/ Language: Русский / Genre:love_short

В поисках эльфа

Кара Колтер

Кирстен управляет благотворительной организацией. Самое важное для девушки — сделать людей счастливыми. Вот только о своем собственном счастье она предпочитает не задумываться…

Кара Колтер

В поисках эльфа

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сорок дней до Рождества…

Дверной звонок прогремел в голове у Майкла Брустера, как пушечный залп.

Майкл застонал, перевернулся на спину, открыл один глаз и увидел на тумбочке пустую бутылку пива, валявшуюся рядом с будильником.

Шесть часов. Утра или вечера? Наверное, утра. И кого принесло в такую рань? Может, показалось? Майкл натянул на голову подушку, но в дверь снова позвонили.

Словно медведь после зимней спячки, Майкл слез с кровати, надел джинсы и, ковыляя, вышел из комнаты. Босиком он направился к входной двери и настежь распахнул ее, вдохнув холодный ноябрьский ветер.

На пороге стоял его сосед, мистер Теодор, явно пребывавший в прекрасном настроении, несмотря на утреннее серое небо, предвещавшее такой же серый денек.

— Доброе утро, Майкл!

С мерзкой головной болью и ощущением того, что он всю ночь драил туалет собственным языком, Майкл едва сдержался, чтобы не нагрубить старику и не захлопнуть перед ним дверь. Но он не мог себе этого позволить.

Майкл лишь недавно вернулся сюда, где родился и вырос. И мистер Теодор был значительной частью тех детских воспоминаний, что привели Майкла обратно в дом, где до сих пор пахло табаком, который курил его отец. Он и его брат Брайан частенько пробирались на участок мистера Теодора, чтобы сорвать для мамы аккуратно высаженные соседом цветы. К тому же они не раз ломали соседский забор и всегда подшучивали над стариком в Хэллоуин.

Именно по этой причине Майкл согласился помочь старику отремонтировать дом. Майкл, хотя и был профессиональным столяром, уже имел достаточное состояние, чтобы не работать, но как отказать такому соседу?

Работая, он терпеливо выслушивал лекции своего начитанного соседа, который, казалось, с утра до вечера штудирует опусы философов. Иногда Майклу даже казалось, что он ждет от старика ответа на гнетущий его вопрос: как выбраться из депрессии, которая с недавних пор преследует его?

Казалось, все вокруг знали ответ на этот вопрос и просто жаждали дать совет Майклу. Однако сам мистер Теодор никаких советов не давал. Пока Майкл сколачивал новые ступеньки на террасе, старик завел короткий разговор о том, как лучше приготовить шоколадное печенье.

Интересно, что же понадобилось ему в шесть утра?

— Мне стало интересно…

Майкл начал перебирать в голове, какие еще неполадки мог заметить мистер Теодор. Несмотря на похмелье, он был готов взяться за работу хоть сейчас, лишь бы отвлечься от назойливых мыслей.

Слава богу, Майкл всегда находил чем заняться, иначе бы давно уже сошел с ума. Он никак не ожидал оказаться богачом уже в двадцать семь лет. И уж тем более, не думал, что это может стать для него проклятьем. Но так и получилось. Теперь он хотел отдать все деньги, лишь бы…

— Рождественские фонарики, — радостно сказал мистер Теодор. — Заметив непонимающий взгляд Майкла, он добавил: — Скоро Рождество. Сегодня уже пятнадцатое ноября. Я всегда начинаю украшать дом в этот день.

Майкл нахмурился. Рождество? Уже?

Кажется, он даже почувствовал запах маминого пирога и только что срубленной елки, которую принесли в дом его брат и отец. Но через секунду ощущение полного одиночества чуть не сбило его с ног.

И опять этот вопрос, который мучил его уже долгое время, готов был сорваться с его языка.

— Как мне теперь жить? — не выдержал Майкл, произнеся эти слова вслух.

Его голос прозвучал глухо, будто шепот.

Майклу казалось, что ответа на этот вопрос не существует. Но мистер Теодор положил руку ему на плечо и сказал:

— Найди тех, кто страдает больше, чем ты. И помоги им.

Майкл тяжело вздохнул. Этот совет невозможно было выполнить. На всей Земле не было человека, который страдал бы больше, чем он…

— Где вы храните елочные украшения? — перевел он разговор на другую тему.

Мистер Теодор хранил игрушки в гараже. Их количеству позавидовал бы сам Санта-Клаус. Весь дом можно было обвешать гирляндами, и еще наверняка осталось бы пара-другая метров.

Майкл перетаскивал все из гаража в дом в тот момент, когда к нему подошел старик и протянул какую-то бумажку.

— Посмотри. Это касается того, о чем мы говорили ранее. — Мистер Теодор протянул ему бумажку, взглянул на руки Майкла, который не надел перчатки, поежился и поспешил обратно в дом.

А о чем они говорили ранее?

Да и в любом случае Майклу нужен был реальный совет, а не цитата из Библии или учения далай-ламы. Тем не менее, Майкл развернул бумажку и увидел на ней адрес. Ниже было написано ими.

И он вспомнил их разговор.

Найди тех, кто страдает больше, чем ты. И помоги им.

У Майкла отчего-то гулко застучало сердце. Слова на бумаге заинтриговали его. Там было написано: «Тайное общество Санты».

Тридцать девять дней до Рождества…

— Мне нужен эльф, — повторила Кирстен Моррисон в телефонную трубку. — Только не такой, которого вы прислали в прошлом году. Мне не стоит нервничать из-за этого? А, по-моему, стоит. В прошлом году ваш эльф напился и упал со сцены.

По ее телу пробежали мурашки, и девушка поежилась. Там что, открылась дверь?

— Дефицит эльфов? — продолжила она разговор. — О, дефицит бесплатных эльфов! И сколько мне придется заплатить за эльфа, который не напьется и не рухнет со сцены? — спросила она таким тоном, будто у нее были деньги для оплаты услуг эльфа. — Пятьсот долларов? Вы шутите?! Это грабеж! Как вы смеете грабить Санту?

Кирстен взглянула на дверь, чтобы посмотреть, кто пришел. Так как вход был завален игрушками, которые доставили сегодня утром, Кирстен не сразу увидела посетителя. Она еще больше наклонила голову, и вдруг у нее перехватило дыхание.

У двери стоял высокий, широкоплечий красавец, который отряхивал снег голыми руками, хотя на улице было очень холодно. Почему он не надел перчатки? — пришла в голову Кирстен первая мысль.

А потом она разглядела эти руки.

Сильные мужские руки. Эти руки были способны доказать женщине, что без их обладателя она останется одинокой, что есть вещи, которые она, несмотря на всю свою независимость, не сможет сделать в одиночку…

Этот мужчина словно вышел из рождественской сказки, которая, по закону жанра, должна была закончиться словами: «И жили они долго и счастливо». Он был опасно красив: прямые волосы цвета темного шоколада спускались на воротник его рубашки, а губы были полными, чувственными. Только вот они не улыбались.

А его глаза! Господи, сжалься!

У глаз был необычный оттенок зеленого цвета, а какие ресницы обрамляли их — длинные, пушистые!

— Подождите секундочку, — пролепетала Кирстен и отвернулась от него, стараясь сосредоточиться на телефонном разговоре. — Пятьсот долларов за эльфа? Где ваша рождественская совесть? Ах! И вам того же!

Кирстен бросила трубку и еще несколько секунд злобно пялилась на телефон. Наконец, она собралась и начала пробираться по узенькому коридору, стараясь не задеть стоящие по бокам коробки с игрушками. Но, уже подходя к незнакомцу, она все же задела пару коробок, и они полетели с самой верхотуры.

Он поймал их прежде, чем те упали на пол. Он вообще двигался легко и быстро, словно спортсмен. Этот маневр значительно приблизил их друг к другу, и теперь Кирстен могла почувствовать запах, который исходил от этого мужчины. Приятный, свежий и сногсшибательный мужской запах…

Вблизи этот незнакомец оказался еще более притягательным, чем на расстоянии. Вот только глаза… Теперь Кирстен видела в них что-то вроде льда… Холодные? Злые? А может, просто несчастные? Она попыталась найти подходящее слово, но не смогла. Что бы это ни было, от его взгляда у Кирстен побежали мурашки по коже.

Он взглянул на кукол, одетых в яркие наряды, и быстро передал их Кирстен, будто они могли обжечь его.

— Спасибо, — сухо поблагодарила Кирстен. Насколько я знаю, куклы не кусают больших мускулистых мужчин, хотела добавить она, но сдержалась.

— Ты не похож на тех, кто приносит письмо для Санты, — начала она.

Незнакомец продолжал молчать. Вместо ответа он развернулся и закрыл дверь.

— Ой, — запоздало отреагировала Кирстен.

Ей уже сто раз говорили закрывать дверь, когда она находилась одна в здании. Эта часть города была не самой безопасной. Но если кто-то придет с письмом для Санты, а дверь будет заперта?

И все же… Кирстен поежилась.

Кроме того, она не была уверена, что ей следовало оставаться наедине при закрытой двери с этим опасно красивым мужчиной. Он мог одним своим видом заставить ее снова поверить в сказки.

— Понятно. Письма для Санты нет, — Кирстен попыталась включить свое чувство юмора. — Чем тогда могу помочь?

Он наблюдал за ней с легкой заинтересованностью в глазах. В глазах, которые теперь казались ей еще глубже и темнее, но совсем не теплее. Было в них что-то, что напоминало Кирстен айсберг: великолепный в своей красоте и величественности, но далекий и пугающе опасный. Неприкосновенный.

— Я слышал, вам нужен эльф.

Кирстен удивилась бы меньше, если бы мужчина спросил, как пройти в балетную школу. Она ждала, когда он улыбнется, и лед в его глазах растает. Но улыбки не последовало. Казалось, что он шутит — а это определенно была шутка, так как его трудно было перепутать с эльфом, — но при этом ни один мускул на его лице не дрогнул.

— Да, — ответила Кирстен. — Мне очень нужен эльф. Но, боюсь, вы не подойдете из-за размера. Эльф не должен быть выше ста семидесяти сантиметров. Вы просто не поместитесь в сани. В прошлом году эльф был ростом сто шестьдесят сантиметров. — Кирстен поняла, что задержала дыхание в ожидании его улыбки, и добавила: — Но он напился.

Снова ни тени улыбки. Человек, который не улыбается при упоминании о маленьком пьяном эльфе, наверное, вообще никогда не улыбается.

Кирстен почему-то показалось, будто этот незнакомец ждет, когда она заставит его улыбнуться.

— Он стал очень груб и постоянно просил Санту работать активнее.

Кирстен стало жарко от своих попыток рассмешить этого мужчину. Она до сих пор имела привычку краснеть, как школьница.

— По-моему, это отличная причина, чтобы взять эльфа побольше. Ведь маленькие непредсказуемы, — спокойно ответил он.

— Но у нас никогда не было таких огромных эльфов! — Кирстен решила, что с этого момента маленькие эльфы — это ее правило.

— Жаль. Никогда не думал, что у детей остались такие стереотипы.

— Остались. И нехорошо их обманывать.

— Но вы же сами представляетесь Сантой. А это очевидная ложь. У вас нет белой бороды и пуза, трясущегося как желе.

В конце концов, первой улыбнулась Кирстен. Она улыбалась до тех пор, пока не осознала, что он издевается над ней.

Конечно, Кирстен тяжело было назвать девочкой из сказки, так как ее маленький офис был похож скорее на конуру, а сама она была одета в потертые джинсы, старую коричневую блузку, изношенные ботинки и кардиган, который уже давно потерял свою первоначальную форму. Но наиболее ужасны, как показалось Кирстен, были се волосы. Нужно было согласиться на предложение Лулу покрасить их и из шатенки превратиться в блондинку.

— Кристи, — сказала тогда Лулу. — Тебе двадцать три. Ты не должна выглядеть на сорок!

Конечно, она выглядит на все сорок! Наверное, этот мужчина именно столько ей и дал, когда разглядел повнимательней.

Тут Кирстен, четыре года намеренно не ходившая на свидания, неожиданно для себя начала волноваться о своем внешнем виде. Во всяком случае, она с искреннем сожалением вспомнила, что так и не попробовала ту губную помаду, что ей подарили на последний праздник.

Кирстен, эта прагматичная до кончиков пальцев девушка, вдруг подумала, что раз Золушка смогла это сделать, то и она сможет.

— Ничем не могу помочь, если ваше видение Санты такое ограниченное, — как можно спокойнее ответила Кирстен. — В нашем районе Санту представляю я. Или, по крайней мере, его дух. Я слежу за тем, — уточнила девушка, — чтобы все дети получили подарки.

— Даже самые сговорчивые из них будут шокированы, узнав, что вы и есть Санта-Клаус.

Казалось, его совсем не трогал альтруизм Кирстен. А ей так хотелось, чтобы этот незнакомец оценил ее старания! Это даже раздражало. Может, из-за ее низкой самооценки по поводу ее внешности? Уж тут Кирстен была уверена: как женщина она его совсем не привлекает.

— Они не узнают. Потому что это Секретное общество Санты. Мы обычно выбираем одного из желающих сыграть Санту. — И Кирстен начала выдавать незнакомцу скучную информацию о деятельности общества. Только вот вопрос: зачем ему все это знать?

Почему она так делала? Может, из-за того, что он смотрел на нее с видимым безразличием? Потому, что она должна была привести свои волосы в порядок и не сделала этого?

Пришло время заканчивать эту бесполезную беседу.

— Если вы не подадите на меня в суд за то, что у меня нет для вас работы эльфа, я вернусь к работе. Вы позволите?

Когда в последний раз ее так смущал мужчина?

Очень простой вопрос. Единственной серьезной любовной историей в жизни Кирстен был ее однокурсник, который притворялся, что без ума от нее. На самом деле он всего лишь хотел списать у Кирстен на экзамене по математике.

А затем был Кент, муж сестры, точнее, бывший муж сестры, который притворялся Мистером Лучший Сосед. А в то время, когда семья нуждалась в нем как никогда, заигрывал со своей секретаршей.

Кристи нахмурилась. Вот почему она отказалась верить в сказки! Мужчины не такие, какими вы хотите их видеть. Особенно такие, как этот: большие, накачанные, уверенные в себе и… сногсшибательно красивые.

— Даже я не настолько циничен и жестокосерден, чтобы подавать в судна Секретное общество Санты.

— Вот и хорошо. Мест нет. — Кирстен старалась, чтобы голос ее прозвучал равнодушно, но даже она ясно уловила, что у нее это получается плохо.

И вдруг она покраснела. Она стояла красная, как помидор, и, наконец, незнакомец улыбнулся. Точнее, слегка приподнял уголки губ, будто улыбка причиняла ему нестерпимую боль.

— Я могу поработать кем-то другим, — предложил он.

— Например? — подозрительно покосилась на него Кирстен.

Неужели он не понимает, что она хочет побыстрее избавиться от него? Таким мужчинам раз плюнуть задеть и обидеть женщину, тем более такую, как она.

Незнакомец перестал улыбаться. В комнате повисла гнетущая тишина.

Кирстен поймала себя на мысли, что он действительно может быть профессионалом в других делах. Например, по губам можно было определить, что он замечательно целуется… И, кстати, этот красавец мог бы воспользоваться своим обаянием и начать флиртовать с ней. Но он даже не пытался делать этого, хотя именно такие мужчины обычно и преуспевают в искусстве обольщения. Видимо, он просто не собирается тратить свои силы на женщин, которые не заботятся о волосах, не красят губы и носят старомодные вещи.

Кирстен думала, что незнакомец уже никогда не ответит, но, в конце концов, дождалась следующих слов:

— Это зависит от того, что нужно сделать. В чем нужна помощь?

Господи, как тяжело сосредоточиться! Впрочем, на ее месте любая одинокая женщина почувствовала бы себя неуютно. В голове начали проноситься такие картинки, которые она постеснялась бы увидеть даже в самом эротическом сне…

Это можно было объяснить. Четыре года добровольного монашества. Развод сестры Бекки что-то надломил и в Кирстен. Она была уверена, что этот брак идеален…

Бекки начала встречаться с Кентом как раз после фиаско Кирстен с Джеймсом и развода их родителей. Кирстен, все еще наивная девочка, искренне считала брак сестры примером вечной любви. Но она ошиблась…

— Вы пришли сюда помочь? — спросила Кирстен, не скрывая недоверия в голосе.

Мужчина кивнул.

— Я столяр по профессии. Что-нибудь нужно починить или построить?

Кирстен вздохнула. Конечно, ей нужна была помощь сильного мужчины. Неважно, умел ли он строить или нет, но главное, что он был в состоянии таскать тяжелые ящики с игрушками и декорациями для сцены.

Но как позволить такому искушению войти в ее жизнь, где все было под контролем?..

Кроме того, она не могла поверить, что он действительно пришел но тому адресу. Наверное, свернул не на том повороте и просто решил повеселиться за ее счет.

Если бы она жила в сказке, то этот принц был бы ее спасением от тяжелой работы и от горького осознания одиночества. Но Кирстен слишком хорошо знала, насколько жестока жизнь. В наше время женщина должна быть абсолютно независимой и полагаться только на себя.

Кирстен сложила руки на груди.

Но что было в его глазах, что именно светилось за этим льдом? Что заставляло доверять этому человеку?

Видимо, как раз то, что непременно разбивает женские сердца. Потом.

Кирстен вовсе не желала проверять на своей шкуре, готова ли она рискнуть своим спокойным одиночеством и проверить себя в отношениях с таким мужчиной.

— Мне нужно найти эльфа, — как можно более спокойно ответила она. — И пятьдесят детских джемперов тоже не помешали бы. Вот что мне нужно сделать.

Оставалось только надеяться, что этого достаточно, чтобы отпугнуть его. Но у этого мужчины явно был вид человека, которого трудно испугать.

Повисла тишина. Кирстен посмотрела на него. Он стоял, не шелохнувшись, и около его ног уже образовалась лужица от снега, который медленно таял на его ботинках. На нем было пальто, которое явно не подходило для столь холодного дня и драные на коленке джинсы.

Кирстен поняла, что она смотрит на человека, которому плевать на то, как он выглядит, плевать на холод, плевать на все…

Ее мать всегда предостерегала Кирстен от таких мужчин. Но мама и сама не смогла справиться со своим браком, а потом она одобрила союз Кента и Бекки…

Кирстен встряхнула головой.

Постояв немного, незнакомец кивнул и ушел, закрыв за собой дверь. Она чуть не сломала себе шею, разглядывая, куда он отправился, но снег был такой сильный, что она тотчас потеряла его из виду. Словно призрак, он растворился за снежной пеленой.

Кирстен нахмурилась. Она не понимала, что именно здесь произошло.

— Странное знакомство с непонятным типом, — объяснила сама себе Кирстен и взглянула на календарь.

Оставалось всего тридцать девять дней!

У Кирстен столько дел, что нельзя было и секунды посвятить мечтам об этих зеленых глазах. И все-таки — что она в них увидела? Одиночество?

Точнее, одиночество человека, который повидал ад, решила Кирстен после недолгого размышления. А увлекаться им, тонуть в загадочности этих глаз — самая большая опасность для нее.

Ни одной секунды ты больше не будешь о нем думать! — пообещала она себе.

Дверь снова распахнулась, и Кирстен оглянулась, надеясь, что вернулся он…

Но это был мистер Темпл, почтальон, который в данную секунду принес не только почту, но и новости.

— Джонсоны в печальном финансовом положении. Вероятно, их дети вообще не получат подарков. Я попросил этих малышей хотя бы притвориться, что они пишут письмо Санта-Клаусу.

— И?..

Почтальон протянул ей письмо и хитро подмигнул. Мистер Темпл был в курсе всех проблем местного общества, он всегда все обо всех знал и при этом умел хранить тайну.

На конверте был написан адрес Джонсонов. А в самом письме сказано, что Хэн хочет велосипед, а Ларе — баскетбольный мяч.

— Поняла, — кивнула Кирстен.

Как всегда, она почувствовала, что ответственность за исполнение желаний этих ребятишек легла на ее плечи. Каждый год она боялась, что ей не хватит денег и времени, и каждый год случалось чудо. Сделать еще пару звонков, написать пару писем — и все как-нибудь образуется.

— У меня есть еще кое-что и для тебя, Кирстен, — сказал мистер Темпл и протянул ей каталог.

Кирстен не могла поверить своим глазам.

— Где ты его достал? — спросила она.

— Я скажу тебе, — улыбнулся почтальон. — Но потом мне придется тебя убить.

Это был специальный рождественский каталог «Литл в любви». Его получали только самые преданные покупатели. Кирстен даже не мечтала о нем.

Уже несколько лет она собирала фарфоровые статуэтки, изображающие счастливую пару, которые придумал Лу Литл. Кирстен очень нравились эти фигурки, изображавшие нежность, невинность и искренность чувств.

Стараясь казаться спокойной. Кирстен быстро вбежала в комнатку, закрыла дверь и взглянула на каталог.

На этот раз здесь были напечатаны фото самых милых статуэток, которые она когда-либо видела. Ей хотелось купить все, но указанные под ними цены быстро охладили порыв. Придется отложить это желание в ящик с невыполнимыми заказами…

Кирстен почему-то опять подумала о сегодняшнем посетителе, и это ее испугало: даже за своим любимым занятием она не могла забыть о холодных зеленых глазах.

— Поэтому, ты никогда не станешь почетным коллекционером! — вынесла себе приговор девушка.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Снег тяжело падал на тротуар, когда Майкл Брустер вышел из офиса Секретного общества Санты. Он находился на самой окраине Вашингтона — не самый благополучный район. А эта женщина еще и заклеила окна, чтобы дети не подсматривали. Не стоило ей здесь работать одной, тем более с таким складом игрушек.

Эта девушка явно была из тех женщин, которые заставляли любого мужчину чувствовать себя сильным защитником. Она казалась такой хрупкой в этом бесформенном свитере, но все же нельзя было не заметить женские прелести, тщательно скрытые за мешковатой одеждой.

И эти глаза! Глубокие, огромные, обрамленные густыми ресницами. Глаза придавали ей загадочность…

Что-то в этой женщине интриговало, притягивало.

Было непонятно лишь одно — что она делает в этом далеко не спокойном районе одна? То ли она была безрассудно смелой, то ли просто глупой. А может, для тех, кто ищет эльфов, существуют специальные ангелы-хранители?

Майкл нахмурился. Что за бред! С недавних пор он точно знает, что ангелов нет ни у кого. Именно поэтому он последовал примеру мистера Теодора и пришел по этому адресу в поисках человека, которому еще хуже, чем ему.

Это явно был не тот человек.

Девушка не была красива, признал он. Но зато ее глаза… Майкл снова вспомнил о них: ясные, переливающиеся таким светом, что сразу забываешь о том, что на ней старый вытянутый свитер. Такие обычно вязала его бабушка. Да и прическа… Точнее, ее отсутствие. Но как раз это ему даже понравилось. Просто волнистые волосы, спадающие на плечи. Без всякого определенного стиля.

У Майкла такие девушки ассоциировались с отличницами в школе: умные, надежные и… ненавязчивые. Такие не разыгрывали страх перед паучком, не красили губы красной помадой и не обесцвечивали волосы.

Но обычно Майкл именно на крашеных и обращал внимание. Странно, что теперь эта серая мышка зацепила его…

Но женщины требуют сил, напомнил себе Майкл. А их у него не было.

А на эту особу наверняка уйдет вдвое больше энергии. Это можно было увидеть в ее глазах. Они буквально кричали о том, что у нее сложная натура. Девушка явно глубокая, чувствительная, образованная и… смешная.

Его начал раздражать сам факт, что он постоянно думает о ней. Он совсем не за этим сюда пришел.

И тут Майкла осенило. Вот кто нуждается в помощи! Дети, которые мерзли зимой без курток! Их родители, которые не могли позволить себе тепло одеть ребенка. Видимо, именно поэтому мистер Теодор и прислал его сюда. Он знал, что здесь Майкл сможет отвлечься от ожидания грядущего Рождества. Рождество — семейный праздник. Это неприятное время для семей, у которых не на что купить подарки.

И ужасное время для мужчины, у которого нет семьи.

Он глубоко вздохнул, заставляя себя сосредоточиться. У него есть задание, которое нужно выполнить. Это задание — пятьдесят курток и… эльф.

Еще день назад Майкл и не подозревал, что будет заниматься такими вещами. Но сейчас он готов был сделать хоть что-нибудь, ведь каждую минуту его мучил лишь один вопрос: как мне жить дальше?

Его мир разрушился. Ничего не осталось.

На Майкла падал снег, и он давно уже был должен почувствовать, что замерзает. Но он не чувствовал холода.

Два раза в год его семья ездила на Аляску для рыбалки. Шесть часов в Беринговом море — и ты не чувствуешь холода. Правда, и тепла тоже. Вот и сейчас: Майкл застрял где-то, где было ни тепло, ни холодно. Он просто выживал.

Теперь Майкл думал только о том, что ему нужно сделать. Продолжить ремонт в доме мистера Теодора, починить ступеньки, смазать дверь. Было так много способов отключить память и мозг…

Он резко остановился у телефонной будки. Ему повезло — на полочке лежали «Желтые страницы». Только теперь возникли другие вопросы: какого размера куртки нужны? Мужские или женские? А что насчет малышей?

Он, конечно, мог вернуться к этой девушке и спросить, но Майкл хотел сделать ей сюрприз. По ее выражению лица он понял, что она не верит в его желание помочь. Она даже не верила, что он вернется.

Майкл стыдливо вырвал очередной листок с телефонами и адресами магазинов, а затем еще один — с клоунами. Клоуны ведь могут заменить эльфов, не так ли?

Господи, как стыдно! Майкл даже остановился. К нему вернулся стыд! Это было одно из чувств, которые он уже давно не испытывал.

Чего он, собственно, добивался сегодня? Он просто хотел, провести полезный день с другим живым существом. Пусть это будет мисс Санта. Ему даже понравилось заставлять ее краснеть. Это было забавно.

Но спасут ли его благие намерения или погубят окончательно? И все-таки, если человек общается с Сантой, пусть даже и ненастоящим, это наверняка даст ему небольшой шанс на спасение. По крайней мере, Майклу хотелось так думать.

Он нашел первый магазин, который значился на вырванной страничке. Находился он в другой части города, где уже все было украшено рождественскими игрушками, и толпы людей открыли сезон подарков. Как Майкл все это ненавидел!

В магазине он подошел к консультанту, которая была в его вкусе. Высокая блондинка, помада которой идеально сочеталась с лаком для ногтей. Карточка на ее груди говорила, что ее зовут Калипсо.

Женщина из Секретного общества Санты не носила карточку. Майкл только сейчас понял, что не спросил ее имени. Наверное, у нее какое-нибудь простое и практичное имя — типа Гвен, Хелен или Сюзана.

— Мне нужно пятьдесят детских курток, — сказал он консультанту, когда смог оторвать взгляд от ее красного бюстгальтера, просвечивающего сквозь топ.

Удивительно было то, что Майкл, как ни старался, не мог представить эту красотку в своей постели. Странно.

— Пятьдесят курток! — хихикнула блондинка и взмахнула длинными накладными ресницами.

С горем пополам Максу удалось выбрать необходимое количество курток разных размеров и цветов.

Он даже взял три куртки розового цвета с мехом на капюшоне. Он держал их в руках и чувствовал себя очень странно. Они были такие маленькие…

— Зачем вам столько курток? — не выдержав, спросила Калипсо.

Майкл боялся, что если начнет объяснять причину, то опять услышит это мерзкое подхихикиванье, поэтому он просто пожал плечами.

— Если это для благотворительности, я могу сделать скидку, — подмигнула блондинка.

— Не надо, все в порядке, — мотнул он головой и протянул ей свою кредитку.

В первый раз Майкл почувствовал удовольствие оттого, что потратил эти деньги.

Калипсо настояла, чтобы помочь ему донести пакеты до машины.

— Ого-го! — пропела она, выйдя на улицу. — «Ягуар»?

Майкл понял, что теперь он нравится блондинке еще больше. Раньше он непременно воспользовался бы этим. Он прекрасно помнил, как они с братом колесили по городу…

— Это машина моего брата, — сухо произнес Майкл.

Он загрузил машину пакетами, но Калипсо все не уходила. И тогда Майкл спросил:

— Ты, конечно, вряд ли знаешь, где я могу найти эльфа?

— А я и не знала, что ты извращенец! — хмыкнула блондинка и обольстительно улыбнулась.

В этот момент Майкл вспомнил ту женщину из Секретного общества Санты. Вот она бы точно не сказала слово «извращенец» мужчине, которого знала полчаса. Она, вероятно, даже не знала разницы между «ягуаром» и «хондой».

В следующую секунду рука Калипсо лежала на его рукаве.

— Я свободна сегодня вечером для ужина! — уверенно заявила она.

Майклу всегда нравились такие женщины. Они со вкусом проводили время и знали правила игры.

Но снова перед ним всплыл образ той, другой… Та женщина не стала бы заявлять, что свободна для ужина, будто голодала до этого неделю.

Неожиданно Майклу захотелось узнать о ней больше. Звали ли ее Анна, Мари, или Роуз. Все равно. Захотелось увидеть се реакцию на розовые куртки…

— Спасибо за помощь. Но я занят сегодня вечером.

— А что насчет твоего брата? — спросила Калипсо, призывно облизнув губы.

Майкл не рискнул продлевать знакомство, искренне рассказав ей, что брат умер. Поэтому он улыбнулся — как волк перед охотой — и пробубнил:

— Брат тоже занят.

Калипсо не расстроилась. Она относилась к мужчинам, как к автобусам, — следующий подойдет через минуту. Поэтому она задорно подмигнула и удалилась, усиленно виляя бедрами.

Майкл завел мотор и влился в поток машин.

Как раз наступил час пик. Он взглянул на часы и подумал, что к тому времени, как он доберется до Общества Санты, она уже уйдет домой.

Майкл включил обогреватель, и тут его осенило. Он почувствовал мурашки на своей спине. Ему было немного холодно. Весь день он то стыдился, что вырвал страницы, то радовался потраченным деньгам, то хотел увидеть ту девушку. А теперь вот это.

Дрожь прошла, и Майкл выключил обогреватель. Он был не готов что-то чувствовать. И уж точно не готов пригласить эту женщину на ужин.

Он мог бы прислать куртки завтра с курьером и найти эльфа самостоятельно. И совсем не обязательно ему ее видеть!

Майкл надавил на газ, развернул машину и помчался в другую сторону, подальше от Секретного общества Санты.

Этот поворот понравился бы режиссерам нового боевика, но полицейскому он пришелся не по душе. Поэтому уже через минуту Майкл услышал вой сирены. Взглянув в зеркало заднего вида, Майкл увидел красно-синие огни, вздохнул и припарковался.

Полицейский был отнюдь не в предпраздничном настроении.

— Вы повернули в неположенном месте, — строго заявил он, а затем взглянул на куртки. — Что это? Вы ограбили магазин?

Было бы так легко ответить «да» и посмотреть, к чему это приведет.

— У вас есть чек?

Майкл протянул ему чек.

— Хорошо. Значит, вы купили пятьдесят детских курток. Зачем?

Надо было высказать этому остолопу, что это не его дело, но с полицией лучше не связываться. Может, наоборот, следует дать понять этому полицейскому, что в мире существуют не только правонарушители, но и хорошие люди, способные потратить личные средства на подарки неимущим.

— Эти куртки для Секретного общества Сайты, — объяснил Майкл.

Полицейский был явно озадачен.

— И вы их туда везете?

Майкл кивнул. В конце концов, это была не совсем ложь.

Полицейский взглянул на длинную цепочку машин, еле плетущихся друг за другом.

— В это время Вашингтон не лучшее место для поездок. Не пробовали поехать в обход?

Здесь Майкл решил сказать правду.

— Если честно, я уже подумывал вернуться домой и доставить куртки в другой день.

— У меня есть идея! — радостно сказал полицейский. — Срочная доставка в Секретное общество Санты. Следуйте за мной!

Вот что делает с людьми, думал Майкл, осознание того, что они помогают Санте. Теперь Майкл ехал с полицейским эскортом туда, куда не хотел ехать вообще.

Он поежился. Жизнь явно выходила из-под контроля.

Но тут же Майкл напомнил себе, что мысли о том, что жизнь можно держать под контролем, в любом случае иллюзия.

Полицейские сирены не были непривычным звуком для этого района. Более того, они были его неотъемлемой частью. Поэтому Кирстен с легкостью умела абстрагироваться от назойливого шума.

Все желающие помочь ей уже разошлись, и она осталась одна со своим любимым каталогом статуэток.

Но вой сирены не удалялся, а, наоборот, приближался. Кирстен захлопнула каталог и отогнула бумагу, которой было залеплено окно, — единственное средство от взоров любопытных детишек. И что же она увидела? Сине-красную мигалку на полицейском автомобиле, который припарковался у ее офиса! А рядом — машина с низкой посадкой, черная и сексуальная — Кирстен решила, что это «хонда». Натренированным взглядом Кирстен могла точно сказать, что это не та машина, которую обычно покупают себе наркоторговцы. Тогда что же случилось?

Вой сирены наконец смолк, полицейский вышел из своей машины, а из черной вылез… он!

Какого черта он вернулся? У Кирстен появилось необъяснимое желание, чтобы ему тут же выписали штраф — за то, что слишком красив, слишком уверен в себе и водит машину, которая буквально кричит о том, что ее владелец не общается с девушками ее лиги. С девушками, которые балдеют, рассматривая каталог с дешевыми статуэтками.

— Нужно хотеть играть, чтобы попасть в другую лигу, — напомнила себе Кирстен.

А она не хотела. Конечно, у нее были мгновенные слабости, как сегодня утром. Но это только потому, что она девушка. На самом деле она дисциплинированна и твердо знает, что любовь — чувство непрочное.

Кирстен приказала себе вернуться к каталогу, но она не смогла отойти от окна. Ей так хотелось, чтобы полицейский наконец-то сбил спесь с этого уверенного мужчины. Но вместо этого водитель черной машины сам пошел к полицейскому. Даже Кирстен, которую никогда не просили остановиться у обочины, знала, что нужно оставаться в машине — полицейский сам подойдет.

Более того, эти двое вели себя как старые приятели! Кирстен вздохнула и поняла, что даже с поднятыми вверх руками этот мужчина будет выглядеть сногсшибательно. Он из тех, кто всегда уверен в себе. Это буквально излучилась из него. Такой с любым мог говорить на равных.

Полицейский, однако, все же выписал ему штраф, который тот положил в карман куртки, даже не взглянув.

Они пожали друг другу руки, и полицейский уехал.

А он начал доставать из своей машины… что это? Куртки?!

Кирстен побежала к двери, чтобы помочь ему с куртками, которые вот-вот упадут. В ее руках оказалась розовая куртка с мехом. Невозможно было поверить, что такой мужчина мог выбрать нечто подобное!

Кирстен быстро расчистила место на столе.

— Клади их сюда, — пробормотала она.

Он выложил куртки на стол, и Кирстен молча уставилась на них. Двадцать абсолютно новых курток из модного магазина. На них все еще висели ценники.

— Сейчас принесу остальные.

— Остальные?!

— Ты сказала — пятьдесят.

У Кирстен глаза полезли на лоб.

Пока он ходил за остальными, она попыталась привести себя в порядок. Но как поверить в то, что происходит?

— Хорошо, — наконец собралась с мыслями Кирстен. — Кто ты?

Он протянул руку.

— Майкл Брустер.

Кирстен взяла его руку и… практически потеряла способность дышать. Его рука была такая сильная и теплая… Она не хотела отпускать ее.

— Кирстен Моррисон, — заикаясь, произнесла она.

— Кирстен, — медленно, словно смакуя, повторил Майкл.

В его голосе звучало удивление, или ей послышалось?

Жизнь несправедлива. Почему он не только хорош собой, но еще и так добр? Для девушки, работающей Сантой, она слишком трезво смотрела на жизненные обстоятельства. Кирстен знала, что в реальности все мужчины обманщики…

Вот только глаза у него… Она видела в них не доброту, нет! Может быть, грусть? Нет, это была не просто грусть. Что-то мрачное творилось в его душе.

— За что тебе выписали штраф? — спросила она, стараясь не думать о его глазах, руках и волосах, на которых таял снег.

— Штраф? — не понял Майкл. — А, это был не штраф. — Он достал бумажку из кармана. — Чек за розовую куртку. Офицер Маме настоял внести плату хотя бы за одну.

Кирстен уставилась на него, не веря своим ушам.

— На задней стороне офицер оставил номер телефона. Он сказал, что если ты позвонишь, то, возможно, они сделают дополнительный взнос.

Мало того, что он красив, так еще и отличный работник? А что, если с его помощью она, наконец, найдет эльфа? Ну, нет, усмехнулась она, это уже чересчур.

Неважно, сколько курток он привез, этот мужчина не был сказочным принцем. Да и сама жизнь — отнюдь не сказка. В этой, реальной, жизни не существуют счастливых концов пусть даже самых интересных историй.

— Зачем ты это делаешь? — спросила Кирстен томом, далеким от благодарного.

— Потому что ты попросила. К сожалению, я пока не нашел эльфа…

— Объясни мне, зачем ты купил пятьдесят курток для меня, по сути совсем незнакомого тебе человека?

— Я покупал их не для тебя, — четко ответил он, поставив Киретен на место. Рано или поздно такие парни всегда ставят на место таких девушек, как Кирстен. — Я купил их для детей, которые в них нуждаются.

Кирстен поняла, что он не хочет говорить ей истинную причину, поэтому прикрывается личной щедростью.

— Хочешь сказать, что именно ты купил вот эту куртку? — спросила Кирстен, указав на куртку для принцессы. — Точнее, три таких куртки.

Майкл посмотрел на свои ботинки и через минуту ответил:

— Когда я отобрал сорок семь, оставались только эти…

Откуда ей знать, что он ее не обманывает? Кирстен едва его знала! Точнее, совсем его не знала! И у нее, к сожалению, никогда не была дара угадывать, врет мужчина или нет. К примеру, она до последнего верила, что Кент вернутся к ее сестре. Да и после разрыва родителей девушка долгое время не сомневалась, что они снова сойдутся… Как бы не так!

Кирстен встряхнула головой, чтобы отбросить от себя эти мысли. Она больше никому не позволит обманывать ее надежды!

Но почему в данном случае этот обман показался ей таким… милым? Почему в ней проснулось огромное чувство нежности к этому мужчине, который купил куртки для маленьких девочек?

Кирстен отвернулась, чтобы Майкл не заметил слез в ее глазах.

— Ты знаешь, как часто этим детям покупают новую одежду? — спросила Кирстен, и тут ей на глаза попался ценник.

Теперь ко всем достоинствам этого мужчины она могла добавить еще одно — солидную чековую книжку.

— Я не знаю, что сказать, — пробормотала Кирстен.

— Что скажешь на мое предложение пригласить тебя па ужин?

Майкл сказал это таким тоном, словно предложение поужинать удивило его так же сильно, как и ее.

Но Кирстен точно знала, что ей нельзя соглашаться. Потому что она обязательно в него влюбится, а потом будет страдать. По-другому и быть не могло…

Однако сказать «нет»? Он привез столько подарков, а она скажет ему «нет»? А еще в голове назойливо вертелась мысль: может, все же получится, как в сказке?

— Ой! — выдавила из себя Кирстен, будто каждый звук приносил ей боль. — Я не могу: Прости. Это невозможно. — Она нетерпеливо махнула в сторону горы игрушек. — Нужно собрать велосипеды…

Еще сегодня утром сборка велосипедов была первым пунктом в ее списке. Как быстро этот мужчина переделал ее расписание! Она вспомнила и о каталоге, который ждал ее на столе, и постаралась сконцентрироваться на нем. Так, чем еще можно объяснить свой отказ?

И тут Кирстен не выдержала и взглянула на Майкла — и поняла, что ошарашила его. Ага, этот красавец не привык к отказам от противоположного пола! Это обрадовало Кирстен. По крайней мере, она не кажется слишком доступной. И она повторила свой отказ, чтобы продлить ощущение превосходства.

— Нет. Я не могу. Санта не ходит на свидания. По крайней мере, до Рождества.

Майкл улыбнулся.

— Я бы не называл это свиданием, — сухо сказал он. Радостный для Кирстен момент исчез. Конечно, он не назвал бы это свиданием! Каждый мог бы сказать, что этому мужчине не нужно покупать пятьдесят курток, чтобы заслужить свидание с какой-то замухрышкой.

Он наверняка ходил на свидания с девушками, которые вели себя как модели и, может быть, являлись ими. И уж тем более эти девушки были уверены в себе и не краснели при каждом его слове!

И все-таки Кирстен позволила себе пуститься в мечты. А что, если бы она согласилась? Может, за ужином она смогла бы рассмешить его и показать, какая она интересная личность? Может, он смог бы, несмотря на жуткий свитер и поношенные джинсы, разглядеть в ней принцессу?

Если бы да кабы!

Кирстен постаралась быстро вернуться с небес на землю.

— Спасибо большое за предложение. И за куртки. Это было здорово с твоей стороны. Не знаю, почему ты это сделал, но все равно спасибо. А сейчас мне нужно работать. Счастливо, мистер Брустер!

Он что, не слушает ее? Майкл огляделся, отошел к велосипедам, взял в руку коробку с описанием сборки и спросил Кирстен:

— Хочешь сказать, ты знаешь, как это собирается?

Кирстен возмутилась до глубины души. Сразу видно, что он привык только к тем девушкам, которые умеют делать себе маникюр.

По правде говоря, Кирстен еще никогда не собирала велосипеды, но она справлялась с игрушками и посложнее.

— Я могу прочитать инструкцию, — заметила она.

Майкл хмыкнул, открыл коробку и вытащил инструкцию, которая была подробно расписана на… японском.

Кирстен держалась, как могла, но потом все же рассмеялась. Ей показалось, что Майкл тоже улыбнулся.

— Что думаешь по поводу того, чтобы заказать сюда пиццу и вместе поработать над велосипедами? — предложил он.

— Мистер Брустер…

— Майкл.

— Я тебя даже не знаю.

На секунду он задумался.

— Ты меня боишься?

Очень! Но Кирстен лишь отрицательно покачала головой.

— Хочешь, я заполню анкету? Можешь проверить меня по базе. Я приду завтра.

Именно это ее больше всего и пугало!

— Это смешно, — буркнула Кирстен, имея в виду то, что он завтра опять явится.

— Это вовсе не смешно, — возразил Майкл. — Ты должна проверять людей, который устраиваются к тебе на работу.

— Я занимаюсь своим делом не первый день и справлюсь без твоей помощи. Спасибо.

— Эй, не нужно быть такой колючкой! Я всего лишь забочусь о тебе.

И это было ее слабым местом. Кирстен выросла, лелея надежду, что кто-нибудь будет заботиться о ней всю жизнь, как ее отец заботился о ней в детстве…

Но сейчас эта мечта была разбита. Пример ее родителей и сестры не позволял Кирстен больше верить в такие сказки.

— Слушай, я всего лишь предлагаю собрать вместе велосипеды, а не решать судьбу стран третьего мира. Не смотри на меня так обеспокоенно. Хочешь получить справку обо мне? Позвони моему соседу мистеру Теодору. Это он сказал мне, что здесь может понадобиться помощь.

— Мистер Теодор — твой сосед? — изумилась Кирстен. — Он прислал тебя сюда?

— Именно так. Откуда ты его знаешь?

— Мы члены одного книжного клуба.

— Книжный клуб? Я должен был догадаться…

— По-твоему, если девушка записана в книжный клуб, с ней что-то не так?

Майкл улыбнулся.

— Конечно. Девушки не должны посещать книжный клуб, они должны танцевать на столе с розой в зубах.

По всем законам человеческого поведения Кирстен в ответ на это замечание должна была оскорбиться. Но тут Майкл улыбнулся, и улыбка отразилась в его глазах. Сквозь лед словно пробился лучик света.

И Кирстен забыла оскорбиться. Его лицо изменилось, стало более молодым, задорным. К красоте добавилось очарование…

— Но почему именно мистер Теодор прислал тебя сюда?

Улыбка исчезла с его лица. Он засунул руки в карманы и пожал плечами.

— Так получилось, что у меня появилось много свободного времени.

А у Кирстен появилось сразу множество вопросов. Но сейчас было не самое подходящее время, чтобы накидываться с ними на Майкла.

— Только пиццу заказываем с анчоусами! — предупредила Кирстен, поняв, что не в ее силах выгнать этого мужчину.

— А в книжном клубе знают, что среди них есть любительница анчоусов?

— И любительница танцевать на столах с розой в зубах, — добавила Кирстен и испортила все тем, что покраснела от одной мысли о танцах на столах.

Она знала наверняка, что ее красные щеки веселят его. Теперь одна ее половина хотела, чтобы мистер Теодор никогда не присылал этого мужчину сюда, а вторая безумно радовалась такому мудрому поведению старика.

— Я согласен на анчоусы, — сказал, наконец, Майкл, не сводя с нее глаз.

Минуту они молча смотрели друг на друга. Потом он перевернул коробку и вывалил на пол все части от велосипеда. Даже с инструкцией на английском Кирстен не один день промучилась бы с ними…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Майкл гордо взглянул на маленький розовый велосипед.

— Король всех велосипедов! — громко заявил он. Это был уже второй велосипед. Теперь Майкл мог считать себя настоящим профессионалом по их сборке.

— Пицца, — сказала Кирстен, входя в комнату с плоской коробкой. — Прости, что так долго. Парнишка сказал, что сейчас большие пробки. Эй, это мило…

На какой-то момент он имел глупость подумать, что она имела в виду его зад в обтягивающих синих джинсах. Но, оглянувшись на нее, Майкл понял, что она имела в виду велосипед. Майкл увидел, как осветилось ее лицо, и в эту минуту до него дошло, что мужчина будет готов горы свернуть, лишь бы еще раз увидеть это выражение…

Что это с ним? Наверняка голод и запах пиццы сделали его чувствительнее, чем обычно. Он привык жить в мире, где ему не нужно ничье одобрение.

— Напоминает те, на которых в цирке ездят шимпанзе, — сказал Майкл, чтобы показать себя довольно жестким мужчиной, а не легкомысленным сборщиком детских велосипедов.

— Забавная ассоциация: велосипеды и шимпанзе. Мило.

Он вовсе не это имел в виду! Она его что, совсем не понимает? Майкл, нахмурившись, смотрел, как девушка, держа одной рукой пиццу, второй расчищает стол.

Что в ней изменилось? Она где-то потеряла свой свитер. Но Майклу не показалось, что здесь стало теплее.

Теперь вся ее прелестная фигурка была видна как на ладони. Для такой стройной девушки у нес были отличные выпуклости в нужных местах. Она хотела, чтобы он это заметил?

Майкл поднял взгляд к ее лицу и остолбенел. На ее губах была помада! Нежно-розовый цвет.

Мужчины, когда смотрят на такие губы, думают об одном. И это совсем не пицца. У них возникают такие ассоциации…

А ведь интуиция говорила ему не возвращаться сюда! Конечно, полицейский может притупить его интуицию. Но кто заставлял его приглашать Кирстен на ужин?

Ответ был прост. Сборка велосипедов была заманчивее, чем очередной вечер перед телевизором.

— Передохни, — сказала она и пододвинула к столу два стула.

Майкл почувствовал нежелание присоединяться к ней. Наверное, это было связано с помадой. Для чего она накрасила губы? Для того, зачем обычно это делают женщины, с грустью признал Майкл. И вовсе не потому, что помада сочетается с анчоусами.

Это было сделано для того, чтобы мужчина заметил ее губы и у него возникли нужные ассоциации.

Они у него и возникли. Для девочки из книжного клуба ее губы оказались таким же приятным сюрпризом, как и фигура. Губы были полными и чувственными. Их хотелось целовать…

Кирстен с наслаждением откусила кусочек пиццы и что-то протянула с закрытым ртом, выражая свой восторг и будто не замечая, что приковала к себе внимание Майкла. Он тоже взял кусочек и сразу же понял, что это не та пицца, которая заслуживала такого сладкого стона, который издала Кирстен.

Ее стон тоже вызвал ассоциации…

А еще ее имя… Оно сразу должно было дать понять Майклу, что его ожидают сюрпризы. Не Молли, не Сара — никаких старомодных имен. Кирстен. Необычное имя. Майклу почему-то казалось, что оно давно ему знакомо и что оно идеально ей подходит.

Майкл начал ненавидеть себя за то, что думает об этом…

Но думать о ее имени было безопаснее, чем о груди, которую плотно обтягивала блузка. Что возвращало его обратно к губам…

— Думаю, это лучшая пицца, которую я когда-либо ела, — радостно заявила Кирстен.

Правда? Майкл, ругая себя за слабость, откусил еще раз и осознал, что пицца действительно была хороша. Он просто этого не заметил. Взглянув на велосипед, потом на бедра девушки и собрав всю силу в кулак, он положил пиццу обратно.

Женские губы могли породить только одно — искушение. Они заставляли его чувствовать голод. И речь здесь шла не о еде. Эти губы заставляли его понять, что он был одинок и жаждал близости.

Ему стало интересно, какой вкус у этих губ? Персиковый? Клубничный?

Боже, какая глупость!

Если он поцелует ее после нескольких часов знакомства, она, скорее всего, ударит его, и будет права.

Беда в том, что он слишком долго играл в отшельника, раз такая девушка, как Кирстен, могла возродить в нем подобные мысли. Тем более, что дело принимало опасный оборот, так как он начал представлять, как ее ногти царапают его спину…

Он посмотрел на ее руки. На ногтях был заметен маникюр. Но Майкл готов был голову отдать на отсечение, что раньше маникюра там не было.

Обычно женщины, чтобы поесть пиццу, не снимают свитер, не красят ногти и не наносят помаду! Даже если речь не шла о поцелуе, эта девушка явно хотела, чтобы он заметил ее — заметил как женщину!

— Пожалуй, вернусь к нашим баранам, — сказал Майкл и встал из-за стола, не обращая внимания на расстроенное лицо Кирстен. — Еще много работы, а до Рождества сорок дней. — Он понятия не имел, сколько дней осталось до Рождества.

— Тридцать девять, — автоматически поправила его Кирстен.

— Вот! Даже меньше, чем я думал. — Майкл сделал шаг от нее.

— Тебе не понравилась пицца? — обеспокоенно спросила Кирстен.

Сначала она одобрила его работу с велосипедами, а теперь волнуется, что он остался голодным! Никто не вел себя с ним так, кроме мамы. До этого вечера он и не знал, что скучал по такой заботе. Майкл не хотел думать о тех вещах, которые эта женщина могла принести в его жизнь. Но мозги его работали помимо воли, в голове возникали ассоциации.

Эта девушка ассоциировалась у него с яблочным пирогом, мороженым и детишками. Это была девушка, которая захотела бы познакомиться с его мамой…

Майкл почувствовал укол совести. Он никогда не знакомил, маму со своими девушками.

Кирстен неотрывно смотрела на него. Майкл понял, что она примет за личное оскорбление, если ему не понравится пицца. Поэтому он взял целый кусок и начал его с аппетитом уплетать.

Кирстен с подозрением смотрела на него.

— Вообще мне нравится пицца, — пробормотал он, проглатывая последний кусок.

На самом же деле ему нравились ее губы. И она знала, что они ему понравятся!

Так! План действий таков: он собирает оставшиеся велосипеды, уходит и никогда сюда не возвращается.

Маленькая мышка Кирстен Моррисон сделала его слабым без особых усилий. А ему нужно быть сильным, как никогда. Как он собирается пережить эту зиму, если он не будет сильным?

— Я недоступен, — неожиданно сказал он. — Ты должна это знать.

— Прости? — напряженно спросила Кирстен.

— Я просто подумал, что ты должна это знать.

— Для чего ты недоступен?

— Ты знаешь.

— Боюсь, нет, мистер Брустер. Может быть, вы объясните поподробнее?

Теперь он уже мистер Брустер. Очень мило… Майкл продолжил копать себе яму.

— Ну, ранее, когда я предложил поужинать, ты восприняла это как приглашение на свидание. Именно для этого я недоступен.

— Может, недоступный мужчина не должен приглашать женщину на ужин? Тем более позволь напомнить, я отказалась. Категорически.

Какой смысл было осторожничать с девушкой, которая без проблем использовала слово «категорически»? Проще было не дать ей понять, как притягательны ее губы, и пусть она лучше думает, что он бесчувственный негодяй.

— Это правда, — признал Майкл. — Но потом ты накрасила губы.

Майкл решил, что упоминание о накрашенных губах и так довольно опасно. Поэтому про свитер и лак лучше умолчать.

— Ты подумал, я накрасилась для тебя?! — Кирстен вскочила со стула, и тот упал.

Эта мышка снова его удивила. Он-то думал, что она покраснеет и начнет оправдываться, а она в секунду превратилась в свирепую тигрицу!

К сожалению, он еще больше захотел ее поцеловать.

— Более самоуверенного человека я еще не встречала! — заявила ему Кирстен.

Майкл подумал, что сейчас она кинет в него пиццей. Но Кирстен была не такая. Физическая расправа — не в ее стиле.

Любой мужчина с хорошо выработанными инстинктами самосохранения немедленно бы начал извиняться за то, что посмел подумать, будто макияж был сделан лишь для него. Но Майкл растратил свои инстинкты самосохранения в ледяных водах у берегов Аляски, поэтому он продолжил:

— Хочешь сказать, что накрасила губы для пиццы?

Кирстен притихла. Майкл почувствовал, что на этот раз он не разозлил девушку, а сделал ей больно. Она не стала швырять пиццу в его лицо, хотя Майкл уже был не против получить такое наказание.

Выражение злости ушло с ее лица. Нижняя губа начала дрожать, и Кирстен яростно заморгала, отгоняя слезы.

А что, если она заплачет? Он понятия не имел, что делать в таком случае. Он и обижать ее не хотел — просто пытался представить себя в ее глазах бесчувственным эгоистом. Видно, не случайно друзья всегда говорили ему, что у него ничего не получится с такими женщинами, как Кирстен. Они слишком чувствительны.

— Я накрасилась не для тебя, — пробормотала она. — Что за глупость! Всякий скажет, что я вряд ли смогу привлечь такого мужчину, как ты. Независимо от количества помады, намазанной на моих губах.

Майкл тихо выругался про себя. Ситуация вышла из-под контроля. Если он сейчас начнет делать ей комплименты, то прозвучат они неискренне.

Майкл выбрал наиболее безопасный путь.

— Но помада выглядит не так, будто ты ее намазала.

По ее щеке медленно покатилась слеза. Кирстен яростно смахнула се.

Майкл быстро продолжил:

— Точнее, это совсем так не выглядит. — Женские слезы отключают мужской мозг, поэтому Майкл обрадовался, что наконец-то смог подобрать нужное слово. — Твои губы очень аккуратно накрашены!

Казалось, Кирстен его слова не успокоили.

— Конечно, твои подружки-модели, скорее всего, снимаются для мужских журналов. Их там хорошо красят, — сказала она и превратила эту неприятную ситуацию в катастрофу — покраснела и расплакалась.

— У меня нет подружки, — сказал Майкл, но сразу пожалел об этом. Небольшая ложь во спасение могла бы помочь ему выпутаться из этого кошмара.

— Понятно, — сквозь слезы пробормотала Кирстен. — Дело не в том, занят ты или нет. Дело в том, доступен ли ты для такой девушки, как я.

— Нет!

— Какая-то жалкая книжная букашка красится для парня в кожаной куртке, да еще с такими зелеными глазами, ради которых можно умереть. Для такого доброго парня, который купил пятьдесят курток для нуждающихся детей…

С глазами, ради которых можно умереть?! Это она о его глазах?..

— Кирстен, — твердо сказал Майкл, — ты не жалкая. Ты что, с ума сошла?

Она кивнула.

— Да, я жалкая и сумасшедшая.

Майкл выругался так, как, наверное, еще не ругались в Секретном обществе Санты. Он сделал шаг в ее сторону, но Кирстен отвернулась и попыталась убежать.

Майкл не позволил ей. Он быстро нагнал ее, схватил за руку и заставил развернуться себе.

Девушка была похожа на котенка, который готов расцарапать тебя в любую секунду. Она с силой вырвалась из его рук.

— Кирстен, дело не в тебе, — быстро сказал он. — Дело во мне.

— Почему мне кажется, что ты частенько говоришь эту фразу? — прошептала Кирстен.

Майкл ненавидел себя за то, что так обидел ее. Зачем он сказал об этой помаде? Дурак! Он так давно не общался с людьми, что забыл, как легко их ранить неосторожным замечанием. Да, сейчас он был занят только собой, своим спасением, но это не оправдывало его поведения. И мистер Теодор наверняка разочаруется в нем. Он прислал его сюда помочь, а не расстраивать Кирстен.

— Кирстен, — сказал он, и то, как он произнес ее имя, удивило не только девушку, но и его.

Майкл уже знал, что будет дальше. Он все ей расскажет.

— В моей жизни произошел ужасный случай. Поэтому я недоступен.

— Случай? — повторила она.

Заткнись, приказал себе Майкл. Он еще никому не рассказывал о своем горе. Он не может переносить выражение сочувствия на лицах людей.

— Я потерял целый мир. Маму, отца и брата… Теперь я могу приносить людям только боль, как я сделал сегодня. Во мне больше ничего не осталось…

Помолчи, пожалуйста, помолчи! Но его голос не подчинялся. Его душе требовалось высказаться.

— Это мое первое Рождество без семьи. Не знаю, как я с этим справлюсь… — Его голос сорвался, и Майкл замолчал.

Кирстен тоже молчала. Но ее молчание не было гнетущим. Теперь Майкл думал не о ее губах, а об ее глазах. В них было что-то…

А когда она заговорила, он не услышал слов, которых так боялся. Она не сказала, что ей жаль, и не спрашивала, как это случилось.

— Я знаю, что ты справишься, — уверила она его. Странно было поверить ей. Что эта девушка могла знать о его горе? Но почему-то ее слова обнадежили его.

Майкл увидел в ее глазах невероятную нежность и сочувствие. И он еще обидел эту девушку! Теперь он точно попадет за такое деяние в ад. И все же он мог дать ей кое-что, что взбодрит ее. Он не мог сказать Кирстен, что она привлекательна. Но он мог показать это.

И Майкл наклонился к ней.

Вполне предсказуемо она сделала шаг назад. Но потом неожиданно подошла к нему, встала на цыпочки и… поцеловала его.

Поцелуй был как легкое дуновение ветерка, пронесшегося по его губам. Быстрый и сладкий…

Поцелуй был секундным, но Майклу показалось, что эта секунда была самой долгой в его жизни. Он почувствовал, что стена, которую он выстроил вокруг себя, начала распадаться — кирпич за кирпичиком.

— Может быть, — сказала Кирстен, — ты можешь дать людям больше, чем думаешь. Именно это поможет тебе выжить.

Майкл хотел возразить, но он все еще не пришел в себя от поцелуя.

— Тем более, что ты уже сделал первый шаг. — Кирстен кивнула в сторону курток.

Майкл пожал плечами и отошел назад.

— А-а, это. Отдавать легко.

— Если бы это было так легко, то не осталось бы нуждающихся детей, — сказала Кирстен, а потом смущенно посмотрела на часы. — Мне нужно уходить, — уже деловым голосом произнесла она, разрушая создавшуюся интимную обстановку. — Извини, но тебе тоже придется уйти. У меня нет второго ключа.

— Я бы все равно не позволил тебе идти к машине в одиночестве.

Кирстен секунду смотрела на него, потом собрала остатки пиццы, положила ее в холодильник и открыла входную дверь.

— У тебя нет куртки потеплее? Здесь холодно, — обратилась она к Майклу.

Конечно, после того как он открылся ей, она будет обращаться с ним как с сиротой. Будет волноваться за него. Будет его мамочкой. Этого он хотел меньше всего.

— Я не мерзну, — ответил Майкл.

Кирстен бросила на него вопросительный взгляд, но для Майкла время признаний истекло. Пока она закрывала дверь, он заметил удаляющуюся от них мужскую фигуру.

— Кажется, я видел, как этот парень шатался днем у твоей двери.

Кирстен обернулась.

— Ах, этот. Он всегда крутится здесь. Просто ребенок. Кажется, он представляет себя моим защитником.

Майкл сильно сомневался в таком объяснении. Но Кирстен была сама невинность. Она и подумать не могла ничего плохого.

Они подошли к машине, которая была засыпана толстым слоем снега. Маленькая практичная машинка. Именно такую он и представлял для Кирстен. Зачем женщине шикарный лимузин, если у нее есть такое сильное оружие, как губы? Кирстен села за руль и завела мотор.

— Мне ждать тебя завтра? У нас остались велосипеды.

Майкл засомневался.

— Ты бы мне сильно помог.

Майкл не знал, что ему делать. Все так запуталось. Но если он не придет, Кирстен решит, что все дело в ней. Поэтому он ответил:

— Да, конечно. Я приду завтра.

Кирстен сидела в машине и чувствовала, как тепло разливается по ее телу, хотя обогреватель был выключен. Это все потому, что она играла с огнем. Но разве она не знала об этом, когда красила губы, ногти и снимала свитер?

Как унизительно быть разгаданной так быстро! Он прояснил все ее уловки еще до того, как она сама разобралась в том, что наделала.

А еще его ужасная потеря… Вся семья! Ее сердце разрывалась от одной этой мысли. Теперь она считала своим долгом помочь Майклу Брустеру пережить Рождество. Да, но как она сможет находиться с ним в одной комнате и не думать о том поцелуе?

— Прекрати!

Это наказание за то, что ты поцеловала незнакомца, думала Кирстен. Она думала, что узнает его секреты. А на самом деле узнала секреты о себе. В ней кипела любовь, которая была готова выплеснуться наружу.

Вот чем отличается настоящий первый поцелуй от того, что изображают статуэтки Литла. Кажется, что этого поцелуя достаточно. В реальности же поцелуй — только начало. У Кирстен мурашки побежали по телу при одной только мысли об этом.

Майкл Брустер предупредил ее, что ему нечего ей дать. Таким предупреждениям лучше довериться. Но она всю жизнь была практичной — не считая денег, потраченных на коллекцию статуэток Литла, — и вдруг ей расхотелось быть такой. Кирстен захотелось быть девушкой, чьи губы для мужчин были бы непреодолимым соблазном.

Более того, ей захотелось стать лекарством, которое залечит разбитую душу Майкла.

Кирстен наехала на скользкий участок. Ее машину повело, и она сумела остановить ее в считанных сантиметрах от телефонной будки.

Кирстен выдохнула. Только что ей преподали урок. С Майклом Брустером она могла попасть в очень неприятную историю.

Она вспомнила Джеймса и подумала, что если даже этот простофиля смог причинить ей столько боли, то на что способен такой мужчина, как Майкл?

— Соберем все велосипеды, — твердо сказала себе Кирстен. — И все. Ему надоест, и он вернется к тем вещам, которые обычно привлекают таких мужчин.

На ум сразу пришли модели, сафари, вертолеты, пляжи и солнце. Да, Майкл долго не задержится в Секретном обществе Санты.

И зачем она сказала ему, что знает, как излечить его рану? Она даже не знала, как справиться со своей трагедией! Нет, через неделю они попрощаются. Этому знакомству не суждено продлиться долго.

Кирстен обернулась удостовериться, что каталог не помялся, но обнаружила, что забыла его в офисе.

Девушка нахмурилась. Еще сутки назад она бы не выпустила каталог из рук. Неужели она забыла его в кабинете, потому что Майкл проводил ее до машины? А может, не забыла, а просто не хотела показывать ему свое увлечение?

За последующие несколько дней Кирстен не почувствовала, что Майклу надоело это занятие. Он с энтузиазмом помогал ей во всем. Остальные работницы Общества полюбили его всей душой. Все они, от девятнадцатилетних девушек до девяностолетней старухи, флиртовали с ним. Его угощали домашней выпечкой и приглашали на рождественский ужин.

Кирстен такое внимание к Майклу раздражало. Она чувствовала себя лишней на этом празднике жизни. Естественно, она никому не сказала, что ее сестра Бекки и племянник Грант, которые переехали в Аризону, не смогут приехать к ней на Рождество.

Кирстен однажды навещала их, и ей не понравилось то, что она увидела. Она думала, что Бекки еще не оправилась от того, что произошло, но на самом деле и сестра, и племянник без проблем начали новую жизнь.

А еще Кирстен начало раздражать то, что она так сильно ошибалась в Майкле. Он с упоением занимался всеми делами, и, казалось, работа ему даже приносила удовольствие.

Уже через пару дней Кирстен не понимала, как раньше Секретное общество Санты существовало без Майкла. Через сколько дней она поймет, что тоже не может жить без него?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Тридцать три дня до Рождества…

— Майкл, ты не мог бы мне помочь завернуть подарки и отнести их в гараж? У нас тут места уже не хватает.

Майкл взглянул на Кирстен. Она собрала волосы в пучок и, как обычно, раздавала поручения деловым тоном: девушка, которая не пытается привлечь внимание мужчины.

Конечно, все ее попытки скрыть свою женственность только усугубляли ситуацию. Поднятые волосы открывали изящную шею. Ему хотелось распустить этот пучок и посмотреть, как волосы спадут по ее спине…

А еще Майклу хотелось убрать это выражение с ее лица, которое словно говорило: я тебя не целовала. А если и целовала, то скорее рак на горе свистнет, чем я снова это сделаю.

— Заворачивать подарки? — нахмурился он. — Как-то это не по-мужски.

— Что ж, если твою мужественность так легко спугнуть, то я позову какого-нибудь более надежного.

— Зови, — улыбнулся он, зная, что никого другого она не найдет.

— Послушай, — сказала Кирстен. — Рано или поздно нам придется завернуть подарки. Лучше сделать это сейчас.

— Посмотри на мои руки. — Майкл подошел к ней и протянул вперед ладони. Ему нравилось дразнить ее. — Не думаю, что упаковка подарков — лучшее использование этих рук. — Наконец-то она покраснела — чего он и добивался. — Нельзя использовать их для такого примитивного задания.

На самом деле Майкл был готов сделать любую работу, просто ему нравилось играть с Кирстен.

После их первой встречи он пришел домой и пообещал больше никогда не возвращаться в Общество Санты. Все запуталось… его чувства запутались.

Впрочем, было два важных «но»: ему не хотелось включать телевизор, и его рука не тянулась к бутылке с пивом. Он почувствовал себя лучше. Может быть, не совсем хорошо, но определенно лучше. Поэтому Майкл передумал и решил, что будет появляться в офисе Кирстен даже в те дни, когда ему не захочется вставать утром.

Здесь он чувствовал себя нужным. Он был занят даже больше, чем во время ремонта дома у мистера Теодора.

К тому же каждый день ему приходилось бороться с желанием посмотреть на губы Кирстен. И еще Майкл с удовольствием осознавал, что ей так же тяжело не смотреть на его. А еще большее удовольствие ему доставляло смущать Кирстен. И ему не мешал тот факт, что теперь она не красилась совсем, опять носила бесформенные свитера и широкие брюки.

Читай между строк: мне плевать, что ты думаешь обо мне.

Но она не умела лгать. Глаза выдавали, что ее это очень волнует.

Мешковатая одежда придавала Кирстен вид девочки-Дюймовочки. А такие большие парни, как Майкл, всегда чувствуют себя обязанными защитить их.

Сегодня на ней были джинсы и красный пуловер с пестрой надписью на груди «Я люблю Санта-Клауса». По десятибалльной шкале этот ужасный наряд набрал бы все десять баллов.

Тем не менее, Майклу нравилось читать эту надпись очень медленно, пока Кирстен не покраснеет до кончиков волос. Ему даже пришло в голову попросить Кирстен сесть к нему на колени, словно маленькую девочку, и попросить у него подарок, но он не решился. Кирстен непредсказуема, и он не знал, какой реакции ожидать.

И уж более того, он не знал, какой реакции ожидать от себя, если прекрасная Кирстен сядет к нему на колени…

— Эй, а что ты хочешь на Рождество? — спросил Майкл.

Это будет отличный способ отблагодарить ее за все.

— Хочу, чтобы все подарки были упакованы.

Щенок, подумал он. Я подарю ей щенка. Это сломит ее защитные преграды. А ему будет приятно увидеть, как она растает перед пушистым шерстяным комочком. Майкл был готов поспорить, что ей понравится кокер-спаниель.

Ему непонятно лишь одно. Почему он хочет сломать ее защиту, если сам же сказал Кирстен, что он недоступен?

— Миссис Хендерсон сказала, что ты не получишь ее шоколадное печенье, пока не завернешь подарки.

Так, она хочет играть столь грязно?

— Хороню. — Майкл притворился, что сдался.

Он был больше чем уверен, что миссис Хендерсон накормит его печеньем, если даже он не завернет ни единого подарка.

— Не могла бы ты мне подать вон ту коробку с верхней полки? Я хочу начать с нее, — хитро улыбнулся Майкл.

С радостью беса он наблюдал, как Кирстен полезла на самую верхотуру за подарком. Он получил то, что хотел. Голую кожу. Плоский животик. Она могла без проблем носить любые обтягивающие кофточки.

Майкл встряхнул головой. И он хотел подарить ей щенка? Боже, еще недавно он дарил женщинам драгоценности, приглашал в ресторан. Он превращается в святошу.

Кирстен все еще не доставала до подарка, она встала на цыпочки, потянулась и… потеряла равновесие.

Майкл оказался около мгновенно. Он схватил ее за талию и приземлил аккуратно на пол. На какую-то секунду он задержал ее в руках, а она и не сопротивлялась.

Вот в чем была его проблема: он думал, что играет с ней, но лишь пробудил в себе голод к нежным прикосновениям, к ощущению теплоты женской кожи…

— Всем заворачивать подарки! — крикнула одна из сотрудниц, и Кирстен с Майклом отпрыгнули друг от друга, как тинейджеры, захваченные врасплох на заднем сиденье машины.

Хотя вряд ли она была когда-нибудь с мальчиком на заднем сиденье машины, и ему стоит иметь это в виду.

Майкл проследовал за Кирстен в комнату, где все, наконец, собрались и начали упаковывать подарки.

И тут заиграла музыка.

— О, нет! — воскликнул Майкл. — Умоляю! Только не это!

Майкл не мог больше слушать старомодные рождественские гимны.

— Что ты хочешь тогда слушать? — спросила Кирстен.

На ее щеках все еще горел румянец.

— Что-нибудь современное. Можно рок.

Все с понимаем улыбнулись ему. Эти женщины не чаяли в нем души. Здесь он чувствовал себя как в раю — много мамочек, которые заботятся о тебе.

Майкл сначала сам не мог понять, почему ему здесь так комфортно. Он никогда не любил внимания к своей персоне. Но здесь он чувствовал, будто рядом мама. Наверное, потому что все, как и мама, хмурились, если он ругался, и мгновенно прощали, как только он просил прощения. Женщины готовили для него печенье, предлагали заштопать джинсы, и Майкл понятия не имел, как отказать, чтобы не обидеть, когда кто-то приглашал его на Рождество. Миссис Якобс даже предложила убраться в его доме!

— Откуда вы знаете, что мой дом соскучился по уборке? — спросил он.

— Просто знаю, — ответила она с улыбкой, которая так была похожа на улыбку его матери, когда она впервые увидела его неубранную квартиру.

И тут он услышал медленную композицию своего любимого певца. Он боялся, что опять поставят что-то ужасное, но «мамочки» его удивили.

Майкл почувствовал, как тепло разливается по его телу. Боже, еще неделю назад он не мог отличить холод от тепла, а сейчас готов даже покраснеть. Более того, в нем проснулась надежда на то, что жизнь еще может преподнести ему приятные сюрпризы.

— Вот под эту музыку я могу упаковывать подарки, — улыбнулся Майкл и сделал свое коронное движение бедрами, после которого обычно все девушки стояли около него уже через секунду.

Миссис Хендерсон ойкнула, миссис Якобс швырнула в него бумагой, а Кирстен отвернулась и с яростно принялась за работу.

— Хочешь потанцевать, Кирстен? — спросил Майкл в шутку и… всерьез.

— Нет! — ответила Кирстен, не подняв на него глаз.

— Я хочу! — воскликнула Лулу.

И так сначала Майкл потанцевал с ней, потом с миссис Хендерсон и миссис Якобс. Кирстен продолжала сидеть и бубнить себе под нос о срочности их работы.

— Кирсти, — позвал ее Майкл, впервые назвав ее так. — Пошли.

— Нет.

Но мамаши не могли этого допустить. Лулу уперла руки в бока и заявила:

— Ты будешь с ним танцевать!

Кирстен встала перед Майклом, сложила руки на груди и вызывающе посмотрела на него.

— Нам нужно закончить с подарками…

И тут же замолчала, так как все женщины начали гудеть.

Музыка сменилась. Приятный мужской голос начал петь о прекрасной женщине.

— Могу я пригласить тебя на этот танец? — тихо спросил Майкл, внезапно осознав, как сильно он хочет, чтобы Кирстен согласилась.

— Нет!

Гудеж усилился.

— Давай, Кирстен! — подмигнул он. — Расслабься.

— Я не хочу расслабляться… — прошипела она ему в ухо. — Представляю, что происходит с женщинами, которые расслабляются в твоем присутствии.

— Правда? Какие у тебя грязные мысли в голове… Все остальные со мной спокойно танцевали.

— В этом-то и проблема. Для парня, который недоступен, ты слишком уверен в своей неотразимости. Для таких парней, как ты, есть отличное определение.

— Какое?

— Ты прекрасно знаешь.

— Нет, не знаю, — упрямо заявил Майкл.

— Ты… искуситель.

Кирстен сказала это так тихо, будто боялась, что остальные могут услышать.

— Для таких девчонок, как ты, тоже есть определение.

Она уставилась на него.

— Чиста, как только что выпавший снег, — сказал Майкл.

— По твоим стандартам!

— Послушай, я всего лишь парень с разбитым сердцем, который мечтает о танце с тобой, — сказал Майкл.

Он рассчитывал, что это будет звучать весело и шутливо, но получилось совсем по-другому. Майкл прикусил губу. Он только что использовал запрещенный прием. Надавил на её жалость.

Кирстен сдалась, и они начали танцевать.

Вот что значит работать в Секретном обществе Санты, думал Майкл. Здесь случаются чудеса.

Он никогда не чувствовал себя так хорошо и спокойно.

Когда-то давно Майкл посещал танцевальный кружок. И сейчас он отчаянно пытался вспомнить, как нужно танцевать. Такую девушку нельзя просто притянуть к груди и удерживать в таком положении, чтобы между танцующими не было места даже для воздуха.

И хотя именно этого он и хотел больше всего, Майкл все-таки вежливо взял ее одной рукой за талию, а другой — за руку. Между ними оставалось такое расстояние, что Лулу могла бы запросто пройти.

К его удивлению, Кирстен это не понравилось.

— Такое ощущение, что ты танцуешь с бабулькой.

Майкл был ошарашен. Более того, Кирстен поразила его своим умением двигаться. У нее это получалось легко, непринужденно и очень сексуально.

— Ты не умеешь танцевать! — обвинила его Кирстен после нескольких шагов.

— Я пытаюсь вспомнить, как это делается. Я танцевал в последний раз в восьмом классе.

— Не говори мне, что после этого ты вообще не танцевал.

— Почему же. Танцевал. Но не так.

— А как?

Это что, приглашение? Он представил ее руки на своей шее и то, как ее маленькое тело прижмется к его… Майкл отчаянно пытался избавиться от этих мыслей.

— Мне приходилось танцевать с Милли Майлсворф. У нее все получалось лучше, и она меня дразнила.

— Может, это потому, что ты мучил ее?

— Почему ты принимаешь ее сторону? Ты даже не знаешь Милли.

— Я не принимаю ее сторону. Я просто знаю, что она пыталась притвориться, будто равнодушна к тебе. Иначе ты мог ее обидеть.

Ага! Видимо, и старая мешковатая одежда была средством для того, чтобы показать мужчине, будто женщине на него плевать. Как все сложно!

— Как ты можешь это знать?

— Возможно, она — это я. А ты — Джеймс Мориарти.

— Почему у меня такое ощущение, что этот Джеймс — ничтожество? — Майкл наступил ей на ногу.

— Ой!

— Прости. Так он ничтожество?

— Еще какое!

— Он с тобой плохо обошелся?

— Да.

— Я его найду и проучу. — Майкл удивился, насколько эта мысль была ему по душе.

— Спасибо, но я достаточно взрослая, чтобы не позволить таким мелочам портить мне настроение.

Что-то подсказало Майклу, что Кирстен лжет. Наверное, этот парень оставил свой след в ее сердце.

Майкл закрыл глаза и расслабился. Ему нравилось танцевать с Кирстен. Ее рука так приятно лежала на его плече…

В какой-то момент Майкла немножко повело, он наткнулся на гору игрушек и чуть было не уронил Кирстен на пол. Майкл обнял ее, бережно поставил на ноги и тут же отпустил. Кирстен выглядела так, будто она только что избежала смерти. Майкл понял, что танец окончен. Ее глаза говорили о том, что она боится, как бы он ее не обидел.

Возможно, так и будет. У него в душе слишком много пустоты, которую ничем нельзя заполнить. Даже такой сладкой любовью, какую может подарить эта прекрасная девушка.

— Знаешь, что бы меня порадовало? — прошептала Кирстен. — Упакованные подарки.

Майкл поклонился.

— Слушаюсь и повинуюсь.

Он знал, что не стоит давить на Кирстен, ведь он сам еще не разобрался в себе. Единственное, что он знал, — это то, что они прекрасно смотрятся вместе. Она выглядела женственной и изящной и невероятно соблазнительной…

— Что ты хочешь на Рождество? — снова спросил он.

— Эльфа, — быстро ответила она. — Ты обещал мне эльфа. Если ты сможешь найти мне эльфа, то я буду самой счастливой.

Именно после этих слов Майкла осенила идея.

Несмотря на то, что Кирстен находилась в самой гуще событий, несмотря на то, что она была самой занятой, несмотря на то, что ее окружали горы великолепных рождественских игрушек, Кирстен Моррисон была несчастна.

Майкл разгадал самый страшный секрет девушки: она боялась Рождества больше, чем он сам.

Кирстен была раздражена. Ей не нравилось слишком многое.

Больше всего ее злило то, как Майкл на нее смотрит. Казалось, он видит все ее секреты.

Хотя нет. Больше всего Кирстен раздражало то, что он мог рассмешить миссис Якобс, заставить смутиться Лулу и успокоить миссис Хендерсон, чей муж умер год назад. Своей улыбкой он за пару дней смог заслужить доверие, которого она сама добивалась месяцами.

А еще ей не нравилось, что он заставлял ее краснеть, причем одним лишь взглядом, и что, если раньше каждый день был похож на предыдущий как брат-близнец, то теперь она танцевала между мягких игрушек и чувствовала себя в руках этого сильного парня как дома.

Несмотря на то, что он частенько подшучивал над ней, каждый раз она видела лед и грусть в его глазах. И тогда Кирстен понимала, как тяжело его любить. И как просто. И это ей тоже не нравилось.

Майкл действительно был недоступен. Но когда Кирстен танцевала с ним, когда они смеялись вместе, ей казалось, что это не так.

Лучше бы он не дарил ей подарок на Рождество. Такой мужчина, как он, наверняка дарит женщинам драгоценности или дорогой шоколад. Но ей он вряд ли подарит что-то подобное. Скорее всего, это будет что-то неинтересное, лишенное тепла. А зачем ей такой подарок?

Но говорить о своих желаниях Кирстен себе строго-настрого запретила. Она ни за что не признается ему, что ее мечта — это фарфоровая статуэтка под названием «Рыцарь в сияющих доспехах».

— Она хочет фигурку Литла, — сказала Лулу в тот момент, когда Кирстен твердо решила, что этот секрет останется при ней.

Кирстен буквально расстреляла Лулу взглядом.

— Что? — спросил Майкл и рассмеялся.

— Кхм. — Лулу сделала вид, что подавилась, — Я ничего не говорила.

— Да ладно тебе, Лулу, — улыбнулся ей Майкл. — Скажи, что она хочет.

— Я думала, что знаю, но, наверное, я ошиблась, — быстро пролепетала Лулу.

Кирстен готова была потерять возможность добавить новую статуэтку к своей коллекции? Из-за этого мужчины? Это стоило того. Она не хотела, чтобы Майкл знал о ее увлечении.

— Я знаю! Тебе бы хотелось щенка! — радостно объявил Майкл.

— У меня аллергия на собак, — так же радостно ответила ему Кирстен.

Майкл всерьез взялся за подарки, и Кирстен теперь волновал вопрос, должна ли и она тоже подарить ему что-нибудь. Она определенно не хотела этого делать. Более того, даже представить себе не могла, что бы могло ему подойти.

Она уже знала, что подарить всем помощницам. Для них всех легко выбрать подарок. Но что купить мужчине, у которого все есть?

Новый кожаный пиджак? Слишком дорого. Коллекцию дисков с его любимой музыкой? Они, наверное, все уже у него есть. Может, абонемент на посещение танцевальных классов?

А может быть, стоит купить щенка для него, чтобы заполнить пустоту в его сердце? Какую-нибудь большую и пушистую собаку!

Если бы он был ее мужчиной, она бы заполнила его рождественский носок приятными мелочами. Положила бы туда плеер с романтическими песнями, домашнюю выпечку, забавное нижнее белье.

Но он не ее мужчина, напомнила себе Кирстен. Майкл честно предупредил ее об этом. Даже если бы он и не предупредил, она сама не собирается влюбляться. Любовь — слишком хрупкая вещь. Секунду назад были страстные взгляды и нежные прикосновения, и вдруг в момент все может измениться.

— Где велосипеды? — спросил Майкл. — Надо их тоже упаковать.

— Мы не упаковываем велосипеды, — сказала ему Кирстен. — Они слишком большие. На них придется потратить слишком много бумаги. Обычно мы просто завязываем на них бантик.

— Но тогда бедный малыш сразу увидит, какой для него приготовлен подарок. Я хочу сказать, что для ребенка Рождество — это ожидание подарка, это развертывание упаковки. Разбросать бумагу во все стороны! Это дух Рождества. Умирать от желания увидеть, что внутри.

Вот что ненавидела в нем Кирстен! Несмотря на то, что сам Майкл при желании вообще бы отменил Рождество, он все еще мог поставить себя на место ребенка.

— Майкл, — сказала Лулу. — Ты любую девственницу уговоришь на стриптиз.

Миссис Хендсрсон неодобрительно хмыкнула.

— Я надеюсь на это, — ответил Майкл.

Кирстен так яростно начала упаковывать подарок, что казалось, будто от этого зависит ее жизнь. Лучше бы он не смотрел на меня, думала она. Не смей поднимать глаза, чтобы проверить, смотрит ли он на тебя.

Но она подняла голову. Майкл смотрел на нее. И у Кирстен в голове пронеслись сразу тысячи картинок с ней и Майклом в главной роли. И по его взгляду девушка поняла, что он знает, о чем она думает. Ему нравилось мучить ее и вгонять в краску. И на этот раз Кирстен не выдержала и раскраснелась.

— Хорошо, мы оборачиваем чертовы велосипеды! — сдалась она.

— Вот это рождественский дух! — одобрительно кивнул Майкл.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Двадцать пять дней до Рождества…

Майкл Брустер никогда не мог представить, что упаковка подарков станет его проклятьем. После его предложения упаковать велосипеды все игрушки нестандартной формы поручались ему.

Сейчас за работой были все, так как дел оставалось много, а времени мало.

Майкл обратил внимание, что в последние дни Кирстен старалась выглядеть более привлекательно, чем раньше. Теперь она носила обтягивающие джинсы и кофточку, которая не висела на ней как мешок. Даже на ее губах появилось немного блеска.

Однако он предпочел не думать о том, что бы это могло значить. Он был уверен лишь в одном: чем лучше он ее узнавал, тем больше она ему нравилась. Кирстен была милой, веселой, воспитанной, общительной девушкой, к тому же обладала хорошей фигурой.

Конечно, у нее была привычка становиться слишком серьезной, и еще эта странная страсть к фарфоровым статуэткам Литла.

Майкл даже решил покопаться в Интернете, чтобы понять, почему она скрывает от него свое хобби. В один момент Майкл был ознакомлен со всем ужасным миром «Литла в любви». Майкл даже увидел у нее каталог, который она, правда, быстро спрятала.

Но, несмотря на странную любовь к этим фигуркам, Майкл не мог понять, почему такая девушка одна, почему она ни с кем не встречается.

Он еще раз окинул комнату взглядом.

Лулу рассталась с парнем, миссис Хендерсон недавно овдовела, миссис Якобс потеряла мужа уже давно, мисс Крэг никогда не была замужем. Майкл знал, что у них у всех есть планы на Рождество, но, тем не менее, эти женщины, как и он, старались пережить его поскорее.

Здесь, за дверьми Секретного общества Санты, словно создавалась новая семья. И он был принят в эту семью с распростертыми объятьями.

Он все продолжал подшучивать над Кирстен. Например, решил смотреть на ее губы до тех пор, пока она этого не заметит.

И она заметила.

— Обветрились, — спокойно ответила она. Она начала бить его же оружием!

— Что бы ты хотела на Рождество? — серьезно спросил Майкл.

— Чтобы все дети получили подарки и эльфа, — ответила Кирстен.

— Я не спрашивал о чем-то философском. Я спрашивал о материальном.

Кирстен продолжала молчать.

— Миссис Хендерсон, а что хотите получить вы? — не сдавался Майкл.

Женщина ненадолго задумалась.

— Я бы хотела получить немецкий шоколад. Мой Эдди присылал мне конфеты из Германии. Еще до нашей свадьбы. Я до сих пор помню этот вкус. Вспоминаю мужа. Скучаю.

Все помолчали, пока Лулу не нарушила тишину:

— А я бы хотела массажер для ног, который можно положить в ванночку, опустить туда уставшие ножки и наслаждаться. Разве это не рай? А проблем у одинокой женщины намного меньше, чем с мужчиной. — И она рассмеялась вместе с Кирстен.

Неожиданно Майкл понял. Ему суждено стать Сантой для Секретного общества Санты, благо он мог без проблем исполнить их желания.

Он мог бы подарить миссис Хендерсон ящик шоколада и отправить Лулу на неделю в Аризону для водных процедур.

— А ты? — спросил он, когда очередь дошла до Кирстен. — Твои пожелания?

— Я уже говорила, — смущенно ответила она. — Эльф.

— Я серьезно.

— Хорошо. Танцующий гиппопотам в розовой пачке.

Смеялись все, кроме Майкла. Он отлично понимал, что она пытается перевести тему. Она не хотела, чтобы кто-то знал о ее желании.

— Я знаю, что тебе нравятся те фигурки, «Литл в любви».

— Откуда ты знаешь? — прошипела Кирстен.

— Лулу обмолвилась как-то, прежде чем ты успела показать, что зарежешь ее.

Она молча смотрела на него.

— А еще у тебя в офисе лежит их каталог.

Если она уберет это упрямое выражение с лица и признается, какую фигурку хочет, то он найдет это для нее, даже если ему самому затея собирания дурацких статуэток не по душе.

Рождество создано для того, чтобы сделать счастливым не себя, а остальных.

Но Кирстен, кажется, пыталась усложнить выполнение его миссии.

— Я ничего от тебя не хочу, — тихо сказала она. Майкл мог бы обидеться, но когда он посмотрел на нее, то только один вопрос возник в его голове: хочет ли она что-нибудь вообще? Ему почему-то показалась, что эта женщина, которая жаждет подарить всем красочное Рождество, сама в него не верит. Она готова была отдавать, но не получать.

Но на этот раз у нее ничего не выйдет. Майкл Брустер твердо решил выяснить ее самые секретные желания. Он сделает так, чтобы она получила лучший подарок на это Рождество.

Поэтому он притворился, что ничего не слышал.

— Давай. Колись. Ты должна хотеть чего-то большего, чем «Любовь Литла к собаке», «Любовный мокрый поцелуй» или «Любовный медовый месяц из ада».

Майкл был уже готов рассмеяться над своей находчивостью, но заметил, что Кирстен даже не улыбнулась. Неужели ей действительно нравятся эти причудливые статуэтки? Может, тогда подарить их сразу все?

Впрочем, эта мысль ему самому не понравилась.

Всю следующую неделю Майкл пытался выяснить у нее что-то конкретное. Но чем деликатнее он становился, тем меньше Кирстен рассказывала ему о себе.

— Так что, Кирстен, ты придумала подарок? — спросил он.

— Всю ночь не спала, думала только об этом.

— И?..

— Мир во всем мире.

— Ты готовишься к конкурсу «Мисс Америка»? Заготовленный ответ.

Она рассмеялась.

— Да, я очень похожа на Мисс Америку.

— Серьезно, Кирстен, — упрямо продолжал Майкл. — У тебя есть хобби?

Она хитро улыбнулась.

— Я читаю книжки. Книжки.

— Эй, если я столяр, это не значит, что я глупый.

— Прости. Я совсем не это имела в виду, — еще шире улыбнулась Кирстен.

Отлично. Переломный момент.

— Я прощу тебя, если ты мне скажешь.

На секунду он подумал, что просчитался.

— Сначала скажи ты, — ответила Кирстен. — Что хочешь ты?

Вопрос застал его врасплох. Он был богат, он мог купить вес, что душе угодно. Ему не хватало только одного — семьи. Каждый день Майкл невольно вспоминал, как они обычно все вместе праздновали Рождество. Вспоминал глупые подарки брата, хлопоты мамы, размышления отца по поводу того, что подарить маме.

Отец всегда готовил для нее что-нибудь особенное. И после того как все разбирали подарки, торжественно вручал жене свой.

«Открой, дорогая, открой». Его голос выдавал его эмоции. И когда мама вскрывала упаковку, у нее всегда выступали слезы на глазах, и она смотрела на отца с такой нежностью, с такой любовью…

— Майкл, что с тобой?

Майкл вернулся на землю и почувствовал, что рука Кирстен заботливо лежит на его плече.

— Ничего, — пробормотал он. — Какой был вопрос?

Он пытался выиграть время, чтобы прийти в себя.

— Что ты хочешь на Рождество? — Она смотрела на него с беспокойством, не убирая свою руку с его плеча.

Как от такой маленькой ручки может исходить такая сила?

— Прекрасную женщину, — ответил он в надежде смутить Кирстен.

Только у него не получилось.

— Санте будет проблематично поместить ее в носок. — Она убрала руку.

— Он может оставить ее у двери. Твоя очередь.

— Если Луна сделана из голубого сыра, то я хочу кусочек.

— Слушай, у тебя слишком много проблем с таким простым вопросом.

— У тебя тоже!

— Один… простой… ответ.

— Я не так проста, — сладко протянула Кирстен.

— Без шуток.

Видимо, чтобы стать для Кирстен Сантой, придется играть по-грязному. Как только Кирстен ушла, Майкл пробрался к ней в офис.

Как он и ожидал, там лежал, каталог «Литл в любви». Хуже того, это был специальный каталог для коллекционеров. На обложке была изображена фигурка «Рыцарь в сверкающих доспехах». Майклу показалось, что это самая чудовищная вещь, которую он когда-либо видел.

В каталоге было сказано, что была выпущена ограниченная партия. И только у коллекционеров, которые входят в клуб, будут шансы получить фигурку. Майкл посмотрел на дату и понял, что, скорее всего, все фигурки уже распроданы.

Майкл стиснул зубы. У Кирстен ничего не бывает просто. Ей нужен был эльф, которого невозможно было найти, а теперь еще и рыцарь. В любом случае разве люди со вкусом могут коллекционировать такие вещи? Неудивительно, что она пыталась скрыть от него свое увлечение.

Но зато теперь Майкл знал ее тайное желание.

Он уже собирался уходить, когда вдруг заметил выдвинутый ящик стола, а в нем папку, на которой было написано: «Желания, которые невозможно исполнить».

Машинально Майкл взял папку, открыл и понял, что это и есть желания, которые даже он не в силах осуществить.

— Какого черта ты здесь делаешь? — ошарашенно спросила Кирстен.

Вопрос был глупый, потому что Майкл сидел, развалившись, в ее кресле, как у себя дома.

Он посмотрела на нее так, будто не понимал, почему должен чувствовать себя иначе в ее офисе.

— Кирстен, — сказал он. — Твое сердце разбито?

Она перестала дышать. Что он нашел в ее столе, что позволило ему узнать ее самый страшный секрет?

Да, ее сердце было разбито, И он мог докучать ей с вопросом о подарке сколько угодно времени, но Кирстен знала правду. То, чего она действительно хочет, невозможно осуществить.

Потому что она хотела, чтобы ее племянник снова стал здоровым, а не инвалидом, чтобы они со своей мамой, ее сестрой, вернулись сюда, несмотря на разрыв их родителей и предателя Кента. Кирстен хотела одного — верить в это.

Неужели она написала это где-нибудь и Майкл заметил?

— Мне не нравится, что ты роешься в моих вещах.

— Не веди себя так, будто это ящик с нижним бельем. — Майкл пристально наблюдал за ней.

Кирстен хотелось убежать. Но она понимала, что теперь он не отпустит ее, пока не добьется правды.

— Это ты… — внезапно сказал он, — ты страдаешь больше всех!

Ее сердце остановилось. Он точно знает!

Он знает, что ее племянник Грант был сбит машиной именно в Рождество…

Майкл поднял вверх листок бумаги, и Кирстен моргнула. Только сейчас она поняла, что он всего лишь узнал о списке несбыточных надежд. Невероятно, но на долю секунды она почувствовала легкость. Теперь ей не придется нести эту ношу одной, надеясь, что когда-нибудь все исправится.

— «Дорогой Санта, — начал читать Майкл вслух, — моего брата застрелили в голову. Ему нужно вернуть обратно мозги. С любовью, Джеф».

— Теперь ты знаешь причину, почему Рождество дается мне с таким трудом, — прошептала она.

Это была ложь. Но Кирстен не нашла в себе силы рассказать Майклу правду. И. может быть, никогда не найдет. В любом случае не в его силах что-либо исправить.

— «Дорогой Санта, — продолжал Майкл. — В прошлом году у меня умерла мама. Она на небесах?»

— Майкл, перестань!

Он посмотрел на нее и прочитал еще два письма.

— Ну, с Диснейлендом и звездами спорта еще можно что-нибудь придумать. Но что мы будем делать с остальным, Кирстен? — спросил он. Мы?

— Мы не может позволить детям думать, что их мечты неосуществимы, — добавил он.

Снова прозвучало это соблазнительное «мы».

— Один из них попросил слетать на небо, чтобы проведать маму! — Он должен был понять, что некоторые мечты действительно было невозможно претворить в жизнь.

— Согласен. Это задание выполнить проблематично.

— И мы не можем никого отправлять в Диснейленд.

— Почему? — не понял Майкл.

— Потому что об этом узнает весь район, и в следующем году мы получим письма с одной и той же просьбой. Если мы сможем устроить это один раз, то все будут ожидать от нас такой же поездки каждый год. Не хочу никого разочаровывать.

— У тебя на плечах тяжесть всего мира, не так ли?

Он пытался дать ей понять, будто невозможные мечты не такие уж и невозможные? А она меньше всего хотела верить в чудеса. Слишком много в этом мире было против них.

Теперь Кирстен даже сожалела, что приняла Майкла в свою маленькую семью, что вообще взяла его на работу. Она хотела исцелить его душу, не зная, что ее собственная душа была на грани отчаяния.

Он заставлял ее желать то, что она пыталась вычеркнуть из своей жизни: любимого, чьи сильные руки будут обнимать ее по ночам, внимательного слушателя, надежного друга.

Он заставлял ее желать поцелуев, объятий и еще намного большего…

Кирстен старалась разозлиться на Майкла за то, что он так бесцеремонно сидит в ее офисе. Но, увидев его лицо, когда он читал письма от детей, она почувствовала, что злость испаряется.

Улыбка мужчины говорила о том, что он отказывается верить, будто мечты могут быть несбыточными.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Восемнадцать дней до Рождества…

— Еще кое-что, прежде чем мы уйдем, — сказал Майкл — Кирсти, у меня есть для тебя сюрприз.

— Уйдем? Я не хочу уходить. Я хочу остаться и полюбоваться на результаты нашего труда.

Майкл рассмеялся.

— Уже почти полночь.

Кирстен еще раз оглядела сани.

— Это самые лучшие сани, которые у нас когда-либо были.

С этим Майкл не мог не согласиться. Сани действительно удались на славу. А сначала он не мог даже представить, что эту конструкцию можно собрать самостоятельно. Но все оказалось не так страшно. И сейчас они с Кирстен доделывали приятные мелочи: красное бархатное сиденье для Санты и колокольчики.

Все уже разошлись по домам, а Майкл специально задержался с Кирстен, чтобы кое-что ей отдать. Он протянул ей коробку.

— Что это? — спросила она.

— Невыполнимая мечта номер двенадцать, Аманда Уотс, шесть лет.

— Диснейленд? — Кирстен сомнительно взглянула на него.

Но когда она заглянула в коробку, сомнение сменилось на искреннее удивление и радость.

— Диснейленд в коробке, — улыбнулся Майкл, наблюдая за реакцией Кирстен.

Она не могла поверить своим глазам, когда увидела в коробке маленькую копию замка Спящей Красавицы в Диснейленде. Там были игрушки всех любимых героев сказки и даже платья для самой принцессы.

— О, Майкл! — воскликнула Кирстен. — Ты полон сюрпризов! Как ты догадался, что это понравится маленькой девочке?

— Санта подсказал, — подмигнул ей Майкл.

Кирстен вздохнула и нахмурилась.

— Это слишком большой, подарок для одного ребенка. Нам придется его разделить…

— Через мой труп! — твердо заявил он.

Кирстен рассмеялась.

— Признайся, ты смутился, когда выбирал платья?

— Когда я покупал корону, все женщины в магазине улыбались мне, будто я самое милое существо на земле.

— Хорошо, Майкл, ты выиграл, — кивнула Кирстен.

Никогда еще ей не было так приятно проигрывать. Это ведь не значило, что другие дети не получат подарки. Майкл этого не допустит. По крайней мере, пока он исполняет обязанности Санты.

Она снова рассмеялась.

— Я бы не отказалась от удовольствия посмотреть, как ты все это покупал.

— Не ты одна. Я думал, что умру в этих магазинах. Со следующим несбыточным желанием было намного проще.

Несбыточное желание номер три — просьба встретиться с известным баскетболистом. Майкл обыскал Интернет, чтобы найти фотографию с его автографом, потом поехал в магазин спортивной одежды, купил футболку и с помощью нехитрых приспособлений перенес подпись на футболку.

Произошла странная вещь. Майкл думал, что эта папка с несбыточными желаниями ляжет тяжелым камнем на его сердце, но все оказалось наоборот. Он был рад, что снял часть ответственности с плеч Кирстен. А его разбитое сердце трудно было разбить еще сильнее.

К его изумлению, он полюбил это занятие — выполнять чужие желания. Да, многие мечты были действительно невыполнимы, но все же Майклу удалось кое-что поправить. Брату Джефа будет сделана дополнительная операция. А маленький мальчик, у которого умерла мама, будет получать шоколадное печенье каждую неделю на протяжении года.

А еще он всегда с особым трепетом ждал всплеска радости Кирстен от очередного выполненного желания. Как никогда, он чувствовал себя сильным и все умеющим мужчиной, видя, что она вычеркивает из списка еще один пункт.

— Майкл, нам пора. Уже за полночь.

Он понимал, что Кирстен права. Но Майклу почему-то не хотелось уходить, не хотелось оставлять ее.

— Это время создано для волшебства, — сказал он. — Готов поспорить, что, если ты примеришь этот свитер, он будет в самый раз.

Она охнула и посмотрела на него так, будто была кроликом, а он — удавом.

— Ни за что! Боюсь, в рождественской сказке мне суждено быть некрасивой сводной сестрой.

Майклу хотелось изменить в ней именно это — непонимание собственной, привлекательности. Но он знал лишь один способ, который сейчас был невозможен.

Поэтому он поступил как мужчина. Открыл для нее дверь и сказал:

— У меня есть идея по поводу несбыточной мечты номер шесть…

Но не успел Майкл договорить, как в него полетел снежок. Началась снежная драка. Они бегали друг от друга по пустынной улице и кидали снежки.

Для такой хрупкой девушки у Кирстен был отличный удар. Один снежок полетел Майклу прямо в лицо.

Ее смех разливался по улице. Но Майкл напомнил себе про небезопасность этого района. И так как Кирстен убежала слишком далеко, он закричал:

— Вернись! Сдаюсь!

Она выглянула из укрытия, проверила, что у Майкла не осталось снежков, и направилась к нему. Откуда она брала столько энергии? Ведь каждый день они работали по шестнадцать часов. Кирстен всегда уходила последней, а Майкл не оставлял ее, пока не убеждался, что она в безопасности.

Когда Кирстен подошла, он взял ее замерзшие руки в свои и подул на них.

— Что ты хочешь на Рождество? — тихо спросил он.

И неожиданно Майкл понял, что влюбился в нее. Только эта мысль не спугнула его, а, наоборот, придала спокойствия.

— То, что ты делаешь сейчас, очень хорошо, — ответила она.

— Давай, Кирстен. Скажи мне. — Майклу было необходимо, чтобы она призналась. Это означало бы, что она начала ему доверять.

Он и так знал, что она хотела «Рыцаря в сияющих доспехах», но он хотел услышать это от нее самой.

Кирстен задумчиво смотрела на Майкла, будто решала, насколько она может доверить ему свои мечты и желания.

Наконец она вздохнула.

— На углу есть здание. Там раньше был кондитерский магазин. Я мечтаю купить это здание и сделать там читальный зал с мягкими диванчиками, подушками и книгами на любой вкус. Просто, глупо, невозможно. — Она моргнула и продолжила деловым тоном: — Как будто у меня и без того мало дел. — Кирстен улыбнулась и, сообразив, что он все еще держит ее за руки, быстро высвободила их.

Майкл расстроился. Она так и не сказала ничего о себе. Она не сказала про «Литла в любви». Видимо, была уверена, что ему не может понравиться что-то такое мелодраматичное и сентиментальное.

— А ты хочешь что-нибудь для себя? — не отставал Майкл.

— Не пытайся одурачить меня.

— Что? — невинно посмотрела на нее Майкл.

— Ты пытаешься выполнить все пожелания. Скоро я начну верить, что Санта-Клаус выглядит как Майкл Брустер.

— Ты мне так и не ответила.

— Я думаю!

— Тогда не торопись. До Рождества еще целых двадцать дней.

— Восемнадцать, — автоматически поправила его Кирстен. — Нет, уже даже семнадцать.

И это означало, что ему придется как-то решить дело с пожилой женщиной из Вирджинии, которая сообщила, что он получит «Рыцаря в сверкающих доспехах» только через ее труп или… за три тысячи долларов.

— Я не хочу, чтобы ты что-то покупал еще, Майкл. Ты и так много делаешь для нас, — сказала Кирстен.

Эта фраза может позволить любому мужчине расслабиться на долгое время вперед. Но для Майкла «Рыцарь в сияющих доспехах» стал целью, которую он хотел достичь, несмотря на сумасшедшую цену.

— Но для меня это удовольствие. Я не отдаю, а получаю.

Кирстен испытующе взглянула на него, будто пыталась понять, действительно ли он имеет в виду то, что говорит.

— Но сегодня мы весь день красили сани, устанавливали кресло для Санты и слушали рождественскую музыку.

— И все равно было весело. Мне понравилось, как Лулу изображала Санту. — Майкл улыбнулся при воспоминании о том, как пухленькая Лулу намотала на талию красную бархатную шаль и, изображая Санта Клауса, начала вилять бедрами в такт музыки.

Чем больше ей аплодировали, тем больше позволяла себе Лулу. Все могло закончиться стриптизом, если бы аплодисменты не закончились из-за того, что публика уже держалась за животы от хохота.

Майкл возвращался к жизни. К смеху. К теплоте.

Кирстен все еще сомневалась.

— Ты поразил меня как мужчина, который делает сумасшедшие поступки.

— Например?

— Исполнение невозможных желаний. А еще я готова поспорить, что ты прыгал с парашютом.

— Считается то, что я был пьян?

— Только если ты прыгал нагишом…

Она сказала это так, будто подобные фразы были для нее обычным делом, но уже через секунду румянец на щеках выдал ее. Хотя Майкл не мог не признать, что Кирстен стала лучше контролировать себя. Или это ему все хуже удавалось ее смущать? Он не знал, почему она хочет казаться более опытной, чем была на самом деле, но это его жутко развлекало.

— Ты попала пряно в точку, — подмигнул он и добился своего: Кирстен залилась краской.

— Видишь? — пробормотала она. — И после этого ты хочешь, чтобы я поверила, что сегодня тебе было весело?

— А с чего ты взяла, что прыгать с парашютом нагишом весело? — серьезно спросил Майкл.

— Может быть, «весело» — неправильное слово. Беспечно. Без мыслей о том, что подумают другие.

Майкл открыл для себя еще один маленький секрет Кирстен: правильная девочка хотела стать хулиганкой.

— Если хочешь попробовать что-нибудь этакое, обращайся. Я знаю, где проводится конкурс по ловле смазанных жиром свиней. Только ловят они там совсем не поросят.

— Видишь? Строить сани со скучными тетеньками совсем не такое веселое занятие.

— Не забывай про Лулу, — улыбнулся Майкл. — Ее никто не посмеет назвать скучной. А еще она мне уже три раза напомнила, что на этой неделе будет вечеринка для работников Секретного общества Санты и что мне нужен смокинг.

— Для многих работников этот вечер — единственный повод выйти в свет в нарядных костюмах. Поэтому мы решили, что все должны быть при параде, — объяснила Кирстен. — И все же, Майкл, скажи, что ты понимаешь под весельем.

— Не заходи на эту территорию, девочка, — сгримасничал он.

— Я уже там. Расскажи мне о своей самой большой шалости.

Майкл задумался. В свое время они с братом много нашалили. Украсили огромное дерево во дворе женским нижним бельем, тратили все деньги на мексиканских пляжах, где потом Брайан сломал себе ногу. Тогда это казалось смешным.

— Не могу понять, чем мы тебя привлекли, — продолжила Кирстен. — У нас все скучно и неинтересно.

Майкл взглянул на нее и понял, что она не имеет ни малейшего представления о том, что с ним происходит. Его жизнь была неинтересна до того, как он перешагнул через порог мира, созданного Кирстен.

Все, что они вытворяли с братом, было лишь веселым озорством. Не то чтобы он хотел выкинуть это из его жизни. Просто сейчас в нем что-то изменилось. Он вырос.

Майкл сомневался, что Брайан бы поддержал его сейчас. Всегда, когда у кого-нибудь из братьев появлялась девушка, второй пытался эту связь разрушить, думая, что она — не та самая, что нужна брату.

Что бы сказал Брайан о Кирстен?

«Надзирательница». Майкл практически слышал голос Брайана, его смех, когда мама опять и опять ворчала на них: «Мам, мы ищем таких же надзирательниц, как и ты».

«В тех местах, где вы ищете, нет ни одной приличной девушки, — парировала мама. — Хороших девочек нужно искать в церкви…» Она не успевала закончить, так как смех Брайан разливался по дому. Он резко вставал, поднимал ее и начинал кружить до тех пор, пока она не начинала смяться…

Майкл почувствовал боль, вспомнив смех брата. И мамы… И, только увидев глаза Кирстен, Майкл успокоился.

— Я израсходовал все желание веселиться, — медленно ответил Майкл и в этот момент понял, что сейчас он все ей расскажет.

Что он готов доверить ей то, что не доверял никому.

— Помнишь, я говорил тебе о несчастном случае?

Кирстен кивнула.

— У моей семьи была рыбацкая лодка на Аляске. Ты знаешь что-нибудь о ловле крабов?

Кирстен покачала головой.

— Это холодно, тяжело и опасно. Берингово море, возможно, самое страшное в мире. Но, тем не менее, это захватывающее занятие. Мы всегда ловили столько крабов, что они буквально вываливались из лодки. Количество адреналина в крови равнялось количеству наживы. В апреле прошлого года мы могли побить рекорд. И отец хотел сделать второй заплыв. Он не был жадным, но рыбалка — как азартная игра. Надвигался шторм, и я был против выхода в море. Отец и брат уговорили нас с матерью. Она всегда плавала с нами, готовила и присматривала за «ее мальчиками», как она говорила. Когда мы были уже далеко от берега, наша лодка, названная в честь мамы, пошла ко дну…

Казалось, время остановилось. Снег начал падать сильнее.

— Тебя там не было? — наконец прошептала Кирстен. — Ты все же решил не плыть?

— О, нет, я был там. И выжил. Меня нашли спасатели спустя шесть часов. Но я оставил свою душу там, где погибла моя семья. Они были моей душой, Кирстен.

— Понимаю, — тихо сказала она.

Странно, но Майкл знал, что так оно и было. А ведь так много людей твердили, что понимали его. Но он знал, что это лишь пустые слова.

Но когда он смотрел в ее глаза, полные слез, которые скатывались по ее щекам, Майкл чувствовал, что эта женщина как раз понимает. Понимает, каково это — быть на его месте.

А каково — любить его.

Он чувствовал необходимость выговориться. Высказать все наболевшее за это время.

— Я не видел никого в воде в ту ночь. У меня не было шанса спасти их. И если бы я знал, что они мертвы, то не стал бы бороться за свою жизнь. Так много дней я сожалел, что спасся. Я злился на них.

Майкл никогда не говорил этого вслух. Но сейчас он не чувствовал стыда, он чувствовал облегчение. Ему было хорошо оттого, что он доверил Кирстен всего себя. Даже то, что он был зол на погибшую семью.

— Что бы ты сказал им, если бы мог? — прошептала она.

— Что бы я сказал? Я бы накричал на них за то, что они ушли без меня. Как они могли уйти все вместе и оставить меня одного?

У Майкла не было больше сил говорить. Ему было тяжело и легко одновременно. Он всегда думал, что, когда выговорится, злость охватит его. Но все оказалось наоборот. Он почувствовал, как его сердце охватила любовь.

Он вспомнил прикосновение матери ко лбу, когда он болел, шлепок от отца, когда они с братом в третий раз разбили окно мистера Теодора. Он вспомнил брата, когда тот держал его за руку в первый школьный день.

Кирстен подошла и поцеловала Майкла. Он почувствовал на своих губах соль от ее слез. Майкл ответил на поцелуй сначала нежно, а потом страстно, отдавая ей свою грусть, злость, радость, воспоминания — всего себя.

Кирстен едва могла видеть его сквозь слезы. Как он может, так страдая, в то же время покупать игрушечный замок для маленькой девочки?

Может, потому что он — Майкл Брустер.

Майкл, который мог рассмешить и мертвеца. Майкл, который танцевал с Лулу и ненавидит рождественскую музыку. Майкл, который может упаковать даже самый большой подарок — например, велосипед. Майкл, из-за которого она каждый день боролась со своими чувствами. Он сказал ей, что недоступен, но она чувствовала, что в нем что-то меняется.

И сейчас, стоя под падающим снегом, она чувствовала, что его внутренний шторм утих, а ее, наоборот, начал разрастаться.

— Прости, — прошептал он в ее ухо. — Мне нужно уйти. Я хочу побыть один.

Кирстен взглянула в его глаза и поняла, что это не из-за нее. Он просто хочет остаться наедине со своими воспоминаниями.

Ей тоже нужно было одиночество. Ей нужно было разобраться в себе, в своих чувствах. И тем не менее она спросила:

— Ты уверен, что не хочешь выпить но чашечке кофе?

— Не сегодня. Спасибо.

Кирстен развернулась и пошла прочь. Она чувствовала, что он наблюдает за тем, как она садится в машину. Ей необходимо было побыстрее уехать от него и от своих чувств.

Оглянувшись, она увидела в заднем стекле одинокую фигуру, потерявшуюся в снегу. Но почему-то она чувствовала себя еще более потерянной, чем он. Почему Майкл признался ей? Значило ли это, что он чувствует к ней что-то большее, чем просто дружеские чувства? И что ей теперь делать с его доверием?

Была ли она готова стать хранителем его тайн?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Майкл стоял под снегом до тех пор, пока машина Кирстен не скрылась из виду. Затем он поежился, засунул руки в карманы и направился к машине, которую они столько лет делили с братом. Сегодня Майкл посмотрит фотоальбом, чего старательно избегал. Сегодня Майкл выберет жизнь во имя любви своей семьи, а не боль в память о тех последних моментах их жизни.

Он разделил с Кирстен свои самые глубокие переживания. И это стало огромным облегчением для его души. Кирстен явилась для него спасением.

Знала она или нет, но эта девушка словно вдохнула в него жизнь. Может быть, теперь он сможет снова любить и быть счастливым. Проблема была в том, что он не знал, как любить Кирстен.

Медленно, пришло ему на ум. Никаких резких движений.

Ему нравились те противоречия, которые уживались в ней одной. Ее глаза обещали покой, но что-то сулило и приключение.

Новое приключение, которое возродило в Майкле любопытство и азарт. Он понял, что излечился…

Четырнадцать дней до Рождества…

— Эй, — сказал Майкл несколько дней спустя. — Как насчет кофе, который ты недавно обещала?

— У меня дома? — спросила Кирстен.

Майкл видел, что она пытается вспомнить, все ли прибрано у нее в квартире. Он надеялся, что не все. Беспорядок рассказал бы ему куда больше, чем убранный дом.

— Звучит здорово. Я поеду прямо за тобой.

Ее квартира оказалась именно такой, какой он себе ее и представлял. Аккуратной, опрятной. Все стояло на своих местах. Одна вещь привлекла его особое внимание. На столе Майкл увидел книгу, на обложке которой вампир кусал полуобнаженную женщину за шею.

Увидев, куда он смотрит, Кирстен спрятала книгу за спину, будто это было нижнее белье.

— Такие книжки дают в твоем клубе? — невинно спросил он.

Кирстен покраснела, напомнив Майклу о том, с кем он имеет дело.

— Нет. Ее дала мне Лулу. Она настояла на том, чтобы я прочитала это. Ее любимая книга. Такие произведения не в моем вкусе.

— Мне показалось, ты прочитала уже больше половины, — отметил Майкл.

— Потому что Лулу попросила прочитать!

— Ах, конечно. Может быть, мне тоже стоит взглянуть на нее, чтобы у меня было больше общих тем для разговора с Лулу?

Кирстен посмотрела на него и взглядом показала на кушетку.

— Присаживайся. Я приготовлю нам кофе.

И она удалилась из комнаты, крепко прижимая к себе книгу.

Майкл сдержал улыбку и огляделся. Он подозревал, что до него ни один мужчина не был в ее квартире. Это был жест доверия с ее стороны, которого он, возможно, не заслуживал. Он никогда еще не был в квартире женщины, просто чтобы выпить кофе.

Кушетка выглядела маленькой и хрупкой. Лучше было не садиться на нее такому большому мужчине, как Майкл. Поэтому он начал прогуливаться по комнате, стараясь узнать что-нибудь интересное. Но, за исключением книги, все остальное выглядело предсказуемым.

Майклу только показалось, что чего-то не хватает. И вскоре он понял, чего именно: семейных фотографий. Его дом когда-то украшала мама, и она считала любое свободное место призывом к тому, чтобы повесить туда новые фотографии детей и мужа.

Здесь же на стенах висело только несколько пейзажей.

Майкл зашел в гостиную, включил свет и сразу же увидел ее коллекцию «Литл в любви». Это было ужасно, поэтому Майкл быстро вышел.

И тут он понял, чего еще не хватало. Рождественской елки! Квартира Кирстен не была украшена. Никаких свечей, конфет или носков с подарками.

— Тебе обычный или без кофеина?

Майкл пошел на ее голос. Хотя кухня была маленькой, Кирстен не сразу заметила, что он наблюдает за ней. Не часто ей приходится развлекать здесь мужчин, подумал Майкл.

Это заставило его вспомнить свое новое правило: хорошее поведение. Это означало, что нельзя предлагать бокал вина вместо кофе.

— Без кофеина.

Кирстен насыпала кофе в самую маленькую кофеварку, которую Майкл когда-либо видел. Определенно здесь не бывает много гостей.

Под его взглядом Кирстен невольно рассыпала сахар и покраснела еще больше.

— В этой квартире не чувствуется запах Рождества, мисс Санта, — заметил он.

— Эльф обещал прийти и украсить здесь все, — ответила Кирстен, пытаясь собрать сахар. — Но, как ты знаешь, эльфа до сих пор нет.

Майклу стало жалко ее, когда она чуть было не опрокинула чайник. Он взял из ее рук сахарницу и все сделал сам.

— Ой, — пробормотала она, когда его рука на секунду прикоснулась к ее пальцу.

Странно, в его жизни были моменты, по сравнению с которыми этот заработал бы ноль в шкале сексуальности. Но именно в эту секунду, когда их руки соприкоснулись, Майкл почувствовал, как горячая кровь разлилась по его телу.

Медленно, напомнил он себе и удивился, сколько сил пришлось приложить, чтобы заставить себя отойти от Кирстен.

Она, казалось, была в тупике, когда Майкл снял пиджак и сел за маленький кухонный столик.

— Я хотела принести поднос в гостиную, — сказала она.

— Я люблю пить кофе на кухне, — ответил Майкл.

— Что бы это могло значить?

— Ничего сексуального. К сожалению.

Как он и надеялся, Кирстен покраснела. К чему он не был готов, так это к тому, что внезапно начнет представлять их на этом столе…

Посмотри на ее щеки, парень! Тебя не должны посещать такие мысли! Пока.

И это слово «пока» не давало ему покоя.

— У тебя есть колода карт? — поспешил он сменить тему.

— Карты? — непонимающе переспросила она. — Карты?

— Ну да. Знаешь, люди играют в карты. Я научу тебя играть в «девяносто девять».

Кирстен подозрительно взглянула на него.

— Это тоже что-то сексуальное?

Майкла повеселило желание Кирстен показать, что для нее разговор о сексе на кухне был обычным делом. Но это оказало и другое действие — тот же эффект, как и при прикосновении рук. Напряжение на кухне возросло до предела.

Майкл сам себе удивлялся. Отчего такая страсть? Они даже не были раздеты! Более того, ни одна пуговка не была расстегнута. И ничего подобного не предвиделось. Пока. Майклу казалось, что он только что пробежал марафон, — так быстро билось его сердце.

— Нет, — ответил он. — К сожалению.

Он уговаривал себя не играть с огнем, но кто мог сопротивляться этому?

— Но если хочешь, мы можем поиграть в покер на раздевание.

Кирстен уставилась на него. Она облизнула губы. Майкл предпочел бы, чтобы она этого не делала. Затем Кирстен взглянул на дверь. Решила сбежать? Или пойти переодеться во что-то более удобное?

Медленно, строго напомнил себе Майкл.

Он рассмеялся, надеясь, что Кирстен не услышит разочарования в его голосе.

— Я шучу.

Ах, эта Кирстен! Она таила в себе столько сюрпризов… Вместо того чтобы показать облегчение, она выглядела недовольной, будто Майкл засомневался в ее способности играть в покер. Он взглянул на пуговицу на ее воротнике. Одной рукой, думал он, просто расстегнуть эту пуговичку.

Даже не думай об этом, нахал! — одернул он себя.

Это хорошая девочка. О такой невестке всегда мечтала его мать.

— На Рождество моя семья собиралась за кухонным столом, и мы играли в карты. Иногда нас было человек пятьдесят, а иногда только мы вчетвером.

Кирстен взяла поднос и аккуратно, будто от пролитой капли зависела ее жизнь, перенесла его на стол. Затем она нашла новенькую колоду карт, наличию которой сильно удивилась, и бросила ее Майклу. Тот развернул упаковку и начал тасовать колоду. Краем глаза он видел, что Кирстен не может оторвать взгляд от его рук. Она точно почувствовала ток, который пробежал между ними во время их соприкосновения.

Майкл объяснил ей правила игры, раздал карты и предупредил:

— Не жульничай.

— Я никогда не жульничаю!

Да, скорее всего, так и есть.

— Мой отец обманывал, — вспомнил Майкл с улыбкой. — Он не мог проиграть. Взрослый, состоявшийся человек, он не мог позволить себе проиграть в карты.

— Мило.

— Да, а моему брату нужно было обязательно играть на что-нибудь. Если рядом была мама, то он играл на щелбаны. А если нет, на что-нибудь поинтереснее.

— Например?

— Ну, неоднократно мы играли на презервативы.

Специально ли он заставлял ее краснеть? Конечно! Только на этот раз это снова привело его ум в исступление. Его глаза спустились на верхнюю пуговицу ее воротника.

— Моя мама всегда раскрывала свои карты, — продолжил он, сделав вид, что не заметил, как Кирстен чуть не подавилась кофе. — Мы иногда ей подыгрывали, потому что она безумно радовалась своим выигрышам.

В первый раз он вспоминал эти дни с удовольствием, а не с болью.

— Хочешь посмотреть их фотографии? — спросил Майкл.

— Конечно.

Он вытащил свой бумажник и вынул фотографию Брайана.

— Вы очень похожи, — сказала Кирстен и аккуратно дотронулась до фотографии, будто она могла прикоснуться к лицу Брайана.

— Почему тогда ему всегда доставались все девчонки? — буркнул Майкл.

— Я тебе не верю.

Майкл улыбнулся и протянул ей фотографию мамы.

— О, Майкл, теперь я точно знаю, какая она была. Домашнее печенье и семейные ужины. Готова поспорить, что и нагоняй она вам не раз устраивала.

— Моя правая мочка до сих пор длиннее, чем левая, потому что она все время первая попадалась ей под руку. Видишь?

Кирстен изучила его ухо.

— Да, я четко это вижу.

К сожалению, это снова напомнило Майклу о столе, покере на раздевание и расстегнутых пуговицах. Теперь он еще и представлял, как бы она кусала его за ухо…

Майкл посмотрел на бумажник, вспомнив, чем он на самом деле тут занимается.

— А это мой отец.

— Ммм, красавчик. У вас это семейное.

Майкл всегда знал, что красотой его не обидели.

И женщины часто говорили ему это. Но слышать такой комплимент от Кирстен было делом особенным. Майкл сам готов был раскраснеться.

Если она сейчас посмотрит на его ухо, то он не отвечает за то, что за этим последует.

Но она не посмотрела. Вместо этого Кирстен долго изучала фотографии, а потом передала их Майклу.

— Жаль, что я никогда с ними не познакомлюсь.

— Да, — вздохнул Майкл. — Мне тоже.

Майкл еще раз перемешал карты и взглянул на Кирстен.

— Хочешь поиграть на что-нибудь?

— Например? Например, на поцелуи.

— У меня пошлые мысли. Выбирай ты.

Рассеянный взгляд, румянец, потом хитрая улыбка, будто у нее на уме было то, о чем она не хотела ему говорить. И, в конце концов, Кирстен торжественно произнесла:

— На чай!

Майкл почувствовал разочарование. Чай! Вот с какой девушкой он имел дело. Абсолютно новая, неизведанная…

— Я буду подкладывать тебе в чай новые пакетики, если ты будешь проигрывать.

Через час Майклу пришлось пить чай с тремя разными вкусами. Но ему было все равно. Он джентльмен и может позволить себе проиграть даме.

— Кирстен, прости, мне пора идти. Завтра предстоит выполнить невыполнимое желание номер двадцать пять.

Она проводила его до двери, упорно избегая взгляда. Майкл упростил ей задачу. Он взял ее за подбородок и слегка поцеловал в губы.

Это было как прикосновение рук, только в тысячу раз хуже. Теперь Майклу хотелось вкусить сладость ее губ, изучить ее так, как мужчина может изучить женщину.

— Спокойной ночи, — сказал Майкл и ушел.

И только в машине Майкл понял, что его беспокоит. Он рассказал ей все. Она же в свою очередь — ничего. Он так и не выяснил, что она хочет на Рождество. Майкл посмотрел на ее окно. Кирстен наблюдала за ним. И хотя она явно смутилась, что он увидел ее, все равно помахала ему рукой.

Он помахал в ответ. Но почему она не могла сказать ему правду? Почему она могла устроить особенное Рождество для всех, кроме себя?

Кирстен смотрела в окно до тех пор, пока машина Майкла не скрылась из виду. Надеялась ли она когда-нибудь, что они проведут вместе так много времени?

Надеялась. А в глубине души мечтала о том, чтобы он крепко прижал ее к груди и целовал до тех пор, пока она не потеряет способность дышать.

Вместо этого он играл с ней в карты, рассказывал о своей семье и вел себя так, будто она была первокурсницей на своем первом свидании. Или хуже того. Может быть, он хотел стать ей другом?

В любом случае он вел себя с ней не как с опытной женщиной. По крайней мере, он вел себя с ней не так, как по представлению Кирстен, должен обращаться с опытной женщиной. Она была для него всего лишь маленькой девочкой, игрушкой.

И хотя Кирстен не знала, чего она хотела от этих отношений, но явно не такого!

Поэтому, как всякая нормальная девушка, она направилась за покупками. Майклу Брустеру стоит только взглянуть на нее на рождественской вечеринке, чтобы понять, что она такая же взрослая, как и он. Кирстен вспомнила о прикосновении его губ и засомневалась, стоит ли ей играть с таким огнем. Но впервые в жизни Кирстен не хотелось быть рациональной!

Она почувствовала, что в Майкле что-то изменилось в ту ночь, когда он рассказал ей о несчастном случае. Он стал мягче, добрее. И теперь ей пришлось пересматривать мысль о том, подходит она ему или нет.

Разве не могла она, как Золушка, провести одну незабываемую ночь, а потом вернуться в настоящую жизнь без любви и доверия?

Кирстен нашла платье, которое бы идеально подошло Золушке на се первом балу. Красное, до самого пола. Оно идеально сидело на Кирстен, подчеркивая всю женственность и хрупкость ее фигуры.

Кирстен купила его, не задумываясь, с помощью хоть и не волшебной палочки, но волшебной кредитки.

Это было платье, которое заставляло мужчину открыть глаза и посмотреть на женщину в новом свете. Это платье приглашало женщину поиграть со своей сексуальностью и делало мужчину абсолютно беспомощным.

Кирстен купила подходящие туфли, простые украшения и, таким образом, потратила бюджет на ближайшие два Рождества.

Но ей было все равно. Она добилась главной цели: отбросила прежнюю скромную Кирстен и стала новой — чувственной, опытной, сногсшибательной.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Десять дней до Рождества…

В последний раз Майкл надевал смокинг на свадьбу Бреда. Поэтому сейчас он чувствовал себя полным идиотом.

Чего только не сделаешь из-за любви, подумал он. Сегодня была вечеринка для всех работников Секретного общества Санты. Она проводилась в самом маленьком банкетном зале гостиницы «Тримонт».

В их офисе, естественно, не хватило бы места для вечеринки. Там все было заставлено подарками. Майклу пришлось потрудиться, чтобы придумать, как они поместят все коробки в сани.

Но не только это причиняло ему головную боль. Кирстен продолжала оставаться загадкой. Он рассказал ей всю свою жизнь, она же закрылась от него.

Может быть, она не испытывала тех чувств, что питал к ней он? Ха, ему даже удалось достать ей на Рождество «Рыцаря в сияющих доспехах».

Мысль о том, что Кирстен не испытывает того, что он чувствует по отношению к ней, вертелась у него в голове всю дорогу к ее дому. Но когда он увидел ее, эта мысль испарилась. Женщина не одевается так для мужчины, который ее ни капельки не волнует. Майкл стоял пораженный, уставившись на девушку, которая открыла ему дверь.

Это была не та Кирстен, которую он знал и которая прятала всю красоту за свитером на шесть размеров больше, чем нужно.

Эта Кирстен была великолепна. Ее глаза сверкали, а губы манили.

Майкл знал, что у нее хорошая фигура, но не ожидал, что настолько. Он был очарован, пленен, околдован. Он чувствовал себя школьником.

— Ты выглядишь потрясающе, — наконец вымолвил — Сногсшибательно. Великолепно.

— Прекрати, — сказала она и покраснела, что принесло Майклу успокоение. Он видел прежнюю Кирстен.

— Если ты хочешь, чтобы мужчина прекратил, не надевай такие платья, — улыбнулся Майкл. — Тебя вдохновила та книга Лулу?

Так-то лучше! Если постараться, он мог сделать так, что ее щеки становились под цвет платья.

Майкл принес с собой цветок для корсажа ее платья и теперь мял его в руках.

— О боже. Неловкий момент.

Она рассмеялась и еще больше покраснела. Майкл аккуратно взял цветок и булавку. Медленно, стараясь не касаться ее груди, приколол цветок. Еще чуть-чуть — и ему пришлось бы просить стакан ледяной воды.

Наконец он отошел. Цветок на ее груди немного наклонился, но Майкл скорее руку себе откусил бы, чем поправил его. В настоящий момент он даже не хотел идти на вечеринку. Он бы предпочел остаться в комнате с Кирстен. Зажечь свечи, включить медленную музыку и позволить случиться тому, чему суждено случиться.

— Спасибо, — сказала она. — Я никогда до этого не надевала такой цветок.

— Что? У тебя должен был быть такой на первом свидании.

— Формально у меня его не было.

Внезапно Майклу расхотелось проводить ночь с Кирстен в этой комнате. Ну, точнее, он хотел этого, но теперь желал и еще кое-чего. Он хотел дать ей все то, чего она была лишена раньше. Он счел своим долгом исправить все недочеты.

Рождественская вечеринка удалась на славу. Был прекрасный стол, море шуток, а потом начались танцы. Все хотели танцевать с Кирстен, но Майкл не отпускал ее от себя ни на шаг.

— А ты стал лучше танцевать, — сказала она ему, когда Майкл крепко прижал ее к себе.

На самом деле это было не так. Просто сейчас он танцевал так, как любил это делать. Он держал ее так крепко, что чувствовал биение се сердца.

Теперь он знал точно, что Кирстен не была простушкой. Он спросил у Лулу, и та сказала, что не давала Кирстен никаких книг. Так что она сама интересовалась подобными произведениями.

Майкл наклонился и поцеловал ее. Он не знал, остановилась ли музыка или только они, но она обняла его за шею и ответила на поцелуй. Она целовала его как леди, которая знает, что красное платье делает с мужчинами.

— Ты испугаешь рыбака и столяра, — прошептал он ей па ухо.

— Почему?

— Ты выглядишь, как женщина, которая ждет своего рыцаря в сияющих доспехах. Как принцесса, ждущая своего принца.

— Это плохо?

— Я обыкновенный парень, Кирсти, — тихо сказал Майкл. — Я не чья-нибудь фантазия.

Он не хотел спугнуть ее. Просто сразу хотел расставить все точки над «i».

— Я ненавижу этот костюм. Галстук меня душит.

Кирстен нащупала галстук, развязала его и кинула на пол.

Майкл улыбнулся и покачал головой.

— Я могу пройти по чистому полу в грязных ботинках. Я слишком много ругаюсь. У меня две пары джинсов и один кожаный пиджак, с которым я не планирую расставаться. Пожалуй, единственное, чем я могу похвастаться, так это умение чинить крыши и готовить куриные крылышки.

Кирстен кивнула.

— Почему ты мне все это говоришь?

Он посмотрел в ее ясные глаза и понял, что время пришло.

— Время пришло! — сказали в эту минуту в микрофон.

Майкл удивился, подумав, что кто-то читает его мысли. Но затем он понял, что это мистер Темпл, одетый в голубой пиджак восьмидесятых годов.

— Кирстен, поднимись, пожалуйста, на сцену, — потребовал мистер Темпл.

Кирстен бросила извиняющийся взгляд на Майкла и отпустила его руку.

Она присоединилась к мистеру Темплу на сцене и сделала вид, будто удивлена своему подарку — «Маленькому щенку в любви».

Затем мистер Темпл решил произнести речь:

— Лично я хочу поблагодарить тебя, Кирстен, за все, что ты сделала для детей. Ты сумела пережить жизненную трагедию и направить свою энергию на такое благое дело. Я благодарю тебя от всех за то, что ты дала нам возможность любить Рождество.

Среди радостных криков Майкл почувствовал, будто его предали. Какая трагедия? Он, конечно, понимал, что Кирстен что-то скрывает от него, но не думал, что это что-то серьезное. Он был готов доверить ей все, а теперь не был уверен, доверяет ли она ему вообще.

Кирстен периодически посматривала на Майкла, когда он вез ее домой. Он выглядел умопомрачительно в своем смокинге, еще лучше — с расстегнутым воротником и без галстука.

Но весь вечер он молчал. Может, поцелуй так на него подействовал?

По крайней мере, для нее поцелуй не прошел бесследно. Она вся трепетала от предвкушения. Это платье окупило каждый потраченный на него цент! Ни один мужчина не смотрел на нее так, как смотрел Майкл в этот вечер. Кирстен переполняли чувства.

Но сейчас, глядя на его лицо, она думала, не пропустила ли она чего-нибудь. Майкл не выглядел в предвкушении чего-то большего. Он выглядел раздосадованным.

— Все в порядке? — не выдержала она.

Но когда ответом ей послужил лишь кивок головы, она поняла, что что-то случилось. Он остановился у ее дома, помог ей выйти из машины, взял новую коллекцию фигурок, и выражение его лица стало еще мрачнее.

Кирстен открыла дверь и вошла. Майкл последовал за ней и поставил подарок на кофейный столик.

Еще месяц назад Кирстен тут же начала бы изучать новую коллекцию, но сейчас она потеряла к ней всякий интерес. Ее больше волновал Майкл, который скрестил руки на груди, будто старался защитить свое сердце.

— В чем дело?

— Что за трагедия? — тихо спросил он.

— Они не должны были говорить об этом.

— Наверное. Наверное, об этом должна была рассказать ты. Ты вытащила из меня все, а сама не поделилась ни кусочком своей жизни. Я думал, мы друзья.

Вытащила? Друзья?

Кирстен была расстроена. Она никак не могла назвать их отношения дружбой. Они болтали, выполняли вместе чужие мечты, танцевали, целовались. Но, с другой стороны, она знала, что он прав. Она не раскрылась для него так, как должна была бы раскрыться для любимого человека.

— Я выложил перед тобой душу. А о тебе не знаю ровным счетом ничего.

— Я же говорила, что в моей жизни нет ничего интересного, — пыталась защищаться Кирстен, но она чувствовала себя загнанной в угол.

— Ты даже не смогла мне признаться, что хочешь этого «Рыцаря в сияющих доспехах».

— Ты же думал, что это глупое желание, — не выдержала она. — Не думай, что я не видела твое лицо, когда ты посмотрел на эти фигурки. И потом, зачем говорить кому-то об этом, если достать эту статуэтку невозможно? Ее раскупили в тот же день, когда она поступила в продажу. И как ты узнал, что я хочу именно ее?

— Ты отксерила страницу из каталога, и она лежала в верхнем ящике твоего стола.

— Ты шпионил за мной!

— Приходится шпионить за людьми, которые тебе не доверяют.

Вдруг он скинул с себя обувь и прошел в комнату без приглашения. Сейчас он плюхнется на ее маленькую кушетку, и они все обсудят — так подумала Кирстен. Вместо этого Майкл промаршировал в ее кабинет, открыл дверь и взял «Первый поцелуй Литла».

— Поставь на место! — прошипела она.

— Боишься, что разобью?

У Кирстен было странное ощущение, что Майкл имел в виду вовсе не статуэтку. А ее сердце.

— Да, — прошептала она. — Я боюсь, ты разобьешь ее.

Майкл перевернул фигурку и прочитал:

— «Сделано в Индии». Наверное, бедными детишками в старом тряпье, чей труд нещадно эксплуатируется.

— Прекрати! Ты поцарапаешь ее! — воскликнула Кирстен, чувствуя, как кровь отливает от ее лица.

— Знаешь что? Это мешает тебе жить. Реальность намного лучше.

— Ничего подобного! — Кирстен больше не могла держать свои чувства под контролем. — Четыре года назад под Рождество моего племянника сбила машина. Тогда ему было шесть лет. Теперь он в инвалидном кресле. За рулем машины был одиннадцатилетний мальчик, который угнал машину из злости. К нему в дом не пришел Санта. Более того, его сестра плакала, потому что у них не было даже молока. Поэтому я и стала Сантой! Я хочу, чтобы каждый ребенок в этом районе получил рождественский подарок. Вот какую реальность я хочу!

Майкл знал, что это была не вся правда.

— Расскажи мне все, — потребовал он.

Кирстен знала, что Майкл захочет или все, или ничего. Поэтому он был опасен. Она глубоко вздохнула.

— Я хочу, чтобы моя жизнь была такой, как прежде. А это невозможно!

— Что изменилось? — спросил он.

Кирстен не хотелось больше говорить. Она боялась показать этому мужчине ту сторону себя, которую не хотела показывать даже самым близким людям.

— Моя сестра с племянником уехали в Аризону. Там легче жить инвалидам, потому что там нет снега.

Майкл внимательно смотрел на нее. Кирстен казалось, что он смотрит ей прямо в душу.

— Они даже не приедут на Рождество в этом году!

Майкл так много потерял в жизни, а она плакалась о том, что ее не навестят на Рождество. Кирстен стало стыдно.

— В любом случае, — пожала она плечами, — жизнь продолжается…

— Нет! — прошипел Майкл. — Это не все. Что еще изменилось?

Кирстен запретила себе плакать. Она запретила себе вспоминать дни до аварии, полные радости и смеха.

— Мои родители развелись, когда я закончила школу. — Кирстен было стыдно ворошить старую историю, но это была правда. — В колледже я начала встречаться с парнем, в которого тайно была влюблена каждая девчонка. Он запудрил мне мозги до такой степени, что я не могла ни есть, ни спать, а только думала о нем.

— Ах, Джеймс!..

Кирстен было больно оттого, что он помнил его имя.

— Это был пустяковый роман, который длился всего шесть недель. — Достаточно продолжительный период времени для такой романтической девушки, чтобы оставить неизгладимый след. — А он хотел, чтобы я дала ему списать на экзамене по математике, чтобы он смог остаться в футбольной команде.

— Тебе повезло, что он хотел только этого, — сухо сказал Майкл.

— В это время моя сестра начинает встречаться с чудо-парнем Кентом Байкером. У них была сказочная свадьба. Я помню, как они мне присылали фотографии их медового месяца. Я помню, как они были рады, когда Бекки забеременела, и как они выбирали дом. Я начала думать, что счастье возможно, несмотря ни на что. — Кирстен вздрогнула и посмотрела Майклу в глаза. — Моя сестра рассталась с мужем сразу после аварии, — пробормотала Кирстен, сдерживая слезы. — Он завел любовницу. Завел интрижку, когда Бекки больше всего в нем нуждалась. Понятно?

Майкл обдумал все и понял, что этого мало.

— Мне непонятно, что изменилось в тебе самой?

Она уставилась на него, а потом выложила свой самый страшный секрет:

— Когда-то я верила любовь. Но не сейчас. Вот что изменилось. Лично во мне.

После этих слов Кирстен поняла, почему она боялась быть с Майклом. Любить такого мужчину означало бы избавиться от своих страхов и привычного образа жизни, спокойного и тихого.

— Месяц назад, — сказал Майкл, — мистер Теодор дал мне невозможное задание. Он предложил мне найти тех, кто страдает больше меня, и помочь им. Я думал, что таких людей просто не существует. Но теперь я понимаю, что ошибался. Понимаешь, Кирстен, я хочу вернуть то, что у меня было. Семью, дом, а вовсе не глупые фантазии, запечатленные в фигурках. Я хочу подгоревшие тосты, споры о том, какой телеканал смотреть. Хочу ссориться, a потом находить пути для примирения. Целовать, когда никто не видит. Вместе отдыхать, делать ремонт, смеяться и плакать. Хочу знать, что, несмотря ни на что, я не останусь один. Я потерял семью. Но я никогда не терял веру в любовь. Это дар, который они мне оставили. Я понял, что любовь — единственная вещь в этом мире, ради которой стоит жить. — Он медленно поднял на нее взгляд и покачал головой. — Ты же думаешь, что это самое худшее, что может случиться.

— Но ты сам сказал, что недоступен, — сквозь слезы обвинила его Кирстен.

— Но затем я остановился и подумал, что не нужно убегать от того, что действительно нужно.

— Зачем ты мне все это говоришь?

— А как ты сама думаешь?

Она хотела, чтобы он произнес это. Чтобы сказал, что любит ее. Но как он мог рисковать такими словами, когда она не рискнула своими секретами?

— И еще кое-что, — добавил Майкл. — Я не оправдываю Кента, но я его понимаю.

— Что?! — воскликнула Кирстен.

Она была рада, что он признался в этом. Теперь все стало ясно. Как она могла влюбиться в этого мужчину? Он ничем не отличался от других. Такой же эгоист и предатель.

— Когда мужчина чувствует себя подавленным, он готов сделать все что угодно, лишь бы избавиться от этого чувства, — объяснил Майкл. — И тогда он не всегда ведет себя правильно.

— Отличное объяснение! Только я не могу его этим оправдать!

— Мужчины могут вести себя неправильно, если у них нет места, куда они могут прийти и поплакаться. Место, где им не обязательно всегда быть сильными. Ты обвиняешь во всем Кента, но, может быть, твоя сестра тоже не помогала ему справиться с ситуацией?

— Убирайся! — закричала она.

Как он смел вмешиваться в дела ее семьи? Как он смел копаться в ее душе, когда она еще не была готова для этого? Насколько проще было накричать на него, а не разбираться в правоте его слов.

К сожалению, Майкл не выглядел обиженным. Казалось, он был рад уйти.

— Мне жаль тебя, — сказал он и ушел, тихо закрыв за собой дверь.

Вечер закончился совсем не так, как этого ожидала Кирстен. В конце концов, она не выдержала и расплакалась. Она чувствовала себя разбитой, обиженной и беспомощной. Мужчина, который все потерял, испытывал к ней чувство жалости.

Но сквозь бурю эмоций Кирстен поняла правду. Майкл прав. Кирстен потеряла больше, чем он, так как она потеряла веру в любовь.

Она выбрала жизнь без любви. Безопасную, спокойную, но безрадостную и мрачную. Она не жила, а существовала. Чтобы быть достойной Майкла, она должна найти в себе силы открыться любви.

— Я не готова, — сказала она себе вслух. Но тихий голос внутри шептал обратное.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Девять дней до Рождества…

На следующее утро Майкл, погруженный и мысли о вчерашнем разговоре с Кирстен, припарковался за углом здания, где располагалось Секретное общество Санты. Агент по недвижимости еще не приехал, поэтому у Майкла оставалось время для размышления.

Вчера был невероятный день. Сначала сказочная вечеринка, а потом немыслимая ссора. Хотя сейчас Майкл сожалел о том, что не заставил Кирстен выбросить все эти фигурки.

Когда ссорились его родители, воздух был наполнен их страстью. Несколько дней они злились друг на друга, а потом отец покупал цветы и молил о прощении. Затем они ходили влюбленные друг в друга еще больше, чем раньше. Люди не советуют ругаться перед детьми. Но Майкл не был с этим согласен. Дети должны знать, что люди ссорятся, но что каждая ссора должна чему-то учить и что ее можно пережить. Отношения без конфликтов невозможны.

Майкл взглянул на часы. Заглянуть к Кирстен до прихода агента?

Он вышел из машины, перешел улицу и нашел Кирстен в ее кабинете. Она швырнула свой любимый каталог в ящик стола и посмотрела на него. Ее глаза были подозрительно красными.

— Да? — сказала она.

— Ты в порядке? — спросил Майкл.

— Конечно. Все отлично. Почему я должна быть не в порядке?

Майкл чувствовал, что сейчас настал тот момент, когда он должен нагнуться и поцеловать ее. Но ему придется бить терпеливым. Это книжная девочка, и с ней нужно быть помягче.

— Я сегодня не приехал утром, так как у меня было важное дело.

— Дело? — Кирстен сделала вид, что удивилась.

— Это не потому, что ты выгнала меня. От меня не так легко избавиться.

— Правда? — прошептала она. А затем быстро добавила: — Хорошо. Спасибо, что дал мне знать. Пока.

— Я не прощаюсь. — Майкл старался быть с ней терпеливым.

— Я не ранена, — с гордостью произнесла Кирстен. — И не нуждаюсь в твоей жалости.

Ах, да! Его прощальные слова вчера вечером. Кирстен отвела взгляд. Майкл мог с точностью сказать, что она смотрела на ящик, в котором лежал каталог.

Майкл вздохнул. Она была женщиной со сложным характером. Почему из всех женщин на земле его сердце выбрало именно Кирстен? Потому что у нее сложный характер. Потому что она незабываема. Несмотря на рану в сердце, она пыталась сделать мир вокруг себя лучше.

Она была необычная, единственная в своем роде.

— Послушай, Кирстен…

Она посмотрела на него отстраненным взглядом. Вот в чем была проблема. Майкл никогда не сможет найти подходящих слов, чтобы убедить ее. Он не был настолько умен и начитан. Он построил свою жизнь руками, а не головой. Ему тяжело сделать так, чтобы она безоговорочно поверила. После всего случившегося Майкл тщательно выбирал слова.

— Тяжело чувствовать жалость к тому, кого хочешь задушить, — сказал он и подошел к ней.

Кирстен инстинктивно прижала руку к горлу. Неужели она правда думала, что он собирается ее задушить? Майкл воспользовался тем, что она защитила другую часть тела, и захватил ее губы своими.

Этим поцелуем он хотел избавить Кирстен от обиды, наказать ее за упрямство. Но вместо страстного и требовательного поцелуя получился ласковый и нежный. Этот поцелуй словно говорил: «Поверь мне, доверься мне».

И ее ответ, хотела она этого или нет, говорил, что она, по крайней мере, попытается.

— Мне пора идти, — сказал он и отошел.

Кирстен кивнула.

— Кстати, — добавил Майкл. — Я тебе не говорил, что все обдумал? Я теперь доступен.

— Замечательно. Размещу об этом объявление в газете, как только смогу.

Желание задушить эту женщину вернулось.

Если бы у Майкла было время, то он, не задумываясь, вытащил бы Кирстен из этого офиса. Но сегодня у него была более важная миссия.

Он собирался дать Кирстен то, о чем она мечтала, но была уверена, что не получит. Он собирался убедить ее в том, что хорошее может зародиться из плохого и причина тому — любовь.

Майкл подошел к заброшенному зданию, где его уже ждал старый друг — агент по недвижимости.

— Ненавижу, когда у тебя на лице появляется это выражение, — сказал Эд. — Оно означает, что в деле замешана женщина.

— И очень непростая женщина, — согласился Майкл.

— Ты никогда не искал легких путей.

— Ты говоришь прямо как моя мама.

Они зашли в здание, открыв дверь ключом, который был у Эда.

Внутри все было покрыто пылью. Пол и стены в грязи, повсюду валялись какие-то доски.

— Из этого должен получиться большой читальный зал, — сказал Майкл.

— Чего? — не понял Эд.

— Дети будут сюда приходить и читать.

— Им это понравится, особенно если они любят играть в войну с крысами.

— Боже, почему меня окружают такие сложные люди? — вздохнул Майкл. — Мы здесь все отремонтируем. Новые полы, краска, освещение. Я собираюсь вот здесь установить камин, а вот тут устроить кухню.

Майкл требовал рождественского чуда, и он знал это. Но он готов был пойти на все, чтобы вернуть Кирстен ее сердце.

— Открытие должно состояться в Рождество, — твердо заявил он.

На мгновение Майкл представил эту комнату другой: с детьми, лежащими на подушках, жующими яблоки и перелистывающими страницы книг.

Майкл был готов подарить Кирстен любой подарок. Будет ли это отремонтированное здание, бриллиантовые серьги или рыцарь в сияющих доспехах. Но самый главный подарок, который он хотел подарить, был лишь один.

Любовь.

В этом и был смысл Рождества.

Кирстен, как всегда, ушла с работы последней. Лулу настояла на том, чтобы проводить ее до машины, не сознаваясь, что это Майкл попросил ее.

Прошло столько часов, а Кирстен все еще чувствовала его поцелуй. Когда он объявил ей о том, что нашел другую работу, она была уверена, что это просто причина уйти отсюда. Но потом последовал поцелуй: нежный, прощающий, незабываемый…

Или это был прощальный поцелуй?

Такой же невыносимый, как и Майкл!

Кирстен села в машину и почему-то решила поехать домой иным путем. Ей захотелось посмотреть на здание, которое она мечтала купить.

Из окон был виден свет, а объявление о продаже пропало, хотя оно висело там уже много месяцев. Кирстен даже из машины могла слышать шум работающих инструментов.

Кирстен надавила на газ и почувствовала тошноту, подступающую к горлу.

Вот что получается, когда долго сомневаешься. Вот что случается, когда ждешь. Твою мечту забирает тот, кто не испугался превратить ее в реальность. Она должна перестать ждать, когда же жизнь преподнесет для нее идеальные условия. Жизнь не идеальна, не считая фигурок Литла. Кирстен уже даже не ждала эльфа. На что она рассчитывала? Что он сам к ней придет?

Ха! Но она сама может стать эльфом! Она может надеть зеленый костюм и раздавать детям подарки. Эта идея наполнила ее таким счастьем, что она не могла понять, как это она раньше до этого не додумалась.

Когда Кирстен приехала домой, она сразу начала звонить Майклу. Больше никакого страха! Если она хочет рыцаря в сияющих доспехах, то она сделает его реальным. Она скажет ему все словами, а не с помощью спонтанных поцелуев и книг.

Он был доступен? Отлично, тогда и она тоже. Она собиралась воспользоваться самым удачным шансом в своей жизни, чтобы стать счастливой. Она собиралась, наконец, послушать свой внутренней голос, который твердил ей, что она может доверять и верить, может быть сильной и смелой.

Если она собирается поверить в чудеса, тогда почему бы не дать надежду Бекки и Кенту? Может быть, они все же сойдутся снова? Что такое несколько миль разлуки, если в мире происходят чудеса?

Вот что она ненавидела в Майкле Брустере. Для него любая мечта была реальностью. И его уверенность заставляла верить и Кирстен.

Кирстен не сняла пиджак и обувь, когда вошла в комнату. Она даже не посмотрела на свою коллекцию, чего раньше с ней никогда не бывало.

Она не могла больше терять ни минуты.

Кирстен быстро перелистала телефонный справочник и нашла нужный номер. Вот только что она скажет?

Это была еще одна новая черта в ней — спонтанность! Она не собиралась продумывать свою речь. Она собиралась высказать все, что чувствует.

Гудки шли, но никто не поднимал трубку.

Майкла не было дома. Знакомый приступ подступил к горлу. Неужели она потеряла его так же, как то здание? Потеряла, потому что не доверяла ему?

— Привет. Вы позвонили Майклу. Оставьте свое сообщение после сигнала, и я перезвоню.

Кирстен растерялась. Она не знала, что сказать даже на автоответчик.

— Забудь про эльфа, — пробормотала она. — Я уже нашла.

Кирстен повесила трубку и разозлилась на себя. Это так она собиралась рисковать?

Она позвонила опять и еще раз почувствовала себя дурой, сказав:

— Прости, забыла представиться. Кирстен, Это в случае, если ты не понял, кто еще может искать эльфа.

А затем швырнула трубку. Ей следовало сказать, что она любит его! Хотя по этому сообщению он, возможно, и сам догадается.

Кирстен готова была признаться себе в своих чувствах, но она не могла сказать о них Майклу. Сейчас внутри у нее бушевала буря эмоций. Она не могла думать, только чувствовать. Кирстен казалось, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Ей было страшно и… интересно.

Она чувствовала себя живой.

Она чувствовала, будто проснулась после долгого сна от поцелуя принца и теперь у нее есть вторая возможность начать все сначала.

Интересно, где сейчас может быть Майкл? И мрачная мысль о том, что он может быть не один, расстроила ее.

Но Кирстен больше не собиралась упускать счастье из своих рук. Она будет бороться за него изо всех сил.

Утром Кирстен разбудил телефонный звонок. Она быстро подняла трубку в надежде, что это звонит Майкл.

— Кирстен, это я!

'Это была ее сестра.

— Мы собираемся навестить тебя на Рождество вместе с Грантом.

— Правда?

— И… — Пауза. — У меня есть очень хорошая новость. Но я расскажу ее при встрече. Не волнуйся о размещении. Мы поселимся в отеле.

Кирстен повесила трубку и села на диван. Ее сестра приезжает сюда на Рождество. Она не могла понять, как это возможно. У Бекки были проблемы с деньгами…

У меня есть очень хорошая новость.

Ее сестра встретила нового мужчину!

Надежда на то, что сестра с Кентом вновь будут вместе, исчезла вместе с ее уверенностью в том, что нельзя больше ждать.

Семь дней до Рождества…

— Хочешь, я покажу тебе кое-что очень милое? — спросила Лулу и провела Кирстен в заднюю комнату.

Там на коробках спал Майкл. Каждую ночь он приходил и проверял, как идут дела. Также он всегда следил, чтобы Кирстен не оставалась допоздна одна.

Это ее особенно покоряло. А когда он брал ее руки в свои и грел их своим дыханием, казалось, тем самым он согревал ей сердце.

Кирстен с умилением смотрела на эту картину. Ее сердце наполнилось бесконечной нежностью и теплотой. Но как ей управлять своими чувствами? Ей нужны были ответы на волнующие ее вопросы.

Глубоко вздохнув, она приподняла юбку и прошла между коробок к Майклу. Затем она его поцеловала.

Он медленно открыл глаза. Кирстен улыбнулась, видя его непонятливое еще, сонное выражение лица, и снова коснулась его губ.

И Майкл ответил на ее поцелуй. Кирстен позволила себе представить, каково это — каждое утро просыпаться рядом с ним в реальной жизни, а не в сказке. Будут ли они в постели читать газеты? Пить кофе из одной чашки? Гулять рука об руку? Готовить тосты? Рожать детей?

Мысль о подобных каждодневных радостях наполнила ее сердце необыкновенной теплотой. Казалось, будто она нашла принца в реальной жизни.

И теперь она знала, что будет испытывать это чувство на протяжении всей жизни.

— Эй! — сказал Майкл и провел рукой по ее щеке. — Ты покраснела.

— Я знаю, — призналась Кирстен. — Я это постоянно делаю. Краснею.

— Какие пошлые мысли проносятся сейчас в твоей голове? — улыбнулся Майкл.

— Никаких! — засмеялась Кирстен. — Ну, хорошо. Может быть.

Он взглянул на нее так, будто наблюдал восход солнца, а не краску на ее щеках. И что-то вспыхнуло в его взгляде. Что-то горячее, чувственное.

— Было бы намного легче, если бы ты была плохой девочкой, — подмигнул ей Майкл.

— Ты бы мог меня научить. Помнишь, как я быстро ухватила игру в «девяносто девять».

— Нет. Прости. Я начинаю новую страницу своей жизни. Который сейчас час?

Кирстен нахмурилась. Причем время?

— Сейчас полночь. Все ушли домой, — сказала она.

О силы небесные, это, наверное, звучит как предложение для еще более романтичного момента?

— Полночь? — Майкл вскочил с коробок, привел волосы в порядок и поднялся на ноги. — Черт, мне нужно бежать!

Куда ему нужно ночью?

Майкл остановился и улыбнулся ей, лениво, сексуально и тепло.

— Не поверишь, как это тяжело. Но мне, правда, нужно идти.

Он наклонился и быстро поцеловал ее. Слишком быстро. В его глазах была досада.

Кирстен смотрела, как он уходил. Затем встала и поставила все коробки на место.

Вот чего она боялась. Быть с таким человеком, как Майкл, означало никогда не знать, что будет дальше. Она не была хозяйкой положения. А еще несколько недель назад Кирстен точно могла сказать, что ее ожидает в будущем.

Вот что ненавидела Кирстен в любви. Она все разрушала.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Канун Рождества…

Майкл Брустер был пьян от счастья. Он не мог поверить, что им удалось привести в порядок здание за девять дней, хотя по всем планам это должно было занять полгода.

Вот оно — рождественское чудо! Майкл не мог дождаться того момента, когда он сможет показать сделанное людям и, конечно, Кирстен.

Майкл был безумно благодарен тем, кто, видя, что в здании идет ремонт, приходили узнать, в чем дело, и когда им объясняли, что это будет читальный зал, многие оставались и помогали. Приходили и мужчины, и женщины и помогали. Они не уходили даже тогда, когда Майкл заставлял их работать до потери пульса.

Его представления об этом районе разбились вдребезги. Дети тоже хотели работать. Они как завороженные смотрели, когда Майкл показывал им, как шпаклевать, клеить и цементировать. Даже девочки без жалоб брались за молоток и гвозди.

Удивительно было то, что читальный зал был задуман как подарок Кирстен, а стал подарком для всех. И в том числе для самого Майкла. Он понял, что его жизнь началась не тогда, когда его нашли спасатели, а тогда, когда он переступил порог Секретного общества Санты.

Он начал снова дышать, смеяться и чувствовать. Он даже начал замерзать. Ему пришлось купить новую зимнюю куртку и починить отопление в доме.

Но этого было мало.

Он хотел обладать такой женщиной, как Кирстен. Хотел отдать ей свое сердце.

И наконец, он понял, чего хочет от будущего. Маленький домик, зеленоглазую жену и много детишек. Он представлял, с каким радостным предвкушением они будут разворачивать рождественские подарки. А последний подарок всегда будет самым важным…

Вот почему эта работа стала для него такой важной. Он понял, что небесполезен.

Раньше Майкл был легкомысленным и очаровательным парнем. Ему нравилось весело проводить время, ходить на дискотеки, футбольные матчи… Ему было этого достаточно.

А потом появилась Кирстен. Ее мир был полной противоположностью. Она готова была жить ради других, забыв о себе. Она забыла, что у нее есть мечты и желания. Она даже боялась попросить об этом.

Ей нужно стать более, а ему менее эгоистичным.

То, чем он занимался сейчас, давало ему шанс стать достойным этой женщины. Быть достойным отцом своих детей.

Открытие читального зала должно стать только началом. Майкл собирался использовать все возможные деньги во благо общества. Наконец он понял, что оставленное наследство не проклятие, а благословение. Теперь он знал, как им воспользоваться.

Не для покупки нового телевизора и машины. А для чего-то более значительного. Майкл собирался купить здание напротив, которое было в еще худшем состоянии, чем это. Но такие условия только помогут тем, кто хочет научиться строить. Это здание станет Центром по обучению строительству. Молодые люди смогут учиться здесь всем основам домостроения. Если Майкл чему-то не сможет обучить их сам, он будет приглашать специальных преподавателей.

Но все это в будущем. Сейчас же он ждал Кирстен в Секретном обществе Санты. Она сказала, чтобы он встретил ее, так как у нее есть очень важное поручение.

Но где же она? И тут его глаза полезли на лоб.

С каких пор эльфы выглядели именно так? Они должны быть маленькими, зелеными и неуклюжими!

Кирстен вышла из дверей Секретного общества Санты в костюме эльфа. Казалось, ее ноги в зеленых лосинах никогда не закончатся. Это был самый сексуальный ее наряд после того красного платья.

Кирстен Моррисон выглядела прирожденным эльфом Санты.

Она и была им по натуре. Маленький работяга, который всех делает счастливыми.

— Вот ты где! — подбежала она к нему. — Сюда. Быстрее. Тебе нужно переодеться.

— Я по тебе скучал, — сказал Майкл.

Кирстен начала краснеть.

— Я вы гляжу ужасно. Не смотри на меня так!

— Как так? — Майкл скрестил руки на груди.

— Ты знаешь.

— Нет, не знаю.

— Так, будто ты собираешься завести меня за угол и ограбить.

— Это именно то, что я хочу сделать, — подмигнул ей Майкл.

— Нельзя ограбить лягушку! Если только грабитель сам не лягушка, — рассмеялась Кирстен.

Майкл подозрительно взглянул на нее.

— Я не надену лосины! — запротестовал он.

— Будь мужчиной, Майкл. Помнишь первый день? Ты хотел быть эльфом.

— Парень сделает что угодно, чтобы добиться расположения девушки. И скажет что угодно.

— О боже. Скорее переодевайся!

Майкл вздохнул. Он хотел сделать объявление завтра, но Кирстен была так очаровательна… И Майкл не смог сдержаться.

— Лягушеночек, — сказал он. — Я должен тебе кое-что сказать. Я тебя люблю.

Это случилось. Цвет ее лица стал таким же, как платье Лулу.

Майкл обнял Кирстен за талию, привлек к себе и приник к ее розовым губам. Им пришлось прерваться только потому, что вокруг них собрался народ, который свистел и аплодировал.

Майкл поклонился, а Кирстен отошла от него.

— Веди себя прилично, — шепнула она ему. — Вон там моя сестра и племянник.

— А…

— Бекки, — представила их Кирстен. — Это Майкл.

На Бекки тоже был зеленый костюм эльфа. Как они похожи с сестрой, хотя сразу было заметно, что Бекки не была такой замкнутой, как Кирстен.

Бекки пожала ему руку, не сказав ни слова, что именно Майкл организовал ее приезд. Она знала, что он любит ее сестру. Осталось только убедить в этом саму Кирстен.

И Майкл был готов доказывать ей это всю оставшуюся жизнь.

Он готов был поспорить на что угодно, что и в возрасте девяноста лет он сможет заставить ее покраснеть.

Послышался звук приближающейся электрической инвалидной коляски.

— А это мой племянник Грант. А теперь иди быстрее переодеваться.

Майкл пожал руку Гранту и побежал в здание переодеться. Костюм оказался не так уж и плох. Вот только Майкл сомневался, что именно так обычно выглядят эльфы.

Он посмотрел на себя в зеркало и улыбнулся. Чего только не сделает мужчина ради любви!

Несколько минут спустя он сидел в санях и знал, что не пропустит вручение подарков ни за что в жизни. Они так долго и кропотливо работали над этим!

А еще он никогда не видел Кирстен такой счастливой. Ее глаза светились от радости.

Этот эпизод был прорепетирован не один раз. Санта читает имена детей, эльфы достают нужный подарок, и помощники относят их сгорающим от любопытства детям.

Улицы, обычно пустые и безлюдные, были наполнены детьми и их мамами, папами, бабушками и дедушками.

Улицу очистили от снега, поэтому Грант мог без проблем быть участником всего происходящего.

В толпе Майкл наблюдал за Кирстен. Он не мог оторвать глаз от ее лица, где слезы смещались с улыбкой. Он слышал крики детей, когда называли их имена, и видел их застывшие в предвкушении лица.

Имя Аманды Уотсон прозвучало в самом начале. Шестилетняя девочка даже не сразу поняла, что назвали именно ее. Майкл спрыгнул с саней и лично преподнес ей коробку с подарком.

Девочка посмотрела на своего старшего брата и с сомнением спросила.

— Это для меня?

Тот кивнул и помог ей распаковать коробку. Пока Аманда прыгала от радости, молодой человек посмотрел на Майкла и прошептал:

— Спасибо.

Уже в тот момент Майкл знал, что не забудет этот вечер никогда. Теперь и он имел право считать себя создателем этого праздника.

Наконец, подарки были розданы, и работники начали возвращаться в здание Секретного общества Санты: помощники, эльфы и все те, кому посчастливилось быть частью такого большого события.

Лулу взяла в руки микрофон и призвала всех замолчать.

— Подождите секундочку. Санта Клаус раздал еще не все подарки.

Это был момент, которого Майкл ждал уже не один день. Но, тем не менее, он не мог на нем присутствовать. Он знал, что все от него зависящее уже сделал. Поэтому он ушел, когда Санта начал зачитывать имена помощников и раздавать им подарки.

Его сердце было так переполнено радостью, что даже заболело.

Более того, до завтрашнего утра у него было еще четырнадцать часов работы, которую он должен был умудриться выполнить за десять часов. Завтра утром он ждал весь район на открытии читального зала. По крайней мере, ребятишки в своих подарках получили приглашение.

За эту ночь нужно было доделать последние мелочи. Снять с мебели бумагу, расставить книги, положить в вазы фрукты и протереть везде пыль.

Майкл засунул руки в карманы.

В это время Лулу кричала от восторга:

— Боже милостивый! Я поеду в Аризону! И уж я позабочусь о том, чтобы появиться там в новых дизайнерских туфлях!

Кирстен наблюдала, как ее знакомым вручали подарки, и была поражена щедростью и продуманностью вручаемых даров. Даже ее сестра и Грант получили подарки. Никто не был забыт.

Также Кирстен заметила, что Грант намного лучше научился справляться с инвалидной коляской. Сегодня утром Бекки увидела, что Кирстен наблюдает за ним, и сказала:

— Перестань думать о том, кем он должен был стать, и подумай над тем, кто он сейчас. Он ребенок с огромным сердцем и душой. Он не позволит себе растратить эту жизнь, жалея себя. Грант мог бы найти в себе эту силу без того несчастного случая, а может быть, и нет. Ты должна верить, что все, что происходит, имеет причину.

Кирстен задумалась. Уже четыре года она хотела, чтобы жизнь была такой, как надо, а не такой, как она есть. Но ведь остальные смогли начать жизнь заново, с чистого листа.

Ее сестра была счастлива. Грант был счастлив. Все выбрали счастье. Все, кроме нее.

Кирстен вернулась с небес на землю, когда Лулу передала ей подарок для Гранта: баскетбольный мяч, подписанный его любимым игроком. Никто, кроме нее, не знал об их приезде. Откуда же тогда взялись подарки? И кто мог знать о пристрастиях Гранта к баскетболу? Даже она сама не догадывалась об этом!

Но внезапно, когда Кирстен услышала свое собственное имя, она все поняла! Она начала высматривать Майкла. Ей, как воздух, был необходим его взгляд, его улыбка.

Ей необходимо было сказать ему, что она доверяет ему всем сердцем.

Но он, как настоящий Санта Клаус, раздал подарки и исчез.

Кирстен взяла коробку из рук Лулу и молча уставилась на нее. Сегодня Майкл Брустер сказал ей самые невероятные слова. Я тебя люблю. Что бы ни было в этой коробке, оно подскажет ей, так это на самом деле или нет.

— Открывай! — поторопили ее друзья.

Кирстен развернула бумагу дрожащими от волнения руками.

Через секунду она увидела «Рыцаря в сияющих доспехах». Как Майкл сумел достать эту статуэтку, если ее продали в первый же день? Тем более, что она не была почетным коллекционером. И уж тем более сам Майкл им не являлся.

Но почему Кирстен почувствовала в сердце разочарование, держа в руках самый желанный подарок? Что она хотела получить от Майкла? Он ведь и так показал, что готов смириться даже с тем, что абсолютно противоречит его вкусам. Он выполнил ее заветное желание.

Но проблема была в том, что он никогда не принимал эту ее часть характера. Ей всегда казалось, что Майкл ожидал от нее чего-то большего.

Все вокруг охали и ахали от восторга, зная, что значит для нее эта статуэтка.

Кирстен пыталась улыбаться, но осознание правды было столь болезненным, что она была готова разрыдаться.

Какое право она имела судить его, когда ее подарок уж точно не говорил об ее чувствах? Она купила ему абонемент на уроки танцев и в последнюю минуту добавила к этому подарку диск с песнями, которые она сама для него подобрала. Она даже купила ему нижнее белье с надписью «Ох, ох, ох». Правда, она предпочитала не вспоминать, каких усилий ей стоило зайти в магазин мужского нижнего белья.

К ней подошла сестра, посмотрела на подарок и даже не попыталась скрыть свое отвращение.

— Ужас какой, Кирстен, — сморщилась она. — Я тебе когда-нибудь говорила, как ненавижу эти штуки?

— Ты ненавидишь «Литла в любви»? — удивленно спросила Кирстен.

— А ты не понимаешь, почему?

Кирстен взглянула на картинку, изображенную на коробке. На нее смотрела пара влюбленных, которые преданно держались за руки. Как можно было это ненавидеть?

Ее сестра покачала головой.

— Видишь вот этого мужчину? Он как две капли воды похож на Кента.

Кирстен ошарашенно уставилась на картинку. Как она могла раньше этого не заметить?

Дрожащими руками она открыла коробку и достала фигурку. Кент в образе Смедли смотрел на нее, одетый в доспехи. Кирстен посмотрела на сестру, которая бросила мяч Гранту.

Единственным человеком, который надеялся, что Бекки снова будет вместе с Кентом, была Кирстен. Но теперь надежда умерла. Все кончено. Они никогда не будут вместе.

— Эй, мам, лови! — крикнул Грант и бросил ей мяч.

Но тот выскользнул из его рук и полетел по немыслимой траектории. Бекки попыталась дотянуться до него, но потеряла равновесие и упала на Кирстен.

Позже, собирая осколки от фигурки, Кирстен подумала, что могла бы держать ее намного крепче. Но вместо этого она отпустила ее, чтобы поймать сестру.

Статуэтка выскользнула из рук, взлетела вверх и со звоном упала на пол.

Кирстен уставилась на разбросанные осколки. Она точно знала, что сейчас все смотрят на нее. Грант был на грани слез.

Но Кирстен даже бровью не повела. Теперь она отчетливо понимала, что все в ее руках. Она может провести самое худшее в своей жизни Рождество, рыдая над осколками счастья. Или может сделать это Рождество лучшим из всех.

И Кирстен вместо грусти решила выбрать счастье. Она не могла вспомнить и дня за последние четыре года, когда чувствовала себя такой свободной.

Свободной. Легкой. Готовой ко всему.

Готовой принять мужчину, который ненавидел парадные костюмы, готов был уснуть на коробках и исчезал в момент, когда его могли бы утопить в овациях.

Мужчину, который готов был ее видеть как принцессой, так и зеленым эльфом.

Мужчину, чьи руки заставляли ее кожу гореть. Чьи губы будили в ней женственность и сексуальность. С ним она хотела быть не принцессой, а настоящей женщиной из плоти и крови.

Кирстен поняла самую грустную правду о себе: последние четыре года она боялась любить и боялась быть любимой. Она предпочитала дарить чувства Смедли, неживой скульптуре, которая не могла обидеть ее.

Майкл говорил ей об этом еще тогда, когда она сама даже не могла понять, что с ней происходит. Он помог ей найти в себе силы полюбить реального, настоящего человека.

Можно всю жизнь искать рыцаря в сияющих доспехах или принца на белом коне, что, в конце концов, приводит к риску потерять того, кто ходит рядом с тобой.

Кирстен вся наполнилась ясностью и озарением. Она вспомнила лицо каждого ребенка, которому вручила сегодня рождественский подарок. Она позволила себе прочувствовать все то, что запрещала себе чувствовать раньше: их счастье и боль, их надежды и мечты.

Кирстен начала смеяться, и как раз в это время часы пробили полночь. Вашингтон-стрит наполнилась радостными криками и поздравлениями.

— Бекки, ты вернешься сама в отель? — спросила Кирстен. — Мне необходимо найти Майкла.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Рождество. 00,10

Дверь скрипнула, Майкл поднял голову и увидел Лулу, которая вальсом влетела в комнату, кинулась ему на шею и буквально задушила в объятьях.

— Ты должен был остаться! — сделала она ему выговор. — Все догадались, кто стоит за этими подарками. Они хотели поблагодарить тебя.

— Они могут это сделать завтра, — спокойно парировал Майкл. — Кирстен понравился ее подарок?

— Он разбился…

— Что?!

— Разбился. Ее племянник баловался с баскетбольным мячом. Его мама пыталась поймать мяч, но не удержалась и упала прямо на Кирстен. Статуэтка вылетела у нее из рук и разбилась. — Лулу протянула ему коробку. — Я собрала здесь практически асе обломки. На всякий случай, если ты купил это с помощью кредитки. Иногда они предлагают поменять покупку…

— Как отреагировала Кирстен? — спросил Майкл, зная, что никогда не сможет обменять эти осколки.

— Она рассмеялась.

Несмотря на то, что Майкл гонялся за этой фигуркой чуть ли не по всему свету, он почувствовал радость. Наверное, когда Кирстен будет девяносто лет, она и тогда не перестанет его удивлять.

— Эй, — позвал Майкл мальчика, который зашел в костюме волшебника с рисунками для украшения стен. — Как думаешь, ты сможешь нарисовать картинку с этой коробки на стене?

Ребенок был вне себя от радости от такого заказа.

Когда он принялся за задание, в дверь просунулась голова другого молодого человека.

— Есть какая-нибудь работа для меня, босс? — спросил он.

Майкл не мог всех заставлять работать в праздник. Это его дома никто не ждет, поэтому он может работать хоть всю ночь.

— Сегодня Рождество. Иди домой и побудь со своей семьей.

— Но Рождество наступило уже пятнадцать минут назад, — улыбнулся тот. — И теперь вы — моя семья.

Дверь снова открылась.

— Нет, Барни, — заявил Майкл. — Твоя мама хотела, чтобы ты был дома этой ночью.

Барни упрямо покачал головой.

— Я закончу то, что начал. Мне немного осталось.

Лулу поцеловала Майкла прямо в губы.

— Всегда мечтала поцеловать Санта Клауса, — сказала она. — Теперь покажи мне, где у вас тряпка и порошок, я все помою.

Дверь открывалась снова и снова. Его команда — точнее, его семья — пришла поддержать его.

— В Рождество есть дела поинтереснее, чем заливать раствор, — проворчал Майкл, но никто не сдвинулся с места. — Хорошо. Будем надеяться, что мы не начнем новую рождественскую традицию: собираться все вместе и заливать раствор.

Рождество, 1.00…

Кирстен слышала звон колоколов. Закончилась рождественская служба. Где Майкл? Как она могла позволить ему уйти?

Он так много сделал для нее. Все ее возродившиеся чувства и надежды были связаны с ним. Ее семья приехала на Рождество только благодаря ему. А что она дала Майклу в ответ?

Человеку, который этим вечером совершил маленькое чудо для каждого и который привез ей сестру и племянника.

Как она его отблагодарила? Оставила одного!

Это было его первое Рождество без семьи, а она так была увлечена своими проблемами, что даже не подумала, как трудно ему сейчас приходится.

Вот чего она хотела от любви. Заботы друг о друге. Все полагали, что Кирстен не эгоистка, раз работает в Секретном обществе Санты и всем помогает. На самом деле ее всегда заботило, что чувствует именно она. Она искала для всех подарки, потому что это была ее самоцель. Таким образом, ей хотелось думать, что она все держит под контролем и что больше никогда не повторится трагедия, подобная той, что случилась с Грантом.

Но теперь Кирстен была готова пожертвовать своими интересами ради интересов любимого человека.

Она не знала точно, где живет Майкл, но вспомнила, что как-то он упомянул о соседстве с мистером Теодором. А адрес старика Кирстен знала из журнала клуба читателей.

Она быстро добралась до дома мистера Теодора, который сверкал так, как ни один дом в округе. Точнее, все дома были украшены, кроме одного. Можно было догадаться, что это дом Майкла, даже без таблички на воротах.

Он исполнил все ее желания. А она позволила вернуться ему в этот пустой и одинокий дом.

Кирстен глубоко вздохнула, поправила костюм эльфа и постучала в дверь. Ответа не было. Она позвонила. Снова тишина. Кирстен поднялась на цыпочки и постаралась заглянуть в окно.

— Майкл! — позвала она.

— Кирстен?

Она чуть не упала со ступенек.

— Ой, мистер Теодор, что вы здесь делаете?

Старик стоял на дороге, держа в руках какой-то кулек.

— Я как раз собирался задать тебе этот же вопрос. Майкла нет дома. Он еще не пришел. Он обычно ставит машину перед домом.

Кирстен расстроилась. Она так надеялась увидеть его сейчас!

Но это не остановит ее.

Раньше, если бы она пришла домой к мужчине ночью, а его бы не оказалось, она бы сразу вспомнила Кента и подумала о худшем. Но Майкл сегодня признался ей в любви. И он не шутил, хоть и назвал ее перед этим лягушонком. Он даже ради нее согласился надеть костюм эльфа! И если это не любовь, то любви на свете нет совсем!

Кирстен сегодня решила, какой подарок сама себе преподнесет: доверие к другим.

— А вы не знаете, где он может быть? — спросила Кирстен. — Я волнуюсь. Это его первое Рождество без семьи. Не хочу, чтобы он был один.

— Думаю, он вряд ли придет сюда сегодня, — ответил мистер Теодор. — В этом доме всегда шумно встречали Рождество. Его мать очень любила этот праздник. Она была замечательной женщиной.

— Не удивляюсь, раз она вырастила такого сына.

— Да, — мистер Теодор довольно улыбнулся. — Мы с его мамой всегда устраивали соревнование, кто ярче украсит новогоднюю елку. Я сомневаюсь, что у Майкла она вообще есть.

Кирстен отошла от двери и вгляделась в темное окно.

Мистер Теодор прав. Там не было ни елки, ни украшений. Кирстен первый раз в жизни видела такую печальную комнату. Огромное кресло и гигантский телевизор — вот все, что стояло в гостиной.

— Ах, мистер Теодор, — вздохнула Кирстен.

— Пойдем, дорогая, положим малыша в кроватку вместе.

— Малыша?

Он аккуратно развернул кулек, который держал в руках.

— Обычно я кладу его снаружи, как только часы пробьют полночь. Но годы уже не те, и я проспал. Должно быть, шум твоей машины разбудил меня.

Кирстен смотрела, как мистер Теодор кладет ребенка в кроватку около фигур Марии и Иосифа. Рядом с ними даже стояла овечка.

Естественно, это был не настоящий ребенок. Это была небольшая игрушка.

Но, наблюдая за тем, как старик трепетно обращается с ним, Кирстен подумала, что ничего не может быть лучше, чем подарить любимому мужчине ребенка.

Она поняла, что мир не крутится вокруг принцев и принцесс, рыцарей и их дам сердца, звезд и их статуса. Мир создан для простых людей и их радостей. И рождественский подарок — не обязательно розы и вино, конфеты и цветы. Это может быть что-то более сильное и прочное.

Это любовь, которая переживает все споры и несчастья. Любовь, которая находит в себе терпение сидеть около плачущего ребенка всю ночь напролет.

— Интересно, смогу ли я найти елку в этот час? — подумала вслух Кирстен.

— Их еще много осталось в магазине за углом. Там сейчас никого нет. Но у меня есть ключ, на всякий пожарный случай. Думаю, этот случай именно такой.

Кирстен выбрала самую шикарную елку и улыбнулась при мысли, что ее могут арестовать за кражу елки в костюме эльфа.

Еще полгода назад она не могла бы и представить, что способна на такое! И именно это она ценила в любви. Способность превратить неспешную жизнь в водоворот событий.

Кирстен разработала целый план. Она украсит его дом рождественскими игрушками. И, может быть, они даже приготовят утку вместе с ее сестрой, и тогда все вместе устроят праздничный вечер.

Кирстен с трудом запихнула елку в машину, хотя ее лапы так и остались торчать из окон машины.

Когда она вернулась, в доме Майкла горел свет, где мистер Теодор готовил горячий шоколад. Кухня Майкла выглядела так, будто на ней уже давно никто не готовил. Кирстен огляделась и увидела целую историю их семьи в развешенных на стенах фотографиях.

— Я кое-что принес из дома, — сказал мистер Теодор. — У него даже молока не оказалось.

Кирстен заглянула в холодильник. Там было так же пусто, как и во всей квартире. Все это время Майкл старался сделать Рождество особенным праздником для всех вокруг, а у самого в холодильнике не было даже масла.

— Да, я еще кое-что захватил, — добавил старик.

«Кое-что» означало множество коробок с украшениями.

И Кирстен, и мистер Теодор работали до тех пор, пока дом не превратился в настоящую рождественскую игрушку.

— Думаю, он справится, Кирстен. Хотя было время, когда я в этом сильно сомневался…

— Но почему я? — внезапно спросила она. — Почему вы послали его ко мне? Откуда вы узнали, что я в еще большей беде, чем он?

Мистер Теодор выглядел удивленным.

— Но, дорогая, я этого не знал. Я послал его помочь детям, которые могли остаться без подарков. Кстати, о подарках. Под дерево-то мы ничего и не положили. Я сейчас вернусь.

Кирстен положила под елку подарки, которые приготовила для Майкла, и уже через минуту вернулся мистер Теодор с фотографией в руках.

— Я снял это, — объяснил он, — за день до их отъезда на Аляску.

Он протянул фотографию Кирстен. На ней была полная счастливая семья перед этим самым домом. Майкл стоял рядом с братом, который был немного ниже ростом и хитро улыбался, а рядом отец и сияющая от радости мать…

Мама Кирстен всегда говорила ей, что человек остается в памяти с таким лицом, которое он заслужил. Мать Майкла получилась на этой фотографии чрезвычайно хорошо. Эта женщина любила и была любима, несмотря на то, что ее окружали не рыцари в сияющих доспехах, а простые мужчины.

Но судя по их лицам, движениям, судя по тому, как они ее обнимали, Кирстен знала, что эта женщина была прочно защищена от всех невзгод. И хотя эти мужчины не носили доспехов, в душе все они были настоящими рыцарями.

Наконец Кирстен зажгла всю иллюминацию, чтобы теперь Майкл мог легко найти дорогу домой. Когда все было сделано, мистер Теодор пожелал ей счастливого Рождества и ушел.

Кирстен калачиком свернулась на кресле Майкла и незаметно для себя провалилась в сон.

Ее разбудил звонок мобильного телефона.

— Кирстен! — закричала ей в трубку сестра. — Ты где?

Кирстен тряхнула головой и открыла глаза. Свет пробивался сквозь окна. Майкл так и не пришел домой? Все ли с ним в порядке?

— Ты знаешь, где Майкл? — ответила вопросом на вопрос Кирстен.

Последовала пауза.

Где этот мужчина, который предпочел встретить Рождество в одиночестве? Она должна срочно найти его и признаться в том, что любит его, в том, что готова раскрыть перед ним душу. Больше никаких секретов.

— Я знаю, где Майкл, — наконец ответила Бекки. — Он мне поручил доставить тебя к нему. Ты можешь подъехать к отелю?

Кирстен все еще была в костюме эльфа, но это ее волновало меньше всего на свете.

Через десять минут она уже была у отеля.

— Садись, — приказала ей сестра. — И побыстрее. Меня убьют, если мы опоздаем.

— Но я не хочу больше никаких сюрпризов от него! Теперь моя очередь!

— Помолчи и наслаждайся, — сказала сестра.

— Ты мне глаза хочешь завязать? Это шутка?

Оказалось, что Бекки была настроена серьезно. Кирстен с завязанными глазами села в машину, а за руль села ее сестра. Главное, чтобы полицейский не остановил ее и не арестовал за похищение эльфа.

Машина, наконец, остановилась. Кирстен слышала множество голосов и радостный смех.

И вдруг она почувствовала его губы и запах.

— Ага. А вот и мой любимый эльф!

— Что ты задумал?

Он снял с нее повязку, и первую секунду Кирстен видела только его глаза.

Это были глаза не такого мужчины, который бы провел Рождество в отчаянии.

— У меня для тебя подарок, — сказал он.

— Ты уже подарил…

Он положил палец ей на губы, взял за плечи и развернул.

Кирстен повернулась и увидела, что они находятся на углу Вашингтон-стрит. На улице было столько же народу, сколько в рождественскую ночь. Детишки надели их новые куртки. Малыши стояли в обнимку с мягкими игрушками, а у детей постарше были с собой плееры.

Кирстен взглянула на здание, которое увели прямо из-под ее носа. Оно было полностью отреставрировано.

— Грант, — сказал торжественно Майкл. — Открой название.

Грант стянул с вывески кусок ткани. Открылась надпись: «Читальный зал Гранта Бэйкера».

Грант от радости начал ездить туда-сюда по улице.

— Ура! В честь меня назвали дом!

Кирстен показалось, что у нее земля уходит из-под ног, но Майкл не дал ей упасть.

— Хочешь посмотреть, что внутри? — прошептал он.

Кирстен смогла только кивнуть. Майкл провел ее через улицу. Двери распахнулись.

Внутри был настоящий рай. Огромное количество полок с книгами, мягкий свет, деревянные полы, большие кресла и цветные подушки. Дети начали заходить в здание, и вскоре все были увлеченно заняты поисками интересующих их книг.

Кирстен взглянула на стены. Они были волшебные. Все герои сказок радостно улыбались ей со стен. А на самой большой стене был нарисован Смедли в полный рост на белой лошади. Наклонившись, он целовал руку своей возлюбленной. Только Смелди не выглядел больше как Кент. Он был похож на Майкла, а его дама сердца — на нее саму!

— А я неплох в доспехах, не так ли? — улыбнулся Майкл.

Кирстен улыбнулась в ответ. Эмоции переполняли ее.

Она попрощалась с сестрой, поцеловала Гранта и сказала Майклу:

— Теперь моя очередь удивлять тебя. Нам пора домой.

Увидев свой дом, Майкл опешил.

— Ничего, что я здесь похозяйничала? — обеспокоенно спросила Кирстен.

— Ты не могла придумать ничего лучшего, — ответил он и крепко прижал се к себе.

Кирстен усадила Майкла на кресло и начала разворачивать его подарки. Он посмеялся над абонементом в школу танцев, попробовал ее выпечку и не сказал ни единого слова, увидев нижнее белье. Лишь смотрел на нее так долго, пока Кирстен не загорелась ярче, чем звезда на верхушке елки.

Майкл рассмеялся.

— Вот чего я хотел на Рождество! Смущения Кирстен.

Затем он засунул в уши наушники от плеера.

— Хочешь потанцевать?

— Да.

Им пришлось танцевать очень близко друг к другу, чтобы слышать музыку в плеере.

Наконец Кирстен принесла ему фотографию.

— Это от мистера Теодора.

Майкл долго изучал лица, которые он больше не увидит в этой жизни. Затем он поставил фотографию на журнальный столик.

— Добро пожаловать домой, — тихо сказала Кирстен.

— Пока это еще не дом.

— Нет? — Кирстен оглянулась по сторонам, пытаясь понять, что она пропустила.

Майкл взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

— Ты можешь сделать мне подарок, который я хочу больше всего на свете. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

Кирстен не могла выговорить ни слова. Она лишь кивнула, и тогда Майкл стал кружить ее по комнате до тех пор, пока она не покраснела до кончиков ушей.

— Вот! — радостно сказал он. — Вот чего я хочу. Хочу вгонять тебя в краску до самой старости. Добро пожаловать домой, Кирстен.