/ / Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Игра по-шотландски

Кэтрин Росс

Слухи разносятся быстро. Кто-то что-то сказал, кто-то подал это в своей интерпретации — и пожалуйста, новость готова. Вот так и у героев романа: Эмма Синклэр и Фрейзер Маккларен были невзначай помолвлены…

Кэтрин Росс

Игра по-шотландски

ГЛАВА ПЕРВАЯ

От изумления Эмма широко раскрыла глаза. То, что предлагала ее подруга, было просто нелепо.

— Мы с Джонатаном развелись без скандала, как и положено интеллигентным людям, но у меня нет абсолютно никакого желания обращаться к нему за помощью. Даже если на мою голову обрушится снежный ком, слепленный из серьезных проблем.

— Дорогая, так зима, считай, наступила, и я думаю, в Шотландии с неба упадет нынче много снега, в том числе и на твою бедную головушку, — весело произнесла Тори. — Советую: продавай свой домик и возвращайся побыстрее в Лондон, в цивилизованный мир.

— Не хочу возвращаться в Лондон. Конечно, я скучаю по друзьям, но гармония и спокойствие, царящие здесь, мне сейчас нужнее.

Эмма приложила телефонную трубку к другому уху и раздвинула оконные занавески.

Солнце уже садилось. Его золотистые отблески падали на гладкую поверхность озера, прикасались к горам, придавая им мягкие очертания, окрашивали поля в чарующие золотые оттенки. Над озером парили ласточки, описывая круги так, будто пытались настичь невидимую добычу. Скоро они улетят на зимовку в далекие края, но она-то уж конечно останется, пообещала сама себе Эмма.

— А как Джонатан? — спросила она ласковым голосом, закрывая шторы.

— Можно сказать, как всегда, в центре внимания. К тому же готов начать подбор актеров для своего нового фильма. Очевидно, это будет что-то грандиозное, чуть ли не историческая эпопея. Не удивительно.

Совсем нет. Ведь Джонатан был режиссером-постановщиком, которому всегда сопутствовал успех. А еще его окружали толпы поклонников, где бы он ни появлялся.

— На последней вечеринке мы обменялись парой слов, — продолжала Тори. — Он спросил, не хочу ли я сыграть небольшую роль в его очередном фильме, но я сообщила ему, что уже согласилась на роль главной героини в картине Тома Хьюберта. Это выбило почву из-под ног Джонатана. — Смех девушки напоминал игривый звон колокольчика, но помимо этого в нем слышалось некое злорадство.

— У него хорошие намерения, Тори, — прервала ее Эмма, неожиданно встав на защиту своего бывшего мужа. — Джонатан совсем не плохой.

— Знаешь, в чем твоя проблема, Эмма? Ты слишком милая и добрая. Джонатан бросил тебя в беде. А это говорит о том, что он подлый человек.

— Неправда. Мы разошлись по взаимному согласию. Просто решили, что будет лучше, если каждый из нас пойдет своей собственной дорогой, — отрезала Эмма и затем, дабы не бередить сердечные раны, быстро сменила тему: — Что еще он сказал?

— Ну, сказал, что ищет необычную местность для съемок своего фильма. Пустошь, таинственное озеро, старый дом, хранящий легенды прошлого.

Эмма вновь широко раскрыла глаза.

— Кажется, ты описываешь место, где я сейчас нахожусь…

— Неужели? Похоже, это судьба.

Эмма улыбнулась, а Тори внезапно «раскололась»:

— Я не могла удержаться, Эмма. Поведала Джонатану о твоем загадочном дядюшке, который внезапно умер и оставил тебе в наследство живописное имение в Шотландии.

— Надеюсь, ты не ляпнула, что дядя оставил мне еще свои долги и что его имение практически разорено?

— Конечно, нет. Я сказала одно: ты сейчас попала в настоящую сказку и в восторге от этого.

— Какой была его реакция? — спросила Эмма осторожно.

— До него уже дошли слухи, что ты покинула Лондон… — заколебалась Тори. — И он сказал: еще месяц — и она вернется в город, она принадлежит к типу людей, которые постоянно убегают и прибегают обратно.

Эмма сжала кулаки. Как он посмел так пренебрежительно отзываться о ней? Это доказывает, что Джонатан никогда не знал, какая его жена на самом деле. Ну, она еще покажет себя…

— Но он также обронил, что ему было бы интересно взглянуть на твое поместье. Возможно, оно подойдет для съемок нового фильма.

— Да пошел он к черту. Пусть только приедет сюда.

— Не будь так опрометчива, Эм. Ты знаешь, сколько денег можно получить за предоставление съемочной площадки? Уверяю тебя, это совсем не мелочь.

— Я знаю.

— Ты говорила мне, что пойдешь на все, лишь бы остаться здесь. Но твои нынешние долги слишком велики, не так ли? Не говоря уже о ремонте, который требуется имению…

— Да, — безжизненным голосом произнесла Эмма.

— Так воспользуйся появившимся шансом. Джонатан живет сейчас в «Хилтоне». В Лондоне пробудет еще два дня. Он дал мне номер своего телефона. Все, что тебе нужно, так это позвонить ему и сообщить, что ты заинтересовалась его проектом.

Эмма колебалась:

— Я подумаю.

— Хорошо. Ну, счастливо! До встречи, — произнесла Тори и повесила трубку.

После телефонного разговора Эмма как-то приуныла. Давила тишина, воцарившаяся в доме.

А ведь до звонка ее настроение было другим — она энергично распаковывала чемодан с одеждой и обувью. Впрочем, по всей видимости, зря. Вечерние платья и аккуратные деловые костюмы, которые она использовала, когда работала секретарем на телевидении, здесь смотрелись совершенно неуместно. Ей не нужно было привозить их в разваливающееся на глазах поместье. Скорее всего, не предвидится никакого повода надеть что-либо из этих нарядов.

Эмма осмотрела комнату, в которой находилась. Потрепанные ситцевые занавески, ставшие шаткими стулья, казалось, знали лучшие дни. Дни, когда это помещение смотрелось достаточно элегантно. Подобную версию подкрепляли хорошо сохранившийся камин и отделанные массивными панелями стены. Что же касается дома в целом, то здесь мало комнат, пригодных для жилья. Крыша протекала, и поэтому в комнатах наверху спать было невозможно.

Мысли об этих проблемах вызвали у Эммы такую панику, что она призадумалась, правильно ли сделала, приехав сюда из Лондона. Даже службу свою оставила. Конечно, зарабатывала она не слишком много, но, по крайней мере, могла позволить себе снимать квартиру. А вот дом содержать было ей явно не по карману.

Позвонить Джону? Не такая уж плохая идея. Тори права: киношники заплатят большие деньги за предоставление территории и строений имения для съемок фильма. Вот и пойдут они на обустройство этого местечка.

Но… но… Если бы кто-то еще, не ее бывший муж, отвечал за киносъемочный процесс, Эмма сразу бросилась бы к телефону. А сейчас лишь при одной мысли о том, что она вновь услышит его, а возможно, даже и увидит, кровь закипала у нее внутри подобно огненной лаве. Нет, Эмма не испытывала романтических иллюзий в плане их отношений. Ведь ее любовь к Джону умерла в тот день, когда он ушел. Но она очень боялась воспоминаний о прошлом: при встрече с бывшим мужем они заставят ее страдать сильнее.

Эмма попыталась отогнать тяжелые мысли и занялась одеждой. Уложила по-новой в чемодан свои платья, костюмы. Она попросит Тори продать все в Лондоне. Это принесет неплохие деньги.

Эмма уже искала в чемодане место для очередной пары обуви, как вдруг остановилась и перевела взгляд на серебряные туфельки с высокими тонкими каблуками. Их ей купил Джон. Она пришла в них на премьеру одного из его фильмов. Изящные туфли прекрасно сочетались с длинным серебристым платьем, что создавало великолепный ансамбль.

Молодая женщина перебрала одежду и нашла это платье. Подчиняясь какому-то непонятному импульсу, она сбросила кроссовки, джинсы и джемпер, надела платье, серебряные туфли и подошла к зеркалу. Потрясающе! Платье облегало фигуру, подчеркивая прекрасную грудь и тонкую талию, придавая длинным золотистым волосам Эммы еще больше блеска…

Да, она, несомненно, красива. Но это, увы, не принесло ей счастья. Поначалу, правда, отношения с Джоном складывались отлично. До тех пор, пока не выяснилось, что она никогда не сможет родить ему ребенка. И постепенно любовь мужа к ней начала увядать, а затем угасла совсем.

Словно в подтверждение этого, солнце окончательно рухнуло за горизонт. Эмма включила лампу. Свет на долю секунды озарил комнату и потух. Нахмурившись, она еще раз нажала на выключатель — безуспешно.

— Черт! — Ее голос звучал неестественно громко, нарушая тишину в доме. Придется найти свечи и спуститься в подвал, чтобы проверить пробки. Дрожь охватила ее.

Хотя днем ей нравилось уединение в поместье, ночью это было немного пугающе. И потому она, конечно, не хотела оставаться без света.

Эмма подошла к столу у окна и обшарила все ящики. Слава богу, обнаружила спички. Только попыталась зажечь одну из них, как вдруг услышала громкий стук. Эмму охватил ужас. Она поняла, что кто-то ломится в парадную дверь. Пожаловали незваные гости.

Эмма осторожно выглянула в окно. Но поскольку было темно, увидеть, кто нарушил тишину, не представлялось возможным. Жутковато. Она решила не подходить к двери. Но стук раздался снова. Весьма нетерпеливый пришелец!

Она бросилась в коридор, намереваясь взглянуть на незнакомца из окна в холле. А может, это кто-то из своих? А может, за дверью не один человек, а несколько?

Громыхнул почтовый ящик — видимо, сорвался со стены. Сердце Эммы учащенно забилось от предчувствия чего-то неприятного.

— Мисс Синклэр? — раздался глубокий голос с шотландским акцентом. — Мисс Синклэр, я Фрейзер Маккларен, ваш ближайший сосед.

Имя было знакомым. Поверенный ее дядюшки упоминал некоего Маккларена. Она попыталась вспомнить, в связи с чем. Ах да. Поверенный рассказывал о длительной вражде, существовавшей между ее дядей Этаном и этим человеком.

— Что вы хотите? — откликнулась она осторожно, не желая открывать дверь совершенно незнакомому мужчине.

— Ваша коза щиплет траву в моих угодьях. Безобразие. — В голосе соседа слышались нескрываемые нотки раздражения.

— Как вы узнали, что коза моя?

— По клейму в виде большой красной буквы Э, — огрызнулся он. — В деревне говорят, что оно сейчас в вашем распоряжении.

Эмма колебалась.

— Мисс Синклэр, вы откроете дверь? Или мне оставить животное на крыльце? Я не могу околачиваться здесь всю ночь, у меня есть дела поважнее.

— Подождите минутку.

На тумбочке стояла допотопная керосиновая лампа. Эмме потребовалось несколько секунд, чтобы зажечь ее при помощи спичек. Света от старушки было мало, но это лучше, чем полнейшая темнота. Эмма открыла дверь, не забыв про цепочку. Хоть какая-то гарантия безопасности.

— Вы можете подойти немного ближе, чтобы я смогла вас рассмотреть? — попросила она.

— Желаете проверить, не чужак ли я?

Эмма уловила игривые нотки в его хрипловатом голосе.

— Как я могу узнать, что вы тот, за кого себя выдаете?

— Вопрос вопросов. Паспорта у меня с собой нет. Ладно, тогда давайте прощаться. Оставляю вашу козу здесь. И учтите, я не хотел испугать вас. Все, ухожу.

Какие-то почти нежные интонации в голосе Фрейзера успокоили Эмму. Даже если у ее дяди были разногласия с соседями, это совсем не означает, что они опасны, подумала она и… открыла дверь.

Внешность Фрейзера Маккларена сразила ее наповал. Очень хорош собой. Смуглая кожа, мужественные черты лица.

На молодом человеке был кремовый свитер, который прекрасно подходил к его темным глазам, а черные джинсы смотрелись на его статной фигуре просто великолепно.

В мерцающем свете лампы могучие плечи и решительный, волевой подбородок Маккларена производили неизгладимое впечатление. Густые вьющиеся волосы делали его облик еще более неотразимым.

Они смотрели друг на друга не отрываясь. На какую-то долю секунды у нее создалось впечатление, что он так же удивлен, как и она. Потом она поняла, почему. Эмма выглядела так, будто только что вышла из танцевального зала, а не из старого, наполовину разрушенного холла. Ведь она была в длинном вечернем платье. Золотистые волосы спадали на ее плечи, на ногах блестели серебром туфельки на тонких каблуках.

Фрейзер перевел взгляд на лампу, которую она держала в руке.

— Я прервал сеанс магии? Или вы всегда ходите в таком наряде при выключенном свете? — спросил он весело.

— Какой сеанс? — Эмма знала, что выглядит в этом платье великолепно, но она вовсе не эксцентричная ясновидящая. — У меня проблемы с электричеством, — заявила она, не зная, как объяснить соседу свое появление перед ним в столь нелепом виде. Своего рода экскурс в прошлое посредством вещей, подаренных мужем, был только ее привилегией и никого не касался…

— А вы оплатили счета?

— Счета?

— Да, за электричество, — произнес неожиданно Фрейзер.

— Конечно, — она уставилась на него.

Молодой мужчина усмехнулся.

— Что вы будете делать с другой проблемой?

— Какой проблемой? — спросила она, восхищаясь про себя красотой его глаз, темных как ночь.

— Вы забыли про свое домашнее животное. — Он махнул рукой в сторону. — Я обнаружил козочку в своем поместье. Сейчас она привязана к моей машине.

— О, да, — спохватилась Эмма. — Я буду через минуту. Только надену свитер.

— Свитер, конечно, не помешает. — Он окинул критическим взглядом ее туфли. Губы Маккларена изогнулись в кривой усмешке.

Эмма пыталась не замечать его язвительности, даже хотела предложить содействие в деле водворения бессовестной козы на место, но понимала: по мнению соседа, она способна оказать такую же помощь, как бабочка при строительстве здания.

Он огляделся и вошел в помещение.

— Много лет я не переступал порог дома Этана, — заметил Фрейзер сухо. — Думаю, сейчас он переворачивается в могиле.

— Почему? — Эмма резко остановилась.

Он неопределенно пожал плечами.

— Вы еще долго? У меня куча дел.

— Одну минутку. — Эмма открыла дверь в комнату и поставила лампу на шкаф. — Трудитесь допоздна? — спросила она, доставая свитер и напяливая его поверх платья.

— Работа на ферме не похожа на службу в офисе, как вам, должно быть, известно, — произнес он, растягивая слова. — Вы не можете объяснить своим животным, что рабочий день заканчивается в половине шестого. — В его голосе снова появились веселые нотки.

Фрейзер наблюдал, как девушка надевала свитер, снимала туфли и облачалась в кроссовки. Смотрелась она сейчас забавно: длинное вечернее платье, шерстяной свитер и спортивная обувь — класс!

— Готова, — бодро проговорила она, убирая волосы со лба.

Он откликнулся не сразу — осматривал комнату, в которой по всем углам была разбросана красивая одежда.

— Что вы здесь делали? Устраивали показ мод?

— Я распаковывала вещи.

Он нагнулся и взял в руки туфельку с изящным кружевным ремешком и высоким каблуком.

— Вы собираетесь прогуляться по проспекту, я так понимаю? — саркастически выговорил Фрейзер.

Она слегка покраснела.

— Что-то вроде того.

Эмма забрала у него туфлю, решив не объяснять, что как раз намеревалась избавиться от этого имущества.

— Мы идем?

— После вас. — Он распахнул дверь.

Снаружи было холодно. Полная луна величественно парила в воздухе и окрашивала все в серебро, отражаясь в неподвижных водах озера.

— Где вы припарковались? Я не слышала, как вы подъехали. — Эмма старалась не отставать от Фрейзера.

— Я не мог приблизиться к дому, потому что ваши ворота закрыты.

— Извините. — А, собственно, почему она извиняется? В конце концов, она ведь не знала, что он приедет.

Но сейчас Эмма умоляла небеса об одном: чтобы Фрейзер шел медленнее. Не видит, что ли, — она практически бежит за ним.

Его «лендровер» попал в поле зрения, когда они завернули за угол. Старая развалюха. Создавалось впечатление, что ее оставили здесь со Второй мировой войны. Когда они подошли к воротам, Эмма вдруг осознала, что ей придется перелезать через них. Сюрприз, приготовленный самой себе: ключи-то остались дома.

Забор не был слишком высоким, и, если бы она была в джинсах, не возникло бы никаких проблем. А что же сейчас?

— Нужна помощь? — поинтересовался Фрейзер, готовившийся к прыжку.

— Нет, спасибо. Только подержите лампу, — она протянула ему светильник.

Он затушил свет и поставил светильник на траву.

— Нам это не пригодится, — произнес Маккларен, когда она взглянула на него с раздражением.

Но он был прав. Все вокруг освещала луна. Даже подчеркивала высокомерное выражение его лица — смотрел он на Эмму оценивающе и очень серьезно.

И что же она сделала, попав в столь необычную ситуацию? Приподняла платье, невольно демонстрируя загорелые длинные ноги, и попыталась самостоятельно перемахнуть через забор. Начало было достойным. Но потом, о ужас, она неправильно поставила ногу и споткнулась.

Фрейзер ухватил ее за талию.

Их тела соприкоснулись. Она услышала приятный и какой-то особенный запах, исходящий от молодого мужчины.

Взволнованная, Эмма быстро шагнула в сторону.

— Простите…

— Все в порядке, — произнес он сухо.

Очевидно, этот эпизод не произвел на него такого впечатления, как на нее. Дабы скрыть замешательство, она промолвила:

— Не знаю, как здесь вырвалась на волю козочка. Через эти ворота не так-то просто пройти.

— В изгородях полно щелей, ваш забор — просто позор, — прокомментировал Фрейзер без эмоций, но в рифму. — Слон мог бы тоже найти здесь лазейку.

— Пожалуйста, чувствуйте себя свободнее, не сдерживайте критику, — пробормотала Эмма с сарказмом, забыв о неловкости, которую испытывала совсем недавно.

— Отлично. Ну так слушайте. Если вы позволяете своим домашним животным бродить по всей стране, то это ваше личное дело. Но оно становится моим, когда эти самые животные ступают на мою землю и опустошают ее.

— Сожалею. — Эмме пришлось признать, что он прав. — Коза нанесла большой ущерб? — спросила она очень серьезным тоном и чуть не расхохоталась.

Фрейзер мельком посмотрел на нее, когда подходил к «лендроверу».

— Представьте, она сжевала четыре пары нижнего белья и кое-что из постельного. Не считая травы на моем лугу.

— Четыре пары… — Эмма давилась от смеха. Она порадовалась, что именно в этот момент луна скрылась за облаками. Стало темно. Слава богу, Маккларен не увидит выражения ее лица. — Ваша жена, должно быть, сильно расстроена. — Эмме с трудом удавалось сохранять серьезность.

— У меня нет жены, только экономка. Признаюсь, она далеко не в восторге от случившегося.

Эмма подошла к Фрейзеру ближе. Луна снова появилась из-за облаков. И тут они оба посмотрели на козу. Вредительница весело сверкала глазищами.

— Пошли, чудовище, — проворчал Фрейзер и потащил животное за веревку.

Коза недовольно заблеяла, выразив таким образом протест против насильственных действий человека.

— Вперед, у меня нет времени возиться с тобой, — возмутился Фрейзер.

Животное отскочило в сторону.

— Слушайте, держите конец веревки, поняли? — обратился Фрейзер к Эмме, одновременно пытаясь заарканить коварную проказницу.

Не тут-то было. Коза рванулась в другую сторону.

— Ловите ее…

Поздно. Коза как оглашенная промчалась мимо Эммы и потащила ее за собой.

— Бросьте веревку, вы разобьетесь.

Вместо этого Эмма ринулась к козе, все же пытаясь ее остановить, но потеряла равновесие и упала. Приподнявшись, она увидела следующее: коза резво подскочила к дыре в ограде — и была такова…

— Вы в порядке? — Фрейзер подбежал к Эмме, предлагая ей в качестве опоры свою руку.

Игнорируя его помощь, она сама встала на ноги.

— Все прекрасно.

Эмма отряхнула одежду и вдруг увидела на своем платье огромное грязное пятно. Да, повеселились.

— Это послужит вам уроком: не пытайтесь приручать животных в вечернем наряде, — пробормотал Фрейзер, вложив в свое поучение определенную долю юмора.

— Есть, сэр.

Маккларен ухмыльнулся.

— Ну, полагаю, до утра проклятую козу нам не отловить. Впрочем, пошлите кого-нибудь из рабочих на ее розыски. Нечего ей бродить по окрестностям.

— Конечно, — согласилась Эмма. — Я скажу об этом Брайану, но только завтра. — Она отцепила комочек земли от свитера.

— Брайан Робинсон? Он еще работает здесь? — недоверчиво поинтересовался Фрейзер.

— Да. Почему вы спрашиваете?

Фрейзер покачал головой и подошел к дверце своего «лендровера».

— Вы собираетесь выставить на продажу это поместье? — не отвечая на вопрос девушки, полюбопытствовал он.

— Нет, я останусь здесь и позабочусь об имении сама.

— Вы? Одна? — Он был явно шокирован.

— Почему бы и нет?

Маккларен рассмеялся.

— Это так забавно? — холодно осведомилась она.

— Только без обид, но вы не похожи на человека, готового остаться в глуши, — сухо заметил он. — Вы знаете хоть что-нибудь о фермерском деле?

— Я научусь.

— И кто же будет вас обучать?

— Я возьму книги из библиотеки…

— Вы серьезно?

— У меня есть рабочие, опытные люди, которым можно доверять. — Эмма начинала терять терпение. Ведь Фрейзер был близок к тому, чтобы сказать примерно то же, что часто говорил ее бывший муж.

— Люди как Брайан? — Сарказм сквозил в каждом слове Маккларена. — Позвольте, я дам вам совет. Не доверяйте ему до тех пор, пока хорошенько не присмотритесь к нему.

— Спасибо, но советы мне не нужны, — отрезала молодая женщина.

— Поступайте, как вам угодно. — Фрейзер пожал плечами. — Но когда досыта наиграетесь, свяжитесь со мной. Я заинтересован в покупке этого места.

— Оно не для продажи.

— Я предложу вам хорошую цену.

— Оно не для продажи, — упорствовала Эмма.

— Как хотите. — Он посмотрел на часы. — Не желаете, чтобы я вернулся и помог уладить проблемы с электричеством?

Эмма чуть не сказала «да». Но не сделала этого.

— Я справлюсь сама, спасибо.

Он кивнул.

— Знаете, вы напоминаете мне вашего дядю Этана, — заметил Фрейзер.

Затем он сел в свой «лендровер» и завел мотор.

— Еще увидимся, — буркнул молодой человек, даже не посмотрев в ее сторону.

Эмма наблюдала, как он уезжает. Что сосед имел в виду, сравнивая ее с дядей? Мужчины — самые невыносимые существа на свете, подумала она с раздражением.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Лучи полуденного солнца, рассекая серый туман, осветили поля.

Небольшой автомобильчик Эммы медленно двигался мимо стада шотландских коров. Животные с любопытством наблюдали за нежданной гостьей, проезжающей по узкой дороге.

Впрочем, Эмма не обращала на них никакого внимания. Она думала о вчерашнем телефонном звонке подруги. И зачем только Тори побеспокоила ее! Ведь Эмма была решительно настроена доказать всем, что способна жить в доставшемся по наследству имении и заниматься фермерским делом. Она умеет многое. Вот, например, с удивительной легкостью устранила неполадки с электричеством. Но что сделала потом?.. Подошла к телефону и позвонила Джону.

Тори права. Почему не воспользоваться случаем, если это поможет ей возродить поместье? Не имело значения, что ей придется снова общаться с бывшим мужем. Их чувства друг к другу уже в прошлом.

Однако, услышав голос Джонатана, она вновь испытала мучительную душевную боль. Казалось, она уже не любила его, но и не могла ненавидеть. А голос Джона был таким счастливым… Почему бы нет? Эмма видела фотографии его новой жены в роскошных глянцевых журналах. Джина удивительно красива, и у них с Джоном есть ребенок. Как он мечтал об этом! Эмма решительно отогнала мысли о нем и его семье. Она желала счастья своему бывшему мужу, но ее самолюбие все равно было задето.

Когда Джон сообщил ей по телефону, что вместе с менеджером приедет в Шотландию и лично осмотрит ее поместье, Эмма испугалась. Но отступать слишком поздно. Она должна зарезервировать для гостей две комнаты в местной гостинице. Визитеры прибудут завтра днем.

Эмма Синклэр крепко сжала руль. Молодая женщина находилась в состоянии, не предвещавшем ничего хорошего. Вдруг она увидела другую машину и сбавила скорость. Эмма узнала «лендровер» Фрейзера Маккларена. Видимо, у него возникла проблема, раз авто стоит у обочины с поднятым капотом. Забавно. Улыбка коснулась губ Эммы.

Она остановила свою машину и вылезла из нее.

— Доброе утро, мистер Маккларен, — весело прощебетала Эмма.

Фрейзер высунул голову из-под капота.

— Доброе утро.

Он бросил взгляд на ее стройную фигуру, отметив про себя, что в потертых джинсах и бежевом джемпере молодая женщина смотрится неплохо.

— Вы совсем другая без вашего вечернего платья в сочетании с кроссовками.

Ей удалось скрыть раздражение от его иронии за милой улыбкой. Эмма указала на мотор:

— Проблемы?

— Нет. Просто защищаюсь от яростного шотландского солнца. — Веселый огонек блеснул в его глазах.

Эмма невинно улыбнулась, взглянула на Фрейзера голубыми глазами, а потом, проводя рукой по своим роскошным волосам, спросила:

— Могу я быть полезной?

— Сомневаюсь, — усмехнулся он. — Если только вы не носите в сумочке гаечный ключ.

— Увы. — Эмма сделала вид, что не обращает внимания на его язвительность. Она спокойно наблюдала, как Фрейзер безуспешно пытается починить машину.

А он симпатичный, подумала Эмма. И как же идут ему голубые джинсы и голубой джемпер! А какие могучие плечи у парня! Настоящий атлет!

— Вам не стоит задерживаться. — Он снова взглянул на нее.

— О, я не спешу.

Эмма еще некоторое время наблюдала за его работой, потом предположила:

— Может быть, у вас загрязнен карбюратор?

— Не думаю.

— Вы проверяли?

Он слегка разозлился.

— Послушайте, езжайте в магазин за покупками, или куда вы там собирались, и оставьте меня в покое.

— Как хотите. — Одарив его улыбкой, она все же подошла к мотору. — Я только взгляну, перед тем как исчезнуть.

Фрейзер напрягся, но неожиданно для самого себя залюбовался золотисто-рыжими волосами женщины, затем услышал цветочный аромат ее духов, обратил внимание на ее стройные бедра.

— Мисс Синклэр, вы слишком назойливы, — прорычал он.

— Отлично. — Она отпрянула от карбюратора и нагнулась, чтобы вытереть руки о влажную траву. — Я думаю, теперь все в порядке.

Фрейзер уставился на нее так, как будто внезапно увидел инопланетянина.

— Заводите машину, теперь она поедет. — Эмма улыбнулась. — Конечно, если только вы не продолжите стояние под капотом, таким необычным способом укрываясь от палящего шотландского солнца. — Она не смогла сдержать усмешку.

Фрейзер Маккларен влез в свой «лендровер» и завел двигатель. Тот заработал при первом же повороте ключа зажигания. На лице мужчины появилось выражение удивления. Это снова вызвало у Эммы улыбку, которая не сходила с ее лица, пока она ехала по крутым горным дорогам вниз…

Деревушка Гленмарин находилась на побережье, в нескольких милях от земель, принадлежащих Эмме. Это был не слишком оживленный рыболовный порт в заливе, окруженном величественными скалами. Главная улица, несколько магазинов, дома у гавани. Словом, место, где наверняка все знают друг друга.

Эмма припарковала машину и пересекла дорогу, направляясь к супермаркету. Тут же она оказалась в центре внимания.

Миссис Мюррей, хозяйка магазина, веселая и привлекательная женщина, тепло приветствовала Эмму.

— Как вы устроились, дорогая? — вежливо поинтересовалась она, когда пробивала чек.

— Очень хорошо, спасибо.

— Извините, не позволите дать вам совет? Если у вас возникнут проблемы, вы всегда можете обратиться к вашему соседу Фрейзеру Маккларену. Замечательный человек.

— Да, мы встречались. Кажется, он довольно мил, — ответила Эмма безразлично.

— Мил? — Миссис Мюррей посмотрела на нее, подняв в изумлении брови. — Какая слабая характеристика! Он мужчина в полном смысле этого слова. Фрейзер Маккларен умен, красив, трудолюбив и очень надежен. Не случайно его взяли в штат Службы спасения.

Эмма почувствовала себя так, как будто ей только что сделали выговор.

— Я уверена, что он действительно такой…

— Правда, есть у него один недостаток, — продолжила хозяйка магазина. — Он холостяк. Сколько женщин пытались женить его на себе, но бесполезно.

— Возможно, он еще не встретил ту, единственную и неповторимую.

Эмма направилась к своей машине, чтобы положить продукты. Она довольно улыбалась. Фрейзер — сотрудник Службы спасения, но сегодня она спасла его. Солнце блеснуло на безоблачно-голубом небе, как бы подтверждая столь удивительный факт.

Но через несколько мгновений Эмма думала уже о другом. Нужно поехать в отель и забронировать комнаты для бывшего мужа и его менеджера.

У молодой женщины сразу испортилось настроение, как только она вспомнила об этом. Интуиция подсказывала, что намечающаяся сделка может стать самой большой ошибкой в ее жизни.

Эмма взглянула на старое черно-белое здание, стоявшее у дороги. Единственный отель во всей округе. Она замедлила шаги. Чайка на крыше заметила ее приближение и встрепенулась, издав тревожный резкий звук. А вдруг птица понимает мое состояние? — подумала Эмма…

Внезапно начался ливень. Под холодными струями Эмма пробежала несколько ярдов, отделяющих ее от отеля. Длинные мокрые волосы упали ей на лицо, поэтому она не увидела мужчину, который тоже бежал к ступенькам отеля с противоположной стороны. Перед входом они столкнулись.

— Простите. — Мужчина поддержал ее.

Она подняла голову — Фрейзер Маккларен.

— Снова вы, — пробормотала Эмма, задыхаясь.

Дождевые капли попали ей на ресницы, мешая как следует разглядеть черты лица мужчины.

— Хорошо полил, — произнес он, подталкивая Эмму к двери.

— Ух! Я и не ожидала такого, — сказала она, проводя рукой по волосам. — Думала, сегодня весь день будет солнечно.

— В Гленмарине всегда жди чего-то неожиданного, — усмехнулся он. — Возможно, мне самому следовало бы помнить об этом, когда я случайно встретился с вами сегодня утром.

Она усмехнулась.

— Как машина?

— Спасибо, в прекрасном состоянии. — Он внимательно рассматривал Эмму. Промокший джемпер облегал ее фигуру. — Где вы обучались автоделу?

— У меня два брата, и оба помешаны на этом. — Она старалась не замечать, как Фрейзер смотрит на нее. А может, только кажется, что в его черных глазах появился к ней мужской интерес? — Я решила превзойти братьев и прошла несколько лет назад в колледже курс по обслуживанию автомашин.

— Впечатляюще.

— В любом случае я доказала вам: кое-что могу, — улыбнулась Эмма.

Он сделал виноватую гримасу.

— Извините. Я относился к вам слишком снисходительно.

— Немного.

— Постараюсь исправиться, — улыбнулся он.

Боже, какая улыбка! За нее она была готова простить ему все. Фрейзер Маккларен великолепен. Разве? Ведь он не в ее вкусе.

— Скажите, а что вы здесь, собственно, делаете? — небрежно спросил Фрейзер.

— Хочу забронировать пару комнат для… друзей. — Она слегка запнулась, раздумывая, говорить или нет, что одна комната будет предназначена для ее бывшего мужа. Потом решила — это ее личное дело. — А зачем прибыли сюда вы?

— Организовать холостяцкую вечеринку, которая состоится завтра ночью.

— Правда?

Он собирается жениться?! Возможно, миссис Мюррей не знает всего.

— А вы поместили свою заблудшую козу под замок?

— Да, отныне ваши угодья и ваши вещи в безопасности. — Эмма улыбнулась. Озорной огонек блеснул в ее глазах. — Молли там, где и должна быть. Но ловили ее все утро.

Маккларен рассмеялся.

— Роза порадуется.

— Роза?

— Моя экономка.

Их разговор прервала молодая особа, подошедшая к регистрационному столу. Привлекательная блондинка лет двадцати с небольшим, беременная. Элегантное черное платье несколько скрывало ее весьма заметный живот.

— Фрейзер! Какой приятный сюрприз! — весело произнесла она. — Что привело тебя сюда в пятницу днем?

— Подготовка холостяцкой вечеринки. — Мужчина прищурился. — Как ты, Анжела?

— Живу в ожидании чуда. — Анжела погладила свой живот.

— Сколько осталось?

— Еще месяц, веришь ли?

— Выглядишь великолепно.

Анжела рассмеялась, потом с любопытством посмотрела на Эмму.

— Это Эмма Синклэр, племянница Этана Даниеля.

— Приятно познакомиться. Мы очень сожалеем по поводу смерти вашего дядюшки.

— Спасибо, — вежливо произнесла Эмма, подумав, не лукавит ли знакомая Фрейзера. — Но я его не очень хорошо знала.

— То же самое можно сказать и о других людях. После смерти своей дочери ваш дядя стал отшельником, ни с кем не общался.

На мгновение у присутствующих возникло чувство неловкости. Потом Анжела спросила деловым тоном у Маккларена:

— Ну, Фрейзер, что я могу для тебя сделать?

— Сначала обслужи миссис Синклэр, — ответил тот. — Она хочет забронировать комнаты.

— Нет. Вы — первый. — Эмма была счастлива отложить этот момент. Она начала уже подумывать о том, чтобы позвонить Джону и сказать, что пригодного жилья для него в Гленмарине не найдется. — Я не спешу. Не хочу выходить на улицу в дождь.

Фрейзер пожал плечами.

— Хорошо. Итак, Анжела, мы с Марком решили организовать холостяцкую вечеринку, устроить пиршество для друзей. Кстати, будет несколько гостей, что называется, высшей категории.

Да, видимо, Фрейзер совсем непрост, подумала Эмма, исподтишка разглядывая мужчину. А как приятно держится, как раскован! Сознает ли он свою привлекательность?

И тут же молодая женщина постаралась отвлечься от этих мыслей. Она стала рассматривать помещение отеля. Красные ковры, стены с отделкой из черного дерева, потолок из дуба… Очевидно, зданию немало лет. По крайней мере больше, чем какому-то старику, греющемуся здесь у камина и дремлющему под треск поленьев.

Интересно, что Джон подумает об этом месте? Ведь его мир состоит из роскоши, он останавливается только в отелях высшей категории. Она резко одернула себя. Ее не должно беспокоить мнение бывшего мужа. Все, что она хотела, так это начать жизнь заново.

— Сколько комнат вы собираетесь забронировать? — Анжела закончила беседу с Фрейзером и повернулась к ней.

— Два односпальных номера на завтрашнюю ночь.

Анжела включила компьютер.

— Только на одну ночь?

— Да, я думаю, на одну.

— И на какие имена?

— Лесли Мей и Джонатан Синклэр. — Эмма чувствовала себя неловко, но продолжила: — Они летят из Лондона в Эдинбург, потом приедут на машине сюда. Во второй половине дня.

— Прекрасно, — беззаботно произнесла Анжела, нажав на клавиши компьютера.

— Спасибо.

Да, завтра Эмма столкнется с Джоном, но поведет себя с ним так, будто они незнакомы.

Молодая женщина повернулась и взглянула на Фрейзера. На долю секунды он заметил печаль в ее глазах. Однако она улыбнулась, как бы пытаясь доказать, что настроение у нее вовсе не плохое.

— Дождь еще идет, — констатировал он. — Не выпить ли нам по чашечке кофе?

Эмма, немного подумав, кивнула. В компании будет легче избавиться от мыслей о бывшем муже.

— Я попрошу Сандру принести вам вкусненькое, — проворковала Анжела, увидев, что они направляются в бар.

Эмма отметила: Фрейзеру пришлось наклониться, когда он проходил через дверной проем. Высокий мужчина! По сравнению с ним расположившийся у камина и продолжающий дремать пожилой человек казался сказочным гномом.

— Милое местечко, — усмехнулся Фрейзер, усаживаясь на диван у окна.

Эмма устроилась напротив. Когда она заглянула в глаза своего визави, то ощутила какую-то напряженность. Боже, почему она так нервничает? В каком состоянии ее прическа после такого дождя? Ей очень хотелось извиниться и пойти в дамскую комнату — привести себя в порядок. Она облизнула пересохшие от волнения губы. Это движение не осталось без внимания Фрейзера. Он бросил на молодую женщину весьма откровенный взгляд. Сердце ее забилось быстрее.

Эмма лихорадочно соображала, что произнести, дабы выбраться из неловкого положения.

— Ваш друг Марк действительно женится?

Это была самая лучшая тема для беседы, которую она смогла придумать.

— Да. В субботу.

— Надеюсь, что погода улучшится, — лениво произнесла Эмма, глядя на дождь за окном.

— Марк, видимо, тоже надеется. Ведь молодые, по рассказам, приготовили большую палатку для отдыха на природе…

— Очевидно, им там в любом случае будет тепло и хорошо, независимо от погоды, — продолжила игриво Эмма.

— До тех пор, пока не задует сильный ветер, — Фрейзер улыбнулся.

И эта его улыбка просто очаровала Эмму. Она с трудом оторвала взгляд от молодого красивого мужчины.

— Вы будете шафером?

Фрейзер кивнул.

— Я знаю Марка и Рут уже несколько лет…

Через некоторое время девушка по имени Сандра принесла поднос с чашками кофе и печеньем. Поставив все на столик, она робко улыбнулась Фрейзеру и чуть покраснела, когда он улыбнулся ей в ответ.

— Спасибо, Сандра, ты свободна.

Юное создание удалилось.

— Это младшая сестра Анжелы. Ей семнадцать. — Фрейзер помешивал кофе. — Сливки, сахар? — Он посмотрел на Эмму.

— Нет, я пью черный, спасибо.

Фрейзер немного помолчал.

— Итак, откуда ты, Эмма Синклэр? — неожиданно перейдя на «ты», подчеркнуто небрежно спросил он.

Эмма откинулась назад и вытянула ноги, пытаясь расслабиться. Мужчина воздействовал на нее как гипнотизер.

— Я родилась в Кенте, хоть и прожила большую часть своей жизни в Лондоне.

— Значит, ты все-таки провинциалка?

Она улыбнулась.

— Конечно. Но мне еще многому придется научиться, чтобы не пропасть в глуши.

— Ты действительно хочешь взять книги из библиотеки? — Он рассмеялся.

Эмма почувствовала, что краснеет от смущения.

— Надо же с чего-то начать.

Он кивнул.

— Извини. Я больше не буду смеяться над тобой.

Искренность его тона тронула Эмму. Скорее всего, Маккларен все-таки хороший человек.

— Я просто был ошеломлен, когда узнал, что ты пытаешься управлять поместьем по своему собственному усмотрению, не имея ни малейшего понятия о таких делах.

— Я научусь, — ответила она быстро. — Найму рабочих, которые мне помогут.

— Я дам тебе своих. — Он нагнулся вперед, его темные глаза стали совсем серьезными. — Однако дом в очень плохом состоянии. Зимой там будет холодно. Нужен капитальный ремонт.

Эмма почувствовала, как реальность тяжелым грузом опустилась на плечи, и ее захлестнуло отчаяние.

— Ты предлагаешь мне продать имение тебе? — осторожно спросила она. — Если так, то ответ: нет.

— Я всего лишь забочусь о соседке, — ответил он мягко. — Поместье Этана — не место для молодой вдовы. Для женщины, которая привыкла жить в городе.

— Но я чувствую себя здесь прекрасно. И я не вдова, — поправила она Фрейзера. — Я разведена.

— О! Прости. А деревенские сплетники утверждали, что ты недавно овдовела.

Эмма широко раскрыла глаза.

— Я не знаю, откуда они это взяли.

Фрейзер рассмеялся.

— Ты в детстве играла в «Китайский шепот» [1]?

Она улыбнулась.

— Да.

— Ну так вот. В Гленмарине много таких игроков. То, что говорит один человек, передается по цепочке и, когда достигает слуха последнего, содержит абсолютно фантастические сведения. Беда в главном: избежать подобного невозможно, даже если сильно постараться. Последний результат деревенских игр? Новость о молодой вдове, унаследовавшей поместье Этана, была темой недели.

— То же самое творится в Лондоне. Очевидно, сельская местность и город не так уж и различаются в этом плане, — усмехнулась Эмма и порывисто добавила: — В любом случае здешние сплетники узнают завтра правду. Я разведена, и одна из комнат, которые я забронировала в отеле, предназначена для моего бывшего мужа.

Фрейзер сосредоточенно рассматривал кофейную чашку.

— Вы хотите помириться?

— Боже, нет! Он приезжает, чтобы обсудить дела. А женат он теперь на итальянке по имени Джина.

— Но ты все еще думаешь о нем? — осмелился высказать свое предположение Фрейзер.

— Нет! — громко выкрикнула Эмма.

Старик у камина с любопытством посмотрел на них.

— Конечно, нет, — повторила она тише. — Джон — режиссер-постановщик, и он ищет место для съемок нового фильма. Он хочет посмотреть, не подойдет ли для этого мое имение.

Фрейзер ничего не ответил, только продолжал изучать молодую женщину. Было что-то необычное в его взгляде. Ей показалось, будто он проникает в ее душу.

— Если киношников все устроит, они заплатят большую сумму за предоставление места для съемок, — продолжала Эмма оживленно. — А ты сам говорил, что хозяйство в плачевном состоянии и требует серьезного обновления.

Фрейзер, обдумав слова собеседницы, спокойно сказал:

— Конечно, это не мое дело, но мне кажется, ты играешь с огнем.

— В каком смысле? — немедленно встала в оборону Эмма.

Он пожал плечами.

— Твои задумки рискованны.

Эмме не понравились его слова, потому что они соответствовали ее собственным мыслям, но вслух она проговорила:

— Все будет нормально. Мы с Джоном друзья. А наши личные отношения в прошлом.

— Ну это уж тем более меня не касается. — Фрейзер усмехнулся. — Что я знаю о семейной жизни? Я никогда не был женат. — Он замолчал на мгновение. — Но я уверен в одном: безопаснее оставить прошлое за порогом и не впускать его в настоящее. Прошлое может причинить боль. — Он допил кофе, посмотрел в окно. — Вот и солнце. Радуйся.

Однако Эмма вдруг захотела, чтобы снова пошел дождь и их разговор продолжился. Ей было любопытно, почему Маккларен так боится воспоминаний о прежней жизни.

— В общем, если возникнут проблемы, позвони мне. — Он расплатился за кофе и протянул ей визитку.

— Но я уже достаточно четко обозначила свою позицию.

— А я готов арендовать твои угодья. — Фрейзер улыбнулся. — Я заплачу хорошие деньги. Может, не такие большие, как твой режиссер, но зато тебя не будут донимать его компаньоны, наверняка собирающиеся вместе со своим шефом облюбовать это местечко надолго.

Эмма рассеянно теребила визитную карточку Фрейзера длинными пальцами.

— Я подумаю.

Он кивнул, затем взглянул на часы.

— Мне пора. Много работы.

— Да. У меня тоже. — Эмма понимала, что нужно уходить, но не двигалась с места. Мысли вихрем проносились в ее голове. Он хочет прибрать ее имение к своим рукам? Не случайно так ласково разговаривает. Версия эта сильно расстроила ее.

Фрейзер также не уходил. Их взгляды встретились. Она почувствовала, как внутри у нее вспыхнул огонь. Какой сексапильный мужчина! Эмму охватило желание поговорить с ним еще немного.

— Могу я тебя кое о чем спросить?

— Звучит зловеще. — Он улыбнулся.

— Почему мой дядя поссорился с тобой?

— А. — Губы у него печально изогнулись. — Причина — старая вражда между ним и моим отцом. Я давно забыл, из-за чего они ненавидели друг друга. Но Этан даже после смерти моего отца никак не мог успокоиться, культивировал свою ненависть.

— И ты не знаешь, почему?

Фрейзер пожал плечами.

— Этан отдалился от всех после смерти дочери. Он был очень странным человеком. Чем больше людей пыталось помочь ему, тем больше он от них шарахался. Ты очень похожа на него.

— Ну, не знаю. Я никогда не общалась со своим дядей, как, впрочем, и с кузиной.

Маккларен был удивлен.

— Почему?

— Длинная история, — произнесла Эмма. — Не хочу утомлять тебя скучными подробностями.

— Я потерплю. — Фрейзер снова уселся на диван.

— Хорошо. Полагаю, ты неплохо знал Этана и его семью. Ведь ты жил в этих краях долгое время?

— Несколько поколений моей родни выросло здесь, — сообщил Фрейзер.

— Итак, брат Этана, Роберт, был моим отцом. Моя мама познакомилась с ним, когда они учились в Оксфорде. Мамочка безумно влюбилась. Но их отношения нельзя было назвать идеальными. Роберт не собирался жениться на ней. Когда он обнаружил, что его подруга беременна, то заявил, что не хочет больше видеть ее. Мама оставила учебу в Оксфорде и переехала жить к сестре в Кент. А мой отец получил диплом и отправился вести хозяйство в своем поместье. Я не видела папу ни разу.

— Милый мальчик, — пробормотал Фрейзер язвительно.

— Неужели? — спросила Эмма, пытаясь получить хоть какую-то информацию об этом человеке.

— Я пошутил.

Увидев разочарование в ее глазах, Фрейзер добавил:

— Честно говоря, не помню его. Знаю, он был старшим братом Этана и поместье перешло к нему сразу после смерти их отца. Потом Роберт умер… мне тогда было около одиннадцати. Если мне не изменяет память, он утонул.

Эмма кивнула.

— Да, это единственная причина, которая заставила Этана написать моей матери. Удивительно! Каждый год на мой день рождения мама посылала мою фотографию Роберту. Думаю, она надеялась, что он вернется к ней. Но он не вернулся. А когда Этан унаследовал поместье после его смерти, то обнаружил фото на дне старого ящика.

— Этан не приглашал тебя в Шотландию? — поинтересовался Фрейзер.

— Нет. Что же касается моей мамы, то она вышла замуж за Тони, потом у них появились сыновья.

— Помешанные сейчас на машинах?

Эмма кивнула.

— Шону девятнадцать. Он путешествует. Тейлору двадцать, уже женат, и у него маленький ребенок. По профессии — водитель, живет во Франции.

— А ты унаследовала поместье своего отца, — заметил Фрейзер. — Класс!

— Смешно, правда? — сказала Эмма. — Но, наверное, Этану больше некому было оставлять завещание. Можешь представить мое удивление, когда я получила послание от его поверенного. Весь мир упал к моим ногам. — Эмма замолчала. — Конечно, поместье перешло бы к дочери Этана, если бы она была жива.

— Я тоже так считаю, — тихо согласился Фрейзер. — Но, может, Этан почувствовал вину за своего брата.

Эмма пожала плечами.

— Я никогда не узнаю, о чем он думал. Я хотела встретиться с ним и с моей кузиной Робертой. — Она печально улыбнулась. — Однажды я спросила у мамы их адрес. В пятнадцать лет мне казалось, что они будут очень счастливы видеть меня. Но адрес мне мама так и не дала, а мой отчим сильно разгневался. Ему не нравились все мои так называемые «запросы». В общем, я не вписалась в новую жизнь своей матери.

Фрейзер сосредоточенно рассматривал золотисто-рыжие локоны Эммы.

— Ты похожа на свою кузину. У Роберты были такие же волосы, а мужчины считали ее весьма привлекательной.

Эмма не знала, как ей реагировать на подобное заявление. Это комплимент?

— Ты хорошо ее знал?

— Да. Мы учились вместе в школе. — Он поколебался. — Ей было всего двадцать пять, когда она умерла.

— Ужасно. Неудивительно, что Этан отдалился от людей.

Фрейзер наклонил голову.

— Думаю, ты права. — Он посмотрел на часы. — Мне пора.

— Хорошо. Спасибо за кофе. — Эмма засуетилась, подумав при этом, не слишком ли была откровенной в разговоре.

Маккларен взглянул на нее как-то по-особенному.

— Не хотела бы поужинать со мной как-нибудь? — неожиданно спросил он.

Приглашение заставило ее кровь нестись по венам подобно огненному потоку. Она судорожно улыбнулась, но сумела небрежно бросить:

— Было бы неплохо.

Он встал.

— Тогда я позвоню тебе, и мы договоримся.

— Лучше встретиться после выходных. Ведь я буду вести дела со своим бывшим мужем.

— Прекрасно. — Он кивнул на визитную карточку, которую она держала в руках. — Между прочим, подумай о моем предложении.

Опять Фрейзер заговорил о поместье. А что, если он отъявленный плут? И не совершила ли она ошибку, приняв его приглашение? Она не знала. Но понимала другое — ей тридцать два года и слишком рано уходить в монастырь. Тем более, что Фрейзер Маккларен такой привлекательный.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джон позвонил сразу же по приезде в Гленмарин и предложил Эмме поужинать с ним. Ему нужно было знать, какой дорогой лучше добираться до ее поместья. Также он хотел поинтересоваться условиями, в которых начнется процесс съемок фильма.

На следующий вечер Эмма подъехала к отелю. По-осеннему холодный ветер пронизывал ее насквозь. Как она жалела, что не надела брюки. В длинной юбке, расшитой цветами, в черном кашемировом джемпере она чувствовала себя не в своей тарелке. Эмма не хотела, чтобы Джон подумал, будто она вырядилась, лишь бы произвести на него впечатление.

Она оставила зонтик в прихожей и заглянула в бар. Как все здесь было не похоже на вчерашнюю обстановку! Сейчас помещение было забито людьми, а в камине пылал огонь. Сосновый аромат поленьев смешивался с запахом виски.

Эмма с опаской взглянула на присутствующих. Джона сразу не увидела, однако мгновенно заметила Фрейзера Маккларена. Он стоял в дверном проеме зала, где проходила запланированная ранее холостяцкая вечеринка в честь его друга.

Фрейзер был в темном костюме и в голубой рубашке. Он выглядел невероятно привлекательным. Увидев Эмму, улыбнулся. Она почувствовала, как подпрыгнуло ее сердце, будто сквозь него прошел электрический разряд.

— Эмма, — знакомый голос смутил ее. — Эмма, наконец-то ты пришла.

Молодая женщина обернулась. Джон сидел за столом в углу. Он встал, когда она направилась к нему. Да. Прошло целых два года с тех пор, как Эмма в последний раз видела своего бывшего мужа, но он не изменился. Правда, теперь ему тридцать шесть, однако он так же хорош собой.

— Привет, Эмма, — произнес Джон охрипшим голосом.

Она почувствовала себя неловко, когда он поцеловал ее в щеку и приобнял за талию.

— Здравствуй, Джон. — Эмма отстранилась от него. — Где твой менеджер?

— Лесли присоединится к нам только завтра. — Он отодвинул стул для нее.

— Понятно. — Эмма разочарованно вздохнула. Она надеялась, что на переговорах будет присутствовать третий человек. Это поддержало бы деловую атмосферу.

— Могу я заказать тебе что-нибудь? — спросил Джон вежливо.

— Апельсиновый сок, пожалуйста. Я не могу задерживаться здесь надолго.

Он нахмурился.

— Я надеялся, что ты поужинаешь со мной. Я еще не ел, а ты знаешь, как я ненавижу питаться в одиночестве.

Да, она знала. Она знала о нем практически все. Прожив с этим человеком четыре года, изучила его привычки и пристрастия.

— Сожалею, Джон. Но я недавно поужинала.

Ложь. Она вообще не могла в этот день есть, потому что сильно нервничала перед встречей с ним.

Но Эмма была готова провести с Джоном столько времени, сколько потребуется для деловых переговоров. Однако ни секундой больше.

— Понятно. — Он слегка расстроился. — Тогда я закажу тебе выпивку.

Она смотрела, как он подходит к стойке. Потом взглянула на дверной проем, где некоторое время назад стоял Фрейзер. Где же Маккларен? Вероятно, в том самом зале, собравшем холостяков. А что за томная музыка доносится оттуда? Похоже, ребята смакуют стриптиз.

Эмма представила, как Фрейзер пялится на женщину с великолепными формами, сбрасывающую с себя одежду. По неведомой причине эта картинка была ей отвратительна…

Джон вернулся с напитками.

— Как ты? — поинтересовался он, садясь напротив.

— Прекрасно. А ты?

— Великолепно. — Он замолчал, потом произнес: — Я был ошеломлен, когда узнал, что ты переехала сюда. Что на тебя нашло? Решила похоронить себя в глуши?

— Я счастлива здесь, Джон.

Его не убедили слова бывшей жены.

— Я поздравляю тебя и Джину, — продолжила она оживленно. — Слышала, ты стал отцом.

— Да. — Он улыбнулся и достал бумажник, чтобы показать ей фотографию.

Эмма посмотрела на малышку с курчавыми волосами, и ее сердце сжалось от сожаления — своих-то детей Бог не дал.

— Она очаровательна, — честно признала Эмма. — Я счастлива за тебя.

— Да, дочка — луч света в моей жизни, — сказал Джон. — Мы назвали ее Бетани. Ей исполнится год на следующей неделе.

Эмма улыбнулась и вернула фотографию.

— Как Джина? — вежливо поинтересовалась она.

— Знаешь, бросила меня. Наш развод завершится на днях.

Неожиданная новость шокировала Эмму.

— Кошмар.

— Но с Бетани я видеться смогу. Так решено.

— Жизнь — сложная штука, — глядя в сторону, проговорила Эмма.

Джон пожал плечами.

— Во многом мы несовместимы с Джиной. С тобой все было по-другому. — В его голосе появились нежные интонации, которые она так хорошо помнила. — В последнее время я много думал о тебе, Эмма, думал о том, какую женщину я потерял, когда мы расстались.

Предупреждающий звонок зазвенел внутри нее. Главное — не поддаваться сантиментам.

— Джон, не надо беспокоить прошлое, — быстро сменила она тему. — Так, по поводу твоего фильма… Я сделала несколько снимков в поместье.

Однако Эмма не успела достать их из сумки, он остановил ее.

— Нет никакого смысла изучать фото сейчас. Я приеду и сам все осмотрю.

Он пристально разглядывал бывшую жену через стакан с виски.

— Странно, судьба снова свела нас вместе. Но если бы я не встретил твою подругу Тори, я, видимо, никогда бы не нашел тебя. Ты хорошо спряталась.

— Я ни от кого не прячусь, Джон. — Она нахмурилась. — Что за глупость ты говоришь?

— Глупость не глупость, однако я тосковал по тебе, Эмма. Не могу выразить словами, как сильно.

Признание Джона заставило ее сердце болезненно сжаться.

— Поужинай со мной, Эм.

— Извини, не могу…

— Я знаю, что в прошлом причинил тебе боль, — прервал он ее извинения. — Но я хочу, чтобы ты знала: я очень сожалею о нашем разрыве.

— Тебе не нужно говорить этого, Джон. Ты не виноват. Ты… ты хотел иметь полноценную семью. — Она почти шептала. — Не было никакого смысла продолжать мучиться…

— Но сейчас я страдаю еще больше. Рядом нет тебя, — произнес он мягко.

— Слишком поздно. — Разум победил ее эмоции, а высокомерное предположение Джона, что она после трогательной речи бывшего мужа тут же окажется в его объятиях, возмутило Эмму. Думал, слаба? Скажет несколько слов — и она снова прибежит к нему?..

Молодая женщина заглянула в его голубые глаза. Да, Эмма любила этого человека, отдавая ему все свое сердце. И некоторое время назад надеялась, что он вернется к ней. Но Джон больше всего на свете хотел иметь детей. Их не было, вот и дошло до развода. Правда, они обсуждали вариант усыновления, однако Джон не слишком стремился к этому. Его ребенок будет его плотью и кровью, заявлял он. И Эмма позволила ему уйти. Что еще она могла сделать в подобной ситуации?

Джону не потребовалось много времени для того, чтобы найти себе женщину для осуществления своей мечты. Страстная итальянка Джина родила ему ребенка. Это причиняло Эмме боль.

Но неужели бывший муж считает, что она совсем отчаялась, что ее жизнь вообще бессмысленна без него? Эмма сощурила глаза. Она слишком горда, чтобы позволить ему так думать.

— Я полагаю, ты слишком много выпил. — Она настроилась на атаку. — Но все равно послушай. Я пригласила тебя сюда только ради дела. Кроме того, сейчас в моей жизни появился один просто замечательный человек.

Она сказала это, надеясь, что сей факт заставит Джона отступить.

— Тори ничего мне не говорила. — Он был ошарашен. — Ты серьезно?

— Да.

— Ясно. — Джон притих. — Я просто дурак.

— Вовсе нет. — Она почувствовала себя скверно. — Дело в другом. Впрочем, давай лучше обсудим фильм, над которым ты работаешь.

Он не ответил. Новость произвела на него слишком сильное впечатление.

— Ты выйдешь за него замуж? — Джон разволновался.

Она помолчала. Сказать «нет»? А, собственно, почему?

— Да. Я выйду за него замуж.

Джон поднял брови.

— Как его зовут?

— Фрейзер. — Имя автоматически слетело с ее губ.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — произнес Джон. — Но вы ведь познакомились недавно, верно? Ты в Шотландии всего месяц.

— Это никого не касается. — Ее голос дрогнул.

Что она делает? Нельзя вот так запросто использовать имя Фрейзера. Серьезная ошибка с ее стороны. Надо исправлять ситуацию.

— Только никому не говори об этом, Джон. Мы с Фрейзером не хотим, чтобы кто-нибудь раньше времени узнал о нашем секрете. Я буду благодарна, если ты сохранишь услышанное в тайне.

Джон пожал плечами.

— Где он сейчас?

— На холостяцкой вечеринке, — голос Эммы упал. Ее решительность испарилась.

— Перед женитьбой на тебе?! — ужаснулся Джон.

— Мы начнем обсуждать дела? — Эмма старалась казаться беззаботной.

— Да, — Джон достал из чемодана бумаги. — У меня много вопросов.

Она с чувством облегчения собиралась всерьез заняться кинематографической темой. Но это чувство быстро прошло — к их столику направлялся… Фрейзер.

— Привет. — Он улыбнулся своей ленивой, неотразимой улыбкой. — Как дела?

— Прекрасно, — тихо ответила она.

Фрейзер посмотрел на Джона.

— Очевидно, вы бывший муж Эммы, — выговорил он легко, протягивая ему руку. — А я Фрейзер Маккларен, ее ближайший сосед.

Джон явно оценивал Фрейзера.

Эмма не знала, куда деваться. О господи. Сказать, что это совсем другой Фрейзер?

— И немного больше, чем сосед, как я понял, — опередил ее Джон. Он встал и вежливо пожал Маккларену руку. — Мои поздравления.

Фрейзер выглядел озадаченным, а Эмма готова была провалиться сквозь землю. Она уже открыла рот, собираясь произнести хоть что-то, дабы выпутаться из затруднительной ситуации. Но ей не приходило в голову ничего вразумительного.

— Веселитесь на холостяцкой вечеринке? — спросил Джон.

— Да, — кивнул Фрейзер на зал для банкетов. — А сейчас решил немного передохнуть. Однако не буду больше надоедать вам.

Возможно, мне повезет, подумала Эмма с надеждой. Если Фрейзер уйдет к своим друзьям, то все будет просто замечательно.

— Не торопитесь, — проговорил Джон, мило улыбнувшись. — Позвольте, я вас угощу?

— На самом деле я не…

— Я настаиваю, — Джон пододвинул свободный стул. — Что предпочитаете?

Фрейзер задумался, потом сел.

— Ладно. В данный момент кока-колу.

— Кока-колу? — Джон поднял брови. — И ничего более крепкого?

— Нет. Я за рулем.

Джон пошел к стойке бара.

— Неужели он не понял, что это не моя вечеринка? — обратился Фрейзер к Эмме.

Она не ответила. Ее сердце яростно колотилось.

— Эмма? — Он посмотрел на смущенную молодую женщину. — В чем дело? Почему твой бывший муж покупает мне выпивку?

Эмма пожала плечами.

— У него сложилось впечатление, что… ты и я помолвлены, — пробормотала она тихо и беспомощно.

— Что? — Фрейзер уставился на нее будто пораженный громом. — Какого черта он так решил?

Она снова неопределенно пожала плечами.

— Я… я сказала ему, — призналась Эмма.

Он недоверчиво посмотрел на нее. Потом сердито рявкнул:

— На каком основании? Мы едва знаем друг друга.

— Сработал какой-то безумный импульс. Я хотела, чтобы он знал — у меня есть другой. И я произнесла твое имя.

— Спасибо! — Фрейзер провел рукой по темным волосам. — Да, я пригласил тебя поужинать со мной, Эмма, однако воспринимать это как предложение руки и сердца глупо, — саркастически прорычал он.

— Ты имеешь полное право сердиться, — пролепетала она. — Извини.

— Я хочу все объяснить…

— Нет! — Она смотрела на него умоляющими глазами. — Пожалуйста. — Эмма автоматически схватила его за руку. — Пожалуйста, помоги мне, Фрейзер. Джон пробудет здесь всего два дня. Пусть знает, что я кому-то нужна, с этим и уезжает.

— Если он выберет нашу местность для съемок своего фильма, то останется здесь надолго.

— Ох. Я не подумала о таком варианте. — Она прикусила губу. — Я совсем растерялась.

— Можешь не нервничать, — сухо сказал Фрейзер. — Но запомни: я не подхожу для идиотских игр. Если хочешь заставить своего бывшего мужа ревновать, выбери другого простака.

— Да не нужна мне его ревность. — Она резко убрала руку.

— А что нужно?

Эмма широко распахнула глаза, в которых отразились все ее эмоции. На какое-то мгновение она почувствовала себя маленькой испуганной девочкой.

— Я просто хочу установить барьеры. Вряд ли ты поймешь, но я больше не желаю подпускать к себе бывшего мужа. Имею в виду личные отношения.

Она посмотрела в сторону барной стойки. Джон возвращался к ним с напитками.

— Я не имела никакого права вмешивать тебя в свои дела, Фрейзер. Я понимаю. Не знаю, что на меня нашло. — Она беспомощно пожала плечами. — Но разве у тебя не бывало такого: сделаешь что-то, поддавшись сиюминутному порыву, а потом удивляешься собственному поступку?

Ответить Фрейзер не успел: Джон уже вернулся к их столику.

— Я осмелился заказать тебе бокал вина, Эмма, — произнес он.

— Спасибо. — Как раз то, что ей сейчас нужно.

Джон сел и поднял стакан с виски.

— За ваше будущее. Надеюсь, вы станете счастливой семейной парой, — провозгласил он великодушно.

Эмма нервничала. У нее пересохло в горле. И внезапно ей в голову пришла безумная идея. От отчаяния молодая женщина готова была пойти на все.

— Помнишь, ты говорил, что хочешь арендовать у меня землю? — поспешно обратилась она к Фрейзеру. — Предлагаю солидный кусок.

Воцарилось молчание. Эмма даже услышала, как громко бьется ее сердце.

— Насколько солидный? — спросил наконец ошеломленный Маккларен.

— Ты даже и представить не можешь, — вымолвила Эмма вполголоса.

— Эй, вы двое… я произнес тост за вашу свадьбу! — прервал их Джон. — Не хотите на время забыть о делах?

Фрейзер поднял свой стакан.

— Извини, Джон, — весело воскликнул он. — За будущее!

Эмма с облегчением вздохнула. Ее рука немного дрожала, когда она подняла бокал, чтобы чокнуться.

— Как вы познакомились? — поинтересовался Джон, удобно располагаясь на стуле и поглядывая на них.

Рука Эммы вновь дернулась, и ей пришлось опустить бокал.

— Как мы познакомились? — Фрейзер посмотрел на соседку. В его темных глазах появилась веселая искорка. — Нас соединила назойливая коза Молли. Проказница забралась в мои угодья. Я решил вернуть беглянку хозяйке. Так и познакомился с Эммой. И это было любовью с первого взгляда. — Фрейзер положил свою ладонь на руку Эммы. Его прикосновение говорило о многом. Поглаживая ее мягкую кожу своим большим пальцем и заставляя, таким образом, трепетать ее тело, Маккларен продолжил: — Я подумал тогда: Эмма самая прекрасная женщина, которую я когда-либо видел. — Голос Фрейзера звучал необыкновенно интимно. Как будто они были одни во всем мире и он обращался только к ее сердцу. — Словом, я попал в плен.

Она почувствовала сильное волнение.

— И я понял тогда: это и есть та женщина, с которой я хотел бы провести всю оставшуюся жизнь.

— Но ведь вы совершенно не знали ее. — В голосе Джона слышалось недоверие, что вернуло Эмму к реальности.

Она убрала руку.

— Да, мы познакомились совсем недавно. Но Фрейзер так романтичен, что превратил все в настоящую сказку.

— Поэтому ты и полюбила меня, милая, верно?

Азартный огонь в его глазах заставил ее кровь неистово нестись по венам. Он наслаждается затеянной игрой, неожиданно осознала Эмма. И даже тем, что она нервничала. Коварный мужчина.

— Да. Эмма всегда была в душе сентиментальной и мечтательной, кроме того, жаждала приключений, — высказался Джон задумчиво. — Поэтому и умчалась в Шотландию. Но послушайте, Фрейзер, Эмма — городская жительница, мне кажется, она не будет счастлива в сельской местности.

Эмма взглянула на своего бывшего мужа. Как посмел он говорить о ней так снисходительно?

— Ты не до конца изучил меня, Джон, — резко оборвала она его. — Я лучше знаю, чего хочу. — Сарказм сквозил в каждом ее слове.

— Вам не стоит беспокоиться об Эмме, — произнес Фрейзер бесстрастно. — Для нее жизнь в поместье — просто мечта. Она хочет стать здесь полновластной хозяйкой: рано вставать, ухаживать за домашними животными, содержать в порядке огромный сад…

— Правда? — Джон выглядел пораженным. Неудивительно: Эмма никогда не вставала, что называется, с петухами. Молодую женщину заявление Фрейзера ошеломило не меньше.

— Не преувеличивай, милый, — выпалила она. — Мои планы не так грандиозны. И я не собираюсь каждый день вставать чуть свет.

Он усмехнулся.

— Я буду помогать тебе в этом.

Эмма почувствовала, как ее щеки заливает румянец.

— Знаешь, мне уже пора, — пробормотала она, поглядывая на часы.

— Ты уходишь? — спросил Джон печально.

— Чтобы рано вставать, нужно рано ложиться. Таков закон здорового образа жизни, — произнес за нее Фрейзер.

Глаза Эммы гневно сверкнули. Она была благодарна Маккларену за то, что помог ей выкрутиться из затруднительной ситуации, но хотела, чтобы он прекратил острить.

Эмма перевела взгляд на бывшего мужа.

— Да, мне надо идти. Извини, Джон. Во сколько завтра приедет твой менеджер?

Джон пожал плечами.

— Утром, я думаю. Мы с Лесли запланировали визит к тебе именно на утро. Она…

— Твой менеджер — женщина?

Эмма отчаянно пыталась поддерживать непринужденную беседу.

— Да, Лесли Мей — это женщина, — Джон усмехнулся. — И очень способная.

— Звучит интригующе, — подметил Фрейзер.

— Знаете что, — внезапно предложил Джон, — почему бы нам завтра не поужинать вчетвером? В каком-нибудь уютном местечке… я угощаю.

Эта идея разволновала Эмму. Неужели ей придется провести так следующий вечер? Нет, это предложение совершенно неприемлемо.

— Нет, извини, мы не сможем, — сказала она. — Завтра вечером Фрейзер… должен быть на занятиях по бодибилдингу.

Вот это фантазия! Фрейзер сощурил глаза, а затем решил слегка проучить лгунью.

— Ничего, дорогая, — улыбнулся он, — я могу разок пропустить занятия.

Эмма сникла. Ей следовало бы хорошенько подумать, прежде чем связываться с таким человеком, как Фрейзер Маккларен.

— Но, Фрейзер, — она сделала еще одну попытку, — тебя в гимнастическом зале будет ждать тренер.

— Он простит меня. — Его голос звучал беззаботно. — А мои мускулы могут отдохнуть один вечер. Кроме того, позднее мы сможем вместе позаниматься бодибилдингом, — пробормотал Фрейзер, многозначительно улыбнувшись.

Эмму охватила ярость. Ведь у нее не было никакого желания принимать абсурдное предложение Джона о совместном ужине.

— Мне лучше уйти, — натянуто произнесла она, обращаясь к бывшему мужу. — Увидимся.

— А ты ничего не забыла? — задержал ее Фрейзер до того, как она сумела подняться.

Эмма настороженно взглянула на него.

— Поцелуй на ночь, — низким голосом напомнил хитрый Маккларен.

Молодая женщина не верила своим ушам. Она не могла сдвинуться с места. Ее губы затрепетали, когда взгляд Маккларена остановился на них.

Это ужасно! Он не посмеет.

Фрейзер приблизился к ней. Она увидела задорный огонек в его темных глазах. Эмма сидела неподвижно, не осознавая, что происходит.

Его губы прикоснулись к ее. Они были мягкими, нежными. Она поцеловала своего нового знакомого в ответ.

Все длилось лишь несколько секунд, но это было бесподобно.

Затем Фрейзер отошел от нее. Теперь он выглядел очень серьезным. Она даже на мгновение подумала… Ах, нет. Он усмехнулся, и Эмма вновь вернулась к реальности. Боже, она не в своем уме. Не было ничего настоящего в этом поцелуе.

— Спокойной ночи. — Голос Фрейзера прозвучал как-то странно.

— О, Эм, — остановил ее Джон, — ты не объяснила, как доехать до твоего поместья.

— Тьфу, забыла. — Она совсем разволновалась. — Я нарисовала маршрут на листочке.

Она открыла свою сумку и порылась в ней в поисках чертежей и фотографий, которые принесла с собой. Затем передала все Джону. Ее рука дрожала.

Эмма взглянула на Фрейзера, надеясь, что он этого не заметил. Как бы не так. В его глазах появилась издевка. Чудовище. Но она собрала последние силы и улыбнулась ему.

— Спокойной ночи.

Фрейзер встал.

— Я провожу тебя до машины, — буркнул он. — Увидимся позднее, Джон. Не хочешь присоединиться к холостяцкой вечеринке?

Эмма не стала ждать, что ответит ее бывший муж. Она удалялась из бара со скоростью, которая только дозволена приличиями.

Маккларен догнал ее, когда она спускалась по ступенькам…

Дождь кончился. Асфальт серебрился от яркого света уличных фонарей.

— Подожди минутку, — приказал Фрейзер, хватая Эмму за руку.

— О чем ты только думал, изображая все это? — бросила она ему в лицо, ее глаза сверкали.

— Я входил в роль твоего жениха. Разве требовалось другое? — спросил он спокойно.

— Ты переигрывал, — обвинила она яростно Фрейзера. — Ты намеренно издевался надо мной.

— Ничего подобного, я учитывал обстоятельства, — ответил Маккларен. — Именно ты перешла границы, сочинив, что я занимаюсь бодибилдингом.

— Да? А все эти твои намеки на то, что ты рано меня будешь поднимать по утрам, а значит, мы разделим одно ложе, — как их расценить?

— Джона нужно было поставить на место. Он должен понять, что ты действительно всерьез собираешься заниматься хозяйством, а не спать до обеда, — ухмыльнулся Фрейзер, не растерявшись. — Что касается упоминаний о постели, то я опять же входил в роль. Сама подумай, если бы я на самом деле был твоим женихом, разве у нас не случилось бы отношений до свадьбы? — Голос Фрейзера стал низким и чувственным.

Он улыбнулся, заметив, что Эмма покраснела.

— Не смущайся, ведь именно ты впутала меня в эту чертову историю, — произнес Фрейзер с недовольством.

— Хорошо, однако зачем надо было принимать приглашение на совместный ужин? Ты же знаешь, я стараюсь избегать Джона.

Он пожал плечами.

— После того, как ты пообещала мне хороший кусок своей земли, я подумал: стоит хорошенько проработать этот вариант, следовать за тобой повсюду и даже познакомиться поближе с твоим бывшим мужем. — Фрейзер рассмеялся, увидев явное недовольство в ее глазах.

— Именно поэтому ты липнешь ко мне? Хочешь получить желанную долю?

— Эй! — Фрейзер схватил ее за руку. Он явно рассердился. — Я помог тебе. Ты должна быть мне благодарна.

Она поджала нижнюю губу. Он прав.

— Да, я благодарна тебе, — тихо сказала она. Вспышка гнева погасла. — Ты выручил меня, и я не останусь в долгу. Ты получишь от меня землю.

Он смотрел на молодую женщину, не отрываясь. Ее волосы невероятно огненного цвета оттеняли бледную кожу, глаза напоминали голубые бриллианты.

— Отлично, — мягко прошептал он.

И вновь пошел дождь.

— Ой! Я забыла свой зонтик, — разволновалась Эмма.

Фрейзер снял пиджак и укрыл ее.

— Где ты оставила машину?

Она кивнула в направлении темной улицы.

— Тогда пошли. — Он обнял ее за талию, и вместе они двинулись вниз по дороге. Когда добрались до стоянки, Эмма вытащила из сумочки ключи от своего автомобиля.

— Спасибо, что проводил, — вежливо поблагодарила она Фрейзера.

— Для невесты я способен сделать многое.

Она улыбнулась, неожиданно вспомнив его поцелуй. Эмме стало интересно: если они займутся любовью, на что это будет похоже?

— Могу довезти тебя до отеля, — обратилась она к Фрейзеру.

— Хорошо.

И вот они уже у дверей гостиницы.

— Еще раз спасибо за то, что выручил меня, — проговорила Эмма мягко.

— Пустяки. — Он взглянул на ее освещенное светом уличных фонарей лицо. — Да, твой муж причинил тебе, видимо, много боли, — внезапно констатировал Фрейзер.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что ты всеми способами пытаешься отдалиться от него.

Предположение Маккларена было настолько верным, что Эмма не смогла опровергнуть его. Она промолчала.

Разговор продолжил Фрейзер:

— Твой бывший муж круглый дурак.

Она пожала хрупкими плечами и решила хоть как-то защитить Джона.

— Если говорить честно, он не слишком виноват в нашем разводе. Просто есть женщины, которым вообще не следует вступать в брак, и я одна из них.

— Ты могла бы сказать мне это до нашей помолвки, — произнес с насмешкой Маккларен.

— Не успела, — улыбнулась она. — Однако какая разница? Когда мой бывший муж уедет, мы все равно расстанемся.

— А если он задержится в Гленмарине надолго? — тихо спросил Фрейзер. — Если начнет снимать здесь фильм?

— Я скажу, что мы с тобой поссорились и… все, — без колебаний заявила Эмма. — Не беспокойся, я не зайду слишком далеко с затеянной нами игрой.

— Надеюсь. Тем более, что у меня нет никакого желания идти к алтарю, — сухо выговорил он. — Я уж точно не создан для семейной жизни.

Она рассмеялась.

— Ну, тогда ты в полной безопасности.

Он вышел из машины.

— Забери свой пиджак, — напомнила она ему.

— Пусть останется пока у тебя. Понадобится, когда будешь добираться до дома. Я приду за ним завтра…

Эмма наблюдала, как Фрейзер поднимается по ступенькам к входу в отель. Захочет ли она увидеть Маккларена еще раз?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Небо было безоблачным и голубым, словно незабудка. Над поверхностью озера дул теплый легкий ветерок. Повсюду начал расцветать вереск. Мелкие розовые бутоны лопались на глазах. Поддавшись внезапному импульсу, Эмма сбросила кроссовки, закатала брюки и опустила ноги в чистейшую озерную воду.

Вода показалась девушке очень холодной, мелкие камешки царапали ей кожу, но она не думала об этом. Она радовалась жизни, любовалась красотой здешней природы. Словом, Эмма Синклэр была счастлива, несмотря на все свои проблемы.

Причиной ее хорошего настроения стал не только великолепный пейзаж. Утром она провела переговоры с Джоном. Он заявил, что поместье идеально подходит для съемок его фильма. Эмма получит приличные деньги, а значит, отремонтирует дом и отдаст часть долгов. К тому же ей удалось отменить ужин с ним в ресторане.

Фортуна, кажется, перешла на ее сторону «под ручку» с… Фрейзером Макклареном.

Сегодня он придет к ней на обед. Она послала ему приглашение. Надо же дружить с соседями.

В холодильнике уже стоял салат по-гречески, в духовке спрятался жареный барашек. Она устроит пир, радостно подумала Эмма. А бывшему мужу скажет при встрече, что разорвала помолвку с Макклареном и поддерживает с ним чисто приятельские отношения.

Она подставила лицо под теплые лучи солнца. Она не хотела усложнять ситуацию…

А что, если искупаться в озере? Эта мысль показалась Эмме соблазнительной. Она была совершенно одна, лишь несколько овец паслись далеко на изумрудном лугу.

Эмма быстро скинула брюки и свитер и вошла в воду в лифчике и трусиках.

Вода была настолько прозрачной, что хорошо просматривались песок и мелкая рыбешка. Пройдя несколько метров, Эмма остановилась. Прохладно. Однако, глубоко вдохнув, она нырнула, а через пару мгновений уже плавала на спине, лениво любуясь красотой безоблачного неба. Замечательно. И люди в Шотландии очень милые, подумала она. Дружелюбные, приветливые. Сегодня, например, она спустилась в деревню, чтобы купить продукты для обеда с Фрейзером, и тут же почувствовала это.

Миссис Мюррей встретила ее так доброжелательно, как будто Эмма была ее родной дочкой.

— Готовитесь к романтическому обеду? — спросила она вежливо, услышав, что Эмма заказывает бутылочку красного вина и несколько свечей.

— Нет, просто дружеская встреча, — ответила Эмма поспешно.

— Конечно, — согласилась миссис Мюррей, широко улыбаясь. — У нас еще есть шампанское очень хорошего качества… и бельгийский шоколад. Полагаю, это будет кстати… вы понимаете, что я имею в виду? — Она лукаво подмигнула раскрасневшейся молодой женщине.

Эмма обдумывала ее предложение. Шампанское показалось слишком дорогим, а шоколад она все же купила. Однако больше из-за того, что хотела угодить миссис Мюррей.

Эмма нахмурилась, когда вспомнила их разговор. Да, во время диалога женщина приятно улыбалась, но почему она подмигивала ей? Или у нее просто нервный тик?

— Эмма, — суровый голос, доносящийся с берега, оторвал ее от размышлений. Это был Фрейзер. В голубой рубашке и голубых джинсах он выглядел сногсшибательно. Ветер играл его темными кудрями.

Она подплыла поближе.

— Привет. — Эмма робко улыбнулась, не вылезая из воды. В каком виде она предстанет перед соседом?

— Ты была в деревне сегодня утром? — резко спросил Маккларен.

— Да, я делала покупки, — съежилась Эмма, пытаясь догадаться, почему Фрейзер так сердит.

— А ты не могла держать язык за зубами?

— Прости, что? — Она растерянно моргнула. О чем он говорит?

— Возмутительно! — Фрейзер нетерпеливо провел рукой по волосам. — Я попал в глупейшую историю. Ты же обещала, что все останется между нами, однако вышло наоборот. В Гленмарине только и говорят о нашей помолвке. Сегодня получал поздравления.

— Что? — В голосе Эммы слышался ужас. Забыв про свой вид, она выскочила из воды. — Я никому ничего не говорила! Как ты мог подумать?

— А может, к этому приложил руку твой бывший муж? — проворчал Маккларен. — Он способен на интриги?

— Бывший муж? Ну… да. — Эмма пыталась мыслить ясно. — Хотя нет…

— Но я наткнулся на него в супермаркете, где миссис Мюррей и поздравила меня с нашей помолвкой.

— О дьявол!

— Точно. — Фрейзер уставился на нее.

— Ты объяснил ей, что к чему? — У Эммы застучали зубы. Она не знала, от холода или от обиды.

— Нет. Меня остановила какая-то непонятная сила. И я решил продолжить игру. — Его глаза осматривали ее фигуру, взгляд мужчины скользил по коже медового оттенка, на которой под лучами солнца блестели серебряные капли воды. — Да, я готов исполнять взятую на себя роль, но зачем же посвящать в наши тайны всю деревню?

Он старался казаться очень серьезным, делал вид, что не замечает, как соблазнительно кружевной бюстгальтер облегает ее груди, что не обращает внимания на ее тонкую талию, стройные бедра, облепленные маленькими трусиками…

Эмма провела рукой по волосам, избавляясь от капель.

— Не знаю, что и сказать, — тихо произнесла она. — Могу за все попросить прощения. Но я уверяю тебя, что ничего никому не рассказывала.

— А кто же? Джон, например, убеждал меня в своей непричастности к распространившимся слухам.

— Ты спрашивал его?

— Да, когда мы вышли из супермаркета. И знаешь, что произошло в тот же момент? Миссис Маккол из почтового отделения закричала мне: «В честь вашей помолвки почищу свою шляпу!»

Эмма поежилась.

— Какое недоразумение…

— Чертовски глупая ситуация. — Фрейзер нахмурился. Он не мог сосредоточиться на разговоре, когда перед ним в таком виде стояла роскошная женщина.

Маккларен взял ее одежду.

— Прикройся. Похоже, ты совсем замерзла.

— Спасибо. — Она натянула теплый свитер и брюки. Классная фигура, подумал он.

— Не думаю, что Джон умышленно распространил новость о помолвке, — заявила она. — Ведь я просила его ничего никому не говорить. На него можно положиться.

— По-моему, ты о нем слишком высокого мнения. Ведь это же он разбил тебе сердце… — угрюмо проскрежетал Фрейзер.

— С чего ты взял?

— Ты сказала об этом, когда умоляла меня сыграть роль твоего жениха.

— Я не говорила ничего подобного. У тебя разыгралось воображение. Я только сообщила, что мы оба добровольно согласились на развод.

Фрейзер не верил.

— А сейчас что между вами происходит?

— Ничего. Мне просто нужны деньги, и мои отношения с Джоном чисто деловые…

— Тогда зачем ты превратила меня в жениха? — перебил ее Фрейзер. — Не для того ли, чтобы вызвать его ревность? — Маккларен здорово разозлился.

— Послушай, это Джон хочет, чтобы я вернулась к нему. У меня же нет никакого желания склеивать разбитую чашку. Вот я и пытаюсь держать бывшего мужа на расстоянии. Способ тебе известен.

Фрейзер замолчал.

— Ты говорила, что Джон снова женился?

— Да, но его повторный брак распался.

— Тебе, наверное, все же хочется вернуться к нему, — заметил Фрейзер холодно.

— Ничего подобного.

— О, Эмма. Если ты не можешь быть искренней со мной, будь честной хотя бы с самой собой.

Она посмотрела на него беззащитными глазами. Этот мужчина совершенно не знает ее. Зачем он делает попытки проникнуть в женское сердце?

— Нет. — Она покачала головой. — Я не настолько безумна, чтобы возвращаться к Джону.

— Он причинил тебе сильную боль? — неожиданно смягчился Фрейзер.

Она ответила дерзко:

— Да, верно, Джон заставил меня страдать. Доволен?

Фрейзер пожал плечами.

— Это не мое дело.

— Естественно, не твое. Так что прекрати контролировать мое поведение.

— Мне совсем неинтересно контролировать твое поведение, — сообщил Фрейзер.

Эмма нахмурилась. Она не представляет интереса для Маккларена? Обидно. Но почему? Ведь этот мужчина ничего для нее не значит.

Фрейзер наблюдал за игрой эмоций на ее лице. Ему вдруг захотелось взять свои слова обратно. Эмма Синклэр странно действовала на него. То безумно раздражала, то напоминала раненое животное, которое нужно срочно защитить.

— Я выразил свою мысль неточно, — признался он. В ее глазах появилось замешательство. Потом она резко выпалила:

— Ты вежлив сейчас по одной причине — думаешь, что причинил мне боль.

— Разве не так?

— Нет. — В ее зрачках вспыхнул мятежный огонь. Фрейзер усмехнулся, сощурив темные глаза.

— Хорошо. Видимо, мы поняли друг друга.

— Я вообще не знаю, почему мы ссоримся, — вздохнула Эмма, надевая кроссовки. — Я вовлекла тебя в игру, и я же помогу тебе выйти из нее. До того, как весь поселок почистит себе шляпы в честь нашей помолвки.

— Думаю, что скорость действий важна, — согласился с ней Фрейзер.

Она холодно взглянула на него.

— Однако от приглашения на ужин, которое сделал нам Джон, отказываться все равно нельзя.

— Ты, очевидно, шутишь?

Она весело проворковала:

— Но ты ведь так хотел поужинать с моим бывшим мужем и его менеджером. Даже согласился прогулять занятия по бодибилдингу, несмотря на то что ненавидишь пропуски, — закончила она с улыбкой.

Фрейзер расхохотался и покачал головой.

— Один — ноль в твою пользу! Но вчера в баре все было по-другому, Эмма. Мы с тобой играли, никого не посвящая в свою тайну. И никто из местных жителей…

Она завязывала шнурки на кроссовках.

— Я же обещала: если Джон выберет мое поместье для съемок, мы скажем ему, что поссорились и расстались. Я не заставлю тебя притворяться долгое время. — Она выпрямилась и серьезно взглянула Фрейзеру в глаза. — Словом, я благодарна за все, что ты для меня сделал. Выручил в достаточно щепетильной ситуации.

— Сам не знаю, почему я ввязался в эту авантюру. — Он с интересом рассматривал Эмму. Она выглядела весьма соблазнительно. Больше всего потрясали ее волосы: роскошная золотисто-рыжая грива.

— Да… — Эмма неопределенно пожала плечами, почувствовав внезапное смущение. — Я поставила тебя в двусмысленное положение.

Фрейзер не ответил.

Она задрожала от холода, осознав вдруг, что ее волосы и одежда мокрые.

— Тебе лучше пойти домой, пока ты не подхватила пневмонию, — нежно произнес он.

— И пока не сгорел обед. — Она взглянула на него. — Ты ведь хочешь пообедать со мной?

— Да. Почему ты спрашиваешь?

Она вновь пожала плечами.

— Я бы не возмутилась, если бы ты захотел держаться от меня подальше.

Он улыбнулся.

— Я не собираюсь становиться твоим мужем, но мы можем стать хорошими друзьями.

Она улыбнулась в ответ.

— Почему бы и нет? Соседи должны дружить.

Они вместе поднялись на возвышенность и пошли в направлении дома.

Неожиданно подул сильный ветер, темные тучи угрожающе зависли над поместьем Даниелеи, ныне собственностью Эммы Синклэр.

— Думаешь, дядя оставил мне это местечко, чтобы исправить ошибки прошлого? — спросила она у Фрейзера. Он взглянул на нее вопросительно. — Ты выдвигал такую версию вчера, когда мы пили кофе, — напомнила ему Эмма.

— Да-да, — кивнул он. — К тому же смею предположить, что Этан вовсе не был плохим человеком. Чертовски раздражительным — да, но наверняка с добрым сердцем.

Эмма споткнулась, и Фрейзер подхватил ее.

— Боже, ты вся дрожишь! Осень неподходящее время для купания в озере, — отчетливо проговорил Маккларен. — Помимо всего прочего, нельзя заплывать так далеко. Да, это не море, но и в озерах существуют достаточно сильные течения.

Эмма уставилась на него в ужасе.

— Мой отец утонул здесь?

— Нет, твой отец погиб в море. Внезапный шторм опрокинул его лодку.

— Никогда не знала, почему он умер. — Эмма пристально смотрела на Фрейзера. — Я бы хотела с кем-нибудь поговорить о нем, — призналась она нерешительно. — Ведь мама мне ничего не рассказывала, боясь вспоминать прошлое. И я не виню ее. Папа, видимо, плохо обходился с ней.

— Плохо, — подчеркнул Фрейзер. Он нежно сжал ее руку. — Пойдем, вероятно, скоро начнется дождь.

Они шли некоторое время молча.

— А что твоя мама думает об этом поместье? — внезапно поинтересовался Фрейзер.

— Моя мама умерла два года назад, когда я разводилась.

— Извини. — Он почувствовал неловкость. Эмма взглянула на него. Нежные интонации в голосе молодого привлекательного мужчины заставляли ее сердце биться быстрее.

Небо вдруг потемнело. Несколько капель дождя упали на них.

— Побежали, — Фрейзер схватил Эмму за руку. Ветер дул им в лицо. Запах вереска и далекого моря проникал в ноздри.

Они практически ввалились в парадную дверь. Теперь Эмме стало жарко, ее кровь неслась по венам бурным потоком. Фрейзер посмотрел на нее и улыбнулся. Она раскраснелась от бега, крупные пряди волос падали ей на лицо. Эмма улыбнулась в ответ. И эта медленная, осторожная улыбка напомнила ему солнце, выходящее из-за облаков.

Он увидел, как она облизнула мягкие губы. Он хотел поцеловать ее, обнять, почувствовать ее восхитительное тело, которое скрывалось под мешковатой одеждой.

Фрейзер резко отошел от молодой женщины. Ему надо было взять себя в руки.

— Как вкусно пахнет.

— Жареным барашком. — Эмма отвернулась, почувствовав разочарование. Она думала, что Фрейзер поцелует ее. Этого не произошло.

— Почему бы тебе не переодеться? А я проверю духовку, — предложил он.

— Ладно, спасибо. — Ей действительно нужно подняться наверх, дабы успокоиться.

Эмма не стала сразу менять одежду, а села, задумавшись, на край кровати. Она не хочет связываться с Фрейзером Макклареном, напомнила себе Эмма. Она вообще не хочет серьезных отношений с мужчинами. Достаточно горького опыта с Джоном. И для нее не имеет никакого значения, поцеловал ее Фрейзер или нет.

Она вздохнула и посмотрела на свое отражение в зеркале.

— Взгляни на себя, Эмма, — прошептала она. — Ты даже ему не нравишься. — А как он испугался, узнав, что по деревне ходят слухи об их помолвке! На ее губах появилась озорная улыбка, как только она представила его испуганно-удивленную физиономию. Ведь миссис Мюррей заявляла, что он неисправимый холостяк. Эмма совсем развеселилась, встала и открыла дверцу гардероба, надела чистые джинсы и белый топик из хлопка.

Когда она вернулась на кухню, Фрейзер проверял, готово ли блюдо.

— Как идут дела? — игриво спросила она.

— Все отлично. — Он взглянул на нее. Чертовски сексуальная особа! Его это немного раздражало. Он не хочет связываться с Эммой Синклэр. Во-первых, ей нужны серьезные отношения, сразу видно; во-вторых, она точно не задержится в этих краях надолго. Наступит зима — вернется в Лондон. И, в-третьих, скорее всего, она еще любит своего бывшего мужа. Так что Фрейзер Маккларен мог предложить Эмме Синклэр только дружбу.

— Ты разрежешь мясо, пока я поставлю тарелки? — спросила она.

— Конечно.

Эмма открыла дверь из кухни в столовую. Эта часть дома сохранилась в хорошем состоянии, даже не требовала ремонта. Кухня была прелестной — настоящей старинной фермерской кухней с огромной плитой и полом, выложенным красными ромбиками. Столовая была маленькой и уютной. В изящном камине потрескивали дрова.

Когда появился Фрейзер, стол Эмма уже накрыла. Центр его украшали медные подсвечники, в которых как-то по-особому притягательно горели красные свечи.

— У тебя снова проблемы с электричеством? — удивился Фрейзер.

— Нет, я все давно исправила.

— Твоим талантам не видно конца, — тихо произнес он.

— Я самостоятельна, ты это имеешь в виду?

Он усмехнулся.

Она отодвинула стул.

— Чувствуй себя как дома.

— Спасибо.

Несколько мгновений спустя нежная музыка зазвучала из проигрывателя.

— Я люблю классику. А ты? — поинтересовалась Эмма, расставляя на столе блюда с салатами.

— И я, — произнес осторожно Фрейзер. — Хотя не всегда у меня есть настроение слушать ее.

— Понимаю. — Она села напротив. — Если грустно, подобная музыка еще сильнее расстраивает. Однажды я даже плакала, слушая отрывки из «Лебединого озера». — Отблеск пламени свечей отражался в ее глазах. Что было в жизни Эммы тогда? Развод? — Но когда ты счастлив, классическая музыка делает тебя еще счастливее.

— А что тебе нравится больше всего?

— Современная кельтская музыка. Ее звуки подобны окрестностям Шотландии — таинственны и неповторимы.

Фрейзер стал серьезным.

— Не будь так романтична, Эмма, — осторожно предупредил он. — Когда светит солнце, здешние места прекрасны, но зимой, поверь мне, они совсем другие: мрачные и безлюдные.

— Я достаточно реалистична, чтобы понять это, Фрейзер, — быстро перебила она собеседника.

Между ними возникло напряжение. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, первым глаза опустил Фрейзер.

— Ты даже не представляешь, какие здесь зимы. — Он налил в бокалы красное вино. — Очень много снега, очень. Иногда невозможно выбраться из дома.

— Я выживу, — улыбнулась она. — А как далеко отсюда твои хоромы?

— Почти в восьми милях. Слишком далеко, чтобы прийти к тебе на помощь.

— Жаль, — пробормотала она вдруг охрипшим голосом. Эмма посмотрела в сторону. Что она делает? Флиртует с ним? Похоже на то. — А ты всегда жил здесь?

Он покачал головой.

— Я учился в Эдинбурге на ветеринара. Когда получил диплом, уехал на пару лет в Австралию.

— Как интересно, а мне казалось, что ты постигал науку земледелия, — удивилась Эмма.

— Мой отец изучал ее, — сказал Фрейзер. — Я же всегда любил ухаживать за животными.

— А когда ты начал заниматься фермерским делом?

— Ферма перешла ко мне после смерти отца. — Фрейзер пожал плечами. — Неудивительно. Я всегда знал, что унаследую поместье. Моей сестре Елене это было не нужно, она никогда не увлекалась сельским хозяйством. Сестренка удачно вышла замуж, живет во Франции.

— Но ты хочешь вернуться в Австралию?

— Ошибаешься. Мне нравится здесь, и у меня много планов. Сейчас, например, хочу построить конюшню. Я обожаю работать с лошадьми. — Он взглянул на Эмму. — Хочешь посмотреть, что уже сделано?

— С удовольствием. — Она отпила немного вина. — Но сначала стоит отменить нашу так называемую помолвку. Пусть все узнают: это было игрой.

— Ну да.

— Нужно пойти в магазин миссис Мюррей. Главная сплетница быстро распространит по деревне очередную новость. — Эмма сморщила нос. — Глупая ситуация, но ничего, переживем…

— Не делай поспешных шагов, — добродушно остановил ее Фрейзер.

Она улыбнулась, а затем быстро отвела взгляд от его черных глаз. Этот мужчина смущал ее.

— Когда появится твой бывший муж?

— В понедельник, с большой кинобригадой. Они начнут готовить дом к съемкам.

— А где остановятся?

— В отеле, полагаю.

— А Джон? Он что, собирается обосноваться здесь?

— Боже, нет! — Предположение Фрейзера испугало ее. Она вскочила и начала собирать тарелки. — Я даже думать об этом не хочу. Сейчас для меня главное — получить деньги.

Она пошла на кухню за очередным блюдом.

— А что главное для Джона? — Фрейзер встал в дверном проеме, наблюдая за Эммой.

— Создать хороший фильм. Джон очень амбициозен, карьера всегда у него была на первом месте.

— Поэтому ваш брак распался?

Вопрос застиг ее врасплох. В глазах Эммы появилось выражение боли.

— Я не желаю отвечать…

— Прости.

— Хотя… — Она боролась сама с собой. А что, если раскрыться перед Фрейзером? Нет. Разве можно рассказывать мужчине, что ты не способна родить ребенка?

— Ладно, Эмма, — нежно произнес Маккларен. — Я не должен был спрашивать. Я понимаю. — Он встал позади нее. — Чья это тарелка?

— Твоя.

— Какая аппетитная картошечка, ты отлично готовишь.

— Спасибо. — Она понимала, что Фрейзер пытается поднять ей настроение. Милый человек.

Эмма поковыряла вилкой жареный картофель. Есть совершенно не хотелось.

— Послушай, а давай продолжим нашу игру, — неожиданно предложил Фрейзер, заметив тревогу в ее глазах. — По крайней мере это поможет тебе выдержать ужин со своим бывшим мужем.

— Так ты точно решил пойти со мной? — с надеждой спросила она.

Он кивнул.

— Если надо.

— Теперь уже не надо. — Эмма вздохнула. — Но побудь моим женихом еще хотя бы неделю.

— Да я не против. Но мы должны расстроить нашу помолвку до того, как приедет Ид.

— Ид? Твоя девушка? — ужаснулась Эмма.

— Моя тетя. Сейчас она отдыхает в Греции. Но если бы тетушка находилась здесь и узнала о моей помолвке, то разослала бы всем приглашения.

— Неужели? — усмехнулась Эмма. В душе она очень обрадовалась: Ид просто его родственница.

— Недавно тете пришло в голову, что мне пора жениться. Она пытается устроить мою семейную жизнь и представляет меня дочерям своих друзей…

Эмма состроила забавную гримасу.

— Хуже сводничества ничего нет.

— Точно, — согласился Фрейзер с чувством. — Но Ид упрямая. И больше всего она почему-то хочет, чтобы я заинтересовался Николь. Тетя даже пригласила эту девушку на ужин, сообщив ей заодно, что я от нее без ума, но слишком скромный, чтобы признаться в этом.

— Весело.

— Конечно. Неужели я похож на скромного парня?

Эмма рассмеялась.

— Поверь, она не остановится. — Фрейзер поднял свой бокал. — Слава богу, Ид пока в Греции. Появится в Гленмарине, и у нас возникнут серьезные проблемы.

Эмма также подняла бокал.

— За Ид, за ее настойчивый характер. Пусть подольше наслаждается греческими пейзажами.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Фрейзер остановил лошадь и посмотрел на Эмму. В лучах полуденного солнца ее волосы казались огненными. Они колыхнулись на ветру, когда Эмма рванулась за убежавшей из загона овечкой. Упрямое животное пронеслось мимо ворот, явно не собираясь возвращаться.

Маккларен поспешил на помощь. Через несколько мгновений овцу удалось водворить на место.

— Спасибо. — Эмма прикрыла рукой глаза, защищаясь от солнца. Она тяжело дышала. Ее грудь высоко поднималась под голубей футболкой.

— Всегда пожалуйста. — Голос Фрейзера звучал недовольно: рабочие, подрядившиеся ремонтировать поместье Эммы, даже не сдвинулись с места, чтобы помочь своей хозяйке. А один из них, Брайан Робинсон, вообще обнаглел: стоял и ухмылялся. — В таких случаях нужно использовать собаку, — посоветовал Маккларен.

Эмма покачала головой.

— Я не умею обращаться с собаками. Ведь их нужно обучать…

Однако Фрейзер был уверен в обратном. Ему казалось, что эта женщина может все. Она не переставала удивлять его своими способностями.

Он неодобрительно посмотрел на рабочих, стоявших у забора. Энергичности им явно не хватало. В отличие от хозяйки поместья.

— Мои поздравления, мистер Маккларен, — выговорил самый ленивый из них, Брайан. — Я думаю, скоро мы будем называть вас боссом.

— Вряд ли. Но я учту то, что ты сказал.

— Да не связывайся ты с Брайаном, — посоветовала Фрейзеру Эмма. — Ну его.

— Но у меня предчувствие, что он станет причиной многих неприятностей. Взрывной и непредсказуемый тип. Я бы на твоем месте присматривал за ним, — заявил Маккларен.

— Ничего, мы поладим с Брайаном Робинсоном. — Эмма поглаживала шею великолепной лошади с черной шелковистой гривой. — Да, красотка?

Фрейзер помолчал, а затем перешел на другую тему, достав из внутреннего кармана пиджака конверт:

— Сегодня утром в городе я встретил Рут, и она попросила меня передать тебе это.

— Рут?

— Невеста моего друга Марка.

Эмма открыла конверт и в замешательстве вытащила открытку с позолоченными краями.

Мистер и миссис Мартин просят Вас присутствовать на свадьбе дочери Рут и мистера Марка Уэльса.

Интересно, почему ее приглашают на свадьбу, если она даже не знает ни жениха, ни невесту?

Фрейзер словно прочитал мысли Эммы.

— Вчера я виделся с Марком. Он все шутил по поводу нашего головокружительного романа.

— И ты не сказал ему правду?

— Нет. — Фрейзер замолчал. Потом быстро добавил: — Рут вручила мне приглашения сегодня утром. Свадьба в субботу.

— Да, я прочитала, — вздохнула Эмма.

— Если ты не хочешь идти…

— А чего хочешь ты? — Эмма разволновалась. — Появиться на торжестве в качестве помолвленной пары? Это усложнит все еще больше.

— Да, ты права, — согласился Фрейзер.

— Я принесу извинения, скажу, что не смогу присутствовать на свадьбе.

— Хорошо.

Эмма лукавила. Ответ Маккларена разочаровал ее, даже рассердил. А, собственно, почему? Что с ней происходит? Она же не близкая подруга Фрейзера, чтобы отправляться с ним на свадьбу его лучшего приятеля.

— Однако, — мягко произнес Фрейзер, — если бы ты все-таки изъявила желание пойти, это было бы чудесно. На торжество приглашено около двухсот гостей. Вот повеселимся!

Эмма не знала, как поступить.

— Ну, решайся.

Она посмотрела на Фрейзера и улыбнулась.

— Считай, что уговорил. Я пойду с тобой на свадьбу.

— Здорово. А знаешь, у меня есть для тебя сюрприз. — Он достал бумажник и вытащил оттуда какую-то фотографию.

Эмма взяла в руки старый черно-белый снимок.

— Твой отец, — указал Фрейзер на человека слева. — Этан стоит рядом с ним, а позади — твой дедушка.

Она всматривалась в фотографию, тщательно изучая отцовские черты. Взгляд его темных глаз был суровым, гордым, почти вызывающим.

— Где ты взял это? — прошептала Эмма.

— Вчера я ездил к своей тете проверить, все ли в порядке в ее доме. Зашел в кабинет, где Ид хранит множество фотографий. Коллекцию снимков она собирала долгое время, и на них отображены практически все события, происходившие в Гленмарине. Фестивали, крестины, свадьбы, похороны. Внезапно мне в голову пришла мысль, что в коллекции, возможно, есть фото и твоего отца. Как видишь, я оказался прав.

— Она не будет возражать, если я возьму снимок себе?

— Конечно, нет.

Эмма взглянула на Фрейзера. Да, мужчины дарили ей цветы, дорогие подарки, но все это не шло ни в какое сравнение с тем, что сделал для нее Маккларен.

— Спасибо, Фрейзер. Я очень благодарна тебе.

Слабый ветерок коснулся ее волос. Когда Эмма стала убирать пряди с лица, Фрейзер заметил, какие у нее длинные пальцы. И ни одного кольца на них.

— Есть известия от бывшего мужа?

— Он звонил вчера. — Она состроила гримасу. — Скоро появится. Сказал, что нужно срочно начинать съемки фильма.

— Понятно. — Фрейзер решил отвлечь соседку от печальных мыслей, обратив ее внимание на свою весьма породистую лошадь.

— Чудо. Как ее зовут?

— Эко Варио.

Эмма удивленно вскинула брови.

— Что это за кличка?

Он усмехнулся.

— Не кличка, а подходящее имя для чистокровной лошадки.

— Я могу покататься на ней немного?

Фрейзер колебался.

— Да, но лучше, если я буду держать ее под уздцы. Эко очень напряжена.

Не слушая больше Маккларена, Эмма вскочила в седло. Лошадь рванулась вперед и понеслась вниз по склону холма. Затем вместе с наездницей перепрыгнула через небольшой ручей.

Фрейзер очень испугался: ведь Эмма может упасть и разбиться.

Он побежал в сторону высокой изгороди, к которой уже приближалась его лошадь.

— Восхитительно. — Эмма улыбнулась и поехала медленнее.

— Ты думаешь, это было забавно? — раздраженно проворчал он.

— В чем дело? — Она посмотрела на Фрейзера невинными глазками, молодецки спрыгивая с лошади и вручая ему поводья. — Ты такой бледный! Ты беспокоился за меня?

— Больше всего я волновался за Эко Варио, — ответил он с сарказмом. — Где ты научилась так ездить?

Эмма развеселилась.

— Да, ты не очень высокого мнения о нас, горожанах, Фрейзер. Почему ты считаешь, что мы не способны освоить верховую езду?

— Мне вообще ничего не следует считать, если дело касается тебя, — усмехнулся он. — Но только не говори мне, что ездить на лошади ты научилась у своих братьев и даже захотела их в этом превзойти.

— Нет. Джон научил меня кататься, — призналась Эмма. — Мы жили некоторое время в Калифорнии на ранчо.

— Звучит интригующе.

Она пожала плечами.

— Мне понравилось в Калифорнии.

Эмма замолчала. Разве она может сказать Фрейзеру, что тогда проходила обследование у докторов и специалистов на предмет своих женских проблем? Джон настаивал на том, чтобы Эмма побывала на приеме у лучших экспертов. Увы, надежды не оправдывались. Все говорили одно и то же: у нее никогда не будет детей.

Эмма тяжело вздохнула…

— А какую землю ты собираешься арендовать? — резко поменяла она тему разговора.

— Я покажу. — Фрейзер повел лошадь вверх по холму, и Эмма последовала за ними. — Забор, определяющий границы наших поместий, здесь. Но я заинтересован в участках по берегам озера.

— Почему?

— Там более плодородная земля.

Эмма села на площадку возле скалы и посмотрела вокруг. Прекрасный пейзаж.

— Отсюда открывается просто потрясающий вид.

Фрейзер присел рядом.

— Ты не скучаешь по Лондону?

— Совершенно не скучаю.

Эмма вдыхала прозрачный воздух. Ветер смешивал ароматы сосен и вереска. По голубому небу неслись облака, отражаясь в водах озера.

А какая стояла тишина!.. Нарушали ее лишь шелест листьев и нежное ржание лошади, лениво пощипывающей траву.

— Скажи, а что ты делала в Лондоне? — после некоторой паузы спросил Фрейзер.

— Работала личным секретарем режиссера в телевизионной компании.

— И думаешь, тебе здесь будет хорошо? — Он покачал головой. — Жизнь в этих краях очень скучна и сурова, Эмма.

— Ты уже говорил. — Она взглянула на него. — Фрейзер, человек может быть одинок и в толпе. Город разъединяет людей. Едешь, например, на службу в метро — никто ни с кем не разговаривает. Пожелал бы ты кому-нибудь доброго утра, на тебя посмотрели бы как на сумасшедшего.

Фрейзер улыбнулся.

Но Эмма продолжила:

— Думаешь, я шучу, однако это правда. Все спешат. С коллегами говорят в основном о делах.

— Но разве у тебя не было друзей?

— С ними я общалась, как правило, лишь в выходные. — Она нахмурилась. — Только в эти дни я и жила по-настоящему. Будни же казались мне серыми и безрадостными.

— Но сейчас-то ты трудишься вообще без отдыха, — тихо промолвил Фрейзер. — И приятелей рядом нет.

Она посмотрела в его темные глаза.

— Сейчас совсем другое дело, и я по-своему счастлива.

— Послушаем, что ты скажешь, когда нас занесет тут снегом.

Эмма усмехнулась.

— Ты пытаешься напугать меня?

— Нет. — Он прикоснулся рукой к ее лицу. Эмма задрожала от возбуждения. Фрейзер совсем близко. Если она немного подвинется, то окажется в его объятиях. Как ей хотелось, чтобы он поцеловал ее!

— Я не собираюсь пугать тебя, а уж тем более отделываться от столь очаровательной женщины. Напротив, я уже привык к тому, что ты постоянно рядом. — Его голос стал хриплым. Фрейзер резко поднялся. — Мне лучше уйти.

— Ладно. — Она старалась не показывать своего разочарования. — У меня тоже есть дела. Нужно купить приличный наряд, раз уж я приглашена на свадьбу.

Его губы изогнулись в игривой усмешке.

— Но у тебя полно хороших вещей. Я сразу обратил на это внимание.

Она кивнула и встала.

— Совершенно верно. И тем не менее, поскольку мы с тобой вроде бы как помолвлены, я хочу произвести на твоих друзей хорошее впечатление.

— Полагаю, это удастся тебе в любом случае, — прошептал он.

От слов Фрейзера у Эммы даже голова закружилась.

На несколько мгновений между ними воцарилось молчание. А потом Фрейзер внезапно предложил:

— Знаешь, будет совсем неплохо, если мы поужинаем вместе перед этой свадьбой. Нам нужно узнать друг друга получше.

— Ты прав, — согласилась она, довольная тем, что увидит его еще раз до субботы. — Сегодня вечером?

— Хорошо. В Кастл-Хауф есть уютный ресторан. В нем вкусно готовят. Я заеду за тобой в половине восьмого?

— Буду ждать с нетерпением, — прозвучал честный ответ.

Когда Фрейзер удалился, Эмма еще раз взглянула на фотографию, с которой на нее смотрели трое мужчин. Она улыбнулась отцу, дедушке и дяде. Если бы не они, ее бы сейчас здесь не было. И самое ужасное — она бы не познакомилась с Фрейзером Макклареном.

Первый раз в жизни Эмма почувствовала, что кому-то нужна по-настоящему.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ресторан располагался в маленькой крепости, притаившейся на крутом утесе. Все выглядело как в сказке.

Фрейзер заказал лучший столик. Из уединенной ниши открывался прекрасный вид на море. В лунном свете вода искрилась и переливалась так, будто тысячи серебряных монет блестели на ее поверхности.

— Говорят, шотландская королева Мария провела здесь несколько ночей со своим возлюбленным. В западной башне можно увидеть их комнату с весьма оригинальной кроватью.

Эмма отстранилась от окна и взглянула на Фрейзера. Горящая свеча подчеркивала его красоту.

— Это предложение? — спросила она с улыбкой. Он усмехнулся.

— Дерзко? А если бы и так?.. — На какое-то мгновение озорной огонек исчез из его глаз. — Ты выглядишь сегодня, Эмма, очень сексуально и привлекательно.

— Спасибо. — Она почувствовала, как сильнее забилось сердце. Внезапно неопределенность в их отношениях испугала ее. Что будет дальше? Ведь Маккларен ей очень сильно нравится…

Вечер проходил изумительно. Они беседовали, смеялись, но иногда между ними возникало напряжение. Каждый раз, когда Эмма смотрела на Фрейзера, ее бросало в жар. Он был так обаятелен! Она чувствовала к нему невероятное влечение.

— Именно сюда ты приводишь всех своих подруг? — Она постаралась воссоздать беззаботную атмосферу.

— А ты считаешь, у меня целый гарем? — Он усмехнулся. — В моей жизни было не так уж много женщин.

— Не верю.

— Это правда. Я очень разборчив.

— И ты никогда не собирался жениться?

— Однажды… Теперь кажется, что это случилось в другой жизни. — Его голос стал печальным.

— Но чем все кончилось?

— Свадьба не состоялась.

Их беседу прервал официант. Он принес кофе.

Когда они снова остались одни, Фрейзер внезапно спросил:

— А ты хотела бы снова выйти замуж?

Эмма покачала головой.

— Я больше не собираюсь вступать в брак.

— Почему?

Она пожала плечами. Не хотелось говорить на эту тему.

— Я сделала ошибку, решив создать семью.

— Но может, твоей ошибкой стал Джон? Сколько лет вы в разводе?

— Два года.

— Поверь, ты снова выйдешь замуж, и у тебя будут дети, и ты будешь счастлива.

Эмма чувствовала себя так, будто ей наносят удары. Она давно перестала надеяться на лучшее.

— Расскажи мне о Калифорнии, — внезапно попросил Фрейзер. — На что она похожа?

— Калифорния? — Ее голос прозвучал неуверенно. — Я думаю, там все в порядке.

— В порядке? А больше ничего не хочешь добавить? Ведь ты жила там на ранчо с Джоном. Общаться с кинорежиссером интересно во всех отношениях, да?

— Фрейзер, — мягко произнесла она, — я не желаю говорить об этом. Не люблю обсуждать свой неудавшийся брак. — Эмма сжала пальцы в кулак.

Она не осознавала, как напряжена, пока Фрейзер не притронулся к ее руке.

— Что случилось, Эмма? — Нежные интонации в его голосе взволновали молодую женщину и вызвали в ней желание.

Но она сосредоточилась на другом. Рассказать ему всю правду, признаться, какой неполноценной она себя чувствовала все эти годы? Нет, невозможно. Тогда она в глазах Фрейзера перестанет быть женщиной. Наверное, он даже посочувствует Джону. О, подобного Эмма не вынесет.

— Мы просто не подходили друг другу, — мрачно выговорила она, снимая руку Маккларена со своей руки. Его прикосновение было слишком волнующим. — Прекрасный вечер, Фрейзер. Но я думаю, нам лучше уйти отсюда. Поздно уже.

— Как скажешь, — тихо согласился он и позвал официанта, чтобы расплатиться.

Потом они направились к двери. Когда Фрейзер помогал Эмме надевать темное кашемировое пальто, она остро ощутила его близость — пальцы мужчины коснулись ее обнаженных плеч. Ведь в ресторан Эмма пришла в изящном декольтированном платье.

— Спасибо. — Она повернулась и взглянула на него. Он был очень серьезен. Обиделся из-за ее отказа обсуждать прошлое?..

Фрейзер медленно вез ее домой по узким дорогам. Эмма лихорадочно соображала, как разрядить возникшую вдруг между ними отчужденность.

— Прекрасный ужин, — рискнула она возобновить разговор.

— Я рад, что тебе все понравилось.

Странно, в данный момент они общались будто два вежливых незнакомца.

Яркий свет фар разрезал темноту. Эмма наблюдала за дорогой, но думала о поведении Маккларена. Она не хотела, чтобы он стал неприветливым и холодным по отношению к ней.

— Извини, если я была резка, когда ты попросил рассказать о моем браке, — тихо вымолвила она.

— Ничего, Эмма, я тебя понимаю.

— Правда?

— Ты еще любишь своего бывшего мужа.

— Нет, Фрейзер, нет. — Она хотела увидеть лицо собеседника. Спокойный бархатный голос ничего не говорил о его чувствах. — Нет. — Для нее было важно, чтобы Маккларен поверил ей.

— Ну, если ты утверждаешь…

— Утверждаю.

Эмма снова перевела взгляд на дорогу, но Фрейзер вдруг свернул в чащу леса. Однако через несколько мгновений ему пришлось затормозить. Машина чуть не сбила оленя, неожиданно появившегося из ночного мрака. Он удивленно посмотрел на непрошеных гостей и тут же исчез.

Эмма вздохнула с облегчением.

— Ты в порядке? — Фрейзер повернулся к ней.

— Да. Хорошо, что ты ехал не слишком быстро.

Он улыбнулся и… дотронулся до ее груди. Эмму захлестнуло желание. Она не могла смотреть на Фрейзера, боялась, что он все поймет.

Но мужчина был настойчив. Он приблизился к ней, прикоснулся к ее лицу, заглянул ей в глаза.

Ее сердце отстукивало бешеную барабанную дробь. Эмма дрожала, как осиновый листок. А еще она хотела, чтобы машина подольше задержалась в лесу, чтобы Фрейзер обнял ее и поцеловал.

— Ты дрожишь, когда я прикасаюсь к тебе, — заметил он тихо.

— Мне… мне немного холодно. — Это было далеко от истины. Ее тело пылало от жара.

Фрейзер замолчал. Он пытался понять, хочет ли она его. Эмма вела себя так противоречиво. Она походила на испуганного оленя, явившегося перед ними в сияющем свете фар…

Маккларен ухватился за руль и рванул вперед. Он сделал свой вывод. Эмма все еще влюблена в бывшего мужа. Боль в ее глазах убеждала Фрейзера в этом.

Ворота ее поместья показались через несколько минут.

— Мне понравился сегодняшний вечер. — Голос Эммы звучал неестественно.

— Мне тоже. — Машина остановилась у парадной двери. — Я позвоню тебе.

— Хорошо, спасибо еще раз, Фрейзер. — Она поспешно вышла из автомобиля.

Было холодно, дул сильный ветер. Фрейзер понял это, когда Эмма зябко поежилась. Она, согнувшись, стояла у двери и искала ключи в сумочке.

— Потеряла ключи? — Фрейзер вылез из машины.

— Сейчас найду. Ты можешь ехать.

Он проигнорировал ее слова и подошел к ней.

Да. Она хотела этого. Давно представляла, как ее пальцы гладят его волосы, ее губы прижимаются к его губам…

Она вздохнула с облегчением — нашла ключи.

— Вот они. Я не буду тебя задерживать.

— Ты не задерживаешь меня. — Он подошел еще ближе.

Эмма вздрогнула.

— Знаешь, нам не удастся как следует сыграть роли жениха и невесты, если ты будешь вздрагивать каждый раз при моем приближении к тебе, — произнес Фрейзер тихо.

— Просто я немного волнуюсь. — Она тяжело вздохнула.

Он улыбнулся несколько насмешливо.

— В чем дело? Ты боишься, что я змей-искуситель?

— Нет! — Она вложила в свое отрицание как можно больше равнодушия.

— Тогда все в порядке.

Он наклонился и поцеловал ее. Поцелуй был коротким, но таким нежным!

Она учащенно задышала.

— Снова вхожу в роль, — заявил он секунду спустя. — Спокойной ночи, Эмма, сладких снов.

Молодая женщина прислонилась к стене.

«Вхожу в роль», — как безразлично он это произнес. А ведь она испытала ни с чем не сравнимое блаженство от его поцелуя. Подозревает ли Маккларен, что покорил ее навеки?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Эмма оставила машину на главной улице Гленмарина и направилась к единственному местному бутику. По дороге она обратила внимание на красноватые листья рябины, которые делали пасмурный день более ярким. Чудесное дерево. И вообще все чудесно. Эмма светилась счастьем. Но неужели всего один поцелуй может вызвать такую бурю эмоций? Значит, может.

— Доброе утро, — улыбнулась Эмме продавщица, и это также было приятно.

Эмма улыбнулась в ответ, а затем начала рассматривать одежду, представленную в магазине.

Когда в бутик вошел кто-то еще, она и не заметила — слишком увлеклась выбором туалета.

Эмма сняла с вешалки бледно-голубой костюм. Он состоял из элегантной прямой юбки и длинного замшевого пиджака. Для свадебной церемонии то что надо.

— Простите, — обратилась Эмма к продавщице, — у вас есть подходящая к этому костюму шляпка?

Ответ она получить не успела. Неожиданно ее «атаковала» пожилая женщина, стоящая рядом.

— Эмма Синклэр? — спросила дама.

Эмма кивнула. Но откуда леди знает ее? И что она делает в столь отдаленных от цивилизации местах, этакая светская львица? Несмотря на возраст, стройная, модно причесанная, в яркой эксклюзивной одежде.

— Наряд для свадьбы? — поинтересовалась дама, рассматривая костюм, который Эмма держала в руках.

— Да.

— Не слишком ли скромный? — В голосе женщины звучало разочарование.

— О! — Эмма покачала головой. — Это не для моей свадьбы.

— Слава богу!

Эмма нахмурилась.

— Я знаю вас?..

— Ид Маккларен. — Дама улыбнулась и вдруг громко произнесла: — Я полагаю, что ваша помолвка с моим племянником все же завершится роскошной свадьбой.

Эмма была ошеломлена, ей захотелось исчезнуть.

— Рада познакомиться с вами, — робко произнесла она. — А вы разве не в Греции?

— Была. — Ид усмехнулась. — Но моя подруга Джин Мюррей позвонила мне и сообщила потрясающую новость. Вот я на радостях и примчалась сюда. Прилетела первым рейсом.

— И вы из-за меня покинули Грецию? — Эмма даже испугалась. Ведь отпуск у дамы явно пошел насмарку.

— Ничего страшного. Главное, я побывала там на съезде известных фотографов. А остальное… Меня добила жара, так что я вернулась и по этой причине…

Продавщица принесла две шляпки. Одну, голубого цвета, она вручила Эмме. Другую, красную, с огромными цветами, — экстравагантной даме.

Ид хитро улыбнулась.

— Я покупаю это чудо, чтобы пойти на свадьбу приятеля моего племянника. Интересно, сохранится ли сей головной убор до вашей свадьбы или мне придется приобретать еще один?

Эмма чувствовала себя смущенной, однако надеялась, что Ид не заметит ее стыдливого румянца.

— Вы не хотите примерить костюм? — спросила у нее продавщица.

Но до того, как Эмма смогла ответить, Ид уже распорядилась. По-своему.

— Упакуйте все, Милли. Доставьте по адресу Фрейзера.

Продавщица кивнула.

— Нет, — запротестовала Эмма, — мне нужно все примерить, и я сама расплачусь за покупку.

— Чепуха, — отмахнулась великодушная дама. — Я вам делаю подарок. Не подойдет, вернете обратно в магазин. Верно, Милли?

Пять минут спустя Эмма появилась на улице с Ид, новым костюмом, шляпкой и сумочкой. Тетя Фрейзера одержала убедительную победу.

— Теперь вы должны попить со мной чаю, — весело прощебетала пожилая дамочка, когда они бодрым шагом шествовали по улице. — Моя машина здесь.

— Ид, у меня своя машина, и я не могу…

— Но я хочу услышать все о вашем с Фрейзером головокружительном романе.

Она остановилась у авто горчичного цвета, открыла дверцу, положила покупки на заднее сиденье.

— Прошу, Эмма, не упрямьтесь…

Ид мчалась с бешеной скоростью. Эмма вцепилась в кресло мертвой хваткой. Хорошо, что пристегнулась ремнем безопасности.

— Не могу передать вам, как я обрадовалась, узнав, что Фрейзер помолвлен. — Сказав это, Ид направила машину вниз по холму, проделав просто головокружительный маневр. — Думаю, мой племянник говорил вам, что я пыталась женить его или по крайней мере найти ему пару?

— Да. — Эмма улыбнулась.

— Мне не следует, конечно, вмешиваться, но как вы относитесь к Саманте? Я лично огорчилась, когда услышала, будто она собирается приехать на свадьбу Рут.

— Саманта?..

Ид завернула за угол, проехала под высокой аркой и резко остановила машину у дома из красного кирпича. Она посмотрела на Эмму.

— Фрейзер вам ничего не рассказывал о Саманте? — На лице женщины появилось выражение растерянности. — Странно.

Эмма покачала головой.

— Они были помолвлены и собирались пожениться, — продолжила Ид.

— О, — слабо прореагировала Эмма. Саманта, должно быть, и есть та женщина, о которой Фрейзер говорил вчера. Эмма хорошо помнила, каким печальным он при этом был.

— Все случилось почти четыре года назад. — В голосе Ид чувствовался испуг. — Вот болтушка. Как похоже на меня. Что на уме, то и на языке.

— Не стоит волноваться, — успокоила Эмма пожилую женщину. — Сказанное вами не имеет значения.

Ид улыбнулась. Все ее страхи пропали.

— Конечно, не имеет. Судя по молниеносному развитию вашего с Фрейзером романа, он без ума от вас. Впрочем, пойдемте в дом… Дэлла, ты где? — крикнула Ид, открыв парадную дверь. — Принеси нам чаю, будь добра. Дэлла помогает мне по хозяйству, — пояснила она Эмме.

И вот они уже в гостиной, где в камине весело потрескивали поленья, а отблески огня освещали выстроившиеся в ряд на каминной полке фотографии в серебряных рамках.

Эмма взяла одну из них. Двое ребятишек стояли на берегу озера.

— Фрейзеру здесь десять лет, — сообщила Ид, подходя к Эмме. — А это его сестра Елена.

Эмма внимательно изучала фотографию. Фрейзер на ней смотрелся худым и неуклюжим; он озорно улыбался, но в его глазах уже сквозила мужская решительность. Его сестра казалась совсем малышкой. Однако весьма очаровательной.

— Они выглядят такими счастливыми на этом снимке, — задумчиво произнесла Ид. — Никто и не догадается, что дети переживали в то время тяжелую травму.

Эмма вопросительно взглянула на пожилую женщину.

— Да, да, дорогуша. Их бросила собственная мать. — Ид вздохнула. — Ужасно. Я делала для ребятишек все, что могла, но тетя — это не мама…

Беседу двух женщин прервал стук в дверь. Экономка принесла на подносе чашки с чаем и корзинку с булочками.

— Спасибо, Дэлла. — Тетя Фрейзера устроилась на одном из стульев, предложив Эмме последовать ее примеру. — Я слышала, что вы дочь Роберта Даниеля? — неожиданно спросила Ид.

Вместо ответа Эмма кивнула. Она смутилась, ибо вопрос застал ее врасплох.

— Семья твоей матери не из Америки?

— Верно! — Эмма была ошарашена. — Как вы узнали?

— Я познакомилась с твоей матерью на местном фестивале.

— И вы помните ее?! — Эмма знала, что ее мама ездила к Роберту. — Она рассказывала об этом.

— Иногда я помню произошедшее несколько лет назад лучше, чем вчерашние события. — Ид рассмеялась. Она подала Эмме изящные блюдце с чашкой из китайского фарфора. — Тем более что твою маму забыть невозможно. Она была похожа на кинозвезду. Я не могла отказать себе в удовольствии поговорить с ней. Однако это сильно разозлило Роберта. Он приказал ей не общаться со мной из-за вражды между нашими семьями. И что ты думаешь? Она проигнорировала его приказание. Твоя мать сама принимала решения.

Эмма улыбнулась.

— Да, она была такой. Но скажите, из-за чего началась вражда, о которой я постоянно слышу.

— Из-за границ наших поместий. Господи, как все это глупо. Но мы с твоей мамой старались не ввязываться в ссоры между мужчинами.

Эмма не переставала удивляться.

— Мне и в голову не могло прийти, что вы дружили с моей матерью…

Глаза Ид сверкали.

— Знаешь, она была слишком хороша для Роберта Даниеля.

— Ну, не знаю, — засмеялась Эмма. — Думаю, что они просто не подходили друг другу.

— Точно, — на лице Ид появилось восторженное выражение, — как Фрейзер и Саманта. Между нами, Эмма, эта девчонка ничего не представляла собой. Кроме того, была заурядной аферисткой. Она приняла предложение Фрейзера, когда услышала, что он унаследовал поместье своего отца. Но как только узнала, что хозяйство в упадке, тут же разорвала помолвку. Уехала жить в Лондон. Фрейзер помчался за ней, но, слава богу, вернулся один.

— Меня это не интересует. — Эмма постаралась придать себе беззаботный вид.

И вдруг дверь в гостиную резко распахнулась. В комнату вошел… сам Фрейзер Маккларен. Он выглядел удивленным.

— Вот это сюрприз, — усмехнулась Ид.

— Я поспешил сюда, как только услышал, что ты приехала. — Фрейзер подошел к тете и поцеловал ее в щеку. — Все в порядке? Почему ты так рано вернулась из Греции?

— Но мне сообщили такую новость!.. — Ид посмотрела на племянника с любовью.

— Какую? — Фрейзер внимательно взглянул на Эмму.

— Джин сказала мне по телефону… — Ид лукаво улыбнулась. — Ты не хочешь чаю, Фрейзер?

— У меня нет времени…

— Чепуха, останься и попей чайку. — Дама поднялась со стула. — Я только попрошу Дэллу найти третью чашку. — Она взяла поднос и покинула комнату.

Фрейзер сел на ее место и уставился на Эмму.

— Что ты ей наговорила? — сердито буркнул он.

— Ничего. — Сердце Эммы бешено колотилось. — Я хотела рассказать ей всю правду, но не успела.

— Не успела… В общем, вырыла яму самой себе и прыгнула туда.

— Но я ни в чем не виновата! — возмутилась Эмма. — Твоя тетя заловила меня в магазине и увезла в свой дом. Ты же знаешь, возражать ей бесполезно. У тебя получается?

Фрейзер нервно провел рукой по волосам.

— Черт! Ты права. — Маккларен взглянул на покупки. — Что это? — сощурился он подозрительно. — Не для нашей ли свадьбы? — Фрейзер даже покраснел от подобной мысли. — О, я не удивлюсь, если Ид уже выбрала церковь, где мы с тобой будем венчаться.

Фрейзер рассердился не на шутку, однако, увидев веселый огонек в голубых глазах Эммы, усмехнулся и как-то сразу успокоился.

— Черт, ну и дела, — в этот раз его голос прозвучал мягче. Он снова обратил внимание на то, что Эмма весьма хороша собой. Ее золотисто-рыжие волосы спадали на плечи нежными прядями. Она была очень женственна, просто очаровательна. Фрейзер вспомнил, какие мягкие у нее губы…

— Давай все-таки расскажем твоей тете правду, — предложила Эмма. — Избавим ее от иллюзий по поводу нашей женитьбы.

Он кивнул.

— Да, мы должны признаться ей во всем, — решительно заявил Маккларен.

Ид вошла в комнату с подносом.

— Дэлла занята, я приготовила чай сама, — похвалилась она. Фрейзер встал, чтобы помочь расставить посуду, и чуть не споткнулся, услышав следующее: — Будете венчаться в церкви Святого Андрея.

— Тетя, но мы… — Фрейзер вздохнул.

— Вы не собираетесь венчаться, да? — Ид посмотрела на них. — Впрочем, это я поняла сразу.

— Нет, Ид…

— О, Фрейзер! — резко перебила его тетя. — Вам все-таки нужно обвенчаться. Хотя бы в местной церкви. Церемония не займет много времени.

— Ид, ты дашь мне сказать? — нетерпеливо спросил Фрейзер.

Пожилая дама взглянула на него укоризненно.

— Ты хочешь разбить мне сердце?

— Нет, конечно, нет. — Он присел рядом с Эммой. Ид подала ему чашку с крепко заваренным чаем и продолжила:

— Ты еще не купил Эмме обручальное кольцо? Какой ужас!

Фрейзер промолчал. А Эмма отметила про себя, что эта милая женщина была, пожалуй, единственным человеком в мире, который мог ворчать на Фрейзера Маккларена.

— Хочешь, я позвоню своему другу-ювелиру Мартину? Отвезешь Эмму к нему, — не успокаивалась Ид.

— Нет, — с отчаянием крикнул Фрейзер.

— О, какой ты, мой друг, легкомысленный. Эмма, вам придется поработать с ним. Сообщить, чего вы сами хотите. Большое бриллиантовое кольцо? Прекрасную свадьбу в церкви? Скажите ему.

Эмма совсем сникла. Видимо, именно ей придется рассказать Ид всю правду. Пока не поздно.

— Ну, знаете… — начала она.

— Дело в том, дорогая тетя, — прервал Фрейзер Эмму, — что в нашей жизни произошло все слишком быстро.

Эмма смотрела на него в изумлении.

— Да. Мы помолвлены, и об этом многим известно. Но нежелательно торопить события. Нужно все как следует обсудить.

Ид пожала хрупкими плечами.

— Вы поступаете разумно, — согласилась она. — Главное — узнать друг друга получше.

— Точно. — Фрейзер был доволен. — Куда спешить? — Он допил чай и поставил чашку на стол. — А сейчас мне нужно вернуться к работе. Тебя подвезти, Эмма?

Она кивнула.

— Моя машина в городе.

Ид, слегка расстроившись, выпалила:

— Приезжайте пообедать на следующей неделе. Эмма, вы же еще не поведали мне, как начался ваш роман.

— Тетя, мы появимся у тебя после свадьбы Рут и Марка. Ты не против? — пробормотал Фрейзер.

— Но я тоже собираюсь на эту свадьбу, — доложила Ид. — Рут в курсе, я ей звонила. Кстати, можно обсудить все там. За рюмочкой-другой.

Эмма улыбнулась.

— А где состоится церемония, в отеле? — в замешательстве спросила она.

— Да, конечно. Там соберется много народу. Гости будут пить и расслабляться в свое удовольствие.

— Я не пью много. К тому же после торжества нужно как-то добираться до дома.

— Вы вдвоем можете остановиться здесь, — нежно перебила молодую женщину Ид. — Я приготовлю вам комнату с двуспальной кроватью.

— Нет, в этом нет необходимости! — Эмма почувствовала, как краснеет. Она не решалась даже взглянуть на Фрейзера.

— Я забронировал для себя комнату в отеле, — прервал Фрейзер свою тетю. — А также номер для Эммы. Спасибо за предложение.

— Понятно. — Ид нахмурилась. — Впрочем, правильно сделал. Опасно ехать по горным дорогам поздно ночью.

— Мы очень благоразумны, — подтвердил Фрейзер, иронично ухмыляясь.

— Настолько, что не хотите воспользоваться роскошной двуспальной кроватью, — заметила Ид.

Фрейзер наклонился и поцеловал старушку.

— Не смущай мою невесту, — рассмеялся он. — Ты просто хулиганка.

Ид покачала головой.

— Раздельные комнаты… Ну, не знаю. Все как-то по-детски…

— Ты действительно забронировал мне комнату в отеле? — спросила Эмма, когда они уходили из дома Ид.

— Да. Вечеринка будет длиться до утра. Так что ты сможешь отдохнуть, когда захочешь, в своем номере. Я собирался тебе сообщить об этом сегодня. — (Эмма секунду помолчала.) — Возражаешь? Откажись.

— Нет, ты прав. Лучше ночью остаться там. — Эмма покачала головой. — Но мы скверно поступаем, обманывая твою тетю.

— Она сама себя обманывает, — усмехнулся Фрейзер. — А если бы я сообщил, что мы вовсе и не помолвлены, Ид расплакалась бы у нас на глазах. Зачем лишать старушку иллюзий?

Эмма вздохнула.

— Но я чувствую себя отвратительно.

— Рассмотрим все с другой стороны, — решительно заявил Фрейзер. — Пусть сейчас тетя считает, что в будущем наша свадьба состоится, однако потом мы как бы разорвем помолвку. Скажем Ид, что совершили ошибку, что не подходим друг другу.

— Не хочется лгать хорошему человеку, — тихо промолвила Эмма. — Ведь тетя так заботилась о тебе и твоей сестре, когда ваши родители расстались, — выпалила девушка. — Я уже все знаю.

— Ид — замечательная. Она поддерживала нас в трудную минуту. И поверь мне, делала это бескорыстно.

— Твоя мама жива?

— Да, она снова вышла замуж и обосновалась во Флориде. — Фрейзер пожал плечами. — Я бесился долгое время из-за того, что она оставила нас. Но теперь, будучи взрослым, я пытаюсь понять ее. Она очень страдала здесь — ненавидела уединение, ей совершенно не подходил этот климат, многое другое…

Эмма замолчала. Она не могла оправдать поступок матери Фрейзера. Отказаться от своих детей с такой легкостью… Жестоко. Господи, ну почему ей, Эмме, не дано испытать счастье материнства?

— Ты в порядке?

— Да.

— Но, кажется, тебя что-то гложет…

Его наблюдение поразило Эмму. Однако она взяла себя в руки и улыбнулась.

— Фрейзер, ты тоже порой бываешь печален. Вспоминаешь прошлое?

— Случается. Тем более что тетя постоянно рядом. — Он усмехнулся. — Я, конечно, благодарен ей за все, но она чересчур рьяно меня опекает. В тридцать три года хочется уже быть независимым.

Эмма рассмеялась.

— Она призналась мне, что пыталась женить тебя.

— Пыталась. — Фрейзер весело кивнул.

— Ид желает тебе счастья.

— Тетя — весьма романтическая натура, — сказал он, растягивая слова.

— Кстати, ей известно, что на свадьбе Марка и Рут появится твоя бывшая невеста. Ид волнуется по поводу того, как ты на это отреагируешь.

— Вы очень мило побеседовали. — Фрейзер остановился у машины Эммы.

— А хочешь, чтобы тетя перестала нянчиться с тобой? — продолжила Эмма, игнорируя его сарказм. — Убеди ее в следующем: ты взрослый, самостоятельный человек и ты сам, по собственной инициативе, расстался с… Самантой.

— Думаешь, это сработает? — Фрейзер рассмеялся и покачал головой. — Я сомневаюсь.

— Может, стоит попробовать? — предложила Эмма.

— Прекрати, — отозвался Фрейзер. — Я сам разберусь в своих делах.

— Пожалуйста.

— И не смотри на меня так.

— Как? — Эмма не могла понять, о чем он.

— Будто я причиняю тебе боль или что-то в этом роде…

— Я не утверждаю это и не собираюсь лезть в твои дела.

— Отлично.

Они обменялись многозначительными взглядами. Потом Эмма повернулась и взяла пакеты с покупками.

— Между прочим, — пробормотала она, — я приобрела в местном бутике кое-что. Счет пришлют тебе.

— Предприимчивая особа, — весело констатировал Фрейзер.

— Это была не моя идея, — рассердилась Эмма. — Твоей тети. Не беспокойся, я верну тебе все деньги.

— Эмма, не злись, а главное, ответь мне на один вопрос. Почему мы постоянно ссоримся?

Она посмотрела на него растерянно.

— Я не знаю…

Еще бы. Разве можно признаться в ревности к женщине, на которой Фрейзер собирался когда-то жениться?

— Я тоже. — Он прикоснулся к ее лицу.

Эмму бросило в жар, ее кровь будто закипела, сердце, казалось, остановилось.

Фрейзер Маккларен наклонился и страстно поцеловал Эмму Синклэр.

Она была ошеломлена. Но затем провела рукой по густым темным волосам любимого и поцеловала его сама.

Их тела соприкоснулись. Его рука обвила ее талию, другой он гладил грудь и бедра молодой женщины, наслаждаясь всеми изгибами ее тела. Поцелуй становился лихорадочным, безудержным.

И вдруг Фрейзер резко отстранился. Они смотрели друг на друга в молчании.

Эмма тяжело дышала. Ее не покидало желание — взрывное, непреодолимое, всецело поглощающее. Ведь никто никогда не целовал ее так.

— Извини, Эмма, я не должен… — прошептал Маккларен, отодвинувшись от нее и крепко сжав руль авто.

Она открыла дверцу и вышла. Холодный ветер коснулся ее разгоряченной кожи.

Фрейзер ждал, когда Эмма дойдет до своей машины, а потом рванул с места с такой скоростью, какой позавидовали бы опытные гонщики.

Почему он так испугался? Им не от кого прятаться. Они свободны… А может, Фрейзер боялся, что она воспримет все всерьез? Какая чепуха! Эмма явно не готова к длительным отношениям.

Но зато она впервые в своей жизни прониклась смыслом выражения «сексуально совместимые». Именно поэтому не могла усмирить бурю желаний. Она хотела поцелуев Фрейзера, хотела его всего.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Невеста в белоснежном наряде, казалось, не идет — парит. Безмятежно прекрасная. И глаза сияют под прозрачной фатой.

Жених горд и счастлив…

Священник начал службу.

— Возлюбленные братья и сестры, мы собрались здесь пред ликом Божьим, чтобы соединить эту пару в таинстве святого брака.

На какое-то мгновение Эмма вспомнила свою свадьбу. Все было совершенно по-другому. Буднично и прозаично.

Она посмотрела на Фрейзера. Похож на героя классического романа. Маккларен неотразим.

— …и поэтому никто не должен заключать брак или брать на себя брачные обязательства безрассудно, необдуманно или беспричинно. Наоборот, должно вступать в брак с благоговением, благоразумием и здравомыслием, в страхе Божьем. Помните о главной цели любого брака. Брак предназначен для порождения детей, воспитания их в любви и в вере Господа…

Фрейзер взглянул на Эмму и улыбнулся. Молодая женщина смутилась, а затем, вздохнув, приказала самой себе: не думать о прошлом, не анализировать причины, по которым распался ее брак с Джоном, жить только настоящим…

Весело зазвенели колокольчики. Марк и Рут стали мужем и женой.

Церковь Святого Андрея, где они венчались, благословила влюбленных на долгий и счастливый союз.

Молодоженов приветствовал игривый морской ветерок — ведь церковь находилась в районе обширной гавани, откуда уходили в море рыболовные суда. Все на радостях засыпали новобрачных разноцветным конфетти и веселились от души.

— Прелестная свадьба, — прошептала Ид, подойдя поближе к Эмме. — Если хотите, я замолвлю словечко преподобному Петру. Он посмотрит, какие дни для бракосочетания свободны в церкви в следующем году.

Эмма покачала головой и улыбнулась.

— Спасибо. Очень мило с вашей стороны. Но мы с Фрейзером не торопимся.

— Вы портите мне настроение. — Ид сфотографировала Эмму, когда та засмеялась.

Фрейзер наблюдал эту сценку. Потом подошел к Эмме, которая выглядела весьма элегантно в модном голубом костюме. А как к лицу ей была шляпа! Под ее широкими полями искристые глаза молодой женщины казались еще больше и выразительнее. Однако чуть раньше, в церкви, он увидел в этих глазах такую неземную печаль, что она поразила его до глубины души.

Поглощенный своими мыслями, Маккларен вдруг встрепенулся: он услышал, как Рут заговорила с Эммой на очень щепетильную тему.

— Мы так рады за вас обоих, Эмма. Фрейзер — удивительный человек.

— У меня уши горят, — усмехнулся Маккларен.

— Не удивительно, если учитывать, сколько о тебе говорили на прошлой неделе, — рассмеялась Рут. — Ты весьма скрытный тип. Состоялась его помолвка, а он даже не намекнул своим друзьям об этом.

Фрейзер обнял Эмму за талию и как бы шутя произнес:

— Я был слишком занят, преследуя женщину своих грез.

Эмма заволновалась. Она тут же вспомнила страстный поцелуй Фрейзера.

Он взглянул на нее.

— Мне нравится твой костюм. Ты прекрасна.

— Спасибо. — От смущения она не могла посмотреть ему в глаза.

— Эмма? — Он прикоснулся к ее лицу, поворачивая его к себе. — Ты не сердишься на меня за тот вечер?

Она точно знала, что Фрейзер говорит о поцелуе.

— Нет, конечно, нет, — она отступила назад, — было немного… немного забавно. — Эмма заставила себя улыбнуться. — Возможно, мы слегка забылись с этой помолвкой.

— Скорее всего. — Его глаза потемнели от желания, когда он посмотрел на ее губы, вспоминая их мягкость…

Миссис Мюррей возникла внезапно. Она выглядела замечательно. Ее полненькая фигурка мило смотрелась в прелестном твидовом костюме. На голове у хозяйки магазина красовалась яркая шляпка.

— Я так рада, дорогая, что вы помолвлены, — проговорила она с энтузиазмом. — Вы уже купили кольца?

— Нет, миссис Мюррей, — Эмма продемонстрировала свои пальцы. — Как видите, официально мы совсем даже не помолвлены.

— Формальности соблюсти никогда не поздно, — вставила свое веское слово Ид, присоединяясь к ним.

— Конечно, — откликнулась Джин Мюррей.

Фрейзер посмотрел на Эмму, но ничего не сказал. Ведь они обманывали этих людей. Как далеко зайдут они со своим притворством?! Удивительное дело — один раз солгали, и уже все деревня поздравляет их неизвестно с чем. Попробуйте выйти из такой ситуации…

А Джин-то Мюррей какая активная! Завела разговор, где им купить кольца с бриллиантами.

Гости начали расходиться.

— Ид, нам тоже пора, — обратилась Эмма к тете Фрейзера.

Дама не ответила. Казалось, она в тысяче миль отсюда. Впрочем, нет. Она сосредоточенно наблюдала за племянником, беседующим с одной из подружек невесты.

— Ид?

— Да, да, идем, — откликнулась наконец пожилая женщина. — Я только скажу кое-что Фрейзеру.

Ид подошла к племяннику, который стоял рядом с очень привлекательной особой лет двадцати восьми. Длинное платье цвета персика, белокурые волосы, украшенные свежими цветами, придавали ей весьма соблазнительный вид.

— Это Саманта Фишер, — проинформировала Эмму Джин Мюррей.

— Да, понимаю, — вымолвила Эмма, наблюдая, как Фрейзер общается со своей бывшей пассией, как она целует и обнимает его. Чувствовалось — они знали друг друга долгое время.

Но Фрейзер все же сбежал от Саманты и подошел к Эмме.

— Не хочешь поучаствовать в продолжении церемонии? Свою машину можешь оставить на местной автостоянке.

— Но…

— Поедем на моей.

— Ладно. А как же Ид?

— Ид наверняка поедет с Джин Мюррей. Им, без сомнения, есть о чем посплетничать. — Фрейзер усмехнулся.

Маккларен не ошибся: автомобиль Джин Мюррей, где рядом с приятельницей восседала Ид, уже выезжал со стоянки.

Эмма улыбнулась Фрейзеру.

— По-моему, дамы куда-то спешат.

Фрейзер пожал плечами.

— Видимо, хотят сделать несколько фотоснимков у церкви. Бог им в помощь. Пойдем, Эмма.

Он повел ее к своему «рейнджроверу».

Девушка вскинула брови.

— Разве это твоя машина?

— Да, — Фрейзер положил ее сумку на заднее сиденье. — Крошка стояла в гараже, и я не ездил на ней до вчерашнего дня. — Он открыл Эмме дверцу, и она села, потянув юбку вниз. — Та консервная банка только для работы, этот автомобиль — для удовольствия.

Эмма старалась не реагировать на игривые нотки в его голосе, однако краем глаза видела, что он смотрит на ее ноги. Мужчина есть мужчина.

Фрейзер завел мотор, и они поехали по сельской дороге.

— О чем ты думала сегодня в церкви? Ты была так печальна! — промолвил внезапно Фрейзер.

Вопрос несколько удивил ее. Ответила она коротко:

— Ни о чем.

— Лгунья, — нежно проворчал он.

Она пожала плечами, ее сердце забилось чаще.

— Ну, я вспоминала собственную свадьбу, — призналась все-таки Эмма. — Свадьбы похожи в главном: они заставляют анализировать свою жизнь и надеяться на вечное счастье. — Эмма на мгновение замолчала. — У нас с Джоном не получилось ничего. Четыре года совместных мучений… — Она посмотрела на Фрейзера. — А ты думал о том, как сложилась бы твоя жизнь с Самантой?

— Меняешь тему разговора? — улыбнулся Фрейзер.

— А ты игнорируешь мой вопрос, — возмутилась она.

Маккларен рассмеялся.

— Саманта очень красивая, — констатировала Эмма. — Она еще не замужем?

— Свободна, как птица. Наслаждается жизнью в Лондоне.

— Ид разволновалась, когда увидела тебя сегодня рядом с ней.

Фрейзер пожал плечами.

— Тете, возможно, больше нравишься ты.

— Да?

— Точно. Она считает тебя… я процитирую, «прелестной, доброй девочкой». — Фрейзер посмотрел на Эмму. — И я согласен с ней, — добавил он серьезно.

Что-то в его тоне заставило Эмму занервничать. Она улыбнулась, чувствуя себя смущенной.

— Твоя тетя не знает меня как следует. Иногда я бываю просто ужасна.

— Неужели? — изумился Фрейзер.

— Да. Особенно по утрам.

— Ну, я никогда не сталкивался с тобой утром. А жаль, — хрипло вымолвил он. — Конечно, можно это исправить. Отказаться, например, от комнаты, которую я забронировал для тебя в отеле, и провести ночь в моей.

Эмма почувствовала, как краснеет. Фрейзер издевается над ней? Или говорит серьезно?

Он въехал на стоянку гостиницы, выключил двигатель и повернулся к ней.

— Что скажешь?

Молодая женщина промолчала.

Он наклонился, прикоснулся к ее губам. Взрыв эмоций. Она начала целовать его в ответ. Остановилась.

Эмма пребывала в замешательстве. Господи, как он красив! Ее охватила паника. Влюбилась. Деваться некуда.

— Фрейзер, я…

Он провел пальцем по ее губам.

— Ничего не говори. Я не понимаю, что происходит между нами. — Он усмехнулся. — То есть что происходит со мной. Давай забудем про это…

Она согласно кивнула, но успокоиться никак не могла.

Фрейзер возбудил ее настолько, что Эмма сгорала от желания. А если она окажется с Фрейзером Макклареном в одной постели? Кровь бросилась ей в лицо. Все происходит оттого, что у нее давно не было мужчины, пыталась убедить себя Эмма.

В последний раз она занималась любовью со своим мужем два года назад. После этого избегала сексуальных контактов. Но ведь Эмма была нормальной женщиной с нормальными потребностями. А Фрейзер красив и необыкновенно притягателен. Естественно, он ее взволновал. Однако Эмма не хотела, чтобы их отношения стали банальной любовной интрижкой. Она хотела большего…

В отель уже прибыли все. Жених и невеста, их близкие родственники и многочисленные гости.

— Нам лучше войти внутрь, — предложил Фрейзер.

— Конечно. — Эмма не сдвинулась с места.

Маккларен нежно погладил ее щеку.

— Не бойся, я не потащу тебя сразу в постель, но сейчас поцелую обязательно.

Эмма приблизилась к нему, страстно желая этого.

Его поцелуй был властным, вызывающим головокружение. Она почувствовала себя как на американских горках.

— Теперь нам действительно пора, — усмехнулся он. — Или за молодых будут пить без нас.

Когда Эмма вылезала из машины, она не чувствовала ног. Она даже споткнулась, но Фрейзер обхватил ее за талию. И в ней опять проснулось желание.

Она теряла голову от его поцелуев, его прикосновений. А если они окажутся вместе в постели, если он будет ласкать ее обнаженное тело? О, она просто сойдет с ума.

Эмма постаралась отогнать от себя эротические картинки.

Когда они вошли в зал, там уже рекой лилось шампанское.

Сияющие люстры, роскошные цветы — все создавало праздничную атмосферу.

Присутствующие были весьма доброжелательны, и Эмма почувствовала себя совершенно раскованно. Ей казалось, что она знала этих людей всю жизнь.

Фрейзер решил представить ее своим друзьям, в том числе и Саманте. Хороша, подумала Эмма. Великолепная кожа, длинные пушистые ресницы, зеленые глаза. Красавица.

— Примите мои поздравления, — сладко улыбнулась бывшая подружка Фрейзера.

Эмма скривилась как от зубной боли.

— Наша помолвка неофициальна, — пробормотала она.

— Так вы еще не назначили день свадьбы?

— Мы не спешим, — сказал свое слово Фрейзер. В разговор вмешалась Анжела. Она томно произнесла:

— Но Ид сообщила, что ваша свадьба состоится совсем скоро. Как ее ждут в Гленмарине!

— Ну, я думаю, здесь гораздо больше ждут, когда ты порадуешь мир мальчиком или девочкой, — рассмеялся Фрейзер.

Анжела погладила живот.

— Порадую, порадую. Скоро уже. Ой, Эмма, послушайте моего совета: даже если Фрейзер будет сильно к вам приставать, не торопитесь стать матерью. Носить ребенка — непростое испытание.

— Только несколько месяцев, — Фрейзер улыбнулся, — а потом, когда ты возьмешь своего малыша на руки, тебя переполнит счастье. Я в этом уверен.

— Речь настоящего мужа, — пошутила Анжела. — А сколько детей хочешь иметь ты, Фрейзер? Догадываюсь. Четверых мальчиков. Нужны же поместью работники…

— Шестеро будет в самый раз, — продолжил Фрейзер.

Анжела закатила глаза.

— Убегайте, пока не поздно, Эмма.

Эмма вежливо улыбалась. Она обрадовалась, когда заиграл оркестр. Жених и невеста закружились в танце, и гости переключили свое внимание снова на них.

Затем Фрейзер пригласил на танец… Саманту. Такова была традиция. Шафер танцует с главной подружкой невесты.

Они хорошо смотрелись вместе. Фрейзер — высокий, черноволосый и красивый. Саманта — стройная, белокурая и очень привлекательная.

Она заглядывала Маккларену в глаза. Похоже, до сих пор влюблена в него.

Это наблюдение вызвало у Эммы приступ ревности, она постаралась отвлечься и сосредоточиться на том, что говорит Анжела.

— Значит, вы еще не назначили дату вашей свадьбы?

Эмма покачала головой. Она снова посмотрела на Фрейзера. Он обнимал Саманту.

— Все одинокие женщины в Гленмарине сходят с ума по Фрейзеру, — произнесла Анжела как бы невзначай. — А он, хоть и пытается казаться убежденным холостяком, тянется к семейной жизни. Понятно каждому…

— Да, очевидно, вы правы, — тихо вымолвила Эмма. И Саманта, возможно, могла бы ему родить шестерых ребятишек, о которых он так мечтает.

Почему она думает об этом? — спрашивала себя Эмма. Что с ней? Нужно взять себя в руки. А не рассказать ли правду? Какой смысл вводить всех в заблуждение насчет их липовой помолвки с Фрейзером?

— Кстати, сегодня здесь появился ваш бывший муж, — сообщила Анжела. — У него огромная команда помощников, отель переполнен.

Эмма широко раскрыла глаза от изумления.

— Я думала, он приедет позже.

— Нет. Джон уже в гостинице. И Рут пригласила вашего режиссера с коллегами на вечеринку…

Оркестр заиграл более быструю мелодию. Фрейзер оставил Саманту и подошел к Эмме.

— Кажется, я только что видел Джона, — буркнул он.

Эмма повернулась и увидела своего бывшего мужа, пробирающегося сквозь толпу.

— Рут пригласила его на торжество.

— Черт, почему она это сделала? — Фрейзер был недоволен.

— Ну, не каждый день к нам в деревню приезжают снимать кино, — рассмеялась Анжела. — Мы все очень взволнованны. А вдруг станем знаменитыми?

Джон оказался тут как тут. В светлых брюках и стильной рубашке.

— Привет, любимая, как ты? — Он подошел и поцеловал Эмму в щеку.

— Удивлена.

— Я же говорил тебе, что скоро приеду. — Джон улыбнулся Фрейзеру. — Вы знакомы с моим менеджером Лесли?

Маккларен пожал руку привлекательной брюнетке.

— Привет. — Женщина пожирала Фрейзера глазами. Ей очень шел брючный костюм, прекрасно сочетающийся с белоснежной блузкой.

— А вот остальная команда… — Джон продолжал представлять Фрейзеру своих помощников.

Эмма рассматривала группу мужчин. Многих из них она знала. На какое-то мгновение ей показалось, что она снова вернулась в прошлое, когда присутствовала с Джоном на светских вечеринках. Было странно видеть этих людей здесь.

— Вы когда-нибудь хотели сниматься в кино? — спросила Лесли, положив свою ладонь на руку Фрейзера.

Возмутительно. Эмма была раздражена. Наглость дамочки поразила ее.

— Даже в кошмарах мне не приходило это в голову, — ответил Фрейзер сухо. Он посмотрел на Эмму. — Не хочешь потанцевать?

Ее сердце забилось быстрее, она заглянула в темные глаза любимого.

Он улыбнулся.

— Спасибо, — прошептала Эмма, когда они шли к танцующим парам.

— За что?

— Спас меня от прошлого. Снова видеть старых знакомых… это нелегко.

Фрейзер усмехнулся.

— Это ты меня спасла. Лесли скушала бы господина Маккларена на десерт и использовала бы свою комнату не для спокойного сна, а для чего-то совсем другого…

Эмма рассмеялась, но потом вдруг стала очень серьезной.

— Твои друзья такие милые, Фрейзер. Такие чистые… Мы должны рассказать им правду…

— Правду о чем?

— О помолвке, конечно. — Она уставилась на него. — Ты был очень добр ко мне, помог выпутаться из сложной ситуации, но…

Фрейзер поднял бровь.

— А я уже начал думать, что эта ситуация приносит мне пользу.

— Неужели? — Эмма была шокирована его признанием.

— Ну да. Возьмем, к примеру, мою тетю Ид. Я давно не видел ее такой счастливой.

— Но она будет очень разочарована, если миф о нашей помолвке развеется.

Фрейзер пожал плечами.

— «Разочарована» немного драматично. Она будет расстроена, но пройдет через это и начнет снова подбирать мне невесту. Моя тетя — весьма решительная леди.

— Да, — согласилась Эмма.

— Потом, что касается земли, — продолжил Фрейзер. — Я готов приобрести несколько твоих участков.

— Но я пыталась решить эту проблему, связаться с поверенным. К сожалению, он в отпуске. Придется подождать, пока не вернется.

— Нам нужен поверенный? — Фрейзер нахмурился.

— Я привыкла соблюдать все формальности. Подпишем контракт…

— Как хочешь. — Он пожал плечами.

И тут Эмму кто-то нечаянно толкнул. Фрейзер нежно прижал ее к себе, что произвело эффект разорвавшейся бомбы. Молодая женщина была оглушена взрывом своих эмоций после того, как его губы коснулись ее лица. Сколько эротики было в этом движении!

— Еще раз повторяю: меня в целом устраивает сложившаяся ситуация, — прошептал он Эмме на ухо. — И главное в ней — я общаюсь с самой прекрасной на свете женщиной.

— Ты танцевал с самой прекрасной на свете женщиной несколько минут назад и, возможно, говорил ей то же самое, — прошептала она в ответ. — Полагаю, вы настоящий донжуан, мистер Маккларен.

Он рассмеялся.

— Никто не считал меня таковым прежде.

— Я не верю. — Она в упор посмотрела на него. Зря. Желание чуть не сбило ее с ног.

— Веришь или нет, это правда. А с Самантой мы говорили о погоде, о ее жизни в Лондоне, о том, где Марк и Рут будут проводить медовый месяц.

Эмма почувствовала облегчение. Она закрыла глаза и прижалась щекой к мягкой ткани, из которой был сшит костюм Фрейзера.

Они продолжили танец. Эмме хотелось, чтобы этот вечер не кончался никогда. Находиться в объятиях Фрейзера Маккларена стало настоящим блаженством.

Но ритмы музыки изменились. Быстрые танцы не очень нравились Эмме, и она с сожалением отодвинулась от Фрейзера.

— Может, посидим?

Он улыбнулся.

— Да, я принесу что-нибудь выпить.

Когда Эмма осталась одна, к ней тут же подскочил Джон.

— Поговорим? — с нежностью в голосе спросил он.

— Давай, — неохотно согласилась Эмма.

— Кто это? — Он указал на молодую особу, с которой танцевал Фрейзер.

— Саманта Фишер. Она была помолвлена с Макклареном.

— В ней что-то есть, — одобрил Джон.

Эмма сморщила нос. Но она признавала — Саманта потрясающая девушка. В красном платье, обтягивающем стройную фигуру, с белокурыми волосами, доходящими почти до талии, она смотрелась как дива с обложки модного журнала. Многие мужчины бросали на нее восхищенные взгляды.

— Отлично танцует, — заметил Джон.

Эмма не ответила.

— Почему они расстались?

— Не знаю.

— Кто поймет женщин? — пробормотал Джон мрачно. — Кстати, вчера я получил бумаги. Теперь я официально разведен… снова.

Эмма взглянула на него.

— Мне очень жаль, — тихо произнесла она. — Как ты?

— Как будто кто-то разорвал мое сердце и положил его на всеобщее обозрение. — Его губы изогнулись. — Джина продала свою историю.

Эмма с сочувствием посмотрела на Джона.

— О!

— Да, все это действительно грязно. Не могу поверить, что она такая алчная. Кажется, думает только о деньгах. — Он вздохнул. — Джина совсем не похожа на тебя.

— Но у вас ребенок, Джон.

— Страшно, — буркнул он, — но, видимо, я потеряю Бетани.

— Ты не потеряешь дочь. Ты ее отец, и ты будешь часто общаться с ней…

— Это невозможно. — Джон покачал головой. — Если только раз в месяц на выходные… — Его голос упал. — Черт, Эмма, ты знаешь, как сильно я хотел семью, как мечтал о ребенке.

— Да, я помню.

— Этот развод убьет меня, — с дрожью в голосе проговорил Джон.

— Ты выживешь. — Эмма пыталась успокоить его.

— Я бы выжил, если бы у меня была ты. Дурак. И зачем я расстался с тобой?

— Прекрати, Джон. — Эмма отошла в сторону.

— Прости. Я знаю, что ты помолвлена, но я не могу скрывать свои чувства к тебе, Эмма. Я все еще люблю тебя.

Она покачала головой.

— Я не собираюсь говорить на эту тему, Джон, — решительно заявила молодая женщина. — Извини, мне надо уйти.

Эмма направилась к выходу.

На улице было очень холодно. В ночном небе ярко сияли звезды. Не только фонари отеля, но и они освещали большой и какой-то загадочный здешний сад.

Окруженная стайкой деревьев, Эмма прислушивалась к журчанию небольшого ручья. Оно успокаивало. Женщина глубоко вздохнула, стараясь избавиться от противоречивых эмоций, забыть разговор с бывшим мужем.

— Эмма, — тихий голос Фрейзера заставил ее вздрогнуть, — что ты здесь делаешь?

— Д-дышу свежим воздухом. — Она разволновалась.

Маккларен подошел к ней.

— Здесь не слишком свежо?

— Холодновато. — Она посмотрела на воду.

— Ты пропустила важный момент, дорогая. Рут только что бросила букет следующей невесте. А моя тетя хотела видеть тебя в этой роли.

— Слава богу, меня там не было, — сухо ответила Эмма. — Думаю, мы достаточно наигрались, Фрейзер. Хватит.

— Ну, не знаю, — засомневался он. — Муж Джин Мюррей, например, заключил пари, что мы поженимся до конца года. А если бы ты поймала букет — еще раньше.

Эмма рассмеялась.

— Надеюсь, это шутка.

— Надейся. — Он усмехнулся. — Кстати, приятно слышать твой смех.

Она улыбнулась.

— Ты вернешься на вечеринку? — спросил он. — Не бойся, Ид и Джин Мюррей уже уехали. Донимать тебя некому.

— Но…

— Ах да. Дело в Джоне. Я видел, как вы беседовали. Что он сказал?

Эмма не ответила.

— Он расстроил тебя? — не унимался Фрейзер.

— Нет…

Она увидела недоверие в его глазах. Ну и пусть. Разве можно во всем признаться? Сказать, что Джон тут совершенно ни при чем, что она расстроена из-за другого: Фрейзер танцевал со своей бывшей невестой? А она, Эмма, сгорала от ревности.

Девушка задрожала. Фрейзер набросил ей на плечи пиджак.

— Вы настоящий джентльмен, Фрейзер Маккларен.

— Стараюсь. — Он убрал прядь волос с ее лица. Прикосновение было нежным.

Она заглянула ему в глаза. Ее сердце учащенно забилось.

Потом неожиданно для самой себя Эмма встала на цыпочки и поцеловала Фрейзера.

Он крепко обнял ее. Пиджак упал на землю, но ей не было холодно. Она сгорала от страсти.

Его губы коснулись ее щеки, потом уха.

— Я хочу тебя, Эмма. Я хочу тебя сейчас.

— Я тоже тебя хочу.

Слова признания слетели с ее губ, назад дороги нет. Фрейзер нужен ей. Она страстно желала этого мужчину.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Фрейзер взял ключ от ее комнаты. Они поднялись по лестнице и вошли в ее номер. Эмма прислонилась к двери. В темноте не было видно, как ее щеки пылают румянцем.

Никто из них не сделал попытки включить свет.

— Ты уверена? — спросил Фрейзер низким голосом.

— Нет. Я ни в чем не уверена, — слукавила молодая женщина.

На какое-то мгновение воцарилось молчание. Эмма слышала лишь отдаленную музыку и биение собственного сердца. Когда ее глаза привыкли к темноте, она нарушила тишину:

— Последний мужчина, с которым я занималась любовью, был Джон…

— Стоит ли говорить об этом, Эмма?

— Не знаю… — Она опустила ресницы. — Но Джон сказал, что не может жить без меня.

— Если хочешь, чтобы я ушел, Эмма, я уйду. — Фрейзер нервничал.

— Я не хочу, чтобы ты уходил, — прошептала она неуверенно. — Я боюсь одиночества и пустоты.

Он прикоснулся к ее лицу, провел кончиками пальцев по щеке, наклонился. Его губы были мягкими, соблазняющими.

Она страстно ответила на поцелуй. Ей нужна была близость с Фрейзером, она нуждалась в его нежности. Эмма не собирается думать о завтрашнем дне. Важно лишь то, что происходит сейчас.

Рука Фрейзера скользнула под шелковую блузку, дотронулась до мягкой кожи. Когда он расстегнул ее бюстгальтер, Эмма уже не рассуждала ни о чем. Он заключил ее в объятия и понес на постель.

— Ты так прекрасна, — прошептал Фрейзер.

Она пробежала пальцами по его густым волосам.

— Ты и сам необыкновенно красив. Если хочешь знать, я восхищаюсь тобой.

— Правда? — Он снова поцеловал ее в губы. — Я думал, это исключительное право мужчин. — Он снял рубашку, расстегнул брючный ремень…

Эмма задрожала от возбуждения, когда он лег рядом.

Фрейзер начал ласкать ее груди, гладил ее бедра.

И внезапно они потеряли контроль над собой. Он покрывал тело молодой женщины лихорадочными поцелуями, покусывая ее шею и губы, она же полностью отдалась во власть опытного мужчины.

Он пробудил в ней страсть, которую было просто невозможно описать. Хрупкое тело дрожало от предвкушения неземного блаженства.

Она прильнула к его плечам, и он вошел в нее, овладел ее плотью. Его движения были нежны, но напористы. Эмма закрыла глаза, растаяв от сладкой истомы. В кульминационный момент она будто взорвалась, а через несколько мгновений заснула в сильных руках своего любимого…

Когда рано утром Эмма открыла глаза, она почувствовала себя изумительно. Пальцы Фрейзера нежно поглаживали ее позвоночник. Маккларен смотрел на обожаемое создание с восторгом.

Эмма сонно улыбнулась.

— Доброе утро. — Он наклонился и поцеловал ее в губы. Его тело коснулось ее. Сколько эротики!

— Доброе утро, — вздохнула она. — Который час?

— Совсем рано. — Фрейзер улыбнулся и поцеловал ее в кончик носа. — Прости, я разбудил тебя. Ты так крепко спала.

— Да. — Эмма закрыла глаза. — Так хорошо я не спала уже давно.

Его губы вновь захватили ее рот, она почувствовала, как его пальцы сжимают ее грудь. Внутри у Эммы опять вспыхнул огонь желания. Она приблизилась к Фрейзеру, с интересом исследуя его тело, она превратилась в цветок, который тянется к солнцу.

Что происходит между ними? Эмма вспомнила, как занималась любовью со своим мужем. Нет, это было не похоже на то, что она испытала с Фрейзером.

От впечатлений у нее даже заболело сердце. Да. Она влюблена во Фрейзера Маккларена. Безумно.

Но разве у этих отношений есть перспектива? Вряд ли.

— Эмма, любимая, ты в порядке? — прошептал он.

Она лежала неподвижно, притворяясь спящей.

Ее сердце бешено колотилось. Как же выходить из создавшейся ситуации?

Когда Фрейзер заснул, она открыла глаза и стала рассматривать спальню. Обои в розоватых тонах, часы на столике у кровати, ваза со свежими лилиями… Но что это рядом с вазой? Презервативы?

Она легла на подушки и посмотрела в потолок.

Фрейзер использовал презервативы. Конечно, он поступал правильно. Был ответственным и серьезным человеком, но Эмма готова была разреветься — значит, Фрейзер не хотел, чтобы она забеременела от него… Значит, это обычный секс, и больше ничего.

— Итак, куда мы пойдем? — глубокий голос Маккларена заставил ее встрепенуться.

Она вздохнула и улыбнулась.

— Позавтракать. Я голодна. — Она заметила в его темных глазах удивление. Он усмехнулся.

— Я тоже голоден, но завтрак стоит не на первом месте в моем списке.

Эмма задумалась на мгновение.

— Из своего опыта я знаю, что после страстной ночи мужчины всегда думают о еде.

Ответная фраза была намеренно грубой.

— Ты говоришь так, будто у тебя вошло в привычку просыпаться с разными мужчинами каждое утро! — Его голос был полон сарказма.

— Нет, конечно, нет. — Она посмотрела на дверь. Что, если сбежать сейчас же?

Эмма съежилась и осмотрела комнату в поисках чемодана. Нужно сложить туда разбросанную по ковру одежду. Или подождать?

Она нахмурилась.

— Эмма, почему бы нам не побыть в постели еще некоторое время? — Фрейзер нежно смотрел на нее.

— Это твой чемодан рядом с моим? — резко перебила она Маккларена.

— Да. А что?

— Откуда он тут взялся?

— Не знаю. Должно быть, ошибся служащий отеля. — Фрейзер усмехнулся. — Но все к лучшему. Мне не придется выходить в костюме, в котором я веселился на свадьбе.

Она посмотрела на него внимательно.

— Ты действительно забронировал для нас две отдельные комнаты?

— Естественно. — Он был спокоен.

Эмма взглянула на презервативы.

— Я не верю тебе.

Он сощурил глаза, но ничего не сказал.

— Ты все-таки забронировал лишь одну комнату. Да? Ты хладнокровно планировал соблазнить меня. Я чувствую себя дурой. — Эмма была в ярости.

Фрейзер молчал.

— Ты нашел очень много преимуществ в нашей фальшивой помолвке? Верно? — Ее голос дрожал от бешенства.

— Достаточно, Эмма. — Маккларен наконец остановил поток ее обвинений, неожиданно повалив молодую женщину на кровать, причем с такой силой, что она на мгновение потеряла дар речи.

Эмма пыталась, но не могла вырваться.

— Позволь мне уйти. — Она была похожа на разъяренную тигрицу.

— Нет.

Фрейзер крепко держал ее, зажав ей руки над головой и рассматривая ее грудь.

— У тебя великолепное тело. Но уверяю тебя, что я не настолько изголодался, чтобы затаскивать женщину в постель просто так, для удовлетворения своей похоти.

Ее гнев начал угасать. Она поняла — Фрейзер искренен. Она также осознала, что больше сердита не на него, а на себя.

— Ради бога, успокойся, — призвал он, — не пытайся изменить ход событий. Мы нужны друг другу. И ты хочешь меня так же сильно, как и я тебя. — Он нежно провел пальцем по ее груди. Женское тело моментально среагировало на это прикосновение.

Затем Фрейзер отпустил Эмму. Он сел на край кровати спиной к ней.

Она залюбовалась его могучими плечами.

— Фрейзер, — прошептала Эмма, и он обернулся, — я была не в себе. Извини.

Он ничего не сказал, но его взгляд стал мягче. Эмма взяла его руку в свою.

— Я же говорила тебе, что просто ужасна по утрам. — Она постаралась превратить все в шутку.

Фрейзер прикоснулся к ее лицу, заглянул в глаза.

И молодая женщина почувствовала, что воспоминание о бурной ночи очень сильно взбудоражило ее, но сейчас Эмме хотелось отдаться любимому с еще большей страстью.

Однако она мечтала о серьезных отношениях, а главное, о детях. Эмма пришла в ужас при мысли о том, что Фрейзер никогда не пожелает сделать ее матерью.

— Видимо, тебе нужен один лишь секс, — пробормотала она, отталкивая его руку. — Но обвинять мужчину в этом не имеет смысла.

— Ты чувствуешь, что тебя предали? Не рано ли делаешь выводы?

Она прикусила нижнюю губу.

— Послушай, Фрейзер. Джон был моим первым мужчиной, я сохраняла ему верность. Я думала, что наш союз будет длиться вечно, что у нас появятся дети и… Но этого не случилось. — Голос Эммы наполнился отчаянием. — Я чувствую себя так, как будто кто-то отобрал мою книгу жизни, в которой были прописаны необходимые мне законы.

— И теперь ты считаешь, что эта ночь стала ошибкой, — констатировал Фрейзер. — Ты почувствовала себя дешевкой? Извини.

— Нет. — Она проследила, как он поднялся с постели, открыл чемодан и начал одеваться. — Ты не понимаешь, о чем я говорю.

— Неужели? — Он застегнул джинсы и натянул рубашку. На секунду задумался.

Как она хотела рассказать ему, что он пробудил в ней нечто особенное, нечто восхитительное, чего она никогда не испытывала в своей жизни. Однако Эмма не могла вымолвить и слова. Зачем продолжать эти отношения? Как только Фрейзер поймет, что она не может иметь детей, он бросит ее. Так же, как и Джон.

И все-таки Эмма продолжила разговор.

— Я немного испугана, Фрейзер, — тихо произнесла она. — А еще я весьма старомодна. Не могу спать с мужчиной просто так, не могу привыкнуть к современным нормам. Мне нужно долго привыкать к правилам нынешнего века. — Она постаралась превратить все в шутку, но прозвучало это как-то вяло.

— Надеюсь, ты более современна, чем считаешь. — Фрейзер спокойно взглянул на нее. — И мы не прервем наших отношений. Зря ты решила, что произошедшее между нами не имеет никакого значения.

— Но я боюсь думать об этой ночи как о чем-то серьезном, — прошептала она.

Он стоял некоторое время неподвижно. Потом сел на кровать.

— Почему? — Гнев в его глазах погас. Она не ответила. — Скажи мне, Эмма. Я хочу понять, что творится у тебя на душе.

Она колебалась. И внезапно решила рассказать ему все. Вдруг посочувствует? Возможно, пожалеет.

— Дело в Джоне? — поинтересовался Фрейзер.

— Нет, — ответила Эмма быстро, — Джон был неплохим мужем.

Маккларен нахмурился.

— Он бросил тебя, Эмма. И он даже не тянет на звание Муж Года.

— Ну, я тоже никогда не была Женой Года, — без эмоций сообщила она.

— Обычно оба виноваты в том, что брак распадается. Но забудь о прошлом, Эмма.

Ее сердце глухо стучало.

— Прошлое — часть меня.

Фрейзер покачал головой.

— Я не понимаю тебя. — Он поднялся. — Ладно. Прошлая ночь была ошибкой. Давай вычеркнем случившееся из своей жизни. — Он взял чемодан и направился к двери. — Увидимся внизу.

— Черт! — Эмма упала на кровать, когда дверь за ним закрылась.

Все шло не так, как она хотела. Все снова рушилось. Но как же ей не хотелось ошибаться во второй раз, снова страдать…

А что, если она заблуждается? Эмма вспомнила, каким нежным был Фрейзер прошлой ночью. Он вызвал в ее сердце удивительные, неповторимые ощущения. Он вел себя как любящий мужчина.

Эмма Синклэр заплакала. Она поняла, что не сможет жить без Фрейзера Маккларена.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В зале ресторана никого не было.

— Все отдыхают после вчерашнего, — доложила Анжела, увидев Эмму. — Вечеринка продолжалась до пяти утра. — Она махнула рукой в сторону столиков. — Выбирайте любой. Я принесу вам чай.

Эмма покачала головой.

— Я оплачу пребывание в отеле и уеду. У меня много дел и…

— Фрейзер уже все оплатил, — перебила ее Анжела. — Кстати, произошла какая-то путаница с чемоданами. Я прошу прощения, Эмма. Ведь Фрейзер забронировал две отдельные комнаты, а багаж оказался в одной.

Эмма почувствовала, как краснеет.

— Все в порядке.

— Но Фрейзер сильно разгневан. — Анжела состроила гримасу. — Сейчас он пошел принять душ. Просил передать, чтобы вы начинали завтракать без него.

И кусок в горло не полезет. Эмме хотелось бежать отсюда. Но Анжела уже провела ее к столику у окна, и отказ прозвучал бы слишком невежливо.

— Спасибо, Анжела, я выпью только чай, — вымолвила она, когда хозяйка гостиницы предложила ей меню.

Эмма посмотрела в окно. Какое солнечное утро! Хорошо бы прогуляться, но одной, без Фрейзера. Она сама доберется до стоянки, где оставила машину. Лучше быть независимой.

— Здравствуй! — откуда ни возьмись появился Джон. — Не возражаешь, если я позавтракаю с тобой? — Он отодвинул один из стульев и сел до того, как она сумела что-то ответить. — Извини за вчерашний вечер, Эмма, — произнес он внезапно. — Мне не нужно было сваливать все свои проблемы на тебя. Это несправедливо.

Она пожала плечами.

— Ничего. У тебя ведь трудный период, — посочувствовала она бывшему мужу.

И тут в столовую вошел Фрейзер. Он сразу же обратил внимание на то, как Эмма смотрит на Джона. Нежное выражение лица, трогательная улыбка. Фрейзер взбесился. У него появилось непреодолимое желание сбросить Джона Синклэра со стула и избить его. Как могла Эмма все еще любить этого мужчину? Он бросил ее, стал причиной ее страданий. И что же? Она всю жизнь будет защищать его? Считать, что предала их совместное прошлое?

Фрейзер провел рукой по волосам. Приступ ревности не проходил. Маккларен понимал: Эмма по привычке все еще привязана к своему бывшему мужу. Но, несмотря на столь разумный довод, боялся — вдруг она вернется к Джону. Как мило беседуют…

— Прекрасно устроились. — Он подошел к столику и натянуто улыбнулся.

Эмма взглянула на него. Она была бледна и явно чем-то озадачена.

— Вот, прошу прощения у бывшей жены за то, что нагружаю ее своими проблемами, — небрежно произнес Джон.

— Уверен, Эмма выслушала вас, — сухо проговорил Фрейзер.

Он отодвинул стул и сел.

— Поужинаем завтра вечером? — внезапно спросил Джон, снова взглянув на Эмму. — А то в прошлый раз все отменилось.

— Давай лучше перенесем встречу, Джон, — резко перебила его Эмма. — Честно говоря, у меня много работы в поместье.

Джон выглядел разочарованным. Фрейзер молчал.

— А ты не против, если я сегодня днем завалюсь в твое имение со своей командой? Нужно пораньше подготовить все для съемок. У меня очень сжатые сроки. — Джон ждал ответа.

Эмма кивнула.

— Приезжай, когда захочешь.

Анжела принесла Эмме чай и тосты.

— Что будете заказывать вы, господа?

— Мне шотландский завтрак, — буркнул Джон. — И кофе.

Фрейзер покачал головой.

— Я через минуту ухожу. Мне надо вернуться к работе.

— О, оказывается, я не единственный, кто трудится по воскресеньям, — весело прокомментировал Джон заявление Маккларена.

Фрейзер проигнорировал его реплику.

— Эмма, тебя подбросить до стоянки? — спросил он внезапно.

— Нет, спасибо. Я пройдусь пешком. — Девушка избегала смотреть ему в глаза.

— Тогда увидимся позднее. — Он отодвинул стул и ушел.

— У вас все в порядке? — с любопытством поинтересовался Джон.

— Да. — Эмма отпила чаю.

— Не лги, дорогая. Атмосфера была слишком накаленной. Вы поссорились?

Эмма взглянула на Джона ярко-голубыми глазами.

— Это не твое дело.

— Да. Но я беспокоюсь за тебя. — Он замолчал. — Ты что, рассказала ему о своих женских проблемах?

Она с ужасом уставилась на бывшего мужа.

— Наличие детей — смысл твоей жизни, Джон, но сие не означает, что к этому стремятся все. — Эмма несла полную чушь.

— Серьезно?

— В любом случае я ничего не говорила Фрейзеру, — пробормотала Эмма. — Не болтай и ты.

Джон поднял брови.

— Не скажу ни слова.

— То же самое ты обещал, когда я попросила тебя хранить секрет о нашей помолвке с Фрейзером, — проворчала Эмма.

Джон выглядел смущенным.

— Ну, я ляпнул про это Лесли, когда мы пили кофе. Очевидно, официантка услышала. Словом, все получилось случайно.

— И через несколько часов об этом знала вся деревня, — вздохнула Эмма.

— Но ты же собираешься выйти замуж за Фрейзера Маккларена. Так что дерзай. Однако расскажи ему правду о себе. Лучше сделать это сразу, — посоветовал Джон.

Эмма молчала. Зачем раскрывать карты, ведь Фрейзер не собирается жениться на ней. Но как ей хочется, чтобы их придуманная помолвка стала реальностью!

— В общем, Эмма, поступай по своему разумению, а сейчас удели мне еще пару минут, — продолжил Джон. Эмма посмотрела на него. Он колебался… — Я разговаривал прошлой ночью с его бывшей подругой.

— Да? — Эмма постаралась казаться равнодушной.

— Она немного огорчена тем, что Фрейзер помолвлен.

— Он красивый мужчина. Саманта думала, он будет ждать ее возвращения? — Эмма негодовала.

— Кто знает? — пожал плечами Джон. — Она рассказала мне, что жила здесь некоторое время. Когда заболела ее мать, она оставила работу, ухаживала за ней.

— Саманта кажется очень милой. Но, Джон, я не понимаю, как это связано со мной?

Он снова пожал плечами.

— Никак. Но я узнал от нее, почему они с Фрейзером расстались…

— Продолжай, — потребовала Эмма, когда он снова заколебался.

— Ну, я понял так: он мечтал создать семью сразу, она же хотела сначала сделать карьеру.

— Я не верю тебе, — прошептала Эмма.

Джон был спокоен.

— Но это самая вероятная причина, по которой можно разорвать помолвку.

Эмма пересекла улицу, положила покупки в багажник машины. Разогнувшись, поежилась. С моря дул холодный пронизывающий ветер.

Скоро она уже будет дома. Погреется у камина… Хотя вряд ли это получится. Что происходит вокруг? Электрические провода тянутся по полу, по земле, везде снуют актеры, механики, монтеры, осветители… множество незнакомцев. Все, что она смогла, так это спокойно посидеть на кухне и выпить чаю, а потом уехать на ферму, где пришлось как следует поработать.

Эмма села в машину. Слава богу, дел предостаточно. По крайней мере некогда думать о Фрейзере, который после той ночи ей даже не позвонил.

Зато тетушка Маккларена звонила дважды.

— Когда вы с Фрейзером придете ко мне на ужин? — спрашивала она.

Эмма юлила и ссылалась на кучу проблем. В следующий раз Ид явилась сама и принесла пирог и лепешки, сделанные собственноручно.

— Вы теряете в весе, Эмма, — сурово объявила она. — Вы слишком худы. Кстати, а почему мой племянник до сих пор не купил вам кольцо?

Эмма чуть не расплакалась. Недавно Джон сообщил ей, что видел Фрейзера с Самантой.

— Она выглядела великолепно, — смаковал он. — Длинные светлые волосы, перехваченные лентой. Потрясающее платье…

Эта информация побудила Эмму отправить Фрейзеру вежливую записку. Она сообщала, что ее поверенный вернулся и уже готовы официальные бумаги на землю, которую хочет приобрести Маккларен. В конце записки Эмма добавила следующее:

Игру с помолвкой закончишь ты или это сделать мне?

Пусть поступает, как хочет, подумала она с удовлетворением, подъезжая к дому и припарковывая машину рядом с множеством других, принадлежащих людям Джона.

Она вошла в кухню. Актеры, одетые в костюмы средних веков, сидели за столом и репетировали. Забавное зрелище.

Эмма улыбнулась и вспомнила про зерно в сарае. Его надо куда-то переложить — там протекает крыша.

Задача не из легких, но по крайней мере можно согреться.

— Черт побери, что ты делаешь? — Голос Фрейзера заставил ее обернуться.

— Как видишь, загораю, — произнесла она дерзко, а в душе-то его появлению ох как обрадовалась.

В джинсах и голубой рубашке Фрейзер был неотразим.

— Что угодно господину соседу? — Она отвернулась и принялась за работу.

— Я получил записку. Надо все обсудить.

— Телефонного звонка было бы достаточно.

— Возможно. — Он подошел к ней и помог перенести мешок с зерном. — Однако я хотел видеть тебя. Как ты, Эмма?

— Прекрасно. — Она надеялась, что ее голос не дрожит. Но близость Фрейзера действовала на нее как-то по-особенному. Эмма жалела саму себя, а нежность в его глазах доводила ее до отчаяния. Какая боль внутри. Как хочется тепла. Броситься в его объятия? Умолять о любви?

Она вернулась к работе, пытаясь отвлечься.

— Дай я… — Фрейзер перехватил очередной мешок с зерном. — А где твои рабочие?

— Обычно зерном занимался Брайан, но он заболел.

— Брайан Робинсон? Этот бездельник? Я предупреждал тебя. Ты должна его уволить.

— Я не могу! Он действительно болеет. — Она была шокирована советом Фрейзера. — А твоя помощь мне не нужна. Сама справлюсь.

— Чувствуется, — рассмеялся Маккларен и поднял последний мешок. Тяжелый.

Расправившись с ношей, Фрейзер подошел к Эмме.

Она была в черных брюках и темной куртке, но одежда не скрывала ее точеной и хрупкой фигурки.

— Ид говорила, ты не очень хорошо выглядишь, — мягко произнес Маккларен. — Ставила на меня очередной капкан. Но я сказал ей, что мы с тобой расстались.

— Расстались? — Эмма пожала плечами. — Что еще ты сказал Ид?

— Ничего.

Их взгляды встретились.

Черт, как я соскучился по ней, подумал Фрейзер.

Он не случайно все это время держался от Эммы подальше: надеялся, что она простит и позовет его. Но ожидание убивало. В данный же момент Маккларен не знал одной вещи — Эмма ради него была готова на все.

Молодую женщину вновь охватило желание. Ее сердце выскакивало из груди, и она хотела Фрейзера безумно.

Он подошел, взял прядь ее золотисто-рыжих волос. Эмма вздрогнула. Возможно, она выглядит ужасно по сравнению с Самантой, бывшей невестой Фрейзера. Эмма вспомнила, как Джон описывал красоту девушки.

— Видишь, со мной все в порядке. Не слушай Ид. Просто я немного устала. — Эмма улыбнулась.

— Подумай о своем здоровье. Ты выглядишь слишком утомленной. Позволь мне помочь тебе. Я дам тебе пару своих ребят и выгоню Брайана…

— Мне не нужны твои услуги. — Она сердито посмотрела на него. — Вот выздоровеет Брайан…

— Он — лгун, Эмма, — сухо заметил Фрейзер. — Этот тип постоянно хитрит. Сейчас наверняка отсиживается где-нибудь в тепле.

— Брайан сказал мне, что у него грипп.

Фрейзер усмехнулся.

— А еще он умер и попал на небеса. Послушай, Эмма, он морочит тебе голову. Еще и посмеивается, ибо, по моим сведениям, ты отправила его домой с зарплатой за следующую неделю.

— Ну, его жена тоже больна, им нужны деньги…

— Эмма, — резко перебил ее Фрейзер, — Брайан Робинсон живет с матерью.

Эмма покраснела.

— Я не знала, — рассердилась она. — Ты посоветовал мне присматривать за ним, но не говорил, что он отъявленный плут.

Взгляд Фрейзера стал помягче.

— Не переживай. Я заставлю его работать…

— Успокойся, Фрейзер. — Эмма не хотела, чтобы он опекал ее. — Я справлюсь с Брайаном сама.

— Хорошо. — В его голосе послышалось уважение. — А не поужинать ли нам сегодня вместе?

— Я не могу, Фрейзер. У меня много работы. — Эмме потребовалось все ее самообладание, чтобы отказаться от приглашения.

— Эй. — Он приблизился к ней и схватил за руку. — Если ты откажешься, моя энергичная тетушка меня убьет.

Эмма улыбнулась, но Фрейзер внезапно стал серьезным.

— В любом случае нам надо поговорить.

— О чем?

— О том, что произошло между нами той ночью. О чем же еще?

— Фрейзер, все случилось почти две недели назад. — И зачем она это сказала? Ведь почти призналась в том, что подсчитывала дни после разлуки с Макклареном, ждала его телефонного звонка, ездила в деревню, чтобы только мельком увидеть любимого. — Ничего нам обсуждать не нужно. Произошедшее не имеет никакого значения.

— Для меня — имеет, — ответил он тихо.

Эмма пребывала в смятении.

— Поэтому ты так долго не общался со мной? — Она постаралась сострить. Не получилось. Она проиграла.

— Да.

Признание Фрейзера ошеломило ее. Эмма молчала.

— Поехали со мной, — неожиданно предложил Маккларен.

— Но я не могу, Фрейзер. У меня очень много дел. Кроме того, мне нужно принять душ или ванну, переодеться…

— Хорошо, я заеду за тобой позднее.

Она покачала головой, отбросив всю осторожность.

— Я приеду сама. Совместный ужин состоится.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Эмма наслаждалась теплой ванной и размышляла, что ей надеть, дабы удивить Фрейзера. Нужно покопаться в своем гардеробе.

Тем временем вода стала совсем холодной. Она подняла ногу и большим пальцем повернула «горячий» кран. Напор был весьма слабым.

Эмма нахмурилась. Включила кран с холодной водой. Тонкая струйка.

— Теперь-то что случилось? — вздохнула молодая женщина. Она вылезла из ванны, накинула халат. — Уж не люди ли Джона постарались?

Она вышла на лестничную площадку и спустилась по ступенькам, надеясь найти своего бывшего мужа. И вдруг услышала голоса. В кухне разговаривали двое.

— Фрейзер не любит ее, ты же знаешь, — вещал со знанием дела женский голос. — Он сделает все, чтобы прибрать к рукам поместье, возможно, даже женится на этой дурочке…

Эмма широко распахнула дверь. За столом сидели Саманта Фишер и Джон. Они растерялись, когда увидели в дверном проеме хозяйку дома.

— О, мы не слышали, как вы вошли, — с напускной веселостью вякнула Саманта.

— Понимаю, — без эмоций произнесла Эмма. — Я и не знала, что здесь такая высокая гостья. Джон, ты должен был меня проинформировать.

— Саманта захотела посмотреть, как проходят съемки. Ты же не возражаешь? — беззаботно спросил он.

Эмма пожала плечами.

— Нет, не возражаю. Но мне не очень нравится тема вашей беседы.

И Саманта, и Джон почувствовали себя неловко.

— Джон, что-то с водой, — продолжила Эмма спокойно. — Твои ребята ничего не натворили?

— Вроде нет. — Джон удивился. — Но я дам указание все проверить. Ради тебя.

— Спасибо.

Не сказав больше ни слова, Эмма ушла.

Она закрылась в своей комнате и нахмурилась. Фрейзер сделает все, чтобы прибрать ее поместье к рукам? Какая чепуха. Саманта несла вздор; возможно, она ревновала. Эмма решила больше не размышлять на эту тему. Она заглянула в гардероб. Что же надеть на ужин с Макклареном?

Поместье Фрейзера сильно отличалось от ее имения.

Подъездная дорожка была заасфальтирована, вдоль нее тянулись кусты рододендронов. Траву аккуратно подстригли садовники.

Эмма завернула за угол и увидела дом Фрейзера. Солидное здание. И башенки, выделяющиеся на фоне ночного неба.

Эмма припарковала машину, а потом занервничала. Может, ей не нужно было приезжать? Но поздно об этом думать.

Она поднялась по ступенькам, позвонила в парадную дверь.

— Привет, Эмма. — Добродушный голос Фрейзера помог ей расслабиться.

И выглядел Маккларен по-простому — в шортах и кремовой рубашке. Что называется, свой парень, вовсе не сноб.

— Ты долго искала мой дом?

— Нет, совсем нет.

Они общались как два вежливых незнакомца.

— Проходи, я принесу что-нибудь выпить.

Эмма последовала за ним по коридору. Вокруг царила роскошь. Очевидно, с деньгами здесь проблем не было. Великолепные китайские ковры, антикварные лампы и картины с шотландскими пейзажами, хрустальные вазы со свежими цветами…

Фрейзер прошел на кухню. Мечта хозяйки. Пол выложен красной плиткой, шкафы из дерева. Огромный камин.

Полноватая женщина в черной юбке и белой блузке повернулась, чтобы поприветствовать Эмму.

— Ужин почти готов. Я думаю, через десять минут можно будет садиться за стол.

— Спасибо, Роза. — Фрейзер улыбнулся. — Ты еще не знакома с Эммой?

— Нет, но много слышала об этой чудесной женщине.

Эмма почувствовала себя неловко.

— Приятно познакомиться с вами, Роза, — произнесла она.

Полная идиллия. Даже овчарка, которая разлеглась у плиты, поприветствовала всех, дружелюбно виляя хвостом. Эмма присела на корточки и погладила ее. Из корзины тут же вылезли пятеро черно-белых щенков.

— Это Бэсс. — Фрейзер с удовольствием возился с животными. — А это Блэйз. — Он подхватил толстенького щенка, который, подбежав к Эмме, пытался лизнуть ее лицо.

— Он великолепен. — Эмма прижала к себе теплый комочек.

— Хотя доставляет много проблем.

— Фрейзер, я ухожу, — послышался голос экономки. — Ты не возражаешь?

— Да, спасибо, Роза. Потрудилась на славу.

— Ты же сказал, что все приготовишь сам? — удивилась Эмма, когда за экономкой закрылась дверь.

Маккларен усмехнулся:

— Для чего тогда существуете вы?

— Ты не умеешь готовить?

— Умею. Но не так классно, как настоящие домохозяйки.

Эмма рассмеялась.

— Ты же мог постараться…

— Чтобы завоевать твое сердце, мог. Но не дала Роза.

Эмма была польщена. Не обращай внимания на его болтовню, он шутит, говорила она себе.

— Что принести выпить?

Эмма улыбнулась.

— Не откажусь от чая. Если у нас есть время до ужина.

— Без проблем.

Эмма уселась на стул рядом со столиком из сосны. И тут же маленький черный щенок взобрался к ней на колени.

— Ты его покорила, — усмехнулся Фрейзер.

— Какая прелесть, — улыбнулась в ответ Эмма.

— Он твой, если хочешь. Тебе же нужна собака загонять овец. Получай. У Блэйза отличная родословная. Он будет верным другом. — Фрейзер пощекотал щенка за ухом. Тот с обожанием посмотрел на него, потом закрыл глаза и вздохнул, будто соглашаясь со словами хозяина. — Я помогу дрессировать его, если хочешь.

Эмма совсем разомлела. Близость теплого существа действовала на нее успокаивающе.

— Я уже люблю его, — заявила она. — Но необходимо заплатить за песика. Он ведь дорогой…

— Эмма, прекрати, — резко перебил ее Фрейзер. — Блэйз — подарок. И вообще, мне не нужны твои деньги, в том числе и за твой костюм.

— Но если ты не возьмешь их, я буду чувствовать себя неловко.

Фрейзер посмотрел на нее.

— Почему? Потому что мы спали вместе? Потому что я тебя, по твоему мнению, скомпрометировал?

— Нет. — Она покраснела.

— Тем более. Забудем о деньгах, Эмма. Это не самое главное в жизни. — Он начал подогревать еду. — Я думаю, нам стоит поесть. — Фрейзер взял с колен Эммы спящего щенка и положил в корзину к братьям и сестрам. — У него был трудный день.

— Представляю. — Эмма встала. — Я сама готова заснуть на ходу.

— Ну, наверху есть кровать, — тихо произнес Фрейзер.

Сердце Эммы забилось сильнее. Он подошел и прикоснулся к ее лицу. Ощущения были удивительными.

— Никаких намеков, конечно же, — пробормотал Маккларен.

Она отошла назад. Фрейзер улыбнулся.

— Пока я не могу соблазнить тебя, предлагаю поужинать.

Пылающий огонь в камине и несколько ламп освещали столовую. Они сели друг против друга, и какое-то время Эмма честно поддерживала разговор. Беседовали о погоде, о съемках в поместье, о проблемах, связанных с ремонтом…

— Кстати, сейчас в доме нет воды, — сообщила Эмма. — Кто виноват, вопрос сложный.

— Этан тоже жаловался на водоснабжение. Думаю, нужно менять все трубы.

Эмма скривилась.

— Дорого. Вот получу деньги за предоставление поместья для съемок, тогда…

— Рада, что видишься с Джоном? — Фрейзер налил ей стакан красного вина.

— Какое это имеет значение? — Она пожала плечами. — Кстати, у меня в доме появлялась твоя бывшая невеста. Пила кофе с Джоном.

— Кто? — спросил Фрейзер, подняв в изумлении бровь.

— Не прикидывайся. Я говорю о Саманте.

— О Саманте, значит. Но огонь нашей страсти с ней давно угас.

— Мне казалось, что ты хочешь вернуться к ней, — беззаботно прощебетала Эмма.

— Почему? Ведь совсем недавно я спал с тобой! — Он посмотрел на нее внимательно.

— Прекрати говорить об этом, — пробормотала Эмма, покраснев.

— Не хочу.

— Есть вещи, о которых нельзя болтать.

Реплика показалась ему забавной.

— В любом случае, — продолжила она убедительно, — у тебя с Самантой что-то серьезное. Джон видел вас вдвоем на днях.

— Ты ревнуешь, Эмма? — поинтересовался Фрейзер.

— Конечно, нет. — Эмма отпила немного вина. На самом деле она сгорала от ревности. — Я ничего не жду от тебя, Фрейзер. А то, что мы провели вместе ночь, еще ни о чем не говорит.

— И это утверждает женщина, которая придерживается старомодных принципов, — поддразнил ее Фрейзер.

— Не издевайся. — Она пристально посмотрела на него. — Я стараюсь рассуждать здраво.

— Ты ведешь себя как девочка, потерявшаяся в сказочном мире.

— Прости, что? — Она уставилась на Фрейзера.

— Ты еще влюблена в своего бывшего мужа. Ты не хочешь уходить из прошлого. Надеешься, что Джон превратится в рыцаря?

— Что ты несешь? — Эмма была в ужасе.

— Не знаю. — Он поднял брови. — Но ты напрасно тратишь время на Джона Синклэра. Ты очень наивна, если полагаешь, что он изменится. Я считаю, этот парень любит только себя. А ты действительно совершила ошибку, когда отдала ему свое сердце.

— А ты всегда все делал правильно? Саманту, например, вряд ли можно назвать мисс Совершенство. Ид считает ее авантюристкой, думающей только о богатстве.

Фрейзер покачал головой.

— Я люблю свою тетю, но она порой ошибается. Сэм не авантюристка. Она добрый и отзывчивый человек. И я часто думаю о ней.

Эмма не была готова к таким словам. Она почувствовала себя поверженной, будто ей нанесли мощный удар.

Но затем рассерженная женщина пошла в атаку:

— А знаешь ли, что думает твоя мисс Совершенство про наши отношения? Ты заинтересован не мной, а моей землей.

— Неужели? — Он поднял брови.

— Разве не так? Подтверди это, и Саманта вернется к тебе.

— Не думаю, что у нее есть шанс. Я же помолвлен. — Фрейзер нахмурился.

— Ну, завтра мы все исправим. Сообщим местным гражданам, что водили их за нос. Как тебе?

Фрейзер взглянул ей в глаза.

— Прекрасно! Так и сделай.

— Так и сделаю. — Эмма уставилась на тарелку с едой.

Воцарилась напряженная тишина.

— Эмма, я не хочу ссориться с тобой, — нарушил ее Фрейзер. — Извини, если я причинил тебе боль. Но мне кажется, тебе стоит быть более прозорливой. Реально смотреть на вещи…

Уж куда реальнее, подумала Эмма. У нее никогда не будет ребенка, поэтому не стоит и приближаться к мужчинам, мечтать о серьезных отношениях. Зачем портить жизнь Фрейзеру Маккларену, который никогда не был женат и планирует создать полноценную семью? Он будет наверняка очень хорошим отцом.

— Оставь меня в покое, Фрейзер, мне не нужны твои советы.

Она собрала тарелки с остатками еды и отнесла их в раковину. Потом подошла к окну и устремила свой взор в темноту.

— Ты очень мало съела, — тихо произнес Фрейзер. Она не ответила. — Эмма, послушай. Нельзя повернуть время назад, — продолжил он. — Если бы ты действительно реально смотрела на вещи, ты бы понимала это. Предположим, мы с Самантой снова воссоединимся, но отношения между нами не будут прежними.

— Почему?

— Из-за тебя.

Эмма повернулась и посмотрела на него. Ее сердце забилось чаще.

— Я не понимаю.

— Не понимаешь? — Фрейзер подошел к ней поближе. — Ну, я объясню.

Он наклонился и одарил ее нежным поцелуем. На какую-то долю секунды она напряглась, но затем поцеловала его в ответ.

— Как ты могла подумать, что я вернусь к Саманте после того, что произошло между нами? — спросил Фрейзер, обнимая Эмму.

Эмма закрыла глаза, наслаждаясь близостью любимого мужчины. Однако идиллия длилась недолго. Взревновала овчарка. Бэсс направилась к ним, недовольно пошмыгивая носом, даже попыталась толкнуть Фрейзера своей мощной головой.

Маккларен усмехнулся.

— Уходи, — мягко приказал он ей. Но Бэсс не собиралась подчиняться.

— Она ревнует, — рассмеялась Эмма.

— Думаю, ты права, — произнес Фрейзер. — Но если тебе кажется, что Саманта тоже из породы ревнивиц, ты сильно ошибаешься.

Эмма была иного мнения, но не стала спорить.

— Давай отдохнем в другой комнате. — Фрейзер взял ее за руку.

Там, куда они пришли, было очень уютно. В камине пылал огонь, в углу стоял удобный диванчик.

— Так на чем мы остановились?

— Фрейзер…

Он поцеловал ее в губы, не дав продолжить. Он целовал ее так страстно! Эмма была наверху блаженства. Молодая женщина никогда не испытывала в своей жизни ничего подобного.

А ведь Фрейзер считал, что она еще влюблена в своего бывшего мужа. Эмме хотелось рассмеяться. Как он заблуждался! Как далеко было его предположение от истины!

Фрейзер заглянул ей в глаза. В доме царила тишина. Лишь потрескивали поленья в камине…

Он провел пальцем по губам Эммы, дотронулся до ее грудей, ощущая их упругость сквозь атласный материал платья.

Ее тело жаждало близости, отвечало на его ласки.

Но вот уже платье расстегнуто, пора расправиться с кружевным бюстгальтером. У Эммы перехватило дыхание.

— Скажи мне, что ты больше не любишь Джона Синклэра. — Фрейзер погладил ее бедра, поцеловал в шею, шепча на ухо эти слова.

Она закрыла глаза, пытаясь контролировать свои чувства.

— Скажи, что хочешь меня. — Он снял с нее бюстгальтер, и его пальцы коснулись мягкой обнаженной кожи. — Скажи: люби меня, Фрейзер.

Ее дыхание стало прерывистым, когда она пыталась утихомирить желание. Но разве можно погасить огонь страсти?

Маккларен целовал ее плечо, ниже…

Она почувствовала такое наслаждение, что больше не отвечала за свои действия.

— Я хочу тебя, Фрейзер, — нежно пробормотала она, обнимая его.

Он положил ее на диван. Его руки поглаживали ей живот, он обхватил губами ее сосок, потом прикоснулся к трусикам.

Она не могла вымолвить ни слова, только наслаждалась.

Внезапно Фрейзер отодвинулся. Она нахмурилась и заглянула ему в глаза.

— Почему ты остановился?

Маккларен загадочно улыбнулся и… стал одевать Эмму.

— Фрейзер, что… что ты делаешь? — Она была в совершенной растерянности.

— Я хочу спросить у тебя.

— Что? — Она смотрела на него в изумлении. Ее глаза в этот момент казались бездонными и невероятно огромными.

Его руки остановились на ее бедрах. Эмму вновь охватило безумное желание. Она хотела Фрейзера.

Эмма приблизилась к нему и поцеловала его в губы. Поцелуй длился долго.

— Люби меня, — прошептала она.

Он разглядывал ее роскошные рыжие волосы, ее грудь.

— Только если ты согласишься выйти за меня замуж, — нежно произнес Маккларен.

Она уставилась на него, пораженная неожиданным предложением.

— Я не могу выйти за тебя замуж, Фрейзер.

— Почему?

Она застегнула пуговицы на платье. Ее пальцы дрожали.

— Потому что наш брак не будет счастливым. — Эмма пыталась успокоиться, она не могла смотреть ему в глаза.

— Дорогая, — он взял ее за руку и медленно повернул ее к себе, — почему наш брак не будет счастливым?

— Потому что… — Его прикосновение вызвало в ней еще большую дрожь. Она испугалась.

— Потому что ты любишь своего бывшего мужа? — закончил он за взволнованную женщину. — По этой причине?

— Нет. — Ее сердце бешено колотилось.

— Я же говорил, что ты не умеешь ориентироваться в реальности, — с нежностью напомнил Фрейзер.

Эмма покачала головой.

— Неправда. Я прекрасно понимаю, что к чему.

— В таком случае освободись от прошлого, Эмма, смотри в будущее.

— Я и смотрю. — Она решительно оттолкнула расстроенного мужчину. — Поэтому не хочу навязываться в жены.

— Я люблю тебя, Эмма, — тихо признался Фрейзер. Ей хотелось закрыть уши руками и закричать:

«Нет… нет, не надо любить меня!»

Он подошел к ней. Она отступила на шаг.

— Но ты же испытываешь ко мне что-то, Эмма. Я чувствую. Ты бы не смогла целовать меня так, если бы не любила. — (Она покачала головой.) — Эмма, ты действительно думаешь, что Джон стоит твоей привязанности? Неужели ты мечтаешь вернуться к нему и снова жить с ним?

— Джон тут ни при чем.

— А кто при чем? — его голос стал жестче.

— Дело во мне самой. Я не хочу выходить замуж снова.

— Хорошо, и что ты собираешься делать? Жить как отшельница? Убегать от людей, которые тебя любят?

Эмма вызывающе подняла голову, но ее глаза были наполнены слезами.

— Иногда одной любви недостаточно.

— Если так, то этот мир очень печальное место.

— Может, так оно и есть. — Эмма отвернулась от него и яростно смахнула слезы. — Я должна уйти. — Она искала свою сумочку. Потом, вспомнив, что оставила ее в столовой, пошла туда.

— Тебе будет очень трудно в жизни. — Фрейзер последовал за ней.

— Я справлюсь.

— А что с поместьем? Там же нужно делать серьезный ремонт: менять электрические провода, водопроводную систему, крышу, наконец. Надеешься на деньги Джона?

— Разберусь сама. — Она нашла наконец сумку и направилась к парадной двери.

Фрейзер схватил ее за руку.

— Я хочу помочь тебе, Эмма. Нам вместе будет очень хорошо. Почему ты отказываешь мне?

— Я не могу выйти за тебя замуж. — Она прикусила нижнюю губу. — Я действительно не могу, Фрейзер.

Он остановил ее.

— Объясни, почему ты бежишь от счастья? Мы поженимся. У нас появятся дети, затем внуки. Разве это не прекрасно?

— Для большинства людей — да. — Она посмотрела ему в глаза. — Но не для меня, Фрейзер. Я не могу иметь детей. Поэтому Джон и оставил меня. Это была основная причина, по которой наш брак распался.

Эмма наблюдала за реакцией Фрейзера. Он, конечно, удивился. Потом нахмурился.

— Видишь, я не та женщина, которую следует брать в жены.

— Стоп. Но разве подобные проблемы неразрешимы в наше время? — волнуясь, спросил он, а затем подошел к Эмме и вытер слезы с ее лица.

— Мои — нет.

— Есть специальные клиники, доктора…

— Бесполезно. — Ее голос прозвучал очень громко. — Бесполезно, Фрейзер, — уже тише повторила Эмма. — Я прошла через все. Я больше не переживу этих пыток.

Маккларен замолчал.

— Видишь, я раскрыла тебе карты. Забудь, что ты делал мне предложение, Фрейзер.

Она развернулась и ушла.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Эмма посмотрела в боковое зеркало машины. Утренний макияж не помог: все равно заметно, что плакала.

Глаза красные, веки распухли. Она вздохнула и завела мотор.

В Гленмарине ее ждал поверенный. Нужно обсудить детали передачи части ее угодий Фрейзеру Маккларену.

Шел сильный дождь. Поэтому Эмма ехала по горной дороге очень медленно.

Я люблю тебя, Эмма. Она вспоминала признание Фрейзера. Если бы не ее проблемы, она была бы счастлива, но сейчас испытывала только боль.

Да, порой любви мужчины недостаточно. Серьезные, а уж тем более семейные отношения требуют большего. Самопожертвования. Ждать его от Фрейзера наивно.

Она остановила машину на одной из деревенских площадок и вдруг увидела… Брайана Робинсона.

Эмма нахмурилась. Очевидно, Фрейзер был прав. Брайан не выглядел больным. Она выскочила из машины и побежала к двери, за которой несколько мгновений назад исчез Брайан.

Внутри было тепло и накурено. По телевизору показывали скачки. Присутствующие кричали и обменивались репликами. Брайан Робинсон явно считался здесь своим человеком.

Не колеблясь, Эмма направилась к нему. Вот уж удивится!

— Брайан, я так понимаю, сейчас ты чувствуешь себя намного лучше?

— О, намного, мисс Синклэр. Намного.

— Тогда позволь мне сказать следующее: если хочешь сохранить свое место у меня, возвращайся к работе немедленно.

— Ну, я закончу здесь, и…

— Немедленно, Брайан, — потребовала Эмма. — А если ты будешь водить меня за нос, я уволю тебя не задумываясь.

Покраснев, мужчина встал.

Эмма развернулась и направилась к выходу, уже точно зная, что Робинсон следует за ней.

Дождь прекратился, оставив на улицах многочисленные лужи. Брайан перепрыгнул через одну из них.

— Считаете забавой позорить меня перед друзьями? — буркнул он сердито.

— А ты считаешь забавой морочить мне голову? — Эмма повернулась к нему. — Я вот что скажу тебе, Брайан: если ты держишь меня за мягкотелую дурочку, сильно ошибаешься. Я могу быть жесткой и даже жестокой.

— Хорошо, хорошо. — Мужчина покачнулся. Не пьян ли? — В любом случае я ухожу от вас. Позвольте сказать, мисс Высокомерие, что все в деревне смеются над вами.

— Неужели? — Эмма изо всех сил сохраняла спокойствие. — Думаю, тебе лучше уйти и протрезвиться.

— Вы считаете, что мистер Маккларен влюблен в вас? — усмехнулся Брайан. — Дудки. Ему нужна ваша земля, к вам он абсолютно равнодушен.

— Брайан, мне неинтересна твоя…

— Правда? — Брайан рассмеялся. — У меня есть и еще кое-что. Послушайте. Несколько лет назад Фрейзер Маккларен заигрывал с вашей кузиной Робертой. Опять же чтобы прибрать к рукам землю.

— Уходи, Брайан. — Эмма не хотела выслушивать весь этот бред.

Но Брайан продолжал:

— Этан тогда будто с ума сошел. Я никогда не видел его таким злым. Он отправился к поверенному и изменил завещание. Сообщил своей дочери, что если она не порвет с Фрейзером, то не получит ни акра земли, все перейдет вам.

Снова начался дождь, но Брайан, казалось, и не заметил.

— Но самое забавное, что, когда Этан лишил Роберту наследства, Фрейзер Маккларен тут же ушел от нее. Бросил, как ненужную вещь, и закрутил роман с Самантой Фишер. Он любит только ее. Ведь у нее нет земли, значит, чувства Фрейзера чисты.

— Я не верю тебе, — резко остановила его Эмма. — Иди домой, Брайан.

— Не веришь? Так зайди в бар в отеле, — крикнул Робинсон. — Фрейзер и Саманта там попивают кофе, заглядывая друг другу в глаза. Романтично.

Эмма посмотрела в сторону отеля. Нет, она не опустится до такого. Она не пойдет туда. В любом случае это не ее дело. Ведь она отказала Фрейзеру. Почему бы ему не встречаться с кем хочется?

Она посмотрела на часы. До встречи с поверенным еще есть время. Эмма направилась в супермаркет.

Магазин был переполнен. Миссис Мюррей помахала ей рукой, продолжая разговор с двумя покупателями.

Эмма взяла корзину и пошла вдоль прилавка. Купила хлеб и молоко. Потом чисто автоматически посмотрела в окно, из которого открывался вид на отель.

Она просто остолбенела. Из гостиницы выходили Фрейзер и Саманта. Тут полило как из ведра, и они побежали в сторону машины. Что-то сказав Маккларену, Саманта быстро поцеловала его в щеку, залезла в авто и уехала.

Эмму охватил гнев, хотя она старалась успокоиться: ведь это не ее дело, кто она Фрейзеру?

Девушка направилась к кассе, чтобы расплатиться. И тут в магазин вошел Маккларен.

— Привет, Эмма. — Его голос был таким ласковым!

— Привет. — Она отвернулась.

— Слышали последние новости? — весело прощебетала миссис Мюррей, когда пробивала чек. — У Анжелы родился ребенок. Очаровательный мальчик.

— Здорово. — Эмма улыбнулась и достала кошелек. — Как она его назвала?

— Роберт Уильямс. — Джин Мюррей улыбнулась. — Анжела сияет от радости. И конечно же, Дэвид уверен, что получил главный приз в своей жизни. Он приходил сюда сегодня утром, приглашал всех на свой семейный праздник.

— Они, должно быть, очень счастливы, — тихо произнесла Эмма. Ее гнев на Фрейзера пропал.

— Ну, теперь вы на очереди, — продолжила миссис Мюррей. — Уже назначили день свадьбы?

Наступило неловкое молчание.

Эмма вздохнула.

— Мы с Фрейзером решили разорвать помолвку. Мы совершили ошибку.

Хозяйка магазина посмотрела на нее с изумлением.

— О, у вас просто небольшая ссора, — предположила она.

— Это серьезнее, чем ссора. Мы абсолютно не подходим друг другу. — Эмма взглянула на Фрейзера и совсем сникла.

Она вспомнила, как он целовал ее, с какой нежностью прикасался к ней, говорил о своей любви. Сейчас Маккларен молчал. Эмма рассердилась.

— В любом случае… — она ядовито усмехнулась, — Фрейзер влюблен в Саманту Фишер. Правда, сосед?

— Нет, это ложь. — Тихий голос Фрейзера поразил ее.

— Ложь?! — Голубые глаза Эммы заблестели. Едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, забыв про сумку с продуктами, оставленную на прилавке, она вышла из магазина.

— Хорошо сыграла. — Фрейзер догнал ее, когда она уже подходила к машине. — Я почти во все поверил. Даже в то, что ты меня ревнуешь к Саманте.

— Неужели? — Эмма постаралась казаться равнодушной.

— Но зря ты используешь Саманту для оправдания нашего разрыва.

Холодные капли дождя попали Эмме на лицо.

— Что же я должна была сказать? Что ты отказался от меня из-за моего бесплодия или из-за того, что я предложила тебе мало земли?

— Да не нужна мне твоя чертова земля!

— Лжец! — Голос Эммы дрожал. — Ведь это была основная причина, по которой ты согласился на нашу липовую помолвку! Брайан Робинсон утверждает, что по этой же причине ты заигрывал с моей кузиной Робертой. Только Этан расстроил твои планы.

— О, видимо, Робинсон для тебя авторитет. Да? — Фрейзер медленно выговаривал слова, явно издеваясь. Он поднял руки. — Ладно, ты поймала меня. Я думал только о земле. Из-за нее наши семьи враждовали десятилетиями. Дабы отхватить кусок побольше, я гулял с Робертой. Из-за этого я целовал тебя, занимался с тобой любовью и сделал тебе предложение. А вообще-то я без ума от Саманты. Она моя единственная любовь — ведь у бедняжечки нет никакого имения.

Эмма вздрогнула, как будто он ударил ее.

— Довольна? — осведомился Фрейзер резко.

— Почему я должна быть довольна? — Эмма даже охрипла.

— Потому что теперь ты можешь окончательно расстаться со мной, можешь ненавидеть меня. А главное, скрывать настоящие причины нашего разрыва.

Она покачала головой и отвернулась от него.

— Беги, Эмма, беги, — насмехаясь, произнес он. Молодая женщина взяла себя в руки.

— Ты знаешь, почему я отказала тебе, — мягко напомнила она.

— Боишься. — Его голос стал снова нежным, он с любовью смотрел на Эмму. — Твой бывший муж причинил тебе много боли, и ты не хочешь столкнуться с этим снова. — Он прикоснулся к ее лицу, вытирая слезы теплой рукой. — А еще ты думаешь, однажды я брошу тебя, потому что ты не можешь иметь детей.

— Но ты же должен создать полноценную семью, — прошептала она.

— Да, естественно, — продолжил он. — Но я очень люблю тебя, и, значит, мы преодолеем любые трудности.

Эмма в замешательстве покачала головой.

— Ты же сказал, что любишь только Саманту.

— Хватит прикидываться. — Фрейзер нагнулся и поцеловал ее в губы. Ощущения были непередаваемые, тело Эммы вздрогнуло от желания.

И вдруг дождь хлынул с еще большей силой.

— Заболеешь пневмонией, — испугался Фрейзер. — Почему бы нам не спрятаться в отеле?

— Ты был там с Самантой?

— Да, но…

— Ты собирался жениться на моей кузине? — спросила она внезапно.

— Да, — ответил он честно.

— Почему ты никогда не рассказывал мне об этом?

— Зачем? Я же не спрашиваю про твоих поклонников.

— Но Роберта была моей родственницей, Фрейзер. — Эмма открыла дверцу машины.

— Я должен оправдываться? — Голос Фрейзера стал жестким.

Она не решалась взглянуть в его сторону.

— Лучше оставить все как есть. Теперь ты можешь жениться на Саманте, у вас будет шестеро ребятишек, и вы будете жить счастливо, — тихо выговорила она. — Тебе следует поступить именно так, Фрейзер.

— Спасибо за совет. Эмма. Я учту его.

Она обернулась. Он уходил. Эмма села в машину. Дождь стучал по капоту. Ей стало холодно и грустно.

Эмма закрыла глаза и попыталась успокоиться. Разве она верит, что Фрейзер влюблен в Саманту Фишер? Ответ — нет. Но он любил Саманту раньше, и они могли бы при желании воссоединиться. Это возможно.

Фрейзер обвинял ее, Эмму, в бегстве? Но что еще ей остается делать? Ломать ему жизнь, лишать радости отцовства? Нет, пусть уж лучше он будет вольным как ветер.

— Пошел ты к черту, Фрейзер Маккларен; — прошептала она. — Оставь меня с моей болью наедине.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Извините, что опоздала, мистер Филипс. — Эмма уселась на стул возле большого стола.

— Ничего. — Поверенный надел очки и с сочувствием посмотрел на молодую женщину. — Вы промокли насквозь!

— На улице сильный дождь, — поежилась Эмма. Из-за разговора с Фрейзером она выглядела расстроенной.

— Ну, быстро разберемся с документами, и вы поедете домой, — пообещал поверенный. — Но сначала я попрошу своего секретаря принести вам чего-нибудь горяченького. Не возражаете?

Эмма с благодарностью приняла его предложение. Она правда замерзла.

— Как дела в поместье? — поинтересовался Боб Филипс, доставая необходимые бумаги.

— Прекрасно…

— Я составил арендный договор для мистера Маккларена. — Он положил перед ней документ. — Если хотите, можете взглянуть.

— Я уверена, что вы все сделали правильно. — Эмма равнодушно посмотрела на лист с напечатанным текстом.

— Интересно развиваются события. Вы даете Фрейзеру Маккларену землю в аренду? — На лице пожилого человека появилось недоумение.

Эмма насторожилась.

— А что вас смущает?

— Ну, вы, наверно, в курсе, как относился ваш дядя к своим соседям?

— Да. — Эмма заволновалась. — Мне рассказывали, что Этан даже изменил завещание, когда узнал, что его дочь испытывает романтические чувства к Фрейзеру Маккларену.

— Он думал об этом. — Боб Филипс откинулся на спинку стула. — Он поручил мне составить новое завещание, но прежде чем подписать его…

Эмма не дала поверенному договорить:

— Он действительно не любил Фрейзера?

— Послушайте, деточка, и не перебивайте меня. Этан был упрямым парнем, жил прошлым. Но я не думаю, что он ненавидел Фрейзера. Однако вражда между соседями длилась несколько поколений: дед Этана и его отец спорили с Маккларенами из-за земли. — Поверенный пожал плечами. — Полагаю, это отразилось на обеих сторонах.

Их беседу прервала секретарша, принеся Эмме чашку горячего шоколада.

Через секунду разговор продолжился:

— В конце концов он вернулся к старому завещанию. И радовался этому. Особенно когда стало совершенно очевидно, что Фрейзер искренне привязан к его дочери. Когда Роберта серьезно заболела, Маккларен добровольно хотел стать донором для нее, но, к сожалению, не прошел тест на совместимость.

Эмма широко раскрыла глаза.

— Фрейзер Маккларен — очень порядочный человек, — заявил Боб Филипс. — Конечно, Этан никогда не признавался, что испытывает симпатию к нему: не мог поступиться принципами. Но я полагаю, в душе он по-настоящему уважал Фрейзера.

— У меня есть хорошие и плохие новости, — сказал Джон, когда Эмма вошла в кухню.

— Хорошие новости сначала, — произнесла она, снимая куртку. — Я промокла и замерзла, добрые вести согреют.

— Починили водопровод.

— Слава богу. Пойду приму горячий душ. А плохие?

— По мнению мастера, который занимался ремонтом, здесь нужны совершенно новые трубы.

— Фрейзер уже говорил мне об этом. — Эмма покачала головой. — Я боюсь даже думать, во сколько все обойдется.

Джон вручил ей чек.

— Сумма, которую мы обговаривали, плюс компенсация за доставленные неудобства.

— Совсем неплохо. — Эмма взглянула на чек. — Спасибо. Это поможет.

— Мы вот-вот закончим съемки. Кстати, Лесли организует сегодня вечеринку в отеле. Не хочешь присоединиться к нам?

Эмма покачала головой.

— Не знаю. Но благодарю за приглашение. — Она пошла наверх.

— Если я не увижу тебя больше сегодня, то зайду завтра перед отъездом. О, чуть не забыл, какая-то Ид звонила тебе дважды, — крикнул Джон ей вслед.

Эмма поежилась. Она очень надеялась, что Джин Мюррей не сообщила Ид об их с Фрейзером разрыве. Уж лучше она сама все расскажет тете Маккларена, постарается преподнести «сюрприз» как можно осторожнее.

Да, задача не из легких.

Через некоторое время Эмма спустилась вниз. Здесь никого не было. В доме воцарилась звонкая тишина.

Съемочная группа работала в поместье так долго, что Эмма почти забыла: одиночество — страшная вещь. Как бы в подтверждение этого зловеще завыл ветер в трубах, а снаружи что-то загрохотало. Ну и погодка!

Эмма ждала, когда закипит вода в чайнике. Она старалась не думать о разговоре с Фрейзером. Но мысли об их отношениях не отпускали ее. Все же она правильно поступила, что прервала эту связь. К чему бы это привело? Эмма вспомнила тот день, когда Фрейзер вдруг заговорил о ее кузине: «Ты похожа на Роберту. У нее были такие же роскошные волосы, она так же привлекала к себе внимание мужчин…»

Разве понимала Эмма тогда, что к чему?

А сейчас она что-нибудь понимает? Испытывает ли Фрейзер к ней искренний интерес?

Кто-то постучал в парадную дверь, и это отвлекло ее от размышлений.

Девушка пошла по коридору.

— Кто там? — спросила она.

— Твой ближайший сосед.

Игривые нотки в голосе Фрейзера сбили ее с толку.

Она открыла дверь и вышла в темноту ночи.

— А почему ты не в вечернем платье? — осведомился Фрейзер.

— Ты же не в смокинге, — пошутила Эмма. Он вошел в дом.

— Какой смокинг?! Этот маленький безобразник пытается съесть даже мою рубашку. — Фрейзер вытащил кого-то из-за пазухи. Это был Блэйз.

Он гавкнул и завилял хвостом.

— Вот и мы. — Фрейзер вручил Эмме щенка, как только она закрыла дверь. — Я принес немного еды для него. — Он поставил сумку на пол. — И продукты, которые ты забыла сегодня утром.

— Спасибо.

Наступило молчание. Эмма смотрела на Фрейзера. Ее сердце вздрагивало от волнения.

— Прости меня за все, — тихо сказала она.

— За что именно? — На его лице появилась широкая улыбка.

— Ну… — Она беспомощно пожала плечами, пытаясь контролировать свои эмоции. Но разве такое возможно рядом со столь красивым мужчиной? Эмма захотела, чтобы он обнял ее, и глубоко вздохнула. — Ты был прав. Я искала оправданий для своего бегства. Я не верила тебе.

Блэйз пытался лизнуть ее в нос. Она отпустила щенка, и он пристроился у женских ног, потом пошлепал в коридор.

— И мне не нужно было говорить Джин Мюррей, что ты любишь Саманту. Это вообще не мое дело. Ты можешь встречаться с кем угодно.

— Я не встречался с Самантой, — сказал Фрейзер. — Я приехал в отель поздравить Дэвида с рождением сына. Сэм появилась там по этому же поводу. Случайно мы с ней столкнулись и на прошлой неделе.

Молчание. Вдруг Эмма выпалила:

— Я понравилась тебе, потому что напоминаю Роберту?

Он улыбнулся.

— Ты привлекательна, у тебя такой же огненный цвет волос, но на этом сходство заканчивается.

Его голос был таким искренним, что ей пришлось поверить ему. И все равно Эмма напряглась. Она не сможет принять предложение Фрейзера.

— Надеюсь, ты рассказал Ид, что наша так называемая «помолвка» разорвана.

— Джин уже сообщила ей, — заявил Фрейзер.

— О нет! — Эмма прикусила нижнюю губу.

Маккларен пожал плечами.

— Первое, что я сделал, когда прибыл домой, так это позвонил тете. Но ты же знаешь, как работает местное агентство сплетен.

— Как она восприняла новость?

— Тетя уверена, что мы помиримся.

— Ты не разубедил ее?

— Некоторым образом.

— Возможно, все к лучшему, Фрейзер, — произнесла Эмма мягко. — Я думаю, мы оба заигрались с этой помолвкой. Я имею в виду… ты ведь говорил, что не предназначен для семейной жизни…

Он кивнул.

— Верно, я так говорил.

Он выглядел очень серьезным. Как никогда.

— Итак… итак, может, нам стоит остаться друзьями. Иногда видеться…

— Проблема в том, Эмма, что нужно делать честный выбор. И незамедлительно. В противном случае будет поздно. Решай.

— Я понимаю. Но я не могу выйти за тебя замуж, Фрейзер.

— Потому что не можешь иметь детей? — Он покачал головой. — Увы, многие пары лишены этого, Эмма. Но если люди любят друг друга, их союз будет крепок.

— Но отсутствие детей часто становится главной причиной развода.

Свист чайника прервал их беседу.

Эмма пошла в другую комнату. Она не чувствовала собственного тела. Не осознавала, что будет дальше, не знала, что делать со своими эмоциями.

— Ты выпьешь кофе? — спросила она Фрейзера, вернувшись.

— Какая проза. Ты любишь меня, Эмма? — пошел в наступление Маккларен.

Она опустила голову.

— Ты любишь меня, Эмма? — Настойчивость Фрейзера не знала границ.

— Не имеет значения, что я чувствую к тебе.

— Черт, имеет. — Он подошел и решительно повернул ее лицо к себе. — Это для меня имеет огромное значение.

Ее сердце бешено колотилось. Она почувствовала себя испуганным зверьком.

— Пожалуйста, уходи, Фрейзер. Пожалуйста.

Он проигнорировал ее просьбу.

— Если ты скажешь, что не любишь меня, я уйду.

Эмма облизнула губы. Она совсем растерялась.

— Ты жестокий, Фрейзер, — прошептала она. — Не мучай меня.

— Я жду.

— Ты же знаешь, что я люблю тебя. — В ее глазах заблестели слезы. — Но я не выйду за тебя замуж.

Он улыбнулся.

— Сыграем свадьбу на Рождество… Согласна?

— Фрейзер, ты не слушаешь меня.

— Слушаю. — Он наклонил голову и поцеловал Эмму. Страсть, вспыхнувшая между ними, была обжигающей. — Я люблю тебя, дорогая. Я хочу провести с тобой всю жизнь. Я хочу создать семью. Бог поможет, у нас появятся дети…

— Но если ничего не получится? Я умру от отчаяния, Фрейзер. — Эмма тяжело вздохнула.

Маккларен осторожно смахнул слезы с ее лица.

— Тогда мы усыновим кого-нибудь, — деликатно предложил он.

Ее сердце упало. Она посмотрела на Фрейзера с разочарованием.

— Ты не хочешь иметь своего собственного ребенка?

— Но и приемный малыш станет нашим собственным…

— Но ты все равно будешь страдать, считая, что я не оправдала твоих надежд.

— Ничего подобного.

— Ты сейчас так думаешь, но пройдет время, и прежние взгляды изменятся.

— Глупости, Эмма. Не надо лишних слов. Я хочу, чтобы ты была моей женой. Я не могу жить без тебя.

Эмма покачала головой.

— Ты торопишься, Фрейзер. Потом о многом пожалеешь.

— Какая ты упрямая, Эмма, — нетерпеливо проворчал он. — Я знаю, что тебе пришлось нелегко, но помни об одной вещи. Я не Джон. У меня нет ничего общего с этим парнем.

— Разве? — Сердце Эммы яростно забилось. — Но я слышала, что вы с Самантой разорвали отношения, потому что ты хотел сразу создать настоящую семью, как и Джон. Правда, она предпочла карьеру.

Фрейзер уставился на нее.

— Как ты это узнала?

— Неважно.

— Что ж, слушай. Да, мы с Самантой планировали совместное будущее. И она хотела иметь детей. Подходила к делу, как к военной операции. Все разложила по полочкам.

— Разумно, — констатировала Эмма. — Серьезные планы — вещь неплохая.

— Правильно. — Фрейзер замолчал. — Но я успел понять нечто ужасное.

Эмма нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Я не любил ее, Эмма. — Фрейзер снова посмотрел на девушку. — После смерти твоей кузины я был убит горем, не соображал, что делаю. Я знаю, что это не оправдание. Я тяжело ранил Саманту и искренне сожалею о случившемся. Она прелесть, веселая и красивая, просто очаровательная. Но я не любил ее по-настоящему.

— Я думала, Саманта бросила тебя, — удивилась Эмма.

— Нет. Но я все подавал именно так. — Фрейзер пожал плечами. — Чтобы она не чувствовала себя униженной. Затем Сэм уехала в Лондон. — Фрейзер вздохнул. — Ты не можешь себе представить, каким плохим я себя считал. Я поехал за ней. Хотел узнать, все ли у нее в порядке. Я не мог жить, думая, что причинил ей боль, вынудил расстаться с близкими людьми. Я предложил ей свою дружбу. И Саманта, как женщина, конечно, рассердилась, ведь она хотела большего.

Внезапно Эмма вспомнила тот день, когда они с Фрейзером беседовали в отеле и он предупредил ее: возвращение в прошлое может быть очень болезненным. Теперь она понимала, что означали его слова.

Маккларен посмотрел на нее.

— Видишь, не отсутствие детей стало причиной нашего разрыва. — Он замолчал на какое-то мгновение. — Главное — настоящие чувства с обеих сторон. Я же в твоих чувствах не был уверен до конца. Поэтому и старался держаться от тебя подальше. Мне казалось, что ты еще влюблена в своего бывшего мужа.

— Я не люблю Джона, — прошептала Эмма.

— Да, — Фрейзер улыбнулся, — ты любишь меня. Мы поженимся и будем жить счастливо.

Эмма молчала.

— И ты станешь матерью. Поверь мне.

— О, Фрейзер. — Слезы потекли по лицу Эммы.

— Что? Что такое? — Фрейзер нежно обнял ее. — Ты выйдешь за меня замуж?

Эмма опустила голову.

— Я снова хотела сказать «нет», но… но не в силах…

— Эмма, любимая, я не могу разобрать ни слова, говори громче, — попросил он.

— Нам следует сообщить тете Ид, чтобы она чистила свою шляпку. Свадьба на Рождество — неплохая идея. — Эмма посмотрела ему в глаза. — Я так сильно люблю тебя, Фрейзер.

— Я тоже люблю тебя. — Он опять улыбнулся. — Думаю, я влюбился в тебя, когда впервые увидел в том серебристом платье. Помнишь?

Маккларен подошел к Эмме совсем близко.

Он поцеловал ее медленно и чувственно. Поцелуй вызвал обоюдное желание.

Нетерпеливый лай прервал их блаженство. За влюбленными, сидя на пороге и склонив голову набок, наблюдал Блэйз.

— Он тоже любит тебя, — рассмеялся Фрейзер и пощекотал забавного щенка.

В этот момент зазвонил телефон.

— Это Ид, — доложила Эмма. — Сообщи ей последние новости. Или это сделать мне?

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам