/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Мой верный страж

Откровенные Признания

Лиза Клейпас

Отважный и хладнокровный лондонский сыщик, не знающий ни любви, ни сострадания, — такая молва шла о Нике Джентри. И женой этою человека согласилась стать невинная Шарлотта Ховард? Увы, да! Ведь только так может она избежать брака с богатым стариком, к которому принуждают ее родители… Однако, пусть и не сразу. Шарлотта угадывает под внешней грубостью и цинизмом Ника совсем другого человека — благородного джентльмена и пылкого, страстного возлюбленного, способного дарить женщине неземное блаженство…

Лиза Клейпас. Откровенные признания АСТ /Ермак М. 2004 5-17-022129-0/5-9577-1007-5 Lisa Kleypas Worth Any Price 2003

Лиза КЛЕЙПАС

ОТКРОВЕННЫЕ ПРИЗНАНИЯ

Посвящается моей свекрови Айрите Эллис — за любовь, щедрость, понимание и умение всякий раз радовать меня.

С любовью от признательной невестки — Л. К.

Пролог

Лондон, 1839 год

В свои двадцать четыре года Ник Джентри еще ни разу не бывал в публичном доме. Он проклинал себя за ледяной пот, когда его сжигало желание и леденил ужас. Этот момент он отдалял уже несколько лет, пока наконец не обессилел под бременем плотского вожделения. Потребность в женщине пересилила страх.

Мысленно подстегивая себя, Ник поднялся на крыльцо красного кирпичного особняка миссис Брэдшоу — шикарного заведения для состоятельных клиентов. Всем известно, что ночь с одной из девиц миссис Брэдшоу стоит целое состояние, поскольку все они самые вышколенные блудницы Лондона.

Ник смог бы заплатить любую цену, какую понадобится. Ремесло частного сыщика приносило неплохие доходы, вдобавок он кое-что скопил, получая свою долю в преступном мире. При этом он приобрел почти скандальную славу: его боялись обитатели воровских притонов и недолюбливали сыщики с Боу-стрит, считая бесчестным конкурентом. Полицейские ищейки не ошибались: щепетильность была ему чужда. Принципы только вредят делу, поэтому Ник в них не нуждался.

Из окон доносилась музыка, за стеклами Ник видел элегантно одетых джентльменов и дам, словно явившихся сюда с великосветского приема. Но он знал, что на самом деле это проститутки со своими клиентами. Как все это далеко от трущоб близ Флит-Дич, где грязные толстухи ублажают мужчин в темных переулках за пару шиллингов!

Расправив плечи, Ник взялся за начищенный медный дверной молоток в форме львиной головы и громко постучал в дверь. Выглянувший дворецкий с непроницаемым лицом осведомился, что нужно здесь Нику.

А разве не ясно? Ник раздраженно нахмурился:

— Мне нужна женщина.

— Боюсь, миссис Брэдшоу не принимает в такой поздний час новых клиентов, сэр…

— Скажите ей, что пришел Ник Джентри. — Ник засунул руки поглубже в карманы и смерил дворецкого угрюмым взглядом.

Услышав известное всему Лондону имя, дворецкий испуганно вытаращил глаза, распахнул дверь и учтиво поклонился:

— Слушаюсь, сэр. Будьте любезны подождать в холле, я доложу о вас миссис Брэдшоу.

В холле пахло духами и табачным дымом. Глубоко вздохнув, Ник окинул взглядом мраморный пол и высокие белые пилястры. Единственным украшением холла служила картина с нагой женщиной, которая любовалась собой в овальное зеркало, небрежно положив тонкую руку на собственное бедро. Как зачарованный Ник засмотрелся на картину в тяжелой золотой раме. Отражение женщины в зеркале было слегка размытым, треугольник между ног нанесен смелыми мазками. Ник чувствовал себя так, словно ему набили живот холодным свинцом. Через холл торопливо прошел слуга в черных бриджах, с подносом, уставленным бокалами, и Ник поспешно отвел взгляд от картины.

Он постоянно помнил, что за его спиной находится дверь и что он в любую секунду может молча повернуться и уйти. Но он и без того слишком долго праздновал труса. Что бы ни случилось сегодня ночью, он пойдет до конца. Сжав кулаки в карманах, он уставился в отполированный белый пол с причудливым серым мраморным рисунком, в котором отражались огни люстры.

Внезапно в холле послышался томный женский голос:

— Неужели нам выпала честь принимать прославленного мистера Джентри? Милости просим!

Взгляд Ника пропутешествовал снизу вверх — от подола синего бархатного платья до смеющихся глаз оттенка темной вишни. На светлой коже миссис Брэдшоу, высокой, изумительно сложенной особы, тут и там виднелись янтарные веснушки; золотисто-рыжие кудри, сколотые высоко на макушке, рассыпались по плечам. Классическим канонам красоты она явно не соответствовала — слишком заостренный подбородок, чересчур крупный нос. Однако во внешности этой изящной холеной женщины было что-то настолько притягательное, что красота казалась для нее излишней.

От ее приветливой улыбки Ник вдруг почувствовал себя увереннее. Позднее он узнал, что в присутствии Джеммы Брэдшоу все мужчины невольно переставали конфузиться. Почему-то всем сразу становилось ясно, что она не станет строго выговаривать за грубые слова или дурные манеры, что она ценит остроумные шутки, не робеет и не выказывает пренебрежения. Мужчины любили Джемму потому, что и она относилась к ним с искренней любовью.

Заговорщицки улыбнувшись Нику, она присела в реверансе — достаточно низко, чтобы продемонстрировать великолепную кожу и загадочную ложбинку в вырезе платья.

— Стало быть, вы пришли сюда не по делу, а, скорее, развлечься? — Дождавшись краткого кивка Ника, она снова улыбнулась. — Замечательно! Пройдемте в гостиную, поговорим о том, чем мы можем вам помочь. — Шагнув вперед, она взяла гостя под руку. Ник вздрогнул, с трудом подавив инстинктивное желание оттолкнуть ее.

Мадам не могла не заметить, как напряглась его рука. Естественным жестом она убрала свою руку, но продолжала непринужденно беседовать с гостем как ни в чем не бывало.

— Сюда, прошу вас. Мои гости часто играют в карты или на бильярде или же отдыхают в курительной. Можно сначала поговорить с одной девушкой, со второй, третьей и наконец выбрать кого-нибудь из них. Избранница проводит вас в одну из верхних комнат. Вам будет позволено провести час в ее обществе. Я сама учу девушек, у каждой из них свой особый талант. Конечно, прежде всего мы выясним ваши пристрастия — далеко не все девушки готовы участвовать в жестоких играх.

Они вошли в гостиную, и несколько девушек скользнули по Нику мимолетными кокетливыми взглядами. Все они выглядели пышущими здоровьем и ухоженными, совершенно не похожими на потаскух Флит-Дич и Ньюгейта. Девушки миссис Брэдшоу флиртовали с клиентами, щебетали, о чем-то договаривались — так же непринужденно, как их хозяйка.

— Буду рада представить вас моим воспитанницам, — услышал Ник мелодичный голос миссис Брэдшоу. — Вас никто не привлекает?

Ник отрицательно покачал головой. В известных кругах он славился развязностью, надменностью, хорошо подвешенным языком. Но теперь, очутившись в новой для него ситуации, он словно утратил дар речи.

— Тогда вам не помешает мой совет. Вон та темноволосая девушка в зеленом пользуется бешеным успехом. Ее зовут Лоррейн. Она обаятельна, весела и остроумна. Блондинка рядом с ней, Мерсия, — тихая, ласковая, наши гости от нее без ума. А Нетти, малышка у зеркала, владеет экзотическими искусствами… — Миссис Брэдшоу умолкла, заметив, как ожесточенно Ник сжал зубы. — А может, вы предпочитаете впечатление невинности? — осведомилась она. — Могу познакомить вас с деревенской красавицей, прекрасно играющей роль девственницы.

Ник понятия не имел, что он предпочитает. Он смотрел на девиц — брюнеток и блондинок, стройных и пышнотелых, миниатюрных и рослых — и терялся в этом ошеломляющем разнообразии. Он попытался представить себя в постели с одной из этих красавиц, и его прошиб пот.

Ник перевел взгляд на миссис Брэдшоу. Над ее ясными карими глазами изгибались дуги бровей гораздо темнее волос. Ее тело манило, приоткрытые пухлые губы влажно поблескивали. Ника добили веснушки: эти похожие на праздничное конфетти янтарные пятнышки на бледной коже вызвали у него улыбку.

— Здесь внимания достойна только одна женщина — вы, — услышал Ник собственный голос.

Мадам взмахнула темно-рыжими ресницами, пряча глаза, но Ник понял, что удивил ее. Легкая улыбка тронула ее губы.

— Дорогой мой мистер Джентри, какой чудесный комплимент! Но я не сплю с посетителями своего заведения, это давно в прошлом. Позвольте познакомить вас с одной из девушек, и…

— Я хочу вас, — перебил он.

Увидев неприкрытое влечение в его глазах, миссис Брэдшоу порозовела.

— Боже мой! — Она негромко засмеялась. — Вам удалось вогнать в краску тридцативосьмилетнюю женщину! Мне казалось, я давным-давно забыла, как это бывает…

Ник не улыбнулся.

— Я готов заплатить любую цену.

Миссис Брэдшоу удивленно покачала головой, продолжая улыбаться, и уставилась куда-то в подбородок Нику, словно пытаясь принять трудное решение.

— Я избегаю необдуманных поступков — это мое правило.

Ник потянулся к ее руке, осторожно коснулся ее, вкрадчиво провел кончиками пальцев по ладони. У нее были длинные кисти, под стать росту, но ладони Ника оказались гораздо крупнее, а пальцы — вдвое толще. Он ласково коснулся влажных впадинок у основания се пальцев.

— Правила существуют для того, чтобы их нарушать, — заметил он.

Мадам вскинула голову, словно привлеченная выражением, мелькнувшим на его умудренном опытом лице. И вдруг приняла решение:

— Следуйте за мной.

Ник зашагал за ней, сопровождаемый взглядами. Мадам провела его через холл к изогнутой лестнице. Ее апартаменты оказались уютными и роскошными, обставленными дорогой мебелью, с французскими обоями на стенах и приветливо пылающим огнем в камине. Приставной столик в будуаре был уставлен сверкающими хрустальными графинами и бокалами. Миссис Брэдшоу взяла с серебряного подноса суженный кверху бокал и вопросительно взглянула на гостя:

— Бренди?

Ник согласно кивнул.

Она плеснула в бокал густо-янтарной жидкости, потом чиркнула спичкой и зажгла свечу. Удерживая бокал за ножку, слегка подогрела бренди над пламенем и, удовлетворенно кивнув, протянула бокал гостю. Впервые в жизни женщина оказала Нику такую услугу. Делая первый глоток, он с наслаждением вдохнул пряный аромат вязкого бренди с насыщенным ореховым привкусом.

Оглядевшись, Ник увидел, что одну стену будуара занимают книжные полки, сплошь заставленные фолиантами в тисненых кожаных переплетах. Любопытство повлекло его к полкам. Читал он плоховато, но понял, что большинство книг посвящено плотской любви и анатомии человека.

— Мое увлечение, — пояснила миссис Брэдшоу, поблескивая глазами. — Я собираю книги о плотской любви и интимных обычаях разных народов. Среди них есть и настоящие раритеты. За последние десять лет я собрала целую сокровищницу знаний по моему излюбленному предмету.

— Наверное, это гораздо интереснее, чем собирать табакерки, — наивно предположил Ник, и мадам рассмеялась.

— Побудьте здесь, я скоро вернусь. А вы пока осмотрите мою библиотеку.

Она вышла из будуара в соседнюю комнату, в приоткрытую дверь Ник успел заметить кровать со столбиками.

Его желудок вновь налился свинцом. Залпом допив обжигающее содержимое бокала, он направился к книжным полкам. Его взгляд привлек увесистый том, переплетенный в красную кожу. Старинный переплет слегка потрескивал, открываясь, на страницах замелькали раскрашенные вручную иллюстрации. Исходящее жаром нутро Ника свилось в тугой узел при виде нагих тел, соединенных в причудливых, невообразимых позах. Его сердце гулко застучало о ребра, мужское достоинство восстало. Ник поспешно захлопнул книгу и втиснул ее на прежнее место. У стола он налил себе еще бренди и проглотил его, не почувствовав вкуса.

Миссис Брэдшоу сдержала обещание и вскоре вернулась, остановившись в дверях. Она переоделась в воздушный пеньюар, отделанный кружевом, с рукавами, задрапированными на средневековый манер. Сквозь белый шелк просматривались заостренные соски пышных грудей, виднелась даже тень внизу, между ног. Мадам была великолепно сложена и знала об этом. Она стояла, слегка согнув одну ногу в колене, пеньюар обрисовывал длинные плавные изгибы ее тела. Пылающие волосы рассыпались по шее и плечам; с такой прической она выглядела моложе и наивнее.

Дрожь желания прошла по спине Ника, дыхание стало тяжелым и сбивчивым.

— Хочу предупредить, что я придирчиво выбираю любовников. — Мадам жестом велела ему приблизиться. — Талантом, подобным моему, не следует разбрасываться.

— А как же я? — хрипло выговорил Ник. Он подошел почти вплотную и понял, что от мадам не пахнет духами. От нее исходил только аромат мыла и чистой кожи — более возбуждающий, чем благоухание жасмина или роз.

— Мне пришлось по душе ваше прикосновение: вы наугад нашли самые нежные местечки моей руки. У мужчин такая чувствительность встречается редко.

Но ее комплимент не польстил Нику, а вызвал приступ паники. Мадам возлагала на него большие надежды, а он знал, что неизбежно разочарует ее. Он сохранял безучастное выражение лица, но его сердце с тошнотворной быстротой ухнуло в пятки. А миссис Брэдшоу уже вела его в жарко натопленную уютную спальню.

— Миссис Брэдшоу! — смущенно начал Ник, приблизившись к кровати. — Я должен предупредить вас…

— Джемма, — вполголоса поправила она.

— Джемма, — послушно повторил он, и у него перепутались все мысли: хозяйка спальни помогла ему снять сюртук.

Развязывая узел влажного от испарины галстука, мадам улыбалась раскрасневшемуся гостю.

— Вы дрожите, как тринадцатилетний мальчишка! Неужели прославленный мистер Джентри боится лечь в одну постель с миссис Брэдшоу? От такого умудренного опытом человека я этого не ожидала. Вы наверняка не девственник — в вашем-то возрасте! Ведь вам… двадцать три?

— Двадцать четыре. — Он был готов провалиться сквозь землю, понимая, что сыграть роль опытного мужчины ему не под силу. С трудом сглотнув, он хрипло признался:

— У меня это впервые.

Пушистые дуги ее бровей взлетели вверх.

— Вы никогда не бывали в публичном доме?

Нику удалось чудом вытолкнуть слова из пересохших губ:

— Никогда не занимался любовью с женщиной… Выражение лица Джеммы не изменилось, но она была явно изумлена. После продолжительной паузы она деликатно осведомилась:

— Значит, вы были близки с мужчинами?

Ник покачал головой, уставившись в узорные обои. Тягостное молчание нарушал только гул у него в ушах.

Любопытство мадам стало почти осязаемым. Она встала на деревянную подножку высокой кровати, поднялась на нее и улеглась на бок, приняв томную кошачью позу. Прекрасно зная мужчин, она хранила молчание и терпеливо ждала.

Ник попытался заговорить деловитым тоном, но голос предательски дрогнул.

— Четырнадцатилетним мальчишкой я отсидел в плавучей тюрьме десять месяцев.

По лицу Джеммы он увидел, что она сразу все поняла. Ужасные условия содержания узников в плавучих тюрьмах, мужчин вперемешку с почти детьми, ни для кого не были тайной.

— И конечно, мужчины вас домогались, — бесстрастно заключила она. — Кто-нибудь из них добился своего?

— Нет, но с тех пор… — Ник долго медлил. Он никогда и никому не рассказывал о прошлом, неотступно преследовавшем его, — облечь страх в слова было не так-то просто. — Я не выношу прикосновений, — наконец признался он. — Никаких, ни от кого. Мне хотелось… — Он осекся и начал снова:

— Иногда мне так хочется женщину, что я буквально схожу с ума. Но не могу даже… — Он беспомощно умолк. Он никак не мог объяснить, что для него плотская любовь, боль и чувство вины сплелись воедино и что предаться любви с кем-то для него все равно что заставить себя спрыгнуть со скалы. Что любое, даже самое невинное, прикосновение другого человека вызывает у него защитную реакцию.

Если бы Джемма расчувствовалась, ужаснулась или пожалела его, Ник не выдержал бы и удрал. Но она не сводила с него задумчивого взгляда. Грациозным движением она спустила длинные ноги с кровати и соскользнула на пол. Встав перед Ником, она принялась расстегивать его жилет. Ник окаменел, но не стал сопротивляться.

— У вас наверняка есть тайные фантазии, — заметила Джемма. — Видения и мысли, которые будоражат вас.

Дыхание Ника опять участилось, он неловко выпрастывал руки из пройм жилета. В голове вихрем проносились обрывки мыслей — тех самых похотливых мыслей, от которых одинокими ночами у него так часто напрягалось и ныло все тело. Да, фантазий у него хоть отбавляй: ему видятся нагие связанные женщины с широко раскинутыми ногами, стонущие под ним. Признаться в таких постыдных видениях он не смел, однако карие глаза Джеммы Брэдшоу неудержимо манили его излить душу.

— Сначала я расскажу о моих фантазиях, — предложила она. — Хотите послушать?

Он опасливо кивнул, и его чресла охватило пламя.

— Мне иногда представляется, как я стою обнаженная перед целой толпой мужчин, — негромким, вкрадчивым голосом начала Джемма. — Я выбираю из них того, кто мне особенно нравится. Он выходит ко мне и предается со мной любви по моему желанию. Потом я выбираю второго, третьего, и так до тех пор, пока не утолю жажду.

Она вытащила из-под ремня брюк полу его рубашки. Ник стащил ее через голову и бросил на пол влажный комок ткани. Едва Джемма взглянула на его обнаженный торс, орудие Ника болезненно запульсировало. Джемма коснулась поросли на его груди, густой и более темной, чем каштановые волосы на голове, и с ее губ сорвался одобрительный возглас.

— У вас мускулистое тело. Это мне нравится. — Кончиками пальцев она распутала пружинистые завитки и задела горящую кожу под ними. Ник невольно попятился. Джемма ленивым жестом поманила его обратно. — Дорогой мой, нельзя заниматься любовью, не прикасаясь к партнеру. Постойте смирно. — И она потянулась к пуговицам его брюк. — А теперь расскажите о своих фантазиях.

Ник уставился в потолок, в стену, посмотрел на бархатные шторы. Он был готов смотреть куда угодно, только не на руки Джеммы, пребывающие в опасной близости от низа его живота.

— Я… хочу, чтобы мне подчинялись, — хрипло признался он. — Представляю себе, как привязываю женщину к постели. Она не может пошевелиться или дотронуться до меня. Я могу делать с ней все, что захочу.

— Об этом мечтают многие мужчины. — Джемма словно невзначай задела его торчащее орудие, расстегивая последние пуговицы. Внезапно Ник забыл о том, как надо дышать. Мадам шагнула ближе, от ее дыхания шевельнулись волоски у него на груди. — А что потом, когда вы свяжете эту женщину? — спросила она.

Лицо Ника потемнело от возбуждения, смешанного со стыдом.

— Я касаюсь ее… везде. Губами и руками… довожу до исступления. Жду, когда она будет умолять взять ее. Стонать и кричать… — Он стиснул зубы: длинные прохладные пальцы мадам охватили его копье и извлекли его наружу. — О…

— Вот так… — промурлыкала она, ловко поглаживая его достоинство от основания до самого кончика, дразняще задевая набухшую головку. — А вы очень щедро одарены природой!

Ник закрыл глаза, отдавшись мощному потоку ощущений.

— Это нравится женщинам? — робко осведомился он. Продолжая ласкать его, Джемма пояснила:

— Не всем. Некоторые просто не в состоянии вместить мужчину вашего размера. Но это поправимо. — Она оставила в покое Ника и направилась к большой шкатулке красного дерева, стоящей на столике у постели, подняла крышку и принялась что-то искать. — Разденьтесь полностью, — бросила она не оборачиваясь.

Страх и вожделение вступили в нем в яростную схватку. Наконец вожделение победило. Ник почти содрал с себя остатки одежды, чувствуя себя беспомощным и жалким, изнывая от страсти. Джемма нашла то, что искала, обернулась и что-то легко бросила ему.

Ник машинально поймал брошенный предмет. Им оказался моток красного бархатного шнура.

Озадаченный, он проследил, как Джемма развязывает пояс пеньюара и сбрасывает его к ногам. Взгляду Ника предстало все ее упругое, сильное тело, буйный ярко-рыжий кустик между ног. С соблазнительной улыбкой Джемма забралась на кровать, ловко продемонстрировав при этом пышные ягодицы. Опираясь на локти, она указала на шнур, который Ник растерянно сжимал в руке.

— Что делать с ним дальше, вы знаете, — улыбнулась она.

Ник не верил своим глазам: как она не боится обнажаться перед совершенно незнакомым человеком? Как может позволять ему все, что он захочет?

— Вы настолько доверяете мне? Она откликнулась еле слышно:

— Эта игра потребует доверия не только от меня, не так ли?

Ник влез на кровать, трясущимися руками соединил запястья Джеммы и привязал их к изголовью. Ее гибкое тело оказалось в его власти. Нависая над ней, Ник наклонился и поцеловал ее в губы.

— Чем можно порадовать вас? — шепотом спросил он.

— На этот раз порадуйте себя. — Игривым движением языка она коснулась его нижней губы. — Обо мне позаботимся потом.

Ник принялся разглядывать ее, сдерживая нетерпение. Вожделение бушевало в нем, особенно когда он находил местечки, от прикосновения к которым Джемма начинала извиваться, — впадинку у основания шеи, сгибы локтей, нежную кожу под грудью… Он ласкал их пальцами, губами и языком, упиваясь гладкостью ее кожи и женственным ароматом. И наконец, когда его страсть стала невыносимой, он лег между ее ног и проник в горячие влажные глубины, куда его так неудержимо влекло. К собственному унижению, он извергся моментально, не успев ублажить мадам. Его тело долго содрогалось от невероятного наслаждения; зарывшись лицом в густые пламенные волосы Джеммы, он испускал хриплые стоны.

Отдышавшись, он принялся развязывать Джемме руки. Затем лег на край кровати и устремил невидящий взгляд в стену. От облегчения у него кружилась голова. По какой-то невообразимой причине у него жгло в уголках глаз, и он зажмурился, боясь расплакаться.

Джемма придвинулась к нему и легко положила ладонь на его обнаженное бедро. От этого прикосновения Ник вздрогнул, но не отпрянул. Ее ладонь прошлась по его спине, и эти ощущения эхом отозвались в чреслах.

— Ты подаешь большие надежды, — прошептала Джемма. — Будет очень жаль, если твои способности пропадут зря. Я предлагаю тебе выгодную сделку, Ник: ты будешь время от времени навещать меня, а я — делиться своим опытом. Я отличная наставница. Платить мне не надо, только не забывай иногда баловать меня подарками. — Ник не шевелился, и Джемма игриво укусила его за плечо. — Когда обучение закончится, перед тобой не сможет устоять ни одна женщина в мире. Ну, что ты на это скажешь?

Ник обернулся, порывистым движением опрокинул ее на спину и вгляделся в смеющееся лицо.

— Я готов к первому уроку, — объявил он и зажал ей рот губами.

Глава 1

Три года спустя

По давней привычке Ник вошел в комнаты Джеммы без стука. Уже три года они встречались почти каждое воскресенье. От знакомого запаха будуара — аромата кожи, бренди и свежих цветов — где-то в глубине тела Ника начало нарастать возбуждение. Сегодня его особенно сильно влекло сюда, поскольку две предыдущих недели он посвятил делам.

Со дня знакомства Ник беспрекословно следовал правилам, установленным Джеммой, — таким было условие их встреч. В некотором смысле они стали друзьями, но узы между ними оставались исключительно телесными. Джемма не проявляла ни малейшего интереса к мыслям и чувствам Ника и, похоже, не желала даже знать, существуют ли таковые. Несмотря на всю ее доброту, в тех редких случаях, когда Ник робко заводил серьезные разговоры, Джемма мягко, но решительно прерывала их. И это даже к лучшему, наконец понял он. Ему самому не хотелось вспоминать о своем постыдном прошлом и сложном клубке чувств, спрятанном в глубине души.

Раз в неделю они соединялись в постели, продолжая оберегать свои сокровенные тайны, — наставница и ее усердный ученик. В роскошном коконе спальни Джеммы Ник узнал об искусстве плотской любви больше, чем когда-либо надеялся узнать. Он научился ценить женскую чувственность, на что способны лишь немногие мужчины, познал ее утонченность, убедился, что она будоражит не только тело, но и разум, научился расточать ласки не только пальцами, но и языком, зубами, губами и мужским орудием, проявляя нежность и силу. Но самое главное — он научился владеть собой и узнал, что терпение и изобретательность помогают распалить даже опытную миссис Брэдшоу. Ник знал, как продержать женщину на грани экстаза несколько часов подряд, как вызвать у нее сильнейшее возбуждение единственным прикосновением к соску или легчайшим движением пальцев.

В прошлый раз Джемма велела ему довести ее до экстаза без единого прикосновения. Десять минут Ник нашептывал ей на ухо самые соблазнительные, пикантные слова, рисовал невероятные, изощренные картины, и наконец Джемма вспыхнула и задрожала.

Вспоминая ее роскошное тело, Ник ощутил теплую волну предвкушения и шагнул в будуар. И замер, увидев в бархатном кресле молодого блондина, одетого только в шелковый халат винного цвета. Тот же самый халат, который надевал Ник, приходя к Джемме.

Она никогда не клялась ему в верности, а он знал, что за прошедшие три года у нее были и другие любовники. И все-таки присутствие постороннего человека в будуаре Джеммы и витающий в воздухе аромат плотской любви застали Ника врасплох.

Увидев его, незнакомец покраснел и выпрямился. Он был плотно сложенным и светлокожим и еще не разучился краснеть, попадая в неловкие положения.

Из спальни вышла Джемма в прозрачном зеленом неглиже, едва прикрывающем темно-розовые бутоны сосков. При виде Ника она улыбнулась как ни в чем не бывало.

— А, это ты! — воскликнула она непринужденным и дружелюбным тоном. Скорее всего встреча Ника с ее новым дружком была случайной, но это ничуть не волновало Джемму. Повернувшись к блондину, она мягко попросила:

— Подожди меня в спальне.

На пороге спальни он бросил через плечо почти рабский, покорный взгляд.

Глядя ему вслед, Ник вспомнил, как три года назад, робея и изнывая от желания, он сам познакомился с чувственным искусством Джеммы.

Джемма грациозно подняла руку и провела по темным волосам Ника.

— Я не думала, что ты вернешься так быстро, — без тени сожаления произнесла она. — Как видишь, у меня новый подопечный.

— Вместо меня, — добавил Ник, ощутив тоскливый холодок.

— Да, — подтвердила Джемма. — Тебе больше не нужны мои уроки. Ты усвоил все, чему я могла научить тебя, наши отношения зашли в тупик. Я предпочла бы прекратить их, не оставляя друг у друга неприятных воспоминаний.

Ник с трудом выговорил:

— Но меня все еще влечет к тебе.

— Только потому, что мы давно знакомы и что со мной ты чувствуешь себя уверенно. — Ласково улыбаясь, Джемма поцеловала его в щеку. — Не робей, дорогой. Тебе пора подыскать себе другую женщину.

— С тобой никто не сравнится, — мрачно возразил он. Этими словами он заслужил негромкий смех и еще один поцелуй.

— Значит, тебе предстоит еще многое узнать. — В ясных карих глазах возникли лукавые искорки. — Найди женщину, которая по достоинству оценит твои таланты. Уложи ее в постель, вскружи ей голову. У каждого человека в жизни бывает по меньшей мере одна безумная любовь.

Ник ответил ей хмурым взглядом.

— Только этого мне не хватало! — выпалил он, и Джемма снова рассмеялась. Отстранившись, она ловко выбрала шпильки из прически и тряхнула головой, рассыпав волосы по плечам.

— Прощаться не будем, — предупредила она, кладя шпильки на столик у кресла. — Скажем друг другу «до свидания». А теперь прошу меня простить — ученик ждет. Если хочешь, выпей перед уходом.

Ник застыл как вкопанный, а Джемма неторопливо удалилась в спальню. Послышался резкий, как выстрел, щелчок замка. Ник чертыхнулся, неловко хохотнул, не в силах поверить, что от него избавились так просто и без сожалений. Но разозлиться на Джемму он не мог: она была так великодушна и добра, что Ник испытывал к ней лишь чувство глубокой признательности.

«Найди другую женщину», — мысленно повторил он. Невыполнимая задача! И дело не в том, что на свете мало женщин — их хватает повсюду: образованных и невежественных, пухленьких и худышек, блондинок и брюнеток. Каждая из них по-своему хороша. Но только с Джеммой Ник осмеливался дать себе волю. Он просто не представлял на ее месте другую, чужую, женщину.

«Вскружи ей голову…» Ник горько усмехнулся, впервые усомнившись в правоте Джеммы. Она понятия не имеет, что говорит. Ни одна женщина на свете не сможет полюбить его… а если и полюбит, то очень скоро пожалеет об этом.

Глава 2

Она где-то здесь. Он чувствовал это. Ник вгляделся в толпу гостей, гуляющих по саду Стоуни-Кросс-Парк. В кармане у него лежал футляр с миниатюрным портретом Шарлотты Ховард. Сунув руку в карман, Ник провел большим пальцем по гладкому эмалевому боку футляра, не спуская глаз с толпы.

Двухмесячные поиски Шарлотты привели его в Гэмпшир — край поросших вереском холмов, старинных охотничьих угодий и коварных топей. Это западное графство процветало, двадцать его торговых городов в изобилии поставляли стране шерсть и древесину, молочные продукты, мед и бекон. К числу самых богатых поместий Гэмпшира принадлежал и Стоуни-Кросс-Парк. Особняк на берегу озера располагался посреди плодородной долины реки Итчен. Подходящее место для убежища, ехидно подумал Ник. Если его подозрения верны, Шарлотта нашла приют в доме графа Уэстклиффа, поступив в компаньонки к его матери.

Чтобы разыскать Шарлотту, Нику пришлось выведать ее подноготную. Он научился понимать ее мысли и чувства, узнал, как относятся к ней окружающие. Любопытно: отношение к Шарлотте было настолько противоречивым, что порой Нику казалось, будто ее подруги и родные говорят о двух разных девушках.

Родители считали Шарлотту послушной, услужливой дочерью, всеми силами старающейся заслужить их похвалу. Ее исчезновение стало для них полнейшей неожиданностью — ведь они уже думали, что Шарлотта примирилась с ролью невесты лорда Раднора. С раннего детства девушка знала, что от ее замужества всецело зависит благосостояние семьи. Супруги Ховард заключили сделку с дьяволом, пожертвовав будущим дочери ради финансовой поддержки со стороны Раднора. Покровительством сиятельного лорда они пользовались на протяжении десяти лет. И вот теперь, когда пришло время отдать дьяволу его долю, Шарлотта сбежала. Супруги Ховард ясно дали понять Нику: они хотят разыскать Шарлотту и без промедления отдать ее Раднору. Они не понимали причин ее бегства и считали, что замужество пойдет ей только на пользу.

Но судя по всему, Шарлотта не разделяла их взгляды. "Ее подруги из Мейдстоуна, пансиона для девочек из аристократических семейств, где училась Шарлотта, почти все уже успели выйти замуж. Они нехотя признавались, что Шарлотту с каждым годом все сильнее раздражало вмешательство Раднора в ее жизнь и жизнь ее близких. Очевидно, руководство пансиона, обрадованное щедрыми пожертвованиями Раднора, охотно исполняло все его требования. Шарлотта занималась по особому расписанию — Раднор сам выбирал для нее предметы. Он распорядился, чтобы ее отправляли спать на час раньше, чем остальных пансионерок. От него даже зависел размер и состав порций пищи, которую получала Шарлотта, — Раднор стал пристально следить за ее рационом после того, как вдруг решил, что она слишком располнела.

Ник понимал, что подтолкнуло Шарлотту к бунту, но жалости к ней не испытывал. Он никому и никогда не сочувствовал. Давным-давно он смирился с несправедливостью жизни, с жестокими поворотами судьбы, которых никому не избежать. Страдания девицы из привилегированного пансиона не шли ни в какое сравнение с ужасами, которые он видел и испытал. Он не собирался терзаться угрызениями совести, доставив Шарлотту к Раднору, — после того как расчет с ее родителями будет закончен, он просто вычеркнет из памяти незадачливую невесту.

Он старательно напрягал зрение, но так и не сумел высмотреть Шарлотту среди гостей. В величественный особняк съехалось по меньшей мере тридцать семей — балы, ужины и другие светские развлечения обещали затянуться на целый месяц. Так было заведено хозяином дома, лордом Уэстклиффом. Дневное время гости посвящали охоте, состязаниям в стрельбе и играм, а по вечерам музицировали и танцевали.

Получить вожделенное приглашение в Стоуни-Кросс-Парк было почти невозможно, но Ник добился этого с помощью своего зятя, сэра Росса Кэннона. Ник решил явиться в гости в образе пресыщенного аристократа, который от скуки не прочь пожить недельку-другую в деревне. По просьбе сэра Росса граф Уэстклифф прислал ему приглашение, понятия не имея, что Ник служит на Боу-стрит и разыскивает сбежавшую невесту.

В свете сотен фонариков, развешанных на ветках дуба, искрились драгоценности нарядных дам. Ник кривовато усмехнулся, представив себе, как легко было бы ощипать этих жирных голубок. Несколько лет назад именно так бы он и поступил. Воровал он гораздо лучше, чем разыскивал воров. Но теперь он сыщик, ему положено вести себя достойно.

— Лорд Сидней! — прервал его размышления мужской голос.

Ник обернулся и очутился лицом к лицу с Маркусом, лордом Уэстклиффом. Хозяин поместья выглядел более чем внушительно: при среднем росте он обладал широкими плечами и выпуклой, пожалуй, чрезмерно развитой грудью. Он производил впечатление человека, наделенного почти бычьей силой. На скульптурном, грубой лепки смуглом лице лорда поблескивали глубоко посаженные проницательные черные глаза.

Уэстклифф ничем не напоминал стройных белокурых аристократов, вращающихся в самом избранном обществе. Если бы не элегантный смокинг, его можно было бы принять за докера или ремесленника. Тем не менее высокое происхождение Уэстклиффа не вызывало сомнений. Он унаследовал один из самых древних титулов, значащихся в книге пэров, — графский титул, пожалованный его предкам в конце XIII века. Как это ни удивительно, поговаривали, что граф отнюдь не ревностный сторонник монархии и наследного права — совсем наоборот, он считает, что каждый человек обязан трудиться и зарабатывать себе на жизнь.

Характерным скрипучим голосом Уэстклифф продолжал:

— Добро пожаловать в Стоуни-Кросс, Сидней. Ник поклонился:

— Благодарю, милорд.

Граф окинул его откровенно скептическим взглядом.

— Ваш рекомендатель, сэр Росс, упоминал в письме, что вас одолела скука. — По его тону было ясно, что он недолюбливает богачей, не знающих, чем себя занять.

Ник был совершенно согласен с ним. Его раздражало собственное скучающее выражение лица, но этой маски требовала его роль.

— Да, — с томной, усталой улыбкой подтвердил он, — угнетающее состояние. У меня положительно развилась меланхолия. Мне посоветовали сменить обстановку…

Граф пренебрежительно хмыкнул.

— Мне известно превосходное средство от скуки: просто займитесь каким-нибудь полезным трудом.

— Вы предлагаете мне… взяться за работу? — с отвращением и недоверием переспросил Ник. — Нет, это не для меня. От моей меланхолии есть только одно средство — тщательно соразмеренные отдых и развлечения.

В черных глазах Уэстклиффа мелькнуло презрение.

— Мы постараемся обеспечить вас и тем и другим.

— Буду признателен, — отозвался Ник, стараясь чисто выговаривать каждое слово. Сын виконта, он так долго прожил на самом дне, в лондонских трущобах, что приобрел простонародный выговор. — Уэстклифф, в данную минуту я был бы не прочь выпить и составить компанию какой-нибудь чаровнице.

— Могу предложить изумительный лонгевильский арманьяк, — сообщил граф, явно не желая задерживаться рядом с гостем.

— Не откажусь.

— Вот и хорошо. Я пришлю его вам со слугой. — Уэстклифф двинулся прочь.

— А как же чаровница? — окликнул его Ник и подавил смешок, заметив, как застыла широкая спина графа.

— А ее, Сидней, вам придется поискать самому. Граф покинул террасу, Ник позволил себе улыбнуться.

До сих пор он успешно играл роль избалованного юного аристократа. У графа он вызывал стойкое и быстро усиливающееся раздражение. В сущности, Нику даже нравился Уэстклифф с его неукротимой волей и цинизмом, присущими и самому Нику.

В задумчивости Ник спустился с террасы и побрел по саду, где уютные уголки чередовались с открытыми лужайками. Пахло вереском и болотным миртом. Экзотические птицы в вольере неистово защебетали при приближении Ника. Многие гости наверняка сочли бы этот щебет жизнерадостным, но Ник уловил в нем отчаяние. Его так и подмывало открыть дверцу вольера и выпустить несчастных созданий на свободу, но он удержался, заметив, что у птиц подрезаны крылья. На берегу он остановился и долго смотрел на темные воды реки Итчен, в которых отражались окна дома, ветки прибрежных ив, буков и дубов.

Час был уже поздний. Наверное, Шарлотта где-то в доме. Внимательно глядя по сторонам, Ник побрел к особняку — вместительному шестиэтажному строению из камня медового оттенка, увенчанному четырьмя башенками. По другую сторону просторного двора разместились конюшни, прачечная, низкий флигель для прислуги. Фронтон конюшни в точности повторял фронтон часовни, расположенной напротив через двор.

Эта великолепная конюшня потрясла Ника: ничего подобного он никогда не видел. Войдя в высокую арку ворот, он очутился в крытом дворе, стены которого были сплошь увешаны блестящей упряжью. Приятно пахло лошадьми, сеном, кожей и лаком. В глубине двора виднелся мраморный фонтан, откуда поили коней, а за ним — ворота, ведущие к денникам. Ник прошел по вымощенному булыжником двору легким, почти беззвучным шагом — гордость всех сыщиков с Боу-стрит. Несмотря на все его старания не шуметь, лошади учуяли чужака и тревожно зафыркали. Заглянув в конюшню, Ник увидел, что в денниках стоит по меньшей мере пятьдесят превосходных животных.

Кроме лошадей, в конюшне не оказалось ни души; Ник покинул ее через западные ворота. И сразу натолкнулся на древнюю стену из бурого железняка высотой почти шесть футов. Несомненно, се возвели, чтобы замечтавшиеся гости не свалились с крутого берега реки. Внезапно Ник замер: на самом верху стены он заметил невысокую и стройную женскую фигурку. Незнакомка стояла так неподвижно, что могла показаться статуей, если бы ветер не развевал ее юбки и не трепал белокурый локон, выбившийся из свободного узла на макушке.

Заинтригованный, Ник подошел поближе, не сводя с женщины глаз.

Только безрассудному глупцу могло прийти в голову взобраться на опасную высоту. Но женщина, похоже, даже не замечала пропасти под ногами. Судя по наклону головы, она засмотрелась куда-то вдаль, на темное небо над горизонтом. Что она там делает, черт возьми? Два года назад Ник видел мужчину, неподвижно стоявшего на мосту через Темзу — за пару секунд до прыжка вниз.

Обводя взглядом фигуру незнакомки, Ник заметил, что она наступила на подол длинной юбки, и мгновенно сорвался с места. В три прыжка преодолев расстояние до стены, он бесшумно и легко взобрался на нее.

Женщина обернулась, когда он был уже совсем рядом. В ее глазах мелькнул страх, она пошатнулась и чуть не упала, но Ник успел удержать ее и прижать к себе. Для этого ему пришлось обхватить ее пониже груди. Почему-то этот жест принес ему чувство удовлетворения, словно он уложил на место последний кусочек сложной мозаики. Незнакомка вскрикнула и машинально вцепилась ему в руку. Выбившийся белокурый локон скользнул по лицу Ника, его ноздрей коснулся свежий, чуть солоноватый аромат женской кожи. Его вдруг охватило волнение. Впервые в жизни женщина пробудила в нем страстное влечение буквально с первого взгляда. Ему захотелось спрыгнуть со стены, как волку, утащить незнакомку в чащу леса и там, вдали от всех, насладиться добычей.

Она замерла в его объятиях, задышала часто и неглубоко.

— Отпустите меня, — потребовала она, отталкивая его руки. — Какого дьявола вы в меня вцепились?

— Вы чуть не упали.

— Ничего подобного! Со мной все было в порядке, пока вы не набросились и едва не сбили меня с ног…

— Вы наступили на собственный подол.

Взглянув вниз, она признала его правоту, переступила на месте и высвободила подол.

— Верно, — коротко подтвердила она.

Нику не раз случалось спасать людей во всевозможных ситуациях, и он привык выслушивать слова благодарности — хотя бы произнесенные из вежливости.

— Вы не хотите поблагодарить меня за спасение?

— У меня прекрасная реакция. Меня не требовалось спасать.

Ник недоверчиво усмехнулся, раздосадованный ее упрямством и заинтригованный им.

— Не окажись я поблизости, вы сломали бы шейку.

— Уверяю вас, сэр, в этом так называемом спасении я вовсе не нуждалась. Но раз уж вы настаиваете — спасибо. А теперь будьте любезны убрать руки, — ледяным тоном процедила незнакомка.

Ник снова усмехнулся, оценив смелость девушки — несмотря на то что под его рукой судорожно колотилось ее сердце. Он осторожно разжал объятия и помог ей повернуться на месте. Слегка пошатнувшись, она в панике вцепилась в его рукав.

— Я держу вас, — успокоил Ник.

Наконец они оказались лицом к лицу и впились друг в друга взглядами. Ник позабыл, что стоит на краю пропасти. Вдвоем они словно повисли над землей, омытые голубоватым, призрачным лунным светом. Его пронзила вспышка узнавания. Не веря своим глазам, он вгляделся в лицо, которое знал лучше собственного.

Шарлотта.

— Я держу вас, — с легкой улыбкой повторил он.

Глава 3

— Сядьте, — велел незнакомец Лотти, положив ладони ей на плечи и слегка надавив на них.

Она опасливо подчинилась, села на стену и свесила ноги. Ее спаситель легко спрыгнул на землю с высоты шести футов и протянул ей руки. Лотти показалось, что чей-то холодный кулак стиснул ее сердце. Все ее существо отчаянно сопротивлялось прыжку прямо в руки незнакомца: он походил на хищника, подстерегающего добычу.

— Прыгайте, — негромко приказал он. В его глазах плясали два крошечных отражения луны.

Лотти нехотя спрыгнула прямо в протянутые руки. Приземляясь, она схватилась за плечи незнакомца, он удержал ее за талию, смягчив удар о землю с легкостью, выдающей огромную физическую силу. Его ладони помедлили на талии Лотти, помогая ей сохранить равновесие.

Стоя рядом с незнакомцем, Лотти вдруг обратила внимание на его рост, широкие плечи, крупные ладони и ступни. Он был изысканно одет в сюртук модного покроя с длинным лацканами и отлично сидящие брюки, но подстрижен очень коротко, не по моде и чисто выбрит, а большинство гостей Стоуни-Кросс-Парка носили бакенбарды и усы, отпускали волосы до плеч и подвивали их. Неизвестный же гладко брил подбородок, не оставляя на нем даже подобия эспаньолки.

Он кивнул в сторону стены:

— Что вам там понадобилось?

На минуту утратив дар речи, Лотти смотрела на его по-мужски привлекательное лицо. Природа не поскупилась, одарив этого человека крупными, величественными чертами и темно-синими, как полночное небо, глазами. Циничный блеск этих глаз не сочетался с усмешкой, приподнимающей уголки губ. На вид незнакомцу было около тридцати лет: после тридцати мужчины обычно грубеют, достигают полной зрелости. Несомненно, этот человек привык пленять и покорять.

Собравшись с силами, Лотти объяснила:

— Я любовалась пейзажем.

— Вы вполне могли полюбоваться им из окна. Слабая улыбка тронула ее губы.

— Мне просто захотелось рискнуть.

Он вдруг усмехнулся, словно понял, что она подразумевает. От проказливой улыбки незнакомца у Лотти кружилась голова и замирало сердце, она не могла отвести от него взгляд. Что-то невысказанное повисло в воздухе; казалось, они когда-то встречались, но Лотти никак не могла вспомнить, когда и где.

— Кто вы, сэр? — спросила она. — Я никогда вас здесь раньше не видела.

— А если я ваш ангел-хранитель?

— Вид у вас не очень-то ангельский, — скептически заметила она, рассмешив его.

Он поклонился и представился:

— Лорд Сидней к вашим услугам. Лотти вежливо присела:

— Мисс Миллер, компаньонка вдовой графини. — Она с любопытством продолжала:

— Лорд Уэстклифф приглашает к себе лишь избранных гостей. Как вы сумели получить приглашение?

— Граф любезно согласился принять меня по рекомендации нашего общего друга.

— Вы приехали поохотиться? — допытывалась Лотти.

— Да, — подтвердил он ироническим тоном, — я страстный охотник.

Порыв ветра донес из сада музыку, собеседники одновременно оглянулись.

— Я зашел к лошадям, — объяснил Сидней. — Простите, что нарушил ваше уединение.

— Вы хотите вернуться к гостям?

Он с шутливым вызовом вскинул брови:

— А вы опять заберетесь на стену, если я уйду? Боже, да разве справедливо наделять одного-единственного мужчину таким морем обаяния? Не удержавшись, Лотти улыбнулась:

— Сегодня — нет, милорд.

— В таком случае позвольте проводить вас до дома. Лотти не стала возражать.

Для Стоуни-Кросс-Парка встреча была более чем неожиданной. Обычно поместье наводняли мускулистые любители охоты и тому подобных развлечений. За последние два года Лотти повидала их немало. Но ее сегодняшний спутник чем-то отличался от других гостей поместья. В нем не чувствовалось беспечности, праздности, свойственной аристократам. Под его маской невозмутимости таилась пугающая жестокость. Рядом с ним Лотти то и дело становилось не по себе. И в то же время ее так и подмывало прильнуть к нему, хоть чем-нибудь вызвать у него улыбку.

— Похоже, вы совсем не боитесь высоты, мисс Миллер, — заметил он.

— Я ничего не боюсь, — призналась она.

— Каждый человек чего-нибудь боится.

— Вот как? — с вызовом переспросила Лотти. — Чего же может бояться такой человек, как вы?

К ее удивлению, он ответил серьезно:

— Я недолюбливаю замкнутые пространства.

У Лотти почему-то сжалось сердце. Какой у него голос! Глубокий, с обольстительной хрипотцой, словно после крепкого сна. Его звуки обволакивали ее, как теплый тягучий мед.

— И я тоже, — призналась она.

Они остановились у дверей южной башни, где жили старшие слуги, в том числе и Лотти. Сквозь щели в ставнях сочился свет, образуя лужицы на усыпанной галькой дорожке. В этом свете Лотти увидела, что волосы ее спутника не черные, а каштановые — очень темного, насыщенного цвета, с отдельными прядями оттенка кленового сиропа и собольего меха. Лотти захотелось провести по ним ладонью, и сила этого желания напугала ее.

Попятившись, она с сожалением улыбнулась:

— Всего хорошего, милорд. И спасибо за приятную прогулку.

— Подождите, — требовательно произнес он. — Мы еще увидимся, мисс Миллер?

— Нет, милорд. Я обязана безотлучно находиться при старой графине.

Но эти слова не обескуражили его — Лотти поняла это по глазам.

— Мисс Миллер…

— Всего хорошего, — ласково повторила она. — Надеюсь, пребывание в этом доме будет для вас приятным, милорд. — И она ускользнула, боясь, что он попытается удержать ее силой.

Очутившись в своей комнате, Лотти заперла дверь и вздохнула. С тех пор как она поселилась в Стоуни-Кросс-Парке, гости-мужчины не раз пытались ухаживать за ней, но никогда прежде ей не хотелось ответить им благосклонностью, какими бы состоятельными или красивыми они ни были. После знакомства с лордом Раднором она не желала иметь с мужчинами ничего общего.

Окажись Раднор добрым, а не расчетливым, ласковым, а не деспотичным, Лотти смирилась бы с предстоящим замужеством. Но намерения Раднора были ясны с самого начала. Он стремился всецело подчинить ее себе, уничтожить в ней все, что было присуще ей, и создать совершенно нового человека. Брака с ним Лотти боялась больше смерти.

Родители Лотти отказались признать очевидное, поскольку отчаянно нуждались в финансовом покровительстве Раднора. Лотти не сразу решилась сбежать, поскольку понимала, какими будут последствия ее поступка. Ее нередко мучили угрызения совести, она знала, что ей следовало пожертвовать собой ради благополучия родителей. Но инстинкт самосохранения был слишком силен. В конце концов она пустилась в бега, и провидение привело ее в Гэмпшир.

Как и предчувствовала Лотти, за свободу пришлось расплачиваться. Она часто просыпалась в холодном поту, увидев во сне, как ее тащат обратно, к Раднору. Ни на миг она не забывала, что ее повсюду разыскивают его слуги. Свобода оказалась иллюзорной. Правда, в Стоуни-Кросс-Парке ей жилось неплохо, но она чувствовала себя птицей в вольере, с подрезанными крыльями. Бежать было некуда, делать нечего, оставалось лишь сидеть сложа руки и ждать, когда ее найдут. Лотти не доверяла никому. Даже молодому красавцу с изумительными синими глазами.

Вместо того чтобы присоединиться к гостям, Ник направился к себе. Слуги уже разобрали его багаж, разложили одежду в ящиках комода и развесили в шкафу, пропахшем гвоздикой.

Ник нетерпеливо сорвал сюртук, жилет и серый шелковый галстук. Сбросив рубашку, он вытер ею потное лицо, руки и грудь, уронил комок влажной льняной ткани на пол и рухнул на кровать в алькове напротив двери. Разувшись он в одних черных брюках откинулся на подушки и уставился в потолок.

Наконец-то он понял одержимость Раднора.

Шарлотта Ховард оказалась самой пленительной девушкой из всех, каких ему доводилось встречать. Впечатление сильной, независимой натуры она создавала даже в минуты молчания и неподвижности. Ее тело и лицо поражали сочетанием хрупкости и силы. Нику хотелось прижать ее к себе, успокоить, уткнуться лицом в шелковистую грудь. Представив Лотти дремлющей, он улыбнулся; ему даже привиделось, как розовеет ее кожа от пылких ласк.

Неудивительно, что Раднор воспылал к ней страстью. Но в попытке завладеть Шарлоттой он пытался лишить ее всего, что составляло ее сущность и притягательность.

Ник понимал, что увезти Шарлотту в Лондон прежде, чем Уэстклифф поймет, что произошло, будет довольно просто. Можно сделать это утром, застав хозяина дома врасплох. Нахмурившись, Ник переплел пальцы за головой. «Я ничего не боюсь», — сказала ему Шарлотта. Эти слова вызвали у него восхищение, но он не поверил им" Шарлотта боялась прежде всего новой встречи с Раднором. Но Ника это уже не касалось. Его дело — отработать полученные деньги.

С другой стороны… зачем спешить? Почему бы не погостить несколько дней в Стоуни-Кросс-Парке? На Боу-стрит он обязан появиться только через две недели, леса Гэмпшира предпочтительнее промозглого, зловонного Лондона. Пробыв в поместье Уэстклиффа день-другой, он сумеет поближе познакомиться с Шарлоттой. Надо выяснить, не производит ли она ложного впечатления.

Перекатившись на бок, Ник опять задумался. Никогда прежде он не нарушал свои правила, а одно из них строго запрещало ему вступать в близкие отношения с преследуемыми. Впрочем, Ник всегда пренебрежительно относился к правилам, даже к своим собственным.

Мысли о Шарлотте взбудоражили его, вызвали и досаду, и возбуждение. С Джеммой он расстался шесть месяцев назад, но до сих пор хранил верность ей. Не то чтобы желание у него не возникало — напротив, он сгорал от страсти, не находящей выхода. Среди женщин обнаруживалось немало желающих утешить его, но заурядные, ничем не примечательные особы его не привлекали. Он искал чувственную, по-настоящему страстную возлюбленную. Такая женщина могла быть и невероятно опытной в постели… и совершенно неискушенной.

Свесившись с кровати, Ник порылся в сброшенной одежде и достал из кармана миниатюру. Привычным движением он нажал защелку эмалевого футляра и открыл его. Откинувшись на спину, он устремил пристальный взгляд на утонченное личико Шарлотты.

«Может, это ты?» — подумал он, проводя пальцем по ее щеке. От желания его достоинство немилосердно затвердело. Не спуская глаз с лица на портрете, он потянулся к ноющему средоточию своего возбуждения.

* * *

Как обычно, рано утром Лотти отправилась на прогулку по высоким холмам близ Стоуни-Крик-Парка, поросшим лесами и вереском, мимо болот, прудов и топких равнин, где кипела жизнь. Большинство гостей поместья и сама леди Уэстклифф спали допоздна и завтракали не раньше десяти. Но Лотти так и не привыкла к такому распорядку. Чтобы избавиться от лишней нервной энергии, ей требовалась физическая деятельность. В холодные или дождливые дни Лотти подолгу ходила из угла в угол, пока не навлекала гнев леди Уэстклифф.

Лотти помнила три или четыре маршрута для прогулок продолжительностью не меньше часа. Этим утром она выбрала тропу, которая начиналась у Хилл-роуд, пересекала лес вековых дубов и орешника, проходила мимо родника, который местные жители звали Колодцем желаний. Как часто случается в начале мая, утро выдалось прохладным и сырым; Лотти глубоко вдыхала запах влажной земли. Одетая в платье с широкой юбкой длиной до щиколотки и обутая в прочные сапожки, Лотти энергично шагала прочь от особняка Уэстклиффа. Песчаная тропа привела ее в лес, где прямо из-под ног то и дело выпрыгивали лягушки. Над головой шелестели ветки, ветер приносил крики поползней и славок. Громадный, злобного вида сарыч полетел завтракать в сторону ближайших болот, гулко хлопая крыльями.

Внезапно Лотти заметила впереди темную фигуру. Какой-то мужчина, наполовину скрытый туманом, шел через лес. Наверное, браконьер. Лотти сразу остановилась, но у незнакомца оказался редкостно острый слух. Услышав шорох ее подошв, он обернулся.

Едва он направился к ней, Лотти облегченно вздохнула. Она сразу узнала эти по-кошачьи плавные движения, внушительную фигуру в рубашке и черном жилете, сапогах и явно старых бриджах. Непростительно, почти неприлично красивый лорд Сидней. Лотти удивилась, увидев его здесь, — ведь почти все гости поместья еще лежали в постелях. Еще больше ее удивило собственное волнение и радость.

— Доброе утро, — произнес лорд Сидней, на губах которого играла легкая улыбка. Его темные волосы были встрепаны, галстук повязан небрежно.

— Не ожидала увидеть вас здесь в такой ранний час, — радостно отозвалась Лотти.

— Я всегда встаю на рассвете.

Лотти кивнула в сторону развилки, на которую поглядывал лорд Сидней:

— Вы собирались свернуть сюда? Не советую.

— Почему?

— Эта тропа ведет к болотистому берегу пруда и глубокому болоту. Один неверный шаг — и окажетесь по шею в грязи, конечно, если не станете добычей змей. — Она в притворном сожалении покачала головой. — Так мы уже потеряли нескольких гостей.

Он расплылся в ленивой улыбке:

— Полагаю, вы могли бы посоветовать иной маршрут?

— Если вы повернете в другую сторону, то выйдете к вьючной тропе, ведущей через низину. Идите по ней до сторожки, потом до лаза в ограде и там найдете тропу, поднимающуюся на вершину холма. Оттуда видны озера, деревни, леса — от этого зрелища захватывает дух!

— Туда вы и направляетесь?

Она покачала головой и с вызовом объяснила:

— Нет, в другую сторону.

— Кто же спасет меня от гибели в болотах?

Лотти рассмеялась.

— Вам не стоит сопровождать меня, милорд. Это неудобно и неразумно.

Если их увидят вдвоем, пойдут сплетни — к вящему недовольству леди Уэстклифф, строго-настрого запретившей Лотти выбирать себе поклонников.

— Вы хотите побыть в одиночестве? — спросил лорд Сидней. Выражение его лица мгновенно изменилось. — Прошу прощения. Я опять нарушил ваше уединение.

Лотти задумалась: неужели она только что увидела в его глазах… отчаяние? Безысходное и безмерное, потрясшее ее до глубины души? Но чем оно вызвано? Лорду Сиднею не о чем мечтать: у него есть свобода, состояние, внешность, положение в обществе. Ему полагалось бы благодарить судьбу. А он тосковал, и Лотти вдруг захотелось утешить его.

— Пожалуй, я чересчур привыкла к одиночеству, — негромко рассудила она. — Компания могла бы стать приятным разнообразием.

— Если вы не против…

— Конечно. — Она с вызовом окинула взглядом его атлетическую фигуру:

— Надеюсь, вы за мной угонитесь.

— Постараюсь, — заверил ее лорд Сидней и зашагал бок о бок со спутницей.

Вскоре они дошли до исполинского дуба, упавшего поперек тропы. Над ним в лучах восходящего солнца лениво гудела мошкара.

— Смотрите! — Лотти указала на пролетевшую над ним! стрекозу. — В этом лесу водится более дюжины видов стрекоз и не менее сотни других насекомых. А если прийти сюда в сумерках, можно увидеть лиловых бабочек — они собираются прямо здесь, у дерева…

— Мисс Миллер, — перебил ее спутник, — я столичный житель. Мне нет дела до насекомых, я предпочитаю вообще не сталкиваться с ними.

Лотти трагически вздохнула, словно раздосадованная его равнодушием.

— Ну хорошо, от перечисления местных видов водяных жуков я воздержусь.

— Премного благодарен, — послышался живой ответ. — Позвольте помочь вам перебраться через этот дуб…

— Это ни к чему.

Лотти легко вскочила на ствол поваленного дерева и прошла по неровной поверхности, выказывая проворство, ловкость и полное отсутствие ложной скромности. Не дождавшись одобрения, она оглянулась через плечо и увидела, что Сидней идет за ней по пятам уверенной и легкой кошачьей походкой. Лотти невольно рассмеялась:

— Для джентльмена внушительного роста вы на редкость проворны.

Лорд Сидней пропустил ее замечание мимо ушей, всем видом показывая, что ничуть не гордится своим проворством.

— Почему вы служите компаньонкой? — спросил он, когда Лотти спрыгнула на землю и сухая листва зашелестела у нее под ногами. Сидней приземлился точно на то же место. Как ни странно, он почти не произвел шума, хотя вдвое превосходил Лотти по весу.

Лотти долго обдумывала ответ. Говорить о своем прошлом она не любила — это было не просто опасно, но и тягостно,

— Я из бедной семьи. У меня не было выбора.

— Вы могли выйти замуж.

— Я ни разу не встречала человека, за которого захотела бы замуж.

— А лорд Уэстклифф?

— Лорд Уэстклифф? — удивленно переспросила она. — При чем тут он?

— Он богат, знатен, и вы живете в его доме почти два года, — сардоническим тоном пояснил Сидней. — Так почему бы и нет?

Лотти задумчиво нахмурилась. Не то чтобы она находила графа непривлекательным — совсем напротив. Уэстклифф вызывал уважение тем, что взвалил на себя множество обязанностей и считал недостойным мужчины роптать на судьбу. Он не только придерживался высоких нравственных принципов, но и обладал чувством юмора, не был чужд сострадания и, как заметила Лотти, владел светскими манерами искусно, как оружием. Женщины тянулись к нему, но Лотти не входила в их число. Она чувствовала, что не сумеет подобрать к нему ключик, и никогда даже не пыталась доверить ему свои сокровенные тайны.

— Естественно, мужчине, занимающему такое положение, и в голову не придет проявить подобный интерес к компаньонке, — наконец ответила Лотти. — Но даже будь мы равными, я убеждена, что наши с графом отношения остались бы исключительно дружескими. Им недостает… — она помедлила, подыскивая подходящее слово, — магии.

Это слово повисло в воздухе и улетучилось только при звуках голоса Сиднея.

— Но любая магия бледнеет в сравнении с защитой, которую мог бы обеспечить вам граф.

Защита. Та самая защита, о которой напрасно мечтала Лотти. Она остановилась и уставилась в смуглое лицо собеседника:

— Почему вы решили, что я нуждаюсь в защите?

— Вы одиноки. Каждой женщине необходим защитник и покровитель.

— О, покровительство мне ни к чему. Мне прекрасно живется в Стоуни-Кросс-Парке. Леди Уэстклифф добра ко мне, и больше мне ничего не надо.

— Леди Уэстклифф не вечна, — напомнил Сидней. Он выразился напрямик, но почему-то Лотти показалось, что он сочувствует ей. — Что же будет с вами, когда она умрет?

Вопрос застал Лотти врасплох. Никто прежде не обсуждал с ней подобные вещи. Встревожившись, она долго обдумывала ответ.

— Не знаю, — наконец честно призналась она. — Наверное, я просто никогда не позволяла себе задумываться о будущем.

Сидней не спускал с нее глаз, которые приобрели почти неестественный оттенок синего цвета.

— И я тоже.

Лотти окончательно запуталась. Поначалу она приняла лорда Сиднея за пресыщенного молодого аристократа, скучающего красавца в безупречно сшитых костюмах. Но при более близком рассмотрении оказалось, что она ошиблась. Круги под глазами Сиднея свидетельствовали о бесчисленных ночах, проведенных им без сна. Морщинки в углах рта придавали ему циничное выражение, неожиданное для такого молодого человека. А иногда Лотти видела по его глазам, что о душевных муках он знает не понаслышке.

Но выражения его лица менялись в мгновение ока. Не успела Лотти опомниться, как перед ней вновь появился томный повеса с насмешливыми глазами.

— Будущее — слишком скучный предмет для размышлений, — легкомысленно заявил он. — Предлагаю продолжить прогулку, мисс Миллер.

Настороженная внезапной сменой настроений спутника, Лотти вывела его из леса в низину. Солнце быстро поднималось, согревая луга и прогоняя с неба предутреннюю синеву. Низина, которой они шли, заросла вереском и изумрудным сфагнумом, среди которого пестрели крохотные красноватые розетки росянки.

— Ничего подобного в Лондоне не увидишь, верно? — заметила Лотти.

— Да, — согласился лорд Сидней, хотя прелесть окружающей природы явно не трогала его.

— Похоже, вы предпочитаете жить в городе, — улыбнулась Лотти. — Среди многоэтажных домов, булыжных мостовых, фабрик, смога и шума. Не понимаю, что во всем этом хорошего.

Солнечный луч упал на его каштановую шевелюру, высветив в ней пряди оттенков красного дерева и темного золота.

— Мисс Миллер, каждому свое: вам — болота и жуки, мне — Лондон.

— Сейчас я покажу вам то, чего не найти в Лондоне. — Лотти торжествующе свернула с тропы к небольшому, но глубокому водоему, куда с крутого берега стекала вода.

— Что это? — спросил лорд Сидней, с сомнением глядя на мутную воду.

— Колодец желаний. Сюда ходит вся деревня. — Лотти деловито пошарила в карманах юбки. — Черт, ни одной булавки!

— Зачем вам понадобились булавки?

— Чтобы бросить в колодец. — Она снисходительно усмехнулась. — А я думала, всем известно, что без булавки нельзя загадывать желание.

— Что же вы хотели пожелать? — полюбопытствовал лорд Сидней.

— Не для себя — я уже загадала здесь десяток желаний. Мне хотелось, чтобы вы тоже бросили булавку в колодец. — Прекратив поиски, Лотти повернулась к собеседнику.

На лице лорда Сиднея застыло странное выражение почти болезненного изумления, как от неожиданного удара в живот. Он не шевелился, не моргал — только смотрел на нее, будто никак не мог понять смысл ее слов. Молчание стало натянутым, Лотти беспомощно ждала, когда лорд Сидней нарушит его. С трудом отведя взгляд, он засмотрелся вдаль, на заросли вереска, словно ему требовалось отвлечься от пугающих мыслей.

— Загадайте желание! — порывисто предложила Лотти. — А я брошу булавку за вас, когда в следующий раз приду сюда.

Лорд Сидней покачал головой. Его голос прозвучал хрипло и сдавленно:

— Я не знаю, какое желание загадать.

В молчании они прошли по утоптанной тропе, свернули на другую и вскоре очутились возле узкого мостика через речушку. На другом ее берегу простирался луг, поросший кустами таволги высотой до пояса, осыпанными желтыми цветами.

— Сюда, — указала Лотти, поднимая юбки до колен и смело шагая по траве и вереску к живой изгороди. — За этой изгородью начинается тропа, ведущая через лес к Стоуни-Кросс-Парку. — И она указала на высокую арку калитки, такой узкой, что пройти в нее можно было лишь поодиночке. Мельком взглянув на спутника, Лотти с облегчением убедилась, что он уже взял себя в руки. — Единственный путь к ней — через эти Ворота поцелуев.

— Почему их так называют?

— Не знаю. — Лотти задумчиво посмотрела на калитку. — Наверное, потому, что поцелуй неизбежен, если двое попытаются протиснуться в эту калитку одновременно.

— Любопытная теория. — Сидней шагнул в калитку и остановился, прислонившись к одному ее столбику и многозначительно улыбаясь: он прекрасно понимал, что Лотти придется прижаться к нему, чтобы войти в калитку.

Лотти вскинула брови:

— Вы, случайно, не собираетесь проверять ее на мне?

Лорд Сидней небрежно пожал плечами, излучая почти непреодолимое обаяние.

— Если вы так настаиваете, я не стану вам препятствовать.

Судя по всему, он не ожидал, что она примет вызов. Лотти знала: стоит ей укоризненно закатить глаза и покачать головой, и лорд Сидней отступит в сторону. Но, думая об этом, она вдруг ощутила мучительную пустоту внутри. Целых два года она была одинока: без порывистых девичьих объятий с подругами из Мейдстоуна, без материнских ласк, без милых детских поцелуев младших сестер. Лотти не понимала, почему именно этот человек заставил ее затосковать о прошлом. Ей захотелось доверить ему свои сокровенные тайны — но, конечно, это было немыслимо. Невозможно. Когда на карту поставлена собственная жизнь, доверять нельзя никому.

Она вдруг заметила, что с лица лорда Сиднея исчезла улыбка, а сама она стоит совсем близко к нему, на расстоянии вытянутой руки. Лотти перевела взгляд на его губы — такие полные, чувственные, мужские. Сердце забилось в неистовом ритме, искушение оказалось сильнее страха.

— Стойте смирно, — услышала она собственный голос и опасливо положила руку ему на грудь.

В тот же миг его грудь поднялась в резком вдохе.

Биение его сердца под ладонью наполнило Лотти любопытством и нежностью. Казалось, он замер, боясь любым движением вспугнуть ее. Лотти осторожно коснулась его нижней губы кончиками пальцев, и их овеяло горячее дыхание. Бабочка вспорхнула с калитки и улетела дрожащим пестрым пятнышком.

— Как вас зовут? — прошептала Лотти.

Ему понадобилось немало времени, чтобы ответить. Он опустил ресницы, словно пряча мысли.

— Джон.

Он был так высок ростом, что Лотти пришлось подняться на цыпочки, но она все равно не дотянулась до его губ. Обхватив ладонями ее талию, он бережно прижал ее к себе. В его глазах вновь мелькнуло странное, тоскливое выражение, как у утопающего. Лотти нерешительно положила ладонь ему на затылок.

Повинуясь движению ее ладони, он наклонил голову ниже, еще ниже, и наконец их губы слились в нежном долгом поцелуе. Поначалу его губы были просто теплыми и неподвижными, потом слегка шевельнулись раз, другой. Растерявшись, Лотти покачнулась в его объятиях, и он поддержал ее, прижав ладонь к спине. Она подалась вперед, вытянувшись в струнку, чтобы не лишиться долгожданного прикосновения. К счастью для нее, он держал свою страсть в узде и не позволил себе лишнего.

Наконец Лотти медленно отстранилась. Напоследок она коснулась его щеки, наслаждаясь теплом смуглой кожи.

— Я заплатила пошлину, — прошептала она. — Теперь можно войти в калитку?

Он серьезно кивнул и отступил.

Лотти вошла в калитку и побрела вдоль живой изгороди, с удивлением замечая, что у нее дрожат колени. Лорд Сидней молча следовал за ней по тропе к Стоуни-Кросс-Парку. Когда впереди показался особняк, они остановились в тени дуба.

— Здесь мы должны расстаться, — сказала Лотти, по лицу которой плясали пятна солнца, проникающего сквозь листву. — Нельзя, чтобы нас видели вдвоем.

— Конечно.

Лотти вдруг ощутила тянущую боль в груди.

— Когда вы покидаете Стоуни-Кросс-Парк, милорд?

— Скоро.

— Но надеюсь, не раньше завтрашнего вечера? В соседней деревне отмечают майский праздник. Е се гости поместья идут смотреть его.

— А вы?

Лотти сразу покачала головой:

— Все это я уже видела. Скорее всего я останусь у себя и почитаю. Но тем, кто увидит этот праздник впервые, он наверняка понравится.

— Я обдумаю ваш совет, — негромко пообещал он. — Спасибо за прогулку, мисс Миллер. — Он учтиво поклонился и ушел.

* * *

После завтрака Шарлотта вывезла кресло леди Уэстклифф в парк и покатила по вымощенным плитами дорожкам. Ник наблюдал за ними в открытое окно первого этажа и слышал, как престарелая дама читала нудные нотации компаньонке.

— Осматривать парк необходимо каждый день, — твердила леди Уэстклифф, жестикулируя отягощенной кольцами рукой, — а сорняки выпалывать, как только они появляются. Нельзя допускать, чтобы растения разрастались, иначе парк потеряет пристойный вид…

Делая вид, будто она почтительно слушает наставления, Шарлотта везла кресло по дорожке. Тяжелым креслом она управляла с неожиданной легкостью. Ее тонкие руки оказались на удивление сильными, она не выказывала ни малейших признаков усталости.

Пристально наблюдая за ней, Ник пытался разобраться в путанице мыслей. После утренней прогулки у него пропал аппетит. Он не находил себе места, бродил по поместью в каком-то оцепенении и ненавидел себя за это. Он считал себя закоренелым циником, человеком без чести и совести, всегда готовым дать волю своим животным инстинктам. Ему так долго пришлось бороться за место под солнцем, за то, чтобы выжить, что на более возвышенные стремления у него просто не оставалось времени. Ник был лишь поверхностно знаком с литературой и историей, его математические способности исчерпывались умением считать деньги и заключать пари. Его философия представляла собой десяток циничных принципов, усвоенных в окружении отбросов человеческого рода. Его ничто не удивляло и ничто не страшило. Он не боялся потерь, боли и даже смерти.

Но Шарлотте Ховард удалось несколькими словами и единственным неловким, невинным поцелуем повергнуть его в смятение.

Ник понимал, что Шарлотта уже не та девушка, какой ее знали родители, подруги и Раднор. Она привыкла жить минутой, не думая о будущем. Жизнь в вечном страхе, бегство от преследователей, сознание того, что дни ее драгоценной свободы сочтены, лишили ее последних иллюзий и ожесточили. И все-таки она по-прежнему бросала булавки в Колодец желаний… Если у нее еще остались желания, значит, есть и надежда. Эта мысль тронула Ника, разбередила душу, а он думал, что души у него больше нет.

Отдать Шарлотту Раднору он просто не мог.

Она должна остаться с ним.

Он схватился за подоконник, чтобы не упасть. Внезапное открытие обрушилось на него, подобно удару.

— Сидней!

Услышав этот оклик лорда Уэстклиффа, Ник вздрогнул и с недовольством обнаружил, что, засмотревшись на Шарлотту, совсем позабыл о бдительности. С невозмутимым выражением лица он обернулся к графу.

Лицо Уэстклиффа казалось еще более решительным и бескомпромиссным, чем прежде. В темных глазах метались холодные искры.

— Вижу, вы обратили внимание на компаньонку моей матери, — негромко начал он. — Миловидная девушка — и совершенно беззащитная. Мне уже не раз приходилось серьезно беседовать с гостями, интересующимися мисс Миллер. Я никому не позволяю досаждать моим слугам.

Ник выдержал пристальный взгляд Уэстклиффа, прекрасно понимая, что ему приказывают держаться от Шарлотты подальше.

— Неужели я посягнул на вашу добычу, милорд?

Выслушав оскорбительный вопрос, граф прищурился.

— Оказывая вам радушный прием, Сидней, я почти не ставлю условий. Кроме одного — вы оставите мисс Миллер в покое. Обсуждению это условие не подлежит.

— Ясно. — У Ника возникло подозрение: неужели Шарлотта открыла тайну своему хозяину? Нет, она не доверится никому, даже такому порядочному и благородному человеку, как Уэстклифф. Но если он все-таки знает историю ее бегства, то наверняка воспротивится любой попытке увезти ее из Стоуни-Кросс-Парка. Очень может быть, что Шарлотта добилась покровительства хозяина дома, переспав с ним.

Представив Шарлотту обнаженной, в объятиях другого мужчины, Ник чуть не передернулся от отвращения и мгновенно вскипел. Да ведь это ревность, изумленно понял он. Боже мой!

— Пусть решает сама мисс Миллер, — бесстрастно заявил Ник. — Каким бы ни было ее решение, я подчинюсь ей. Но не вам.

По предостерегающему блеску в глазах Уэстклиффа Ник понял, что граф ему не доверяет. Чутье не подвело Уэстклиффа.

Глава 4

Майский день в каждой деревне отмечали по-своему. Этот праздник зародился еще в Древнем Риме, в честь богини весны; в каждой римской колонии возникли свои обычаи, связанные с ним, в дополнение к пляскам вокруг майского шеста и песням. У Ника сохранились смутные воспоминания о майском празднике в Вустершире, особенно о «зеленом Джеке», шествующем через всю деревню в убранстве из веток и листьев. Малыш Ник испугался странного движущегося человека-куста и прятался за юбками старшей сестры Софи, пока Джек не прошел мимо.

С тех пор Нику ни разу не случалось побывать на майском празднике. Взрослому человеку тайный подтекст торжеств был абсолютно ясен: жители деревни танцевали с посохами фаллической формы, майские король и королева ходили от дома к дому, спрыскивая их обитателей «буйной водой», улицы украшали петлеобразными гирляндами, подвешивая к каждой по два шара из ноготков.

Стоя на холме неподалеку от особняка, Ник вместе с другими гостями смотрел на неистовые пляски жителей деревни. Улицы освещали сотни светильников и пылающих факелов. Под какофонию смеха, музыки и пения женщины по очереди занимали места у майского шеста. То и дело слышались резкие звуки охотничьих рогов. Юноши плясали, размахивая веревками, сплетенными из щетины коровьих хвостов. Потом эти веревки предстояло протащить по ночной росе, чтобы весь следующий год в деревне хватало молока.

— Надеюсь сегодня славно поохотиться, — услышал Ник мужской голос. Он принадлежал виконту Степни, развязному юнцу, известному любителю беготни за юбками. Его приятели, лорды Вудсом и Кендол, разразились скабрезным гоготом. Перехватив вопросительный взгляд Ника, Степни с ухмылкой объяснил:

— Деревенские девчонки будут шататься по окрестностям до утра. Стоит поймать какую-нибудь из них в лесу — и она позволит все, что угодно. Даже замужние бабенки не прочь развлечься, по такому случаю они на одну ночь снимают обручальные кольца.

— И мужья не возражают? — спросил Ник. Этот вопрос развеселил лордов.

— Конечно, нет! — отозвался Степни. — Они слишком заняты поиском свеженьких подружек, чтобы помнить о собственных женушках. Полезный праздник, верно?

Ник сдержанно улыбнулся, не желая отвечать. Очевидно, Степни и его друзья считали краткое совокупление в лесу с деревенскими девчонками прекрасным развлечением, чем-то вроде охоты. «Туда-сюда — и баста» — как пренебрежительно отзывалась Джемма Брэдшоу о поведении в постели большинства посетителей ее дома. Они понятия не имели о чувственности и требовали от женщины лишь одно — вовремя раздвигать ноги. Видимо, их вполне устраивало и торопливое соитие с незнакомками. Но это примитивное удовольствие Нику было не по душе. Благодаря урокам Джеммы он приобрел утонченный вкус.

Перед его мысленным взором возникло лицо Шарлотты — темные глаза, заостренный подбородок, пухлые губы. Пусть Степни и его приятели развлекаются как хотят, а у него другие планы.

— Идем с нами, Сидней, — продолжал виконт. — Деревенских девчонок можно ловить сразу после того, как будут выбраны майские обрученные. — И, сообразив, что это выражение Ник слышит впервые, он пояснил:

— Парень брачного возраста ложится в траву и притворяется спящим. Девушки, которые хотят за него замуж, наперегонки бросаются его будить. Та, которая первой поцелует его, считается его невестой. — Он плотоядно ухмыльнулся и потер рука об руку. — А остальные девицы в поисках утешения разбредаются по лесу и ждут, когда их разыщут предприимчивые джентльмены вроде нас. Видели бы вы, какую красотку я заарканил в прошлом году — черные волосы, красные губки, славная кобылка! Не зевайте, Сидней, и вам тоже повезет.

Ник уже собирался отказаться наотрез, когда вдруг приметил новую стайку девушек, со смехом разбирающих лепты майского шеста. Одна из них буквально притянула его взгляд. Как и остальные, она была в белом крестьянском платье и красном платке. Различить черты лица с такого расстояния было трудно, но Ник сразу узнал хорошенькую поселянку. С грустной улыбкой он вспомнил, как Шарлотта уверяла его, что этот вечер проведет в своей комнате, с книгой. Зная, что Уэстклифф не одобрит ее выходку, она решила побывать на деревенском празднике тайком. Заинтригованный и охваченный желанием, Ник обвел взглядом стройную фигурку Шарлотты. Она плясала вокруг майского шеста, грациозно взмахивая руками.

— Пожалуй, я все-таки присоединюсь к вам, — заявил Ник и вместе с молодыми лордами начал спускаться с холма.

* * *

Безудержно смеясь, Лотти подбежала к девушкам, в волнении ждущим главного события вечера — состязаний в беге на лужайке. На этот раз майским возлюбленным был избран завидный жених — сын мясника, белокурый голубоглазый красавец, прекрасно сложенный и готовящийся унаследовать семейное дело. Конечно, эта добыча ничуть не привлекала Лотти. Но она была не прочь развлечься в кругу ровесниц.

Подали сигнал, и Лотти припустила бегом через луг в толпе деревенских девушек. Шум и суета разительно отличались от ее тихой жизни в Стоуни-Кросс-Парке, она ощущала прилив ликования. Много лет в Мейдстоуне ее учили благопристойно вести себя, в роли компаньонки леди Уэстклифф она старалась быть как можно более незаметной и не могла припомнить, когда в последний раз повышала голос. Подхваченная волной веселья, она заливалась хохотом и визжала так же громко, как и все будущие невесты, бегущие через лужайку. Откуда-то спереди донесся торжествующий вопль. Победительница, пышущая здоровьем рыжеволосая девушка, обхватила только что обретенного жениха за широкие плечи, неистово размахивая букетом диких цветов.

— Да! — кричала она во все горло. — Он мой!

С радостным гомоном жители деревни окружили молодую парочку, а разочарованные девушки стали потихоньку разбредаться. Стайка юношей последовала за ними, намереваясь начать ночную охоту.

Улыбающаяся Лотти шла медленным шагом, не имея ни малейшего желания становиться добычей какого-нибудь распаленного страстью деревенского паренька. Через несколько минут беглянки и преследователи разобьются по парам, а она ускользнет обратно в Стоуни-Кросс-Парк. На опушке леса Лотти прислонилась к стволу развесистого платана и счастливо вздохнула. От танцев и вина у нее слегка дрожали колени. В этом году она впервые не просто смотрела на празднующих, но и веселилась вместе с ними, и это оказалось забавнее, чем она ожидала. В голове у нее вертелась прилипчивая мелодия, и она запела полушепотом, прижимаясь спиной к гладкой пятнистой коре:

— Не спешите, девы мая, не спешите, заклинаю, а если кто осмелится — щечки раскраснеются…

Вокруг по-прежнему было тихо, но внутренний голос подсказал Лотти, что ее уединению пришел конец. Замолчав, она открыла глаза и сразу увидела совсем рядом темную фигуру. Ахнув, она попятилась, но пара сильных рук удержала ее за плечи.

Оправившись от испуга, Лотти забилась в чужих руках, пытаясь вырваться.

— Тише! — послышался насмешливый мужской голос. — Успокойтесь! Это же я.

Лотти замерла, уставившись на лицо, скрытое в тени.

— Лорд Сидней?

— Да.

— Вы перепугали меня до смерти!

— Простите. — Он усмехнулся, сверкнув в темноте белоснежными зубами. — Я не хотел.

Лотти засмеялась и оттолкнула его, со стыдом вспоминая, как еще недавно пела словно помешанная.

— Как вы меня нашли?

— Очевидно, у меня талант. — Сидней отпустил ее, прислонился плечом к стволу платана и беспечно усмехнулся. Но его глаза остались настороженными.

Лотти поправила платок, сбившийся от танцев и быстрого бега.

— Я боялась, что вы узнаете меня по волосам.

— Мне знакома ваша походка.

Она не ответила, пытаясь разобраться в сложной смеси удовольствия и неуверенности. В последних словах Сиднея прозвучал намек на комплимент. Он чужой человек, он почти не знает ее, а все-таки запомнил такую несущественную деталь, как походка.

— Вам понравился праздник, милорд? — спросила Лотти, заново повязывая косынку.

— Мне понравилось наблюдать за вами.

Она прищурилась в притворном недовольстве:

— Вы хотите всем разболтать, что видели меня в деревне?

Лорд Сидней придвинулся ближе, словно намереваясь сообщить ей что-то по секрету.

— Ни за какие блага в мире!

Заулыбавшись, Лотти тоже прислонилась плечом к дереву, повторяя позу собеседника.

— Хотите побегать по лесу вместе с другими мужчинами?

— Смотря за кем. — В его глазах отразилась заигрывающая улыбка. — Вы согласны пробежаться по лесу в надежде, что вас догонят?

— Ни в коем случае!

— Тогда позвольте проводить вас до дома. Незачем ждать, пока вас обнаружит какой-нибудь пылкий деревенский юнец.

— О, никому из них меня не догнать, — уверенно заявила Лотти. — Я прекрасно знаю здешние леса и могу спрятаться за любым деревом. Нет, меня никто не поймает.

— Я мог бы.

— С вашими-то размерами? Вряд ли. Продираясь сквозь кусты, вы поднимете шум на всю округу.

Его тело заметно напряглось, готовность принять брошенный вызов стала почти осязаемой.

— Вы не поверите, но… — начал он, однако его прервал женский визг откуда-то слева — видно, какую-то деревенскую девушку поймал обуянный похотью парень. После минутного молчания по лесу понеслись громкие стоны наслаждения.

Когда же Сидней повернулся к Лотти, рядом ее не оказалось.

Мысленно посмеиваясь, она скользила по лесу, как призрак, подняв юбки почти до колен, чтобы они не цеплялись за низкие ветки. Она легко лавировала в лабиринте стволов и кустов, и наконец все звуки остались далеко позади. Остановившись, чтобы перевести дыхание, Лотти оглянулась через плечо. Ни единого шороха, только еле слышны праздничные песни поселян.

Либо лорд Сидней отказался от преследования, либо потерял ее из виду. Губы Лотти растянулись в торжествующей улыбке — она оказалась права. Уже собираясь направиться к Стоуни-Кросс-Парку, она повернулась и в ужасе вскрикнула, наткнувшись на рослого мужчину.

Сильные руки легко усмирили ее сопротивление и прижали ее к широкой груди. Над ухом Лотти прозвучал приглушенный смех лорда Сиднея. Растерявшись, она прислонилась к нему, чтобы восстановить равновесие.

— Как это вы очутились впереди? — задыхаясь, спросила она.

— Обошел вас с фланга. — Он попытался поправить косынку Лотти, но та съехала с гладких волос, и он увидел, что они собраны в аккуратный узел на затылке. Косынка упала на землю. Лорд Сидней с улыбкой продолжал:

— От меня не убежишь.

В этих словах прозвучала едва уловимая предостерегающая нотка.

Лотти стояла вплотную к нему, впитывая его тепло и пряный мужской запах. Как вышло, что она осталась наедине с ним среди ночи? В случайные совпадения Лотти не верила. Наверное, все дело в ее неудержимом влечении к этому мужчине, — влечении, которое не может не быть взаимным. Оба умолкли, Лотти заметила невдалеке обнимающуюся пару. Приглушенный шум интимного поединка заставил Лотти покраснеть.

— Будьте любезны, проводите меня домой, — попросила она.

Лорд Сидней разжал объятия. Лотти отстранилась, чуть не наткнувшись па дерево. Ее спутник вовремя поддержал ее, обнял, чтобы она не поранила кожу о шероховатую кору. Дыхание Лотти участилось. Она невольно потянулась к его плечам, где под тканью сюртука перекатывались бугры мышц. Лотти знала, что сейчас он поцелует ее. Она с трепетом ждала этого.

Лорд Сидней провел по ее щеке кончиком пальца — так осторожно, словно она была олененком, готовым умчаться прочь от любого шороха. Лотти часто задышала, когда он взял ее за подбородок и заставил слегка повернуть голову.

Он коснулся ее губ, прижался к ним так, что она невольно приоткрыла рот со вздохом наслаждения. Кончик его языка прошелся по ее зубам, двинулся дальше, задел щеку изнутри дразнящим движением. От поцелуя у Лотти закружилась голова, она обвила обеими руками шею Сиднея в отчаянной попытке сохранить равновесие. Он с готовностью поддержал ее, прижимая всем телом к мощному стволу дуба. Почувствовав, как она прильнула к нему, он издал невнятный возглас и провел ладонями по ее спине. Эта медленная ласка только обострила ее желание, заставила выгнуться дугой, повинуясь его инстинктивным поискам. Что-то твердое уперлось в нее через грубую ткань юбки.

Ее нежность сочеталась с его твердостью, он умело ласкал ее губами и руками. Запустив обе руки в его волосы, она с наслаждением перебирала густые пряди, блестевшие под луной, как шелк. У него вырвался сдавленный вздох, губы скользнули вниз по подбородку и шее Лотти. Несмотря на свою невинность, она почувствовала в этих прикосновениях большой опыт и жажду, которую ему не терпелось утолить.

Ее крестьянская блуза сползла с плеча, под луной заблестела светлая кожа. Взявшись за кончик тесьмы, он потянул его вниз, распуская сборки. Вскоре он уже просунул ладонь под грубую ткань. Под его мозолистыми пальцами ее прохладный чувствительный сосок напрягся, теплея с каждой секундой.

Лотти уткнулась лицом в выемку между его плечом и шеей. Надо остановить его немедленно, пока еще не поздно.

— Нет! Прошу вас, не надо! Пожалуйста!

Он отдернул ладонь и притронулся к ее губам.

— Я напугал тебя? — прошептал он.

Лотти покачала головой, с трудом подавляя желание уютно свернуться в его объятиях.

— Нет… я сама испугалась.

Почему-то это признание вызвало у него улыбку. Он провел пальцем по ее шее дразнящим движением, от которого у Лотти перехватило дыхание, а потом поправил оборки и завязал тесьму.

— Видишь, я остановился. Пойдем, я отведу тебя домой.

По лесу они шли бок о бок, Сидней время от времени отводил с тропы ветку или брал Лотти за руку, помогая перебраться через препятствие. Леса вокруг Стоуни-Кросс-Парка Лотти знала как свои пять пальцев и в помощи не нуждалась, но послушно принимала ее. Она не стала протестовать, когда Сидней остановился и легко нашел в темноте ее губы. Его поцелуи были быстрыми и томными, дразнящими и страстными. Охваченная наслаждением, Лотти ерошила обеими руками его волосы, касалась крепкого затылка. Когда же опаляющий жар стал невыносимым, лорд Сидней простонал:

— Шарлотта…

— Лотти, — машинально поправила она.

Он коснулся губами ее виска и обнял ее, как нечто бесконечно хрупкое.

— Никогда не думал, что встречу такую девушку, как ты, — прошептал он. — Я так долго искал тебя… так ждал…

Вздрогнув, Лотти склонила голову ему на плечо.

— Этого не может быть… Так не бывает… — слабо выговорила она.

Он тронул губами ее шею, найдя самое чувствительное местечко.

— А этот поцелуй настоящий?

— Все настоящее вон там. — И она указала на тисовую изгородь вокруг поместья.

Он сжал объятия и сдавленно попросил:

— Разреши зайти к тебе в комнату. Всего на несколько минут.

Лотти с дрожью засмеялась, прекрасно понимая, что произойдет, если она ответит согласием.

— Ни в коем случае.

Ее кожу вновь обжег ливень поцелуев.

— Со мной тебе нечего бояться. Я никогда не попрошу больше, чем ты захочешь мне дать.

Лотти закрыла глаза, пересиливая головокружение.

— Беда в том, — грустно ответила она, — что мне хочется отдать тебе все.

Он улыбнулся, но она не увидела, а почувствовала это.

— И что в этом плохого?

Лотти отстранилась, прижала ладони к своим разгоряченным щекам и перевела дыхание.

— Мы должны остановиться. Рядом с тобой я не доверяю себе.

— Напрасно, — хрипло возразил он.

Их дыхание смешалось в темноте. Лотти стоило немалых трудов оторваться от его горячего сильного тела. Чтобы не поддаться искушению, она заставляла себя думать и рассуждать. Лорд Сидней скоро уедет, со временем воспоминания об этой ночи поблекнут. Она не настолько слабовольна и глупа, чтобы стать жертвой первого встречного обольстителя.

— Позволь хотя бы проводить тебя до дома, — настаивал лорд Сидней. — Если нас увидят вдвоем, можно объяснить, что мы встретились случайно.

Лотти помедлила и кивнула.

— И мы расстанемся на задней террасе?

— Да. — Предложив руку, лорд Сидней повел ее к двойной каменной лестнице за особняком.

В полном молчании они поднялись на террасу, обращенную к парку. Из множества высоких окон и распахнутых застекленных дверей на террасу лился яркий свет. Гости часто выходили сюда покурить и выпить портвейна, но сейчас терраса была пуста: почти все обитатели дома ушли в деревню или играли в карты в доме.

Лишь у перил террасы в кресле виднелась одинокая фигура. Мужчина, лицо которого было скрыто в тени, лениво затягивался сигарой, выпуская тонкую струйку дыма, которая взвивалась в воздух и таяла, как призрак. Аромат дорогого табака защекотал ноздри Лотти.

Сообразив, кто этот курильщик, она внутренне сжалась.

— Лорд Уэстклифф… — пробормотала она и машинально присела. К каким выводам он придет, разглядев ее провожатого?

Не меняя позы, граф долго разглядывал их обоих. Свет из окон поблескивал на его угольно-черных волосах, бросал угловатые тени на волевое лицо.

— Мисс Миллер, — произнес он и холодно кивнул ее спутнику:

— Сидней, вы очень кстати. Нам надо поговорить.

Убежденная, что ее хозяин недоволен, Лотти потупилась, уставившись на каменные плиты террасы.

— Милорд, простите меня. Я ходила в деревню смотреть праздник и…

— Видимо, не только смотрели, — продолжил лорд Уэстклифф, скользнув взглядом по ее деревенскому наряду.

— Да, я танцевала вокруг майского шеста. А лорд Сидней предложил проводить меня…

— Ну разумеется, — сардонически отозвался граф и снова затянулся сигарой. Сизый дымок струйкой поднялся в воздух. — Незачем так волноваться, мисс Миллер. Вам не запрещено бывать в деревне — хотя, думаю, было бы неразумно рассказывать о подобных развлечениях вдовой графине. — Он сделал жест сигарой. — Ступайте, а я побеседую с лордом Сиднеем.

Лотти с испугом и облегчением кивнула:

— Слушаюсь, сэр. — И она двинулась с места, но, к ее изумлению, лорд Сидней удержал ее за руку:

— Подождите.

Лотти в растерянности замерла, залившись румянцем. Она не верила своим глазам: лорд Сидней осмелился прикоснуться к ней в присутствии графа!

— Милорд! — протестующе прошептала она. Сидней не ответил, он не спускал пристального взгляда с графа.

— Прежде чем мисс Миллер уйдет, объясните, что все это значит.

— Речь о вашей мнимой семье, — негромко сообщил лорд Уэстклифф, — и о вашем мнимом прошлом. — Его слова источали презрение. По лицу графа Лотти поняла: произошло что-то ужасное. Воспоминания о блаженных минутах в лесу мгновенно улетучились.

Ошеломленная, она воззрилась на лорда Сиднея. Его лицо неуловимо изменилось, отчасти утратило привлекательность, стало жестоким и холодным. Увидев его сейчас, любой решил бы, что этот человек способен на все. Лотти вдруг усомнилась в том, что еще несколько минут назад она целовала эти сжатые губы и касалась сильных рук. Даже его голос зазвучал иначе, в нем отчетливо засквозил простонародный выговор. Маска аристократа исчезла бесследно, обнажив звериный оскал.

— Я предпочел бы обсудить эту тему приватно, — заявил он графу.

Уэстклифф с ледяной любезностью кивнул:

— В нашем крыле дома есть кабинет. Он вас устроит?

— Да. — Сидней выдержал паузу и добавил:

— Мисс Миллер останется с нами.

Лотти недоуменно уставилась на него. Это условие не имело никакого смысла. Внезапно она похолодела с ног до головы, по спине побежали мурашки.

— Зачем? — выговорила она пересохшими губами.

— К нашему разговору она не имеет никакого отношения, — отрезал лорд Уэстклифф, поднимаясь.

Лицо лорда Сиднея осталось неподвижным и непроницаемым.

— Напротив — самое прямое.

Лотти побледнела. Она будто провалилась под лед замерзшего пруда. Она утратила способность двигаться и говорить, в душу закралось ужасное подозрение.

Граф уронил сигару и раздавил ее каблуком. В его голосе послышались несвойственные ему раздраженные нотки:

— Мисс Миллер, не могли бы вы присоединиться к нам? Судя по всему, нам предстоит раскрыть некую тайну.

Кивая, как марионетка, Лотти последовала за графом в дом, хотя внутренний голос настойчиво советовал ей бежать прочь со всех ног. Но у нее не было выбора, кроме как доиграть свою роль. С трудом сохраняя внешнее спокойствие, она вошла в кабинет, отделанный панелями красного дерева и освещенный единственной лампой. Атмосфера комнаты казалась чопорной и бескомпромиссной, в ней преобладали острые углы и отсутствовала мягкая мебель, украшением служил только строгий ряд витражных окон.

Пока лорд Уэстклифф закрывал дверь, Лотти постаралась занять место как можно дальше от Сиднея. Дурное предчувствие вызывало у нее физическую слабость. Она не могла заставить себя смотреть лорду Сиднею в глаза, но остро ощущала его присутствие.

Лорд Уэстклифф заговорил первым:

— Не хотите ли присесть, мисс Миллер?

Лотти слабо покачала головой, боясь упасть в обморок от любого движения.

— Как угодно. — И граф повернулся к лорду Сиднею:

— Начнем со сведений, которые я получил сегодня. Сразу после вашего прибытия в Стоуни-Кросс-Парк я навел о вас справки. Я подозревал, что вы что-то скрываете, хотя и не мог понять, что именно.

Лорд Сидней держался непринужденно, но явно был начеку.

— И что же вы узнали, милорд?

— Виконта Сиднея не существует в природе, — без обиняков заявил Уэстклифф, пропустил мимо ушей изумленный возглас Лотти и продолжал:

— Этот род пресекся двадцать лет назад, когда настоящий лорд Сидней умер, не оставив наследников мужского пола, имеющих право унаследовать титул. Следовательно, возникает вопрос… кто вы, черт побери? Что вам здесь нужно?

— Я Ник Джентри.

Лотти никогда не слышала этого имени, но лорд Уэстклифф явно узнал его.

— Ясно, — тихо отозвался он. — Так вот при чем тут сэр Росс! Значит, вы здесь по заданию Боу-стрит.

Лотти ахнула, сообразив, что мнимый лорд Сидней — на самом деле сыщик с Боу-стрит. Она немало слышала о немногочисленных офицерах полиции, которые выполняли любую работу — от расследования убийств до охраны членов королевской семьи. Сыщики с Боу-стрит славились своей безжалостностью, компетентностью и отвагой, они даже принадлежали к высшему свету. Неудивительно, что этот человек отличался от всех остальных гостей. Он признался, что любит охоту, но не упомянул, что охотится только на двуногую добычу.

— На этот раз — нет, — ответил Джентри на вопрос Уэстклиффа. — Иногда я выполняю поручения частных лиц. — И он перевел взгляд на застывшее личико Лотти. — Два месяца назад лорд Раднор поручил мне отыскать его невесту, Шарлотту Ховард, сбежавшую из дому двумя годами ранее.

Лотти не шевелилась, жгучая боль возникла у нее в груди и быстро расходилась по всему телу. Губы дрожали, но не выговаривали ни слова. Внезапно она услышала пронзительный бессвязный вопль и не сразу узнала собственный голос. Одним прыжком перелетев через всю комнату, она вцепилась когтями в смуглое лицо Джентри, дав волю бешенству и ужасу.

От яростной брани у нее зазвенело в ушах, запястья словно стиснуло клещами, но она упрямо продолжала отбиваться. Пот и слезы заливали ее лицо, дыхание вырывалось всхлипами, она боролась за свою жизнь, за ускользающую свободу. Где-то в глубине души она понимала, что ведет себя как сумасшедшая, что за это она наверняка поплатится, но не могла остановиться.

— Прекрати, Лотти! — рявкнул Джентри, с силой встряхивая ее. — Успокойся ради Бога!

— Я не вернусь! — выкрикнула она, задыхаясь. — Сначала я убью тебя! Господи, как я ненавижу тебя, ненавижу…

— Лотти! — Холодный голос рассудка пробил пелену гнева и муки — голос лорда Уэстклиффа. Обняв за талию мускулистой рукой, он оттащил Лотти от Джентри. Она уцепилась за него, как перепуганный зверек. — Довольно, — произнес Уэстклифф ей на ухо, сжимая объятия. — Он никуда вас не увезет, Лотти. Я обещаю вам. Вы же знаете, я твердо держу слово. Ну, сделайте вдох. Глубже. Еще один.

Строгий и ровный голос графа почему-то подействовал на Лотти, она подчинилась ему. Граф подвел ее к креслу и усадил. Присев перед ней на корточки, он пригвоздил ее к месту взглядом проницательных черных глаз.

— Сидите смирно. И дышите глубже.

Лотти резко кивнула, ее лицо по-прежнему пылало.

— Не подпускайте его ко мне, — шепотом попросила она.

Уэстклифф поднялся и вперил в сыщика с Боу-стрит ледяной взгляд.

— Не приближайтесь к ней, Джентри. Мне все равно, кто и за что вам заплатил. Вы в моих владениях, здесь вам на все потребуется мое разрешение.

— Над ней вы не властны, — возразил Джентри. — Вы не вправе удерживать ее здесь.

Уэстклифф надменно фыркнул, подошел к буфету и плеснул немного янтарной жидкости в стакан. Этот стакан он почти насильно вложил в трясущиеся пальцы Лотти.

— Выпейте, — коротко приказал он.

— Я не… — начала она, но он властно перебил ее:

— Пейте. Все до капли.

Морщась, Лотти проглотила бренди и закашлялась: ей показалось, будто в горле у нее вспыхнул огонь. Голова закружилась, на глаза навернулись слезы. Граф достал платок и подал ей. Платок оказался теплым — он лежал во внутреннем кармане. Вытирая им лицо, Лотти прерывисто вздохнула.

— Спасибо, — сипло выговорила она. Не в силах смотреть на Джентри, она не сводила глаз с графа. Никогда в жизни она не ощущала такой опустошенности. Гибель явилась к ней в образе красавца с безжалостными глазами и бездной обаяния, первого мужчины, с которым она поцеловалась. Боль предательства и унижение были почти невыносимы.

— Итак, — ровным голосом заговорил Уэстклифф, садясь напротив Лотти, — ваша реакция на слова мистера Джентри подтверждает, что вы и в самом деле Шарлотта Ховард. — Дождавшись, когда она кивнет, он продолжал:

— Вы вправду обручены с лордом Раднором?

Присутствие графа постепенно успокоило Лотти: она понимала, что он сделает все возможное, лишь бы спасти ее от неожиданно подкравшегося хищника. Глядя Уэстклиффу в лицо, Лотти старалась подобрать верные слова, чтобы объяснить ему все разом. Заметив, как она взволнована, граф, к удивлению Лотти, дружески взял ее за руку. Его крепкое пожатие отогнало страх. Доброта графа наполнила Лотти признательностью. Прежде он никогда не был таким внимательным к ней… он вообще не замечал ее.

— Этот выбор сделали за меня, — начала Лотти. — Мой брак устроили, когда я была еще ребенком. Мои родители пообещали меня лорду Раднору в обмен на покровительство и денежную помощь. Я изо всех сил старалась смириться, но, по-моему, Раднор… не в своем уме. Из своих замыслов он не делает тайны: ко мне он относится как к породистому животному, которое необходимо вышколить ради удовольствия его хозяина. Достаточно сказать, что браку с этим человеком я предпочла бы смерть. Поверьте мне, я ни за что не предала бы родителей, если бы не…

— Я верю вам. — Не отпуская руку Лотти, Уэстклифф повернулся к Нику Джентри:

— Я достаточно давно знаком с мисс Миллер, чтобы утверждать, что ее возражения против брака с Раднором небеспочвенны.

— Вот именно, — последовал невозмутимый ответ сыщика. Он расположился у камина в обманчиво-томной позе, облокотившись на мраморную полку. Отблеск пламени играл на его смуглом лице. — Раднор — мерзавец, но дело не в этом. Родители Шарлотты согласились на этот брак. Внушительная сумма перешла из рук в руки. И если я не привезу Шарлотту, Раднор найдет десяток других желающих разыскать ее.

— Меня не найдут, — вмешалась Лотти, наконец-то сумев взглянуть на Ника. — Я уеду за границу. Я исчезну…

— Глупая девчонка, — перебил Джентри. — Вы намерены всю жизнь провести в бегах? Раднор отправит за вами одного сыщика, второго, третьего. Вы забудете о том, что такое покой. Вам не уехать настолько далеко, чтобы…

— Довольно, — отрезал Уэстклифф, и по спине Лотти пробежал холодок. — Нет, Лотти не поедет за границу и не будет прятаться от Раднора. Мы найдем способ уладить это дело и помочь Лотти вернуться к мирной жизни.

— Вот как? — Джентри насмешливо приподнял бровь. — Любопытно… Что же вы предлагаете, Уэстклифф?

Граф замолчал, обдумывая возможные решения.

Глядя на Ника Джентри, Лотти пыталась справиться со шквалом эмоций. Должен же быть какой-то выход! Будь она проклята, если покорно отправится к Раднору, как ягненок на заклание! Видимо, ее мысли были написаны на лбу, потому что взгляд Джентри вдруг стал восхищенным.

— Насколько я понимаю, существует лишь два выхода, — негромко произнес он.

Дрогнувшим голосом Лотти спросила:

— Какие?

— Найдя правильный подход, можно убедить меня отпустить вас — с тем чтобы вы продолжали прятаться от Раднора, пока он снова не найдет вас. Или же… вы можете раз и навсегда стать для него недосягаемой.

— Что вы имеете в виду?

В напряженном молчании в разговор вступил лорд Уэстклифф:

— Он говорит о браке. Как только вы выйдете замуж и по закону окажетесь под защитой другого мужчины, Раднору придется прекратить преследование.

Взгляд Лотти упал на сильную ладонь графа, в которой по-прежнему лежала ее рука.

— Но это невозможно! Я не знаю ни одного мужчины, который согласится… — Она осеклась, изнемогая от ужаса и горечи.

— Возможно, — спокойно возразил граф.

Пока Лотти недоуменно смотрела на Уэстклиффа, тишину нарушил резкий смешок Ника Джентри:

— Хотите превратить ее в графиню, милорд? Лицо графа осталось бесстрастным.

— Если понадобится — да.

Ошеломленная Лотти пожала руку графа и отдернула ладонь. Таких жертв от него она не желала. Даже брак без любви лучше ненавистного Раднора. Но воспользоваться благородством графа Лотти не могла.

— Вы чрезвычайно добры, милорд, — ответила она. — Но я не выйду за вас — вы заслуживаете лучшей участи, нежели брак во спасение. Такой жертвы я не могу принять.

— Едва ли это жертва, — сухо возразил он. — Скорее, логичное решение вашей дилеммы.

Лотти покачала головой и вдруг нахмурила тонкие брови: ее осенило.

— Есть еще третий выход!

— Какой?

Лотти охватило непоколебимое спокойствие, у нее вдруг создалось ощущение, будто она наблюдает за этой сценой со стороны как зритель, а не участник.

— О нем пока рано говорить. Если вы не возражаете, милорд, я хотела бы побеседовать наедине с мистером Джентри.

Глава 5

Ник знал, что Лотти бурно отреагирует на известие о том, что он охотится за ней по приказу лорда Раднора. Но ее вспышка бешенства изумила его. Теперь же, взяв себя в руки, Лотти смотрела на него холодно и расчетливо, и Ник не мог не восхищаться ею.

Выслушав просьбу Лотти, лорд Уэстклифф нехотя, но подчинился.

— Я подожду в соседней комнате, — предупредил он, словно ожидая, что Ник по-звериному набросится на добычу, едва за ним закроется дверь. — Если вам понадобится помощь — позовите.

— Спасибо, милорд, — пробормотала Лотти и благодарно улыбнулась ему, вызвав у Ника вспышку ревности.

Он не отказался бы впечатать кулак в аристократическое лицо Уэстклиффа, особенно когда тот держал Лотти за руку. Ник никогда не считал себя собственником, но ему было нестерпимо видеть, как послушно Лотти принимает прикосновения другого мужчины. Что-то произошло в нем, он упустил инициативу и не знал, как исправить положение. Наверняка он знал лишь одно: без Лотти его жизнь бессмысленна. Потеряв ее, он будет обречен на вечные муки жажды и неудовлетворенности.

Ник остался на своем месте у камина в свободной позе, только ладонь, лежащая на полке, была стиснута в кулак. Мысленно он проклинал Уэстклиффа за неожиданный поворот событий. Ник собирался во всем признаться Лотти постепенно, тактично, успокоить ее и предотвратить приступ паники. Но Уэстклифф все испортил, и теперь Лотти была настроена враждебно.

Она повернулась к нему. Ее лицо было бледным, глаза покраснели от слез. Но взгляд остался сдержанным и пристальным — казалось, она пытается заглянуть ему в душу. Под этим испытующим взглядом Нику стало неловко и тревожно.

— Этот спектакль был задуман заранее? — негромко спросила она.

Ник заморгал. За свою жизнь он провел множество допросов и даже присутствовал при пытках, но этот вопрос застал его врасплох.

— Отчасти — да, я точно знаю, — продолжала Лотти. — Вы стремились завоевать мое доверие. Но зашли дальше, чем требовалось. — Гипнотически-медленным шагом она приблизилась к нему. — Зачем вы лгали мне сегодня в лесу?

О Господи, что же ему ответить? Хуже того — он не мог отвести взгляд, а Лотти по-прежнему смотрела ему прямо в душу.

— Скажите правду, мистер Джентри, — требовала она. — Если я заставила себя задать этот вопрос, значит, и вы сможете ответить. Вы говорили то, что думали?

На лице Ника выступила испарина. Он попытался отстраниться, Отвести взгляд, но не смог.

— Да — Хрипло признался он и замолчал. Провалиться ему на месте, если Лотти вытащит из него еще хоть одно слово!

Почему-то Лотти успокоилась, выслушав это признание. Ник понятия не имел почему. Наконец прервав поединок взглядов, он уставился на пламя в камине.

— Может быть, теперь вы объясните, что это за третий выход?

— Я нуждаюсь в защите от лорда Раднора, — без обиняков заявила она. — Ему могут противостоять лишь немногие. Вы принадлежите как раз к таким людям.

Лотти говорила деловито и сухо, даже не пытаясь придать своим словам оттенок комплимента. Тем не менее Ник ощутил прилив мужской гордости.

— Да, пожалуй, — сдержанно согласился он.

— В обмен на ваше покровительство и финансовую поддержку я согласна быть вашей любовницей. Чтобы точно определить условия нашей сделки, мы составим брачный контракт. Думаю, этого хватит, чтобы образумить лорда Раднора, — и мне не придется прятаться.

Его любовница… Ник и помыслить не мог, что Лотти согласится на столь унизительную роль. Но оказалось, что Лотти умеет быть практичной, когда обстоятельства не позволяют сохранять верность своим принципам.

— Вы согласны спать со мной в обмен на мои деньги и покровительство? — переспросил он, будто слово «любовница» требовало уточнений. Ник смерил Лотти настороженным взглядом:

— Вы согласны жить со мной и сопровождать меня повсюду, даже если будете сгорать от стыда? Это вы имели в виду?

Лотти густо покраснела, но не отвела взгляд.

— Да.

Желание охватило его мгновенно, обожгло невиданным огнем. При мысли о том, что она будет принадлежать ему — правда, только телом, зато безоговорочно и послушно, — у него закружилась голова. Его любовница… нет, этого слишком мало. Он жаждал большего. Всю Лотти, целиком.

Ник неторопливо прошел к кушетке, единственному уютному предмету обстановки, обитому плотной бордовой кожей, и сел, вытянув ноги. Его полный страсти взгляд неспешно пропутешествовал по стройному телу Лотти.

— Прежде чем я дам согласие, я хочу выяснить, что именно вы мне предлагаете.

Она нахмурилась:

— Думаю, это вам уже известно.

— Вы имеете в виду нашу встречу в лесу сегодня вечером? — осведомился Ник, слыша оглушительный стук собственного сердца. — Это пустяки, Лотти. Пары невинных поцелуев слишком мало. Содержать любовницу — дорогое удовольствие. Вам придется доказать, что вы достойны этого положения.

Она медленно подошла к нему, отчетливо вырисовываясь на фоне пламени камина. Ей уже стало ясно, что он затеял некую игру, но ставки в этой игре пока оставались для нее тайной.

— Что вы хотите от меня? — спросила она.

Того же, чего он хотел от Джеммы. Нет, больше, чем могла дать Джемма. Ник мечтал о близком человеке, который принадлежал бы ему. Нуждался в заботе и защите. Он еще не знал, возможно ли такое, но ради Лотти был готов на все. Она его единственный шанс.

— Сейчас покажу. — Ник протянул руку, взял ее за запястье и усадил к себе на колени. Он обхватил ладонью ее затылок, нащупал языком бьющуюся жилку на шее и одновременно приложил ее ладонь к своей промежности, заставив обхватить набухшее достоинство сквозь ткань брюк. Лотти замерла, ахнула и вдруг упала ему на грудь, словно ее покинули силы. Ник медленно провел ее ладонью по своему копью и заставил прикоснуться к округлому наконечнику этого копья, выпирающему под туго натянутой тканью.

У Ника вырвался хриплый возглас, он потянул завязки ее блузы, мысленно благодаря того, кто изобрел для женщин столь удобную одежду. На обнаженной груди заиграл отблеск огня, соски затвердели и порозовели. Лотти склонила голову набок и зажмурилась. Обхватив обеими руками, Ник усадил ее прямо на бугор между ног. Подхватив снизу грудь, он взвесил ее шелковистую тяжесть на ладони, приблизил к ней губы. По ее телу прошла дрожь, едва он сомкнул губы вокруг чувствительного соска, обводя его языком. Лотти подняла руки, чтобы оттолкнуть его, но вдруг вцепилась в лацканы его сюртука и издала негромкий стон удовольствия. Этот звук распалил Ника. Он продолжал описывать языком крохотные круги вокруг соска, заставляя Лотти по-кошачьи извиваться в его объятиях.

Продолжая вбирать в рот ее соски и ласкать груди, он просунул свободную ладонь под юбку, нашел подол нижней юбки и плотный пояс для чулок. Почувствовав вторжение, Лотти плотно сжала ноги и залилась малиновым румянцем. Ник продолжал настойчиво гладить ее через мятую ткань, скользя ладонью вверх по бедру и животу, потом спускаясь к шелковистым завиткам.

— Не надо! — попросила она, не открывая глаз.

Ник поцеловал розовый изгиб ее шеи и щеку. Ее кожа была такой тонкой и гладкой, что казалась почти прозрачной. Нику захотелось покрыть ее поцелуями всю, от макушки до пальцев ног.

— Любовницы так не говорят, — шепотом упрекнул он. — Или ты отказываешься от сделки?

Она покачала головой, не в силах говорить, поскольку он по-прежнему прижимал ладонь к холмику внизу ее живота.

— Тогда перестань сжимать ноги.

Она поспешно повиновалась, слегка раздвинула колени и запрокинула голову. Ник продолжал ласкать ее через тонкую ткань, трогать горячую ложбинку, пока ткань под его пальцами не стала влажной. Его невероятно возбуждали ее старания сохранять спокойствие и неподвижность: лицо Лотти раскраснелось, ноги напряглись и подрагивали. Наконец она застонала и умоляюще вцепилась в его запястье.

— Довольно! — выговорила она.

Под ней мощно пульсировало его орудие.

— Довольно? — шепотом переспросил Ник, просовывая пальцы в разрез ее панталон. — А по-моему, ты ждешь продолжения.

Она содрогнулась, едва он отыскал шелковистый треугольник, пухлые складки кожи, влажный вход в загадочную пещеру. Целуя ее выгнувшуюся шею, Ник принялся играть с бархатистой порослью.

— Милые кудряшки, — шептал он на ухо Лотти. — Интересно, какого они цвета? Как волосы у тебя на голове? Или темнее?

Шокированная этим вопросом, Лотти устремила на него затуманенный взгляд.

— Правильно, — одобрительно кивнул Ник, пробираясь по нежной ложбинке. — Узнаю сам — попозже.

Она сжалась, как только он обнаружил комочек плоти, прячущийся в складках.

— О Боже…

— Тс-с! — Ник прикусил мочку ее уха. — Или ты хочешь, чтобы нас услышал Уэстклифф?

— Перестаньте! — срывающимся голосом потребовала она.

Но остановить его уже не могло ничто. Он искусно ласкал Лотти, пробуждая в ней страсть. Она приподнимала ягодицы, тянулась за его рукой.

Лотти дышала тяжело и часто, отдавалась ритму пальцев Ника. Он чувствовал, как сжимаются ее внутренние мышцы, инстинктивно стремясь избавиться от невыносимого напряжения. Ник снова склонился над ее грудью. Соски уже напоминали розовые камушки, и он нежно подул на один из них, прежде чем взять его в рот. Погрузив палец между складок и дразня языком сосок, он ощутил небывалое ликование.

Лотти беспомощно дрожала в погоне за ускользающим экстазом, у нее то и дело вырывались раздраженные стоны. Ник извлек палец из сладких глубин ее тела, положил влажную ладонь на упругий живот Лотти и принялся поглаживать его.

— Все будет — но позднее, — заверил он. — Обещаю тебе.

Лотти снова застонала, в отчаянии прижимаясь к его руке. Он знал, чего она жаждет, и был готов исполнить желание. Его ноздри раздувались, он чуял пьянящий аромат женского вожделения. Жар волнами окатывал его, терял власть над собой при мысли о том, как просто было бы уткнуться лицом между ее ног, погрузить в нее язык.

Сладострастно содрогнувшись, он заставил себя оправить юбки Лотти, прикрыть ими разгоряченную плоть. В соседней комнате ждал Уэстклифф, давать волю страсти было не время и не место. Позднее у него будет достаточно времени, чтобы неспешно предаться любви с Лотти. «Терпение!» — заклинал он себя, стараясь дышать ровно и глубоко.

Лотти сползла с его колен и съежилась в углу кушетки. Ее волосы были в беспорядке, на щеках горел великолепный румянец, на ресницах дрожали слезинки. Неловкими пальцами она приводила в порядок блузу, пряча грудь.

Их взгляды встретились. Глаза Лотти ярко блестели от стыда, от Ника веяло расчетливым холодком. Наконец Ник сжалился над девушкой.

— Я хочу тебя, — заявил он. — И заполучу во что бы то ни стало. Но как любовница ты мне не нужна. Ты должна принадлежать мне полностью — телом и душой. Отдать мне все, что ты отдала бы Раднору или Уэстклиффу.

Осознав, что он имеет в виду, Лотти уставилась на него как на сумасшедшего. Чтобы обрести дар речи, ей понадобилась целая минута.

— Вы говорите о браке? Но в таком случае не все ли равно, за кого я выйду — за вас или за Раднора?

— Разница в том, что я предоставляю тебе право выбора.

— Зачем вам связывать себя на всю жизнь? Сказать ей всю правду Ник не посмел.

— Мне недостает женской заботы, — солгал он. — А ты так же годишься в жены, как любая другая женщина.

Лотти задохнулась от ярости.

— Словом, выбирай, — продолжал Ник. — Можешь всю жизнь прятаться и дрожать от страха, а можешь стать чьей-нибудь женой. Моей или Раднора.

Ответом ему стал продолжительный испытующий взгляд — из тех, от которых волосы у него на затылке вставали дыбом. Эти взгляды он начинал ненавидеть. Он утратил способность моргать и отворачиваться, а Лотти словно читала его мысли вопреки его желанию скрыть их.

— Вашей, — наконец произнесла она. — Я буду вашей женой.

Ник испустил еле заметный вздох облегчения.

* * *

Оправив одежду и кое-как приведя себя в порядок, Лотти налила в стакан бренди из хрустального графина. Ей нездоровилось, колени стали ватными, и она понимала, что при таких симптомах меньше всего она нуждается в спиртном. Более того, в строгом смысле слова она оставалась служанкой лорда Уэстклиффа, а его слугам не полагалось угощаться из хозяйских графинов. С другой стороны, после ошеломляющих откровений этого вечера ее положение стало неопределенным. Лотти усмехнулась, осознав, что за один вечер получила предложение от двух совершенно разных мужчин.

То, что проделал с ней Ник Джентри… нет, вспоминать об этом нельзя: одной такой мысли было достаточно, чтобы по телу распространился отзвук постыдного наслаждения. Щедро наполнив стакан, Лотти поморщилась и проглотила залпом половину содержимого.

Джентри подошел к ней и решительно отнял стакан.

— Через минуту ты будешь мертвецки пьяна.

— Ну и что? — хрипло отозвалась Лотти, глядя, как он допивает ее бренди.

— Ничего. — Лотти пошатнулась, он отставил стакан и обнял ее за талию. Насмешливая улыбка растянула его губы. — Только Богу известно, найдется ли на свете вторая женщина, которая захочет напиться допьяна, согласившись стать моей женой.

В дверь требовательно постучали, в комнату вошел лорд Уэстклифф. Заметив, что Ник и Лотти стоят слишком близко, он вопросительно поднял густую бровь.

Лотти попыталась отойти в сторону, но Джентри удержал ее, обняв за талию.

— Вам выпала счастливая возможность первым поздравить нас, — сообщил он графу, ловко пародируя церемонию помолвки. — Мисс Ховард оказала мне честь, согласившись соединить со мной судьбу.

Лорд Уэстклифф прищурился и посмотрел на Лотти:

— Это и есть третий выход?

— Да, это он, — неуверенно отозвалась она.

Лотти видела: граф не понимает, почему она решила заключить сделку с дьяволом. Мысленно она умоляла графа не требовать объяснений — изложить свои причины она просто не могла. Она устала прятаться, тревожиться и бояться. А Ник Джентри предлагал ей тихую гавань. Только Ник, беспринципный, черствый и корыстный человек, способен защитить ее от Раднора. Но одного этого было бы слишком мало, чтобы побудить ее выйти замуж за Ника. Решающим стало еще одно обстоятельство: Лотти не покидало ощущение, что Джентри прячет что-то, предназначенное только для нее. Скрыть это ему так и не удалось. Вопреки всем доводам рассудка Лотти тянуло к нему — по крайней мере к тому мужчине, за которого он себя выдавал… который с таким отчаянием смотрел на нее у Колодца желаний… целовал ее в лесу и шептал страстные слова…

Нахмурившись, граф обратился к ней:

— Нам надо поговорить, Лотти.

По укоренившейся привычке она послушно кивнула:

— Да, сэр, — и метнула недовольный взгляд в Ника, который не собирался разжимать объятия. — Мы еще не женаты, — еле слышно напомнила она. — Пустите меня!

Он опустил руки. Граф взял Лотти под локоток и отвел в дальний угол комнаты. Его почтительное прикосновение ничем не напоминало пылкие, по-хозяйски уверенные объятия Джентри.

На широкий лоб лорда Уэстклиффа упал темный локон.

— Лотти, — негромко начал он, — принимая такое решение, надо знать, кому вверяешь судьбу. Не обольщайтесь, считая всех сыщиков с Боу-стрит благородными героями. Ник Джентри снискал совсем иную репутацию. Он всегда был противоречивой фигурой.

— В каком смысле? — уточнила Лотти, поглядывая на Ника, стоящего в другом углу. Он потягивал бренди и делал вид, будто разглядывает книги на полках. Но язвительная усмешка свидетельствовала о том, что ему прекрасно известно содержание разговора Лотти и Уэстклиффа.

— Джентри стал сыщиком всего два или три года назад. А до того он пользовался известностью в преступном мире и выдавал себя за сыщика, охотника за ворами. Ему подчинялось множество преступников, его множество раз сажали в тюрьму за мошенничество, грабежи, лжесвидетельства. Ручаюсь, он знаком со всеми известными преступниками в Англии. Несмотря на перемены, произошедшие с ним, кое-кто считает, что он продолжает поддерживать связь с давними сообщниками. Ему нельзя доверять, Лотти.

Она попыталась остаться невозмутимой, но испытала настоящее потрясение. Выглядывая из-за плеча Уэстклиффа. она смотрела на сыщика с Боу-стрит и видела в его фигуре нечто зловещее. По привычке он держался в тени, его глаза мерцали, как у кошки. Когда он успел заслужить странную, пугающую репутацию? Матерый преступник, сыщик… кто же он еще?

— Мисс Ховард… Лотти… — вполголоса продолжал граф, — вы должны серьезно подумать о моем предложении. Наше соглашение устроит нас обоих. Я обещаю быть вам хорошим мужем, и за это вам не придется…

— Милорд, — живо перебила Лотти, — надеюсь, в моем отказе вы не усмотрели неуважения с моей стороны. Более порядочного человека, чем вы, я никогда не встречала, потому и не стану втягивать вас в брак без любви. Не отрицайте, милорд: если бы вы искали жену, то вряд ли остановили бы выбор на мне. Если же я совершу ошибку, приняв ваше предложение, когда-нибудь мы оба пожалеем об этом. Мы с мистером Джентри больше подходим друг другу, мы оба считаем этот брак всего лишь сделкой, в которой… — она осеклась и покраснела, — каждый из нас платит услугой за услугу.

Уэстклифф помрачнел:

— Вы не настолько циничны и жестоки, чтобы удовлетворяться подобными сделками.

— К сожалению, милорд, я уже успела ожесточиться. По вине лорда Раднора я не знала надежд и мечтаний, которыми так дорожат женщины. Я никогда не рассчитывала на счастье в браке.

— Вы заслуживаете лучшей участи, — настаивал он. Лотти невесело улыбнулась:

— Вы думаете? А я в этом не уверена. — И она направилась прямиком к Джентри, выжидательно глядя на него. В эту минуту ей было не до хороших манер. — Так когда мы уезжаем?

Джентри вышел из своего угла. Казалось, он уже приготовился услышать, что после разговора с Уэстклиффом Лотти передумала. Но теперь, когда она утвердилась в своем решении, обратный путь был отрезан.

— Немедленно, — заявил он.

Она приоткрыла рот, собираясь возразить. Джентри вознамерился увезти ее неизвестно куда, не дав даже попрощаться с домочадцами и леди Уэстклифф! С другой стороны, ей будет легче просто исчезнуть, никому и ничего не объясняя.

— Разве не опасно путешествовать ночью? — спросила она и тут же ответила себе:

— Впрочем, не важно. С вами я под такой же надежной защитой, как в обществе разбойника с большой дороги.

— Возможно, вы и правы, — усмехнулся Джентри. Но усмешку прогнало с его лица резкое заявление лорда Уэстклиффа:

— Поскольку переубедить мисс Ховард мне не удается, по крайней мере я требую официальной церемонии. И доказательств тому, что мисс Ховард будет обеспечена надлежащим образом.

Только тут Лотти осознала, что даже не успела подумать о своей будущей жизни с Джентри. Боже мой! Какими средствами располагают сыщики с Боу-стрит? Несомненно, им платят гроши. Но приватными расследованиями можно неплохо заработать. Роскошь ей ни к чему — достаточно одной-двух комнат в приличном районе Лондона.

— Черта с два я буду доказывать, что способен обеспечить собственную жену, — фыркнул Джентри. — Можете не сомневаться: голодать и бродяжничать ей не придется.

* * *

До Лондона было часов двенадцать езды, и это означало, что в пути придется провести всю ночь и утро. Лотти поудобнее устроилась на мягком коричневом бархате сиденья в элегантном экипаже Джентри. Едва отъехав от поместья, он предложил потушить маленький фонарь, освещающий экипаж изнутри.

— Хотите спать? — спросил он. — До утра еще далеко. Лотти покачала головой. Несмотря на усталость, она была слишком возбуждена, чтобы уснуть.

Пожав плечами, Джентри не стал тушить лампу. Слегка поморщившись, он вытянул ноги. С его ростом и размерами сидеть в сравнительно тесном экипаже было неудобно.

— Она ваша? — спросила Лотти. — Или вы наняли ее для пущей убедительности?

Сообразив, что она говорит о карете, Джентри усмехнулся:

— Моя.

— Не думала, что сыщик может позволить себе экипаж.

Джентри рассеянно перебирал бахрому занавески на узком окне кареты.

— Моя работа связана с частыми поездками, а я предпочитаю путешествовать с комфортом.

— Вы часто называетесь чужими именами, когда проводите расследования?

Он покачал головой:

— Обычно в этом нет необходимости.

— Странно, что вы выбрали такую известную фамилию, — продолжала она. — Потому вас и разоблачили в два счета. Лорду Уэстклиффу не составило труда выяснить, что никакого виконта Сиднея не существует.

На лице Джентри на миг отразилась смесь насмешки и неловкости: казалось, он спорит с самим собой, решая, ответить или промолчать. Наконец он скривил губы и коротко вздохнул:

— Уэстклифф ошибся: виконт Сидней существует. По крайней мере у этого титула есть законный наследник.

Лотти скептически отозвалась:

— Ну и кто он? Если это правда, почему же он до сих не вступил во владение титулом и состоянием?

— Не все хотят быть пэрами.

— Вздор! Об этом мечтает каждый, но титулы пэров не раздают на каждом углу. Титул либо есть, либо его нет. А отказаться от того, что положено по праву, можно с таким же успехом, как изменить цвет глаз.

— Как бы не так! — раздраженно перебил Джентри.

— Незачем злиться на меня, — упрекнула Лотти. — Вы еще не сказали, кто такой этот таинственный виконт и где он находится, — значит, вы все выдумали.

Джентри сменил позу, неловко поерзал и отвернулся к окну.

— Это я.

— Что?! И вы хотите, чтобы я поверила, будто вы и есть давным-давно пропавший пэр? Вы, заправила преступного мира, ловец воров, — виконт-инкогнито? — Лотти решительно покачала головой:

— Я вам не верю.

— А мне все равно, верите вы мне или нет, — бесстрастно сообщил Джентри. — Это не имеет ровным счетом никакого значения, поскольку претендовать на титул я не собираюсь.

Лотти удивленно уставилась на его классический профиль. Похоже, он твердо верил в то, о чем говорил. Но разве такое возможно? Если в его словах есть хоть доля истины, как вышло, что сын лорда очутился на самом дне? Невозможно родиться аристократом, а закончить жизнь… неизвестно кем. Не удержавшись, Лотти засыпала его вопросами:

— Так вы Джон, лорд Сидней? Сын виконта Сиднея, который умер двадцать лет назад и якобы не оставил наследника? И вы можете это доказать? Кто-нибудь подтвердит ваши слова?

— Моя сестра Софи. И ее муж, сэр Росс Кэннон.

— Судья? Бывший глава полицейского суда на Боу-стрит приходится вам зятем?

Джентри коротко кивнул. Лотти совсем запуталась. Ей оставалось только поверить ему, поскольку будь эта история выдумкой, опровергнуть ее не составило бы труда. Но она звучала так невероятно, так абсурдно, что у Лотти шла голова кругом.

— Когда умерли мои родители, мне было лет семь или восемь, — хмуро объяснил Джентри. — Кроме меня, в семье не осталось ни единого живого родственника мужского пола, к которому могли бы перейти земли и титул. Впрочем, наследовать было почти нечего: отец погряз в долгах и совсем запустил поместье. Некоторое время мы с Софи болтались в деревне, потом нас взяла к себе дальняя родственница. Но я рос сорванцом, и она не хотела видеть меня в своем доме. Поэтому я сбежал в Лондон, стал мелким воришкой и в конце концов попал в тюрьму. Чтобы пораньше выйти на свободу, я назвался именем другого мальчишки, умершего в тюрьме.

— Его, надо полагать, звали Ником Джентри, — заметила Лотти.

— Да.

— Значит, вы стали выдавать себя за Ника и уверять, будто вы умерли?

Его глаза вызывающе блеснули.

— Нику Джентри было уже все равно.

— Но вы наверняка надеялись со временем вернуть себе настоящее имя и положение в обществе…

— Мое положение в обществе меня полностью устраивает. Имя Ник Джентри принадлежит мне в большей степени, чем умершему хозяину. Пусть Сидней покоится с миром. — Он сардонически улыбнулся. — Сожалею, но вам придется забыть о привилегиях и стать миссис Ник Джентри, а истину будут знать только моя сестра и ее муж. Вы поняли меня?

Лотти озадаченно нахмурилась и кивнула.

— Привилегии мне не нужны, иначе я вышла бы замуж за лорда Раднора.

— Стало быть, вы не прочь стать женой простолюдина, — подытожил Джентри, не спуская с нее глаз. — Человека, ограниченного в средствах.

— Я привыкла к жизни в стесненных обстоятельствах — я родилась и выросла в старинной, знатной, но обедневшей семье.

Джентри долго изучал отполированные мыски своих сапог.

— Судя по состоянию Ховард-Хауса, лорд Раднор — чертовски скупой благодетель.

Лотти живо повернулась к нему:

— Так вы бывали у нас дома?

— Да, заезжал к вашим родителям, чтобы расспросить их. Они знают, что мне поручили разыскать вас.

Лотти растерянно кивнула. Как она до сих пор не поняла, что в этом расследовании замешаны ее родители? Они знали, что лорд Раднор разыскивает ее, и, как всегда, уступили его желаниям. Этому не следовало удивляться, однако почему-то Лотти не покидало ощущение, что ее предали. Неужели родители даже не попытались встать на ее сторону — вместо того чтобы защищать интересы Раднора? У нее перехватило горло, дышать стало трудно.

— Они подробно ответили на все мои вопросы, — продолжал Джентри. — Мне показали кукол, с которыми вы когда-то играли, книги, которые читали… Я знаю даже ваш размер обуви.

Остро осознав свою уязвимость, Лотти обхватила себя руками.

— Странно, что вы обратились к моим родным — ведь я не виделась с ними уже два года… Как мои сестры и братья? Как Элли?

— Та из сестер, которой уже исполнилось шестнадцать? Миловидная, скромная девушка. Она в добром здравии.

— Шестнадцать… — пробормотала Лотти, заволновавшись при мысли, что ее братья и сестры повзрослели, как и она сама. За время разлуки многое изменилось. У нее вдруг разболелась голова, она приложила ладонь ко лбу. — Скажите, когда родители рассказывали обо мне, вам не показалось, что они… меня ненавидят? — робко спросила она. — Я так часто думала об этом…

— Нет, они не сердятся на вас. — Голос Джентри вдруг зазвучал почти нежно. — Конечно, тревожатся о своем будущем, но, похоже, искренне верят, что брак с Раднором для вас — настоящий подарок судьбы.

— Они так и не поняли, кто он такой…

— Просто не пытались понять. Гораздо выгоднее было обманывать себя.

Лотти так и подмывало наброситься на него с упреками, хотя подобные мысли постоянно приходили ей в голову.

— Они нуждались в деньгах лорда Раднора, — упавшим голосом объяснила она. — Привыкли жить на широкую ногу.

— Видимо, так ваш отец и разорился — живя не по средствам?

— По-моему, ему с самого начала досталось не так уж много. Состояние моих родителей уже давным-давно растрачено. Когда я была ребенком, мы ни в чем себе не отказывали. А когда деньги кончились, чуть не умерли с голоду. И умерли бы, не вмешайся лорд Раднор. — Она осторожно ощупывала ноющие виски. — С тех пор мне постоянно напоминали, что я всем обязана ему. По настоянию Раднора меня отправили в самую дорогую в Лондоне школу для девочек, он платил за мою еду, одежду, даже нанял мне горничную. Наверное, он хотел вырастить меня настоящей леди. Поначалу я была даже благодарна ему — за то, что он готовит меня к роли жены.

— Но потом положение осложнилось, — подсказал Джентри.

Лотти кивнула.

— Меня держали на коротком поводке, как любимую болонку. Раднор выбирал для меня книги, решал, что мне можно есть, требовал, чтобы в школе мне устраивали холодные обливания — он считал, что холодная вода полезнее горячей. Меня стали кормить только бульоном и фруктами, когда он счел, что я слишком располнела. Каждый день мне приходилось писать ему письма, отчитываться о своих успехах по предметам, которые он для меня выбрал. И так во всем — он везде устанавливал свои правила… Мне запрещалось открывать рот, пока я не найду самый точный и изящный способ выразить свою мысль. Запрещалось высказывать собственное мнение. Если я вертела что-нибудь в руках, их привязывали к стулу. Если загорала на солнце, меня держали взаперти. — Она сдавленно вздохнула. — Лорд Раднор хотел сделать из меня совершенно другого человека. Я не представляла, каково это — быть его женой, и не знала, что будет со мной, когда он наконец поймет, что я никогда не смогу соответствовать его идеалу. — Погрузившись в мрачные воспоминания, Лотти переплела пальцы и продолжала изливать душу:

— А как я боялась приезжать домой на каникулы! Там меня уже ждал он. Едва поздоровавшись с братьями и сестрами, я должна была идти вместе с ним…

Она вдруг осеклась, осознав, что чуть не открыла тайну, которая взбесила ее родителей при первой же попытке поделиться с ними. Много лет она хранилась в самом укромном тайнике души Лотти. Она уже давно поняла без слов, что существование всей семьи, в том числе и ее, зависит исключительно от ее молчания. Решительно прервав поток запретных слов, Лотти закрыла глаза.

— И что же дальше? — спросил Джентри. Лотти покачала головой:

— Теперь уже не важно.

— Расскажите, — мягко попросил он. — Уверяю вас, меня ничто не шокирует.

Лотти осторожно взглянула на него и поняла, что он не лжет. За свою жизнь он повидал такое, что был готов ко всему.

— Продолжайте, — настойчиво попросил он.

И Лотти выложила все, что никто и никогда не желал слушать.

— Каждый раз, когда я приезжала домой, меня отправляли с Раднором в особую комнату. Сначала я рассказывала ему о своих успехах в школе, отвечала на его вопросы об Уроках, моих подругах… — Мельком взглянув в бесстрастное лицо Джентри, она поняла, что может продолжать, ничего не опасаясь. — Пока мы разговаривали, я сидела у него на коленях. Он трогал мою грудь, лез под юбку. Это было омерзительно, но остановить его я не могла, а мои родители… — Она умолкла и беспомощно пожала плечами. — Когда я попыталась поговорить с ними, они даже не стали меня слушать. Так продолжалось несколько лет. Однажды мама ударила меня по щеке, закричала, что я принадлежу лорду Раднору и что он рано или поздно женится на мне. Поэтому я должна позволять ему все. От его расположения зависит вся семья. — И со стыдом она добавила:

— А потом я не выдержала и сбежала, бросив родных на произвол судьбы.

Джентри обратился к ней мягко, ласково, словно к малому ребенку, а не двадцатилетней девушке:

— Раднор только трогал вас, Лотти? Дальше не заходил! Она непонимающе уставилась на него.

Склонив голову набок, Джентри тем же тоном пояснил:

— Он доходил до экстаза, пока вы сидели у него коленях?

Лотти вспыхнула, сообразив, что он имеет в виду самую таинственную кульминацию любовных игр, о которой девушки в пансионе перешептывались, смущенно многозначительно посмеиваясь. О физическом наслаждении, которого она просто не могла испытать рядом с Раднором.

— Кажется, нет…

— Если бы это произошло, вы сразу поняли бы, в чем дело, — сардонически заметил Джентри.

Лотти вспомнила, как Джентри ласкал ее при свете камина, как необычные ощущения распространялись по телу, охватывали грудь, живот и лоно, как мучила и радовала ее сладкая боль. Что это было? Экстаз или преддверие экстаза? Ее подмывало расспросить об этом спутника, не она опасалась, что ее поднимут на смех за невежество.

Покачивание рессорного экипажа убаюкивало, она зевнула, прикрыв ладошкой рот.

— Вам надо отдохнуть, — произнес Джентри.

Лотти покачала головой, не желая засыпать под его пристальным взглядом. С другой стороны, глупо опасаться после всего, что было между ними. Она попыталась сменить тему:

— Почему вы стали сыщиком? Трудно поверить, что это занятие вы выбрали по своей воле.

Джентри рассмеялся:

— Напротив — весьма охотно, при таком-то выборе. Три года назад я заключил сделку со своим зятем, сэром Россом. В то время он служил на Боу-стрит и располагал такими доказательствами, что мне пришлось бы поплясать на ветру, если бы дело дошло до суда.

— «Поплясать на ветру»? — переспросила Лотти, озадаченная незнакомым выражением.

— Угодить на виселицу и поболтаться на веревке. Откровенно говоря, за все, что я натворил до того, как стал сыщиком, меня следовало бы подвергнуть пыткам и четвертовать. — Сделав паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление произведут его слова, Джентри довольно улыбнулся. Лотти заволновалась. — Чтобы выпутаться из сложной ситуации и избежать необходимости казнить брата собственной жены, сэр Росс предложил мне вести двойную игру в преступном мире.

— Долго?

— Всю жизнь. Само собой, я согласился: в верности своим напарникам я не клялся и на виселицу меня как-то не тянуло.

Лотти нахмурилась:

— Но почему сэр Росс предложил вам стать сыщиком?

— По-видимому, у него создалось превратное впечатление, что меня перевоспитают несколько лет служения обществу. — Джентри вдруг улыбнулся:

— Результатов он ждет до сих пор.

— Разве это не опасно — выслеживать преступников в их логове, да еще после того, как вы их предали?

— В Лондоне найдется десяток людей, которым не терпится заполучить мою голову на серебряном блюде, — беспечной откровенностью признался Джентри. — Возможно, в скором времени вы отделаетесь от меня. Любой мой знакомый с готовностью поручится, что я умру молодым.

— Еще неизвестно, повезет ли мне, — сардонически отозвалась Лотти. — Будем надеяться на лучшее.

И ее тут же охватил жгучий стыд. Прежде она никогда не позволяла себе такой грубости.

— Простите, — поспешно добавила она. — Я сморозила глупость.

— Ничего страшного, — откликнулся Джентри. — Мне доводилось слышать кое-что и похуже.

— Воображаю! — подхватила Лотти, и Джентри рассмеялся.

— Я потушу фонарь, — предложил он. — Одно из моих правил — когда представляется возможность вздремнуть не пренебрегать ею. А завтрашний день обещает быть хлопотным.

В карете воцарилась приятная тишина. Выбившаяся из сил и ошеломленная стремительными переменами, Лотти устроилась в углу. Она думала, что не сумеет уснуть — слишком уж много мыслей теснилось у нее в голове. Но крепкий сон мгновенно сразил ее, она раскинулась на подушках сиденья, поерзала в поисках более удобной позы. Сквозь дремоту она почувствовала, что кто-то подхватил ее на руки как ребенка, но не проснулась, а отдалась блаженным ощущениям. Чьи-то руки осторожно выбрали из ее прически последние шпильки, отвели волосы со лба. Лотти вдыхала чудесный запах добротной шерстяной ткани, мыла и чистой мужской кожи.

Внезапно она поняла, что лежит на руках у Джентри, и сонно пошевелилась.

— Что… что такое?

— Спите, — прошептал он. — Вам нечего бояться. — И он продолжал ловко распутывать ее волосы.

Внутренние протесты Лотти вскоре утихли, усталый разум перестал возражать, и вольности Джентри потеряли всякое значение. Но несмотря на это, Лотти заставила себя проснуться, упрямо уперлась ладонью ему в грудь и попыталась отстраниться. Он послушно отпустил ее, его глаза блеснули в полутьме.

— Лотти, я вам не враг.

— Стало быть, друг? — парировала она. — По вашему поведению не скажешь.

— Я не стану ни к чему принуждать вас.

— Если бы вы не выследили меня, я по-прежнему жила бы счастливо в Стоуни-Кросс-Парке…

— Там вы были несчастны. Держу пари, в вашей жизни не было ни единого счастливого дня с тех пор, как вы познакомились с лордом Раднором.

Как ей хотелось возразить ему! Но лгать было бессмысленно: Джентри уже знал всю правду.

— Выйдя за меня замуж, вы поймете, что жизнь — чертовски славная штука, — продолжал Джентри. — Вам не придется потакать чужим желаниям. Вы сможете делать все, что захотите, — конечно, в разумных пределах. И наконец-то перестанете бояться лорда Раднора.

— И все это за согласие спать с вами, — заключила Лотти.

Джентри усмехнулся и уверенно изрек:

— Возможно, это условие нашей сделки вы найдете особенно приятным.

Глава 6

Когда Лотти проснулась, сквозь неплотно задернутые занавески в экипаж уже проникал дневной свет. Растрепанная и заспанная, она взглянула на будущего мужа и обнаружила, что он свеж и бодр, будто сладко выспался в постели.

— Мне хватает пары часов сна, — объяснил он, словно прочитав се мысли, взял ее за руку и вложил в ладонь шпильки.

Лотти сжала их в кулаке — изогнутые полоски металла сохранившие тепло рук Джентри. Машинально Лотти сплела косу и свернула ее узлом по давней привычке.

Отодвинув занавеску, Джентри засмотрелся на многолюдную улицу, по которой катился экипаж. Луч солнца ударил ему прямо в лицо, глаза приобрели неестественно яркий оттенок синего цвета. Лотти вдруг поняла, что этот город он знает как свои пять пальцев и не боится опасностей, подстерегающих за каждым углом в трущобных районах.

Лотти еще не доводилось встречаться с аристократом — а в Стоуни-Кросс-Парке она повидала их множество, — который мог непринужденно чувствовать себя даже на самых нищих улицах столицы. А Джентри, судя по всему, был готов на все ради достижения своих целей, какими бы ужасными они ни были. Мужчины из высшего общества во многом беспомощны, но у них есть свои принципы нормы, а у Джентри ничего подобного не наблюдалось.

Если он и вправду пэр, думала Лотти, то поступил разумно, отказавшись от титула и позволив Сиднею, как он выразился, «упокоиться с миром». Поступи он иначе, ему было бы трудно, почти невозможно найти свое место среди избранных Лондона.

— Лорд Уэстклифф говорил, что вы возглавляли воровскую шайку, — вспомнила Лотти. — А еще сказал, что вы…

— Как это ни прискорбно, я не совершал и десятой доли преступлений, которые мне приписывают, — перебил Джентри. — Слухи о моих похождениях сильно преувеличены и продолжают расти, как снежный ком. Несколько авторов дешевых книжонок уже изобразили меня чем-то вроде предводителя гуннов Аттилы. Конечно, я не строю из себя невинного младенца. Мне не раз доводилось промышлять контрабандой. Но сыщик из меня получился неплохой, гораздо лучше многих молодцов Кэннона, хотя я и пользуюсь сомнительными методами.

— Не понимаю, как вы можете водить дружбу с ворами и контрабандистами и в то же время ловить их.

— У меня есть соглядатаи и осведомители во всем Лондоне и его окрестностях. Я располагаю свидетельствами против преступников всех городских трущоб — от тупика Джина до переулка Мертвеца. Стоит кому-нибудь встать у меня на пути, и я живо беру его в оборот, да еще получаю награду за поимку. В роли сыщика ловить преступников непросто — магистрат требует, чтобы я действовал законными методами. И все-таки со мной никому не сравниться.

— Еще бы! Где найдешь второго такого же скромника! — сухо подтвердила Лотти.

Ложная скромность не для меня — что правда, то правда.

— Ничуть не сомневаюсь. Вы же сумели разыскать меня после того, как наемники лорда Раднора зря потратили целых два года.

Джентри впился в нее пугающе-пристальным взглядом:

— Чем больше я узнаю о вас, тем любопытнее мне становится. Хотел бы я знать, что за девушка отважилась начать жизнь сначала, ни на кого не надеясь.

— Отважилась? — с сомнением повторила Лотти. Странно. А я привыкла считать свой поступок трусостью.

Он собирался ответить, но экипаж круто повернул и двинулся по мощеной улице, между ухоженными лужайками и садами. Опрятные трехэтажные дома из кирпича теплого медового оттенка выстроились вдоль этой тихой улочки. Непривычно было видеть пасторальную атмосферу посреди шумного города.

— Беттертон-стрит, — сообщил Ник. — Сейчас к югу от нас находится Боу-стрит, а дальше — «Ковент-Гарден»

— Это рынок вон там, невдалеке? — спросила Лотти предвкушая возможность исследовать окрестности нового дома. Школа Мейдстоун располагалась в западной час Лондона, но учениц никуда не отпускали.

— Да, но гулять здесь вы будете только вместе со мной.

— Но я привыкла начинать день с прогулки, — возразила Лотти, гадая, неужели ее лишат этого невинного развлечения.

— В таком случае я буду гулять вместе с вами. Или прикажу сопровождать вас лакею. Но я не хотел бы, чтобы моя жена выходила из дома без провожатых.

«Моя жена…» От этих слов, брошенных небрежным тоном, у Лотти перехватило дух. Внезапно предстоящая женитьба, признание власти Джентри, подчинение его желаниям стали близкими и неотвратимыми, чего Лотти никак не ожидала. Похоже, Джентри тоже удивился, поскольку закрыл рот, нахмурился и уставился в окно. Лотти задумалась: а если он вдруг осознал, что происходит… и, не дай Бог, передумал?

Экипаж остановился возле дома с симметричным фасадом в раннем георгианском стиле, с белыми дорическими колоннами и двустворчатой застекленной дверью, ведущей в холл с высоким сводчатым потолком. Этот небольшой, но элегантный особняк превзошел все ожидания Лотти, и она застыла, на время утратив дар речи.

Джентри выбрался из экипажа первым, помог выйти Лотти, а тем временем лакей взбежал на крыльцо, чтобы известить слуг о приезде хозяина.

Морщась от боли в затекших ногах, Лотти взяла Джентри под руку и направилась к двери. На пороге их приветствовала экономка — дородная особа средних лет с добродушными глазами и гладко причесанными седеющими волосами.

— Миссис Тренч, — в глазах Джентри вдруг заплясали лукавые искры, — как видите, у нас гостья, мисс Ховард. Советую вам быть с ней поприветливее: она только что уговорила меня взять ее в жены.

Услышав, что это она настояла на браке, Лотти одарила спутника красноречивым взглядом, но он лишь усмехнулся.

Миссис Тренч не сумела скрыть удивление. Очевидно, ей и в голову не приходило, что Ник Джентри способен жениться.

— Слушаюсь, сэр. — Экономка поприветствовала Лотти книксеном:

— Добро пожаловать, мисс Ховард. Примите мои поздравления и позвольте пожелать вам счастья.

— Спасибо, — улыбнулась Лотти, искоса взглянув па Джентри. Он не предупредил, как ей следует вести себя в присутствии слуг — Лотти даже не предполагала, что у него вообще есть прислуга. Рассудив, что домочадцы вскоре поймут, что их хозяева заключили брак по расчету, она не стала притворяться влюбленной.

— Приготовьте комнату и закажите кухарке что-нибудь для мисс Ховард, — распорядился Джентри.

— А для вас поставить прибор, сэр? Джентри покачал головой:

— Я скоро уеду по делам.

— Хорошо, сэр. — И экономка поспешила исполнять приказания.

Повернувшись к Лотти, Джентри заложил ей за ухо выбившуюся прядь волос.

— Я уеду ненадолго. Здесь вы в безопасности, слуги исполнят любое ваше распоряжение.

Неужели он решил, что его отсутствие расстроит ее? Удивленная такой заботливостью, Лотти кивнула.

— Пока меня не будет, попросите миссис Тренч показать вам дом. — Он сделал паузу и продолжал:

— Разумеется, я не стану возражать, если вы пожелаете изменить обстановку по своему вкусу.

— А я уверена, что сочту ее вполне приемлемой. — Убранство дома и вправду поразило Лотти элегантностью: холл с геометрическим рисунком мраморного пола, лестница в глубине, ряд прочных дверей красного дерева. В приоткрытую дверь Лотти увидела уютную гостиную с бледно-зелеными стенами, несколько простых картин, удобную, не слишком строгую мебель. Да, это был прекрасный, обжитой дом, значительно богаче дома родителей Лотти. — Кто обставлял ваш дом? Не вы, это ясно.

Джентри улыбнулся:

— Моя сестра Софи. Я уверял, что это лишнее, но она считает, что в подобных вопросах я несведущ.

— И приезды сюда не отразились на ее репутации?

— Она приезжала только с сэром Россом. — Джентри слегка поморщился, давая понять, что эти визиты были ему почти неприятны. — Вдвоем они нашли мне прислугу — работники, которых я нанял в трущобах, не внушали им доверия. Особенно Синюха и Давалка Бесс.

— Давалка? Что это значит? Наивность Лотти явно позабавила его.

— То есть женщина, которая готова вступить в интимные отношения с каждым встречным. — И Джентри удрученно покачал головой.

Замешательство Лотти быстро было вытеснено недовольством.

— Как вас угораздило впустить в дом особу с таким прозвищем?.. Нет, не объясняйте: этого мне лучше не знать. — Она нахмурилась. — Сколько в доме слуг?

— Восемь, включая миссис Тренч.

— А вы намекали, что стеснены в средствах.

— По сравнению с лордом Уэстклиффом — да. Но я могу позволить себе некоторые удобства.

— Остальные сыщики живут так же? Джентри расхохотался:

— Только некоторые. Почти все мы занимаемся частными расследованиями — в дополнение к заданиям Боу-стрит. На одно жалованье, которое платит нам правительство, не проживешь.

— А вознаграждение от лорда Раднора? — От испуга сердце Лотти вдруг ушло в пятки. Она вспомнила, что находится в Лондоне, в пределах досягаемости Раднора, и почувствовала себя кроликом, вытащенным из норы. — Он уже заплатил вам? Как вы намерены поступить с этими деньгами?

— Вернуть лорду Раднору.

— А мои родные? — виновато прошептала она. — Нельзя ли чем-нибудь помочь им? Лорд Раднор лишит их покровительства…

Джентри кивнул:

— Об этом я уже подумал. Конечно, я позабочусь о них.

Лотти не поверила своим ушам. Любой мужчина проявил бы недовольство, узнав, что ему придется содержать всю семью жены, но Джентри преспокойно взял на себя эту обузу.

— Спасибо… — От прилива облегчения Лотти едва выговорила это слово. — Вы так добры…

— Да, я бываю добрым, — негромко подтвердил он, — когда обстоятельства располагают.

Он коснулся мочки ее уха, погладил впадинку за ним. Лотти застыла столбом. Кровь бросилась ей в лицо от этой невинной ласки: Джентри сумел найти одно из самых чувствительных местечек ее тела. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но она отвернулась, готовая терпеть любые прикосновения, кроме поцелуя в губы — для Лотти он имел не только физический, но и второй, сокровенный, смысл.

Джентри скользнул губами по ее щеке и улыбнулся, опять продемонстрировав поразительное искусство чтения ее мыслей.

— Чем я могу заслужить ваш поцелуй?

— Ничем.

Он легонько задел губами ее скулу.

— Ладно, посмотрим.

* * *

Атмосферу присутственного места на Боу-стрит — пыльного, с убогой обстановкой и неистребимым запахом политуры, пота и чернил — мало кто счел бы уютной и приветливой. Но Ник за три года так освоился в конторе, что считал ее вторым домом. Сторонний наблюдатель вряд ли поверил бы, что эти тесные, ничем не примечательные домишки по Боу-стрит, под номерами три и четыре, и есть центр борьбы с преступностью всей страны. Именно здесь под руководством сэра Гранта Моргана существовал полицейский суд и обретались восемь сыщиков.

С непринужденной улыбкой отвечая на приветствия клерков и констеблей, Ник шагал по коридору дома номер три. На Боу-стрит очень быстро оценили его таланты и достоинства, в особенности готовность преспокойно отправляться в притоны и трущобы, куда никто не смел сунуть носа. Ник не отказывался даже от самых опасных заданий, поскольку был одинок и всецело располагал собой. Сказать по правде, какая-то причудливая особенность натуры Ника, которую он сам не понимал, постоянно требовала риска, словно наркотика, к которому он безнадежно привык. За последние два месяца поисков и поездок энергия переполнила его и теперь настойчиво искала выход.

В приемной кабинета Моргана Ник вопросительно взглянул на судебного секретаря Викери, который в ответ ободряюще кивнул.

— Сэр Грант еще не ушел проводить утренние заседания, мистер Джентри. Уверен, он согласится принять вас.

Ник постучал в дверь и услышал рокочущий голос Моргана:

— Войдите!

Массивный потертый стол красного дерева казался детской игрушкой по сравнению с рослым, плечистым мужчиной, сидящим за ним. Сэр Грант Морган отличался на редкость внушительными размерами и был по меньшей мере на пять дюймов выше Ника, рост которого составлял шесть футов. Моргану было уже под сорок, но в его короткой вороной шевелюре не виднелось ни единого седого волоска, а бьющую ключом энергию он сохранил с тех времен, когда сам служил на Боу-стрит сыщиком. Он стал не только лучшим сыщиком своего времени, но и героем многочисленных грошовых детективных романов, которые шли нарасхват. До Моргана правительство и широкие массы относились к учреждению на Боу-стрит со свойственным британцам подозрением к любой узаконенной силе.

Решение сэра Росса назначить Моргана своим преемником вызвало бесконечное облегчение у Ника. Умница и самоучка Морган всего добился своим трудом, начав службу в должности пешего патрульного полицейского. За это Ник уважал его. А еще ему импонировали прямолинейность и честность Моргана, а также тот факт, что во время работы он умел забывать о досадных нормах этики.

Морган держал сыщиков в ежовых рукавицах, и они уважали его за непреклонность. Единственной ахиллесовой пятой Моргана была его жена — миниатюрная прелестница, в присутствии которой ее суровый муж начинал мурлыкать, как довольный кот. Определить, что леди Морган в очередной раз заходила в контору на Боу-стрит, было проще простого — по опьяняющему аромату духов, повисшему шлейфом в воздухе, и блаженно-счастливому лицу ее супруга. Ник втайне посмеивался над слабостью сэра Гранта и считал, что сам-то он никогда не попадет в подобную ловушку. Еще не родилась на свет женщина, способная взять над ним верх! Пусть Морган и сэр Росс пляшут под дудку жен — он не повторит их ошибки.

— А, с возвращением! — воскликнул Морган, откинувшись на спинку стула и впиваясь в Ника взглядом внимательных зеленых глаз. — Садитесь. Полагаю, поручение лорда Раднора успешно выполнено?

Ник сел к столу, напротив Моргана.

— Да. Я нашел мисс Ховард в Гэмпшире, в должности компаньонки вдовой графини Уэстклифф.

— Я знаком с лордом Уэстклиффом, — заметил Морган. — Это честный и порядочный человек, возможно, единственный пэр в Англии, который не называет грубость широтой взглядов.

В устах Моргана подобные замечания были восторженной похвалой. Ник деликатно покашлял, не имея ни малейшего желания обсуждать многочисленные добродетели Уэстклиффа.

— Послезавтра я буду готов получить новое задание, — сообщил он. — Мне осталось только уладить одно дело.

Ник ожидал, что Морган останется доволен — в конце концов, его лучший сыщик вернулся после двухмесячного отсутствия, — но тот воспринял известие почти равнодушно.

— Посмотрим, найдется ли что-нибудь для вас. А пока…

— Что?! — изумленно перебил Ник. С таким отношением со стороны начальства он еще не сталкивался. На Боу-стрит всегда было дел невпроворот. Неужели все лондонские преступники перевоспитались?

Морган нахмурился, словно собираясь приступить к обсуждению некоего щекотливого вопроса, но не решаясь.

— Навестите сэра Росса, — наконец сказал он. — Он хочет вас видеть.

Это Нику совсем не понравилось. Он устремил на Моргана подозрительный взгляд:

— Какого дьявола ему понадобилось?

Морган принадлежал к тем немногим людям, которые знали о темном прошлом Ника и соглашении, которое он заключил три года назад со своим добропорядочным зятем.

— Спросите у него самого, — посоветовал Морган. — А до тех пор задания от меня вы не получите.

— Что такого я натворил? — допытывался Ник, подозревая, что его ждет наказание. Он мысленно перебрал события последних месяцев — пустяки, обычные мелкие нарушения, но ничего серьезного. Несмотря на отставку, сэр Росс продолжал держать Ника на крючке, и это приводило его в ярость. А Морган, черт бы его побрал, не имел права возразить сэру Россу.

В глазах Моргана мелькнула насмешка.

— Насколько мне известно, вы ни в чем не провинились, Джентри. Подозреваю, сэр Росс собирается обсудить ваши действия на пожаре в доме Бартаса.

Ник нахмурился. Два месяца назад, незадолго до встречи с лордом Раднором, его вызвали в фешенебельный квартал близ «Ковент-Гардена». В частном доме, принадлежащем богатому виноторговцу Натаниэлю Бартасу, вспыхнул пожар. Нику, который первым прибыл на место происшествия, очевидцы сообщили, что все обитатели горящего здания находятся внутри.

Не раздумывая Ник бросился в дом. Бартаса и его жену он нашел на втором этаже, в дыму, а их троих плачущих детей — в соседней комнате. Сумев привести в чувство супругов, Ник буквально вытолкал их из дома и вынес под мышками и на спине троих маленьких сорванцов. Через несколько секунд пламя охватило весь дом и крыша обрушилась.

К досаде Ника, «Тайме» поместила подробный отчет об этом происшествии, изобразив его истинным героем. С тех пор Ника дружески подначивали его товарищи по ремеслу, притворно преклоняясь перед ним и встречая его восторженными криками всякий раз, едва он появлялся в конторе. Чтобы избежать неловких ситуаций, Ник попросил у Моргана отпуск и немедленно получил его. К счастью, злополучная статья вскоре забылась. После восьминедельного отсутствия Ника встретили уже безо всяких шуток.

— Этот треклятый пожар ни при чем, — буркнул Ник.

— Сэр Росс иного мнения.

Ник раздраженно покачал головой:

— Надо было держаться от того дома подальше.

— Но вы этого не сделали, — парировал Морган. — Вы бросились в дом, рискуя жизнью. И спасли пять человек. Скажите, Джентри, неужели три года назад вы поступили бы так же?

Ник сохранил непроницаемое выражение лица, хотя вопрос застал его врасплох. Ответ он знал: нет. Ни за что он не стал бы рисковать, только вознаграждение могло побудить его броситься спасать пятерых совершенно незнакомых людей. Он преспокойно прошел бы мимо горящего дома и вскоре забыл бы о нем. Значит, он и вправду разительно изменился. От этой мысли ему стало дурно.

— Кто знает? — беспечно пожал он плечами. — Какое до этого дело сэру Россу? Если он вызывает меня, чтобы погладить по головке и похвалить за хорошую работу, то…

— Не только. Ник помрачнел.

— Если вы ничего не хотите объяснить и не даете мне заданий, мне здесь больше нечего делать.

— Не буду вас задерживать, — в тон ему отозвался Морган. — Всего хорошего, Джентри.

Ник направился в двери, кое-что вспомнил и обернулся:

— Кстати, я хотел попросить вас об одном одолжении. Вы не поможете мне сегодня же получить у регистратора разрешение на брак?

— Разрешение на брак? — О том, что Морган безмерно удивлен, свидетельствовал лишь легкий прищур его глаз. — Для лорда Раднора? Но почему он женится так поспешно? И потом, почему он предпочел гражданскую церемонию церковной? Мало того…

— Это разрешение не для Раднора, — перебил Ник — слова застревали у него в горле, как сухие колючки чертополоха, — а для меня.

В кабинете воцарилась мертвая тишина. Наконец сумев захлопнуть разинутый от изумления рот, Морган уставился на покрасневшего Ника:

— И на ком же вы женитесь, Джентри?

— На мисс Ховард.

У главы магистрата вырвался недоверчивый смешок.

— На невесте лорда Раднора? — Он уставился на Ника со смешанным выражением насмешки и удивления. — О Господи! Должно быть, это удивительная девушка.

— Да нет, — пожал плечами Ник. — Просто я решил, что мне не помешает жена.

— В каком-то смысле — да, — сухо подтвердил Морган, — в каком-то — нет. Лучше бы вы доставили ее Раднору, а себе поискали другую невесту. Вы нажили страшного врага, Джентри.

— С Раднором я как-нибудь справлюсь.

Морган усмехнулся так многозначительно, что Ник едва не вскипел.

— В таком случае — мои искренние поздравления. Я извещу регистратора, завтра утром разрешение будет готово. Но заклинаю вас: как можно скорее поговорите с сэром Россом, его намерения имеют самое прямое отношение к вашему браку.

— Не могу дождаться, когда узнаю о них подробнее, — саркастически изрек Ник, опять вызвав у Моргана усмешку.

Мрачно гадая, что еще задумал его хитроумный зять, Ник покинул контору на Боу-стрит. Солнечная апрельская погода мгновенно сменилась ненастьем, воздух стал сырым и холодным. Привычно лавируя между повозками, каретами, открытыми ландо и верховыми лошадями, Ник направил своего жеребца прочь от реки на запад. Улицы Найтсбриджа с рядами одинаковых домишек быстро сменились полями и огромными особняками посреди гигантских земельных участков.

Увидев впереди зловещие очертания похожего на крепость особняка времен короля Якова, принадлежащего лорду Раднору, Ник пришпорил коня, пуская его быстрой рысью. Под копытами гнедого захрустела галька на длинной дорожке, ведущей к особняку. В первый и последний раз Ник побывал здесь, чтобы обсудить с Раднором условия соглашения. После этого он встречался только с доверенными лицами графа, им же передавал отчеты.

Чувствуя вес эмалевой миниатюры в кармане сюртука, Ник мимоходом пожалел о том, что ее придется вернуть Раднору. Два месяца он носил ее с собой и привык считать чем-то вроде талисмана. Очертания личика Лотти, оттенок ее волос, изгиб губ врезались в память Ника задолго до встречи. И все-таки портрет был не в силах передать всю ее прелесть. Что в ней такого? Что притягивает его? Наверное, сочетание хрупкости и силы… внешней скромности и страстной натуры… аромат чувственности, исходящий от нее.

Нику было неприятно сознавать, что Раднор питает к Лотти такое же острое влечение, как и он сам. Но причины у каждого из них имелись свои.

«Чтобы создать идеальную женщину, я готов понести любые расходы», — заявил ему Раднор, словно вообразив себя Пигмалионом, а Лотти — своей Галатеей. Представления Раднора об идеале резко расходились со взглядами Лотти. Почему же граф сосредоточил помыслы на ней, а не на какой-нибудь более покладистой красавице? Женщину, послушную от природы, подчинить себе гораздо легче. А может, Раднора привлекал тот вызов, который бросала ему Лотти?

Остановившись у парадной двери, Ник бросил поводья слуге и неторопливо поднялся по узким каменным ступеням. Дворецкий встретил его, спросил о цели визита и, выслушав ответ, встрепенулся.

— Передайте лорду Раднору, что у меня есть известия о Шарлотте Ховард.

— Слушаюсь, сэр. — Дворецкий мгновенно исчез и уже через минуту вернулся. Он запыхался, будто несся во весь опор. — Лорд Раднор сейчас же примет вас, мистер Джентри. Будьте любезны следовать за мной.

Нику, шагающему за дворецким по узкому коридору, казалось, что отделанные в темно-малиновых тонах комнаты особняка сейчас поглотят его. Повсюду было душно и темно, несмотря на показную роскошь. Ник вспомнил, что Раднор терпеть не может яркий свет: еще во время первой встречи граф заявил, что от света у него болят глаза. Наверное, именно поэтому окна в доме были занавешены плотными бархатными шторами, не пропускающими ни единого лучика. Толстые ковры приглушали шум шагов. Лабиринт комнат казался бесконечным.

Ника провели в библиотеку. Граф сидел за столом красного дерева, его узкое злое лицо освещала единственная лампа, стоящая рядом.

— Джентри? — Раднор буравил гостя взглядом. Он не предложил Нику сесть, только жестом подозвал поближе. Дворецкий удалился, бесшумно притворив дверь. — Ну, что у вас нового? Вы нашли ее? Предупреждаю, мое терпение на исходе.

Вынув из кармана чек, Ник положил его на стол возле лампы:

— Возвращаю вам деньги, милорд. К сожалению, я ничем не могу вам помочь.

Пальцы графа сжались, по блестящему столу заскользили длинные острые тени.

— Значит, вы ее не нашли. Вы оказались таким же никчемным болваном, как все остальные. Не понимаю, как дерзкой девчонке удалось сбить с толку всех, кого я посылал за ней!

Ник усмехнулся:

— Я не говорил, что не нашел ее, милорд. Напротив, я привез ее в Лондон.

Раднор подскочил в кресле:

— Где она?

— Это вас уже не касается, — ответил довольный собой Ник. — Дело в том, что мисс Ховард согласилась стать женой другого человека. Видимо, разлука потушила нежные чувства к вам.

— Кто он? — едва выговорил Раднор.

— Я.

Нику показалось, что он дышит отравленным воздухом: никогда еще ему не случалось видеть на лице человека такую ярость. Несомненно, Раднор убил бы его, будь его воля. Постепенно до него доходило, что о Лотти теперь можно лишь мечтать.

— Вы ее не получите, — наконец прошипел Раднор с перекошенным от злобы, позеленевшим лицом.

— Вам меня не остановить, — негромко предупредил Ник.

У графа лихорадочно задергалось веко.

— Сколько вы хотите? Да, это шантаж, попытка вытянуть из меня деньги… ладно, вы их получите, будь вы прокляты! Назовите вашу цену.

— С какой стати мне пачкать руки? — презрительно процедил Ник. — Я просто предложил ей брак. И она предпочла мое предложение вашему. — Он вынул из кармана миниатюрный портрет Лотти и швырнул его на стол. Миниатюра завертелась на скользкой полировке и остановилась возле сухой руки графа. — Вот и все, что вам осталось от Шарлотты Ховард, милорд.

Видимо, потрясение стало для Раднора настолько мощным, что у него перехватило горло.

— За это вы оба поплатитесь! Ник смерил его взглядом:

— Нет, милорд, это вы поплатитесь, если посмеете причинить вред Лотти. Не пытайтесь связаться с ней или отомстить ее родным. Теперь она под моей защитой. — Он сделал паузу и счел необходимым добавить:

— Если вам известно мое прошлое, настоятельно советую отнестись к предостережению всерьез.

— Наглый молокосос! Как вы посмели угрожать мне? Я создал ее. Если бы не я, Шарлотта жила бы сейчас где-нибудь в деревне с целым выводком сопливых щенят… или отдавалась бы всякому, кто заплатит хотя бы грош. Я потратил целое состояние, превращая ее в совершенство!

— В таком случае пришлите мне счет.

— Он вас разорит, — презрительно бросил Раднор.

— А вы все-таки пришлите, — предложил Ник. — Любопытно было бы посмотреть, во что обходится создание идеала.

И он вышел, оставив за столом Раднора, похожего на задыхающуюся от бешенства жабу.

Глава 7

Лотти неторопливо доедала сытное рагу из баранины, наслаждаясь безмятежной атмосферой маленькой столовой, где от полированных буфетов слабо пахло воском, а за стеклами был расставлен добротный белый фарфор.

В дверях появилась миссис Тренч, внушая спокойствие своим опрятным видом и приятной улыбкой. Лотти чувствовала, что на языке у доброй женщины вертится сотня вопросов: экономка гадала, на самом ли деле гостья намерена выйти замуж за Ника Джентри, не подшутили ли над ней, какой это брак — по любви, по расчету или по необходимости, стоит ли сочувствовать Лотти или она заслуживает только жалости.

— Вы довольны обедом, мисс Ховард?

— Да, спасибо. — Лотти дружески улыбнулась. — Вы давно служите у мистера Джентри, миссис Тренч?

— Уже три года, — с готовностью ответила экономка. — С тех пор как он стал сыщиком на Боу-стрит. Сэр Росс сам нанял меня, чтобы я помогала хозяину управляться по дому. Видите ли, сэр Росс опекает мистера Джентри.

— Интересно, почему сэр Росс проявляет к нему такой интерес? — полюбопытствовала Лотти, пытаясь понять, известно ли экономке, что эти двое состоят в родстве.

Миссис Тренч покачала головой с неподдельным сожалением:

— Этого никто не знает. Но когда-то они были заклятыми врагами. Многие упрекали сэра Росса за то, что он привел мистера Джентри на Боу-стрит. Но сэр Росс не ошибся в нем: мистера Джентри зовут на помощь, когда риск слишком велик. Он ничего не боится. «Холодная голова и быстрые ноги» — так говорит о нем сэр Грант. Тому, кто оказался на пути у мистера Джентри, не позавидуешь.

— Действительно, — сухо подтвердила Лотти, но экономка не обратила внимания на сардонические нотки.

— Мистер Джентри — смелый и решительный человек, — продолжала миссис Тренч. — Теперь об этом знают все, особенно после пожара у Бартаса.

— Какого пожара?

— А вы не слышали? Не так давно хозяин спас во время пожара виноторговца и всю его семью. Если бы не мистер Джентри, все они погибли бы. Об этом писали в «Таймс», о нашем хозяине говорил весь Лондон. Даже королева похвалила его и поручила охранять принца-консорта на ежегодном ужине Литературного общества!

— Мистер Джентри ни словом не упоминал об этом, — откликнулась Лотти, тщетно пытаясь увязать новые сведения о Нике с уже имеющимися.

По-видимому, миссис Тренч хотела что-то добавить, но вовремя спохватилась.

— Прошу меня простить, мисс Ховард, мне надо еще проветрить комнату и разложить ваши вещи.

— Да, будьте добры. — Покончив с едой, Лотти выпила бокал воды, подкрашенной вином. Ник Джентри рисковал жизнью ради незнакомых людей? Трудно вообразить. Гораздо проще было бы считать его отъявленным мерзавцем. Господи, да о нем можно размышлять неделю напролет и так и не прийти к четкому выводу — хороший он человек, плохой или хороший, притворяющийся плохим?

От вина Лотти начало клонить в сон. Смежив веки, она откинулась на спинку стула, тем временем лакей убирал со стола. Лотти невесело улыбнулась, сообразив, насколько это нелогично — выходить замуж за одного человека, только чтобы избежать брака с другим. Но перспектива стать миссис Ник Джентри казалась ей гораздо заманчивее, чем необходимость и дальше прятаться от лорда Раднора и его ищеек. Более того, как объяснил Ник, даже в таком браке могут найтись преимущества.

Вспомнив о его прикосновениях, Лотти покраснела, ее вдруг охватил жар. Ей представилось, как Ник дотрагивается губами до ее груди, как задевает волосами плечи, скользит длинными пальцами вверх по…

— Мисс Ховард! Вздрогнув, она обернулась:

— Да, миссис Тренч?

— Комната готова. Горничная поможет вам переодеться. Лотти благодарно кивнула.

— Если можно, я хотела бы вымыться. — Ей было неловко заставлять слуг таскать вверх по лестнице кувшины с горячей водой, но ей казалось, что за время путешествия она покрылась пылью с головы до ног.

— Пожалуйста. Хотите принять душ, мисс? Мистер Джентри установил его в ванной наверху, там есть горячая и холодная вода.

— Вот как? — Лотти заинтересовалась: она не раз слышала о том, что во многих богатых домах есть душ, но никогда не видела ничего подобного. Даже в роскошном Стоуни-Кросс-Парке в ванные еще не провели трубы с горячей и холодной водой. — Да, я не прочь попробовать!

Ее воодушевление вызвало у экономки улыбку.

— Гарриет поможет вам.

Гарриет оказалась молодой горничной в очках и белом чепчике, прикрывающем темно-русые волосы. Держась почтительно, но дружелюбно, она провела Лотти наверх и показала ее комнаты.

Гардеробная и ванная примыкали к самой просторной спальне, явно принадлежащей хозяину дома. Здесь стояла кровать с полированными столбиками и шелковым балдахином янтарного оттенка. Несмотря на внушительные размеры, кровать была невысокой, поэтому забраться на нее можно было и без приставной лесенки. Украдкой бросив взгляд на пышную перину и гору подушек, Лотти почувствовала, как от волнения у нее сжался желудок. Она поспешно перевела взгляд на стены, оклеенные расписанными вручную обоями с рисунком из китайских птиц и цветов.

Возле высокого шкафа красного дерева помещался фарфоровый умывальник на трехногой подставке, над ним — маленькое квадратное зеркало. Комната была уютной и по-настоящему мужской.

Внимание Лотти привлек витающий в воздухе аромат, и вскоре она обнаружила его источник — мыло для бритья на мраморном столике умывальника. Закрывая его крышкой, она неосторожно задела еще влажное мыло и потом долго принюхивалась к пряному благоуханию собственных пальцев. Именно так пахли колючие от щетины щеки Ника Джентри.

Боже мой, не прошло и нескольких дней после отъезда из Стоуни-Кросс-Парка, а она уже стоит в чужой спальне и ловит привычный запах ее хозяина! Лотти растерялась, перестав понимать, кто она такая и где ее место. Внутренний компас разбился, перестав указывать хозяйке, что хорошо, а что дурно.

Ее тревожные размышления нарушила горничная:

— Мисс Ховард, я пустила воду. Помочь вам принять душ? Это не займет много времени.

Лотти послушно направилась в ванную комнату, выложенную белой и голубой плиткой, и принялась с любопытством рассматривать фарфоровую ванну, трубы над ней, шкафчик для одежды и стул, а также душ — нечто вроде высокого, но узкого шкафа. В ванной было тесно — видно, поэтому умывальник и поместили в комнате.

С помощью Гарриет Лотти быстро разделась и распустила волосы. Краснея от смущения, она остановилась у высокого порога душевого «шкафа», увидела, что сверху из мелких отверстий в железной насадке льется вода, и не решилась встать под нее. По ее коже побежали мурашки.

— Смелее, мисс, — подбодрила горничная, видя ее нерешительность.

Глубоко вздохнув, Лотти встала прямо под поток воды, дверь за ней мягко закрылась. В первый момент ее обдало жаром, вода ослепила и оглушила ее — Лотти не сразу сообразила, как встать, чтобы не подставлять под воду лицо. Но вдруг ощущения стали приятными, и Лотти засмеялась.

— Как под дождем! — невольно воскликнула она. Громкий плеск воды заглушил ответ горничной. Застыв на месте, Лотти отдалась волнующим ощущениям. Вода согревала ее, горячий пар наполнял легкие. Дверь приоткрылась, горничная подала кусок мыла и губку. Лотти принялась медленно намыливать голову и тело, уже смелее подставляя воде лицо, зажмурив глаза и закрыв рот. Горячая вода стекала по груди и животу, струилась вниз по бедрам, между пальцами ног. Ее прикосновение было невыразимо чувственным, оно одновременно волновало и успокаивало. Лотти могла бы стоять вот так часами. Но к ее сожалению, вода скоро начала остывать. Со вздохом Лотти вышла из кабинки прежде, чем поток воды стал совсем ледяным.

— Холодно, — пожаловалась она Гарриет, которая уже ждала за дверью с полотенцем, нагретым на горячей трубе.

Лотти торопливо вытерла лицо, наскоро просушила волосы и завернулась в полотенце.

— Жаль, что все так быстро кончилось, — грустно произнесла она, и Гарриет улыбнулась.

— Через три часа вода нагреется, и вы сможете вымыться еще раз, мисс.

Лотти последовала за горничной в соседнюю гардеробную, где на узкой кушетке ее уже ждали свежее белье и темно-синий халат.

— За мистера Джентри стоит выйти замуж уже за один этот душ, — заметила она.

Взгляд Гарриет стал осторожно вопросительным.

— Значит, это правда, мисс? Вы выходите замуж за хозяина?

— Видимо, да.

Горничную явно разбирало любопытство, но она сумела сохранить почтительное молчание. Уронив на пол мокрое полотенце, Лотти поспешно облачилась в нижнюю кофточку и панталоны. Прикрыв наготу, она немного успокоилась, села на кушетку и принялась старательно натягивать плотные бумажные чулки. Интересно, сколько женщин мылось, одевалось и спало здесь до нее? Должно быть, постель Джентри не успевала остывать.

— Вам, наверное, не раз приходилось прислуживать гостьям мистера Джентри, — заметила она, потянувшись за подвязками.

— Ни разу, мисс Ховард, — ошеломила ее ответом Гарриет.

От удивления Лотти чуть не выронила подвязку.

— Что? — Она вскинула брови. — Вы хотите сказать, я первая женщина, которую он привел сюда?

— Насколько мне известно — да, мисс.

— Но этого же не может быть! — И она добавила с умышленной прямотой:

— Я убеждена, что в постели мистера Джентри побывал по меньшей мере целый гарем.

Горничная покачала головой:

— Сюда никогда не приходили дамы… с определенными целями. Конечно, после пожара у Бартаса немало дам присылали хозяину восхищенные письма и наносили визиты. — Гарриет лукаво улыбнулась. — Экипажи не раз перегораживали всю улицу, бедный мистер Джентри не мог выйти из дома — каждое утро у крыльца его ждала целая толпа.

Лотти аккуратно завязала подвязку и потянулась за другой.

— Неужели он никогда не приводил сюда любовниц?

— О нет, мисс.

Очевидно, Джентри более щепетилен, чем она полагала, — по крайней мере дома он ведет себя пристойно. Значит, он удовлетворяет свои интимные потребности в публичных домах, а может, пользуется услугами уличных потаскух. Но нет, на него это не похоже. Он прикасался к ней как истинный ценитель женского тела, а не грубый насильник. От этих мыслей Лотти вспыхнула и попыталась скрыть свое смущение, продолжая расспрашивать горничную.

Лотти быстро выяснила, что Гарриет гораздо говорливее миссис Тренч. По словам горничной, Джентри оставался загадкой даже для собственных слуг: никто не знал, чего от него можно ожидать. В частной жизни он вел себя как джентльмен, но его ремесло предусматривало прямые столкновения с насилием. Он бывал и язвительным, и добродушным, и резким, и спокойным, его настроение менялось в мгновение ока. Как других сыщиков с Боу-стрит, Джентри могли поднять среди ночи — в случае бедствия, при необходимости расследовать убийство или ловить особо опасного преступника. Он не придерживался никакого распорядка и не любил строить планы. И как ни странно, он скверно спал, а иногда его мучили кошмары.

— Какие кошмары? — переспросила заинтригованная Лотти.

— Он никому не говорит, даже своему камердинеру Дадли. Но иногда во сне он страшно кричит, потом просыпается и уже не ложится спать. Дадли считает, что мистеру Джентри вспоминается… — Гарриет осеклась и настороженно бросила взгляд на Лотти.

— Дно общества? — спокойно подсказала Лотти. — Да, мне известно о криминальном прошлом мистера Джентри.

— Он не был преступником, мисс. Точнее, был, но не совсем… Он ловил воров. Но ему принадлежал притон возле Флит-Дич, и раза два его сажали в каменный мешок.

— Вы хотите сказать — в тюрьму?

Гарриет кивнула и добавила чуточку хвастливо:

— Мистер Джентри дважды бежал оттуда. Говорят, нет такой тюрьмы, откуда он не смог бы сбежать. Во второй раз его заковали в цепи весом триста фунтов и посадили прямо в «Шкаф дьявола» в самом Ньюгейте. А он все равно улизнул, притом безо всякого труда!

Эти сведения не удивили Лотти: она уже знала, насколько Джентри проворен, силен и гибок. Образ будущего мужа-преступника должен был встревожить ее, но она почему-то успокоилась. Более того — убедилась, что теперь ей не страшен лорд Раднор. Лучшего защитника, чем Ник Джентри, невозможно и представить.

Зевая, она направилась вместе с Гарриет в свою спальню — комнату с нежно-голубыми стенами, резной кроватью под серовато-голубым пологом и большим шкафом в стиле хепплуайт с аккуратными ящичками для перчаток, чулок и других мелких принадлежностей туалета. В одном из них Лотти нашла свой гребень и села у камина, где горничная уже развела огонь.

— Спасибо вам, здесь чудесно, — поблагодарила Лотти. — Можете быть свободны, Гарриет.

— Слушаюсь, мисс. Если вам что-нибудь понадобится, звонок вот здесь.

Сидя у камина, Лотти расчесывала волосы, пока длинные светлые пряди не высохли возле пламени. Где-то в доме четыре раза пробили часы. Глядя на серое небо за окном и дождевые капли на стеклах, Лотти поежилась. Задумываться о будущем ей пока не хотелось. Отложив гребень, она забралась в постель, задернула занавески и уютно устроилась на подушках.

Она уснула мгновенно, и перед ней во сне поплыла мешанина знакомых образов. Она опять гуляла по лесу в Гэмпшире, болтала ногами в прохладной воде, сидя на берегу пруда в жаркий день, протискивалась в Ворота поцелуев, вдыхая густой аромат нагретого солнцем шиповника. Закрыв глаза, подставляла лицо солнцу и чувствовала, как на лицо садится бабочка. Завороженная легчайшим прикосновением тонких лапок, Лотти не шевелилась. Шелковистые усики задели кончик ее носа, чувствительную верхнюю губу, уголки рта.

Не открывая глаз, она повернула голову, приоткрыла губы и издала негромкий стон. Лорд Сидней опять стоял рядом с ней в Воротах поцелуев, прижимая ее к себе. Он прикасался к ней так осторожно, его сильное тело было таким горячим, что она не удержалась и прильнула к нему в безмолвной мольбе. Точно зная, чего она жаждет, он приподнял согнутую в колене ногу, упираясь в ее потайное местечко. Ахнув, она запустила пальцы в блестящие волосы, а он зашептал, что позаботится о ней, что все будет хорошо…

Заморгав, Лотти пошевелилась, разгоняя туман чувственного сна, и вдруг поняла, что лежит в постели не одна. Занавески были раздвинуты, к ней прижималось длинное тело Ника Джентри. Большой ладонью он поддерживал снизу ее ягодицы, ногу интимным движением просунул между ее ног. Горячее дыхание обдавало ее ухо, губы блуждали по шее. В ответ на протесты Лотти Ник поцеловал ее, раздвигая языком губы и укладываясь поудобнее. Его копье уткнулось между ее бедер, Лотти отчетливо почувствовала его сквозь тонкую ткань. Осторожный толчок… еще один… еще… и каждый был головокружительно хорош — настолько, что она не могла заставить себя остановить Джентри. Наслаждение переполняло се, каждая частица ее существа требовала прижаться к нему теснее, крепче.

Но Лотти оттолкнула его и почти всхлипнула:

— Нет!

Он отпустил ее, она перевернулась на живот, стиснув кулаки. Он тут же настиг ее и приник к ней всем длинным телом.

— Вы застали меня врасплох, пока я спала, — задыхаясь, упрекнула она. — Так нечестно.

Джентри провел ладонью по ее бедру.

— Я редко веду честные игры. Мошенничать куда приятнее и проще.

Лотти неожиданно рассмеялась:

— Более бесстыдного мужчины я никогда не встречала.

— Может быть, — согласился он, отводя в сторону ее волосы и дотрагиваясь смеющимися губами до ее затылка. Лотти резко втянула воздух, почувствовав, как он перебирает полупрозрачные пряди на ее шее. — Какие мягкие… — прошептал он. — Как шелк. Как шерстка котенка.

От его прикосновений ей стало щекотно.

— Ник, я…

— Миссис Тренч доложила, что ты приняла душ. — Его ладонь соскользнула с округлого бедра на талию. — Тебе понравилось?

— Прекрасно освежает, — сумела выговорить Лотти.

— В следующий раз я не прочь полюбоваться тобой.

— Нет, ни в коем случае!

Он тихо засмеялся и предложил:

— Тогда ты посмотри на меня.

Лотти невольно представила себе Джентри стоящим под душем. Вода струилась, стекая по его коже, волосы облепили голову, глаза ярко блестели. Образ был туманным — Лотти никогда не видела обнаженных мужчин, кроме как на гравюрах в книге по анатомии, которую нашла в библиотеке лорда Уэстклиффа. Эти гравюры она подолгу разглядывала, жалея, что они такие мелкие.

Значит, скоро она узнает все подробности…

Похоже, она прочел ее мысли.

— В этом нет ничего плохого, — заверил он, поглаживая ее талию. — Зачем отказывать себе в удовольствиях? Ты платишь за мое покровительство, поэтому можешь кое-что позволить себе.

— Но вы же чужой человек… — растерялась Лотти.

— А разве ты не знала, что почти все жены и мужья — чужие друг другу люди? Период ухаживания — это танцы на балу, поездки по парку под присмотром компаньонки, пара разговоров в саду. Потом родители дают согласие на брак, проходит церемония, и девушка оказывается в постели с мужчиной, которого почти не знает. Ее положение мало чем отличается от нашего, не так ли?

Нахмурившись, Лотти повернулась лицом к нему, чувствуя, что в его доводах есть какой-то изъян, но не зная какой. Джентри лежал на боку, подперев голову ладонью и загораживая широкими плечами ночник на столике у кровати. Его тело казалось таким горячим и уютным, уверенность — настолько непоколебимой, что Лотти ощутила страстное желание завернуться в Hee как в одеяло, и забыть обо всех тревогах.

Со свойственной ему проницательностью он угадал ее ахиллесову пяту — настоятельную потребность в защите — и не постеснялся обратить ее себе на пользу. Он обвил рукой ее талию, положил ладонь на середину спины и провел большим пальцем вдоль позвоночника.

— Я позабочусь о тебе, Лотти. Со мной ты будешь в безопасности, я обеспечу тебе все необходимые удобства. А взамен я хочу только одного: чтобы ты научилась доставлять себе и мне удовольствие. Разве это так трудно?

Джентри оказался опытным искусителем, под стать самому Люциферу. Едва она ослабила сопротивление, он навис над ней, прижав ее к матрасу и просунув ногу между ее ногами.

— Поцелуй меня, — шепотом попросил он. От сладковатого аромата его дыхания и кожи мысли Лотти закружились, как сухие листья на ветру.

Она покачала головой, хотя ее тело уже начинало ныть от сладкого вожделения.

— Почему? — спросил он, касаясь кончиками пальцев ее лба.

— Потому что женщины целуют только тех, кто им дорог… к вам это не относится.

Он провел пальцем по ее шее, ложбинке между грудей, вниз по животу.

— Ты уже целовала меня в Стоуни-Кросс-Парке. Лотти залилась румянцем.

— Тогда я еще не знала, кто вы такой.

Его ладонь остановилась в опасной близости от ее промежности. Будь Лотти раздетой, его пальцы задели бы верх пушистого треугольника.

— Я ничуть не изменился, Лотти. — И он попытался спуститься ниже, но она схватила его за запястье и оттолкнула.

Джентри усмехнулся, но тут же посерьезнел.

— Сегодня я виделся с лордом Раднором.

Лотти ждала этого известия и мгновенно похолодела.

— И что же? Что вы ему сказали?

— Вернул деньги, сообщил, что вы решили выйти за меня, и предупредил, чтобы он не вздумал досаждать вам или вашим родным.

— Он разозлился?

Джентри на долю миллиметра раздвинул большой и указательный палец:

— Он был вот на столько от апоплексического удара — меньше чем на волосок.

Представив себе взбесившегося Раднора, Лотти злорадно усмехнулась, но в глубине ее души поселился страх.

— Он не отступит. При каждом удобном случае он будет вредить нам.

— Мне приходилось иметь дело с мерзавцами и пострашнее Раднора, — бесстрастно сообщил Джентри.

— Согласитесь, я знаю его лучше, чем вы.

Он приоткрыл рот, собираясь возразить, но увидел, что у Лотти дрожит подбородок, и агрессивный блеск в его глазах померк.

— Не бойся. — Он коснулся местечка у основания ее шеи. Лотти глубоко вздохнула, грудь под его ладонью поднялась и опала. — Я же обещал позаботиться о тебе и твоих родных. Не стоит придавать Раднору больше значения, чем он заслуживает.

— Вы не представляете себе, как он исковеркал всю мою жизнь! Он…

— Понимаю. — Джентри передвинул ладонь выше и почувствовал, как судорожно сглатывает Лотти. Его рука была невероятно сильной, а ее прикосновения — удивительно нежными. — Раньше защитить тебя от Раднора было некому. Но теперь рядом с тобой я. Так что перестань бледнеть при каждом упоминании его имени. Больше никто не станет распоряжаться твоей жизнью, и уж тем более Раднор.

— Вы хотите сказать — никто, кроме вас?

Этот резкий упрек вызвал у Джентри улыбку, он рассеянно навивал на палец локон Лотти.

— Навязывать тебе свое мнение я не намерен. — Он поцеловал крохотную бьющуюся жилку у нее на шее, коснулся ее языком. Лотти лежала неподвижно, поджимая пальцы в чулках. Ей хотелось обнять его, пригладить волосы, прижаться к его груди, но она удерживалась последними усилиями воли. — Завтра после свадьбы я познакомлю тебя с моей сестрой Софи, — пообещал Джентри. — Ты согласна?

— Да, я была бы рада. А с сэром Россом? Джентри поднял голову.

— Может быть. — Похоже, эта перспектива его ничуть не радовала. — Сегодня меня предупредили, что мой зять, как обычно, что-то задумал и хочет видеть меня.

— Значит, вы совсем не похожи друг на друга?

— К счастью, нет. Сэр Росс — ловкий и хитроумный субъект, который уже несколько лет не дает мне покоя. До сих пор не могу понять, почему Софи согласилась стать его женой.

— А она его любит?

— Кажется, да, — нехотя ответил Джентри.

— У них есть дети?

— Пока только одна девчонка. Хорошо еще, сэр Росс любит детей.

— Он верен вашей сестре?

— О, сэр Росс прямо-таки святой! — с раздражением заверил ее Джентри. — Когда они познакомились, он вдовел, твердо соблюдая целибат после смерти жены. Он слишком порядочен, чтобы спать с женщиной, с которой не связан брачными узами.

— Похоже, он благородный человек.

— Да, к тому же честный и высоконравственный. Он требует, чтобы все вокруг следовали правилам — правилам, которые установил он. И я, как брат его жены, служу постоянным объектом его неусыпных забот и придирок.

Представив себе, как отчаянно Джентри сопротивляется попыткам сэра Росса перевоспитать его, Лотти прикусила нижнюю губу, пряча улыбку.

Заметив, что у нее вздрагивают губы, Джентри притворился обиженным:

— Тебе смешно?

— Да, — призналась она и вскрикнула, получив чувствительный толчок в бок. — Ой, не надо! Я боюсь щекотки!

Джентри в шутливой ярости накинулся на нее, схватил ее за запястья и прижал их к подушке за головой Лотти. Она мгновенно перестала смеяться, ощутив укол страха и прилив возбуждения при виде рослого мужчины, нависшего над ней. Покорно вытянувшаяся перед ним, она не могла даже сопротивляться. Но несмотря на страх, она не стала просить отпустить ее, только впилась пристальным взглядом в его глаза.

Он разжал пальцы.

— Можно сегодня ночью прийти к тебе? — шепотом спросил он.

Лотти пришлось облизнуть пересохшие губы.

— Вы задаете вопрос мне или себе? В его глазах мелькнули искры.

— Тебе, конечно. Я-то знаю, чего хочу.

— В таком случае — лучше воздержитесь.

— Зачем откладывать неизбежное? Ночью раньше, ночью позже — какая разница?

— Я предпочла бы дождаться церемонии.

— Из принципа? — насмешливо уточнил он, лаская ее обнаженные руки.

— Из практичности, — парировала Лотти и невольно ахнула, когда он задел чувствительные местечки на сгибах ее локтей. Она недоумевала: каким образом ему удается пробудить в ней такие ощущения прикосновениями к самым обычным частям тела?

— Если ты думаешь, что после одной ночи я могу отказаться от женитьбы, то ошибаешься. Мои аппетиты так легко не утолить — таким способом меня можно лишь распалить. Жаль, что ты девственница. Какое-то время у меня будет ограниченный выбор.

Лотти фыркнула:

— Прошу прощения за неудобство! Джентри усмехнулся:

— Ничего страшного, мы что-нибудь придумаем. Возможно, помехи окажутся и не такими серьезными — но откуда мне знать, если прежде у меня никогда не бывало девственниц?

— И все-таки вам придется подождать до завтра, — твердо заявила Лотти и заерзала, пытаясь выбраться из-под него.

А Джентри почему-то замер от движений ее бедер и затаил дыхание.

— В чем дело? — нахмурилась Лотти. — Вам больно? Он покачал головой и отстранился, приглаживая встрепанные волосы.

— Нет, — сдавленным голосом произнес он. — Но еще немного — и я мог бы не выдержать. Мои страдания давно пора облегчить.

— Какие страдания? — удивилась Лотти. Джентри уже поднялся и теперь застегивал брюки.

— Скоро узнаешь. — Он оглянулся через плечо, в его глазах Лотти прочла и угрозу, и восхитительное обещание. — Приведи себя в порядок, и пойдем вниз ужинать. По крайней мере я смогу утолить хоть один голод.

Глава 8

Поскольку долгие годы Лотти видела свадьбу с лордом Раднором в кошмарных снах, предстоящую церемонию она ждала с подозрением и страхом. И переполнилась благодарностью, когда убедилась, что церемония гражданского бракосочетания не отличается продолжительностью: от нее потребовалось только поставить подпись, обменяться с Джентри клятвами и заплатить пошлину. Деловую атмосферу не подпортили ни поцелуи, ни проникновенные взгляды, ни показные чувства. Но, выходя из конторы регистратора, Лотти все еще не верила, что стала замужней дамой.

Она только что вышла за человека, который не любил ее и, видимо, не был способен на подобные чувства. Согласившись на этот брак, она лишилась последней надежды узнать, что такое любовь.

Хорошо еще, что этот союз помог ей улизнуть от лорда Раднора. Сказать по правде, в обществе Ника Джентри Лотти чувствовала себя вполне непринужденно. Он не пытался скрыть свои недостатки — напротив, похвалялся безнравственностью и беспринципностью. Этот чужой для Лотти человек явился из мира, о котором она почти ничего не знала, — мира, населенного головорезами, ворами, насильниками и проститутками. Джентльменам и леди полагалось делать вид, что этого мира не существует. Но Ник Джентри отвечал на расспросы Лотти с обезоруживающей откровенностью, рассказывал обо всем, что творится в лондонских притонах, объяснял, как трудно сыщикам с Боу-стрит выводить преступников на чистую воду.

— В столице есть переулки, — рассказывал он, пока они направлялись в экипаже к дому сэра Росса, — которые так узки, что там не повернуться и одному человеку. Много раз я упускал беглецов из виду только потому, что я не такой худой, как они. А проходные дворы! А здания, стоящие вплотную друг к другу! Опытный вор может мгновенно раствориться в этом лабиринте. Обычно я сопровождаю молодых неопытных констеблей, иначе они заблудятся в считанные минуты. А если констебль заблудился, он легко может попасть в ловушку.

— В какую ловушку?

— Например, наткнуться на шайку воров или контрабандистов, поджидающих его, чтобы проломить череп или пырнуть ножом. Иногда люки сточных колодцев накрывают сверху гнилыми досками. Стоит ступить на них — и человек проваливается в нечистоты. Ну и так далее.

— Какой ужас! — У Лотти округлились глаза.

— Но если заранее знать, чего следует ожидать, опасность не так уж велика, — заверил ее Джентри. — Я побывал во всех притонах Лондона, исходил его вдоль и поперек, и потому знаю все ловушки.

— Можно подумать, вам нравится такая работа… Но этого просто не может быть!

— Не то чтобы нравится… — Он помедлил и добавил:

— Она необходима мне.

Лотти в растерянности покачала головой:

— Вам не по душе сидячий образ жизни?

— Отчасти — да. А вот перепрыгивать через стены, взбираться по крышам, преследовать беглеца, настигать его и валить на землю…

— И драться? — подсказала Лотти. — Это вам тоже нравится?

Она ожидала отрицательного ответа, но Ник кивнул.

— Ко всему этому быстро привыкаешь, — объяснил он, — к испытаниям, тревожному возбуждению… даже предчувствию опасности…

Лотти переплела пальцы на коленях, гадая, можно ли укротить этого человека, склонить его к мирной и спокойной жизни или он не ошибся, утверждая, что долго не проживет.

Экипаж катился по улице между старыми платанами, в тени причудливо вырезанных листьев которых цвели белые подснежники и нарциссы на длинных стеблях. Лошади остановились у большого особняка, поражающего величественной простотой, с чугунными перилами крыльца и литыми фонарными столбами. Два услужливых лакея, Дэниел и Джордж, помогли Лотти выбраться из кареты. Один из них поспешил постучать в дверь. Заметив, что в узор чугунной ограды вплетена буква "К", Лотти засмотрелась на нее.

Джентри сардонически усмехнулся:

— Кэнноны не значатся в книге пэров, но по виду этого особняка не скажешь.

— Видимо, сэр Росс — истинный джентльмен, сторонник традиций?

— В некотором отношении — да. Но в политике он придерживается прогрессивных взглядов. Борется за права женщин и детей, поддерживает каждого нового реформатора… — Коротко вздохнув, Джентри помог Лотти подняться на крыльцо. — Он вам понравится. Все женщины обожают его.

И он удивил Лотти, предложив ей покрепче взяться за его локоть.

— Осторожнее, здесь неровная ступенька. Благодаря ему Лотти даже не пошатнулась на выбоине. Их провели в просторный холл, отделанный в тонах яичной скорлупы, с панелями позолоченной бронзы под высоким сводчатым потолком. Шесть дверей вели из холла в парадные покои, лестница в форме подковы — в личные апартаменты хозяев. Но разглядеть все подробности элегантного убранства Лотти не успела: к гостям вышла прелестная дама.

Ее белокурые волосы были несколькими оттенками темнее волос Лотти, цвета засахарившегося меда. Судя по отдаленному сходству с Джентри, это и была леди Кэннон. Но в отличие от брата нос у нее был не таким крупным, подбородок — не таким волевым, кожа — не настолько смуглой. Только глаза поражали тем же оттенком синего — насыщенным, темным, бездонным. Леди Кэннон выглядела такой юной, что никому и в голову не пришло бы, что она старше брата на четыре года.

— Ник! — с радостным смехом воскликнула она, бросилась к нему, привстала на цыпочки и поцеловала его. Ник обнял ее, положив подбородок ей на макушку, отстранил и окинул восхищенным взглядом. В это мгновение Лотти поняла, какие крепкие узы связывают этих двоих, переживших разлуку, потери и обман.

— А ты опять ждешь малыша, — заявил Джентри, и его сестра закивала.

— Откуда ты знаешь? От сэра Гранта?

— Нет, просто ты пополнела в талии — или у тебя распустилась шнуровка корсета.

Леди Кэннон шутливо хлопнула его по плечу:

— Тактичности тебе, конечно, недостает. Да, в талии я пополнела и буду полнеть до января, а потом у тебя появится возможность покачать на коленях новорожденного племянника или племянницу.

— Слава Богу! — с чувством откликнулся Ник. Леди Кэннон повернулась к Лотти и улыбнулась:

— Добро пожаловать в семью, Шарлотта. Вчера Ник сообщил мне о вас в записке, и с тех пор я с нетерпением ждала встречи. — От нее исходил слабый аромат чая и роз, успокаивающий и будоражащий. Обняв Лотти за плечи, она обернулась к Джентри:

— Какую милую сестренку ты мне привез! Смотри, будь с ней ласков, Ник, иначе я приглашу ее пожить у нас. Она слишком нежна и благовоспитанна, чтобы составлять тебе компанию.

— На обращение мистера Джентри мне до сих пор не приходилось сетовать, — ответила Лотти. — С другой стороны, мы женаты всего один час…

Леди Кэннон нахмурилась:

— Ник, как ты мог повести бедняжку к регистратору! Лучше бы ты набрался терпения и позволил мне подготовить скромную свадьбу… Как, ты даже не преподнес ей кольцо? Право, Ник…

— Мне не хотелось терять время, — сухо перебил он.

Ответить леди Кэннон не успела: в холл выбежала малышка в сопровождении степенной няньки в переднике. Темноволосой хорошенькой девчушке с синими глазами и ямочками на щечках на вид было не больше двух лет.

— Дядя Ник! — картавя, взвизгнула она и бросилась к нему, разметав спутанные кудряшки.

Джентри подхватил ее и подбросил в воздух, а девчушка залилась ликующим смехом. Лотти сразу поняла, что он любит малышку, хотя раньше и отзывался о ней более чем сдержанно.

Обхватив пухленькими ручками шею дяди, девочка расшалилась, целуя его и дергая за волосы.

— Боже мой, ну и егоза! — Джентри со смехом перевернул племянницу вниз головой, и она радостно завизжала.

— Ник! — со смехом и тревогой вмешалась его сестра. — Перестань, ты же ее уронишь!

— Ни за что! — возмутился Ник, снова усаживая малышку на плечо.

— Конфетку! — потребовала его племянница и смело сунула ручонку ему в карман. Быстро завершив поиски, она вытащила наружу бумажный пакетик и еле дождалась, когда дядя откроет его.

— Что ты еще ей привез? — обреченно вздохнула леди Кэннон.

— Сливочные тянучки, — жизнерадостно откликнулся он, а его племянница уже сунула за щеку сладкий комочек. Поблескивая глазами, Джентри обернулся к Лотти:

— А ты не хочешь?

Она покачала головой, но ее сердце забилось чаще. Когда он с улыбкой смотрел на нее, такой сильный, красивый и добродушный, у Лотти от восторга перехватывало дыхание.

— Амелия, — продолжал Джентри, поднося девочку поближе к Лотти, — поздоровайся с тетей Шарлоттой. Сегодня утром я женился на ней.

Вдруг засмущавшись, малышка положила головку на плечо Джентри и улыбнулась гостье. Лотти ответила ей улыбкой, не зная, что сказать. С детьми ей не доводилось общаться: дома она почти не бывала.

Глядя на перепачканную мордочку дочери, леди Кэннон покачала головой и поправила се спутанные кудряшки.

— Дорогая, может, няня все-таки причешет тебя? Округлый подбородочек упрямо выпятился вперед.

— Нет, — выговорила малышка с полным ртом сладостей и довольно улыбнулась.

— Если волосы не расчесывать, они совсем запутаются, и придется их остричь.

Джентри убедительно добавил:

— Милая, пусть няня причешет тебя. А я в следующий раз привезу тебе красивую голубую ленту.

— И куклу? — с надеждой спросила Амелия.

— И куклу — большую, ростом с тебя, — пообещал он.

Малышка сползла с рук дяди и затопала к ждущей няне.

— Какой красивый ребенок! — умилилась Лотти. Леди Кэннон с грустной улыбкой покачала головой, но ее глаза наполнились материнской гордостью.

— И безнадежно избалованный. — И она протянула Лотти руку. — Зовите меня Софи, — предложила она. — Забудем о формальностях.

— Хорошо, миледи… Софи.

— Мой муж скоро придет к нам в гостиную…

— Прекрасно! — послышался за их спинами кислый голос Джентри.

Софи продолжала, пропустив его возглас мимо ушей:

— …а пока я прикажу приготовить шоколад. Я только что приобрела новый сервиз для шоколада. А вы любите шоколад, Шарлотта?

Лотти проследовала за своей новоиспеченной золовкой в великолепную гостиную с огромными, во всю стену, окнами, откуда открывался изумительный вид на зимний сад.

— Я никогда его не пробовала, — ответила Лотти на вопрос хозяйки. Шоколад не подавали в Мейдстоуне, а если бы и подавали, лорд Раднор не позволил бы подопечной пить его. И уж конечно, слуги в Стоуни-Кросс-Парке были лишены подобной роскоши. Им редко доставались даже сливочное масло и яйца, не говоря уже о баснословно дорогом шоколаде.

— Неужели никогда? В таком случае вы обязательно должны попробовать его — именно сегодня, — с лукавой улыбкой заключила Софи. — Видите ли, я принадлежу к истинным ценителям этого напитка.

Гостиная была отделана в теплых бордовых, золотистых и зеленых тонах, массивная мебель красного дерева обита парчой и бархатом. На круглых столиках соблазнительными кипами громоздились альбомы, новые романы и газеты. Подчиняясь жесту Софи, Лотти села на мягкий диван, заваленный подушками, на которых были искусно вышиты животные и цветы. Ник устроился рядом, Софи — на ближайшем стуле.

Горничная выслушала краткие распоряжения Софи и бесшумно удалилась.

— Мой муж сейчас придет, — невозмутимо сообщила Софи. — А пока, Шарлотта, расскажите мне, как вы познакомились с Ником. В записке он воздержался от подробностей.

Лотти послушно открыла рот и тут же захлопнула его, как рыба, вытащенная на сушу: составить ответ ей никак не удавалось. Ей не хотелось лгать Софи, но говорить правду — о том, что этот брак заключен исключительно из практических соображений, — было слишком стыдно. Накрыв ладонью ее руку, Джентри ответил за нее.

— Мы познакомились в Гэмпшире, куда я ездил по делу, — сообщил он сестре, перебирая пальцы Лотти. — Лотти была помолвлена с лордом Раднором, но не хотела за него замуж и потому сбежала. Он поручил мне найти ее, а я… — Он пожал плечами, предоставляя Софи самостоятельно прийти к выводу.

— Но лорд Раднор по меньшей мере на тридцать лет старше Шарлотты! — Софи поморщилась и посмотрела на Лотти с откровенным сочувствием. — Раза два я встречалась с ним и сочла его весьма странным человеком. Неудивительно, что вы от него сбежали. — Она перевела взгляд на Джентри:

— И ты влюбился в Шарлотту, как только нашел ее?

— А кто бы на моем месте не влюбился? — улыбнулся Джентри. Он медленно рисовал круги на ладони Лотти, поглаживал ее пальцы, касался большим пальцем тонких жилок на запястье. От этой нежной ласки ее бросило в жар, дыхание участилось, все внимание сосредоточилось на ладони. Но хуже всего было сознавать, что Джентри действует машинально. Он лениво играл с ее рукой и беседовал с Софи, пока в гостиную не внесли поднос с сервизом для шоколада.

— Разве он не прелесть? — спросила Софи, любовно поглядывая на расписанные цветами изящные фарфоровые чашечки. Она взяла узкий высокий кофейник и разлила темную ароматную жидкость, наполнив хрупкие чашечки на две трети. — Чаще всего шоколад готовят из какао-порошка, но гораздо вкуснее получается смесь сливок с какао-маслом. — Опытной рукой она добавила в дымящийся напиток по полной ложке сахара. — Какао-масло не похоже на сливочное: его выжимают из мякоти поджаренных и очищенных какао-бобов.

— Как чудесно пахнет! — заметила Лотти, пока Джентри исследовал мягкий бугорок у основания ее большого пальца.

Софи продолжала готовить шоколад.

— Да, и вкус божественный. По утрам я предпочитаю пить не кофе, а шоколад.

— Значит, он тоже бодрит? — спросила Лотти, наконец сумев высвободить руку из пальцев Джентри. Лишившись игрушки, он устремил на нее вопросительный взгляд.

— Да, в некотором роде, — ответила Софи, щедро добавляя сливок в подслащенный шоколад и помешивая его тоненькой серебряной ложечкой. — Конечно, не так бодрит, как кофе, но по-своему поднимает настроение. — Она подмигнула Лотти:

— Кое-кто даже утверждает, что шоколад пробуждает страсть.

— Любопытно… — отозвалась Лотти, стараясь не смотреть на Джентри и осторожно принимая свою чашку. С наслаждением принюхавшись, она сделала первый крошечный глоток. Душистая сладость заскользила по ее языку, обволакивая нёбо.

При виде выражения лица гостьи Софи рассмеялась:

— Вижу, угощение вам понравилось. Вот и славно: теперь у меня будет предлог почаще приглашать вас в гости.

Лотти кивнула, продолжая вдумчиво смаковать шоколад. К тому времени, как она добралась до дна чашки, у нее слегка кружилась голова, нервы натянулись от горячей сладкой смеси.

Джентри отставил чашку, сделав всего пару глотков.

— Для меня слишком сладко, Софи, хотя ты готовишь шоколад бесподобно. Но моя страсть не нуждается в возбуждающих средствах. — Он улыбнулся, и Лотти поперхнулась последним глотком шоколада.

— Хотите еще чашечку, Шарлотта? — спросила Софи.

— Да, будьте любезны.

Но прежде чем Софи успела вновь наполнить чашку волшебным напитком, в гостиную вошел рослый черноволосый мужчина. Его голос поражал глубиной, бархатистостью и изысканным выговором.

— Прошу прощения за задержку: мне пришлось закончить одно дело с агентом по недвижимости.

По рассказам Джентри Лотти представляла сэра Росса степенным, дородным и напыщенным мужчиной преклонных лет, а оказалось, что ему едва перевалило за тридцать. Но даже от большинства своих ровесников сэр Росс выгодно отличался гибкостью и стройностью. По-своему он был хорош собой и излучал такую властность, что Лотти невольно вжалась в подушки дивана. По сравнению с этим уверенным в себе, преисполненным жизненной силы человеком любой юнец показался бы жалким и ничтожным. Присущей ему элегантности сэр Росс не утратил бы даже в крестьянском рубище, однако он был одет в отглаженный, превосходно сшитый черный сюртук и такие же брюки, а воротник хрустящей крахмальной рубашки поддерживал темно-серый шелковый галстук. Он обвел взглядом присутствующих, слегка задев им Лотти, чуть дольше задержавшись на Джентри и, наконец, засмотревшись на жену. Лотти обратила внимание на его необычные глаза — пронзительно-серые, блестящие, при виде которых ей почему-то представилась молния, пойманная в бутылку.

Изумив ее, Софи обратилась к этому незаурядному человеку кокетливым тоном:

— Ну, теперь нам придется обсуждать какую-нибудь скучищу вроде политики или судебной реформы!

Рассмеявшись, сэр Росс наклонился и поцеловал ее в щеку. Этот супружеский жест был бы ничем не примечательным, если бы не завершился нежным прикосновением носа. Софи прикрыла глаза, словно на миг отдавшись обольстительным воспоминаниям.

— Я постараюсь никому не наскучить, — пообещал сэр Росс с улыбкой. Он выпрямился, и свет заиграл на его смоляных волосах, подчеркнул серебристый блеск седины на висках.

С каменным лицом Джентри поднялся, чтобы пожать зятю руку.

— Сэр Грант говорил, что вы хотите видеть меня, — без предисловий заявил он. — Что еще вы задумали, Кэннон?

— Об этом потом. Сначала я хотел бы познакомиться с вашей застенчивой молодой супругой.

Лотти невольно рассмеялась: выйти замуж за обладателя такой скверной репутации, как Ник Джентри, способна только смелая и безрассудная особа. Она присела перед бывшим главой суда. Взяв ее за обе руки, сэр Росс заговорил с обезоруживающей мягкостью:

— Добро пожаловать в семью, миссис Джентри. Если вам понадобится какая-нибудь помощь — вам достаточно только обратиться за ней. Я весь к вашим услугам.

Лотти поняла скрытый смысл его слов.

— Благодарю вас, сэр Росс. И сожалею о необходимости скрывать наше родство: я гордилась бы такими родственниками, как вы и леди Кэннон.

— Возможно, все еще удастся поправить, — загадочно отозвался он.

Лотти вдруг почувствовала, что Джентри обнял ее за талию, отвлекая от разговора с сэром Россом.

— Вряд ли, — ответил Джентри зятю. — Ни за какие блага мира я не позволю разглашать эти сведения.

Софи поспешно вмещалась:

— Поскольку для традиционного свадебного завтрака уже слишком поздно, предлагаю устроить свадебный ленч. Сегодня у нас бараньи котлеты, молодая спаржа и салат. И ананасовый крем на десерт.

— Правда? — радостно воскликнула Лотти, тоже стараясь немного разрядить атмосферу. Она уже успела сесть на прежнее место и расправить складки юбки. — Спаржу я никогда не пробовала, хотя давно мечтала.

— Никогда не пробовали спаржу? — изумленно переспросила Софи.

Лотти попыталась объяснить, почему незнакома с подобными деликатесами, но Джентри перебил ее, присев рядом и взяв ее за руку.

— В пансионе мою жену воспитывали по-спартански, — сообщил он сестре. — Она несколько лет училась в Мейдстоуне.

Сэр Росс сел рядом с женой и устремил взгляд на Лотти.

— Солидное заведение, выпускницы которого имеют репутацию истинных леди, — ободряюще заметил он. — Учеба оставила у вас приятные воспоминания, миссис Джентри?

— Пожалуйста, зовите меня Лотти, — робко попросила она и принялась рассказывать о годах учебы. Сэр Росс внимательно слушал, но Лотти не понимала, почему его так интересуют подробности.

Ленч подали в зимнем саду, на столе, уставленном сверкающим хрусталем и фарфором. Хозяевам и гостям прислуживали два лакея. Лотти с любопытством разглядывала оранжерейные растения и пышно цветущие чайные розы, наполняющие воздух благоуханием. В этой животворной атмосфере смягчился даже Джентри. Откинувшись на спинку стула, он развлекал присутствующих рассказами о работе на Боу-стрит — в частности, о том, как сыщикам поручили изучить грязное нижнее белье и рубашки узников тюрьмы. Тюремные власти заподозрили, что заключенные пишут записки карандашом на одежде и передают их родственникам. Белье и рубашки пребывали в таком плачевном состоянии, что сыщикам пришлось бросать жребий, чтобы решить, кто возьмется за эту грязную работу. К тому времени, как Джентри закончил описывать ярость невезучего сыщика, вытащившего самую короткую соломинку, даже сэр Росс заливался смехом.

Постепенно сэр Росс и Джентри перешли к обсуждению трудностей так называемой новой полиции, учрежденной десять лет назад. Полиция на Боу-стрит представляла собой отдельное подразделение: констебли и сыщики сэра Гранта были гораздо опытнее и компетентнее еще необстрелянных коллег, прозванных сырыми лобстерами.

— А почему их так прозвали? — не удержавшись, полюбопытствовала Лотти.

Сэр Росс улыбнулся:

— Потому что сырые лобстеры синеватые, как форма новой полиции, и у них опасные клешни.

Джентри расхохотался.

Беседа о полиции продолжалась, Софи придвинулась ближе к Лотти:

— Как вы думаете, Ник по-прежнему будет служить на Боу-стрит?

— У меня создалось впечатление, что у него просто нет выбора, — осторожно ответила Лотти. — Соглашение с сэром Россом…

— Но это соглашение было лишь временным. А теперь Ник женат, и сэр Росс наверняка согласится расторгнуть их договор.

— Не понимаю, какое отношение наш брак имеет к службе мистера Джентри на Боу-стрит.

Софи искоса взглянула на беседующих мужчин:

— Это слишком щекотливый и сложный вопрос, чтобы затрагивать его сейчас. Вы позволите в ближайшем времени навестить вас, Лотти? Мы могли бы поболтать и, пожалуй, съездить за покупками.

Лотти улыбнулась. Она не ожидала, что сестра Джентри окажется такой милой и дружелюбной. Очевидно, Софи хотела посвятить невестку в подробности таинственного прошлого Джентри, чтобы помочь лучше понять его.

— Да, с удовольствием.

— Вот и славно. Думаю, мы обе останемся довольны. Подслушав последнее замечание сестры, Джентри поднял бровь:

— Что это ты затеваешь, Софи?

— Всего-навсего прогулку по Оксфорд-стрит, — жизнерадостно сообщила она.

Джентри фыркнул:

— Да на Оксфорд-стрит не меньше двухсот лавок! Подозреваю, просто прогулкой вы не ограничитесь.

Софи засмеялась.

— Ты должен обязательно открыть для Шарлотты кредит у торговца тканями, у Веджвуда, и, конечно, у ювелиров, а еще в книжной лавке и…

— О, миледи… то есть Софи! — смущенно перебила Лотти, сообразив, что они не настолько состоятельны, чтобы гнаться за Кэннонами. — Такое количество покупок мне совсем ни к чему.

Джентри с легкой улыбкой обратился к сестре:

— Лотти получит кредит везде, где пожелает. Но сначала свози ее к своей портнихе. Насколько я заметил, свадебного платья у нее нет.

— Одежды мне хватает, — запротестовала Лотти. — Пожалуй, я не отказалась бы только от одного выходного платья — и все. — Меньше всего она ждала, что Джентри согласится тратить жалованье на тряпки. Она прекрасно помнила разорительные привычки родителей, безнадежных транжир, и испытывала панический страх перед крупными тратами, лучше многих зная, что очень быстро промотать можно даже солидное состояние. — Ни в коем случае не надо…

— Хорошо, — перебил Джентри, касаясь ее плеча. Его взгляд недвусмысленно говорил о том, что разговор будет возобновлен в другой обстановке.

Вспыхнув, Лотти умолкла. Ладонь Джентри задержалась у нее на плече, потом скользнула к локтю и слегка сжала его.

К счастью, молчание за столом прервало появление лакея, который убрал пустые тарелки, принес десерт и крохотные бокалы для сладкого вина. На десерт было подано воздушное печенье и ананасовый крем в изящных глазурованных вазочках.

Сэр Росс сменил тему, заговорив о недавно принятых поправках к Закону о бедных, сторонником которого он был наряду с Джентри. К удивлению Лотти, Софи высказала свое мнение, и мужчины внимательно выслушали ее. Лотти попыталась скрыть удивление, ибо ей долгие годы внушали, что порядочной женщине не пристало высказываться в смешанном обществе. И уж конечно, ей не следует вступать в разговоры о политике — больной теме, обсуждать которую позволительно только мужчинам. Однако даже такой рьяный консерватор, как сэр Росс, не упрекнул жену за нарушение приличий. И у Джентри дерзость и прямота сестры не вызвали недовольства.

Неужели такую же свободу Джентри предоставит и своей жене? С этой отрадной мыслью Лотти принялась за свой заварной крем с насыщенным шелковистым вкусом. Добравшись до дна вазочки, она поняла, что не отказалась бы и от второй порции. Но хорошие манеры и боязнь показаться чересчур прожорливой заставили ее промолчать.

Заметив, что Лотти задумчиво смотрит на пустую вазочку, Джентри тихо засмеялся и подвинул к ней свой нетронутый десерт.

— Ты такая же сластена, как малышка Амелия, — прошептал он ей на ухо. От теплого дыхания волоски на шее Лотти зашевелились.

— В пансионе нам не давали десертов, — робко объяснила она.

Джентри аккуратно промокнул губы углом салфетки.

— Нелегко же будет наверстать упущенное, вознаградить тебя за все былые лишения! Наверное, теперь ты будешь требовать сладкое каждый раз, садясь за стол.

Поднося ложку ко рту, Лотти заглянула в его синие глаза, и ее вдруг бросило в жар. Как ни странно, любые слова Джентри, произнесенные этим ласковым тоном, мгновенно возбуждали ее.

Сэр Росс не сводил с них внимательных глаз.

— Джентри, у меня к вам есть одно дело… Несомненно, есть и другие способы признаться, что меня волнует ваше будущее, но мне они не приходят в голову. Ваша судьба поистине удивительна, — он сделал паузу и грустно улыбнулся, — и это еще слабо сказано. Ее повороты не назовешь иначе как беспорядочными и ошеломляющими.

Джентри сидел в томной позе, но Лотти почувствовала, как он затаился в ожидании удара.

— Я не просил вас беспокоиться о моем будущем.

— Тем не менее я задумался о нем. Последние три года я следил за вашей карьерой…

— Следили? — сухо перебил Джентри. — Скорее уж, вмешивались в нее и пытались управлять мной.

Привыкнув за долгие годы службы в суде ко всякому, сэр Росс только пожал плечами:

— Я поступал так, как считал нужным. Не забывайте, что в наших делах мне приходилось учитывать и интересы Софи. Только благодаря ей я спас вас от виселицы. Она верила, что в глубине души вы добры и благородны. И хотя лично я не усматривал в вас подобных качеств, теперь я готов согласиться, что она была права. Вы отнюдь не злодей, каким представлялись мне.

Джентри холодно улыбнулся, понимая, что его только что сдержанно похвалили:

— В ответ позвольте заметить, что вы вовсе не такой бездушный лицемер и сухарь, каким кажетесь.

— Ник! — укоризненно воскликнула Софи и накрыла хрупкой ладонью кисть сэра Росса. — Мой муж никогда не допускал ни единой лицемерной мысли. А что касается бездушия… уверяю тебя, это свойство ему чуждо. Совсем наоборот…

— Софи, — мягко перебил сэр Росс, — тебе незачем защищать меня, дорогая.

— И все-таки ты не сухарь, — настаивала она.

Он успокаивающим жестом взял жену за руку, они переплели пальцы и обменялись интимным, полным обоюдного удовольствия взглядом. У Лотти заныло в груди. Каково это — испытать вот такую любовь? Этим двоим доставляло наслаждение просто видеть друг друга.

— Ладно, — нетерпеливо вмешался Джентри, — вернемся к делу, Кэннон. У меня нет ни малейшего желания проводить с вами весь день своей свадьбы.

Бывший судья усмехнулся:

— Хорошо, я буду краток. С тех пор как вы стали служить на Боу-стрит, сэр Грант держал меня в курсе ваших успехов, сообщал об участии в расследованиях, рейдах пеших патрулей, погонях, в которых вы рисковали жизнью. Но только после пожара в доме Бартаса я понял, насколько вы изменились.

— Я ничуть не изменился, — настороженно возразил Джентри.

— Вы научились ценить жизнь других людей, а не только свою собственную, — объяснил сэр Росс. — Вы выдержали испытание, которое я предложил вам три года назад, и внесли свой вклад в укрепление общественного порядка. А теперь еще и женились. Любопытно: именно на такой девушке вы могли бы жениться, если бы не лишились титула и положения в обществе по воле обстоятельств.

Джентри прищурился:

— На титул мне плевать! Бог свидетель, он мне ни к чему.

Сэр Росс вертел в руках ложку, сохраняя на лице выражение шахматиста в разгар длинной партии.

— Вы так и не поняли, в чем заключается особенность вашего титула. Он принадлежит вам — не важно, хотите вы этого или нет. Титул не исчезает просто потому, что кто-то предпочел игнорировать его.

— Но титул может исчезнуть, если его обладатель станет другим человеком.

— Так не бывает, — возразил сэр Росс. — Настоящий Ник Джентри умер четырнадцать лет назад. Вы лорд Сидней.

— Об этом никто не знает.

— Значит, пора принять меры, — спокойно отозвался сэр Росс.

Джентри замер, пытаясь осмыслить его слова.

— Что это значит, черт возьми?

— После длительных размышлений я решил начать процесс возврата титула от вашего имени. Недавно я объяснил вашу ситуацию секретарю лорд-канцлера. Я не только заверил его, что вы и есть пропавший без вести лорд Сидней, но и подтвердил, что вы имеете прочное финансовое положение. Примерно через две недели секретарь издаст предписание, призывающее вас в палату лордов. После этого я представлю вас обществу как лорда Сиднея на балу в вашу честь.

Джентри вскочил так порывисто, что с грохотом опрокинул стул.

— Подите к черту, Кэннон!

Эта вспышка ошеломила Лотти: Джентри воспринял слова Кэннона как угрозу для собственной жизни. Но опасность, которую он почуял, была не физической, из тех, к каким он давно привык, а неосязаемой, невидимой… Казалось, ему грозит тюрьма, откуда невозможно сбежать.

Лотти разглядела отчаяние под его каменной маской, почувствовала, как он тщетно ищет пути выхода из создавшегося положения.

— Я намерен все отрицать, — заявил Джентри.

Сэр Росс сложил ладони молитвенным жестом, не сводя с него глаз.

— В таком случае я сам, сэр Грант, ваша сестра и даже ваша жена подтвердят, что в нашем присутствии вы признавали себя лордом Сиднеем. Все это в сочетании с такими обстоятельствами, как отсутствие свидетельства о смерти, могилы, и противоречивыми сведениями о причине смерти составляет то, что в своде английских законов называется fecundation ab extra — редкий, но возможный случай.

Судя по выражению лица, Джентри был готов прикончить бывшего судью.

— А я подам в палату лордов прошение об аннулировании титула. Они будут только рады избавиться от меня.

— Не глупите. Неужели вы и вправду верите, что вам позволят отказаться от титула? С точки зрения членов палаты лордов, такой поступок — вызов, брошенный самому институту пэров. Стирания границ между классами они боятся как огня.

— Но вы же не верите в привилегии, достающиеся по праву рождения, — парировал Джентри. — Зачем же тогда навязываете мне этот проклятый титул? На что он мне сдался?

— Мои политические убеждения здесь ни при чем. Я просто констатирую факт: как бы вы себя ни называли, вы — Сидней. И вам не удастся отказаться от наследия семи веков и обязательств, налагаемых на вас титулом.

— Обязательств — перед кем? — ехидно уточнил Джентри. — Перед поместьем, лишившимся владельца четырнадцать лет назад?

— Нет, перед арендаторами, которые влачат жалкое существование на землях, оставшихся без присмотра. Перед палатой лордов, где уже два десятилетия пустует ваше место. Перед сестрой, вынужденной скрывать, что у нее есть брат. Перед женой, которой статус леди Сидней обеспечит больше преимуществ в обществе, нежели положение миссис Джентри. Перед покойными родителями. И перед самим собой. Полжизни вы провели в бегах, называясь чужим именем. Пора сознаться, кто вы на самом деле.

Джентри стиснул кулаки:

— Это не вам решать.

— Если я не стану настаивать, вы и впредь будете бегать от ответственности.

— Это мое право!

— Может быть. Но служить сыщиком вы уже не сможете. Сэр Грант согласен со мной и потому больше не нуждается в ваших услугах.

Мертвенная бледность залила лицо Джентри, кадык судорожно задергался. Постепенно до него доходило, что его карьера сыщика подошла к концу.

— Тогда я займусь частными расследованиями.

— Это что-то новенькое, — сардонически заметил сэр Росс. — Виконт, гоняющийся за преступниками!

— Ник, — мягко вмешалась Софи, — ты же знаешь, о чем мечтали мама с папой.

Его душили горечь, отчаяние, но сильнее всего — ярость.

— Я слишком долго пробыл Ником Джентри, чтобы менять имя.

Похоже, Софи понимала, почему он так противится переменам.

— Да, тебе придется нелегко, этого никто не отрицает. Но тебе поможет Лотти.

Ник не удостоил Лотти даже взглядом — только презрительно фыркнул.

— Лотти, дорогая, — продолжала Софи с настойчивостью, выдающей силу воли, неожиданную для женщины, — сколько вы проучились в Мейдстоуне?

— Шесть лет, — ответила Лотти, настороженно поглядывая на чеканный профиль мужа.

— Если репутация Мейдстоуна не преувеличена, значит, все шесть лет вас усердно учили хорошим манерам, искусству держать себя и поддерживать светские беседы, следить за домашним бюджетом и прислугой, демонстрировать стиль и хороший вкус, знать ритуалы утренних визитов и званых вечеров — словом, тысячам премудростей этикета, которые отличают высший класс от остальных слоев общества. Уверена, вы без труда сможете вести любое хозяйство, какие бы размеры оно ни имело. Несомненно, вас также учили танцевать, ездить верхом, играть на музыкальных инструментах, говорить по-французски и немного по-немецки… или я ошибаюсь?

— Вы совершенно правы, — коротко отозвалась Лотти, с ужасом сознавая, что стала частью ловушки, в которую заманили Джентри. Его принуждали к тому, чего он не желал, и она прекрасно понимала его чувства.

Удовлетворенно кивнув, Софи повернулась к мрачному брату:

— Лотти — настоящее сокровище. Она окажет тебе неоценимую помощь, пока ты будешь привыкать к новой жизни…

— Я ничего не намерен менять, — рявкнул Ник и повелительно взглянул на Лотти:

— Мы уходим. Немедленно.

Она машинально поднялась, сэр Росс тоже. Встревоженная Лотти посмотрела на него, но не заметила даже намека на победный блеск в глазах. Нет, желание отомстить или досадить тут ни при чем. Видимо, сэр Росс и Софи считали, что Джентри необходимо вернуть себе прежнее имя. Лотти хотелось поговорить с ними об этом, но она понимала, что Джентри сохраняет самообладание из последних сил. Любой другой был бы счастлив вернуть себе титул, земли и фамильные реликвии. Но Джентри об этом и слышать не желал.

Всю дорогу домой Лотти молчала. Ее муж сидел неподвижно, сдерживая бешенство и пытаясь свыкнуться с неожиданными и стремительными переменами в своей жизни. Лотти вдруг вспомнила, что в таком же настроении она сама покидала Стоуни-Кросс-Парк.

Едва экипаж подъехал к дому на Беттертон-стрит, Джентри буквально выскочил из него, оставив Лотти на попечение лакея. К тому времени как Лотти поднялась на крыльцо, Джентри уже скрылся из виду.

Экономка ждала в холле, по ее озабоченному лицу было ясно, что она только что увидела Джентри разъяренным.

— Миссис Тренч, — спокойно обратилась к ней Лотти, — вы не видели, куда направился мистер Джентри?

— Кажется, он в библиотеке, мисс… то есть миссис Джентри.

От такого обращения Лотти вздрогнула. Но еще удивительнее и непривычнее было думать о том, что вскоре к ней станут обращаться «леди Сидней». Хмурясь, Лотти посмотрела в сторону библиотеки. Ее тянуло укрыться в тишине своей комнаты, но с такой же силой ее влекло на поиски Джентри.

Отдав миссис Тренч шляпку и перчатки, Лотти зашагала в сторону библиотеки, постояла у двери, постучала и вошла. Стены библиотеки были обшиты панелями темного вишневого дерева, полы устланы коврами с золотистыми медальонами по коричневому полю. Многостворчатые окна в высоту достигали по меньшей мере восемнадцати футов.

У одного из окон стоял Джентри, повернувшись спиной к двери. Услышав шаги, он заметно напрягся. В одной руке он держал наполненный бренди бокал — хрупкую хрустальную вещицу на длинной тонкой ножке.

Лотти остановилась возле одного из высоких книжных шкафов вишневого дерева, мимоходом отметив, что в библиотеке отсутствуют книги.

— Ваша библиотека пуста, — невольно произнесла она. Джентри рассеянно рассматривал на свет бренди в бокале.

— Ну так купите книг. Если хотите, заставьте ими комнату от пола до потолка.

— Спасибо. — Ободренная тем, что он не попросил ее уйти сразу, Лотти подошла поближе. — Мистер Джентри…

— Не называйте меня так, — раздраженно перебил он.

— Простите. Ник… — она сделала еще шаг к нему, — я хотела бы внести поправку в слова сэра Росса: вы вовсе не обязаны делать из меня леди Сидней. Как я уже говорила, мне все равно, кто вы — пэр или простолюдин.

Долгое время он молчал, потом прерывисто вздохнул, прошел к буфету и плеснул себе еще бренди.

— Есть ли какой-нибудь способ помешать сэру Россу? — продолжала Лотти. — Может быть, стоит обратиться к юристу…

— Слишком поздно. Я знаю сэра Росса: он продумал каждый шаг. Он пользуется влиянием повсюду — в министерстве юстиции, в полиции, в парламенте, при дворе… Это предписание я все равно получу, что бы ни пытался предпринять. — И он выпалил незнакомое Лотти, но довольно грубое словцо. — Хотел бы я переломать этому самодовольному болвану Кэннону все кости!

— Чем я могу вам помочь? — тихо спросила Лотти.

— А вы не слышали, что сказала моя сестра? Вам предстоит играть роль знатной дамы и помогать мне притворяться виконтом.

— В Стоуни-Кросс-Парке это прекрасно удавалось вам, — напомнила Лотти. — Вы весьма убедительно изображали аристократа.

— Всего несколько дней, — с горечью уточнил Ник. — А теперь мне придется мириться с этой ролью до самой смерти. — Он в ярости тряхнул головой. — Я не хочу этого, понимаете? Не хочу! Я не выдержу и кого-нибудь прикончу.

Лотти склонила голову набок, задумчиво глядя на него. Ей следовало бы испугаться: судя по виду, в эту минуту Ник и вправду был способен на убийство, он явно жаждал крови. Но как ни странно, Лотти переполняло сочувствие к нему и, что еще удивительнее, ощущение близости. Оба они были вынуждены вести жизнь, которой не желали.

— Как вы чувствовали себя в Стоуни-Кросс-Парке, представляясь лордом Сиднеем? — спросила она.

— Сначала это меня забавляло. И вправду смешно: я притворялся собой! Но уже на исходе первого дня эта игра мне надоела. Меня приводило в бешенство одно упоминание моего имени.

Лотти задумалась, почему ему так ненавистно собственное имя. Наверное, есть какие-то причины, о которых он пока умалчивал.

— Ник, что имел в виду сэр Росс, говоря о вашем прочном финансовом положении?

Он скривил губы:

— Он имел в виду, что я могу позволить себе содержать большое поместье и вести образ жизни, приличествующий пэру.

— Откуда он это знает?

— Он догадывается.

— Но ошибается?

— Нет, — процедил сквозь зубы Ник, — напротив. Еще до того, как я стал сыщиком, я сумел выгодно вложить свои сбережения. В общем, у меня скопилось две сотни.

Мысленно Лотти рассудила, что двести фунтов сбережений — неплохая сумма, но не обеспечивающая уверенности в завтрашнем дне. Оставалось лишь надеяться, что вложенные Ником деньги и впредь будут приносить прибыль.

— Что ж, это немало, — отозвалась она, не желая ранить его чувства. — На такие деньги можно прекрасно прожить — конечно, если не роскошествовать. Но заказывать свадебное платье мы не станем. Сейчас не время. Может быть, в будущем…

— Лотти, экономить нам незачем, — перебил он.

— Двести фунтов — крупная сумма, но ее слишком мало для содержания…

— Лотти, речь идет о тысячах, — снова перебил он со странным выражением лица. — О двухстах тысячах фунтов.

— Но… но… — Лотти растерялась. Названную сумму она сочла огромной, по любым меркам это было целое состояние.

— Еще около пяти тысяч в год я зарабатываю частными расследованиями, — добавил он, окончательно ошеломив ее. Он помрачнел. — Но похоже, о частных расследованиях мне придется забыть.

— Да ведь вы богаты, как лорд Раднор! — потрясенно выговорила она.

Ник махнул рукой, выказывая полнейшее пренебрежение к богатству, не идущему ни в какое сравнение с его бедой.

— Может быть.

— Вы можете позволить себе иметь десяток домов. Все, что вы захотите…

— Десять домов мне ни к чему: я не могу одновременно находиться во всех. И за стол я привык садиться только три раза в день. А пускать пыль в глаза знакомым я не желаю.

Осознав, что богатство его не привлекает, Лотти изумилась. Свое состояние он сколотил, ухитрившись выжить в преступном мире, да еще и заработать. Но теперь у него отняли любимую службу, и он не знал, чем себя занять. Для праздной жизни аристократа он был не создан. Такой деятельный человек просто не сможет быть пэром.

Должно быть, Ник думал о том же самом, потому что издал безнадежный и гневный стон и запустил пятерню в волосы. На лоб упала густая прядь, и Лотти охватило нестерпимое желание отвести ее в сторону, пригладить густую шевелюру, провести пальцами по этому живому теплому шелку.

— Лотти, мне надо ненадолго уйти, — хмуро сообщил он. — Возможно, я вернусь только утром. А вы пока отдохните. Считайте, что получили отсрочку приговора.

— Куда вы?

— Пока не знаю. — Он не мог спокойно устоять на месте, выдавая подступающую панику, и походил на рыбу, попавшую в сеть.

Лотти знала, что ей не следует тревожиться, даже если он уйдет и напьется, или ввяжется в драку, или выкинет еще какую-нибудь глупость, какие свойственны мужчинам. Пытаться успокоить его, погасить ярость бесполезно. И все-таки она предприняла попытку.

Не задумываясь она приблизилась к Нику и приложила ладонь к его груди. Помедлив, ее пальцы проскользнули под полу сюртука. На нем был жилет того же глубокого черного цвета, что и сюртук, но из шелковистого, скользкого материала, обрисовывающего выпуклые мышцы. Жар сильного тела обжег пальцы Лотти даже сквозь плотную ткань.

Ник вдруг застыл на месте и задышал по-другому — мелко и часто. Стараясь не смотреть ему в лицо, Лотти принялась теребить узел серого галстука, поддерживающего крахмальный воротник белоснежной рубашки.

— Отдых мне не нужен, — наконец ответила она, распуская узел.

Казалось, одновременно с галстуком Джентри лишился самообладания. Его дыхание стало прерывистым, пальцы сжались в кулаки. Лотти неловко расстегнула тугой воротник рубашки, и ее взгляду открылась смуглая шея Ника. Посмотрев ему в лицо, Лотти во внезапном приливе тревоге увидела, что его ярость быстро превращается в вожделение. На щеках Ника проступил румянец, глаза вспыхнули синим огнем.

Он наклонил голову очень медленно, словно давая ей время передумать и сбежать. Но Лотти только закрыла глаза и тут же ощутила легчайшее, невесомое прикосновение его губ к шее. Губы скользнули по чувствительной коже, приоткрылись, горячий язык описал небольшой кружок. С прерывистым вздохом Лотти приникла к нему, ее колени подогнулись. Но Ник даже не попытался обнять ее, только продолжал неторопливо целовать в шею. Лотти пришлось самой обвить обеими руками его гибкую талию.

Его ладони легли ей на плечи и слегка сжались. Похоже, он никак не мог решить, как быть — привлечь ее к себе или оттолкнуть. Хриплым голосом он выговорил:

— Что ты делаешь, Лотти?

У нее так гулко колотилось сердце, что она едва слышала собственный голос.

— По-моему, помогаю вам завершить то, что было начато в библиотеке лорда Уэстклиффа.

— Подумай хорошенько, — предостерег он. — Я не был близок с женщиной полгода. Если потом ты решишь остановиться, я ничем не смогу тебе помочь.

— Останавливаться не понадобится.

Ник впился в нее взглядом лихорадочно горящих глаз:

— Но почему? Вчера ночью ты так упорно сопротивлялась…

Объяснить, в чем дело, Лотти не могла, но после всего, что произошло сегодня днем, она вдруг поняла, что и Ник бывает уязвимым, нуждается в ней, и не только в постели. Искушение укротить его, подчинить себе было непреодолимым.

— Мы уже поженились, — наконец назвала она первое объяснение, которое пришло ей в голову. — И я предпочла бы… покончить со всем сразу, чтобы уже ничего не бояться.

Она уловила в глазах Ника хищный блеск. Одержимый желанием, он не стал тратить время на расспросы, только протянул руку:

— Тогда идем наверх.

Лотти осторожно подала ему руку.

— Ник, еще одно…

— Что такое?

— Сейчас слишком светло.

— И что?

— Разве позволительно заниматься такими делами при дневном свете?

Он рассмеялся:

— Не знаю. И не желаю знать. — Он за руку повел ее из библиотеки, через холл и вверх по лестнице.

Глава 9

Цепляясь за руку Ника, на ватных ногах Лотти наконец добрела до его спальни. Сквозь раздвинутые шторы в окна вливался неяркий свет. Лотти предпочла бы кромешную темноту. Мысль о том, что ей придется обнажиться при безжалостном дневном свете, повергала ее в ужас.

— Не бойся, — пробормотал Ник, останавливаясь у нее за спиной и поглаживая ее плечи. Его голос стал хрипловатым, более низким, чем обычно. — Я буду осторожен. Ты ни о чем не пожалеешь, если… если доверишься мне.

Оба застыли неподвижно. Лотти облизнула пересохшие губы, вспомнив, что она уже много лет никому не доверяет. А уж довериться Нику Джентри, самому беспринципному человеку, какого она когда-либо встречала, — не просто глупость, а безумие.

— Да, — к своему удивлению, ответила она. — Я вам доверяю.

Он издал тихий возглас, словно эти слова застали его врасплох.

Нерешительно передвинув ладони, он коснулся ее груди, заставил Лотти прижаться к нему спиной. Она почувствовала прикосновение его губ к затылку, к тонким прядям, спускающимся на шею. После поцелуев он перешел к осторожному покусыванию чувствительных местечек, и Лотти вздрогнула от удовольствия. Мимоходом прихватив мочку ее уха, он стал спускаться вниз по шее, одновременно скользя ладонями по груди. Он расстегнул лиф, развел в стороны его полы и обнажил легкий корсет под ним. Пальцы пропутешествовали по ее высокой шее, прошлись по изящному изгибу, коснулись ключицы.

— Ты прекрасна, Лотти, — шептал он, — и на ощупь, и на вкус… твоя кожа, волосы… — Он принялся вынимать шпильки из ее прически, роняя их на ковер, потом запустил пальцы в светлые шелковистые пряди, рассыпая их по плечам, уткнулся в них лицом, потерся щекой и подбородком. По телу Лотти разливался жар, поднимался выше, усиливался, вызывал слабость, заставляющую крепче прижиматься к сильному мужскому телу.

Он спустил ее платье до талии, помог выпростать руки из рукавов, легко пробежался кончиками пальцев от локтей до плеч. Повернув Лотти лицом к себе, Ник умело расшнуровал ее корсет, ни разу не запутавшись в тесемках и крючках. Ее грудь, которую до сих пор поддерживал прочный каркас из китового уса, очутилась на свободе, соски набухли и приподняли тонкий муслин нижней кофточки. Ник приласкал их сквозь полупрозрачную ткань. Приподняв снизу ладонью отяжелевшую грудь, он обвел большим пальцем сосок, и это легчайшее прикосновение словно обожгло Лотти.

Ахнув, она вцепилась в плечо Ника, он обнял ее, продолжая нежно играть с ее телом, теребить соски, осторожно поглаживать их. Сладкая боль возникла где-то внизу ее живота, когда Ник вновь взвесил на ладони упругое полушарие. Внезапно Лотти захотелось, чтобы он дотронулся и до второй груди, коснулся ее губами. Ей не терпелось поцеловать его, ощутить прикосновение его обнаженного тела. В нетерпении она попыталась снять с него сюртук, и он разразился воркующим смехом.

— Не спеши! — прошептал он. — Нам некуда торопиться. — И он сам снял сюртук, жилет, потом обувь и чулки, брюки, рубашку… и остался в одном белье, под которым отчетливо вырисовывалось готовое к действию достоинство.

Лотти вдруг стало неловко смотреть на него. Казалось бы, в обнаженном виде он должен был выглядеть уязвимым, а он, напротив, излучал мужественность. Его тело поражало грубоватой грацией, было крупным, мускулистым и подтянутым. Бронзовый загар заканчивался на талии, а на бедрах кожа была заметно светлее. Густая темная поросль покрывала широкую грудь, дорожкой сбегала к чреслам и окружала вздыбленное орудие.

Ник провел пальцем по разрумянившейся щеке Лотти.

— Знаешь, что будет дальше? Лотти неуверенно кивнула:

— Кажется, да.

Он приподнял ее голову, взяв за подбородок.

— Кто рассказал тебе об этом? Мать?

— Нет. Она обещала все объяснить накануне свадьбы с лордом Раднором. Но этот разговор так и не состоялся. — Лотти прикрыла глаза, а он продолжал поглаживать ее по щеке горячей шероховатой ладонью. — Конечно, в пансионе ходило немало слухов. Кое-кто из девушек… имел некоторый опыт и делился им с остальными.

— Какой опыт?

— Они встречались наедине с друзьями или кузенами и позволяли им… разные вольности. — Лотти открыла глаза, увидела, что Ник улыбается, и отвела взгляд.

— И насколько далеко они заходили в этих вольностях? Так же, как мы в ту ночь?

— Да, — подтвердила она.

— Тебе понравилось, как я прикасался к тебе? — негромко спросил он.

Лотти густо покраснела и едва сумела кивнуть.

— Значит, понравится и остальное, — пообещал он, потянувшись к подолу ее кофточки.

Исполняя его безмолвную просьбу, Лотти избавилась от кофточки, сбросила туфли и застыла перед Ником в длинных панталонах и чулках, скрестив руки на обнаженной груди.

Он шагнул к ней, обнял за плечи, и по ее коже побежал холодок.

— Обними меня, Лотти.

Она неловко повиновалась, прильнув к нему всем телом. Густая жесткая растительность на груди Ника защекотала ее соски. Его тело оказалось невероятно горячим, достоинство прожигало тонкий муслин панталон. Оно прижималось к ее животу, упиралось в него, пока Ник не приподнял Лотти, подхватив ладонью ее ягодицы. Его ладонь соскользнула в глубокую ложбинку, Лотти ощутила настойчивое прикосновение его орудия. Первое потрясение сменилось приливом желания — таким острым, что Лотти задохнулась. Обхватив Ника за шею, она уткнулась лицом в его мускулистое плечо. Его пальцы проникли между бедер, ткань панталон под ними стала влажной, ритм его движений — ровным и неспешным. Долгую, блаженную минуту они простояли, слившись в объятиях. Ник согревал Лотти своим телом, пока она не начала сама прижиматься к твердой выпуклости внизу его живота.

Просунув между их телами ладонь, Ник нащупал завязки ее панталон, развязал их, спустил панталоны по ногам. Лотти не успела переступить через них: Ник с поразительной легкостью подхватил ее на руки и понес к кровати. Бережно кладя Лотти на вышитое покрывало, Ник окинул ее любовным взглядом и улыбнулся:

— Впервые вижу, как краснеют с головы до пят.

— Я еще никогда не раздевалась в присутствии мужчины, — пролепетала смущенная Лотти. Она и не подозревала, что можно вести беседу нагишом, без единой нитки на теле, не считая чулок.

Он осторожно сомкнул пальцы на ее тонкой щиколотке.

— Ты восхитительна, — прошептал он и улегся рядом.

Ленту подвязки он развязал зубами, потом покрыл поцелуями красные отпечатки на коже и провел по ним языком. Избавив Лотти от чулок, Ник широко раздвинул ее ноги. Сгорая от стыда, она попыталась прикрыться ладонью. Он наклонился над ней, обдавая кожу горячим дыханием, нащупал бьющуюся жилку в нежной складочке.

— Не прячься, — попросил он.

— Не могу, — отозвалась она, стараясь уклониться от легких прикосновений его языка, забирающегося в самые сокровенные местечки, до которых, как привыкла считать Лотти, ни один мужчина не захочет дотронуться даже пальцем. Ей удалось отвернуть покрывало и одеяло и забраться под них. От прохладного льняного белья по ее нагому телу побежали мурашки.

Приглушенно засмеявшись, Ник тоже нырнул под одеяло с головой, и Лотти вновь почувствовала, как он раздвигает ей колени.

Она растерянно уставилась в темный балдахин над головой.

— Ник… — нерешительно начала она, — разве все это делается вот так?

— А как, по-твоему, нам следует действовать? — послышался глухой голос из-под одеяла.

Лотти ахнула, ощутив прикосновение языка к бедру.

— Точно не знаю, но только не так.

В голосе Ника послышалась насмешка:

— Лотти, поверь: я знаю, что делаю.

— Охотно верю, но… пожалуйста, только не целуйте меня там!

От сдавленного смеха он затрясся.

— Для неискушенной особы ты слишком самоуверенна и упряма. И все-таки не надо учить меня, хорошо? Хотя бы в первый раз. — Ник вынырнул из-под одеяла, взял Лотти за запястья и прижал ее руки к подушке за головой. — Лежи смирно.

— Ник… — начала она, а его губы уже спустились к кудрявому треугольнику. — Ник…

Но он не слушал, увлекшись нежной кожей с солоноватым ароматом. От его горячего дыхания Лотти становилось жарко. Стоны вскипали у нее в горле, она вздрагивала. Ник проделал языком пробор в пружинистых завитках и добрался до спрятанных под ними розовых губ, лизнул сначала одну, потом другую и принялся дразнить их кончиком языка.

Он действовал уверенно и ловко, его язык скользил по складкам плоти, стремясь к устью тайной пещеры, наполнял ее блаженным теплом. Постепенно Лотти слабела, ее лоно изнывало от жажды. Пока Ник исследовал ее потайные местечки, Лотти сумела извернуться так, что его язык угодил прямиком на жаждущий прикосновений сгусток плоти. Однако Ник, похоже, ничего не понял: он обвел чувствительный бугорок, но к нему больше не притронулся.

— Ник… — прошептала она, не в силах подобрать слова, — прошу… пожалуйста…

Но он так ничего и не понял, а Лотти не сразу сообразила, что он умышленно отказывает ей. В приливе раздражения она попыталась повернуть его голову и услышала краткий смешок. И тут же его губы двинулись вниз, попробовали на вкус влажные ямочки под коленями, перешли к щиколоткам. К тому времени, как он вернулся обратно к ее лону, Лотти уже охватило нетерпение. Он снова устроился между ее ног, и она затаила дыхание, чувствуя, как из нее сочится горячая влага.

Робким движением он наконец-то дотронулся до ее заветного бугорка, и у Лотти вырвался неистовый крик.

— Нет, — пробормотал Ник, уткнувшись лицом в ее влажную плоть, — еще нет, Лотти. Подожди еще немного.

— Не могу… не могу… скорее… — Она с силой прижала к себе его голову и застонала от новых ласк языка.

Нику пришлось вновь схватить ее за запястья и поудобнее устроиться между ее ног, но так, чтобы не причинить ей боли. Его копье уютно поместилось в горячей влажной долине ее промежности. Уставившись прямо в глаза Лотти, он отпустил ее руки.

— Не двигай руками, — велел он, и она со всхлипом подчинилась.

Он принялся целовать ее груди, переходя от одной к другой. От каждого рассчитанного движения языка Лотти судорожно вздрагивала. Мужское достоинство Ника осторожно терлось о ее лоно, а губы упивались сосками. С подавленным стоном Лотти выгнула спину. Ошеломляющее наслаждение нарастало в ней, обретало силу, доводило ее до грани… еще… еще чуть-чуть… и наконец на нее обрушился экстаз. Она издала крик изумления и радости, и мощные волны наслаждения начали расходиться по ее телу.

— Вот так, — прошептал Ник, касаясь ее напрягшейся шеи и продолжая прижиматься к ней низом живота. Неистовые содрогания угасли, сменились томительной мелкой дрожью. Ник отвел ее волосы с влажного лба.

— Ник, — выговорила Лотти, хватая ртом воздух, — что-то случилось…

— Знаю. Ты испытала оргазм, — нежно и чуть насмешливо объяснил он. — Хочешь, повторим?

— Нет, — поспешно отказалась она, рассмешив его.

— Значит, теперь моя очередь. — Он просунул руку под голову Лотти, уложил ее на сгиб локтя и опять уместился между ее бедер.

Лотти почувствовала, как крупный наконечник его копья прижался к тугому входу между ее ног. Слегка увлажнив его, Ник приступил к проникновению. Лотти вдруг ощутила легкое жжение и невольно сжалась. Ник тут же замер, внимательно глядя на нее, наклонился и коснулся губами ее переносицы.

— Прости, — прошептал он.

— Но почему… — начала она и не договорила: он вторгся в нее единственным решительным ударом. От боли она сжалась, попыталась сомкнуть ноги, но остановить его не смогла. Она очутилась в ловушке, прижатая к матрасу мускулистым телом и насаженная на раскаленный кол.

Он осторожно попытался проникнуть поглубже.

— Прости, — снова повторил он, — я думал, тебе будет легче, если все закончится как можно скорее.

Боль оказалась сильнее, чем ожидала Лотти, но она с любопытством прислушивалась к необычным ощущениям: впервые внутри у нее очутилась часть чужого тела, и это было так удивительно, что она почти забыла о боли. Она сознавала, каких усилий стоит Нику сохранять неподвижность. Он ждет, когда она привыкнет к нему, вдруг поняла Лотти. Но жжение не проходило, и Лотти рассудила, что ждать, когда оно утихнет, придется слишком долго.

— Ник, — нерешительно начала она, — нельзя ли поскорее… закончить?

— Ну разумеется! — вдруг погрустнев, отозвался он, напрягся, и Лотти в тревоге почувствовала, что он продвинулся еще глубже. Головка его орудия во что-то уперлась, Лотти вздрогнула, и Ник сразу слегка отстранился, поглаживая ее грудь. — В следующий раз будет гораздо лучше, — пообещал он, не прекращая легкие толчки. — Ты такая горячая, Лотти, такая нежная… — Он начал задыхаться, зажмурился, вцепился в простыню. Его движения причиняли боль, но несмотря на это, у Лотти возникло странное чувство близости… даже нежности. Она провела ладонью по его спине вдоль позвоночника, согнула ноги в коленях, охватила его большое тело и притянула к себе, прислушиваясь к ритму его дыхания. Внезапно он погрузился в нее на всю длину копья и замер, затем вздрогнул и со стоном выплеснулся в нее. Поглаживая его спину, Лотти спускалась все ниже и ниже и наконец задержалась на его мускулистых ягодицах, таких упругих и твердых, какой только может быть человеческая плоть.

Наконец Ник вздохнул и открыл глаза — ослепительно синие на раскрасневшемся от страсти лице. Услышав, как он позвал ее по имени, Лотти сладостно вздрогнула. Аккуратно поправив простыню, Ник приподнялся на локте и взглянул на Лотти. Между его густыми бровями обозначилась морщинка.

— Как ты?

— Неплохо. — Она сонно улыбнулась. — Да, это было неплохо. Пожалуй, даже приятнее душа.

Ник усмехнулся:

— И вкуснее шоколада?

Лотти провела пальцем по его выразительной скуле и, не удержавшись, поддразнила:

— Увы, нет.

У него снова вырвался смешок.

— Господи, ну и капризная же ты! — Он повернул голову и поцеловал ее во влажную ладонь. — А вот я счастлив, как матрос в своем раю.

Лотти продолжала водить по его лицу кончиками пальцев. Его щеки по-прежнему были румяными, губы растягивались в улыбке, он выглядел моложе, чем обычно.

— И как же выглядит матросский рай?

— Там вдоволь вина и женщин, там поют, гуляют и веселятся дни и ночи напролет.

— Значит, таким ты и представляешь себе рай?

— Я не верю в него. Глаза Лотти округлились.

— Мой муж — язычник? — выговорила она, и он усмехнулся:

— Да, возможно, ты скоро еще пожалеешь, что отвергла Раднора.

— Не надо, — обиделась она и отвернулась. — Такими вещами не шутят.

— Прости. — И он обнял ее за талию, привлек к себе и прижался к ее спине мускулистой грудью. — Я не хотел тебя обидеть. Ложись вот так. — Он ткнулся носом в светлый водопад ее волос. — Какая же ты вспыльчивая!

— Я не вспыльчивая, — запротестовала Лотти, поскольку в Мейдстоуне ей внушили, что настоящей леди не пристало проявлять подобные качества.

— Как бы не так! — Он по-хозяйски положил ладонь ей на бедро. — Я понял это с той минуты, как мы встретились. Поэтому меня и потянуло к тебе.

— Ты же говорил, что женишься ради удобства.

— Да, говорил, — подтвердил он с усмешкой и продолжал:

— Но на самом деле удобства здесь ни при чем. Ни об одной женщине я не мечтал так, как о тебе.

— Почему же ты настоял на браке, когда я предложила стать твоей любовницей?

— Потому, что положение любовницы не для тебя. — И он тихо добавил:

— Ты заслуживаешь всего, что я могу дать тебе, в том числе и моей фамилии.

Насладиться этим комплиментом Лотти помешала отрезвляющая мысль.

— Когда все узнают, что на самом деле ты лорд Сидней, ты станешь завидной добычей, — предупредила она. Эффектная внешность, состояние, титул — сочетание, перед которым невозможно устоять. Ник вмиг превратится в предмет пристального внимания множества дам, охотниц за аристократами.

— От тебя я никуда не денусь, — заявил Ник, удивив Лотти своей догадливостью.

— Не зарекайся! Человеку с твоим прошлым…

— Что тебе известно о моем прошлом? — Ник опрокинул ее на спину и навис над ней, просунув ногу между ее ногами.

— Очевидно, у тебя большой опыт в любовных делах.

— Это верно, — признался он. — Но это еще не значит, что я неразборчив в связях. Напротив…

— Что «напротив»? — живо откликнулась Лотти. Он отвернулся.

— Да так, ничего.

— Ты хотел сказать, что женщин у тебя было не так уж много? — не скрывая скепсиса, предположила Лотти. — «Много» — понятие растяжимое. Что оно означает для тебя? Сто женщин? Пятьдесят? Десять?

— Не важно, — нахмурился он.

— Ни за что не поверю, что женщин у тебя было меньше двадцати.

— И ошибешься.

— Намного?

— У меня было всего две женщины, — сухо объяснил Ник. — Вместе с тобой.

— Не может быть! — с недоверчивым смехом воскликнула она.

— Не хочешь — не верь. — И он отвернулся.

Он явно был раздражен и, казалось, сожалел о своей откровенности. Ник встал и направился к шкафу, а Лотти смотрела на него, в изумлении приоткрыв рот. Поверить ему ей никак не удавалось, но, с другой стороны, ему было незачем лгать ей.

— Кем была та, вторая? — не удержавшись, спросила Лотти.

Мускулы перекатились на его спине, он набросил на плечи бордовый бархатный халат.

— Одна мадам.

— Француженка?

— Так называют содержательниц публичных домов, — без обиняков объяснил он.

Лотти чуть не свалилась с постели. К тому моменту как Ник обернулся, ей едва удалось взять себя в руки.

— И долго вы… встречались?

— Три года.

Лотти молча переварила этот ответ и с недовольством обнаружила, что тяжесть у нее на сердце вызвана ревностью.

— Ты любил ее? — продолжала допытываться она.

— Нет, — без колебаний ответил Ник. — Но она мне нравилась. И до сих пор нравится.

Лотти нахмурилась.

— Почему же ты перестал видеться с ней? Ник покачал головой:

— Джемма решила, что эти встречи больше не принесут никому из нас ничего хорошего. Поразмыслив, я понял, что она права. С тех пор я больше ни с кем не спал, пока не появилась ты. Как видишь, я умею держать брюки застегнутыми.

Ее окатила волна облегчения. Размышлять о том, почему она так обрадовалась словам Ника, Лотти не стала.

Встав с постели, она торопливо подняла сброшенное на пол платье и прикрылась им.

— Признаться, я удивилась, — заметила она, стараясь не обращать внимания на свою наготу. — Ты совершенно непредсказуем.

Он шагнул к ней и положил ладони на ее обнаженные плечи.

— Ты тоже. Никогда бы не подумал, что в постели с девственницей можно испытать такое удовольствие. — Он забрал у Лотти платье, уронил его на пол и прижал ее к своему телу под бархатным халатом. От ласкового и чувственного прикосновения ворсистой ткани кожа Лотти порозовела. — Может, потому, что ты моя, — добавил он, восхищенно проводя ладонью по ее округлой груди. — До сих пор мне никто не принадлежал.

Лотти криво усмехнулась:

— Ты говоришь обо мне словно о только что купленной кобыле.

— Кобыла обошлась бы дешевле, — с улыбкой поправил он, и Лотти притворно изобразила вспышку ярости, заколотила его по груди кулаками.

Ник поймал ее руки, осторожно завернул за спину Лотти и снова прижал ее к себе.

— Побереги силы, — посоветовал он с улыбкой, потом отпустил ее руки и уверенным жестом погладил ягодицы. — Тебе, наверное, до сих пор больно. Я приготовлю тебе горячую ванну, а потом мы перекусим.

Горячая ванна была бы очень кстати, подумала Лотти. А еще ей совсем не хотелось опять затягиваться в корсет и одеваться к ужину.

— Приказать принести сюда поднос с ужином? — спросил Ник.

— Да, пожалуйста, — живо откликнулась Лотти и вопросительно уставилась на него:

— Как ты это делаешь? Ты умеешь читать чужие мысли?

— Все они написаны у тебя на лбу. — Ник скинул с плеч нагревшийся халат и укутал в него Лотти.

— Знаешь, мне приносили поднос в спальню только однажды, когда я заболела, — призналась Лотти, пока он завязывал пояс халата. — И это было давным-давно, в детстве.

Ник наклонился к ее уху:

— Моя страстная новобрачная, скоро я докажу вам, что спальня — самое подходящее место для ужина.

* * *

Он выкупал ее сам, встав возле ванны на колени и засучив рукава халата выше локтей. Полузакрыв глаза, Лотти блуждала взглядом по загорелой колонне его шеи, по темным волосам на груди, между полами халата. Он буквально излучал мужественность, а прикасался к ней с обезоруживающей нежностью. Над водой поднимался пар, в ванной было жарко. Лотти казалось, что ее окутывает тепло и чувственность его сильных намыленных рук, скользящих по ее телу.

— Здесь больно? — спросил он, осторожно дотрагиваясь до припухшего входа в ее пещерку.

— Немножко. — Она положила голову на полированный деревянный бортик фарфоровой ванны.

Ник произвел какие-то манипуляции пальцами, словно надеялся исцелить ее прикосновениями.

— Я старался быть нежным…

— И был, — подтвердила она, невольно разводя ноги в стороны.

Опустив густые ресницы, Ник засмотрелся на ее тело под водой. Его лицо стало серьезным, и Лотти залюбовалась его профилем — чеканным, будто отлитым в бронзе. Край закатанного рукава угодил в воду, бархат мгновенно промок.

— Больше я никогда не причиню тебе боли, клянусь тебе.

У Лотти перехватило дыхание, когда он развел нежные складки между ее бедрами и исследовал то, что они скрывали. Лотти невольно приподнялась, поискав руками опору на скользких стенках ванны. Ник бережно поддержал ее сзади, обняв за плечи.

— Ложись, — шепотом попросил он, — разреши порадовать тебя.

Нет уж, мысленно откликнулась Лотти, только не в фарфоровой ванне. Но в руках Ника она расслабилась и открылась ему. Легко придерживая его за запястье, она чувствовала его большой палец у своего лона; затем он коснулся шелковистых губ легко и дразняще. Настойчиво, но бережно он опять раздвинул складки, задел средним пальцем розовый бугорок. И улыбнулся, увидев, как румянец заливает ее лицо и грудь.

— Китайцы называют эти ласки «террасой, усыпанной драгоценностями», — шепнул он и осторожно ввел в нее палец, продвинувшись внутрь всего на дюйм и описывая круги. — А это «струны лютни»… а вот это… — и он дотянулся до самых глубин ее пещеры, — «сердце цветка». Так тебе не больно?

— Нет, — выдохнула она.

Он продолжал говорить, задевая губами ее ухо:

— В следующий раз, когда мы ляжем вместе, я покажу тебе позу «крадущиеся тигры». Я войду в тебя сзади и проникну как можно глубже… и буду касаться «сердца цветка» вновь и вновь… — Он втянул в рот мочку ее уха, осторожно прикусил ее. Наслаждение волной прошло по телу Лотти. Она стала невесомой и куда-то поплыла, но сильные смуглые руки надежно держали ее.

— Откуда ты все это знаешь? — растерянно спросила она.

— Джемма собирает книги об искусстве плотской любви. Одна из ее любимых — перевод трактата времен династии Тан. Автор советует мужчинам учиться выносливости, отдаляя миг наслаждения. — Он убрал палец и принялся поглаживать бедра Лотти легчайшими, как порхание бабочки, движениями. — В этой книге есть советы о том, как сохранить здоровье, укрепить кости и очистить кровь, как дожить до глубокой старости…

— Рассказывай, — попросила Лотти и судорожно сглотнула, когда он положил ладонь на ее холмик, прижав ее к самому чувствительному месту.

Он ткнулся носом в ее щеку.

— Есть поза «взлетающий феникс», помогающая избавиться от сотни болезней. И «журавли с переплетенными шеями» — говорят, она весьма способствует исцелению.

— Сколько поз ты попробовал?

— Всего сорок. Древние мастера сочли бы меня недоучкой.

Лотти изумленно открыла глаза, приподнялась, и от се движения плеснулась вода в ванне.

— Господи, сколько же их всего?

— Пятнадцать видов движений и тридцать шесть основных поз — значит, всего около четырехсот разновидностей.

— Не многовато ли? Ник усмехнулся:

— Зато скучать нам не придется, верно?

Он попытался ввести в нее два пальца, и Лотти вздрогнула.

171

— Ник, я не могу…

— Сделай глубокий вдох и медленный выдох, — шепнул он. — Я тихонько… — Она подчинилась, и он сумел погрузить два средних пальца в тесное отверстие. Большим пальцем он продолжал равномерно обводить тугой бугорок.

Застонав, Лотти уткнулась лицом в бархатный рукав его халата, ее внутренние мышцы невольно начали сокращаться. Жжение вскоре утихло, и каждое движение стало радовать ее.

— Ты так нежно сжимаешь меня там, — хрипло произнес Ник. — Мне не терпится войти еще глубже… раствориться в тебе…

Его слова заглушил грохот ее сердца, и она взлетела на крыльях блаженства, опаленная страстью.

Вода в ванне постепенно остыла. Лотти надела свежую белую ночную рубашку и вышла в спальню, где у стола ее уже ждал Ник. Под его пристальным взглядом она покраснела.

— В таком виде ты особенно нравишься мне, — заявил он, проводя пальцами по высокому воротнику рубашки. — Воплощение невинности.

— Уже нет, — с робкой улыбкой возразила Лотти. Ник притянул ее к себе, потерся подбородком о влажные волосы и лукаво улыбнулся.

— Все не так-то просто, — объяснил он. — Понадобится немало времени и сил, чтобы по-настоящему лишить тебя невинности.

— Уверена, у тебя все получится, — откликнулась она и села за стол перед тарелкой с ветчиной, овощным пудингом, картофелем и тартинками.

— За наш брак, — предложил тост Ник, протягивая ей бокал вина. — Пусть его продолжение будет лучше начала.

Они подняли бокалы и осторожно сдвинули их. Зазвенел хрусталь. Лотти пригубила вино и обнаружила, что насыщенный пряный вкус прекрасно сочетается с солоноватой ветчиной.

Ник отставил бокал, взял жену за руку и задумчиво уставился на ее пальцы.

— Ни одного кольца… Завтра же мы исправим это упущение.

Лотти ощутила постыдный проблеск интереса к его словам. Украшений у нее никогда не было, но в Мейдстоуне ей внушили, что истинная леди не станет щеголять драгоценностями и уж тем более — радоваться таким подаркам. Лотти изобразила безразличие так искусно, что наверняка заслужила бы одобрение бывших наставниц.

— Это ни к чему, — равнодушно бросила она. — Многие замужние женщины не носят кольца.

— А я хочу, чтобы все сразу понимали, что ты уже принадлежишь мне.

Лотти ослепительно улыбнулась:

— Если ты настаиваешь, я не стану возражать.

Ник остался доволен этим энтузиазмом. Он провел большим пальцем по ее руке.

— Кольцо с каким камнем ты хочешь?

— Может быть, с сапфиром? — с надеждой предположила она.

— Решено: с сапфиром. — Он продолжал перебирать ее пальцы, касаясь ровно подрезанных ногтей. — И наверное, ты не прочь увидеться с родными.

Лотти мгновенно забыла про кольцо.

— Да, если можно! Боюсь, лорд Раднор уже сообщил маме с папой о моей выходке. А я не хочу, чтобы они стали нищими по моей вине.

— Ты ни в чем не виновата. — Ник водил пальцем по тонкой жилке на ее запястье. — Эту сделку заключили, не спрашивая твоего согласия, потому ты имела полное право расторгнуть ее.

— Но в результате я выиграла, — нехотя напомнила Лотти. — Я столько лет проучилась в Мейдстоуне… мое образование стоило целое состояние. А лорд Раднор взамен не получил ничего.

Ник приподнял бровь:

— Если ты считаешь, что с ним обошлись несправедливо…

— Нет-нет, не считаю. И все-таки… в общем, я поступила не очень красиво.

— Да, тебе полагалось принести себя в жертву ради родных, — сардонически подтвердил Ник. — Но твои родители все равно ничего не потеряли: такой зять, как я, ничем не хуже лорда Раднора.

— А в качестве мужа ты гораздо предпочтительнее, — добавила Лотти.

Он улыбнулся и поднес ее пальцы к губам.

— Ты предпочла бы Раднору любого мужа — насколько я помню, этого ты не скрывала.

У Лотти мелькнула мысль, что ее выбор оказался не только неожиданным, но и на редкость удачным.

— Чем ты займешься завтра? — спросила она, вспомнив недавнюю ссору с сэром Россом. Она была уверена, что от службы на Боу-стрит Ник без борьбы не откажется.

Ник положил ее руку на стол и нахмурился.

— Нанесу визит Моргану.

— Думаешь, он примет твою сторону?

— Ни за какие коврижки! Зато у меня будет возможность в лицо назвать Моргана гнусным предателем.

Лотти придвинулась ближе и коснулась отворота его халата.

— А тебе не приходило в голову, что и Морган, и сэр Росс действуют в твоих же интересах? Что ты только выиграл бы, предъявив свои права на титул?

— Ничего подобного! Я не желаю торчать в золотой клетке!

— Но рядом с тобой буду я.

Ник уставился на нее, неожиданно тронутый этими словами. Его взгляд был таким пристальным и долгим, что Лотти наконец потупилась и спросила:

— О чем ты думаешь?

Ник серьезно объяснил:

— О том, что к моей будущей жизни ты готова гораздо лучше, чем я.

* * *

Несмотря на робкое приглашение Лотти провести вечер с ней, после ужина Ник сразу удалился в комнату для гостей в другом конце коридора.

«Рядом с тобой буду я». Эти слова не шли у Ника из головы, как и случайные замечания Лотти у Колодца желаний. Похоже, она обладала настоящим талантом мудрых высказываний — простых и в то же время исполненных смысла.

Свое отношение к Лотти Ник до сих пор не мог определить. Поначалу он обманул ее, но, несмотря на это, она решилась на близость с ним. Она отплатила ему страстью и щедростью, в ее объятиях он забывал кошмары, которые преследовали его четырнадцать лет. Этим сладким забвением он никак не мог насытиться. Последние несколько часов разительно отличались от тех развлечений, которым он привык предаваться у Джеммы. Во время близости с Лотти его переполняла не похоть, а неизмеримая нежность, от которой каждое прикосновение ощущалось особенно остро.

Лотти легко находила путь к его сердцу, даже не сознавая, что делает; так близко к себе Ник не подпускал никого. Значит, еще немного — и Лотти узнает, какие страхи мучают его. И в ужасе бросится прочь. Он должен держать ее на расстоянии вытянутой руки, иначе она неминуемо проникнется отвращением к нему. Или жалостью. От этой мысли его передернуло.

Ник решил сохранять расстояние, но его мучительно тянуло к Лотти. За свои двадцать восемь лет он никогда не сталкивался с такой болезненной потребностью в другом человеке. Он был согласен на все, лишь бы просто находиться в одной комнате с Лотти.

«Боже мой, — цепенея от ужаса, думал он, стоя у окна и глядя в ночь, — что со мной творится?»

* * *

Услышав шаги Ника, ворвавшегося в кабинет рано утром, сэр Грант Морган поднял взгляд от бумаг. Судя по всему, Морган не чувствовал за собой ни малейшей вины.

— Вижу, вы уже побеседовали с сэром Россом, — начал он.

Ник дал волю своему гневу, разразившись потоком грубейшей брани, какая только есть в английском языке, осыпая собеседника оскорблениями и обвинениями, от которых любой другой человек или сбежал бы в страхе, или бросился бы искать оружие. Но Морган выслушал его так спокойно, словно Ник высказывал свое мнение о погоде.

После пространных предположений о том, что Морган не что иное, как марионетка, пляшущая под дудку сэра Росса, судья вздохнул и перебил Ника:

— Довольно. Вы уже повторяетесь. Если больше вам нечего добавить, пожалейте собственный язык. Что касается вашего последнего обвинения — о том, что это дело рук сэра Росса, — могу заверить вас, что решение уволить вас мы принимали вместе.

Только в этот момент Ник осознал, какое значение он придает мнению Моргана, и испытал резкий укол боли, ощутил горький вкус предательства и поражения.

— Но почему? — услышал он собственный хриплый вопрос. — Неужели моя работа совсем не устраивала вас? Но что еще я мог сделать? Я раскрыл все порученные мне дела и поймал всех преступников, в погоню за которыми меня посылали, причем сделал это по всем правилам, так, как настаивали вы. Я выполнял все ваши требования. И даже более того!

— Никаких претензий к качеству вашей работы у нас нет и никогда не было, — негромко отозвался Морган. — Со своими обязанностями вы справлялись превосходно. Я никогда не встречал такого же храброго и умного человека, как вы.

— Тогда поддержите меня! — потребовал Ник. — Скажите сэру Россу, что это треклятое предписание он может девать, куда ему заблагорассудится, а меня вы никуда не отпустите.

Их взгляды скрестились, в лице Моргана что-то изменилось. «Будь я проклят, если это не отеческий взгляд», — мелькнуло в голове у Ника, хотя Морган был всего на десять лет старше его.

— Садитесь, — предложил Морган.

— Спасибо, я…

— Пожалуйста, — с ледяной вежливостью повторил он. Ник рухнул на ближайший стул, перестав понимать, что происходит. Никогда прежде Ник не слышал слова «пожалуйста» из уст начальника и уже думал, что Морган вообще не знает такового. Насторожившись, он ждал продолжения.

Морган заговорил. За три года знакомства он ни разу не обращался к Нику с таким дружеским, почти родительским участием.

— Джентри, на Боу-стрит вы мне больше не нужны. Бог свидетель, ваши способности и усердие тут ни при чем. Вы лучший из моих сыщиков. С тех пор как вы появились у нас, я старался всемерно поддерживать вас и наблюдал, как из эгоистичного ублюдка вы превращаетесь в надежного и ответственного человека. Но я с прискорбием вынужден констатировать, что в одном вы не изменились. С самого начала работы вы постоянно рисковали жизнью — потому, что ни в грош не ставили ни себя, ни своих близких. И по-моему, так будет и впредь, если вы останетесь у нас. Рано или поздно вы поплатитесь жизнью.

— А вам какое дело?

— Я десять лет служил сыщиком, я не раз видел, как погибают мои коллеги, исполняя свой долг. И сам не раз оказывался на волосок от смерти. В конце концов наступает время, когда понимаешь, что слишком долго дергал смерть за усы, а те упрямцы и тугодумы, до которых это так и не доходит, дорого платят за свою ошибку. Я понял, когда надо остановиться. И вы тоже должны понять.

— Помогло ваше прославленное чутье? — сердито съязвил Ник. — Морган, вы служили сыщиком до тридцати пяти лет! А я сейчас на семь лет моложе.

— За последние три года вы искушали судьбу чаще, чем я за десять, — возразил Морган. — В отличие от вас я не воспринимаю работу как средство изгнания демонов.

Ник остался бесстрастным, но в голове у него лихорадочно закрутились мысли: «Откуда он знает?» О страшных, отвратительных страницах прошлого Ника знала только Софи. Наверное, она проговорилась Кэннону, а тот, в свою очередь, поделился с Морганом…

— Что это за демоны, я не знаю, — негромко продолжал Морган, в глазах которого временами проглядывала жалость, — но могу догадаться. К сожалению, я не представляю, как помочь вам примириться с прошлым. Мне известно только, что так больше продолжаться не может: я не позволю вам погибнуть на службе.

— Не понимаю, что за ерунду вы несете. Морган продолжал, словно не слышал его:

— Я готов согласиться с сэром Россом в том, что вам не обрести покой, пока вы не перестанете прикрываться чужим именем, как щитом. Как бы трудно ни было предстать перед миром в облике лорда Сиднея, думаю, так будет лучше…

— Ну и что мне делать в роли виконта? — Ник саркастически расхохотался. — Коллекционировать табакерки и галстуки? Читать газеты в клубе? Принимать арендаторов? Да я такой же землевладелец, как вы!

— Существуют тысячи способов приносить пользу обществу, — обстоятельно начал Морган. — Поверьте, никто не ждет и не требует от вас праздности. — Он помолчал, глядя на чернильницу. — Так или иначе, все сыщики скоро останутся без работы. Вам все равно пришлось бы подыскивать себе другое занятие. Я просто предупредил вас заранее.

Ник побледнел:

— Что?!

Морган невесело усмехнулся:

— Полно вам, нечему здесь удивляться, даже если вы не интересуетесь политикой. Когда Кэннон вышел в отставку, многие ждали, что сыщиков распустят немедленно. Боу-стрит — детище Кэннона, он вложил в него всю душу, потратил уйму времени и сил, пока не… — Он тактично умолк, предоставив Нику додумать фразу самостоятельно.

— Пока не познакомился с моей сестрой, — мрачно продолжил Ник. — И не женился на ней.

— Да. — Видимо, Морган ничуть не жалел о том, что Кэннон удалился от дел. Напротив, его каменное лицо смягчилось, губы тронула улыбка. — Для него это событие стало подарком судьбы, а для Боу-стрит — сокрушительным ударом. В парламенте сразу возникло движение в поддержку указа о столичной полиции. Многие политики считают, что «новая полиция» приобрела бы большую популярность, если бы не конкуренция со стороны сыщиков.

— Значит, Лондон оставят на попечение этой своры недоумков? — недоверчиво переспросил Ник. — Господи, да ведь половина этих «новых полицейских» — неопытные юнцы, а остальные — кретины или отщепенцы…

— Как бы там ни было, массы не станут поддерживать «новую полицию», пока существуют сыщики. Старые инструменты невозможно встроить в новые машины.

Потрясенный его категоричностью, Ник устремил на него укоризненный взгляд:

— И вы хотите сдаться без борьбы? Забыть о долге…

— Нет, — перебил Морган. — У меня есть только обязательства перед женой. Она и дети для меня дороже и важнее собственной жизни. Я дал Кэннону понять, что никогда не буду принадлежать Боу-стрит всей душой, как принадлежал он. И он меня понял.

— Но что же станет с сыщиками? — Ник задумался о товарищах. Сейер, Флэгстад, Джи, Ратвен… одаренные люди, отважно и преданно служившие обществу за ничтожную плату…

— Думаю, двое-трое перейдут в «новую полицию», где их опыт придется очень кстати, остальные займутся другим делом. Я мог бы открыть частное детективное агентство и предложить работу еще троим. — Морган пожал плечами. За годы службы на Боу-стрит он сколотил целое состояние и теперь мог позволить себе работать ради удовольствия.

— Господи, я уехал только по одному делу, а вернувшись, обнаружил, что вся наша контора упразднена!

Морган негромко рассмеялся:

— Ступайте домой, к жене, Сидней. Начните строить планы. В вашей жизни грядут перемены, как бы вы ни сопротивлялись им.

— Лордом Сиднеем я ни за что не стану, — рявкнул Ник.

Зеленые глаза лукаво блеснули.

— Бывают судьбы и похуже, милорд. Титул, земля, жена… если все это для вас пустой звук, значит, не на что и надеяться.

Глава 10

— Думаю, бледно-желтый подойдет, — решительно заявила Софи, сидя посреди комнаты, заваленной тканями всех цветов радуги.

— Желтый? — задумчиво повторила Лотти и прикусила нижнюю губу. — Нет, он мне не к лицу…

Поскольку это было уже десятое предложение, отвергнутое Лотти, Софи вздохнула и с улыбкой покачала головой. Она привезла Лотти к своей модистке на Оксфорд-стрит, чтобы лично выбрать материю и фасон для ее нарядов.

— Извините, — пробормотала Лотти, — это вовсе не значит, что мне трудно угодить… Просто у меня совсем нет опыта… — Выбирать цвета и фасоны платьев ей никогда не позволяли. По настоянию лорда Раднора ее неизменно одевали в скромные одежды строгого покроя и темных цветов. Лотти никак не могла представить себя в ярко-синем, или желтом, или — о Господи! — в розовом. А при мысли о глубоком вырезе, открывающем грудь, Лотти стало так неловко, что она торопливо отложила модный журнал, который листала вместе с Софи.

К чести старшей сестры Ника, она обладала неиссякаемым терпением. Спокойно глядя на Лотти, она ободряюще улыбалась — и в эти минуты особенно походила на брата.

— Лотти, дорогая, угодить вам ничуть не трудно, но…

— Вздор! — машинально выпалила Лотти, и обе рассмеялись.

— Ну хорошо, — с усмешкой согласилась Софи, — да, вы и вправду очень разборчивы, но не из желания кому-нибудь досадить. У меня к вам всего две просьбы: во-первых, запомните — это вовсе не вопрос жизни и смерти. Выбор платья — простейшее дело, особенно когда рядом модница-подруга, обладающая безупречным вкусом. Вроде меня.

Лотти улыбнулась.

— А вторая просьба?

— Вторая… пожалуйста, доверьтесь мне. — И Лотти стало ясно, что обаяние в семье Сидней передается не только по мужской линии. Софи лучилась добротой и спокойствием, перед которыми было невозможно устоять. — Ничего кричащего и вульгарного я вам не посоветую, — убеждала она. — У меня и вправду отменный вкус, я достаточно давно вращаюсь в лондонском обществе, в то время как вам пришлось…

— Безвылазно торчать в Гэмпшире? — подсказала Лотти.

— Вот именно. И если вы будете и впредь одеваться как дама преклонных лет, среди сверстниц почувствуете себя не в своей тарелке. Более того, это дурно отразится на репутации моего брата: пойдут сплетни, что он настолько скуп, что отказывается даже одевать вас соответственно положению…

— Нет, — машинально перебила Лотти, — это будет несправедливо по отношению к Нику — ведь он разрешил мне покупать все, что я захочу.

— Тогда позвольте помочь вам сделать выбор, — заключила Софи.

Лотти кивнула, рассудив, что она и вправду держится слишком недоверчиво. Ей давно пора научиться доверять

Людям.

— Я к вашим услугам, — объявила она, — и готова принять любой ваш совет.

Софи удовлетворенно закивала.

— Превосходно! — Она положила на колени модный журнал и принялась оставлять закладки на страницах с особенно удачными фасонами. Луч света играл на ее темно-золотистых волосах, придавал им оттенки спелой пшеницы и меда. Софи была на редкость миловидна, ее тонкие, изящные черты указывали на родство с Ником. То и дело она бросала на Лотти оценивающий взгляд, кивала сама себе или быстро качала головой.

Лотти сидела молча, мелкими глотками попивая чай, который принесла им помощница модистки. За окном лил дождь, низко над городом нависли лиловые тучи, а в комнате царили уют и покой. Повсюду были развешаны и разложены изящные женские вещицы, отрезы кружев, шелка и бархата, изысканные цветы с лепестками, расшитыми хрустальными бусинками, похожими на капельки росы.

Время от времени в комнате появлялась модистка, советовалась с Софи, что-то записывала и тактично удалялась. Софи уже объяснила Лотти, что некоторые клиенты требуют, чтобы модистка не отходила от них ни на шаг, а другие предпочитают сами принимать решения, не допуская постороннего вмешательства.

Погрузившись в приятные размышления, Лотти чуть не вздрогнула, услышав голос Софи:

— Вы не представляете себе, как я обрадовалась, узнав, что Ник решил жениться. — Она сложила вместе два куска ткани, критически осмотрела их, поворачивая так и этак, чтобы оттенок заиграл при свете ламп. — Скажите, что вас привлекает в нем?

— Ник — красивый мужчина, — осторожно начала Лотти. — Я не могла не обратить внимания на его глаза, на темные волосы… он чрезвычайно обаятелен, и… — Она мысленно перенеслась в прошлое, к калитке у опушки леса. Каким усталым казался ей в ту минуту Ник, как жаждал, утешения… — …И одинок, — еле слышно добавила она. — Я никак не могла понять, почему такой незаурядный человек страдает от одиночества.

— О, Лотти… Странно, почему вы заметили именно это — ведь большинство незнакомых людей считают Ника неуязвимым. — Придвинувшись ближе, Софи приложила отрез янтарного шелка к груди Лотти, проверяя, к лицу ли ей такой оттенок, и отложила его в сторону. — Видите ли, с самого детства Нику приходилось бороться за свое место под солнцем. Он был совсем ребенком, когда скончались наши родители… и рос ужасным сорванцом и бунтарем… — Она грустно покачала головой, словно отгоняя тягостные воспоминания. — Он сбежал в Лондон, долгое время я не получала от него никаких вестей, а потом узнала, что его судили за какое-то мелкое преступление и приговорили к заключению. Спустя еще несколько месяцев мне сообщили, что в плавучей тюрьме он заболел и умер. Долгие годы я оплакивала его…

— Почему же он не приезжал к вам? Он мог хотя бы прислать письмо, избавить вас от страданий.

— По-моему, ему было слишком стыдно — после всего, что с ним произошло. Он старался забыть о существовании Джона, лорда Сиднея, и решил, что будет легче начать жизнь заново, под именем Ника Джентри.

— После всего, что с ним произошло? — озадаченно переспросила Лотти. — Вы имеете в виду тюремное заключение?

Софи испытующе вгляделась ей в глаза и, убедившись, что Лотти почти ничего не знает, решила промолчать.

— Да, заключение, — туманно откликнулась она, и Лотти поняла, что ответ от нее утаили. По какой-то таинственной причине Софи оберегала прошлое своего брата.

— Как вы узнали, что он еще жив?

— Я приехала в Лондон, чтобы отомстить тому судье, который вынес Нику приговор, — объяснила Софи. — Я встретилась с ним и обвинила его в смерти брата. Но к моему удивлению, вскоре я влюбилась в него.

— В сэра Росса? — Лотти ошеломленно уставилась на нее. — Неудивительно, что Ник так нена… — Сообразив, что проговорилась, она поспешно умолкла.

— Так ненавидит его? — с грустной улыбкой закончила за нее Софи. — Да, эти двое питают друг к другу стойкую неприязнь. Но это не мешает моему мужу всеми силами помогать Нику. Видите ли, даже приступив к службе на Боу-стрит, Ник… по-прежнему внушал нам серьезные опасения.

— Да, характер у него беспокойный, — осторожно подтвердила Лотти.

Софи невесело усмехнулась:

— Не просто беспокойный, дорогая. Три года Ник безрассудно рисковал, словно ничуть не дорожил собственной жизнью.

— Но почему?

— События прошлого ожесточили его, сделали нелюдимым. Мой муж и сэр Грант стремились помочь ему измениться к лучшему. Я не всегда одобряла их методы. Уверяю вас, мы с сэром Россом подолгу спорили по этому поводу. Но со временем мой брат все-таки начал меняться в лучшую сторону. А его женитьба на вас, Лотти, особенно обнадежила меня. — И она дружески пожала руку собеседницы.

— Софи… — Лотти отвела взгляд и нехотя продолжила:

— Наш брак едва ли можно назвать браком по любви.

— Верно, — тихо откликнулась Софи. — Боюсь, Ник не понимает, что значит любить и быть любимым. Пройдет немало времени, прежде чем он разберется в своих чувствах.

Лотти решила, что Софи просто пытается успокоить ее. Но мысль о том, что Ник Джентри влюбится в нее, показалась Лотти не просто невероятной, но и тревожной. Он ни за что не утратит бдительность, никому не станет подчиняться, а в противном случае может превратиться в одержимого деспота, подобно лорду Раднору. Лотти не желала ничьей любви. Хотя она уже поняла, что любовь приносит радость — например, Софи и сэру Россу, — почему-то это воспетое поэтами чувство казалось Лотти ловушкой. Соглашение, которое заключили они с Ником, гораздо надежнее.

* * *

Покинув Боу-стрит, Ник вдруг почувствовал растерянность. Накрапывал дождь, сгустившиеся тучи обещали, что вскоре он сменится ливнем. Оступаясь на скользком тротуаре под градом крупных холодных капель, пропитывающих плотное сукно, Ник шагал куда глаза глядят. Он искал надежное убежище — может, в «Буром медведе», таверне на той же Боу-стрит… или в кофейне Тома, где часто бывал врач, к которому обычно обращались сыщики, доктор Линли. Или вернуться домой?.. От последней мысли он торопливо отмахнулся.

Дождь быстро усиливался и вскоре пошел хлестать по улицам, разгоняя лоточников и пешеходов. Тощие уличные мальчишки заметались в поисках кебов для джентльменов, застигнутых в пути ливнем. Повсюду слышалось щелканье раскрывающихся зонтов, которые рвал из рук пронизывающий ветер, яркие вспышки молний рассекали тучи. Лондонский воздух утратил характерный запах конюшни и приобрел свежесть весеннего дождя. Бурые потоки понеслись по сточным канавам, смывая все нечистоты, которые вчера ночью поленились вывезти золотари.

Ник двигался вперед, не разбирая дороги, струи дождя заливали ему лицо, стекали с подбородка, просачивались за воротник. Обычно в свободное время он шел куда-нибудь с Сейером или Ратвеном — поболтать, съесть бифштекс и выпить пива, посмотреть боксерский матч или непристойную комедию в «Друри-Лейн». Иногда они патрулировали кварталы небольшим отрядом, заглядывая в узкие темные переулки.

Вспомнив о других сыщиках, Ник понял, что вскоре лишится товарищей. Глупо надеяться, что все еще обойдется. Сэр Росс запретил ему возвращаться в привычный мир. Но почему? Неужели этот надменный ублюдок не мог просто оставить его в покое? Мысли Ника двигались по замкнутому кругу, но ответа он не находил. Очевидно, всему виной стремление сэра Росса к справедливости и порядку. Ник родился виконтом — следовательно, должен остаться им, несмотря на все его возражения.

Ник принялся вспоминать все, что знал об аристократах, их привычках и укладе жизни, о бесчисленных правилах этикета, бесконечной удаленности от простонародья. Он попытался представить себе, как проводит все время в салонах и гостиных, как шелестит страницами свежей газеты в клубе. Готовит речь к заседанию в палате лордов, чтобы продемонстрировать свое общественное сознание. Посещает светские рауты, беседует об искусстве и литературе, обменивается сплетнями о других джентльменах в шелковых чулках…

Его охватила паника. Такого ужаса и растерянности он не ощущал с тех пор, как его бросили в темный вонючий трюм, кишащий гнуснейшими отбросами общества. Но тогда он знал, что свобода осталась за бортом стоящего на якоре судна. А теперь бежать было некуда.

Он чувствовал себя зверем, запертым в клетку и тщетно ищущим хоть какой-нибудь выход.

— Джентри! — окликнул его знакомый голос.

Эдди Сейер приближался с привычной дружеской усмешкой. Добродушный увалень Сейер был любимцем всех сыщиков и самым надежным из напарников Ника.

— Ну наконец-то ты вернулся, — продолжал Сейер, приветствуя друга крепким рукопожатием. Под полями его низко надвинутой вымокшей шляпы искрились карие глаза. — Ты только что от Моргана? Наверное, с очередным заданием?

Обычно Ник не лез за словом в карман, но сейчас решительно не знал, что сказать. Он покачал головой, не представляя себе, как объяснить, что его жизнь круто изменилась всего за одну неделю.

— Заданий нет, — хрипло признался он. — Меня отправили в отставку.

— Что?! — Сейер изумленно уставился на него. — Насовсем? Ты же лучший сыщик Моргана! Какого черта он так обошелся с тобой?

— Дело в том, что теперь я буду виконтом. Морщины на лбу Сейера разгладились, он засмеялся:

— Ну да, а я — герцогом Девонширским.

Ник не улыбнулся, только уставился на Сейера с выражением мрачного смирения, и его улыбка угасла.

— Джентри, не рано ли ты поддал?

— Я не выпил ни капли.

Пропустив это заявление мимо ушей, Сейер указал на кофейню Тома:

— Пойдем попробуем отрезвить тебя. Может, и Линли встретим — заодно и узнаем, что у тебя с головой.

* * *

После многочисленных чашек кофе, щедро сдобренных комками коричневого сахара, Ник почувствовал себя как пружина карманных часов, которую скрутили слишком туго. Его не утешало общество Сейера и Линли, который понятия не имел, как расценить маловероятное заявление пациента. У Ника выпытывали подробности, но он отмалчивался, не желая заводить разговоры о полузабытых событиях десятилетней давности. В конце концов Ник оставил приятелей в кофейне и вышел под дождь. С горечью он думал, что имел возможность самостоятельно принимать решения только одно время — пока принадлежал к заправилам преступного мира. Было бы так просто махнуть на все рукой и опять пуститься во все тяжкие, опережая каждый шаг сэра Росса! Если бы в те давние времена кто-нибудь сообщил Нику, что его возьмут служить сыщиком, что он женится и примет фамильный титул… черта с два он поверил бы! Он сделал бы все возможное, чтобы избежать подобной участи.

С другой стороны, что он мог поделать? Сделка с сэром Россом была неизбежна. А к Лотти его потянуло с той самой минуты, как он увидел ее на высокой стене над рекой в Гэмпшире. Ник знал, что его влечение никогда не угаснет, и уже давно оставил попытки понять почему. Оставалось лишь принять это обстоятельство и смириться с ним.

Вспоминая сладковатый чувственный аромат жены и ее выразительные глаза, он вдруг обнаружил рядом лавку ювелира. Внутри было немноголюдно: только один покупатель готовился выскочить под дождь, держа наготове потрепанный зонт.

Покупатель вышел, Ник столкнулся с ним в дверях и, отводя со лба слипшиеся волосы, оглядел покрытые сукном столы и огромный сейф.

— Чем могу служить, сэр? — осведомился ювелир с висящей на шее большой лупой.

— Я ищу сапфир, — сообщил Ник. — Для дамского кольца.

— Вы попали прямо по адресу, — расплылся в улыбке хозяин магазина. — Как раз недавно мне доставили партию великолепных цейлонских сапфиров. Какого веса камень вы хотели бы приобрести?

— Не менее пяти каратов, чистейшей воды. Можно и покрупнее, если найдется.

В глазах ювелира вспыхнуло ликование.

— Счастлива дама, которой будет преподнесен этот дар!

— Да, она жена виконта, — сардонически отозвался Ник, расстегивая мокрое пальто.

* * *

На Беттертон-стрит Ник вернулся днем. Бросив поводья лакею, вышедшему встречать его с зонтом, он направился к двери.

От зонта Ник отказался. Миссис Тренч открыла ему, поспешила захлопнуть дверь и удивленно вытаращила глаза. А потом в холл вышла Лотти — опрятная, в темно-сером платье, с гладко причесанными волосами.

— Господи, вы же насквозь промокли! — ахнула Лотти и поспешила к мужу.

С помощью горничной она избавила его от мокрого пальто и упросила стащить заляпанные грязью сапоги прямо у двери. Ник почти не слышал, какие распоряжения она отдает слугам: он никак не мог оторваться от ее лица и стройной фигурки.

— Вы, наверное, совсем промерзли, — озабоченно продолжала она, поднимаясь по лестнице и оглядываясь через плечо. — Для начала вы примете горячий душ, а потом согреетесь у камина. Я совсем недавно вернулась от вашей сестры — мы с ней ездили на Оксфорд-стрит и чудесно провели утро у модистки. Боюсь, вы еще пожалеете, что позволили мне любые расходы: Софи убедила меня заказать безумное множество нарядов, в том числе несколько почти скандальных — не знаю, решусь ли я когда-нибудь показаться в них на людях. Потом мы побывали в книжном магазине, и я совсем потеряла голову. Наверное, по моей вине мы уже разорились…

Подробно описывая и перечисляя разные покупки, Лотти попросила Ника оставить промокшую одежду в гардеробной. Чтобы не наброситься на нее прямо в коридоре, Нику пришлось следить за каждым своим движением. Лотти приписала его неуклюжесть холоду и дождю, заявила, что прогулки в такую погоду вредны для здоровья, и решила напоить его чаем с бренди сразу после душа. Но Нику было совсем не холодно. Он сгорал изнутри, припоминая подробности минувшей ночи, грудь Лотти, ее бедра, светлые завитки на округлом холмике.

Если бы не многолетняя привычка держать себя в руках, он заключил бы Лотти в объятия, едва переступив порог. Да, именно об этом он и мечтал весь день, мысленно подытожил он, продолжая возиться с пуговицами и завязками. Мокрая одежда снималась с трудом. Несмотря на внутренний жар, Ник вдруг понял, что ему и вправду холодно. За стеной Лотти открыла краны и нерешительно постучала в дверь гардеробной.

— Я принесла вам халат, — сообщила она и просунула в дверь руку с бордовым бархатным халатом.

Ник уставился на узкую кисть и тонкое запястье, пронизанное голубыми венами. Вчера ночью он легко находил каждую жилку, каждое уязвимое местечко на ее теле. Невольно протянув руку, он взял Лотти за хрупкое запястье, открыл дверь пошире и притянул жену к себе, глядя в ее раскрасневшееся лицо. Ей не составило труда понять, чего он жаждет.

— Халат мне не нужен, — хрипло выговорил Ник, роняя его на пол.

— Но душ… — пролепетала Лотти и умолкла: Ник принялся за ряд мелких пуговиц на ее лифе. Его пальцы двигались проворно и уверенно, он раздвинул полы лифа и добрался до корсета, поддерживающего грудь. Вместе с рукавами платья он спустил вниз бретельки нижней кофточки и прильнул губами к округлому плечу. К его удивлению, Лотти расслабилась в его объятиях с готовностью, которой он никак не ожидал. Воспламененный, он пробовал на вкус нежную кожу ее плеч, целовал и ласкал языком шею и одновременно освобождал ее от платья.

Вода в душевой кабинке начала нагреваться, ванную наполнял пар. Ник расстегнул крючки спереди на корсете и распустил жесткие полы. Держась за его плечи, Лотти помогла ему снять остальное белье. Она не открывала глаз, ее веки слегка подрагивали, она глубоко дышала.

Одержимый жаждой, Ник привлек ее к себе под горячий дождь. Отвернув лицо от потока воды, Лотти положила голову ему на плечо и покорно застыла, позволяя Нику ласкать все ее тело. Он приподнимал ее груди, дразнил кончиками пальцев соски, обхватывал обеими ладонями освобожденную от тисков корсета талию, гладил изгибы бедер, упругие ягодицы — ласкал ее повсюду, осторожно касаясь ее восставшим во всей красе достоинством. Застонав, Лотти послушно раздвинула ноги, подчиняясь его ладони, и сама потянулась к его большому пальцу. Ник приоткрыл ее пальцами, она ахнула и обмякла, позволяя ему войти. Он погрузился в потаенный уголок и принялся ласкать ее изнутри, доводя почти до экстаза. Лотти была уже готова забиться в сладостных судорогах, когда Ник приподнял ее, подхватив одной рукой под ягодицы, а другой придерживая за спину. Удивленно вскрикнув, Лотти вцепилась в него и широко раскрыла глаза, почувствовав его внутри. Она плотно сомкнулась вокруг него, впитывая каждое движение разгоряченного копья.

— Я держу тебя, — прошептал он, крепко прижимая к себе ее скользкое тело, — не бойся.

Тяжело дыша, она запрокинула голову. Под струями горячей воды, с нежным женским телом в объятиях Ник забыл обо всех своих бедах. Он заполнял Лотти сильными ударами, возобновлял их до тех пор, пока она не вскрикнула. Ник замер, наслаждаясь ее дрожью и тесными глубинами тела. Эти спазмы помогли ему продвинуться глубже, по чреслам прошли волны наслаждения, и он со стоном излился в нее.

Бережно и медленно он разжал объятия и поставил Лотти на пол кабинки. Он прижал ее к себе, коснулся ртом мокрых волос, опущенных ресниц, кончика носа. Но едва он добрался до губ, Лотти отвернулась, и он в досаде зарычал, жаждая ощутить ее вкус. Ничего и никогда он не желал так страстно. Он чуть было не сжал ее голову ладонями и не впился в ее рот, но понял, что этим не удовлетворится: принуждать Лотти к чему-либо было бесполезно.

Ник вынес ее из кабинки, помог вытереться, усадил перед камином и принялся расчесывать длинные волосы. Влажные пряди отливали янтарем, а высыхая, приобретали оттенок шампанского. Восхищаясь контрастом шелковистых волос и бархатного халата, Ник долго перебирал их.

— Как прошла встреча с сэром Грантом? — спросила Лотти, прислоняясь спиной к его груди и поудобнее устраиваясь на пушистом обюссонском ковре. В огромном халате Ника она буквально тонула.

— Естественно, он поддержал сэра Росса, — ответил Ник, с удивлением отмечая, что утренние горечь и отчаяние заметно утихли. Похоже, он уже примирился с будущим, каким бы нежеланным оно ни было. Он рассказал Лотти о грядущем упразднении конторы на Боу-стрит, и Лотти обернулась, задумчиво нахмурившись:

— Лондон останется без сыщиков?

— Времена меняются, — бесстрастно отозвался он. Лотти села лицом к нему и машинально обвила рукой его согнутое колено.

— Ник… — осторожно начала она, — сегодня Софи сказала то, что тебе следует узнать… Даже если для тебя это станет сюрпризом…

— Терпеть не могу сюрпризы, — буркнул он. — В последнее время их что-то стало слишком много.

— Да, так я и думала.

Ее ясные глаза имели оттенок крепкого чая. Ник засмотрелся в ее милое личико с острым подбородком и вздернутым носом. Эти маленькие несовершенства лишь подчеркивали ее неповторимую красоту, в то время как лица с классическими чертами быстро надоедали Нику. Его тело охотно откликнулось на прикосновение тонкой ручки и округлой груди.

— И что же сказала тебе моя сестра? Лотти разгладила подол халата.

— Про ваше фамильное поместье в Вустершире… Софи и сэр Росс привели его в порядок — в подарок тебе, и не только дом, но и парк. Софи старательно подобрала ткани, краски и мебель, какими они запомнились ей с детства. Она говорит, это все равно что вернуться в прошлое. Когда она входит в дом, ей так и кажется, что сейчас мать позовет ее в гостиную, а в библиотеке она застанет покуривающего сигару отца…

— О Господи… — процедил сквозь зубы Ник и поднялся. Лотти осталась у камина, протягивая руки к огню.

— Когда будет издано предписание, Софи с мужем свозят нас туда. Вот я и предупредила тебя заранее, чтобы ты успел подготовиться.

— Благодарю, — сухо отозвался Ник. — На это мне не хватило бы и всей жизни.

Фамильное поместье… Вустершир… он не бывал там с тех пор, как они с сестрой осиротели. Неужели прошлое всю жизнь будет преследовать его? Нику казалось, что он летит в бездну. Фамилия, титул, поместье, воспоминания — все это ему ни к чему, а оно, как назло, вернулось.

Внезапно у него зашевелились подозрения.

— Что еще рассказала тебе сестра?

— Ничего особенного.

Ник понял, что это правда: значит, Софи все-таки не выдала его. И если она до сих пор молчит, то будет и впредь хранить его тайну. Слегка успокоившись, он пригладил встрепанные волосы.

— Будь все проклято! — приглушенно выругался он, увидел возмущение на лице Лотти и добавил:

— Кроме тебя.

— Спасибо, — кивнула она. — Ты же знаешь, я на твоей стороне.

— Правда? — с надеждой переспросил он.

— Кувырком пошла не только твоя жизнь, — напомнила Лотти. — Вспомни, что предстоит пережить моим родным!

Ник виновато улыбнулся, подошел и наклонился над ней.

— Если завтра не будет дождя, — пообещал он, — мы навестим твоих родителей.

На выразительном лице Лотти смешались нетерпеливое ожидание и опасения.

— Не знаю, удобно ли это… может быть, у тебя другие планы… я готова подождать.

— Никаких планов у меня нет. — Ник мельком вспомнил про свою отставку. — Завтрашний день ничем не хуже любого другого.

— Спасибо, я так хотела увидеться с ними! Надеюсь только… — Лотти умолкла и нахмурилась. Она встала и подошла поближе к камину, волоча по ковру длинный подол. Ник последовал за ней, охваченный желанием заключить ее в объятия и утешить, целовать в губы до тех пор, пока она не поцелует его в ответ.

— Постарайся не думать об этом, — посоветовал он. — Ты только изведешься, но ничего не изменишь.

— Визит вряд ли получится приятным. И я, и они одинаково обижены и готовы обвинять друг друга в предательстве. И я уверена, что большинство посторонних сочли бы виноватой меня…

Ник провел по ее рукам от плеч до кистей.

— А если бы можно было вернуться в прошлое, ты согласилась бы выйти за Раднора?

— Ни за что!

Повернув Лотти к себе, Ник отвел со лба ее волосы.

— Тогда я запрещаю тебе терзаться угрызениями совести.

— Запрещаешь? — повторила она, вскинув брови. Ник усмехнулся:

— Ты же поклялась подчиняться мне, верно? Тогда делай, как велено, или пеняй на себя.

— Как это?

Ник развязал пояс ее халата, сбросил его на пол и принялся наглядно объяснять, что он имел в виду.

* * *

Семейство Ховард жило в деревушке в двух милях к западу от фешенебельного Лондона, на старой улочке среди полей. Их некогда изысканный, но обветшалый дом Ник запомнил еще по первому визиту, когда он только приступал к поискам Лотти. Возвращаясь сюда в роли нежеланного зятя, он невольно усмехнулся: происходящее напоминало ему фарс. Но сказать об этом вслух он не решился, видя, как подавлена Лотти. Если бы он только мог помочь ей без опасений встретиться с родными! С другой стороны, Лотти должна пройти через эту встречу и успокоиться.

Домик в тюдоровском стиле стоял в ряду похожих на него домов, среди запущенного сада. Его красные кирпичные стены пестрели выбоинами и трещинами. К входной двери вели четыре ступеньки, две комнаты на первом этаже служили гостиными. Второе крыльцо, поменьше, уводило в подвал, где размещались кухня и бак с водой — его наполняли из уличной колонки.

Трое ребятишек играли в саду, размахивая палками и носясь друг за другом кругами. Как у Лотти, волосы у них были светлыми, льняными, кожа светлой, телосложение стройным. Ник уже знал имена этих детей, но никак не мог припомнить их. Карета остановилась на мощенной плитами дорожке, между прутьями ворот появились детские личики. Вытаращенные от любопытства глаза уставились на Ника и Лотти, которой он помог выйти из кареты.

Внешне Лотти была спокойна, но Ник видел, как крепко стискивает она пальцы, и испытывал доныне незнакомое ему чувство — беспокойство за близкого ему человека. И это чувство ему не нравилось.

Бледная Лотти остановилась у ворот.

— Здравствуйте, — пробормотала она. — Это ты, Чарльз? Как ты вырос! Тебя и не узнать! И ты, Элиза! Боже мой, неужели это малютка Альберт?

— Я не малютка! — возмутился крохотный мальчуган. Лотти вспыхнула, балансируя на грани смеха и слез.

— Да-да, конечно! Тебе, наверное, уже целых три года?

— Ты наша сестра Шарлотта! — заявила серьезная Элиза, с висков которой свисали две длинных косички. — Которая сбежала!

— Да. — Улыбка Лотти стала грустной. — Но я решила вернуться, Элиза. Я так соскучилась по вам!

— Ты должна была стать женой лорда Раднора, — вмешался Чарльз, глядя на нее круглыми голубыми глазами. — Но ты сбежала, он разозлился и теперь хочет…

— Чарльз! — послышался взволнованный женский голос. — Сейчас же замолчи и отойди от ворот!

— Но там же Шарлотта, — запротестовал мальчик.

— Вижу. Скорее идите сюда, дети. Бегите к кухарке и скажите, что я разрешила приготовить вам тосты с джемом.

Голос принадлежал матери Лотти — худосочной особе лет сорока с небольшим, обладательнице необычайно узкого лица и светлых волос. Ник помнил ее мужа — крепыша с одутловатым лицом. Супруги не отличались привлекательностью, но по какой-то прихоти природы Лотти унаследовала лучшие черты их обоих.

— Мама! — негромко позвала Лотти, взявшись за прутья ворот. Дети уже убежали за обещанным лакомством.

Миссис Ховард устремила на дочь тусклый взгляд. Глубокие морщины протянулись от крыльев ее носа к углам рта, залегли на лбу.

— Два дня назад приезжал лорд Раднор, — сообщила она. В эту простую фразу она вложила и упрек, и обвинение.

Растеряв все слова, Лотти оглянулась на Ника, и он немедленно вмешался, подошел к воротам и сам открыл щеколду.

— Можно войти, миссис Ховард? — осведомился он и повел Лотти к дому, не дожидаясь приглашения. Видно, бес попутал его добавить:

— Или можно звать вас мама? — Как и Лотти, он сделал подчеркнутое ударение на последнем слоге.

Лотти ощутимо ткнула его в бок, запрещая подобные выходки, и Ник усмехнулся.

В доме пахло плесенью и пылью. Шторы на окнах перевешивали бесчисленное множество раз, пока они не выгорели с обеих сторон, узор на ветхих коврах давным-давно стал неразличимым. Все — от надбитых фарфоровых статуэток на каминной полке до засаленных обоев — свидетельствовало о тщетных попытках сохранить аристократические привычки. Миссис Ховард подкрепляла это впечатление, двигаясь с томной грацией и смущением дамы, привыкшей к лучшей жизни.

— А где отец? — спросила Лотти, останавливаясь посреди гостиной размером чуть побольше стенного шкафа.

— В гостях у твоего дяди, в городе.

Все трое остановились, в комнате повисло гнетущее молчание.

— Зачем ты приехала, Шарлотта? — наконец спросила мать.

— Я соскучилась по тебе, и… — Лотти осеклась, увидев, каким непроницаемым стало материнское лицо. Ник почувствовал, как Лотти подавила гордость и смиренно произнесла:

— Мне хотелось сказать, как я сожалею о том, что сделала…

— Я хотела бы поверить тебе, — резко перебила миссис Ховард. — Но не верю. Ты ничуть не раскаиваешься в том, что пренебрегла своими обязанностями, тебе не жаль, что ты поставила свои потребности выше нужд близких.

Ник сделал новое открытие: оказалось, он не в силах слушать, когда распекают его жену, — пусть даже ею недовольна родная мать. Но ради Лотти он удержал язык за зубами. Сцепив пальцы за спиной, он принялся изучать стертый узор древнего ковра.

— Я раскаиваюсь в том, что причинила вам столько боли и тревог, мама, — уверяла Лотти. — И сожалею о двух годах разлуки.

Наконец миссис Ховард проявила какое-то подобие эмоций: ее голос задрожал от гнева.

— В этом виноваты не мы, а ты!

— Да, конечно, — покорно согласилась ее дочь. — Мне стыдно просить у тебя прощения, но…

— Что было, того не воротишь, — перебил Ник, не в силах слышать дрожащий голос Лотти. Будь он проклят, если станет спокойно смотреть, как ее унижает родная мать! Хозяйским жестом он обнял Лотти за талию, затянутую в корсет, и впился холодным взглядом в миссис Ховард. — Разговорами о прошлом ничего не добьешься. Пора поговорить о будущем.

— Наше будущее вас не касается, мистер Джентри. — Голубые глаза миссис Ховард вспыхнули презрением. — В случившемся вы виноваты не меньше, чем моя дочь. Я ни за что не впустила бы вас в дом, если бы знала, что вы сами охотитесь за ней.

— Отнюдь, — возразил Ник, поглаживая талию Лотти и вспоминая, насколько она нежна. — Я понятия не имел, что хочу жениться на Лотти, пока не встретил ее. Но потом мне стало ясно, что ей лучше быть замужем за мной, чем за Раднором.

— Ошибаетесь, — фыркнула миссис Ховард. — Вы просто жалкий выскочка! Да как вы вообще посмели сравнивать себя с пэром?!

Почувствовав, как напряглась Лотти, Ник украдкой прижал ее к себе, приказывая промолчать. Нет уж, он не станет упоминать о своем титуле только для того, чтобы встать на одну доску с Раднором.

— Лорд Раднор — невероятно богатый и знатный человек, — продолжала миссис Ховард. — Он блестяще образован и благороден. И если бы не эгоизм моей дочери и не ваше вмешательство, Шарлотта уже была бы его женой.

— Вы кое-что упустили, — возразил Ник. — Например, то, что Раднор на тридцать лет старше Лотти и что он выжил из ума.

— Не правда! — На щеках миссис Ховард вспыхнули два ярких пятна.

Ради Лотти Ник сдержал внезапную вспышку ярости. Жена представилась ему робким, беззащитным ребенком, запертым вдвоем с похотливым стариком — с разрешения этой бессердечной женщины. Он мысленно поклялся больше никогда не оставлять Лотти одну и смерил миссис Ховард презрительным взглядом.

— И вы не находите ничего странного в маниакальной страсти Раднора к восьмилетней девочке? — осведомился он.

— Аристократам позволено иметь маленькие прихоти, мистер Джентри. Эксцентричность у них в крови. Но вам, конечно, этого не понять.

— Куда уж мне! — съязвил Ник. — А поведение лорда Раднора трудно назвать разумным. Из-за его, как вы выразились, «прихотей» он растерял почти всех друзей и знакомых. Он не бывает в свете, почти все время торчит дома, прячась от солнечного света. Все его помыслы лишь об одном: превратить беззащитную девочку в идеальную женщину, которая не посмеет без его позволения и шагу ступить. Прежде чем винить Лотти за побег, ответьте-ка честно и откровенно на вопрос: вы сами согласились бы стать женой такого человека?

От необходимости отвечать миссис Ховард избавило внезапное появление младшей сестры Лотти — Элли, хорошенькой шестнадцатилетней девушки со свежими полными щечками, густыми ресницами и голубыми глазами. Ее волосы были темнее, чем у Лотти, — не белокурые, а светло-русые, формы — значительно пышнее. Остановившись в дверях, Элли ахнула и с радостным криком бросилась обнимать блудную сестру.

— Лотти! — Сестры слились в объятиях. — Лотти, ты вернулась! Ох, как я скучала по тебе… каждый день думала о тебе, боялась…

— Элли, а я скучала по тебе еще сильнее, — всхлипнула Лотти. — Я не смела писать тебе, а мне так хотелось! Целую комнату можно оклеить письмами, которые я тебе писала, а потом рвала…

— Элли, ступай к себе, — перебила ее мать.

Но девушка не услышала ее — или услышала, но предпочла пренебречь приказом.

— Какая ты красивая! — восторженно воскликнула Элли. — Я так и думала! Я знала… — Она вдруг заметила стоящего рядом Ника. — Это и есть твой муж? — с жадным любопытством прошептала она, и Ник усмехнулся.

На лице Лотти появилось странное выражение. Ник пытался понять, готова ли она представить его как мужа. Лотти не стыдилась его, но и особого энтузиазма не проявляла.

— Мистер Джентри, кажется, вы знакомы с моей сестрой, — наконец произнесла Лотти.

— Мисс Элли, — Ник поклонился, — рад снова видеть вас. Девушка вспыхнула, присела и снова повернулась к Лотти.

— Вы будете жить в Лондоне? — принялась расспрашивать она. — А можно мне как-нибудь приехать к вам? Я так мечтаю…

— Элли! — многозначительно повторила миссис Ховард. — Ступай к себе сейчас же. Довольно глупостей.

— Да, мама. — Девушка еще раз обняла Лотти, что-то прошептала ей на ухо — видимо, вопрос, на который Лотти ответила успокаивающим шепотом и кивком. Догадавшись, что это еще одна просьба о приглашении в гости, Ник подавил улыбку. Похоже, Лотти не единственное своевольное дитя в семействе Ховард.

Робко взглянув на Ника, Элли тяжело вздохнула и покинула гостиную.

Ободренная радушным приемом сестры, Лотти обратила на мать умоляющий взгляд:

— Мама, мне надо так много сказать тебе…

— Боюсь, продолжать этот разговор бессмысленно, — с достоинством прервала ее мать. — Ты сделала свой выбор, мы с отцом — тоже. Наш договор с лордом Раднором заключен слишком давно, чтобы нарушать его. Мы выполним свои обязательства перед ним, Шарлотта, даже без твоей помощи.

Лотти растерянно уставилась на нее:

— Но каким образом, мама?

— Это уже не твоя забота.

— Но я не понимаю… — начала Лотти, и Ник счел своим долгом вмешаться, буравя взглядом миссис Ховард. Он научился вести переговоры с матерыми преступниками и утомленными судьями, с виновными, невинными и хитрецами. И он не собирался тушеваться перед собственной тещей.

— Миссис Ховард, насколько я понимаю, вы желали дочери другого мужа. — Он обаятельно улыбнулся, помня, что его улыбка покорила немало женщин. — Бог свидетель, меня есть в чем упрекнуть. Но дело в том, что я готов стать более щедрым благодетелем, нежели Раднор. — Он многозначительно обвел взглядом убогую комнату. — Вы могли бы заново отделать дом и обставить его по своему вкусу. Я согласен платить за обучение детей и вывозить Элли в свет, отправить вас путешествовать или на лето к морю. Назовите любое свое желание — и я его исполню.

На лице женщины отразилось недоверие.

— Но почему?

— Чтобы порадовать жену, — без запинки ответил Ник. Лотти уставилась на него изумленными глазами. Ник небрежно поправил ее воротничок, думая, что все равно не рассчитается с ней за все, что она ему подарила.

Увы, этот интимный жест только ожесточил миссис Ховард.

— От вас нам ничего не нужно, мистер Джентри.

— Насколько я понимаю, вы в долгу перед Раднором, — настаивал Ник, уже не стесняясь в выражениях. — Я все улажу. Я уже предложил ему вернуть деньги, потраченные на образование Лотти, и готов взять на себя другие финансовые обязательства.

— Вы не в состоянии выполнить эти обещания, — отрезала миссис Ховард. — И даже если бы могли, я все равно скажу вам «нет». Прошу вас покинуть мой дом, мистер Джентри: продолжать этот разговор я решительно отказываюсь.

Ник испытующе вгляделся в ее глаза, надеясь заметить отчаяние — а может, чувство неловкости или вины. Чутье подсказывало ему: миссис Ховард что-то скрывает.

— Мы навестим вас снова, — пообещал он, — когда дома будет мистер Ховард.

— От него вы услышите то же, что и от меня. Ник пропустил эти слова мимо ушей.

— Всего хорошего, миссис Ховард. Надеюсь, мы и в следующий раз застанем вас в добром здравии.

Лотти вцепилась в рукав пальто мужа, стараясь овладеть собой.

— До свидания, мама, — хрипло пробормотала она и вышла.

Ник бережно подсадил ее в карету и оглянулся на заброшенный сад. В одном из окон верхнего этажа появилось круглое личико Элли. Она грустно помахала сестре, подперла подбородок ладонью и вздохнула. Дверца экипажа захлопнулась.

Карета тронулась с места, лошади вскоре перешли на рысь. Лотти откинулась на бархатную спинку сиденья, ее глаза были закрыты, губы дрожали. Под длинными ресницами блестели непролитые слезы.

— С моей стороны было ужасно глупо надеяться на радушный прием, — попыталась пошутить она, но у нее из горла вырвался всхлип.

Ник сидел рядом, встревоженный и беспомощный, напрягаясь всем телом. Слезы жены повергли его в панику. К счастью для него, Лотти вскоре успокоилась и осторожно вытерла глаза перчаткой.

— От моего предложения они могли отказаться лишь по одной причине, — рассудил вслух Ник, — если они до сих пор получают деньги от Раднора.

Лотти отрицательно покачала головой:

— Но этого не может быть! Ведь я уже замужем за вами.

— У них есть еще какой-нибудь источник дохода?

— Насколько мне известно, ни единого. Возможно, дядя дает им понемногу в долг. Но он и сам стеснен в средствах.

Перебирая в уме различные объяснения, Ник устроился в углу, устремив невидящий взгляд в окно.

— Ник… вы действительно предложили лорду Раднору вернуть деньги, потраченные на мое обучение?

— Да.

Как ни странно, Лотти не стала спрашивать, почему он сделал это, только аккуратно расправила юбки и одернула рукава, прикрывая запястья. Свернутые перчатки она положила рядом на сиденье. Полуприкрыв глаза, Ник наблюдал за ней. Когда все уже было поправлено и разглажено, Лотти повернулась к нему.

— Что же дальше? — спросила она, будто готовясь к новым трудностям.

Ник задумался, ощутил тяжесть в груди и увидел решимость на лице жены. События последних дней она выдержала со стойкостью и отвагой, удивительными у столь юной девушки. Несомненно, с любой другой на месте Лотти давно случилась бы истерика. Нику вдруг страстно захотелось увидеть ее спокойной и беспечной.

— Миссис Джентри, — заговорил он, придвигаясь ближе, — почему бы нам не потратить на развлечения денек-другой?

— На развлечения? — повторила она, словно слышала это слово впервые. — Простите, но сейчас я не в состоянии развлечь вас…

Ник улыбнулся и положил ладонь ей на колено.

— Вы живете в самой удивительной столице мира, — назидательно объяснил он, — с полным сил молодым мужем, у которого полным-полно вредных привычек. — Он поцеловал Лотти в мочку уха, заставив ее вздрогнуть. — Поверь, Лотти, в Лондоне можно славно повеселиться.

Лотти подумала, что после ледяного приема матери ее вряд ли удастся развеселить. Но уже вечером Ник так решительно взялся за дело, что у нее просто не осталось времени на мрачные мысли.

Первым делом Ник повез молодую жену в театральный кабачок, посетители которого устраивали музыкальные вечера и комические спектакли. Кабачок «Вестрис», расположенный в «Ковент-Гардене» и названный в честь некогда популярного итальянского танцовщика и балетмейстера, был излюбленным местом встреч театральной публики, любопытных аристократов и всевозможной пестрой публики. В зале было грязно и накурено, Лотти с трудом отрывала от липкого пола подошвы туфель. Она с опаской переступила порог незнакомого заведения, твердо зная, что молодой женщине дозволено появляться в подобных местах не иначе как в сопровождении мужа, да и то изредка. Завсегдатаи кабачка сразу же принялись шумно приветствовать Ника, многие из них выглядели как настоящие головорезы. После краткого ритуала хлопков по спине и обмена дружескими шутками Ник усадил Лотти за отдельный стол. Им подали бифштекс с картофелем, бутылку портвейна и две кружки с жидкостью, которую Ник назвал крепким пойлом.

Лотти никогда не случалось есть в присутствии посторонних, она чувствовала себя очень скованно, но все-таки попыталась расправиться с бифштексом, которого хватило бы на семью из четырех человек.

— Что это? — спросила она, боязливо взяв кружку и глядя на высокую темную пену.

— Эль, — объяснил Ник, положив руку на спинку ее стула. — Попробуй.

Лотти послушно глотнула напитка с насыщенным вкусом пшеницы и тут же с отвращением скривилась. Расхохотавшись, Ник заказал пробегающей мимо официантке пунш. Зал кабачка быстро наполнялся, посетители громко стучали кружками по видавшим виды дощатым столам, официантки суетливо сновали с кувшинами пива.

На сцене в глубине зала стройная женщина в мужской одежде и тучный джентльмен с лихими усами, переодетый деревенской простушкой, исполняли комические куплеты. При каждом движении джентльмена его громадный живот лениво колыхался. «Ухажер» повел свою «подружку» по залу, в изысканных выражениях воспевая ее красоту, а посетители покатывались со смеху. Представление было настолько нелепым, что не могло не вызывать хохот. Сидя рядом с мужем над пуншем, Лотти безуспешно пыталась подавить смешки.

За этим номером последовали другие — почти непристойные песни и танцы, смешные стихи, даже акробатический этюд и выступление жонглера. Время было уже позднее, в зале кабачка царил уютный полумрак, где несколько пар украдкой целовались и предавались ласкам. Лотти понимала, что ей следовало бы ужасаться увиденному, но от пунша ее клонило в сон. Внезапно она обнаружила, что сидит у Ника на коленях и не падает только потому, что он крепко обнимает ее.

— О Господи! — ахнула она, увидев, что ее кружка пуста. — Неужели все это выпила я?

Ник забрал у нее кружку и поставил на стол.

— Боюсь, да.

— Только с тобой я могла за один вечер забыть все, чему меня столько лет учили в Мейдстоуне, — упрекнула Лотти, и Ник усмехнулся.

Он перевел взгляд на ее губы, обвел пальцем подбородок.

— Ты уже безнадежно испорчена? Нет? Тогда едем домой, завершим начатое.

Лотти, которой стало неловко и почему-то очень жарко, захихикала и последовала за ним к двери.

— Пол такой неровный! — пожаловалась она, крепко прижимаясь к мужу.

— Пол тут ни при чем, милая, — виноваты твои ноги. Задумавшись, Лотти перевела взгляд на собственные ноги:

— Мне их подменили.

Ник покачал головой, его глаза искрились от смеха.

— Видно, ты не привыкла к джину. Давай я понесу тебя.

— Нет, при людях не надо, — запротестовала Лотти, но Ник уже подхватил ее на руки и понес на улицу. Едва завидев их, лакей бросился открывать дверцу ждущей кареты.

— Если бы ты плюхнулась прямо в грязь, это было бы гораздо смешнее, — заметил Ник.

— До такого состояния я еще не дошла, — возразила Лотти, но с довольным вздохом прильнула к его сильной груди. Слабый мускусный аромат кожи Ника смешивался с запахом крахмала от воротничка, и Лотти решила, что сочетание получилось невероятно соблазнительным.

Ник остановился, повернув голову, и задел выбритой щекой щеку Лотти.

— Что это ты там делаешь?

— Нюхаю тебя, — смущенно призналась Лотти. — Ты так приятно пахнешь! Я заметила это еще при первой встрече, когда ты стащил меня со стены.

Ник рассмеялся:

— Ты хочешь сказать — когда я спас тебя от смерти?

Завороженная его шероховатой кожей, Лотти прикоснулась губами к подбородку. Ник с трудом сглотнул, прикусил губу. Впервые за все время Лотти сама дотронулась до него, и он мгновенно воспламенился. Ник стоял, крепко держа жену, и его грудь высоко поднималась от вздохов. Заметив, что ей без труда удалось распалить мужа, Лотти ослабила узел его галстука и поцеловала его в шею.

— Лотти, не надо.

Он задела ногтем неровную кожу, оставив на ней тонкую белую полоску.

— Лотти… — снова повторил Ник, но все слова вылетели у него из головы, когда Лотти поцеловала его в ухо, а потом осторожно прикусила мочку.

Лакей уже спускал раскладную подножку экипажа. Сохраняя на лице маску непроницаемости, Ник усадил Лотти в карету и сел рядом.

Едва за ними закрылась дверца, он посадил ее к себе на колени и принялся впопыхах расстегивать ее платье. Лотти перебирала его густые блестящие волосы. Ник расшнуровал верх ее корсета, высвободил одну грудь и жадно накинулся на нежный сосок. Дразнящие движения заставили Лотти со стоном выгнуть спину. Руки Ника настойчиво пробивались к ней под шуршащие юбки, искали в панталонах разрез. Его ладонь оказалась слишком широкой, чтобы протиснуться в этот разрез, и он разорвал шов — с легкостью и пылом, от которых Лотти сладострастно вздрогнула. Беспомощным движением она раздвинула колени, и у нее все поплыло перед глазами, едва в нее протиснулся длинный палец. Сидя на коленях Ника, с его ладонью между ног, Лотти чувствовала сильнейшее возбуждение.

У Ника вырвался стон, он посадил ее повыше, на самую выпуклость под брюками.

— Ты такая влажная… Лотти, я больше не могу… Сядь повыше, а ноги… да, вот так…

Она охотно повернулась к нему лицом, села поудобнее и чуть не задохнулась, когда он погрузился в нее, взявшись за бедра. Восхитительно огромный и твердый, он крепко держал ее, проникая все глубже от каждого толчка кареты. Лотти нетерпеливо потерлась о него холмиком и ощутила, как откуда-то снизу исходят волны жара. Ладонь Ника переместилась ей на спину.

От сильного рывка кареты ощущения стали неописуемыми, и Лотти невольно вскрикнула.

— У нас мало времени, — напомнила она срывающимся голосом. — До дома слишком близко…

Ник в отчаянии застонал.

— В следующий раз я прикажу кучеру провезти нас в объезд, через весь Лондон… дважды. — Он принялся дразнить ее твердую бусинку кругообразными движениями большого пальца, надавливая на нее все сильнее, пока Лотти не всхлипнула, ошеломленная неожиданной лаской. Приподнявшись над сиденьем, Ник с ворчанием уткнулся лицом в ее шею и быстро достиг сокрушительной кульминации.

Соединенные под множеством слоев ткани, они тяжело дышали, мало-помалу приходя в себя.

— Слишком мало, — наконец проворчал Ник, подхватывая ладонью ее упругие ягодицы и прижимая ее к себе. — Я не прочь продолжить.

Лотти поняла сокровенный смысл этих слов. Их потребность друг в друге была не просто физическим влечением. Лотти уже обнаружила, что быть вместе — это не просто спать в одной постели и предаваться любви. Но до сих пор она даже не подозревала, что Ник тоже знает об этом. Неужели он боится признаться в своих чувствах?

Глава 11

Лондон так разительно отличался от безмятежного Гэмпшира, что порой Лотти казалось, будто она попала в другую страну. У нее за окном столица — мир высокой моды и бесконечных развлечений, резких контрастов нищеты и роскоши, шикарных лавок и соседствующих с ними притонов и трущоб. За воротами Темпл-Бар начинался Сити, исторический и деловой центр города, а к западу от него раскинулись сады, аллеи, концертные залы и лавки, заваленные самым неожиданным товаром.

На второй неделе супружеской жизни Ник нашел удовольствие в том, чтобы всячески баловать Лотти, словно капризного ребенка. Он возил ее в кондитерскую на Беркли-сквер и угощал мороженым из каштанового пюре с засахаренными вишнями. На Бонд-стрит Ник накупил для жены самой разной французской пудры, десяток флаконов туалетной воды, несколько дюжин пар вышитых шелковых чулок. Лотти тщетно уговаривала его не тратить целое состояние на белые перчатки и платки и наотрез отказалась от розовых шелковых туфелек с золотыми кисточками, которые стоили больше, чем месячная плата за обучение в Мейдстоуне. Но Ник пропускал ее возражения мимо ушей и продолжал скупать все, что привлекало его взгляд. В последнюю очередь они заехали в чайный магазин, где Ник заказал полдюжины экзотических сортов чая в расписных банках с загадочными названиями «Ружейный порох», «Конгу» и «Сушонг».

Вообразив, какую гору коробок и свертков сегодня доставят посыльные в дом на Беттертон-стрит, Лотти ужаснулась и принялась уговаривать Ника образумиться.

— Больше мне ничего не нужно, — твердила она, — ноги моей больше не будет ни в одной лавке! Для такого расточительства нет никаких причин.

— Напротив — есть, — возразил Ник, помогая жене сесть в карету, заваленную сверточками и коробочками.

— Вот как? Какие?

Ник расцвел обаятельной улыбкой. Вряд ли он пытался купить ее благосклонность — Лотти и без того охотно отзывалась на его ласки. Может быть, он просто хотел вызвать у нее чувство признательности? Но зачем?

Жизнь с Ником Джентри оказалась загадочным чередованием минут прекрасной близости и воспоминаний о том, что в остальном они совершенно чужие люди. Лотти не понимала, зачем Ник каждую ночь покидает ее спальню, не позволяя себе засыпать рядом с ней. Но на фоне согласия, царившего между ними, эта странность выглядела безобидно. Ник отклонял робкие попытки уговорить его остаться, объяснял, что предпочитает спать один и что так им будет гораздо удобнее.

Лотти вскоре выяснила, что с Ником не стоит заводить разговоры на некоторые темы, от которых он вспыхивает, как порох от искры. Она больше не пыталась расспрашивать его о детстве и о тех временах, когда он носил другое имя. Когда Ник злился, он не кричал и не швырял в нее чем попало, но словно каменел, уходил из дома и возвращался лишь поздно ночью. Еще Лотти узнала, что Ник ненавидит беспомощность, предпочитая всецело распоряжаться своей жизнью. Он считал, что настоящий мужчина обязан уметь пить, не пьянея, — и при этом иногда злоупотреблял спиртным. Даже такой доступной роскоши, как сон, он не любил предаваться слишком часто, поскольку не желал надолго терять бдительность. Как и объясняла Софи, Ник не допускал никаких проявлений слабости и упрямо уверял, что не чувствует боли.

— Но почему? — недоуменно допытывалась Лотти у Софи, отправляясь с ней на примерку или за готовыми нарядами. — Чего он боится, если постоянно вынужден оставаться начеку?

Долгую минуту сестра Ника смотрела на нее так, словно ответ уже был готов сорваться у нее с языка. Ее синие глаза наполнились печалью.

— Надеюсь, когда-нибудь он доверится вам, — тихо произнесла Софи. — Такую ношу нелегко тащить в одиночку. Скорее всего он молчит, не зная, как вы отнесетесь к его признанию.

— К признанию в чем? — уточнила Лотти, но Софи не ответила.

Что же это за страшная тайна? Лотти напрасно ломала над ней голову. Ей осталось лишь предположить, что Ник кого-то убил — скорее всего в припадке бешенства. Ничего хуже представить себе она не могла. Она помнила о его преступном прошлом и допускала, что прежде он совершал постыдные и достойные осуждения поступки. Но при этом Ник был настолько сдержан, что Лотти всерьез опасалась никогда не узнать, что у него на душе.

А в остальном Ник оказался неожиданно нежным и щедрым мужем. Он выспрашивал у Лотти правила этикета, которые вдолбили ей в школе, останавливал ее, просил подробных объяснений. По вечерам он необидно подшучивал над ее скромностью, раздевал ее при свете лампы, целовал с головы до пят, поставив перед зеркалом, выбирал изощренные позы, отчего Лотти становилось и сладко, и стыдно. Ник умел воспламенить ее единственным взглядом, мимолетной лаской, одним словом. Дни проходили, окутанные дымкой любовного влечения, в ежеминутных воспоминаниях друг о друге.

Когда прибыли ящики с книгами, Лотти завела обычай по вечерам читать Нику в постели. Иногда, слушая ее чтение, Ник укладывал к себе на колени ее ноги и массировал ступни, щиколотки, перебирал пальцы. Стоило Лотти сделать паузу, и она видела, что Ник смотрит на нее не отрываясь. Это зрелище ему никогда не надоедало, он словно пытался разгадать какую-то тайну, скрытую в глубинах ее глаз.

Однажды вечером он взялся учить ее играть в карты и за каждый проигрыш потребовал интимных ласк. Игра завершилась сплетением рук и ног на ковре, причем Лотти задыхающимся голосом обвиняла Ника в мошенничестве. В ответ он лишь усмехнулся, сунул голову к ней под юбку, и обвинения утихли сами собой.

Ник оказался замечательным компаньоном — непревзойденным рассказчиком, превосходным танцором, искусным любовником. Он умел дурачиться, но не выглядел при этом глупо, никогда не утрачивал мудрости, которой хватило бы, вероятно, на несколько жизней. Он возил Лотти по Лондону с неиссякаемой энергией, знал буквально все и вся. Не раз на балах по подписке, на вечеринках в узком кругу и даже на прогулках в парке Лотти замечала, какое внимание привлекает ее спутник. Одни считали Ника героем, другие — отщепенцем, но в любом случае стремились познакомиться с ним. Мужчины торопились обменяться с ним рукопожатием и выяснить его мнение по множеству вопросов. Женщины жеманились, хихикали, беззастенчиво флиртовали с ним даже в присутствии Лотти. Подобные авансы донельзя раздражали Лотти, и она вскоре поняла, какие чувства испытывают ревнивые жены.

Друзья пригласили Ника и Лотти на спектакль в театр «Друри-Лейн», на сцене которого с помощью сложных машин и световых эффектов было воссоздано грандиозное морское сражение. Актеры, одетые матросами, падали за борт корабля под грохот канонады, на их белых рубашках расцветали алые пятна «крови». Картина оказалась настолько реалистичной, что Лотти зажимала уши ладонями и пряталась за плечом Ника, который напрасно уговаривал ее посмотреть на сцену.

Наверное, все дело было в жестокости зрелища или в вине, выпитом за ужином, но Лотти вздохнула с облегчением, покинув свое место в ложе в первом же антракте. Театралы спускались в нижний холл, потягивали прохладительные напитки, возбужденно обменивались свежими впечатлениями. Когда в многолюдном помещении стало душно, Ник оставил Лотти с друзьями, а сам отправился за лимонадом. С принужденной улыбкой Лотти почти не слушала разговор, надеясь, что Ник вскоре вернется. Она не ожидала, что так быстро привыкнет к надежному присутствию мужа.

Очередная шутка судьбы: много лет подряд ей внушали, что она принадлежит лорду Раднору, но она так и не свыклась с этой мыслью. А теперь ей казалось совершенно естественным принадлежать почти незнакомому человеку. Она вспомнила предостережение лорда Уэстклиффа, убежденного, что Нику Джентри нельзя доверять. Граф ошибся. Несмотря на сомнительное прошлое, Ник оказался нежным и внимательным мужем, более чем заслуживающим доверия.

Лотти украдкой огляделась, надеясь, что Ник уже возвращается, и вдруг ее внимание привлек мужчина, стоящий на расстоянии нескольких ярдов.

Раднор. Лотти словно окатили ледяной водой. Все мышцы сжались, она оцепенела от страха, который мучил ее в Гэмпшире. Он стоял отвернувшись, но Лотти отчетливо видела седеющие волосы, надменно вскинутую голову, черную кустистую бровь. Вдруг Раднор обернулся, словно почувствовал ее присутствие в переполненном зале.

И сразу же безмолвный ужас Лотти сменился облегчением — это был не Раднор, а совсем другой, хотя и похожий на него человек. Неизвестный кивнул и улыбнулся ей, как делают незнакомцы, случайно встречаясь взглядами. Он отвернулся, а Лотти перевела взгляд на свои руки в бледно-розовых перчатках и попыталась усмирить неистово бьющееся сердце. Последствиями потрясения стали тошнота, ледяной пот и мелкая дрожь. «Ты смешна», — твердила себе Лотти, с ненавистью думая о том, что в панику ее повергает даже вид человека, всего-навсего похожего на Раднора.

— Миссис Джентри, — послышался знакомый голос. К Лотти обращалась ее новая знакомая — миссис Хаушем, миловидная тихая женщина. — Вам нехорошо? Вы так побледнели…

Лотти повернулась к ней.

— Здесь душновато, — прошептала она, — а я, похоже, сегодня слишком туго зашнуровалась…

— А, вот оно что! — понимающе закивала миссис Хаушем, которая прекрасно знала, сколько неудобств причиняют жесткие корсеты. — Чтобы быть красивой, приходится страдать.

К облегчению Лотти, в эту минуту подоспел Ник с бокалом лимонада. Сразу заметив бледность жены, он бережно обнял ее за плечи.

— Что случилось? — спросил он, заглядывая ей в глаза. Миссис Хаушем сочла своим долгом объяснить:

— Слишком тугой корсет, мистер Джентри. Я бы посоветовала вам увести жену на свежий воздух. Там ей станет легче.

Ник кивнул и повел Лотти через зал. На балконе она сразу же задрожала от холода в пропитанной потом одежде. Ник подвел ее к массивной колонне и поставил в ее тени.

— Все хорошо, — робко заверила Лотти. — Ничего не случилось. Я просто разволновалась из-за пустяка. — Взяв поданный бокал, она жадно осушила его залпом.

Ник поставил пустой бокал на пол и снова вгляделся в лицо Лотти, потом вынул платок и стер с ее лба мелкий бисер пота.

— Расскажи мне все, — негромко попросил он. Лотти смущенно покраснела:

— Мне показалось, что я заметила в толпе лорда Раднора. Но это просто был человек, похожий на него. — Она сдавленно вздохнула. — А я повела себя как настоящая трусиха. Прошу меня простить…

— Раднор редко появляется в свете, — объяснил Ник. — Шанс встретить его в театре очень мал.

— Знаю, — грустно подтвердила Лотти. — И все-таки не могу не думать о нем.

— Ты не трусиха. — Синие глаза тревожно блестели, выдавая некое глубокое и загадочное чувство.

— Я испугалась, как ребенок в темной комнате.

Он приподнял ее подбородок пальцем и заглянул ей в глаза.

— Рано или поздно ты наверняка встретишься с Раднором, — заговорил он. — Но когда это случится, я буду рядом. Больше тебе незачем бояться его. Я сумею защитить тебя.

Нежное и серьезное выражение его лица растрогало Лотти.

— Спасибо, — пробормотала она и вздохнула полной грудью впервые с тех пор, как они покинули ложу.

Не сводя глаз с ее бледного лица, Ник склонил голову набок, словно ему было больно видеть ее такой перепуганной. Не удержавшись, он привлек ее к себе, обнял, попытался утешить прикосновением и теплом. В этих объятиях не было ни капли страсти, но почему-то они взволновали Лотти сильнее всех прежних. Мускулистые руки поддерживали ее, от горячего дыхания приподнимались тонкие пряди на шее.

— Поедем домой? — шепотом спросил Ник.

Лотти медленно кивнула, и тоскливое одиночество в ее душе сменилось безграничной умиротворенностью. Дом… муж… об этом она не смела и мечтать. Этот мираж вскоре растворится в воздухе, его отнимут у нее. А пока надо наслаждаться каждой минутой.

— Да, — ответила она глухим голосом, уткнувшись в грудь Ника, — уедем отсюда.

* * *

Постепенно пробуждаясь от глубокого сна, Лотти услышала разнообразные странные шумы старого дома. Поначалу она решила, что все эти звуки снятся ей, заморгала и села в постели. Полночь уже миновала, в спальне царил кромешный мрак. И вдруг Лотти вновь услышала нечеловеческое рычание, скороговоркой произнесенную фразу, словно выхваченную из бурной ссоры. Вспомнив, что Ника иногда мучают кошмары, Лотти вскочила, осторожно зажгла лампу, накрыла пламя абажуром и выскользнула в коридор.

Стараясь не смотреть на жутковатые тени, пляшущие на стенах, она направилась к спальне для гостей, которую занимал Ник, остановилась перед дверью и негромко постучала. Ей никто не ответил. Из-за двери послышался шорох. Лотти повернула ручку и вошла в спальню.

— Ник!

Он вытянулся на постели на животе, подмяв под себя скомканные простыни. Тяжело дыша, он сжимал кулаки и что-то бессвязно бормотал, его лицо лоснилось от пота. Озадаченно уставившись на мужа, Лотти гадала, каких чудовищ он видит во сне, если его тело неистово содрогается от ярости и страха. Она поставила лампу на стол и подошла поближе к кровати.

— Ник, проснись! Это только сон. — Она протянула руку и коснулась бугристого плеча. — Ник…

Дальнейшее она помнила смутно: некая непреодолимая сила схватила ее и швырнула на кровать. Доля секунды — и Ник уже сидел на ней, придавив к матрасу. Он издал воинственный рык, Лотти взглянула на его искаженное бешенством лицо и увидела, как он занес над головой громадный кулак.

— Нет! — выкрикнула она и закрыла лицо ладонями. Удар так и не последовал. Все звуки стихли. Дрожа,

Лотти отняла от лица руки и увидела, что лицо Ника изменилось. Жуткая маска бесследно исчезла, ее место заняло привычное уверенное выражение. Ник опустил кулак и уставился на жену, оглядел ее стройное тело, и в его глазах снова плеснулся гнев. Лотти вздрогнула.

— Я же мог убить тебя, — выпалил Ник, оскалившись по-звериному. — Что ты здесь делаешь? Никогда не прикасайся ко мне, когда я сплю, черт бы тебя побрал!

— Но я же не знала… что тебе снилось?

Гибким движением он поднялся и отошел от кровати, тяжело дыша.

— Ничего. Ровным счетом ничего.

— Я думала, тебе что-нибудь нужно…

— Только одно: чтобы ты не приближалась ко мне, пока я сплю, — рявкнул Ник, нашел на стуле сброшенную одежду и рывком натянул брюки.

Лотти показалось, будто ей влепили пощечину. Она и не подозревала, что слова Ника могут так больно ранить ее. И при этом ее сердце переполняла жалость к Нику: ей было тягостно видеть, как он мучается в одиночку.

— Выйди, — велел он, надевая рубашку и сюртук и пренебрегая жилетом и галстуком.

— Ты уезжаешь? — спросила Лотти. — Напрасно. Сейчас я уйду к себе, и…

— Да, уезжаю.

— Куда?

— Не знаю. — Натягивая чулки и обуваясь, он не удостоил ее ни единым взглядом. — И не спрашивай, когда я вернусь. Этого я тоже не знаю.

— Но почему? — Лотти нерешительно шагнула к нему. — Ник, пожалуйста, останься и объясни мне…

Он заставил ее замолчать предостерегающим взглядом ярко блестящих глаз — глаз раненого зверя.

— Я же сказал: выйди!

Кровь отхлынула от лица Лотти. Она растерянно кивнула и направилась к двери. На пороге она помедлила и обернулась:

— Прости…

Он не ответил.

Лотти прикусила губу, проклиная себя за вскипающие в уголках глаз слезы. Она поспешно ушла, боясь растерять остатки достоинства.

* * *

Весь завтрашний день Ник где-то пропадал. Тревожась за него, Лотти не находила себе места. Никакие дела не помогали ей отвлечься от мыслей о нем. Она совершила длинную прогулку в сопровождении лакея, позанималась рукоделием, почитала, даже помогла миссис Тренч делать сальные свечи — все напрасно.

Экономка и слуги относились к Лотти почтительно, как прежде. О минувшей ночи никто из них не упомянул и словом, хотя все наверняка слышали шум и крики. Слуги всегда все знают, но никто из них не признается, что посвящен в подробности жизни хозяев — вплоть до самых интимных.

Гадая, куда запропастился ее муж, Лотти опасалась, что в порыве гнева он совершит какой-нибудь рискованный поступок. Она утешалась лишь мыслью, что он вполне способен постоять за себя, но это не избавляло ее от беспокойства. Ник покинул дом в гневе, и Лотти подозревала, что корень этого гнева — боязнь причинить ей боль.

Но она его жена, он не имеет никакого права бросать ее без объяснений! День тянулся невыносимо долго, только с наступлением вечера Лотти слегка взбодрилась. Поужинав в одиночестве, она полежала в горячей ванне, надела белый пеньюар, пролистала несколько журналов, и ее наконец начало клонить в сон. Измотанная бесконечным движением мыслей по замкнутому кругу и дневной суетой, она провалилась в глубокий сон.

Задолго до утра ее разбудило скольжение одеяла по ногам. Пошевелившись, она почувствовала, что рядом кто-то есть — матрас слегка промялся. Ник, с сонным облегчением подумала она, зевнула и повернулась к нему. В комнате было так темно, что Лотти ничего не видела. Она ощутила знакомое тепло его ладоней — одна легла ей на грудь, придавив к постели, вторая сжала запястья Лотти над ее головой.

Лотти удивленно приоткрыла рот и проснулась, почувствовав, как запястья обвили две гладкие петли. Прежде чем она сообразила, что происходит, ее руки уже были надежно привязаны к изголовью кровати. От изумления у нее перехватило дыхание. Ник нависал над ней, дыша часто и тяжело. Он принялся ласкать ее тело через ночную рубашку, на ощупь искать грудь, изгиб талии, округлость бедер. Он поменял позу и нашел ее грудь ртом, увлажнив ткань рубашки и набухший сосок под ней. Он был полностью обнажен, Лотти ощутила аромат и тепло горячей мужской кожи.

С запозданием она поняла, что Ник хочет овладеть ею со связанными руками. От этой мысли ей стало страшно. Подобные ограничения свободы она недолюбливала и в то же время понимала, чего он жаждет — ее беспомощности, абсолютного послушания, сознания, что он волен поступить с ней, как ему заблагорассудится. Ник между тем перекатывал языком ее затвердевший сосок, ласкал его плавными и томными движениями языка, вбирал в рот сквозь влажную ткань. Лотти выгнулась, безмолвно умоляя снять с нее рубашку, но он только спустился ниже, придерживая ее обеими руками.

Лотти обнаружила, что Ник связал ее шелковыми чулками. Как ни странно, легкая боль в руках усилила ее влечение, каждое прикосновение Ника казалось особенно острым и чувственным.

Он коснулся губами ее живота, обжигая его сквозь тонкую ткань. Упиваясь ласками, он не спешил, только тяжелое дыхание выдавало его возбуждение. Вложив между ее ног ладони, он раздвинул их, освобождая пространство, потом наклонился, ощупывая губами тело. Лотти потянулась к нему, ее пальцы беспомощно сжимались и разжимались, пятки упирались в матрас. Ник почти лениво играл с ней, ласкал грудь, целовал живот через ночную рубашку, сводил ее с ума чувственными прикосновениями. Разгоряченная кожа Лотти стала чрезмерно чувствительной, она изнывала от желания избавиться от рубашки.

— Ник, сними с меня рубашку, пожалуйста… — взмолилась она.

Он заставил ее замолчать, приложив к ее губам палец. Лотти умолкла, а он провел большим пальцем по ее щеке — легко, едва задевая кожу. Потом потянул вверх подол ночной рубашки, и Лотти благодарно всхлипнула. Овеянные прохладным воздухом ноги дрогнули, запястья натянули шелковые путы. Из-под рубашки появились затвердевшие бусинки сосков.

Ладонь Ника пропутешествовала по ее животу, спустилась к бедру. Кончик пальца разворошил шелковистые кудряшки, нашел источник густой влаги, потер припухший комочек плоти. Колени Лотти сами собой разошлись в стороны, тело начало подрагивать в предвкушении. Ник убрал руку, и она издала умоляющий всхлип. Средним пальцем он провел по ее изящной верхней губе. Палец был солоноватым от ее сока и источал волнующий аромат. Лотти вдохнула запах собственного возбуждения, наполнивший ей легкие.

Ник медленно повернул ее на бок, проведя по закинутым за голову рукам и убеждаясь, что они не причиняют ей боли. Он лег рядом, за спиной Лотти, лаская губами ее затылок. Она нетерпеливо прижалась ягодицами к его отяжелевшему орудию. Ей хотелось касаться его, гладить жесткие густые волосы на груди, обхватить пальцами мужское достоинство и почувствовать, как оно вздымается от ее прикосновений. Но у нее были связаны руки, поэтому оставалось лишь беспомощно ждать наслаждения.

Ник слегка приподнял ее ногу, и Лотти почувствовала, как горячее острие его копья уткнулось в нее. Он вошел всего на дюйм — дразнящим движением, отказывая ей в удовольствии. Лотти неистово задрожала, моля о мощных ударах, но он успокоил ее поцелуем в затылок. Не продвигаясь ни на йоту глубже, он снова начал блуждать руками по ее телу — пощипывать сосок, обводить ямочку пупка.

Постепенно его ласки стали более решительными, пальцы настойчиво перебирали густую поросль внизу живота.

Постанывая, Лотти извивалась от каждого движения его искусных пальцев. Внезапно он погрузился в нее, заполнил ее собой, и она громко вскрикнула от неожиданного наслаждения.

Ник дождался, когда она успокоится, и начал проникать в нее уверенными, рассчитанными движениями, переполняя ее удовольствием. Лотти дышала, раскрыв рот, натягивая шелковые путы и с каждым стоном чувствуя приближение экстаза. Он усилил удары. Дыхание Ника стало хриплым, он стиснул зубы. От его усердной работы сотрясалась кровать. Лотти чувствовала себя одновременно уязвимой и беспомощной, обладала Ником так же всецело, как он обладал ею, сжимала мышцами его тугую плоть. Он напрягся у нее внутри, его орган вздрогнул раз, другой и излил содержимое. Ник замер, прильнув губами к шее Лотти.

После того как он развязал ей руки, она еще долгое время лежала, прижавшись к его сильному разгоряченному телу и слабо постанывая. Помассировав онемевшие запястья, он приложил ладонь к ее влажному холмику. Его дыхание стало ровным, и Лотти обрадовалась, подумав, что он засыпает рядом с ней. Вдруг она поняла, что больше всего мечтает провести с ним в одной постели целую ночь. Но прошло еще несколько минут, и Ник поднялся, напоследок поцеловав ее в грудь и обведя языком нежный бугорок.

Когда он встал, Лотти прикусила губу, чтобы не попросить его остаться, — она уже знала, что услышит решительный отказ. Дверь закрылась, Лотти осталась одна. Она устала, ее переполняла блаженная умиротворенность, кожа еще сохраняла приятную чувственность, но к глазам уже подступали слезы. Ей было жаль не себя, а Ника. А еще она испытывала нестерпимое желание утешить его и в тоже время боялась его разозлить. Наконец все чувства вытеснила безбрежная нежность к едва знакомому человеку — человеку, которого следовало немедленно спасать.

* * *

На следующее утро принесли пакет от сэра Росса — пачку бумаг с большими печатями — и приглашение на бал, назначенный через неделю. Войдя в столовую, Лотти застала Ника за столом над тарелкой с нетронутым завтраком. Он поднял глаза от толстой кипы бумаг, поднялся и, не мигая, уставился на жену.

Лотти почувствовала, как густая краска стыда заливает ей лицо. После вечеров, полных страсти, наутро Ник обычно поддразнивал ее, улыбался или каким-нибудь шутливым замечанием смягчал неловкость. Но сегодня его лицо было напряженным, глаза ничего не отражали. Между ними что-то произошло, былая непринужденность исчезла без следа.

Не зная, с чего начать разговор, Лотти указала на бумаги:

— Оно пришло?

Что она подразумевала под словом «оно», обоим было ясно.

Ник коротко кивнул и снова углубился в предписание.

Стараясь держаться как ни в чем не бывало, Лотти уселась за стол перед тарелками, накрытыми серебряными крышками. Ник услужливо придвинул ей стул и снова сел на место. Пока он пристально разглядывал свой завтрак, горничная поставила перед Лотти чашку горячего чая.

Пока горничная не удалилась, супруги молчали.

— Бал состоится в следующую субботу, — сухо сообщил Ник, не глядя на жену. — Вы успеете к тому времени сшить подходящее платье?

— Да. Я уже заказала его, осталась последняя примерка.

— Отлично.

— Вы сердитесь? — спросила Лотти.

Он рассеянно взял со стола нож, повертел его в руках, зачем-то поскреб тупым кончиком мозолистую подушечку большого пальца.

— Я начинаю как-то свыкаться с происходящим. Теперь вот это предписание от лорда-канцлера… Все колеса уже приведены в движение, ничто не сможет остановить их. На балу сэр Росс представит нас как лорда и леди Сидней, и в тот же миг Ник Джентри умрет.

Лотти широко раскрыла глаза, удивленная его словами.

— Вы хотите сказать, что перестанете называться этим именем? — уточнила она. — Как лорд Сидней вы останетесь живы. Вы позволите называть вас наедине Джоном?

Он поморщился и отложил нож.

— Нет. Сиднеем я стану для всех посторонних, но в доме буду отзываться на то имя, которое выбрал сам.

— Хорошо… Ник. — Лотти щедро добавила сахара в чай, размешала и попробовала горячую сладкую жидкость. — Это имя служило вам долгие годы. В отличие от настоящего Джентри вы сумели прославить его. — Это замечание вызвало пристальный взгляд Ника — одновременно укоризненный и умоляющий. Внезапно Лотти осенило: настоящий Ник Джентри, юноша, умерший в плавучей тюрьме, и есть страшная тайна ее мужа. Лотти уставилась в свою чашку с чаем, помолчала и спросила словно невзначай:

— Каким он был? Вы никогда не рассказывали мне.

— Ник Джентри был сиротой, его мать повесили за воровство. Почти всю жизнь он провел на улицах, поначалу только чиграшил рубон, а потом собрал свою шайку.

— «Чиграшил рубон»? — озадаченно переспросила Лотти.

— Воровал еду, чтобы не умереть с голоду. Это самое презираемое занятие, хуже только просить милостыню. Но Джентри оказался способным парнишкой и вскоре стал опытным вором. В конце концов он попался на ограблении дома, и его приговорили к тюрьме.

— Там вы и подружились? — подсказала Лотти. Лицо Ника стало отчужденным, из давнего прошлого к нему вернулись страшные воспоминания.

— Он был силен и сметлив… и никогда не терял бдительности. Он научил меня всему необходимому, чтобы выжить в тюрьме… иногда защищал меня…

— От кого? — прошептала Лотти. — От стражников?

Ник вышел из странного транса и часто заморгал, перевел взгляд на пальцы, крепко сжимающие нож, осторожно отложил его и встал из-за стола.

— Я уйду ненадолго, — сообщил он монотонным, совершенно лишенным выражения голосом. — Увидимся за ужином.

Лотти постаралась ответить в тон ему:

— Отлично. Всего хорошего.

* * *

Всю неделю дни и ночи поразительным контрастом сбивали Лотти с толку. Дни пролетали незаметно в суете мелких дел и практических соображений. Лотти никогда не знала заранее, когда увидится с мужем и увидится ли вообще. Встречаясь за ужином, они говорили о его встречах с деловыми партнерами и банкирами, о визитах на Боу-стрит, где сэр Грант изредка советовался с ним по тому или иному расследованию. Днем Ник вел себя учтиво, охотно поддерживал разговоры, но сохранял несколько отрешенный вид.

Но по ночам все менялось. Ник предавался любви с Лотти с каким-то отчаянием. Он шокировал ее, в порыве страсти покрывая поцелуями даже самые сокровенные места, которых Лотти привыкла стыдиться. Временами он уподоблялся дикому зверю, но иногда умышленно замедлял темп. Порой развеселившись, он начинал поддразнивать жену, заставлял ее принимать такие непристойные позы, что она не выдерживала и смущенно смеялась.

Какими бы страстными ни были ночи, каждый день приближал их к балу, которому предстояло раз и навсегда изменить их жизнь. Лотти знала, что ее муж с ужасом ждет этого бала и последующих месяцев привыкания к новым обстоятельствам. Но она не сомневалась в том, что сумеет помочь ему. Согласившись стать его женой, она и не подозревала, что когда-нибудь пригодится ему и что ей так захочется быть полезной этому человеку. Но сейчас она ощущала себя помощницей Ника, его напарницей и лишь изредка — женой.

* * *

Когда наконец наступил день бала, Лотти уже в который раз порадовалась тому, что у модистки согласилась прислушаться к советам Софи. Софи помогла ей выбрать фасоны, подходящие для молодой дамы, и цвета, которые были ей особенно к лицу. Сегодня Лотти решила нарядиться в голубой атлас с белым тюлевым чехлом и смелым округлым вырезом, обнажающим плечи. Миссис Тренч и Гарриет помогли ей надеть через голову пышное платье и просунуть руки в рукава-фонарики из плотного атласа. Посмотрев в зеркало, Лотти убедилась, что именно такие платья — нет, даже попроще, чем ее наряд, — видела на знатных гостьях в Гэмпшире. Представляя себя на балу и думая о том, как удивится Ник, Лотти чуть не засмеялась в приливе радостного волнения.

Свое головокружение она приписала туго зашнурованному корсету, стянувшему талию как раз для плотно облегающего платья. Морщась от непривычных ощущений, Лотти уставилась в зеркало, а миссис Тренч и Гарриет тем временем расправляли подол платья. Прозрачный белый тюлевый чехол был расшит гирляндами белых шелковых роз. Белые атласные туфельки, лайковые перчатки до локтей и вышитый газовый шарф дополняли туалет и придавали Лотти вид принцессы. Удручали лишь ее прямые, как солома, волосы, не желающие завиваться даже на раскаленных щипцах. После нескольких напрасных попыток создать кокетливые локоны Лотти свернула волосы простым узлом на макушке и украсила его мелкими белыми розочками.

Когда Гарриет и миссис Тренч отступили, чтобы издалека полюбоваться плодами своих трудов, Лотти рассмеялась и быстро закружилась на месте, так что голубые юбки взметнулись под облаком тюля.

— Как вы красивы, миледи! — ахнула миссис Тренч с явным удовольствием.

Застыв на месте, Лотти удивленно посмотрела на нее. Ник никак не мог заставить себя сообщить слугам о том, что вскоре у него появится другая фамилия и титул, поэтому о благородном происхождении хозяина они узнали из уст Лотти. Когда первое изумление отступило, слуги явно загордились таким поворотом событий. И было от чего: слуги пэра занимают в обществе более высокое положение, нежели слуги джентльмена.

— Спасибо, миссис Тренч, — наконец произнесла Лотти. — Как всегда, сегодня я не справилась бы без вашей помощи. И в ближайшие дни нам без вас не обойтись.

— Это верно, миледи. — Экономка с нескрываемой радостью предвкушала перемены. Ей уже было известно, что вскоре придется обживать поместье в Вустершире, наняв по меньшей мере еще тридцать слуг. Миссис Тренч еще никогда не доводилось распоряжаться столь многочисленной челядью.

Шурша юбками, Лотти вышла из комнаты. Спускаясь по широкой лестнице, она увидела, что в холле ее ждет Ник — напружиненный, как пантера перед прыжком. Строго по этикету он облачился в черный фрак, серебристый жилет и темно-серый шелковый галстук, аккуратно уложил волосы, чисто побрился и выглядел элегантно и мужественно. На звук шагов он обернулся, и внезапно его нетерпение сменилось изумлением.

Лотти воспрянула духом и умышленно замедлила шаг.

— Я похожа на виконтессу? — спросила она. Он криво усмехнулся:

— Никто из виконтесс, которых я встречал, и в подметки тебе не годится.

— Это комплимент? — улыбнулась она.

— Разумеется. Знаешь… — Ник подал ей руку и помог сойти с последней ступеньки. Он смотрел Лотти в глаза, невольно пожимая ее пальцы. — Ты самая прекрасная женщина в мире, — наконец хрипловато и серьезно заявил он.

— В мире? — со смехом переспросила она.

— Если я говорю, что ты прекрасна, — продолжал он, — значит, прекраснее тебя никого нет. Кроме тебя самой, когда ты обнажена.

Лотти рассмеялась этим смелым словам.

— Боюсь, сегодня тебе придется примириться с тем, что весь вечер я проведу одетой.

— Бал когда-нибудь закончится, — возразил он и принялся стягивать перчатку с ее пальцев.

— Что ты делаешь? — вдруг заволновалась Лотти. Он устремил на нее взгляд синих глаз:

— Снимаю перчатку.

— Но зачем?

— Чтобы полюбоваться твоей рукой. — Он наконец снял перчатку, повесил ее на перила лестницы и поднес тонкие пальчики Лотти к губам. Лотти наблюдала, как он целует их по очереди, согревая дыханием. К тому времени, как он напоследок поцеловал ее в ладонь, вся рука Лотти горела, как в огне. Отпустив ее, Ник задумчиво проговорил:

— Чего-то не хватает… — Он сунул руку в карман и попросил:

— Закрой глаза.

Со слабой улыбкой Лотти повиновалась. Что-то холодное и довольно тяжелое скользнуло по ее безымянному пальцу и остановилось у его основания. Сообразив, что это такое, Лотти открыла глаза и ахнула.

Огромный полукруглый сапфир в кольце из мелких бриллиантов был темно-синим, почти черным, под цвет глаз Ника. Но особую прелесть сапфиру придавал блик, скользящий по гладкой поверхности. Онемев от восторга, Лотти вгляделась в глаза Ника.

— Нравится? — спросил он.

Она не находила слов. Пожав его руку, она открыла и снова закрыла рот, не зная, что сказать.

— Никогда не видела такой прелести… Ничего подобного я не ожидала… Это на редкость щедрый подарок… — В приливе радости она бросилась на шею мужу и поцеловала его в щеку.

Ник обнял ее, горячо дыша в шею и гладя по спине.

— Неужели ты до сих пор не поняла, что я готов выполнить любое твое желание? — прошептал он. — Каким бы оно ни было!

Пряча лицо, Лотти прижималась к нему. Он произнес эти слова, не подумав. Не может быть, чтобы он сказал правду. Ник вдруг напрягся, словно осознав ошибку, и поспешно отступил. Отважившись поднять голову, Лотти обнаружила, что его лицо стало непроницаемым, и промолчала.

Ник тряхнул головой, словно пытаясь вернуть самообладание. Его глаза стали безжалостными и насмешливыми.

— Вы готовы, леди Сидней?

— Да, Ник, — прошептала она и взялась за предложенную руку.

Сэр Росс сумел договориться о том, чтобы бал в честь новоявленного лорда Сиднея состоялся у его друга из высшего света — самого герцога Ньюкасла. Герцог и герцогиня были почтенной, респектабельной парой, уже отметившей сорокалетний юбилей своей свадьбы. В сложившихся обстоятельствах их безупречная репутация была весьма кстати: печально известный Ник Джентри нуждался в достойных покровителях.

Лондонский дом герцога, который тактично называли видным, был настолько велик, что зачастую гости сбивались с пути, переходя из одной анфилады покоев в другую. Здесь были бесчисленные гостиные, комнаты для завтрака, кофе и чаепитий, оружейные, кабинеты, курительные и музыкальные салоны. Бальный зал представлял собой помещение площадью несколько акров с начищенным до блеска паркетом, отражающим свет полудюжины хрустальных люстр, подвешенных на высоте двух этажей. Обрамленный галереями и балконами, бальный зал изобиловал уютными уголками для задушевных разговоров, сплетен и интриг.

На бал было приглашено не менее пятисот гостей, многих выбрали только за блестящее положение в обществе. Как сухо заметила Софи в разговоре с Ником, приглашения на этот бал считались столь высоким знаком отличия, что никому и в голову не пришло отклонить их.

С приличествующим случаю выражением лица Ник выслушал, как его представляют герцогу и герцогине — оба они были знакомы с его родителями.

— Вы поразительно похожи на своего покойного отца, — сказала герцогиня, когда Ник склонился над ее рукой. Седую голову миниатюрной элегантной дамы украшала диадема с бриллиантами, шею — жемчужное ожерелье с таким количеством нитей, что казалось, будто они тянут хрупкую хозяйку к земле. — Даже если бы я не знала вашу фамилию, — продолжала герцогиня, — я сразу узнала бы вас: лицо… глаза… да, вы определенно Сидней. Какая трагедия одновременно потерять обоих родителей! Если не ошибаюсь, они утонули?

— Да, ваша светлость. — Нику объяснили, что его мать утонула, когда во время увеселительной прогулки по реке перевернулась лодка. Отец бросился спасать ее и погиб сам.

— Очень жаль, — вздохнула герцогиня. — Помню, они были прекрасной, любящей парой. Если так, значит, им повезло — они покинули этот мир вместе.

— Действительно, — согласился Ник, подавляя вспышку раздражения. После гибели родителей эти слова он слышал бесчисленное множество раз — ему объясняли, как милостива к ним судьба, если позволила им умереть вместе. К сожалению, и Ник, и Софи не разделяли эти романтические взгляды — они предпочли бы, чтобы хоть кто-нибудь из родителей выжил. Ник переглянулся с сестрой, стоящей рядом с сэром Россом. Софи выслушала замечание герцогини, слегка прищурилась и обменялась с Ником мимолетной усмешкой.

— Ваша светлость, — улучив минуту, вступила в разговор Лотти, — с вашей стороны было чрезвычайно любезно оказать нам столь радушный прием. Мы с лордом Сиднеем навсегда с благодарностью запомним ваше великодушие.

Явно польщенная, герцогиня заговорила с Лотти, а герцог одарил Ника одобрительной улыбкой.

— На редкость удачный выбор, Сидней, — заметил пожилой джентльмен. — Ваша жена сдержанна, прекрасно воспитана и прелестна. Вам несказанно повезло.

Никто и не подумал бы противоречить ему, и в первую очередь Ник. Лотти стала королевой бала: ее платье было изящным, но не чрезмерно, улыбка — непринужденной, осанка — величественной, как у юной властительницы. Ни великолепие зала, ни сотни любопытных взглядов ничуть не смущали ее. Она была так безупречно вежлива и мила, что никто не заподозрил бы, что под этой маской скрывается стальная воля. Никто не догадался бы, что эта юная женщина воспротивилась родительской воле и целых два года прожила, зарабатывая себе на хлеб сама, а потом сумела укротить сыщика с Боу-стрит.

Пока герцог продолжал встречать гостей, герцогиня беседовала с Лотти. Они стояли рядом, дружески сблизив золотистую и седую головы.

Софи придвинулась поближе к Нику, прикрыла улыбку веером и пробормотала:

— Ну, что я тебе говорила?

Ник криво усмехнулся, вспомнив уверения сестры, что Лотти — настоящее сокровище.

— В английском языке нет более раздражающих слов, Софи.

— Лотти — милейшее создание, она слишком хороша для тебя, — насмешливо поблескивая глазами, известила его сестра.

— Я же не спорю.

— И она тебя обожает, — продолжала Софи. — На твоем месте я не принимала бы эту удачу как должное.

— Обожает? — настороженно переспросил Ник, у которого вдруг учащенно забилось сердце. — С чего ты взяла?

— Однажды она… — Софи осеклась, заметив только что прибывшую пару. — О, и лорд Фаррингтон здесь! Прости, Дорогой: весь прошлый месяц леди Фаррингтон проболела, и я просто обязана поскорее справиться о ее здоровье.

— Постой! — потребовал Ник. — Сначала объясни!

Но Софи уже отошла под руку с сэром Россом, оставив Ника тихо кипеть от возмущения.

Закончив беседу с герцогиней, Лотти взяла мужа под руку и двинулась по залу от одних знакомых к другим. Она умела поддерживать бессодержательные светские разговоры, не вдаваясь в длительные и сложные обсуждения, умела находить общий язык с людьми и помнила всех, с кем когда-либо встречалась. Ник вскоре понял: даже если ему взбредет в голову присоединиться к друзьям в курительной или бильярдной, Лотти не растеряется и не стушуется. Но, видя, сколько жадных глаз следит за каждым движением его жены, Ник остался с ней, небрежно обнимая ее за талию жестом собственника, понятным каждому мужчине в зале.

Под высоким сводчатым потолком зазвучала жизнерадостная мелодия в исполнении оркестра, хитроумно спрятанного за целым лесом пышных растений в кадках на одном из балконов. Пробираясь через толпу, Лотти флиртовала с Ником, соблазнительными жестами касалась его груди, тянулась что-то нашептать на ухо, задевала губами мочку. Очарованный и взволнованный Ник вдыхал исходящий от ее волос аромат белой розы, видел мельчайшие шарики благоухающей пудры в ее декольте.

Внезапно внимание Лотти привлекла стайка дам, две из которых смотрели на нее с явным изумлением.

— Ник, вон там мои подруги, которых я не видела с тех пор, как покинула Мейдстоун. Я непременно должна поговорить с ними. Почему бы вам пока не присоединиться к джентльменам? Вряд ли вы захотите слушать воспоминания детства и сплетни.

Явное желание жены отделаться от него вызвало недовольство Ника.

— Ладно, — буркнул он. — Я буду в бильярдной.

Лотти метнула в него обольстительный взгляд из-под опущенных ресниц.

— А вы обещаете протанцевать со мной первый вальс?

Готовый на все, Ник согласно кивнул, нахмурился и еще некоторое время смотрел вслед Лотти, направившейся к подругам. К собственному изумлению, он совершенно растерялся. Лотти удалось так умело очаровать его, что он потерял способность мыслить и действовать. Ник, воплощение уверенности, рисковал попасть под каблучок жены. Поморщившись от этого неожиданного открытия, Ник услышал за спиной знакомый низкий голос:

— Такое может случиться с каждым, Сидней.

Ник обернулся к сэру Россу. Очевидно, тот прекрасно понял его чувства. В его серых глазах мелькала насмешка, но тон был сочувственным.

— Сколько бы мы ни брыкались, в конце концов мы становимся рабами одной-единственной женщины. Вы попались, дружище. Вам остается просто смириться с этим.

Ник не стал отрицать очевидное.

— Мне хватит ума, чтобы во всем разобраться самому. Сэр Росс усмехнулся:

— Ум тут ни при чем. Если бы разум мужчины измерялся его способностью оставаться равнодушным к любви, я был бы величайшим глупцом из всех ныне живущих.

При слове «любовь» Ник поморщился.

— Скажите, Кэннон, существует ли надежный способ заткнуть вам рот?

— Да, пожалуй, — предложить мне бокал «Коссар-Гордона» 1805 года, — последовал дружелюбный ответ. — Кажется, целый ящик этого напитка богов только что вынесли в бильярдную.

— Тогда идем, — предложил Ник, и они вдвоем покинули бальный зал.

* * *

— Лотти Ховард! — Две молодых дамы бросились к ней, едва сдерживая ликование, и схватили за руки. Если бы не суровая школа Мейдстоуна, все трое сейчас завизжали бы самым неподобающим для леди образом.

— Саманта! — воскликнула Лотти, окинув радостным взглядом рослую привлекательную брюнетку, к которой привыкла относиться как к старшей сестре. — Арабелла! — Миловидная пышечка Арабелла Маркенфилд ничуть не изменилась со школьных времен. Ее соломенные локоны были безупречно уложены над высоким, чистым, как фарфор, лбом.

— Теперь я леди Лексингтон, — с гордостью объяснила Саманта. — Представь себе, я сделала прекрасную партию — вышла за графа с недурным состоянием! — Она обвила рукой талию Лотти:

— Вон он стоит, у дверей оранжереи. Рослый, с плешью на макушке — видишь?

Лотти кивнула, с любопытством разглядывая мрачноватого джентльмена лет сорока, с глазами навыкате, слишком крупными для узкого вытянутого лица.

— На вид очень приятный джентльмен, — заметила Лотти, а Саманта рассмеялась.

— Ты на редкость тактична, дорогая. Но мне-то известно, что граф далеко не красавец и, увы, обделен чувством юмора. С другой стороны, остроумные мужчины нередко действуют всем на нервы. А как джентльмен он безупречен.

— Рада слышать, — искренне отозвалась Лотти, зная по прошлым разговорам, что именно о таком браке и мечтала Саманта. — А как ты, Арабелла?

— А я в прошлом году породнилась с Сифортами, — смущенно хихикнув, призналась Арабелла. — Ты их должна помнить: одна из их дочерей училась с нами, она на год постарше нас.

— Да-да, помню, — закивала Лотти. Сифорты не имели титула, зато располагали обширными земельными владениями. — Так ты вышла за ее брата Гарри?

— Ну конечно! — Локоны Арабеллы затанцевали на ее лбу, она оживилась. — Гарри хорош собой — правда, после свадьбы он слишком уж располнел. И все-таки он просто душка! Конечно, титула мне не видать как своих ушей, зато у меня есть собственный выезд… и настоящая горничная-француженка — не то что эти простолюдинки, с грехом пополам научившиеся выговаривать «сильвупле» и «бонжур». — Она засмеялась собственной шутке и вдруг посерьезнела, уставившись на Лотти круглыми от любопытства глазами. — Лотти, дорогая, это правда, что ты теперь леди Сидней?

— Да. — Лотти проводила взглядом мужа, который выходил из зала вместе с сэром Россом, шагая в ногу с ним. Неожиданно Лотти ощутила прилив гордости: Ник выглядел таким мужественным и ловким, особенно в элегантном фраке, подчеркивающем все достоинства фигуры!

— Дьявольски красив, — заключила Саманта, посмотрев вслед Нику. — Он действительно вспыльчив, как порох?

— Ни в коей мере, — солгала Лотти. — Лорд Сидней — сдержанный человек, истинный джентльмен.

Именно в этот момент Ник оглянулся. Он окинул Лотти пылающим взглядом, успев за одно мгновение раздеть ее глазами. Зная, что означает этот взгляд и что ждет ее после бала, Лотти затрепетала, с трудом сохранив самообладание.

Тем временем Саманта и Арабелла с треском раскрыли веера и принялись усердно обмахиваться им.

— Боже милостивый! — приглушенно ахнула Саманта. — Лотти, он смотрит на тебя совершенно неприлично!

— Не понимаю, о чем ты, — пожала плечами Лотти, но ее щеки уже пылали.

Арабелла захихикала, прикрывая рот расписным шелковым веером.

— Такое выражение на лице моего Гарри я видела лишь однажды: когда перед ним поставили тарелку с йоркширским пудингом.

В темных глазах Саманты отразилось острое любопытство.

— А мне казалось, ты душой и телом принадлежишь лорду Раднору, Лотти. Как же ты сумела улизнуть от него? Где провела целых два года? И как, скажи на милость, сумела подцепить Ника Джентри? И кстати, эта история с титулом — правда или выдумка?

— Правда, — ответила на последний вопрос Лотти. — Мой муж действительно лорд Сидней.

— А когда ты выходила за него, ты знала, что он виконт?

— Конечно, нет. — Лотти попыталась в двух словах объяснить, что произошло:

— Как вам известно, я сбежала из пансиона, чтобы меня не выдали за лорда Раднора…

— Видела бы ты, какой скандал разразился в Мейдстоуне! — перебила Арабелла. — Я слышала, о нем судачат до сих пор. Никто из наставниц не мог понять, как тихая, послушная Шарлотта Ховард просто взяла и исчезла, словно сквозь землю провалилась!

Лотти переждала минутное смущение. Своим побегом 1 она отнюдь не гордилась — у нее просто не было выбора.

— Я назвалась чужим именем и поступила в компаньонки к леди Уэстклифф в Гэмпшире…

— Ты работала? — потрясенно перебила Арабелла. — Господи, как ты, должно быть, намучилась!

— Да нет, не слишком. — Лотти криво усмехнулась. — Уэстклиффы были добры ко мне, я успела полюбить вдовую графиню. Кстати, там я и познакомилась с мистером Джентри… то есть с лордом Сиднеем. Вскоре он сделал мне предложение, и… — Ей вдруг отчетливо вспомнился вечер в библиотеке лорда Уэстклиффа отблеск огня на лице Ника, склонившегося к ее груди. — и я согласилась, — поспешно закончила она, чувствуя, что ее лицо полыхает густым румянцем.

Саманта улыбнулась — кажется, она разгадала причину смущения подруги.

— Видимо, предложение было запоминающимся.

— А твои родители очень рассердились? — спросила Арабелла.

Лотти кивнула, с грустной усмешкой подумав, что реакцию ее родителей вряд ли Можно описать словом «рассердились».

Саманта понимающе закивала и посерьезнела.

— Они не смогут сердиться до конца своих дней, дорогая, — мудро заметила она, сумев утешить подругу. — Даже если слухи о богатстве твоего Мужа сильно преувеличены, Ховарды должны обезуметь от радости — от того, что им повезло заполучить такого зятя.

Они поболтали еще немного, радуясь встрече и договариваясь о визитах в самом ближайшем времени. Время пролетело незаметно, и Лотти спохватилась, только когда оркестр заиграл модный вальс «Весенние цветы», под который несколько пар сразу закружились в середине зала. Гадая, помнит ли Ник про обещанный первый вальс, Лотти решила поискать его. Извинившись перед подругами, она обошла галерею первого этажа, Отделенную от бального зала резными перилами и вазонами с зеленью и розовыми розами. Несколько пар увлеченно беседовали в уютных нишах, полускрытые пышными букетами. Проходя мимо, Лотти из деликатности отворачивалась и украдкой улыбалась.

Кто-то взял ее за локоть, и она просияла, уверенная, что ее нашел Ник. Но, повернув голову, она увидела на своей затянутой в перчатку руке совсем не крепкую широкую кисть Ника. Длинные крючковатые пальцы обхватили ее запястье, и Лотти в ужасе услышала голос, который много лет подряд мучил ее в кошмарных снах:

— Неужели ты надеялась улизнуть от меня, Шарлотта?

Глава 12

Собравшись с духом, Лотти посмотрела в лицо Артуру, лорду Раднору. Время сыграло с ним злую шутку: казалось, с тех пор, как они виделись в последний раз, прошло не два года, а все десять. Лорд Раднор был неестественно бледен, кожа приобрела оттенок выбеленной солнцем кости, на ней резко выделялись темные брови и глаза. Глубокие унылые морщины прорезали угловатое лицо.

Лотти знала, что встреча с лордом Раднором неизбежна. Ей представлялось, что он воспылает ненавистью, но сейчас она увидела в его глазах другое, более пугающее, чувство. Алчность. Жадность, не имеющую ничего общего с плотским вожделением, но гораздо более острую. Инстинктивно она понимала, что влечение Раднора к ней за время ее отсутствия только усилилось, а ее предательство пробудило в нем непреклонную решимость палача.

— Милорд, — заговорила она ровным голосом, хотя губы ее дрожали, — вы слишком настойчивы. Отпустите мою руку.

Пропустив требование мимо ушей, Раднор сжал руку Лотти, словно стальными тисками, и повел ее за колонну, увитую зеленью. Лотти пришлось следовать за ним: она не желала, чтобы ее уродливое прошлое испортило важный вечер в жизни ее мужа. Чего ей бояться в доме, полном людей? Раднор не посмеет оскорбить ее. Но будь они наедине, он наверняка схватил бы ее за горло и задушил голыми руками.

Раднор вперил в нее ледяной взгляд:

— Господи, что он с тобой сделал? От тебя пахнет похотью. От твоих родителей, недалеких провинциалов, тебя отделял всего один шаг, и вот теперь ты неотличима от них.

— В таком случае, — парировала Лотти, сжимая немеющие пальцы в кулак, — будьте любезны оставить меня в покое, дабы не запятнать репутацию.

— Безмозглая девчонка, — прошипел Раднор, и его глаза вспыхнули холодным огнем, — ты понятия не имеешь о том, чего лишилась. Знаешь, кем бы ты была, если бы не я? Ничем. Ничтожеством. Я создал тебя. Вытащил с самого дна. И намеревался превратить в олицетворение грации и совершенства. А ты предала меня и втоптала в грязь своих родных.

— Я не просила у вас покровительства.

— Тем более тебе следовало кланяться мне в ноги! Ты обязана мне всем, Шарлотта. Даже собственной жизнью.

Лотти поняла, что спорить с этим безумцем бесполезно.

— Пусть так, — тихо согласилась она, — но теперь я принадлежу лорду Сиднею. Вы не имеете на меня никаких прав.

Раднор рассыпался дребезжащим смехом, скривив тонкие губы в ехидной усмешке.

— Имею! И мне нет дела до дурацких клятв верности.

— С чего вы взяли, что можете купить меня, как товар с витрины лавки? — презрительно осведомилась она.

— Твоя душа принадлежит мне, — прошипел Раднор, сжимая ее запястье так, что хрупкие косточки чуть не хрустнули, а на глаза Лотти навернулись слезы. — За нее я заплатил собственной душой. Я вложил в тебя десять лет своей жизни и теперь требую расплаты.

— Каким образом? Я жена другого человека. К вам я не испытываю никаких чувств — ни страха, ни ненависти, только полное безразличие. Что вы можете у меня отнять?

Лотти уже думала, что Раднор сломает ей руку, когда за ее спиной послышался негромкий рык. Ник подкрался к ним бесшумно. Его рука взметнулась в воздух, и он сделал нечто, от чего Раднор охнул, скривился и отпустил Лотти. От неожиданности она пошатнулась, но Ник успел поддержать ее. Лотти машинально прижалась к нему и услышала низкий рокочущий голос Ника:

— Не смей больше приближаться к ней, или я убью тебя!

— Наглый сопляк! — прохрипел Раднор.

Отважившись бросить на Раднора взгляд, Лотти увидела, как его бледное лицо наливается сероватым багрянцем: видеть предмет своего вожделения в объятиях другого мужчины было выше его сил. Ник коснулся ее затылка и провел ладонью по спине, намеренно приводя графа в бешенство.

— Ладно, — процедил Раднор., — Продолжай предаваться разврату, Шарлотта.

— Убирайся, — рявкнул Ник. — Сию же секунду! Раднор удалился с величественным видом свергнутого монарха, обуянного праведным гневом.

Потирая ноющее запястье, Лотти вдруг заметила, что они привлекли немало любопытных взглядов гостей, проходящих по галерее. Кое-кто даже остановился, чтобы не упустить ни единой подробности пикантной сцены.

— Ник… — шепнула она, но он уже начал действовать.

Бережно обнимая жену, он окликнул слугу, пробегающего мимо с подносом пустых бокалов:

— Любезный, поди сюда! Темноволосый лакей поспешно подчинился:

— Слушаю, милорд.

— Где мы можем уединиться? Лакей оказался понятливым:

— Милорд, в конце коридора дверь в музыкальный салон — если не ошибаюсь, сейчас он свободен.

— Прекрасно. Принеси туда бренди, и поживее.

— Будет исполнено, милорд!

Морщась от боли, Лотти последовала за Ником по коридору. Мысли путались у нее в голове, шум и свет бального зала остались позади. Каждая жилка дрожала. Встреча с лордом Раднором, которой она так давно ждала со страхом, принесла гнев, возбуждение… и облегчение. Лотти и не подозревала, что смесь чувств бывает настолько сложной.

В музыкальном салоне освещение было приглушенным. Рояль, арфа и несколько пюпитров отбрасывали на стены черные тени. Ник закрыл за собой дверь и повернулся к Лотти, заслоняя ее от мира широкими плечами. Еще никогда она не видела его таким озабоченным.

— У меня все хорошо, — заверила Лотти пронзительным, не своим голосом и вдруг истерически засмеялась. — Право, незачем так смотреть… — Ее снова охватило беспричинное желание смеяться, и она испугалась, что Ник усомнится, в своем ли она уме. Но она ни за что не сумела бы объяснить, что ее буквально затопило ощущение свободы, вытеснившее ледяной ужас.

— Прости… — сквозь смех выговорила она, и слезы облегчения проступили у нее на глазах. — Просто… просто я всю жизнь боялась лорда Раднора… а теперь увидела его и поняла, что он надо мной уже не властен. Он не в состоянии навредить мне. У меня нет перед ним никаких обязательств, я не ощущаю ни малейших угрызений совести. С моей души свалился камень, меня перестал мучить страх, и от этого мне так странно…

Она дрожала, смеялась, утирала слезы. Ник заключил ее в объятия и попытался успокоить.

— Тише… тише… — шептал он, нежно поглаживая ее по плечам и спине. — Дыши глубже. Тише, все уже позади. — Он прижался губами к ее лбу, снял слезы со слипшихся ресниц, поцеловал ее в щеки. — Тебе нечего бояться, Лотти. Ты моя жена, я обязан защищать тебя. Тебе ничто не угрожает.

Лотти пыталась объяснить, что уже ничего не боится, Ник прижимал ее к себе и просил успокоиться. Положив голову ему на грудь, она дышала тяжело, словно пробежала целую милю без остановки. Ник стащил перчатки, принялся гладить горячими ладонями ее прохладные щеки и шею, разминать затвердевшие от потрясения мышцы плеч и спины.

В дверь постучали.

— Принесли бренди, — пояснил Ник и усадил Лотти в кресло.

Лотти села. Получив за труды монету, лакей рассыпался в благодарностях. Ник внес в комнату бутылку и бокал и поставил их на ближайший к Лотти стол.

— Спасибо, лучше не надо, — со слабой улыбкой отказалась Лотти.

Но Ник налил в бокал на палец бренди, согрел его, держа бокал между ладонями, и протянул жене:

— Выпей.

Лотти послушно взяла бокал. К ее удивлению, у нее так дрожали руки, что она чуть не выронила его. Увидев это, Ник помрачнел. Он присел перед ней, придержал за руки обеими руками, помог донести бокал до рта. Лотти сделала глоток и скривилась: бренди обжег ей горло.

— Еще, — попросил Ник, заставив се сделать еще глоток. От жгучей жидкости у Лотти выступили слезы.

— По-моему, бренди резковат, — недовольно заявила она.

Ник усмехнулся.

— Ничуть. Это «Фэн Буа» 1798 года.

— Значит, год был неудачным.

Он погладил ее руки большими пальцами.

— Надо сообщить об этом виноторговцам. Обычно его продают по пятьдесят фунтов за бутылку.

— По пятьдесят фунтов? — ошеломленно переспросила Лотти. Зажмурившись, она решительно допила бренди, закашлялась и отдала мужу пустой бокал.

— Умница, — похвалил Ник, обнял ее и крепко прижал к себе. Лотти невольно отметила: руки Ника гораздо сильнее и больше рук Раднора, но Ник никогда, ни разу не причинял ей боли. Его прикосновения доставляли ей только удовольствия.

Неосторожно положив поврежденное запястье на подлокотник кресла, Лотти прикусила губу. Она постаралась не подать и виду, что ей больно, но Ник заметил гримаску, промелькнувшую на ее лице, тихо выругался и принялся снимать с ее руки длинную перчатку.

— Пустяки, — попыталась отмахнуться Лотти. — Незачем снимать ее. Лорд Раднор слишком крепко взял меня за руку, но это еще не значит… — Ник снял перчатку, и она осеклась.

На нежной коже отчетливо выделялись черные отпечатки пальцев злобного старика. Убийственная ярость на лице мужа перепугала Лотти.

— У меня часто бывают синяки, — поспешила заверить она, — ничего страшного. Через день-другой они сойдут, и…

— Я убью его! — в бешенстве воскликнул Ник. — От него не останется и мокрого места, он будет вечно гореть в аду…

— Пожалуйста, не надо! — Лотти умоляюще приложила ладонь к его щеке. — Не позволим лорду Раднору испортить нам этот вечер. Давай просто перевяжем мне руку платком и снова наденем перчатку. И вернемся в зал, пока нас не хватились. Скоро сэр Росс произнесет речь, а потом мы…

— Мне нет до него никакого дела.

— А мне — есть. — Взяв себя в руки, Лотти погладила его по щеке. — Я хочу станцевать с тобой вальс. А потом дождаться, когда все узнают, кто ты на самом деле. — Она перевела взгляд на его губы и потупилась. — Затем мы уедем домой, и там ты отнесешь меня в постель.

Как и рассчитывала Лотти, Ник моментально воспламенился. Его неистовый взгляд стал мягче.

— И что же дальше?

Ответить она не успела: в дверь требовательно постучали.

— Сидней! — послышался приглушенный голос из-за двери.

— Я здесь, — отозвался Ник и встал.

В дверях возник сэр Росс. Бесстрастным взглядом он окинул Ника и Лотти.

— Мне только что сообщили о приезде лорда Раднора. — Он направился к Лотти и присел перед ней, как недавно сделал Ник.

— Вы позволите? — сочувственно спросил сэр Росс, увидев синяки на руке Лотти.

— Да, — пробормотала Лотти, подавая ему руку. Сэр Росс нахмурился, разглядывая потемневшее запястье. Разглядывая его добрые серые глаза, Лотти не понимала, как могла когда-то счесть этого человека высокомерным и жестоким. Она вспомнила слова Софи о том, что он всегда был добр к женщинам и детям.

Слабо улыбнувшись, сэр Росс отпустил ее руку.

— Больше этого не повторится, я вам обещаю.

— Прекрасный бал, — съязвил Ник. — Может, соизволите объяснить, кого угораздило включить лорда Раднора в список гостей?

— Ник, — вмешалась Лотти, — я уверена, сэр Росс ничего не…

— Нет, Шарлотта, — тихо перебил сэр Росс, — это моя вина, и я прошу у вас прощения. В списке гостей, который я составил, лорд Раднор не значился. Но я выясню, как ему удалось раздобыть приглашение. — Нахмурившись, он продолжал:

— Сегодняшняя выходка лорда Раднора достойна сурового осуждения. Она свидетельствует об одержимости Шарлоттой — значит, возможно и продолжение…

— Ну уж нет! — вскипел Ник. — Мне известны средства исцеления лорда Раднора от одержимости. Во-первых, если он не покинет этот дом до того, как я выйду отсюда…

— Он уехал, — объяснил сэр Росс. — Здесь два сыщика, которым я поручил вывести его как можно тише, не поднимая шума. Так что успокойтесь, Сидней, — ни к чему изображать разъяренного быка и рыть копытами землю.

Ник прищурился:

— Хотел бы я посмотреть, что было бы с вами, посмей кто-нибудь прикоснуться к Софи!

Сэр Росс коротко вздохнул и кивнул:

— Ваша взяла — Он снова свел брови на переносице и продолжал:

— Вы вправе поступить с Раднором как угодно, Сидней, и не мне вмешиваться, а тем более останавливать вас. Но я ставлю вас в известность, что я намерен сам встретиться с ним и объяснить, что Шарлотта находится не только под вашей, но и под моей защитой. Раднор посмел оскорбить мою родственницу — это возмутительно!

Его участие тронуло Лотти. Она и не предполагала, что от лорда Раднора ее будут защищать двое столь влиятельных мужчин — не только ее муж, но и муж ее золовки.

— Благодарю вас, сэр Росс.

— Никто не упрекнет вас, если вы пожелаете немедленно уехать домой, — сообщил он. — Что касается речи, которую я готовил к балу, мы сможем перенести…

— Я никуда не поеду, — решительно заявила Лотти. — И если вы, сэр Росс, не произнесете речь сегодня же, я сделаю это за вас.

Он вдруг улыбнулся:

— Прекрасно. Поступайте, как считаете нужным. — Он вопросительно посмотрел на Ника:

— Вы скоро вернетесь в зал?

— Как скажет Лотти, — бросил Ник.

— Да, скоро, — подтвердила она. Несмотря на боль в запястье, ей казалось, что в случае необходимости она справится даже с самим дьяволом. Заметив, какими взглядами обменялись мужчины, она поняла, что они безмолвно приняли решение поговорить о Радноре в более подходящем месте и в другое время.

Сэр Росс оставил их в салоне, Лотти решительно встала. Ник сразу обнял ее за талию, словно боясь, что она упадет. Эта чрезмерная опека заставила ее улыбнуться.

— Со мной все прекрасно, — заверила она. — Честное слово.

В глазах Ника мелькнули знакомые искры смеха, он постепенно приходил в себя, но все еще был напряжен, постоянно всматривался ей в лицо пристальным взглядом. Казалось, ему не терпится завернуть ее в вату и поместить в коробочку под стекло.

— Не отходи от меня ни на шаг, — потребовал он. Лотти откинула голову, заглянула ему в глаза и улыбнулась:

— Мудрый совет — похоже, бренди ударил мне в голову.

Его глаза опять потеплели, он подхватил ладонью ее грудь.

— Голова кружится?

От чувственного прикосновения его горячих пальцев Лотти расслабилась и прильнула к нему. Про боль в запястье она совсем забыла и вздрогнула только от наслаждения, когда он движением большого пальца превратил ее сосок в твердый бугорок.

— Только от твоих ласк.

Мягким движением взвесив ее грудь на ладони, Ник перевел руку на талию Лотти.

— Поскорее бы закончился этот злосчастный вечер, — вздохнул он. — Идем. Чем скорее мы выйдем отсюда, тем раньше Кэннон произнесет свою чертову речь.

Лотти ни разу не поморщилась, пока Ник натягивал на ее опухшее запястье тугую перчатку. Но к тому времени, как перчатка была натянута до локтя, Лотти побледнела, а Ник взмок, словно ее боль передавалась ему.

— Черт бы побрал Раднора! — хрипло бранился он, наливая Лотти еще бренди. — Я задушу его!

— Есть другой, более надежный, способ досадить ему. — Лотти сложила платок и вытерла пот со лба мужа.

— Какой? — Ник приподнял брови в сардонической усмешке.

Лотти скомкала платок в кулаке, выде