/ Language: Русский / Genre:love,

Девушки Из МонтеКарло Том 2

Кристина Винсент


Винсент Кристина

Девушки из Монте-Карло (Том 2)

Кристина ВИНСЕНТ

ДЕВУШКИ ИЗ МОНТЕ-КАРЛО

ТОМ 2

Глава 15

В течение нескольких дней, прошедших после драматического происшествия с Дженифер, Генриетта в квартире не появлялась. Лора каждый день разговаривала по телефону с Квентином, сообщала о здоровье Дженифер, но имени Генриетты даже не упоминала. Она была слишком зла на нее, но отлично понимала, что Генриетта вполне устраивает Квентина, он ценит ее и поэтому вряд ли уволит. Хозяин клуба молчал, не желая затрагивать щекотливую тему.

Лора старалась с головой уйти в работу, чтобы отвлечься от тревожных мыслей о подруге, но по вечерам, придя домой, чувствовала себя ужасно одинокой. Единственное, что немного радовало Лору в сложившейся ситуации, это тишина в квартире. Никто не мешал ей после работы сидеть над учебниками и очередными заданиями, присланными из института финансов. В последние дни она практически не занималась и теперь была вынуждена наверстывать упущенное.

В один из вечеров Лора пришла с работы, немного отдохнула, приготовила себе на ужин овощной салат с тунцом и устроилась на кухне с учебником в руках. Только она сосредоточилась и углубилась в изучение курса, как резкий телефонный звонок заставил ее вздрогнуть. В последние дни она постоянно вздрагивала, когда звонил телефон: Лора боялась, что позвонят из лондонской клиники и сообщат об ухудшении здоровья Дженифер.

Она вскочила со стула и схватила трубку, но ей даже не удалось сказать "алло", потому что на том конце провода раздался приглушенный хрипловатый смех.

- Шлюха! - злобно прошипел незнакомый голос. - Шлюха!

Лора судорожно сжимала в руке трубку, не в силах вымолвить ни слова, и чувствовала, как по спине ползет липкий, противный холодок страха. Сердце бешено колотилось, норовя выскочить из груди.

- Что? - наконец еле слышно вымолвила она. - Кто... это.., говорит?

В ответ послышался презрительный смешок и приглушенный хрипловатый голос:

- Шлюха! Грязная шлюха! Всем вам надо преподать хороший урок!

- Кто это говорит? - закричала Лора. - Что вам нужно?

Немедленно перестаньте хулиганить! Я позвоню в полицию!

- Очень скоро вы все получите по заслугам! Недолго вам осталось... злобно захохотал незнакомец и повесил трубку.

Несколько минут Лора стояла в оцепенении, машинально сжимая трубку, потом положила ее на рычаг и прислонилась к стене. Господи, что же это такое? Сначала те странные звонки, потом письмо с оскорблениями, а вот теперь.., угрозы. Кто это может быть?

Лора побрела в гостиную, бессильно опустилась на диван и закрыла глаза.

Что это - глупая выходка или реальная угроза? Кому предназначались грубые слова? Ей самой или, может быть, Нове, к которой действительно подходило то определение, которым наградил Лору по телефону злобный шипящий голос? Но Нова уехала из Монте-Карло. Уехала ли?

В ушах у Лоры снова и снова звучал хрипловатый приглушенный голос незнакомца, она пыталась вспомнить его интонации, чтобы определить, кто же это был. Но... она никогда не слышала его раньше и даже, к сожалению, не смогла определить, с английским он говорил акцентом или французским. Единственное, что она могла сказать наверняка, - голос принадлежал мужчине, а не женщине.

Лора вскочила с дивана и стала нервными шагами мерить гостиную. Она не может больше находиться в квартире одна, ждать возвращения Дженифер невыносимо, значит, надо через Квентина передать Генриетте, чтобы та возвращалась. Лора решительно подошла к телефону и набрала номер "Диско".

***

- С Дженифер все в порядке? - спросила Генриетта, когда Лора вечером вернулась с работы домой.

Лора сухо кивнула и, не отвечая, пошла в свою комнату, чтобы переодеться. Генриетта молча последовала за ней и остановилась на пороге. Лоре совершенно не хотелось видеть эту девицу, но оставаться одной в пустой квартире она больше не могла.

"Буду вести себя с ней холодно, - решила Лора. - Она должна осознать, что натворила своими снадобьями, едва не отправив Дженифер на тот свет! Но пока Дженифер не вернулась, пусть Генриетта остается в квартире".

- Лора, ты не ответила. Как себя чувствует Дженифер? - снова спросила Генриетта.

Лора подняла голову и холодно взглянула на свою соседку. Лицо Генриетты, покрытое толстым слоем светлого. грима, казалось неестественным и безжизненным, а большие черные глаза смотрели отчужденно и настороженно.

- А как, по-твоему, она должна себя чувствовать после всего, что с ней случилось? - ехидно произнесла Лора. - Плохо!

Генриетта вскинула голову и сказала с вызовом:

- Зато она решила свои проблемы! Разве не этого она хотела?

- Но не такой ценой! - взорвалась Лора. - Дженифер чуть не умерла! Знаешь, сколько крови она потеряла?

Неожиданно на лице Генриетты появилось сочувственное выражение.

- Лора, пойми, я не хотела причинить Дженифер вреда! - горячо заговорила она. - Я видела, как она переживает, мучается в поисках выхода, и когда она обратилась ко мне за помощью, просто не могла ей отказать!

Лора подошла к гардеробу и начала переодеваться, а Генриетта, робко переступив порог комнаты, продолжила:

- Дженифер очутилась в безвыходном положении. Что ей оставалось делать? Пойти на аборт в подпольную клинику, рискуя жизнью, или согласиться на брак с человеком, который ей противен? Она пришла ко мне в полном отчаянии и умоляла сделать хоть что-нибудь, но ни слова не сказала о том, что срок уже довольно большой...

Лора тяжело вздохнула. В чем-то Генриетта была права, но Лора не могла простить ее.

- А если бы Дженифер умерла по дороге в Лондон? - сухо произнесла она.

- Лора, но ведь все обошлось! - воскликнула Генриетта. - Клянусь, я ни за что не стала бы давать Дженифер таблетки, если бы знала, к чему это может привести!

Лора неопределенно пожала плечами. Разговор затягивался и становился бессмысленным. Она очень устала и мечтала сейчас об одном: принять горячую ванну, а потом отправиться в "Диско". Да, там шумно, накурено, многолюдно, но оставаться дома выше ее сил!

- Ладно, давай не будем больше говорить об этом, - уже спокойнее сказала Лора.

- Но ты веришь мне?

- Верю.

Лора накинула атласный пеньюар и прошла в ванную.

Она нежилась в горячей воде в облаке ароматной пены, чувствуя, как усталость покидает тело, настроение улучшается, но тут в дверь заглянула Генриетта и сообщила:

- Лора, какой-то странный тип просит тебя к телефону!

Лора вздрогнула, но тотчас же постаралась не дать подступающему к горлу страху овладеть ею. Опять этот негодяй! Что на сей раз он собирается сказать ей? Какие новые оскорбления и угрозы приготовил?

"Я его не боюсь, не боюсь, - мысленно твердила Лора, сжимая кулаки. Пусть катится к черту!"

- Лора! Так ты подойдешь к телефону или нет? - крикнула Генриетта.

- Нет, не подойду!

- А что мне сказать ему? - удивленно спросила Генриетта.

- Пошли его куда подальше!

Генриетта засмеялась:

- В каких выражениях?

- В каких хочешь! Чем грубее, тем лучше!

- С удовольствием!

Генриетта скрылась за дверью, а Лора вылезла из ванны и стала вытираться. Она не сомневалась, что Генриетта достойно выполнит ее просьбу и незнакомец услышит в свой адрес много нелестных слов. Лора была уверена, что человек, грубивший по телефону, - трус и подонок.

"Попробуй еще раз сунься к нам, мерзавец! - злорадно думала Лора, одеваясь. - Получишь по заслугам, так и знай!"

***

На следующий день у Лоры в офисе неожиданно появился Джулиус Креп. На нем был ужасный темный костюм из блестящей ткани и галстук. С круглого полного лица стекал пот.

- Джулиус?! - воскликнула удивленная Лора. - Какими судьбами?

- Привет, малышка, привет! - радостно произнес Креп. - Я только что из аэропорта и сразу же зашел к тебе, чтобы сообщить, что с Дженифер все в порядке и она идет на поправку!

- Слава Богу! - облегченно вздохнула Лора. - Как я за нее рада!

- Лора, я хочу сегодня вечером пригласить тебя поужинать в ресторан отеля "Пари", - торжественно объявил Джулиус. - Там мы обо всем подробно поговорим.

Согласна?

- Спасибо, - Джулиус, конечно, согласна! - воскликнула Лора.

- Замечательно, детка! - обрадовался Креп. - В котором часу ты закончишь работу?

- Часов в семь, не раньше, - ответила Лора.

Он подошел поближе к Лориному столу и пробежал глазами биржевые сводки.

- Джулиус, может, присядешь? - предложила Лора, указав рукой на стоявший рядом стул.

- Спасибо, но у меня нет времени. Я заглянул к тебе сообщить, что все в порядке, и пригласить поужинать, - пробормотал Джулиус, не отрываясь от сводок. - Итак, во сколько за тобой заехать?

- Я сама доберусь до отеля, - сказала Лора. - Мне уже доводилось там бывать. К тому же после работы хочется немного пройтись по свежему воздуху. Давай в восемь часов встретимся в вестибюле.

- Ах, какие независимые эти современные девушки! - рассмеялся Креп. Все-то они могут сами, не терпят никакой опеки... Ладно, я буду ждать тебя там в восемь.

Лора улыбнулась. Знал бы Джулиус, что два года назад она приехала в Монте-Карло с незначительной суммой денег в кармане и полным неведением относительно того, где она будет жить и работать!

- Ну а как там Дженифер? - поинтересовалась Лора.

Креп так увлекся изучением котировок акций, что не Сразу расслышал вопрос.

- Дженифер? Прекрасно! Она в полном порядке. Скоро вернется. Я обо всем скажу тебе вечером... Это последние данные?

- Да, если хочешь, можешь просмотреть списки, - предложила Лора.

- Вот спасибо, детка! Для меня это очень важно! Покажи-ка мне котировки "Атлантик ричфилд". Вчера они упали на пять пунктов.

Лора достала из папки сведения по "Атлантик ричфилд" и протянула Джулиусу. Тот начал внимательно просматривать их, пыхтя и вытирая пот со лба.

- Так.., так... - бормотал он. Затем отложил бумаги и торопливо произнес:

- Лора, извини, мне надо бежать. Хочу позвонить своему маклеру в Нью-Йорк.

- Если это срочно, то можешь позвонить с телефона моего шефа, предложила Лора. - Его сейчас нет, он уехал по делам на несколько дней.

- Спасибо! - Джулиус схватил телефонную трубку и быстро набрал номер.

Пока он разговаривал с маклером, Лора думала о том, как ей рациональнее построить рабочий день, чтобы успеть до вечера не только выполнить оставленные Фицем поручения, но и выкроить время для изучения нового задания "Регулирование разницы между себестоимостью и продажной ценой". Лора всегда очень тщательно готовила задания, но не только потому, что мечтала о дипломе. Фиц часто просил показать подготовленные ею ответы, и Лоре было приятно, когда он хвалил ее.

- Лора, какая же ты умница! - каждый раз восклицал Фицджералд. Обычно такие красотки, как ты, торопятся выйти замуж и, уж конечно, не думают об учебе и карьере.

Ты молодец, я горжусь тобой!

Лора улыбалась и смущенно опускала голову.

- Жаль только, что ты получишь диплом и уйдешь от меня! - говорил Фиц.

- Почему вы так решили?

- Перед тобой откроются такие перспективы, что нынешняя работа покажется тебе мелкой и незначительной.

- Не надейтесь, - шутливо отвечала Лора. - Вам не удастся так легко от меня избавиться.

Мысли Лоры прервал громкий и злой голос Крепа.

- А меня не волнует, что ты продал их на днях! - кричал он в трубку. Это твоя вина, и ты ответишь за свою глупость!

Лора поняла, что Джулиус обсуждал с маклером какие-то денежные дела, связанные с покупкой и продажей акций. Его потное лицо покраснело от ярости, в глазах сверкал гнев.

- ..И делай так, как я велю! - кричал он в телефонную трубку. - А вот это - твои проблемы! С чего это ты решил, что я купил долгосрочные? В общем, через час жду от тебя отчета!

Лора всерьез опасалась, как бы его не хватил апоплексический удар. Не хотела бы она оказаться на месте того маклера.

Креп швырнул трубку на рычаг, вытер пот со лба и тяжело вздохнул.

- Прости, детка, я немного погорячился. Спасибо за телефон, улыбнувшись, произнес он. - Проклятый маклер! Придется его уволить.

Лора молча смотрела на него и думала о том, что сейчас перед ней стоял совсем другой Креп - расчетливый, цепкий, не желающий упустить ни единой возможности приумножения капитала. Сколько разных качеств намешано в одном человеке: щедрость и расчетливость, доброта и безжалостность, цинизм и бескорыстие...

Может, Дженифер была права, утверждая, что Джулиус Креп - развязный, циничный тип, для которого главное в жизни - деньги, и поэтому она не хочет с ним связываться? Но ведь та же Дженифер чуть позднее убеждала Лору в том, что Джулиус - щедрый, великодушный, бескорыстный и добрый! В его доброте Лора и сама убедилась несколько дней назад, когда он мгновенно откликнулся на ее просьбу помочь Дженифер, попавшей в беду! Он предоставил личный самолет, сам отправился вместе с Дженифер в Англию и сделал все, что было в его власти, чтобы спасти ее... Какие чувства двигали им? Он поступал бескорыстно или действовал с дальним прицелом, понимая, что теперь Дженифер - его должница? Вопросы.., вопросы...

Внезапно Лора вспомнила, как Джулиус признался ей в том что любит Дженифер. Он так и сказал: "Я люблю ее, эту девочку..."

И ей тогда показалось, что его признание прозвучало искренне и нежно. "Время покажет, - подумала Лора. - Время все расставит по своим местам".

***

Лора - на ней в тот вечер было длинное белое платье в горошек с воротом "хомут" - прошла через крутящиеся двери отеля "Пари" и очутилась в огромном вестибюле, по обеим сторонам которого возвышались розовые мраморные колонны, а на стенах висели зеркала в позолоченных рамах. В центре зала размещался большой круглый диван, на котором сидели постояльцы отеля. Кто-то поджидал гостей, кто-то беседовал друг с другом, кто-то просто от нечего делать наблюдал за окружающей публикой. Почти все были в элегантных вечерних нарядах, на холеных лицах сияли ослепительные улыбки.

Отель "Пари" издавна считался излюбленным местом встреч с друзьями и знакомыми. Куда бы потом люди ни намеревались пойти, они неизменно начинали вечер в баре этого отеля. Это было неписаным правилом.

Джулиус стоял возле стойки портье и, увидев Лору, замахал ей обеими руками. Одет он был гораздо более легкомысленно, чем утром. Небесно-голубой льняной костюм в полоску полнил его и делал похожим на яркий воздушный шар. Лора улыбнулась при виде забавной фигуры Крепа и протянула ему руки. Он склонился и галантно поцеловал кончики ее пальцев, пощекотав их усами.

Они направились в бар; молодой официант встретил их У входа и усадил за уютный столик на двоих.

На столе уже стояли блюдо с канапе, маленькие тарелочки с маслинами, орешками, крекерами и шампанское, охлаждавшееся в серебряном ведерке со льдом. Лора с интересом разглядывала посетителей бара: веселые, беззаботные лица, дорогие украшения, изысканные наряды...

- Я очень рад, что ты пришла, - улыбнулся Джулиус. - Дженифер просила передать тебе привет. Она идет на поправку. Ужасно не хотелось "покидать ее, но пришлось вернуться. Бизнес - думаю, ты меня понимаешь.

Но Дженифер чувствовала себя хорошо, поэтому я со спокойной душой оставил ее там.

Затем он подробно рассказал Лоре о клинике, в которой лежала Дженифер, о прекрасных врачах, вышколенном обслуживающем персонале и о том, что Дженифер могли бы уже выписать, но он настоял на том, чтобы она пробыла в клинике еще пару дней, хорошенько отдохнула и окончательно пришла в себя...

- Представляю себе Дженифер в роли пациентки! - заметила Лора. Наверное, она там всем дает прикурить.

- Ты права, - улыбнулся Джулиус. - На месте ей не сидится, и все врачи и сестры пляшут под ее дудку. Но в одном я точно уверен: пока она там, пить и танцевать ей точно не позволят.

- А когда же ее выпишут?

- В среду утром. За ней приедет машина и отвезет в аэропорт. А здесь Дженифер тоже встретит мой шофер и привезет домой. Жаль, что я не смог остаться с ней до среды. - Он вздохнул и принялся за маслины.

Некоторое время они сидели молча и Лора наблюдала, как Креп быстро поглощает закуски.

"Однако у него хороший аппетит, - улыбаясь, думала она. - Человеку с такой комплекцией не мешало бы ограничивать себя в еде".

- Я уговаривал Дженифер некоторое время пожить... так сказать, под моей опекой, но куда там! Она категорически отказалась! Я убеждал ее, что первое время ей нужен покой и полупостельный режим, не ты, же знаешь нашу мисс Независимость!

- Боюсь, что Дженифер, вернувшись, сразу же побежит на работу, озабоченно сказала Лора.

- Господи, если бы ты знала, чего мне стоило убедить ее не делать этого! - воскликнул Джулиус. - Она обещала, но я не уверен, что она сдержит слово.

- Посмотрим, - сказала Лора. - Джен любит находиться среди людей и чувствовать себя нужной.

- Будь моя воля, она бы никогда в жизни не работала! - В голосе Крепа прозвучали возмущенные нотки. - Я бы обеспечил ей достойную жизнь, она купалась бы в роскоши... А, да что там говорить! - Он махнул рукой и снова принялся за еду.

- Ты и так очень много сделал для нее, - мягко сказала Лора. Дженифер очень тебе благодарна за помощь, и я, разумеется, тоже.

- Лора, о чем ты говоришь? Что такого я сделал? - искренне удивился Джулиус. - Помог молодой девушке, попавшей в сложную ситуацию? - Внезапно на его лице появилась лукавая улыбка. - Зато мне выпало счастье лицезреть мою маленькую куколку Дженифер в прозрачном шелковом пеньюаре, под которым была надета такая же прозрачная сорочка! - И он громко рассмеялся.

Лора, немного смутившись, воскликнула:

- Джулиус, ты можешь побыть серьезным хоть пять минут?

- Не могу, моя драгоценная, не могу! - И он снова засмеялся, довольный своей удачной шуткой.

Когда с аперитивом было покончено. Креп спросил:

- Останемся здесь или пойдем ужинать в ресторан?

- В ресторан!

Они поднялись из-за стола, снова пересекли холл отеля и направились в ресторан "Людовик XV". При входе их встретил метрдотель, проводил до столика, а мгновенно появившийся официант предложил меню.

Пока они выбирали блюда и вино, Лора с интересом разглядывала зал помпезный, с гигантскими зеркалами, большими хрустальными люстрами, сверкавшими под потолком, и столами, на которых в изящных вазах стояли букеты цветов. На белых накрахмаленных скатертях сияло столовое серебро, дорогой фарфор и хрусталь.

Джулиус и Лора возобновили беседу, предметом которой снова оказалась Дженифер и ее здоровье. Крепу очень хотелось расспросить у Лоры о любовнике Дженифер, по милости которого она попала в больницу, но он понимал, что его вопросы могут прозвучать бестактно.

"Спрашивать напрямую - нехорошо, значит, к этой теме нужно подбираться исподволь", - решил Джулиус.

- Я уже говорил тебе, Лора, что мне очень нравится Дженифер, задумчиво произнес он. - То, что с ней случилось, - ужасно, и я рад, что сумел помочь ей выпутаться из этой ситуации. Жаль только, этот мерзавец не разделил ответственности с Дженифер.

Лора некоторое время молчала, а потом спросила:

- Она рассказывала тебе о нем?

- Нет. Не мог же я учинить ей допрос, видя, в каком тяжелом состоянии она находится! Она.., собирается продолжать с ним отношения?

- Нет! - воскликнула Лора. - Дженифер давно дала ему отставку, а уж когда узнала, какую подлость он ей подстроил... О возобновлении отношений не может быть и речи!

Креп плотно сжал губы, его глаза гневно сверкнули.

- Если она.., снова спутается с ним, это будет самой большой ее ошибкой!

- Джулиус, уверяю тебя, кроме отвращения, Дженифер никаких чувств к нему не испытывает.

- А сколько времени они были вместе?

- Примерно год или чуть больше.

- Это много! - сказал Джулиус, чувствуя, как его охватывает ревность. - Что же их удерживало вместе?

- Дженифер встречалась с ним от скуки, очень редко; ей хотелось иметь близкого друга, чтобы он заботился о ней... - начала объяснять Лора, но Креп неожиданно перебил ее.

- Получается, что и со мной она встречается, как ты выражаешься, "от скуки"! - огорченно произнес он. - Очень редко.., просто чтобы убить время!

- Ну зачем ты так говоришь, Джулиус? - возразила Лора. - Если бы ты был Дженифер неприятен, она не стала бы общаться с тобой, уверяю тебя! Я слишком хорошо ее знаю.

Креп неопределенно пожал плечами.

- Джулиус... - Лора замялась, но потом все-таки спросила:

- Могу я задать тебе очень личный вопрос?

Он вскинул голову и улыбнулся:

- Ты хочешь спросить, женат ли я? Да, Лора, я женат, и давно, но мы живем раздельно. Моя жена в отличие от меня не любит шумные вечеринки с друзьями, путешествия, рестораны... Нас уже давно ничто не связывает. Детей у нас нет, все наши попытки завести их оканчивались неудачей, так что...

Лора мгновенно вспомнила странную фразу Джулиуса, сказанную им перед тем, как отправить Дженифер в аэропорт: "Мне приходилось сталкиваться с подобными ситуациями". Теперь она поняла, что он имел в виду.

- Но я не собираюсь с ней разводиться, - продолжал Джулиус. - Несмотря на все наши проблемы, мы остаемся хорошими друзьями, хотя каждый из нас живет собственной жизнью.

Лора долго молчала, не решаясь задать ему еще один важный вопрос, но потом все-таки осмелилась.

- Джулиус, так чего же ты хочешь от Дженифер? Какого рода отношения можешь ей предложить? Стать твоей любовницей?

Креп усмехнулся и отрицательно покачал головой.

- Нет, детка, ты не права. Я вовсе не хочу сделать Дженифер просто своей любовницей! - горячо ответил он. - Я хочу заботиться о ней, покупать дорогие наряды, водить по ресторанам, вместе путешествовать. Я люблю Дженифер и желаю ей только добра. Понимаешь, я хотел бы.., сделать Дженифер главной целью моей жизни, хотел бы быть ей нужным, полезным. Ты будешь смеяться, Лора, но порой мне кажется, что Дженифер может стать мне не только любовницей, но и дочерью. Да, да, именно дочерью!

Лора молчала, внимательно слушая откровения Джулиуса, и не могла для себя решить, верить его словам или нет.

- Может, мои рассуждения покажутся тебе старомодными, - продолжал Джулиус, - ведь ты еще очень молода, но я придерживаюсь традиционных взглядов на брак и семью, поэтому не собираюсь разводиться с женой, какие бы отношения между нами ни существовали.

- Твои взгляды вовсе не старомодные! - возразила Лора. - А что касается Дженифер, то ей действительно нужен человек, который бы опекал ее и заботился о ней.

- Знаешь, о чем я хочу серьезно с ней поговорить? О том, чтобы она бросила эту работу, - заявил Джулиус. - Я готов давать ей столько денег, сколько потребуется, лишь бы она оставила свой ночной клуб.

- А что тебе не нравится?

Джулиус усмехнулся.

- Мне как клиенту нравится посещать его. Но я не хочу, чтобы Дженифер там работала. Посуди сама, Лора: ну что за радость - носиться до поздней ночи между столиками, за которыми сидят подвыпившие посетители, обслуживать их, угождать?..

"Согласится ли Дженифер променять шумную, хлопотную, но свободную жизнь на богатое, но скучноватое существование рядом с миллионером? думала Лора. - На безропотное подчинение и готовность выполнять любые его желания и прихоти? Сомневаюсь.,. Но сейчас Дженифер действительно нуждается во внимании и заботе, и Джулиус сможет ей их дать. Только он, и никто другой".

- Знаешь, Лора, - продолжал тем временем Креп, - признаюсь тебе откровенно: наши взаимоотношения с Дженифер меня озадачивают. Я способен в этой жизни на очень многое, добился всего своим трудом, привык получать все, что захочу, но никак не могу добиться расположения молодой девушки! Ну почему, Лора? Я готов ради нее на все, а она... По-моему, Дженифер просто играет со мной. Как ты думаешь?

Лоре показалось, что в голосе Крепа прозвучали нотки отчаяния, и ей стало жаль его.

- Джулиус, когда Дженифер вернется, я поговорю с ней о тебе, - сказала она.

- Правда? - обрадовался Креп. - А что ты ей скажешь?

- Не волнуйся, я найду нужные слова, - улыбнулась Лора. - Попытаюсь убедить ее в искренности твоих чувств и намерений.

- Спасибо, Лора, буду очень тебе признателен! - воскликнул Креп. - Вот только.., захочет ли Дженифер поверить в это?

- Многое зависит от тебя самого, - уклончиво ответила Лора.

"Пожелает ли Дженифер прислушаться к моим словам и взглянуть на Джулиуса другими глазами? - подумала она. - Ведь, в сущности, он неплохой человек, обладает многими ценными качествами. Но его облик, манеры, вкус оставляют желать лучшего. У него симпатичное лицо, выразительные голубые глаза, добрая улыбка. А вот усы... Они портят его. Вне всякого сомнения, он должен заняться собой: сбросить лишний вес, отказаться от этих безвкусных костюмов, следить за своими манерами, выражениями... Пойдет ли он на такие жертвы ради Дженифер? Ведь он уже немолод, а с возрастом труднее заставить себя измениться".

Тем временем Креп рассказывал Лоре о своей жизни и о том, как ему удалось сколотить капитал и стать одним из влиятельных бизнесменов, с чьим мнением считаются не Только в Монако, но и в других европейских странах. Лора с удивлением узнала о том, что начинал Джулиус с торговли в маленьком магазинчике, оставленном ему отцом, а свой первый миллион заработал в двадцать семь лет.

Лоре нравилось, что Джулиус рассказывает о себе не с гордостью и самолюбованием, характерными для богатых людей, а с юмором, не скрывая, что и у него случались срывы, провалы и неудачи.

- Джулиус, а что, по-твоему, главное для делового человека? - спросила Лора.

- Знаешь, детка, я сказал бы, что самое главное - это чутье, - немного подумав, серьезно ответил Креп. - А оно у меня с детства было хорошо развито и крайне редко подводило. Ну.., что-то вроде интуиции, подсказывающей тебе, удачной будет сделка или нет и стоит ли вообще ее совершать. Да, у меня в жизни случались неудачи, но я не зацикливался на отрицательных результатах, а анализировал причины и двигался дальше. Я ведь, Лора, оптимист! Подумаешь, неудачи! Меня ими не напугаешь!

Слушая Джулиуса, Лора все больше и больше проникалась к нему доверием и утверждалась в мысли, что Дженифер следует принимать его таким, какой он есть: умным, проницательным, с чувством юмора, щедрым и добрым.

Они покинули ресторан около десяти. Джулиус проводил Лору до дома и на прощание сказал:

- Спасибо за чудесный вечер, Лора. Мне было очень приятно встретиться и поговорить с тобой. - Он улыбнулся и расцеловал ее в обе щеки. - Через два дня я отправляюсь по делам за границу и вернусь в Монако в середине августа. Так что некоторое время мы не увидимся, а жаль!

- Ты уезжаешь? - огорчилась Лора.

- Да, мне предстоит длительная деловая поездка, но я буду часто звонить, так что забыть обо мне вам не удастся! - рассмеялся Креп. - А тебе, Лора, желаю успехов в учебе.

Ты умница и, вне всякого сомнения, многого добьешься в жизни. Поверь мне, уж я-то в этих вещах хорошо разбираюсь!

Лора благодарно улыбнулась ему.

- Счастливо, детка! До скорой встречи! Позаботься о Дженифер, обещаешь?

***

В клинике наступило время для посещений, но Дженифер никого не ждала она знала, что Джулиус улетел в Монако. Дженифер удивлялась: она остро ощущала одиночество и искренне сожалела, что Джулиус не придет ее навестить.

- Прости, что покидаю тебя, но в Монако меня ждут очень важные деловые встречи, отменить которые не в силах даже ты, моя очаровательная мисс Морган! - объяснил он перед отъездом.

Дженифер вздохнула и стала рассеянно перелистывать журнал "Бог", но созерцание фотомоделей в модных элегантных туалетах не вдохновляло. Она скучала, ей надоело лежать в больнице, и мысль о том, что придется провести здесь еще несколько дней, удручала ее.

Она отложила в сторону журнал, закрыла глаза и вдруг услышала знакомый женский голос:

- Привет, моя дорогая! Ты спишь?

Дженифер встрепенулась и увидела входящую в палату... Кэролайн! Господи, какая радость! Какая приятная неожиданность!

- Кэролайн, как ты меня разыскала? - воскликнула Дженифер. - Откуда ты... Как замечательно!

Подруга подошла к постели, присела на край, обняла Дженифер, и они расцеловались.

- - Мне позвонила Лора и сообщила, что ты находишься в Лондоне. Разве я могла упустить такой великолепный шанс увидеться с тобой?

На бледном лице Дженифер засияла счастливая улыбка.

- Господи, как же я по тебе соскучилась, Кэролайн! Ты молодец, что пришла ко мне! Лора рассказала тебе.., обо всем, что со мной случилось?

- Да, рассказала. - В голосе Кэролайн прозвучали печальные нотки. - Я все о тебе знаю, дорогая, и очень переживаю случившееся.

- Ерунда! - Дженифер беспечно махнула рукой. - Я уже в полном порядке, не волнуйся за меня!

Кэролайн обвела взглядом больничную палату, уставленную многочисленными букетами, и, лукаво улыбнувшись, произнесла:

- Ого, я вижу, толстячок миллионер Джулиус Креп скрашивает твое больничное существование! Какие роскошные цветы!

Дженифер весело засмеялась.

- Да, старается. Жаль только, он уехал.

- Это прогресс! - воскликнула Кэролайн.

- О чем ты? - недоуменно протянула Дженифер.

- Да о том, что ты уже жалеешь, когда его нет рядом!

- Ну.., не то чтобы очень жалею, - замялась Дженифер. - Но.., знаешь, Кэролайн, Джулиус - очень неплохой человек, и если бы не он.., страшно подумать, чем бы все могло кончиться!

В темных больших глазах Кэролайн промелькнула тревога.

- Слушай, а что же будет потом? - немного помолчав, спросила она.

- Когда потом?

- Когда тебя выпишут из больницы и ты вернешься в Монако? Наступит долгожданная райская жизнь с миллионером?

Дженифер пожала плечами.

- Я пока ничего не решила. Знаешь, меня многое привлекает в Джулиусе, но многое и отталкивает, - честно призналась она. - Уж слишком он противоречивая натура.

Он уехал из Монако до середины августа, так что у меня будет достаточно времени для размышлений.

- Чем ты собираешься заняться, когда вернешься в Монте-Карло? спросила Кэролайн.

Дженифер на минуту задумалась.

- Вообще-то я хотела бы сразу же выйти на работу, но Джулиус уговорил меня подождать недельку-другую. Так что, вернувшись в Монте-Карло, я буду проводить время на пляже; - Она мечтательно улыбнулась. Затем окинула подругу пристальным взглядом и сказала:

- Так странно видеть тебя без загара, в строгом деловом костюме, а не в легком платье, Кэролайн! Расскажи, чем ты сейчас занимаешься, а то говорим только о моих делах.

- Работаю в отцовской юридической фирме, - ответила Кэролайн. - Я уже рассказывала вам с Лорой, что мой старший брат не захотел продолжать семейный бизнес и уехал в Штаты, поэтому мне пришлось заменить его.

- Значит, ты не собираешься возвращаться в Монако? - огорчилась Дженифер. - А мы-то с Лорой так надеялись, что ты приедешь и мы заживем втроем, как в былые времена!

- Скоро я возьму отпуск и обязательно приеду к вам! - заверила ее Кэролайн.

- Как здорово! - захлопала в ладоши Дженифер. - Мы снова будем вместе ходить на пляж, сводим тебя в наш ночной клуб, поближе познакомишься с Джулиусом! Кэролайн, приезжай поскорее, мы будем тебя ждать!

Девушки проговорили до самого вечера, пока в палату не заглянула медсестра и не напомнила, что время посещения больных уже закончилось. Они распрощались, Кэролайн ушла, пообещав навестить подругу на следующий день, а Дженифер, устало откинувшись на подушки, снова принялась размышлять о Джулиусе Крепе.

Как ей отблагодарить его за то, что в тяжелый, драматический момент ее жизни он пришел на помощь? Что им двигало: искреннее сочувствие или же желание продемонстрировать свою душевную щедрость? Если она сумеет убедить себя в том, что жить под покровительством могущественного миллионера Крепа удобно и выгодно, то не надоест ли ей скоро быть его тенью и зависеть от его прихотей?

Глава 16

На следующее утро Лора проснулась поздно, разбитая и с головной болью.

"Да.., видимо, посещение ресторана не прошло бесследно, - с сожалением подумала она. - И зачем я пила так много шампанского?"

Единственное, что радовало и немного утешало Лору, - сегодня суббота, на работу идти не надо и можно спокойно отдохнуть и привести себя в порядок. Правда, еще несколько дней назад она предполагала на выходные позаниматься, но ведь не будет же голова болеть весь день?

Надо заставить себя встать, умыться, принять душ, позавтракать и засесть за книги.

Задания, присланные накануне, не содержали какого-либо сложного материала, и Лора надеялась легко их одолеть. Сегодня она выучит раздел "Существующая практика регулирования разницы между себестоимостью и продажной ценой", а в воскресенье - "Права клиентов".

Лора встала с постели и направилась в ванную. Стоя под упругими, прохладными струями душа, она размышляла о предложении Джона Уилдера сдать экзамены не заочно, по результатам присланных ответов, а поехать в Нью-Йорк самой. Там, в могущественной финансовой империи "Хаусон Мэй интернэшнл" на Уолл-стрит, она сдаст экзамены и получит диплом. Но сдаст ли? И как отнесется шеф к ее отъезду? Лора очень рассчитывала на то, что хорошей работой и похвальным прилежанием она заслужила право на отпуск. В конце концов шеф тоже заинтересован в том, чтобы иметь в штате дипломированного специалиста, чья высокая квалификация позволяет решать сложные финансовые вопросы.

После завтрака Лора позвонила Дженифер. Голос подруги звучал уже бодро. Дженифер поведала о визите Кэролайн и о том, что мечтает поскорее вернуться в Монте-Карло.

Короткая беседа развеселила Лору. Она очень соскучилась по Дженифер и тоже ждала ее возвращения.

Повесив трубку, Лора решила, что пора садиться за учебники. Но едва она расположилась со своими книгами и тетрадями на диване в гостиной, как в дверном проеме возникла Генриетта.

- Доброе утро! - сказала она. - Хочешь кофе? Я только что сварила.

Лора подняла голову и удивленно взглянула на соседку.

Вид у Генриетты был смущенный, а в голосе слышались заискивающие интонации.

- Доброе утро! - ответила Лора. - Спасибо, я с удовольствием составлю тебе компанию.

Она все еще держалась с Генриеттой подчеркнуто сухо и отстранение, не в силах простить ей бездарного "лечения" Дженифер. И то, что Лора позволила Генриетте вернуться, ни в коем случае не означало примирения.

Квентин несколько раз беседовал с Лорой, пытаясь убедить ее в том, что главной виновницей случившегося является сама Дженифер, но она оставалась непреклонна.

И вот теперь Лора внезапно осознала, что чересчур строго судила Генриетту, не желая отыскать для ее действий хоть каких-нибудь оправданий. Ведь, в сущности, та искренне хотела помочь подруге, попавшей в беду; другое дело, что не подумала о тяжелых последствиях и надеялась, что все закончится благополучно.

- Пойдем на кухню? - предложила Генриетта.

- Пойдем!

Генриетта повернулась спиной, и Лора вдруг заметила, что на затылке у нее торчат обожженные пряди волос.

Словно кто-то специально выжег ее черные волосы, образовав круг!

- Генриетта" что это у тебя на затылке? - воскликнула Лора. - Что случилось?

Соседка обернулась, вздохнула и печально махнула рукой.

- И не спрашивай! Я сожгла волосы.

- Как?

- А вот так! - Генриетта нахмурилась и принялась торопливо объяснять:

- Представляешь, вчера вечером собиралась на работу. Времени было в обрез, а я вымыла голову и хотела ее быстро высушить.

- И что же?

- Я не нашла фен и решила воспользоваться горячим утюгом!

- Господи, как же тебе могло прийти в голову сушить волосы утюгом? - И Лора, не сдержавшись, громко рассмеялась. - Первый раз слышу о таком оригинальном способе!

Генриетта хмыкнула.

- Вот и получилось, что теперь у меня на затылке плешь!

Спасибо, вовремя остановилась, а то вообще осталась бы лысой! Ума не приложу, чем ее прикрыть! Господи, что же делать?

Лора, не переставая смеяться, достала из шкафа ножницы и решительно заявила:

- Нет, в таком виде показываться в клубе нельзя! Там тебя просто засмеют! Давай я попробую что-нибудь сделать.

- Ты думаешь, это возможно? - с сомнением в голосе произнесла Генриетта.

- Конечно! Бери стул и садись!

Усадив Генриетту, Лора встала за ее спиной, аккуратно срезала обожженные концы, а уцелевшие волосы красиво уложила большим узлом на затылке. Затем придирчиво оглядела свою работу со всех сторон и осталась довольна.

- Ну вот, теперь никто ничего не заметит! - с удовлетворением произнесла она. - Вечером можешь смело отправляться в ночной клуб!

Генриетта подбежала к большому зеркалу, висевшему на стене и встав боком, стала разглядывать свое отражение.

- Лора! Ты гений! - радостно воскликнула она. - Действительно, ничего не видно! Большое спасибо!

Лора, улыбаясь, смотрела на безвкусно накрашенное лицо девушки с густо подведенными черным карандашом глазами и бровями, ярко-красными румянами и накладными ресницами, а потом предложила:

- Послушай, Генриетта... Давай немного изменим твой макияж?

- А что, тебе не нравится, как я накрашена? - удивилась соседка, искренне полагавшая, что чем больше на лице косметики, тем оно привлекательнее.

- Видишь ли.., ты симпатичная, у тебя хорошие черты лица, но с косметикой явный перебор. Сейчас мы все смоем и накрасим тебя по-новому. Лора пошла в свою спальню за косметическим набором.

Когда она вернулась, Генриетта молча, с покорным видом сидела на стуле и ждала. Лора очистила ее лицо от толстого слоя светлого грима и принялась объяснять:

- Смотри, жидкая пудра или грим должны подходить по тону к цвету кожи. От белого грима лицо выглядит безжизненным и напоминает маску. Накладные ресницы годятся для вечера, по утрам их носить не обязательно...

Генриетта молча слушала Лору, наблюдая за ее действиями.

- .. И никаких ярких румян - их используют только для того, чтобы подчеркнуть нежность кожи и придать лицу более совершенную форму. Яркая помада годится лишь для вечернего освещения, а утром и днем лучше пользоваться светлой...

Наконец Лора закончила, отошла на несколько шагов и внимательно всмотрелась в лицо Генриетты.

- Ну вот, теперь отлично! - воскликнула она. - Пойди, посмотрись в зеркало!

Генриетта нетерпеливо вскочила со стула и, подбежав к зеркалу, принялась изучающе себя рассматривать.

- И правда, хорошо! - одобрила она. - Сегодня вечером в "Диско" меня никто не узнает! - Генриетта радостно засмеялась. - Подумают, что Квентин привел новую "куколку"! - Она еще немного покрутилась перед зеркалом, а потом искренне воскликнула:

- Лора, ты просто волшебница! Думаю, что с новым лицом и у меня начнется время перемен!

Лора, улыбаясь, глядела на Генриетту. Ей было радостно оттого, что лед отчуждения, долго существовавший между ними, наконец растаял.

- Знаешь, я утром разговаривала по телефону с Дженифер, - сказала она.

- Да? Ну как у нее дела? - взволнованно спросила Генриетта.

- Ей уже лучше, и через несколько дней она возвращается домой!

- Господи, как я рада, что все закончилось благополучно! - искренне воскликнула Генриетта. - Значит, все обошлось!

- Да, к счастью! - Лора немного помолчала, а потом добавила:

- Ну а мне, пожалуй, пора заняться учебой.

***

Дженифер сидела в салоне самолета и, глядя в иллюминатор, любовалась изумрудно-голубым Средиземным морем, плескавшимся далеко внизу. Самолет начал заходить на посадку, монотонный шум моторов сделался резче, и вскоре Дженифер сумела различить стремительно приближающееся здание аэропорта Ниццы. Через несколько минут колеса шасси коснулись посадочной полосы, и Дженифер закрыла глаза, чтобы не видеть мелькающие с бешеной скоростью силуэты деревьев. Самолет прокатился по летному полю, постепенно замедляя ход, и наконец остановился.

Дженифер облегченно вздохнула и открыла глаза. Не то чтобы она боялась самолетов, но взлет и посадка всегда вызывали в ней тревожные чувства.

Вместе с другими пассажирами она спустилась по металлическим ступеням трапа и направилась в здание аэропорта. У Дженифер не было с собой багажа, поэтому она сразу же подошла к стойке паспортного контроля, где два молодых офицера, улыбаясь, больше глазели на ее стройные ноги, чем в паспорт.

В толпе пассажиров и встречающих Дженифер заметила шофера Джулиуса Крепа в темно-синей униформе и поспешила к нему. Он вежливо поздоровался, взял ее сумку и подвел к красному "мерседесу". Открыв заднюю дверцу, шофер помог Дженифер сесть, и машина тронулась с места.

Дженифер откинулась на спинку сиденья и, глядя в окно, размышляла о том, как все-таки хорошо иметь "мерседес" с личным шофером. Не стоять в очереди на автобус, доставляющий прибывших пассажиров в город, не ждать такси...

Господи, когда же она будет богатой - и будет ли? Казалось бы, вот оно, богатство, рядом: только нырни под крылышко Джулиуса Крепа, и все мечты станут явью, а желания исполнятся! Но мысль о том, что за все это придется расплачиваться, пугала Дженифер. Она и так в большом долгу перед Крепом, а в том, что он потребует с нее плату, Дженифер ни минуты не сомневалась. Оказаться с ним в постели... Об этом страшно подумать!

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, Дженифер постаралась сосредоточиться на знакомом пейзаже, мелькавшем за окном автомобиля. Как все-таки замечательно, что она возвращается в Монако! Даже не верится, что ее не было целую неделю. Все то же изумрудно-голубое море, сверкающее на солнце слева от дороги, прекрасные пляжи с чистым желтым песком, яркими зонтиками и широкими тентами, просторная Английская набережная, по обеим сторонам которой растут высокие, тянущиеся к небу пальмы, шумные толпы нарядных людей, гуляющих по улицам, потоки разноцветных машин... Неужели неделю назад она была на грани жизни и смерти? Дженифер казалось, будто страшные события случились не с ней, а с кем-то другим, будто она прочитала о них в книге или увидела во сне.

"Мерседес" бесшумно подъехал к "Мерибель". Дженифер поблагодарила шофера, вышла из машины и направилась в вестибюль. Поднявшись на лифте на шестой этаж, она открыла дверь квартиры и на пороге столкнулась с Генриеттой. Они обнялись, расцеловались, и Дженифер с удивлением заметила, что за время ее отсутствия подруга очень похорошела.

- Генриетта, тебя просто не узнать! - воскликнула она. - Ты так изменилась! Новая прическа, и глаза подкрашены по-другому!

Генриетта, довольная похвалой, с гордостью объяснила:

- Это Лора меня научила так краситься и сделала мне новую прическу. Тебе правда нравится?

- Очень! - искренне произнесла Дженифер, оглядывая подругу. - А кстати, где Лора?

- На работе, но она обещала по случаю твоего приезда вернуться пораньше, около шести. - Генриетта немного помолчала. - Дженифер.., ты прости меня, пожалуйста, за то, что я... Ну в общем, ты понимаешь...

Дженифер махнула рукой.

- Да ладно, что там! Лучше дай мне горячего чаю, а то я умираю от жажды!

- Ой, Дженифер... - засуетилась Генриетта. - Конечно! Сейчас я все приготовлю.

Они прошли на кухню, и Генриетта, готовя чай, принялась торопливо говорить:

- Понимаешь, Джен, я действительно хотела тебе помочь. Ты мне веришь?

- Разумеется, верю!

- А вот Лора...

- Что, сильно тебе от нее досталось? - усмехнулась Дженифер.

Генриетта кивнула и призналась:

- Да, она долго злилась на меня, игнорировала и только недавно сменила гнев на милость. Видишь, даже сделала мне новую прическу! - Она кокетливо дотронулась рукой до черной пряди, упавшей на лоб. - Понимаешь, она почему-то решила, что я бросила тебя и сбежала.

- То есть? - удивилась Дженифер.

- Когда с тобой случился весь этот кошмар, я очень испугалась и хотела бежать к Квентину, чтобы вызвать "Скорую помощь". В дверях я столкнулась с Лорой... Я сразу же поняла, что она что-нибудь придумает... Ведь если бы тебя отправили в местный госпиталь, то у нас могли возникнуть серьезные проблемы. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду?

- Понимаю.

- Так вот, я спряталась под лестницей и через несколько минут увидела, как к дому подъехал Креп с медсестрой.

Их появление меня немного успокоило, хотя я очень за тебя переживала. Господи, если бы ты знала, как я молилась, чтобы ты выздоровела!

Дженифер кивнула и усмехнулась. Да, она действительно здорова, все нормализовалось, если не считать того обстоятельства, что теперь она вечная должница Крепа. Как говорится, из огня да в полымя!

- Ладно, Генриетта, все нормально, - примирительным тоном произнесла Дженифер и, неожиданно лукаво подмигнув, спросила:

- Расскажи лучше, как он поживает.

- Кто "он"? - озадаченно спросила Генриетта.

- Как кто? Квентин, разумеется!

- Ах, Квентин... А что рассказывать? Как всегда, сияет ослепительной улыбкой, весел, шутлив... Знаешь, после того как я сменила прическу и макияж, Квентин не отходит от меня ни на минуту. - Она довольно хихикнула. - Говорит, что в диком восторге от моего нового имиджа!

- Вот как?

Дженифер вдруг почувствовала укол ревности и очень удивилась. Она ревнует Квентина к Генриетте? Глупо и смешно. Он много раз и намекал ей, и прямо предлагал совместить служебные отношения с личными, но она всегда отвергала его. Генриетта оказалась более сговорчивой, вот и все. Такой мужчина, как Квентин, никогда не согласится играть роль неудачника-воздыхателя.

- И как далеко зашли ваши отношения? - поинтересовалась Дженифер.

Генриетта захихикала:

- Чем меньше вопросов, тем меньше лжи!

Дженифер внезапно вспомнила, что уже слышала эту фразу от Джулиуса, вот только в связи с чем он ее произнес?..

"Ну вот, опять этот Джулиус! - недовольно подумала она. - Что-то я слишком часто вспоминаю о нем! Если и дальше так пойдет, то скоро мысли о нем превратятся в навязчивую идею!"

Она усмехнулась и сказала:

- Можешь не темнить, подруга! И так все ясно. Ну и какой он любовник? Так же хорош в постели, как и в жизни?

- Дженифер, перестань! - воскликнула Генриетта, закатив глаза. - Твои откровенные вопросы вгоняют в краску такую скромницу, как я!

И они весело рассмеялись.

- Ладно, скромница, больше не буду тебя смущать! Расскажи мне, как идут дела в клубе. Посетителей много?

- Там все нормально, от посетителей отбоя нет, - ответила Генриетта. Кстати, Квентин все время спрашивает о тебе. Надеется, что в самое ближайшее время ты вернешься в "Диско".

- Вот как? Что ж, рада слышать, что он по достоинству оценил мои скромные заслуги! - насмешливо произнесла Дженифер-- Но Джулиус настаивает на том, чтобы я бросила работу. Даже не знаю, как мне поступить.

- Послушай, что я тебе скажу: пока ни о чем не думай и не принимай никаких решений, - неожиданно серьезным тоном сказала Генриетта. - Время покажет, как тебе поступить. Кстати, твой дядюшка Креп строго велел нам с Лорой присматривать за тобой, следить, чтобы ты вовремя ложилась спать. Она улыбнулась. - Понятно?

Скоро придет Лора, мы поужинаем, а потом уложим тебя баиньки. Генриетта протянула Дженифер чашку с чаем...

- Отлично! Это именно то, о чем я мечтала.

Дженифер прихлебывала чай, слушая болтовню Генриетты, и мечтательно думала о том, как они с Лорой сходят вечером в "Кафе де Пари", а потом, возможно, заглянут к Квентину в "Диско". Что же касается просьб Крепа присматривать за ней и следить за ее образом жизни - на них не стоит обращать внимание.

"Вряд ли Лора и Генриетта будут слишком строги, - утешала себя Дженифер. - Лора целый день на работе, Генриетта, наоборот, днем отсыпается, а вечером снова отправляется в клуб".

В седьмом часу вечера появилась Лора. Увидев Дженифер, она страшно обрадовалась и так крепко обняла подругу, что та еле устояла на ногах. Им казалось, что они давным-давно не виделись, поэтому обе говорили, перебивая друг друга, смеясь и плача одновременно, и никак не могли наговориться.

Генриетта тем временем приготовила ужин и позвала подруг на кухню. Лора быстренько переоделась, сменив строгий деловой костюм на любимые слаксы и футболку, и девушки расселись вокруг кухонного стола. Они отдали должное волованам с креветками и салату, запивая их холодным белым вином. Им о многом надо было поговорить, и разговор перескакивал с одного на другое, то и дело прерываясь взрывами смеха. Около девяти Генриетта начала собираться в "Диско", а Лора и Дженифер решили выпить по чашечке кофе на балконе.

Удобно расположившись в креслах-качалках, они неторопливо беседовали и любовались растущими в саду гигантскими кактусами и огромными пальмами, отбрасывавшими на газон длинные причудливые тени.

- И что теперь? - вдруг спросила Лора.

- Ты о чем? - с нарочитым удивлением отозвалась Дженифер.

Она прекрасно понимала, что имела в виду подруга, но в такой чудесный тихий вечер строить планы на дальнейшую жизнь совершенно не хотелось.

- Чем ты собираешься заняться? - продолжала Лора. - Ты что-нибудь решила?

Дженифер неопределенно пожала плечами. О каких решениях и планах на жизнь можно говорить, когда впереди у нее целая неделя свободы? Время, которое принадлежит только ей. Никаких обязательств, неотложных дел, спешки... Разве она не заслужила эту неделю, в течение которой можно делать все, что душа пожелает? А главное, Джулиус вернется в Монте-Карло не раньше середины августа!

Дженифер улыбнулась:

- Лора, дорогая, ты же меня знаешь! Я никогда ничего не загадываю на будущее. Пусть все идет своим чередом.

Лора огорченно вздохнула и покачала головой. Дженифер хорошо знала свою подругу, настолько хорошо, что могла бы читать ее мысли, но делать это ей совершенно не хотелось...

Не желая продолжать эту скучную, с ее точки зрения, тему, она поднялась с кресла-качалки и, подойдя к перилам балкона, облокотилась на них. Ее взгляд рассеянно заскользил по противоположному крылу дома и остановился на одном из балконов.

- Лора! Лора! - вдруг вскрикнула она. - Смотри! Эта помойная крыса снова наблюдает за нами!

Лора подбежала к Дженифер.

- Когда только ему надоест шпионить! - презрительно бросила она.

- Извращенец! - громко крикнула Дженифер, глядя на блестевшие линзы бинокля, и изогнулась в вызывающей позе.

- Что ты делаешь? - поразилась Лора.

- раз ему нравится глазеть на нас, надо доставить ему удовольствие! весело рассмеялась Дженифер. - Пусть этот ублюдок знает, что мы его не боимся! - И она показала соглядатаю язык.

Лора покачала головой. В последнее время она тоже, как ни странно, свыклась с тем, что за ними постоянно наблюдают, и почти перестала бояться.

Девушки вернулись к прерванному занятию, не обращая больше внимания на блеск линз. Она решили игнорировать своего соглядатая. Может быть, и он, почувствовав их безразличие, утратит к ним интерес. Дженифер довольно потянулась. Ну разве может произойти еще что-нибудь плохое?

***

В воскресенье Лора встала пораньше и отправилась в булочную за свежими круассанами. Над возвышавшимися вдалеке горами медленно плыл густой туман, воздух был теплым и влажным.

"Сегодня буду заниматься весь день, - думала Лора. - И никаких развлечений. Хотя двенадцатое задание не слишком сложное, но все равно надо тщательно разобрать все. вопросы и выучить его назубок".

Мысль о том, что с каждым выполненным заданием она приближается к заветной цели, вдохновляла ее, радовала и немного тревожила. Удастся ли успешно сдать сложные экзамены, и если да, то где потом придется работать? Можно, конечно, пока оставаться у Фица, но диплом откроет перед ней иные, более заманчивые перспективы. Женева, Монтре, Мюнхен, Париж... Там больше возможностей сделать успешную карьеру, чем в крошечном княжестве Монако, которое Лора уже успела полюбить всем сердцем. Для ее честолюбивых планов лучше всего подходят, конечно, Штаты - многонациональная страна, где мирно уживаются разные культуры, нет собственных исторических традиций, а главное, отсутствует консерватизм во взглядах.

Лора прекрасно сознавала, что даже в крупных европейских городах на молодую девушку - брокера будут скорее всего смотреть скептически и с недоверием. Таковы уж консервативные представления и традиции старой Европы: мужчины делают карьеру, а женщины.., обслуживают мужчин и ведут домашнее хозяйство. Женщина - биржевой маклер? Смешно!

Увлеченная собственными мыслями, Лора не заметила, как подошла к дверям булочной. Коренастая темноволосая хозяйка поспешила ей навстречу.

- Я вас слушаю, мадемуазель? - Ее маленькие черные глазки выжидательно смотрели на посетительницу.

Из булочной Лора вышла с пакетом из плотной коричневой бумаги, в котором лежали три теплых круассана и два длинных батона.

Вернувшись домой, Лора очень удивилась, увидев, что Дженифер уже поднялась и ожидает ее на кухне.

- Ты стала ранней пташкой? - улыбнулась Лора.

- Да нет. Просто привыкла в больнице рано просыпаться, - ответила Дженифер, ставя на стол чашки. - Думаю, все вернется на круги своя, как только я перестану бездельничать и начну опять работать ночами. Кстати, Лора, какие у тебя планы на сегодня?

- Собираюсь весь день зубрить! - твердо заявила Лора. - Но потом мы можем пойти пообедать в "Кафе де Пари". Что скажешь?

- Отлично! Только с одним условием: за обед плачу я! - торжественно объявила Дженифер. - Джулиус оставил мне денег - "на выздоровление", как он выразился, - И теперь ты намереваешься восстанавливать силы в кафе и ночных клубах? - рассмеялась Лора. - Вот уж не думала, что шампанское и танцы до упаду способствуют выздоровлению!

- Лора, перестань! - воскликнула Дженифер и тоже засмеялась. - Я буду тратить деньги Крепа экономно и не стану заглядывать во все рестораны подряд!

- Нет, Дженифер, ты неисправима! - вздохнула Лора. - Я уверена, что и твой воздыхатель дядюшка Креп тоже давно с этим смирился.

- За это он меня и любит! За мой веселый, неугомонный, взбалмошный характер! - заявила Дженифер, и в ее серых глазах запрыгали озорные огоньки.

Воскресенье прошло тихо и спокойно. Генриетта уехала к друзьям, Лора долго и прилежно занималась, а Дженифер, удобно расположившись в кресле-качалке на балконе, читала книгу. Иногда Лора поднимала голову и поглядывала через окно гостиной на подругу. Лицо Дженифер было спокойным, задумчивым и даже немного отрешенным. Казалось, она поглощена сюжетом книги или углубилась в собственные мысли.

"Надолго ли?" - скептически думала Лора.

Глава 17

Наступил август, и Лора начала готовиться к празднованию дня рождения. Она вообще любила отмечать свои дни рождения и приглашать гостей, но в этом году день был особенным. Ей исполнялся двадцать один год - ступень, за которой начиналась настоящая взрослая жизнь. Официальное совершеннолетие. Пора, когда девичьи мечты и надежды должны или исчезнуть, или стать реальностью.

Лора и Дженифер долго обсуждали, где и как отметить грядущее торжественное событие, и, перебрав множество вариантов, остановились на том, который с самого начала предлагала Дженифер: праздновать совершеннолетие Лоры в "Диско". Доводы подруги показались Лоре убедительными: Квентин выделит им для торжества небольшой зал, в котором можно будет разместить за столом примерно двадцать человек гостей и где никто им не будет мешать.

- Только подумай! - с воодушевлением говорила Дженифер. - Тебе не нужно будет самой готовить, а потом мыть посуду и прибираться. Кстати, Квентин согласился сделать скидку на заказанное спиртное. В общем, все, что от тебя требуется, - разослать приглашения и ждать гостей.

- Лора полностью согласилась с доводами подруги. Отмечать день рождения в "Диско" - единственно правильное решение, тем более что Генриетта, Дженифер и Квентин сами там работают. Оставалась одна проблема Фиц. Как поступить с ним? Приглашать его с женой на день рождения в ночной клуб, где соберется в основном молодежь, казалось Лоре неуместным. Они, возможно, будут скучать там, а кроме того, прилично ли это?

Но проблема с Фицем разрешилась весьма неожиданным образом. Когда она поведала ему о своих планах, Патрик сам предложил отметить день ее рождения в узком кругу.

- О, это отличная идея, Фиц! - воскликнула Лора. - Но все-таки это мой день, и приглашать должна я. Может быть, вы согласитесь потом заглянуть в "Диско"?

- А во сколько начнется торжество?

- В десять вечера.

- - Лора, дискотека - это не для меня, - со смехом заявил Фиц. - В десять я уже ложусь спать. Знаешь, давай поступим так: в половине восьмого встретимся в баре "У Гарри". Я приду с женой, а ты приведешь своих друзей.

Только скажи заранее, сколько их будет. Договорились?

- Договорились, - ответила Лора. - Я приду с Дженифер и Генриеттой. Хорошо?

- А я-то думал, что ты приведешь с собой весь Монте-Карло! - шутливо произнес Фиц.

Дома Лора занялась составлением списка гостей, но это оказалось не таким простым делом, как ей казалось раньше. Предварительно переговорив с друзьями, она выяснила, что некоторые хотят прийти не одни. Терри Мартин, как всегда, был окружен толпой самых замечательных личностей и норовил, естественно, привести их всех с собой.

- Терри, умоляю, ограничься несколькими! - просила Лора. - И сообщи точное количество.

Генриетта хотела взять с собой в клуб троих, друзей, Дженифер двоих...

В общем, проблема количества приглашенных решалась непросто, и Лора всерьез опасалась, не окажется ли гостей намного больше, чем она ожидает.

Неделя перед днем рождения выдалась тяжелой. Лора много работала, приходила домой поздно, а по вечерам нужно было еще выкраивать время для занятий.

- Ты слишком много работаешь, - говорила ей Дженифер, заглядывая поздно вечером в гостиную и заставая одну и ту же картину: Лора за столом склонила голову над учебником. Дженифер одновременно восхищалась упорством подруги, завидовала ее трудолюбию и искренне жалела ее.

- Разве так можно? Работа и учеба, работа и учеба! - восклицала она.

- А что мне остается делать? - вздыхала Лора, поднимая голову от книги. - Никто же не будет готовиться за меня к экзаменам!

- Но ты совсем забыла о развлечениях! - укоряла ее Дженифер. - Если так и дальше пойдет, то скоро ты превратишься в настоящий "синий чулок"!

- Без труда не выловишь и рыбку из пруда, - отшучивалась Лора.

- Смотри, не перетрудись! - поддразнивала Дженифер.

- Об этом можно не волноваться. - У меня есть лучшая подруга Дженифер - она этого просто не допустит. - И Лора снова склонялась над книгами.

***

И вот долгожданный день наступил. Придя на работу рано утром, Лора увидела Фица, читающего "Уолл-стрит джорнэл". Она была уверена, что он поздравит ее, но Фиц лишь сделал таинственное лицо, подмигнул и снова уткнулся в газету. Лора удивилась, но не обиделась. Она поняла: если Патрик молчит, значит, готовит какой-то сюрприз.

Через некоторое время в офисе появился посыльный и вручил Лоре дюжину роскошных красных роз от Джона Уилдера. На карточке, приколотой к букету, было написано: "Прими мои искренние и сердечные поздравления! Пусть сегодняшний день станет для тебя счастливым началом новой, взрослой жизни! Дж. Уилдер".

Лора улыбнулась. Как все-таки приятно, что в такой день он не забыл о ней. А вот Фиц... Ладно, позднее все станет ясно..

Около четырех часов Патрик вышел из своего кабинета и, лукаво улыбнувшись, произнес:

- А теперь, Лора, отправляйся домой. На сегодня твой рабочий день закончился.

Лора попыталась протестовать, но он решительно прервал ее:

- Иди, иди! У тебя впереди торжественный вечер, и ты должна отлично выглядеть, дорогая. В последнее время ты очень много работаешь, и в этом моя вина. Нельзя так загружать молодую очаровательную девушку на пороге ее совершеннолетия! Сходи в парикмахерскую или салон красоты - в общем, туда, где женщины приводят себя в порядок перед ответственным мероприятием. Сегодня вечером ты должна выглядеть настоящей королевой бала!

Он вручил Лоре двести франков и снова таинственно подмигнул.

"Двухсот франков вполне хватило бы на то, чтобы несколько раз постричься и привести себя в порядок! Но.., день рождения бывает раз в году, поэтому нечего экономить!" Рассудив таким образом, Лора направилась на бульвар Муленс, в один из самых престижных в городе парикмахерских салонов.

Едва она открыла дверь, как ей навстречу вышел молодой итальянец-парикмахер, любезно поздоровался и подвел к креслу. Итальянец был худощавый, высокий, с длинным носом и большими выразительными карими глазами, в которых постоянно вспыхивали озорные искорки.

Он пристально оглядел Лору, пробормотал себе под нос несколько слов по-итальянски и одобрительно закивал.

Лора усмехнулась. Парикмахер, как видно, не догадывался, что клиентка знает итальянский язык и поняла его фразу: "До чего же свежа и аппетитна!"

Итальянец встал за спиной у Лоры и, глядя на ее отражение в зеркале, начал перебирать тонкими пальцами ее длинные светлые волосы, играть с ними и закручивать в локоны.

- - Восхитительно, восхитительно! - приговаривал он.

- Вы могли бы мне сделать какую-нибудь красивую прическу? - спросила Лора.

Итальянец еще немного поиграл с ее волосами, а потом, улыбаясь, ответил:

- У вас замечательные волосы, синьорита! Но.., слишком длинные! Из таких волос я не сумею сделать что-то интересное. Разве что уложить их на затылке в пучок... Согласны?

Лора некоторое время задумчиво разглядывала себя в зеркале, а затем ответила:

- Нет, это слишком официально. Такая прическа хороша для офиса, а у меня сегодня намечается большой праздник и я должна быть неотразима!

- Тогда могу предложить другой вариант, - сказал парикмахер. - Давайте острижем ваши волосы!

- Как? - испугалась Лора. - Совсем коротко?

Парикмахер весело рассмеялся и сделал жест указательным и средним пальцами, изображая ножницы.

- Не волнуйтесь, синьорита! Я укорочу эти роскошные волосы всего лишь на шесть дюймов, потом уложу их красивыми волнами, чтобы они обрамляли ваше прелестное .личико. - Он причмокнул губами. - Это будет восхитительно. Вы согласны?

- Согласна, - ответила Лора.

А почему бы, в самом деле, не подрезать волосы? Она давно не стриглась, волосы отросли, за ними стало труднее ухаживать. К тому же она вступает в новую жизнь!

Смена прически - пожалуй, самый удачный шаг в этом направлении.

***

Домой Лора старалась идти медленно, чтобы ветер не растрепал чудесную новую прическу. В квартире ее уже ждали Дженифер и Генриетта. Они поздравили подругу с днем рождения и торжественно преподнесли сообща очень дорогой подарок - духи "Фам де Роша". Наспех перекусив, Лора приняла ванну, стараясь, чтобы ни одна капля воды не попала на прическу, и начала готовиться к празднеству.

Она долго примеряла новое элегантное шелковое платье сиреневого цвета с глубоким вырезом на груди и открытой спиной, а в тон платью - серьги с аметистами. Затем надела золотистые босоножки на высоком каблуке, накинула на обнаженные плечи боа из лиловых перьев и еще раз придирчиво оглядела себя в зеркале. Да, выглядит она очень эффектно!

Лора вошла в спальню к подругам, и те хором восхищенно воскликнули:

- Вот это да! Ты очаровательна!

- Лора, теперь, когда ты укоротила волосы, вы с Джен стали очень похожи, и если смотреть издалека, вас просто не отличить друг от друга! добавила Генриетта. - Обе светловолосые, примерно одного роста...

Лора, в свою очередь, оценивающе оглядела подруг, готовых сопровождать ее на вечеринку, устраиваемую Фицем, и улыбнулась. Генриетта смотрелась очень элегантно - в черных вечерних брюках и жакете со шнуровкой. Лора умоляла Дженифер не надевать на сей раз чересчур откровенных туалетов, где юбки были не больше пяти дюймов длиной, поэтому на той было плотно облегающее фигуру платье золотистого цвета, длинное, но с разрезами по бокам чуть ли не до талии, открывающими стройные загорелые ноги при каждом шаге.

Увидев наряд Дженифер, Лора усмехнулась.

- Бедный Фиц! - воскликнула она, театрально закатив глаза. - Какое сильное потрясение его ожидает!

- Я не буду переодеваться, так и знай! - заявила Дженифер. - Твое платье ничуть не скромнее моего, а уж про голую спину я вообще молчу!

- Ладно, ладно, успокойся! - сказала Лора. - Никто и не заставляет тебя менять платье!

- А что, твой Фиц - монах? - шутливо поинтересовалась Генриетта..

- Вовсе нет! - рассмеялась Лора. - Ну что? Пора выходить, а то опоздаем.

В половине восьмого девушки прибыли в бар "У Гарри". При входе их встретил сам хозяин Серджио Мантони - красивый статный итальянец с томными карими глазами, обрамленными длинными черными ресницами.

Он был хорошо известен в Монте-Карло своей неуемной страстью к женскому полу, бесконечными романами и интрижками. Поговаривали, что он мог крутить романы одновременно с тремя, а то и четырьмя женщинами, часто менял их, бросал, но яркая внешность и бурный темперамент в сочетании с обходительными, мягкими манерами притягивали к нему все новых и новых искательниц любви и приключений.

В небольшом уютном зале негромко играла музыка, на столиках стояли подсвечники с зажженными Свечами, и, казалось, сама атмосфера заведения располагает к неторопливым беседам, отдыху и спокойствию.

Серджио окинул восторженным взглядом трех очаровательных, нарядно одетых девушек и, почтительно наклонив голову, произнес:

- Добрый вечер, прекрасные синьориты! Чем могу быть вам полезен?

- Добрый вечер! - ответила Лора. - У нас заказан столик, Нас ждет мистер Фиц.

- О да, конечно! - радушно воскликнул итальянец. - Позвольте, я провожу вас к нему!

Он сделал приглашающий жест рукой и повел их к уютному столику в дальнем углу зала, за которым сидели мистер и миссис Фиц. Увидев приближающихся девушек, Патрик поднялся со стула, поприветствовал их и помог сесть.

Затем он представил свою жену, а Лора - подруг.

Миссис Фицджералд, маленькая изящная женщина с темными блестящими глазами и выразительным лицом, приветливо улыбалась и с интересом посматривала на Лору - секретаря и "правую руку" мужа, но в ее взгляде не сквозило подозрения или недоверия.

Руки миссис Фицджералд украшали золотые кольца с крупными бриллиантами, которые сверкали, искрились и переливались на свету всеми цветами радуги.

Лора заметила, что Фиц часто поглядывает на жену - доброжелательно и с нежностью. Из его скупых отрывочных фраз, которые он иногда отпускал, Лоре было известно что они живут вдвоем, детей у них нет и жена значит для Патрика в жизни очень много. Он любил ее, баловал чем мог, покупал модные туалеты, дарил дорогие украшения. Глядя на чету Фицджералд, Лора с радостью думала о том, что все-таки встречаются супружеские пары, сумевшие пронести через десятилетия любовь и уважение, не растеряв их на жизненном пути. Сама Лора в последнее время разочаровалась в мужчинах и почти разуверилась в том, что существуют искренние и теплые отношения между людьми.

Патрик Фицджералд заказал гостям по коктейлю. Все поздравили "новорожденную", пожелали ей счастья, а потом Дженифер и Генриетта извинились за то, что вынуждены покинуть компанию, попрощались и ушли в клуб "Диско" помогать готовиться к встрече с другими гостями Лоры.

После их ухода к столу подошел Серджио и подал карту меню. Сделав заказ, Лора и Фиц какое-то время сидели молча, наблюдая, как официанты расставляют на столе блюда и наливают в фужеры шампанское, а потом Патрик достал из кармана большой розовый конверт, подал Лоре и торжественным голосом произнес:

- Дорогая Лора, это тебе!

Она заулыбалась и распечатала конверт. В нем лежала красивая поздравительная открытка и еще один конверт, поменьше. Немного удивившись, Лора раскрыла его и увидела.., билет на самолет до Нью-Йорка и обратно.

- Что это? - растерянно прошептала она.

- А ты разве сама не видишь, юная леди? - засмеялся Патрик. - Это билет в оба конца.

- Да.., я вижу, но.., для чего? - От изумления ее ярко-голубые глаза сделались огромными и круглыми.

- Это мой подарок, - невозмутимо ответил Фицджералд и подмигнул Лоре, а его жена дружески прикоснулась пальцами к ее руке.

- Да, но.., я не могу принять... Мистер Фицджералд, объясните, пожалуйста...

Патрик улыбнулся и подкрутил усы.

- Хорошо, моя дорогая помощница, сейчас все тебе объясню. Я беседовал с Джоном Уилдером, и он рассказал мне, что ты хотела бы сдавать экзамены не заочно, как планировал раньше, а непосредственно в Нью-Йорке. Ведь ты мечтаешь в дальнейшем работать на Нью-йоркской фондовой бирже, не так ли?

Внезапно Лора смутилась. Фиц словно читал ее мысли!

Впрочем, нетрудно догадаться, о чем мечтает девушка, собирающаяся сдавать экзамены на получение диплома Нью-Йоркского института финансов!

- Мистер Фиц, я надеюсь, вы не сочтете меня неблагодарной. Мне очень нравится у вас работать, только не подумайте, что я хочу...

Фиц рассмеялся:

- Лора, я все понимаю, и не надо ничего объяснять! В последнее время я много думал о тебе и твоем будущем, разговаривал с Джоном... В общем, послушай, что я решил.

Лора, затаив дыхание, ожидала, что он ей скажет. В горле пересохло, руки от волнения дрожали. Ведь речь шла о ее будущем!

- Так вот, дорогая Лора, - продолжил Патрик. - Когда-то я тоже был молодым и прекрасно помню, как мечтал сделать карьеру и занять достойное, прочное место в мире финансов и бизнеса. Теперь ты находишься в точно таком же положении. Я считаю, что самый для тебя оптимальный вариант - успешно сдать экзамены, а потом через несколько месяцев приступить к работе на бирже.

- Но.., я не хочу уходить от вас! - возразила Лора, хотя идея стать биржевым маклером приводила ее в восторг. - Мне с вами прекрасно работается! Вы так многому меня научили...

- Знаешь, Лора, я тоже за многое тебе признателен, - серьезно ответил Фиц. - Ты прекрасно наладила работу, взяла на себя часть моих обязанностей, научилась грамотно и квалифицированно вести дела. Но видишь ли, Лора, наш хозяин Каликис - грек, ну а греки предпочитают, к моему большому сожалению, чтобы на руководящих должностях работали мужчины. В Нью-Йорке же совершенно иная общественная атмосфера, там работают другие принципы и критерии и практически нет предрассудков по поводу того, способна ли женщина занимать лидирующее положение в деловом мире. Насколько тебе известно, Джон Уилдер мой старый, надежный партнер, - продолжал Патрик. - В настоящее время интересы дела требуют, чтобы он поработал здесь, а ты сможешь работать на его месте в Нью-Йорке, в "Хаусон Мэй интернэшнл". Как тебе мое предложение?

Лора смотрела на Фица широко раскрытыми глазами, все еще не веря в то, что ее честолюбивые планы начинают сбываться, а потом робко произнесла:

- А вдруг я не сдам экзамены?

Патрик Фицджералд рассмеялся.

- Господи, Лора, о чем ты говоришь! Ты блестяще их сдашь, я ни минуты в этом не сомневаюсь! Ты хорошо освоила курс, а главное, теоретические знания у тебя подкреплены практическим опытом. Так что выброси из головы все страхи, дорогая! Сколько тебе еще осталось выучить?

- Всего несколько заданий.

- Ну и прекрасно! За оставшиеся до отъезда в Нью-Йорк две недели ты успеешь их сделать!

Лоре казалось, что все происходит с ней во сне, а не наяву. Подумать только, через две недели она полетит в Америку, а примерно через полгода будет работать на Нью-Йоркской бирже! Разве можно в это поверить? Как благодарить Фица за доброту, заботу и искреннее участие в ее судьбе?

Фиц молча смотрел на нее и улыбался, радуясь ее радостью. Он хорошо относился к Лоре, ценил ее деловые качества и искренне желал ей счастья. Лора, несомненно, его заслужила. Он поднял фужер с шампанским и торжественным голосом произнес:

- Лора, давай выпьем за твое будущее, и пусть все твои мечты сбудутся!

- Лора, дорогая, - вдруг вступила в разговор жена Патрика, которая до этого момента лишь молча слушала мужа и улыбалась. - Разрешите и мне поздравить вас с наступившим совершеннолетием и пожелать успехов на вашем жизненном пути. Хочу признаться, что я за многое вам благодарна.

Лора удивленно подняла брови.

- О чем вы, миссис Фицджералд?

- С вашим приходом в офис в моей жизни кое-что изменилось в лучшую сторону. - Она подмигнула Лоре и снова коснулась ее руки. - Вы взяли на себя часть бесконечных обязанностей моего мужа, и он стал раньше возвращаться домой. Теперь я гораздо чаще вижу его по вечерам!

Лора и Патрик весело рассмеялись, все подняли фужеры и чокнулись.

"Какой день! - в волнении думала Лора. - Какой у меня замечательный сегодня день! Неужели мои мечты начинают сбываться?"

Внезапно ей на память пришли слова Джона Уилдера:

"Пусть сегодняшний день станет для тебя счастливым началом новой, взрослой жизни!"

Глава 18

Сияющая Лора вошла в ночной клуб "Диско", и гости, с нетерпением ожидавшие ее появления, громко захлопали в ладоши и шумно бросились поздравлять. Генриетта поставила на проигрыватель пластинку "С днем рождения!", и присутствовавшие начали хором подпевать.

К Лоре подошел Квентин, крепко обнял ее и громко произнес:

- Дорогая Лора, поздравляю и желаю тебе много радости и счастья! А чтобы сегодняшний день ты провела весело, хочу преподнести тебе вот это! И он протянул ей огромную, на две кварты <Примерно 4,6 л.>, бутыль шампанского, украшенную серебряным бантом.

Лора хотела принять подарок, но Квентин отвел руку в сторону:

- Погоди, она слишком тяжела для такого нежного цветка, как ты. Давай поставим ее пока на лед. А уж распить ее, думаю, у тебя сил хватит. - Он поставил шампанское в серебряное ведро со льдом.

- Спасибо, Квентин! - воскликнула Лора. - Ты просто чудо! Благодарю тебя за то, что предложил отпраздновать мой день рождения в своем клубе! Это - лучшее место, о котором я только могла мечтать!

Квентин самодовольно улыбнулся, продемонстрировав свои великолепные зубы.

- Не стоит благодарности. Это я должен благодарить тебя за то, что ты собрала всех этих замечательных людей в моем скромном заведении.

- Ну, Квентин, если уж "Диско" - скромное заведение.., то не знаю! рассмеялась Лора.

К ним подошел, как всегда, экстравагантно одетый Терри Мартин, в лимонно-желтом атласном пиджаке с серебряными пуговицами. Его сопровождали Таб, с внешностью и повадками кинозвезды, которого Лора уже как-то видела, немолодая, сильно накрашенная дама и угрюмый молодой парень, державший даму за руку.

Терри сунул Лоре в руку маленький сверток.

- Счастливого дня рождения, дорогая! - выдохнул он. - Ты, конечно, помнишь Таба, а это Вероника ван Дорен. Она снимается.., или снималась в кинофильмах, но ты слишком молода, чтобы помнить ее роли! - сострил он, с легким злорадством покосившись на Веронику.

- Спасибо за поддержку, Терри! - хрипло рассмеялась кинозвезда. - И ты еще называешь себя моим другом!

- Ладно, красавица, не обижайся, ты же знаешь, я тебя обожаю! - Терри обнял даму за плечи и подмигнул ей.

Волосы Вероники были выкрашены в платиновый цвет, на ней было зеленое платье с открытой спиной и очень глубоким декольте, обнажавшим большую упругую грудь.

Актриса близоруко щурила ярко-изумрудные глаза, и Лора догадалась, что она носит цветные контактные линзы.

Терри вплотную приблизился к Лоре, обнял и, наклонившись, прошептал на ухо:

- У нее грудь силиконовая!

Лора тихонько захихикала, надеясь, что Вероника не услышит слов Терри. Актриса кокетливо улыбнулась и, не выпуская руки молодого парня, обратилась к Лоре:

- Познакомься, Лора, это Карло. Я вместе с ним снижаюсь в фильме в Риме. Он мой любовник!

Лора вежливо улыбнулась. Ей показалось, что в хриплом голосе стареющей киноактрисы прозвучали торжествующие нотки. Карло с угрюмым видом кивнул в знак приветствия, но не произнес ни слова. Лора с сомнением взглянула на молодого человека. Карло - любовник этой престарелой дамы? Но ему на вид не больше восемнадцати!

У Карло были длинные, до плеч, кудрявые волосы, томные карие выразительные глаза, короткий римский прямой нос, большой рот с пухлой нижней губой, придававшей лицу обиженное и капризное выражение, а в мочке левого уха блестела золотая серьга.

Квентин подвел Лору к столу, чтобы она могла выпить с каждым гостем, желавшим лично поздравить ее. Голова у Лоры слегка кружилась, она чувствовала во всем теле необыкновенную легкость, настроение было превосходное.

Остановившись около Дженифер, Лора наклонилась и тихо сказала:

- По-моему, я немного опьянела!

- Прекрасно! - бодро отозвалась Дженифер. - Сегодня твой день, и ты можешь позволить себе не только опьянеть, но даже напиться! Когда же весело погулять, если не в день собственного совершеннолетия!

- Пойдем, именинница, потанцуй со мной! - С этими словами Квентин увлек Лору на площадку для танцев, обнял и тесно прижал к своему мускулистому телу.

- Лора, ты прелестно выглядишь, дорогая! Это платье тебе к лицу и великолепно подчеркивает твои соблазнительные формы. - Его руки скользнули по ее обнаженной спине.

- Ты находишь, оно мне идет? - кокетливо улыбнулась Лора.

- Конечно, особенно если чувствуешь, что отсутствует одна маленькая деталь туалета - я имею в виду бюстгальтер. Так приятно чувствовать твою грудь!

Лора немного отстранилась и нарочито строго воскликнула:

- Квентин, перестань, ты вгоняешь меня в краску!

- А что такого я сказал? - удивился он. - Всего лишь то, что ты будишь во мне желание! Я просто болен тобой!

Разве подобные заявления могут обидеть женщину?

- Квентин, прошу тебя...

На самом деле Лора совершенно не сердилась на него.

Она давно привыкла к тому, что из уст Квентина можно услышать любой, весьма сомнительный и даже пошлый комплимент. Но его безграничное обаяние и способность говорить грубые или неприятные слова легким тоном, с очаровательной широкой улыбкой не позволяли на него обижаться.

- Я сгораю от любви к тебе, - продолжал шутливым и .вместе с тем страстным голосом Квентин, крепко прижимая к себе Лору. - У тебя сегодня день рождения, тебе надарили массу подарков... Может, ты тоже подаришь мне кое-что?

- Что именно? - притворно удивилась Лора, прекрасно понимая, на что он намекает.

- Как "что"? - Квентин вдохнул аромат ее шелковистых волос и чуть хрипло проговорил:

- Ночь любви, разумеется!

- Квентин, прошу тебя, перестань! - засмеялась Лора. - Ты несносный сердцеед!

- Тебя это пугает или вдохновляет?

- Ни то ни другое!

- Лора, красавица, не лишай меня последней надежды провести сладостную ночь в постели с именинницей! - притворно закатив глаза, пробормотал Квентин.

Затем он вдруг с силой прижал Лору к себе и пылко поцеловал в губы. От неожиданности она немного растерялась, попыталась отстраниться, но Квентин крепко держал ее, настойчиво и жадно лаская языком ее язык. Губы Квентина пахли шампанским, и Лора, удивляясь самой себе, с удовольствием вдыхала этот аромат. Напряжение, сковывающее ее, спало, тело стало податливым и мягким. Ей нравилось, как целуется Квентин - страстно и в то же время нежно. Внезапно у нее перед глазами промелькнуло и тотчас же исчезло лицо Пьера Лежена. Она вспомнила, как целовалась с ним, и пришла к неожиданному выводу: Квентин целуется гораздо лучше, чем Пьер, который имел обыкновение грубо прикусывать ей губы, делая больно. "Он вообще был грубым и необузданным, этот Пьер..." - отстраненно, как о чем-то очень далеком и незначительном, подумала Лора.

А вот Квентин... Да, Квентин необычайно хорош собой, с мягкими, обходительными манерами, веселый, дружелюбный, с отличным чувством юмора. Таких мужчин очень любят женщины и прощают им все, даже измены.

"Господи, о чем я думаю? - удивилась Лора, не прерывая поцелуя. Какие могут быть сравнения в такие приятные минуты!"

Генриетта, заметив, что дружеское ухаживание Квентина за именинницей переросло в нечто большее, подошла к Дженифер и, кивнув в сторону целующейся пары, с обидой произнесла:

- Нет, ты только погляди!

- А в чем дело? - притворно удивилась Дженифер.

Она-то прекрасно видела, что Лора и Квентин уже давно с упоением целуются, позабыв о танце, но решила не упустить возможности и узнать, какие все-таки отношения связывают скрытную Генриетту с хозяином ночного клуба.

- Вон, видишь Квентин прижимает к себе Лору?

- Вижу, а что здесь плохого?

Генриетта пожала плечами.

- Плохого? Да ничего, конечно, но, по-моему, он слишком увлекся!

- Ты ревнуешь? - насмешливо спросила Дженифер.

- Еще чего! - бросила Генриетта и, подойдя к проигрывателю, выключила его.

Музыка стихла, Квентин вздрогнул, разжал объятия и отпустил Лору.

- Никогда не дадут в полной мере насладиться общением с прелестной девушкой! - беззлобно сказал он, взглянув на Генриетту, и повел Лору к столу.

Генриетта, сделав вид, что не расслышала его слова, завела оживленный разговор с Дженифер и своими давними знакомыми - двумя девушками и молодым человеком, которых она уже успела с ней познакомить. Одна из девушек Антония Самплинг - была подающей надежды английской актрисой, которую пригласили сниматься в американском приключенческом телесериале. Молодой человек, к удивлению Дженифер, оказался сыном английского пэра и наследником огромного поместья в Суссексе, а другая - его подруга работала, как удалось выяснить, манекенщицей. В отличие от Антонии симпатичной, с роскошной копной волос, большими выразительными глазами и стройной фигурой, обтянутой коротким белым платьем, подчеркивающим изящные формы, - подруга наследника пэра произвела на Дженифер неприятное впечатление. Большегрудая, с толстым слоем грима на простоватом лице, с неестественно белыми, о чем свидетельствовали неподкрашенные темные корни, волосами, она казалась вульгарной и грубой.

Заметив Лору, Дженифер отделилась от компании и подошла к ней.

- Ну как, все в порядке? - спросила она.

- Лучше не бывает! - улыбнулась Лора.

- Видишь, в каких коротких платьях ходят девицы! Все напоказ! шепнула ей Дженифер. - А ты не хотела, чтобы Я такое надевала!

Лора засмеялась.

- Но ведь ты тем не менее тоже надела не самый скромный из своих туалетов! Очевидно, эти девицы, глядя на твои разрезы, думают про тебя то же самое.

- Пусть думают что хотят! - воскликнула Дженифер. - Мне наплевать.

- Милые девушки, о чем вы тут спорите? - раздался рядом веселый голос Квентина.

Обе разом обернулись.

- Так, ни о чем, - ответила Лора. - Обсуждаем наряды гостей.

- И что? Надеюсь, вы не нуждаетесь в моих комплиментах?

- Комплиментах? - кокетливо переспросила Дженифер.

- Да, ведь вы с Лорой - самые очаровательные и красивые девушки, независимо от того, что на вас надето и надето ли вообще! - воскликнул Квентин и, послав Лоре и Дженифер воздушный поцелуй, направился к другим гостям.

Девушки дружно рассмеялись, надеясь, что комплимент Квентина прозвучал искренне. Прожив в Монте-Карло уже довольно долго, они уяснили, что это особенный город, где каждый житель или гость стремится хоть чем-то выделиться среди других. Монте-Карло не любил обыденности и посредственности. Здесь люди старались отличиться кто чем мог: большими деньгами, умением вести финансовые дела, известностью, славой, пусть даже дурной, красивой внешностью, стройной фигурой... Казалось, сам уклад жизни в Монте-Карло бросал людям вызов, заставляя их постоянно привлекать к себе внимание.

- Отличная вечеринка, правда? - спросила Дженифер.

Лора охотно с ней согласилась.

- По-моему, больше всех веселится Квентин, приударяя за тобой, насмешливо заметила Дженифер. - Видела бы ты выражение лица Генриетты! Похоже, она умирает от ревности!

- Дженифер, о чем ты говоришь! - воскликнула Лора. - Какая ревность? Между мной и Квентином ничего нет и быть не может!

- Не зарекайся, любимая подруга, не зарекайся! - возразила Дженифер. Квентин - тот еще тип, и тебе это хорошо известно. Насколько я знаю, женщины от него без ума и бегают за ним толпами.

- Вот именно! - усмехнулась Лора. - Завести с ним легкую интрижку пара пустяков, а вот надеяться на нечто серьезное - глупо и бессмысленно.

- Ну, не драматизируй, а вдруг он влюбится в тебя по-настоящему?

- Перестань, рассчитывать на его искренние чувства - все равно что глазеть на витрины дорогих магазинов, не имея чековой книжки!

Дженифер лукаво улыбнулась:

- Глядя на ваши пылкие объятия и страстные поцелуи, никто бы не поверил, что у тебя этой самой книжки нет!

По-моему, ты даже выписала чек!

- Какой чек, когда мне через две недели надо ехать сдавать экзамены! воскликнула Лора.

- Ладно, ладно, поживем - увидим, - сказала Дженифер и вдруг, подтолкнув Лору локтем, тихо произнесла:

- Смотри, он опять идет сюда!

Лора резко обернулась и, игриво закатив глаза, произнесла:

- Действительно, идет!

- Значит, чек ты все-таки выписала! - торжествующе изрекла Дженифер. Ну, не буду вам мешать, голубки! - И она, подмигнув Лоре, отошла к Генриетте и ее друзьям.

Лениво поддерживая общий разговор, Дженифер с легкой грустью подумала, что немного завидует Лоре, которая развлекается в обществе Квентина. Нет, ей не хотелось оказаться на ее месте, просто время после выхода из больницы тянулось нудно и бесцельно. Дженифер хорошо себя чувствовала, раздражение от романа с Жан-Клодом, закончившегося так бездарно, исчезло, и теперь ее душа снова стремилась к новым любовным приключениям и переживаниям. Тем более что ее воздыхатель - дядюшка Креп - находится далеко. Но ведь он скоро вернется, и тогда...

"Отбить, что ли, у этой дешевки манекенщицы ее парня? - насмешливо подумала Дженифер. - Как его... Александр, богатый наследник папаши-пэра? А что, выгодная партия. Правда, у него, наверное, отбоя нет от желающих его окольцевать! Но ведь я же не стремлюсь к чему-то серьезному. Пусть даже на одну ночь, уж больно он хорош собой, этот наследничек".

Размышления Дженифер прервал Терри Мартин. Он обнял ее за талию, поцеловал в щеку и сказал:

- Киска, по-моему, у тебя чересчур задумчивый вид для шумной вечеринки по случаю дня рождения. Отвлекись и пойдем потанцуем!

Дженифер улыбнулась, и они с Терри направились на танцевальную площадку, где уже вовсю отплясывали другие гости.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил Терри, и Дженифер, прочтя в его темных глазах искреннее участие и заботу, благодарно улыбнулась. - Я слышал, малышка, у тебя были неприятности и тебя даже возили в Лондон?

- Да, были, но теперь все нормально, - ответила Дженифер. - Я уже забыла, что побывала в больнице.

Она на секунду оставила его, взяла со стула Лорино боа и со смехом накинула его на плечи Терри. Лиловые перья резко контрастировали с лимонно-желтым пиджаком, но Терри, не смущаясь, театральным жестом обернул боа вокруг шеи и сделал значительное лицо.

- Мне идет? - озорно улыбнулся он.

- Просто бесподобно! - воскликнула Дженифер и весело рассмеялась.

Музыка заиграла еще громче, и со всех сторон заискрили и замелькали разноцветные неоновые огни. Они переливались, перемешивались, создавая удивительный, необыкновенный эффект трехмерного пространства. Все танцующие шумно зааплодировали и закричали, выражая восторг. Лора на минуту остановилась полюбоваться великолепным зрелищем, а потом, стараясь перекричать громкую веселую музыку, обратилась к своему партнеру Квентину:

- Пойду выпью апельсинового сока, у меня пересохло горло.

Лора оставила Квентина и направилась к столу. Сока там не оказалось, и она налила себе в бокал немного шампанского. Неожиданно к ней подошел молодой любовник Вероники и, наклонившись к ее уху, начал что-то говорить на ломаном английском. Лора не разобрала почти ни слова, да ей и не хотелось беседовать с Карло. Она молча кивала, не вслушиваясь в его болтовню.

Внезапно со стороны танцплощадки появилась Вероника и, увидев, что ее любимый Карло что-то нашептывает Лоре, грозно двинулась к ним. Очевидно, ей показалось, что беседа носит интимный характер, - ее сильно накрашенное лицо исказилось от гнева, а в близоруких, неестественно изумрудных глазах вспыхнула ярость. Лора даже понять ничего не успела, лишь с ужасом увидела, как старая актриса метнулась к столу, схватила бутылку кока-колы и, разбив ее о край стола, направилась к ней. Горлышко бутылки с острыми краями превратилось в грозное орудие убийства. Лора мгновенно отпрянула назад, но захлестнувшая ее волна страха сковала все движения.

Глаза старой актрисы злобно сверкали, а ярко накрашенный рот искривился.

- Эй, ты, сука - негодующе выкрикнула Вероника. - Руки прочь от Карло! Он мой, понятно?

- Что.., что? - пролепетала Лора. - О чем вы?

- Ты слышала, что я тебе сказала? - заорала Вероника. - Не смей приставать к Карло, дешевая шлюха, иначе я порежу твою смазливую физиономию!

Искаженное яростью лицо актрисы с густо наложенным гримом казалось Лоре ужасной маской. Ситуация, в которой она очутилась, выглядела нереальной и нелепой.

"Господи, неужели она действительно решила, что я хочу отбить у нее этого Карло? - с ужасом думала Лора. - Да он мне даром не нужен, этот молокосос!"

Вероника, выкрикивая ругательства и проклятия, тем временем надвигалась на нее, крепко сжимая разбитую бутылку. Лора в страхе прижала руки к груди, не зная, что делать и как избежать столкновения, но в этот момент в накалившуюся до предела ситуацию вмешался сам виновник - итальянец Карло.

- Эй, Вероника, ну в чем дело? - капризно произнес он. - Ты что, взбесилась?

- Я покажу ей, как отбивать чужих любовников! - задыхаясь от ярости, прошипела та.

- Ну перестань, перестань, никто и не думал меня отбивать. Успокойся и выброси эту ужасную бутылку!

Лора, видя, что слова Карло возымели действие, с облегчением вздохнула.

"Вот это да, - подумала она. - Ведь она действительно могла меня порезать..."

Терри Мартин, танцевавший с Дженифер, заметив угрожающую сцену, оставил свою партнершу и поспешил к Лоре и Веронике. Взяв старую актрису за руку, он отвел ее на несколько шагов и, успокаивая, произнес:

- Вероника, детка, по-моему, ты выпила лишнего.

Актриса залилась пьяными слезами и стала громко всхлипывать:

- Она хотела увести Карло.., она хотела увести его...

По сильно накрашенному лицу Вероники текли слезы.

Лора заметила, что копна платиновых волос актрисы - всего лишь парик; он съехал набок, и из-под него показались седые волосы.

- Вероника, будь умницей, веди себя хорошо, - ласково сказал Терри, обняв актрису за плечи. - Может, ты хочешь, чтобы мы проводили тебя домой?

Вероника отрицательно покачала головой.

- Тогда будь добра, веди себя прилично. Договорились?

Актриса кивнула. Терри отпустил ее, и она направилась к Карло, стоявшему в стороне, молча взяла его за руку и повела на переполненную танцевальную площадку. Вероника крепко, по-хозяйски прижалась большой грудью к невысокому, кажущемуся на ее внушительном фоне тщедушным Карло, и они начали медленно покачиваться в такт музыке. На ее пьяном, с размазанным гримом лице появилось торжествующее выражение.

"Он мой! - словно говорила она, издали поглядывая на Лору. - И я никому не позволю его у меня отнять!"

Лора тряхнула головой, чтобы забыть недавнюю безобразную сцену, и услышала смущенный, виноватый голос Терри:

- Лора, прости за то, что здесь случилось.

- Перестань, ты же не виноват! - удивилась она.

- Но ведь это я привел ее сюда. Знаешь, Вероника, несмотря на все ее причуды и недостатки, неплохая женщина, и я отношусь к ней с уважением.

Лора покачала головой, но ничего не ответила.

- Она действительно была хорошей актрисой, много снималась в главных ролях, но это было давно - тридцать - сорок лет назад. Теперь она состарилась и никак не может примириться со своим возрастом.

- Сколько же ей лет? - спросила Лора.

- Ты не поверишь - около семидесяти! - воскликнул Терри.

- Не может быть... - изумленно протянула Лора. - А чем она сейчас занимается? Ее больше не снимают?

Терри покачал головой.

- Нет, не снимают. Иногда Вероника поет старые песни в одном баре, но не ради заработка - денег у нее хватает. Просто чтобы напомнить о себе и быть на людях. А большую часть времени она проводит, развлекаясь вот с такими молодыми жиголо, как этот итальянец Карло. Разумеется, много пьет.

Лоре вдруг почему-то стало жаль эту старую актрису, изо всех сил, но безуспешно старающуюся вернуть ушедшую молодость.

- В общем, Лора, прости, что так получилось, - подытожил Терри. Забудь об этом неприятном эпизоде.

- Я не сержусь на Веронику! - искренне произнесла Лора. - Ведь не хотела же она на самом деле убить меня?

Она просто напилась и не смогла держать себя в руках.

Терри подмигнул и направился на танцевальную площадку, а к Лоре подошел улыбающийся Квентин.

- Ну как ты, очаровательная именинница? - спросил он.

- Все в порядке, - ответила Лора.

Она уже забыла о Веронике, ее мысли снова были заняты недавним разговором с Фицем и будущей поездкой в Нью-Йорк. Неужели все, о чем она так долго мечтала, понемногу начинает сбываться? И как это расценить: как везение или удачно продуманный и выполненный план? Нет, о простой удаче не может быть и речи, ведь она очень много и упорно работает ради достижения своей цели.

- Лора, ты сегодня так и сияешь! - улыбнулся Квентин. - Я давно не видел тебя такой! Это благодаря дню рождения или еще чему-нибудь?

Лора махнула рукой, не желая вдаваться в подробности.

- Мне просто очень хорошо, - ответила она. - И все у меня в жизни замечательно!

Квентин оживился, обнял ее и, наклонившись, прошептал на ухо:

- А как насчет того, чтобы сделать и мне небольшой подарок?

- Ты о чем это? - притворно удивилась Лора.

- Проведи со мной эту незабываемую ночь!

- Квентин, перестань! Сегодня я хочу просто веселиться и наслаждаться обществом моих гостей.

- Ах, Лора, Лора... - шутливо отозвался Квентин. - Ты лишаешь меня последней надежды!

В этот момент из боковой двери Дженифер выкатила сервировочный столик на колесиках. На столике в позе лотоса сидела одна из девушек, работающих в клубе, и держала на вытянутых руках огромный именинный торт с двадцатью одной зажженной свечой. На девушке были лишь две узенькие полоски материи, а тело покрывала фосфоресцирующая краска, и оно светилось в полумраке зала.

От неожиданности все гости на минуту замерли, а потом разразились бурными аплодисментами и восторженными возгласами. Дженифер торжественно подкатила столик к Лоре, девушка, державшая торт, протянула его ей и попросила погасить свечи. Лора набрала в легкие побольше воздуха, дунула, и все свечи разом погасли. Гости снова зааплодировали, пропели недружным хором "Ей сегодня двадцать один" и "С днем рождения!", а Лора, приняв из рук девушки торт, поставила его на стол и, нарезав, стала угощать присутствующих.

Она подала кусок торта Александру Фортескью-Темписту, и между ними завязалась непринужденная беседа. Он с увлечением принялся рассказывать о своих конюшнях, где готовил лошадей для игры в поло, о поместье в Англии, о своем увлечении охотой. Поскольку детство Лоры - счастливое и безмятежное прошло в сельской местности, она с интересом и удовольствием слушала рассказ Александра.

Вернется ли она когда-нибудь к такой жизни? Вряд ли. Все осталось в прошлом, и обратной дороги нет.

***

Празднование дня рождения закончилось в четыре часа утра, и гости шумной толпой покидали ночной клуб. Генриетта куда-то исчезла - видимо, поехала отсыпаться к друзьям, а Квентин вызвался проводить Лору и Дженифер до дома. Смеясь и весело переговариваясь, они медленно брели по саду Казино, и вдруг Дженифер, скинув туфли, принялась танцевать вокруг высоченных пальм, обнимая их за толстые стволы, и, как газель, скакать через клумбы. Лора и Квентин шумно аплодировали ей, а она все убыстряла и убыстряла темп. Трое полицейских, патрулирующих сад, недоуменно глядели на нее.

- Джен, перестань! - весело смеясь, воскликнула Лора. - А не то тебя заберут в полицейский участок.

- А разве я нарушаю общественный порядок? - спросила Дженифер, продолжая выделывать немыслимые па.

Она кокетливо взглянула на молодых стражей порядка и улыбнулась им.

- Они мне нравятся! - сообщила она Лоре. - Пусть забирают! Мы весело проведем в участке остаток ночи!

"Какой сегодня грандиозный день! - с восторгом думала Лора, глядя на танцующую Дженифер. - Я должна запомнить его на всю жизнь".

Разумеется, Лора, Дженифер и Квентин не подозревали, что пара внимательных глаз наблюдает за ними из-за кустов. Это Луи Рагги с упоением выполнял поручение Пьера Лежена.

- Ну почему, почему эти чертовы девки так похожи между собой? - с негодованием хрипло шептал он себе под нос. - Их просто невозможно различить!

А ведь Лежен строго приказал ему следить только за одной из них! Но как же отличить их друг от друга? У обеих светлые волосы, они примерно одного роста, с соблазнительными стройными фигурками, при виде которых у Ратти текли слюнки.

- Проклятые шлюхи! - бормотал Ратти, наблюдая, как светловолосая девушка танцует вокруг пальм. - Совсем меня запутали... - Внезапно его лицо исказилось от злобы. - Ладно, подождите еще немного - и скоро вы получите по заслугам. Ждать осталось совсем недолго.

И он, поднеся ладонь к шее, сделал резкий характерный жест, словно перерезал ножом чье-то горло.

Глава 19

После дня рождения Лоры миновала неделя, и с каждым днем Дженифер все больше скучала, чувствуя одиночество и печаль. Она не знала, чем себя занять, подолгу бесцельно слонялась по квартире, много курила и без конца пила кофе. Она снова вернулась в "Диско", надеясь, что работа поможет ей справиться с тоской, но ничего не помогало. Хотелось какой-то другой, необычной жизни, полной увлечений, новых знакомств и, конечно, романов. Джулиус еще не вернулся, но Дженифер о нем почти и не вспоминала. Крутить с ним роман? Об этом ей не хотелось даже думать. Конечно, он снова начал бы ухаживать за ней, баловать, делать подарки, но мысль о том, что рано или поздно он потребует за это весьма определенную плату, приводила Дженифер в смятение.

Она с детства не была приучена анализировать свои поступки и размышлять над событиями, но чисто интуитивно осознавала, что причиной ее длительной хандры стало пребывание в больнице. Там все заботились о ней, спрашивали о здоровье, ежедневно звонили, беспокоились... А теперь?

Нет, разумеется, она по-прежнему дружила с Лорой и Генриеттой, встречалась с друзьями, но какого-то особенно трогательного к себе отношения не ощущала. Дженифер отлично понимала, что так и должно быть, что трогательная забота и опека с их стороны не могут продолжаться вечно, и все же ей хотелось снова оказаться в том состоянии, когда все вокруг бегают, суетятся, волнуются.

Поздно вечером, вернувшись из клуба, Дженифер неизменно заставала Лору склоненной над учебниками, поэтому старалась не обременять ее своими проблемами, которые в общем-то и проблемами назвать было нельзя.

Несмотря на сильную занятость, Лора тем не менее старалась уделять ей хоть немного внимания, расспрашивала о делах и событиях, но Дженифер видела, что мысли подруги далеко и больше всего ее сейчас волнует будущая поездка в Нью-Йорк.

Сколько вопросов предстояло решить, о скольких важных вещах надо было подумать! Получение визы, жилье в Нью-Йорке на время сдачи экзаменов, собеседование в "Хаусон Мэй интернэшнл", заполнение многочисленных анкет и заявлений... А главное, надо одолеть курс, успешная сдача которого позволит Лоре получить долгожданный диплом брокера!

Выслушивая, в свою очередь, Лорины душевные излияния, Дженифер в душе завидовала ей. Какая же Лора умная, целеустремленная и трудолюбивая! Почему она, Дженифер, никак не может поставить перед собой какие-то жизненно важные цели, организовать себя, заставить учиться или подыскать более достойное место работы? Неужели ей суждено всю жизнь плыть по течению, надеясь, что кто-то за нее все устроит? Но как не хочется ни о чем задумываться, что-то решать, делать над собой усилие...

Своими проблемами и невеселыми размышлениями Дженифер часто делилась с Генриеттой во время их совместных поздних завтраков.

- Знаешь, Ген, иногда мне кажется, что я живу не в своей эпохе, как-то сказала Дженифер. - Мне бы следовало родиться в прошлом веке, иметь большой дом и много слуг. Моя жизнь протекала бы неторопливо, я, как и все женщины того времени, устраивала бы приемы, занималась рукоделием, слушала сплетни и обсуждала общих знакомых.

- А за тобой увивались бы молодые знатные кавалеры! - рассмеялась Генриетта. - Кому-то ты дарила бы свою благосклонность, кого-то отвергала! Что ж, интересная жизнь, о которой можно только мечтать! Но, подруга, мы живем в другое время, и придется тебе смириться с этим фактом.

- В последнее время меня гложет ужасная тоска, - жаловалась Дженифер. - Как ты думаешь, что бы такое предпринять, чтобы прогнать эту постоянную скуку?

- Почаще встречаться с молодыми людьми, ходить в кафе, веселиться!

Через несколько дней Генриетта решила помочь подруге развеять тоску и организовала встречу с Александром и Антонией. Дженифер с радостью согласилась, и в условленный день и час, после ленча, они с Генриеттой принарядились и направились в "Кафе де Пари". Когда они торопливо шли по узким улочкам, ведущим к центру города, где в садах Казино располагалось кафе, многие прохожие-мужчины оборачивались и долго глядели им вслед. Обе девушки - белокурая Дженифер и черноволосая смуглянка Генриетта - были очень хороши собой, но каждая по-своему.

Антония и Александр уже ждали их, удобно расположившись за столиком на открытой террасе под большим разноцветным зонтиком. На столе перед ними стоял графин с вином. При появлении девушек Александр поднялся со стула, вежливо поклонился и придвинул пару кресел для Дженифер и Генриетты. При свете дня его внешность, поведение, манера держаться в еще большей степени выдавали в нем истинного англичанина. Он сделал знак официанту, и тот принес еще один графин молодого белого вина и бокалы.

Беседа текла оживленно и непринужденно. Антония оказалась интересным собеседником, она увлеченно рассказывала о своей работе в новом сериале, сообщила несколько свежих сплетен из актерской жизни и поведала, что манекенщица, с которой они приходили в ночной клуб, уехала в Сен-Тропез.

Взгляд Дженифер то и дело задерживался на Александре, и она думала о том, что этот молодой человек смог бы развеять ее затянувшуюся скуку. Александр был хорош собой - выше среднего роста, со спортивной фигурой, правильными чертами лица, цвет которого свидетельствовал о том, что он много времени проводит на свежем воздухе.

Взгляд выразительных орехового цвета глаз казался открытым и доброжелательным. Дженифер нравился голос Александра - негромкий баритон с шутливыми интонациями, а его легкую усмешку она нашла сексуальной. В общем, Дженифер уже наметила себе план: продолжение знакомства с англичанином и, возможно, более тесное общение.

- Знаешь, Генриетта, а этот Александр очень даже ничего! - поделилась она с подругой, когда они вечером собирались в "Диско". - Симпатичный парень!

Генриетта улыбнулась:

- Давай-давай, прогоняй свою скуку!

- Хорошо бы он сегодня вечером заглянул к нам в клуб! - мечтательно протянула Дженифер.

- Не волнуйся, заглянет!

***

В половине восьмого Дженифер и Генриетта покинули "Мерибель", оставив Лору в одиночестве, но скучать ей было некогда: ждали очередные задания, которые надо было успеть выполнить до поездки в Нью-Йорк.

Придя в клуб, девушки сразу же включились в работу.

Дженифер встречала многочисленных гостей, рассаживала их за столики, уточняла заказы, а Генриетта занималась музыкой, меняла пластинки и следила за тем, чтобы в программе вечера не происходило сбоев.

Наплыв посетителей был большой. Дженифер узнавала знакомых по фильмам актеров и актрис и среди них даже Питера Селерса в обществе очаровательной блондинки и Грегори Пека.

К вечеру в "Диско" появился Терри Мартин, как всегда, с компанией многочисленных друзей и подруг. Пришла и Вероника ван Дорен со своим молодым итальянцем Карло.

Она была в открытом сиреневом платье, с контактными линзами, придававшими глазам фиалковый цвет, а Карло облачился в лиловый шелковый пиджак и, как обычно, бродил с угрюмой физиономией.

Глядя на эту странную и забавную парочку, Дженифер усмехалась про себя. Неужели взбалмошная старая актриса заставляет бедного Карло носить одежду в тон своей, чтобы подчеркнуть их тесное единство?

Дженифер с вежливой улыбкой фланировала между столиками, беседовала с гостями, следила, чтобы всем было хорошо и удобно, принимала заказы, а сама то и дело поглядывала на дверь, ожидая, когда же придут Александр с Антонией. Наконец они появились, и Дженифер с завистью оглядела Антонию - в роскошном белом сверкающем платье с большим круглым вырезом на талии.

"Генриетта говорила, что Антония - просто приятельница Александра и между ними ничего нет, но какой мужчина устоит перед девушкой в таком наряде? - подумала она. - Давай, Дженифер, действуй, пошевеливайся, а не то этого парня уведут у тебя из-под носа!"

Она приняла заказ и остановилась около Александра и Антонии, намереваясь завести приятный разговор, но в этот момент Квентин - будь он неладен! - подозвал ее и велел уделить внимание очередным важным гостям.

- Иди, лапуля, иди, работай, - сказал он. - Улыбайся, будь любезна и приветлива!

Дженифер, проклиная в душе Квентина, поспешила к гостям, долго занималась с ними, шутила, смеялась и на какое-то время забыла об Александре. Генриетта тоже крутилась как заводная, а потом, улучив момент, подошла к Дженифер и тихо спросила:

- Ты не видела Квентина?

- Нет, - ответила Дженифер. - Может быть, он у себя в кабинете?

- Я была там. Его нет. Мне сказали, что он вообще ушел. Куда же этот сукин сын мог запропаститься?

Дженифер быстрым взглядом окинула зал и отыскала столик, за которым в одиночестве сидел Александр. Антонии рядом с ним не было.

- А где Антония? - удивилась она.

- Я так и знала! - с досадой воскликнула Генриетта. - Этот негодяй смылся вместе с ней! Она увела его у меня из-под носа! Я убью ее!

- Генриетта, значит, у вас с Квентином все серьезно? - спросила Дженифер.

Ей казалось, что настал подходящий момент вытянуть из подруги правду.

- Отстань! - отмахнулась Генриетта.

- Но я же вижу, что ты ревнуешь! Вы с ним спите?

- И что из того? - резко бросила Генриетта.

- И как он в постели? - не унималась Дженифер.

К ее удивлению, Генриетта успокоилась и уже другим тоном ответила:

- В постели Квентин, честно говоря, очень хорош! Вот если бы он был таким и в жизни! А то гоняется за каждой юбкой!

- Ты же говорила, что Антония - твоя приятельница, разве нет?

- Да, - вздохнула Генриетта. - Мы знакомы с детства.

- С ее стороны просто свинство - уводить чужих мужиков! - с негодованием произнесла Дженифер.

- Это вполне в ее духе. В детстве она отбирала у меня игрушки, теперь - любовников!

Дженифер покачала головой.

- А Квентин тоже хорош!

- Да, его легко соблазнить, - согласилась Генриетта. - Но не могу же я следить за ним и устраивать сцены!

- Честно говоря, я вначале думала, что Антония решила позабавиться с Александром, - призналась Дженифер, - а вон оно как вышло...

- И что ты решила? - вдруг спросила Генриетта.

Дженифер слегка замялась.

- Что я решила? - медленно повторила она. - Знаешь, Генриетта, раз уж все так вышло, давай пригласим Александра сходить вместе с нами в "Тип-Топ"? Если он согласится, мы закончим работу, пойдем туда, посидим, выпьем? Ну как?

Генриетта неопределенно пожала плечами.

- Пойдем! - настаивала Дженифер. - , Ну что тебе вечером делать дома? Переживать из-за Квентина, а потом лечь спать? Скучно!

- Ладно, - улыбнулась Генриетта. - Зови Александра в "Тип-Топ"!

Дженифер захлопала в ладоши и быстрым шагом направилась к Александру, который теперь сидел в компании нескольких приятелей. Увидев Дженифер, он радостно улыбнулся и помахал рукой. Приблизившись к нему, она негромко сказала:

- Александр, как насчет того, чтобы сводить меня и Генриетту в "Тип-Топ"?

- Прекрасная мысль! - мгновенно отозвался Александр. - Почему бы и нет! А вам еще долго работать?

- Не очень, - ответила Дженифер, чувствуя, как у нее начинает гулко стучать сердце. - Мы скоро освободимся, подожди немного.

Бар "Тип-Топ" располагался по соседству с клубом "Диско". Это было старое, довольно ветхое здание, с длинным залом, где с потолка свешивались гирлянды из бутылок, и открытой террасой, на которой стояли столики. В "Тип-Топе" всегда было многолюдно и шумно, он работал всю ночь до утра. Здесь любила собираться молодежь: танцевать, пить дешевое итальянское вино и есть спагетти, приготовленные итальянкой - женой хозяина. Фирменными блюдами в "Тип-Топе" еще считались горячие итальянские закуски и жареная рыба.

Дженифер, Генриетта и Александр вошли в бар, с трудом отыскали свободный столик и в ожидании официанта стали слушать одну из популярных старых песен ансамбля "Бич Бойз", которая звучала из музыкального автомата.

С кухни доносились аппетитные запахи, и Дженифер, глотая слюнки, сказала:

- Здесь всегда готовят очень вкусно, но ждать приходится не менее двадцати минут!

- Что мы закажем? - спросил Александр.

- Конечно же, спагетти! - воскликнула Дженифер.

- И много красного вина! - добавила Генриетта. - Сегодня у меня такое скверное настроение, что без выпивки не обойтись!

- Генриетта, не волнуйся, мы с Александром постараемся тебя развеять! - заявила Дженифер. - Вино и хорошая компания - что еще нужно человеку, чтобы почувствовать себя счастливым?

Генриетта улыбнулась, а Александр одобрительно кивнул. Наконец подошел официант, принял заказ и поставил на стол большой графин красного домашнего вина. Через некоторое время он принес тарелки с дымящимися спагетти и к ним - острый томатный соус. Девушки и Александр принялись за еду, с удовольствием поглощая длинные тонкие макароны, густо приправленные обжигавшим горло соусом.

Дженифер время от времени поглядывала на Александра, думая о том, что лучше было бы этот вечер провести с ним вдвоем, без Генриетты, но... Ей все больше и больше нравился этот молодой аристократ, который, как ей показалось, тоже бросал на нее заинтересованные, полные желания взгляды. В зале громко играла музыка, посетители шумели и весело смеялись, и, чтобы расслышать друг друга, Дженифер, Генриетте и Александру приходилось все теснее сдвигать стулья. Несколько раз Дженифер чувствовала, как Александр прижимается ногой к ее ноге, иногда он задевал локтем ее руку. Она сама несколько раз, делая вид, что не расслышала его или Генриетту, как бы невзначай прижималась грудью к его плечу...

Генриетта, которая знала Александра давно и никогда прежде не подумывала о том, чтобы завести с ним роман, теперь смотрела на него с откровенным обожанием. Она была очень обижена на Квентина, улизнувшего с Антонией буквально у нее из-под носа, ревность душила ее, заставляла негодовать и искать способы отмщения.

"А почему бы не переспать с Александром? - думала Генриетта, потягивая из бокала красное вино. - Он привлекателен, прекрасно сложен, сексуален... Ночь в его объятиях заставит меня забыть об этом негодяе Квентине и будет достойной местью".

Александр, оказавшись между двумя очаровательными девушками, тоже подумывал о том, что неплохо бы закончить такой чудесный вечер в постели с одной из них. С которой? Ему было безразлично. Они обе были хороши собой, каждая по-своему. Выпитое вино будоражило Александра и заставляло бурлить молодую кровь. С Дженифер?

Прекрасно! Она весьма соблазнительна, сексуальна, непосредственна и не выглядит недотрогой. С Генриеттой? Тоже неплохой вариант. Тонкая фигура, чуть смуглая кожа, выразительные глаза, в которых горит откровенное желание...

А может, с обеими?

- Мы выпили все вино! - вдруг сказала Генриетта, поставив пустой бокал на стол. - Чем займемся дальше?

- Продолжим вечеринку! - весело воскликнула Дженифер. - Александр, ты не против?

- Какие могут быть возражения! Разумеется, я - за!

- Твои предложения? - лукаво улыбнулась Генриетта.

- Поехали ко мне на виллу! У меня есть бутылка старого коньяка! ответил Александр. - Ну что, согласны, красавицы?

- Согласны! - одновременно воскликнули Дженифер и Генриетта. - Едем к тебе!

Они вышли из бара и направились к стоянке такси. Разбудив дремавшего шофера, Александр назвал адрес, и машина тронулась с места. Дженифер и Генриетта устроились на заднем сиденье, посадив между собой Александра, а тот, широко раскинув руки, обнял их и целовал попеременно то одну, то другую. Смеясь и шутя, они за несколько минут доехали до виллы.

Вилла Александра, окруженная цветущим садом, была расположена у подножия высокого холма, с фасада открывался живописный вид на плескавшееся внизу море. К огромному бассейну вела открытая терраса, по обеим сторонам которой в больших круглых кадках росли карликовые пальмы и вьющаяся розовая герань.

- Как красиво! - воскликнула Дженифер, окидывая восторженным взглядом виллу, сад и бассейн, залитые серебристым лунным светом. - Это все твое?

- Почти. Вилла принадлежит моим родителям, но сейчас они в отъезде, так что на сегодняшнюю ночь она наша! - Он многозначительно посмотрел на Дженифер. - Здесь никого, кроме нас троих!

Александр провел девушек в большую гостиную с высокими окнами, обставленную дорогой мебелью. Дженифер и Генриетта сели на диван, а затем, скинув туфли, забрались на него с ногами.

- Как здорово! - воскликнула Генриетта, Александр достал из бара бутылку, налил коньяк в широкие фужеры и подал девушкам.

- Восхитительный аромат! - сказала Дженифер, вдыхая запах золотисто-коричневой жидкости. Она сделала несколько глотков и продолжила:

- Похоже, мы закончим сегодняшний вечер абсолютно пьяными.

Александр сел на диван между девушками, обнял их и, наклонившись к Дженифер, прошептал ей в ухо:

- Вино подогревает желания, не так ли?

Дженифер провела ладонью по его груди и расстегнула верхние пуговицы рубашки. Александр поцеловал ее в шею и уже хотел прильнуть к влажным губам, но в этот момент Генриетта громко произнесла:

- Эй, вы, двое! Если собираетесь полюбезничать и поворковать, то я, пожалуй, поплаваю в бассейне. Можно, Алекс?

Она встала с дивана и поставила пустой бокал на столик.

- Ты собираешься плавать в одежде? - захихикала Дженифер. - Не самая удачная идея!

Генриетта усмехнулась, быстро сняла платье, немного постояла, словно в раздумье, а потом решительным жестом освободилась от нижнего белья. Александр, увидев ее обнаженное тело, освещенное лунным светом, поднялся с дивана, подошел к ней и сказал:

- Подожди, я открою тебе дверь.

Генриетта вышла на каменную террасу, и Александр, догнав ее, хрипло рассмеялся и негромко произнес:

- Почему ты сказала "вы, двое"? Нас не двое, красавица, а трое!

В его голосе Генриетта уловила намек. Она кокетливо улыбнулась и, покачивая бедрами, направилась к бассейну. Александр вернулся к Дженифер и увидел, что та тоже разделась, разбросав в беспорядке одежду по дивану. Он жадно оглядел ее стройное загорелое тело с небольшой грудью и округлыми бедрами, притянул ее к себе и поцеловал в губы.

- Я тоже хочу поплавать в бассейне, - прошептала Дженифер.

- Пошли, - сдавленно пробормотал Александр.

Обнявшись, они подошли к бассейну, Александр отпустил ее, и Дженифер нырнула в воду. К ней подплыла Генриетта, и они начали шумно веселиться, плескаться и хохотать.

Александр стоял на краю бассейна и молча наблюдал за ними.

Наконец Дженифер помахала ему рукой и позвала:

- Алекс! Иди сюда! Без тебя нам скучно!

- Он стесняется раздеваться при нас! - поддразнила Генриетта.

Александр усмехнулся, мгновенно скинул одежду, прыгнул в воду и размашисто поплыл к Дженифер. Оказавшись рядом, он крепко обнял ее. Дженифер обняла его за плечи и закрыла глаза, чувствуя, как волны страсти пробегают по телу, которое в воде казалось невесомым, и вызывают острое наслаждение. Поцелуи Александра становились все настойчивее, Дженифер ощущала у себя во рту его язык, а сильные руки гладили ее и ласкали.

Теплая вода, нагретая за день жарким летним солнцем, одновременно и возбуждала, и успокаивала Дженифер. Александр осыпал ее страстными поцелуями, шептал что-то на ухо, но она слышала лишь его частое прерывистое дыхание.

Неожиданно Александр подхватил ее под коленки. Повинуясь движениям сильных рук, она обхватила ногами его бедра, и он медленно вошел в нее. Их тела слились, двигаясь в едином ритме. Внезапно крик Дженифер разорвал ночную тишину, ее тело изогнулось в экстазе. Она давно не испытывала столь бурного оргазма.

Постепенно приходя в себя, Дженифер не заметила, как к ним подплыла Генриетта, с громким смехом окатив их брызгами воды. Александр вздрогнул, чуть отстранился от Дженифер и, держа ее одной рукой за плечо, другой поманил Генриетту. Теперь он стоял, а Дженифер, покачиваясь, лежала на воде.

Генриетта, подплыв вплотную к Александру, тесно прижалась к нему. Александр начал целовать ее, а Генриетта ласкала рукой его возбужденную плоть. Она ощущала, как возбуждение все нарастает, обжигая изнутри, и тихо постанывала, закрыв глаза и прикусив нижнюю губу.

Дженифер легонько оттолкнулась, отплыла в сторонку, легла на спину и, чуть покачиваясь на воде и полуприкрыв глаза, наблюдала за тем, как Александр и Генриетта, выбравшись из воды, продолжают заниматься любовью на бортике бассейна.

Теплая вода приятно ласкала тело, успокаивала и умиротворяла. Генриетта, обвив ногами торс Александра, стонала от удовольствия, серебристо-белая луна освещала ее смуглое лицо и отражалась в карих глазах, наполненных всепоглощающим желанием.

Глава 20

Утром Лора ходила по магазинам и, вернувшись около полудня, застала своих подруг на кухне. Они молча пили кофе, и вид у обеих был неважный: угрюмые, заспанные, опухшие лица, темные круги под глазами...

- В начале девятого я ходила за круассанами, а когда, вернувшись, хотела пригласить вас позавтракать вместе, то обнаружила, что ваша комната пуста! - насмешливо произнесла Лора, поглядывая на хмурых Дженифер и Генриетту. - Где вы были, ночные красавицы? Только не рассказывайте, что провели ночь на работе!

Дженифер мельком взглянула на Генриетту и быстро ответила:

- Мы решили встать пораньше и сходить на пляж, поплавать, пока народу немного, а потом остались там загорать...

Лора с сомнением покачала головой.

- Что-то выглядите вы неважно. Очевидно, перекупались! - Она лукаво подмигнула Дженифер.

- Нет, Лора, правда, мы были на пляже! - вступила в разговор Генриетта. - Хочешь кофе?

- Спасибо, я уже пила, - ответила Лора. - Доедайте круассаны. Жаль только, что они остыли.

- А чем ты собираешься заняться? - спросила Дженифер, когда опасная тема была, кажется, исчерпана.

- Последую вашему примеру: пойду загорать на пляж, а потом снова засяду за учебники.

Она вышла из кухни, закрыв за собой дверь.

- В последнее время Лора какая-то странная, - тихо сказала Генриетта. - У нее что-нибудь случилось?

- Ничего, - ответила Дженифер. - Просто скоро ей предстоит лететь в Нью-Йорк сдавать экзамены, и она очень волнуется.

- Да... - согласилась Генриетта. - Экзамены - дело серьезное. Ей не позавидуешь!

- Не скажи! - откликнулась Дженифер.. - Если честно, то я как раз Лоре немного завидую: она труженица и знает, чего хочет в жизни. Вот бы мне стать такой!

- С этими качествами надо родиться! - заявила Генриетта. - Знаешь, а я все время думаю о Квентине...

- Да выбрось ты его из головы! - с негодованием воскликнула Дженифер. - Он поступил с тобой как последняя скотина!

- Наверное, ты права... Но как же так можно? Ведь мы с ним только-только начали крутить роман, и вдруг он почти на моих глазах уводит мою же подругу и занимается с ней любовью!

- Хороша подруга! - хмыкнула Дженифер. - Увела парня и радуется! Та еще свинья!

Видя расстроенное лицо Генриетты и искренне сочувствуя ей, Дженифер понимала, что с Квентином по-другому и быть не могло. На что она рассчитывала? На верность до гробовой доски? Смешно! Такое случается только в дамских романах, а не в реальной жизни. Генриетта же с самого начала знала, что ее драгоценный Квентин готов бегать за каждой юбкой!

- Ладно, подруга, не огорчайся, - бодрым тоном произнесла Дженифер. Ты сполна ему отомстила.

Генриетта, вспомнив бурно проведенную ночь, слабо улыбнулась:

- Отомстить-то отомстила, но мне от этого не легче!

Конечно, Квентин - совсем не подарок, он волочится за всеми смазливыми девками, но я бы не хотела.., чтобы наш роман так скоро и глупо закончился. Несмотря ни на что!

- Так заставь его ревновать так, как ревнуешь ты! - воскликнула Дженифер. - В чем проблема?

- Что ты предлагаешь? Рассказать ему, чем мы втроем занимались в бассейне? - печально усмехнулась Генриетта.

- А почему бы и нет? Ему можно, а тебе нельзя?

- Ты что, с ума сошла? Да он убьет меня! Или выгонит с работы!

- Не убьет и не выгонит, - возразила Дженифер. - Пусть знает, что ты быстро утешилась и весело провела время.

- Нет, Джен, я не буду ни о чем ему рассказывать. Не хочу, чтобы он думал, будто я ревную и мщу ему за измену.

- Ладно, ничего не говори. Предоставь это мне.

- Что ты надумала? - с тревогой в голосе спросила Генриетта.

- Я сама расскажу обо всем Квентину. Вернее, не расскажу, а прозрачно намекну.

Генриетта с сомнением покачала головой.

- Ну, не знаю, стоит ли...

- Обязательно! - решительно заявила Дженифер. - Сегодня он наверняка спросит у меня, как закончился вчерашний вечер. А я намекну, что мы весело провели время в компании молодых людей. Уверяю тебя, он будет ревновать и злиться! Пусть знает, что ты легко можешь найти ему замену!

Генриетта махнула рукой.

- Поступай как знаешь! - сказала она. - Будь что будет!

Допив кофе, Дженифер и Генриетта отправились загорать на пляж, а вечером, придя на работу, стали претворять в жизнь намеченный план. Генриетта старалась избегать Квентина, держалась подчеркнуто сухо и отстраненно и разговаривала с ним только о работе. Квентин, удивленный резкой переменой в их отношениях, в течение всего вечера допытывался у Дженифер, в чем дело, и та, лукаво улыбаясь, намекнула, что они с Генриеттой этой ночью не теряли времени даром. Как, впрочем, и он, о чем им хорошо известно.

- Ну, как дела? - улучив момент, тихо спросила Генриетта, когда Дженифер проходила мимо нее. - Что он говорит?

- Бесится и клокочет от ярости! - радостно сообщила подруга. - В общем, все идет по плану, не волнуйся!

Генриетта поставила пластинку с исполненной печали песней Жака Бреля "Не покидай меня", которая всегда вызывала у нее слезы.

- Не расстраивайся! - подбодрила ее Дженифер. - Вот увидишь, он будет просить у тебя прощения и раскаиваться в том, что побежал за Антонией. Кстати, а где эта похотливая звезда телеэкрана? Не появлялась?

Генриетта покачала головой.

- Нет. Наверное, съемки закончились и она уехала.

Стерва!

В глазах у Дженифер неожиданно вспыхнули озорные огоньки.

- Слушай, Генриетта, а куда исчез наш герой-любовник, аристократ Александр? Не вынес тяжести напряженной ночи? - И она весело расхохоталась.

- Правда, а где же Алекс? - удивилась Генриетта. - Мог бы позвонить или зайти.

Дженифер отошла от подруги и занялась пришедшими гостями. Мысли об Александре не оставляли ее ни на минуту. Ей нравился этот молодой, уверенный в себе парень, и она мечтала о продолжении их бурно начавшегося знакомства. В следующую встречу она не станет так напиваться и не позволит никакой Генриетте заниматься с ним любовью. Алекс будет принадлежать только ей, и никому другому.

Лора отложила в сторону учебник, потянулась и зевнула. Она только что закончила изучать "Права и обязанности Национальной ассоциации дилеров" и чувствовала себя совершенно выжатой. Потерев глаза, она глубоко вздохнула, встала с дивана и пошла подышать свежим воздухом.

Выйдя на балкон, Лора облокотилась на перила и по привычке взглянула на противоположное крыло дома. Разумеется, Луи Ратти пребывал на своем боевом посту - правда, на сей раз без бинокля! Лора пригляделась повнимательнее и заметила, что на балконе вместе с ним находится еще один человек.

"Это уже что-то новенькое", - усмехнулась она.

Высокий, широкоплечий молодой мужчина. Что-то в его облике показалось Лоре знакомым. Фигура или смутно различаемый издалека профиль... Ратти и его гость отчаянно жестикулировали, и Лоре даже почудилось, что гость что-то выговаривает хозяину.

"Кого же он мне напоминает? - сосредоточенно думала она, глядя, как Ратти и молодой мужчина расхаживают по балкону. - Он похож.., на Пьера Лежена! Господи, каркая глупость лезет мне в голову! При чем здесь Пьер? Что ему делать в квартире этого придурка? По-моему, дорогая, ты перезанималась. Тебе пора сменить обстановку и как следует проветрить мозги! Нет, а все-таки как похож! Если бы я не знала, что это абсолютно невозможно, я бы подумала, что это Пьер!"

Через некоторое время Лора вышла из дома и направилась в сторону порта. Она решила сначала заглянуть в одно из прибрежных кафе и выпить чашку капуччино, а потом побродить, любуясь на яхты. Был теплый вечер, начинали понемногу сгущаться сумерки, и Лора, с наслаждением вдыхая свежий воздух, вдруг вспомнила, что эту часть суток французы называют "час между волком и собакой" - иными словами, короткий отрезок времени, когда собаки ложатся спать, а волки просыпаются и выходят на охоту.

Лора неторопливо спускалась по склону невысокого холма, ведущего в гавань Монте-Карло, и любовалась яркими огоньками кораблей и яхт, стоящих на якоре. Разноцветные огоньки отражались в вечернем темном море, и казалось, что оно искрится и сверкает.

Лора на секунду остановилась около одного кафе и бросила быстрый взгляд на посетителей, расположившихся на открытой веранде. Это заведение было излюбленным местом моряков, приплывающих в Монте-Карло. Они проводили здесь свободные вечера за бесчисленными кружками пива, веселились, громко разговаривали и хохотали.

Лора ускорила шаг, миновала веранду и, спустившись по каменным ступеням, подошла к другому кафе, расположенному почти у входа в гавань. Заказав большую чашку капуччино, она стала медленно размешивать ложечкой кофе, размышлял о том, что через неделю оставит эту неторопливую, спокойную, уютную жизнь и перенесется в совершенно иной мир - в огромный Нью-Йорк, город небоскребов и деловых людей в строгих костюмах.

У причала покачивались на легких волнах яхты, катера и парусники, стоявшие на якоре. Многие из них были освещены, и Лора видела людей, прогуливающихся по палубам с бокалами в руках, танцующих или ведущих оживленные разговоры. Они веселились, отмечали какие-то события, просто отдыхали в компании друзей. Среди множества яхт и катеров выделялась яхта Джулиуса Крепа "Ксерина" - белоснежная красавица с тремя высокими мачтами, устремленными в небо.

"Интересно, как дела у Джулиуса? - подумала Лора. - Он должен скоро приехать. Жаль, что я улечу в Нью-Йорк прежде, чем он вернется. Как-то у них сложатся отношения с Дженифер?"

В последнее время Лора была очень занята и мало общалась с подругой, но и в те редкие часы, когда они бывали вместе, Дженифер совершенно не вспоминала о своем толстячке миллионере. Все робкие попытки завести о нем разговор заканчивались ничем. Лора помнила о своем обещании, данном Джулиусу, и искренне хотела внушить Дженифер, чтобы та повнимательнее пригляделась к нему и сделала шаг навстречу, но.., похоже, ее легкомысленная подруга или напрочь забыла о своем воздыхателе, или мечтала о ком-нибудь еще. О ком? Дженифер не делилась с Лорой и всячески уходила от разговоров о планах на будущее.

Лора допила кофе, расплатилась, вышла из кафе и медленно побрела по набережной мимо яхт и катеров. Окна салона "Ксерины" были темными, но на палубе горели лампочки и несколько человек, очевидно членов команды, что-то делали: мыли или убирали.

Лора глубоко вдохнула прохладный вечерний воздух, поднялась по ступеням к высокой каменной стене, которая служила границей гавани. Здесь было прохладнее, легкий ветерок приятно холодил лицо и трепал распущенные волосы. Лора глядела на недавно выстроенные мощные волнорезы, которые на летнее время облюбовали юные обитатели Монте-Карло. Серые каменные блоки целыми днями были покрыты яркими полотенцами и растянувшимися на них загорелыми телами. Неподалеку от волнорезов располагалось уютное кафе-бар "Калипсо" с бамбуковой крышей. За маленькими столиками сидели посетители, а из музыкального автомата доносились хиты начала шестидесятых и время от времени французские песенки.

В "Калипсо" всегда собиралось много народу, преимущественно молодежь, любившая кафе-бар за недорогую вкусную еду и холодные напитки. Лора и сама часто заглядывала в "Калипсо" во время перерыва на ленч, потому что он находился неподалеку от ее офиса. Обычно "Калипсо" вечером закрывался, но сегодня оттуда доносились оживленные голоса, взрывы смеха, гремела музыка. Наверное, его сняли на всю ночь для празднования какого-то торжества.

Внезапно Лора ощутила тоску и полное одиночество; ее охватил страх перед будущим. Увидит ли она еще когда-нибудь "Калипсо?" Или ее жизнь наполнится суетой и будет протекать вдали от этого ветхого бара с его шумным музыкальным автоматом, небогатыми посетителями и их незатейливыми шутками?

Вот если бы знать заранее, что тебя ждет впереди! Жизнь порой бывает так переменчива. В ней столько вопросов и проблем, требующих разрешения.

Лора расправила плечи, подняла голову и решительным шагом направилась к дороге, пролегавшей сквозь каменный туннель, чтобы оттуда выйти прямо к своему дому. Этот путь был короче, Лора хорошо его знала и не хотела снова возвращаться по набережной. Конечно, прогулка по каменному туннелю в вечернее время не лучший вариант, но Лора предпочла именно его.

Звук ее быстрых шагов гулким эхом отдавался от массивных каменных стен и высокого сводчатого потолка. Где-то вдалеке слышались оживленные голоса, доносился шум прибоя и рев проезжавших наверху машин. Внезапно Лоре почудились чьи-то шаги у нее за спиной; она резко обернулась, и длинная причудливая тень мелькнула по стене. Сзади никого не было.

Лора пошла еще быстрее, пытаясь убедить себя, что у нее просто разыгралось воображение, но легкий холодок страха уже бежал по спине. Эхо ее гулких шагов смешалось с другими странными, пугающими звуками. Она снова обернулась и быстрым напряженным взглядом окинула туннель и стены. Никого.

Внезапно ей почудилось, что кто-то сипло дышит у нее над ухом; она громко вскрикнула и рванулась вперед, туда, где кончался туннель и брезжил тусклый свет. Лора неслась так стремительно, что ноги едва касались каменного пола. Ей казалось, что кто-то невидимый хватает ее за руку, тянет к себе, громко сопит в ухо, злобно шепчет и хрипло смеется...

По стенам туннеля мелькали страшные изогнутые длинные тени с жадно тянущимися к Лоре когтистыми пальцами, ветер свистел, злобные голоса нашептывали угрозы и проклятия, а массивные стены, казалось, сужаются, стараясь ее раздавить...

Задыхаясь от дикого ужаса и стремительного бега, Лора неслась вперед, подстегиваемая одной-единственной мыслью: скоро туннель закончится, она выберется на свет, туда, где ходят люди.., они помогут ей, спасут...

Неожиданно сзади раздались автомобильные гудки. Лора отшатнулась к стене и, обернувшись, увидела, что по середине туннеля едет машина. Она вжалась в стену и стояла в оцепенении, не в силах сдвинуться с места. Захлестнувшая с новой силой волна страха намертво сковала ее. Машина промчалась мимо, а водитель обернулся и удивленно посмотрел на нее. Очевидно, его поразила безумная перепачканная блондинка, несущаяся среди ночи по безлюдному туннелю.

Лора проводила машину затравленным взглядом и побежала дальше. За ее спиной снова послышались торопливые шаги, но она инстинктивно чувствовала, что на сей раз преследователь - а был ли он на самом деле? - не собирается настигать ее: его спугнула проезжавшая мимо машина.

Длинная тень снова мелькнула на противоположной стене, резко изогнулась и, словно растворившись в воздухе, исчезла. Шаги смолкли, и в туннеле наступила тишина.

Лора быстрым шагом шла по бульвару по направлению к "Диско", пытаясь выровнять дыхание и сбросить с себя липкий, противный страх. О том, чтобы вернуться домой, она не могла даже подумать.

Что это было? Кто за ней гнался? Мысли одна страшнее другой мелькали у нее в голове. Неужели кто-то действительно следил за каждым ее шагом и, увидев, что она направляется в туннель, бросился за ней следом, желая свести счеты? Или ее хотели просто напугать? Кто он, таинственный преследователь, и что ему нужно? А может быть, это какое-то наваждение и ей все померещилось?

Как странно! Еще полчаса назад она сожалела о том, что покидает Монте-Карло, его нарядную набережную, зеленые бульвары, знакомые уютные кафе... Скорее в Нью-Йорк! Возможно, там, за океаном, ей удастся забыть о пережитом ужасе.

У дверей "Диско" Лора с облегчением вздохнула. В обществе Квентина и девушек она будет чувствовать себя в полной безопасности. Они успокоят ее, развеселят, и она поверит в то, что торопливые шаги, страшные тени, хриплый шепот и злобный смех - плод ее воображения.

***

На следующий день Дженифер позвонил Александр.

Услышав его голос, она вздрогнула и почувствовала, как сильно забилось сердце. Он сказал, что ему придется провести целый день дома, потому что приехали родители. От волнения Дженифер не могла вымолвить ни слова.

- Представляешь, если бы они вернулись в ту ночь? - со смехом воскликнул Александр, делая ударение на словах "та ночь".

- Да уж, было бы забавно, - усмехнулась Дженифер, мгновенно представив себе живописную картину возвращения родителей Алекса в тот момент, когда они втроем, голые и пьяные, резвились в бассейне или... Страшно подумать!

- А долго они собираются пробыть в Монако? - спросила она, стараясь, чтобы голос прозвучал как можно безразличнее.

- Завтра днем уедут.

- А куда, если не секрет?

- Сначала в Париж, а оттуда в Довиль. Может, мы встретимся завтра вечером?

Сердце Дженифер подпрыгнуло от радости.

- Давай! - легко отозвалась она. - Приходи к нам в клуб, там и встретимся. А я постараюсь освободиться пораньше.

- Договорились!

Дженифер положила телефонную трубку на рычаг, села на диван и задумалась. Он сказал "к тебе", а не "к вам с Генриеттой"! Это можно считать прогрессом в их отношениях и расценивать как маленькую победу. Нет, ни о какой Генриетте и встречах втроем не может быть и речи! Пусть она общается со своим драгоценным Квентином и не становится у Дженифер на пути.

"Надо непременно убедить Генриетту помириться с Квентином, - подумала Дженифер. - А то ее обида слишком затянулась. Больше я не позволю ей мстить ему, развлекаясь с Алексом. Алекс будет мой! Только мой!"

Но Генриетта, к радости Дженифер, уже не нуждалась в убеждении. Квентин ходил за ней по пятам, всячески демонстрируя раскаяние и необыкновенную любовь, и она быстро сдалась, забыв об обиде. Все-таки Квентин неотразим и имеет сильное влияние на молодых девушек!

Дженифер сидела на диване и мысленно представляла будущую встречу с Алексом. Как лучше себя вести: непринужденно, кокетливо, чуть развязно?

Будь что будет, решила она, как всегда, полагаясь на случай. Жизнь сама подскажет. Скорее бы наступил завтрашний вечер!

Она давно забыла о просьбах и наказах Крепа следить за здоровьем, рано ложиться спать и беречь себя. Да и образ Джулиуса затерялся где-то в уголках памяти, пропал, растворился. Все мысли Дженифер были заняты Алексом, и ни для кого другого просто не осталось места.

***

До отъезда в Нью-Йорк оставалось несколько дней, и Лора постоянно нервничала, опасаясь, что не успеет выполнить все намеченные дела. А дел было много: сходить на прием к главе филиала "Хаусон Мэй интернэшнл" Хэлу Петерсону, подписать у него кучу бумаг и заявлений и получить окончательное подтверждение, что через несколько месяцев после сдачи экзаменов она займет место Джона Уилдера.

Мысль о будущей работе приводила Лору в восторг. Она не боялась новой должности и того, что не справится с обязанностями. Она приобрела достаточный практический опыт в офисе Фица, знала детали и тонкости этой работы, а теперь еще и получила солидную теоретическую подготовку.

Лора верила словам Патрика и надеялась, что на Нью-Йоркской фондовой бирже на молодую женщину - брокера не будут смотреть скептически и с недоверием.

Лоре предстояло также забрать из американского консульства паспорт с американской визой, снять с банковского счета и упаковать деньги в дорожные сумки.

"Как хорошо и легко быть мужчиной! - думала Лора, прикидывая, какие костюмы и платья брать с собой. - Как просто: положил пару-тройку деловых костюмов, несколько галстуков и рубашек! А сколько всего нужно женщине!

Костюм дневной, вечерний костюм или платье, блузки, юбки, шарфики, ювелирные украшения, косметика..."

Лора заглянула в ванную и увидела Дженифер с чистыми, чуть влажными волосами, задумчиво разглядывающую свое отражение в зеркале. Как всегда, вокруг валялись всевозможные баночки и флакончики...

- Похоже, сегодня вечером у тебя намечается ответственное мероприятие! - улыбнувшись, сказала Лора.

Дженифер пожала плечами и начала подкрашивать губы.

- Я всегда стараюсь выглядеть хорошо, - с деланным безразличием произнесла она. - Просто собираюсь на работу, вот и все. - Она взяла флакончик духов "Шанель № 5" и спросила:

- Я хорошо выгляжу?

- Сногсшибательно! - искренне воскликнула Лора. - Но мне кажется, что ты темнишь, подруга. Уж не собираешься ли ты после работы пойти на свидание?

- С чего ты взяла? - пожала плечами Дженифер. - Я никуда не собираюсь.

Глядя на ее неуклюжие попытки скрыть очевидное, Лора рассмеялась.

- Да ладно тебе, какие могут быть тайны? Собираешься на свидание - и прекрасно! Интересно, с кем? У тебя новое увлечение?

- После работы я встречаюсь с Александром! - торжественно объявила Дженифер.

- С Александром? - удивилась Лора и насмешливо спросила:

- Уж не с ним ли ты и Генриетта проплавали всю ночь в бассейне?

- Может быть, - пробормотала Дженифер.

- Как же так? - продолжала дразнить ее Лора. - А я" то думала, что ты помолвлена с дядюшкой Крепом!

- Лора, перестань! - досадливо поморщилась Дженифер. - Не напоминай мне о нем, прошу тебя! - Она вышла из ванной и, задержавшись в дверях, добавила:

- В общем, сегодня я приду поздно, не жди меня. А ты после работы сразу домой?

- Нет, - покачала головой Лора. - У меня сегодня вечером прощальный ужин с Фицем, его женой и несколькими друзьями. Так что я тоже вернусь поздно.

- Тебя кто-нибудь проводит? - спросила Дженифер.

- Надеюсь, Патрик подвезет меня до дома, - ответила Лора. - Он настоящий джентльмен.

- Ну смотри, если что, заходи к нам в клуб и Квентин или кто-нибудь проводит тебя. Вдруг опять какой-нибудь псих погонится за тобой?

- Дженифер, не пугай меня! - Лора замахала руками. - Хотя теперь я все-таки прихожу к мысли о том, что это было лишь плодом моего воображения. Надеюсь по крайней мере.

- Ну ладно, дорогая, счастливо! - Дженифер улыбнулась и направилась в спальню. - Желаю тебе хорошо повеселиться!

- А я тебе желаю, чтобы свидание с Александром прошло удачно!

Лора проводила взглядом Дженифер и, когда та скрылась в спальне, покачала головой. Похоже, ее подруга снова принялась за старое: вечеринки, свидания с молодыми людьми... А как же Джулиус, ведь он скоро вернется? Лоре почему-то казалось, что, застав Дженифер, увлеченную новым молодым человеком. Креп обвинит в этом ее. Она же обещала ему поговорить с Дженифер.

Лора много раз честно предпринимала попытки убедить подругу в том, что Джулиус - не худший вариант, но та лишь отмахивалась и переводила разговор на другую тему.

Да и разве можно обвинять Дженифер в том, что ей хочется любви, страстных чувств и романтики?

Лора усмехнулась. По-видимому, Крепу придется самому бороться за свою ненаглядную принцессу, не рассчитывая на чью-то помощь и поддержку.

***

Дженифер казалось, что время тянется очень медленно, и она не могла дождаться, когда же наконец в ночном клубе появится Александр. Она с рассеянным видом ходила между столиками, машинально улыбалась посетителям, принимала заказы, шутила, но мысли ее были далеки от работы.

Несколько раз Дженифер ошибалась и путала заказы, а когда она появилась на кухне, держа в руках норковое манто, вместо того чтобы сдать его в гардероб, Квентин сначала нахмурился, а потом, не сдержавшись, расхохотался.

- Дженифер, лапуля, что с тобой сегодня? - воскликнул он. - Я наблюдаю за тобой целый вечер. Ты какая-то странная...

- Нет, со мной все в порядке, - ответила Дженифер, стараясь не встречаться с ним взглядом. - Просто немного устала.

- Уж не влюбилась ли ты, моя красавица? - насмешливо продолжал он. - У тебя такой вид, словно ты витаешь в облаках!

Дженифер натянуто улыбнулась и быстрым шагом направилась в зал, где ее ожидали посетители. Ей уже казалось, что Александр никогда не придет и ее надеждам не суждено сбыться. Мысли о нем не оставляли Дженифер ни на минуту. Она вспоминала его лицо, негромкий голос" атлетически сложенную фигуру и вздыхала.

"Неужели я действительно влюбилась? - спрашивала она себя. - И если да, то хорошо это или плохо?"

Когда Дженифер уже перестала надеяться на встречу с Александром, тот наконец появился. Он был одет в темно-зеленый блейзер, светло-зеленую майку и черные брюки, плотно облегавшие его стройные узкие бедра.

Увидев Александра, Дженифер почувствовала, как ее охватывает сильное волнение. В горле пересохло, ладони сделались влажными.

"Господи, да что это со мной? - подумала она. - Нельзя так нервничать из-за мужчины! Перестань! - мысленно сказала она себе. - А то все это добром не кончится! Держи свои эмоции при себе!"

Александр подошел к Дженифер, обнял и поцеловал в щеку.

- Привет, красавица, как поживаешь?

- Привет! - с деланным спокойствием отозвалась Дженифер. - Что-нибудь хочешь заказать?

Александр лукаво улыбнулся и тихо произнес:

- То, чего я хочу, в меню вашего клуба нет!

Дженифер немного смутилась и пробормотала:

- - Так закажи то, что есть в меню.

- Ладно, тогда порцию виски. А когда ты закончишь работу?

- Скоро. Надеюсь, что через полчаса.

- Ладно, я буду ждать тебя.

- Виски со льдом?

- Нет, чистое.

Примерно через полчаса Дженифер, как и обещала, закончила работу, они с Александром вышли из ночного клуба, сели в его темно-синюю "альфа-ромео" и через несколько минут оказались возле виллы. Александр открыл массивные металлические ворота, поставил машину, и они с Дженифер направились в дом.

В ночном воздухе приятно пахло хвоей, жасмином и можжевельником.

- Как красиво! - сказала она, когда он обнял ее за плечи. - Какой дивный аромат!

- Да, мне тоже нравится, - ответил Александр, прижал ее к себе и нежно поцеловал.

Дженифер обняла его за плечи, прижалась к нему и закрыла глаза. Влажные губы Александра пахли чем-то очень приятным и возбуждающим, объятия были крепкими, настойчивыми, и Дженифер чувствовала, как он напряжен в предвкушении любви. Голова у нее слегка кружилась, а тело охватила истома.

- Как ты прекрасна, Дженифер, - тихо пробормотал Александр, покрывая поцелуями ее лицо. - Мне так хорошо с тобой...

- Уж не потому ли в ту ночь ты поимел нас обеих? - с напускной легкостью произнесла Дженифер.

- На самом деле я хотел только тебя. Не думай, что я такой ненасытный.

Он взял ее за руку и ввел в дом.

- Ты, наверное, хочешь снова искупаться в бассейне?

- Не сейчас! - жарко прошептала Дженифер и прильнула губами к его губам.

***

- Никогда прежде мне не было так хорошо, - призналась Дженифер, положив голову на плечо Александра и гладя кончиками пальцев его широкую волосатую грудь.

- Мне тоже, - отозвался он, прикуривая сигарету. - Можно тебя кое о чем спросить?

- Спрашивай.

- У тебя было много мужчин?

Дженифер на секунду замерла, а потом ответила:

- Нет, немного, но никто не доставлял мне такого удовольствия, как ты.

Она взяла у Алекса сигарету и сделала несколько затяжек.

- Извини, я не предложил тебе закурить, - сказал Александр.

- Ничего, мы выкурим эту на двоих. Так даже романтичнее.

- Вот уж не ожидал, что ты склонна к романтике, - улыбнулся он.

- Разве не похоже?

Дженифер переполняли чувства к Александру, его сильное тело заставляло ее трепетать и поднимало волну страсти. Никогда прежде она не испытывала таких чувств к мужчине.

"Неужели я правда влюбилась?" - думала Дженифер, нежно прикасаясь губами к его груди.

Да, она действительно влюбилась в Александра, ее мысли были заполнены только им. Это немного пугало, ведь Дженифер по опыту знала, что такие всепоглощающие чувства, как правило, влекут за собой разочарование и боль.

- Тебе правда было хорошо со мной? - вдруг спросил Александр. Знаешь, когда мы занимались любовью, меня не покидала мысль о том, что мы с тобой созданы друг для друга. Ты просто околдовала меня.

Дженифер улыбнулась. Слова Александра, много раз слышанные от других мужчин, звучали для нее прекрасной нежной музыкой.

Он наклонился к ее лицу и, вглядываясь в него, думал о том, что никогда прежде не встречал столь очаровательной женщины. Его привлекали в ней непосредственность, откровенность, чувственность. Она была совершенно не похожа на хрупких дебютанток, торопливых и неумелых, каких немало перебывало у него в постели. Дженифер не стеснялась своих чувств, бурно проявляла их и будила в нем ответное желание.

Александр взял у Дженифер сигарету, затушил в пепельнице и прижался к девушке. Он начал настойчиво целовать ее, лаская плечи, грудь, а затем его руки скользнули ниже, и Дженифер, закрыв глаза, тихо застонала от удовольствия.

Волна страсти обожгла ее, она ритмично задвигалась, стараясь попасть в такт четким движениям Александра. Их тела слились воедино, и Дженифер казалось, что они плывут в неземном пространстве и вокруг никого не существует - только она и ее обожаемый Алекс.

***

Было уже одиннадцать, когда Фиц и Лора подошли к подъезду "Мерибель".

- Да... - со смехом сказал Фиц, - в компании молодых людей время бежит быстро. Я даже забыл о том, что обычно ложусь спать не позднее десяти.

Лора улыбнулась, поблагодарила его за то, что он проводил ее, попрощалась и вошла в дверь. Поднимаясь на лифте на шестой этаж, она вспоминала приятный, беззаботный вечер, проведенный в чудесной компании. Все желали ей удачи и поднимали тосты за ее здоровье и будущие успехи. Ей было немного грустно расставаться с друзьями, она переживала, что долго не увидит Фица, к которому испытывала искреннюю привязанность и уважение, но мысли о новой жизни и будущей карьере затмевали все остальное. Голова немного кружилась, на душе было весело и легко.

Она остановилась около квартиры № 613, достала из сумочки ключ и уже вставила его в замочную скважину, но в этот момент кто-то резко схватил ее сзади за плечо. От страха Лора вздрогнула, обернулась и увидела ухмыляющуюся физиономию Пьера Лежена.

- Ну, вот мы и встретились, красавица! - хрипло рассмеялся Пьер. Что, не ожидала меня увидеть?

В голове у Лоры мелькнула мысль, что это, очевидно, он преследовал ее в туннеле, шпионил за ней...

- Пьер, отпусти меня! - презрительно бросила она, дернув плечом и пытаясь высвободить руку, но тот крепко держал ее.

- Ах, тебе неприятно мое общество? - злобно прошипел он. - Тебе, английской суке, которая изображает из себя невинную девочку! Ты и твои подруги - развратные девки, я знаю это! - Голос Пьера становился все громче, в нем появились угрожающие интонации. - Я знаю, что вы вытворяете вместе с этим плейбоем Фармайлом! Устраиваете в квартире оргии, балуетесь наркотиками, да Бог знает что еще. Я же не спускал с вас глаз. И не пытайся отрицать.

Никому еще не удалось обмануть Пьера Лежена!

- О чем ты говоришь? - недоуменно воскликнула Лора. - Какие оргии, какие наркотики? - Она чувствовала, как ею овладевает паника.

- Перестань строить из себя невинность! - зло бросил Пьер. - Ты даже похудела и осунулась за то время, что мы не виделись!

- Я... - пыталась возразить Лора, но Пьер грубо перебил ее:

- От тебя и сейчас пахнет вином, разве не так? Опять с кем-то шлялась?

- Прошу тебя, уйди и оставь меня в покое, - сухо проронила Лора. - Нам не о чем разговаривать.

- Уйду, когда захочу!

- Отпусти, ты делаешь мне больно!

- Ничего, потерпишь, ты тоже много раз делала мне больно, сука!

Лора бросила на Пьера презрительный взгляд. Черты его лица были искажены злобой и ненавистью, густые широкие брови сошлись на переносице, темные глаза сверкали гневом.

"Почему мне всегда казалось, что Пьер - красивый мужчина? - вдруг мелькнуло в голове Лоры. - Отвратительное лицо, порочное и грубое..."

Пьер еще крепче сжал ее плечо, и Лора чуть не вскрикнула от боли.

- Пусти, а не то я вызову полицию!

- Что? Полицию? - громко расхохотался он. - Ты, наверное, забыла, что я сам там работаю! Короткая же у тебя память! Что ты им скажешь? Ты думаешь, они поверят английской потаскухе?

- Отпусти меня, - бесстрастным голосом произнесла Лора и, оттолкнув Пьера, быстро открыла дверь и шагнула в квартиру, намереваясь захлопнуть дверь перед его носом, но он втиснулся вслед за ней, поставив ногу в дверной проем. Затем втолкнул Лору в прихожую, вырвал у нее из рук сумочку и швырнул на пол. Она оттолкнула Пьера, тогда он схватил ее за волосы и резко дернул. Дикая боль пронзила Лору, она вскрикнула и попятилась к стене.

- Не смей кричать, - хрипло произнес Пьер, - а не то я ударю тебя, шлюха!

Одной рукой держа Лору за волосы, он прижал ее к стене, а другой начал торопливо задирать ее длинное платье.

Лора попыталась оттолкнуть его, ударить ногой, но Пьер снова с силой дернул ее за волосы, и она застонала от боли.

- Я же предупреждал тебя - не дергайся! - прошипел Лежен. - Что, не хочешь со мной позабавиться?

Он навалился на нее всей тяжестью своего тела, сорвал маленькие кружевные трусики, быстро расстегнул молнию у себя на брюках, грубо раздвинул коленом ее ноги и, преодолевая неистовое сопротивление, вошел в нее. Лора стискивала зубы от боли и ужаса, стараясь не закричать, чтобы не вызвать у него новую вспышку гнева.

"Скорее бы все кончилось, - молилась она. - Скорее бы... Какой же он негодяй, мерзавец... Я не должна показывать, что боюсь его. Пусть видит мое презрение..."

Движения Пьера становились все быстрее, он хрипло дышал и постанывал. Наконец его тело несколько раз судорожно дернулось, он отпрянул от Лоры и, разжав руку, выпустил ее волосы.

- Сука, - прошептал он. - Маленькая английская сука...

Лора презрительно посмотрела в его разгоряченное лицо, затем ее взгляд скользнул ниже, задержался на спущенных брюках, и она холодно усмехнулась. Пьер торопливым жестом привел себя в порядок и с угрозой в голосе произнес:

- Не смей так смотреть на меня! Учти, то, что сейчас произошло, только начало! Я не оставлю тебя в покое, так и знай!

"Он не должен видеть, что я его боюсь, - мысленно твердила Лора. - Не должен!"

- Сегодня ты получила хороший урок" не так ли? хрипло рассмеялся Пьер. - Надеюсь, запомнишь его надолго.

- Убирайся! - сквозь зубы процедила Лора, повернулась к Пьеру спиной и медленно пошла в комнату.

Лежен проводил ее долгим взглядом и вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.

- Сука, - пробормотал он, нажимая кнопку лифта. - Грязная английская сука...

***

Дженифер вернулась домой только на следующее утро около десяти счастливая и в радостном возбуждении. Лора уже ушла на работу, Генриетты тоже не было. В спальне на столике лежала записка:

"Дженифер, звонил Джулиус. На следующей неделе он возвращается в Монте-Карло. Я сказала, что ты уехала с друзьями. Пожалуйста, срочно позвони ему в "Мокстон Лип", 843. Генриетта".

Дженифер снова и снова перечитывала записку, и настроение у нее портилось. Джулиус возвращается... Господи, как некстати! Она уж и думать о нем забыла! Разве можно вспоминать о Крепе, когда все ее мысли заняты Александром, его поцелуями, нежными прикосновениями, страстными порывами...

- Черт возьми! - громко сказала Дженифер. - Что же делать?

Она была настолько поглощена новой любовью, что даже не смогла заставить себя собраться с мыслями и что-нибудь решить в отношении Крепа. Теперь ей казалось, что он специально улучил момент, когда ей было плохо, нарочно проявлял заботу и внимание, руководствуясь лишь корыстными соображениями. В глубине души Дженифер сознавала, что не права, обвиняя Джулиуса в корысти, и тем не менее...

Она его должница, и как только он вернется, сразу же начнет требовать расплаты.

Быть рядом с ним, зависеть от его желаний, потворствовать прихотям, демонстрировать перед его друзьями и знакомыми свою преданность этому богачу, привыкшему покупать все, в том числе и любовь?

Дженифер села на кровать, тяжело вздохнула и закрыла лицо руками. Итак, на следующей неделе возвращается Джулиус Креп... Что же ей делать?..

Глава 21

Лора сидела в кресле самолета, совершавшего рейс по маршруту Ницца Нью-Йорк, и слушала монотонный гул моторов. Вечерним рейсом пассажиров летело немного, и два кресла рядом с ней были свободны.

Улыбающаяся стюардесса шла по проходу и раздавала наушники. Чтобы скоротать время, Лора взяла их, надела, еще ниже опустила спинку кресла и включила радио. Классическая музыка немного отвлекала от тревожных мыслей, не отпускавших Лору ни на минуту.

Как же могло случиться, что Пьер Лежен, человек, с которым она так долго встречалась, любила его, грязно надругался над ней, оскорбил и унизил? Мерзость, совершенная Пьером, не укладывалась у нее в голове. Да, они расстались, она сама настояла на разрыве, но разве могла Лора предположить, что его месть будет столь жестокой и отвратительной?

Лора осторожно коснулась затылка - он болел с тех пор, как Лежен ударил ее головой о стену, - и горестно вздохнула. Почему Пьер считает, что если люди расстаются, то один из них непременно должен мстить другому, да еще столь чудовищным образом? Казалось бы, прошло много времени, Лежену давно следовало успокоиться и смириться с потерей.., но нет.

Что он хотел доказать? Лишний раз подтвердить, что и раньше их отношения были далеко не безоблачными? Лора помнила, как грубо и вызывающе вел себя Лежен в последние месяцы их совместной жизни. Они часто ссорились, он оскорблял ее, делал больно и откровенно давал понять, что мужчина имеет право на пренебрежительное отношение к женщине. Почему же теперь она удивляется, что он так жестоко обошелся с ней? В сущности, Пьер всегда был таким - грубой, неотесанной скотиной.

Лора тряхнула головой, стараясь избавиться от навязчивых воспоминаний о Лежене. Нашла о чем думать! Впереди у нее цель, и она должна ее достигнуть, несмотря на все испытания. Сейчас надо думать только о том, как добиться успеха.

"Хорошо, что все это случилось накануне отъезда, - вдруг подумала Лора. - В Нью-Йорке у меня просто не будет времени без конца вспоминать мерзкие подробности гнусной сцены. Самолет унес меня от всего этого, и впереди меня ждет новая, интересная жизнь".

Накануне Лора рассказала подругам и Квентину о дикой выходке Пьера. Девушки были в ужасе, кляли Лежена на чем свет стоит. Квентин настаивал на том, чтобы Лора заявила в полицию на Лежена. Об этом не могло быть и речи! Что бы она сказала в полиции? Что их коллега-полицейский отомстил ей столь отвратительным образом фактически ни за что? Просто поиздевался? Да они подняли бы ее на смех! Нет, пережить еще одно сильное унижение она бы не смогла.

Вечером в клубе "Диско" девушки и Квентин устроили скромный прощальный ужин в честь Лоры, но его окончание было испорчено ссорой с Дженифер. И поводом для ссоры стал, сам того не ведая, Джулиус Креп. Он несколько раз звонил Дженифер, надеясь поговорить со своей драгоценной принцессой и обрадовать скорым возвращением, но ему так и не удалось застать ее дома. Отчаявшись, он послал телекс Лоре в офис и настойчиво просил разыскать легкомысленную подружку и передать ей, чтобы она немедленно позвонила ему.

Во время ужина Лора напомнила подруге о просьбе Крепа, но та лишь досадливо отмахнулась.

- Да ну его! - недовольным тоном произнесла Дженифер.

- Ты же обещала, что позвонишь! Джулиус ждет не дождется твоего звонка! Он волнуется, что тебя постоянно не бывает дома. Позвони ему обязательно!

- Не хочу! - неожиданно твердо заявила подруга. - Не хочу и не буду!

- То есть как? - опешила Лора.

- А вот так!

- Дженифер... Ну я прошу тебя... Джулиус беспокоится!

- Может, ты сама позвонишь ему и скажешь, что у меня все в порядке? попросила Дженифер.

- Да ты что? Он хочет услышать твой голос, а не мой!

Он влюблен в тебя, разве ты забыла?

- Да, я об этом давно забыла! - вдруг со злостью воскликнула Дженифер. - Почему я должна о нем помнить?

- Хотя бы потому, что этот человек спас тебе жизнь! - резко бросила Лора. - Об этом ты тоже забыла? Да если бы не Джулиус, не знаю, чем бы закончилась твоя эпопея...

- О Господи... - раздраженно протянула Дженифер. - Начинается... Как мне надоело слушать одно и то же! Почему я всем обязана, почему всем от меня что-то нужно? Сначала этот проклятый Жан-Клод хотел поймать меня в ловушку - не получилось! Теперь Креп вынашивает в отношении меня коварные планы!

- О каких коварных планах ты говоришь? - возмутилась Лора. - Он любит тебя, волнуется, заботится о тебе!

- И поэтому я всю оставшуюся жизнь должна посвятить Крепу, ползать перед ним на коленях, выполнять любые его прихоти! - Дженифер налила в бокал кока-колы и залпом выпила. - Я хочу жить так, как мне нравится, медленно произнесла она. - И никакой Креп не заставит меня подчиниться!

Лора с досадой бросила на стол крахмальную салфетку.

На лице у нее появилось раздраженное выражение.

- Ты категорически отказываешься звонить человеку, которому обязана собственной жизнью?

- Отказываюсь! Повторяю: если хочешь, звони сама!

Мне сейчас не до этого.

- Ах вот оно что! Чем же так заняты твои мысли, позволь спросить?

Неожиданно Дженифер улыбнулась.

- Я безумно влюблена, и все мои мысли заняты лишь этим, - призналась она.

Ее непосредственность и откровенность взбесили Лору.

- О какой любви ты говоришь? - воскликнула она. - К кому? К этому самодовольному, спесивому самцу Алексу, у которого таких, как ты, миллион? Да он же просто играет с тобой, вертит как хочет, неужели ты не понимаешь?

- Не смей так говорить о нем! - вскричала Дженифер. - Он любит меня, любит всей душой, а я - его!

Лора скривила губы и презрительно усмехнулась:

- Интересно, когда это ты успела так близко его узнать? За те несколько часов, что провела в горизонтальном положении, созерцая потолок? Подумать только, какая потрясающая проницательность!

Дженифер вскочила из-за стола, ее лицо побледнело от гнева, а серые глаза сузились.

- Нетрудно разобраться в мужчине, если имеешь кое-какой опыт, - злобно прошипела она. - Но тебе-то этого не дано! Ты же ведешь себя как монашка, точнее - вынуждена вести, потому что мужчины не балуют тебя своим вниманием! Вот и приходится тебе, бедненькой, изображать святошу!

- Что?

- То, что слышала! Ты просто завидуешь тем, у кого все получается! Тебе-то самой преподнесли хороший урок, вот ты и злишься! А меня Алекс любит, любит по-настоящему!

Лора не могла поверить услышанному. Дженифер.., ее лучшая подруга... Неужели она действительно так думает или просто болтает, как всегда, не подумав? Нет, слишком серьезны оскорбления!

- Возможно, я не пользуюсь успехом у мужчин, - процедила сквозь зубы Лора, - но я прекрасно понимаю, почему они так липнут к тебе.

- И почему же?

- Да потому что ты - шлюха! - гневно выпалила Лора.

- Не смей так меня называть! - взвизгнула Дженифер. - Не смей! Ты завидуешь мне, завидуешь!

Лора попыталась подавить гнев и взять себя в руки. Зачем она уподобляется этой пустой, безголовой Дженифер?

- Так что мне передать Джулиусу? - промолвила она безразличным голосом.

- Что хочешь! Катитесь вы оба к черту! - бросила Дженифер и ушла.

Лора вздохнула, выключила радио и сняла наушники.

Стюардесса принесла на подносе холодное мясо, салат и хлеб. Лора не была голодна, но еда заставила ее отвлечься от тяжелых мыслей и неприятных воспоминаний.

Теперь она думала о том, что обе они с Дженифер, в общем, были не правы. Да, Дженифер вела себя вызывающе, грубо, развязно, но зачем она, Лора, взялась учить ее жизни? Ей ведь давно известно, что Джен не очень умна, беспечна, легкомысленна, она никогда не дает себе труда задуматься о будущем.

Вечером и на следующее утро Дженифер не вернулась домой, очевидно не желая встречаться с Лорой.

"Помчалась к своему ненаглядному Алексу, - усмехалась Лора. - Не хочет со мной сталкиваться".

Как глупо, в сущности, все получилось! Не надо было затевать эту дурацкую ссору и провоцировать друг друга на взаимные оскорбления. Теперь Лора чувствовала вину перед Дженифер, потому что в пылу гнева тоже наговорила ей много лишнего.

"Надо будет позвонить ей, как только прилечу в Нью-Йорк, - решила она, - или написать. Да, лучше напишу и извинюсь. Ведь, в сущности, Дженифер неплохая: добрая, искренняя, открытая, непосредственная... Я обязательно напишу ей".

Стюардесса забрала поднос с пустой посудой, Лора поблагодарила ее, откинулась в кресле, снова включила радио и надела наушники. Классическая музыка успокаивала и помогала расслабиться, направить ход мыслей в другую сторону. Нью-Йорк, экзамены, диплом, новая жизнь, карьера... Да, было над чем подумать.

***

Долгий полет наконец закончился, и самолет благополучно приземлился в нью-йоркском аэропорту Кеннеди.

Лора вместе с другими пассажирами спустилась по трапу и направилась в зал прилета.

Толкая перед собой тележку с вещами, она оглядывалась по сторонам, ища встречающего ее представителя "Хаусон Мэй интернэшнл", и наконец заметила молодого человека, держащего в поднятой руке табличку "Мисс Лора Форсайт". Обрадовавшись, Лора поспешила к нему. Молодой человек вежливо улыбнулся и спросил:

- - Вы мисс Форсайт?

- Да, это я. Здравствуйте!

- Добрый вечер, мисс Форсайт! Мне поручено встретить вас и отвезти на квартиру, где вы временно будете жить.

Он подхватил Лорины вещи и повел ее к выходу, где стоял темно-серый лимузин. На улице было еще светло, вечер только начинался, и Лора улыбнулась, вспомнив, что в Монако сейчас глубокая ночь. Молодой человек усадил ее на заднее сиденье, и машина рванулась с места.

Лоре не раз доводилось видеть Манхэттен на фотографиях или в кино, но то, что она увидела из окна мчавшегося лимузина, поразило ее воображение. Потоки людей на широких улицах, бесконечные вереницы машин, несущихся с дикой скоростью, и.., небоскребы, угрожающе обозначившиеся в наступающих сумерках. Стекло, бетон, сталь... и все, кажется, надвигается на людей, подавляет" заставляет чувствовать себя лилипутом, живущим в каком-то нереальном мире.

"Обитатели Нью-Йорка наверняка так не думают, - мысленно усмехнулась Лора. - Они давно ко всему привыкли и перестали удивляться мощи этого города".

- Вы уже бывали в Штатах, мэм? - спросил шофер" заметивший изумленное выражение ее лица в зеркальца заднего вида.

- Нет, я здесь впервые. Просто поражена, - ответила Лора.

Шофер снисходительно улыбнулся.

- Да, это неплохой город. Позвольте, однако, леди, дать вам несколько советов, - сказал он. - Во-первых, по вечерам не гуляйте в одиночку по улицам, - начал он. - Если вечером вам нужно выйти из дома, всегда берите такси - так будет безопаснее. Когда ходите по магазинам и рассматриваете витрины, следите за тем, чтобы кто-нибудь не вырвал у вас из рук сумочку. А когда идете по улице, старайтесь держаться на приличном расстоянии от входных дверей, не приближайтесь к ним.

- Почему? - прошептала Лора.

- На вас могут напасть из-за двери, - с невозмутимым видом объяснил шофер.

Немой восторг, охвативший Лору в первые минуты знакомства с Нью-Йорком, сменился тревогой и разочарованием.

"Да, это не Монако? - с горечью подумала она, мгновенно представив широкие, просторные бульвары и набережные, по которым в любое время дня и ночи можно гулять, не допуская даже мысли о том, что кто-то нападет или вырвет сумочку из рук. Полицейские круглосуточно патрулируют улицы, и ни о каких хулиганских выходках или грабежах не может быть и речи. Да и люди в Монако, видимо, живут Другие, нежели в Нью-Йорке.

Другие? Но я Монако живут и такие, как этот подонок Пьер Лежен, который напал на Лору не на улице, а в ее же квартире.

- Вряд ли я буду гулять по вечерам, - сказала Лора. - У меня и времени-то свободного не будет. Надо готовиться к экзаменам.

- Кстати, тот район, куда я вас везу, считается спокойным и безопасным, - сказал шофер. - Компания сняла для вас квартиру в доме на Пятой и Семьдесят четвертой.

Оттуда удобно и быстро добираться на метро до Уолл-стрит.

Двадцать минут - и никаких проблем!

- Я не совсем поняла... Так на которой из двух улиц я буду жить? На Пятой или на Семьдесят четвертой? - недоуменно спросила Лора.

Шофер громко рассмеялся:

- Мисс, вы не поняли! Это же очень просто; здание находится на углу Семьдесят четвертой улицы и Пятой авеню, понимаете?

Лора не была уверена, что на сей раз поняла все правильно, но переспрашивать не стала. Скоро она разберется в особенностях этого города, перестанет удивляться, что у большинства улиц нет названий, а есть лишь порядковые номера, освоится, изучит транспортную систему, познакомится с людьми, жизнь которых движется стремительно и "без проблем", и все встанет на свои места.

Темно-серый лимузин мчался по улицам Нью-Йорка, и Лора, не отрываясь, наблюдала в окно за бурлящей жизнью. Большие, длинные, роскошные машины, которые постоянно гудят, требуя пропустить их вперед, толпы пешеходов, нетерпеливо ожидающих, когда на светофорах зажжется надпись "Идите", огромные витрины многоэтажных магазинов, сверкающие всеми цветами неоновые вывески.., и небоскребы. Гигантские, стремящиеся в небо и, кажется, живущие своей собственной, непонятной жизнью.

"Да, все-таки Нью-Йорк - замечательный город! - с восторгом думала Лора. - Возможно, он и опасен, если верить водителю, но ведь неприятности могут настигнуть где угодно, даже дома. Ничего, очень скоро я освоюсь и узнаю его получше".

***

На следующее утро Лора проснулась в хорошем настроении и предостережения водителя уже казались ей надув манным преувеличением.

"Все будет о'кей! - радостно повторяла она. - На метро до Уолл-стрит и никаких проблем!"

Было очень рано, разница во времени между Нью-Йорком и Монте-Карло составляла пять часов. Когда здесь наступала полночь, в Монако уже занимался новый день, а время нью-йоркского рассвета приходилось в Европе на время ленча.

В новом жилище Лоры не было привычных высоких французских окон, которые она обычно распахивала по утрам, впуская чистый свежий воздух. В комнате имелся кондиционер, который охлаждал или нагревал воздух, и Лора никак не могла с ним справиться: то оттуда била струя ледяного воздуха, то налетал жаркий вихрь. Немного помучившись, Лора все-таки отрегулировала кондиционер, и в комнате установилась приятная прохлада. В ванной, встав под душ, она повернула ручку крана, и.., струи воды ударили с такой силой, что Лора невольно вскрикнула и прижала руки к груди. Да, похоже, обитатели Нью-Йорка не любят полумер и полутонов. Все у них быстро, напористо и в полную силу.

Приняв душ и позавтракав, Лора оделась, вышла из дома и направилась к ближайшей станции метро. Спустившись вниз, она сразу же попала в толпу пассажиров, спешащих к подходящим поездам. Лора немного растерялась, замедлила шаг, но толпа обтекала ее, как сильный водный поток легкую лодочку, заставляя двигаться и крутиться на месте.

Она пыталась обратиться к кому-нибудь с вопросом, как ей попасть на перрон, но никто не только не отвечал ей, но, казалось, и не замечал ее присутствия.

Людской поток вынес Лору к билетному киоску, около которого стояли пассажиры. Когда подошла ее очередь, она вежливо обратилась к служащему и спросила про Уолл-стрит, но тот даже не удостоил ее ответом. Лора в недоумении последовала за другими пассажирами, но тут на ее пути выросли турникеты и преградили дорогу. Лора, двигаясь против людского потока, выбралась обратно, отыскала свободное местечко около киоска и стала наблюдать за пассажирами. Что же надо сделать, чтобы миновать эти чертовы турникеты?

Наконец она поняла, что нужно купить в киоске жетон, бросить его в узкую щель турникета, и тогда он пропустит тебя к перрону. Лора вздохнула с облегчением, снова встала в длинную очередь к киоску и, приблизившись к заветному окошку, молча положила перед служащим доллар. Он, даже не взглянув на нее, бросил несколько круглых жетонов и сдачу. Смерив служащего презрительным взглядом, Лора направилась к турникету. Она еще раз внимательно посмотрела, как идущий перед ней мужчина в деловом сером костюме бросает в щель жетон и проходит на перрон, и сделала то же самое. Цель была достигнута, турникет пропустил Лору, и она заторопилась к прибывающему поезду.

Лора не задумывалась над тем, следует ли этот поезд до Уолл-стрит; ей почему-то казалось, что все поезда должны туда следовать, ведь Уолл-стрит сердце делового мира Нью-Йорка.

Войдя в вагон и увидев, что все места заняты, она встала в проходе, но в этот момент поезд так дернулся, что Лора чуть не упала. Схватившись за поручень, она постаралась крепче стоять на ногах, если поезд снова начнет дергать.

Первая поездка в нью-йоркском метро произвела на Лору сильное и неприятное впечатление. Вагон постоянно шатало из стороны в сторону, колеса грохотали, скрежетали и стучали. Пассажиры подземки тоже вели себя, с точки зрения Лоры, весьма своеобразно. У всех были сосредоточенные, хмурые лица, никто не улыбался, многие уткнулись в газеты, другие тупо глядели себе под ноги, а некоторые во" обще ехали с закрытыми глазами.

"Просто роботы какие-то или инопланетяне! - с досадой подумала Лора. У кого же спросить про Уолл-стрит?"

Размышляя над странными особенностями поведения жителей Нью-Йорка, Лора не заметила, как осталась в вагоне одна. Она вскинула голову, обвела испуганным взгляд дом пустой вагон и растерянно посмотрела на часы.

Оказывается, она ехала пятнадцать минут!

Неожиданно поезд выехал из туннеля наверх, остановился, и в вагон вошел чернокожий служащий в униформе!

- Что вы здесь делаете, мисс? - строго спросил он" вращая яркими белками черных глаз. - Здесь нельзя находиться!

- Простите... Я заблудилась, - забормотала Лора.

- Как это - заблудились? - зло переспросил он.

Агрессивные манеры чернокожего служащего напугали Лору.

- Почему вы здесь оказались? - В его голосе прозвучали подозрительные интонации.

- Я.., мне надо добраться до Уолл-стрит, - начала сбивчиво объяснять Лора. - Но я ехала пятнадцать минут, а нужной остановки так и не было! Я заблудилась!

Очевидно, иностранный акцент и ее растерянное лицо смягчили гнев служащего.

- Уолл-стрит? - повторил он. - Но по этой ветке метро вы туда не доберетесь, мисс.

- И что же мне теперь делать? - испуганно спросила Лора.

Негр неожиданно рассмеялся, сверкнув белками глаз.

- Леди, все очень просто! Поезжайте в обратном направлении до Четырнадцатой улицы, там сделаете пересадку и доберетесь до Уолл-стрит! О'кей?

В десятом часу Лора наконец добралась до Уолл-стрит и, запыхавшись, вбежала в аудиторию, где уже начались занятия. Она вежливо поздоровалась, извинилась за опоздание перед преподавателем и объяснила, что заблудилась в метро. К ее удивлению, преподаватель бросил в ответ несколько раздраженных фраз, смысл которых сводился к тому, что надо тщательнее планировать маршрут и свое время.

Лора тихо седа на свободное место в последнем ряду и стала соображать, о чем же идет речь. Преподаватель даже не соизволил сообщить ей, что он сейчас читает, из какого учебника, какое задание...

В группе было пятнадцать человек: четырнадцать молодых людей и только одна девушка - Лора. Ей показалось, что они отнеслись к ее появлению враждебно. Соискатели брокерских дипломов неодобрительно и даже презрительно поглядывали на нее, расценивая как самонадеянную выскочку, которая тоже решила приобщиться к миру бизнеса и финансов.

"Наверное, все они - сынки богатых родителей, - со злостью подумала Лора. - Ищут теплые места в жизни.

Таким все легко достается!"

Преподаватель продолжал монотонным голосом читать лекцию, и Лора, глядя на него, думала о том, что такой неприглядный и высокомерный человек не имеет права занимать эту должность. У него было худое вытянутое лицо, длинный крючковатый нос и большие навыкате глаза, с неприязнью глядящие на окружающих.

Лора робко заглянула через плечо сидевшего рядом молодого человека, пробежала глазами страницу открытого учебника, достала ручку и тетрадь.

"Как же я буду заниматься и сдавать экзамены в такой недоброжелательной, даже враждебной, атмосфере?" - с тоской подумала она.

К концу занятий настроение Лоры не улучшилось и в глубине души она уже сожалела о том, что неуемное честолюбие и амбиции привели ее в Нью-Йорк.

Глава 22

Дженифер возвратилась в "Мерибель" лишь на следующий день после Лориного отъезда. Она не решалась встретиться с Лорой, поскольку чувствовала свою вину. Зачем она затеяла эту глупую ссору, наговорила гадостей, унизила и оскорбила подругу? Вместо того чтобы поддержать ее в трудную минуту, она вела себя как свинья. Дженифер ругала себя последними словами и не находила себе оправданий, но по своей привычке откладывала решение проблемы со дня на день, рассчитывая в глубине души, что все уладится само собой.

Войдя в просторный вестибюль "Мерибель", она направилась к лифту, но в этот момент из-за конторки выскочил консьерж и бросился ей навстречу. На его лице была написана целая гамма чувств: удивление, восторг, недоумение...

- Мадемуазель! Подождите! - воскликнул он. - Подождите! Там, на улице, вас ожидает сюрприз! Такой сюрприз!

- О чем вы говорите? - в недоумении спросила Дженифер. - Какой сюрприз?

- Разве вы ничего не видели у входа в дом?

- А что я должна была увидеть?

- Машину! Разве вы не заметили?

- Какую машину?

- Как какую? - От изумления консьерж вытаращил глаза. - "Мерседес", мадемуазель, "мерседес"! Он стоит около нашего дома! Пойдемте, я покажу его вам!

И консьерж, бесцеремонно схватив за руку ничего не понимающую Дженифер, потащил ее на улицу, бормоча французские слова вперемежку с английскими. Услышав знакомую фамилию "Креп", Дженифер вздрогнула от неожиданности.

- Мистер Креп оставил здесь машину? - спросила она, чувствуя, как сердце начинает сильно биться.

- Ну конечно! Мистер Креп! Он подарил "мерседес" вам, мадемуазель!

- Подарил? - еле слышно повторила Дженифер. - Как.., подарил?

Консьерж подвел Дженифер к припаркованному на стоянке спортивному серебристого цвета "мерседесу" и торжественно вручил ключи.

- Вот! - воскликнул он. - Вот ваша машина!

Дженифер недоуменным взглядом обвела серебристое чудо и не нашлась, что ответить. Неужели Джулиус Креп подарил ей "мерседес" стоимостью десятки тысяч франков?

Она открыла переднюю дверцу, осторожно потрогала руль, затем прикоснулась пальцами к мягкой кремовой коже сидений. Невероятно! Эта машина теперь принадлежит ей?

Фантастика...

- Мадемуазель! Где вы будете ее держать? - Голос консьержа вернул Дженифер к действительности. - Я полагаю, вам стоит арендовать место в подземном гараже. Он расположен через дорогу. Не стоит оставлять такую роскошную машину на оживленной улице!

- Я над этим подумаю, - сухо ответила Дженифер, давая понять назойливому консьержу, что разговор окончен. - Спасибо.

Консьерж пожал плечами, вернулся в дом, а Дженифер в раздумье продолжала стоять около машины, машинально поглаживая рукой ее блестящую гладкую поверхность. Как же ей поступить с таким дорогим, безумно дорогим подарком?

"Ты должна вернуть машину Крепу! - строго сказала она себе. - Нельзя принимать такие роскошные подарки от человека, которого не любишь!" , Внезапно она представила себя за рулем "мерседеса", мчащегося по улицам Монте-Карло. Да, увидев ее в такой шикарной машине, все друзья и знакомые умрут от зависти! Разве кто-либо из них может себе позволить приобрести такую роскошь?

"И все-таки ты не можешь принять столь дорогой подарок! - Дженифер тряхнула головой, чтобы прогнать красивые видения. - Цветы, купальник, пеньюар - это ничего" допустимо, но машина... Нет, обязательно верни ее Крепу!"

Влюбившись в Александра, Дженифер поклялась себе принимать подарки только от людей, с которыми ее связывают настоящие чувства. Незачем размениваться по мелочам и раздавать авансы. Она и так многим обязана Джулиусу Крепу. Да что там многим - собственной жизнью!

Дженифер покрутила в руках ключи, еще немного постояла около машины, не в силах оторвать восхищенного взгляда от серебристого чуда, и уже хотела вернуться в дом, как в этот момент подошел Александр. Господи, она совершенно о нем забыла! Они приехали вместе, чтобы Дженифер переоделась и забрала кое-какие вещи, и пока она разговаривала с консьержем и любовалась машиной, Александр ставил свою "альфа-ромео" на стоянку.

"Не хватало только, чтобы он узнал о подарке!" - с тревогой подумала Дженифер.

Александр восхищенным взглядом окинул автомобиль и воскликнул:

- Классная машина! Просто замечательная!

Дженифер быстро взяла его под руку, чтобы отвести подальше от "мерседеса", но Александр вдруг сказал:

- Я видел, как ты открывала дверцу, малышка. Ты, случайно, не хотела угнать машину?

- С чего ты взял? Просто я.., - Что просто? - В его голосе прозвучали подозрительные интонации.

- Это машина.., одного моего знакомого! - пробормотала Дженифер, чувствуя, как краска приливает к лицу. - Он сейчас в отъезде и просил присмотреть за ней.

- Кто он такой, этот твой знакомый?

" Дженифер постаралась придать своему лицу беспечное выражение.

- Ты его не знаешь, дорогой! Пойдем домой!

Александр пожал плечами, ничего не ответил, и они направились к лифту. Пока они поднимались и открывали входную дверь, Дженифер болтала без умолку, надеясь, что Александр забудет о серебристом "мерседесе", но... В квартире ее ожидало новое непростое испытание: на дверь спальни была приколота записка. Александр заметил ее раньше Дженифер.

"Дражайшая! Два дня назад вернулся твой Джулиус.

Извини, что сразу не сказала. Слишком занята с К. Срочно позвони ему! Он на яхте. Целую. Ген.".

Алекс прочитал записку, его лицо помрачнело, а брови сошлись на переносице.

- Так... Джулиус. Значит, Джулиус, - медленно произнес он.

Дженифер послышались в его тихом голосе угрожающие интонации.

- Это всего лишь мой знакомый! - быстро сказала она и попыталась обнять Алекса, но тот резко отстранился.

- Ах, знакомый! - презрительно бросил он. - Взгляд стал колючим и злым. - Уж не тот ли это Джулиус, владелец яхты "Ксерина"? Самоуверенный вульгарный маленький гаденыш? Прекрасно, Дженифер! И что же у Тебя с ним?

- Мы просто друзья, - Ответила она.

- Хорош друг, он ведь годится тебе в отцы, - хмыкнул Алекс.

Внезапно сильное раздражение охватило Дженифер.

Господи! Он рассуждает как Жан-Клод!

- Не будь таким снобом, - заявила она. - И попридержи язык. Я сама решаю, с кем дружить. Ты мне не хозяин.

- Я не люблю, когда меня принимают за идиота, - сквозь зубы процедил Александр.

- А ведешь себя как самый настоящий идиот! - выкрикнула Дженифер. - Я сказала тебе правду, хочешь верь, а хочешь нет. Дело твое!

Александр рванулся к двери, распахнул ее и выбежал из квартиры. Дженифер растерянно глядела ему вслед, не зная, как поступить: бежать за ним и умолять остаться или проявить твердость характера. Ей очень хотелось броситься за Александром, остановить его, задержать, но гордость не позволила этого сделать. Она молча пошла в гостиную, села на диван и закрыла лицо руками.

Господи, ну почему с ней всегда случаются какие-то неприятности, почему она то и дело попадает в дурацкие ситуации? Почему ей так не везет в жизни? Кто в этом виноват? Наверное, она сама, и никто больше. Она слишком долго игнорировала Джулиуса. Позвони она ему раньше, Алекс никогда не прочел бы эту дурацкую записку.

"Да, я сама во всем виновата, - печально думала Дженифер. - Мой дурной характер, эгоизм, непростительное легкомыслие, глупость... Неужели Алекс никогда больше мне не позвонит? Как же его вернуть? Вот если бы сейчас рядом со мной была Лора, она дала бы мне дельный совет..."

Мысль о лучшей подруге всколыхнула в Дженифер новую бурю эмоций, и она заплакала.

"Ведь я и Лору умудрилась обидеть! - с горечью думала Дженифер. - Лору - лучшую подругу, надежную, умную, рассудительную. Сколько раз она просила меня позвонить Джулиусу и хотя бы на словах выразить ему мою признательность и благодарность! Кто знает, вернется ли Алекс, а Джулиус Креп - вот он, рядом, и, готов выполнись любое мое желание! Он подарил мне роскошную машину. Невероятно, но факт! За что? За мою черствость и невнимательность? Я должна немедленно позвонить Джулиусу и поблагодарить его..."

Дженифер встала с дивана, подошла к телефону и набрала знакомый номер. Никто не ответил. Она позвонила еще раз, но в трубке звучали лишь длинные гудки. Дженифер тяжело вздохнула, повесила трубку и побрела на кухню приготовить себе чай. Она поставила чайник на плиту, зажгла газ, и в этот момент раздались телефонные звонки. Дженифер бросилась к телефону и рывком сняла трубку.

"Господи, сделай так, чтобы это был Алекс!" - успела она подумать, прежде чем сказать:

- Алло! Я вас слушаю!

- Здравствуй, моя любимая, драгоценная куколка! - услышала она хорошо знакомый мужской голос. - Наконец-то я до тебя дозвонился!

На лице Дженифер появилось разочарованное выражение.

- Джулиус! - Она постаралась, чтобы ее голос прозвучал как можно радостнее и оживленное. - Джулиус, как поживаешь? Рада тебя слышать! Как твои дела? Почему не заходишь в клуб повидаться со мной?

- Теперь приду, - проворчал Джулиус. - Тебя же невозможно застать дома. Я много раз звонил, но трубку брали то Лора, то Генриетта. Где ты пропадаешь?

- Я? Пропадаю? - притворно удивилась Дженифер. - Нигде! Работаю, встречаюсь с друзьями.

- А мне показалось, ты избегаешь меня, - усмехнулся Джулиус.

- Ну что ты... Я тоже звонила тебе, но не могла дозвониться.

- Ладно, детка, поверю тебе на слово, и то только потому, что мне хочется в это верить.

- Кстати Джулиус.., вот а чем я хотела с тобой поговорить. Ты прислал мне такой роскошный подарок, машину, но.., я не могу его принять.

- А что, собственно, тебя смущает? По-моему, машина - это удобно, быстро, надежно. Вот, например, ты говоришь, что не могла до меня дозвониться. Села бы в машину и приехала ко мне!

Голос Джулиуса звучал весело, но Дженифер казалось, что в интонациях таится определенный подтекст.

- В общем, моя драгоценная, сейчас же садись за руль и приезжай! вдруг сказал Креп.

- Но я не умею водить машину! - испуганно воскликнула Дженифер. - Я... Нет, я не смогу!

- А что здесь уметь? - удивился Джулиус. - Открывай дверцу, садись, вставляй ключ зажигания, жми на педаль...

Такая машина, как эта, сама тебя отвезет, куда захочешь.

Между прочим, это самая лучшая и надежная модель. И в то же время простая в управлении. - В голосе Джулиуса прозвучали горделивые нотки.

- Но, Джулиус...

- А когда ты приедешь, мы обо всем поговорим и ты объяснишь, почему не хочешь принять мой подарок. И остальное тоже.

"Остальное тоже", - мысленно повторила Дженифер.

О чем именно будет разговор? О том, что она должна, просто обязана, с его точки зрения, лечь с ним в постель? О том, как умело опутывает ее Креп своими сетями? А что, если набраться храбрости и сказать ему правду? Признаться, что она любит другого? Какую реакцию вызовет у Джулиуса ее признание? Негодование? Ярость? Он набросится на нее и потащит в постель? Надругается, как Пьер Лежен над бедной Лорой?

- Ладно, - сказала Дженифер. - В котором часу мы встретимся? Только учти, я приду пешком. Я действительно боюсь разбить такую шикарную машину, Джулиус!

Он громко рассмеялся и ответил:

- Давай поступим по-другому. Я заеду за тобой около четырех, научу управлять машиной, а потом мы прокатимся куда-нибудь. Жди меня, моя принцесса!

Дженифер повесила трубку и задумалась. Как ловко Джулиус Креп умеет манипулировать людьми и навязывать "м свою волю. Вот и с ней он разобрался за пять минут.

Ненавязчиво дал понять, что машина остается у нее, сказал, что научит водить, словно речь шла о давно решенном вопросе, не позволил Дженифер даже что-либо возразить.

Впрочем, неудивительно, ведь он сделал свой первый миллион в двадцать семь лет! С его напором, решительностью и убедительными речами...

"А может, это и хорошо, что я встречусь с Джулиусом! - промелькнула неожиданная мысль. - Отвлекусь, развеюсь.

Он веселый, вмиг поднимет мне настроение".

Она взглянула на часы, висевшие на стене. До встречи с Крепом оставалось еще целых два часа. Чем же заняться?

Дженифер закурила, вышла на балкон и села в кресло-качалку. Она чувствовала себя совершенно вымотанной. Глаза слипались, хотелось спать. Потушив сигарету, Дженифер устроилась поудобнее в кресле-качалке и моментально задремала.

Ей снилось улыбающееся лицо Алекса, он обнимал ее за плечи, крепко прижимал к себе, шептал ласковые слова, они целовались, и у нее сладко замирало сердце. Даже во сне Дженифер чувствовала вкус его губ, наслаждалась прикосновением рук и ждала новых нежных признаний.

Лишь одна настойчивая мысль продолжала пульсировать в ее дремлющем сознании: увидит ли она когда-нибудь Алекса снова?

***

Рано утром, по дороге на Уолл-стрит, Лора вспоминала вчерашний день и старалась приободрить себя. Во-первых, руководитель группы, проводивший занятия, оказался вовсе не таким злым и страшным, каким ей почудилось вначале. Во-вторых, к его речи с сильным американским акцентом -Лора начала понемногу привыкать, а темы, которые он объяснял, были ей уже известны. В общем, не так вое плохо, а скоро будет о'кей.

В одиннадцать объявили перерыв, и молодой человек, сидевший рядом с Лорой, неожиданно предложил ей сходить выпить кофе. На вид ему было около тридцати, у него были коротко стриженные жесткие волосы и выразительные карие глаза. Лора взглянула на него с благодарностью.

Наконец-то хоть кто-то проявил к ней дружеское участие.

- Спасибо, с удовольствием, - ответила она. - Я ведь здесь никого не знаю и чувствую себя неуютно. Кстати, меня зовут Лора Форсайт.

Собеседник официально пожал ей руку.

- Чудесное имя! - произнес он. - А я Эндрю Пакарт.

Ты англичанка?

- Ты совершенно прав, - улыбнулась Лора.

Эндрю подошел к автомату с горячим кофе и налил" его в два белых стаканчика.

- Нетрудно догадаться по твоему акценту. Скажи, а сколько тебе лет? По-моему, ты слишком молода, чтобы здесь учиться.

- Две недели назад мне стукнуло двадцать один, - ответила Лора.

- Да ты самая юная в нашей группе! - воскликнул Эндрю. - Скажи, а почему ты приехала сдавать экзамены в Штаты? Разве в Англии нет фондовой биржи?

- Есть, конечно.

- Так в чем же дело? Почему ты предпочла именно Нью-Йорк?

Лора немного помолчала, а потом объяснила:

- Видишь ли, в Англии другие традиции - там на бирже работают в основном мужчины, и человеку из обычной семьи, тем более девушке, пробиться туда практически невозможно.

Эндрю удивленно приподнял брови.

- Вот оно что:.. - пробормотал он. - Да, в Америке все по-другому!

- И тем не менее в нашей группе четырнадцать парней и только одна девушка! - усмехнулась Лора.

- Значит, ты мечтаешь изменить установившиеся традиции и стать биржевым маклером в Англии? - спросил Эндрю.

- Нет, я собираюсь работать в отделении "Хаусон Мэй интернэшнл" в Монако, а потом... - Она осеклась. - Там видно будет.

Лора решила не говорить новому знакомому, что при благоприятном развитии событий она, возможно, будет работать на Нью-Йоркской бирже.

- В Монако? - переспросил Эндрю.

- Да, именно там, - кивнула она.

Допив кофе, они вернулись в аудиторию. Эндрю познакомил Лору со своими приятелями, и они оказались вовсе не такими надменными и заносчивыми, какими выглядели в первый день занятий.

В начале занятий преподаватель раздал всем учебники и, свирепо вращая глазами, строго предупредил:

- Вам надо выучить их назубок! Эти учебники должны стать вашими настольными книгами, библией, если хотите!

Понятно?

У Лоры вытянулось лицо. Книги весили, наверное, тонну, каждая была толщиной не меньше трех дюймов.

- Я работаю в бостонском отделении "Хаусон" и уже два раза заваливал экзамены, - шепнул Эндрю Лоре. - Если завалю и на сей раз.., то все!

- Не волнуйся! - ободряющим тоном ответила она. - С третьего раза обязательно сдашь!

Во время занятия преподаватель, фамилия которого была Вэйс, несколько раз задавал Лоре непростые и, как ей казалось, каверзные вопросы, но она отвечала грамотно и правильно, чем вызвала у него легкое недоумение. Оказывается, эта юная самоуверенная: блондиночка неплохо подготовлена и знает предмет не хуже молодых людей!

В перерыве все отправились на ленч. Он произвел на Лору неизгладимое впечатление. Все было не так, как в Монако, где люди во время обеденного перерыва не спеша направлялись в ближайшее кафе, неторопливо ели, беседою вали, обменивались впечатлениями... Здесь же, в Нью-Йорке, представление о ленче было иным. Все студенты быстро спустились в закусочную, где не было столов. Их заменяли полки, укрепленные вокруг колонн, куда посетители ставил ли напитки и стоя поедали свои гамбургеры, громко разговаривая друг с другом. Лора, пытаясь угнаться за остальными, с трудом успела съесть сандвич и выпить кофе.

"Ну и ну! - удивлялась она. - Вот это скорость! Ни одной лишней минуты! Интересно, что бы сказал Фиц, увидев меня здесь, в этой тесноте и шуме? Наверное, его бы это здорово позабавило.

После ленча компания "Хаусон Мэй интернэшнл" знакомила будущих брокеров со своей могущественной империей. Сначала им прочитали короткую ознакомительную лекцию о работе компании, ее филиалах и отделениях, разбросанных по всему миру, а потом повели на экскурсию по этажам и офисам. Вел экскурсию руководитель отдела по работе с персоналом Боб Доусон, очень высокий худощавый мужчина средних лет с вытянутым лицом и тонкими редкими волосами. От студентов Лора уже знала, что Боб Доусон - в числе тех, кто будет оценивать ее знания и решать, выдать ей диплом по результатам экзаменов с первого раза или нет.

На бесчисленных этажах "Хаусон-билдинг" располагались многочисленные офисы компании, отделы доставки и продаж, совет директоров, международный отдел и многое, многое другое. Часть здания сдавалась в аренду другим компаниям.

Больше всего Лору поразил большой зал, где непосредственно заключались сделки, продавались и покупались пакеты акций, где брокеры, выступая от имени клиентов, играли на повышение и на понижение курса валют. На электронном табло в виде широкой ленты быстро бежали ряды, колонки и столбцы цифр и букв, которые для одних в данный момент означали крупный выигрыш, получение богатства, а для других - крах всех надежд и ожиданий, проигрыш и потерю состояния. Казалось, вся жизнь сосредоточилась в этом зале. Брокеры то и дело срывались с места, без конца звонили по телефону, принимали заявки, отказы, спрашивали совета, задавали вопросы, сообщали о результатах... но при этом умудрялись практически не отрывать напряженного взгляда от бегущей неоновой ленты с цифрами.

Да, жизнь в этом зале бурлила и кипела, поражая непосвященных своим стремительным ритмом. Молодые девушки-секретарши и помощники брокеров бегали от стола к столу, хватали листы бумаги, быстро пробежав их глазами, бросали обратно на стол, звонили по телефону, переговаривались с другими молодыми людьми и.., глядели, глядели на ползущую неоновую ленту.

"Неужели и я скоро стану частью этой, напряженной, но такой увлекательной жизни? - с восторгом думала Лора, глядя на брокеров. - Может, мне действительно после сдачи экзаменов стоит остаться в Нью-Йорке и пойти работать на фондовую биржу? У меня будут свои постоянные клиенты, сначала немногочисленные, потом их круг расширится... Да, "Хаусон Мэй интернэшнл" могущественная финансовая империя, и я надеюсь, что мне удастся сделать здесь карьеру".

После ознакомительной экскурсии, которая произвела на Лору сильное впечатление, занятия продолжились, а вечером, вернувшись в свое временное жилище, она, вдохновленная увиденным, засела за учебники.

У нее оставалось две недели, после чего надо было сдать два очень сложных экзамена, от которых зависела, как ей казалось, дальнейшая жизнь. А жизнь для Лоры сейчас ассоциировалась со словом "карьера".

***

Зазвонил телефон, Дженифер проснулась и, вскочив с кресла-качалки, побежала в комнату. Взглянув на часы, она оторопела: неужели уже четыре? Значит, она два часа проспала на балконе! Она схватила телефонную трубку и пробормотала:

- Алло!

- Джен? Куколка моя, я здесь, внизу! - услышала она знакомый голое.

- Джулиус... Ты уже пришел?

- Конечно, и жажду увидеть мою драгоценную красавицу! - ответил Креп. - Давай, спускайся скорее!

Дженифер повесила трубку, быстро оделась, причесалась и побежала к лифту. Спустившись на первый этаж, она увидела стоявшего в вестибюле Джулиуса Крепа и остолбенела от изумления и неожиданности. Это был он.., и не он. Невысокий, подтянутый мужчина в элегантном костюме.., лет на пятнадцать моложе Джулиуса.

"Господи, так это он или его младший брат? - недоуменно подумала Дженифер. - Что за разительные перемены?"

- Привет, моя дорогая принцесса! - радостно произнес Джулиус, протягивая к ней руки. - Что ты так странно смотришь? Не узнала старину Джули? Иди же, поцелуй меня в щечку, детка!

- Это.., ты? - едва вымолвила Дженифер. - Я тебя и правда не узнаю!

Она не верила своим глазам! Лицо Джулиуса изменилось так же сильно, как и фигура. Загорелое, чуть округлое; вместо двойного подбородка сильная волевая челюсть; исчезли нелепые усики, придававшие Джулиусу несколько шутовской вид; темные волосы коротко пострижены и тщательно уложены. А глаза... Глаза, разумеется, остались голубыми, но, как показалось Дженифер, смотрели тоже по-другому.

Дженифер не отрываясь глядела на Крепа и молча разводила руками. Джулиус лукаво улыбнулся и подмигнул.

- Что, потеряла дар речи, моя драгоценная? - весело спросил он. Теперь я тебе нравлюсь больше, чем раньше? Ну, не скупись на комплименты, порадуй дядюшку Джулиуса!

- Ты.., неотразим! - наконец воскликнула Дженифер. - Но я.., не узнаю тебя!

- Я очень старался! Хотел удивить тебя, моя красавица!

- Тебе это удалось!

Он взял Дженифер под руку, они вышли на улицу и направились к серебристому "мерседесу".

"Что за метаморфоза произошла с Джулиусом? - думала Дженифер. - Как он сумел так измениться?"

Она помнила, что раньше даже его внешний вид вызывал у нее если не омерзение, то по крайней мере физическую неприязнь, а уж чтобы лечь в постель с этим жирным, лоснящимся, обрюзгшим поросенком.., об этом было страшно подумать. До чего отвратительным он был, липким, сладким, противным... А как безвкусно одевался: нелепые костюмы, полнившие его, какие-то немыслимые жилеты, лакированные ботинки...

Теперь все изменилось. Рядом с Дженифер шел элегантный привлекательный мужчина средних лет в дорогом, прекрасно сшитом темном блейзере и темно-серых брюках.

Начищенные до зеркального блеска черные ботинки классической модели сверкали на солнце.

Дженифер поймала себя на мысли, что ей приятно идти рядом с Джулиусом, разговаривать, шутить.., и его прикосновение больше не вызывает у нее дрожи. А как же ее драгоценный, ненаглядный Алекс?

"Я подумаю о нем позднее, - привычно успокоила себя Дженифер. - Сейчас рядом со мной Джудиус Креп, и мне хорошо с ним, легко и спокойно".

- Малышка, ты, надеюсь, захватила ключи от, машины? - прервал ее размышления Джулиус.

- Да, вот они.

Дженифер протянула ключи, он открыл дверцу и сел на переднее сиденье. Но не на место водителя, а радом - на пассажирское.

- Садись за руль, моя принцесса! - бодрым тоном скомандовал он.

- Нет, Джулиус! Нет! - запротестовала Дженифер. - Я правда не умею водить машину! Мы врежемся в первый же столб!

- Не врежемся, если ты будешь внимательно слушать мои команды, ответил Джулиус.

Дженифер вздохнула, послушно села в машину и положила руки на руль.

- Что теперь? - спросила она.

- Не будь трусихой! "Мерседес" - это машина, которая везет тебя сама, - я, кажется, уже говорил тебе об этом.

Он не спеша подробно растолковал перепуганной Дженифер, что и как делать, и буквально через пять минут она легко управляла машиной, словно за ее плечами были годы опыта.

- Так, дорогая, так? - подбадривал Джулиус. - Хорошо! Замечательно!

Дженифер радостно улыбалась, крепко сжимая обтянутый кожей руль.

- Вот здорово! - восторженно воскликнула она. - Как будто я всю жизнь водила машину!

- Итак, с этой минуты я твой вечный пассажир! - лукаво улыбаясь, произнес Джулиус. - Как приятно иметь такого очаровательного шофера! Мне повезло!

Дженифер кокетливо засмеялась, но сомнения, постоянно мучившие ее, не давали расслабиться и снять напряжение. Как вести себя дальше? Теперь ей уже не хотелось, как несколько часов назад, признаваться Джулиусу в том, что она по уши влюблена в Алекса и не мыслит без него жизни. К чему эти неуместные откровения? Тем более что в отношениях с Алексом возникли осложнения, если не сказать - разрыв. А если он никогда больше не позвонит ей "что тогда? Сидеть и ждать у моря погоды? Нет, она пока не будет рвать отношения с Джулиусом! И не потому, что он любит ее и делает такие потрясающие подарки, а просто ей действительно приятно общаться и быть вместе с ним. Ведь он стал совершенно другим.

- Куда прикажете вас отвезти? - шутливо поинтересовалась Дженифер.

- Вперед! Только вперед! - воскликнул Джулиус. - Машина сама знает дорогу!

***

Серебристый спортивный "мерседес" бесшумно мчался по дороге, ведущей в Белью. Дженифер наслаждалась быстрой ездой и упивалась сознанием того, как шикарно она выглядит за рулем этой великолепной машины. Автомобиль олицетворял для нее образ иной - богатой и беззаботной - жизни.

Джулиус попросил затормозить около ресторана, они вышли из машины и направились к столикам под ярко-желтыми зонтиками, расположенным на открытой террасе.

Отсюда открывался великолепный вид на побережье. Заказав по бокалу холодного вина, Джулиус наклонился к Дженифер, взял ее руку в свою и поцеловал пальцы.

Дженифер не отрываясь смотрела на него и все никак не могла привыкнуть к его новому облику. Теперь он выглядел лет на сорок, не больше, но она-то знала, сколько ему на самом деле. Он сам однажды признался ей в порыве откровения, что ему недавно исполнилось пятьдесят три. Да он и выглядел раньше на свои годы, если не старше!

- Я жду увлекательного рассказа о том, как толстому лягушонку удалось превратиться в принца, - с улыбкой произнесла Дженифер.

Джулиус Креп широко улыбнулся, показав жемчужно-белые зубы, казавшиеся еще белее на фоне лица, покрытого красивым загаром. Его голубые глаза светились радостью, и в них то и дело вспыхивали озорные искорки.

- Ладно, сейчас я поведаю тебе эту захватывающую историю, - ответил Джулиус. - Собственно, ничего удивительного в ней нет. Почти месяц я провел в специальной клинике, и за это время из меня сделали нового человека.

Массажи, специальные процедуры, ванны, гимнастика, разнообразные эффективные диеты, бассейн, тренажеры, комплекс упражнений... Вот я и стал другим человеком.

- Как здорово... - зачарованно протянула Дженифер.

- Да, забыл еще сказать. Там работает стилист. Я несколько раз посещал его, и он дал мне много практических советов, как улучшить свой внешний вид. Ну, я имею в виду прическу, стиль одежды, все остальное... Манеру поведения, речь.

- Ты очень изменился, Джулиус! - искренне сказала Дженифер. - Стал интересным, элегантным мужчиной!

- Я очень старался, моя куколка. - Он лукаво взглянул на нее. Надеюсь, ты понимаешь, какую цель я преследовал?

- Какую же? - спросила Дженифер.

Она заранее знала ответ, и он немного беспокоил ее.

Неужели Креп снова начнет соблазнять ее, говорить двусмысленности, намекать?.. Как хочется просто встречаться с ним, не думая о том, что за простым дружеским общением между мужчиной и женщиной, как правило, следуют иные, более серьезные отношения!

- Послушай, но ведь тебе теперь придется постоянно следить за собой. Чтобы сохранить такую внешность и фигуру, нужно приложить немало сил. Гимнастика, диета, массаж...

- Думаю, с этим не будет проблем, особенно если ты будешь рядом, дорогая. К тому же я ведь купил эту клинику, - заявил Джулиус.

- Купил? - едва смогла вымолвить Дженифер. - Как купил?

- Да очень просто! У них там финансовые затруднения; вот я и предложил им сменить хозяина. Они, разумеется, с радостью согласились. Собственно, это даже не клиника, а небольшой пансионат.

- Но он же стоит огромных денег.

Джулиус пожал плечами.

- Я провернул несколько удачных сделок, в результате у меня появились лишние деньги, а их необходимо сразу же вложить в какое-нибудь выгодное предприятие. Этот пансионат я превращу в большой оздоровительный комплекс, и он будет приносить приличный доход. Все просто, моя куколка!

Дженифер восхищенно смотрела на Джулиуса. Да, он необыкновенный человек: умный, хитрый, расчетливый и... добрый. Джулиус снова взял ее руку и поцеловал.

- Ты все еще остерегаешься меня? - тихо спросил он.

"Ну вот, опять за старое!" - с досадой подумала Дженифер.

- Почему остерегаюсь? - возразила она. - Вовсе нет!

С чего ты взял?

Джулиус пожал плечами.

- А как твое здоровье? - Он предпочел сменить тему. - Все в порядке?

- Да, все хорошо, и я чувствую себя замечательно!

- Рад за тебя!

Дженифер пристально глядела на Крепа и пыталась понять, как следует расценить его нынешнее поведение. Как искренность или новую стратегию? Она самоуверенно считала себя умной девушкой, но в данной ситуации полагала, что в уме и хитрости с Крепом ей не тягаться.

- Кстати, о твоей машине... - произнес Джулиус.

- Это не моя машина, я не могу принять такой дорогой подарок! запротестовала Дженифер.

- Малышка, послушай, что я тебе скажу. Машина - твоя, бери ее, а мне позволь ухаживать за тобой, пока ты окончательно не оправишься. - Голос Крепа звучал серьезно и настойчиво. - У тебя были не самые лучшие времена, и я хочу, чтобы ты поскорее о них забыла; Поверь, мне это доставляет удовольствие. Приходи и загорай, мой домик на пляже тоже к твоим услугам. Я хочу быть уверен в том, что ты нормально питаешься и восстанавливаешь силы.

- Но...

- И никаких "но"! Ты молодая очаровательная девушка, и у тебя должно быть все самое лучшее: одежда, украшения, меха, машина... Я мечтаю дать тебе все это и любоваться тобой, моя дорогая. Ты так нуждаешься во внимании и заботе.

- Но, Джулиус!.. - снова возразила Дженифер.

- Слушай, все, что я хочу, - это заботиться о тебе. Я готов носить тебя на руках. Поверь мне, прошу тебя. Я ничего не требую взамен. Скажи, ты согласна?

"Что это, искренняя забота или умело расставленная ловушка?" взволнованно подумала Дженифер, но ей казалось, что слова Джулиуса прозвучали искренне и от души.

- Спасибо за заботу! - сказала она. - И все-таки я не смогу принять твой подарок.

- Ладно, - неожиданно легко согласился Креп. - Тогда мы поступим по-другому.

- Как? - удивилась Дженифер.

- А очень просто! Считай, что я дал тебе машину напрокат, и в любой момент, когда она окажется тебе не нужна, ты сможешь вернуть ее мне. Договорились?

Дженифер неопределенно пожала плечами.

- Учти, малышка, если не согласишься, я очень на тебя обижусь! предупредил Джулиус.

Противоречивые чувства одолевали Дженифер: ей очень хотелось с гордым, независимым видом разъезжать на роскошном серебристом "мерседесе" по улицам Монте-Карло, вызывая черную зависть знакомых, и в то же время она опасалась попасть в прямую зависимость от миллионера.

Хотя, собственно, она уже давно в нее попала...

- Ладно, - улыбнулась Дженифер. - Будем считать, что ты дал мне машину напрокат.

- Вот и замечательно! - радостно воскликнул Джулиус. - А теперь допивай вино и отвези меня - твоего первого и, надеюсь, единственного пассажира - на яхту! Пусть члены моей команды умрут от зависти, увидев, какая принцесса привезла их хозяина!

На обратном пути Дженифер наслаждалась бесшумным ходом машины, любовалась изумительным морским пейзажем, а свежий ветерок ласково трепал ее длинные распущенные волосы и приятно холодил разгоряченное дневным солнцем лицо.

Джулиус, сидя рядом, исподволь наблюдал за своей обожаемой Дженифер и едва заметно улыбался уголками рта.

Очень скоро его мечты сбудутся; он не только оденет эту прелестную девушку в дорогие наряды и осыплет бриллиантами, но и сделает своей. А в том" что это обязательно произойдет, Джулиус теперь не сомневался.

Глава 23

Хотя учеба поглощала практически все время, Лора все же умудрялась замечать происходящее за стенами аудиторий - жизнь Нью-Йорка, его напряженный ритм, бешеные скорости и стремительное движение. Какие-то детали бросались в глаза, что-то она отмечала машинально, пытаясь потом осмыслить и переварить. Она уже привыкла к тому, что студенты и сотрудники "Хаусон Мэй интернэшнл" не ходят по огромному зданию, а носятся сломя голову.

Казалось, все в этом непостижимом мире одержимы тем, чтобы экономить время. Скоростные лифты, преодолевающие восемнадцать этажей за считанные секунды, тоже перестали удивлять. Вот и сейчас, спустившись на первый этаж, она лишь усмехнулась про себя, вспомнив старенький дребезжащий лифт в "Мерибель".

"Другая страна - другие скорости. Разве тихому, уютному Монако когда-нибудь угнаться за стремительным, рвущимся все время вперед Нью-Йорком? Да и нужно ли?"

Лора пересекла роскошный мраморный вестибюль и направилась к выходу, как вдруг за ее спиной раздался бодрый мужской голос:

- До чего же приятно видеть очаровательную девушку со счастливой улыбкой на губах!

Лора обернулась и удивленно посмотрела на молодого человека, произнесшего эти слова. Доли секунды ей хвати" до на то, чтобы оценить: незнакомец необыкновенно хорош собой. Он был высок, атлетически сложен, а таких необыкновенных глаз ей еще ни у кого не доводилось видеть.

Зеленые, с золотыми искорками, обрамленные длинными черными ресницами. Лицо покрывал красивый ровный загар. У незнакомца был прямой короткий нос и красиво очерченный рот, готовый в любой момент расплыться в улыбке.

Какая это была улыбка! Широкая, искренняя, добродушная и в то же время чуть лукавая и обольстительная. Короткие, жесткие, с золотистым отливом каштановые волосы аккуратно подстрижены. Незнакомец был одет в безукоризненного покроя костюм и белую рубашку.

- Эй, что случилось с вашей потрясающей улыбкой? - шутливо спросил молодой человек, и Лора вздрогнула при звуках его голоса - красивого и глубокого баритона. - У вас такой вид, словно вы увидели привидение.

- Простите, - пробормотала она. - Я немного задумалась, а вы меня напугали.

- Напугал? - улыбнулся незнакомец. - Надеюсь, вы поверите, что я вовсе не хотел этого?

Лора тоже улыбнулась и опустила голову.

- Я вижу, вы собираетесь вечером интенсивно готовиться к завтрашним занятиям? - спросил молодой человек, кивнув на толстые папки в ее руках. Позвольте я помогу вам. - И, не дожидаясь разрешения, он взял папки из рук удивленной Лоры. - Я отвезу вас домой в своей машине, - продолжал незнакомец уверенным тоном. - Это слишком тяжелая ноша для такой изящной девушки, как вы.

В интонациях голоса, в движениях, манере держаться сквозила такая самоуверенность, что Лора откровенно растерялась. Она не успела и глазом моргнуть, а незнакомец уже вел ее к выходу.

- Подождите! - опомнилась наконец Лора. - Подождите... Конечно, это весьма любезно с вашей стороны, но я...

- О каких любезностях вы говорите? - улыбнулся он. - Все будет о'кей, не так ли?

- О'кей... - пробормотала Лора и послушно последовала за молодым человеком.

На улице около выхода стоял роскошный темно-серый лимузин, за рулем которого сидел водитель в униформе.

- Но я.., мне... - пыталась слабо протестовать Лора.

Молодой человек широким жестом распахнул заднюю дверцу машины и произнес:

- Прошу вас, очаровательная леди, садитесь!

Лора села на удобное, обтянутое мягкой кожей сиденье, а незнакомец расположился рядом и сказал водителю:

- Сначала отвезем молодую леди, а потом поедем домой, Генри!

- Да, сэр, - ответил тот, и, прежде чем Лора успела что-либо возразить, роскошный лимузин тронулся с места, увозя ее с Уолл-стрит.

- Знаете, я все-таки попросила бы вас остановить машину! - сказала Лора, стараясь придать голосу твердость. - Я прекрасно доберусь до дома на метро!

Незнакомец лишь рассмеялся в ответ:

- Разве можно молодой очаровательной девушке ездить одной в метро? Вас там могут похитить!

- А вы разве не похитили меня? Куда вы меня везете?

Ведь вы даже не знаете мой адрес!

- Какой у вас приятный английский акцент! - весело воскликнул незнакомец. - Сделайте одолжение, скажите еще что-нибудь! Я просто наслаждаюсь, слушая вашу речь!

Лора улыбнулась и беспомощно махнула рукой. Она не могла устоять под напором этого самоуверенного, красивого американца. Вряд ли он ее похитил: таким богатым людям незачем силой заталкивать молодых девушек в свою машину.

- Но все-таки это нелепо! - пыталась слабо протестовать Лора. - Куда вы меня везете? Вы ведь не только не знаете адреса, но даже имя мое вам не известно!

Американец широко улыбнулся, и в его потрясающих зеленых глазах снова вспыхнули озорные золотистые искорки.

- Вы уверены, что я не знаю, где вы остановились и как вас зовут? спросил он. - Ошибаетесь, уважаемая мисс Лора Форсайт!

Лора удивленно вскинула брови.

- Я заочно знаком с вами, выяснил, где вы остановились в Нью-Йорке, и заранее дал адрес своему шоферу. По-моему, все предельно ясно!

Лора недоуменно глядела на молодого человека.

- Но как вам удалось узнать мое имя и адрес? - спросила она.

- Нет ничего проще! - улыбнулся он. - Ладно, придется признаться, мисс Форсайт. - Меня зовут Томас Хаусон Второй. Надеюсь, фамилия вам знакома.

У Лоры от неожиданности часто забилось сердце. Хаусон...

- Если бы я знал, что из Монако прилетит такая прелестная соискательница диплома, я бы лично приехал в аэропорт и встретил вас! Жаль.., жаль, мы познакомились бы раньше!

Томас не отрываясь следил за реакцией Лоры, скользил взглядом по ее растерянному лицу, фигуре...

Внезапно Лора рассердилась на саму себя. Как глупо она повела себя с человеком, от которого зависит ее будущее! Глупо, очень глупо, нелепо и смешно. К тому же это не только второй человек в одной из самых могущественных финансовых империй мира, а еще и просто красивый молодой парень.

- Вы на меня не сердитесь? - Голос Тома прервал Лорины размышления.

- Нет, что вы, - улыбаясь, ответила она. - Я вела себя глупо, но надеюсь, вы тоже не обиделись.

- Могу я пригласить вас сегодня вечером поужинать? - спросил Том.

У Лоры от неожиданного предложения перехватило дыхание, но мысль о заданиях, которые необходимо тщательно подготовить к завтрашнему утру, вернула ее к реальности.

- Большое спасибо, - ответила она, - но вечером мне надо заниматься.

- Жаль, - разочарованно протянул Том. - И вам никак не удастся выкроить немного времени?

- Боюсь, что нет! - вздохнула Лора. - Я прилетела в Америку сдавать экзамены, поэтому приходится заниматься по вечерам.

- Что ж, учеба прежде всего! - неожиданно бодрым тоном произнес Том. А как насчет субботы? Ведь суббота - выходной день.

- Боюсь, тоже не получится, - ответила Лора. - За выходные я должна выучить несколько разделов учебника, которые нам задал преподаватель. К сожалению, нет.

Том пристально взглянул на Лору и пожал плечами.

"Целеустремленная девушка! - с уважением и некоторой долей иронии подумал он. - Приехала сдавать экзамены и твердо идет к намеченной цели. Молодец!"

Том вырос в очень богатой семье, с детства привык получать все, что пожелает, и поэтому не привык останавливаться на полпути. Он знал, что обладает приятной внешностью, от которой тают все девушки, хорошими манерами и большими деньгами, способными в решающий момент всегда стать главным аргументом в споре. К тому же он занимал пост главы международного отдела "Хаусон Мэй интернэшнл" и, стало быть, в создавшейся ситуации являлся для Лоры очень и очень большой фигурой.

- Я очень прошу вас поужинать со мной в субботу, - сказал Томас и шутливо добавил:

- Просто приказываю, как один из сотрудников "Хаусон Мэй интернэшнл"!

Лора засмеялась:

- Это что, новая политика в отношении соискателей, приезжающих получать дипломы?

- Если хотите, то да. Итак, в субботу Генри заедет за вами вечером в Половине восьмого, и обещаю вам, что к девяти часам вы уже снова будете дома.

Лора засмеялась и согласно кивнула. Все-таки этот Томас Хаусон Второй был очень настойчивым и.., симпатичным. Ничего не случится, если в субботу несколько часов она не будет сидеть над учебниками, а просто отдохнет и поужинает с Томом.

"Приказы руководства следует выполнять - шутливо сказала она себе. Ты же не хочешь, чтобы из-за какой-то досадной мелочи он разрушил твою карьеру?"

***

Дженифер проснулась около полудня с сильной головной болью и неприятным привкусом во рту.

"Опять похмелье, - угрюмо констатировала она. - Господи, зачем я вчера напилась, ведь давала же себе слово!"

Накануне поздно вечером, закончив работу, Дженифер была полна решимости пойти домой и лечь спать, но неугомонные Квентин и Генриетта, конечно же, уговорили ее заглянуть в "Тип-Топ" выпить красного вина. Там они славно повеселились, а когда опомнились, было уже четыре часа утра.

Дженифер, тяжело вздыхая и охая, поднялась с постели и побрела искать "Алка-Зельтцер". Проходя мимо телефонного аппарата, она с надеждой поглядела на него, но он молчал.

Когда же позвонит Алекс? Ведь кажется, они не виделись уже целую вечность, хотя на самом деле их нелепая ссора произошла всего лишь вчера утром. Сколько же ждать его звонка - и ждать ли?

Стоя под упругими прохладными струями душа, Дженифер думала о том, чем бы ей сегодня заняться и как провести день. Не может же она, в самом деле, день и ночь сидеть у телефона и покорно ждать, когда Алекс соизволит наконец ей позвонить! Она вспомнила вчерашнюю встречу с Джулиусом и улыбнулась. Он звал ее на яхту - так почему бы не принять его приглашение?

Дженифер оделась и несколько минут стояла окало телефона: а вдруг все-таки зазвонит? Затем вздохнула и вышла из квартиры.

Сев за руль, она прикинула в уме, каким маршрутом лучше добраться до гавани, где стояла на якоре яхта Крепа. Если ехать напрямую, это займет пять минут, не больше, но Дженифер очень хотелось продемонстрировать всему Монте-Карло свою новую роскошную машину, поэтому она выбрала путь подлиннее - мимо садов Казино и "Кафе де Пари".

На открытой террасе кафе за белыми столиками сидели посетители, пили вино, прохладительные напитки, прячась под зонтиками от жаркого дневного солнца. Дженифер сбросила скорость и медленно проехала вдоль террасы, гордо подняв голову и задрав нос.

- Все видели, какая у меня машина? - негромко произнесла она. - Вот так-то! Что, съели?

Добравшись до гавани, Дженифер вышла из машины и направилась к яхте "Ксерина", грациозно покачивающейся на легких волнах. Сначала ей показалось, что на яхте никого нет, но через минуту к ней спустился по трапу один из членов команды, одетый в светло-голубую униформу, и вежливо поздоровался.

- Добрый день, мисс!

- Здравствуйте! Мистер Креп на яхте?

- Да. Разрешите, я провожу вас к нему.

Он помог Дженифер подняться по трапу и провел на палубу, где в шезлонге сидел Джулиус Креп и говорил по двум телефонам одновременно.

- Да.., да... Заявленная цена пока держится на двух с половиной миллионах, - говорил он в одну трубку. - Да, два с половиной миллиона. Затем он прижал к уху другую телефонную трубку. - Ты слушаешь? Нет... Так им и передай: этого недостаточно. Да-, именно так,..

Он шумно вздохнул и положил обе трубки на рычаги.

Один телефон мгновенно зазвонил снова. Джулиус раздраженно схватил трубку.

- Да, Креп. Ну? - Он обвел глазами фигуру стоявшей рядом Дженифер, и его лицо расплылось в широкой улыбке.

Некоторое время Джулиус молча слушал невидимого собеседника, а потом нетерпеливо бросил:

- Ладно, я понял! Ко мне пришли. Я перезвоню тебе позднее. Договорились.

Дженифер была приятно удивлена, что из-за ее появления на яхте Джулиус отложил даже какие-то важные дела.

- Привет, моя принцесса! - радостно воскликнул он. - Какой приятный сюрприз! - Он поднялся с шезлонга и поцеловал ее в щеку. Затем быстро взглянул на свой "Ролекс" и добавил:

- Ты пришла вовремя, как раз к ленчу. Давай перекусим, детка, а потом немного позагораем. Надеюсь, ты захватила купальник?

Голубые глаза Джулиуса не отрываясь смотрели на стройную фигуру Дженифер в розовом трикотажном мини-платье, открывавшем длинные загорелые ноги.

- Конечно, - ответила Дженифер. - Где мне можно переодеться?

Джулиус махнул рукой в сторону гостиной:

- Можешь переодеться там. Иди, я подожду тебя.., или лучше провожу.

Он подвел Дженифер к гостиной и распахнул дверь.

- Вот, куколка, пожалуйста, переодевайся!

Дженифер в нерешительности остановилась на пороге, и воспоминания заставили ее вздрогнуть. Огромная круглая постель, черные атласные простыни, черные наволочки... Потное, разгоряченное тело Крепа, навалившегося на нее. Разве можно обо всем этом забыть? Неужели он потащится за ней в гостиную, чтобы увидеть, как она будет переодеваться? Ну уж нет!

Однако опасения Дженифер оказались напрасными.

Ничего не произошло. Джулиус закрыл за собой дверь и ушел на палубу. Хороший знак. Дженифер подумала о том, что после возвращения он стал вести себя совершенно по-другому: вежливо, предупредительно, а главное, ненавязчиво. Поменял правила игры? Избрал иную тактику? Может, и ей пора сделать шаг навстречу: перестать относиться к Крепу с откровенным недоверием и опаской?

Она обвела каюту удивленным взглядом: вместо огромной круглой постели стояла обычного размера кровать, покрытая шелковым кремовым покрывалом, а на окнах висели занавески в тон. Дженифер усмехнулась. Поменял обстановку вслед за чудесным преображением своей внешности?

Она переоделась и вернулась на палубу, где ее ждал Джулиус, развалившись в шезлонге. Он поднялся, и Дженифер увидела, что он тоже успел переодеться. Теперь на Джулиусе были лишь плавки. Дженифер с любопытством оглядела его и приятно поразилась: какая, оказывается, неплохая у Крепа фигура! Жировые отложения исчезли, Джулиус выглядел подтянутым, с хорошо развитой мускулатурой, кожа покрыта ровным загаром...

- Славно, крошка, - с гордостью заметил он. - Я действительно правильно выбрал размер. Ну что, принцесса?

Давай выпьем шампанского?

Они устроились в шезлонгах, Джулиус подал Дженифер бокал, но тут снова зазвонил телефон. Креп начал давать кому-то указания, а Дженифер, сделав несколько глотков ледяного шампанского, закрыла глаза, и ее лицо расплылось в блаженной улыбке.

Ледяное шампанское - это именно то, что ей сейчас необходимо, чтобы избавиться от похмелья. Господи, как же хорошо лежать в шезлонге на палубе шикарной яхты, неторопливо потягивать из хрустального бокала дорогое шампанское, нежиться на солнце, загорать и ни о чем не думать! Вот это жизнь, настоящая жизнь! Рядом с тобой находится миллионер, готовый выполнить любое твое желание, окружить вниманием и заботой. Как жаль, что это не Алекс, Но разве Алекс смог бы обеспечить ей такую роскошь?

Дженифер тряхнула головой и досадливо поморщилась.

Когда же она перестанет витать в облаках и научится реально оценивать события и поступки людей? Сколько можно думать об Алексе? А если он вообще никогда ей не позвонит? Жизнь на этом не закончится.

Несколько дней назад у них с Алексом состоялся серьезный разговор, из которого Дженифер сделала малоутешительные выводы. Они провели замечательный день у него на вилле, бесконечно занимались любовью: в бассейне, под душем, на полу в ванной комнате, - а потом, поздно вечером, лежа в постели, вели неспешные беседы, пытаясь лучше узнать друг друга.

Алекс рассказывал Дженифер о том, как дорого обходится содержание конюшен с лошадьми для игры в поло, сколько это отнимает времени и сил. Дженифер внимательно слушала, удивляясь в душе и не очень веря его словам. Ей всегда казалось, что молодой человек, сын английского аристократа, должен купаться в роскоши, жить весело и беззаботно.

- А сколько денег уходит на то, чтобы поддерживать в надлежащем виде поместье! - горячо говорил Алекс. - Если бы ты только знала!

- А разве отец не помогает тебе? - удивленно спросила Дженифер.

- Я уже взрослый и не могу тянуть деньги из отца.

"Как странно, - думала Дженифер. - Неужели у богатых наследников существуют проблемы?"

Ей было трудно представить, что Алекс - красивый, самоуверенный молодой человек, эдакий плейбой, разъезжающий на новенькой "альфа-ромео", может ежедневно заниматься с лошадьми, следить, чтобы они были в хорошей форме, вычищены, накормлены. Разумеется, у него были люди, которые ухаживали за лошадьми, но ведь за работу им надо было платить.

Алекс взял ее руку, поцеловал пальцы с аккуратным маникюром и чуть насмешливо произнес:

- Какие у тебя ухоженные руки!

- Намекаешь, что я лентяйка и ничего не умею делать?

- Нет, я ни на что не намекаю, - отозвался он. - Знаешь , честно говоря, я не могу представить тебя в конюшне в рабочей одежде или старых, потертых джинсах. Каждый день, в дождь и слякоть.

От неожиданности Дженифер растерялась, не зная, что ответить, но высказывание Алекса задело ее за живое.

- Почему я должна носить какую-то бесформенную рабочую одежду или потертые джинсы? - возмутилась она. - Я не хочу походить на безликих деревенских девушек, напоминающих бесполые существа!

- В моей конюшне работают девушки, - недобро усмехнулся Алекс, - но они, между прочим, выглядят весьма привлекательно, хотя и носят рабочую одежду!

- Ну, не знаю, не знаю, - пробормотала Дженифер. - Тебе виднее, ты их хозяин.

- Я вовсе не хотел тебя обидеть, пойми! - серьезным тоном произнес Алекс. - Просто я думаю, что та жизнь, которую веду я, тебе не подходит. Ты не сможешь и не захочешь жить по-моему.

У Дженифер гулко застучало в висках. Невинный на первый взгляд разговор обернулся для нее неприятным откровением. Как же так? Алекс не хочет быть рядом с ней, и какие-то проклятые лошади ему дороже их любви? Две круглые слезинки выкатились из глаз, но она быстро смахнула их ладонью, чтобы Алекс не заметил. А он тем временем продолжал:

- Понимаешь, у меня в жизни есть несколько целей, которых я намереваюсь достичь, но для этого необходимо много и тяжело трудиться... Если бы ты знала, с какими трудностями приходится сталкиваться! Да всего и не перечислишь. В общем, мне нужна богатая жена, которая помогала бы мне содержать поместье, дом, лошадей и к тому же была предана моему делу. Чтобы она не воротила нос от конюшни, а наравне со мной и моими людьми ухаживала за лошадьми. Но не из-под палки, а по зову сердца.

- В таком случае моя кандидатура тебе не подойдет, - медленно произнесла Дженифер, стараясь, чтобы голос не дрожал. - Увы, я не богатая невеста.

Она никогда не рассказывала Алексу о том, что раньше, до того как отец потерял все состояние, ее семья считалась весьма обеспеченной. Зачем? Ведь Алексу нужна богатая невеста, а не воспоминания о ее прежнем достатке.

Дженифер вздохнула, допила шампанское и взглянула на Джулиуса, который все продолжал говорить по телефону. Как все-таки хорошо, что он есть, этот миллионер Креп!

А после того, как он так чудесно преобразился, Дженифер просто увлеклась им.

Хватит думать об Алексе, тянуть время и испытывать терпение Джулиуса! Разве она забыла, что в Монте-Карло, как, впрочем, и в других городах, полным-полно молоденьких красоток или воображающих себя таковыми, которые в буквальном смысле слова охотятся за богатыми мужчинами, надеясь устроить свою судьбу?

"Очень скоро твоего дядюшку Крепа уведут у тебя из-под носа! мысленно сказала себе Дженифер. - И останешься ты ни с чем - и без Алекса, и без Джулиуса!"

Креп закончил разговор, положил трубку и обратился к Дженифер:

- Ну как ты, детка? Не сердишься, что я так долго болтал по телефону? Извини - дела...

- Нет, Джулиус, что ты! - улыбнувшись, ответила Дженифер. - Все нормально!

Креп внимательно взглянул ей в лицо.

- У тебя сегодня какой-то уж очень задумчивый вид, куколка! Ты чем-то опечалена?

- Нет, просто у меня похмелье, - призналась Дженифер. - Вчера Квентин и Генриетта уговорили меня заглянуть после работы в "Тип-Топ", ну и;.. В общем, ушли мы оттуда под утро!

Джулиус громко рассмеялся и покачал головой.

- С кем не бывает! Бедная ты моя девочка! Нехорошая, непослушная. Ладно, давай лечись: пей шампанское и поправляй здоровье. Может, хочешь поесть?

Дженифер неопределенно пожала плечами. Она не была голодна, но, зная, что у Джулиуса обязательно припасено для нее что-нибудь вкусненькое, согласилась.

- Пожалуй, - ответила она. - Можно и поесть.

Появился стюард в белоснежном кителе, держа в руках уставленный тарелками поднос. Дженифер, заметив холодного лобстера под майонезом, сглотнула слюну и заулыбалась. Ленч был просто великолепен.

После еды Креп взглянул на часы и огорченно произнес:

- Мне пора. У меня намечено много важных дел, детка, .так что придется нам на время расстаться. А какие у тебя планы?

Дженифер развела руками.

- Не знаю. Пока никаких.

- Поезжай на пляж, в мой купальный домик! - предложил Джулиус. Отдохни там, позагорай, искупайся.

- А ты будешь занят весь день?

- Трудно сказать что-либо определенное, - ответил Креп. - -Надеюсь освободиться примерно к половине восьмого. В восемь мне надо быть на одном приеме. Хочешь пойти со мной?

- Вечером я иду на работу, - напомнила Дженифер.

Джулиус нахмурился.

- Ах да, извини, я совсем забыл. - В его голосе прозвучало раздражение.

Дженифер прекрасно знала, что Джулиус не одобряет ее работу в ночном клубе, но уходить оттуда не собиралась.

Какая бы работа ни была, она позволяла ей чувствовать себя независимой. От того же Крепа.

- Спасибо за шампанское и за вкусный ленч, Джулиус, - улыбнулась Дженифер. - Все было замечательно.

- Спасибо и тебе, куколка!

- За что? - удивилась она.

- Как за что? За то, что пришла меня навестить, моя обожаемая принцесса!

На прощание Джулиус поцеловал Дженифер в щеку.

Она спустилась по трапу, села в серебристый "мерседес", и машина тронулась с места. Дженифер не видела, что с причалившего к берегу катера за ней пристально наблюдал молодой человек с большими орехового цвета глазами и темными вьющимися волосами. Это был Жан-Клод, который вместе со своими приятелями только что вернулся с морской прогулки.

Угрюмое лицо Жан-Клода исказила злобная гримаса.

Значит, эта потаскуха Дженифер Морган не только путается с сынком английского аристократа, но и морочит голову миллионеру - владельцу роскошной яхты "Ксерина"?

Слухи в Монте-Карло распространялись мгновенно, и Жан-Клоду сразу же донесли, что у его бывшей любовницы-англичанки завязался бурный роман с владельцем конюшен, где готовили лошадей для игры в поло. Однако эта девка не теряет времени даром, развлекается на полную катушку!

- Пожалуй, надо будет нанести визит месье Джулиусу Крепу и раскрыть ему глаза на эту потаскуху, - процедил сквозь зубы француз. - Чтобы он не строил иллюзий относительно ее намерений. Пусть лучше побережет свои денежки, иначе эта подлая англичанка выпотрошит его карманы.

Глава 24

Томас Хаусон Второй сдержал слово. В субботу вечером, ровно в половине восьмого, раздался звонок в дверь, на пороге появился Генри и сообщил, что мистер Хаусон ждет мисс Форсайт внизу, в машине. Его приход вызвал у Лоры двоякое чувство. С одной стороны, она была рада, что Том не обманул ее ожиданий, а с другой - Лору слегка покоробило, что он сам не зашел за ней. Но поразмыслив, она пришла к выводу, что поведение Тома вполне объяснимо. Возможно, он не хотел, чтобы его - второго человека в "Хаусон Мэй интернэшнл" - видели около квартиры соискательницы диплома.

Том ждал Лору на заднем сиденье лимузина, и его зеленые глаза загорелись радостью и нетерпением при виде ее. Ему нравилась эта англичанка, и он надеялся на бурный роман.

Поздоровавшись, Лора села рядом, и роскошный лимузин помчался по направлению к Двадцать первой улице.

Том объяснил, что в доме его знакомых собираются гости и он хочет познакомить с ними Лору.

Когда они прибыли, вечеринка уже началась. В большой, со вкусом обставленной гостиной, размерами напоминающей зал, собралось много гостей. Они пили шампанское, танцевали, смеялись и веселились. При появлении Тома с новой девушкой все головы сразу же повернулись в их сторону. Лору почти не смущали пристальные, оценивающие взгляды незнакомых людей - она знала, что выглядит прекрасно: элегантное черное платье выгодно подчеркивало тонкую стройную фигуру и удачно оттеняло длинные светлые волосы, распущенные по плечам.

Они с Томом составляли замечательную пару: оба симпатичные, молодые, нарядно одетые, оживленные; Лора на полголовы ниже Тома, он заботливо поддерживает ее под локоть...

Они много танцевали, пили шампанское, разговаривали, шутили, и Лору ни на минуту не оставляла мысль, что она все больше и больше увлекается Томом... Он и в самом деле был необыкновенно хорош собой, умный, с чувством юмора, вежливый, предупредительный, внимательный. Никогда в своей жизни Лора не встречала подобного мужчину; правда, ее любовный опыт был весьма скудным и ограничивался главным образом тягостными впечатлениями от романа с Пьером Леженом.

Господи, разве можно сравнить этого грубого, неотесанного полицейского с аристократом Томом? В последнее время Лора уже привыкла к тому, что знакомые мужчины не одобряли ее стремления сделать удачную карьеру, скептически оценивали шансы утвердиться в деловом мире, а главное, не понимали, зачем молодой симпатичной девушке все это нужно. Их настораживали и даже пугали Лорины ум, проницательность, трудолюбие, деловая хватка... Нет, Том Хаусон принадлежал к иному, редкому типу мужчин, которые относились к женщине как к равной и по достоинству оценивали не только внешние данные. Том внимательно слушал Лору, с пониманием относился к ее проблемам, подбадривал по поводу предстоящих экзаменов, давал советы и высказывал свое мнение.

Они танцевали, тесно прижавшись друг к другу. Том нежно обнимал Лору за талию, а она не отрываясь смотрела в его лицо, любовалась выразительными, глубокими зелеными глазами, красиво очерченными губами, к которым хотелось прильнуть и почувствовать их вкус.

Лоре нравилось в Томе все: внешность, фигура, рост, голос и даже акцент. Его негромкий, но глубокий голос с американским акцентом звучал для нее прекрасной музыкой. Том казался ей настолько сексуально привлекательным, что в мыслях Лора зашла гораздо дальше невинного желания поцеловать Томаса. Но она строго одернула себя.

"По-моему, ты приехала в Нью-Йорк не для того, чтобы терять голову и крутить роман с молодым человеком, с которым едва успела познакомиться, строго сказала она себе. - Ты, случайно, не забыла, что через несколько дней тебе предстоят сложнейшие экзамены, от которых зависит твоя дальнейшая карьера? Ты же поклялась вести себя тихо, не попадать ни в какие истории и сомнительные ситуации!"

Но какую опасность могло таить общение с Томом Хаусоном? Лоре было трудно совладать с нахлынувшими чувствами, она призналась себе в том, что без памяти влюбилась в Тома и ничего не может с этим поделать. Наконец-то она встретила мужчину своей мечты, человека, к встрече с которым она неосознанно стремилась, устав от разочарований и незаслуженных обид. А в том, что это именно Томас Хаусон Второй, Лора ни секунды не сомневалась.

Том нежно касался губами ее щеки, что-то шептал на ухо, а Лора с замиранием сердца слушала звук его голоса и взволнованно думала о том, что отныне ее жизнь перестала быть скучной, пустой и однообразной. Теперь ей есть о чем и о ком подумать, снова и снова перебирая в памяти отрывки фраз, легкие прикосновения, нежные слова, жесты...

- Лора, ты меня не слушаешь? - Голос Тома вернул ее к действительности.

- Прости, пожалуйста, - пробормотала Лора. - Я задумалась... Что ты сказал?

- О чем же ты думаешь? - Том ласково коснулся кончиками пальцев ее щеки. - Я спросил, хочешь ли ты, чтобы я показал тебе город? Ты ведь бываешь только на Уолл-стрит, а Нью-Йорк очень велик, здесь есть на что взглянуть и чем полюбоваться.

- Не знаю, - неуверенно произнесла Лора. - Уже поздно, и, наверное, мне пора домой.

- Поедем ко мне! - неожиданно предложил Томас. - С крыши моего жилища открывается потрясающий вид на Нью-Йорк. Ты сможешь увидеть весь Манхэттен.

Лора растерянно молчала, не зная, что ответить и принять ли неожиданное предложение.

- Лора, соглашайся, прошу тебя!

Голос Тома звучал так убедительно и настойчиво, что Лора уже была готова согласно кивнуть, но тревожная мысль об экзаменах не позволила ей это сделать.

- Том, большое спасибо за приглашение, но я.., не смогу поехать с тобой, - тихо ответила она.

На его лице отразилось разочарование.

- Напрасно... - обиженно протянул он. - Напрасно ты отказываешься. Мы прекрасно провели бы остаток вечера.

- Том, пойми, мне действительно надо заниматься и готовиться к экзаменам! - горячо заговорила Лора. - Не обижайся, прошу тебя!

Он пожал плечами.

- Что ж, ладно, учеба - превыше всего! Но я надеюсь, эта наша встреча не последняя?

- Конечно, нет! - воскликнула она и улыбнулась.

Пока лимузин вез их к дому Лоры, Томас держал ее за руку, нежно целовал в губы, шептал ласковые слова, и ее сердце таяло от любви и внезапно нахлынувшего счастья.

Вот он, мужчина ее мечты, сидит, тесно прижавшись к ней, и его зеленые глаза горят желанием и любовью!

- Мое сердце рвется на части от разлуки с тобой, - тихо произнес Том, когда машина остановилась около дома. - Спасибо тебе за этот чудесный, незабываемый вечер.

Они вышли из лимузина. Том обнял ее и прошептал:

- Мне было так хорошо с тобой.

- Мне тоже, - ответила Лора, глядя в его зеленые глаза. - Я наслаждалась каждой минутой. Спасибо тебе.

Том еще раз поцеловал ее, а потом, повернувшись к шоферу, сказал:

- Генри, поднимись с мисс Форсайт и проводи ее до квартиры.

Шофер молча кивнул, вышел из машины и распахнул перед Лорой входную дверь. Она направилась в вестибюль, чувствуя пристальный взгляд Тома. Сердце ее бешено колотилось, а колени дрожали.

"Да, Лора, - мысленно сказала она себе, - вне всякого сомнения, ты влюбилась - окончательно и бесповоротно!"

***

На следующее утро Лора села заниматься, но ей с трудом удавалось концентрировать внимание на сухих материалах учебника, поскольку голова была занята Томом Хаусоном. Его образ то и дело вставал у нее перед глазами, и она постоянно ловила себя на том, что не понимает ни строчки из прочитанного. Лора выпила бесчисленное количество чашек чая, пытаясь сосредоточиться, но мысли о Томе не оставляли ее ни на минуту.

"Надо немного пройтись, - решила она. - Постараюсь хоть на время забыть о Томе, иначе не сдам экзамены, а значит - конец надеждам сделать карьеру".

Лора вышла на улицу и стала медленно прогуливаться по Пятой авеню, разглядывая нарядные витрины роскошных магазинов, чтобы отвлечься от любовных мечтаний. Но воспоминания о сказочно прекрасном вечере, о нежных Прикосновениях Тома, поцелуях и объятиях волновали, будоражили ее, и она ничего не могла с собой поделать.

Разумно ли было отказываться ехать к Тому домой?

Может, стоило пригласить его к себе?

"И чем бы все это закончилось? - усмехнулась Лора. - Постелью? С каких это пор ты считаешь, что первое свидание с мужчиной должно завершаться именно таким образом? Похоже, ты забыла, зачем приехала в Нью-Йорк! Ты только представь, что будет, если ты не выдержишь экзамены! Что тогда? Крушение всех надежд и ожиданий? Соберись, сконцентрируй свое внимание на учебе, до экзаменов всего неделя! Все, теперь никаких любовных приключений, свиданий, встреч, вечеринок!"

Убедив себя подобным образом, Лора подняла голову, расправила плечи и решительным шагом направилась к дому.

Осталось совсем немного - и намеченная заветная цель будет достигнута. И тогда перед ней распахнутся двери, ведущие к успеху, а ради этого стоит поступиться многим, даже любовью к Тому Хаусону.

***

Над Нью-Йорком висели плотные свинцовые тучи, было душно, и на сердце у Лоры было тяжело и сумрачно. Том не звонил и не появлялся. Приближался день первого экзамена, и Лора не находила себе места от волнения и тревоги.

Она все-таки сумела заставить себя интенсивно заниматься, каждую свободную минуту сидела над учебниками, запоминала, повторяла, зубрила... Нервы ее были напряжены до предела, она почти ничего не ела, только пила крепкий чай. Лора чувствовала себя очень одинокой и сейчас как никогда нуждалась в дружеской поддержке. Она тосковала по своей работе, по Фицу; вспоминала Дженифер, Генриетту, Квентина, Джулиуса и даже.., этого самовлюбленного конезаводчика Алекса!

"Как они там? - с грустью думала Лора. - Чем занимаются, о чем говорят? Вспоминают ли меня, желают ли удачи? Скорее бы домой, в Монте-Карло! Господи, пусть эти экзамены закончатся как можно скорее, и я улечу обратно к своим друзьям, к тихим зеленым улицам и бульварам, уютным кафе, чистым пляжам... Туда, где жизнь протекает неторопливо, люди спокойны, приветливы и доброжелательны, а изумрудно-голубые волны Средиземного моря нежно плещутся и сияют на солнце..."

Занятия с соискателями длились теперь дольше обычного, преподаватель Вэйс спрашивал еще строже, задавал множество каверзных вопросов, натаскивал, помогал... Лора даже пришла к выводу что, в сущности, Вэйс не такой уж Злобный и угрюмый, каким кажется на первый взгляд. Она видела, как он искренне болеет за них душой и хочет, чтобы им всем повезло.

Накануне первого экзамена руководство "Хаусон Мэй интернэшнл" устроило соискателям торжественную встречу с представителями дирекции, на которую были Приглашены директор по персоналу Боб Доусон и сам глава могущественной финансовой империи Томас Хаусон Первый. Лора надеялась, что Томас Хаусон Второй тоже придет, но, к ее огромному разочарованию, его не было.

Сначала Боб Доусон сказал краткую приветственную речь, пожелал соискателям успешной сдачи экзаменов, а потом с напутственным словом выступил мистер Хаусон.

Увидев его, Лора почувствовала, как у нее часто забилось сердце. Томас очень походил на своего отца! У главы "Хаусон Мэй интернэшнл" были такие же зеленые с золотистым оттенком глаза - веселые, смеющиеся, озорные, короткие жесткие волосы с сединой на висках, широкая открытая улыбка. Те же жесты, манера говорить, держаться... Внезапно Лоре подумалось, что отец Тома в свое время, несомненно, пользовался таким же успехом у женщин, каким сейчас пользуется его сын. Да собственно, Хаусон-старший и теперь выглядел еще весьма импозантно.

После короткого выступления глава "Хаусон Мэй интернэшнл" подошел к каждому соискателю, пожал ему руку и произнес ободряющие слова. Когда настала очередь Лоры, он лукаво улыбнулся ей, долго держал ее руку в своей, а потом сказал:

- Хотелось бы пожелать вам удачи, хотя вы, юная леди, не очень-то в этом нуждаетесь! Мне говорили, вы лучшая ученица в группе. Уверен, вы успешно сдадите экзамены и своим примером докажете скептикам, что и женщины имеют мозги!

Лора улыбнулась и тепло поблагодарила мистера Хаусона. На душе у нее стало легче. А может, зря она так волнуется, не спит ночами и думает только об экзаменах, представляя их страшным, тяжелым испытанием, которое не каждому дано вынести?

После встречи с руководством опять начались занятия, точнее предэкзаменационные консультации, и Лору снова охватила сильная тревога, почти паника.

Вэйс давал последние наставления, подсказывал, как вести себя на экзамене.

- Когда получите задание, не торопитесь сразу отвечать на вопросы, строго говорил он. - Сначала внимательно прочитайте их, потом перечтите снова и снова.

Многие вопросы на самом деле очень простые, но сформулированы нарочно туманно и запутанно. Не волнуйтесь, вчитайтесь в вопрос, вспомните, когда и при каких обстоятельствах вы уже отвечали на него, напрягите память, но, повторяю, не торопитесь!

Студенты молча, затаив дыхание, слушали Вэйса, и нередко в аудитории раздавались тяжелые вздохи и восклицания.

- Ничего не бойтесь! - бодрым голосом продолжал Вэйс, и Лора видела, как его строгий взгляд теплеет, а на худом вытянутом лице появляется доброжелательное выражение. - Вечером не засиживайтесь над учебниками допоздна, а ложитесь пораньше спать, чтобы утром встать со свежей головой.

Перед тем как закончить консультацию, Вэйс улыбнулся, окинул взглядом группу и сказал:

- Я искренне желаю вам успеха, друзья! Завтра вам предстоит нелегкое испытание, но я уверен, что вы с честью с ним справитесь. Надеюсь, вы меня не подведете и не допустите, чтобы кто-нибудь потом говорил, будто Вэйс не способен как следует обучать студентов?

***

Рано утром Дженифер разбудил телефонный звонок. Она подпрыгнула на кровати и помчалась в гостиную, надеясь, что это наконец объявился Алекс. С замиранием сердца она схватила трубку и пробормотала:

- Алло! Я слушаю!

- Дженни, привет, это Генриетта! - раздался в ответ знакомый женский голос, и все надежды Дженифер рухнули в одну секунду.

Она бессильно опустилась на диван и, тяжело вздохнув, сказала:

- Привет, Ген!

- Слушай, подруга, в понедельник в клубе выходной день, и мы с Квентином решили устроить у него дома небольшую вечеринку. Придешь?

- Не знаю, - неуверенно ответила Дженифер.

- Обязательно приходи! Потанцуем, повеселимся!

- А кто там будет?

- Да все наши знакомые. Кстати, если хочешь, приходи с Алексом. Вы еще встречаетесь, надеюсь?

Мысль о возможной встрече с Алексом вдохновила Дженифер. Неужели она снова увидит его, они поговорят, все выяснят?

- Знаешь, вообще-то я уже несколько дней ничего о нем не слышала, сказала она, стараясь, чтобы ее голое прозвучал бодро и безразлично. - Он мне не звонил - видимо, занят. - Внезапно она вспомнила, что Генриетта давно знакома с Алексом. - Слушай, а ты сама не могла ли позвонить ему и позвать на вечеринку? - с бьющимся сердцем спросила Дженифер.

- Ладно, позвоню, если отыщу его телефон, - отозвалась Генриетта - А вы что, поссорились?

- Нет, - неуверенно произнесла Дженифер. - Просто... Ну как я буду его приглашать? Неудобно. Еще подумает, что я навязываюсь!

Генриетта весело рассмеялась.

- Ладно, все понятно! - воскликнула она. - Ты помогла мне с Квентином, а я помогу тебе возобновить отношения с твоим драгоценным Александром.

- Спасибо, ты настоящая подруга!

- Я уверена, когда Алекс услышит, что ты тоже будешь на вечеринке, он обязательно придет. Примчится! Хотя, мне кажется, ему было бы приятнее, если бы ты сама позвала его.

- Нет, я не буду за ним бегать! - решительно отозвалась Дженифер. - Я не привыкла бегать за мужчинами!

- Ладно, подруга, вечером увидимся в клубе и все обсудим подробно. Договорились?

- Договорились!

Дженифер положила трубку и задумалась. Если Генриетта пригласит Алекса в гости, он придет, и они выяснят отношения. Она все объяснит ему про машину, убедит, что, кроме него, у нее никого нет и быть не может. Господи, только бы он согласился прийти!

Дженифер еще несколько минут посидела на диване, решая, как провести день, а потом пошла в спальню одеваться. Если уж она поднялась в такую рань, в половине десятого, то надо провести день с пользой. Она вспомнила, что накануне они с Джулиусом договорились снова встретиться на яхте во время ленча, но до условленного часа было еще долго и Дженифер решила выпить чашечку кофе, а потом немного позагорать.

Она вышла из дома и не спеша направилась в кафе, с наслаждением вдыхая свежий воздух, напоенный ароматом пиний, росших по обеим сторонам дороги. В это время в кафе было безлюдно. Дженифер выбрала дальний столик, заказала кофе и стала пить его медленными глотками, ни на минуту не переставая думать об Александре. Ей казалось, что любовь к нему захватила ее целиком, и если их отношения не возобновятся, то она просто умрет от тоски и горя. Конечно, рядом есть Джулиус, который любит ее и готов выполнять любое желание, но Алекс.., его не заменит никто.

Дженифер вышла из кафе, спустилась по каменным ступеням, ведущим к кромке воды, и залюбовалась морем, отвлекшись ненадолго от печальных мыслей, "Он придет на вечеринку, обязательно придет!" - убеждала она себя.

Недалеко от кафе в окружении могучих сосен располагался отель "Бич-клаб", дальше, чуть левее, находился большой бассейн, по периметру которого росли высокие пальмы со стволами, похожими на телеграфные столбы. Широкие зеленые верхушки пальм покрывал слой серой пыли, накопившейся за долгое жаркое лето. За бассейном начинался фешенебельный пляж с роскошными частными купальными домиками и кабинами, яркими зонтиками от солнца и шезлонгами.

"Какой рай! - думала Дженифер. - Каждый день сюда приходят богатые люди, купаются в море, загорают, отдыхают... Все-таки тосковать об Алексе приятнее в такой шикарной обстановке, нежели где-нибудь в захолустье, - с усмешкой сказала она себе. - Ты должна ценить это, дорогая моя, и ловить каждый миг, проведенный в роскоши и богатстве!"

***

После долгой последней консультации Лора, усталая, возвращалась домой, с ужасом думая о завтрашнем экзамене. Сдаст ли она его, какие вопросы ей достанутся?.. Больше всего ей сейчас хотелось все бросить и вернуться в Монако к своим друзьям и знакомым.

Войдя в дом, она подошла к консьержке взять ключ от квартиры, и та радостно протянула ей несколько телеграмм.

- Мисс, а еще вам прислали цветы, - сообщила она. - Такие красивые! И консьержка торжественно вручила удивленной Лоре огромный букет.

Сердце у Лоры сильно и часто забилось. Значит, Томас не забыл о ней, он просто был занят эти дни и теперь вдруг прислал букет цветов, как бы подтверждая, что их романтические отношения продолжаются!

Она поблагодарила консьержку, взяла букет, телеграммы и торопливо направилась к лифту. Войдя в квартиру, Лора стала прикидывать, куда же лучше поставить такой роскошный букет, состоявший из нежных роз светло-персикового цвета, лилий, экзотических орхидей и душистых фрезий. Неожиданно она заметила, что в середину букета вложена маленькая белая карточка. От волнения у нее пересохло в горле. Дрожащими руками она вынула карточку и прочитала короткую надпись:

"Желаю удачи, детка! Уверен, у тебя все будет хорошо!

Целую, Дж.К.".

Лора снова и снова перечитывала короткие фразы, словно не веря тому, что этот букет цветов не от Тома. Затем бессильно опустилась на диван и бросила карточку на стол.

Итак, это не рыцарь ее мечты, а всего лишь Джулиус. Какое разочарование, какая досада! Снова мир грез рушится у нее на глазах...

Внезапно Лора устыдилась своих мыслей. Разве можно быть такой неблагодарной? Джулиус в отличие от Тома помнит о том, что завтра у нее первый экзамен, и, желая приободрить, прислал эти замечательные цветы! А она.., вместо того чтобы радоваться, огорчается и злится, что букет не от того человека, который завладел ее мыслями и душой.

Джулиус, милый, добрый Джулиус... Он переживает за нее и желает удачи. Лора тяжело вздохнула, слабо улыбнулась и распечатала телеграммы. Их было три: одна от Дженифер, Квентина и Генриетты, вторая от Фица, а третья от родителей. Все желали ей успехов, надеялись, что она успешно выдержит испытание, подбадривали и с нетерпением ожидали хороших новостей.

Лора отложила телеграммы в сторону, поднялась с дивана и, судорожно сцепив руки, стала нервными шагами мерить комнату. Итак, завтра определится ее дальнейшая судьба. Она должна пережить этот тяжелый день, за которым угадываются неясные пока очертания новой, счастливой жизни.

Дженифер так долго купалась и загорала, что, наверное, задремала. Когда она наконец очнулась, время ленча давно прошло.

Дженифер не стала унывать по этому поводу. Ничего страшного, она приедет попозже, и они вместе выпьют что-нибудь освежающее. Конечно же, Джулиус простит ее за опоздание, увидев, Как искренне она сожалеет о случившемся.

Дженифер оделась, причесалась, освежила макияж И села за руль. Машина бесшумно мчала ее в сторону гавани, где на легких волнах покачивалась белоснежная красавица "Ксерина". Легко взбежав по трапу, она очутилась на палубе и уже хотела направиться в гостиную, но ее остановил один из членов команды. Он пытался что-то объяснить ей, но она лишь улыбнулась в ответ, махнула рукой и пошла дальше.

На палубе Джулиуса не было.

"Наверное, уехал по делам, не дождавшись меня, или сидит в гостиной и разговаривает, как всегда, по двум телефонам одновременно, - усмехнувшись про себя, подумала Дженифер. - Сейчас увидит меня и обрадуется. Какой сюрприз - пришла его обожаемая принцесса!"

Она заглянула в гостиную - там Джулиуса тоже не было.

"Ладно, оставлю ему записку и поеду домой", - решила Дженифер.

Сев за стол, она достала из сумочки ручку, вырвала листок из записной книжки и принялась сочинять послание Джулиусу Крепу.

Что бы такое ему написать? Дженифер обвела задумчивым взглядом помещение и вдруг увидела на другом столе роскошный букет, стоявший в вазе. Чайные розы, орхидеи, лилии, листья папоротника...

Внезапно из каюты, расположенной рядом, донеслись какие-то звуки, дверь распахнулась и в проеме показалась молодая девица, на которой была лишь узенькая полоска кружевных трусиков. От неожиданности Дженифер замерла на месте и некоторое время сидела в оцепенении с поднятой рукой, в которой была зажата шариковая ручка.

Девица была высокая, красивая и прекрасно сложена.

Большие груди с темно-коричневыми сосками походили на туго надутые мячи. Копна каштановых кудрей, выразительные зеленые глаза, пухлые губы, накрашенные ярко-красной помадой, и такой же яркий маникюр - этакий опошленный вариант юной Софи Лорен. Безупречное тело блестело, намазанное маслом для загара.

"Боже мой, что здесь происходит? - изумленно думала Дженифер. - Эта девка вышла из каюты Джулиуса!"

Девица не заметила сидящую за столом Дженифер, кокетливо засмеялась и, заглянув в каюту, произнесла с сильным итальянским акцентом:

- Где у тебя здесь душ? Мне нужен душ! - Судя по голосу, она была навеселе. - Ты гадкий мальчик! - капризно пробормотала девица. - Проводи меня в душ!

В дверном проеме показалась мужская рука с короткими волосатыми пальцами, схватила девицу за обнаженное плечо и втащила обратно. Дверь с шумом захлопнулась, и Дженифер услышала громкий хрипловатый смех Джулиуса, пьяные восклицания девицы, какую-то возню...

Некоторое время она еще сидела у стола, тупо уставившись на закрытую дверь, а потом, придя в себя, схватила листок бумаги, на котором еще несколько минут назад старательно выводила шутливые, дружелюбные фразы, обращенные к Крепу, порвала его на мелкие кусочки и отшвырнула их в сторону. Белые обрывки рассыпались по устланному ковром полу, словно конфетти. Она встала и решительным шагом направилась к выходу.

Итак, Джулиус на самом деле оказался распутным негодяем и сластолюбцем, как его называли в многочисленных , сплетнях и слухах, постоянно витавших вокруг его имени.

Стоило Дженифер опоздать на ленч, как он уже пригласил какую-то девицу и затащил ее к себе в постель. Ай да Джулиус, не растерялся!

Почему он так поступил? Захотел ей отомстить или развлечения на яхте с вульгарными девками - его хобби? А ведь он в последнее время так изменился в лучшую сторону, она поверила в искренность его чувств и намерений.

Дженифер быстро шла к трапу, задыхаясь от ревности и злости. Неужели она ревнует этого ублюдка? Нелепо и смешно... Она и сама не знала ответа на этот простой вопрос. Да и зачем теперь об этом думать? Все кончено. Прощай, Джулиус, а точнее, катись ко всем чертям!

Внезапно она на секунду остановилась, вспомнив про серебристый "мерседес". А как быть с ним? Что ж, если этот мерзавец Креп пожелает забрать его назад, пусть сам за ним явится, а она лишь посмотрит на него с ледяным презрением и не произнесет ни слова.

Глава 25

Наступил день экзаменов. Лора с самого утра сильно волновалась и не находила себе места Ее голова была настолько забита цифрами, датами, сведениями и формулировками, что она чуть не забыла расплатиться с таксистом, подвозившим ее к зданию "Хаусон Мэй интернэшнл".

Войдя в аудиторию, где через несколько минут должен был состояться первый экзамен, Лора почувствовала, как ее охватывает сильный страх - даже не страх, а настоящий ужас. Сердце отчаянно билось, норовя выскочить из груди, ладони вспотели, а колени дрожали. Она остановилась около входа, не в силах сдвинуться с места.

"Неужели сейчас все начнется? Нет, я не сдам, не осилю все это, пульсировала в голове одна и та же мысль. - Господи, помоги мне собраться с силами!"

Огромная аудитория представляла собой длинный зал, в котором в несколько рядов стояли небольшие деревянные столы и стулья. За ними уже сидели студенты с напряженными бледными лицами, тихо переговариваясь и вздыхая. Лора отыскала свободное место в середине зала, решив, что лучше находиться в массе студентов. И хотя вокруг было полно народу, она чувствовала себя очень маленькой и одинокой. Господи, это еще хуже, чем она себе представляла!

Наконец в аудитории появился преподаватель - очевидно, член экзаменационной комиссии, - державший в руках мегафон. Все замерли в напряженном ожидании. Он поднес мегафон к губам и объявил, что экзамен начинается. Лора с трудом понимала его, так как преподаватель говорил с сильным акцентом.

"Вдруг он сообщит что-то важное, а я не пойму?" - с тревогой подумала она.

Однако дальнейшая речь не содержала никакой особенно важной информации. Накануне Вэйс в общих чертах уже рассказал студентам о ходе экзамена, поэтому понять преподавателя было нетрудно.

- Перед вами лежат листки бумаги с экзаменационными вопросами и ручка, - раздался усиленный мегафоном голос. - Пока не смотрите в них и не переворачивайте. В графе "Имя. Компания" четким почерком напишите ваши имя и фамилию, а также название фирмы, в которой вы работаете. О'кей?

Аудитория оживилась, все взяли ручки и начали заполнять первую графу. Во время наступившей паузы Лора окинула быстрым взглядом сидевших студентов и увидела, что не только в ее группе, но и в других, кроме нее, нет девушек. Только молодые, с сосредоточенными, напряженными лицами мужчины в темных строгих костюмах и белых рубашках.

Она взяла ручку, корпус которой был почему-то трехгранным, отчего ее было неудобно держать, и начала заполнять первую графу. Когда все формальности были закончены и в аудитории снова воцарилась мертвая тишина, преподаватель громко объявил:

- Через несколько секунд я дам старт, вы перевернете первую страницу и начнете отвечать на экзаменационные вопросы. В запасе у вас два часа. Ровно через два часа вы должны сдать ваши листки. Я буду постоянно ходить по рядам и наблюдать за тем, как вы работаете. Если у кого-то возникнет вопрос, не спрашивайте вслух, а поднимите руку и ждите, когда я подойду к вам. О'кей?

Затем он сообщил еще несколько деталей, громко крикнул: "Начали!" - и Лора, вздрогнув всем телом, перевернула первую страницу. Аудитория зашуршала листками, студенты взяли ручки, и экзамен начался.

Около каждого вопроса были начерчены четыре небольших квадрата, и экзаменующемуся предстояло выбрать один из них с правильным ответом. Лора начала судорожно вчитываться в вопросы и смотреть в квадраты. Волнение было настолько сильным, что первые несколько минут ей казалось, что она не только не знает ни одного правильного ответа, а вообще не понимает, о чем идет речь.

"Не нервничай, Лора, успокойся! - умоляла она себя. - Ты же хорошо подготовилась. Не паникуй!"

Внезапно она вспомнила советы Вэйса, которые тот давал накануне.

"Не торопитесь с ответами, не торопитесь, - поучал он. - Внимательно вчитайтесь в вопрос. Если чувствуете, что абсолютно ничего не приходит в голову, пропустите его и идите дальше. Потом у вас обязательно останется время, чтобы вернуться к данному вопросу".

Лоре удалось-таки сосредоточиться, она стала медленно вчитываться в первый вопрос и вдруг поняла, что знает на него ответ. Она шумно вздохнула и пометила соответствующий квадрат. Так... Второй вопрос... Третий... Пока оставим, идем дальше... Дальше отмечаем нужный квадрат.

Постепенно к ней стала возвращаться уверенность в собственных силах и знаниях.

"Да ничего, в сущности, ужасного, - думала она, продолжая вчитываться в вопросы. - Все не так страшно, как кажется на первый взгляд! Вэйс правильно говорил, что некоторые вопросы будут нарочно сформулированы туманно, чтобы нас запутать, а на самом деле они простые".

Лора настолько углубилась в экзаменационные вопросы и поиск правильных ответов, что не сразу услышала резкий голос преподавателя:

- Мисс! Что вы делаете?

Она вздрогнула, вскинула голову и удивленно взглянула на стоявшего рядом с ней мужчину.

- Что.., что? - прошептала она, чувствуя, как у нее перехватило горло.

Лицо преподавателя было раздраженным и даже злым.

- Что вы делаете? - спросил он. - Как вы отмечаете правильные ответы, мисс?

- Я.., ставлю против них крестики, - еле слышно пробормотала Лора.

- Вы делаете не правильно! - заявил преподаватель. - Так нельзя! Вычислительная машина не сможет обработать ваши ответы.

Лора в немом оцепенении глядела на преподавателя, широко раскрыв глаза. Он наклонился над ее столом, ткнул пальцем в один из вопросов и показал, как надо отмечать правильные ответы.

- Что же мне теперь делать? - произнесла Лора.

- Быстро справиться с оставшимися вопросами, а потом вернуться к тем и правильно пометить квадраты, - сказал он.

- Но.., я могу не успеть...

- Если не будете долго рассуждать, то успеете, - бросил преподаватель и отошел от стола.

Несколько секунд Лора сидела, не в силах сосредоточиться; в голове билась одна короткая мысль: "Все кончено, я не сдам".

Наконец она немного успокоилась, взяла ручку и начала читать следующий вопрос.

"Надо успеть, надо успеть, чтобы вернуться к тем, первым", - торопила она себя.

Два часа, отведенные на экзамен, пролетели как одно мгновение, и Лора, едва успев ответить на последний вопрос, услышала громкий голос из мегафона:

- Стоп! Экзамен закончен, ваше время истекло. Пожалуйста, отложите листки и ручки!

Лора послушно выполнила распоряжение, отнесла на стол преподавателя свои листки и вышла из аудитории. Ее сразу же окружили другие студенты, оживленно обсуждавшие только что закончившийся экзамен. Они делились впечатлениями, вздыхали, сожалели, нервно смеялись... Лора молча слушала их, но не вникала в сказанное; ей казалось, что голоса звучат откуда-то издалека. Как же так получилось, что она не правильно пометила квадраты? Сдала она экзамен или завалила? Результаты будут известны только в понедельник, а после перерыва на ленч состоится еще один экзамен, к счастью, не такой сложный. Удастся ли его сдать?

Господи, а вдруг неудача? Как же ей потом посмотреть в глаза Фицу, что говорить в свое оправдание?

Внезапно Лору охватила апатия, все сделалось безразличным, не важным и не нужным.

"Скорее домой, в Монако! - мысленно твердила она. - Скорее увидеть Дженифер, Генриетту, Джулиуса.., забыть о Нью-Йорке и об этих проклятых экзаменах..."

***

Второй экзамен прошел спокойнее и легче. Лора теперь уже хорошо знала, как надо оформлять ответы, и закончила работу даже раньше многих студентов. Она сложила листки, положила руки на стол и, закрыв глаза, молча дожидалась, когда преподаватель громко скажет "Стоп!".

После экзамена к ней подошел Эндрю и спросил с улыбкой:

- Ну как ты? Все в порядке?

Лора тяжело вздохнула.

- Честно говоря, пока не знаю. У меня вышла накладка на первом экзамене, поэтому я не очень-то рассчитываю на удачу.

- Не расстраивайся! - бодрым тоном произнес Эндрю. - Ты ведь сдаешь экзамены впервые. У тебя остается еще два шанса попробовать свои силы, если сейчас не повезло.

- А как твои дела?

Эндрю пожал плечами.

- Я тоже не уверен в успехе, - признался он. - Но у меня ситуация похуже. Я-то сдаю экзамены третий раз; если и сейчас завалю, то придется расстаться с мыслью о бирже.

Лора сочувственно кивнула и, попрощавшись, направилась к выходу.

"Чем же заняться в выходные? - тоскливо думала она. - Как убить время до понедельника, когда объявят результаты?

А может, не ждать и уехать прямо сейчас или завтра утром?"

Внезапно она вспомнила о Томе Хаусоне. Она уедет и никогда больше не увидит его улыбки, прекрасных зеленых глаз, не услышит нежных тихих слов, не почувствует вкуса его губ? Лора была так погружена в мысли о Томе, что не сразу услышала, как кто-то окликает ее:

- Мисс Форсайт! Мисс Форсайт!

Она резко обернулась и, к своему изумлению, увидела Генри, который, улыбаясь, спешил ей навстречу.

- Генри... - прошептала она.

- Мисс Форсайт, пожалуйста, пойдемте со мной, - сказал он.

- Куда? - растерялась Лора.

- К машине. Вас там ждут.

Сердце Лоры радостно забилось, и она, все еще не веря в чудо, послушно последовала за водителем. На улице стоял знакомый лимузин, задняя дверца была распахнута, и оттуда выглядывал улыбающийся Том.

- Здравствуй, моя дорогая! Как дела? Позволишь тебя поцеловать?

- Том.., какой сюрприз... - пробормотала Лора, радостно кивнув в ответ.

Она села рядом с ним, Том обнял ее, и машина тронулась с места.

"Он не забыл! - с восторгом думала Лора. - Он все время обо мне помнил! Он знал, когда закончатся экзамены, и приехал, чтобы встретить меня".

Она заметила, что Том одет не в строгий деловой костюм, а в светло-голубую тенниску и темно-синие слаксы. В этом наряде он выглядел моложе, и в облике его появилось что-то мальчишеское.

- И куда же мы едем? - поинтересовалась она.

Том с загадочным видом приложил палец к губам в знак молчания, потом засмеялся и, к удивлению Лоры, достал бутылку шампанского и два бокала.

- Что мы празднуем? - улыбнулась Лора.

- - Сдачу экзаменов!

- Но.., я не уверена, что сдала их, - растерянно пробормотала Лора.

Том налил шампанское в бокал и подал Лоре.

- За тебя! - произнес он. - Ты умница и трудяга, у меня нет и тени сомнения, что у тебя все будет хорошо!

Лора слушала его голос, и голова у нее кружилась от счастья. Неужели все это происходит на самом деле, а не снится?

Она отпила из бокала и посмотрела на Тома. Разве можно думать о каких-то там экзаменах, когда рядом любимый?

- Я так рад, что мы снова вместе, - серьезно произнес Том.

- Так куда мы все-таки едем? - улыбнувшись, еще раз спросила Лора.

- Подожди немного, и ты все узнаешь, - таинственным голосом ответил он.

- Ты снова меня похитил?

Лора все еще не могла поверить в свое счастье. Экзамены отступили куда-то на задний план, и все теперь казалось несущественным, кроме Тома, его поцелуев и объятий.

Через некоторое время она поглядела в окно и с удивлением обнаружила, что лимузин подъезжает к зданию аэропорта. Куда же Том, ее везет?

- Объясни, пожалуйста, что ты задумал? - воскликнула Лора. - Почему мы приехали в аэропорт?

- Лора, дорогая, подожди еще чуть-чуть, и ты все поймешь! - Он привлек ее к себе и поцеловал.

***

Через два часа самолет приземлился на Бермудах. Взявшись за руки, они спустились по трапу, миновали здание аэропорта и подошли к ожидавшей их машине. Чернокожий водитель радостно приветствовал Тома и вежливо поздоровался с Лорой.

Дорога к вилле Хаусона шла параллельно берегу океана.

Лора восторженно глядела по сторонам, любуясь яркими, сочными красками окружающей природы, с наслаждением вдыхала пряные и сладкие ароматы незнакомых цветов и с удивлением рассматривала невысокие нарядные домики со сверкающими белыми крышами необычной формы.

- Такие крыши делают специально, - объяснил Том. - Дождевая вода скатывается по ним в резервуары. Дожди здесь идут редко, как правило, по ночам, но влаги вполне хватает, чтобы растительность была свежей и зеленой. Знаешь, Лора, я очень люблю Бермуды, - признался он. - Я приезжаю сюда каждый год с самого раннего детства. Если бы ты знала, как я рад, что и ты вместе со мной наслаждаешься всем этим великолепием!

Лора улыбнулась и нежно прижалась к нему.

- Здесь прекрасные чистые пляжи с мельчайшим белым песком, а океанская вода такая прозрачная, что даже около берега можно наблюдать разноцветных рыбешек, - продолжал Том. - Вода очень теплая, иногда после купания даже хочется охладиться под душем. Климат прекрасный, природа очень красивая, а овощи и фрукты зреют здесь круглый год.

На лице у Лоры было написано такое неподдельное счастье, что Том не мог сдержать радостной улыбки., - Я хочу, чтобы ты наслаждалась вместе со мной этим раем, - тихо произнес он. - Хочу окружить тебя вниманием и заботой, разделить с тобой счастье и восторг... Мне так нравится твоя улыбка, и я мечтаю, чтобы она не сходила с твоего прекрасного лица.

"Неужели я на Бермудах? - с восторгом думала Лора. - Разве я могла поверить в то, что после всех тяжелых испытаний мне выпадет счастье провести несколько дней рядом с любимым человеком в земном раю?"

Машина остановилась около виллы Тома, похожей на те дома с необычными крышами, которые попадались им по пути. Они вышли и, обнявшись, медленно двинулись по дороге, ведущей к дому. По обеим сторонам росли банановые деревья с тяжелыми свисающими гроздьями спелых желтых плодов и яркие крупные цветы, названия которых Лора не знала.

Том распахнул перед Лорой дверь и повел ее показывать дом. Комнаты были светлые, просторные, с высокими окнами, выходящими на океан. Дом опоясывала широкая открытая веранда, украшенная экзотическими цветами и растениями, росшими в каменных вазонах. На веранде висел удобный гамак с большими разноцветными подушками.

- Здесь и в самом деле рай! - воскликнула Лора, не в силах сдержать своих чувств. - Я никогда в жизни не видела более красивого места!

Том улыбнулся и взял ее за руку.

- Хочешь попробовать настоящего бермудского рома, дорогая?

Лора покачала головой.

- Боюсь, что он окончательно вскружит мне голову, - ответила она. - Я еще не пришла в себя после шампанского, выпитого в машине, там, в Нью-Йорке! - Она немного помолчала, а потом добавила:

- Или этот райский уголок так на меня действует? Знаешь, - неожиданно призналась она, - мне все еще не верится, что мы прилетели на Бермуды... Все так неожиданно, стремительно...

Том засмеялся и поцеловал ее.

- Мы с тобой в раю вдвоем, и больше здесь никого нет! - сказал он.

- Да... Но ведь я ничего с собой не взяла! - вдруг спохватилась Лора. - Ни легких платьев, ни сумки.., ничего!

Томас, ты и в самом деле меня похитил!

На Лоре был строгий голубой костюм и шелковая блузка, в которых она сдавала экзамены.

- Я и мечтал тебя похитить, - с улыбкой ответил Том. - Ты винишь меня за это?

- Конечно, нет! - воскликнула Лора. - Вот только.., в чем я буду ходить под палящим тропическим солнцем?

- Об этом можешь не беспокоиться. В шкафу полно одежды: летние платья, сарафаны, шорты. Сможешь выбрать все, что тебе понравится, - сказал Том и, улыбнувшись, добавил:

- На вилле, кроме нас, никого нет и не будет. От веранды начинается наш личный пляж, так что можешь ходить вообще без одежды. Мы с тобой одни в этом земном раю!

Лора кокетливым жестом распустила собранные на затылке волосы и расстегнула верхнюю пуговку на блузке.

- Как романтично! - воскликнула она. - Необыкновенно, волнующе...

Они уселись в гамаке, и Том положил руку ей на плечо.

Его прикосновения будили в ней желание, ее тело стремилось к нему, жаждало поцелуев и жарких объятий. Никогда прежде она не испытывала подобных чувств к мужчине. Да, ей было хорошо с Пьером Леженом, но такая страсть охватила ее впервые. Каждая ее клеточка трепетала в предчувствии возможной скорой близости.

- Я хочу быть с тобой, - прошептала Лора. - Я хочу тебя, любимый.

Том молча подхватил ее на руки и понес в спальню.

Он бережно уложил Лору на широкую постель, наклонился и поцеловал в губы. Сердце у нее сильно, часто забилось, она стала лихорадочно срывать с себя одежду, отбрасывая ее на пол.

Том тоже торопливо разделся, лег рядом с Лорой и нежно коснулся рукой ее обнаженной груди. Его ласки становились все настойчивее. Волны нарастающего желания пробегали по ее телу. Лора все теснее прижималась к нему, стремясь слиться с Томом воедино, почувствовать его в себе и испытать подлинное наслаждение.

Том бормотал какие-то ласковые слова, жадно срывая поцелуи с ее губ, и Лоре казалось, что, кроме них, на свете никого не существует. Их тела двигались в едином ритме, и в миг, когда наслаждение достигло высшей точки, она застонала от невыразимого блаженства.

Медленно приходя в себя, Лора подумала, что никогда в жизни не была так безумно, невероятно счастлива.

***

Волшебный уик-энд на Бермудах пролетел как одно мгновение. Лора никогда еще не испытывала такого полного счастья, как в эти дни, проведенные вместе с Томом.

Они, как дети, резвились в прозрачной теплой воде, смеялись и играли, но внезапно, прервав игру, замирали, жадно глядя друг другу в глаза, а потом сливались в бесконечном поцелуе; они часами занимались любовью и не испытывали пресыщения; казалось, утоленная страсть разгоралась с новой силой.

Том был умелым, опытным любовником и в то же время необыкновенно чутким, тактичным, внимательным, готовым выполнить любое Лорино желание. Он говорил, что никогда еще не встречал такой удивительной женщины.

Рядом с ним она чувствовала себя богиней - непревзойденной, сгорающей от страсти, женственной и прекрасной.

Лора утопала в этом облаке любви, пребывая наверху блаженства; все былые невзгоды и разочарования отступали прочь, казались мелкими и ненужными.

"Какое счастье, - думала она, лежа рядом с Томом и глядя в его красивое лицо, - что мы встретились! Мы созданы друг для друга. Мы - единое целое и не можем существовать порознь".

По вечерам, взявшись за руки, они совершали долгие прогулки по залитому лунным светом пляжу, сидели на теп лом песке и слушали ласковый шепот волн. А иногда проводили время в неспешных беседах, уютно устроившись в гамаке на веранде и потягивая белое легкое вино из широких бокалов.

Том научил Лору плавать на большой глубине, и она с удивлением и любопытством разглядывала стайки экзотических рыбок самой невероятной окраски, лениво скользящих мимо. Подводный мир открывал перед ней свои тайны и поражал разнообразием. Томас с увлечением занимался подводной ловлей, а потом жарил свою добычу, со смехом уверяя, что никому не доверит приготовление столь восхитительной пищи.

В последний их вечер на Бермудах Том устроил романтический ужин при свечах на веранде. Он приготовил жареную на углях рыбу и салат, а на десерт сорвал с бананового дерева два золотистых, напоенных солнцем плода. Лоре показалось, что это самая восхитительная трапеза в ее жизни, никогда прежде она не пробовала такой вкусноты. Стол украшала ваза с гибискусами, среди которых оказался неизвестный Лоре цветок. Белый, по форме немного напоминающий лилию, на длинном стебле, он выделялся своей красотой и изумительным сладковатым ароматом.

- Что это за цветок? - удивленно спросила Лора. - Я раньше никогда таких не видела.

- Он называется "королева ночи", - ответил Том. - И распускается только на одну ночь, а к утру его лепестки вянут и опадают.

- Как жаль, - прошептала Лора, и ее приподнятое настроение внезапно сменилось печалью. - Почему такое совершенство не существует вечно?..

Зеленые глаза Тома затуманились.

- Очевидно, потому, что мир, в котором мы живем, несовершенен, - с легкой грустью произнес он. - Теперь если я когда-нибудь снова увижу этот цветок, то обязательно вспомню о тебе, моя дорогая, любимая Лора.

Неожиданный порыв ветра всколыхнул верхушки могучих деревьев, пробежался по траве, зашелестели увивающие веранду растения, а свечи, стоявшие на столе, погасли.

В словах Тома Лоре послышалось столько печали и обреченности, что сердце у нее мгновенно сжалось от острой боли и две круглые слезинки скатились по щекам.

Том поднялся, достал из вазы цветок и, подойдя к Лоре, вплел его в ее распущенные светлые волосы.

- Ты - моя королева ночи, - нежно произнес он и прижался губами к ее щеке.

Почувствовав соленый вкус слез, он поднял голову и удивленно спросил:

- Ты плачешь, дорогая? Почему?

Лора слабо улыбнулась.

- Я хотела бы, чтобы наше счастье длилось вечно, - прошептала она. Только ты и я, только мы с тобой вдвоем на всем белом свете.

Том ласково обнял ее за плечи и тихо сказал:

- Моя любимая, бесценная девочка! Жизнь человека определяется предначертанной ему судьбой, и мы не в силах противиться ей. - Он немного помолчал, а потом продолжил:

- Не будем ничего загадывать наперед. Сейчас мы с тобой счастливы, и это прекрасно. Мы вместе, любим друг друга, и ничто не имеет значения, кроме нашей любви. Верь мне, Лора, и всегда помни об этом.

Он дотронулся кончиками пальцев до ее виска и откинул упавшую на лоб прядь волос.

- Пойдем в дом, дорогая. Становится прохладно.

***

На рассвете Лора проснулась от щемящего чувства печали и тревожных предчувствий. Она взглянула на "королеву ночи", оставленную на туалетном столике: лепестки цветка поникли и казались безжизненными. Лора вздохнула и посмотрела на Тома, лежащего рядом с ней. Он спал, его лицо было спокойно и безмятежно. Как он был красив, нежен, ласков, внимателен... Какие чудесные дни они провели в этом райском уголке, сколько счастья - полного, острого, необъятного он подарил ей...

Она легонько коснулась ладонью его щеки. Том что-то пробормотал, но не проснулся. Лора осторожно положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Как долго продлится это счастье: всю жизнь или один миг? Что ждет ее впереди: жизнь, наполненная любовью, радостью, желанием, или снова унылое, серое одиночество, пустота и печаль? Кто знает ответ?

Вот если бы этот рассвет длился вечно...

***

- Лежен? Это вы? - раздался в телефонной трубке хрипловатый пьяный голос. - Вы меня слышите?

Пьер Лежен устало вздохнул. Он целый день занимался бумажными делами и теперь уже собирался уходить, как вдруг позвонил этот идиот Ратти.

- Ну что тебе? - раздраженно пробурчал он.

- Я все-таки сделал это! - В голосе Ратти прозвучали торжествующие нотки, и он рассмеялся. - Я сделал то, о чем так долго мечтал!

- Слушай, говори по существу - или я довешу трубку! - зло бросил Лежен.

- Я порезал их!

- Что? - У Пьера внезапно перехватило дыхание. - Что ты сделал?

- Порезал их! - радостно повторил Ратти. - На маленькие кусочки!

- Что ты мелешь, придурок? - растерянно пробормотал Пьер, чувствуя, как его бросило в жар. - Кого ты порезал?

- Их! Шлюх!

Пьер вскочил со стула, и в его широко раскрытых глазах застыл ужас.

- То есть как? - прошептал он.

- А вот так, месье Лежен! Взял и.., чик-чик на маленькие кусочки! Они заслуживают самого сурового наказания, эти девки!

"Не может быть, не может быть! - лихорадочно билось в голове Пьера. Неужели этот тип расправился с девушками? Господи, что же теперь будет?"

Ведь если кто-нибудь узнает, что он велел этому полоумному шпионить за обитательницами квартиры № 613, то все - ему конец! Его привлекут за соучастие, с позором выгонят из полиции, а дальше... Даже страшно представить все последствия.

- Ты откуда звонишь? - еле слышно спросил Пьер.

- Из дома, месье Лежен. Хотите приехать и увидеть все своими глазами?

- Я сейчас у тебя буду. Жди! - коротко бросил Пьер.

Швырнув трубку на рычаг, он выбежал из кабинета, сел в машину и через несколько минут уже звонил в дверь квартиры Луи Ратти.

- Ну, где они? - крикнул он, когда Ратти с пьяной ухмылкой на лице, покачиваясь, открыл дверь. - Где они?

- Сейчас все увидите сами! - торжественно объявил Ратти. - Я думаю, вы останетесь довольны!

Пьер оттолкнул Ратти и ворвался в комнату.

- Где они, идиот, говори! - яростно заорал он.

- Не волнуйтесь, месье Лежен, - забормотал Ратти. - Не волнуйтесь, они в спальне.

Пьер ринулся в темную спальню и стал нащупывать на стене выключатель.

- Зажги немедленно свет! Слышишь?

- В моей спальне нет света, месье Лежен, - глупо захихикал Ратти. - Я пользуюсь только ночником. Я люблю полумрак, он возбуждает, навевает грезы, желания...

Ратти подошел к столику около постели и включил ночник. Пьер безумным взглядом окинул полутемную комнату. На полу валялось множество мелких кусочков глянцевой бумаги.

- Что это? - прошептал он.

- Я изрезал фотографии на мельчайшие кусочки, месье Лежен, - как ни в чем не бывало объяснил Ратти. - Ножницы так звонко резали их соблазнительные тела, смеющиеся лица... Вот так: чик-чик... Я давно мечтал услышать эти звуки. Я наслаждался ими! Они получили по заслугам, эти грязные шлюхи!

Несколько минут Пьер стоял в оцепенении, не в силах вымолвить ни слова, и тупо глядел на разбросанные по полу обрезки фотографий. Наконец он опомнился и, грубо схватив Ратти за плечо, яростно заорал:

- Идиот! Что ты мелешь, что за чушь ты несешь?!

- Месье Лежен, отпустите меня, я не сделал ничего плохого! - испуганно забормотал Ратти.

- Какого черта ты плел мне эти небылицы? Зачем изрезал фотографии, придурок? Разве я об этом тебя просил?

Я велел тебе следить за мисс Форсайт, блондинкой, а ты чем занимаешься?

"Какая разница: мисс Форсайт - не мисс Форсайт, блондинка или брюнетка? - злобно подумал Ратти. - Все они потаскухи и заслуживают наказания. Строгого наказания.

Развратные девки, дешевки..."

До сих пор Ратти так и не удалось выяснить, которая из девушек, проживающих в квартире № 613, мисс Форсайт, хотя он постоянно наблюдал за ними в бинокль. Разве это имеет какое-нибудь значение? Но этот злобный высокомерный полицейский Лежен, который только и ждет, чтобы засадить его в тюрьму, разумеется, не должен ни о чем догадываться.

- Зачем ты уничтожил фотографии? - рявкнул Лежен. - Старый осел, тупица!

- Месье Лежен, не волнуйтесь, у меня остались негативы, - услужливо произнес Ратти.

- Перестань заниматься ерундой и помни: меня интересует только одна блондинка - мисс Форсайт. Следи за ней и все сообщай мне, если не хочешь оказаться в участке.

- Слушаюсь! - Ратти вытянулся в струнку и отсалютовал ему рукой. Сделаю все, как вы скажете! - А про себя прошептал: "Дерьмо!"

Пьер смерил его презрительным ледяным взглядом и кивнул.

- Давай, действуй! - коротко бросил он и направился к двери.

***

Лора вышла из приемной Тома Хаусона и в растерянности остановилась. Она ничего не понимала. Абсолютно ничего.

Накануне они с Томом вернулись в Нью-Йорк, он проводил ее до дома, нежно поцеловал на прощание и сказал:

"До скорой встречи, дорогая!"

Том знал, что в конце недели Лора возвращается в Монако, и даже выразил желание слетать к ней на пару деньков. И что же теперь? Секретарша - наглая брюнетка - нахально заявила, что мистера Хаусона нет и в ближайшее время не будет. Этот ответ так изумил Лору, что ей и в голову не пришло расспросить девицу поподробнее.

"Это какая-то ошибка, - думала она. - Не может быть, чтобы Томас куда-то внезапно уехал. Он обязательно сообщил бы мне о своих планах! Да и как он мог уехать, не попрощавшись?"

Лора собралась с духом и решительным жестом распахнула дверь.

- Прошу прощения, - сказала она. - Я бы хотела оставить записку вашему шефу.

Секретарша подняла голову и недовольно посмотрела на назойливую посетительницу.

- Мистера Хаусона в ближайшие несколько недель не будет, - нехотя ответила она. - Он не сумеет прочесть вашу записку, мисс.

- Но.., он наверняка будет звонить?

Секретарша поджала тонкие губы и покачала головой.

- В подобных обстоятельствах люди и не вспоминают о работе, произнесла она. - Неужели не ясно?

- В каких обстоятельствах? - еле слышно спросила Лора.

- Как, разве вы ничего не знаете? - неожиданно оживилась девица. Мистер Хаусон через несколько дней женится!

- Что? Как женится?

- Очень просто! Как все люди! А после свадьбы они с женой уезжают на три недели отдыхать. Сами понимаете, медовый месяц! - Секретарша захихикала. - Конечно, он не будет звонить в офис во время медового месяца!

Внезапно Лору охватила слабость, она оперлась рукой о стол, чтобы не упасть. Лицо ее побледнело, в висках застучало.

Девица испуганно взглянула на нее и озабоченно произнесла:

- Мисс, вам нехорошо? Может, выпьете чай или кофе?

- Нет-нет, - прошептала Лора. - Со мной все в порядке. Я.., просто хотела оставить мистеру Хаусону записку... Это касается результатов экзаменов... Но нет, спасибо, я пойду.

Она добрела до двери и, закрыв ее, прислонилась к ней спиной-. Все кончено. "Королева ночи" царствует и цветет лишь несколько часов, а потом ее нежные, прелестные лепестки вянут, опадают, превращаясь в ничто. В прах.

Горячие слезы хлынули у нее из глаз, она закрыла лицо руками и в отчаянии побежала по коридору к выходу, не замечая идущих ей навстречу людей.

***

Лора не могла больше оставаться в Нью-Йорке, ее сердце разрывалось от боли и горя, а в воспаленном мозгу пульсировала одна-единственная мысль: "Домой! Скорее домой, в Монако!"

Она не стала дожидаться объявления результатов экзаменов и лишь заранее поздравила Эндрю Пакарта, который на сей раз, по-видимому, добился успеха. Это была его третья - и последняя - попытка, и Лора искренне надеялась, что у него все будет хорошо. Он долго боролся и заслужил победу.

Она торопливо собрала вещи и поехала в аэропорт, чтобы ближайшим рейсом вылететь домой. Ей казалось, что мир рушится у нее на глазах, и она ничего не могла с этим поделать. Счастье длилось не дольше мгновения ровно столько, сколько живет "королева ночи".

Глава 26

Когда Дженифер появилась в квартире Квентина, вечеринка была уже в разгаре. В холле ее встретила Генриетта в потрясающем брючном костюме из яркого шифона пурпурно-розово-оранжевой расцветки; они расцеловались и направились к гостям. Оглядев подругу с головы до ног, Дженифер улыбнулась. Генриетта прекрасно выглядела, была веселой, оживленной, ее лицо просто светилось от счастья.

"Вот что значит быть влюбленной, - с легкой завистью подумала Дженифер. Но тотчас же мысленно одернула себя:

- Между прочим, и у тебя все это было: любовь, романтика, восторженные чувства... Кто виноват в том, что так получилось? Ты сама, и никто больше!"

Дженифер рассчитывала встретить Алекса среди гостей, но его нигде не было видно.

"Может быть, он придет позднее? - утешала она себя. - Или Алекс, узнав, что я тоже буду у Квентина, нарочно решил не приходить? Не хочет разговоров, выяснения отношений?

Не желает меня видеть?"

Внезапно Дженифер охватили злость и досада.

- Пошел он к черту! - прошептала она. - Мир не рухнет, если мы перестанем встречаться! В конце концов я еще найду любимого человека! На Алексе свет клином не сошелся! Правильно Лора назвала его самодовольным, самовлюбленным самцом!

"А Креп? - подумала она. - Почему же так получилось с ним? Неужели он тоже меня бросил? Разочаровался? Разлюбил?"

К Дженифер подошел сияющий Квентин в белой рубашке и белых брюках, с интересом оглядел ее с головы до ног и воскликнул:

- Лапуля, ты сегодня неотразима! Я ослеплен твоей красотой!

- Тебе нравится мой новый наряд? - кокетливо улыбнулась Дженифер.

- Ты выглядишь сногсшибательно! - В бирюзовых глазах Квентина мелькали озорные искорки. - Эх, детка, если бы не Генриетта...

- То что?

- Я бы прямо сейчас увел тебя в свою спальню, - страстно прошептал Квентин, наклонившись к Дженифер. - Мы занялись бы любовью, дорогая...

- Квентин, ты несносный, противный мальчишка! - промурлыкала Дженифер. - Когда же ты станешь серьезным?

- Крошка, ну что я могу с собой поделать? - шутливо воскликнул он. - Я люблю женщин, и они отвечают мне взаимностью! - Он обнял Дженифер и настойчиво приник к ее губам. - Может, все-таки уединимся в спальне на некоторое время? - В его голосе чувствовалась неподдельная страсть.

- Нет, дорогой, у тебя сегодня много гостей, и они жаждут твоего внимания, - ответила Дженифер, слегка отстранившись.

Квентин убрал руки с ее плеч, улыбнулся и бодрым тоном произнес:

- Ну ладно, красавица, как хочешь. Надеюсь, тебе не надо напоминать о том, что я в любое время к твоим услугам?

Дженифер рассмеялась и взъерошила светлые волосы Квентина.

- Дорогой, не волнуйся! Я помню об этом! В минуту печали непременно обращусь к тебе за утешением! Кстати, а где Генриетта?

- По-моему, вышла на балкон.

Он подмигнул и направился к другим гостям. Кокетливая улыбка мгновенно исчезла с лица Дженифер.

"В минуту печали... - мысленно повторила она. Как будто сейчас ей легко и весело! - Никто не должен видеть, что творится в твоей душе! сказала она себе. - Танцуй, веселись, пей шампанское и ни о чем не думай!"

Дженифер немного постояла в задумчивости, а потом, пройдя через комнату, где оживленно разговаривали гости, вышла на балкон. Там в кресле-качалке сидела Генриетта, держа бокал с шампанским.

- А, Джен! - обрадовалась она, увидев подругу. - Хорошо, что заглянула сюда.

- Почему ты не с гостями? - удивилась Дженифер.

- Просто вышла на несколько минут подышать свежим воздухом. Давай выпьем шампанского и посидим немного в тишине.

С балкона открывался великолепный вид на гавань Монте-Карло, где стояли на якоре корабли, яхты и катера, и на сверкающий разноцветными огнями розовый дворец принца Ренье. Свежий прохладный ветерок, дувший с моря, смешивался с изумительным тонким ароматом олеандров, росших в кадках на балконе.

Генриетта налила подруге в бокал холодного, почти ледяного, шампанского, они выпили, и Дженифер искренне произнесла:

- Ты сегодня потрясающе выглядишь, дорогая! И Квентин тоже. Знаешь, приятно видеть, когда у людей все в порядке, они довольны жизнью, веселы, счастливы!

Генриетта улыбнулась, тронутая словами Дженифер.

- Спасибо, рада слышать. Только вот.., с Квентином я не могу ни минуты быть спокойной.

- Почему?

- Ты же знаешь этот тип красавцев, которые пользуются бешеным успехом у женщин и сами готовы бегать за каждой юбкой.

Дженифер кивнула.

- Да, он интересный человек, остроумный, общительный, - продолжала Генриетта. - Но с ним я чувствую себя как на вулкане. В любой момент может начаться извержение.

"И тем не менее Квентин с тобой, - мрачно подумала Дженифер. - А вот Алекс..."

Генриетта, словно прочитав мысли подруги, сказала:

- Кстати, Алекс обещал подойти позднее.

- Ты разговаривала с ним? - Дженифер резко вскинула голову. - Что он сказал?

- Когда я позвонила, он очень спешил, собирался куда-то уходить, и мы говорили буквально одну минуту. Но он обещал заглянуть к нам на вечеринку.

В душе Дженифер затеплилась слабая надежда.

- А ты сказала ему, что я тоже приглашена?

- Нет, просто не успела. Алекс очень торопился, и я не стала его задерживать. Думаю, он скоро появится. Так что жди. Кстати, а как там Джулиус? - вдруг спросила она.

Дженифер удивленно взглянула на Генриетту.

"Почему она интересуется Крепом? И вообще - при чем здесь Креп, когда речь идет об Алексе?"

- Джулиус? - повторила Дженифер, стараясь, чтобы голос прозвучал безразлично. - Да все в порядке, что с ним может случиться? Он звал меня вечером совершить прогулку на яхте, но я отказалась, объяснив, что уже приглашена к вам с Квентином.

- Так ты предпочла нашу вечеринку прогулке на шикарной яхте? воскликнула Генриетта. - Мы польщены!

Но знаешь, Джен... - Лицо Генриетты стало серьезным. - Ты все-таки присмотрись к своему миллионеру повнимательнее. Он неплохой человек, а главное, любит тебя. Вспомни, и Лора много раз тебе об этом говорила.

"Любит он меня, как же!" - угрюмо подумала Дженифер, и перед ее глазами мгновенно промелькнула отвратительная сцена, увиденная в гостиной "Ксерины": полуголая пьяная девица-итальянка хрипло смеется, а Креп затаскивает ее в спальню.

- Ладно, я подумаю, - пробормотала Дженифер. - Налей-ка мне еще шампанского!

Генриетта разлила шампанское по бокалам, подруги выпили и некоторое время сидели молча, задумчиво глядя на сверкающую огнями гавань. Вдруг Генриетта резко вскочила, подбежала к перилам балкона и, облокотившись, стала пристально всматриваться вдаль.

- Что там такое? - удивленно спросила Дженифер.

- Вон там.., смотри! - Генриетта обернулась и жестом поманила Дженифер. - Кажется, "Ксерина" снялась с якоря и отчаливает!

Дженифер тоже вскочила и кинулась к ней.

- Где?

- Да вон же! Смотри! Видишь трехмачтовую яхту? Она выходит в море!

- Что это значит, Генриетта? - недоуменно пробормотала Дженифер. Куда Креп собрался?

- Куда? Похоже, твой миллионер все-таки решил совершить морскую прогулку, - насмешливо ответила Генриетта. - Видимо, какая-то более сговорчивая подруга согласилась составить ему компанию.

"Ну и ну... Как странно... Почему все изменилось буквально в считанные минуты? - ошеломленно думала Дженифер. - Еще несколько дней назад Джулиус был нежен и внимателен, а теперь... Что же произошло? Неужели он так сильно обиделся на меня за то, что я опоздала на ленч? Но это же нелепо! А откуда взялась эта девица? Где он ее подцепил, а главное, когда успел? Господи, все рушится на моих глазах: Алекс так и не появился, Джулиус развлекается с итальянкой на яхте..."

- Дженифер, подожди! - крикнула Генриетта. - У Квентина есть бинокль, сейчас я принесу его!

Она скрылась в комнате и через минуту вернулась, держа в руках большой бинокль.

- На, держи!

Она протянула бинокль Дженифер, та нетерпеливо схватила его и стала наводить на резкость. Корма.., освещенная палуба... А вот и он...

На палубе, в центре небольшой группы гостей, стоял довольный, улыбающийся Джулиус в элегантном темном пиджаке, светло-голубой рубашке и серых брюках, а рядом с ним, тесно прижавшись, та самая девица-итальянка. Только теперь на ней было надето открытое платье. Ярко-алые губы девицы растянулись в пьяной ухмылке. Еще бы: удалось подцепить такую важную птицу, как Креп!

- Шлюха! - презрительно бросила Дженифер. - Значит, он все-таки решил меня бросить! Не зря про него говорили, что он развратный тип!

- Что там, Дженифер? Дай мне тоже взглянуть! - нетерпеливо проговорила Генриетта.

Дженифер передала ей бинокль и отошла в сторону.

- Ого! Вот это да! - удивленно воскликнула Генриетта.

Увиденное потрясло ее не меньше, чем Дженифер. Она опустила бинокль и повернулась к подруге, которая с угрюмым видом уже сидела в кресле-качалке.

- Знаешь, я бы на твоем месте не огорчалась! Креп затеял это представление лишь с одной целью: заставить тебя ревновать!

- Не дождется! - бросила Дженифер. - Неужели он надеется на то, что я буду ревновать его к какой-то итальянской шлюхе? Глупец!

- Похоже, он добился поставленной цели! - улыбнулась Генриетта.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты уже ревнуешь - значит, Креп тебе небезразличен.

- Знаешь что, пойдем-ка в комнату, - предложила Дженифер. - В конце концов мы собрались повеселиться, а не обсуждать какого-то Крепа!

Генриетта понимающе кивнула, и они покинули балкон. В одной из комнат громко играла музыка, и большинство гостей, уже изрядно навеселе, танцевали и подпевали нестройными голосами. Дженифер подошла к столику, на котором стояла ваза с цветами, и вынула пурпурно-красную розу.

"Наплевать! Тебе на все наплевать! - мысленно сказала она себе. Алекс не пришел - ну и Черт с ним! Креп уехал кататься на яхте с итальянкой - провались он в ад!"

Она вплела розу в распущенные волосы и присоединилась к гостям. Постепенно около нее образовался круг из танцующих, и она оказалась в его центре. Изобразив на лице кокетливую улыбку, Дженифер начала пританцовывать в такт песне Мика Джаггера "Я не могу получить искупление грехов", словно ритмичные телодвижения могли избавить ее от боли, страдания и унижения, пережитых за последние дни. Голова слегка кружилась от выпитого шампанского, и Дженифер чувствовала, как ее охватывает какое-то безудержное, граничащее с отчаянием веселье.

Гости громко хлопали в ладоши, подбадривали ее радостными возгласами, смеялись и пели. Дженифер танцевала все быстрее и быстрее в каком-то странном упоении, и ей казалось, что эта музыка никогда не кончится. Она не заметила, как в дверях появился молодой человек. Он сделал шаг и уже хотел войти в комнату, но, увидев исступленно танцующую Дженифер раскрасневшуюся, с розой в распущенных волосах и блуждающим взором, застыл на месте. На его лице появилось изумленное выражение, затем он нахмурился и презрительно скривил губы. Это был Алекс.

Несколько дней, в течение которых он не виделся с Дженифер, дались ему нелегко. Алекс страдал, томился ревностью, его мучили подозрения, несколько раз он был уже готов набрать номер ее телефона, но в последний момент запрещал себе делать это. Ему нравилась Дженифер, его неумолимо тянуло к ней, но мысль о возможном сопернике приводила в ярость.

И вот, когда он все-таки решил сделать шаг навстречу и появился на вечеринке у Квентина и Генриетты, уверенный в том, что там обязательно будет Дженифер, его глазам предстала такая неприглядная картина! Его Джен, пьяная и шальная, как ни в чем не бывало отплясывала в кругу, гостей-мужчин, которые буквально пожирали ее глазами. Алекс досадливо поморщился.

"Ты ожидал увидеть что-либо иное? - спросил он себя. - Страдающую Дженифер, со слезами раскаяния на глазах, с нетерпением ожидающую твоего появления? Глупец!"

К Алексу подошла Генриетта.

- Привет! Хорошо, что ты пришел! Располагайся. Вон там, на столе, стоят закуски и вино!

- Спасибо, Генриетта, - сухо ответил Алекс. - Не беспокойся.

Генриетта взглянула на танцующую в кругу гостей Дженифер с розой в волосах и поняла, что подругу пора выручать. Как некстати она затеяла эти танцы!

- Алекс, Джен так ждала тебя! - бодрым тоном произнесла Генриетта. Все это время мы постоянно говорили о тебе. Она очень надеялась, что ты все же появишься, Алекс горько усмехнулся.

- Не сомневаюсь, - холодно сказал он. - Ничего другого я от нее не ожидал.

- Нет, правда, Алекс... Просто... Дженифер выпила два бокала шампанского, и оно ударило ей в голову.

- Я вижу.

- Подожди, сейчас позову ее!

- Не надо.

- Алекс... Послушай...

Но он отошел от Генриетты, взял со стола бокал с вином и молча направился на балкон. Залпом осушив бокал, Алекс облокотился о перила, и его взгляд рассеянно заскользил по водному пространству гавани Монте-Карло.

Многие яхты и катера были ярко освещены, оттуда доносилась музыка, оживленные разговоры, смех.

Внезапно взгляд Алекса остановился на пустом пространстве между двумя яхтами.

"Странно, - подумал он. - По-моему, здесь всегда стояла яхта этого миллионера Джулиуса Крепа. - Куда же она подевалась? Отправилась в плавание?"

Неожиданная мысль пришла Алексу в голову. А может быть, Креп действительно уплыл на своей яхте и попросил Дженифер присмотреть за его машиной? Ведь именно так она ему и объясняла. А он, охваченный внезапным приступом ревности, не поверил ей. Какая, собственно, разница?

Он только что видел ее танцующей в кругу гостей - веселую, кокетливо улыбающуюся, беззаботную...

- Александр? - раздался за его спиной тихий голос.

Он резко обернулся. На балконе стояла Дженифер. Ее лицо было печальным, в глазах застыли грусть и раскаяние.

Он шагнул ей навстречу, Дженифер порывисто обвила руками его шею, и Алекс крепко прижал ее к себе. Никакие слова и объяснения были не нужны. Их губы слились в страстном поцелуе, а потом, разомкнув объятия, они молча покинули балкон и медленно пошли в спальню Квентина, не замечая веселящихся гостей, не слыша громкой музыки, смеха, разговоров... Они хотели только одного: быть вместе, слиться воедино, и никто не мог им помешать.

***

Лежен нервными шагами ходил по кабинету и напряженно обдумывал дальнейший план действий. Утром раздался междугородный звонок, и молодой женский голос по-английски сообщил о том, что в доме "Мерибель", в ван-3 ной комнате квартиры № 613, он найдет небольшой пакет, содержимое которого его, несомненно, заинтересует.

- Кто вы и откуда звоните? - крикнул в телефонную трубку Лежен.

- Не важно, - таинственно ответил женский голос. - Если хотите получить неопровержимые улики против некоторых известных вам лиц, поторопитесь в "Мерибель".

Раздались короткие гудки, Пьер повесил телефонную трубку и задумался. Кто звонил и о каком "небольшом пакете", спрятанном в ванной Лориной квартиры, шла речь?

Внезапно его осенило. Господи, ну конечно же, это звонила та самая шлюха. Нова, прожившая несколько месяцев вместе с Лорой и Дженифер! Пьер вспомнил ее грубое лицо, вульгарные манеры, хрипловатый голос, блуждающий взгляд и поморщился. Вот тварь! Но что ни говори, Нову следовало бы поблагодарить за столь своевременное сообщение!

Пьер сел за стол и решил позвонить своему шпиону Ратти, который продолжал день и ночь следить за девушками из квартиры № 613.

- Ну, какие там дела? - не поздоровавшись, грубо спросил он.

- А, месье Лежен, очень приятно, очень приятно... - залебезил Ратти. В данный момент квартира пуста. Одна из блондинок, та, что в розовом брючном костюме, недавно ушла. Не иначе как побежала на свидание. - Ратти захихикал. - Вот шлюха!

- Ладно! - бросил Пьер. - Если ты мне понадобишься, я перезвоню.

Он быстро вышел из кабинета и через десять минут уже входил в вестибюль дома "Мерибель". Подойдя к консьержу, Пьер протянул ему полицейское удостоверение и сказал:

- Обычная проверка жильцов. Дайте запасные ключи от квартиры № 613.

Перепуганный консьерж молча достал связку ключей и отдал ее Лежену. Он не осмелился задавать ему вопросы - вид полицейского был суровым и неприступным.

Пьер поднялся на лифте на шестой этаж, подошел вплотную к двери и прислушался. Тихо. Никого. Открыв дверь, он вошел в прихожую, немного постоял, снова прислушиваясь, не доносятся ли из квартиры какие-нибудь звуки, а затем направился в ванную.

Так и есть, вот он, "небольшой пакет". Пьер довольно ухмыльнулся.

- Что ж, Лора, теперь ты у меня на крючке, - отрывисто прошептал он. Теперь я сделаю с тобой все, что захочу! Сука! Грязная английская сука!

Пьер покинул ванную, заглянул в гостиную, окинул ее быстрым взглядом, а потом прошел на кухню. Остановившись около стола, он осмотрелся и вдруг заметил белый бланк телеграммы, присланной из Нью-Йорка. Телеграмма была от Лоры! Он судорожно схватил ее, развернул и прочитал:

ЭКЗАМЕНЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ ТЧК БЕЗУМНО СЧАСТЛИВА ТЧК ПРОВОЖУ УИК-ЭНД НА БЕРМУДАХ ТЧК ВОЗМОЖНО ВЕРНУСЬ ВМЕСТЕ С ТОМОМ ТЧК МОЯ МАШИНА В АЭРОПОРТУ НИЦЦЫ ТЧК ВСТРЕЧАТЬ НЕ НАДО ТЧК ВСЕХ ЦЕЛУЮ ТЧК ЛОРА

Пьер скомкал белый листок и швырнул его на пол. Безумная ярость накатила на него. Сердце билось так сильно, что, казалось, вот-вот вырвется из груди, в висках стучали металлические молоточки, в горле пересохло.

- Сука, гадина! - хрипло бормотал он. - Потаскуха!

Значит, она развлекается с любовником на Бермудах. Она нагло врала мне, утверждая, что у нее никого нет! Как же так?.. "Безумно счастлива"...

Пьер резко нагнулся, подобрал скомканный листок, разгладил его и снова пробежал глазами текст телеграммы.

Внезапно мелькнувшая в затуманенном сознании мысль вернула его к действительности и остудила бушевавшую ярость. Лора находится в Нью-Йорке! В Нью-Йорке? А почему же тогда этот полоумный Ратти уверял его в том, что она в Монте-Карло?

Пьер резко тряхнул головой и зажмурился.

- Ничего не понимаю, - пробормотал он. - Эта сука в Нью-Йорке? Давно ли она уехала?

Да собственно, какая теперь разница? Гнев и бешеная ревность с новой силой охватили Пьера.

- Она разбила мою жизнь, унизила меня, посмеялась... - твердил он, стоя возле кухонного стола. - Я никогда не прощу ей! Я.., убью ее, уничтожу. Разобью машину... Разрушу ее жизнь.

Пьер Лежен размашистым шагом вышел из квартиры, с силой захлопнув за собой дверь. Смутный план мести, напоминавший до этой минуты разрозненные кусочки мозаики, мгновенно сложился в четкую и ясную картину. Все стало на свои места. Теперь Пьер знал, что ему делать. Он сел в машину и поехал в аэропорт Ниццы.

***

После бурной вспышки страсти Дженифер и Алекс лежали на гигантской кровати в спальне Квентина, тесно прижавшись друг к другу, и снова и снова мысленно переживали недавнюю близость. Дженифер ощущала лишь огромное, необъятное счастье и думала о том, что никогда в жизни не любила так сильно ни одного мужчину. Изредка она приподнималась на локте, вглядывалась в спокойное, умиротворенное лицо Алекса, лежавшего с закрытыми глазами, любовалась им, словно старалась навечно запечатлеть его образ. Ее тело еще трепетало от нежных прикосновений его рук, а губы хранили вкус поцелуев.

Алекс открыл глаза, поцеловал Дженифер и прошептал:

- Ты прекрасна, любовь моя. Не представляю, что бы со мной было, если бы я потерял тебя.

- Алекс, любимый, прости меня, я тогда так глупо себя вела, - тихо отозвалась Дженифер. - Накричала на тебя, обидела...

Он улыбнулся, нежно провел пальцами по ее щеке и предложил:

- Пойдем домой? Зачем нам здесь оставаться? Я хочу быть с тобой, и чтобы никто нам не мешал.

- Пойдем!

Они поцеловались, встали с постели, торопливо оделись и через минуту, стараясь, чтобы их не заметили ни гости, ни хозяева, выскользнули из дома. Около входной двери среди других машин был припаркован серебристый спортивный "мерседес", на котором приехала Дженифер.

- Мы оставим его здесь или поедем на нем? - бездумно спросила она, тотчас же спохватилась, но было поздно.

- Дай мне ключи, я отгоню его на стоянку, - предложил Алекс, - а мы поедем на моей машине.

- Хорошо, - торопливо согласилась Дженифер, молясь в душе, чтобы не возникли новые осложнения с машиной, в результате которых они с Алексом недавно поссорились.

Она вынула из сумочки ключи и молча протянула ему.

Алекс сел за руль, а она осталась стоять на тротуаре. Внезапно он резко распахнул дверцу и вышел из машины. Его лицо пылало от гнева. Предчувствие надвигающейся беды заставило Дженифер вздрогнуть и втянуть голову в плечи.

- Что это? - сухо спросил Алекс, протягивая ей ключи от машины.

- Как что?

- На ключах выбиты инициалы "Дж. К.", а рядом - "Дж. М.". Я спрашиваю: что это значит?

Дженифер ничего не ответила. Она стояла, не в силах сдвинуться с места, а в голове пульсировала одна-единственная мысль: "Все кончено!"

Алекс подошел к ней вплотную и, еле сдерживаясь от охватившего его гнева, медленно произнес:

- А это означает, дорогая моя, что у машины два законных владельца: Джулиус Креп и Дженифер Морган! Разве не ты уверяла меня, что этот миллионер - всего лишь твой приятель, который попросил в его отсутствие присмотреть за машиной? Или мне все это приснилось? Какая милая, уютная компания - Джулиус и Дженифер... - Его губы искривились в презрительной усмешке. - Господи, какой же я дурак! А ведь я тогда поверил, ругал себя за то, что обидел тебя своими подозрениями. Дурак!

Дженифер судорожно сцепила руки.

"Что же делать? Что сказать в ответ? Неужели он сейчас уйдет? Уйдет навсегда?"

Алекс, словно прочитав ее мысли, усмехнулся и сказал:

- Что, снова будешь врать мне, уверять, что Креп - твой приятель, а ты - невинная девочка, приглядывающая за роскошной машиной?

- Алекс, прошу тебя... - прошептала Дженифер. - Я сейчас все тебе объясню...

- Я не нуждаюсь в твоих объяснениях! - злобно выкрикнул он. - Не хочу слышать твое вранье! Сыт по горло!

- Алекс, подожди, умоляю, выслушай меня... - залепетала Дженифер.

- Что же ты хочешь мне сказать? - резко перебил он. - Что ты на самом деле не та, за которую себя выдаешь? Что делаешь вид, как будто влюблена в меня, а сама спишь с этим старым миллионером, принимая от него щедрые подачки за предоставленные услуги? - Он грубо схватил Дженифер за плечо и вдруг заорал:

- Да ты обычная шлюха! Шлюха, каких полно в Монте-Карло! Все вы охотитесь за богатыми мужиками и ради денег готовы на все!

Лицо Дженифер исказилось от гнева, она дернула плечом, сбросила его руку и злобно прошипела:

- Не смей называть меня шлюхой! Не смей! Сам-то ты чем лучше? Забыл, как рассказывал мне, что ищешь богатую жену, которая будет содержать твои конюшни? Забыл?

Знаешь, как это называется? Лицемерие! Ты подозреваешь меня в корыстных планах, обрушиваешь на меня свой праведный гнев, а сам гоняешься за большими деньгами!

Алекс вздрогнул, на его лице отразилось недоумение.

Он несколько минут молча глядел на Дженифер, словно пытаясь вникнуть в смысл брошенных ею резких слов, а потом сухо произнес:

- Нет, Дженифер, я не лицемер. По крайней мере я никогда не скрывал от тебя своих намерений. Да, я действительно ищу богатую невесту, но женюсь на ней только в том случае, если буду уверен, что она любит меня, а я - ее. Он вздохнул. - Вот так-то, красавица. Нам с тобой не суждено быть вместе. Прощай!

Он развернулся и быстро зашагал к своей машине, припаркованной неподалеку. Резко открыл переднюю дверцу, сел за руль и включил мотор.

Сквозь слезы, застилавшие глаза, Дженифер смотрела на стремительно удаляющийся автомобиль, и когда тот скрылся за поворотом, закрыла лицо руками. Алекс навсегда исчез из ее жизни, унеся с собой любовь и надежду на счастье.

***

Дженифер не помнила, как добралась до дома, и немного пришла в себя, лишь когда зашла в ванную и плеснула в лицо холодной водой. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой несчастной, униженной и растоптанной. Горе было таким огромным и необъятным, что, казалось, заполнило каждую клеточку ее тела. Слезы душили Дженифер, мысли путались в голове, руки дрожали.

Она бесцельно бродила по квартире, не зная, что делать, чем себя занять и как справиться с неожиданно обрушившимся несчастьем.

- Все.., конец, - бормотала она себе под нос. - Он ушел и никогда больше не вернется. Как же я теперь буду жить? Я не сумею справиться с пустотой и одиночеством...

Блуждающий взгляд Дженифер упал на телефон, она схватила трубку и уже хотела по привычке набрать номер Джулиуса, но мгновенно вспомнила, что он тоже бросил ее.

Она опустилась на диван и громко зарыдала.

За неделю ее покинули два человека. Двое мужчин. Одного она безумно любила, другой любил ее, она чувствовала его поддержку, заботу, внимание. Он был ее надежным тылом, всегда приходил на помощь, выручал, подбадривал...

Теперь она осталась одна.

Внезапно Дженифер охватила злость на Джулиуса Крепа.

- Мерзавец, негодяй... - бормотала она. - Развлекается со своей итальянской шлюхой на яхте! Как он посмел так поступить со мной? За что? Променял на какую-то вульгарную дрянь, дешевку!

Дженифер вытерла слезы и снова взглянула на телефон.

Чем же себя занять, как убить этот худший в ее жизни вечер? Вернуться к Квентину и Генриетте? Там весело, все смеются, танцуют. Но мысль о том, что придется увидеть жизнерадостные, довольные лица гостей и окунуться в атмосферу праздника, показалась Дженифер невыносимой.

Она побрела на балкон, тяжело оперлась о перила и рассеянно уставилась в одну точку.

"Может, все-таки позвонить Квентину и сказать, что я к ним вернусь?"

Таинственный сосед с балкона напротив, как всегда, наблюдал за ней в бинокль. Дженифер скользнула безразличным взглядом по его расплывчатому силуэту, машинальным жестом покрутила у виска и высунула язык.

Резко зазвонил телефон, Дженифер вздрогнула и побежала в комнату. Схватив телефонную трубку, она крикнула:

- Я слушаю!

- Лапуля, это Квентин. Как твои дела? Почему ты сбежала с вечеринки? Просто растворилась на глазах! - Голос Квентина звучал бодро и оживленно.

- Я.., просто ушла...

- Ты чем сейчас занимаешься?

- Ничем, - угрюмо ответила Дженифер.

- Слушай, в таком случае давай возвращайся! У нас здесь очень весело...

- Нет, Квентин, я устала, а потом.., я не хочу садиться за руль в таком состоянии.

- Да у тебя совершенно трезвый голое? - воскликнул Квентин. Дженифер, дорогая, приезжай, прошу тебя?

- А как Генриетта? - спросила она.

- Она уже легла спать. Очень устала за день. Так когда тебя ждать?

- Квентин, я не приеду.

- В таком случае мы приедем к тебе! - заявил он. - Привезем с собой выпить, захватим еду. В общем, жди. Мы сейчас будем.

- Подожди, Квентин! Кто это "мы"?

- "Мы" - это я и мой двоюродный брат Хьюго! Кстати, классный парень! Все женщины сходят по нему с ума! - Он сделал паузу и шутливым тоном добавил:

- Так же как и по мне!

Дженифер усмехнулась. Напористость Квентина немного ее взбодрила.

- Ладно, приезжайте, - сказала она. - Только предупреждаю: у меня плохое настроение. Так что не обижайтесь.

- Красавица моя дорогая! - воскликнул Квентин. - Через десять минут ты забудешь о своем плохом настроении! Ты будешь смеяться до упаду и пить шампанское! В общем, жди! Мы выезжаем!

Через некоторое время они действительно появились в квартире жизнерадостные, оживленные, держа в руках бутылки шампанского. Их приход немного взбодрил Дженифер, и она с интересом рассматривала нового знакомого - кузена Квентина. Хьюго был высокий, стройный, голубоглазый, с кудрявыми темными волосами, орлиным носом и четко очерченным волевым подбородком. На вид ему было чуть больше двадцати.

- Хьюго, ну как тебе наша Дженифер? - спросил Квентин. - Красавица, правда?

Хьюго застенчиво улыбнулся и еле заметно кивнул.

- Проходите в гостиную, - предложила Дженифер. - Сейчас я принесу бокалы.

Квентин и Хьюго сели на диван, Дженифер принесла бокалы, и они откупорили бутылку.

- Не хочешь покурить сигарету? - вдруг спросил Квентин.

Дженифер вскинула голову.

- Ту, особенную? - спросила она.

- Да, которая веселит и придает бодрости.

- Квентин, ты же так нетерпим к тем, кто балуется подобным зельем! воскликнула Дженифер. - Даже выгнал с работы.., не будем уточнять кого. Как же тебя понимать?

- Крошка, я категорически против того, чтобы эти сигареты курили мои подчиненные, а все остальные - пожалуйста!

- А разве я больше у тебя не работаю? - шутливо спросила Дженифер.

- Ты - совершенно другое дело! Ты - моя подруга, и с тобой я могу вести себя откровенно.

"Ах, Квентин, старый льстец!" - подумала Дженифер, а вслух сказала:

- Что ж, мне приятно, что ты считаешь меня своим другом.

- Подругой! - с расстановкой произнес Квентин. - Моей подругой.

Дженифер кокетливо улыбнулась и, глядя в бирюзовые лукавые глаза Квентина, спросила:

- А как же Генриетта?

Квентин пожал плечами.

- Одно не исключает другого. Кстати, как твой Алекс?

При упоминании об Алексе у Дженифер больно сжалось сердце. Она закусила губу, потом еле слышно произнесла:

- Алекс? Он остался в прошлом. Мы расстались.

Квентин не стал задавать вопросов. Он лишь мельком взглянул на брата, и тот достал из кармана пиджака сигареты.

"А почему бы и нет? - подумала Дженифер. - Может быть, это уменьшит мою боль. Мне надо забыться. Научиться жить без Алекса".

Дальнейшее Дженифер помнила смутно. Она лежала на диване, Квентин ласкал ее обнаженное тело, гладил, целовал, шептал на ухо нежные слова. Они занимались любовью, снова по очереди курили сигарету, пили шампанское...

Хьюго тоже обнимал обнаженную Дженифер, она занималась любовью и с ним, в ее затуманенном сознании мелькало лицо Алекса. А может, это был Алекс?.. Она стонала от сжигавшей ее страсти, тело трепетало и выгибалось, Хьюго крепко сжимал ее в объятиях, и взаимное наслаждение казалось безмерным, невероятным...

Через некоторое время Дженифер начала понемногу приходить в себя. Она медленно поднялась с дивана и в полумраке, царившем в гостиной, различила силуэты Квентина и Хьюго, сидевших в креслах. Они тихо переговаривались, очевидно обмениваясь впечатлениями. Дженифер кое-как оделась, молча прошла на кухню, села за стол и закрыла лицо руками. Голова кружилась, тело казалось невесомым. Воспоминания об Алексе нахлынули с новой силой. Боль утраты казалась нестерпимой, она давила на Дженифер, лишала последних сил, парализовывала и без того затуманенное наркотиком сознание.

Дженифер поставила на плиту чайник, взяла банку кофе, но внезапно передумала. Выключив газ, она достала из. шкафчика открытую бутылку коньяка "Курвуазье", принесенную Алексом в одну из счастливых встреч, сделала несколько больших глотков и направилась к входной двери.

Через минуту она села в серебристый "мерседес", включила мотор, и машина рванулась с места. В голове Дженифер звенела пустота, она не знала, куда и зачем едет.

Какая-то неведомая сила подталкивала ее в спину и гнала вперед.

***

Ратти самодовольно ухмыльнулся, снял трубку и набрал знакомый номер.

- Слушаю! - прозвучал на том конце провода незнакомый мужской голос.

Ратти на минуту замешкался.

- Говорите же!

- Могу я попросить к телефону месье Лежена?

- Его нет.

- Простите, а когда он будет?

- Кто вы?

- Это.., это один его знакомый.

- Лежен уехал по делам в Ниццу. Что ему передать?

Ратти судорожно пытался сообразить, как лучше поступить. Перезвонить позднее или поговорить с этим полицейским?

- Я хотел оставить для него сообщение, - наконец ответил он.

- Вы можете передать мне...

- Простите, с кем я говорю?

- Его начальник. Моя фамилия Мэдок.

"Начальник... Это хорошо, - подумал Ратти. - Вот начальнику я все и расскажу. Не хотелось бы, чтобы лавры победителя достались этому мерзкому Лежену".

- Очень приятно, месье Мэдок, очень приятно, - льстиво заговорил Ратти. - Лежен просил меня помочь ему в одном деле, и я хотел бы...

- В каком именно?

- Он просил меня понаблюдать за жильцами одной из квартир дома, в котором я живу.

- Назовите свое имя.

- Меня зовут Луи Ратти. Так вот.., я располагаю абсолютно достоверными сведениями, что в доме "Мерибель" жильцы квартиры № 613, молодые девушки-англичанки, балуются наркотиками. А еще к ним постоянно приходят сомнительные личности, они устраивают безобразные оргии, пьют... В общем, вам следует подъехать и самому во всем убедиться.

- Еще раз назовите адрес, - попросил Мэдок.

Ратти торопливо повторил и добавил:

- Если вы приедете прямо сейчас, то застанете прелестную картинку!

- Выезжаю! - коротко бросил Мэдок.

- Я буду ждать вас в вестибюле!

Ратти повесил трубку и захихикал. Кажется, дело движется к развязке. Не зря же он все лето провел на балконе, наблюдая в бинокль за английскими шлюхами! А благодарность от полиции за проявленную бдительность и нетерпимость к человеческим порокам получит он, Луи Ратти, а не этот идиот Лежен! Надо подождать совсем чуть-чуть, и ловушка, так ловко расставленная им, захлопнется.

***

За время долгого ночного полета Лора ни на минуту не сомкнула глаз. Мысли о Томе, посмеявшемся над ее чувствами, растоптавшем любовь и уничтожившем надежды на счастье, преследовали, не давая покоя. Как она теперь будет жить? Сумеет ли справиться с горьким одиночеством, пустотой и безысходностью? Что это было: наваждение, внезапный, мгновенный порыв или настоящая, пусть короткая, любовь? Два восхитительных дня, проведенных на Бермудах, в земном раю, обернулись призрачными тенями?

Лора вместе с другими пассажирами покинула самолет, прошла паспортный контроль и направилась к машине, оставленной перед отлетом на стоянке. Она села за руль, крепко сжала его руками, и слезы градом хлынули из ее глаз.

"Я не смогу жить без Тома, - мелькнула в голове короткая мысль. - Не смогу".

***

Она смахнула с глаз слезы и повернула ключ в замке зажигания. Взревел мощный мотор, машина рванулась с места. Слезы застилали глаза, не давали следить за дорогой. Автомобиль с открытым верхом на дикой скорости несся по пустынным предрассветным улицам, мимо домов с темными окнами. Она ощущала лишь боль - невыносимую боль, которую не в силах было выдержать ее страдающее, израненное сердце. Дорога круто пошла в гору, оставляя внизу захватывающую дух бесконечную пропасть.

Прохладный горный воздух приятно холодил распухшее от слез лицо, ласково трепал длинные светлые волосы. Боль и отчаяние постепенно стихали, уступая место полному безразличию, граничащему с безрассудством. Она с силой надавила педаль, и машина, взвизгнув покрышками, еще стремительнее понеслась к горной вершине. Бешеная скорость опьяняла, вселяла уверенность и надежду. Ей казалось, что она, словно птица, парит в темном предрассветном небе.

Она не услышала дикого скрежета металла, грохоте и глухого удара, от которого мощный ствол высокого дерева разлетелся в щепки. Внезапно сомкнулись тучи, небо сделалось черным, резко опрокинулось и потащило ее за собой в раскинувшуюся внизу бездну, за краем которой начиналось небытие.

Глава 27

Квентин и Хьюго, развалившись в мягких креслах, сидели в полумраке гостиной и вели ленивый, неспешный разговор. Резкие, настойчивые звонки в дверь разорвали вечернюю тишину дома.

- Что за черт? - взволнованно воскликнул Квентин. - Кто это может быть?

Он схватил валявшиеся на полу брюки и стал торопливо их натягивать.

В дверь снова позвонили.

- Это, наверное, Дженифер, - высказал предположение Хьюго. - Мне показалось, она куда-то выходила.

- Думаешь, забыла ключи?

Хьюго пожал плечами.

- Иди открой, - сказал он Квентину. - Ты уже оделся.

- Я не могу отыскать рубашку! Черт, куда же она запропастилась? Ты тоже давай одевайся, нечего рассиживаться!

Хьюго вздохнул, встал с кресла, зажег ночник, висевший около постели, и принялся собирать валявшуюся на полу одежду.

- Это полиция! Немедленно открывайте, иначе мы взломаем дверь! раздались громкие мужские голоса.

- Полиция? - недоуменно произнес Квентин. - Что им здесь нужно?

- Давай-давай, иди открывай, не нарывайся на неприятности! - отрывисто прошептал Хьюго. - Я пока оденусь!

- Открывайте!

Раздались глухие удары: полиция начала ломать дверь.

Квентин, так и не найдя рубашку, рванулся в прихожую и закричал:

- Да прекратите же наконец! Я сейчас открою!

Трясущимися от страха руками он кое-как отворил входную дверь и замер на пороге. Мысли - одна страшнее другой - проносились в его хмельной голове; он пытался подыскать хоть какое-то объяснение неожиданному приходу полиции, но так ничего и не придумал. Подошел Хьюго и молча встал за его спиной.

Трое мужчин, среди них один в полицейской форме, ворвались в прихожую и остановились.

- Полиция! - еще раз повторил один - маленького роста, почти коротышка, с колючими серыми глазками и толстым приплюснутым носом. Почему вы так долго не открывали?

- А в чем дело? - спросил Квентин. - Что вам угодно?

- Отойдите, дайте нам пройти в комнату! - потребовал коротышка, который, очевидно, был главным.

Квентин и Хьюго посторонились, давая полицейским войти в гостиную.

- Мы отдыхали, потом одевались, поэтому не сразу открыли, - сказал Хьюго.

Другой мужчина, в полицейской форме, темноволосый, с угрюмым лицом и большими темными глазами, сказал:

- Нам нужна мисс Лора Форсайт, Где она? Мы хотим поговорить с ней.

- Лора Форсайт? - удивленно переспросил Квентин и облегченно вздохнул. Противный липкий страх отпустил его, он почти успокоился. - Ее здесь нет.

- Где она?

- Мисс Лора Форсайт в данный момент находится в другой стране.

Полицейский нахмурил брови.

- Вы лжете! - бросил он.

- Зачем мне вам лгать? - холодно произнес Квентин. - Повторяю, Лора Форсайт уже несколько недель находится в Соединенных Штатах.

Полицейский, повернув голову к третьему мужчине, с невыразительным лицом и бледно-голубыми выцветшими глазами, тихо спросил:

- Что все это значит, Ратти?

Тот ухмыльнулся, презрительно взглянул на Квентина и, ткнув в него пальцем, сказал:

- Он лжет! Она здесь! Несколько часов назад я видел ее.

И вас, кстати, тоже! - Затем он обратился к коротышке:

- Месье Мэдок, честное слово, я видел ее!

"Наверное, он видел Дженифер", - мелькнуло в голове Квентина.

Полицейский в форме ничего не ответил, а Мэдок обратился к Квентину и Хьюго:

- Итак, вы утверждаете, что мисс Лоры Форсайт в квартире нет?

Квентин развел руками.

- Ну сколько можно повторять одно и то же! - В его голосе сквозило раздражение.

- А почему вы разгуливаете по квартире без рубашек?

И кстати, от вас пахнет спиртным!

- А разве это запрещено? - вдруг резко сказал Хьюго. - И что, мы не можем выпить?

Лицо Мэдока побагровело.

- Я вынужден произвести у вас обыск! - рявкнул он. - Покажите, где находится спальня мисс Форсайт!

Квентин мельком взглянул на Хьюго.

- Хьюго, будь добр, проводи месье, - сказал он.

Тот пожал плечами и сделал жест рукой в сторону спальни.

- Идемте, если вы настаиваете, - пробурчал он.

Пришедшие направились в Лорину комнату, но около двери Мэдок на секунду остановился.

- Побудьте здесь, Ратти! - приказал он.

Квентин и Хьюго сели на диван, а Ратти с угрюмым видом отошел к окну.

"Что происходит, черт возьми? - напряженно думал он, - Почему этот англичанин сказал, что белобрысая сука уехала? Она что, действительно уехала? А кого же я в таком случае видел с балкона? Я видел этих идиотов и... ее. А может, здесь несколько блондинок? Откуда я знаю, какая из них Лора Форсайт!"

Из спальни донесся грохот отодвигаемой мебели, полицейские открывали ящички туалетного столика, рылись в платяном шкафу, заглядывали под кровать, перетрясали вещи, поднимали ковер...

- Квентин... - еле слышно позвал Хьюго и выразительно на него взглянул.

Тот кивнул.

- Не беспокойся, приятель, все о'кей, - почти беззвучно произнес он. Не беспокойся.

Хьюго опасливо покосился на Ратти, который с идиотской ухмылкой что-то сосредоточенно бормотал себе под нос, и снова шепнул:

- Не найдут?

Квентин кивнул.

- Уже ничего нет.

- То есть?

- Я все успел выбросить с балкона, - отрывисто прошептал Квентин. Пепел, коробочку... Не волнуйся, все нормально.

Хьюго облегченно вздохнул и вытер ладонью пот с лица.

Ратти перестал бормотать и повернулся к ним лицом. Его бледно-голубые глаза блуждали, рот кривился в ухмылке.

"Давно пора этих паразитов-англичан выслать из страны, - с ненавистью думал он. - Ишь какие сидят самодовольные, думают, что им все можно. Хорошо бы Мэдок выдворил их из Монако! Богатые бездельники, развратные твари..."

- Так где же Лора Форсайт? - злобным голосом спросил он, глядя на Квентина и Хьюго.

- А ты, похоже, и не полицейский! - вдруг резко бросил Квентин. - Вид у тебя какой-то глупый! Таких, как ты, туда служить не берут!

- Эй, Квентин, полегче! Не связывайся! - сказал Хьюго.

Ратти покраснел, и его глаза забегали.

- Так где же Лора Форсайт? - спросил он.

Квентин вздохнул.

- Зачем она тебе?

- Где она? Это правда, что ее нет в Монте-Карло?

- Правда, правда, - небрежно бросил Квентин. - Тебе же сказано: мисс Форсайт почти три недели находится в Штатах, в Нью-Йорке. Доволен?

Лицо Ратти вытянулось, а глаза испуганно забегали.

- Не может быть, - забормотал он. - Не может быть.

Я сам наблюдал за ней с балкона... - Он внезапно осекся и закрыл рот рукой.

- А, так ты шпионишь за людьми? Вот оно что...

- Между прочим, в Англии существует закон, запрещающий подобные действия! - бросил Хьюго.

Дверь спальни распахнулась, и оттуда вышли Мэдок и полицейский в форме. Их лица были красными от злости и разочарования. Столько сил и времени затрачено впустую!

Обыск ничего не дал.

- Ну что, джентльмены? - холодно осведомился Квентин. - Вы нашли то, что искали? Какие-нибудь улики, вещественные доказательства? Может быть, мисс Форсайт спряталась от вас в шкафу?

Полицейский в форме угрюмо молчал, а Мэдок, не глядя на Квентина и Хьюго, подскочил к Ратти.

- Ты идиот! - злобно прошипел он. - Какого черта ты нас сюда позвал? Здесь все чисто!

Ратти испуганно втянул голову в плечи и быстро забормотал:

- Месье Мэдок, вышла какая-то ошибка. Я видел мисс Форсайт. Я видел, какие здесь творятся безобразия. Эти девки водят в квартиру мужчин, разных мужчин... Уверяю вас, месье Мэдок, я все видел!

Мэдок яростно глядел на Ратти и тяжело дышал.

- Честное слово, инспектор... Лежен просил меня понаблюдать за этой квартирой. Он сказал, они прячут здесь наркотики...

- Если ты еще раз посмеешь отнимать у нас драгоценное время, пеняй на себя!

"Похоже, я пропал, - обреченно подумал Ратти. - Лежен оторвет мне голову".

***

В одной из палат Госпиталя принцессы Грейс на кровати лежала молодая женщина. Ее лицо было мертвенно-бледным, глаза закрыты, светлые длинные волосы разметались по подушке. Все тело опутывали проводочки и трубочки, тянувшиеся к медицинским приборам. В вену была вставлена игла, по которой перетекал физиологический раствор.

На стуле рядом с кроватью неподвижно сидел, ссутулившись, темноволосый мужчина и не отрываясь глядел усталыми, печальными глазами в лицо лежащей. Казалось, он застыл от горя и безысходности.

Мужчина не услышал, как в палате появился врач, подошел к одному из приборов, на экране которого мелькали изломанные линии, и внимательно стал за ними следить.

Врач вздохнул, мужчина, словно очнувшись, сильно вздрогнул и обернулся.

- Доктор, ну как она? - прошептал он. - Когда придет в сознание?

Врач долго молчал, а потом ответил:

- Пока ничего не ясно.

- Но есть хоть какая-то надежда? - Мужчина умоляюще смотрел на врача.

- Всегда надо надеяться на лучшее, - сухо ответил тот. - Будем ждать. Случай тяжелый. Крайне тяжелый.

- Но надо же что-то делать! - В голосе мужчины прозвучали нотки отчаяния.

- Пока остается только ждать. А что касается вашего предложения перевезти ее в одну из лучших клиник Лондона или Парижа - увы, должен вас огорчить. Она в таком состоянии, что может не перенести перелета. Остается только ждать.

Он отвернулся и бесшумно направился к выходу. Мужчина, чувствовалось, был совершенно подавлен; он вновь остался наедине со своей виной и скорбью.

***

Дверь в палату приоткрылась, и в проеме показалось взволнованное лицо полицейского Пьера Лежена. В его карих глазах застыли страх и отчаяние, губы дрожали. Ему уже было известно об ужасном несчастном случае, произошедшем на одной из горных дорог. Молодая блондинка попала в аварию. Разбилась на машине. В полицейских сводках сообщалось, что девушка очень сильно пострадала, в данный момент находится на грани жизни и смерти, а ее спортивная машина искорежена, разбита и превратилась в груду металла. Девушка в критическом состоянии доставлена в Госпиталь принцессы Грейс.

Лежен быстрым взглядом окинул больничную палату.

Около окна стояла кровать, но лица лежащей не было видно. Его загораживала широкая спина темноволосого мужчины, сидевшего рядом на стуле. Когда Пьер заглянул в палату, посетитель даже не обернулся, очевидно поглощенный своим горем.

Пьер чуть вытянул шею, сделал шаг, чтобы рассмотреть лицо девушки, но ему были видны лишь ее светлые длинные волосы.

Сердце Пьера сжалось от боли и ужаса. Сдерживая слезы раскаяния, он набрался смелости, вошел в палату и на цыпочках приблизился к кровати. Несколько секунд Пьер стоял словно в оцепенении, не отрывая взгляда от мертвенно-бледного лица и светлых волос, разметавшихся по подушке, а потом, пятясь, вышел, тихо притворил за собой дверь и привалился к ней спиной.

- Господи, благодарю тебя! - отчаянно зашептал он вслух, закрыв лицо руками. - Это не Лора, это совсем другая девушка. Слава Богу! Господи, даруй исцеление и этой несчастной!

В конце длинного коридора показался человек в белом халате, Пьер отпрянул от двери и быстрым шагом направился к выходу.

Раскаяние, стыд, отвращение к самому себя терзали его.

Как низко он пал, какой чудовищный поступок совершил!

Он, любивший Лору и мечтавший быть с ней вместе, отчаянно желал ее смерти! Поддавшись слепой ярости, безумной ревности, дикой злобе, он хотел убить Лору - единственную женщину в его жизни, которую по-настоящему любил и продолжает любить Лору, с которой познал настоящее счастье, которая была с ним так добра, нежна, ласкова... Как он мог так низко пасть? Словно неведомый дикий, кровожадный зверь сидел в нем, жаждал крови, насилия, смерти, отмщения...

Внезапно Пьер принял решение. Он немедленно, сейчас же поедет к Лоре, чтобы окончательно убедиться, что с ней ничего не случилось, что она жива и здорова. Он во всем ей признается и будет молить о прощении. Вряд ли Лора простит его, но, признавшись в тяжком грехе, он снимет камень со своей души.

***

Лора отперла дверь квартиры № 613 и, войдя в прихожую, устало прислонилась к стене. Наконец-то она дома.

Дорога из аэропорта в Монте-Карло заняла много времени, так как машина, оставленная на стоянке, оказалась неисправной. Лоре пришлось обратиться к механику гаража, он долго осматривал машину, что-то проверял, недоуменно качая головой.

- Мадемуазель, у машины неисправны тормоза, - наконец сообщил он. Странно... В общем, ехать на ней нельзя. Добирайтесь домой на такси.

Лоре пришлось взять такси, и на протяжении всего пути ей рисовались страшные картины: она едет на неисправной машине по узкой петляющей горной дороге, и вдруг отказывают тормоза...

Лора оставила дорожные сумки в прихожей, решив разобрать их позднее, и направилась в кухню вскипятить воду для чая. Войдя туда, она остановилась в недоумении. Боже, какой беспорядок! Все разбросано, раскидано, дверцы шкафчиков открыты...

Смутная, неясная тревога внезапно охватила ее. Лора вышла из кухни и побежала в свою комнату. Распахнув дверь, она замерла на пороге. Здесь творилось что-то невообразимое: кровать сдвинута, постельное белье сброшено на пол, дверцы шкафа отворены настежь, часть одежды раскидана, ящички ночного столика выдвинуты, ковер отогнут...

Лора долго невидящим взглядом смотрела на свою спальню и чувствовала, как ее сковывает страх. Что случилось?

Почему все перевернуто вверх дном? Обыск? Нападение грабителей?

Внезапно ноги стали ватными, руки задрожали, и Лора медленно осела на пол. Голова закружилась, перед глазами замелькали оранжевые блики, сознание затуманилось.

Через некоторое время Лора немного пришла в себя, поднялась на ноги, еще раз окинула взглядом разгромленную спальню и, закрыв лицо руками, громко зарыдала. Она не слышала, как отворилась входная дверь и в квартиру вошла Генриетта. Увидев рыдающую Лору, она подбежала к ней, обняла и горячо заговорила:

- Лора, дорогая, успокойся, перестань плакать! А мы думали, что ты вернешься только в конце недели. Почему ты приехала сегодня?

Лора прижалась головой к плечу подруги.

- Так получилось, что я вернулась раньше времени, - всхлипывая, пробормотала она. - Генриетта, что здесь произошло? Почему в квартире такой разгром. Словно ее обыскивали?

- Пойдем на кухню, дорогая, я налью тебе чего-нибудь выпить. Ты сейчас в таком состоянии, что тебе это необходимо, - заботливо проговорила Генриетта. - Пойдем, Лора, пойдем.

Она обняла ее, и они пошли на кухню. Сев за стол, девушки некоторое время молчали, а потом Генриетта, налив Лоре в бокал немного виски, сказала:

- Сейчас ты выпьешь, и мы пойдем к Квентину.

- Нет, - покачала головой Лора. - Я очень устала и хочу спать.

- Тебе не стоит здесь оставаться, ты переночуешь у нас!

- Нет, я хочу побыть одна, - сказала Лора. - Объясни мне, что произошло.

- Да я сама толком не поняла, - ответила Генриетта, стараясь, чтобы голос звучал беззаботно. - Вышла какая-то ошибка, неожиданно нагрянула полиция, был обыск...

Лора смотрела на подругу широко раскрытыми глазами.

- Меня в тот момент не было дома. Мы с Квентином хотели навести здесь порядок, но не успели. Думали, что ты вернешься через несколько дней. Сейчас мы пойдем к нему, и он сам тебе все объяснит.

Генриетта и в самом деле не знала, что же произошло и почему полиция приходила делать обыск. Квентин поведал ей о случившемся как-то вскользь, не вдаваясь в подробности, а она была так напугана, что и не уточняла.

- Пойдем, Лора, тебе нельзя здесь оставаться! - твердо сказала Генриетта. - Ты переночуешь у нас, выспишься, отдохнешь, придешь в себя, а завтра мы наведем порядок и обо всем поговорим, - Но, Ген... - слабо пыталась протестовать Лора.

- Собирайся и пошли!

"Она права, - подумала Лора. - Я не смогу здесь находиться. Мне будет страшно, я буду прислушиваться к каждому шороху, вздрагивать. Да и ночевать в таком разгроме...

А делать уборку нет сил. Что же здесь произошло?"

Лора чувствовала себя такой уставшей и опустошенной, что у нее не было сил ни о чем думать.

- Пойдем, дорогая, моя машина стоит внизу. Через несколько минут мы уже будем у Квентина, - сказала Генриетта. - Я приготовлю тебе успокаивающий отвар из трав, и ты спокойно уснешь.

Лора вздохнула, поднялась из-за стола и послушно последовала за подругой.

***

На следующий день Квентин и Генриетта сидели в шезлонгах на балконе, наслаждаясь ярким утренним солнцем и попивая кофе с круассанами. Изредка они перебрасывались короткими фразами. Квентин листал газету.

- Лора еще не просыпалась? - спросил он, оторвавшись от очередной статьи.

- Нет. Я заглядывала к ней: она все еще спит.

- Да, вчера вечером она была в ужасном состоянии, - заметил Квентин. Бледная, с заплаканным лицом, подавленная, усталая...

- Еще бы! Столько всего пришлось пережить!

- Неужели на нее так повлиял разгром в квартире? - удивился Квентин.

- А ты как думаешь? Не все же такие толстокожие, как ты!

- Мне всегда казалось, что Лора - спокойная девушка, с крепкими нервами. Она так плакала... Слушай, а ведь мы в этой суматохе даже забыли спросить ее про экзамены.

Может, она их завалила?

- Точно! Как же мы не спросили про экзамены? - ахнула Генриетта.

Квентин усмехнулся:

- Если и завалила, то ничего страшного. Она еще очень молода, и у нее все впереди. Сдаст в другой раз.

- Квентин, как ты можешь рассуждать так цинично?

Для Лоры работа и будущая карьера - это все! Она так старательно занималась, готовилась. - Генриетта покачала головой. - Нет, здесь что-то другое.

Квентин снова углубился в газету, а Генриетта лениво наблюдала за яхтами и катерами, пришвартованными в гавани. "Ксерина" стояла на обычном месте.

"Значит, Креп со своей девицей вернулся с прогулки, - подумала Генриетта. - Интересно, простит ли ему Дженифер эту выходку? Или пошлет к черту, как и обещала?"

При мысли о Дженифер Генриетта вдруг заволновалась.

Где она? Генриетта не видела ее с тех пор, как они с Алексом, обнявшись, ушли с вечеринки. Куда она исчезла? Не звонит, не появляется... Что случилось?

"Глупости! - успокоила она себя. - Ничего с ней не случилось. Наверняка нежится с постели со своим Алексом на вилле его родителей. Может быть, он уже сделал ей предложение и она готовится стать великосветской дамой?"

Генриетта взглянула на Квентина, погруженного в чтение, и задумалась. Он очень ей нравился, она почти любила его, но перспектив в их отношениях не видела. Выйти за него замуж? Во-первых, он и не предлагает, а во-вторых, это значит обречь себя на постоянную ревность, подозрения и душевные муки. Всю жизнь работать "куколкой" в ночном клубе и ублажать богатых гостей? Нелепо. Что же делать?

"Пожалуй, следует брать пример с Лоры. Вон какая она умная и целеустремленная. Твердо знает, что ей нужно в жизни, и упорно идет к намеченной цели. Ей самой, например, нравится медицина, так может быть, стоит получить медицинское образование?

Мысли Генриетты были прерваны появлением на балконе Лоры. Она все еще была бледна, но взгляд уже не казался таким обреченным, как накануне.

- Доброе утро! - поздоровалась Лора.

- Доброе утро! - хором ответили Квентин и Генриетта. - Как ты себя чувствуешь?

Лора вяло пожала плечами.

- Немного лучше. Я хорошо выспалась и отдохнула.

Спасибо тебе. Ген, твои успокоительные средства и вправду очень хороши.

- Пойду приготовлю на всех свежий кофе, - сказала Генриетта, поднимаясь с шезлонга. - Ты голодна? Дело в том, что этот обжора Квентин прикончил все круассаны.

Но есть йогурт и фрукты, если хочешь.

- Нет, если можно, я выпью кофе.

Генриетта пошла на кухню греть воду, а Квентин любезно уступил Лоре свой шезлонг.

- Садись, Лора. Я принесу себе другое кресло, - сказал он.

Она слабо улыбнулась, а затем тихо спросила:

- Квентин, что произошло в квартире?

Тот пожал плечами.

- Откровенно говоря, я и сам не понял.

- Расскажи обо всем по порядку.

- Знаешь, все произошло так быстро, так неожиданно...

- Кто приходил и что им было нужно?

- Приходили трое полицейских. Они искали тебя.

- Что? Меня? - У Лоры сильно забилось сердце, к горлу подступил комок. - Почему меня?

Квентин развел руками.

- Вроде бы искали наркотики, как я понял, а может, и нет.

- Наркотики?

- Не знаю, Лора, не знаю. Один из них - такой, с выцветшими глазами и идиотским видом, - все нашептывал им о тебе. Как же они его называли? А, Ратти!

- Ратти? Это.., тот, который постоянно шпионил за нами с балкона? Так он.., полицейский?

- Не думаю. Мне показалось, что он просто идиот, но выполняет отдельные поручения полиции. Видимо, они держат его на крючке, вот он и вынужден помогать им.

- Ратти, Ратти... - забормотала Лора. - Но почему они поручили ему следить за мной?

- Трудно сказать, но я не уверен, что он даже знает тебя в лицо.

- То есть?

- Ну, он что-то лепетал невнятное о том, что якобы видел тебя накануне, а ты на самом деле в это время была в Нью-Йорке. Похоже, он перепутал тебя с Джен. Ты бы видела физиономию их начальника - мерзкого коротышки с толстым носом, - когда они, обыскав квартиру, ничего не нашли! Он так орал на этого идиота Ратти, пригрозил, если тот еще раз отнимет у них время... - Квентин вдруг вскинул голову и воскликнул:

- Вспомнил! Ратти стал оправдываться: мол, он действовал по заданию полицейского...

Даже назвал его фамилию.

- Какую фамилию? - похолодев, прошептала Лора.

Квентин приложил руку ко лбу.

- Черт.., как же он говорил? Что-то вроде Дежен, Дежин...

- Лежен?

- Точно! Лежен! Сказал, что этот Лежен приказал ему наблюдать за вашей квартирой и обо всем докладывать! Лора, ты его знаешь?

Она горестно усмехнулась.

- Знаю, как не знать!

- Кто он такой?

- Мой бывший приятель.

Квентин понимающе кивнул.

- Приятель... Хорош приятель! - презрительно бросил он.

Лора закрыла лицо руками и несколько минут сидела словно в оцепенении. Итак, Пьер Лежен. Вот, значит, что... Лежен, этот мерзкий ублюдок. Никак не может успокоиться.

На балкон вышла Генриетта с подносом, на котором стояли кофейник и чашка.

- Лора, что с тобой? - испуганно спросила она.

Опустив руки, Лора ответила;

- Ничего, Просто все встало на свои места.

- О чем ты?

В этот момент Квентин, который снова взялся за газету, громко охнул.

- Что случилось?

- Подождите, подождите, сейчас я дочитаю...

- Да что там, ты можешь нам сказать? - раздраженно воскликнула Генриетта.

- Здесь пишут про Дженифер... Вот ее фотография...

- Про Дженифер?! - вскрикнула Лора. - Что с ней?

Дай газету!

- Подожди! Вот... Попала в аварию.., разбилась на машине... В тяжелейшем состоянии находится в Госпитале принцессы Грейс... До сих пор не пришла в сознание...

Положение критическое...

Лора вскочила с места.

- Бедная Джен! Мы должны немедленно ехать к ней!

- Квентин, давай быстро собираться! - крикнула Генриетта. - Быстро! Немедленно!

Испуганное лицо Квентина сделалось землисто-серым.

"Это по моей вине несчастная Дженифер попала в аварию. Если бы не мы с Хьюго... Идиоты, сволочи... Нет нам оправдания, и мне в особенности. А если она умрет? Господи, сделай так, чтобы она выжила!"

- Ты долго будешь рассиживаться? - негодующе вое" кликнула Генриетта. - Собирайся живее!

- Знаете, надо вначале туда позвонить, - тихо произнес Квентин. - Если она без сознания, нас к ней не пустят.

Или мы приедем, а там...

- Так звони скорее!

Они побежали в комнату. Квентин трясущимися руками схватил телефонную трубку и набрал номер справочной госпиталя. Генриетта и Лора с застывшими лицами молча смотрели на него, слушая его короткие, отрывистые фразы.

Наконец Квентин несколько раз кивнул, сказал "да", "да, я понял" и положил трубку.

- Что? - беззвучно прошептала Лора.

На лице Квентина проступил румянец.

- Пока, слава Богу, жива. Врачи говорят, что скоро придет в сознание.

- Нам можно ее увидеть? - спросила Генриетта.

- Пока нет. Она находится под постоянным наблюдением врачей, и рядом неотлучно сидит ее муж.

- Муж?! - одновременно воскликнули Лора и Генриетта.

Квентин беспомощно развел руками.

- Они так сказали. Муж...

Глава 28

- Я оставил им номер нашего телефона, чтобы ее муж, кто бы он ни был, связался с нами, - сказал Квентин.

- Муж... - задумчиво произнесла Лора. - Кого они имели в виду?

- Я думаю, Алекса! - сказал Квентин. - А кого же еще?

- Да, ты прав. Конечно, это Алекс! - отозвалась Генриетта. - Господи, только бы наша Джен поправилась!

- Будем надеяться на лучшее, - вздохнула Лора. - Будем надеяться...

- По-моему, мне просто необходим коньяк, - заявил Квентин. Он находился на грани стресса и с трудом сдерживал слезы.

Генриетта внимательно посмотрела на него. Она понимала, что Квентин очень переживает из-за Дженифер, но он выглядел настолько подавленным, что это наводило на странные размышления. Впрочем, сейчас у нее не было ни малейшего желания анализировать поведение Квентина и высказывать какие-либо подозрения.

- Выпей лучше кофе, - сказала Генриетта. - Не стоит с утра налегать на спиртное. Еще весь день впереди. К тому же нам еще предстоит уборка в "Мерибель".

- Генриетта, пожалуйста, не волнуйся, я сама приведу все в порядок! запротестовала Лора.

- Нет, дорогая, это сделаем мы с Квентином. Ты отдыхай, восстанавливай силы и жди звонка из больницы.

- Правда, Лора, сиди около телефона, а как только позвонят, сразу же сообщи нам, - поддержал Генриетту Квентин.

- И пей горячий кофе, - улыбнувшись, добавила Генриетта.

***

Дженифер открыла глаза и тихо застонала. Голова кружилась, раскалываясь от боли, в висках стучало. Ее верный страж - бледный, усталый, с темными кругами под глазами - с надеждой взглянул на нее. Он на протяжении двух дней не покидал больничную палату и не отходил от кровати Дженифер.

Она слабо улыбнулась.

"Любить друг друга и всегда быть вместе: в радости и горе, в богатстве и бедности, в добром здравии и в болезни..." - неожиданно всплыла в памяти давно забытая фраза. Откуда она? Дженифер попыталась вспомнить. Отрывок молитвы? Рядом с ней находился человек, который не оставлял ее ни на минуту и молился о ее выздоровлении.

Несмотря на сильную головную боль, Дженифер вдруг почувствовала себя лучше: ее любят, о ней заботятся, она под надежной защитой. О чем еще может мечтать женщина?

- Ты улыбаешься, дорогая? - прошептал мужчина. - Тебе лучше?

- Немного. Сходи домой, отдохни и поспи, - тихо сказала Дженифер. - Ты очень устал, измучился. Поезжай домой!

Он покачал головой.

- Нет, я буду рядом с тобой! Пока ты не поправишься, я не оставлю тебя ни на минуту!

- Мне действительно лучше!

Мужчина ласково прикоснулся к руке Дженифер.

- Может, ты чего-нибудь хочешь? Скажи, я принесу!

Она снова улыбнулась, уже немного лукаво.

- Новую голову! - В ее голосе звучала усмешка. - Я бы не возражала, если бы мне предложили новую голову, а то эта очень болит!

На усталом лице мужчины появилась улыбка.

- Можно я поцелую тебя, любимая? - Он наклонился, осторожно прикоснулся ладонью к волосам Дженифер и поцеловал ее в лоб. - Все будет хорошо, - тихо произнес он. - Все будет хорошо. Очень скоро ты поправишься!

"Что бы я без него делала? - с неожиданной нежностью подумала Дженифер. - Страшно подумать..."

- Я позову сестру, - сказал мужчина. - Пусть она принесет обезболивающие таблетки. А голову менять не надо!

Эта тебе еще пригодится. Лично мне она очень нравится! - Он подмигнул, поднялся со стула, вышел из палаты и через минуту вернулся вместе с медсестрой, державшей в руках коробочку с таблетками.

- Выпейте, дорогая, - ласково сказала сестра. - Таблетка мгновенно ослабит головную боль. - Затем она повернулась к мужчине и бодрым голосом добавила:

- Я очень рада, что вашей жене уже лучше! Она быстро пойдет на поправку!

Сестра вышла из палаты, и, когда мужчина снова занял свое место на стуле около кровати, Дженифер удивленно спросила:

- Почему она назвала меня твоей женой?

- Потому что я сказал ей, что ты моя жена.

- Ты.., так сказал? Зачем?

- А ты не догадываешься? Потому что я люблю тебя, дорогая! Ты выйдешь за меня замуж?

Воцарилась долгая пауза. Дженифер молча глядела ему в лицо и сосредоточенно думала. Наконец она неуверенным голосом произнесла:

- Твое предложение весьма неожиданно. Даже не знаю, что ответить.

- Я прошу тебя стать моей женой!

- Я подумаю и отвечу позднее, - лукаво улыбнулась Дженифер.

- Сколько мне ждать?

Дженифер приложила палец к губам.

- Недолго, - прошептала она. - Совсем недолго.

***

Лора сидела около телефона, ждала сообщений из больницы и вспоминала Тома. Почему он так бессердечно с ней поступил? Эта мысль не давала ей покоя, мучила ее, терзала. Как хорошо, романтично, необычно начинались их отношения! Какой незабываемый уик-энд он ей устроил! Был ласков, нежен, предупредителен, выполнял любые ее желания, клялся в любви... И все это время знал, что через неделю женится на другой женщине... Как такое возможно?

У Лоры не укладывалось в голове, что мужчина, который в буквальном смысле носил ее на руках, мог оказаться таким лжецом... Лора не исключала вариант, что нравилась Тому, он даже был в нее влюблен, в противном случае не был бы так настойчив, не предпринимал бы эту восхитительную поездку... Но чтобы вот так порвать их отношения, без объяснений, извинений, даже не попрощавшись... Просто исчез из ее жизни - и все.

После всего случившегося Лоре хотелось как можно быстрее покинуть Нью-Йорк и вернуться в Монако, но теперь, когда она уже находилась в Монте-Карло, возвращение ее не радовало. Лоре не хотелось больше жить в квартире № 613 дома "Мерибель", город казался ей сумрачным, неприветливым, даже пугающим. Возможно, на нее так повлияла жуткая картина разгромленной после обыска квартиры.

"Надо вернуться домой, в Англию, - думала она. - Там моя семья, родители. Забыть о карьере, о глупых амбициях..."

Звонок в дверь прервал ее грустные размышления. Она вскочила с кресла и побежала в прихожую. Может, это вернулись Квентин и Генриетта? Но еще рано. Открыв дверь, Лора замерла от неожиданности: на пороге стоял Пьер Лежен.

- Что тебе нужно? - отрывисто прошептала она и хотела уже захлопнуть дверь перед его носом, но Пьер быстро поставил ногу в дверной проем.

- Лора, я хочу поговорить с тобой, - тихо произнес он.

- Уходи, Пьер! - гневно бросила она. - Немедленно уходи!

- Лора, прошу, выслушай меня! Это очень важно! - Голос Пьера прозвучал почти умоляюще.

- Я не желаю тебя видеть! Что тебе нужно?

- Разреши мне войти, пожалуйста!

Лора пожала плечами и посторонилась, давая Лежену пройти. Интуиция подсказывала: на сей раз он не причинит ей вреда.

Они вошли в комнату и сели на диван.

- У нас в квартире был обыск, - холодно произнесла Лора. - Квентин сказал, что искали меня и какие-то наркотики. Инициатором обыска был ты, Пьер?

Лежен опустил голову и еле слышно ответил:

- Я, но ты должна выслушать меня, Лора! Понимаешь, даже не знаю, что на меня нашло. Я словно обезумел от ревности и ярости. Я.., хотел, чтобы у тебя были крупные неприятности, чтобы тебе было так же плохо, как мне! Я хотел, чтобы ты и твой любовник умерли!

Лора широко раскрытыми глазами смотрела на своего бывшего возлюбленного и молчала. Наконец она спросила:

- Это ты подбросил в квартиру наркотики?

- Нет, я, наоборот, забрал их из ванной и спрятал в твоей машине.

- Но откуда у нас в квартире взялись наркотики?

- Подожди, об этом я расскажу позднее. Сейчас я должен признаться в том, что испортил в твоей машине тормоза! Лора, я действовал как безумный, как дикий, кровожадный зверь! Я раскаиваюсь, умоляю тебя о прощении!

- Так вот почему тормоза не работали... Ты хотел меня убить? - В ее глазах застыл ужас.

- Да. Когда прочитал телеграмму о том, что ты со своим возлюбленным отдыхаешь на Бермудах, я помчался в Ниццу на стоянку, нашел твою машину и испортил тормоза! - Пьер ссутулился и втянул голову в плечи.

- Так каким же образом в квартире оказались наркотики?

- Их подбросила туда Нова, ваша бывшая соседка. То есть я не уверен на сто процентов, но думаю, это сделала она. Мне звонили по междугородному телефону, и женский голос сообщил, что в квартире № 613 дома "Мерибель" в ванной комнате хранятся наркотики. Кто кроме Новы мог их туда подбросить? Она же и позвонила, желая доставить вам крупные неприятности. Подлая тварь!

- Да, вне всякого сомнения, это была Нова, - задумчиво произнесла Лора, горестно качая головой.

Пьер взглянул на нее и тихо сказал:

- Лора, я прошу у тебя прощения. Ты можешь заявить на меня в полицию и будешь права. Я готов понести самое суровое наказание. Я его заслужил. Я так раскаиваюсь...

Лора тяжело вздохнула. После того как Пьер надругался над ней, она ненавидела его, презирала, желала ему самого худшего, а теперь... Не то чтобы ей было безразлично, но сильной ненависти или презрения она к нему не испытывала. Собственные переживания затмили все остальное, даже страшные признания Пьера в том, что он хотел ее убить.

Наверное, Пьер действительно любил ее, не мог пережить разрыва и в отчаянии решился пойти на преступление. Заявить на него в полицию? Она не будет этого делать. Бог ему судья.

- Я верю, что ты раскаиваешься, - тихо произнесла Лора. - Наши с тобой отношения были далеко не идеальными, было много злобы, горечи, разочарований. Давай обо всем забудем и на сей раз расстанемся окончательно. Навсегда.

Она сказала ему название гаража в Ницце, где стояла ее машина, чтобы он мог забрать оттуда спрятанные наркотики, и поднялась с дивана, давая понять, что разговор окончен. Пьер молча смотрел на Лору и думал о том, что никогда больше не встретит такую замечательную женщину. Добрую, искреннюю, благородную.

В прихожей он помедлил около двери.

- Лора, спасибо тебе за все, - прошептал он. - Клянусь, больше я тебя не побеспокою. Желаю тебе счастья и удачи. Ты их заслужила. Знай, я буду помнить о тебе всегда.

Прощай, любимая.

Она сухо кивнула и открыла перед ним входную дверь.

Полицейский Пьер Лежен навсегда ушел из ее жизни.

***

После ухода Пьера Лора снова села на диван и стала ждать известий из госпиталя. Том Хаусон, признание Пьера, обыск, наркотики.., все перемешалось у нее в голове.

Наконец раздался телефонный звонок, Лора схватила телефонную трубку и крикнула:

- Алло!

- Лора, это ты?

Сердце Лоры часто забилось. Звонила Дженифер.

- Джен, дорогая, как ты? - торопливо заговорила Лора. - Мы так волнуемся, переживаем... Как ты себя чувствуешь?

- Ничего, спасибо, получше! - Голос подруги звучал приглушенно, но в нем угадывались прежние бодрые интонации.

- Когда тебя можно навестить?

- Да хоть сегодня!

- Как сегодня? Врачи разрешили посещения?

- Да, Лора, они говорят, что я скоро выздоровею!

- Господи, Джен, как я рада! Мы обязательно придем!

Целую тебя и обнимаю! Будь умницей!

Лора повесила трубку и радостно улыбнулась - первый раз со времени возвращения в Монте-Карло. Жизнь ее лучшей подруги вне опасности, и вечером они наконец увидятся! Она торопливо набрала номер своей квартиры, чтобы сообщить Квентину и Генриетте замечательную новость:

Дженифер выздоравливает, и все у нее будет хорошо.

***

- Джен, я хочу быть всегда рядом с тобой, заботиться о тебе, помогать... - нежно шептал мужчина, держа ее за руку. - Знаешь, когда я впервые увидел тебя, ты показалась такой независимой, гордой, необузданной, а потом я понял, что ты нуждаешься в ласке и доброте, как маленький беззащитный котенок.

Дженифер молча слушала его и улыбалась.

- Я очень тебя люблю, - продолжал мужчина, - и хочу, чтобы мы были вместе. Ты согласна выйти за меня замуж?

- Джулиус, но ведь ты женат! - воскликнула она. - Ты говорил, что вы с женой живете раздельно, но остались хорошими друзьями и разводиться не собираетесь!

- Да, это правда, но на днях я попросил у нее развод, и она согласилась!

Он поцеловал руку Дженифер и прижался к ней щекой.

- Ты мне нужна, моя принцесса, - прошептал он. - Ты очень мне нужна! Соглашайся, прошу тебя!

В серых глазах Дженифер вспыхнули лукавые искорки.

- А как же твоя девица-итальянка, с которой вы совершаете морские прогулки? - поинтересовалась она.

- А как твой игрок в поло и конезаводчик?

- Он остался в далеком прошлом. - На секунду глаза Дженифер затуманились. - Его больше нет и не будет! - решительно заявила она. - А ты напрасно поверил сплетням!

- Просто принял информацию к сведению! - Джулиус пожал плечами. - Я очень люблю тебя - такой, какая ты" есть, со всеми недостатками и достоинствами!

Некоторое время они молчали, а потом Джулиус шутливо произнес:

- По-моему, мы с тобой - идеальная парочка, ты не находишь, куколка? И уже другим, серьезным, тоном добавил:

- Я мечтаю сделать тебя счастливой, и я непременно этого добьюсь! Ты же знаешь, я упорный!

И он весело подмигнул Дженифер, ни минуты не сомневаясь в том, какое решение она примет.

***

Лора и Генриетта приехали в Госпиталь принцессы Грейс и, войдя в палату, увидели улыбающуюся Дженифер. Она полулежала в кровати" обложенная подушками, а вокруг стояли букеты цветов.

Джулиус поднялся со стула и радостно приветствовал девушек. Лора в изумлении глядела на него и не верила своим глазам. Что с ним произошло, почему он так изменился? Стал стройным, подтянутым, сбросил лишний вес...

А где же Алекс? Лора, как и Генриетта, была уверена в том, что "муж", неотлучно находившийся около Дженифер, - Алекс, но никак не Джулиус.

- Проходите! Рад вас видеть! - оживленно произнес он. Его лицо было усталым и бледным, но он старался держаться бодро. - Хорошо, что вы пришли. Дженифер ждет вас. А я поеду отсыпаться. Только не сильно утомляйте мою принцессу.

Лора и Генриетта, улыбаясь, смотрели на Джулиуса, стараясь привыкнуть к его новому облику. Какой он, оказывается, симпатичный!

Джулиус послал всем воздушный поцелуй и вышел из палаты, а девушки расселись возле кровати.

- Ну как ты? Как твое самочувствие? - наперебой заговорили они.

- Мне уже лучше, - улыбнулась Дженифер. - Как я рада, что вы пришли!

- Что говорят врачи? Какие прогнозы?

- Говорят, скоро поправлюсь, - ответила Дженифер. - Особых повреждений нет, но голова пока еще болит.

- Господи, как мы переволновались, дорогая! - вздохнула Лора.

- Все будет хорошо, не переживай, - сказала Дженифер, взяв ее за руку. - А то, что болит голова, - это сущий пустяк. Я ведь вообще безголовая! - И она засмеялась.

- Расскажи, как все произошло! - попросила Генриетта.

Дженифер на минуту задумалась. Она не помнила, как попала в аварию. Какие-то отрывочные, смутные воспоминания: ссора с Алексом.., невыносимая боль утраты.., потом Квентин и Хьюго в ее квартире... Шампанское, сигарета с марихуаной.., дикое отчаяние, нежелание жить...

- Я почти ничего не помню, - наконец произнесла Дженифер. - Все произошло в одно мгновение. Я не справилась с управлением, машина рухнула вниз, врезалась в дерево... Я очнулась уже в госпитале и первое, что увидела, - взволнованное лицо Джулиуса, склоненное надо мной. - Честно говоря, не хочу вспоминать об этой дурацкой аварии! - Она поморщилась.

- А как он узнал о том, что ты разбилась на машине? - спросила Лора.

- Ведь мы же видели, как он уплывал на яхте, - добавила Генриетта.

- Машина была записана на его имя, и когда меня нашли без сознания, сразу же связались с Джулиусом. Он оставил своих гостей и на катере добрался до гавани, а оттуда на машине примчался в госпиталь.

- Он так тебя любит, - тихо произнесла Лора, и ее лицо стало печальным.

Мысли о Томе, посмеявшемся над ее чувствами, не оставляли ее ни на минуту, боль и отчаяние терзали сердце и, казалось, не исчезнут никогда.

- Да, Джулиус действительно меня любит, - прошептала Дженифер. - Я очень ему благодарна. Как радостно сознавать, что ты кому-то нужна, что есть человек, в любую минуту готовый прийти тебе на помощь...

Лора молча кивнула, подумав, что за последнее время Дженифер сильно изменилась - стала терпимее, мудрее, выдержаннее...

- Лора, а как твои дела? - спросила Генриетта. - Ты ничего нам не рассказываешь! Как прошла поездка в Нью-Йорк, как экзамены?

- Все нормально, - сухо ответила Лора. - Нечего рассказывать...

В ее глазах блеснули слезы.

- Лора, что случилось? - заволновалась Дженифер. - Расскажи нам, и тебе станет легче.

И Лора поведала подругам обо всем, что с ней произошло в Нью-Йорке: о сложных экзаменах, результата которых она так и не узнала, о любви к Тому Хаусону, о восхитительной поездке и о печальном конце их романтических отношений.

- Я до сих пор не пойму, почему он повез меня на Бермуды, зная о том, что через неделю у него состоится свадьба! - грустно закончила она свой рассказ.

- Лора, жизнь - такая сложная штука! - воскликнула Дженифер. - Но ты не должна отчаиваться! Если бы ты была безразлична Томасу, он не ухаживал бы за тобой, не водил на прием, не устроил бы великолепный уик-энд.

- Он навсегда сохранится в твоей памяти, - поддержала Дженифер Генриетта. - Подумай только: не каждой женщине удается в жизни хоть на некоторое время почувствовать себя королевой, которую мужчина носит на руках!

- Там, на Бермудах, Том подарил мне цветок. Он называется "королева ночи" и цветет всего лишь несколько часов, - прошептала Лора, смахивая с глаз слезы. - Наверное, это очень символично. Я и была той королевой ночи, которая царствовала одно мгновение.

- Но это мгновение было прекрасно! - сказала Дженифер. - Ты запомнишь его на всю жизнь, сохранишь в своем сердце! Всякий раз, когда Том будет приезжать на Бермуды, он станет вспоминать тебя. Обязательно станет!

Ты никогда не исчезнешь бесследно из его жизни!

Лора слабо улыбнулась и снова подумала о том, как изменилась Джен. Повзрослела или череда драматических обстоятельств заставила ее не так легкомысленно и беспечно относиться к жизни?

- Генриетта, а как твои дела? - спросила Дженифер. - Как Квентин? Почему ты ничего не рассказываешь?

- А что Квентин? - отозвалась Генриетта. - Он, конечно, очень симпатичный, веселый, неугомонный, я люблю его, но...

- Что "но"?

- Я долго думала над тем, как жить дальше, и в конце концов решила получить какую-нибудь специальность, - задумчиво произнесла Генриетта. Пример нашей Лоры убедил меня, что необходимо учиться. Ну не век же мне работать в ночном клубе!

- Что же ты решила? - спросила Лора.

- Заняться медициной, - ответила Генриетта. - Хочу специализироваться на гомеопатии. По-моему, это интересно и перспективно. Учеба займет несколько лет, но в будущем это с лихвой окупится. Думаю, что со временем я совершу чего-нибудь стоящее.

- Прекрасная идея! - одобрила Лора. - Обязательно учись, Генриетта!

Дверь больничной палаты распахнулась, и на пороге появился Джулиус с букетом роскошных цветов в одной руке и бутылкой шампанского - в другой.

- Ну как вы, мои дорогие куколки? - оживленно воскликнул он. - Не скучали без меня?

Он подошел к Лоре и преподнес ей букет.

- Поздравляю тебя, умная девочка! - торжественно произнес он. - Я только что связался с "Хаусон Мэй интернэшнл", и они сообщили, что мисс Лора Форсайт успешно сдала оба экзамена! Теперь она дипломированный биржевой маклер! Поздравляю! Ай да Лора! Утерла нос всем заносчивым молодым людям, воображающим себя крупными финансистами! Теперь могущественная империя Таки Каликиса будет одним из твоих клиентов! Молодец!

У Лоры радостно забилось сердце, а на лице появилась счастливая улыбка. Значит, жизнь продолжается и не все в ней так плохо, печально и безнадежно, как казалось еще несколько минут назад. Она победила, выдержала сложные экзамены, добилась поставленной цели!

- Лора, поздравляем тебя! - закричали Дженифер и Генриетта.

- Ну что, крошки мои, давайте отпразднуем это радостное событие! Джулиус, засмеялся, окинул лукавым взглядом подруг и шутливо добавил:

- Как приятно находиться в компании таких очаровательных девушек!

Он снял золотую фольгу, украшавшую горлышко бутылки, и перед тем, как открыть ее, сказал:

- А компания у вас действительно великолепная: Лора - биржевой маклер, Генриетта, насколько я понял," - будущий врач, а Дженифер - жена миллионера!

- Что?! - одновременно воскликнули Лора и Генриетта. - Повтори еще раз!

Джулиус выдержал паузу и торжественно произнес:

- А Дженифер - будущая жена миллионера. Я все-таки уговорил ее выйти за меня замуж!

Пробка с шумом выстрелила в потолок, и искрящееся, пенящееся вино полилось в бокалы. Лора, улыбаясь, смотрела на своих замечательных друзей, и ей казалось, что все они счастливы и впереди их ждет только хорошее.

Да так оно, собственно, и было.