/ Language: Русский / Genre:love_short,love_contemporary,

ЛюбовьСпасение

Мэгги Кокс

Судьба не щадила Мэган. Эгоистичный и недалекий муж, нанесший ей физическое и моральное увечье, безрадостная работа и никаких перспектив Все эти неурядицы убили в ней уверенность, поселили в душе постоянный страх Но в один прекрасный день Мэган встречает человека, с которым хотела бы быть вместе до конца своих дней…

2003 ru en М. Яковлева Black FB Tools 2006-04-09 http://www.litportal.ru/ OCR: LitPortal 2A23E91B-F795-45C9-924B-D68AFF2426F8 1.0 Кокс М. Любовь-спасение: Роман Радуга М. 2004 5-05-005986-0, 0-263-83304-6 Maggie Cox A Passionate Protector 2003

Мэгги КОКС

ЛЮБОВЬ — СПАСЕНИЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мэган Бренд сидела в Гайд-парке на кованой скамейке и жевала свой сэндвич с сыром и ветчиной, когда начал накрапывать дождик. Вначале она даже не обратила на него внимания. Но тут дождь набрал силу и заструился тонкими ручейками по волосам и лицу. Люди сновали у нее перед глазами, открывали зонты, натягивали плащи и куда-то бежали.

Наконец, словно выйдя из транса, Мэган решила, что замерзать и промокать до костей ей тоже ни к чему. Бросив остатки сэндвича маленькой серой белочке, составившей ей компанию в этот обеденный час, она поднялась и направилась к дому.

Когда она повернула на Бейсуотер-стрит, ее глаза скользнули вдоль ряда картин, выставленных у перил. Здешняя выставка походила на своеобразный ритуал, проходивший каждое воскресенье.

Художники всех направлений, от классического до ультрасовременного, выставляли свои работы на обозрение публики. Ее взгляд задержался на ярком морском пейзаже, и сердце сжалось от внезапно нахлынувшей тоски.

Десять лет назад Мэган училась в одной из престижных художественных школ Лондона. Тогда целый мир лежал перед ней: неизведанный, волнующий — бескрайнее королевство неограниченных возможностей… А потом она влюбилась в Ника.

Самоуверенный, симпатичный, чарующий Ник Бренд, он был безжалостен в своих ухаживаниях за робкой студенткой, которая раньше никогда не бывала объектом столь страстного поклонения. Он просто сломил ее волю, околдовал своей страстью.

Потом была свадьба, и наконец путем уговоров и требований он заставил ее отказаться от художественной школы.

— Настало время выйти в мир реальный, любимая, — уверял он.

Решение отказаться от мечты далось Мэган с трудом, но тогда она безоговорочно верила, что любить — значит жертвовать собой и, чтобы сохранить любимого, необходимо забыть о своих желаниях. Однако искать компромисс приходилось только ей. Ник не поступался ничем, он продолжал вести свободную и беззаботную жизнь даже после свадьбы. Как же она была глупа!

Мэган застыла перед картиной. Менеджер выставки, молодая женщина с сережкой в ноздре в виде звездочки, дернулась ей навстречу. Девушка, которая пыталась натянуть брезент над картиной, чтобы защитить свое творение от дождя, обернулась и доверительно коснулась руки Мэган.

— Я написала его в Корнуолле прошлой зимой, — объяснила она, жестом указывая на пейзаж. — В местечке под названием Скала. Если любите серфинг, там можно отлично покататься.

От неожиданного внимания к своей персоне Мэган бросило в жар. Она почувствовала себя драной кошкой, вылезшей из водосточной трубы; волосы, должно быть, напоминали облезший хвост, а юбка и жакет прилипли к телу намертво.

— Сколько?

Она уже решила, что купит картину. Повесит ее в своей комнате в квартире Пенни, а возможно, даже решится поехать в это место в конце лета. Скала — романтичное название. Мэган давно поняла, что побережье — любое побережье — лучше не посещать в разгар сезона. Когда туристы наконец-то разъезжались по домам и пляжи пустели, на берег сходила некая таинственность.

Девушка назвала приемлемую цену. Мэган вытащила кошелек.

— В подарок кому-нибудь покупаете? — живо поинтересовалась девушка.

— Для себя. — Мэган быстро улыбнулась, словно была виновата в том, что первый раз в жизни тратит деньги на себя.

Пенни Халлет перемешала макароны еще раз и указала деревянной ложкой на визитку, лежащую на рабочем столе.

— Мне кажется, тебе следует позвонить ему. Это как раз то, что тебе нужно.

Мэган осторожно повертела в руках маленький кусочек картона и прочитала объявление.

— Где ты это взяла?

Голубые глаза Пенни забегали.

— Я позаимствовала ее у миссис Кериши, с прилавка газетного киоска. У меня не было ручки, и что оставалось делать бедной девушке?

Мэган бросила неодобрительный взгляд на подругу.

— Значит, ты ее украла.

Пенни сделала изумленное лицо.

— Ради бога, Мэган! Ты что, никогда не нарушаешь правила? — Округлив глаза, она покачала головой и пожала плечами.

— Так, так, без имени. Только инициалы «КХ».

Может, это женщина.

— Может быть. — Пенни вобрала в себя щеки и выдула струю воздуха. — Но я ставлю на мужчину.

Хотя мужчина, женщина — какая разница, если они знают свою работу?

— Возвращение к живописи.., прошло так много времени…

— Почему бы тебе просто не набрать номер и не узнать подробнее про объявление? Если хочешь изменить жизнь, начни с себя. Тебе нужно научиться получать удовольствие от жизни, и, кажется, ты хотела снова заняться живописью. Кроме того… — Пенни уловила сомнение, мелькнувшее в глазах Мэган, и решительно продолжила:

— Ты ненавидишь свою скучную работу в банке и каждый вечер заваливаешься в постель с книгой. Да у меня куча шестидесятилетних знакомых, которые ведут более интересную жизнь! Тебе можно дать все девяносто вместо двадцати восьми!

— Это мое личное дело, Пен.

— Чушь! — Пенни постучала деревянной ложкой по краю алюминиевой кастрюли, в которой варились макароны, ее эмоции так и рвались наружу. Я тебя знаю и не хочу слышать никаких отговорок.

Почему бы тебе не поменять что-нибудь в своей жизни? Видеть тебя в таком состоянии — сердце кровью обливается. Твой бывший муженек вполне счастлив со своей.., как она там.., а ты все убиваешься.

Да черт с ним! Я не хочу навязывать тебе мое мнение, но пойми, ты разрушаешь свою жизнь.

Мэган снова посмотрела на визитку, и ее глаза защипало от слез. Как она может принять судьбоносное решение, когда у нее сил хватает лишь на то, чтобы решить, что сегодня она будет есть на завтрак? У Мэган опустились руки. И найти в себе силы что-либо сделать казалось все труднее. Видит Бог, она пыталась найти выход, но чувствовала себя так, словно билась головой о кирпичную стену.

Хорошо.., возможно, это изменит ее судьбу.

Возможно, таинственный «КХ» и его уроки рисования действительно станут ответом на мучившие ее вопросы. И мир внезапно воцарится в душе… например, завтра, во время ланча. Она шмыгнула носом и вытерла глаза длинным рукавом своего вязаного свитера. Не хватайся за соломинку, Мэган… Ты понапрасну тратишь силы, которых у тебя и так почти не осталось.

Она уже поставила ногу на педаль мусорного ведра, готовая бросить карточку внутрь, когда подруга выхватила ее.

— Ну уж нет! Это моя визитка. Я стащила ее у миссис Кериши и сама решу, когда ее выбросить.

— Прекрасно, сохрани ее на память.

Беспомощно улыбаясь, Мэган наблюдала, как высокая светловолосая подруга нервно дернула плечами и повернулась к плите. Возможно, кому-то она и показалась бы надменной гордячкой в стильной одежде и безумно дорогих итальянских туфельках ручной работы, но только не Мэган.

Для нее она была всем. Что может быть дороже настоящей дружбы!

— Если ты, Мэган Бренд, не позвонишь по этому проклятому номеру.., то это сделаю я! — заявила Пенни, возвращаясь к кипящим макаронам.

Отдернув руку от дверного звонка, Мэган тут же почувствовала желание развернуться и бежать куда глаза глядят. Она молилась, чтобы этот «КХ», кем бы он там ни был, — Пенни убедила ее, что инициалы принадлежат мужчине, — оказался отзывчивым и милым человеком. Она все-таки оставила адрес и номер телефона подруге, если вдруг что-то пойдет не так.

Ее сердце забилось быстрее, когда она услышала отдаленные шаги за огромной черной дверью с позолоченным звонком. Затаив дыхание от страха, она ждала, бежать было поздно.

Мэган нахмурилась, дверь открылась, и ее глаза встретились с самыми проницательными карими с золотым отливом глазами, которые ей когда-либо доводилось видеть. Удивительно красивые, колдовские глаза.

Подобно лазерному лучу, способному разрезать прочный металл, этот взгляд проник в душу Мэган. Такой проникновенный взгляд просто не оставил ей шанса на побег, к тому же ноги, казалось, приросли к земле.

Ее «здравствуйте» прозвучало тихо и обреченно, а от учащенного сердцебиения закружилась голова.

— Я Мэган Бренд. Мне назначена встреча. Если вы, конечно, «КХ». Вы не проставили на визитке полное имя.

К ее ужасу, он только загадочно улыбнулся и отступил назад, в прохладную тень холла, уступая ей дорогу.

— Входите. Я ждал вас.

Хрипловатый тембр его голоса разлился теплым маслом по венам. Не то чтобы в его голосе прозвучало предложение интимности, просто внешность мужчины взбудоражила ее воображение. Он был стройным, темноволосым и обладал той опасной природной красотой, которая так привлекает женщин. Все в этом мужчине пробуждало чувственные фантазии.

От волнения у нее захватило дух.

— Прошу прощения за опоздание, но я никак не могла найти ваш дом. — Лгунья, у тебя не хватает смелости войти внутрь.

— Не беспокойтесь. Главное — вы здесь.

— Это вы даете уроки живописи? — уточнила девушка.

— Зовите меня Кайлом. — Он провел рукой по взъерошенным волосам, и быстрый огонек изумления сверкнул в завораживающей золотистой глубине его глаз. — Теперь, когда формальности знакомства остались позади, почему бы вам не пройти в дом?

— Хорошо. — Мэган перестала теребить пуговицу на куртке, крепко прижала коричневую кожаную сумку к груди и нерешительно улыбнулась.

— День обещает быть хорошим. — Кайл распахнул дверь, лениво растягивая слова.

Мэган вспыхнула. Она заставила себя двинуться вперед и, как только сделала шаг, ощутила сильный обволакивающий запах сандалового дерева и пачулей. Аромат окружил ее, увлекая за собой в мир иллюзий. Мир интригующий, таинственный, такой же, как его хозяин, ведущий ее через холл небольшого нарядного дома. Она не могла оторвать зачарованного взгляда от длинных ног в кожаных брюках, двигающихся впереди.

После темного холла гостиная Кайла поражала светом и игрой красок. Через открытую дверь террасы Мэган увидела зеленеющий сад, и ей захотелось очутиться там. Не может он быть плохим человеком, если любит растения и цветы, рассудила Мэган. Когда-нибудь, когда она окончательно придет в себя и сумеет получить от Ника деньги за дом, то тоже найдет себе местечко с садом, пусть даже маленьким, хоть размером со спичечную коробочку.

— Почему бы вам не присесть?

— О да, конечно. — Расстегнув дрожащими пальцами льняную куртку, она осторожно опустилась на большую кушетку. Кайл подтащил к кушетке огромный желтый пуф и поставил его напротив Мэган. Он разместился в нескольких дюймах от ее ног. И когда она обнаружила, что он не собирается увеличить дистанцию между ними, ее сердце ушло в пятки.

— Итак… — Золотистые глаза пристально рассматривали каждую черточку ее лица, на секунду задержались на губах и затем вернулись к испуганным карим глазам. — Как провели сегодня день?

Вопрос внезапно привел ее в смятение.

— Как провела день?

— Это же обычный вопрос. — От смеха его глаза превратились в настоящие кусочки золота.

В поисках спасения Мэган перевела взгляд на роскошный сад за окном.

— Ну, сначала я была на работе, затем пошла домой, выпила чай и приготовилась к нашей встрече.

Не знаю, что еще сказать.

— А ваша работа? Она вам нравится?

— Работа как работа. — Мэган пыталась справиться с волнением и сконцентрироваться на ответах. — Я не понимаю, чего вы хотите от меня, чего ждете…

— Мои желания и мои ожидания не в счет. Просто мне нужно, чтобы вы были честны с самой собой. Итак, я снова спрошу вас, Мэган. Как вы провели день?

Мэган невольно сжалась. Он поймал ее в сети легко, словно бумажную бабочку. Он хочет честности. Превосходно, она будет честной. Работа скука. Целые дни она пялится в экран компьютера и большую часть времени проводит на автопилоте.

Стыдно признаться, повышение ей не светит.

— Ничего особенного не произошло, — ответила она, зная, что любой другой ответ ужаснет ее саму.

— Правда? — Его глаза сузились, и складка пролегла между бровей. — Еще древние говорили:

«Нет ничего дороже, чем настоящий день». Неужели ничего особенного не случилось?

Его вопросы заставляли ее чувствовать себя неинтересной и невежественной особой, и в душе Мэган желала, чтобы земля разверзлась под ногами.

— Я понимаю, что моя жизнь кажется серой.

Послушайте, я действительно не знаю, зачем пришла сюда. Не знаю, чего ожидать.

— Во-первых, вам нужно расслабиться. Наша встреча — не экзамен, который можно провалить или сдать. Вы пришли сюда по доброй воле и можете уйти в любую минуту. После нашего небольшого разговора вы вправе решать, нужны вам мои услуги или нет. — И тут, к ее удивлению, он ловко расстегнул пряжки на ее сандалиях, снял их и поставил ее ступни на прохладный дубовый пол.

Мэган с трудом удалось восстановить дыхание, кожа горела от неожиданного прикосновения.

— А снимать обувь обязательно? Или это тоже по доброй воле?

Раздался чувственный смех, и все внутри Мэган взорвалось, как поп-корн на сковородке.

— Обнаженные ступни заставят вас почувствовать себя более расслабленной.., более расположенной к беседе о реальности.

— О реальности? — Голос ее снизился до хриплого шепота.

— О причине вашего прихода. Почему вы позвонили мне и назначили встречу, Мэган?

— Я не… — Она вспыхнула, вспомнив, как Пенни вынудила ее подойти к телефону. — Моя подруга увидела ваше объявление и подумала, что оно меня заинтересует. Она настояла, чтобы я позвонила вам.

— Так это была идея вашей подруги? Вы сами не хотели приходить сюда? — Его губы скривились в насмешливой улыбке.

— Я этого не говорила.

— Хорошо. Давайте отбросим в сторону разговоры о вашем желании и посмотрим, можем ли мы быть честными и откровенными. Расскажите мне, почему вы заинтересовались искусством.

Он задавал вопросы так, будто сомневался в ее искренности, и это заставляло Мэган возводить оборонительные сооружения.

— Это моя любовь. — Она машинально выпрямилась. — Десять лет назад я училась в Слейд-скул, в художественном училище при Лондонском университете. Я хотела посвятить искусству всю свою жизнь. К сожалению.., не все получается так, как хочется.

— Можете рассказать мне, что случилось? — Голос Кайла, хрипловатый, низкий, пьянил ее, как крепкое вино, и ответы давались с трудом.

— Что случилось? — Сознавая, что завораживающие золотистые глаза неотступно следят за ней, Мэган собралась с духом и продолжила:

— Я проучилась в колледже шесть месяцев, когда.., встретила одного человека. Он не был студентом. Ник работал в одном американском банке. Он на десять лет старше меня, уверенный.., даже самоуверенный. — Девушка пожала плечами, будто ее слова были старой пластинкой, которую и слушать не стоило. — Мы поженились. Он считал мое пребывание в колледже пустой тратой времени. «Что тебе даст степень магистра искусств? — говорил он. Напрасный труд». — В этот момент темные глаза Мэган полыхнули болью, затем девушка вскинула вверх подбородок и продолжала более внятно:

— И так получилось, что я бросила учебу, нашла работу в банке.., как Ник. Я сама загнала себя в гроб. У меня не было желания и нужды делать карьеру, а я все еще занимаю ту же должность.

— Какая потеря… — Кайл подтянул колени к груди. — А что вас там держит?

Последовало долгое молчание, мужчина не сводил с собеседницы проницательных золотистых глаз. Не смотрите на меня так, хотелось ей крикнуть. Я не заслуживаю такого взгляда… Глубоко в подсознании ей казалось, что этот человек может читать секреты души. Она застенчиво провела пальцами по волосам, лицо горело под его взглядом.

— Я сама, полагаю. Мои страхи.

— Страхи чего?

— Что я недостаточно хороша для чего-то другого.

— Вы знаете, что такое слово «страх»?

Мэган отрицательно покачала головой.

— Не правильное восприятие реальности. Это не значит, что вы не годитесь для чего-то другого, это лишь ваше воображение. Что еще убеждает вас в вашей несостоятельности? Вы говорите, что любите искусство. У вас получается? Что вы умеете? Рисовать красками? Карандашами? Заниматься дизайном?

Голова закружилась от такой обоймы вопросов, и, хотя Мэган представляла себя червяком, извивающимся на конце булавки, она вдруг почувствовала, что он пытается нащупать источник ее низкой самооценки.

— Я умею рисовать карандашами.., и красками… немного.

— Немного? Я вижу, вам неловко говорить о себе и хвалить себя, не так ли?

Мэган промолчала.

— Вам, наверное, больно было бросать любимую учебу и отказываться от своей мечты. — Кайл делал паузы в словах, словно ожидая, что она заполнит пробелы.

Мэган глубоко вдохнула воздух и медленно выдохнула.

— Очень, — призналась она. — Ник считал, что учеба — это игра, а настоящая жизнь — упорный труд, работа. Он говорил, что мне нужно вкусить «настоящей» жизни.

— А теперь?

— Теперь?

— Каково мнение благородной особы теперь? Кайл даже не пытался скрыть иронию.

— Думаю, что оно не изменилось. Ник очень самоуверенный. Но мы больше не женаты. Он оставил меня ради одной из моих ближайших подруг.

Когда Клэр предала ее, Мэган думала, что сойдет с ума от боли. Откуда ей было знать, что наступит и худшая пора в ее жизни?

Теребя свою сумку, она робко взглянула на Кайла.

— Вы рисуете? — поспешно спросила девушка и отругала себя в душе: глупо спрашивать об этом человека, который предлагает свои услуги в качестве учителя рисования.

— Да. — Мужчина вытянул свои длинные ноги вперед, отчего кожаные брюки скрипнули. — Это моя любовь, простите за плагиат.

— И достигли успеха? — Она покраснела, задавая этот вопрос, но тут же успокоилась, когда он широко улыбнулся.

От этой улыбки на бронзовой коже около век появились тонкие морщинки, а глаза засверкали блеском, от которого все ее тело сжалось. Рядом с ним Мэган чувствовала себя свечкой, которую кто-то случайно задул.

— Меня устраивает. Я зарабатываю этим себе на жизнь. — Кайл ловко увильнул от ответа. Зачем этой красивой женщине знать, что он достиг славы на поприще искусства? А петь себе дифирамбы и заниматься самовосхвалением он не собирается.

Известность может испугать человека с низкой самооценкой, и она больше не переступит порог его дома. А он не хочет этого. Его начинание открыло перед ним дверь в иную жизнь, далекую от изнеженного и сумасшедшего мира, в котором он вращался раньше.

— В этом отношении мне повезло. Но вы здесь не для того, чтобы обсуждать меня.

С грациозностью пантеры он вскочил, и тут Мэган в первый раз заметила, что он расхаживает по дому босиком. Вытянутые, загорелые ступни с изящными пальцами выглядели невероятно сексуально.

— Я приготовлю напитки. Что бы вы хотели? У меня неплохой выбор.

— Кофе был бы кстати, — ответила девушка, — с молоком и без сахара. — Мэган вздохнула с облегчением. Ее взгляд остановился на изумительном портрете американского индейца в национальном головном уборе. У него были почти такие же тигриные глаза, как у хозяина дома. Она обвела взглядом остальную часть комнаты и увидела украшенные репродукциями стены.

Дега и Матисс, Да Винчи и Милле.., несколько картин любимых ею художников. Вкусы Кайла, очевидно, были эклектичны, но предпочтение он отдавал простоте: прохладный дубовый паркет, сочетающий в себе оттенки коричневого, желтого, терракотового цвета, в той же гамме диванные подушки, разбросанные на кушетке. Комната располагала к отдыху, манила соблазнительным уютом, способствовала откровениям, разоблачению тайн.

Глубокая усталость накатила на нее, и девушка с тревогой подумала, что легко заснет прямо здесь.

Возможно, она и задремала на минуту. Осторожное прикосновение к колену — и темные глаза, распахнувшись, погрузились в море золота. Дразнящий аромат мужского одеколона вызвал внезапное дикое желание.

— Ваш кофе. — Мужчина опустил ярко-желтую кружку ей в ладони и осторожно уселся на пуф.

— Спасибо. — Она сделала глоток дымящегося напитка, украдкой наблюдая за тем, как он пьет.

— Почему вы хромаете?

Она чуть не вылила кофе себе на колени. Никто не задавал ей в лоб вопросы о хромоте, и она не привыкла к такой откровенности.

— Я.., со мной произошел несчастный случай.

— Давно?

— Около.., полутора лет назад.

— Что случилось? — Он наклонился вперед, немного смущая ее видом своих четко вылепленных скул.

— Я упала.

— Как?

— Вы задаете слишком много вопросов.

— Помните, мы договорились быть честными, Мэган? — мягко сказал он. — Я знаю, откровенность причиняет боль, но иногда жить с тайнами больнее, чем поделиться с тем, кто в силах помочь.

— А знаете, из вас получился бы хороший следователь! — Ей захотелось поставить этого человека на место. Он добился того, чего хотел, ее мысли смешались.

— Да, я знаю, что веду себя как собака с костью.

Это не самое лучшее мое качество, но, строя из себя жертву, вы ничего не добьетесь. Вперед, Мэган, мне не важно, сколько времени мы будем сидеть здесь. — Он подчеркнуто безразлично посмотрел на часы. — У меня нет никаких планов на вечер, и я бы предпочел говорить с вами, а не заниматься чем-либо еще.

Ужас овладел Мэган: значит, он не отпустит ее в ближайшее время.

— И вы собираетесь продолжать разговор в том же духе? — Она встретилась с его прямым взглядом и с удивлением обнаружила нежность в его глазах.

— Вы можете не рассказывать мне то, что желаете утаить, Мэган. Все происходит по доброй воле, и ничего не выйдет за пределы этой комнаты. Даю вам честное слово.

Очевидно, он говорит правду, порядочность написана у него на лбу. Внутренняя сила и честность, исходившие от него, увлекали ее за собой: рассказанные тайны останутся тайнами.

— Мы с Ником поспорили однажды ночью. — Мэган не хотела рассказывать своему собеседнику, что это случилось сразу же после того, как она обнаружила Клэр в постели собственного мужа. — Он сильно выпил, начал на меня вопить, а я была слишком расстроена, чтобы отвечать. Я решила уйти, и он разозлился. К несчастью, Ник оказался на верхней ступени лестницы, и, когда он отпихнул меня, я упала вниз и сломала ногу. Это не был.., несчастный случай. Он намеренно толкнул меня.

Мэган вспомнила ярость и ненависть в глазах Ника там, на лестнице. Он был разозлен тем, что жена застала его с Клэр, говорил, что она не имеет права расстраиваться, потому что в первую очередь виновата сама. Во всем виновата сама.

Глубоко вздохнув, Мэган взглянула на Кайла и выдавила неуверенную улыбку.

— Затем было две операции. К несчастью, кости срослись не правильно. В будущем предстоят процедуры, а теперь я хромаю. Конечно, есть много людей, чьи недуги гораздо серьезнее моих. Но было бы нечестно с моей стороны притворяться, что жизнь была бы хуже без этой боли. Большинство людей тактичны, меня редко расспрашивают.

— Как вы видите, я такими пороками не страдаю, — заявил Кайл. Он осторожно поставил кружку на пол. — Я нетактичен. Но считаю, что от страхов нужно избавляться. А желание угодить всем ловушка. Это — моя философия. Я очень сожалею о вашем несчастье, Мэган. Ужасно, что мужчина может так обращаться с женщиной. Как вы примирились с этим? Вы говорили с кем-нибудь о том, что случилось?

— Советовалась ли, вы имеете в виду? Нет. Мэган медленно повела головой из стороны в сторону, ее сердце сжалось от горя. — Я не хотела ни с кем говорить. Мне было.., слишком стыдно.

— Стыдно? — Тигриные глаза вспыхнули, он не мигая смотрел на нее.

— Я чувствовала, что виновата сама. — Даже теперь она продолжала слышать все те нелестные прозвища, которыми, насмехаясь, награждал ее Ник. Он говорил, что она фригидна, что не способна на «эксперименты» в постели. Но она об этом умолчит. Она и так рассказала Кайлу слишком много.

— Милая, ни один человек в мире не заслуживает, чтобы его сталкивали с лестницы. Это не ваша вина, что вы о себе надумали. Проблема заключается в вашем муже.., не в вас.

— Бывшем муже, слава богу.

— Поправка принимается. — Ответная улыбка Кайла была прекрасной — как радуга после дождя, как прогулка по пляжу в межсезонье, как классическая музыка.

— Так мы будем говорить об искусстве или о чем-либо еще? — Она робко заерзала на кушетке.

Как странно, просто сидишь и смотришь на человека, а в душе воцаряется мир и покой.

Мужчина пожал плечами, словно удивился предложению.

— В мире нет застывших форм и твердых правил, Мэган. Мы можем говорить на любую тему, на какую пожелаете.

— На самом деле я… — она с трудом перевела дух, — я очень хочу рисовать. Вы способны помочь мне?

Кайл неотрывно смотрел на прелестную брюнетку, мольба в ее голосе тронула его до глубины души. Темные глаза девушки светились надеждой, желанием и чем-то еще, понятным им обоим. Горячая мысль захлестнула его — о господи, то было обещание.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Еще одна выставка. Неужели я так много прошу?

— Я занимался выставками последние пять лет, Деми. Мне это больше неинтересно!

Кайл взял горсть арахиса с маленькой тарелки на столе, в душе ругая себя на чем свет стоит за то, что согласился на встречу. Сидел бы сейчас дома, рисовал бы или изучал новые технологии в живописи.

Впрочем, о силе убеждения Димитрия Папандреу ходили легенды. Ему удалось застать Кайла в слишком хорошем расположении духа, и он решил воспользоваться этим.

Сейчас Кайл сидел напротив него в роскошном вестибюле отеля «Интерконтиненталь» на Парк-Лейн и размышлял, что его компаньон, должно быть, один из самых хитрых людей, почтивших своим присутствием это заведение. Одевавшийся в костюмы от «Армани», он вкушал плоды своих дружеских связей со всемирно знаменитыми людьми. Маленький шарик под названием Земля был в его руках, продать нефть самой богатой нефтью нации, арабам, для него было лишь детской забавой. Он был прирожденный торговец, и знакомство с ним служило высшей рекомендацией.

Он сотворил чудо, продвинув карьеру Кайла.

Что бы Деми ни продавал, это всегда подразумевало большие деньги. Однако сегодня Кайл охладел к сделкам.

— Мы могли бы продать те картины в десять раз дороже.., в десять раз! Думаю, у тебя в студии еще больше картин, а ты даже не позволил мне увидеть их!

Толстые щеки Деми затряслись от обиды, но Кайл только головой покачал:

— Неважно. Я больше не думаю о деньгах.

— Ты сумасшедший? — Деми был близок к апоплексическому удару. — Кого в мире не заботят деньги? Я сделал тебя богатым человеком. Ты бы тоже мог сделать мне маленькое одолжение. Так много людей любят твое творчество, Кайл. Живопись твоя жизнь. Как можно говорить, что ты больше не будешь рисовать?

— Я не говорил, что не буду рисовать, — возразил Кайл, потирая рукой слегка заросшую щетиной щеку. — Я сказал, что не хочу больше участвовать в выставках. Меня утомила постоянная круговерть. Хочу вернуться к простым жизненным вещам. Прошлая вечеринка в «Скиатос» была слишком шумной, мой друг.

— Но первоклассной! — Черные глаза Деми сверкнули озорством. Мимо них проскользнула официантка в обтягивающей черной юбке и белой блузке, с подносом в руках, ее черные высокие каблучки утопали в пушистом ковре цвета индиго.

Глаза грека неотступно следили за ней.

Кайл сделал глоток и аккуратно поставил бокал с холодным пивом на стол. Нет, не первоклассной. Он устал от незнакомых людей, которые искали его дружбы, и совершенно не желал проводить дни… или ночи.., в непринужденных беседах с сильными мира сего ради создания своего имиджа.

С момента возвращения в Англию Кайл чувствовал себя гораздо счастливее. Решение вернуться домой сказалось и на его творчестве. В картинах Кайла появилась свобода, экспрессия… Но самым важным ему казалось его начинание…

На последней вечеринке у него был нудный и весьма примитивный разговор с маленькой блондинкой, которая едва бы отличила Дега от Да Винчи. И Кайл вдруг осознал, какую поверхностную жизнь он ведет. Он слишком много времени тратил на безразличных ему людей, которые платили нелепые цены за искусство, но ничего в нем не смыслили, — людей, расходующих жизнь на имидж и мишуру.

Внезапно подкралось чувство душевной пустоты, и черная волна протеста накатила на него, вызвав в памяти образ сестры Иветт. Он так и не выполнил данное ей обещание.

До автомобильной катастрофы, унесшей ее жизнь, сестра часто просила его:

— Не растрачивай свой талант понапрасну, Кайл. Сделай что-нибудь по-настоящему удивительное. Ты хороший человек и знаешь, как достучаться до людей, как им помочь. Ты можешь сделать это через свои работы. Обещай мне, что попытаешься.

Кайл верил, что преподавание — его путь к людям. Он понял: через искусство, через образы можно выразить боль и страдание. Образы, отражающие душевное состояние художника, способны залечить самые глубокие раны.

Преподавание в художественном колледже показало ему, что он наконец-то нашел то, что искал.

Иветт наверняка бы им гордилась. Однако он расслабился, когда в поисках новых талантов в колледже возник Деми Папандреу. Кайл позволил чрезмерным похвалам грека вскружить себе голову.

Он поддался иллюзорности славы и богатства.

Сейчас сестра не гордилась бы им, подумал молодой мужчина. Возможно, он и создал картины, за которые платят головокружительные деньги, но в погоне за наживой потерял свою душу. Кайлу стало невыносимо стыдно. Его красавица сестра никогда не позволила бы себе растратить жизнь на пустяки. Она воспринимала каждое мгновение, каждый вздох как чудо. А что же братец? Он поступал так, будто собирался жить вечно. Проклятье, не правда! Под красивой внешностью билось сострадательное сердце, и оно просило его выполнить свое предназначение.

Последняя вечеринка сыграла роль своеобразного будильника, и Кайл словно очнулся от сна.

— Должны быть иные причины, почему ты внезапно побросал вещи в, сумки и вылетел в эту холодную дождливую страну! Ты попытался отделаться от меня нелепыми объяснениями, типа «я хочу изменить жизнь». И скорее всего, тут замешана женщина. — Деми негодующе погрозил пальцем Кайлу.

— Жаль тебя разочаровывать, мой друг.

Кайл отрицательно покачал головой и печально усмехнулся. Образ роскошной брюнетки с бархатными карими глазами предстал перед ним. Когда он думал о том отвратительном типе, ее муже, и о том, что тот сделал с ней, каждый мускул в теле Кайла наливался свинцом и гнев душил его.

— Не делай из меня дурака, Кайл. Я слишком хорошо знаю тебя и вижу, что ты лжешь. Кто она?

Деми заглянул другу в глаза. Колоритный грек славился своими любовными похождениями с самыми красивыми женщинами мира. Кайлу доводилось видеть многих из них. Для Деми узнать, что некая красавица, их общая знакомая, ускользнула из его сетей, было словно нож по сердцу.

И по необъяснимым причинам Кайлу вдруг захотелось взять под покровительство отшельницу Мэган Бренд, совершенно очевидно, что теперь она не доверится ни одному мужчине. И меньше всего — ему, прекрасному незнакомцу, неумышленно заставившему ее поведать свою историю, которую слышали немногие, если вообще кто-нибудь слышал.

— Позволь мне угостить тебя, — сказал Дэми.

Кайл поймал взгляд проходившей мимо рыжеволосой официантки. Она только и ждала, чтобы подойти к двум привлекательным мужчинам за столиком, особенно к тому, что моложе.

Голубоглазая красотка явно флиртовала с Кайлом, в уголках чувственного абрикосового рта затаился намек на желание.

Деми перехватил инициативу:

— Бутылочку вашего лучшего шампанского… Он помолчал, затем приподнял густую бровь, нахмурился и развел руки в стороны. — Не обращайте внимания на моего друга. Он дал обет трезвости или что-то подобное и совсем забыл, как чудесно мы с ним проводили время. Интуиция мне подсказывает, что ты, мой ангел… — всю притягательную силу своих влажных черных глаз он направил на девушку, — умеешь весело проводить время. Поправь меня, если я ошибаюсь.

Мэган с ненавистью посмотрела на свое отражение в зеркале, висящем в ванной. Нога нестерпимо ноет, а она еще соглашается работать сверхурочно. И все потому, что не может настоять на своем и сказать «нет».

Сейчас четверть девятого, и она уже на пятнадцать минут опаздывает на второе свидание с Кайлом.

— Черт! — Она бросила неодобрительный взгляд на свою точеную фигуру с округлыми бедрами в черном красивом, но скромном, без малейшего намека на сексуальность белье. Снова эта глупая покорность: сказала «да», когда ей хотелось сказать «нет». Она не умеет быть твердой.

Отражение в зеркале бледной женщины с потухшим взглядом и опущенными вниз уголками губ мало напоминало ту жизнелюбивую девчонку, обожавшую приключения, какой она когда-то была.

Мэган закрыла лицо руками. Ник заставил ее презирать саму себя, он не только разбил ей сердце, но сломил ее характер…

— Разве не у тебя сегодня свидание с мистером.., не знаю, как его имя? — Пенни просунула светловолосую головку в ванную.

— Я не пойду.

— Что значит «не пойду»? — нахмурилась Пенни.

Мэган натянула простой черный свитер и поправила джинсы. Пенни подумала, что, несмотря на недовольную гримасу и растрепанные волосы, Мэган выглядит роскошно. Ее природная красота не нуждалась в косметических средствах: правильные черты лица, блестящие волосы, да еще роскошное тело с мягкими округлыми формами мужчинам достаточно одного взгляда, чтобы почувствовать прилив страсти.

В последнее время Мэган стала относиться к себе с непростительным безразличием. Но у кого повернется язык обвинять ее после того, как этот болван Ник разрушил ее жизнь? Пенни не понимала, зачем он вообще смотрел в сторону других женщин, когда его жена такая умница и красавица.

— Я опаздываю и вряд ли смогу поймать такси.

Мне нужно позвонить и предупредить его. Думаю, он попросит меня в следующий раз его не беспокоить. — И Мэган прошла в гостиную.

Два светильника на тонких стальных ножках-стеблях освещали красиво обставленную комнату, в углу мерцал включенный телевизор. Мэган уныло смотрела на экран, где спорили две женщины, и не понимала ни слова.

— Дурочка, я могу подбросить тебя! — Пенни сдернула с вешалки свою кожаную итальянскую сумку и обшарила ее в поисках ключей.

— Тебе надо отдохнуть, куда тебе ехать? И знаешь, я ненавижу беспокоить людей по пустякам.

Чем она заслужила дружбу такой удивительной женщины, как Пенни Халлет? — думала Мэган.

Она была рядом в радости и в горе. Именно Пенни приехала и забрала ее из больницы той злополучной ночью, когда Ник сбросил ее с лестницы.

Она и до этого умоляла Мэган оставить своего неверного красавца мужа.

Если бы Мэган только послушалась совета! Ее нога не была бы изуродована шрамами от двух операций, и она бы не хромала. А теперь будет волочить ногу всю оставшуюся жизнь.

— Не говори глупости! Тебе всегда перед всеми неудобно, — возразила Пенни. — Я бы свозила тебя до Австралии и обратно, только бы ты развеялась.

Если этот «КХ» может развлечь тебя, я готова мчаться на всех парусах. Как, кстати, его полное имя? Кайл? Сегодня ночью я буду ждать тебя, расскажешь подробности вашей встречи.

Мэган не хотелось повторять то, что она говорила Кайлу. Всю неделю она мучилась и переживала: что он думает о ней, после того как она невольно посвятила его в проблемы своей личной жизни? С ума она сходит, что ли, если собирается снова увидеть его? Может ли этот сдержанный, привлекательный мужчина возвратить ей утраченную радость? И когда она собирается приступить к рисованию?

О, проклятье! Ей следует сжать зубы и воспользоваться шансом, который предоставила судьба, а не мучиться. Страхов у нее и так хватает. На завтра назначен осмотр у физиотерапевта в больнице, и нога всегда болит после посещения процедурного кабинета в два раза сильнее, хотя врач и утверждает, что все делается ради ее блага.

— Готова? — Пенни звякнула ключами от машины и открыла дверь.

Очнувшись, Мэган схватила с кушетки замшевый жакет и последовала за подругой.

— Вина?

— Нет, спасибо. — Мэган осторожно осмотрела большую современную кухню с модным каменным полом и безупречно чистой серебристой плитой, над которой висели медные сковороды разных размеров.

Кухня словно из старого кинофильма — совсем не то что его богемная новомодная гостиная. Сразу видно, здесь мало бывают и мало готовят. Нет запаха пищи, нет пятен на плите, поверхность блестящая и чистая, прямо как в рекламных роликах, — чудо, а не кухня.

Две бутылки «шардонне» отличного качества и два элегантных бокала на высоких ножках стояли на столе, рядом с ними лежала деревянная коробка конфет «Турецкий восторг». Интересно, это подарок какого-то почитателя, или давней подружки, или любовницы? От такой мысли у нее свело живот. Что тут удивительного, мужчина тоже может любить конфеты. Эта милая черта сделала его образ более понятным и человечным.

Она увидела, что он развернулся и уставился на нее. Его светло-карие глаза, задумчивые и далекие, изучали гостью. В них затаилась грусть. О чем он думает? Хорошо, если не сожалеет о назначенной встрече. Мэган вдруг поняла, что хотела очутиться здесь снова, с самой первой минуты знакомства хотела вновь видеть его, хотела знать, что выйдет из их общения.

В этот вечер он был как-то особенно красив.

Тигриные глаза светились природным умом и сексуальной мужской притягательностью.

— Извините, я опоздала. Пришлось работать сверхурочно. — Едва слова слетели с губ, она почувствовала, как залилась румянцем. Зачем врать, не было никакого «пришлось», она могла бы отказаться, если бы захотела. Линдси, начальница, подулась бы, конечно, но, если бы Мэган попросила, никто бы не возражал. Но Мэган почти не умела постоять за себя.

— Вы пришли, и это главное. — Кайл провел рукой по волосам и так улыбнулся, что можно было упасть в обморок.

— Мы будем рисовать сегодня? — спросила она.

— Вы хотите…

— Ну, если вы запланировали что-то еще… Я имею в виду…

— Никаких планов. — Кайл выпрямился и продел большие пальцы за пояс черных обтягивающих джинсов. Мягкая ткань натянулась, и взгляд Мэган скользнул ниже, к стройным бедрам и длинным ногам. — Я вообще редко планирую свои действия.

Все было очень странно. Кайл держал в секрете методику их уроков, и, когда в прошлый раз она попыталась заплатить ему, он не принял деньги, сказав, что такие вопросы привык решать после нескольких занятий, когда увидит возможности своего ученика. Значит, у него есть другие источники дохода. Мэган даже тайком подумала, что он очень богат, раз ему не нужно брать деньги с клиентов за каждое посещение.

— О!

— Вас это беспокоит? — непринужденно спросил Кайл.

Если быть честной, то да. Наверно, потому, что до развода ее жизнь была расписана Ником по минутам. Она и теперь продолжала следовать тому же ритму, словно заключенный, который привык к своим четырем стенам и не воспринимает камеру как ловушку.

— Все в порядке. — Мэган пожала плечами. Она, несомненно, некоторое время еще походит на уроки, но, если все так и останется непредсказуемым, скажет ему, что старания оказались напрасными, и уйдет.

— Это «нет», не так ли?

— Что?

— Я не коллега-профессор и не школьный учитель, Мэган. У меня нет учебного плана. Наши беседы должны стать вам поддержкой в осознании ваших желаний и потребностей, а мне нужно понять, как помочь вам. Теперь смысл наших встреч прояснился?

Кайл направился к ней. Мысленно Мэган велела своему сердцу успокоиться и дать ей возможность членораздельно что-нибудь ответить.

— Дайте мне вашу сумку, — тихо попросил он, слова звучали так мягко, словно утопали в меде.

Мэган вздрогнула.

— Зачем? — Она задала вопрос машинально, не думая, потому что уже отдавала сумку Кайлу.

Он отложил ее в сторону и встал прямо напротив своей посетительницы. Ее глаза уставились на его подбородок, она видела маленькую ямочку на бронзовой коже и резко очерченную чувственную линию рта. Оцепенение овладело всем телом, ей казалось, будто она впадает в гипнотический транс и не может пошевелить и пальцем…

— Дайте мне вашу руку. — Он решительно прижал ее ладонь к своей твердой теплой груди.

Под простой белой футболкой, которая прекрасно оттеняла его загар, билось сердце, оно стучало почти у нее в руке. Мэган провела кончиком языка по верхней губе. Слова застряли у нее в горле.

— Живопись обращается не только к физическим чувствам, но и к душе. И иногда она творит чудеса. Каждый взмах кисти, каждый мазок может стать откровением. Так скажите мне, — спросил он, выделяя слова, — что вы чувствуете?

О господи, это происходит не со мной… Мэган чувствовала, что сейчас упадет в обморок. Каждая клеточка ее тела рвалась навстречу этому человеку, который крепко прижимал ее руку к своей груди. Внезапно ее тело охватила дрожь, а язык прилип к небу.

— Мэган? — позвал Кайл.

— Ваше сердце. — Ее щеки медленно покрылись румянцем. — Я слышу, как бьется ваше сердце.

— Прекрасно. Вы еще раз подтвердили, что я живой, а не умер и не попал на небеса… — Ему никогда не доводилось видеть таких нежных карих глаз и таких чувственных губ.., губ, которые неосознанно манили к себе…

Завораживающий аромат ее тела, шампуня и духов будоражил его воображение. Кайл боролся с внезапным желанием, стараясь сохранить контроль над собой. Девушка смотрела на него снизу вверх, доверчиво, как ребенок, но в глазах читалась адская смесь невинности и огня, удивления и страха…

Превозмогая себя, она внезапно сделала шаг назад, отняла руку от его груди и убрала волосы за ухо. Этот жест был как предупреждающий сигнал.

Пожалуйста, не делай этого, я не могу управлять своими чувствами сейчас.

Кайл, будто отвечая ей, медленно кивнул головой, но, прежде чем он смог заговорить, прошло несколько секунд.

— Каким цветом вы нарисовали бы мое сердце, Мэган? Подумайте. Что вы ощущали, когда под вашей рукой билось мое сердце?

— Страсть, силу… — Зардевшись, она отвела глаза в сторону и уставилась на свои туфли, точно видела их в первый раз. Почему она заговорила о страсти? Могла бы выбрать более безопасную тему. Впрочем, Кайл не ждал нейтральных ответов, он пытался психологически подготовить ее.., увидеть другую Мэган Бренд, истинную…

Он старался обнажить то, о чем даже не подозревал, ведь она и сама не знала, какая она, настоящая Мэган Бренд. Но она действительно чувствовала страсть и силу, когда прижимала руку к его груди. Наверно, заниматься любовью с таким мужчиной — значит оседлать ветер или удержать прилив….

— В каком цвете вы бы изобразили страсть и силу? Как бы вы вообще изобразили эти чувства?

Хотите попытаться?

Кайл, затаив дыхание, ждал ответа. Язык ее тела молчал, но в душе шла борьба. Фарфоровые щеки порозовели, и черт бы его побрал, если она не готова расплакаться. За ослепительной красотой он видел женщину отчаявшуюся, надломленную, и ему захотелось поднять ее на руки, отнести в постель и утешить тем освященным веками способом, который заставляет мужчину и женщину забыть о проблемах, боли и страдании. Он хотел сказать ей о том, что она самая красивая и желанная женщина, которой мужчина мечтал бы обладать и которую стремился бы защитить.

Скрывая слезы, она опустила голову и кивнула.

Кайл взял Мэган за руку и повел в конец сада, в храм, где он возносил молитвы и поклонялся своим богам, — в свою студию, в белый летний домик, выстроенный в виде пагоды, с замысловатыми решетками на окнах и цветными витражами. В вечерних сумерках домик выглядел словно сказочный дворец.

Мэган была очарована. Очарована, окутана волшебством. Как только они вошли, Кайл зажег лампу, и Мэган показалось, что они очутились в пещере Аладдина. Она не смогла сдержать вздох восхищения. Внутри были мольберты, коробки с красками, холсты. В воздухе витал запах скипидара, туши, древесного угля и дерева.

У одной из стен стояли законченные картины, большие и маленькие, и Мэган вытянула шею, чтобы хоть одним глазком взглянуть на них. Она так хотела увидеть работы Кайла… Возможно, по картинам она сможет лучше понять этого человека?

С безмолвным восторгом смотрела она, как он относит мольберт к открытому окну, устанавливает его так, как считает нужным, достает натянутый загрунтованный холст. Внезапно он обернулся и улыбнулся ей.

— Не знаю ваших привычек, — заговорил Кайл, но мне лучше работается, когда комната наполнена свежим воздухом.

Сердце Мэган сжалось от волнения. О господи, как много времени прошло с тех пор, когда она рисовала в последний раз! Способна ли она теперь изобразить хоть что-то? Только бы справиться с нервами!

Будучи замужем за Ником, Мэган все делала по указке мужа, жила в постоянном страхе его неодобрения.

Когда они разошлись, она поклялась, что больше никогда не станет жертвой тирании. Однако ее собственная тирания была куда хуже.

— У вас есть свой способ смешивать краски или хотите, чтобы это сделал я? — Кайл подвез к мольберту столик на колесиках с открытыми тюбиками и баночками, рядом с ними лежали соболиные кисти разной толщины.

Даже если Мэган за свою жизнь не нарисовала ничего значительного, то способ смешивания красок знала превосходно. Дома у нее лежали три очень хорошие книги по вопросам живописи. Ее любимое занятие — чтение их на сон грядущий, все-таки она провела в художественном колледже шесть месяцев.

— Думаю, я справлюсь. — Она слабо улыбнулась.

— Ну, тогда это, все ваше, милая. Нарисуйте страсть, о которой мы говорили. Не сдерживайте себя. Я хочу знать, что значит для вас это чувство.

Время не ограничено. И не заботьтесь о технике: тут не конкурс и я не собираюсь судить вашу работу. Просто попытайтесь выразить себя. А я тем временем пойду сварю кофе.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Сделайте мне кофе, Мэган.

Ни «спасибо», ни «пожалуйста» — просто «сделай». Мэган оторвалась от компьютера и посмотрела на суровую блондинку в темно-синем костюме с нелепым пятном бордовой помады на губах.

Линдси Харрис, амбициозная тридцатилетняя банковская служащая, такая же холодная и сдержанная, как представитель Скандинавской авиакомпании. Одиночка по складу характера, она мечтала лишь о блестящей карьере. Эта женщина редко улыбалась, если только не разговаривала с вышестоящими чиновниками. В офисе все говорили, что чувство юмора Линдси зависит от того, на какой ступени служебной лестницы находится собеседник.

О продвижении можно было забыть, когда уволился милый старый Мелвин Хардинг, при нем Мэган дышалось намного легче. Ее прежний босс был человеком добрым и справедливым. Работа с Линдси стала для Мэган настоящей пыткой.

Когда она попала в больницу, почти все сотрудники пришли к ней со словами сочувствия и соболезнования, и только мисс Харрис до визитов в больницу не снизошла. Правда, при сложившихся обстоятельствах Мэган и самой не хотелось бы видеть каменное выражение лица своей начальницы.

Она понимала: Линдси не нравится, что ее помощница отсутствует. Как только Мэган появилась на работе, Линдси не преминула известить ее о своем недовольстве.

Мэган подняла на Линдси глаза и сказала, стараясь, чтобы голос прозвучал ровно:

— Дайте мне минуту-две, я закончу отчет и принесу вам кофе.

— Когда я требую подать мне чашку кофе, это должно выполняться немедленно! Не через минуту, не через две, не позже, не завтра, а сейчас!

Мэган пристально посмотрела на начальницу, подбирая достойный ответ на такое недостойное поведение. На уступки она больше не пойдет.

— Сожалею, Линдси, но отчет должен быть отправлен в нью-йоркский офис немедленно. Ваш кофе подождет. — Когда эти слова неожиданно вырвались у нее, во рту стало сухо, как в пустыне Сахара. Мэган едва могла поверить, что это она произнесла их. То же самое читалось и в бледно-голубых глазах Линдси. Это был первый признак сопротивления, которое оказала ей кроткая, трудолюбивая Бренд.

Не обращая внимания на свой страх, Мэган положила на стол бумаги и демонстративно уставилась на экран компьютера.

Барбара, сотрудница пресс-центра, находящегося внизу в холле, которая как раз проходила мимо, заглянула в офис и бодро окликнула подругу:

— Привет, Мэган. После работы вечеринка. Не забыла, сегодня день рождения Сью! Увидимся.

Линдси с ненавистью посмотрела на рыжеволосую девушку.

— Неудивительно, что работа стоит на месте!

Вы все заняты только собой и своей личной жизнью!

— Извините за то, что дышу, — не растерявшись, парировала Барбара и гордо выплыла из офиса.

Мэган хотелось плакать и смеяться одновременно: начальница получила по заслугам. Затем Мэган вернулась к документу, не желая давать повод думать, что она болтушка.

— Ладно, Мэган. Как только вы отправите этот чертов факс, я хочу видеть вас в своем кабинете! С этими словами Линдси вылетела в соседнюю комнату, с треском захлопнув за собой дверь.

Мэган перестала печатать и перевела дух. Очевидно, начальница, которая всегда вела себя сдержанно, сегодня была не в духе и козлом отпущения выбрала свою помощницу. Но Мэган не собиралась сносить несправедливые упреки и капризы, сегодня в ней проснулся бунтарь.

Вероятно, это отзвуки последней встречи с Кайлом, когда он попросил изобразить на полотне страсть. Где-то в душе начались изменения, и она уже не сможет оставаться испуганной и удрученной Мэган Бренд, что-то заставляет ее отстаивать свое мнение и бороться…

Кайл вытер полотенцем влажные волосы и в сотый раз взглянул на картину, написанную Мэган. Внезапно он пожалел, что бросил курить, это случилось пять лет назад. Сейчас ему необходимо найти что-то, что уменьшит выброс адреналина в кровь, который происходит при каждом взгляде на работу его подопечной.

Он попросил ее изобразить страсть, и, Господь свидетель, картина удалась. Кайл оставил девушку одну на два часа, правда, один раз заглянул в мастерскую, поставил чашку горячего кофе на столик рядом с дверью. А когда вечером зашел в летний домик, чашка была нетронута. Два часа напролет Мэган изливала на холст свои чувства: скрытый гнев, сердечную боль — все, что кипело у нее внутри. И результатом труда явилось слепящее откровение, смешение цвета и огня, что заставило Кайла усомниться в собственных возможностях создать что-либо такое же мощное и величественное. Даже непрофессионал разглядел бы в картине нечто магическое.., имитацию подлинных страстей человеческих, все людские эмоции.., от инстинкта до любви, от жестокости до боли. Мэган изобразила женщину в ярко-красном платье. Ее руки обхватывали голову, но лицо было скрыто водопадом черных длинных волос. Вокруг ступней лежали запачканные кровью белые розы, грубо сорванные с кустов, не просто срезанные, а именно сорванные. Бледно-голубое небо покрывали грозовые черные тучи. Ноги были босыми, и колючки цветов вонзились в белую кожу. При ближайшем рассмотрении Кайл обнаружил небольшое золотистое пятно, скрытое за лепестками одной из роз.

Если он не ошибается, это.., свадебное кольцо.

— Пресвятая Дева!

" Его нельзя назвать религиозным человеком, но картина Мэган исторгла у него этот возглас. Он провел пальцами по всклокоченным каштановым волосам и тихо выругался.

Муж Мэган.., где бы он ни был.., должен быть прилюдно повешен, распят или четвертован. Если он когда-нибудь попадется ему в руки, то… Кайл заставил себя не думать об этом. Его сжигала ярость оттого, что тот посмел поднять руку на Мэган. Он сходил с ума при мысли, что она могла спать с таким мерзавцем.

Картина показала ему, что у девушки нет слов, чтобы выразить глубину своего разочарования и боли. Любой человек, имеющий глаза и сердце, увидел бы это.

Глубоко вздохнув, Кайл поднялся. Мэган упоминала в разговоре, что не рисовала много лет, и у него нет причин не верить ее словам. Однако то, как она изобразила женщину, говорит о скрытом таланте огромной силы. Если Мэган смогла продемонстрировать бесспорное мастерство так быстро, не тратя время на подготовку и обдумывание, тогда каких высот она способна достичь при благоприятных обстоятельствах?

Под его чутким руководством.., под руководством любого другого достойного художника… Мэган может далеко пойти. К счастью, у Кайла хорошие связи, он откроет ей двери в мир искусства, если она позволит ему.

Желание увидеть ее снова, прямо сейчас, не откладывая, стало вдруг нестерпимым и заполнило сердце до краев. Взглянув на свои платиновые часы, Кайл увидел, что стрелки застыли на двенадцати. Когда у нее ланч? Он уже знал место ее работы. Значит, надо сесть в машину и нестись к банку. В том районе много ресторанов и баров, он пригласит девушку на ланч и.., и что?

Пропади все пропадом! Ведь Мэган — его клиент, и не воспримет ли она его действия как слишком поспешные? Впрочем, он никогда не играл по правилам, даже в школе.., и будь он проклят, если собирается начать теперь…

— Мэган Бренд, а ты — темная лошадка.

Девушка оторвала взгляд от компьютера и рассеянно посмотрела на Барбару, которая поставила бумажный стаканчик с кофе на край стола, заваленного бумагами.

— Что еще? — Мэган улыбнулась, убежденная, что подруга собирается съязвить над ее маленьким бунтом против Линдси.

Линдси не удалось запугать свою помощницу.

Все ее обвинения были совершенно необоснованными, и Мэган, собрав волю в кулак, заявила об этом своей начальнице. В конце разговора Линдси театрально вздохнула и приказала: «Идите и займитесь работой.., пожалуйста!» Это была маленькая, но все же победа.

— Один сногсшибательный мужчина поджидает тебя у столика секретаря. — Глаза Барбары сверкнули озорством и восхищением, и кровь ударила Мэган в голову.

Неужели Ник? Впрочем, Барбара знала ее бывшего мужа, значит, внизу был кто-то другой. Почувствовав легкое головокружение, Мэган озадаченно уставилась на подругу.

— Меня?

— Тебя, старушка, — поддразнила Барбара. — Он разговаривал в фойе с этой пожирательницей мужчин Люси Драпер, я проходила мимо и, естественно, спросила, чем могу помочь. Представь себе мое изумление, когда он спросил тебя! Неудивительно, что ты держала его в секрете!

— Он.., он назвался?

Существовал только один мужчина, которого можно без преувеличения охарактеризовать как «сногсшибательный».., но разве это возможно?

Она нервно одернула черную юбку, затем провела пальцами по волосам, приглаживая непослушные пряди.

Дома Мэган всегда ходила с распущенными волосами, но на работе собирала их в большой узел или закалывала «крабом». Но к обеду несколько черных шелковистых прядей все-таки выбивались. И Линдси, ярая поборница этикета и униформы, не допускающая «фривольности» в облике сотрудников банка, всегда хмурила брови при взгляде на свою помощницу.

— Кайл. Это фамилия или имя? — поинтересовалась Барбара.

Мэган едва расслышала вопрос.

Зачем Кайл пришел? Он не успел взглянуть на картину до ее ухода, потому что, сделав последний мазок, Мэган поняла, что время позднее, и немедленно помчалась домой. Очевидно, теперь Кайл увидел ее творение. Что, если ему не понравилось и он пришел просить не беспокоить его больше?

Приди в себя, Мэган. Девушка медленно пошла к вешалке, чтобы взять свой строгий черный пиджак. Ее больная нога пульсировала, будто кто-то вогнал туда железный прут.

Она просунула дрожащие руки в рукава пиджака, затем повернулась к подружке и, робко приподняв плечи, спросила:

— Как я выгляжу?

— Так, словно готова разбить сердце бедному мужчине.

— Ты слишком добра. Хотя я не поверила ни единому слову.

Барбара отмахнулась от нее.

— Я говорю то, что вижу. Иди, не заставляй своего поклонника ждать…

— Он не мой… — Мэган скривила губы. Хорошо, что Барбара приличная девушка и не занимается сплетнями. Поэтому они не только коллеги, а еще и друзья. — Во всяком случае, если Линдси спросит обо мне, скажи, я пошла на ланч.

— Не сомневайся. Я даже могу сообщить ей, что ланч будет долгим.

Кайл увидел Мэган, выходившую из лифта. В черном льняном костюме с белой блузкой, с волосами, убранными в элегантный пучок, она выглядела уверенно, стильно и неожиданно эффектно.

Наваждение рассеялось, когда Мэган вспыхнула и захромала ему навстречу.

У Кайла защемило сердце. Каждый шаг давался ей с трудом.

Когда она подошла, он улыбнулся и машинально коснулся пальцами ее щеки.

— Я хотел видеть вас.

— О! Я чувствую себя школьницей, которой сейчас достанется на орехи от директора.

Кайл хохотнул, и теплый медовый звук вызвал в ее воображении картину спальни, заполненной лунным светом.

— Можем мы пойти на ланч? — спросил он. Нам нужно поговорить.

Мэган почувствовала прикосновение его руки.

Влекомая близостью к этому сильному человеку, она плыла в пространстве, где существовал лишь милый облик да сияние золота в прекрасных тигриных глазах.

Мужчина действительно выглядел сногсшибательно. Он был одет в черные кожаные брюки, такого же цвета кашемировый свитер и желтовато-коричневую куртку. И если добавить к этому невероятную мужскую притягательность, можно понять, почему взгляды всех женщин в помещении были прикованы к нему. Люси, молоденькая ультрамодная секретарша, обожающая всевозможные штучки от-кутюр, смотрела на Кайла открыв рот, а две сотрудницы с четвертого этажа — обеим уже около сорока — не могли оторвать от него глаз.

Мэган высвободила руку.

— О чем вы хотите поговорить со мной? Видно, дело срочное, раз вы приехали ко мне на работу?

Ничего.., ничего страшного?

— Нет, Мэган. Перестаньте думать о худшем, это может превратиться в манию.

— Вам виднее, ведь это вы носите белую шапочку психотерапевта. — Она усмехнулась, от его присутствия ей стало тепло и уютно, словно он действительно излечил ее.

— Я хотел поговорить о вашей картине, которую вы написали прошлым вечером.

В построении его фразы она не почувствовала ничего обнадеживающего.

— Вам она не понравилась? — Мэган так необходимо его одобрение. С тех пор как они поженились с Ником Брендом, отзыв на любое ее действие стал ей необходим. Это превратилось почти в рефлекс. И сейчас, понимая это, она молча проклинала себя.

— Нравится или нет, это тут ни при чем. Я попросил изобразить, как вы ощущаете страсть. Это — откровение… Давайте найдем место, где мы можем поесть, там и поговорим.

Он решительно взял Мэган под локоть и направился с ней на улицу, подальше от безликой стеклянной паутины офисов и кабинетов. Чутье подсказывало ему, что эта страстная молодая женщина чужая в бездушной холодной атмосфере банка…

— У вас соус на подбородке. — И прежде, чем она ответила, он потянулся через столик и краем своей салфетки промокнул ее подбородок.

Десять минут назад они зашли в маленький ресторанчик, запрятанный в улочках Сохо, и теперь Мэган мечтала, чтобы ее сердце перестало биться так, словно ее решили сбросить с двухсотметровой вышки на дно глубокого колодца.

— Если и существует элегантный способ есть спагетти с соусом, то я ему не обучена.

При чем тут элегантность, когда наблюдение за тем, как эта девушка поглощает макароны, навевает эротические фантазии! Он с трудом сдержался, чтобы не перегнуться через стол и не слизать соус с ее подбородка.

— Ваши манеры безупречны. — Кайл поднес бокал с рубиновым кьянти к губам и сделал спасительный глоток. — Вы давно работаете в банке?

— Десять лет.

— Долго для нелюбимого занятия.

— Слишком долго.

— Почему вы не уходите?

— Отчасти из-за боязни оказаться несостоятельной в чем-либо другом, отчасти из-за того, что мне нужно зарабатывать на жизнь.

— Можно ведь зарабатывать тем, что нравится.

Вы когда-нибудь думали об этом?

Глаза Мэган потемнели.

— Конечно, думала, но раньше у меня не было выбора… — Тонкие пальцы обвили высокую хрупкую ножку бокала, и девушка замолчала. Ей не хотелось снова говорить о Нике. Она подняла глаза и увидела глубокую складку между бровей на лице Кайла.

— Вы красивая, умная женщина. Вы могли бы заниматься всем, чем пожелаете. Стоит только решиться.

— В ваших устах все звучит легко.

— Так и есть. — Кайл пожал плечами. — Все зависит от выбора.

— Да.., я могла бы пробежать Лондонский марафон, если бы захотела! — Мэган отвернулась, пораженная собственной реакцией. Ведь Кайл старался помочь ей.

— Разные люди бегут марафон.., даже калеки, тихо заметил он.

— Вы считаете меня калекой? — Горячие слезы жгли ей веки, а руки сжали салфетку в маленький комочек.

— Я нарочно использовал этот термин, — мягко ответил мужчина. — Я пытаюсь сказать, что люди сами ограничивают свои возможности. Важно, что думаете о себе вы, а не посторонние люди. Если вы остаетесь на работе, которую ненавидите, потому что убедили себя в своей несостоятельности, с таким же успехом заприте себя в шкаф и выбросьте ключи.

Он был прав, но, как изменить жизнь в одночасье, оставалось загадкой.

Господи, да ее тошнит от этой работы! Мэган необходим отдых, а не борьба. Ей нужно время и пространство, чтобы воплотить мечту стать художником.

— Ваша картина впечатлила меня.

Мускул дернулся на бронзовой щеке, и мысли Мэган вернулись к реальности.

— Я не знал, на что вы способны. Я знаком со многими художниками.., с профессиональными художниками, которые пожертвовали бы всем, лишь бы создать что-нибудь подобное. Такой талант — дар Божий. Я вращаюсь в мире живописи достаточно давно, чтобы разглядеть истинное творчество. Если внутри вас копится что-то, вы должны это выплеснуть, Мэган.

Мэган затаила дыхание, а когда очнулась, ее щеки пылали. Она смотрела на Кайла так, словно он только что объяснил ей устройство Вселенной.

— Вы думаете, я могла бы.., я имею в виду.., в будущем сотворить нечто значительное?

— Полагаю, вы можете посвятить живописи всю свою жизнь.

В голову Кайла закралась мысль о сигарете.

Эта женщина, таившая в себе огонь и пламень чувств, эта темноволосая красавица, сидящая напротив, может стать мечтой любого мужчины.

Кайл почувствовал внезапное желание. Он рассматривал собеседницу, останавливая взгляд то на мечтательных карих глазах, то на маленьком носике, то на чувственном рте. Опустить взгляд ниже он не смел. Нежный аромат ее цветочных духов сводил его с ума. Если и существовала на свете женщина, которой он дал бы понять о своих желаниях, то это была Мэган Бренд. А еще Кайл очень хотел помочь ей стать настоящим художником.

Правда, более интимные отношения, возможно, не входят в ее планы.

Проклятье! Жаль, что нет сигарет!

— Вы не понимаете, как много значат для меня ваши слова. Это как исполнение желаний. Я понимаю, мне необходимо упорно работать.., но теперь я знаю, что есть маленькая надежда, от которой я никогда не откажусь. Вы думаете.., вы могли бы помочь мне? Конечно, за деньги; это даже не обсуждается…

Мэган не отрывала глаз от стола, она была смущена. Должно быть, у него масса более неотложных дел, чем помощь неоперившейся художнице.

— Вы серьезно полагаете, будто мне нужны ваши деньги? Если бы я стал помогать вам, то сделал бы это не из-за денег, а потому что распознал дар Божий. Все заслуживают шанса попробовать. Я помогу вам, потому что сам получу от этого огромное удовлетворение. Я хочу посвятить вам все свое время и знания, — ясно, Мэган Бренд?

Радость и страх заполнили ее душу.., и чувство стыда, не обидела ли она этого замечательного человека, посулив деньги.

— Я.., благодарю вас и принимаю ваше предложение… Кайл.

Мир искусства может быстро и жестоко низвергнуть вас в пучину или вознести к небесам. Теперь Кайл не нуждается в одобрении посторонних людей, а в обществе напыщенных жирных котов, где не умеют провести прямую линию на бумаге и где ему приходилось вращаться, никогда не создадут таких изысканных картин, как Мэган. Даже если бы у него не было ни цента в кармане, он все равно продолжал бы рисовать.

Кайл сделал жадный глоток; он понял, что если Мэган суждено стать настоящей художницей, то она ею станет, с его помощью или без. И если ей нужен руководитель, то пусть им будет он, а не кто-то другой.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Мэган проснулась внезапно, испарина покрывала лоб и шею. Ей показалось, что она задыхается, поэтому девушка откинула пуховое одеяло, села и чуть не завопила от боли в ноге. Мучения были страшными.

— Господи, милостивый, пожалуйста! — Она начала растирать ногу в отчаянной попытке уменьшить боль.

Шрамы пересекали колено, еще два змеились по бедру. Мэган никак не могла привыкнуть к ним, каждый раз от одного взгляда на изуродованное тело внутри все замирало и воспоминания той страшной ночи тянули ее в прошлое.

Затуманенные болью глаза машинально остановились на светящихся стрелках будильника. Сосредоточиться на цифрах было тоже испытанием Три часа утра — самый страшный отрезок времени.

Не зря люди называют это время Ведьминым часом. О боже, эта боль, невыносимая, жгучая, сводит ее с ума. Да еще мысль о том, что надо встать и найти обезболивающее. Иначе она не успокоится и не заснет.

На кухне девушка запила водой две плоские белые пилюли. Сильное обезболивающее. От свежего ночного воздуха кожа покрылась пупырышками, хотя холода Мэган не чувствовала. Она отдала бы все, лишь бы боль ушла, исчезла и никогда не возвращалась снова. Господь не допустит третьей операции. Каждый день Мэган молилась, чтобы боль прошла и призрак больничной палаты развеялся как дым. Однако нынешняя боль все расставила по местам: улучшения не будет.

В квартире стояла мертвая тишина, лишь изредка с улицы доносился звук проезжающей мимо машины. Слишком тихо. Тишина заставляет человека против воли копаться в себе, в своих чувствах, переживаниях. Мэган посмотрела на стакан с водой, глаза слипались от усталости, а мозг продолжал непрерывно работать.

Пенни сегодня ночевала у своего друга, Раина, поэтому в распоряжении Мэган была вся квартира. Обычно ей нравилось оставаться одной, но сейчас, когда она чувствовала себя утопающей, а сон казался далекой землей, до которой добраться нет никакой надежды, по крайней мере пока болеутоляющее не начнет действовать, она бы не отказалась от веселой компании.

Отчаяние охватило ее. В этот проклятый предутренний час, когда вокруг ни души, воспоминания о бывшем муже все глубже и глубже погружали ее в пучины самоанализа. Ник. Мужчина, который очаровал ее настолько, что она оставила художественный колледж по первому его требованию.

Мужчина, который за короткий срок превратился из внимательного, нежного возлюбленного в жестокого эгоиста. Господи, и она планировала иметь с ним детей…

Дети. Не проходило и дня, чтобы Мэган не думала о ребенке, которого потеряла. Конечно, она сумела загнать душевные муки в самый отдаленный уголок мозга, а иначе как можно было бы выжить? Она поняла, что беременна, когда брак раскололся на кусочки, и испытала шок.

Перспектива воспитывать малыша одной всегда вселяла в нее ужас, но решимость и логика победили. Лучше быть одинокой любящей матерью, чем позволить жестокому самовлюбленному отцу терроризировать еще и ребенка. Она не сказала Нику о беременности, а то он бы нашел пути, чтобы забрать у нее дитя сразу после рождения.

Разве справедливо, что Ник устроил новую жизнь с Клэр, в то время как она все еще страдает не только от физического увечья, но и от утраты, которую невозможно забыть!

Утрата драгоценной ноши, заключенной в ее чреве, окончательно опустошила ее душу и сердце.

— Не думай об этом, Мэган! Ни сейчас.., никогда! — Ругая себя вслух, девушка рывком попыталась встать. Нога подвернулась. В отчаянии она протянула руку вперед и схватилась за край стола.

Только благодаря своей молниеносной реакции она не упала на пол.

Мэган опустилась на табурет и сделала несколько глубоких вдохов, восстанавливая нормальный ритм сердца. Ей самой не добраться до постели, надо позвонить кому-нибудь… Где-то Пенни оставляла номер Раина. Она вспомнила пришпиленный булавкой белый листок около телефона на кухне.

Бросив взгляд на черно-белые клетки кухонного пола, Мэган удивилась, как может помещение обычных размеров стать вдруг бальным залом, и как раз в тот момент, когда необходимо пересечь его только на одной ноге.

Время двигалось невероятно медленно. Мэган не решилась позвонить Пенни так рано. К тому же завтра суббота, единственный день, который подруга полностью посвящала своему парню, и Мэган не хотелось нарушать их уединение.

Кому же еще позвонить? Прямо сейчас, чтобы голос на другом конце провода прозвучал ободряюще. Скрипя зубами, Мэган осторожно приподнялась с табурета. Держа на весу ногу, девушка медленно запрыгала вперед.

От усилий все тело покрылось испариной; последний прыжок — и она оказалась у столика с телефоном. Изучая различные листочки с номерами, пришпиленные к доске, она машинально натолкнулась на номер Кайла. Пенни приклеила его визитную карточку желтым скотчем и красной ручкой написала: «Попробуй выбросить!»

Мэган улыбнулась, хотя ей было совсем не до смеха. Позвонить Кайлу? Она окончательно свихнулась? На дворе раннее утро, он спит, и, возможно, не один…

Мысль о посторонней женщине заставила Мэган закусить губу. Неожиданная ревность резанула ей сердце. Ее волнует частная жизнь почти незнакомого человека? Кайл всего лишь ее учитель. Он собирается помочь ей с живописью, и не более того.

Желание позвонить ему было таким огромным, что сопротивляться не хватало сил. Если бы он только мог поговорить с ней минуту или две…

Мэган сдвинула брови, тело затекло от усилий сохранять равновесие.

— Что я скажу? — бормотала девушка. — Кайл же не доктор.., как он сможет помочь?

Но сейчас ей нужен слушатель, и если нет лучшей подруги, то пусть это будет Кайл.

Мэган быстро набрала номер. На другом конце раздались гудки, и она не знала, что громче — монотонное «пи-пи-пи» или биение собственного сердца.

— Черт возьми, вы знаете, который час? — ворвался ей в ухо глубокий чувственный голос. Девушка услышала, как что-то упало на пол, потом раздался поток бранных слов. Она почти готова была бросить трубку. Почти…

— Кайл. — Мэган уставилась на жалюзи, опущенные на узкое кухонное окно и отделяющие ее от остального мира.

— Кто это? — В его голосе послышалась тревога.

Мэган живо представила себе, как он сидит на кровати и раздраженно приглаживает рукой взлохмаченные каштановые пряди. Носит он пижаму или спит обнаженным? О господи! Зачем она поддалась искушению позвонить? Жгучая боль напомнила о себе, положив конец ее ночным фантазиям.

— Это Мэган. Мэган Бренд. — Она назвала свое полное имя, испугавшись, что он забыл, кто она такая. Вероятно, у него много клиентов: почему она думает, что лучше других?

— Мэган. Несколько необычно. — Его голос внезапно потеплел, послышались нотки интимности.

Пытаясь успокоиться, она намотала на палец шнур, перекрыв кровообращение в руке.

— Сожалею, что звоню вам в такой час. Я не хотела будить вас. — Смущение окрасило ее щеки в пунцовый цвет, от неудачной попытки объяснить свои действия она чуть не разразилась потоком слез. — Ужасный поступок, — добавила она еле слышно.

— Вы можете звонить мне в любое время суток.

Что случилось?

Неподдельный интерес в его голосе прозвучал как призыв. Ее била дрожь.

— Мне.., мне нужно поговорить с кем-нибудь. Ее взгляд упал на визитную карточку с безличными инициалами «КХ», которые ничего не могли сказать о таинственном владельце. — Моя подруга Пенни не ночует сегодня дома, а я проснулась от дикой боли в ноге. Я приняла болеутоляющее, но, когда опустила ногу на пол, немного ее подвернула. Я.., я не знала, что делать, с кем поговорить…

— Хорошо, что позвонили мне. Где вы сейчас? Тон изменился, стал отрывистым и деловым.

— На кухне. Я сумела добраться до телефона. Мэган аккуратно опустила ногу на пол и попыталась встать на нее. Острая боль ударила в ногу, и девушка едва не потеряла сознание.

Кайл услышал в трубке сдавленный крик.

— Мэган! Что происходит?

— Я сделала попытку встать.., не очень успешно. Больно, как.., как… —Неудержимые слезы хлынули из глаз. Она ненавидела себя, такую беспомощную и слабую. Ей так не хотелось обращаться к кому-то за помощью, а тем более к мужчине, которого она почти не знает. — Мне не следовало звонить, — пробормотала она. Мэган не знала, что делать: повесить трубку или продолжить разговор.

Ей нужно каким-то образом добраться до кровати и подождать действия таблеток…

— Я приеду. Давайте адрес.

— Вы не можете! — От изумления ее рот открылся. — Я имею в виду, я только хотела.., поговорить.

Вам не надо приезжать.

— Почему бы вам не предоставить мне возможность самому решать? Как я войду?

Мэган прижала пальцы ко лбу, потерла пылающую кожу, стала лихорадочно соображать.

— Возможно, я сумею дойти до двери в квартиру, но мне никак не добраться до парадной. Если вы спуститесь к пожарному выходу на цокольном этаже, то под ковриком найдете ключ от входной двери. Наша соседка внизу — стюардесса, она часто отсутствует, и мы договорились оставлять ключ под ковриком на случай, если никто из нас не сможет открыть дверь.

— Это непредусмотрительно, но, учитывая обстоятельства, я не собираюсь читать вам мораль.

Тон его голоса смягчился. Мэган медленно выдохнула.

— Вы не должны это делать, — тихо сопротивлялась девушка. Внезапно она почувствовала себя слишком усталой, чтобы заботиться о том, что он о ней подумает.

— Скажите свой адрес, Мэган. Я приеду. А пока обещайте мне быть паинькой.

Она включила радио и, сжав руками голову, погрузилась в тихие мелодии старых времен. Воспоминания кружились и кружились, как картинки из другой жизни.

Ей захотелось вскипятить воду и приготовить чай, но она не рискнула снова опускать ногу на пол. Глаза слипались от усталости, а тело болело.

Мэган думала, что именно такие чувства испытывает марафонец после длительного забега. В конце концов она выключила радио и осторожно и медленно направилась в гостиную.

Боль в ноге разрасталась. И она, скрипя зубами, глядела на часы, ожидая либо прихода Кайла, либо рассвета. Она с трудом двинулась к одной из ламп.

И только комната наполнилась мягким электрическим сиянием, как Мэган услышала шаги на лестнице. Кайл. Вероятно, это он. Девушка медленно запрыгала в сторону двери прежде, чем раздался громкий стук.

— Привет. — В обрамлении блестящих от полночного света волос ее лицо казалось бледнее обычного. Фигура в скромной ночной сорочке, с обнаженными тонкими руками, выглядела почти детской, если бы не округлые женственные формы под тонкой материей.

Первобытный инстинкт защитить, уберечь эту женщину нахлынул на Кайла. Она держалась рукой за дверной косяк, стройная нога была осторожно приподнята над полом. Плотно сжав губы, Кайл прошел в комнату.

Он выглядел как человек, только что вскочивший с кровати, и все-таки Мэган не могла припомнить никого более привлекательного. Его твердые скулы и подбородок покрывала дневная щетина, а темные волосы торчали во все стороны, будто расческа не касалась их пару дней. Но даже в таком виде он был невероятно красив. Внушителен и опасен, способен лишить ее остатков здравого смысла и нарушить покой в душе. Вероятно, она сошла с ума, позвонив ему.

— Вам лучше находиться в постели, — хрипло произнес мужчина.

Без охов и ахов он поднял ее на руки и крепко прижал к груди, почти утратив контроль над собой от такой близости. Ее тело было мягким, теплым, гибким, и тонкий аромат духов кружил ему голову.

Когда ее роскошные блестящие волосы водопадом заструились по его плечу, Кайл чуть не застонал. Он никогда не чувствовал себя таким возбужденным и таким бессильным против страсти.

В Мэган Бренд слились все качества, присущие настоящей женщине. Женственность, мягкость, чертовская сексуальность…

— Вам не следует делать это. — Беспокойные темные глаза встретились с его глазами.

Уголки его рта дрогнули, и улыбка озарила его лицо.

— Есть еще кое-что, что бы я сделал охотнее, честно признался он и увидел, как ее веки беспомощно опустились. Она слишком устала, чтобы бороться с собой. — Лучше скажите мне, где ваша комната. Вам нужно отдохнуть.

Он осторожно опустил Мэган на смятую постель и, уютно укутав лиловым ватным одеялом, огляделся.

Простая сосновая мебель, на туалетном столике фотография в рамке и старомодный набор расчесок, отсутствие украшений, цифровой будильник и голые стены с единственной картиной над кроватью. На двери, на крючке, скромный белый махровый халат.

Мысль о том, что Мэган лишает себя маленьких женских радостей, взволновала его. Она лежала на кровати, стараясь держать глаза открытыми, волосы, черные, как крыло ворона, рассыпались по белой подушке, вызывая в его душе художника, да и просто мужчины, восхищение и благоговение.

Все в Кайле тянулось к ней.

— Может, стоит позвонить доктору? — Кайл осторожно присел на край кровати, стараясь не задеть больную ногу. — Мэган! Вы сказали по телефону, что приняли болеутоляющее, вы поэтому такая вялая?

Ему внезапно стало страшно, что она теряет сознание из-за боли в ноге, с которой он не в силах справиться, если только не позвонит в «Скорую помощь». Он живо представил себя несущим дежурство у больничной койки, потому что будь он проклят, если оставит ее один на один с бедой.

Но девушка кивнула, затем очаровательно улыбнулась. И эта улыбка лишила его дыхания, словно удар пришелся в солнечное сплетение, страстное желание возникло в мозгу и распространилось по телу.

— Все в порядке, Кайл. Я не собираюсь падать в обморок. Таблетки.., они очень сильные. Извините, не могу.., не спать… — Мэган ощутила, как уносится в велюровую мягкую темноту, вещи становятся маленькими, а вокруг лишь колдовские золотистые глаза Кайла.

Он выглядит таким обеспокоенным, будто его на самом деле волнует то, что с ней происходит.

Но это же невозможно, ведь они так мало знают друг друга. О, Мэган.., ты действительно… О чем ты только думала?

Сон навалился на нее, и последнее, о чем она подумала, была надежда, что Кайл простит ее и не откажется давать ей уроки рисования и что она все еще нравится ему.., пусть даже совсем немножко…

Мэган проснулась, сознание проникло к ней сквозь толстые стены дремоты, и она открыла глаза. Комната плыла в бледном утреннем свете. Прозрачные голубые занавески тихо колыхались от ветра, девушка вдохнула полной грудью свежий воздух, ночные мучения остались позади.

Боль в ноге утихла, и теперь она должна попытаться встать с кровати и пройтись. Благодарение Богу за эти таблетки, хотя она и не любит принимать их. Хвала Господу за… Кайла. Он примчался в ответ на мольбы о помощи и поддержал ее.

Мэган села в кровати, провела рукой по спутанным волосам, расстроенная, что ее слабость увидел малознакомый человек. Она никогда себе этого не позволяла, иногда скрывала свою боль даже от Пенни. Она не хотела выглядеть неудачницей, хотя в душе именно такой и считала себя. Разве Ник не повторял ей это бессчетное количество раз? «Ты мечтательница, Мэг, а мечтатели никогда ничего не достигают в жизни… Благодари свою счастливую звезду, что у тебя есть друзья».

Чувствуя, что готова заплакать, Мэган тихо чертыхнулась и отбросила в сторону одеяло. Ей нужно встать. Она должна посмотреть, оставил ли Кайл записку, записку с упреком, что ему было неприятно покидать кровать в середине ночи, чтобы сыграть роль Рыцаря в сияющих доспехах.

Как только она подумала об этом, дверь распахнулась и появился он, правда скорее походивший на гуляку-пирата, чем на рыцаря из снов. Щетина, которую она заметила накануне, стала гуще, но в игривых светло-карих глазах полыхал золотой огонь, придающий ему очень.., сексуальный вид.

Мэган стало жарко от желания. Темные глаза беспомощно распахнулись, а сердце застучало тяжело и медленно.

Он прислонился к дверному косяку, держа на весу чашку кофе. С греховной улыбкой на губах, которая могла бы заставить и монашку забыть о данных Богу обетах, он разглядывал свою подопечную, словно собирался проглотить ее на завтрак.

Надо же! Мэган почувствовала, что летит в пропасть.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Надеюсь, вы не намеревались улизнуть куда-нибудь, не обратившись ко мне за помощью?

— Если честно, я не думала, что вы все еще тут. Мэган виновато опустила глаза, чтобы не видеть этого очаровательного пирата, так сильно взволновавшего ее. Не мешало бы вспомнить, что ситуация довольно пикантная. Они наедине в спальне, и она, Мэган, временно недееспособна.

— Вы думали, что я оставлю вас в таком состоянии? — Кайл оттолкнулся от косяка и прошел в комнату.

Поглаживая чашку пальцами, мужчина опустился на кровать рядом с девушкой.

Жар охватил Мэган. Как они отличаются: его упругие, обтянутые джинсами бедра и ее прикрытое халатом немощное тело. Больная нога несколько усохла, но физиотерапия и нагрузки помогут ее восстановить. Рядом с таким большим, пышущим здоровьем мужчиной она выглядит невероятно хрупкой.

У Кайла, высокого, крепкого, наверняка больше силы в мизинце, чем во всем ее теле. Она не станет отрицать, что чувствует непреодолимое желание окунуться в золотистый мед его глаз, и по его напрягшимся скулам она видела, что он охвачен тем же порывом.

— Я не имела права звонить вам в середине ночи. Я не.., не знаю, что на меня нашло. — Мэган отважилась поднять на него глаза.

— Вы поступили правильно, что позвонили мне, сказал тихо Кайл. Он приподнял прядь ее длинных темных волос и медленно накрутил на пальцы. Волосы, похожие на шелк, были мягкими и легкими.

Прекрасная брюнетка вызывала в нем физическое томление, которое едва ли могла бы вызвать другая женщина. Мышцы на бронзовых скулах дернулись, тигриные глаза сверкнули. Кайл боролся с собой, со своим безрассудным вторым "я".

— Как ваша нога? Все еще болит?

Ему было стыдно за свое вожделение, за то, что он забыл о здоровье Мэган. Кайл отпустил ее волосы, намеренно увеличив дистанцию между ними. Сейчас было необходимо держаться от нее на расстоянии. Меньше всего ему хотелось ее напугать.

— В данный момент нет. Я как раз собиралась выяснить, смогу ли стоять на ней.

Он увидел мелькнувшее в ее глазах сожаление, и тут же сознание того, что она тоже хочет его, заставило кровь забурлить.

— Тогда позвольте помочь вам.

Кайл вскочил и бросился к туалетному столику, чтобы поставить чашку. Его взгляд случайно упал на фотографию в серебряной рамке: Мэган и стройная блондинка, обе радостные, сияющие, словно ничто в мире не может разрушить их счастье.

Кайл не мог отвести глаза от Мэган, той Мэган на фотографии. Она была в коротких белых шортах, не скрывавших красивых стройных длинных ног, и в розовом открытом топе, так мало прикрывавшем восхитительные формы, что у любого мужчины захватило бы дух от одного взгляда на нее. Мэган выглядела восходящей звездой кино или моделью со страниц «Плейбоя». Ее, безусловно, привлекательная подружка бледнела на фоне столь роскошной особы. Оторвавшись от фотографии, Кайл заметил, что лицо Мэган сияет счастьем и радостью, а в глазах нет привычной печали.

— Она сделана до начала учебы, — тихо заметила Мэган. — Мы с Пенни провели неделю на Тенерифе, перед колледжем. Пенни занималась модой и дизайном, а я живописью. Наши лучшие деньки.., отвечаешь только за себя. Думаю, тогда я была по-настоящему свободна. Ни обязательств, ни парней, ничего, что может нарушить покой.

Робкая улыбка коснулась нежных губ, но в следующий момент хрупкие плечи поникли. Ему пришлось подавить порыв бежать разыскивать ее муженька, чтобы устроить ему хорошую взбучку. Он хотел бы снова увидеть девушку с фотографии, еще не познавшую горечь отношений с этим кретином, который принес ей одни страдания.

— Мне не хотелось бы отрывать вас от дел.

— Вы меня не отрываете. — Он тут же очутился рядом, заботливо поддерживая ее, когда она попыталась встать на ноги. — Полегче. Не нужно спешить. Можете опустить ногу на пол? — Его голос звучал хрипло и отстранение. Находиться от нее в миллиметре и не позволить себе более близкого контакта — о, на это требуется огромная сила воли.

Когда нога коснулась ковра, Мэган почувствовала, что пот струится по спине, шее, плечам. Она так молилась, чтобы не было боли. И, о чудо, боль исчезла. Закусив губу, она попыталась расслабиться и чуть больше опереться на ногу. Невероятно, боли нет. Девушка повернула голову и улыбнулась с таким восторгом, что его сердце защемило.

— Все в порядке. — Она сияла, как маленькая девочка, которой пообещали подарить щенка.

— Может, вам лучше попробовать пройтись? бодро прозвучал его голос.

И тут же ее улыбка исчезла, а в темных глазах появилась тревога. Он был готов убить себя за несдержанность. Продолжая поддерживать девушку под руку, Кайл автоматически перенес большую часть ее веса на себя.

Мэган сделала один шаг, затем другой. Вроде бы, получается достаточно хорошо. Девушка в душе произносила хвалу Богу. Угроза третьей операции немного отдалилась.

— Думаю, я могу справиться сама. — Она ждала, что он уберет свою руку, и когда он этого не сделал, вдруг ужаснулась, увидев, что облачена в ночную рубашку, не умыта и не причесана. Даже Пенни редко видела свою подругу в столь неприглядном виде.

— Вам часто бывает так плохо, как вчера? — напрямую спросил Кайл.

Мэган отвела взгляд в сторону. Эти любопытные тигриные глаза смущали ее, и слова давались ей нелегко.

— Прошлой ночью.., было особенно плохо. Да, иногда боли бывают очень сильными.

— Разве нельзя было сделать что-нибудь еще?

— Вы имеете в виду, помимо болеутоляющих таблеток? Хирург-ортопед, который оперировал меня, сказал, что кости срослись не совсем удачно.

И если не будет улучшений, то, возможно, мне придется делать третью операцию. Но я не могу даже думать об этом, потому что, во-первых, ужасно ожидать еще одно хирургическое вмешательство и, во-вторых, я больше не хочу оказаться без работы.

Мэган представила себе лицо Линдси, когда она заявит ей о хирургической процедуре, уже не говоря о шестинедельном отпуске по больничному листу.

— Есть проблемы? — Кайл крепко держал Мэган под руку, давая понять, что не отпустит ее без ответа.

Свободной рукой девушка заправила темные волосы за ухо.

— Не совсем проблемы. Начальник не любит отпускать меня с работы.

— Он знает, что произошло с вашей ногой?

— Она. В общих чертах, она знает о моем неудачном падении. — Мэган почувствовала, как ее щеки коснулось теплое дыхание Кайла, и попыталась спрятать глаза.

— Вам сейчас не следует работать. Совершенно очевидно, что вы еще не поправились. Что говорит доктор?

— То же самое, что и вы. Однако я не хочу рисковать хорошими отношениями на работе. Вам не надо беспокоиться.

— Проклятье, миледи, мы ведем не праздный разговор! — Самоконтроль был утерян, Кайл притянул девушку к себе и впился ртом в ее губы.

У Мэган даже не было времени на протест.

Чувства, как знойный летний ветер, подхватили ее.

Она уперлась в твердую, как гранитная стена, грудь Кайла, его руки крепко, почти грубо обхватили девичью талию, бедра плотно прижались к бедрам, не оставляя сомнений в силе его желания.

Его поцелуй был таким жадным, что голова у Мэган закружилась.

Подавляемые желания прорвались наружу, и на чувственный, почти животный жар откликнулась каждая клеточка ее тела. За все долгие трудные годы замужества, да и в юности, она никогда не знала такого сильного возбуждения.

Внезапно Кайл оторвался от ее губ, выругался и прижал голову девушки к груди, поглаживая взлохмаченные волосы. Она слышала гулкий набат его сердца, ощущала теплую силу мускулов, которые словно говорили, что могут дать ей защиту от любых неприятностей.

— Мэган…

Голос был не похож на его собственный, он звучал хрипло и неотчетливо, нотки хладнокровия и уверенности исчезли.

— Да?

Чувственный мужской запах и тесная близость двух тел будоражили ее. Она провела рукой по его спине, проворные пальцы нащупали углубление ниже талии и мягко массировали поясницу сквозь тонкую ткань футболки.

Кайл замер на мгновение, чтобы унять бешеный ритм сердца. Одним лишь жестом эта женщина внесла путаницу в его мысли.

— У вас нога болит, и я не хочу пользоваться своим преимуществом.

Мэган подняла голову, ее бездонные темные глаза заглянули ему прямо в душу.

— Знаю. Но вы и не пользуетесь преимуществом. Мне.., мне это нравится. — Она неохотно высвободилась из его объятий и медленно захромала к ванной. Подойдя к двери, обернулась. Пальцы нервно сжимали ворот ночной рубашки. — Вы можете идти. Сегодня суббота, и вас, должно быть, ждет масса дел.

— Вы в этом уверены? — Черные брови Кайла в изумлении взметнулись вверх.

У Мэган внутри все замерло. Этот мужчина с породистым лицом, взъерошенными волосами, мускулистым торсом и упругими бедрами выглядел превосходно даже после тревожной бессонной ночи. Такие мужчины знают, как доставить удовольствие женщине.

Разве сейчас ей не нужна ласка? Черт, зачем она уходит? Впрочем, к чему заводить новые отношения? Постой, а кто сказал, что Кайл хочет начать с ней какие-то отношения, помимо профессиональных? Электрические разряды, вспыхивающие между ними, еще не значат, что Кайл намерен завести серьезный роман.

— Очень мило, что вы приехали ночью, по мне бы не хотелось отнимать у вас время.

— Вы сделали это?

— Что? — Мэган проследила за его взглядом и увидела маленький пейзаж в простой коричневой раме, висящий на стене над кроватью — тот самый, который она купила в парке.

Он молча хмурил брови, разглядывая морской пейзаж.

— Это не моя работа. Нет.

— Хорошо. Картина ужасна.

Мэган была не согласна с ним.

— Нет, это не так. Она мне нравится.

— Ужасна, — повторил он, — и это еще лестная характеристика. Здесь нет души. Она выглядит как грошовая копия с плаката. — Кайл повернул голову и пристально посмотрел на девушку. — Надеюсь, ваши собственные вкусы гораздо выше.

— Вы же не критикуете себя? — Мэган почувствовала легкую обиду. Она вспомнила девушку с носом пуговкой, написавшую этот морской пейзаж, которая мокла под дождем, пытаясь продать прохожим свое произведение. Тогда Мэган испытала к ней сочувствие и жалость.

— Только когда это не касается живописи. Я всегда говорю то, что думаю. Если вы собираетесь стать настоящим художником, то должны научиться воспринимать критику достойно, так же как и похвалу.

— Я знаю. — Кайл думает, что она не способна воспринимать суждения других людей? Откуда ему знать, что после десяти лет супружества с Ником она настоящий мастер в этом?

— Я не собирался ранить ваши чувства. —.Его голос снизился до шепота, золотой огонь глаз пожирал ее, вызывая болезненное томление в груди и делая конечности почти пластилиновыми.

— А вы и не ранили. Простите, но мне необходимо умыться и одеться.

— Идите, примите душ. Когда будете готовы, приходите на кухню, я приготовлю нам завтрак. В холодильнике есть еда?

— Думаю, продуктов там хватает. Впрочем, не ожидала, что вы — кулинар.

Мэган вспомнила безупречно чистую кухню в его доме. Она и понятия не имела, умеет он готовить или нет. Человек пришел на помощь по первому звонку, и она не собирается выискивать недостатки в его характере. Он играл роль Рыцаря в сияющих доспехах безупречно, даже остался до утра, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, и это ей следовало накормить его завтраком.

— Милая девушка, вы еще много чего не знаете обо мне. Дайте время.

И Кайл вышел из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Мэган приняла душ, завернулась в мягкое белое махровое полотенце и высушила волосы феном. Обычно она не пользовалась этим прибором, но мысль о том, что кто-то орудует на кухне Пенни без ведома хозяйки, заставляла ее спешить.

Она еще раз посмотрела на картину, очаровавшую ее и вызвавшую недовольство Кайла. Может, пейзаж не так прекрасен, как показалось вначале?

Опять ее волнуют суждения посторонних людей. Она купила картину потому, что ей нравилось море. Возможно, пейзаж и не шедевр живописи, но это сентиментальный порыв души.

Раздался громкий стук в дверь. Она продолжала неподвижно сидеть, затем дрожащим голосом выкрикнула:

— В чем дело?

— Завтрак будет на столе через пять минут, — послышался резкий ответ.

— Прекрасно. Спасибо, я почти готова. Осталось только одеться.

— Моя помощь требуется? — хрипло спросил Кайл.

— Нет. У меня все.., хорошо. — Она слегка запнулась, поймав в зеркале свой затравленный взгляд.

Мэган была похожа на испуганную лань. Когда дело касалось мужчин, она становилась робкой.

Неудивительно, что Ник считал ее слабой. Однако не стоит думать о бывшем муже, когда за дверью тебя ждет самый сексуальный мужчина в мире.

Отбросив в сторону мысль о своей привычной одежде — джинсах и свитере, Мэган бросилась к комоду в поисках шелкового топа без рукавов, который Пенни привезла ей из Гонконга. Кофточка удобная, стильная, приятно ласкает тело. Обычно Мэган избегала откровенной одежды, однако после сегодняшней ночи отважилась надеть ее.

К красному топу она подобрала длинную красно-коричневую юбку с маленькими золотистыми лилиями. Мэган слегка коснулась век тенями, а на губы нанесла темно-красный блеск. На дворе стояла поздняя весна, но было невероятно тепло, почти как летом. И, направляясь к кухне, Мэган уговаривала себя, что оделась по сезону: в джинсах и свитере было бы слишком жарко.

В ноздри ей ударил запах яичницы с беконом.

Когда Кайл предложил приготовить завтрак, она представила себе чашку хлопьев и тосты с мармеладом. Но горячий завтрак?.. Кажется, ее спаситель — настоящий фокусник.

Кайл распахнул оба окна, проветривая кухню. На столе по обе стороны от бело-голубых тарелок были разложены вилки и ножи. Кайл с повязанным вокруг бедер фартуком стоял посередине кухни с лопаткой наготове. Он выглядел как заправский повар.

Мэган огляделась. Кухня выглядела так же безупречно, как и всегда. Оказывается, он не просто умел готовить, но и соблюдал чистоту и порядок.

За все годы супружества ее муж даже яйца не мог сварить, не то что приготовить целый завтрак. Какие еще сюрпризы ждут ее впереди?

— Хотите есть? — спросил Кайл, не поворачивая головы.

Желудок девушки заурчал в ответ. Прошло так много времени с тех пор, как Мэган заставила себя пообедать: тарелка постного овощного супа и две булочки.

— Умираю от голода, — честно призналась она, никогда не могла противиться яичнице с беконом.

Мужчина оглянулся, положил лопатку и медленно вытер руки о фартук. От плиты воздух в комнате нагрелся, но через несколько секунд ей стало еще жарче: огонь в тигриных глазах Кайла почти испепелил ее.

— А я больше не испытываю голода, но если и есть голод, то он иного свойства… — Кайл медленно растягивал слова.

Нежные щеки Мэган вспыхнули. Она отвела глаза и скрестила руки на груди, подчеркнув свои формы. Смелый вызов. Его можно было истолковать как маленькую женскую хитрость, чтобы сильнее подогреть его интерес. Он именно так и воспринял ее жест. Мэган готова была провалиться на месте.

— Вам не кажется, что вы забываетесь? О, я несу околесицу. Забудьте. — Тяжелой поступью она прошла мимо него и включила электрический чайник. Она злилась на себя, ее движения стали неуклюжими, нервными, лицо пылало. Девушка достала с полки изящные чашки и блюдца, предназначенные для особых случаев.

— Мэган?

Она замерла. Затем скользнула по нему взглядом. Его правильные черты лица обозначились сейчас четче и ярче, и он смотрел на нее так, словно забыл о завтраке и думал.., совсем о другом.

— Да? — Неужели это дребезжание было ее голосом?

— Кажется, у меня проблемы с давлением…

— О! Серьезно? — Мэган тут же засуетилась.

— С того момента, как вы вошли, облаченная в столь дивные одежды. — Кайл издал тяжкий вздох и покачал головой. Ее замешательство доставляло ему огромное удовольствие.

Господи, с тревогой подумала Мэган, она всегда попадается на удочку. Когда Всевышний раздавал мозги, она наверняка оказалась в очереди последней. У нее никогда не находилось достойного ответа, чтобы осадить наглеца.

— Очень интересно, — вот и весь ответ. Затем она развернулась и пересекла комнату со всем достоинством, на которое только была способна, что, впрочем, сильно затрудняла ее хромота.

Кайл смотрел на эту стройную гибкую спину, осиную талию и соблазнительные бедра…

В мгновение ока в его уме всплыло видение: она, обнаженная, стоит спиной к нему, опершись о спинку стула, одной рукой приподнимая вверх роскошную массу блестящих черных волос, солнечный свет струится через окно…

Кайл был очарован и возбужден. Он должен нарисовать ее, и даже больше, он должен соблазнить ее…

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В парке, куда они отправились на этюды, царила весна. Прелестные желтые и фиолетовые крокусы мелькали в сочной зелени травы, буйно цвели колокольчики, качая изящными головками в такт теплому ветерку. Они сели в тени огромного дуба — древнего стража природы, и Мэган не удержалась от того, чтобы не сорвать несколько цветков.

Кайл захватил из дома все для рисования. Девушка взяла в руки карандаш и покатала его, наслаждаясь давно забытыми ощущениями. Прикосновение всегда значило для нее многое. Фактура бумаги, ощущение глины между пальцами, ручка ребенка в ее ладони. Прикосновение способно открыть целый мир, нужно научиться ценить его.

Она взглянула на Кайла. Вытянув длинные ноги, мужчина прислонился спиной к крепкому стволу дерева и сидел неподвижно, закрыв глаза. Казалось, эти двое слились в единое целое.

От такого причудливого видения Мэган громко вздохнула.

— В чем дело, мисс Бренд? Не знаете, что делать, или этот легкий звук — всего лишь уловка, чтобы привлечь мое внимание?

— Я просто думала… — Она вспыхнула, обиженная его подозрениями. Возможно, она и хотела привлечь его внимание, но совсем чуть-чуть.

— Личные соображения или собираетесь поделиться ими?

— Я просто думала, какие же здесь удивительные деревья.

Кайл подобрал с травы трость, которую Мэган часто брала с собой. Он тщательно изучал трещинки и выпуклости на дереве, его взгляд упал на рунические символы.

— Если не ошибаюсь, трость из тиса, — задумчиво проговорил он.

Мэган просияла: ей было приятно убедиться в его таланте.

— Она сделана белым магом по имени Дасти Миллер. Он вырезал ее специально для меня.

— Дасти Миллер?

— Он белый маг.., из семьи белых магов, язычников. Полагаю, вы слышали о них. Они помогают природе, окружающей среде.

— Так вы интересуетесь магией? — Кайл провел большим пальцем по вырезанным знакам и, улыбаясь, взглянул в лучистые глаза Мэган…

Сегодня она выглядела иначе. Длинные черные волосы откинуты за плечи, красная кофточка и юбка в стиле хиппи, изящные обнаженные руки образ безмятежно-тихий. Только Кайл знал, что впечатление обманчиво. За открытой, почти детской улыбкой таится океан боли и страдания.

Лишь мысль о потере сестры Иветт, погибшей в ужасной автомобильной катастрофе, может сравниться с ее…

— Это добрая магия, — бросила она, осторожно снимая травинку со своей сандалии. — Все совершается в единении с природой. Руническая запись сделана для защиты, так что, используя эту палку, я буду спасена.

Она боится? Кайл аккуратно положил трость.

— Может, изобразите несколько деревьев? мягко предложил он. — Или для начала одно. Мужчина поднялся на ноги, сделал несколько шагов в сторону, засунул руки в карманы и посмотрел на свою ученицу.

Во рту у Мэган пересохло. Перед прогулкой он сменил одежду и быстро побрился. Его янтарные глаза выглядели немного сонными — ничего удивительного после прошлой ночи, но породистое красивое лицо излучало агрессивную чувственность.

Каждый раз, смотря на него, она находила его новым, другим и от этого казалась себе школьницей, ожидающей первого поцелуя с мальчиком своей мечты.

— А чем вы собираетесь заняться? — робко поинтересовалась она и, заметив его взгляд, инстинктивно прикрыла рукой вырез кофты.

Он усмехнулся и кивнул на группу мальчишек, пинающих мяч.

— Поиграю немного в футбол, если примут в команду.

— Превосходно. Идите и наслаждайтесь.

— Милая девушка, если бы я хотел наслаждаться по-настоящему, я бы остался и смотрел на вас весь день, но это бы отвлекало вас, поэтому я ухожу. Не теряйте времени даром.., а кстати, какие планы у вас на вечер?

Вопрос растрогал ее и слегка заинтриговал.

— У меня нет никаких планов, — честно призналась она.

Его напряжение ослабло.

— Прекрасно. Договорим позже, а теперь рисуйте дерево. Покажите мне, на что вы способны.

Мэган сидела неподвижно, наблюдая, как он идет сквозь высокую траву к мальчишкам, играющим в футбол. Она была охвачена таким страстным желанием, что не могла пошевелить и пальцем. Сидеть бы вот так всю жизнь и любоваться его прекрасным атлетическим телом. Мальчишки с радостью приняли Кайла в игру, и секунды не прошло, а он уже гнал мяч к воротам, как заправский нападающий, вызывая крики восторгов у своей команды…

Казалось, ему все дается легко. Интересно, в любви он тоже мастак? Мэган содрогнулась. Разве ее это касается? Она ничего не может ему предложить. Ничего, кроме любви и страсти к искусству, единственной страсти, которую они могут разделить. Все остальное лишь ее фантазии. И рано или поздно грубая реальность поднимет свою уродливую голову, и она останется одна перед лицом своего физического уродства. Она плохая подруга такому мужчине.

Оторвавшись от своих грустных мыслей, Мэган приказала себе взять карандаш и начать рисовать. Нужно показать Кайлу свое серьезное отношение к рисованию. Она не верит в легкий путь, хоть он и упомянул о таланте. Ее прежние навыки слегка поблекли, их надо отточить, и чем быстрее она возьмется за работу, тем лучше.

Поглощенная рисованием, Мэган редко смотрела туда, где играли в мяч, но каждый раз, убедившись, что ему весело, с удовлетворением опускала взгляд. Полуденное солнце пригревало голую спину и плечи, и было радостно ощущать себя спокойной и умиротворенной.

— Как дела?

Мэган подняла глаза и обнаружила, что Кайл стоит рядом. Разгоряченный игрой, он прерывисто дышал, и бисеринки пота блестели над бровями.

— Хорошо.., надеюсь. — Мэган робко загородила рукой рисунок.

— Давайте посмотрим. — Он присел около нее и взял альбом с ее колен.

Глубокое волнение нахлынуло на него, как только он увидел изображение огромного дуба. Он редко встречался с таким сырым, но таким естественным талантом. Даже его лучшие студенты ей в подметки не годились. И если учесть, что Мэган не касалась кисти десять лет!..

Чтобы охарактеризовать это изображение магического старого дерева одним словом, он выбрал бы прилагательное «величественный». Не только потому, что ей удалось передать физическое воплощение дерева, но и потому, что девушка сумела передать его важность и значительность… А это нелегко ложится на бумагу. Уж он-то знает. Казалось, у нее есть уникальное чутье. Картина, написанная в его студии, не была счастливой случайностью, хотя такая мысль закрадывалась в его сознание. Какой мощности талант попал ему в руки!

Откуда рождаются идеи в этой светлой голове?

Вернув рисунок, Кайл подтянул колени к груди и обхватил их руками.

— Вы говорите, что не рисовали десять лет?

— Только редкие эскизы для себя. — Мэган пожала плечами, словно речь шла о чем-то незначительном.

— Вы сохранили эскизы?

— Нет. Я.., я выбросила их.

Избегая его проницательных глаз, Мэган благоговейно отложила рисунок в сторону на траву. Откинув длинные волосы, она уставилась вдаль.

Мальчишки все еще гоняли в футбол, а на скамье, прижавшись друг к другу, сидела парочка — молодая женщина хихикала, откусывая яблоко одновременно со своим другом, и ничто в мире не заботило их.

Мэган не хотела говорить правду о том, что случилось с ее эскизами, но почти тут же, по его распрямившимся плечам, она поняла, что он догадывается о причинах.

— Вы выбросили их? Зачем?

— Ник не желал, чтобы они хранились в доме.

— Вы шутите? Я уже понял, что ваш муж — неудачный вариант, но он вдобавок еще и идиот.

— Он ревновал. Он не хотел, чтобы у меня были другие интересы, помимо дома.., помимо него. Я пыталась спрятать эскизы в гардеробе, но он их обнаружил и разорвал на кусочки в припадке ярости.

На последнем слове ее голос сорвался, и она замотала головой, стараясь отогнать от себя мрачные воспоминания.

— Так, — пренебрежительно начал Кайл, — если бы у вас была хоть капля здравого смысла…

— Что я могла сделать?

— А как насчет того, что он столкнул вас с лестницы?

— Что?

— Вы заявили в полицию?

Не сумев увернуться от обвинительного приговора его глаз, девушка отчаянно затрясла головой — Мне не хотелось впутывать полицию. Они не любят семейные разборки. Кроме того, Ник был в шоке, когда осознал, что он натворил, совсем обезумел.

Она мельком взглянула на Кайла. Было понятно, что он не верит ни единому слову.

— Он был в ужасе, когда увидел, что со мной.

Ник умолял никому не говорить. Только Пенни знала, что произошло. Я просила Ника позвонить ей, он даже не в состоянии был вызвать «скорую помощь». Думаю, Ник испугался возможных последствий. Если бы правда выплыла наружу — это конец карьере. К счастью, Пенни сразу же примчалась и сделала все, что надо.

Мэган запнулась, вырвала из земли травинку и тупо уставилась в одну точку. Как объяснить свое поведение человеку, не пережившему столь ужасного с события, которое опустошает вас, уничтожает все, во что вы верили? Надежда, любовь, доверие, не считая достоинства и самоуважения, все было раздавлено в одном припадке злобы.

Его тело застыло и не двигалось.

— Он причинял вам вред до той ночи? Физический, я имею в виду?

— В основном его жестокость была нравственного характера. — Мэган снова посмотрела вдаль.

Она казалась потерянной и испуганной девочкой.

Кайл не знал, что делать. Он проклинал себя за то, что начал этот разговор, мысль, что мужчина разорвал ее работы да еще издевался над беспомощной женщиной морально и физически, была невыносимой. Однако ему необходимо знать все, что произошло с ней. Он должен знать, что довелось пережить бедняжке, тогда, может быть, он найдет способ, как помочь ей…

— Итак, когда он ушел? Когда вы находились в больнице? — тихо спросил Кайл.

Внезапно подул холодный ветер, поднимая вверх пряди ее волос.

— Я долго лежала в больнице, а когда выписалась, он еще жил в нашем доме и Клэр, моя бывшая подруга, переехала к нему. Я была потрясена и не могла думать о юридической стороне вопроса. Решила временно остановиться у Пенни, всего на пару недель. Думала, получу свою долю от продажи дома и куплю себе маленькое жилье, но дело.., осложнилось. Ник позаботился, чтобы дом был записан на его имя. Через две недели после переезда к Пенни я получила извещение от поверенного Ника, что дом продается.

— Вы владели домом в равных долях? — Кайл посмотрел на нее с недоверием.

Мэган с трудом сглотнула.

— С самого начала в документах значилось имя Ника. Я никогда не давила на него с требованием оформить на меня половину дома. Наверно, это звучит наивно, но, когда я выходила замуж, я.., я действительно думала, что наш брак — на всю жизнь.

Проходили минуты, а Кайл не мог ни двигаться, ни говорить. Неужели он считает меня глупой? — с замиранием сердца думала девушка. В отношениях с Ником она всегда и во всем была дурой, и на свете нет критика более сурового, чем она сама.

— А как к случившемуся отнеслись ваши родители?

Мэган прикрыла глаза и вздохнула.

— Отец ушел, когда мне исполнилось два года, а мама снова вышла замуж и эмигрировала в Австралию. Мы не общаемся.

Начался дождь, сначала мелкий и теплый, затем налетел ветерок, и косые нити соединили землю с небом. Не поднимая глаз на своего собеседника, Мэган собрала альбом, карандаши, затем начала подниматься. Жилы на ноге пульсировали, трудно было выглядеть изящной с такой травмой.

— Позвольте мне помочь. — Кайл уже стоял наготове, одной рукой он подхватил трость, а другой обнял девушку за талию.

— Я могу справиться сама.

Но он не обратил внимания на ее слова.

— Нам нужно домой. Ваша одежда не совсем подходит для прогулок под ливнем. — Вот и все, что сказал Кайл. Он сунул ее палку под мышку и, прежде чем она смогла сопротивляться, поднял ее на руки и понес, словно пушинку.

Кайл шел твердым шагом сквозь густую траву вниз по извилистой тропинке к стоянке машин, его дыхание щекотало ей щеку, а сильные руки прижимали легкое тело к груди. Прохожие, спешащие по домам, с любопытством оглядывались, но Кайл игнорировал их взгляды.

Он усадил Мэган в роскошный кремовый салон своего седана. Мэган была в панике. Ей нравился дождь, но гроза была для нее настоящим ужасом. Стоило раздаться первым раскатам грома, а на небе появиться зигзагу молнии, как она уже сидела под столом и усердно молилась.

Кайл опустился на водительское сиденье, и Мэган отважилась поднять на него глаза.

Она видела, как он разъярен. Если бы он не спросил об эскизах, если бы не дождь, они бы остались в парке, дружески вели беседу, а возможно, даже стали бы… А теперь доброй атмосферы как не бывало, и все по ее вине.

— Замерзли?

Кайл завел машину, включил обогрев и мельком взглянул на нее. В светло-карих глазах мелькнула озабоченность. Он видел не только нежный профиль, но и влажный красный топ, предательски облепивший гибкое тело.

Обжигающий жар сковал его бедра. Боже милостивый! О чем еще он может думать, как не о вожделении, когда она сидит рядом, такая прекрасная, с влажными глазами лани, самая желанная женщина на свете? Теперь красный цвет будет у него ассоциироваться с Мэган, потому что нет в мире девушки, которой он шел бы больше.

Он нормальный здоровый мужчина с обычными желаниями, инстинктами, как любой другой.

Он хочет помочь ей, Господь свидетель, но сначала… Ему необходимо заглушить зов плоти и вновь обрести над собой контроль. Кайл ерзал па сиденье весь путь, сопротивляясь наплыву внезапной ярости и желанию выругаться вслух.

Припадок страха не проходил. Куда мы едем? думала Мэган, вглядываясь в незнакомые улицы.

Она была ошеломлена, когда они завернули на Ноттинг-Хилл. Так он не завезет ее домой! Тонкие пальцы вцепились в альбом, лежащий на коленях.

Кайл остановил машину в нескольких шагах от собственного дома.

— Я не знала, что мы собираемся вернуться сюда. — Ее губы еле двигались.

— Вы же сказали, что у вас нет планов на вечер. Он заглушил мотор и повернулся к своей пассажирке. Внезапно Мэган увидела необузданную животную мощь в этом человеке. Энергию и страсть.

Что-то недосказанное сквозило в хрипловатом голосе, в том, как он смотрел на нее. Золотистые глаза бросали ей вызов. Мэган отвернулась. Что между ними произойдет.., если она решится?

Взгляд карих глаз скользнул вниз по его напрягшемуся телу, и во рту у Мэган пересохло, когда она узрела его столь очевидное желание.

— Я.., я знаю, я сказала, но…

— Но ничего. — Кайл поспешно открыл дверцу и помог ей выбраться из машины. — Мы пройдем в дом, другого ответа я не принимаю.

И вот уже Мэган в гостиной. В душе она ругала себя, что не настояла на том, чтобы он отвез ее домой. Вопрос, почему он хочет, чтобы она осталась, тревожил ее. Единственная очевидная причина пугала. Физическая близость вызывала столько споров в ее браке, что сейчас ей не хотелось даже думать об этом.

Бывший муж издевался над ней, говорил о ее безразличии и вялости в постели.

— Могила и та теплее. От трупа можно получить больше ласки, — с отвращением высказывался он.

После таких разговоров она убедила себя в том, что не способна доставить удовольствие мужчине.

Ее взгляд упал на стеклянную вазочку с фрезиями. И она вспомнила, как удивилась, заметив эти цветы, когда приехала сюда с Кайлом перед прогулкой. Ее любимые цветы — фрезии. Как трогательно, что сильный, самодостаточный человек тоже любит их.

Кайл прошел в комнату и осторожно поставил трость у стены, затем провел рукой по волнистым волосам и указал на ее одежду.

— Лучше скинуть мокрые вещи, пока вы не подцепили пневмонию. Идите в ванную.

Когда он отвернулся, Мэган быстро потерла руки и плечи.

— Я.., я в порядке. Они высохнут через некоторое время.

Кайл обернулся.

— Что, черт возьми, с вами происходит?

— Что вы имеете в виду? — Глаза Мэган округлились, сердце бешено выбивало чечетку, она старалась понять его внезапную враждебность.

— Я не ваш бывший муж и вовсе неплохой парень, Мэган. Я хочу помочь вам, но могу сделать это при условии, что вы не будете закрывать от меня свою душу.

Мэган рассматривала предметы, избегая встречаться с ним глазами: занимательные эстампы на стенах, выпуклости и выбоины дубового паркета под ногами. Она чувствовала обволакивающую ее со всех сторон доброту. Человеческая доброта всегда расслабляет, настороженность улетучивается.

— Я не умею с достоинством принимать помощь, но ценю ее. Правда. Вы уже сделали для меня так много, когда дали возможность рисовать.

Если позволите, я воспользуюсь вашим телефоном и вызову такси…

— А если я не хочу, чтобы вы уходили?

Он скрестил руки на груди, его бицепсы отливали бронзой под короткими рукавами футболки, тело напряглось, а глаза, не отрываясь от ее глаз, миллиметр за миллиметром сжигали дистанцию между ними. Мэган попыталась сделать глубокий вдох и не смогла, вместо этого прижала холодную дрожащую руку к груди, словно таким образом силясь остановить бешеный стук сердца.

— Вы имеете в виду… — Она не могла закончить предложение, ноги ее внезапно ослабли, словно кто-то через соломинку высосал из нее все силы.

— Я прошу вас провести со мной ночь, Мэган. Я не могу выразиться яснее.

— Это невозможно.

— О? — Его губы недоверчиво искривились, смущая девушку еще больше. — Могу я поинтересоваться почему?

— Потому.., потому, что я не знаю, как удовлетворить мужчину.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Его ответный смех был невероятно чувственным и.., каким-то греховным. Имей Мэган хоть каплю здравого смысла, она уже спасалась бы бегством, иначе как с достоинством выдержать испытание?

— Ни на секунду не поверю этому. А как насчет вас, Мэган? Любой мужчина может удовлетворить вас?

О, эти долгие тусклые десять лет… Она молчала. Ей казалось, что она стремительно падает в облако, тонет в горячих золотистых глазах мужчины, который умеет вызывать плотские желания… одним взглядом.

— Я не.., я имею в виду.., я бы хотела воспользоваться вашей ванной. Можно? — Она сделала несколько неуверенных шагов в его сторону, про себя проклиная хромоту, которая лишала ее величия и достоинства.

Разве Кайл способен желать ее? Такой мужчина, как он, может обладать любой женщиной. Он настоящий клад, и это касается не только глаз, великолепного тела, ума и таланта, но и отменного здоровья. Зачем ему тратить время на Мэган? Что она может предложить ему, кроме искалеченного тела и надломленной души?

Мгновение назад она горела в огне его взгляда, а сейчас тряслась от холода, желая снова обрести тепло, уют и спокойствие.., и только это.

— Конечно. Я покажу вам, где она.

Перед тем как она закрыла за собой дверь стильной одноцветной ванной с витающим в воздухе запахом мыла и туалетной воды, Кайл остановил ее:

— Секундочку. Вам нужна сухая одежда.

Его взгляд скользнул по фигуре Мэган, желание было замаскировано так плохо, что девушка едва не задохнулась от нахлынувшего смущения.

Однако меньше чем через секунду он вышел из комнаты и чары разрушились.

Он вернулся очень быстро, неся в руках серую футболку и черные спортивные брюки, глаза, все такие же страстные, теперь таили в себе некую отрешенность.

Мэган взяла одежду, поблагодарила и осторожно закрыла дверь.

Все, о чем она была в состоянии думать, так это о предложении провести с ним ночь. Ничего не казалось таким соблазнительным и одновременно ужасающим. Мэган, сжав руками виски, на мгновение закрыла глаза.

Когда она открыла их снова, то увидела на стене прекрасную акварель. Роскошная молодая женщина выходила из старомодной крошечной ванны, светлые волосы в художественном беспорядке обрамляли лицо, полотенце свободно обвивало тело.

В картине было нечто чувственное, эротичное, и Мэган почти ощутила себя человеком, получающим удовлетворение от созерцания интимных сцен.

Кто нарисовал столь дивную картину? Кайл? Кто эта прекрасная молодая натурщица? Любовница?

Вероятно, та самая, которая принесла ему коробку конфет «Турецкий восторг»? Но где она сейчас?

Ревность внезапно пронзила сердце, словно острый шип. Почему жизнь такая сложная штука?

Но стоит ли мучиться оттого, что кто-то, да хотя бы эта молодая натурщица, может раздеться, заняться любовью, а потом позировать собственному любовнику? Ладно, это лишь догадки. Может, вовсе не Кайл рисовал картину.., впрочем, сопротивляться ревности бесполезно.

Но зато какая радость быть свободной и рисовать когда захочешь! Разве не об этом она мечтала, не говоря уж об одной греховной ночи с мужчиной, который приехал спасать ее по первому зову? С тем самым мужчиной, который нес ее на руках, прижимая к груди, сквозь дождь и ненастье, будто для него женщина, метавшаяся бессонной ночью в постели и корчившаяся от боли, так много значила.

А что, если сердце полюбит по-настоящему?

Все имеет свою цену. И она уже щедро заплатила за то, чтобы быть с Ником. Сделайте выбор и измените будущее. Изменить будущее сейчас казалось ей отчаянным риском, особенно учитывая прошлое.

Единственным мужчиной в ее жизни был Ник, а он обзывал ее фригидной ледышкой. Когда ты слышишь такие слова слишком часто, начинаешь верить им…

— Мэган! С вами все в порядке? — раздался из-за двери взволнованный голос.

Мэган выпрямилась, машинально отбросила волосы за плечи и попыталась придать своему голосу спокойный тон.

— Со мной все хорошо. Выхожу через минуту.

— Я буду на кухне, приготовлю кофе. Приходите туда.

— Прекрасно. — Мэган ощущала себя новым приобретением для гарема шейха, который в первый раз пригласил ее пройти на свою половину.

Она знала, что нужно поторопиться, досушить волосы, снять холодную сырую одежду и облачиться в теплые вещи, предложенные Кайлом, но не могла. Она сидела, охваченная приступом страха. Как он отнесется к тому, что двадцативосьмилетняя женщина, побывавшая в браке, ведет себя словно девственница перед первым интимным свиданием? Наверняка он встречался с более раскрепощенными женщинами.

Мэган бросила косой взгляд в сторону огромного зеркала и едва узнала себя: огромные влажные глаза лани светились страхом и желанием.

Господи, сколько времени прошло, когда она в последний раз испытывала желание? Остались лишь смутные воспоминания.

Будет ли с ней хорошо такому мужчине, как Кайл? Ответ напрашивается сам собою — «нет».

Она физически разбита. Зачем же такому мужчине впутываться в неприятности? Нельзя взваливать на него свои проблемы, — решила Мэган. Она закончит сушить волосы, оденется и спокойно скажет ему, что отклоняет его предложение остаться на ночь. Кайл поймет. Такой мужчина, как он, возможно, пожмет плечами, отметит про себя причуды судьбы и смирится. В мире найдется много женщин, которые пожелают его утешить.

— Привет.

Кайл обернулся, услышав ее голос. Он резал перец для омлета, по радио играла приятная музыка.., классика.., что-то из Шуберта. При одном взгляде на Мэган, утопающую в безразмерной футболке и спортивных брюках, все разумные мысли вылетели из его головы.

Он резко опустил нож на кухонную доску, взял полотенце, чтобы вытереть руки, а затем небрежно бросил его на стол.

Одежда на девушке болталась свободно, но то, что под ней скрывалось, было слишком женственным, чтобы Кайл мог оставаться равнодушным.

Неудивительно, что у Мэган нет бюстгальтера, его и не полагается носить под сексуальным легким топом. И теперь ее полные груди, дерзко обтянутые тонкой материей, вызывают в нем страстное желание при одном лишь взгляде на них.

— Сейчас лучше?

— Наконец-то обсохла.

Девушка неуверенно двинулась к нему. Глаза настороженные, жесты неловкие. Она подтянула вверх штаны, слишком длинные и широкие для нее. Приоткрылись лодыжки, и Кайл не смог удержать оценивающую улыбку.

— Вы сексуальны.

— Я не пыталась.., выглядеть сексуальной. — Голос Мэган снизился до шепота, все ее внимание сосредоточилось на физическом желании, горевшем в светло-карих манящих глазах Кайла. Ответ на его вопрос, проведет она с ним эту ночь или нет, стал несущественным. С таким же успехом можно спросить, а нужно ли дышать. Конечно, да.

— Милая.., вам не нужно стараться выглядеть сексуально.., вы уже такая.

Кайл протянул руки вперед, и не успела она опомниться, как была прижата к его груди. Ничего вокруг уже не существовало, лишь магнетический аромат его туалетной воды.

О господи, мне это нужно… Мэган таяла, словно снег от весеннего солнца, когда его руки скользили вокруг ее талии, опускаясь все ниже. Он нашел ее губы и впился в них, требуя ответа. Каждая клеточка Мэган отозвалась на его призыв. Казалось, два тела внезапно расплавились и влились друг в друга, и не было видно, где заканчивается он и начинается она.

Нежные женские губы утонули в этом поцелуе желания и чувственности. Горячая волна накатила на Мэган с такой яростью, что она чуть не задохнулась. Ее язык вступил в древний танец с его языком. Издав слабый стон, она выгнулась дугой в сильных мужских руках, восторгаясь его возбуждением.

С гортанным хрипом он оторвался от милых губ, и сердце Мэган замерло. Кайл взял ее лицо в ладони, прожигая взглядом насквозь. Щека, покрытая легкой щетиной, подрагивала — явный признак потери самоконтроля…

— Я должен быть уверен, что ты хочешь этого. Его сердце бешено стучало, он не отрывал взгляда от бархатных глаз, понимая, что потерялся в них навсегда.

Каждая черточка ее прелестного личика собрала в себе целый мир. Густые темные ресницы, лежавшие на фарфоровых щеках, прямой аккуратный носик, манящие губы, влажные и припухшие от поцелуя… Его опоили, околдовали, дверь в реальный мир захлопнулась, а он остался бродить по закоулкам волшебства, запертый здесь на сто лет или больше.

Кайл стал пленником по собственной воле. Его губы еще не утратили вкус ее губ, а желание уже накатило снова, более сильное, более острое… Он может любить ее без остановки, без отдыха, и одно сознание этого придает ему сил.

Он видел, как ее губы зашевелились, и звуки оформились в слова, от которых заныл каждый его нерв.

— Я хочу, — прошептала она.

Кайл поднял девушку на руки и понес ее в спальню.

Мэган вдруг обнаружила, что лежит на большой кровати, и увидела, как Кайл направился к окну, чтобы опустить жалюзи.

Ее глаза следили за ним с диким голодом. Она и сама не знала, что способна на такое. Он неторопливо возвращался к кровати, умышленно нагнетая напряжение между ними, — так натягивают тетиву.

Кайл снял рубашку и легким движением отбросил ее в сторону. Затем осторожно коснулся ее ног и потянулся к груди.

Все было похоже на зигзаг молнии. Мэган закусила губы, когда желание и вожделение смешались в крови и разразились ударом в тысячу вольт… Ее бедра изогнулись навстречу ему, девушка закрыла глаза и тяжело застонала. Ее карие глаза снова открылись, чтобы убедиться, что он наблюдает за ней с той же животной страстью.

— Сними одежду.

Разум, идеи, мысли вдруг оказались по другую сторону жизни. Все, что она осознавала, — это дикий медовый жар, бегущий по венам, подобный приступу лихорадки.

Трясущимися пальцами она пыталась выполнить приказ и спять с себя футболку. Она смотрела па плоский накачанный живот, на упругие бедра, на темную полоску черных завитков, сбегавшую по груди вниз, и понимала, что не может пошевелиться.

— Позволь, я помогу.

Меньше чем за секунду он снял с Мэган футболку и небрежно бросил ее на пол. Его и без того горячий взгляд стал ярче при виде полных округлых грудей. Роскошные волосы спадали ей на плечи как темный экзотический водопад. Она была прекраснее, чем он себе представлял. Его тело заныло, и единственной панацеей от этого была Мэган.

Он громко застонал и стал ласкать ее груди.

Сдерживая крик, Мэган приподняла бедра.

— Пожалуйста…

Кайл одним движением сорвал с нее брюки.

Затем он уничтожил и последний барьер на пути к их соединению. Ее зрачки расширились от шока, мышцы напряглись, а руки вцепились ему в плечи, словно он последняя соломинка в бушующем море.

— Кайл!

Услышав свое имя, он стянул с себя джинсы и белье.

Они слились воедино, на мгновение замерли, глаза Мэган наполнились неожиданными слезами, давно подавляемые эмоции хлынули изнутри.

Кайл начал двигаться быстрее, энергичнее. Мэган в отчаянии нащупала его плечи и потянула его голову к себе для поцелуя.

Она издавала отчаянные стоны — смешение страсти и желания, — и тут настал момент взрыва звезд.

Мускусный запах их тел ударил ей в нос, тело Кайла замерло над ней.

— Все хорошо, — прошептала девушка, слезы текли по щекам, темные глаза покрылись поволокой. — Не останавливайся.

— Дорогая, я не смог бы, даже если бы захотел.

Едва прозвучало последнее слово, как он рванулся вперед, и она почувствовала влажный жар, перетекающий в ее тело, затем услышала победный клич, спонтанно сорвавшийся с его губ.

Мэган не открывала глаз — ей нужно было время, чтобы осознать всю глубину и мощь того, что ей довелось сейчас испытать.

— С тобой все в порядке? Я не причинил тебе боль? Не думал, что в первый раз все произойдет так быстро. — Кайл робко усмехнулся в темноте, стараясь не терять чувства юмора даже в такой момент.

— Все в порядке. Все было.., славно.

— Славно? — Кайл затряс головой с гневным рычанием. В бледном свете, пробивающемся сквозь жалюзи, его золотистые глаза горели новым вожделением. — Дорогая, я мужчина, ведущий активный сексуальный образ жизни, и я бы никогда не подумал, что это можно определить словом «славно». Тебе придется заплатить за столь легкомысленное определение.

— Заплатить? Как?

Он тут же схватил ее за талию и усадил к себе на бедра. От удивления девушка взвизгнула. Она очутилась наверху и беспомощно смотрела вниз на его дразнящую чувственную улыбку. Едва длинные волосы коснулись черных завитков на его груди, как кровь в ее жилах превратилась в горячую патоку.

— Милая дама, я надеюсь, что ваш запас жизненных сил соответствует моему, потому что эффект, который вы производите на меня, требует не размыкать наши объятия всю ночь.

— Это.., возможно?

— Ты бросаешь мне вызов?

Интуитивно он угадал в ней страсть. В первый раз все случилось слишком стремительно, но Кайл успел понять, как она подходит ему. В ней тоже была некая свирепая жажда любви и обладания.

Мэган почувствовала, что Кайл заполнил ее до краев, ей вдруг показалось, что она умирает от удовольствия. Если то, что между ними происходило, и есть подлинная любовь, тогда их жизнь с Ником можно назвать бледной и жалкой имитацией.

Мэган внезапно осознала, что все обвинения бывшего мужа — это жестокая ложь обиженного человека. Жадно отвечая на ласки желанного мужчины, она понимала теперь, что в ней нет ничего фригидного, холодного. Все это время она ждала своего мужчину, который однажды должен был прийти и пробудить в ней страсть, — она ждала Кайла.

Мэган наклонила голову и посмотрела на своего любовника огромными блестящими глазами.

— Как твое полное имя? — прошептала она, когда его руки ласкали ее грудь.

— Какое, черт возьми, это имеет значение? прорычал он и опрокинул девушку на спину. Он поднял ее руки над головой и утопил их в шелковой подушке, теперь его взгляд мог свободно любоваться нагими прелестями. — Больно? — хрипло спросил он.

— Нога, ты имеешь в виду? — Мэган подвигала бедром, мысленно блокируя приступ боли, который не заставил себя ждать. — Нет, — ответила она, скривив губы.

Она не хотела разрушать это очарование. Зачем думать о физическом недуге, когда она ждала этого особенного чувственного ощущения всю свою жизнь!

— Со мной все прекрасно. Разве я выгляжу иначе? — смело добавила она, и кокетливая ямочка появилась на щеке.

— Милая, ты меня поражаешь. Человек должен долго блуждать впотьмах, прежде чем ему доведется найти что-нибудь такое же красивое, как ты. — И он снова окунулся в любовь, заставляя Мэган забыть горькие мысли.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кайл зарылся головой в прохладную шелковую подушку, желая продлить минуты между сном и явью, лениво вытянул руку позади себя, как кот, разминающий затекшие лапы после долгого сна.

Его пальцы нащупали пустоту, и он подпрыгнул на постели. Мечты о сне стремительно испарились.

Никаких признаков Мэган. Его серая футболка и спортивные брюки, которые были разбросаны по полу во время любовных утех, теперь лежали аккуратно сложенные на тумбочке около кровати.

Где она, черт возьми? Не могла же она уйти, не сказав ему ни слова? Ни одна женщина не уходила от него таким образом — ни одна, которая побывала в его объятиях.

Выругавшись, Кайл поспешно схватил шелковые трусы и натянул их. Он дернул вверх жалюзи и зажмурился от яркого утреннего света. Внезапно мускусный запах любви коснулся его ноздрей, вызывая новый приступ возбуждения.

Кайл нашел джинсы, натянул их и направился к двери. В кухне она все убрала. Помолотый им перец был аккуратно ссыпан в керамическую плошку.

Итак, они провели вечер и ночь в постели, а она ушла легко, будто они были незнакомцами, всего лишь обменявшимися парочкой вежливых слов.

Разочарование и неистовство грызли его.

Они заснули в объятиях друг друга, пресыщенные любовью и сморенные усталостью! И это ничего не значит? Кайл задремал, вдыхая аромат кокосового шампуня и чувствуя под пальцами ее атласную кожу и пленительные формы. Ни слова не было сказано, что она собирается уйти так рано, иначе он бы пустил в ход все свое обаяние, чтобы убедить ее остаться.

Теперь, стоя посреди безупречно чистой кухни, Кайл ощущал себя кораблем без якоря. Он желал ее так сильно, как один человек может желать другого, — всем сердцем, душой, умом.., а не только телом. Мысли о ней наполняли его болью.

Проклятие! Нужно пойти и объясниться. Кайл дал себе слово, что весь день они проведут в студии за работой, как бы он ни хотел ее. Кайл продемонстрирует ей, насколько он заинтересован в ее художественной карьере. Это — дело чести. Такой талант нельзя расходовать по пустякам, и он должен открыть перед ней все тонкости, все премудрости искусства.

Но сначала ему необходимо найти ее. Кайл бросился в гардеробную за одеждой, а затем направился в душ.

Тяжелый аромат одеколона Ника Бренда плыл в гостиной Пенни, словно стойкий запах пота в мужской раздевалке после футбольного матча.

Каждый раз, когда она вдыхала этот запах, желудок сокращался и переворачивался, как гимнаст на трапеции. При одном взгляде на этого мужчину, фамильярно расположившегося на кушетке в чужом доме, всплыли неприятные воспоминания.

Ник Бренд выглядел уверенным в своем стильном сдержанном костюме.., и немного постаревшим. Легкая седина на висках, прическа, как всегда, отличается изысканностью. Ник никогда не скупился на парикмахера. Неудивительно, что он разлегся на диванных подушках как у себя дома, словно он король, а все окружающие его — плебеи.

Ничего не изменилось. Он продолжает думать, что он лучше других.

Мэган старалась не показывать своего страха.

Его светлые глаза излучали тепло, но Мэган по горькому опыту знала, что это впечатление обманчиво. На среднем пальце левой руки мерцало обручальное кольцо, то самое, которое они когда-то купили вместе с Мэган.

Какого черта? Зачем он продолжает носить его? В какие игры он играет? Развод состоялся год назад, и с той жизнью покончено. Зачем он пришел без предупреждения? У него должны быть причины для этого, но какие? Она едва не упала, когда, вернувшись от Кайла, увидела его у дверей.

Впрочем, времени на обдумывание не было.

Ладно, сейчас все выяснится. Ее руки заметно дрожали, когда она передавала ему кружку с кофе.

Она сама по глупости предложила ему горячий напиток. Конечно, в их жизни произошли крутые перемены, но это не повод быть негостеприимной.

Другие женщины вытолкали бы его вон и захлопнули бы дверь, но Мэган не хватило храбрости. В присутствии Ника она становилась напуганной девочкой и презирала себя за это.

— Спасибо, милая. Из всех моих знакомых ты лучше всех варишь кофе.

От этого легкого комплимента Мэган затошнило. Она переплела пальцы рук, собираясь с духом.

Она хорошо помнила слова Кайла, что выбор остается за ней.

— Ты же пришел сюда не затем, чтобы отвешивать комплименты. — Она подняла вверх подбородок, ее глаза метнулись к двери, будто указывая ему путь. — Я ожидаю друга, поэтому скажи, что тебе надо, и уходи.

Ложь далась Мэган с трудом, но пришлось обратиться к такому приему самозащиты. Ей следует быть начеку. Пенни появится только к вечеру, а Кайл… Кайл…

Сердце сладко заныло при воспоминании о мужчине, в чьих страстных, сильных объятиях она провела ночь. Что он подумает, когда проснется и увидит, что она ушла? Разозлится? Захочет ли он разговаривать с ней снова?

Она была ошеломлена, когда, проснувшись в его кровати, вспомнила, как несдержанно и безрассудно себя вела. Они даже не подумали о контрацепции. Что, если она забеременеет? Не будь глупой, Мэган. Это невозможно, вспомни слова доктора «не дано». В то утро она только и думала, как бы быстрее исчезнуть из его дома, чтобы не увидеть смущения и сожаления на его лице.

— Мне нравится говорить тебе комплименты, мягко заявил Ник, лениво скрещивая ноги.

Он бесцеремонно разглядывал ее. Она ненавидела этот чувственный блеск в его глазах — и порадовалась, что сменила красный топ на старый уютный желтоватый свитер, видавший лучшие времена.

— Не стоит! — Голос Мэган дрожал от гнева. Неожиданно все благие намерения не показывать слабость перед этим человеком растаяли, и снова боль и отчаяние охватили ее. Он не имел права появляться в квартире Пенни, пугая ее своими высокомерными комплиментами и тонкими намеками на дружбу. Она хочет, чтобы он ушел и больше никогда не возникал в ее жизни.

Мэган машинально поглаживала юбку.

— Теперь мы в разводе, Ник, и я не обязана выслушивать тебя. Ты, кажется, ушел к моей подруге, помнишь?

— Должно быть, я сошел с ума.

Ник поднялся с кушетки, поставил кружку на столик рядом с маленьким деревянным Буддой и задумчиво посмотрел на нее.

Мэган почувствовала, как ее спина покрывается испариной. Настойчивый запах одеколона щекотал ей ноздри, и, как магнитное поле, вокруг него распространялась аура угрозы. О чем она только думала, позволив ему войти?

— Ник, я не знаю, что ты хочешь предложить, но…

— Должно быть, я нуждался в сильных ощущениях, раз увлекся такой неврастеничкой, как Клэр.

У нее нет ничего общего с тобой, Мэган. Знаешь, я даже называю ее твоим именем, когда мы занимаемся любовью.

— Я не желаю этого знать, и я не твоя жена!

Дрожащей рукой Мэган заправила волосы за уши. Ник пил? Она принюхалась и уловила стойкий запах виски. Господи, на дворе утро, а он уже пьян. Почему она раньше не обратила на это внимания? Где были ее глаза? Где здравый смысл?

Когда Ник пьян, он становится непредсказуемым.

В ту ночь, когда он толкнул ее с лестницы, он тоже пил. Если бы не алкоголь, он подумал бы дважды, прежде чем совершать такое безрассудство…

— Тебе лучше уйти, Ник. — Мэган изумилась собственной смелости. Она увидела, как он откинул назад голову и засмеялся, словно она рассказала анекдот. Кровь в ее жилах застыла от ужаса: Боже, как он уродлив, уродлив и опасен.

— Не глупи, дорогая. Я никуда не уйду, пока мы не обсудим наше маленькое дельце.

— Я прошу тебя уйти. Нет, я приказываю тебе уйти! Я не хочу слышать ни о каких делах, маленьких или больших! — Мэган подошла к двери и открыла ее, сердце готово было выскочить наружу. Прошу. — «Господи, — молила она, — пусть он уйдет, заставь его уйти, и я клянусь никогда, никогда не совершать таких глупых поступков снова…»

— Разве я плохо с тобой обращаюсь, Мэг? — Ник нетерпеливо провел рукой по своим напомаженным волосам, его светлые глаза перебегали с одного предмета на другой, затем возвращались к Мэган, словно он сам не мог уловить собственные мысли.

Девушка замерла от удивления: никогда она не видела его таким несобранным.

— Ты единственная женщина, которая когда-либо действительно понимала меня. Все другие только требовать умеют. Все такие черствые, холодные, включая Клэр. Понимаешь, она ушла от меня! Я идиот, что отпустил тебя, Мэг. Дай мне еще один шанс. Вот о чем я хотел поговорить.

— Еще один шанс? — Девушка почувствовала, как предательски задрожала нижняя губа и слеза покатилась вниз по щеке. — Ты с ума сошел?

Лицо его окаменело, и злость предательски блеснула в глазах. Рука Мэган вцепилась в металлическую дверную ручку.

— Я не хотел толкать тебя с лестницы, но в этом частично и твоя вина, — раздраженно заявил он, выпячивая вперед челюсть.

Мэган слизнула соленую капельку с губы, мысленно заклиная свои конечности не трястись. И, словно специально, острая боль прострелила ногу, будто девушка напоролась на раскаленный прут.

— Моя вина? Ты оставил меня инвалидом на всю оставшуюся жизнь, Ник. Моя вина? Уж не я ли сама упала с лестницы? Или я туго соображаю, или ты шутишь!

— Иногда ты можешь быть настоящей сукой, Мэган… Я должен преподать тебе урок, — не очень отчетливо произнес он и угрожающе двинулся к ней.

В панике Мэган выскользнула за дверь и захлопнула ее за собой. С бьющимся сердцем девушка перешагивала со ступеньки на ступеньку. С каждым шагом ногу обжигало словно огнем, а голова раскалывалась от страха.

Она услышала летящие вдогонку проклятия, мужчина с треском распахнул дверь и бросился за своей жертвой. Мэган вцепилась в перила. Единственное спасение — входная дверь. Чудом она достигла ее раньше Ника, пальцы нащупали щеколду.

И вдруг она уловила несвежее дыхание Ника, почувствовала, как тяжелая рука больно сжала ее плечо.

— Что, черт побери, происходит?

Мэган решила, что Ник собирается убить ее, но в следующую секунду он был прижат к кирпичной стене, его лицо болезненно исказилось. Какой-то мужчина крепко держал его за лацканы и гневно смотрел на него.

— Кайл!

Он взглянул на нее: девушка растирала руку, за которую так крепко схватился Ник. От облегчения у нее даже голова закружилась!

— Он тебя ударил? — Кайл еще раз взглянул на нее и напрягся от ярости. Он увидел ужас в глазах любимой, щеки ее были бледны, а волосы спутались. Ему не требовался ответ.

Он повернулся к бледному, покрытому испариной грузному мужчине. Это какое-то недоразумение, а не мужчина.

— Обычно я сначала действую, а потом думаю, но сегодня вам повезло, иначе вас уже везли бы в больницу.

В доказательство своих слов Кайл тряхнул Ника и с ненавистью посмотрел ему в глаза. Неприятный, тяжелый запах алкоголя заставил его поморщиться.

— Значит, это вы бывший муж с дурной репутацией. Так?

Ник выругался. Мэган тяжело прислонилась к дверному косяку — ее бил озноб.

— Это не твое собачье дело. Убери от меня свои грязные руки. И не мни мой дорогой костюм.

— Да что ты?

Мэган увидела, как дрогнула щека Кайла, и машинально отвернулась. Хорошо, если Ник отделается лишь мятым костюмом. Гнев, исходивший от Кайла, был таким явным, что любой, даже самый безрассудный человек не рискнул бы связаться с ним.

— Иди в дом, Мэган.

Слова прозвучали как приказ.

— Отпусти его, Кайл. Он пьян.

Он медленно повернул голову, и внутри Мэган все замерло, даже лед показался бы теплее.

— Я сказал, иди в дом.., и не выходи!

С жалостью взглянув на бывшего мужа, Мэган подчинилась. Ник взрослый мужчина и может сам постоять за себя. А если нет, то все претензии тоже только к себе. Внезапно силы покинули ее.

Прошло целых пятнадцать минут, прежде чем Кайл появился. И все эти пятнадцать минут Мэган беспокойно расхаживала по комнате, растирая болевшую ногу. Она прислушивалась к каждому шороху, стараясь уловить звуки борьбы, и частенько поглядывала на телефон на случай, если придется звонить в полицию.

Когда Кайл появился, выражение его лица можно было сравнить с надвигающейся грозой. Мэган чуть не упала в обморок. Слава богу, никаких повреждений. Он выглядел мощным и сильным, и казалось, что от него исходят электрические разряды. Черная кожаная куртка и темные джинсы делали его похожим на ангела мести.

— Ты в порядке? — Его глаза властно смотрели на нее.

Мэган кивнула и уставилась на ковер, пелена слез размыла очертания предметов. Он не должен смотреть на нее так. Ей становилось дурно от мысли, что Ник мог что-то сделать с ним. Но она думала и о Нике — не лежит ли он где-нибудь, истекая кровью. И дело здесь не в душевном благородстве — она бы не хотела доставлять Кайлу проблемы.

— Он в норме, — откликнулся Кайл, будто читая ее мысли. — Если ты об этом беспокоишься. Я даже пальцем его не тронул. Не пришлось. — Его челюсти сжались от усилия сохранить спокойствие.

Мэган подняла голову и увидела в золотистых глазах негодование.

— Мы немного поговорили, Ник и я. Он больше не побеспокоит тебя. Если приблизится ближе чем на десять футов, то окажется в больнице.

Но вместо утешения его слова вызвали в ней вспышку возмущения.

— Вот, значит, как вы, мужчины, улаживаете дела? Угрозами и насилием?

Брови мужчины взметнулись вверх от удивления.

— Он счастливчик, что отделался простыми угрозами. Если бы я пошел на поводу у своих инстинктов, то преподал бы ему хороший урок.

— И все было бы в порядке? — Пальцы крепко сжали твердую спинку кресла.

— Ты не поняла. — Кайл холодно взглянул на Мэган. — Но, проклятье, мне было бы приятно сознавать, что я наказал мерзавца, искалечившего твою жизнь.

Мэган вдруг ощутила, что из нее высосали все жизненные соки. Она обошла кресло кругом и осторожно села. Последняя фраза вернула ее к жестокой реальности. Ник действительно мог убить ее. В бессознательной злобе он уже изувечил Мэган. И сегодня только Кайл помешал ему расправиться с ней.

— Кажется, у тебя вошло в привычку спасать меня. — Взглянув на Кайла, девушка попыталась улыбнуться, но губы не слушались, и улыбка исчезла, едва появившись.

— Почему ты ушла сегодня утром? — Его голос охрип. Кайл медленно прошел мимо кресла, глядя на нее с раздражением.

— Я не знала, как относиться к тому, что случилось между.., между нами, — искренне призналась девушка, еле сдерживая дрожь.

Кайл сел на корточки у ее ног.

— Почему Ник оказался здесь?

Он стал гладить ее колени, и Мэган почувствовала, что его горячая ладонь словно прожигает ткань.

— Я не хочу говорить о Нике. — У нее внезапно захватило дух, когда Кайл опустил голову ей на колени и начал водить руками вдоль бедер.

— Тебе не следует оставаться с ним наедине.

Никогда.

— Я знаю. — Она судорожно вздохнула, когда его рука скользнула под юбку и погладила ногу.

— Слишком много одежды. — Он поднял голову и призывно улыбнулся. — Ты всегда носишь слишком много одежды, Мэган. И я хочу когда-нибудь увидеть, как ты будешь скидывать одну вещь за другой. Вот так.

Она сначала даже не поняла, как его пальцы добрались до бедер, настолько его греховная улыбка заворожила ее. Вдруг резким движением он сдернул с нее трусики и отбросил их в сторону.

— Кайл!.. — Бессознательно она погрузила пальцы в его взлохмаченные густые волосы, страсть охватила ее, а он целовал и целовал мягкие, нежные бедра возлюбленной. — О господи… — закричала Мэган, когда его губы коснулись ужасных шрамов на колене. — Пожалуйста, не надо.

— Я хочу, чтобы ты ничего не прятала от меня, возразил он и оттолкнул сопротивляющуюся руку. Ты само совершенство.

Слезы затуманили ей глаза, горло горело, и было тяжело глотать. Их взгляды встретились, слились и растаяли друг в друге.

— Я хочу быть с тобой, — хрипла сказал Кайл.

— Я тоже.

Секунда, и она уже лежала на полу, перед ней маячили белый потолок и терракотовая тень кресла. Предметы поплыли, закачались и слились в одну розу на потолке, когда Кайл овладел ею.

В голове Мэган что-то взорвалось, ее мышцы, словно канаты, нежно и крепко обхватили его, а он проникал все глубже и глубже с неукротимой яростью. Его глаза прикрылись от сладострастного восторга. Слезы хлынули у нее из глаз. Кайл слизнул их языком.

Когда, вложив в последний поцелуй всю страсть и нежность, он оторвался от нее, Мэган поняла, что просто умрет без этого дикого наслаждения: она должна испытывать его всю оставшуюся жизнь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кайл стоял в дверях летнего домика и наслаждался прекрасным зрелищем: Мэган рисовала, хрупкая фигура рассеивалась в лучах солнечного света, падающего через окно. Кисть в ее руке уверенно скользила по поверхности холста. Кайл никогда не видел ее такой прекрасной, выражение лица было почти блаженным, и яркий свет сиял вокруг.

Кайлу захотелось перенести эту сцену на холст.

Он стоял и просто смотрел на нее, молчаливо признавая, что может провести так остаток жизни.

Она надела одну из его рабочих рубашек, всю в разноцветных пятнах. Полы немыслимого одеяния почти касались колен. Его рубашка никогда не казалась ему столь привлекательной, пока она не оказалась на Мэган.

Сегодня он не давал ей заданий, а предоставил право выбора, и она забыла о его существовании.

В Кайле проснулась ревность: уж не потревожить ли ее?

Внезапно она обвела комнату взглядом и увидела Кайла. Его как током ударило, он выпрямился, потрясенный силой своих чувств, и заговорил:

— Не хотел тревожить тебя, но я приготовил ланч. — Он улыбнулся и шагнул в прохладную студию. Жизнь казалась ему совершенной, чего еще желать?

Эта мысль удивила его. Он не мог припомнить, когда в последний раз чувствовал себя таким жизнерадостным и взволнованным. Он не смог бы назвать другую женщину, заставившую его испытать такие чувства. Что-то подсказывало ему, что их отношения с Мэган — земля неизведанная.

— Тунец и жареные макароны с салатом. Ты голодна?

Мэган не знала, что ответить. Она утратила способность говорить. Когда она обернулась и увидела Кайла в дверях, у нее просто ноги подкосились. Видеть его, проводить с ним время стало обязательной и радостной частью жизни, каждая клеточка ее тела пела ему гимн: его мужскому началу, грациозной походке, улыбке, которая кажется самой сексуальной в мире, его энергии, затрагивающей душу и сердце.

— Ты настоящий мастер на кухне. Когда я впервые увидела твою безупречно чистую кухню, то подумала, что все сделано напоказ, а оказалось, ты по-настоящему умеешь готовить.

Кайл улыбнулся.

— Мамина заслуга. — Он пожал плечами, светло-карие глаза лукаво сверкнули. — Она твердо уверена, что настоящий мужчина должен уметь готовить. В каком-то смысле кулинария похожа на живопись. Ты берешь нужные ингредиенты или цвета, смешиваешь и создаешь красоту.

Мэган не удержалась от вздоха.

— В твоих устах это звучит так.., просто и легко.

— Так и должно быть, но я не говорю, что все просто. Иногда созидание может быть сущей пыткой. — Кайл медленно пошел к ней, мускулы играли под черным свитером, на красивом лице застыло задумчивое выражение. — Иногда самая трудная вещь — четко представить картину у себя в голове и перенести изображение на полотно. В этом процессе ты живешь и умираешь.

Девушка поняла его. С ней происходили похожие вещи. Бывали времена, когда карандаш или кисть парили по холсту свободно, как мечта, но иногда казалось, легче на Эверест забраться без альпинистского снаряжения. Тогда сомнения и неуверенность воцарялись в душе. Жестокий голосок в голове обзывал ее самонадеянной дурой, решившей заработать живописью себе на жизнь. Все долгие годы жизни с Ником она лелеяла мечты, что ей под силу это совершить. Они никогда не исчезали, даже в самые ужасные времена.

Мысль о Нике и связанных с ним страшных событиях стерла улыбку с ее лица. Зачем он пришел и пугал ее? Она не была готова к встрече с ним, была такой.., такой робкой, жалкой. Неудивительно, что он обращался с ней как с рабыней.

Негодование охватило Мэган, когда она подсчитала, сколько лет он уничтожал ее гордость и самоуважение. Как она могла допустить это? Чувство возмущения сдавило ей горло.

Кайл подошел сзади и обнял ее за талию. Он почувствовал, как сжались, а потом расслабились ее мышцы, как крупная дрожь охватила тело, такое пленительное, такое женственное, и запах ванили окутал его словно кружевом.

Черт, он не может находиться в одной комнате с этой женщиной и оставаться спокойным, но как прекрасно стоять позади нее, ощущать ее тело.., и как ужасно знать о ее глубокой душевной ране!..

Ник Бренд еще счастливчик, что отделался предупреждением. Ради Мэган Кайл не полез в драку, только ради Мэган. Если бы не она, он бы показал этому мерзавцу, что он думает о человеке, который толкает свою жену с лестницы, а затем продолжает истязать ее.

— Не расстраивайся. — Он поднял густую массу волос и поцеловал горячий затылок.

— Я не расстраиваюсь. — Девушка запрокинула голову, прижалась к крепкой груди, словно вбирая в себя его силу. И ей захотелось навсегда оставаться в этих надежных объятиях.., всю жизнь. — Жаль, что ты увидел, как низко пал Ник. Я бы этого не хотела.

— Я не понимаю, как ты могла прожить с ним девять лет. Почему так долго?

— Страх. Мне было страшно. Мне казалось, что я смогу справиться с ситуацией. Глупо, конечно. Я думала, что Ник не посмотрит в сторону другой женщины и перестанет пить. Я думала, он поймет, что может быть счастлив со мной.

— Ну, свой шанс он уже упустил, милая. Не обольщайся на его счет. Этот человек — глупец, и его проигрыш — мой выигрыш. — Его руки передвинулись вверх, к ее груди.

Поясницу охватил жар. Ее тело еще болело от предыдущих любовных игр, и было удивительно, что она снова хочет его, и так неистово, что едва способна соображать.

— Я думала, мы собираемся обедать. — Она повернулась к нему, и, когда увидела темные от вожделения глаза, ее ладони стали влажными.

— Ты предпочтешь еду? — пробормотал Кайл.

— Любому телу требуется пища. — Жар стал невыносимым. Мэган не находила в себе сил, чтобы оттолкнуть Кайла. Она положила тонкую кисть на полочку под мольбертом и опустила руки вниз, стараясь сдержать дрожь.

Как бы сильно ни ждала она близости, она должна сохранить дистанцию между ними. Ей нужно подумать; Она не может позволить своей жизни течь произвольно, как водопад. Это уже было. Теперь ей следует взять себя в руки и поразмыслить, что делать дальше.

— Интересно, у великих мастеров тоже есть проблемы со своими протеже? — сострил Кайл.

— Я твоя протеже?

— Муза, протеже, колдунья.., какая разница. Я только знаю, что ты наложила на меня заклятье.

Ты опьяняешь меня, Мэган, как прекрасный коньяк. — Он печально улыбнулся.

— Ты делаешь такие шикарные комплименты всем своим клиенткам?

Мэган бросила на возлюбленного ревнивый взгляд, ее волосы растрепались, щеки пламенели в ожидании ответа. Кайл молчал. Мэган сжала кулаки, струйка пота медленно потекла вниз по спине.

Она завидует каждой его знакомой, ревнует и страдает при мысли, что у него могут быть близкие отношения с другими женщинами.

Господи, да она даже не знала, что способна на такие чувства. Ник изменял ей, но тогда страдали ее уязвленное самолюбие и гордость. Мэган никогда не ревновала его к другим женщинам, даже к Клэр. Она обезумела тогда только потому, что близкая подруга предала ее.

— Выражайся яснее, Мэган. — Кайл в задумчивости сложил руки на груди.

— Я.., я просто хочу быть уверена, что я.., что ты не…

— Что у меня нет привычки спать со всеми своими подопечными, стучавшими в мою дверь?

Фраза прозвучала грубо и пошло, и он прав, что разозлился на нее. Мэган машинально схватилась за воротник, лицо покрылось красными пятнами.

— Я разборчив в связях, Мэган. Конечно, монахом я никогда не был, но не вступаю в отношения с кем попало. Теперь твое любопытство утолено, и мы можем пойти поесть. Что скажешь?

Кайл развернулся и пошел к двери — спина прямая, напряжение в плечах.

Мэган глубоко вздохнула, стараясь совладать с внезапным раздражением.

— Я не поняла. Как я могу быть с тобой в каких-то отношениях, если даже не знаю твоего имени?

Ее голос зазвенел, и Кайл остановился на полпути. Ожидая бурю негодования, Мэган растерялась и сникла, увидев злую улыбку на его губах.

— Ты знаешь мое имя.

— Я имею в виду полное имя с фамилией.

— Разве это так важно? Тебе нужно только одно имя, чтобы звать меня, когда мы занимаемся любовью.

Девушка остановилась, открыв рот.

— Мне.., мне просто хотелось знать. Почему ты не можешь сказать? Как-то глупо не знать…

Она вспомнила визитную карточку, которую Пенни стащила у миссис Кериши, подписанную таинственным «КХ», и удивилась, что и теперь знает о нем не больше, чем тогда, в то время как ее жизнь — открытая книга.

— По крайней мере ты знаешь, что между нами существуют отношения, а не мимолетная связь, сказал он тихо. — Моя фамилия Хитнер. Кайл Хитнер. Полегчало?

Неизвестно почему, но это имя прозвучало для нее настоящим набатом.

— Ты обиделся? Я не знала, что это секрет. Мэган нахмурилась, заинтригованная его уклончивостью.

— Не большой секрет. Это просто имя. Другие вещи откроют тебе больше. Пойдем есть.

Он исчез за дверью, шаги тихо прозвучали по садовой дорожке, и только тогда Мэган очнулась и заставила себя двинуться вперед.

Она печатала длинное, сложное и весьма скучное письмо одному из руководителей банка в Манхэттене, на которого Линдси отчаянно пыталась произвести впечатление, когда зазвонил телефон.

Безучастно глядя на экран компьютера, Мэган машинально сняла трубку и вздохнула.

Она думала о картине, которую начала у Кайла в студии. Ей хотелось применить технику, предложенную им, и руки чесались от нетерпения схватить кисть и погрузиться в живопись. Вот бы очутиться сейчас в другом месте, подальше от этого прохладного безликого офиса, который стал еще ненавистнее после встречи с Кайлом! Раньше она только догадывалась, что теряет здесь драгоценное время, теперь знала наверняка. На сто процентов. Он указал ей путь, долгожданный и настоящий.

Возбуждение захлестнуло ее, когда она заговорила в трубку:

— Мэган Бренд. Чем могу помочь?

— О, я думаю, по меньшей мере тысяча способов наберется, а возможно, больше.

При звуках чувственного голоса Мэган растаяла. Утром, собираясь на работу, она решила нарушить традиции и оставила волосы распущенными.

Теперь, когда внезапный огонь охватил тело, она перекинула их на одно плечо.

— Тебе не следует говорить со мной подобным образом, когда я в офисе, — сделала выговор девушка и вытянула шею, чтобы посмотреть, слушают ли телефон ее коллеги. Слава богу, нет.

Казалось, за перегородками все заняты своей работой. Слышалось мягкое жужжание компьютеров. Молчаливое противостояние человеческих мозгов и электронных машин накалило атмосферу.

Будто у этих людей, как и у компьютеров, нет иной жизни, кроме работы. Мысль была настолько ужасающей, что Мэган захотелось бежать отсюда, не тратить жизнь на скучные подсчеты, цифры, строчки. Она уже начала презирать себя за то, что примирилась с банковской службой, хотя могла бы делать гораздо больше…

— Мне нравится говорить с тобой таким образом, — настаивал Кайл.

Девушка боязливо взглянула на дверь кабинета начальницы — закрыта плотно, хвала небесам.

— Нашу беседу могут записывать, — прошептала она.

— Секретные службы?

В его голосе Мэган уловила игривую непочтительность и обнаружила, что сама робко улыбается в ответ, отбросив в сторону осторожность.

— Знаю, звучит нелепо, но иногда они делают так называемую «проверку наугад». Просто чтобы убедиться, что мы все — маленькие труженики и не тратим рабочее время понапрасну, а увеличиваем капиталы наших вкладчиков, — Тогда давай подбросим им что-нибудь стоящее для записи, — дерзко предложил Кайл.

И прежде чем Мэган сообразила, что у пего па уме, Кайл пустился в пространные речи, подробно объясняя, чем бы хотел заняться с ней при следующей встрече: например, разорвать зубами одежды, привязать запястья шелковой лептой к кровати, растереть тело ароматным маслом и наконец доставить ей величайшее наслаждение, от которого у нее помрачится рассудок и она начнет кричать и умолять его остановиться…

К тому моменту, когда он закончил ораторствовать, голова у Мэган кружилась от возбуждения.

Сидя за столом и отчаянно стараясь сохранить остатки хладнокровия, она знала, что между той спокойной, рассудительной Мэган Бренд и ею сегодняшней пропасть глубиной в тысячу миль. Теперь понятно, почему телефонные «секс-линии» приносят много денег. Если когда-нибудь Кайл решит сменить карьеру, то здесь его, безусловно, ждет успех.

— Я завел тебя? — елейным тоном поинтересовался он.

Мэган машинально поднесла руку к груди, словно защищаясь. Ее бедра сжались и покрылись влагой. Завел ли он ее? Если он продолжит свои словесные упражнения, она вскоре будет готова к новой профессии.

— Это очень дурно с твоей стороны — говорить мне такие вещи, когда я на работе. — Девушка закрыла ладонью трубку, чтобы ее никто не услышал. Коллега, сидящая через два стола, подняла голову и улыбнулась, затем снова с озадаченным видом склонилась к клавиатуре. Напряжение Мэган несколько ослабло.

К ее ужасу, Кайл рассмеялся. Его раскатистый голос несся из трубки, вызывая мурашки на спине.

— Любимая, я могу стать еще дурнее, хочешь попробовать?

Мэган задохнулась.

— Нет, Кайл, не надо! Пожалуйста, меня уволят!

— Вот и хорошо, — с воодушевлением продолжал он. — Ты зря тратишь время в своем стеклянном гробу.

— Я должна зарабатывать себе на жизнь. — Даже ей самой слова показались фальшивыми.

— Тогда зарабатывай своей живописью. А я помогу тебе.

Мэган потерла пальцами лоб и вздохнула. Ее сердце, словно тяжелый якорь, ухнуло в пятки при мысли, что может случиться. Только этого не хватало — оставить работу и позволить Кайлу содержать ее. Они едва знакомы. Даже если они и подходят друг другу, как половинки одного яблока, он не может поступать так безответственно. Наедине они всегда спорили по двум вопросам: по поводу ее работы и его возможности взять на себя все финансовые расходы.

— Я не хочу быть у тебя на содержании.

— А я хочу помочь. Поверь мне, твой уход с работы не станет жертвой, Мэган.

— Бессмысленный разговор! Я уже проходила это с Ником. И не хочу повторять ту же ошибку дважды.

Теперь наступила его очередь вздыхать. Мэган представила себе, как он проводит длинными пальцами по спутанным волосам и его лицо застывает то ли от гнева, то ли от отчаяния. Но она останется тверда в своем решении.

— Мэган, я только хочу помочь тебе осуществить свою мечту. Все в твоем распоряжении: мастерская, краски, холсты, моя помощь, когда бы она ни понадобилась. И я ничего не прошу в ответ.

За исключением тебя. Слова сами собой ворвались в его голову, сердце забилось чаще. Он метался по дому, словно лев в клетке, не мог успокоиться с тех пор, как она ушла. Голова была забита мыслями о ней, работа не успокаивала и не утешала. Кайл брался за карандаш тысячу раз и тысячу раз отбрасывал его прочь, принялся грунтовать холсты, но бросил и это занятие. Он ничего не сделал, абсолютно ничего. Закончилось все страшной головной болью, потому что бороться с тем, чем был занят ум, он не мог.

Как только появится возможность, он скажет ей о своих чувствах, о своей славе и богатстве. Он просто обязан попытаться. Только бы не напугать ее, не дать ей возможность снова спрятаться в свою раковину и остаться наедине со своими печалями…

— Очень щедрое предложение, Кайл…

— И?..

— Ты знаешь, я не могу его принять.

— Прямота — вещь удивительная, Мэган, но в твоем случае, я бы сказал, излишняя. Каждый человек время от времени нуждается в помощи. Нечего стыдиться. Я богат и легко могу позаботиться о нас обоих. Ты сможешь писать сколько захочешь. Я всегда буду рядом в роли личного репетитора. Ужасная перспектива?

— Прекрасная. — Ладонь Мэган увлажнилась, так крепко девушка вцепилась в телефонную трубку.

В этот момент дверь кабинета начальницы распахнулась, и Линдси собственной персоной вихрем подлетела к столу Мэган. Тяжелый и агрессивный запах духов заполнил пространство офиса.

Она была похожа на учительницу в своих модных очках, с зализанными под шиньон волосами. В руках она держала письмо, которое немедленно швырнула на стол перед Мэган, не обращая внимания на то, что помощница разговаривает по телефону.

— О чем речь? — потребовала она ответа, бросая на свою подчиненную хмурый взгляд. — Надеюсь, беседа, которую ты ведешь в рабочее время, не носит личный характер?

Гнев постепенно закипал в Мэган. Какое несправедливое обращение! Можно подумать, что она тратит большую часть рабочего времени на частные звонки!.. Это же почти смешно. Почти, потому что именно сейчас Мэган было не до смеха. Она видела перед собой озлобленную женщину, у которой нет ни малейшего уважения к другим людям, если только они не на высших ступенях иерархической лестницы банка. Демонстрировать хорошие манеры перед маленькими людишками необязательно и обременительно.

— Если вам интересно, это приватный разговор, холодно ответила Мэган, затем, нервно проведя кончиком языка по верхней губе, добавила:

— И я бы хотела его закончить.

Лицо Линд си побагровело. Одна рука сжалась в кулак, а другая схватила письмо и с силой сжала его.

— В мой кабинет, сейчас же! Ваше неповиновение ужасно, мисс Бренд!

Неповиновение? Эта женщина ведет себя, словно примадонна провинциального театра, а не высококвалифицированный работник банка.

Сейчас Мэган покажет ей. Развернув стул в другую сторону, девушка поднесла трубку к уху.

— Кайл? Извини, пожалуйста, я…

И тут у нее вырвали трубку. Прежде чем Мэган смогла прийти в себя, Линдси заорала:

— Кто это? К вашему сведению, это офис, и мой секретарь не может позволить себе тратить время на частные разговоры. Ей полагается работать!

— Линдси! Отдайте мне трубку!

Девушка ошеломленно смотрела, как лицо ее начальницы приобретает цвет свеклы. Вынести это было невозможно, и внезапно Мэган поняла, что должна делать.

— Я сказала, отдайте мне эту чертову трубку! Она вырвала телефон из рук Линдси, бросив на нее взгляд, полный ненависти. — Я больше не работаю на вас! Я закончу разговор, освобожу стол и уйду. Мне следовало давно поступить так, но я не решалась.., сначала из-за моего мужа, потом из-за людей, подобных вам, Линдси. Людей, которым наплевать на чувства других. Вы, должно быть, очень несчастная женщина и поэтому так озлобленны и низки. Мне даже жаль вас, но не настолько, чтобы остаться на этой работе. — И Мэган отвернулась. — Прости, — сказала она в трубку и взглянула на часы. — Ты можешь встретить меня внизу через полчаса?

— Ты уволилась? — недоверчиво уточнил Кайл.

Мэган оттолкнулась от пола и закрутилась на стуле, ее лицо пылало от радости, которую она до сих пор не испытывала.

— Да. Разве не здорово?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кайл бросил бритвенный набор в кожаную сумку, стоящую на кровати, и замер, увидев среди вещей фотографию: куда бы он ни ехал, она везде была с ним. Он достал снимок и с болью взглянул на красивое лицо.

Иветт.

Ей было двадцать пять лет, когда страшная автомобильная катастрофа унесла ее жизнь. Кайлу исполнилось тогда восемнадцать, и это событие заставило его пересмотреть свои взгляды на искусство: оно стало его воздухом. Если у тебя есть мечта, ты должен научиться двигать горы, чтобы исполнить ее. Никаких полумер, никаких полутонов.

Иветт жила полной жизнью, так, как она понимала ее. Словно предчувствовала, что век ее на земле краток. Она была красивой, умной, живой, мужчины пытались завоевать ее, но тщетно.., это значило поймать лунный свет или блеск в ручейке.., невозможно. Кайл смотрел на красиво вылепленное лицо, на высокие брови, на огонек в миндалевидных глазах, который, казалось, отражал ее веру в то, что жизнь драгоценна и нельзя долго оставаться серьезным, грустить и терять ощущение новизны. Она была светом жизни их семьи: матери, его и даже молчаливого, обожающего свою работу отца.

Погладив пальцем блестящую поверхность фотографии, Кайл осторожно положил ее в сумку и прикрыл сверху свитером: он должен вырваться из печальных оков памяти. Пакуя вещи, он спрашивал себя, что его обожаемая сестра сделала бы для Мэган.

Иветт полюбила бы ее безоговорочно, он уверен. У его сестры было доброе сердце, поэтому она и выбрала профессию медсестры, а в свободное от работы время добровольно работала в организации «Самаритяне». Она всегда находилась там, где могла принести утешение обездоленным.

Она бы сразу разглядела родственную душу в этой женщине, которая перевернула всю жизнь брата и заставила его задуматься о будущем.

Нетерпение охватило Кайла. Он не может сидеть и ждать, когда придет Мэган. Ему не следует выпускать ее. Что, если она передумала ехать?

Телефонный звонок раздался одновременно с визгом закрывающейся молнии на сумке.

— Кайл?

— Мэган. — Его сердце замерло от страха. — Что случилось?

— Ничего.

Дрожащий голос выдал девушку. Первая мысль Кайла была о ноге — вероятно, она разболелась или что-то еще хуже.

— Мы договорились, что я заеду за тобой в четыре. — Он кинул взгляд на водонепроницаемые часы на своем загорелом запястье.

— Я не передумала, если ты об этом. Мне очень хочется поехать куда-нибудь. — Мэган приложила все усилия, чтобы ее слова звучали убедительно. Просто.., когда я приехала домой, меня ждало письмо. Письмо от Ника.

Лицо Кайла помрачнело.

— Если он опять угрожает тебе, то я…

— Нет, Кайл. Он не угрожает мне. Он.., он прислал мне банковский чек за мою часть дома.

Кайл с облегчением прикрыл глаза, сел на кровать и потер рукой щеку.

— Рад слышать. Чертовски хорошо, что он наконец-то сделал это. — Значит, его небольшой разговор с Ником Брендом возымел действие. Теперь все, что требуется от этого мерзавца, — не показываться на глаза Мэган, и тогда Кайл будет абсолютно счастлив.

— Я просто.., хотела, чтобы ты знал. — Ее голос снова дрогнул.

— Я боялся, что ты передумаешь и не поедешь, — мрачно признался он.

— Ну что ты. Я уже почти закончила паковать вещи и жду тебя в четыре.

Кайл не мог сдержать улыбку.

— Кайл! Наконец-то!

Криста Маккензи обогнула стол, заваленный бумагами, карандашами и недоеденной плиткой шоколада, чтобы поприветствовать замечательного представителя сильной половины человечества, входящего в вестибюль маленького отеля.

Женщина обняла Кайла и звонко расцеловала в обе щеки, окружив ароматом экзотических духов и звоном браслетов.

— Хм, мило… — Она вдохнула свежий запах его туалетной воды. — Я смотрю на часы с самого утра. Вы опоздали на час, и я уже начала беспокоиться, даже подумала, что вы вообще не приедете.

— Мы попали в пробку. Как поживаешь, Криста? Выглядишь прекрасно. — Кайл бросил сумку на толстый синий ковер и очаровательно улыбнулся.

От его улыбки Криста вспыхнула, словно школьница.

Когда-то она была его любимой натурщицей.

Они подружились. Криста своими грубоватыми шуточками и смелыми анекдотами постоянно смешила его.

Он смеялся легко и охотно.

Радость сочилась из Кристы, и никто не мог оставаться мрачным и печальным в ее компании.

Кайл считал, что Мэган нуждается в отдыхе и что общение с Кристой будет своеобразным тоником для нее, для них обоих.

Он обвел взглядом вестибюль. Большие старомодные кресла с тугими сиденьями и подлокотниками из красного дерева; у окна уютная кушетка для двоих, обитая темно-розовым бархатом; изобилие антикварных ламп с гобеленовыми абажурами и шелковой бахромой и.., о господи. Он не мог не заметить висевшую на цветастых обоях галерею настоящих полотен викторианской эпохи.

Кайлу показалось, что он находится в доме Шерлока Холмса.

— Не верю своим глазам, ты здесь! Как жаль, что Джастин в командировке, ему так хотелось снова повидаться с тобой. Я сделаю все возможное для вашего отдыха!

Криста заметила, что волосы Кайла стали длиннее, чем когда они виделись последний раз, немного несовременно. Впрочем, его девиз — всегда быть непохожим на других. Этот мужчина сейчас казался сексуальнее, чем прежде: невероятные томные с поволокой золотистые глаза, стройная фигура. Неудивительно, что его уроки всегда пользовались популярностью.

Кристе очень хотелось изменить их отношения, но она оставалась для Кайла лишь другом. Криста не интересовала его как женщина, и неважно, что он высоко ценил ее умение радоваться жизни и веселить людей. Однако жизнь обернулась к лучшему, когда Кайл уехал в Грецию, а она встретила Джастина. Он был лет на двадцать старше и килограммов на десять потяжелее, но Криста отчаянно влюбилась, вышла замуж и переехала на запад Англии, где они построили дом и основали маленький отельный бизнес в Лайм-Реджисе, на милых ее сердцу каменистых пляжах.

Теперь, когда ее голубые глаза радостно скользили по Кайлу, она сказала себе, что наконец-то пришло время старому коллеге и другу, человеку, сделавшему громкое имя в мире искусства, нанести ей визит.

— Мэган! — Кайл почувствовал себя неловко из-за невнимания к человеку, ради которого сюда приехал. Но стройная брюнетка в темно-коричневой замшевой куртке, синих джинсах и черном свитере полностью погрузилась в изучение одной из картин.

Когда он позвал ее, девушка обернулась, посмотрела сначала на Кайла, потом на Кристу, и ее щеки окрасились румянцем.

— Мэган, это Криста Маккензи. Вместе со своим мужем Джастином она владеет отелем «Леди Роза».

Мэган тут же узнала ее — это розовощекая блондинка с картины, что висит в ванной Кайла. С тех пор она похорошела, девичья фигура налилась женскими соками. И это только украшало ее. Мэган почувствовала острый укол ревности, но виду не подала и робко улыбнулась. Она успела заметить, что лак на ногтях и помада у Кристы были одного ярко-красного цвета, в тон кокетливой кофточке с воланами. Шелковая черная юбка дополняла костюм. От взгляда на красные лодочки с высоченными шпильками у Мэган закружилась голова.

Сомневаться не приходилось: Криста Маккензи обожала производить неотразимое впечатление па людей. Из головы никак не выходила мысль, что она бывшая возлюбленная Кайла…

— Мэган. — Женщина вытянула вперед руку и двинулась навстречу испуганной брюнетке, поражая ту звоном браслетов и бус. — Извините, по Кайл практически ничего не рассказал мне о вас. Я знаю, как ревностно охраняет он свою частную жизнь, но вы, должно быть, его самый большой секрет! То, что он привез вас сюда, красноречивее слов. Поверьте мне.

Женщина энергично схватила протянутую Мэган руку, и не успела та опомниться, как очутилась в горячих объятиях. Она увидела усмехающееся лицо Кайла и, внезапно почувствовав себя легко и непринужденно, улыбнулась ему в ответ.

Мэган сопротивлялась поездке, но в конце концов ему удалось убедить ее отправиться с ним в «Леди Розу». Сейчас она радовалась, что не отказалась от такого удовольствия, хотя мысль о близких отношениях Кристы и Кайла не покидала ее.

— Приятно познакомиться, Криста.

— Мне тоже. Добро пожаловать в мой маленький отель.

Блондинка опустила руки и с откровенным любопытством оглядела новую посетительницу. Кайл сказал, что прибудет не один, и она ожидала особенного визитера. Во времена учебы в университете было много красивых девчонок, но Криста знала, что Кайл не встречался ни с кем. Для этого мужчины свидания означают серьезные намерения. И девушка, стоящая перед ней, не была легкомысленным увлечением, с такими, как она, не шутят.

Карие экзотические глаза с мечтательным взглядом — это не для циничных мужчин. Весь ее облик от кончиков роскошных черных волос до маленьких ступней в коричневых кожаных ботинках завораживал, околдовывал. Девушке с такими глазами не требуются дорогие одежды. Ей стоит только улыбнуться, и мужчины тут как тут.., стоят и бьют копытом! И если Криста не ошибается, удивительная фигура брюнетки — не результат диеты и физических тренировок, так изматывающих ее саму.

И все же, если быть честной, женщине нужно обладать чем-то большим, чем просто взгляд с поволокой, чтобы удержать около себя такого мужчину, как Кайл Хитнер. Физические данные для него значат меньше, чем душевные.

— Думаю, вы оба хотели бы освежиться и перевести дух перед обедом. Саймон, мой швейцар, поднимет багаж в вашу комнату, а затем я пришлю вам чай и пирожные. Идея годится?

Криста развернулась на своих невероятно высоких каблуках и лучезарно улыбнулась Кайлу.

Она тут же решила пригласить их на специальный прием с обедом, который запланировала на следующий вечер. Не каждый день всемирно известный художник посещает их захолустье.

— Звучит заманчиво. Мэган, должно быть, устала с дороги. Чай как раз то, что доктор прописал.

Вероятно, он умеет читать мысли, подумала Мэган, когда его янтарные глаза задержались на ее лице. Она проспала большую часть путешествия: моральное истощение и соблазнительный комфорт «мерседеса» сделали свое дело. Ход машины был мягким, успокаивающим, и, удобно устроившись на кожаном сиденье, она унеслась в мир грез, забыв обо всем. И это уже было настоящим чудом. Она не помнила, когда в последний раз спала так безмятежно.

Багаж остался внизу, а Мэган, прижимая к груди объемистую сумку, последовала за Кайлом и Кристой наверх по винтовой деревянной лестнице. Ее жадный взгляд не упустил ни одной картины по пути.

— Пойдем посмотрим на море.

Мэган перестала расчесывать волосы, и с удивлением взглянула на Кайла, выходящего из ванной комнаты. Он только что принял душ, темные каштановые волосы блестели от влаги, скулы покрывала пятичасовая щетина, из одежды на нем красовались только черные шелковые шорты. Взгляд Мэган задержался на загорелых крепких бицепсах, затем скользнул к плоскому животу.

Кайл внимательно посмотрел на нее, странный огонек блеснул в его светло-карих глазах, и она тут же поняла, о чем он думает.

— Прежде чем мы пойдем к морю, нам необходимо поговорить, — начала она, быстро отводя глаза от улыбки, мелькнувшей в уголках его губ.

Кайл прислонился к косяку двери и ответил с удивительной покорностью:

— Думаю, страсть к беседам у женщин в крови.

Он не сводил взгляда с кровати, где она сидела.

Длинные волосы каскадом спадали на хрупкие плечи, и сама она казалась такой нежной, ранимой на этой огромной кровати, покрытой девственно-белым покрывалом. Сердце Мэган забилось часто и гулко.

— Даже.., даже если и так. — Она откашлялась, стараясь обрести улетучивающуюся смелость. — Я хотела поговорить с тобой о том предложении, которое ты сделал мне раньше…

— Вот как? — Темная бровь медленно поднялась вверх. — О каком предложении идет речь?

Тонкий намек, прозвучавший в его словах, заставил Мэган покраснеть. Ей хотелось укрыться от карих глаз, которые смущали ее каждый раз, когда смотрели на нее так нежно и вожделенно.

— То, которое ты сделал по телефону, когда я была на работе.., ну, что я могу пользоваться твоей мастерской и, возможно, ты дашь мне несколько уроков.

— Ах, это. — Кайл небрежно опустился на кровать рядом с Мэган. Аромат его одеколона и мыла, здоровый запах мужского тела заставили ее пожалеть о поспешном решении затеять разговор до того, как он оделся.

— Ты хочешь сказать, что передумал?

Во рту у Мэган внезапно пересохло. Что, если она не правильно поняла его слова? Мэган мысленно проклинала себя за дурную привычку всегда ожидать худшего. Если она действительно собирается изменить свою жизнь, следует перестать всегда и во всем сомневаться.

— Не надо говорить за меня. — Кайл бросил на нее слегка раздраженный взгляд. — Конечно, предложение остается в силе. Как только мы вернемся в Лондон, ты переедешь ко мне. И никаких отговорок.

Никаких отговорок? Желудок Мэган сжался от напряжения. А ее он спросить забыл? Даже не поинтересовался, хочет она переезжать к нему или нет. Он просто поставил ее перед фактом. Что-то внутри нее сопротивлялось. Мэган девять лет прожила с мужчиной, который только и делал, что каждый день указывал ей. И она не хочет попадать в ту же ловушку, даже если это самая лучшая и удобная ловушка в мире.

— Я не.., я не думаю, что в переезде есть необходимость. Я живу недалеко.

По мере того как она произносила слова, черты его лица напрягались. Кайл сверкнул глазами.

— Нет необходимости переезжать ко мне? О чем мы говорим, Мэган? О бизнес-соглашении? Прости меня, если я не прав, но мне казалось, между нами существуют более близкие отношения!

— Близкие отношения? — тихо переспросила Мэган. Но ведь она не знает, чего в действительности он хочет от нее. Стремится ли он к более глубокому чувству или хочет просто заполучить подругу, разделяющую его страсть к живописи? Или, например, любовницу.., возможно, жену? Женщину, которая будет любить его вечно, до конца своих дней?

— Я хочу, чтобы ты переехала, Мэган. Хочу, чтобы ты разделила со мной мою жизнь. Если бы я просто хотел заниматься репетиторством.., дьявол, я мог бы дать тебе километровый список студентов, которые не упустили бы свой шанс!

Его слова не убедили ее. Мэган встала и нервно заметила:

— Тогда, возможно, тебе так и следует поступить. — Она беспокойно оглядела комнату, прикидывая, сколько времени уйдет у нее на сбор вещей.

— Я не хочу, чтобы ты предлагал мне что-либо из сострадания. Если ты чувствуешь себя обязанным давать мне уроки потому, что мы спим вместе, так лучше назвать сейчас все своими именами. У тебя карьера, не так ли? Карьера, о которой ты намеренно умалчиваешь? Черт возьми, ты не раскрываешь карты никогда! А моя жизнь перед тобой как на ладони!

Слезы выступили у нее на глазах, и она засуетилась, полезла в карман джинсов за платком, — Ты сумасшедшая. — Кайл медленно поднялся, свернул полотенце и раздраженно кинул его на кровать. Такого разворота событий он не ожидал. Он хотел сказать ей, что любит ее и не представляет себе жизни без нее, а вместо этого тянул время и ненавидел себя за неумение выразить свои чувства.

— Да, я сумасшедшая! — накинулась на него Мэган. — Будешь сумасшедшей, когда мужчина, клявшийся в вечной любви, толкает женщину с лестницы и она после этого лишается самого ценного в жизни. — Девушка внезапно остановилась, напуганная собственной откровенностью.

Она была не в силах даже смотреть на него. В его глазах мелькнула жалость, а ей нужна была любовь.

— Ты была беременна? — Как же это раньше не пришло ему в голову?

Мэган отвернулась от него и подошла к окну.

Подняв легкую шифоновую занавеску, она слепо уставилась на море, злясь на себя за то, что не сдержалась и сгоряча выболтала сокровенную тайну человеку, который ничего не рассказывал о себе.

— Да, я была беременна и потеряла ребенка, выдавила из себя Мэган.

Она продолжала смотреть на море, когда Кайл встал у нее за спиной.

— Так ты продолжала спать с ним до той злополучной ночи? — Его душила ревность, он с трудом слышал себя.

Она начала плакать.., сначала тихо, потом отчаянно. От рыданий сотрясались спина и плечи, девушка закрыла лицо руками. Кайл очнулся. Что значила его ревность в сравнении с ее безутешным горем от потери ребенка!..

— Он заставлял меня, — отрывисто произнесла она и осмелилась поднять глаза. — Мне было все равно, я только хотела ребенка.

Залитое слезами лицо искривилось от боли, и Кайл обхватил ее голову и прижал к груди.

— Дорогая, прости, прости.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Нога болит? — Кайл остановил Мэган, когда они шли по тропинке к заливу; кругом блестели влажные булыжники. Охваченный беспокойством, он с тревогой смотрел в лицо любимой.

Вокруг них завывал ветер, поднимая вверх роскошные волосы Мэган, делая ее похожей на дикую волшебницу. Глубокие темные глаза блестели, как два гагата, встречаясь с его взглядом, на густых ресницах дрожали капельки дождя.

— Нет, все в порядке. Прекрасное место, Кайл.

Я рада, что ты привез меня сюда.

Ее взгляд замер на необозримом беспокойном море, волны бились о синевато-серые стены знаменитой бухты Кобб. Пара рыбацких лодок маячили на горизонте; чайки вились в воздухе, и больше никого вокруг, лишь бледные сумерки да тусклый свет.

Вдохнув полной грудью свежий воздух, Мэган тепло улыбнулась Кайлу. Она не могла представить рядом с собой другого человека.., никогда.

Крошечные дождинки, как хрусталики, блестели в его каштановых волосах. Подчинившись бессознательному желанию, Мэган потянулась, чтобы погладить влажный локон, прилипший ко лбу, и тут же оказалась в его объятиях. Его возбуждение отозвалось в ней томной, пленительной болью.

— Ты когда-нибудь занималась любовью под дождем? — хрипло спросил Кайл. Она не успела ответить, а он уже ласкал ее губы нежным и страстным движением пальцев. — Ты хочешь меня, Мэган? — Вопрос прозвучал осторожно, но уверенно. — Потому что я хочу тебя. Ты подаришь мне себя?

— Да.

Их губы сомкнулись. Страстный поцелуй имел вкус ветра и дождя, соли и моря, желания и напора; все перемешалось в нем, и противостоять она уже не могла. Его рука скользнула под куртку, под футболку и замерла на ее груди.

— Кайл! — Его имя сорвалось с губ Мэган и растворилось в воздухе. Она бросила короткий взгляд вокруг — никого — и позволила ему прижать себя к стене.

Сумерки укрыли их словно плащом, дождь разогнал людей и запер их в отелях и домах. Противостоять любовному натиску Кайла она была не в силах, добровольное согласие изумляло и шокировало, ведь раньше она никогда не занималась любовью на открытом воздухе. Размах страсти устрашил ее. Ей казалось, и разум, и душа, и тело — все растворяется и тает…

Дождь не прекращался ни на минуту, струи стекали вниз по их лицам, но они ничего не замечали.

Первобытное желание пульсировало в венах, они не чувствовали ничего, кроме друг друга. Страсть бурлила и неслась грозным потоком по крови, сметая на своем пути проблески мысли, требуя одного — полного, самозабвенного слияния.

Мэган задохнулась, и беспомощный, слабый стон вырвался из ее горла. Она вцепилась в крепкие плечи, когда он оторвал от земли свою драгоценную ношу. Примитивное вожделение и глубочайшее почтение одновременно отразились на его лице.

Мэган закрыла глаза. Травмированная нога горела, но она не обращала внимания на боль, ею владела страсть. Их тела были как одно целое, и они оба удивлялись своей ненасытности и восторгу. Он крепко поцеловал свою возлюбленную, его движения становились напряженнее и собраннее, и Мэган подумала, что может умереть прямо тут же и смерть эта была бы счастливой. От обычного оцепенения, в котором она находилась столько лет, не осталось и следа. Не надо было притворяться, так как желание поглотило ее целиком.

Губы Мэган распухли и дрожали от горячих поцелуев, когда он наконец отпустил ее. К чему тревоги, когда быть с ним — единственное стремление в жизни? Прошлое промелькнуло перед ней, и сейчас Мэган понимала, что оно ничего не стоит. Никогда она не совершала таких необдуманных поступков, как сейчас, бросая вызов страхам и сомнениям. Здесь правила балом страсть.

Мир раскололся, когда она выкрикивала его имя, не в силах сдержаться, белый огонь полыхнул, даря наслаждение, и… Кайл внезапно замер.

Его дыхание вырвалось облачком пара в холодный ночной воздух, он вздрогнул, его изумленный взгляд затуманился. Мэган прильнула к нему, ее тело трепетало. Постепенно возвращалось сознание. Неужели это делали они — на открытом сыром воздухе, проникающем под кожу? Мэган плотно закрыла глаза, будто оттягивая момент, когда они должны разделиться.

С нежностью Кайл поднял ее с земли, осторожно убрал с лица тяжелые влажные пряди волос, затем, не говоря ни слова, привел в порядок свою одежду, тряхнул головой и взял ее руку.

— Чтобы не простудиться, тебе нужен горячий душ.

В первый раз Мэган ясно поняла, что он действительно заботится о ней.

— Нет, — прохрипел он, и судорога свела его скулы. — Нам обоим нужен горячий душ.

— Можно войти? — постучала в дверь Криста.

Ответ последовал незамедлительно:

— Нет!

Кайл вздохнул, увидев, что Мэган натянула на плечи огромное белое полотенце и помчалась в ванную, как испуганная лань. Поджав губы, он бросил на кровать альбом и подошел к двери.

— Я не хотела мешать. — Криста украдкой оглядела комнату поверх широких плеч Кайла — Мэган не было видно. Длинные золотистые парчовые занавески колыхались напротив темного ночного окна, тускло горел ночник, и густые тени покрывали пол и стены комнаты. — Ты, очевидно, работал.

Ярко-красные губы растянулись в широкой улыбке, и зубы ослепительно блеснули в темноте.

— Очевидно, — съязвил Кайл (он ненавидел, когда его беспокоили во время работы), но затем улыбнулся, чтобы сгладить свой бесцеремонный ответ.

— Я хотела проверить, все ли в порядке. Надеюсь, обед понравился? Алистар — первоклассный повар. Я переманила его из одного шикарного отеля в Уимуте.

— Еда была великолепна. Выше всяких похвал.

— Вы оба.., хорошо устроились? — Блондинка бросила еще один любопытный взгляд через его плечо и увидела альбом, лежащий на кровати.

— Мы прекрасно устроились. — Совершенно ясно, что Криста желает выудить как можно больше информации. Впрочем, почему бы и нет? Узнать, увидеть, выведать.., многие женщины живут жизнью настоящих полицейских.

Конечно, Мэган права, что обвиняла его в скрытности. Глубокая складка залегла между бровей, когда Кайл понял, как мало поведал ей о себе.

Она имела право сердиться на него. Он всегда возводил барьеры в своих отношениях с друзьями и любимыми, но, возможно, пришло время разрушить некоторые из них. Между ними не должно быть места недоверию и подозрительности. Мэган обратила на него внимание не из-за богатства и славы, как это делали многие другие. Она даже не знала о том, кто он на самом деле…

— Я надеялась, что вы захотите присоединиться ко мне и пропустить пару стаканчиков. У меня есть великолепное немецкое бренди, которое тебе так нравилось.

Возможно, потому, что Кайл был привлекательным мужчиной, или из-за прирожденного кокетства Криста слегка наклонилась вперед, выставляя напоказ аппетитные выпуклости в глубоком вырезе белой шифоновой блузки.

Он быстро понял ее намек, но покачал головой.

— Не сегодня, Криста. Я думаю, Мэган нужно отдохнуть.

— На ее месте я бы думала не об этом. — На щеках Кристы появились соблазнительные ямочки. Впрочем, если Мэган устала, почему бы нам с тобой вдвоем не вспомнить старые добрые времена?

Кайл непринужденно улыбнулся и мягко спросил:

— Когда, ты говорила, должен приехать Джастин?

Округлив голубые глаза, Криста выдохнула:

— Ладно, намек понят. Как вижу, у тебя серьезные намерения, но ты же не отругаешь старую подругу за попытку? Твоя Мэган — счастливица, и надеюсь, она это понимает.

— Ты ошибаешься, — тихо поправил ее Кайл, закрывая дверь, — это я счастливчик.

Мэган совсем перестала узнавать себя, или, вероятно, все годы настоящая Мэган пряталась внутри, а теперь наконец раковина распахнулась.

Она улыбнулась своему отражению в огромном зеркале и уверенно затянула пояс на халате. Так вот каковы ее истинные возможности? Но если под возможностями она подразумевает распутное поведение… А как еще назвать то, что случилось около залива?.. Ее щеки вспыхнули, когда она дотронулась пальцами до припухших губ.

Нет, она не станет стыдиться страсти. Нечего Сожалеть о том, что произошло между ней и Кайлом. Всего лишь несколько минут назад она показала себя с совершенно иной стороны — она согласилась позировать ему практически обнаженной.

Да, ягодицы она обернула полотенцем, но плечи, спина были полностью открыты. Кайл убеждал ее отбросить излишний стыд. Глупо стесняться человеческого тела, когда даже провинциальные модели, подобные Кристе, позируют обнаженными для студентов в художественных колледжах.

Криста. Она красивая женщина.., чувственная.

А как она смотрит на Кайла! Жадные глаза блестят от возбуждения.., конечно, он ее бывший любовник. Мэган с трудом проглотила влагу во рту. Она справится с ревностью. У всех же есть прошлое.

Уж ей-то не знать. У них были близкие отношения в прошлом, но ведь это не значит, что они стремятся восстановить их? И к тому же Криста замужем… Остановись, Мэган. Дальше запретная зона.

Она обернулась на хлопок двери и нервно дернула за прядь черных шелковых волос у лица.

Кайл просил ее поднять волосы, чтобы можно было нарисовать тело, и теперь несколько локонов выскользнули из аккуратного пучка. Мэган открыла дверь и выглянула. Кайл задумался над рисунком, он словно не видел ничего вокруг, даже карандаш, зажатый в зубах, не мешал ему.

Девушка распахнула дверь пошире, раздался резкий скрип. Кайл поднял глаза и улыбнулся. И снова очарование его улыбки поразило ее. По меньшей мере раз в жизни каждая женщина достойна, чтобы ей так улыбались, решила Мэган.

Сексуальная улыбка, говорящая: «Ты та, которую я желаю, ты, и только ты».

— Почему ты убежала? — спросил он.

— Я не хотела.., мне неловко, если кто-то видит меня раздетой. — Да, именно это она и хотела сказать. Вероятно, Криста Маккензи чувствует себя свободно без одежды, а она, Мэган Бренд, нет. Конечно, она уже начала заново открывать для себя мир, но это процесс постепенный. Поигрывая поясом халата, она сделала несколько шагов, дернула прядь волос и увидела изумление в глазах Кайла.

— Что?

Она переступила с ноги на ногу, чувствуя, как лицо покрывается краской.

— Я стесняюсь.., своего тела, особенно с тех пор, как моя нога…

— Ты думаешь, что твоя травма портит тебя? Ты с ума сошла! У тебя одно из самых прекрасных женских тел, которые мне доводилось видеть. От одного взгляда на твои изгибы у любого мужчины глаза заболят.

— Ты необъективно ко мне относишься. — Мэган украдкой взглянула на него, не шутит ли, и удивилась его серьезности.

— Нет, правда. Не забывай, я смотрю на тебя глазами художника и говорю то, что вижу.

— Это Криста — девушка с картины? Я говорю про твою ванную комнату.

— Да, Криста. — Его лицо осталось таким же бесстрастным. — Она была хорошей натурщицей.

И ты стала бы такой, если бы я мог смириться с мыслью, что кто-то другой увидит тебя обнаженной.

— Ты спал с ней? — Вопрос вырвался сам собой.

— Нет. Почему ты спрашиваешь?

Она увидела в его глазах раздражение.

— Она красивая женщина.

— Но у нас не было секса. Следующий вопрос.

— Ты, должно быть, неплохо.., мне показалось, ты, должно быть, неплохо зарабатываешь живописью, да? — Она подошла к кровати и осторожно присела на покрывало. Про себя Мэган молилась, чтобы ее вопрос не разозлил его. Она так хотела знать о нем больше, а работа — часть жизни любого человека.

Кайл бросил альбом на кровать и скрестил руки на груди. Мэган выдерживала напряженную паузу. В его душе шла борьба, и это было видно по настороженности его золотистых глаз и бледности щек.

— Я хорошо зарабатываю, некоторые могут сказать, даже исключительно хорошо. Мои работы выставляются в галереях по всему миру, и в живописи мое имя не самое последнее. Ты это хотела узнать, Мэган?

— Ты знаменит? — Ее лицо исказилось от боли, она опустила взгляд и уставилась на толстый золотистый ковер. Свет постепенно мерк перед ней, а в голове стучала мысль: «Он знаменитый художник». Итак, они из разных кругов. О господи, опять она наступает на те же грабли.

— А что, если да? Можешь себе представить, как я устал от людей, жаждущих познакомиться со мной только потому, что я достиг в живописи определенного признания?

— Но ты мог сказать мне! — Мэган подняла вверх удивленные глаза. — Я так мало знаю о тебе.

Неужели ты не понимаешь, что недоверие обижает меня? Я открыла тебе самые интимные стороны моей жизни, а твоя жизнь для меня тайна за семью печатями.

— Ты должна доверять мне, Мэган. Ты пришла ко мне за помощью, помнишь? Я не говорил о себе потому, что боялся, как бы мое положение не стало давить па тебя. Посмотри на свое лицо сейчас — похоже, мои опасения оправдались.

Мысленно Мэган признала его правоту. Как она может иметь отношения с человеком, чья жизнь проходит на глазах у общества? Некоторые женщины в подобной ситуации были бы довольны и счастливы, но для нее это стало бы настоящей пыткой.

— Я же поверила тебе, Кайл.

— И?.. — Интуиция подсказала ему о существовании этого "и", чрезвычайно важного "и". Кайл почувствовал, как резко стиснуло грудь, словно сердце обложили льдом.

— Ты ошибся, что не сказал мне о себе. Ты обманул меня, скрыл важную деталь. А что, если бы я узнала твой секрет случайно? Увидела бы твою картину или имя в газете.., и что тогда. Кайл? Ты бы состряпал какую-нибудь историю, чтобы отвлечь мое внимание, утешил бы? И все потому, что решил, будто мне будет трудно услышать правду?

Она говорила слова, которые не хотела бы произносить, выдвигала обвинения, о которых и думать не смела. Но мысль о том, что он считает ее неспособной понять и принять его жизнь, доставляла ей нестерпимую боль.

— Я думал, что так будет лучше. Очевидно, я ошибся.

— Ты обращался со мной как с ребенком! Возможно, в прошлом мне пришлось нелегко, но я достаточно взрослая и сильная, чтобы принимать правду такой, какая она есть.

— Правду? — Его пренебрежительный взгляд полоснул ее, словно лезвие. — Вот почему ты так долго жила в несчастливом браке? Потому что ты могла принять правду? Ты знала, что твой муж — негодяй, склонный к жестокости, и все же оставалась с ним до тех пор, пока он практически не искалечил тебя!

Мэган вздрогнула от его слов. В душе она ругала себя за прошлое, но то, как он говорил с ней, было невыносимо. Да не говорил — он орал на нее, темная ярость светилась в его глазах.

— Все.., все случилось так быстро. — Она медленно встала, пораженная тем, как дрожат ее ноги. — Наверно, я окунулась с головою в наши отношения и не.., подумала хорошенько. Возможно, мне нужно поработать над собой. Возможно, для нас обоих будет лучше…

— Бежишь. — Кайл посмотрел на нее с укором.

— Нет. Первый раз в своей жизни я поступаю разумно. Ты считаешь, я не способна на принятие ответственных решений, но я не хочу начинать наши отношения подобным образом. Я не могу больше совершать ошибки.

— Вот как ты расценила наши отношения?

Ошибка?

— Нет! Я знаю, что ты хотел защитить меня, скрывая свою славу, но, если бы я не появилась первый раз в твоем доме такой слабой и робкой, ты бы никогда не почувствовал это. Я больше не желаю быть слабой, Кайл. Я должна измениться.

— Мэган, извини. Мне не следовало вопить о своих успехах. Я люблю тебя. И полюбил тебя с первого мгновения, с первой встречи. Я хотел для тебя самого лучшего. О, проклятье! — Яростно проведя рукой по волосам, он в отчаянии покачал головой. — Ты имеешь полное право злиться на меня. Не надо было скрывать от тебя правду. Но я боялся…

— Боялся? — Карие глаза Мэган в изумлении распахнулись. Он признается в собственных страхах? Такой уверенный, такой состоявшийся в жизни человек говорит ей, что чего-то боится?

— Боялся потерять тебя, Мэган. — Его взгляд разрывал ей сердце. — И кажется, я уже теряю тебя?

— Ты хороший человек, Кайл.., самый лучший.

Тебе не нужен кто-то вроде меня, чтобы сделать твою жизнь насыщенной и полной. У тебя уже есть все, что тебе необходимо.

— Но у меня не будет ничего, если из моей жизни исчезнешь ты.

Мэган стало тяжело дышать, слезы выступили на глазах и заструились по щекам.

— Мне придется сделать это, Кайл. Я должна уйти. Было бы легко сложить с себя ответственность, предоставив тебе решать мою участь, но ты заслуживаешь лучшей доли. Я слишком уважаю тебя, чтобы позволить тебе довольствоваться малыми радостями.

Кайл вдруг увидел, что сжимает серебряный с бирюзой амулет, висевший у него на груди, — подарок Иветт на восемнадцатилетие. Вокруг него образовалась такая пустота, когда она умерла. Но теперь, теряя Мэган, он испытывал еще большую боль.

Кайл не сводил с нее глаз, и ему казалось, что невидимая гигантская рука протянулась с небес и вырвала из его груди сердце. Он чувствовал себя слабым, потерянным, его мозг отказывался принимать ее уход. Но где-то в глубине души, куда не доходили гнев и ярость, он чувствовал, что препятствовать ей сейчас нельзя.

Мэган должна знать, что он заботится о ней прежде всего. Если она захочет, то вернется. Если нет, ему придется научиться жить с этим, как он научился принимать преждевременную кончину сестры…

— Иди сюда.

Она колебалась всего мгновение, прежде чем крепко прижалась к его груди. Кайл ласково погладил Мэган по голове, затем вытер ее слезы.

— Я говорил тебе, какая ты потрясающая?

Мэган сомкнула руки вокруг его талии, она уже решилась на отъезд и знала, что этот разговор последний и что жизнь может развести их.., навсегда.

— Ты делаешь то, что должна делать, малышка, хрипло прошептал он ей на ухо. — Если когда-нибудь захочешь вернуться, ты знаешь, где меня найти. Кайл прижал темноволосую голову к груди. Ее аромат напомнил ему, как пахнет на греческих островах жимолость после дождя. В душе он молился, чтобы Господь послал ему силы отпустить ее, а также помог ему выжить.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Он стащил сигарету из паба и отправился к заливу. Добрел до лавочки, сел, сделал пару глубоких затяжек и мрачно уставился на море.

Кайл бросил курить несколько лет назад, и сейчас его легкие отказывались принимать табачный дым, голова закружилась, и недокуренная сигарета была выброшена на тропинку и раздавлена каблуком.

Он рывком поднялся с холодной деревянной скамьи и пошел вниз. Кайл не имел ни малейшего понятия, куда он идет и зачем, ему нужно было собраться с мыслями и справиться с волнением.

Каждый раз, когда он думал о Мэган, его горло сжималось…

Кайл шел, пытаясь укрыть лицо от дождя и пронизывающего ветра. На дворе стояло лето, но не по погоде — по календарю.

Никогда он не был так неистово влюблен, так безоглядно. Слепо… Никогда не испытывал столь жгучего желания обладать женщиной, собственной женщиной. Быть ее любовником и днем и ночью, воображать ее матерью своих детей, любить и работать бок о бок, разделять увлечения, растить детей в доме, полном нежности, веселья и бесконечной теплоты. Неважно, что Мэган не может иметь детей, они усыновят или удочерят их.

Холод снова сковал все внутренности. Эта женщина ушла от него.., три месяца назад. Она провела долгие годы замужем за неандертальцем, который внушал ей мысли о ее несостоятельности в браке и любви. И испугалась развития их с Кайлом отношений.

Интересно, чем она занимается теперь, развивает ли свой талант? Он надеялся на это. Если ничего не вышло из их любви, то ему остается только молиться, чтобы она не бросила заниматься живописью.

Сунув руки в карманы, Кайл остановился и оглянулся. Вдалеке в ночи мерцала темная, едва различимая полоска моря, вдоль улицы жались друг к другу домики, выстроенные сотню, а может, и больше лет назад. В каждом из них своя история — история семьи, члены которой жили и умерли здесь или живут до сих пор. Семья — вот что нужно Кайлу. Но теперь это желание неосуществимо женщина, которую он видел матерью своих детей, давно ушла и не собирается возвращаться. Проклятье! Ему не следовало приходить сюда, но ему так хотелось все вспомнить. Призрак улыбки Мэган, звук ее голоса, память о страсти, горевшей в них обоих, заставившей их потерять рассудок от любви, гнали его сюда. Однако все напрасно, призраки исчезли, а боль утраты лишь усилилась.

— Мэган, еще стаканчик?

— Тоник с водой и кусочком лимона, пожалуйста.

— Эй, официант! — Тонкие брови Барбары Палмер взметнулись вверх. — А ты заметно продвинулась!

— Она сегодня исполняет роль водителя, — вставила Пенни, улыбнувшись через стол, заставленный пустыми бокалами и тарелками с оливками. У Бренд новенький аппаратик на колесах.

— Я видела. «Компакт» — вот слово, которое, кажется, я ищу. — Барбара состроила рожицу и осушила остатки своего коктейля из бакарди и кока-колы.

Мэган громко рассмеялась. Владение новым автомобилем так же захватывающе, как и участие в спортивных соревнованиях. Но самое главное было в том, что автомобиль принадлежал ей. Больше никаких автобусов, никаких такси. Свобода!

Покупка машины стала важным шагом на пути к расставанию со старой Мэган Бренд. Та девушка, хвала Господу Богу, канула в Лету. Сначала она подумала, что уход от Кайла — самое худшее решение, которое она приняла в своей жизни, но потом это пришпорило ее, и в конце концов жизнь обернулась к лучшему. Он оказался прав: главное сделать выбор. Мэган решилась на это и зажила совсем другой жизнью.

Совсем другой жизнью, размышляла она, разглядывая обстановку ночного клуба. Они пришли сюда отметить двадцать девятый день рождения Пенни, и празднество удалось. Правда, в какой-то момент мучительные воспоминания нахлынули на нее: последние три месяца каждый день она просыпалась с мыслью, что на земле есть мужчина, которого она любит больше жизни. Напуганная ревностью, обязательствами, тем, что не справится с ролью подруги великого человека, она сбежала.

— Эй, Мэган, разве вон там не твой бывший? В конце бара, с рыжеволосой.., ну, с той, в кожаной юбке, с большим…

Мэган чуть скосила взгляд и увидела Ника. Он опирался на барную стойку, его лицо нависло над полногрудой рыжей девицей с глубоким вырезом на платье. Мэган вскочила и расстегнула на груди несколько пуговиц своего розового жакета — показалось черное кружево белья. Теперь у нее тоже глубокий вырез.

— Мэг… — Пальцы Пенни сомкнулись на ее запястье. — Мэг, что ты делаешь?

— Я только собираюсь сказать «привет»… — Она мягко освободила руку. — Вернусь через минуту.

— Я пойду с тобой! — Слегка опьяневшая Пенни покачивалась на своих стильных двухдюймовых каблуках.

Барбара схватила Пенни за руку и заставила сесть рядом с собой. Ее голубые глаза с тревогой наблюдали, как Мэган разгладила свою розовую юбку, поправила длинный разрез, в котором соблазнительно мелькнуло стройное загорелое бедро — результат недавней поездки с Пенни на остров Родос.

— Ник! — Мэган повысила голос и сумела перекричать саксофон, одиноко игравший на сцене.

Мужчина, услышав свое имя, обернулся, и она с чисто женским удовольствием отметила выражение глубокого удивления в его глазах. Превосходно, теперь необходим маленький экспромт… Приятно видеть тебя здесь. — Мэган улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, слава богу, помогло вино, выпитое до бокала тоника.

Рыжеволосая девица злобно посмотрела на явившуюся некстати незнакомку и собственническим жестом обняла Ника, словно хотела показать, кто тут хозяйка. Он в твоем полном распоряжении, подумала Мэган, внезапно почувствовав отвращение.

— Так-так-так. Какой сюрприз! А поблизости нет парня, хватающего меня за грудки и прижимающего к стене? — Ник театрально взглянул поверх ее плеча, но теперь сбить Мэган было невозможно, хотя ее сердце бешено колотилось в груди.

— Я здесь с подругами. У Пенни день рождения.

— О, старушка Пенни. Передай ей поздравления от давнего друга. — Его губы скривились, и капля — пота сверкнула над бровью.

Мэган хотелось стереть эту самодовольную ухмылку с его лица, но теперь она знала много способов разделаться с обидчиком.

Ник отхлебнул пива, его глаза с откровенной похотливостью скользнули по ее груди.

— А ты роскошно выглядишь. Каким это образом?

Девушка ответила без заминки:

— Живу, Ник. Мне давно следовало это сделать, когда я еще числилась твоей женой.

Прямота, с которой она выдержала его взгляд, смелость высказываний и поступков, казалось, досаждали ее бывшему мужу. Он поднес к губам стакан и осушил его содержимое.

— Прошлое оставь прошлому. Ты ведь получила деньги, не так ли? И больше я тебе ничего не должен.

Конечно, можно и поспорить, по зачем? Разве есть денежный эквивалент травмированной ноге или неродившемуся ребенку!

Не обращая внимания на резкий приступ раздражения, она выставила вперед подбородок.

— Согласна, прошлое должно оставаться прошлым. Позволь, я угощу тебя выпивкой и сделаю парочку пожеланий.

— Хорошее предложение. В таком случае я выпью водку с мартини, двойную порцию. Хорошая девочка.

Мэган сделала заказ у бармена — австралийца, который целый вечер не сводил глаз с их компании. Она ответила ему улыбкой на улыбку и увидела блеск надежды в глазах. Потом вернулась к Нику, и в момент, когда тот потянулся за стаканом, Мэган вылила содержимое прямо ему на голову.

— Стерва!

Чертыхаясь, он бросился к ней, коктейль стекал по волосам, лицу, но Мэган уже отступила назад.

Молодой бармен обогнул стойку и встал на пути изумленного Ника. С необычайной легкостью парень заломил ему руку назад.

Девица воспользовалась случаем и скрылась в толпе, рассудив, что ей в ссору вмешиваться не стоит.

— Он доставляет тебе неприятности, крошка? Я в две секунды его выпровожу.

Мэган смерила Ника презрительным взглядом и медленно покачала головой.

— Чтобы доставить мне неприятности, я должна хотя бы знать о существовании человека. А так как он потерял свое обличье много лет назад, то он — пустое место, трус и задира. Я потратила па него девять лет своей жизни и не намерена тратить больше ни секунды. Останется он здесь или нет, мне безразлично.

И, высоко подняв голову, Мэган направилась к своим подругам. Толпа зевак расступилась перед ней.

Кайл взбегал вверх по ступенькам к входной двери, держа газету в руках. Скрип шип и громкая танцевальная музыка разбили тишину раннего утра. Трое молодых парней в спортивной машине свистели и улюлюкали вслед стройной молодой женщине в красном, переходившей дорогу. Она потеряла туфельку с ноги и теперь наклонилась, пытаясь поднять ее. Длинные черные волосы закрыли лицо. От наклона ее грудь немного обнажилась, представляя удивительной красоты загар на фоне черных кружев.

Он стоял и смотрел, от изумления не в состоянии сдвинуться с места. Мэган? А трое парней в машине продолжали состязаться в острословии, стараясь привлечь внимание брюнетки. Кровь ударила ему в голову, кулаки сжались, но тут произошло невероятное, от чего он просто оцепенел.

Нацепив на ногу туфельку, девушка развернулась к молодчикам лицом и, не стесняясь в выражениях, возвестила, что им следует стыдиться вести себя так, словно они банда футбольных хулиганов. Кем они мнят себя, если так шумят в воскресное утро, когда большинство людей еще отдыхает? Почему бы им не сделать одолжение себе, да и другим тоже, и не подрасти?

Мэган, та, которую он знал, никогда бы не отважилась читать нотации посторонним. Его удивлению не было предела. Плотно сжав челюсти, с возрастающим чувством сомнения и восхищения, он наблюдал, как разочарованная троица, робко извинившись и послав воздушные поцелуи, укатила прочь, а Мэган направилась вверх по улице.

Она почти не хромала. Изменившаяся походка — это то, что первым бросилось ему в глаза. Женщина подошла ближе, и он увидел, как она прекрасна. Неужели он мог забыть, как она прекрасна? Загорелая, стройная, чертовски сексуальная, красный костюм только подчеркивал ее достоинства. Странные чувства охватили его. Это снова была девушка с фотографии — та, при взгляде па которую тогда в спальне у него участился пульс.

Кайл с трудом перевел дух. Неудивительно, что парни в машине хорохорились перед ней! Все три месяца каждую ночь он ложился в постель с мечтами о ней. Он пытался перенести милый образ на холст. Теперь он видел, картина не получилась, его талантливой кисти не удалось передать ее ослепительную красоту.

— Привет. — Она робко улыбнулась, и Кайл тут же был повержен. Он так много хотел сказать ей, а сейчас ничего не шло на ум.., за исключением вещей очевидных.., и, вероятно, самых нелепых.

— И тебе привет.

— Мне нужно поговорить с тобой. — Мэган на удивление смело посмотрела ему в глаза.

— Прошло три месяца, Мэган. Чем ты занималась все это время? Не говоря о том, что останавливала движение на улице…

Девушка покраснела. О, как ему нравилось, как она краснеет.

— Рисовала. Я посещала курсы по реалистической живописи и искусству, а также побывала в нескольких галереях и видела твои картины… Кайл, они восхитительны!

Сейчас он не хотел слышать оценку своим работам. Сейчас он хотел знать, какого черта она играет с ним, без предупреждения возникая в его жизни, словно и не исчезала, а просто выходила в магазин за покупками. Три месяца назад она бросила его, разбила ему сердце и теперь ни словом не обмолвилась, собирается она вернуться или нет.

— Ты практически не хромаешь, — заметил Кайл.

— Я знаю! И сама с трудом в это верю. Я прошла курс рефлексотерапии, ароматерапии с массажем.., а еще живопись, уроки рисования и позитивное мышление. — Она порозовела, смущенная таким изобилием собственного красноречия. — Ну, словом, помогло все вместе.

— Рад за тебя. Разве могло быть иначе у такого прекрасного человека, как ты?

Она пришла только для того, чтобы поделиться с ним хорошими новостями? Чтобы продемонстрировать, как изменилась ее жизнь с того момента, когда она ушла от него? Боже, сможет ли он забыть, что Мэган разбила ему сердце, и пожелать ей всего наилучшего? Кайл — выносливый, но даже его стальному духу не под силу сотворить невозможное. Боль в груди напоминала стальной прут, впивающийся в живую плоть.

Он хлопнул газетой по колену и через силу улыбнулся.

— Я знал, что настанут счастливые времена и для тебя, Мэган.

— Но без тебя ничего бы не вышло! — В его глазах мелькнула тоска, и она с недоверием посмотрела на него, словно прочитала его мысли. — Ты научил меня всему. Ты заставил меня поверить в свой талант, и это стало важнее всего. Ты помог мне увидеть свой потенциал. Мне не следовало бежать от тебя, Кайл. Поверь, я не хотела, но я так испугалась.., и потом, ревность…

Мужчина нахмурился.

— Ревность?

— К Кристе. Ко всем женщинам, на которых ты смотрел! Я испугалась, что если останусь, то скоро надоем тебе. Я не думала, что подхожу тебе. Я… я просто не хотела тебя терять, хотела удержать тебя любыми способами. У меня было так много комплексов, Кайл. Я думала, что не смогу быть достойной такого прекрасного человека, как ты… Мэган замолчала, с нежностью рассматривая каждую черточку милого лица.

Кайл замер, стараясь осмыслить ее слова, мышца на загорелой щеке пульсировала. Что она хочет сказать? Что совершила ошибку и хочет вернуться? На это он даже надеяться не смел. Хотя все три долгих месяца без нее лишь надежда служила ему маяком. Когда желание видеть ее становилось невыносимым, он убеждал себя подождать.

Кайл переступил с ноги на ногу, его светло-карие глаза пожирали ее, а боль в сердце не утихала.

— Даже когда я сказал, что люблю тебя?

Мэган судорожно вздохнула. На ее лице появилось виноватое выражение, она поднесла руку к волосам и заправила их за ухо. Они тут же соскользнули вниз.

— Мне нужно было попытаться наладить свою жизнь, прежде чем я смогу принять твою любовь, тихо призналась она. — Ты сделал для меня так много. И я хотела сделать что-нибудь хорошее в ответ. Я хотела стать человеком, которым ты мог бы гордиться, перестать быть несчастной жертвой неудачного замужества. Я ушла потому, что в моем сердце жил страх. Время и расстояние излечили мою душу, помогли мне понять некоторые вещи. Я поехала с Пенни на Родос в отпуск и там работала над собой, каждый день карабкалась в гору к Акрополю, чтобы рисовать древние стены, и не позволяла немощи взять над собой верх. Я многому научилась, Кайл, я поняла себя, и все это благодаря тебе. И.., как ты думаешь, у меня есть шанс вернуться.., можем ли мы снова попытаться?.. Тогда ты сказал, что, возможно…

Несколько долгих секунд он не сводил с нее пристального взгляда. Время замерло, он обдумывал ответ. Она, должно быть, умерла по меньшей мере раз сто, ожидая. Наконец он улыбнулся, и Мэган с облегчением вздохнула.

— Ты куда-нибудь направляешься или хочешь зайти и выпить чашку кофе? — осторожно поинтересовался он.

— Конечно, я хочу зайти. — Сердце бешено забилось, Мэган сделала шаг ему навстречу, два тонких золотых кольца сверкнули у нее в ушах. — Но не для того, чтобы пить кофе.

Девушка посмотрела на него из-под густых темных ресниц, и в этом взгляде читалось все что угодно, кроме застенчивости. Это был смелый, уверенный взгляд женщины, которая желает своего мужчину и не боится показать свои желания.

— Ты изменилась, — последовало одобрительное замечание.

— Если и так, то потому, что я люблю тебя. — И, глубоко вздохнув, Мэган мягко ткнулась головой ему в грудь. Она любила его, любила так сильно, что была согласна на все, даже на то, что он может отвергнуть ее.

Впрочем, Кайл и не думал об этом — ни сейчас, никогда. Бросив газету, он крепко прижал ее к себе.

— Этих слов я ждал три месяца, и каждый день был размером в целую жизнь!

Зарывшись губами в ее волосы, он продолжал снова и снова шептать ее имя, шаря по карманам в поисках ключей. Когда же ему наконец удалось найти их, он открыл замок, распахнул дверь и мягко подтолкнул Мэган в темную прохладу прихожей. Затем, обхватив лицо любимой руками, прижал девушку к стене.

— О каких еще изменениях я должен узнать? тихо спросил он.

— Ну… — Мэган кокетливо опустила голову и начала расстегивать пуговицы на жакете. — Я начала покупать сексуальное белье. Хочешь взглянуть?

Его руки уже сбросили жакет на пол, а светло-карие глаза стали темными как ночь при виде черного атласа с кружевами. Эти прелестные вещички на теле Мэган могут свести с ума любого мужчину.

— Любимая, — прохрипел Кайл, слегка отклоняя ее голову назад и жадно целуя.

Желание охватило их с ног до головы, горячим обручем сковывая бедра. Они жаждали слияния вечного и сладостного, и было не похоже, что оно могло подождать, пока они доберутся до спальни.

В ее груди что-то сжалось.

— Извини, что ушла от тебя. Я никогда больше не оставлю тебя. Никогда! О господи, я люблю тебя так сильно! — Ее глаза сияли, как два темных алмаза, когда она смотрела на мужчину, который означал для нее целый мир. Мужчину, ставшего мечтой, о которой она даже не догадывалась, пока не встретила его.

— Я совершил ужасную ошибку, позволив тебе уйти.., и благодарю Бога, что ты вернулась. — Его голос снизился до шепота, он с силой обнял девушку за плечи. — Ты выйдешь за меня замуж, Мэган?

— Когда?

— Вчера не было бы слишком рано?

— Так скоро?

— Так скоро.

— Да. — Ее глаза вспыхнули, и она робко поцеловала его в щеку.

— Теперь, когда мы закончили с основными проблемами, мне бы хотелось вернуться к вопросу, который обсуждался ранее.

— О! Какой вопрос? — Мэган кокетливо улыбнулась.

— Вопрос по поводу твоего белья, маленькая шалунья.

— Ax! — Она мило зарделась.

— А нижняя деталь туалета соответствует верхней? — Намеренно медленно Кайл снял тонкую бретельку с ее плеча, его взгляд скользнул по полной, слегка загорелой груди, а затем кусок черного атласа полетел вниз.

Мэган томно вздохнула, закусила губу и медленно выдохнула.

— Соответствует, раз ее ношу я.

ЭПИЛОГ

Небольшая толпа собралась у картины Кайла «Волшебство в голове», повсюду стоял звон бокалов, раздавалось мягкое бормотание, перемешивающееся с легкими «ох» и «ах». Димитрий Папандреу сердечно похлопал друга по спине.

— Знаешь, написав этот портрет, ты прыгнул выше головы. Только влюбленный мужчина способен изобразить такое. Какой накал, какая страсть, какая красота в ее глазах! Мужчина может счастливо умереть, любя подобную женщину. Конечно, жаль, что ты нашел ее первым, но я рад, что у тебя наконец-то есть спутница жизни. Думаю, как художнику брак пошел тебе на пользу. Ты словно солнце в зените, мой друг, и я поражен.

Кайл поднял бокал и сделал маленький глоток шампанского «Дом Периньон». Деми специально прилетел из Парижа на последнюю выставку Кайла. В дальнейшем Кайл собирался полностью посвятить себя «арттерапии».

Занятия живописью хорошо помогали в психологии, в восстановлении сил и здоровья, и Кайл намеревался применить свои методы лечения искусством к людям, которым требовалась помощь.

Помимо данного предприятия, он хотел больше уделять времени Мэган и помочь ей осуществить ее мечту.

Не следует ему чувствовать себя таким самодовольным, черт возьми! Деми прав. Прошла годовщина свадьбы, и ему удалось перенести на свои картины глубокое понимание жизни, открыть настоящую золотоносную жилу, он даже сам удивлялся своему озарению. Постоянно глядя на Мэган, он находил все новые возможности. Каждый день она вдохновляла его. Пусть посмотрят, великодушно подумал он, разглядывая оживленное общество, толкавшееся около портрета. И я смогу отправиться домой, к настоящей жизни.

Кстати, о жизни. Где Мэган? Он просил ее быть в галерее около семи, а уже половина восьмого.

Он встревоженно пробежался взглядом по залу.

Мужчины, женщины шли потоком, один из людей Деми, наряженный пингвином, приветствовал посетителей, проверяя списки, ведь вход на выставку был только по приглашениям.

И тут он увидел ее. Сверкающие роскошные черные волосы, аккуратно уложенные в прическу, притягивали его взгляд, словно магнитом. На ней был кремовый брючный костюм и шелковая блузка. Многие удивленные и восхищенные взоры обратились к прекрасной брюнетке. Но помимо ее блистательной красоты, была еще одна причина, по которой он быстро двинулся навстречу ей. И эта причина тихо покоилась у нее на руках.

Рози Иветт, их дочь. Она родилась три месяца назад, после долгих трудов и штудирования медицинских книг. От начальных схваток и до появления малышки на свет прошло шесть часов — не самый плохой срок для первых родов. Акушерка поставила их в известность, что вторые роды пройдут быстрее.

— Извини, я опоздала. — Мэган подставила щеку для поцелуя и, когда он страстно поцеловал ее в губы, удивилась и расчувствовалась. Она задохнулась и покраснела, робко огляделась по сторонам, не видел ли кто, и нежно погладила ребенка по спинке. — Я обещала оставить ее с твоей мамой, но ей бы пришлось нелегко, и я взяла девочку с собой. Ты не против?

— Дай-ка ее мне. — Кайл взял дочку и нежно покачал ее на руках. Одобрительные возгласы разлетелись по залу, и его сердце наполнилось гордостью.

— Если маленькой Рози суждено быть хоть наполовину такой красивой, как ее мама, тогда тебе не поздоровится, мой друг. — Деми весело посмотрел на Мэган и Кайла. — Придется тебе с ружьем отгонять мальчишек от дверей!

Позже, когда галерея опустела немного, Мэган наклонилась к мужу.

— Им понравился твой портрет? — Она кивнула на картину, у которой еще толпились восхищенные почитатели. Каждая деталь в ней была ей знакома, от прелестных белых кружев па ночном одеянии женщины до интимной улыбки на устах и любящего взгляда, предназначенного только мужу.

— Твой портрет, любимая. — Кайл нежно прижал дочку к груди и свободной рукой обнял Мэган.

— Ты собираешься продать его Деми? — спокойно спросила она, стараясь не выдать своих чувств.

Его щека дернулась, точно Мэган предложила сделать нечто ужасное.

— Шутишь? Такая редкость останется в семье…

В следующем году, мой ангел, твоя очередь.

Сердце Мэган сжалось при мысли о предстоящей выставке. Впрочем, работая над картинами каждый день во время беременности, она достигла отличных результатов. Под руководством Кайла, конечно. И Мэган знала, что настанет день, когда она с гордостью сможет сказать, что зарабатывает на жизнь живописью. А пока ее сердце полностью принадлежит обожаемым мужу и ребенку, о таких благословенных дарах она и не мечтала.