/ Language: Русский / Genre:love_short, / Series: Королевские невесты

Медовые поцелуи

Люси Монро

Согласно воле отца принц Амир должен как можно скорее жениться. Но на ком? Список подходящих кандидатур он поручает составить своей очаровательной ассистентке…

2008 ruen Г.Ежова31d59e70-6dae-102b-94c2-fc330996d25d love_short Lucy Monroe Hired: The Sheikh's Secretary Mistress en Roland FB Editor v2.0 29 November 2009 OCR: Донэль; Spellcheck: Marello 4050aa36-2e4d-102d-93f9-060d30c95e7d 1.0 Медовые поцелуи Радуга Москва 2009 978-5-05-007050-0

Люси Монро

Медовые поцелуи

ПРОЛОГ

– Ваше высочество, вас желает видеть шейх. – В обычно спокойном голосе Грейс послышалось волнение.

Члены семьи Амира всегда производили большое впечатление на людей, но редко на его хладнокровную и уравновешенную секретаршу. Пять лет службы выработали у нее иммунитет, но неожиданный приезд родственника, который, как они оба полагали, должен был находиться в Зорхе, вызвал растерянность даже у нее.

Амир встал из-за блестящего, покрытого стеклом стола.

– Я вижу, что ты все еще нуждаешься в помощи, – сказал он высокому мужчине, который при входе в кабинет распахнул не одну, а сразу две створки двери.

Грейс издала недовольный звук при слове «помощь», употребленном Амиром. Посетитель широкими шагами направился к нему, и мрачный вид его свидетельствовал о том, что он приехал сюда не только из родственных побуждений.

– Чем обязан твоему визиту? – спросил Амир. У него было чувство, что он уже знает ответ, но подтверждение его догадки было равносильно подтверждению его вины, а он не хотел этого делать… пока. Он больше никогда не будет связываться с Тизой. Эта сексуальная кошечка в итоге променяла его на папарацци, да к тому же передали последнему несколько пикантных фотоснимков. Фотографии, на которых Тиза была запечатлена с Амиром, облетели все бульварные газеты.

Захир ничего не ответил и несколько секунд напряженно смотрел на Амира. Амир, будучи младшим из трех братьев, усвоил множество уроков, и один из них – хранить молчание, из политических соображений. Сейчас он вспомнил этот урок и не собирался заговаривать первым.

Он искоса посматривал на мужчину, которого можно было бы назвать его близнецом, если бы не семь лет разницы в возрасте.

У них были одинаковые темные волосы – не длинные, не короткие. Но если Захир укладывал их в стиле делового человека, то на голове Амира всегда царил художественный беспорядок.

У них были одинаковые квадратные подбородки, выступающие скулы и орлиные носы. Всех троих отличал высокий рост, но Захир был выше Амира и Халила. И все трое были худощавыми и жилистыми, как и их отец. Захир занимался в тренажерном зале, а Амир увлекался верховой ездой. Оба были дорого одеты, но Амир предпочитал одежду от Хуго Босса, а его старший брат любил сдержанного Армани.

Их одинаковые черные глаза неотрывно смотрели друг на друга, пока Грейс не прокашлялась, и тогда их внимание обратилось на стройную секретаршу.

Ее рыжие волосы были аккуратно уложены в строгий пучок, полные розовые губы покрывал лишь прозрачный бальзам. Из-за темной оправы очков на братьев выжидательно смотрели карие глаза.

– На этой встрече требуется мое присутствие? – язвительным тоном спросила она.

Вместо ответа Захир сделал шаг вперед и стал бросать на стол журналы и газеты. Они были открыты на нужной странице, если история не была изложена на обложке, а так в основном и было. Каждый заголовок кричал о плейбое-принце и его очередной победе на любовном фронте.

Амир состроил гримасу.

Грейс издала еще один неодобрительный звук. И Амир не мог понять, относится ли этот звук к нему или его брату, который явно ждал объяснений.

Захир взглянул на Грейс.

– Вы что-то хотите сказать, мисс Браун?

Грейс, возможно, и смутилась бы при иных обстоятельствах, но не в роли его личной секретарши. Он был ее работодателем на протяжении многих лет. Но его репутацию за все это время они не обсуждали, ни разу.

Она бросила на них осуждающий взгляд.

– Я не знаю, кто из вас заварил эту кашу – Амир, который заставил репортеров бегать за собой, или вы, ваше высочество. – Она оправила на себе недорогой строгий жакет. – Насколько я понимаю, на вашей встрече не требуется мое присутствие, поэтому я ухожу.

С этими словами она ушла, тщательно закрыв за собой двери.

Захир покачал головой.

– Несговорчивая дама.

– Грейс держит меня в строгости, – шутливо сказал Амир, не скрывая довольной улыбки.

Последнее время в его голове слишком часто стали возникать неподобающие мысли в отношении незаменимой секретарши, и это нарушало его спокойствие. И искры в ее глазах, когда она так резко осудила их обоих, вновь зажгли в нем огонь. Захир нахмурился.

– Я всего лишь хочу узнать, правда ли это.

– Тиза была ошибкой, – признался Амир.

– Да.

И не единственной.

– Ты приехал сам или отец послал тебя?

– Меня послал отец.

Холодный обруч страха сжал сердце Амира. Отец послал Захира не только для того, чтобы выразить ему свое недовольство. Это означало, что король был настолько разгневан, что сам не желал видеть своего младшего сына.

– Ты знаешь, мне кажется, Тизе уделяется слишком много внимания в прессе. Ведь она далеко не первая моя подруга… Я никогда не поступал со своими любовницами так, как поступил Халил. Он жил с Джейд почти два года, прежде чем решил жениться на ней.

И в других отношениях Джейд не очень подходила для того, чтобы стать супругой мужчины из их семьи, но у нее были связи в высшем обществе. В браке Джейд и Халила был заинтересован ее дядя – ему было важно, чтобы она стала членом королевской семьи Зорха.

Нахмуренный лоб Захира свидетельствовал о том, как мало его волновал тот факт, что его нынешняя невестка долгое время была любовницей его брата.

– Это не оправдывает твои действия.

– Ты можешь заверить короля от моего имени, что его младший сын будет теперь более осмотрительным в выборе спутниц.

Амир стиснул зубы, чтобы не сказать те слова, о которых он потом пожалеет.

– Увы, такого уверения будет недостаточно. Отец сыт по горло тем, что наше имя то и дело втаптывают в грязь. Настало время обуздать твои дикие устремления.

И снова Амир сдержал слова, которые готовы были сорваться с его языка. Кто дал отцу и брату право вмешиваться в его личную жизнь?

Он был предан своей семье и своим людям. И всегда ставил их интересы превыше собственных. Он жил вдалеке от своего дома, чтобы заниматься бизнесом королевской семьи. У него было множество обязанностей, а личного времени оставалось совсем немного. И если он решил проводить его с красивыми женщинами, не обременяя себя лишними обязательствами, почему нужно его за это осуждать?

– Я не встречаюсь с невинными девушками или замужними женщинами. И прежде, чем назначить первое свидание, я сообщаю своим предполагаемым подругам о временном характере наших отношений.

– Твой стиль негативно сказывается на нашей семье и нашем окружении.

– Нет ничего плохого в моем стиле жизни.

– Отец не согласен с твоими словами.

– И что же он хочет от меня? Чтобы я оставался девственником?

– Нет.

– Тогда что?

Легкая искра сожаления блеснула в глазах Захира.

– Король желает, чтобы ты женился.

Король? Так, значит, это королевский приказ.

– И он уже выбрал для меня мою будущую жену? – с недоверием спросил Амир.

Захир из вежливости немного помолчал.

– Да.

– Попахивает средневековьем.

Захир сжал губы.

– Ты отказываешься выполнять повеление короля?

Дурное предчувствие охватило Амира. Он знал, что непослушание будет стоить ему очень дорого. Если Амир откажется жениться на женщине, которую выбрал ему отец, он сразу лишится работы и вынужден будет искать себе другую – такую, где никто уже не будет величать его «принцем».

Он был воспитан так, что не мог ни в чем перечить своему отцу, даже если приказ казался ему невыполнимым.

– Я полагаю, что женщина, на которой я женюсь, – принцесса.

– Конечно. – Если Захир и был удивлен такой покорностью своего младшего брата, то не показал виду.

– И кто же она?

– Принцесса Лина бин Фахд аль Марван. – Захир кинул еще один листок бумаги на стол.

Это было досье на принцессу, с фотографией красивой женщины. Может быть, все не так уж плохо. В последнюю очередь Амир хотел жениться по любви, и, если быть честным, кратковременные связи ему самому порядком поднадоели.

Идея короля неожиданно ему понравилась.

Кроме того, ему необходимо отвлечься, а для этого нужна более постоянная партнерша, чем Тиза и подобные ей.

– Когда же свадьба? – спросил он.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Что вы сказали? – Грейс показалось, что Амир нанес ей удар в солнечное сплетение.

– Я бы хотел, чтобы ты нашла мне жену.

Она закрыла глаза и снова их открыла, но Амир по-прежнему был здесь – ее красивый, сексуальный, единственный в мире, предназначенный лишь для нее босс. Выражение ожидания на его красивом лице говорило ей о том, что этот вопрос – не плод ее воображения.

Какой ужас она испытала, когда шесть недель назад Амир объявил ей о том, что отец нашел для него невесту – принцессу из соседнего эмирата. Сердце Грейс сжалось при мысли, что ее всегда такой независимый босс столь легко подчинился требованию отца.

Но потом принцесса Лина сбежала со своим прежним возлюбленным, расторгнув, таким образом, контракт между двумя могущественными шейхами. Это случилось две недели назад, и Грейс только-только начала приходить в себя.

И теперь Амир хочет, чтобы она нашла ему жену? Невероятно. Неужели он совсем ничего не видит?

– Но почему? – Ведь ему нравились его многочисленные любовные связи, или, по крайней мере, он делал вид, что счастлив.

Конечно, ни одну из своих подружек он не любил. Насколько она его знала – а она знала его лучше, чем кто-либо другой, – последний раз Амир влюблялся в восемнадцать лет.

Амир любил свою Жасмин и даже предложил ей выйти за него замуж. Они были обручены уже три месяца, через месяц должна была состояться свадьба (что, по мнению Грейс, свидетельствовало о сильной любви со стороны Амира, иначе он не стал бы настаивать на скорой женитьбе), когда Жасмин погибла в результате несчастного случая. И Грейс верила в то, что потеря возлюбленной повлияла на дальнейшую жизнь Амира сильнее, чем он был готов признаться себе и своей семье.

– Мой отец хочет, чтобы я остепенился, – сказал Амир, пожав плечами.

Как он может так небрежно говорить об этом? Разве он не понимает, что разбивает ее сердце на крошечные кусочки, которые невозможно будет сложить вместе?

– А разве он не выбрал вам другую жену? – осторожно спросила она.

– Нет.

– Так, значит…

– Я не вижу никакой причины ждать, когда он сам сделает выбор. Если ты найдешь мне жену, то я, по крайней мере, буду контролировать финансовую сторону и сам буду выдвигать условия.

Грейс едва сдержала стон. Ей следовало этого ожидать. Амир был слишком независим для того, чтобы позволить другому мужчине выбрать себе жену. И теперь, воспользовавшись заминкой, он решил опередить короля. Она поняла причину, но вовсе не собиралась помогать ему.

Он требовал от нее слишком многого.

– Нет.

Его темно-карие глаза недоверчиво расширились.

– Как это – нет? – Его шок был настолько явным, что она почти физически почувствовала напряжение, возникшее между ними.

– Я хочу сказать, что если вы хотите найти себе жену, – сказала она медленно и очень твердо, – то вы должны сделать это сами.

Шок сменился его явным неудовольствием.

– Не будь смешной. Я не могу сделать такой выбор без твоего участия.

Ее тело дернулось, будто сердце пронзили тысячи ножей. Комплимент Амира звучал весьма сомнительно.

– Извините, но я – ваш секретарь, а не сваха. Поиск жен не входит в мои служебные обязанности.

– Ты не права. Твоя должность называется персональный помощник, а не административный, потому что ты помогаешь мне не только в служебных делах.

– Поиск жены – слишком личное дело.

– Вовсе нет. Ведь ты выбирала подарки для моих любовниц.

– Как вы можете меня просить об этом? – Она любила Амира больше всех на свете, но иногда он вёл себя очень глупо.

Амир прислонился бедром к столу и сложил руки на груди, а это означало, что он приготовился к осаде.

– Мы спорим по пустякам, Грейс. Мне нужна твоя помощь.

– Я не буду вам помогать.

Ей было так мучительно любить его и знать, что у них двоих нет никаких шансов. Но искать ему женщину, чтобы она заняла то место, которое она сама так жаждала занять? Это было слишком.

– Ну, соглашайся, Грейс. – Он собирался привести веские аргументы, но в этот миг зазвонил телефон, и Грейс бросилась к нему, как жертва, убегающая от хищника.

Когда она схватила телефонную трубку, терпение Амира лопнуло, и он, оттолкнувшись, отошел от ее стола.

Взгляд, который он бросил на нее, красноречиво говорил о том, что их разговор не окончен.

Амир расхаживал по своему кабинету. Что случилось с Грейс? Она вела себя очень странно с тех пор, как отец стал настаивать на его женитьбе. Сначала он думал, что она боится потерять работу после его свадьбы, но он уверил ее, что этого не произойдет. Он не мог представить себя без своей проницательной и деятельной секретарши.

Но Грейс продолжала вести себя странно и успокоилась лишь в последние две недели – после того, как разрушились его планы в отношении принцессы Лины.

Он не мог понять, как ни старался, почему она отказывается найти ему жену. Грейс также осуждала его образ жизни, как и отец, но никогда не заговаривала о том, что ему надо жениться.

Он думал, она будет рада выбрать ему жену. Как его личный секретарь, Грейс, конечно же, будет общаться с женщиной, на которой женится Амир, чтобы согласовать его график работы и тому подобные вещи.

Грейс всегда понимала, что ему нужно, – часто еще до того, как он сам успевал это понять. Она способна найти для него лучшую кандидатуру на роль спутницы жизни.

Он не искал любви, но ему нужна была жена, которая вписывалась бы в его образ жизни. Грейс знала его как никто другой. Она понимала, как важна для него семья и его родительский дом, невзирая на то, что он жил в Манхэттене и наслаждался всеми удовольствиями Нью-Йорка.

Он вспомнил о том, какой у нее был вид, когда он впервые попросил ее о помощи в выборе невесты. Она была ошеломлена. Шокирована. Хотя Амиру казалось, что подобную просьбу с его стороны вполне можно было ожидать.

Он не хотел, чтобы отец контролировал его жизнь, даже если речь идет о короле Зорхи. И если не сейчас, то немного позже отец снова найдет ему подходящую, по его мнению, кандидатуру. Для Амира оставался единственный выход – найти невесту первым. Разве Грейс не понимает такой простой вещи?

Столь непреклонный отказ помочь ему совсем не вязался с ее характером. Но, честно говоря, Грейс была прелестна, когда вздрогнула от его вопроса. Он редко видел ее такой, и, наверное, к лучшему. Он не мог позволить себе разрушить многолетние отношения с женщиной ради эфемерной сексуальной связи. К сожалению, Грейс не входила в число тех красоток, с кем можно было спокойно расстаться и вернуться к обычной жизни. Он понимал, что работать вместе им после этого будет невозможно.

Все увеличивающееся желание узнать поближе свою немодно одетую помощницу лишь укрепляло в нем решимость найти себе подходящую жену. И ему надо было убедить Грейс помочь ему сделать это.

Он понимал, что ему очень трудно будет завлечь Грейс к себе в постель. Она смотрела на него с невинным желанием, и этот взгляд несказанно возбуждал его. Он мучился вопросом, почему столь скромно одетая женщина, не понимающая того, что ей надо подчеркивать свои женственные формы, действует на него подобным образом. Он представлял себе, как распустит ее длинные волнистые волосы, уложенные в пучок, пропустит свои пальцы сквозь рыжий шелк…

Он также хотел ощутить ее соблазнительную кожу… легкие веснушки выглядят, как крапинки сладкого перца на нетронутой поверхности сливок. Покрывают ли эти восхитительные веснушки все ее тело?

Черт возьми. Ему надо искоренять такие мысли или придется принимать душ среди рабочего дня, чтобы охладить свой пыл.

Необходимо убедить Грейс помочь ему найти подходящую жену… Вот единственный выход в создавшейся ситуации.

Воспоминания о последствиях одной истории, когда у него вскружилась голова, заставили содрогнуться его сердце. Никакой любви. Никаких близких эмоциональных связей. Он никогда больше не поставит под удар свое сердце.

Грейс заняла свое место рядом с Амиром на стадионе «Фенвэй-Парк». Они прилетели в Бостон на деловую встречу, и она была приятно удивлена, когда узнала, что Амир купил билеты в первый ряд на матч ее любимой бейсбольной команды «Ред Сокс».

Он целую неделю не просил ее найти ему жену, но она слишком хорошо его знала, чтобы считать, что он забыл об этом. Она работала с ним пять лет и не могла вспомнить ни одного случая, когда бы он отказался от чего-то под давлением лишь одного аргумента. Он был уверен в себе и обладал сильной волей, и его нелегко было уговорить свернуть с выбранного им пути.

И вместо того, чтобы наслаждаться игрой, она отчаянно пыталась придумать, как ему отказать. Очень трудно сказать «нет» мужчине, которого любишь, даже если он смотрит на тебя, как на предмет офисной мебели.

Амир искоса взглянул на нее.

– Все в порядке?

– Да. Мне здесь очень нравится. Спасибо тебе.

Улыбка, с которой он взглянул на нее, была искренней и вместе с тем невероятно сексуальной.

– Я очень рад. Но ты заслуживаешь гораздо большего.

Ну, хорошо, не предмет мебели. Грейс вздохнула. Она могла бы ручаться, что, если его спросят, Амир охарактеризует ее не только как высококлассного персонального помощника, но и как своего друга.

Но проблема заключалась в том, что она жаждала быть для него больше, чем другом, и знала, что этого никогда не случится. Он был так далек от ее круга, она была пешкой, а он – королем.

Грейс решила, что не должна омрачать унылыми мыслями удовольствие, которое получала от созерцания игры, – ведь она была бейсбольным фанатом.

Она заставила себя сосредоточить все свое внимание на игроках, бегавших по полю. И если ее чувства были обращены к мужчине, сидевшему рядом с ней, то об этом никто не догадывался.

Амир тянул время и не спешил снова просить Грейс найти ему жену. Такая тактика раньше имела успех. Он подкинул ей идею и дал время на раздумья. И если первая реакция Грейс была негативной, то в следующий раз она станет обсуждать этот вопрос более охотно. Так было всегда. Он постарается смягчить ее поездкой в Фенвэй-Парк, а после матча купит ей футболку любимой команды.

Она предпочитала носить мужские футболки на два размера больше ее собственного. И эта привычка помогала ему сдерживать свое либидо.

Он не знал другой женщины, которая так равнодушно относилась бы к своей внешности: она совершенно не старалась подчеркнуть свою красоту.

После матча они сели в лимузин. Грейс откинулась на кожаную спинку сиденья и повернулась к нему лицом.

Он налил ей в стакан апельсинового сока, а себе плеснул немного водки. Очень плохо, что она не пьет. Она сделала глоток, глядя на него поверх края стакана.

– Спасибо за то, что сегодня ты пытался меня подкупить.

Амир оторопел.

– Ты так действительно думаешь?

Она всего лишь пожала плечами, ее волосы, обычно уложенные в пучок, теперь были собраны на голове в «конский хвост», и она казалась моложе своих двадцати пяти лет. На ней была футболка бейсбольной команды «Ред Сокс», купленная им в прошлом году, и джинсы, в которых ее ноги казались невероятно длинными.

Амир бросил па неё укоризненный взгляд.

– Ты не хочешь говорить со мной откровенно, Грейс, и это на тебя не похоже.

Она надула губы, и они были так хороши, что он едва сдержал желание их поцеловать.

– Да нет, я не против. Ты не смог сразу добиться от меня того, чего хотел, поэтому купил билеты на этот матч. – Она округлила глаза. – И подарил мне футболку, в которой я буду спать всю оставшуюся жизнь… Спасибо тебе.

Образ Грейс в постели… Амир отмахнулся от волнующего видения.

– Я мог бы забронировать постоянные места в ложе. – Он не умел сердиться на нее, и она знала это.

У Грейс было несколько страстных увлечений, и бейсбол – одно из них. Амир ублажал ее, как мог. Такая превосходная секретарша, как она, заслуживала всяческого поощрения.

– Возможно, но я ведь знаю, что ты выше того, чтобы использовать мое хорошее настроение в своих целях.

– Если бы я был выше этого, я был бы плохим коммерсантом, не так ли?

– Думаю, нет.

Она прикусила нижнюю губу и взглянула в окно. Возникло минутное молчание.

– Что тебя так заинтересовало? Это скопление машин?

Она вздохнула и снова повернулась к нему, в ее светло-карих глазах мелькала тревога.

– Ты хочешь, чтобы я нашла тебе жену.

– Да. – Он заставит ее это сделать и не чувствует ни капли вины оттого, что воспользовался ее слабостью.

– Ты думаешь, что победил, но ошибаешься.

– Нет.

Она нахмурилась.

– Если ты действительно хочешь моей помощи, то устрой мне встречу с Биг Папи. – В глазах ее блеснуло что-то, что заставило его занервничать.

– Не имею никакого желания представлять тебя твоему кумиру. Спортивные звезды, наподобие его, будут рады иметь такую превосходную секретаршу. А я не хочу тебя потерять.

– Еще бы.

Мысль о том, что она может уйти работать в «Ред Сокс», вызвала в нем досаду, хотя он интуитивно чувствовал, что такое вряд ли произойдет.

Она рассмеялась, затем снова стала серьезной.

– Я еще пока не согласилась, но скажи, какие качества ты хочешь видеть в своей будущей жене.

Вопрос застал его врасплох. Амир открыл рот и снова закрыл его. Обычно он быстро соображал, но в этот раз ничто путного в голову не приходило.

Грейс пристально смотрела на него, и взгляд ее становился все более проницательным.

– У тебя нет никаких мыслей на этот счет?

– Поэтому я спрашиваю тебя.

– Но, Амир, ведь это будет твоя жена. Я не могу составить список необходимых качеств за тебя.

– Почему бы и нет?

– Потому что ты сперва должен сказать мне, чего ты сам хочешь!

– Ты и так знаешь, чего я хочу.

– Тебе очень понравился выбор твоего отца.

– Да, но все-таки это был его выбор. – Неужели боль исказила ее лицо? Ведь у нее нет причины переживать. Должно быть, это был отблеск фар сквозь окно лимузина. – Я хочу сам выбрать себе жену, – добавил он, не дождавшись от нее ответа.

– Так почему ты хочешь, чтобы я нашла ее?

– Перестань упрямиться.

– А я и не упрямлюсь. Как я могу сделать то, что ты хочешь, если ты не даешь мне никаких ориентиров в работе?

– Хорошо. Она должна быть физически привлекательна.

– И все? – спросила Грейс с сарказмом.

– Нет. Она должна быть культурной и дипломатичной.

– Понимаю.

– Я хочу жениться на женщине, которая будет дополнять меня и мое положение, как в бизнесе, так и в обществе, поскольку я выступаю в роли наследного принца.

– Я всё поняла, но хочу уточнить: что ты имеешь в виду под словом «привлекательная»?

– Разве тебе есть нужда спрашивать? – Его личный секретарь иногда могла быть очень упрямой.

– Ты так думаешь? Однажды ты признался, что не понимаешь, что особенного увидел Халил в Джейд. Очевидно, у вас двоих очень разные вкусы.

– Но ты знаешь тип женщин, который нравится мне. Ведь ты видела и разговаривала с ними и даже, покупала для них подарки.

– Но получается, что у них всех чего-то недоставало, иначе бы ты женился на одной из них.

– Сейчас я готов жениться. Возможно, если бы я был готов раньше, я женился бы на одной из моих подруг.

– Но ведь ты не любил ни одну из них.

– А я и не собираюсь любить свою жену. Это будет брак по расчету.

– Тогда какая разница, будет ли твоя жена привлекательной или нет?

– Ты очень наивная. Красивая жена принесет мне пользу.

– Это так мелко.

– Зато реалистично.

Грейс иногда была такой наивной…

– Я не хочу, чтобы соблюдение верности стало для меня мучением.

– Значит, ты собираешься быть верным?

– Да, конечно. Мужчин в моей семье нельзя назвать волокитами.

– Все, что ты перечислил, весьма поверхностно. А как насчет общих интересов?

– Не обязательно. Пока мы будем удовлетворять друг друга в постели, мы сможем жить каждый своей жизнью.

Грейс взглянула на него, пытаясь понять, искренен ли он.

– Но в такой обстановке детям будет нелегко расти, или ты не планируешь становиться отцом?

– Не обязательно любить жену, чтобы стать хорошим отцом.

– Твои родители любили друг друга.

– Ну и что?

– Ты хочешь сказать, что не желаешь того же для своей семьи?

При этих словах он вспомнил о том времени, когда испытывал нечто подобное. Мысли вихрем закружились у него в голове – он вспомнил Жасмин. После ее смерти он старался не думать о возлюбленной, но ему по-прежнему было очень больно.

– Не всякий жаждет подобных отношений. Мне они точно не нужны.

Грейс снова нахмурила брови и отвернулась к окну. Что с ней происходит?

Может быть, его высокопрофессиональная секретарша, совершенно немодная и никогда не ходившая на свидания, скрывала внутри себя романтические черты? Это объяснило бы ее негативную реакцию на его желание вступить в брак по расчету.

Это также объясняло повышенное внимание, которое оказывали ей другие мужчины, несмотря на её скромный внешний вид. Они, возможно, ощущали в ней скрытую страстность и чувственность. Ждет ли она своего принца в сверкающих доспехах?

– Ты поняла, чего я хочу, Грейс? – И он выложил козырную карту, которая в прошлом всегда работала: – Пожалуйста.

Ее взгляд обратился на него, и совсем другое выражение застыло в больших карих глазах.

– Хорошо. Я подумаю.

Победа осталась за ним, как он и предполагал. Его самоуверенность, видимо, отразилась на его лице, потому что Грейс скривила губы и сказала:

– У тебя слишком довольный вид. А я ведь еще могу отказаться.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Грейс свернулась калачиком на диване, расположенном в гостиной двухместного номера, который они с Амиром занимали, и притворилась, что смотрит телевизор. Все ее мысли были обращены к боссу.

Женщины, с которыми он прежде встречался, были потрясающе красивы. Он ходил на свидания с моделями – с такими девушками, которые, казалось, сошли с обложек глянцевых журналов. Взять хотя бы принцессу Лину. Она была истинной Венерой. Грейс прикоснулась руками к своим маленьким грудям и нахмурилась.

Но если у нее высокий рост, как у многих мужчин, то почему же у нее нет пышных форм под стать такому росту? Она ведь была тощей, как палка. Обхватив диванную подушку, Грейс нахмурилась. Амир ничего не сказал о личности будущей жены, его интересовала лишь ее сексуальность. Неужели он такой поверхностный?

Она знала, что это не так. Почему же он хочет жениться по расчету – на женщине, готовой предложить только свою красоту и умение быть очаровательной в обществе? Он заслуживает гораздо большего. Его страстная душа жаждет большего, даже если он не хочет признаваться в этом.

Дверь в его сердце захлопнулась после того, как он потерял Жасмин. Однажды Амир сказал ей, что некоторые места связаны с этим горем, и он никогда больше туда не придет. Мужчины из королевской семьи Зорха терпеть не могли проявлять слабость. Возможно, Амир ненавидел это проявление больше всех, потому что он был младшим сыном и постоянно стремился самоутвердиться.

Но разве брак по расчету убережет его от новой боли? Больше всего на свете Грейс не хотела, чтобы Амир женился на нелюбимой женщине. Несмотря на его в высшей степени потребительское отношение к ней, она искренне желала, чтобы он был счастлив. Он же собирается жениться на глупышке, которая не будет иметь с ним ничего общего, но зато будет искусна в постели.

Как долго протянет подобный брак?

Грейс еще крепче сжала подушку, чувствуя себя очень одинокой. Она не ощущала одиночества с момента своего знакомства с Амиром. Когда она пошла в его кабинет, как кандидат на место секретарши, ей было двадцать лет, и в этот день Амир изменил ее мир. Он наполнил его светом, теплом и улыбками.

Ее обычная неловкость в общении с людьми совершенно исчезала, когда она была рядом с ним. Амир никогда не испытывал смущения или стыда, и рядом с ним она также избавлялась от этих чувств. В его офисе она с самого начала почувствовала себя как дома.

Амир скоро показал ей, что является не только красавцем богачом.

Он заботился о своей семье. Он заботился о простых людях Зорхи. Занимался благотворительностью. И, конечно же, он был терпеливым и великодушным по отношению к своему личному секретарю. Но не настолько, чтобы рассматривать ее как подходящую жену.

На одну секунду Грейс допустила такую возможность.

Его жена должна уметь держать себя в обществе. Ну и что? Всю свою жизнь она была замкнутой и стеснительной, терялась в любых ситуациях, в которых участвовало более двух человек. Но она обрела уверенность рядом с Амиром и научилась быть первоклассным секретарем.

Так почему же она не сможет научиться быть первоклассной женой?

Да, конечно, скривилась она, Грейс Браун, будущая принцесса. Нет.

Не обращая внимания на слезы, катившиеся по щекам, она вспомнила разговор в лимузине, когда Амир, говоря о кандидатуре на роль жены, совсем не брал ее в расчет. Когда он сказал, что жена его в первую очередь должна быть физически привлекательной, у нее сжалось сердце. Она точно знала, что в сексуальном плане не привлекает Амира.

Ее мечты несбыточны. И теперь она сидела, не в силах уснуть, пытаясь понять, что ее ожидает. Боль. Да. Иначе быть не может. Мужчина, которого она любила всеми фибрами своей души, собрался жениться на другой женщине. Но если она любит его, ей надо собрать волю в кулак и помочь ему.

Почему?

Потому что она хочет, чтобы он был счастлив. Если она будет продолжать отказывать ему в помощи, он женится на какой-нибудь красивой ледышке и очень скоро пожалеет о своем решении.

Грейс видела своего босса насквозь. Она понимала, что Амир не хочет снова влюбляться. Но и одиночество рано или поздно окружит холодом его сердце, и оно будет становиться все холоднее и холоднее, пока, наконец, не превратится в кусочек льда. Нет. Пришла пора решительных мер.

Она не могла допустить, чтобы такое случилось с ним. И единственное, что ей под силу, это найти ему подходящую жену.

И если ее собственное сердце в результате разорвется от боли… Что ж, она научится жить с разбитым сердцем.

Амир и Грейс неспешно завтракали. Вокруг ее глаз залегли тени, кожа казалась очень бледной.

Он нахмурился и произнес строгим голосом:

– Ты выглядишь усталой. Ты спала этой ночью? Что с тобой случилось?

– Я здорова, а спала действительно плохо. – Она улыбнулась, но это было жалкое подобие ее улыбки.

– Из-за моей просьбы?

– Да.

– Если тебе от этого так плохо, я отменяю свою просьбу. – Он не хотел, чтобы она потеряла из за него сон. Она и так работала очень напряженно. И свободного времени у нее было очень мало.

– Ну уж нет.

– Что ты хочешь сказать?

– Я берусь за это дело.

Он протянул к ней руку.

– Ты ужасно выглядишь.

Она криво усмехнулась.

– Спасибо тебе, Амир.

– Сейчас не время для фальшивой лести. Ты уверена, что не больна?

– Со мной все в порядке. И я решительно настроена найти тебе жену.

Что-то внутри него дрогнуло.

– Какое облегчение.

Она улыбнулась, на этот раз более искренне.

– Я рада.

Он был так благодарен ей за согласие, что обошел стол и крепко прижал ее к себе.

Грейс замерла, испытав шок, но затем расслабилась и прильнула к нему. Амир почувствовал ее теплое женственное тело, и его будто пронзил электрический ток.

Он не мог ее отпустить.

Она не могла от него оторваться.

Голова его наклонилась, когда в нем возникло инстинктивное желание вдохнуть ее запах.

– Ты пахнешь лимоном, – сказал Амир, пригладив пышные рыжие волосы, – и жасмином. – Этот запах напомнил ему дом.

– Твоя мать прислала мне мыло и шампуни, сделанные вашими мастерами из трав. – Лицо Грейс горело, она говорила хриплым шепотом.

Амир приподнял ее лицо за подбородок. Глаза их встретились.

– Моя мать прислала тебе косметические средства?

– Да. После того, как я посетила дворец Зорха и сказала, что мне очень понравилось мыло и шампуни, которые я обнаружила в ванной.

– Она любит тебя. – Амир удивился, почему раньше этого не замечал.

Окружающие испытывают симпатию к Грейс. Она может быть застенчивой и скованной, но никогда – надоедливой и докучной.

– Я тоже ее люблю.

– Я рад. – Почему же он до сих пор не отпускает ее? Их объятие уже не похоже на дружеское. Он хотел отступить назад, но руки его застыли, обнимая ее. Ее губы были совсем близко, они приоткрылись, и Амир увидел кончик прелестного розового языка.

Она учащенно задышала, и он знал, что если бы он снял с нее жакет, то увидел бы ее напрягшиеся соски. Он не должен этого делать. Не должен терять рассудок.

Грейс молчала и не смотрела на него.

И даже в своих туфлях на низком каблуке она была выше многих женщин, с которыми он встречался. Она была достаточно высокой, чтобы он мог наклониться без труда и легко коснуться ее губ. С каждой секундой это желание росло, и он видел, как затуманились ее карие глаза.

Она хотела его, даже если не осознавала этого. Амир судорожно пытался вспомнить, встречалась ли Грейс с кем-нибудь. Нет. Неужели она никогда не была с мужчиной?

Желание обладать ею грозило выйти из-под контроля.

Резко зазвонил телефон на его столе, напомнив ему о предстоящей встрече, и в другой комнате тотчас же зазвонил телефон на столе у Грейс.

Эти звуки вернули его с небес на землю, и он отпустил ее.

– Моя потенциальная жена должна быть примерно твоего роста. Мне было удобно держать тебя в своих руках.

Амир не мог поверить, что произнес такие двусмысленные слова, но Грейс, кажется, не обиделась.

Выражение ее лица стало подчеркнуто равнодушным.

– Хорошо, я запишу твое пожелание.

И когда она пошла за своей электронной книжкой, Амир отругал себя за то, что был так близок к катастрофе. О чем он думает? Зачем обнимал ее, находясь в таком сексуальном возбуждении? Иные могут смотреть на его строгого секретаря и считать ее какой угодно, но только не соблазнительной. Но Амиру было лучше знать. Он знал, как опасна может быть чарующая невинность.

И теперь он испытывает болезненное напряжение в паху и сексуальную неудовлетворенность. Но если бы он ее поцеловал, это непременно закончилось бы постелью.

А потом они неминуемо бы расстались.

Он слишком ценил ее как работника и как друга, чтобы совершить такую глупость.

Скорей бы жениться на ком-нибудь.

Грейс старалась не смотреть на Амира, пока он разговаривал с владельцем компьютерной компании о возможных инвестициях в его бизнес. Ей было очень тяжело. Краем глаза она отметила спортивную куртку, сшитую модным дизайнером, которая превосходно сидела на его мускулистом теле. По какой-то странной причине она напоминала Грейс о том, что случилось совсем недавно в номере отеля.

Проблема заключалась в том, что она до сих пор не могла понять, что все-таки произошло.

Ведь он почти поцеловал ее? И если бы не звонок телефона… Он действительно держал ее в объятиях – начальники так не обнимают подчиненных. В последний раз Амир обнял ее два года назад, в день ее рождения. Зачем он это сделал? Сначала она подумала, что он таким образом благодарит ее за согласие выбрать ему жену. Но разве обычное дружеское объятие длится столь долго? И можно ли назвать его дружеским?

Но больше всего ей хотелось понять, действительно ли он собирался поцеловать ее или нет?

Не приснилось ли ей его очевидное возбуждение? И если не приснилось, значит, это она возбудила его? Но ведь он все же оттолкнул ее, сухо изложив свои пожелания насчет будущей жены. Возможно, он прижал к себе Грейс для пробы, чтобы понять, подходит ли ему женщина такого роста, как она. Ведь большинство женщин, с которыми он встречался, были гораздо ниже.

И если это правда… Что может быть более унизительным, чем искать жену мужчине, которого любишь?

– Грейс.

Голова ее дернулась, когда раздался нетерпеливый голос Амира. Оба мужчины смотрели на нее.

– Ты слышишь, что я говорю?

Кровь прилила к ее щекам, и она призналась, что не слышала вопроса. Это было так несвойственно ей, что Амир наверняка заподозрит неладное. Джерри, владелец компьютерной компании, похоже, развеселился. Он вежливо поинтересовался, услышит ли она вопрос со второго раза. Его добродушная улыбка подействовала на нее успокаивающе.

– Очень плохо, что вы устроили здесь совещание, – сказала она, не подумав.

– Очень плохо, что здесь – не офис шейха, – мгновенно отреагировал Джерри.

– Ни в том, ни в другом не вижу трагедии. – Голос Амира был таким ледяным, что Грейс вся сжалась.

Она смущенно улыбнулась Джерри.

– Он все еще сердится. Я даже сейчас не могу сосредоточиться.

– Приношу свои извинения. – Джерри обеспокоенно взглянул на нее, и Грейс подключилась к разговору.

Через несколько минут, когда решился вопрос, в каком ресторане стоит отметить сделку, Джерри спросил Грейс, присоединится ли она к ним. И прежде, чем она успела ответить, Амир сказал, что у нее много работы и она не пойдет.

Она не могла поверить в такую наглость и собиралась выразить Амиру свое возмущение. Наедине. И как только дверь за Джерри закрылась, она повернулась к нему.

– Какую же такую срочную работу мне надо выполнять?

Он посмотрел на нее долгим взглядом.

– Ведь ты согласилась найти мне жену? Или забыла?

– Я еще не страдаю слабоумием, хотя работа с тобой может к этому привести.

– Что ты хочешь сказать?

– Я хочу сказать, что не собираюсь использовать свое личное время для выполнения твоего задания.

– Ты никогда раньше не отказывалась работать сверхурочно.

– Ты никогда не принуждал меня делать это, и, к твоему сведению, я не собираюсь приступать к охоте на жену сегодня вечером.

– Ты хочешь сказать, что желаешь поужинать с Джерри?

– А разве это не очевидно?

– Может, мне остаться здесь, а вы вдвоем проведете ночь в городе?

Он что, с ума сошел?

– О чем ты говоришь?

– О тебе и Джерри. Ты с ним флиртовала.

– Я никогда ни с кем не флиртую, – она не представляла, как подобная мысль вообще могла прийти ему в голову.

– Ты улыбалась ему.

– И что? Ведь ты тоже улыбался. Могу тебя уверить, что это был не флирт.

Она сделал глубокий вдох.

– Скажи, когда в последний раз я не присутствовала с тобой на деловом обеде?

– В прошлом месяце, когда мы сидели в ресторане с Сандором Кристофом и обсуждали с ним поставку товаров в Зорха.

Это уже было не смешно.

– Я ведь была в Сиэтле, чтобы подготовить твой приезд на конференцию!

– Но речь идет не о том, почему ты отсутствовала на обеде. Ты просила меня назвать деловую встречу в ресторане, которая проходила без тебя, я и назвал. А теперь я жду, чтобы ты начала работу над моим проектом.

– Я сама решу, когда мне начать работать, а сегодня хочу поужинать в обществе приятного делового партнера.

– Это мой деловой партнер.

– Что с тобой? Ты никогда не был против того, чтобы я ходила в рестораны с тобой и твоими партнерами.

Может, он собирается исключить Грейс из других сфер своей жизни?

– Мне не понравилось, как он смотрел на тебя.

– Он всего лишь пожалел меня за то, что у меня такой грубый босс.

Амир сердито взглянул на нее.

– Я не грубый.

– Сообщить мне без всяких церемоний о том, что мое присутствие нежелательно на ужине, – это невежливо.

– Мы пошли по кругу. – Он порывисто вздохнул: – Ты хочешь, чтобы я позвонил и отказался от сегодняшнего ужина с партнером? И поужинал с тобой?

Она не была беззащитной и слабой. Возможно, она была стеснительной, когда впервые пришла на работу к Амиру, но она выросла за эти пять лет.

– Конечно, нет. Ведь Джерри посчитает тебя непоследовательным, и это впечатление испортит твою репутацию как делового партнера.

– Значит, ты останешься здесь и начнешь работать над моим заданием.

– Нет. Я пойду и поужинаю одна. – Она указала на окно. – Сейчас слишком поздно, чтобы начинать работать над чем-то. А теперь извини меня, я пойду переоденусь. Этот деловой костюм не подходит для неформального ужина.

Она повернулась и ушла в свою комнату, прежде чем он успел сказать хоть слово.

Амир стоял в полном оцепенении, уставившись на захлопнувшуюся за Грейс дверь.

«Я предпочел бы иметь жену, которая не будет хлопать дверьми», – громко произнес он в пустой комнате.

Ответом стал другой громкий хлопок – теперь уже из ванной Грейс.

Черт возьми. Что происходит? Она превратилась в мегеру. Неужели она так расстроилась из-за дурацкого ужина? Хотя Бостон – не такой крупный город, как Нью-Йорк, в нем кипит такая же бурная ночная жизнь. И Грейс хочет поучаствовать в ней?

Никогда!

Настало время поехать домой, где ночью можно наждаться лишь звуками дикой пустыни. Да, конечно… Ему с Грейс надо поехать в Зорху. Он h с братьями и отцом свои новые бизнес-планы она будет общаться с его матерью, обсуждая с ней косметические новинки.

Но что же делать с сегодняшним вечером? У него всего два варианта. Он может взять ее с собой в ресторан на ужин с Джерри, который оставшуюся часть их встречи только и говорил о его непривлекательной секретарше. Неужели у этого мужчины пет вкуса… или он более проницателен, чем все остальные? Амир опасался последнего. Грейс была созревшим плодом на дереве невинности, который уже пора снимать.

Второй вариант – разрешить ей пойти поужинать одной. В ее теперешнем состоянии она могла натворить такое, о чем после пожалела бы. И как ее друг он должен не допустить непоправимого. По крайней мере, если он возьмет ее с собой на ужин, то сможет последить за ней.

И если Джерри надеется, что он приведет Грейс домой, чтобы выпить вместе по бокалу коктейля, он сильно ошибается.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Грейс застегнула ремень, усевшись в кресло частного самолета, и взглянула на мокрую взлетную полосу. Шел дождь. Так всегда бывает в Нью-Йорке весной. И это было единственным оправданием их отлета в жаркую пустынную местность. Но в остальном она не могла понять, почему они отправляются в Зорху.

– Все-таки скажи мне, почему мы летим домой?

Амир будто не заметил ее оговорки – ведь они летели к нему домой, а не к ней. Ее дом с четырьмя спальнями находился в пригороде Нью-Йорка. Она до сих пор не могла поверить тому, что обычная девушка, окончив двухгодичные курсы по делопроизводству недалеко от дома, стала личным помощником принца.

– Амир?

Он повернул к ней лицо, в его темно-карих глазах застыл вопрос.

– Да?

– О чем же ты так глубоко задумался, что даже не слышишь меня?

– Я всегда такой перед возвращением домой. Я думаю о том, что оставил, и о том, что с радостью жду предстоящей встречи.

Она улыбнулась.

– Именно поэтому мы едем навестить твою семью на два месяца раньше запланированного срока? Ты тоскуешь по дому?

Странное выражение промелькнуло на его лице, но быстро исчезло.

– Это одна из причин.

– А каковы же другие причины?

– Я о них умолчу.

– Умолчишь? – Ее желудок болезненно сжался. Теперь, когда отец выразил настоятельное желание женить его, Амир постепенно начал отдаляться от нее. – Понимаю. Ну, хорошо… Я не буду спрашивать. Поработаю я лучше над отчетом для твоего отца.

– Отчетом для моего отца?

– Да. Ему нужна более подробная информация о транспортных перевозках. Я говорила тебе…

– Да, конечно. Я просто забыл.

– Это на тебя не похоже.

– Я размышляю над некоторыми проблемами.

Скорее всего, это были проблемы, о которых он не хотел с ней говорить. И на сей раз она не стала уточнять, в чем дело.

– Может быть, заодно рассмотрим кандидатуры, которые ты нашла для моего проекта?

Забавно, что он говорил о будущей жене как о «проекте», но Амир смотрел на все с подчеркнуто деловой точки зрения.

– Я еще не закончила составлять список.

– Ты сказала, что составишь его в течение двадцати четырех часов. Прошла уже почти неделя.

Она не хотела показывать ему список. По многим причинам. Оказалось очень трудно найти женщину, которая, по ее мнению, была бы достойна его.

– Поменьше бы разгуливала с Джерри по Нью-Йорку и больше времени уделяла работе.

Грейс не удивилась, когда Амир в тот вечер в Бостоне пригласил ее с собой на ужин с Джерри. Она согласилась лишь потому, что Джерри рассчитывал ее увидеть. Она до сих пор злилась на своего босса. И очень удивилась, когда Джерри через два дня объявился в Нью-Йорке.

Ему якобы понадобилось встретиться с дизайнером, который изготавливал макет для компьютерной упаковки.

– Ты же проводил с нами почти все время.

– У меня не было других дел.

– Мы так напряженно работали, что просто необходимо было остановиться и сделать перерыв.

– И ты предпочитала проводить его с Джерри.

– Как и ты. – Амир хотел что-то сказать, но закрыл рот. – Если ты хочешь, чтобы я продолжала работать над твоим проектом, я отложу отчет для твоего отца. Уверена, он одобрит это решение.

– Мы пока не будем посвящать его в наш маленький секрет.

– Прекрасно.

Он нахмурился, увидев ее победоносную улыбку.

Амир смотрел, как Грейс дремала на своем сиденье. Она начала зевать задолго до того, как завершила отчет для его отца и закрыла ноутбук. Он позволил себе улыбнуться, подумав о ее сообразительности. Грейс была одним из немногих людей, кто мог убедить его в споре.

Она приподняла голову, и темные круги вокруг глаз стали более заметными.

Она явно недосыпала. Может, поиски жены отнимают у нее слишком много времени? Может ему стоит попросить мать помочь ей? Но ли посвящать в его планы родственников? Амир хотел, чтобы этот проект находился под его собственным контролем. Но если Грейс недосыпает, он готов пойти на компромисс.

Он был удивлен, что Грейс не спросила, о чем он так сильно задумался. В какой-то степени он был этому рад. Они с Грейс разговаривали о многом за последние пять лет, но он не желал обсуждать с ней его сексуальные проблемы. Особенно при том, что они вызывали у него сложности во взаимоотношениях с ней. Ему нужна женщина, вот и все. Однако он был слишком занят для того, чтобы найти ее самому.

Кроме того, она выразила неудовольствие, когда он захотел развлечься ночью накануне их отъезда и прогуляться по клубам. Якобы раз он попросил найти ему подходящую жену, то не должен видеться с другими женщинами. И в этом тоже проявился ее романтизм.

Конечно, он не согласился. Однако ему не стоило спорить с ней накануне поездки. Его решение отправиться домой было очень внезапным, и она могла отказаться сопровождать его, найдя тому множество причин.

Она никогда не поступала так раньше, но последнее время была раздражительной, и он не хотел рисковать. Кроме того, если бы он отправился расслабляться в ночные заведения, она тоже могла уйти в город и прогуляться одна. Или назначила бы встречу Джерри.

Ведь она находилась в небезопасном месте, хотя вряд ли осознавала это. Ей было двадцать пять лет, и, как он догадывался, хотя старался вовсе не задумываться об этом, она была совершенно невинной. Она не понимала, что Джерри хочет лишь развлечься пару деньков, а затем он вернется обратно в Бостон. Она была совсем не похожа на женщин, с которыми обычно имел дело Джерри. В итоге Грейс осталась бы с разбитым сердцем.

И задачей Амира было уберечь ее. Он ее босс. И несет ответственность за свою подчиненную.

Она очаровательно засопела и повернулась на другой бок. Почему он раньше не замечал, какая привлекательная, у него секретарша?

Как странно. А может быть, и нет. Вообще-то говоря, внешняя привлекательность не являлась необходимым условием для личного секретаря. Странно, что он раньше не обращал внимания на красоту Грейс.

Почему же заметил теперь?

Наверное, из-за того, что у него не было женщины с тех пор, как он расстался с Тизой. Он порвал с ней за неделю до приезда своего брата и уже восемь недель ищет себе женщину.

И оттого, что он смотрел на нее, ему не становилось легче. Отсутствие ночной жизни в Зорхе означало, что не только Грейс будет сидеть дома на коротком поводке – перед ним маячила такая же перспектива.

Он был младшим ребенком в консервативной семье, где главную роль играли мужчины. Власть короля была безграничной. Он жестко контролировал своих отпрысков, которые подчинялись только ему.

Решение о том, что он будет жить в Нью-Йорке, принял его отец. Отец также отправил старшего брата, Халила, с дипломатической миссией в Грецию. А Захира король Фарук подготавливал к тому, чтобы в будущем он унаследовал трон.

Размышляя о своем отце и братьях, Амир непроизвольно провел пальцами по гладкой щеке Грейс. Он дотронулся до легких веснушек, до линии подбородка, зная о том, что должен остановиться.

Она вздохнула, и это был нежный, очень сексуальный звук. Затем она прошептала его имя, и он едва подавил желание поцеловать ее мягкие губы. Неужели во сне она увидела его?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Он медленно отодвинулся от нее, не желая ее будить и пытаясь подавить реакцию, возникшую внизу его живота.

– Вы желаете что-нибудь выпить, сэр?

Амир поднял глаза и увидел учтивое лицо стюарда.

– Рюмку «Абсолюта».

– Хорошо, ваше высочество.

– Лучше называйте меня «сэр».

Лицо юноши ярко вспыхнуло.

– Простите, ваше высочество, я немного растерялся.

Амир кивнул. Он все понимал. Как и многие другие вещи в жизни, титул был обеспечен ему при рождении. Был ли он счастлив или мучился оттого, что ему не суждено царствовать? Он никогда не мог ответить на этот вопрос. Но он не завидовал брату – Захир будет прекрасным королем.

Стюард вернулся с рюмкой «Абсолюта» и высоким бокалом минеральной воды.

– Она настоятельно просила принести это, если вы попросите что-нибудь спиртное, принц Амир, – сказал он, указывая на спящую Грейс.

Немного деспотично. Но Амир не велел стюарду отнести воду прочь. Грейс была твердо убеждена в том, что алкоголь надо запивать полезными напитками. Кто бы стал спорить? У него никогда так не пересыхали губы – с тех пор, как она пришла работать к нему.

И горький вкус на губах оставляли воспоминания о Жасмин – их не могла заглушить даже водка. Он никогда не позволит себе вновь так влюбиться. Долго пить невозможно, самое большее – три или четыре месяца, но он все еще не мог забыть то утро, когда проснулся на каменном балконе своей спальни. Он спал там – может быть, лежал без сознания – в течение нескольких часов.

Его комната находилась на втором этаже дворца, поэтому, если бы он упал с балкона, он, может быть, и не разбился бы насмерть. Но он точно сломал бы себе что-нибудь, а ради чего? Чтобы встретиться на небесах с женщиной, которую любил? Окружающие не поняли бы подобной сентиментальности.

Любовь. Эта эмоция была ему не нужна. Лучше найти подходящую жену, чем снова оказаться в этом рискованном состоянии эмоциональной слабости.

Амир запил водку минеральной водой и, откинувшись на спинку сиденья, прикрыл глаза. Свет вокруг него померк, свидетельствуя о том, что стюард был не только послушным, но и внимательным работником.

Грейс проснулась от непрекращающегося жужжания моторов и ощущения теплой и твердой подушки под щекой. Легкий запах туалетной воды Амира смешивался с его собственным запахом, и подсознательно она поняла, к кому она прижимается во сне. Светильники все еще были притушены, иллюминаторы задернуты шторами, и салон освещался лишь аварийными огоньками.

Она позволила себе понежиться в объятиях своего босса, зная о том, что скоро ей придется оттолкнуть его. Ей не хотелось просыпаться, когда его руки обнимали ее.

Она уткнулась носом в его грудь и вдыхала его мужской запах. Может быть, ей никогда не придется снова испытать эту близость.

Она вспомнила, когда впервые поняла, что означают ощущения, которые он в ней вызывал. Прежде она никогда не хотела мужчину. Никогда ни с кем не встречалась, не считая жалкого свидания с другом бойфренда ее кузины. И когда сердце ее начинало трепетать в присутствии Амира, она сперва объясняла это своими расшатанными нервами.

Но когда ее дыхание при нем стало прерываться, она подумала, не заболела ли она астмой. И когда лоно ее сжималось, а в том месте между ног, до которого не дотрагивался никто, кроме доктора, начинала пульсировать кровь, она стала думать, что у нее развились мышечные спазмы.

И она пришла в замешательство, когда, изложив свои симптомы доктору, услышала от него ответ. Он мягко, но по-отечески объяснил ей, что она испытывает сексуальное возбуждение.

Она не поверила ему, но на следующий день, когда Амир дотронулся до нее… все эти ощущения возникли вновь. Его прикосновение было совсем невинным, но она едва сдержала сумасшедшее желание прикоснуться к нему в ответ.

Чувствуя себя идиоткой, она постаралась прочитать «Радость секса», чтобы представить себе, что с ней происходит, но книга была предназначена сексуально активным людям, в число которых она совсем не входила. Когда она дошла до главы, в которой рассказывалось о различных сексуальных играх, у нее закружилась голова и она с треском захлопнула книгу.

Затем она решила почитать любовные романы. Они были гораздо лучше предыдущей книги, потому что объясняли связь между физическими и психологическими симптомами. Романы также помогли ей понять, как называется то, что она чувствовала.

Она была влюблена.

Безнадежно. По уши. И, наверное, больше никогда не будет так любить.

Амир пошевелился во сне, и Грейс легонько погладила его по плечу. Ей было так хорошо. Она закрыла глаза и подумала о том, что ее ожидают впереди долгие годы одиночества. Она знала, что они придут… Амир уже постепенно дистанцировался от нее. Ведь когда-нибудь она перестанет быть его другом и даже личным помощником?

Отогнав от себя горькие мысли, Грей вдохнула его запах, прислушиваясь к биению его сердца. Если бы только этот момент мог длиться вечность!

Он снова пошевелился, и рука его опустилась на ее бедро. Это ощущение было таким приятным. Понимает ли он, что она здесь, в его объятиях? Конечно, нет, ведь только в ее фантазии может такое быть. И если она тоже прикоснется к нему так, как ей всегда хотелось, ей может стать очень стыдно.

Грейс осторожно отодвинулась от него, переместившись полностью на свое сиденье. Она оперлась рукой на подлокотник, который оказался таким холодным. Одиночество было уделом ее жизни, и оно окружило ее, как погребальный саван.

Амир проснулся, выспавшийся и бодрый, как всегда. Грейс все еще спала рядом с ним, прислонив голову к иллюминатору. Ему показалось, что это не совсем удобно, поэтому он тихонько подвинул ее, положив под голову маленькую подушку.

Он отрицательно покачал головой стюарду, который знаком спросил его, не надо ли включить освещение в салоне. До приземления оставалось сорок пять минут, и Амир посчитал, что Грейс надо выспаться.

Через пятнадцать минут он разрешил включить свет и заказал чай для Грейс и кофе – для себя.

Аромат свежезаваренной чая проник в ноздри Грейс, она поморщилась, ее веки затрепетали… и открылись. Она улыбнулась, еще полностью не проснувшись, и в глазах промелькнуло чувство, которому он не мог дать название, да и не хотел.

– Привет, Амир.

– Привет!

Она выпрямилась на сиденье, на щеке ее алел след от подушки.

– Я долго спала?

– Несколько часов, но я тоже поспал в это время.

– Я знаю.

Она неожиданно покраснела. Амир нахмурился.

– Что-то не так?

– Все в порядке, но чашка горячего чая не помешает, – сказала она, натянуто улыбнувшись.

– Я попросил стюарда приготовить его.

– Спасибо.

– Я должен о тебе заботиться, ты мне принадлежишь.

Она рассмеялась, хотя в глазах ее сквозила печаль, причину которой он не мог понять.

– Ведь сейчас не средние века, Амир. Работник шейха – не его собственность. Я тебе не принадлежу.

Он не согласился с нею, но не захотел спорить.

* * *

Грейс последовала за Амиром в малую столовую дворца в Зорхе. Хотя эта столовая и предназначалась лишь для членов королевской семьи и их ближайших друзей, ее нельзя было назвать скромной, она была роскошно обставлена, пол был сделан из тикового дерева, посредине стоял большой мраморный стол.

Стол был круглым, потому что, как любил повторять король Фарук, когда собираются члены семьи, никто не должен сидеть во главе стола.

Грейс всегда испытывала симпатию к королевскому старейшине. В некоторой степени он напоминал ей ее собственного отца – мужчину, который также был во всех смыслах главой семьи.

Ее отец понимал, как несчастна была Грейс в своем маленьком городке, где она выросла. Он буквально заставил ее поехать в город и поступить на бизнес-курсы. Она была очень стеснительной девочкой и противилась этому, как могла. Но отец настоял на своем, и позже она была ему очень благодарна за это.

Ее мать была гораздо более эмоциональной. Когда она впервые увидела Грейс после того, как та стала работать у Амира, она расплакалась. От счастья. Мать сказала, что впервые видит Грейс уверенной в себе.

Грейс не знала, почему она была таким застенчивым ребенком. Ростом она всегда была выше других детей, а в последние два года в школе – даже выше мальчиков. А ее рыжие пышные волосы, которые невозможно было укротить, всегда выделяли ее из толпы. Может быть, оттого, что она была вторым ребенком в семье, где было восемь детей? Она никогда не чувствовала себя маленькой и никогда не считала себя какой-то особенной.

Ее сестры и братья были талантливы в различных сферах, но пока Грейс не встретила Амира, она не знала, что тоже имеет талант. Координировать работу принца и его личную жизнь было не так-то просто, как могло показаться па первый взгляд. Всего одна ошибка – и могли быть потеряны миллионы долларов, или правительство проявило бы недовольство. Поэтому она не делала ошибок.

Мысли Грейс прервались, когда она вошла в столовую и уселась рядом с матерью Амира.

Королева Адара улыбнулась.

– Как приятно снова видеть тебя, Грейс.

– Спасибо, ваше величество. Я счастлива, что снова нахожусь в Зорхе.

– Рада слышать от тебя эти слова. Амир любит свой дом.

Грейс позволила официанту положить льняную салфетку на свои колени.

– Жаль, что он не может жить здесь все время.

Адара кивнула.

– Мой муж мудро рассудил, что если его сыновья будут оставаться дома, они не смогут добиться успехов.

– И оттого, что Амир – младший сын, его надолго выслали в другую страну?

Грейс сама не поняла, откуда возник у нее этот вопрос.

Она совершенно не хотела обидеть королеву. Она просто знала, что Амиру хотелось бы жить в этой пустынной стране, среди своих людей, а не в Нью-Йорке.

Но королева, казалось, не обиделась. Она с одобрением взглянула на Грейс.

– Ему повезло, что у него такая преданная помощница.

– И мне тоже повезло. Я люблю свою работу. – Только последнее поручение босса вызывало в ней отвращение.

Королева подалась вперед и пожала руку Грейс, лежавшую на столе.

Амир оторвался от беседы с отцом, удивленно вскинув брови.

– Что вы замышляете?

Грейс поняла, что он опасается огласки своего тайного плана относительно поиска жены, и быстро разуверила его:

– Мы просто говорили, как ты любишь здесь бывать.

– Грейс сожалеет о том, что ты не можешь постоянно жить дома, – добавила королева.

Амир, казалось, был обескуражен.

– Ты не должна печалиться об этом. Ведь ты знаешь, что я преуспеваю в Нью-Йорке.

– Да, конечно, но ты хотел бы жить здесь.

– Я не смог бы столь успешно представлять за рубежом деловые интересы моей семьи.

Грейс была не согласна с ним, но не хотела спорить в присутствии его родителей. Но прежде, чем она нашла подходящие слова, заговорил король.

– Так распорядилась жизнь, – сказал он с твердостью, которая много говорила о будущем его младшего сына.

И Грейс стало больно за Амира. Родившись в королевской семье, он вынужден был повиноваться отцу. Ее отец, несмотря на свой авторитет в семье, не мог диктовать сыновьям, когда им надо жениться и на ком. И то же самое относилось к ней и ее сестрам. И Грейс хотела сделать все возможное для того, чтобы Амир был счастлив в обстоятельствах, которые не в силах изменить.

– Тебе понравился отчет, который сделала для тебя Грейс, отец? – Амир просто пожал плечами и изменил тему разговора.

– Да. – Король наградил Грейс одной из своих редких улыбок. – Вы не только разбираетесь в нашем бизнесе, но и понимаете нашу страну, мисс Браун.

– Я думаю, что после пяти лет работы со мной ты можешь называть ее Грейс, – сказал Амир с улыбкой.

Король склонил голову в знак согласия.

– Грейс.

– Спасибо, ваше величество.

– Вы можете называть меня королем.

Грейс чуть было не рассмеялась, но вовремя сдержала себя. Она знала, что король Фарук совершенно серьезно считал, что оказывает ей особую милость. Лишь немногим людям – только близким друзьям и советникам – разрешалось сокращать его титул и называть королем.

– Вы оказали мне честь, король.

Грейс не удивилась, что королева не сделала похожий жест. Еще в начале знакомства она предложила Грейс называть ее по имени в отсутствие посторонних. И Грейс считала пожилую женщину скорее подругой, чем коронованной матерью своего босса.

Ночью Грейс обдумывала информацию, которую собрала в процессе поиска жены для Амира. Она была настроена закончить список кандидаток за время пребывания в Зорхе, чтобы приступить к активной работе по возвращении в Нью-Йорк.

Она слушала баллады, уткнувшись в экран компьютера, когда чья-то рука опустилась на ее плечо.

Она подпрыгнула и вскрикнула, свалившись со стула и потеряв наушники.

Резкая боль свидетельствовала о том, что к завтрашнему дню у нее на бедре образуется большой синяк.

– Амир! Что ты здесь делаешь?

Сердце ее все еще бешено билось, когда ее нежданный гость опустился рядом с ней на колени и стал ощупывать все ее тело.

– Ты не ушиблась, Грейс? Я не хотел тебя испугать.

– Я не слышала, как ты вошел, – она едва могла говорить, потому что горло сжалось от внезапно вспыхнувшего желания.

– Это очевидно. – Его пальцы нащупали приличных размеров гематому.

Она поморщилась и слегка вскрикнула от боли.

– Ты ушиблась, – сказал он извиняющимся тоном.

– Ничего страшного, просто синяк. – Ей надо было отодвинуться от него, но тело не хотело повиноваться разуму.

– Позволь я посмотрю.

Обнажить перед ним бедро?

– Нет.

– Сейчас не время для твоего упрямства, Грейс.

– Я не сниму ночную рубашку.

– У тебя под ней нет ничего такого, чего бы я не видел раньше. Ты можешь остаться в белье.

– Ты не мой доктор, а только при нем я могу раздеться.

Он встал и поднял ее на ноги.

– Если ты настаиваешь на докторе, пойдем к нему.

– Это не серьезно! Я упала со стула, а не с балкона второго этажа.

Что-то мелькнуло у него на лице при упоминании балкона, но быстро исчезло.

– В любом случае о тебе надо позаботиться.

– Нет. – Она уперла руки в бока и строго взглянула на него.

Амир остался совершенно невозмутимым.

– Я настаиваю.

При этих словах Амир подхватил ее на руки и направился к двери.

Она взвизгнула и вцепилась ему в плечо.

– Хорошо, ты победил!

– Ты сможешь дойти до доктора сама?

– Нет. Ты сам осмотри синяк.

– А если я посчитаю, что тебя надо показать доктору?

– Я тогда тебя стукну, – безжалостно произнесла она.

– Вот уж напугала.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Я тебе не угрожаю.

– И я тоже! – Он выглядел настолько обиженным и уязвленным, что у нее вырвался вздох.

– Ты не угрожаешь, но ты злишься.

– Спасибо тебе большое, – с сарказмом произнес он.

– Ты можешь поставить меня на ноги.

Амир повиновался, но ей показалось, что он сделал это с неохотой.

Она отступила назад, чтобы быть от него подальше, но это не помогло. Ее тело наполнилось мощной волной сексуальной энергии.

– Ну, так дай я посмотрю.

Понимая, что этого не надо делать, она послушалась и подняла подол ночной рубашки, чтобы показать ему сине-красный подтек на бедре. Амир протянул руку и слегка дотронулся до него. Грейс едва сдержала сладостный стон.

– Больно?

– Я просто не привыкла, чтобы кто-то касался этого места. – Ее честное признание, должно быть, стало для Амира откровением.

– Похоже, ничего страшного.

Она одернула рубашку вниз.

– Я же говорила тебе.

Она изо всех сих старалась взять в себя в руки. Ей так хотелось, чтобы Амир снова дотронулся до нее. Она повернула к нему лицо.

– Ты не сказал, почему ты сюда пришел.

– Я увидел, что у тебя все еще горит свет.

– И все? Поэтому ты решил войти? Даже когда я не ответила на стук?

– Ведь был уже первый час ночи, Грейс. Я решил, что ты уснула с включенным светом. Я совсем не хотел тревожить тебя.

– Поэтому ты заставил меня упасть со стула.

– Это было ненамеренно.

– Без сомнения. Но если ты увидел, что я не сплю с включенным светом, почему ты не ушел?

– Я хотел узнать, почему ты не спишь. Ведь ты в последнее время недосыпаешь.

– Ты знаешь, я всегда плохо сплю в первую ночь после перелета.

– Это тогда, когда мы летим днем. Однажды я специально заказал билеты на ночной рейс, чтобы ты могла спать в самолете, и твоя бессонница исчезла. По крайней мере, ты сама так говорила. – На лице его возникло сомнение по поводу правдивости ее утверждения.

– Так и было. Но я хотела поработать… Я не устала. – И при этих словах она непроизвольно зевнула.

Амир нахмурился.

– Ты определенно устала. Почему ты не спишь?

– А почему ты не спишь? – Такой прием помогал в прошлом, но не всегда. – Чем же ты занимался, что увидел у меня свет под дверью?

– Я не мог спать. И решил прогуляться.

Ее взгляд обратился на открытую балконную дверь, сквозь которую было видно мерцающее звездами небо.

– Там очень красиво. Я не понимаю тебя.

– А ты не хочешь прогуляться со мной?

Она хотела. Очень. Но не могла.

– На самом деле я работаю, – призналась она.

– Над чем?

Вряд ли Амир не догадывается.

– Над твоим секретным проектом.

Он взглянул на нее с неодобрением.

– Я же говорил, если тебе тяжело, не занимайся им.

– Да нет, не тяжело.

– Почему же ты работаешь ночью, когда должна спать?

– Потому что я так хочу. – Она не могла сказать, что ей противно заниматься этим проектом, но и хотелось сделать это ради него.

– Этого нельзя допустить. Тебе надо отдохнуть, выключай свой компьютер. Я настаиваю.

– Если я пойду в постель прямо сейчас, я не усну. У меня в голове масса информации, которую нужно систематизировать. – Она знала, что он поймёт.

Они часто задерживались вдвоем на работе допоздна, а затем шли куда-нибудь перекусить. Он очень увлечен работой, а она… хотела подольше побыть с ним.

– Тогда пойдем прогуляемся вместе. Больше – никакой работы.

– Ты сказал, что список тебе нужен как можно раньше.

– Неправда, я спросил, составила ли ты его. Я не указывал тебе жестких сроков.

– Но мы оба знаем, что это надо сделать быстро, потому что твой отец может предложить тебе другую невесту.

– Я рискую, но твое здоровье сейчас – главное.

Он протянул руку к ее компьютеру.

– Тебе надо что-то сохранить?

– Нет.

Он кивнул и выключил компьютер.

– Пойдем.

Она взглянула на свою ночную сорочку.

– Мне надо что-нибудь надеть или я шокирую твою стражу.

– Скорее вызовешь у них вожделение.

Она рассмеялась, потому что была уверена – он шутит. В качестве ночной рубашки она носила футболку с эмблемой бейсбольной команды «Ред Сокс». И она с трудом верила в то, что вид ее бледных худых ног, выглядывавших из-под края рубашки, может вызвать у кого-то вожделение. И точно уж не у бравых мужчин, которые круглосуточно охраняют дворец. Они не удостоят ее ноги даже беглым взглядом.

Она схватила леггинсы и ушла в ванную комнату переодеться. Через минуту она вышла и, вытащив из ящика носки, стала натягивать их на ноги.

Амир издал удивленный возглас.

– Ты считаешь это подходящей одеждой?

Она замерла на секунду и встретила его взгляд.

– А в чем дело? Ты считаешь мою одежду неподобающей?

– Я считаю, что, выходя на улицу, тебе надо надеть что-то более закрытое.

– Я не собираюсь надевать деловой костюм и вечерние туфли.

– Неужели ты носишь эти штаны в Нью-Йорке?

– Это леггинсы. Я хожу заниматься в них в тренажерный зал. Почему это тебя так волнует?

– Потому что они, черт возьми, очень обтягивают твое тело.

– Какая разница? Все, что они обтягивают, – это мои тощие ноги.

Он покачал головой.

– Ты серьезно?

– Амир, не будь таким занудным. Мы идем гулять или нет?

Он промолчал. А потом подошел к шкафу и стал рыться на полках. В конце концов, с одобрительным вздохом он вытащил просторные тренировочные штаны и такую же свободную футболку.

– Вот это подходит больше.

– Ты хочешь, чтобы я переоделась?

– Да.

– Ты ведешь себя очень странно и смешно.

В ответ он молча протянул ей одежду. Учитывая, каким непримиримым он был в отношении доктора, она не удивилась. Иногда на Амира находило такое упрямое настроение, и ее единственным выбором в таком случае оставалось либо сдаться, либо устроим, дискуссию позже, в более подходящее время. Сейчас ей ничего не оставалось делать, как уступим, или вовсе не пойти гулять.

Она округлила глаза, показывая, что все еще считает это глупостью, а затем послушно пошла переодеваться.

Через несколько минут Амир взял ее за руку и повел на первый этаж, к двери возле кухни, которая вела прямо в пустыню.

Грейс не боялась заблудиться. Здесь он чувство я как дома. Он повел ее в направлении ближайшего оазиса. Или, по крайней мере, ей так показалось.

Амир глубоко вдохнул.

– Я люблю запах пустыни.

Она же ощущала только запах сухого песка. Значит, он различал еще какие-то ароматы.

– Мне жаль, что ты так скучаешь по дому, когда находишься в Нью-Йорке.

– Ты уже сказала это за обедом.

– Значит, ты слушал.

– Нет, я просто позже спросил свою мать, о чем вы разговаривали.

– Почему? Неужели ты думаешь, что я могла рассказать ей о твоих планах? – Ей стало обидно.

– Нет, конечно, – сказал Амир. – Ты никогда не предавала меня.

– Я рада, что ты мне веришь.

– Мне хотелось бы знать, почему ты так сказала.

– Ведь ты мой друг Амир. И я хочу, чтобы ты был счастлив. – Для нее это было просто и понятно. Даже если бы она не любила его.

– Я счастлив, Грейс.

– Ты был бы более счастлив, если бы жил здесь.

– Нет, ты ошибаешься.

Она хотела поспорить, но он положил руку ей на плечо, и все мысли вылетели у Грейс из головы.

– Я скучаю по пустыне, когда нахожусь вдали от нее. Я скучаю по своим людям, по своей семье… но Грейс, когда мы здесь я скучаю по Нью-Йорку. И я предпочитаю постоянный деловой ритм жизни в городе, хотя признаю, что испытываю облегчение, когда возвращаюсь сюда ненадолго.

– С вашими женщинами ты не можете здесь флиртовать, – сказала она, когда в голове у нее внезапно возникла неприятная мысль.

Амир рассмеялся.

– Какое старомодное слово.

– Наверное, я старомодная девушка.

– Ты сокровище, дорогая моя.

Ей сразу же стало так тепло и неприятные мысли улетучились.

– Спасибо тебе.

– Я так понимаю, что мне больше не разрешается флиртовать.

Она поперхнулась.

– Я не твой отец и не могу приказывать тебе.

Амир остановился. Луна на небе светила ярко, как днем, и на лице его играли ее холодные отблески.

– Ты оказываешь на меня влияние больше, чем кто-либо другой.

– Не специально.

– Возможно, – сказал он, улыбнувшись, – но скоро ты станешь думать, что ты мой босс.

Эти слова заставили ее рассмеяться.

– Не волнуйся Амир… Я никогда не поверю в то, что кто-нибудь будет руководить тобой.

– А мой отец?

– Даже он. Ты повинуешься его приказам потому, что сам этого хочешь. Если же его требования пойдут в разрез с твоими желаниями, ты проявишь силу воли и скорее уйдешь из семьи, чем подчинишься.

– Как сделала принцесса Лина.

– Ты думаешь, что семья отвергла ее? Похоже, нет. Ведь в прессе появились фотографии новобрачных вместе с тетей и дядей невесты на следующий же день после свадьбы.

На секунду Амир опечалился.

– Ее отец не такой властный, как мой. Полагаю что здесь совсем другая ситуация. Но я не собираюсь противиться своему отцу.

– Я знаю. Но я думаю, что ты сможешь предугадать его дальнейшие шаги.

– Спасибо за совет, – сказал он несколько надменно. – Ты всегда указывала мне, когда я совершал какую-то глупость.

Это было правдой. Она улыбнулась.

– Ты прав.

Амир снова покачал головой, на лице его промелькнуло выражение боли.

– Ты хоть понимаешь, что сейчас делаешь?

– Я стою в лунном свете со своим лучшим другом.

– Я твой лучший друг, Грейс?

– Как ты можешь сомневаться? У меня просто нет времени на других друзей.

Теперь на лице его отразилось чувство вины.

– Может быть, мы пересмотрим твой график работы, когда вернемся в Нью-Йорк.

Она пожала плечами, хотя ей снова стало горько. Как и раньше в самолете, ей показалось, что он продолжает отстраняться от нее. Он не хотел быть ее лучшим другом.

– Мы идем к оазису? – спросила она.

Оглянувшись вокруг, Амир вздохнул.

– Я думаю, нам лучше вернуться во дворец и лечь спать.

– Прости.

– За что?

– Ведь ты хотел погулять подольше, но теперь настаиваешь на том, чтобы вернуться, потому что заботишься обо мне. – И еще раз она убедилась в том, что ей лучше с ним не спорить.

– Нам обоим надо выспаться.

Он возвращался ради нее, и ей было очень неловко. Но она никогда не забудет об этом. Воспоминания о его заботе она бережно хранила в себе, потому что ее ожидали нелегкие испытания и холодное одинокое будущее.

Амир вошел в комнату Грейс без всякого приглашения уже второй раз за менее чем восемь часов. И хотя он постучал, как и накануне вечером, ответа не последовало. В прошлый раз она слушала музыку, и потому не слышала его. В это же утро она спала – так крепко, что не услышала его громкий стук.

Он встал возле ее кровати и покачал головой. Она спала так безмятежно, и это только доказывало, какой стресс она испытывала совсем недавно. Она не показывала виду, но даже в самолете она не смогла расслабиться. Пребывание в Зорхе долин плодотворно подействовать на нее.

Было всего лишь семь утра, и Амир был уверен, что скоро зазвонит ее будильник. Он взял его в руки и выключил звонок. Несомненно, ей надо было поспать. Если она не будет слушаться его, он возьмет дело в свои руки. Один лишь факт, что она не услышала его громкий стук в дверь, а также не ощущала его присутствия, свидетельствовал о том, что это правда. Темные круги вокруг ее глаз стали менее заметными, и он надеялся, что они исчезнут совсем. Он прошел через комнату и задернул гардины на балконной двери, и комната погрузилась в мягкий полумрак.

Денек отдыха ей не повредит, подумал он, и, взяв ее ноутбук, тихо вышел из спальни, прикрыв за собою дверь.

Он нашел свою мать и попросил ее сообщить Грейс о своих планах на день, когда она проснется. Он также просил передать ей, что она сегодня может отдохнуть.

С чувством удовлетворения Амир покинул дворец в компании со своим братом и отцом.

Грейс медленно очнулась от сна, ей было так хорошо и спокойно. Ночью ей приснился Амир. Они были женаты и безумно влюблены друг в друга. Это был один из их редких приездов в Зорху, с ними приехали их четверо детей. Мальчик десяти лет, такой серьезный и очень похожий на отца, восьмилетняя девочка, унаследовавшая осанку бабушки и ее склонность вникать в дела других людей, крепкий светленький малыш пяти лет, который напоминал Грейс ее старшего брата, и очаровательная малышка, которая очень удивила родителей своим появлением на свет.

Сон был таким реальным, что Грейс улыбалась, растянувшись на тонких шелковых простынях. Не желая открывать глаза, она нежилась в радостном ощущении, оставшемся после сна. Четверо детей? Тихий смех вырвался из ее горла. Она с трудом могла представить Амира в качестве заботливого отца кучи ребятишек.

Непрошеная мысль о том, что, какой бы ни был реальный сон, она никогда не станет матерью его детей, сокрушило ее счастливое блаженство, и она открыла глаза. Первое, что она заметила, были задернутые занавески на окнах. Она не помнила, как закрывала их сама. Второе было то, что сейчас было почти одиннадцать часов. Будильник ее не зазвонил. Она знала, что завела его. Она всегда его заводила. Всегда. И еще Грейс заметила отсутствие ноутбука – его не было на старинном резном столе, на котором она любила работать, когда бывала в Зорхе.

Она села на кровати, пытаясь осмыслить перемены в своей комнате, протерла глаза, но так ничего и не поняла.

Как она могла так долго спать? Даже если будильник не зазвонил, это было для нее не свойственно. Возможно, ей действительно надо было выспаться, как утверждал Амир, но как объяснить закрытые занавески, выключенный будильник и припавший ноутбук?

Через полчаса, приняв душ и переодевшись, Грейс спустилась на первый этаж дворца. Один из стражей проводил ее к кабинету королевы. Она постучала, и величественный голос пригласил ее войти.

Королева отпустила персонального помощника, когда Грейс вошла в роскошно обставленную комнату.

– Добрый день, Грейс. Надеюсь, ты хорошо спала.

– Лучше, чем обычно, – удрученно ответила она. – Я не встала по будильнику.

– Я думаю, его выключил мой сын, когда зашел к тебе сегодня утром.

– Он приходил ко мне? Снова?

Королева кивнула.

– Он просил передать тебе, что проведет этот день с отцом и братом.

– Но он приходил ко мне в комнату? И выключил будильник?

Ей надо поговорить с Амиром. Если он увидел ее полуобнаженной, то ей это очень неприятно.

– Почему же он меня не разбудил?

– Думаю, он решил, что тебе надо как следует отдохнуть. – Королева улыбнулась. – Он сказал что-то о конфискации твоего компьютера – по крайней мере, на одни день.

– Тогда я поработаю на карманном компьютере, – с вызовом произнесла Грейс.

Она не любила, когда вмешивались в ее работу. Особенно когда речь шла о таком трудном проекте.

– А я надеялась, что ты сегодня днем составишь мне компанию.

Сердце Грейс упало. Она сразу поняла, кто стоял за этим приглашением, но ей не стало легче. Однако она ни на секунду не допускала мысли о том, что может отклонить предложение монаршей особы.

– Конечно, ваше величество.

Тонкая бровь королевы слегка приподнялась, и это свидетельствовало о том, что она заметила официальное обращение Грейс, несмотря на то, что они были одни. Но она промолчала.

– Какие у вас планы? – спросила Грейс.

– Хочу пройтись по магазинам.

Грейс не смогла сдержаться – и рассмеялась. Королева с недоумением взглянула на нее.

– Что тебя так развеселило?

– Ваш сын.

– Мой сын?

– Да. Я думаю, что мой босс попросил вас заняться мной, чтобы я сегодня не работала, правильно?

– Да.

– Но ведь он сам никогда не ходил с вами по магазинам, Адара?

Теперь улыбнулась пожилая дама.

– Нет. Ему это не нравится.

– Я тоже не ходила за покупками, по крайней мере, год. Но я с удовольствием отправлюсь с вами.

Грейс улыбалась, когда шла по коридору к своей комнате. Если Амир унес ее компьютер в надежде на то, что она не будет работать, он сильно ошибся. Шопинг с его матерью, возможно, будет и забавным, но с отдыхом он будет иметь очень мало общего.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Позже в этот вечер Грейс расслаблялась в ванне с эфирным маслом, которое подарила ей Адара. Нежные лепестки цветов покачивались на поверхности воды и ласково касались ее тела. Она была уверена, что Адара сама бы не догадалась прислать ей корзину с цветами. Ей кто-то подсказал эту мысль. Королева явно хотела, чтобы Грейс как следует отдохнула. Она заботилась о Грейс так, будто та не была обычной секретаршей, а была членом королевской семьи.

Грейс казалось, что королева давно догадалась о чувствах Грейс к ее сыну. Она никогда ничего не говорила, но смотрела на молодую женщину с симпатией. Грейс была вынуждена признать, что хотя шопинг с королевой и не был отдыхом, он помог ей расслабиться. Она на долгое время забыла о своем специальном задании.

– Ты вообще-то когда-нибудь отзываешься на стук? – Внезапно раздался голос Амира, и сам он возник в дверях ванной комнаты.

Шесть с половиной футов роста, он заполнил собой весь дверной проем. Грейс судорожно вздохнула и подскочила в ванне. С отчаянием оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь, чтобы прикрыть себя, она увидела, что полотенце и халат для нее недоступны. Ей больше ничего не оставалось делать, как свернуться калачиком, обхватив руками колени, чтобы прикрыть свою наготу.

– Что ты здесь делаешь?

– Я пришел с тобой поговорить. – Амир не сдвинулся с места.

– Сейчас совсем не подходящее время.

Амир откашлялся.

– Я вижу. – Он действительно что-то видел.

Он пожирал ее глазами. Но ведь она была не в его вкусе. Не роскошная красавица. Не искушенная в сексе. В ней не было для него ничего привлекательного.

При этой мысли она разозлилась.

– Ты мог бы постучать.

– Я стучал. Ты не отвечала.

– Я ничего не слышала.

– Поэтому я вошел.

– Ты не должен был входить.

– А тебе надо было запереть дверь, – возразил он, не собираясь двигаться с места.

Он явно был равнодушен к ее наготе и собирался продолжить дискуссию. Она же не была столь невозмутимой.

– Я ведь нахожусь в ванной, и ты, очевидно, знаешь правила хорошего тона. Или, может, ты нарушаешь их лишь в отношении меня? – В ее голосе звучала злость.

– Что? Грейс, не говори так. – Он, казалось, огорчился.

Неужели он может быть таким тупым?

– Уходи, Амир.

– Уйти?

– Да. – Она тяжело вздохнула. – Ведь я без одежды, если ты еще не заметил.

– Я заметил. – От его голоса по ее телу пробежала дрожь.

– Хорошо.

– Не уверен в этом.

Внутри нее все сжалось от боли.

– Амир, тебе не стоило входить в мою комнату.

– Но ведь я был здесь прошлой ночью и сегодня утром.

– Верни мне мой ноутбук.

Она с трудом верила в происходящее. Почему он не ушел, как только понял, что она принимает ванну? Неужели ее нагота настолько непривлекательна, что ничего не значит для него? Она всегда знала, что он не хочет ее как женщину, но совсем не считаться с ее женской сущностью – это уж слишком.

– Я сейчас уйду.

Она округлила глаза. Наконец-то! Когда ее выдающийся босс был таким простодушным?

Но он по-прежнему не двигался.

– Амир, – нетерпеливо произнесла она. Она не могла пошевелиться, потому что была без одежды, но если он не уйдет, она не выдержит. И тогда будет плохо. – Тебе надо идти. Сейчас.

Казалось, он с усилием встряхнул себя.

– Конечно. Я прошу прощения за вторжение.

Ах, если бы он вторгся лишь в ванную, а не в ее жизнь.

Когда она промолчала в ответ, он глубоко вздохнул, а затем, повернувшись на пятках, стукнулся о дверной косяк с несвойственной ему неуклюжестью и исчез из виду.

Грейс смотрела на открытую дверь несколько секунд, ожидая, что захлопнется дверь в ее комнату, но так ничего и не услышала.

– Амир? – позвала она.

Если он оставил дверь в ее спальню открытой, она его убьет.

– Я здесь. – Голос его звучал напряженно.

– Я принимаю ванну. Наш разговор – о чем бы то ни было – подождет.

– Я помню, что ты принимаешь ванну. – Он сказал что-то еще, но она не расслышала.

– Так почему ты еще находишься в моей комнате?

Он снова что-то пробормотал.

Она вытянула ноги, легла на спину и задумалась над происходящим. Грейс попыталась расслабиться, чтобы отогнать от себя горькие мысли о том, что он снова бессознательно отвергает ее.

Амир стоял в спальне Грейс, подавляя настойчивое желание вернуться в ванную комнату. Однако образ ее бледно-розового тела, погруженного в усыпанную лепестками воду, жег его мозг.

Она моется мочалкой? Скребет кожу, которая кажется нежнее, чем лепестки, окружавшие ее? Когда она выйдет из ванной, она будет благоухать так, как не благоухает ни один персональный помощник на свете. Особенно такой эффективный, четкий и… черт возьми… невинный, как Грейс.

– Пожалуйста, прекрати это делать, – его голос на шепот.

– Делать – что? – спросила она, казалось, с искренним недоумением.

Она не понимает ничего. Невинна. Слишком невинна для его мыслей о сексе.

– Плескаться.

Возникло недолгое молчание, затем она спросила:

– Ты сегодня случайно не перегрелся на солнце?

Он хотел бы, чтобы так оно и было.

– Нет, – прорычал Амир.

– Мне показалось, что перегрелся. – Он слышал, как она встала из ванны. – Тебе надо показаться доктору.

Она сейчас выйдет в комнату. Если на ней нет ничего, кроме банного полотенца, он точно потеряет над собой контроль.

Быстрый звук шагов и стук захлопнувшейся двери были единственным ответом на вопрос Грейс о докторе. Она нахмурилась. Решив, что ситуация требует дальнейших действий, она взяла полотенце и завернулась в него и, роняя капли воды, пошлепала в спальню. Она взяла трубку и набрала номер покоев короля и королевы.

– Ваше величество? Это Грейс.

– А где Амир? Я думал, он пошел к вам.

– Он был здесь и вел себя очень странно. Не перегрелся ли он на солнце, сэр?

– Я ничего подобного не заметил. Мы пару часов покатались верхом на лошадях, затем мы вернулись во двор, и обсуждали деловые вопросы. А в чем выражалось его странное поведение? – удивленно спросил король.

– Он не был таким бодрым, как всегда. – Ее объяснения дальше не простирались.

Не могла же она сказать королю Фаруку, что он застал ее голой в ванне.

– Я понимаю. – Но в голосе его звучало сомнение.

– Спасибо, что уделили мне время, король.

– Пожалуйста. Ты можешь звонить мне всегда, когда тебе будет нужно.

Казалось, в этих словах был скрытый подтекст, который Грейс не сумела разгадать. Она просто поблагодарила его и повесила трубку.

Грейс медленно направилась обратно в ванную, размышляя об Амире. Что заставило его вести себя таким странным образом? За последние пять лет, когда они ненадолго расставались, они рассказывали друг другу о том, что у них за это время произошло. И сейчас, возможно, он хотел рассказать ей, как провел день. Но ведь этот разговор можно и отложить.

Она снова погрузилась в теплую воду и отогнала от себя все тревоги. Ей не понять его странного поведения, и она ничего не может поделать. Поэтому она будет продолжать наслаждаться.

Амир взмахнул мечом, который мужчины в его семье передавали из поколения в поколение. Совершенной формы изогнутый меч прекрасно лежал в его руке, словно был сделан специально для него.

Может быть, упражнения с мечом помогут ему забыть свою реакцию на обнаженное тело Грейс. Когда он увидел ее, лежавшую в ванне, его будто парализовало и он не мог даже сдвинуться с места.

Должно быть, он выглядел полным идиотом, раз она спросила его, не перегрелся ли он сегодня на солнце.

– Ты хочешь потренироваться? – в его мысли ворвался голос Захира.

Он повернулся к своему брату, который, как и он, был одет в свободные тренировочные штаны, а торс оставался обнаженным.

– Конечно.

Без дальнейшего обсуждения Захир выхватил из ножен свой собственный меч и принял боевую позу. Они сражались полчаса, пока с них обоих ручьями не полил пот, потому что каждый из них хотел победить. И хотя его брат был старше его на семь лет, Амир отказывался покидать поле боя. И вот наступил момент, когда они, по молчаливому согласию, бросили свои мечи и поклонились друг другу в знак признания силы противника.

– Ты изгнал своих демонов? – спросил Захир.

– А почему ты решил, что я их изгонял?

– Я распознал характерное выражение в твоих глазах.

Собственные тревоги Амира тотчас же ушли на задний план.

– Ты хочешь о чем-то поговорить?

Захир покачал головой, но Амир заметил, как помрачнело его лицо.

– У тебя все нормально с отцом? – сделал пробный шаг Амир.

Его брат пожал плечами.

– Все нормально, насколько может быть нормально в отношениях двух сильных мужчин, каждый из которых желает идти своей дорогой.

– Часто ли он пользуется своей монаршей властью?

– Нет, он уважает меня, но… – Захир снова пожал плечами.

– Я не завидую тебе.

Захир вытер тело маленьким полотенцем.

– Я знаю. Ты и Халил слишком умны и независимы, чтобы жить такой жизнью.

– Мы любим тебя, – сказал Амир, вытирая со лба пот.

Захир улыбнулся.

– Я люблю вас обоих.

– Даже если ты проехал половину земного шара, чтобы передать мне гневное послание от отца?

Лицо Захира вспыхнуло.

– Может быть, из-за этого – особенно. Я очень переживал за тебя, и я не жалею о том, что принцесса Лина нарушила договор между отцами.

– Спасибо тебе. Мужчина должен сам выбрать себе жену.

– Да.

– А как у тебя обстоят дела?

– У меня нет никого на примете. – По тону брата Амир догадался, что он не готов делиться с ним секретом.

– А я хочу быть с Грейс. – Амир с трудом поверил, что произнес эти слова вслух.

Но брат его, похоже, не был шокирован.

– С этим ничего не поделаешь.

– Она – мой работник.

– Не годится в жены?

Этот вопрос привел Амира в полное замешательство.

– Ее едва ли можно назвать принцессой.

– Но ведь ты не наследуешь трон – и в этом есть свои преимущества.

– Не думаю, что наш консервативный отец согласится на подобный брак.

– Я тоже так думал, пока Халил не женился на Джейд.

– Халил любит Джейд. И он бы женился на ней независимо от воли отца.

Любовь. Это слово звучало для Амира словно проклятие.

– Я не хотел бы иметь жену, которая сделала бы меня уязвимым.

– Это вполне понятно. – Более чем кто-либо другой, Захир понимал, что означала для его младшего брата потеря Жасмин. – Но речь идет о Грейс.

– Я хочу ее. Но не могу с ней сблизиться. И этим надо что-то делать.

– Женитьба исключена?

– Абсолютно.

– Так что же ты собираешься делать?

– У меня есть план.

– Надеюсь, хороший.

Он тоже надеялся па это. Потому что его чрезмерная реакция на обнаженное тело Грейс была неприемлемой. Он не мог позволить себе заняться с ней любовью. Ведь любовный роман между ними закончится для него, без сомнения, потерей личного помощника.

Но была еще одна причина, которую он до сих пор не хотел признавать. Ведь он уже… заботился о ней. И если он женится на ней, то дружеские чувства и физическое притяжение к ней превратятся в гораздо большее. А он этого очень не хотел.

Из всех женщин на свете Грейс была для него самой неподходящей женой.

Не найдя для себя никакого ответа на мучившие его вопросы, Амир решил, что ему лучше вернуться в свою комнату. Надо подумать о Захире. Наследник трона Зорхи явно испытывал какие-то душевные терзания, но с кем он мог поделиться ими? Амиру следовало найти возможность и вновь поговорить со своим братом.

Амир был рад тому, что у него есть братья, и хотел бы встречаться с ними чаще. Но, с другой стороны, он понимал, что эти встречи могут нарушить границы их терпимости и, возможно, их любовь. Они были слишком похожи друг на друга.

В последующие несколько дней Грейс присутствовала на встречах Амира с его деловыми партнерами, но в перерывах между работой она продолжала составлять список кандидатов в жены.

Список составлялся медленно, потому что королева тоже постоянно требовала внимания Грейс. И ей не жалко было тратить на это свое время. Она понимала, как недостает королеве собственных дочерей, и сама радовалась общению с Адарой.

Однако, по мере составления списка, для Грейс все более ясным становилось то, что она не сможет работать с Амиром после его свадьбы. Ее безответная любовь с каждым днем росла, и не в последнюю очередь – из-за его планов жениться. Ей больно было составлять этот список кандидаток в жены. Это была душевная пытка. Теми требованиями, которые он предъявлял к своей будущей жене, – такими, как физическая красота, хорошее происхождение и изысканные манеры, – она не обладала, и от этого она чувствовала себя никчемной и униженной. Ведь втайне она желала, чтобы она тоже вошла в список кандидатов. А такие качества, как богатая индивидуальность и глубина души, не могли компенсировать отсутствие физической красоты.

И особенно для Амира, который сказал, что главное для него – это сексуальная совместимость с будущей женой.

Поэтому, подыскивая кандидаток в жены, Грейс стала испытывать злость. Она завидовала этим женщинам.

Это становилось чертовски противно. И Грейс понимала, что подобного наказания она не заслуживает. Она стала задумываться о том, надо ли ей увольняться сразу же после того, как она отдаст ему этот список, или после того, как он женится. Сердце ее жаждало быть рядом с ним как можно дольше, но разум постоянно напоминал о том, что он в последнее время все больше отстранялся от нее. Мысль о том, чтобы покинуть его, становилась все более невыносимой, однако наблюдать за тем, как он будет выбирать жену, будет еще невыносимее.

И тогда она решила, что ей надо уйти от него как можно быстрее. Лучше разорвать сразу – это будет очень больно, но все же лучше, чем медленно и мучительно расставаться.

Амир заметил, что Грейс становится все более подавленной и удрученной. И когда мать обратила на это его внимание, он понял, что ему надо что-то предпринять. Он не хотел, чтобы Грейс заболела.

С ней надо сходить в гости к Халилу и его молодой жене, Джейд. Грейс говорила, что ей нравится их общество. Они купили новый дом недалеко от Афин, и Амир его еще не видел. И он заодно спросит Халила о том, что происходит с Захиром.

Грейс очень много работает, даже по ночам. Прохаживаясь ночью по дворцу, он часто видел свет из-под ее двери. И даже если он его не замечал, он знал о том, что она еще не спит. Потому что она выглядит утомленной и пьет очень много кофе.

Провести педелю в Афинах – вот что ей нужно. И он постарается сделать все, чтобы она забыла о своей работе.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Грейс смотрела в окно иллюминатора, пока маленький частный самолет кружил над аэродромом недалеко от Афин. Без сомнения, Халил пришлет за ними машину или сам приедет их встречать. Она запротестовала, когда Амир предложил ей поехать в Афины, но сердце ее возликовало. Ей очень нравилась эта пара, и она понимала, что, возможно, увидится с ними в последний раз. Ведь она больше не будет работать у Амира, поэтому расстанется и с членами его королевской семьи.

– Как замечательно, что мы снова увидим Халила, – сказал Амир.

– Да, они замечательные люди.

– Конечно, они члены моей семьи.

Она с улыбкой отметила его горделивый тон.

– Я уверена, что твой брат то же самое говорит о тебе.

– Что я замечательный человек? – спросил он.

– Что ты замечательный человек, потому что ты – его родственник.

– Но я же не это имел в виду.

Она рассмеялась, увидев его раздосадованное лицо.

– Я знаю.

На лице его возникло чувство удовлетворения.

– Хорошо, что я придумал эту поездку. Скоро увидишь, что я запланировал на вечер.

– Ты хочешь испортить твою помощницу, а также своего брата и его жену?

– Грейс… Ты очень много работаешь.

Ей стало тепло от этих слов.

– Ты замечательный босс, Амир.

– Естественно.

Она все еще смеялась, когда самолет покатился по взлетно-посадочной полосе.

* * *

Халил и Джейд сидели в зале ожидания маленького аэропорта. Халил был очень похож на своего брата, а Джейд выглядела как настоящая модель. Грейс с улыбкой смотрела, как братья обнялись и поцеловали друг друга в щеку. Амир хотел приобнять и Джейд, но Халил слегка нахмурился.

Джейд рассмеялась, увидев его лицо, и тепло обняла Грейс.

– Он совершенно неисправим, но я его люблю.

Грейс ухмыльнулась.

– Это видно. И он счастлив.

– Ты такая хорошая, Грейс. И как ты умудряешься работать с моим распутным братцем вот уже пять лет? – спросил Халил.

– Он может быть строгим и требовательным, потому что почти уже превратился в трудоголика, но он никогда не был распутным.

Все засмеялись, увидев, какие Амир корчит рожи.

– Грейс верит в то, что ты можешь достать луну с неба, и все об этом знают, – сказал Халил, дотронувшись до руки младшего брата.

В этот момент Грейс подумала, что может быть, уже вся семья знает о том, что она влюблена в Амира. Еще месяц назад она страшно расстроилась бы из-за этого, но сейчас осталась невозмутимой.

Теперь, когда она собиралась уйти от него, это не имело значения. Кроме того, она считала, что Халил и Джейд относятся к тому типу людей, которые хранят чужие тайны.

Поездка к новому дому супругов из аэропорта заняла примерно полчаса.

– Мы хотели жить недалеко от города, потому что надо ездить на работу, но в то же время находиться вдали от шумной городской суеты, особенно в начале создания нашей семьи, – сказала Джейд, когда они въехали на прилегающую к дому территорию.

Супруги обменялись многозначительными взглядами.

Амир усмехнулся, посмотрев на брата.

– Ты хочешь чем-то поделиться, Халил?

– Нет, пока мы не скажем отцу и матери.

Но Грейс каким-то внутренним чутьем все поняла и порывисто обняла Джейд.

– Мои поздравления! Ты будешь прекрасной матерью.

Джейд просияла.

– Спасибо тебе.

– Она даже не страдает от утренней тошноты, – объявил Халил, словно это была его личная заслуга.

– У моей матери тоже не было токсикоза, – сказала Джейд.

– Это поразительно.

Грейс кивнула с одобрением, когда Амир поздравил своего брата.

Амир сидел с Халилом на нижней террасе, любуясь прекрасным садом и бассейном.

– Это прекрасное место для того, чтобы растить детей.

– Джейд тоже так думает. Поэтому мы купили его.

– Ты влюблен по уши, Халил.

– Совершенно верно. Я не могу представить себе жизни без жены. – В глазах брата мелькнула такая ранимость, что Амир с болью вспомнил о том времени, когда был таким же слабым.

Он никогда больше не позволит себе привязаться так сильно к кому-нибудь. Он только мог надеяться на то, что его старший брат никогда не пройдет через боль потери близкого человека.

Грейс с удивлением узнала о том, что Амир собирается провести вечер с ней наедине.

– Тебе надо полностью расслабиться.

– Спасибо. Я обожаю твою семью, но твое предложение замечательно.

– Мы проведем время вдвоем. Именно этого мне не хватало в Нью-Йорке.

Если ему этого так не хватало, почему он так старательно избегал общения с ней в Зорхе?

Она спросила себя, имеет ли это сейчас для нее значение, и поняла, что нет. Сегодняшний вечер они проведут вдвоем с Амиром. И если ее истерзанное сердце хочет верить, что он будет ее спутником на всю жизнь, а не на несколько часов, кому от этого может быть плохо? Только ей. А ей уже не может быть хуже.

По крайней мере, сегодня она развеет свою боль в мечтах.

– И куда же мы отправимся? – спросила она.

– Увидишь.

– Ты хочешь удивить меня чем-то особенным?

– Да.

Когда они приехали в ресторан, Грейс с любопытством оглянулась вокруг. Они не раз бывали в Зорхе, но она никогда не видела восточных танцев. Сейчас они находились в Греции, но Амир ухитрился найти восточный ресторан с настоящими танцовщицами.

Она поймала себя на том, что следит за Амиром, который смотрит на молоденьких девушек – не столько красивых, сколько чувственных. В своих танцах они демонстрировали не только свои тела, но и свое умение ими управлять. Она готовилась к тому, что он будет смотреть на них вожделенным взглядом и совсем не обращать внимания на нее. Ей все равно, твердила она себе. Она решила наслаждаться зрелищем и забыть обо всем остальном.

Ужин состоял из четырех перемен блюд и закончился поздно ночью, когда на сцену, на смену танцовщицам, вышли мужчины и стали жонглировать горящими мечами.

И когда Грейс восхищенно вскрикнула уже пятый раз, Амир рассмеялся.

Она отвела свой взгляд от артиста.

– Что?

– Ты как ребенок, которого в первый раз привели на ярмарку.

– Я никогда не видела ничего подобного.

– Рядом с тобой я заново испытываю прежние ощущения.

Она почувствовала, что щеки ее вспыхнули. Улыбнувшись, Грейс снова перевела взгляд на сцену, не зная, что сказать, но чувствуя, как тепло разливается по всему ее телу.

Они вернулись домой очень поздно, и Грейс старалась не шуметь, чтобы не разбудить Халила и Джейд. Поэтому они шепотом быстро пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим спальням.

На следующий день они неспешно позавтракали с Джейд и Халилом, а затем он уехал на какую-то встречу.

Джейд тоже извинилась перед ними:

– Пока я еще не ушла в декретный отпуск, мне надо подготовить себе замену на работе, в благотворительной детской организации, – сказала она, – поэтому я оставляю вас одних на несколько часов.

– Не беспокойся, Джейд. Я хочу сегодня показать Грейс достопримечательности.

Грейс улыбнулась, вспомнив времена, когда он, приехав в другой город, либо давал ей какое-нибудь поручение, либо сам отправлялся по своим делам.

Они прогуливались по городу, осматривая исторические места, и она совсем не чувствовала себя его ассистенткой. Она сказала Амиру, что он ее лучший друг, но вместе с тем она знала – он может называть ее так же. Он обращался с ней с особым вниманием, ей было очень хорошо, и она старалась запомнить каждую подробность этой прогулки, потому что в скором времени она не будет знать о нем ничего – кроме того, что будет напечатано в газетах.

Они пообедали вместе с Халилом и Джейд, и Грейс не могла не заметить, с какой любовью старший брат Амира обращается со своей женой. Чувства их были взаимны. И даже когда они спорили, в их глазах светилось неподдельное чувство.

Это было прекрасно.

Они болтали и смеялись за обедом, пока не встал вопрос о женитьбе Амира.

– Я был удивлен, когда принцесса сбежала с другим мужчиной, но я не огорчился, – сказал Халил.

– Почему? – спросил Амир.

– Каждый мужчина должен сам выбрать себе жену.

– Женщину, которую он любит, – добавила Джейд.

Амир покачал головой.

– Даже если бы отец не выбрал ее, я с удовольствием женился бы на принцессе. Я не ищу любви.

– Почему? – с изумлением спросила Джейд. – Ведь сейчас – не средние века, и тебе не надо вступать в брак по расчету всего лишь оттого, что ты сын шейха.

– Любовь дается ценой, которую я не желаю платить.

– Жасмин погибла в результате несчастного случая, брат, и не надо думать, что женщину, которую ты полюбишь, постигнет та же судьба.

– Этого никогда не случится, потому что я больше никого никогда не полюблю.

Джейд с сочувствием взглянула на Грейс.

– Так нельзя жить, Амир. Бояться любви…

– Я ничего не боюсь. Я просто не желаю идти по пути, который, я знаю, наполнен ловушками.

– Ну, у тебя еще есть время изменить свое мнение – после того, как замысел отца не удался.

Амир промолчал, но Грейс знала правду. Ее босс не собирался ждать, когда отец найдет ему новую кандидатуру, и именно ей предстояло помочь ему защитить его от самого себя. Неважно, насколько это больно. Она сделает это. Список составлен, оставалось лишь его обсудить.

Амир будет потрясен. Черт возьми, она сама была потрясена, когда выполнила такую работу. Она почти уже жалела о том, что не увидит, как план ее будет осуществляться. Но настало время положить конец ее душевным мукам – и это может сделать только она сама.

Еще одну ночь они провели в Греции, а в понедельник рано утром улетели обратно в Зорху. У Амира и Грейс была назначена встреча с инвесторами. Его отец также пожелал присутствовать на встрече, и Амир, как знала Грейс, был этим очень польщен. Он находился в хорошем расположении духа, и она решила подождать до конца встречи, чтобы отдать ему свое заявление об увольнении… и другие письма, которые она распечатала сегодня утром.

Зачем озадачивать его перед важной встречей? У нее масса времени для того, чтобы сообщить ему о своем решении. А потом для нее начнутся долгие дни, наполненные одиночеством.

Амир ждал Грейс в кабинете, который обычно занимал по приезде в родительский дом. Она сказала, что хочет обсудить с ним один вопрос. Наверное, собирается предоставить ему список предполагаемых кандидатур. Амир понимал ее желание сделать это сейчас, а не по возвращении в Нью-Йорк. Но он не понимал другого – своего собственного молчания в ответ на ее предложение. Амир совсем не хотел влюбиться и снова испытать боль, которую в молодости едва пережил.

Ему было достаточно трудно признаться себе в том, что он становился уязвимым, когда дело касалось его семьи и даже Грейс. Но он никогда не позволит себе влюбиться так, что потеря женщины будет для него равноценна потере собственной жизни.

Постучав, в кабинет вошла Грейс. Амир оторвался от чтения писем. Она была настолько серьезна, а ее взгляд за стеклами очков был таким сосредоточенным, что он сразу же убедился в правильности своего предположения. И внезапно он, без всякой логики, понял, что не хочет сейчас обсуждать предстоящую женитьбу. Лучше это сделать в Нью-Йорке – они туда скоро вернутся.

Она подошла к столу и положила на него тонкую папку с бумагами. Амир посмотрел на папку, затем – на нее.

– Я представляю проект, о котором мы говорили.

– Да, спасибо. Полагаю, ты будешь удовлетворена моим выбором.

– Надеюсь, буду.

– Спасибо тебе. Я просмотрю этот список, и мы обсудим его после того, как вернемся в Нью-Йорк.

– Ты не хочешь сейчас это делать?

– Нет.

Глаза Грейс расширились от удивления.

– Хорошо.

– Ты хочешь обсудить со мной что-то еще?

Грейс какое-то время молчала. Амир не выдержал и спросил:

– Что?

Она открыла рот, но не произнесла ни звука.

– С тобой все в порядке?

Она кивнула, прокашлялась и произнесла:

– Я хочу дать вам это.

Что происходит с его глазами? Они разыгрывали с ним шутку, потому что ему показалось, что рука ее дрожала, когда протянула ему единственный листок бумаги и уронила его на стол. Удивившись, он поднял листок. Амир пробежал глазами содержимое записки, и его сначала бросило в жар, а потом в холод. Он вскочил со стула и бросил бумагу на стол.

– Что происходит?

– Это мое заявление об уходе.

– Черт возьми, я вижу сам… – Он выругался по-арабски, и если бы слышали его родители, то отец покраснел бы, а мать упала бы в обморок. – Я хочу знать, какого дьявола? – он, наконец, заговорил по-английски, но с таким акцентом, будто только начинал учить язык.

Ни на секунду он не сомневался в том, что это заявление вполне серьезное. Хотя ему хотелось бы верить в то, что это розыгрыш. Он понял по виду Грейс, что она собирается уйти от него, и сейчас ему хотелось знать, почему.

– Это значит, что я увольняюсь с работы через месяц после подачи заявления. – Голос ее оставался невозмутимым, но напряженная поза свидетельствовала о том, что она едва держала себя в руках.

– Почему? – спросил он тоном, который скорее был похож на рык, чем на человеческий голос.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Грейс закусила губу, но ничего не сказала. В Амире поднялась новая волна гнева. Мисс Эффективность, личный помощник, которая всегда на все знала ответ, ничего не может сказать по поводу того, почему же она хочет покинуть своего работодателя. Покинуть его?

– Потому, что ты получила лучшее предложение? От кого? От Джерри? Поверь, если это так, то он очень скоро сильно пожалеет о том, что решил переманить моего сотрудника.

– Я тебе не принадлежу, Амир. Я – личный помощник, а не рабыня.

Черт, она не принадлежит ему.

– Ты не уйдешь от меня.

– Уйду.

– Я его уничтожу.

По вспыхнувшему огню в глазах Грейс он догадался, что она знает, о ком идет речь.

– Я не ухожу работать к Джерри.

Амир презрительно взглянул на нее.

– Нет, – настаивала она.

– Тогда почему? – Он не дал ей ответить. – Скажи, что это не из-за денег. Ты знаешь, что я могу платить тебе больше. Если ты хочешь переехать в новую квартиру, мы купим тебе новую.

– Речь идет не о деньгах и не о квартире. – На лице Грейс застыло выражение боли.

Что с ней происходит?

– Тогда почему?

– По личным причинам.

– По личным причинам? – С изумлением воскликнул он. И не потому, что у нее не могло быть личных причин, а потому, что она вздумала покинуть его из-за таких пустяков. – Так какие же у тебя причины?

– Раз они личные, значит, они тебя не касаются.

– Но в прошлом ты не скрывала от меня ничего.

– Это было в прошлом.

– Так что же изменилось?

Она открыла и закрыла рот, не в силах вымолвить ни слова, затем судорожно вздохнула и сцепила руки на груди.

– Я… Я изменилась, Амир. И я хочу изменить свою жизнь.

– Почему? Твоя жизнь в качестве моего личного помощника – не самый худший вариант.

– Я согласна, но в то же время у меня нет другой жизни.

– Ты никогда раньше не жаловалась.

– Я и сейчас не жалуюсь.

– Но ты уходишь. Хорошо, мы поменяем график работы. У тебя будет больше свободного времени.

– Пока я работаю с тобой, ничего не выйдет. – Эти слова имели какой-то скрытый подтекст, но он не мог его разгадать.

Амир разозлился еще сильнее.

– Ты говорила, что я – твой лучший друг.

– Но я – не твой друг.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что у тебя есть другая жизнь, помимо работы. У тебя есть семья, которую ты навещаешь гораздо чаще, чем я – свою собственную. Твои братья – твои друзья. У тебя есть женщины, и скоро у тебя будет жена.

– А у тебя есть только я, вот из-за чего ты так сильно горюешь?

В глазах Грейс вспыхнул гнев.

– Я не горюю. Я просто пытаюсь объяснить тебе мое решение.

– Но ты уходишь, потому что у меня больше друзей, чем у тебя, – с сарказмом заметил он.

– Я ухожу, потому что хочу жить своей жизнью. Все просто, как видишь.

– Нет ничего простого в том, что ты бросаешь меня.

– Я не бросаю.

– Ты мой лучший друг, – произнес он сквозь зубы.

Он терпеть не мог обидчивых людей, но для Грейс делал исключение.

– Нет.

– Черт возьми…

– Послушай. С тех пор, как мы приехали в Зорху, ты стал все больше отдаляться от меня. Я тебя понимаю, – сказала она, стараясь не показать, как ей больно, – Ты собираешься жениться, и тебе будет неловко продолжать со мной дружить в новых обстоятельствах.

– Ничего подобного!

– Пожалуйста, не лги мне. Ведь ты мне никогда прежде не лгал.

– Откуда ты знаешь, что я тебе никогда не лгал? – возмутился он, еще больше разозлившись оттого, что она ошибалась. – Я лгал тебе каждый день, когда притворялся, что не хочу от тебя ничего кроме дружеских деловых отношений, в то время как жаждал разложить тебя на своем столе и насладиться каждым сантиметром твоей белой кожи. Именно поэтому я «отталкивал» тебя, как ты сказала. Я не мог рисковать и остаться с тобой наедине.

– Что? – Она потрясла головой, будто не могла поверить своим ушам. – Ты говоришь неправду, – произнесла она упавшим голосом.

– Ты не веришь мне?

– Я не красивая. Я не искушенная в этих делах. Я совершенно не похожа на женщин, с которыми ты обычно встречался.

– И все же ты женщина, которую я страстно желаю.

– Нет.

– Почему ты пытаешься отрицать очевидное? Ты тоже меня хочешь.

– Что? Почему… Я не понимаю, о чем ты говоришь.

– Что же непонятного? – Он встал, и она увидела бесспорные признаки его желания. – Оно обоюдное.

Грейс не отводила от него взгляда. Он покачал головой.

– Ты чертовски невинна.

– Я невинна?

– Ты собираешься это отрицать?

– Ммм… нет.

– И твоя невинность возбуждает меня.

– Но я думала, ты любишь опытных женщин.

Амир стремительно обогнул стол и так же стремительно прижал ее к себе.

– Я люблю тебя, Грейс.

Она смотрела на него, как на умалишенного.

– Ты хочешь меня? – с изумлением произнесла она.

– Я хочу тебя. – И затем он ее поцеловал.

Амир поцеловал ее очень нежно, несмотря на то, что безумно жаждал. Ведь это был их первый поцелуй. И возможно, первый в жизни его персонального помощника. Ее губы были сладкими, как спелая вишня, и очень мягкими. Как будто созданными для того, чтобы он наслаждался ими. Грейс не ответила на его поцелуй, но и не оттолкнула его. Амир оторвал от нее свои губы.

– Поцелуй меня тоже.

Она потрясенно взглянула на него.

– Я не знаю, как это делается.

– Прикоснись ко мне губами и приоткрой их, чтобы я попробовал тебя на вкус.

– Хорошо.

Она сделала так, как он просил, и он держал себя в руках, чтобы постепенно провести ее от невинных ощущений к сексуальному блаженству. Он гладил ее руками по спине, прижимал к ней напрягшуюся плоть, впервые не беспокоясь о том, что она почувствует его. Он хотел, чтобы она знала, насколько сильно возбудила его.

Грейс издала тихий томительный стон, вцепившись пальцами в его грудь.

Поцелуй затягивался и становился все более страстным. Его девственная секретарша быстро обучалась, как довести мужчину до безумия. Ему потребовалась огромная сила воли, чтобы не сорвать с нее одежду и не поцеловать каждый сантиметр ее тела.

Настанет день, поклялся он себе, и он сделает это.

Грейс вдруг вырвалась из его рук.

– Нет, подожди… Почему ты делаешь это?

– Что значит – почему? Я хочу тебя. Я говорил. – Неужели она относится к тем женщинам, которые никогда не поймут мужчину?

– Ты хочешь использовать секс, чтобы манипулировать мной?

Он был шокирован.

– Ты действительно так обо мне подумала?

– Ты безжалостен, когда на пути у тебя встают препятствия.

– У меня нет никаких скрытых мотивов.

Он заботился о ней, оберегал ее и поэтому хотел стать ее первым мужчиной. Амир хотел быть уверенным в том, что процесс потери девственности будет для нее наслаждением. Он не собирался давать ложных обещаний или использовать ее. Он был уверен в том, что она его хочет.

Грейс нахмурилась, взглянув на него.

– Я не хочу быть твоей любовницей, раз ты собираешься жениться на другой женщине. Ведь ты обещал, что будешь верным мужем, да?

Что она хочет от него? Неужели это новый прорыв глубоко запрятанного романтизма?

– Не надо бесконечно анализировать мои слова. Ты вряд ли получишь много предложений, подобных моему. Возьми то, что я предлагаю, и будем оба счастливы.

Она даже не потрудилась спросить, что он предлагает. С ее губ сорвалось слово, которое он никогда от нее не слышал, затем она резко повернулась и вылетела из его кабинета с оскорбленным видом.

Амир тоже выругался и, развернувшись, просто стукнул кулаком по стене. Но боль не могла остудить его голову.

Что произошло? Он целовал Грейс. Наконец-то целовал. И наслаждался каждой секундой. Но потом она фактически обвинила его в бесчестности и бросилась вон из комнаты. Хорошо, возможно, в этом частично его вина. Он что-то не то сказал. Но, черт возьми, она грозилась уйти от него. Поэтому он так разозлился. И она ушла.

Но он знал одно – он не позволит Грейс уйти насовсем.

Грейс ворвалась в свою комнату, и ей захотелось крушить все вокруг. Но это была не ее комната, и она не могла позволить себе портить чужое имущество. Единственная вещь в этой комнате принадлежала ей – это был будильник. Она схватила его и со всей силы бросила в стену.

Грейс огляделась в поисках чего-нибудь еще, но не нашла. В отчаянии она упала на кровать и разрыдалась. Она плакала, вспоминая жестокие слова Амира, но больше всего оплакивала свою безответную пятилетнюю любовь. Она плакала о том, что в жизни ее теперь не будет мужчины, которого она готова была растерзать, но которого по-прежнему любила, несмотря ни на что.

Амир был для нее целым миром, а она для него – лишь ценным сотрудником. Конечно, ему нелегко будет найти для нее замену, но рано или поздно он найдет.

На нее нахлынули воспоминания – и она поняла, что так рассуждать нечестно. Амир обращался с ней не как с наемным работником. И понимание этого заставило ее плакать еще сильнее.

Как он мог сказать, что она не будет пользоваться спросом? Хорошо, даже если это правда, то зачем произносить такие ужасные слова вслух? Ведь он ее поцеловал и даже объяснил, как ей следует отвечать на поцелуй.

А затем он обрушился на нее с ужасными словами, которые вылетели из тех же самых губ.

Но насколько его слова были правдивы? Если бы эти слова ей сказал кто-то другой, она приняла бы их за чистую монету, но это был Амир, а она его хорошо знала.

Что было правдой, а что – ложью?

Он сказал, что хочет ее – ее, Грейс Браун, непривлекательную, долговязую и неискушенную. Он сказал, что отстранялся от нее потому, что боялся не справиться с собой.

Правда ли это?

Ее взгляд обратился на копию списка жен, которую она сделала для себя в каком-то мазохистском порыве. И новые мысли закружились в ее голове.

Она думала, что он не хочет ее, но оказалась не права. А в чем еще она оказалась не права? Она вспомнила реалити-шоу по изменению имиджа людей, которое как-то раз увидела по телевизору. Простенькие женщины-домохозяйки меняли облик и становились похожими на искушенных красавиц. Может, ей сделать то же самое с собой?

Есть ли у нее шанс стать подходящим кандидатом в жены для Амира? Его главным условием была сексуальная совместимость. И если тот поцелуй можно рассматривать как свидетельство их совместимости, то эта проблема будет решена. Она еще почитает специализированную литературу по этому вопросу… И посмотрит несколько обучающих фильмов.

Грейс присела на кровати, настроенная более решительно, чем обычно. Она решила не только стать кандидатом в жены Амира, но и самым лучшим кандидатом. Он, возможно, заслуживает того, чтобы жениться на принцессе… Сердце ее при этой мысли дрогнуло. Но никакая женщина, какой бы красивой она ни была, не любила его так, как она, Грейс. В данном вопросе сомнений не возникало.

Не имеет значения, любит ли ее Амир. Они будут принадлежать друг другу – и этого достаточно. И она не будет препятствовать ему в поисках других женщин, потому что он сам не захочет этого. Он найдет свое счастье с ней.

Она устроила грозу, подумала она, вытирая слезы, а теперь на небе должна появиться радуга.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Ты рано встал, братишка.

Амир оторвался от своих упражнений с мечом.

– Я всегда встаю рано.

– Но не в Зорхе, ведь здесь так сладко спится. А сейчас тебе что-то не дает спать?

– Это точно.

– Еще какие-то демоны?

– Те же самые, но на сей раз еще более страшные.

– Ты хочешь поговорить со мной или продолжишь заниматься? – Захир не был одет для спарринга, но Амир не сомневался в том, что его старший брат в секунду переоденется, если он попросит его.

Его рука сжимала рукоять меча, когда он обдумывал предложение брата. Он тренировался здесь уже сорок пять минут, но никак не мог обрести успокоение.

Он часто приходил в этот спортивный зал, когда решал какую-то проблему. Ему здесь лучше думалось. Но на этот раз физическая разминка не помогла.

– Поговорить? – повторил он.

Глаза Захира расширились, словно ответ удивил его, и он кивнул.

– Да, поговорить.

– А я ни от чего тебя не отвлекаю? – Очевидно, его брат пришел сюда по своим делам.

Но Захир отрицательно покачал головой.

– Нет.

– Может быть, прокатимся верхом? – Это был компромисс – на случай, если беседы не получится.

– Жду тебя у конюшен через двадцать минут, – повелительно произнес старший брат.

Амир слегка улыбнулся в ответ на врожденную склонность Захира диктовать свои условия.

– Хорошо.

Он принял душ и через пятнадцать минут уже был возле конюшен.

– Быстро, – сказал его брат, проверяя подпругу у высокого арабского жеребца, принадлежавшего Амиру.

Его собственная лошадь уже была оседлана и ожидала в стороне. Они вскочили в седла в одни и тот же миг, но Амир позволил Захиру первым выехать в пустыню.

– Так что же у тебя случилось, братишка? – спросил Захир после нескольких минут молчания.

– Она хочет уйти от меня.

– Грейс?

– А кто же еще?

– Ну, может, ты имел в виду кого-то из своих женщин, Тизу, например…

– Я говорил тебе, что порвал с ней.

– Ты мог с ней снова сойтись. После того, как принцесса Лина сбежала с тем бизнесменом.

– Ничего подобного, – ответил Амир с усмешкой.

Тиза была очень красивой женщиной, с ней ему нравилось проводить время, но она не была его женщиной.

– Понял. Значит, Грейс хочет уйти от тебя? – Захир нахмурился. – Признаюсь, я сильно удивлен.

– И я тоже.

– Почему она уходит?

– Сказала, что по личным причинам.

– И отказалась их изложить.

– Да. Это очень на нее не похоже.

Его брат издал неопределенный звук.

– Понятно. Естественно, ты расстроился.

– Да. Она лучший персональный помощник из всех, кто когда-либо у меня был. Она мне очень подходит.

– И ты по-прежнему хочешь ее.

Амир отвел глаза и стал рассматривать окружавший их пустынный пейзаж.

– Да.

– Ты хочешь ею овладеть? – Вопрос Захира прозвучал очень буднично.

– Она девственница.

– Необычно для ее лет, верно?

– Да, и хотя сексуальное воздержание становится сейчас все более популярным в Америке, она не просто девственница. Она совершенно невинна. Она ни с кем никогда не встречалась.

– У нее нет поклонников?

Амир вспомнил о Джерри и нахмурился.

– Есть один.

– Но ты не хочешь жениться на ней?

– Нет. И мое решение не изменится. Она – романтик. И эта ее черта становится все более заметной. Боюсь, с таким характером она навсегда останется одинокой или обиженной и оскорбленной. Возможно, она придумала для себя идеал мужчины, которого вообще не существует на свете.

– И ты думаешь, что знакомство со своей чувственной стороной поможет ей взглянуть на мир иначе?

– Она доверяет мне, как никому другому. Возможно, я помогу ей понять, что секс – это не любовь, и она станет более легко вступать в контакты с мужчинами и не будет такой одинокой.

Какое-то недоброе чувство шевельнулось в его сердце, когда он подумал о том, что в будущем Грейс ему может не найтись места.

– Ты оправдываешь свое намерение лишить ее девственности?

– Ты думаешь, я не прав?

– Мне кажется, ты нуждаешься в Грейс больше, чем готов в том признаться.

– Я уже признался в том, что мне будет без нее.

– Твои чувства, возможно, более глубокие.

– Я не отрицаю, что хочу ее.

– Ты уверен, что хочешь ее только физически?

– Она мой друг. Мой лучший друг.

Его брат смотрел на него несколько секунд в полной тишине, прерываемой только фырканьем лошадей. В конце концов, его лицо озарила улыбка.

– Ты можешь поступать, как хочешь, но я думаю, что твое намерение заняться с ней любовью, в конце концов, нанесет ей вред.

Амир был потрясен словами брата. Он ожидал, что брат поддержит его эгоистические намерения.

– Ты серьезно?

– Да, но я думал, что буду шафером на твоей свадьбе. Между прочим, я твой старший брат. – С этими словами Захир пришпорил жеребца и пустил его в галоп.

Амир, пригнувшись к шее лошади, пустился вслед за ним. Он так и не понял, какое отношение к Грейс имели слова его брата о шафере на свадьбе, но ему стало легче, и он с новой силой пришпорил своего коня.

Захир понял его аргументы, и это означало, что они были сильнее, чем казались даже ему.

Он не может избавиться от влечения к Грейс. Особенно после того, как он ее поцеловал. И угроза оставить его не могла этому помешать.

Грейс проснулась, чувствуя себя гораздо лучше, чем за последние два месяца. У нее был план, а Амир говорил не раз, что Грейс Браун с планом – страшная вещь.

Она привела себя в порядок, а затем отправилась прямо к кабинету королевы. Грейс решила спросить совета у профессионалов. И когда дело коснулось изменения ее имиджа, она решила, что никто другой не даст ей лучший совет, чем королева Адара.

В кабинет ее провел помощник королевы.

Адара оторвалась от кипы бумаг, разложенных перед ней. Грейс заметила календарные листки.

– Работаете над своим расписанием?

Королева потерла висок.

– Да. Теперь мне требуется прилагать усилия, чтобы соотнести свое расписание с расписанием моих дочерей, которые вышли замуж и живут отдельно. Поездки требуют тщательного планирования.

Грейс с сочувствием улыбнулась.

– А вы используете новую программу, которую я рекомендовала вам прошлым летом?

– Да, но сначала в систему надо ввести информацию, – королева указала на разбросанные листки.

– Может, я могу чем-то помочь?

– А разве ты сегодня не работаешь вместе с Амиром? – удивилась королева.

– Я решила взять выходной день.

Королева повернулась к своей секретарше.

– Будь любезна, принеси нам кофе. Думаю, что нам скоро захочется выпить по чашечке.

Девушка вышла, а Адара обратилась к Грейс.

– Скажи мне, что случилось.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

– Ты проработала с моим сыном пять лет. – Королева взяла Грейс за руку.

– Так и есть.

– Ты когда-нибудь раньше брала выходной?

Грейс села в кресло рядом с Адарой.

– Нет.

– Рассказывай…

Грейс рассмеялась.

– Вы говорите сейчас совсем не как королева.

Адара не улыбнулась.

– Да, сейчас я говорю как встревоженный друг и мать, кем я, собственно, и являюсь.

– Я хочу поменять свой имидж, – выпалила Грейс.

Лицо королевы отразило множество чувств: сначала шок, потом задумчивость, потом удовлетворение.

– Наконец-то.

– Простите?

– Я долго ждала, когда ты придешь ко мне за этим советом.

– Вы считаете, что я плохо выгляжу? – растерянно спросила Грейс.

– Нет, конечно, но ты не похожа на будущую принцессу, а ты собираешься ею стать, не так ли?

– Как вы догадались? – прошептала Грейс.

– Я знаю, что ты любишь моего сына. Я поняла это сразу же, когда увидела вас вместе.

– Но как вы догадались, что я хочу стать для него потенциальным кандидатом в жены?

– Это было неизбежно.

Грейс растерянно посмотрела на нее.

– Ты знаешь, почему я не возражала отцу, когда он договорился с королем Фахдом выдать замуж принцессу за нашего Амира? Ведь я считаю, что сейчас – не средние века и мужчина должен сам выбрать себе жену.

– Почему же? – вымолвила Грейс.

– Надо было что-то сделать, чтобы встряхнуть моего сына.

– А если бы он все-таки женился па принцессе Лине? – Грейс чуть не застонала, вспомнив ту боль, которую испытала при известии о том, что Амир собрался жениться.

Адара отрицательно взмахнула рукой.

– Я собирала на нее досье. Знаешь ли ты, что она живет в Америке?

– Нет, – в шоке выдохнула Грейс.

– Она росла не в своей родной стране. Ее отец ошибался, когда думал, что она подчинится его воле.

– А если вы не правы?

Глаза королевы надменно вспыхнули.

– Нет, я права. – Затем она улыбнулась, – Я права еще в одном.

– В чем же?

– Ты, в конце концов, поняла, что тебе надо приложить небольшие усилия – и мой сын поймет, что ему нужна только ты.

– Но почему же вы не сказали мне об этом раньше?

– Конечно, я не слепая, но ты сама должна поверить в себя. Так поступил Халил, когда стал бороться за свое счастье с Джейд.

– Но…

– Амира нелегко заполучить. И ты знаешь об этом. Но ты не должна сдаваться. Должна обрести уверенность в том, что именно ты – его женщина. Никто другой, даже я, не может вселить в тебя эту уверенность.

– Кроме самого Амира, – подтвердила Грейс.

– Он что-то сказал тебе? Я удивлена. Никогда не думала, что он может открыть свои истинные чувства.

– Я не знаю, какие эмоции он испытывает… Но он хочет меня.

– И этого оказалось достаточно для того, чтобы ты набралась смелости и осознала свою внутреннюю красоту?

– Да.

Королева махнула рукой и встала.

– Пойдем, нам многое надо сделать, а времени мало.

Грейс не успела оглянуться, как обнаружила себя на взлетной полосе, примыкавшей к дворцовой территории.

– Куда мы направляемся?

– В Афины. Джейд присоединится к нам. Она встретит нас в аэропорту.

– Это так неожиданно…

– У меня есть план. – Решительность, которая прозвучала в голосе королевы, вселила в Грейс радостную уверенность, что она не зря к ней пришла.

Перелет в Грецию был недолгим, а консультант по созданию имиджа беспрестанно задавала Грейс множество вопросов. Когда они приземлились в аэропорту, их встречал лишь один человек, не считая трех телохранителей.

Джейд сердечно обняла Адару и Грейс.

– Значит, сегодня будет великий день по изменению имиджа?

– Не совсем верно, – поправила консультант. – Мы не ставим цель полностью поменять облик Грейс, а хотим лишь подчеркнуть ее естественную красоту, не затушевывая достоинств.

Королева Адара одобрительно кивнула.

– Мы не собираемся делать из нее сексуальную кошечку, даже если моему сыну правится именно такой тип женщин.

Джейд засмеялась, а Грейс вспыхнула.

Консультант по имиджу, элегантная француженка с кожей цвета эспрессо и ростом выше Грейс, ободряюще улыбнулась.

– Пойдемте, пора приступать к делу.

Через полчаса они подъехали к самому эксклюзивному торговому центру в Афинах.

Сабрина, консультант по имиджу, настояла на том, что сначала Грейс надо сделать прическу и наложить макияж, а потом уже подбирать одежду. Грейс обычно зачесывала свои волосы наверх и редко позволяла длинным рыжим кудрям свободно струиться по плечам.

– Мы будем работать с вашей прической около трех часов, – сообщила мастер-стилист. – Сделаем ваши локоны более мягкими и естественными. Для этого потребуется особый бальзам, который вы потом будете использовать каждые полгода.

– Бальзам? Каждые полгода? – слабо выговорила Грейс.

Королева между тем не теряла времени. Первые полчаса она обсуждала с Сабриной краску для волос Грейс. Затем Джейд удалилась, чтобы позавтракать с мужем, а королеву окружили вниманием сотрудники салона красоты.

Через три часа Грейс смотрела на себя из зеркала. Ее локоны были тщательно подстрижены. Нет, не коротко… Но им была придана изящная форма. Ей показали, как в дальнейшем укладывать их феном.

Теперь она уже не сможет завязывать их в «конский хвост», но Грейс – как ни странно! – даже обрадовалась.

Уроки макияжа явились для нее настоящим шоком. Косметолог научил ее, как использовать различные тона в сочетании с обычной одеждой, деловым костюмом, в дневное или вечернее время.

– Мы продолжим наши уроки завтра, – сказала косметолог, – поэтому не беспокойтесь, если вы что-нибудь не поняли.

Грейс взглянула на королеву.

– Завтра?

– Ведь нельзя же улучшить свой внешний вид за несколько часов.

– Но Амир…

– Он прекрасно проведет время с отцом и старшим братом.

Три женщины обошли столько магазинов, сколько Грейс не посетила за всю свою жизнь. Она даже не представляла, что подбор одежды может быть таким трудным.

Она обнаружила, что ей понравились многие современные направления в моде, хотя некоторые из них и шли вразрез с тем, что имелось в ее гардеробе.

Ко времени, когда они вернулись домой, Грейс была такой уставшей, что едва держалась на ногах.

– Ты сегодня держалась молодцом, – сказала королева.

– Да, – согласилась Сабрина. – Ты – самый легкий проект, с которым я имела дело за последнее время.

– Легкий? – сдавленным голосом произнесла Грейс.

Сабрина рассмеялась.

– Прошло всего лишь полдня, а ты заметно похорошела. Теперь следует лишь подчеркивать твою красоту и не придумывать ничего нового.

Грейс не совсем поверила Сабрине, но слишком устала, чтобы спорить с ней.

Через два дня она стояла перед зеркалом в фойе дома Халила и Джейд, ожидая водителя, который должен был доставить ее в аэропорт. Она с трудом узнавала женщину, отражавшуюся в нем.

Это женщина была Грейс Браун. Одежду, которая была на ней, она никогда бы не купила без посторонней помощи, но в то же время эта одежда не противоречила ее вкусу.

Блузка янтарного цвета, без рукавов и с изящным вырезом на груди, подчеркивала линии ее женственного тела. Короткая замшевая юбка, плотно облегающая бедра, и высокие каблуки зрительно удлиняли ноги.

Грейс вспомнила времена, когда ее дразнили тощей верзилой и она делала все возможное, чтобы не выделяться из толпы сверстников. Сабрина сказала, что тело у нее очень красивое, а совсем не тощее, и в подтверждение своих слов продемонстрировала ей журналы, где у женщины были точно такие же фигуры, как у нее.

Сначала Грейс смущалась и отказывалась сравнивать себя с моделями, но сходство было таким явным, что ей пришлось его признать. Но это совсем не означало, что она собиралась стать кем-то, кем она не была.

Сабрина сказала, что Грейс зря пряталась за мешковатой, невообразимой одеждой и ужасной прической. Грейс рассмеялась в ответ. Она даже не подозревала, что ее волосы могут быть такими податливыми и из них можно сделать как минимум две прически – одну дневную и одну вечернюю.

Когда в своем обновленном виде она шла по улице, то чувствовала, что женщины оглядываются ей вслед, и от этого в ней росло ощущение уверенности и комфорта. Она предвкушала, какую реакцию вызовет у Амира.

Грейс изменила свой облик лично для себя. Ее никто не побуждал, она просто надеялась стать подходящей парой для мужчины своей мечты.

Настало время показать миру истинную Грейс Браун.

Она улыбнулась и повернулась к двери, когда в холл вошла королева Адара.

Грейс порывисто обняла пожилую даму.

– Спасибо вам.

– Ты сделала это сама.

– А вы помогли мне.

Глаза королевы были подозрительно влажными.

– Что я могу сказать? Я – женщина, которая любит волшебство.

Грейс рассмеялась.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Она уже не смеялась, когда оказалась в Зорхе.

Амир ожидал ее на посадочной полосе, возле трапа. В традиционной арабской одежде, подчеркивавшей его королевское величие, он выглядел устрашающе – таким она никогда его не видела. Ей всегда казалось, что одеяние пустыни придает загадочную ауру мужчине, которого она очень хорошо знала. В этом одеянии он казался вышедшим из прошлой эры.

На небе ослепительно блистало солнце, но лицо Амира оставалось мрачным. Он явно злился.

Королева подставила щеку для поцелуя, и Амир послушно чмокнул ее. Затем Адара, обогнув его, проследовала к ожидавшему их лимузину, а Грейс, немного струхнув, попыталась тихонько проскользнуть за ней, но Амир преградил ей дорогу.

– И где же, черт возьми, ты была?

– Я послала тебе письмо по электронной почте, что буду занята с твоей матерью.

– Я не часто проверяю почту, и ты это знаешь, – прорычал он, явно не одобряя ее поведение. – Мне пришлось спросить отца, куда уехала мать, чтобы узнать, что ты уехала в Грецию.

– Это была важная поездка.

– Если она была такой важной, почему ты не пригласила меня поехать с тобой?

– Она не касалась работы.

– Значит, мы опять возвращаемся к личным мотивам, да? Моя мать оказалась достойна твоего доверия, а я – нет? – Голос его почти сорвался на крик.

Грейс с трудом выдержала его пылающий взгляд.

– Не думаю, что тебе понравилось бы бегать по магазинам и часами томиться в кабинете косметолога.

– Бегать по магазинам? Ты занималась шопингом все три дня? – недоверчиво спросил он.

– Ты действительно ничего не замечаешь? – тихо спросила она.

Он окинул ее взглядом с ног до головы, а затем прищурился.

– У тебя новый имидж… А одежда совсем не годится для офисной работы… Что это все значит?

– Значит? – переспросила она, в то время как лимузин с его матушкой и тремя телохранителями удалился прочь, оставив ее наедине с Амиром.

Экипаж самолета, впрочем, пока еще оставался на месте, но вряд ли они осмелятся вмешаться в происходящий допрос.

– Ты стараешься для Джерри? – Амир ткнул в нее пальцем. – Ты надеешься очаровать его, чтобы он стал для тебя больше, чем просто работодателем?

– Я в последнюю очередь старалась для Джерри! – прокричала Грейс.

Он даже не шелохнулся.

– Тогда зачем? – спросил он, еще раз царственно взмахнув рукой.

– Я сделала это для себя. Разве ты не понимаешь?

– Понимаю. Но почему именно сейчас, когда у нас с тобой есть нерешенные вопросы?

Он относит ее заявление об уходе к «нерешенным вопросам»?

– Мне нужно было сделать перерыв. И тебе тоже.

– Мне не нужен никакой перерыв. Мне нужна ты. – Затем он сжал челюсти, словно сдерживая готовые вырваться слова.

– Мне тоже недоставало тебя, – тихо сказала она.

Ее гнев на него почти уже улетучился, но его признание в том, что она ему нужна, окончательно рассеяло остатки ее злости.

– Я мог бы поехать с тобой.

– У тебя были назначены встречи.

– И ты думаешь, что без тебя они доставили мне удовольствие?

Она усмехнулась.

– Ты действительно беспомощный, когда меня нет рядом.

– Не надо быть такой самоуверенной.

– На эту тему больше не скажу ни слова.

– Не думай, что я на тебя уже не злюсь.

– Может, мне попросить пилота увезти меня обратно в Грецию?

– Ты больше от меня не уедешь никуда. – Голос его звучал очень серьезно.

– Я и во дворец, не смогу возвратиться, если ты будешь продолжать удерживать меня здесь?

– Я хочу быть к тебе как можно ближе – ведь ты снова можешь исчезнуть. – Он протянул ей руку. – Пойдем.

Грейс взяла его под руку.

– Твоя мама исчезла вместе с лимузином.

– У меня есть свой автомобиль.

Она оглянулась и увидела спортивный «ягуар».

– Мне нравится ездить на таком автомобиле. Спасибо, что приехал на нем.

– Я приехал на нем совсем по другим причинам, но рад, что доставлю тебе удовольствие.

– А какой же была главная причина?

– Мне нужно было место, где я мог поразмышлять наедине с собой.

Она рассмеялась.

– А теперь?

– А теперь ты здесь. Мне хочется бить себя кулаками в грудь и громко кричать.

– Ты действительно рассматриваешь меня как свою собственность.

– Я говорил об этом.

– Но, Амир, ведь я твой личный ассистент, а не подружка.

– Спасибо богу за это. Мои подружки ненадолго задерживаются в моей жизни, а твое положение гораздо более стабильное.

– Ты забыл о моем заявлении об уходе?

– Я надеюсь, ты погорячилась.

Она не знала, что ему сказать. Если ей не удалось убедить его в том, что она достойна стать кандидатом в его жены, то ей осталось одно – уволиться. Но она не хотела, чтобы ее неизбежный уход привел его в бешенство и расшатал ее нервы.

– Мы можем обсудить это прямо сейчас.

Он открыл дверцу автомобиля.

Грейс взглянула на него и, пригнув голову, уселась на пассажирское сиденье.

Сев за руль, Амир неожиданно повернулся и притянул ее к себе.

Его губы прильнули к ее губам. Грейс застонала и приникла к нему всем телом. Как она скучала по этим ощущениям!

Его руки гладили ее спину.

– Мне так нравится это, – отрываясь от ее губ.

– Что?

– Твой новый наряд. Ткань такая приятная на ощупь, но еще приятнее ощущать твое обнаженное тело.

– Да, ткань замечательная, – пробормотала она, отвечая на его поцелуй.

Через несколько мгновений Амир отстранился.

– Хотя, думаю, тебе стоит вернуться к твоей прежней одежде.

– Почему же? – машинально спросила она.

– Потому что другие мужчины начнут к тебе приставать, когда ты будешь одета столь сексуально.

– Ты имеешь в виду Джерри? – отважилась она поддразнить его.

– Он положил на тебя глаз еще до того, как ты поменяла свой имидж.

– И ты тоже заметил.

– Так помни мои слова, Грейс.

Она не совсем поняла, что он хочет сказать, но теплая волна охватила ее тело, и она позволила себе прильнуть к нему.

Амир снова поцеловал ее, и она вспомнила уроки обольщения, которые он преподал ей в прошлый раз.

Тишину нарушил звук отъезжающего трапа.

Амир отпрянул от нее со страдальческим выражением на лице.

– Здесь не подходящее место.

Грейс с изумлением огляделась вокруг. Взлетная дорожка была пуста, самолет закрыт, а трап убран. Экипаж, должно быть, заметил их. Разнесут ли они новость о поцелуе принца с секретаршей?

Королевская семья терпеть не могла слухи, но они периодически возникали. Она не могла поверить, что Амир осознанно пошел на такой риск.

Грейс прижала разгоряченное лицо к окошку кондиционера.

Амир хохотнул.

– Требуется охладиться, да?

– Да. – Она не могла скрывать очевидное.

Холодный воздух дул ей в лицо, но ей все равно было трудно дышать. Она хотела, чтобы он остановил автомобиль на обочине и занялся с ней любовью.

– Я никогда раньше этого не делал.

– Не делал чего?

– Не занимался сексом в припаркованном автомобиле.

– Я вижу, что у тебя на уме. – Она взглянула на его брюки.

Он засмеялся, и его сексуальный смех наполнил автомобиль.

– Наконец-то ты увидела, моя маленькая невинная девочка.

Она снова прильнула к кондиционеру, чтобы охладить свои пылающие щеки, и ничего не сказала в ответ.

Амир провел пальцами по ее волосам.

– Мне они нравятся.

– Мои волосы стали менее кудрявыми?

– О, мне нравятся твои кудри, Грейс, люблю, когда они распущены. Это очень красиво.

– Ты хочешь, чтобы я была кудрявой? – спросила она.

– Я хочу, чтобы ты была такой, какая есть, – сказал он с улыбкой.

– Но ведь тебе нравится моя новая прическа?

– Да. И макияж. И одежда, – сказал он.

– Но ведь ты никогда не просил меня улучшать мой внешний вид, – растерянно произнесла она. – Я всегда боялась выделиться среди других.

– Потому что ты считала себя менее талантливой и выдающейся, чем твои братья и сестры.

– Да, но как ты догадался? Я никогда не говорила тебе об этом.

– Мы работали вместе пять лет, Грейс. И я знаю о тебе больше, чем кто-либо другой. Хотя, я думаю, мой брат тоже о многом догадывается.

– Захир или Халил?

– Захир, он очень проницательный.

– Я думала, он слишком занят мыслями о наследовании трона, чтобы замечать переживания окружающих людей.

– Это часть его работы – быть чутким. Он давно понял, что ты – романтичная натура.

– Ты серьезно?

– Да.

– Возможно, потому, что я старалась это прятать.

– Не от него. – Голос Амира звучал нерадостно.

Грейс дотронулась до его руки.

– Иногда требуется сделать шаг в сторону, чтобы что-то разглядеть. Мы слишком долго работали бок о бок.

– Да… А ты очень особенная. Не такая, как все.

– Спасибо тебе. Я хороший личный помощник. Я знаю это…

– Да, но ты – больше, чем просто работник, Грейс.

– Ты никогда об этом не говорил.

– Ты хочешь сказать, что я – трудный босс?

– Бескомпромиссная, разносторонняя, высоко продуктивная личность.

– Ты действительно считаешь, что я многого достиг? – В его голосе звучало удивление.

Ей пришлось спрятать улыбку.

– Так и есть. Не забывай, я знакома с каждым аспектом твоей жизни.

– Кроме одного, но ты скоро познакомишься и с ним.

– Ты имеешь в виду секс?

– Занятие любовью… да.

Грейс с трудом верила, что они свободно говорят о таких вещах.

– Но мне нужно кое-что спросить у тебя.

– Что?

– Я привлекаю тебя только внешне?

– Разумеется, нет, Грейс. Ты привлекаешь меня как женщина и как личность. Ты стала для меня настоящим вызовом… Открыть тебе свои чувства мне было очень нелегко. Но я хочу тебя, Грейс, и ты будешь моей.

В его голосе звучала неподдельная страсть.

– Я тоже хочу тебя, Амир.

– Рад слышать. – Он накрыл ее руку, лежащую на его бедре, своей рукой.

Интимность этого простого жеста поразила ее до глубины души.

– Ты знаешь… ведь это… это…

– Вожделение?

– Не думаю. То, что я испытываю к тебе, – больше, чем просто физическое влечение. Ты мой лучший друг.

– И?..

– И мое влечение к тебе… а твое – ко мне… нельзя назвать обычным вожделением.

– Но между нами нет любви. – Она знала это.

Она всегда знала, что любит его, но он не отвечал ей взаимностью.

– Для тебя отсутствие любви – проблема? – спросил он вместо ответа.

– Я… – Она не была уверена, но если она не рискнет, то так и не сможет познать более глубокого чувства. – Нет.

– Ты романтическая натура, Грейс… Ты хочешь, чтобы в первый раз у тебя это произошло с любимым человеком.

– Я люблю тебя. – Она сама не ожидала, что произнесет заветные слова.

Но их уже нельзя было вернуть.

– Я знаю… как друга… Я твой лучший друг, и, возможно, этого будет достаточно.

Она кивнула с облегчением.

– Да.

Он больше ничего не сказал, и между ними повисло молчание. Грейс не сразу поняла, что Амир везет ее не во дворец. Через некоторое время они остановились перед незнакомым зданием.

– Зачем мы сюда приехали? – спросила она.

– Поменять машину.

Он поставил «ягуар» в гараж, расположенный сбоку от здания. Затем зашли за угол, и она увидела ожидавший их «хаммер» песочного цвета. Мужчина в такой же традиционной арабской одежде, как у Амира, только без знаков королевского отличия, поставил ее сумку в багажник, где уже лежали два черных кожаных спортивных костюма.

– Почему же ты не приехал па «хаммере» в аэропорт?

– Я не был уверен, что мы сегодня отправимся и путешествие.

– Ты злился на меня.

– И не знал, почему ты покинула дворец на три дня. После того, какие обвинения ты предъявила мне, и после глупых слов, которые я бросил тебе в ответ, я не знал, насколько далеко ты готова зайти.

Впервые ее шейх проявил себя таким беззащитным, и это тронуло ее до глубины души.

– Я очень расстроилась, но понимала, что ту чепуху ты сказал сгоряча.

– Да, это правда.

– А теперь я поняла, что ты хочешь именно меня.

– Уверяю тебя, так и есть.

– Хорошо. – Она взглянула на «хаммер». – Наверное, ты не хотел беспокоить свою матушку известием о том, что мы собрались путешествовать по пустыне. Поэтому поступил мудро и не приехал на этой машине в аэропорт.

– Ты угадала.

Когда они снова ехали по дороге, она спросила:

– Куда мы едем?

– Куда скажешь, Грейс.

Она рассмеялась.

– Я не люблю сюрпризы.

Он искоса посмотрел на нее.

– Но ведь твое желание выделиться из толпы – новое в тебе. И мне оно нравится.

– Мне кажется, я пересилила свою застенчивость, когда начала работать у тебя. Ты всегда был заметной личностью.

– А так как ты работаешь со мной, ты тоже должна стать такой.

– Нет. Люди обращают на меня внимание только тогда, когда я нахожусь рядом с тобой.

Они оба улыбнулись.

– Мы вместе – хорошая команда, Грейс. Именно об этом она всегда и мечтала, но в этот миг она поняла, что представления о том, что такое команда, у них совершенно разные.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Так куда мы едем?

С легкой ухмылкой он качнул головой.

– А ты тоже упорная.

– Это одно из моих самых подкупающих качеств. А теперь – отвечай на вопрос.

– Мы отправляемся в пустыню. Как видишь. – В этот момент они свернули с главной дороги и поехали по песку, к возвышающимся вдалеке холмам.

– А куда именно?

– В то место, где мы сможем побыть одни.

– Ты везешь меня на свидание? Здесь, в Зорхе?

– Что касается моей семьи, они думают, что мы отправились в деловую поездку. Ведь ты мой личный помощник, поэтому не возникнет никаких вопросов.

– Ты солгал своему отцу? – спросила она обескуражено.

– Нет, конечно, нет. Я просто предоставил ему возможность сделать собственные заключения. На самом деле он и не спрашивал меня, когда узнал о том, что я собираюсь отсутствовать три дня.

– Три дня? – Целых три дня будут принадлежать только им.

– Да.

– И тебя это не беспокоит?

– А почему меня это должно беспокоить? – спросил он вместо ответа на ее вопрос.

– Я волнуюсь, что отец разгневается на тебя.

– Потому что ты невинна и находишься под покровительством моей семьи?

– Да, как бы старомодно это ни звучало.

– Возможно. Я рискую.

– Но разве мы не могли дождаться возвращения в Нью-Йорк?

– Я не желаю больше ждать.

И она тоже не желала. Но она также не хотела, чтобы родители заставили его жениться на ней в приступе гнева.

– Не уверена, что это хорошая идея.

«Хаммер» остановился. Прямо здесь, в бесплодной пустыне, посреди бескрайнего песка. Амир перебрался с места водителя на пассажирское сиденье.

– Иди сюда.

Она смотрела на него, не отрывая глаз, чувствуя себя кроликом перед грозным удавом.

– Я… я…

Он протянул к ней руку.

– Иди сюда, Грейс. Скорее.

Ее тело, словно на автопилоте, повиновалось ему, она отстегнула ремень безопасности и сделала так, как он велел. Амир привлек ее к себе, а затем уложил на спину на длинное заднее сиденье. Потом лег сверху.

У нее перехватило дыхание.

– Никогда мужчина не лежал на мне вот так, – задыхаясь, вымолвила она.

Его большие руки обхватили ее лицо.

– Я хочу быть первым для тебя во всем, Грейс.

– Так и будет. – Ее никогда никто не целовал. – А что мы делаем здесь?

– Ты сказала, что никогда не занималась любовью в машине.

Любовью в машине? Он хочет делать это здесь, посреди пустыни?

– Но я думала, мы сначала поговорим.

– Нет, ты сказала вещи, которые я не желал слышать. Типа «подождем» или «давай вообще не будем этим заниматься». А я не хочу, чтобы такие слова слетали со столь восхитительных губ. – Он провел пальцем по ее губам, заставив их затрепетать и приоткрыться.

Его палец скользнул внутрь и дотронулся до ее языка.

– Больше ни слова, Грейс, если только ты не хочешь сказать: «Да, давай займемся этим прямо сейчас».

Ей больше ничего не оставалось делать, как кивнуть.

Он довольно улыбнулся.

– Хорошая девочка.

Амир тихо застонал и прижался к ней бедрами. Она обняла его за плечи, а он коленом раздвинул ее ноги, приподняв юбку. Грейс почувствовала, что он еще сильнее прижался к ней и начал медленно двигаться..

Она прикусила его палец, затем открыла рот, чтобы извиниться за это, но не могла вымолвить ни слова.

Амир тихо выругался, но без всякой злости. Он снова надавил на нее, на этот раз еще сильнее, а тело ее, как бы само собой, мгновенно отозвалось на эти движения.

– Еще, Грейс… я хочу почувствовать твои зубки.

Она снова прикусила его палец, на этот раз царапнув зубами сустав.

Он застонал и увеличил темп движений. Она совершала в ответ такие же движения, стараясь усилить блаженство, которое все более охватывало ее. На ней были чулки и трусики. Шелковый барьер между его твердой плотью и ее нежной кожей мешал ей насладиться им в полной мере. И его одежда тоже была помехой.

Голова его откинулась назад, мускулы на шее напряглись. Но вдруг он подался вперед, прильнул к ее шее и нежно прикусил ее губами, и это ощущение было таким восхитительным, что тело Грейс содрогнулось. Настала ее очередь застонать, а он тем временем увеличивал ритм своих движений. Затем он отдернул руку от ее рта и овладел ее губами.

Грейс никогда не испытывала такого сладостного ощущения. Напряжение в ней возрастало, и она почувствовала, что вот-вот взорвется.

Рука Амира сжала ее маленькую грудь, и пальцы стали теребить возбужденный сосок. Одновременно он продолжал все сильнее прижиматься к ней, пока она не стала сходить с ума от этого неизведанного ранее ощущения. Она выгнулась дугой и через мгновение все поплыло у нее перед глазами, тело забилось в конвульсиях, и волны удовольствия накатывали одна за одной.

Она вскрикнула от страсти – это ощущение было настолько сильным, что она не смогла удержать его внутри. Амир замер над ней. Он прижался ртом к ее губам, но больше не целовал ее: она услышала его собственный сдавленный крик.

Затем он поцеловал ее, страстно и медленно, прежде чем поднять голову и взглянуть на нее долгим взглядом. Глаза его затуманились от страсти.

– Ты хочешь вернуться во дворец или будем продолжать, Грейс?

Она могла вымолвить лишь одно слово:

– Продолжать.

Она хотела одного: чтобы он понял, что она – его женщина. И пусть это произойдет еще до того, как он вернется во дворец и семья, узнав об их связи, потребует ее прекращения.

Через час они подъехали к холмам, и Грейс неожиданно увидела охотничий дом. Он настолько сливался с окружающим пейзажем, что она заморгала, чтобы поверить в его реальность.

– Что это? – спросила она Амира, который припарковал машину перед входом.

– Это один из охотничьих домиков моей семьи.

– Там кто-нибудь есть?

– Никого.

– Он такой красивый… будто часть пустыни.

– Так было задумано. Его дизайном занималась моя прабабушка.

– Сколько же ему лет? – с удивлением спросила она.

– Он был построен в начале прошлого века.

– Ничего себе. А какой он внутри?

– Пойдем посмотрим. – Амир поморщился, когда спрыгнул с подножки автомобиля.

– Что случилось? – спросила она.

Он усмехнулся.

– Ничего.

– Ничего? – Она видела, что он поморщился. – Ты ушибся или вывихнул ногу? Почему ты ничего не говоришь?

Амир покачал головой и рассмеялся.

– Что смешного?

– Ты, моя дорогая невинная девочка.

– Ты считаешь, что мое беспокойство о тебе смешно? – Она не пыталась скрыть обиду.

Амир обошел «хаммер» и обнял ее. Грейс спрятала лицо у него на груди.

– Грейс…

Она не подняла головы.

– Что?

– Я поморщился, потому что испытываю неудобство.

Она быстро взглянула на него.

– Я знаю. Ты ушибся.

– Нет, котенок. Я не ушибся.

– Тогда что?

– Мне мешает одежда в некотором роде. Как ни удивительно, но последствия нашей любви не менее сладостны, чем само действие.

Она смотрела на него, не понимая.

– Ты что-нибудь знаешь об эякуляции?

– Конечно, знаю. Ведь я девственница, но не идиотка. – Затем до нее дошло, и она смутилась. – О…

– Да. Так что речь не об ушибе.

Грейс расслабилась и улыбнулась. Он склонил голову и губами коснулся ее лба.

– Ты восхитительна, Грейс. Ты так красива.

– Это макияж.

– Я вижу под ним тебя настоящую. Я хотел тебя пять лет назад и хочу сейчас.

Ее накрыла волна счастья, и Грейс подставила губы для поцелуя. Он взглянул на нее и, застонав, прильнул к ее губам.

Они стояли возле «хаммера» и целовались несколько минут, пока у Грейс не закружилась голова от возбуждения и недостатка воздуха. Амир оторвался от ее губ, и она несколько раз судорожно глотнула воздух.

Амир тихо рассмеялся.

– Дыши носом, котенок.

– Почему ты зовешь меня так? – спросила она, пытаясь не обращать внимания на свои пылающие щеки.

Амир взглянул на ее пальцы, которые судорожно вцепились в его грудь.

– Ты издавала мяукающие звуки, когда наслаждалась моими поцелуями.

– Мяукающие звуки?

– Да. Это очень сексуально.

– И поэтому ты называешь меня котенком?

– Я никогда не называл так ни одну женщину.

Это признание заставило ее улыбнуться.

– Спасибо.

– Спасибо тебе, Грейс. Твой дар для меня бесценен.

– Моя девственность? – Она знала, что некоторые люди рассматривают ее именно с этой точки зрения, потому что девственность можно подарить всего лишь один раз.

– И это тоже, но ты подарила мне себя всю. Я думаю, нам надо пройти внутрь.

– Да.

При этих словах он схватил ее на руки и понес к двери. Она была так потрясена, что не могла вымолвить ни слова. По какой-то невиданной причине Амиру это было очень нужно. Они не поженились… но она ощущала себя невестой, и это было приятное чувство.

Амир открыл дверь, не спуская ее с рук, а затем, войдя внутрь, остановился недалеко от порога.

– Как тебе здесь?

Она не сводила с него глаз, поэтому не видела ничего вокруг. Заставив себя оторваться от него, она огляделась и вскрикнула от восхищения.

– Красиво.

Необъяснимые слезы радости наполнили ее глаза. Интерьер охотничьего домика был роскошен сам по себе, но он еще пробуждал романтические чувства. Это было сказочное место из «Арабских ночей». Стены задрапированы в разноцветные шелка, мебель – из прошлого века, и в дополнение ко всему – изогнутые кованые решетки из меди и уютные ниши в стенах.

Но самой впечатляющей комнатой была главная гостиная. Она находилась на более низком уровне, чем основное помещение, и в центре ее возвышалась целая гора шелковых подушек. У одной стены стоял низкий столик со сладостями и напитками, явно свежими, у другой стены – огромный камин с заготовленными дровами.

Она не поняла, как он умудрился все это приготовить.

– Спасибо тебе, – сказала она прерывистым голосом.

– Я не хотел заставлять тебя плакать, котенок.

Она улыбнулась лишь уголками губ.

– Это потрясающе.

Он провел ее в комнату, находившуюся за гостиной – это оказалась спальня, – и усадил ее в кресло.

– Мне нужно принять душ, и тебе, я думаю, необходимо время, чтобы привести себя в порядок.

– Я переоденусь. – Он кивнул.

– Ты найдешь некоторые вещи в этом гардеробе. – Он указал на огромный старинный шкаф.

– Может, ты принесешь мои сумки?

– Сначала посмотри здесь, я уверен, ты найдешь все необходимое.

Она не хотела настаивать, ведь он был так добр, но если он думал, что она наденет что-нибудь из охотничьей одежды мужчин, бывавших здесь, то сильно ошибался. Она подождет, пока он не примет душ, а затем принесет ее сумки.

Он повернулся и ушел в другой конец комнаты, где, полагала она, находилась ванная. Когда он скрылся из виду, она подошла к шкафу. Ей надо было заглянуть в него, прежде чем сказать ему, что ей нужно принести ее вещи.

Но когда дверцы открылись, Грейс с трудом поверила своим глазам. Шкаф был наполнен изысканной женской одеждой. Она увидела шелковые восточные халаты и туники, цвет которых идеально гармонировал с цветом ее кожи.

Грейс вытащила изумрудно-зеленое платье с золотистой каймой. Оно должно подчеркивать зеленые искорки в ее карих глазах. Она заметила, как ей идет этот цвет, когда Адара настояла на покупке топа того же оттенка.

Грейс приложила тунику к себе. Она идеально подходила ей по длине.

– Как ты угадал фасон и размер?

– Я тоже не сидел без дела, когда ты уехала с моей матушкой. – Амир стоял в дверях ванной без верхней рубашки.

У него было назначено несколько встреч, и если бы она не злилась на него тогда, то она, возможно, испытала бы чувство вины оттого, что оставила его без своей помощи.

– Я не понимаю.

– Я ходил по магазинам.

– Один?

– Вместе с Захиром.

– И он знает, что ты купил это для меня?

Амир пожал плечами.

Грейс была в шоке. Он же не видел проблемы в том, что его брат обо всем догадался. Ведь он сильно рискует – его родители могут узнать об их свидании в пустыне. Амир был слишком умен, чтобы не понимать, какими будут последствия.

– Они прекрасны, – сказала она, указывая на шелковые наряды.

– Как и ты.

– Потому что у меня новая внешность.

– Потому что ты – это ты, Грейс.

У нее возник комок в горле, и она с трудом проглотила его.

– Спасибо тебе.

– Это я должен быть тебе благодарен.

– Ты еще не принял душ. – Это было все, что она могла вымолвить.

– Я пришел спросить тебя, не хочешь ли ты присоединиться ко мне.

– Я никогда ни с кем прежде не мылась вместе.

– Мы можем вместе принять ванну. – Он сделал глубокий вдох. – Я никак не забуду твоего обнаженного соблазнительного тела в окружении благоухающих лепестков.

– Ты считаешь, что у меня соблазнительное тело?

Он считал его таковым еще до того, как она поменяла имидж?

– Да.

– Кто бы мог подумать. – Она всегда считала, что совсем не похожа на тех женщин, которые могли бы ему понравиться.

– Так ты идешь со мной в душ?

– А вдруг ты не найдешь меня соблазнительной, если будешь пристально разглядывать?

Его смех развеял все ее сомнения.

– Этого не случится.

Она тихо вскрикнула, когда он снова схватил ее в охапку и прижал к своей груди.

Взгляд Амира сказал ей больше, чем тысяча слов.

– Иногда мне кажется, что ты родом из далекого прошлого. По крайней мере, на современную девушку ты совершенно не похожа.

– Я и чувствую себя несовременной.

Он подхватил ее на руки и понес в ванную. Она окинула взглядом роскошный интерьер.

– Это место совсем не похоже на ванную комнату для мужчин, увлекающихся охотой.

– Мой прадедушка любил нежиться в комфорте. И его жена тоже.

– Он брал ее охотиться с собой?

– У них для того времени был необычный брак. Они очень любили друг друга.

– И у него не было любовниц?

– В королевской семье Зорха всегда практиковалась моногамия, Грейс.

– Это замечательно.

– Так уж повелось.

– И ты никогда не изменял своим подружкам?

Странное выражение промелькнуло на его лице.

– Не совсем.

– Что? – встревожено спросила она.

Он не должен был говорить ей, что он – обманщик. Она не поверила бы ему. Она его знала.

– Каждая женщина, с которой я был близок последние пять лет, была бледным подобием тебя, моя Грейс.

– Что? Не может быть.

– Именно так оно и было.

– Но… – Она не знала, что сказать.

– Я сошелся с Тизой лишь потому, что мое влечение к тебе стало невыносимым и я старался меньше бывать в офисе.

Это признание потрясло ее.

– Ты смеешься надо мной!

– Уверяю тебя, нет. Мне было очень нелегко.

– Но ты никогда ничего не говорил. Почему ты даже не попытался поднять эту тему в разговоре?

– И не попытался соблазнить тебя?

– Да.

– Я не хотел тебя терять.

Ее брови сдвинулись на переносице.

– Почему же ты думаешь, что потерял бы меня?

– Мои любовные связи никогда не длились долго, и однажды мы перестали бы быть любовниками. И тогда ты ушла бы от меня.

Он был прав. Она ушла бы.

– Но почему наши отношения закончились бы?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Он не отвечал, только покачал головой.

– Амир?

– Я бы не хотел сейчас разговаривать на эту тему.

– Ты хотел бы принять со мной ванну.

– Да.

– И, должно быть, тебе уже тяжело держать меня на руках.

– Я бы хотел носить тебя на руках еще и еще.

– Ты сказал такие прекрасные слова.

– А что, если я скажу тебе, что хочу увидеть тебя обнаженной? Эти слова тоже будут прекрасными?

– Я не знаю, но от них меня бросило в дрожь.

– Дрожь – это хорошо.

Он медленно опустил ее на мраморным пол, тесно прижимая к себе.

– Позволь мне снять с тебя одежду.

– Меня никогда никто не раздевал… по крайней мере, насколько я помню. – Она очень рано научилась быть самостоятельной.

– Есть еще многое, что ты никогда не делала, мой котенок, и мы займемся этим ночью. – Он дотронулся пальцем до ее верхней пуговицы. – Позволишь?

– Да.

Он начал расстегивать ее кофточку, слегка касаясь обнаженной кожи, и по телу Грейс прошел холодок. Ощущение его теплых рук на той части тела, которая всегда была интимной, пронзило ее насквозь.

– Амир, – выдохнула она тихо. – Пожалуйста, Амир.

– Что ты хочешь, котенок? Скажи мне.

– Я не знаю.

– Зато знаю я. – Сказав это, он отбросил ее кофточку в сторону, затем протянул руку ей за спину и расстегнул бюстгальтер.

Бретельки соскользнули с ее плеч, а чашечки упали, обнажив соски. Они напряглись и стали твердыми.

– Я…

– Что?

– Я не знаю.

Его смех был тихим и триумфальным.

– Тогда просто наслаждайся, моя Грейс.

– Да…

Он легонько сжал ее груди, и она содрогнулась.

– Наслаждайся моими прикосновениями, котенок.

– Это так замечательно, – простонала она.

– Мы только начали.

– Я не вынесу.

– Уверяю тебя, вынесешь.

Он улыбнулся, а потом поцеловал ее. Это был не долгий и не страстный поцелуй, это было, скорее, обещание. Амир погладил ее обнаженную кожу.

– Ты изумительно сложена.

Она не могла говорить, поэтому даже и не пыталась.

Амир расстегнул ее юбку, позволив ей упасть на пол, и она осталась в одних чулках.

Он отступил назад и стал просто смотреть, и она никогда не видела такое выражение в его глазах. В них сквозило какое-то невероятно сильное и яркое чувство.

– Амир? – она прикрыла грудь руками.

Он нагнулся вперед и отвел ее руки в стороны, чтобы снова любоваться ее наготой.

– Пожалуйста… Позволь мне посмотреть. Ты так прекрасна.

– Во мне нет ничего особенного.

Но он лишь покачал головой.

– Поверь мне, ты очень красива. Возможно, было время, когда я думал, что ты – такая же, как все, но тело мое всегда осознавало твою уникальность. Мозг мой, в конце концов, тоже понял это.

– Но принцесса Лина – вот истинная Венера.

– Она вышла замуж за другого мужчину, и я очень рад за нее. Ты элегантна, очень сексуальна, у тебя ноги модели, а тело заставляет мою кровь кипеть. – Уже подмеченное ею выражение голода снова возникло в его глазах. – Ты – воплощение всех моих желаний, котенок.

Если бы она его не знала, то подумала бы, что он пытается объясниться ей в любви.

– Ты действительно так считаешь? – прошептала она.

– Я никогда не лгал тебе, моя Грейс.

– Да, я знаю. Ты скрывал от меня лишь то, что хотел меня.

– Но ведь ты была так не похожа на других женщин. Ты никогда не смотрела на меня ниже пояса.

До нее не сразу дошел смысл его слов.

– Я умерла бы от стыда, если бы ты заметил, что я смотрю на твою нижнюю часть.

– Заметь, я буду рад, если ты посмотришь на нее сейчас.

И она посмотрела. О боже… Его возбуждение было очевидно. Неудивительно, что она почувствовала его сквозь несколько слоев одежды еще тогда, в «хаммере».

– Хочешь посмотреть? – спросил он. Она не собиралась дразнить его.

– Да.

– Тогда смотри.

Он скинул рубашку, а затем рывком избавился от белья, и перед Грейс предстало совершенное мужское тело.

– Тебе нравится? – с гордостью спросил он.

– Очень… – Ей пришлось прокашляться. – Очень нравится.

– А теперь мы разденем тебя до конца.

– Хорошо.

Он присел и, поставив ее ногу к себе на колено, снял с нее туфельку. Грейс пришлось держаться за его плечо, чтобы не упасть. Кожа его была горячей и гладкой.

Он потянулся вперед и поцеловал ее живот – чуть ниже пупка. Она издала звук, который ей самой показался незнакомым.

Амир взглянул на нее и усмехнулся.

– Все хорошо, мой котенок.

О боже. Ее шейх сведет ее с ума. Он мягко поглаживал ее ногу, и пальцы ее вцепились ему в плечо, когда одно ощущение сменялось другим. Он нежно поставил ее ногу на пол, затем снял туфельку с другой ноги.

Она превратилась в трепещущий комок нервов, когда он медленно снял с нее трусики. Когда он поцеловал курчавые шелковистые волосы, покрывавшие ее лобок, Грейс тихо вскрикнула.

Он нагнулся, и в самом ее интимном месте оказался его язык. Он проник между трепещущих лепестков и стал ласкать средоточие ее женственности. Грейс издавала мурлыкающие звуки, нежась в его объятиях.

Он крепко держал ее за бедра, не давая ей пошевелиться, а наслаждение между тем окутывало ее волнами, которые становились все больше и больше, и она почувствовала, что скоро произойдет взрыв.

Наверное, она сказала очень громко:

– Подожди, мой милый. Я готова принять тебя.

Ее тело содрогалось от такого сильного желания, что колени Грейс подкосились. Амир подхватил ее, готовую упасть, и понес в ванную.

Когда они опустились в пузырившуюся теплую воду, она поняла, что это минеральная вода. По ее поверхности плавали лепестки роз, и даже в своем сумасшедшем состоянии она поняла, что Амир сделал это… только для нее.

Такую ванну она раньше не принимала. Впервые кто-то ласково мыл ее тело, впервые она нежилась в ароматной воде с мужчиной.

В ванне, выложенной мозаикой, он снова возбудил ее и дал понять, что тоже возбужден.

– Я хочу назвать тебя своею женщиной.

Эти слова вошли глубоко в ее сердце.

– Да.

– Ты позволишь мне соединить наши тела?

– Да. – Это слово прозвучало словно вскрик.

Независимо от того, какие чувства он испытывал к ней, она готова была отдать ему не только свое тело. Она отдавала ему свое сердце, свою душу. Она бы отдала ему и свою жизнь, если бы он захотел взять ее.

Амир бережно уложил ее на диван. Он снова начал ласкать ее тело, и к тому времени, когда он прикоснулся к низу ее живота, между ног, она жаждала стать его женщиной. Но вместо того, чтобы войти в нее, он начал легонько поглаживать ее пальцем. Это было настолько интимно, но настолько хорошо, что она даже не покраснела.

– Почему? – все-таки спросила Грейс, не понимая цели его действий, но томясь от едва сдерживаемого желания.

– Я готовлю твою плоть принять мою. Я не маленький, а ты вся сжалась.

– Мне кажется, ты еще не занимался любовью с девственницами, – выдохнула она, в то время как его пальцы ласкали ее лоно, и от этого тело ее содрогалось от удовольствия.

– Нет.

– Тогда откуда ты знаешь, что нужно делать?

– Этому учили мужчин в моей семье.

– Благослови бог твоих предков, – сказала она, и через секунду почувствовала, как его напрягшаяся плоть коснулась входа в ее лоно.

Он был такой большой… Но Грейс совершенно не волновалась.

– Сделай это.

Амир целовал ее, ласкал, и когда она была готова взорваться и разлететься на мелкие кусочки, он ринулся вперед. Ей было больно, но это была радость. И невероятное наслаждение.

Их тела слились вместе со страстной силой, и его крик наслаждения последовал сразу же за ее криками. Тело Амира тяжело надавило на нее и укрыло, как тяжелое одеяло.

– Извини, – пробормотал он в ее шею.

– За что? – спросила она, не понимая ничего.

Ведь она испытала такой экстаз.

– Я не мог продержаться подольше.

– Ты думаешь, могло быть лучше? – искренне удивилась она.

– Гарантирую это.

– Тогда я точно не выживу.

Но она выжила. Это повторялось снова и снова в течение трех дней: они занимались любовью перед камином, в ванной, в кровати, а однажды прямо в пустыне, на куче шелковых простыней и подушек.

Они никогда не говорили о будущем, но, занимаясь любовью, болтали и смеялись…

И теперь, когда их трехдневная идиллия закончилась, и они возвращались на машине во дворец, он ничего не говорил о своих планах на будущее.

Грейс почувствовала, что в глубине души ее беспокоит эта проблема, в то время как он всю дорогу рассказывал об истории своей семьи. И, несмотря на свои опасения, она наслаждалась каждой минутой его рассказа.

Пока он не дошел до дней своей юности.

– Я познакомился с Жасмин, когда мы были маленькими детьми. Она была дочерью ближайшего друга и советника моего отца.

– И когда ты понял, что любишь ее?

– Я всегда это знал. И решил, что не смогу жениться на ком-либо, кроме Жасмин. Мы официально объявили о нашей помолвке, когда нам исполнилось восемнадцать лет. И никто из наших семей не удивился.

– А потом она умерла.

Лицо Амира исказила боль.

– Да. Потом она умерла.

– Извини. Ты бы был уже отцом, если бы она жила. Однажды ты станешь отцом, и очень хорошим.

– Я всегда верил в это.

Последние несколько минут они ехали в молчании, каждый был погружен в свои мысли.

– Мы завтра возвращаемся в Нью-Йорк, – сказал он, паркуя автомобиль возле того же здания, где они поменяли машину три дня назад.

– Тогда я не буду распаковывать сумку, когда мы вернемся во дворец.

– Ты, как всегда, рационально мыслишь, моя Грейс.

– Это составляющая моего шарма, – поддразнила его она.

– Без сомнения. Ты мое сокровище.

– Разве?

– Да.

Но что конкретно он имел в виду? Амир подъехал ко дворцу, вышел из машины и открыл для нее пассажирскую дверь.

Он взял ее за руку и помог выйти из машины.

– Нам надо еще обсудить список кандидаток в мои жены.

Ее пошатнуло от этого заявления, но в этот миг на улицу вышел сам король.

– Амир, зайди ко мне сейчас же.

– Через минуту, мне надо поговорить с Грейс.

– Это подождет.

– Нет…

– Я прошу тебя не только как отец, – произнес король тоном, не терпящим возражений.

Амир, казалось, готовился к отпору.

– Иди с ним, – сказала Грейс.

В последнюю очередь она хотела обсуждать дурацкий список. Как он мог предложить ей сделать это прямо сейчас, после трех дней, которые они провели вдвоем?

Амир взглянул на нее.

– Нам надо поговорить, моя Грейс.

– Позже. Иди к своему отцу.

Амир кивнул.

– Хорошо.

Распрямив плечи, он направился к отцу. Они исчезли во дворце, но Грейс не последовала за ними. Она была парализована тем, что произошло за последние тридцать секунд.

Впервые она солгала Амиру.

И это лживое слово навсегда разрушило их отношения. Потому что она не только не хочет обсуждать с ним свой последний проект, но также не планирует оставаться здесь для какого-либо обсуждения.

Она поняла, что эти три дня ничего для него не значат. Ей следовало догадаться. Он ведь ей ничего не обещал, но она надеялась.

Они были так близки, как никогда раньше. И не только физически. Они не только занимались любовью, но и много разговаривали, просто были вместе. Амир и раньше, когда они приезжали в Зорху, брал ее вместе с собой в пустыню, но на этот раз он разделил с ней свои чувства к земле, которой веками правила его семья.

И после всего этого он хотел обсудить с ней список кандидаток на роль жены.

Почему же он не обратил внимания на нее? Может, потому, что она была не благородного происхождения?

Неважно, по какой причине он не рассматривал ее как свою будущую жену, она не будет оставаться здесь с истекающим кровью сердцем, пока он будет присматривать себе новую игрушку.

На негнущихся ногах Грейс вошла во дворец и поднялась в свою комнату. Там она сняла телефонную трубку и заказала себе билет на ближайший рейс. Хорошо быть помощницей Амира. Ее заказ выполнили беспрекословно, считая, что он исходит от принца.

Ей осталось лишь упаковать оставшиеся вещи и заказать такси, чтобы доехать до аэропорта. А потом она исчезнет из жизни Амира навсегда.

* * *

– Я не намерен терпеть такое поведение, сын.

– Я не сделал ничего плохого.

– Ты взял мисс Браун с собой в охотничий домик. Она твой работник, и ты за нее отвечаешь. – Лицо отца было каменным.

Но Амир почему-то не почувствовал страха. Три дня назад он понял, что любит Грейс, и от этого ему стало легко и свободно.

– Черт возьми, она больше, чем мой работник.

– О, наконец-то ты понял, – произнес Захир, сидевший рядом с отцом.

Амир взглянул на своего старшего брата.

– Я отказывался признавать очевидное, поэтому вел себя как слепой все эти пять лет.

Он боялся, что, если бы он осознал свою любовь к Грейс раньше, он вытолкнул бы ее из своей жизни, чтобы уберечь себя от новой боли.

– Но ведь ты прозрел? – спросил отец, немного смягчившись.

– Теперь я ясно все вижу.

Король взглянул на своего старшего сына, а затем вздохнул, нахмурившись.

– Ты был прав.

– Ты должен мне верблюда.

Амир рассмеялся. Возможно, ему надо было обидеться, но пари между отцом и сыном развеселило его.

– Вы поспорили на верблюда, люблю ли я Грейс?

– Спор состоял в том, признаешься ли ты себе в этом еще до того, как она покинет тебя, – сказал его брат, как-то странно развеселившись, когда ответил на какой-то телефонный звонок.

– Грейс никуда не уйдет, – прорычал Амир.

Брат засунул телефонную трубку в карман.

– Она только что заказала себе билет на самолет.

Амир бросился к двери под громкий хохот брата, а отец в это время потребовал назначить дату свадьбы.

– Как только Грейс согласится выйти за меня, – крикнул он, обернувшись через плечо, и побежал вниз по лестнице, перескакивая через две ступеньки.

Он ворвался в комнату Грейс без всякого стука. Она упаковывала свой компьютер, слезы текли по ее щекам.

– Эта незапланированная поездка без меня не состоится, – сказал он.

Она вскинула голову, и глаза ее были полны боли. Ему захотелось ударить себя за это. Он должен был признаться ей в своих чувствах еще в охотничьей домике, но каждый раз, когда он собирался сделать это, слова застревали в горле.

– Ты поговорил со своим отцом? – тихо спросила Грейс.

– Мы пришли к соглашению.

– К какому соглашению? – спросила она с подозрением.

– Он хочет знать дату свадьбы. Я сказал ему, что он должен подождать, пока я c тобой.

– Тогда он будет очень долго ждать. – Она повернулась к своей сумке.

Амир оцепенел.

– Грейс, мы должны поговорить о списке, который ты составила для меня.

– Я не желаю.

– Ведь ты сказала, что мы обсудим его позже.

– Я солгала. – Она резко повернула к нему лицо. – Ну, хорошо. Что ты хочешь выяснить?

– Почему в списке нет единственного кандидата, который бы мне подошел?

Глаза ее расширились.

– Что это за кандидат? – спросила она, еле сдерживая слезы.

– Ты, котенок. Грейс Браун.

– Ты ведь не читал список, – с укором сказала она, но во взгляде ее промелькнули радость и удивление.

– Но как ты узнала?

– Там есть мое имя. Я хотела представить это как шутку, но оно там есть.

Амир улыбнулся, поразившись ее сообразительности.

– Ты есть, и всегда была идеальным помощником.

– Я не могу выйти за тебя замуж, Амир.

– Почему? – спросил он.

– Ты хочешь жениться по расчету, а я не желаю выходить замуж без любви.

Он больше не мог сдерживать себя. Шагнув вперед, он заключил ее в свои объятия.

– Ты не только лучший персональный помощник в мире, Грейс, но ты гораздо больше, чем подходящая жена для брака по расчету.

– Я знаю это, Амир.

– Потому что ты скрытый романтик?

– Потому что я люблю тебя.

– Какое облегчение. Ведь не могла же моя любовь – которая для меня дороже, чем любовь к моей стране, чем благосклонность моего отца, чем моя собственная жизнь, – не вызвать в тебе ответного чувства.

Ее глаза расширялись с каждым его словом.

– Ты не можешь любить меня.

– Котенок, ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой, но даже ты не можешь увидеть всю глубину моего сердца. Уверяю, я люблю тебя. – Как легко теперь ему было сметать барьеры между ним и его счастьем. – Я люблю тебя больше, чем Жасмин. Ее потеря заморозила мое сердце на долгие годы, но если я потеряю тебя, я просто погибну.

– Ты говоришь это лишь потому, что отец велел тебе жениться на мне. – Но Грейс сама не верила своим словам.

Он улыбнулся и поцеловал ее в кончик носа, затем в нежные губы, а затем поднял ее лицо и заглянул в глаза.

– Я говорю это потому, что, когда ты была в Греции, я понял, что не могу без тебя жить. Я потерял свое сердце уже давно, Грейс, и не помню минуты, когда бы не думал о тебе.

– И когда же ты понял, что любишь меня?

– Мне стыдно сказать тебе.

– Почему?

– Потому что я шел к этому так долго.

– Это случилось, когда мы занимались любовью?

Амир покачал головой.

– Это было тогда, когда ты стояла передо мной обнаженная в ванной – в первый раз. Ты так открыто предложила мне себя, что я понял – ты заслужила все, что я могу тебе дать. Я люблю тебя, и если я тебя потеряю, я потеряю самого себя.

– Нет.

– Да.

– Но ты ничего не сказал… за эти три дня.

– Это было тяжело, – признался он. – Но я собирался сегодня устроить особенный ужин. Я собирался сказать тебе о своих чувствах и сделать предложение.

– Правда?

– Правда.

– Я хочу это.

– Особенный вечер?

– И романтическое предложение.

– Звучит заманчиво. – Он сделает все, что в его силах, чтобы исполнить желание ее сердца.

На этот раз его мать была «соучастником преступления». Она пригласила гостей, пока он с Грейс наслаждался своей невысказанной любовью в охотничьем домике. Следуя его инструкциям, мать устроила прекрасный вечер для помолвки, включивший ужин со свечами, который они с Грейс вместе с поцелуями разделили вдвоем.

А после ужина он привел ее на нижнюю террасу, где собрались в полном составе его и ее семьи.

Грейс повернула к нему лицо, глаза ее были наполнены слезами счастья.

– Что происходит, Амир?

Вместо ответа он опустился перед ней на колено.

– Я хочу предложить тебе новую должность.

– Должность?

– Она постоянная, и не предполагается никаких отпусков и больничных. Если ты согласишься занять ее, ты поклянешься быть со мною рядом всегда – в счастье и несчастье, в болезни и здравии. Плата будет не очень высокой, но другие формы компенсации заменят ее… Я надеюсь на это.

Она смеялась и плакала одновременно.

– Ты сам придумал такое романтическое предложение?

– Я люблю тебя, котенок. Я прошу тебя – стань моей женой и наполни мою жизнь радостью, которую только ты можешь в нее привнести.

Она кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Решив, что этого достаточно, Амир поднялся и, обняв ее, нежно поцеловал.

Все гости, собравшиеся вокруг, возликовали…