/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Озорной купидон

Кара Колтер

Соседка попросила Шейлу Моррисон отвезти ее маленького сына в гости к дяде. И вот девушка колесит по прериям Монтаны, ругая себя за излишнюю уступчивость… Если бы в тот день кто-то сказал ей, что она ищет не только чужого дядю, но и свое счастье, она бы ни за что не поверила.

Кара Колтер

Озорной купидон

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это была любовь с первого взгляда.

За двадцать четыре года Шейла никогда не видела ничего подобного.

Монтана. От этого необъятного пространства захватывало дух. Возможно, кто-то сказал бы, что прерия без единого деревца навевает тоску, но Шейла испытывала небывалый душевный подъем и неслась вперед на огромной скорости.

Прерия находилась в непрерывном движении. В высокой золотой траве шелестел ветер. Вдали показалось и внезапно исчезло стадо антилоп.

Она открыла окно старенького «фольксвагена» и вдохнула воздух, впитавший в себя ароматы земли и солнца и какой-то незнакомый ей запах.

— Любовь с первого взгляда, — произнесла она.

Обернулась и посмотрела на своего маленького подопечного, сидевшего на заднем сиденье в детском креслице и стянутого ремнями безопасности.

Темные кудри обрамляли пухлое личико Ники, его глаза, скрывавшиеся за пушистыми черными ресницами, казались огромными и черными. Она обратила внимание на красные пятна на его щеках.

— Мы скоро приедем к твоему дяде.

Она задумалась.

Неделю назад ее соседка Мария, молодая мать-одиночка, как обычно, после полудня оставила у нее своего сына Николаса, Ники. Но вечером Мария не вернулась домой. Ники уснул на кушетке, засунув палец в рот. Мария всегда была очень ответственной, и этот поступок совершенно не вязался с ее обычным поведением. Шейла начала подумывать, не начать ли ей обзванивать больницы.

Зазвонил телефон, это была Мария:

— Шейла, мне неудобно перед тобой, но я прошу тебя оставить у себя Ники еще на день или на два.

— У тебя все в порядке? — спросила Шейла.

Мария рассмеялась. Шейла подумала, что никогда раньше не слышала смеха соседки.

Шейла не могла оставить у себя Ники. Он требовал постоянного внимания и мешал ей сосредоточиться, чтобы закончить сочинение мелодии. А срок представления работы надвигался с угрожающей быстротой.

— Пожалуйста!

Новые интонации в голосе Марии заставили ее согласиться. Какое значение имеют один-два дня, если они помогут Марии избавиться от груза печали и неудач, свалившегося на ее слабые плечи.

Она как-нибудь управится с работой и с Ники. Может быть, свои детские песни спеть для Ники? Интересно, как он воспримет их?

Прошло два дня, и Мария позвонила снова. Она не может вернуться сейчас из-за непредвиденных обстоятельств и не знает, когда вернется, возможно, только через несколько недель. Не могла бы Шейла отвезти Ники к его дяде в Монтану?

Радостные нотки еще явственнее слышались теперь в голосе Марии.

— Я не могу поехать в Монтану, Мария. Когда ты собираешься вернуться?

Шейла знала, что не сможет оставить у себя Ники на несколько недель. Он был настоящим тираном. Неудивительно, что Мария всегда казалась такой уставшей!

«Ники хочет есть. Сейчас же».

«Ники не будет спать. Ники будет плавать. Сейчас же».

Шейле казалось, что она уже во сне слышит «сейчас же».

Если ей предстоит сделать выбор: оставить его у себя на несколько недель или отвезти к дяде в Монтану, — она поедет в Монтану.

Шейла записала указания Марии и, позвонив на работу, сообщила, что представит свое музыкальное сочинение позже. Впервые за два года она не закончила работу в срок.

Собирая вещи, Шейла поняла, что счастлива.

— Мне кажется, я сама хотела уехать, — пробормотала она. Уехать от чего? От своей работы? После двух лет работы в «Шоу Поппи Перчинки» ее карьера мало продвинулась. Иногда Шейла испытывала отвращение, думая о песенке про погоду, которую будут исполнять актеры, переодетые куклами, мохнатыми зверушками или клоунами.

В шоу роль клоуна Бобо исполнял Барри Бакстер. Она встречалась с ним уже целый год.

— Ты собираешься туда ехать? — вскричал Барри, когда Шейла позвонила ему. — В Монтану? С тем ребенком?

— Ты не любишь детей, правда? — спросила она.

— Не то что я не люблю их. Я каждый день окружен детьми. Я работаю клоуном, чтобы заработать на жизнь.

— Но, если я не поеду в Монтану, Ники останется у меня на несколько недель.

— Послушай, как Мария могла вот так просто оставить тебе сына и надеяться, что ты будешь с ним возиться?

— Ты предлагаешь обратиться в полицию? Заявить на Марию?

— Она бросила ребенка.

— Вовсе нет.

Шейла вздохнула, вспоминая их разговор. Вот где крылась настоящая причина желания уехать. Ей надо было обдумать все, что происходило между ней и Барри.

Ее мать хотела, чтобы Шейла вышла за него замуж. Барри тоже желал этого. Мать считала Барри надежным человеком, который твердо стоит на ногах, да и был он почти красавцем, если бы не полнота.

— И что тебя не устраивает? — удивлялась мать.

— Меня все устраивает, — в отчаянии ответила Шейла. — И это достаточная причина для замужества? Только потому, что он нормальный человек?

— Шейла, ты выйдешь за человека с добрым сердцем. Он сможет обеспечить семью. Забудь о необыкновенной любви. Это не принесет ничего, кроме боли, уж я-то знаю. — (Родители Шейлы развелись много лет назад.)

Шейле нравился Барри. Пока он не появился, она жила как затворница. А сейчас у нее появился очаровательный спутник. У них много общих интересов. Но выйти за него замуж? Ей даже не нравилось целоваться с ним. Почему они не могут просто продолжать ходить вместе обедать, ужинать и смотреть кино?

Однако она не могла объяснить, почему испытывала недовольство собственной жизнью? Почему бы ей не радоваться тому, что она получила работу по своей специальности? Девяносто процентов выпускников ее курса не нашли работу в музыкальной области, а она пишет музыку.

Приготовление к поездке пробудило в Шейле какой-то беспокойный дух.

Мать и Барри мрачно наблюдали, как она укладывает вещи в машину.

— Не могу поверить, что ты поступаешь так легкомысленно, — говорил Барри. Мать закивала, соглашаясь с ним.

Может быть, я поступила легкомысленно, но чувствую я себя великолепно!

Шейла остановила машину. Сверяясь с указателями, она поняла, что ехала правильно.

Плакаты сообщали, кто жил дальше на этой дороге, за фамилиями семей следовало количество миль.

Шейла быстро просмотрела плакаты. Вот он, Маклеод. Осталось еще тридцать семь миль. Шейла вышла из машины и, оглядевшись вокруг, снова испытала уже знакомое чувство свободы.

Ники спал. Она осторожно открыла заднюю дверцу и расстегнула его рубашку. Почувствовав, какой он горячий, она решила, что в машине ему слишком жарко.

Сентябрьский день дышал летним зноем.

И, сев за руль, она открыла заднее окно, чтобы было прохладнее.

Шейла поставила счетчик на ноль и свернула на дорожку. На тридцать седьмой миле она увидела деревянный указатель, сообщавший, что надо ехать на запад, здесь же была выжжена фамилия Маклеод.

Шейла проехала еще пять миль и только тогда, взобравшись на высокий холм, увидела дома, расположенные в низине. Небольшой жилой дом, сарай и еще несколько пристроек. Облако пыли отвлекло ее внимание от пристроек к загону для скота. Она вышла из машины.

— О, боже! — прошептала Шейла.

В центре загона стоял мужчина, а вокруг него носилась черная лошадь, взбрыкивая и вставая на дыбы.

Она увидела настоящего ковбоя. На боку у него висел длинный кнут. Белая ковбойская шляпа с большими полями защищала его лицо от солнца. Ей понравилось, с каким непринужденным спокойствием стоял мужчина. Вся его фигура говорила о его уверенности и силе. Он снял шляпу и вытер рукавом лоб.

Даже издалека Шейла заметила, что у него спокойное и привлекательное лицо. Незнакомец выглядел очень романтично.

— Любовь с первого взгляда, — непроизвольно произнесла Шейла и покраснела.

Она села в машину и стала спускаться с холма.

Когда Шейла подъехала к дому, незнакомец был во дворе. Он сидел на краю бочки с водой, одной ногой опираясь о землю и держа в руке ковш.

Шейла замешкалась. Мужчина поприветствовал ее, махнув рукой, встал и направился к машине. В его движениях чувствовалась гибкая грация ковбоя.

Незнакомец улыбался ласковой белозубой улыбкой. Вокруг его глаз образовались веселые морщинки. Его глаза были такого цвета, какой она видела только однажды. Это произошло прошлой ночью. Перед тем, как солнце скрылось за горизонтом, небо приобрело невероятный оттенок голубого цвета. Это был цвет индиго.

Он улыбался Шейле, гипнотизируя необыкновенными глазами.

— Мэм, — сказал он, дотронувшись до полей своей шляпы.

Шейла приказала себе смотреть прямо ему в глаза, не желая поддаваться чарам этих глаз, но ничего не могла с собой поделать. Он был неотразим.

Внезапно она подумала, что после двух дней пути выглядит уставшей и помятой. Она пожалела, что не причесалась и не накрасила губы, когда остановилась на холме.

— Вы заблудились? — спросил он, посмотрев на машину, и его взгляд заметно потеплел, когда он заметил спящего малыша.

— Я привезла вам вашего племянника, — выпалила она.

Не успел он удивиться, как Шейла поняла: здесь что-то не так.

— Его мать сказала, что вы будете ждать меня. — Ее голос задрожал. Она так долго ехала сюда. Как такое могло произойти? Внезапно Шейла почувствовала ужасную усталость.

Ее мать и Барри были правы, когда назвали эту затею легкомысленной. И что ей теперь делать?

— Вы, должно быть, где-то неправильно повернули, мэм. В этом районе довольно легко заблудиться. У меня нет племянника, только племянница.

Его протяжный и глубокий голос звучал ласково и показался ей волшебным. И как ему удалось смутить ее и одновременно ободрить?

У него не было племянника, и во всем виноват неправильный поворот.

— Неправильный поворот, — повторила она, заикаясь. — Конечно, должно быть, вы правы. Наверное, я… — Она вспомнила о большой вывеске на главных воротах. — Должно быть, я нашла не того Маклеода. А поблизости есть еще человек с такой фамилией? — Она разволновалась, заметив искорки смеха, засветившиеся в его глазах.

— В этом районе очень много Маклеодов. Кого именно вы ищете?

Неожиданно с заднего сиденья машины раздался вопль Ники.

— Тернера, — ответила она и наклонилась к Ники, чтобы расстегнуть ремень. — Я ищу Тернера Маклеода.

Шейла обернулась. У мужчины был удивленный вид.

— Это я, мэм, но у меня нет…

Ники выскочил из своего кресла и оттолкнул ее. Он бросился прямо к высокому стройному мужчине, который испуганно и изумленно взирал на своих непрошеных гостей.

Ники захватил в пухлый кулачок джинсы Тернера Маклеода, и его вырвало прямо на ботинки мужчины.

Шейла закрыла глаза от стыда. Позади остались тысячи миль прерии, а Ники выбрал ботинки этого мужчины!

— О, — сказала она, — мне очень жаль.

Ники продолжал вопить, все еще держась за ногу мужчины.

Тернер Маклеод присел на корточки, не обращая внимания на испачканные ботинки. Он взял Ники на руки и внимательно всмотрелся в его лицо, а затем быстро потрогал его лоб.

— Лучше зайдите в дом. Похоже, у него небольшой жар, — сказал Тернер.

Этот спокойный голос заставил Шейлу запаниковать.

Она застыла на месте, глядя на них. У Николаса был другой цвет волос, более темный, чем у Тернера, но мальчик походил на него.

Внезапно ее осенила безумная догадка: Мария отправила ее вовсе не к дяде мальчика. Возможно, Тернер Маклеод был отцом Николаса, но не подозревал об этом.

Шейла ясно представила себе победно усмехающуюся мать.

«Думай головой, ведь именно для этого Бог и дал ее тебе», — вспомнила она ее слова.

Разум подсказывал Шейле, что надо бежать отсюда, и как можно быстрее. Но она не могла оставить Ники с совершенно незнакомым человеком, даже если он отец мальчика.

— Лучше я отвезу его в больницу, — предложила она.

Мужчина коротко взглянул на нее через плечо.

— Мэм, ближайшая больница находится очень далеко отсюда.

Он произнес эти слова спокойно и терпеливо, но ей показалось, что он осуждает ее.

На крыльце он снял свои ботинки, а затем распахнул дверь и, придерживая ее ногой, пригласил девушку в дом.

— Я ведь совсем не знаю вас, — сказала Шейла.

Он посмотрел на нее.

— Об этом надо было думать перед тем, как отправляться в дорогу. — Дверь скрипнула и закрылась за ним.

— Откуда вы знаете, что я приехала издалека?

— Судя по правам на машину, вы приехали из Орегона, мэм. У вас была уйма времени, чтобы подумать о том, что вы делаете.

— Но тогда я думала, что вы знаете Ники!

— Ники, — медленно повторил он, пристально посмотрев на мальчика.

Внезапно лицо Тернера Маклеода озарилось радостным светом, смущением и нежностью.

— Господи, — прошептал он и уставился на Шейлу, его глаза буравили ее неистовыми голубыми огоньками. — Кто его мать?

— Мария Джеррарди, — натянуто ответила она, а про себя добавила, что Мария — добрая католичка, чья жизнь полностью разрушена из-за тебя, из-за тебя, красивый дьявол.

Неожиданно его лицо стало очень серьезным.

Еще раз взглянув на Ники, он вздохнул и исчез во мраке дома.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Сейчас она стоит на крыльце и думает, не опасно ли входить в этот дом, подумал он, криво усмехнувшись.

Скорее всего, эта девушка приехала из большого города. У таких, как она, есть сигнализация в машине, а дверь ее квартиры запирается на дюжину замков. Кроме того, она каждый вечер смотрит выпуски новостей и сходит с ума от страха.

И теперь она, скорее всего, думала, что у него где-то в доме припрятан топор.

Мужчина посадил Ники на стул.

— Сиди здесь, — строго сказал он.

Мальчик тихонько ныл. Когда он посмотрел на мужчину, глаза его сделались огромными от удивления. Тернер заметил, что, капризничая, ребенок не проронил ни слезинки.

У этого малыша такие же большие и черные глаза, как и у его брата, Николаса. У них даже имена одинаковые. Мальчика тоже зовут Ник. Какое странное совпадение, что ребенок оказался здесь. Тернер не видел Ника уже около четырех лет. А пару дней назад спутниковая тарелка заработала, и ему удалось посмотреть конец телевизионных новостей, в которых рассказывали об интересных людях. И он увидел Ника, который увлеченно рассказывал о медведях гризли. Ник изучал этих животных и жил совершенно один на какой-то горе.

Журналистка задала ему типичный для всех отшельников вопрос:

— А вы не скучаете по человеческому обществу?

— Только по одной женщине, — медленно произнес Ник. — Но я потерял ее. На этой горе я многое понял. Если вы желаете чего-то всем сердцем и душой, не слушайте других людей, которые отговаривают вас от желаемого.

Конечно, это был камень в его огород — ведь он не позволил брату встречаться с Марией Джеррарди.

Это интервью разбередило старые раны, он жалел, что нельзя вернуть прошлое и все изменить. Но мудрость и терпение пришли к нему после того, как их пути с братом разошлись.

Тернеру было всего семнадцать лет, когда судьба толкнула его во взрослую жизнь. Родители разбились на своем самолете. Он остался хозяином огромного ранчо и должен был присматривать за младшими братом и сестрой.

Это было очень трудно, и он испытывал постоянный страх. Но Тернер никогда не показывал своего страха, он постепенно научился легко преодолевать трудности. Стараясь управиться с многочисленными делами, изо всех сил пытаясь оградить Ника и Эбби от неприятностей, он не заметил, как отдалился от них.

А даже если бы он это заметил, то, возможно, и не знал бы, как все изменить. Ему было всего семнадцать. Но что мог знать семнадцатилетний юноша о человеческих отношениях?

Ответственность. Стремление все контролировать. Резкие приказания. Тернер хорошо в этом преуспевал. Даже слишком хорошо.

Когда Ник уходил, то в ярости крикнул ему:

— Никому нельзя даже свободно вздохнуть, если ты не разрешишь.

Эти слова все еще причиняли боль.

А теперь здесь оказался сын его брата. Неужели ему дается второй шанс? Неужели у него теперь есть достаточный опыт в общении с людьми, чтобы сказать брату, что всегда все делал из любви к нему? Он всегда хотел только лучшего для своих брата и сестры.

Эбби знала об этом. Но почему брат не понял этого?

Он вздохнул. Возможно, из-за Марии. Ник только что закончил колледж, был еще очень молод, он не желал слушать старшего брата. Тогда Тернер отправился поговорить с Марией. Она выслушала его и на следующий день уехала. И с тех пор в глазах Ника затаилась мрачная злость, которая вспыхивала всякий раз, когда он встречался взглядом с Тернером. Вскоре он согласился работать в диком заповеднике, расположенном на уединенной горе.

Тернер думал, что это продлится не больше месяца. Но он ошибся. Его брат оказался таким же несгибаемо упрямым, как и он сам.

Зачем Мария отправила к нему своего сына?

Он переживал, когда вспоминал, как она плакала в тот вечер четыре года назад. Мария говорила, что все понимает, она недостойна его брата… Тогда Тернер был уверен, что поступает правильно, разлучая их.

За эти четыре года брат не прислал ему ни одной рождественской открытки. Тернер понял, что заплатил слишком высокую цену за свою «правоту». А теперь он узнал, что Ники все это время жил без отца. И в этом был виноват он.

Теперь должно было произойти нечто особенное. Он чуял приближение необычного в теплом воздухе так же, как ощущал запах грядущего урагана.

Малыш Ники успокоился. Тернер подумал о девушке в тот момент, когда дверь распахнулась и она вошла в дом.

Шейла в нерешительности застыла на пороге, озаренная солнечным светом. Она была стройной и гибкой и напомнила ему балерину, которую он видел в театре, куда его затащила Селия.

— Аспирин в шкафчике над плитой, — сказал он ей. — Вы принесете?

— Я где-то читала, что маленьким детям не следует давать аспирин, потому что…

— Послушайте, леди, ближайшая аптека очень далеко отсюда, ясно? Почти так же далеко, как и больница. Мы должны обойтись тем, что имеем.

Тернер открыл холодильник, среди его содержимого Шейла увидела пакет яблочного сока. Он схватил его и быстро захлопнул дверцу, пока она не заметила тарелку со странным содержимым зелено-голубого цвета, которое он хотел разогреть себе на обед.

Его удивило собственное беспокойство из-за того, что незнакомка может заметить беспорядок в его холодильнике.

— О, — произнесла она из другого конца комнаты, — это же не аспирин. Это панадол. Тогда все в порядке.

— Не могли бы вы растолочь таблетки в порошок и принести сюда?

Панадол. А для него все таблетки были аспирином. Он украдкой взглянул на нее.

Его нежданная гостья не отличалась неземной красотой. Солнечные блики играли в ее волосах, рассыпавшихся по плечам, их цвет напоминает ему цвет густого меда.

Если бы он присматривался к женщинам, чего, к счастью, пока с ним не случалось, то, конечно, выбрал бы себе подругу, которая носила ковбойские сапоги. Слабые существа в хрупких туфельках и с накрашенными ногтями абсолютно не интересовали его.

Тернер окинул ее быстрым взглядом. На ее ногах красовались сандалии, а каждый ноготок был накрашен розовым лаком. Он нисколько не сомневался, что под простой тенниской и джинсами у нее было великолепное шелковое белье с кружевами. И с какой стати он сейчас подумал об этом? И почему от этой мысли у него так пересохло во рту, будто он угодил в пыльную бурю?

— Что вы там копаетесь? — прорычал Тернер.

— Это гораздо сложнее, чем вы думаете!

Он вдруг застыдился убогости своего жилья. Пол устилал потертый линолеум, а кухонный стол, казалось, долгое время прослужил обитателям старой ночлежки. Здесь было всего два старых стула. Да, он не ожидал появления в своем доме посторонних. Но здесь было чисто. Он давно уже сам научился справляться с домашней работой.

Девушка старалась раздробить аспирин при помощи супового половника. От нее так чудесно пахло мылом и шампунем и еще чем-то сладким и очень приятным.

Тернер вытащил из кухонного буфета две ложки, зажал между ними таблетку и раздавил ее.

— Вот и все. — Он налил в чайную ложку немного яблочного сока и добавил туда порошок, а затем подошел к ребенку и сунул ложку ему в рот.

Ребенок выплюнул все ее содержимое обратно на него.

— Молодой человек, вы умеете произвести первое впечатление. Раздавите для меня еще одну таблетку, хорошо?

Тернер достал из шкафа несколько кухонных полотенец и намочил их теплой водой из-под крана.

— Вода из крана, теперь идет почти шесть месяцев в году, — произнес с удовольствием Тернер. Его речь была медленна и протяжна, как у всех, кто живет вдали от больших городов.

Незнакомка искоса взглянула на него из-под длинных и густых ресниц. У нее были та простота и естественность, которые привлекали к ней его внимание. Тернер решил, что все дело в том, что он слишком долго видел одних только лошадей.

Она, конечно же, не Селия, внезапно подумал Тернер, и будет несправедливо, если он станет относиться к ней так же, как к бывшей подруге. Глупо думать, что все горожанки похожи на Селию.

— Где вы живете в Орегоне? — спросил он.

— В Портленде.

Лучше держать ухо востро. Селия родилась и выросла в Балтиморе и думала, что жизнь в Монтане полна романтики. У нее были свои представления о ковбоях, которые оказались неверными.

Селия считала Тернера настоящим мужчиной, сильным и закаленным в боях только потому, что видела, как он сумел удержаться на спине разбушевавшегося быка в течение восьми секунд. Ее иллюзиям ничего не грозило, пока они посещали рестораны, а однажды были в театре, куда Селия затащила его посмотреть балет.

А затем он совершил ошибку, пригласив ее к себе домой. Когда Селия увидела эту комнату, все ее мечты разлетелись в прах.

Тернер знал, что ее уход только к лучшему. Они жили в каком-то выдуманном мире, но возвращение к реальности было неизбежно. Настоящий мужчина, сильный и закаленный в боях, на самом деле оказался человеком, который занимался тяжелой работой, отличался упрямством и любил уединение.

Ему нравилось работать с лошадьми. В прошлом году Тернер договорился с сестрой и зятем, что они будут заниматься животноводством на ранчо, как всегда было в его семье после Великого потопа. И теперь он мог посвятить себя тому, что умел делать лучше всего. Он купил этот маленький участок, потому что ему понравилась конюшня.

Тернер стал отличным дрессировщиком лошадей. Он мог ни в чем себе не отказывать, получая неплохие деньги за дрессировку молодняка и продавая уже объезженных жеребят. Кроме того, он получал и свою долю дохода от ранчо. Если бы только он научился контролировать себя и не поддаваться соблазну купить новую лошадь, то мог бы нажить целое состояние. Недавно Тернер заплатил семь тысяч долларов за дикую кобылу в яблоках.

Сестра вздыхала, глядя на его дом. Но он чувствовал себя превосходно и не собирался ничего менять в своей жизни.

Вот только Тернер скучал по брату, а порой этот тридцатилетний ковбой тосковал по приятному обществу хорошенькой женщины.

Он был одинок. И когда приближалась зима, особенно остро ощущал свое одиночество, мысли о коротких днях и долгих холодных ночах наполняли его болью, от которой он безуспешно пытался избавиться.

После ухода Селии что-то умерло в его душе.

В округе на расстоянии тысячи миль не попадалось ни одной подходящей женщины. Тернер отлично знал всех девушек, которые выросли в этих краях, но они уехали отсюда или вышли замуж. А он был слишком горд, упрям и чрезвычайно занят работой, чтобы отправляться на поиски чего-то необычного.

Но этой женщине самой пришлось к нему приехать.

Тернер мельком взглянул на ее безымянный палец, но кольца на нем не оказалось. Неожиданно ему пришло в голову, что из его жизни исчезло нечто важное с тех пор, как он забросил родео. Это ожидание приключений, непредсказуемость существования, когда просто не представляешь, что может произойти в следующий момент.

Господи, Маклеод, сказал он сам себе, не будь дураком. И неожиданно он обратил внимание на россыпь веснушек на ее лице.

Девушка наконец раскрошила панадол.

— Теперь попробуйте сами дать ему лекарство, — хрипло произнес Тернер. — А затем мы разденем его и оботрем мокрым полотенцем.

Она взяла у него сок и села рядом с мальчиком, который с упрямым видом смотрел на нее, очень напоминая Тернеру его брата.

— О, малыш, раскрой пошире ротик, — пропела она таким звонким голосом, что Тернер замер в изумлении, — пусть волшебное лекарство он проглотит.

Маленький Ники раскрыл свой рот, как птенец, и с причмокиванием проглотил лекарство.

— Неужели вы сочинили это прямо сейчас? — недоверчиво спросил Тернер.

— О, — произнесла она, смущенно рассмеявшись, — это глупо, но зато помогает.

Когда она рассмеялась, в уголках глаз появились морщинки, и Тернер вдруг обратил внимание, какой красивый цвет у ее глаз, в них были перемешаны оттенки и золотого, и зеленого, и коричневого цветов.

— Спой еще. Сейчас же!

— Нет, — ответила она и вдруг почувствовала себя неловко и покраснела. Ее щеки стали ярко-пурпурного цвета.

— Продолжайте, — сказал он. — Мне понравилось. — Тернеру показалось, что он слушает пение ангела.

Но девушка больше не собиралась петь. Вместо этого она сняла с мальчика рубашку и обтерла его полотенцами, которые приготовил Тернер.

— Давайте уложим его, — предложил Тернер. — В дальней комнате довольно прохладно.

Она хотела взять ребенка на руки, но Тернер забрал его у нее.

— Он совсем не тяжелый, — запротестовала девушка.

Тернер пожал плечами. О да, ведь она приехала из того нового мира, где женщины вели себя на равных с мужчинами. Не стоит обращать на это внимание.

Они втроем направились по узкому коридору. Проходя мимо спальни, Тернер придержал дверь ногой, а потом захлопнул ее, надеясь, что гостья не заметила грязные рубашки и носки, валявшиеся на полу.

Соседняя спальня оказалась такой же простой, как и весь крошечный домик. На окнах даже не было занавесок.

— Поппи, пой! — снова потребовал маленький тиран, пока она укутывала его чистыми простынями.

Она смущенно взглянула на Тернера, и тот, поняв намек, удалился. Он услышал ее голос, доносившийся из окна. Через несколько мгновений пение прекратилось. Он вдруг заметил, что все это время стоял на одном месте, не в силах пошевелиться.

Через мгновение девушка вышла через дверь черного хода.

— Ники заснул.

— Как вам это удается? Так просто подбирать стихи к музыке?

— Не знаю. Это само собой приходит в голову. Может быть, надо пригласить врача? — спросила она.

— Мы подождем и посмотрим, что будет дальше. Я не думаю, что придется долго ждать. Не исключено, что он перегрелся, а возможно, его просто укачало. Думаю, теперь температура понизится.

— Вы неплохо владеете собой.

— Эта ситуация не такая уж трудная. А ближайший населенный пункт находится очень далеко отсюда.

Она обхватила себя руками и окинула взглядом расстилавшиеся вокруг просторы прерии.

— Думаю, что мы как раз находимся там, где больше ничего не нужно для полного счастья.

Конечно, дорогая, хотелось сказать ему.

— Пока вы первый раз не пожелаете откушать пиццу в два часа дня.

— Пиццу легко приготовить.

— Да? — с невольным уважением сказал он.

— О, да. Немного теста и томатного соуса, перец пепперони и свежие зеленые перчики.

— Свежие. Ну вот этого-то как раз здесь и нет.

— Я могу есть ее и так, — рассеянно ответила она. — А ведь вы могли бы посадить сад и огород, правда?

Тернер виновато взглянул на засохшие цветы в ящике, который стоял под окном в спальне.

Она проследила за его взглядом.

— О! Вы посадили эти цветы?

— Вовсе нет, — резко ответил он. Неужели он похож на человека, который выращивает анютины глазки?

Эти цветы посадила его сестра. Тернер послушно поливал их около недели, потом забыл о них. Он получил контракты на шестерых жеребят, которых должен был за месяц превратить в покладистых ездовых лошадей. Кроме того, он купил ту злобную пятнистую кобылу, которая, казалось, только и мечтала, как бы убить его.

Он упрямо решил не сообщать своей незваной гостье эти подробности, даже если они реабилитируют в ее глазах его очерствевшую душу.

Ребенок наверняка пробудет здесь пару дней, и она не уедет отсюда, не забрав его.

— Поппи ваше имя?

Она недоуменно взглянула на него.

— Господи, разумеется, нет. Меня зовут Шейла. Шейла Моррисон.

Он подумал, что имя Поппи звучало более чувственно, хотя и не подходило этой девушке. Имя Шейла казалось ему экзотическим, и он снова подумал о ее нижнем белье. Она наверняка носила роскошное нижнее белье. Но если так, то он заложил бы свою душу, только бы одним глазком взглянуть на это, поэтому ему лучше поскорее бежать от греха.

— Мисс Моррисон…

— Просто Шейла.

— Шейла, у меня еще есть кое-какие дела, поэтому чувствуйте себя здесь как дома, если хотите, можете принять ванну или душ. А на ночь я раздвину софу.

— Я не могу здесь остаться!

— Хорошо, но вам известно, что вы не можете уехать. Этот ребенок никуда не едет, а вы никуда не уедете без него.

Она задумалась.

— А где здесь ближайший мотель?

— Угадайте!

— Недалеко от аптеки и больницы?

— Как раз за углом.

— Думаю, вы правы.

— Да, у меня есть такая неприятная привычка.

Она улыбнулась, и в ее глазах зажегся огонек. Тернер понял, что кое в чем он ошибся. В этот момент она была потрясающе красива.

Улыбка исчезла, и она задумчиво закусила губу.

— Я не знаю, что мне делать…

— Думаю, вы пока останетесь здесь. На день или на два. А я постараюсь найти Марию и выяснить, в чем дело.

— Найти ее? Но…

— Ее семья жила в этих краях.

Он вспомнил, что семья Джеррарди жила в безобразной маленькой лачуге. У них во дворе стояла старая развалившаяся машина. И это окончательно убедило его в том, что Мария не пара его брату.

Маклеод, сказал он самому себе, ты настоящий сукин сын.

— Я уверена, что она позвонит вам, — сказала Шейла. — Я могу остаться здесь на ночь, но…

— Вы не можете оставить здесь мальчика. Или вы останетесь, или заберете его с собой. Я думаю, он до смерти испугается, если вы оставите его с незнакомым человеком.

Его ошеломило собственное беспокойство за этого маленького мальчика.

— Думаю, вы правы, — ответила она.

— Вы торопитесь вернуться потому, что вас ждет работа, или есть еще что-нибудь? Возможно, у вас есть друг?

— Не совсем так. Я могу работать в любом месте.

— И что это за работа? — Она ни словом не обмолвилась о друге. И почему-то вдруг его сердце забилось сильнее.

— Я сочиняю песни для детского шоу.

— Тогда мне все понятно. Я имею в виду ту песенку, которую вы спели Ники. — Необычная работа сделала ее еще более привлекательной в его глазах.

Но за три одиноких года он уже забыл, что такое поцелуй, поэтому любая женщина могла показаться ему привлекательной.

Он предложил ей остаться и немного освоиться в доме. Поспать, принять душ.

Тернер проводил ее взглядом, пока она не скрылась за дверью.

Он заметил, что дверца ее машины все еще открыта, и подошел, чтобы захлопнуть ее, пока не сел аккумулятор. Ее чемодан все еще лежал на заднем сиденье.

Тернер заколебался. Он говорил, чтобы она чувствовала себя как дома, а вся ее чистая одежда осталась здесь. Ничего с ним не станется, если он поведет себя как джентльмен, а потом отправится в загон, чтобы продолжить дрессировку той бешеной лошади. Это единственная лошадь, за дрессировку которой ему не платили, вспомнил он и удрученно покачал головой.

Тернер достал ее чемодан с заднего сиденья.

Этот старый и потрепанный чемодан сильно отличался от тех, которые он видел у Селии. Тернер немного подождал, а затем вошел в дом. Он как раз проходил через гостиную, когда вдруг верхняя застежка чемодана открылась и все ее вещи выпали и рассыпались по полу.

Тернер начал запихивать вещи в чемодан. Он старался не разглядывать содержимое чемодана, но заметил, что среди ее вещей не было ни одной шелковой вещи с кружевами. Только простое белье из белого хлопка.

Оказывается, у такой хорошенькой молодой женщины нет ни одной красивой вещи. Ему стало жалко ее.

Увидев ее в первый раз, Тернер подумал, что она из тех женщин, которые должны иметь шелк и кружева. Он был абсолютно уверен, что под спокойной внешностью этой женщины скрывается страсть…

— О!

Шейла вышла в холл и в ужасе наблюдала, как он запихивает ее вещи обратно в чемодан.

— Простите, — пробормотал он. — Застежка…

— Я знаю, — ответила она. — Она сломалась.

Тернер взглянул на нее. Она покраснела. И он тоже начал краснеть.

Шейла присела на корточки рядом с ним, начала помогать ему укладывать вещи в чемодан и случайно коснулась его руки.

Ее кожа была нежной как шелк, о котором он только что думал, и в этот момент его словно что-то пронзило изнутри, и Тернеру показалось, будто его ударило током.

Тернер вскочил.

— Мне нужно проведать лошадей.

— Вы не хотите, чтобы я приготовила обед?

— Конечно, когда проголодаетесь. Приготовьте себе что-нибудь.

— Я имела в виду обед для вас.

— Обед для меня? — Он вытаращил на нее глаза.

— А почему бы и нет? Думаю, у меня есть несколько банок с тушенкой и шницели, а также бобы. Готовые обеды лежат в морозилке.

Она улыбнулась.

— Я посмотрю, что можно сделать.

Теперь он не сможет прятаться в конюшне до тех пор, пока в доме не погаснет свет. Ему придется сидеть за столом и обедать вместе с ней.

Это было так давно. И неожиданно он обрадовался этому.

— В буфете вы найдете красные свечи.

Он резко повернулся на каблуках и ушел, оставив ее складывать вещи в чемодан.

Господи, похоже, у него большие неприятности. Слава богу, что его ждали лошади, и одна — чтобы убить его.

И если ему повезет, то она сделает это еще до того, как он поймет, что у него действительно серьезные неприятности.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Она осталась. Осталась в доме совершенно незнакомого человека, а он был опасно привлекателен. Осталась на одну или, возможно, две ночи. Это сумасшествие. Но почему она так счастлива? Потому что он был мил ее сердцу, но не разуму. В ее голове звучал голос матери, напоминающий об осторожности. Этот голос предупреждал ее, что Тернер мог быть не дядей, а отцом Ники.

Но ее сердце сжималось при воспоминании о той нежности, которую она заметила в его глазах, когда он впервые взглянул на Ники, о том, как он по-настоящему беспокоился о здоровье ребенка.

За одно это, сказала Шейла себе, он заслужил ту пиццу, которую она сейчас готовила ему на ужин.

В его буфетах было полно готовых обедов. Шейла нашла томатный соус и крошечную банку с сосисками и бисквиты.

В холодильнике Шейла обнаружила шесть банок содовой воды, двадцатифунтовый мешок яблок, десятифунтовый мешок моркови, какое-то странное вещество сине-зеленого цвета, обросшее плесенью, и две небольшие упаковки сыра.

Ни лука, ни зеленого перца нигде не было видно.

Приготовив пиццу, Шейла поставила ее на печь. Она обязательно дождется его.

Шейла зашла в комнату Ники и с облегчением вздохнула, увидев, что жар спал и мальчик снова дышит легко и спокойно. Она улыбнулась, оглядев маленькую опрятную спальню, похожую на комнату спартанца.

Его мир, мир Тернера, очевидно, не ограничивался только этими четырьмя стенами. Его мир простирался за пределами этого дома — суровый мир, полный трудностей и неожиданностей, поражений и побед.

Она притащила чемодан и отправилась принимать душ. Выйдя из душа, Шейла критически посмотрела на содержимое своего чемодана.

Шейла выбрала темно-зеленые джинсы и легкую рубашку, собрала мокрые волосы в хвост и посмотрела в зеркало. Она ведь не собирается прихорашиваться для него, ведь правда? Она у него в гостях, и из чувства приличия и уважения к хозяину ей подобает выглядеть достойно.

Шейла давно поняла, что она не из тех женщин, вслед которым оборачиваются мужчины.

У нее были простые, но правильные черты лица. Ее университетские будни не были окрашены в яркие цвета романтической любви. Шейла полностью посвятила себя учебе, и, кроме того, ей мешала застенчивость. Приходя позаниматься в библиотеку, она обычно садилась в специальные учебные кабинки, а не за общий стол, за которым сидели большинство студентов. Она дружила и с девушками, и с юношами, но ни один из ее знакомых не смог пробудить в ней серьезные чувства.

Ее мать, считавшая университет отличным местом для охоты на мужчин, очень переживала, что у Шейлы так и не было ни с кем романтических приключений. Миссис Моррисон отчаялась, что ее дочери удастся составить выгодную партию, когда та подыскала себе работу, которая не требовала постоянного общения с другими людьми. Шейла спокойно работала дома. И ее шансы познакомиться с каким-нибудь мужчиной стали еще меньше.

Девушка познакомилась с Барри во время прослушивания на станции кабельного телевидения, где ставилось шоу. Но его заинтересовала не ее внешность. Шейла вспомнила, как он изумился, услышав одну из песенок, которую она сочинила для клоуна Бобо. Он высоко оценил ее способности. Барри пригласил ее на ланч, во время которого она не вымолвила ни слова. Шейла удивилась, когда он снова позвонил ей.

Ее мать ликовала! Наконец-то ее дочка, эта старая дева, нашла себе друга.

Шейла вздохнула. Сейчас она не хотела думать ни о матери, ни о Барри.

Она думала о ковбое с необыкновенными глазами и чудесным голосом, от звука которого у нее всякий раз бежали мурашки по спине. Она чувствовала, как пылают ее щеки, и этот жар наполнял все ее существо.

Ты сходишь с ума, строго сказала она себе.

Неожиданно зазвонил телефон. Она хотела не обращать на него внимания, но он звонил, звонил, звонил. Возможно, это Мария?

Шейла взяла трубку:

— Алло.

Шейла услышала взволнованный женский голос:

— Ой, должно быть, я ошиблась номером.

— Это дом Тернера Маклеода.

— Правда?

— Да.

Последовала длинная пауза.

— Но кто вы?

— Шейла Моррисон, — ответила она.

— Не могли бы вы передать Тернеру, что звонила Эбби? — Голос женщины звучал так, будто она вот-вот упадет в обморок. — Вы передадите?

— Конечно, — ответила Шейла и повесила трубку. Почему ей так понравилось устраивать хаос в жизни мужчины, которого она едва знала?

Бедный Тернер.

Шейла достала из чемодана чистые нотные листы и пошла в гостиную.

Эта комната напомнила ей келью монаха. Здесь стояла новая софа, столик для кофе, телевизор и кресло. Убранство комнаты не отличалось вкусом, и гостиная показалась Шейле неуютной.

На полу за креслом валялась яркая бирюзово-красная попона, которая показалась ей единственной красивой и оригинальной вещью в этой гостиной.

Повинуясь какому-то странному порыву, она приложила попону к стене над софой и, полюбовавшись, приколола ее несколькими булавками.

Бедный Тернер, подумала Шейла.

Лучше подумай о шоу для Хэллоуина, а не об интерьере его гостиной, твердо сказала она себе, садясь на кушетку. Она оказалась очень удобной. Он предпочитал удобство красоте.

Думай о Хэллоуине, снова напомнила она себе, а не о Тернере Маклеоде.

Шейла чертила на бумаге неразборчивые каракули, яростно бормоча себе под нос.

Бросив карандаш и скомкав лист бумаги, она подошла к окну. Шейла увидела невзрачный дворик, где рос единственный жалкий куст, и яму для костра, выложенную кирпичом. А дальше ее взгляду открывался великолепный пейзаж, в свете заходящего солнца он казался безмятежным, полным тайн и обещаний. Перед ней простиралась необъятная прерия.

Шейла долго стояла у окна, не в силах оторвать глаз от этого зрелища. Она пожалела, что не была художницей. Этот волшебный пейзаж так и просился на холст.

Интересно, где он сейчас? В конюшне? В загонах? Из какого окна она смогла бы увидеть его?

«Любовь с первого взгляда, — написала она на чистом листке бумаги. — Монтаны небеса, полночные глаза, и с первого взгляда любовь».

Шейла не сводила глаз с написанного, ужасаясь собственным чувствам. Она разорвала листок.

— Какое это имеет отношение к Хэллоуину? — отругала она себя.

Она услышала, как скрипнула дверь. Он вернулся домой. Ее сердце екнуло. Да, с благоразумной Шейлой происходило нечто очень странное.

— Привет, — сказала она, поднимаясь с кушетки.

Капли пота стекали по его лицу, а его одежда выглядела несвежей, но ей он казался великолепным. Да, перед ней стоял настоящий мужчина.

— Привет, — ответил он.

— Я приготовила на ужин пиццу. Я сейчас положу ее в духовку, а вы пока можете принять душ.

— Пиццу? — повторил он. — Вы приготовили пиццу?

Она улыбнулась, заметив мальчишеское изумление в его глазах. Как будто никто раньше не готовил ему ужин…

Я ввязалась в очень опасную игру, подумала Шейла. Она вела себя как молодая жена, терпеливо дожидавшаяся своего мужа на пороге дома.

Почему же это происходит с ней сейчас, ведь она так гордилась своей независимостью? Шейла считала, что женщине совсем не обязательно выходить замуж, чтобы жить в полном достатке и при этом быть абсолютно счастливой. И она еще больше укрепилась в своем мнении, когда мать всеми силами начала подталкивать ее к замужеству с Барри.

— Я приму душ, — сказал он.

Если бы она была его женой, то с удовольствием приняла бы душ вместе с ним.

От одной этой мысли она густо покраснела.

Через несколько минут Шейла услышала звук льющейся воды. У нее пересохло в горле.

Она суетилась вокруг стола, заканчивая приготовление пиццы. Шейла водрузила на стол красные свечи. Вдруг ее молнией пронзила мысль, что сейчас он стоит под душем обнаженный. Она испытывала чувства, о которых раньше и не подозревала.

Шейла зажгла свечи и выключила свет в тот момент, когда он наконец появился на пороге. Она обратила внимание, что Тернер побрился и надел чистую рубашку. Джинсы плотно облегали его сильные стройные ноги, а еще влажные после душа волнистые волосы красиво обрамляли его лицо.

Их взгляды встретились.

Он медленно прошелся по комнате и едва взглянул на пиццу.

Сейчас он поцелует меня, нахлынуло на нее безумное предчувствие.

— Здесь действительно чудесно пахнет, — медленно произнес Тернер, и от звука его голоса ее сердце замерло.

— Спасибо, — хрипло ответила Шейла. Теперь он подошел к ней совсем близко, внимательно разглядывая ее лицо в мягком сиянии свечей.

Неожиданно он придвинулся ближе.

Не забывай о Марии, в отчаянии подумала Шейла. Вспомни о засохших цветах.

Он провел ладонями по ее лицу и показал их ей.

— Это пудра, — еле слышно произнесла Шейла. Она никогда теперь не сможет забыть его грубые от работы мозолистые мужские руки.

— Это выглядит так, будто вы старались загримировать себя под клоуна Бобо.

А она еще подумала, что он собирался поцеловать ее! И еще это ужасное сравнение с клоуном!

Шейла перевела взгляд на губы ковбоя. Лучше бы он поцеловал ее.

О Господи, подумала она, я сошла с ума. Но при одной только мысли о том, как его губы прикоснутся к ее губам, руки и ноги стали ватными, а сердце бешено билось. Она покраснела, яркий румянец бросался в глаза даже под толстым слоем белой пудры.

Тернер отодвинулся от нее, но по-прежнему стоял очень близко, внимательно изучая ее лицо, читая мысли по глазам.

Этот мужчина излучал, казалось, огромную жизненную силу. Она улавливала волнующий свежий аромат его тела. Да, перед ней стопроцентный мужчина.

— Хочу есть. Сейчас же!

Тернер резко обернулся, Шейла вздрогнула и, пошатнувшись, неловко шагнула вперед. Вероятно, погрузившись в свои мечты, она и не заметила, как сама прижалась к нему. Тернер поддержал ее за локоть, и Шейла заметила в его глазах насмешку.

В дверях стоял Ники. Он выглядел гораздо лучше.

— Давайте поужинаем, — весело ответила Шейла и быстро вытерла лицо рукавом.

— Темно, — недовольно проворчал Ники, пытаясь подвинуть один из двух стульев, стоявших около стола.

Шейла тут же включила свет. Тернер снова взглянул на нее, но на этот раз его взгляд был оценивающим. Очевидно, он осуждал ее, потому что она позволяла трехлетнему ребенку командовать собой.

— Не так уж важно, горит свет или нет, — заявила она, защищаясь.

— Я ведь ничего не сказал, — ответил Тернер. Взгляд его пронзительных голубых глаз мог сказать гораздо больше, чем любые слова. — Ники, я возьму другой стул, а ты принеси себе подушку.

Ники вызывающе посмотрел на него, поудобнее устроился на стуле и, взяв вилку, уставился на пиццу.

Тернер скрестил руки на груди. Их молчаливый поединок длился целую минуту, а потом Ники, метнув в сторону Тернера недовольный взгляд, встал из-за стола.

— Вообще-то я могу сама сходить за подушкой, — заметила Шейла. — Ему только три года.

— Он уже достаточно большой, чтобы принести подушку, а также чтобы поучиться хорошим манерам!

Его слова прозвучали жестко, но в глазах Тернера, смотревшего вслед убегавшему мальчику, сияла нежность. Он обернулся к ней, нежность по-прежнему теплилась в его взгляде.

— Никто никогда раньше не готовил для меня пиццу. Она выглядит великолепно. — Он зашел в гостиную и вернулся со стулом с высокой прямой спинкой.

— Ну, так давайте попробуем мою стряпню, пока она не остыла, — подчеркнуто весело предложила Шейла.

Шейла разрезала пиццу, но когда она встала, чтобы сходить за Ники, сильная рука остановила ее. Тернер покачал головой.

— Пусть он сделает это сам.

Наконец Ники появился, и, казалось, был очень доволен собой. Шейла заметила, что он принес подушку не со своей постели.

— Это моя подушка, — с улыбкой заметил Тернер.

Ники осторожно положил подушку на свободный стул, взобрался на нее и с довольным видом устроился наверху.

— Кажется, он хочет мне что-то сказать? — спросил Тернер.

— Мне пиццу, сейчас же!

— Пожалуйста, дайте мне пиццу, — спокойно поправил его Тернер.

Ники нахмурил свои темные брови и скорчил свою знаменитую мрачную мину. Тернер тоже сурово нахмурился ему в ответ.

— Пожалуйста, — нехотя сдался Ники.

Шейла разложила пиццу по тарелкам, неожиданно пожалев, что не приготовила что-нибудь более изысканное.

— Очень вкусно, — радостно заявил Тернер.

В следующий раз он сам может приготовить еду. Пусть у них будет всеобщее равноправие, если еще представится такая возможность. Ведь в любую минуту могла объявиться Мария. Подумав об этом, Шейла разволновалась. Она не сводила с него глаз. Она могла бы поспорить, что он пробовал гораздо более изысканные кушанья, чем пицца, которая оказалась достаточно вкусной.

Шейла испугалась, что он сможет узнать, о чем она думает, догадаться о ее желаниях.

— Вы, конечно, любите яблоки, — решила она продолжать разговор.

— Я?

— И морковь.

— О, вы имеете в виду то, что лежит в холодильнике.

— В доме нет других свежих фруктов и овощей.

Он смутился.

— Я покупаю их для лошадей.

— Мне шесть лет, — объявил Ники, косо взглянув на Тернера.

— Не слишком ли ты маленький для своего возраста? — сухо спросил Тернер.

— Пить, сейчас же! — приказал Ники Шейле.

— Неужели ему все всегда сходит с рук? — изумленно спросил Тернер.

— Ему только три года.

— А я думал, что ему шесть, — заметил Тернер. — Ники, если ты хочешь чего-нибудь выпить, ты должен попросить по-другому.

— Пить, сейчас же, Поппи. — Ники захихикал. — Пить, Поппи, пить.

— Спокойной ночи, Ники, спокойной ночи, — предупреждающе прорычал Тернер.

— Пожалуйста, пить, — сдался Ники.

— Выпьешь молока, — предложил Тернер.

Ему налили молока. Он подул на него, пустив несколько пузырей.

— Он всегда так себя ведет? — спросил Тернер Шейлу.

Внезапно ее охватил безумный гнев. Как он осмеливается спокойно сидеть здесь и осуждать маленького мальчика, которого не помогал растить?

— Ему нужен отец. Терпеть не могу, когда вы, мужчины, поступаете подобным образом. Отказываетесь от детей, потому что вам легче зачать ребенка, чем помогать воспитывать его, а потом жалуетесь на невоспитанных детей, которых растят матери-одиночки.

Он пристально посмотрел на нее, и что-то засверкало в его глазах. Ей показалось, что это или боль, или сожаление, но его слова развеяли все ее предположения:

— Вы думаете, что он мой сын?

Шейла разглядывала Тернера и Ники. Не заметить родственную связь между ними мог только слепой.

— А разве нет? — она недоверчиво усмехнулась.

— Не думаю, что нам следует говорить об этом в его присутствии.

В этот момент раздался телефонный звонок. Свирепо взглянув на нее, Тернер встал и направился к стойке буфета.

— Я забыла сказать вам, что звонила Эбби, — невинно заявила Шейла, откусывая кусок пиццы.

Он бросил на нее подозрительный взгляд. Она умеет скрывать свои чувства. Делает вид, что ничего не произошло, а сама считает, что Ники его родной сын и что он бросил его?

А теперь она весело сообщила ему, что звонила Эбби, как будто то, что она подошла к телефону, не будет иметь для него никаких последствий.

Эбби, конечно, поняла, что у него гости. И, хорошо зная сестру, Тернер понимал, что она не успокоится до тех пор, пока не выяснит все подробности.

Он подошел к телефону.

— Алло, — неохотно произнес он. — Эбби. Я так и думал, что это ты… Я сам удивлен больше всех… Это долгая история… У тебя есть время? Ну а я как раз кое-чем занят… Я ужинаю. Да, как раз сейчас.

Ребенок начал вопить, что хочет еще молока.

— Пожалуйста, — сурово напомнил ему Тернер, закрыв рукой трубку. — Да, ты слышала голос ребенка… мальчика… Правильно. Моя жизнь полна секретов, о которых я тебе никогда не рассказывал. Я сам многого не знал.

Ответом ему был мрачный взгляд Шейлы.

— Этот мальчик — сын Марии Джеррарди, — сказал он. — Так что, похоже, у тебя есть племянник.

Сестра так громко завизжала, что ему пришлось убрать трубку от уха. Но ему показалось, что глаза Шейлы округлились и потемнели и она немного побледнела.

Эбби, конечно, все знала о Марии и Нике. А Шейла и понятия не имела.

Но он не собирается посвящать ее в семейные тайны Маклеодов. Возможно, даже лучше, что она поверила этому. Почему он так хотел поцеловать женщину, которая так плохо думала о нем, не имея на то никаких оснований?

Его глаза остановились на ее губах. А почему бы и нет, в самом деле?

Но если у нее есть хоть капля здравого смысла, то она, возможно, будет теперь держаться от него подальше. А она очень похожа на здравомыслящую женщину.

— А как насчет Ника? — спросил он Эбби. — Только не я… Ни слова… Нет, Эбби, пожалуйста, не надо приезжать. Он твой племянник, и ты имеешь право? Ну хорошо-хорошо… Привези с собой пару зеленых перчиков. — Последние слова он произнес как можно тише, чтобы Шейла не услышала его. Тернер быстро взглянул на нее. Но, заметив выражение мрачной непокорности, появившееся на ее лице, он понял, что теперь они ему не понадобятся. Шейла больше не станет готовить ему пиццу. — Нет, это не Мария подходила к телефону. Это долгая история… Я знаю, что у тебя есть время. Но у меня его нет!

Прошло еще несколько мучительных минут, в течение которых Тернер пытался убедить сестру отложить знакомство с племянником, которого ей не терпелось увидеть. Наконец он повесил трубку.

— Кто такой Ник? — спокойно спросила Шейла.

— Я — Ники.

— Мой брат, — ответил Тернер.

— Так Ники его или ваш сын?

— Догадайтесь сами, — холодно произнес он.

— Это несправедливо.

— Ники Шейлин и мамин, — заявил мальчик. — Ники не твой. Ники любит Шейлу. Ники любит маму. Ники любит Ральфа. Ники любит лошадей и пиццу. Ники не любит тебя. — И, закончив свою тираду, малыш беззаботно откусил огромный кусок пиццы.

Если бы жизнь была справедлива, этого не происходило бы с ним сейчас. Эти двое, которые, похоже, терпеть его не могли, сваливаются как снег на голову, чтобы испортить ему жизнь.

Зачем ему разубеждать ее? Завтра Эбби в два счета позаботится об этом.

Тернер надеялся, что сумеет придумать какое-нибудь неотложное дело, чтобы уехать в Биллингс.

А сегодня вечером ему лучше держаться подальше от этой кареглазой блюстительницы нравов. Между ними возникло холодное отчуждение. Это было следствием того, что совсем недавно произошло между ними.

Ведь только что, перед ужином, когда он увидел ее стоящей посреди комнаты, его охватило неожиданное чувство, будто он знает ее, что всегда знал. И ему показалось таким естественным подойти и посмотреть на нее, стереть пудру с ее лица. А потом ему в голову полезли мысли о поцелуе. От этих мыслей нельзя было так просто отделаться, они обрушились на него как буря.

Их взгляды встретились. В ее глазах он увидел настороженность и тревогу.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

После плохого сна на софе у него разболелась спина. Шейла отказывалась спать на его кровати, но Тернеру все-таки удалось уговорить ее.

Он обратил внимание, что в гостиной что-то изменилось, но он никак не мог понять, что именно. В ней стало как-то уютнее. Неужели для этого достаточно одного только присутствия женщины в доме?

Тернер ворочался с боку на бок, сон никак не приходил. Он все время думал о ее губах и глазах, о чудесных волосах медового цвета и особенно о ее голосе. Тернера неотвязно преследовал ее мелодичный голос, пока он наконец не заснул.

А когда проснулся, увидел два огромных черных глаза, которые, не мигая, смотрели на него. Мальчик придвинулся к нему очень близко.

— Ух, доброе утро, Ники, — Тернер снова закрыл глаза. С тех пор, как он перестал участвовать в родео, Тернер давно не чувствовал себя так плохо. А в те давние времена само слово «родео» ассоциировалось с множеством синяков, большим количеством выпивки и бессонными ночами в мотелях, где были такие же неудобные кровати, как эта софа.

— Ники любит лошадей, — объявил Ники. Тернер приоткрыл один глаз. Ники все еще был достаточно близко и раздваивался у него в глазах.

Тернер сел в постели и застонал. Только что рассвело. Боль в спине была ужасной.

— Лошади, — сказал Ники. — Пожалуйста, лошади.

— Ты хочешь помочь мне покормить их?

Ответом ему служил важный кивок.

— Тебе уже лучше?

Еще один важный кивок.

— И моим ботинкам сегодня ничего не угрожает?

На лице мальчика засияла улыбка. Точно так же улыбался Ники-старший. У Тернера перехватило дыхание.

— Хорошо, тогда иди одевайся и через пять минут возвращайся сюда.

Ники вернулся через две минуты. Тернер сложил диван и положил на место подушки, а затем задумчиво оглядел комнату.

Его по-прежнему не оставляло странное ощущение, что в комнате что-то изменилось. Но он помнил, что ни к чему здесь и пальцем не притрагивался.

— А Ральф пойдет? — спросил Ники, протягивая ему динозавра.

— Только если он не съест моих лошадей.

Ники в ответ рассмеялся тихим и немного хриплым смехом.

Когда они вышли из дому, мальчик ухватился за его ладонь своей маленькой пухлой ручонкой. В этот момент он ясно понял, что обязательно должен отыскать брата и все исправить.

Прошло много времени. Мальчишки выросли и стали мужчинами.

Тернер поступал глупо, когда упрямился и ждал, что Ник сделает первый шаг навстречу примирению, ведь во всем оказался виноват именно он сам.

Тернер подумал, что, если бы он разлучил брата и Марию немного раньше, этого маленького мальчика сейчас не было бы на свете. От этой мысли ему вдруг стало больно. Кто он такой, чтобы решать судьбы других людей?

Как только Ники увидел лошадей, то бросил своего любимого динозавра.

У Тернера было четыре необъезженных лошади, не считая дикой и его собственных ездовых лошадей, которые паслись на выгоне. Новые питомцы собрались около забора в ожидании завтрака.

Тернер познакомил Ники с каждой лошадью. Он придумал им короткие клички, на которые они легко откликались: Конь, Доктор, Утес и Подкова.

Ники переименовал каждую лошадь.

— Малыш Гром, — назвал он Коня. Доктор стал Молнией, Утес превратился в Шанса, а Подкову Ники назвал Мармеладом.

Придумав для всех имена, Ники тихо прошептал каждой лошади на ухо этот маленький секрет. Тернер даже и не предполагал, что получит такое удовольствие от этой сцены.

Он насыпал в кормушки сено и зерно, а Ники с гордым видом принес пучок люцерны. Тернер дал ему корзину для зерна и наблюдал, как мальчик карабкался на забор и бросал корм в каждую кормушку.

— Отличная работа, малыш.

Ники просиял.

— Осталась еще одна кормушка, — сказал Тернер, подавая Ники корзину с овсом. — За конюшней.

Он набрал охапку сухой люцерны и не смог сдержать улыбку, наблюдая за Ники, которого так и распирало от гордости, потому что ему доверили такое важное дело.

Они обошли конюшню и приблизились к маленькому загону.

Ники разинул рот от изумления и, поставив корзину на землю, вдруг со всех ног помчался к забору.

— Красавица! — радостно завопил он.

Тернер незаметно набрал полную пригоршню сена, а другой рукой схватил Ники.

— Она еще не приручена, Ники. Она боится и потому может покусать тебя.

Ники не сводил глаз с лошади.

— Ники приручит ее сейчас же.

— Нет, — запретил ему Тернер. — Потом ты, возможно, сумеешь приручить ее.

Потом?

Тернер искоса взглянул на Ники и вспомнил о своей гостье, оставшейся в доме. Возможно, эта лошадь была единственной неукрощенной, которую ему придется полностью предоставить самой себе на какое-то время.

На самом деле даже слово «красавица» не подходило для описания этого чуда природы. Это была лошадь породы аппалуза, окраской напоминавшая леопарда.

Тернер предпочитал покупать жеребцов, но когда он впервые увидел эту лошадь, то не смог пройти мимо этого роскошного животного. А это было очень неразумно. Красавице не везло с хозяевами, и она стала очень настороженной и не доверяла людям. И Тернер не знал, можно ли это исправить.

Но сегодня утром ему хотелось верить, что ошибки можно исправить. И даже у этой лошади может появиться еще один шанс, а у людей и подавно.

— Ники приручит ее сейчас же.

— Кто-то обидел ее, Ники. Она сердита на всех людей и может сделать тебе больно. Тебе лучше держаться от нее подальше.

— Она мне нравится, — сказал Ники.

— Да, — ответил Тернер, — мне тоже.

— Ники хочет есть сейчас.

Но это сейчас на этот раз прозвучало не как приказ.

Они положили сено и овес в кормушку. Аппалуза забилась в другой конец загона, стараясь держаться как можно дальше от забора.

— Не бойся, — крикнул ей Ники. — Ники любит тебя. — Его ручка ухватилась за руку Тернера. — Тебя я тоже люблю, — решил он.

Тернер не смог вымолвить ни слова. Вместо этого он крепко сжал маленькую ручку, и они вместе отправились к дому. Они проходили по двору, когда к дому подъехал фургончик его сестры.

Племянница Тернера, Даниэлла, которой исполнилось шесть лет, выскочила из машины и бросилась к нему на шею. Он недоумевал, чем сумел заслужить такую бурную радость племянницы, которая выплескивалась на него при каждой встрече, но ему это очень нравилось. Тернер заключил Даниэллу в объятия и кружил до тех пор, пока та не начала визжать.

Эбби, которая была опять на сносях, вылезала из машины. Тернер подошел и помог ей.

— Ты чудесно выглядишь, — с улыбкой сказал он сестре. Она действительно была красива. Ее роскошные светлые волосы были заплетены в толстую косу. У нее были такие же черные как ночь глаза, как у Ника и его сына, их взгляд притягивал и завораживал. Эти чудесные глаза сияли ласковым и спокойным светом.

— О, да. Я почти такого же размера, как и мой холодильник.

Она увидела Ники, который все это время опасливо поглядывал на гостей, вцепившись в ногу Тернера.

— О! — воскликнула Эбби, и слезы навернулись ей на глаза. — Он так похож на Ника! — Она сунула брату сумку с продуктами. — Эй, привет, — ласково сказала она малышу. — Как тебя зовут?

— Ники.

— Я твоя тетя Эбби, а это твоя кузина Даниэлла.

Ники неуверенно кивнул в ответ.

— У меня в машине есть игрушки, — сказала ему Даниэлла. — Хочешь посмотреть?

— Я привезла немного бекона и яиц.

— Ты знаешь меня. Я люблю поесть с утра. — Тернер заглянул в сумку. — Это черничный пирог?

Они вместе вошли в дом. Из фургона до них доносился громкий радостный смех.

— Мы должны сообщить Нику, — сказала Эбби.

— Я знаю.

— Мне кажется, это просто чудесно, — мягко сказала она.

— Я тоже так думаю, — признался он и поцеловал ее в щеку.

Эбби прищурилась, удивленно поглядев на брата, но ничего не сказала.

Шейла проснулась от такой звенящей тишины, какой она никогда раньше не слышала. Еле различимый крик высоко парящего в небе ястреба и шум ветра в бревнах были единственными звуками, нарушавшими безмятежность этой тишины. В кои-то веки ее не беспокоил шум проносящихся мимо машин, самолетов или завываний сирен карет «Скорой помощи».

Здесь, сонно мечтала она, чудесное место, чтобы сочинять музыку.

Шейла открыла глаза, и то, что она увидела, очень ей понравилось. Комната была простой, как и все остальные, но здесь было уютно. Шейла вдыхала запах кожаных ремней, мыла и чистого белья. Огромная старинная кровать, возможно, была привезена сюда лет сто назад в крытом фургоне.

На бюро в беспорядке валялись серебряные ременные пряжки, на которых Шейла заметила названия состязаний в верховой езде и их даты. Около окна стояло тяжелое, кованное серебром седло, на котором была выгравирована надпись: «Чемпион 1990 года». На крюках, вбитых в дверь, красовались меховые ковбойские штаны. А на стене рядом с дверью расположилась целая коллекция бейсбольных кепок и ковбойских шляп.

На одной из стен висели фотографии лошадей в рамках, и многие из них были награждены лентами. В углу каждой фотографии аккуратным почерком были выведены имена: Блэкки, Партнер, Брэнди и Джо.

Вчера в комнате не было ни одной фотографии.

Шейла потянулась, чувствуя странное удовлетворение. Она встала, подошла к окну и распахнула его. Воздух был так чист, что ей показалось, будто она пьет холодную свежую воду из горного ручья.

Она увидела, как Ники и Тернер шли по тропинке, которая вела от конюшни к дому, утреннее солнце обрамляло их силуэты золотым сиянием. Они держались за руки, Тернер слегка склонил голову, прислушиваясь к тому, что говорил Ники. Даже отсюда она слышала возбужденную болтовню Ники, но не могла разобрать слов.

Неожиданно Шейла почувствовала, как к горлу подступили слезы. Эти двое были исполнены достоинства, но в то же время относились друг к другу с нежностью и доверием. Когда они подошли ближе, ей показалось, что на лице Ники появилось… удовлетворенное выражение. Раньше она никогда не видела его таким.

И хотя широкие поля шляпы Тернера скрывали от нее его лицо, Шейла почувствовала в нем какую-то легкость. Эта легкость ощущалась во всем: в его походке, в той простоте, с какой он держал в своей большой ладони маленькую ручонку Ники.

В этот момент во двор въехал фургон, Шейла увидела, как из него выпрыгнула очаровательная маленькая девочка и бросилась в объятия Тернера. Она наблюдала, как он схватил ее и закружил в своих объятиях.

Шейла быстро отвернулась от окна и бросилась к чемодану.

Она выбрала пурпурные леггинсы и огромную трикотажную майку. Потом до блеска расчесала волосы и слегка подкрасилась.

Она услышала, как они подходят к двери, и вышла встречать их.

— Шейла, это моя сестра Эбби.

— Привет, — застенчиво поздоровалась Шейла.

— Шейла, — сказала Эбби, твердо пожав ее руку и открыто глядя ей в глаза. — Большое спасибо за то, что ты привезла сюда моего племянника. Я очень рада твоему приезду.

Ее прием был таким сердечным, что Шейла поняла, что теперь все будет в порядке.

Эбби начала вытаскивать из бумажного мешка продукты.

— Тернер, ты заметил, как Шейла похожа на тетю Марг?

— Нет, я не заметил.

Эбби рассмеялась.

— Тебе разве не кажется, что Шейла и ведет себя так же, как тетя Марг?

Шейла взглянула на Тернера, и ее глаза округлились от удивления. Его загорелые от ветра и солнца щеки слегка покраснели.

— Ну, и что мы будем делать? — Эбби вытаскивала бекон и раскладывала его на сковородке. — Приготовь кофе, Тернер. Ну, так что мы будем делать?

— Сегодня я позвоню и узнаю, смогу ли отыскать Марию. И Ника.

Эбби повернулась к нему с довольной улыбкой:

— О, он будет в восторге, когда узнает, что стал отцом.

Шейла метнула мрачный взгляд в сторону Тернера. Почему он сразу не сказал правду? Но тот, казалось, был очень увлечен приготовлением кофе.

Но почему она сразу подумала о нем самое плохое? — спросила себя Шейла.

— А теперь, — сказала Эбби Шейле, — иди сюда и следи за беконом. А я займусь тостами. А как ты во все это ввязалась?

Шейла жарила бекон и, стараясь не обращать внимания на Тернера, рассказывала его сестре обо всем, что случилось.

— Она, должно быть, сама собиралась сюда приехать, — сказала Эбби. — Ты дождешься ее?

— Я не могу остаться здесь надолго. Самое большее на день или два. А теперь, когда ты приехала, с Ники все будет в порядке. Возможно, мне вообще не надо задерживаться.

Неужели Эбби заметила таинственные взгляды, которыми они время от времени обменивались?

— О, — весело сказала Эбби, — на меня не рассчитывайте. Я рожу не раньше чем через месяц, но у меня только что появилось чувство… — Она с удовлетворением похлопала себя по выпирающему животу.

— Какое чувство? — спросил Тернер с таким испугом, что обе женщины рассмеялись.

— Это женские дела, — ответила Эбби.

Шейла хотела остаться. Это было так просто. И так сложно.

— Неужели тебе не страшно жить так далеко от больницы?

Эбби покачала головой.

— Я всю жизнь живу в этих местах. В природе нет ничего такого, что пугало бы меня. Даже близнецы.

— Близнецы? — изумленно прошептала Шейла.

— Близнецы, — подтвердил Тернер, с беспокойством посмотрев на кругленький живот сестры.

Эбби с огромной любовью взглянула на брата и сказала Шейле:

— Но ты остаешься до завтра, правда?

Шейлу снова охватило непреодолимое желание остаться, ввязаться в необычное приключение и узнать, чем закончится эта история.

Она слышала, как дети кричат и смеются на улице. Счастливый конец. Кому может не понравиться счастливый конец?

А почему бы и нет? Она могла работать и здесь. Чем больше она думала о своей матери и Барри, тем меньше ей хотелось возвращаться. Шейла не торопилась им звонить, но знала, что должна это сделать.

Ее мать даже настаивала, чтобы Шейла оставила ей карту.

— Так мы будем знать, где тебя искать, если ты исчезнешь, дорогая!

Почему бы не остаться? Но ведь, по правде говоря, ее и не приглашали сюда. Она просто воспользовалась ситуацией.

— Я должна ехать. Завтра. — Шейла услышала неуверенность в своем голосе.

Тернер отставил кофемолку в сторону и посмотрел на нее таким взглядом, который могла бы понять любая женщина. Этот взгляд молил ее остаться, но сам он не произнес ни слова, чтобы убедить ее в этом.

— Не торопись уезжать, — сказала Эбби. — У нас очень красивые места, заодно и на лошади покатаешься. Разве в городе такое возможно?

— О, — воскликнула Шейла. — Я уже много лет не ездила верхом.

— Ну, тогда так и поступим. Сегодня мы попробуем разыскать Марию и Ника, а завтра Тернер может взять тебя на конную прогулку. А я присмотрю за детьми. Устраивает?

— Конечно, — ответил Тернер.

— Тебе, наверно, надо позвонить домой и предупредить родных, что с тобой все в порядке?

Эбби произнесла эти слова довольно уверенно, но она, без сомнения, хотела больше узнать о Шейле.

— Мне надо позвонить маме, — ответила Шейла и почувствовала себя немного виноватой, потому что не упомянула Барри. — Я позвоню после завтрака.

Эбби позвала детей, и они все вместе уселись за чудесный завтрак.

— Ники любит бекон, — объявил Ники, хватая руками куски с тарелки.

— Не будь поросенком, — чопорно сказала ему Даниэлла.

Ники хрюкнул.

Она хрюкнула в ответ.

Эбби тоже неожиданно издала очень похожий звук. Шейла прыснула.

— Теперь Шейла. Покажи поросенка, — скомандовал Ники.

Шейла с готовностью хрюкнула. А потом подняла голову и изобразила чудесную мордочку поросенка.

Дети взвыли от восторга, а Тернер недоверчиво посмотрел на нее.

— Дядя Тернер, теперь твоя очередь, — захихикала Даниэлла.

— Очередь Тернера, — громко сказал Ники.

Тот пожал плечами и громко фыркнул.

Даниэлла и Эбби от удивления разинули рты. Ники широко улыбнулся, а Шейла вытаращила глаза.

— В чем дело? — спросил Тернер.

— У тебя неплохо получилось, — сказала Эбби. — А я считала тебя почти безнадежным, Тернер.

— Что? Ты не думала, что я когда-нибудь достигну совершенства в изображении поросенка?

— Нет, — ласково ответила она, — я и не предполагала, что ты когда-нибудь научишься веселиться и играть.

— Я все время играю с лошадьми, — возразил он. — Этой игрой я зарабатываю себе на жизнь. Я должен поработать с жеребятами, а потом начну звонить.

— Хорошо, давай. Мы с Шейлой попозже заглянем к тебе. — Эбби кивнула в сторону арки, через которую была видна его гостиная. — Кстати, попона над диваном выглядит очень мило.

— Какая попона? — подозрительно прищурился он.

Шейла разглядывала кусок бекона, борясь с непреодолимым желанием расхохотаться.

Тернер бросился в гостиную. В комнате воцарилась полная тишина. Через мгновение он вышел за дверь, зажав под мышкой злосчастную попону.

— Ему нужна семья, — сказала Эбби, с любовью глядя вслед брату. — Знаешь, мои родители умерли, когда ему было всего семнадцать. Сам мальчишка, так еще пришлось ставить на ноги меня и Ника. Думаю, именно из-за того, что он слишком рано взял на себя такую огромную ответственность, у него пропала охота заводить семью. Когда Тернеру было лет двадцать, ему понравилась девушка, которая жила недалеко отсюда, но в то время у него было слишком много проблем. Тернер не хотел жениться и заводить детей, ведь он только что вырастил двоих! Кроме того, я думаю, что из-за размолвки с Ником ему стало казаться, будто он все делал неправильно, хотя на самом деле это не так. Если принять во внимание его возраст, то, я думаю, он все делал просто замечательно… Ну а теперь ты расскажи мне свою историю, я хочу все знать о тебе.

Для того, чтобы решить, подходит ли она на роль жены для ее брата, смущенно подумала Шейла. Конечно, нет. Она жила в Портленде, и у нее никогда не возникало мысли переехать оттуда. И вообще она должна думать о своей работе.

Ну а даже если Шейла и задумывалась о замужестве, почему она должна выбрать такого мужчину, как Тернер Маклеод? Да, он был так необыкновенно красив, что у нее захватывало дух. Да, она могла бы вечно слушать его глубокий голос. Да, он казался ей загадочным.

Но этот мужчина настолько привык поступать по-своему, что не мог пережить, когда кто-то другой решил сделать его дом немного уютнее. Нет, с нее довольно властной и деспотичной матери!

Эбби, вероятно, рассказывает сейчас Шейле о его жизни, подумал Тернер, проверяя снаряжение. Вряд ли это может кому-то показаться хоть капельку интересным.

Ему не понравилось, когда дети за столом начали корчить друг другу рожи, глупо хихикать и баловаться.

Но потом он подумал, что они ведь не его дети. Он специально вел себя сдержанно, думая, что Эбби или Шейла последуют его примеру. Но они присоединились к детской игре и хорошо повеселились за завтраком.

Конечно, не такой уж это ужасный проступок, пробормотал он себе под нос, закидывая веревки на плечо и прикрепляя седло к бедру.

Тернер был строгим воспитателем для своих брата и сестры, словно боялся, что они потеряют к нему уважение, если он позволит себе дурачиться, и тогда все его усилия пойдут прахом.

Вероятно, именно поэтому он занялся дрессировкой лошадей. Это было удовольствие, которое он мог себе позволить. Это оказалась работа не из легких, но ему она приносила огромное удовлетворение. А забавы и развлечения не для него.

Детский смех и смех Шейлы звенел у него в голове, заставляя глупо улыбаться.

Он снял со стены ту попону, а потом пожалел об этом. Чем она ему помешала? Ведь эта попона ничего не испортила и чудесно смотрелась на стене.

Если он мужчина, то должен повесить эту попону на место. Тернер вздохнул и отложил ее в сторону, чтобы потом забрать с собой в дом.

Неожиданно Тернер почувствовал, что хочет поскорее вернуться обратно.

Он зашел в загон, громко и пронзительно свистнув сквозь зубы. Лошади повернули к нему головы и навострили чуткие уши, готовясь исполнить любое его приказание. Теперь его внимание полностью сфокусировалось на животных.

— Хорошо, Мармелад, — сказал он. — Ты первый.

Трепеща от волнения, Шейла набрала телефонный номер, надеясь, что ей ответит автоответчик, но этого не произошло.

— Шейла, — взвизгнула ее мать. — Где тебя носило?

— Три дня вокруг света в каноэ! Теперь меня занесут в Книгу рекордов Гиннесса.

— Я беспокоилась за тебя. Ты что, издеваешься?

— Мама, я собираюсь остаться здесь на несколько дней.

— Где?

— В доме дяди Ники, в Монтане.

Ее мать помолчала.

— В доме его тети и дяди?

Шейла поняла, что сейчас могла бы обмануть мать, если бы захотела. Ведь, в конце концов, у Ники на самом деле были тетя и дядя.

Но она не хотела никого обманывать.

— Только его дяди.

— Его дядя живет один?

Шейла промолчала.

— Он красивый, Шейла? Да?

— Мама, через несколько дней я буду дома.

— Через несколько дней? А что я скажу Барри?

— Передай ему от меня привет.

— Шейла, не делай глупостей.

— Мама, мне двадцать четыре года, и я вполне могу разобраться со своими проблемами самостоятельно.

Последовала пауза, а затем ее мать произнесла тоненьким, обиженным голосом:

— Шейла, ты сошла с ума?

— Да, — ответила она и повесила трубку, не испытывая никакой вины. Вместо этого она с удивлением обнаружила, что улыбается.

Она свободна.

Если бы не эти песни для Хэллоуина, она была бы на сто процентов свободна.

Из окна она увидела Эбби, которая мыла ящик из-под цветов. Шейла подошла, чтобы помочь ей. Даниэлла и Ники скакали вокруг дома на метле и швабре, назвав своих воображаемых лошадей Малыш, Гром и Мармелад.

Солнце приятно согревало ее щеки.

— Не знаю, зачем я всем этим занимаюсь, — сказала Эбби.

— Это ты посадила эти цветы?

— А разве он похож на человека, который сажает цветы? — спросила Эбби и фыркнула.

Этот ответ многое прояснил для Шейлы. Оказывается, Тернер очень долгое время жил один и у него не было никакой женщины.

— Нет, вряд ли, — ответила Шейла. Ее сердце переполняла звенящая радость. Да, она была счастлива.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Тернер уже почти час возился в конюшне, когда появилась Шейла, которую, вероятно, притащили сюда Даниэлла и Ники. Жеребята не привыкли к посторонним и тут же отвлеклись от занятий.

Да и он теперь тоже не мог сосредоточиться на работе.

— Извини, — крикнула Шейла. — Это они настояли.

— Все в порядке, это полезно для него, — сказал Тернер, указывая на жеребенка, который наблюдал за новыми людьми, широко раскрыв глаза. Он качал головой и фыркал в сторону гостей, абсолютно забыв о Тернере.

Краем глаза Тернер увидел, что Шейла принесла охапку травы. Он снова занялся жеребенком.

— Как его зовут, дядя Тернер? — спросила Даниэлла.

— Утес. Извините, я хотел сказать — Шанс.

— О, — с одобрением произнесла Даниэлла.

— Это Ники придумал, — завопил Ники так громко, что жеребенок вздрогнул.

— Он воспитывает его, — важно заявила Даниэлла Шейле. — Правда, дядя Тернер?

— Да, — проворчал он. Он старался не обращать на них внимания. Эти обтягивающие леггинсы Шейлы заставляли его чувствовать себя таким же пугливым и застенчивым, как жеребенок.

— Что это значит? — прошептала Шейла.

— Он набрасывает на жеребенка попону и снимает ее только тогда, когда жеребенок перестает ее ненавидеть и это начинает ему нравиться.

Неплохое объяснение, подумал Тернер.

Тернер набросил попону на голову жеребенка. Тот осторожно выглянул из-под своей самодельной шляпы, все рассмеялись.

— Ладно, приятель, хватит с тебя на сегодня. — Тернер снял с жеребенка попону и повел к детям.

— Будем приручать, — восторженно завопил Ники.

— Ники, тише, ты же его пугаешь, — попросила Шейла.

— Чем больше он кричит, — сказал Тернер, — тем лучше. Никому не нужна лошадь, которая в ужасе шарахается в сторону при малейшем шуме. Я даже собираюсь привязать к нему колокольчики и кувшины из-под молока, набитые камнями, чтобы научить его ничего не бояться. Он должен научиться доверять мне.

— Это все так увлекательно, — воскликнула Шейла.

— Знаешь, я занимаюсь этим с самого детства, но мне по-прежнему интересно. Я каждый день узнаю что-то новое. Чего еще может желать человек от жизни?

Не быть одиноким, ответил ему предательский голос из глубины души.

— Пойдемте, ребята, — хрипло сказал он. — Мне надо позвонить. — Он отпустил жеребенка и пошел вместе со всеми по другую сторону забора.

— Хочу увидеть красивую лошадь, — сказал Ники.

— Я тоже, — заявила Даниэлла. — Мама говорит, что она бешеная.

Шейла озадаченно взглянула на него.

— У меня появилась хитрая и очень дикая лошадь, — признался Тернер. — Ладно, пойдемте посмотрим.

Его любимица произвела на Шейлу такое же неизгладимое впечатление, как и на всех остальных.

— Она прекрасна, — прошептала девушка. — Я никогда раньше не видела таких лошадей.

— Это леопардовая аппалуза, — сказал он. — Лошадь в яблоках. — У него мелькнула мысль о том, как чудесно бы выглядела Шейла верхом на этой лошади.

— А что с ней не так? Почему твоя сестра думает, что она бешеная?

— Это дикая и норовистая кобыла. Она брыкается, кусается и нападает на людей.

— Тогда ты тоже сумасшедший, если она тебе нравится, — заметила Шейла, с улыбкой взглянув на него, но это была понимающая улыбка.

— Ты не сможешь придумать что-нибудь и для нее? — произнес он, повинуясь какому-то неведомому порыву.

— А что именно?

— Ты не могла бы попробовать спеть для нее? Я где-то читал, что это их успокаивает. Хотя сам я никогда не пробовал, из меня певец никудышный.

На какое-то мгновение ему показалось, что Шейла откажется, но она решительно направилась к забору. Она задумчиво разглядывала яркую пятнистую лошадь. А затем запела:

— О, дикая красавица, ответь:
Безумием душа твоя полна
Или обидою томится сердце?
Знай, дикая красавица:
Любовь бессмертна,
Любовь сумеет все преодолеть.

Ее голос звучал так успокаивающе, так нежно, а чудесная мелодия зачаровывала своей ласковой безмятежностью. От ее песни у него по спине побежали мурашки.

Животное перестало бить копытом и навострило уши.

Шейла умолкла.

— Спой еще раз, — мягко попросил Тернер.

Она спела еще раз, а потом еще раз. Лошадь вздохнула так, будто с нее свалилось тяжелое бремя, и сделала пару осторожных шагов в сторону людей, а затем остановилась.

— Это невероятно, — поразился Тернер.

— Но разве это помогает?

— Не знаю, — ответил он. — Возможно, я смогу выяснить, как это сможет нам помочь.

— Мне нравится, как ты поешь, — заметила Даниэлла.

— Спасибо, — застенчиво ответила Шейла.

— Спой про Поппи Перчинку, — потребовал Ники, когда они отошли от забора.

— О, я не думаю…

— Пожалуйста, — взмолилась Даниэлла.

Пожалуйста, подумал Тернер. Ее необыкновенный голос укротил что-то дикое и необузданное в его душе, заставил почувствовать себя легко и спокойно, так, будто все в этом мире было чудесно.

И он вдруг затосковал. Сейчас ему так хотелось вдохнуть сладкий запах домашнего печенья и увидеть, как улыбается мать, когда он возвращается домой. Захотелось, чтобы отец похлопал его по плечу после того, как они вместе укротили молодую лошадь.

Тернер покачал головой. Его мечтам не суждено сбыться.

Сынок, их больше нет. Самолет разбился. Все погибли.

Он стал бояться многого требовать от жизни. Боялся быть мягким, потерять самообладание, он стал властным. И главное, он боялся любить.

— Пожалуйста, — повторила Даниэлла. Спой.

Шейла сдалась:

— Поппи Перчинка, подружка моя,

Сегодня на чай приглашаю тебя!

Мы время чудесно вдвоем проведем

И тысячу песенок вместе споем.

Колдовские нотки исчезли из ее голоса. Эта короткая песенка была быстрой и веселой.

— Поппи Перчинка — моя лучшая подруга,

И пока не вырасту, любить ее я буду.

И даже дольше, подумал Тернер, а затем заставил себя встряхнуться. Эта Поппи Перчинка опутывала его какими-то волшебными сетями.

Песенка очень понравилась детям, и они, довольные, помчались по дорожке. Ники кричал и смеялся, стараясь угнаться за длинноногой кузиной.

— Я никогда раньше не видела Ники таким… счастливым, — задумчиво произнесла Шейла. — Не то что он был несчастлив, но…

— Мне кажется, что ребенку необходимо общаться с другими детьми.

— Все дело еще в этих просторах. Здесь ребенок может вволю покричать и побегать. А в Портленде Ники живет в квартире.

Тернер растерялся. Ники был переполнен энергией и источал ее.

Неужели он отнял у этого мальчика то детство, которое было для него предназначено? Возможно, Ники жил бы здесь с мамой и папой, если бы Тернер не вмешался тогда в их жизнь?

Или же роман между Марией и его братом со временем завершился бы полным крахом?

Тернер вздохнул.

— Эй, ребята, — крикнул он вслед убегавшим детям. — Держитесь подальше от лошадей.

— Пойдем узнаем, сможем ли мы разыскать Марию, — неохотно сказал он Шейле, понимая, что не очень хочет торопить события. Потому что, когда он найдет Марию, Шейла уедет.

Тернер заставил себя найти адресную книгу и снял телефонную трубку.

После получаса безуспешных попыток разыскать Марию Тернер принялся разыскивать брата. Он позвонил в администрацию заповедника, где работал его брат.

Разговаривая по телефону, он исподтишка наблюдал, как Шейла расставляет стебли травы в старом кувшине для молока.

Шейла несколько раз обошла вокруг стола, со всех сторон рассматривая свое произведение, и наконец удовлетворенно кивнула. Кухня теперь выглядела совсем по-другому.

Тернер ловил каждое ее движение.

Шейла забралась на диван, подобрав под себя ноги, достала карандаш и, напевая себе под нос, начала что-то писать.

Тернер закрыл глаза. Еще вчера все было просто и казалось, что так будет всегда.

— Мне нужен Ник Маклеод, — сказал Тернер человеку, взявшему трубку. — Это очень важно. Я знаю, что он сейчас на горе, я видел его по телевизору… Ближайшее лесничество? Да, отлично. — Он записал номер.

Мужчина ответил ему:

— Конец Пути.

Великолепно. Его брат нашел свой покой в месте, которое называется Конец Пути.

— Мне нужен Ник Маклеод, — настойчиво повторил Тернер.

— Господи. Он нужен половине запада. Кто вы?

— Его брат, Тернер.

Мужчина извинился.

— За три года ему никто ни разу не позвонил и, насколько мне известно, он не получил ни одного письма. А потом выходит телевизионная передача, и весь мир пытается найти его. Ник терпеть не может внимание к своей персоне. Он взял двухнедельный отпуск и уехал.

— А у вас есть его телефон?

— Нет.

По голосу мужчины Тернер догадался, что Ник был не один, когда покинул свое убежище на горе.

— С кем он? С той блондинкой, которая брала у него интервью?

— Нет. Одна его старая подруга увидела эту передачу по телевизору и поднялась на гору. Они спустились вместе. Судя по его виду, он был рад ее появлению.

— Его подруга?

— Мери. Мари. Что-то вроде этого.

— Если он даст о себе знать, скажите, что звонил его брат. Это срочно.

— Кто-то умер?

Тернер услышал пронзительные вопли Ники.

— Ники сейчас же хочет ланч.

— Не ной, — одернул Тернер новоявленного племянника. Повесив трубку, он внимательно посмотрел на мальчика. — Не надо так вопить, особенно когда кто-то разговаривает по телефону.

— Ладно, — дружелюбно согласился Ники. — Сейчас Ники тебя любит.

Шейла по-прежнему сидела с ногами на диване, волосы волной ниспадали на ее лицо. Место на стене над ее головой, где висела попона, выглядело пустым и холодным.

— Похоже, что они вместе, — заявил он. — Мария и Ник.

Что-то вспыхнуло в ее глазах, и они засияли зелеными и золотыми искорками.

Она верит, подумал Тернер, в романтическую любовь, в то, что все всегда кончается хорошо, как в сказке.

А он слишком много времени занимался тяжелой работой, чтобы вложить как можно больше денег в то, что теперь представлялось ему не таким уж важным и жизненно необходимым.

— Они вместе? — прошептала Шейла.

Тернер кивнул в ответ.

— Только я не знаю, где они.

— Какие молодцы!

— А Эбби все еще спит? — спросил он.

— Она отдыхает.

Тернер вздохнул. Не такой уж он эгоист, чтобы беспокоить сестру для приготовления им ланча.

Хорошо, если она догадалась привезти хот-доги.

Шейла внимательно прочитала то, что написала. Это ерунда.

С того момента, как она увидела Тернера на конюшне, Шейла не могла сосредоточиться. Это было невероятное зрелище. Животное казалось таким осторожным, а мужчина — решительным, сильным, терпеливым.

Дрессировка напоминала танец, странный и захватывающий танец двух противоположностей: того, кто дает, и того, кто принимает этот дар; танец, наполненный силой, добротой и нежностью.

Больше всего Шейле понравилось выражение лица Тернера. Он был сосредоточен и абсолютно уверен в своих силах. Его лицо озарял какой-то необычный внутренний свет.

Шейла решила, что многое узнала о нем. Тернер — волевой, смелый, очень добрый и открытый человек.

Шейле казалось, что она всю жизнь вглядывалась в глубину его темно-синих глаз, ей стал родным аромат кожи и лошадей, исходивший от него, и она изучила его размашистую и твердую походку. Ее охватило возбуждение, и она едва сдерживала дрожь, всем своим существом желая быть ближе к нему.

Это были потрясающие желания. Она хотела склонить голову ему на грудь, ощутить вкус его губ, почувствовать силу его объятий.

А потом, сидя в комнате и притворяясь, что работает, Шейла наслаждалась звуком его глубокого голоса, бессовестно подслушивая, как он говорит с другими людьми, пытаясь выяснить то, что его больше всего интересовало. Ей нравилось, что он говорил спокойно и с большим авторитетом, да и вообще ей нравилось все, что он делал.

Она бесконечно обрадовалась, что Ник и Мария наконец встретились.

Она вытащила нотную бумагу. Там было написано:

«Любовь с первого взгляда

Огромна, как Монтаны небеса,

Прекрасна, как полночные глаза.

Волшебный взгляд, полночный взгляд,

И вот уж нет пути назад».

Шейла вдруг почувствовала, что за ней наблюдают. Тернер стоял в дверях, засунув руки в карманы джинсов, и улыбался.

— Чему ты улыбаешься?

— Смотрю, как ты работаешь.

Глаза их встретились.

— И долго ты здесь стоял? — смущенно спросила она.

— Пару минут, не больше. А ты прочтешь мне то, что сочинила?

— Нет! — слишком горячо сказала она, пряча бумагу в стопку остальных листков.

— Застенчивая Шейла, — рассмеялся Тернер.

Ники влетел в комнату.

— Дядя Тернер приготовил ланч. — Малыш поцеловал ее в щеку и понесся обратно на кухню. — Сосиски! — завопил он.

— Что? — повторила она, заметив, что Тернер продолжает стоять в дверях. Его глаза насмешливо потемнели.

— Ланч, — сказал Тернер. — Даниэлла, — крикнул он, — иди позови маму.

Через несколько минут они снова собрались вместе вокруг стола, как одна большая семья.

У Шейлы никогда не было большой семьи. Сколько она себя помнила, они жили вдвоем с матерью. Еще в детстве она решила, что у нее будет большая семья. Муж и много детей. Возможно, в детстве ей больше всего не хватало отца. Но, если она выйдет замуж за Барри, думала Шейла, у нее не будет большой семьи. Он не любил детей.

Наслаждайся тем, что имеешь сейчас. Возможно, это единственное, что тебе дано, думала она.

Шейла наслаждалась этим моментом. Дети играют и смеются, Эбби дразнит брата, который едва не сжег на вертеле хот-доги.

Она заметила, что Тернер специально для детей нарезал несколько предназначенных для лошадей яблок и морковок. Это еще больше подкупило ее.

— Дядя Тернер, а я могу придумать имена для твоих следующих лошадей? — спросила Даниэлла.

— Конечно, дорогая.

— Хорошо. Надеюсь, их будет много.

— В конце этого месяца у меня появятся еще шесть лошадей, поэтому начинай думать уже сейчас.

— Одну я назову Присцилла, — решила Даниэлла.

Тернер застонал, а затем откашлялся, чтобы скрыть свое недовольство.

— А другую я назову Кэндиленд. Это моя любимая игра.

— Терпеть не могу эту игру, — запротестовал Тернер. — В прошлый Новый год ты меня ею достала.

Но Шейла заметила, что он не признался в том, что ему не нравится имя, хотя ей было совершенно ясно, что так оно и есть.

— Это пока все, — сообщила Даниэлла. — Остальные имена я скажу тебе позже.

— Спасибо, — важно ответил он.

— Если бы ты придумывала имя для лошади, что бы ты выбрала, Шейла?

— Какое-нибудь красивое имя, что-нибудь вроде Воздушной Танцовщицы.

У многих лошадей, которых он дрессировал, были похожие имена, а бывало и того хуже. Тернер считал себя человеком, в котором нет ни капли романтизма, поэтому он был потрясен, услышав собственные слова:

— Именно так я собирался назвать ту дикую кобылу.

Шейла лукаво взглянула на него и улыбнулась.

Это глупое имя для лошади, запоздало подумал он, к тому же его трудно произносить. Но Тернер знал, что ни за что не поменяет его.

Эбби как-то странно посмотрела на него.

Зазвонил телефон. Тернер взял трубку.

— Мария? — удивленно произнес он. — Конечно, он здесь. Все в порядке. Он чудесный мальчик, Мария. Шейла тоже здесь. Через десять дней? Но…

Он пристально смотрел на телефонную трубку. Связь оборвалась. Специально ли она повесила трубку, или, возможно, произошли какие-то неполадки на линии?

Тернер вернулся к столу.

— Это была Мария. Она передает тебе привет, Ники.

Шейла и Эбби пристально смотрели на него.

— И?.. — испытывающе спросила Эбби.

— Десять дней, — произнес он с потрясенным видом. — Она приедет только через десять дней.

Эбби мечтательно улыбнулась.

— Я не могу остаться здесь на десять дней, — встревоженно произнесла Шейла. — Конечно, не могу.

— А почему нет? — спросила Эбби. — Ты можешь работать и здесь.

— Ну, мой последний срок…

— У меня есть факс, — как бы невзначай обронила Эбби, избегая смотреть на брата.

Она была напугана тем, что происходило между ними. Он не решался просить ее остаться, но и не мог позволить ей уехать.

— В конце месяца мне привезут других жеребят, — заявил он. — Я не могу одновременно заниматься и детьми, и жеребятами.

Каким бы сильным ни было возникшее напряжение, оно вдруг исчезло.

— Если это было приглашение, — заметила Эбби, — то оно сделано чертовски плохо.

Тернер сердито уставился на сестру. Она спокойно встретила его взгляд.

— Шейла, останься, пока не приедут Ник и Мария. — Тернер знал, что это прозвучало как приказ, и сделал еще одну попытку: — Пожалуйста!

Откажись, говорила она себе. Беги отсюда. Уходи, пока еще можешь уйти.

Но как она могла отказаться, когда это «пожалуйста» стоило ему стольких усилий? Шейла взглянула на него. И поняла, что никуда не уедет.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В доме наконец все успокоилось. Даниэлла и Ники лежали на полу комнаты для гостей в спальных мешках. Они еще долго хихикали в темноте, а Тернер в это время завистливо думал о кровати, от которой отказались дети.

Чувствуя себя провинившимся, он встал и вытащил из-под дивана старую попону. Ему казалось, что это простое желание продиктовано голосом сердца и он делает это не для того, чтобы украсить свою комнату. Злясь на самого себя, Тернер приколол попону к стене теми же булавками, что и Шейла.

Он забрался обратно в постель. Диван издал громкий скрип протеста. Завтра, если позволит погода, он поставит во дворе палатку и будет там спать. На земле ему гораздо удобнее, чем здесь.

Сейчас главным было то, что Шейла остается на десять дней.

Завтра они вместе собираются на конную прогулку.

За завтраком дети решили поиграть в осликов. Под громкие ослиные крики и хохот Тернер ел отличные домашние оладьи с кленовым сиропом.

Сегодня Шейла собрала волосы в аккуратный хвостик. Она выглядела как милая шестнадцатилетняя девочка.

Совершенно одни, вдвоем. О чем с ней разговаривать?

— Знаешь, Эбби, мне кажется, что наша с Шейлой прогулка — не слишком удачная затея. Ты выглядишь так, будто вот-вот родишь свою двойню.

Эбби так посмотрела на него, что он почувствовал себя беззащитным мальчишкой, уличенным в шалостях.

— Не будь идиотом, — резко сказала Эбби.

Ники и Даниэлла захихикали, а он сердито засверкал на нее глазами.

А затем Эбби подсыпала еще немного соли на его рану:

— И когда лошадиную попону повесили обратно на стену?

Эбби смотрела на него.

— Она там чудесно смотрится. Это ты повесил ее туда?

— Нет… Санта-Клаус, — огрызнулся Тернер. — Если ты идешь, — резко бросил он Шейле, — то пойдем. — Пусть его сестричка постарается углядеть в его поведении хоть чуточку романтики.

— Думаю, я останусь дома, — ответила Шейла. — Мне не хотелось бы оставлять Эбби одну со всем этим беспорядком.

Отлично, он сумел напугать ее. Но Эбби была другого мнения.

— Еще чего не хватало, — заявила она Шейле. — Если б не мое пузо, я бы и сама присоединилась к вам. Любой, кто откажется прокатиться верхом только ради того, чтобы вымыть посуду, просто полный идиот, а я не терплю идиотов. — Она постаралась смягчить свое замечание и подмигнула Шейле.

И Шейла выбежала из дома следом за Тернером.

— Эбби всегда была такой, — заметил он, найдя в себе силы быть вежливым и убавить шаг, дожидаясь ее. — Она грубая и своенравная и хочет, чтобы все исполняли ее волю.

— Однако в вашей семье не ссорятся из-за этого, правда? — невинно спросила Шейла.

Тернер мрачно взглянул на нее, но она рассмеялась. Если он не ошибался, она ни капельки его не боялась.

В тот день выдалось чудесное утро, яркое солнце озаряло все вокруг чистым и ясным золотым сиянием, прогоняя прочь все мрачные мысли.

— Мы ведь не поедем на тех лошадях, которых ты вчера дрессировал, правда? — с волнением спросила Шейла.

Тернер хотел воспользоваться ее чувством страха, чтобы она вернулась в дом, пока он окончательно не потерял голову. Но он этого не сделал.

— Нет, ни один из них пока еще не готов для верховой езды. Объезженные лошади пасутся вот здесь. — Они подошли к воротам, и Тернер свистнул, подзывая лошадей. Животные паслись в низине около воды, и, услышав свист, три лошади взбежали на холм навстречу гостям.

— О, — прошептала Шейла у него за спиной, — как они красивы.

Тернер искоса взглянул на нее. Ее лицо светилось от восторга, глаза сияли.

Она выглядела великолепно.

— Это Стэн, — сказал Тернер, надевая на него недоуздок.

— Стэн? Разве это имя подходит лошади? — Она сморщила нос.

— Хорошее, убедительное, звучное имя! — заявил Тернер.

— По-моему, он больше похож на воина.

— Правда?

— Его лучше назвать Воздушным Воином, чтобы он мог составить пару Воздушной Танцовщице.

Тяжело вздохнув, Тернер протянул ей поводья Стэна, а затем поймал вторую лошадь.

— А эта лошадь принадлежала моей матери. В этом году ей исполнилось двадцать три года.

— Разве это не слишком большой возраст для лошади?

— Да, но с помощью современных знаний о дрессировке и питании этих прекрасных животных мы добились того, что лошади все чаще доживают до тридцати лет. Я бы хотел, чтобы она жила вечно. — Тернер вдруг удивился, услышав собственные слова. — В любом случае эта лошадь на сто процентов леди, ты легко справишься с ней.

— А как ее зовут? — спросила Шейла.

Тернер улыбнулся. Его мать тоже любила необычные имена.

— Мама назвала ее Одинокий Ангел.

— Одинокий Ангел, — с удовольствием повторила Шейла.

— А я зову ее просто Энджи. Если ты поедешь на ней, то я возьму Стэна. Просто подойди к ней с одной стороны и постарайся не натягивать поводья слишком сильно.

Тернер понаблюдал, как она исполнила его приказание, и остался доволен. Шейла вела себя очень непринужденно и спокойно со своей подопечной. Он хорошо знал, что лошади обладают очень тонкой психикой, и даже такой спокойной старушке, как Энджи, не понравилось бы возбужденное поведение человека.

Тернер привязал Стэна-Воина к столбу и, подойдя к Шейле, развязал милый аккуратный бантик, который она сделала на веревке.

— Я всегда завязываю узел, который потом можно легко распутать. — Он сделал узел, натянул веревку, чтобы продемонстрировать его крепость, а затем потянул веревку за свободный конец и легким движением руки развязал узел.

— Зачем ты делаешь это?

В ее голосе прозвучал неподдельный интерес, и он сам не заметил, как начал объяснять ей, как завязывать узел, а затем дал попробовать сделать это ей самой.

— О! — воскликнула Шейла. — У меня совсем не получается.

Но она не сдавалась, и Тернеру это в ней нравилось. На пятой попытке она справилась со своей задачей.

Шейла издала победный возглас.

Тернер понял, что она никогда раньше не седлала лошадей. И ему пришлось объяснять ей, как пользоваться снаряжением конюха, для чего нужен каждый предмет и как им пользоваться. А ей ничего не оставалось, как самой полностью оседлать Энджи.

Тернеру нравились ее вопросы, ее энтузиазм и умение смеяться над своими ошибками, а главное — нее было горячее желание научиться.

Тернер подумал, что Шейла из тех людей, которые вкладывают в работу все свое сердце и душу.

Она стояла рядом, когда Тернер накинул на Энджи тоненькую шерстяную попону.

— Видишь? Как раз над холкой. А потом ты можешь потянуть ее назад, и ее шкура останется совершенно гладкой. Так она не будет стираться.

Шейла придвинулась еще ближе, прикоснувшись к нему, когда распрямляла седельную подушку, а потом привязывала ее поверх попоны. Ее запах околдовывал его.

— Правильно?

Этот чудесный запах исходил от ее волос. У него пересохло в горле.

— Да, — хрипло ответил Тернер. — Именно так. — А теперь отойди в сторону, подальше, пока я окончательно не потерял голову.

Но вместо того, чтобы произнести это, он продолжил свои мучения, помогая справиться с седлом, и подсказал, как затянуть подпругу и завязать последний узел.

Справившись наконец со своей нелегкой задачей, Шейла одарила его улыбкой, от которой его сердце окончательно растаяло.

— Я хочу попробовать еще раз, — попросила Шейла, — чтобы убедиться, что я все поняла. — Это он виноват, что я не могла как следует сосредоточиться, подумала Шейла. От него исходил изумительный мужской аромат, от которого у нее кружилась голова.

Она начала все сначала.

— Вот черт! Прости.

В его глазах заплясали искорки смеха, и эти глаза казались сейчас темными как ночь, скрытые от нее полями ковбойской шляпы.

— Ты ведь сейчас не сочиняешь стихи для Поппи. Все в порядке. Раньше мне уже приходилось слышать это слово.

Шейла едва сдерживала дрожь, чувствуя его присутствие рядом с собой. Ком, застрявший у нее в горле, стал единственным узлом, который ей удалось завязать самостоятельно.

— Вот, смотри.

Тернер подошел к ней совсем близко. От него исходил дразнящий чувства аромат, чудесный запах мыла и солнца и еле уловимый запах кожи.

В его движениях сквозила непринужденная сила, его крепкие обветренные пальцы с легкостью делали то, что казалось ей невероятно сложным.

Ее пробирала внутренняя дрожь, когда она думала о его руках, которые могли гладить и ласкать женщину, доводя ее до неистовства.

— Ты о чем-то задумалась? — прошептал он ей на ухо.

Его дыхание было теплым и чувственным.

— Это грезы наяву, — ответила она. — Моя плохая привычка.

— Это опасно, когда рядом лошади.

И рядом с некоторыми мужчинами.

— Хорошо, — сказал Тернер, — а теперь приятная часть.

Взгляд ее мятежных глаз скользнул по его губам.

— Ты хочешь прокатиться, правда?

— Конечно, — с запинкой ответила Шейла. — Просто мне показалось, что нам только что было очень весело.

Он улыбнулся.

— Но когда мы с тобой поскачем к той ограде, нам тоже будет весело. Я обожаю лошадей и люблю все, что с ними связано, даже уборку конюшен. Сколько раз ты ездила верхом?

— Не очень много. Можно пересчитать по пальцам.

— Хорошо, забирайся на лошадь, и давай взглянем, на что ты способна.

Шейла поставила ногу в стремя и потянулась вверх, чувствуя себя ужасно неуклюжей. Она долезла до половины и застряла, но вдруг, к своему великому ужасу и одновременно восторгу, почувствовала, как сильная рука поддержала ее за ягодицы и подтолкнула в седло.

Шейла не знала, поблагодарить Тернера или дать пощечину. Ей пришло в голову, что она сумеет это решить по выражению его лица.

Шейла взглянула на него. Тернер казался серьезным и торжественным, и если в его глазах и таился подозрительный огонек, его скрывала тень от ковбойской шляпы.

— Я очень давно не делала этого.

— У тебя все получилось. Хорошо, а теперь пусть она пройдет шагом.

Шейла сделала, как он просил. Как только лошадь начала двигаться, Шейла ощутила восхитительное состояние свободы, почувствовала, что становится единым целым с этим прекрасным животным и растворяется в успокаивающем ритме движений.

— А теперь переходи на рысь.

Шейла чуть стиснула ногами бока лошади и слегка ударила ее пятками, вспомнив давний урок верховой езды, и та перешла на рысь.

— Если ты готова, то сделай круг.

Шейла послушалась, и неожиданно ей пришло в голову, что никогда раньше она не была так свободна, так независима, как в этот момент, и ее с головой захлестнуло это восхитительное, незабываемое чувство.

Она натянула поводья, и лошадь осторожно остановилась.

Тернер вскочил на своего коня одним грациозным прыжком.

— А ты неплохо ездишь верхом, — заметил он. — Это высокая похвала, ведь я бывалый ковбой. У тебя хорошая посадка.

Шейла почувствовала, что краснеет.

— Я имел в виду то, как ты сидишь на лошади. Но другая часть тоже неплоха.

Ну, дай ему пощечину, подумала Шейла.

Но она не сделала этого, а просто рассмеялась, Тернер тоже расхохотался. Они направили своих лошадей к дороге, проходящей мимо его дома. Эбби, которая как раз развешивала белье на веревке, помахала им рукой.

Тернер тихо выругался, и Шейла пригляделась повнимательнее, чтобы рассмотреть, что развешивала Эбби.

На веревке аккуратным рядком висели его трусы и майки.

Ники и Даниэлла выскочили со двора на своих воображаемых деревянных лошадях и побежали рядом с ними, а затем Тернер отправил их назад, пообещав, что скоро они тоже прокатятся верхом.

Вдвоем они отправились в путешествие по длинной извилистой дороге, по которой Шейла приехала сюда. Ей показалось, что с тех пор прошло много лет.

И вдруг Тернер направил своего коня в бескрайние степные просторы. Шейла подумала, что он не случайно выбрал то место, где они свернули с дороги, и оно наверняка было с чем-то для него связано.

Ее спутник непринужденно возвышался в седле и, казалось, был рожден для верховой езды, что, впрочем, соответствовало истине.

— Я представляю тебя верхом на свирепом жеребце с дикими глазами, которые мечут молнии, — сказала Шейла.

— Как в кино?

— Точно.

— Он встает на дыбы и несется вперед?

— Точно так!

— Мне не хотелось бы иметь такого коня. Я хочу, чтобы моя верховая лошадь была спокойной и послушной, как этот старый приятель.

— Ну и как ты делаешь их такими, как он? Расскажи мне все с самого начала.

Тернер взглянул на нее, чтобы понять, шутит она или говорит серьезно. Но она не шутила, и он сразу понял это. Шейла испытала странное удовольствие, что он сумел прочитать ее мысли. И Тернер начал свой рассказ о том, как он воспитывает дикого жеребенка, как приручает его.

— Черт побери, — сказал он, ласково улыбнувшись, и эта улыбка была такой чувственной, что у нее все сжалось внутри. — Готов поспорить, что до смерти наскучил тебе своими рассказами.

И не успела Шейла возразить, что еще никогда ей не было так интересно, как он поскакал вперед по высокой траве, увлекая ее за собой в быстром галопе, а затем так же неожиданно перешел на неторопливый шаг.

Они взбирались на невысокие холмы и спускались в овраги, один раз даже вспугнули пару оленей, выскочивших им навстречу. Тернер и Шейла осадили лошадей и наблюдали, как олени убегают прочь.

— Так гораздо лучше, — сказал Тернер, взглянув на нее.

— Что?

— У тебя появился румянец. Ты ведь редко бываешь на свежем воздухе, правда?

— Почти не бываю, — призналась она, хотя не была уверена, что этот румянец появился благодаря их прогулке. — Я работаю дома, сочиняю музыку на рояле.

— Расскажи мне об этом.

Она внимательно посмотрела на него, стараясь понять, не шутит ли он. Он не шутил.

Их лошади шли бок о бок. Шейла рассказывала Тернеру о своей жизни в Портленде, объясняла, что ее не устраивает в работе над «Шоу Поппи Перчинки» (Макового Зернышка).

Тернер слушал и прервал только один раз, чтобы обратить ее внимание на золотистого орла, лениво кружившего над ними.

— О, — воскликнула Шейла. — Я замучила тебя своими рассказами. — Она улыбнулась и, дернув поводья, обогнала его. — Поймай меня, — крикнула она.

И они снова понеслись по холмам и оврагам. Тернер, конечно, спокойно мог догнать ее, но он держался немного позади, позволяя ей прокладывать свой путь через его земли. Он был не просто владельцем этой земли, эти просторы стали частицей его души. Они взобрались на вершину холма. Шейла остановилась, и Тернер подъехал к ней.

— Я тебя совсем заболтала.

— Вовсе нет. Ты почти ничего не сказала.

— Мне очень приятно общаться с тобой, гораздо приятнее, чем с людьми, которых я давно знаю.

— Я рад, — просто ответил Тернер. — Расскажи мне еще о себе.

Она рассмеялась и неожиданно смутилась:

— Мне больше нечего рассказывать.

— Я уверен, что это не так. Ты еще не рассказывала мне о том, что тебе нравится больше всего.

— Вот это, — ответила она, поглаживая влажную шею лошади и кивком указывая в сторону горизонта.

— А что еще? То, что было до этого?

А жила ли она вообще до этого момента? Шейла напрягла память.

— Горячий душ в прохладное утро, — заявила она. — И новые сандалии.

— Новые сандалии? — Он недоверчиво посмотрел на нее. — Большинство девушек сказали бы, что это бриллианты или путешествие на Гавайи.

— О, — смутившись, ответила Шейла. — Я не знала, что ты спрашиваешь о таких вещах.

— Хорошо, я говорил именно об этом.

— Тогда ясно. Это Иоганн Пэйчелбел!

— Это твой друг?

Она расхохоталась, обратив внимание на еле заметные зловещие нотки в его голосе. Его взгляд помрачнел.

— Нет, только, если я, конечно, не выгляжу старше. Он сочинял музыку в самом начале восемнадцатого века. Этот композитор создал мое любимое музыкальное произведение. Оно называется «Песнопение».

— Но ведь у тебя действительно есть друг, правда?

Он произнес это так, будто не верил, что у нее нет друга.

— Что-то вроде того, — неохотно призналась она.

— Что-то вроде того? На этот вопрос обычно отвечают или «да» или «нет».

Но как она могла ответить «да»? Ведь рядом с Барри она никогда не чувствовала себя так, как сейчас. Ее жизнь никогда не была такой насыщенной, открытой всему миру, полной надежд и восторга.

Шейла никогда не встречала человека, который бы притягивал ее к себе сильнее, чем Тернер. Она до мельчайших подробностей запомнила его лицо, изгиб губ, его глаза и сильное мускулистое тело.

— Он просто друг, — ответила Шейла. Она поняла, что это правда. Может быть, она вышла бы за Барри замуж, поддавшись на уговоры своей матери. Но теперь этому никогда не бывать.

— Если он просто друг, то я могу спокойно сделать это. — Его голос был глубоким и чувственным. Тернер подъехал к ее лошади. Его бедро коснулось бедра Шейлы.

— Что эт-то? — произнесла она, заикаясь.

Тернер несколько мгновений, не отрываясь, смотрел в ее глаза, а затем перевел взгляд на ее губы.

— Да, — прошептала она.

Он наклонился к ней, и их губы встретились.

Весь мир закружился вокруг нее. В этот момент все изменилось. Теперь она знала, что ничего уже не будет по-прежнему.

— Расскажи мне все, — прошептала она, — о том, что тебе нравится в этой жизни.

Тернер натянул поводья, и его конь отступил назад и взвился на дыбы. Он обвел рукой огромное пространство вокруг них.

— Все это, — сказал Тернер.

Через несколько часов ее ноги ослабели, и все тело ломило от усталости.

Но она уже не обращала на это внимания. Она могла бы скакать рядом с ним всю жизнь.

Тернер взял с собой воду, но у них не было еды, и в конце концов, сильно проголодавшись, они устремились обратно к дому.

Они вошли в дом, весело хохоча.

Эбби испекла печенье. Тернер и Шейла уселись за стол и с жадностью проглотили его за ланчем, не обращая внимания на Эбби, которая сияла от счастья, глядя на них.

Тернер по очереди подбрасывал в воздух Ники и Даниэллу. Дом звенел от их смеха.

Раздался телефонный звонок.

— Шейла, это тебя.

Она нахмурилась. Неужели это действительно звонят ей? Ведь никто не знал, где она. Она специально не дала матери телефон. Возможно, это Мария?

— Барри! — удивленно воскликнула она.

Ей показалось, что смех тут же прекратился.

— Как ты узнал этот номер? Что значит от моей матери? Определитель номера?

Она наблюдала за Тернером, который лег на спину посреди кухни, продолжая подбрасывать детей. И почему ей показалось, что он перестал играть с ними? Они вопили громче прежнего, и Тернер не обращал на нее никакого внимания.

— Что это там за ужасный шум? — поинтересовался Барри.

— Тернер подбрасывает Ники к потолку.

— Твоя мать сказала, что он красив.

— Да, — прошептала она, а затем добавила: — Но только если тебе нравится такой тип мужчин.

— Ну и что это за тип?

— О, знаешь, он суровый, сильный, настоящий искатель приключений. О таких мужчинах пишут в романах.

Эбби улыбнулась ей, проходя мимо с подносом свежеиспеченного печенья.

Шейла схватила одно и нервно надкусила его.

— Он не музыкант и не имеет отношения к творчеству? — В его голосе послышались самодовольные нотки.

— Да, — согласилась она.

— Ну и когда ты возвращаешься домой?

Дом. Ее маленькая уютная квартирка, в которой полно вещей, необходимых ей, сочинительнице музыки.

— Через десять дней.

Тернер понял, что мешает ей разговаривать, и, подхватив детей под мышку, выскользнул из дома через заднюю дверь. Шейла остро почувствовала, как ей не хватает Тернера, едва он вышел из комнаты.

— Барри, а сейчас я должна идти.

— Я запрещаю тебе оставаться там. — Его голос сорвался на визг.

— Прости, я что-то не поняла тебя? — изумленно произнесла она.

— Хорошо, я сгоряча сказал слово «запрещаю». Я просто хотел, чтобы ты как можно скорее уехала оттуда и вернулась домой.

— У тебя нет никаких прав говорить мне, когда я должна вернуться.

— У меня такое ощущение, что я говорю с чужим человеком, — холодно заметил он. — Мы почти помолвлены, Шейла.

— Нет, мы не помолвлены. Мы поговорим, когда я вернусь.

Возможно, когда она вернется, то станет прежней Шейлой. Уступчивой, милой девушкой, готовой всегда выслушать других.

— Я должна идти, — в отчаянии произнесла она.

— Нет, твоя мама хочет поговорить с тобой.

Шейла с размаху бросила трубку на рычаг. Она почувствовала, что дрожит с головы до пят.

Эбби с жалостью посмотрела на нее и предложила печенье.

Телефон снова зазвонил. Шейла, не отрываясь, смотрела на него.

— Ни в коем случае не бери трубку, — предупредила она Эбби и вышла за дверь.

Тернер вместе с детьми устанавливал палатку.

— Шейла, возьми ту веревку и помоги Ники натянуть ее.

Она сразу перестала дрожать.

— Одну минуту.

Шейла подошла к своей машине, открыла дверь и, порывшись в кассетах, отыскала «Песнопение». Она вставила кассету в магнитолу и включила звук на полную громкость.

Шейла подошла к Ники и взялась за веревку, но случайно выронила ее из рук и, споткнувшись, упала, а Ники свалился на нее. Тернер тут же оказался рядом, и когда он взглянул на нее, на его чувственных губах заиграла восхитительная улыбка.

— Не ушиблась?

Шейла мотнула головой, но ее дрожь не укрылась от его зорких глаз. Тернер подозревал, что она расстроилась вовсе не из-за того, что упала, а из-за телефонного разговора.

Не надо было целовать ее, подумал Тернер. У нее есть друг, а он тут третий лишний.

Но при разговоре ее лицо не светилось от радости.

Не светилось так, как после его поцелуя. Сладкий поцелуй, такой невинный и чистый. Поцелуй девушки, в которой скрывается огромная страсть.

Завоевать Шейлу — значит навсегда превратить свою жизнь в полный хаос. У Тернера не было плана, да он и не представлял, что можно придумать в такой ситуации. Если он не окончательно лишился разума, то сядет верхом на старого Стэна и ускачет отсюда.

Но, глядя на Шейлу, Тернер уже не знал, что будет более безответственным поступком: если он уедет или останется здесь.

Музыка, доносившаяся из ее магнитолы, наполняла негой и успокаивала его. Это была чудесная мелодия. Она казалось печальной, но в ней отчетливо звучали ноты надежды и восхищения жизнью.

— Хочешь сегодня ночью спать в палатке? — спросил Тернер Шейлу.

Озабоченное выражение исчезло с ее лица.

— А разве не будет холодно?

Он, конечно, надеялся, что так и будет.

— У меня есть отличные спальные мешки.

Ее взгляд был очень выразительным. Она изо всех сил боролась сама с собой, как и он. И если только Тернер не ошибся в своих предположениях, Шейла тоже проиграла эту битву.

— Конечно, хочу!

— О, как чудесно, — воскликнула Даниэлла. — Дядя Тернер разведет костер, мы будем есть зефир, а затем споем. Ну а потом ляжем спать в палатке!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Шейла постаралась быстрее закончить песенки для Хэллоуина.

Большой костер, в котором жарко потрескивали сухие поленья, вовсю разгорался на лужайке.

Эбби вошла, чтобы взять еще один пакет с зефиром.

— Этим детям будет плохо, — весело сказала она Шейле. — Не осталось ни одного печенья, а теперь они уничтожают зефир.

— Господи, откуда у Тернера дрова? Ведь вокруг не так уж много деревьев, — сказала Шейла.

— О, Даниэлла обожает костры, поэтому Тернер на машине едет за двести миль, чтобы привезти дрова, — объяснила Эбби.

Этот поступок Тернера стал для Шейлы новым откровением, и она вдруг ясно увидела, что за суровыми и бесстрастными чертами лица этого мужчины скрывалась глубокая, нежная и огромная, как просторы Монтаны, душа. От этой мысли на ее глаза навернулись слезы.

— Ты скоро выйдешь? — спросила Эбби.

— Как только закончу работу.

— Я жду не дождусь, когда услышу твои песни.

— Они просто ужасны. Это самое худшее, что я когда-либо сочиняла.

Шейла закончила песни для Хэллоуина, но ее преследовала другая песня, постоянно вторгаясь в ее мысли. Шейла знала, что не успокоится, пока не запишет ее.

Она достала свой секретный листок, распрямила его и прочла то, что было написано, а затем добавила еще несколько строк.

Шейла перечитала то, что написала, покачала головой, удивляясь своим глупым фантазиям, и снова спрятала сочинение среди других бумаг.

Она взяла жакет, положила в карман кассету и вышла из дома. Все обрадовались ей, как будто Шейла была членом их семьи.

А есть ли у нее вообще родной дом и семья?

Тернер предложил ей плетеное кресло рядом с ним, и Шейла села в него. Огонь жарко потрескивал, на огромном небе Монтаны мерцали яркие созвездия, каких она никогда раньше не видела.

— Слава богу, что ты пришла, — пробормотал Тернер. — Даниэлла угрожала научить Ники «Девяноста девяти пивным бутылкам на стене».

— Тогда он наверняка несколько недель подряд издевался бы над нами, — согласилась Шейла с притворным ужасом. — Возможно, несколько месяцев.

— Ты недооцениваешь моего племянника. Он использовал бы это оружие по крайней мере до своего восемнадцатилетия.

— Не шепчитесь. У вас есть какая-то тайна? — поинтересовалась Даниэлла.

— Да. Секретная песня.

У Шейлы замерло сердце. Как он мог узнать об этом? Неужели листок выпал из ее блокнота?

Но это оказалось случайным совпадением.

— Она собирается спеть ее прямо сейчас, правда, Шейла? — ласково спросил Тернер.

— О, да, спой свои песни для Хэллоуина, — настаивала Даниэлла.

— Ники будет ковбоем на Хэллоуин, — заявил Ники, украдкой бросив на Тернера восхищенный взгляд. — Шейла, пой сейчас же.

И она запела.

Дети пришли в восторг от ее песен. Шейле пришлось спеть каждую песню несколько раз, только тогда они успокоились.

Настало время ложиться спать.

Шейла взглянула на палатку. И зачем она согласилась переночевать в ней? Под одной крышей с Тернером. И теперь их не будут разделять ни стены, ни двери. Господи, и в чем спит такой мужчина?

Шейла пошла с Ники в дом и помогла ему надеть пижаму.

— Хочешь взять с собой Ральфа? — спросила Шейла, неожиданно вспомнив, что давно не видела вязаного динозавра в руках малыша.

— Нет. Теперь у Ники есть настоящие друзья.

Шейла попыталась обнять его, но Ники выскользнул из ее объятий и выскочил за дверь.

Теперь надо подумать, что ей надеть для сна. У нее была ночная рубашка, но, взглянув на нее, Шейла вдруг почувствовала отвращение.

Шейла неохотно вышла из дома. На улице теперь заметно похолодало.

Она проскользнула в палатку.

Тернер уже сидел там. Его лицо озарял свет карманного фонарика.

— Ники спит здесь, — заявил Ники. — Даниэлла здесь, а Шейла здесь.

— Значит, ты будешь спать в окружении своих любимых девушек, — сказал Тернер и принялся разворачивать спальные мешки.

Помогая ему, Шейла подумала, что они с Тернером похожи на родителей, заботливо укутывающих детей в спальные мешки.

И на нее вдруг нахлынула такая острая тоска, что захватило дух.

Когда дети угомонились и спокойно лежали в своих спальных мешках, Шейла и Тернер наконец взглянули друг на друга.

Ей хотелось, чтобы он тоже укутал ее в спальный мешок и еще раз поцеловал.

Но Шейла не увидела в его глазах ответного желания.

— Спокойной ночи, — застенчиво сказала она.

Тернер выключил фонарик, и палатка погрузилась в темноту.

— Спокойной ночи, — ответил он.

Шейла подумала, что не заснет сегодня.

Она всегда плохо спала, так как днем получала массу впечатлений, а ночью мысли о происшедшем за день не давали уснуть и мучили ее.

Но здесь Шейла спала как убитая и ничего не чувствовала…

Хорошенькое дельце, думал Тернер и, закинув руки за голову, напряженно вглядывался в потолок палатки. Но разве не он сам подал эту глупую идею?

Да, он попал из огня да в полымя. Все дело в Шейле, которая сейчас спокойно лежала рядом, это из-за нее он не мог заснуть. Его будоражили воспоминания о той искренней радости, озарявшей ее лицо, когда она скакала верхом, о сладости ее губ и чудесном запахе ее волос.

А ведь еще несколько дней назад он и не подозревал, что такое бессонница.

На следующее утро он проснулся оттого, что Ники и Даниэлла радостно скакали на его животе.

Спальный мешок Шейлы был пуст.

Когда он, пошатываясь, вошел в дом, кофе уже был готов, а Эбби и Шейла сидели за столом.

— Ты не выспался? — спросила Эбби, с любопытством изучая его лицо.

— Я чудесно выспался, — проворчал Тернер. — Никогда еще я не спал так хорошо.

— Тернер, Шейла должна сегодня отправить по факсу свои песни, поэтому я собираюсь отвезти ее и детей ко мне домой. Я хотела бы, чтобы Ники познакомился со своим дядей Питером. Думаю, мы останемся там на ночь. А может быть, немного дольше. Ты не возражаешь?

— Конечно, нет, — небрежно ответил он, вполуха слушая, как Эбби говорила ему, что собирается взять машину Шейлы и оставить здесь свой фургон.

Сегодня он наконец будет спать в своей постели. Здесь воцарятся тишина и спокойствие, и у него появится возможность продолжить работу с жеребятами и наверстать упущенное.

Но почему вдруг в его голове молнией мелькнула мысль: берегись того, к чему стремишься?

У Эбби и Питера был очень красивый особняк из бревен и камня.

Муж Эбби оказался застенчивым и симпатичным парнем, который обожал свою жену и дочь.

— Тернер подарил нам этот дом на свадьбу, — сказала Эбби. — Здесь прошло наше с Ником детство. Когда мы с Питером поженились, Тернер настоял, чтобы мы жили здесь отдельно. Он сказал, что этот дом чересчур большой для него одного и что он может поддаться соблазну, превратив половину дома в конюшню. Этого хватило, чтобы я согласилась. Мы по-прежнему поровну владеем с ним ранчо, но он обожает своих лошадей. Иногда даже больше, чем людей.

Эбби хитро взглянула на Шейлу.

— Мне кажется, вы с ним просто созданы друг для друга.

Даниэлла и Ники требовали, чтобы Питер взял их покататься верхом.

Шейла думала о Тернере, ей казалось, что он потерял к ней интерес после первого и единственного поцелуя.

В своих мечтах Шейла вновь перенеслась в тот день, когда он прикоснулся губами к ее губам, но тут же встряхнулась, стараясь взять себя в руки.

— Факс? — крикнула она вслед Эбби.

— Вторая дверь справа в конце коридора.

В этой комнате располагался офис ранчо, и Шейла обнаружила здесь факс. Набрав номер станции, она запустила свои бумаги в аппарат.

В ожидании ответного послания, Шейла присела на стул.

Она опасалась увидеть что-нибудь вроде: «Что это за чушь?» — или еще хуже.

Но вместо этого ответ был таков: «Шейла, это потрясающая работа, лучшее, что ты когда-либо делала! Следующая тема: «Дружба умерла, но возродилась вновь». Пока». А внизу стояла подпись ее босса.

Шейла смотрела на бумагу, выползающую из аппарата, и чувствовала себя так, будто ее мир покачнулся.

Она даже не знала теперь, что хорошо, а что плохо. Неужели те великолепные песни, над которыми она раньше корпела изо всех сил, никто, кроме нее, не оценил?

Но, возможно, в новых песнях было что-то другое? Возможно, чувство, поселившееся в ее душе, чувство свободы, единства с небом и землей, возможно, эти чувства проявились в ее песнях. Возможно, чувства, обуревавшие ее в те чудесные мгновения, когда его губы коснулись ее губ, словно приветствуя ее после возвращения из долгого путешествия по пустыне, воплотились в ее песнях. И эти волшебные чувства наполнили их яркими красками, сделали такими же легкими и свободными, как ее душа.

— Что-то не так? — спросила Эбби, когда Шейла вошла в большую светлую кухню.

— Нет, — заверила ее Шейла. — Какой у тебя чудесный дом.

— Он великолепен, правда? Его строил мой папа. У него был настоящий талант. У Тернера тоже есть талант, хотя ты и не заметила этого по его дому. Когда он был ребенком, то часто делал чертежи и рисовал дома. Мы все думали, что когда-нибудь он станет архитектором.

— А он этого хотел? — удивленно спросила Шейла. Ей трудно было представить Тернера другим, не таким, как сейчас. Он казался человеком, который идеально подходил для суровой жизни. Она не могла представить его в деловом костюме.

— Я думаю, да. Садись, давай попьем чайку. Когда родители погибли, у нас почти не было денег. Жизнь в этих местах очень трудна. Иногда их называют Огромными Просторами, а иногда Большой Пустыней.

— Должно быть, очень тяжело, — грустно сказала Шейла, — потерять обоих родителей сразу в таком юном возрасте. Сколько вам было лет?

— Мне исполнилось десять лет, Нику одиннадцать, а Тернеру было семнадцать. Тогда я думала, что мне было больнее всех, а теперь, спустя годы, я понимаю, что тяжелее всего пришлось Тернеру. Из веселого, озорного парня он за одну ночь превратился в сурового мужчину. Надо отдать ему должное, ведь все здесь держалось на нем. У нас с Ником была возможность пойти в колледж, а он уже не мог. Он заплатил слишком высокую цену. Казалось, он разучился шутить и смеяться. — Эбби замолчала, на мгновение на ее лице появилась тревога. Она заварила чай и села напротив Шейлы. — Ты представить себе не можешь, как я была счастлива, когда он смеялся с тобой и Ники. — Она широко улыбнулась. — Ты случайно не ангел, как в том телевизионном шоу, а?

— Я почти совсем не смотрю телевизор, поэтому я не знаю об этом шоу, но чтобы кто-то назвал меня ангелом? Вряд ли!

— Ну, — сказала Эбби, — иногда мне кажется, что все мы ангелы и пришли в этот мир, чтобы помогать друг другу. А теперь расскажи, что твои боссы думают насчет этих песен. Ты была совершенно не в себе, когда вошла.

— Им очень понравились мои песни.

— Еще бы! Это чудесные песни. Ты видела, как вели себя дети, когда услышали их.

Шейла тяжело вздохнула.

— В течение ближайших недель я должна сочинить песни для Дня Благодарения. А мой мир перевернулся вверх дном, — пробормотала Шейла, — и я не хочу писать об индейках!

— Ты никогда не думала о том, чтобы писать другие песни, Шейла?

— О, — вздохнула она, — на самом деле у меня нет времени.

Неужели все дело было в нехватке времени, или же во всем виновата ее неуверенность? Возможно, она боялась испробовать что-то новое, боялась выйти из своего уютного маленького мирка?

— Раньше я не была знакома с другими сочинителями песен, но мне кажется, что ты очень талантлива.

Эбби сказала это так, будто для нее это огромная честь быть знакомой с сочинительницей песен. У Шейлы слезы навернулись на глаза.

С тех пор как она приехала, в ней что-то изменилось. Чувства, которые раньше были похоронены на дне ее души, чтобы не мешать спокойной жизни, сейчас возрождались.

— Ты можешь сочинить все, что захочешь, — настаивала Эбби. — Тебе стоит попробовать.

Шейла подумала, как не привыкла она к похвалам. Ее мать считала, что Шейла могла забавляться своей музыкой, но только до тех пор, пока не появится подходящий мужчина на роль ее мужа. И Шейла подозревала, что Барри воспринимал ее музыку как помощь в демонстрации его собственных талантов.

— Возможно, я так и сделаю, — вызывающе ответила она, вспомнив о сочиненном вчера отрывке из песни, за который ей было стыдно перед самой собой.

— Молодец, — сказала Эбби и вдруг схватилась за поясницу и страдальчески поморщилась.

— Что случилось? — с беспокойством спросила Шейла.

— Ничего, — Эбби устало улыбнулась. — Живот очень сильно давит мне на спину. То же самое было и с Даниэллой.

— Я могу чем-нибудь помочь тебе?

— Да, — сказала Эбби. — Ты можешь полюбить моего брата. — Она расхохоталась. — Я шучу.

Но Шейла совсем не была уверена, что это шутка.

Тишина, думал Тернер, входя в дом.

Он радостно насвистывал. Звук эхом отдавался в пустом доме. Тернер смертельно устал, целый день работая со своими жеребятами. Он открыл буфет и осмотрел бесконечные ряды консервов.

А затем Тернер обследовал холодильник в поисках остатков еды.

При одном воспоминании о пицце и печенье у него потекли слюнки.

Ну хорошо, черт возьми! Он ведь не собирался держать здесь заложников для того, чтобы они готовили пиццу и печенье.

Ведь, возможно, их очень легко приготовить. Он мог бы научиться, и тогда ему никто больше не будет нужен. Никогда.

Через два часа он старался проглотить кусок пиццы, которая на вкус напоминала уголь вперемешку с морскими водорослями.

Тернер в отчаянии встал из-за стола и натянул шляпу. Ему ничего не оставалось, как съездить в Джордан и поужинать там.

Как только он выехал на дорогу, то неожиданно понял, что бежит из своего собственного дома от тишины.

— Держись, Тернер, — сказал он себе.

Если он даже и надеялся, что кто-то составит ему компанию, его ждало разочарование. В кафе в Джордане не было ни души, даже Ma Бэйкер не работала в свою обычную смену. Тернер постарался поужинать как можно быстрее.

Он приехал домой и услышал телефонные звонки.

Раньше Тернер мог точно сказать, что звонит Эбби, а теперь это могла быть Мария, или друг Шейлы, или ее мать, или даже она сама.

Он взял трубку.

— Это Ники.

— Привет, приятель, — тепло разлилось в его груди, когда он услышал голос малыша.

— Звоню, чтобы пожелать тебе спокойной ночи.

— Мне? — удивленно спросил он.

— Тебе, — настаивал Ники. — Спокойной ночи, дядя Тернер.

— Спокойной ночи, Ники, — выговорил он, с трудом проглотив комок в горле.

Ники повесил трубку.

— Глупец, — вслух сказал Тернер. Он не плакал с восьми лет, когда проиграл свое первое состязание в укрощении баранов.

Он не плакал, когда погибли родители.

Глупо начинать сейчас. Все это ни к чему. Он отправился в холл и вошел в свою спальню, разделся и забрался под простыни. Он был свободен и мог спать абсолютно обнаженным. Он мог даже разговаривать с самим собой.

Простыни впитали запах ее волос. Тернер зарылся лицом в подушку.

— Глупец, — снова повторил он.

Он лежал на огромной кровати, по которой так тосковал все эти дни. Ни звука не раздавалось в доме.

Но когда настало утро, Тернер чувствовал себя так, будто ночью не сомкнул глаз.

Он мечтал о том дне, когда они вернутся.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Тернер сидел за кухонным столом. Сегодня он ужасно себя чувствовал, казалось, будто он целый день боролся с брахманскими быками, а потом всю ночь пил пиво. У кофе был отвратительный вкус, а овсяные хлопья напоминали сухие опилки.

Тернер вдруг подумал, что его дом слишком мал. Если бы у него был дом побольше, то он мог бы спокойно спать в своей постели, когда приезжали гости. Ему не пришлось бы бегать с места на место, а потом до утра не спать от запаха чужого шампуня, которым пропахли его простыни.

Эбби тоже иногда говорила, что дом слишком мал.

На самом деле не составило бы особого труда сломать стену и увеличить площадь дома на несколько футов. Он набросал неуклюжий чертеж на бумажной салфетке.

Для чего?

Тернер скомкал салфетку. А кто знает, для чего? Неужели у человека обязательно должна быть причина? Хорошо, у него была причина, ведь он несколько ночей не мог выспаться. Он уже сходит с ума.

В этот момент зазвонил телефон.

Тернер не стал сразу снимать трубку, хотя находился рядом. Пусть они не думают, будто он торчит у телефона, дожидаясь звонка, как жалкий, отчаявшийся, одинокий человек.

После четвертого звонка он неторопливо подошел к телефону и взял трубку.

Это оказалась Эбби, а не Шейла. Но ведь ему всегда нравилась эта предсказуемая жизнь, тогда почему в глубине его души зашевелился маленький червячок разочарования?

— Тернер, мы собираемся еще немного задержаться здесь. Ты ведь не возражаешь, правда?

На самом деле его сестра хотела, чтобы он умолял ее привезти Шейлу. Тернер понял это по ее голосу.

— А почему я должен возражать? — огрызнулся он. Тернер решил не спрашивать, насколько они задержатся. — И сколько вы еще там пробудете? — все-таки спросил он.

— В любом случае до вечера. Угадай, что случилось?

— Сдаюсь.

— Генри предложил Шейле полетать на самолете.

— Не подпускай ее к нему! — взревел Тернер.

— Что? Почему?

— Генри Смит сексуально озабоченный сукин сын.

Эбби расхохоталась, ловко заманив его в ловушку. Теперь она знала, что ему далеко не безразлично все происходящее.

— Ники и Даниэлла тоже поедут. Как группа сопровождения. Теперь ты доволен?

И почему он считал, что должен стыдиться своих чувств?

— Нет, — огрызнулся он, — вовсе нет!

— Сегодня утром ты ворчишь как медведь, Тернер. Я рада, что я не с тобой.

— Я тоже, — завопил он и повесил трубку.

Его сестра только что сумела в очередной раз вывести его из себя.

А чего ему стыдиться? Возможно, все дело в потерянном времени.

Он подошел к столу и, расправив салфетку, добавил к чертежу еще несколько быстрых штрихов.

Так, вон там будет новая спальня. Достаточно места, чтобы принять двух или трех гостей.

Оставь это, Тернер, приказал он себе.

Но при мысли о новой спальне он почувствовал странное недовольство.

Если человек хотел завести семью, чего он, конечно, не собирался делать, но если все же соберется, то его дом можно сделать более пригодным для жилья.

Если он сломает стену гостиной и увеличит комнату на десять или двенадцать футов, то там можно будет поставить кабинетный рояль. А затем, если он снесет стену между своей комнатой и маленькой спальней, то комната для гостей немного уменьшится, но зато хозяйская спальня станет достаточно большой, чтобы там поместился гардероб и ванная с джакузи.

При мысли о том, как они вместе лежат в джакузи, у него пересохло в горле.

Почему он так удивился, представив ее в джакузи? И разве не для нее хотел поставить в комнате рояль?

Тернер раздраженно схватил салфетку и, сердито скомкав ее, бросил в мусорную корзину.

Потом он снял с крюка ковбойскую шляпу и натянул джинсовую куртку.

Шейла все разрушала. Ее даже не было здесь, но она все разрушала. Он лишился своего железного терпения, которое было так необходимо для дрессировки жеребят, и не мог ни на чем сосредоточиться. Он даже сон потерял.

Но когда он оставался наедине с лошадьми, то все становилось на свои места. Это была другая реальность. Это был его мир, где все казалось легко и просто.

Для работы с лошадьми ему требовалось стопроцентное внимание. Разве это не интересно? Лошади требовали такого огромного напряжения, что человек абсолютно забывал о себе.

Тернер понял, что по-настоящему он начал дрессировать лошадей только после смерти своих родителей. Это помогало ему забыть о боли. А когда уехал Ник, он начал работать еще усерднее. Он не понимал тогда, убегал ли он от себя или старался излечиться от боли.

Но еще несколько дней назад он не задавал себе подобных вопросов.

Тернер долго старался не обращать внимания на громкий шум, но самолетик Генри продолжал назойливо жужжать у него над головой, как будто ждал, когда Тернер помашет ему рукой.

Тернер знал Генри и представлял, что сейчас тот, как бы случайно, положил свою толстую руку на бедро Шейлы. А зная ее, хотя он не мог этого утверждать наверняка, мрачно напомнил себе Тернер, он понимал, что она чертовски вежлива, чтобы попросить его убрать руку.

Пусть ждут, пока он помашет им. Скорее ад замерзнет.

Тернер вдруг вспомнил, что Даниэлла и Ники тоже были в самолете. Он представил, как они прижались носами к оконному стеклу и изо всех сил махали ему. Ну что он мог поделать! Тернер помахал им рукой.

— Привет.

Тернер подскочил от неожиданности и напугал жеребенка, который резко отпрыгнул в сторону.

— Извини.

— Я не слышал шагов…

— На самом деле мы сильно шумели. Ты был очень сосредоточен на своей работе.

Он понял, что до сих пор хмурится, и постарался успокоиться.

Самолет снова прожужжал у них над головой. Шейла помахала ему рукой.

— Я думал, что тебе там понравилось. — Он показал на самолет.

— Дети собирались полетать. А я терпеть не могу самолетов. Меня укачивает.

— Правда? — Он пытался скрыть свою радость.

— Что ты делаешь?

— Я приучаю лошадь к поводьям.

— Если не ошибаюсь, ты вчера мне рассказывал об этом, но не могу точно вспомнить, что именно.

— Это помогает им привыкнуть к уздечке. Так они учатся доверять мне. Жеребенок начинает понимать, что все, что я прошу его сделать, не причинит ему вреда.

— Кто это?

— Ники зовет его Мармелад.

— А как ты его зовешь?

— Ты будешь смеяться…

— Ну, давай же.

— Подкова, — пробормотал он.

Тернер взглянул на нее и заметил, что Шейла с трудом сдерживает смех. Он обратил внимание, что она чудесно выглядит.

Шейла улыбнулась ему.

— Мне больше нравится Мармелад.

Он рассмеялся в ответ.

— Мне тоже.

— Покажи мне, чем ты занимаешься.

— Это не так уж интересно.

— Но тебе же это нравится.

Разве он мог что-то возразить? Тернер подобрал две длинные и толстые веревки и прикрикнул на лошадь, которая послушно двинулась вперед. Он заставлял жеребенка поворачивать направо и налево и сам был приятно удивлен, когда жеребенок, услышав его команду, сразу перешел на рысь и осторожно остановился, когда Тернер крикнул: «Тпру, стой».

— Все это очень интересно, — сказала Шейла. — Ведь когда я его впервые увидела, он был совсем диким.

— Он просто обожает овес, — сказал Тернер, пытаясь казаться скромным, и ласково почесал нос Мармеладу. — Но зато он все схватывает на лету. Хороший конь.

— Я тут подумала… — Внезапно Шейла застеснялась. Она опустила глаза и уставилась на свои теннисные тапочки.

— Что?

— Если бы ты захотел… — Она по-прежнему разглядывала свои теннисные тапочки.

— Что? — спросил он, и его глупое сердце забилось как сумасшедшее.

— Мы снова могли бы вместе отправиться на прогулку верхом. Я взяла с собой ланч. Но если ты занят, я пойму.

Он пристально смотрел на нее. Шейла взяла с собой ланч и приехала сюда одна. Она специально отказалась полетать на самолете, и это все вранье, что ее укачивало в самолетах.

Шейла просто хотела быть вместе с ним, как он хотел быть с ней.

Тернер спросил самого себя: почему же, черт возьми, он убегал? Почему не попытался понять, что с ним происходит и будет ли он все-таки в ближайшее время заказывать рояль? Он спрашивал себя: снес бы он эту стену, чтобы занести в дом рояль?

— Я с удовольствием прокачусь вместе с тобой, — ласково сказал Тернер.

Шейла улыбнулась ему чудесной улыбкой, от которой ее глаза приобрели изумрудный оттенок.

Тернер одним прыжком очутился около нее и приподнял ее подбородок. Ее глаза казались ему огромными, а губы пленяли своей свежестью и мягкостью. Она звала его.

Он сдался и почти совсем забыл о сдержанности.

Но осторожность все-таки взяла верх, он неуверенно буркнул:

— Мне кажется, мы торопимся.

Именно в этом он обвинял Ника, когда тот встречался с Марией.

Неужели это не сон? — подумал он. Ты знаешь эту девушку всего неделю!

— Торопимся? — прошептала Шейла. — А я думала, что в этом штате нет ограничения скорости.

И тогда Тернер не выдержал. Он жадно впился в ее губы, наслаждаясь их чудесным вкусом, и вдруг ощутил, как жизнь снова начинает бурлить в его замерзшей душе.

Собственные чувства испугали его, и Тернер отшатнулся от нее.

Он должен сам управлять этой ситуацией. Шейле пришла в голову неплохая мысль прокатиться верхом, съесть ланч и поближе узнать друг друга.

Тернер, которому казалось, что все происходило слишком быстро, сказал:

— Но ведь нельзя в середине зимы в Монтане рушить стены в доме.

— Что? — озадаченно спросила Шейла.

Тернер расхохотался. И от этого веселого смеха его душа начала оттаивать и переполнилась новыми, неведомыми ему ранее чувствами, как переполняется водой ручей, перекрытый плотиной, грозя в любой момент выйти из берегов.

— Ничего. Давай оседлаем лошадей. — Он протянул ей руку.

Ее рука послушно скользнула в его ладонь, так, будто была создана для этого. У этой девушки была мягкая шелковистая кожа, но у нее оказалась твердая хватка.

К его горлу снова подкатил комок.

В то утро Шейла пробудилась ото сна на огромной красивой кровати в спальне Эбби и пожалела, что спала не в палатке.

Вчера она проснулась раньше всех и могла сколько угодно разглядывать Тернера, спавшего в своем спальном мешке.

Он был великолепен. На его безмятежном лице темнела отросшая за ночь щетина, а губы слегка шевелились во сне. Шейла заставила себя встать и пойти сварить кофе. Она боялась, что не сможет противостоять желанию прикоснуться к нему.

А теперь она проснулась всего в каких-то двадцати с лишним милях от него, в доме его сестры, но непреодолимое желание прикоснуться к нему, быть с ним рядом оказалось таким же сильным. Нет, оно стало даже сильнее.

Шейле очень нравилась Эбби, она обожала детей и до упаду хохотала над шутками Питера. А красавец Генри смотрел на нее взглядом, который говорил о том, что он стремился разбудить в Эбби другие чувства, нежели радость и желание веселиться и хохотать.

Но, по правде говоря, Шейла не хотела тратить на них ни секунды своего драгоценного времени, ведь у нее в запасе оставалось всего десять дней. Она жаждала с головой окунуться в омут своих новых, необычных чувств, до конца пройти этот путь, чтобы никогда не жалеть о том, что могло бы произойти, если бы не ее неуверенность и страх.

Эбби и Генри уговаривали ее полететь на самолете.

— Думаю, мне лучше заняться работой над следующим циклом песен, — без всякого энтузиазма откликнулась Шейла.

Эбби посмотрела на нее тем особенным взглядом, к которому Шейла уже начала привыкать. Этот взгляд говорил, что Эбби знает гораздо больше самой Шейлы о ее чувствах.

И когда Генри ушел, Эбби сказала ей:

— А почему бы тебе не провести сегодняшний день с Тернером?

— О! — воскликнула Шейла, ощутив, как кровь постепенно приливает к лицу, выдавая ее смущение предательским багровым румянцем. Заметив довольную улыбку на лице Эбби, Шейла почувствовала себя так, будто ее мысли высветились на экране компьютера. — Я действительно не могу.

— А почему нет?

— Он очень занят. И потом это будет выглядеть слишком нахально с моей стороны.

— Нахально?

— И возможно, он не согласится.

— Я кое-что расскажу тебе о своем брате. Чем больше он чего-то хочет, тем меньше он это показывает. Все ковбои стараются сделать вид, что абсолютно неуязвимы. Но на самом деле это довольно бесполезная и глупая трата времени. Я сама очень долго пыталась вылечить от этого Питера.

Шейла вспомнила, что, когда она прошлой ночью смотрела в палатке на Тернера, всем сердцем желая сблизиться с ним, в его глазах не появилось ответного желания, они казались непроницаемыми, надежно укрывая от нее его душу. Значит, он боялся, что она может что-то прочесть в его взгляде?

— Попробуй, — с улыбкой сказала Эбби. — Ты слишком серьезно воспринимаешь жизнь.

Шейлу никто никогда не подбадривал, а слово «попробуй» отсутствовало в лексиконе ее матери. Она советовала ей не пробовать ничего нового и необычного, а всегда подчиняться правилам и держаться в рамках дозволенного. Если дочь решила одна отправиться в Монтану, значит, она просто сошла с ума.

— И он тоже, — задумчиво произнесла Эбби. — Он тоже слишком серьезно относится к жизни. Возможно, из вас не получится хорошей пары. Однажды холодной зимней ночью вы до смерти уморите друг друга своей серьезностью.

— Пара? — вскричала Шейла. — По-моему, это не очень удачная мысль.

— Я знаю. Я дразнила тебя, ты ведь действительно относишься ко всему слишком серьезно. Но ты знаешь, что не каждый день человеку случается оказаться в Монтане.

— Бедный Тернер, он тратит на нас столько времени!

— Как будто ему это не нравится, — сухо парировала Эбби. Она внимательно посмотрела на Шейлу. — Господи, ну поверь же в себя. Вот что, приготовь для него ланч. Тогда ты покажешься ему неотразимой, и он пойдет за тобой, как жеребенок за корзиной овса.

Шейла не могла удержаться от смеха.

— Думаю, что без ланча я вряд ли могла надеяться, что он захочет провести со мной день.

Эбби в притворном отчаянии покачала головой.

— Ничего не поделаешь, подруга, ведь он всего лишь обычный ковбой. Но ты должна простить его.

И теперь, через несколько часов после этого разговора, Шейла сделала шаг навстречу новым возможностям, не зная, к чему приведет это и чем все кончится. Первый раз в жизни Шейле было все равно, что она сама делает первый шаг навстречу мужчине. Кому какое дело до ее дерзкого поведения?

Но если говорить об этом, то мужчина, лежавший на одеяле рядом с ней, отдыхая после сытного ланча, возможно, даже не обратил на это внимания.

Тернер и Шейла лежали на спине, глядя в небо, вокруг шелестела колеблемая ветром высокая трава, а лошади паслись рядом. Он был так близко, что она чувствовала жар, исходивший от его тела.

Шейла постаралась вспомнить, когда ей было так хорошо, когда она чувствовала себя на вершине блаженства. Но ответ был только один — никогда.

— Расскажи мне о тех ременных пряжках, которые лежат на твоем комоде, — сонно попросила она.

— Большинство из них я получил за укрощение быков.

Тернер произнес это таким небрежным тоном, будто получил эти награды за что-то не более опасное, чем игра в шахматы. Она не выдержала и обернулась, чтобы взглянуть на него. Его лицо показалось ей спокойным и строгим. При мысли о том, что им так хорошо друг с другом, Шейла затрепетала от счастья.

— Ты до сих пор занимаешься этим? Укрощаешь быков?

— Нет. С тех пор у меня прибавилось мозгов.

Шейла рассмеялась, ей нравилось, что в разговоре он часто вставлял колоритные словечки ковбоев, но только чтобы произвести впечатление. Тернер тоже рассмеялся, зная, что она понимает его.

— А почему тебе это нравилось раньше?

Тернер повернулся и взглянул на нее, а потом потянулся к ней и запустил пальцы в густую копну ее волос.

— Я точно не знаю. Раньше я никогда не пытался это объяснить.

Шейла вдруг поняла, что он бесконечно одинок. У него не было никого, кто мог бы разделить вместе с ним лучшие моменты жизни. И худшие тоже. Но он сам выбрал эту жизнь, а у такого мужчины наверняка было много возможностей сделать другой выбор.

— Это значит быть сильным, — задумчиво произнес Тернер. — Знать все возможности своего тела и брать все, что пожелаешь. Это жестоко, но приносит огромное удовлетворение.

Шейла вдруг вспомнила, как легки и уверенны были его движения. Он вел себя как человек, готовый противостоять самым невероятным ситуациям. Он научился справляться с разъяренными быками и лошадьми. Он испытал все возможности своего тела и теперь знал, на что оно способно и как может работать на него. Это чувствовалось в его походке, в той непринужденной силе, с какой он мог поднять тяжелое седло или подбросить большой тюк. Он был человеком, полностью полагавшимся на свою силу. Возможно, даже слишком. В этом было и его достоинство, и величайшая слабость. Разве мог такой человек научиться делить тяготы своей жизни с кем-то другим?

Тернер, кроме физической красоты, обладал прекрасной душой. Интересно, перед кем он раскрывал свою душу, сколько женщин видели в нем те же качества, что и она, а кто не замечал их? Скольким он предлагал разделить его одинокую жизнь?

Но он все еще был один.

— Возможно, — заколебался Тернер, — возможно, укрощение быков связано со страхом. Ты встречаешься лицом к лицу с тем, что пугает тебя больше всего на свете, даже глазом не моргнув.

Он повел плечом, будто стараясь отделаться от этих мыслей.

— Тебе когда-нибудь было больно?

— Да, но не очень сильно. Иногда падал, получал синяки и ссадины. Один раз сломал руку.

— А как насчет душевной боли, Тернер? Тебе было когда-нибудь плохо?

— Не из-за родео.

— Из-за брата?

— Откуда ты узнала? — немного резко спросил он.

— Я вижу это по твоему лицу всякий раз, когда кто-нибудь произносит его имя. И когда ты смотришь на Ники. Кроме того, Эбби сказала мне, что вы очень отдалились друг от друга, но не объяснила почему.

Шейла знала его всего несколько дней, но за это короткое время сумела многое понять. Возможно, ей открылись самые сокровенные глубины его души, которые он хотел от всех утаить.

— У нас произошла стычка по моей вине. Это было очень давно.

— Из-за Марии?

— Я думал, что они еще слишком молоды, чтобы серьезно смотреть на жизнь. Он только что окончил колледж. У него было все впереди.

— Ну и как ты себя чувствуешь, зная, что они возвращаются вместе?

— Мужчины не обсуждают подобных вещей, — заметил Тернер.

Он глубоко вздохнул.

— Дело ведь не только в нем, но и в Марии. Я должен вымолить у нее прощение. Так что я счастлив, что они возвращаются, и в то же время до смерти этого боюсь. Мне гораздо страшнее, чем тогда, когда я укрощал быков.

— Самые страшные вещи таятся у нас в душе, правда?

— А чего боишься ты?

Шейла сорвала травинку и задумчиво надкусила ее.

— Для мужчины, который укрощает быков, это покажется глупым.

— Ну попробуй, расскажи мне.

— Перемен. Больше всего меня пугают перемены.

Тернер пристально посмотрел на нее.

— Это вовсе не глупо. Перемены и меня пугают чуть ли не до потери пульса.

— Вовсе нет!

— Ты же видела, как я старался во что бы то ни стало снять со стены ту попону и унести ее из дома.

— Но ведь это не связано с переменами.

— Разве?

— Это связано с желанием всем управлять самому.

— Это одно и то же, Шейла. Расскажи мне о попонах в твоей жизни.

Тернер внимательно слушал ее рассказ. Ее голос звучал как чудесная мелодия. Он понимал, что она недовольна своей работой над шоу, но не музыкой.

Он догадывался, что музыка вела ее по какому-то собственному, особому пути.

Она не была похожа на Селию, которая только на вид казалась серьезной и внимательной.

У Шейлы был свой глубокий внутренний мир.

Но вопрос заключался в том, смогла бы она существовать в его мире? О, это ранчо — его единственный дом. Он рожден для этих открытых просторов, для этой жизни. А отдаленность от мира и от цивилизации делала его существование еще более привлекательным. Ему нравилось противостоять силам природы, и его не раздражало, что поездка к ближайшим соседям занимала много времени.

Но ведь у Шейлы могло быть другое мнение.

Не за горами зима. А зимы в этих краях бывали пронизывающе холодными, они могли напугать ее своей суровостью. Это была необычная жизнь, полная тягот и лишений.

Спроси ее, подстрекал его внутренний голос. В конце концов, она женщина, которая находит удовольствие в простых вещах. Одни новые сандалии чего стоят.

Но о чем именно он будет ее спрашивать?

Несправедливо задавать ей вопрос, который заставит ее размышлять над тем, над чем он очень долгое время сам не задумывался.

О будущем.

Кроме того, как она могла ответить, ничего не зная об этой жизни? Сейчас она могла думать, что сумеет жить в таких условиях, а затем поймет, что ошибалась.

А простая правда заключалась в том, что чем дольше она пробудет здесь, тем больнее ему будет, когда она уедет.

— Пойдем, — хрипло сказал Тернер.

Он заметил, что она обиделась, не понимая, что произошло.

Судя по всему, сказал себе Тернер, время, когда он еще мог научиться жить бок о бок с другим человеком, давным-давно прошло.

Шейла была очень ранима. Он наблюдал, как она собирает вещи, делая вид, что его резкость ее нисколько не обидела. Он заметил, как сникли ее плечи, она печально опустила голову, и ее глаза потемнели. Тернер понял, что сделал ей больно. Сколько еще раз он обидит ее, вовсе того не желая?

Но правда заключалась в том, что ей, возможно, предполагал он, было бы гораздо лучше с «чем-то вроде» друга, о котором она ему говорила. Вероятно, у них много общего.

Обратно Тернер и Шейла возвращались в полной тишине.

Но вдруг Тернер натянул поводья, и его лошадь поднялась на дыбы посреди дороги.

— Ты что-нибудь видишь? — спросила его Шейла.

Он кивком указал на восток.

— Видишь пыль? Это лучше всякого дверного звонка.

— Может быть, это Эбби везет домой детей? Мне кажется, она говорила, что собирается вернуться сегодня днем. Ники и Даниэлла ужасно хотели снова приехать к тебе.

— Ко мне?

— К их любимому дяде.

Тернер ничего не ответил, но не сводил глаз с облака пыли, появившегося на востоке.

Три машины направлялись по длинной дороге к его дому.

Тернер не мог в это поверить. Когда в последний раз на этой дороге он видел сразу три машины? Тернер нахмурился. Никогда. Сюда никогда не приезжали сразу три машины.

И Тернер подумал, что во всем виновата она, эта женщина, которая спокойно сидела в седле рядом с ним, сидела так, будто была рождена для верховой езды.

Он вздохнул и, слегка сжав ногами бока старого Стэна, понесся вперед к неизвестному.

И она скакала за ним, прильнув к своей лошади, ветер трепал ее волосы, казалось, будто она всегда собирается скакать за ним навстречу неизвестности.

Всегда.

Будь готов к любым неожиданностям.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Эбби как раз приехала, когда они закончили расседлывать лошадей и направились к дому.

Тернер подумал, что площадка в конце его дороги начинала напоминать стоянку для машин. Здесь стоял фургон Эбби, машина Шейлы, его джип и теперь еще грузовичок Питера.

Он покачал головой и взглянул на дорогу. Вихри пыли все еще клубились на дороге, ведущей к его дому. Тернеру показалось, что одно из них было за милю от его дома, а другое — немного подальше. Он вошел в дом следом за Шейлой.

Как чудесно возвращаться домой вместе с ней, несмотря на то, что между ними повисла неловкая тишина, виновником которой стал он сам.

— Привет! — крикнула Эбби.

С дикими воплями выскочили Даниэлла и Ники и вцепились в его колени. Тернер пытался освободиться от их хватки, а они заливались счастливым смехом. Он поднял глаза и увидел сияющие улыбки на лицах Эбби и Шейлы.

— Питер тоже приехал? — спросил Тернер.

— Нет, у него есть работа, но дети обязательно должны были вернуться обратно к своему дяде Тернеру.

— Я понятия не имею зачем, — сердито ответил он, но, взглянув на детей, которые изо всех сил прижались своими маленькими телами к его ногам, почувствовал, как еще одна льдинка оттаяла в его душе.

Тернер взглянул на Шейлу и по ее улыбке догадался, что она знала ответ на этот вопрос.

— Гости прибывают, — он кивнул в сторону дороги.

— Кто? — с удивлением переспросила Эбби, и Шейла сразу поняла, что люди приезжали сюда не так уж часто. Тернер снова взглянул на нее.

Да. Она по-прежнему не сводила с него глаз, но теперь ее улыбка стала немного грустной. И он сам себе показался одиноким и несчастным.

— Не знаю. Я видел пыль на дороге.

На улице хлопнула дверь.

Эбби подошла к окну.

— Приехала красная «барракуда».

Тернер заметил, что Шейла вдруг побледнела. Он с трудом отцепил пальцы Даниэллы от своей ноги, но, как только ему удалось избавиться и от Ники, Даниэлла снова вцепилась в него.

— Хватит, — строго сказал он детям. Но они не обращали на него внимания.

Тернер дотащил их до окна и выглянул из-за плеча Эбби. Около пыльной, видавшей виды спортивной машины стояла экстравагантно одетая полная женщина.

Из машины вылез и мужчина. Он был довольно привлекателен, даже красив, но его портил пухлый животик, а кроме того, этот мужчина был довольно невысокого роста.

— Это моя мать? — прошептала Шейла. — Скажите мне, что это не она.

— Твоя мать ведь не носит полосатое оранжево-черное трико, правда? — неуверенно спросил Тернер.

Шейла переменилась в лице, она выглядела уставшей и бледной. Эта Шейла совсем не была похожа на ту живую и веселую молодую женщину, которая скакала сегодня рядом с ним по равнине.

— А кто это с ней? — спросил Тернер.

— С ней? — простонала Шейла. Она подскочила к окну. — О, Господи, это Барри. Что они здесь делают?

Она лихорадочно оглядывалась вокруг, словно пытаясь найти место, где можно было бы спрятаться. И в этот момент Тернер вдруг понял, что сейчас больше всего на свете хотел бы спрятать ее. Вот закинуть бы ее на плечо и понести в загон, посадить ее на лошадь и вместе умчаться в бесконечные просторы.

Но он, конечно, не мог так поступить.

Они втроем молча стояли и продолжали смотреть в окно. Тернер слышал пронзительный голос ее матери.

И откуда у Шейлы такой прекрасный голос?

— Нет, ну разве это не прелестное местечко? — пронзительно произнесла ее мать таким тоном, который не оставлял сомнений, что она на самом деле думала по поводу этого местечка. — Жить в этой пустой прерии? Невероятно! Никогда бы не смогла!

Тернер с сочувствием взглянул на Шейлу.

Хватай ее и со всех ног беги прочь, предложил ему внутренний голос.

Но Тернер многое пережил и стал зрелым человеком. И он должен был уметь справляться с неприятностями. Тернер догадывался, что после приезда новых гостей неприятностей не оберешься.

Эта женщина не переставала болтать с тех пор, как вылезла из машины.

А теперь она стояла на крыльце, вглядываясь в сетку на двери.

— Эй, есть кто-нибудь, — позвала она.

Даниэлла и Ники переглянулись, захихикали и, отпустив ноги Тернера, умчались прочь.

Какие сообразительные дети!

Эбби подошла к двери и, поколебавшись, открыла ее.

Мать Шейлы шагнула в дверь и встала на пороге в позе стареющей кинозвезды. Она оглядывалась вокруг, ее острые маленькие глазки выхватывали каждую мелочь и кругом находили недостатки. Особенно в нем.

— Шейла, милая, — вскричала она. — Мы нашли тебя!

— Что ты здесь делаешь? — натянуто спросила Шейла.

— Я так беспокоилась! Когда я не смогла до тебя дозвониться, я просто не могла не приехать. Барри тоже приехал… — А вот и он. Барри, мы не ошиблись. Здесь твоя Шейла.

Барри приветственно помахал рукой.

— Не могу поверить, что ты решилась на это! — сказала Шейла матери, неохотно кивнув Барри. — Как ты могла?

Тернер с интересом наблюдал, как в ответ накрашенные красной помадой губы ее матери обидчиво искривились.

— Шейла, ты даже не познакомила нас со своими новыми друзьями.

Она с особенным интересом разглядывала огромный живот Эбби.

Шейла с неохотой представила всех своей матери и Барри. Тернер не мог не заметить, что ее мать была явно разочарована, узнав, что Эбби его сестра, а не сожительница или служанка, которую он соблазнил.

Приветствуя Барри, Тернер, видимо, немного сильнее, чем нужно, сжал в рукопожатии его ладонь. Тот отдернул свою пухлую ручку и настороженно и обиженно взглянул на Тернера.

— Почему вы здесь? — снова спросила Шейла.

— Мы приехали за тобой! — объявила ее мать так, будто это сюрприз, который должен был обрадовать Шейлу.

Ее мать звали Эсмеральда. Именно такими именами называют ведьм в романах, подумал Тернер.

— Зовите меня просто Эсси, — жеманно сказала она.

— Я пока еще не могу уехать, — ответила Шейла, скрестив руки на груди.

Заметив изумление на лицах Эсси и Барри, Тернер понял, что Шейла вела себя не так, как обычно. Ему захотелось подбодрить ее, но он не знал как.

— Но, — пробормотала Эсси, — но, Шейла, мы проделали весь этот путь, и мы так беспокоились за тебя, да еще и мой бурсит разыгрался не на шутку…

Шейла скептически смотрела на свою мать, но по ее глазам Тернер понял, что она чувствовала себя немного виноватой.

— Проходите, проходите, — предложила Эбби. — Пожалуйста, присаживайтесь. Я приготовлю чай и кофе, а потом мы познакомимся поближе.

Шейла одарила Эбби мрачным взглядом.

Но Эбби не обратила на это никакого внимания.

— Возможно, вам следует остаться на ночь, — жизнерадостно говорила она. — Вы проделали долгий путь. Скоро стемнеет, а эти дороги могут быть очень опасны в темноте.

— Только если начнется буран. Но их не бывает в сентябре. Даже здесь, — пробормотал Тернер, но на него никто не обратил внимания, кроме Шейлы, которая слегка улыбнулась ему слабой и благодарной улыбкой.

— Утро, — твердо сказала Эбби, — наступит очень скоро, и вы сможете решить, кто, куда и с кем поедет.

— По правде говоря, — заявил Барри, — это было…

Тернер не стал его слушать. Ему не нравился голос этого мужчины. Он был мягкий, приторный и казался скользким, как моторное масло. Он пропустил его слова мимо ушей и уставился на сестру. Они остаются на ночь? И скажите на милость, где он их положит спать?

Но Эбби уже решила это за него.

— Дети могут пойти со мной в фургон. Эсси, вы можете спать в комнате Тернера, а Шейла в маленькой комнате, ну а Барри может спать на софе.

Барри на софе. Ничего себе справедливость.

Эбби с интересом взглянула на него:

— О, мы забыли про Тернера.

Он натянуто улыбнулся в ответ.

— Ну, ты сможешь поспать в палатке, Тернер.

— Спасибо, — сухо ответил он. Зачем она так поступает с ним, и почему в ее глазах опять загорелся этот дьявольски хитрый и веселый огонек? Его сестричка просто наслаждается, изо всех сил расшатывая его мирок, и даже не пытается это скрыть.

— Думаю, я могу спать в палатке, — произнес Барри с сомнением в голосе.

— О, нет, лучше спи на софе. Ты все-таки гость, — заявил Тернер.

— Ну, — радостно согласился Барри, — только если ты настаиваешь.

Неожиданно Тернер снова услышал, как на улице хлопнула дверь машины. Он подошел к окну, Эбби последовала за ним.

— О! — вскричала сестра и неловко кинулась к двери. — Николас!

Тернер почувствовал себя так, будто его со всего размаху ударили в живот. Он не мог оторвать глаз от окна.

Его брат вылезал из старого потрепанного пикапа. Неужели это та самая машина, в которой он уехал отсюда много лет назад? Ник раздался в плечах, но Тернер заметил, что больше всего изменилось его лицо. Когда брат уезжал, он был еще ребенком, а теперь перед ним, без сомнения, стоял мужчина.

Он смотрел, как Эбби подбежала к брату и бросилась в его объятия. Ник с легкостью подхватил ее и закружил. Он видел, как Мария застенчиво стояла немного в стороне, ее темные глаза увлажнились от слез.

А он думал, что у него будет больше времени, чтобы подготовиться к встрече.

Шейла подошла и встала рядом с ним. Ее пальчики коснулись его руки.

— Это Ник? — спросила она.

Он кивнул и взглянул на нее. По ее глазам он понял, что она прекрасно понимает, как ему сейчас тяжело.

— Все будет в порядке, — ласково сказала она.

— Да.

Тернер обернулся и увидел, что Эсси подозрительно наблюдает за ним своими маленькими блестящими глазками. А Барри нашел тарелку с печеньем, которое заинтересовало его гораздо больше.

Эбби, должно быть, привезла с собой свежее печенье. Она опять наготовила для целой толпы.

Глубоко вздохнув, он вышел из дома.

Ники и Даниэлла ринулись следом за ним.

Увидев отца, Ники застыл на ступеньках, а затем Николас вдруг медленно обернулся и замер, глядя на мальчика.

На лице брата появилось выражение, которое Тернер не мог описать словами. Его озарил яркий неземной свет, и он, упав на колени, раскрыл объятия навстречу сыну.

Ники замер на крыльце, не в силах пошевелиться, и изо всех сил прижался к ноге Тернера, который вышел следом за ним из дома. Малыш снизу вверх посмотрел на любимого дядю, его черные глаза расширились и стали огромными. Он искал ответ в глазах Тернера.

Тернер кивнул.

А Ники только это и было нужно, он хотел, чтобы человек, которому он теперь доверял, убедил его, что все происходящее — не сон.

Для Тернера его доверие было большой честью.

Ники стрелой сорвался с крыльца, и его коротенькие ножки засеменили навстречу Нику. Он резко остановился рядом с отцом.

— Папа? — прошептал малыш, и в его голосе прозвучал такой благоговейный восторг, что сердце Тернера едва не раскололось.

Ники бросился в объятия отца и заплакал.

— Я никогда не видела, чтобы он плакал, — с теплотой в голосе сказала Шейла. Она подошла к Тернеру, а он был так поглощен воссоединением отца и сына, что не заметил ее.

— Откуда он узнал, что Ник его отец? — ласково спросил Тернер.

— Ему подсказало сердце.

— А я думаю, что у Марии была его фотография, — откликнулся Тернер, отчаянно стараясь хоть немного развеять грусть.

Но ему не удалось. Шейла взяла его под руку. Он чувствовал, что она дрожит. Тернер взглянул на нее и увидел, как по ее щеке покатилась прозрачная слезинка.

— Папочка, где ты был так долго? — хрипло прошептал Ники.

Шейла вытерла слезы.

Ник поднялся, взяв мальчика на руки, и тот изо всех сил вцепился в его плечо.

И Тернеру показалось, что во взгляде карих глаз его брата мелькнули гнев и обвинение. Что ж, он заслуживал и того и другого.

— Надо ставить палатку, — радостно крикнула ему Эбби и взяла Марию за руку.

Тернер взглянул на Марию. Она тоже смотрела на него, но он не мог понять выражения ее глаз. Тернер медленно спустился с крыльца и подошел к брату. Он протянул руку и был удивлен, когда Ник посадил сына на плечо и пожал протянутую ему руку. Теперь в его рукопожатии чувствовалась сила, и эта сила и уверенность сквозили и в его взгляде.

— Добро пожаловать домой, — ласково сказал Тернер.

— Это мой дядя Тернер, — официально представил его Ники.

Ник и Тернер расхохотались.

— Мы с твоим дядей Тернером очень давно знаем друг друга, — ответил Ник. — Он мой брат.

Почему-то эти слова задели самые сокровенные струны в душе Тернера.

Мой брат. Половинка моего сердца. Но почему, когда он думал о своей второй половинке, его взгляд не отрывался от Шейлы, которая все еще стояла на ступеньках и яростно терла глаза?

— Папа, где же ты был? — снова прошептал Ники, дотрагиваясь до лица отца своей пухлой ручонкой, словно стараясь убедить себя, что это правда. — Ники так по тебе скучал.

И эти слова болью отдались в сердце Тернера. Он почувствовал острое раскаяние и боль.

Но мог ли он сейчас что-то сделать или сказать, чтобы все исправить?

Мария тоже подошла к ним. Она улыбнулась Тернеру застенчивой и милой улыбкой, в которой не было ни капли горечи.

— Здравствуй, Тернер, — сказала она. Протянув руку, чтобы погладить сына, Мария страстно желала оказаться рядом с двумя самыми дорогими на свете людьми, войти в их круг любви.

Шейла стояла на крыльце. Ее мать таращила глаза из-за двери. Даниэлла радостно прыгала, а у Эбби от слез начали опухать глаза. Наконец-то они собрались все вместе!

И Тернер вдруг подумал, что у него есть выбор — присоединиться к этому кругу любви или уйти.

Но тогда ему придется забыть о привычке все держать под контролем, о тишине и спокойствии.

Зато взамен он приобретет это чудесное сияние счастливых глаз. Тернер подумал, что теперь, когда приехали Мария и Ник, Шейла тоже должна сделать выбор.

— Сейчас не время, — Эбби обняла его за плечи, — расставлять по полочкам свои чувства.

— Для меня будет достаточно, если я решу, где буду спать сегодня, — хрипло ответил он. — Эбби, может быть, тебе лучше отвезти их к себе домой. У тебя гораздо больше…

— Чушь, — ответила она. — Ведь здесь будет так весело.

Тернеру необходимо было поговорить наедине с Марией и братом.

— Эй, ребята, — заявил Барри. — Я привез кассету с записью своего последнего шоу. Кто хочет посмотреть?

Когда Барри с напускной скромностью объявил, что он артист, на всех это произвело необыкновенное впечатление. Все, кроме Тернера, захотели посмотреть шоу.

Когда все уселись, Барри включил видеомагнитофон.

Пока все смеялись и веселились, глядя, как Барри дурачится в роли клоуна Бобо, Тернер сидел мрачнее тучи и часто бросал взгляды на Шейлу, стараясь, чтобы никто этого не заметил.

Шейла с отрешенным видом сидела между своей матерью и Барри.

Тернер заставил себя посмотреть на экран. Бобо пел песенку, танцевал и кланялся Поппи Перчинке, которая оказалась деревянной куклой с косичками. Песенка была необыкновенно слащавой, а Бобо показался ему полным идиотом. Тернер подумал, что этот человек необыкновенно эгоистичен и лопается от сознания собственной важности.

Тернер встал. А разве он сильно отличался от Барри?

Он надеялся незаметно уйти. Шейла вышла из оцепенения, ее глаза неотступно следили за ним. Барри положил свою пухлую ручку ей на плечо, а мать положила ладонь на ее колено.

Тернер вышел из дома. Ночь была ясной, и мириады ярких звезд освещали небо. Он направился к конюшне. Вдруг он услышал звук шагов и обернулся, надеясь, что это Шейла. Но это была Мария. Тернер подождал, пока она догонит его.

— Спасибо, что привезла Ника домой, — спокойно сказал он, — и за то, что доверила мне сына.

— Я всегда доверяла тебе, Тернер.

Он отвел взгляд.

— Я не оправдал твоего доверия.

— А я так не думаю.

— Из-за того, что я вмешивался не в свои дела, у твоего сына не было отца. Мне так хочется, чтобы ты простила меня за то, что я совал свой нос туда, куда мне не следует.

— Хорошо, — просто сказала она. — Я прощаю тебя.

Тернер снова взглянул на нее. Мария была красавицей с чудесными большими бархатными глазами, ее лицо излучало нежность и теплоту. И как он мог не одобрять выбор брата?

Как он мог не заметить этого тогда, много лет назад? Как он не заметил в ней самого главного? И почему он так легко разглядел это сейчас?

Но Тернер уже знал ответ. Потому что его сердце немного оттаяло и стало добрее.

— Спасибо, — хрипло ответил он.

— Но это не поможет тебе до тех пор, пока ты сам себя не простишь.

Она красива и умна. Возможно, даже проницательна. Это дар, которым обладали некоторые женщины. Они могли видеть то, что другие больше всего на свете хотели скрыть от посторонних глаз.

— Да, возможно, ты права. Но мне потребуется какое-то время.

— Тернер, я всегда знала, что у тебя доброе сердце. Ты безумно любил Ника и поступил так, чтобы было лучше для него.

— А какую цену заплатила ты? — угрюмо возразил он. — Я позаботился о брате за твой счет.

— Я не собираюсь притворяться. Все эти годы мне было тяжело в одиночестве, — спокойно ответила Мария. — Когда я в последний раз видела Ника, он был мальчиком. А теперь мужчина. Я думаю, что он должен благодарить за твердость и уверенность, появившуюся в его взгляде, тебя.

— Великолепно, — проворчал Тернер.

Мария встала на цыпочки и запечатлела на его щеке один из самых нежных поцелуев.

— А почему ты отправила сюда Ники? — спросил Тернер, когда она уже собралась уходить. — Ты ведь с тем же успехом могла попросить Шейлу отвезти его к Эбби.

— Я хотела, чтобы ты увидел, на что способна любовь. — Она отвернулась и с легкостью побежала к дому.

На что способна любовь, мрачно подумал он. Она способна перевернуть твой мир и наполнить твой дом шумными родственниками и вопящими детьми.

В сарае, глубоко под старой мебелью и прочим хламом, был зарыт старый сундук. Тернер откопал его и открыл.

Внутри лежали чертежи, которые он рисовал еще в детстве. Он осторожно развернул один из них. Бумага стала ломкой и покрылась пятнами сырости. Тернер взглянул на проект дома, который когда-то начертил. Он не мог поверить, что это его работа. В каждой линии чертежа Тернер чувствовал рвение молодости и надежду на лучшее.

Это был красивый дом с множеством окон, его фасад напоминал нос корабля, а такие потолки Тернер раньше видел в храмах.

Это дом человека, у которого были самые простые мечты. Мечты о детях, о семье.

Тернер положил чертеж обратно в сундук. Утром он поговорит с Ником, а затем уберется подальше отсюда. А когда он вернется, они все, возможно, уже уедут. И он сможет нормально выспаться.

Он нашел в старых вещах заплесневелую постельную скатку, взобрался на сеновал, завернулся в одеяло и закрыл глаза.

Тернер думал о том, что у Барри и Шейлы было много общего. Этот парень умел петь и танцевать. Ну и что из того, что он переодевается в костюм клоуна, чтобы заработать на жизнь? Он такой же артист, как и она. Возможно, они могли бы быть очень счастливы вместе. Кроме того, Барри, похоже, нравился этому дракону, Эсси. А Тернер не снискал ее расположения, судя по неприязненным взглядам, которыми она его постоянно одаривала.

Завтра утром он обязательно поговорит с Ником, но едва ли его брат сможет все ему простить так же легко, как это сделала Мария. Тернер знал, что ему легче выдержать хороший удар в челюсть, чем серьезную беседу по душам.

Сухое сено набилось ему за шиворот, Тернер развернул одеяло и вытряхнул колючие травинки. Через щели в стенах конюшни Тернер наблюдал, как в доме один за другим гаснут огни.

Он понял, что обманывает сам себя. Возможно, он вообще больше не сможет спокойно спать. Особенно после того, как она уедет. Его будет преследовать ее образ, воспоминания о ее звонком смехе и запахе волос. Ему необходимо сделать выбор. Уйти или остаться. Любить или быть одиноким. Действовать наверняка или спасовать перед опасностями.

Неожиданно в дверях возникла фигура брата.

— Тернер? — крикнул он в темноту.

Тернер застонал:

— Господи, я чувствую себя так, словно мне сто лет!

— Не преувеличивай, Терри, — заметил брат и покачал головой, подойдя поближе и пристально всматриваясь в лицо Тернера сквозь утреннюю мглу. — Впрочем, ты действительно не мальчик. Мне кажется, ты мог бы спать в фургоне. Ведь там может разместиться целая толпа.

— Но тогда у меня не появилось бы повода так жалеть себя, как сейчас, — сухо заметил Тернер.

Ник расхохотался.

— Тернер, неужели на старости лет у тебя появилось чувство юмора?

— Вряд ли, — ответил Тернер, но его ошеломил вопрос Ника. Неужели у него раньше не было чувства юмора?

— Меня сюда послала Эбби, — неловко сказал Ник.

— Зачем?

— Она заявила, что не будет нас кормить, пока мы все не выясним. А Мария поддержала ее.

— Женщины, — фыркнул Тернер и взглянул на брата. Да, он сильно повзрослел. Ник не только стал шире в плечах и крепче, но теперь у него был совсем другой взгляд. — Прости меня, Ник. Я наделал много ошибок, и мне очень жаль.

— Знаешь, что мне сказала Мария? Она сказала, что мне повезло, что у меня такой брат, как ты.

— Ох уж эти женщины.

— Я терпеть не могу, когда они правы, — спокойно сказал Ник. — Тернер, ей вовсе не стоило объяснять мне, что ты слишком много брал на себя тогда, когда сам еще был слишком юн для таких ответственных решений. Но ты это делал из любви к нам. Я возвращаюсь обратно. Мы с Марией поженились. Она и Ники поедут со мной.

У Тернера так и вертелись на языке слова, что это не та жизнь, которая необходима его жене и сыну. Но он взял себя в руки и прикусил язык. Откуда он может знать, какая жизнь им нужна и чего вообще хотят жена и ребенок?

Он собирался сказать, что будет скучать по ним. Конечно, ему хотелось, чтобы они были ближе, чтобы он мог видеть, как растет его племянник.

Вот что натворила эта любовь.

— Поздравляю тебя, — только и сумел выговорить он.

— Мы уже не будем чужими друг другу, — сказал ему Ник. — Я хочу, чтобы ты приезжал к нам в гости. А мы приедем навестить тебя. А Мария вообще собирается вернуться сразу, как только родится ребенок Эбби. Тернер…

— Да?

— Я правда скучал по тебе.

— Я тоже. — Тернеру нелегко дались эти слова. — Ах, Господи, мне пора ехать. Сегодня утром в Левистауне состоится лошадиная ярмарка.

— А когда ты вернешься?

В голосе брата прозвучало разочарование, и Тернер чуть было не изменил свое решение. Но это произошло только на мгновение. Мужчина не может позволить себе принимать решения, руководствуясь велением сердца. Но тогда что заставляло его ехать на лошадиную ярмарку в Левистауне, когда два месяца назад он решил не ездить туда?

Но Эбби не думала, что это хорошая идея, когда поблизости дети.

Тернер постарался незаметно проскользнуть в дом. Он не хотел, чтобы Эбби допрашивала его.

Но в кухне оказался только Барри, который со счастливым видом жевал кусок датского пирожного с малиной.

— Ну, как спалось? — спросил Тернер, стараясь скрыть свои коварные намерения.

— Спалось? Никогда еще я не спал так хорошо. У тебя отличная софа.

Тернер пытался отыскать в его словах хотя бы намек на сарказм, ведь этот человек был актером.

— Тебе понравилась эта кровать? — недоверчиво переспросил Тернер.

— Я чудесно выспался, — подтвердил Барри, откусывая большой кусок пирожного. — Хочешь попробовать? Я сам их приготовил.

Тернер не съел бы ни кусочка, даже если бы умирал от голода, хотя ему ужасно хотелось есть. Да, Шейла заслуживала человека, который умел делать пирожные. Это уж точно.

Дело вовсе не в софе, он не мог заснуть из-за мыслей, роем проносившихся в его голове.

— Здесь так тихо, — сказал Барри.

Из другого конца дома доносился голос матери Шейлы.

— Да, — ответил Тернер. — Когда-то здесь так было.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Куда он? — спросила Шейла, наблюдая из кухонного окна, как Тернер выезжает на своем джипе. Он быстро развернулся и с ревом умчался прочь в облаке пыли.

Шейла обернулась и посмотрела на Барри. Он делал большую порцию пирожных в микроволновой печи, которую позаимствовал в фургоне у Эбби.

— Он сказал что-то насчет Левистауна, — пробормотал Барри, набив рот пирожным.

Но Барри в отличие от Шейлы нисколько не интересовал этот ковбой.

— Кто уехал в Левистаун? — спросила Эбби, проходя по коридору и вытирая влажные после душа волосы.

— Тернер, — сообщил Ник, который вошел в комнату через заднюю дверь. — Он что-то говорил о лошадиной ярмарке.

— Ха-ха. Как будто ему мало собственных лошадей.

Шейла притворилась, что ее это не волнует.

Вошла ее мать. И кухня внезапно показалась такой крошечной и узкой, что Шейле захотелось кричать.

Как можно жить здесь день за днем и ничего не замечать?

— Шейла, — заявила ее мать, — ты можешь собирать чемодан…

Шейла не дала ей закончить. Она молча вышла и направилась к загону, расположенному за конюшней.

Нет ничего удивительного в том, что его не волновала кухня, подумала она. Если вся прерия для него как дом родной, то зачем ему думать о каких-то четырех стенах?

Он выпустил всех лошадей на пастбище, кроме Воздушной Танцовщицы, у которой оставалось еще предостаточно воды и сена. А это означало, что он не скоро вернется.

Шейла услышала за спиной чьи-то шаги.

— Уходи, — сказала она, не оборачиваясь.

— Это я, — услышала она в ответ голос Марии.

— О… — Шейла обернулась и слегка улыбнулась ей. — Я думала, это моя мать.

— Я поняла, — ласково сказала Мария и добавила: — Какая великолепная лошадь.

— Я ненавижу эту лошадь, — заявила Шейла. — Это уродливое веснушчатое животное — единственная настоящая любовь Тернера.

Мария подошла к ней и положила подбородок на перекладину забора.

— А тебе нравится Тернер?

Шейла не знала, что ответить. Слово «нравится» совсем не соответствовало ее чувствам.

О, Господи, ее вдруг осенило, почему здесь не подходило слово «нравится». Она полюбила его. Полюбила этого одинокого ковбоя.

— Теперь не имеет значения, как я к нему отношусь, — натянуто ответила Шейла. — Он уехал.

— Это важно для меня, — спокойно произнесла Мария.

— Почему?

Мария улыбнулась.

— Ты ведь знаешь, я могла бы попросить тебя отвезти Ники к моей сестре, которая живет в Портленде.

— Что? Тогда зачем же ты отправила меня почти через всю страну…

— Мне не нравится Барри.

— Прости, я не поняла.

— Мне не нравится Барри, — упрямо повторила Мария. — Пару раз я видела его около бассейна, когда забирала у тебя Ники. Этот мужчина совсем не подходит тебе. Он так похож на твою мать, что мне становится страшно. Он тоже ужасно властный и ко всему цепляется.

— О, Мария. Я никогда не собиралась выходить замуж за Барри. Я уже сказала ему об этом.

— Но твоя мать могла бы заставить тебя.

Шейла и сама это подозревала.

Но теперь мать уже не имела на нее влияния. Сейчас она ни за кого не согласилась бы выйти замуж, кроме того высокого, уверенного в себе ковбоя с удивительными синими глазами, в глубине которых таился целый мир.

— И зачем же ты отправила меня в погоню за несбыточной мечтой? — раздраженно спросила она Марию, изо всех сил стараясь скрыть свою обиду. — И какое отношение это имеет к Барри? И к моей матери?

— Прямое. Тебе необходимо было хоть ненадолго вырваться из-под их влияния и понять, кто ты есть на самом деле.

Шейла изумленно смотрела на подругу.

— Мария! Ты такая же властная, как и они.

— Но я добрая фея, — сказала она, мило улыбнувшись. — Шейла, я хотела, чтобы ты увидела Тернера.

— Но зачем?

— Потому что он настоящий мужчина, потому что, когда мы познакомились, я сразу представила тебя вместе с Тернером.

— Ах ты, сводница! — вскричала Шейла. — Ты отправила меня сюда, думая, что я влюблюсь в него!

— А ты разве не влюбилась? — хитро спросила Мария.

Шейла хотела закричать, что это не так, но ее сердце просто не позволило ей солгать.

— Да, — печально призналась она. — Я полюбила его. А теперь он уехал, и мне очень больно. Сегодня я уезжаю вместе с Барри и моей мамой.

— Не смей этого делать! Я кое-что знаю об этих Маклеодах, Шейла, если они влюбляются, то это на всю жизнь.

Кобыла воспользовалась моментом и, дико сверкая глазами, бросилась на забор и сердито захрапела.

Обе женщины отпрыгнули назад.

— Вот, — многозначительно сказала Шейла, — вот кому он отдал свое сердце. Я желаю им огромного счастья. Сегодня я уезжаю вместе с Барри и мамой. Я хочу снова жить своей прежней жизнью.

Прежняя жизнь, в которой она не испытывала таких чувств.

Мария с грустью посмотрела на нее.

Внезапно они обе услышали душераздирающий крик.

— Это мама! — воскликнула Шейла. Они со всех ног бросились бежать к дому.

— Она рожает! — вопила Эсси. — О боже мой, я упаду в обморок. Она рожает.

Шейла взбежала по ступенькам и скрылась за дверью. Если раньше кухня казалась ей очень маленькой, то теперь она превратилась в крошечный закуток, где, скорчившись от боли, сидела побледневшая Эбби.

Их взгляды встретились, и Эбби спокойно кивнула ей.

— Генри может прилететь сюда на своем самолете? — спросила Шейла.

— Думаю, уже слишком поздно, — заметил Ник. — Обопрись на меня, Эбби, мы отведем тебя в комнату Тернера.

— Ему это понравится, — Эбби криво улыбнулась.

— Господи, — выла Эсси, размахивая над головой телефонной трубкой. — Телефон молчит. Как я позвоню в службу спасения 911?

— Миссис Моррисон, — перебил ее Ник, — вы не присмотрите за Даниэллой и Ники? Может быть, погуляете с ними?

Шейла обратила внимание, что в трудной ситуации Ник был тверд и уверен в себе, как и его брат. Он, как и Тернер, был готов брать на себя всю ответственность и оставаться абсолютно спокойным. Ник сумел справиться даже с ее матерью!

Эсси застыла от изумления, потом положила трубку.

— Ну, конечно, я помогу, — храбро заявила она. — Конечно, я помогу всем, чем смогу. Шейла, ты пойдешь со мной.

— Я остаюсь с Эбби. Я могу ей понадобиться.

Ее мать удивленно вытаращила глаза.

— Дорогая моя, я думаю, что мне ты больше понадобишься. Ты ведь знаешь, что я не умею обращаться с детьми.

Шейла хорошо помнила свое детство. Ники и Даниэлла и часа не выдержат с Эсси.

— Я пойду с вами, Эсси, — успокаивающе сказал Барри, и его взгляд ясно говорил о том, что он считает Шейлу плохой дочерью. — Пойдемте, все будет в порядке.

Шейла и Мария обменялись понимающими взглядами и направились в комнату Тернера.

Тернер проехал мимо лошадиной ярмарки, не выходя из машины. Его мучило сильное беспокойство, от которого его не могла избавить даже новая лошадь.

Всю дорогу до Левистауна он думал о Шейле. Тернер вспоминал все, что произошло с ним после того, как она приехала сюда и вся его жизнь пошла наперекосяк.

Но, конечно, дело было не только в ней. По правде говоря, его жизнь сильно изменилась с тех пор, как уехал Ник, и именно тогда он сам начал меняться. Нет, все произошло гораздо раньше — когда умерли его родители.

Он утратил способность испытывать простые человеческие чувства, а Шейла приехала и научила его радоваться простым вещам. Она заставила его увидеть, какой пустой стала его жизнь.

Тернер подумал, что она заслуживала награды. Возможно, именно так он и поступит: купит ей чудесный прощальный подарок, что-нибудь на память о нем.

Он медленно ехал по Мейн-стрит, но прелестные старинные постройки из песчаника, которыми он с удовольствием любовался раньше, больше не радовали его глаз. Тернер старался понять, что заставило его приехать сюда. Он заметил витрину нового магазина, который приютился между его любимым оружейным и одеждой в стиле вестернов.

Магазин назывался «Кружевная фация». Тернер нажал на тормоз и уставился на витрину, полную прелестных кружевных вещичек. Сзади раздался автомобильный гудок.

Он отыскал парковку и отправился в магазин. Вот что происходит, когда мужчина не высыпается, мрачно сказал он себе, входя в двери.

— Дайте мне что-нибудь из того, что есть на витрине.

Это не слишком удачный прощальный подарок, укорил его внутренний голос.

А это потому, что я не хочу с ней прощаться.

— Сэр?

— Восьмой размер или что-то вроде того.

Ну и что из того, что Барри умеет делать пирожные? У Тернера тоже есть свои таланты.

Неожиданно по его позвоночнику пробежала резкая дрожь. Он обернулся.

Тернер был готов поклясться, что слышал голос сестры. Ему показалось, что Эбби звала его. Он вспомнил, как она постоянно сжимала руками спину, жалуясь на боли в пояснице. Кроме того, она была необыкновенно оживлена и трудилась не покладая рук, делая печенье для целой оравы гостей. Кажется, он где-то читал, что работа помогает забыть о боли и перед родами женщины становятся необыкновенно энергичными.

— Заверните то, что вы приготовили, но только побыстрее. Моя сестра рожает.

Продавщица бросила на него недоверчивый взгляд. Да, то, что он купил, показалось ей не слишком подходящим подарком для роженицы.

— Нет, просто бросьте эту чертову вещь в пакет.

Продавщица протянула ему пакет, и Тернер пулей вылетел из магазина, чувствуя, как сердце бешено колотится у него в горле.

Каждой частичкой своего существа Тернер ощущал, что его сестра рожает. И он сам виноват в том, что сейчас находится далеко от нее.

Тернер остановился у ближайшего платного телефонного автомата, но дома никто не взял трубку. Он еще раз набрал номер, но и на этот раз никто не ответил, и тогда он сел в свой джип и изо всех сил надавил на педаль газа.

Он летел домой как стрела, в очередной раз доказывая, что в Монтане не существует предела для скорости. В считанные минуты добравшись до дома, он выскочил из машины и со всех ног бросился к двери. Мать Шейлы и Барри, одевшись потеплее, чтобы не замерзнуть, дремали на свежем осеннем воздухе, удобно расположившись в плетеных креслах перед домом. Ники сидел возле их ног, играя с маленьким грузовичком.

— Привет, дядя Тернер. Хочешь посмотреть мою машинку?

— Где тетя Эбби?

— Она рожает, — сказал Ники. — А Даниэлла не хочет со мной играть.

Тернер взлетел по ступенькам и ворвался в дом. Даниэлла сидела на кухне, с рассеянным видом передвигая по столу бумажных кукол. Она взглянула на него, и Тернер заметил, что она плакала.

— Мамочке очень больно, — прошептала она.

Тернер наклонился и погладил ее по щеке.

— У твоей мамы все будет в порядке, Даниэлла.

Тернер заметил, что ее лицо как-то сразу просветлело, и сам удивился тому, что его племянница так безоговорочно ему верит.

Он не был верующим человеком, но ужасные крики Эбби, доносившиеся из его комнаты, полностью вывели его из равновесия.

— Господи, — взмолился Тернер. — Я ведь дал слово девочке, что все будет хорошо. Не делай так, чтобы я его не сдержал. Я сделаю все, что пожелаешь.

— Я так рада, что ты вернулся, — прошептала Шейла, когда он ворвался в комнату. Он в ответ сжал ее руку. Тернер больше не стал сдерживать себя и, наклонившись к ней, поцеловал ее в губы.

Ник взглянул на брата.

— Ты как раз вовремя.

Он подошел к постели Эбби. Она обливалась потом и тяжело дышала.

Сестра тоже была рада, что он здесь. Тернер никак не мог понять, что же он сделал в своей жизни, что люди так верили ему, так любили его и чувствовали себя легко, когда он оказывался рядом?

Тернер так и не смог ответить на этот вопрос, он ужасно смутился, но был невероятно благодарен этим людям.

— Ты чувствуешь их, Тернер? — дрожащим голосом спросила его Эбби.

— Схватки? — удивленно спросил он.

— Нет, глупыш, маму и папу.

Тернер, удивленно приподняв брови, посмотрел на брата. Ник пожал плечами.

— Я чувствую их, — сказала Эбби. — Они здесь, в этой комнате.

В какой-то момент Тернер пришел в ужас, подумав, что Эбби умирает.

— Вот, сейчас, — одними губами прошептала Мария. — Показалась головка! А теперь плечи! Это мальчик!

В комнате воцарилась потрясенная тишина. А затем ребенок закричал. Он был такой крошечный, что если бы Тернер не знал, что скоро появится второй младенец, то очень удивился бы, вспомнив, какой огромный живот вырос у Эбби во время беременности.

Все смеялись и кричали, но Эбби вдруг снова застонала:

— О, Господи, а вот и второй!

И вот на свет появился второй, такой же чудесный, сморщенный и красный младенец. Это оказалась девочка.

Несколько минут спустя младенцы лежали на груди своей мамы, а по ее щекам от радости и облегчения катились слезы.

— Я говорила вам, что они там, — проворчала Эбби, обращаясь к братьям, а слезы ручьями текли по ее лицу. — Я назову своих детей Уинстон и Сара в честь мамы и папы, наших добрых ангелов, которые сделали так, что мы все снова встретились, которым доставило столько труда привести сюда Шейлу…

Ее голос затих, она удовлетворенно закрыла глаза.

— Ты понимаешь, о чем она говорит? — прошептал Ник.

— Я же тебе сказал, что она слишком часто смотрит шоу, — хрипло ответил Тернер, но он-то точно знал, о чем говорила сестра.

О судьбе.

Ангелы знали, что все завершится благополучно даже тогда, когда мужчинам пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы хоть немного контролировать трудную ситуацию.

— Даниэлла, — крикнул Тернер, выходя в коридор, — иди сюда и познакомься со своими братиком и сестричкой.

Даниэлла боком вошла в комнату.

— Все хорошо, милая, подойди поближе.

Даниэлла подошла и осторожно присела на край кровати.

— Ух ты! — воскликнула она, взглянув на младенцев.

— Ник, почему бы вам с Марией не съездить за Питером? — предложил Тернер. Он обернулся к сестре. Эбби выглядела изможденной, но была красива как никогда. Он наклонился и убрал с ее лица потные пряди волос, а потом пристально вгляделся в крошечные сморщенные личики младенцев.

— Ну спасибо тебе, сестричка, — проворчал он. — Теперь у нас появились новые люди, для которых понадобятся еще две постели.

— Тернер, — хрипло сказала Эбби, — ты никогда не сможешь так перестроить дом, чтобы в нем могла бы жить хотя бы половина такой семьи, как наша.

— Я это знаю, — сказал Тернер.

Эбби рассмеялась.

— Мне надо немного поспать. Вы могли бы ненадолго оставить меня одну?

— Ты просто невозможна, — сказал ей Тернер.

Она дотянулась до него и нежно погладила его по щеке.

— Как и ты. А теперь иди.

Все отправились на кухню.

Тернер взглянул на разложенные повсюду груды печенья. Эбби действительно вчера трудилась не покладая рук, если даже Барри не смог уничтожить все печенье.

Он подошел к Шейле. Она взглянула на него сияющими глазами.

— Ники, — позвала Мария сына и вышла во двор в поисках мальчика.

Через мгновение они услышали визг Эсси:

— Я потеряла его! Но я только на секунду заснула. О, Господи, куда же он делся! О, Господи!

— Чертова баба, — пробормотал Тернер, а затем почувствовал, как у него по спине побежали мурашки. Но он еще надеялся, что Ники не додумался самостоятельно покормить лошадей. А затем он вспомнил, что любимицей мальчика была Воздушная Танцовщица.

Тернер не стал больше гадать, что могло произойти, и со всех ног ринулся к загону, а Шейла бежала за ним по пятам. Мария и Ник кинулись следом, а за ними семенили, переваливаясь с боку на бок, Эсси и Барри.

Когда загон оказался в поле его зрения, Тернер замедлил бег, чтобы не вспугнуть Воздушную Танцовщицу.

Мальчик стоял в самом центре загона, протягивая лошади пучок травы.

Тернер остановился и протянул руку, останавливая толпу людей, бежавших за ним.

— Эта лошадь не привыкла к людям, мрачно сказал он. — Пожалуйста, отойдите назад. И, — сурово добавил он, обращаясь к матери Шейлы, — ведите себя спокойно.

Она в негодовании закрыла рот.

Тернер посмотрел Шейле в глаза.

— Я хочу, чтобы ты пела и медленно шла к Ники. Только не делай резких движений. Сохраняй спокойствие. Она не причинит вреда ни ему, ни тебе. Сохраняй спокойствие.

Шейла кивнула, ее глаза казались огромными и были полны веры в него. Так что же он сделал, чтобы заслужить это?

— Я все отдал бы за то, чтобы войти туда самому, — сказал он Шейле, — но нервная лошадь более терпимо относится к женщине или ребенку. Только не спрашивай меня почему.

Хотя он думал, что мог бы объяснить почему. Лошади — невероятно чувствительные животные, они знают, что женщины и дети не могут причинить вреда, они ласковы и добры.

— Иди, — сказал он.

Шейла пролезла через ограду и, распрямив плечи, медленными шагами двинулась вперед и запела.

Эту песню он раньше никогда не слышал. Мелодия была такая нежная и зовущая, что по спине у него побежали мурашки:

— Огромна, как Монтаны небеса,
Прекрасна, как полночные глаза…

Воздушная Танцовщица, которая настороженно наблюдала за Ники, забившись в дальний конец своего загона, навострила уши.

— Молодец, Шейла. Продолжай петь. Ники, не двигайся.

Шейла обернулась через плечо. Он прочел в ее взгляде решимость и очень этому обрадовался.

Тернер вспомнил о своей сестре, которая родила двух младенцев, и подумал, что мужчинам надо поучиться у женщин истинному мужеству.

Ее голос стал громче, сильный и свободный, легкий и парящий, с оттенком грусти, пронизывающим мелодию.

Шейла наклонилась вперед, и лошадь фыркнула и затрясла головой, но не двинулась с места.

Девушка оказалась почти рядом с Ники. Лошадь сделала неуверенный шаг вперед, но в ее поведении не было ни тени агрессивности.

Наконец Шейла добралась до Ники. Мальчик взглянул на нее и улыбнулся своей очаровательной улыбкой. Он был так же околдован ее песней, как и лошадь.

— Возьми его за руку и осторожно возвращайтесь назад! — крикнул Тернер. — Но только не поворачивайся к ней спиной и не беги.

Шейла не обернулась, она стояла, держа Ники за руку и не сводя глаз с лошади. Она продолжала петь.

Когда она закончила, лошадь медленно подошла к ним, наклонила голову и понюхала Ники. Мальчик протянул руку и погладил ее. И Шейла тоже погладила лошадь. Воздушная Танцовщица на мгновение напряглась, а затем вдруг весь ее страх исчез.

Я сделаю все что пожелаешь, клялся Тернер меньше часа назад.

И теперь он должен выполнить то, что обещал.

Любовь.

Он будет любить ее всем сердцем и душой.

Тернер пролез под изгородь и медленно направился к ним.

Он услышал, как Ники говорит лошади срывающимся голосом:

— Не будь злюкой. Тебя все любят.

Шейла знала, что Тернер идет к ним, потому что лошадь отвернулась от них с Ники и смотрела в другую сторону. Девушка ждала, что лошадь пойдет навстречу Тернеру, но та не двинулась с места, даже когда Тернер подошел и встал рядом с Шейлой.

Она взглянула на него. И ее едва не ослепил взгляд его глаз.

Тернер медленно наклонился и взял Ники на руки. И лошадь удивила всех, когда запросто лизнула его своим мягким языком.

— Любовь действительно все исправит, правда? — ласково сказал Тернер. — Я уже представляю, как ты скачешь верхом на этой лошади, Шейла.

— Я? — удивленно воскликнула Шейла.

— Она твоя, ты ведь знаешь. Она стала твоей с того момента, когда ты спела ей эту песню.

— Моя? — спросила Шейла и, обернувшись, ласково потрепала ее по холке.

А Тернер позвал ее мать, «тещу», прося ее подойти к ним.

Это могло означать только одно, но Шейла не могла поверить, что это происходит с ней.

— Ты хочешь жениться на мне, правда? — прошептала она.

— Я думал, что ты никогда не спросишь, — ответил Тернер и улыбнулся, и от этой улыбки его глаза осветились ярким внутренним светом, и у нее сразу потеплело на сердце.

— Вообще-то ты должен был сделать мне предложение! — заявила Шейла и счастливо засмеялась.

Она подумала, что это счастье будет вечным и никогда не исчезнет чувство радости, спокойствия, которое она ощущала, когда он был рядом.

— Хорошо, — сказал Тернер. — Ты выйдешь за меня, Шейла? Разделишь ли ты со мной мою жизнь и наполнишь ее музыкой, смехом и детьми?

— И не забывай о теще из ада, — напомнила она ему.

— Как я могу? — он звонко поцеловал ее на виду у всех. — А теперь все идите домой, — крикнул он, — шоу окончено.

Мария расхохоталась.

— Это как раз то шоу, которое только начинается.

Шейла обернулась, готовясь хоть как-то успокоить свою мать, для которой новость о ее замужестве станет настоящим ударом. Да и для Барри тоже.

Но Барри преспокойно жевал очередное печенье и совсем не был похож на человека, у которого разбито сердце.

Они вместе направились к выходу из загона, а лошадь послушно шла за ними следом, как любимица семьи.

Когда они неторопливо шли по тропинке к дому, Тернер заговорил.

— Ну вот, — сказал он, — мы будем жить с тобой здесь вдвоем, а потом у нас появятся дети, и время от времени нас будет навещать Эбби вместе со своим семейством, Ники тоже станет приезжать в гости… — Он взглянул в сторону дома. — Я думаю, что просто все сломаю, построю новый дом.

— Мне кажется, нам не стоит думать об этом прямо сейчас.

Он взглянул на нее и понял, что ее совсем не беспокоил дом. А когда они подошли к его джипу, Тернер подумал, что, возможно, ей вовсе и не нужна та кружевная вещь, которую он купил для нее.

Ей был нужен только он.

Он посмотрел ей в глаза и ощутил себя невероятно свободным, исчезла тяжесть одиночества, сковывавшая его душу, появились теплота и нежность.

— Почему ты так странно улыбаешься? — спросила она.

— Потому что я люблю тебя. И потому что у меня появилось приятное чувство, что сегодня я буду спать лучше, чем когда-либо в моей жизни.

— О! — Шейла остановилась и задумчиво уставилась в окно его джипа.

Тернер заглянул в окно через ее плечо.

Когда он стремглав несся домой, пакет, в котором лежал подарок, опрокинулся, и чудесные кружевные вещички разлетелись по всей машине.

Шейла улыбнулась ему, и эта улыбка была такой озорной! А страсть придала ее глазам чудесный золотистый оттенок.

— Ты хочешь выспаться сегодня лучше, чем за всю свою жизнь? Я очень в этом сомневаюсь.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.