/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Королевский брак

Кара Колтер

Кто бы мог подумать, что Рэйчел в самый трудный момент своей жизни повстречает настоящего принца и тот предложит заключить с ним брак, правда весьма необычный. Но не все так просто. Много придется ей испытать, много раскрыть тайн, прежде чем она получит свою толику счастья. Роман является продолжением книги Арлин Джеймс «Королевский маскарад».

Кара Колтер

Королевский брак

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Мне кажется, что она…

— Извините, мисс.

Молодой полицейский офицер с бледным лицом встал, чтобы снять трубку телефона.

— Драка? Где?.. Простите, вас плохо слышно… Да. Да…

Рэйчел Рокфорд с тоской слушала, как он говорил, и теребила прядь волос. В голосе полицейского слышались скука и нетерпение. Как же ей заставить его понять, что дело, ради которого она сюда пришла, очень важно и неотложно?

— В баре Макалистера? На Четвертой улице? — равнодушно спрашивал полицейский.

Рэйчел заправила за ухо прядь длинных каштановых волос и оглядела помещение за барьером, где сидели полицейские. Ее тоска усилилась. Свет был слишком ярким, отчего столы и стулья казались еще более старыми и обшарпанными. Многие были обмотаны изоляционной лентой. Плитки пола исцарапаны, и рисунок на них давно стерся. Стены нуждались в свежей покраске. Неряшливо сложенные стопки бумаг на столах готовы были вот-вот разлететься в стороны. На задней стене, на большом стенде, висели объявления о розыске каких-то мужчин и потерявшихся детей. Неуместным выглядел красочный плакат с изображением силуэтов двух человек и приглашением на ежегодный бал для полицейских.

Неудивительно, что молодой полицейский офицер проявил такое безразличие к ее сообщению. Он жил в мире, о котором она даже думать не хотела.

— Он так сказал? Тогда понятно, почему они подрались. — Полицейский зевнул.

Такое впечатление, что разговор никогда не кончится. Рэйчел отвернулась, собираясь с мыслями, и рассеянно затянула пояс своего темно-синего плаща. Плащ и длинную белую юбку она надела специально, чтобы иметь респектабельный вид. Она считала, что так в полиции к ней отнесутся более внимательно и серьезно. Теперь стало ясно, что ее надежды не сбылись.

Ее глаза остановились на человеке в поношенной рабочей одежде, сгорбившемся на стуле. Он изучал свои ладони, будто хотел узнать, что его ждет, и, казалось, ничего хорошего не видел.

Рэйчел почувствовала приближение паники. Ей захотелось повернуться и бежать отсюда, но она глубоко вздохнула, моля Бога о ниспослании ей терпения. Она должна пересилить себя и заявить об исчезновении Виктории.

Наконец констебль положил трубку. Но едва он повернулся к Рэйчел, телефон снова зазвонил.

— Вечером в пятницу всегда так, — объяснил он и вновь снял трубку.

Она еле сдержала крик разочарования. Меньше всего ей хотелось выглядеть истеричкой. Рэйчел закрыла глаза, глубоко вздохнула, сосчитала до десяти, открыла глаза… и увидела поднимавшегося по ступенькам человека, присутствие которого в этом помещении производило более чем странное впечатление.

И дело заключалось даже не в том, что на нем было дорогое черное пальто до колеи, небрежно повязанный белый шелковый шарф и элегантные перчатки, и не в высоком росте, широких плечах и безукоризнено уложенных каштановых волосах, которые сияли, словно шелк, в резком свете ламп!

Он не был даже красавцем в традиционном понимании: грубоватые черты лица, высокие скулы, прямой нос, волевой подбородок. Он был не высокомерен, а уверен в себе.

Просто сразу было видно, что в отличие от нее он получит все, чего захочет: полное внимание и уважение. Даже почтение.

Человек открыл дверь и вошел, совершенно не осознавая своей мужской привлекательности и силы.

Он огляделся по сторонам, его взгляд на миг задержался на офицере за барьером, затем остановился на Рэйчел. Изумительный цвет его глаз поразил ее.

Как листва орешника — все оттенки золотого и зеленого. Человек улыбнулся ей, и от улыбки его глаза осветились изнутри, а сердце у Рейчел забилось быстрее. Непонятно почему она быстро отвернулась, вспомнив, как уже отреагировала однажды на привлекательного мужчину. В результате появилась Карли. Вчера был ее день рождения — годик и восемь месяцев. Сегодня малышка осталась с няней, так как ее мама отправилась в полицию.

Нет, решила Рэйчел, никогда она не пожалеет, что родила Карли.

Наконец молодой офицер положил трубку. Рэйчел сразу же начала произносить отрепетированные дома слова, боясь, что вошедший мужчина отвлечет внимание полицейского, но полицейский поднял палец, останавливая ее.

— Так, значит, — сказал он таким тоном, будто они обсуждали прекрасную весеннюю погоду, — ваша сестра отсутствует. Когда вы в последний раз видели ее?

— Я не видела ее довольно давно, — быстро проговорила Рэйчел. — Но мы время от времени говорили по телефону и писали друг другу письма. А сейчас я не могу найти ее. У меня предчувствие, что тут что-то не так.

— А, — сказал полицейский, — предчувствие.

Рэйчел взглянула через плечо, не проявляет ли нетерпения вошедший мужчина, и с удивлением увидела, что он сидит рядом с человеком в рабочей одежде и тихо беседует с ним.

Юрист, подумала она. Его лицо отчетливо выражало сочувствие. Рэйчел вновь повернулась к полицейскому, но успела заметить, как человек в черном пальто вынул из внутреннего кармана сотовый телефон.

— Я писала ей, — продолжала Рэйчел. — Я пыталась дозвониться до нее в течение нескольких недель. Я вернулась в Тортонбург, чтобы понять, почему мне не удалось связаться с ней, но не застала ее дома. На крыльце были свалены газеты, а письма уже не помещались в почтовом ящике. Соседка сказала, что Виктория должна была вернуться еще на прошлой неделе.

— Должна была вернуться? Значит, она уезжала? Вы знали о ее отъезде?

— Не знала, но…

— Почему вы считаете невозможным, что ваша сестра где-нибудь хорошо проводит время и решила продлить свой отдых?

— Почему вы считаете невозможным, что я права и она исчезла? — спросила Рэйчел, начиная сердиться. Полицейский повторил слово в слово то, что она услышала от отца, когда сказала ему, что ее беспокоит отсутствие сестры. Еще отец добавил, что смутно помнит, как Виктория собиралась на какое-то празднование.

— Что же заставляет вас думать, что она исчезла? Я имею в виду, кроме того, что у вас предчувствие?

— Рэйчел, ты здесь? — вдруг услышала она знакомый голос старого друга отца — Ллойда.

Сердце у нее упало. Отец сказал ей, раз уж она настолько глупа, что готова заявить в полицию об исчезновении сестры, то должна найти в полицейском участке Ллойда Креншоу. Но ей очень не хотелось обращаться к Ллойду. Манерой общения, да и обликом, он напоминал ей бульдозер. Даже полицейская форма не могла сделать стройной его квадратную фигуру. И надо же такому случиться, что Ллойд появился именно сейчас.

— Привет, Ллойд, — тихо сказала она, пытаясь скрыть растерянность. — Как поживаете?

— Прекрасно. А ты все такая же! Я думал, ты растолстела. Ну, знаешь, рождение ребенка и все такое.

Рэйчел натянуто улыбнулась: ей не хотелось обращаться к нему не только потому, что присутствие Ллойда ее всегда стесняло, но и потому, что Виктория просто ненавидела его.

— Вы хотите сами заняться делом мисс Рокфорд? — спросил молодой констебль, даже не пытаясь скрыть свое желание избавиться от Рэйчел.

— Каким делом? У тебя проблемы, дорогая?

Его оживление было немного неестественным. Впрочем, в Ллойде всегда было что-то фальшивое. Даже улыбка появлялась у него лишь на губах, а суетливые маленькие карие глазки не улыбались никогда.

Уголком глаза она увидела, что человек в черном пальто встал и подошел к ней.

— Виктория исчезла, — сообщила она Креншоу.

— Слушаю вас, сэр. Чем могу помочь? — раздался рядом голос молодого констебля, на сей раз выражавший уважение и готовность услужить.

— Добрый вечер, — произнес человек в черном пальто. — Меня зовут Дэймон Монтегю.

Он говорил тихо, но Ллойд Креншоу сразу потерял интерес к Рэйчел.

— Принц Дэймон Монтегю? — переспросил он.

— Да. — Дэймон кивнул Креншоу, затем снова повернулся к молодому констеблю. — У меня небольшая проблема. Мой…

— Проблема, сэр? — вмешался Креншоу. — Мы сейчас же ею займемся. Разрешите мне взять бланк и…

— Прошу вас. — Дэймон поднял руку в перчатке, и в его необыкновенных глазах Рэйчел увидела сочувствие к ней и поняла, что ему было забавно видеть подобострастие Креншоу. — Я случайно услышал, что исчезла сестра молодой леди. Вы же видите, она очень расстроена. Я думаю, что ее дело значительно важнее сломанной антенны в моей машине. Констебль… — он прищурился, читая имя, — констебль Бэрк легко справится с моими проблемами.

— Да, сэр. — Во всей фигуре констебля Бэрка было такое рвение, что Рэйчел захотелось ударить его.

— Что, исчезла твоя сестра? Виктория? — громко проговорил Креншоу и почти торжественно повернулся к ней, явно рассчитывая на одобрение принца Дэймона. — Почему ты так думаешь? Твой отец ничего мне не говорил.

— Виктория никогда не была для него на первом месте, — ответила Рэйчел. Отец пренебрегал Викторией, когда они с Рэйчел были детьми, почему же теперь он станет относиться к ней по-другому?

— Не говори глупостей, он всегда безумно любил вас обеих.

Рейчел глубоко вздохнула. Она пришла сюда не для того, чтобы выслушивать насмешки полицейского.

— Ты знаешь, я вспомнил, твой отец говорил, что Вики собиралась в отпуск.

Ее сестра терпеть не могла, когда Ллойд называл ее Вики.

— Мне кажется, с ней что-то случилось, — упрямо повторила Рэйчел. — Я заявляю, что моя сестра исчезла. Виктория обычно сообщает мне, куда и когда она собирается уехать. Ее соседка сказала, что она должна была уже вернуться.

Рэйчел готова была расплакаться.

— Так что ты от меня хочешь, дорогая? — удивленно смотрел на нее Ллойд.

— Чтобы полиция сделала то, что полагается делать, когда кто-нибудь заявляет об исчезновении человека, — сказала она, едва сдерживая рыдания.

— Что ж, раз ты настаиваешь, мы объявим ее в розыск, но знаешь, Рэйчел, Вики всегда была немного взбалмошной.

Это было явной ложью. Взбалмошной ее сестра никогда не была. Нисколько. Упрямой? Да. Любящей риск? Может быть. Сильной духом? Без сомнения.

Но взбалмошной? От горя и страха глаза у Рэйчел наполнились слезами.

— Неправда! — выкрикнула она. Глаза Креншоу не выражали ничего, кроме безразличия. Рэйчел охватило отчаяние, руки задрожали. — Пожалуйста, — прошептала она, — пожалуйста, помогите мне.

И помощь пришла, откуда она менее всего ждала ее. Дэймон снял перчатку и накрыл ее руку своей теплой и сильной рукой.

Ее потрясло неожиданное ощущение покоя и облегчения, какое испытывает усталый, промокший и замерзший путник, добравшийся до теплого, уютного дома после долгого пути.

Она никогда не чувствовала такой поддержки — когда от простого прикосновения вдруг стало легко и спокойно.

Ей вспомнились все тяготы, выпавшие на ее долю матери-одиночки, и сочувствие чужого ей человека утешило и обогрело ее.

По щеке Рэйчел покатилась слеза. Она освободила руку, чтобы смахнуть ее.

— В самом деле, капрал, — сказал с досадой ее защитник.

— Сержант, — поправил его Креншоу.

— Сержант, я думаю, было бы неплохо проявить сочувствие, — произнес принц Дэймон.

Креншоу выглядел как маленький мальчик, которого пристыдили за нехороший поступок. Он молча вытащил из ящика стола бланк и начал писать.

Рэйчел отчаянно пыталась найти в кармане носовой платок. Ее пальцы нащупали детскую пустышку и чепчик. Она уже собралась вытереть слезы чепчиком, как вдруг ей в руку был вложен платок.

Она взглянула на Дэймона. От его доброго и нежного взгляда ей снова захотелось плакать.

— Благодарю вас, — сказала она, прикладывая платок к носу и глазам. Она почувствовала аромат дорогого одеколона, и ей захотелось не отрывать платок от лица.

— Рэйчел, — сказал Креншоу, — как твое второе имя? И назови свой полный адрес.

Слушая рутинные вопросы об имени и адресе, об адресе Виктории, наблюдая, как Креншоу медленно записывает ответы, Рэйчел немного успокоилась.

— Мне уже лучше, — тихо сказала она принцу, стоявшему рядом, и с сомнением поглядела на использованный платок.

— Оставьте его себе, — беззаботно проговорил принц, будто прочитав ее мысли.

— Благодарю вас.

Уже второй раз она благодарит его. А у Рэйчел и Виктории была игра: если одна из них благодарила другую три раза, то должна была добавить: «Теперь я твоя навеки».

Такой простой шуткой они поддерживали доброе отношение друг к другу, которое всегда было спасательным кругом в окружавшем их мире.

Если принц еще здесь побудет, она станет его навеки.

Тем более что доброжелательность Креншоу наверняка сразу исчезнет, как только принц уйдет. Терпение Креншоу было явно на исходе.

— Сэр, ваше заявление уже оформлено?

— Да, — ответил Монтегю, делая вид, что не понимает намека.

— Мы сделаем все возможное, чтобы найти хулигана, который сломал вам антенну. Наверное, такое могли сделать кто-нибудь из Тортонов. Вы же сейчас на их земле. — Креншоу был так доволен собственной шуткой, что рассмеялся. — Возможно, даже сам герцог. В газетах пишут, что между вашими семьями нет любви.

— Я уверен, что у великого герцога есть дела поважнее, — ответил Монтегю, и в его выразительном голосе прозвучало едва сдерживаемое раздражение.

— Что вы, сэр, я просто пошутил. А было бы забавно, если бы герцог оказался в роли хулигана, не так ли?

— Я так не думаю. Что вы собираетесь сделать для поисков сестры молодой дамы?

— Я принял заявление!

— И что потом?

— Я дам ему ход, как положено.

— Возможно, вас не слишком затруднит заехать — вы говорили, Виктория? — домой к Виктории и задать несколько вопросов соседям? Ее домовладелица или подруги могут что-то знать.

На лице Креншоу снова появилось обиженное выражение.

— Вы согласны со мной? — В голосе Монтегю послышался металл, и Рэйчел взглянула на него. В его глазах теперь не было доброты, они были холодными и твердыми. Сейчас он был человеком, который привык отдавать приказания и видеть, что они беспрекословно исполняются.

— Мы сделаем все, что сможем, — неохотно произнес Креншоу, опустив глаза.

— Хорошо. — Монтегю повернулся к Рэйчел, и взгляд у него потеплел. — Вам уже лучше?

— Да. — К ее ужасу, от нервного напряжения она начала дрожать как осиновый лист. Ей пришлось отвернуться и поспешно взглянуть на часы. — О, я опаздываю, мне надо спешить.

— Вы не сможете вести машину в таком состоянии, — спокойно сказал он. — Я отвезу вас, куда вам нужно.

— Нет, не надо. Моя машина…

— Мой секретарь пригонит вашу машину.

— Нет.

— Вероятно, потому, что мы с вами незнакомы?

Голос у него стал мягким и нежным, и ей показалось, будто она всю жизнь знала принца Дэймона. Она тряхнула головой, не в силах произнести ни слова.

— Не беспокойся, — с усмешкой вмешался бесстыдно подслушивавший Креншоу. — Я видел вас вместе. Если еще и ты исчезнешь, Его Высочество будет первым, кого я буду подозревать.

— Не вижу ничего смешного, — резко ответил Монтегю.

Креншоу надулся.

— Я просто пошутил, сэр.

— Сейчас не до шуток! Ее сестра исчезла. У меня самого есть сестра, которую я очень люблю, за которую я отдал бы жизнь. Я знаю, как бы себя чувствовал, если бы она была неизвестно где.

— Хорошо, я понял, что вы меня поставили на место. — В темных крысиных глазках Креншоу появился злобный блеск.

Не удостоив его вниманием, Монтегю повернулся к Рэйчел, и голос у него снова стал мягким.

— Пожалуйста, позвольте проводить вас домой.

— Здесь, в Тортонбурге, у него нет права первой ночи, Рэйчел, — опять вмешался Креншоу.

Рэйчел задохнулась от гнева. Монтегю подчеркнуто медленно повернулся к Креншоу.

— Простите, я вас не понял.

— Кроме того, в газетах пишут, что женщины могут чувствовать себя в безопасности с тех пор, как умерла жена принца. Он же в трауре. Но я полагаю, люди уже заключают пари о том, кого ваши родители найдут для вас, сэр.

Монтегю оперся локтями на барьер и перегнулся через него с безразличным видом.

Рэйчел почувствовала, какая ярость скрывается за спокойствием Дэймона. Креншоу тоже понял, что перегнул палку, и испуганно сделал шаг назад.

— Я уже сказал, что не вижу тут ничего смешного. Мне редко приходится повторять. — Голос Монтегю был спокоен, но в нем явно слышалась угроза.

Креншоу быстро взглянул на Рэйчел, будто она была виновата в гнусной сцене, которую он устроил, и уставился на свои ботинки.

— Я ведь знаю Рэйчел с детства, мы практически одна семья. Вот почему я шутил с ней.

Рэйчел изумилась. Практически одна семья?

— Рэйчел, твой отец сказал, что ты хочешь найти работу. Канцелярская тебе подойдет? Я уверен, что мог бы найти здесь что-нибудь для тебя.

Рэйчел подумала, как это похоже на отца — даже не упомянуть, что она дипломированный специалист по составлению технической документации. И все из-за того, что он хотел видеть ее педагогом. Она рассчитывала получить вскоре контракт на работу по своей специальности и надеялась, что ее положение никогда не станет столь отчаянным, чтобы работать в ужасном полицейском участке, рядом с Креншоу.

— Спасибо, не надо, — твердо ответила она.

Креншоу бросил на Монтегю оскорбленный взгляд.

— Ладно, извините меня, Ваше Высочество. Если у вас нет ко мне больше вопросов, то я, с вашего разрешения, займусь делами.

— Да, — спокойно согласился принц Дэймон Монтегю, — вы можете идти. — Он дождался, пока Креншоу закрыл за собой дверь. — Очень плохо, когда такой человек становится офицером полиции. Ему следовало бы помнить, что он дал клятву защищать и помогать, а не запугивать и оскорблять.

Принц повернулся к Рэйчел с грустной улыбкой. Гнев его исчез.

— Он всегда был немного неприятным, — сказала она.

— Он считает себя другом вашей семьи? — улыбнулся Дэймон.

— Моим другом он никогда не был. Когда-то он учился у моего отца, директора Тортонбургской академии. Они дружат уже много лет.

Он кивнул.

— Все-таки позвольте мне проводить вас домой.

Казалось смешным, что принц Дэймон Монтегю, старший сын принца Чарлза Монтегю из Роксбери, просит разрешения проводить ее домой.

Неужели подобное происходит наяву, а не во сне? А может, в сказке, пусть и нет на ней хрустальных башмачков. Ответить «нет» могла только круглая дура.

— Нет.

У Золушки тоже хватило здравого смысла, чтобы убежать от принца.

— Я не могу допустить, чтобы вы вели машину, когда вам плохо, — настаивал принц Дэймон.

— Мне вовсе не плохо!

Он взял ее за руку, их пальцы на миг сплелись, и оба вздрогнули. Но она вздрогнула не от потрясения или страха, а оттого, что ее сердце внезапно пробудилось после долгого сна.

Как будто принц поцеловал ее и она проснулась. Ты перепутала сказки, Рэйчел, строго сказала она себе.

— Вы и в Тортонбурге обладаете властью? — спросила она, скрыв за шутливым тоном трепетное волнение сердца.

В ответ он рассмеялся тихо и нежно, и она почувствовала, что, кроме светлой радости, которую ей подарила Карли, до встречи с ним все в ее жизни было мрачно и грустно. От работы, от постоянных забот о младенце, от нехватки денег и времени нервы у нее иногда были натянуты как струна.

— Пожалуй, нет. Просто я хочу хоть недолго побыть рыцарем, вызволяющим даму из беды.

Повторить «нет» еще раз у нее не хватило сил. Рэйчел сдалась:

— Вы очень любезны, принц Монтегю.

— Друзья зовут меня Дэймон.

— Не думаю, что нас можно считать друзьями.

— Может быть, еще нельзя. Но мы подружимся.

Он сказал это так уверенно, что у нее загорелись щеки. Рэйчел не была знатной леди. Она не была красавицей, которой можно залюбоваться, не блистала остроумием. В ней не было ничего такого, что могло бы заинтересовать принца, пробудить в нем желание стать ее другом.

Она пошла вперед к выходу, он последовал за ней. Когда они проходили мимо человека в рабочей одежде, который все еще сидел на стуле, принц Монтегю протянул руку и быстро дотронулся до его плеча. Человек выпрямился, на его лице появилась улыбка.

Затем принц обнял ее за плечи. Ткань ее плаща была тонкой, и она почувствовала тепло его руки, его уверенность. Он помог ей спуститься по ступенькам к черному «ягуару», стоявшему справа от полицейского участка. Штрафная квитанция за неправильную парковку белела на ветровом стекле.

— Могу поспорить, что наш друг не терял даром времени и прибежал сюда, чтобы сделать мне сюрприз. — Дэймон не глядя положил бумажку в карман.

Она обеспокоенно взглянула через улицу на свой маленький красный «фольксваген». Во что ей обойдется стоянка? У нее едва хватило денег на поездку в полицейский участок, да и работы у нее еще нет. Но на ветровом стекле ее машины квитанции не было.

— Я должна оплатить стоянку, — сказала она. — Я…

— Не беспокойтесь, — ответил он, — положитесь на меня.

До сих пор Рэйчел очень гордилась своей независимостью. С тех пор как родилась Карли, Рэйчел никого не просила о помощи. Почему же теперь ей так приятно слышать, что о ней позаботятся?

Сегодня она смирит свою глупую гордость. Только один раз. Всего на один вечер. Вечер, который она проведет в сказке.

— Благодарю вас, — сказала она.

Ну вот. Третий раз. Теперь она стала его навеки.

Внезапно она подумала: существуют же семьи, где денег больше, чем могли бы потратить несколько поколений. Она не представляла себе, как можно жить, не беспокоясь о деньгах. Его машина стоила столько же, сколько маленький домик, который она мечтала приобрести для себя и Карли. Когда родилась Карли, она начала понемногу откладывать деньги, но оказалось, что, прежде чем она сможет собрать достаточную сумму, у самой Карли уже будет трое детей. Принц Дэймон открыл дверцу, и Рэйчел скользнула в роскошный, обтянутый кожей салон.

С тихим урчанием «ягуар» плавно тронулся с места и влился в поток машин.

Женщина, которая сидела в машине рядом с принцем Дэймоном Монтегю, казалась ему красавицей, пришедшей из сказки. Безупречно подстриженные волосы до плеч, обрамлявшие милое лицо, были необыкновенного цвета, и он подумал, что слово «каштановый», пожалуй, не подходило для их определения. Глаза цвета мокрого нефрита, небольшой нос, влажные и нежные губы никого не могли оставить равнодушным. Ее манера вздергивать подбородок наводила на мысль об упорстве, даже об упрямстве.

На приятном лице почти не было косметики, а естественный запах скорее мыла, чем духов, создавал ощущение легкости и чистоты.

Ее одежду — темно-синий плащ, белая юбка и такие же туфли-лодочки — можно назвать простой, но подобранной с большим вкусом. Небольшие сережки в форме белых капелек прекрасно гармонировали с ее обликом.

Ему внезапно захотелось поцеловать ее.

Странное желание повергло принца Дэймона Монтегю в изумление. Он не ожидал от себя такого. Сержант Креншоу, конечно, хам, но он сказал правду: с тех пор как год назад умерла жена, Дэймон жил словно в тумане, охваченный глубоким горем. Ему казалось, что его сердечная рана не заживет никогда. И не только из-за смерти жены.

Шарон умерла при родах. Их сын, маленькая копия Шарон, тоже умер.

Людям казалось, будто у него есть все. Когда-то, возможно, так и было. Но теперь ни деньги, ни положение в обществе, ни внимание окружающих — ничто не могло его утешить. Дэймон жил с ощущением потери и другую жизнь даже не мог себе представить.

О его трагедии знали все, даже такие, как Креншоу. Но только что Дэймон почувствовал, что сможет преодолеть свое горе. Начать снова жить. Выполнить свой долг.

Сегодня вечером он покинул родной остров Роксбери и на личном пароме прибыл на соседний остров в герцогство Тортонбург, чтобы встретиться с очередной красавицей, которых его благонамеренная мать упорно продолжала находить для него. Девушка подходила по всем параметрам: высокая, привлекательная, хорошо воспитанная, из знатной семьи. Иначе говоря, хорошая партия.

Когда они вышли из оперы, он увидел, что на его машине сломана антенна, но вместо гнева почувствовал облегчение — у него появился отличный повод отправить белокурую красавицу на такси с Филипом, своим секретарем, распрощавшись с ней на ступенях оперного театра. Так он избежал поцелуев, к которым у него не лежало сердце, и разговоров, которые не вызывали у него интереса.

Общественное положение других мужчин не требовало от них вступать в новый брак прежде, чем заживет в сердце рана. Им не надо было думать о долге произвести на свет наследника, даже вопреки своим чувствам.

Много часов провел он в детской, где никогда не будет спать его младенец, где еще незримо присутствовала Шарон. В уютной комнате с солнечно-желтыми степами, белыми занавесками на окнах, с плюшевыми медведями он будто наяву видел свою молодую жену. Вот она, смеясь, запрокинула голову, глаза заблестели от радости. Она могла бы позвать дюжину слуг, но решила сама разукрасить стены. Он снова видел ее в измазанном краской халате, натянувшемся на ее прекрасном животе, с кистью в руке. Высунув от усердия кончик языка, она рисовала пчелу на носу Винни-Пуха.

— Вам плохо? — раздался участливый голос женщины, сидевшей рядом.

Дэймон вздрогнул от неожиданности.

— Нет, нет, — легко солгал он.

Он предложил отвезти ее домой не только потому, что хотел ей помочь, но и потому, что надеялся побольше узнать о ее сестре.

Дело в том, что недавно он застал в весьма компрометирующей ситуации свою сестру Лилиан и принца Роланда Тортона, сына великого герцога Виктора Тортона из Тортонбурга. Роланд тогда рассказал, что у него есть сестра, незаконная дочь его отца, которая недавно была похищена. Поскольку семьи Монтегю и Тортон враждовали уже несколько веков, Роланд решил тайно приехать в Роксбери, чтобы узнать, не связано ли похищение с семьей Монтегю. Работая под чужим именем конюхом, Роланд встретил Лилиан, и они полюбили друг друга.

Сначала Дэймон пришел в ярость, но потом почувствовал, что Роланд говорит правду.

А когда в полицейском участке он услышал рассказ Рэйчел, ему показалось невероятным, что две женщины — сестра Рэйчел Виктория и дочь Виктора Тортона — исчезли одновременно. Ведь и Роксбери, и Тортонбург были знамениты на весь мир отсутствием преступлений.

Конечно, события в семье Тортон следовало держать в секрете, и Дэймон не мог задать Рэйчел вопросы, которые вертелись у него на языке.

— Вы знаете того человека, с которым разговаривали в полицейском участке? — тихо спросила она. — Я сначала подумала, вы адвокат.

Дэймон не знал, что ответить. Он не был знаком с тем человеком, но понял его боль. Пережив страшную трагедию, он научился сострадать людям и теперь чувствовал чужую боль как свою. Он не мог спокойно пройти мимо. Возможно, ему надо было помогать другим еще и потому, что сам он оказался беспомощен перед постигшим его горем.

Ему было стыдно за свое недавнее прошлое, когда он был так занят только собой и не понимал, что другим людям может быть плохо, и, уж конечно, не пытался им помочь.

— Нет, — сказал он, — я не знаю его.

— Он казался таким растерянным, — осмелилась она заметить.

— У него сына арестовали. Он не знал, что делать. Он простой человек. Шахтер.

— О боже.

Дэймон не сказал ей, что сразу позвонил по сотовому телефону своему адвокату, который сейчас уже должен быть в самолете на пути в Роксбери, чтобы помочь сыну шахтера.

— Думаю, у него все будет хорошо, — проговорил он уверенно.

Женщина рядом с ним улыбнулась, и ему захотелось, чтобы она улыбалась ему всегда.

Он думал о том, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на нелепую вражду. Как было бы хорошо, если бы Тортоны и Монтегю не враждовали. Может быть, они могли бы использовать свой авторитет, чтобы совершить что-то по-настоящему благородное, дать людям пример того, как сделать мир лучше. Может быть, они тогда оправдали бы то уважение, которое им выказывали на каждом шагу.

Надо просто любить ближнего, как самого себя.

Он покачал головой, горько улыбаясь своим мыслям.

Чуть больше года назад он был человеком, живущим совсем другой жизнью: управлял семейным бизнесом, играл в гольф и поло, занимался плаванием. С молодой женой они ходили на приемы и балы, отправлялись в круизы.

В их жизни не было места попыткам сделать мир лучше.

Старый монах, брат Раймонд, к которому Дэймон начал регулярно ходить после смерти жены и сына, не уставал повторять, что надо всегда надеяться на чудо, что после горя обязательно будет радость. Монах твердо верил, что ничто в мире не происходит случайно.

Тогда Дэймон не верил ему.

И вот сегодня вечером, сидя рядом с милой и, в сущности, совершенно незнакомой ему женщиной, он впервые почувствовал, что монах прав. Его чувство было подобно огоньку, мерцавшему в окружавшем его мраке. Дэймон постепенно становился таким, каким был раньше. Ему было странно ощущать, что мерцающий огонек обещает будущее. И надежду, непонятным образом связанную с красивой незнакомкой, которая спокойно сидит рядом с ним в его автомобиле, летящем сквозь черноту ночи по дороге, освещенной яркими фарами.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Да это же домик Белоснежки и семи гномов! — воскликнул принц, когда фары его машины осветили побеленные стены, чистые окна и тяжелую деревянную дверь.

— Сейчас вы увидите самого главного гнома, — прошептала она.

Рэйчел очень любила флигелек, который ей удалось снять за весьма умеренную цену вскоре после приезда в Тортонбург. Когда-то здесь жил садовник. Домик был расположен в замечательном районе неподалеку от старых особняков, стоявших в окружении высоких деревьев среди обширных лужаек. Принц Дэймон был прав, ее жилище действительно похоже на домик Белоснежки и семи гномов.

Ее удивило, что человек, который выглядел таким прагматичным, таким приверженным долгу, таким взрослым, подобрал довольно верное и причудливое сравнение. Удивило и обрадовало. Отец ее дочери Карли, Брайан, скорее всего, посчитал бы, что «Белоснежка» — это название стирального порошка. Или, того хуже, нового наркотика, которого он еще не пробовал.

Она потянулась к ручке дверцы, но он остановил ее, вышел из машины, обошел вокруг и открыл дверцу для нее. Рэйчел растерялась и почувствовала, как запылали у нее щеки.

Она пошла по извилистой, вымощенной камнем дорожке впереди него, нащупывая в сумочке ключ. С мягкой решимостью он забрал у нее ключ и вставил в замок.

К столь старомодной вежливости она не была приучена.

Когда они встречались с Брайаном, тот даже не подходил к двери. Он сидел на своем сверкающем ревущем мотоцикле, сигналя, пока она не выходила.

— Я возьму ключ от вашей машины, — сказал он, — и попрошу пригнать ее как можно быстрее.

— Что вы, не нужно, я вернусь за ней завтра.

— Нет, не вернетесь. Я убедил вас оставить ее там, я и должен ее возвратить.

— Благодарю вас. У меня красный «фольксваген», он стоит напротив того места, где стояла ваша машина.

— Я прослежу, чтобы все было сделано как следует.

Она подумала, что с течением времени могла бы привыкнуть к такой заботливости.

Принц Дэймон легонько толкнул дверь, и громкий смех Карли вырвался из открытой двери. От заливистого смеха малышки Рэйчел всегда охватывало счастье. Она старалась делать все, чтобы Карли никогда не чувствовала себя незаконнорожденной, покинутой отцом, чтобы ее детство было наполнено смехом, теплом и любовью. Сама Рэйчел провела безрадостное детство, поэтому в юности искала что-то, чего никогда не имела, но в существование чего верила всем сердцем. И когда встретила Брайена, то совершила старую как мир ошибку, приняв страсть соблазнителя за любовь.

Рэйчел жестом пригласила принца войти, но тот не сразу последовал за ней, с некоторым опасением заглянув в гостиную поверх ее головы.

— У вас есть ребенок? — спросил он.

Она думала, что он уже догадался. Ей казалось, что все слышали, как грубо Креншоу говорил об ее талии.

Такое случалось с нею множество раз, с тех пор как родилась Карли: мужчина проявлял к ней интерес, пока не обнаруживал, что у нее есть ребенок. Со временем ей пришлось выкинуть из головы все свидания и всех мужчин вообще.

— Дочка. Ей год и восемь месяцев, — ответила Рэйчел.

Она напомнила себе, что интерес принца Дэймона из Роксбери к ней — совсем другого рода. Он лишь хотел вызволить даму из беды, как он сам выразился, и все. Глупо думать о чем-то еще. Миры, в которых они жили, не соприкасались.

И она не была Спящей красавицей, которую принц хочет поцеловать.

Она была матерью-одиночкой, пытающейся сделать все возможное для своего младенца.

На верхней ступеньке узкой лестницы появилась Карли. Плюхаясь со ступеньки на ступеньку, выставив вперед ножки в ползунках, она начала съезжать вниз на своем памперсе. Ее белокурые кудри подрагивали вокруг щек, разрумянившихся от напряжения и восторга.

Рэйчел опустилась на одно колено и распахнула объятия навстречу малышке.

— Мамааааа!

Карли сползла вниз, встала и, удерживая равновесие широко разведенными руками, побежала к маме, поскользнулась на овальном коврике, наклонилась и упала в руки Рэйчел, чуть не свалив ее. Смеясь, позабыв о своем высокородном госте, Рэйчел обхватила Карли, спрятав лицо в шелковистых волосиках, поднялась на ноги и закружила малышку, пока та не завопила от удовольствия.

Внезапно она замерла — принц Дэймон как-то странно притих. Она взяла Карли поудобнее и посмотрела на него. Лицо у принца было пепельно-бледным. Совсем как тогда, в автомобиле, когда он задумался, мысленно перенесясь куда-то.

— Что с вами? — спросила она.

Он вздрогнул, будто проснулся. Карли наклонилась к нему всем телом и, почти выскользнув из рук Рэйчел, потянулась к нему на ручки.

Рэйчел показалось, что Дэймон испуганно дернулся, но быстро взял себя в руки и улыбнулся, хотя улыбка получилась натянутой.

— Это и есть главный гном, я полагаю? — проговорил он, но все же не взял Карли на руки. Наклонясь, он коснулся ее щеки рукой. — Привет. Как же тебя зовут? Уж точно ты не Ворчун. Определенно не Соня. И не Док. И не Растяпа. Ты, видимо, Счастливчик.

Карли фыркнула, поймала его руку и потащила в рот палец. Он ловко высвободил свой палец у нее изо рта.

— Вот Кусаки среди семи гномов не было.

— Ваше Высочество, позвольте познакомить вас с моей дочерью Карли, — серьезно представила Рэйчел свою малышку.

— Весьма польщен, — произнес он. — Я был бы рад, если бы вы звали меня Дэймон. — Он согнулся в глубоком поклоне, чем совершенно очаровал Карли, не говоря уж о ее маме.

У Рэйчел появилось чувство, будто она так звала его всегда, и сразу все формальности между ними стали выглядеть нелепо.

Когда он выпрямился, Карли посмотрела на него, затем провела пухленькими пальчиками по его лицу и вцепилась ему в нос. С одобрением кивнув, она громко заявила:

— Пусти.

Рэйчел поставила Карли на пол, и малышка пошла через комнату, подняв руки, как канатоходец, качаясь, но не падая. Она благополучно дошла до переполненной корзины с игрушками, которые бесцеремонно выбросила на пол, и со вздохом уселась на пол рядом с кучей своих сокровищ.

— Вы смотрите на нее затаив дыхание? — спросил Дэймон.

— Я на нее буду смотреть затаив дыхание до ее восемнадцатилетия, — ответила Рэйчел и почему-то подумала о своей сестре, которой было двадцать семь, и о своих волнениях в связи с ее исчезновением… — Возможно, и потом тоже.

— Красивый ребенок, — сказал Дэймон, наблюдая с легкой улыбкой, как Карли энергично бросала игрушки в корзину.

Конечно, он должен уметь говорить комплименты. Его, вероятно, учили быть любезным, учтивым и умным.

— Благодарю вас.

Он заколебался.

— А где ее отец?

— Последнее, что я слышала, — он работал лифтером где-то в Канаде.

— Я сожалею.

— А я — нет. Нам обеим лучше без него.

Ее слова прозвучали пренебрежительно — она не хотела, чтобы ее жалели. Дэймон отвел взгляд от ребенка и с нескрываемым интересом оглядел небольшую гостиную.

На его лице не отразилось ничего, но, несомненно, гараж для его машины был больше.

Рэйчел знала, что обстановка ее жилища была более чем скромной. Но ей нравилась уютная атмосфера, которую она создала собственными руками с помощью нескольких салфеток из шотландки, кувшинов с сухими цветами, ярких картин, небольших плетеных корзин, в которых лежали книги, яблоки и документы, и большой корзины, единственной, до которой Карли могла дотянуться и в которой хранились ее игрушки.

В углу была единственная современная вещь в комнате — компьютер для работы.

По лестнице спустилась няня — невысокая пожилая дама, у которой Рэйчел арендовала домик. Несколько седых прядей выбились у нее из узла на затылке, очки сидели косо, свитер потерял форму, и она уже не выглядела такой аккуратной, какой вошла в дверь несколько часов тому назад. Ее вид был, несомненно, делом рук неутомимой малышки Карли.

— Боже, — любезно произнесла миссис Брамбл, — у малышки столько энергии. Я никогда не видела младенца ее возраста, который был бы таким активным.

— Миссис Брамбл, она плохо вела себя? — спросила Рэйчел, глядя широко раскрытыми глазами на растрепанный вид ее величавой хозяйки.

— Не плохо. Нет. Требовательно. Она очень любопытна. — Пожилая леди остановилась, вздохнула и улыбнулась. — Вовсе не плохо, — повторила она. — Я очень люблю детей и могу присматривать за нею всякий раз, когда вам придется куда-нибудь пойти.

— Вы так добры, — искренне сказала Рэйчел.

Когда родилась Карли, жизнь стала труднее. Брайен дал понять, что не хочет связывать с Рэйчел и дочкой свою жизнь. Потом умерла мать Рэйчел. А теперь и сестра исчезла.

И чем труднее становилась жизнь, тем чаще Бог посылал Рэйчел добрых людей, которые помогали ей преодолевать все трудности.

Миссис Брамбл с интересом смотрела на Дэймона, прищурив глаза.

— Боже мой, боже мой, вы не тот ли молодой Монтегю?

Рэйчел сомневалась, что так можно говорить с принцем, но он лишь усмехнулся.

— Конечно, я тот самый молодой Монтегю.

Миссис Брамбл протянула ему руку, и он на короткий миг накрыл ее своей. Рэйчел могла бы поклясться, что миссис Брамбл таяла от радости.

— Я — Эйлин Брамбл. Мы несколько раз пили чай с принцессой Норой, когда я приезжала на остров Роксбери. Мы обе являемся членами Общества больных раком. Я знала и вашу прелестную жену. Я была потрясена ее смертью. Такая трагедия.

Рэйчел показалось, что улыбка Дэймона стала несколько искусственной, но ответил он очень вежливо:

— Я обязательно расскажу матери, что встретил вас, и передам от вас привет.

Похоже, ее домовладелица вращалась среди герцогов, маркизов и графов.

— Благодарю вас! Вы очень любезны. Я была бы счастлива, — величаво произнесла миссис Брамбл.

Прихожая была явно мала для троих, и Дэймон проскользнул в гостиную, пока миссис Брамбл одевалась, а Рэйчел снимала плащ. Свитер и юбка, которые она надела специально для визита в полицейский участок, теперь показались ей особенно скучными и пригодными лишь для старой девы.

А ей так хотелось наедине с привлекательным мужчиной выглядеть наилучшим образом!

Когда дверь за необычной няней наконец закрылась, Рэйчел повернулась и увидела, что Дэймон изучает картины на стене, которые вдруг показались ей тоже скучными и дешевыми, а совсем не веселыми и яркими.

Вдруг миссис Брамбл просунула голову в дверь и сказала шепотом, который наверняка слышал весь Тортонбург:

— Этот человек может обеспечить тебя, дитя мое. Не упусти его.

Рэйчел не знала, куда деваться, хотя слова старой леди были произнесены таким любезным тоном, будто социальные барьеры существовали лишь в уме Рэйчел, а не Дэймона или миссис Брамбл.

Рэйчел ожидала, что Дэймон проводит ее и уйдет, и теперь смотрела на его широкую спину с некоторой неприязнью. Но поскольку он не собирался уходить, ей осталось только сказать:

— Не хотите ли чаю?

Конечно, он не собирается пить чай. Он ждет возможности попрощаться и уйти.

И они никогда больше не увидят друг друга.

В сказках такого не бывает, но в реальной жизни обычно происходит именно так.

Эта мысль наполнила Рэйчел болью и странной печалью. Ей редко приходилось встречать человека с такими прекрасными душевными качествами.

К тому же еще хорошо воспитанного молодого человека.

— Чаю? С удовольствием. — Он повернулся и посмотрел на нее. Свет в его зелено-золотистых глазах распространял доброту и тепло.

Хорошо воспитанный молодой человек обязательно выпьет чаю с огорченной женщиной в ее скромной лачуге, несмотря на то что его ждут великие дела и официальные приемы.

— Тогда я возьму у вас пальто.

Он движением плеч освободился от него, и несколько секунд Рэйчел пристально смотрела на принца. Она уже была не так уверена, что он похож на хорошо воспитанного молодого человека. У тех, по ее представлению, должны быть веснушки, очки на носу и тоненькие, как зубочистки, руки. Перед ней же стоял настоящий мужчина в белой рубашке, свежайшей, определенно шелковой. Когда только он успел снять галстук и пиджак, которые необходимо носить с такой рубашкой? Теперь его рубашка, расстегнутая у горла, открывала привлекательные завитки темных волос на груди. Закатанные манжеты давали возможность видеть руки, мощные и жилистые. Ей показалось, что воздух вокруг него был наэлектризован, что от него исходили волны чувственности.

Неожиданно возникшая в ней страсть заставила Рэйчел снова почувствовать себя женщиной. Она испытывала желание, от которого пересохло во рту и сжался живот. Ее пальцы вцепились в дорогую ткань пальто, вырвали его из рук Дэймона и повесили в платяной шкаф. Чувствуя жар на своих щеках, она не сразу повернула к нему лицо, опасаясь, что он догадается о ее эмоциях.

— У вас очень хорошие картины. Где вы их нашли? — Дэймон внимательно рассматривал пейзажи на стенах.

— На распродаже, — не смущаясь, ответила она, как бы напоминая о пропасти между их мирами.

— Хорошая находка, — оценил он, повернулся и внимательно посмотрел ей в глаза. — Скажите мне прямо, если я лезу в ваши личные дела, но… очень трудно быть матерью-одиночкой?

— Я, по крайней мере, не жалуюсь, — с достоинством проговорила Рэйчел.

Дэймон удивился ее ответу, затем улыбнулся. От улыбки он будто помолодел и стал выглядеть лукавым и даже более красивым, чем прежде.

У нее снова начались спазмы в животе.

— Вы правы. Мало радости, когда тебя узнают на каждом шагу и твои семейные дела обсуждают такие люди, как сержант Креншоу и миссис Брамбл. — Снова мальчишеская улыбка осветила его лицо. — С другой стороны, поскольку единственная моя проблема — это мое королевское происхождение, вы имеете право дать мне пощечину за то, что я выказываю вам сочувствие.

— Я думаю, что моя жизнь не так трудна, как вы себе представляете, — произнесла она твердо. — Я достигла некоторых успехов в составлении технической документации. И я написала книгу для детей, которую послала в издательство. Если ее опубликуют, у меня будет гораздо больше свободы.

Она снова начала краснеть. И что ей вздумалось сообщать ему о книге? О ней не знает ни одна живая душа, кроме Карли.

— Конечно, тяжело растить ребенка одной, но радость от ее существования помогает преодолевать любые трудности, — сказала она.

Дэймон смотрел па маленькую девочку, снова занятую разгрузкой корзины.

— Я не должен спрашивать о радостях, не правда ли? — спросил он. — А трудности?

— Думаю, такие же, как у других: всегда не хватает времени и денег. — Она вдруг вспомнила, что у пего этих проблем как раз нет. Он все еще как-то непонятно смотрел на Карли. — У вас есть дети? — спросила Рэйчел.

Он грустно взглянул на нее.

— Моя жена Шарон была беременна нашим первым ребенком. Мальчиком. Он тоже умер.

— О, Дэймон! — Его имя сорвалось с ее губ так, будто она произносила его всегда, всегда близко знала его. — Как ужасно! — Она еще не успокоилась после своего визита в полицейский участок, и теперь глаза у нее снова наполнились слезами. — Не надо было мне спрашивать.

— Говоря откровенно, удивительно встретить того, кто действительно чего-то обо мне не знает. Мне кажется, что обо мне известно всем и все. А иногда в какой-нибудь желтой газетке я нахожу нечто, чего и сам о себе не знал.

— Я их не читаю. И телевизора у меня нет. Поэтому не знаю ничего такого о вас, чего вы сами о себе не знали бы.

Он засмеялся.

— Заварите, пожалуйста, чай. А потом поговорим о вашей сестре.

Она вышла из комнаты. Дэймон вынул из кармана сотовый телефон и вызвал Филипа, чтобы убедиться, что тот благополучно проводил леди Беатрис Шиффилд. Затем он сообщил Филипу, где находится, и попросил его зайти взять ключ от автомобиля Рэйчел.

Убрав антенну и телефон, он повернулся и чуть не наткнулся на Карли. Испугавшись, что он мог ее толкнуть, Дэймон наставительно поднял вверх палец:

— Нельзя подкрадываться к людям.

Она что-то проворковала ему в ответ, хлопая пушистыми ресницами. Глаза у нее были такими же зелеными, как и у ее мамы. В своем пушистом розовом комбинезончике Карли была похожа на плюшевого мишку.

— Не пытайся очаровать меня, — заявил он ей, — ничего не получится. Даже лучшим в мире специалисткам это не удалось.

Она загукала, подняла к нему головку и сказала:

— Научки.

— Научки? Это что значит?

— Научки, — повторила она, и что-то опасное произошло с ее ртом. Уголки его поползли вниз, и брови тоже.

— Давай лучше поиграем с собачкой, — предложил Дэймон. Из кучи игрушек он достал пурпурную плюшевую собаку. — Смотри, какая собачка, — сказал он, передавая ей игрушку.

Девочка схватила собаку за длинное болтающееся ухо и бросила ее через всю комнату с поразительной силой.

— Научки! — завопила она.

На кухне засвистел чайник. Что там Рэйчел застряла? Какой, однако, громкий голос у такого маленького человечка.

— Научки!!!

Может, хорошо, что Рэйчел не слышит, — еще, чего доброго, подумает, что он истязает ее дочь!

— Покушать? — в панике спросил он. — Ты голодная? Мама сейчас принесет поесть. — Он направился к закрытой кухонной двери. — Я позову ее.

Крошечный кулачок вцепился в его брюки.

Он слегка потряс ногой, но кулачок не разжался. И голос Карли звучал по-прежнему громко.

Дэймон наклонился и попытался разжать удивительно сильный кулачок, пальчик за пальчиком. Над бровями собрались бисеринки пота. Он снял кулачок с брюк, но Карли тут же вцепилась в воротник его рубашки. Теперь он был пойман. Дэймон замер в крайне недостойной позе, наклонившись к вопящему младенцу.

Держась за воротник его рубашки, Карли подтянулась и встала на ноги. Она засияла, взмахнула ручками, отошла на шаг, затем шагнула вперед, и удивительно сильные ручки обвились вокруг его шеи.

— Научки!

— Никак не пойму, чего ты хочешь. — И вдруг его осенило. Он даже засмеялся от своей догадки. — Ну конечно! На ручки! На ручки!

Вопль прекратился, но пауза была наполнена ожиданием.

Итак, он должен выбирать — взять на руки Карли или звать ее маму на помощь.

Он поднял Карли. За свои двадцать девять лет принц Дэймон успел научиться управлять княжеством, но не успел узнать, как следует себя вести с жизнерадостным младенцем.

Когда-то, в предвкушении отцовства, он воображал только волшебные моменты. Как он будет читать ребенку сказки, пока Шарон будет держать их младенца на руках. Как он сам будет держать ребенка у груди, сидя перед огнем, жарко пылающим в камине. Как будет целовать его в колыбельке, учить ездить на пони.

Конечно, при таком количестве слуг ни он, ни Шарон никогда не имели бы дела с кричащим младенцем. И никогда не узнали бы, что на свете существует своеобразный, довольно резкий запах, который, как он только что почувствовал, исходил от мисс Восхитительная Розовая Пушинка.

Ему пришло в голову, что они с Шарон могли упустить что-то очень-очень важное.

Он осторожно держал малышку, и ему казалось, что его горе должно превратиться в мучительную боль. Он ожидал испытать бездонную печаль оттого, что никогда не почувствует на руках тяжесть своего собственного малыша.

Но его чувства оказались совсем другими.

Он почувствовал странное удобство от солидного веса девочки, от ее тепла, даже от ее запаха. Казалось, что его сердце больше не было разбитым и застывшим, но сделалось целым и живым.

Карли положила головку ему на плечо, запихнув большой палец в рот. Затем вынула его, сказала что-то непонятное, но ласковое, и глазки у нее закрылись. Через секунду она ужу спала.

Как просто у малышей происходит мгновенный переход от крика ко сну!

Дэймон стоял, замерев, не понимая, что делать и чем он заслужил такое доверие. В груди вдруг возникла нежность и стала увеличиваться, как большой и яркий воздушный шар.

Он взглянул на сияющее золото кудряшек, па длинные ресницы, на округлость щечек.

Девочка была очень похожа па маму. Он подумал, что и ее волосы когда-нибудь приобретут такой же необычный оттенок каштанового цвета.

Карли устроилась поудобнее у него на руках, вздохнула, выдула несколько небольших пузырей, и Дэймон начал успокаиваться. Когда он уверился, что пи с ним, ни с ней ничего не случится, он вновь оглядел комнату и опять поразился ее тесноте.

Как же два человека могут жить в таком маленьком доме? И как Рэйчел удалось создать такой уют, не располагая почти никакими средствами? В комнате не было дорогих вещей — ни хрустальных ваз, ни красивых ковров, ни бесценных картин, — и все же она казалась более теплой и приветливой, чем любая, в которой он когда-либо бывал.

За исключением солнечно-желтой детской у пего дома.

В голове у Дэймона возникла столь нелепая мысль, что он прогнал ее.

Чайник уже не свистел, ребенок не вопил. Дэймон слышал, как Рэйчел напевает в соседней комнате, а пришедшая ему в голову нелепая мысль не уходила.

Им надо пожениться.

Как это могло прийти ему в голову? Должно быть, маленькая озорница, которая теперь пускала слюни на его шелковую рубашку, была на самом деле сказочной феей и успела околдовать его.

Но может быть, мысль не так уж нелепа?

Его родители давно требовали, чтобы он женился во второй раз. Рэйчел же ему нравилась больше, чем все те женщины, которых родители расставляли на его пути. За короткое время она успела завоевать его уважение. Она казалась ему храброй, самостоятельной, сильной и доброй. Так кто, как не Рэйчел, заслуживал хорошей жизни? Их брак дал бы ей возможность спокойно растить и баловать свою крошечную девчушку, не заботясь ни о нехватке времени, ни о деньгах.

Конечно, брак будет только формальным.

Его сердце не будет принадлежать ей, но он ничего не скажет родителям. Или своим подданным. Они просто увидят то, что захотят увидеть. У него будет красивая невеста, и люди будут думать, что все случилось как в сказке.

Рэйчел возвратилась в комнату с чайным прибором на красивом деревянном подносе. Она увидела, что он держит на руках спящую Карли, и покачала головой.

— Она не могла сделать свои дела, пока миссис Брамбл была здесь?

Рэйчел поставила поднос, взяла дочку и наморщила нос.

— Ты умеешь произвести незабываемое впечатление, — упрекнула она спящую девочку. Бросив быстрый взгляд на Дэймона, она вышла в другую дверь.

Когда Рэйчел взяла Карли, он ощутил удивительную пустоту в руках. Ему стало вдруг холодно там, где только что спал ребенок. Через несколько минут Рэйчел возвратилась, и в комнату ворвался приятный запах детской присыпки. Она осторожно положила дочь в манеж возле стены, подоткнув под нее небольшое одеяло.

Ему было странно, что манеж служил детской кроваткой, и он вспомнил о пустой колыбельке, о красивой детской мебели, которой никто не пользовался в его дворце.

— Садитесь, — сказала Рэйчел.

Он сел на диван. Она поискала, где бы ей сесть, и, к его большому сожалению, села на стул под прямым углом к нему. Она налила чай в красивые чайные чашки от разных сервизов. Вероятно, тоже с распродажи.

Дэймон посмотрел на спящую девочку. Ему стало не по себе от мысли, что она так и будет спать в манеже вместо колыбели, а подрастая, будет носить обноски или вещи с распродажи.

А Рэйчел, может быть, придется работать в полицейском участке у Креншоу, несмотря на умение составлять техническую документацию. Ей придется ежедневно вставать рано утром, целовать свою малышку и проводить целый день вдали от нее.

Снова возникла та же мысль: ему надо жениться па Рэйчел.

Конечно, если он хотел просто помочь Рэйчел и Карли, то мог бы сделать и что-нибудь другое. Например, купить колыбельку и анонимно послать вместе с чеком на солидную сумму.

Но когда он поймал себя на том, что пристально смотрит на немного полноватые губы Рэйчел, ему пришлось напомнить себе, почему он оказался здесь.

Дэймон размышлял, как бы поделикатнее спросить ее, были ли она и ее сестра родными сестрами. Если бы оказалось, что у них один отец, то, естественно, отсутствующая девушка не могла быть незаконной дочерью великого герцога Тортона.

— Расскажите мне о вашей сестре, — попросил он. — Почему вы решили, что с ней что-то случилось?

Рэйчел вздохнула и убрала ноги под стул: пол был холодным. Дэймон попытался не думать о малышке, играющей на холодном полу, и с каким страхом Рэйчел вскрывает конверт со счетом за отопление.

— Теперь мы уже не так близки, как раньше, — призналась Рэйчел. — Виктория не любила Брайена, отца Карли, и мы отдалились друг от друга. Она оказалась права. Но мы всегда обменивались письмами, перезванивались, может быть, не так часто, как прежде. Я догадываюсь, почему меня приняли в полиции столь скептически. У меня действительно нет ничего, кроме предчувствия, что сестра попала в беду. Мы всегда были такими — очень тонко чувствующими друг друга.

Из ее слов пока не следовало, что они неродные сестры. Впрочем, она могла не знать правды. В полицейском участке он слышал, как она сказала, что отец лучше относился к ней, чем к ее сестре. Почему?

По какому-то наитию Дэймон попросил Рэйчел показать ему фотографию Виктории. Она с нежной улыбкой взглянула на сестру, стерла рукавом пылинку со стекла и передала рамку с фотографией Дэймону.

Ему с трудом удалось сохранить спокойствие. Виктория была красавицей. Темные волосы каскадом падали на плечи, живые синие глаза сверкали, улыбка выдавала откровенную веселость.

Он совсем недавно близко видел Роланда Тортона и поэтому немедленно уловил сходство. Оно было не только в цвете волос и глаз, но и в ее манере улыбаться, в изгибе бровей и наклоне головы, в прямой линии носа и выступающих скулах. Она была так похожа на Тортонов, что он бы не удивился, если бы люди на улицах останавливались, чтобы рассмотреть ее.

Виктория. Может быть, ее назвали в честь Виктора Тортона, великого герцога Тортонбурга?

Но ему не хотелось делиться с Рэйчел своими подозрениями, чтобы не расстраивать ее: ведь если он прав, то любимая сестра Рэйчел действительно попала в беду. Исчезла. Похищена.

— Расскажите мне о ваших родителях, — попросил он.

— Моя мать умерла. — Голос у нее прервался, затем она добавила: — Совсем недавно.

Говоря об отце, Рэйчел тщательно подбирала слова, но Дэймон понял, что у него был тяжелый характер.

— Мне не хотелось бы так ужасно говорить об отце, — с усилием произнесла Рэйчел, — но я чувствую, что если не расскажу кому-нибудь, то просто не выдержу.

— Расскажите мне.

Она колебалась, пристально глядя на руки, сцепленные на коленях.

— Я думаю, что отец может иметь отношение к исчезновению Виктории.

Дэймон резко вздохнул.

— Правда, ужасно, что я так думаю? — спросила она, умоляюще глядя на него.

За всю свою жизнь он не знал ничего сильнее женской интуиции и теперь понял, что она права — ей действительно придется справляться со своим горем одной. Без матери. Без отца. Без сестры.

Брат Раймонд всегда говорил ему: ищите чудо.

Чудо. Он появился рядом с ней в тот момент, когда нужен ей больше всего.

Закрыв глаза, чувствуя себя словно перед прыжком в море с высокой скалы, Дэймон собрался с мыслями. Затем открыл глаза и посмотрел на нее. Разум подсказывал, что в его желании жениться на Рэйчел нет смысла, что он не знает ее, что провел с ней слишком мало времени. И что брат Раймонд предупреждал: всегда соблюдай осторожность.

Но сердце подсказывало, что именно это ему нужно сейчас сделать.

И у него появились нужные слова. Он прыгнул со скалы.

— Рэйчел, вы вступите в брак со мной?

И вместо чувства, что падает в пропасть, он испытал странное ощущение, будто его душа обрела крылья.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Чайная чашка выпала из рук Рэйчел, и горячий чай обрызгал ее новую белую юбку. Осколки разлетелись по полу. Она пристально смотрела на расползающееся по белой ткани коричневое пятно и на фарфоровые черепки на деревянном полу.

— Какая я неуклюжая, — проговорила Рэйчел и покачала головой. Она смотрела куда угодно, только не ему в лицо. — Мне показалось, вы сказали… — Она замолчала: то, что она услышала, было слишком нелепым, чтобы быть правдой. У нее просто звуковые галлюцинации. Принц Дэймон Монтегю из Роксбери, вероятно, умер бы от смеха, если бы она сказала ему, что ей послышалось.

— Да, я попросил вашей руки, — подтвердил он. — Я сожалею. Я застал вас врасплох.

Она посмотрела на него и почувствовала, что ее начинает трясти. Она строго приказала себе не быть дурочкой, но в голосе была дрожь, когда она заговорила:

— В-в-вы сказали… в-в-вы просили м-м-меня в-в-вступить в брак с вами?

— Ох, Рэйчел, я расстроил вас и стал причиной такого беспорядка. Послушайте, переоденьтесь, а я уберу осколки. Я уверен, с малышкой надо быть очень осторожным, не правда ли?

Его беспокойство о Карли тронуло ее, хоть она была как в тумане. Ей хотелось спросить, почему он предложил ей вступить с ним в брак, но сейчас нужно было время, чтобы прийти в себя.

В каком-то отупении Рэйчел встала и подвела его к шкафу, где держала пылесос. Он внимательно посмотрел на него, и стало ясно, что он понятия не имеет, как пылесос работает. Рэйчел оставила его и, оглянувшись через плечо, стала подниматься по узкой лестнице в свою комнату.

Она наконец поняла, что с ней случилось нечто очень плохое: она сошла с ума и у нее начались галлюцинации. Скорее всего, Дэймон Монтегю, принц Роксбери, не стоял в центре ее гостиной, пытаясь понять, как работает пылесос. И, конечно, даже если бы он там и был, то не мог просить, чтобы она вступила с ним в брак.

Тут он взглянул на нее и улыбнулся белозубой широкой улыбкой, которая осветила его глаза, которая была такой же реальной, как и все, из чего складывалась ее жизнь.

С ума просто так не сходят, а у Рэйчел всегда был хороший, прочный, практический разум. Только однажды он сыграл с ней шутку, и на свет появилась Карли. В остальном она выжила в своей семье только благодаря своему трезвому рассудку. Он был ей нужен всегда. Ее мать отличалась слабым характером, зато отец и Виктория готовы были вцепиться в горло друг другу. Рэйчел не потеряла головы, даже когда отец переключился на нее, требуя, чтобы она избавилась от ребенка. Ее беременность, казалось, выпустила на волю нечто непостижимо черное, что пряталось в отце, и как раз тогда, когда его поддержка была ей нужна больше всего.

Она вошла в свою спальню, качая головой.

Ее неудачная, неправильная семейная жизнь должна заставить Дэймона Монтегю пересмотреть свое предложение. Но ведь он знал, что у нее ребенок, хотя она никогда не была замужем. То есть положение матери-одиночки не смущало его.

Сосредоточенно нахмурившись, Рэйчел сняла юбку и включила холодную воду, пытаясь не думать о напрасно потраченных драгоценных долларах. Пятно не смывалось. У нее появилось чувство, что она не должна была оставлять принца одного в гостиной.

И тут до нее долетел шум работающего пылесоса, который, как и пятно на юбке, вдруг успокоил ее, привел в чувство. Силы возвращались, ноги перестали быть ватными, сердцебиение прекратилось. Она оттерла юбку, тщательно выжала и повесила на душ.

Почему из всех людей он выбрал именно ее? Он же знал ее меньше часа! Принц казался весьма рациональным мужчиной. Что происходило в его голове?

Смущенная, она повернулась к шкафу и начала просматривать скудный гардероб. Не было совершенно никакого смысла притворяться кем-то, кем она не была. Рэйчел взяла джинсы, вылинявшие, но чистые и выглаженные, и натянула на стройные длинные ноги.

Увидев свое отражение в большом зеркале на двери спальни, она остановилась. Ей показалось, что она выглядела несколько моложе своих лет, особенно в джинсах. Она заправила волосы за уши и снова посмотрела на свое отражение. Глаза были огромными, а кожа — слишком бледной.

Рэйчел вспомнилось, что обычно, когда шел дождь, Виктория затевала со своей младшей сестрой игру в «переделывание».

— А ну-ка, Рэйчел, взгляни на свои скулы. Их надо уменьшить.

И Рэйчел тихо сидела, пока сестра возилась с ее волосами и косметикой. Она тихо благоговела перед преобразованием, которое происходило с ней. Ей самой никогда не удавалось сделать со своим лицом то, что умела Виктория.

Теперь она подумала, что следить за собой следовало бы больше.

Когда женщине впервые в жизни предлагают выйти замуж, она должна соответствующе выглядеть, то есть быть просто восхитительной. Рэйчел опустилась на кровать. Очевидно, он имел в виду какой-то другой вид предложения. У него на уме должно быть нечто деловое. Дэймон был не тем принцем, который на балу влюбился в Золушку. Он хотел чего-то другого, и, чтобы узнать, необходимо возвратиться и поговорить с ним. Но ей не хотелось ничего узнавать. Все было так замечательно, совсем как в сказке. Один взгляд, одно слово, один танец, и принц понимает, что нашел свою любовь на всю жизнь. Но она уже прошла через подобные иллюзии. Тогда были пылающие взгляды. Они говорили ей все.

И хотя ее предупреждали и та же Виктория говорила: «Осторожно, Рэйчел, ты можешь обжечься», она не обращала внимания ни на какие предупреждения.

Да и вообще, почему вся власть всегда должна быть у мужчин? Почему следует считаться лишь с тем, чего хочет он? Почему она так польщена его вниманием, что забыла задать себе наиболее важный вопрос: Рэйчел, что ты сама-то чувствуешь?

Она слушала рев своего старого пылесоса и думала, как Дэймон управляется с ним. Должно быть, смешно видеть его за таким занятием, но почему-то это ее не смешило. Она отлично понимала, что принц мог бы делать многое, не оказываясь в неудобном или глупом положении. Рэйчел вздрогнула и попыталась быть разумной.

Она повторила себе, что едва знала его. Однако если поступки говорят больше слов, то она уже могла составить о нем свое мнение.

Прежде всего он добр. Она вспомнила золотисто-зеленые глаза Дэймона, и желудок у нее опять свело. Пожалуй, она не сможет быть хладнокровной.

В голове появилось некое слово.

Слово, которое не имело смысла, но не могло быть отвергнуто.

Навсегда.

Пылесос смолк. Она слышала, как колесики громыхали по полу, пока Дэймон тянул его в шкаф. Глубоко вздохнув, Рэйчел встала и опять оказалась перед зеркалом.

Она чувствовала, что выглядит простой, худой, утомленной и испуганной. Больше похожей на растрепанного и дрожащего щенка, чем на даму в беде.

Она снова глубоко вздохнула, открыла дверь и начала спускаться по лестнице навстречу своему будущему.

Дэймон засовывал пылесос в шкаф. Он не мог понять, как он там умещался. Шланг перекрутился и вываливался наружу.

Победив наконец шланг, Дэймон подошел к малышке и посмотрел на нее. Она шумно сосала свой большой палец и вздыхала во сне. Пылесос ревел как пароходный гудок, но девочка спокойно спала.

Он услышал шаги за спиной и повернулся. Рэйчел медленно спускалась по ступенькам, держась за перила.

Вместо юбки она надела джинсы, а свитер не сменила. На первый взгляд она выглядела как худенький подросток. Дэймон отметил врожденную грацию движений, гордый наклон головы и очаровательные глаза.

Она была больше похожа на принцессу, чем любая из женщин, которых он когда-либо видел — а он видел много женщин королевской крови. Он рос вместе с четырьмя красавицами принцессами, дочерьми короля Филипа Уинхэма.

Дэймон почувствовал необъяснимое желание подойти к лестнице, пригласить Рэйчел прыгнуть ему в руки, закружить ее по комнате, пока она не засмеется так же, как смеялась Карли, когда мама кружила ее.

Ему хотелось попросить Рэйчел: «Скажите «да». Просто согласитесь на самое неожиданное приключение, на сумасшедший риск. Давайте скажем «да» вместе».

Ничего подобного он никогда не испытывал в своей хорошо организованной жизни.

Дикое желание! У него, Дэймона Монтегю, может быть дикое желание? Очевидно, подобная черта его характера нуждалась в более глубоком исследовании.

Глаза Рэйчел были огромными и блестящими, и он понял, что напугал ее.

Тогда он заговорил с ней таким же мягким голосом, каким говорил с норовистыми, упрямыми жеребятами, с которыми и он, и его сестра Лилиан так любили работать:

— Садитесь, я сделаю чай.

Было похоже, что она собралась протестовать, но затем передумала. Ее лицо покрывала такая бледность, будто у нее совсем не было сил. Чтобы как-то ей помочь, Дэймон неуклюже взял чайный прибор с кофейного столика и прошел в кухню.

Кухня была величиной с каюту на его яхте. Он вдруг осознал, что не умеет готовить чай. Но ведь он справился с пылесосом, значит, справится и с чаем.

Некоторое время он пристально разглядывал чайник, затем сообразил, что требуется горячая вода. Где ее брать, он знал: ведь существует кран с горячей водой. Дэймон осторожно снял с чайника тонкую небольшую крышку и, к своему облегчению, увидел, что пакетики там еще есть. Он открыл кран, подождал, пока от воды пойдет пар, и наполнил чайник. На подносе еще оставались молоко и сахар, так что ему нужна только еще одна чайная чашка. Поколебавшись, он открыл дверцу шкафа.

Внутри царили чистота и строгий порядок. На внутренней стороне дверцы были прикреплены ящички с сухими приправами. Дэймон смотрел на них и не мог отделаться от ощущения, что он подглядывает за Рэйчел. В шкафчике лежали пакеты с неизвестной ему едой — макароны с сыром. Она ела это по необходимости или они ей нравились? При мысли, что Рэйчел экономит па еде, он почувствовал горячее первобытное желание защитить ее. Дэймон закрыл дверцу с щелчком и открыл следующую. Он увидел ровные стопочки дешевой керамической посуды и разнотипных чашек и блюдец и достал чашку, чтобы заменить разбившуюся.

Поставил все на поднос и толкнул дверь ногой.

Рэйчел стояла у входной двери и говорила с его секретарем Филипом. Взгляд Филипа прошелся по небольшой комнате, остановился на мгновение на малышке, затем обратился к Дэймону, балансирующему с подносом. Когда Филип понял, кого он видит перед собой, глаза у него расширились, а уголки губ скользнули вверх, но он дотронулся до шляпы и сказал своим обычным тоном:

— Добрый вечер, сэр.

Дэймон поставил поднос, вынул из кармана ключ от машины Рэйчел, отдал его Филипу, объяснил, что тот должен сделать, и закрыл за ним дверь.

Рэйчел взглянула на Дэймона снизу вверх. Лицо у нее уже не было таким бледным, она даже улыбалась. Она была стройна, как молодая ива, и действительно похожа на подростка. Если она поднимет руки над головой, то он сможет увидеть ее живот; у него вдруг пересохло во рту.

— Я думаю, ваше окружение не привыкло видеть вас подающим чай, — сказала она.

— Я могу только благодарить судьбу, что они не были здесь, когда я чистил пол пылесосом.

Она рассмеялась, запрокинув голову. От вида плавного изгиба ее красивой шеи у него перехватило дыхание — такой очаровательно чистой, милой и привлекательной показалась она ему.

— Благодарю вас, что вы просили Филипа пригнать мою машину. Когда я описала ему ее, он сказал, что такая же точно у него была много лет назад.

Она лучше узнала Филипа за тридцать секунд, чем он — за три года.

Казалось, она могла бы научить его знанию людей, помочь приобрести жизненный опыт. Ему теперь многое нужно знать и стать ответственным и сострадающим, если он собирается занять место отца, возглавив государство на острове Роксбери.

В глубине его души появилась уверенность, что их встреча с Рэйчел не была случайностью во всеобщем порядке вещей.

Когда они сели, он заметил, что сейчас она заняла место на диване рядом с ним. Он налил чай. Она сразу взяла чашку и обхватила ее руками, как будто пытаясь согреться.

Дэймон глотнул чаю, и глаза у него полезли на лоб — вкус был жуткий. Он склонился над Рэйчел и забрал чашку у нее из рук.

— Извините, чай получился не очень вкусным. Признаюсь, я приготовил его на водопроводной воде.

— Вы никогда прежде не заваривали чай?

— Нет.

Вдруг дверца шкафа на кухне с треском раскрылась, а в комнате вывалился шланг пылесоса.

— И не пользовались пылесосом? — Теперь ее губы тронула легкая улыбка, и он увидел, что два ее передних зуба были расположены немного наискосок.

— Нет. Но не судите меня слишком строго, у меня есть и некоторые положительные качества.

Она искоса взглянула на него.

Он раздумывал, о чем бы рассказать. Почему-то ему казалось, что его деловая хватка, его способность к игре в поло и гольф не произведут на нее впечатления. Ему хотелось показать ей, что он по своей сути такой же, как она, что они могут смеяться вместе.

И он объявил:

— Я умею жонглировать.

Глаза у нее загорелись. Дэймон увидел в них удивление и восхищение и обрадовался. Улыбка у Рэйчел стала шире.

— Я умею жонглировать сразу четырьмя предметами.

— Ну, я тоже. Только не подбрасывая их в воздух.

Теперь засмеялся он.

— Хотите, покажу?

Она обеспокоенно посмотрела на свои чашки.

— Нет, пожалуй, не сейчас. Дэймон, пожалуйста, скажите, что у вас на уме.

— Я знаю, что напугал вас, и прошу прощения. Надо было более тщательно обдумать свое предложение. Мне казалось, я нашел отличное решение для нас обоих, хотя обычно не совершаю импульсивных поступков. Я сказал, что пришло на ум, и снова прошу прощения.

Она кивнула.

— Отличное решение для нас обоих? Но у меня нет проблем, которые мне нужно решать. Кроме исчезновения моей сестры.

Он был тронут, что она не видела проблемы в том, чтобы одной вырастить дочь.

— Но у меня есть проблема, которую нужно решить. — Он глубоко вздохнул. — Мне необходимо жениться. Принц должен иметь жену. Мне дали год, чтобы оплакать мою потерю, и теперь официально считается, что я превозмог горе и могу произвести наследника для Роксбери.

— Произвести наследника? — повторила она, потрясенная услышанным.

Лицо у нее стало пунцовым, и он подумал, что сейчас она еще больше похожа на подростка. Когда же он сообразил, в каком смысле она поняла его слова, то почувствовал, что тоже краснеет.

— Но об этом я вас не попрошу, — поспешно объяснил он.

Видя его смущение, Рэйчел снова улыбнулась.

— А сколько вы знаете других способов, чтобы произвести наследника? — невинно спросила она.

— У меня нет намерения производить наследника, мне просто нужна жена. Формально.

— А, поняла. Чтобы было похоже, что вы делаете все возможное, чтобы произвести наследника.

— Я не готов для чего-нибудь еще, — сознался он, глядя в сторону. — Я уже устал от подходящих кандидаток в супруги. И вряд ли мне кто-нибудь заменит Шарон или моего сына.

— Как его звали? — спросила Рэйчел мягко, очень мягко, и он понял, что уже может смотреть на нее. Он знал, что увидит в ее глазах.

— Мы собирались назвать его Сэмюэл. Он и Шарон умерли почти сразу после его рождения.

— О, Дэймон, — сказала она, — никто не смеет диктовать вам, за какой срок вы должны пережить такую трагедию. Вам нужно время.

— Я знаю. И вы, конечно, правы. Но мои родители склонны выполнять долг. Мне с детства внушили, что в первую очередь я должен считаться с интересами Роксбери, а со своими во вторую. Так было всегда.

— Причина для вступления в брак, пожалуй, наихудшая, — уверенно проговорила Рэйчел.

Он посмотрел на нее: упрямый подбородок не обманул — она умела оставаться твердой. Дэймон решил рассказать остальное.

— Мой брак с Шарон был предрешен. Мы знали с детства, что должны пожениться, и, к счастью, любили друг друга.

— Дэймон, вы не должны обязательно вступать снова в брак. Есть тысячи альтернатив.

— Назовите хоть одну.

Он бросал ей вызов.

— Хорошо. — Брови у нее опустились от напряжения, но затем лицо просветлело. — Убегите! Присоединитесь к бродячему цирку. Вы сказали, что умеете жонглировать, в конце концов.

Он смотрел на нее, улыбался и молчал.

— Но, конечно, вы не можете, — сказала она мягко, и свет ушел с ее лица.

— Физически могу. Иногда даже хочу. Но я там, где мне полагается быть, и у меня есть определенные обязательства перед миром и людьми, от которых я не могу убежать. Мои родители знают, что я сделаю по возможности все, чего они ожидают от меня. Они уже начали оказывать на меня давление — иногда слабое, иногда сильнее. За последние несколько месяцев я был представлен огромному числу молодых женщин.

— Я уверена, что любая из них значительно лучше меня. Вы же впервые увидели меня в полицейском участке. Как, вы думаете, ваши родители воспримут вашу новость?

— Будет лучше, если я умолчу об их реакции, когда буду представлять вас, — сказал он с юмором.

Если вы будете представлять меня, — быстро поправила она. — Почему бы вам не вступить в брак с одной из тех женщин?

— Потому что я уверен, их ожидания будут такими же, как у моих родителей.

— Другими словами, они воспримут брак как настоящий.

— Да.

— Дэймон, я вообще не собираюсь вступать в брак. У меня остались страшные воспоминания от общения с мужчиной, и я не собираюсь ни с кем начинать отношения. Я всегда буду стараться делать то, что будет лучше для моей дочери.

— Но все же складывается просто отлично, — воскликнул он, — неужели вы не видите? Вы могли бы дать вашей дочери финансовое положение и защиту, которую детям дает брак родителей, без каких бы то ни было эмоциональных проблем. Поэтому я подумал, что вы самый подходящий вариант.

— Вы предлагаете мне сделку.

— Совершенно верно, в некотором смысле у меня к вам деловое предложение. Вы никогда больше не будете ни в чем нуждаться. И ваша дочь тоже.

— Дэймон, осталась еще одна небольшая проблема. Мы не знаем друг друга. Я не знаю вас.

— Взгляните на меня и повторите, что вы меня не знаете.

Она отвернулась. Сильная рука, взявшая ее за подбородок, вынудила ее посмотреть на него.

— Так что? — спросил он спокойно. — Кого вы видите?

— Хорошего, достойного человека, — тихо ответила она, глядя ему прямо в глаза.

— Благодарю. Мне приятно, что вы не увидели принца Дэймона из Роксбери, который считается хорошей добычей.

— Миссис Брамбл была права.

— Точно. Ее поколение приучили искать. Подходящая пара. Слияние династий. Сливки общества.

— У вас нет собственной жизни. Я более свободна, чем вы, — внезапно поняла она.

— Вы могли бы изменить мою жизнь, Рэйчел.

— Вступив с вами в брак? — спросила она тихо.

Он кивнул.

— Но лишь в формальный брак. Мои родители согласятся, я знаю. И еще я знаю, что вся страна полюбит вас.

Но не вы, подумала Рэйчел.

— Ваши родители согласятся? Почему? Поскольку я уже доказала, что могу произвести наследника?

Он молчал.

— Раньше или позже ваши родители захотят узнать, почему столь важный наследник не появляется.

— Вероятно, позже, — сказал он. — Я больше не собираюсь иметь детей, Рэйчел. Моя сестра выходит замуж, и ее ребенок может стать наследником, с чем мои родители смирятся через некоторое время.

— Какая она, ваша сестра?

— Самостоятельная и внутренне свободная. Она делает все, что считает нужным. Сколько я ни пытался проявить власть старшего брата и защитить мою маленькую сестренку, я никогда не видел, чтобы Лили сделала то, чего не хотела бы делать.

— Ваша сестра похожа на мою. Сильная. Несомненно, уверенная в себе.

Она задумалась и затем твердо сказала:

— Дэймон, я не из вашего мира. Я не смогу войти в него.

Она произнесла это так, словно уже согласилась и просто обсуждала одну из предстоящих им трудностей. Но она не могла не думать о жизни, которую он ей предложил. И которую предназначал для Карли. Только дура ответила бы «нет».

— Нет, Дэймон, — быстро и уверенно проговорила она.

— Пожалуйста, не отвечайте не подумав.

Рэйчел промолчала. Настало время решать, но, чтобы повторить «нет», у нее уже не осталось сил.

— Независимо от вашего ответа я хочу вам сказать, что собираюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь вам найти сестру.

Все, что в его силах. Всю жизнь она чувствовала себя бессильной, и теперь он предложил ей помощь. Надежную помощь. Не только ей, но и Карли.

Почему бы просто не сказать «да»?

Однажды она уже прошла по дороге страсти. Оказалось, что на таком пути найти супруга невозможно. Но Дэймон и не предлагал ей супружества.

Он предложил ей формальный брак.

Она подумала, какой будет ее жизнь без необходимости искать работу. Не надо будет каждый день спешить к почтовому ящику или связывать надежды с мечтами о продаже книги — мечтами, которые могли никогда не осуществиться. Можно будет спокойно растить малышку и видеть, как Карли взрослеет. Не надо будет с завистью смотреть на витрины магазинов с красивыми маленькими платьями, которые она никогда не сможет купить своей дочурке.

Она подумала о дружбе с человеком, который сидел рядом с нею.

Он обещает ей стабильное существование. Постоянство. Для молодой матери, которая с первого дня взвалила на свои хрупкие плечи всю ответственность, казалось невероятно привлекательным иметь друга, на которого можно опереться. А в том, что они будут друзьями, она была почему-то уверена.

— Вы подумаете еще раз о моем предложении? — спросил Дэймон.

Рэйчел кивнула. Если она собирается быть хорошей матерью, разве у нее есть выбор?

— Я заеду за вами завтра, около десяти. Мне бы хотелось, чтобы мы поехали домой к вашей сестре и задали несколько вопросов соседям. Я не надеюсь на Креншоу. А затем пообедаем и обсудим все остальное.

— Я пока не нашла постоянной няни и не могу опять просить миссис Брамбл посидеть с Карли.

— Няню? Зачем вам няня? Разве мы не возьмем Карли с собой?

Она с удивлением посмотрела на него. Неужели он готов дружить и с ее дочкой тоже?

— Возьмем Карли? — спросила Рэйчел.

— Если мы собираемся пожениться, не считаете ли вы, что я должен познакомиться с ней поближе? — ответил он вопросом на вопрос.

Она внимательно смотрела на него. Неужели он действительно собирается узнать их, а не просто сделать красивый жест, чтобы успокоить родителей, а потом просто поселить ее и Карли в какой-нибудь дальней каморке дворца?

— Вы живете во дворце? — едва слышно спросила она.

— Боюсь, что да.

— Ох.

— Значит, завтра в десять? Я не принуждаю вас, Рэйчел. Я лишь обещаю вам.

— Благодарю вас.

Он наклонился и поцеловал ее. В щеку. И ей показалось, будто сердце сейчас выскочит у нее из груди.

Она пристально смотрела на Дэймона. Неужели он находил ее настолько непривлекательной, что собирался провести целую жизнь в браке с ней, не обладая ею в полном смысле этого слова?

Едва поцеловав ее, Дэймон понял, что совершил грубую ошибку.

Как мог он подумать, что жизнь с ней сведется к формальному браку? Смотреть каждый день в ее огромные зеленые глаза, видеть роскошные волосы, которые она то и дело заправляет за маленькие ушки, в которых горят милые сережки, и не желать ее?

Не обладать ею в полном смысле этого слова?

Внутренний голос говорил, что следует отойти, подождать, обдумать все еще и еще раз.

Дэймон никогда и ничего не делал импульсивно, его жизнь была спланирована от рождения до смерти. Почему же сегодня он поступил по велению сердца, а не разума?

Конечно, она ответит ему отказом.

Какая женщина в здравом уме сказала бы «да»?

И он действительно не знал, должен он почувствовать облегчение или сожаление, когда она скажет «нет». Но пока она не ответила, он собирался наслаждаться каждым мгновением, проведенным возле нее.

И, повинуясь внезапному порыву, проигнорировав внутренний голос, он поцеловал ее в губы, лишь слегка коснувшись их.

Голова закружилась сильнее, чем от вина. Сердце забилось, собираясь выскочить из груди.

Некоторое время он сидел, не в силах пошевелиться, лишь смотрел на нее, оглушенный непонятными ощущениями. Затем резко вскочил с дивана.

— До завтра, Рэйчел.

Дэймон бросился прочь от нее, выхватил пальто из шкафа, перекинул его через руку и вышел, тихонько прикрыв дверь, чтобы не разбудить Карли.

Он провел бессонную ночь в отеле, где остановился, ворочаясь с боку на бок, пытаясь понять, что же он натворил.

А в миле от него Рэйчел тоже лежала без сна, не зная, что делать, не представляя, что ее ждет впереди. Она слышала, как монотонно застучал по крыше весенний дождь.

Снова и снова она репетировала, как произнесет слово «нет».

— Нет.

— Нет.

— Нет.

— Нет.

Наутро, когда Дэймон постучал в дверь, Рэйчел открыла ему и увидела, что дождь прекратился, но улицы затянуты белой пеленой. Туман клубился вокруг Дэймона, и казалось, будто его освещает единственный луч солнца.

Рэйчел подумала, что ее мир тоже покрыт туманом, ее будущее смутно и лишь Дэймон может указать ей дорогу.

Он улыбнулся.

И в ее сердце возникло короткое слово, прошло через душу, пронзило ум, не подчиняясь воле и здравому смыслу.

Она посмотрела ему прямо в глаза, и слово появилось у нее на губах. Оно было коротким и на удивление прочным и несомненным.

— Да.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Рэйчел могла бы поклясться, что застала его врасплох.

— Да? — переспросил он спокойно. — Вы хотите сказать…

— Я хочу сказать, что я вступлю с вами в брак, если вы сами еще не передумали.

На какой-то момент ее охватила паника. Конечно, он уже расхотел. У него была целая ночь, чтобы обдумать свое предложение. Он, должно быть, изменил решение, пришел в себя.

Дэймон Монтегю сегодня был одет попроще. Отутюженные темно-синие брюки с острой, как бритва, складкой, мягкий свитер из серой шерсти и черная кожаная куртка моряка сидели на нем идеально. На этом фоне ее синий джемпер с набивной блузкой под ним показались ей дешевыми и немодными, хотя она чувствовала себя восхитительно, когда изучала свое отражение в зеркале.

От его куртки шел запах кожи, и Рэйчел захотелось спрятать в нее нос, только бы не видеть его глаз, когда он скажет: «Знаете, я еще разок подумал и понял, что хочу совсем не того, что предложил вчера».

Как зачарованная, смотрела она в его глаза, от которых у нее захватывало дух. Они светились изнутри. Дэймон опять улыбнулся и радостно взглянул на нее. Его радость готова была перелиться через край. Он хотел подхватить ее и кружить, крича от восторга.

Все еще улыбаясь, он взял ее руку и поднес к губам.

— Благодарю вас, — проговорил он тихо и серьезно.

Она позволила своей руке задержаться возле его губ.

— Когда, вы думаете, мы могли бы… — Рэйчел вдруг стало страшно произнести слова «вступить в брак».

Но Дэймон с готовностью ответил:

— Думаю, мы должны вступить в брак как можно скорее. Мои родители захотят превратить наше бракосочетание в государственный праздник.

— Нет!

— Вот и мне тоже не хотелось бы.

— Мы не могли бы просто тихо пойти и зарегистрироваться? — спросила Рэйчел.

— Я надеялся, что вы так и захотите.

— И пока не скажем никому, кроме ваших родителей, — сказала Рэйчел. — Я не хочу, чтобы моя сестра, где бы она пи была, прочитала в газете, что я вышла замуж. Я сама ей сообщу.

— Думаю, вы правы. Учитывая, какое внимание прессы сразу обрушится на вас, как на нового члена королевской семьи, вам понадобится время, чтобы подготовиться.

— Да, — пролепетала Рэйчел и вдруг поняла важность своего шага. Быть новым членом королевской семьи, вероятно, нелегкое дело. Ей действительно понадобится время, чтобы привыкнуть к своему новому положению.

Карли пришла и вклинилась между ними, держа в руке собственный синий джемпер. Она схватила Дэймона за ногу, он посмотрел на ребенка и улыбнулся. Рэйчел отметила доброе выражение его лица. Улыбка его была теплой и искренней.

Она подумала, как было бы хорошо, если бы они на самом деле любили друг друга. Возможно, их нынешнее решение неправильное. Возможно, надо было подождать, когда любовь заявит о себе. Станет реальностью.

— Вы действительно хотите того, о чем попросили меня? — спросила она тихим шепотом, едва слышно.

— Научки! — потребовала Карли.

Он легко поднял малышку.

— Да, действительно хочу, — подтвердил он. — А вы? Вы хотите? Наверно, я должен дать вам больше времени, ведь такое решение нельзя принимать в спешке. И еще мне надо рассказать вам, с чем вы столкнетесь, начиная с газетных ястребов. — Он спокойно убрал пальчик Карли из своего носа.

Удивительно, этот жест почему-то окончательно успокоил Рэйчел. Она делала то, что ей следовало сделать для ее дочери и для себя самой.

— Роксбери — небольшое княжество, но и мы получаем от прессы свою долю внимания, даже я, хотя я всего лишь наследник.

Как мог он сказать о себе «всего лишь»? Она удивилась опять появившимся в ней чувствам к нему и быстро отвернулась, чтобы он ничего не заметил. Ей пришлось сделать вид, что она тщательно проверяет содержимое своего платяного шкафа.

— Наденьте плащ, — предложил он, похлопав по ее темно-синему плащу. — Солнце может быть еще и покажется, но сейчас изморось.

Она взяла плащ. Вместе они надели на Карли маленький шерстяной свитер, синий с коричневыми зайчиками, который для своей внучки связала мать Рэйчел незадолго до смерти.

Потом он рассмешил Карли, надавив пальцем на хвостик зайчика, который как раз приходился ей на живот, и сказав тоненьким голосом:

— Я обещаю никогда больше не кушать твою морковку.

Сегодня у него не «ягуар», отметила Рэйчел, когда они вышли, и чуть не заплакала от нежности, увидев детское креслице на заднем сиденье новой ярко-красной спортивной машины.

Он усадил Карли и, после того как они немного похрюкали друг на друга, застегнул ремни, и девочка оказалась в безопасности. К креслицу были пристегнуты игрушки.

— Вы потратили столько денег и купили для нас новый автомобиль? — спросила Рэйчел. В конце концов им надо узнать друг друга поближе, а к его богатству еще надо привыкнуть.

— Нет, просто из всех машин нашей семьи она показалась мне наиболее подходящей для прогулки.

— О! — Она увидела Филипа в небольшом седане на другой стороне улицы. — Вероятно, Филип позаботился о креслице? — спросила она.

Дэймон покраснел.

— На самом деле я его выбрал. Надеюсь, оно удобно. Филип здесь из соображений безопасности. Мои родители придут в ужас, если узнают, как часто я отсылаю его по каким-нибудь делам.

Карли нашла среди игрушек звонок.

— А игрушки? — Рэйчел кивнула. Карли теперь звонила громче. — Неужели тоже вы?

— Хм, да. И их выбрал тоже я.

Рэйчел заулыбалась.

— Вы быстро научитесь.

Они проехали минуты две, когда он вздохнул и съехал на обочину.

— Ладно, считайте, уже научился.

Он приподнялся и перегнулся назад. Несмотря на громкие протесты Карли, он забрал звонок. Рэйчел рассмеялась, когда он скользнул обратно и опять оказался рядом с нею.

— Все, не будет больше шумных игрушек. Значит, вопрос о прекрасной пожарной машине с настоящей сиреной, которую я видел сегодня утром, окончательно решен. Теперь давайте посмотрим, что мы сможем узнать о вашей сестре. Где она живет?

— У нее квартира недалеко от центра, — объяснила Рэйчел.

Через несколько минут они подъехали к большому старому дому.

— Вход — по задней лестнице на верхний этаж.

Рэйчел смотрела на окно квартиры, пока Дэймон держал Карли. Квартира была очень небольшой, но уютной и аккуратной. Какая-то тень мелькнула в окне.

Они поднялись по лестнице. Рэйчел обратила внимание на отсутствие утренней газеты в почтовом ящике и позволила себе надеяться, что газету взяла сестра.

— Она там! — вскрикнула Рэйчел и позвонила в дверь.

Но когда дверь открылась, сердце у нее упало. Перед ней стояла невысокая брюнетка в платье, как будто специально подчеркивающем пышные формы.

— Привет, — произнесла молодая женщина, обращаясь к Рэйчел, но через секунду увидела Дэймона и расплылась в улыбке. — Вы приехали к Вик?

— Да, я ее сестра, Рэйчел.

— А кто он? — Брюнетка откровенно разглядывала Дэймона.

— Я — Дэймон Монтегю.

Рэйчел наблюдала, как менялось лицо женщины, по мере того как она осознавала, кто стоит перед ней. Теперь она знала, как реагируют на него женщины: они все будут хотеть его. А может, все изменится, когда он вступит в брак? Едва ли.

— Я — Хейди Рамсей, Ваше Высочество. Я читала о вас так много, но, конечно, даже не мечтала когда-либо встретить. — Она застенчиво улыбнулась. — На фотографиях вы совсем не такой.

— Благодарю вас. — Его голос звучал отстраненно. Сейчас он был совсем не такой, каким его успела узнать Рэйчел.

Хейди, казалось, поняла, что не произвела впечатления на принца, и попробовала зайти с другой стороны:

— Какая восхитительная девочка! Можно мне подержать ее?

Рэйчел чувствовала, что показной интерес к малышке был полностью предназначен для Дэймона. Виктория иногда упоминала о своей подруге Хейди, называя ее «магнитом для мужчин».

Дэймон взглянул на Рэйчел, секунду поколебался и все же передал Карли брюнетке. Та мило заворковала с малышкой. Слишком театральный жест, цинично подумала Рэйчел, чтобы произвести впечатление.

— Вик просила меня присматривать за ее квартирой, пока она в отъезде.

— Так она все еще в отъезде! — воскликнула Рэйчел, чувствуя облегчение. Зачем же она пошла в полицию? Но ведь Дэймон серьезно отнесся к ее поступку!

— Как давно она отсутствует? — тихо спросил Дэймон.

— О, в том-то и дело. Ее хозяйка позвонила мне вчера и сообщила, что Вик еще нет дома. Ее комнатные цветы чуть не засохли, и по-моему, кто-то стащил ее газеты и письма. Она собиралась быть дома неделю назад. Я, конечно, виновата, что не проверила, но у меня есть и собственная жизнь.

Рэйчел слушала Хейди и не могла понять, почему до сих пор нет никаких известий от Вик. Страх всколыхнулся в ней снова.

— Когда точно Виктория предполагала вернуться? — спросила опять Рэйчел.

— Неделю тому назад? Несколько дней тому назад? Я не могу точно вспомнить. Ох, не смотрите так обеспокоенно, дорогая, Вик в состоянии позаботиться о себе. Кроме того, я позвонила вашему отцу. Он говорил с ней. Она просто, вероятно, задержалась в Европе.

— Вы не знаете номер ее телефона?

— К сожалению, нет. Вы хотите осмотреть квартиру? Она могла что-то оставить. Я знаю, она бы не возражала.

— Благодарю. Я думаю, мы так и сделаем, — решила Рэйчел.

Хейди отдала Карли Рэйчел и нацелилась на Дэймона, когда Рэйчел прошла на кухню в дальнюю часть квартиры. В кухне на столе лежали документы. Рэйчел посадила Карли на пол и просмотрела бумаги. Она обратила внимание на то, что сестра вставила в рамки детские фотографии Карли, которые Рэйчел посылала ей, и что квартира была чисто и аккуратно прибрана — как делают, когда уезжают на некоторое время.

Она услышала, как закрылась входная дверь, и вдруг осознала, с нарастающей досадой слушая хихиканье Хейди, что ждала этого звука.

Я стала ревнивой, с раздражением заключила она. Ревнивой к человеку, которого даже не знала.

— Может, вы сделали предложение не той женщине? — спросила она, когда Дэймон вошел в кухню. — Хейди согласилась бы быть вашей через секунду.

— Я сделал так, как считал нужным, — твердо ответил он и не стал продолжать.

Она внезапно поняла, что он уже привык к женскому вниманию и умеет справляться с ним, не нарушая правил приличия.

— Вы нашли хоть что-нибудь? — спросил он.

— Нет.

Он подошел и посмотрел через ее плечо. Его свитер коснулся ее, его дыхание шевелило копчики ее волос. Она почувствовала его замечательный запах.

— Бумаги похожи на счета, приготовленные к оплате. Мне кажется, что, если ваша сестра действительно планировала длительное пребывание где-нибудь, она бы их оплатила. Я могу сказать по виду квартиры, что Виктория чрезвычайно аккуратна, любит все держать на своем месте.

Рэйчел даже не пришло в голову рассматривать счета с такой точки зрения. Записная книжка Виктории висела на цепочке возле телефона. Он отвязал ее и просмотрел.

— У нее много друзей, — сказал он. — Кто-нибудь может знать, где она. Вы не будете возражать, если я дам книжку Филипу? Он может начать обзванивать их.

— Хорошая мысль. — Рэйчел нашла корешок от авиабилета. Они вместе изучили его. — Все так, как говорит Хейди, — сказала Рэйчел. — Виктория должна была уже вернуться домой.

Чувство страха стало сильнее, чем прежде. Предчувствие, что с сестрой произошло что-то ужасное, приводило Рэйчел в отчаяние. Ее бросило в жар.

Почувствовав ее внутреннее напряжение, Дэймон ласково коснулся ее щеки.

— Все будет хорошо, — попытался он ее успокоить.

— Вы так думаете?

— Да, — сказал он твердо, — я уверен. У меня есть предложение. Дайте мне корешок, я попрошу Филипа проверить и его тоже. Мы сможем по крайней мере узнать, была ли она в самолете.

Рэйчел смотрела на него, изумленная четкостью работы его мысли. Как хорошо, что он здесь, рядом с нею. Без его спокойного присутствия ей ничего не удалось бы сделать. Она почувствовала, как одинока была долгое-долгое время.

— Давайте поедим, — предложил он. — Мы отдадим то, что имеем, Филипу и оставим все до завтра. А завтра мы поговорим с вашим отцом.

Она потерла лоб.

— Правда? О, спасибо.

Дэймон наверняка найдет с ним общий язык и сможет увидеть в ее отце то, чего она могла и не заметить.

— Вы же хотите сказать ему о наших планах? — мягко спросил Дэймон.

— Нет, — произнесла она без тени сомнения. — Мне жаль. Интересно, какой вы меня будете считать теперь. Но все равно нет.

— Рэйчел, когда я смотрю на вас, я знаю, какая вы.

— Нужно много времени, чтобы узнать человека.

— Иногда. Но не всегда.

Он нагнул голову и мягко и быстро поцеловал ее в губы.

Она пристально посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

Он улыбался.

— И если бы я не знал вас прежде, то, несомненно, узнал бы теперь.

Они услышали грохот и сообразили, что Карли нет рядом. Они бросились в гостиную и нашли лампу, лежавшую на полу, но целую и невредимую.

Никогда раньше ничто не могло отвлечь Рэйчел от дочери, и она почувствовала себя потрясенной. Если она собиралась изменить свою жизнь, вступив в брак, ей придется быть более ответственной и внимательной к своему ребенку.

Рэйчел дотронулась до своих губ и, хотя ей было трудно, сказала:

— Дэймон, я не думаю, что мы должны целоваться. Подобные действия делают все слишком сложным.

Произнеся свой монолог, она почувствовала пустоту.

— Конечно, вы совершенно правы, — ответил он, и лицо у него стало вежливым и отстраненным, как при разговоре с Хейди.

Покинув квартиру Виктории и заперев дверь, Дэймон взял на руки Карли, и они спустились вниз.

— Мы могли бы прогуляться до завтрака, — предложила Рэйчел. — В центре города парковка может оказаться сложной.

Он улыбнулся, и она поняла, что парковка никогда не была для него проблемой. За исключением прошлого вечера, когда его оштрафовал Крен-шоу.

— Если хотите, — ответил он.

Она хотела. Туман начал рассеиваться, показалось солнце. Им оставалось пройти совсем немного. Держа Карли на одной руке, другую Дэймон протянул Рэйчел. Поколебавшись, она взяла его за руку и почувствовала, как он легонько сжал ее. Никогда в жизни ей не было так хорошо и спокойно.

Когда они шли по улице, у Дэймона появилось чувство, будто они одна семья. Он уже не мог вспомнить, когда весна казалась ему такой красивой: небольшие зеленые почки, готовые лопнуть, аромат цветов в воздухе, вымытые дочиста последними дождями улицы.

И так приятно ощущать тяжесть ребенка у себя на руках.

И так приятно ощущать руку Рэйчел в своей руке.

Первым его желанием, когда она сказала «да», было взять ее за талию, поднять над головой, крепко обнять и кружиться в танце, пока хватит сил.

Но он видел ее смущение, поэтому сдержал свои желания. Они удивили Дэймона, во всяком случае, заставили его почувствовать себя юношей.

Рэйчел была совершенно права, когда говорила о поцелуях. Он не должен ее целовать, но ее губы манили его. Они были мягкими и немного влажными. Нижняя губа у нее была полнее верхней и имела небольшую ямочку в середине. Он уже знал, каковы ее губы на вкус. Они имели слабый аромат земляники, и каждый раз, смотря на них, он чувствовал угрызения совести.

Было что-то неправильное в том, что союз мужчины и женщины он рассматривал как сделку. Бизнес не властен в области чувств.

Однако его союз с Шарон сначала был строго деловым — объединились две знатных семьи. Но со временем возникло нечто большее. Возможно, он тайно надеялся, что то же самое случится с ним и Рэйчел?

Был ли он честен с ней, если у него мелькали такие мысли?

Он всегда принимал решения, основанные на доводах рассудка, и пока ни разу не ошибся.

Правда, после своей трагедии он заметил, что стал более чувствительным и мягким, но не собирался позволять эмоциям управлять им. Он принудил себя направить мысли в другую сторону.

Счета к оплате в квартире Виктории беспокоили его, как и новость, что она должна была вернуться неделю назад. Если только ее подруга сказала правду. Он обнаружил, что не думает о встрече с отцом Рэйчел, хотя собирался сделать все, что сможет.

Он попросит брата Раймонда совершить свадебный обряд. Будет ли его друг счастлив за него? Или подумает, что Дэймон потерял разум и повел себя импульсивно, как не должен вести себя человек в его положении? То, что думал старый монах, имело большое значение для Дэймона, но не настолько, чтобы заставить его изменить решение.

Дэймон чувствовал радость и огромное удовлетворение, держа малышку на руках и чувствуя руку Рэйчел в своей руке, ощущая, как весеннее солнце согревает его щеки.

Они достигли деловой части города, и, проходя мимо магазинов, он наблюдал, как Рэйчел смотрела на витрины. Похоже, ей нравились вещи яркие и уютные. Она остановилась на миг перед мебельным магазином. В витрине стояли два синих в клеточку дивана, прочные кресла и античный столик.

— Меня всегда привлекала такая обстановка, — сказала она. — Она похожа на гостиную, где люди любят сидеть и читать или принимать гостей. На гостиную с камином и собакой на полу возле огня.

Ему понравилась такая картина.

Они перешли к следующей витрине. Там была выставлена большая кровать, покрытая белым кружевом. Подушки лежали горой.

— Что вы думаете о подобном ложе? — спросил он.

Она покраснела.

— Оно напоминает мне волшебную сказку, у простой женщины с ребенком такого быть не может.

И он увидел, как мечта засветилась в глубине ее зеленых глаз.

— Где вы хотите поесть? — спросил он, когда они пошли дальше.

Она засмеялась.

— Я здесь недавно. Боюсь, единственное, что я знаю, — это «Макдоналдс».

Он тоже засмеялся. Она была искренней и не делала попыток скрыть, кто она. Во всем она была настоящей.

— Я знаю неплохой ресторанчик за углом.

В ресторанчике за углом, судя по выражению лица метрдотеля, никогда не видели младенцев. Но Дэймона узнали, и по его просьбе их проводили в небольшой кабинет. Высокое положение в обществе дает определенные преимущества, отметил он, когда официант откуда-то принес высокое детское креслице и поставил возле стола.

Рэйчел изучала меню с преувеличенной серьезностью.

— Омары здесь особенно хороши, — сказал он.

Она взглянула с облегчением и немедленно закрыла меню.

— А что будет кушать Карли? — спросил он.

— У них есть картофель, поджаренный ломтиками? — шепотом спросила Рэйчел. — Мы обычно едим его, когда начинаем кутить.

«Кутить» означало пообедать в «Макдоналдсе». Внезапно он почувствовал, что заставил ее преодолеть бездонную пропасть, разделявшую их миры.

Они сделали заказ, и он попросил принести картофель, поджаренный ломтиками. Официант удивился, но сказал, что, конечно, такой картофель у них есть, и поспешил прочь. Дэймон подозревал, что рассыльный уже отправлен в ближайший «Макдоналдс».

Рэйчел рассматривала тяжелое столовое серебро и белую льняную скатерть. Ее глаза блуждали по антикварным столам и стульям, затем она посмотрела на люстру над столом. Казалось, ей хочется смотреть куда угодно, только не на него, и он вдруг понял, что она просто напугана дорогой и изысканной обстановкой.

— Настал долгожданный миг, — объявил он.

— Долгожданный миг? — переспросила она, взглянув на его лицо.

— Да. Я собираюсь жонглировать.

— Нет, Дэймон, не здесь.

— Почему? Никого, кроме нас, здесь нет. Мы одни.

— А если вы разобьете что-нибудь?

— Вы должны верить в мои способности.

— Да, конечно, но что будет, если вы все-таки что-нибудь разобьете?

— Они оставят нас без обеда, да еще и выгонят на улицу, — спокойно проговорил он.

— Тогда ваше имя, вероятно, появится на первых страницах завтрашних газет, — сказала она со вздохом.

Если бы только он мог убедить ее, что она выглядит так, будто создана для богатых ресторанов, что она здесь на своем месте даже больше, чем он!.. Грациозность движений, красивый и гордый наклон головы украсили бы любое общество и везде были бы уместны.

Он вдруг почувствовал гордость, что сидит рядом с ней.

— Лучше видеть мое имя в разделе сплетен, — сказал он, взяв стакан и взвешивая его на руке, — чем читать о множестве других вещей, о которых я и сам порой не знаю. — Он был награжден ее тихим смехом. — Дайте мне ваш стакан.

— О, Дэймон, — протестующе сказала она, но стакан передала. Он подбросил его на пробу, поймал, подбросил другой и тоже поймал.

Рэйчел фыркнула, пытаясь подавить смех.

Карли бросила попытки соскользнуть со своего стула и наблюдала за ним широко раскрытыми глазами. Ее восторженное воркование, когда он начал очень медленно жонглировать двумя стаканами, подбодрило Дэймона, и он ускорил движения.

Рэйчел смеялась, и Карли тоже, счастливо фыркая и жуя пухлый кулачок.

Дэймон еще пожонглировал двумя стаканами, успев их поставить на стол за миг до того, как официант возвратился со свежим хлебом.

— Что-нибудь еще, сэр? — спросил официант.

— Еще два стакана, пожалуйста, — ответил он как ни в чем не бывало.

Стаканы были принесены мгновенно. Рэйчел смеялась, закрыв рот платком.

Форма стаканов была неудобна для жонглирования. Дэймон жонглировал сначала двумя стаканами, затем, когда вошел в ритм, тремя. Теперь он был так занят, что не мог глядеть на своих зрителей. Когда он привык к трем стаканам, то добавил четвертый.

Но самое веселье началось, когда он уронил их.

От смеха Рэйчел согнулась пополам, Карли стучала по столу и требовала повторения, а стаканы упали на толстый ковер и остались целы.

Подали заказ. Дэймон смотрел на Рэйчел и наслаждался ее отличными манерами. Она напоминала школьницу, держалась без всякой демонстративности или претензии. Карли же ела с очаровательной бодростью, со счастливым самозабвением слизывая томатный соус с пальцев рук и ног.

После еды и после того, как Карли была отмыта, он предложил совершить небольшое путешествие по магазинам. Ему хотелось достать для Рэйчел луну с неба, но для начала он надеялся уговорить ее принять несколько платьев и безделушек для себя и для Карли.

— Я даже не знаю, — сказала она неловко. Он мог бы поклясться, что в ней говорит гордость.

— Рэйчел, через короткое время, если все пойдет правильно — а я думаю, что так и будет, — вы станете моей женой. Вы по-прежнему собираетесь упорствовать и платить за еду и жилье?

Она настаивала.

— Когда придут счета, мы уже будем женаты, — уговаривал он ее.

— Дэймон, я никогда ничего ни у кого не брала. Даже подростком я зарабатывала большую часть моих карманных денег, сидя с детьми. Я не могу зависеть от вас.

— Что же вы предлагаете? Работать даже после того, как мы вступим в брак? А как же Карли? Да и, правду сказать, во дворце никто не поймет.

Она ничего не ответила.

Он глубоко вздохнул.

— Считайте замужество своей работой. Я нанял вас, чтобы вы выполняли работу, и я собираюсь платить вам не деньгами, а платьями, драгоценностями и красивым жилищем. Можете ли вы принять такой образ мыслей?

— С трудом.

— Рэйчел, вы прячете ужасное упрямство под прекрасной внешностью.

Она заулыбалась.

— Лучше обнаружить свои недостатки сейчас. Мне не хотелось бы позже разочаровать вас.

— Пойдем по магазинам. Мы просто купим несколько вещей. Только несколько. Основные, самые необходимые. Обручальные кольца. Одно или два платья. Немного одежды для Карли.

Упоминание одежды для Карли заставило ее заколебаться.

Упрямое выражение исчезло с ее лица, и она улыбнулась. Он понял, что мог бы купить ей всю землю, лишь бы снова увидеть эту улыбку.

Дэймон хорошо знал лучшие магазины Тортонбурга, предоставлявшие чудесные возможности для покупок. Шарон особенно любила магазин Розалитты.

Он сам никогда не был у Розалитты и никогда раньше не делал покупок с женщиной, кроме того времени, когда они с Шарон прочесывали небольшие, приводившие ее в восхищение антикварные лавочки, разыскивая подходящие вещи для детской.

Магазин Розалитты был обставлен очень строго, подобно комнатам, к которым он привык во дворце. Между несколькими выставленными платьями стояли кушетки, книжные полки и столы для кофе. Несмотря на то, что он никогда не был здесь, его узнали сразу.

С трогательной робостью Рэйчел наконец решилась примерить несколько платьев, и по-королевски гордая продавщица повела ее в дальнюю часть магазина, где находились примерочные.

Чем дальше в глубь магазина они шли, тем более интимными становились выставленные в витринах одеяния. Дэймон увидел белье, и у него перехватило дыхание, когда он представил себе, как Рэйчел будет выглядеть в нем. Конечно, он знал, что никогда не сможет уговорить ее примерить такое.

К примерочным вели несколько ступенек, пол был покрыт толстым ковром, зеркала занимали все стены. В нише стоял покрытый парчой диванчик для джентльменов, ожидающих дам.

Рэйчел скрылась за дверью красного дерева, и Дэймон почувствовал восторг, когда увидел под ней ее щиколотки. Он попросил продавщицу приносить вещи, пока Рэйчел не скажет «Стоп». Рэйчел, кажется, начала наслаждаться происходящим. Продавщица выражала бурный восторг по поводу того, как безупречно сидела одежда на Рэйчел, Рэйчел же почти по-детски удивлялась при виде кучи вещей, которые ей еще предстояло примерить.

Три или четыре минуты Карли была довольна тем, что сидит у Дэймона на коленях.

Еще три или четыре минуты они играли в лошадку.

Теперь же он лежал на полу, и малышка ползала по нему, а продавщицы старательно их обходили.

Рэйчел появилась в длинной широкой юбке и шелковой тунике без рукавов. Зеленый, как нефрит, цвет одежды точно соответствовал цвету ее глаз.

Дэймон смотрел, как она застенчиво поворачивалась перед ним. Увидев свое отражение в зеркале, Рэйчел на момент замерла, озадаченно глядя на себя.

Она справилась со своим удивлением.

— Вы просто красавица, — сказал он. Карли попыталась встать у него на животе, потеряла равновесие и упала. Он поймал ее и благополучно посадил. — Посадка на три точки, — сообщил он малышке. — Ты узнаешь о ней подробнее, когда мы вместе начнем подниматься в горы.

— Дэймон, сколько же все это стоит? — прошептала Рэйчел. — На вещах нет этикеток.

— Разве вы оставляете на подарках ярлыки с указанием цены? — спросил он, с улыбкой глядя, как Карли снова приняла свою любимую позу — на четвереньках, упираясь руками ему в грудь.

— Конечно, нет, но…

— Так вот, подарки принято просто брать!

Карли, фыркая от усилий, снова привела себя в вертикальное положение. Она потопталась немного у него на животе, затем замахала руками, на ее лице появилось изумленное выражение, и она упала. Он поймал ее, она гукнула и сообщила ему, что он хороший.

— Я примерю еще только два платья, — объявила Рэйчел. — И затем выберу одно. Одно, — повторила она, пристально глядя на Дэймона.

Он зевнул. Карли вползла ему на грудь и тоже зевнула.

Дэймон чувствовал себя утомленным и очень счастливым. Вчера вечером он долго лежал без сна, обдумывая чудовищность своего поступка.

Дверь примерочной хлопнула. Продавщица прошла мимо и снисходительно улыбнулась ему, растянувшемуся на полу.

— Заверните все, что выглядит подходящим, — распорядился он вполголоса. Затем, указав на белье, добавил: — И еще вот это.

— Сэр, на леди все выглядит прекрасно. Она удивительно красива, но еще удивительнее то, что она совершенно не осознает себя такой.

Он ухмыльнулся.

— Я знаю.

— Я не имею права вам советовать, но надеюсь, вы простите меня, если я скажу что-то не так. Я очень хорошо знала вашу жену. Я — Розалитта.

— Шарон всегда говорила о вас с большим уважением.

— Нам всем ее очень не хватает.

— Благодарю вас. — Дэймон слегка кивнул.

— Не хочется, чтобы вы подумали, что я говорю нечто дерзкое, но я уже немолода, и вижу то, чего не видит молодежь. Ваш чудный остров нуждается в принцессе, а вашему сердцу необходима подруга. Я верю, что эта леди, — она кивнула на дверь, — и есть такая женщина.

Розалитта была права, говорить так с принцем не полагалось, но он простил ее. Дэймону показалось, что она только высказала вслух то, что он и так знал: Рэйчел должна быть с ним, должна с течением времени стать принцессой Роксбери.

— Попытайтесь уговорить ее примерить еще несколько вещей, — произнес он. — Еще что-нибудь подходящее для принцессы.

Наградой ему была сияющая улыбка, какой он никогда раньше не видел.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Рэйчел вышла из примерочной вновь в своем простом джемпере. Она чувствовала себя Золушкой после бала. Джинсовка ощущалась кожей совсем не так, как шелк. И, конечно, она больше не выглядела и не чувствовала себя принцессой.

Она остановилась.

Дэймон крепко спал на полу, ее дочка вытянулась у него на груди и тоже крепко спала. Рэйчел смотрела на него, на его длинные ресницы, волевой подбородок, контур скул и снова подумала о его уверенности в себе. Кто осмелится сделать замечание принцу?

Конечно, не та женщина, которая теперь шла к ней, снисходительно глядя на спящих принца и младенца и улыбаясь.

— О, — сказала она шепотом, увидев Рэйчел в повседневном наряде, — мы же только начали, самое интересное еще впереди.

Рэйчел посмотрела на вещи в ее руках, потом на свою спящую малышку и Дэймона. Она вздрогнула от мысли, что скоро он станет ее мужем.

— Пожалуйста, — сказала женщина, — примерьте еще несколько вещей. Просто так. Не похоже, что он в ближайшее время захочет куда-то идти.

Рэйчел посмотрела на него снова и вздохнула.

— Ну, ладно.

Она взяла протянутые вещи.

— И прошу вас выйти показать мне, как они на вас сидят.

— Хорошо, — согласилась Рэйчел.

Проклятье, ничего хорошего: два купальника, один столь легкомысленный, что в нем просто невозможно показаться кому-либо. Другой — красивый цельный костюм, черный с красным, с красивым шелковым саронгом до колен. Неужели теперь в ее жизни будет отдых в бассейне или на берегу моря? Боже, как далеко все это от ее жизни, даже смешно. В погожий день она всегда завистливо смотрела в окно, прежде чем вернуться к компьютеру и начать думать о том, как понятнее описать порядок обработки входящих писем или работу оборудования.

Отец хотел, чтобы она стала учительницей, и Рэйчел начала посещать курсы, даже не спросив себя, чего хочет она сама. Она обнаружила, что беременна, еще до окончания курсов, но к тому времени у нее проявились способности к составлению технических описаний. Это позволило ей работать дома. Когда появилась Карли, Рэйчел начала сочинять и записывать сказки. Любимым персонажем ее и Карли была мисс Шалунишка. Правда, пока ни одно издательство, куда она посылала рукопись, не согласилось печатать ее творения.

Рэйчел относилась к той части населения, которая в летний день работала, а в ее выходной и во время отпуска, как правило, лил дождь!

Она взглянула на купальник, подумала о пляже и положила купальник поверх зеленой шелковой юбки, которую тоже решила взять.

Она примеряла шорты, блузки, брюки и юбки и показывала их восторженной женщине, которая представилась как Розалитта, владелица магазина. Дэймон дремал, губы у него немного раздвинулись, Карли пускала слюни на его красивый свитер.

У Рэйчел никогда не было одежды такого качества, и она удивлялась, как хорошо эти вещи выглядели на ней. Наконец она решилась.

— Я возьму только это.

— Да, мадам, — подозрительно быстро согласилась Розалитта.

Рэйчел попыталась вспомнить, когда ее называли «мадам», и не смогла. Неужели она уже такая старая? Или это из-за того, что она пришла с принцем?

Ей стало не по себе. Было что-то неестественное в том, что ее уважали только из-за ее спутника. В дверь примерочной постучали.

— Будьте любезны, примерьте еще одно платье, — проговорила Розалитта. — Его доставили в магазин несколько минут назад, думаю, оно вам очень подойдет. Пожалуйста, просто примерьте его.

Рэйчел взглянула на Дэймона и Карли. Грудь Дэймона равномерно поднималась и опускалась, Карли спала безмятежным сном. И она согласилась.

Платье потрясло ее: чрезвычайно изысканное, сшитое из тончайшего шелка цвета слоновой кости. Его, несомненно, должна была носить женщина значительно более утонченная, чем она. К платью прилагался расшитый бисером широкий шарф. Рэйчел сняла шарф и повесила его, затем внимательно осмотрела платье. У него были очень узкие бретельки, деликатный вырез, прямые, изящные линии. Рэйчел в последний раз сняла джинсы и свитер. Она умышленно стояла спиной к зеркалу и медленно повернулась, лишь когда расправила платье.

У нее перехватило дыхание.

Она стала Золушкой на балу.

Больше не было измученной матери, обеспокоенной сестры, не было дочери, разочаровавшей отца. Когда она надела платье, то даже ее растрепанные волосы превратились в естественную и свободную прическу — будто так и было задумано.

Глаза у нее стали бездонными, как океан, лицо приобрело цвет зрелого персика. Платье сделало фигуру более стройной. Рэйчел накрыла плечи шарфом и вздохнула. С шарфом платье стало выглядеть скромным, лишь намекая на то, что скрывалось под ним. Если она действительно вступит в брак с Дэймоном, то выберет только такое платье для свадебной церемонии. В нем любая женщина будет чувствовать себя королевой с хрустальными туфельками на ногах. На некоторое время.

Сначала Рэйчел не хотела смотреть предложенные ей драгоценности, но теперь, к такому платью, она выбрала простую золотую цепочку, тонкий золотой браслет и пару небольших золотых сережек в форме капли росы.

Результат превзошел самые смелые ожидания, и она не могла снять платье, не показав его восторженной Розалитте. Скользнув ногами в туфли, которые также были принесены для платья, Рэйчел осторожно вышла.

Розалитты не было видно.

Она подошла на цыпочках к Дэймону и снова вгляделась в лицо своего спящего принца.

Все наоборот, подумала она, в сказке спать полагается принцессе.

Она опустилась на колени рядом с ним.

Он никогда не узнает.

Она отвела назад волосы, чтобы не щекотать ему щеку и не разбудить его, нагнула голову и коснулась губами его щеки, удивившись ее шершавости. Дэймон не шелохнулся. Она закрыла глаза и коснулась его губ.

Губы, казавшиеся такими жесткими, на самом деле были очень мягкими. Их вкус, подумала она, словно вкус весеннего дождя — свежий и чистый.

И произошло то, что обязательно происходит в сказке.

Поцелуй разбудил принцессу.

Что-то, долго дремавшее в ней, проснулось и раскрылось, подобно прекрасному цветку. В ней пробудилась женщина, и Рэйчел почувствовала это с такой силой, что отшатнулась и вскочила на ноги.

Слезы заблестели алмазами у нее на глазах. Она увидела Розалитту, которая, замерев, стояла у входа в примерочную.

— Простите, — пробормотала Розалитта, — я не хотела вам мешать, но вы выглядите такой красивой. Будто появились из мечты. Нет, из сказки.

Но тут проснулась Карли и негодующе завопила.

Глаза у Дэймона открылись, карие глаза с золотыми прожилками. Он инстинктивно потянулся к Карли, но не смог отвести взгляд от Рэйчел. Он был сражен.

— Боже мой, — хриплым голосом произнес он, — как вы прекрасны!

Взглянув на плачущую дочь, Рэйчел повернулась на каблуках и бросилась в примерочную. Туфелька соскочила с ноги, и она оставила ее, устремляясь к спасительной двери. Рэйчел закрыла дверь и прислонилась к ней, грудь у нее вздымалась и опускалась, будто она пробежала тысячу миль.

Она их действительно пробежала. Тысячу миль через неизвестную часть ее собственного сердца.

Она быстро скинула платье и натянула джинсы, блузку и джемпер. Плач Карли превратился в негодующее икание.

Глубоко вздохнув и проведя рукой по волосам, которые теперь не желали послушно лежать и висели вокруг лица, Рэйчел подняла подбородок и вышла из примерочной.

Дэймон отчаянно пытался успокоить Карли.

— Наверно, она устала — день был слишком длинным, — сказала Рэйчел, беря Карли на руки. — Мы должны поспешить домой.

Она попыталась вернуться в свое привычное состояние, но, когда посмотрела ему в глаза, поняла, что возврата не будет. Никогда ей не победить первобытного желания, которое его губы вызывали у нее.

— Мы собирались посмотреть обручальные кольца, — напомнил он. — И несколько вещей для Карли.

— Уже поздно, — сказала она, — пора возвращаться.

Проводив Рэйчел и Карли до дома, Дэймон не мог понять, что заставило его поднять туфельку, упавшую с ноги Рэйчел, и положить ее в карман. Как будто хрустальный башмачок. Правда, у него было преимущество перед сказочным принцем — он точно знал, кто потерял туфельку.

Дэймон распорядился купить все, что примеряла Рэйчел, и доставить на Роксбери, за исключением одного платья. Оно было волшебным. Когда она поцеловала Дэймона, а он, притворившись спящим, ощутил мягкое, как перышко, прикосновение ее губ, он впервые в жизни почувствовал себя принцем — сказочным принцем, владеющим целым миром и даже звездами.

Платье, уложенное в коробку, ожидало его на кровати в отеле. Он быстро написал записку и всунул ее между слоев папиросной бумаги.

Он хотел повезти Рэйчел обедать, но, когда они вышли из магазина, почувствовал, как она встревожена, и понял, что должен быть терпеливым, — ей нужно время, чтобы привыкнуть.

Раздался тихий стук в дверь, и вошел Филип с очень мрачным лицом, нагруженный коробками и свертками из детских магазинов.

— Я только что получил сведения о том рейсе, который проверял для вас. Виктория Рокфорд находилась на борту. Самолет приземлился благополучно.

Ни один мускул не дрогнул на лице Дэймона. Он не сказал даже Филипу, своему доверенному секретарю, кем Виктория в действительности является. Но внутри он почувствовал сильное беспокойство. Интуиция не подвела Рэйчел и, подозревал он, его тоже. Сестра Рэйчел была незаконной дочерью Виктора Тортона. Виктория Рокфорд — наследница, и она похищена.

Пока Филип ждал, Дэймон поспешно нацарапал послание и запечатал его в конверт.

— Доставьте, пожалуйста, это Роланду Тортону. Сегодня же. В течение часа, если сможете. Он уже вернулся в Тортонбург. Срочно.

Теперь ему необходимо как можно скорее вступить в брак с Рэйчел, чтобы защитить ее, когда грянет гром.

Дэймон несколько минут собирался с мыслями, затем поднял трубку. Первый звонок, который он должен сделать, очень важен. Он звонил брату Раймонду.

Кратко объяснив ему, как сложились обстоятельства, Дэймон сказал, что ему нужно.

Брат Раймонд не осудил его, но настойчиво предостерег:

— Вы торопите события. Откуда вы знаете, что она любит вас как человека, а не как принца?

— Речь не обо мне, — убеждал он горячо, — а о ней. Ей нужен я, и именно сейчас.

— Боже! Вы не правы. Она нужна вам. Вы человек, страдающий от одиночества и слишком гордый, чтобы признать это.

— Вы совершите церемонию или я попрошу кого-нибудь еще?

Добрый брат вздохнул.

— Дэймон, вы знаете, я сделаю для вас все. Кроме того, я не упущу возможности увидеть собственными глазами, что она собой представляет и что на самом деле происходит.

— Ничего на самом деле не происходит. Все точно, как я говорю.

— Тогда почему вы оправдываетесь?

Дэймон с досадой повесил трубку. Надо было еще позвонить по поводу морских перевозок, касающихся семейного бизнеса. Виктор Тортон отдал им права на перевозки в Тортонбурге для прекращения давней вражды между семьями Монтегю и Тортонов. Теперь Роланд Тортон и Лилиан Монтегю могли сыграть свадьбу, но хотели отложить церемонию до того времени, когда сестра Роланда будет найдена.

Дэймон провел рукой по волосам. Он не мог утаивать сведения о прилете Виктории. Взяв коробку с платьем под мышку, он отправился к Рэйчел.

Как только она увидела его, то сразу догадалась, что у него есть какие-то сведения о сестре.

— Дэймон, вы что-то узнали о Виктории? — встретила она его вопросом.

— Я не хочу, чтобы вы волновались, но она летела в последнем самолете.

Рэйчел расплакалась, и он обнял ее.

— Завтра утром, — сказал он, — мы поедем поговорить с вашим отцом. И завтра же вечером отправимся в Роксбери и вступим в брак.

Она уткнулась носом ему в грудь, и он почувствовал, как она беспомощна. Дэймон подумал о сомнениях брата Раймонда и понадеялся, что сможет оправдать доверие Рэйчел.

Она была в платье цвета слоновой кости, он — в прекрасно сшитом угольно-черном костюме и белой шелковой рубашке. Она держала красивый букет весенних цветов.

Они стояли в небольшой каменной церкви, прилепившейся к краю скалы, нависшей над бушующим океаном.

Рэйчел никогда раньше не бывала на острове Роксбери, и если бы не была так взволнована, то залюбовалась бы роскошными зелеными пастбищами с тучными стадами, лесами с поющими птицами, голубыми озерами, тенистыми прудами и нескончаемыми безлюдными пляжами.

Сегодняшний день прошел в суматохе, начиная с очень напряженного визита к ее отцу. Казалось, отец был более восхищен тем, что его дом посетил принц, чем взволнован исчезновением дочери. Когда они сообщили ему, что Виктория находилась в самолете, он заявил, что знал о ее прибытии на остров и что она собиралась по возвращении посетить своего друга. Когда же Рэйчел попыталась выяснить, о каком друге идет речь, и упрекнула его, что он соврал Хейди, будто Виктория задержалась в Европе, он стал путаться и сердиться. Дэймон быстро, но вежливо закончил разговор, очевидно не желая, чтобы ее отцу стали ясны их подозрения о его причастности к исчезновению Виктории.

На остров Роксбери они прилетели на вертолете, что привело в восторг Карли, но Рэйчел укачало. Карли оставили во дворце, на попечении симпатичной юной дочери шеф-повара, которую звали Бонни. Когда Рэйчел уходила, Бонни и Карли строили из кубиков дом на полу кухни.

Рэйчел не хотела больше думать о дворце. Его толстые каменные стены и устремленные в небо башенки наводили на мысль о замке сказочного короля. Внутри обстановка была тоже сказочно богатой и официальной. Она успела увидеть лишь несколько комнат, и ее настроение упало: она подумала, что здесь никогда не почувствует себя дома.

Дэймон оставил Рэйчел на попечении красивой молодой горничной, которая отвела ее переодеться.

— А где живет Дэймон? — спросила Рэйчел, с нарастающим ужасом оглядывая комнату с высоким потолком, мрачными портретами и антикварной мебелью.

— У него свои апартаменты, мисс. Там немного уютнее.

Когда она переоделась, шофер примчал ее в маленькую церковь, где Дэймон уже ждал ее.

Теперь она стояла, дрожа от волнения. Свет лился через окна с цветными стеклами, и Рэйчел показалось, что она попала в незнакомую сказку.

Брат Раймонд был в коричневом одеянии с капюшоном, с белой веревкой вместо пояса. Он поговорил с ней перед церемонией, задавая свои вопросы тихо и осторожно. Он выглядел немного обеспокоенным.

Когда она отвечала ему, то сама удивилась своей уверенности.

Дэймон вдруг показался ей незнакомцем, отстраненным и пугающим. Но откуда взяться нежности на такой официально-торжественной церемонии, где приходилось произносить вечные слова о верности и любви?

Дэймон надел ей на палец кольцо. Она увидела его удивленный взгляд и не смогла понять его. Никакая невеста не хотела бы, чтобы жених так смотрел на нее, — даже невеста, согласившаяся на брак из чисто деловых соображений.

Когда настала ее очередь говорить, она услышала свой голос, дрожащий от сомнений, которых у нее до сего момента не было.

— Теперь вы можете поцеловать друг друга.

Слова брата Раймонда застали ее врасплох, хотя она знала, что они будут произнесены.

Дэймон как-то странно посмотрел на нее, и она поняла, что они должны сделать исключение из их договоренности и поцеловаться.

Она потянулась к нему и приподнялась на цыпочки, чтобы встретить его губы.

Их губы соприкоснулись. Он подумал, что поцелуй должен быть быстрым, ничего не значащим, просто завершающим сделку, но они долго не могли прервать его.

Когда старый монах наконец потерял терпение и кашлянул, они отодвинулись друг от друга и повернулись к нему. Рэйчел чувствовала, как горят у нее щеки. Она украдкой взглянула на Дэймона. У него уже не было того отстраненного взгляда, как во время церемонии. Беспокойство во взгляде брата Раймонда тоже исчезло и он, сияя, смотрел на них.

После его благословения они направились к выходу. Тут только она увидела двух человек, очевидно доверенных слуг, стоящих в тени, свидетелей брачной церемонии.

Они вышли из церкви на яркий солнечный свет. Рэйчел обратила внимание на нарциссы, которые цвели в саду вокруг церкви, и глубоко вздохнула. Дэймон стоял рядом и казался напряженным и встревоженным. Впервые она увидела его неуверенным.

— Что случилось? — спросила она. — Что такое, Дэймон?

Дэймон пытался сохранять бесстрастное выражение лица, чтобы она не почувствовала его глубокие душевные страдания. Когда он стоял перед братом Раймондом и церемония уже началась, ему стало понятно смутное беспокойство, какое он чувствовал только раз или два в жизни, — ощущение, что он делает неверный шаг.

Он не сомневался, что его решение вступить в брак с Рэйчел, было правильным. Тогда что же?

И внезапно он понял.

Их брак был подделкой. Он не вступил в брак с нею, он только притворился. Не имело значения, какие причины он приводил, истина в том, что он солгал.

И что хуже всего — он солгал перед Богом.

Он помог ей сесть в «ягуар».

— Я велел упаковать еду. Мы устроим небольшой пикник и затем возвратимся во дворец. Вы согласны? Вы не беспокоитесь о Карли?

— Еще нет.

— Мы могли бы забрать ее.

— Нет. Мне хочется, чтобы мы были с вами вдвоем, только вы и я.

Она внезапно смутилась и покраснела, почувствовав себя новобрачной, которой она должна была быть, но не была. Дэймон опять мысленно обругал себя.

Они направлялись к небольшой рощице на берегу океана. По пути он рассказывал ей о своих приключениях. Красноглазый бык с покрытой пеной мордой загнал его вон на то дерево, когда он был еще мальчиком. А в той бухте рыболовный крючок воткнулся ему в такое место, о котором крайне неудобно говорить. Он отчаянно пытался развеселить ее, прогнать напряженное выражение с ее лица, все больше и больше чувствуя себя виноватым.

Наконец он остановил автомобиль, обошел его вокруг и помог Рэйчел выйти. Затем вынул из багажника большую плетеную корзину. Мгновенно расстелив белоснежную льняную скатерть на ярко-зеленой траве, достал из корзины клубнику и шампанское, французские булки и рыбу. Рэйчел села на одеяло, расправив платье.

Ему показалось, что платье было создано именно для такого дня и такого момента. Если бы только то, что они совершили, было настоящим!

Она налила в бокалы шампанское.

— За будущее, — предложила она.

— За будущее, — согласился он.

Рэйчел была наиболее чувственной женщиной из всех, кого он когда-либо знал, но в будущем у нее не будет мужчины. И Дэймон увидел себя не молодым мужем, а… Он даже подходящего слова не мог подобрать. Он совершил отвратительный поступок — стал вором. У прекрасной, такой пленительной и манящей женщины он украл будущее.

Дэймон выбрал другую дорогу ко дворцу — извилистую, через холмы. Ему все еще было не по себе. Рэйчел чувствовала напряженность, возникшую между ними после того, как они произнесли обеты и простое, но не подлежащее отмене слово «да».

Когда же она увидела небольшой каменный коттедж среди высоких деревьев, то попросила его остановиться. То ли потому, что не могла более выносить напряжения, то ли потому, что коттедж напомнил ей о ее мечте.

— Что случилось?

Она кивнула в направлении дома:

— Место, которое мне напоминает…

— Что же?

Рэйчел помолчала.

— Мою мечту о небольшом коттедже за городом, где мы с Карли могли бы жить.

— Хотите взглянуть?

— О нет, конечно, нет.

Но он уже не слушал ее. Автомобиль свернул с дороги и остановился у коттеджа.

— Дэймон, а если кто-то живет там?

Он рассмеялся.

— Дом когда-то принадлежал одному из моих кузенов. Думаю, он построен очень давно, в дни, когда в Роксбери жили пираты. Скорее всего, он пустует уже много лет, ведь место довольно уединенное.

Дэймон помог ей выйти из машины. Ей захотелось погладить рукой стены, так здесь было красиво. Дом и в самом деле оказался пустым, и Рэйчел обошла вокруг него, думая, где устроит качели, горку и песочницу под навесом и какие цветы посадит в ящиках под окнами.

— Вы хотите войти?

— Дверь, наверное, заперта?

Он опять засмеялся.

— У нас нет воров. Вряд ли дверь заперта.

Так хорошо было снова слышать его смех, видеть, что исчезло жуткое выражение, которое появилось у него на лице, когда они стояли бок о бок в церкви. Она прошла по известняковым плитам и коснулась ручки двери — позолоченной ручки белоснежной двери с небольшим окошечком.

Дверь открылась, как будто дом ждал ее.

Полы из камня и дерева, толстые стены цвета сливок, с глубоко утопленными в них небольшими окошками. Внутри дом оказался больше, чем она думала, с гостиной, столовой, огромной кухней и тремя внушительными спальнями.

Коттедж выглядел пустым и заброшенным. Пылинки танцевали по полу. Окна следовало бы тщательно вымыть. Она начала думать, как расставить мебель, какие занавески повесить. В воображении ей уже виделся дом, наполненный солнечным светом и цветами, она слышала радостный детский смех, раздающийся в старых стенах.

Наконец она неохотно повернулась к Дэймону и улыбнулась.

— Какой красивый старый дом. Теперь я готова ехать. — Но как только она произнесла эти слова, то почувствовала страх перед возвращением во дворец.

— Этот дом теперь ваш, — сказал он, закрывая за ними дверь.

— Что? — Она порывисто повернулась к нему.

— Я делаю вам подарок к свадьбе.

— Вы уже подарили мне платье.

Он рассмеялся.

— Конечно. Но сейчас мне показалось, что для нас было бы лучше, если бы мы поселились здесь, а не во дворце.

Она подумала об огромном дворце, унылом и официальном, где всюду суетились слуги, и ей показалось, будто он подарил ей солнце.

— Да, я предпочла бы жить здесь.

— Считайте, что уже живете.

— Дэймон, вы меня избалуете.

— Вряд ли.

Оба вздрогнули от неожиданности, когда в дверь постучали и вошел Филип.

— Я вас искал, сэр. Я увидел ваш автомобиль на дороге. Мне не удалось передать ваше сообщение вчера вечером, и я провел несколько весьма неприятных часов в обществе сотрудников службы безопасности во дворце Тортонов. Но я наконец встретился с Роландом Тортоном и лично передал ему ваше письмо. Принц Роланд просил меня передать вам ответ.

Дэймон разорвал конверт, прочитал раз, другой, затем положил бумагу в карман.

— Он меня попросил передать на словах, что хочет, чтобы вы и мисс Рокфорд встретились с мистером Лэнсом Грейсоном, начальником отдела расследований службы безопасности, и как можно скорее.

— Теперь уже не мисс Рокфорд, а моя жена. Но я просил бы вас, Филип, некоторое время держать наш брак в тайне.

На лице Филипа, всегда невозмутимом, появилось выражение восторга.

— Поздравляю вас обоих. — Он подошел ближе, взял руку Рэйчел и поднял ее к губам. — Принцесса.

— Пожалуйста, вызовите вертолет. Через час мы летим в Тортонбург.

— Дэймон, — спросила Рэйчел, — что происходит? Почему один из принцев Тортонбурга посылает вам письмо? Почему начальник службы безопасности хочет встретиться с нами?

Филип тихо вышел, а Дэймон глубоко вздохнул.

— Мне нужно сообщить вам кое-что о вашей сестре.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Рэйчел разволновалась — слишком много для одного раза: и «принцесса», и таинственный вид Дэймона.

Они вышли на солнечный свет. Под огромным дубом висели качели, и Дэймон направился туда. Отсюда открывался чудесный вид па дворец Роксбери, окруженный лугами и лесами, и океан вдали. В любое другое время такой пейзаж должен был бы обрадовать и успокоить ее. И даже теперь у нее было смутное чувство, что ее дом — здесь.

Дэймон очистил от листьев место для нее, и Рэйчел подумала, сможет ли она когда-нибудь привыкнуть к тому, что он обращается с ней как с королевой. Дэймон усадил ее на качели и сам сел рядом. Выглядел он встревоженным.

Рэйчел пыталась не обращать внимания на аромат, исходивший от него и круживший ей голову сильнее, чем ароматы весеннего дня, чем вино.

— Скажите же наконец, — умоляюще проговорила она.

Он помолчал, собираясь с мыслями, и Рэйчел стало не по себе. Он взял ее за руку.

Ей показалось, будто его сила переходит в нее, своих сил у нее уже не осталось.

— Роланд Тортон сообщил мне, что во время праздника по случаю дня коронации короля Филипа в Винборо великий герцог Виктор Тортон получил секретное письмо, в котором говорилось, что незаконная дочь великого герцога похищена.

Рэйчел смутно помнила шум, поднятый газетами некоторое время тому назад вокруг празднования годовщины коронации. Вся эта королевская жизнь была так далека от ее жизни, что она не обратила внимания на это событие. Но если ее не беспокоили короли, то остаться безразличной к горю родителей она никак не могла.

— Боже мой, какая ужасная новость. Я бы не пережила, если бы что-то подобное случилось с Карли, — сказала она, думая о том, что богатство превращает человека в мишень для злодеев. — Бедный, бедный ребенок, невинная жертва.

— Она вовсе не ребенок. Дочь герцога взрослая.

— Разве у герцога есть взрослая дочь? Наверное, я что-то пропустила, ведь я не часто читаю газеты.

Почему его глаза смотрят так участливо?

— Никто не знает. Даже газетам не удалось ничего раскопать. Но кто-то все-таки узнал и использовал свое знание страшным способом. Из-за вражды между нашими семьями Роланд тайно прибыл на остров Роксбери, чтобы понять, не мы ли виноваты в преступлении.

— Что за нелепость! Вы? Он же вас совсем не знает. — Рэйчел была потрясена.

— Да, он, несомненно, увидел семью Монтегю в новом свете, — холодно произнес Дэймон.

— Дэймон, я никак не могу понять, каким образом сообщенное вами известие касается Виктории.

— Вы не можете понять? — переспросил он, пристально глядя на нее.

— Нет!

— А вас не удивляет, что две молодые леди исчезли в одно и то же время?

— Вы говорите так, будто речь идет о серийном убийце или похитителе. — При одной мысли об этом сердце у нее замерло, а потом учащенно забилось. — Но никто в моей семье не получал писем с требованием выкупа!

— Я думаю, мне будет легче сказать то, что я должен.

— Пожалуйста, скажите.

— Рэйчел, Виктория и есть незаконная дочь Виктора Тортона.

Рот у нее открылся от изумления, она быстро отняла руку и с недоверием посмотрела на Дэймона.

— Нет, это совершенно невозможно. Какая-то нелепая, глупая шутка.

Она смотрела ему в лицо, пытаясь увидеть смеющиеся глаза. Ведь это, в конце концов, он жонглировал стаканами в ресторане. Он же должен понимать, что смешно, а что нет. Как все-таки мало она его знает!

— Почему вы рассказываете мне чью-то историю? Моя сестра — это моя сестра.

— Рэйчел…

— Она вовсе не чья-то незаконная дочь.

Рэйчел увидела боль в его взгляде. Скорее всего, он не стал бы ничего говорить, если бы не был уверен. Но если это так, тогда понятно необъяснимое отвращение Малколма к Виктории. Однако все в ней восставало против сообщения Дэймона.

— Можете ли вы доказать то, что говорите? — спросила она, замирая от волнения.

Он отвернулся, провел рукой по волосам, затем снова посмотрел на нее.

— Вашу мать звали Марибель?

Рэйчел кивнула, чувствуя, будто непомерная тяжесть упала ей на плечи.

— Ее девичья фамилия Лейтон?

— О боже!

Он глубоко вздохнул.

— У вашей сестры есть необычное родимое пятно на левом бедре? В форме слезы?

— Откуда вам известны такие интимные подробности? — едва слышно прошептала она и, когда он не ответил, громче повторила свой вопрос.

Он достал из кармана письмо.

— Вчера вечером я уговорил Филипа доставить срочное письмо Роланду Тортону, в котором кратко изложил все, что знал об исчезновении вашей сестры. Вот его ответ. Великий герцог Тортон подтверждает, что у него была связь с Марибель Лейтон почти двадцать восемь лет назад.

Вычислить возраст его дочери, поняла Рэйчел, было нетрудно. Ее сестре было двадцать семь лет.

— Он не подозревал, что у Марибель родился ребенок. До сих пор. Родимое пятно было упомянуто в письме о выкупе. Такое родимое пятно есть у всех Тортонов. Посторонние о нем не знают.

Рэйчел не могла более смотреть в его полные сочувствия глаза. Она перевела взгляд на океан. Было несколько причин, почему она хотела бы, чтобы все это оказалось ошибкой. Эта новость радикально меняла ту действительность, к которой она привыкла. Кроме того, ее неясное предчувствие, что с Викторией случилось что-то плохое, стало вполне конкретной и тревожной реальностью. Ее сестра, ее любимая сестра, в беде.

— Если Виктория не дочь Малколма, — размышляла вслух Рэйчел — зачем было хитрить? Почему было просто не сказать: «Девочки, у вас не один и тот же отец»?

Она понимала, что говорит бессмыслицу и что в любом случае вопрос не к Дэймону. И она знала, что в шестидесятые годы ее еще молодой тогда отец отнюдь не увлекался философией свободной любви.

Она отложила свои вопросы, но им на смену тут же пришел страх. Боль пронзила ее. Где может быть сейчас Виктория? Через что ей пришлось пройти? Может, она связана? Или обессилела от ужаса? Или борется из последних сил, уже не надеясь на победу?

— Моя сестра похищена, — повторила она тупо и оглянулась на Дэймона. Его лицо поплыло у нее перед глазами, и только золотистые прожилки в глазах сверкали, как маяк, к которому она должна приплыть. — О боже мой, Дэймон, что мне делать? Моя сестра в опасности. Я должна…

Он взял ее руки в свои и легонько сжал.

— Слушайте меня, Рэйчел. Вам надо сохранять спокойствие. Вы понимаете? Вы должны сохранять хладнокровие.

Она глубоко вздохнула. И еще раз. И почувствовала силу его рук.

— Мне так страшно.

Он притянул ее к себе, и она заплакала у него на груди, намочив ему слезами рубашку.

— Я не знаю, о ком плачу больше, — проговорила она наконец. — Что же мне делать?

— Все, что сможете. Прежде всего нам необходимо встретиться с Лэнсом Грейсоном. У нас может оказаться полезная для него информация, а у него может найтись что-нибудь для нас.

— Для нас? Но она же моя сестра, а не ваша. Вы даже ни разу не видели ее. Почему вы так беспокоитесь?

Он улыбнулся.

— Она моя свояченица.

— А почему вы заботитесь обо мне? Не знаю, Рэйчел.

— У вас непреодолимое влечение к потерявшимся щенкам.

Ей хотелось, чтобы он возразил, но Дэймон промолчал.

— Когда моя жена и сын умерли, — проговорил он, — брат Раймонд научил меня небольшой молитве. Молитва помогла мне неизмеримо, хотя я никогда не считал себя верующим человеком.

— Вы мне ее скажете?

— «Боже, дай мне смирение, чтобы принять то, чего я не могу изменить, смелость, чтобы изменить то, что могу, и мудрость, чтобы отличить одно от другого».

— Молитва смирения, — сказала Рэйчел и повторила ее про себя. Слова подействовали. Она не могла отменить тот факт, что ее сестра похищена, но могла изменить свое отношение к нему. Оставалось обрести душевное спокойствие, которое должно было помочь в поиске сестры. — Дэймон, — Рэйчел вяло улыбнулась, — наш медовый месяц достоин Книги рекордов Гиннесса как наихудший в мире.

— Во всяком случае, мы собирались провести его, хм, не совсем традиционным способом.

Она покраснела, поняв, что он имел в виду.

— Нам нужно немедленно лететь в Тортонбург, — сказал он. — Вы будете хорошо себя чувствовать, оставив Карли здесь, пока мы будем там?

Рэйчел подумала, сколько предстоит хлопот с Карли, а ей так необходимы сейчас время и силы.

— Если хотите, я могу устроить, чтобы за ней присмотрели.

— Вы просто читаете мои мысли, — ответила она. — Я хотела бы оставить ее здесь. Здесь, на острове, безопаснее, Дэймон. Весь мир мне теперь кажется ненадежным и страшным.

— Я никогда не допущу, чтобы что-нибудь случилось с Карли.

— Благодарю вас.

— Или с вами.

Он сказал это горячо и уверенно, и его обещание прозвучало для нее как еще один свадебный обет.

Рэйчел перевела дух и нервно засмеялась.

— Хотите услышать кое-что забавное?

— Что?

— Кажется, на этой неделе моя сестра и я одновременно стали принцессами.

Они поехали во дворец. Дэймон остановился не у главного входа, а у боковой двери.

Здесь он жил. Его апартаменты тоже не показались Рэйчел особенно уютными. Правда, комнаты были меньше, чем в главной части дворца, но все равно слишком уж парадными.

Он провел ее по длинному коридору с висевшими на стенах потемневшими от времени портретами его предков.

— Я знаю, — сказал он, когда увидел, что она смотрит на портреты, — они выглядят жутковато.

— Да, жонглеров среди них нет, — согласилась она.

Дэймон открыл двойные двери в конце холла, и они оказались в жилых помещениях. Огромная кровать занимала почти всю комнату. Застекленные двери выходили на веранду. Еще одна дверь вела в другой коридор, в конце которого находилась меньшая спальня.

Эта спальня показалась Рэйчел самой милой из всех комнат — она была светлой и уютной.

— Замечательно, — вздохнула она с облегчением. Никто никогда не узнает, где они спят, после того как вечером они пройдут через те двойные двери. Будто все было специально приготовлено для них, лишь притворившихся мужем и женой.

Возможно ли им стать друзьями, только друзьями, и слово «брак» употреблять во всех смыслах, кроме одного?

Сейчас, возле его спальни, она уже не была уверена в этом.

Дэймон поторопил ее, напомнив, что у них неотложное дело.

Рэйчел обратила внимание на коробки из магазина Розалитты, аккуратно сложенные у стены. Наверно, ей надо было бы протестовать против его щедрости, но желания протестовать не было.

Она стала принцессой, и ей нужно выглядеть соответствующим образом. Он понял все с самого начала, и она благодарна ему за его предусмотрительность.

Он вышел и закрыл за собой дверь. Через секунду Рэйчел услышала звук льющейся воды и почувствовала, что щеки у нее горят.

Как ей удержать свои руки, чтобы не обнять его, не прижать к груди, не коснуться его губ?

Она строго напомнила себе, что сейчас у нее есть более веские причины для беспокойства, открыла коробки и взяла первое, что показалось подходящим, — бежевый брючный костюм.

Вода больше не лилась, и Рэйчел смущенно прошла в ванную, все еще полную пара. Она остановилась и несколько минут вдыхала пар, который касался его.

Их брак грозил сделать ее излишне чувственной.

Она тихо постучала в дверь его спальни.

— Входите.

Рэйчел вошла и остановилась. Дэймон был в брюках, но обнажен до пояса. Он вытирал голову полотенцем, и волосы лежали завитками на шее и вокруг ушей.

Его тело было великолепным — мускулистым, худощавым. Золотистая кожа казалась шелковистой, завитки волос темнели на прекрасной груди, тянулись вплоть до твердых мускулов его живота.

У нее пересохло во рту. Похоже, она уже не могла контролировать свои чувства.

— Тут единственный выход? — спросила она, пытаясь смотреть куда угодно, только не на него. Ей это не удалось. — Я хочу быстро поцеловать Карли и обнять ее, прежде чем мы пойдем.

Если он и заметил ее неловкость, то не подал виду. Он вел себя совершенно естественно. Как всегда.

— Да, здесь единственная дверь. Мы можем прорубить другую, если вы хотите. Или снять квартиру. Или переехать в Клифф-Крофт.

Так называлась местность, где был расположен коттедж.

— Я уверена, мы что-нибудь придумаем, — ответила она. — Как пройти к Карли?

— Если вы подождете, я пойду с вами. Не думаю, что вы найдете дорогу; кроме того, я тоже хотел бы ее увидеть.

Она смотрела, как он надевает рубашку, и чувствовала, что ее охватывает отчаяние. Словно она приговорила себя к пожизненному заключению. Он был великолепен, он заставлял кровь петь в ее жилах. А она согласилась лишь на формальный брак!

И совершила огромную ошибку.

Настало время исправить ее. Пересмотреть их соглашение. Прямо сейчас.

Однако и теперь какая-то часть ее души была согласна принять то, что он предложил. Совсем не видеть его было бы много хуже, чем быть рядом с ним, пусть и не прикасаясь к нему.

Он провел ее через лабиринт комнат, и они нашли Карли на кухне. Рэйчел представляла себе, что ее дочь с нетерпением ждет маму и, может быть, даже плачет. Между тем Карли стояла на стуле у стола рядом с Бонни и при помощи формочек вырезала фигурки из большого куска бисквита. Отломившиеся кусочки шли в рот.

Карли бросила на маму быстрый взгляд и, высунув язычок, нажала на формочку. И улыбнулась.

Рэйчел подошла, чтобы посмотреть на ее работу. Она вырезала елочку, и Бонни положила ее на блюдо с печеньем рядом с Санта-Клаусом и его оленем.

— У нас формочки только для рождественского печенья, — застенчиво объяснила Бонни.

Было ясно, что Карли никогда еще так не наслаждалась. Она была перепачкана мукой, но выглядела совершенно счастливой.

— Мама должна уйти на некоторое время, — сказала Рэйчел.

— Пока, мама, иди, — ответила Карли, уже поглощенная выбором следующей формочки из большой миски, стоящей рядом.

Рэйчел поцеловала Карли. Дэймон стащил кусок бисквита, положил в рот и поцеловал Карли в щечку. Карли обняла его, перемазав мукой его свежую рубашку.

Он все еще отряхивал муку, когда автомобиль был подан к двери. Дэймон улыбнулся Рэйчел.

— Вы знаете, мне нравится быть папой, — мягко сообщил он.

Она подумала, что ее жизнь могла бы стать совсем сказочной. Но будущее омрачалось тем, что, во-первых, ее сестра исчезла и, во вторых, у них с Дэймоном никогда больше не будет детей.

Она неподвижно сидела рядом с ним, пока он вел автомобиль к вертолетной площадке. Вероятно, она поглощена заботами о своей сестре, подумал Дэймон. Кроме того, он помнил, что ей было плохо в вертолете, когда они летели в Роксбери на свою свадьбу.

Он позволил себе расслабиться как раз перед тем, как она вошла в его спальню.

И едва он перестал контролировать свои мысли, к нему вновь вернулось ощущение сделанной непоправимой ошибки.

Он видел, как ее взгляд остановился на его обнаженном теле и как она быстро отвела этот взгляд.

Все в нем стремилось к ней. Ему хотелось, чтобы ее руки чувствовали его тепло, чтобы губы снова прикоснулись к его губам.

Но ведь он сам предложил ей дурацкую сделку.

О чем он думал? Что он сделан из стали, а не из плоти? С того момента, когда брат Раймонд сказал, что они могут поцеловать друг друга, он не желал думать ни о чем, кроме ее губ.

Что же он натворил? Он вступил в брак с ней и сам сказал ей, что они всего лишь заключают сделку. И теперь ему остается только быть человеком слова.

Если она хочет чего-то другого, он должен дать ей возможность сделать первый ход.

Его изумляло, как неожиданно и быстро утихло горе внутри него, и совсем не потому, что он забыл Шарон и Сэмюэла. Нет, он просто понял, что они были частью его и навсегда останутся с ним, в его душе. Но теперь он опять мог жить.

Ну почему он понял все так поздно? Он мог бы предложить Рэйчел настоящий брак.

От настоящего брака она бы, конечно, отказалась — ведь они едва знали друг друга.

По крайней мере телесно, поправил он себя, потому что их души каким-то тайным, непостижимым образом всегда были вместе.

Он хотел взять ее за руку. Но удержался и не взял.

Если бы ему удалось повернуть время вспять и снова прожить сегодняшний день, он ни за что на свете не сказал бы, что ему нравится быть папой.

Дворец Тортонов оказался еще неприветливее, чем дворец Монтегю, и еще роскошнее. Дэймона и Рэйчел сразу пригласили в комнату для деловых встреч.

Лэнс Грейсон уже ожидал их.

Рэйчел сразу же почувствовала, что Грейсон обладал как неудержимой, взрывной силой, так и ледяным спокойствием. Первое впечатление усилилось, когда он взял ее руку и твердо пожал. Почему-то она сразу прониклась к нему доверием. Она чувствовала, что если кто-нибудь и способен найти Викторию, то только он.

Между Лэнсом и Дэймоном почти немедленно возникла незримая связь — двое сильных мужчин сразу поняли друг друга.

Представившись, все сели.

Грейсон наклонился к ней, опираясь локтями на колени, сцепив мощные руки.

— Я очень огорчен, — сказал он тихо, — что ваша сестра и дочь великого герцога — один и тот же человек. Я понимаю, какое вы испытали потрясение при этой новости.

— Да.

Она заметила, что Лэнс быстро взглянул на Дэймона.

— Я не хотел бы причинять вам еще больше горя, мисс Рокфорд, но безопасность вашей сестры является первостепенной для всех нас.

— Еще больше горя?

— У меня есть причины считать, что ваш отец может быть причастен к исчезновению вашей сестры.

Ее наихудшие опасения подтверждались. Рэйчел стало страшно, как от ночного кошмара. Однако и здесь замерцал свет в конце тоннеля — значит, интуиция ее не обманула. А что, как не интуиция, подсказало ей ответить согласием на странное предложение Дэймона Монтегю?

— Я думала, что к исчезновению Виктории мог иметь отношение отец, — неуверенно призналась она и почувствовала, что рука Дэймона легла на ее руку и сжала ее.

— Правда? — спросил Грейсон с неподдельным интересом. — Скажите мне почему.

Она изложила ему свои аргументы. Ей стало намного спокойнее, когда она увидела, что здесь ее слова принимают всерьез.

Грейсон задумчиво смотрел на нее.

— Я думаю, что вы очень умная и уравновешенная женщина, мисс Рокфорд. Вы говорили о своих догадках еще кому-нибудь?

— Я сообщила об отсутствии сестры в полицию. Заявление в полицейском участке принял друг моего отца, так что, естественно, я не сказала о своих подозрениях. Мне дали понять, что я глупа, раз обратилась в полицию.

— Как зовут друга вашего отца?

— Сержант Ллойд Креншоу.

Грейсон записал имя.

— Кому-нибудь еще?

— Я сказала Дэймону. Ох, о том, что я буду искать сестру, знает еще подруга Виктории, Хейди Рамсей.

— Хорошо. Это все? — Она кивнула, он продолжал: — Я провожу расследование секретно и сотрудничаю с лейтенантом Джексом из полиции Тортонбурга. Если он захочет поговорить с вами, сообщите ему то, что вы сообщили мне, но больше никому ни слова.

— Я понимаю.

— Мисс Рокфорд, я собираюсь сказать вам еще кое-что. По мере того как вы будете все больше думать о причастности отца к исчезновению вашей сестры, вы, естественно, будете все больше сердиться. Я не хочу, чтобы вы ссорились с вашим отцом или даже намекали ему, что подозреваете его или еще кого-нибудь.

— Понимаю.

Он внимательно смотрел на нее.

— Жизнь вашей сестры может оказаться в очень серьезной опасности, если вы проговоритесь.

Рэйчел хотела встать на защиту отца, сказать, что он никогда не причинит вреда Виктории, но в такой ситуации эти слова прозвучали бы неуместно.

— Я думаю, на вас ляжет гораздо большая часть расследования, чем вы полагаете, — произнес Грейсон тихим голосом.

— То есть?

— Может, вы пороетесь в памяти и вспомните, где бывает ваш отец? Пожалуйста, подумайте, куда он мог бы отправить Викторию?

Рэйчел задумалась.

— Его жизнь очень однообразна, мистер Грейсон. Пожалуй, кроме своего кабинета или сараев во дворе, он нигде и не бывает. Вряд ли я смогу помочь вам.

— Я проверю оба места, которые вы упомянули, не тревожа его, естественно. Пошлю кого-нибудь осмотреть здание под предлогом проверки котлов, а «садовник» сможет побывать во дворе и сараях. Вы недавно были у него в доме. Не заметили никаких звуков, ничего необычного? Признаков борьбы, возможно?

— Нет. Виктории не было дома.

— Почему вы так уверены?

— Мы росли с собакой Джинджер, она обожает Викторию. Если дверь спальни закрыта, собака скулит, пока Виктория не откроет. Джинджер спокойно лежала у ног отца все время, что Дэймон и я были там.

— Вы очень наблюдательны. Тем не менее я хочу, чтобы вы позвонили, если вспомните что-нибудь, даже то, что вам покажется неважным. Я распоряжусь, чтобы вас немедленно соединяли со мной.

После недавнего равнодушного приема в полицейском участке, такое уважительное обращение она восприняла как награду. И ведь Лэнс еще не знал, что она принцесса. У нее было чувство, что Лэнс Грейсон был человеком, уважение которого следовало заслужить.

— И последнее. Как я могу связаться с вами? — спросил он.

Она посмотрела на Дэймона, и тот ответил:

— Мы собираемся жить в Роксбери. Я позабочусь, чтобы и вас немедленно соединяли со мной в любой момент.

— Вы оба собираетесь жить в Роксбери?

— Да.

— Вы не будете возражать, если я спрошу почему? Согласно тому, что вы сказали, вы встретились в полицейском участке несколько дней назад.

— Полагаю, вы тоже умеете хранить секреты, мистер Грейсон?

Тот кивнул.

— Рэйчел и я сегодня утром вступили в брак.

Лэнс внимательно взглянул на Дэймона.

— Не считайте меня невежливым, Ваше Высочество, но сказки обычно рассказывают детям. Так быстро любовь не приходит.

Рэйчел съежилась, ожидая, когда же Дэймон объявит, что их отношения не имеют с любовью ничего общего.

Но он не объявил. Он нежно улыбнулся Рэйчел.

— Несколько дней тому назад я и сам сказал бы то же самое.

— Что ж, хорошего вам медового месяца, — довольно цинично пожелал Лэнс.

— Он станет значительно лучше, как только вы найдете мою сестру, — ответила Рэйчел, поднимаясь.

Взгляд Лэнса подобрел.

— Даю вам слово, принцесса, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы найти вашу сестру.

Она внимательно посмотрела на него и поверила, что, если Викторию возможно найти, он найдет ее обязательно. Рэйчел ушла, чувствуя себя значительно спокойнее.

— Дэймон, не могли бы мы, прежде чем отправиться домой, остановиться возле дома миссис Брамбл?

Своим домом она теперь считала остров Роксбери, однако, собираясь на бракосочетание, побросала в сумку только самое необходимое. Дэймон посоветовал ей пока оставить все как есть и основательно заняться переездом, когда ее жизнь станет спокойнее.

Но она хотела взять отсюда самое дорогое — фотоальбомы.

Возможно, Лэнс Грейсон прав и, посмотрев фотографии, она вспомнит что-нибудь важное.

Подхватив альбомы в охапку, Рэйчел положила их на заднее сиденье машины.

По пути она захватила почту. Между счетами оказался конверт с обратным адресом издательства детских книг, куда она послала свои сказки о мисс Шалунишке. По толщине и форме конверта она поняла, что в нем очередной отказ, и попыталась не расстраиваться.

Сегодня она начала новую жизнь, которая не имела ничего общего с глупыми детскими сказками.

— Ваши счета? — спросил Дэймон. — Положите их на заднее сиденье. Филип разберется.

Она бросила счета назад, успев заметить ему, что оплатит их сама. Затем она утомленно зевнула и, не осознавая, что делает, положила голову на плечо Дэймону и заснула.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Могу я вам чем-нибудь помочь, сэр?

Дэймон улыбнулся. Женщина у него на руках крепко спала, прижимаясь к нему, как доверчивый ребенок.

— Если вы подержите дверь, я буду вам очень признателен.

Филип обогнал его, поднялся по ступенькам и открыл дверь.

Дэймон сообразил, что перенес Рэйчел через порог, и на миг ему захотелось, чтобы все было по-настоящему. Чтобы она не спала и смотрела ему в глаза с удивлением, возбуждением и предчувствием.

— Филип, не могли бы вы захватить почту на заднем сиденье и проследить за оплатой счетов?

— Конечно, сэр.

Дэймон прошел по толстому ковру на лестнице и толкнул дверь в свою спальню. Он не мог даже предположить, что Рэйчел так крепко уснет, и внезапно понял, как она утомлена.

Дэймон заколебался: не уложить ли Рэйчел на свою кровать? Но, вспомнив слова брата Раймонда, обвинявшего его в эгоизме, положил ее на ее кровать, сиял с нее туфли и осторожно накрыл одеялом.

В соседней спальне он увидел детскую кроватку, и свет из его спальни упал на круглые яблочки щек Карли. Она крепко спала.

Рэйчел вдруг что-то пробормотала, и Дэймон прислушался, надеясь разобрать слова, но ничего не понял.

Он довольно долго смотрел па нее. Брат Раймонд прав: как он теперь узнает, может ли Рэйчел полюбить его как человека? Почему он не думал, что когда-нибудь кто-нибудь полюбит его таким, какой он есть, а не за то, что он принц?

Рэйчел вдруг громко вскрикнула во сне:

— Виктория!

Он наклонился и коснулся ее.

— Все хорошо, Рэйчел, я здесь.

Она, казалось, успокоилась, и ее рука легла в его руку и сжала ее, сильная даже во сне. Ему не хотелось убирать свою руку, и он присел на край кровати. Через некоторое время Дэймон подумал, что не случится ничего плохого, если он приляжет на минутку рядом с Рэйчел.

Он будет лежать рядом с ней так, будто действительно перенес ее через порог, опять почувствует ее аромат, силу ее притяжения. Ничего, если всего один-единственный и последний раз он побудет с ней совсем близко.

И все-таки ему надо уйти, подумал Дэймон утомленно, и лечь в свою собственную кровать. Но только он успел так подумать, как рука Рэйчел сжала его руку еще крепче и молодая женщина беспокойно застонала.

Он опять подумал о брате Раймонде, о том, что сделал сегодня, и вдруг почувствовал, что тоже устал. Пообещав себе встать через минутку, он закрыл глаза.

Рэйчел проснулась, почувствовав что-то большое и теплое рядом с собой. Она вскочила, ничего не понимая, и вскрикнула:

— Карли!

Она обвела глазами комнату и поняла, что находилась в меньшей спальне в квартире Дэймона и что Карли мирно спит в кроватке в соседней комнате.

Как она попала сюда из автомобиля?

Рэйчел всегда спала очень крепко и теперь подумала, что все проспала. Она обнаружила себя полностью одетой, а ее новое платье помялось. Дэймон спал с ней тоже одетый, и Рэйчел вдруг почувствовала к нему огромную нежность. Все-таки он очень хороший человек.

Она коснулась его волос, глаза у него сонно приоткрылись, он увидел ее и улыбнулся.

— Что вы здесь делаете? — прошептала Рэйчел.

— Вам приснился кошмар, — прошептал он в ответ, и ей понравился его немного хриплый со сна голос.

— Как я оказалась здесь?

— Я принес вас.

— Дэймон, вы должны были разбудить меня. У вас же будет болеть спина.

— Что вы. Вы легкая, как перышко. Во сне вы звали сестру.

— Я знаю. Мне приснилась Виктория, а потом приснилось, что Карли потерялась. Я теперь боюсь засыпать.

Он притянул ее ближе к себе.

— Я останусь с вами столько, сколько буду вам нужен.

И вдруг он понял, что его слова шли у него из сердца. Он уговорил ее вступить в брак, и сделал неправильно. Не для него — для нее. Неправильно, потому что она оказалась лишена всех радостей, которые свадебная ночь и любовь мужа должны были дать ей.

И теперь ему оставалось только сохранять то, что он обещал — их отношения, основанные на договоре. И он будет придерживаться этого договора, пока не увидит, что Рэйчел больше не нуждается в нем. Он должен заботиться о ней, пока не завершатся события, связанные с ее сестрой, пока он не убедится, что она крепко стоит на ногах. Потом ему придется позволить ей уйти.

Он так решил, но совершенно растерялся, когда она дотянулась до него и коснулась его щек нежными и мягкими руками.

Она повернулась к нему, предложила свои губы, и он взял их.

Ему было так сладко. Он ощутил аромат лютиков и весеннего полудня. И невинность.

Ему пришло в голову, что, несмотря на свой жизненный опыт, Рэйчел была совсем невинна.

Однако не ее невинность держала его в плену, но намек на что-то большее. Губы у нее приоткрылись, и он услышал тихий стон — знак голода и желания.

Возбужденный им, он покрыл поцелуями шелковистую полноту ее губ и почувствовал, что дыхание у нее ускорилось. Его руки легли вокруг нее — вокруг ее милых плеч и талии — и прижали ее к себе. Он почувствовал все ее тело, гибкое, мягкое, сильное, слившееся с ним, и не был уверен, что когда-либо ощущал нечто столь же прекрасное.

Дыхание у нее стало прерывистым, как и у него. Дэймон слышал, как ускоряется стук их сердец, словно стук первобытных тамтамов.

Он снова прижался к ее губам и почувствовал, что дыхание у нее прервалось от восторга, — она хотела того же, что и он, теряя остатки самообладания.

В последний момент ему удалось вырваться из ревущего пламени желания, на что ушли все его силы. Но если он собирался отпустить Рэйчел, их брак по необходимости должен был оставаться формальным.

Он выпустил ее из объятий, отодвинулся, встал и увидел обиду и смятение в ее глазах.

Когда-нибудь она поблагодарит его за то, что он ушел, не взяв того, что она ему предлагала.

Дэймон вошел в свою спальню и закрыл дверь за собой.

Ему не стоит обольщаться — она ни на секунду не забывала, что он принц, рыцарь, прискакавший на белом коне, чтобы вызволить ее из беды. И она просто предложила ему что-то взамен. Хотела заплатить ему за труды.

Заплатить.

Дэймон почувствовал себя больным. Он сорвал измявшуюся одежду и забрался в кровать, которая показалась ему слишком большой и пустой. Потом долго лежал, глядя в потолок, и наконец заснул.

Его разбудил смех Карли. Он встал, натянул брюки и заглянул в комнату Рэйчел. Карли играла с огромным плюшевым медведем, который лежал в ногах ее кровати, и бурно радовалась. Брючный костюм Рэйчел кучей лежал на полу, скомканное одеяло обнажало прелестную длинную ногу. Голова ее была под подушкой, и Рэйчел не проснулась.

— Доброе утро, принцесса, — прошептал Дэймон Карли, входя на цыпочках в комнату.

— Научки! — завопила она.

Он поднял ее и плюшевого медведя и вышел из комнаты. Посадив Карли на свою кровать, он с медведем в руках сделал огромный прыжок, потерся носом о щеку малышки и сказал таким басом, каким, по мнению Дэймона, и должен говорить большой плюшевый медведь:

— Ты пахнешь медом.

Карли, смеясь, съежилась от щекотки.

— Я люблю мед, — сказал он тем же голосом, и медведь принялся облизывать Карли, громко чавкая.

Та покатывалась со смеху и шлепала ручками медведя по голове.

— А нету ли меда у тебя на ножках? — спросил Дэймон медвежьим голосом.

— Нету-у-у! — закричала Карли.

Но медведь проверил, громко чавкая.

— Есть, есть! — заворчал он. — Я нашел мед на твоих ножках! — Опять раздалось чавканье, которое явно восхищало Карли. — А нету ли меда у тебя на животике?

— Нету-у-у! — опять завопила Карли.

Но медведь весьма невежливо нагнул голову к ее животику, громко обнюхивая ее и шумно сопя.

— Я уверен, что пахнет медом, — медленно проговорил он, посопел еще и заявил: — Вот оно! Совсем не на животике! А в твоем ушке!

Карли колотила по медведю, громко визжа от восторга.

И вдруг он почувствовал на себе взгляд. Дэймон обернулся: Рэйчел стояла у двери в короткой помятой ночной рубашке и клетчатых шортиках с вышитым зайчиком. Волосы у нее были спутаны, тушь на ресницах смазалась. Длинные стройные ноги выглядели весьма соблазнительно, а ночная рубашка была полупрозрачной.

— О, смотри, — сказал Дэймон наилучшим медвежьим голосом, на который был способен, — вот и мама-медведица. Как ты думаешь, на ней тоже есть мед?

— Да-а-а! — завопила Карли.

Он взял медведя и вытянул его перед собой.

— Я ищу мед, — предупредил он.

— Ничего на мне нет! — сказала Рэйчел, но на всякий случай отступила на шаг.

— Никогда не убегай от голодного медведя, — предупредил ее Дэймон.

Но она побежала, и медведь побежал за ней, а Карли, глядя на них, покатывалась со смеху. Рэйчел прыгнула на кровать и наткнулась на Карли. Дэймон прыгнул следом и наткнулся на Рэйчел.

— Я чувствую, что здесь пахнет медом, — провозгласил он и снова погнался за Рэйчел вокруг спальни. — Уверен, что найду его.

— Нет, не найдешь. — У Рэйчел уже не было сил смеяться. — Не найдешь, Дэймон!

— Меня зовут вовсе не Дэймон. Меня зовут Мистер Плюшевый Медведь.

— Мистер Плюшевый Медведь, я не пахну медом!

Смеясь, она споткнулась и упала на кровать.

Медведь был уже возле ее лица и громко его обнюхивал.

Рэйчел задыхалась от смеха.

Медведь обнюхал ее волосы.

— Нет здесь меда. Карли, где же мед?

— На носу!

Медведь послушно обнюхал нос Рэйчел.

— Нет, и там нету.

— На носках! — подсказала Карли.

Медведь послушно упал к ногам Рэйчел. Та попыталась отползти, извиваясь, но Дэймон свободной рукой поймал ее за щиколотку.

— Конечно, вот он, — сказал он, громко чавкая, как, по его мнению, медведь должен есть мед, и пощекотал ноги Рэйчел медвежьим носом.

Он был счастлив. До смешного счастлив. Рэйчел, задыхаясь от смеха, просила остановиться, но медведь, конечно, продолжал искать мед, только стал еще более суетлив.

И тут раздался громкий и повелительный стук в дверь.

Глаза у Рэйчел стали круглыми.

— Кто там? — спросила она одними губами.

Он пожал плечами.

— Да?

Дверь распахнулась. С королевским видом, в очень строгом твидовом костюме вошла мать Дэймона и посмотрела на Рэйчел, которая попыталась заползти под простыни. Дэймон сообразил, что он обнажен до пояса и что все выглядит очень легкомысленно и неправильно. Он громко рассмеялся.

— Дэймон, — сказала мать, — я вижу, у тебя гости.

— Да, — ответил он, подхватил Карли, подбросил ее в воздух и усадил себе на руку. — Я хочу, чтобы ты познакомилась с Карли, — сказал он.

Мать пристально поглядела на него, пытаясь улыбнуться малышке, и посмотрела на Рэйчел, — вернее, на ее нос и глаза, выглядывавшие из-под простыни.

— Что происходит, Дэймон? — спросила она громким шепотом.

— Я вчера женился, — ответил он таким же громким шепотом.

Он не ожидал, что сможет объявить о женитьбе так легко.

Мать пристально смотрела на него. Уголком глаза он видел, что Рэйчел совсем исчезла под простыней.

— Женился? — переспросила мать.

— Женился, — подтвердил он.

Рот у нее беззвучно шевелился, она несколько раз безуспешно пыталась что-то сказать, затем повернулась на каблуках и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Дэймон посмотрел на кровать. Она тряслась.

Он подошел и сдернул простыню. Рэйчел хохотала. Он тоже начал смеяться. Глядя на них, захихикала и Карли.

Дэймон поднял медведя.

— Хочу меда.

— Ох, Дэймон, — сказала Рэйчел, — благодарю тебя.

— Это я должен тебя благодарить, — сказал он голосом медведя. — Я никогда не пробовал такого восхитительного меда. За что ты благодаришь меня, милая Рэйчел? — спросил он своим обычным голосом.

— Мне так нужно было посмеяться. История с сестрой меня просто убила. Наверное, это ужасно — смеяться, когда она исчезла, но сейчас я снова могу жить.

— Я понимаю, — ответил он. Медведь тыкался носом в хихикающую Карли.

— Ты бы не хотел, чтобы она звала тебя папой? — застенчиво спросила Рэйчел.

Дэймон почувствовал, как мир покачнулся. Ему надо было смеяться и играть, но реальность не отпускала.

Он понял, что Рэйчел предложила ему все, что у нее было, а его сердце жаждало, чтобы прекрасное дитя звало его папой. Однако он собирался дать им свободу, когда минуют все испытания, и поэтому успокоил взбудораженное сердце.

— Может быть, когда-нибудь потом, — проговорил он и отвернулся от озадаченного взгляда Рэйчел.

Уже дважды он причинил ей боль: вчера вечером, когда убежал от нее, и вот теперь опять.

Зазвонил телефон, Дэймон ответил, послушал, затем повесил трубку и повернулся к Рэйчел.

— Мы получили приглашение. Ты согласна пойти к моим родителям на завтрак?

— Разве у меня есть выбор? — ответила она. — Должно быть, у твоей матери сложилось ужасное впечатление обо мне. Она наверняка слышала, как я вопила! Боже, я же была в нижнем белье!

— Она сама виновата. Пусть не приходит без приглашения.

— Она часто так делает? — обеспокоенно спросила Рэйчел.

— Никогда! По-видимому, она услышала наши голоса и это заставило ее изменить своим привычкам.

— Здесь смех считается необычным звуком? — спросила Рэйчел.

— Но не теперь, — сказал он и неожиданно почувствовал печаль: похоже, праздник не продлится долго. Радостный праздник, который сделал его счастливым. И когда он скажет «до свидания» Рэйчел и Карли, рана в его душе будет невыносимой.

Нет, он не прав! Ему было дано провести эти дни с двумя невероятно прекрасными людьми, и это останется с ним навсегда.

— Идешь завтракать?

Рэйчел состроила гримаску.

— Где у нас ближайший «Макдоналдс»?

Он улыбнулся.

— В Тортонбурге.

— Кусать, — сказала Карли.

Рэйчел засмеялась.

— Значит, решено, идем завтракать.

— Да, моя любовь. — Слова выскочили без подготовки, и они оба замерли.

Рэйчел встала с кровати.

— Что мне надеть?

— Что хочешь. Лично я надену джинсы.

Джинсы она все же не надела. Ей надо было сгладить впечатление, произведенное сегодня утром взлохмаченными волосами, горящими щеками и шортами с зайчиком! Один Бог знает, что подумала его мать.

Рэйчел надела серый льняной брючный костюм, стянула волосы на затылке и закрепила их элегантной заколкой. Ее отражение в зеркале выглядело очень строгим. Но неужели в ее глазах была печаль?

Сегодня утром, захваченная игрой, она почти забыла, как Дэймон оставил ее вчера вечером. Но сейчас боль вернулась.

Она заметила коробки возле детской кроватки и открыла верхнюю. В ней лежало красивое маленькое платьице с передничком для Карли.

— Откуда это? — спросила она Дэймона, пройдя через ванную в его спальню.

Он уже был в джинсах и светло-коричневой замшевой рубашке, которая делала его глаза более золотистыми, чем зелеными.

Он взглянул на нее, затем быстро посмотрел в сторону, но она успела заметить пламя желания в его глазах.

Но если пламя сжигало его, почему он сказал ей «нет» вчера вечером?

Он лежал, опираясь о спинку кровати, длинные ноги свешивались с матраса. Карли сидела рядом, повелительно тыкая пальчиком в картинки в газете.

— Это — космический корабль многоразового действия, — сказал терпеливо Дэймон.

— Дествия, — послушно повторила Карли.

— Я купил ей кое-какую одежду.

— Когда ты успел?

Он вдруг очень заинтересовался газетой.

— А вот жеребец выиграл приз, — сообщил он Карли.

Карли хлопнула его по руке.

— Лосадка, — поправила она его.

— Лошадка, — согласился Дэймон. — Филип ходил по магазинам. Думаю, он получил огромное удовольствие.

Рэйчел ничего не понимала. Он явно собирался быть заботливым папашей, но не хотел, чтобы его так называли.

Когда он отказался быть папой, ей стало ужасно больно.

Что еще могла она подарить человеку, у которого было все?

— Я хочу одеть Карли в купленное тобой платье, — сказала она, не двигаясь с места.

Он неохотно отдал ей девочку, и та протестующе захныкала.

— Тлавка, — сообщила она маме, тыкая в газету.

— Я думала, ты хочешь кушать, — напомнила ей Рэйчел.

— Да. — Бросив последний взгляд на газету и своего нового приятеля, Карли дала унести себя и одеть в платье, которое ей так понравилось, что она долго вертелась перед зеркалом.

Когда они были готовы, Дэймон привел их в необъятную столовую с огромным обеденным столом посередине и гигантской люстрой, висящей над полированной поверхностью. На большом и тяжелом буфете стояли блюда с беконом, колбасами, яйцами, тостами, вафлями и свежими фруктами.

Вошли родители Дэймона.

— Насколько я понимаю, у меня теперь есть невестка, — сказал Чарлз Монтегю. Если он и был удивлен или огорчен, на широкоскулом лице не дрогнул ни один мускул. Увидев Карли, он улыбнулся с нескрываемым восторгом, совсем как Дэймон. — Похоже на рождественскую сказку, — заявил он жене, которая недоверчиво посмотрела на него. — Вчера вечером я лег спать папой, а утром проснулся дедушкой.

Дэймон представил Рэйчел родителям, назвав мать принцессой Норой из Роксбери. Она пожала руку Рэйчел, и в ее ледяном взгляде явственно отразилось осуждение.

Однако после слов отца Дэймона Рэйчел вздохнула спокойнее. Подошла служанка в форменной серой юбке с белым фартуком и спросила, что принести Карли на завтрак. Рэйчел не могла отделаться от чувства, что жизнь, вероятно, предназначала ей быть скорее служанкой, чем принцессой. Взглянув еще раз в величественное лицо свекрови, она поняла, что должна научиться жить с ней в согласии.

— Рэйчел, вы должны рассказать нам о себе, — попросила принцесса Нора, когда все закончили накладывать еду на тарелки.

Карли бросала свою еду на пол и с удовольствием смотрела, как девушка-служанка пыталась ей воспрепятствовать. Отец Дэймона смеялся, прикрыв рот салфеткой.

Рэйчел рассказала о себе все.

В конце был задан неизбежный вопрос:

— Как же вы встретились с Дэймоном?

Дэймону пришлось вмешаться.

— Бог привел нас друг к другу, — сказал он уверенно.

Его мать посмотрела на него, потом на Рэйчел и вздохнула.

— Мне придется сделать официальное объявление. И, разумеется, будет прием в честь новобрачных. Рэйчел, я полагаю, у вас нет большого опыта в общении с прессой, не правда ли?

— Нет, я…

— Тогда мы пригласим консультанта. Ты помнишь его, Дэймон, того, что…

— Мама, по ряду причин мы решили пока не объявлять о нашем браке. А когда объявим, Рэйчел прекрасно справится сама.

Простые слова, но именно те, которые она так хотела услышать. Она снова почувствовала себя прежней Рэйчел — сильной, не боящейся будущего.

— Должна сказать, Дэймон, — заметила его мать, — что вы не можете жить вместе, ничего не объясняя. О вашем совместном пребывании здесь обязательно станет известно.

— Не думаю. Наш персонал всегда был нам очень верен. И такое положение будет не всегда, мама, только некоторое время.

— Но почему?

— Я могу только сказать, что от этого зависит жизнь или смерть. И это все.

Мать перевела на Рэйчел взволнованный взгляд, будто та оказалась виновницей небывалого скандала на их тихом острове, где скандалов избегали любой ценой. Рэйчел выдержала ее взгляд с тихим достоинством, не принимая осуждения.

— Дэймон…

Чарлз Монтегю поднял руку.

— Дорогая Нора, — сказал он, — Дэймон уже взрослый. Он никогда не боялся ответственности и сейчас просит поверить ему. Я ему верю.

Нора посмотрела на мужа, и что-то смягчилось в ее лице.

— Ты прав, конечно, — тихо проговорила она.

— Теперь, если завтрак закончен, мне нужно буквально на несколько минут отвлечь Дэймона от медового месяца. Мы должны уладить некоторые детали, касающиеся морских перевозок. Вы не возражаете? — спросил он Рэйчел.

Ей было приятно, что ее спросили. Теперь понятно, от кого Дэймон перенял свою несколько старомодную манеру поведения. Однако перспектива остаться наедине с его матерью пугала ее.

Но выхода не было, и Рэйчел прямо взглянула на принцессу Нору.

— Мы должны были сообщить вам вчера вечером, но у нас возникло срочное дело в Тортонбурге, и мы возвратились очень поздно.

Судя по выражению лица принцессы Норы, та вообще не одобряла срочных дел.

— Я очень сожалею, что мы огорчили вас сегодня утром, — добавила Рэйчел.

Нора молча посмотрела на нее. Затем, к удивлению Рэйчел, взяла салфетку, умело вытерла личико Карли и извлекла ее из высокого креслица.

— Славная девочка, — произнесла принцесса. — Чарлз прав — для нас она как дар Божий.

— Благодарю вас, — сказала Рэйчел, увидев первый намек на потепление отношений.

— Вы знаете о жене Дэймона и ребенке?

— Да, он сказал мне. Такая трагедия.

Принцесса Нора покачивала Карли на колене.

— Иногда мне становилось страшно, что я больше никогда не услышу, как он смеется. — Она подняла взгляд на Рэйчел. — Сегодня утром, через дверь, я услышала его смех.

Рэйчел замерла.

— Быть родителями в королевских семьях очень сложно. Приходится балансировать между любовью и ответственностью — за подданных, за себя, за семью.

Как понимать ее слова? Она говорит «Добро пожаловать» или предупреждает?

Нора вновь пристально посмотрела на Рэйчел.

— Но в своем сердце каждая мать всегда больше всего хочет, чтобы ее дети были счастливы. — Она вздохнула. — Кажется, вы дали Дэймону счастье, и я благодарю вас. Но вы должны знать, что быть членом королевской семьи в жизни — совсем не то, что в сказке.

— Я вступила в брак с Дэймоном не потому, что он член королевской семьи, — уверенно произнесла Рэйчел. — Я вышла бы за него замуж, даже если бы он был землекопом.

Мать Дэймона удивленно подняла брови.

— Почему же вы в таком случае вышли за него? Откровенно говоря, мне показалось, что вы едва знаете друг друга.

— Я тоже так думала, — ответила Рэйчел, — но мое сердце сказало, что знало его всегда. — Она сделала паузу, обдумывая свои слова, и поняла, что они близки к истине. Ее истине.

Дэймон буквально влетел в комнату.

— Рэйчел, — сказал он, — нам срочно нужно поговорить. Я получил сообщение от Лэнса Грейсона.

Рэйчел вскочила, извинилась перед принцессой Норой, взяла Карли на руки и вместе с Дэймоном вышла из комнаты.

— Что случилось? — спросила она.

Он повернулся к ней и обнял ее за плечи.

— Только что Тортоны получили второе письмо от похитителя Виктории.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Чего он теперь требует? — спросила Рэйчел.

Он удивился ее выдержке.

— Миллион. Но есть и хорошая новость. В письме фотография Виктории, держащей в руках сегодняшнюю утреннюю газету.

— Слава богу, значит, она жива.

— Да. И по словам Грейсона, выглядит невредимой. Нет никаких признаков, что с ней плохо обращались. Он даже сказал, что она не сдалась.

— Да, она такая.

— Грейсону требуется твоя помощь. Письмо было написано от руки, и он немедленно пошлет его нам со специальным посыльным, чтобы ты попыталась узнать почерк.

— Если писал мой отец, я точно узнаю. Но надеюсь, что не он. Боюсь, принцессе Норе не понравится, если жена ее сына окажется дочерью похитителя.

— Ты тут ни при чем!

— Будем надеяться.

— Хорошо. Фотографию Грейсон тоже пришлет. Он хочет, чтобы ты посмотрела на детали фона — может, узнаешь место.

— Он хорошо знает свое дело, — отметила Рэйчел.

— Досконально, — согласился Дэймон. — Он поразил меня как человек, который никогда не терпит поражения. Еще он сообщил, что названо место для передачи денег, и спрашивает, не может ли оно что-нибудь для тебя значить.

— Какое место?

— Шелковичный парк в Тортонбурге. Туда ведет несколько дорог, и там густые заросли. Есть также теннисные корты, пруд с утками и детская площадка.

— Знаю — старый, заросший парк. Мой отец всегда был немного снобом и считал Шелковичный парк не тем местом, куда нас можно водить. Впрочем, он вообще мало гулял с нами.

Она говорила без осуждения или жалости к себе, но Дэймон почувствовал растущую антипатию к тестю.

И еще он подумал, что похититель вполне способен выбрать для передачи денег место, о котором известно, что сам он там бывать не любит.

Дэймон заметил знакомую тревожную складочку между бровей Рэйчел и решил, что должен развеселить ее. Настроение у него при этом значительно улучшилось, поскольку, принося ей в дар свои время и силы, он делал подарок и себе.

Он снова вспомнил брата Раймонда или, точнее, один из его афоризмов, которые Дэймон находил бесконечно раздражающими. Пока не начинал обдумывать их.

Брат Раймонд всегда говорил ему, что надо жить, не беспокоясь о будущем. Надо уметь находить умиротворение в совершенстве единственного листика на дереве, в птичьем пении, в постоянно меняющемся цвете неба.

— Чудеса, — говорил жизнерадостный монах, — случаются вокруг нас все время, надо только не бояться видеть их.

И когда Дэймон встретил Рэйчел, то она оказалась именно таким чудом. Чудом очарования и душевной силы. Он хотел быть с ней рядом, пока у него оставался хоть малейший шанс.

— Вчера Карли провела день без нас, — сказал он, — почему бы сегодня не взять ее с собой? Мы можем пойти на море. Вода, конечно, еще холодная, но можно будет поплескаться у самого берега. И я умею строить отличные замки из песка.

— Замки из песка? — переспросила она недоверчиво.

Он увидел, как морщинка между ее бровей немного разгладилась.

— Вспомни, как я жонглировал, — проговорил он и был вознагражден заразительным смехом.

— Я бы не прочь, но, может быть, мне стоит остаться здесь. Просто на случай, если…

— Я захвачу сотовый телефон и распоряжусь направить на берег посыльного от Грейсона, как только тот прибудет.

— Тогда я согласна.

Он вспомнил о вчерашнем вечере, о ее манящих губах. Не нарочно ли произнесла она слова, заключавшие двойной смысл?

Он не позволил себе загадывать так далеко, как ему хотелось бы.

Дэймон шел по краю берега в подвернутых до колен джинсах. Карли сидела у него на плечах, и он шлепал по воде босыми ногами.

Рэйчел наслаждалась теплыми лучами солнца и смехом Карли и Дэймона. Она чувствовала, как уходят отчаяние и ощущение беспомощности.

Ей все время казалось, будто она должна что-то делать для освобождения сестры. Расклеивать объявления на фонарных столбах, стучаться в двери и показывать ее фотографию, спрашивать людей, не видел ли кто ее. И только действия Лэнса внушали ей доверие. Он лучше всех знал, что надо делать.

На Рэйчел был ее новый купальный костюм. Наверно, она самый легкомысленный человек в мире, если способна интересоваться собственной наружностью, в то время как ее сестра в плену.

Дэймон снял Карли с плеч и опустил на песок рядом с Рэйчел. Он быстро взглянул на нее и сразу отвернулся, но она успела заметить, как заблестели у него глаза.

По дорожке от дворца к пляжу Дэймон привез тележку с пластмассовыми строительными инструментами. Дорожка была очень живописна, местами даже становилась такой крутой, что превращалась в лестницу, вырубленную прямо в скале. Пляж тоже был великолепен — полумесяц золотого песка у подножия величественных скал.

Дэймон пошарил в тележке и достал синие пластмассовые ведерки и лопатки. Вместе с Карли он начал наполнять ведерко песком, влажным от набегающих волн. Карли усердно хлопала по песку своей лопаткой. Когда же он быстро перевернул ведерко и поднял его, глаза у Карли округлились от удивления. Она вырвала ведерко у него из рук и с удовольствием начала заполнять его снова.

Дэймон улыбнулся ей, затем Рэйчел.

— Тебе не кажется, что дети ниспосланы нам, чтобы напоминать о чудесах, скрытых в самых простых вещах?

Она смотрела на него и думала, как легко было бы его любить. Но, может быть, половина ее проблем и происходит от того, что ей слишком легко любить людей. Классический пример — Брайен.

Дэймон протянул ей другое ведерко.

— На нашей строительной площадке должны работать все, — очень серьезно проговорил он. — Здесь нельзя бездельничать.

Он явно пытался отвлечь ее от жутких мыслей, и Рэйчел почувствовала благодарность к нему. И взяла ведро.

— Куличики надо делать там, где я нарисовал крестики.

Рэйчел согласилась, чувствуя, как удивительное ощущение благополучия прогоняет беспокойство.

— Я думаю, твой проект излишне грандиозен, — запыхавшись, сообщила она через несколько минут, когда поняла, что делает куличики медленнее, чем он ставит крестики.

— Грандиозен? — переспросил он с таким потрясенным видом, что она не удержалась от смеха. — А кто здесь принц?

— Вы, Ваше Королевское Высочество, — сказала она, но не смогла сохранить смиренный вид и засмеялась.

— Специалист по замкам здесь я, — напомнил он строгим голосом. — Карли!

Рэйчел увидела, что Карли следует за нею, прилежно разбивая каждую из тщательно установленных песчаных башен. Она опять рассмеялась, и Карли тоже.

Дэймон притворился, что сердится на них. Он начал читать Карли суровую лекцию. Внимательно слушая его, она так быстро набила себе рот золотистым песком, что он не успел ей помешать.

— Послушай, Карли, помоги маме наполнять ведерко. Больше не ломай куличики, а то Дэймон бросит тебя в море, — серьезно и твердо проговорил он.

Карли беззаботно засмеялась, но ломать куличики перестала.

Глядя на то, как замок обретает форму, Рэйчел вспомнила о матери. О том, как любила Марибель бывать на берегу моря: здесь она всегда выглядела спокойной и красивой, а не печальной и разбитой. О том, как с ней и Викторией они строили замки из песка, как мама смеялась и как ее смех восхищал девочек.

Ее вдруг поразила мысль, что Малколм и Марибель никогда не смеялись, их отношения были лишены не только радости, но и просто доброжелательности.

Правда, теперь, узнав столько нового о Виктории, она уже этому не удивлялась.

— Леди, вы замечтались, — сказал Дэймон ей в ухо, — а крестики, которые я поставил, требуют вашего сосредоточенного внимания.

— Да, да, сэр, — откликнулась она. Карли теперь была занята серьезным делом — копала яму, и Рэйчел стало грустно, что ее мать так и не смогла провести с внучкой на берегу такой день.

Но кто знает, что происходит и что может произойти в мире? Может быть, ее мать незримо присутствует здесь. Может быть, ее измученная душа наконец обрела покой.

— О чем вы задумались? — опять прервал ход ее мыслей Дэймон.

— Я думаю, как моя мать наслаждалась бы сегодняшним днем. Мне даже кажется, она некоторым образом здесь, с нами. Я уверена, что рай в ее представлении должен быть здесь, на берегу.

Дэймон коснулся ее волос, заправил выбившиеся пряди за ухо.

— Конечно, она здесь, — сказал он. — Я думаю, что все лучшее, что было в ней, продолжилось в тебе и в Карли.

Что было лучшим в ее матери? Ее красота, мягкость, которая стараниями Малколма превратилась в слабость.

Почему ее родители соединились? Неужели они не видели, как не подходят друг другу? Ее отец — невзрачный человек, намного старше, а мать — настоящая красавица. Она — тихая мечтательница, а он — прагматичный, черствый. Его прагматизм в конечном счете и сделал его сухим и бесчувственным.

Когда ее родители соединились? Рэйчел пришло в голову, что в фотоальбомах, которые она взяла из коттеджа, все-таки мог находиться ключ к разгадке.

— Теперь нужно выкопать крепостной ров, — велел ей Дэймон, передавая лопатку.

Она оторвалась от воспоминаний и увидела, что Карли уже перестала копать яму и теперь пытается набрать воду в ведерко. Она сидела у самых волн, громко приказывая воде наполнить ведерко, лежащее на боку. Вода не слушалась. Карли попробовала зачерпывать ее лопатой. Наконец ей удалось захватить несколько капель, и с видом победителя она повернулась к маме, но тут же упала и уронила ведерко.

— Я вижу, она тоже не признает поражений, — отметил Дэймон, наблюдая, как Карли снова направляется к воде.

Не выпуская девочку из виду, Рэйчел копала крепостной ров. Замок был невероятен — высок и огромен, его башни доходили ей до пояса.

— Ты настоящий архитектор по замкам, — признала она, склонившись перед ним в шутливом поклоне.

— Самое интересное нас ждет впереди, — предупредил он.

— И что же?

— Мы сейчас будем все ломать.

— Нет!

— Если мы не сломаем, то прилив смоет.

И едва закончив строительство замка, они позволили Карли начать его ломать. Рэйчел неожиданно для себя обнаружила, что впервые наслаждается уничтожением.

Когда она уже радостно прыгала на куче песка, в которую превратился замок, то увидела молодого человека, спускавшегося к ним.

Скульптурные черты лица, высокие скулы, темные волосы и синие глаза не так приковывали внимание, как очень высокий рост. Его одежда не годилась для пляжа. Он выглядел как ковбой, готовый вскочить на лошадь и умчаться за горизонт.

Рэйчел взглянула на Дэймона.

— Кто это? — Почему-то молодой человек казался ей знакомым.

— Роланд Тортон.

У нее перехватило дыхание, сомнений не оставалось: ее сестра — дочь великого герцога Виктора.

— Он невероятно похож на Викторию, — сказала она, когда молодой человек подошел к ним.

— Дэймон, — приветствовал он принца.

— Роланд, — ответил тот.

Что-то смягчилось в глазах Роланда, когда он повернулся к Рэйчел.

— А вы, должно быть, Рэйчел, сестра моей сестры. Интересно все складывается. Вы что-нибудь понимаете?

Она заулыбалась, сразу проникшись к нему симпатией.

— Не очень, — созналась она.

— Я привез от Лэнса материалы для вас.

— Благодарю.

Его улыбка исчезла.

— Рэйчел, мне жаль, что так случилось с вашей сестрой. И с моей. Но я надеюсь, Лэнс добьется результата, который принесет нам радость.

— Благодарю вас.

— Я видел только ее фотографию, — продолжал Роланд, — и мне кажется, что фотография не передает правдиво ее образ. Она так же красива, как и вы?

Рэйчел бросила быстрый взгляд на Дэймона. Брови у него были нахмурены, и выглядел он невероятно ревнивым. Ошибиться она не могла.

— Она очень похожа на вас, — сообщила Рэйчел Роланду.

— Я не могу дождаться, когда увижу ее.

Дэймон не выдержал:

— Отдай письмо и иди. Лили уже заждалась тебя.

Роланд как ни в чем не бывало попрощался и пошел по песку к дорожке.

— Ты что такой невежливый? — обратилась к нему Рэйчел. — Он ведь нам свояк. Кроме того, он очень привлекательный молодой человек. Ты же не женщина, ты мог и не заметить его неотразимых качеств.

— Неотразимых? — возмутился Дэймон. — Следует ли мне напомнить, что ты теперь замужняя женщина?

Она усмехнулась. Как все это понимать? Он отклонил ее поцелуи, не захотел, чтобы Карли называла его папой. Но его взгляд, вот только что, был горячим и страстным, а с Карли он возился целый день лучше многих отцов.

Она хотела обнять его, но побоялась, что он снова ее оттолкнет.

Рэйчел села на расстеленное одеяло и открыла конверт, привезенный Роландом. Дэймон отвел Карли от воды, усадил ее у ног Рэйчел и уселся рядом.

Уголком глаза она увидела золотистые песчинки в темных блестящих волосках у него на руках. Нестерпимо захотелось уткнуться лицом в его ладони…

Она заставила себя сосредоточиться на ксерокопии письма о выкупе.

Почерк был ей незнаком.

— Почерк не отца, — с облегчением сказала она, передавая бумагу Дэймону. — И стиль не его. Кроме того, он пишет без ошибок, а здесь их много.

— Не думаю, что похититель был один.

Мысль о сообщнике не приходила ей в голову; похоже, расслабляться рано.

Дэймон изучил послание и заметил, что профессиональный преступник вряд ли пошлет записку, написанную от руки.

Она посмотрела на фотографию сестры, осторожно провела пальцами по знакомым высоким скулам. На лице Виктории не было ни ужаса, ни даже растерянности.

Рэйчел перевела взгляд на фон. Фотография, по-видимому, была сделана со вспышкой: на темном фоне выделялось белое лицо Виктории. Однако в конверте оказалось еще несколько фотографий, где фон отпечатался яснее.

Сестра стояла перед какой-то стеной. Необычной стеной, сложенной из бревен.

— Хижина или летний домик? — догадался Дэймон, глядя через плечо Рэйчел.

В верхнем правом углу какой-то предмет был обведен красным кружком. Рэйчел долго смотрела на него.

— Как будто старое ружье или что-то вроде этого, — отметил Дэймон.

— Надеюсь, оно ей пригодится, — задумчиво произнесла Рэйчел.

Она просмотрела все фотографии снова, очень медленно и тщательно. У нее появилось смутное чувство, будто это место ей знакомо, но в голову ничего не приходило. Отец никогда не брал их на праздники всей семьей. Изредка они выбирались в музей или зоопарк.

— Ну что? — спросил Дэймон.

— Даже не знаю, — ответила Рэйчел. — Мне кажется, я должна знать это место, но не могу вспомнить. Может быть, мне просто так сильно хочется помочь?.. Нет, не помню, чтобы когда-нибудь бывала там.

— Может, в раннем детстве?

Рэйчел снова посмотрела на фотографии.

— Нет, — сказала она, — я никогда там не была. — Она неохотно отложила снимки. — Надо увести Карли с солнца. Она скоро захочет спать, и если мы ее не уложим вовремя, она нам покажет, где раки зимуют.

— Извини, Рэйчел, мне придется оставить вас на некоторое время. У меня есть несколько дел, которые нельзя больше откладывать.

— Ох, Дэймон, надеюсь, ты не пренебрегал делами из-за нас! Мы и сами способны развлекаться.

— Такой день, как сегодня, я не мог упустить.

Рэйчел подумала, что, пока Дэймон будет занят, она просмотрит фотоальбомы и, возможно, узнает что-нибудь новое о своей семье. Последние события навели ее на мысль, что на самом деле все было совсем не так, как она до сих пор считала.

Но еще больше ее интересовало, не найдется ли в старых альбомах какая-нибудь фотография, которая поможет понять, где находится Виктория.

Они быстро собрались и пошли вверх по дорожке в скалах.

Дэймон посадил Карли себе на плечи и притворно застонал:

— О, когда же она вырастет и будет ездить на настоящей лошади!

Рэйчел смотрела, как ее муж несет на плечах ее дочь, и у нее появилось ощущение, что она уже когда-то видела эту картину. Скорее всего, она видела ее в мечтах — давным-давно, в детстве, когда верила, что мечты сбываются.

— Благодарю тебя, — сказала она ему.

— За что же? — спросил он.

— За то, что ты мой прекрасный сказочный принц.

Едва произнеся последние слова, она испугалась. Рэйчел была уже взрослой и знала, что сказки никогда не становятся былью, жизнь с матерью и отцом научила ее, что хорошее никогда не длится долго.

Дэймон неохотно оставил их, но пора было заняться делами. К приходу Филипа он успел разобрать тонну документов.

— Сэр, я просматривал счета вашей жены… — Филип не скрывал радости по поводу изменений в семейном положении Дэймона. — Счета к оплате, как вы велели. Но в одном конверте счета не оказалось. Боюсь, я вскрыл его ошибочно.

— Не огорчайтесь, Филип. Что там было?

Филип передал ему бумагу, и Дэймон быстро просмотрел ее. Затем прочитал снова, медленнее. Ему захотелось смять письмо и отправить в мусорную корзину.

Письмо пришло из издательства. Они хотели купить сказки Рэйчел и предлагали ей писать еще.

Филип улыбался.

— Разве не прекрасно, сэр?

— Замечательно, — согласился он без радости в голосе.

Филип ушел, и Дэймон вновь взглянул на письмо.

Так что же получается? Он решил спасти женщину, а, выходит, она вовсе не нуждается в спасении.

Можно сказать, он даже оскорбил ее. Вступив в брак, он как бы заявил, что жить самостоятельно она не способна.

Но из письма следовало, что это далеко не так.

Мужчина, себялюбивый и властный, заговорил в Дэймоне, и ему снова захотелось выбросить письмо в корзину. Потому что письмо означало, что время, когда Рэйчел сможет уйти от него, наступит значительно раньше, чем он думал.

Дэймон вздохнул и потер виски, представив, как улыбается брат Раймонд: ведь это почти настоящая чистая любовь.

Ему надо было отказаться от того, что он хотел, в чем нуждался, пойти к ней и освободить ее. Дать ей крылья, показать, что верит в нее, в ее способность летать.

Он вспомнил, как выглядела Рэйчел в том великолепном черном с красным купальном костюме и шелковом саронге, скрывавшем ее прелестные ноги. Он вспомнил, как комично ковыляла Карли вдоль берега с ведерком, до половины наполненным водой.

Дэймон отложил письмо и вышел из кабинета.

Рэйчел сидела в своей комнате, и через дверь он слышал, как она плакала. Он заточил ее здесь, принуждая вести жизнь, которую она не выбирала. Согласие ее на брак с ним было продиктовано ее добротой — она хотела помочь и ему, и своей дочери.

Он проскользнул мимо спален и вошел в следующую дверь.

Детская показалась ему пустой и печальной.

Он подошел к колыбельке, прикоснулся к ней и понял, какой удивительный путь прошел за несколько дней — от убежденности, что больше никогда не захочет ребенка, до невозможности смириться с таким будущим.

Что-то дикое поднялось в нем, ему захотелось пойти к Рэйчел и соблазнить ее. Воспользоваться ее вчерашним приглашением и сделать так, что ей не захочется расторгнуть их брак. Пожалуй, это будет больше походить на похищение и плен, чем на любовь. Так обращаться с ней он не мог себе позволить.

Она когда-то сказала ему, что он жил будто в тюрьме.

И как же она права!

Ну и что он сделал? Открыл тюремную дверь и пригласил Рэйчел присоединиться к нему в его камере. Пригласил в мир, где каждое ее движение будет на виду. Где ее дочь будут фотографировать всякий раз, как ей захочется купить на улице мороженое. Где они должны будут научиться следить, под каким углом освещает их солнце, поскольку всегда найдется фотограф, который будет ждать, когда они совершат ошибку.

Он подумал о том, как хорошо все начиналось — чисто деловое соглашение двух незнакомых людей. И, возможно, с точки зрения взаимной выгоды оно было не так уж плохо продумано.

Но возникло нечто неожиданное, и все внезапно переменилось.

Возникла любовь.

Он влюбился в свою прекрасную молодую жену. Она прикоснулась к его раненому сердцу и в мгновение ока совершила чудо.

Он позволил себе представить на миг, как будет любить ее и жить рядом с ней, следуя тем обетам, которые они дали в маленькой церкви над морем.

Вместе растить детей.

Вместе работать, делая все, что в их силах, чтобы мир стал лучше. Вместе отдыхать.

Он вдруг позавидовал Лилиан и Роланду: они принадлежали одному миру, они делали свою работу вместе.

Может, и им с Рэйчел удастся справиться?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Рэйчел шмыгнула носом и взяла еще один платок. Она должна была догадаться, что совершила ошибку, выбрав тот купальный костюм. Пытаясь соблазнительно выглядеть на берегу, она подхватила сильнейшую простуду.

С красным носом и слезящимися глазами, она сидела и просматривала фотографии.

В руках у нее был самый первый альбом, тот, что подарила ей мать. Казалось, от времени он стал хрупким. Какая-то бумажка выскользнула из него, и Рэйчел аккуратно засунула ее обратно. Потом она перенесла тяжелый альбом к удобному креслу между кроватями и устроилась в нем, положив альбом на колени.

На первой странице была фотография Виктории в младенчестве: глянцевый отпечаток восемь на десять, частично выцветший за столько лет.

Если верить фотографиям, их семья была счастливой и гармоничной. Снимки пикников и дней рождений, вечеринок и годовщин. Однако, посмотрев внимательнее, Рэйчел увидела, что родители на фотографиях вовсе не выглядели счастливыми — равнодушие в глазах отца, мольба и безнадежность в глазах матери. Даже когда они стояли бок о бок с только что родившейся Викторией на руках.

Теперь она поняла, почему родители не хотели разглашать тайну Виктории: они хотели защитить свое достоинство и облегчить путь ребенка по жизни. Любые другие родители поступили бы точно так же в подобной ситуации.

И лишь одно в альбоме оставалось неизменным — Рэйчел и Виктория на фотографиях: почти всегда с улыбкой, всегда вместе, в доме, который был бы невыносимо холодным, если бы они не согревали его теплом своей любви друг к другу.

Вот они на заднем дворе в прохладный осенний день в одинаковых красных курточках, с капюшонами, отороченными белым искусственным мехом. Виктория прыгает на куче листьев, которую Рэйчел с большим трудом собрала.

На другой фотографии они в одинаковых купальниках в горошек играют в круглом пластиковом бассейне, который летом наполняли водой. Виктория льет воду из ведра на голову Рэйчел.

А вот они немного старше, зацепившись согнутыми коленками, висят головой вниз на перекладине качелей. Виктория смеется, Рэйчел смотрит испуганно.

Здесь они собираются идти в церковь, в темно-синих костюмах, белых перчатках и шляпах. У Виктории высунут язык и скошены глаза, Рэйчел держится чопорно и гордо.

А здесь на фотографии они с собакой Тэффи, предшественницей Джинджер. Тэффи сидит в кукольной коляске и пытается вырваться из свитера и чепчика, надетых па нее Викторией.

С той же, уже большой, собакой. Они с Викторией гоняются за ней вокруг двора, а та тащит в зубах лифчик от нового купальника Виктории.

Рэйчел вздохнула, вдруг почувствовав, как сильно скучает без сестры. Если бы можно было изменить прошлое, сделать так, будто они никогда не говорили друг другу злых слов о Брайене. Ей хотелось сказать совсем другие слова, идущие из глубины сердца.

Виктория, я люблю тебя.

Сказать их надо было давным-давно, но в то время гордость не дала этого сделать. Гордость и боль.

А теперь может случиться, что у нее больше никогда не будет возможности сказать сестре теплые слова.

Какой ужасный урок: слова «Я люблю тебя» нельзя откладывать на потом.

Рэйчел перевернула страницу и увидела листок бумаги, выпавший на пол, когда она брала альбом. Бумага была желтой от времени, потертой на сгибе.

Рэйчел осторожно развернула ее и разгладила ладонью. Это было свидетельство о браке матери и отца.

Все числа на документе были такими, какими она их помнила, кроме одного — года регистрации брака. Получалось, что родители вступили в брак на год позже, чем говорили. Значит, Виктория родилась всего через шесть месяцев после того, как они поженились.

Теперь оставалось установить, знал ли Малколм, когда вступал в брак с ее матерью, что она ждала не его ребенка? И если знал, то почему все-таки женился на ней? А если женился, то почему так плохо обращался с ней?

Кровь отлила от лица Рэйчел, она почувствовала, что судьба матери таинственным образом повторяется в ее жизни. За исключением того, что Малколм — не Дэймон. Рэйчел не смогла представить себе отца в образе рыцаря в сияющих доспехах, прискакавшего на белом коне, чтобы спасти даму в беде.

А ее милая, добрая мама? Неужели оказалась способна на обман и вступила в брак, скрыв от мужа свою беременность? Согласно датам в свидетельстве, она была на четвертом месяце и, значит, наверняка знала о своем состоянии.

И почему Марибель назвала дочь в честь человека, не женившегося на ней, человека, занимавшего невероятно высокое положение в обществе, состоявшего в браке с другой женщиной? Скорее всего, она любила великого герцога и хотела сохранить хоть частицу их любви.

А Малколм? Он отнюдь не был глуп и, вероятно, скоро понял, что сердце его молодой красавицы жены ему не принадлежит.

Рэйчел вспомнила, что мать всегда была как-то особенно нежна с Викторией, а отец относился лучше к ней, чем к Виктории.

Рейчел не осуждала мать. Возможно, Марибель попала в такое отчаянное положение, что выбирать не приходилось — беременная, без средств к существованию. И когда Малколм бросил ей спасательный круг, она уцепилась за него.

Рэйчел снова заметила сходство ситуаций. Чем ее мать, вступившая в брак по необходимости, отличалась от нее, только что сделавшей то же самое?

Она подумала о цене, которую заплатили ее родители, и поняла, что ценой была жизнь — с нервозностью, недоверием, скандалами, недовольством всем и вся.

Вошел Дэймон, и она испуганно взглянула на него.

Рэйчел увидела совсем не того Дэймона, которого знала. Тот Дэймон жонглировал стаканами, смеялся с ее дочкой и смотрел на нее с такой беззащитной нежностью. Сейчас перед ней был отстраненный незнакомец.

Он сел и серьезно посмотрел на нее.

— Пожалуйста, не говори мне плохих новостей, я не выдержу, — взмолилась она.

— Я хочу сообщить тебе хорошую новость.

— Мне нужна сейчас любая хорошая новость.

— Филип случайно вскрыл письмо из издательства.

Он протянул ей письмо. Рэйчел взглянула на Дэймона, затем на письмо, взяла его, пробежала глазами, перечитала и, не веря, прочитала опять. Она почувствовала, как радость наполняет ее, и улыбнулась. Ей захотелось обнять Дэймона, закружиться с ним по комнате.

— Значит, я могу продать книгу? — спросила она.

— Да, — ответил он, глядя на нее так, будто пытается стать счастливым и не может.

— Дэймон, в чем дело? Ты что-то узнал о Виктории?

— Нет, ничего нового. Я бы сразу тебе сказал.

Он смотрел на нее так, будто хотел запомнить ее лицо, словно прощался с ней.

Рэйчел охватил страх. Вернулась уверенность, вынесенная из детства: все хорошее скоро кончается.

— Рэйчел, я думаю, мы сделали ошибку. Нет, не мы, я. Я сделал ошибку.

Она сидела неподвижно. Разве она не знала с самого начала, что такой момент когда-нибудь наступит? Она просто не ожидала, что он наступит так скоро.

Конечно, она ему не пара. В любую минуту ее отец мог оказаться похитителем.

Дэймон мог бы жениться на принцессе, на герцогине, на леди, и его мать, вероятно, успела ему все объяснить. Мог бы жениться на женщине, в чьем прошлом, освещенном ослепительными прожекторами прессы, не окажется лифтера из Канады, любившего сигареты со странным запахом.

Но почему так болит сердце? Она же так мало знает о сидящем перед ней человеке.

Чтобы все узнать о нем, нужно время.

Но она сердцем приняла его, потому что сразу поняла, какой он, с первого момента поняла его прекрасную душу.

— Рэйчел, я был так несправедлив к тебе.

Она не осмеливалась говорить.

Он смотрел в сторону, на ее спящую девочку.

— Я был эгоистичен и приношу свои извинения.

Она молчала, глядя в альбом, лежащий у нее на коленях, будто искала в нем ответа. Будто альбом мог подсказать ей, что делать, чтобы избежать надвигающейся на нее катастрофы.

— Рэйчел, я думал, что нужен тебе. — Дэймон кивнул на письмо. — Я хотел с твоей помощью решить свою проблему и помочь тебе решить твою. Я был не прав. Письмо из издательства означает, что все твои проблемы могут быть решены без меня.

Слова звучали красиво, почему же они так сильно ранили ее? Конечно, его слова — часть его королевского воспитания. Конечно, его учили выходить из неудобных ситуаций с элегантностью. Даже с шиком.

— Я хочу, чтобы ты оставалась здесь так долго, как захочешь, — сказал он нежно. — По крайней мере до тех пор, пока Виктория не будет спасена. Потом у тебя будет тот коттедж. У тебя и Карли.

А ее разбитое сердце не имеет значения, подумала Рэйчел с горечью.

И вдруг поняла, что любит его.

Будет, конечно, лучше, если все закончится теперь. Иначе нежданная любовь будет расти.

И что случится с нею, когда он не ответит на эту любовь?

Нет, Дэймон прав: всем будет лучше, если их отношения закончатся как можно раньше.

— Помнишь, ты назвала мой мир тюрьмой? Какой же мужчина приглашает женщину в тюрьму? Я подумал, как журналисты будут охотиться сначала за тобой, потом и за Карли, и понял, что причинил тебе серьезный вред.

Конечно, пресса начнет травить ее, когда все станет известно о ее отце и сестре. Она не хотела быть причиной его позора.

А Дэймон все говорил. Речь была гладкой и искренней, немного утомительной, но Рэйчел уже не могла уловить значение слов. Вся ее энергия уходила на то, чтобы сохранять спокойствие, чтобы улыбаться ему, чтобы не расплакаться.

Фотоальбом выпал из ее обессилевших пальцев. Она посмотрела на него, и ей захотелось истерически смеяться.

Дэймон нагнулся, чтобы поднять альбом, и нахмурился, внимательно разглядывая фотографии. Одна особенно заинтересовала его.

— Рэйчел, — сказал он наконец, — посмотри на этот снимок. По-моему, он заслуживает внимания.

Она взглянула в альбом.

— О, моя любимая фотография! Она сделана очень давно, когда Джинджер была еще щенком. Отец хотел сделать из нее охотничью собаку. Здесь она дремлет на солнце, пока фазан прогуливается рядом с ней. Я всегда хотела послать этот снимок на конкурс.

Рэйчел еще что-то бессвязно говорила, пытаясь казаться жизнерадостной.

— Взгляни на фон, — сказал Дэймон мягко.

Она бросила на него смущенный взгляд и снова посмотрела на фотографию. И замерла, хватая ртом воздух. Собака лежала рядом с крыльцом хижины, сложенной из грубых бревен. На одном из бревен висело старое ружье.

Рэйчел подняла взгляд па мужа, встала и пошла туда, где оставила плотный конверт от Лэнса. Взяла фотографии, и они начали изучать их вместе, сравнивая детали фона.

Сомнений не было.

— Вот где твоя сестра, — сказал он, и его рука накрыла ее руку.

И затем он сделал то, чего ей так хотелось еще тогда, когда она узнала об ответе из издательства.

Он подхватил ее за талию, поднял в воздух и радостно закричал:

— Виктория нашлась!

Они рассмеялись, и Рэйчел подумала, как она счастлива, что он смеется вместе с ней. Ей стало горько и сладко одновременно. Как же ей хотелось, чтобы время остановилось и момент их радости длился вечно!

Когда дни станут мрачными и одинокими, а зима — слишком холодной, она будет вспоминать этот момент, в котором навсегда останутся свет и тепло от радости и любви.

— Я совсем забыла о нашем охотничьем доме, — сказала она, когда он наконец поставил ее на ноги. — Он принадлежал дяде моего отца. Я совсем забыла о нем.

— Но ты знаешь, где он находится?

— Да, конечно.

— Я звоню Грейсону немедленно.

Она глубоко вздохнула. Ничего ей не хотелось так сильно, как найти сестру. Даже если время, проведенное ею рядом с Дэймоном, подошло к концу.

Он сказал, что собирается отпустить ее на свободу.

Самое печальное, что никогда больше она не будет чувствовать себя по-настоящему свободной. Часть ее души с тоской и болью теперь всегда будет стремиться в прошлое, чтобы снова прожить несколько волшебных дней, когда ей было позволено быть принцессой рядом с ее возлюбленным принцем.

Дэймон внимательно следил за выражением ее лица, когда сообщал ей свое решение. Он страстно желал увидеть, что она хотела совсем не того, о чем он говорил, но ничего не заметил. Значит, она тоже знала, что письмо изменило все.

— Да, я сейчас же позвоню Грейсону, — тихо повторил он. Телефон был у окна, и Дэймон увидел, что солнце уже опускается в океан.

Он дернул шнур, и занавески со свистом задвинулись.

— Грейсона, пожалуйста. Дэймон Монтегю. — Он повернулся и посмотрел на Рэйчел.

Лицо у нее стало совершенно белым, но, увидев, что он смотрит на нее, она улыбнулась.

Лэнс Грейсон подошел к телефону.

— Рэйчел обнаружила фотографию в старом семейном альбоме. Фон на ней такой же, как на той, что вы прислали сегодня в полдень. Да. Я позову ее.

Она подошла к телефону. Он, любуясь ее грацией и красотой, смотрел, как она пересекает комнату.

Его сердце жаждало, чтобы она осталась и разделила с ним жизнь, чтобы их брак стал настоящим.

Он передал ей телефон, коснувшись ее щеки. Затем повернулся и вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сообщение Рэйчел очень взволновало Лэнса Грейсона. Даже по телефону она почувствовала сдержанное возбуждение в его голосе, когда рассказала ему о существовании охотничьего домика и о том, где он находится.

Теперь Лэнс быстро найдет Викторию.

Она верила ему всем сердцем и душой.

Дэймон уже вышел из комнаты. Она и не заметила когда. В его спальне его не было, не было его и в комнате Карли.

Она проверила, как спит Карли, затем посмотрела на коробки из магазина Розалитты, все так же аккуратно сложенные в углу.

Большая часть их никогда не будет открыта.

Рассеянно она подошла к ним, подхватила верхнюю, открыла ее и нахмурилась. Она никогда не видела ничего, хотя бы отдаленно похожего на то, что держала сейчас в руках.

Она достала из папиросной бумаги и начала разглядывать красивое белоснежное кружевное белье и длинный пеньюар к нему. Откуда оно взялось? Дэймон, по-видимому, купил его для нее.

Ей никогда не приходилось иметь такое красивое нижнее белье, а пеньюар уж тем более она никогда не держала в руках. Слабый внутренний голосок пытался заставить ее положить все обратно в коробку, другой голосок, более громкий, уговаривал ее примерить такую красоту.

Она подчинилась второму голосу и, сбросив одежду на пол, надела белье на обнаженное тело.

Ощущение шелка на ее коже было необычным, совершенно невероятным, успокаивающим и возбуждающим одновременно.

Рэйчел посмотрела на свое отражение в огромном зеркале на двери ванной и тихо ахнула. Она выглядела похожей на невесту в полном смысле слова. Почему Дэймон купил ей столь сексуальное белье, если знал, что в их браке никогда не будет места чувствам? Она сняла пеньюар и аккуратно повесила его на стул рядом с кроватью, затем заползла под одеяло.

Больше часа лежала она без сна, беспокойно переворачиваясь с боку на бок, напрасно ожидая услышать шаги Дэймона, входящего в ее спальню. Чувствуя, что уже не заснет, она встала и надела пеньюар, повертелась перед зеркалом и почувствовала себя изящной и красивой, настоящей принцессой. Пеньюар развевался у нее за спиной, когда она вышла в коридор спящего дворца.

Знакомясь с апартаментами Дэймона, она обратила внимание на небольшую кухню. Казалось, что ею никогда не пользовались, но теперь она надеялась найти там хотя бы стакан молока и микроволновую печь.

Было очень тихо, лунный свет лился через большое окно. Хорошо, что ей не придется включать свет. И тут она увидела, что дверь, всегда плотно закрытая, сейчас немного приоткрыта, и оттуда слышался непонятный повторяющийся звук. Она подошла к ней и слегка толкнула. Дверь открылась.

Перед ней предстала детская комната. Лунный свет проходил через оконные кружевные занавески, на стене красовался огромный нарисованный Винни Пух. В кресле-качалке сидел Дэймон. Звук, привлекший ее внимание, шел от качалки. Двигаясь туда и обратно, она издавала легкий скрип.

Рэйчел вошла в комнату.

Дэймон не мог поверить своим глазам, увидев ее. Он был ослеплен ее красотой.

Он пришел сюда, чтобы пережить то, что сказала Рэйчел. Подумать. Почувствовать.

Его сердце разрывалось от горя, но он испытывал странное ощущение спокойствия.

Он сделал так, потому что любил ее.

Настоящая любовь должна всегда проявляться в заботе о любимом человеке и в поступках, которые будут для него ее наилучшим доказательством. Настоящая любовь не посадит любимого человека в клетку, но откроет дверь клетки и скажет: «Будь свободен».

Дэймон удивлялся, как сильно он смог полюбить Рэйчел за такое короткое время. Как это произошло? Может, он уже давно ждал ее? Может, его душа узнала ее душу прежде, чем они встретились? Или ангелы указали ему дорогу к ней?

И если так, может, ангелы помогут ему теперь остаться с той, кого он полюбил? Она вошла в тот момент, когда мысли о ней не оставляли его в покое.

Он встал.

— Извини, — сказала Рэйчел, — я не смогла заснуть. Я услышала шум и пришла. Я сейчас уйду.

— Нет, не уходи. — Он протянул руки, и она двинулась к нему. Казалось, она плыла над полом небесным видением. Может, это и была любовь? Способ, которым Бог дает почувствовать свое присутствие в скромной обители человеческого сердца?

Рэйчел подошла, взяла его за руки, пристально посмотрела ему в лицо, и глаза у нее стали огромными.

— Видно, ты вспоминаешь здесь что-то очень личное.

Так и было до сих пор. Но вдруг оказалось, что нет ничего, что он хотел бы утаить от нее.

— Все хорошо, — сказал Дэймон.

— Какая красивая комната, — сказала она. — Мне нравится Винни Пух.

— Его нарисовала Шарон. Всего целиком, даже пчелу на носу. — Он грустно засмеялся.

— Ты о чем-то жалеешь, Дэймон? — прошептала Рэйчел, и ее глаза заставили его почувствовать, что он может и не отвечать. Разве она не заглянула ему в душу?

— Я жалею, что не говорил ей чаще, как много она значила для меня.

Рэйчел кивнула.

— Я понимаю. Я жалею о том же, когда думаю о Виктории.

— У тебя скоро будет возможность самой сказать ей о своих чувствах.

— По-моему, мне уже дана другая возможность. — Она отвела взгляд от его лица, глубоко вздохнула и опять взглянула ему прямо в глаза. — Я обдумала то, что ты сказал мне сегодня вечером. Что наш брак с твоей стороны эгоистичен. Я хочу, чтобы ты узнал, как ошибаешься.

— Я не ошибаюсь.

— Дэймон, не заставляй меня молча уйти отсюда и всю оставшуюся жизнь сожалеть, что я не сказала того, что хотела сказать.

Он промолчал, увидев муку в ее глазах.

— Ты можешь считать себя эгоистом, но я видела тебя в другом свете. Я видела тебя любящим, заботливым, добрым человеком, самым лучшим из всех, кого я когда-либо знала.

Он начал протестовать, но она подняла руку.

— Я встретила тебя в самое трудное время жизни. Сбежал отец Карли, умерла моя мать. Потом исчезла сестра, и я начала подозревать своего отца. Да еще оказалось, что в моей семье скрыто много тайн. — Она подошла к окну и поглядела в ночь. — И все же радость не оставляла меня. Ты. Ты был моей радостью. Ты оказался рядом со мной и дал мне почувствовать, что заботишься обо мне так, как никто никогда не заботился. Ты показал мне, что у меня есть сила, когда я сама ощущала себе слабой.

Она повернулась и снова оказалась с ним лицом к лицу.

— Значит, мне хватит силы сказать тебе о самом главном. — Она судорожно вздохнула. — Может случиться, что у меня никогда больше не окажется возможности быть честной с тобой. Ты очень хороший человек, Дэймон, но я устала от того, что ты управляешь мной. Ты хочешь вступить в брак. Ты не хочешь состоять в браке. Ты произносишь благородные речи о том, чего ты хочешь для меня, но ты хоть раз спросил, чего я сама хочу для себя?

Он почувствовал, как от удивления у него открывается рот.

— Почему ты не спросил меня? Неужели я показалась тебе дурой, которая не может даже знать, чего хочет для себя?

— Что ты, Рэйчел, конечно, нет.

— Ну так спроси сейчас!

— Скажи мне, Рэйчел, чего ты хочешь для себя?

— Я хочу того же, чего хотят все обыкновенные женщины, Дэймон. И хочешь верь, хочешь не верь, но я хочу не принца, я хочу любви. Я так и сказала твоей матери. Я могла бы выйти замуж за землекопа, если бы полюбила его.

— Но я как раз и даю тебе возможность уйти, чтобы ты могла найти своего землекопа, чтобы ты могла быть счастливой с ним, чтобы…

— Теперь уже поздно быть женой землекопа, Дэймон. Если только ты не собираешься сменить профессию.

Он молчал.

— Я не могу уйти, не сказав тебе. — Лицо у нее горело, голос дрожал от нежности. — Дэймон, я люблю тебя.

Он почувствовал удар, как от электрического тока. Его окатила жаркая волна, и сердце понеслось вскачь.

— Я знаю, — продолжала она, — кажется невозможным или наивным, что я смогла полюбить тебя за такое короткое время. Но я полюбила. Всем сердцем и душой, как никогда никого не любила прежде. И буду любить тебя, несмотря ни на что. Моя душа должна была встретиться с твоей душой, и неважно, землекоп ты или принц. Я понимаю, почему ты хочешь, чтобы я ушла. Мой отец может навлечь позор на себя и на тех, с кем он когда-либо соприкасался…

Дэймон быстро подошел и взял ее за плечи.

— Рэйчел! Не говори больше ничего. Твой отец не имеет к похищению никакого отношения. Никакого! Я хотел только лучшего для тебя.

— Твои слова звучат так, будто ты любишь меня, Дэймон.

— Ты мне веришь?

— Да, — прошептала она и повторила снова, храбро, неудержимо, горячо: — Я люблю тебя.

Он не мог поверить своим ушам. Тому, что он видел в ее глазах. О боже, он чувствовал, будто вся его жизнь вела к этому моменту.

Он обнял ее и начал целовать макушку, уши, шею и шептать слова, шедшие из глубины его души:

— Я тоже люблю тебя, Рэйчел.

Она отстранилась и строго посмотрела ему в лицо.

— Ты говоришь правду?

Он засмеялся, и в его голосе зазвучала песня его сердца.

— Люблю тебя всей душой!

И тогда она начала целовать его глаза, губы, щеки, покрывая их отчаянными поцелуями, будто никак не могла утолить жажду.

Дэймон отстранился от нее, он знал, что хотел дать ей.

— Ложись спать, — мягко сказал он.

— Я хочу пойти с тобой, — произнесла она порывисто.

— Нет.

Рэйчел будто съежилась, и тогда он обнял ее в последний раз и поцеловал. Страстно, желая выразить все, что чувствовал.

— Теперь ложись спать, — повторил он.

Она удивленно повернулась, собрала складки длинного пеньюара и выбежала из комнаты.

Ему предстояло еще очень много дел, а времени до утра осталось всего ничего.

Рэйчел вернулась к себе и забралась в кровать. Он сказал, что любит, но снова отослал ее прочь. О молоке она и не вспомнила, она думала о его теплой коже, и ей захотелось плакать от желания.

Она закрыла глаза, боясь, что не сможет заснуть, обхватила руками подушку и позволила своему внутреннему голосу сказать себе, что сегодня вечером правда была в его глазах и губах. Она нашла оазис, который искала всю жизнь. Теперь это был не мираж, это была любовь.

Рэйчел проснулась оттого, что кто-то вежливо тряс ее за плечо. Ночь растаяла, будто ее никогда и не было. На небе виднелись легкие облака, розовеющие в лучах восходящего солнца.

— Принцесса, проснитесь.

Должно быть, это ей снится, поскольку никто не знает, что она принцесса. Рэйчел с трудом открыла глаза. Свет лился в окно, и Карли сидела на бедре Бонни.

— Что? — сказала она, пытаясь сесть прямо. — Что случилось?

— Принц Дэймон просит вас почтить его своим присутствием, — сказала Бонни, улыбаясь от уха до уха. — Ох, я все еще не могу поверить, это так романтично.

— Бонни, что романтично?

— Он ожидает вас снаружи на лестнице. Вы сами найдете дорогу к главному входу или мне проводить вас?

Рэйчел знала, куда идти. Она выбралась из кровати.

— Мне нужно одеться, мне нужно, чтобы…

Но Бонни держала в руках пеньюар.

— Просто идите.

— В таком виде?

— Именно в таком виде.

Рэйчел набросила пеньюар и пошла, босая, по коридору, через зал и вниз по ступенькам, мимо слуг, и ей казалось, что все улыбаются, будто знают какой-то очень приятный секрет.

Наконец она спустилась вниз по главной лестнице.

Дэймона там не оказалось, но дверь была открыта. Рэйчел вышла наружу.

Дэймон сидел на прекрасном белом коне — рыцарь, принц, человек, который тоже пересек свою пустыню.

Рэйчел замерла на каменных ступенях и посмотрела на него сверху вниз. Она видела, что занавески шевелятся почти в каждом окне.

— Дэймон, что ты еще выдумал? Весь дом смотрит на нас, а я стою здесь в ночной рубашке!

— Меня научил Роланд. Я объявляю о себе во всеуслышание. Я не хочу, чтобы ты потом жалела о всех упущенных моментах, которых я не дал тебе.

— Дэймон, слезай с лошади и иди в дом.

— Нет. Я хочу внести в наши отношения высокую романтику, чтобы любовь говорила сама за себя. Головокружительное безумие. — Он протянул ей руку.

— Я не могу мчаться с тобой верхом на лошади в ночной рубашке, Дэймон!

— Почему нет?

Действительно, почему нет? Она всегда была такой правильной. Он же приглашал ее разделить с ним приключение. Фантастическое приключение любви, путешествие в великолепную тайну человеческого сердца.

Медленно сошла она по ступенькам, не сводя глаз с Дэймона, и встала рядом с великолепным конем, на котором он сидел. Затем вложила свою руку в руку мужа.

Он вынул ногу из стремени, она вставила туда свою и почувствовала, как Дэймон подхватил ее и посадил сзади себя. Длинный белый пеньюар лег на круп лошади.

Рэйчел крепко охватила руками Дэймона за пояс и уткнулась носом ему в плечо. Она наслаждалась его ароматом и силой.

— Держись крепче, — велел он.

Они поскакали галопом по дорожке, повернули на запад в луга и затем направились к холмам, покрытым сочной зеленой травой.

Рэйчел закричала от радости, когда чувство полной свободы охватило ее. Они скакали галопом, и ветер бил им в лицо и трепал волосы.

Через некоторое время Дэймон замедлил бег коня и шагом направил его вверх по склону.

Они оказались возле коттеджа в Клифф-Крофте. Он помог ей слезть, а затем и сам ловко спрыгнул на землю.

Коттедж выглядел как-то по-другому. Земля вокруг пего была тщательно ухожена, трава подстрижена, весенние цветы обрамляли дорожки. Рэйчел разглядела занавески на окнах.

— Здесь мы будем жить,— сообщил Дэймон. — Ты, я и Карли. Надеюсь, мы скоро подарим Карли братика или сестренку.

Затем он подхватил Рэйчел на руки и поцеловал в кончик носа. Когда он снова посмотрел ей в лицо, то вздохнул от переполнявшего его счастья.

— Я столько мечтал, — сказал он, подошел к двери и толкнул ее ногой, — о том моменте, когда ты будешь смотреть мне в глаза с возбуждением и предвкушением, которые зажгут огонь в моей крови.

И он перенес ее через порог.

Рэйчел была поражена внутренним убранством коттеджа. Теперь в комнатах стояла мебель. Дэймон опустил Рэйчел на пол и улыбнулся, глядя, как она смотрит на гостиную, обставленную мягкими синими клетчатыми диванами. По бокам стояли кресла, посередине — античный столик.

— А где же собака перед огнем? — капризным голосом спросила она, решив подразнить Дэймона. И в тот же миг услышала поскуливание из кухни. — О, Дэймон!

— Щеночек для Карли.

— Когда ты успел?

— Быть принцем иногда очень полезно.

Он провел ее по дому, показал милую кухоньку, оформленную в синих и белых тонах. Золотистый Лабрадор, еще совсем щенок, поскуливал за загородкой у заднего крыльца. Комната Карли была раскрашена в яркие, чистые цвета и наполнена пушистыми плюшевыми зверями и другими игрушками.

И затем он привел ее в спальню. Она увидела огромную кровать с горой белых подушек на кружевном покрывале.

От восхищения Рэйчел не могла произнести ни слова.

Спальня была сказочная.

Рэйчел повернулась и посмотрела на своего любимого мужа.

И вдруг все потеряло значение, кроме него. Она упала в его ожидающие руки. Он обнял ее, и их губы слились в поцелуе.

— Подожди, есть еще одна вещь. — Он вынул из кармана кольцо. — Я готов сообщить всему миру, что ты — моя жена.

— Я стану твоей женой, как только найдут Викторию, — согласилась она, когда он надел ей на палец золотое кольцо.

Она обхватила руками его сильную шею и прижалась к его жаждущим губам.

Солнце лилось в окно, освещая его широкие плечи, и Рэйчел с тихим восторгом провела ладонями по его щекам.

Секунду поколебавшись, она расстегнула пуговицы его рубашки, просунула руку и закрыла глаза, наслаждаясь теплой шелковистой кожей и твердыми буграми мускулов. Ее ладони скользнули по его плечам и груди, опустились на твердый плоский живот.

Рэйчел открыла глаза и посмотрела ему в лицо. Его глаза потемнели от лихорадочного желания. Она стянула рубашку с его плеч и позволила своим губам двигаться там, где только что были ее руки.

Со страстным стоном Дэймон перевернулся, и она оказалась под ним. Она смотрела ему в глаза, испытывая невыразимо нежное чувство. Робость, стеснительность или запреты просто испарились.

Его руки действовали уверенно. Не отрывая взгляда от ее лица, он наконец коснулся ее. Мягко. Почтительно. Легкое прикосновение кончиков пальцев и такое же легкое прикосновение губ пленили ее. Она прижалась к нему, и он обнял ее. Его губы нашли ее грудь. Он стал покрывать ее поцелуями, двигаясь по все увеличивающемуся кругу.

Он ласкал Рэйчел руками и губами, пока она не почувствовала высочайшее наслаждение, которое может быть между мужчиной и женщиной. Его затуманившийся взгляд, наполненный любовью, манил ее за собой, и она последовала за ним к таким чувственным высотам, каких никогда в своей жизни не достигала. Впервые она узнала, как прекрасно быть женщиной в объятиях любимого мужчины.

Следующие один за другим взрывы неведомых ей раньше ощущений закручивались в спираль, поднимая ее все выше и выше. Наконец облака, па которых она танцевала, вознесли ее выше парящих в небе орлов, и там они с Дэймоном стали единым целым.

Потом они долго лежали, держа друг друга в объятиях, купаясь в лучах утреннего солнца.

— Я чувствую себя так, — сказала она, — будто до встречи с тобой была девственницей, будто я никогда никому не отдавала себя до сегодняшнего дня, будто я берегла себя, ожидая тебя.

— Я тоже так чувствую, — тихо ответил он.

Теперь в ней не было страха, вместо него появилась уверенность, что нет в жизни ничего случайного, а все идет так, как должно идти, что все события взаимосвязаны и человеческому уму позволено понять лишь немногое: что плохое ведет к хорошему, страдание — к чудесам и везде в конце концов начинает царить закон жизни.

В глубине сердца Рэйчел чувствовала, что ее сестра очень скоро будет спасена, что Виктории осталось совсем недолго ждать своего чуда…