/ Language: Русский / Genre:love_short

Сердце не забудет

Лаура Дэниелз

У Джоан была любовь, семья, ребенок, не хватало лишь мудрости. И все исчезло, будто по чьей-то злой воле. Зато пришли успех, известность, богатство. Но воспоминания о любви – единственной, неповторимой, которой так и не нашлось замены, – не дают ей покоя. И вдруг – как часто бывает – один телефонный звонок будто переворачивает всю ее жизнь, вновь вселяя в сердце надежду…

Лаура Дэниелз

Сердце не забудет

1

Бен Донован бесцельно бродил по спальне, обстановка которой свидетельствовала о достатке и тонком женском вкусе. Впрочем, иного и не следовало ожидать, ведь это помещение – равно как и весь дом – принадлежало бывшей жене Бена, Джоан, оставившей после развода девичью фамилию Стонтон. А сам Бен прекрасно знал, куда ехал.

Ох как не хотелось ему отправляться сюда!

Он бы ни за что не нанес визита бывшей супруге, если бы не обстоятельства, которые складывались таким образом, что невозможно было игнорировать любую возможность, могущую исправить дело. Тем более что оно касалось самого дорогого для Бена человека – Джейми.

Он подошел к окну и долго разглядывал пышный ухоженный парк, казавшийся здесь, в Аризоне, чем-то необыкновенным, как оазис в пустыне. В каком-то смысле это и был оазис, островок буйной зелени среди обточенных ветром скал, каменистых равнин и каньонов. Да и само ранчо Эль-Моррон смотрелось здесь непривычно. У Бена почему-то напрашивалось сравнение с жемчужиной, хотя он осознавал, что подобная параллель не особенно уместна. Диковинное порождение моря и высушенный солнцем, скудно украшенный растительностью ландшафт – явное противоречие.

Вообще-то Бен не понимал, почему и сама Джоан, и местные жители называют Эль-Моррон ранчо. Это настоящее поместье, простирающееся от каньона, на дне которого течет пересыхающая в середине лета речушка, до заповедной зоны Лос-Ахос, где на воле обитают редкие и охраняемые законом животные, в том числе небольшое стадо бизонов.

Скорее всего, название «ранчо» просто прилепилось к поместью с тех давних пор, когда оно действительно являлось фермерским хозяйством. Но годы шли, ранчо Эль-Моррон сменило нескольких хозяев, каждый из которых привносил в него что-то свое. С течением времени старый дом стал играть второстепенную роль, его словно оттеснили на задний план новые постройки. Лет восемьдесят назад очередной владелец возвел на территории ранчо – которое уже тогда мало напоминало то, чем было изначально, – большой двухэтажный дом с портиком и колоннами из светлого, специально привезенного с севера камня. Чуть позже был разбит парк и высажено множество декоративных деревьев и кустарников. Располагался он перед домом, а позади заложили фруктовый сад. Из окон спальни, в которой находился сейчас Бен, его не было видно.

Вздохнув, он вновь принялся мерить шагами покрывавший почти весь пол комнаты ковер, судя по толщине и фактуре, явно восточного происхождения. В какой-то момент Бен подумал, что у него под ногами лежит вещь, стоимость которой наверняка составляет небольшое состояние, но он постарался отогнать эту мысль.

Какой смысл думать об этом? Да, Джоан сейчас богата, может позволить себе что угодно – и позволяет, в этом трудно сомневаться, видя окружающую роскошь. Но какое отношение здешние красоты имеют к нему? Тем более что большие деньги у Джоан появились уже после развода, а до того она в основном сидела дома с сынишкой Джейми и больше ничем не занималась. Зато, вернув себе статус свободной женщины, наверстала упущенное сполна.

Бен скрипнул зубами, словно последняя мысль причинила ему боль. В каком-то смысле так и было, просто ему не хотелось признаваться в этом даже себе. Впрочем, какой мужчина пришел бы в восторг от осознания того факта, что его жена – в настоящий момент бывшая – добилась подобных успехов, освободившись от него?

Да, бракоразводный процесс начала Джоан, хотя все основания для этого были скорее у Бена. Так он думал тогда, не изменил мнения и по сей день. Однако суд счел доводы Джоан более убедительными и удовлетворил ее ходатайство.

Нечего и говорить, что Бен был глубоко оскорблен подобным решением. По его убеждению, немалую роль в этом деле сыграло то обстоятельство, что судьей была женщина. Бен полагал, что, если бы вердикт выносил представитель сильной половины человечества, тот был бы иным.

Того же мнения придерживалась и Мэриел, мать Бена. Впрочем, от нее трудно было ожидать иного мнения, потому что она всю жизнь недолюбливала и даже опасалась женщин. По ее словам, от этих вертихвосток одни неприятности. А к Джоан она относилась с плохо скрываемым презрением. И, разумеется, была недовольна, что Бен женился на девушке с сомнительным прошлым.

Как бы то ни было, развод произошел, но об этом Бен старался поменьше думать за минувшие одиннадцать лет.

А сейчас его и вовсе волновало другое. Кроме естественного раздражения по поводу того, что пришлось обратиться к Джоан, досаду вызывал также вопрос, когда та соизволит принять его. Вернее, выслушать. Так как ответа Бен не знал, настроение его было сейчас не лучшим. Из-за этого он и ходил от стены к стене, не находя себе ни места, ни покоя.

Хотя о каком покое можно говорить, если он находится в доме Джоан! Та отправила его в эту спальню, чтобы он освежился и отдохнул с дороги – так она выразилась, отдавая распоряжение миссис Фейт, которая, очевидно, исполняла здесь обязанности экономки.

Когда дородная, но на удивление подвижная миссис Фейт привела Бена на второй этаж и он переступил порог спальни, то в первый момент ошеломленно замер, пораженный шикарной обстановкой. Собственно, еще в момент прибытия Бен обратил внимание на роскошь холла и гостиной, но тогда его внимание было больше сосредоточено на самой Джоан, чем на мебели и прочих окружающих предметах.

Но сейчас…

Первым, что поразило Бена, была кровать – почему-то круглая. Она стояла в самом центре огромного, больше похожего на зал помещения, накрытая белым с черными вкраплениями пушистым покрывалом – точь-в-точь палантин из шкурок горностая. Над ней, на потолке, находилось зеркало, тоже в форме круга.

Затем Бен заметил, что в этой необычной спальне вообще почти все белое или черное. Даже занавеси на высоких, так называемых, венецианских окнах – полукруглых вверху – были двух цветов: тюль белый, а портьеры черные, из тяжелого шелка, с замысловатым жаккардовым узором. В покрывающем пол ковре тоже преобладали два этих оттенка, хотя местами присутствовали голубые, розоватые и бежевые детали. Обивка двух широких полукруглых кресел была копией постельного покрывала, а стены… С виду казалось, что они обтянуты белым атласом – возможно, так и было в действительности.

– Устраивайтесь, мистер Донован, не буду вам мешать, – раздалось за его спиной.

Вздрогнув, Бен вспомнил, что он здесь не один.

– Спасибо, миссис Фейт.

Та дружелюбно улыбнулась.

– Не стоит благодарности, мистер Донован, всегда к вашим услугам. Если что-нибудь понадобится, позвоните мне по внутреннему телефону, он без номеронабирателя, просто снимите трубку – и все.

Бен не думал, что в этом возникнет необходимость. Проклятье, он вообще не собирался здесь задерживаться! Ему требовалось лишь поговорить с Джоан, после чего он планировал сразу отправиться в обратный путь. Однако она рассудила иначе, в результате чего Бен очутился в этой шикарной спальне.

С чего она вообще взяла, что я настолько устал с дороги? – с досадой подумалось ему, когда миссис Фейт удалилась, тихо прикрыв за собой дверь. Подразумевал он, конечно, Джоан.

Постояв перед кроватью, Бен принялся бродить из угла в угол, томясь неопределенностью. То подходил к окну, то останавливался перед большой напольной вазой, в которой стояли белые лилии, такие же роскошные, как и все здесь.

Эту спальню нельзя было назвать дамским будуаром, тем не менее все здесь дышало женским присутствием.

Джоан! – мрачно подумал Бен. Здесь всюду она. Сквозит во всем этом изысканном шике.

Тут он заметил в дальнем конце обширной спальни поблескивающую лаком белую дверь, и ему стало любопытно, что за ней находится. Оказалось, ванная. Такая же шикарная, как и все остальное, сияющая хромом, зеркалами и белоснежным кафелем. Она вполне сошла бы за какое-нибудь медицинское помещение, если бы не манила уютом.

Зачем Джоан определила меня сюда? Бен поскреб макушку. Что у нее в голове? Я спокойно мог бы переночевать на старом ранчо. А еще лучше, если бы она выслушала меня и я отправился бы обратно в Лос-Анджелес. Зачем мне здесь оставаться?

Он непременно настоял бы на своем, если бы Джоан была одна. Но рядом с ней вскоре появилась ее приятельница Пэтси, гостящая на ранчо. Бен знал ее еще с тех времен, когда Джоан впервые участвовала в киносъемках. Пэтси Сейдж, известная актриса второго плана, начавшая сниматься еще в детстве, была младше Джоан на пять лет. Однако они быстро нашли общий язык, и их приятельские отношения продолжаются уже много лет. Чуть больше восемнадцати, определил Бен, быстро подсчитав в уме.

Впрочем, никакой сложности с подсчетом у него и не могло возникнуть: упомянутая дружба длилась столько, сколько лет было Джейми. Ведь Джоан снималась в своем первом фильме, будучи на втором месяце беременности.

Бен устало провел ладонью по лицу, затем посмотрел на наручные часы. Без четверти три. Интересно, что сейчас делает Джейми? Готовится к завтрашним занятиям или…

Бен скрипнул зубами. Или! Скорее всего то, о чем он подумал. Ни к каким занятиям Джейми не готовится, вероятнее всего его и дома-то нет. А где он может находиться, Бену было очень хорошо известно. Слишком хорошо, чтобы он мог оставаться спокойным.

Перед отъездом Бен позвонил Мэриел, своей матери, и попросил проконтролировать Джейми. Разумеется, та с радостью согласилась, тем более что в той или иной степени занималась этим все минувшие одиннадцать лет, с момента развода. Ведь единственным решением, принятым судьей в пользу Бена, было то, что сынишка Джейми остался с ним, а не с Джоан, у которой в ту пору было довольно шаткое финансовое положение.

С губ Бена в очередной раз слетел вздох. Конечно, Мэриел можно доверить присмотр за Джейми, проблема в том, что она живет в другом месте и проверять внука может лишь по телефону. Поэтому, если у Джейми возникнет мысль навестить Ирму Филмор, никто и ничто не помешает ему это сделать.

Последняя мысль вызвала у Бена нервный смешок. Как может повлиять на Джейми бабушка Мэриел, если с некоторых пор тот прислушивается только к тому, что нашептывает ему Ирма!

Даже я, отец, как будто перестал быть для него авторитетом, с горечью подумал Бен. Если бы Джейми по-прежнему советовался со мной, не возникло бы нужды обращаться к Джоан.

Мало сказать, что Бена беспокоила сложившаяся ситуация, он был озабочен до крайности. Джейми не то чтобы отбился от рук, но попал под такое мощное постороннее воздействие, что это грозило испортить все его дальнейшее существование. И страшнее всего то, что сам Джейми словно даже не догадывается о нависшей над ним опасности. Он не просто увлечен, а будто поглощен Ирмой, оставаясь слепым и глухим в отношении всего, что происходит вокруг.

Зато Бен прекрасно все видел и осознавал, и это лишало его сна. Особенно в последнее время, когда начали проявляться первые признаки игнорирования сыном учебы в университете. Данный факт представлялся Бену наиболее тревожным. Именно он и являлся основным мотивом, побудившим его отправиться сюда, на ранчо Эль-Моррон.

Бен размышлял об этом, стоя перед дверью ванной, и, когда осознал, что так и не сдвинулся с места, в его голове вдруг промелькнуло: а не освежиться ли мне, в самом деле? Возможно, душ подействует на меня успокаивающе. Иначе от одних и тех же мыслей и свихнуться недолго. Какая тогда польза Джейми от сумасшедшего отца?

Недолго думая Бен вновь открыл дверь и шагнул в ванную. Свет здесь зажигался и выключался автоматически – в зависимости от того, находится ли кто-нибудь внутри или нет. Поэтому Бена сразу окутало неяркое, мягкое сияние круглых матовых плафонов.

Он быстро разделся и остановился перед ванной, раздумывая, не наполнить ли ее водой и не понежиться ли с полчасика. Однако не успела еще эта мысль до конца сформироваться в мозгу Бена, как ее затмило внезапно вспыхнувшее воспоминание: они с Джоан, обнаженные, вдвоем в ванне. Он даже будто услышал шорох плотного слоя пены, в котором лопались пузырьки.

Видение было таким ярким, что Бен на мгновение закрыл глаза.

Что за дьявол?! – промчалось в его мозгу. Откуда вдруг эти мысли? Или таким образом на меня влияет пребывание в доме Джоан?

Больше одиннадцати лет прошло с той поры, когда Бен и Джоан проводили ночи вместе, но он до сих пор помнил, как это было. Запахи, звуки, вкус… Сейчас все ощущения с новой силой всколыхнулись в нем.

Не нужно было приезжать сюда…

С другой стороны, как не приехать, когда положение безвыходное?

Просто не стоит расслабляться. Бен мрачно усмехнулся. Можно подумать, моя бывшая женушка что-то значит для меня! Абсолютная чушь. Пусть даже не воображает ничего такого. Вообще, надо держаться с ней попрохладнее, иначе чего доброго решит, будто на меня производит какое-то впечатление ее нынешнее процветание. Или что я все эти годы не смотрел на женщин.

Тут Бен был прав: он не только смотрел на женщин, но и вступал с ними в контакт гораздо более близкий, нежели визуальный. Время от времени. И ненадолго. Потому что, несмотря на нежелание Бена признаться в этом даже самому себе, Джоан – не первая, но самая сильная любовь – занозой сидела в его сердце. Всех женщин, которые были потом, он словно сравнивал с ней. И как-то так получалось, что сравнение всегда оказывалось не в их пользу. Вероятно, поэтому ни одна из мимолетных приятельниц Бена не стала постоянной. Впрочем, немаловажную роль играло также то обстоятельство, что Бен жил вдвоем с Джейми…

Вздохнув, он еще разок взглянул на ванну, затем отвернулся и направился к поблескивавшей гладкими поверхностями прозрачной кабинке. Уж лучше принять душ!

2

Конечно, Джоан знала, что сегодня увидит Бена. Накануне он позвонил из Лос-Анджелеса и сообщил, что приедет.

Ее до сих пор возмущал тот короткий телефонный разговор.

Они с Беном не встречались четыре года. Однажды он приезжал сюда, на ранчо Эль-Моррон. Строго говоря, приезжал Бен дважды: сначала чтобы привезти Джейми, потом, через две недели, чтобы забрать его обратно в Лос-Анджелес. И каждый раз проводил здесь ночь – в старом фермерском домике, где ему готовили ночлег по его же просьбе. Почему-то Бен не хотел спать в большом доме. Правда, в то время особняк еще не блистал такой роскошью, как сейчас. Не в этом ли крылось нежелание бывшего супруга коротать ночь по соседству, в старой постройке?

Когда Джоан посетила эта мысль, уголки ее губ изогнулись в усмешке. Вряд ли причина заключалась в этом. Вероятнее всего, Бену просто не хотелось оставаться на ночь под одной крышей с бывшей женой. Это вызвало бы у него ненужные ассоциации.

Впрочем, Джоан была уверена, что сам он придерживался иного мнения на сей счет.

Однако все это было в прошлом, а вчера Бен позвонил и сообщил, что приедет к ней для разговора. Именно так: сообщил – и все. Поставил в известность, не удосужившись ни спросить позволения нанести этот визит, ни осведомиться, удобно ли ей принять его. И вообще держался так, будто до сих пор имеет какие-то права на нее.

Джоан стерпела это лишь по одной причине: отвечая на ее вопрос, Бен сказал, что дело касается Джейми. Имя сына и открыло для него дверь этого дома.

В момент встречи они были наедине, Пэтси появилась в гостиной немного позже. Увидев Бена и поздоровавшись с ним – сдержанно, потому что не была уверена, понравится ли ее душевность Джоан, – подруга тут же, извинившись, направилась к выходу, потому что не хотела мешать бывшим супругам. Однако Джоан попросила ее задержаться. В присутствии Пэтси легче было беседовать с Беном.

Но это произошло позже. Сначала же, когда миссис Фейт привела только что прибывшего Бена в гостиную, встретила его одна Джоан.

– Здравствуй, – сухо произнес он, мгновенно обежав ее взглядом.

Джоан не успела разглядеть выражения его глаз – присутствовало ли в них одобрение, восхищение или нечто противоположное, – хотя прекрасно знала, что выглядит замечательно. На ней было миленькое летнее платье из набивного хлопка бирюзового цвета, с рисунком в виде белых бабочек, с глубоким вырезом спереди, в значительной степени открывавшим бюст.

Своей грудью Джоан гордилась – если можно так сказать о том, к созданию чего не имеешь ни малейшего отношения. Полные, упругие, идеальной формы и без намека на силикон выпуклости были своего рода фирменным знаком, благодаря которому Джоан еще в пятнадцать лет обрела статус фотомодели, а потом, уже будучи женой Бена и получив предложение сняться в фильме, – популярность среди мужской части кинолюбителей. Впрочем, дамы тоже неплохо относились к ней, правда по иным причинам. Просто зрительницы частенько ассоциировали Джоан с ролями, которые она играла, что не редкость в отношении фанатов-поклонников и их идолам-актерам.

Были времена, когда пышная грудь Джоан вызывала у Бена нескрываемый восторг и одновременно заставляла ревновать, потому что постоянно привлекала к себе взгляды других мужчин. Сначала это забавляло Джоан, но позже… Ох, позже ей стало не до веселья.

А сейчас она отметила про себя, что Бен все-таки не удержался и скользнул взглядом по ее груди. И сразу отвел глаза в сторону.

Это дало Джоан возможность рассмотреть его самого. Вообще-то она ожидала найти во внешности Бена перемены, ведь, как было сказано выше, с момента последней встречи прошло четыре года. Когда Бен приезжал сюда, Джейми было четырнадцать, а сейчас восемнадцать. Но, как ни странно, лицо Бена почти не изменилось. Разве что прибавилось мелких морщинок в уголках глаз. А сам он будто немного похудел. Правда, на объемах мышечной массы это не сказалось.

Вероятно, он по-прежнему регулярно посещает тренировочный зал, мельком подумала Джоан, не отказав себе в удовольствии задержать взгляд на распирающих рукава рубашки-поло бицепсах.

Бен выглядел точно на сорок два года, причем наилучшим для этого возраста образом. Глядя на него, Джоан подумала, что не напрасно многие считают этот период в жизни мужчины расцветом.

Тут она поневоле вспомнила о собственном возрасте.

Меня тоже юной не назовешь, промелькнуло в ее голове.

Словно подслушав ее мысли, Бен сказал:

– Хорошо выглядишь. – Он вновь окинул Джоан взглядом, который она спокойно выдержала.

– Благодарю.

– Впрочем, при твоих доходах, это и неудивительно, – добавил Бен, мельком оглядев роскошную обстановку гостиной.

Джоан усмехнулась.

– Не жалуюсь.

Она хорошо знала, что у самого Бена дела обстоят гораздо хуже. Когда они поженились, он был известным киносценаристом и деньги текли к нему рекой. Позже, уже после развода, что-то произошло. То ли за минувшие семь лет изменились вкусы, то ли еще что, но работы Бена вдруг перестали пользоваться спросом у кинопродюсеров. Возникла ситуация, когда известность есть, однако доходы довольно скромные.

За это время Джоан, напротив, добилась неплохих результатов. Вскоре после развода она очень выгодно вложила полученный от съемок в фильме «Зной» гонорар в производство минеральной воды, соков и прочих прохладительных напитков. В настоящее время у нее был собственный бизнес, приносивший денег гораздо больше, чем киносъемки. Именно ему Джоан была обязана удобством, – да что там! – роскошью своего существования.

Когда ее дела пошли в гору, она предложила Джейми перебраться к ней на ранчо. Тот поначалу задумался – разговор был телефонным, – но в конце концов отказался.

– А как же школа, мам? Здесь до нее пять минут ходу, а там придется ездить.

– Тебя будут возить, сынок, – заметила Джоан. – На автомобиле. Считай, у тебя появится персональный шофер.

Однако Джейми проявил известное безразличие к прелестям богатой жизни. В его возрасте большее значение имели иные ценности.

– Да, но… – Он вздохнул, словно подбирая слова. – У меня ведь здесь друзья, мам, а на твоем ранчо я окажусь один. Разве там по соседству есть дети?

Джоан замялась. У нее и соседей-то почти не было, а уж о детях одного с Джейми возраста даже речь не шла.

– Нет, солнышко, – наконец вынуждена была признать она.

– Вот видишь, мам.

– Зато с тобой буду я. – Еще произнося эти слова, Джоан почувствовала слабость подобного аргумента. У них с Джейми были хорошие отношения, однако, с тех пор как ему исполнилось семь лет – то есть почти с момента развода, – они виделись редко. Можно сказать, не виделись почти совсем, в основном беседовали по телефону. Да еще Джейми время от времени присылал Джоан фотографии, на которых был изображен или сам, или в обществе приятелей, но никогда совместно с Беном.

– Да, мам, – с некоторой запинкой ответил Джейми. Потом, помолчав, добавил: – Это хорошо, только… как же папа? Ведь он останется один.

А то, что я одна, не в счет! – с горечью подумала Джоан. Главное, чтобы папа не страдал…

Разумеется, она не сочла возможным переводить разговор с сыном в подобную плоскость. Просто у Джейми не нашлось иного аргумента, вот и все. Что тут особенного? На то он и ребенок. К тому же он не имеет абсолютно никакого отношения к идее родителей развестись. Его никто не спрашивал, с кем он хочет жить – с отцом или с матерью. Все решили за него. На его долю выпали лишь переживания по поводу развода.

Параллельно с этими раздумьями Джоан посетила еще одна мысль. Джейми сказал, что папа останется один. Означает ли это, что у Бена нет женщины?

Даже если действительно нет, из этого ничего не следует, сказал ей внутренний голос. За столько лет Бен не сделал никаких шагов к примирению, значит, ты вычеркнута из его жизни.

Не очень-то и нужно! – мрачно парировала Джоан.

Затем, взяв себя в руки, перевела разговор с Джейми на другое, а спустя некоторое время они попрощались. Летом Бен привез Джейми на ранчо Эль-Моррон и уехал. Поначалу мальчику было интересно – особенно понравилась конюшня, – однако ближе к концу второй недели он начал проявлять признаки уныния, заскучал, и Джоан сама позвонила Бену, чтобы тот приехал за сыном.

И вот какой-то касающийся Джейми вопрос вновь свел их двоих на ранчо Эль-Моррон.

– У тебя тоже вид следящего за собой человека, – заметила Джоан, в очередной раз бегло оглядев стройное мускулистое тело Бена.

Он пожал плечами.

– Приходится. Вращаюсь среди актеров, режиссеров и продюсеров, нужно держать марку. В мире кино иначе нельзя. Впрочем, что я тебе рассказываю! Сама прекрасно знаешь…

Джоан знала. В киношном мире внешность играла первостепенную роль. Соперничать с ней могла, пожалуй, лишь кино– и фотогеничность, потому что в жизни человек мог выглядеть писаным красавцем, а кинопробы показывали, что на экране он смотреться не будет. Но в любом случае следовало сохранять форму.

Преследуя эту цель, Джоан устроила у себя бассейн, небольшой тренажерный зал и сауну. И усердно использовала все три помещения. Поэтому физическую форму Бена она оценила почти как профессионал: ей было известно, сколько времени приходится заниматься на спортивных тренажерах, чтобы так бугрились мышцы.

Разумеется, сама Джоан добивалась не этого, для нее важнее всех мускулов на свете была талия. Хотя общий мышечный тонус она, конечно, тоже поддерживала.

– А что это ты вдруг заинтересовалась тем, как я выгляжу? – прищурился Бен. В его голосе явственно звучал вызов. – Прежде, помнится, ты больше поглядывала на других мужиков, а до меня тебе было мало дела.

Джоан вспыхнула.

– Чушь! – возмущенно вырвалось у нее, но она тут же умолкла, прикусив от досады губу.

Одиннадцать лет прошло со времени развода, а бывший супруг до сих пор в состоянии вывести ее из равновесия. До него ей было мало дела! Надо же такое сказать… Ничего не изменилось, все как прежде. Те же упреки.

Правда, повод тогда у Бена все же был, хотя и не такой значительный, как ему представлялось. Дело в том, что, несмотря на любовь Джоан к мужу – собственно, другой любви в ее жизни не было, если не считать чувств, испытываемых к сыну, – природная живость заставляла ее поглядывать и на прочих мужчин. Так что в каком-то смысле упрек Бена был справедлив.

Сейчас Джоан понимала, что проблема заключалась в ее молодости. Ведь когда они с Беном поженились, ей лишь недавно исполнилось восемнадцать. Поэтому даже беременность не помешала ей слегка флиртовать. Тем более что на съемочной площадке фильма «Дождливый вторник», в котором Джоан играла главную роль, для этого словно нарочно были созданы все условия. И вдобавок там находилось множество молодых мужчин.

Бен порой появлялся в павильоне или на пленэре, хотя фильм снимался и не по его сценарию. В его присутствии Джоан держалась скромно, в основном потому, что остальные словно переставали для нее существовать. Она видела только своего обожаемого мужа, с которым не мог сравниться никто. Но, когда его не было, в ней пробуждалась кокетливость, побуждавшая ее строить глазки наиболее симпатичным парням. Разумеется, те не оставались безразличными к вниманию, проявляемому к ним такой красоткой, с ее роскошным бюстом, тонкой талией, длинными стройными ногами, блестящими каштановыми локонами, темно-карими с вишневым оттенком глазами и полными губами.

Дальше взглядов, улыбок и разговоров дело ни разу не продвинулось, однако воображение окружающих самостоятельно дорисовывало то, что обычно следует за подобной прелюдией. За спиной Джоан перешептывались. А до Бена доходили слухи.

Поначалу он не очень-то им верил, но однажды решил лично убедиться в беспочвенности пересудов и специально заехал на съемки без предупреждения. Присутствия своего тоже не открыл. Джоан даже не догадывалась, что ее единственный и неповторимый муж исподтишка наблюдает за ней.

Как раз был небольшой технический перерыв, и Джоан сидела под огромным солнцезащитным зонтом, на скамейке, в обнимку со смазливым парнем, в котором Бен узнал одного из помощников режиссера. Рука того покоилась на плечах хихикающей Джоан, а глазами он пожирал предмет всеобщего тайного интереса – восхитительную грудь.

Позже Джоан клялась, что никто ее не обнимал, рука помрежа лежала на спинке скамейки, а смотрел он… Ну какая разница, куда он смотрел? Главное, что ничего предосудительного между ним и Джоан не происходило.

Но было поздно – Бен убедился в том, что слухи правдивы. Тот злополучный день и стал началом конца их счастья. В Бене вдруг пробудилась жуткая ревнивость. Наверное, он и сам не подозревал, что обладает подобным качеством характера и способен испытывать такие чувства. Тем не менее негативные эмоции переполняли его, и он то шпионил за Джоан, то устраивал ей скандалы. В ответ она то оправдывалась, то сама нападала на Бена, говоря, что на него тоже засматриваются женщины – в частности, актрисы, а также другие дамы из мира кино – и еще неизвестно, так ли все невинно, как выглядит со стороны. Как правило, подобные контратаки приводили Бена в еще большую ярость и упреки в адрес Джоан сыпались градом.

Съемки фильма давно закончились, беременность Джоан стала заметна, но в Бена будто бес вселился. Он был уверен, что даже в таком положении жена изменяет ему. Масла в огонь подливала мать Бена, Мэриел, с самого начала относившаяся к Джоан с предубеждением. Вероятно, ей и по сию пору не верилось, что сын умудрился жениться на фотомодели. Как будто неизвестно, как развратны эти девицы! А если Бен и не знал, то мог бы с матерью посоветоваться, прежде чем подставлять шею под ярмо…

Когда родился Джейми, Бен немного успокоился. Джоан все время проводила с малышом и была так занята, что едва выкраивала время для сна. Однако период покоя продолжался недолго. Бену почему-то втемяшилось в голову, что прогулки на свежем воздухе с коляской, в которой спал Джейми, Джоан использует для тайных свиданий. Поводом для новой вспышки ревности стала замеченная Беном беседа гуляющей в сквере Джоан с симпатичным продавцом мороженого. И как та ни убеждала его, что они просто перекинулись словечком о погоде, доводы не действовали.

С того дня скандалы возобновились с новой силой. И если бы не одно обстоятельство, жизнь Джоан стала бы совсем невыносимой. Дело в том, что приступ ревности у Бена неизменно завершался вспышкой страсти, которую Джоан вполне разделяла. Единственным местом, где у них не возникало конфликтов и разногласий, была постель. Тут царило полное взаимопонимание, и под конец лишь на нем одном и держался брак.

Разрыв наступил, когда после семилетнего перерыва Джоан приняла очередное предложение сняться в кино. Ее звали и раньше – собственно, это не прекращалось никогда, – но после фильма «Дождливый вторник», первого и пока последнего, она отказывалась. «Дождливый вторник» принес ей успех и известность, однако в финансовом смысле она оказалась сильно обделенной. Фактически обманутой, что конечно же оставило в душе известного свойства осадок. К счастью, потом родился Джейми и кино естественным образом отошло на второй план.

Вследствие всего перечисленного Джоан отказывалась от съемок, даже несмотря на то, что предложения поступали от разных продюсеров, а не от того, который обвел ее вокруг пальца. Однако в какой-то момент ей захотелось перемен. Жизнь в наполненном упреками и скандалами семейном мирке вдруг показалась ей невыносимо тесной.

И тут, будто нарочно, Джоан предложили главную роль в мелодраме, которая позже вышла в прокат под названием «Зной». Она размышляла над этим предложением, но недолго. Идея вновь сняться в кино показалась ей заманчивой. Единственное, что смущало: как отнесется к этой затее Бен? Ведь после первого фильма он прямо заявил, что Джоан должна забыть о киносъемках.

Но, может, за семь лет Бен переменил мнение? – думала она, вертя в руках присланный ей кинокомпанией образец контракта. Может, он и не станет особенно возражать?

В конце концов Джоан пришла к заключению, что сказать все равно придется и, возможно, удастся Бена уговорить. Тем более что в последние пару месяцев скандалов не было, а если ей и случалось услышать привычный упрек, она умудрялась превратить все в шутку.

Чтобы привести Бена в умиротворенное состояние, Джоан решила подать вечером на стол что-нибудь вкусненькое и по такому поводу даже приготовила еду сама, отпустив кухарку пораньше. Она по сей день помнила, что на ужин тогда была курица в апельсиновом соусе, фаршированная рисом с луком, зеленью и специями. Бен очень любил это блюдо, потому-то Джоан и остановила на нем выбор.

К сожалению, ее старания оказались напрасными.

Поначалу-то все шло хорошо. Бен обрадовался, вернувшись вечером домой и увидев на столе блюдо с источающей ароматы курицей.

– Мм… я еще на крыльце услышал, как пахнет! – сказал он, потянув носом воздух и не сводя глаз с кушанья.

– Специально для тебя, дорогой, – улыбнулась Джоан. – Мой руки, а я сейчас позову Джейми и сядем ужинать.

Бен поднял на нее удивленный взгляд.

– По какому же поводу такое застолье?

Прежде чем ответить, она на секунду опустила глаза. Бен заметил это и мгновенно насторожился.

– Джоан?

Позже она часто размышляла над тем, не совершила ли ошибку, выложив все сразу. Вероятно, следовало дождаться, пока Бен подкрепится, а уж тогда сообщить о предложении сняться в кино. Она так и планировала с самого начала, но прямой вопрос Бена сбил ее с толку.

– Джоан? – с нажимом повторил он, когда пауза затянулась.

Она нервно улыбнулась.

– Повод есть.

Произнеся это, Джоан вновь умолкла, не находя в себе сил произнести самые важные слова.

Бен прищурился.

– Какой же?

Дальше тянуть не имело смысла, поэтому, прерывисто вздохнув, Джоан сказала:

– Меня пригласили сниматься в кино.

Ей показалось, что во взгляде Бена промелькнуло облегчение.

– А, вот в чем дело… Ну, это не самое большое событие. Мало ли тебе делали подобных предложений.

Он ничего не понял! – промчалось в мозгу Джоан. И, набрав в легкие побольше воздуха, она выпалила:

– Я его приняла.

Бен нахмурился, все еще не улавливая сути разговора.

– Что?

– Предложение. Я дала согласие на съемки.

Он так и впился в нее взглядом.

– Ты дала согласие…

Пока Бен медленно произносил эти слова, Джоан уяснила, что ничего хорошего ждать от этого разговора не приходится. Но и не начинать его я не могла, подумала она, стиснув зубы.

– Ты приняла предложение сниматься?! – с оттенком угрозы произнес Бен. – Не посоветовавшись со мной?

– Что тут советоваться? Это ведь меня касается, а…

– Но мы, кажется, договорились: никаких съемок! Один раз тебя уже облапошили, хочешь еще нарваться на нечто подобное?

– Это совсем другой продюсер… – начала Джоан, однако Бен не дал ей закончить.

– Понимаю! – воскликнул он, гневно меряя ее взглядом. – Снова за старое? К мужикам потянуло?

– При чем здесь… – Договорить ей вновь не пришлось.

С побелевшими от бешенства глазами Бен подступил к ней на шаг и принялся извергать обычные, хорошо знакомые обвинения.

Разница на этот раз заключалась в том, что Джоан не захотела больше терпеть.

Она тоже стала кричать, из ее глаз брызнули слезы – словом, начался очередной скандал, правда наиболее безобразный из всех. Достаточно сказать, что труды Джоан пропали даром: приготовленная ею курица так и осталась несъеденной, потому что, брошенная рукой Бена, шмякнулась о кафель кухонной стенки, а приправленный луком и специями рис разлетелся в стороны вместе с увесистыми брызгами апельсинового соуса. Часть их попала Джоан на лицо. Машинально слизнув с губ ароматную кисленькую каплю – во всех смыслах ставшую последней, – та прокричала:

– Все, с меня довольно, я подаю на развод!

И на следующий же день, чем безмерно удивила Бена, действительно осуществила свое намерение.

3

– Чушь? – усмехнулся Бен, возвращая Джоан к реальности. – Хочешь сказать, я все это выдумал? Твои прошлые шашни, интрижки и…

– Послушай, ты вроде бы не затем приехал на ранчо, чтобы отнимать у меня время подобными разговорами, – решительно перебила его Джоан.

Все-таки она стала уже не та, выбить ее из седла было сейчас гораздо труднее. И, похоже, Бен почувствовал это.

– Одно вытекает из другого, – сдержанно произнес он. – Если бы в свое время ты не изменяла мне, дело не дошло бы до развода и не возникло бы ситуации, из-за которой мне пришлось тащиться к тебе. Так что уж, будь добра, выслушай меня!

– Именно этого я добиваюсь – чтобы ты наконец перешел к делу, – усмехнулась Джоан. Затем, не удержавшись, добавила: – А не ворошил старье!

На губах Бена тоже появилась усмешка.

– Вот, уже теплее. Вижу, как тебе не терпится избавиться от меня!

– Я этого и не скрываю, – парировала она. – И это для тебя не тайна. Просто именно сейчас мне некогда, так что придется тебе задержаться здесь. Переночуешь в одной из спален, а завтра утром отправишься обратно.

Бен смерил ее взглядом.

– Когда же мы поговорим?

Джоан нетерпеливо пожала плечами.

– Сначала я закончу намеченные на сегодня дела. Не прерывать же их мне из-за твоего приезда.

– Действительно! – хмыкнул Бен.

Она сердито засопела.

– Представь себе! Я согласилась встретиться с тобой, но развлекать тебя светскими беседами мне некогда. Постарайся это понять. Я занята, поэтому не могу сказать точно, когда нам удобно будет поговорить. Кроме всего прочего, я здесь не одна, у меня гостит Пэтси.

– Хочешь сказать, что нам вообще не удастся побеседовать наедине? В таком случае для чего я ехал в такую даль? Могла бы еще по телефону предупредить, я бы тебя и не стал беспокоить. Потом сама бы все узнала!

– Послушай, что это за тон? – вспылила Джоан. – Почему ты так со мной говоришь?

– Потому что меня привело на ранчо важное дело. А ты все тянешь, не желаешь узнать в чем суть.

Джоан устало вздохнула.

– Я тебе объясняю, но ты не слушаешь. Вернее, слышишь только себя… Как это было всегда, – добавила она, помолчав.

– О, старая песня! – поморщился Бен. – Вечно во всем виноват я. А ты невинна как младенец.

Скрипнув зубами, Джоан произнесла:

– Хорошо, уступлю, кто-то ведь должен сделать это первым. Говори, что хотел сказать.

Бен машинально огляделся.

– В такой обстановке?

Джоан в свою очередь скользнула взглядом по шикарному убранству гостиной – белым кожаным диванам и креслам, толстым коврам, ультрамодным столикам, светильникам и тяжелой хрустальной люстре.

– Чем тебе не нравится обстановка?

– Я вовсе не мебель имел в виду, – хмыкнул Бен. – Я хочу как можно скорее поговорить с тобой, но не на ходу.

Джоан нетерпеливо переступила с ноги на ногу и произнесла многозначительно:

– Я никуда не иду.

– Боже правый! – закатил глаза Бен. – С каких это пор ты стала понимать все буквально?

Состроив гримасу, Джоан спросила:

– Так мы поговорим или нет?

Бен дернул плечом.

– Все зависит от тебя. Отложи дела, отведи меня в такое место, где нас никто не потревожит, и мы начнем беседовать.

– Беседовать? – Брови Джоан взлетели. – Судя по тому, что ты употребил именно это слово, времени для разговора потребуется немало.

– Я не знаю, сколько это займет времени! – вскипел Бен. – Вопрос непростой и, между прочим, касается твоего сына.

– Которого ты не пускаешь ко мне.

– Брось, – сузил Бен глаза, – не притворяйся. Тебе не хуже моего известно, что Джейми сам не особенно стремится на твое ранчо.

Джоан поспешно опустила ресницы, пряча выражение глаз. Это была больная для нее тема, потому что Джейми действительно предпочитал Лос-Анджелес. Правда, сейчас он стал студентом и много времени у него отнимают занятия, но все равно Джоан задевало то обстоятельство, что сын игнорирует ранчо Эль-Моррон. И не только ранчо, но и ее саму. Все-таки она мать Джейми! Не говоря уже о том, что именно ей выпало оплачивать его учебу в университете.

Вероятно, глубоко спрятанная обида на пренебрежение со стороны сына и заставляла ее думать, что это Бен не пускает мальчика на ранчо. Иллюзия помогала сохранять чувство собственного достоинства.

– Ты приехал оскорблять меня? – Джоан гордо вздернула подбородок.

Сунув руки в карманы джинсов, Бен качнулся с носка на пятку и обратно.

– Очень нужно! А вот ты, по-моему, абсолютно не горишь желанием говорить со мной.

– Угадал.

Бен стиснул зубы так, что заходили желваки на скулах.

Не нужно было вообще приезжать сюда! – вспыхнуло в его мозгу. – Как будто я не знал, какой прием меня здесь ожидает! Да и смешно надеяться на любезность со стороны бывшей супруги. Мерзавка Ирма! Это по ее милости я вынужден унижаться здесь.

– Но так как беседы не избежать, то придется поговорить, – тонко усмехнулась Джоан. – Тем более что дело, по твоим словам, касается Джейми.

– Что значит «по моим словам»? – мгновенно ощетинился Бен. – Полагаешь, я выдумал этот повод, чтобы иметь счастье лицезреть тебя?

– Не знаю, не знаю…

Несколько мгновений Бен сверлил Джоан взглядом, испытывая острое желание повернуться и, хлопнув дверью, покинуть этот роскошный дом, прыгнуть в свой «додж» и укатить в Лос-Анджелес.

Заметив выражение его лица, Джоан рассмеялась.

– Ладно, не испепеляй меня взглядом. Как видишь, я тоже не утратила способности шутить. – После короткой паузы она добавила: – Так что там у Джейми? Надеюсь, он не прикончил кого-нибудь из ревности, все-таки у него твои гены…

Из глаз Бена словно брызнули искры. В эту минуту он готов был бросить в лицо Джоан любую грубость… но ему удалось сдержаться. То, что привело его сюда, было важнее личных обид.

– Не прикончил, – хриплым от гнева голосом произнес он. – Если бы это произошло, мне не пришлось бы обращаться к тебе. Беспокоить. Отрывать от дел. – Последние слова были произнесены им с непередаваемым сарказмом.

– Не все же бездельничают, как ты в последнее время.

Это был удар ниже пояса. Джоан прекрасно понимала, что причиняет Бену боль – ведь дела у того шли неважно, – однако не могла отказать себе в удовольствии уколоть его.

После подобного замечания следовало ожидать вспышки гнева, но, к удивлению Джоан, ее не последовало. У Бена лишь вновь заходили желваки на скулах.

Надо же, неужели он научился сдерживать эмоции? – подумала Джоан.

– Я работаю как прежде, – сухо произнес Бен. – И уверен: рано или поздно удача вернется ко мне. Просто сейчас у меня полоса невезения.

Протяженностью в несколько лет, добавила про себя Джоан.

– Что ж, желаю тебе успеха, – сказала она. И это были искренние слова, так как, несмотря ни на что, Джоан не желала Бену зла.

– Благодарю, – буркнул он. – И все-таки, насколько я понимаю, ты не настроена сейчас серьезно поговорить со мной?

– Сейчас – нет. Повторяю, у меня дела. В нескольких комнатах идет ремонт, и мы с Пэтси наметили пройтись по этим помещениям и посмотреть, что сделано и как. Тебе я пока предлагаю отдохнуть с дороги, привести себя в порядок, а потом мы встретимся и все обсудим.

– То есть ты… – начал было Бен, однако в этот момент появилась Пэтси.

– О, здравствуй, Бен! Ты уже приехал? – весело воскликнула она, но тут же покосилась на Джоан, словно проверяя, не проявляет ли та недовольства по поводу столь радостного приветствия.

Но Джоан оставалась спокойной. Бен и Пэтси были давними знакомыми и имели полное право радоваться встрече друг с другом.

– Привет, Пэтси, – сдержанно улыбнулся Бен. – Рад тебя видеть.

– Я тоже рада. – Она вновь посмотрела на Джоан, затем на Бена и добавила: – Не буду вам мешать, зайду позже. Или Джоан позовет меня.

Однако та остановила ее:

– Не уходи, Пэт. Мы с Беном предварительно побеседовали, позже поговорим еще, а пока он отдохнет с дороги в одной из спален на втором этаже, в которой затем переночует…

– Я мог бы сделать это в старом доме, – быстро произнес Бен, которому вовсе не улыбалась перспектива провести ночь под одной крышей с бывшей женой.

Но Джоан покачала головой.

– Ничего не получится. В старом доме все заставлено мебелью из комнат, в которых здесь идет ремонт.

Бен нахмурился.

– Неужели там не найдется даже какой-нибудь тахты, на которой я бы мог…

Джоан и Пэтси переглянулись, затем последняя с улыбкой произнесла:

– Тахта есть, и не одна, но все они едва ли не до потолка завалены вещами. Поэтому устроиться там на ночлег невозможно.

– Очень жаль, – сумрачно обронил Бен.

Внимательно наблюдавшая за ним Джоан с легкой улыбкой заметила:

– Не волнуйся, здесь тебе будет удобно.

После ее слов в глазах Бена промелькнул блеск, который он тут же пригасил.

– Я и не волнуюсь.

– Замечательно. В таком случае… – Не договорив, Джоан направилась к висевшему на стене у двери телефону внутренней связи. Что она именно внутренняя, Бен понял, когда та произнесла в трубку: – Миссис Фейт, пожалуйста, зайдите в гостиную. – Затем Джоан повернулась к Бену. – Сейчас тебя проводят в твою комнату.

4

Неужели он уехал? – промелькнуло в мозгу Джоан, пока ее взгляд скользил по пустой спальне.

Бена не было.

Поначалу, осторожно заглянув в эту комнату, Джоан предполагала увидеть его сидящим в кресле или отдыхающим на необычной круглой кровати, которую ей доставили по специальному заказу из Финикса. Но, не обнаружив Бена, Джоан вошла внутрь.

Умчался, не поговорив со мной? – удивленно округлила она глаза. Странно, что он так поступил. Поневоле задумаешься, настолько ли был важен вопрос, послуживший поводом для его приезда…

В эту минуту ее слух уловил донесшийся из ванной плеск воды.

А, вот ты где, поняла Джоан. Все-таки решил освежиться с дороги.

Неожиданно ноги сами понесли ее в направлении белой лакированной двери с бронзовым набалдашником рукоятки. Только взявшись за него, Джоан сообразила, что, кажется, собирается заглянуть и в ванную.

Что я делаю? – вспыхнуло в ее мозгу.

Но рука уже тянула набалдашник и дверь отворялась. Вскоре в проеме стала видна прозрачная душевая кабинка, покрытая изнутри брызгами, но со сквозящими очертаниями обнаженного мужчины.

Джоан прикусила губу, не в силах отвести взгляд. Она уже не помнила, когда последний раз видела Бена обнаженным. Разумеется, подобные картины относились к периоду супружества, закончившегося одиннадцать лет назад, но, в какой именно момент случился последний эпизод, определить было трудно.

Собственно, за день до заключительного скандала, когда Бен испортил приготовленный мною ужин, подумала Джоан, охватывая взглядом такой знакомый силуэт. Мы занимались любовью, и Бен еще не знал, что мне предложили роль в фильме, а я не знала, что это наша последняя близость.

Пока она предавалась воспоминаниям, Бен выключил воду, вышел из кабинки и, вздрогнув, остановился. Затем он сделал едва уловимое движение, будто желая прикрыться, что ли, но в следующий момент в упор взглянул на Джоан.

– Как ты здесь оказалась?

Неожиданно для себя самой она испытала прилив смущения. В самом деле, что побудило ее зайти в ванную? Уж не страсть к подглядыванию, это точно. Тогда что? Неужели после стольких лет бывший муж продолжает волновать ее?

В то же время, вместо того чтобы отвернуться и чувствуя себя полной идиоткой, Джоан продолжала глазеть на человека, которого когда-то любила. Его тело было знакомо ей до мельчайших подробностей.

Странно, что я до сих пор все помню, промчалась в ее голове окрашенная некоторой лихорадочностью мысль.

Затем Джоан спохватилась, что, увлекшись разглядыванием, не ответила на прозвучавший из уст Бена вопрос.

– Как оказалась? – вяло повторила она, стараясь не смотреть на нижнюю половину тела бывшего супруга. – Ну… как… Вошла – и все. – Что же это такое! – вновь пронеслось в ее мозгу. Не видела я его, что ли? Да тысячу раз! И все равно не могу оторваться. Боже правый, ведь он невесть что обо мне подумает…

Тем временем взгляд Джоан, вопреки благим намерениям, все же сместился в ту область, которую она собиралась проигнорировать. И вдруг – о боже! – знакомое, разливающееся между ног тепло, а за ним волна трепета – все признаки чувственного волнения.

Джоан бросило в жар, и она наконец отвела взгляд в сторону.

Тем временем Бен, по-видимому, вполне справился с первоначальной растерянностью и оставил попытки прикрыться, которые, впрочем, и до того были лишь намерениями. А может, просто решил, что ему нечего стыдиться своего тела, ведь не напрасно он поддерживает хорошую спортивную форму. Вернув себе привычную уверенность, Бен прищурился и смерил Джоан насмешливым взглядом.

– Интересно, что тебя сюда привело?

Тот же вопрос, который две минуты назад задала себе она сама.

Вот оно! – промчалось в мозгу Джоан. Он понял, что я сейчас испытываю. Ой не нужно было заглядывать в эту ванную! Да и в спальню тоже, ведь мы же договорились встретиться позже… А сейчас я стою перед ним в таком смущении, будто это на мне нет ни нитки, а не на нем.

– Что привело? – повторила она, оттягивая время и гадая, что бы такое сказать.

– Именно, золотце, – усмехнулся Бен. – Мне бы очень хотелось знать.

Джоан провела языком по губам. Растерянность, испытываемую в эту минуту ею, трудно было даже сравнить с той, которая охватила Бена, когда он увидел, что находится в ванной не один.

– Ничего особенного меня сюда не привело, – медленно произнесла она, разглядывая мраморную плитку пола. – Просто мы с Пэтси закончили осмотр помещений, которые находятся на этом этаже.

– И какое отношение данный факт имеет к твоему присутствию здесь? – с нескрываемой иронией обронил Бен, потянувшись за полотенцем.

Джоан облегченно перевела дух: сейчас он обернет бедра или как-нибудь иначе прикроет наготу и повод для смущения исчезнет. Однако ее ждало разочарование. Бен не только не сделал того, на что она втайне надеялась, но принялся преспокойно протирать полотенцем короткие темные волосы. И пока он занимался этим, взгляд Джоан вновь сам собой двинулся в путешествие по его атлетической фигуре.

Нечего и говорить, что визуальное странствие лишь усилило ощущение томления в интимных областях ее тела. Через минуту она внезапно с ужасом осознала, что именно предвкушение этого сладостного чувства и привело ее в эту ванную.

За минувшие годы секс был в жизни Джоан редкостью. После развода она некоторое время вообще не смотрела на мужчин – что было совсем на нее не похоже, учитывая изначальную склонность флиртовать с кем попало. Пережитое потрясение словно изменило ее изнутри. Кроме того, Джоан начала понемногу понимать, что во многом сама виновата в том, что с ней произошло. Только после развода к ней пришло осознание того, что замужней женщине следовало бы вести себя более осмотрительно. Тогда у Бена не было бы повода для ревности. Ведь он не относился к той категории мужчин, которые ревнуют без причины. Джоан сама спровоцировала его, после чего чувство собственника проявилось у Бена во всей красе. Потому что повод для ревности был отнюдь не воображаемым, хотя, конечно, не таким тяжким, как ему представлялось.

Лишь спустя года два Джоан впервые оказалась в постели с мужчиной. Потом с другим. С третьим, четвертым… Где-то на пятом она окончательно убедилась, что Бен – единственный, с кем ей было по-настоящему хорошо.

Осознание этого факта подействовало на нее удручающе. Потому что Бен хоть и не женился вторично, сближаться с Джоан не спешил. Самой ей как-то неловко было делать нечто подобное, потому что это послужило бы косвенным подтверждением ее виновности. Так она полагала. Да и неизвестно, каковой оказалась бы реакция Бена. Не исключено, что он лишь посмеялся бы над бывшей женушкой. Поэтому Джоан принялась старательно приучать себя к мысли, что прошлого не воротишь и нужно начинать новую жизнь, в которой присутствия Бена не предполагается.

В каком-то смысле она преуспела в этом, правда лишь частично, потому что полностью выбросить из памяти бывшего супруга не позволял живущий у него Джейми. Однако в общем и целом душа Джоан пришла в относительное спокойствие.

И вот, пожалуйста! В ее доме находится Бен, мало того – стоит перед ней в чем мать родила и с самым невозмутимым видом сушит полотенцем волосы.

Это ты перед ним стоишь! – прокатился в мозгу Джоан чей-то ироничный смешок.

Бен опустил полотенце, посмотрел на нее, и в его взгляде возник оттенок удивления, как будто он уже не ожидал увидеть ее здесь. В следующую минуту в его глазах промелькнуло такое выражение, – понимающее! – от которого Джоан захотелось провалиться сквозь землю.

– Ты вежливо ждешь удобного момента, чтобы ответить на мой вопрос? – Пока Бен произносил эту фразу, в его глазах плясали искорки веселья, но, едва умолкнув, он откровенно рассмеялся.

Джоан вспыхнула, залившись краской до корней волос. Смысл оброненных Беном слов был весьма прозрачен: тот намекал, что она попросту не может насмотреться на него.

На несколько мгновений Джоан словно онемела, ее раздирали два чувства – стыд и возмущение. Победило последнее, поэтому, когда она заговорила, ее голос гневно зазвенел:

– Могу ответить, если хочешь. Мое присутствие здесь обусловлено тем, что это мой дом и я могу заходить в любую комнату, когда мне только заблагорассудится!

Однако на Бена ее отповедь не произвела никакого впечатления.

– Особенно в ту, где я принимаю душ! – воскликнул он с новой вспышкой веселья.

Ноздри Джоан презрительно раздулись.

– Думай что хочешь. Я не собираюсь перед тобой оправдываться, эти времена, к счастью, давно в прошлом. Сейчас ты для меня посторонний человек и не вправе требовать объяснений.

Бен прищурился.

– А… теперь понимаю! Вот как ты здесь проводишь досуг: приглашаешь посторонних мужчин, отправляешь их освежиться с дороги, а затем врываешься в ванную, чтобы полюбоваться очередным гостем, так сказать, в его естественном виде?

В душе Джоан вновь поднялась волна возмущения, однако ей удалось сохранить внешнее спокойствие.

– Повторяю, думай что хочешь. Тем более что я тебя не приглашала, ты сам напросился в гости. – После короткой паузы, не давая Бену и слова вставить, она добавила: – Кстати, мог бы и прикрыться. Тебе не кажется, что по меньшей мере невежливо разговаривать с дамой, находясь в таком виде?

Но и на этот раз ее выстрел оказался холостым. Слегка растопырив руки, Бен оглядел себя с обеих сторон, затем с усмешкой произнес:

– Чем тебе не нравится мой вид? Ведь ты сама всего пару часов назад сказала, что я хорошо выгляжу.

Джоан нахмурилась. Ей совсем не нравилась способность Бена одерживать верх в любом разговоре. Умение ловко составлять фразы в свое время сделало его известным киносценаристом, однако в повседневной жизни это порой изрядно раздражало.

– Да, сказала, но тогда ты был одет. – Джоан произнесла это, глядя в угол.

Бен же, напротив, смотрел прямо на нее.

– Хм, вот в чем дело… Что ж, ситуация проясняется, тебя смущает моя нагота.

Почувствовав, что вновь краснеет, Джоан быстро произнесла:

– Ничего меня не смущает, просто я…

– Брось, – сказал Бен, вешая полотенце. – Это заметно. Твои эмоции видны насквозь. Ты прозрачна, Джоан! – с еще более широкой усмешкой заметил он. – Только вот не пойму, что тебя так смущает, ведь ты столько раз видела меня в подобном виде!

В теле Джоан немедленно взметнулась новая волна тепла, и породили ее последние слова Бена. «В подобном виде».

Обычно это случалось, когда она укладывала Джейми в кроватку и уходила в супружескую спальню, где ее уже поджидал Бен. Как правило, он лежал обнаженный, откинув одеяло или простыню к самому краю кровати и заложив руки за голову. Глаза его мерцали в неярком свете ночника.

– Разденься для меня, Джоан, – порой тихо говорил он.

На их языке это означало, что он хочет увидеть маленький спектакль. И Джоан устраивала зрелище, – о, еще какое! – ведь не зря она была профессиональной моделью.

И неизвестно еще, кого эти спектакли будоражили больше – Бена или ее саму.

Взгляд Джоан непроизвольно устремился на него, и он, словно поняв, о чем она думает, вновь сделал едва уловимое – но очевидное – движение в ее сторону. В его глазах возникло то самое, хорошо знакомое Джоан сияние, и на один безумный миг ей почудилось, что он сейчас скажет: «Разденься для меня, дорогая».

Однако наваждение прошло так же быстро, как возникло. Бен моргнул, и волшебство развеялось.

Подавив вздох, Джоан сдержанно произнесла:

– Не знаю, почему я до сих пор тут стою и слушаю тебя.

– Не знаешь?

Снова ощутив на себе ироничный взгляд, Джоан внутренне сжалась. Ей действительно было невдомек, почему все так странно выходит. Бен заранее сообщил о своем приезде, у нее было время подготовиться к встрече, и она полагала, что пребывает во всеоружии… Но кто же знал, какой всплеск эмоций придется ей испытать.

Не надо было приходить сюда, вновь проплыло в ее мозгу. Черт меня дернул открыть дверь этой ванной!

– Ты по-прежнему красива, Джоан…

Она вздрогнула, потому что меньше всего ожидала от Бена подобных слов, да еще в такой двусмысленной обстановке – он совершенно голый, она полностью одета.

А тебе хочется, чтобы было наоборот? – тут же спросил ее внутренний голос.

– Интересно, сколько мужчин произносили эти слова за годы, минувшие с нашего развода? – медленно продолжил Бен.

Вопрос был риторический, но Джоан стала машинально припоминать подобные случаи. Однако их было столько, что она тут же оставила это занятие.

– Много.

Что это? Неужели по лицу Бена скользнула тень? Выходит, и он неравнодушен к происходящему? А может даже, как и Джоан, частенько вспоминал то хорошее, что между ними было?

Ведь поначалу мы души друг в друге не чаяли, с ностальгическим оттенком подумала Джоан. Если бы мне тогда немного ума, мы до сих пор были бы вместе.

– Понятно… – протянул Бен. Взяв другое полотенце, он наконец обернул им бедра. – Значит, все эти годы ты только и делала, что меняла приятелей.

Погруженная в свои мысли Джоан не сразу уловила смысл фразы. Однако когда это произошло, возмущенно вскинула ресницы.

– Что? С чего ты взял?

– Ну не нужно… – махнул Бен рукой. – Мне заранее известно, что ты скажешь.

Глаза Джоан вспыхнули гневом.

– Если мне часто делали комплименты, это еще не означает, что во время или после физической близости, – с достоинством произнесла она.

Бен ничего не сказал, лишь молча смотрел на нее, словно ожидая продолжения.

Повисла пауза. Джоан прервала ее, взглянув на часы.

– Через двадцать минут ужин. – Она направилась к выходу. – Спускайся в столовую. Помнишь, где это, или рассказать?

– Помню, – буркнул Бен. – Я вообще многое помню, с памятью у меня, к счастью, пока проблем нет.

– Очень хорошо. – Джоан переступила порог. – Не задерживайся, Пэтси будет рада посидеть с тобой за столом.

– Гм, а ты, выходит, нет?

Джоан смерила его взглядом и молча закрыла за собой дверь.

5

Спустившись в холл, отыскав знакомую по прошлому приезду дверь и войдя в столовую, Бен в первый момент изумленно замер, а потом в его голове промелькнула мысль, что надо было захватить что-нибудь, чтобы было во что переодеться к ужину.

Но он не предполагал здесь оставаться! Ему требовалось лишь одно: поговорить с Джоан и двинуть обратно в Лос-Анджелес. Тем более что Джейми остался там один, практически без присмотра, в котором он, правда, и не нуждается, по его мнению, зато, с точки зрения Бена, даже очень нуждается!

Эти мысли промчались и исчезли, вытесненные тем, что происходило сейчас в столовой.

Собственно, здесь никакой особой активности не наблюдалось. И вместе с тем было на что посмотреть: обе дамы, Джоан и Пэтси, нарядились в элегантные платья тех фасонов, которые были в моде в тридцатые годы прошлого века – с заниженной талией, присобранным подолом, длиной до середины колена.

Пэтси сидела за столом – где уже матово светился кажущийся прозрачным фарфор, поблескивало столовое серебро, искрился хрусталь фужеров и пестрели в маленьких вазочках цветы – в сиреневом крепдешиновом платье, лиф которого украшали бусинки того же оттенка. Ее светлые волосы были уложены валиком, на котором сверкала стразами диадема.

Джоан была в атласном туалете нежно-салатного цвета, таких же туфлях-лодочках и светлых ажурных чулках. С ее волос спускалась закрепленная с помощью перышек и шпилек вуаль, закрывавшая половину лица и делавшая взгляд таинственным. На шее белело жемчужное ожерелье, тремя нитками ниспадавшее ниже талии, а руки были до локтя обтянуты сетчатыми перчатками.

Услышав в коридоре шаги, Джоан повернулась к двери. Именно в этот момент Бен шагнул в столовую и на несколько мгновений изумленно замер.

На нем были те же джинсы и рубашка-поло, в которых он приехал, и его вид плохо сочетался с дамскими нарядами из другой эпохи, но Джоан подумала об этом лишь мимоходом. Выражение, промелькнувшее глазах Бена, когда он рассмотрел ее, – вот что больше всего привлекало внимание.

Возникло в его взгляде восхищение или это ей лишь почудилось?

Переодеваясь к ужину, Джоан старалась не думать о том, какое впечатление произведет на Бена, однако совсем выбросить из головы тот факт, что он увидит ее принаряженной, было трудно.

Еще утром, прекрасно зная о предстоявшем визите Бена, я была спокойна, размышляла Джоан, прикрепляя перед зеркалом вуаль. Чего можно ждать от встречи людей, которые развелись так давно, что совместная жизнь больше представляется им далеким сном, чем реальностью? И даже когда увидела Бена, не испытала никаких особенных чувств. Собственно, все эти годы я и работала над тем, чтобы их не испытывать. Наконец настал момент, когда мне можно было поздравить себя с успехом, что я и сделала. А сейчас…

Она вздохнула, напоследок придирчиво оглядывая свое отражение, и в который уже раз пробормотала:

– Не нужно мне было туда заходить…

Вид обнаженного Бена в ванной подействовал на нее сильнее, чем она могла предполагать. В ее сердце разом всколыхнулись чувства, которые она считала давно забытыми. Причем большинство относилось к тому светлому периоду брака, когда они с Беном были счастливы.

И теперь, в столовой, уловив во взгляде бывшего супруга нечто наподобие восхищения, Джоан не смогла остаться равнодушной. Дорого бы она заплатила, если бы кто-нибудь точно сказал ей, какие эмоции испытывает Бен в эту минуту.

Однако такого человека не было и не могло быть, поэтому Джоан просто смотрела на Бена, пытаясь отгадать его чувства самостоятельно.

Он тоже смотрел на нее, задержавшись у двери столовой и словно забыв, что неплохо бы продвинуться дальше.

Затянувшуюся паузу прервала Пэтси – хихикнула. После чего оба – Джоан и Бен – одновременно повернулись к ней.

– Простите, – сказала она. – Вы так странно смотрите друг на друга… Кхм… Ну что, Бен, удалось тебе отдохнуть с дороги? Вряд ли, я думаю…

– Почему? – удивленно спросил Бен.

– Здесь ведь ремонт. Сейчас-то тихо, рабочие уехали, а днем стук, шум и визг инструментов наверняка досаждали тебе.

– Шум и визг?

Пэтси в свою очередь удивленно посмотрела на него.

– Ну да. Неужели ты не обратил внимания?

Надо же! – промелькнуло в голове Бена. Меня настолько занимала встреча с Джоан, что я словно не слышал звуков, о которых говорит Пэтси. Вернее, не встреча, а проблема, из-за которой я оказался здесь, тут же поправился он, не желая даже в мыслях придавать двусмысленность своему нынешнему пребыванию на ранчо Эль-Моррон.

– Моя голова была занята другими мыслями, – ответил он Пэтси, и это была чистая правда.

– Значит, ты все-таки не отдохнул, хотя и по другой причине, – с легким вздохом констатировала та.

– Почему же, я сполоснулся под душем и… – Бен покосился на Джоан, словно пытаясь понять, рассказала она подруге о маленьком инциденте в ванной или нет.

Та опустила взгляд, почувствовав, что краснеет. Перед ее внутренним взором вспыхнула недавняя картина: обнаженный, преспокойно протирающий голову полотенцем Бен.

– Правда, не обошлось без небольшого происшествия.

Джоан замерла, услышав эти слова Бена, ожидая, что сейчас вся история всплывет. Строго говоря, ничего особенного не было в том, что Джоан нечаянно заглянула в ванную, когда там находился Бен, однако ей почему-то не хотелось, чтобы об этом узнала Пэтси. Даже будучи самой близкой подругой, та могла истолковать все по-своему и неправильно.

Но конечно же оброненная Беном фраза не могла остаться незамеченной.

– В самом деле? – с интересом произнесла Пэтси. – И что же случилось?

– Гм, как тебе сказать…

Подняв голову, Джоан увидела, что взгляд Бена направлен в ее сторону, а в глазах пляшут чертики.

Да он насмехается надо мной! – блеснуло в ее мозгу.

Поджав губы, она в свою очередь метнула в Бена убийственный взгляд. Тот усмехнулся, явно сдерживаясь, чтобы не расплыться в самодовольной ухмылке, затем повернулся к Пэтси.

– Впрочем, это не стоит того, чтобы упоминать за ужином.

– Который еще не начался, – попыталась возразить Пэтси.

Однако Бен остался непреклонен. Коротко качнув головой, он спросил:

– Вы каждый вечер так наряжаетесь?

Пэтси обменялась с Джоан веселым взглядом.

– Да.

– В таком случае прошу меня простить, – слегка склонил голову Бен. – Я не захватил с собой другой одежды и…

– О, не извиняйся, – рассмеялась Пэтси. – Это вовсе не то, что ты подумал. Правда, Джоан?

За все время с момента появления Бена в столовой та не проронила ни слова, но сейчас сказала:

– Считай, что это своего рода репетиция. Мы с Пэтси будем сниматься в одном фильме вот в этих самых нарядах, которые нам недавно прислали. Мы должны чувствовать себя в них естественно, поэтому переодеваемся к ужину и потихоньку вживаемся в образы. – Тут Джоан вдруг вспомнила об обязанностях хозяйки. – Что же ты стоишь? Присаживайся за стол, вон туда, где третий прибор. Миссис Фейт скоро подаст еду.

– Благодарю. – Бен шагнул к столу, отодвинул стул и сел на указанное место. – Должен заметить, вы очень органично смотритесь в этих нарядах. – Он вновь скользнул взглядом по задрапированной атласом фигуре Джоан.

– Мы уже немного привыкли к ним, – сдержанно ответила она, слегка порозовев, потому что для нее эти слова прозвучали как комплимент, хотя она и осознавала, что скорее всего принимает желаемое за действительное. Спеша избавиться от впечатления, в котором для нее таилась опасность, Джоан решила перевести разговор на другое. – Выпьешь вина? Мы с Пэтси облюбовали вон то, калифорнийское. – Она кивнула на початую бутылку.

– Вина? – задумчиво повторил Бен. – Даже не знаю…

Пэтси вновь хихикнула.

– Что тут знать? Тебе ведь сегодня не садиться за баранку.

– Похоже, нет.

– Значит, отбрось сомнения. Или хочешь чего-нибудь покрепче вина?

– Сделай ему виски со льдом и содовой, – сказала Джоан. – Раньше он любил. Думаю, и сейчас не откажется.

Бен с каким-то странным выражением посмотрел на нее.

– Неужели ты до сих пор помнишь мои вкусы?

Опустив ресницы, Джоан подумала: похоже, что бы я ни сказала, все будет воспринято не в том смысле, какой мною подразумевается.

Пэтси посмотрела на нее, затем на Бена и легким тоном обронила, поднимаясь со стула:

– Что же в этом особенного? Я, например, помню, что любила моя бабушка, которой уже лет двадцать нет на свете. – Она подошла к бару, смешала коктейль и вернулась к столу. – Вот, держи.

– Спасибо, – кивнул Бен, приняв из ее рук бокал.

После этого Пэтси обогнула стол, села на прежнее место и продолжила:

– А любила старушка шартрез с бисквитами. Макала их в ликер и ела с большим удовольствием.

Джоан послала Пэтси благодарный взгляд: та выручила ее. Если бы не Пэтси, пришлось бы что-то отвечать Бену. Но что? Мол, я до сих пор храню в памяти милые подробности нашего супружества?

Вместе с тем ей не хотелось, чтобы у Бена сложилось впечатление, будто она настолько смущена, что не может даже слова молвить. Поэтому, немножко подумав, Джоан спросила:

– Тебе понравилась спальня, в которую я тебя определила?

Бен ответил сразу, словно услышал самый обыкновенный вопрос. То есть так оно и было в действительности, однако, учитывая некоторые события нынешнего дня…

– Прекрасная комната, – сказал Бен, прямо взглянув на Джоан. – Чувствуется твой вкус. Ведь идея оформления принадлежит тебе? Или ты все-таки приглашала дизайнера?

– Нет, идея моя.

Ей даже показалось странным предположение, что для обустройства собственного жилья требуется спрашивать мнение постороннего человека.

– Я так и подумал, – кивнул Бен.

– А мой бывший муж всегда утверждал, что у меня плохо со вкусом, – пожаловалась Пэтси. Но через минуту ухмыльнулась. – Это у него был такой способ самоутверждения. Он окончил академию искусств, мечтал стать профессиональным художником, но его работы не имели успеха и…

– Это ты про кого говоришь? – вскинул бровь Бен. – Впервые слышу, чтобы Мартин мечтал о подобных вещах. Помнится, ему всегда хотелось сыграть роль Отелло.

– Что он едва не сделал, когда мы разводились, – беззаботно произнесла Пэтси, отхлебнув вина из бокала, который находился в ее руке. – Чуть не задушил меня, все называл змеей подколодной. – Затем она переглянулась с Джоан и прыснула. – Ты решил, что «бывшим мужем» я назвала Мартина? Да мы развелись восемь лет назад! Ха-ха-ха! Знаешь, сколько у меня с тех пор было мужей?

– Сколько? – спросил Бен.

Вероятно, Пэтси не ожидала, что потребуется назвать точное количество супругов, потому что на миг задумалась.

– Э-э… человек пять. Нет, четыре. – Она вновь сморщила лоб, напряженно соображая. – Нет, все-таки пять… вместе с последним, Арни.

– Которому не удалось стать маститым художником? – уточнил Бен.

– Маститым! – вновь рассмеялась Пэтси. – Он никаким не стал, хотя пытался и даже устраивал выставки. Однако его работы не нашли широкого спроса. В итоге ему пришлось заняться компьютерной графикой, что, согласись, совсем не похоже на работу с холстом и красками. Ясное дело, в душе Арни накапливалась досада, которую он в конце концов начал срывать на мне. Разумеется, я не могла такого допустить и результатом стал очередной развод.

Она хотела сказать что-то еще, однако ее прервало появление миссис Фейт с подносом, на котором стояла фарфоровая посудина с супом – из стручков фасоли, как вскоре выяснилось.

Ужин начался.

6

– Миссис Фейт сама готовит? – спросил Бен, по-видимому сочтя необходимым поддерживать светскую беседу.

Джоан кивнула.

– Она работает у меня второй год, и с момента ее появления у меня отпала необходимость следить за количеством калорий в пище.

– Не хочешь ли ты сказать, что тебя здесь кормят впроголодь? – усмехнулся Бен.

Заметив вспыхнувшие в его серых глазах искорки, Джоан почувствовала, что ей трудно дышать. Ее горло на миг сжало спазмом – то ли от волнения, то ли от подавляемого рыдания, то ли от рвущегося наружу истерического смешка.

Как он похож на себя прежнего! – промчалось в ее голове. Таким я полюбила его когда-то… – Она едва сдержала вздох. – Боже мой, ведь мы были счастливы! И это могло бы продолжаться по сей день, если бы…

– Джоан? – послышался голос Пэтси. – Расскажи Бену, как миссис Фейт кормит тебя.

Джоан встрепенулась.

Что это я так расклеилась? – мелькнула в ее мозгу новая мысль.

– Как кормит? Замечательно. Просто превосходно. Я совершенно не набираю вес, и для этого не приходится сидеть на диете.

– Потому что, по моим наблюдениям, у миссис Фейт все блюда диетические! – рассмеялась Пэтси. – Посмотрим, что сегодня будет на второе…

Всего через несколько минут после того, как она это сказала, вновь появилась миссис Фейт с подносом. Вскоре перед каждым из сидящих за столом стояла тарелка с рассыпчатым рисом и салатом из крабов, мидий и кальмаров в легком соусе, приготовленном на основе оливкового масла.

– Мм… не хуже, чем в ресторане, – заметил Бен, отведав всего перечисленного.

– По-моему, так даже лучше, – подхватила Пэтси.

Как странно, подумала Джоан, мы сидим втроем, и со стороны может показаться, что это давние друзья собрались на ужин. А на самом деле хоть и давние, но совсем не друзья. Конечно, это не касается моих отношений с Пэтси.

– Она живет в Твинсе? – спросил Бен.

Подразумевался ближайший к ранчо Эль-Моррон городок.

– Миссис Фейт? – уточнила Пэтси. – Насколько мне известно, да. Верно, Джоан? Ведь она каждый день приезжает сюда, а потом уезжает обратно?

– Да, – сказала та, наконец-то вновь включившись в разговор. – Я выделила ей комнату и предложила жить здесь постоянно, но она отказалась. У нее миленький коттедж в Твинсе, сад, огород. А кроме того, существует еще мистер Фейт, супруг. Он работает в городке почтальоном.

Прожевав очередную порцию салата из морепродуктов, Бен задал новый вопрос:

– Неужели у миссис Фейт хватает времени, чтобы и еду приготовить, и в доме убраться, да еще таком большом?

Джоан непроизвольно рассмеялась.

– Скажешь тоже! Конечно нет. Если миссис Фейт и убирается, то только на кухне и в кладовках. Остальную работу по дому делают четыре горничные. Они также из Твинса, посещают ранчо два раза в неделю.

– А еще у тебя работают садовники, дворники и… кто еще?

Джоан усмехнулась.

– Шофер. Но его я вызываю лишь в случае крайней необходимости.

Бровь Бена взлетела.

– Что так? Парню не нравится у тебя работать?

Джоан взглянула на Пэтси, и та рассмеялась.

– Парню, – с нажимом произнесла Джоан, – семьдесят два года.

– В самом деле? – удивился Бен. – Что, моложе никого не нашлось?

– Я не ставила перед собой цели найти помоложе, – пожала Джоан плечами. – Скажу больше: едва увидев Джо – так зовут моего шофера, – приехавшего ко мне по объявлению, и коротко переговорив с ним, я сразу взяла его на работу.

Бен усмехнулся.

– Чем же он тебя покорил? Или тебе сейчас по душе парни постарше?

Вот тебе шпилька из прошлого, которое тебе, похоже, нравится окрашивать в романтические тона, сказал Джоан внутренний голос. Будто нарочно, чтобы ты не поддавалась иллюзиям.

Она вспомнила жуткие сцены ревности, которые устраивал ей Бен, и внутренне сжалась. Ни одной женщине не захочется повторения чего-либо подобного.

– Если речь идет о шофере – да, – произнесла Джоан, спокойно выдержав взгляд Бена. К счастью, в эту минуту она вполне владела собой.

Очевидно, он не ожидал подобной невозмутимости, потому что сразу опустил взгляд на стоявшую перед ним тарелку, пробормотав:

– Рад за тебя…

– Если бы ты видел Джо, то понял бы, о чем говорит Джоан, – усмехнулась Пэтси.

– Что же в нем особенного?

– О, это весьма колоритная фигура, – сказала Джоан, с оттенком иронии глядя на Бена. – Бывший хиппи и… впрочем, нет, неправильно. Джо был хиппи в молодости, однако не изменил прежним привычкам и по сей день. Правда, подозреваю, относится это лишь к внешности, потому что в остальном он вполне респектабельный джентльмен, если можно так сказать о человеке с седыми волосами длиной ниже лопаток и такими же белыми усами и бакенбардами.

– Иногда он заплетает по бокам косички, – добавила Пэтси.

Джоан кивнула.

– И почти не расстается с черной кожаной шляпой, даже когда сидит за баранкой автомобиля. Когда Джо привозит меня на съемки или на презентацию фильма, то все глазеют на него, а не на меня.

– А еще Джо очень гордится тем, что в его возрасте продолжает зарабатывать на хлеб.

Бен поднял ладони.

– Все, сдаюсь, вы убедили меня полностью и окончательно! Теперь я абсолютно уверен, что шофер Джо неординарная, неподражаемая, уникальная личность, но меня интересует только одно.

– Что? – одновременно спросили Джоан и Пэтси.

– Подадут ли нам десерт?

– Он уже здесь, – донеслось от дверей.

Повернувшись в ту сторону, все вновь увидели миссис Фейт с подносом.

– Домашнее мороженое, – объявила она, расставляя вазочки. – Сливочное, с шоколадом и малиновым вареньем. И кофе.

– Домашнее мороженое? – повторила Пэтси, с интересом глядя на содержимое вазочки. – Не хотите ли вы сказать, что сами его делали?

– Кто же еще? – удивилась миссис Фейт. – Конечно, сама.

Пэтси завистливо вздохнула.

– И когда только успеваете….

Спустя некоторое время, покончив с мороженым и кофе и поболтав с Джоан и Беном о том о сем, Пэтси встала из-за стола.

– Пойду, пожалуй…

Джоан быстро взглянула на нее.

– Как, уже уходишь? – Снова я останусь с Беном наедине! – с тревогой подумала она.

Разумеется, рано ли поздно этот момент настал бы, тем более что она обещала Бену сегодня обсудить вопрос, из-за которого тот приехал на ранчо Эль-Моррон, но… Как-то ей вдруг стало не по себе. Слишком много картин из прошлого всколыхнуло присутствие Бена в ее доме. И еще эпизод в спальне…

Не нужно мне было заходить в ванную! – в который уже раз за день промелькнуло в мозгу Джоан, пока она старалась отделаться от вспыхнувшего перед внутренним взором образа обнаженного, покрытого капельками воды Бена.

– Ну… я собиралась почитать сценарий нового фильма, – отведя взгляд, сказала Пэтси.

– Разве ты его еще не прочла? – удивилась Джоан.

– Да, но не помешает перечесть. Кроме того, мне хочется загрунтовать большой холст для…

– Загрунтовать? – включился в разговор Бен. – Ты занялась живописью, Пэтси?

Та неопределенно пожала плечами.

– Так, мараю полотно красками… Живописью это не назовешь, просто времяпрепровождение. Мой последний муж, Арни, показал мне несколько приемов, ну я и развлекаюсь. Кстати, неплохое успокоительное средство, если у кого нервы не в порядке.

Услышав о холсте и красках, Джоан встревожилась еще больше. Дело в том, что Пэтси устроила себе подобие мастерской в старом фермерском доме и иногда ночевала там на топчане. Выходит, она и сегодня собирается это сделать?

От мысли, что ей предстоит провести ночь в пустом доме – ведь миссис Фейт уберет со стола и уедет в Твинс, – где кроме нее останется лишь Бен, Джоан охватил трепет. Уж этого она точно не ожидала!

Вот и нечего было капризничать, хихикнул внутренний голос. Поговорила бы с Беном сразу, он давно бы укатил обратно в Лос-Анджелес. Так нет, тебе бы только характер показать. Видишь ли, у них с Пэтси намечен осмотр ремонтируемых помещений! Как будто в этом была какая-то срочность…

– Так что оставляю вас, – добавила Пэтси, – и ухожу.

Бен усмехнулся.

– Ты так говоришь, будто тебе предстоит преодолеть невесть какой путь.

– С полмили точно, – сказала Пэтси.

– Не преувеличивай, ведущая на второй этаж лестница значительно короче, я сегодня сам по ней поднимался… и спускался.

– Лестница – да, а до старого дома так, пожалуй, и побольше будет.

– Ты собираешься загрунтовывать холст в старом доме? – удивленно спросил Бен.

Пэтси кивнула.

– Джоан разрешила мне устроить там нечто вроде студии, в которой я и проведу сегодняшнюю ночь, чтобы не возвращаться в потемках сюда.

– Выходит, в старом доме все же есть свободные комнаты? – прищурился Бен.

– Одна, – улыбнулась Пэтси. – И та не совсем свободна, потому что там периодически занимаюсь я.

– Как, например, сегодня? – Вопрос Бена был обращен к Пэтси, а взгляд направлен на Джоан.

Чего доброго решит, будто я нарочно подговорила Пэтси устроить так, чтобы ночью мы с ним остались в доме одни! – промчалась в голове Джоан паническая мысль.

– Да, как сегодня, – сказала Пэтси. Затем, по-видимому чутко уловив ситуацию, в свою очередь спросила: – А что, ты боишься здесь оставаться?

– Я ничего не боюсь. – В голосе Бена явственно прозвучал оттенок раздражения.

Пэтси едва заметно усмехнулась.

– Значит, все хорошо. Я удаляюсь, лишь на минутку забегу в свою спальню, чтобы переодеться. Встретимся за завтраком. – С этими словами она двинулась к двери.

– Пэтси! – воскликнула Джоан, чуть более громко, чем следовало.

Та повернулась к ней.

– Да?

Бен тоже вопросительно взглянул на Джоан.

– Хм… тебе обязательно нужно грунтовать полотно именно сегодня? Посидела бы с нами еще…

Пэтси нерешительно переступила с ноги на ногу.

– Я бы с удовольствием, но, насколько понимаю, вам нужно поговорить?

– Джоан обещала это, – с нажимом произнес Бен. – Иначе мне незачем было сюда ехать.

– Ухожу, ухожу! – Рассмеявшись, Пэтси скрылась за дверью.

Когда ее шаги стихли в коридоре, Джоан с едва заметным вздохом произнесла:

– Что ж, прошу в гостиную. Не будем мешать миссис Фейт убирать со стола.

7

Она покинула столовую первой, чувствуя на себе взгляд идущего следом Бена. Нельзя сказать, чтобы это совсем уж не волновало ее, хотя неизвестно было, любуется ли тот ею или просто исследует очертания фигуры, пытаясь определить, какие изменения претерпела та за минувшие годы.

В гостиной, указав Бену на диван, Джоан опустилась в кресло – подобное расположение обеспечивало некоторое расстояние между ними.

Похоже, Бен отметил про себя ее маленький маневр, потому что в его серых глазах блеснули иронические искорки. Впрочем, Джоан не была уверена, что все это ей не померещилось.

Спустя минуту Бен произнес, обводя взглядом уютную, несмотря на роскошь – или благодаря таковой, – гостиную:

– Сколько же всего людей у тебя работает?

Джоан на миг задумалась, точь-в-точь как недавно Пэтси, припоминавшая количество своих бывших мужей.

– Ну, четыре горничные, дворник, садовник, для которого в летний период я приглашаю какого-нибудь парня в помощники. То есть всего пять-шесть.

– А твой колоритный шофер Джо?

– Ах да! Конечно. Значит, всего семь.

– Забыла миссис Фейт, – вновь с усмешкой подсказал Бен.

И правда, что это со мной? – подумала Джоан.

Впрочем, ответ был ей известен: она сейчас больше прислушивалась к хрипловатым призвукам в голосе Бена, чем к сути произносимых слов. Вдобавок остро ощущала тот факт, что они с Беном остались наедине. Правда, в доме еще была миссис Фейт, но это ненадолго. Прибравшись в столовой и на кухне, она сядет на свой драндулет – почему-то именно такое название показалось ей наиболее подходящим для новенького японского мотороллера – и уедет домой, в Твинс. И тогда…

От внезапно накатившего волнения у Джоан сжалось горло, и она кашлянула, прежде чем ответить:

– Кхм… да, разумеется, миссис Фейт. Вместе с ней получается… э-э… восемь работников.

Посмотрев на Бена, она наткнулась на его внимательный взгляд.

– Что с тобой? – спросил он.

– А? Да нет, ничего. А что?

– Мне показалось, ты нервничаешь.

Джоан вздрогнула. Бен всегда очень тонко чувствовал ее состояние.

– С чего ты взял?

– Ну, ты так покашливаешь…

Она делано рассмеялась.

– Ах это! Просто… мм… мороженое было холодное. Да, в этом все дело. В горле першит.

– Разве что… – Бен вновь обвел взглядом гостиную. – Вижу, ты всерьез занялась своим ранчо. Впрочем, ты всегда была практичным человеком. И знала, чего хочешь.

Джоан пожала плечами.

– Просто я удачно вложила деньги.

Нахмурившись, Бен сварливо произнес:

– Только не нужно мне намекать на то, что если бы в свое время я умно распорядился гонорарами, то сейчас жил бы припеваючи и не обивал бы пороги продюсерских кабинетов в надежде продать очередной киносценарий.

Она едва заметно усмехнулась.

– Заметь, это ты говоришь, я ни слова не произнесла… хотя все сказанное тобою справедливо.

Бен сердито засопел.

– Вот и подсказала бы мне, как распорядиться деньгами, ведь в ту пору мы жили вместе!

На миг прикрыв глаза, Джоан живо вспомнила тот период. Иногда им с Беном было так хорошо вдвоем – а затем втроем, когда появился Джейми, – что даже не верилось в возможность подобного счастья. Но в следующую минуту память подбросила ей другое воспоминание, гораздо менее приятное…

– Когда мы жили вместе, – сказала Джоан, – ты настолько изводил меня ревностью, что мне было сложно думать о чем-то ином.

Бен отвернулся и произнес, гордо подняв подбородок:

– Не следовало давать поводов.

Ну прямо как в добрые старые времена! – прокатился в мозгу Джоан знакомый смешок.

Однако не успела она вздохнуть, как Бен, по-видимому сообразив, что подобный разговор ни к чему хорошему не приведет, сказал:

– Кажется, наша беседа потекла не по тому руслу.

– Совсем не по тому, – согласилась Джоан. Затем, желая чем-то перебить неприятный осадок, добавила: – Хочешь, я смешаю тебе еще один коктейль?

Бен вновь внимательно посмотрел на нее.

– Возражать не стану, но только если ты составишь мне компанию.

Прислушавшись к себе, она поняла, что не прочь выпить: ей хотелось расслабиться.

В гостиной тоже был бар, поэтому возвращаться в столовую не пришлось. Поколдовав с бутылками, Джоан взяла два полных бокала и направилась к Бену.

К ее удивлению, он уже стоял у окна, разглядывая выложенный декоративной плиткой двор.

– Должно быть, немало средств пришлось вложить в обустройство территории, – заметил он, беря бокал. – В прошлый мой приезд здесь было не так красиво.

– Рада, что тебе нравится.

Не задерживаясь возле него, Джоан вернулась к креслу и села. На ней по-прежнему был тот самый наряд, ведь в отличие от Пэтси она не ходила переодеваться. Однако сейчас ее настроение переменилось, поэтому она подняла вуаль на волосы и постаралась натянуть подол атласного платья на колени. Больше всего ей сейчас хотелось, чтобы разговор, ради которого приехал Бен, как можно скорее завершился и она могла бы уединиться в своей комнате.

Тем временем Бен закончил рассматривать двор и направился к дивану. Когда он находился примерно в середине пути, пространство за его спиной на миг озарилось светом фары, затем раздался характерный звук, означавший, что миссис Фейт завела свой «драндулет».

Только сейчас Джоан сообразила, что за окном сгустились сумерки, наступил вечер. Осознание данного факта отнюдь не прибавило ей уверенности. Подступающая темнота таила в себе угрозу особого свойства – интимность.

Нужно как можно скорее покончить с этим, подумала она, наблюдая, как Бен усаживается на диван.

В следующую минуту Джоан услышала собственный голос:

– Знаешь что, просто скажи, какую сумму рассчитываешь получить, и завершим эти переговоры.

Бен на секунду замер, изумленно глядя на нее.

– О чем это ты?

Она нетерпеливо пошевелилась в кресле. Нужно было бы встать, включить люстру, но ей почему-то казалось, что при свете беседа будет более длинной.

– О деньгах, разумеется! Ведь ты за ними приехал.

– Я?

– Кто же еще? Ты все время говоришь, что у Джейми какие-то проблемы, следовательно, тебе нужны деньги. Вот я и спрашиваю: сколько?

Бен недоуменно уставился на нее.

– При чем тут деньги, не понимаю?

– Ах, оставь! Все ты прекрасно понимаешь. Если возникает проблема, для ее решения требуются деньги. Не беспокойся, я готова платить, просто скажи, во что мне выльется улаживание ситуации.

Бен открыл рот, потом закрыл, но через минуту открыл вновь, чтобы произнести:

– По-твоему, любая проблема улаживается с помощью денег?

Джоан слегка пожала плечами.

– Но ведь до сих пор так и было.

– Вот именно – до сих пор! – сердито крикнул Бен.

– Послушай, прекрати говорить со мной в таком тоне! – в свою очередь повысила голос Джоан. – Иначе я прекращу переговоры.

– Почему это я не могу говорить с тобой в «таком» тоне? – запальчиво произнес Бен.

– Потому что ты мне не муж!

Оба умолкли, глядя друг на друга и тяжело дыша.

Повисшую паузу нарушил Бен:

– Верно, но и ты мне не жена.

– Вот именно. Это лишь доказывает мою правоту.

Он саркастически усмехнулся.

– Что деньги решают все?

– Нет, что ты не должен кричать на меня!

Бен устало вздохнул.

– Хорошо, не будем спорить. Мы действительно больше не муж и жена, отношения между нами изменились, но проблемы остались. Некоторые, во всяком случае. Те, которые касаются нашего сына.

– Но ведь я не отказываюсь принять участие в их решении, – сдержанно произнесла Джоан, видя, что он не упорствует, как бывало прежде, и не пытается во что бы то ни стало доказать свою правоту.

Бен отпил глоток виски с содовой.

– Замечательно. Вот и давай поговорим спокойно, потому что возникшую у Джейми проблему с кондачка не решишь.

С губ Джоан слетел вздох. Видно, быстро отделаться от разговора не получится. Придется набраться терпения и выслушать все, что он наметил сказать.

Она тоже отпила большой глоток коктейля и взглянула на Бена.

– Может наконец скажешь, что стряслось? Довольно ходить вокруг да около.

Бен вновь усмехнулся.

– Это я хожу? С момента приезда я пытаюсь поговорить с тобой, но ты все оттягиваешь момент беседы. Впрочем, оставим это… – Он умолк и вновь потянул из бокала коктейль.

Несколько мгновений с нарастающим беспокойством Джоан наблюдала за ним, затем произнесла:

– Бен? Что случилось с Джейми?

Прежде чем ответить, он тяжко вздохнул.

– Он влюбился.

В ту же минуту облегченный вздох вырвался и у Джоан.

– Ах влюбился! Фу-у… ну и напугал ты меня. Так бы сразу и сказал, а то проблема, проблема… Я уже невесть что начала думать!

Бен смерил ее мрачным взглядом.

– Напрасно радуешься. Ты еще не знаешь всего.

Однако Джоан лишь рукой махнула.

– Остальное не так страшно. И потом. Я догадываюсь, в чем дело. Подружка Джейми ждет ребенка?

У Бена вырвался нервный смешок.

– Думаю, «подружка» позаботилась, чтобы подобной неприятности с ней не произошло!

– Что ж, – повела бровью Джоан, – молодежь сейчас более опытна, чем в свое время были многие из нас, так что…

– Молодежь! – вновь хохотнул Бен. – Ты даже не представляешь, о чем говоришь.

– Почему? По телевидению часто…

– Телевидение тут ни при чем. Молодежь тем более. Лучше спроси, в кого влюбился Джейми.

Джоан нахмурилась. В словах Бена таился какой-то подвох, но трудно было понять, в чем он заключается.

– В кого?

– В Ирму Филмор.

При звуках этого имени глаза Джоан, что называется, полезли на лоб.

– Что-о?!

– Да-да, – насмешливо кивнул Бен. – А ты говоришь, молодежь…

С минуту Джоан сидела, глядя прямо перед собой и пытаясь переварить информацию.

– Ирма Филмор… – медленно слетело с ее губ. – Не может быть…

– К сожалению, не только может, но уже есть.

– Чертовка снова взялась за свое… – в каком-то ступоре произнесла Джоан.

Бен махнул рукой.

– Она и не прекращала!

– Да, но чтобы наш Джейми…

Ошеломленная известием, Джоан не заметила, как при словах «наш Джейми» Бен пристально взглянул на нее. В его глазах возникло странное выражение, явно вызванное коротким словом «наш».

– Как же Ирма добралась до него?

Бен пожал плечами.

– Думаю, для нее это не составило труда.

Губы Джоан искривила презрительная усмешка.

– На сей счет у меня сомнений нет, но ей ведь нужно было где-то познакомиться с Джейми.

Некоторое время Бен разглядывал медленно тающие в бокале кубики льда, потом посмотрел на Джоан.

– Мне ведь так или иначе пришлось общаться с Ирмой, потому что необходимо было нести куда-то сценарии. Не могу сказать, чтобы я был от этого в восторге, но в моем положении выбирать не приходится.

Джоан поневоле сочувственно вздохнула. Ирма Филмор и для нее являлась тем человеком, с которым, мягко говоря, не особенно хотелось общаться. В жизни Джоан та сыграла неприглядную роль – обвела вокруг пальца.

Ирма была первым продюсером, пригласившим Джоан сняться в кино. Так что, с одной стороны, она была обязана Ирме дебютом, а с другой – ею же была обманута. Выйдя на экраны, фильм «Дождливый вторник» побил тогдашний рекорд кассовых сборов. Ирма обогатилась, а Джоан получила какую-то мелочь, потому что контракт с ней был составлен таким образом, что его можно было трактовать по-разному.

Ирма Филмор в прошлом была сотрудницей дома престарелых. Возможно, она и по сей день работала бы в упомянутом учреждении, если бы не вмешательство судьбы. Та распорядилась так, что однажды подопечные Ирмы, старики, понадобились для съемок массовой сцены в фильме про фашистский концлагерь. Ирма сопровождала группу добровольцев и таким образом случайно попала сначала в съемочный павильон, а затем в киноиндустрию. Благодаря своей сексапильности, а также выдающейся чувственности она добилась того, что сама стала крупным кинопродюсером, в промежутках между постельными приключениями успев вникнуть в тонкости производственных процессов.

Не менее известна Ирма была страстью к молодым людям. Она никогда не была замужем, зато, добившись в кинематографе определенного статуса, имела массу любовников, причем ни одного старше ее и даже ровесника.

Единственным исключением являлся интерес Ирмы к Бену – он был старше года на три. Однако интриги не получилось, увлечение осталось односторонним. В то время Бен был женат и не замечал никого, кроме Джоан. Вероятно, Ирма пригласила ее сниматься в надежде, что это поможет ей самой поближе сойтись с Беном. Но тщетно, он так и не внял ее завуалированным призывам.

Скорее всего, Ирма затаила на Бена обиду и позже отомстила довольно своеобразно – почти полностью лишила актерского гонорара Джоан, его жену.

Не связан ли с той историей нынешний интерес Ирмы к Джейми? – вдруг тревожно пронеслось в мозгу Джоан.

Она повернулась к Бену.

– Не хочешь ли ты сказать, что берешь с собой к продюсерам Джейми?

– Зачем? – удивился он. – Что ему там делать? Слушать, как я расхваливаю свое очередное творение? – Он мрачно усмехнулся. – Нет уж, это ни к чему.

В данном случае Джоан была полностью согласна с Беном, однако ее интересовало другое.

– В таком случае, как Ирме удалось подцепить нашего мальчика?

Бен в очередной раз вздохнул.

– Видишь ли, как недавно выяснилось, у Джейми есть тайная мечта…

8

– О нет! – воскликнула Джоан. – Только не говори, что мальчик мечтает стать актером.

Бен окинул ее насмешливым взглядом.

– Так и есть. Именно это и составляет суть его полуночных грез. Я сам лишь недавно узнал об этом, потому что Джейми тщательно скрывал от меня свои устремления. Ведь ему известно мое отрицательное отношение к актерской профессии.

– Допустим, но как Джейми угораздило попасть в поле зрения этой чертовки?

– Ирмы?

– О боже мой! Ну конечно, кого же еще?! Ведь мы о ней говорим.

– Вообще-то мы говорим о Джейми, – заметил Бен.

– Само собой, – нетерпеливо пошевелилась Джоан. – Но он связался с Ирмой!

– Увы…

– Тебе известно, как это произошло, или нет?

– В общих чертах. Не думай, что Джейми посвящает меня в подробности своей «любви».

– Ничего я не думаю… Рассказывай скорее!

Однако Бен не был бы Беном, если бы пропустил возможность поддеть Джоан.

– Вот видишь, теперь ты торопишь меня – точь-в-точь как я тебя нынче днем.

Она закатила глаза к потолку.

– Хорошо, признаю, я была не права, мне следовало сразу выслушать тебя. А теперь, может, расскажешь?

Но не тут-то было, Бен не торопился.

– Что я слышу! Неужели? Ты признаешь свою неправоту? Прежде такого не бывало.

Она прикусила губу.

– Времена меняются.

– И мы вместе с ними?

Джоан отвела взгляд.

– Не знаю как мы, но что касается меня, то, надеюсь, имело место какое-то развитие. – Некоторое время Бен молча наблюдал за ней, потом произнес: – Пока я общался с продюсерами, в этих же кругах вертелся и Джейми. Ему очень хотелось получить хотя бы маленькую роль в каком-нибудь фильме. А так как Ирма тоже принадлежит к числу продюсеров… – Не договорив, Бен с некоторой нервозностью пожал плечами – мол, и без слов все ясно.

Джоан медленно покачала головой.

– Представляю себе… Конечно, Ирма не могла пропустить такого высокого, статного, красивого парня, как Джейми. – Ее глаза сверкнули яростью. – Потаскуха! Ну попадись она мне…

– И что ты сделаешь? Джейми давно уже вышел из подросткового возраста.

– Не так уж и давно, – возразила она. – Ему всего восемнадцать.

– Тем не менее на мальчика он не похож. С некоторых пор особенно.

Джоан быстро повернулась к Бену.

– Хочешь сказать, что…

Он кивнул.

– Да, думаю, если Джейми и не был до сих пор знаком с некоторыми сторонами жизни, то Ирма помогла ему лишиться невинности.

– Мразь!

– Брось, что ты так кипятишься… – Бен лукаво прищурился. – Ревнуешь, что ли?

– А если и так! – запальчиво воскликнула Джоан. – Или только тебе позволено ревновать?

Она тут же осеклась, но было поздно – фраза сорвалась с языка.

– Нет, конечно, – медленно произнес Бен, не сводя с нее глаз. – Ревнуй, никто тебя не лишает этого удовольствия. Надеюсь, теперь ты постигнешь всю суть подобного чувства.

Намек был прозрачен: разумеется, Бен имел в виду их прежние отношения. А также поводы, которые Джоан якобы давала для ревности.

Она все поняла, но в настоящую минуту ее интересовало лишь одно.

– Скажи, ты пытался образумить Джейми?

Бен качнул бокал, размешивая остатки коктейля, в котором плавали совсем уже тоненькие льдинки.

– А как ты думаешь? Конечно, пытался.

– И что?

– Полагаю, ответ тебе известен.

– Безрезультатно?

На губах Бена возникла сумрачная усмешка.

– Угадала.

Джоан опустила голову, и перед ее внутренним взором возник образ Джейми в постели с женщиной, пусть и шикарного вида, но годящейся в матери – с Ирмой Филмор.

Святые угодники! Ведь она старше меня… От этой мысли в душе Джоан взметнулась волна гнева.

– Мерзавка! Снова потянуло на мальчиков!

Бен взглянул на нее.

– Когда я узнал, моя реакция была такой же. И я с ходу высказал Джейми все, что думаю по поводу его увлечения.

– И что? – взволнованно спросила Джоан.

Поморщившись, Бен признался:

– Желаемого мне добиться не удалось, скорее обратного. Джейми сказал, что его чувства глубоки, что это не увлечение, а настоящая любовь, а я ничего не понимаю и смотрю на вещи с обывательской точки зрения.

– С обывательской! – ахнула Джоан. – Это она, Ирма! Внушила мальчику, что у них какие-то особенные отношения.

– Скорее всего, так и есть, – хмуро кивнул Бен. – Когда я упомянул о возрасте Ирмы, Джейми ответил в том духе, что для истинной любви разница в годах не помеха.

– Кошмар!

– Да… Мол, они с Ирмой обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что необходимо быть выше условностей.

– Ее цинизм выше всякой меры! – не сдержалась Джоан. – И чем она только берет этих несмышленышей?!

Криво усмехнувшись, Бен заметил:

– Допустим, у нее есть чем брать – Ирма всегда считалась чертовски привлекательной. Это во-первых, а во-вторых, Джейми уже вовсе не несмышленыш, о чем тебе было бы известно, если бы ты чаще виделась с ним.

– Если бы ты чаще отпускал его ко мне, – проворчала Джоан.

– Джейми сам не особенно рвется на твое ранчо. Впрочем, сколько можно это обсуждать…

Однако Джоан уже думала о другом.

– Чертовски привлекательной, говоришь, считалась… Но сам ты в свое время почему-то не пал под воздействием ее чар, а Джейми…

– В свое время, – с нажимом произнес Бен, – я был женат на тебе и ты затмевала для меня остальных женщин. – Окончание фразы он произнес с оттенком досады.

Покосившись на него, Джоан негромко произнесла:

– Для меня тоже существовал лишь один мужчина – ты.

В ту же минуту Бен вскинул на нее взгляд.

– Старая песня! Я слышал ее столько раз, что она больше не производит на меня впечатления.

– Хорошо, продолжать не стану, хотя мои слова чистая правда.

В глазах Бена отразилось искреннее недоумение.

– Вот снова… Не понимаю, почему ты так упорствуешь, отстаивая явную бессмыслицу.

– А я не понимаю, почему ты не веришь мне.

– Потому что это чистой воды ложь! Впрочем, я еще могу согласиться с тем, что тебя всегда интересовал только один человек… – Бен сделал паузу и, дождавшись, пока Джоан посмотрит на него, продолжил: – Ты сама! Поэтому-то ты и не отказывала себе в удовольствии поразвлечься, завертеть интрижку с каким-нибудь смазливым помощником режиссера.

Джоан медленно покачала головой.

Повисла пауза. Оба молчали. Бен, очевидно, полагал, что теперь очередь Джоан что-то сказать, но так как та, по-видимому, не собиралась этого делать, пришлось ему произнести:

– Что, нечего возразить?

– Есть, – невесело усмехнулась Джоан. – Просто я не вижу смысла в подобных разговорах. Ты меня не понимаешь… и никогда не понимал.

Бен на минуту задумался, потом устало провел рукой по лицу.

– Не знаю… Сейчас я уже ничего не знаю… Может, ты и права. Но я хотя бы пытался понять! Однако в твоих словах отсутствует всякая логика. О действиях я уже не говорю…

Пытался понять?

Несколько мгновений Джоан молчала, переваривая информацию. Неужели между сценами ревности Бен действительно пытался разобраться в происходящем?

Но если даже так, что с того? – подумалось ей. Результатом этих размышлений все равно становился очередной всплеск негативных эмоций.

И все же Джоан сочла знаменательным тот факт, что, оказывается, Бен пытался!

– Логика есть, просто мужчине она, наверное, непонятна, – наконец негромко слетело с ее губ.

Бен обдумал и эти слова, а затем произнес:

– В таком случае у Джейми женская логика, потому что лично я его не понимаю.

– Конечно, женская! Я даже могу точно сказать, какой женщиной она навеяна.

– Намекаешь на Ирму?

– По-моему, тут и без намеков все ясно. Она вскружила нашему Джейми голову с такой же легкостью, с какой когда-то обвела меня вокруг пальца с гонораром за съемки в фильме «Дождливый вторник». И даже то, что ты поругался с ней тогда, ничуть делу не помогло.

– Признаться, и я сейчас едва не бросился к Ирме с претензиями, – хмыкнул Бен. – Но вовремя опомнился. Назавтра же во всех местных газетах появились бы статейки о том, как известный киносценарист Бен Донован выдирает сына из объятий обольстительной Ирмы Филмор!

Подавив вздох, Джоан произнесла:

– Да, скандала бы тогда не миновать. Уж Ирма постаралась бы, чтобы репортеры обо всем узнали.

– Как пить дать…

Внезапно Джоан очень живо представила себе газетные полосы с кричащими заголовками и, возможно, снимками если не самой скандальной встречи, то другие, прежние фотографии Бена, ее самой, Джейми и, разумеется, Ирмы. По ее спине пробежал холодок.

– Что-то здесь кроется, – медленно произнесла она, взглянув на Бена. – Неспроста Ирма все это затеяла.

Он пожал плечами.

– У меня тоже возникала подобная мысль, но я так и не нашел подвоха.

– Он существует, – убежденно кивнула Джоан. – Я чувствую. Рано или поздно он проявится.

– Дьявол бы его побрал… – пробормотал Бен, поднимаясь с дивана.

Джоан мгновенно насторожилась. И вспомнила, что, кроме них двоих, здесь больше никого нет. Миссис Фейт уехала к себе в Твинс, Пэтси находится в старом фермерском доме.

Странным показалось ей это ощущение – вдруг остаться в огромном доме наедине со своим бывшим супругом, единственным мужчиной, которого она когда-то любила по-настоящему…

Когда-то? – вдруг прозвенело в ее мозгу. Ты уверена, что твои чувства следует отнести к прошлому? Ну-ка прислушайся к себе, не шевельнется ли что в душе…

Прислушаться Джоан не успела, но неожиданно поняла, что если вдруг сейчас Бен подойдет к ней и…

Он не подошел. А, миновав кресло, в котором она сидела, направился к бару.

– Не возражаешь, если я еще плесну себе чего-нибудь?

От интонаций его голоса по коже Джоан побежали мурашки. Собственно, в самом голосе ничего такого не было, но возникшие в ее голове мысли способствовали обостренному восприятию его звучания.

– Н-нет, конечно. Угощайся, там есть из чего выбрать.

– Спасибо. Тебе тоже налить?

– Благодарю, пока достаточно.

У нее и так голова шла кругом – только неизвестно, от выпитого за вечер спиртного или от осознания того, что она находится наедине с Беном.

Приготовив себе новую порцию коктейля, тот двинулся обратно к дивану. Приблизившись к креслу, в котором сидела Джоан, замедлил шаг.

Что он задумал?! – промчалось в мозгу Джоан.

Однако внутренний голос тут же подсказал ей, что это скорее у нее самой бродят в голове глупые мысли, чем у Бена, поэтому, чтобы избавиться от наваждения, она произнесла первое, что пришло на ум:

– Не зажечь ли нам свет? Уже стемнело…

– Пожалуй, – ответил Бен, думая о чем-то своем. – Только не люстру, что-нибудь менее яркое.

– Найдется и такое, – сказала Джоан, потянувшись к выключателю находящегося рядом с креслом напольного светильника с многочисленными матовыми плафонами в виде бутонов какого-то диковинного цветка. Раздался щелчок, и они наполнились мягким светом.

– То что нужно, – одобрил Бен.

Затем, к величайшему облегчению Джоан – к которому, к чему лукавить, все же примешивалась малая толика разочарования, – он подошел к дивану и сел.

– Хм… так что, собственно, требуется от меня? – спросила Джоан, не желая, чтобы в разговоре образовывались пустоты. – Если ты не сумел повлиять на Джейми, то меня он и слушать не захочет.

– Почему ты так решила?

– К сожалению, у меня есть основания для подобных умозаключений: в силу известных обстоятельств мы с Джейми не так близки, как хотелось бы.

Бен отпил из бокала.

– Может быть. И тем не менее ты оказываешь на него определенное влияние. Собственно, если бы не ты, то, возможно, всей этой дурацкой истории и вовсе не было бы.

– Ну да, – со вздохом обронила Джоан, – всегда и во всем виновата я.

– Не всегда, – усмехнулся Бен, – и не во всем, но, боюсь, на этот раз я прав.

– Почему?

Он внимательно взглянул на нее, его глаза поблескивали в неярком свете торшера.

– Скажи, тебе известно, что Джейми смотрит все фильмы с твоим участием?

– В самом деле? – Как Джоан ни сдерживалась, но, когда услышала новость, на ее лице расцвела улыбка. Впрочем, реакция вполне понятна: какой матери не польстило бы подобное внимание сына к ее работам?

– Представь себе, – проворчал Бен. – Поэтому я и говорю, что ты виновата. Если бы не снималась в кино, у Джейми не возникло бы желания пойти по твоим стопам.

– С тем же успехом оно могло появиться после просмотра какого-нибудь фильма, снятого по твоему сценарию!

Повисла пауза. Вскинув бровь, Бен несколько мгновений смотрел на Джоан, и та поняла, что подобная мысль не приходила ему в голову.

– Ты думаешь? – наконец произнес он.

В его голосе тоже ощущался оттенок самодовольства, различив который Джоан улыбнулась про себя: эти чувства были ей вполне понятны.

– В нашей семье не только я одна имею отношение к кино, – заметила она.

9

В следующее мгновение по ее спине пробежал холодок. «В нашей семье», сказала она, но никакой «нашей» и тем более семьи давно не существовало. За минувшие годы Джоан постепенно привыкла к данному факту и до нынешнего дня не делала подобных оговорок. Однако сегодня в ее доме находился Бен, и это сбивало с толку.

– В бывшей семье, я имею в виду, – быстро поправилась она из опасения, как бы Бен не подумал чего.

– Ну да, – задумчиво пробормотал тот, – ну да… И все-таки твои фильмы Джейми смотрит чаще. Очевидно, на него оказывает сильное воздействие осознание того, что его мать киноактриса.

Джоан нахмурилась. Как и Бену, ей не очень-то хотелось, чтобы Джейми стал актером. Все-таки это очень нестабильная профессия, где карьера в основном зависит от случая и нередки удары по самолюбию.

– Ему следует думать об учебе. Он студент и будущий юрист.

– Вот-вот, – кивнул Бен. – Неплохо бы было тебе потолковать с ним об этом. Сдается мне, у него возникли проблемы с посещением университета.

– Что? – с беспокойством воскликнула Джоан. – Джейми забросил учебу?

– Не забросил, но занятия, несомненно, пропускает. Собственно, именно это в первую очередь и привело меня на твое ранчо, а уж потом вопрос отношений Джейми с Ирмой.

Подумав, Джоан вынуждена была согласиться с Беном. Учеба важнее всего. От успешности обучения слишком многое зависит – вся дальнейшая жизнь. Но в то же время…

– Если бы Джейми не встречался с Ирмой, у него не возникло бы проблем с учебой, – хмуро произнесла она.

Бен бросил на нее взгляд.

– Проблем пока нет. Возможно, я чересчур сгустил краски, но лишь потому, что опасаюсь, как бы не упустить момента, когда уже поздно будет что-либо исправить.

Пока он говорил, Джоан о чем-то сосредоточенно думала. Затем решительно произнесла:

– Этот, с позволения сказать, роман необходимо прекратить. Пока дело не зашло слишком далеко. Иначе потом будем локти кусать, а поделать ничего не сможем.

У Бена вырвался очередной вздох.

– Согласен. Но как это осуществить? Случайно не найдется идейки?

Джоан прикусила губу.

– Пока нет. Нужно подумать. Пойми, все это свалилось на меня как снег на голову, я еще опомниться не успела, где уж тут решение найти…

Бен кивнул, в его глазах промелькнуло нечто сродни сочувствию.

– Я был примерно в таком же состоянии. Но так как у меня было больше времени, чтобы освоиться с известием, то я кое-что надумал.

– Правда? – Джоан с надеждой посмотрела на него. – И что же?

– Как тебе сказать… Конечно, это еще не готовое решение проблемы, так, просто мысль… но не исключено, что она поможет справиться с ситуацией.

– Говори же скорей!

– Только предупреждаю, то, что я скажу, может тебе не понравиться.

Глядя на бокал, что она держала в руке, Джоан вздохнула.

– А я так просто уверена, что не понравится, однако выбора ведь нет?

Он медленно покачал головой.

– Похоже на то. Впрочем, речь идет всего лишь о моем предположении, а я могу ошибаться.

– Говори.

– Я рассуждал примерно так же, как и ты, – начал Бен. – Ведь ты сама почувствовала, что в этой истории кроется какой-то подвох. И сказала, что Ирма неспроста затеяла игру с Джейми.

Джоан кивнула.

– С той минуты, как я обо всем узнала, меня не покидает подобное ощущение.

– Оно возникло бы у всякого, кто близко знаком с Ирмой.

Бен помассировал пальцами висок, затем поднес к губам бокал и отпил глоток, словно пытаясь с помощью разбавленного виски снять застарелое напряжение.

У исподтишка наблюдавшей за ним Джоан сжалось сердце. Но едва она почувствовала это, как в ее голове возник вопрос: почему? Откуда вдруг взялся сей сочувственный порыв? С чего бы ему возникнуть? Разве они с Беном в настоящий момент не являются посторонними – если угодно, даже чужими – людьми? Кто может быть более безразличен для женщины, чем бывший супруг? Никто! Если только…

Если только она не влюблена в него до сих пор.

Эта мысль вызвала в душе Джоан бурю протеста, несмотря на то что возникла уже второй раз за нынешний день, то есть в какой-то степени должна была бы стать привычной.

Стиснув зубы, Джоан подумала: нет, нет и нет! Не люблю я его. Не люблю. Пусть даже не мечтает.

Это еще надо посмотреть, кто мечтает и о чем, насмешливо заметил внутренний голос. Почему ты всего несколько минут назад замирала каждый раз, когда Бен оказывался в непосредственной близости от твоего кресла?

Ничего я не замирала! – мысленно парировала Джоан. Просто настораживалась на всякий случай – мало ли что придет Бену в голову…

Вот-вот. Что такого могло прийти? Идея накинуться на тебя и изнасиловать?

Не успела последняя фраза возникнуть в мозгу Джоан, как ее бросило в жар. Между бедер возникло сладостное томление, соски сжались, а сердце будто понеслось вскачь. На миг Джоан оглушило его громкое уханье.

Вместе с тем ее охватило отчаяние. Получается, она действительно не до конца освободилась от чувства к Бену? И что же теперь делать?

– Так вот, – сказал Бен, поворачиваясь к ней, – размышляя над вопросом, зачем Ирме понадобился Джейми, я пришел к выводу, что дело не только в ее пристрастии к молодым симпатичным парням.

Джоан встрепенулась.

– Джейми не просто симпатичный. Его без преувеличения можно назвать красивым, и ты сам это прекрасно понимаешь. – После некоторой паузы она добавила: – Джейми похож на тебя в юности.

– Откуда тебе знать, каким я был в юности, – усмехнулся Бен. – Мы познакомились, когда мне было двадцать девять лет.

– Далеко не старость, верно? – На губах успевшей частично совладать со своим эротическим наваждением Джоан тоже появилась усмешка. – Кроме того, я видела твои фотографии, когда тебе было столько лет, сколько сейчас Джейми.

После этой фразы оба на некоторое время умолкли, потому что их одновременно посетило видение из прошлого, из счастливого его периода – они сидят рядышком на диване в гостиной родительского дома Бена, с интересом рассматривая снимки из семейного фотоальбома.

– Гм… хорошо, пусть так, Джейми действительно похож на меня, – наконец произнес Бен, продолжая машинально скользить взглядом по узору ковра. – В этом нет ничего особенного, ведь он мой сын.

Хорошо хоть в этом ты не сомневаешься! – промелькнуло в мозгу Джоан.

– Но одновременно Джейми похож и на тебя, – продолжил Бен. – И именно тебе он обязан неплохими внешними данными. Впрочем, к данной истории это не имеет никакого отношения, – добавил он, словно спеша развеять иллюзию, что его слова следует воспринимать как комплимент. – По-моему, Ирму интересует не столько Джейми, сколько ты.

Джоан вскинула на него удивленный взгляд.

– Не понимаю. В каком смысле? Что-то не припомню, чтобы Ирма интересовалась женщинами!

Бен поморщился.

– Я не имею в виду сферу сексуальных пристрастий. Это у тебя одно на уме!

Джоан выругалась про себя. Как это ее угораздило брякнуть подобную фразу! Ведь заранее можно было догадаться о реакции Бена.

– Я… э-э… неправильно выразилась. Просто меня удивило твое мнение.

– Видишь ли, поговаривают, что Ирма замышляет какой-то грандиозный проект. Она уже привлекла к нему колоссальные по киношным меркам деньги. Что за фильм и по чьему сценарию будет сниматься, пока держится в секрете. Известно лишь, что идут переговоры с самыми крупными звездами кино об участии в съемках. Зная обо всем этом, я и подумал, что Ирма решила привлечь к делу и тебя.

– Я не отношусь к самым крупным, – усмехнулась Джоан.

Бен смерил ее насмешливым взглядом.

– Брось, твое имя широко известно, а фильм «Дождливый вторник» с твоим участием и по сей день считается одним из лучших образцов своего жанра.

Джоан переменила позу, элегантно – но без всякой манерности – скрестив ноги.

– Хорошо, допустим, ты прав, и все же я кое-чего не пойму…

– Да?

– Каким образом тут замешан Джейми? Почему бы Ирме не обратиться прямо ко мне и…

– Ты шутишь? – прищурился Бен.

– Почему шучу, я…

– Потому! Только представь себе эту ситуацию: Ирма звонит тебе и говорит примерно следующее: «Дорогуша, у меня тут новый проект, не желаешь ли принять участие?». И что, ты согласишься?

Джоан решительно качнула головой.

– Никогда! Для меня это было бы унижением. После всего, что Ирма сделала со мной в прошлом… К счастью, в деньгах я не нуждаюсь, и, кроме всего прочего, у меня на носу собственные съемки. – Она скользнула взглядом по своему платью. – Мы с Пэтси как раз осваиваем костюмы. И потом, я ведь подписала контракт! Нет, о съемках у Ирмы не может быть и речи.

– Уверен, ей известно о твоем контракте, – задумчиво заметил Бен.

Джоан сердито засопела.

– Значит, тем более должна понять, что ничего ей не обломится.

– Она понимает, – негромко и многозначительно произнес Бен. – Потому-то и затеяла историю с Джейми.

Сморщив лоб, Джоан спросила:

– Чтобы он уговорил меня?

Бен рассмеялся.

– Все-таки ты слишком хорошо думаешь об Ирме! Нет, на уговоры она надеяться не станет, предпочтет действовать наверняка. Собственно, уже начала. Причем ведет игру в открытую, не таясь. Ведь они с Джейми показываются вместе на людях, Ирма нарочно водит его с собой на разного рода киношные встречи и тому подобные вечеринки.

– Боже мой! – Джоан прикрыла рот пальцами. – Джейми сопровождает ее?!

– Увы, – мрачно кивнул Бен. – Спешит к ней по первому зову. А потом рассказывает мне, с какими людьми встречался.

– Ирма знакомит его с кем-то?

– Да. Джейми уверен, что таким образом она пробивает ему дорогу в область киноискусства.

– Да Ирма просто потешается над ним! – воскликнула Джоан. – Хвастается перед знакомыми своим очередным трофеем, только и всего.

– Разумеется. Но это понятно тебе и мне, а Джейми все принимает за чистую монету.

– Какой ужас… – качая головой, прошептала Джоан. – Я знаю, как Ирма за глаза называет своих юных приятелей, таких, как Джейми: молоденькое мясцо!

Бен кивнул.

– Слышал.

– А он, глупый, верит в ее любовь!

Совершенно расстроенная, Джоан залпом выпила все, что оставалось в ее бокале – больше половины.

– Подлить еще? – только и спросил наблюдавший за ней Бен.

Она угрюмо кивнула. Тогда он вновь поднялся, попутно забрал у нее бокал, сходил к бару, и там звякнуло стекло, булькнуло спиртное и зашипела, выливаясь из бутылки, содовая.

– Какая все-таки она мерзавка! – с чувством произнесла Джоан, принимая из рук Бена бокал.

– Джейми так не считает. Более того, он очень удивился бы, услышав определение, которое ты дала его возлюбленной.

– Возлюбленной! – С губ Джоан слетел нервный смешок, который она тут же оборвала. – Если бы Джейми жил со мной здесь, на ранчо Эль-Моррон, он никогда бы не связался с Ирмой. Возможно, даже не узнал бы о ее существовании. И нынешней проблемы просто не возникло бы.

Повисло молчание. Бен вернулся на диван, сел, закинув ногу на ногу, и принялся ею покачивать.

Джоан знала этот жест, Бен всегда так делал, когда пребывал в раздраженном состоянии. Нетрудно догадаться, что сейчас оно было именно таким. Но хуже всего то, что Джоан словно переняла его. Только к ее раздражению примешивалось чувство досады, что она все еще не освободилась от чувственной привязанности к Бену.

– Что ты молчишь? – наконец не выдержала она.

– А чего ты ждешь?

– Ну хотя бы чего-нибудь!

Бен прищурился.

– Хорошо, если тебе так хочется, скажу: ничего подобного никогда не случилось бы, если бы наша семья не распалась.

– Так и знала, что ты это скажешь! – воскликнула Джоан с истерическими нотками в голосе.

Бен дернул плечом.

– Но это правда.

– И виновата конечно же я!

Он язвительно усмехнулся.

– Не я подавал на развод.

– Зато ты не пускаешь ко мне Джейми! – Джоан прекрасно понимала, что грешит против истины, но не ответить на колкость Бена было выше ее сил.

Он сверкнул взором.

– Ну начинается… Давненько мы не обсуждали эту тему, да? За сегодня всего третий раз! Ладно, если тебе охота колебать воздух, повторю снова: Джейми сам не спешит на ранчо. – После короткой паузы он добавил: – Кстати, почему ты не приглашаешь его к себе, когда вы встречаетесь во время твоих визитов в Лос-Анджелес?

– Я приглашаю! – возмущенно воскликнула Джоан. – Но он… – Она осеклась, запоздало сообразив, что попалась в хитро расставленную ловушку.

Действительно, бывая в Лос-Анджелесе и встречаясь с Джейми, Джоан неизменно заканчивала беседу приглашением погостить у нее на ранчо Эль-Моррон. И с таким же постоянством Джейми уклонялся от подобного посещения.

– Но он что? – насмешливо произнес Бен, поощряя ее закончить фразу. Ответ был ему хорошо известен.

Джоан устало вздохнула.

– Что толку спорить? Этим делу не поможешь.

– Разумное замечание.

Бен удобнее устроился на диване и поднес бокал к губам. Джоан последовала его примеру. Однако, отпив глоток коктейля, едва не поперхнулась: смесь оказалась крепкой.

– Ты налил мне чистого виски?

– Почему чистого? Содовой там хватает. Просто виски немного больше, чем обычно. Мне показалось, ты желаешь расслабиться.

– Угадал, – мрачно кивнула она. – Расслабиться – да, но не напиться. Кстати, не скажешь, с чего это ты вдруг решил обратиться ко мне за помощью? Не припомню случая, чтобы нечто подобное произошло за все минувшие годы.

Бен отвернулся.

– Раньше этого, к счастью, не требовалось. Джейми был маленьким. Но сейчас он вырос и у него возникла проблема. Правда, сам он не склонен рассматривать ситуацию под таким углом зрения, скорее наоборот, но это потому, что в настоящий момент им руководят чувства, а не разум.

– В этом смысле он весь в тебя, – заметила Джоан, делая второй глоток коктейля.

– Почему это? – вновь подозрительно прищурился Бен.

– Потому что под конец нашей совместной жизни тобой тоже руководили одни эмоции, причем самого негативного свойства.

– Не давала бы повода, не было бы отрицательных чувств, – буркнул он.

С усмешкой глядя на него, Джоан медленно покачала головой.

– Не было никаких поводов, Бен, пойми ты это наконец!

Он поморщился, будто от уксуса.

– Это мы тоже сегодня обсуждали. Не надоело толочь воду в ступе?

– Надоело, – согласилась Джоан. – Но что поделаешь, если ты уперся как… – Она вовремя остановилась. Произнести сейчас «как баран» было слишком рискованно. Неизвестно, как воспримет это Бен. Скорее всего, как оскорбление, однако у Джоан не было намерения оскорбить его. – Уперся так, что тебя не сдвинешь с места, – повторила она, построив фразу иначе. – Я заранее знаю, какие доводы ты приведешь. В свое время выучила их наизусть. Самый главный, что ты видел все своими глазами.

– Верно, – кивнул Бен, – так и было. Поэтому отрицать тебе что-либо бессмысленно.

– Я и не собираюсь. Можешь думать что хочешь, мне все равно. Нравится тебе чувствовать себя обманутым – твое дело. Допускаю, что без этого ощущения тебе жизнь не мила. Но даже если так, я-то здесь при чем?

– Верно, уже ни при чем, – хмыкнул Бен.

– Ну и радуйся.

– Что я и делаю.

Они отвернулись друг от друга.

10

Несколько минут прошло в молчании, каждый сидел, сердито глядя в угол. Затем со двора донесся шелест потревоженной порывом ветра листвы деревьев, растущих в парке. Джоан подняла голову и взглянула на окно.

– Почему ты не привез Джейми? Как я могу пытаться образумить его, если он находится в Лос-Анджелесе!

Бен вновь нервно качнул ногой.

– Я сказал Джейми, что еду к тебе. И спросил, не желает ли он составить мне компанию.

– И что же?

Пожав плечами, Бен с плохо скрываемым раздражением произнес:

– Джейми поблагодарил за приглашение, но отказался.

– Под каким предлогом? – хмуро спросила Джоан. – Что-то выдумал, наверное?

Бен с невеселой усмешкой взглянул на нее.

– Ты не знаешь, как далеко зашла ситуация.

– Ну так просвети меня!

– Видишь ли, Джейми не считает необходимым выдумывать какие бы то ни было предлоги. Он просто сказал, что, возможно, ему позвонит и пригласит к себе Ирма. Поэтому он хочет остаться дома. Пойми, с его точки зрения, отношения с Ирмой не содержат в себе ничего предосудительного.

– Возможно! – с возмущением произнесла Джоан, оставив последнюю фразу без внимания. – Будет караулить у телефона, пока ему не свистнут. Кошмар какой-то… На твоем месте я бы посоветовала Джейми самому позвонить Ирме и предупредить, что он ненадолго уедет.

Тоном, полным сарказма, Бен ответил:

– Ты не поверишь, но именно это я и предложил ему сделать!

– А он что?

– Сказал, что не может последовать моему совету. Ирма запретила ему беспокоить ее по пустякам.

– По пустякам?! – ахнула Джоан. – Так и сказала?!

– Нет, это мое выражение. Как говорит Джейми, она попросила его не звонить ей. Мол, сама сделает это, если потребуется.

– Хамка! – мрачно констатировала Джоан. – Держит Джейми на поводке. А у него, видно, совсем мозги набекрень, если он этого не понимает.

– Вот и разъясни ему что к чему.

– Как же я это сделаю, если Джейми здесь нет?!

– И не будет. Он не согласится оставить Лос-Анджелес, даже ненадолго.

– Так заставь его! Отец ты или нет?

Джоан внутренне напряглась, потому что после подобного вопроса от Бена можно было ожидать вспышки гнева, однако его реакция оказалась на удивление спокойной.

– Знаешь что, солнышко, – сварливо произнес он, – вместо того чтобы умничать, приехала бы в Лос-Анджелес и потолковала с Джейми по душам!

Хорошо, что Джоан приготовилась к атаке со стороны Бена. Она и последовала, правда несколько иного рода, совсем не такая, какой Джоан представляла, – эмоциональная.

Удар Бена, будучи совершенно неосознанным, был направлен на чувства. Стремясь уязвить Джоан, он употребил слово «солнышко» – разумеется, а данном случае оно прозвучало в его устах саркастически, но сколько возродило воспоминаний!

Сердце Джоан болезненно сжалось.

И почему у нас все так плохо кончилось? – с тоской подумала она. Ведь мы любили друг друга. Бен души во мне не чаял, а я… Других мужчин для меня просто не существовало. Наверное, из-за этого я с такой легкостью флиртовала с каждым симпатичным парнем: ведь мне было прекрасно известно, что дальше улыбок и болтовни дело не двинется. Ни один из них не мог сравниться с Беном.

Позже, спустя много времени после развода, когда у нее появилась реальная возможность сравнивать, Джоан лишь дополнительно убедилась в этом. И пожалела, что не сохранила любовь. Если бы в свое время у нее хватило рассудительности, она бы вела себя совсем иначе и всех последующих неприятностей удалось бы избежать.

Включая связь Джейми с Ирмой Филмор.

От всех этих мыслей у Джоан стало так тяжело на душе, что она машинально поднесла к губам бокал. Но едва успела сделать глоток, как откуда-то донесся странный низкий и одновременно резкий звук – раз, потом другой.

Бен напряженно выпрямился, глядя на окно, потом повернулся к Джоан.

– Что это было? Похоже на рев животного.

– Так и есть. Это бизоны так мычат… или ревут, если хочешь. Здесь ведь рядом Лос-Ахос – природоохранная зона.

– Да-да, – обронил Бен. – Я почему-то сегодня вспоминал о ней там, – неопределенно кивнул он куда-то вверх, – в спальне, куда ты меня определила.

Стоило ему упомянуть о спальне, как по телу Джоан прокатилась жаркая волна. Достигнув мозга, она мгновенно вытеснила прочие мысли, в том числе и тоскливые, что, с одной стороны, было неплохо, а с другой – представляло известного рода опасность. Для Джоан обе крайности были одинаково нежелательны. Спеша избавиться от наплыва приятных, но нежелательных ощущений, она произнесла:

– В заповеднике сейчас живет стадо бизонов, на воле, но под присмотром. Когда оно приближается к территории ранчо, сюда доносятся звуки, подобные тем, которые ты только что слышал.

– У тебя здесь настоящий зоопарк, – усмехнулся Бен.

– Вроде того. Собственно, в каком-то смысле так и есть, просто животные живут на воле.

– Хищные тоже?

Джоан сморщила лоб. Все-таки ей трудно было сосредоточиться на разговоре, мешал едва заметный, но все равно ощутимый чувственный трепет, оставшийся после того, как схлынуло недавнее волнение.

– Хищные? Каких ты имеешь в виду? Тигры и пантеры у нас не водятся, крокодилов тоже пока не замечали… разве что койоты бегают, но их, по-моему, никто специально не охраняет. Впрочем, точно не знаю. Это можно выяснить у Гарри.

Повисла пауза. Смысл ее Джоан поняла, лишь отхлебнув еще глоток коктейля. За минувшие годы она успела отвыкнуть от этого, а тут вдруг будто вернулись прежние времена… Впрочем, за нынешний день подобное ощущение возникало не раз…

В следующую минуту Бен подтвердил догадку Джоан, негромко произнеся:

– Кто такой Гарри? Ты не упоминала о нем, перечисляя своих работников.

Боже правый! Снова… – промчалось в мозгу Джоан. Столько лет прошло – и вот опять! Неужели он до сих пор ревнует меня? Однако она тут же отбросила эту мысль. Нет, не может быть. Мы давно существуем порознь, у каждого своя жизнь, свои знакомые и вообще… Но почему тогда он задал этот вопрос?

– Я… да, не упоминала, потому что Гарри Бразерз не входит в число моих работников. Это… можно сказать, мой сосед. Он живет рядом, на территории Лос-Ахоса.

Бен вкинул бровь.

– Как это он удостоился подобной привилегии?

– Привилегии? А, вон ты о чем… Дело в том, что Гарри обязан жить в природоохранной зоне.

– Даже так! – усмехнулся Бен.

– Да. Он смотритель заповедника.

Некоторое время Бен молчал, словно обдумывая информацию, потом медленно произнес:

– Понятно… И что же, он живет там один? Без семьи, без… – Внезапно Бен осекся.

О, Джоан прекрасно поняла, почему он замолчал: расспросы начали принимать чересчур личный характер. Ведь в действительности Бену было абсолютно безразлично, один Гарри живет или нет, его интересовало другое – женат ли тот. И если бы выяснилось, что Гарри холост…

Повод для ревности налицо, усмехнулась про себя Джоан. Сосед-холостяк – это потенциальный любовник.

– Впрочем, мы уклонились от темы, – каким-то механическим голосом заметил Бен. – Речь идет о Джейми.

У Джоан вырвался вздох. Они в самом деле заговорили не о том, что волновало ее сейчас больше всего – даже больше предательской реакции организма на близкое присутствие бывшего супруга.

Джейми! Как же вырвать его из объятий хитрой и обольстительной – этого у нее не отнимешь, даже несмотря на возраст, – Ирмы Филмор?

– Верно, речь идет о Джейми. Ты так и не сказал мне, почему не заставил его приехать?

– Потому что… возможно, тебе покажется это странным… Дело в том, что я больше не являюсь для Джейми таким непререкаемым авторитетом, как прежде. Он может выслушать меня, но и только. По любому поводу у него есть собственное мнение.

– Собственное?.. – Джоан мрачно покачала головой. – Скажи лучше, мнение Ирмы.

Она вновь приложилась к бокалу, потому что ее сердце вновь сжалось: больно было осознавать, что какой-то посторонний человек играет твоим ребенком, а ты не в силах помочь ему, потому что он рад этой игре, счастлив быть участником каждой секунды чужого развлечения.

– Сама скажи! – вдруг сердито произнес Бен, повернувшись к Джоан всем корпусом. – Езжай в Лос-Анджелес и займись делами своего ребенка. Или ты вообще не намерена вмешиваться в эту историю?

Джоан скрипнула зубами.

– Почему ты разговариваешь со мной в таком тоне? Прости, но я давно отвыкла от того, чтобы на меня кричали.

– Ты не только от этого отвыкла! – блеснул Бен глазами.

Джоан, напротив, прищурилась.

– Может, скажешь, от чего я отвыкла еще?

– Скажу, не сомневайся! Ты отвыкла от того, что у тебя есть сын!

Вновь наступила пауза, во время которой они сжигали друг друга взглядами. Затем Джоан процедила сквозь зубы:

– Все, с меня довольно. Я ухожу, а ты… делай, что хочешь.

Она залпом допила коктейль, поставила бокал на пол и резко поднялась. В ту же минуту гостиная поплыла у нее перед глазами и она едва не плюхнулась обратно в кресло – что было бы совсем некстати, учитывая направленный на нее пристальный взгляд Бена. Каким-то чудом ей все же удалось удержаться на ногах, а через минуту прошло и головокружение.

Зачем я столько выпила? – подумала Джоан. Вполне можно было обойтись без последнего коктейля.

Не глядя на Бена, она направилась к выходу. Однако он, похоже, имел иное мнение на этот счет, потому что быстро поднялся с дивана и перегородил ей дорогу.

– Минутку!

Джоан остановилась, но больше от неожиданности, чем из-за того, что на пути появилась препона.

– Что тебе нужно?

– То есть как это что? Мы не договорили. Я не для того ехал сюда, чтобы ты сейчас просто так ушла, отмахнувшись от меня как от назойливой мухи!

– Сам виноват, – буркнула она. – Сначала научись разговаривать по-человечески, а потом… – Джоан умокла, но опять же не потому, что ей нечего было сказать, – просто она вдруг ощутила тепло, исходящее от большого и сильного тела Бена. Он стоял слишком близко, чтобы она могла остаться безучастной. Так близко, как никогда за минувший день. До сих пор между ними всегда оставалось какое-то расстояние, было оно и сейчас, но фута полтора, не более.

Подняв взгляд, Джоан увидела мельчайшие подробности такого знакомого – любимого когда-то – лица. На нем появилось чуть больше морщинок, но в остальном оно почти не изменилось. Все такая же смуглая кожа с тенью отросшей за день щетины, такие же четко очерченные губы, серые глаза с выражением гнева и еще чего-то неуловимого.

Внезапно ощутив слабость в коленях, Джоан поняла, что беззащитна перед Беном. Главное, не показать этого ему.

Нужно взять себя в руки, зазвенело в ее мозгу. Иначе я погибла…

– Хо… кхм… Хорошо, чего ты от меня хочешь?

Бен медленно обвел ее взглядом – всю, с головы до ног, отдельное внимание уделив полной груди. Когда вернулся к лицу, заметил на щеках румянец, которого минуту назад не было.

– Конкретного ответа, – негромко произнес он.

– Какого? – Вопрос получился глупым, и Джоан осознавала это, но ничего иного ей просто не пришло на ум, в то время как ощущалась настоятельная потребность что-то сказать. Тем самым она надеялась ослабить эффект, произведенный неспешным осмотром, которому подверг ее Бен.

– Ты примешь участие в делах Джейми?

Сосредоточиться по-прежнему было трудно, но Джоан постаралась.

– Смотря что под этим подразумевается. Если ради помощи Джейми я должна согласиться на съемки в фильме, который затевает Ирма, то ответ отрицательный. Если же речь идет о попытке открыть Джейми глаза на истинное положение дел, то это в моих силах.

– Хоть что-то… – вздохнул Бен.

– Все? – нетерпеливо произнесла Джоан. – Ты получил мой ответ, следовательно, я могу идти?

– Мы ведь еще не поговорили толком, – миролюбиво заметил Бен, отодвигаясь от нее в сторону кресла. – Давай сядем и спокойно все обсудим.

Спокойно! Хорошо бы… Только Джоан еще не забыла, как минуту назад Бен разглядывал ее грудь. В то же время момент сейчас был не такой, чтобы можно было удалиться, хлопнув дверью.

– Хорошо, – скрепя сердце ответила она. В конце концов, это ведь ее дом, не так ли? Недоставало еще, чтобы она чувствовала себя здесь гостьей!

– Такой ты нравишься мне гораздо больше, – усмехнулся Бен.

Джоан мгновенно насторожилась.

– Какой это «такой»?

– Покладистой, – не моргнув глазом пояснил он. – Спорами и словесными перепалками мы ведь ничего не достигнем, верно? Ничего хорошего, я имею в виду. Иными словами, наши распри не окажут Джейми хорошей услуги.

С этим трудно было не согласиться, но все-таки что-то в интонациях Бена вызывало сомнение.

– Относительно Джейми я согласна, – сказала Джоан. – Но если ты что-то задумал…

– Ты это о чем? – быстро и насмешливо спросил он.

Джоан, не ожидавшая подобного вопроса, отвела взгляд.

– Сам знаешь.

– Даже не догадываюсь. – На этот раз голос Бена был полон иронии. – Пожалуйста, объясни свою мысль.

Ему смешно! – скрипнула Джоан зубами.

– Ничего я объяснять не собираюсь. И не занимай мое время. Хочешь говорить, давай поговорим. Нет – я ухожу!

– Нет-нет! – поспешно произнес Бен. – Я готов к разговору.

Он сел в кресло, всем своим видом демонстрируя упомянутую готовность.

11

Минутку помедлив, Джоан обогнула журнальный столик и опустилась на диван. После этого в очередной раз наступило молчание. Возможно, Бен думал о том, как начать разговор, Джоан же просто ждала продолжения беседы.

Наконец она вопросительно посмотрела на Бена. Заметив ее взгляд, он неожиданно поднялся с кресла и направился к дивану.

Джоан заморгала, пытаясь понять, что он задумал. В следующую минуту этот вопрос прояснился. Бен остановился перед журнальным столиком, и только тогда Джоан увидела, что там стоит его недопитый бокал. Когда Бен наклонился за ним, с ее губ незаметно слетел вздох облегчения: она-то уж было подумала невесть что…

Однако через мгновение состояние успокоенности как ветром сдуло. Вместо того чтобы вернуться в кресло, Бен направился к дивану, после чего преспокойно сел по соседству с Джоан и, располагаясь удобнее, откинулся на мягкую спинку.

Нечего и говорить, что все эти действия заставили Джоан внутренне напрячься. Тем более что Бен почти касался ее бедром.

– Так на чем мы остановились?

Она почти вздрогнула, когда он заговорил, и, будто почувствовав это, он внимательно посмотрел на нее.

– Э-э… не помню. – Собственно, Джоан даже не знала, какой момент разговора Бен подразумевает. Они затронули несколько тем. – Но я… э-э… меня интересует следующее: почему ты думаешь, что Ирме для съемок понадобилась именно я? И вообще, почему речь идет о съемках? Мало ли какие цели преследует эта авантюристка!

– Так-то оно так, цели у нее могут быть какие угодно, – произнес Бен, потягивая коктейль. – Но я почти уверен, что в этой истории все вертится вокруг нового проекта Ирмы. Не зря она приблизила к себе Джейми именно сейчас, когда идет актерский кастинг.

Нет, это невозможно – сидеть рядом с ним так близко и спокойно продолжать разговор, словно ничего особенного не происходит! – промчалось в голове Джоан.

Тем не менее ничего иного не оставалось.

– Пусть кастинг, что с того? Как будто ты не знаешь, какими обширными картотеками обладает любое актерское агентство. В распоряжении Ирмы – вернее, тех ее работников, которые занимаются подбором, – множество актеров, причем самых разноплановых. И не только из Голливуда – из любой страны мира! – Джоан повернулась к Бену. – А теперь скажи, почему из всего многообразия ей понадобилась я?

В его глазах промелькнуло искреннее удивление.

– Мне даже странно, что ты это спрашиваешь!

Она нахмурилась: для нее самой ничего странного в вопросе не было.

– Почему?

– Потому что ты актриса. А то, о чем мы говорим, – азы профессии.

Джоан обиженно поджала губы.

– Ну объясни мне, пожалуйста, что ты под всем этим подразумеваешь.

– Да это же лежит на поверхности! – Бена в самом деле озадачивала ее непонятливость. – Разве ты не знаешь, что бывают роли, словно созданные для какого-то определенного актера.

– Знаю, конечно, но в данном случае…

– Погоди, – прервал ее Бен. – Сейчас я объясню тебе наглядно. Взять, к примеру, фильм «Адвокат дьявола», помнишь его?

– Разумеется, – хмыкнула Джоан.

– Хорошо. А теперь скажи, можешь ты себе представить в роли этого самого дьявола кого-нибудь другого, кроме Аль Пачино?

– С трудом. Но…

– Вот видишь! Как говорится, что и требовалось доказать.

– Разве что, возможно, Роберт сыграл бы не хуже? – произнесла Джоан, продолжая размышлять.

– Де Ниро? – взглянул на нее Бен. – О, разумеется, сыграл бы! Никто не сомневается… Но идеален для этой роли все же Аль Пачино.

Полные губы Джоан изогнулись в ироничной улыбке.

– Хочешь сказать, что Ирма припасла для меня роль такой величины?

– А почему бы и нет? – Неожиданно Бен взял бокал в левую руку, а правой поправил сползший с волос край вуали на голове Джоан. – Тебя трудно с кем-то спутать. И я не удивлюсь, если выяснится, что существует роль, созданная будто специально для тебя.

Джоан почти не расслышала последних фраз. Жест Бена так взволновал ее, что она почти оглохла от зашумевшей в ушах крови.

Что он делает? Зачем это? – вспыхнуло в ее мозгу. Ведь обещал же!

Ничего он тебе не обещал, тут же внес поправку голос ее второго «я». Просто сказал, что готов разговаривать. Остальное – твои фантазии. А если тебе что-то не нравится, дорогуша, встань и уйди!

Совет был хорош, и Джоан непременно последовала бы ему, если бы ею не овладело странное оцепенение. Она понимала, что лучше всего прямо сейчас, сию минуту, подняться с дивана и удалиться наверх, в свою спальню, но ноги будто перестали слушаться ее.

– Ты очень красива, Джоан, – произнес тем временем Бен, задумчиво разглядывая ее. – С тех пор как мы виделись последний раз, ты словно расцвела. Стала еще более женственной, чем прежде.

Ох, ну почему я сижу и слушаю эти слова! – промелькнуло в мозгу Джоан. Все, встаю!

В этот момент Бен почти невесомо провел кончиками пальцев по ее щеке, и она в тот же миг утратила всю свою решимость.

– Думаю, многие в нашей кинематографической среде заметили это гораздо раньше, чем я, хотя бы потому, что общались с тобой все это время. – Не встречая со стороны Джоан никакого выражения недовольства, Бен медленно переместил пальцы на ее словно чуть припухшие чувственные губы. – Иными словами, Ирме давно известно о твоем, так сказать, новом качестве, – тихо, почти шепотом, добавил он.

Джоан сидела, боясь шелохнуться, переполненная пронзительными эротическими импульсами, которые радиально разбегались от тех участков ее лица, до которых дотрагивался Бен. За несколько последних лет ничего более приятного ей испытывать не доводилось. Потому-то она и оставалась на диване, вместо того чтобы уйти, потому и молчала, будто утратив дар речи. Более того, ее губы непроизвольно приоткрылись под воздействием нежных прикосновений, чем Бен не преминул воспользоваться. Очень осторожно и медленно он продвинул палец чуть глубже, к влаге и теплу ее рта.

Ощутив эту перемену, Джоан замерла. Ее бросило в жар, потом в дрожь, и она испытала непередаваемо сладостный спазм внизу, между ног.

Как ни странно, он-то и помог ей хотя бы отчасти вернуться к реальности. Не глядя на Бена, она слегка отстранилась, кашлянула, пробуя голос, и произнесла:

– Благодарю за… э-э… комплимент… Возможно, Ирме действительно нравится то, как я сейчас выгляжу, но все равно мне не верится, что она пустится на такие сложности, как роман с Джейми, чтобы добыть мое согласие сняться в ее фильме.

Пока она говорила, ей удалось немного справиться с чувственным томлением, чему она была очень рада, потому что ничего хорошего подобное состояние не сулило.

– Ты плохо знаешь Ирму, – внимательно наблюдая за ней, заметил Бен.

Джоан покосилась на него.

– А ты – хорошо? – Может, между ними что-то было? – вдруг подумала она. А что, вполне возможно, ведь столько лет прошло…

Вероятно, Бен догадался, какие мысли бродят в ее голове, потому что сказал:

– Неплохо, только не в том смысле, о каком ты думаешь.

– Ничего я не…

– Брось, солнышко, я заранее знаю все твои мысли!

Солнышко… Снова! Нарочно он, что ли?

– Не будь таким самоуверенным, – проворчала она. – Ты понятия не имеешь о моих мыслях.

Бен весело прищурился. Странно, но у него сейчас вроде бы было неплохое настроение.

– Готов спорить, что у тебя возник вопрос, не случилось ли у меня с Ирмой интрижки.

У Джоан от смущения загорелись кончики ушей. А в голове пронеслось: ох, ну почему он всегда прав!

– С вас станется…

– Ну да, сначала отец, потом сын, – насмешливо произнес Бен.

– Может, и одновременно, откуда мне знать…

Он негромко рассмеялся, будто невзначай положив руку на спинку дивана. Жест был настолько естественным, что Джоан даже не сразу заметила его. Лишь когда Бен принялся теребить кончики ее волос, она сообразила, что происходит.

После этого первым побуждением Джоан было выпрямиться, то есть сесть так, чтобы между нею и спинкой дивана образовалось пространство и Бен не мог бы дотянуться до прядей, которыми играл сейчас. Однако в следующую минуту она подумала, что он может решить, будто она его боится, и осталась сидеть как прежде.

А Бен продолжил перебирать кончики ее локонов.

– Нет, я для Ирмы не гожусь, – протянул он с усмешкой. – Староват. Ей больше юноши по душе.

– Такие, как наш Джейми, – хмуро произнесла Джоан.

– Да. – Усмешка медленно сошла с губ Бена. – К сожалению.

Немного помолчав и стараясь игнорировать манипуляции с ее волосами, Джоан спросила:

– Значит, по-твоему, Ирма не для того завела игру с Джейми, чтобы он уговорил меня сняться в ее фильме?

Бен покачал головой.

– Ирма не так наивна, чтобы рассчитывать на это. Уверен, у нее другое на уме.

– Ты меня пугаешь, – без тени улыбки произнесла Джоан.

Ей сейчас было не до смеха, причем сразу по двум причинам: во-первых, из-за Джейми, во-вторых, из-за чересчур смелых действий Бена.

– Мне и самому становится не по себе, когда я представляю, чем все это может кончиться.

Краем глаза Джоан заметила, что Бен тоже нахмурился, однако занятия своего не оставил – его пальцы, как и прежде, играли с шелковистыми локонами.

Сколько это будет продолжаться? – подумала она. Я долго не выдержу!

– Тогда зачем Ирме нужен Джейми?

Голос Джоан дрогнул от напряжения, однако Бен, вероятно, истолковал это по-своему, потому что произнес следующее:

– Не волнуйся раньше времени, еще ничего страшного не произошло. – Джоан промолчала, поэтому он заговорил вновь: – А Джейми необходим Ирме для того, чтобы шантажировать тебя.

На миг забыв о том, что он делает с ее волосами, Джоан повернулась к нему всем корпусом.

– Шантажировать?

Бен едва заметно усмехнулся.

– Да, дорогая. Как видишь, все довольно просто.

С этими словами он обнял Джоан за плечи и очень мягко вернул в прежнее положение. И даже более того, сейчас она оказалась гораздо ближе к нему, чем минуту назад. Надо сказать, момент был выбран идеально: Джоан была настолько поглощена осмыслением новой информации, что даже не обратила особенного внимания на действия Бена.

– Но в чем суть шантажа? Не похищение же она готовит!

– Ну в каком-то смысле… Оставит Джейми при себе, и мы его больше не увидим.

– Чушь какая-то! – сердито произнесла Джоан. – Что он, песик на поводке? Захочет, придет домой.

– А если не захочет?

Джоан прикусила губу. Любовь – страшная вещь, тем более для парня, который, судя по всему, пока не отличает увлеченности от истинного чувства.

– Вот видишь, – сказал Бен, принимаясь легонько поглаживать выше локтя ее обнаженную руку, – у Ирмы все-таки есть повод для шантажа. Ведь она прекрасно понимает, что ты не придешь в восторг, если Джейми забросит учебу в университете ради возможности постоянно находиться рядом со своей возлюбленной.

Джоан поморщилась как от оскомины.

– С Ирмой?

– Других возлюбленных у Джейми в данный момент нет.

– Мерзавка! – в который раз за нынешний день гневно повторила Джоан.

– Вполне разделяю твое мнение, – сказал Бен, перемещая руку выше, к впадинке между плечом и шеей Джоан.

Она на миг замерла, ощутив новое прикосновение, но, так как ее мысли вертелись вокруг иного предмета, обронила задумчиво:

– И все-таки у Ирмы нет оснований для шантажа.

Пальцы Бена остановились на бьющейся у основания ее горла жилке.

– Нет? – Похоже, его сейчас больше занимало предпринятое исследование, чем обсуждаемая тема.

Джоан качнула головой.

– Она думает, что есть, но в действительности… Даже если бы мне очень захотелось, я не могу разорвать текущий контракт.

– Почему? – машинально спросил Бен, прислушиваясь к ее пульсу.

Она удивленно взглянула на него.

– Ведь тогда мне пришлось бы выплатить неустойку! Это немалые деньги даже для меня. Ирма должна понимать, что я не…

Бен коротко рассмеялся, запрокинув голову.

– Ирма ничего не желает понимать! Кроме собственных интересов, разумеется. Сама посуди, какая ей разница, вынуждена ты будешь уплатить неустойку или нет? Это ведь твои деньги, а не ее. Равно как и проблемы. Так что на сознательность Ирмы я бы на твоем месте не рассчитывал. Если мое предположение верно и она в самом деле задумала привлечь тебя к своему новому проекту, то ее ничто не остановит.

– Но…

Едва начав говорить, Джоан умолкла, потому что пальцы Бена двинулись ниже, к вырезу ее платья и… к груди?

– И? – поощрительно произнес он, однако хрипотца в голосе выдала его возбужденное состояние.

Услышав эти звуки, Джоан затрепетала. Самым волнующим и одновременно ужасным для нее было осознание того, что Бен тоже ощущает прокатывающиеся по ее телу волны чувственной дрожи.

Облизнув внезапно пересохшие губы, Джоан попыталась продолжить начатую фразу:

– Но… – Она вновь остановилась, на этот раз из-за того, что потеряла мысль.

Впрочем, и терять особо было нечего, так как ее голова словно опустела. Это было давно забытое ощущение из прошлого. Так было всегда: стоило Джоан вступить в эротическую игру с Беном, как все остальное сразу отступало на второй план. Мир сужался до размеров спальни, гостиной, ванной, кухни – в зависимости от того, где они находились.

Сейчас игру начал Бен, но это никакой роли не играло, результат был аналогичным.

– Думаю, мы вправе сделать небольшой перерыв в нашем разговоре, – прошептал он, наклонившись к Джоан и касаясь губами мочки ее уха.

По ее телу прокатились новые волны тепла, и, превозмогая этот эффект, она произнесла:

– Зачем? – Ее голос словно приобрел какое-то новое качество, стал более глубоким, грудным и тоже окрасился хрипотцой. Джоан захотелось прокашляться, но она понимала, что этим ничего не изменит – дело не в проблемах с горлом, в нынешнем процессе участвует организм целиком, со всей его гормональной алхимией.

– Ну… мы могли бы доставить друг другу немного удовольствия, – пояснил Бен, с очень близкого расстояния заглядывая в ее глаза.

Она опустила ресницы и старательно изобразила улыбку.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

12

– Не понимаешь? – Бен от души рассмеялся.

При этом он немного отстранился от Джоан, чему она была только рада: чем дальше, тем труднее ей было сохранять рядом с ним внешнее спокойствие.

– Нет, – сказала она, избегая его взгляда.

– Не может быть. – Бен провел тыльной стороной пальцев по ее щеке. – Прежде ты очень хорошо все понимала.

Ресницы Джоан затрепетали, однако она предпочла не поднимать их и сдержанно ответила:

– То было прежде.

– Неужели с тех пор ты настолько изменилась?

Пальцы Бена медленно двинулись вниз, перемещаясь на шею Джоан, и в ее голове проплыло: зачем он мучает меня?!

– Представь себе.

Он провел кончиками пальцев сверху вниз по жемчужинам ожерелья, потом повторил этот путь, но на сей раз по обнаженной коже Джоан. Услышав слетевший с ее губ прерывистый вздох, он едва заметно, но с явным удовлетворением – а также с оттенком лукавства – улыбнулся.

– Не могу представить. Мой ум отказывается это понимать. Я ведь помню, как хорошо нам бывало вдвоем. – Бен вновь попытался заглянуть ей в глаза, однако они по-прежнему были опущены. – А ты?

Джоан все-таки подняла взгляд.

– Что?

– Ты помнишь?

Задавая этот вопрос, Бен легким скользящим движением дотронулся до ее скрытой атласом платья груди. Так уж вышло, что его движение захватило сосок, и Джоан вздрогнула от острого, но чрезвычайно сладостного импульса, который пронзил ее насквозь.

– Не смей! – воскликнула она. Почти взвизгнула, настолько сильным было испытанное в этот момент удовольствие. Одновременно по телу Джоан пробежала конвульсия, которую не смог бы скрыть даже прошедший специальный тренинг агент национальной службы безопасности. А чего уж требовать от томящейся вожделением женщины!

Разумеется, для Бена не осталось секретом состояние Джоан, поэтому он не воспринял запрета всерьез.

– Не сметь – чего?

– Того, что ты… делаешь.

Последнюю фразу она произнесла с запинкой, потому что, ощутив под пальцами мгновенно отвердевший сосок, Бен не спешил расставаться с ним. Напротив, принялся легонько теребить плотный комочек, проступавший не только из-под ткани платья, но и кружев бюстгальтера. Его действия породили такой мощный прилив чувственности, что единственное, чего удалось избежать Джоан, это начать извиваться от удовольствия.

– А что я делаю? – спросил Бен – его голос тоже слегка срывался.

– Ты… ты… прикасаешься ко мне! – простонала Джоан.

С губ Бена слетел смешок, пальцы же его тем временем продолжали начатое.

– Неужели к тебе и прикоснуться нельзя? Прежде ты не была такой недотрогой. – Он наконец оставил ее сосок в покое, но лишь затем, чтобы заняться другим.

У Джоан вырвался тихий хрипловатый вскрик.

Разумеется, Бена это не остановило.

– Прекрати… – простонала Джоан.

Он и не подумал выполнить ее просьбу.

– А вот мне интересно: ты когда-нибудь занималась любовью на этом диване?

– Я… Зачем тебе это? – Остатки здравого рассудка призывали Джоан собраться с силами и уйти – удрать! – от Бена. Закрыться в своей спальне и таким образом лишить его возможности продолжить начатые в гостиной действия. Или даже еще раньше – в ванной, где он принимал душ. Хотя…

Джоан прикусила губу: в ванную она пришла сама.

Ах вот в чем дело, поняла она. Я сама дала Бену повод начать то, что он сейчас делает. Все повторяется! Просто замкнутый круг, да и только… Прежде я давала повод для ревности, а сейчас…

– Зачем? – повторил Бен. – Разве ты не догадываешься?

– Нет! – Слишком поспешно и излишне громко произнесла она.

Он отпустил ее сосок и нежно сжал ладонью всю скользкую из-за покрывающего атласа грудь.

– Хорошо, объясню: мы могли бы очень приятно провести время на этом диване.

Не выдержав напора чувственных импульсов, Джоан пошевелилась – почти заёрзала. Ни одна женщина не смогла бы спокойно вынести подобной ласковой пытки.

– Что ты такое говоришь!

– А что? У тебя такой уютный дом, в частности эта гостиная. На мой взгляд, она весьма располагает к тому, чтобы ее использовали определенным образом. А уж про этот симпатичный диванчик я и не говорю. Наверняка на нем очень удобно заниматься любовью. Ты не пробовала?

– Нет!

– Неужели? – В голосе Бена прозвучало искреннее удивление. Через минуту он добавил: – Значит, тем более стоит это сделать.

– Что?

– Какая ты сегодня непонятливая… Заняться любовью конечно же.

Несмотря на то что ее тело было объято пламенем, Джоан похолодела. Как могло так получиться, что все кончится этим? Ведь еще сегодня утром она даже предположить не могла, что будет сидеть здесь в обнимку с Беном, сгорая от желания!

– Мы не можем это сделать, – прошептала она, лишившись от испуга голоса.

– Почему? – Бен тоже перешел на вкрадчивый шепот.

Чувствуя приближение паники, Джоан нервно провела по губам языком. Она почти уже не владела собой. Бен привел ее в такое состояние, когда она стала мягче воска и из нее можно было лепить, что захочешь. Момент, когда она еще в силах была встать и уйти, был безвозвратно потерян.

– Так нельзя, это… неправильно.

– Почему?

Джоан и сама понимала, что несет какую-то чушь. Сейчас не говорить нужно было, а действовать: или окончательно поддаться острому желанию близости, или все-таки подняться с этого предательски удобного дивана и покинуть гостиную.

– Ну почему, Джоан? Почему?

Хриплый шепот Бена ласкал ее слух, по телу пробегали волны трепета.

– Ведь тебе приятны мои прикосновения, верно? – продолжал тем временем Бен. – Не отвечай, мне и так все ясно. Ты изнемогаешь от желания – так было всегда, когда мы оставались наедине. В этом смысле ничего не изменилось, правда? И я уверен, что тебе тоже хочется прикоснуться ко мне.

При этих словах Джоан едва заметно пошевелилась, потому что Бен попал в самую точку: у нее даже ладони покалывало от желания дотронуться до него.

Неужели я настолько прозрачна? – с ужасом подумала она. Или просто Бен так хорошо помнит наши прежние постельные забавы?

– Ведь хочется? – улыбнулся он.

Она заставила себя отвернуться.

– Достаточно и того, что ты прикасаешься ко мне. Кстати, я запретила тебе это делать, но ты продолжаешь.

– Да, дорогая. Потому что не испытываю необходимости хитрить с самим собой.

– Я тоже не испытываю, – произнесла Джоан. Скорее пролепетала, потому что язык плохо слушался ее.

Бен вновь негромко рассмеялся.

– Послушала бы ты себя со стороны!

– Нечего мне слушать, – чуть более твердо ответила она. – И вообще, засиделась я с тобой. Разговора у нас не получается, так что пора расходиться по спальням. Впрочем, можешь сидеть здесь сколько хочешь, а я пойду.

Тут бы ей встать и двинуться к выходу, но… Джоан сама не понимала, что с ней происходит, но только осталась сидеть.

Глаза Бена хитро вспыхнули, однако он тут же пригасил блеск и протянул, будто размышляя:

– Ну, одному мне сидеть неинтересно – пожалуй, я тоже пойду наверх. Кстати, может, еще разок заглянешь в мою спальню?

Намек явно был направлен на инцидент в ванной. Разумеется. Джоан поняла это и вспыхнула.

– Нет, благодарю.

– Что ж, тогда, может, пригласишь меня к себе?

Джоан посмотрела на него. В полумраке гостиной его лицо казалось очень смуглым, а взгляд таинственным и… многообещающим. Увидев его, Джоан поняла, что если в самом деле позовет Бена к себе, то ее ожидает долгая сладостная ночь. Но одновременно это означало бы полную потерю лица.

Как ни трудно было, Джоан заставила себя отвести глаза.

– Нет, Бен, я…

– Джоан!

Она вновь посмотрела на Бена, слегка удивленная интонациями его голоса. И как только их взгляды встретились вновь, он медленно наклонился к ее лицу.

О, у Джоан было предостаточно времени для того, чтобы отстраниться, но… она этого не сделала. Почему? В ту минуту она ни за что не дала бы ответа, просто была не в состоянии – к ее губам приближались губы Бена.

Еще через мгновение начался поцелуй. Влажный, горячий, требовательный и одновременно изысканный, нежный.

Джоан словно погрузилась в огненное озеро. Только еще неизвестно, где было жарче – в пламенном водоеме или внутри нее самой, где бушевала страсть.

Но спустя минуты две, не успев опомниться, она ощутила прикосновение ладони Бена к своей гуди – на этот раз к обнаженной, потому что он скользнул рукой под вырез платья и край лифчика.

В горле Джоан зародился стон, сдавленный, потому что ее губами владел Бен. Она чувствовала, что еще немного – и не выдержит, поддастся его напору. И тогда с чувством собственного достоинства можно будет распрощаться.

Возникший вскоре недостаток воздуха помог Джоан оттолкнуть Бена.

– Все! Довольно…

– Все? – Его глаза выглядели странно: казались почти черными, как самый глубокий провал, и одновременно горящими, потому что в них мерцала страсть.

Сердце Джоан сжалось. Пожалуй, за всю их супружескую жизнь Бен ни разу так не смотрел на нее!

– Да. – Чего стоило Джоан это подтверждение, одним небесам известно! В ее жилах бурлило желание, сердце, на миг застыв, вновь пустилось вскачь, в висках будто молоточки стучали, а уши наполнились плотным нескончаемым шорохом.

Одновременно со всем этим безумием плоти в душе Джоан тоже происходило определенное движение. Словно какой-то прекрасный цветок распускался в неких таинственных глубинах. И это ощущение ошеломляло. Ведь столько лет прошло с тех пор, когда Джоан испытывала к Бену подобные чувства! Вместо них в ее душе поселилось разочарование.

Бен смотрел на нее во все глаза, будто не веря тому, что только что услышал. И вновь спросил:

– Все?

– Да! – крикнула Джоан, чувствуя, что у нее может начаться истерика. Ее раздирали противоречивые эмоции.

– Да нет же! Не может быть…

Бен схватил ее за плечи, тряхнул легонько, потом отпустил, взял лицо в ладони и снова припал к раскрасневшимся после первого поцелуя губам. В следующее мгновение его язык проник в рот Джоан…

И вместо того чтобы оттолкнуть Бена, она обвила его шею руками!

На несколько минут они словно слились воедино. Такие сладостные объятия бывали у них лишь на заре любви, так бесславно закончившейся.

Прильнув к Бену, насколько позволяло положение, Джоан всецело отдалась поцелую. Она ощущала его ускоренное сердцебиение, жар его тела, нетерпение, и ей было безумно приятно, что он так сильно желает ее.

Продолжалось это долго – Джоан показалось, что с того момента, как начался поцелуй, прошло невесть сколько времени. Но в конце концов обоим потребовалось вздохнуть и они поневоле разомкнули губы.

Как давно у меня не было такого… такого…

Разнеженное состояние помешало Джоан додумать мысль до конца. Оно же заставило ее глубоко вздохнуть и поднять на Бена сияющий и одновременно словно приглашающий взгляд. Предвкушение нового поцелуя занимало сейчас все ее воображение. Она едва заметно потянулась навстречу Бену, который тоже успел набрать в легкие воздух и вот-вот должен был наклониться к ней.

Собственно, уже начал наклоняться.

Джоан приоткрыла губы.

Кто бы мог подумать, что меня до такой степени взволнуют поцелуи бывшего супруга! – промелькнуло в ее мозгу, и она внутренне улыбнулась этой, не лишенной игривости мысли.

В следующую минуту глаза Джоан сами собой закрылись, как всегда бывало перед поцелуем. Бен уже приблизился к ее лицу, еще мгновение – и их губы соприкоснутся вновь.

Сейчас…

Секунда-другая и… ничего не произошло.

Подождав еще немножко, Джоан открыла глаза.

Бен никуда не исчез, он по-прежнему находился рядом, но уже не так близко, как минуту назад, хотя все так же смотрел на Джоан.

В следующий момент та осознала, что Бен не просто смотрит, он наблюдает за ней!

Что-то произошло. За те короткие мгновения, пока, пребывая в расслабленном состоянии, Джоан предвкушала новый поцелуй, с Беном что-то случилось.

Что?

Может, я что-то не так сделала? – с беспокойством подумала она. Или у него внезапно пропало желание? Но тогда почему он так прерывисто дышит? И так разгорячен?

Долго ломать голову над произошедшей с Беном странной переменой ей не пришлось. Он перевел дыхание – которое с головой выдавало его взбудораженное состояние – и произнес:

– Кажется, я злоупотребляю твоим гостеприимством. Если бы не я, ты давно ушла бы к себе и сейчас, наверное, отдыхала бы. Я же напрасно отнимаю у тебя время.

– Нет-нет, наоборот, ты… – Едва начав, Джоан осеклась: ей показалось, что во взгляде Бена промелькнуло лукавое выражение. Что такое? – тотчас вспыхнуло в ее голове. Он насмехается надо мной?!

– Прости меня, пожалуйста, – добавил Бен все с тем же странным выражением в глазах. – Я повел себя слишком эгоистично. Целовать женщину против ее воли… даже если в прошлом она была твоей женой, как-то нехорошо. Наверное, ты с самого начала была права: мы не можем это делать.

– Почему? – мрачно и сухо спросила Джоан. Ей хотелось услышать хоть какое-то объяснение происходящему.

– Потому что так нельзя. Это неправильно.

У Джоан упало сердце. Она узнала эти фразы: они принадлежали ей самой и были произнесены не далее как полчаса назад, когда Бен добивался от нее ответа, почему они не могут заняться любовью на этом диване!

Иными словами, сейчас происходил точно такой же диалог, только они поменялись ролями.

Выходит, он нарочно все подстроил, хмуро подумала Джоан. Насмехается надо мной. А я расслабилась, распалилась, все принимаю за чистую монету! Два поцелуя – и растаяла, лепи из меня, что хочешь, как из пластилина. Никакого чувства самоуважения.

К ее глазам подступили слезы обиды. Хуже всего было то, что Бен находился рядом и пристально наблюдал за ней. Скрыть от него свое состояние было очень трудно. Сколько ни отводи взгляд, все равно досада написана на лице.

Стиснув зубы, Джоан поднялась с дивана – наконец-то после стольких попыток она осуществила это простое действие!

– Ты прав, мы поступаем глупо и безрассудно. Взрослым людям не подобает так себя вести, поэтому я отправляюсь спать. Спокойной ночи. – Не дожидаясь ответа, она повернулась и зашагала к выходу. У нее не было сомнения, что Бен наблюдает за ней: его взгляд жег спину и даже сейчас – после всего! – будоражил. Закрыв за собой дверь, Джоан испытала облегчение. По крайней мере, больше не нужно изображать силу и невозмутимость – качества, которых в эту минуту у нее не было и в помине.

13

Запершись у себя в спальне, она сняла съемочный наряд, по атласу которого только что скользили руки Бена, и повесила в отдельный шкаф, где хранились лишь костюмы для кино. Потом некоторое время задумчиво разглядывала свое отражение, сидя перед окруженным множеством лампочек трюмо. Продолжалось это долго, до тех пор пока она не поймала себя на машинальных прикосновениях кончиками пальцев к чуть припухшим, раскрасневшимся, хранящим вкус поцелуев губам.

Когда Джоан осознала, что делает, из ее глаз брызнули слезы. Они накапливались с того момента, когда Бен так странно пошутил над ней, сделав вид, будто собирается поцеловать, но в последний момент отказавшись от своего намерения. Однако расплакаться при Бене означало для Джоан унижение, которого, к счастью, ей удалось избежать. Сейчас Бена рядом не было, поэтому она дала себе волю.

Всхлипывая и не заботясь о том, чтобы вытереть катящиеся по щекам слезы, она думала примерно следующее: и зачем только я позволила Бену приехать сюда? Вовсе ни к чему было встречаться на ранчо. Мы вполне могли бы побеседовать на нейтральной территории. Скажем, в Твинсе – в кафе или ресторанчике, да хотя бы у того же Ноди Томпсона в «Одиноком койоте». Прекрасная мысль, почему она раньше не пришла мне в голову? В кафе у Ноди никогда не произошло бы ничего подобного. У Бена даже мысли не возникло бы целоваться со мной в подобной обстановке. Да и я бы, разумеется, ничего бы ему не позволила. Но здесь-то понятно – гостиная, полумрак, кроме нас во всем доме ни души… Любовное гнездышко, да и только. И Бен не преминул воспользоваться удобной ситуацией. А я могла бы быть осторожнее. Да, мне до сих пор приятны объятия Бена, несмотря на то что мы столько лет в разводе, и даже больше – что там юлить перед собой! – я просто таю в них. Вот уж не ожидала от себя подобного отклика. Причем такого сильного. Или я всего лишь изголодалась по мужской ласке? Хм, это, конечно, тоже, но не стоит тешить себя иллюзиями – все дело в самом Бене. Ну и во мне, разумеется. Ни с кем мне не было так хорошо, как с ним. Поэтому нельзя было приглашать его на ранчо, оставлять на ночь, заходить в ванную, где он принимал душ, и соглашаться беседовать наедине после ужина!

Джоан прерывисто вздохнула и шмыгнула носом. Все так, однако не разговаривать с Беном невозможно, потому что предметом обсуждения являются проблемы Джейми, нашего общего ребенка. Неважно, что сейчас он вырос и считает себя взрослым настолько, чтобы завести роман с женщиной, которая старше его матери. Как говорится, маленькие дети – маленькие проблемы, большие дети – большие и…

С сожалением констатировав тот факт, что не общаться с Беном нельзя, Джоан приготовилась ко сну и легла в постель. Но и там ее одолевали тягостные мысли.

Ох, если бы только они! Воспоминания о будоражащих событиях нынешнего вечера тоже теснились в голове. Стоило закрыть глаза, как возникали ощущения обжигающих прикосновений рук и губ, и спрятаться от этого было невозможно. А потом перед внутренним взором Джоан возникал образ Бена, насмешливо произносящего, что нехорошо целовать женщину против ее воли, даже если в прошлом она была твоей женой, и становилось совсем плохо.

Во втором часу ночи Джоан поняла, что сна ей не видать…

В другом конце коридора, в спальне с круглой кроватью и повторяющим форму необычного ложа зеркалом на потолке, точно так же бодрствовал Бен.

После ухода Джоан он еще некоторое время оставался в гостиной, сидел на том самом диване, где они только что целовались, и заново переживал те восхитительные минуты.

Его эксперимент удался. Теперь он знал: несмотря ни на что, у Джоан сохранилась физическая привязанность к нему. Это после большого количества любовников, которые у нее были!

Зачем Бену понадобилась подобная проверка, он и сам толком не знал. Возможно, потому, что все эти годы до него доходили слухи. То Джоан видели с одним мужчиной, то с другим. Бен знал почти всех их, потому что, как правило, они были киноактеры, то есть принадлежали к тому же миру, что Джоан и он сам. И хотел он того или нет, ему всегда было интересно, как Джоан чувствует себя в объятиях другого мужчины.

Но даже не этот вопрос был главным. Почему-то Бену очень хотелось знать, сравнивает ли Джоан его со своими приятелями. И если да, то в чью пользу оказывается результат.

Но и это было не главным. Прежде всего Бен желал знать, помнит ли Джоан, как хорошо им было вдвоем на ранних стадиях их брака. В ту счастливую пору, когда душа Бена еще не была испепелена ревностью. Сам он часто вспоминал те счастливые деньки, тем более что перед его глазами находился Джейми, так сказать, плод былой любви.

В течение всех минувших после развода лет Бен ломал голову над тем, можно ли было избежать подобного развития отношений с Джоан, и не находил ответа. По мнению Джоан, поводом для развода стала его ревность, однако сам он считал, что если бы она не кокетничала с каждым встречным, у него не было бы повода для отрицательных эмоций. Каждый обвинял в случившемся другого, и ничего хорошего от этого ожидать не приходилось.

Правда, в последние годы Бен начал склоняться к тому мнению, что истина лежит где-то посередине. Вероятно, ему все же не следовало так безоглядно углубляться в свои негативные чувства. Подозрительность тоже следовало обуздать. Строго говоря, он мог выдвинуть Джоан лишь одно обвинение – что она весело и непринужденно беседует с другими мужчинами. Это единственное, что Бен видел своими глазами. Строить на такой основе предположение, что Джоан изменяет ему, было по меньшей мере неправильно. Наверное, не нужно было устраивать скандалы, а следовало сесть, спокойно поговорить и во всем разобраться. Не исключено, что достаточно было просто объяснить Джоан, что замужней женщине нужно вести себя осмотрительнее. Возможно, она вняла бы убеждению и все наладилось бы.

Подобные же мысли вертелись в голове Бена и после того, как он поднялся в отведенную ему спальню, куда вошел не сразу, а немного задержался в коридоре, держась за ручку двери. Здесь же, на втором этаже, находилась Джоан, но он не знал, где именно ее спальня. Впрочем, даже если бы знал, это ничего не означало бы. Не идти же к Джоан с намерением продолжить начатое в гостиной!

Да и зачем? В настоящий момент Бен был вполне удовлетворен достигнутым результатом. Ответ на давно мучивший его вопрос был найден: Джоан по-прежнему, пусть лишь на подсознательном – или физическом, если угодно – уровне привязана к нему. Данный факт льстил самолюбию Бена, но дальше этого его мысли не распространялись. Пока ему было достаточно того, что произошло. То есть, как мужчина, он, разумеется, с удовольствием дал бы делу естественный ход, но ему не хотелось усугублять ситуацию. Он заставил Джоан ясно понять, что былое притяжение между ними не только ничуть не ослабело, но с годами как будто даже приобрело выдержку подобно хорошему дорогому коньяку.

На этом Бен остановился, потому что большего ему не требовалось. Да и не для того он ехал на ранчо Эль-Моррон, чтобы развлекаться. Его привело сюда главное – необходимость заручиться поддержкой Джоан в решении проблемы взаимоотношений Джейми и Ирмы Филмор.

Проснулся он в начале одиннадцатого – по его меркам, поздновато. Ночь провел беспокойную и, открыв глаза, не сразу сумел сообразить, где находится. Сбивало с толку то, что первым делом он увидел себя самого лежащим посреди обширного ложа. Лишь через минуту сообразил, в чем дело: это отражение в закрепленном на потолке круглом зеркале. Еще через мгновение вспомнил, что пребывает в доме Джоан, а потом – и события вчерашнего вечера.

На губах Бена медленно образовалась улыбка. С ней он и встал с постели.

– О, доброе утро! – приветствовала его Пэтси, которую он обнаружил в столовой. Больше ему никто не встретился. – Вижу, не я одна здесь поздно встаю.

– Здравствуй, – с оттенком смущения ответил Бен. – Вообще-то я просыпаюсь раньше, но сегодня и в самом деле заспался.

– Думаю, ничего страшного в этом нет, тебе ведь некуда спешить. Садись завтракать. – Пэтси кивнула в ту сторону, где стоял чистый столовый прибор. – Сейчас вызовем миссис Фейт и…

– Вообще-то я собирался прямо сейчас отправиться обратно в Лос-Анджелес… – пробормотал Бен. – А где Джоан?

– Занимается с Гарри, – сказала Пэтси, неопределенно махнув рукой куда-то вправо.

– Чем занимается? – механически спросил Бен и в следующее мгновение ощутил укол в сердце.

Ему очень хорошо было знакомо это ощущение по прошлым временам. Стоило кому-то упомянуть имя Джоан рядом с каким-нибудь мужским именем, как у Бена начинали проявляться симптомы ревности. Одним из них и являлось испытанное минуту назад чувство.

Гарри! Вчера он уже слышал это имя из уст Джоан. Сегодня его произносит Пэтси. Что же собой представляет этот самый Гарри?

– У них очередной урок верховой езды, – беззаботно пояснила Пэтси, намазывая на хлеб масло. – В новом фильме, где заняты мы обе, нам предстоит скакать на лошадях. Вот Гарри и учит нас верховой езде.

– По очереди? – сдержанно обронил Бен.

– Когда как. Но вообще предпочитает заниматься с каждой из нас отдельно. Говорит, так ему удобнее. А мы и не возражаем. Какая разница?

Для тебя, может, никакой, хмуро подумал Бен, хорошее настроение которого будто ветром сдуло. А для Гарри, и тем более Джоан, значительная!

– Гарри? Кажется, вчера Джоан упоминала о нем. Если не ошибаюсь, этот юноша имеет какое-то отношение к заповеднику Лос-Ахос?

Пэтси рассмеялась.

– Это Джоан назвала Гарри юношей?

Разумеется, ничего подобного Джоан не говорила. Бен нарочно употребил это слово, чтобы выведать побольше информации, не задавая наводящих вопросов.

– Не помню, но… во всяком случае, у меня сложилось впечатление, будто речь идет о молодом парне.

– Ну не такой уж он молодой. Точно не скажу, но, по-моему, Гарри лет тридцать восемь. Он ведь смотритель природоохранной зоны, безусому пареньку подобную должность не дали бы.

– А у Гарри есть усы? – улыбнулся Бен, будто произнося эти слова в шутку. На самом деле ему очень хотелось знать, как выглядит человек, который моложе его самого лет на девять и с которым Джоан, судя по всему, проводит немало времени. Наедине!

– Вообще-то про усы я просто так сказала, – забавно сморщила Пэтси нос. – Но они у Гарри действительно есть, черные, с загнутыми вверх кончиками. Гарри вообще красавчик. У него мать мексиканка, отец американец. Сынок у этой пары получился просто загляденье!

– Тебе нравится?

Пэтси закатила глаза.

– О…

– А Джоан как к нему относится?

– Неплохо.

– Тем более что он такой красавец, верно?

– С такой внешностью следовало бы попытать счастья в Голливуде, а не присматривать в заповеднике за бизонами, – убежденно произнесла Пэтси. – Гарри смуглый, с кожей медного оттенка, темноволосый и с голубыми глазами.

– И с обольстительными усами, – усмехнулся Бен, изо всех сил стремясь скрыть безотчетное, но быстро нарастающее чувство досады.

– Именно! И все это, по-моему, составляет совершенно необычное сочетание. Ты не находишь?

– Что я могу сказать? Судя по твоему описанию, парень способен представлять некоторый интерес… для дам. Но мне трудно судить о внешности человека, не видя его. Кстати, давно этот Гарри здесь живет? Что-то я прежде о нем не слышал.

Пэтси прыснула. Затем, заметив удивленный взгляд Бена, пояснила:

– Ты так это сказал, будто бываешь здесь каждую неделю.

Он нахмурился.

– Возможно, бывал бы, если бы в свое время Джоан не приняла решение избавиться от меня. Впрочем, тебе это известно.

Бросив на него несколько смущенный взгляд, Пэтси пробормотала:

– Прости, если что-то не так сказала. Просто сама я привыкла к разводам, потому что совершаю их регулярно, а вы с Джоан, судя по всему, до сих пор переживаете свою историю.

– Просто когда-то мы очень любили друг друга.

Произнеся эту фразу, Бен замолчал и некоторое время стоял с устремленным за окно взглядом. Пэтси же с интересом наблюдала за ним. Потом с ее губ слетел не лишенный мечтательности вздох.

– Романтика, понимаю… А у меня, кажется, любви и не было никогда, одна влюбленность. – На миг задумавшись, она лукаво усмехнулась. – Впрочем, это только так говорится, на самом деле далеко не одна. Количество моих разводов тому подтверждение. В этом смысле я по сравнению с вами ветеран!

Бен сдержанно улыбнулся.

– Да, наверное.

– Не сомневайся, – кивнула Пэтси. Откусив кусочек бутерброда, она добавила: – А Гарри частенько здесь бывает. Что называется, захаживает по-соседски на огонек. Ведь он живет недалеко, коттедж смотрителя находится практически на границе, разделяющей территорию ранчо Эль-Моррон и земли природоохранной зоны.

– А с женой Гарри ты знакома? – с показным безразличием задал Бен тщательно выстроенный вопрос.

Пэтси недоуменно уставилась на него.

– Это ты какую жену имеешь в виду?

Бен невольно хохотнул, хотя на самом деле ему было не до смеха. Выходит, напрасно он льстил себя мыслью, что у Джоан сохранилась привязанность к нему? Возможно, находясь вчера в его объятиях, она просто представляла, что целуется с Гарри?

– А что, у Гарри несколько жен? Этакий гарем в оазисе Лос-Ахос?

– У него вовсе никакой жены нет! – воскликнула Пэтси. – Просто ты так спросил, что я подумала, может, подразумевается какая-нибудь женщина, о которой мне неизвестно.

– Не хочешь ли ты сказать, что знаешь всех женщин Гарри? – вновь усмехнулся Бен.

Пэтси отпила глоток кофе – очень ароматного, это ощущалось даже на расстоянии.

– Собственно, не знаю ни одной. Хотя допускаю, что за таким красавцем, как Гарри, они ходят табуном. Примерно как бизоны, за которыми он присматривает.

– Интересные у тебя сравнения, – заметил Бен.

Слова Пэтси почему-то подействовали на него успокаивающе. Впрочем, период относительного умиротворения продолжался недолго и закончился ровно в тот момент, когда в коридоре зазвучали голоса и смех.

14

Голосов было два – мужской и женский. Последний Бен узнал сразу, потому что он принадлежал Джоан. А мужской… Скорее всего, это и был Гарри, о котором шла речь.

Через минуту оба появились в столовой. Они были так увлечены беседой, что в первый момент, кажется, даже не заметили, что в помещении кто-то есть. Первой перешагнула порог Джоан, но смотрела она назад, на идущего следом спутника. Вскоре показался и тот.

Увидев его, Бен стиснул зубы. Гарри – а это, несомненно, был он – обладал на удивление привлекательной внешностью. Пэтси не грешила против истины, утверждая, что ему вполне можно пытать счастья в кино. С такими внешними данными амплуа героя-любовника, можно сказать, в кармане.

Гарри был высок, статен, широк в плечах, тонок в талии, а в его безусловно красивом лице отсутствовал малейший намек на слащавость. Наоборот, его лицо дышало мужественностью, которую подчеркивали небольшие усы. Бен так и увидел Гарри – в потертых кожаных брюках и ковбойской шляпе – скачущим по прериям природоохранной зоны верхом на мустанге, с карабином за спиной.

– Никогда больше так не делай, – говорил Гарри, глядя на Джоан, тоже не сводившую с него глаз. – Дать лошади шпоры и одновременно натянуть поводья означает сбить животное с толку. В лучшем случае она встанет на дыбы, как произошло сейчас. А в худшем – может понести, что для неопытного наездника очень опасно.

– Хорошо, я постараюсь, чтобы больше такого не повторялось, – пообещала Джоан, после чего наконец соизволила увидеть Пэтси и Бена. – А, вы здесь… Доброе утро.

Взгляд ее был направлен в основном на Пэтси. На Бена она взглянула лишь мельком.

– Привет! – защебетали Пэтси. – Для нас с Беном утро, а для вас скорее уже день. Верно, Гарри?

Тот широко улыбнулся.

– Здравствуй. Ты права, для меня утро начинается часов в пять, а то и раньше. – Затем он повернулся к Бену. – Здравствуйте.

Джоан шагнула вперед.

– Познакомься, Гарри, это мой… – Она замялась, вероятно слово «мой» показалось ей слишком смелым. Вдобавок у нее сразу не нашлось для Бена подходящего определения. – Это Бен Донован. Когда-то мы с ним были женаты. Впрочем, неважно. Познакомьтесь.

Гарри первым шагнул вперед и протянул руку.

– Гарри Бразерс.

– Бен Донован.

Рукопожатие был коротким, но крепким. Бен успел почувствовать шершавость ладони, и в его голове промелькнула мысль о том, что он давненько не пожимал руки человека, которому приходится заниматься физическим трудом. В основном по роду деятельности Бену приходилось вращаться среди людей, принадлежащих к миру искусства, в частности кино. У многих из них рукопожатие было крепким, но ладони – мягкими, гладкими, почти без шероховатостей.

В следующую минуту воображение подбросило Бену следующий образ: шершавая ладонь Гарри нежно сжимает прелестную упругую грудь Джоан.

– Рад знакомству, – произнес Бен, приложив все силы, чтобы эти слова не прозвучали сквозь зубы.

Гарри внимательно и немного удивленно посмотрел на него, затем кивнул.

– Я тоже. – Отойдя к столу, он окинул его взглядом и произнес, обращаясь к Джоан: – Если не возражаешь, я вызову миссис Фейт. Что-то у меня аппетит разыгрался.

Та молча улыбнулась. Собственно, ее позволения Гарри и не требовалось, произнесенные им слова были простой формальностью. Уверенность, с которой Гарри затем отправился звонить по внутреннему телефону, свидетельствовала о том, что он в этом роскошном доме свой человек.

В отличие от меня, мрачно подумал Бен, наблюдая, как весело и непринужденно Гарри беседует по телефону с миссис Фейт.

Вскоре та появилась в столовой собственной персоной. Поздоровавшись со всеми, повернулась к Джоан.

– Подавать завтрак, мэм?

– Пожалуй.

– Да-да, и поскорее! – оживленно произнес Гарри. – Лично я изрядно проголодался.

Миссис Фейт смерила его невозмутимым взглядом.

– Изрядно – это сильнее, чем всегда?

После этого все, включая саму миссис Фейт, почему-то рассмеялись. Бен же почувствовал себя чужим. Ощущение было не из приятных, поэтому он решил не задерживаться в этой сплоченной компании.

– Угадали, миссис Фейт! – все еще смеясь, произнес Гарри. – Сегодня я голоден как никогда.

Та вскинула бровь.

– Не преувеличивай, парень. Не может такого быть, чтобы ты вышел из дому без завтрака. Наверняка перехватил с утра сандвич-другой.

Пожав плечами, Гарри обронил:

– Так то с утра!

– Ну, что я говорила? – спокойно констатировала миссис Фейт, обводя взглядом собравшихся. – Не может быть, чтобы наш ковбой не перекусил перед завтраком!

– Это и был завтрак, – усмехнулся Гарри. – Первый завтрак, что тут особенного? Тем более для человека, который встает ни свет ни заря.

– А сейчас ты ожидаешь второго? А потом еще будет ланч?

Гарри вновь дернул плечом.

– Не понимаю, почему я должен отказываться от ланча?

– О да, ты не откажешься! – хмыкнула миссис Фейт. Затем продолжила, взглянув на Бена и, очевидно, считая необходимым прояснить ситуацию специально для него: – Наш Гарри большой любитель поесть. Уверена, разбуди его посреди ночи и предложи перекусить, он с радостью согласится. Как при этом умудряется не толстеть, одному богу известно. Взгляните на него: ни единой унции жира. Бугры, которые выпирают из-под рубашки, – это мышцы. – Она вновь посмотрела Гарри в лицо. – Поделись секретом, куда ты все деваешь?

– Спать надо поменьше, – снисходительно усмехнулся тот, – двигаться побольше. И вообще, поносились бы вы с мое по заповеднику, миссис Фейт, так не спрашивали бы! – Через минуту он с вкрадчивой учтивостью добавил: – Кроме того, на вашем месте, любезная миссис Фейт, я бы сейчас поспешил сначала на кухню, а потом обратно, но уже с полным подносом еды. – Тут в голове Гарри промелькнула какая-то мысль, и он предложил: – А хотите, я вам помогу все донести?

Губы миссис Фейт сложились в едва заметную усмешку.

– А я, парень, на твоем месте не особенно суетилась бы.

– Это вы на что намекаете? – подозрительно спросил он.

– Видишь ли, дорогой, тебе ничего не достанется. Готовя сегодня завтрак, я рассчитывала на троих: на двух дам и мистера Донована. Как видишь, ты в это число не входишь. Откуда мне было знать, что тебе взбредет в голову явиться сюда завтракать!

– Это я пригласила Гарри, миссис Фейт, – извиняющимся тоном произнесла Джоан.

– Да? Хм… Что ж, придется состряпать ему что-нибудь на скорую руку.

– Состряпайте, пожалуйста! – подхватил Гарри, умильно глядя на миссис Фейт.

– Не нужно. – Эти слова произнес Бен.

Все повернулись к нему.

– Почему? – сдержанно задала Джоан вопрос, наверняка возникший и у остальных.

Бен понял, о чем она думает: что его задевает присутствие в доме Гарри и он пытается помешать тому сесть за стол.

Мрачно усмехнувшись про себя, Бен пояснил:

– Незачем что-то готовить, потому что я не собираюсь завтракать. Мне пора возвращаться в Лос-Анджелес.

Повисла пауза. Джоан глядела в сторону, а остальные из вежливости помалкивали. Наконец Пэтси удивленно спросила:

– Даже кофе не выпьешь?

Бен качнул головой.

– Нет, пора ехать.

– Что ж… – вздохнула Пэтси. По-видимому, ей непонятна была подобная спешка, но расспрашивать или тем более комментировать она не решалась.

– Кофе у меня готов, – как бы невзначай проронила миссис Фейт. – Выпили бы чашечку, много времени это не займет.

Бен улыбнулся ей.

– Благодарю, как-нибудь в другой раз.

Краем глаза он заметил, как при словах «в другой раз» Джоан быстро и пытливо посмотрела на него. Бен повернулся к ней, однако она уже отвела взгляд. Тогда он вновь посмотрел на миссис Фейт.

– Кстати, кофе у вас замечательный, я еще вчера хотел вам это сказать. И еда, которую вы готовите, тоже выше всяких похвал.

– Благодарю, мистер Донован, – с достоинством произнесла та. – В следующий ваш приезд приготовлю что-нибудь особенное.

Джоан вновь метнула взгляд, на этот раз на миссис Фейт. В ее глазах Бен успел заметить такое выражение, будто она хотела сказать: «Сговорились все, что ли?».

Тем временем миссис Фейт повернулась к Гарри.

– Ну что, ковбой, повезло тебе, получишь ты завтрак. Но уж раз обещал, идем со мной на кухню. Поможешь мне.

– С удовольствием!

Когда оба удалились, Бен сказал, пристально глядя на Джоан:

– Перед тем как уехать, я все же хотел бы получить ответ, согласна ты принять участие в делах Джейми или нет.

Она подошла к столу и взялась за спинку стула.

– Разумеется, согласна. Но никаких условий не приму. Я не собираюсь плясать под чужую дудку!

Бен кивнул.

– Понятно. В таком случае… – Он посмотрел на наручные часы. – Нам бы еще многое следовало обсудить, однако мне пора. Если не возражаешь, позже поговорим по телефону.

– Почему я должна возражать?

– Ну мало ли… – двинул Бен плечами. – Все, ухожу. До свидания.

Кивнув Пэтси, он направился к выходу.

– Рада была повидаться с тобой! – повысив голос, произнесла она ему вслед.

Бен на секунду обернулся.

– Мне тоже приятно. Думаю, еще встретимся.

– Конечно, – беззаботно ответила Пэтси. – Если не здесь, то в Лос-Анджелесе. Тем более что не за горами начало новых съемок.

Бен еще раз взглянул на Джоан и покинул столовую. Через минуту он сбежал по широким ступеням крыльца и направился к своему оставленному неподалеку «доджу».

Разворачиваясь на автомобиле, Бен скользнул взглядом по фасаду особняка, и ему показалось, что на одном из окон столовой качнулась занавеска. Первой его мыслью было, не Джоан ли решила посмотреть, как он уезжает, но приглядываться было некогда. И вообще, возможно, все это возникло лишь в его воображении.

Выдаешь желаемое за действительное, парень! – насмешливо сказал ему внутренний голос.

И он почти готов был с этим согласиться.

15

Еще только подъезжая к своему дому – небольшому особняку в северо-восточной части Лос-Анджелеса, – Бен заметил перед входом ярко-красный открытый «феррари».

Кто бы это мог быть? – промелькнуло в его голове. Насколько мне известно, у приятелей Джейми нет таких дорогих автомобилей. Не ко мне ли кто-нибудь приехал?

Через минуту, обогнув неспешно движущийся впереди фургон с надписью «Кока-кола» на борту, Бен заметил возле «феррари» Джейми. Тот стоял, наклонившись к кому-то, кто сидел за баранкой автомобиля. Вскоре стало ясно, что это женщина. Разглядев платинового оттенка локоны длиной до плеч, Бен сообразил, с какой именно женщиной беседует Джейми.

С Ирмой Филмор!

Она уже ездит в мой дом! – вспыхнуло в мозгу Бена. Нет, но какова нахалка! Впрочем, известно, кто ее пригласил. Джейми, кто же еще! Отец уехал, можно позволить себе небольшое приключение. Правда, не исключено, что Ирма просто подбросила Джейми домой после того, как они где-то целый день провели вдвоем. Только тогда непонятно, почему рубашка Джейми не заправлена в джинсы и не застегнута…

Подъехав к дому, он остановил «додж» позади «феррари» и сразу вышел. Джейми и Ирма уже ожидали его появления.

– Привет, пап, – сказал Джейми.

– Здравствуйте, – ответил тот, обращаясь к обоим.

– О, Бен! – промурлыкала Ирма. – Рада тебя видеть.

Он сдержанно кивнул, предпочитая не развивать эту тему и надеясь, что Ирма сейчас уедет. Однако та, похоже, имела иное мнение на сей счет.

– Что-то давненько ты у меня не показывался, – сказала она, откидываясь на спинку сиденья и демонстрируя явное желание поболтать. – Нечего показать? Нет сценариев? Или носишь их другим продюсерам? А может, у тебя творческий застой?

Этот предмет тоже был не особенно приятен Бену, тем более не хотелось обсуждать его в присутствии Джейми.

– Обо мне не беспокойся, – усмехнулся он. – С творчеством у меня полный порядок. А сценарии… ты ведь сама знаешь: станешь носить их только одному продюсеру, непременно прогадаешь.

Ирма тонко улыбнулась.

– Глупости! Если это и относится к кому-то из нашей братии, то только не ко мне. Впрочем, в отношении кого-нибудь другого я, возможно, поступала бы так же, как прочие продюсеры. Но ты особый случай. Твои работы всегда были для меня исключением.

Бен с минуту переваривал сказанное, пытаясь понять, к чему Ирма клонит. До сих пор у него не было ощущения, что между ними существуют какие-то особенные отношения. Да, в свое время Ирма сняла два фильма по его сценариям, но потом последовал длительный перерыв, ставший следствием размолвки из-за истории с гонораром Джоан. И лишь в этом году Бен принес Ирме несколько своих работ, которые не заинтересовали других продюсеров и режиссеров. Ирма взяла их и, по ее словам, прочла. Возвращая, сказала несколько комплиментов. Но и только. Дальше этого дело не двинулось. Вкладывать средства в съемку фильмов она не спешила. Так что сейчас Бен пришел в некоторое недоумение по поводу оброненной ею фразы о якобы имеющей место исключительности.

О чем это она? – вертелось в его голове. Может, вообще подразумевает не рабочие отношения, а тот факт, что в настоящий момент у нее завязалась интрижка с Джейми? Но зачем тогда говорить о моих работах?

Он усмехнулся.

– Приятно слышать. Учту на будущее.

Ирма не спеша оглядела Бена с головы до ног, после чего на ее губах возникла улыбка, в которой присутствовал оттенок удовлетворения. С ней Ирма и повернулась к Джейми.

– У тебя очень талантливый отец. Знай это.

Тот слегка смутился.

– Знаю.

Странные разговоры ведет сегодня Ирма, подумал Бен.

– Кстати, ты очень похож на него, – добавила она, обращаясь к Джейми, но глядя на Бена.

– Не только на меня, – возразил Бен. – Не забывай, что у Джейми есть и мать.

Показалось ему или по лицу Ирмы скользнула тень? Но если даже так, через мгновение оно приобрело прежнее беззаботное выражение.

– О да… Джоан! Она, бесспорно, красива, но… – Ирма на минутку умолкла, словно пытаясь сформулировать в уме какую-то мысль.

Интересно, подумал Бен. Она что, нарочно пытается понизить статус Джоан, перед тем как предложить участие в своем новом проекте? Чтобы та не запросила чересчур большой суммы в качестве гонорара? Ну и хитрюга!

– …но ее внешность не того свойства. У Джоан нет таких широких плеч, такого мощного торса… – Ирма скользила взглядом по перечисляемым деталям фигуры, но не Джейми, а Бена, – таких развитых мышц и такой талии. Впрочем, последнее не в счет, талия у Джоан конечно же тоньше.

Хоть какое-то преимущество! – усмехнулся про себя Бен.

Покосившись на Джейми, он заметил, что смущение сына усилилось. Парень явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– Слышала, ты ездил к ней? – будто невзначай обронила Ирма, машинально скользя пальцами вверх-вниз по баранке.

Жест был весьма красноречив и преисполнен эротики. Заметил его не только Бен, но и Джейми. Будто завороженный следил он за движениями длинных, тонких, с холеными ногтями пальцев, и в его воображении наверняка рисовались весьма волнующие образы. Бену не нужно было объяснять какие.

Нет, Ирма не подбросила Джейми домой, с горечью подумал он. Она была здесь, и они с Джейми занимались тем, о чем говорит ее жест. А сейчас Ирма уезжает – Джейми вышел проводить ее.

– Слышала? – повторил Бен. – О моей поездке ходят слухи?

Ирма рассыпалась в негромком смехе.

– Мне нет нужды добывать информацию из сплетен, у меня есть проверенный источник.

Она посмотрела на Джейми, и тот ответил ей влюбленным взглядом.

– Ты всем сообщаешь о моих перемещениях? – в свою очередь хмуро взглянул на Джейми Бен. Одновременно, не сумев отказать себе в удовольствии, он сделал ударение на слове «всем».

Почувствовав в тоне отца недовольство, Джейми принужденно улыбнулся.

– Что ты, пап! Я только Ирме сказал. Что тут такого? Ведь они с мамой давние подруги, так что…

Окончание фразы проскользнуло мимо ушей Бена. Все его внимание сосредоточилось на выражении «давние подруги». Он молча посмотрел на Ирму, однако та невозмутимо вскинула бровь, будто говоря: «Тебя что-то удивляет?».

Уязвленный подобной наглостью, Бен спросил:

– Кто тебе сказал, что они подруги?

Джейми даже слегка растерялся.

– Как, ведь это же… – начал он таким тоном, словно факт существующей между Джоан и Ирмой дружбы не подвергался сомнению.

Но не успело на лице Бена сформироваться ироничное выражение, как Ирма промурлыкала, слегка жмурясь на солнышке:

– Ну я сказала. А что? Подумаешь, секрет! Всем известно, какие давние у нас с Джоан отношения. Любого спроси – и всякий скажет.

Бен устало вздохнул. Поездка на ранчо Эль-Моррон отняла у него немало сил и нервов, поэтому сейчас ему хотелось только одного: чтобы Ирма поскорее укатила и можно было бы спокойно удалиться в дом.

Кроме того, ему стало предельно ясно, чего Ирма добивается – старается покрепче и любыми способами привязать к себе Джейми. Причем сам мальчишка ей ни к чему, она преследует иную цель. Бен почти не сомневался, что все завершится шантажом, объектами которого станут, с одной стороны, Джоан, а с другой – Джейми. И требование будет сформулировано примерно следующим образом: отставка Джейми в обмен на согласие Джоан сниматься в новом фильме Ирмы.

Вдобавок не исключено, что почти бесплатно, вдруг подумал Бен. Это будет абсолютно в духе Ирмы, которая убьет даже не двух зайцев, а сразу несколько: позабавится с Джейми, что, собственно, происходит уже сейчас, заполучит Джоан для своего очередного проекта и сэкономит немало денег на ее гонораре.

Он посмотрел на Ирму, у которой было написано на лице совершенно невинное выражение, затем взглянул на Джейми. Мальчишка выглядел слегка смущенным, но вовсе не потому, что Бен застал его с женщиной, годящейся ему в матери, а из-за неуместных вопросов, которые тот задает.

– Кстати, как поживает Джоан? – вновь тонко улыбнулась Ирма.

И у Бена внезапно возникло странное видение – будто между ее губ выскочил на секунду черный раздвоенный язык.

– Спасибо, хорошо, – сдержанно ответил он, стараясь прогнать яркий образ. Однако образ этот оказался весьма прилипчивым.

– Полагаю, ты ездил к ней за свежими впечатлениями. Наверное, она до сих пор является для тебя источником вдохновения.

Внешне произносимые Ирмой фразы выглядели вполне невинно, но Бен будто наяву видел сочащийся из них яд. Впрочем, ему было абсолютно ясно, что все это говорится в расчете на Джейми.

– В каком-то смысле, – сухо произнес он.

Ирма неопределенно улыбнулась.

– Да, Джоан женщина обаятельная… Это качество всегда привлекало к ней людей. – Она пристально взглянула на Бена. – В частности, мужчин. Я ведь помню, каким успехом пользовалась Джоан у всей съемочной группы.

Бен тоже помнил это. После слов Ирмы по его лицу пробежала судорога – едва заметная, но не скрывшаяся от глаз собеседницы.

Удовлетворенно улыбнувшись, она добавила:

– Полагаю, возле Джоан и сейчас хотя бы один мужчина, но вертится.

Гарри! – подумал Бен. Смазливый смотритель заповедника Лос-Ахос. Он учит Джоан верховой езде, и, следовательно, они видятся каждый день… или почти каждый. И общаются очень тесно.

– Она всегда была шалуньей, наша Джоан, – насмешливо произнесла Ирма, не сводя с лица Бена внимательных глаз.

Тот слушал ее, все больше мрачнея с каждым мгновением. На него постепенно накатывало знакомое саднящее чувство.

Ревность! Мерзкий, засасывающий монстр, чей яд поражает мозг облюбованной жертвы, лишая способности рассуждать здраво, уводя от реальности в мир разъедающих душу образов и в конце концов разрушая.

Все верно, прокатилось в мозгу Бена. Гарри находится очень близко к Джоан, это несомненно. Но почему я придаю данному факту такое большое значение? Ведь до вчерашнего дня я даже не подозревал о существовании Гарри на свете! И жил, можно сказать, спокойно… В чем же дело? Почему все это так сильно действует на меня? Наверное, виной всему встреча с Джоан. Увидеться с ней после стольких лет… Неудивительно, что наше общение всколыхнуло порядком забытые эмоции. Да, все это время я видел Джоан только на киноэкране, смотрел все фильмы с ее участием, но разве может это сравниться с личным общением? Разумеется, нет. Однако не успел я настроиться на восстановление пусть не прежних, но все-таки отношений – ведь без этого нельзя решить проблему Джейми, – как тут вдруг откуда-то взялся Гарри! Интересно, почему всегда так происходит: стоит нам с Джоан оказаться вместе, как сразу появляется кто-то третий?

Нам с Джоан! – прокатился в его мозгу чей-то язвительный хохоток. Вместе! А тебе не кажется, дружище, что на этот раз третьим стал ты?

Бен на минуту задумался над подобным предположением, но, как ни странно, в его глазах оно представлялось малоубедительным. И вообще, мысли Бена вдруг приобрели неожиданное направление.

Сколько раз в прошлом я подозревал Джоан в связи с каким-нибудь мужиком, а она клялась, что между ними ничего нет, подумал он. И мне ни разу не удалось уличить ее во лжи. Поневоле задашься вопросом: а стоило ли устраивать скандалы по такому мизерному поводу, как взгляд или жест? Кому это понравится?

Вот-вот, приятель, в самую точку! – прозвучал тот же голос. Ты сам пришел бы в восторг, если бы, наоборот, Джоан регулярно устраивала сцены ревности? И тебе пришлось бы оправдываться, доказывать, что у тебя и в мыслях не было совершать супружескую измену? Наверняка подобная практика семейных отношений пришлась бы тебе не по вкусу хотя бы потому, что ты постоянно находился бы в дурацком положении. Видишь, как порой бывает полезно поставить себя на место другого человека!

Вижу, согласился Бен. Строго говоря, присутствие Гарри в доме Джоан еще ничего не означает. То есть, если даже он и бывает там, это еще не повод для ревности.

Когда Бен подумал так, у него, что называется, отлегло от сердца. Будто какая-то тяжесть свалилась с души, дав возможность вольно дышать. Подобные мысли были для него внове, и то, что они появились, походило на процесс исцеления – очень приятный процесс. В эту минуту Бен еще не знал, как такие перемены скажутся на его отношениях с Джоан, однако предчувствие у него почему-то было хорошее.

Он перевел взгляд на Ирму, которая озадаченно рассматривала его, удивленная долгой паузой.

– Да, так о чем у нас речь? – произнес Бен. – Что-то я потерял нить беседы.

Это было абсолютной неправдой, однако Ирма приняла его слова за чистую монету и вновь иронично улыбнулась.

– Мы говорили о том, что вокруг Джоан наверняка и сейчас вьется какой-нибудь…

– Ах да! – воскликнул Бен. – То есть нет… меня интересует другое.

Ирма картинно повела бровью.

– Да?

– Ты нарочно приехала, чтобы узнать, не найдется ли у меня нового сценария?

16

Задавая этот вопрос, Бен надеялся сбить Ирму с толку, но, как говорится, не на ту напал. Она и глазом не моргнула. Напротив, улыбнулась еще шире.

– Нет, дорогой, сегодня я приехала к Джейми. – После слова «сегодня» была сделана многозначительная пауза – словно намек на то, что в другой раз, возможно, визит будет нацелен именно на Бена.

Затем Ирма улыбнулась Джейми, который в течение нескольких последних минут оказался как бы за рамками разговора. Он просиял и сделал порывистое движение вперед, но тут же остановился, бросив взгляд на Бена. Вероятно, ему все-таки было неловко выражать чувства к Ирме в присутствии отца.

Хоть что-то его еще сдерживает, и то хорошо! – мельком подумал Бен.

– Кстати, у тебя уютный дом, – добавила Ирма, вновь поворачиваясь к Бену. – Правда, я побывала только в гостиной и… в одной из спален. – Она обменялась влажным взглядом с Джейми, глаза которого и без того лихорадочно поблескивали, а тут будто вспыхнули. – Но все равно я составила впечатление о твоем жилище. Кстати, за все время нашего знакомства мне впервые довелось побывать у тебя. Прежде ты меня не приглашал… хм… собственно, и сейчас пригласил не ты, а Джейми.

– И еще не раз приглашу! – с горячностью произнес тот.

Бен покосился на него. Пока шел этот разговор, в его воображении нарисовалась следующая картина: шикарная голливудская дива в интерьере почти подростковой спальни Джейми, где, кроме тахты, письменного стола с компьютером и постеров любимых музыкальных команд на стенах, почти ничего не было. А когда Бен представил Ирму и Джейми обнаженными, сплетенными в жарких объятиях на этой самой простенькой тахте, то в первый момент едва не рассмеялся, настолько несуразной показалась ему подобная сцена. Но затем ему стало не по себе.

Не готов он был пока воспринять Джейми в качестве любовника, тем более такой роскошной красотки, как Ирма Филмор! Бен знал Джейми совсем крошкой, помнил, как тот учился ходить, говорить, каким было первое произнесенное им слово – «пить», – как затем началась учеба в школе и так далее и тому подобное. Сгорающим от страсти в объятиях давно не юной, искушенной женщины представить Джейми было практически невозможно. Даже зная, что именно это происходило здесь сегодня, совсем недавно, только что…

Впрочем, Бен понимал, отчего Джейми потерял голову. О, Ирма Филмор умеет сводить мужчин с ума! К тому же совсем юных, к которым питает какое-то особенное, извращенное пристрастие.

– Кстати, ты тоже мог бы пригласить меня в дом, – вдруг произнесла Ирма, пристально взглянув на Бена.

Он даже вздрогнул, потому что в его мозгу сразу вспыхнула мысль, порожденная аналогией с предыдущими.

– Я? – осторожно произнес Бен.

Ирма провела языком по чувственным губам, своей полнотой обязанным – как думалось Бену – закачанному в них специальному гелю.

– Ну да. Раз уж ты приехал, мог бы позвать меня на чашечку кофе.

Ах кофе! Бен незаметно перевел дух. Ему-то уж невесть что померещилось. Тем более Джейми стоит рядом, а всего несколько минут назад Ирма говорила о том, как они похожи – отец и сын. Поневоле задумаешься, не пришла ли ей в голову мысль устроить оргию с участием сразу двоих любовников! С нее станется.

– Не только на чашечку кофе, но и на бокал чего-нибудь покрепче, – произнес он с отработанной за многие годы светской улыбкой. И видя, что Ирма и впрямь собирается покинуть «феррари», чтобы пройти в дом, из которого недавно вышла, быстро добавил: – Только в другой раз, ладно? Я так устал с дороги… Да и ты, наверное, потрудилась на славу, – не удержался он от колкости. На Джейми нарочно не смотрел, чтобы тот не воспринял сказанное в штыки.

– Я? – Ирма медленно обвела Бена с головы до ног оценивающим взглядом. – Обо мне не беспокойся, меня еще хватит на троих таких, как ты.

Услышав, как рядом обиженно засопел Джейми, Бен подумал: боже правый, недоставало еще, чтобы мой собственный сын ревновал ко мне эту интриганку!

– Очень рад, – с легчайшим оттенком иронии обронил он. – Поделись секретом, как поддерживаешь хорошую спортивную форму?

Язык у Ирмы был подвешен неплохо. Не задумавшись ни на секунду, она парировала:

– Тренируюсь. – Мгновенный взгляд на Джейми. – Регулярно и с удовольствием.

– Молодец. Бизнесу не мешает?

– Что ты, дорогой! Даже помогает.

По-видимому, сообразив, что больше здесь делать нечего, она протянула руки к Джейми, и он, будто завороженный, наклонился к ней. Ирма пригнула его к себе за шею, после чего – с вызовом взглянув на Бена – запечатлела на губах картинный, поистине голливудский поцелуй.

Все происходило менее чем в полуметре от Бена и делалось явно в расчете на него. Не понять целенаправленности действий мог только полный кретин, к каковым Бен пока себя не причислял.

Затем, слегка оттолкнув ошеломленного Джейми, Ирма повернула ключ зажигания и взмахнула рукой в воздухе.

– Пока, мальчики! – Еще через мгновение она укатила и вскоре исчезла за поворотом.

Стоя на тротуаре, отец и сын некоторое время смотрели вслед красному «феррари» – первый в мрачной задумчивости, второй со странным тоскливо-восхищенным выражением в глазах.

– Почему ты пригласил ее сюда? – наконец сдержанно спросил Бен.

Джейми с некоторым удивлением посмотрел на него.

– А что тут особенного? Ведь я здесь живу. И потом, мы никому не мешали, ты ведь был в отъезде. – Немного помолчав, он добавил: – Собственно, Ирма сама захотела ко мне заехать. Не мог же я сказать «не приезжай»!

Сама захотела? – мысленно повторил Бен.

– Интересно, зачем ей это понадобилось? – спросил он.

– То есть как – зачем? – удивился Джейми. – Ирма сказала, что хочет посмотреть, как я живу, ну и все такое. Не вижу тут ничего особенного.

Действительно, что особенного в желании весьма известной в Голливуде персоны взглянуть на то, как живет какой-то студент, пусть даже и симпатичный? – хмуро подумал Бен.

– Ведь она же приглашает меня к себе, так почему я не могу сделать того же? – добавил Джейми.

– Вот именно, к себе. У Ирмы собственная вилла, и она вправе приглашать туда кого угодно. Когда у тебя будет свой дом, ты сможешь последовать ее примеру. Но, пока живешь в моем, прошу воздержаться от подобных приглашений. Не нужно превращать наше жилище в дом свиданий. Это по меньшей мере некорректно по отношению ко мне.

Однако Джейми пропустил последнюю фразу мимо ушей.

– В дом свиданий! Зачем же так грубо, папа? Ирма любит меня.

Любит! Что за бред!

– Почему ты так думаешь? – насмешливо обронил Бен.

В глазах Джейми вновь промелькнуло ошеломленное выражение, как будто сама мысль о том, что в чувствах Ирмы можно сомневаться, показалась ему кощунственной.

– Потому что она сама мне сказала!

– Что любит тебя? – Сарказм в тоне Бена был очевиден.

– Да! – запальчиво ответил Джейми.

Бен медленно покачал головой.

– Не будь наивным, Ирма просто использует тебя. Только я пока не понял зачем. Впрочем, кое-какие догадки есть, но ни о какой любви, поверь, в данном случае речь не идет.

Однако Джейми сейчас находился не в том состоянии, чтобы внять здравым доводам.

– Ты попросту завидуешь, папа, – снисходительно усмехнулся он. – Ведь у вас с мамой все кончилось не очень хорошо.

Бен с минуту рассматривал его, потом заметил:

– Кстати о маме, тебе известно, что Ирма старше ее?

– Старше? – По лицу Джейми скользнула тень. – Нет, я этого не знал. Но… какая разница? Не нужно постоянно намекать на то, что я младше Ирмы. Пойми же наконец, я счастлив, что у меня есть такая женщина! И мне страшно даже подумать, что всего этого могло бы не быть.

Бен устало вздохнул, потом повернулся и двинулся к дому, кивком пригласив Джейми следовать за собой.

– Хорошо, оставим пока эту тему, – произнес он на ходу. – Не хочешь узнать, как дела у мамы?

– Да, конечно, – без особого энтузиазма ответил тот. – Как она?

Похоже, его совсем не удивляет, что я отправился к Джоан, подумал Бен.

– Мама учится ездить верхом.

– В самом деле? – Кажется, в глазах Джейми все-таки промелькнул какой-то интерес.

Бен кивнул.

– Собственно, они учатся вдвоем с Пэтси Сейдж, которая сейчас находится на ранчо Эль-Моррон. Им вскоре предстоят съемки в одном фильме, вот они и практикуются. Знаешь Пэтси? – спросил он, задержавшись на крыльце.

Джейми сморщил лоб.

– Пэтси Сейдж? Которая снималась в «Муссоне»?

– Верно. Только кроме «Муссона» она играла еще во множестве фильмов.

– Знаю, просто это было первое, что пришло на ум. Значит, Пэтси Сейдж живет сейчас на мамином ранчо?

– Представь себе. Ведь они давно знают друг друга. Джоан познакомилась с Пэтси еще до твоего рождения.

Как и с Ирмой, хотел добавить Бен, но передумал. Намек на то, что Ирма годится Джейми в матери, мог разозлить парня, что не входило сейчас в планы Бена. У него вдруг промелькнула интересная мысль, для осуществления которой требовалось хорошее настроение Джейми.

Идею тот подал сам, проявив некоторый интерес к пребыванию на ранчо Эль-Моррон киноактрисы Пэтси Сейдж. Суть замысла состояла в следующем: поехать с Джейми на ранчо и таким образом попытаться отвлечь его от дурацкого наваждения, имя которому Ирма Филмор!

Тем более что Джоан сама спрашивала у Бена – более того, даже упрекала, – почему он приехал один, а не привез с собой Джейми. Вот удобный повод свозить парня к матери. Возможно, им действительно стоит пообщаться в непринужденной обстановке, найти точки соприкосновения, что ли. Ведь они, по сути, толком не знают друг друга. Как расстались, когда Джейми было семь лет, так с тех пор почти и не виделись.

Для Джейми сейчас Ирма ближе, чем родная мать! – сокрушенно подумал Бен. Впрочем, что это я, разве можно сравнивать эти вещи? Даже смешно!

– Кстати, чуть не забыл, – обронил он самым непринужденным тоном, на какой только был способен в данной ситуации. – Ведь Джоан пригласила тебя на ранчо. Просила передать, что ждет тебя.

Взгляд Джейми вновь слегка оживился.

– В самом деле?

– Конечно, сынок! А что тут особенного? Ведь это твоя мама, она скучает по тебе. Полагаю, ты и сам понимаешь…

Джейми на минуту задумался.

– Она только меня одного приглашает?

– Э-э… нет, нас обоих, – осторожно произнес Бен, опасаясь, что один Джейми не захочет ехать.

Однако вскоре выяснилось, что у того в голове вертятся иные мысли. Вновь некоторое время поразмышляв над чем-то, он спросил:

– А нельзя ли мне пригласить на ранчо Ирму?

Бен обескураженно заморгал. Вот и пытайся после этого отвлечь сына от объекта влюбленности!

– Ирму? – медленно повторил он, лихорадочно ища ответ. – Даже не знаю… А почему ты решил, что ей будет интересно на ранчо?

В глазах Джейми промелькнуло выражение, в котором, как было недавно, сквозила снисходительность.

– Неужели не понимаешь? Ведь все трое давние знакомые, ты сам это сказал!

– Все трое?

– Ну да! – оживленно кивнул Джейми. – Ирма, Пэтси Сейдж и моя мама. Говорил ты это?

– Э-э… да. Я сказал, что твоя мама и Пэтси познакомились еще до твоего…

– Да-да, рождения, – нетерпеливо перебил его Джейми. – А до того, как уехала Ирма, был разговор о том, что они с мамой подруги.

Бен вздохнул. Очевидно, невозможно сбить Джейми с идеи пригласить Ирму на ранчо Эль-Моррон.

С другой стороны, нет худа без добра, промелькнуло в его голове. Вдруг подобная встреча давних «подруг» поможет разрушить сияющий ореол, которым в глазах Джейми окружена Ирма?

– Ведь и с Пэтси Ирма тоже знакома, верно?

– Безусловно. – Бен поскреб в макушке. – Хорошо, я понял твою мысль и ничего не имею против. Но ведь нужно обговорить этот вопрос с Джоан, как ты думаешь, сынок? Все-таки ты собираешься пригласить Ирму на ее ранчо, не так ли?

– Да, папа. Но, по-моему, мама с радостью согласится. Встреча давних подруг – это же здорово, правда?

– О, разумеется. – С этими словами Бен наконец открыл дверь и вошел в дом.

17

– Тебе нравится у меня, сынок? – спросила Джоан, с едва заметной улыбкой глядя через стол на Джейми, который уплетал десерт – кусок роскошного сливочного торта с ломтиками свежих фруктов и шоколадной стружкой.

Уже неделя прошла с тех пор, как они с Беном приехали на ранчо, и каждый день миссис Фейт готовила для Джейми что-то особенное. Впрочем, угощались конечно же все, однако Джоан знала, что миссис Фейт старается именно для Джейми. Парень очень той понравился, и она откровенно баловала его все эти дни. Сам Джейми тоже очень быстро нашел с миссис Фейт общий язык – быстрее, чем даже с Пэтси, встретившей его как давнего приятеля, и с Гарри. Тот тоже держался с Джейми очень дружелюбно и с ходу принялся учить ездить на лошади – наравне с Пэтси и Джоан.

Уроки проводились каждый день.

Бен держался от всей этой веселой суеты на некотором расстоянии, был задумчив, и, хотя пытался работать над очередным сценарием, Джоан часто замечала, что он сидит над раскрытой тетрадью с взглядом, устремленным в пустоту. По-видимому, мысли его были далеко от перипетий нового киносюжета.

Что касается самой Джоан, то она больше всего была рада двум вещам – что не приехала Ирма и что присутствие Джейми отвлекает ее от волнения, которое вызывает Бен.

Она так и не избавилась от наваждения, заполонившего всю ее душу, сердце и разум с момента его последнего визита. Боясь признаться в этом даже самой себе, Джоан тем не менее чувствовала, что к ней стремительно возвращаются знакомые, направленные на Бена эмоции.

Возможно, все дело было в том, что Бен переменился. На каком-то тонком уровне Джоан ощущала, что перед ней практически другой человек, и это удивляло ее, несмотря на осознание того факта, что за минувшие годы и должно было произойти нечто подобное. В каком-то смысле было бы даже странно, если бы Бен остался прежним. Ведь и сама она больше не была той ветреной девчонкой, которая беззаботно кокетничала с каждым симпатичным парнем…

– Да, мама, – кивнул Джейми в ответ на заданный ею минуту назад вопрос. На миг оторвавшись от тарелки, он обвел взглядом столовую. – Здесь все так переменилось со времен моего последнего приезда. Я не ожидал, что у тебя сейчас такой роскошный дом. Наверное, ты немало над ним потрудилась.

Джоан улыбнулась.

– Что же, без трудов редко что-нибудь бывает. – После паузы она осторожно спросила: – А ты, если тебе здесь нравится, возможно, станешь теперь чаще приезжать… сюда? – Она хотела сказать «ко мне», но не решилась.

Джейми задумчиво облизнул ложку, будто прислушиваясь к себе.

– Пожалуй. – Он посмотрел на Бена. – Скорее всего – да.

Бен кивнул, показывая, что он положительно относится к этой идее.

– Жаль, что Ирма не смогла приехать, – неожиданно произнес Джейми в следующую минуту. – Уверен, ей бы очень понравилось то, что ты сделала с этим ранчо. Во что превратила его. У нее самой тоже замечательная вилла. Думаю, вам нашлось бы о чем поговорить. – Он на миг замер со странной улыбкой, как будто представил, как оживленно беседуют они обе – Джоан и его обожаемая возлюбленная.

Джейми не видел, как его родители обменялись хмурыми взглядами, после чего Джоан вздохнула. Прошло уже несколько дней, но ее все еще неприятно поражало, что Джейми запросто упоминает об Ирме, даже не пытаясь скрыть своих чувств. Причем говорил он всегда так, будто речь шла о его сверстнице, а не о зрелой женщине.

– Да, наверное, – пробормотала она, отведя взгляд.

Джейми, наоборот, оживленно блеснул глазами.

– Ирма часто упоминает о тебе, мама. Говорит, что ты одна из лучших ее подруг. И вообще, Ирме приятно, что именно благодаря ей ты начала сниматься, добилась успеха и стала тем, кем сейчас являешься.

Джоан выронила десертную ложку.

– Не беспокойся, я подниму, – сказал Бен, вставая со стула.

Растерянно и как-то беспомощно взглянув на него, Джоан благодарно кивнула.

Накануне нынешнего приезда Бен долго беседовал с ней по телефону, объясняя ситуацию и убеждая согласиться с идеей Джейми пригласить на ранчо Ирму.

– Меня самого коробит перспектива оказаться с ней под одной крышей, сидеть за столом и все такое, – говорил Бен. – Но, по-моему, так будет проще выяснить, что у нее на уме. И, кстати, у тебя появится возможность ясно дать ей понять, что ты не намерена участвовать в ее новом проекте. К тому же я буду рядом. То есть нас против Ирмы будет двое, понимаешь? Явный перевес сил. При благоприятном стечении обстоятельств мы и вовсе отобьем Джейми у этой интриганки, которой, кстати, придется играть на чужой территории.

«Нас двое», «мы отобьем»… Эти слова волновали Джоан. Ей было очень приятно, что Бен объединяет себя и ее в подобных фразах. И хотя голос здравого рассудка предостерегал против преждевременной радости и туманных иллюзий, все равно такого рода разговоры будоражили воображение Джоан.

А сейчас, когда Бен и Джейми уже неделю жили на ранчо, ее не покидало иррациональное, абсолютно лишенное оснований чувство, будто они вновь объединились в семью. Оно было настолько приятно, что всякий раз, испытывая его, Джоан невольно замирала, будто боясь спугнуть. Напрасно я решилась на тот дурацкий развод. Наверное, можно было как-то решить проблему другим путем. Если бы только кто-то подсказал мне тогда, как это сделать, думала она.

Все кончалось грустным вздохом, потому что Джоан понимала: момент безвозвратно утрачен. Прошло много времени, Бен изменился, у него своя жизнь, а Джейми вырос и влюбился в циничную интриганку.

Но для нее было новостью, что, оказывается, всем в жизни она обязана Ирме Филмор! Услышав такое, не только ложку уронишь, а того и гляди получишь нервный срыв.

Подавая поднятую ложку, Бен коротко сжал пальцы Джоан, словно призывая крепиться. И она была благодарна ему за безмолвную поддержку. Но она и сама уже успела немного прийти в себя и, с нейтральной улыбкой взглянув на Джейми, протянула:

– Да, мне тоже жаль, что Ирма не смогла приехать, а то бы я с ней поговорила… по душам.

Сидевшая напротив Пэтси – которой была прекрасно известна та давняя история, когда Ирма практически лишила Джоан гонорара за съемки в чрезвычайно успешном фильме, – не удержавшись, хихикнула. Бен тоже сдержанно усмехнулся. И только Джейми, не уловив подтекста произнесенной Джоан фразы, с воодушевлением подхватил:

– Ничего, возможно, в следующий раз она выкроит время для поездки. И тогда мы все очень весело проведем время! – Отправив в рот последний кусочек торта, Джейми отодвинул тарелку. От его внимания вновь укрылся тот факт, что Джоан, Бен и Пэтси переглянулись.

Спустя минуту Пэтси обронила:

– Что касается меня, то я намерена неплохо провести время уже завтра. – Видя, что остальные повернулись к ней, она пояснила: – Гарри приглашает нас на конную прогулку по заповеднику. Он просил передать это всем. Сбор завтра на конюшне в десять утра.

– По заповеднику? – произнес Джейми. – Разве туда пускают посетителей?

– Как правило, нет, – сказала Джоан. – Вероятно, Гарри делает для нас исключение.

– Вот как? Тогда и я поеду! – Глаза Джейми заблестели.

Все-таки как хорошо, что Бен привез сына сюда! Мальчик хоть немного отвлечется от своего пристрастия, подумала Джоан.

Но тут Джейми с вздохом добавил:

– Жаль только, что на этой прогулке не будет Ирмы.

– А мы чем плохи? – лукаво взглянула на него Пэтси. – Чем мы тебя не устраиваем?

Джейми слегка смутился.

– Я вовсе не это имел в виду, просто… если бы не неотложные дела, Ирма сейчас находилась бы здесь, а так она скучает там одна…

Бен издал звук, будто поперхнулся, и поспешно взял со стола стакан воды.

– Почему ты так думаешь? – спросила Пэтси.

– Не думаю, а знаю. Ирма сама сказала, что будет по мне скучать.

– А, – протянула та насмешливо, – тогда понятно… – Выдержав некоторую паузу, она задумчиво произнесла: – И все-таки кое-что в твоих отношениях с Ирмой кажется мне странным.

Джейми сразу насторожился, очевидно ожидая намека на разницу в возрасте между ним и его возлюбленной.

– Что?

– Ну… на месте Ирмы я бы все бросила и поехала с тобой.

Услышав это, Джоан затаила дыхание: насмешка была слишком очевидна. Однако состояние влюбленности не позволило Джейми ощутить подвоха. Он грустно покачал головой.

– К сожалению, это было невозможно. Между прочим, Ирма тоже сказала нечто подобное, мол, если бы не дела, я бы отправилась с тобой хоть на край света.

Джоан стиснула зубы. Ирма посмеялась над Джейми, а он, глупый, даже не понял этого! Поймав взгляд Бена, она сообразила, что и в его голове возникла подобная мысль.

– М-да, дела кого хочешь остановят, – с наигранным сочувствием заметила Пэтси. – Но у нас, к счастью, неотложных дел нет, поэтому завтра мы поедем в заповедник. Ты с нами, Джоан?

Та покачала головой.

– Я бы с радостью, но на завтрашнее утро у меня намечен телефонный разговор с Айки…

– С режиссером Айки Снайпсом? – спросил Бен. – Вы с Пэтси снимаетесь у него?

Джоан кивнула.

– Мы заранее назначили беседу на субботу, чтобы никто не мешал Айки обсудить со мной сценарий. Я не в восторге от одной сцены, где мне предстоит сниматься, и хочу выяснить, нельзя ли ее немного изменить.

– Сценаристы этого не любят, – усмехнулся Бен.

Джоан повернулась к нему, собираясь что-то ответить, но слова застыли у нее на языке. Причиной легкого ступора стало то, что она встретила взгляд Бена. Вернее, словно наткнулась, потому что серые, до боли знакомые глаза будто излучали интенсивный поток энергии.

Для других ничего особенного не произошло, они даже не заметили легкой заминки, но для Джоан все вокруг словно перестало существовать. Весь мир будто сузился и грозил вот-вот захлопнуться – такими были ее ощущения. Потому что так на нее подействовал горящий, переполненный эмоциями взгляд Бена, в котором явственно ощущалась страсть.

Неизвестно, что вызвало в нем подобный всплеск чувственности, но Джоан ощутила ее силу во всей полноте. Продолжалось это несколько мгновений, затем Бен отвел взгляд, то ли не желая смущать Джоан, то ли себя самого.

– А ты, Бен? – спросила Пэтси.

Он посмотрел на нее, и первые несколько секунд в его глазах читалось озадаченное выражение, но затем он сообразил, что речь идет о прогулке в природоохранную зону Лос-Ахос.

– Да, пожалуй, отправлюсь с вами, – ответил он, явно думая о чем-то другом. – Развеяться не помешает. К тому же, возможно, какой-нибудь сюжет придет в голову.

– «Парк юрского периода» уже снят, папа, – обронил Джейми.

– «Затерянный мир» тоже, – подхватила Пэтси.

– А также «Кинг-Конг» в очередной своей версии, – улыбнулась и Джоан.

Бен обвел их взглядом.

– Вас послушать, так я конченый плагиатор.

Все рассмеялись. Затем Джейми сказал, удивленно подняв брови:

– Разве ты умеешь ездить верхом?

Бен подмигнул ему.

– Думаешь, только ты все умеешь? Я ездил верхом, когда тебя еще на свете не было!

– И никогда об этом не рассказывал!

– Необходимости не возникало.

Удовлетворившись ответом, Джейми повернулся к Джоан.

– Жаль, мама, что ты не можешь поехать.

Ну наконец-то! – подумала она. Хоть чего-то ему жаль, кроме отсутствия Ирмы.

Проводив на прогулку в заповедник всю компанию, Джоан стала ждать телефонного звонка Айки Снайпса.

Вопреки договоренности, он дал о себе знать лишь пополудни, что-то его задержало. Тем не менее разговор получился весьма плодотворным и полезным для Джоан.

Положив трубку, она некоторое время размышляла, потом подошла к окну, выходящему в сторону заповедника. Ей показалось, что на дворе пасмурно, несмотря на сияющее в небе солнце. Вероятно, виной тому был усилившийся ветер, который поднял в воздух множество мельчайших пылинок.

Ветры здесь были не в диковинку, наоборот, редко выпадал безветренный день. Поэтому Джоан нимало не обеспокоили ее наблюдения, пока не раздался новый телефонный звонок. Взяв трубку, она услышала голос Пэтси, звучавший встревоженно.

– У тебя все в порядке? – спросила та.

– Да, – удивленно ответила Джоан. – А почему ты спрашиваешь?

– Видишь ли, мы сейчас находимся в коттедже Гарри, он пригласил нас к себе после прогулки…

– В самом деле? Ну и как, уютный у него дом?

– Я бы сказала, холостяцкий, – хихикнула Пэтси. – Но кофе Гарри варит отменный, надо отдать ему должное… Но я не это хотела сказать!

Джоан вдруг тоже забеспокоилась.

– Что-то случилось?

– Думаю, пока нет, но…

Пэтси сделала паузу, будто собираясь с мыслями, так что Джоан пришлось поторопить ее.

– Ну говори же скорей! – нетерпеливо воскликнула она, впившись пальцами в телефонную трубку.

– Бен… видишь ли, он…

Сердце Джоан упало: что-то произошло с Беном! По ее спине пробежал холодок, однако, охваченная беспокойством, она даже не удивилась своей реакции.

– Что?!

– Не волнуйся, с Беном все в порядке… я полагаю, – быстро произнесла Пэтси, сообразив, что напугала Джоан. – Просто тут у Гарри есть радиосвязь с метеорологическим центром, откуда поступило предупреждение о быстром приближении к заповеднику воздушного фронта.

– И что? – чуть менее тревожно спросила Джоан.

– Обещают шквалистый ветер, что влечет за собой пыльную бурю и, возможно, смерчи.

Джоан перевела дыхание.

– В это время года подобные явления не редкость. А при чем тут Бен, не пойму?

– Его здесь нет, – сказала Пэтси. – Он не захотел заехать к Гарри, а отдал нам коня и пешком отправился к каньону… э-э… Как? Вот тут Гарри подсказывает – Дель-Аламо.

– Знаю, – кивнула Джоан.

С этим каньоном частично граничила принадлежащая ранчо территория.

– Бен вроде бы собирался спуститься на дно каньона, – продолжила Пэтси, – и мы тут волнуемся, как бы ничего не случилось, когда начнется ураган.

Джоан бросила взгляд за окно. Ветер значительно усилился, верхушки деревьев в саду качались.

– Там внизу, недалеко от спуска, есть пещера, – сказала она. – Бен наверняка увидит ее и сообразит, что там можно переждать пыльную бурю.

– Гарри тоже так говорит, – вздохнула Пэтси. – Только он опасается оползней и камнепада. Боится, что пока Бен осмотрится, то успеет получить травму.

Джоан прикусила губу. Гарри знает обстановку, как никто: опасность вполне реальна.

– Надо его предупредить! – воскликнула она, обрадовавшись пришедшей в голову мысли. – Спроси Джейми, захватил ли Бен с собой мобильник.

– Спросили уже. Говорит, нет.

Джоан с досадой прищелкнула языком.

– Гарри говорит, что кому-то придется отправиться следом за Беном, – сказала Пэтси. – Он бы сделал это сам, но ему нужно спешить к участку, где обычно ночует стадо бизонов. Он должен убедиться, что с животными все в порядке. – Пэтси вздохнула. – Словом, Гарри советует тебе отправить к каньону кого-нибудь из твоих работников. Бен не местный, может растеряться и…

– Понятно, – нахмурилась Джоан. – Спасибо за предупреждение, сейчас что-нибудь предприму. Вы сами там осторожнее!

– За нас не беспокойся, мы в порядке.

18

Кладя телефонную трубку, Джоан уже знала, что отправиться к каньону придется ей самой. Сегодня суббота, у работников уик-энд, из прислуги в доме одна лишь миссис Фейт. Не посылать же ее с подобным поручением!

За окном меж тем словно все больше сгущались сумерки, солнце сияло по-прежнему, но его постепенно заволакивало мглой, ветер начинал посвистывать.

Джоан поспешила на кухню, где находилась миссис Фейт.

– По радио передали штормовое предупреждение, – сказала та, едва Джоан переступила порог. – Я иду проверять окна, нужно закрыть все форточки.

– А я только хотела вас предостеречь! И еще… Сейчас я отправляюсь к каньону Дель-Аламо…

– Зачем?! – не дослушав, воскликнула миссис Фейт. – Через минуту-другую начнется ураган, нельзя выходить из дому!

– Знаю, – вздохнула Джоан. – Но к каньону отправился Бен – Пэтси позвонила и сказала мне об этом. Он там сейчас один, нужно его предупредить об опасности.

– Но в пещере можно переждать любой…

– Бену о ней неизвестно, – перебила ее Джоан, оглянувшись на окно. – Не буду терять время. Еду на джипе, телефон у меня с собой. В случае чего позвоню.

– Я прослежу, – озабоченно произнесла миссис Фейт.

Кивнув, Джоан повернулась и быстро зашагала в гараж.

Ветер поминутно швырял в ветровое стекло песок и мелкие камушки. Видимость ухудшалась с каждой минутой.

Как бы не проскочить спуск, с беспокойством подумала Джоан.

И в этот миг впереди замаячили отшлифованные ветрами скалы. Они возвышались на другой стороне каньона, эта была пологой.

Ведя джип вдоль кромки обрыва, Джоан пристально высматривала единственное место, где можно было спуститься на дно, к мелководной речушке, весной широко разливавшейся по каменистому дну, но позже сильно сужавшейся. Наконец она заметила кусты жимолости, между которыми начиналась тропинка, ведущая вниз.

Остановив джип, Джоан спрыгнула с подножки на землю и еще не успела захлопнуть дверцу, как ветер бросил ей в лицо волосы, в этот момент показавшиеся колючими. Она поспешно завела их с обеих сторон за уши, однако через мгновение ветер завладел ими вновь и принялся с остервенением трепать, заодно осыпая голову песчинками. Джоан сразу приняла решение не тягаться с разбушевавшейся воздушной стихией, а подошла к краю каньона и заглянула вниз.

Бен находился там. Он неспешно брел вдоль речки, глядя себе под ноги. В тот момент, когда Джоан увидела его, он поднял какой-то камень и принялся разглядывать его со всех сторон.

– Бен! – крикнула она.

Но ветер сразу подхватил ее крик и унес с собой. Здесь, вдоль каньона, он свистел сильнее всего. А внизу, как ни странно, наверное, было почти тихо, потому что выпущенная из джинсов рубашка Бена если и колыхалась, то лишь едва-едва.

– Бен!!! – Закашлявшись и поняв, что сорвет голос, но ничего не добьется, Джоан начала спускаться по едва заметной тропинке. Достигнув дна каньона, озабоченно посмотрела на небо. Мгла все сгущалась. Опустив взгляд, она неожиданно увидела, что Бен обернулся и смотрит на нее.

– Джоан?

– Бен, я…

Он шагнул вперед.

– Откуда ты взялась? – Он взглянул на небо, будто всерьез полагая, что Джоан могла свалиться оттуда, – сначала мельком, потом внимательнее и только сейчас заметил, что что-то происходит. – Дьявол, что это там, наверху?!

Джоан тоже подняла взгляд. Солнце уже выглядело как тусклая лампочка – настолько сильно сгустились в атмосфере мельчайшие частицы поднятой ветром почвы.

– Пыльная буря, – сказала она. – Наверху бушует ураган. Думаю, скоро он захватит и ущелье и тогда здесь будет небезопасно.

Бен пристально посмотрел на нее.

– А ты…

– Приехала, чтобы предупредить тебя.

В его глазах промелькнуло странное выражение. Подступив к Джоан еще на шаг, он произнес:

– Нарочно приехала, чтобы…

– Видишь ли, усиление ветра способно вызвать камнепад, что чревато получением травм, да и вообще…

Тут первый сильный порыв ветра пронесся вдоль ущелья, взметнув полы расстегнутой рубашки Бена, и взгляд Джоан сам собой устремился к обнажившемуся торсу. Она просто ничего не могла с собой поделать, все получилось точь-в-точь как несколько дней назад, в ванной, с той разницей что тогда на Бене и вовсе не было одежды.

– Да? – поблескивая глазами, поощрительно произнес он. От его внимания не укрылся трепет во взоре Джоан.

– И вообще… – повторила она, сбившись с мысли и подсознательно ожидая нового порыва ветра, который открыл бы перед ней завораживающее зрелище – мускулистую, покрытую темными волосками грудь Бена. Ветер действительно дунул, но не настолько сильно, чтобы дать Джоан желаемое. Поэтому она машинально облизнула губы и сказала: – Если бы у тебя был с собой сотовый телефон, все оказалось бы гораздо проще. Или если бы ты знал, где искать пещеру, в которой можно укрыться от урагана…

В глазах Бена промелькнула какая-то мысль.

– Вот как, здесь есть пещера?

– Есть. Чуть выше по течению речки, справа.

– На этой стороне?

– Да, – кивнула Джоан, устремив взгляд за спину Бена, в направлении, где темнел заметный даже отсюда провал между скалами.

– Значит, через речку переходить не нужно, – констатировал Бен, делая еще один шаг вперед и тем самым сокращая расстояние между собой и Джоан до минимума.

– Нет… Что ты делаешь?

Последние слова Джоан произнесла шепотом, потому что Бен взял ее лицо в ладони и стал медленно наклоняться к ней.

– Мне нравится идея относительно пещеры, – с хрипловатым волнующим смешком сообщил он.

– Какая идея? – Джоан слегка запнулась, потому что Бен коснулся губами ее виска.

– Твоя.

– Но я не…

Фраза оборвалась – Бен прильнул к губам Джоан, после чего все слова у нее иссякли. Да и невозможно что-либо говорить, когда язык занят эротической игрой с другим языком.

Через мгновение Джоан вообще забыла обо всем на свете, включая ураган. Поцелуй увел ее в сферу тонких ощущений, и в течение нескольких минут ей хотелось лишь одного – чтобы это никогда не кончалось.

Глаза Джоан закрылись сами собой, по всему телу разлилась сладостная истома, а сердце застучало часто-часто. Прильнув к груди Бена, она чувствовала, что и его сердцебиение ускорилось, а кожа словно запылала. И с этими будоражащими ощущениями Джоан все дальше уходила в сладкий дурман чувственности.

Наконец, когда ветер уж очень крепко принялся трепать волосы и одежду, они прервали поцелуй.

– Сейчас нас засыплет песком, – негромко заметил Бен, оглядевшись по сторонам. – Пора искать укрытие. Где твоя пещера?

Задавая вопрос, он смотрел прямо в глаза Джоан, и она понимала, что речь идет вовсе не об урагане. Вернее, не совсем о нем.

– Нет, Бен, так нельзя, мы не должны…

Его губы медленно изогнулись в улыбке.

– Помнится, не так давно мы это уже обсуждали, верно? И нам незачем идти по второму кругу, не так ли? Вижу, ты со мной согласна. Поэтому лучше покажи, где пещера.

– Там, – кивнула Джоан вперед.

Они оказались под каменными сводами в тот момент, когда ураган окончательно завладел каньоном. Вместе с тем их желание тоже достигло пика.

Не скрывая больше друг от друга страсти, они слились в новом поцелуе. Затем принялись лихорадочно освобождаться от одежды, бросая ее прямо на находящийся у них под ногами прохладный песок. А потом и сами оказались на нем, сплетясь в жарких объятиях.

Захватившая их вспышка чувственности по своему накалу многократно превосходила все то, что было в годы брака. Они были абсолютно откровенны друг с другом. Обоюдные исступленные ласки продолжались до тех пор, пока порождаемое ими удовольствие не достигло кульминации. Возглас острого наслаждения почти одновременно вырвался у Бена и Джоан, после чего они без сил раскинулись на песке, не слыша звуков своего тяжелого дыхания из-за доносящегося снаружи шума ветра.

А ветер все крепчал…

Открыв дверцу встроенного в бар холодильника, Бен окинул взглядом теснящиеся на полках бутылки. Так как Джоан сама являлась производителем прохладительных напитков, то они водились в доме во множестве. Бену же нужно было найти минеральную воду «Вайолет». Пославшая его за ней Джоан описала, как выглядит бутылка, но с ходу найти требуемое не удалось.

Как и в баре, находящемся в спальне Джоан.

Проснувшись, она попросила давно уже не спавшего и наблюдавшего за ней Бена принести воды, но во всей комнате отыскалась лишь сладкая.

Минувшую ночь они провели вместе. Когда немного стихла буря, выбрались из каньона, сели в засыпанный пылью джип и вернулись на ранчо. За время короткого пути слегка утоленный первый чувственный голод разгорелся вновь, поэтому Джоан сама повела Бена к себе.

Ей больше не хотелось ни о чем думать. Некогда безумно любимый ею человек находился рядом, и в данный момент этого было достаточно. Джоан знала, что позже еще будет время для размышлений, а сейчас… Бен был разгорячен, сама она пылала страстью, и обоим требовалось лишь одно – поскорее вновь остаться наедине.

Поэтому они на минутку заглянули в столовую, где сидели вернувшиеся из заповедника Пэтси и Джейми, сообщили, что с ними все в порядке, и поспешили наверх. И не показывались внизу до утра. Да и сейчас спустился один только Бен – в тапочках на босу ногу, в джинсах и расстегнутой рубашке.

Продолжая передвигать бутылки в поисках требуемой, он не сразу заметил возникшую на пороге гостиной фигуру. Только когда прозвучал знакомый голос, ему поневоле пришлось обернуться.

– Здравствуй, дорогой.

Бен выпрямился. В дверях стояла Ирма Филмор! В кофейного оттенка хлопковом костюме – юбке и жакете, – в дымчатых солнцезащитных очках и с прозрачной косынкой на голове, она источала уверенность.

– Откуда ты взялась? – Что-то я в последнее время часто произношу эту фразу, промелькнуло в голове Бена, пока Ирма с тонкой улыбкой разглядывала его.

– Замечательно выглядишь, – негромко обронила она, скользя взглядом по планкам мышц на его торсе, точь-в-точь как вчера, в каньоне, Джоан.

Бен бросил взгляд за окно и увидел краснеющий сбоку от крыльца, в тени лип, «феррари».

– Да, я только что приехала, – кивнула Ирма, перехватив его взгляд. – Раньше не могла, уж простите. Дела…

Бен нахмурился.

– Ирма, ты взрослый человек и не можешь не понимать, что тебе в этом доме нечего делать.

Она усмехнулась и сняла солнцезащитные очки.

– Почему? Джейми пригласил меня.

Скрипнув зубами, Бен постарался подавить вспышку гнева и, изо всех сил сдерживаясь, произнес:

– Джейми мальчишка. Ты вертишь им как хочешь, это понимают все, кроме него. Но сейчас ты разговариваешь со мной, а не с ним, поэтому давай не будем прикидываться, будто нам невдомек, в чем тут дело.

Реакция Ирмы оказалась неожиданной – она просияла.

– Давай! Ты даже не представляешь себе, до какой степени мне надоело притворяться!

Бен озадаченно взглянул на нее, но потом хмыкнул.

– А, понимаю! Ты решила открыть карты.

– Именно, дорогой, именно.

– Но тебя ждет разочарование. Джоан ни за что не станет сниматься у тебя, даже не надейся.

Произнося эту фразу, Бен не догадывался, что та, о ком шла речь, не дождавшись обещанной минералки, сама двинулась на поиски – прежде всего запропастившегося куда-то Бена. Ну и воды, конечно, тоже. Услышав доносившиеся из гостиной голоса, она приблизилась к двери и вдруг замерла: Бен разговаривает с Ирмой Филмор! Ее голос Джоан узнала сразу – трудно было спутать с чем-то эти низкие, чуть хрипловатые звуки и уверенный тон.

– Тем более у Джоан подписан контракт на участие в другом проекте. Ей предстоит сняться у Айки Снайпса, так что у тебя нет никаких шансов заполучить ее для своего…

– Есть, дорогой! – рассмеялась Ирма.

Повисла короткая пауза, затем Бен произнес:

– По-моему, ты меня не слушаешь. Говорю тебе, у Джоан подписан контракт! Так что…

Джоан еще на шаг приблизилась к двери и даже чуть наклонилась, чтобы не пропустить ни единого слова, как вдруг за ее спиной негромко раздалось:

– Мам? Что случилось? Почему ты здесь стоишь?

Вздрогнув, Джоан резко повернулась к Джейми, который и произнес эти слова.

– Тсс! Тише… Дай послушать.

Джейми умолк, но остался стоять с удивленным выражением на лице, которое превратилось в радостно-изумленное, потому что заговорила Ирма.

– Контракт? Понимаю, – сказала она. – Что же тут непонятного? Пусть себе снимается, у кого хочет, мне до этого нет никакого дела. А теперь послушай меня.

– Никакого дела? – прозвучал удивленный голос Бена. – Как, разве ты не за Джоан охотишься?

– Вот еще! – фыркнула Ирма. – Нужна мне твоя бывшая женушка! Нет, дорогой, мне нужен ты. Да-да, нечего так на меня смотреть, сам же предложил оставить притворство.

– Не понимаю… – пробормотал Бен. – Зачем я тебе понадобился? Разве что ты загорелась желанием снять фильм по моему сценарию…

– Сниму, дорогой, обязательно сниму… если ты станешь моим.

– Что-то я… В каком смысле?

Ирма издала низкий грудной хохоток.

– Смешной ты! В том самом смысле, в каком мужчина нужен женщине. Я ведь давно положила на тебя глаз, еще когда ты женился на Джоан. Эх, опередила она меня тогда, ну да ладно, дело прошлое, сейчас мы больше не соперницы. Думаешь, я зря пригласила в свое время Джоан сниматься в моем фильме? Нет, милый, не все так просто. Дело было в тебе. Я надеялась, что ты станешь проводить много времени в моем съемочном павильоне – иными словами, окажешься рядом со мной. Ну а я уж не растеряюсь. Так я тогда думала. К сожалению, ситуация начала развиваться по иному сценарию…

– Гм, о чем-то таком я догадывался, – сказал Бен. – У тебя ничего не вышло, и ты решила отыграться на Джоан, лишив ее большей части положенного гонорара, верно?

– Я бы ей и того не дала, что она получила, – хмуро произнесла Ирма. – Тоже мне, актриса!

Стоявшая в коридоре Джоан посмотрела на Джейми, взгляд которого вдруг приобрел растерянное выражение. Еще бы, ведь до сих пор Ирма в его присутствии отзывалась о Джоан только положительно.

– Но не в ней дело, нынче она мне не помеха. К счастью, вы давно в разводе…

– Послушай, чего ты добиваешься? – резко спросил Бен. – Говори прямо – и закончим этот разговор.

– Закончим? Нет, дорогой, все только начинается. А добиваюсь я, как уже сказала, тебя. Если совсем откровенно: хочу, чтобы ты стал моим мужем. Очень хорошо вижу тебя в этой роли, знаешь ли! – Она вновь рассмеялась. – Сам посуди, не за мальчика же выходить. Пора остепениться, годы идут и все такое. А ты мне всегда нравился, тем более в данный момент холост, так что…

– Зачем же ты морочишь голову Джейми, если нацелилась на меня? – донесся в коридор мрачный голос Бена.

– А! Он моя страховка – на тот случай, если ты проявишь строптивость и не захочешь жениться на мне. Тогда я выйду за Джейми. Этот дурачок с радостью пойдет со мной под венец, он сейчас пребывает под воздействием гормонов, а не здравого рассудка.

Джоан вновь взглянула на Джейми. На лице мальчика отражалась целая гамма чувств, среди которых преобладала обида.

– Может, тебе лучше не слушать этого, сынок? – сочувственно морщась, шепнула Джоан.

Однако тот лишь головой мотнул.

– Значит, шантажировать меня собралась? – донесся голос Бена.

Ирма вздохнула.

– Ну да… А что делать? Ты ведь знаешь, я привыкла добиваться своего.

– Допустим, но как после всего этого ты представляешь себе нашу совместную жизнь?

– О, замечательно! Я сниму подряд несколько фильмов по твоим сценариям, и ты от радости станешь носить меня на руках!

Воцарилось молчание.

– Несколько фильмов? – задумчиво произнес Бен.

– Да, дорогой! Тебе известно, что это вполне в моих силах.

Снова пауза, потом голос Бена:

– Звучит заманчиво, только, к сожалению, я не в силах выполнить твое условие.

На Ирму его слова не произвели никакого впечатления.

– Брось, ты холост и ничто не помешает нам…

– Не помешало бы, если бы я не собрался жениться.

– Ты собрался… – медленно повторила Ирма, словно так ей было легче уяснить смысл сказанного. – Что? Жениться?

– Жениться?! – слетело с губ напряженно ловившей в коридоре каждое слово Джоан.

– Да, – сказал Бен. – Собрался. Сама посуди, не могу же я стать мужем сразу двух женщин!

– Нет. Ты станешь моим мужем. Откажи ей, и на том конец.

Бен вздохнул.

– Не могу. Я люблю свою будущую жену.

Джоан похолодела. Вот оно! Тот подводный камень, о существовании которого она подспудно догадывалась, хотя и отгоняла подобные мысли в течение последних суток. Потому что ей было безумно хорошо с Беном. А он, оказывается, все это время думал о своей возлюбленной…

Она прикусила губу, чтобы не расплакаться, ведь рядом с несчастным видом стоял Джейми. Нужно было продемонстрировать ему пример твердости.

– Любишь? – недоверчиво произнесла Ирма. – Ах любишь! Так знай, я выхожу за Джейми!

– А он хотя бы знает об этом? – скептически обронил Бен.

– Какое это имеет значение? Узнает, когда потребуется. И сойдет с ума от счастья. Так что взвесь все еще разок, милый: или я веду под венец Джейми, или ты меня!

– Я не собираюсь жениться на тебе! – С этим возгласом Бен направился к двери. – Ты обманщица! И интриганка! Я тебя ненавижу, ненавижу…

– Они оба обманщики, сынок! – гневно произнесла за его спиной Джоан. Ее сверкающий взгляд устремился на Бена. – Как ты мог… готовясь к свадьбе… Знаешь, кто ты после этого?!

Бен шагнул к ней и взял ее за плечи.

– Знаю: твой будущий муж. И хотя я не так хотел тебе сказать об этом, но… уж как получилось. Выходи за меня снова, Джоан!

Та опешила.

Ирма разинула рот.

– Что? Ты женишься на старой жене?!

– Мама младше тебя! – крикнул Джейми.

Бен бегло взглянул на него.

– Молодец, сынок. Маму в обиду не давай.

– Но это же смешно! – с истерическими нотками в голосе воскликнула Ирма. По-видимому, для нее все это явилось сильным ударом – до настоящего момента она не сомневалась в своей победе.

Глядя на Бена влажными глазами, Джоан взволнованно облизнула губы. Затем бросила через плечо, даже толком не удостоив Ирму взглядом:

– А не могла бы ты посмеяться где-нибудь в другом месте?

– Да я… Да вы… Очень вы мне все нужны, кретины!

– Ступай, ступай, – сказал Бен, не сводя глаз с лица Джоан. Когда, шумно дыша, вся пунцовая, вновь нацепив на нос темные очки, Ирма выбежала в коридор, он тихо спросил: – Ну как, согласна?

С губ Джоан слетел вздох.

– Ты ведь снова примешься меня ревновать…

– Непременно! Я без этого не могу. Вот недавно к Гарри приревновал…

– Вот видишь!

Бен на миг крепче стиснул ее плечи.

– Но я преодолел это. Понимаешь? Преодолел! Не волнуйся, солнышко, прошлого не повторится.

Она опустила ресницы.

– И ты не волнуйся, я тоже многое поняла.

– Значит, согласна?

– Да.

Бен молча наклонился и прильнул к ее губам.

Джейми со вздохом отвел от родителей взгляд, потом повернулся и вышел из гостиной – как раз в тот момент, когда со двора донесся шум отъезжающего автомобиля.