/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Любовный роман

Фантазёрка

Кара Колтер

Разочаровавшись в любимом человеке, скромница Денни и вовсе потеряла уверенность в себе. Разве может знаменитый холостяк Джошуа Коул всерьез ею заинтересоваться? Нет, больше она не поддастся несбыточным фантазиям. Или его интерес к ней — вовсе не ее фантазия?..

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джошуа Коул, услышав незнакомый звук, почувствовал, как по телу пробежала дрожь. Ощущение было настолько редким, что он не сразу идентифицировал его. 

Страх.

Джошуа был человеком, который в любых стрессовых ситуациях умел найти выход и продолжал двигаться вперед. И он гордился этим. Именно это качество помогло ему преуспеть в мире крупного бизнеса.

Он нажал кнопку двусторонней связи, соединявшей его с секретаршей. Офис Джошуа подчеркивал величие его обладателя. Окна от пола до потолка открывали потрясающий вид Ванкувера: на переднем плане высились небоскребы, а фоном для них служили горные вершины, сиявшие снежной белизной.

Но если окружающая обстановка отражала его уверенность в себе, то голос в данный момент свидетельствовал совсем о другом.

- Скажи, что это совсем не то, о чем я подумал.

Но звук раздался снова: он проник сквозь толстую резную ореховую дверь и теперь еще был усилен интеркомом.

Однако звук нельзя было спутать ни с чем. Детский плач: тихие всхлипывания, переходившие в громкий крик.

— Они сказали, что вы их ждете, — сказала его секретарша Эмбер, и голос ее повысился — то ли от паники, то ли в попытке перекрыть детский плач.

Конечно, он их ждал. Хотя и не сегодня. И не здесь. Детям, и особенно орущим младенцам, не место в офисе компании «Солнце», которую он основал за чаем на приеме в отеле «Королева Виктория».

Обстановка офиса отражала атмосферу, которая царила и на его курортах: изысканная, дорогая, роскошная. Ни одной неуместной детали. Предметы искусства были подлинными, антиквариат — старинным, ковры привезены с лучших базаров Турции.

Умелое использование богатых красок и экзотических тканей создавало неповторимый стиль офиса, который являлся отражением его хозяина — человека мужественного и харизматического, уверенного в себе.

Но сегодня утром, когда Джошуа стал пристально изучать свой следующий проект, обстановка кабинета показалась ему... скучной. На рабочем столе его были разбросаны фотографии заброшенного курорта в диком уголке Британской Колумбии.

Охотничий домик на Лосином Озере должен быть превращен в желанную цель для молодых богатых бизнесменов, стремящихся к острым ощущениям. Его клиенты требовали необыкновенных приключений — и всех удобств пятизвездочного отеля.

Пробная поездка на Лосиное Озеро была для Джошуа не совсем удачной. Владельцы охотничьего домика не очень охотно разговаривали с ним, а о продаже речь даже не шла. Лесные угодья, примыкавшие к озеру, принадлежали семье с 1930-х годов, и наследники испытывали к этим местам сентиментальные чувства.

Но сантименты не могли оплатить счета, и Джошуа Коул продумывал свой следующий шаг. Он убедит семью Бейкер в том, что превратит угодья Лосиного Озера в потрясающее место, которым они смогут гордиться. Он встретится с ними в частной обстановке и склонит на свою сторону. Джошуа Коул был человеком, которому прекрасно удавалось завоевывать доверие людей.

У Джошуа был уже курорт в джунглях Амазонки — с экскурсиями по тропическому лесу и в африканских саваннах — с фотосъемкой сафари. И, конечно, у него по-прежнему был маленький отель с собственными апартаментами в Италии, в сердце Тосканы, с дегустационным залом прекрасных старинных вин.

Совсем недавно компания «Солнце» открыла пятизвездочные отели на Гавайях и Канарских островах.

Отели для любителей воды и ненавистников детей.

Конечно, не совсем «ненавистников». Некоторые из его лучших клиентов были просто очень занятыми родителями, которые отчаянно нуждались в отдыхе от забот о своих чадах.

«Уа-уа-уа».

Этот звук объяснял все. Даже его собственная сестра Мелани, домашняя клуша, которой она сейчас стала, приняла его предложение передохнуть вместе со своим муженьком на недавно открытом курорте на Канарах. 

И, без сомнения, со своим младенцем, чьи вопли уже достигли немалых децибел.

Каким образом его племянница и племянник оказались здесь? Его рабочий календарь гласил, что они должны приехать завтра. Джошуа планировал, из уважения к сестре, встретить самолет, погладить свою племянницу по головке и одобрительно почмокать при виде новоиспеченного племянника. А потом усадить всех — вместе с приехавшей с ними няней — в лимузин, помахать им ручкой и пожелать хорошо отдохнуть. В эксклюзивном отеле на Канарах.

И дядя Джош будет героем дня.

Ребенок беспрерывно орал в приемной офиса, и у Джошуа стала раскалываться голова. Ему следовало помнить, что планы всегда нарушались, когда в них участвовала его сестра.

— Что происходит? — тихим голосом спросил Джошуа в интерком. Его легендарная невозмутимость покидала его, когда дело касалось детей, даже если они были его родственниками.

— Здесь... э... какая-то женщина. С ребенком и еще одним, совсем крошкой.

— Я знаю, кто они, — сказал Джошуа. — Почему ребенок так кричит?

— Вы знаете, кто они? — воскликнула Эмбер, учуяв вроде предательства.

— Они не должны быть здесь. Они должны...

— Мисс! Простите! Вам не следует заходить сюда!

Но прежде чем Эмбер успела его защитить, дверь кабинета распахнулась.

Несмотря на крик, издаваемый покрасневшим младенцем, на Джошуа вдруг снизошло небывалое умиротворение, когда он взглянул на женщину, стоявшую в дверях его святая святых.

Невзирая на оравшего малыша, прижатого к груди, и четырехлетнюю девочку, цеплявшуюся за край ее пальто, женщина держала себя с невозмутимым достоинством, словно прочный морской корабль, способный выдержать любой шторм, которому в данном случае, как казалось Джошуа, был подобен визжавший младенец.

Племянница смотрела на него с явной неприязнью, и это вызвало в нем еще большее замешательство. В прошлый раз, когда Джошуа гостил у сестры в Торонто, он старался избегать пугавшей его любви племянницы, а дети, как кошки, очень чутко реагируют на такие вещи. Племянник же тогда существовал еще в виде большой выпуклости под свитером сестры, и никакой няни в доме не было.

Крики младенца и угрюмый вид племянницы не смогли отвлечь его от мысли о том, что такой женщины, как эта, он еще ни разу в жизни не встречал.

Конечно, Джошуа Коулу были прекрасно известны совершенства противоположного пола. Его мир был наводнен женщинами со стройными, скульптурно вылепленными телами, с отбеленными зубами, с безупречной формы бровями, совершенным макияжем, сногсшибательными прическами и с одеждой, дышащей богатством и лоском.

Женщина, стоявшая перед ним, была, на его взгляд, воплощением няни. Чистенькая, без всякой косметики, в удобных туфлях и простой черной юбке, выглядывавшей из-под жутко помятого пальто. На одном черном чулке была стрелка — от лодыжки до колена. Для полноты картины не хватало только зонтика.

Она относилась к тому типу женщин, о которых он тут же забывал, один раз взглянув: синий чулок, всецело погруженный в утомительные заботы о детях. Впрочем, она была моложе, чем ему сперва показалось, и держала себя с таким достоинством, которое не могла скрыть никакая убогость в одежде.

Изысканный золотой медальон, висевший на шее, совершенно не сочетался со всем ее нарядом и подчеркивал белизну кожи.

А затем Джошуа заметил ее волосы. Волнистые и иссиня-черные, они были зачесаны назад, и лишь несколько локонов непослушно выбивались из густой копны. В них чудилось что-то дикое, экзотическое, цыганское.

Глаза ее, когда он в них заглянул, подчеркивали это ощущение. Они были потрясающе бирюзового цвета, а черные ресницы — такие длинные и пушистые, что им не требовалась никакая тушь.

Лицо ее на первый взгляд могло показаться простым. И все-таки в нем было нечто — возможно, непосредственность и свежесть, — что его интриговало.

Казалось, она явилась из мира его фантазий, в которых он мечтал о чем-то недостижимом, и вдруг это что-то стало материальным и ощутимым.

Джошуа отогнал от себя странные мысли и вернулся в реальность под громкий крик младенца. Ему достаточно было оглянуться вокруг себя, чтобы убедиться, что он — человек, у которого есть уже все, включая восхищение и обожание женщин в тысячу раз привлекательнее, чем та, которая стояла перед ним.

— Мой дядя ненавидит нас, — заявила его племянница Сиси в тот момент, когда Джошуа пытался очаровательно улыбнуться няне. Было бы недурно испытать свои чары на ком-то столь нравственном перед предстоящими переговорами с Бейкерами о продаже их любимых земель на Лосином Озере.

— Сиси, это очень грубо, — сказала няня. Голос се был низкий, хрипловатый — такой же реальный, как она сама. И в нем звучала чувственная нотка — неожиданная для синего чулка.

— Конечно, я нисколько не ненавижу вас, — сказал Джошуа, раздосадованный тем, что вынужден оправдываться перед девочкой, которая досаждала ему год назад. — Я растерялся при виде вас. Вот в чем разница.

Он попытался изобразить улыбку. Губы няни изогнулись, и свободная рука ее дотронулась до медальона.

— Вы ненавидите нас, — твердо сказала Сиси. — И зачем только маме и папе понадобилось отдохнуть от нас?

При этих словах нос ее сморщился, глаза закрылись и, расплакавшись, она уткнулась лицом в широкое пальто няни.

— А почему бы и нет? — сухо спросил Джошуа. Дети находились в его офисе едва ли тридцать секунд, а ему уже хотелось от них отдохнуть.

— Девочка просто устала, — сказала няня. — Ш-ш-ш, Сиси.

Он невольно залюбовался рукой, которую она положила на детскую голову, — был очарован этим

нежным прикосновением и тихим успокаивающим тоном. Сиси перестала плакать, но продолжала печально всхлипывать.

— Я думаю, сказалось еще то, что нас никто не встретил в аэропорту.

Ему почему-то захотелось, чтобы после его объяснения неодобрительная морщинка исчезла с ее лба.

— Кажется, произошла какая-то путаница с датами. Если бы вы позвонили, я послал бы кого-нибудь встретить вас.

— Я звонила. — Морщинка стала еще глубже. — Но, видимо, лишь очень важные люди допущены к разговору с вами.

Он увидел, что те секретные меры, которые применялись для того, чтобы сберечь его время и оградить личную жизнь, явились для нее показателем его чрезмерно раздутого эгоизма. Кажется, ему следует смириться с тем, что недовольная морщинка на лбу ее не исчезнет никогда.

— Я ужасно сожалею, — сказал он, но взгляд ее нисколько не смягчился.

— А эти тети голые? — спросила Сиси, между всхлипами, оторвав голову от пальто няни.

Он проследил за ее взглядом и внутренне вздохнул. Девочка смотрела на вазу, украшавшую его кофейный столик. Она стоила сорок тысяч долларов. Изысканно вырезанное голубое стекло переливалось в солнечных лучах и было такого же оттенка, как и глаза няни.

— Сиси, достаточно, - твердо произнесла няня.

— Но ведь они же голые, мисс Принни, — пробормотала Сиси без всякого раскаяния.

Мисс Принни. Тяжелое, крепкое имя, которое носят старые девы-библиотекарши.

— В окружении твоего дяди, я уверена, эта ваза считается подходящим украшением.

— И какое же у меня окружение? — спросил Джошуа, поднимая бровь.

— Я имела удовольствие прочитать о вас все на борту самолета, мистер Коул, в журнале «Народное обозрение». Вы знаменитость.

Ее тон говорил о многом: неглубокий человек, плейбой, гедонист. Он был признан виновным уже до того, как не встретил ее в аэропорту.

Он снова обнаружил, что защищается.

— Я бизнесмен, — сказал он коротко, — а не знаменитость.

На самом деле Джошуа Коулу очень не нравилось афишировать свой все более повышающийся статус. Но чем больше он скрывался от представителей прессы, тем упорнее они преследовали его. Эта анонимная статья в «Народном обозрении» была обескураживающей.

Ему присвоили титул «Самого сексуального холостяка в мире». Джошуа пришел в замешательство, увидев такое количество своих фотографий, а ведь он принимал все возможные меры, чтобы оградить свою частную жизнь.

Откуда взялись его фотографии с обнаженным торсом? Или фотографии, где он загорает? Такие случаи были очень редкими.

На этих фотографиях он выглядел моложе своих тридцати лет, и любой человек, взглянув на них, решил бы, что он проводит все свое время, валяясь на песчаном пляже. В статье романтично описывалось его «бычье» сложение и глаза цвета морской волны. Этого было достаточно, чтобы вызвать тошноту у серьезного мужчины.

С одной стороны, нет худа без добра: компания «Солнце» таким образом становилась все более известной. С другой стороны, такие люди, как владельцы Лосиного Озера, стали бы нервничать, когда слухи о его скандальной личности достигли бы их краев.

И иногда, совсем неожиданно, его охватывало чувство одиночества, будто никто в мире по-настоящему его не знал.

Интересно, эта няня посчитала его привлекательным? Или, может, не согласилась с оценкой его личности в журнале? Нa секунду его по-настоящему озаботил этот вопрос. Он почувствовал, что снова стал оправдываться и даже мысленно произнес: Мисс Принни, Вы не сможете узнать, сексуальный ли я, пока я Вас не поцелую. 

И он машинально взглянул на ее губы. Они были крепко сжаты и будто говорили ему: никаких попыток! Но напряженные мышцы вокруг рта лишь еще больше подчеркивали полноту ее губ, их сочность, соблазнительность.

Она подняла руку и снова прикоснулась к медальону, будто он был амулетом, а Джошуа — оборотнем. Будто она ощутила притягательность своих губ и захотела защититься от него.

— Меня зовут Даниелла Сприннер, Денни, — формально-учтиво произнесла женщина. Она произнесла эти слова в промежутках между криками ребенка. И снова он заметил, что голос ее был бархатистым — таким же чувственным, как и ее прикосновение. В других обстоятельствах — совсем других — он несомненно посчитал бы его сексуальным.

Столь же сексуальным, как се чертовски надутые губки.

— Мне было сказано, что вы встретите нас в аэропорту.

— Вероятно, произошла какая-то ошибка, — сказал он во второй раз. — Не удивительно, когда в дело вмешивается моя сестра.

— Нелегко подготовить детей к поездке! — она мгновенно встала на защиту своей работодательницы.

— Именно поэтому вы находитесь здесь — чтобы ей помочь? — мягко спросил он.

Она вскинула подбородок, глаза ее вспыхнули.

— Детей нужно прежде всего воспитывать, а потом уже заботиться об их физических нуждах, — резко сказала она. — И ваша сестра об этом прекрасно знает.

— Святая Мелани, — насмешливо произнес Джошуа.

— Что вы хотите сказать? — царственно произнесла она.

— Я постоянно выслушивал от нее лекции по поводу моего морального облика, — произнес он ироничным тоном. — Но, несмотря на мою порочную репутацию, я действительно думал, что вы приедете завтра. Простите. И особенно мне не хотелось доставлять неприятности Сиси.

Сиси бросила на него подозрительный взгляд и засунула в рот большой палец.

Денни аккуратно переложила младенца с одной руки на другую и вынула палец изо рта Сиси. И он вдруг понял, что, несмотря на внешне невозмутимый вид няни, ребенок — тяжелая ноша, а Денни устала.

Он поднялся из-за стола, надеясь, что Денни поймет намек на то, что разговор окончен. Но вместо этого она уселась на его место и протянула ему ребенка.

— Вы можете подержать? Мне кажется, ему надо сменить штанишки. Сейчас я поищу его вещи в сумке.

На секунду Джошуа Коул, создавший себе многомиллионное состояние, буквально окаменел. Но прежде чем он смог прийти в себя, в руках его уже находился маленький беспомощный человеческий комочек.

Джошуа закрыл глаза, почувствовав тепло, проникшее в его сердце, когда он прижал к груди своего восьмимесячного племянника Джейка.

Давно забытые воспоминания нахлынули на него с такой силой, что в груди защемило.

— Не волнуйтесь. Это совсем не то, о чем вы подумали, — сказала Денни. Джошуа открыл глаза и увидел ее насмешливый взгляд. — Он всего лишь обмочился.

Джошуа ощутил большое теплое пятно, расплывшееся по его шелковому галстуку и безупречно чистой модной рубашке, и был рад тому, что она восприняла его реакцию как досаду по поводу намокшей рубашки.

Ребенок вдруг замер, подобно своему дяде, мгновенно замолчал и стал смотреть на него огромными сапфировыми глазами.

Невозмутимое и мудрое выражение лица, как у Будды, сохранялось у малыша всего лишь мгновение. Затем он нахмурился. Покраснел. Напрягся. И ужасающе закряхтел.

— Что с ним? — спросил потрясенный Джошуа.

— Боюсь, случилось то, о чем вы подумали.

И даже если бы он сам не догадался, мгновенно распространившийся запах объяснил ему все.

— Эмбер! — позвал Джошуа. Мужчина, который реагировал на стресс с уверенностью в своих силах — по крайней мере до этого момента, — едва не сказал: «Эмбер, позвоните в службу спасения. 911».

Прелестные губы Денни Сприннер изящно изогнулись. В глубине поразительных глаз заиграли огоньки. Она едва сдерживала смех. И если до сих пор все-таки обошлось без службы спасения, то теперь Джошуа надо было срочно спасать.

В его кабинет, святая святых и последнее убежище одинокого мужчины, вторгся враг, искушающий блаженством домашнего тепла.

В дверях появилась секретарша.

— Я вас слушаю, шеф.

— Дети голодны, — сказала мисс Принни, словно она была шефом. — Может быть, вы накормите нас завтраком?

Как может кто-то думать о завтраке в такую минуту?

Или давать Эмбер распоряжения на этот счет?

На какой-то момент Джошуа поразился тому, как за несколько секунд может измениться весь мир мужчины.

Но мир действительно изменился. Младенец, завернутый в голубое одеяло, с крошечным сморщенным лицом, нахмуренными бровями, маленькими точеными ручками...

Стоп! — приказал себе Джошуа.

Но вместе с воспоминаниями, которые так легко всплыли на поверхность, когда он прижимал к себе ребенка, он осознал кое-что еще.

Он почувствовал, что жизнь его удивила — впервые за долгое-долгое время. Бросив взгляд на свою гостью, Джошуа с трепетом отметил ее пышные формы. Похоже, Денни ест не только салат из сельдерея. Он представил, как она с аппетитом поглощает спагетти, и эта картина была поразительно чувственной.

— Пока мы ждем завтрак, я перепеленаю ребенка.

— Здесь? — с трудом выговорил он.

— Возможно, у нас есть специальная комната для пеленания? — спросила она, изогнув бровь.

Джошуа понял, что такой женщине нельзя позволять командовать собой. Настало время взять под контроль ситуацию и прекратить размякать под наплывом старых воспоминаний.

— Умывальная находится в холле, — сказал Джошуа, беря себя в руки, в то время как малыш пытался засунуть пухлый пальчик ему в нос. — Если вы потрудитесь взять ребенка, мисс Принни...

— Сприннер, - напомнила она ему. - А пока я буду заниматься с детьми, возможно, вы сделаете что-нибудь с... этим?

Взметнувшаяся рука указала на античную вазу. Он так и знал|

— Это предмет искусства, — непреклонно произнес он.

— Для созерцания этого предмета дети еще недостаточно взрослые.

Он так и знал. Там, где находятся дети, все вокруг должно быть перестроено. Конечно, следует поставить даму на место. Это его офис, его бизнес, его жизнь. И никто, включая се, не должен диктовать, что ему делать. Она вместе с детьми будет отправлена отсюда как можно скорее, как только он закажет лимузин.

Но после того как няня удалилась с источавшим «аромат» младенцем, с цеплявшейся за нее Сиси, он решил не сразу показывать, кто в доме хозяин. Успеется, а пока пусть меняет ребенку памперсы.

Джошуа встал, снял со спинки стула пиджак и аккуратно задрапировал им вазу.

— Благодарю вас, — чопорно произнесла няня, заметив это сразу, как вернулась в комнату. Она внесла с собой облако свежего детского запаха, и Джейк теперь что-то весело лепетал.

— Голые тети — это нехорошо, — сообщила ему Сиси.

— Ну, зависит от обстоятельств... — Взгляд няни заставил его сделать глубокий вдох и сменить тему: — Как только мы позавтракаем, вы познакомитесь с распоряжениями, которые я сделал насчет вас. Вам понравится Вистлер.

— Вистлер? — произнесла мисс Принни. — Мелани ничего не говорила насчет Вистлера. Она сказала, что мы остановимся у вас.

— Я не буду жить у него, — вспыхнула Сиси. — Он ненавидит нас.

Может, стоит показать няне стодолларовые банкноты, аккуратно положенные на верхнюю полку? Нет, она может увидеть в этом его слабость. А Джошуа совсем не желал выглядеть перед ней уязвимым.

— Не волнуйся, - твердо сказал он Сиси. — Никто не останется со мной, потому что я не хочу...

— Не надо продолжать, — понизив голос, сказала ему мисс Сприннер. - Не надо.

Да, поистине жизнь сегодня преподносила ему сюрпризы. Он задумчиво смотрел на нее, стараясь припомнить, когда в последний раз кто-нибудь диктовал ему, что надо делать, но безуспешно.

И этот тон. Никто не осмеливался говорить с ним таким тоном. По крайней мере со школьных времен.

— Эмбер, — позвал он.

Секретарша появилась в дверях. Вид у нее был бунтарский, словно еще одно приказание доконает ее.

— Сейчас принесут завтрак..

— Возьми детей на несколько минут. Мне надо поговорить с мисс Принни наедине.

Эмбер изумленно взглянула на него.

— Взять их? Куда?

— В свою приемную.

Губы секретарши безмолвно раскрылись, словно у рыбы, глотающей воздух, но затем она вошла, взяла ребенка и понесла его на вытянутых руках.

— Ты тоже иди, — мягко сказала мисс Принни Сиси.

Она, по-видимому, имела большое влияние на детей, потому что, бросив на Джошуа подозрительный взгляд, Сиси послушно последовала за секретаршей, с ненужным шумом захлопнув за собой дверь.

— Вы не должны были говорить им в лицо, что вам их присутствие нежелательно, — сказала мисс Принни, едва закрылась дверь.

Его обеспокоило то, что она точно угадала конец его предложения. Обеспокоил также се взгляд — спокойный и твердый. Но никак не благоговейный.

Несмотря на то что Джошуа не нравился его недавно приобретенный статус знаменитости, он уже привык к благоговению. И к восхищению. Женщины любили его и находили множество прекрасных способов дать знать ему об этом.

Но мисс Принни посмотрела на него неодобрительно. И при этом поднесла руку к своим волосам и пригладила их. Это не был чисто женский жест, к которым он привык, и все же он показался ему пленительным. Джошуа поймал себя на мысли, что на самом деле она — танцовщица, исполнительница зажигательных диких танцев, скрывающаяся под пуританским видом няни.

— Послушайте, — настойчиво произнес он, — я распорядился насчет вашего отдыха на курорте Вистлер. Это прекрасное место. Там занимаются с детьми весь день напролет! Лепка из пластилина. Скульптуры из песка. Кинофильмы. Прогулки на природе. У меня сегодня очень много дел. Вы должны уехать отсюда максимум через час.

— Нет, — сказала она и снова поправила прическу. Но это был явно не флирт! Она была раздражена.

— Нет? — поразившись, повторил он.

— Мелани сказала мне совсем другое, а я, между прочим, работаю у нее, а не у вас.

В нем вновь вспыхнуло ощущение, что сестра предала его, а ведь до этого момента Джошуа и не подозревал, что оно все еще живо.

Его старшая сестра была рядом с ним в нелегкие дни становления бизнеса, но она нарушила главное правило. Ничего плохого он не видел в том, что она флиртовала с клиентами. Плохо было то, что она, влюбляясь в них, теряла при этом голову!

Потом Мелани решила — после нескольких лет верности принципам и целям «Солнца», — что она хочет детей.

Это тоже было хорошо. Плохо было то, что все эти годы он оборонялся от попыток сестры заставить его смотреть на мир ее глазами. Она хотела, чтобы он увидел, как важны супружеские отношения, как прекрасны дети, как пуста жизнь без семьи.

Она посылала ему электронные письма с видео, где Сиси пела песни, играла с котенком, выделывала пируэты в балетном классе. Джейк скоро был завален подобной продукцией.

Муж Мел, Райан, преуспевающий бизнесмен-строитель, настоящий мужчина, не знающий страха мачо, часто был замечен на заднем плане. Он смотрел с нескрываемой гордостью на своего одаренного отпрыска.

Пока еще Джошуа удавалось отбиваться от попыток сестры навязать ему представление об идеальной жизни. Но не было ли прибытие детей еще одним способом убедить его в том, что он живет унылой и одинокой жизнью, не сравнимой с жизнью его сестры?

— И что же сказала вам Мелани?

— Она сказала, что вы хотите пожить вместе с детьми. — (Джошуа фыркнул.) — Она была в восторге от мысли, что они узнают вас поближе.

— Я не понимаю, почему она так решила, - сказал он.

— Честно сказать, я тоже! — Мисс Принни опустилась на кушетку, и он вдруг увидел, как сильно она устала. — Какое недоразумение — Мелани сказала, что я могу положиться во всем на вас. Но вы даже не встретили нас в аэропорту!

— Она сообщила неправильную дату!

— Для Мелани нет ничего важнее благополучия Сиси и Джейка. Разве она могла ошибиться? — Эти слова были сказаны очень тихо, будто про себя.

Джошуа Коул уловил сомнение в ее голосе, и он не знал, радоваться ему или огорчаться.

— Ошибиться? — мягко произнес он. — Конечно, нет. Я же сказал, что немедленно устрою вас и детей.

Но вместо того чтобы выразить понимание, мисс Принни сурово взглянула на него.

— Мистер Коул, — произнесла она жестко, — боюсь, это не получится.

Джошуа Коул жил в мире, где распоряжался он.

— Не получится? — изумленно повторил он.

— Нет, — твердо ответила она. — Вистлер — не самое подходящее место для отдыха ребенка, тем более младенца.

— Какое же место для них подходящее? — спросил Джошуа. Внутренне он был готов на все. Если они пожелают отдохнуть в Диснейленде, он тотчас же добудет билеты. Если захотят повстречаться с поп-звездой — пожалуйста. Если им захочется поплавать с дельфинами — все будет сделано. Он не пожалеет никаких денег, никаких усилий.

— Они просто хотят быть с людьми, которые любят их, — мягко ответила мисс Примни. — В том месте, где они чувствуют себя защищенными, окруженными заботой. Мелани думала, что здесь именно такое место, иначе она никогда не отправила бы их к вам.

Неужели Мелани верила в то, что он готов тратить свое бесценное время на ее детей? Он сам так не думал и не собирался нести ответственность за ос предположения.

Но внутренне Джошуа признавал, что он, человек, создавший одно из самых успешных предприятий, вошедший в мир богатства и власти, контролирующий целую империю, все еще чувствует себя ребенком рядом со своей старшей сестрой, все еще подсознательно ищет ее одобрения.

Возможно, он хочет доказать, что на него можно положиться? Что-то внутри него прошептало: да, он хочет быть надежным мужчиной. 

И Джошуа как бы со стороны услышал свои тихие слова, сказанные без всякого энтузиазма:

— Дети могут погостить у меня.

Даниелла Сприннер скептически взглянула на него.

Он слишком поздно осознал все последствия своего приглашения.

Мисс Принни, строгая няня с чувственными губами и загадочными глазами, будет тоже гостить у него.

Перед ним открывался вход в тот мир, который уже давно мог бы принадлежать и ему. Когда-то он не позволил другому малышу войти в свою жизнь. 

Своему сыну.

Он хотел быть лучшим мужчиной, достойным доверия сестры, но кого он обманывал? Он потерял веру в себя, в свою способность принимать правильные решения, уже много лет назад. Сестра даже не подозревала о беременности его университетской подруги.

Джошуа почувствовал, как затаил дыхание, надеясь на то, что Денни Сприннер догадается отказаться от его импульсивного предложения. Если бы он мог забрать свои слова обратно!

— Очевидно, в данный момент нам придется где-нибудь остановиться, — сказала она, и отсутствие энтузиазма в ее голосе в точности соответствовало его настроению. - На сегодня детям достаточно путешествий и неопределенности.

И жизнь Джошуа в этот миг тоже стала неопределенной. А он не любил, когда что-то в его хорошо организованном мире выходило из-под его контроля.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Денни сидела на заднем сиденье такси, в груди ее кипел гнев. Как только увижу Мелани, убью ее, решила она — и тотчас опомнилась.

Такие мысли — ужасное поражение для женщины, которая гордится своим хладнокровием и непоколебимым спокойствием, по крайней мере в профессиональной сфере. И думать так в отношении Мелани означало лишь крайнее замешательство. Мелани всего лишь за несколько коротких месяцев стала для Денни кем-то гораздо важнее, чем просто работодатель.

Но спокойствие духа оказалось слабой защитой против такого мужчины, как Джошуа Коул. Он был воплощением мужественности и сексуальности с этой его ослепительной улыбкой, нефритовыми глазами, с точеными чертами лица, словно из камня вырезанным подбородком, величественной осанкой, дорогой изысканной одеждой, облегающей мускулистое тело. Все это, вместе взятое, могло смутить даже мать Терезу!

Денни знала о том, что у Мелани привлекательный брат. В доме Мэйнардсов она видела две его фотографии, но они совсем не подготовили ее к встрече с ним во плоти.

На одной фотографии ему было лет двенадцать — худой светленький мальчик, никакого намека на то, каким он станет. На другой фотографии Джошуа был в футбольной форме, выглядел вызывающе дерзким и самоуверенным. На этом снимке угадывался уже слабый отблеск того человека, которым он ныне стал.

Для Мелани Джошуа был несносным младшим братишкой, который ловко избегал ее мудрого сестринского руководства. Денни думала, что он владелец какого-нибудь туристического агентства, но совсем не президент крупнейшей международной развивающейся компании. Прочитав статью в «Народном обозрении», она испытала шок. Фотографии этого мужчины просто завораживали: он излучал какой-то магнетизм, в его дымчато-сапфировых глазах скрывалась потрясающая чувственность. Весь его облик говорил о редкой уверенности и силе.

Мелани никогда не упоминала о том, что брат ее считается «самым сексуальным холостяком в мире», хотя его холостяцкий статус, похоже, постоянно раздражал ее.

В статье имя Джошуа упоминалось наряду с именами самых богатых и красивых женщин, таких как актриса Моника Белливью, певица Карла Кенсингтон и богатая наследница Стефания Вингер-Стоун.

К тому времени, как они должны были приземлиться в аэропорту, Дениелла Сприннер, невозмутимая натура, уже порядком нервничала насчет предстоявшей встречи с Джошуа Коулом. Теперь она знала, что это надменный и могущсственный человек, у ног которого — весь мир и разбитые женские сердца.

Мелани совершила ужасную ошибку, направив се с детьми к нему. Ведь Его Величество даже не встретил их в аэропорту, скрывшись за Золотой Стеной, ограждавшей его от всяких досадных мелочей.

Нo почему же она не воспользовалась его предложением сразу уехать в Вистлер? Не потому ли, что крупные отели и маленькие дети плохо сочетаются друг с другом? Не потому ли, что она и дети сильно устали и это было не лучшее время для принятия решений?

Совсем нет. В нем было нечто, чего она совсем не ожидала.

Он не был столь надменным и потрясающим. Что-то мелькнуло на его лице, когда он прижал к груди Джейка. Это «что-то» говорило о том, что жизнь его была не такой безоблачной, какой могла показаться на первый взгляд. 

Прекрати, строго сказала она себе. Они проведут с ним вечер. А завтра, отдохнув, она решит, что ей делать. Первоначальный план больше не годился. Провести с ним неделю? Какой ужас!

Но Мелани и Райану она не скажет ничего. Им нужно спокойно отдохнуть. И в интересах ли детей проводить время с дядей, которому явно некомфортно с ними? На самом деле его успех базируется на создании свободного от детей мира!

А как насчет нее? Сколько времени женщина, у которой в жилах бурлит горячая кровь, сможет находиться рядом с таким мужчиной и не влюбиться в него? 

Прекрати, уныло повторила себе Денни. Он богатый и могущественный человек, и рядом с ним на фото ни разу не было такой женщины, как она.

Неизысканной, неискушенной, полноватой.

Она дотронулась до медальона, висевшего на цепочке, и почувствовала боль. Этот медальон должен был защитить ее.

Брент подарил его перед тем, как уехать в Европу.

— Это залог обещания, — сказал он. — Я его выполню.

Наверное, было бы лучше снять медальон, ведь теперь он был символом нарушенного слова. С другой стороны, он до сих пор защищал ее от беды, напоминая об изменчивости человеческого сердца, особенного мужского.

И, кроме того, Денни не была еще готова снять медальон. Каждую ночь она по-прежнему смотрела на фото, спрятанное в нем, испытывая боль потери и в то же время трепетно надеясь на то, что Брент осознает свою ошибку...

Возможно, главную ошибку сделала она сама. Верила в свои чувства к Бренту даже после того, что испытала в детстве. Разрыв се собственных родителей происходил очень тяжело. Их любовная страсть со временем превратилась в жгучую ненависть, которая разрушала все, к чему они прикасались, включая их детей.

Слава богу, подумала Денни, что она в своей жизни встретила Мэйнардсов — Мелани и Райана, Сиси и Джейка. Слава богу, что ее радушно приняли в доме, когда сердечные муки стали почти невыносимыми. Она выжила потому, что стала ощущать себя в семье. В тот момент, когда мир стал рушиться вокруг нее, эти люди дали ей спасительный кров.

Каждый раз, ловя взгляд, которым Мелани и Райан смотрели друг на друга, она чувствовала острый укол зависти.

— Эй, леди, мы едем куда-нибудь или просто здесь сидим? — нетерпеливо спросил таксист.

— Когда увидите жуткий желтый автомобиль, следуйте за ним, — сказала Денни.

— Желтый автомобиль? — удивился водитель. — А нельзя ли поподробнее?

Дэнни оглянулась через плечо.

— Вот он едет.

Таксист присвистнул.

— Хорошо, леди, но почему этот «ламборджини» «жуткий», я не совсем понял.

— Потому что он совершенно не годится для перевозки ребенка, — пояснила она.

Жуткий желтый автомобиль с жутко красивым мужчиной за рулем медленно проехал мимо них. Такой мужчина мог разбить сердце женщины, просто находясь рядом с нею в одной комнате. Один взгляд зеленых глаз, слишком долго задержавшийся на ее губах... Глаза Джошуа, наверное, всегда давали обещания, которые он сам и не собирался выполнять.

Но она мертва, напомнила себе Денни, Брент ее уничтожил. Она любила и надеялась весь год, жила его письмами, открытками и звонками. Но все надежды ее, как оказалось, были напрасны.

И тогда она перестала заботиться о своем внешнем виде — пользоваться косметикой, укладывать волосы, ярко и модно одеваться. А что уж говорить о лишнем весе, приобретенном в результате интенсивной шоколадной терапии!

Она хотела сделать себя незаметной и таким образом спастись от подобных бед.

Спортивный автомобиль ехал так медленно, что она могла видеть в окошко Джейка, пристегнутого ремнями на детском сиденье. Его пушистые волосы стояли дыбом и были похожи на одуванчик.

В этом странном автомобиле не оказалось места для нее и Сиси.

Такой автомобиль многое говорил о его владельце. Стремительный и яркий. Эгоистичный. Одинокий. И не собирающийся сворачивать с этого пути. 

Она тоже была одинокой и тоже не собиралась сворачивать с этого пути - всю оставшуюся жизнь. 

Если он включит полную скорость, я не смогу его догнать, — предупредил шофер.

— Если он включит полную скорость, я его убью, — сказала она. — Там сидит ребенок. — Мой ребенок. Конечно, формально Джейк не был ее ребенком.

Но неформально он завоевал ее душу и сердце с первого же «уа-уа». И теперь, после Брента, она решила, что Джейк будет ее единственным ребенком.

К горлу снова подступили рыдания, когда она вспомнила о том, что Брент буквально убил ее своим заявлением, но она подавила их, представив себе, что этот крошечный пухлый малыш когда-нибудь станет таким же потрясающим мужчиной, как его дядя.

Уже дважды за пять минут невозмутимая и надежная Денни подумала об убийстве человека.

Вот что делает разбитое сердце: превращает нормального, достойного доверия человека в цепляющегося за жизнь невротика. Ее недавняя трагедия, подумала она, может превратить ее в кого-нибудь наподобие ее родителей, которые всю свою супружескую жизнь пытались убить друг друга. Фигурально выражаясь.

— Нехорошо говорить, что ты собираешься кого-то убить, — сказала Сиси в подтверждение ее мыслей. Сиси обнимала нового плюшевого медвежонка, который прибыл в офис вместе с автомобильным сиденьем для малыша. Тем не менее плюшевый медвежонок, кажется, совсем не поколебал взгляды девочки на ее дядю.

По мнению Сиси, дядя был злодеем, который разлучил ее с матерью. Урок, преподанный малышкой дяде Джошуа, стоило выучить наизусть. Утраченную любовь невозможно снова купить.

Они подъехали к особняку, располагавшемуся недалеко от офиса, и Денни не смогла подавить в себе благоговейный трепет. Даже несмотря на то, что Мелани и Райан не испытывали особых финансовых трудностей, она понимала, что сейчас вступает в совершенно другую сферу.

Этот высокий особняк, казалось, весь построен из белого мрамора, стекла и воды. Пейзаж перед входом был потрясающим: изумрудный газон, экзотические цветы, фонтан из черного оникса, поднимающий ввысь клубящиеся водяные столбы.

Денни стала нащупывать кошелек, когда возле такси появился Джошуа и, прижав ребенка к бедру, расплатился с водителем. Он ловко держал малыша, когда открывал для нее дверцу. Похоже, с младенцем ему становится все более комфортно.

Из двери вышел швейцар и взял ее сумки из багажника такси.

Джошуа поздоровался с швейцаром с искренней теплотой, и это удивило ее. А потом он повел их в холл, напомнивший Денни о единственном пятизвездочном отеле, в котором ей пришлось побывать. Высокие потолки, пушистые ковры на мраморных полах, мягкая кожаная мебель.

Но красивее всего в этом холле выглядел уверенный в себе мужчина, несший на руках ребенка — непринужденно и легко.

По своему опыту Денни знала, что совсем немногим мужчинам по-настоящему комфортно с детьми. Брент заявлял, что любит детей, но она заметила, что он обращается с ними с заискиванием и чрезмерно подыгрывает им, а дети ненавидят это.

Какая-то странная ирония была в том, что Джошуа Коул, не делавший никаких заявлений насчет любви к детям, нес ребенка на бедре настолько естественно, словно делал это всю жизнь.

Денни заметила, с какой нежностью взглянул он на живой комочек, который держал в руках, и сердце ее сжалось. Неужели она увидела отблеск чего-то настоящего, что скрывается глубоко внутри него? Но тогда все суждения, которые она составила о нем, ставятся под вопрос.

Может, Самый Сексуальный Холостяк в мире — лжец? А что, если дорогие спортивные автомобили, одежда и офис - всего лишь роль, которую он играет? Может быть, он рожден, чтобы быть отцом?

Но тогда становится понятным, почему такие мужчины, как Джошуа Коул, имеют успех у женщин, почему он очаровывает их.

Ведь так легко вовлечь их в мир фантазий, дать им звездную роль в мечте, в которую, казалось, они уже перестали верить.

Хватит фантазий, сказала себе Денни. Она провела целый год, мечтая о Бренте, читая его глупые открытки и электронные письма и видя в них крепнущую любовь, а в это время его чувства к ней постепенно угасали.

Джошуа подошел к лифту и нажал кнопку. Дверь плавно отворилась, и Денни едва сдержалась, чтобы изумленно не раскрыть рот при виде роскошной кабины из сплошного стекла. Кажется, в этом мире фантазии становятся реальностью?

Стеклянный лифт легко поднимался вверх, и даже Сиси забыла о том, что сердится на своего дядю. Она пищала от восторга, пока кабина поднималась все выше и выше и с каждой секундой перед ними открывался все более потрясающий вид.

Денни ощущала дразнящий запах Джошуа — запах дорогой туалетной воды, смешанный с ароматом душистого мыла. Его плечо — невероятно широкое под модным приталенным пиджаком — слегка коснулось ее, когда он приподнял вверх ребенка, и она почувствовала почти животную дрожь, которая пронзила ее с головы до ног.

Разве такое у нее было с Брентом? Разве запах, исходивший от него, или легкое прикосновение плеча когда-нибудь кружили ей голову?

Она постаралась сосредоточиться на панораме города, но никак не могла унять биение сердца. Внизу простиралась глубокая синь океанского залива. На пенистых белых волнах покачивались парусные шлюпки. В открытом море шел круизный теплоход.

Она сделала ужасную ошибку, что согласилась приехать сюда с ним. Денни прикоснулась к медальону. Казалось, его защитные свойства ослабевали с каждой минутой. После того звонка от Брента она перестала пользоваться косметикой, убрала подальше свои наряды, решив стать невидимой, и нашла утешение в анонимной роли няни.

Лифт остановился, двери открылись, и Денни вошла в апартаменты. Слева она увидела стеклянную, от пола до потолка, дверь, которая открывалась на веранду. Экзотические растения обрамляли темную ротанговую мебель, глубокие мягкие диваны были задрапированы в желто-белые ткани. Белые занавеси — такие прозрачные, что могли быть только из шелка, - легко колыхались на соленом морском ветерке.

В глубине апартаментов стояли длинные ультрамодные диваны из белой кожи, небрежно задрапированные овечьими шкурами. Они формировали вокруг камина, отделанного медно-красной керамической плиткой, своеобразную «приемную». Различные элементы интерьера из кожи, стекла и стали, гармонично чередуясь, перемещали взгляд от «приемной» к бару, который разделял жилое помещение и кухню.

Кухня была совершенна, словно сошла с обложки журнала: черные застекленные шкафчики, гранитные столешницы и еще больше нержавеющей стали, еще больше медно-красной плитки.

— Только не надо говорить мне, что вы сами готовите, - сказала Денни, и в тоне ее против воли прозвучала умоляющая нотка.

Он рассмеялся. Неужели подметил ее реакцию?

— Совершенно очевидно, что мы не сможем здесь остаться, — отрывисто сказала она. — Простите меня. Мне не надо было настаивать. Пожалуйста, закажите для нас билеты, и я отвезу детей домой.

Но от одной этой мысли она едва не заплакала. Ведь так не хотелось отказываться от своих фантазий...

Нет. Она устала. Дети тоже. Сегодня они не смогут уехать. Возможно, завтра.

— В чем дело? Что-то не так?

И ей вдруг показалось, что все у нее «не так». Вся ее проклятая жизнь. Эта ужасная пустота, которая ничем не может быть заполнена. Разве смеет она мечтать о таком мужчине, как он? Непозволительны были даже се чувства к Бренту — коротенькому и толстому мужчине, похожему на сову.

Джошуа Коул подбрасывал ребенка на руках, словно футбольный мяч, и смотрел на нее с беспокойством. Нет, она не будет столь безнадежно наивной, чтобы отнести озабоченность в его взгляде па свой счет. Спасибо за это Бренту. Он преподал ей урок.

— Я не могу остаться здесь с детьми. Они испортят эту обстановку всего за двадцать минут.

— Это смешно, — сказал он не совсем уверенно.

— Смешно, — согласилась Сиси, и глаза ее с восхищением обратились на статуэтку дельфина из чистого хрусталя, стоявшую на кофейном столике.

Денни твердо сжала руку девочки, когда та попыталась дотянуться до статуэтки. Она уже представила маленькие следы от измазанных вареньем пальцев на занавесях, разрисованные карандашами диваны и на стойке бара — опрокинутые бутылки вина.

— Нет, — сказала она. — Эти апартаменты совсем не годятся для детей. У меня случится нервный срыв, когда я буду пытаться сберечь ваши вещи.

— Ведь это всего лишь вещи, — сказал Джошуа тихо.

Конечно, он совсем не то хотел сказать. Ведь она видела, с каким беспокойством он в своем офисе посмотрел на вазу, когда Сиси лишь взглянула на нее.

— Вы меньше привязаны ко всем этим вещам, чем к вазе в вашем офисе? — Она поздравила себя с правильным недоверчивым тоном.

— Я могу убрать все, что бьется. — Он прошелся по комнате, бросив ей через плечо: — Я пошлю за игрушками, чтобы их отвлечь.

Ей надо сосредоточиться. Взять себя в руки и принять наилучшее для детей решение. Мысль о том, чтобы уехать сейчас в гостиницу и переночевать там, вдруг показалась ей невыносимой.

Они останутся здесь. Всего на одну ночь. Отдохнув, завтра она примет решение. Отдохнув, она сможет противостоять обаянию его сверкающей улыбки.

Которая сейчас была направлена прямо на нее.

— Какие игрушки надо купить? - спросил он.

— Принцессу Тасонию! — воскликнула Сиси. — И снаряжение для туриста. Мне надо палатку и рюкзак. И собаку, Ройала Роберта. — Увидев, что дядя ее согласен на все, она добавила в список еще одну вещь: — И королевский свадебный экипаж. А Джейку ничего не надо покупать. Он еще совсем маленький.

Джошуа достал из кармана мобильный телефон и постарался набрать номер, держа на руках ребенка.

— Я бы на твоем месте не просила купить Принцессу Тасонию, — вполголоса сказала Денни. Сиси, высвободив руку, бросилась на диван и уткнулась лицом в медно-красную шелковую подушку. Денни была совершенно уверена, что на лице ее были остатки завтрака.

— Почему?

Стоит ли говорить ему о том, что Сиси будет играть с этой куклой не более тридцати секунд? Что попытки купить любовь детей всегда оканчиваются неудачей? Сиси станет ненасытным монстром, требующим все больше игрушек, как только ее первое требование будет удовлетворено.

И ему, возможно, следует усвоить урок насчет автомобиля. Женщина, которая прельстится такой детской демонстрацией богатства, вряд ли стоит внимания.

И ее собственный благоговейный трепет при виде этих апартаментов, вероятно, свидетельствует о слабости характера!

— Вы думаете, что Сиси займется куклой и не притронется к дельфину? Этого не будет.

Он захлопнул крышку телефона.

— Но что же мне делать с ней, если я не куплю ей игрушки? — спросил он.

— Какой же вы унылый человек, — выпалила она и тотчас вспыхнула от своей дерзости.

— Я не умею обращаться с детьми. Но это не значит, что я унылый. - Он задумчиво и слишком долго смотрел на нее. - Вы не просто работаете на мою сестру, - догадался он. - Вы разделяете с ней ее идей. Удивительно, что она еще не выдала вас замуж. - И вдруг его взгляд стал подозрительным. -Или именно но этой причине вы находитесь здесь?

— Простите?

— Моя сестра немного помешалась на том, чтобы найти мне «подходящую девушку».

— Меня? - вскрикнула Денни. - Для вас? - Но неожиданно она вспомнила, с какой печалью смотрела на нее Мелани, когда выслушивала новости о Бренте.

Взгляд Джошуа мгновенно потемнел.

— У вас есть бойфренд?

— В настоящий момент — нет, — небрежно сказала она, будто у нее было множество поклонников, а не одно-единственное серьезное увлечение. — Но вам не стоит беспокоиться, мистер Коул. Ваша сестра знает меня достаточно хорошо, чтобы понять: вы — не мой тип!

— Неужели? И какой же ваш тип?

Она почувствовала, что щеки ее вспыхнули.

— Серьезный, любящий науку, не обязательно франт и определенно не материалист. — Она говорила слишком быстро, в панике описывая свой идеал мужчины.

— Неужели священник? — колко спросил он.

— Я описываю человека, похожего на профессора университета. — Брент им и был. Помятый. Академичный. Все время поглощенный какими-то мыслями. И это, считала она, было восхитительно!

— Ваш идеал — профессор университета?

— Да! — Как он смеет говорить это с таким презрением?

— Мисс Денни Сириннер, не надо играть в покер. Вы не умеете лгать. У вас это ужасно получается.

— К слову сказать, я не люблю покер, а мой идеальный мужчина тоже. — Отношения с которым, как оказалось, были ложью. И вообще такого мужчины на самом деле не было. Вдали от Брента она создала в своих фантазиях человека, который никогда не существовал.

— Университетский профессор, — холодно сказал Джошуа.

— Да! А теперь, если вы немного займете Сиси, я выкупаю Джейка. — Конечно, для Джейка еще не настало время купания, но ей надо было выйти из комнаты и избавиться от этого разговора. Вряд ли Мистер Плейбой Мира знает что-то о времени купания младенцев. И профессор университета тоже! Но он, кажется, знает гораздо больше о женщинах, о чем говорил его пронзительный взгляд.

— Занять Сиси? — спросил он, отвлекаясь от темы разговора, на что она и рассчитывала. — Но как? Ведь вы запретили мне покупать Принцессу Тасонию.

— Поиграйте в «крестики-нолики».

Он нахмурился, сбитый с толку. Ведь он жил в совсем другом мире, а их мир был так далек от него.

— Возьмите лист бумаги и карандаш. Сиси будет рада показать вам правила игры.

— Вы хотите сказать, что лист бумаги и карандаш займут ее также, как и кукла-принцесса?

— Даже больше.

— Мне надо поддаться ей? - спросил он шепотом и с беспокойством взглянул на племянницу.

— Разве это будет честно?

— Господи, да я совсем не заинтересован в честности. Я заинтересован в том, чтобы маленькая девочка не плакала.

— Для нее самое главное — провести с вами время. А выиграть или проиграть — это уже не имеет большого значения.

— Мне надо многому научиться.

— Да, мистер Коул, — сказала она и уловила в своем голосе надменную нотку.

— И вам тоже надо многому научиться, — сказал он, взглянув на нее так, что ей захотелось мгновенно исчезнуть.

— Чему же?

— Как, например, относиться к профессору университета.

— Откуда вы знаете?

— Я хорошо разбираюсь в людях.

— Не может быть! Вы даже не понимаете, нужно ли честно играть в «крестики-нолики».

— Не стоит так скоропалительно судить о человеке. Сомневаюсь, что вы хорошо знаете даже себя. А вот я о вас знаю то, чего вы о себе еще не знаете.

— Ничего такого, что неизвестно мне! — резко выпалила она.

Но какая-то ее часть желала выслушать его. Разве часто приходится неприметной няне выслушивать советы по поводу сердечных дел от Самого Сексуального Холостяка Мира?

Но он не сказал ни слова, а просто доказал, почему является Самым Сексуальным Холостяком. Он приподнял ее подбородок кончиком пальца и пристально взглянул в глаза. Затем прикоснулся большим пальцем к ее губе.

Если бы она могла растаять, то растаяла бы мгновенно. Денни почувствовала себя шоколадкой, поставленной на огонь. И поняла всю лживость слов, которые говорила себе о Бренте. Она отпрянула от Джошуа, но он удовлетворенно кивнул, еще раз убедившись в том, что знает о ней что-то, чего она не знает о себе.

И тогда Денни поняла.

Поняла, что она такая же слабая женщина, как и любая другая, с кем он встречался. Но он не должен об этом догадаться!

— В конце коридора находится спальня, — сказал он безразличным тоном, словно не потряс все ее существо. — Там есть детская кроватка. Годится?

— Замечательно, — сдавленно произнесла Денни.

— Эй, Сиси, — сказал он, повернувшись к девочке, - хочешь поиграть со мной в «крестики-нолики»?

Сиси смотрела на него, явно разрываясь между личной неприязнью и желанием поиграть в свою любимую игру.

— Хорошо, — неохотно сказала она.

Даниелла направилась с ребенком в конец коридора. Спальная комната, в которой они оказались, была такой же роскошной, как и другие помещения. Все элементы романтической отделки были выполнены в тонах темного шоколада, за исключением постельного белья, имевшего соблазнительный кремовый цвет, приглашавшего погрузиться в море взбитых сливок.

Ее чемодан лежал на кровати. Как это случилось, она не могла понять. Для Джейка была постелена детская кроватка.

За закрытой дверью находилась ванная комната с джакузи.

Гидромассажная ванна была рассчитана на двоих.

— Мы должны как можно скорее уехать отсюда, — призналась она малышу, освобождая от одежды его пухлое, в ямочках, тельце. Джошуа подумал, что сестра его, возможно, решила их сосватать, и это было унизительным.

Неужели Мелани действительно решила выступить в роли свахи? Денни нахмурилась. Она думала, что настойчивое стремление Мелани взять ее с собой в гости к брату было желанием помочь своей няне преодолеть сердечную боль, дать ей возможность сменить обстановку. Тайный план? Разве это не унизительно?

Но Мел ни разу даже не обмолвилась о том, что хочет познакомить свою няню с братом.

Ведь мы совсем на пара, подумала Денни - и отказалась признаться себе в том, что мысль эта очень огорчила ее.

Но, как всегда, малыш магически воздействовал на ее настроение. Денни налила в огромную ванну немного воды, и Джейк с восторгом погрузился в пенившиеся пузырьки.

Когда ребенок стал громко смеяться, она тоже начала смеяться, окатывая его пухлое тельце теплой водой.

— Разве надо мне воспринимать себя и жизнь так серьезно, мистер Джейк?

Джейк понимающе протянул к ней ручки и восхищенно пискнул. 

Расслабься, приказала она себе, а затем печально добавила: если сможешь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Голос Денни, се смех, перемежаемый счастливыми вскриками ребенка и шумом плещущейся воды, донеслись до холла, где на диване расположились Джошуа с Сиси.

Кто бы мог подумать, что серьезная и сдержанная няня может так заразительно и беззаботно смеяться?

Может, сейчас она была самой собой? И в этом проявлялась ее суть? Нет, сутью ее было то, что он почувствовал, прикоснувшись к ее губам...

— Раз-, два, три! — вскрикнула Сиси и победоносным жестом зачеркнула ряд сомкнувшихся крестиков.

Сиси обыграла его.

Что-то неожиданное случилось с ним. Тщательно продуманное расписание было выброшено в окно, и он неожиданно расслабился. Глядя на свою племянницу, напряженно прикусившую кончик языка, и слушая радостные возгласы Денни и малыша, Джошуа почувствовал, что внутри его что-то раскрылось.

Он упорно работал и во многом добился больших успехов. У него был шикарный автомобиль, роскошные апартаменты, красивые женщины — такие же доступные, как яблоки на дереве. Достаточно было лишь протянуть руку.

И все это бледнело по сравнению со смехом малыша и маленькой девочкой, играющей с ним в «крестики-нолики». Бледнело по сравнению с нежностью женских губ, до которых он дотронулся пальцем.

Его сестра, несмотря на свои хитроумные планы, вздрогнула бы от такого поворота событий.

О чем он думал, когда дотронулся до губ Денни? Когда произнес с такой смешной самоуверенностью: «Я о вас знаю то, чего вы о себе еще не знаете».

На самом деле он не думал в тот момент ни о чем. Процесс мышления принадлежал другому миру: миру сделок, успеха, планирования.

А в тот момент нечто более глубокое, чем мысли, овладело им.

Он смотрел на нее и оценивал не умом, а сердцем. Он смотрел на нее и ощущая ее ложь насчет

университетского профессора. Как она может верить в то, что будет счастлива с таким занудой?

С самого начала, как только Денни появилась в его офисе, она показалась ему совершенной няней. Спокойной, сдержанной, чопорной.

И с самого начала он увидел в ней нечто еще. Цыганскую душу, жаждущую танцевать. Именно это он имел в виду, когда сказал, что знает о ней то, чего она о себе еще не знает. Что настоящий мужчина — и совсем не профессор университета — сможет ее зажечь. Сможет избавить ее от ложного представления о самой себе. Ведь под этой чопорной внешностью скрывается страстная натура.

Стоп. Что это со мною? 

Я выиграла, — сказала Сиси, тщательно подсчитывая свои крестики. — Снова. А вы молчите.

Он уставился на нее, затем начал смеяться. Еще вчера он бы не согласился с ней и, возможно, стал бы спорить, но сегодня, после того как совершал один глупый поступок за другим, начиная с того, что пригласил их сюда, и заканчивая тем, что дотронулся до восхитительных губ Денни Сприннер, ему ничего не оставалось, как сдаться.

— Это тебе заменит урок, — сказал он. — Нельзя прогуливать школу.

— Да я еще не хожу в школу, — сообщила ему Сиси. — Но когда пойду, буду ее любить. И никогда не перестану учиться. Буду ходить в школу, пока мне не исполнится сто лет.

Он испытывал к школе те же самые чувства. С самого первого дня. Ему нравилось учиться. Он любил играть в футбол. Любил девочек, школьные вечера...

А потом, в университетские годы, появилась Сара. Они казались всем подходящей парой. Оба рассудительные и сдержанные. Она играла королеву для своего короля. Оглядываясь назад, он понимал, что их «любовь» была мелким и поверхностным чувством.

И их «любовь» не выдержала испытания жизнью. Несмотря на предосторожности, Сара забеременела.

Странно, но, узнав об этом, он почувствовал не страх, а ликование. Он был готов создать для своего ребенка семью, как можно лучше устроить его жизнь.

Сара не разделяла его энтузиазм.

— Я не собираюсь на это тратить силы.

До сих пор с невыносимой болью он вспоминает ее слова и выражение лица, когда она произнесла «это».

Он решил воспитывать ребенка сам. Но Сара настаивала на своем, и он постепенно поддавался ей.

Сара родила мальчика.

А затем он сделал ошибку.

Он подержал сына на руках. И почувствовал невероятный прилив любви и заботы. Ощутил этот момент соединения настолько глубоко, что все остальное в жизни показалось ему мелким и незначительным.

И понял, что рожден для этого. 

Но было слишком поздно. Он подержал на руках своего ребенка, своего сына, свой лучик света, всего лишь пять минут. А затем отдал его. И даже не встречался с приемными родителями.

Жизнь после этого поблекла. Он утратил интерес ко всему, в том числе и к учебе. Горе его было непомерным.

Сара, в отличие от него, не пожелала увидеть ребенка и продолжала спокойно жить, словно ничего не случилось.

Он бросил университет за месяц до его окончания, собрал рюкзак и купил билет на первый попавшийся поезд. Долго скитался. Со временем перестал посещать места, где были дети. Их смех и веселые шалости вызывали в нем тяжелые мысли.

Когда через несколько лет до него дошла весть о гибели Сары на горнолыжном курорте в Швейцарии, свое отсутствие эмоций он расценил как знак того, что недостоин воспитывать детей.

— С вами все в порядке?

Он не видел, какова вошла. Денни стояла в дверях, держа на руках Джейка. Младенец целиком был завернут в белоснежное полотенце, выглядывало лишь розовое личико.

Намокшая блузка Денни подчеркивала изгибы сочного тела, и щеки няни были такими же розовыми, как у малыша.

С Джейком на руках она казалась очень домашней, умиротворенной. Зачем она воспитывает чужих детей, когда, кажется, рождена для того, чтобы растить своих собственных?

- В порядке? – переспросил он, поднимаясь с дивана. — Да. Конечно.

Но с ним было не все в порядке. Присутствие Денни и детей вынуждало сто вспоминать то, о чем он старался навсегда забыть.

Завтра он придумает, как избавиться от них, и это будет лучше для всех. И к черту неодобрение сестры.

— Вы уверены? - спросила Денни, нахмурившись.

С усилием улыбнувшись, он произнес:

— Конечно, я в порядке. Настолько, насколько может быть в порядке мужчина, проигравший четырехлетней девочке в игре «крестики-нолики».

Он взглянул на Сиси, которая рисовала на обратной стороне использованной бумаги картинку: мама, папа и ребенок, державшийся за их руки. На лицах у всех были широкие улыбки.

Его, словно пуля, пронзила мысль. А ведь сын его должен быть на три года старше племянницы. Похож ли он на Сиси? А может, что еще хуже, похож па него?

Джошуа тихо выругался, проведя рукой по волосам.

— Мистер Коул! — Сиси хихикнула, восхитившись собственным тоном, который она заимствовала у няни.

— Прошу прощения, - пробормотал он. — Давайте где-нибудь поедим. Здесь, за углом, есть прекрасный итальянский ресторан.

Денни округлила глаза.

— Разве вы когда-нибудь водили таких маленьких детей в ресторан? 

Нет, захотелось ему крикнуть, потому что я отказался от такой жизни.

 Ну тогда закажем пиццу, — отрывисто произнес он.

— Пицца, - выдохнула Сиси. - Моя любимая еда.

— Пицца, маленькие дети и диваны из белоснежной кожи. Хмм... — сказала Денни.

— Меня не волнует эта чертова кожа! — воскликнул Джошуа.

Он ожидал от нее еще возражений, но она смотрела на него внимательно, слишком внимательно. Будто не только он знал о ней нечто, чего Денни не знала о себе, но и она видела в нем то, что было неизвестно ему самому.

— Пицца — звучит заманчиво, — произнесла она успокоительным тоном.

Радуясь возможности отдалиться от нее и начать распоряжаться, даже в столь малом, Джошуа отошел к столу и поднял телефонную трубку.

— Какую пиццу заказать? — спросил он.

— С сыром, — велела ему Сиси.

— Только с сыром?

— Все остальное я терпеть не могу.

— А вам, мисс Принни? Может, нам заказать пиццу для взрослых?

— Там есть анчоусы?

- Да.

— О, мне кажется, я оказалась на небесах.

Он взглянул на ее влажную кофточку, обтягивавшую прекрасные округлости настоящей женщины, и подумал, что, может быть, именно он оказался на небесах.

Денни увидела его взгляд — и лицо ее мгновенно вспыхнуло. Она подошла к нему и отдала ребенка, завернутого в полотенце.

— Мне надо переодеться во что-нибудь сухое.

Ребенок был теплый, полотенце немного влажное. Ноздри ему защекотал запах — чего-то такого чистого, что у него защипало глаза.

Он понял, что мир его разрушится, если в жизни его будут оставаться эти дети, и она вместе с ними.

Она хочет уехать. И он хочет того же.

Денни появилась в комнате, когда заказ уже стоял на столе. На ней были свободные черные брюки в стиле «йога» и соответствующая просторная рубашка. Возможно, она намеревалась скрыть свои пышные формы, подумал он, но это мало помогло. Фигура ее была потрясающе сексуальной.

Лицо ее по-прежнему было розовым после купания. Или под его откровенным взглядом?

Джошуа напомнил себе о том, что она совсем не относится к тому типу женщин, к которым он привык. Искушенным. Опытным. Ожидающим восхищения мужчин.

И что же он будет делать с ней, если добьется ее?

Он чуть не выругался вслух. Надо накормить гостей пиццей и отдать распоряжение помощнику, который занимался его поездками, отправить их домой.

— Хотите вина? — спросил он.

— Нет, спасибо, — ответила Денни. Недовольно. 

Это хорошо. Бокал вина сослужил бы плохую службу в этой неразберихе. Особенно для нее. Она, возможно, опьянела бы только от запаха пробки.

У них не было высокого детского стульчика, поэтому Джошуа посадил малыша к себе на колени и стал кормить его кусочками сыра и хлеба. Несмотря на его старания, Джейк выглядел так, словно был частью пиццы.

Во время завтрака зазвонил телефон, и Сиси, с вымазанным томатным соусом ртом, хмуро взглянула на Джошуа, который полез в карман за телефонной трубкой.

— Мой папа не отвечает на звонки, когда мы едим, — сообщила она.

— А я и не отвечаю, — он увидел предостерегающий взгляд мисс Принни и нажал «отбой».

Когда в последний раз он делал что-то, чтобы получить чье-то одобрение? Под взглядом этих сияющих женских глаз, обращенных на него, ему захотелось оказаться за рулем своего автомобиля. Как можно скорее.

Возможно, после ужина.

В ту же секунду раздался звонок городского телефона и послышался голос, записанный на автоответчик:

— Мистер Коул, это мистер Бейкер. Как только у вас появится возможность, срочно перезвоните мне...

Джошуа буквально кинул измазанного соусом малыша на руки Денни и вскочил на ноги. Сиси, решив, что дяде нужна ручка, мигом спрыгнула со своего стула.

— Нет! — воскликнула Денни. — Сиси, посмотри на свои руки!

Но было уже слишком поздно. Отпечатки пальчиков, державших пиццу, украсили его белый кожаный диван.

— Майкл, — сказал Джошуа владельцу угодий на Лосином Озере, — рад вас слышать.

Сиси уставилась на жирные пятна, украшавшие диван, и попыталась вытереть их краем своей кофточки. Увидев, что Денни двинулась к ней, она закричала:

— Я сама их вытру! Я не хотела этого делать!

— Секундочку, - Джошуа прижал трубку к груди. - Ничего страшного, - сказал он ребенку. -Забудь об этом.

Но Сиси решила, что случилось непоправимое. Она принялась плакать. И каждый раз, когда Денни приближалась к ней, держа в руках малыша, Сиси увертывалась от нее и рыдала еще сильнее, повсюду размазывая томатный соус.

— Простите, — сказал Джошуа в трубку. Как может одна маленькая девочка устраивать такой шум, будто разразилась Третья мировая война? Малыш, уставившись на свою сестру, тоже начал орать. Очень громко.

Джошуа мог скрыться от этого бедлама в своем кабинете, но почему-то не решился оставить Денни одну. Он вздохнул.

— К сожалению, я не могу с вами сейчас разговаривать. Я перезвоню вам через несколько минут. — Положив трубку, он подошел к Денни, взял у нее малыша и сел на диван.

— Я хочу к маме, — рыдала Сиси.

Джошуа даже не понял, откуда у него взялся мягкий тон:

— Конечно, ты хочешь к маме, малышка. — Возможно, он говорил с такой интонацией потому, что тоже хотел, чтобы мама ее оказалась здесь. Именно здесь, а не на солнечном пляже Канарских островов.

Что-то в его голосе, возможно искреннее сочувствие, заставило Сиси замолчать. Она взглянула на дядю широко открытыми глазами, затем подошла и уселась рядом с ним на диван.

Прижавшись головой к его руке, Сиси вздохнула, засунула палец в рот, и в комнате вдруг возникла небывалая тишина. Было слышно лишь дыхание девочки, которое становилось все ровнее и ровнее. Глаза ее заморгали, открылись, а потом закрылись. И больше не открывались.

Малыш внимательно рассмотрел свою спящую сестру, вздохнул, уткнулся личиком в грудь дяди и тоже уснул.

— Что это с ними? — прошептал Джошуа.

— Дети очень устали, — сказала Денни. — Сиси немного капризничала после того, как узнала, что родители собираются отдыхать без нее.

Это его вина. Ему хотелось сделать как лучше, а получилось совсем наоборот.

— Мне очень жаль, — сказал он.

— На самом деле я думаю, что детям надо ненадолго разлучаться с родителями. Это поможет им понять, что мир не рушится, когда мама и папа куда-то уезжают.

— И что теперь?

— Ну, думаю, мы уложим их в кровать. А пятна от пиццы я отмою завтра утром.

Она взяла у него малыша, который даже не пошевелился, а он взял на руки свою племянницу.

Первый раз в жизни он укладывал ребенка в постель. Укрыл одеялом маленькую Сиси — такую крошечную во сне. Такую беззащитную.

Кто сегодня укладывает спать его сына? И хороша ли семья, которая усыновила его? Добрые ли это люди? Порядочные? Со старомодными добродетелями?

Он вышел из комнаты Сиси на полусогнутых ногах — и наткнулся на Денни, стоявшую в холле.

— С вами все в порядке? — спросила она.

— О. Конечно. В порядке. А почему бы и нет?

Она изучающее взглянула на него своими огромными бирюзовыми глазами, и у него возникло ощущение, что они друг друга давно знают и ему не удастся укрыться за маской.

— Вы выглядите так, — произнесла она, тряхнув головой, - будто увидели призрак. 

Призрак. Не совсем так.

 В некотором роде призрак, - сказал он, пытаясь говорить весело. — Я вспоминал о том, как выглядел мой дом до пиццы.

Она улыбнулась.

— Я предупреждала вас. Завтра я незамедлительно вычищу его.

— Мы вычистим все это вместе. — Незамедлительно. Кто так говорит? Возможно, люди со старомодными добродетелями.

Он бросил в ванную испачканную скатерть. Он путешествовал по Африке и исследовал пещеры Перу. Плавал под водой на побережье Канарских островов. Прыгал с моста в Восточной Вирджинии.

А это ведь так просто — вытереть пятна от пиццы и убрать все, что бьется. Но такое впечатление, что впервые за долгое время он живет полной жизнью!

Неужели такая женщина, как она, смогла вдохнуть в него это ощущение?

— А теперь хотите бокал вина? — спросил он, когда она бросила заляпанную томатным соусом рубашку рядом со скатертью. — Вы теперь свободны от обязанностей, да?

— Я никогда не свободна, - сказала она, но без ханжеской нотки. Просто все еще с осторожностью относилась к его предложению. И это было замечательно.

— Для вас это больше, чем работа? — спросил он.

Она заморгала, кивнула, отвернулась в сторону, а затем сказала тихим срывающимся голосом:

— Я люблю их.

Он почувствовал, как счастлива была его сестра, когда нашла эту женщину.

Но почему же Денни, так любящая детей, отказалась от своей мечты о профессоре университета, от собственных желаний и целей?

Он хотел что-то сказать, но не сказал. Не хотел знать о том, от чего еще она отказалась ради чужих детей.

— Думаю, завтра мы уедем, — сказала она, глубоко вздохнув. — Я понимаю, что у вас добрые намерения, но детям надо находиться в таком месте, где они смогут вволю резвиться.

А глаза ее говорили: мне надо скрыться от вас. 

И ему тоже надо было скрыться от нее. Побыстрей. Прежде, чем он задаст другие вопросы, которые откроют перед ним глубину любви — сверкающей, как оазис в пустыне.

— Мне надо поговорить о важном деле, — холодно сказал он. — Я должен перезвонить.

— Тогда я с вами прощаюсь, встретимся завтра утром.

Он кивнул, заметив, что она пошла не в свою комнату, а проскользнула на веранду. Секунду он смотрел на нее — глядевшую в темноту, разбиваемую огнями, отражавшимися в воде.

Не видя, что он за ней наблюдает, она приподняла цепочку, висевшую у нее на шею, раскрыла медальон и заглянула в него.

По выражению лица Джошуа понял, что на нее нахлынули воспоминания, и ему не хотелось о них знать.

Он вышел из холла и направился в свой кабинет. Знакомая обстановка должна была привести его в чувство, вернуть в прежний мир.

Но нет! Он думал о ней — стоявшей на веранде, с развевавшимися на ветру волосами. Ему вдруг не захотелось с ней расставаться, и это означало, что надо немедленно организовать их отъезд. При мысли об этом он испытал облегчение. И в то же время — грусть. В равных долях.

Он взглянул на часы. Прошло меньше восьми часов с тех пор, как они прибыли в его офис.

И все в его жизни пошло кувырком. Ему вспомнилось прошлое, которое, как казалось, осталось далеко позади. Он почувствовал неопределенность, которую не желал ощущать.

Джошуа набрал номер Майкла Бейкера.

Голос Майкла звучал менее настороженно, чем в прошлый раз, даже почти весело.

— Похоже, у вас полон дом гостей, — сказал он Джошуа.

— У меня гостят племянник с племянницей.

— У меня и жены сложилось впечатление, что вы не любите детей, — сказал Майкл.

— Не верьте всему, о чем вы прочитали, — осторожно произнес Джошуа, ощущая, что плотно закрытая Майклом дверь слегка приоткрылась.

— Мы уже решили отказать вам, — сказал Майкл. — Охотничий домик на Лосином Озере совсем не похож на ваши остальные курорты.

И снова Бейкер произнес эти слова совсем другим тоном, нежели ранее, поэтому Джошуа, как опытный торговец, быстро просунул ногу в образовавшуюся щель.

— Все мои курорты уникальны. Ни один не похож на другой.

— У нас семейный курорт. И мы надеемся, что он всегда будет таким. Это вписывается в ваши планы?

Сказать сейчас «нет» было невозможно. Дверь закрылась бы навсегда. Ему надо встретиться с Бейкерами. Завоевать их доверие и любовь. Он был уверен, что сможет убедить их в своих взглядах на Лосиное Озеро. Пешеходные экскурсии. Плавание на каноэ и каяках. Скалолазание. Старая курортная местность наполнится активностью, энергией, весельем.

Присутствие там детей не предполагалось. Нo Джошуа об этом сейчас молчал.

— Я могу вылететь завтра, — сказал он. — Просто встретимся и поговорим. Я совсем не надменный хам, каким описывает меня пресса.

На том конце провода возникла пауза.

— Может, мы поспешили вынести свое суждение о вас. Мы действительно ничего о вас не знаем.

— Нет, не знаете.

— Возможно, действительно стоит поговорить. Только без всяких юристов и прочих сопровождающих. За исключением...

— За исключением чего?

— Как долго ваши племянники будут гостить у вас? 

Еще несколько часов.

— Мы пока не решили.

— Почему бы вам не взять их с собой на несколько дней? Мы с Салли поближе узнаем вас и познакомимся с вашими планами насчет Лосиного Озера. Дети будут в восторге от этого места. Мы всего лишь первый год не сдаем номера семьям с детьми, потому что охотничий домик продастся — и не хочется никого расстраивать. Но мы скучаем без детских голосов.

Боже мой, как может кто-то скучать по звукам, которые наполнили его апартаменты!?

И все же ситуация складывалась взаимовыгодной. Он мог предоставить детям отдых, как и обещал сестре. И добиться расположения владельцев охотничьего домика на Лосином Озере.

Наверное, надо посоветоваться с няней. Она, возможно, подумает, что он хочет использовать детей.

А на самом деле?

Маленький чертик, который сидит на плече каждого мужчины, нашептывал ему: конечно, не надо с ней ни о чем советоваться! Ведь он дядя детей! Сиси хотела игрушечное снаряжение для туристов. А ведь это еще лучше! Реальный туристический поход!

— Мы будем у вас завтра, — произнес Джошуа в трубку. — Двух дней нам хватит?

— Двух дней? Завтра вы прилетите, а послезавтра хотите уехать? Стоит ли вообще тогда приезжать? Почему бы вам не приехать на четыре дня?

Его расписание не позволяло ему отлучаться на такой срок. С другой стороны, если он отправит

детей домой через четыре дня, то вскоре вернутся и родители. И он отрапортует им, что предоставил детям полноценный отдых.

А за четыре дня можно убедить Бейкеров, что их владения окажутся в надежных руках.

— Хорошо, на четыре дня, — покладисто согласился он.

— Завтра мы встретим вас на нашем аэродроме.

Джошуа положил трубку и задумался. Странно, но он не испытал обычной радости, какую испытывал, когда на шаг продвигался к намеченной цели. Наверное, он создал для себя гораздо больше проблем, чем предполагал.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Денни, проснувшись, с наслаждением потянулась. Кровать была роскошной, белье — изысканным. Она уютно закуталась в одеяло, испытывая странное умиротворение, пока не вспомнила о том, что впереди се ждет неизвестность.

Купил ли для них билеты домой Джошуа? И почему ей печально, а не радостно от этих мыслей?

Может быть, она попала под его чары? Денни вспомнила о его глазах цвета морской волны, глубоком уверенном голосе... И о том, как он прикоснулся пальцем к ее губам. У нее перехватило дыхание и бешено забилось сердце, будто она взлетела ввысь, катаясь на «американских горках», а потом стремительно полетела к земле.

Она притронулась к медальону, напоминая себе о том, куда приводят подобного рода мысли. 

Все это фантазии, одернула она себя. Все, что касается Джошуа Коула, просто нереально, даже если он дотронулся до твоих губ. 

Раздался голосок Джейка. Она приподнялась на локте и увидела, что он уже стоит в кроватке, держась за спинку, и весело подпрыгивает на месте.

— Ба-ба-ба... да-да-да... бу-бу-бу.

Он приглашал ее потанцевать, посмеяться вместе с ним, порадоваться каждой мелочи жизни. И она не могла не поддаться ему. Впервые за долгое время в это утро ей не хотелось плакать. Возможно, не стоит так часто открывать медальон! Денни отбросила одеяло, подошла к Джейку и, схватив его на руки, принялась танцевать с ним по комнате. Дверь спальни распахнулась, и в нее влетела Сиси с плюшевым медвежонком под мышкой. Она вскочила на кровать и стала радостно прыгать.

Обычно Денни не разрешала детям прыгать на кровати, но сейчас ведь у них каникулы. По крайней мере они продлятся еще несколько часов. И пусть дети радуются, сколько могут.

Отбросив в сторону благоразумие, Денни тоже вскочила на кровать с ребенком на руках и стала прыгать вместе с Сиси. Они прыгали до тех пор, пока не повалились от изнеможения и смеха.

В комнате вдруг стало очень тихо. И Денни поняла, что они уже не одни. Лежа на кровати, она осторожно приподняла голову.

В дверях стоял Джошуа Коул. Легкая улыбка играла на его губах. В отличие от них он не был в пижаме, хотя оделся более небрежно, чем вчера: брюки хаки и рубашка из жатого хлопка. Он был чисто выбрит, золотисто-каштановые волосы были еще влажными после душа. Ей захотелось прикоснуться к его лицу. Интересно, что он почувствует, если она подойдет к нему и дотронется пальцем до его губ?

А что почувствует она! Ощутит себя идиоткой. Самый Сексуальный Холостяк Мира оттолкнет ее с негодованием. Самую старомодную и неказистую няню.

И вид ее в этот момент со всей очевидностью подчеркивал это название.

Бесформенные красные панталоны из фланели, стянутые на талии шнурком, и широкая, на два размера больше, мужская рубашка с эмблемой Гавайев.

Джошуа внимательно рассматривал ее.

- Вы были на Гавайях? - спросил он.

- Нет, не была. Это подарок от друга.

- Здесь, кажется, пахнет вашими духами, - сказал он тихо.

- Я не пользуюсь духами, - сказала она.

- Неужели? - спросил он, откровенно удивившись.

И тут она осознала, что ведет этот интимный разговор лежа на спине, с малышом на животе.

Она приподнялась на кровати, подбросив Джейка на руках. Волосы при этом у нее распушились, приподнялись от статического электричества, и она непроизвольно стала приглаживать их.

Он сделал глоток кофе из чашки, которую держал в руках.

- Возможно, ваши волосы заставили меня вспомнить о Гавайях.

Этот комплимент привел се в замешательство. Другая женщина на ее месте, наверное, знала бы,

как отреагировать. Другая женщина, возможно, захихикала бы, прикрыла глаза и стала бы говорить о том, как прекрасно купаться обнаженной в теплых водах Атлантического океана. Вместе с ним.

Но даже мысль о купании голышом где-то рядом с ним заставила ее покраснеть. Кроме того, она поклялась больше не связываться с мужчинами. Никаких романов! А тем более - купаний голышом!

Смутив се, Джошуа улыбнулся с явным удовлетворением — словно кот, наевшийся сливок.

— Я заказал завтрак, — сказал он. — Фрукты, йогурт. Какие еще пожелания?

— Йогурт — это прекрасно, — сказала Денни. — Простите, но нам с детьми надо переодеться к завтраку.

— Я думаю, не стоит этого делать. Мне хотелось бы, чтобы вы себя чувствовали здесь как дома.

— Почему? Ведь мы уезжаем.

— Пока нет, — сказал он сдержанно, а затем тихо закрыл дверь, оставив их одних.

Через несколько минут она умыла и одела детей. У нее самой был небольшой выбор одежды, и она надела лучшее, что у нее нашлось: «морскую» блузку в тонкую полоску и белые брюки. Этот наряд был решительно деловым, отрицающим его предложение чувствовать себя как дома. В последний момент она нанесла на лицо немного макияжа, оставшегося в сумке с последней поездки.

Когда они вышли к завтраку, то увидели стол, уставленный блюдами со свежими фруктами и круассанами. Для детей были приготовлены каши. Им предлагалось молоко, шоколадное молоко или сок; кофе источал необыкновенный аромат.

Так можно испортить детей, подумала Денни.

Или заставить их почувствовать, что они вознеслись на небеса, заключила она, сделав глоток кофе. Вкус его был насыщенным и неповторимым — еще лучше, чем аромат.

В ней окрепла решимость увезти детей домой — пока они еще не отвыкли от реальной жизни. Пока она сама еще не начала жаждать роскоши, которую никогда не имела.

- Пойдемте на балкон, - предложил Джошуа. Взяв у Денни малыша, он вышел на балкон и стал кормить Джейка йогуртом, словно маленького птенчика.

Денни с Сиси присоединились к нему и стали смотреть на море, раскинувшееся перед ними в ярком утреннем свете.

Денни приказала себе просто наслаждаться моментом, но это оказалось невозможным. Ей надо знать, что будет дальше. Такова уж ее натура.

— Можно спросить, какие у вас планы насчет меня и детей? — Ее угнетала мысль о том, что им снова скоро придется куда-то ехать. Но когда она представила, что останется рядом с ним, то просто пришла в ужас.

- Ну, - сказал он и широко улыбнулся, - у меня для вас есть сюрприз.

Денни относилась к тому типу людей, которые не любили никакие сюрпризы, поэтому его заявление мало обрадовало ее.

— Я улетаю на несколько дней, чтобы осмотреть одно курортное место, которое собираюсь купить. Оно называется Лосиное Озеро. Сиси упоминала о том, что ей хочется отправиться в поход. Думаю, ей понравится. И всем нам тоже. Провести каникулы в диком уголке Британской Колумбии - что может быть увлекательней?

— Мы пойдем в поход? - выдохнула Сиси. - Я люблю походы!

— Ведь ты ничего об этом не знаешь, - сказала Денни. Она взглянула на Джошуа с возрастающим чувством гнева. Так, значит, поэтому он был таким милым сегодня утром!

— Вы сообщаете мне об этом или советуетесь со мной? — холодно спросила она.

Он секунду размышлял над ее вопросом.

— Мне действительно хочется, чтобы вы поехали со мной.

Это был уклончивый ответ. Он означал, что домой они не поедут.

— Мне интересно знать, почему вы хотите тащить с собой в деловую поездку няню с детьми?

— Это не совсем деловая поездка.

Денни вопросительно подняла брови.

— Вы прекрасно знаете, что Мелани убьет меня, если я отправлю детей домой, не дав им возможность отдохнуть.

Сказана не вся правда. Денни чувствовала это.

— Соглашайся, — Сиси обняла свою няню. — Пожалуйста, скажи «да».

И Денни дрогнула. Ей вдруг захотелось оставить свой предсказуемый, контролируемый мир и хоть раз сказать «да» неизвестности. Что дал ей этот сдержанный и разумный мир? Несмотря па все свои усилия, она осталась с разбитым сердцем.

— Что вы имели в виду, когда сказали «я улетаю»? — спросила она, не желая сразу соглашаться.

— У меня есть права пилота, — сказал он. — И я летаю на собственном самолете.

И снова в груди у нее возникло то самое ощущение — будто она взлетала ввысь на «американских горках».

— Это безопасно? — требовательно спросила она.

— Более безопасно, чем каждый день ездить в автомобиле, — ответил он. — Знаете ли вы, что у вас больше шансов умереть в вашей собственной ванной, чем погибнуть в авиакатастрофе?

Кто бы спорил с ним? Но разве не самая страшная вещь — умереть, вообще не пожив? Идти по жизни как с автопилотом, без всяких приключений, опасности, риска... любви?

Впервые за долгое время она не дотронулась до своего медальона, когда подумала об этом.

Сделав глубокий вдох, Денни сжала руку Сиси.

— Хорошо, — сказала она. — Когда нам нужно приготовиться? 

Денни никогда не летала на таком маленьком самолете. Сердце ее дрогнуло, когда она садилась в него. Но увидев, как тщательно Джошуа проверяет приборы, она успокоилась. Этот мужчина буквально излучал невозмутимость и уверенность в себе.

Ей понравилось его лицо в тот момент, когда он готовился к взлету, — чрезвычайно сосредоточенное и расслабленное в то же время. У него был вид человека, на которого можно полностью положиться — что, собственно, она сейчас и делала.

Теперь ей стало понятно, что неразбериха с их встречей в аэропорту была виной Мелани, а не его. Джошуа, похоже, очень серьезно относился к решению всех вопросов.

Но все же такая перемена чувств — от неприязни к симпатии всего лишь за двадцать четыре часа — насторожила ее. Можно оказаться в плену у его легендарного, убийственного обаяния.

Денни снова притронулась к медальону — напоминанию о том, что даже известное может стать неизвестным, даже предсказуемое может рухнуть в любой момент.

Он неожиданно взглянул на нее и усмехнулся.

На секунду она увидела в нем мальчика с фотографии на пляже, озорного и радующегося жизни. В следующую секунду он превратился в футболиста с другой фотографии — энергичного и сильного, готового преодолеть любые испытания.

Самолет парил в бесконечной синеве неба.

— Вы любите это, — сказала она.

— Это самое лучше, что есть на свете, — сказал Джошуа и снова сосредоточился на полете. А она обратилась к миру, который он открыл для нее. Миру бескрайней свободы и красоты.

Через час они уже кружили над озером. Вода была темно-синей, обрамленной зеленью леса. Денни казалось, что она любуется открыткой с видом теплого прекрасного лета. Она искренне огорчилась, когда самолет пошел па снижение.

Возле взлетной полосы их уже ждал автомобиль. Салли и Майкл Бейкер оказались пожилой парой, и отпечаток жизни на свежем воздухе явно проглядывался на их лицах. Они были скромные, просто одетые люди — в джинсах и толстых куртках. Денни моментально прониклась к ним симпатией.

И ей понравилось, что Джошуа представил ее не как няню, а как знакомую сестры, которая попросила помочь ему присмотреть за детьми.

Бейкеры дружески приветствовали их, и дети сразу же почувствовали себя комфортно. Джейк охотно пошел на руки к Салли.

— Я думаю, всю свою коротенькую жизнь он хотел иметь бабушку, — сказал Джошуа.

— У него нет бабушки? — потрясенно вымолвила Салли.

— Дедушка и бабушка со стороны отца живут в Австралии. Мои родители погибли в автомобильной катастрофе, когда я был маленьким.

Мелани говорила Денни, что родители ее умерли, но никогда не вдавалась в подробности. Денни решила, что они были в возрасте и умерли естественной смертью. А теперь она задумалась, почему он так быстро открылся Бейкерам.

— Наверное, вам было очень тяжело, — вздохнула Салли, и карие глаза ее наполнились состраданием.

— Моей сестре было гораздо тяжелее, чем мне, — сказал он. — Она была старше.

И вдруг Денни поняла отношение Мелани к брату: он по-прежнему для нее ребенок, а не преуспевающий бизнесмен.

Майкл погрузил их вещи в джип, и они направились к озеру. Вскоре они выехали на живописную дорогу, шедшую вдоль берега. С одной ее стороны высились деревья, с другой сверкала вода.

Затем они подъехали к охотничьему домику. Это был небольшой особняк, стоявший на берегу, с прекрасными газонами и цветниками. Позади на холмах были разбросаны небольшие домики, построенные в том же стиле.

— Как здесь прекрасно, — выдохнула Денни. Даже более, чем прекрасно. Это место ассоциировалось со звонким смехом, пылающими кострами, играми на воде, детской беготней на закате дня.

Площадка для детей с бревенчатым домиком находилась на огромном газоне, расположенном перед пляжем, и Сиси начала пищать, как только увидела се.

— Это деревянная крепость? — спросила она. — Я хочу играть!

Салли рассмеялась.

— Конечно, тебе хочется играть. Вы засиделись в самолете. Не погулять ли мне с детьми в парке, пока Майкл будет показывать вам комнаты?

Денни ожидала возражений от Сиси, но они не последовали. Как только дверца машины открылась, девочка помчалась на детскую площадку.

Майкл с Джошуа выгрузили сумки, и все трое пошли вслед за Майклом по чудесной дощатой дорожке, извилисто поднимавшейся вверх. Вокруг шелестели кипарисы и ели, и Денни с наслаждением вдыхала чистейший воздух, наполненный запахом хвои. Дорожка подвела их к каменным ступеням, начинающимися от подножия холма, на котором располагались деревянные домики.

Их домик имел название.

«Отдых Ангела».

На террасе стояла пара кресел-качалок, бревна и пол были серыми от старости, оконные рамы покрашены в белый цвет.

Майкл открыл дверь, которая возмущенно скрипнула, но это лишь усилило очарование деревенской прелести. Хозяин поставил их сумки на пол.

Денни пришло в голову, что они с Джошуа уже ночевали под одной крышей. Но здесь все было совсем по-другому. Это уютное место, казалось, было пропитано радостью, детским смехом... чем-то очень семейным.

- Это самый большой наш домик, - сказал Майкл. - Внизу находятся две спальни, а наверху - еще одна комната. Иногда детей укладывают на террасе в жаркие ночи, хотя сейчас недостаточно тепло.

- Как замечательно, что есть еще место на земле, где дети могут спать на открытой террасе, -сказала Денни.

Майкл кивнул.

- Моя дочь с детьми всегда селились в этом доме на все лето, но... - он резко замолчал и сглотнул. - Обедаем мы в главном корпусе. Ждем вас в шесть часов.

А затем он закрыл дверь и оставил их.

Одних.

Домик был по-домашнему уютным. На деревянных полах лежали цветные коврики, в гостиной стоял старый большой диван, обитый гобеленовой тканью. Везде ощущался налет старины, отчего в доме становилось еще уютнее. Перед огромным, словно скала, камином, потемневшим от времени, стояли два кресла-качалки, окрашенные в ярко-желтый цвет.

У Денни вдруг возникло ощущение связи с мужчиной, который стоял сейчас рядом с ней, — будто все тепло и любовь семей, собиравшихся в этом месте, проникли также и в их сердца.

— Я работаю у Мелани достаточно давно, но ничего не знаю о ваших родителях. Я знала, что их нет, но не знала, что...

— Они погибли в автомобильной катастрофе. Мелани не любит говорить об этом.

— А вы?

Он пожал плечами.

— В нашей семье вообще не любят много говорить.

— Больше занимаются делом, — догадалась она.

— Вот именно. — Джошуа произнес эти слова предупреждающим тоном, словно для пущей убедительности, отошел и принялся осматривать дом. Она увидела, что делает он это как-то холодно, будто намеренно отгораживаясь от романтического обаяния старины.

Он осмотрел оконные рамы, которые местами подгнили, хмуро взглянул на скрипящие половицы. Затем поднялся на второй этаж.

— Я займу эту комнату, — раздался его голос сверху.

Она понимала, что ей не надо идти туда, но поднялась вслед за ним. Верхняя комната была просторной. В ней также были камин и большая старинная кровать, покрытая лоскутным одеялом ручной работы.

Джошуа нагнулся и заглянул под кровать.

— Там злой дух? — спросила Денни.

Он вскинул голову, удивившись, что она уже здесь, и спокойно ответил:

— Я проверил, нет ли здесь мышей. Или следов от них.

Она ужасно боялась мышей. А он боялся сочувствия и заботы. Наверное, настало время хотя бы одному из них вступить в противоборство со своими страхами.

— Джошуа, мне очень жаль ваших родителей. Должно быть, вам было невероятно тяжело. — Она сказала это даже несмотря на то, что он явно не желал говорить с ней на эту тему.

Он открыл дверь туалетной комнаты и внимательно осмотрел се. У нее возникло ощущение, что Джошуа уже строит в голове какой-то архитектурный план.

— Спасибо за сочувствие, — сказал он. — Это было давно.

— Какие у вас планы насчет этого места? — спросила она, увидев его каменное лицо. — Если вы его приобретете?

— Я хочу превратить его в курорт «Солнца». Полностью изменить интерьер этих домиков, если мы вообще их сохраним. — (При этих словах в ней внезапно возникло ощущение утраты.) — Здесь будут собираться любители экстремального отдыха: походы в горы, скалолазание, катание на водных лыжах... - (Денни часто заморгала, услышав эти слова.) — Питание на уровне пятизвездочного отеля в главном корпусе, в некоторых домиках мы сделаем собственные сауны.

— И все это для взрослых? — Она почувствовала, что сердце у нее дрогнуло.

— Да.

— Как можно! Ведь это место просто создано для отдыха детей. Оно так пусто без них!

— Компания «Солнце» не занимается семейным отдыхом.

— Из-за вашей собственной семьи? — тихо спросила она, понимая, что переходит всякие границы. — Именно поэтому вы обслуживаете только одиноких людей? Потому что вам больно видеть чужие семьи?

Он гневно взглянул на нее.

— Мне не требуется психоаналитик. Вы говорите словно моя сестра.

Она задела больное место. И поняла, что действительно зашла слишком далеко.

Она была няней, работником. И не имела права влезать в его душу.

— Простите, мистер Коул, — сдавленно произнесла она.

С лица его мгновенно исчез гнев. Он пересек комнату и подошел к ней. Она ощутила, какой он высокий, когда он взглянул на нее сверху вниз.

— Эй, я не хотел вас обижать.

— А вы и не обидели.

— Обидел. Я вижу это по вашему лицу.

— А теперь уже вы переходите мои личные границы, мистер Коул.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Мы ругаемся?

— Думаю, да. — Хотя после того, что Денни повидала в своей родительской семье, их спор выглядел пустячной ссорой.

Он рассмеялся, и — поразительно — она рассмеялась тоже. Напряжение между ними исчезло, но лишь для того, чтобы смениться на другого рода напряжение. Горячее и осязаемое. Денни чувствовала его дыхание на своей щеке.

— Пожалуйста, не надо больше называть меня мистером Коулом.

— Хорошо, Джошуа.

— К слову говоря, я создаю курорты только для взрослых не из-за моих родителей. — На секунду в глазах его мелькнула невыразимая боль.

Он придвинулся к ней еще ближе. Ей показалось, что он хочет сказать ей нечто очень важное. Может быть, самое важное о себе.

Но вдруг глаза его потемнели, и в них появилось нечто опасное. Похоже, он собирался ее поцеловать. Она понимала, что ей надо отпрянуть, но не могла этого сделать. А потом он порывисто дернулся назад - будто его поразил электрический ток и стал вновь осматривать дом.

— Дядя! Денни! — раздался снизу голос Сиси. — Здесь так хорошо! Это самое лучшее место в мире! Посмотрите на деревянную крепость! Салли сказала, что я могу в ней переночевать. Хотите остаться на ночь со мной?

Денни бросилась вниз по лестнице, радуясь ее появлению.

Ведь главное для нее — работа, строго напомнила она себе.

— Мне надо переодеться, — сказала она, внезапно осознав, что костюм ее совершенно не подходит для этого места. К счастью, она взяла с собой слаксы и футболку. — Пойдем в нашу комнату, — обратилась она к Сиси.

Но все ее мысли были заняты Джошуа. А если бы он поцеловал ее? Узнала бы она его лучше? Или еще больше запуталась бы?

Она взглянула на себя в зеркало. Кажется, лицо ее стало менее печальным, хотя медальон по-прежнему висел на шее.

Она дотронулась до него, затем порывисто сняла и засунула в кармашек сумки.

Наверное, она поцеловала бы Джошуа сама, если бы он так резко не отошел от нее!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джошуа любил управлять самолетом. Чувствуешь, что окунаешься в мир, где царит абсолютный контроль, четкость мышления и строжайшая самодисциплина. За штурвалом самолета у него возникало ощущение абсолютной свободы, но это ощущение было возможно лишь при условии выполнения жестких правил.

То же самое было в бизнесе. Упорная работа, дисциплина, четкость мышления — все это вело к предсказуемому результату и огромному чувству удовлетворения.

Но отношения с женщиной... Это совершенно другая территория. Здесь ничего нельзя предсказать. Здесь нет четких правил, которым надо следовать, чтобы избежать неприятностей.

Взять няню, например. Конечно, у него нет с ней никаких отношений. Но невозможно не восторгаться бездонностью ее глаз, как нельзя устоять перед зовом неба.

Он увидел в ней нечто завораживающее, когда она выходила из спальни с Джейком на руках, завернутым в белоснежное полотенце. Влажная блузка прилипла к телу, и смех все еще светился в ее глазах.

Она была полна противоречий — строгая и игривая, прагматичная и чувственная, — и от этого Джошуа чувствовал себя уязвимым. И чем больше он пытался установить контроль над ситуацией, тем меньше ему это удавалось.

Например, когда она пыталась заговорить с ним о трагедии, случившейся с его родителями, он отгородился от нее высокой стеной, как всегда это делал.

Но тот факт, что он обидел ее, стараясь защитить себя, мгновенно разрушил эту стену, будто она была сделана не из камня, а из газетной бумаги.

В мгновение ока он перешел от попытки оттолкнуть ее от себя к желанию открыть ей всю правду. Чуть ли не сказал ей о своем сыне. Он никому никогда не говорил о нем. Даже своей сестре. А тут готов был рассказать о нем совершенно незнакомой женщине, глаза которой стали восхитительно бирюзовыми, когда они рассекали облака.

После секундного проявления слабости у него возникло отчаянное желание изменить ситуацию.

И ему почти удалось сделать это. Он отступил назад в самый критический момент — когда уже почти прикоснулся к ее губам.

— Надо с этим покончить, — пробормотал он вслух.

Он услышал, как она вышла в холл, и подошел к перилам, чтобы взглянуть на нее.

Она переоделась в яркие обтягивающие слаксы, которые подчеркивали женственные изгибы се тела. Но ногах у нее были сандалии, открывавшие восхитительные пальчики.

И как с этим покончить? Кого он обманывает?

Ему захотелось прикоснуться к этим пальчикам. Ощутить ее уши. И волосы, и глаза.

Эти глаза, бирюзовые и призывные, теперь неотступно следовали за ним, так же как и образ малыша, завернутого в белое полотенце.

Но ведь она — всего лишь няня его племянников, строго напомнил он себе. У него были гораздо более привлекательные женщины. И ему с успехом удавалось эмоционально дистанцироваться от них с помощью различных способов и уловок, а то и просто денег.

Денни Сприннер заслуживала гораздо большего.

Джошуа переоделся в свободную одежду, затем спустился вниз и вышел на крыльцо. Секунду он стоял, вдыхая свежий запах леса, прислушиваясь к размеренным всплескам волн. Посредине озера виднелся остров, и крошечный домик стоял на берегу. Один такой вид мог стоить миллион долларов.

Именно поэтому он и заинтересовался Лосиным Озером, собираясь превратить его в один из курортов «Солнца».

Он видел, что планы его шокировали Денни. Но она ведь находится в плену у эмоций. Сохранить эти старые дома будет гораздо дороже, чем разрушить их и построить новые.

И детскую площадку он тоже решил перестроить: соорудить на ее месте бассейн с баром, поставить вокруг шезлонги. Неплохо будет устроить посадочное место для вертолета, а также вышку обозрения.

И тут он услышал возгласы Сиси, раздававшиеся с площадки, которую он хотел снести, и смех Денни. Он увидел, что Сиси взбирается по лестнице деревянной крепости, а следом за ней гонится Денни, мелькая своими сильными и быстрыми ногами. Сиси бросилась на другой конец крепости и мигом скатилась по горке, а Денни без всякого колебания скатилась за ней.

Он не знал ни одной женщины, которая бы так легко, так весело спустилась с детской горки!

Недалеко от Денни и Сиси сидела Салли с Джейком у ног. Малыш лопаткой с усердием ковырялся в песке.

И как теперь он может разрушить эту площадку, подумал Джошуа. Без боли от этих воспоминаний. Нет, ему нельзя поддаваться эмоциям, надо думать только о бизнесе. Он никогда не пригласит сюда детей.

На секунду, глядя на детскую площадку, он остро почувствовал тоску по родителям. Ведь такие моменты он никогда с ними не разделял. Не играл вместе с ними на пляже — в окружении воды, песка и солнечного света. 

У него не было ощущения семьи. Ощущения принадлежности к чему-то единому целому. Любви.

И когда он оставил своего сына, то отрезал пути к этим чувствам. И закрыл за собою дверь. Постарался заполнить образовавшуюся пустоту другими вещами. И до этого момента не осознавал, как плохо у него это получилось.

Он один из самых успешных бизнесменов в мире. Почему же считает себя неудачником?

Его сестра знает о том, кто он есть на самом деле.

И он тоже знает. Человек, утративший часть себя.

Джошуа отбросил от себя эти мысли. Надо прекратить копаться в себе и найти Майкла, чтобы приступить к обсуждению сделки, подумал он, но вместо этого направился к женщинам и детям.

Салли, увидев его, улыбнулась.

— Как хорошо, что вы пришли, — сказала она. — Мне надо распорядиться насчет обеда.

С этими словами она встала и ушла, оставив его вместе с Джейком. Секунду поколебавшись, Джошуа уселся на землю рядом с племянником. Томясь от безделья, он нашел в коробке с игрушками еще одну лопатку и стал помогать Джейку наполнять формочку для песка.

Это было скучно, как он и подозревал.

Но затем, перевернув формочку, он увидел, что у него получился замок. Джейк ударил по замку лопаткой и ликующе пискнул.

Запыхавшись, подбежала Сиси.

— Вы что-то строите?

В поле его зрения появились стройные ноги Денни. Джошуа поднял на нее глаза. И, сам не зная почему, отметил отсутствие медальона.

Джошуа передал ей формочку с таким видом, словно был управляющим крупной строительной фирмы.

— Не желаете ли, чтобы я принес воду из озера? Мы строим замок из песка.

Он вдруг поймал себя на том, что уже не скучал, но ему по-прежнему было очень неловко. Принимать участие в игре? И в такой близости от Денни! Ему становилось трудно дышать, когда он ощущал ее так близко рядом с собой.

Ведь он не испытывает к ней никакой тайной страсти!

Замок постепенно обретал форму. Денни аккуратно вылепливала окна во влажном песке, сооружала башенки.

Когда она концентрировалась на работе, то от усердия прикусывала язычок, и это было прелестно. Волосы се постоянно падали на лоб, и она с нетерпением откидывала их назад. Ему захотелось запустить в них пальцы, почувствовать их на ощупь, по он мгновенно отогнал от себя эти мысли.

Сиси строила ров и защищала замок от постоянных веселых попыток Джейка разрушить его лопаткой.

Джошуа не сразу осознал, что неловкость его постепенно улетучилась и на смену пришло ощущение счастья. Это самое коварное человеческое чувство окутало их, словно туманом, окрасив мир в золотистый цвет. И он, незаметно для себя, уже смеялся.

И Денни смеялась вместе с ним, а потом Сиси оказалась на его руках — с большим пальцем во рту, вся мокрая и в песке, а малыш уже намочил штанишки, и реальность, к его удивлению, оказалась гораздо прекраснее, чем он ожидал.

Ему предстояло провести несколько дней со своими племянниками в одном из самых красивых уголков земли.

Провести несколько дней с женщиной, которая так интриговала его.

На следующий день они с Денни с головой окунулись в обстановку, которую можно было назвать исключительно домашней.

Такие блюда, которые готовила Салли, он никогда не ел. Хлеб и булочки хозяйка пекла сама, и воздух в округе всегда был наполнен запахом свежевыпеченного хлеба.

Второй день был наполнен ярким весенним солнцем. Они играли в песке, ходили гулять в лес, и Джошуа покатал детей на лодке.

Когда после обеда детей уложили спать, они с Денни уселись на террасе.

— Дети утомились, — сказал Джошуа, откинувшись на спинку шезлонга и глядя на маленький домик, стоявший на острове. — И мне, кажется, тоже надо вздремнуть.

— Вы были прекрасным дядей. Вы — Самый Лучший Строитель песчаных замков.

— Спасибо. А вы были... самой собой. — Эти слова заставили ее покраснеть.

— Мне нравится этот вид, — сказала Денни, обхватив плечи руками. — Особенно тот домик. Если у меня когда-нибудь будет медовый месяц, я хотела бы провести его именно там... — Она запнулась и снова покраснела.

— Почему ты говоришь «если»? — поддразнил он ее. — Какой-нибудь парень, увидев твои пальчики на ножках, влюбится в тебя. Я удивляюсь, как это не случилось до сих пор.

Денни поджала под себя ноги, обутые в сандалии, и покраснела как маков цвет.

— О... — произнесла она сдавленным голосом, хотя пыталась говорить непринужденно, — я уже перестала мечтать, как Золушка. — Ведь мужчины в основном — это волки в овечьей шкуре.

Она притронулась к своей шее — к тому месту, где всегда висел медальон.

— Ты права, — сказал Джошуа, и ему стало грустно. Ведь он не был тем человеком, кто мог бы ее в этом разубедить... кто, взглянув на ее губы, пальчики и волосы, не смог бы устоять против желания дотронуться до них.

Он понимал, что не должен спрашивать. Но все-таки спросил:

— Он сделал тебе больно?

— Кто? — спросила она срывающимся голосом, широко раскрыв глаза.

Джошуа вздохнул.

— Профессор.

Денни уронила руку, пытавшуюся нащупать медальон.

— Мне страшно неловко, что я была такой откровенной.

— И хорошо. Я надеюсь, это заставит тебя снова покраснеть. Так ответь мне: он причинил тебе боль?

Она колебалась секунду, затем тихо сказала:

— Нет, я сама заставила себя страдать.

Ему безумно захотелось поцеловать ее, но что-то помешало поддаться маленькому чертику, который сидел на плече и нашептывал: Поцелуй ее. Ничего страшного не случится. 

Возможно, случилось бы, ведь им предстояло провести еще одну ночь под одной крышей, но ангел, который сидел на ее плече, наверное, был сильнее, чем его чертик. Потому что после очередного превосходного ужина — с запеченной речной форелью — Денни объявила, что они с Сиси будут ночевать в деревянном форте. Смешно, но Джошуа, будто кто-то ему велел, заявил, что будет ночевать вместе с ними.

Это была самая бессонная ночь в его жизни. С Сиси между ними, лежавшими в своих спальных мешках, и с Джейком, уложенным в их головах в большой плетеной корзине.

Денни была так близка... И он мог дотронуться до ее потрясающих волос — но не сделал этого. Просто лежал без сна, глядя на яркие ночные звезды и прислушиваясь к ее ровному дыханию. А утром замерз, задрожал от холода и почувствовал себя таким живым, как никогда в жизни.

Это существование кардинально отличалось от его напряженного делового ритма. Здесь не было его ежедневника. Не было телевидения. Не было Интернета.

Он оказался в новой реальности, и в ней царила Денни. Ее глаза, и губы, и волосы, которые она так изящно откидывала назад.

Он видел, как она обращается с детьми: терпеливо, нежно, с любовью.

Он понимал, что Денни относится к тому типу женщин, на которых мужчины, эти поверхностные существа, не обращают внимания. Но если мужчина ищет товарища по жизни — к таким мужчинам он, слава богу, не относился, — разве можно найти кого-нибудь лучше, чем она?

Утром, после замечательного горячего душа, булочек и кофе, Салли сказала им, что они с Майклом хотят забрать детей на весь день.

— Единственный человек, который работает без отдыха, — это Денни. Вы завтра уезжаете. Побудьте вдвоем, без детей.

Джошуа повернулся к Денни. Сегодня она была в красной толстовке, скрывавшей те формы тела,

от которых у него пересыхало во рту, но джинсы компенсировали этот недостаток.

— Я полностью согласен с вами, — подтвердил Джошуа.

— О нет, — запротестовала Денни. — Мне совершенно не нужен отдых. Однажды я слышала такие слова: если вы занимаетесь любимым делом, то его нельзя назвать работой. Именно это я чувствую в отношении Сиси и Джейка.

И снова Джошуа поразился тому, насколько она способна забыть о себе, чтобы заботиться о других. А может ли он сам забыть о своих собственных интересах — хотя бы на один день? И позаботиться о другом человеке?

— Салли права, — решительно произнес он. — Тебе пора отдохнуть.

Денни выглядела страшно растерянной, будто не хотела остаться с ним вдвоем — без буфера в виде милых и требовательных детей.

— Ведь я на самом деле отдыхаю, — настаивала она. — Разве можно есть блюда, приготовленные Салли, жить в таком прекрасном месте — и не чувствовать себя на отдыхе? Мне нравится здесь больше, чем в пятизвездочном отеле.

— Нет, — твердо сказала Салли. — Сегодня твоя очередь. Почему бы вам с Джошем не взять каноэ и не съездить на остров? Джошу все равно надо его посмотреть — ведь это часть владений Лосиного Озера. А сколько молодоженов проводили там медовый месяц!

Несмотря на утверждение Денни, что она отвергает всякие любовные отношения, он заметил грусть в ее глазах. Помнится, она сказала, что этот домик на острове — идеальное романтическое место для проведения медового месяца.

Через час Джошуа под руководством Майкла тренировался управлять каноэ. В поисках активных развлечений для своих клиентов он сам многое испытал. Прыгал с вышки на эластичном тросе, летал па парашюте, буксируемом катером. И это не пугало его. Но здесь он почувствовал вдруг бремя ответственности. Ему приходилось когда-то плавать на каноэ, но в теплых водах: В этом озере очень холодная вода, и при долгом нахождении в ней можно погибнуть.

Майкл уверил его, что в тихую погоду до острова можно добраться за двадцать минут.

— Я буду следить за вами, — пообещал он. — Если что-то случится, приеду за вами на катере.

Джошуа не мог представить себе ничего более унизительного — тем более что рядом с ним будет Денни. Но в то же время он почувствовал ответственность за ее жизнь, а это нечто новое в его холостяцком существовании.

В какой-то степени даже смешно. Ведь бизнес, которым он занимается, оказывает большое влияние на жизненное благополучие многих людей.

Странно, но оба чувства — нежелание выглядеть перед Денни беспомощным дураком и ответственность за ее безопасность — придали ему сил. Будто он еще более возмужал, взяв на себя древнюю роль защитника и воина. Он никогда не думал, что эта роль может быть такой приятной.

Джошуа усадил Денни на нос и дал ей весло — для красоты. А сам занял основное место — штурмана и главного гребца.

Но прежде чем они выплыли из тихой бухты, защищенной с трех сторон от ветров, она с досадой повернулась к нему:

— Послушай, ведь это командный спорт. Я не отношусь к тому типу девушек, которые желают сидеть и красоваться на носу. Я хочу грести вместе с тобой.

Другими словами, она не была той девушкой, с которыми он привык общаться.

А он, со своей стороны, привык все делать в одиночку.

Но, к его удивлению, когда он ослабил контроль и они начали грести вместе, каноэ стремительно, тихо и грациозно, стало рассекать воду. И, словно стрела, помчалось к острову.

— Вот так лучше, — сказал она, обернувшись через плечо и усмехаясь ему.

Он не мог понять, когда она так преобразилась. Наверное, за последние несколько дней: простушка превратилась в красавицу. Солнце окрасило бледную кожу в золотистый цвет, а пышные волосы, которые она не могла приглаживать, роскошно разметались по лицу.

— Ты красивая, — запинаясь, выговорил Джошуа и поразился своему голосу. Он, привыкший к самым роскошным женщинам, говорил словно школьник па первом свидании.

В ответ она ударила веслом так, что окатила его ледяной водой.

И он снова увидел в ней цыганку — горячую, шаловливую, радующуюся жизни.

В этот момент она была настоящей — источающей свет. Именно это он видел в ней — то, что она не видела сама.

И он понял еще одну вещь. Она совсем не изменилась за эти несколько дней. Изменился он сам.

— Не раскачивай лодку, — сердито сказал он.

Отношения. В серьезные отношения Джошуа никогда не рисковал вступать. Он встречался с женщинами, но при первом же намеке на то, что они хотят большего, расставался с ними.

Потому что сердце его было изранено. Когда его родители погибли, его уверяли, что время вылечит раны. Когда он согласился с Сарой, что ребенка надо отдать в любящую семью - финансово и эмоционально зрелую, — он думал, что боль со временем уйдет.

Но он только обманывал себя.

— Вижу берег! — крикнула Денни.

Джошуа посмотрел на ее оживленное лицо, и все сомнения покинули его.

Он постарается доставить ей радость — пусть хоть один день она отдохнет от детей, хоть ненадолго сбросит себя постоянное бремя ответственности.

Причалив к берегу, они вытащили на берег каноэ. Джошуа вынул корзинку, наполненную всякой снедью, и пошел вслед за Денни по берегу.

— Мне не терпится увидеть этот домик, - сказала она и направилась по тропинке, поднимавшейся вверх, но вдруг споткнулась о корень дерева. Он взял ее за руку, а она сжала пальцы, и ему показалось, что ее рука всегда была в его руке.

Как и домик «Отдых Ангела», этот тоже имел название: «Любовная рапсодия».

— Как красиво! - произнесла Денни, прочитав название вслух.

— Старомодно, — сказал Джошуа, решив, что табличка с названием будет убрана сразу же, как только он купит это место.

— Можно сюда войти? — с трепетом спросила она, широко раскрыв глаза.

— Конечно, это же не церковь. Кроме того, возможно, я когда-нибудь куплю этот дом. Поэтому должен прикинуть, сколько мне потребуется денег на ремонт.

Он был прагматичным и циничным, она — мечтательной и нежной. Это различие воздвигало между ними высокую стену.

Но мужчине в подобных случаях надо иметь высокую стену!

И тут в глубине его души возникла тревога: а вдруг они и правда сейчас войдут в святилище? А вдруг ощущение романтизма захватит их целиком? И он не сможет противиться ему?

Джошуа прошел вперед и толкнул дверь.

И сразу испытал облегчение. Домик был темный, пропитанный запахом пыли. Внутри не было ничего особенного. Старая кровать со свернутыми матрасами и стопками чистого постельного белья, маленький стол, потертая кушетка и каменный камин — такой же, как в «Отдыхе Ангела».

И все же за этой простой обстановкой скрывалось нечто, невидимое глазу.

— Посмотри, — прошептала она, поворачиваясь к одной из стен. — О, Джошуа, посмотри.

На стене были надписи. «Майлдрид и Мэнни, 3 апреля 1947 г.», «Пенелопа и Альфред, 9 июня 1932 г.»... Просто имена, и сердечки, пронзенные стрелами, и стихи, старательно выведенные карандашом. Похоже, все пары, проведшие в этом доме медовый месяц, отметились на этой стене.

Действительно, в этом доме не было ничего ценного.

Но ценным здесь было другое — истории людей, сказавших друг другу «да», начавших новую - совместную — жизнь.

Когда они вышли наружу, он снова невольным жестом взял ее за руку, хотя хотелось засунуть руки в карманы, чтобы защититься от полученных впечатлений.

Остров был маленьким. Они обошли его за час. Вскоре Джошуа забыл о неловкости, испытанной им в домике, и почувствовал удивительную легкость. С Денни ему было хорошо и спокойно.

В конце концов они вернулись на берег и открыли корзинку, приготовленную Салли. Она положила туда сардельки и сдобные булочки, спички и жидкость для розжига огня.

Они собрали дрова, и он развел костер, вновь ощущая себя в древней роли мужчины: я разожгу костер, который согреет тебя. 

Они сидели рядом, обжаривая на огне сардельки, говорили о романтичном домике, а потом ему захотелось больше узнать о ней.

— Скажи, почему тебе нравится воспитывать чужих детей? — спросил он, снимая с ее губ капельку горчицы и облизывая палец. Глаза ее расширились так, словно он поцеловал ее.

— Я говорила тебе, что люблю эту работу. И никогда не чувствую, что работаю.

— Но разве тебе не кажется, что ты сама могла бы стать идеальной матерью?

Наверное, этот вопрос был слишком личный, потому что Денни страшно покраснела — будто он просил ее быть матерью его детей!

Ему нравилось, как она краснеет. Он давно не видел женщин, которые были способны краснеть.

— Наверное, из-за несчастной любви, — тихо сказал он. — Ты расскажешь мне о ней?

Он никогда бы не спросил ее об этом, но вопрос сам слетел с его губ. Есть вещи, которые хранятся у человека глубоко в душе. Ты думаешь, что все прошло, но они разъедают тебя изнутри.

— Нет, — сказала она. — У тебя сгорит сарделька.

— Не страшно. Как его зовут?

Денни смотрела на него, и ее лицо говорило: оставь этот разговор. Но она с усилием произнесла:

— Брент.

— К слову сказать, всегда не любил это имя. Профессор университета?

— Это совсем не интересная история.

— Все любовные истории интересны.

— Хорошо. Ты сам спросил. Слушай всю правду. Брент был профессором. Я — студенткой. Он ждал, когда я перестану учиться у него, и, дождавшись, назначил мне свидание. Мы встречались несколько месяцев. Я влюбилась в него и думала, что он влюбился в меня тоже. Но у него была запланирована годовая поездка по Европе — для научной работы, — и он уехал.

— И не предложил тебе поехать с ним?

— Он попросил меня подождать.

Джошуа хмыкнул.

— Если бы он любил тебя, то ни за что бы не уехал в Европу один.

— Спасибо. И где ты, такой умный, в это время был? Он обещал, вернувшись, на мне жениться. И я на время устроилась работать няней.

— И никаких обручальных колец, как я понимаю, — усмехнулся Джошуа.

— Он подарил мне медальон!

— С собственным портретом внутри?

Этот медальон он увидел на ней при первой встрече. Потом она сняла его. Что это значит?

— Сначала он посылал электронные письма каждый день и буквально завалил меня открытками. Это заставило меня совершить глупейший поступок. Я... на все свои сбережения я купила свадебное платье. — Лицо ее стало страдальческим. Она заморгала. Наверное, не надо было вынуждать ее делать это признание. — Оно фантастически красивое, — прошептала она. — Кружева и шелк. — Она уже всхлипывала. — Вот что значит — жить фантазиями. Любить кого-то на расстоянии, ждать очередной весточки. Чем дольше я его не видела, тем крепче становилась моя выдуманная любовь.

Теперь она уже плакала. Слава богу, ресницы ее не были накрашены. Он неловко похлопал ее по плечу, но это не принесло ей никакого утешения — и ему, кстати, тоже. И тогда он прижал ее к груди.

И наконец ощутил ее волосы.

Он так и знал — гладкие и нежные, как дорогой шелк. И пахнут экзотическими цветами, растущими на Гавайях.

— Брент окончательно разрушил мои романтические иллюзии, — всхлипнула она. — Мои родители были в ужасных отношениях, постоянно ругались и ссорились. Когда я встретила Брента, то думала, что у нас будет совсем другая семья, но в итоге мне стало еще больнее. Ведь я отношусь к людям, у которых было трудное детство.

— Неужели? — рассеянно спросил он. Запах ее волос и изгибы упругого тела отметали все мысли, но он проникся к ней жалостью с некоторым запозданием.

— Да, — сказала она, тяжело вздохнув. — Моя жизнь с родителями была наполнена напряжением и неопределенностью, и мы, дети, не переставали мечтать о любящей и дружной семье, но наши мечты так и не сбылись.

— Наверное, поэтому ты отдаешь всю себя детям. Даришь им счастье, которого у тебя не было.

— А у тебя было хорошее детство? — спросила она, и ее живой интерес разрушил преграды, которыми он окружал свое сердце.

— Сказочное, — сказал он. — Я ничего плохого не могу припомнить. Мои родители безумно любили друг друга. И нас тоже. Каждый год на три недели мы уезжали на море. Купались, играли в песке, разжигали вечером костры. Там не было даже телевизора. Если шел дождь, мы играли в настольные игры или читали книги.

Он понял, что после этого никогда не испытывал подобных ощущений. Пока не приехал сюда.

Но осознать такое — значит открыть себя для ужасной боли.

Готов ли он к этому?

Неожиданный звук заставил его разжать объятия. На озере поднялся ветер.

Ну и воин! Ну и защитник! Он плохо привязал к берегу каноэ. Оно сорвалось с крепления, и волны ударили его о скалу!

Джошуа забежал по колену в воду и, почувствовав ледяной холод, остановился.

— Оставь его! - закричала Денни.

«Хороший» совет. Вся сделка с Лосиным Озером повиснет тогда на волоске. Ведь хозяева доверили ему каноэ.

— Не могу! — крикнул он в ответ, заходя еще глубже в воду. - Представь себе, что подумают Бейкеры, если увидят пустую лодку? А как отреагирует Сиси?

Сделав глубокий вдох и двинувшись вперед, он услышал, что она идет за ним.

— Оставайся на месте, - приказал он. - Я контролирую ситуацию.

Он привык командовать — и люди слушались его. Но не Денни. Он услышал, как она зашла в воду и судорожно вскрикнула от холода.

Нужно достать каноэ, прежде чем с ними не случилась большая беда. Он зашел в воду по пояс, нагнулся вперед и ухватился за конец каната, привязанного к корме.

Вытаскивая каноэ на берег, Джошуа схватил Денни за локоть и потащил за собой.

— Я велел тебе оставаться на месте, — сказал он.

— Я хотела помочь тебе!

— Теперь мы оба мокрые. - Но думал он о том, что давно не общался с такими женщинами - которые бросились бы вслед за ним в холодную воду. Его знакомые дамы метались бы на берегу в беспомощной истерике или беспокоились бы скорее о своей одежде «от кутюр», чем о нем.

Но все-таки они оба едва не пострадали, и это была его вина. Зубы его начинали стучать от холода.

Он осмотрел каноэ и обнаружил в днище большую дыру — размером с кулак. Затем осмотрел Денни. Она была мокрой по пояс и тоже дрожала от холода, обхватив себя руками.

Им надо срочно высушить одежду. Дул майский ветерок, холодный, и они рисковали сильно простудиться.

У них был только один выбор.

Найти укрытие в домике для новобрачных.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Даниелла Сириннер в своей жизни уже оказывалась в неловких ситуациях, но эта ситуация была крайне неловкой, особенно если учесть тот факт, что она оказалась наедине с Самым Сексуальным Холостяком Мира. И если бы она поняла это раньше, то определенно заметила бы это сейчас, когда увидела каждый сантиметр его потрясающего мускулистого тела, облепленного мокрой одеждой.

Но ей становилось все труднее смотреть на Джошуа как на плейбоя.

Особенно после того, как он рассказал ей о своей семье. В его голосе слышались такая нежность и печаль, что он показался ей самым искренним человеком на свете. Бедняга Брент был по сравнению с ним комическим персонажем. Джошуа Коул выглядел настоящим мужчиной.

Почему она решилась доверить ему свое сердце? В нем было нечто горячее, мужское и завораживающее, бурлящее под спокойной внешностью.

И даже то, как он бросился в воду вслед за каноэ, многое говорило о нем. Именно он, «эгоистичный холостяк», а не она, «сострадательная» няня, подумал о том, какой шок испытают другие, когда вдруг обнаружат где-нибудь пустое каноэ.

Глупо было прыгать вслед за ним в воду — чем она могла ему помочь? Но когда они отправились вместе на остров, она вдруг ощутила радостное чувство «команды». И бросилась в воду чисто инстинктивно. Потому что они были вместе. 

Но теперь она расплачивалась за свой альтруизм.

Они находились в домике, где сотни пар проводили свой медовый месяц, впервые стыдливо раздеваясь друг перед другом.

Но никто из них не был в такой ситуации, как они, угрюмо подумала Денни.

— Ужасно неловко, — вслух пробормотала она.

— Забудь о неловкости, — сказал Джошуа, разжигая камин.

Он стянул себя брюки так непринужденно, словно это было совершенно естественно. Конечно, для него, Самого Сексуального Холостяка, так и было.

Притащив стопку постельного белья, он взял теплое одеяло и обернул вокруг себя. В этом красном клетчатом одеяле, завязанном узлом на мускулистом животе, он был похож на вождя племени краснокожих. Грудь и плечи его оставались обнаженными, и сильные руки подбрасывали дрова в огонь. На лице царило сосредоточенное и отстраненное выражение.

— Я не могу снять свои джинсы, — простонала Денни.

- Что?

— Я не могу их снять, — повторила она с досадой. Ведь он слышал ее!

Руки ее так закоченели, что она не могла пошевелить пальцами.

Он повернулся к ней.

— Вы просите меня помочь вам раздеться, мисс Принни?

— Нет! Пожалуйста, подай мне одеяло.

Джошуа пошел к ней через комнату, одеяло упало с него, и от бесстыдного интереса у нее перехватило дыхание, но он поднял его и завязал снова.

Денни не могла расстегнуть молнию на джинсах. Плотная влажная ткань туго обхватила бедра и не желала их отпускать.

— Расслабься, — тихо сказал он. — Ты очень напряжена. 

Еще бы — снимать джинсы в присутствии Самого Сексуального Холостяка в Мире! От этого будешь напряженной!

 У меня очень замерзли руки. — Это было правдой. Но имелась еще одна проблема. И ей пришлось се признать: — Эти джинсы мне немного малы. И теперь, когда они намокли, их невозможно снять.

Губы его изогнулись в улыбке.

— Не смейся, — предупредила она.

— Не буду, — сказал он, еле сдерживая смех. — Позволь мне помочь тебе, — наконец проговорил он. — Похоже, я говорю как лакей.

— Только один из нас здесь может знать, как ты говоришь, — угрожающе произнесла она, но было уже поздно.

Рассмеявшись, он двинулся к ней.

— Не дотрагивайся до меня! — Наконец-то в ней сработало чувство самосохранения.

— Тогда я не смогy помочь тебе.

— Мне не нужна твоя помощь. — Это была очевидная ложь. Они оба это поняли. — Ты смеешься надо мной,

— Я стараюсь не смеяться.

— Плохо стараешься.

— Хорошо стараюсь. — Он наклонился и внимательно оглядел джинсы в том месте, где они плотно облегали бедра. Он смотрел на них долго, горячим взглядом, и смех замер на его губах. — Да, действительно, — сказал он твердо. — Тебе нужна моя помощь.

— Тогда полегче. — Она дрожала так, что больше не могла противиться. Закрыв глаза от унижения, она произнесла: — Только быстро.

— Впервые слышу такие слова в подобной ситуации, — пробормотал Джошуа себе под нос.

— Мы не находимся ни в какой ситуации, — предупредила она, - по крайней мере такой ситуации у тебя еще не было.

— Ты абсолютно права, — сказал он и взялся за джинсы. Fe кожа была такой холодной, что его горячие руки просто обжигали ее. И Денни мгновенно захотелось поддаться этому теплу. Но она только напряженно замерла. — Твоя кожа как холодный мрамор, — бесстрастно отметил он.

Денни представила, что он ласково говорит ей совсем другие слова: Твоя кожа — как шелк, нагретый солнцем, нежная и чувственная. 

Когда же она, черт возьми, стала воображать подобные вещи? Практически с первой минуты, как встретила его.

— Ты можешь расслабиться?

— Сомневаюсь, — простонала она и сделала признание, которое еще больше унизило ее: — Ты слишком торопишься. Я думаю, мне надо пойти в ванную.

— Денни, мне кажется, ты ведешь себя неблагоразумно, вынуждая нас снова рассмеяться.

— Поверь, мне совсем не до смеха.

Но его губы снова растянулись в улыбке. И почему она посчитала его красивым? Он похож на коварного эльфа.

— Настанет день, когда ты увидишь юмор в этой ситуации, — уверил он ее. — И расскажешь о ней детям.

Нет, не расскажет. Потому что истории, подобные этой, начинаются со слов: «Я рассказывала вам о том, как познакомилась с вашим папой?»

А он не собирался быть отцом ее детей.

Зеленоглазых малышей.

Он снова потянул ее джинсы. Мокрая, холодная, толстая ткань сдвинулась на несколько сантиметров, не более.

— Проклятье! Кто изобрел такую странную материю? — простонала Денни.

— Хорошо, что из нее не делают купальники, — согласился Джошуа, а затем мягко добавил: — Ложись на кровать и подними ноги. Погоди, сейчас я разложу матрас.

Он нашел нож и разрезал веревку, связывавшую матрас, плотно скрученный для защиты от мышей.

Еще несколько секунд назад Денни больше всего на свете боялась мышей. Но теперь больше всего на свете боялась саму себя!

— Может быть, ты разрежешь джинсы? — предложила она, идя к кровати и оставляя на полу мокрые следы.

— Я приберегу это напоследок, потому что боюсь порезать тебя. А сначала мы попробуем так. Ложись.

Разве она могла представить себе такое в самой бурной фантазии? Любая женщина умерла бы от счастья, услышав от него эти слова.

— Не командуй, — сказала она.

— Если бы ты слушалась меня, не оказалась бы в затруднительном положении.

Денни плюхнулась на матрас, подняв вверх ноги.

— Я не могла допустить, чтобы ты один зашел в воду.

— Почему?

Денни наконец осознала правду: Потому что я влюбилась в тебя. По-настоящему, черт возьми. Но вслух она сказала:

— Из чувства солидарности. Ну хорошо, тяни. Сильнее.

Поистине она издевалась над собой. Нельзя влюбиться в мужчину за четыре дня. Если только ты не ветреная голливудская звезда — а она ею точно не была.

Денни снова почувствовала сквозь джинсы его горячие руки и взглянула на его сосредоточенное лицо.

— Выше ноги, — сказал он и потянул. Джинсы немного сдвинулись. И теперь его пальцы касались ее обнаженной кожи. Слава богу, она так замерзла, что не бросилась ему на шею с мольбой согреть ее всю целиком.

Джошуа потянул еще сильнее, и джинсы неохотно сползли с ее влажной, в мурашках, кожи. Он победоносно поднял их вверх, словно охотник, убивший змею.

— У меня кожа как у свиньи, да? — спросила она, ища на его лице следы отвращения.

Джошуа молчал долгую секунду.

— Твоя кожа — как алебастр, — тихо сказал он.

— Ха! — Тем не менее она на какой-то момент успокоилась.

— Вот одеяло, — сухо сказал он.

Она взглянула на себя, прежде чем взять у него одеяло. Белые простые трусики — чудесное белье для няни, которая встретилась с плейбоем-миллионером! И вообще встреча эта скорее трагична, чем романтична.

Денни завернулась в одеяло и, пошатываясь, встала с кровати.

Он поддержал ее за руку.

— Все хорошо, — сказал он мягко. — Не смущайся.

Она взглянула на его руку — и выдернула свою.

— Я иду в ванную. С чего ты решил, что я смутилась?

— Все люди на планете ходят в ванную комнату по нескольку раз в день. Но если тебе захотелось смутиться, то пожалуйста. — При этих словах он усмехнулся, и оттого она засмущалась еще больше.

Потому что, когда он так усмехался, он был самим собой.

Не плейбоем-миллионером, владеющим успешной компанией. Не владельцем шикарного особняка, не пилотом собственного самолета.

Сейчас она видела его мальчиком на фото, играющим в футбол на пляже, каким был много лет назад.

А еще она увидела себя, сидевшую у костра, завернутую в одеяло — такое же, как это, — в окружении своих детей, говоривших ей: «Расскажи, как ты познакомилась с папой».

Джошуа подвинул диван к камину, похлопал рукой рядом с собой.

— Здесь хорошо и тепло.

Уютный домик. Огонь. Потрясающий мужчина.

Она уселась в самый дальний угол дивана — подальше от него.

Он дал ей половинку шоколадной плитки.

Денни тихо выругалась. Домик. Огонь. Потрясающий мужчина. Шоколад.

— Няни не должны ругаться, — мягко выговорил ей Джошуа.

— Я вынуждена была выругаться!

— Что же вынудило тебя? — невинно спросил он.

Она закрыла глаза. Не говори ему, дура. Но слова непроизвольно сорвались с ее губ, прежде чем мозг дал команду их удержать.

— Наверное, тебе будет смешно, но ты мне кажешься очень привлекательным.

По крайней мере это не было признанием в любви.

— Наверное, это от холода, — добавила она поспешно. — Недостаток кислорода в мозгах. Или что-то в таком роде.

— Возможно, я выгляжу так в этом одеяле, — невозмутимо произнес он.

— Возможно, — согласилась она, а затем поспешно спросила: — У нас есть еще шоколад?

— Я тоже нахожу тебя привлекательной, Денни.

Она недоверчиво фыркнула.

Джошуа нагнулся к ней и прикоснулся к ее волосам.

— Не могу сказать, как давно я хотел сделать это. — Он придвинулся ближе и зарылся лицом в ее волосы.

Денни понимала, что это его игра, его территория, и он прекрасно знает, как заставить женщину растаять. Превратить в безвольное и мягкотелое существо — такое, как она. Тем не менее мысленно она сняла с шеи свой медальон и бросила его в Лосиное Озеро.

Быть так близко от него, упиваться ощущением его рук, ласкающих ее волосы... будь что будет, теперь ей не страшно сгореть на костре страсти!

Она повернула голову и прикоснулась языком к уголку его губ. Он замер, отпрянул назад, уставился на нее, и золотистые отблески пламени заиграли на его красивом лице.

А затем он сдался. Но это была особая капитуляция. Он ответил на ее нежность так дерзко, что у нее перехватило дыхание. Жадно, с голодной страстью он овладел ее губами.

Как жестоко она лгала себе, когда считала, что любит другого человека! Прежде она никогда не

испытывала таких ярких ощущений — будто в ночном небе взорвался фейерверк, будто ее сердце стало биться после долгого сна, будто ее кровь превратилась в огонь. 

Горю, сказала она себе блаженно, горю. 

Я так давно хотел сделать это, Денни. На вкус ты похожа на дождь. А волосы твои пахнут цветами.

Денни коснулась губами его виска, потом снова его губ, затем его шеи. Она разрешила себе делать это.

И почувствовала несказанную свободу. Она обнимала его обнаженный торс, пальцами ласкала его крепкие мускулы...

Дыхание его становилось прерывистым — будто она знала, как свести его с ума.

С радостью она ощутила, что он начал дрожать, когда она провела языком по его обнаженной груди.

— Стоп, — хрипло произнес он.

Денни рассмеялась — ей понравилась эта новая порочная черта, которую она открыла в себе.

— Нет.

Но Джошуа отодвинулся от нее на другой конец дивана и провел рукой по своим взъерошенным волосам, казавшимся бронзовыми при свете огня.

— Нам не надо делать это, - произнес он сдавленным голосом.

Она снова рассмеялась, ощущая сладость своей власти.

— Я не шучу, Денни. Моя сестра меня убьет.

— И ты в этот момент вспомнил о сестре?

— Я всегда вспоминаю о ней, когда пытаюсь быть добропорядочным, - с кислой улыбкой произнес он.

— Я взрослая женщина, — сказала она. — И сама принимаю решения.

— Да, хорошие решения — типа прыгнуть вслед за мной в ледяную воду. Денни, не надо так сурово поступать со мной.

— Именно это я и собираюсь — очень жестко разделаться с тобой, — произнесла она угрожающе и, завернувшись в одеяло, придвинулась к нему.

— Эй, я что-то слышу.

Она улыбнулась.

— Не сомневаюсь.

— Это катер!

Денни замерла, вскинув голову, не веря в скупость богов. Они похитили ее шанс! И ей теперь суждено сгореть.

Нa лице его отразилось явное облегчение, когда звук мотора стал громче. Внимательно взглянув на нее, он, придерживая на животе одеяло, направился к двери.

И как только он ушел, ощущение власти мгновенно покинуло ее. Она рухнула обратно на диван и осознала, что с ней сейчас произошло.

Она, Даниелла Сприннер, стала тигрицей. 

Скорее бесстыдной потаскушкой.

И вдруг Денни почувствовала себя раздетой. Отбросив в сторону одеяло, она схватила свои джинсы, лежавшие возле камина. Они слегка подсохли, но от этого стали еще жестче и меньше.

Денни легла на диван и попыталась натянуть их на себя.

Ей удалось дотянуть их до половины бедер, когда Джошуа вошел в дверь.

— Не смотри, — надменно произнесла она. — Я одеваюсь. Я хочу сохранить свое достоинство. — Слишком поздно!

Он издал звук, который ей не понравился.

Она оставила джинсы в покое, оперлась на локоть и взглянула на него.

— Что тебе нужно?

— На катере приехал Майкл. Берег в этом месте усеян острыми камнями, поэтому Майкл решил не причаливать в темноте. Он сказал, что если у нас все нормально, то вернется за нами завтра утром.

— И ты сказал, что у нас все нормально? И мы останемся здесь на ночь? — с изумлением спросила Денни.

- Да.

— Не спросив меня?

— Прости, но я привык сам принимать решения.

Она схватила подушку и бросила в него. Он пригнул голову. Тогда она стала кидать в него другие подушки — какие только были на диване, — но ни разу не попала в цель.

Когда подушек уже не осталось, она хотела найти еще что-нибудь. Но как это сделать с полунадетыми джинсами? Тогда Денни схватила отброшенное одеяло и завернулась в него с головой.

— Уходи, — глухо сказала она.

Черт возьми, эти тридцать секунд страсти сослужили ей плохую службу. Они превратили ее в ее родителей! Мгновенная потеря контроля — и такие ужасные последствия. Мать и отец — наглядный пример влюбленных, которые готовы были сгореть на костре во имя любви, но потом враждовали друг с другом всю совместную жизнь.

В тусклом свете огня она видела, что Джошуа еще не ушел. Он отыскал огарок свечи, зажег его и стал шарить по полкам, доставая какие-то банки.

— Хочешь что-нибудь поесть? — миролюбиво спросил он, словно она еще несколько мгновений назад не была мегерой. А также полной дурой.

Конечно, она хотела есть! Именно так она всегда справлялась с душевной болью. Именно поэтому джинсы не налезали на нес. Денни отбросила их в сторону и, плотнее завернувшись в одеяло, подошла к нему. Если он прикинулся, что ничего не случилось, то так же поступит и она.

— Вот это выглядит заманчиво, — сказала она, беря в руки пачку спагетти.

— Превосходные спагетти, — согласился он, непрерывно глядя только на нее, словно спагетти была запрещенная еда — подобно яблоку в саду Эдема.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Как вкусно, — безжизненно произнесла Денни. — Спасибо, что приготовил обед.

Джошуа старался, как мог, приготовить пищу на огне, но результат был удручающим.

— Все сгорело, — заметил он.

Что-то вспыхнуло в ее глазах — беспомощное и страдальческое, — но сразу же исчезло. На самом деле для него не имело значения, что у них было на ужин: лобстеры, трюфели или спагетти. Все, что он отправлял в себе в рот, было безвкусным, как опилки.

Мир стал мрачным, потому что он обидел ее. Оскорбил. Отверг.

Но ведь это, черт возьми, было сделано для ее блага!

Он сделал ошибку, взглянув на нее: в золотистом отблеске огня лицо ее было невозмутимым, но он увидел боль, скрывавшуюся под спокойной внешностью.

Ему захотелось вернуть то, что он потерял. Но не горячие поцелуи: у него их было много в жизни и будет еще множество.

Джошуа хотел вернуть назад то редкое ощущение доверия, которое он испытывал к ней — и которое она испытывала к нему. Хотел вернуть назад ту легкость, которая возникла между ними за последние несколько дней, ощущение товарищества.

— Хочешь поиграть в карты? — спросил он ее.

От взгляда, которым она одарила его, могли завянуть едва распустившиеся розы.

— Нет, спасибо.

— В шарады?

Никакого ответа.

— Ты хочешь десерт?

В глазах се блеснул интерес, но сразу же потух.

— Вечер будет долгим, Денни.

— Сожалею, что тебе придется немного поскучать.

— Разве может кто-то скучать рядом с тобой, — пробормотал Джошуа. — С такой несносной, обидчивой, не слушающей, что ей говорят, не понимающей, что стараются ради ее же блага...

Она прервала его:

— А что у нас на десерт?

— Шоколадный кекс. Я могу приготовить его из порошка. — Избегая ее осуждающего взгляда, он встал, крепче прихватив одеяло, и направился к полкам.

Пошарив в полумраке, Джошуа нашел еще одну кастрюлю, насыпал туда порошок и добавил воды. Размешав над огнем получившуюся массу, он направился к Денни.

— Ты будешь есть такой кекс? — спросил он.

— Конечно. Девушка, которая не влезает в свои джинсы, все простит ради кекса, — ответила она. — Даже ради горелого.

— Ты ошибаешься, — утешил он ее. — Джинсы тебе в самый раз, и ты выглядишь в них прекрасно. — А затем осторожно спросил: — А что «простит»?

— Я хотела с тобой целоваться. А ты не стал.

— Мне больше нужен друг, чем партнер для поцелуев. Разве ты не знаешь, как быстро все улетучивается, когда люди доходят до этого? — Джошуа чуть ли не добавил: прежде чем они к этому готовы, — но промолчал. Ведь она подумает, что когда-нибудь он будет готов, а у него такой уверенности не было.

Молчание.

— Послушай, — тихо сказал он. — Прости меня. Давай есть кекс. — Сердце его забилось сильнее, когда она опустилась на диван рядом с ним.

Зачерпнув ложкой сладкую липкую смесь, он поднес ее ко рту Денни, стараясь не смотреть на ее губы. Но все-таки не удержался и посмотрел. Девушка облизала ложку так, словно это действие пришло из Камасутры.

Кекс был похож на ужасный непропеченный пудинг, но они съели его весь, передавая ложку друг другу, и Джошуа казалось, что он вкушает божественную амброзию.

— Это один из твоих приемов плейбоя? — спросила она.

— Нет. — И это было правдой. Он никогда ни к кому не обращался с такой просьбой.

И все же она продолжала недоверчиво смотреть на него.

— Ты первый.

— Я был слабовольным и робким мальчиком до десятого класса.

— Я знаю об этом. Твоя сестра показывала мне твои детские фото. Попробуй снова.

Была еще одна вещь, о которой никто не знал, и ему хотелось освободиться от этой тяжелой ноши. Облегчить свою душу. Перед ней.

— Иногда я ломал двери лифта, — сказал он, стараясь говорить легко и весело, чтобы подавить демона, который просился наружу.

— Не может быть! Это очень плохо.

— Мальчишки так часто делают, — сказал он.

— Теперь я ни за что не захочу тебя поцеловать.

— Вот и хорошо.

— Неужели это так ужасно? — мрачно спросила она.

Она действительно подумала, что он считает это ужасным? И ему захотелось излить перед ней ту душевную боль, которую уже невозможно было терпеть. Но вместо этого он облизал пустую ложку.

— Нет, — сказал он сердито. — Это совсем не ужасно. Твоя очередь.

— Хм... в девятом классе я послала Леонарду Бернсайду розу. Но сделала так, словно роза эта была от нашей учительницы по французскому языку.

— Но ведь это не самый большой грех Даниеллы Сприннер.

— Я никогда никому не говорила об этом. Я испытала удовольствие, смешанное с ощущением вины. Твоя очередь.

— Послушай, если ты по-настоящему узнаешь меня, то никогда не захочешь меня поцеловать.

Наконец-то она рассмеялась. И он рассмеялся тоже.

Огонь в камине ярко пылал, и Джошуа стало тепло и уютно. Денни пошевелилась, и он почувствовал, что голова ее упала ему на плечо. Он протянул руку и погладил ее волосы.

— Я не могу понять... — сказала она после долгого молчания. — Ведь если ты с родителями так хорошо отдыхал, то почему твои собственные курорты предназначены лишь для молодых и одиноких людей?

Внутри него шла борьба. Он слишком долго носил тяжелый груз в себе. Ноша стала невыносимой.

Поразительно, но ему захотелось открыться ей. И только ей.

— Когда я учился в университете, — сказал он тихо, — моя девушка забеременела. У нас родился сын. И мы решили отказаться от него. Отдать его приемным родителям.

Долгое время Денни молчала, а затем взглянула на него. Он увидел в слабом мерцании огня, что на лице ее больше не было маски безразличия.

Но в глазах ее не было осуждения. Он увидел в глазах ее любовь. Она тихо прикоснулась к его щеке.

— Ты не хотел этого, — догадалась она. — О, Джошуа.

Ее лицо озарял золотистый свет догоравшего огня. Она смотрела на него долго и внимательно, почти не дыша, не отнимая руки.

— Нет, не хотел. Я хотел иметь то, что у меня было прежде: свою собственную семью. Мне трудно описать тебе, как я тосковал по утраченному ощущению семьи после смерти матери и отца. С тех пор у меня не было места, где я мог бы быть самим собой, — места среди близких и родных людей, которые тебя прекрасно знают, видят все твои достоинства и недостатки и любят тебя таким, какой ты есть.

Он пришел в замешательство от того, как много сказал и как легко дались ему эти откровения, будто он только и ждал подобного момента.

— А что было с ребенком? — тихо спросила Денни.

— Сара не захотела связывать себя. Она не была готова создать семью. Я хотел оставить ребенка у себя, быть одиноким отцом, но Сара сказала, что это глупо. Одинокий отец, лишь начинающий жить, — и стабильная семья, готовая окружить приемного ребенка любовью и заботой. Какое может быть сравнение? Рассудком я согласился с ней. Но сердцем...

Джошуа замолчал, пытаясь успокоиться, она тоже молчала. И он продолжал:

— Мое сердце всегда было против этого. Кто-то, может быть, и перенес бы все спокойно, но я не смог. Я бросил учебу и постарался заглушить свои переживания.

Стал путешествовать по миру, и у меня возникло отвращение к тем местам, где люди отдыхали семьями. Решив заняться курортным бизнесом, я купил старый отель в Италии и стал обслуживать молодых одиноких клиентов. Дело у меня пошло успешно.

Затем он снова надолго замолчал.

— А ты не думал, что поступил правильно? Что мальчик обрел семью, которая отчаянно хотела ребенка? Которая дала ему то, о чем ты так тоскуешь после смерти отца и матери?

— В те редкие минуты, когда я думаю об этом, я надеюсь, что так и есть. Даже больше, чем надеюсь. Я молюсь.

— А ты когда-нибудь хотел найти его? — мягко спросила Денни.

— Время от времени у меня возникало такое желание.

— И что останавливало тебя?

— Мне казалось это очень сложным.

— Зайди в Интернет и посмотри сайт об усыновлении.

— Там множество информации, в которой трудно разобраться.

Денни не поверила ему. Она внимательно посмотрела в его глаза.

— У тебя целая команда юристов. Они нашли бы твоего сына за десять минут. И если ты не сделал это, значит, у тебя есть другая причина.

— Думаю, страх, — сказал он. Правда принесла ему облегчение. Он хотел, чтобы она знала, кто он есть на самом деле. И, наверное, сам хотел знать. — Страх быть отвергнутым. Страх поддаться мечте, которая никогда не может сбыться.

— О, Джошуа, — печально сказала она. — Ты так ничего и не понял?

— Я? — Он сказал ей сокровенную правду, но почувствовал в ее тоне разочарование. И это больно укололо его.

Такая женщина, как Денни , могла показать заблудшему мужчине путь домой. И впервые за долгое-долгое время он не почувствовал бы себя одиноким.

— Подумай не о себе, а о своем сыне, Джошуа. А что, если он хочет знать, кто его биологический отец?

И неожиданно Джошуа осознал, насколько эгоистичным всегда был. Думая только о себе, он окружил себя каменной стеной, за которую никого не пускал.

Вот и сегодня он был рад тому, что вовремя прервал поцелуи с Денни.

Ему еще многое надо сделать, пройти множество дорог, посетить множество мест, чтобы узнать свое сердце.

На секунду, когда они сидели возле камина, смеясь и исповедуясь друг другу, ели из одной ложки, он словно почувствовал возвращение домой.

Много лет назад он отдал свою собственную плоть и кровь незнакомым людям. И пытался убедить себя, что это правильное решение. А в глубине души, будучи эгоистом, он знал, что ребенок помешает его планам, его жизни и мечтам.

Но по иронии судьбы, после того как принял решение, открывавшее ему свободу, он стал его пленником.

Ощущение ошибки преследовало его. Отказавшись от сына, он потерял веру в себя.

И никакие деньги, успех и власть не служили для него оправданием.

Но Денни права. Речь идет не о нем, а о ребенке. Если он убедится, что сын его в порядке, оставят ли его демоны?

И он не может ждать от кого-либо доверия, пока сам не обретет уверенности в себе. Не станет верить в то, что принимает правильные решения.

Может быть, он сделал первый шаг на этом пути, когда взял с собой в поездку племянников?

Или тогда, когда оторвался от Денни, отказался от призыва ее нежных губ, горячих глаз?

И может быть, он снова будет верить в себя, когда разместит в Интернете свои данные — в списке родителей, отдавших на воспитание ребенка, чтобы сын его, как только захочет, мог бы его найти?

— Спасибо, что ты доверился мне, — тихо сказала Денни.

Последние искры огня догорали, и голос ее донесся из темноты.

- Денни, ты достойна доверия, - сказал он. Настанет ли когда-нибудь день, когда доверия будет достоин он?

Но для этого ему надо проделать большую работу...

Тьма постепенно окутала его, а когда он проснулся утром, то понял, что его разбудил звук приближающегося к берегу катера. Шея болела — всю ночь он обнимал Денни во сне. 

Доверие.

Он вздохнул, осторожно выпустил Денни из объятий, встал и взял свои негнущиеся джинсы, лежавшие перед уже холодным камином.

Доверие. Он не мог найти в себе силы, чтобы, взглянув на нее, удержаться от утреннего поцелуя.

Всю дорогу домой Денни молчала. И он молчал тоже. Между ними возникло нечто глубокое, что не требовало слов.

Едва они причалили к берегу, как к ним бросилась Сиси. Она прыгала от радости, обнимала за колени и пищала так, словно это было утро Рождества. И даже малыш угукал от радости, когда увидел их.

— Все в порядке? — спросила Салли. — Что у вас случилось?

— С нами все в порядке, но каноэ, думаю, вышло из строя, — сказал Джошуа. — Я куплю вам новое.

Салли пренебрежительно фыркнула.

— Меня совсем не волнует барахло, — сказала она с досадой. — Вещи можно заменить. А людей — нет. — Отвернувшись от них, она направилась к дому. — Я приготовила прощальный завтрак. Пойдемте.

Вместе с Сиси, державшейся за его руку, будто он был достоин любви и привязанности, и с малышом на другой руке Джошуа последовал за Салли в дом. Денни пошла следом, погруженная в собственные мысли.

Салли приготовила потрясающую еду: бекон, яйца, булочки, свежевыжатый сок. Специально для

них. Для людей, которых она почти не знала. И все-таки Салли казалась немного грустной, и Джошуа ощутил магическое свойство этих мест. Все, кто попадал в семью Бейкер, с трудом расставался с ними — как и Бейкеры со своими гостями.

Он ни разу не заговорил о деле с Майклом и неожиданно обрадовался этому. Ему не пришлось давать обещаний, которые он не смог бы выполнить. 

Доверие.

Настало время стать человеком, которым он мог бы гордиться. Которым могла бы гордиться Денни. И, возможно, когда-нибудь — его сын.

— Мне хочется сделать одно признание, — сказал он, когда остатки завтрака были убраны со стола. Сиси сидела возле камина, играя в старую деревянную пожарную машинку, и не слышала его.

Джошуа взглянул Майклу в глаза.

— Майкл, я пытался избавиться от своих племянников, когда вы позвонили. Они вторглись в мою жизнь по ошибке — из-за неправильно названной даты приезда. Я совсем не хотел принимать их у себя. Когда они появились в моем офисе, я почувствовал себя выбитым из колеи. Но когда понял, что они могут повысить мои шансы в приобретении угодий Лосиного Озера, я охотно отозвался на ваше приглашение и взял их с собой. И собирался разыгрывать из себя любящего дядю, чтобы создать о себе благоприятное впечатление.

Он взглянул на Денни, но не мог понять выражения ее лица. Неужели он снова разочаровал ее?

— Но вместо того, чтобы использовать их, как я намеревался, я получил возможность провести с

ними время, и общение с детьми принесло мне истинную радость. Я очень благодарен вам с Салли за это.

Никто, казалось, не удивился этому признанию, будто это было всем давно попятно. Никто не возмутился, не упрекнул его.

Каким-то образом он оказался в месте, которое было семьей, где каждый видел тебя таким, как есть, и возлагал надежды на твои лучшие качества.

— Так скажи мне. Джошуа, что же ты будешь делать с этим курортом, если купишь его? - спросил Майкл, но в голосе его звучало явное нежелание вести деловые переговоры.

Джошуа молчал. Но затем сказал слова, которые были немыслимы в его деловой карьере.

— Я считал, что знаю, что буду делать. Но теперь я не знаю. И не могу давать вам никаких обещаний. Я не знаю, в каком направлении будет развиваться компания «Солнце».

Он взглянул на Денни. Он знал, что она услышала правду. Он говорил не о «Солнце». Он говорил о своем сыне.

Майкл вздохнул и взглянул на свои руки, и Джошуа увидел, что этот человек носит на своих плечах огромную тяжесть.

И Денни, со своей интуицией, увидела это тоже.

— Скажите, почему вы продаете свой дом на Лосином Озере? - спросила она. - Ведь вы так любите это место. Честно говоря, я не представляю его без вас двоих.

Этот вопрос Джошуа сам бы никогда не задал. Это было нарушением границ между профессиональным и личным.

И он был благодарен Денни за то, что она его задала.

Салли взглянула на своего мужа. Он пожал плечами, и она накрыла своей рукой его большую натруженную руку.

Этот жест выражал такую нежность и такую глубокую связь между супругами, что у Джошуа защипало глаза.

Или, может, оттого, что в них попал дым из камина? Или оттого, что он на несколько дней был вырван из своей стихии и стал более восприимчивым? Или оттого, что влюбился в Денни Сприннер?

Он снова взглянул на нее и увидел, что она смотрит на Салли с огромным состраданием. И вспомнил, как она смеялась совсем недавно, играя с детьми, и бросилась вслед за ним в воду, когда отвязалась лодка.

Мужчина и женщина могут вместе нести бремя, как Салли и Майкл, сквозь многие годы. Мужчина и женщина могут оставаться самими собой, со всеми своими недостатками, и все-таки ощущать себя достойными любви. 

Он влюбился в нее, признался себе Джошуа. Полагалось бы ужаснуться этому. Но вместо этого на него снизошло ощущение такого покоя, которое он не испытывал долгое-долгое время.

— Мы продаем эти угодья — или пытаемся продать — по многим причинам, — сказала Салли, и голос ее дрогнул. — В частности, потому, что с возрастом нам становится все труднее поддерживать это место в порядке... — Голос ее сорвался, и Джошуа увидел, как Майкл крепко сжал ее руку.

— Но в основном потому, что наша дочь заболела, — мрачно сказал Майкл. — У Дарлин прогрессирующая форма мышечного расстройства. Она здесь практически выросла, но больше не может сюда приезжать. У нее трое маленьких детей, и она — мать-одиночка. Возможно, скоро ей понадобится инвалидная коляска. И без нашей помощи она не сможет жить одна.

Майкл резко встал и вышел на улицу — на яркое утреннее солнце.

— Простите, — сказала Салли, смотря ему вслед. Боль и любовь сквозили в ее глазах. — Мужчине тяжело делать столько, сколько делает он, и вдруг почувствовать себя беспомощным.

Все это подтверждало то, что Джошуа знал о любви. Она могла сломать самого сильного мужчину. Могла растерзать его плоть, разломать его кости. Заставить его дрожать и бояться жизни.

Он взглянул на Денни и увидел, как рука ее прикоснулась к руке Салли. Такой маленький жест. И такой правильный.

Джошуа почувствовал, как у него заныло в груди. Он так хотел купить Лосиное Озеро. Но разве он сможет воспользоваться несчастьем других людей?

Если только им не нужны деньги.

И получить их можно единственным путем. Продать то, что они больше всего любят. Историю своей семьи. Свои воспоминания.

И почему его жизнь пошла кувырком после того, как он встретил эту няню?

Через некоторое время, стоя рядом с упакованными чемоданами, Джошуа смотрел, как Денни с Салли и с детьми идут в последний раз на берег озера. Денни несла на руках малыша, ступая голыми ногами по песку. Он остро почувствовал, наблюдая за ними, пустоту своей собственной жизни.

Он наполнял ее хламом, а не чем-то поистине ценным.

Он увидел, как Денни вытащила что-то из кармана и забросила далеко в воду. Маленький предмет, блеснув золотом на солнце, с тихим плеском исчез в глубине.

До него донесся смех Денни. Он понял, что она стала свободной.

Через час они уже летели в самолете. Впереди Джошуа ждал его собственный мир. Предсказуемый. Контролируемый. Возможно, с ощущением свободы — такой же, какую услышал в смехе Денни.

Но вместо радости к нему пришло понимание: бегства больше не будет. Он не сможет убежать от правды, которой должен взглянуть в лицо.

Возможно, ему никогда не доведется увидеть своего собственного сына. Но он понимал, что восстановит веру в себя другим путем.

Сердце Джошуа Коула было готово к этому.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Они попрощались. Денни не думала, что это произойдет так быстро. Она хотела сказать ему, что восхитилась его откровенным признанием перед Майклом и Салли. А еще хотела спросить, сможет ли он помочь им.

И поблагодарить его за то, что он рассказал ей о своем сыне.

Но почему-то за время короткого полета из Лосиного Озера в Ванкувер она так и не сделала этого. Лицо Джошуа было сосредоточенным и отстраненным, а Джейк ужасно капризничал.

Сиси только сейчас осознала, что они оставили ее на ночь одну, и очень расстроилась. И еще она не попрощалась с Майклом: он куда-то пропал.

Поэтому Сиси бушевала: разорвала плюшевого мишку, которого Джошуа подарил ей в первый день, и клочья от игрушки летали по всему салону.

Джошуа, казалось, этого не замечал. Когда они приземлились, он попросил их подождать и исчез в аэровокзале.

Вернувшись, он сказал, что купил им билеты домой. Чартерный самолет доставит их в Торонто, водитель встретит их в аэропорту и доставит в дом сестры.

Обеими руками он взял руку Денни. На секунду ей показалось, что он сейчас поцелует ее, но он не сделал этого. Зато взгляд его, казалось, говорил гораздо больше, чем поцелуй.

Доверительный. Искренний.

— Мы обязательно увидимся, сказал он. — У меня есть срочные дела. Не знаю, сколько уйдет на них времени, но когда я все сделаю, то приеду к тебе. Обещаю.

Эти слова зловеще были похожи на те, которые говорил Брент.

Неужели она снова сделает ошибку? Нафантазирует вокруг нескольких слов и пустых обещаний? Но, взглянув в его глаза, она поверила ему. На этот раз все реально. 

Мелани и Райан вернулись домой через день после их приезда — загорелые и отдохнувшие, переполненные яркими ощущениями.

Их любовь и уважение друг к другу, казалось, еще больше возросли. Сиси сразу, как оказалась в кругу семьи, стала вести себя прекрасно.

Денни же и среди близких людей ощущала тоску и смятение.

Она вздрагивала от каждого телефонного звонка. Оглядываясь на время, проведенное с Джошуа, она воспринимала его как прочный островок среди туманного грозного моря, какой была ее жизнь. Казалось, что дни, проведенные в домике па Лосином Озере, были единственной реальностью во всей ее жизни.

Рядом с Джошуа она чувствовала себя одухотворенной и сильной. И он наверняка чувствовал то же самое.

Она была уверена, что он позвонит, что его обещание что-то значит. Ей казалось, что она ему нужна — в том плавании, в которое он пустился. Будто она была частью его команды, как тогда, когда они вместе гребли в каноэ.

Но он не звонил. И Денни теряла уверенность в себе. Когда прошла неделя в полной тишине, Денни отругала себя за то, что снова предалась хрупкой фантазии, похожей на замок, построенный на песке.

Но мучительные сомнения вновь сменялись надеждой.

Брент подарил ей медальон со своей фотографией. И пообещал на ней жениться, когда приедет домой.

Джошуа Коул, Самый Сексуальный Холостяк в Мире, в момент душевной слабости открыл ей свою сокровенную тайну.

Значит ли это, что он предпочел актрисам, певицам и богатым наследницам простую няню?! Конечно, да! Денни однажды даже достала свадебное платье и разложила его на кровати. Задумчиво глядя на него, она представила себе, как плавно и грациозно идет в нем к алтарю — туда, где он ждет ее.

Но дни шли за днями, и ей становилось ясно: он не позвонит. И тогда Денни нашла для себе утешение: она без конца стала есть шоколад.

— Послушай, Денни, — в конце концов сказала ей Мелани, — что с тобой происходит?

— Что вы имеете в виду?

— Ты каждый день прибавляешь в весе! И с детьми ведешь себя совсем по-другому. Будто решила стать работницей, а не членом нашей семьи. Я очень переживаю за тебя!

— Это все из-за Брента, — солгала Денни.

Но Мелани внимательно взглянула на нее.

— Не из-за Брента, — тихо вымолвила она. — А из-за моего брата. Что тебе сделал Джош?

— Ничего, — быстро ответила Денни.

Слишком быстро.

— Я его убью, — сказала Мелани.

Денни мгновенно представила себе унизительную картину: Мел звонит брату и спрашивает, что он сделал с ее няней.

— Но вы ведь не хотели нас сосватать, да? — спросила Денни, вспомнив о том, как Джошуа, смутившись, выдвинул такое предположение.

— Конечно, нет, — поспешно сказала Мелани, отводя глаза.

— Хотели! — выдохнула Денни.

— Не хотела. По крайней мере, сознательно.

— А неосознанно?

— О Денни, я так тебя люблю. И его. И вы оба казались мне такими одинокими и потерянными. Совершающими глупые ошибки. Я подумала, что не будет никакого вреда, если вы познакомитесь. 

Вреда?

Денни вспомнила о днях, проведенных с Джошуа, — о счастье узнавания друг друга. Даже если он никогда не позвонит, эти дни останутся с ней навсегда!

— Вы знаете, Мелани, — медленно произнесла Денни, словно что-то начиная понимать. — Ваш брат не причинил мне никакого вреда. Я сама себе его причинила.

— О чем ты говоришь? — с изумлением спросила Мелани.

— Я напридумала себе фантазии, которые заполнили пространство, свободное от реальности.

Сказав это, Денни поняла, что ей очень хотелось поделиться своими чувствами с другими людьми. Она постоянно жила в предвкушении большой любви, большого события, которое произойдет в будущем. Она создала себе фантазию о Бренте, не имевшую под собой никаких оснований, а теперь живет другой, еще более хрупкой фантазией. Четыре дня, проведенных вместе, — всего четыре дня, — и она сутки напролет мечтает о Джошуа Коуле!

Довольно! У него есть свои автомобили, самолет, потрясающие апартаменты и пятизвездочные отели. У него в поклонниках богатые наследницы, актрисы и рок-певицы. И если это сделает его счастливым, то пусть он будет счастлив!

На глазах у Мелани Денни выбросила мороженое, которое ела, в мусорное ведро.

— Все, с этим покончено. Никакой жалости к себе! Я больше не желаю быть жертвой. Я хочу жить!

— И все-таки я убью его, — пробормотала Мелани.

— Только не из-за меня, — твердо сказала Денни.

На следующий день, в свой выходной, Денни взяла свадебное платье и отнесла его в местный театр. Работники костюмерной с трепетом приняли его, а Денни с трепетом рассталась с ним. Фантазия, созданная из шелка и кружев, нашла свое место в царстве фантазий. Денни не хотела в нем больше жить.

А затем она направилась в спортивный центр, где обучали гребле на каноэ. Там также была секция по скалолазанию, и Денни записалась и в нее.

Она с энтузиазмом приступила к занятиям и каждую свободную минуту использовала для тренировок.

И случилась прекрасная и неожиданная вещь. Даниелла Сприннер всю жизнь ждала любви. И дождалась ее.

Она влюбилась в себя.

Влюбилась в женщину, которая была наполнена радостью и смехом, храбро штурмовала отвесные скалы и отважно плавала по бурлящей реке на каноэ. Влюбилась в женщину, которая прежде боялась жизни, а теперь смело шла навстречу неизвестности.

Она всегда была хорошей няней — и вдруг почувствовала себя великой няней, потому что могла передавать детям невероятное удовольствие от приключений и открытий.

Денни учила их тому, что узнала сама: жизнь — это дар. И если даже она непредсказуема, то от этого не становится менее ценной.

И чем больше Денни отдавалась своей «цыганской душе», тем меньше нуждалась в мужчине, который бы помог ей утвердиться в жизни. Когда Джошуа Коул прикоснулся к ее губам, он сказал ей, что знает о ней нечто, чего она не знает о себе сама.

Но теперь она знала! Знала, что она сильная и независимая. Наполненная радостью и озорством. Что готова танцевать от полноты жизни! Удивительно, но мужчины, которые раньше ее просто не замечали, стали толпами ходить за ней.

Теперь ее телефон звонил не переставая.

Оказалось, что жить собственной жизнью совсем несложно: думать о своих интересах, с головой погружаться в работу, наслаждаться каждодневными радостями. Это было так же просто, как лежать на благоухающей лужайке поздно вечером и мечтательно смотреть на звездное небо.

Однажды, не успела Денни войти в дверь после своих занятий на каноэ, как Мелани протянула ей телефонную трубку.

— Это Джошуа, — многозначительно сказала она, не пытаясь скрыть надежду, что брат ее встал на путь истинный.

Денни взяла телефон. Она старалась держать себя в руках, но сердце ее подступило к горлу.

— Как поживаешь? — спросил он.

Такой простой вопрос. Но звук его голоса — неповторимый, знакомый, глубокий, мужественный и нежный — заставил ее произнести про себя: «любимый мой».

— У меня все в порядке, Джошуа.

И прежде, чем она успела спросить, как у него дела, он снова начал говорить:

— Мел сказала, что ты очень занята. Занимаешься греблей на каноэ и скалолазанием. А еще сказала, что парни тебе все время звонят.

Неужели в голосе Самого Сексуального Холостяка в Мире прозвучала нотка ревности? Денни рассмеялась:

— Так уж все время.

Голос его стал очень тихим:

— Мелани говорит, что ты ни с кем не встречаешься. Не ходишь на свидания, по крайней мере.

— Джошуа! Твоя сестра готова выложить тебе все о моей личной жизни.

— Она не может отказать мне, когда я прошу, — сказал он.

А кто может?

— А почему ты просил ее об этом?

— Ты знаешь, почему.

Да, она знала. Денни молчала, боясь говорить, боясь верить.

— Денни, я не мог позвонить тебе, пока не решил очень важные вопросы. Пока не избавился от тяжелого груза и сердечной боли, не позволявших мне стать мужчиной, достойным тебя.

Она хотела сказать ему, что он неправ, что он всегда был мужчиной, достойным ее любви, но что-то побудило ее промолчать.

— Когда я вернулся с Лосиного Озера, постоянно размышлял о твоих словах — о том, что прежде всего нужно думать не о собственных интересах, а об интересах своего сына. Я обсудил варианты с одним из моих юристов. И после долгих обсуждений решил наконец зарегистрироваться в агентстве, которое занимается «тройным воссоединением». Это означает, что три группы людей — дети, приемные семьи и биологические родители — намерены познакомиться, встретиться или объединиться.

Она услышала волнение в его голосе. И почувствовала гордость за него.

Наступило долгое молчание. Наконец он прошептал одно-единственное слово:

— Денни.

Джошуа едва сдерживал волнение. Джошуа Коул, этот хладнокровный плейбой. Этот Самый Сексуальный Холостяк. Этот преуспевающий владелец курортного бизнеса.

— Денни, — сдавленным голосом произнес Джошуа, — они меня ждут.

— О, Джошуа, — выдохнула она.

Слезы радости покатились по ее щекам.

— Я разговаривал с его родителями по телефону. И с ним тоже. Удивительно, но я совсем не горевал о смерти его матери, пока не сказал ему, что она умерла.

— Джошуа. — И снова его имя сорвалось с ее губ как восхищение, как молитва.

— Я договорился встретиться с сыном и его приемными родителями на этой неделе. Они живут в Калгари. Его зовут Джед. Я... — Голос его прервался. — Я... хотел бы, чтобы ты поехала со мной.

— Почему? — спросила она, хотя все в ней кричало да. 

Но его ответ сказал бы ей все. Все.

— Потому что это самый важный поступок в моей жизни. И я не представляю, как обойдусь без тебя. Я хочу, чтобы ты поехала со мной, потому что доверяю тебе больше, чем самому себе. — И затем тихо, очень тихо он добавил: — Я хочу, чтобы ты поехала со мной потому, что готов полюбить тебя. И думаю, что нахожусь уже на полпути к этому.

Она не могла говорить сквозь выступившие слезы.

— Денни, ты меня слышишь?

- Да.

— Поедешь?

Этот вопрос означал больше, чем просто просьба сопровождать его в поездке для встречи с сыном.

— Я? О, Джошуа, с радостью поеду. - Денни сделала глубокий вдох. Но не смогла сдержать дрожи в голосе. — Я так ждала тебя.

Она даже не представляла, насколько правдивы были эти слова, пока не вымолвила их. И не осознала того, что ее спортивные занятия — каноэ и скалолазание — подготовили ее к настоящей любви.

Теперь Денни была сильной и уверенной в себе женщиной, не нуждавшейся в поддержке мужчины. Теперь она сама могла его поддержать, объединившись с ним и став его половинкой.

Конечно, она ждала Джошуа. И, конечно, ждала саму себя.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джошуа Коул был преуспевающим бизнесменом, создавшим свою компанию с нуля и превратившим ее в курортную империю.

Но он трепетал при мысли о встрече с сыном. И при мысли о встрече с Денни.

Казалось, в его мире теперь только две вещи имели значение. И касались они одного итого же: любви.

В международном аэропорту Калгари он ждал Денни, нервно теребя в руках букет цветов.

Он увидел, как Денни проходит таможенный контроль, и был изумлен переменой в ее внешности. Она сильно похудела с того дня, как он впервые увидел ее. И признаков синего чулка не было и в помине. На ней была белая приталенная шелковая блузка, изящный жакет и потрясающие джинсы. Он понял, что легко снимет их с нее, если они намокнут.

Но волосы ее, слава богу, были такими же иссиня-черными, с блестящими локонами. Денни, по-видимому, и не пыталась их уложить. Они окружали ее голову сексуальной непокорной копной, до которой так и хотелось дотронуться. Денни загорела, источала здоровье, бирюзовые глаза ее были слегка подкрашены, что делало их еще более выразительными.

Он видел, что проходящие мимо мужчины оглядываются на нее, и прекрасно понимал их реакцию.

Денни излучала спокойствие и уверенность в себе — словно крепкий корабль, одолевший шторм.

Увидев его, она бросилась навстречу, не замечая никого вокруг, и Джошуа, подхватив ее на руки, закружил в воздухе.

Наконец он опустил ее на землю и взглянул ей в лицо. Затем коснулся волос, словно убеждаясь в том, что они реальные.

— Сегодня вечером мы будем с тобой вдвоем, — сказал он и поднял ее чемодан, понимая, что не может вечно смотреть ей в глаза, хотя продолжал бы смотреть в них бесконечно. — Завтра мы встретимся с Джедом и его приемными родителями в их доме и, если все будет хорошо, пойдем в зоопарк.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она, догадываясь о том, что за его уверенными словами скрываются сильные переживания.

Он улыбнулся, догадавшись о том, что Денни видит его насквозь. Под внешностью преуспевающего бизнесмена, одетого в дорогой деловой костюм, она разглядела его смятенную душу.

— Ужасно, — прошептал Джошуа. И это касалось не только Джеда. Это касалось также и ее. Смешно, но он, закоренелый плейбой, не знал, как себя с ней вести. — Что ты хочешь делать сегодня вечером?

Голос его был странно напряженным. Джошуа чувствовал себя школьником на первом свидании. Перед ее отъездом он просмотрел несколько газет, в которых рекомендовались лучшие пятизвездочные рестораны и шоу, но не купил билеты, не заказал столик — и все из-за неловкой детской робости.

— Давай закажем пиццу в отель, - сказала она, зарываясь носом в букет, — и посмотрим кино в твоем номере.

— Гм... — Джошуа смутился. — Я забронировал тебе отдельный номер. Я не думал... — Невероятно, но он покраснел, он чувствовал это. Она засмеялась, запрокинув голову.

— Ты прав, Джошуа, тебе придется ухаживать за мной. Я не такая, как другие девушки.

— Да, не такая, — уныло подтвердил он. — Никто до тебя так серьезно не произносил слово «ухаживать».

— Да, я хочу, чтобы за мной ухаживали. И не собираюсь бросаться в омут с головой.

Настала его очередь рассмеяться — и приказать маленькому чертику, сидевшему у него на плече, перестать нашептывать ему о том, чтобы он поскорее снял с нее джинсы.

В этот вечер они сидели в его номере, расположившись на кровати, ели пиццу и смотрели фильмы, и это напомнило ему вечер, проведенный с ней в домике на острове.

Забавно и смешно. Но вместе с тем уютно.

В одиннадцать часов она поцеловала его, прощаясь на ночь, и губы ее были нежными и многообещающими. А затем ушла в свой номер.

На следующее утро они вместе пошли в магазин. Он хотел купить Джеду плюшевого мишку, но Денни, округлив глаза, сказала, что семилетние мальчики не играют в такие игрушки.

Его это даже порадовало, и он стал приглядываться к дистанционно управляемым автомобилям, футбольным мячам, скейтбордам и видеоиграм. Он хотел купить все, но Денни, спокойно ведя его среди нагромождения игрушек, велела выбрать лишь одну.

Когда они приехали к дому Джеда, Джошуа держал в руках один игрушечный автомобиль, хотя тайно желал прятать за своей спиной целую коробку игрушек.

Это был обычный дом на обычной улице — ухоженный, опрятный, любимый. За невысоким забором сквозь листья старого клена были видны сложенные бревна. У одной стены дома стоял велосипед. На аккуратно подстриженной травке лежал бейсбольный мяч.

И Джошуа неожиданно понравилось, что сын его живет в такой простой семье, такой простой жизнью. Совсем другой, нежели та, которую дал бы ребенку он сам, если бы оставил его у себя.

Но в этой жизни интересы ребенка явно стояли на первом месте.

Джошуа никогда не испытывал такого страха, какой охватил его, когда позвонил в дверь. Внутри залаяла собака. Золотистый ретривер, бурно радуясь, первым приветствовал их. Приятная женщина лет за тридцать, с рыжими волосами и теплыми зелеными глазами, вышла к ним навстречу. За ней стоял ее муж, румяный, как яблочный пирог, — это он строил бревенчатый дом и дотемна играл с его сыном в бейсбол.

А затем в мире наступила тишина.

К ним выбежал Джед — энергичный и веселый. Джошуа уже видел фотографию сына, но все равно не сумел справиться с охватившим его восторгом. Мальчик, казалось, излучал энергию — яркую и чистую, как солнечные лучи. Этот крепкий ребенок с золотисто-каштановыми волосами и озорными зелеными глазами вел себя уверенно и свободно. Так может вести себя лишь ребенок, который окружен любовью.

Джед резко остановился, потрепал собаку за уши и с интересом взглянул на Джошуа.

— Вы похожи на меня, — решил он. — А на фото вроде бы не очень. Мама, можно я принесу лягушку?

До этого момента жизнь казалась Джошуа осколками мозаики.

Но после этих слов — мама, можно я принесу лягушку — и неожиданного смеха, который рассеял напряжение, кусочки мозаики сложились в полную картину.

Они познакомились, но все-таки некоторая неловкость сохранялась. Ведь в доме собрались люди, которые в какой-то степени уже были семьей и в то же время еще здесь не освоились.

Все выходные они не делали ничего особенного — тем не менее все здесь было особенным. Жарили шашлыки на заднем дворе Морганов, играли в фризби с собакой, ходили в зоопарк. Вечером Джошуа садился на краешек кровати сына и пытался читать ему сказки, глотая комок в горле.

Джошуа Коул, который снабжал своих клиентов экстремальными ощущениями, сделал открытие: простые чувства тоже могут быть экстремальными, если добавить к ним один секретный ингредиент.

Любовь.

И еще одно открытие: мужчине иногда надо работать над этим чувством.

Теплым тихим вечером они отправились в аэропорт.

— Не думал, что мы проведем такие прекрасные выходные, — сказал Джошуа, беря Денни за руку.

— И я тоже, — призналась она.

Войдя в здание аэропорта, они подошли к ювелирному прилавку. Джошуа взглянул на сверкающие бриллиантовые ожерелья.

— Выбери себе любое, — сказал он. — Чтобы запомнить эти выходные.

— Нет, — сказала Денни.

— Не стесняйся, — настаивал Джошуа. — Ты будешь помнить меня, а я буду скучать до нашей новой встречи.

— Нет, — сказала она еще тверже.

Наверное, слишком дорого, подумал он.

— Может быть, тебе понравится что? — он указал на бриллиантовый ряд браслетов.

— Нет, Джошуа!

— Эй! — насупился он. — Ведь я ухаживаю за тобой!

— Нет, — повторила она — почти нежно, будто объясняя что-то трехлетнему ребенку. — Мне не надо ничего на память о прошедших выходных, Джошуа.

— Но как же мне за тобой ухаживать? — проворчал Джошуа.

— Тебе, конечно, легко осыпать меня подарками и деньгами. Но мне этого не нужно. Мне нужно от тебя то, с чем тебе трудно расстаться. Мне нужно твое время. Нужны твои энергия и твое внимание. Мне нужен ты.

Джошуа нахмурился. Выходные прошли так славно, что ему казалось: он уже завоевал ее. И только сейчас понял, что это не так.

Придется покорять ее старомодным рыцарским способом.

И вдруг ему показалось это волнующим вызовом. Самым лучшим за всю его жизнь. Лучшим, чем покупка курортов, лучшим, чем полет на аэропланах, лучшим, чем катание на горных лыжах, лучшим, чем посещение семи чудес света.

И его охватило нетерпение. Он не мог больше ждать. Ему показалось, что Денни ведет его к восьмому чуду света.

К чуду, которое находится на неизведанной территории, не обозначенной на картах: в сердце каждого мужчины. 

— Денни, — сказала Мелани, — может, ты скажешь все-таки «да»? Мой брат скоро сведет меня с ума.

Они стояли перед венецианским окном, выходившим на широкий газон. Ночью на нем появились три сотни розовых пластиковых фламинго, яркими пятнами горевших на первом снегу. Все вместе они составляли одно слово: «ДЕННИ».

— Прошло полгода, — сказала Мелани. — И он с каждым днем все больше сходит от любви с ума. Скажи ему «да».

— Не знаю, являются ли фламинго показателем любви. Ведь он купил их за деньги.

— Быть может, он их арендовал! Или занял у кого-нибудь! Или украл. Он их не покупал. И, клянусь, он сам выложил твое имя этой ночью на таком холоде. И если это не любовь, то что же? Скажи ему «да».

— В ответ на что? — невинно произнесла Денни. — Ведь он меня до сих пор ни о чем не просил.

Денни улыбнулась. Когда она бросила вызов Джошуа — по-старомодному ухаживать за ней, без

использования денег или власти, — она не представляла себе, как этот мужчина ответит на ее вызов.

Единственным исключением, касавшимся использования денег, была покупка авиабилетов. Даже она не могла не признать, что очень трудно ухаживать за кем-то заочно.

Поэтому Джошуа прилетал в Торонто, или отправлял ее на самолете в Ванкувер, или они встречались в Калгари, чтобы погостить у Морганов и Джеда.

Мелани была права. Ее брат сходил с ума, но феноменальным способом. Ни за одной женщиной не ухаживали так, как за Денни Сприннер.

В хорошую погоду они вместе занимались скалолазанием и греблей на каноэ. К его ужасу, Денни настояла на том, чтобы самой платить за обучение.

Он обзавелся гитарой — заявив, что ему подарили ее, поэтому он не нарушил условий ухаживания, — и пел ей серенады под окном. При этом не умел ни играть, ни петь. Сердце Денни таяло, когда она слушала эти проникновенные любовные завывания, — разве можно было сравнить их с концертом в Ванкувере, куда она твердо отказалась идти, когда он взмахнул перед ней очень дорогими билетами.

Он смастерил для нее шкатулку из кедра своими руками — после того как Денни, восхитившись такой шкатулкой в антикварном магазине, отказалась принять ее в подарок. Он не знал, как изготовить такую шкатулку, и она получилась кривобокой, но была истинным доказательством его любви.

Джошуа постепенно наполнял эту шкатулку драгоценностями, которые нельзя было купить ни за какие деньги. В ней появилось обручальное кольцо его матери, затем - кружевная салфетка, связанная его бабушкой. К ним добавились маленький детский башмачок - его башмачок, - а также фотография крошечного Джеда. Джошуа дарил ей свою историю.

Он подарил ей медальон - вместо того, что она выбросила в озеро. Его медальон был сделан из папье-маше, и в нем был отпечаток его большого пальца. Денни тоже положила его в шкатулку.

Однажды он послал ей нитку для чистки зубов - в особом конверте, написав, что он стал совсем другим человеком.

— Зачем это нужно? - с ужасом спросила Мелани, когда Денни открыла конверт.

— Не волнуйтесь, — сказала Денни, кладя конверт в шкатулку к другим сокровищам. — Когда-нибудь я покажу ее своим детям. Я скажу им: «Это подарил ваш отец».

— Ты такая же невыносимая, как и он, — расстроилась Мелани. - Какие дети? Он сделал тебе предложение?

— Еще нет.

— Лучше бы сделал. Я пожалуюсь на него на почте, если он пошлет еще раз что-нибудь подобное.

Когда Джошуа прилетал к Денни на выходные, он учил ее, как удить рыбу на маленьком канале возле дома Мелани и Райана, а потом, когда канал покрылся льдом, стал учить ее кататься на коньках. Они любили долго гулять по вечерам, любуясь на яркие звезды.

Когда Денни прилетала к нему в Ванкувер, то привозила с собой ужасные стихи, которые сочиняла сама, и готовила ему ужасную еду. Она восхищалась цветами, которые он выращивал сам на своем балконе, потому что ему не позволено было ничего для нее покупать. Вечерами они ходили в бассейн и купались в джакузи, не снимая купальных костюмов.

Когда они приезжали в Калгари, то устраивали пикники вместе с Морганами, катались с Джедом на велосипедах. А еще играли в бейсбол на заднем дворе и помогали Моргану чинить крышу. Джошуа еще раз доказал, что он плохой строитель. Крыша была похожа на решето, но от этого становилось еще веселее!

Они водили Джеда в аквапарк, покупали червячков для его лягушки Симоны, и все вместе водили золотистого ретривера на дрессировку.

— Ну что ты с ним поделаешь! — с негодованием воскликнула Мелани, глядя мимо фламинго. — Плейбой — он и есть плейбой. Наш он не сделает тебе предложение в эти выходные, я отрекусь от него.

— Вы говорили об этом на прошлой неделе, — напомнила ей Денни.

— Теперь уже непременно отрекусь.

— Смотрите, Мелани, — тихо сказала Денни, — он привез вам сюрприз.

Джошуа вылезал из маленького спортивного автомобиля, явно арендованного, с трудом вытаскивая длинные ноги. А затем с переднего сиденья спрыгнул на землю мальчик.

— Боже мой! — ахнула Мелани, и слезы навернулись ей на глаза. — Неужели это мой племянник? — Не дожидаясь ответа, она выскочила на крыльцо и, натыкаясь в спешке на фламинго, бросилась навстречу ребенку, который был как две капли воды похож на ее брата.

Все вместе они чудесно провели время. Каждый день казался волшебным. Однажды, когда они пришли домой после катания на санках, Мелани строго заявила:

— Все, хватит, — и протянула им конверт. — Я присмотрю за детьми.

Джошуа открыл конверт и вытащил карту. Денни, едва взглянув на нее, неожиданно застыдилась.

Они отправились по маршруту, указанному на карте, выехав из города в сгущавшейся тьме, и вскоре оказались возле маленького домика, очень похожего на тот, на Лосином Озере.

И лишь зайдя внутрь, Денни догадалась, что Джошуа уже здесь был. А как еще здесь могли оказаться спагетти и смесь для кекса?

Он приготовил обед, а затем, когда в камине разгорелись дрова, насыпал в кастрюльку сладкий порошок, залил его водой и стал размешивать на огне.

— Я больше не хочу есть, — сказала Денни.

— Давай поешь. Ты очень похудела.

Это было правдой, но в первый раз за всю свою жизнь она похудела не намеренно, а оттого, что была счастлива и еда се не интересовала. 

Сегодня, подумала Денни, взглянув на кровать, видневшуюся сквозь полуоткрытую дверь, сегодня мы вместе проведем ночь. Она потянулась к Джошуа и поцеловала его.

Обычно он целовал ее в ответ, но сегодня не сделал этого.

— Я больше не могу ограничиваться поцелуями, - сказал он.

— Я понимаю, — сказала Денни. — Все правильно. Ты за мной ухаживал достаточно. Пойдем в кровать.

— О нет.

— Что ты хочешь этим сказать? — потрясенно выдохнула она.

— Денни, так не заканчиваются старомодные ухаживания.

— Разве?

— Нет, — сказал Джошуа, и встал перед ней на колени. — Они заканчиваются так. — Он достал из кармана маленькую шкатулку, обтянутую бархатом. — Денни, ты выйдешь за меня замуж? Ты будешь моей навсегда? Родишь ли ты мне детей и будешь ли частью моей семьи, которая включает моего сына? И моих племянников?

— Да, — прошептала она.

И тут он поцеловал ее, но все же не позволил увести его в спальню.

— Нет, — сказал он. — Тебе следует подождать до первой брачной ночи.

— Мне?

— Да, тебе.

— Ну, тогда давай мне этот подгоревший кекс, — мрачно сдалась она.

Они ели кекс из одной ложки. Вообще-то получилось неплохо.

— А ты не хочешь посмотреть, что в коробке? — поддразнил он ее.

Она действительно забыла взглянуть на кольцо. На самом деле оно не имело для нее особого значения. Разве кольцо могло сравниться с днями этого прекрасного ухаживания?

Но за эти дни она изголодалась по нему. Она жаждала ощутить его тело, его губы, язык. Ощутить на себе его руки.

Глаза ее снова обратились на дверь спальни. Неужели он действительно заставит ее ждать?

— Открой, — настойчиво произнес Джошуа, протягивая ей шкатулку.

Крышка поддавалась с трудом. Когда Денни наконец открыла ее, она поняла, почему. Вместо кольца внутри лежал плотно свернутый лист бумаги. Она осторожно развернула его и стала читать, пытаясь понять юридические термины, которыми изобиловал текст.

Наконец до нее дошло. Джошуа передавал ей в собственность угодья Лосиного Озера.

— Это теперь твое, Денни, и ты можешь делать здесь все, что хочешь.

Она улыбнулась сквозь навернувшиеся слезы.

— Как ты хочешь сыграть свадьбу? — спросил он. — Я хочу, чтобы у нас было все. Платье, цветы, церковь...

— Нет, — сказала она. — Ничего такого мне не нужно. — Денни вдруг покраснела. — Джошуа, я не могу больше ждать.

— Чего? — притворно удивился он.

— Ты знаешь.

— Скажи мне.

Она прошептала ему свой секрет на ухо.

— Ты права, — сказал он. — Черт побери, нам надо ускорить это дело. Что ты предлагаешь?

— Просто распишемся, и все.

Он рассмеялся.

— Я забыл, что у тебя уже есть свадебное платье.

— У меня его нет, — сказала она. — Я выйду за тебя замуж в горнолыжном костюме, чтобы сразу отправиться в свадебное путешествие.

— Это твое окончательное решение? — спросил он, подняв бровь.

— Боюсь, что да, — подтвердила Денни, еще сильнее покраснев. — Я хочу провести наш медовый месяц на Лосином Озере, в домике для новобрачных.

— Но ведь там все занесено снегом! — напомнил он.

Она улыбнулась. С ним ей ничего не страшно.

— Я знаю, — сказала она счастливо. — Я знаю.

— Но как мы доберемся до острова зимой? По льду я не смогу доставить тебя туда на каноэ.

— Джошуа...

- Да?

— Я верю, что ты придумаешь что-нибудь. — Денни помедлила, затем прошептала: — Я верю тебе.

И она увидела, что ее слова явились для него огромным даром. Ему так нужно было это признание! Она положила голову ему на плечо и почувствовала на своей талии тепло его руки.

— Я верю тебе, — снова прошептала она. — И буду верить всегда.

ЭПИЛОГ

Джошуа Коул стоял перед домиком «Отдых Ангела» на Лосином Озере. До него доносились звуки, которыми было наполнено лето, — удары футбольного мяча, смех, возгласы детей на пляже.

В одной руке он держал розу, в другой — лопату. Он искал подходящее место для того, чтобы разбить сад. Четыре года прошло с тех пор, как он в первый раз приехал сюда. Тогда впервые дрогнуло его сердце.

За четыре года дом на Лосином Озере почти не изменился. Изменилось все вокруг.

Денни обладала интуитивным пониманием того, что нужно, людям: семейное место отдыха, дом, не затронутый современными благами цивилизации — такими, как телевизор и компьютер, — которые разъединяют людей, живущих под одной крышей.

Лосиное Озеро стало первым семейным курортом компании «Солнце». Этот курорт не приносил много прибыли, но был любимым курортом Джошуа, потому что имел гораздо большую ценность, чем финансовый успех.

— Сиси, Сиси — голубые носочки!

Его сын Джед, которому теперь было уже одиннадцать лет, дразнил его племянницу, отказываясь называть ее Сьюзен, как она требовала с того дня, когда ей исполнилось восемь лет. Его племянник Джейк, теперь уже четырехлетний, испытывал такое же презрение к появившемуся у Джошуа и Денни младенцу, которое Сиси когда-то испытывала к нему самому. Салли и Майкл стали управляющими имения, и к ним на лето приехали три внука — после смерти их матери Дарлин. Джед, вместе с Морганами, тоже приезжал на все лето. Джошуа не переставал восхищаться великодушием Морганов, которое они проявили, когда впустили его в свою жизнь, ни минуты не колеблясь. Они научили его тому, что любовь безгранична, и если ее пытаются втиснуть в какие-то рамки, то она перестает быть любовью.

Мелани и Райан буквально влюбились в Лосиное Озеро, как только увидели его. А Сиси и Джейк вели себя так, словно были здесь хозяевами.

И никто не хотел никакого бассейна. Или новой пристани. Или новой мебели, или уличного бара.

Никто не хотел никаких изменений.

В это лето молодые супруги впервые привезли сюда свою малышку. Джошуа боялся, что четырехмесячный младенец будет мерзнуть в холодные ночи, страдать от мошек или шумных детей, которые норовили потискать ее. Но Денни смеялась над ним.

Он даже не представлял, что Денни станет такой: сверкающей красотой и светом, наполненной смехом и страстью. Она незаметно стала центром вселенной, излучающей искры любви.

И как только он подумал о ней, то сразу же увидел ее сквозь ветви деревьев.

Она играла с детьми в футбол — с развевающимися волосами, сильная и стройная.

Иногда, когда он вспоминал ее пышные формы при первой встрече, ему хотелось, чтобы она снова пополнела.

Но Денни сказала ему, что если женщина любит, то ей не нужен никакой шоколад. И через четыре месяца после рождения ребенка она была уже в прекрасной форме.

Вспомнив о саде, который Салли хотела разбить в память о Дарлин, Джошуа снова принялся копать.

Посадив в ямку розу, он аккуратно примял вокруг нее землю и засмотрелся на тугие бутоны, обещавшие стать белыми роскошными цветами.

Ему вдруг показалось, что он находится в волшебном царстве, наполненном любовью и розами.

— Па-па Джош! — разнесся по холмам голос Джеда. — Ты идешь? Нашей команде нужна поддержка.

Джошуа напоследок еще раз потрогал розу, встал на ноги, взглянул на озеро — на маленький домик на острове. И вспомнил.

Умопомрачительная Денни. Он целовал ее пальчики на ногах до тех пор, пока они оба чуть не потеряли сознание. И слились в единое целое, чтобы создать безграничное чудо — совместную жизнь.

— Па-па Джош! — с нетерпением кричал Джед.

— Иду! — отозвался Джошуа и побежал с холма по старой скрипучей лестнице, прыгая через две ступеньки и спеша к тому миру, о котором он раньше даже не мог мечтать.

Этот мир ждал его, когда он бродил по бездорожьям во тьме. Иногда этот мир называют идиллическим.

Но Джошуа знал, что настоящее имя его — любовь.