он на человека, которого на самом деле так волнуют насекомые. А еще меньше – на человека, который мечтает давать кулинарные уроки.

Само собой напрашивался вывод, что он не любит воду. Хотя, пожалуй, нет. И тут почему-то она вдруг вспомнила выражение его лица, когда он убрал вчера ее купальник обратно в рюкзак.

И прекрасно все поняла.

Роунэн не хотел видеть ее в бикини. А это означало, что, как бы он ни противился, он находит ее привлекательной.

Сам того не ведая, Роунэн сделал ей совершенно особенный подарок – принцесса Шошана вдруг почувствовала свою женскую силу.

– Я с удовольствием буду учиться делать печенье вместо того, чтобы идти плавать, – смиренно сказала она, как настоящая бранашанская принцесса. Она улыбнулась про себя, довольная. У нее было секретное оружие, и она решит, когда и где воспользоваться им.

– Ну довольно, – раздраженно проговорил Роунэн.

Принцесса, не обращая на него внимания, продолжала пускать в его сторону мыльные пузыри. Она научилась прекрасно понимать, когда может ослушаться его, а когда нет, и его беспокоило то, что она так легко его раскусила уже через четыре дня их совместного существования.

Ему не удалось помешать ей облачиться в купальник, как он ни старался. Он поймал ее на слове, что она хочет научиться все делать, и поручил собирать фрукты и дрова. Он научил ее разжигать костер, показал съедобные растения и познакомил с несколькими элементарными навыками выживания.

Роунэн думал, что ей быстро надоест жить без удобств, но этого не произошло. Ее пальцы были исколоты от неудачных попыток справиться с иголкой и ниткой, а на одной ноге красовался синяк от попытки влезть на кокосовую пальму. Она с удовольствием по собственной инициативе собирала каждое утро валежник. Даже свою кровать она застилала все лучше и лучше!

Он убедился, что принцесса обладала одним из незаменимых качеств – упорством, которое во многих жизненных ситуациях ценнее, чем сила и смекалка, хотя у Шошаны было и то и другое тоже.

Однако, как бы он ни загружал ее, ему не удавалось удержать ее от плавания. Правда, он разработал собственную технику выживания в тех случаях, когда она надевала свой лимонно-зеленого цвета лоскутик с носовой платок, который называла купальником.

Этот купальник смотрелся на ней совершенно потрясающе!

Способ выживания заключался в следующем: пока принцесса плавала, Роунэн шел вдоль берега и рыбачил с острогой, добывая рыбу к обеду. Не спуская с нее глаз, он прислушивался к возможному сигналу бедствия, но держал дистанцию.

Шошана снова выдула на него мыльные пузыри.

– Перестаньте, – снова попросил он.

Она фыркнула, к сожалению демонстрируя, что больше нисколько не боится его.

К не меньшему его сожалению, она с удовольствием мыла посуду. Шошана получала удовольствие от любой работы, словно заточенный в камеру заключенный, который радуется каждому пустяку.

Роунэну трудно было сохранять профессионализм, видя, как она наслаждается жизнью. Он был рад, что ее настроение повысилось. Не произошло ни единого эмоционального срыва после того единственного случая, когда она расплакалась при одном только упоминании о ее будущем муже. Роунэн готов был выдержать все что угодно, но только не женские слезы!

Однако тихими вечерами, когда он– оставался наедине с собой, а она падала в постель, усталая и счастливая, он размышлял о том, как могла Шошана не знать, любит ли ее будущий спутник жизни путешествовать и разделяет ли он ее мечты прикоснуться к снегу или покататься на санях. Было очевидно, что принцесса выходит замуж за незнакомого человека. И совершенно понятно, что это ее пугает.

Но все это не должно его касаться. Желание защитить Шошану от ее жизни, желание уберечь, возникающее у него всякий раз при виде того, как она взбирается на дерево и дерзко улыбается ему с высоты, было неуместным. Она принцесса, а он солдат. Ему, как и ей, тоже приходилось делать в жизни то, чего он не хотел.

Но выходить замуж за человека, которого она даже по-настоящему не знает! Невозможно было равнодушно смотреть на нее сейчас, стоящую в облаке мыльных пузырей. Она очаровательна. В нее невозможно не влюбиться, и она заслуживает того, чтобы понимать это.

Нет, сказал он себе строго. Не его дело решать, чего она заслуживает. Это не входит в его обязанности.

Впервые, выполняя какое-то задание, он почувствовал свою слабость, почувствовал, что ситуация выходит из-под контроля. Даже совместное мытье посуды с Шошаной доставляло ему радость.

Не было ничего хорошего в том, что она появлялась каждое утро в шортах, с голыми золотистыми стройными ногами. Ее топ был таким коротким, что, когда она поднимала руки, ему становилась видна полоска се плоского живота.

Не было ничего хорошего в том, что, когда он видел, как она мучается, очищая манго, или колет себе пальцы иголкой, у него возникало абсурдное желание прикоснуться к ее волосам, которые торчали во все стороны.

Не было ничего хорошего в том, что она стремилась к дружеским отношениям, а он был, готов уступить ей, вместо того чтобы противиться этому.

Мне не нравилась моя жизнь в детстве. Это была самая большая личная информация, которую выдал Роунэн о себе за долгие годы. Ему было неприятно, что он сделал это, хотя он сделал это затем, чтобы она поняла, что хорошее может возникнуть из плохого.

Ему было неприятно, что, сказав ей эту глупую фразу, он снова осознал свое одиночество, от которого давно убежал. Он сказал, что у него не было девушки из-за его образа жизни, но это была лишь частичная правда. Истина заключалась в том, что он не хотел привязаться к кому-то настолько, чтобы ощущать себя уязвимым и совсем не сильным.

Почувствовав, что Шошана сделала его уязвимым, он понял, что никогда еще не подвергался такому большому риску.

То, что он стал солдатом, помогло ему заключить свое сердце в броню.

Но втайне Роунэн надеялся на то, что сможет когда-то сбросить свою броню, смягчиться и найти место в сердце для любви к женщине.

Шошана без всякого труда вытаскивала из него его секреты. Она слишком любопытна и обаятельна. К его счастью, он, как человек, занимающийся опасной и тайной работой, неразговорчив и осмотрителен.

Но как он должен был себя вести? Не обращать на нее внимания целую неделю?

В его собственных интересах сделать так, чтобы принцессе было здесь сравнительно хорошо. Черт возьми, в глубине души он хотел, очень хотел, чтобы она почувствовала, что такое счастье, прежде чем вернется в ту жизнь, к той судьбе, какой он не пожелал бы никому.

Брак – достаточно тяжелое мероприятие и без того, чтобы соединяться с малознакомым человеком. Взять его мать. Для нее стало любимым делом выходить замуж за людей, которых она не знала по-настоящему.

Предательская мысль мелькнула в его голове: если бы он был принцем Шошаны, он бы отвез ее на вершину горы только потому, что ей этого хотелось. Затем только, чтобы увидеть, с каким удовольствием она будет смотреть сверху на широкие долины, вдыхать бодрящий воздух. Он бы лепил с ней снеговиков, спускался с таких крутых склонов, что дух захватывает, только ради того, чтобы услышать ее смех.

Если бы он был ее принцем? Вот те на! Да он с каждой минутой влезал во все большие неприятности.

Он, Роунэн, допустил несколько ошибок в последние дни. Одна из них – когда он спросил ее о самом необыкновенном событии в ее жизни. Потому что совершенно очевидно, что это была езда на мотоцикле и все остальное.

Он должен быть очень осторожен, потому что почувствовал перемену своего отношения к ней. Он должен четко показать и себе и ей, что находится здесь на работе, а не в отпуске, и не имеет права развлекаться.

Он не имеет права позволять себе думать о том, о чем думал бы любой здоровый мужчина, видя ее в купальнике каждый день.

Вся в мыльной пене от мытья посуды, она все равно оставалась очаровательной и сексуальной. Он не понимал, как она умудрилась покрыть мыльной пеной свои обнаженные ноги, но она умудрилась.

Она вымазала пеной лицо, сделала себе из пены бороду и усы.

– Посмотрите!

– Сколько вам лет? – спросил Роунэн с напускным раздражением, хотя на самом деле ее радость по всякому пустяку все больше и больше очаровывала его.

– Двадцать один.

– А ведете себя так, словно шесть, – сказал он и тут же раскаялся, потому что она сникла. – Ну ладно, – проговорил он, стараясь быть очень серьезным, – хотите узнать мой секретный рецепт печенья?

Все члены группы «Меч» гордились своей способностью приготовить по-настоящему вкусную еду из того немногого, что оказывалось под рукой.

Спустя час, вся перепачканная мукой, прилипшей к влажной коже, Шошана вынула печенье из дровяной печи.

Роунэн старался сохранить невозмутимый вид. Все печенье было разных размеров, часть его подгорела, часть была совершенно сырой.

– Попробуйте, – предложила Шошана.

Поскольку Роунэн уже один раз огорчил ее сегодня и посчитал, что это было непрофессионально, он, искупая свою вину, взял самое аппетитное на вид печенье и откусил кусочек.

– О, – солгал он, – неплохо для первой попытки.

Шошана попробовала сама, сморщила нос и положила печенье на место:

– Я попробую завтра еще раз.

Он надеялся, что она этого не сделает, что она скоро устанет от новизны ощущений. Потому что это было забавно, веселее, чем ему бы хотелось.

– А теперь пошли плавать, – сказала она. – Вы не смогли бы пойти сегодня со мной? Мне показалось, что я видела акулу вчера.

Не чертики ли прыгали в этих бирюзовых глазах? Безусловно. Шошана поняла, что он не хочет плавать с ней, поняла, что ее нежность пробивала его броню так, как не могла бы пробить ни одна пуля. Она понимала, как он старается не оказаться с ней рядом, когда она была в своем купальнике.

Другими словами, она увидела его слабость.

Он не мог позволить ей видеть это. Он знал одно непреложное солдатское правило: никогда не убегай от того, что напугало тебя больше всего. Никогда. Беги прямо на него.

– Конечно, – сказал он, небрежно пожав плечами. – Пошли.

Роунэн произнес это с бравадой человека, которому поручили разрядить бомбу, а он хотел, чтобы ни единая душа не знала, как он этого боится.

Но, встретив ее озорной взгляд, он понял, что не избавился от этого своего страха. И пришел в некоторое замешательство, почувствовав, что ей удается видеть его насквозь, хотя он достиг совершенства в умении скрывать свои оставшиеся слабости.

Глава пятая

Шошана взглянула на себя в зеркало в своей спальне и ахнула. Купальник был действительно довольно откровенным. Это не имело такого большого значения, когда Роунэн ходил далеко от нее по берегу, рыбачил с острогой и вытаскивал прибитые к берегу дрова, но сегодня он собрался плавать с ней! Наконец-то!

Увидев этот купальник, ее мать наверняка сказала бы: «Вульгарно!» Отец тоже не одобрил бы ее выбора, особенно потому, что она была в обществе мужчины, и притом наедине с ним.

Шошана помнила то опьяняющее ощущение своей силы, которое возникло, когда она почувствовала, как подействовало на Роунэна ее зеленое бикини. Когда поняла, что, как бы он ни противился этому, он находил ее привлекательной. Ей вдруг захотелось ощутить свою силу снова. Она понимала, что течение времени неумолимо. Они уже были здесь четыре дня. Еще три – и все будет кончено.

Ничто не могло остановить ее теперь.

Но в последнюю минуту она, прежде чем выйти из дома, обмоталась огромным полотенцем.

Роунэн ждал снаружи. Он взглянул на нее с каменным лицом, но она была уверена, что увидела веселое изумление в его глазах. Он явно понимал: ее смущало то, что она должна появиться в бикини рядом с мужчиной.

– Посмотрите, что я нашел под крыльцом, – сказал он.

Два комплекта дыхательных трубок для подводного плавания и ласты! Разве можно было выглядеть сексуально или чувствовать свою силу в таком снаряжении? К тому же Шошана не занималась подводным плаванием с тех пор, как была тут в последний раз.

– А доски для серфинга там не было?

– Была. Старая длинная доска. Хотите, чтобы я ее достал? Вы могли бы поплавать на ней с помощью гребка.

– Нет уж, спасибо, – сказала она. Плавать с помощью гребка, словно ребенок в лягушатнике! Либо серфинг – насладиться мощью океана, – либо вообще ничего. Только чтобы доказать ему, что уже не ребенок, она сдернула с себя полотенце.

Роунэн поспешно прикрыл глаза солнцезащитными очками и неожиданно проявил неподдельный интерес к двум комплектам для подводного плавания, но она заметила, как заходил его кадык.

Шошана уверенно пошла по пляжу, но все-таки, чувствуя себя почти обнаженной, постаралась поскорей окунуться в воду.

– Вода чудесная, – зайдя поглубже, сообщила она. – Идите сюда.

Роунэн наблюдал за ней, скрестив руки на груди, как охранник в детском парке. Это возмутило ее.

– Идите сюда, – снова позвала Шошана и добавила нечто такое, чего, как она инстинктивно чувствовала, он не перенесет: – Если, конечно, не боитесь.

Роунэн бросил снаряжение на песок и стянул рубашку. Шошана ощутила, что у нее пересохли губы. Как великолепно он сложен! Волна неизъяснимого желания захлестнула ее.

Шошана думала, что почувствует свою силу, если они будут плавать вместе, но сейчас поняла, что эта сила заключена не в ней и не в нем, а в притяжении, возникающем между мужчиной и женщиной. Эта сила так же непреодолима, как сила земного притяжения.

Роунэн нырнул в воду. Она следила за тем, как он легко плыл кролем в ее сторону. Он остановился, немного не доплыв до нее, и пошел по воде, стряхивая бриллиантовые капли с волос.

Смотря на то, как он плывет, Шошана поняла, что ее барахтанье в воде никак нельзя было назвать плаванием. Ничего удивительного, что Роунэн относился к ней так, словно ей самое место в детском бассейне!

Роунэн перевернулся на спину и лежал так, раскинув руки и отдыхая. Это выглядело настолько заманчиво, что Шошана последовала его примеру и едва не захлебнулась. Она вынырнула, хватая ртом воздух.

– Все в порядке?

Интересно, что было бы, если бы она сказала, что не в порядке?

– Нормально, – выдавила она.

Он подплыл к ней, но не очень близко.

– Я заметил, вы неважно плаваете.

– Мама считала, что плавание в океане – занятие для детей рыбаков.

– Непростительно жить в таком месте, где вокруг вода, и не уметь плавать. Мне кажется, это глупость и неоправданный риск. – Он запнулся. – Это не значит, что я обвиняю вашу мать в глупости.

– Мама к тому же против того, чтобы демонстрировать открытое тело.

Роунэн вскинул глаза на нее.

– Как я понимаю, она не одобрила бы этот ваш купальный костюм.

– У нее бы случился сердечный приступ, – согласилась Шошана.

– Вот и у меня такая же реакция, – сказал Роунэн с грустной улыбкой, выбив у нее почву из-под ног своим откровенным признанием. – Потому-то ваша мама и не хочет, чтобы вы носили такие вещи. Мужчины – испорченные существа, они судят по внешности, что не всегда правильно.

Кажется, он собирался прочитать ей лекцию, как ребенку. Но он остановился на этом, а она тем не менее ощутила легкий укор.

Словно почувствовав это, Роунэн сменил тему:

– Хотите научиться плавать немного лучше?

Шошана кивнула.

– Конечно, вы не сможете участвовать в Олимпийских играх после одного-единственного урока, но, если упадете с лодки, спастись сумеете.

Несомненно, он и сам не верил, что учит Шошану чему-то важному. Если принцесса упадет с лодки, десяток прислужников непременно прыгнет в воду за ней.

Но ему почему-то становилось все важнее, чтобы она знала, как спастись. И возможно, не только в море. Все те умения, которым он обучал ее в течение этой недели, бесполезны для принцессы, но для женщины, которая хотела найти себя, обрести уверенность в своих силах, жизненно необходимы.

Поскольку Роунэн был австралийцем и вырос на океане, его довольно часто просили учить членов группы «Меч» технике выживания на воде.

– К счастью, он мог научить плавать почти любого человека, не прикасаясь к нему.

Шошана оказалась на удивление способной ученицей и более упорной, чем многие закаленные солдаты.

Он скоро убедился в том, что она ничего не боится и усваивает все очень быстро. Уже через полчаса она могла проплыть несколько минут стоя, начала неплохо плавать кролем на животе и немного на спине.

И тут произошла катастрофа, такая, которая была совершенно неведома солдатам.

Шошана плыла стоя, когда вдруг испуганно открыла рот и вместо того, чтобы работать руками, прижала их к груди и мгновенно пошла ко дну.

Акула, молнией пронеслось у Роунэна в голове, хотя он считал риск появления их в заливе минимальным.

Поскольку Шошана не показалась тут же из воды, он в долю секунды очутился возле нее, нырнул, обхватил ее рукой за талию и потащил на поверхность. Никаких признаков акулы не было, хотя принцесса по-прежнему прижимала руки к груди.

Внимание к деталям. Роунэн пытался анализировать, что могло случиться, но тут Шошана густо покраснела и пробормотала:

– Мой топ.

С секунду он не понимал, о чем она говорит, а когда наконец понял, то решил, что сердечный приступ, которым он пугал ее недавно, может и в самом деле случиться. Он обнимал почти обнаженную принцессу!

Роунэн так поспешно отпрянул от нее, что она начала снова тонуть, не желая убирать руки от голой груди.

Каким-то непостижимым образом верх ее купальника исчез!

– Плывите туда, где сможете встать, – резко скомандовал он.

Он точно знал, каким тоном добиваться немедленного подчинения у солдат, и это помогло и сейчас. Шошана поплыла к берегу, неуклюже работая одной рукой, в то время как другую по-прежнему крепко прижимала к груди. Ему показалось бы это смешным, если бы произошло с кем-то другим, а не с ней. Убедившись в том, что Шошана твердо встала на ноги, он огляделся вокруг.

Потерянный предмет одежды плавал в нескольких ярдах. Роунэн подплыл и взял его, понимая, что не время думать о том, каким нежным на ощупь был этот предмет в его грубых руках и какое ответственное предназначение было у этого эфемерного кусочка материи.

Он подплыл к Шошане сзади. Она стояла в воде по самые лопатки, все еще крепко обхватив себя руками, но невозможно было спрятать безупречную красоту ее спины.

– Я отвернусь, – сказал он, стараясь дать ей почувствовать, что не произошло ничего особенного. – А вы наденьте это.

Она тут же надела бюстгальтер, не взглянув на Роунэна. Да и ему было очень трудно смотреть на нее.

Шошана молча вышла на берег, расстелила полотенце и легла на живот, все еще не глядя на Роунэна, а он подумал, что, вероятно, это даже к лучшему. Надев снаряжение для подводного плавания, он снова пошел к воде.

Мимо него проплывали косяки рыб, многих из которых он видел в рифах Австралии.

Неожиданно Роунэн почувствовал, что не хочет, чтобы Шошана провела в смущении весь день. Он не хотел, чтобы она лишила себя возможности насладиться очарованием рыб, обитающих в рифах.

Он понял, что она хотела с помощью своего бикини привлечь его внимание к себе, но, выросшая в закрытой среде, не знала, как себя вести, когда это ей удалось.

В его мире девушки были шустрыми и кокетливыми и точно знали, что делать с мужским вниманием. Видя ее неопытность, он решил уговорить ее заняться подводным плаванием.

Тогда они будут думать о рыбах, о снаряжении, а не друг о друге.

– Шошана! Возьмите трубку и ласты. Вы должны увидеть эту красоту.

Роунэн вдруг осознал, что обратился к ней по имени, словно они друзья, словно заниматься вместе подводным плаванием для них привычное дело.

Но отступать было поздно. Она вошла в воду, предварительно несколько раз подергав бретельки своего купальника, чтобы убедиться в том, что они держатся прочно.

Шошана присоединилась к нему, и началось волшебство. Они плавали в почти нереальной красоте, окруженные рыбами самых невероятных цветов.

Роунэн не заметил, в какой момент потерял всякий интерес к рыбам и сосредоточил все свое внимание на реакции Шошаны на них. Он подумал, что не видел ничего прекраснее благоговейного выражения на ее лице, когда одна из рыб прикоснулась губами к ее руке.

Роунэн нарушил все свои правила, но это того стоило и почему-то не волновало его. Время остановилось, и он был ошеломлен, когда увидел, что солнце заходит.

Они вышли на берег и вытерлись полотенцами. Он заметил, что Шошана смотрит на него наивными и одновременно голодными глазами.

– Я приготовлю ужин, – отрывисто проговорил он.

Роунэн ясно ощутил, как в нем просыпается какое-то огромное чувство, страстное желание узнать ее лучше. Он хотел чего-то такого, чего никогда не хотел раньше и что в его случае было несбыточным.

И все-таки нарушать правила не стоило. Он был солдатом. Она – принцессой. Их миры находились на расстоянии миллионов миль друг от друга. И она была обещана другому.

С этими мыслями он готовил ужин, отказавшись от предложенной Шошаной помощи. Он резко ответил ей, когда она прервала его раздумья, спросив, как называется та ярко-желтая рыба с длинным носом, которую они видели. Она поняла намек, и после этого их трапеза проходила в благословенной тишине. Как получилось, что он оказался не готовым отвечать на ее вопросы? И поняла ли она, что в их отношениях наступила опасная перемена?

Укладываясь спать, Роунэн поздравил себя с тем, как ловко ему удалось восстановить барьер, когда из комнаты Шошаны до него донесся одинокий всхлип.

Не могла же она так расстроиться из-за того короткого эпизода, когда оказалась обнаженной?

Он понимал, что не должен волноваться, но тут услышал ее приглушенный плач, как будто из-под одеяла. Этот звук заставил его выскочить из своей комнаты и ворваться к ней.

– Что случилось?

– Мне так больно!

– Что вы имеете в виду?

Он зажег фонарь, который стоял на стуле в ее комнате, подошел к краю ее кровати и посмотрел на Шошану. Принцесса неуверенно слегка опустила простыню, чтобы показать ему свои плечи. Так вот почему она была такой притихшей за ужином!

Не от смущения, не потому, что поняла, что он не хочет говорить с ней, а от боли. Даже при свете фонаря ему было отчетливо видно, как сильно она обгорела на солнце. Он молча выругал себя.

Ее кожа была золотистой, и ему не могло прийти в голову, что она может обгореть. Да вроде и палящего зноя сегодня не было.

Роунэн вдруг вспомнил, что она говорила о своей матери.

– А вы находились на солнце когда-нибудь? – спросил он.

Шошана отрицательно покачала головой.

– Только короткое время. Мне разрешали приходить сюда лет до тринадцати, а потом мама решила, что я становлюсь сорванцом. Она считала, что загорелая кожа – это…

– Позвольте мне угадать, – сухо сказал он, – …вульгарно.

Роунэн был вознагражден ее слабой улыбкой. По крайней мере мне не придется видеть ее в бикини оставшиеся три дня на острове, с эгоистичной радостью подумал он.

Но ему предстояло выдержать еще одно испытание – оказать ей первую помощь.

Сам Роунэн привык к солнцу, и его кожа не обгорала. Но много раз после многочасовых учений на солнце, особенно в пустыне, солдаты получали ожоги. Роунэн знал множество способов облегчения жжения. Уксус либо сода, добавленные в воду ванны, могли принести облегчение. К сожалению, как и в полевых условиях, ванны здесь не было. Но у них имелся аспирин. Он заметил его в шкафчике на кухне, а еще сухое молоко.

Роунэн понимал, конечно, что есть большая разница между тем, чтобы наложить успокаивающую повязку, смоченную в молоке, на спину принцессы, и тем, чтобы шлепнуть такую повязку на спину сослуживца.

– Вас нужно спасать, – произнес он.

– Пойдемте на кухню, – сказала ему Шошана и покраснела. – У меня стянуло кожу, и мне кажется, что я не смогу шевельнуть руками. Не хочу ничего надевать, чтобы не прикасаться к коже.

Ну, тогда иди голой.

Шошана закуталась в простыню.

– Пойдемте, – произнес Роунэн.

Она заковыляла следом за ним на кухню. Он чувствовал себя не в своей тарелке: это ее одеяние было не менее – а может быть, и более – опасным, чем бикини.

И эта ночь была опасной: звезды бриллиантами сияли на ночном небе, цветы источали нежный и обольстительный аромат.

– Садитесь, – сказал он, выдвигая для нее стул, и сделал глубокий вдох, моля Бога дать ему сил. Он опустил простыню с ее спины и заставил себя сосредоточиться только на оказании помощи.

Спина Шошаны так сильно обгорела, что Роунэн забыл о неловкости всей этой ситуации.

– Мне неприятно сообщать дурные вести, – сказал он с искренним сочувствием, – но через несколько дней ваша кожа облезет. Она может даже покрыться волдырями.

– Правда?

Похоже, она произнесла это скорее довольным, чем удрученным тоном.

– Вам, видимо, придется не показываться на публике недельку-другую.

– Правда? – спросила она опять.

Никаких сомнений не осталось. Она была явно довольна.

– Есть основания радоваться этому? – спросил Роунэн.

– Принц Махейл, возможно, отложит свадьбу. На неопределенный срок.

В ее голосе теперь совершенно безошибочно слышалась радость.

– Он так легко это сделает?

– Он ведь выбрал меня из-за моих волос!

Человек выбрал жену из-за волос? Какой примитивный тип! Он был недостоин ее. Разве дело, которым занимался Роунэн, не служило защите демократии? Защите свободы человека и права его выбора? А если ее заставили делать это, тогда что? Вызвать международный скандал и освободить принцессу от гибели?

– Вас заставили выходить за него замуж? – спросил он.

– Не совсем так.

– Как это понимать?

– Никто не заставлял меня говорить «да», но я испытывала огромное давление от всеобщего ожидания.

Роунэн поспешно отвернулся от Шошаны, борясь с желанием встряхнуть ее хорошенько. Он-то думал, что спасает ее, а огорчительная правда заключалась в том, что она, насколько он понимал, сама не сделала ни малейшей попытки спасти себя. Похоже, она слепо верила в то, что обязательно случится нечто такое, что освободит ее от этого брака. И пока что все складывалось для принцессы не слишком плохо.

Однако ее везение должно когда-нибудь кончиться, а в этом нет ничего хорошего.

Чтобы не показать, как он разозлился на нее, Роунэн принялся разводить в тазике сухое молоко.

Он разорвал на куски несколько чистых чайных полотенец и окунул их в раствор.

Потом, взяв себя в руки, как гладиатор перед неизбежным выходом на арену, Роунэн снова повернулся к Шошане:

– Придержите простыню.

Он положил первый из пропитанных молоком кусков ткани на ее обнаженную спину и пригладил ладонью. Даже через повязку он чувствовал, какой горячей была ее кожа и пока еще, по крайней мере до неизбежного шелушения, необыкновенно гладкой и ровной. Он не знал другого способа облегчить боль Шошаны, но такое прикосновение к ней было достаточно интимным, чтобы почувствовать легкое безумие и ощутить нарастание самого что ни на есть грубого желания.

Роунэн подумал, что она вздрогнет, но она вместо этого слетка застонала от удовольствия и облегчения.

– О, – выдохнула Шошана. – Просто чудесно. Мне никогда еще не было настолько приятно!

Ее слова прозвучали совершенно невинно! И его задачей было, чтобы все так и оставалось.

Он подумал о том мужчине, которого никогда не видел, о мужчине, который должен был стать ее мужем. И почувствовал еще один, непривычный всплеск сильного чувства.

Это не ревность, сказал себе Роунэн. Боже упаси!

Но он понимал, что в его обязанности совсем не входило размышлять о том, достоин ли ее человек, за которого она едва не вышла замуж.

По ее собственному признанию, ее никто ни к чему не принуждал. Это была ее проблема, а не его.

Однако ощущение сумасшествия усиливалось. Он вдруг почувствовал желание показать ей, что значит страсть, нежность и утонченное удовольствие. Если бы она когда-нибудь узнала, что такое настоящие отношения между мужчиной и женщиной, она бы не согласилась на суррогат, какое бы давление на нее ни оказывали.

Роунэн сердито одернул себя. То, о чем он думал, нелепо, совершенно неприемлемо. Он знаком с ней меньше недели, а значит, не знает ее по-настоящему!

Кто бы мог предположить, что ему придется защищать принцессу от себя самого?

– Оставьте эти компрессы на спине на двадцать минут, – сказал он ровным голосом, нисколько не выдав своей внутренней борьбы и того безумия, которое угрожало охватить его. – К сожалению, в такой жаре молоко прокиснет, если оставить его на всю ночь. Вам надо будет смыть его в душе перед тем, как ложиться спать. – Роунэн протянул ей аспирин и стакан воды. – Это снимет жжение, – произнес он так, словно читал руководство по оказанию первой помощи. – И выпейте всю воду: вашему организму не хватает жидкости. Думаю, что вы будете спать как младенец после всего этого.

Она-то, может, и будет, но уснет ли он когда-нибудь?..

– Я пойду спать, а эту лампу оставлю вам. Вы сможете снять повязки самостоятельно. Несколько часов все должно быть хорошо. Если боль опять начнет вас беспокоить, разбудите меня. Мы проделаем процедуру снова.

Он обязан был сказать это, хотя не должен снова дотрагиваться до ее спины, чувствовать ее наготу под простыней, когда они наедине в таком месте, которое слишком напоминает рай.

Ничего удивительного, что Адам и Ева вкусили то яблоко!

– Роунэн? – произнесла она севшим голосом и тронула его за руку.

Он замер и затаил дыхание, испугавшись того, что произойдет, если она попросит его остаться с ней.

– Что? – пробасил он.

– Огромное спасибо.

Чего он ожидал? Она страшно обгорела. Последнее, что было у нее на уме, – это то, что было на уме у него. А он думал о ее губах, нежных и податливых, и о том, какими они окажутся на вкус.

– Я просто выполняю свой долг.

Она бросила на него взгляд через плечо. Их глаза встретились. И он понял, что у нее на уме это было вовсе не последнее. Легкое усилие – и они бы оказались в объятиях друг друга, несмотря на все ее ожоги.

Роунэн сделал глубокий вдох, опустил голову, резко повернулся и ушел, что оказалось гораздо тяжелее, чем сделать двести отжиманий по прихоти раздраженного сержанта, в тысячный раз безупречно заправить койку или совершить прыжок с самолета с огромной высоты в кромешной ночной тьме. Куда тяжелее.

Когда он вспоминал о том, как принцесса встряхивает головой с этими неровно подстриженными волосами, с которых во все стороны разлетаются капли воды, как она смеется, как нежна ее спина под его большими ладонями, у него все обрывалось внутри.

Что случилось с его хваленым самообладанием? Неужели он частично потерял себя, растворившись в бирюзовой глубине ее глаз?

Не эти ли слова о любви он слышал от своей матери? О том, что, вступив в отношения с другим человеком, ты теряешь свою собственную силу?

У тебя нет никаких отношений с ней, сказал он себе сурово, однако это были пустые слова, и он знал, что уже переступил ту черту, которую не собирался переступать.

Но завтра предстоит новый день, новая борьба, а он был воином и решительно намеревался обрести свою потерянную силу.

Глава шестая

Утром Шошана встала, с трудом оделась, превозмогая боль от солнечных ожогов. Но сильнее этой боли ее мучило желание видеть его и быть с ним.

Роуыэна нигде не было видно, когда она вышла из своей спальни. Он оставил завтрак – свежее печенье и очищенные фрукты – не во дворе, на скамейке, где она уже привыкла есть вместе с ним, а на обеденном столе в столовой.

Шошана, возмутившись, вынесла тарелку во двор. Завтракая, она услышала в отдалении стук топора. В тот момент, когда она доела последнее печенье, Роунэн притащил на их кухню дерево.

Наблюдая за тем, как он тащит это дерево, она почувствовала то же самое, что вчера, когда смотрела, как он снимает рубашку, собираясь плавать. Все внутри у нее запело.

– Доброе утро, Роунэн.

Шошана многое бы отдала за то, чтобы увидеть его улыбку. Но он едва выдавил из себя приветствие и принялся распиливать принесенное дерево, а потом колоть дрова. Она снова вспомнила его сильные руки, готовящие целительную смесь прошлой ночью, и ее охватила дрожь.

Но сегодня его сила не была целительной. Он явно был сердит. При каждом взмахе топора в стороны разлетались тысячи щепок. Его мышцы были напряжены, лицо совершенно бесстрастно.

Он даже не спросил у нее, болят ли обожженные места, а они болели ужасно. Хватит ли у нее смелости попросить его наложить компрессы снова?

– Роунэн, – обратилась она к нему, хотя было очевидно, что он не намерен разговаривать, – вы сердитесь на меня?

Похоже, что-то изменилось в нем прошлой ночью, когда он расспрашивал ее о свадьбе. Он очень притих после того, как она сказала, что ее никто не заставлял выходить замуж.

– Нет, мэм, я не сержусь. На что я могу сердиться?

– Перестаньте!

Он положил топор, отер пот со лба поднятым воротником, потом скрестил руки на груди и с недоумением взглянул на нее.

– Я не имела в виду колку дров, – сказала она, сознавая, что он только сделал вид, что неправильно понял ее.

– Тогда что же вы имели в виду, принцесса?

– Почему вы держитесь так официально? Вы не были таким вчера.

– То, что было вчера, – сказал он напряженно, – было ошибкой. Я забылся, и такое больше не повторится.

– Получать удовольствие, заниматься подводным плаванием – это называется «забыться»?

– Да, мэм.

– Если вы еще раз назовете меня «мэм», я запущу вот этим кокосом в вашу толстенную голову!

– Вы, наверное, хотели сказать: в мою чугунную башку.

– Именно так.

Роунэн едва сдержал улыбку.

– Принцесса, – сказал он с досадой, – я на службе. Я нахожусь здесь не для того, чтобы развлекаться. Не для того, чтобы учить вас плавать или различать рыб. Моя задача – охранять вас и беречь до тех пор, пока я не смогу вернуть вас домой.

– На меня вполне могли напасть, пока вы рубили деревья в джунглях, – сказала она раздраженно. Как мог он не хотеть продолжения вчерашнего?

Не просто того физического прикосновения, хотя оно и вызвало у нее непреодолимое желание, а их веселого смеха и чувства товарищества.

– Я думаю, – сухо сказал Роунэн, – что, если бы террористы приближались к острову, я бы услышал их катер или вертолет. Я находился от вас всего в нескольких секундах ходьбы.

Он нарочно делал вид, что не понимает, о чем речь!

– А если бы меня укусила змея?

Он не ответил. Ей было ненавистно, что он вел себя с ней как с ребенком.

– Или съел бы тигр? – пробормотала она. – Напала обезьяна!

– Я знаю, что говорю. Здесь нет никакой опасности. Никакой. Ни убийц, ни змей, ни тигров, ни бешеных обезьян. Так что можете успокоиться.

Взмах топора. Щепки разлетелись в разные стороны. Роунэн собрал их и сложил в кучу, не поднимая, на Шошану глаз.

– Я расслабился вчера, и в результате вы получили сильный ожог.

– Уж не чувствуете ли вы себя виноватым в этом? Роунэн, это не ваша вина. К тому же в этом нет ничего смертельно опасного. Небольшой ожог, только и всего. Я уже почти не чувствую его сегодня.

Это была ложь, но, если эта ложь поможет убрать с его лица выражение холодной профессиональной отчужденности, она не будет напрасной.

Роунэн ничего не ответил, и Шошана поняла, что дело было не только в солнечном ожоге.

– Вы разозлились из-за того, что я согласилась выйти замуж?

Она попала в цель. Твердое и холодное выражение, появившееся на его лице, потрясло ее.

– Это абсолютно меня не касается.

– Неправда. Мы же друзья, и я хочу поговорить с вами об этом.

Она вдруг почувствовала, что, если поговорит с Роунэном, все ее внутренние сомнения исчезнут. Она поняла, что ужасное чувство одиночества, которое терзало ее с тех пор, как она ответила согласием принцу Махейлу, покинет ее наконец.

И она поймет, что ей делать.

– У меня умер кот, – вдруг выпалила она, – вот почему я согласилась выйти за принца.

Она правильно сделала, сказав это, хотя по его лицу поняла, что теперь он может подумать, будто у нее явно что-то не то с головой.

– Вы должны послушать насчет этого кота, – поспешно добавила она.

– Нет-нет, – предостерегающе поднял он руку. – Я не буду ничего слушать о коте. Не хочу, чтобы вы рассказывали мне о вашей личной жизни. Ничего. Мы не можем быть друзьями, – тихо сказал он. – Вы это понимаете?

А Шошана думала, что они уже вот-вот станут друзьями, а возможно, даже больше чем друзьями. В эти дни она провела в его обществе столько времени, сколько ни с кем раньше не проводила, и чувствовала, что тянется к нему, как цветок к солнцу.

Благодаря ему она открыла в себе много нового. Рядом с ним почувствовала себя сильной и уверенной. И полной жизни. Ей легко было быть самой собой рядом с ним. Да как у него язык повернулся сказать, что они не могут быть друзьями?

– Нет, – упрямо произнесла Шошана. – Я не понимаю этого.

– Вообще говоря, – заметил он, – понимаете вы это или нет, не имеет никакого значения, раз я это понимаю.

Она была в отчаянии. У нее было такое чувство, словно он плыл на плоту, а она стояла на берегу и расстояние между ними все увеличивалось. Ей необходимо вернуть его любым способом.

– Хорошо. Я не буду рассказывать вам о себе. Ничего.

Увидев его скептический взгляд, она поспешно добавила в отчаянии:

– Я заклею себе рот скотчем. Но мне нельзя появляться на солнце сегодня. Я надеялась, что вы научите меня играть в шахматы. Мама считает шахматы исключительно мужской игрой, в которую не должны играть девушки.

Роунэн знал, что Шошана станет хорошим шахматистом, если ее научить играть, но быстро отбросил эту мысль. Он промолчал.

– Вы умеете играть в шахматы?

Если бы ей только удалось усадить его рядом, им снова стало бы друг с другом легко и весело. Ей хотелось многое узнать о нем и чтобы он многое узнал о ней. Им осталось быть вместе всего несколько дней! Он не мог испортить их. Просто не мог.

Роунэн схватил топор и, поставив полено на пень, с такой силой ударил по нему, что Шошана вздрогнула.

– Вы собираетесь игнорировать меня?

– Да, черт возьми!

Шошана была принцессой. Она не привыкла, чтобы ее игнорировали. Она привыкла к тому, что люди делают то, что она хочет.

Но сейчас все было по-другому. Она чувствовала, что умрет, если он не будет обращать внимания на нее, если они не отправятся, как вчера, плавать в волшебном мире бирюзовых и радужных рыб и она не почувствует снова его руки на своей спине – сильные, прохладные, уверенные. Руки человека, который знал, как прикоснуться к женщине, чтобы у нее перехватило дух, и завладеть ее сердцем и душой.

Ее отчаяние росло. Он держал ключ от чего-то, что было заперто в ее душе. Как он мог отказываться открыть эту секретную дверь?

– Если бы я сказала отцу, что вы сделали нечто недозволенное, – холодно проговорила Шошана, – вы провели бы остаток своих дней в тюрьме.

Роунэн посмотрел на нее с таким спокойствием и презрением, что она поняла: его решение непоколебимо. И что бы она ни делала – угрожала ему или пыталась манипулировать с помощью ласки, – он все равно не сделает так, как она хочет.

Даже когда речь идет о таком пустяке, как шахматы!

Она не имеет над ним совершенно никакой власти.

– Я жалею, что сказала об этом, – произнесла она, чувствуя себя побежденной, – о том, что мой отец посадит вас в тюрьму. Это было очень глупо с моей стороны, чистое ребячество.

Роунэн пожал плечами.

– Неважно.

– Я бы никогда не стала наговаривать на вас. Я совсем не лгунья.

Но разве она не лгала себе самой о Махейле, своей свадьбе, своей жизни?

– Я же сказал, что это неважно, – резко произнес Роунэн.

– Теперь вы и в самом деле разозлились на меня.

Он тяжело вздохнул.

Увидев его мрачный взгляд, Шошана расплакалась, убежала в дом, захлопнула дверь своей спальни и плакала до тех пор, пока не выплакала все слезы.

Черт, подумал Роунэн, перестанет она когда-нибудь реветь? Интересно, трудно было бы научить ее играть в шахматы?

Дело совсем не в шахматах, сказал он себе строго.

Шошана не выходила из своей комнаты до конца дня. Когда Роунэн сообщил ей, что обед уже готов, она ответила через закрытую дверь, что не голодна.

То же самое она заявила и по поводу ужина. Ему следовало бы радоваться. Это было как раз то, что ему требовалось, чтобы сдержать свои клятвы. Дистанция. А он вместо этого начал волноваться за нее, чувствовать свою вину в том, что причинил ей боль.

– Вам надо поесть, – сказал он, стоя у закрытой двери.

– Разве готовить питательную еду входит в ваши обязанности по моей защите? Уходите!

Роунэн слегка приоткрыл дверь. Шошана сидела на кровати, закинув ногу на ногу, в своих шортиках, которые слишком смело открывали ее великолепные бронзовые ноги. Она подняла глаза, когда он вошел, и тут же поспешно их отвела. Ее короткие, как у мальчишки, волосы торчали в разные стороны. Она спустила бретельки лифчика с обожженных плеч, и они выглядывали из-под рукавов футболки.

– Я сказала вам, чтобы вы ушли.

– Вам необходимо подкрепиться. – Он сделал маленький шаг в комнату.

– Знаете что? Я не ребенок. Вы не должны уговаривать меня поесть.

Он уже слишком хорошо понял, что она не ребенок: насмотрелся на нее в этом проклятом бикини! Да и на то, что было под ним, тоже.

А еще он прекрасно понимал, что потерпел неудачу в главном. Он намеревался привезти принцессу обратно в целости и сохранности, а она явится с остриженными волосами, обгоревшая, голодная, с глазами, опухшими от слез. Правда, у них еще оставалось два с лишним дня. Вряд ли она сможет прореветь так долго!

Его сердце сжалось. А вдруг сможет? Роунэн внимательно посмотрел на нее, стараясь понять, наплакалась она уже или нет?

Шошана уставилась в раздобытый где-то журнал и избегала его взгляда. Журнал был, похоже, издан еще в прошлом веке, но она так внимательно изучала его, словно могла узнать по нему свое будущее. Ее глаза подозрительно блестели. Неужели она снова собиралась плакать?

– Послушайте, – произнес он смущенно, переминаясь с ноги на ногу, – я не хотел вас обидеть. Я просто сказал, что вам нужно сделать.

– А это правильно? – взорвалась она, швырнула журнал на пол и взглянула на Роунэна. Тут он ясно увидел в ее глазах ярость, а не слезы. – Я уже устала от людей, которые говорят, что мне нужно делать. Почему вы решаете за меня? Потому что вы мужчина?

– Потому что это моя работа, – сказал он не слишком уверенно.

Шошана вскочила с кровати. С одной стороны, он понимал, что ему лучше уйти, с другой – что лучше остаться.

Она встала перед ним с вызывающим видом. Он допустил глупость, не сдвинувшись с места.

Она приподнялась на цыпочки и прижалась губами к его губам.

Ее поцелуй был свежим и чистым, как дождевая вода. Ее губы сказали ему о том, какой противоречивой была она: пылкой и наивной, решительной и неуверенной, полной страстных желаний и сомнений.

Ему приходилось слышать о таких наркотиках, попробовав которые лишь однажды человек может стать зависимым от них навсегда.

Роунэн никогда не верил в это до сих пор. Он не хотел отвечать на ее поцелуй, но у него не хватило сил отстраниться.

Шошана обвила его шею руками и еще теснее прижала к себе. Ее женский, чистый, дурманящий запах окутывал его. Сквозь тонкую ткань ее футболки он ощущал тепло ее кожи.

Искушение становилось настолько нестерпимым, что мешало ему думать трезво. Но он, будучи высокодисциплинированным солдатом, проводил четкую границу между своими желаниями и долгом.

Если он ответит на ее страстный поцелуй, даст свободу своему чувству, это будет равносильно тому, чтобы позволить дикой лошади, вырвавшейся на свободу, убежать. Обуздать ее снова будет невозможно.

Солдат в нем хотел взять все под контроль, мужчина – ослабить этот контроль.

Солдат учитывал еще одно обстоятельство. Если дело примет свой естественный оборот, принцесса Шошана будет скомпрометирована. Свадьба будет отменена. Ее свадьба. И снова она не сама сделала бы свой выбор, а позволила бы увлечь себя силам, вышедшим из-под ее контроля.

Это было совсем не то, чего Роунэн хотел для нее.

Он не желал, чтобы она выходила замуж ни за кого, кроме…

Кроме кого?

Кроме него? Солдата, который не верил в брак? Который ненавидел брак? Видимо, это генетически передалось ему – способность убедить себя на короткое время, пока не вмешается реальность, что брак может быть удачен. Роунэн отпрянул от Шошаны.

Разница между ним и его матерью заключалась в том, что он не предавался фантазиям до самого конца. Он уже знал, чем кончаются все любовные истории.

Солдат одержал победу – действительность над фантазией, здравомыслие над чувствами, дисциплина над причудами мужского сердца.

Роунэн заставил себя выдержать взгляд Шошаны. Он спросил, стараясь говорить бесстрастным тоном:

– Вы используете меня, чтобы купить себе свободу?

Она отшатнулась. Если он не ошибался, слезы снова навернулись ей на глаза. Он тут же убедил себя в том, что перенес мгновенное помешательство, когда допустил мысль о ней, себе и их браке.

Грубый солдат совершенно неподходящая компания для принцессы, с ее чувствительностью и хрупкостью.

Хотя можно ли было считать Шошану хрупкой после того, как она, упершись обеими руками ему в грудь, толкнула его с такой неожиданной силой, что Роунэн потерял равновесие! Он, споткнувшись, попятился к выходу из ее спальни. Шошана бросилась вперед и с ураганной силой захлопнула за ним дверь.

Глядя на захлопнувшуюся дверь, Роунэн подумал, почему это ураганы не называют исключительно женскими именами?

– Идите вы к черту! – прокричала она ему из-за закрытой двери и добавила ругательство, которое было очень популярным в рабочей и солдатской среде. У ее мамаши наверняка бы случился инфаркт.

Итак, он возвращал Шошану очень изменившейся. С короткими волосами, обгоревшей, голодной и не уступающей в лексике строительным рабочим.

Отвернувшись, Роунэн тихо чертыхнулся.

Да, как-то все не слишком хорошо получилось.

Но, оказавшись под усыпанным звездами черным бархатным небом и взглянув на чернильно-черный океан, он пересмотрел свои выводы.

А может быть, все вышло и совсем не плохо. Шошана относилась к тому типу женщин, которым необходимо научиться понимать свою внутреннюю жизнь, чтобы легче справляться с воздействием сил внешних. Раньше, похоже, каждый порыв ветра заставлял ее менять направление.

Она решила выйти замуж потому, что умер ее кот? Только его мать могла привести более нелепую причину!

Но, судя по тому, как Шошана оттолкнула его и захлопнула у него перед носом дверь, она сейчас могла снова изменить свое решение. Будет ли достаточно того, что она открыла в себе, чтобы отказаться выйти замуж за нелюбимого человека? Сможет ли Шошана понять, что у нее хватает внутренних сил, чтобы выбирать такую жизнь, какую она хочет для себя?

Несмотря на мирную безмятежность ночи, от всех этих мыслей у Роунэна заныло сердце. Главным достоинством его военной жизни, которое он ценил больше всего, было то, что в ней не оставалось времени на раздумья. Надо было исполнять приказы, не задавая вопросов, не думая и не анализируя.

Роунэн провел рукой по своим губам и понял, что еще долго будет ощущать ее поцелуй.

Он взглянул на часы. Перевалило за полночь. Пройдет около сорока восьми часов – и они уедут с этого острова и встретятся с Греем.

А что, если жизни Шошаны все еще угрожает опасность?

Если это так, тогда Грей должен разработать какой-то новый план ее защиты, но уже без участия Роунэна. Но доверит ли Роунэн ее защиту кому-то другому? И будет ли у него выбор? Если он получит приказ возвращаться в группу «Меч», ему придется подчиниться, грозит ей опасность или нет.

Лучше бы ему никогда не пришлось выбирать между чувством долга и зовом сердца!

Интересно, что бы он выбрал?

Уже один этот вопрос свидетельствовал о том, что в нем что-то изменилось. Он стал думать о ком-то не меньше, чем о своем долге.

Следующие двадцать четыре часа он отчаянно старался быть таким, как раньше: холодным, спокойным, профессиональным, знаменитым тем, что способен контролировать свои чувства в самых невероятных ситуациях.

Ему это почти удалось.

Было нелегко удерживать барьеры между ними. Шошана не пользовалась кухней в одно время с ним и отказывалась есть то, что он ей оставлял. Он не знал, пыталась ли она причинять ему боль, стирая под душем на улице свое белье и вешая во дворе на веревку, но его это мучило, особенно когда она умудрилась превратить свой лифчик из белоснежного в грязно-розовый.

Разумеется, Роунэн мог бы показать ей, как стирать. Но зачем? Это умение было совсем ни к чему в ее жизни.

Когда он увидел, что она сидит в одиночестве за обеденным столом и задумчиво передвигает шахматные фигуры, то не позволил себе поддаться неожиданно возникшему желанию научить ее играть в шахматы.

Это бы привело к появлению других желаний.

Он не поддался ни одному из искушений, призвав на помощь всю свою солдатскую дисциплину, чтобы делать то, что нужно, вместо того, что хочется.

На заливе высоко вздымались волны. Принцесса Шошана, надев футболку, чтобы защитить обгоревшую спину, бежала туда, смеясь от возбуждения и предвкушаемого удовольствия. Под мышкой у нее была зажата старая доска для серфинга.

– Послушайте, – крикнул Роунэн, стоя на крыльце коттеджа, – вы еще недостаточно хорошо плаваете для таких волн.

Она обернулась и, если он не ошибся, показала ему язык, а потом припустилась бежать еще быстрее, вздымая клубы песка босыми ногами.

Тяжело вздохнув, Роунэн устремился следом за ней.

Глава седьмая

Шошана нашла волны удивительно красивыми. Они вздымались на четырехфутовую высоту, начинали там закручиваться, а потом обрушивались на берег, яростно взрываясь пеной.

Едва ее нога коснулась покрытой пеной отмели, как рука Роунэна с силой опустилась на ее плечо.

– Что? – резко спросила она.

– Вы недостаточно хорошо плаваете для таких волн.

– Вы ничего не понимаете! Утверждали, что на этом заливе никогда не бывает волн, и ошиблись!

– Я не ошибся. И не позволю вам идти в воду одной.

Его лицо было свирепым. С таким воином не поспоришь.

Но Шошана считала оставшиеся дни и часы. Она знала, что время свободы для нее почти закончилось. Завтра они уедут отсюда. А еще она знала, что сама в ответе за собственную жизнь и собственные решения.

Она резко вздернула подбородок.

– Я всю жизнь мечтала об этом и сделаю это.

Казалось, на Роунэна не произвели никакого впечатления ни ее обретенная решительность и уверенность в своих силах, ни мечта всей ее жизни. Он сложил руки на груди и расставил ноги, готовый, если понадобится, перекинуть ее через плечо.

Как было бы прекрасно, если бы он понес ее, отбивающуюся и кричащую, в коттедж!

– Я мечтала об этом всю свою жизнь, и сегодня появились волны. Разве это не подарок богов?

– Нет.

– Роунэн, всю мою жизнь решения за меня принимали другие. И я не протестовала. Но больше я этого не позволю. Даже вам.

Что-то в его душе дрогнуло. Она видела по его лицу, что он борется с собой.

– Роунэн, дело не в том, что я просто хочу покататься на волнах. Я должна. Я должна понять, что чувствует человек, обуздывая такую силу. Мне кажется, что если я это смогу, смогу подчинить стихию, то я буду способна распоряжаться своей судьбой.

Она вдруг поняла, что еще никогда не произносила более правдивых слов, поняла, что допустила решающую ошибку в ту ночь, когда подумала, будто он владеет ключом к секретам ее души.

Когда началось это приключение, она, помнится, сказала, что не знает, как найти то, что ищет, потому что не знает, где искать.

И вдруг она поняла, где искать.

Все ответы, которые она когда-то искала, были здесь. В ее душе. И часть их была связана с этими волнами, с тем, чтобы понять, на что она способна, и признать свою тягу к приключениям, а не отрицать ее. Она не могла просить ни Роунэна, ни мать, ни отца или Махейла взять на себя ответственность за ее жизнь. Она была в ответе за нее сама. Ключ к ее секретам был не у них, а у нее самой.

Видимо, эти мысли отразились на ее лице, потому что Роунэн пытливо посмотрел на нее, кивнул и на его лице появилось выражение, которое было ей не менее, а может быть, и более дорого, чем удовольствие прокатиться на волнах.

Она завоевала восхищение Роунэна. Он долго и упорно смотрел на нее и остался доволен тем, что увидел.

Шошана повернулась, вошла в море и засмеялась, когда волна окатила ее пенной соленой водой.

Потом, зайдя в воду по колени, она осторожно положила доску перед собой и легла на нее животом. Доска была скользкой и вырывалась из-под нее, как живое существо. Волна захлестнула Шошану, а она устремилась за доской.

Промокшая, но совершенно счастливая, она повторила свою попытку. И потом еще раз. Она не могла удержаться на доске даже лежа.

У Шошаны заныли руки и спина, и она поняла, что это занятие гораздо тяжелее, чем выглядело на телеэкране. Но в каком-то смысле она была рада. Она и хотела, чтобы это было трудно. Ей хотелось подвергнуть испытанию свое мужество, решительность и упорство.

Когда ее смыло с доски в сотый раз, Роунэн подошел, поднял ее с песка и поймал доску, которую уносило в море. Шошана выдернула доску из его рук.

Он вздохнул.

– Позвольте мне дать вам несколько советов, прежде чем вы займетесь этим снова. Первое: не боритесь с этой волной, а действуйте заодно с ней, поймите ее, станьте ее частью. Дайте-ка мне доску. Ваше счастье, – сказал он, – что это длинная доска, а не короткая. Но за ней надо все время следить. Она становится невероятно твердой в воде и, поверьте, может больно ударить.

Роунэн бросил доску на песок.

– Ладно, давайте. Ложитесь на нее животом.

Когда Шошана легла на доску, он объяснил ей, какое положение занять, как держать подбородок, как правильно распределить свой вес на доске, как определять подходящую волну для серфинга. И он не сомневался в том, что у нее все получится.

– Попробуйте сначала здесь, на песке, запрыгивать на доску.

Она сделала это раз десять под его пристальным критическим взглядом.

– Хорошо, – наконец сказал он, снимая свою рубашку и бросая ее на песок. – Теперь пошли в воду.

Они зашли на глубину, где вода была ему по пояс, а ей по грудь.

Он придержал доску, пока Шошана не забралась на нее.

– Даже не пытайтесь вставать на ноги первые несколько раз, просто старайтесь привыкнуть к тому, как доска скользит.

– Скользит? Как по снегу?

– Именно скользит, – сказал Роунэн и улыбнулся, вспомнив о ее мечте. – А вот и волна! Гребите руками, не слишком быстро.

Когда волна подняла доску, Шошана почувствовала себя словно на верху мачты. Доска скользила с невероятной и опьяняющей скоростью. Так продолжалось секунды две, а потом ее с силой выбросило на песок.

– Вставайте, – закричал Роунэн. – Волна!

Но было уже поздно. Следующая волна накрыла ее с головой. Он мгновенно оказался рядом с ней и поднял ее на ноги.

Шошана захлебывалась от смеха.

– Господи, Роунэн, неужели в мире есть более веселое развлечение, чем это?

Он посмотрел на нее и улыбнулся.

– Вот теперь вы заразились этим.

– Заразилась?

– Вкусили такое наслаждение волнами, что теперь едва ли устоите перед ними.

– Именно заразилась, – согласилась она.

Ей казалось, что она всю жизнь ждала такого волнующего момента.

– Готовы попробовать теперь стоя?

– Еще как готова!

– Из вас вышел бы чертовски хороший солдат, – сказал он, и она поняла, что это был высший комплимент.

– Но я хочу все сделать сама!

– Дорогая, в серфинге только так и возможно.

Дорогая. Неужели опьянение этим ласковым обращением наполнило ее такой совершенно новой силой и уверенностью?

Шошана вошла в воду и легла животом на доску, дожидаясь нужной волны. Когда такая волна приблизилась, она встала на доске, но, несмотря на все тренировки, не удержалась на ней. Доска выскользнула из-под нее. Волна накрыла ее с головой.

Она вынырнула, уверенная, что Роунэн рядом. Несмотря на то что нахлебалась воды, Шошана была в полнейшем восторге! Она схватила доску и попыталась еще раз. Потом еще и еще.

Роунэн наблюдал за этим, периодически давал советы, ободряюще кричал, но не подходил к ней. И он был прав. Существовал только один способ победить себя. Никто не мог сделать это за вас. Это как жизнь. Он даже не пытался помочь ей поймать доску и забраться на нее, хотя она делала это в сотый раз. Может быть, он ждал, что она сдастся? Что от усталости решимость покинет ее?

Но выражение его лица говорило совсем о другом. Она видела человека, который верил, что она сможет добиться своего, хотя ее собственная уверенность уже почти изменила ей.

Именно его вера в нее заставила Шошану направить доску к берегу в очередной раз и, глядя через плечо, поджидать нужную волну. Шошана чувствовала, что скорее умрет, чем позволит себе сдаться.

И все удалось. Волна подошла и подняла Шошану вместе с доской на гребень. И она встала на ноги точно в нужный момент.

Шошана уверенно неслась по морю к берегу. И хотя ее полет продолжался меньше секунды, этого было достаточно, чтобы она почувствовала, как поет душа, ощутила свое единство с мощью океана. Усталости как не бывало. Вместо этого пришло радостное возбуждение.

Правда, она не совсем поняла, стало ли причиной ее радости то, что она каталась на волнах, или то, с каким уважением посмотрел на нее Роунэн, когда подошел к ней и протянул руку.

Он проводил ее на берег и набросил на нее, дрожавшую от изнеможения, свою рубашку.

– Я сделала это! – прошептала она.

Шошана вспомнила обо всем, чего достигла с того момента, когда они высадились на этот остров, и почувствовала, что довольна собой. Она стала совсем не тем человеком, каким была всего несколько дней назад, стала гораздо более уверенной в себе.

– Я хочу посмотреть, что умеете делать вы, – сказала она, имея в виду серфинг, но неожиданно ее взгляд остановился на его губах, а его взгляд – на губах Шошаны. – Покажите мне, – попросила она умоляющим тоном.

Покажите мне, как далеко это может зайти: Покажите все, на что может быть способен человек.

Он заколебался, посмотрел на ее губы, потом на волны. Она увидела страстное желание в его глазах и поняла, что он возбужден сейчас так, как, видимо, во времена юности, еще до того, как научился обуздывать свою страсть.

И тут Роунэн схватил доску и перебросил через бьющиеся о берег волны в море. Он лег на доску животом, потом сел, терпеливо поджидая волну. Шошана увидела задравшийся нос доски и только подумала, что Роунэн, видимо, пропустил подходящую волну, как он встал на доске во весь рост. Он мчался наперерез волнам грациозно и уверенно, так, что захватывало дыхание. Глядя на него, можно было подумать, что это невероятно легко.

Всю свою жизнь Шошана имела дело с мужчинами, называвшими себя принцами, но впервые увидела сейчас человека, который действительно был властелином на земле, которому было достаточно своей силы и комфортно в своем положении.

Роунэн продемонстрировал все свое искусство.

Море он, возможно, и подчинил себе, но был бессилен перед тем испепеляющим жаром, который возник между ними сразу же, как только он прикоснулся к ней целую неделю тому назад, целую жизнь тому назад.

Роунэн делал сейчас то, что делали все мужчины перед женщинами со времен Сотворения мира: красовался перед ней, говорил, не прибегая к словам: Я сильный. Я бесстрашный. Я ловкий. Я охотник, и я буду добиваться тебя. Я боец, и я буду защищать тебя.

Это был брачный ритуал, и Шошана чувствовала, как ее сердце откликается на ту песню, которую он поет ей.

Наконец он выбрался на берег и лег, тяжело дыша, на песок рядом с ней.

Ей хотелось снова ощутить вкус его губ, но она понимала, что это опасно. Зная о ее проблемах, он никогда не поверит в то, что она не ищет удобного пути избежать своего удела. Она может испортить оставшееся им короткое время.

Уже завтра они уедут отсюда.

Словно думая о том же, что и она, Роунэн предложил ей свой план на этот день. Они переплывут на лодке через залив и найдут свой мотоцикл, спрятанный в кустах. Может быть, она знает ресторанчик, в котором подают рыбу с чипсами, недалеко от дворца? Шошана ответила, что это наверняка «Габби» – единственный на острове ресторанчик в британском стиле, который она знает.

– Мы встретимся там с полковником Питерсоном в три часа, – сказал Роунэн.

– А что потом?

– Если все спокойно, вы вернетесь домой. Если нет – вам, скорее всего, придется скрываться еще какое-то время.

– Вместе с вами?

– Нет, Шошана, – спокойно ответил он. – Не со мной.

У нее будет сегодняшний вечер, потом она еще раз прокатится на мотоцикле, а потом… что бы ни случилось потом, все это закончится.

Она старалась не поддаваться грусти, для грусти у нее будет еще предостаточно времени.

А сейчас время для радости. Для общения. Роунэн знал, что они расстаются, и его бдительность была ослаблена.

Шошана взглянула на Роунэна, лежащего на песке рядом с ней.

Она была уверена: он краем глаза видит, что она наблюдает за ним, и, возможно, даже радуется этому.

Она протянула руку и положила ладонь ему на спину. На мгновение его мышцы напряглись, и она подумала, что он может встать и направиться в коттедж, чтобы соблюсти дистанцию между ними. Возможно, она перестаралась в своей игре.

Но он тут же расслабился и закрыл глаза. Однако она не решалась сделать дальнейший шаг из опасения, что он может отодвинуться, но знала, что он, как и она, понимает: время их общения почти закончилось.

Опускалась ночь, подул холодный ветерок. Шошана почувствовала, что кожа Роунэна, как и ее собственная, стала покрываться мурашками. Волны, набегающие на берег, обдавали их брызгами.

Но ни один из них не захотел что-то менять.

– А мы не могли бы развести сегодня костер? – спросила Шошана. – Прямо тут, на берегу?

Молчание. Внутренняя борьба. Казалось, он не ответит никогда. Она затаила дыхание.

– Пожалуй, – сказал он наконец севшим голосом. – Думаю, могли бы.

Роунэн искоса взглянул на Шошану. Она переоделась в полосатую рубашку и какие-то невероятные широченные холщовые штаны, которые откопала где-то в коттедже. Эти обтрепанные штаны со шнуровкой спереди делали ее похожей на очаровательного сорванца.

Она неуловимо изменилась после эпизода с серфингом, держалась как-то по-другому, обрела уверенность в себе. Он был рад, что способствовал этому.

Глядя на нее, на ее вздернутый подбородок, решительный взгляд и походку, он понимал, что она останется такой и никогда не выйдет замуж по расчету или в угоду кому-то.

Сегодня, в последнюю ночь их совместного пребывания на острове, он ослабит свой самоконтроль. Чуть-чуть, только в пределах необходимого.

Необходимого для чего? – спросил он себя.

Для того, чтобы помнить ее тогда, когда он отпустит ее, когда ее больше не будет рядом, когда он осознает, что, вероятно, никогда больше ее не увидит.

Но сегодня у него будет неповторимая ночь! Они вдвоем, костер, ее смех, отблеск огня на ее коже, сияние ее глаз, перед которым меркнет блеск звезд.

В наступающей темноте они принесли дрова на берег, а когда на небе зажглись звезды, жарили рыбу на шампурах, вспоминали приключения Шошаны на воде, смеялись.

Завтра все закончится. А сегодня он не собирался быть солдатом. Он собирался быть мужчиной.

Они проговорили до глубокой ночи. Похолодало, Роунэн принес плед, закутал плечи Шошаны, а когда стало еще холодней и она съежилась, он сел под плед рядом с ней, смотрел на звезды и прислушивался к шуму моря и ее голосу, украдкой поглядывая на ее лицо, которое стало еще прекраснее в мягком свете костра.

Сначала разговор был непринужденным. Он шутил, а она смеялась. Но постепенно их беседа становилась все серьезней. И он услышал о ее детстве, привилегированном и изнеженном и в то же время очень одиноком.

Шошана рассказала ему о котенке, которого нашла во время одного из редких посещений базара, о том, как она спрятала его под одеждой и принесла домой. Она улыбалась, рассказывая о котенке, избавившем ее от одиночества, о том, как разговаривала с ним, спала с ним, сделала его своим лучшим другом.

Этот кот умер.

– Может быть, глупо так переживать из-за какого-то кота, – произнесла она печально, – но я не могу передать вам, как я скучала по нему, как мои комнаты сразу опустели, когда его не стало.

– А как его звали?

– Только не смейтесь.

– Хорошо.

– Его звали Ретна. На нашем языке это означает «Любимый».

Роунэн не засмеялся. Больше того, эта история показалась ему даже грустной.

– Принц Махейл сделал мне предложение после того, как мой «Любимый» умер. Роунэн, я погрузилась во все эти свадебные приготовления, чтобы пережить утрату, одиночество: Я чувствовала себя жалкой. Женщиной, самой большой любовью которой был кот.

Нo Роунэн видел за этим нечто другое: женщину с неуемной жаждой любви, которая отдаст этой любви вес свое сердце, всю себя. Будет ли способен мужчина, который в итоге получит ее, понять, какое сокровище рядом с ним?

– А вы не хотите теперь рассказать мне что-то о себе?

Это был один из тех коварных вопросов, которые так умеют задавать женщины. Она поделилась с ним чем-то своим заветным, важным. Ее же не устроит, если он в ответ станет рассказывать ей о своей любимой футбольной команде.

– Даже не знаю, с чего начать, – сказал он уклончиво.

– Каким вы были в детстве? – спросила она.

– Очень плохим, – ответил он.

– Плохим или озорным?

– Плохим. Запихивал картофелины в глушители машин, бил соседские окна. Меня исключали из школы за драки.

– Но почему?

Вопрос, который никто ему не задавал.

– Отец умер, когда мне было шесть лет. Я не пытаюсь оправдаться этим. Просто некоторым мальчишкам необходима твердая отцовская рука. Моей матери досталось со мной! Я думаю, что желание взять меня под контроль было главным мотивом всех ее замужеств.

– Замужеств? Сколько же их было? – прошептала Шошана, широко раскрыв глаза. Такое было совершенно недопустимо в ее стране, где почти не знали разводов.

– Учитывая предстоящее? Семь.

– Но вы не можете считать себя виноватым в этом, последнем!

Тем не менее в глубине души он всегда считал себя виноватым в том, что не сумел стать опорой для своей матери.

– Как это отражалось на вас в детстве? Заменил ли вам отца хоть один из мужей вашей матери? – спросила Шошана.

Непонятно почему, но он рассказал ей то, что никогда никому не рассказывал. О своем неприятии каждого нового ее мужчины. И о своей слабой и так и не сбывшейся надежде, что когда-нибудь у него снова появится отец.

И, рассказав ей это, он почувствовал, что на душе у него стало как-то легче и радостней. Впервые за много лет.

– А каким был брак ваших родителей? – осторожно спросила Шошана.

Он помолчал, вспоминая. Потом вздохнул.

– Как я уже говорил, мне было всего шесть лет, когда умер отец, так что не знаю, соответствуют мои воспоминания действительности или моим мечтам.

– Расскажите мне, что, как вам кажется, вы помните.

– Счастье. Смех. Особенно ярко я помню, как отец носится за мамой вокруг дома, а она убегает от него, заливаясь смехом. А поймав маму, он стал осыпать ее поцелуями, а я пытался втиснуться между ними, чтобы разделить их счастье. И тогда он поднял меня на руки, и они оба обняли меня, сжав так, что я не мог дышать от радости.

Шошана долго молчала, а потом сказала:

– После того, каким был брак вашей матери с вашим отцом, я думаю, что она не могла даже представить себе иную жизнь. Выходя столько раз замуж, она пыталась снова возродиться к жизни. Возможно, настолько же ради вас, насколько ради себя. И прежде всего, ради того, чтобы стать для вас той же, какой была раньше, поскольку видела, что вы тоскуете по ней прежней не меньше, чем по отцу.

Это было странно, но Роунэн почувствовал, что услышал именно то, о чем всегда смутно догадывался, и что наконец он сумеет простить свою мать. И он понял, что, как и Шошану, судьба привела его на этот остров, чтобы он по-настоящему разобрался в себе.

Он мечтал быть любимым. И заслуживал того, чтобы его любили.

Он понял, что, как бы ни была заполнена жизнь, без этого важного элемента она будет пустой.

Чувствуя на своих лицах тепло от костра, они спали, закутавшись в плед, под мерцающими звездами под музыку набегающих волн.

Так спокойно и безмятежно Роунэн не чувствовал себя уже очень-очень давно.

Однако инстинкт бойца заставил его проснуться перед самым рассветом.

В первый момент он ничего не мог понять. Волосы Шошаны, оказавшиеся гораздо мягче, чем он предполагал, щекотали его подбородок. Ее голова покоилась на его плече, теплое дыхание ласкало его кожу.

Это ощущение продолжалось меньше секунды.

Он слышал ровный и пока еще отдаленный гул летящего вертолета и звук приближающихся моторных лодок.

Роунэн сел и увидел на середине залива моторные лодки и опережающий их вертолет, который производил разведку.

Костер! – подумал он, поразившись собственной глупости. Отсюда ему были видны огни на главном острове. Как можно было разжечь этот костер?

Он забыл первое правило защиты. Да нет, не забыл, а внушил себе, что на этот раз можно не думать о нем. Он нарушил правило, которое было священным в его деле, и теперь вынужден будет расплачиваться за это.

Он вел себя словно на отдыхе, как только они высадились на этом острове. Вместо того чтобы заниматься подводным плаванием и серфингом, ему следовало подготовить надежное укрытие, разработать план отступления.

Роунэн почувствовал укор совести, но сейчас было не время для самобичевания.

Он увидел, что их собственная лодка вытащена так далеко на песок, что у него нет ни малейшего шанса спустить ее на воду до того, как к ним подплывут чужие лодки, которые к тому же, судя по звуку их моторов, гораздо мощнее, чем их лодка.

– Просыпайтесь! – закричал он Шошане, вскакивая на ноги, и резко потряс ее за плечо.

Она сонно моргала, глядя на него с доверчивостью, которой, по его мнению, он совершенно не заслуживал.

Роунэн рывком поднял ее на ноги. Она немедленно почувствовала его тревогу и подчинилась, когда он заставил ее помчаться в сторону коттеджа. Он остановился на миг, только чтобы подобрать их снаряжение. Они побежали через джунгли к тому месту, где он утром срубил дерево.

Роунэн втолкнул Шошану под восковые листья гигантского кустарника.

– Не двигайтесь, пока я не разрешу, – сказал он.

– Вы не можете оставить меня здесь!

Он сразу понял, что она боится не за себя, а за него. А он расплачивался за то, что забыл о своем долге.

– Принцесса, не заставляйте меня повторять это дважды, – резко сказал он. – Не двигайтесь, пока не услышите от меня лично, что это можно делать.

Три моторные лодки и вертолет. Он обязан был предположить самое худшее о том, кто эти люди и какова их цель. Возможно, она никогда больше не услышит о нем. Ему приходилось думать и о таком варианте, и единственным шансом на спасение было заставить ее послушаться и остаться в укрытии.

– Моя жизнь зависит от вашего послушания, – сказал он ей и увидел наконец, что она сдалась.

Роунэн выбежал на опушку леса. Лодки подходили все ближе и ближе, разрезая воды залива. Он лихорадочно соображал, как обеспечить безопасность Шошаны при очень ограниченных возможностях.

Лодки были уже близко. Неожиданно Роунэн за штурвалом первой лодки увидел полковника Грея Питерсона и вышел из-за деревьев.

Роунэн шел медленно, остро переживая свой провал. Все кончилось хорошо, но не благодаря его усилиям, а благодаря удаче.

Грей шел по пляжу ему навстречу.

– Где принцесса? – спросил он.

– Она в безопасности.

Естественно, Шошана тут же воспользовалась моментом, появилась из-за деревьев и сбежала вниз. Видимо, она выскочила из своего укрытия через считаные секунды после того, как Роунэн получил ее обещание оставаться там.

– Дедушка! – Она бросилась на шею старику, прибывшему вместе с полковником.

Роунэн с негодованием подумал о ее непослушании.

Грей взглянул на нее, удивленно подняв брови.

– Господи боже, только не говори мне, что это принцесса.

– Боюсь, что так.

– Что произошло с ее волосами?

Честно говоря, Роунэн смутно помнил, как она выглядела раньше.

– Она цела. Кого волнует то, какие у нее волосы?

Красноречивый взгляд Грея сказал ему все. Людей волновало то, какие у нее волосы.

– Ей больше ничто не угрожает, да? – спросил Роунэн. – Ты поэтому здесь? Поэтому не стал дожидаться моего возвращения?

– Мы произвели арест несколько дней назад.

– Кто они?

Питерсон понизил голос:

– Ты дал нам зацепку. Это кузина принцессы Шошаны – Мирэсса. Она давно пылает любовью к принцу Махейлу.

Роунэн взглянул на Шошану, увидел, как она счастлива от встречи с дедушкой, и порадовался тому, что инстинкт не подвел ее.

– Ты далеко забрался, – сказал Грей. – Если бы я мог найти тебя, я бы вытащил тебя скорее.

О да, он забрался далеко. На ту территорию, куда не имел права вторгаться. Так далеко, что чувствовал себя потерянным даже сейчас, не зная, сможет ли когда-нибудь выбраться.

– Но когда один из жителей деревни заметил костер прошлой ночью и сообщил об этом дедушке принцессы, тот сразу понял, что она должна быть здесь. – Грей взглянул на Шошану и нахмурился. – Она выглядит совсем другим человеком, Роунэн.

Роунэн промолчал. Она была тем же человеком, но теперь лучше знала себя. И он надеялся, что она не побоится показать это.

Грей вдруг испытующе посмотрел на него и присвистнул.

– Ничего не случилось такого, о чем мне следовало бы знать?

Значит, изменения произошли и в Роунэне и это было написано на его лице.

– Нет, сэр.

Не случилось ничего такого, о чем кто-то должен был бы знать. Роунэн смотрел, как с остальных лодок высаживались военные, дворцовые служащие, охранники.

– А где принц Махейл? – спросил он мрачно.

– А с чего ему быть здесь?

– Если бы я собирался жениться на ней, а она пропала, я бы уж точно, черт возьми, был здесь.

Но здесь был только дедушка принцессы. Не появились ни ее мать, ни жених.

Как-то странно взглянув на него, Грей отвел взгляд и официальным тоном сказал:

– Послушай, я вынужден отправить тебя отсюда. Твой командир не дает мне покоя. Твоя группа «Меч» отправляется на задание. Мне сообщили, что тебе нужно вернуться. Я дам команду вертолету опустить лестницу.

Роунэн был солдатом. Его учили быть готовым к неожиданностям. Но такой поворот застал его врасплох. Он никак не ожидал, что не будет иметь возможности попрощаться.

Грей подал сигнал рукой, и вертолет начал снижаться, вздымая вокруг фонтаны песка. Выбросили лестницу.

Не думай ни о чем, сказал себе Роунэн и схватил край висящей веревочной лестницы. Крепко держась, он поднялся на первую перекладину.

Каждый шаг приближал его к привычной жизни, уводя все дальше от того, что случилось здесь.

Через несколько секунд чьи-то руки втянули его на борт.

Роунэн допустил большую ошибку, посмотрев вниз. Шошана бежала с отчаянной скоростью. Она, казалось, собиралась ухватиться за лестницу тоже, словно улетела бы с ним, если бы смогла.

Но лестницу втащили, и она не смогла дотянуться до нее. Неужели он затаил дыхание в надежде, что она каким-то чудом сможет оказаться в его мире? Но реальность была такова: непреодолимая пропасть легла между ними, неподвластные им силы разъединили их.

Шошана стояла неподвижно. Маленькая фигурка на пляже делалась с каждой секундой все меньше. И тут, находясь в центре облака пыли и песка, она приложила руку к своим губам и послала ему поцелуй.

Джейк Роунэн, который был чистейшим прагматиком, вдруг почувствовал, как этот поцелуй преодолел растущую пропасть и коснулся его щеки. Он словно ощутил прикосновение невесомых крыльев ангела, нежное, как обещание.

Глава восьмая

Шошана обвела взглядом свою спальню. Это была красивая комната в бирюзовых и зеленых тонах с вкраплениями кремового цвета. Как и все дворцовые покои, ее комнаты были убраны тончайшими шелками, пушистыми коврами и украшены бесценными произведениями искусства. Но без кота, наполнявшего их живым теплом, ее апартаменты казались пустыми и непривлекательными, каким-то безжизненным выставочным залом.

Несмотря на всю новейшую технику, которая была в ее распоряжении, – аудиосистему, огромный телевизор, компьютер с выходом в Интернет, – Шошана чувствовала себя здесь как в тюрьме.

Она скучала по простой жизни на острове и ощущала себя так, словно ее ограбили, отняв последние несколько часов общения с Роунэном.

Она думала, что они хотя бы еще один раз вместе проедут на мотоцикле. Но куда там, ей даже не позволили попрощаться с ним и задать, тот вопрос, который не давал ей покоя: что дальше?

Ответ на этот вопрос заключался где-то в тех шести днях свободы, которые выпали на ее долю. Она не могла вернуться к своей прежней жизни, стать такой, какой была раньше.

Где был Роунэн? Шошана до сих пор не оправилась от шока, вызванного внезапностью его отъезда. После той последней ночи, которую они провели вместе, она хотела попрощаться с ним. Нет, ей было необходимо сказать ему «до свидания».

До свидания? Но ей вовсе не это хотелось ему сказать! Ей хотелось сказать ему: мне не терпится узнать тебя получше. Мне хорошо с тобой. Ты открыл все самое лучшее, что во мне есть.

Кто-то постучался. Шошана вскочила с кровати и распахнула дверь, но на пороге стояли горничная и парикмахер.

– Мы пришли вас причесать, – приветливо сказала горничная, – перед тем, как вы встретитесь с принцем Махейлом. Насколько я знаю, он прибудет сюда сегодня.

Не сделав даже попытки посторониться и пропустить их в комнату, Шошана сказала спокойно, но твердо:

– Мне нравится та моя прическа, которая есть, а если принц Махейл хочет увидеть меня, ему придется спросить, когда это будет удобно мне.

И она захлопнула дверь. Горничная только беззвучно открывала рот, как рыба, вытащенная из воды. Впервые с тех пор, как Шошана вернулась в эту комнату, она почувствовала себя свободной и поняла одну истину: можно жить в замке и быть узником, а можно жить в тюрьме и быть свободным. Все зависит от внутреннего состояния человека.

Спустя полчаса снова раздался стук в дверь. На пороге стояла та же горничная в сопровождении какого-то маленького уличного оборванца.

– Он сказал, – коротко сообщила горничная, – что у него есть что-то для вас и что он должен передать это только вам лично. Полковник Питерсон не возражает.

Мальчишка застенчиво протянул Шошане корзинку и книгу.

Шошана взяла книгу, улыбнулась мальчику и взглянула на обложку. «Простые шахматы». С бьющимся сердцем она взяла корзинку и, еще не успев снять прикрывавшую ее салфетку, услышала слабый писк.

Рыжий котенок смотрел на нее круглыми зелеными глазами.

Глаза Шошаны наполнились слезами. Роунэн уехал, но прислал ей весточку.

Понимал ли он, что говорит ей этим? Вовсе не «учись играть в шахматы» и не «вот тебе котенок, чтобы скрасить твое одиночество».

Для нее это был знак того, что Роунэн верит в нее.

Его весточка сказала ей: «Любимая». Сказала ей, что он услышал и увидел в ней то, чего никому никогда не удавалось.

И тут она поняла, что этот подарок был прощальным. Он означал, что Роунэн никогда ничего не принесет ей сам. Может быть, он забыл о своей обычной осторожности в тот последний день, так как думал, что больше никогда не увидит ее?

Она больше никогда не увидит его! Эта мысль была для нее более тяжелым приговором, чем тюремное заключение.

Ей хотелось запереться в своей спальне и дать волю слезам, но не этому научила ее неделя, проведенная с Роунэном. Шошана научилась быть сильной и не собиралась жертвовать собственной жизнью! Начиная с этого дня она будет сама распоряжаться своей судьбой! Сама отвечать за себя и делать то, что хочет.

И отказываться от того, что ей не нужно.

– Передай принцу Махейлу, что я приму его сегодня днем, – задумчиво сказала Шошана.

Она поняла, что должна закрыть одну главу своей жизни, прежде чем откроет новую, и не стала ни с кем советоваться по поводу того, что сказать Махейлу.

Он ждал в ее личной гостиной и, стоя к ней спиной, смотрел в окно. Шошана вошла в комнату и внимательно посмотрела на Махейла. Он был человеком хрупким, но красивым и модно одетым.

Она помнила его еще мальчиком, который сказал ей много лет назад, когда учился кататься на пони в их имении: «Девочкам это не разрешается».

Махейл обернулся и приветливо улыбнулся ей, но его улыбка исчезла, когда он увидел ее волосы. Шошана нарочно надела одежду с короткими рукавами, чтобы он увидел и облезшую кожу на ее руках.

Он быстро справился с собой, подошел к ней, поклонился и взял обе ее руки в свои.

– Однако тебе досталось больше, чем я предполагал, – сказал он с таким состраданием, словно она пережила цунами.

– Ничего подобного, – ответила она. – Я еще никогда не чувствовала себя лучше.

Разумеется, он не понимал, что то, как она себя чувствовала, было для нее гораздо важнее того, как она выглядела.

– Насколько я знаю, ты оказалась без всякого сопровождения в обществе мужчины, – проговорил он. – Другие могли бы рассматривать это как пятно на твоей репутации, но, конечно, не я. Мне известно, что репутация, этого мужчины безупречна.

– Как великодушно с твоей стороны, – сказала Шошана. – Этот человек спас меня в ситуации, которая возникла в большой степени по твоей вине.

– По моей вине? – опешил принц.

– Ты был груб и бессердечен с Мирэссой. Она этого не заслужила и отомстила. Я не оправдываю ее, но могу понять.

Принцу было явно не по себе, он не привык, чтобы кто-то высказывал свои суждения в его присутствии, тем более женщина.

– А тот мужчина, который, по чьему-то мнению, мог запятнать мою репутацию, был готов рисковать своей жизнью ради меня.

– Как благородно, – сказал принц, но посмотрел на нее с подозрением.

– Да, – согласилась Шошана, – благородно.

Роунэн, ее принц, насколько он благородней, чем этот человек, который стоял сейчас перед ней в своих шелках и драгоценностях, наполняя благоуханием всю комнату.

Интересно, что бы сказал Махейл, если бы она призналась, что ей было бы приятнее чувствовать запах пота Роунэна? Она улыбнулась при этой мысли, а Махейл ошибочно принял ее улыбку за признак перемены в ее настроении.

– Ты уже достаточно пришла в себя, чтобы определить новый день нашей свадьбы? – официально спросил он.

Значит, несмотря на ее волосы, кожу, невиданную откровенность, он не собирался отменять свадьбу. Неожиданно Шошана обрадовалась, потому что решение теперь зависело от нее, а не от него.

– Я решила не выходить замуж, – твердо сказала она, без всякого страха, сомнений и колебаний.

– Прости?

Принц Махейл оторопел.

– Я не хочу выходить замуж. Мне нужно так много всего сделать сначала. А когда я выйду замуж, это будет только по любви, а не во имя долга. Прости.

Он с недоумением взирал на нее.

– А ты советовалась со своим отцом?

– Это мой выбор, – сказала Шошана сердито, – а не его.

Принц Махейл смотрел на нее, смущенный, раздраженный, рассерженный.

– Может, оно и к лучшему, – сказал он. – К тому же, возможно, я полюблю твою кузину Мирэссу больше, чем тебя.

– Наверняка, – пробормотала Шошана, когда он решительно вышел из комнаты.

Однако на следующий день, встретившись со своим отцом, Шошана почувствовала такой трепет, что у нее задрожали ноги под длинной юбкой. Отец всегда вел себя при встречах так высокомерно, словно его дети были скорее подданными, чем его родной кровью и плотью.

– Я слышал, – сказал он без всякого вступления, – что ты заявила принцу Махейлу, будто никакой свадьбы не будет.

– Да, отец.

– Не посоветовавшись со мной? – спросил он, подняв бровь.

Шошана набрала полную грудь воздуха и показала ему, что она вовсе не та кроткая, послушная, уступчивая девушка, которой он хотел ее видеть. Она сказала ему, что мечтает получить образование, мечтает о приключениях… и о любви.

– Так что, – храбро закончила она, – я не могу выйти замуж за Махейла. Я готова вместо этого отправиться в темницу.

Губы ее отца дрогнули, и он рассмеялся.

– Подойди сюда, – сказал он.

Когда она подошла, он встал и обнял её.

– Я желаю тебе того, чего каждый отец желает своей дочери, – счастья. Отцы думают, что знают как лучше, но ты всегда была сильной духом и в состоянии, я думаю, найти свой собственный путь. Ты бы хотела поехать учиться в колледж?

– Да, отец!

– Пусть тогда так и будет, с моего благословения.

Когда она повернулась, чтобы уйти, он окликнул ее.

– Доченька, – сказал он, смеясь, – у нас нет никакой темницы. Если бы была, я подозреваю, что твоя бедная мама заперла бы тебя туда давным-давно. Я сообщу ей эти… последние новости.

– Спасибо.

Как странно, думала Шошана, уходя. Всю свою жизнь она добивалась отцовской любви и понимания. И добилась этого наконец, но совсем не тогда, когда пыталась угодить ему, а когда оказалась достаточно храброй, чтобы быть самой собой.

Этой новостью необходимо было поделиться с Роунэном. Шошана спросила полковника Питерсона, где тот находится.

Полковник внимательно посмотрел на нее:

– Он на задании. Но даже если бы я знал, где именно, я не смог бы сказать это вам.

И тут Шошана поняла, что это та правда, которую Роунэн пытался донести до нее о своей жизни.

А еще она поняла другое: в мире Роунэна нет места женщине, нуждающейся в опеке. Она должна прийти к нему уверенной в том, что способна строить собственную жизнь. А тогда она станет женщиной, которая сможет строить жизнь с ним.

Шошана подала заявление о приеме в колледж и была принята. Через два месяца исполнится еще одна ее мечта. Она поедет учиться в Великобританию.

Прозвучал сигнал тревоги, и в коттедж ворвались люди в черном, в масках и с автоматами. Роунэн находился между Шошаной и нападавшими, но чувствовал, что не способен защитить ее. Их было много, а он один.

Роунэн проснулся весь в поту, обрадовавшись тому, что это был сон, и в смятении оттого, что спустя шесть месяцев все еще видел такие сны, так и не оправившись от чувства своего провала.

Наконец он сообразил, что сигнал тревоги, который он слышал во сне, на самом деле телефонный звонок.

Приподнявшись на локте, он посмотрел на высветившийся номер.

– Привет, мам, – сказал он.

– Неужели ты еще спишь? Уже середина дня.

– Мы только что вернулись с задания. Я еще не совсем пришел в себя.

Полгода назад он и представить не мог, что добровольно выдаст своей матери такую информацию, но в то время она начала бы расспрашивать его, что ему предстоит делать, попыталась бы уговорить сменить работу на более безопасную.

Интересно, но Роуыэы понял, что ему больше не доставляют такой радости, как раньше, срочные вызовы на службу. Со времен Бранаши он перестал нуждаться в адреналине, который лишь на время помогал справиться с какими-то постоянными проблемами. С одиночеством. С тоской.

Ему предложили занять место инструктора в группе «Меч». Возможно, он просто становился старше, но эта идея его привлекла.

К счастью, его мать не задала ему сейчас ни единого вопроса о его задании.

Та потрясающая новость, которую она пыталась сообщить ему еще тогда, когда он занимался обеспечением безопасности во время свадебной церемонии на Бранаше, как ни странно, не имела отношения к ее свадьбе. Нет, у нее возникла идея.

По возвращении Роунэна с острова мать попросила его стать инвестором ее новой компании.

Но на самом деле, конечно, она хотела просить вовсе не об этом. Не так давно Роунэн понял о чем.

На самом деле она, набравшись смелости, просила его поверить в нее. Последний раз. Несмотря ни на что.

Разве не в этом заключается любовь? Не в вере? Даже когда совершенно ясно, что верить наивно?

Деньги у него были. Он имел постоянный счет с момента окончания школы и в первый раз снял значительную сумму, только когда ему понадобилось арендовать квартиру. При его образе жизни у него было совсем мало свободного времени и еще меньше желания тратить деньги.

Почему бы нет? Его мать хотела заняться организацией свадеб и открыть салон одежды для новобрачных. Если на то пошло, кто мог лучше разбираться в свадьбах, чем его мать? У него не возникло никаких возражений – хотя нельзя сказать, что он верил в ее затею, – так что он согласился. Когда она сообщила, что придумала название для их новой компании, он приготовился к худшему.

– Слово «Принцесса», – сказала она, – крошечными буквами, и большими – «ГРЕЗА».

Не услышав ответа, она сказала:

– Тебе не нравится.

Это слабо сказано.

– Я просто не совсем понимаю.

– И не поймешь. Но, Роунэн, поверь мне, каждая женщина мечтает стать принцессой, хотя бы на один день. Особенно в такой день.

Вскоре Роунэн был приятно удивлен, а потом совершенно поражен невероятным успехом своей матери. Через несколько месяцев после открытия «Принцесса ГРЕЗА» была названа в печати одним из десяти самых успешных новых предприятий в стране. Его мать получила возможность организовывать свадьбы по всему миру.

– Только что звонила Кэй Харден, – сообщила ему мать, едва дыша. – Она и Генри Хопкинс снова собираются пожениться.

– Угу, – сказал Роунэн.

– Ты хотя бы знаешь, кто они такие, Джекоб?

– Нет, мэм.

– Не называй меня так! Джекоб, ты безнадежен. Это кинозвезды. Они оба кинозвезды.

Ему было наплевать на это. Он охранял достаточное количество людей, чтобы понять одну истину: каждый человек интересен, независимо от того, обычный это человек или важная персона.

– Мы заработаем в этом году миллион! – сказала ему мама.

Жизнь была полна иронии: Джейк Роунэн, человек, который ненавидел свадьбы больше, чем кто бы то ни было, собирался разбогатеть за их счет. Он ответил, что был бы рад просто вернуть свой вложенный капитал, но она и слышать не хотела. Он был полноценным, хотя и скрытым компаньоном в «Принцессе ГРЕЗЕ», нравится ему это или нет. А когда Джейк понял, как счастлива его мать впервые после смерти его отца, он не стал возражать.

– Мам, – сказал он, – я горжусь тобой. Честное слово. Пожалуйста, не плачь.

Но она плакала и говорила о своем бизнесе, а он просто слушал. Вот и еще одно изменение, произошедшее в нем с момента возвращения с Бранаши.

Через месяц после возвращения к работе он решил не жить больше в казарме, а обзавестись собственным жильем. Братские отношения с сослуживцами больше не радовали его так, как когда-то. Возвратившись с Бранаши, он стал испытывать непреодолимое желание жить одному, обрести собственное пространство, иметь жизнь, отдельную от работы.

Но как ни пытался он сделать свою квартиру по-домашнему уютной, ему это плохо удавалось.

Как ни пытался он не думать о ней или о той неделе, ему это так и не удалось. Он стал другим. Он был одинок. И это причиняло боль.

Квартира только свидетельствовала о том, что ему хотелось чего-то еще, чего-то, что было совсем не связано с работой.

И суммы, которые накапливались на его банковском счете благодаря партнерству в «ГРЕЗЕ», подтверждали то, что желание «чего-то еще» не было связано и с деньгами.

Роунэн позвонил однажды Грею Питерсону, через пару недель после того, как уехал с Бранаши, и спросил, все ли хорошо у принцессы.

И выяснил единственное, что его интересовало: свадьба принца Махейла и принцессы Шошаны отменена. Ему хотелось узнать, по каким причинам и по чьей инициативе, но он понимал, что расспросы какого-то солдата о принцессе совершенно неуместны.

Услышав стук в дверь, Роунэн распахнул ее.

На пороге стоял какой-то подросток в черной кожаной одежде мотоциклиста, в шлеме и темных очках.

Подросток снял темные очки, и Роунэн увидел знакомые глаза бирюзового цвета. Он раскрыл от удивления рот.

Она стащила с головы шлем.

Он внимательно посмотрел на ее волосы, которые выглядели еще ужаснее, чем на острове. Немного отросшие, они были примяты шлемом.

– Что вы тут делаете? – спросил он резко, словно его сердце не стремилось выскочить из груди и он не боролся с желанием схватить ее на руки и кружить до тех пор, пока она не зальется истерическим смехом.

– Что я тут делаю! – сказала она, угрожающе тряхнув волосами. – Не лучше ли было бы сказать: «Шошана, какой приятный сюрприз! Я так рад видеть вас!»

Роунэн сразу увидел, что в ней произошли такие перемены, которых он и не ожидал. Перед ним была женщина, уверенная в себе, в своем интеллекте, в своей привлекательности, в своей силе.

– Я теперь буду учиться в здешнем университете.

Это все объяснило. Бойкие парни из университета наверняка уже приударяют за ней. Пытаясь не показывать, что испытал укол ревности, Роунэн сказал как можно равнодушнее:

– Да? Рад за вас.

Она взглянула на него так, словно собиралась топнуть ногой или влепить ему пощечину. Но тут взгляд ее затуманенных гневом глаз остановился на его губах, и он понял, что она не хотела ни топнуть ногой, ни ударить его.

– Я не вышла замуж, – ласково промурлыкала она севшим голосом.

– Да, я слышал.

Он и не подумал говорить ей, что отпраздновал эту новость, как смог, находясь на чужом острове, с теплой содовой водой в одной руке и ружьем в другой.

– Но с какими парнями я только не встречалась!

Роунэн старался не показать своего раздражения. Его ощущение, что он позволил ей взять слишком много власти над собой оправдалось. Увидев ее спустя столько времени, он мечтал лишь об одном – почувствовать вкус ее губ, а ему пришлось слушать, что она бегала на свидания с парнями. С юношами. Не с мужчинами. Почему ему стало как-то легче от этого?

– Мне казалось, что я должна была… ну, куда-то пойти с кем-то из них.

– И вы заехали, чтобы сообщить мне об этом?

Роунэн сердито скрестил руки на груди, но что-то дрогнуло во взгляде Шошаны, и он понял, что его вызывающая поза нисколько не обманула ее.

– И… все они были ужасно скучными.

– Сожалею.

– И вели себя по-детски.

– Юноши – медленно взрослеющие создания, – сказал он. Интересно, а она целовалась с этими парнями, к которым ходила на свидания? Наверняка. Теперь так водится.

– Но я ни с кем не целовалась. Почему она так легко читает его мысли?

Он хотел сказать ей, что ему все равно, но почувствовал, что она опять раскусит его, поэтому не стал открывать рот.

– Я занималась серфингом все прошлое лето. И могу теперь водить мотоцикл. Сама.

– Я вижу.

– Роунэн, – мягко проговорила она, – ты счастлив, что видишь меня?

Он закрыл глаза, потом открыл их.

– Зачем вы здесь, Шошана?

Он не назвал ее принцессой, как положено по протоколу.

Она это тоже заметила и широко улыбнулась ему.

– Хочу предложить тебе партию в шахматы.

Роунэн так и застыл.

– Зачем? – прохрипел он.

– Если я выиграю, – сказала она, – ты должен будешь пригласить меня на свидание.

Она, очевидно, не знала или не придавала значения тому, что он не мог простить себе свое поведение на том острове и не мог больше доверять себе.

– Я не могу, – произнес он.

– Почему? Ты теперь не должен отвечать за мою безопасность.

– И слава богу, потому что я не справился с этим в первый раз.

– Как это понимать?

– А вы никогда не задумывались о том, что могло бы случиться, если бы в лодках, которые прибыли в тот день на остров, оказались бандиты? Не думали о том, что могло бы случиться, если бы виновницей нападения оказалась не ваша кузина, а хорошо организованная преступная группа?

– Нет, – сказала она, пристально посмотрев на него. – Не думала. А ты?

– Я думал, что такое было возможно. Все время. Я не справился со своей работой, Шошана. Мне просто повезло.

– Ну прямо как детям в школе.

– Вы не могли бы говорить серьезно? Я пытаюсь сказать, что мне нельзя поручать охранять вас. Мне никогда не удавалось защитить людей, которых я люблю больше всего на свете. – Шошана посмотрела на него с таким обожанием, что он торопливо добавил, желая убедить ее в своем большом сожалении о том, что слово любовь нечаянно сорвалось у него с языка: – Я обладаю способностью инстинктивно чувствовать опасность.

– Что и происходит в данный момент?

– В том-то все и дело! Мой инстинкт не работает, когда рядом вы!

Она дотронулась до его руки и подняла на него глаза, которые так преданно смотрели на него, что он успокоился. Совершенно.

– Ты знаешь, почему твой инстинкт не работает, когда я рядом, Роунэн? Потому что не происходит ничего плохого. Ничего плохого не произошло на том острове. Ты был там, где тебе и полагалось быть, делал то, что было положено тебе делать.

– Я забыл, зачем я там оказался, Шошана, и это меня страшно мучает. Я не слишком хорошо оберегал вас. Я не справился со своей работой.

– Кажется, я нахожусь сейчас здесь, живая и невредимая.

– Совсем не благодаря моей заслуге, – сказал он упрямо.

В ее взгляде было безграничное терпение.

– Роунэн, существуют вещи, которые выше нас, перед которыми приходится просто капитулировать.

– Вот это вы и не поняли! Слово капитулировать не входит в словарный, запас ни одного солдата!

Шошана вздохнула, словно он был таким же невозможным и наивным, как те юноши, с которыми она встречалась.

– Да, кстати, спасибо за котенка. Мне удалось привезти его с собой. Он ужасный разбойник. Я назвала его Надежда.

– Это же женское имя.

Это имя помогло ему определить то чувство, которое постоянно жило в нем.

Он надеялся. Он надеялся на жизнь, которую обещали ее глаза, – на дружбу, смех и любовь.

– Хочешь, я скажу, о чем думаю, Роунэн?

– Вы все равно скажете, хочу я того или нет, – ответил он.

– Точно так же, как я хочу, чтобы кто-то увидел меня такой, какая я есть на самом деле, кто-то, для кого я не должна рядиться в костюм принцессы, ты хочешь, чтобы кто-то увидел тебя без солдатской брони. Чтобы кто-то знал, что где-то ты можешь не быть сильным и суровым, что ты не только воин.

– Нет, это не так!

– А теперь, – сказала она как ни в чем не бывало, – давай сыграем в шахматы. Я уже объявила тебе свое условие – если выиграю я, тебе придется пригласить меня на свидание.

– А если выиграю я? – спросил он.

– Роунэн, – ласково проговорила Шошана с улыбкой, от которой он таял, – а стоит ли тебе вообще выигрывать?

Глава девятая

– Думаю, вы никогда не согласитесь на то, чтобы я играл не в полную силу, – сказал он, хотя уже понял, что проиграл.

Она задумчиво взглянула на него.

– Это правда. Итак, а если выиграешь ты?

– Между прочим, я еще не согласился играть!

– Разве мы уже не пережили подобную ситуацию раньше, Роунэн?

Да, такое было. На том острове он отказался играть с ней в шахматы, что привело к ее слезам.

Одно слово промелькнуло в его голове, и, как ни странно, это было не слово капитуляция, а слово блаженство.

Роунэн отступил на шаг от своей двери в знак молчаливого приглашения. Он бессилен против нее. И так было с самого начала.

Принцесса Шошана Бранашанская вошла в его скромную квартирку, сняла черную куртку и хозяйским жестом, словно жила здесь, бросила на его диван.

Облегающая рубашка из белого шелка и черные кожаные штаны смотрелись на ней не менее сексуально, чем бикини, которое едва не свело его с ума. Чувство его беспомощности еще больше усилилось.

Шошана с интересом осмотрелась. Роунэн задвинул ногой под диван пару своих носков. Она взглянула на него.

– Я так мечтала, когда-нибудь, поселиться в уютной маленькой квартирке, вроде этой.

Его мать утверждала, что каждая девочка хочет быть принцессой, но он увидел совсем другое. Девушку, которая уже была принцессой и которая хотела быть обыкновенным человеком.

Роунэн достал из шкафа шахматную доску и положил на небольшой кухонный стол.

– Почему ты не звонил мне? – спросила Шошана, усаживаясь. Она схватила черную и белую пешки и протянула ему сжатые кулаки.

Он выбрал. Черные. Начинать ей. Роунэн фыркнул.

– Звонить вам? Вы принцесса. Ваш номер не числится в местной телефонной книге.

– Ты смог бы связаться со мной, если бы захотел.

– Да.

– Значит, ты не хотел?

– Я не мог. Я все еще представлял, что могло случиться на том острове. Я уступил вам. Занимался подводным плаванием и серфингом вместо того, чтобы позаботиться об охране.

– Меня оберегали всю мою жизнь. Ты не уступил мне. Ты дал мне то, в чем я гораздо больше нуждалась, чем в защите. Ты разбудил меня. Разбудил, чтобы жить. Чтобы стать самой собой. Ты сделал мне подарок, Роунэн, хотя так не считаешь.

Он ждал.

– Мне надо было сделать свой выбор, и я его сделала.

– Сыграть в шахматы с солдатом?

– Нет, Роунэн, – сказала она мягко. – Шахматы тут совсем ни при чем.

– Понятно.

Он сдавался ей, как тогда на острове, сам того не желая. Блаженство. Оно словно парус подхватило его и унесло в совершенно новую жизнь.

Шошана разгромила его в шахматы. Видимо, он был слегка ошеломлен ее ароматом, тем, что снова находится под одной крышей с ней, звуком ее голоса, светом в глазах, тем, как она проводила рукой по своим все еще кошмарным волосам.

– Ты знаешь, почему я встречалась со всеми теми юношами? – спросила она.

Он покачал головой.

– Чтобы у тебя не осталось ни единого повода ответить мне отказом. Чтобы ты не смог мне сказать: «Тебе только кажется, что ты любишь меня. Ты же никого больше не знаешь».

– Вы меня любите? – спросил он.

Она вздохнула.

– Роунэн, я же ясно выразилась, что дело вовсе не в шахматах.

Это правда, она так говорила.

– Ну, – сказал он, – и что же вы хотели бы делать на свидании?

Чего могла захотеть принцесса? Пойти в оперу? В театр? Надо ли будет ему обновить свой гардероб?

– О, – ответила она, – я хотела бы пойти в пивной ресторанчик и поесть рыбы с чипсами, а потом – в кино. Как самая обыкновенная девушка.

Мать Роунэна очень заблуждалась. Совсем не каждая девушка мечтала стать принцессой. Однако, когда он посмотрел на Шошану и улыбнулся, он знал, что ей никогда не стать обыкновенной девушкой.

И тут он понял истину, которая лежала в основе всей жизни. Истину простую и успокаивающую: любовь была намного сильнее его.

Он встал, подошел к Шошане и протянул к ней руки. Она прильнула, к нему, словно только этого и ждала.

– Думаю, – прошептал он ей на ухо, – тебе пора начать называть меня Джейком.

Через три дня Джейк повел ее на их первое официальное свидание. Он чувствовал себя как подросток. Надел джинсы и футболку, полагая, что это будет правильно.

Подходя к дому, где она жила, он, человек, который с ледяным спокойствием выполнял самые опасные задания, почувствовал, как лихорадочно забилось его сердце и взмокли ладони.

Она жила в студенческом городке, в доме, который казался ему совершенно обычным до тех пор, пока он не подошел к входной двери, не позвонил и не был впущен внутрь.

Дом был полон девушек. Высокие и низенькие, худенькие и толстенькие – они были повсюду. Девушки, нарядившиеся для выхода в ночной клуб, и девушки в пижамах. С волосами, накрученными на бигуди, с масками из зеленого и белого крема на лицах. У него сложилось впечатление, что стоило ему войти в холл, как все они уставились на него.

– Красавчик! – окликнула его одна из них. – Вы к кому?

Последний раз перед этим он покраснел, когда Шошана чмокнула его в щеку и назвала «Прекрасный мой» на маленьком базарчике на Бранаше.

– Я пришел к Шошане.

Он услышал ахи и восклицания «счастливая!» и почувствовал, что покраснел еще сильнее.

Но когда Роунэн увидел, как Шошана буквально летит к нему по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, ощущение неловкости сразу исчезло.

Выражение ее лица, когда она увидела его, он не забудет до конца своих дней. Ее лицо было безмятежным и излучало нежность.

В течение следующих двух недель, несмотря на то что при каждой встрече с Шошаной он должен был проходить сквозь строй ее соседок по общежитию, он использовал любой свободный момент, чтобы побыть с ней. Они просто гуляли, держась за руки, ели пиццу, играли в дартс в пабах – и все эти незамысловатые занятия казались им райским наслаждением.

Полюбив Шошану, Роунэн словно очнулся от глубокого гипнотического сна. По неведомым причинам его, грубого солдата, полюбила такая женщина, как Шошана. И он должен быть достоин ее любви.

Шошана посмотрела вокруг. Ветер шевелил ее волосы. Украшенная цветами пагода возвышалась на пляже, а вдали белел прекрасный королевский дворец Бранаши. Они пытались сделать все скромно, но даже при этом вся сотня стульев, стоявших напротив свадебной пагоды, была заполнена гостями.

Матери Джейка удалось справиться со своим неудовольствием по поводу того, что молодые не захотели никаких особенных торжеств. А ведь это была первая в ее жизни королевская свадьба. Теперь Шошане стало ясно, почему бизнес ее свекрови был таким удачным: та поняла, что было нужно молодым – простота. Им нужна была красота, созданная океаном. Покрытые белыми гребешками волны служили прекрасным фоном для церемонии.

Шошана была в простом белом платье, босая, с цветком в волосах.

Она увидела Джейка, идущего по пляжу, и слезы навернулись ей на глаза. Любимый.

Как и в тот раз, когда она впервые увидела его, он шел в сопровождении полковника Питерсона, но на этот раз Джейк казался спокойным и раскованным, несмотря на свой официальный черный костюм, несмотря на то что все вокруг не сводили с него глаз, несмотря на тот факт, что это был день его свадьбы.

Прошел почти год после того, как Шошана его увидела впервые, и полгода с того момента, как она выиграла первое свидание в их шахматном поединке.

С тех пор их заново открытый мир был наполнен счастьем.

Они катались на мотоцикле, ходили в кино, под проливным дождем гуляли по улицам, держась за руки.

Кто мог предположить, что внешне суровый и неприступный Роунэн так романтичен? Подаренный котенок должен был бы сразу сказать ей об этом! Роунэн все время пытался порадовать ее забавными маленькими подарками. Он стоял возле пагоды, искал ее глазами и, найдя, улыбнулся.

В этой улыбке было столько радости и удивления… и чувственного обещания, что ее сердце учащенно забилось.

Сегодня после окончания церемонии они возьмут дедушкину моторную лодку и уплывут на их остров. И этот остров снова станет обиталищем только их двоих.

Вчера вечером, хотя он не должен был видеть ее до сегодняшнего дня, Джейк сумел, очаровав всех ее подруг и родственников, пробиться через их кордон.

– Ты не должен был приходить сюда, – сказала Шошана, но не слишком убедительно. Ей было приятно увидеть его.

– Знаю, но я не смог не прийти, когда ты тут, совсем рядом. Вот что ты сделала со мной, с таким дисциплинированным парнем, Шошана. Я чувствую себя рядом с тобой совершенно беспомощным. Хуже того, – он дотронулся до ее щеки, – мне нравится чувствовать себя беспомощным. Мне хочется быть с тобой всегда. Ты заставляешь меня понять, что все, кроме тебя, скучно и не стоит того, чтобы тратить на это время.

– А ты заставляешь меня понять, что меня держали узником в мире, где я была очень сильной, но очень-очень одинокой. Ты спас меня. – Ее глаза наполнились слезами.

Джейк и сам долго думал, что его задачей было спасти принцессу, но теперь понял, что ошибался.

Это она появилась, чтобы спасти его. И, позволив ей сделать это, он стал не только не слабее, а даже сильнее.

– Я принес тебе свадебный подарок.

– Разговоры с тобой были мне самым лучшим подарком.

Он улыбнулся.

– Я остаюсь в достаточной мере солдатом, чтобы не считать разговоры подарком.

Он открыл дверь и внес то, что оставил в холле.

Шошана прыснула со смеху. Вот именно это он и делал с ней: стоило ему лишь моргнуть глазом, и ее слезы сменялись смехом и наоборот.

Это была новая доска для серфинга. Шошана обрадовалась, но ей хотелось в течение предстоящих двух недель не вылезать из постели!

Шошана стояла, покраснев от своих смелых мыслей, когда к ней подошли ее отец и мать, которые были сегодня не королем и королевой, а просто гордыми родителями. Они расцеловали ее в обе щеки и заняли свои места.

Ее отцу очень понравился Джейк. Мама не спешила с одобрением, но ни один человек, узнавший Джейка по-настоящему, не мог не влюбиться в него.

Королева была тоже ошеломлена простотой свадебной церемонии, но она и мать Джейка сумели успокоить друг друга и подружиться в процессе подготовки свадьбы своих детей.

Идя по пляжу к Джейку Роунэну, своему любимому, Шошана видела их будущее в его глазах. Дедушка отпустил ее руку, и она сделала последние шаги одна, женщина, которая выбрала для себя ту жизнь, как хотела.

Джейк наблюдал за тем, как Шошана идет к нему по белому чистому песку.

Она надела самое простое платье, ее ноги были босы, но даже его мать согласилась, что эта простота еще лучше подчеркивает ее красоту.

Его мать и его будущая жена были теперь вместе. Он готов был защищать их, отдал бы за них жизнь, если бы понадобилось, и обе они знали это.

Когда-нибудь у них с Шошаной будут дети, и он будет защищать и их.

Она приблизилась к нему и заглянула в лицо, будущая мать его детей, его подруга, его любовница.

– Любимый, – сказала она.

И он ответил ей, не сводя с нее глаз:

– Ретна, мое сердце дома.