/ / Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Средневековье

При свете звезд

Марлисс Мун

Отважный капитан королевской гвардии сэр Люк Ленуар спасает из пламени костра очаровательную Мерри Дюбуа, обвиненную в ворожбе, и с этого мгновения сердце его не знает покоя. Покоренный красотой и смелостью девушки, Люк готов забыть обо всем на свете, даже о предстоящем браке с кузиной короля. Рыжеволосая красавица стала владычицей всех его помыслов, его путеводной звездой. Но решится ли бесстрашный капитан отстоять свою любовь? Сумеет ли подарить возлюбленной настоящее счастье?

Марлисс Мун

При свете звезд

Всем членам моей большой семьи, особенно моим невероятным родителям. Спасибо вам, мама и папа, за то, что помогали вашей мечтательнице мечтать.

Алану, моему лучшему другу. И нашей крошке, чье рождение мы ожидали с такой радостью! Добро пожаловать в этот мир, Элизабет Грейс!

Пролог

Окрестности Иерусалима, 1130 год

Солнце зашло за невысокие горы на западе, и все вокруг погрузилось во тьму, когда Люк достиг вершины холма неподалеку от дома. Он бежал изо всех сил, чтобы увидеть, как зажжется волшебная звезда, и в полном изнеможении, но счастливый повалился на большой камень перевести дух.

Он успел. В небе не появилось еще ни одной звезды. Люк посмотрел вниз на свой дом, жалкое строение, одиноко стоящее у дороги. За домом вдоль стен Иерусалима вспыхивали факелы. Мать будет беспокоиться, если он придет домой поздно. Но у него в сумке лежит хлеб, который он стащил у купца, еще он нашел серебряную безделушку, ее можно обменять на еду. Это поможет ему вымолить прощение у матери.

Подняв голову, Люк ахнул, не сдержав восторга. В небе зажглась первая звездочка, та, которую он ждал, а за ней следом мириады других. Люк поискал на небосводе скопление звезд, показанное ему однажды отцом.

«Видишь ту яркую звезду? – Люку казалось, что он снова слышит голос отца, который разговаривал с ним на нормандском наречии. – Это волшебная звезда. Если, глядя на нее, загадаешь желание, оно непременно сбудется».

Только нынешним утром Люк вспомнил об этой волшебной звезде, когда нашел блеснувшую в земле безделушку.

Джеймс д'Албини рассказывал сыну о стране с огромными тенистыми деревьями, зелеными лугами, звенящими серебристыми ручьями и возведенными из камня замками. Он рисовал Люку картинки, читал книжки о королях и отважных рыцарях, воинах в доспехах, защищавших их от сарацинских клинков; о глубоко верующих мужчинах, готовых отправиться на другой конец света, чтобы покорить неверующих.

Эти истории завораживали Люка, и страна, которую его отец называл Англия, казалась ему более реальной, чем пыльная, выжженная земля, на которой он жил. Отец обещал Люку, что они вернутся туда вместе, как только закончится его миротворческая миссия. Но пять месяцев назад отец скоропостижно скончался, оставив сына и свою сарацинскую наложницу без средств к существованию.

Мечта Люка не сбылась, он никогда не попадет в Англию. Жизнь стала скучной и однообразной. Грозя забить его мать камнями, соплеменники прогнали ее с сыном за пределы города. Эсме соорудила лачугу из пальмовых ветвей, вскопала огород в надежде, что он будет их кормить, но когда коза, поев сорняков, сдохла, мать отправила сына в город попрошайничать и воровать.

Люку это не нравилось. Отец растил его честным и гордым. Местные жители – сарацины презирали его, награждая обидными прозвищами. Он знал, что никогда не станет среди них своим, навсегда останется изгоем.

Сегодня он собирался все это изменить.

Глядя на мерцающие звезды, Люк в какой-то момент испугался, что навсегда потерял волшебную звезду. И вдруг заметил ее и вскрикнул от радости.

– Волшебная звезда, – прошептал он, и сердце у него учащенно забилось. – Я хочу… – Он осекся. Нет, он не будет торопиться. Он подумает. Отец сказал, что он имеет право только на одно желание и должен приберечь его на случай крайней нужды.

Люк должен позаботиться не только о себе, но и о матери. Она пострадала еще больше, чем он, изгнанная из семьи и родного города.

– Волшебная звезда, – отчетливо выговаривая каждое слово, произнес мальчик. – Пусть жизнь у меня и моей мамы станет лучше.

Он задумался, стоит ли добавить что-нибудь еще, но звезда подмигнула и потускнела, словно хотела сказать, что уточнять какие бы то ни было детали поздно.

Люк посмотрел вниз. Если его желание сбудется, в окне будет свет и огонь для приготовления еды.

Увы, лачуга оставалась темной.

Люк унял дрожь. Напомнил о себе голод. Завесьденьу него не было во рту маковой росинки. Дотронувшись до хлеба в сумке, его единственного утешения, он обругал себя за то, что оставил мать без пищи, и стал спускаться.

В замке граф Арундел сжимал в дрожащей ладони послание. Его прислал не Джеймс, как обычно, а кто-то другой. Из послания сэр Вильгельм узнал, что его единственный сын и наследник умер, оставив сына по имени Люк с матерью-сарацинкой по имени Эсме, которые ютятся в окрестностях Иерусалима.

– Стюард! – прогремел сэр Вильгельм, поднимаясь с кресла. – Готовься к долгому странствию. Мы отправляемся в Иерусалим за останками моего сына и на поиски моего внука.

Глава 1

Северный Йоркшир, 1154 год

Шурша черными одеяниями, настоятельница Маунт-Грейс приготовилась читать приговор. По правую сторону от нее стоял аббат Жерво, по левую – приходской священник. Ее головной плат закрыл солнечный свет, пробивающийся сквозь щель за ее спиной. Хотя лицо ее оставалось в тени, трудно было не разглядеть в ее серых, как сланец, глазах блеск неистовства веры.

Монахини призвали друг друга к тишине. По спине Мерри поползли мурашки. Стоя у помоста, она едва держалась на ногах, мучимая дурным предчувствием. Сердце учащенно билось.

Мерри бросила взгляд на священнослужителей, стоявших по обе стороны от настоятельницы. Однако выражение их лиц не предвещало ничего хорошего. Присяжные проголосуют, как скажет мать Агнесс.

– Сестра Мария Милосердная, – начала настоятельница, – ты осквернила данное тебе во время принятия обета имя. С этого момента я буду обращаться к тебе Мерри из Хидерзгила, ибо с этого момента ты больше не монахиня.

«Только не виселица», – в отчаянии молилась про себя Мерри. Утопление она как-нибудь переживет, потому что хорошо плавает.

– После длительного расследования и тщательного обдумывания, – продолжала настоятельница, – мы пришли к выводу, что ты виновна в попытке убийства, ереси и злом умысле.

Виновна! Это слово прозвучало похоронным звоном. Она прибыла в Маунт-Грейс в надежде избежать преследования за свое искусство целительницы. Но в этом так называемом святом прибежище не нашла терпимости.

Суд с начала до конца представлялся ей фарсом. Свидетельницы ее преступления были явно подкуплены. Одна из них якобы видела, как Мерри плясала при полной луне. Вторая утверждала, будто застала ее в момент совокупления с дьяволом. Третья обвиняла в знакомстве с черным котом. Все это бредни! Те же самые монахини благодарили бы ее, если бы мать-настоятельница скончалась.

Но она жила и здравствовала. В последний момент Мерри положила в вино настоятельницы всего два листка белены вместо трех и теперь сожалела, что не проявила достаточной твердости.

– Злой умысел – тяжкое преступление, совершенное против Господа и святой церкви, – с торжествующим видом добавила настоятельница.

Тут Мерри не выдержала и заговорила:

– А как насчет ваших преступлений, матушка? Ведь вы измываетесь над беззащитными девочками!

Монахини за ее спиной в ужасе ахнули. Аббат Жерво и приходской священник из Ричмонда переглянулись.

Все знали об извращенном удовольствии матери-настоятельницы хлестать плетью монахинь.

– Молчать! – оборвала ее Агнесс, вскинув руки и напомнив своим видом огромную черную птицу. – Обвиняемому слова не давали! Как смеешь ты поливать меня грязью, когда сама вызываешь отвращение в глазах Господа? – Прищурившись, она уставилась на Мерри. – Я собиралась проявить христианское милосердие и смягчить приговор до наказания двадцатью ударами плетью, но теперь передумала. Мы приговариваем тебя к сожжению, и приговор будет приведен в исполнение завтра же на рассвете!

Сожжение! Приговор представлялся нелепым. Сожжение обычно практиковали на континенте, но в Англии к нему редко прибегали. Мерри почувствовала, как пол под ней заходил ходуном. Молить о пощаде Мерри не стала. Агнесс забила бы ее до смерти.

За какие преступления, спрашивается? Вина Мерри состояла в том, что она хотела защитить монахинь от издевательств настоятельницы. Каждый раз, когда святая мать секла их, Мерри старалась не оставлять причиненное зло без последствий. С настоятельницей непременно что-нибудь случалось: припадок, во время которого она прикусывала язык; на теле появлялась сыпь, от которой нельзя было избавиться; на руках вскакивали бородавки. Все это делалось с единственной целью: чтобы Агнесс хорошенько подумала, прежде чем снова взяться за плеть.

Настоятельница немного присмирела, однако не изменилась.

Ее последняя жертва сошла в могилу. Желая отомстить за ее смерть, Мерри добавила в вино настоятельницы белены, от чего у Агнесс начался понос, столь безудержный, что, будь она менее вынослива, могла бы отправиться на тот свет. Но, увы, этого не случилось. Теперь Агнесс жаждала справедливости.

– Вам придется уведомить мою семью, – произнесла Мерри.

Агнесс посмотрела на нее с притворным состраданием.

– Твоя судьба нисколько не волнует твою семью. Иначе они давным-давно, написали бы, – заявила она.

Это было правдой. Кларисса, старшая сестра Мерри, и мать, Жанетт, ни разу не навестили Мерри с тех пор, как привезли ее в Маунт-Грейс. Она причиняла им слишком много хлопот, и они не стали бы ее спасать.

Умирать Мерри, видимо, придется в одиночестве. С того дня, который навеки изменил жизнь Мерри, она не встречала справедливости и сострадания и нигде не находила утешения, даже в монастыре. Что изменится, если она умрет?

– Тебе есть что сказать? – обратилась к ней настоятельница. – Раскаиваешься ли ты в том, что отвернулась от Господа и связалась с Сатаной?

Взглянув на настоятельницу, Мерри поразилась сходству тиранки с ее отчимом Фергюсоном. Но Фергюсон, слава Богу, мертв. Одним деспотом, мучившим смиренные души, стало меньше.

Мерри наконец обрела дар речи.

– Встретимся в аду, Агнесс, – сказала она, услышав восхищенные вздохи монахинь. – Если мне суждено сгореть сейчас, то тебе гореть вечно за то, что мучила ни в чем не повинных женщин. Можешь сжечь меня, если хочешь. – Мерри вскинула подбородок, демонстрируя силу духа. – Я предпочитаю умереть, чем оставаться в этом аду с тобой на земле.

* * *

Сэр Люк Ленуар, капитан королевской армии принца, внук графа Арундела, никогда не страдал слабостями простых смертных. Не давая армии передышки, он гнал ее в ночи стремительным галопом, не позволявшим воинам спать в седле.

Эрин, его сонный сквайр, время от времени искоса поглядывал на хозяина, поражаясь его выправке. После стольких часов, проведенных в седле, он продолжал держаться прямо. На фоне фиолетового предрассветного неба гордый силуэт сэра Люка резко отличался от сутулых фигур ратников. В пурпурном свете зари его безукоризненно отполированные доспехи отливали серебром. Шлема на его темноволосой голове не было – он внимательно прислушивался к звукам, которые могли принести с собой угрозу более серьезную, чем писк и жужжание насекомых.

Его армия дала обещание в течение года снести крепости, возведенные без санкции короля. Девять из двенадцати месяцев уже минули. Они разрушили одну крепость в Драксе и еще одну в Линкольншире. Осталось всего три месяца. Успеют ли они справиться с заданием до завершения срока? Но Эрина это не волновало. Он знал, что для сэра Люка не бывает ничего невозможного.

Неделю назад прибыл гонец с известием, из которого явствовало, что старик Арундел с каждым днем теряет силы. Однако преданный вассал сэр Люк не отправился домой, не доведя миссию до конца, продолжая форсировать болота и горы, распространяя власть принца Генриха.

Эрин сочувствовал своему господину, хотя тот не нуждался в сочувствии. Сэр Люк был богаче и могущественнее большинства вельмож, но он был незаконнорожденным и к тому же наполовину сарацином. И тем не менее он стал фаворитом принца Генриха, которому спас жизнь, когда принц был еще ребенком. Благодаря храбрости и отваге сэр Люк заслужил военное прозвище Феникс и быстро прославился. Он был самым хитроумным военачальником Генриха. К счастью для его противников, он предпочитал добиваться заключения мира, а не сражаться. При столь щекотливом задании, как разрушение незаконно возведенных построек, выросших за время правления Стефана, дипломатический талант сэра Люка делал его незаменимым дома и за границей.

Из сражений он выходил без единой царапины, исполненный достоинства и выдержки, какие бы драматические события вокруг него ни кипели.

Проскакав всю ночь напролет, сэр Люк выглядел бодрым и внимательно всматривался в даль. Целью их следования был монастырь, где сэр Люк со своими людьми мог наконец передохнуть.

Сооруженный на краю болотистой пустоши монастырь оказался небольшим строением мрачного вида, обнесенным стеной.

Сэр Люк спрыгнул с лошади и дернул за шнурок колокольчика.

В воротах открылось смотровое окошко.

– Кто там? – спросил испуганный девичий голос.

– Королевская армия принца Генриха, – ответил Феникс. – Мы уповаем на отдых и пищу за вашими стенами.

К их общему удивлению, смотровое окошко захлопнулось. Пораженный, сэр Люк взглянул на сквайра и опять дернул за шнур колокольчика.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем смотровое окошко снова открылось.

– Я настоятельница. Зачем вы сюда прибыли? – с неприкрытой злобой спросила настоятельница.

– Мы служим его величеству принцу Генриху, – ответил капитан. – Нуждаемся в отдыхе и пище. Открывайте! – Это был почти приказ.

– Вы выбрали не самое удачное время, – проворчала женщина. – За стенами свирепствует инфекция. Мы закрыты на карантин, – добавила она. – Сегодня поутру собираемся сжигать тела усопших.

Эрин удивился. Черного флага, вывешенного на воротах в знак предупреждения, он не приметил.

– Что за болезнь? – допытывался сэр Люк.

– Дурная болезнь, – сказала настоятельница. – Очень заразная. Вам лучше убраться восвояси. – С этими словами она захлопнула окошко.

К воротам стали подъезжать остальные ратники. Их лица выражали нескрываемое облегчение. В такие минуты ни один капитан не захочет разочаровывать своих воинов.

Феникс медленно повернулся к ним.

– Располагайтесь на земле, – крикнул он. – Нас не пустили. Велели убираться.

Сэр Люк вытащил из седельной сумки кусок веревки и посмотрел на сквайра.

– Идем со мной, Эрин, – велел он. – Сэр Пирс, я намерен разведать обстановку, – добавил он, обращаясь к своему сержанту.

Эрин последовал за господином, и вдвоем они свернули за угол. Через некоторое время Феникс остановился, снял боевые перчатки и отстегнул ножны, позволив мечу упасть на землю, после чего взялся за шнуровку корсета камзола.

– Вы никак собираетесь перелезть через стену, милорд? – догадался Эрин, обрадовавшись смекалистости господина.

Было очевидно, что за монастырскими стенами происходит что-то неладное, и сэр Люк желал выяснить, что именно.

– Помоги мне снять кольчугу, – попросил он.

Эрин стал возиться с кольчугой, а сэр Люк тем временем освобождался от остальной части боевого снаряжения, пока не остался в стеганой рубашке, штанах и сапогах. Даже без лат он представлял собой внушительное зрелище. За годы интенсивных физических упражнений его тело приобрело скульптурную рельефность.

Стену монастырской ограды окрасили первые бледные лучи солнца.

– Возможно, веревка мне и не понадобится, – бросил капитан и пополз по стене, чтобы выиграть время. В следующий миг он уже заглядывал за ограду.

К мрачному удовлетворению Люка, внутренний двор монастыря был сейчас перед ним как на ладони. У столба в центре двора стояла девушка.

Кровь Господня!

Настоятельница собиралась сжечь ее заживо!

Он сжал челюсти. Вот тебе и дурная болезнь.

Девушка у столба, облаченная с головы до ног в черное, тоже монахиня, была совсем юной. На бледном лице выделялись огромные глаза. Она смотрела в небо, не опуская глаз, где у нее под ногами разбрасывали солому.

Люк был вне себя от возмущения. Экуменический закон запрещал церкви подобные наказания. Святое прибежище потеряет всякий смысл, если наделить церковь такой властью!

В тот момент, когда сэр Люк собирался спрыгнуть со стены, во двор влетела монахиня внушительных размеров, размахивая факелом, как знаменем.

– Поторапливайтесь! Полейте все жиром!

Феникс понял, что времени для переговоров нет. У него оставалась только одна возможность, альтернатива, ведущая к печальным последствиям. Никто, даже обласканный королевской милостью вельможа будущего короля, не имел права вторгаться в святую обитель без приглашения. С другой стороны, честь обязывала его спасти девушку. Если он не вмешается, невольно станет соучастником убийства.

Люк посмотрел вниз.

– Что вы видите, милорд? – справился Эрин.

– Девушку, привязанную к столбу, – ответил Люк ровным голосом.

Эрин ахнул.

– Она что, ведьма? – спросил он и перекрестился.

Люк задумчиво взглянул на жертву у столба.

– Ведьм в природе не существует, – ответил сэр Люк.

В этот момент суетившиеся у столба люди закончили поливать солому топленым салом. Люку следовало поторапливаться.

– Думаю, что и теперь тебе не стоит молить о пощаде, девчонка, – обратилась настоятельница к жертве. – Ты ведь высмеяла, если помнишь, мое предложение проявить милосердие.

– Я не нуждаюсь в твоем прощении, Агнессt — решительно заявила девушка. – Это ты должна просить прощения у меня.

От восхищения брови Люка поползли вверх. Подобная храбрость заслуживала награды, невзирая на последствия.

– Эрин, брось мне меч, – приказал он.

Эрин с радостью повиновался. Поймав широкий клинок, Люк положил его на верхнюю кромку стены.

– Водрузи мои доспехи на лошадь, – добавил он, – да поживее. Скажи сэру Пирсу, чтобы готовился к немедленному отъезду. Жди меня у ворот. А теперь – вперед!

Поняв господина с полуслова, Эрин не стал задавать лишних вопросов. Побросав перчатки, наколенники и ремень в кольчугу, он потащил латы за собой. Ухватившись за верхний край стены руками, Люк подтянулся и взобрался на каменный выступ.

Его никто не увидел, ибо взгляды собравшихся были обращены на настоятельницу. Она бросила факел на кучу хвороста и соломы.

Вверх взвился столб черного дыма, но утренний бриз почти сразу его развеял. Вместе с дымом улетучилась и храбрость жертвы. От ужаса ее глаза стали огромными. Хрупкое тело, опутанное веревками, напряглось.

Времени у Люка оказалось меньше, чем он предполагал. Когда пламя взмыло вверх, он спрыгнул со стены на землю и, чтобы смягчить удар, покатился. Зажав в руке меч, он бросился к костру.

Мерри в ужасе зажмурилась, вжавшись спиной в столб, она ждала, когда языки пламени начнут лизать ее босые ступни.

Неожиданно платформа покачнулась, и ей в лицо ударила волна холодного воздуха. Она раскрыла глаза и увидела, что рядом с ней на помосте балансирует мужчина.

Не понимая, что происходит, она таращилась на него в изумлении и даже не заметила, как с ее запястий соскользнули веревки.

– Держись за меня, – велел он.

Она обвила его руками. Потрясающе красивый, он мог быть только ангелом, спустившимся на землю, чтобы спасти ее бессмертную душу. Господь все же смилостивился над ней. Хвала ему и слава!

Веревки, связывавшие ее лодыжки, распались. И в следующий момент мир перевернулся с ног на голову, когда ангел вскинул ее на плечо. Он спрыгнул с платформы вниз, избегая огненных языков. Мерри повезло меньше. Пламя лизнуло ее головной плат и опалило волосы. Она сорвала его с головы и отшвырнула прочь.

Только сейчас Мерри осознала, что по-прежнему жива. Ангел забрал не ее бессмертную душу, а бренную оболочку. Теперь он стремительно мчался к воротам. Его твердое плечо больно врезалось в ее живот. Ловя ртом воздух, Мерри изогнула шею и увидела, что мать-настоятельница пустилась за ними в погоню. Схватив плетку, Агнесс неслась за ними, ощерившись, похожая на злобную волчицу. Следом за ней бежали аббат и священники.

Спаситель Мерри достиг ворот и резким ударом распахнул створки. Мерри тотчас оказалась в гуще переминающихся с ноги на ногу лошадей и поблескивающего оружия.

– Вперед! – властно приказал сэр Люк, и кавалерия молниеносно сорвалась с места.

Сильные руки обняли ее за талию и грубо усадили в седло. Над ее головой снова оказалось небо. Не успела Мерри перевести дух, как услышала грозный голос настоятельницы.

– Стойте!

У ее щеки просвистел кончик плетки. Отклонившись назад, Мерри с трудом усидела в седле.

– Немедленно верните ее мне! – потребовала настоятельница, размахивая плеткой.

Агнесс была женщиной могучего телосложения, но спаситель Мерри оказался выше ростом и вдвое шире в плечах. Непристойный гнев святой матери заставил его нахмуриться, и он с привычной легкостью выхватил меч.

Было ясно, что он никакой не ангел, а воин. Он обратился к настоятельнице, и до ушей Мерри донесся его спокойный голос:

– Являясь правой рукой принца, мадам, я обязан вмешаться. Вы сказали, что собираетесь поутру жечь тела умерших. Девушка, на мой взгляд, не очень-то смахивает на мертвую.

Он смерил Мерри взглядом, скользнувшим по ней, как огненный меч.

– Она мертва духом, мертва для церкви! – воскликнула настоятельница. – Эта ведьма пыталась меня отравить! – Глаза настоятельницы злобно блеснули.

– Правда? – мягко заметил воин. – В таком случае я доставлю ее в ближайшее аббатство, чтобы ее судили по закону. Похоже, вы забыли, кому служите.

Куда он собирается ее доставить? У Мерри екнуло сердце. Нет, второго суда она не вынесет!

– Я этого не потерплю! – вскипела настоятельница. – Как ваше имя? Я намерена подать на вас официальную жалобу. Как вы смеете вторгаться в мои пределы?

– Это не ваши пределы, – мягко возразил воин. – Это пределы Бога. Меня зовут Люк Ленуар, – ответил он. – Жалуйтесь, но будьте готовы отчитаться в своих действиях.

С этими словами он повернулся к лошади, чтобы занять место в седле позади Мерри.

Настоятельница занесла над головой плетку.

– Берегитесь! – воскликнула Мерри.

Сверкнуло лезвие меча, и плетка упала, разрубленная надвое. В следующее мгновение воин вскочил в седло, привлек Мерри к себе, пустил лошадь в галоп, и они скрылись в золотистой пыли, поднятой ускакавшей вперед кавалькадой.

В ста шагах от монастырских стен Люк положил меч Мерри на колени.

– Подержи его, – попросил он и взялся за поводья обеими руками.

Мерри сомкнула пальцы вокруг тяжелого оружия. Лезвие клинка было холодным, гладким и острым как бритва.

Мерри охватило безраздельное отчаяние. Она слишком близко подошла к смерти и с превеликой радостью встретила избавление, посчитав, что ангел забрал ее душу. А теперь, по словам этого человека, ей придется предстать перед вторым судом.

Но с нее хватит опыта и предыдущего судилища, когда ее ложно обвиняли в сговоре с дьяволом; пристрастно допытывались о свойствах растений; выясняли, откуда взялась у нее сзади отметина, – уж не дьявол ли заклеймил ее? Как же она устала от всего этого! Во второй раз ничего подобного она не выдержит!

В жилах Мерри закипела тихая ярость. Она огляделась и увидела, что они нагоняют армию, скакавшую впереди. Она не могла не обратить внимания, что на ее спасителе нет доспехов. И тут ее взгляд упал на лежавший на коленях клинок.

Убить того, кто тебя спас, несправедливо. Единственное, что оставалось, – столкнуть его с седла и умчаться прочь. Но солдаты тут же бросятся за ней в погоню.

Может, проще самой лишить себя жизни? Одного движения лошади хватит, чтобы острие клинка мягко вошло ей между ребрами.

Боже милостивый, какой же длинный у него меч! Мерри вытянула руку, насколько позволяла рукоятка, и уколола сидевшего сзади.

– Что ты делаешь? – Он вырвал у нее из рук меч и резко осадил коня.

С большой неохотой Мерри рассталась с оружием. Ей следовало знать, что спасение не бывает легким. На свою беду, она разозлила сидевшего сзади человека и в ожидании удара съежилась.

– Кого ты собиралась убить: себя или меня? – спросил он с удивлением.

Убрав меч под ремень переметной сумы, он схватил Мерри за подбородок и повернул к себе лицом, желая заглянуть в глаза.

Сила, таившаяся в его пальцах, поразила Мерри. Он мог без особого труда свернуть ей шею. Ужас охватил девушку. Мужчина есть мужчина. И спас он ее не из благородных побуждений.

Мерри проворно соскользнула с седла и бросилась наутек, но скоро сбавила скорость: сухая трава, словно иголками, колола ей ноги.

Она не удивилась, а только испугалась, когда сзади ее схватили и оторвали от земли две могучие руки.

Мерри изо всех сил лягнула своего спасителя, но от удара об армированные металлом штаны только поранила ноги и поняла, что понапрасну тратит силы.

Боже, какая же она несчастная! Ей удалось удрать от отчима, хотевшего ее изнасиловать, удалось избежать побоев настоятельницы, чтобы попасть в руки воина. О таких, как он, Мерри знала не понаслышке. Они использовали женщин, а потом бросали за ненадобностью. Ее мать тоже изнасиловали.

– Если ты меня изнасилуешь, – предупредила она, прибегнув к уникальной защите, которая помогала ей столь долго хранить целомудрие, – твое мужское достоинство, клянусь, сморщится и отвалится, Я колдунья, – угрожающе добавила она, – и ты проклянешь день, когда причинил мне зло!

Глава 2

Люк остолбенел. Он, разумеется, не верил в существование колдуний, но с чего она взяла, что он собирается ее насиловать? Видит Бог, он спас ей жизнь!

– Вы меня неправильно поняли, леди, – сказал Люк. Он чувствовал себя оскорбленным, но виду не подал. – Может, вернемся к лошади?

– Я не вынесу второго суда! – выпалила она. – Не вынесу!

– Не будет никакого суда, – заверил он девушку. – Я так сказал, чтобы утихомирить настоятельницу. Я собираюсь вернуть вас в вашу семью. – С этими словами рыцарь взял ее на руки.

Мерри это не понравилось, и она уперлась кулачками ему в грудь.

– У вас обожжены ноги, – быстро произнес он. – Вам трудно будет идти.

Девушка округлила глаза. Они были насыщенного зеленого цвета, рыжие волосы обсыпаны пеплом. Подбородок заостренный, лицо испачкано сажей. Чем не колдунья?

Люк донес ее до лошади и посадил в седло. Воины ждали своего командира на опушке леса. Он чувствовал себя виноватым перед ними. Из-за него они лишились отдыха у монастыря, а теперь вынуждены сделать крюк, чтобы доставить девушку в ее семью. Люк уже сожалел о содеянном, но сделать ничего не мог.

Он сел на лошадь позади девушки.

– Обопритесь на меня, леди, – сказал он и послал лошадь с места в карьер.

Мерри упала ему на грудь и застыла. У ручья, отделявшего болотистую пустошь от леса, воины остановились.

– Что дальше, милорд? – раздраженным тоном справился сэр Пирс.

Хорошо бы как можно дальше уехать от монастыря, подумал Люк, однако не мог отказать в отдыхе своим воинам.

– Сделаем привал здесь, – сказал он, кивнув в сторону рябин по другую сторону ручья, где начинался лес.

В этом лесу Мерри собирала сырье для своего ремесла при свете луны, когда ей запретили работать в монастырском огороде. Черника, солодковый корень и иван-чай произрастали здесь в изобилии.

– Прошу прощения, но пришлось остановиться, – обратился Люк к Мерри. – Мои люди очень устали. Через несколько часов продолжим путь.

Мерри кивнула. Вряд ли настоятельница отправит за ними погоню. Спаситель Мерри – Люк Ленуар, правая рука принца, предводитель воинства.

Воины между тем устраивались на отдых, некоторые кормили лошадей. На одних воинах были пурпурные кафтаны с золотой эмблемой феникса. На других – одежда победнее. Вассалы и наемники, сообразила Мерри.

Люк спешился и окинул Мерри взглядом. Вид у него был растерянный. Мерри отвернулась, сожалея о том, что назвала себя колдуньей и грозила Люку проклятием, вместо того чтобы поблагодарить его за спасение.

– Ваши доспехи, милорд, – обратился к Люку юноша и умолк. За собой он тащил вьючную лошадь.

– Отлично. Принеси, пожалуйста, для дамы воды.

Парню с волосами цвета льна было не больше пятнадцати. Забыв о приличиях, он, не скрывая любопытства, глазел на Мерри.

Раздосадованная, Мерри отвернулась. Лицо подростка было покрыто прыщами, что в его возрасте не редкость.

– Она же совсем девчонка, – удивленно промолвил парень.

Мерри бросила на него высокомерный взгляд.

– Я старше тебя, – уточнила она.

– Пожалуйста, принеси воды, – нетерпеливо повторил военачальник.

Мальчик, взяв винный мех, направился к ручью. Мерри осталась наедине с воином.

– Покажите мне ваши ноги, – попросил он, тронув ее за правую пятку.

Она вся напряглась. Прикосновение было нежным, контрастируя с жестким выражением его лица.

Мерри посмотрела на свои ноги, сплошь усыпанные волдырями.

– Я ничего не чувствую, – удивилась она.

– Еще почувствуете, – мрачно произнес Люк. – Как насчет рук?

Она протянула ему руки. Ладони у него были теплые, и Мерри ощутила доселе неведомый ей трепет. Сердце забилось сильнее.

От веревок на руках остались следы и четыре серпообразных прокола на каждой ладони, однако ожогов не было.

– Присядьте на бревно, а я поищу целебную мазь. Жервез, – обратился капитан к приземистому воину, который только что улегся на подстилке. – Найди мазь от ожогов.

Он снова повернулся к Мерри и протянул ей руки, чтобы помочь спуститься с лошади.

Их тела соприкоснулись, и Мерри ощутила его крепкий мужской торс. Она опустилась на ствол поваленного дерева. Капитан, как ей показалось, заслуживал доверия. Появился юноша с бурдюком.

– Вода, милорд. – Он протянул бурдюк своему господину и снова уставился на Мерри. – Сколько тебе лет? – поинтересовался он.

– Девятнадцать, – ответила девушка в надежде, что он наконец оставит ее в покое.

– Ты ведьма, да? – продолжал он.

– Вопросы здесь задаю я, – строго сказал военачальник.

Люк смочил водой кусок ткани, который держал в руках.

– Как вас зовут, леди? – спросил он, протянув девушке бурдюк.

– Мерри, – сказала она, глотнув воды.

– Мария, – повторил он, бросив многозначительный взгляд на парня. – Я – сэр Люк Ленуар, прозванный Фениксом, – представился он. – Это – мой сквайр Эрин. Моего коня зовут Сулейман. У вас на лице следы копоти, – добавил он, протягивая Мерри влажную тряпицу.

Мерри взяла тряпицу и стала вытирать щеки. Неудивительно, что мужчины с любопытством рассматривали ее.

К ним подошел воин, по имени Жервез, с глиняным сосудом.

– Целебная мазь от ожогов, милорд, – сказал он.

Мерри с подозрением уставилась на сосуд:

– Можно полюбопытствовать, что это?

– Овечий жир, сваренный с корой бузины, – ответил Жервез.

Ей не хотелось его обижать, но выхода не было.

– Благодарю вас, но жир лишь повредит обожженной коже. Я сама о себе позабочусь.

Жервез уставился на господина в ожидании дальнейших приказаний.

– Ступай отдыхать, Жервез, – спокойно произнес Феникс, стараясь сдержать раздражение.

Расстроенная Мерри продолжала вытирать лицо.

– Эрин, – обратился Люк к своему сквайру. – Поищи, пожалуйста, мои наколенники и щитки для голеней.

Юноша принялся стаскивать с вьючной лошади доспехи. Боевое снаряжение свалилось на землю, разлетевшись в разные стороны. Мерри скорее почувствовала, чем увидела, как Феникс замер в напряжении.

– У меня больше нет сажи на лице? – справилась она у Люка, чтобы избавить парня от головомойки.

Люк внимательно на нее посмотрел, и под его взглядом Мерри стало не по себе.

– Не совсем, – произнес он и протянул руку. – Позвольте мне?

И прежде чем Мерри успела отвернуться, Люк решительно взял ее за подбородок и провел тряпицей вдоль ее носа и под губой. Мерри затаила дыхание.

Только сейчас она заметила, что глаза у него такого же цвета, как ручей, коричневые с вкраплениями золота, обрамленные густыми длинными ресницами, такими же черными и блестящими, как и его коротко остриженные волосы. Он хорош собой, этого нельзя отрицать.

Стерев грязь с лица девушки, Люк неожиданно обнаружил, что она красива, несмотря на слегка вздернутый носик, усыпанный веснушками, узкое личико и заостренный подбородок. Завораживали глубокие зеленые глаза и форма ее губ. В ее чертах странным образом сочетались плутовство и чувственность.

Эрин, складывавший боевое снаряжение господина на поваленное дерево рядом с капитаном, тоже обратил внимание на ее глаза.

– Говорят, у ведьм всегда зеленые глаза, – сказал он, разглядывая Мерри.

– Я знаю траву, которая очистит твое лицо от прыщей, – не без ехидства заметила девушка.

Эрин смутился.

– Не твое дело! – огрызнулся он.

– Ступай отдыхать, – посоветовал Люк сквайру. – Я сам разберусь со своим снаряжением.

Мальчик вздохнул.

– Я не могу найти ваш второй наколенник, милорд, – сообщил он, понурившись.

– Поищи как следует, – бросил Люк.

Звук, похожий на крик младенца, заставил обоих резко обернуться. Из высокой, густой травы выскочил маленький зверек и ударился о колени девушки. Мерри радостно рассмеялась.

Люка поразил ее смех. Никогда еще он не слышал столь заразительных переливов.

– Кит! – воскликнула Мерри, целуя черного кота. – Ты меня нашел!

Животное заурчало.

– Это твоя кошка? – вне себя от удивления воскликнул Люк.

– Он сам ко мне прибился, – ответила девушка.

Чтобы у монахини была кошка? Такое Люку трудно было представить.

Люк провел рукой по волосам, стараясь взять себя в руки. Конечно, она не ведьма. Она – несчастная девушка, которую нужно доставить в безопасное место. Чем быстрее он это сделает, тем скорее сможет закончить миссию и вернуться в Арундел, чтобы проститься с умирающим дедом.

– Скажите, откуда вы родом, леди, и я доставлю вас домой, – произнес он деловым тоном.

Она гладила кота и упрямо молчала. Люку снова стало не по себе.

– У вас ведь есть дом, – произнес он.

– Есть, – наконец ответила Мерри, – но они не хотят, чтобы я возвращалась.

– Кто – они? – спросил Эрин, обшаривая землю вокруг бревна в поисках наколенника. – Ваши родные?

Она кивнула, и ее лоб прорезала морщинка. Люк мягко поинтересовался:

– Как давно вы виделись с ними в последний раз?

– Три года назад.

– За эти три года многое могло измениться, – заметил он, полагая, что девушка нуждается в утешении.

Она вскинула на него глаза. Сверкнувшая в них ярость едва не заставила Люка попятиться.

– Жаль, что я не сгорела! – воскликнула она. – Так было бы лучше для всех!

С котом на руках она вскочила с бревна и попыталась бежать, но не сделала и нескольких шагов, как с криком упала на землю и, качаясь, запричитала над своими обгоревшими ступнями. Кот вернулся, чтобы утешить хозяйку.

Люк и сквайр испуганно переглянулись. Им показалось, что леди не в своем уме. Все же она нуждалась в помощи, и Люк не мог не испытывать к ней жалости.

– Мария! – Он опустился рядом с ней на колени. – Может, вам станет легче, если вы опустите ноги в ручей?

Она подняла лицо, и Люк с облегчением увидел, что девушка не плачет.

– Меня зовут не Мария, – промолвила они с горькой усмешкой. – Мне дали имя не в честь Пречистой Девы.

– Как же вас зовут?

– Мерри, что значит «веселая».

Люк промолчал, вспоминая, как мелодично звучал ее звонкий смех.

– Тогда я должен что-то сделать, чтобы вы снова улыбнулись, – сказал он.

– Да, я бы хотела опустить ноги в воду прямо сейчас, – будто не слыша его слов, жалобно произнесла она, не в силах преодолеть боль, от которой страдала.

Люк протянул к ней руки. Ему не пришлось напрягаться, чтобы оторвать от земли ее невесомое тело.

Обходя спящих воинов, Люк направился к ручью, в его быстрых водах плясали солнечные блики. Кот следовал за ними.

Пройдя по мелководью, Люк опустил девушку на теплый от солнца валун, и она сунула ступни в воду.

– Лучше или хуже? – спросил он, сочувствуя девушке всей душой.

– Лучше, – ответила она, вскинув голову.

– Хотите есть? – спросил Люк.

Мерри покачала головой. Кот ходил взад-вперед по берегу, не зная, как попасть к хозяйке, не замочив лапок.

Люк потер ладонью пробивающуюся на подбородке щетину. Ему отчаянно хотелось спать, но он не мог оставить девушку.

– Идите отдыхать, – сказала она с деланным спокойствием. – Я посижу и полечу ноги. Я не сбегу, – добавила она не без язвительности.

Люк подумал, что ему просто необходимо отдохнуть.

– Я посплю поблизости, – ответил он, указав в направлении берега.

Мерри лишь шевельнула плечом.

– Отдохни, Эрин, – сказал Люк сквайру.

– Но я никак не могу найти ваш наколенник, сэр.

– Значит, он пропал. Наверное, ты обронил его у монастыря.

Люк достал плащ, расстелил у подножия вяза. Снял сапоги, чтобы просушить. Мышцы у него ныли. Подавив стон, он лег, положил руки под голову и бросил взгляд на Мерри.

Совершив прыжок, кот уже сидел у нее на коленях. Девушка держала своего любимца и не шевелилась. Люк опасался, что, если уснет, случится что-то плохое, но глаза слипались, и он не заметил, как провалился в сон.

Мерри сидела под солнцем в надежде, что его лучи растопят отчаяние, охватившее ее душу. Мать Агнесс сказала бы, что это семя Сатаны.

В памяти Мерри промелькнул образ Фергюсона, изнасиловавшего ее беспомощную мать.

Агнесс, видимо, была права. Даже солнце не могло растопить ее отчаяния. И все же жизнь Мерри изменилась к лучшему.

Неужели единственная цель ее спасителя отвезти ее домой?

Мерри не могла оторвать взгляд от Люка. Его лицо с черными бровями, выдающимися скулами и прямым тонким носом представлялось почти экзотическим. Как можно, обладая столь мужественной внешностью, быть в то же время добрым? «Тогда я должен что-то сделать, чтобы заставить вас снова улыбнуться», – сказал он.

Невозможно. Она забыла, как это делается.

Ее взгляд скользил по телу воина: по его широкой, мускулистой груди, плоскому животу, могучим бедрам. Его рубашка поднялась, открыв взору бугорок у основания ног, отчетливо проступающий даже сквозь шоссы.[1]

Мерри отвела глаза.

Ей понадобилось сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы выкинуть из головы непотребные мысли. А что, если он и вправду отвезет ее домой, как обещал?

На мгновение она представила, что родные обрадуются ей. Ее мать, Жанетт, раскроет объятия, крестьяне окружат Мерри, ласково улыбаясь ей.

Нет, помня, какой она была, – девочкой, обезумевшей от горя, – они не захотят принять ее обратно. Фергюсон убил ее отца, и мир ополчился против нее. Сара, местная целительница, взяла Мерри под свое крыло, сделав ее подручной в своем ремесле. И Мерри обнаружила в себе дар исцеления от недугов.

После двух лет деспотизма Фергюсона не стало. Его убила ее мать, когда он боролся с мужем ее сестры, прозванным Рубакой. Семья пережила тяжелые времена. Вернулась надежда на счастье.

И вдруг, без всякой видимой причины, в Хидерзгиле начали умирать один за другим младенцы. Крестьяне и вилланы обратили исполненные горем взгляды на Сару и Мерри.

– Колдунья! – кричали они, требуя возмездия.

Если бы мать Мерри и сестра Кларисса не упрятали ее в Маунт-Грейс, ее наверняка убили бы.

Мерри прогнала прочь страшные воспоминания. Кот у нее на коленях дремал. Обожженная кожа горела, и Мерри склонилась к воде.

Она испугалась своего отражения.

Неужели за одну ночь она поседела?

Припорошенные пеплом волосы делали ее похожей на старуху.

Она оглянулась на спящих мужчин. Кто заметит, если она искупается?

Ссадив кота с колен, Мерри стащила с себя монашеское одеяние, оставшись в одной полотняной рубашке. Подойдя к краю валуна, соскользнула в воду и ахнула. От холода у нее перехватило дыхание и зашлось сердце. Ее ступни коснулись усеянного галькой дна, и Мерри поморщилась от боли.

Но спустя мгновение Мерри пришла в себя. Течением ее отнесло на середину реки. Она направилась к противоположному берегу, где заприметила густые заросли мыльника.

Сорвав стебель растения, она размяла его в руках и принялась втирать пену в голову, одновременно расплетая косы.

Мерри подумала, что мытье стало Для нее не просто физическим очищением. Это было очищение души. С прошлым покончено. С божьей помощью она начнет жизнь заново.

Она погрузилась в воду, чтобы последний раз ополоснуться.

С высоты валуна Кит видел, что она исчезла, и замяукал с таким отчаянием, что Люк мгновенно проснулся.

Глава 3

Люк метнул взгляд на то место, где оставил девушку. Кот стоял один, выгнув спину дугой. Черная одежда Мерри лежала на берегу.

С трудом сдержав крик, Люк вскочил на ноги и бросился в воду. Кит зашипел и отскочил в сторону. Люк обшарил глазами берег, но признаков Мерри не обнаружил.

Проклятие! О чем он думал, оставив девушку одну? Она говорила, что хочет умереть. И наверняка утопилась.

Тут он увидел дорожку из воздушных пузырьков, поднимавшихся на водную поверхность чуть ниже по течению. Выругавшись, он устремился туда и погрузился в глубину, поскольку дно резко уходило вниз. Вскоре он достиг того места, где Мерри, как он полагал, скрылась под водой. В этот момент ее голова вынырнула на поверхность. Ее лицо и глаза закрывали слипшиеся от воды волосы.

Увидев Люка, девушка, видимо, испугалась. Издав крик, она метнулась в сторону.

– Постойте, леди! – окликнул ее Люк, хватая за рукав.

Увидев ее живой и невредимой, он испытал облегчение и теперь крепко держал, боясь, как бы она снова не выскользнула.

Мерри пыталась высвободиться.

– Успокойтесь, леди, – произнес Люк. – Я не позволю вам покончить с собой.

– Покончить с собой? – воскликнула она, глядя на него с изумлением. – Я не собираюсь топиться. Я просто купаюсь!

Она купается! Слова девушки не вызывали сомнений. В ее блестящих рыжих волосах запутались остатки какого-то растения. Люку очень хотелось встряхнуть ее как следует, чтобы застучали зубы.

– Здесь слишком сильное течение, – сказал он. – Вы могли захлебнуться.

– Ерунда. Я много раз плавала в этом месте, – возразила Мерри.

Люк огляделся:

– В этом месте? Разве вы жили не в монастыре?

Течение грозило унести девушку прочь от него, и он ухватил ее еще крепче.

– Отпустите меня! – испуганно воскликнула Мерри.

Люк воздел руки к небу.

– Я пытался спасти вас! – пояснил он. Оглянувшись, он увидел, что его воины все еще спят.

– Мне не нужна помощь, спасибо. Я плаваю достаточно хорошо.

– Вы убегали из монастыря, чтобы поплавать?

– Только во время полнолуний. – Ответ девушки озадачил Люка. – Взгляните, – она указала на берег, – сколько здесь растет трав. Я знаю, как их использовать.

С трудом удержавшись от желания хлопнуть себя по лбу, Люк обвел взглядом заросли, на которые она показывала, и понял, что Мерри не шутит. Какое-то сумасшествие: девушка рыщет по берегу при полной луне в поисках трав! Неудивительно, что ее считали ведьмой!

– Использовать? Для чего? – спросил Люк, страшась услышать худшее.

– Для лечения недугов, – пояснила девушка. – Сестры всегда обращались ко мне за помощью.

Она брела по воде в белой рубашке, на которой играли солнечные блики.

В какой-то миг девушка показалась ему безумным ангелом.

– Вам лучше выйти на берег, – сердито произнес Люк, раздосадованный, что так и не удалось хоть немного поспать. – Идемте, не то простудитесь. – Схватив Мерри за руку, он потащил ее за собой, несмотря на ее попытки освободиться.

Люк отпустил ее, лишь когда они подошли к валуну. Мерри схватила лежавшее на нем монашеское одеяние и прижала к груди, спохватившись, что стоит совсем раздетая.

Люк продолжал двигаться к берегу, предоставив ей возможность одеться. Но вдруг услышал вопль. Резко обернулся и увидел идеальной формы женский зад. Девушка тут же повернулась и села.

– Со мной все в порядке! – заявила она, густо покраснев.

Мерри села на камень с такой поспешностью, что монашеское одеяние сползло в сторону, открыв нежно-розовый сосок, отчетливо просвечивавший сквозь промокший лиф. Кто бы мог подумать, что домотканое рубище прячет подобное совершенство!

У Люка перехватило дыхание. Оторвав от девушки взгляд и ничего не видя перед собой, он зашагал к берегу. Перед разбросанными по земле пакетами с провизией остановился.

– Хотите есть? – спросил он у Мерри.

– Не откажусь.

Люк взял булочки и кусок сыра и отнес девушке. Опустившись на валун напротив нее, он обнаружил, что девушка уже полностью одета. Он испытал облегчение и в то же время разочарование.

Времени у Люка было в обрез, а работы – непочатый край. К тому же его дед лежал на смертном одре.

– Где вы живете, Мерри? Ваши родные обрадуются, Когда узнают, что вы живы-здоровы?

– За последние три года они ни разу не поинтересовались тем, как я живу.

– Возможно, настоятельница прятала их письма, – предположил Люк.

Мерри скептически пожала плечами.

– Скажите, куда вас отвезти, – снова попросил он. – Я доставлю вас, куда скажете.

Она долго молчала, потом наконец сказала:

– Отвезите меня в Хидерзгил.

– Там ваш дом?

– Да.

– Где это?

– К северо-западу отсюда.

– Значит, недалеко.

– В нескольких часах езды. Чем вы занимаетесь? – неожиданно спросила она. – Вы сказали, что являетесь правой рукой принца.

– Я служу его величеству принцу Генриху,[2] – подтвердил Люк.

– Плантагенету?[3] – Она нахмурилась. – Но он – сын Матильды. Почему не принцу, родному сыну короля?

– Юстас умер восемь месяцев назад, – пояснил он. – Подавился куриной костью.

Ее глаза подернулись печалью.

– Что именно вы делаете для принца? – спросила Мерри.

Обсуждать свою нынешнюю миссию ему не хотелось.

– Я служу капитаном в его войске. Поддерживаю мир, – ответил он лаконично.

– Понятно. – Она смерила его взглядом.

Люк затаил дыхание, невольно вспомнив, как выглядела девушка без монашеского одеяния. На него вдруг нашло затмение, и он видел перед собой лишь розовый сосок, просвечивающий сквозь мокрую ткань сорочки.

– Где-то идет война? – Мерри озабоченно вскинула брови.

Люк взял себя в руки.

– Не совсем война. Отдельные очага сопротивления. У меня полно работы, – добавил он, перехватив инициативу разговора. – Поэтому я должен как можно быстрее доставить вас домой. Ваш отец жив?

Увидев, что Мерри расстроилась, Люк пожалел, что спросил об этом.

– Нет, – с грустью ответила она.

– А матушка?

– Она живет в Хидерзгиле. Собиралась выйти замуж за сэра Роджера. Он сенешаль Хидерзгила.

– В таком случае у вас должен быть и сюзерен. Кто он?

– Муж моей сестры, – сказала она с отвращением. – Его прозвали Рубака.

Люк выпрямился.

– Рубака из Хелмсли? – Он не мог скрыть своего удивления. – Кристиан де Лакруа – ваш зять?

По выражению лица Мерри видно было, что это обстоятельство ее не радует.

– Я встречался с ним в Данстебле, – пояснил Люк, – где собирались бароны, чтобы опротестовать… – Люк едва не проболтался о своей нелицеприятной миссии.

Мерри насторожилась.

– Разрушение незаконных крепостей, – договорил он, не умея лгать.

– Что это такое?

– Строения, возведенные без разрешения короны, – ответил он. – Может, вам лучше отправиться к сестре, – добавил он. – Я отвезу вас в Хелмсли.

Люк хорошо помнил Рубаку. Большой и свирепый, с волосами до плеч, он был именно тем человеком, который мог защитить Мерри от предстоящих гонений.

– Хелмсли! – Слово прозвучало в устах Мерри, как ругательство. – Нет, я не поеду туда!

Ее горячность озадачила Люка.

– Почему? Ведь там живет ваша сестра!

Мерри потупила взгляд, на нее нахлынули неприятные воспоминания, о чем красноречиво свидетельствовало выражение ее лица.

– Рубака вряд ли мне обрадуется, – призналась она.

Люк прищурился.

– У него есть на то причины?

Она пристально посмотрела на Люка и плотно сжала губы.

– В тот день, когда он обвенчался с моей старшей сестрой, я прокляла его мужское достоинство.

Ее признание не удивило Люка, ведь она и ему пригрозила тем же.

– Я хотела, чтобы он хорошо подумал, прежде чем ударить мою сестру.

Было очевидно, что за свою короткую жизнь Мерри успела повидать достаточно много зла и насилия.

– Трудно поверить, что Рубака бил свою супругу, – промолвил он. – Я с ним разговаривал. Он с любовью отзывался о своей жене и детях. Теперь их у него трое. Разве это не свидетельствует, что он хорошо относится к вашей сестре? – добавил Люк с улыбкой.

– Отвезите меня в Хидерзгил, – попросила она.

– Но в Хелмсли вы будете в большей безопасности.

Она вопросительно взглянула на него:

– О какой безопасности вы говорите?

Люк решил быть с ней откровенным.

– Настоятельница может снарядить отряд на ваши поиски, – сказал он. – Я не имел права похищать вас из монастыря. Церковь наверняка пожелает вернуть вас в иное лоно.

Мерри побледнела. И Люк пожалел о том, что сказал девушке правду.

– Вы назвали настоятельнице ваше имя, – вспомнила Мерри. – У вас могут возникнуть неприятности?

Она беспокоится о его судьбе! Какая самоотверженность! Люк покачал головой.

– Речь идет о вашей безопасности, а не моей. Мне нет смысла вам лгать, леди. Вам следует на время укрыться так, чтобы вас нельзя было найти, пока настоятельница не забудет о вашем существовании. Вы на самом деле хотели ее убить?

– Пожелай я ее убить, то давно сделала бы это, – ответила Мерри. – Она насмерть забила плетью одну из послушниц, – добавила девушка, – без всякой на то причины.

– В Хелмсли вы будете в большей безопасности, – повторил Люк, поймав себя на мысли, что судьба Мерри ему далеко не безразлична.

– В Хелмсли я не поеду, – решительно заявила девушка.

– Как вам угодно, – произнес Люк, поднявшись. – Мы скоро тронемся в путь. В этом одеянии вы можете простудиться. – С этими словами Люк направился к спящему сквайру и разбудил его.

Эрин с трудом поднялся и поплелся к вьючной лошади. Снял мешок и протянул господину.

Сэр Пирс тоже проснулся и, приподнявшись на локте, встряхнул своей львиной гривой.

– Не пора ли будить людей, милорд, – сонно осведомился он.

– Да, сержант. Вели им подкрепиться. Мы скоро отправляемся.

– Милорд, – напомнил сержант командиру. – Айверсли лежит в часе-двух к северо-западу отсюда.

– Мы сначала доставим леди в Хидерзгил, – ответил сэр Люк тоном, не терпящим возражений, и вернулся к Мерри с одеждой Эрина в руках. – Для ваших ступней будет лучше, если вы поедете без обуви и чулок, – сказал он, протягивая девушке сверток.

Мерри перевела взгляд со свертка на сэра Люка. Воины на берегу пришли в движение: зевали и потягивались.

Феникс поднял с земли свой плащ и, отряхнув, заслонил им Мерри, чтобы она могла переодеться: Мерри скептически оглядела импровизированную ширму.

– Пожалуйста, побыстрее, – поторопил ее капитан.

Мерри быстро переоделась в мальчишечью тунику, после чего приложила немало усилий, чтобы надеть, не замочив, штаны-брэ.

– Я готова, – объявила она, затянув шнуровку вокруг бедер.

Сэр Люк опустил плащ и окинул девушку оценивающим взглядом. По выражению его глаз Мерри поняла, что выглядит нелепо. Однако капитан ничего не сказал и, отвернувшись, сунул ноги в сапоги.

– Мы можем трогаться? – обратился он к девушке.

Мерри потянулась за своей мокрой, связанной в узел одеждой.

– Бросьте ее в ручей, – велел капитан, блеснув глазами. – Она вам больше не понадобится.

Мерри охотно бросила монашеское одеяние и рубашку в воду и, обернувшись, увидела, что на губах воина играет улыбка.

– Свобода, – пробормотал он, словно догадался о причине ее ликования.

Мерри и в самом деле ощутила себя необыкновенно свободной, когда воин вскинул ее на руки. В этот момент громко замяукал кот.

– О, Кит! – воскликнула Мерри, выглянув из-за плеча капитана. – Он хочет ехать с нами.

Но к ее мольбе капитан остался глух. Усадив девушку в седло, он ушел. А когда вернулся и собрался сесть на лошадь, Мерри снова взмолилась:

– Пожалуйста, давайте возьмем кота. Я буду держать его на коленях. Он не причинит хлопот, обещаю.

Сэр Люк подобрал зверька и вручил Мерри. Вскочив в седло, он тронул поводья и пустил Сулеймана шагом. Кот испугался и вонзил в предплечье хозяйки когти.

– Ой, – пискнула она, и из ранок показались капли крови.

Люк схватил Кита за шкирку, швырнул в переметную суму и затянул шнурок.

Взяв Мерри за запястье, сэр Люк осмотрел ранки.

– Кот наполовину дикий, – произнес Люк. – Вам следовало его оставить.

Люк поднес руку Мерри к губам и начал отсасывать кровь из ранок, чем потряс девушку до глубины души. Судя по его виду, он и сам был потрясен собственным поступком.

Оглядевшись, Мерри увидела, что они выехали из леса и теперь двигались по бесконечным болотистым просторам. На открытой местности солнце нещадно палило.

С каждой минутой Мерри чувствовала себя все более и более раскрепощенной. Оба хранили молчание, и Мерри с интересом рассматривала растения, попадавшиеся им на пути.

Тут Мерри осознала, что прижалась спиной к воину, сидевшему сзади, и на мгновение напряглась, но тут же расслабилась. У Мерри больше не было опасений, что капитан может ее изнасиловать. И девушка решила пересмотреть свое отношение к мужчинам, в частности, к воинам.

За несколько часов знакомства Феникс снискал ее уважение. Он спас ей жизнь, а она еще не поблагодарила его за это. Однако нарушать молчание не хотелось. Все утро он держался с ней предельно вежливо, несмотря на угрозу проклясть его мужское достоинство. Более того, он свернул со своего пути следования, чтобы доставить ее в целости и сохранности в отчий дом.

Она и представить себе не могла, что на свете еще существуют галантные рыцари. Ее отец тоже был добрым и благородным, но принадлежал к числу ученых, а не воинов. Сэр Люк, напротив, ассоциировался у нее с мужчинами, подобными Фергюсону, готовыми пролить кровь ради спортивного интереса, попиравшими законы нравственности. Такие мужчины ставили превыше всего удовлетворение собственной похоти.

Однако у сэра Люка не было ничего общего с Фергюсоном, разве что оба отлично владели оружием. Там, где Фергюсон проявлял жестокость и несдержанность, капитан демонстрировал достоинство и благовоспитанность.

Хотя капитан не надел военного снаряжения, он представлялся Мерри воплощением благородства, в то время как его имя свидетельствовало о том, что происхождения он был не аристократического. «Как, интересно, – думала она, – ему удалось достичь своего нынешнего положения?»

Мерри внимательно изучала ратников. В зависимости от ландшафта они ехали рядами по двое или по трое. Во главе процессии развевались два стяга: один с изображением королевской короны, второй – с золотым фениксом на пурпурном поле.

Вероятно, сэр Люк был отличным военачальником и благодаря своему таланту стал доверенным человеком принца.

– Почему они зовут вас Феникс? – спросила Мерри.

– Я вытащил из огня принца Генриха и его брата, – ответил Люк обыденным тоном, словно не совершил ничего особенного.

Воображение нарисовало Мерри недостающие детали. Согласно преданию, Феникс восстает из пепла к новой жизни. Принц, вероятно, чувствовал себя в долгу перед сэром Люком.

– Поэтому вы и стали командовать войском? – снопа поинтересовалась она.

– В какой-то мере да. Я внук графа Арундела, – пояснил он без тени высокомерия.

Поразмыслив, Мерри произнесла:

– Но ваше имя не похоже на аристократическое. – И тут же поморщилась от собственной бестактности.

– Значит, вы судите об аристократичности человека по его имени, – невозмутимо промолвил Люк.

– Полагаю, этого не следует делать, не так ли? – Мерри не рискнула продолжать разговор на эту тему, хотя ее любопытство не было удовлетворено.

Мерри снова попыталась сосредоточиться на окружающем пейзаже, но ее мысли неизменно возвращались к капитану.

Жалобно замяукал Кит.

– Ему жарко, – сказала Мерри. – Может, выпустим его?

– Чтобы он снова вас поцарапал?

Тем не менее, сэр Люк все же развязал на суме шнурок, и кот немедленно высунул голову. Он с удивлением разглядывал местность, но попытки вырваться не предпринимал. Секунду спустя он устроился поудобнее, вполне смирившись с ролью пассажира.

Начался подъем в Кливлендские горы, и пейзаж резко преобразился. Покрытая ковром из ярких цветов и усеянная бесформенными обломками скал земля круто уходила вверх. То здесь, то там вздымались тисовые деревья, воздев к небу ветви, как руки в безмолвной мольбе о дожде. Высоко, в безупречной синеве неба, завис, дрейфуя в воздушных потоках, ястреб. Его крылья почти не шевелились. Мерри вдохнула воздух полной грудью. Однако она знала, что дома ее никто не ждет, разве что младшая сестра.

Мерри не подозревала, что длинные пряди ее волос ласкают Люку лицо. Вдыхая ее чистый, цветочный запах, он не мог не думать о ней как о женщине. Ее маленькое гибкое тело превосходно вписывалось в изгиб его торса. Он старался не замечать округлости ее плеч и соблазнительной груди, подрагивавшей под туникой Эрина. У ручья она выглядела такой женственной в мужском наряде его сквайра, что он испытал желание похитить девушку и увезти с собой.

По какой-то неизвестной причине Мерри была близка ему по духу. Хотя являлась его полной противоположностью: импульсивной, противоречивой, несдержанной. Что-то в ней затрагивало его душу. Может быть, ее беззащитность. Нельзя сказать, что его невеста не отличалась привлекательностью, скорее наоборот. Многие считали, что она само совершенство, и не скрывали зависти. Но Амалия казалась бесцветной в сравнении с девушкой, сидевшей перед ним в седле.

И хотя Люк восторгался королевской грацией Амалии, его не влекло к ней как к женщине. Но Люк внушал себе, что в брачных отношениях нет места похоти. Он относился к числу мужчин, которые в своих поступках руководствуются разумом, а не эмоциями. Союз с Амалией основывался на куда более важных вещах, таких как власть, земля, надежность.

И все же Люк жалел, что его супружеская постель будет холодной.

Мерри никогда не узнает, что Люка к ней влечет. Он и себе самому не хотел признаваться в этом.

Мерри была странным созданием, совершенно непохожим на дам из королевского окружения, которыми ему следовало бы искренне восхищаться. Вскинув вверх свой веснушчатый носик, она вдыхала воздух, как дикая кошка. Ее увлечение травами и кустарниками вызывало у него недоумение. Высокие и низкие, яркие и незаметные, они притягивали ее взгляд, и она, сама того не замечая, прижималась грудью к его руке, чтобы получше их разглядеть. И он невольно пытался себе представить, что испытает, ощутив в ладони тяжесть ее груди.

Из состояния задумчивости его вывело резкое движение Мерри в седле, когда, протянув руку, она схватилась за ветку дерева, под которым они проезжали. Не удержи ее Люк, она наверняка свалилась бы с лошади.

– Господи, леди, что вы делаете? – воскликнул он.

– Собираю ягоды.

Она протянула ему пригоршню, затем, разорвав кожуру ногтем большого пальца, слегка коснулась кончиком языка ягодной мякоти.

Люк выбил ягоды из ее ладони, и они взлетели в воздух.

– Зачем вы это сделали? – огорченно спросила она.

– Уж не хотите ли вы отравиться?

Ее сердитый взгляд тотчас потеплел.

– Нет, я ищу средство от ожогов, – пояснила она.

Мерри никогда не жаловалась, и он забыл о ее ожогах. Люку стало не по себе. Он повернул коня и подъехал к дереву.

– Благодарю вас, – сказала она тихо, снова сорвав пригоршню и надорвав кожуру.

На этот раз Люк придержал лошадь, чтобы Мерри могла приложить сок к своим обожженным ступням. Для этого ей пришлось привалиться к нему спиной, а он не устоял от искушения бросить взгляд ей за ворот.

При виде высокой, белой груди он едва не потерял самообладание. Тем временем Мерри занялась другой ногой, покрытой волдырями.

– Все еще больно? – справился Люк, ощутив прилив крови к чреслам.

– Да, – просто ответила она.

Люка поразила ее сила воли, но он не знал, как утешить Мерри.

– Готово, – объявила она и, выкинув кожуру с косточками, вытерла руки о штаны.

Люк с облегчением пришпорил лошадь, пустив ее рысью, чтобы догнать остальных воинов.

Чем выше взбирались они к вершине горы, тем ниже спускалось за их спинами солнце, отбрасывая от всадников длинные тени, почти до уровня перевала.

Они прибыли в Хидерзгил, когда уже сгустилась ночная тьма. На фоне кобальтового неба маячил черный силуэт единственной в: округе башни. Солнце скатилось в долину, уступив место осенней прохладе.

Внешние ворота замка освещали два факела. Дорога, ведущая к воротам, была полна коварства. Из-за крутого подъема Мерри сидела практически у сэра Люка на коленях. Выстроившись за командиром в цепочку, всадники ехали в полном молчании. Жались к внутренней стороне дороги, один неверный шаг лошади, и смерти не избежать. Когда они приблизились к последнему повороту дороги, тишину разорвал пронзительный крик в конце процессии, и следом разнеслось испуганное ржание.

Люк спрыгнул с седла и стал осторожно спускаться вниз, чтобы выяснить, в чем дело.

Мерри пыталась уловить обрывки разговоров. И к тому времени, когда вернулся Феникс, догадалась, что одна лошадь сорвалась с тропы.

– Это была вьючная лошадь, – сказал Феникс, садясь в седло.

По его тону Мерри показалось, что капитан рассержен.

– Она убилась? – спросила Мерри, чувствуя свою вину. Ведь это ради нее Люк со своим войском поехал в Хидерзгил.

– Вероятно, да. Снизу не доносится никаких звуков.

Что, если смерть лошади – дурной знак для нее? Предостережение? Мерри запаниковала.

Вскоре они прибыли к воротам замка. Факелы в ночи едва заметно тлели.

– Эй, на воротах! – крикнул сэр Люк.

Отразившись эхом от каменных стен, его голос разнесся далеко вокруг.

Факел разгорелся с новой силой, и в оконной щели появилось лицо. Мерри узнала привратника Эдварда. После смерти ее отца Эдвард повел себя как предатель, спасая собственную шкуру. Он и у Фергюсона служил привратником. Эдвард пресмыкался перед ее отчимом, и девушка терпеть его не могла, привратник платил ей той же монетой.

– Кто вы такие? – буркнул он, окинув взглядом конный отряд у ворот.

– Я – Люк Ленуар. Желаю немедленно переговорить с хозяйкой.

Эдвард остановил взгляд на Мерри.

– Неужели это ты, ведьма? – В голосе его послышались угрожающие нотки.

Со злобной гримасой на лице привратник исчез – видимо, пошел за матерью Мерри. Мерри ловила ртом воздух, из горла у нее вырывались хрипы.

– Что с вами, леди? Вам нехорошо? – Феникс положил руку ей на плечо.

– Вам просто показалось, – выдавила она из себя.

Сердце в ее груди стучало как бешеное, ладони вспотели. Обрадуется ли мать ее приезду? Куда она денется, если родные не примут ее?

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем ворота со скрипом распахнулись. За воротами была тьма.

Вспыхнул факел, и появилась женщина в сопровождении седовласого мужчины с рукой на перевязи.

По сходству с Мерри Люк сразу догадался, кто она. Длинные каштановые волосы разметались по спине. Если бы не морщинки, ее можно было бы принять за сестру Мерри.

– Матушка! – прошептала Мерри.

– Мерри! – воскликнула женщина, и в ее глазах блеснули слезы.

Люк спешился, снял Мерри с седла и, поставив на ноги, помог ей сделать несколько шагов.

– О, Мерри! – снова воскликнула женщина и, бросившись к дочери, заключила ее в объятия. – Моя дорогая, тебе не следовало приезжать сюда, – зашептала она дочери на ухо.

Мерри застыла в напряжении. Люк бросил взгляд на мужчину, сопровождавшего ее мать. Воин, чье лицо было исполосовано шрамами, не имел ни малейшего сходства с Мерри. Сенешаль Рубаки, догадался Люк и поздоровался.

– Люк Ленуар, – представился он.

– Я так и подумал, – признался мужчина. – Я помню вас по Данстеблю. Я сэр Роджер де Сейнтон, муж этой дамы и вассал лорда из Хелмсли.

– Рубаки, – уточнил Люк с улыбкой. – Я хорошо его помню, а вот вас, к сожалению, нет.

Сэр Роджер кивнул.

– Входите же, – пригласил он.

Мать Мерри всполошилась.

– Кто-нибудь из вас знает о награде? – спросила она с тревогой в голосе.

Люк насторожился.

– О какой награде? – удивился он.

Мать Мерри отпустила дочь, чтобы отдать ему дань почтения.

– Я леди Жанетт, – представилась она. – Должно быть, это вы помогли моей дочери сбежать. Я благодарна вам за это. Но оставаться здесь ей небезопасно.

– Откуда вам это известно? – осведомился Люк, изумившись, что новость о побеге Мерри уже достигла ушей ее родных.

Женщина всплеснула руками.

– Час назад к нам прибыл гонец и потребовал выдать Мерри. Он сказал, что она могла укрыться дома. Я поняла, что с ней случилась беда, хотя гонец отказался что-либо объяснить.

Мерри продолжала хранить молчание.

– Настоятельница собиралась сжечь вашу дочь на костре за колдовство, – холодно пояснил Люк. – Уверен, вы не откажетесь принять ее.

Глаза леди Жанетт наполнились слезами.

– Я бы с радостью ее приняла, но опасаюсь за ее жизнь. Церковь обладает слишком большой властью. А в нашей крепости ей не спастись. – Голос ее дрогнул. При мысли, что силы правосудия могут вломиться в ее ворота, женщину парализовал страх.

Сэр Роджер обнял жену за плечи. Мерри не произносила ни слова. Потом вдруг спросила:

– Где Киндра?

– Киндра живет в Йорке, ухаживает за баронессой Ле Бург, – ответила мать.

Мерри сразу сникла.

– Что же нам делать? – обратилась леди Жанетт к мужу.

– Сначала мы пригласим их войти, – ответил Роджер. – А завтра подумаем, что делать дальше. Проходите. – Он взял жену за руку и кивком пригласил Мерри и Люка следовать за ними. – Ваши ратники тоже могут пройти, – добавил он, – хотя места у нас для гарнизона маловато.

Люк подхватил Мерри на руки, посадил в седло и, взяв лошадь под уздцы, повел животное во двор.

Две мысли не давали ему покоя – тревога за судьбу Мерри и известие о награде за ее поимку. Второе обстоятельство просто убивало. Он проделал весь этот путь, чтобы вернуть леди домой, пожертвовав частью времени, отведенного ему на завершение миссии. Теперь выяснилось, что семья Мерри вряд ли сможет взять девушку под свою опеку. Что же ему с ней делать?

При сложившихся обстоятельствах дед умрет раньше, чем Люк успеет вернуться домой.

Глава 4

Люк вытер со лба пот и посмотрел на хозяина замка. Они сидели вдвоем в небольшой комнате, расположенной к стороне от главного зала. После ужина, состоявшего из копченой ветчины и сыра, сэр Роджер увел Люка к себе, уговорив отведать своего лучшего пряного вина. Желая как-то скоротать вечер, Люк с радостью согласился.

Он сожалел, что поступил столь опрометчиво. Сэр Роджер счел своим долгом поведать Люку трагическую историю жизни Мерри. Ее детство рано закончилось, когда шотландец по имени Фергюсон взял крепость в осаду. Этот варвар убил отца Мерри и вынудил ее мать пойти с ним под венец. Леди Жанетт, что неудивительно, впала в состояние безумия, и Мерри тоже. Она напоминала дикого звереныша, пояснил сэр Роджер. Ходила в лохмотьях, не мылась, проклиная каждого, кто пытался встать у нее на пути, особенно доставалось мужчинам.

– В горах жила одна женщина, – рассказывал рыцарь, – колдунья, обладавшая познаниями в целительстве. Ей единственной удалось приручить Мерри. Девочка прониклась интересом к ее ремеслу. И Сара сделала ее своей ученицей. Но это обстоятельство обернулось не благом, а злом, когда Мерри узнала, что травы можно использовать с дурными намерениями. Несколько раз она пыталась отравить Фергюсона. Именно тогда о ней и пошла дурная слава. – Рыцарь тяжко вздохнул. – Кончилось тем, что Жанетт вонзила нож в шею шотландцу, когда он дрался с Рубакой. Мерри, вероятно, могла бы выздороветь и вернуться к обычному существованию, как ее мать, если бы ее судьба не была тесным образом связана с Сарой. Когда в Хидерзгиле один за другим начали умирать младенцы, их обвинили в колдовстве. Моя жена поместила Мерри в Маунт-Грейс, избавив ее от суда. Саре повезло меньше. Ее судили как колдунью и приговорили к утоплению. Все надеялись, что в монастыре к Мерри вернутся благоразумие и душевный покой, – продолжал Роджер, – однако этого не случилось. Церковь признала ее еретичкой. За ее поимку объявлена награда. Местные крестьяне не питают к ней добрых чувств. Рано или поздно ее передадут в руки правосудия.

– Она – член вашей семьи, – сказал Люк. – Отвезите ее в Хелмсли, где ее сможет защитить муж ее сестры. Сомневаюсь, что найдется человек, пожелавший вырвать ее у Рубаки, – добавил он, вспомнив об устрашающем виде этого воина и его не менее устрашающей репутации.

Сэр Роджер испустил громкий вздох.

– В ваших словах, разумеется, есть резон, но некоторые обстоятельства мешают мне последовать вашему совету. Во-первых, почти все мои ратники отправились в Хелмсли служить моему верховному господину. Во-вторых, моя проклятая рука не позволяет мне владеть мечом, ибо я, к сожалению, левша. И последнее, – он наклонился вперед, понизив голос, – я не рискую оставлять жену одну на ночь. Ее преследуют ночные кошмары. А днем она боится выехать из замка. Все это результат ее тяжелых переживаний в прошлом.

Люк пожал плечами. Чтобы уберечь женщину от ночных кошмаров, можно позвать служанку, подумал он.

– Что вы предлагаете? – осведомился Люк. Он вопросительно уставился на рыцаря. – Может, нам выдать девчонку и получить награду? – В его голосе звучал сарказм.

Сэр Роджер побледнел.

– Об этом не может быть и речи, – заявил он. – Миледи обожает дочь. Она готова на все, чтобы ее спасти.

«За исключением того, чтобы лично сопроводить ее и Хелмсли», – подумал Люк, но промолчал.

– Что вы хотите от меня? – спросил он напрямик.

Роджер пришел в замешательство.

– Вы сами могли бы сопроводить Мерри в Хелмсли. – Именно такого ответа Люк и ожидал. – Под королевским стягом Мерри будет в полной безопасности. В то время как я могу предложить ей лишь видимость охраны.

– Хелмсли, – произнес Люк, – лежит к юго-западу, не так ли? Я же следую на северо-запад, в Айверсли.

Это был вежливый отказ. Сэр Роджер вздохнул.

– В таком случае должен признаться, что в Хидерзгиле осталось всего три солдата. Я не оставлю жену, чтобы сопровождать ее дочь, и не могу защитить Мерри в этих стенах. Здесь слишком многие предпочтут ее обществу вознаграждение.

Люку стало обидно за девушку.

– Но кто защитит ее, если не родня? – гневно произнес он.

Сэр Роджер смущенно отвернулся.

– Мой сеньор защитит ее, как только она благополучно достигнет его замка.

Воцарилась тишина, нарушаемая лишь потрескиванием огня в жаровне. Люк откинулся в кресле и обвел взглядом незамысловатое убранство комнаты: практичные ковры, свежий камыш на полу. Он пытался понять, что за беда случилась с этой опрятной маленькой цитаделью, ввергнувшая семью в круговерть несчастий. Как могла дочь стать в собственной семье изгоем, самые близкие люди хотели от нее избавиться.

Люк вспомнил о своем прошлом. Ведь и он был изгоем среди соплеменников матери, сарацинской женщины, родившей его от крестоносца. Если бы не его дед-нормандец, Люк по сей день жил бы в Иерусалиме, зарабатывая на жизнь воровством. В то тяжкое время дед оказался единственным, кто протянул ему руку помощи. Какую грандиозную работу он проделал, превратив уличного мальчишку в доверенное лицо принца Англии!

И Люк решил, что не бросит Мерри в беде, чего бы это ему ни стоило. Мерри мало чем отличалась от сирот, которых он собирал по разным деревням Европы, после того как занял привилегированное положение в обществе. Он поможет ей, как помогал им, и не даст погаснуть духу надежды, которую вселил в него дед.

Он поднял глаза на сидевшего напротив человека. Роджер был в первую очередь обязан служить своему сеньору, которому отдал большую часть своей рати. Второй его заботой была жена. Сенешаль проявил не слабость, а преданность долгу. А Люк хорошо понимал, что такое долг, каким бы мучительным он ни был.

– Что Рубака? Он сейчас воюет? – спросил Люк из любопытства.

Рыцарь покачал головой:

– Нет, ему нужна рабочая сила, чтобы перестроить Гленмайр, свою вторую крепость.

– Ага.

Люк был в полном изнеможении. Он мечтал растянуться на тюфяке и уснуть.

– Я отвезу ее в Хелмсли, – сказал Люк, ударив ладонью по столу. Он вскочил с кресла, отшвырнув его в сторону.

Эти люди даже не сказали ему спасибо за спасение дочери. Да и сама Мерри приняла все как должное.

Провожая его к двери, сэр Роджер наконец выразил свою благодарность. Люк между тем думал о том, как Рубака отнесется к Мерри и захочет ли взять под свое крыло колдунью.

Люк никак не мог уснуть. Он буквально кипел от негодования.

Он и без того опаздывал, а теперь задержка грозила увеличиться еще на несколько дней. Он отчаянно рисковал, спасая девушку от костра, а теперь ради нее должен свернуть с пути следования, в то время как дед с нетерпением ждет его возвращения.

Взбив кулаком подушку, Люк повернулся на бок. В щель между шторами, которыми была занавешена кровать, проникал лунный свет – видимо, ставни на окне распахнулись.

Люк встал и направился к окну, чтобы притворить ставни, и по военной привычке выглянул наружу. И тут внимание его привлекло какое-то движение в районе башни.

Люк прижался к стене и стал смотреть вниз. Его спальня находилась на четвертом ярусе башни, этажом ниже тоже располагались спальни. Из окна прямо под ним спускалось вниз что-то белое. Веревка, догадался он, наблюдая за происходящим. Нет, не веревка – простыня.

Заинтригованный, он продолжал наблюдение, На некотором расстояний от земли простыня зависла. Кто-то намеревался покинуть башню через окно. Вспомнив о награде, причитающейся за поимку Мерри, он почувствовал, как у него участился пульс. Отойдя от окна, он сунул ноги в сапоги и схватил меч.

Люк раздумывал. Стоит ли подождать или немедленно броситься по ступенькам вниз, чтобы перехватить похитителя Мерри. Он решил сначала посмотреть, кто этот негодяй, а потом воочию убедиться, что Мерри жива и здорова.

Может, она без сознания? Скорее всего. Похититель ударил ее чем-то тяжелым по голове, чтобы не кричала.

С нарастающим беспокойством Люк ждал. Сон как рукой сняло. Он напряженно прислушивался, стараясь уловить каждый шорох. Ждать пришлось недолго. Из окна появились две стройные ножки, обтянутые штанами-брэ. За ними выглянула изумительной формы грудь, которую трудно было спутать с какой-либо другой. Люк терялся в догадках.

Когда Мерри начала спускаться вниз, Люк подумал, что никто не собирался ее похитить. Она просто решила сбежать.

Люк с ужасом подумал, что узлы могут развязаться, а ткань – не выдержать. Мерри между тем повисла между вторым и третьим этажами.

Люк хотел ее окликнуть, но вовремя сдержался. Ни в коем случае нельзя ее отвлекать. Люк бросился вон из комнаты и помчался к комнате Мерри, чтобы втянуть простыню назад. Однако дверь оказалась заперта изнутри.

Что, если девушка упадет, прежде чем он окажется но дворе, и разобьется? Он сбежал с лестницы, едва не свернув себе шею, выскочил во двор и огляделся.

Как назло, он вышел не с той стороны башни.

Бросившись влево, Люк обогнул башню и остановился как вкопанный. К его ужасу, на простыне Мерри не оказалось. На земле тоже. Девушка либо вскарабкалась назад, Либо спрыгнула вниз и растворилась в темноте ночи.

Последнее представлялось более вероятным.

Но куда она могла деться? Вряд ли решила собирать травы при лунном свете.

Люк двинулся к воротам, соблюдая осторожность и держась в тени.

Могла ли Мерри сбежать? Возвращение в Хидерзгил се не порадовало, мать не была в восторге от ее появления и дала понять, что здесь дочь не будет в безопасности. Куда она теперь пойдет?

Ворота были слегка приоткрыты. Люк ускорил шаги, Собираясь перехватить девушку, пока она не ушла слишком далеко. Но передумал.

С какой стати он за ней бегает? Из-за нее его попросили отправиться в Хелмсли. Что, если и Рубака откажется ее принять?

Возможно, Мерри отправилась в известное, более безопасное место?

Но тут Люк подумал, что в Кливлендских горах нет никаких мест обитания. А став отшельницей, Мерри будет страдать от холода и голода. Да и желающие получить награду за поимку девушки не оставят ее в покое.

А вдруг Мерри решила покончить с собой? Однажды она говорила об этом.

Вдруг он услышал голоса и нырнул в тень телеги, стоявшей у ворот.

– Посторонись, Эдвард. Я хочу уйти, – говорила Мерри.

– И уходи. Это из-за тебя, ведьма, я потерял своего единственного сына. Он умер, как и остальные.

Люк узнал голос привратника.

– Я не убивала твоего сына, – возразила Мерри. – Мы с Сарой делали все, чтобы спасти младенцев. Их унес мор.

– Ты лжешь, ведьма. Я помню, когда ты прокляла меня…

– За то, что ты предал моего отца! – запальчиво крикнула Мерри. – Ты пресмыкался перед Фергюсоном, чтобы спасти свою паршивую шкуру. Предал мою семью…

– А ты отняла у меня мою! Я передам тебя в руки церкви и никогда не пожалею об этом.

Люк решил, что настало время вмешаться. Он побежал и оказался в тени барбакана[4] как раз в тот момент, когда привратник схватил Мерри за руку.

– Отпусти ее! – потребовал Люк, но тут заметил, как блеснуло лезвие занесенного топора, и попятился.

– Стоять! – прорычал привратник. – Не то я выпущу из нее кишки.

Люк быстро сменил тактику.

– За мертвую мы не получим денег, добрый человек! – сказал Люк.

– Что? – воскликнул привратник.

– Я тоже хочу получить награду.

Эдвард взглянул на него с подозрением.

– Но разве не ты доставил ее сюда?

– Я, – подтвердил Люк. – Думал, ее родные щедро заплатят за то, что я привез ее домой, но они не дали мне за труды ни шиллинга. – Люк опустил меч. – И теперь я намерен передать ее церкви. Может, договоримся? – обратился он к привратнику.

– Что ты имеешь в виду?

– Если ты исчезнешь из замка, все будут знать, что ты похитил леди. Ты не сможешь сюда вернуться. Позволь мне забрать ее завтра, когда я буду уезжать. Куда разумнее спрятать ее среди моей поклажи. Я заплачу тебе тридцать монет прямо сейчас, а себе возьму всего десять.

– У тебя что, есть с собой тридцать монет? – с недоверием спросил он.

– У меня в комнате. Я сейчас принесу. Можешь проклясть меня, если я тебя обману.

– Скотина! – прошипела Мерри. – Я думала, ты не такой, как все!

Мерри попыталась вырваться от Эдварда.

– Леди, – обратился к ней Люк, – я всего лишь наемник. Работаю за деньги, а ваша семья показала мне кукиш.

Люк надеялся, что Мерри поймет его хитрость, однако на лице ее отразилась боль.

Люк снова повернулся к привратнику:

– Ну так что, Эдвард, договорились? Тридцать монет – тебе и десять – мне.

– По рукам, – сказал Эдвард. – Ступай и принеси деньги, а я покараулю девчонку.

– Как хочешь. – Люк пожал плечами и, переложив меч в левую руку, протянул Эдварду правую. – Спасибо, что поймал ее.

Эдвард опустил оружие и хотел взять протянутую руку, но вскрикнул от боли, неожиданно получив удар под дых. Привратник ударился о стену и выронил топор.

– Подержи это, – попросил Люк, протянув Мерри меч.

С диким рыком привратник ринулся на Люка. Люк поднял руки и обрушил их на плечи Эдварда, заставив того упасть на колени, после чего нанес ему мощный удар в челюсть. Эдвард рухнул на землю и застыл в неподвижности.

Люк потер саднящие костяшки пальцев и распрямил плечи, заново почувствовав, как болит и ломит все его тело. К своему ужасу, он вдруг обнаружил, что смотрит на острие собственного меча, угрожающе обращенного в его сторону.

Мерри держала меч перед собой на весу, помогая себе сразу двумя руками. Острие было направлено прямо Люку в подбородок.

– В этом нет необходимости, – сказал он.

Она дрожала, и от этой дрожи лунный свет плясал на кончике лезвия:

– Я должна тебя убить, – процедила она сквозь зубы.

Ее напряженная скованность показалась ему еще более опасной. Это была Мерри, которая некоторое время назад едва не проткнула себя его оружием.

– И что это даст? – справился он, пытаясь понять ход мыслей девушки.

– Освободит мир от еще одного зверя, для которого война – смысл существования, – ответила она.

– Ага, – буркнул он. – В таком случае убейте меня, если чувствуете в этом потребность. Но тогда некому будет везти вас в Хелмсли.

Острие клинка дрогнуло.

– Ты сказал, что собираешься меня сдать.

– Леди, я не наемник, – сказал Люк. – Я дал сэру Роджеру слово, что доставлю вас в Хелмсли, и не собираюсь его нарушать.

– Но я не хочу ехать в Хелмсли! Я вообще никуда не хочу, только в горы, чтобы меня оставили в покое!

– А у вас есть все, что может понадобиться? – осведомился он с непроницаемым выражением лица. – Теплая одежда? Запас еды, чтобы продержаться, когда ляжет снег, Кремний, чтобы развести огонь, если, к примеру, найдутся дрова. Лук и стрелы для охоты, острый нож и котелок?

В этот момент появился Кит и начал тереться о ноги Люка.

– Ах да, еще кот. Без кота не обойтись, – подытожил он сухо. – Что ж, идите, – сказал Люк, махнув в сторону ворот. – Эдвард больше не помешает.

– А как же вы? – Голос ее дрогнул.

– Что я?

– Вы не станете мне препятствовать?

Ее вопрос прозвучал скорее как мольба. Люк скрестил руки на груди.

– С какой стати? Это избавит меня от необходимости везти вас в Хелмсли, который, как я уже говорил, лежит в стороне от моего пути следования.

– Ясно, – пробормотала Мерри. – Тогда мне и впрямь лучше уйти.

Мерри сделала шаг и поморщилась. Его взгляд упал на сапоги, которые она надела, чтобы защитить свои обожженные подошвы. Интересно, как далеко она собирается уйти?

Однако жалость к девушке уступила место здравому смыслу. У него действительно не было времени везти ее в Хелмсли. Особенно сейчас, когда с каждым днем таяла надежда увидеть деда живым.

– Возьмите ваш клинок, – промолвила девушка, протягивая Люку меч.

Их пальцы соприкоснулись. Ощутив ее холодные хрупкие ладони, он вспомнил, как приятно было скакать, сидя с ней на одном седле. Он испытал желание сомкнуть пальцы вокруг ее ладоней и никогда ее не отпускать.

Мерри отдернула руку.

– Я должна идти, пока меня не хватились. – Она сделала движение в сторону ворот. – Идем, Кит, – позвала она зверька, и он последовал за хозяйкой.

Некоторое время Люк смотрел, как Мерри возится с засовом, затем двинулся к воротам, чтобы помочь ей их отпереть. В замкнутый двор ворвался холодный воздух из ущелья.

Не проронив ни слова, Мерри выскользнула за ворота. Кот последовал за ней.

Люк видел, как растворяется во мгле ее фигура, превращаясь в тень. Он провел рукой по волосам, сознавая, что этой ночью не сомкнет глаз, представляя, как она бредет по горным тропам, где на каждом шагу ее будет подстерегать опасность, и неизвестно, останется ли она жива.

– Вы уверены, что не хотели бы жить в Хелмсли? – спросил он Мерри.

Она ответила с печальной улыбкой:

– Я всегда чувствую, когда бываю лишней.

– Мерри, – окликнул ее Люк, заставив остановиться. Он мог различить только ее глаза, поблескивавшие в ночи. – Если передумаете, ждите меня на рассвете на обочине дороги.

Ему показалось, что она кивнула. В следующий миг девушка отвернулась и исчезла в темноте.

Только сейчас Люк понял, что позволил Мерри отправиться на верную смерть или в лучшем случае обрек ее на пожизненное преследование. Эта мысль поразила. Он бросился в темноту.

– Мерри! – Однако горный склон был пуст. – Мерри! Вернись!

Некоторое время Люк стоял неподвижно, проклиная свой эгоизм. Потом тронулся за ней. В этот момент луна скрылась за тучей, и холмы погрузились в непроницаемую тьму. Вспомнив о судьбе вьючной лошади, Люк вернулся к воротам.

Он был не готов идти за беглянкой по следу. Ведь если он не найдет ее, то окажется виноватым. Гораздо спокойнее остаться в неведении и вернуться в постель, а на рассвете отправиться в путь.

Если исчезновение Мерри огорчит ее родных, они сами будут виноваты в том, что плохо за ней приглядывали, решил про себя Люк.

Он проскользнул в ворота, оставив их незапертыми на тот случай, если девушка передумает.

Перешагнув через неподвижное тело Эдварда, Люк направился к башне.

Пересекая двор, отвернулся, чтобы не видеть свешивающихся с верхнего этажа простыней.

Войдя в башню, Люк поднялся к себе в опочивальню. Луна выглянула из-за туч, но тут же скрылась. Мысли Люка то и дело возвращались к Мерри. Закончится ли для нее нынешняя ночь благополучно?

Сбросив сапоги, Люк в полном изнеможений рухнул на кровать и вскоре провалился в сон, наполненный ужасными видениями. Несколько раз он просыпался, обливаясь потом, и подходил к окну, чтобы с болью в сердце увидеть все еще свешивающуюся из окна веревку из простыней.

«Так мне и надо», – думал он, ибо до сегодняшней ночи ни разу не нарушил данного обещания.

Глава 5

Склонившись над котом, свернувшимся у нее на коленях, Мерри пыталась согреться и успокоиться. Подошвы горели от стреляющей боли, такой острой, что заходилось сердце. Она сидела, прислонившись спиной к большому валуну, в надежде что он защитит ее от пронизывающего ветра.

«Какая же я дура!» За последние три года многое изменилось, и горы стали ей чужими. Холод стал для нее полной неожиданностью. Кроме кота, у нее ничего не было, чтобы согреться, – ни теплой одежды, ни плаща.

Три года назад эти холмы стал и для нее прибежищем, где она пряталась от солдат Фергюсона. Люк был прав, когда просил ее вернуться.

Она видела его, спрятавшись за скалу. Темный силуэт на фоне ворот. На секунду она допустила мысль, что он и вправду хочет, чтобы она вернулась. Возможно, он и в самом деле хотел. Мерри вспомнила, как они ехали на одной лошади.

Только он не стал ее возвращать и наверняка обрадовался, увидев, что она уходит. Теперь по крайней мере ему не придется сворачивать с пути, чтобы доставить ее по месту назначения.

Но зачем тогда он вступил в единоборство с Эдвардом? Зачем бросился спасать ее? Когда же с Эдвардом удалось справиться, Люк позволил ей уйти.

Мерри захлестнуло чувство горькой обиды. Как она одинока! Нет никого, кто протянул бы ей руку помощи. Даже мать от нее отвернулась.

«Будь сильной», – уговаривала себя Мерри. Ее младшую сестру Киндру тоже отправили подальше, как и Мерри. Киндра тоже отличалась независимым характером, что не нравилось сэру Роджеру. Кэтрин Дюбуа, прозванная Киндрой, жила теперь в Йорке. Мерри подумала, не отправиться ли ей туда – вдвоем будет легче зарабатывать на жизнь. Но нет, влияние церкви в Йорке чувствовалось, как нигде. А Мерри не хотелось тащить за собой и огонь преисподней еще и младшую сестру.

Только Люк Ленуар мог защитить ее от преследования. Но и в нем она не нуждалась. Утром Мерри отыщет сложенную из камней лачугу Сары. Девушка надеялась, что имущество знахарки сохранилось – грубо сколоченные столы и стулья, кухонная утварь, бутылки с травами и порошками. В этой лачуге Мерри и поселится.

Полная оптимизма, Мерри закрыла глаза. Будущее представлялось ей радужным.

Вдруг из-за камней вышла Сара с широкой накидкой в руках, накинула ее на Мерри и сама устроилась рядом. От знахарки пахло пижмой, сосной и древесной золой.

– Мерри, ты не должна пытаться жить, как я, – предостерегла ее Сара. – Оставаться здесь небезопасно.

– Но я хочу быть такой же искусной, как ты, Сара, – возразила девушка. – Хочу лечить больных.

– Ты будешь лечить больных. Только не здесь.

– А где? Мои родные от меня отвернулись.

– Ты должна встретиться с тем, кто спас тебя от настоятельницы. Как только рассветет, он будет искать тебя на дороге.

– Ему я тоже не нужна.

– Нет, – возразила Сара. – Ты нужна ему, детка. Без тебя с ним приключится беда.

Сара исчезла. Остался только Кит. Он терся о ее колени и громко мяукал.

Мерри проснулась. Ее сердце взволнованно билось. На вершинах гор появилось серебристое сияние. Светало. В небе не было ни облачка.

Мерри поднялась, колени у нее дрожали. Что это было? Галлюцинация или знамение? Правда ли, что с Фениксом приключится беда? Ведь он спас ее, рискуя жизнью, а она даже не поблагодарила его.

Мерри окликнула Кита и заспешила к оврагу. Боль в обожженных ногах поутихла. Чтобы встретиться на дороге с Люком, надо бежать не останавливаясь.

Люк выехал из Хидерзгила, ни словом не обмолвившись о том, что знает, где находится Мерри, и чувствовал себя виноватым.

Расстроенный вид леди Жанетт едва не заставил его выложить все начистоту, рассказать о ночном происшествии, но усилием воли он подавил в себе это желание и не сказал ничего даже после того, как, обшарив замок вдоль и поперек, ни Мерри, ни ее следов так и не обнаружили.

И тогда родные Мерри пришли к выводу, что девушку похитили, польстившись на обещанное вознаграждение. Допросили Эдварда и, хотя синяк на его лице служил явным доказательством участия привратника в потасовке, о событиях прошедшей ночи он не помнил. Однако, сидя у себя в сторожевой башне, бросал подозрительно угрюмые взгляды на Люка и его армию, когда ратники выезжали за пределы крепости.

Люк старался выкинуть Мерри из головы, однако, ведя отряд вниз по извилистой, крутой дороге, с надеждой взирал на каждый поворот. Страшась увидеть парящих канюков, он то и дело оглядывал небо и поворачивал голову на звук срывавшихся со скал камней.

Он не понимал, рад ли тому, что избавился от девушки, или жалел об этом? Он не мог забыть ее зеленые, как листья, глаза. Запах свежих трав впитался в его рубашку, И Люка терзала мысль о возможной гибели Мерри.

У Люка и без нее хватало забот, но он не мог не думать о том, способна ли женщина в одиночку выжить в Кливлендских горах.

Но когда, не обнаружив ни единого следа девушки, они спустились к подножию высокой горы, Люка одолели дурные предчувствия. Место его возможной встречи с Мерри осталось позади. Скорее всего, ее жизнь закончилась трагически.

Вдруг Люк заметил впереди голову лошади. К Мерри она не имеет отношения, сказал он себе, не в состоянии погасить вспыхнувшую надежду. Это действительно оказалась Мерри. В ее спутанных волосах виднелись сухие травинки. Глаза лучились, щеки раскраснелись – такой Люк ее еще не видел.

В нем всколыхнулась нечаянная радость. Пришпорив коня, он помчался галопом навстречу и, поравнявшись с девушкой, натянул поводья, не в силах удержать улыбку. К его удивлению, Мерри ответила ослепительной улыбкой, сделавшей ее неотразимой.

– Откуда взялась эта лошадь? – спросил Люк первое, что пришло на ум.

– Она – ваша. – Мерри наклонилась и потрепала кобылу по холке. – Я нашла ее в овраге. Она почти не пострадала, если не считать легкой хромоты. Прошу прощения, что пришлось оседлать ее, но у меня не было иного выхода, я очень торопилась, чтобы встретиться с вами.

– Сэр Пирс! – окликнул Люк сержанта. – Взгляните, вот кобыла, которую мы вчера потеряли. Леди нашла ее в овраге.

Солдаты стали перешептываться, подтянулись поближе, чтобы подивиться не только на лошадь, но и на всадницу. Мерри не столько смутилась, сколько испугалась.

– Должно быть, она ведьма, раз оживила лошадь, – заметил один из наемников.

– Наверняка ведьма, – поддержали его остальные. Мерри предвидела, что они скажут. Люк повернулся в седле и гневно обвел глазами виновных.

– Я не потерплю подобных разговоров! – прогремел он. – Лошадь выжила милостью Божьей.

Наступила тишина. Ратники удивленно уставились на командира. В душе Люк проклял свое бездумное поведение. Ему было несвойственно выходить из себя и кричать на подчиненных.

Взяв себя в руки, Люк повернулся к Мерри.

– Я отправлю гонца с известием, что вы нашлись, – бросил он. – Вашу матушку очень опечалило ваше исчезновение.

Было разумнее побранить ее, чем прилюдно встать на ее защиту. Глаза девушки потемнели, и Люк почувствовал укор совести. Господи, какой же он малодушный, что ее ругает, ведь он собственными руками распахнул перед ней ворота!

Люк отправил гонца в крепость с сообщением, что Мерри нашлась.

– Мне нужно следовать в Айверсли, – объяснил он ей. – Когда я закончу там дела, то по пути на юг доставлю вас в Хелмсли. В противном случае мне придется потерять два дня.

Мерри понимающе кивнула, и глаза ее снова засияли.

– Значит, вы берете меня с собой?

– Да, потому что время играет для меня главную роль.

– Я не буду вам в тягость, – пообещала Мерри.

– Вам придется ехать со мной, если кобыла хромает, – произнес он. – Эрин, переложи часть поклажи на своего коня.

Мерри протянула к нему руки, и он помог ей взобраться в седло. Как только девушка оказалась рядом, мучившее его беспокойство улеглось. Он с трудом преодолел желание прижать Мерри к себе и зарыться носом в ее овеянные свежестью волосы.

– А где кот? – спросил Люк.

Она приоткрыла узел, позволив Люку заглянуть внутрь.

– Ясно, – бросил он.

– А где ваше боевое снаряжение? – в свою очередь, спросила Мерри.

– Наколенник так и не нашелся, – ответил он, трогаясь с места. Только в быстрой скачке он мог дать выход внезапному приливу энергии. – Держитесь как следует, – сказал он. – Я хочу наверстать упущенное время. – С этими словами он пришпорил Сулеймана, и тот припустил с места в карьер.

– Хотите есть? – спросила Мерри мгновение спустя и, сунув руку в мешок, извлекла оттуда буханку хлеба, припорошенную кошачьей шерстью.

– Спасибо, я поел, – отказался Люк.

Пожав плечами, она сдула волоски и с аппетитом вонзила зубы в краюху. Наступило молчание, нарушаемое лишь оглушительным цокотом копыт. Над их головами пронеслась пара ласточек, ловя на лету насекомых. Солнце прогнало остатки холода, но еще не успело накалить воздух.

Мерри уснула, зажав горбушку хлеба в руке. Ее голова покоилась на груди Люка. Он придержал жеребца, чтобы не потревожить ее сон.

Она уснула у него на руках, словно ребенок. Люк не мог отвести глаз от ее колышущейся груди. Мерри спала, ни о чем не подозревая. Люк пытался себя убедить, что решение взять с собой Мерри в Айверсли не имеет ничего общего с эмоциями, которые эта девушка в нем вызывает:

Не может этого быть. Он просто стремился побыстрее достичь Айверсли. К тому же он давно вышел из возраста неоперившегося птенца, чьи поступки зависят от его настроения и эмоций. Он мог желать женщину, но не показывать виду. Он до сих пор не забыл, как высасывал кровь из ранок на ее руке.

Что, если он потеряет самообладание? Лучше держаться от Мерри подальше.

Но пока они делят одно седло, об этом не может быть и речи.

Но как только будет закончена работа в Айверсли, Люк доставит девушку в Хелмсли и передаст на попечение Рубаке. С этого момента она перестанет для него существовать.

Аккуратно упаковав эти благие мысли в воображаемый ящик, Люк задвинул его до поры до времени на задворки сознания.

Мерри пробудилась в тот самый момент, когда лошадь остановилась. Девушка торопливо выпрямилась, врезавшись Фениксу в подбородок.

– Ш-ш-ш, спокойно, – прошептал он, коснувшись рукой ее плеча.

Мерри округлила глаза. Они находились в лесной чище, стройные сосны отбрасывали глубокие тени.

Почему они остановились? Чтобы напоить лошадей? Мерри напрягла слух, надеясь услышать журчание воды, Но вокруг стояла зловещая тишина, нарушаемая время от времени треском сломанной ветки.

Дав волю воображению, Мерри ощутила страх. Она ждала появления разбойников и грабителей, сидевших в засаде в лесной чаще или густых кронах деревьев, чтобы напасть на королевских ратников. Разве дух Сары не предупреждал ее, что Фениксу грозит беда?

Вдруг тишину разорвал стук копыт. Мерри вскрикнула и вцепилась Люку в бедро. Он обнял ее за плечи, но меч не обнажил. Раздался пронзительный визг, и из кустарника выскочил зверь, дико вращая глазами. Его клыки угрожающе поблескивали.

Отчаянно перебирая короткими ножками под круглым брюхом, зверь промчался мимо. За ним с копьями наперевес неслись пятеро всадников.

Мерри поняла, что это всего-навсего охота. Она с облегчением вздохнула и привалилась спиной к Люку.

Вепрь с визгом развернулся и ринулся назад, желая вырваться из-за лошадиных копыт, образовавших кольцо. Когда животное поравнялось с одним из охотником, он ударил зверя копьем в хребет.

Животное испустило дикий визг, но продолжало бежать с копьем в кровоточащей ране.

Тут в лобовую атаку на вепря двинулся второй охот ник и прицелился. Когда зверь проносился мимо, он всадил копье прямо ему в загривок. Кровь брызнули фонтаном. Вепрь споткнулся, но не упал, продолжая визжать.

Однако подняться не смог. Зверь сделал попытку возобновить бег, но не мог, рухнул на землю. Мерри не сводила с него глаз.

В памяти Мерри промелькнули образы прошлого Распростертое на земле тело отца с открытой раной па шее. Фергюсон вытер клинок об отцовскую тунику и сунул меч в ножны, после чего поднял глаза на ее мать.

– Нет, – прошептала Мерри, желая прогнать страшное видение. И судорожно сглотнула.

В следующий момент, когда охотник спешился и выдернул из шеи животного клинок, Мерри отвернулась, ловя ртом воздух.

– Леди? – услышала она голос Люка, словно донесшийся откуда-то издалека.

Девушка соскочила с седла, бросила узел и спряталась за ближайшее дерево. Там ее вывернуло наизнанку. Тяжело дыша, Мерри ждала, когда приступ тошноты пройдет.

– Мерри! – окликнул ее Люк.

Боже милостивый, он все видел! Девушка торопливо вытерла рот, обернулась и заметила, что взгляды солдат обращены в ее сторону. Одни смотрели на нее с недоумением, другие – с сочувствием, некоторые – все еще с подозрением и неприязнью.

Люк подошел к Мерри и взял ее под руку.

Ей хотелось провалиться сквозь землю. Она никогда не проявляла слабости, ибо знала, что многие умело этим пользуются.

– Извините, – сказала Мерри, высвобождая руку. Направляясь к лошади, девушка избегала смотреть на неподвижную тушу.

– Нам нужно мясо, – пояснил Феникс, подходя сзади. – Не принято появляться в крепости с пятью десятками людей без достаточного количества провизии.

Мерри пристально взглянула на него. Феникс догадался о причине случившегося с ней. Его проницательность послужила ей утешением и одновременно встревожила. Что еще, интересно, он заметил?

Феникс помогал ей сесть в седло, когда до слуха Мерри донеслись слова одного из солдат:

– Дух вепря вселился в нее. Вот ей и стало плохо.

– Она одержима дьяволом, – поддакнул другой.

Почему ее до сих пор считают колдуньей? Ведь уже много лет она ничего дурного не делала.

Краем глаза Мерри заметила, как Феникс круто повернулся и двинулся в сторону тех самых ратников, которые говорили о ней. Схватив одного за грудки, он притянул его к себе так, что их лица оказались на одном уровне. Мерри не слышала, что Феникс говорил ратнику, но тот побледнел. Видимо, слова командира возымели действие.

Но едва капитан отпустил его и отвернулся, как солдат злобно сверкнул в ее сторону глазами.

Подавив страх, Мерри отвела взгляд. Как долго сможет Феникс оберегать ее от опасности? Его власть не безгранична. А когда он оставит ее в Хелмсли, как бедного подкидыша на пороге церкви, кто тогда станет ее покровителем? Рубака, которого она прокляла?

Мерри тяжело вздохнула. Сара сказала, что без Мерри Люк попадет в беду. Случится ли это на самом деле? Или это был всего лишь сон?

Сэр Пирс проследил, чтобы тушу вепря подготовили к перевозке. Отдав приказ продолжать движение, сэр Люк вскочил в седло, и армия тронулась в путь.

– Простите меня за то, что обременяю вас, – промолвила Мерри.

Сэр Люк промолчал. Видимо, потому, что так оно и было.

Час спустя они снова остановились, чтобы напоить лошадей. Мерри направилась в лесную чащу справить нужду. Залюбовавшись лужайкой, усеянной дикими цветами, она стала рвать цветы цикория, чтобы сплести венок.

Возвращаясь, она наткнулась на наемника, получившего от сэра Люка взбучку. Он мочился под деревом.

– Прошу прощения, – произнесла она.

Наемник растянул губы в ухмылке. Мерри ускорила шаги, жалея, что так далеко зашла в лес. Услышав шаги за спиной, девушка пустилась бежать.

Ее злило то, что наемник не собирался оставлять ее в покое, несмотря на предупреждение капитана. Мерри постоянно встречались негодяи, которые причиняли зло тем, кто слабее их. Мерри вспомнила о Фергюсоне и настоятельнице, и ее ярость вскипела с новой силой.

Она могла бы предупредить мужчину, как предупредила настоятельницу. Но какие травы имелись у нее в распоряжении? В здешних лесах в изобилии произрастали ядовитые растения, однако их надо было готовить, а для этого требовалось время.

Ее взгляд упал на лозу ядовитого дуба. Сорвав лозу от ствола, Мерри потащила ее к речке, где, опустив морды в воду, стояли лошади. Вокруг без дела слонялись солдаты. Они старательно обходили Мерри, вероятно, помня о предупреждении капитана.

Сэр Люк с сержантом склонились над картой, нарисованной на куске кожи, и обсуждали кратчайший путь до Айверсли.

Мерри подошла к Сулейману, достала из своего узла яблоко и двинулась туда, где находилась лошадь наемника. Приподняв клапан седельной сумки ратника, Мерри завернула лозу ядовитого дуба в его плащ, стараясь не касаться его листьев. Ядовитое эфирное масло впитается в шерсть, и тело наемника покроется сыпью, особенно если тот будет пользоваться плащом как одеялом.

Мерри скормила яблоко его лошади и, возвратившись к Сулейману, лицом к лицу столкнулась с Фениксом.

Заметив виноватое выражение на ее лице, Феникс прищурился.

– Что вы сделали? – спросил он без обиняков.

От его холодного взгляда у нее в жилах застыла кровь.

– Ничего, – ответила Мерри, прижимаясь к холке лошади. – Угощала яблоком лошадей. Вот и все.

Люк шагнул к Мерри, и она невольно попятилась, охваченная страхом.

– Леди! – Голос его прозвучал тихо и угрожающе. – Достаточно того, что я позволил вам взять с собой кота. Не делайте из меня посмешище в глазах моих подчиненных.

Мерри отвела взгляд.

– Вы слышали, что я сказал? – На этот раз в голосе его прозвучало отчаяние.

Вскипев от гнева, Мерри пристально посмотрела на Люка.

– Это не вас они обвиняют в одержимости! – выпалила она.

– Ну и пусть, – сказал он уже более мягко. – Я не допущу, чтобы такие, как Каллин, вас обижали.

Мерри всей душой хотелось в это поверить. Но сэр Люк не всегда будет поблизости, чтобы ее защитить. У него и без нее полно дел.

– Пожалуйста, не разжигайте в людях суеверия. Вы жене ведьма, вы леди. Ведите себя соответственно, и солдаты вскоре забудут о своем невежестве.

Она сглотнула подступивший к горлу ком, вспомнив о лозе ядовитого дуба, завернутой в плащ Каллина. Ей захотелось признаться в своем проступке, но она решила не разочаровывать Феникса и молча кивнула.

Не сказав ни слова, он поднес руки к ее голове и поправил съехавший набок венок. Мерри замерла.

– Вы похожи на лесную фею, – промолвил Феникс.

Внезапно нахмурившись, он отвернулся и зашагал в гущу солдат, призывая их собираться. Они должны прибыть в Айверсли к наступлению ночи.

Они продолжали двигаться на запад со скоростью, от которой у Мерри стучали зубы. Она размышляла над словами Люка. «Пожалуйста, не разжигайте в людях суеверия. Вы же не ведьма, вы леди. Ведите себя соответственно, и солдаты вскоре забудут о своем невежестве».

Забудут ли? Ведь она и в самом деле целительница, а не колдунья. Но для многих это одно и то же.

Мерри уже пожалела о том, что подложила ядовитое растение в седельную сумку Каллина. Феникс прав. Если ратники узнают, что это дело ее рук, то утвердятся во мнении, что она ведьма.

Целительница должна избавлять от страданий, лечить, а не причинять людям зло.

А что, если Феникс запретит ей заниматься целительством, усмотрев в нем колдовство? Придется его ослушаться. У каждого свое призвание. У Мерри – ухаживать за больными, у Феникса – вести за собой людей.

Не исключено, что в один прекрасный день Мерри спасет ему жизнь и он оценит по достоинству ее искусство. Такое вполне возможно, учитывая предсказание Сары. И тогда Феникс поймет, что Мерри Дюбуа больше чем леди.

Глава 6

Барон Айверсли стоял за закрытыми воротами, вцепившись синими от разбухших вен руками в железную решетку. Солнце спряталось за холмом, и ночные тени сгустились, поэтому Мерри видела лишь его седую бороду.

– Все-таки ты явился, – услышала она голос барона, когда Люк с сержантом приблизились к воротам.

В его голосе слышалась обреченность, и Мерри невольно задумалась. Чем же занимается Феникс в угоду принцу? Люк что-то сказал, но так тихо, что Мерри не разобрала слов.

– Я не могу накормить целую армию, – проворчал барон.

– Мы принесли снедь с собой.

Люк указал на тушу вепря, болтавшуюся между двумя лошадьми.

Наступило молчание. Наконец барон велел поднять ворота и решетка со скрежетом поползла вверх. Еще он был необычайно высок ростом. Повернувшись к солдатам спиной, он повел их в цитадель.

Когда они въехали во внутренний двор, Люк помог Мерри спешиться.

– Мой сквайр присмотрит за вашим котом, – сказал Люк, протягивая ее котомку Эрину.

Капитан, сержант и Мерри проследовали за бароном в хорошо освещенную башню замка, в то время как солдаты остались у гарнизонной казармы.

В сумерках барон принял Мерри за сквайра. Его жена, ожидавшая их в большом зале, скользнув взглядом по Мерри, сразу догадалась, что это девушка.

Барон всех представил друг другу.

– Это – легендарный Феникс и его сержант, сэр Пирс, – обратился он к жене. – Джентльмены, баронесса Адель.

Баронесса присела в легком реверансе.

– Кто эта женщина? – осведомилась баронесса.

– Мерри из Хидерзгила, – ответил Люк. – Я сопровождаю ее в Хелмсли.

Барон и баронесса с любопытством уставились на Мерри, затем перевели взгляд на Люка. Уж не собирается ли Люк проверять их домовые книги, подумала Мерри.

Баронесса указала на высокий стол.

– Не изволите ли поужинать с нами? – обратилась она к прибывшим без малейшего намека на любезность.

– С удовольствием, – вежливо отреагировал сэр Люк. Леди Адель проводила их к возвышению.

– Наши сыновья ушли в поход на континент, так что у нас теперь все по-простому, – бросила она через плечо. – Пожалуйста, присаживайтесь.

Идя к столу, Мерри обвела зал взглядом. Балки кое-где были затянуты паутиной, камыш на полу требовал замены. Время здесь, казалось, застыло. Старинные ковры на стенах и пожелтевшие полотна лишь усиливали это впечатление.

Появился паж с тазиком воды для мытья рук. Вассалы барона были столь же почтенного возраста, как и он сам. Вряд ли у них хватило бы сил защитить крепость в случае необходимости.

Подали пожаренную на углях форель, приправленную зеленым соусом. Мерри предстояло делить трапезу с Люком. Девушка проголодалась, и Люк отдавал ей лучшие куски.

Мерри с нетерпением ждала, когда зайдет разговор о миссии Феникса, но эту тему пока не затронули. Однако тон в беседе задавал Феникс. Причем делал он это с таким мастерством, что девушка это не сразу заметила.

Наконец, когда каждому налили меру терпкого вина, разложив на подносах изюм и орехи, Люк поставил кубок и обратился к барону и баронессе.

– Как вы понимаете, миссию мою приятной не назовешь, – начал он осторожно. – По велению короля и принца сооружения, возведенные без разрешительной грамоты, подлежат сносу. Прошу предъявить мне упомянутую грамоту.

«Подлежат сносу!» Узнав о цели миссии Люка, Мерри содрогнулась. Принц отправил его сносить незаконные строения. Какое ужасное название для столь прекрасного замка!

Подавшись вперед, Мерри взглянула на барона, желая увидеть его реакцию. Лицо его потемнело от негодования. Однако он пальцем подозвал управляющего и, достав свиток пергамента, велел передать его Люку.

Люк прочел документ и аккуратно свернул.

– Это подлинная грамота, – произнес он, – подписанная дедом короля. Документ дает разрешение на постройку центральной и сторожевой башен, а также внешней стены. Можете ли вы предъявить грамоту, позволяющую иметь гарнизонные казармы, поднять внешнюю стену и соорудить по башне с каждого конца?

У Мерри упало сердце. Ее поразило, что Люк разглядел все эти детали по пути в замок. Барон побагровел.

– Послушайте, – прорычал он, сжимая пальцами подлокотники кресла, – прежде чем отправиться рушить мои стены, подумайте о безопасности страны. Три с лишним года я отражал нападения шотландцев и валлийцев. Не позволил врагу вторгнуться в пределы Англии, чтобы надутые лорды к югу отсюда могли спокойно сидеть в своих роскошных замках и попивать испанское вино!

Леди Адель, побледнев, положила руку на плечо мужа.

– Принц Генрих не оставит вас беззащитными, клянусь, – заверил их Феникс. – Я немедленно доставлю его величеству вашу просьбу о строительстве, и вы сразу сможете восстановить потерянное.

– Но где же здравый смысл? – удивился барон. – Разрушить, чтобы потом снова построить? Я всю жизнь верой и правдой служил королю, и вот чем он отплатил мне! – Барон в гневе вскочил с кресла, отшвырнув его в сторону. – В таком случае мне начхать на его величество. Начхать! – Он погрозил Фениксу пальцем. – Убирайся вон из моего дома! Убирайся и забирай с собой своих людей.

Реакция хозяина была абсурдной, ибо Феникс имел предписание и его люди уже расположились в замке. Пожилые ратники не в силах изгнать солдат за ворота крепости. Сэр Люк молчал, взглядом умоляя барона проявить благоразумие.

Леди Адель дернула мужа за рукав:

– Йен, прошу тебя! Будь благоразумен!

Барон стряхнул ее руку.

– Слышать ни о чем не желаю, – прорычал он. – В требованиях принца нет ничего благоразумного. К голосу пограничных баронов никогда не прислушивались… – Он не договорил и схватился за сердце, выкатив глаза.

– Йен? – воскликнула леди Адель. Барон, казалось, перестал дышать. Баронесса вскочила. – Йен!

– У барона случился удар, – произнесла Мерри. – Он сейчас упадет.

Люк сорвался с места и бросился к барону, успев поддержать его. Баронесса заголосила. Люк уложил барона на помосте. Мерри поспешила ему на помощь. Барон потерял сознание.

– Вы не даете ему дышать, – сказала она баронессе, которая буквально придавила мужа своим телом, умоляя прийти в себя.

Люк бросил на Мерри мрачный взгляд.

– Успокойтесь, леди Адель, – обратилась Мерри к баронессе. – Он только впал в беспамятство. Его нужно уложить в постель и укрыть теплыми одеялами. Кто может отнести его в спальню?

У помоста тем временем собралась толпа вассалов, слуг и ратников. Глядя на их убеленные сединами головы, Мерри поняла, что они даже все вместе не смогут поднять барона по ступенькам.

– Мы с сэром Пирсом отнесем его, – сказал Феникс.

– Возьмите его под руки, – произнесла Мерри, – но голову старайтесь держать внизу. Сэр Пирс, поднимите его ноги как можно выше.

Вдвоем мужчины соскочили с платформы, пододвинули барона к ее краю и взяли на руки. Следом за баронессой все двинулись в сторону жилых помещений.

– Сюда, – сказала леди Адель.

С огромным трудом барона пронесли по продуваемому холлу, затем вверх по винтовым лестницам и наконец поднялись в его покои, освещенные двумя масляными лампами. Массивная кровать была занавешена.

Мерри отдернула занавески и откинула одеяла. Люк и Пирс уложили барона на середину кровати и укутали в одеяла.

Мерри склонилась над ним, чтобы увидеть, подрагивают ли у него веки, и уже хотела попросить, чтобы ей принесли свечу, но Феникс взял ее под руку.

– Идем, мы оставим их наедине, – распорядился он.

Мерри воспротивилась:

– Я знаю, как ему помочь.

– Мы уходим, – повторил он тоном, не терпящим возражений.

– Но он может умереть! – прошептала Мерри. Баронесса запричитала.

Феникс крепче сжал руку Мерри.

– Немедленно, леди, – сквозь зубы процедил капитан. – Вам не следует привлекать к себе внимание.

– Вы не понимаете. Я могу ему помочь.

– Только не сейчас. – И Феникс потащил ее к двери.

– Постойте, – позвала баронесса, промокая платком глаза. – Вам еще не отвели комнаты.

– Мы устроимся в гарнизоне, – ответил Люк.

– Леди не пристало спать с солдатами, – возразила баронесса. – Да и вы, надеюсь, предпочли бы пуховую перину.

Она отстегнула ключи, висевшие у нее на поясе, и позвала управляющего.

– Селуин, окажи любезность, проводи леди в покои Эвана, а мужчинам постели у Эдгарда. Мальчики ничего не имели бы против, уверена. Прошло столько времени с тех пор, как они спали в своих кроватях.

Протянув управляющему ключи, баронесса отвернулась, послав Мерри умоляющий взгляд.

Женщина всем своим видом молила ее о помощи. Решимость Мерри помочь леди Адель удвоилась. Она не станет пререкаться с Фениксом. Сделает, как он велит, а затем вернется в покои барона.

Троица последовала за Селуином в коридор.

– Возвращайтесь на свои места, – угрюмо велел управляющий слугам, толпившимся под дверью. – Вы ничем не можете помочь, разве что молитвой. Сюда, пожалуйста, – позвал он.

Проводив гостей по коридору, он остановился перед первой дверью и вставил ключ в замочную скважину.

– Это покои Эвана, которыми может воспользоваться… – он сделал паузу, окинув взглядом Мерри, – которыми может воспользоваться дама. Только ничего не трогайте, – предупредил он, снимая со стены факел. – Баронесса хочет, чтобы все оставалось, как было, когда вернутся хозяева.

Пробормотав что-то себе под нос, Селуин вошел в комнату и вставил факел в подставку.

Мерри в один миг забыла свое негодование, когда свет факела озарил красивую комнату с темно-зеленой драпировкой и такими же гобеленами. Она прошла в комнату, и в ноздри ей тотчас ударил нежилой дух. Ее взгляд упал на сундук для одежды. На его крышке лежал толстый слой пыли.

– Сколько времени Эван и Эдгар не были дома? – поинтересовалась она.

– Мы не ведем здесь счет времени, – ответил Селуин.

– Откройте окно, – попросил Люк слугу. Селуин выполнил его просьбу и вышел за дверь, чтобы проводить сэра Пирса в соседнюю комнату.

Капитан остался, сверля Мерри взглядом.

– Вы не станете предлагать свои услуги, – предупредил он девушку.

– Почему? – удивилась она.

– Служители церкви ищут вас по всей стране, леди, – мрачно заявил Люк. – Вам нельзя привлекать к себе внимание.

– Не кажется ли вам, что по сравнению с состоянием барона мое собственное не так уж плохо? – возразила Мерри. – Я должна ему помочь.

Он подошел к ней и опустил руки ей на плечи.

– Если вы попытаетесь помочь барону, а он умрет, что тогда, Мерри?

– Но он не умрет, если я помогу! – не унималась девушка.

Он прижал палец к ее губам, вынудив умолкнуть.

– Пока вы под моим покровительством, будете делать то, что я велю, – заявил он. – Если хотите, можете утешить баронессу, но никакого лечения. Обещаете?

Она не могла ни думать, ни дышать, ибо его палец, скользнув по ее нижней губе, оставил след приятной истомы.

– Порой мне кажется, вы и впрямь ведьма, – пробормотал он, убрав руку.

– Вы только что сказали, что я леди, – напомнила девушка.

Его взгляд упал на ее грудь, и он сделал шаг назад.

– Все будет хорошо, если и вы будете помнить об этом, – обронил он и повернулся к порогу. – Приятного отдыха, – сказал он и исчез за дверью.

Мерри вдруг осознала, что не дала Фениксу никакого обещания. Она прислушалась. Судя по доносившимся из коридора звукам, он вошел в комнату рядом. Она выскользнет из комнаты, как только убедится, что он спит, и пойдет к несчастной баронессе, чтобы успокоить ее и пообещать снадобье, которое спасет ее мужу жизнь.

Утром Мерри проснулась от грохота. За окном уже было светло. Боже, она проспала!

Сбросив с себя затхлые одеяла, она бросилась к тазику с водой.

Феникс уже приступил к работе по сносу строений. Он времени даром не теряет, размышляла Мерри, умываясь. Вода была холодной в отличие от дымящихся ведер и большой медной ванны, присланных ей вчера баронессой в знак благодарности.

Ночью она обещала, что с утра пораньше сварит снадобье. Видя радость леди Адель, Мерри не могла не ослушаться сэра Люка и заспешила в покои барона.

– Он пришел в себя! – взволнованно воскликнула баронесса. – Пытается говорить, но не может. Нам нужно торопиться!

Барон сидел на кровати, прислонившись спиной к горе подушек. Возле него суетился слуга. Увидев вошедших, барон попытался что-то сказать, но издал лишь мычание.

– Сделайте все так, чтобы ему было удобно, – обратилась Мерри к слуге и, взяв баронессу за руку, попросила: – Отведите меня в ваш огород, где растут травы.

Но вскоре ее надежда растаяла, ибо огород больше напоминал кладбище с покосившимися надгробиями. Почти все растения погибли от засухи.

– Здесь мы не найдем ничего полезного, – сказала Мерри. – Нужно поискать дикорастущие травы. Проводите меня во внешний двор.

Женщины вышли из замка. Когда они пересекали внутренний двор, из оконной прорези гарнизонного барака выпрыгнул Кит и бросился им навстречу.

– Кит! – воскликнула Мерри, подхватила его на руки, чтобы поцеловать.

Но любопытный взгляд леди Адель заставил девушку опустить кота на землю и продолжить путь.

К счастью, Кит предательства не заметил и радостно последовал за хозяйкой.

Они вышли во внешний двор, где солнце уже прогрело воздух до летней температуры. Обычно эта полоска земли между наружной и внутренней стенами использовалась для учебных боев. Но в Айверсли все давно поросло бурьяном и дикорастущими травами. В гарнизоне замка все состарились и больше не занимались оттачиванием своего боевого искусства.

Мерри с беспокойством оглянулась на восточную башню, где работал Люк со своими людьми, и сразу его увидела. Он стоял без рубашки спиной к ней и отдавал подчиненным распоряжения. На землю неподалеку рухнула часть стены.

Опасаясь, как бы Люк ее не заметил и не догадался о намерениях, Мерри быстро свернула за угол. Баронесса и Кит последовали за ней. Оказавшись вне поле зрения солдат, Мерри занялась поисками нужного лекарственного растения.

Девушка нашла его у дальней стены замка. Зимостойкие стебли пустырника с крошечными розовыми цветками росли здесь в изобилии.

– Вот! – воскликнула Мерри и выдернула из земли несколько растений прямо с корнями.

Пустырник принадлежал к семейству крапивы. Сара часто использовала его. Растение обладало свойствами, нормализующими сердечный ритм и успокаивающими нервы. Оно идеально подходило для лечения барона.

Обрадованная, что ее поиски увенчались успехом, Мерри сжала в руке длинные стебли.

– Здесь есть другой вход? – справилась она у баронессы.

– Есть задняя калитка, – ответила баронесса, – но обычно мы держим ее под замком.

– А ключа у вас нет?

– Нет. Он у командира гарнизона.

Мерри судорожно сглотнула.

– Тогда нам лучше поторопиться, – сказала девушка.

Прижимаясь к стене, Мерри пошла к главному входу. К ее облегчению, Кит увлекся охотой на сверчков и отстал.

По вдруг наступившей тишине Мерри поняла, что солдаты сделали перерыв, и осторожно выглянула из-за угла. Мужчины спустились с башни и собрались вокруг бочки. Мерри совсем не улыбалась перспектива продефилировать мимо полуголых мужчин, тем более в сложившейся ситуации. Капитан непременно найдет, к чему придраться, если увидит ее. Покачиваясь на носках, Мерри решила переждать.

– В чем дело? – осведомилась баронесса. Из-под ее головного плата выбилась длинная тонкая прядь седых волос. Голубые глаза выражали страдание, смешанное с недоумением.

Мерри стало ее жаль. Она не могла допустить, чтобы глупое требование сэра Люка помешало ей спасти человека.

– Если Феникс запретит мне помогать вам, – сказала Мерри, – вступитесь за меня.

– Запретит? – удивилась баронесса. – Неужели он хочет, чтобы мой Йен умер?

– Дело совсем не в этом! – заверила ее Мерри. – Он опасается, как бы меня не обвинили в злом умысле, если состояние вашего мужа ухудшится, – ответила она, приведя доводы Люка.

– Но ведь оно улучшится! – воскликнула баронесса.

Отобрав у Мерри стебли пустырника, баронесса шагнула за угол. Девушка последовала за ней. И тут появился Феникс. Он направлялся прямо к ним.

– Доброе утро, – с трудом скрывая страх, поздоровалась Мерри. – Мы с леди Адель ходили прогуляться.

Смерив ее долгим взглядом, сэр Люк повернулся к баронессе, чтобы поприветствовать ее.

– Для прогулки довольно жарко, – произнес он не без сарказма и уставился на цветы пустырника.

– Жара ужасающая, – согласилась баронесса. – Нам пора возвращаться. Доброго вам дня.

И она с гордым видом прошествовала мимо. Феникс отступил в сторону, но когда Мерри хотела последовать за баронессой, он преградил ей путь.

– Неужели я неясно выразил свои пожелания, леди? – тихо спросил он. В его глазах блеснули гневные искорки.

Неужели от него ничего нельзя скрыть? Мерри вскинула подбородок.

– Я не мешаю вам выполнять вашу работу! – парировала девушка. – Сносите башни и оставьте меня в покое.

Капитан схватил ее за руку.

– Моя работа не может убить старика, – ответил Люк. – Раз я бессилен уговорить вас не совать голову в петлю, придется держать вас при себе.

Мерри ушам своим не верила. Неужели он готов повсюду таскать ее с собой?

– Но заболел барон в первую очередь по вашей милости, – не унималась Мерри, пытаясь высвободиться. – Готова биться об заклад, если вы прекратите разрушать его крепость, в течение дня он выздоровеет.

В этот момент вернулась баронесса и взяла Мерри за руку, освободив ее от капитана.

– Простите нас, но мы наслаждаемся прогулкой. – С этими словами баронесса оттащила Мерри в сторону. Отличная работа, подумала девушка и не удержалась от соблазна бросить на сэра Люка торжествующий взгляд. Он смотрел им вслед, гневно сверкая глазами, и на скулах у него выступил румянец.

С немалым для себя изумлением Мерри обнаружила, что открытое неповиновение Фениксу доставляет ей удовольствие. Она находилась в его власти, и он мог сделать с ней все, что ему заблагорассудится, – запереть в башне, применить к ней телесное наказание. Впрочем, вряд ли Феникс прибегнет к подобным мерам. Он был неизменно вежлив с ней, лишь читал ей нравоучения в тех случаях, когда другой на его месте пустил бы в ход кулаки.

Мерри вдруг ощутила в себе какую-то силу, которая пугала Люка. Она не сомневалась, что ее желания ему небезразличны. Но как далеко позволит он ей зайти, Мерри еще предстояло выяснить.

А пока брошенный Люку вызов вызвал у девушки бурную радость. Она добилась отсрочки, которая даст ей возможность провести барону необходимое лечение. Неизвестно, как поведет себя Феникс в сложившихся обстоятельствах – сдастся или приведет в исполнение свою угрозу не отпускать ее от себя ни на шаг.

Стоя под палящими лучами солнца, Люк наблюдал за баронессой и Мерри, двумя заговорщицами. Баронесса несла в руках охапку безобразных цветов.

Подумать только, женщина в открытую бросила ему вызов! Он с трудом поборол желание тут же ринуться за ней следом, задрать ей юбку и отходить хорошенько по мягкому месту! Но за всю свою жизнь Люк ни разу не поднял руки на женщину и не собирался делать этого и впредь.

В его армии не было никого, кто бы рискнул ослушаться его приказа. Он, кажется, выразился достаточно ясно, когда велел ей близко не подходить к барону, не говоря уже о том, чтобы его лечить.

Дай Бог, чтобы своими дурацкими травами она не лишила старика жизни!

Если это все же случится, ее заключат под стражу прежде, чем они покинут пределы Айверсли. Добрые намерения ее не спасут, если баронесса против нее ополчится. Однако Люк не мог не признать, что женщина прониклась к Мерри доверием и было бы бессердечно отнимать у нее последнюю надежду.

Завтра же он займется спасением Мерри. Вспомнив слова девушки, Люк испытал укол совести. Мерри права. Если старик умрет, то виновата в этом будет отнюдь не она. Причиной апоплексического удара послужила угроза сровнять с землей его прекрасный замок.

Люк все же решил, что в любом случае Мерри признают виновной, несмотря на ее благие намерения. Необходимо срочно найти способ отлучить ее от постели больного, пока не поздно.

Люк придумал план. Достаточно простой. Завтра в это время упрямица будет находиться под его крылом и в полной безопасности.

Он уже собирался возобновить работу, когда ему на ум пришла тревожная мысль: его действительно заботит безопасность Мерри или же он хочет любой ценой оставить ее при себе?

Эта мысль все утро не давала Люку покоя. Он вспомнил, как вчера коснулся ее губ. Мягкие и шелковистые, они разожгли в нем желание.

Усилием воли Люк прогнал эти воспоминания и подал сержанту сигнал приступать к работе. Перепрыгивая через две ступеньки, он мчался вверх по лестнице на башню, пообещав себе больше не думать о Мерри.

Убрав за ухо выбившуюся прядь, Мерри распрямилась. Она провела весь день у постели больного, склонившись над ним, и спина нещадно болела. Мерри не могла уговорить барона выпить целую чашку снадобья, которое приготовила, а одного глотка было явно недостаточно, тем более что настойка была слабой.

Оставив больного на попечение жены и дав ей соответствующие инструкции, Мерри пожелала баронессе спокойной ночи и выскользнула за дверь, чтобы наконец рухнуть на постель и забыться сном.

Когда она вошла к себе, от стены отделилась тень.

Это был Люк.

– Я бы хотел поговорить с вами, леди, – вежливо начал он.

Мерри подняла на него глаза. Он был неотразим при свете факела, который держал над головой, блики пламени играли на его темных волосах.

– Я слышал, вы приготовили настойку из сорняка, сорванного на внешнем дворе.

– Пустырник не сорняк. Это лекарственное растение с успокаивающим эффектом. И оно не может убить больного, что бы вы там ни думали. Так что не трудитесь читать мне нотации.

На губах Люка заиграла легкая улыбка.

– В таком случае позвольте мне сразу перейти к делу. Ваше искусство пригодится нам на стене.

Мерри изумленно уставилась на него:

– Что вы имеете в виду?

Его глаза сверкнули, и на мгновение Люк ощутил прилив радости.

– Сегодня пополудни у меня пострадали трое, когда на них обрушилась часть стены. От мази Жервеза им стало хуже.

Мерри поморщилась.

– Жервез – всего лишь брадобрей, – выступила она на его защиту. – Наверняка он хорошо вправляет кости, чего я не умею делать.

– Да, это у него отлично получается, но ему нужен помощник, который лечит раны. – Люк склонил голову набок, сверля ее взглядом.

Мерри уловила подвох.

– А как же барон? – спросила она. – Я не могу его оставить.

– Настой готов? – осведомился Люк.

– Да.

– В таком случае пусть за бароном ухаживает баронесса. Вы сделали все, что могли, даже больше.

– Что, если я откажусь? – спросила Мерри.

– Поступайте, как вам угодно, – ответил он, пожав плечами. – Мои люди обойдутся. Им не привыкать.

– Здесь я больше нужна, – заявила Мерри. – Я буду лечить барона.

На лице Люка не отразилось никаких эмоций.

– Могу лишь сказать, что вы подвергаете себя опасности.

– Ерунда. – Девушка с удовольствием противоречила ему. – Настойка такая слабая, что я могу ее выпить прямо сейчас, и ничего со мной не случится. Если барон умрет, в этом будете виноваты вы. – Девушка многозначительно на него посмотрела.

– Я делаю эту работу по приказу короны, – заметил Люк.

– А я должна выполнять свою работу, – решительно заявила Мерри.

– Займитесь этим делом на стене, где сможете добиться большего успеха.

– Разве я потерпела неудачу? Ведь я только приступила к лечению барона.

– Он стар, Мерри. И в любую минуту может умереть, как бы хорошо вы ни владели своим искусством врачевания.

– Именно поэтому я его и не оставлю, – промолвила Мерри.

– Вы поклялись, что не станете накликать на себя беду, – напомнил он. – И я прошу вас не нарушать клятвы.

– Я не нарушу клятвы и не стану накликать на себя беду. Но при одном условии, – произнесла Мерри.

Люк насторожился.

– Я готов его выслушать.

– Вы больше не вмешиваетесь в мои дела. Так же, как я в ваши.

Феникс колебался. В его глазах промелькнуло выражение досады.

– Раны и порезы, – промолвил он, – вот поле вашей деятельности. И ничего другого.

Мерри в отчаянии всплеснула руками:

– Отлично. В таком случае можете снести башни, но оставить стены и казармы нетронутыми.

– Вы целительница и не имеете никакого отношения к моей работе, – прорычал он, теряя терпение.

Мерри поздравила себя с тем, что ей удалось пробить брешь в его железном самообладании.

– Напротив. Благодаря вашей работе я получила своего первого пациента.

Она сознавала, что дразнит его, но ничего не могла с собой поделать.

– Леди… – Он схватил ее за плечи и встряхнул. – Бывают моменты, когда я всерьез думаю, что вы ведьма. Не смейте мне указывать, как я должен делать свою работу.

«И ты не смей вмешиваться в мою», – хотела сказать Мерри, но дерзкие слова застряли в горле. Исходившая от него сила заставила Мерри прикусить язык. Было бы неразумным с ее стороны испытывать его терпение.

Капитан медленно разжал пальцы и с тихим стоном запечатлел на ее губах поцелуй.

Мерри бросило в жар. Она закрыла глаза, и колени подогнулись.

В следующий миг Люк отстранился от нее.

Мерри прислонилась к стене, чтобы не упасть. Неужели он ее поцеловал? Мерри трудно было в это поверить.

– Я разбужу вас на рассвете, – бросил Люк с непроницаемым выражением лица и в следующий миг исчез в своей комнате.

Глава 7

Мечтая о прохладном ветерке, Мерри откинула за спину тяжелую косу. Она не могла сбросить верхнюю тунику, и рубаха намокла от пота. Солнце нещадно жгло гранитную дорожку на стене, накаляя зубчатые края боковых выступов так, что невозможно было сидеть. Поэтому она стояла, не зная, чем себя занять, в то время как мужчины вокруг крушили камни.

Мерри знала, что принесла бы куда больше пользы в замке, чем здесь.

Во рту у нее пересохло. На зубах скрипел песок и мельчайшие частицы гранита. Мерри отчаянно хотелось пить, но Феникс, видимо, не собирался делать в работе перерыв. Мерри никогда не видела, чтобы люди трудились с таким упорством. Словно от этого зависела их жизнь.

Мерри, как ни старалась, так и не смогла понять, зачем надо рушить внешние стены. Что, если Малькольм, шотландский король, вторгнется в пределы Англии? Или же валлийцы поднимут бунт? Как сможет Айверсли держать оборону без башен? Откуда защитники замка будут пускать стрелы или поливать головы штурмующих кипящим маслом?

Скорее всего Феникс сознавал всю нелепость разрушения цитадели барона, но не мог ослушаться приказа Генриха. Поэтому и гнул спину наравне со своими солдатами.

Мужчинам не нравилось, что Мерри находится в непосредственной близости от них, и девушка то и дело ловила на себе их свирепые взгляды. Они боялись, что «ведьма» накличет на них беду.

Мерри то и дело смотрела в сторону покоев барона. Окна были наглухо закрыты ставнями. С утра она не успела узнать о состоянии его здоровья: Люк поднял ее с постели еще до рассвета. Она молила Бога, чтобы леди Адель уговорила мужа выпить еще хоть немного настойки. Что, если ей это не удалось и барон умер?

Люк прав. Ее вполне могли бы обвинить в кончине барона.

Мерри устремила взгляд на холмы, тянувшиеся далеко за стеной. На горизонте сгущались тучи, обещая долгожданную прохладу. Мерри тихонько произнесла стишок, которому научила ее Сара:

Дождик; дождик, прибегай,
нашу землю поливай,
Дождик, дождик, гуще,
чтобы цвели кущи.

Трудившийся неподалеку солдат резко повернулся, и его кирка зависла в воздухе.

– Что ты сказала? – спросил он.

Это был Каллин. Взглянув на него, девушка заметила красную сыпь у него на шее.

– Я говорила не с тобой, – ответила она, испытав чувство удовлетворения. Ядовитый дуб сделал свое дело.

– Но ты разговаривала, я слышал, наверняка проклинала кого-то. Надеюсь, не меня. – Он с угрожающим видом шагнул к ней.

Мерри попятилась, но тут заметила, что к ним возвращается Люк.

– В чем дело, Каллин? – спросил он, сверля наемника взглядом.

– Ведьма только что наслала на меня проклятие, – пробормотал он. – Мне не нравится, что она здесь околачивается.

Капитан побагровел от гнева.

– Во-первых, никакая она не ведьма, – произнес Люк с металлом в голосе. – Во-вторых, мне все равно, нравится тебе или нет ее присутствие. Она здесь по моей просьбе. И отныне ты будешь обращаться к ней не иначе, как леди Мерри. Я ясно выразился?

– Ясно, – сверкнув глазами, сказал Каллин.

– Что вы ему сказали? – спросил Люк с плохо скрываемым недовольством.

– Ни слова, – ответила Мерри. – Мне надоело торчать здесь под палящим солнцем, обливаясь потом. Я хочу пить!

– Прежде чем что-либо сказать, хорошенько подумайте, – посоветовал он. – Почти все мои люди малообразованные, особенно наемники вроде Каллина.

– Повторяю, я не сказала ему ни слова!

– Не нужно повышать голос. Они на нас смотрят.

Мерри не могла не заметить его взгляда, впившегося в ее губы.

– Обходите Каллина стороной, – посоветовал Люк и отошел от нее.

Ага, значит, он не может устоять перед ней! Мерри лукаво улыбнулась и подставила лицо бризу. Видно, дождевой заговор Сары обладал силой, ибо тучи сгустились и небо потемнело.

Люк хмуро уставился на профиль девушки. Господи, спаси и помилуй! Как же ему хотелось схватить ее и покрыть поцелуями прямо сейчас, при всех. И она знает это не хуже его, маленькая колдунья, поэтому и улыбается.

Напрасно он поцеловал ее вчера. Каким-то образом ей удалось заставить его потерять самообладание.

Его язык все еще ощущал вкус ее губ, и он отчаянно хотел поцеловать ее снова.

Осознание этого факта ошеломило Люка. Мерри была последней женщиной, которую он мог бы пожелать.

Будь он невежественным, уверовал бы в то, что она его околдовала.

– Держитесь в стороне, пока вас не позовут, – сказал ей Люк, уже жалея, что привел девушку на стену, и зашагал прочь.

Но не успел отойти, как услышал крики солдат.

– Уберите этого проклятого кота со стены! – заорал один из бойцов.

Тут Люк заметил кота Мерри, спешившего к своей хозяйке. Выругавшись, Люк бросился за ним вдогонку.

Почуяв погоню, Кит юркнул под ноги солдата, взмахнувшего топором. Прикосновение чего-то мягкого и пушистого отвлекло солдата, и он опустил глаза, забыв о топоре. Дальше случилось то, что должно было случиться. Лезвие топора полоснуло Филиппа по ноге.

Мерри вскрикнула.

Неуклюжий наемник из Пуатье согнулся в три погибели и, отшвырнув топор, как ядовитую гадину, с воплем повалился на землю, прижимая к груди колено.

Воспользовавшись суматохой, кот умчался прочь.

Люк подскочил к пострадавшему и, присев возле него, осмотрел рану. Из его штанины натекла целая лужа крови, а сквозь ткань торчал кусок кости.

– Найдите Жервеза, – приказал Люк солдатам.

– Проклятие! – продолжал ругаться Филипп, скрипя зубами.

– Позвольте мне пройти, – послышался голос Мерри, пробиравшейся сквозь толпу. Она опустилась на землю рядом с Люком и склонилась над пострадавшим. Люк, как и остальные, смотрел на нее с недоверием. Ведь это из-за ее кота произошел несчастный случай.

– Жервез прибудет с минуты на минуту, – бросил он ей.

Мерри пропустила слова капитана мимо ушей.

– Мне нужна стрела или палка! – сказала девушка. От Люка не ускользнуло, что при виде раны Филиппа Мерри побледнела.

– Сейчас придет Жервез, – повторил он. – Вы ничем не можете ему помочь.

Филипп снова завопил.

– Мне срочно нужна стрела! – крикнула Мерри. Мужчины попятились, некоторые суеверно перекрестились, желая оградить себя от зла.

Люк хотел было оттащить Мерри прочь, когда кто-то протянул ей стрелу с отломанным наконечником. Она склонилась над Филиппом и нежной рукой коснулась его щеки.

– Прикуси стрелу, солдат, – скомандовала она. – Да побыстрее.

Филипп подчинился и разжал челюсти. Мерри проворно сунула ему в зубы стрелу, чтобы он не стер их в порошок.

– Принеси мне флягу с вином или с чем-нибудь покрепче, если у тебя найдется. Только побыстрее! – обратилась Мерри к другому воину.

Опасаясь, как бы она не наслала на него злые чары, тот тут же бросился выполнять поручение. Мерри подняла глаза на Люка.

– Нужен большой блок льда, чтобы нога не отекала. Пусть кто-нибудь сходит на кухню, – попросила она.

– Я схожу, – вызвался ратник, стоявший поблизости. В этот момент появился Жервез. Обследовав ногу, он заявил:

– Придется как следует потрудиться!

Жервез принялся шарить в сумке, которую поставил на землю.

– Не здесь! – воскликнула Мерри с неподдельным испугом. – Здесь грязно!

Жервез обиделся.

– Не надо меня учить, я знаю свою работу, – огрызнулся он. – Вправлял кости еще до того, как вы появились на свет!

– Жервез! – оборвал его Люк и сказал после паузы: – Леди права. Надо прислушаться к ее советам.

В этот момент прибыл солдат с бурдюком.

Вынув изо рта пострадавшего стрелу, Мерри помогла ему опустошить бурдюк. Филипп пил с жадностью, не проронив ни капли.

Стоявших вокруг Мерри, казалось, не замечала.

Люк обвел взглядом солдат, гадая, что они о ней думают в настоящий момент.

Наконец веки Филиппа дрогнули, и он перестал ругаться. Мерри кивнула Люку, и он приказал троим воинам перенести его в другое место.

Пока они спускались вниз по бесчисленным ступенькам, Филипп пришел в себя и снова разразился бранью. Он ругался всю дорогу, пока его не уложили на походную койку в бараке.

– Ему нужно дать что-нибудь обезболивающее, – спустя некоторое время сказала Мерри.

С Филиппа стащили штаны. Благодаря ледяному блоку, прижатому к ране, кровотечение прекратилось.

– Он уже опустошил два бурдюка, – заявил Люк. – Он воин, Мерри, и в состоянии терпеть боль. Взгляните на его правую руку.

Только сейчас девушка заметила, что у Филиппа нет безымянного пальца.

– Тогда приступайте, – промолвила Мерри, бросив взгляд на Жервеза. – Это по вашей части.

Мерри отошла в дальний конец помещения, где в очаге пылал огонь.

Обхватив себя руками, Мерри пыталась унять дрожь, сотрясавшую ее тело, и преодолеть приступ тошноты. Целители не должны бояться вида крови. Но с Мерри это случалось.

К счастью, раскаты грома заглушили крики раненого, которому Жервез вправлял кости. Вдоль одной из стен тянулся ряд узких окон, сквозь которые в помещение проникал сумрачный свет потемневшего неба.

Воспользовавшись несчастным случаем с Филиппом и приближавшейся грозой, солдаты слонялись без дела. Многие отдыхали на тюфяках. Эрин играл в шахматы с черноволосым наемником. Время от времени Мерри ловила на себе враждебные взгляды. Кто-то пригрозил убить ее кота.

– Выходит, ты тогда наслала проклятие на Филиппа? – услышала Мерри скрипучий голос и, обернувшись, увидела Каллина. – Потом натравила на него своего кота. Это из-за него Филипп угодил топором мимо цели, – продолжал Каллин.

– Отстань от меня! – Мерри попятилась.

– Почему? – не унимался он, наступая. – Или ты и со мной сотворишь то же, что и с Филиппом?

– Я не насылала на Филиппа проклятие, это был несчастный случай, – возразила Мерри.

– А лошадь, свалившаяся в ущелье и потом восставшая из мертвых, тоже случайность? – съязвил наемник. – А как насчет сыпи у меня на спине и на шее? Это тоже не твоих рук дело?

Мерри устремила взгляд на дальний конец казармы в надежде, что Люк, как всегда, придет ей на помощь. Но он стоял, склонившись над Филиппом, и пристально следил за действиями Жервеза.

Вспомнив совет Люка, Мерри ни слова не сказала Каллину.

– Тебе лучше поостеречься, ведьма, – добавил он приторно-сладким тоном.

Мерри подняла на него взгляд.

– Держись от меня подальше, – бросила она. – Иначе я и впрямь тебя прокляну.

Его губы сложились в хищную улыбку.

– Ты уже сделала это, – сказал он мрачно. Должно быть, он имел в виду ядовитый дуб, но его взгляд упал на ее грудь.

Дрожа от отвращения, Мерри, круто повернувшись, направилась к воинам, игравшим в шахматы. Притворившись, будто интересуется игрой, Мерри остановилась, но их полные ненависти взгляды заставили девушку отойти. Мерри могла чувствовать себя в безопасности только рядом с Фениксом.

Филипп был без сознания. От боли он впал в беспамятство. Жервез отмывал от крови свои инструменты в тазике с водой. Люк махнул рукой на ворох бинтов.

– Вы можете перевязать ему ногу? – обратился он к Мерри.

– А что, Жервез не хочет этого сделать? – спросила она, заметив, что рана снова начала кровоточить.

– Вы сами можете с этим справиться, леди, – сказал Жервез.

Мерри посмотрела на искромсанную плоть.

– Сначала я должна приготовить мазь, – сказала она, умоляюще глядя на Люка. – Наверняка вы слышали о растении под названием костовяз, – добавила она. – Оно отлично помогает срастаться костям. Уверена, в саду замка отыщутся его корни…

– Никаких трав, – перебил ее Люк и указал на бинты: – Будете перевязывать ему ногу, или это сделаю я?

Мерри хотелось закричать, что костовяз – общепризнанное народное средство, широко используемое в быту, которое найдется в любой деревенской лачуге. Ему не нужно бояться, что лечебной мазью она отправит его солдата на тот свет!

Про себя Мерри решила, что ослушается капитана и немедленно отправится в сад. Но помешал начавшийся в этот момент дождь.

Мерри схватила бинт и наложила повязку на рану. К счастью, Филипп был без сознания и лежал спокойно.

Феникс опустился рядом с ней на корточки и, оценив по достоинству ее работу, бросил на нее испытующий взгляд.

– У вас измученный вид, Мерри. Вам нездоровится?

Она отвернулась.

– Нет, я хорошо себя чувствую, – солгала она.

Он пожал ей колено.

– Вы не растерялись, когда все вокруг были охвачены паникой, – добавил Люк.

Его слова согрели Мерри, от усталости не осталось и следа. Она чувствовала себя бодрой.

– Это моя работа, – пробормотала Мерри, зардевшись.

– Пойдемте, – сказал он и, поднявшись, протянул ей руку. – Утро у нас получилось длинное. Пора присоединиться к леди Адель для полуденной трапезы. Заодно справитесь о здоровье барона.

Бросив взгляд на раненого солдата, Мерри подала Фениксу руку, порадовавшись теплу и твердости его ладони. Значит, не только его поцелуй способен сделать ее счастливой.

Всю ночь Мерри мучили кошмары, и только под утро приснился Люк.

Он стоял во внешнем дворе на клумбе с лютиками и с обожанием смотрел на нее. Люк взял ее за руки и кружил до тех пор, пока они не рухнули на клумбу.

Потом он надел ей на глаза темную повязку.

– Не бойся, – сказал он и стал покрывать ее поцелуями.

Мерри раскрылась ему навстречу, подобно бутону.

Вдруг повязка упала с ее глаз, и, к своему ужасу, она увидела склонившегося над ней Каллина. Он мял ее грудь, причиняя боль, кусал ее плечи. Когда он раздвинул ей ноги, чтобы овладеть ею, Мерри проснулась и села на кровати. Сердце бешено колотилось. Ей показалось, что в комнате кто-то есть. Девушку прошиб холодный пот.

У окна послышался подозрительный шорох. Зная, как к ней относятся некоторые воины Люка, Мерри поднялась с постели и схватила кочергу, сжав ее изо всех сил.

Девушка медленно приблизилась к окну и резко распахнула створку ставни.

На фоне иссиня-черного неба темнел силуэт Кита. Увидев занесенную над ним кочергу, он зашипел и выгнул спину.

– Кит! – воскликнула Мерри, выронив кочергу. – Как ты сюда попал? – Она взяла кота на руки. – О, Кит, они устроили на тебя облаву?

Мерри выглянула из окна, но никого не увидела. Должно быть, Кит вскочил на крышу кухни, затем по узкому выступу добрался до ее комнаты, располагавшейся на втором этаже.

Она закрыла окно, уложила кота в постель и юркнула под одеяло.

– Не бойся, – сказала она. – Я не дам тебя в обиду.

Вскоре Мерри уснула.

– Я не могу ходить, леди, и от меня нет никакого прока. Так что вам не стоило со мной оставаться.

Мерри подняла взгляд на воина. Походная кровать была ему коротковата, ступни свисали над краем. Остальные воины покинули казарму еще до захода солнца. Люк разбудил Мерри несколько минут назад, сказав, что Филиппу требуется перевязка.

Мерри поставила кувшин с разбавленным пивом и приблизилась к пострадавшему.

– Лучше я буду ухаживать за вами, чем стоять на стене и ничего не делать.

– Большое вам спасибо, – поблагодарил он. – У вас очень нежные руки.

– А вы знаете, что это Жервез вправлял вам кость. Я не умею. И вам было очень больно.

Он поднял обезображенную кисть.

– Было гораздо больнее, когда я потерял палец, – заметил он.

Мерри взглянула на его руку.

– Как это случилось? – спросила она.

– Долго рассказывать. Девушка обвела взглядом пустое помещение.

– А вы куда-нибудь спешите?

Филипп издал смешок:

– Да вроде бы некуда. Могу рассказать, если вам интересно.

Мерри села на один из тюфяков – подстилку из соломы, лежавшую на скамейке с целью защиты от грызунов, в изобилии шнырявших на разостланном на полу камыше.

Филипп приподнялся на локте.

– Вы не поверите, – начал он, – но я родился в семье рыбака! – Он широко улыбнулся, сверкнув в полутьме зубами. – Мы жили в Пуатье. И я вместе с отцом каждый день рыбачил у скал Шато-Бриан. Там в замке жила необыкновенная женщина, равной ей я не знал. Если не считать вас, – галантно добавил Филипп. – Ее звали Маргарет, – продолжал он. – На шестнадцатый день рождения дочери ее отец, граф Пуатье, решил устроить турнир, чтобы выбрать для нее жениха. – Филипп заговорщически понизил голос: – Я рыбачил внизу и много раз видел, как леди Маргарет прогуливается среди скал. Но в ту пору я был не воином, а простым рыбаком. И все же сказал отцу: «Продайте наше рыбацкое судно, и я завоюю леди!» Отец поверил, продал судно и купил мне боевое снаряжение и лошадь. Шесть месяцев я тренировался. Учился, наблюдая за другими. Наконец настал день турнира.

– Все это звучит неправдоподобно, – заметила Мерри, хотя слушала историю как зачарованная. Филипп оказался великолепным рассказчиком.

– Истинная правда! Клянусь мечом. Я придумал себе благородный титул и состряпал поддельные документы, – продолжал Филипп. – Я до сих пор помню Маргарет. У нее были золотые волосы и голубое с серебристым отливом платье. От ее несравненной красоты захватывало дух.

Я поклялся, что она станет моей женой, даже если для этого мне придется умереть.

Я начал сражаться. Без особого труда пробился в финал, где предстояло встретиться с величайшим рыцарем Франции. Я был уверен в своих силах. Вначале преимущество было на моей стороне. Но потом герцог Орлеанский сбросил меня с лошади, и я порезал лоб о его шлем. Кровь заливала глаза.

Все же я продолжал состязаться, и зрители поддерживали меня криками. Мне отсекли палец на правой руке, – mon Dieu,[5] боль была адской! Тогда я переложил меч в левую, которой пользуюсь и по сей день. Я не собирался сдаваться, но потерял сознание от потери крови. Мерри вздохнула:

– Значит, вы ее не завоевали.

– Нет, – с грустью промолвил Филипп. – Но величайшие лорды Франции видели мою силу и отвагу. Многие предлагали мне стать наемником, в том числе и граф Анжуйский, отец принца Генриха.

– Тогда-то вы и променяли рыбацкий промысел на королевскую службу! – догадалась Мерри. – Эта история достойна внимания, Филипп.

– Все истинная правда. – Он пожал плечами. – Вот так я оказался здесь, – промолвил он не без иронии.

Мерри сложила на коленях руки.

– Прошу прощения, что из-за моего кота вы пострадали, – произнесла она тихо. – Он не хотел причинить вам зла, просто искал меня.

– Не беспокойтесь, леди, – сказал Филипп. – Это был несчастный случай.

– Вы очень добрый, – промолвила Мерри, но местонахождения Кита не выдала, чтобы другим не пришло в голову его преследовать.

– Теперь ваш черед поведать мне что-нибудь интересное. – Филипп выжидающе посмотрел на девушку.

Она отвела взгляд.

– Мне нечего рассказывать, – солгала Мерри.

– Зато у меня припасена еще одна история, – признался он весело. – Еще интереснее моей. Речь пойдет о Фениксе, о том, как он восстал из пепла.

У Мерри учащенно забилось сердце. Она думала о Люке все утро, вспоминая сон.

– Не многие об этом знают, – сказал Филипп, понизив голос, – но он внебрачный ребенок. – Воин покосился на дверь, опасаясь, как бы его не услышали. – Его отец участвовал в Первом крестовом походе, когда был взят Иерусалим. Но после победы он не вернулся домой, а остался с Годфри и Болдуином охранять город от мусульман. Он взял в наложницы сарацинскую женщину, и та родила ему сына. Это и был Люк Ленуар.

Мерри ушам своим не верила. Так вот почему у Люка нет благородного имени! Его называли Люк Черный, что идеально подходило сыну сарацинки.

– Несколько лет спустя отец Люка умер от лихорадки, и о мальчике забыли, – продолжал Филипп. – Он говорил на языке сарацин, жил среди них, но относились к нему как к изгою. Говорят, он жил впроголодь, когда граф Арундел, дед Люка, подобрал его на улице Иерусалима.

– Дед искал его? – спросила Мерри.

– Да, довольно долго. После смерти сына внук стал его единственным наследником. Сэр Вильгельм привез мальчика в Англию и воспитал. Он научил его читать по-латыни и по-французски. Еще Люк умеет говорить и на своем родном языке. Во время Второго крестового похода, когда мы потеряли Священный Город, он служил переводчиком.

Пораженная неординарным прошлым Люка, Мерри задумалась над его дипломатическим талантом, развившимся наверняка в раннем возрасте, когда ему приходилось приспосабливаться к условиям своей нелегкой жизни.

– А сможет ли он унаследовать титул своего деда? – полюбопытствовала Мерри.

У Филиппа блеснули глаза.

– Закон запрещает бастарду наследовать титул напрямую. Но не лишает такого права его наследников. Позвольте мне рассказать вам свою историю, и тогда вы все поймете. – Филипп кашлянул. – Граф Арундел, являясь покровителем Матильды, пристроил внука на воспитание к ее единокровному брату, сэру Роберту Глостеру. Мой господин провел юность в Нормандии в качестве его сквайра. Именно тогда он и прославился.

Мерри очень хотелось выслушать историю до конца.

– Он прошел обучение в замке Карруж, где Матильда жила со своими тремя сыновьями. Генрих и Джеффри были старшими. Генриху исполнилось десять, а Джеффри восемь. Лето выдалось жаркое и сухое, и однажды утром на кухне вспыхнул пожар. Для тушения огня на подмогу позвали ратников, в том числе и меня. Но мы ничего не могли сделать.

Распространился слух, будто принцев в последний раз видели на кухне, однако никто не мог их найти.

Мерри затаила дыхание.

– В любой момент могла рухнуть кровля, и нам велели покинуть помещение. Однако мой господин бросился в здание, рискуя жизнью. Казалось, прошла целая вечность. Пламя вздымалось все выше. Мы были уверены, что внутри все сгорели. И вдруг появился сэр Люк. В плаще, объятом пламенем, он выскочил из огня с двумя мальчиками на руках. Если бы не он, Генрих теперь не был бы наследным принцем, – заключил Филипп.

– Он изменил ход истории, – произнесла Мерри.

– Это правда.

– А его меч? У него на рукоятке изображен феникс.

Филипп кивнул.

– Меч – подарок Матильды. В тот же день сэр Люк был произведен в рыцари, а немного погодя Генрих пожаловал ему звание капитана. Сэр Люк – его самый преданный вассал.

История, рассказанная Филиппом, наполнила Мерри благоговейным трепетом и гордостью.

– Первый сын моего господина может стать графом. Мой господин обручен с двоюродной сестрой принца.

Обручен. Мерри похолодела.

Капитан обручен. С кузиной принца. Ее королевское происхождение даст его детям право на титул деда.

Да, но вчера он поцеловал Мерри.

Как он мог? Или он сделал это, чтобы заставить ее замолчать?

Мерри судорожно сглотнула. Неужели он поцеловал ее, не питая к ней никаких чувств? Впрочем, что знала она о поцелуях? Прежде ее пытались целовать лишь грязные и похотливые солдаты. Против ее воли.

– Я проголодалась, – пробормотала Мерри, найдя подходящий предлог, чтобы покинуть Филиппа.

Мерри критическим взглядом окинула одежду, которую носила с того дня, как Люк спас ее в монастыре.

Штаны Эрина на коленях были грязные и лоснились. Туника от пыли стала серой. Ткань на локте, которым она вчера опиралась о стену, протерлась. С утра у нее не было времени причесаться.

С чего она взяла, что имеет влияние на могущественного Феникса? В своей одежде с мужского плеча она ничем не отличалась от простолюдинки.

– Филипп, вы сможете пробыть без меня час или около того?

– Конечно, – заверил он девушку. – Я как раз собирался вздремнуть.

– Вам сейчас нужно что-нибудь?

– Горшок, если найдете, – смущенно пробормотал Филипп.

Мерри нашла в бане горшок и принесла.

Пожелав Филиппу приятного отдыха, Мерри выскользнула из казармы и опрометью бросилась через двор. Она решила, что воспользуется перерывом, чтобы оценить, как отреагировал барон на ее настойку, а потом попросит у леди Адель платье, которое та предлагала ей.

Мерри не хотела, чтобы внук графа Арундела говорил, что целовался с колдуньей.

Глава 8

Следом за своими ратниками Люк вошел в помещение гарнизона и дал воинам возможность проследовать к колченогому столу с едой. Сам он поест чуть позже, в главном зале. Воины изрядно проголодались, поскольку Люк заставил их трудиться без перерыва, пообещав закончить работу пораньше.

Сам Люк не понимал, что за причина толкнула его прекратить работу до срока, тогда как дел был непочатый край. К тому же с каждым днем уменьшались шансы, что дед живым дождется его возвращения домой. Обычно, чтобы дело продвигалось быстрее, они брали в помощники обитателей замка, но престарелые вассалы барона с трудом передвигались, не говоря уже о том, чтобы махать киркой или таскать камни. Поскольку обстоятельства складывались не в пользу Люка, его решение предоставить людям свободный вечер не имело объяснения.

Вернее, одно объяснение имелось, но признавать его Люк отказывался. Просто ему хотелось провести время в обществе Мерри. Но он не хотел себе в этом признаваться, выискивая другие причины. Во-первых, он должен контролировать девушку, чтобы она не лечила Филиппа всевозможными зловредными травами. Во-вторых, необходимо проследить за тем, чтобы она не проникла в замок и не отравила барона, сама того не ведая. Люк поклялся доставить ее в Хелмсли целую и невредимую и непременно осуществит задуманное. Но для этого ее необходимо удержать от поступков, способных навлечь на нее беду. Он устремил взгляд в дальний конец казармы в надежде увидеть Мерри у постели больного, но девушка была слишком мала ростом, чтобы разглядеть ее за морем мужских голов. Люк торопливо обошел стол, за которым рассаживались ратники, обогнул очаг и тут увидел ее. Увидел и остолбенел.

Он едва узнал ее в платье цвета летнего леса. Склонив голову, Мерри хлопотала над Филиппом. С ее склоненной головы струился светлый водопад волос, тронутых золотом заходящего солнца. Над квадратным вырезом платья вздымалась высокая грудь. Мерри меняла повязку Филиппу.

В этот момент Люк внезапно осознал, что весь день мечтал увидеть ее, и был потрясен сделанным. Он испытывал непреодолимое желание закрыть всем присутствующим мужчинам глаза, чтобы не пялились на выступающую округлость ее груди.

Может, она околдовала его? Люк судорожно сглотнул, пытаясь вернуть себе самообладание, однако это ему не удалось.

Люк приблизился к девушке и обрадовался, что Филипп спит. Подняв глаза на Люка, Мерри залилась краской и отвела взгляд.

– Взгляните на это, – промолвила она, отодвинувшись, чтобы Люк мог увидеть ногу раненого.

Голень сильно опухла, края рваной раны воспалились.

– Этого не случилось бы, приложи я к ране костовяз!

Люк не нашелся что сказать.

– У него лихорадка, – произнесла Мерри, пылая негодованием. – Если он умрет, в этом будете виноваты вы. Он хороший человек, и я отказываюсь брать вину на себя!

Люк не мог припомнить, когда в последний раз его отчитывала женщина. Амалия владела более тонкими методами выражения неудовольствия. А Мерри не старалась подбирать слова.

Люк не мог отвести от нее глаз. Сейчас Мерри выглядела как истинная леди. Залюбовавшись девушкой, Люк не заметил, что она приковала к себе внимание всех мужчин.

Мерри резко повернулась к нему.

– Вам нечего сказать в свое оправдание? – спросила она.

Люк вздрогнул и покосился на своих ратников. Некоторые из них, забыв о голоде, уставились на Мерри, не скрывая своего изумления.

– Вы ни о чем другом не способны думать, кроме как о сносе этой… этой несчастной башни! – Она жестом указала на восточную стену. – Неужели вам безразличны ваши воины? – Мерри жестом указала на Филиппа.

– Господин заботится о нас, – вмешался Эрин, вступившись за своего господина.

Он даже вскочил со скамьи, но краюху хлеба, половину которой уже затолкал в рот, из рук не выпустил.

Люк понял, что настало время поговорить без свидетелей, и с благодарностью положил ладонь на плечо сквайра:

– Спасибо, Эрин, но леди высказывала свои жалобы мне. Идемте, – обратился он к девушке, беря ее под локоть. – Прогуляемся, если вы не против.

Она уставилась на него в недоумении.

– Прогуляемся? – повторила Мерри. – Ваш человек в бреду, а вы предлагаете мне прогуляться?

– В сад, где растут травы, – процедил Люк сквозь зубы.

Уж не ослышалась ли она? Потрясенная, Мерри направилась к выходу.

Едва они оказались во внутреннем дворе, как Люк схватил Мерри за руку и резко повернул к себе.

– Мерри, – начал Люк, – не следует устраивать сцены прилюдно.

Мерри высвободила руку и подбоченилась.

– Но это единственный способ привлечь ваше внимание, – парировала она, не подозревая, что его внимание целиком и полностью всегда было сосредоточено на ней.

– Где вы взяли это платье? – спросил он, раздраженный тем, что из-за женственного наряда не в состоянии игнорировать девушку.

Она тряхнула головой, разметав по плечам волосы.

– Мне дала его леди Адель, когда я навещала сегодня барона. К вашему сведению, ему стало гораздо лучше, – сообщила она, вскинув подбородок. – Он даже встал с постели и постоял у окна. Странно, что вы его не видели.

На самом деле Люк видел барона. В какой-то момент бросив взгляд на башню, он увидел барона в окне. Человек так сильно походил на его деда, что на миг Люку показалось, будто перед ним призрак. Ошеломленный, Люк даже перестал орудовать топором.

Догадавшись, что Мерри его дразнит, он беспомощно заскрипел зубами.

– Вы усиленно его лечите? – бесстрастным тоном спросил Люк.

– Да. Чтобы снадобье подействовало, барон должен выпивать в день по две чашки настойки.

– Значит, вы проигнорировали мои слова? – Люк слегка повысил голос. – Мало того что вы не желаете соблюдать собственные интересы, так еще и дразните меня открытым неповиновением. В таком случае лечите Филиппа, как сочтете нужным, – произнес он с вызовом. – Пусть вас считают ведьмой, я не стану больше вступаться за вас.

Люк повернулся и размашисто зашагал к ближайшему строению. Если бы он немедленно не отошел от нее, то впился бы губами в ее губы.

Она снова заставила его потерять самообладание! Он не мог припомнить, когда в последний раз повышал голос. Неужели она не понимает всю меру опасности, которую на себя навлекает, забавляясь с растениями, укрепляя суеверия среди его ратников. Люк опасался, как бы кто-нибудь из них не похитил девушку, чтобы передать в руки церкви, польстившись на обещанную награду.

Он не мог их в этом винить. Он и сам был готов поступить подобным образом.

Нет, он знал, что Мерри не ведьма, а всего лишь своенравная девчонка. Люк обернулся.

Мерри стояла на том же месте, где он ее оставил.

Господи, он ее обидел!

Люк же знал, что она так ранима. Он должен ее защитить.

– Я только забочусь о вашем благополучии, – сказал Люк, подойдя к Мерри. – Мои ратники действительно вам не доверяют. И лишь утвердятся во мнении, что вы ведьма, если Филипп выздоровеет благодаря вашим усилиям.

Мерри покачала головой.

– У него горячка, – ответила она тихо, но решительно. – Мне все равно, что ваши люди обо мне думают. Филипп страдает. Кто поможет ему, если не я?

В глазах девушки была мольба. Люк понял, что ничто не может помешать ей ухаживать за больными. Подобное упорство не могло не вызывать восхищения. Он должен поддержать девушку. Это единственный способ обеспечить ее безопасность.

Люк поскреб подбородок и вздохнул.

– В таком случае мы будем работать вместе, – мрачно произнес он. – Проводите меня в сад, где растут травы.

От улыбки, осветившей ее лицо, у него перехватило дыхание. А когда Мерри подала Люку руку и торопливо повела в сторону кухни, Люку показалось, будто они поплыли по воздуху.

Тропинка, по которой они двигались, была слишком узкой, чтобы идти рядом, но, не желая отпускать девушку, он обвил рукой ее тонкий стан. И хотя то и дело цеплялся за колючие ветки разросшейся живой изгороди, прикосновение ее груди служило ему наградой.

– Вот мы и на месте, – сказала девушка, когда они вышли на открытое пространство, со всех сторон окруженное дворовыми постройками. Мерри пошла впереди. – Сад в плачевном состоянии, – заметила она, идя по дорожке, усыпанной ракушечной крошкой. – Похоже, в Айверсли все давно пришло в упадок. Вы не заметили?

Он пробормотал что-то в знак согласия, не сводя глаз с ее тонкой талии, затянутой в корсет. Мерри то и дело наклонялась, разглядывая листочки, срывая сухие стебли.

Он наблюдал за ней, с трудом скрывая свое восхищение.

– Ага! – воскликнула Мерри. – Листья засохли, но корни еще живые. – С этими словами она вытащила из земли маленький безобразный корешок и протянула Люку. – Костовяз, – произнесла она торжествующе.

Корешок Люка не впечатлил. Но спустя короткое время когда девушка привела его на кухню и соскребла грязь с узловатых усиков, он увидел, что растение живое. Мерри размяла корни в ступке, выдавив из них сок. В Люке проснулось любопытство. Неужели эта кроха и впрямь способна вылечить Филиппа?

Люк, совсем еще недавно запрещавший использовать растения в любых целях, проникся доверием к Мерри и решил впредь ей помогать.

* * *

Мерри проснулась в холодном поту. Ей приснился дурной сон.

Будто ее снова привязали к столбу. Пламя подступало все ближе и ближе, и она глазами искала в толпе Люка. Пламя уже лизало ее ступни, а он все не появлялся.

Она позвала его. Что будет, если он не придет? Она заживо сгорит. Мерри не хотела умирать. По крайней мере, сейчас. Ей до боли хотелось увидеть его лицо, услышать его голос, почувствовать на талии его руки, сулящие спасение.

Пламя уже достигло ее икр. Мерри закричала и проснулась.

Она села на кровати, сердце ее бешено колотилось. Что мог означать этот сон? Что церковь все же схватит ее и снова приговорит к сожжению? Почему Люк не явился к ней на помощь?

Мерри вспомнила его слова: «Если вам угодно, чтобы вас считали ведьмой, я больше вам не защитник!»

Если он больше ей не защитник, то ей придется один на один сойтись с ужасным тираном, и никто не поспешит на ее защиту.

Зная теперь, что он обручен с другой, Мерри сознавала всю полноту своего одиночества и уязвимости. Конечно, Люк не талисман, с помощью которого можно держать волков на расстоянии. Рано или поздно он оставит ее и вернется к своей невесте, кузине принца.

Кто тогда станет ее покровителем? Муж сестры, которого она столь безрассудно прокляла?

Мерри направилась к окну. Серебряный диск луны закрывали рваные тучи. Пахло древесным дымом и сухой травой.

Свесившись с подоконника, она обвела взглядом разбросанные внизу строения. В одном из них спал Филипп. Если он умрет, солдаты посчитают виновной в его смерти ее. Она видела их недоверчивые взгляды, слышала, как они перешептывались, когда она смазывала его ногу мазью. Кто может помешать одному из них предать ее, открыть ее местонахождение?

У нее не было другого выхода. Филиппу должно стать лучше, от этого зависело ее собственное благополучие. Сон служил предостережением, побуждая действовать.

Не представляя себе, который час, Мерри накинула шаль и выскользнула из спальни.

Минуту спустя она уже пробиралась среди спящих воинов и нашла койку Филиппа. Богатырь из Пуатье спал на боку, что стало для нее благоприятным знаком.

Она легко коснулась ладонью его плеча, чтобы не испугать, пощупала лоб. Жар спал. Слава Богу!

Филипп проснулся, и его рука скользнула к мечу, но оружия на месте не оказалось.

– Ш-ш-ш, – успокоила его Мерри. – Это я.

– А? – Он приподнялся на локте. – Что вы здесь делаете, petite?[6] – удивился он.

Она уже привыкла к прозвищу. За те несколько дней, что они провели вместе, девушка прониклась к нему симпатией.

– Мне приснился дурной сон, – призналась она. – Я должна была проверить, как вы себя чувствуете.

– Хорошо, – прошептал он. – Все хорошо. Но вам не следовало приходить сюда ночью. Это опасно. Возвращайтесь к себе.

– Непременно, – пообещала она.

Он погладил ее руки своей огромной грубой лапой.

– Ступайте, – сказал он. – Сэр Люк не одобрил бы ваш поступок.

Мерри поморщилась, представив себе реакцию капитана. Она и сама чувствовала себя неловко в казарме, битком набитой полуголыми мужчинами. У нее не вызывало сомнений, что Люк надрал бы ей уши за столь безрассудное поведение.

Мерри торопливо двинулась в обратный путь. Один из солдат проследил за ней. Дождавшись, когда она скроется за дверью, он встал с постели и двинулся следом.

Мерри почти достигла выхода во внутренний двор, когда кто-то ударил ее по плечу. Девушка в ужасе отпрянула. В свете луны, пробивавшемся сквозь приоткрытую дверь, она узнала Каллина и обомлела от страха.

– Наконец ты мне попалась, ведьма, – прорычал он, зажав ей рот грязной ладонью. – Думала, что можешь безнаказанно насылать на меня злые чары?

Он зажал ей рот, не давая возможности крикнуть, и потащил по коридору в помещение, которое служило баней.

– Я приготовил тебе сюрприз, ведьма, – прорычал наемник и прижался пахом к ее бедрам.

– Нет! – пронзительно закричала Мерри. – Отпусти меня!

Каллин потащил ее дальше и втолкнул в пустое помещение.

Когда его копье уперлось девушке в бедро, она испустила истошный вопль, разорвавший ночную тишину.

– Заткнись, ведьма! Ты получишь то, что заслужила! – Каллин наотмашь ударил ее по щеке.

В этот момент раздались шаги, и в дверном проеме появилась фигура. Блеснула сталь, и Каллин рухнул на каменный пол. Мужчина, стоявший в дверях, повернулся, и первое, что Мерри увидела, были глаза.

– Люк, – прохрипела девушка и шагнула к нему, уткнувшись лицом ему в грудь. Люка трясло от ярости.

– Уберите отсюда труп, – приказал Феникс людям, маячившим в дверях.

Когда солдаты выволокли Каллина из помещения, один из них спросил:

– И что нам с ним делать, милорд?

Люк ответил после секундного замешательства:

– Выбросьте за ворота. Пусть волки или другие хищники полакомятся.

Таким Мерри еще не видела Люка.

Передней был настоящий воин. Грозный, решительный. Но страха перед ним девушка не испытывала. Он единственный мог защитить ее.

Мерри с Люком остались наедине. Ни один из них не произнес ни слова. Мерри подумала, что готова простоять в его объятиях до конца своих дней.

– Как вы догадались, где меня искать? – спросила она, нарушив затянувшееся молчание.

– Я слышал, как вы выходили из комнаты, и ждал вашего возвращения, решив, что вы пошли в отхожее место. Но вы не вернулись, и я отправился на поиски. Бога ради, Мерри, ответьте, – выпалил он, – зачем вы ночью покинули башню? Что еще взбрело вам в голову? – Люк легонько встряхнул девушку.

У Мерри на глаза навернулись слезы.

– Я видела дурной сон, – призналась Мерри. – И хотела убедиться, что с Филиппом ничего плохого не случилось. В противном случае обвинили бы меня в его смерти.

– Скажите… – Люк осекся. – Скажите, он не…

– Нет. – Мерри покачала головой, и из глаз ее потекли слезы. Девушка уже забыла, когда плакала в последний раз.

Люк подхватил девушку на руки и вынес из бани. Весть о случившемся уже достигла башни. На лестнице, как и в коридоре, ведущем в спальные комнаты, ярко горели факелы. Люк приказал сэру Пирсу поговорить с солдатами, и сержант зашагал к казарме. На верхней площадке лестницы их встретила леди Адель.

– Дитя мое! – воскликнула баронесса. – Наконец-то. Какая ужасная беда с вами приключилась! Я велела приготовить вам ванну.

Леди Адель вошла в комнату Мерри. Она уже растопила жаровню, и золотистые отблески огня падали на занавески кровати. Раздвинув их, Люк опустил Мерри на край постели. Приветствуя хозяйку, замяукал Кит.

Мерри заметила, что Люк все еще сжимает рукоятку меча. Алое пятно на лезвии напомнило ей о смерти Каллина, и она отвернулась. Вид крови, как обычно, вызвал у нее приступы тошноты.

Заметив это, леди Адель с удивительным проворством подхватила тазик для умывания.

– Вот! – Баронесса поставила тазик Мерри на колени. – Я позабочусь о ней, – обратилась она к Фениксу.

Люк кивнул и удалился, прикрыв за собой дверь. Мерри огорчилась, что Люк видел ее в столь плачевном состоянии. Она разрыдалась, как ребенок, едва оказавшись в его объятиях. Куда девались ее гордость и достоинство. Девушка невольно подумала о благородной даме, суженой Феникса.

Вчера Мерри оделась как леди для Люка, но сегодня все испортила. Любое ее благое намерение, в том числе и помощь людям, оборачивалось против нее.

Возможно, Люк, вспоминая эту ночь, придет к выводу, что Мерри сама во всем виновата, что поступила опрометчиво, разгуливая ночью по замку в ночном белье. Он станет презирать ее и будет искать возможности поскорее от нее избавиться.

Не без тени сожаления Мерри вызвала в памяти тот сладкий момент, когда Люк вырвал ее из рук насильника и заключил в объятия. Если бы только он мог вечно о ней заботиться, но она знала, что скоро все закончится. Слишком часто ей отводилась роль козла отпущения, чтобы она могла рассчитывать на иное будущее. В скором времени распространится слух, что она сама спровоцировала Каллина на животный поступок. Солдаты обвинят ее в смерти своего товарища, и Люк в конце концов станет на их сторону, предпочитая не ссориться с солдатами.

Мерри охватило уныние при мысли о том, что никогда больше Люк Ленуар не обнимет ее с такой нежностью.

Глава 9

Леди Адель занялась шитьем, а Мерри направилась к окну и выглянула наружу. Поздно позавтракав, они с баронессой собирались провести день в праздности, чтобы Мерри могла оправиться после случившегося. Синяк на щеке был единственным напоминанием о страшной ночи. Однако Мерри очень страдала, уверенная, что теперь Люк будет с ней холоден.

К ее радости, из окна открывался вид на двор, внутреннюю стену и возвышавшуюся над ней часть восточной башни, и тут у девушки перехватило дыхание. Она увидела Люка, трудившегося под полуденным солнцем. Жара спала, стало по-осеннему прохладно, и Люк работал в голубой тунике, облегавшей его могучее тело. Мерри, как всегда, испытала томление, глядя на него.

– Так приятно общаться с молодой девушкой, – заметила леди Адель.

Мерри отошла от окна, села в кресло, придвинутое к очагу, и взяла пяльцы с вышивкой.

Леди Адель не говорила о том, как ей приятно общество Мерри.

– А давно Эван и Эдгар уехали? – спросила девушка, набравшись храбрости.

Вышивка в руках леди Адель задрожала. На лице баронессы отразилось отчаяние. Мерри упала перед ней на колени.

– Простите, ради Бога, я расстроила вас. Я всегда причиняю людям неприятности.

Глаза леди Адель затуманились слезами.

– Они уехали больше десяти лет назад, – призналась баронесса, – и я их больше не жду. – Она залилась слезами.

Мерри обняла ее. Девушка подозревала, что с момента ухода ее сыновей прошло много времени. Но десять лет! Десять лет без единой весточки могли означать лишь одно – что их давно нет в живых.

Мерри испытала стыд. Она думала только о себе, не замечая страданий баронессы. Мало того что она потеряла двоих сыновей, так теперь еще ее дом подвергался разгрому, а над мужем нависла угрозу смерти.

Мерри тоже заплакала и принялась утешать баронессу, уверяя ее, что все еще наладится. Хотя на самом деле понимала, что леди Адель не на что надеяться.

Какая несправедливость!

Охваченная негодованием, Мерри выпрямилась.

– Я ним поговорю! – пообещала девушка.

– С кем, с сэром Люком? – Баронесса ушам своим не верила.

– Да, – ответила Мерри. Ее решимость с каждой секундой крепла. – Он не знает о судьбе ваших сыновей. Если бы вы ему рассказали, он прекратил бы этот ужасный разгром и оставил бы вас в покое.

Баронесса обхватила лицо Мерри ладонями.

– Ничего из этого не выйдет, детка, – печально промолвила она. – Я знаю, из какого он слеплен теста. Мой Йен такой же. Сэр Люк поступает так, как велит ему его долг. Он выполняет приказ принца.

Мерри покачала головой:

– Нет, он поступит по справедливости. Вы должны все рассказать ему. Должны умолять его…

– Ни за что, – заявила баронесса, доказав тем самым, что в ее жилах течет голубая кровь.

Отказ баронессы поразил Мерри.

– Тогда позвольте мне сделать это вместо вас, – предложила девушка.

– Ничего из этого не выйдет, – промолвила леди Адель, поджав губы.

– Позвольте мне хотя бы попытаться, – упорствовала Мерри. – Как это может повредить? Возможно, сэр Люк ограничится тем, что уже сделал.

Баронесса погладила Мерри по щеке.

– У вас доброе сердце, девочка, – заметила она. Мерри удивилась. Много лет все называли ее ведьмой.

– Почему бы вам не остаться здесь, с нами, когда Феникс улетит? – предложила леди Адель.

Губы Мерри тронула грустная улыбка.

– Спасибо вам за доброту, – ответила девушка, – но мне нужно ехать.

Она сомневалась, что барон со своими престарелыми вассалами сможет защитить ее, если церкви станет известно ее местонахождение. Только муж ее сестры, Рубака, обладает такой властью.

Но про себя Мерри решила забыть на время о своих бедах и рассказать Фениксу о горе баронессы.

Люк опустил лезвие топора к ногам и в который уже раз устремил взгляд на главную башню замка. Только что он видел, как из окна выглянула Мерри. Только что она стояла там, но в следующий миг исчезла. Люка обуревали противоречивые чувства. Его радовало, что он спас ее от беды, но огорчало, что ради этого пришлось поступить жестоко. Люк также испытывал непреодолимое желание снова заключить ее в объятия.

Наведавшись к Мерри поутру, он узнал, что леди Адель осталась в ее комнате на ночь, и был за это благодарен баронессе.

С каждым ударом сердца его эмоции менялись, как в калейдоскопе. Он не мог не винить Мерри в том, что из-за нее ему пришлось убить одного из воинов. Остальные солдаты отреагировали на проявленную им жестокость со страхом. Потребуется время, чтобы снова завоевать их доверие.

В то же время он был зол на солдат за то, что, не зная Мерри и не имея на то никаких оснований, они считали ее колдуньей. К тому же вину за ночной инцидент целиком и полностью возложили на девушку. С невежеством и суевериями Люк не мог и не хотел мириться. Еще его мучил страх, что, польстившись на обещанное вознаграждение, кто-нибудь из них похитит Мерри.

В конце концов Люк пришел к выводу, что ответственность за Мерри лежит на нем. Он обещал сэру Роджеру передать ее в руки Рубаки живой и невредимой. И не нарушит своего обещания.

Все же Люк подозревал, что дело было не только в этом. Его терзала мысль, что девушка может стать жертвой любого мужчины.

Люк сделал шаг назад, затем второй и едва не потерял равновесия в том месте, где низкая стена была уже снесена. Еще один шаг – и он мог насмерть разбиться. «Считай это предостережением», – сказал он себе, вытирая со лба пот. Он был не вправе считать Мерри своей собственностью. Подобное отношение сулило ей неприятности. В этом случае она была бы вправе ожидать от него большего, чем быстрое обладание и еще более быстрое прощание. Он помолвлен с Амалией, женщиной, которая может дать ему все, о чем он мечтает: официальное признание и замок Арундел.

Лелея в душе эту мысль, он надеялся облегчить томление тела. Но тяжелый труд увеличил запас его жизненной стойкости и накачал мускулы, заставляя болезненно ощущать свою мужскую силу.

Пожалуй, ему следовало бы удовлетворить свое желание с одной из горничных. Некоторое время Люк обдумывал эту возможность, но его влекло только к Мерри. И Люк решил подавить свои физические потребности, всецело сосредоточившись на работе.

С этой мыслью он повернулся к стене, чтобы оценить плоды своего труда. Восточную башню они наконец сровняли с высотой стен, и проложенная по верху стены дорожка была засыпана строительным мусором. Ратники сбрасывали камни вниз, Люк разбивал крупные глыбы на более мелкие.

Люди работали молча, с угрюмым видом, поглощенные своими мыслями.

Люк знал, что ночной инцидент отрицательно сказался на моральном состоянии ратников. Двое наемников, друживших с Каллином, самовольно покинули Айверсли, видимо, намереваясь похоронить товарища, вместо того чтобы выполнить приказ Люка и бросить тело на растерзание хищникам. Назад они не вернулись.

Это был первый случай дезертирства. Поразмыслив, Люк решил, что Мерри ни в чем не виновата.

Это он заставил Мерри подняться на стену. И вместо того чтобы первым делом отвезти девушку в Хелмсли, двинулся в Айверсли, чтобы выиграть время. Но все равно опаздывал.

Работая топором, Люк краем глаза заметил в главной башне какое-то движение. В надежде увидеть Мерри он резко вскинул глаза.

Но увидел не Мерри, а барона Айверсли. Лорд Йен стоял у окна. Люк опустил топор и встретился глазами с бароном.

«Я только выполняю свою работу», – хотел сказать Люк старику.

Сегодня внешнее сходство барона с дедом Люка было особенно зримым. Он смотрел на Люка с печальным стоицизмом. При виде старика Люк вспомнил строки из письма деда. «Я умираю, Люк. Но постараюсь продержаться до твоего возвращения».

Люк отбросил топор. Сорок шесть пар глаз устремились в его сторону.

– Можете отдохнуть, – бросил Люк своим людям и направился к лестнице.

– Нам можно перекусить, милорд? – крикнул вслед ему сэр Пирс.

– Можно, – сказал Люк, хотя солнце только приближалось к зениту.

Люк мчался вниз, перескакивая через ступеньки. Во время перерыва он обычно не ел в главном зале, но сегодня решил сделать исключение.

– Не прогуляетесь со мной, леди? – спросил Люк. – Мне нужно с вами поговорить.

Несмотря на его холодный тон, у Мерри учащенно забилось сердце.

– Как вам будет угодно.

Мерри обрадовалась представившейся возможности уговорить Люка сжалиться над баронессой и ее мужем, а также узнать, какова его реакция на случившееся с ней ночью. Однако Люк был предельно сдержан. Выражение его лица оставалось спокойным, если не считать играющих на скулах желваков. Это был дурной знак, лишавший Мерри какой бы то ни было надежды.

И все же она сочла своим долгом вступиться за леди Адель независимо от того, как Люк к ней относится. А пока в ожидании его приговора сердце девушки трепетало. Услышать осуждение из его уст было гораздо обиднее, чем от кого-либо другого.

Их уже связывали какие-то узы, нечто вроде понимания. И хотя они часто и ожесточенно спорили, Люк относился к ней с величайшей добротой. А при воспоминании о его поцелуе, нежном и пылком, у Мерри захватывало дух.

– Как вы себя чувствуете? – обратился к ней Люк, когда они направились к выходу.

– Хорошо, благодарю вас, – ответила Мерри в тон Люку.

У основания лестницы он открыл перед ней дверь, пропуская вперед.

– Давайте пройдем во внешний двор, – предложил Люк, щурясь от солнца.

– Как пожелаете.

Он подставил ей локоть, и Мерри взяла его под руку. Было ясно, что Люк собирается сообщить ей нечто важное.

Во внешнем дворе не было ни души.

– Что заставило вас бросить работу? – осведомилась Мерри.

Вместо ответа Люк заявил:

– Я принял решение.

Мерри повернулась к нему.

– Что вы имеете в виду? – спросила девушка.

– Я намерен отвезти вас в Хелмсли.

На мгновение Мерри лишилась дара речи.

– Мне не следовало привозить вас сюда, – продолжал Люк бесстрастным тоном. – Кто бы мог подумать, что один из моих людей… – Люк недоговорил и посмотрел на ее щеку. – Это я виноват в том, что с вами случилось, – добавил он угрюмо.

Ее изумление уступило место горечи и боли. Люк считает, что она спровоцировала Каллина, и теперь хочет во что бы то ни стало от нее избавиться.

Для Мерри это не стало неожиданностью. Но с какой легкостью он решил расстаться с ней!

Стараясь преодолеть причиненную Люком боль, Мерри взяла себя в руки и решила замолвить словечко за баронессу.

– Потом вы снова вернетесь в Айверсли? – спросила девушка.

– Разумеется, – нахмурившись, ответил Люк. Мерри кивнула, судорожно сглотнув.

– Тогда вам стоит кое-что узнать о сыновьях барона, – продолжила она. – Эван и Эдгар покинули дом более десяти лет назад, и с тех пор о них ни слуху ни духу. У барона нет наследников.

Мерри подумала, что ее горе не так безысходно, как горе леди Адель, и не могла не воспользоваться последней возможностью сделать для баронессы все, что в ее силах.

– Мало того что ее мужу осталось недолго жить, так теперь еще разгромили ее дом. Не кажется ли вам, Люк Ленуар, что настало время проявить милосердие?

Он смотрел на нее как на умалишенную. Напрасно Мерри пыталась разглядеть в его золотисто-карих глазах хоть искру сострадания.

– Что вам мешает сказать принцу, что вы снесли незаконно возведенные строения, и часть их оставить нетронутыми? – спросила девушка.

– Вы предлагаете мне солгать? – перебил ее Люк. – Солгать моему принцу?

– Не солгать, – не унималась Мерри, – утаить часть правды. Кто от этого пострадает? Как можно не понимать, что разрушение этой крепости – полный идиотизм? Ведь принцу придется прислать сюда людей, чтобы возвести стены заново.

– Я уже говорил вам, что ни вы, ни я не вправе подвергать сомнению приказы Генриха. – В голосе Люка прозвучали опасные нотки. – Я дал принцу слово и сдержу его. Как всегда.

Он бросил взгляд в сторону западной башни, которую еще предстояло снести.

Мерри охватило отчаяние. Она и представить себе не могла, насколько Люк беспощаден. И к баронессе. И к ней самой.

И Мерри захотелось причинить ему боль.

– Вы, Люк Ленуар, – жалкая марионетка в руках тирана, – процедила Мерри сквозь зубы. – Вы не достойны уважения. К тому же я не собираюсь ехать в Хелмсли, поскольку нужна еще здесь. Как насчет Филиппа? Кто позаботится о его ноге?

– Жервез.

– Ха! Жервез даже не знает, как справиться с лихорадкой! Что, если барона хватит второй удар? Кто утешит леди Адель, если ее муж последует за сыновьями в могилу?

Люк скрестил руки на груди.

– Вы не несете ответственности за баронессу, – парировал он. – В то время как я в ответе за вас, но не могу вам гарантировать здесь безопасность.

– Я не поеду в Хелмсли! – заявила Мерри. – Что меня там ждет? Пожизненное заточение!

– А здесь что вас ждет? – не сдавался Люк.

Наступило молчание.

«Здесь ты», – подумала Мерри, но из гордости не произнесла этого вслух, ибо на этого мужчину она не имела права.

– Я обещал доставить вас в Хелмсли, – продолжил Люк, отчеканивая каждое слово. – Неделей раньше, неделей позднее, не все ли равно?

Действительно, не все ли равно. Мерри не сводила глаз с Люка, чтобы унести его образ в свое мрачное будущее. Он был единственным, не считая ее отца, кто относился к ней с пониманием и добротой.

И еще был первым мужчиной, заставившим ее дрожать от желания.

Но отныне все изменилось. Она стала для него обузой.

– Ради Бога, не смотрите на меня так, – взмолился Люк.

Мерри отвернулась и почувствовала, что глаза ее наполнились слезами.

– Мерри! – Люк шагнул к ней и с нежностью обхватил ладонями ее лицо. – Пожалуйста, поймите, я делаю это для вашего же блага. Мне не удается обеспечить вам здесь безопасность. За стенами Хелмсли, со своей семьей ничто не будет вам угрожать.

Он говорил настолько искренне, что Мерри не могла ему не поверить. Напрасно она думала, что Люк решил от нее избавиться. Мерри судорожно сглотнула.

– Может, вы все же войдете в положение леди Адель? – взмолилась Мерри.

Люк не ответил, смахивая пальцами слезинки с ее щек.

Ей удалось поколебать его решимость, и он не остался безучастным к судьбе баронессы. Это его разозлило. Какое она имеет право вмешиваться в дела, которые ее не касались, почему все время старается доказать, что долг, который он выполняет, лишен здравого смысла!

В то же время Люк не мог не восхищаться Мерри, вставшей на защиту баронессы. Нимало не заботясь о собственном будущем, она требовала, чтобы Люк принял во внимание тяжелое положение леди Адель. Ее волновала также судьба Филиппа. Она бросила вызов настоятельнице монастыря, защищая интересы таких же, как она, монахинь.

Мерри Дюбуа защищала беспомощных и обездоленных, вызвав у Люка невольное преклонение перед величием ее духа. Он не мог и не хотел попирать его, не мог и не хотел причинять ей боль.

Держа в ладонях ее нежное, как лепестки цветка, лицо, он думал, как ее утешить. Его взгляд переместился на ее полные, слегка подрагивающие от избытка эмоций губы.

– Я не хочу причинять вам боль, Мерри, ни вам, ни баронессе. Но я не могу ослушаться принца Генриха.

– Можете, – промолвила Мерри, глядя ему в глаза.

– Вы маленький сумасшедший ангел, – произнес Люк, радуясь, что никто их не слышит.

Мерри пришла в замешательство и нахмурилась.

– Никогда не встречал женщины, которая бы с таким упорством защищала свою точку зрения.

– К сожалению, это приносило мне одни неприятности, – заметила Мерри с печальной улыбкой.

Он не мог отвести взгляда от ее губ. В Мерри все было прекрасно, в том числе и стремление помогать страждущим.

«Ты и вправду ведьма», – подумал Люк, борясь с искушением запустить ладони в ее шелковистые волосы.

Но не устоял. Перебирая пальцами золотые пряди, Люк привлек девушку к себе и прильнул губами к ее губам. Мерри ответила на поцелуй.

Охваченный страстью, Люк потерял самообладание и был близок к тому, чтобы овладеть девушкой. Но тут Мерри отпрянула от него и взмолилась:

– Пожалуйста, отпустите меня!

Люку понадобилось какое-то время, чтобы взять себя в руки. Мерри снова его спровоцировала. Уже в который раз.

– На рассвете я повезу вас в Хелмсли, – выдавил из себя Люк.

Побледнев, Мерри метнула в него гневный взгляд и бросилась бежать, словно за ней гналась свора бешеных псов.

Люк в замешательстве смотрел ей вслед.

Мерри забылась сном. Огонь в жаровне едва тлел. Сквозь щель в ставнях в комнату проникал холодный воздух. Леди Адель удалилась в свои покои – Мерри сказала, что хочет остаться на ночь одна. Кит, как только Мерри легла в постель, тихонько спрыгнул с кровати и выскользнул из окна, чтобы отправиться на ночную охоту.

Сквозь сон Мерри почудился какой-то шорох, и она застыла от страха.

Может быть, это Кит вернулся с прогулки, попыталась она себя успокоить и тут услышала тяжелые шаги. Кто-то крался к ее постели!

Занавески раздвинулись, и девушка увидела Каллина. Лицо его было в крови.

– Ты думала, я отдал концы, не так ли? – Он ощерился в злобной ухмылке.

Каллин сорвал с нее одеяла, схватил за лодыжку и подтянул к себе.

– А теперь, – прорычал он, – давай закончим то, что начали.

Она впилась ногтями в его лицо, пытаясь дотянуться до глаз, но Каллин схватил ее за запястья. И вдруг оказалось, что это не Каллин, а Фергюсон.

Негодяй, убивший ее отца и изнасиловавший мать. Дьявол, нарушивший идиллию ее безоблачного детства, оставивший после себя разруху и отчаяние.

– А теперь, Мерри, – процедил он сквозь желтые зубы, – я пришел за тобой.

Глава 10

– Мерри! Леди, проснитесь!

– Милое дитя, мы здесь. Вам ничто не угрожает.

Мерри очнулась от кошмара и села в постели. Возле нее стояла леди Адель, а в изножье кровати сидел Феникс.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Феникс.

Во рту у Мерри пересохло.

– Очень хочется пить, – сказала девушка.

Баронесса пошла за водой, унеся с собой свечу. Мерри и Люк остались одни в темноте.

Люк зажег факел от углей в жаровне и вставил его в подставку у двери. В комнате стало светло.

– Вам приснился дурной сон, – произнес Люк, вернувшись к кровати.

Мерри кивнула. Она все еще дрожала и, чтобы унять дрожь, подтянула колени к подбородку и обхватила себя руками.

– Вы замерзли? – спросил Люк.

– Да, – призналась девушка. – Я оставила окно открытым для Кита.

Люк закрыл ставни и подложил в жаровню торф.

Мерри неотрывно следовала за ним глазами, когда Люк вернулся к кровати и в неловкости остановился перед ней. Собираясь что-то сказать, он открыл рот. В этот момент появилась баронесса с кубком в руках.

– Вот, моя дорогая, – промолвила она. – Это вам поможет согреться. – Хлопоча возле Мерри, леди Адель бросала на Люка неприязненные взгляды.

В кубке оказалось терпкое вино, приправленное корицей и гвоздикой. Оно могло согреть Мерри, но не успокоить. Зачем пришел Люк? Извиниться за случившееся, выразить по этому поводу сожаление или обвинить ее в том, что она пыталась его соблазнить?

– Хотите, чтобы я осталась с вами, дорогая? – осведомилась баронесса. – Мне не следовало оставлять вас одну.

Мерри покачала головой:

– Теперь все прошло. Видимо, я просто замерзла.

Леди Адель явно искала предлог, пытаясь задержаться.

– Вы уверены? Мне бы не хотелось, чтобы вас снова мучили кошмары.

– Этого не случится, – заверила ее Мерри.

– Тогда мы уходим. – Баронесса остановила на Люке многозначительный взгляд. – Вам надо поспать. С самого утра вы уезжаете. – Она направилась к двери. – Но лучше бы вы остались, – добавила она печально.

У выхода она замешкалась в ожидании Люка.

Он неохотно последовал за ней. На пороге остановился и, прежде чем закрыть дверь, взглянул на Мерри.

Девушка не сводила с него глаз. Она непременно должна поговорить с ним перед отъездом.

Люк сказал, что отвезет ее в Хелмсли. Не следует забывать, что он обручен.

Мерри не знала, сколько времени просидела, не меняя позы, как вдруг услышала, что скрипнула дверь и в комнату проскользнул Люк.

Он подошел к кровати и сел в изножье. Мерри протянула ему кубок, и, когда Люк взял его, пальцы их соприкоснулись и между ними пробежала волшебная искра.

Люк сделал глоток.

– Вам не следовало оставлять окно открытым, – сказал он. – Даже ради Кита.

– Один из солдат грозился его убить, – сказала Мерри, – а я не могла этого допустить.

Люк задумался и какое-то время молчал: Затем отдал ей кубок и спросил:

– Не хотите рассказать, что вам приснилось? Мерри поставила кубок на полку у изголовья и рассказала Люку о мучивших ее кошмарах.

– Сэр Роджер мне говорил, что Фергюсон убил вашего отца, а мать заставил вступить с ним в брак.

– Он изнасиловал мою маму, – прошептала Мерри.

– Не нужно мне об этом рассказывать, – мягко перебил ее Люк.

Мерри покачала головой:

– Нет, я расскажу. Фергюсон потащил маму в верхние покои. Я взяла кухонный нож и пошла следом за ними. Я хотела убить негодяя. Но он… он склонился над мамой… – Мерри осеклась. – Я не смогла ей помочь и только смотрела. Никогда себе этого не прощу! – воскликнула девушка.

– Не нужно себя винить, – сказал Люк, обняв Мерри. – Кухонный нож вряд ли остановил бы негодяя. В ярости он сделал бы то же самое и с вами. Сколько вам тогда было?

– Пятнадцать, – ответила Мерри.

– Вы были совсем еще юной и не могли защитить свой дом от банды солдат.

Некоторое время Мерри хранила молчание, потом едва слышно произнесла:

– Не могла. Мне много раз снилось, что Фергюсон сотворил со мной то же самое, что с моей матерью, – прошептала девушка. – Я даже не знаю, было это на самом деле или нет.

«Боже милостивый, неужели этот скот изнасиловал Мерри?»

Люк судорожно сглотнул. Во рту у него пересохло.

– Теперь я понимаю, почему вы от меня вырвались, когда я вас обнимал.

– Вы тоже мне снились, – призналась Мерри. – Будто мы встретились в поле, где растут лютики. Они отражались в ваших глазах.

– И все? – спросил Люк.

Мерри покраснела.

– Вы целовали меня, – продолжала она, – как сегодня. И не только в губы. – Она опустила глаза.

– Почему вы от меня убежали сегодня? – спросил Люк. Его мужская, гордость была уязвлена.

Она конвульсивно смяла пальцами ткань его ночной рубашки.

– А почему вы меня поцеловали? – вопросом на вопрос ответила девушка.

– Я и сам не знаю, – признался Люк.

– Значит, вы случайно меня поцеловали?

– Да.

– Но вам понравилось, не так ли?

Люк усмехнулся.

– Понравилось.

– А ложиться с женщиной в постель так же приятно, как целоваться?

Люк сделал глубокий вдох.

– Не всегда, – сказал он.

– Порой это вызывает отвращение. – Ужас отразился на лице Мерри.

– В том случае если это насилие, а не любовь, – заметил Люк.

– Не вижу разницы.

– Не может быть. – Ответ Мерри поразил Люка.

– Что, если я умру старой девой? Если меня повесят или сожгут за колдовство? Я так и не узнаю, изнасиловал ли меня Фергюсон, не узнаю, чем отличается любовь от насилия.

– Вы не умрете девственницей, леди, – заверил ее Люк. – Завтра я отвезу вас в Хелмсли, там позаботятся о вашем будущем. В один прекрасный день вы выйдете замуж и все узнаете.

По правде говоря, Люку не хотелось, чтобы Мерри вышла замуж. Ни одна женщина не вызывала в нем такого жгучего желания, как она. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы потерять самообладание.

– Вряд ли найдётся мужчина, который пожелает взять меня в жены, – промолвила Мерри. – Я слишком прямолинейная, слишком дерзкая. Да я и сама не хочу выходить замуж. Хочу прославиться как целительница. А муж был бы только помехой.

Такая перспектива вполне устраивала Люка.

– А вы? – спросила Мерри. – Вы собираетесь жениться? – Мерри пристально смотрела на него.

– Пока не знаю, – солгал Люк.

– Филипп говорит, что вы обручены с кузиной самого принца, – произнесла Мерри.

«Черт бы побрал этого Филиппа, – с досадой подумал Люк, – не может держать язык за зубами». Впрочем, хорошо, что Мерри знает о его помолвке. Теперь по крайней мере она не позволит ему никаких вольностей.

– Это правда, – сказал Люк.

– Она красивая? – не унималась Мерри.

Люк шевельнулся.

– Да, – бросил он. – Мне пора идти, Мерри. Вам нужно отдохнуть. Впереди нас ждет долгая дорога.

Мерри села и потянула его на подушки.

– Вы не уйдете, – заявила девушка, не отпуская его. – Вы должны извиниться за то, что играли со мной.

– Я вовсе не играл.

Она положила ладони ему на плечи.

– Лжете, – с гневом произнесла Мерри. – Вы целовали меня, и я поняла, что такое желание. Я жду извинений, – наступала на него девушка.

– Прошу прощения, Мерри. – Люк испытал острое сожаление, что обручился с Амалией прежде, чем встретил ее.

– Нет! – Мерри запустила пальцы ему в волосы. – Вы должны поцеловать меня.

Сердце у Люка едва не выскочило из груди.

– Это неразумно, – возразил он, изо всех сил стараясь не поддаться искушению.

– Неразумно? – усмехнулась девушка. – Разум тут ни при чем. Мужчины берут то, чего хотят, не спрашивая. Почему бы мне не последовать их примеру?

Ее слова опьянили Люка. Он застонал, когда Мерри прильнула губами к его губам. Мерри исступленно ласкала его, возбуждая все больше и больше. Люк чувствовал, что близится момент, когда он потеряет самообладание. Заметив, что девушка собирается снять рубашку, Люк остановил ее:

– Не спеши, Мерри, подумай хорошенько.

Мерри не стала думать и сняла рубашку, оставшись в чем мать родила.

– Боже мой! – воскликнул Люк. – Ты еще прекраснее, чем я себе представлял.

Люк уложил Мерри на подушки и лег на нее. Мерри продолжала его ласкать. Люк снял рубашку.

– Ты уверена, что хочешь этого? – спросил он тихо. В янтарном свете комнаты его лицо казалось отлитым из бронзы. Карие глаза потемнели.

– Уверена, – произнесла Мерри. Только Люку она отдаст свою девственность, только он может избавить ее от страхов.

– Я ничего не могу тебе дать, кроме себя самого, – промолвил Люк.

Но Мерри и этого было вполне достаточно.

– Я понимаю, – призналась девушка. Ее разыскивают как преступницу, а Феникс – правая рука принца, с горечью думала Мерри.

Люк поднялся, снял оставшуюся одежду и отшвырнул в сторону. Мерри опустила глаза.

– Не бойся, смотри на меня, дриада, – насмешливо сказал Люк.

Дриада. Это лесная нимфа или какой-то другой персонаж из сказки?

Бросив взгляд на его мужское достоинство, Мерри оторопела.

– Он не пройдет, – заявила Мерри.

Люк с трудом сдержал улыбку.

– Пройдет, – успокоил он девушку.

Его пальцы скользнули в ее лоно и стали ласкать горячую влажную плоть.

Это было ни с чем не сравнимое наслаждение. Мерри изогнулась ему навстречу. Его пальцы проникали все глубже и глубже. Неожиданно Люк замер. Мерри уже была на пути к вершине блаженства и почувствовала острое разочарование.

– Что случилось? – спросила девушка.

– Ты – девственница. Фергюсон тебя не обесчестил.

Из глаз Мерри брызнули слезы облегчения.

– Спасибо, – прошептала она, радуясь, что навсегда избавилась от своих страхов.

– Когда я преодолею преграду, тебе будет больно. Но мы можем остановиться. Ты целомудренна, Мерри. Почему бы тебе не сохранить девственность для своего будущего супруга?

Забота Люка потрясла Мерри до глубины души.

– Нет! – Мерри страстно поцеловала его. – Я хочу тебя.

Люк вошел в нее и стал медленно двигаться. В какой-то момент девушка ощутила острую боль и вскрикнула. Люк накрыл ее губы своими и вошел в нее еще глубже. Испытав миг блаженства, оба лежали умиротворенные в объятиях друг друга.

Неожиданно Люк вылез из постели.

– Где можно найти полотенце? – спросил он.

– Посмотри возле тазика для умывания, – бросила Мерри.

Люк нашел полотенце, намочил, отжал и принес ей. Лицо его было хмурым. Он больше не смотрел на нее с нежностью и обожанием.

Испуганная, Мерри отпрянула.

– Вытрись, – проворчал он, бросив ей полотенце.

Мерри не шелохнулась. Не могла же она делать это при нем. Люк выхватил у нее полотенце и прижал к ее промежности. Мерри ахнула и стыдливо сжала ноги.

– Послушай, Мерри. Я излил в тебя свое семя. Хотя поклялся себе никогда не позволять себе этого с другой женщиной, только с женой. Надо сделать все возможное, чтобы ты не зачала.

Люк вытащил из-под нее полотенце и прополоскал в тазике.

Когда Люк вернулся, девушка взяла у него полотенце и прижала к укромному месту. Он сел на край кровати и остановил на ней задумчивый взгляд.

– Если обнаружишь, что понесла, обязательно пришли мне весточку в Западный Суссекс. Я позабочусь о ребенке.

Мерри подумала о том, что ждет ее в Хелмсли. Люк забудет о ней, как только доставит ее туда. Бремя заботы о ней всецело ляжет на плечи мужа ее сестры.

Неожиданно пришедшая в голову мысль взбодрила Мерри. Если она понесет от Люка, у нее навсегда останется частица его. И тогда ее жизнь не будет такой безрадостной.

– Достаточно выпить каплю белены, – успокоила она Люка, – и твое семя засохнет, прежде чем даст всходы.

Люк нахмурился:

– Белена – яд, не так ли? Не делай этого, Мерри, прошу тебя.

Люк снова скользнул в постель и привлек ее к себе. Он был необычайно нежен с ней и в то же время пылал от страсти.

– Сладкая Мерри, – пробормотал он, лаская ее грудь. – С тобой я забываю…

– О чем? – Радость переполняла Мерри.

Она с горечью думала о том, что никогда больше не будет чувствовать себя такой счастливой.

Глава 11

Дождь заливал Мерри лицо, ледяной ветер пронизывал ее до мозга костей, но девушка ничего не чувствовала. Не жаловалась она и на боль в спине. Вчерашний день, от рассвета до заката, она провела в седле. С начала путешествия Люк не сказал ей и пары слов.

На лошади она ехала одна. На случай непредвиденной опасности Люк надел боевое снаряжение. В пути их сопровождали десять его лучших тяжело вооруженных ратников, затянутых в доспехи. Люк объяснил ей, что, когда он облачен в латы, Сулейману тяжело нести второго всадника, поэтому ей предоставили отдельную лошадь.

Совсем не таким представляла себе Мерри их прощание.

В то же время Люк оставался галантным кавалером, и Мерри не в чем было его упрекнуть. Накануне утром она проснулась в постели одна, хотя ночь они провели вместе. Люк ушел раньше, чтобы не скомпрометировать Мерри в глазах леди Адель, которая вызвалась прийти разбудить девушку. Накануне, в течение всего длинного дня пути, Люк заботился об удобстве Мерри, делая частые остановки, чтобы она могла размять ноги и справить нужду. А когда к ночи разразился дождь, поставил ей палатку.

В то же время он ни разу к ней не прикоснулся и держался отчужденно.

Люк откровенно признался ей, что совместная ночь – это все, что он может ей предложить. Впрочем, ничего особенного Мерри и не ожидала. Разве что немного нежности, сожаления, что все кончилось, или какого-нибудь символического подарка, который она могла бы оставить себе на память.

Уж не использовал ли он ее для удовлетворения своих низменных потребностей? Но он был с ней так нежен, так ласков! Глаза его горели от страсти. Или все это плод ее воображения?

Очень скоро они расстанутся, и она никогда больше его не увидит. Эта мысль была невыносима.

Дождь усилился. Дрожа от холода, Мерри еще плотнее укуталась в плащ. Она никогда никого не пускала в свое сердце, но Люк пробудил в ней любовь. И Мерри ему этого не простит.

Даже настоятельнице, приговорившей ее к смерти, не удалось пробить брешь в броне, много Лет защищавшей сердце Мерри.

А вот Люку это удалось. Он вошел к ней в доверие, прикинувшись благородным рыцарем. А потом бросил ее за ненадобностью.

Теперь, обреченная на жизнь затворницы, она будет вынуждена мириться с мыслью, что счастье обошло ее стороной и случилось это не только из-за ее прошлого и настоящего, но и потому, что тот, с кем она вкусила неземную радость, не ответил ей взаимностью.

Поглощенная своими безрадостными мыслями, Мерри не заметила, что они въезжают в городок, еще недавно окутанный туманом. Его название, Грейт-Эйтон, было вырезано на камне у края дороги.

Когда отряд выехал на городскую площадь, Мерри обвела взглядом лепившиеся друг к другу домишки вокруг центрального колодца. Ничего великого[7] в нем, естественно, не было. В этот пасмурный сентябрьский день крохотная грязная площадь пустовала. Из побеленной постройки, ставшей от времени и непогоды серой, доносился запах жареного мяса. Надпись на вывеске стерлась и была неразличима.

Люк отдал приказ остановиться и повернулся к Мерри.

– Вы проголодались, леди? – Тон у него был вежливым, но холодным.

– Да, – ответила Мерри.

Возможно, это единственный шанс услышать от него слово сочувствия, хоть что-то, что облегчит ее боль. Люк заверил ратников, что к наступлению ночи они прибудут в Хелмсли.

– Мы пообедаем здесь, – обратился он к ратникам, спешился, привязал свою лошадь и лошадь Мерри.

Остальные всадники последовали его примеру. Обнаружив, что Кит спит в переметной суме, Мерри не стала его тревожить и соскользнула с кобылы на землю. Все ратники, за исключением одного, назначенного охранять лошадей и поклажу, направились к таверне. Пропустив мимо ушей предложение Люка сопровождать ее, Мерри проследовала за Эрином в прокопченное помещение, где царил полумрак.

– Сюда, – позвал ее Люк, направляясь к нише.

Однако Мерри устремила взгляд на очаг. Она вымокла до нитки. Но у очага сидела компания молодых людей в зеленых одеждах, вооруженных луками и кинжалами, с виду охотников. Они уже изрядно выпили, судя по их громкому смеху и оживленному разговору.

Люк предложил Мерри сесть на дальний конец скамьи, подальше от молодых людей, а сам занял место рядом. Когда он положил шлем на колени и снял боевые перчатки, у Мерри вспыхнула надежда. Она с трудом подавила желание поднять на Люка глаза, чтобы навсегда запомнить его лицо. Ожидая, когда он заговорит, она откинула капюшон.

К ним подошла полногрудая женщина, чтобы принять заказ, и молодые люди, до сих пор глазевшие на нее, наконец заметили Мерри. Таращась на нее, они стали подталкивать друг друга локтями, пока наконец все до единого не повернули головы в ее сторону.

Люк придвинулся к Мерри поближе, и на сердце у нее потеплело. Что это? Ревность? Стремление защитить ее? Девушка взглянула на него. Его губы были плотно сжаты, а выражение оставалось по-прежнему чужим. Он сделал заказ и перевел взгляд на юнцов.

Почему Люк замкнулся в себе? Что мешает ему разговаривать с ней так же ласково, как в ту памятную ночь? Она представляла себе, как он извинится перед ней, объяснив отчужденность необходимостью выполнять свой долг. Однако надежде Мерри, видимо, суждено было умереть. Девушку охватил гнев. Гнев на Люка за то, что научил ее сердце любить. Гнев на себя за то, что хотела от него большего, чем он мог дать. Потеряв самообладание, Мерри вскочила. От неожиданности Люк вздрогнул и вопросительно посмотрел на нее.

– Я по нужде, – бросила Мерри.

Перешагнув через скамью, она устремилась к задней двери в надежде найти уединенное место и поплакать.

В конце коридора она нашла тяжелую дверь и, толкнув ее, оказалась во дворе. Оглянувшись, она увидела последовавшего за ней Люка.

Мерри ускорила шаги и побежала к отхожему месту. Справив нужду, поспешила обратно к таверне, надеясь избежать встречи с Люком. Но к ее ужасу, он ждал ее у двери. Сейчас начнет ее отчитывать, подумала Мерри и вскинула подбородок. Она хотела проскользнуть мимо Люка, но он остановил ее. Дверь с резким звуком захлопнулась, заставив обоих вздрогнуть.

– Отпусти меня, – потребовала Мерри.

– Леди, не надо так себя вести, – тихо произнес Люк.

– Леди? Ты что, забыл, как меня зовут?

– Мерри! – Он сжал ей пальцы. Она вырвала руку и пошла дальше. Люк догнал ее и резко повернул к себе.

– Я предупреждал тебя не ждать от меня большего, – процедил он сквозь зубы. – Сейчас же прекрати истерику и веди себя как положено леди.

Горечь, зревшая в ней все эти годы, выплеснулась наружу. Меньше всего в эту минуту ей хотелось слушать его нравоучения.

– Будь я леди, ты не вез бы меня в Хелмсли, не так ли? Вырвавшись из его рук, она влетела в таверну и оказалась в объятиях одного из молодых людей.

– Ну и ну! – воскликнул он, оглядывая ее с ног до головы. С этими слова он втащил Мерри в круг своих приятелей, расположившихся у очага.

Мерри дрожала от холода и потянулась к огню.

Ее гнев утих, осталось лишь неприятное воспоминание о пережитом унижении. Он предупреждал ее. Это правда. Сказал, что у них не может быть будущего. И все же она отдалась ему. Практически потребовала, чтобы он овладел ею.

Молодые люди окружили Мерри. Один из них попытался коснуться ее груди. Мерри шлепнула его по руке.

– Да она настоящая фурия, – заметил кто-то из парней.

– А теперь послушайте меня, леди, – сказал тот, которого она ударила по руке. – Мы не собираемся причинить вам зло. Мы можем поразвлечь вас получше, чем тот рыцарь, который вас сопровождает. – Он кивнул в сторону дверного проема.

Люк еще не появился, а его ратники не двинулись с места, только переговаривались друг с другом. Молодые люди между тем наперебой предлагали ей выпить с ними.

Мерри почуяла опасность и умоляюще взглянула на ратников Люка. Но они по-прежнему бездействовали. Только Эрин бросал тревожные взгляды на дверь в ожидании появления своего господина.

На плечо девушки опустилась тяжелая рука. Мерри сбросила ее.

– Скажи-ка, – воскликнул парень, повернув ее к огню, чтобы получше разглядеть, – а ты, часом, не ведьма, которую разыскивает церковь?

Мерри похолодела от страха.

– У кого бумага? – спросил один из парней.

Его сосед извлек из жилетного кармана пачку потрепанных пергаментов. Это были объявления, которые обычно вывешивают на перекрестках, с описанием преступников, находящихся в бегах.

Парень раскатал один свиток.

– Здесь говорится, что колдунья – особа девятнадцати лет. С огненно-рыжими волосами. Ее приговорили к сожжению, но ее спас рыцарь, заявивший, что служит самому принцу. Награда за ее поимку – сорок марок!

Жажда наживы вмиг отрезвила их.

– Раны Господни, – пробормотал один из парней. – Должно быть, это она!

– Дама со мной! – раздался властный голос Люка. – Будьте любезны, отпустите ее.

Юнцы не торопились освободить Мерри. Люк выхватил из ножен свой широкий клинок, на котором заплясали отблески пламени, отражаясь всполохами в блестящих кольцах его кольчуги. Даже в его глазах, казалось, сверкали искры огня. Он был похож на мифического героя, наделенного могущественной силой. В этот момент Мерри поняла, что, как бы он с ней ни держался теперь, вспоминать его она будет без горечи. Такого мужчину она никогда не встречала и больше не встретит.

– Ладно, добрый рыцарь, – примирительно произнес тот, кто держал Мерри, и вывел ее вперед. – Конечно, эта благородная дама вовсе не ведьма. Мы просто пошутили с ней, разве нет, друзья?

Между тем охотники за вознаграждением, напуганные Люком, постепенно приходили в себя и хватали свои вещи, чтобы направиться к выходу.

Парень, который вел Мерри к Люку, спросил у него:

– Эта леди, вероятно, ваша супруга?

– Я просил отпустить ее, – напомнил Люк, подав знак ратникам. Те поднялись, обнажив оружие. Мерри затаила дыхание.

Не успела она и глазом моргнуть, как рука, державшая ее за локоть, приставила к ее горлу лезвие.

– Только шевельни пальцем, и я убью её, – пригрозил парень.

Мерри вспомнила ночь в Хидерзгиле, когда Эдвард угрожал Люку. Тогда Люк сумел убедить Эдварда отпустить ее. Но теперь Мерри не надеялась на спасение.

Люк взялся было за меч, но тут лезвие кинжала прорезало кожу на ее шее. Она закричала от боли, почувствовав, как по шее потекла липкая струйка. Люк шагнул назад и выронил оружие.

– Не делай ей больно! – пробормотал он.

Похититель потащил девушку к двери.

– Если последуешь за нами, я перережу ей горло. Мертвая она ничего не стоит. Помни, об этом.

Он толкнул плечом дверь, выволок Мерри наружу, перекинул ее лицом вниз через спину лошади и вскочил в седло.

У Мерри перехватило дыхание, и крик ужаса застрял в горле.

Ее увозят! Прочь от Люка!

Она сама виновата в случившемся. Как ни странно, опытного воина Люка охотники застали врасплох. Наверняка у них был большой опыт в подобного рода делах.

Подумав о Люке, Мерри тихонько заплакала. Вряд ли он бросится за ней в погоню. Зачем ему снова спасать ее, если она отплатила ему черной неблагодарностью?

Дождавшись, когда злодеи умчатся из Грейт-Эйтона, Люк подал сигнал начать преследование. Ратники вышли следом за ним из таверны и остановились как вкопанные.

Их караульный лежал с перерезанным горлом под копытами нескольких лошадей, которые у них остались. Остальных охотники за вознаграждением похитили.

Из трех уцелевших лошадей один был Сулейман. На своем седле Люк увидел разъяренного Кита. Шерсть на его загривке стояла дыбом, и Люк невольно подумал, не кота ли должен благодарить за свое везение.

Похитители не тронули смирную кобылу Мерри и небольшую лошадку Эрина.

Учитывая обстоятельства, Люк мог взять с собой лишь двух ратников. Поскольку одна из лошадей была слишком мала, чтобы выдержать рыцаря в полном боевом снаряжении, выбор пал на Эрина. Вторую лошадь Люк отдал своему лучнику, Сайрусу. Сняв Кита с Сулеймана, он передал его своим людям и велел ждать их возвращения.

Втроем они отправились в погоню за похитителями девушки.

Люк собственными глазами видел, как негодяй поранил ее нежную кожу. Чтобы не рисковать, Люк решил скакать по болоту в направлении холма, видневшегося вдали. Туман и холмистый ландшафт помогут им незаметно подобраться к охотникам за легкой добычей и внезапно атаковать их.

В нем все еще бушевала ярость. Как мог он допустить, чтобы подобное случилось? Его ввел в заблуждение юный возраст охотников за легкой наживой. Он забыл, что юность идет рука об руку с безрассудством.

Люк скрипнул зубами. Хорошо еще, что он надел шлем и боевые перчатки. Парни были вооружены, но не имели доспехов. Несмотря на их численное превосходство, Люк не сомневался, что догонит их и выведет из строя. Главное – чтобы не пострадала Мерри.

Дождь заливал глаза, проникая в прорези шлема. Утопая в грязи, Сулейман то и дело скользил.

Поглощенный мыслями о Мерри, Люк с мрачной решимостью скакал к основанию холма под названием Розберри.

Он направил Сулеймана на узкую пешеходную тропу, которая, как он предполагал, вела на вершину холма. Люк намеревался найти подходящее место для засады. Ему показалось, что он слышит цокот копыт, доносившийся с главной дороги. Чтобы застигнуть неприятеля врасплох, надо поспешить. Скользя по мокрому известняку, они взбирались все выше. На середине склона обнаружили подходящее место. Люк подал знак Эрину и Сайрусу спешиться.

– Как только увидишь их, – обратился Люк к Сайрусу, – целься в того, у которого леди. Постарайся свалить его, но не убивай. И остальных тоже. Я спущусь вниз и вступлю с ними в рукопашный бой, чтобы отвлечь.

– Слушаюсь, господин, – в один голос ответили ратники.

Привязав лошадей, они легли на раскисшую землю и подползли к краю кряжа. Эрин сжимал свой маленький лук с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Не без волнения Люк подумал, что для мальчика это будет его первый бой.

Перекрестившись, Люк развернул коня и начал спускаться вниз, продираясь сквозь голые кусты и прислушиваясь к доносившимся до него звукам, чтобы не упустить момент, когда Сайрус поразит первую цель.

Топот копыт разорвал тишину. Люк пришпорил коня и пустил его вскачь.

Тут до его ушей донесся крик. Люк понял, что Сайрус свалил первого похитителя. Обогнув россыпь камней, Люк выскочил из укрытия и устремился в атаку, сжимая в руке клинок.

Любители легкой наживы пришли в замешательство. Похищенные ими лошади перестали подчиняться их командам.

Люк искал глазами того, кто похитил Мерри, но никак не мог его найти.

Пролетела стрела, и еще один охотник с воплем рухнул на землю. Пока молодые люди пытались совладать с лошадьми, Люк врезался в самую гущу, размахивая оружием. Он рубанул одного по руке, обезоружив его. Второго ударом клинка сбросил с седла.

Кружа на Сулеймане, Люк продолжал искать девушку, Когда ему навстречу ринулся один из охотников. Они скрестили мечи, и Люк вышиб его из седла под копыта гарцующей лошади. Еще одним противником стало меньше.

Люк заметил в канаве плащ Мерри и бросился туда.

– Мерри!

Она подняла к нему бледное лицо. Подъехав к ней, Люк протянул девушке руку.

– Держись, – крикнул он. – И поторапливайся!

Краем глаза он заметил, как поднялся на ноги один из похитителей. Это был предводитель шайки, тот самый, который приставил к горлу Мерри нож. Еще один привстал в седле, собираясь метнуть кинжал. Но на Люке была кольчуга, а Мерри оставалась беззащитной.

– Поторопись, Мерри!

Люк поднял девушку на коня, загородив собой от кинжала. Пролетев мимо, кинжал упал на землю.

В этот момент в руках главаря появилось копье. Люк не успел занести меч.

Охотник ринулся в атаку. Люк натянул узду, подав лошади знак встать на дыбы и подмять нападающего. Мерри не удержалась в седле и соскользнула на землю.

Каким-то образом охотнику удалось увернуться от копыт животного и нанести удар по цели. Острие копья угодило Люку в бедро. Поморщившись от боли, Люк вспомнил, что потерял один наколенник. Острие копья тем временем погружалось все глубже под металлические шоссы. Штаны вмиг пропитались кровью, хлынувшей из раны. Нападавший выдернул копье из ноги Люка, готовясь нанести повторный удар.

Но на него бросилась Мерри и всадила ему между ребер кинжал, который держала в руке.

Чувствуя, что сейчас потеряет сознание, Люк перекинул через плечо полоску кожи – хитроумное приспособление, специально придуманное, чтобы при подобных обстоятельствах удержать его в седле.

Оттолкнув своего похитителя, Мерри проследила за ним взглядом. Он замертво свалился в придорожную грязь. Он сполна заслужил свою участь, покусившись на жизнь Феникса.

Люк сидел в седле, уткнувшись подбородком в грудь, припав к гриве Сулеймана. Только сейчас Мерри заметила, что в сидячем положении его удерживает лишь кожаная перевязь вокруг плеч.

– Люк! – Она прикоснулась к нему, но он никак не отреагировал.

Кое-кто из раненных им людей начал приходить в чувство. Мерри в ужасе огляделась. С минуты на минуту они ринутся на нее, чтобы снова взять в плен и убить Люка, если он еще жив.

Страх придал девушке силы. Она лихо вскочила на коня, обняла Люка, нащупала луку седла, чтобы не свалиться, и стала молить Сулеймана унести их отсюда как можно скорее.

Отвернувшись от кровавой сцены, она послала коня в быстрый галоп, направляясь в Грейт-Эйтон, где оставался отряд Люка.

При звуке цокота копыт она в страхе обернулась и обнаружила за собой погоню. Но преследовали ее не охотники за добычей, а похищенные лошади. Преданные животные привыкли следовать за Сулейманом.

Только бы ратники Люка не отвергли ее. Ведь в таверне они и пальцем не пошевелили, чтобы прийти ей на помощь. Если Люк умрет, то всю вину они возложат на нее. Но чтобы спасти его, девушка нуждалась в их помощи.

И они тоже в ней нуждались, если хотели видеть своего капитана живым и здоровым.

Глава 12

Эрин и Сайрус догнали Мерри на подъезде к Грейт-Эйтону. Люка внесли в таверну и уложили на стол.

– Помогите мне снять с него доспехи! – крикнула Мерри, пробираясь сквозь толпу мужчин.

На ее призыв никто не откликнулся. Все, оцепенев, глазели на Люка.

– Будьте вы неладны! – Мерри потрясла кулаками. – Необходимо снять с него доспехи. Иначе я не смогу перевязать рану. Он останется жив, если вы позволите мне за ним ухаживать!

Никто не проронил ни слова. Только громкое мяуканье Кита нарушало тишину.

Первым вышел из оцепенения Эрин.

– Делайте, как она говорит, – скомандовал он. – Милорд Феникс не должен умереть! Надо во что бы то ни стало его спасти.

Люка раздели до нижней стеганой рубахи и леггинсов. При виде его искалеченного бедра одни с криками ужаса и молитвами отступили назад, другие выразили сожаление, что Жервеза оставили в Айверсли.

С помощью хозяйки таверны Мерри порвала полотняную скатерть на длинные полоски.

– Как вас зовут? – Мерри повернулась к стоявшему справа от нее солдату.

– Хью из Тайберна, – ответил он.

– Хью, подержите на весу его ногу, пока я буду накладывать повязку. Эрин, сведи края раны.

С их помощью Мерри туго забинтовала рану.

– Теперь необходимо как можно скорее доставить его в Хелмсли. Замок недалеко. Там мы с сестрой о нем позаботимся.

Воины смотрели на нее в немом изумлении. Они не замечали, как она дрожит, какое бледное у нее лицо. Они видели женщину с растрепанными рыжими волосами и сверкающими зелеными глазами.

Ее кот продолжал мяукать и путаться под ногами. Спорить с колдуньей они не решались, опасаясь, как бы она не наслала на них проклятие.

Воины стали укладывать Люка на носилки, которые позаимствовали у гробовщика. Подвесив носилки с помощью ремней к двум лошадям, они тронулись в путь, взяв курс на Хелмсли. Всех без исключения одолевала одна и та же мысль: после спасения ведьмы их преследовали несчастья.

– Как он, Мерри?

Оторвав взгляд от Люка, Мерри увидела сестру Клариссу, выглядывавшую из-за двери. Мерри так устала, что даже не слышала, как скрипнула дверь. Четыре факела в комнате почти догорели. Кларисса была в ночной рубашке, что указывало на поздний час.

– Он выживет, – ответила Мерри.

Девушка повторяла это уже третий день кряду. Казалось, только ее желание спасти Феникса удерживает его на этой земле. До нее дошел слух, будто воины сочли его мертвым, таким он был бледным к моменту прибытия в Хелмсли. После этого Мерри никого больше не подпускала к Люку, только Клариссу. Воины разместились в казарме огромного гарнизона Хелмсли вместе с солдатами Рубаки.

Все это время Мерри не отходила от постели Люка, не ела, не спала. Она обрабатывала его рану лучшими лекарственными травами из огорода сестры: крестовницей, птичьим горцем, зверобоем. Промыла, зашила и забинтовала рану. Поила Люка крепким бульоном. Когда у него началась лихорадка, делала ему холодные компрессы. Она и сейчас не хотела его оставлять, но чувствовала, что близка к обмороку. Она сделала все, что могла, остальное – дело времени.

Кларисса тихо притворила за собой дверь и подошла к Мерри. Некоторое время сестры смотрели на темноволосого воина. Лицо его заросло темной щетиной. Его грудь медленно поднималась и опускалась.

– У него прошла лихорадка? – осведомилась Кларисса.

Мерри пощупала лоб Люка.

– Пока нет, – с тревогой ответила девушка.

– На тебе лица нет, Мерри, – произнесла Кларисса с присущей ей искренностью. – Неудивительно, что Феникс не поправляется. Он снова впадет в беспамятство, когда увидит тебя. Пойдем искупаешься, я приготовила ванну. Поспи сегодня, а завтра, когда он придет в себя, будешь выглядеть отдохнувшей.

Кларисса умела настоять на своем. И Мерри послушно последовала за ней.

Сестры вошли в комнату Мерри, хорошо освещенную, с альковной кроватью, задрапированной пурпурным шелком. Везде были расставлены свечи, посередине стояла большая деревянная ванна, наполненная водой, от которой поднимались клубы пара. В воздухе витал легкий аромат розового масла.

Лицо Мерри оставалось бесстрастным. После осады Фергюсона Кларисса долгое время не могла поймать свою одичавшую сестренку и заставить ее помыться. Теперь она примет ванну с огромной радостью.

Кларисса ласково улыбнулась сестре.

– Ты выглядишь такой усталой, – сказала она, погладив сестру по щеке. – Давай сожжем это грязное платье.

Позволив сестре себя раздеть, Мерри вошла в ванну; задержав дыхание, с головой окунулась в воду и тут же вынырнула. Кларисса стала намыливать ее волосы.

– Итак, – промолвила она, – ты вернула Фениксу долг, спасла ему жизнь.

– Пока он еще не пришел в себя, – напомнила Мерри.

– Все будет хорошо, – произнесла Кларисса. – Твое искусство целительницы выше всяких похвал.

На щеках Мерри вспыхнул румянец. Отчаяние последних дней отступило.

– Спасибо, – прошептала Мерри.

– Сара многому тебя научила.

– Это верно.

Присев на край ванны, Кларисса мыла сестру. У Мерри слипались глаза, и она запрокинула голову.

– Какой он, твой Феникс? – спросила Кларисса. Мерри мечтательно улыбнулась.

– Он благородный, смелый и добрый. Хотя и неблагородного происхождения. – Мерри могла бы петь дифирамбы Люку до бесконечности, но не хотела выдавать своих чувств. – Он не такой, как остальные воины.

– Ты хочешь сказать, как мой муж? – спросила Кларисса не без иронии.

Мерри приоткрыла один глаз.

– Я не очень хорошо знаю твоего мужа, – ответила она, – но так по крайней мере говорит Люк.

– Правильно говорит, – призналась Кларисса. – Жаль, что его не было рядом, когда ты прокляла мужское достоинство Кристиана.

– Это было четыре года назад, – шептала Мерри. – Я только хотела защитить тебя.

– Знаю, – успокоила ее Кларисса. – Ты считала его вторым Фергюсоном. Но Кристиан не такой.

Представив Рубаку, Мерри фыркнула.

– А теперь скажи мне, – вкрадчиво продолжала Кларисса, – какие виды имеет на тебя Феникс?

Мерри опустила глаза.

– Он собирается меня здесь оставить, – ответила девушка, не в силах скрыть свою боль. – Он полагает, что здесь я буду в безопасности, – добавила она. – Что твой муж не впустит сюда никаких искателей легкой поживы и сумеет противостоять даже церкви.

Молчание Клариссы было весьма красноречивым. Мерри поняла, что на сей счет у сестры есть сомнения.

– Ты можешь сдать меня, сестра, – проговорила Мерри. – Если капитан останется жив, то мне здесь больше нечего делать.

Глаза Клариссы вспыхнули негодованием.

– Не смей так говорить! – Кларисса стала яростно намыливать мочалку. – Будь добра, встань.

Мерри привыкла к командирскому тону сестры и поднялась. Кларисса принялась изо всех сил ее тереть, чтобы покраснела кожа.

– Ты стала в монастыре женщиной, – заметила Кларисса.

Это была единственная реплика, которую она отпустила по поводу женственности Мерри.

Старая рана снова открылась и начала кровоточить.

– Ты узнала бы об этом и раньше, если бы писала мне, – спокойно обронила Мерри.

Кларисса резко распрямилась.

– Что ты хочешь сказать? Матушка отправляла тебе письма каждую неделю. И я тоже после того, как родилась Роуз. Но ты не отвечала!

Мерри недоверчиво уставилась на сестру. Когда Мерри неожиданно появилась в Хелмсли, Кларисса приняла ее с распростертыми объятиями. За годы разлуки любовь Клариссы к ней ничуть не ослабла. Из глаз Мерри хлынули слезы облегчения. Она должна была знать, что семья не откажется от нее.

– Должно быть, настоятельница прятала от меня письма, – прошептала она с болью.

Издав возглас удивления, Кларисса выронила мочалку и протянула к Мерри руки.

– О, дорогая, это ужасно! – Она обняла сестру. – Мы ни за что не бросили бы тебя. Какая жестокость со стороны настоятельницы! – Крепко прижав к себе Мерри, Кларисса как будто не заметила, что намочила свою ночную рубашку. – Ты не видела, как на обратном пути мы с матушкой всю дорогу проплакали. Но у нас не было иного способа спасти тебя. – Кларисса отстранилась от Мерри и внимательно на нее посмотрела. – На этот раз мы не дадим тебя в обиду, – решительно заявила она.

Когда Фергюсон завладел их замком, Кларисса бросилась за помощью к Рубаке, военачальнику, и вышла за него замуж.

– Я знаю, что за воротами собралась толпа, – заметила Мерри. – Они требуют моей выдачи.

– Они не получат тебя, – решительно заявила Кларисса. – А теперь сядь и смой мыло.

– Ты слышал, что я сказала, Кристиан? – час спустя обратилась к мужу Кларисса.

Она лежала на огромной супружеской кровати и кормила грудью их третьего ребенка, второго сына, если считать Саймона, который не был ей родным, но которого она с младенчества воспитывала.

Крошка Чонси, как и его старшая сестренка Роуз, был рыжеволосым так же, как Мерри.

– Хм?

Сидя в кресле, Кристиан отметил в тексте строчку, на которой остановился, и, подняв голову, сделал вид, будто внимательно слушает.

– Она любит его, – повторила Кларисса. – Никогда не думала, что Мерри влюбится.

Потянувшись, Кристиан расправил свои могучие плечи и подошел к жене.

– Она сама это сказала? – спросил он с сомнением, не спуская с жены глаз. – Трудно представить, чтобы Мерри полюбила какого-нибудь мужчину.

– Как ты можешь говорить такие вещи? – вспыхнула Кларисса. – Если бы тебе довелось пережить то, что пережила она, то и ты вряд ли испытывал добрые чувства к себе подобным. Она не говорила, что любит его. Нет. Но я вижу это по ее лицу.

– А-а-а, – протянул муж. Он сел на край постели и стал следить за малышом, сосущим грудь.

– Выслушай меня, – попросила Кларисса. Муж нехотя оторвал взгляд от груди жены.

– Я пытаюсь тебе вдолбить, что она любит Феникса. Подумай об этом хорошенько. Это решение всех проблем.

Кристиан долго молчал, размышляя.

– Хочешь сказать, что мы должны предложить ему Мерри в качестве любовницы? – произнес он наконец.

Кларисса изо всех сил ударила его в плечо.

– Нет же, дуралей, в качестве жены!

Кристиан изогнул бровь.

– Жены, – повторил он. – Но, любовь моя, известно ли тебе, что он за человек?

– Разумеется, – ответила Кларисса. – Его знает вся Англия. Кроме того, он незаконнорожденный, что немаловажно. Моя сестра вполне его достойна. К тому же она лучшая целительница в Северном Йоркшире!

К ее огорчению, Кристиан покачал головой.

– У трона свои виды на Феникса.

– Она могла бы изучать медицину, став его женой, – не унималась Кларисса. – В окрестностях Лондона есть университеты. Феникс мог бы ее устроить в Оксфорд в порядке исключения, поскольку девушек туда не принимают. В этом случае Мерри стала бы первой женщиной-врачом в Англии.

– Ты заходишь слишком далеко, – сказал он и тут же поцеловал ее, пресекая протесты. Сын уперся пухлой ручкой в его подбородок и оттолкнул прочь. Кристиан попятился с рыком притворного негодования. – Не хочешь делиться, да?

Но малыш не обратил внимания на возмущенное выступление отца и возобновил прежнее занятие.

Потерпев поражение, Кристиан откатился в сторону, встал и прошел к ближайшему окну. При виде открывшегося ему зрелища он невольно выругался. За воротами Хелмсли все еще горели факелы. Количество охотников за вознаграждением, появившихся несколько дней назад, значительно возросло. К ним присоединились жители соседнего городка Эббингдона. В Хелмсли также прибыл Элред, аббат Риво.

К счастью, Элред и Кристиан были друзьями. И Кристиан попросил Элреда добиться отмены вынесенного Мерри приговора. Элред сказал, что девушку уже отлучили от церкви и папский престол признал ее виновной. Единственное, что он может сделать, – это подать апелляцию. Состоится второй суд с участием настоятельницы Маунт-Грейс в качестве свидетеля обвинения, и скорее всего Мерри снова признают еретичкой.

Кристиан закрыл ставни, чтобы не видеть собравшейся внизу толпы. Ему и прежде приходилось наблюдать подобные сцены массовой истерии. Недавние ливни погубили урожай, и в этом винили ведьму, находившуюся в замке Кристиана. Народ по большей части суеверный, и в конце концов придется чем-то пожертвовать.

Кристиан уже решил, что это будет Мерри.

Он еще не говорил об этом с женой, заранее зная, что это будет стоить ему недель отлучения от супружеской постели, и все же собирался передать Мерри в руки Элреда, уверенный, что добрый аббат сделает все, что в его силах, чтобы не отдать Мерри на растерзание.

Кристиану хотелось бы найти другой способ, чтобы избежать гнева женщины, которую он боготворил.

Может быть, Феникс и в самом деле поможет снять с Мерри обвинение в приписываемых ей преступлениях. Кристиан обернулся и увидел, что жена не сводит с него глаз.

– Если кто и сможет ее защитить, так это Феникс, – сказала Кларисса, словно прочитав его мысли, и добавила: – С помощью короны.

Кристиан прислонился к подоконнику и скрестил на груди руки.

– Короне придется сначала подать прошение в Рим, – произнес он, досадуя, что приходится разочаровать Клариссу. Он знал, как дорога Клариссе ее семья. Мысль о том, что он не оправдает доверия жены, была для Кристиана невыносима. – Почему ты думаешь, что Феникс согласится взять ее в жены? – осторожно спросил он.

Кларисса нахмурила лоб.

– Мерри красива. Ее тело может довести до греха и святого.

Кристиан прищелкнул языком.

– Это делает ее скорее отменной любовницей, – сказал он, – чем хорошей женой.

Сказав это, он сделал ошибку. У Клариссы зарделись щеки. Ее золотисто-карие глаза вспыхнули.

– Господи, ведь она спасла ему жизнь! Он перед ней в долгу. Как ты смеешь низводить мою сестру до статуса любовницы! Она дочь дворянина!

Кристиан поморщился. Тема любовницы была достаточно щекотливой. Когда-то он допустил промашку, попросив Клариссу стать его любовницей.

– Я не хотел ее оскорбить, поверь! Но речь идет о фаворите принца, его главном землепользователе,[8] который, учитывая болезнь Стефана, вскоре станет главным землепользователем короля. Ему под стать герцогиня или принцесса, во всяком случае, не дочь скромного помещика.

Кларисса понимала, что муж прав, но не желала сдаваться.

– Не так уж все беспросветно, – упрямо твердила она. – Мерри говорит, что Феникс благородный, добрый, отважный. Объясни ему, что он обязан отблагодарить Мерри, и тогда, возможно, он женится на ней.

Кристиан опустился на кровать.

– Это не так просто, – возразил он.

Жена тяжело вздохнула.

– А что, если она понесла? – Кларисса подняла на мужа глаза.

– Я, наверное, ослышался, – произнес он. Кларисса опустила глаза.

– Я знаю, они были близки, – промолвила женщина тихо. – Достаточно услышать, как она о нем говорит.

– Это не значит, что она понесла, – возразил муж.

– Но это вполне могло случиться, – парировала Кларисса.

Тихо ругнувшись, Кристиан повалился на кровать рядом с ней.

– Я бы предпочел от нее избавиться, – проворчал он.

Возмутившись, жена снова ударила его по руке.

– Говорю же тебе, что она изменилась, – стояла на своем Кларисса. – Стала мягче, добрее. И все благодаря Фениксу. Она прежняя милая девочка, какой была до нападения на наш дом Фергюсона. Так что не злись, давай действовать сообща! Я хочу, чтобы Феникс взял ее в жены. Только в этом случае возможна отмена приговора. К тому же она любит его, Кристиан! Или ты забыл, что такое любовь?

– Ничего я не забыл. – Кристиан запечатлел на губах Клариссы страстный поцелуй.

Лишь когда Чонси издал пронзительный крик, они вспомнили о зажатом между ними ребенке.

– Ребенку место в детской, – прорычал Кристиан, отодвигаясь.

Отняв малыша от груди матери, он направился с ним к двери и громко позвал няньку.

Минуту спустя появилась Доррис и, с недовольным видом забрав ребенка, дерзко подмигнула хозяйке.

– Зачем же так кричать? – упрекнула мужа Кларисса. – Все в замке знают, когда мы уединяемся.

Кристиан вернулся, на ходу расстегивая ремень.

– Мне все равно. – И он, зарычав, бросился на постель.

– Итак, что мы предпримем для воплощения в жизнь моей идеи? – спросила Кларисса, прижавшись к теплому боку мужа.

Он не сразу сообразил, что она имеет в виду.

– Я говорю о женитьбе Феникса на моей сестре, – напомнила Кларисса.

Кристиан застонал.

– Ты все еще думаешь об этом? А я так старался отвлечь тебя от этих мыслей!

– Фу! – выдохнула она. – Давно пора понять, что на меня это не действует.

– Вы за это заплатите, леди, – пообещал он. – У меня к вам встречный вопрос. – Он поймал прядь ее волос и пропустил между пальцами. – Прежде чем вмешиваться в это дело, подумай хорошенько, чтобы потом не пожалеть.

Кларисса оттолкнула его руку.

– Но я должна спасти сестру. Неужели ты не понимаешь?

Кристиан понял, что потеряет шанс на второй раунд, если не сдастся.

– Что я должен делать? – спросил он, понурившись. Краем глаза Кристиан заметил ее удовлетворенную улыбку.

– Я скажу, когда придет время. А пока надо оставить их в покое. Пусть все идет своим чередом.

В плане Клариссы имелась одна закавыка, но до поры до времени ее мужу не следовало об этом знать.

Люк пытался открыть глаза. Он хотел сказать склонившейся над ним женщине, что пришел в сознание, что чувствует все свои конечности и, следовательно, знает, что жив и находится на пути к выздоровлению. Однако мысли путались, он не мог открыть глаза, не мог заговорить. Видимо, находился под воздействием какого-то снадобья, приготовленного Мерри.

Вскоре он понял, что Мерри собирается его искупать. Она стянула с него одеяло, обнажив грудь. Его тело обдало теплым воздухом, и Люк вдруг осознал, что лежит нагой. Каким-то образом она умудрилась его раздеть.

Он услышал плеск воды, и когда Мерри стала его намыливать, слегка вздрогнул. Но Мерри, казалось, этого не заметила. Плавными круговыми движениями она начала обмывать его грудь.

С трудом приподняв веки, Люк успел на нее посмотреть, прежде чем веки снова сомкнулись. На Мерри было платье цвета лютиков. Оно напомнило ему сон, который рассказала ему Мерри в ту ночь, когда они остались одни. Воспоминания о той ночи пробудили в его теле жизнь. Он готов был поклясться, что чувствует запах мяты, лаванды и розы, исходивший от девушки. Ее волосы были покрыты платком, чтобы не мешали, когда она над ним склонялась. Он вспомнил, как прохладные шелковистые пряди щекотали его разгоряченную кожу.

Только сейчас он ощутил, что его кожа горит от ее нежных прикосновений.

Его грудь вдруг обдало прохладой, и Мерри пошла прикрыть ставню.

– Теперь ты не простудишься, – сказала Мерри. Раз или два Люк слышал второй женский голос, из чего заключил, что находится в Хелмсли. Оба голоса были похожи, и Люк догадался, что второй голос принадлежал сестре Мерри. Как мог он здесь очутиться, недоумевал Люк.

Последнее, что он помнил, прежде чем впасть в беспамятство, была Мерри, бросившаяся на его противника. Неужели это она спасла его от охотников за вознаграждением и позаботилась, чтобы его благополучно доставили в Хелмсли? Вряд ли она могла такое осилить, даже при помощи его ратников.

Мерри тем временем откинула одеяло с нижней части его тела, окунула в воду мочалку, отжала, прошлась ею по его здоровой ноге, что в значительной степени сняло напряжение, чего нельзя было сказать о желании, которое возрастало с каждой минутой.

Его мужская плоть восстала. Теперь Мерри должна понять, что он все чувствует, и сделать соответствующие выводы!

Наконец ее рука замерла. Люк ждал, что она опустит одеяло, и снова попытался разомкнуть веки, но безуспешно.

– Тебе снится сон? – спросила она, снова взяв мочалку.

Когда она слегка задела его копье, Люк затаил дыхание. Было ли ее прикосновение намеренным?

О да. Она нежно провела пальцем по мошонке, затем пробежала ладонью по всей длине члена и повторила это несколько раз, возбуждая его все больше и больше.

Его тело содрогнулось от экстаза.

Люк приоткрыл глаза.

Она посмотрела на него и ахнула.

– Ты был в сознании! – в ужасе воскликнула Мерри и отвернулась.

Люк едва заметно кивнул.

«Не расстраивайся, Мерри. Это было изумительно».

Даже не оглянувшись, Мерри бросилась вон из комнаты.

Люк обругал себя. Зачем он признался, что был в сознании? Он вспомнил, как растерялась Мерри в таверне, сбитая с толку его отчуждением. Как он мог так унизить ее?

Он дал ей ясно понять, что их единственная ночь в Айверсли ничего не значила для него. И все же он снова выдал свое физическое влечение к ней, капитулировав под влиянием ее прикосновений. Все это делало их неизбежное расставание более тягостным не только для нее, но и для него.

Он снова задумался над возможностью сделать Мерри своей любовницей.

Куда подевались цели, которым он до сих пор твердо следовал? Он мечтал владеть Арунделом. Он почти достиг респектабельного положения, к которому стремился, и не мог позволить страсти, испытываемой к Мерри, разрушить все его планы.

И все же стоило ему снова представить ее нежные руки, ее искреннее желание доставить ему удовольствие, как его тело тут же предательски отреагировало и плоть подала признаки жизни, желая снова испытать наслаждение, которое Мерри столь бескорыстно ему подарила.

Мерри заметила, что Кит перебрался с изножья кровати к изголовью и свернулся клубочком рядом с ней. Его громкое мурлыканье заглушало звуки, доносившиеся со двора, и далекое скандирование толпы у ворот.

Пресвятая Богородица! Как же ей стыдно! Она думала, что Люк пребывает в беспамятстве. Она даже спросила его, не снится ли ему сон, но он не произнес ни слова. Ни слова! Тогда она поддалась своим сладострастным фантазиям, полагая, что он об этом никогда не узнает.

Мерри снова застонала, и на ее щеку скатилась горячая слеза. Как низко она пала в его глазах!

Видя, что он возбудился от ее прикосновений, Мерри захотела, чтобы он испытал наслаждение. Он заслужил награду за то, что, несмотря на ее упреки, бросился ее спасать и рисковал жизнью, выступив против отряда охотников за наживой.

Ее благородный рыцарь. Он снова и снова приходил ей на помощь, ничего не требуя взамен. Она вздохнула. Не так-то легко быть человеком чести, преданным слугой принца.

Неудивительно, что после их ночи в Айверсли он отстранился от нее. Это был единственный способ уберечь ее от глупых грез.

Она никогда больше не сможет посмотреть ему в глаза. Ухаживать за ним теперь будет горничная Мегги. Но сама эта мысль вызвала у нее острый приступ ревности. Конечно, Мегги не придется его мыть, как это делала Мерри, она будет приносить ему еду и убирать. Люк на пути к выздоровлению. Он сам сможет мыться, обрабатывать рану мазью и делать себе перевязки. Он больше в ней не нуждается.

Он больше в ней не нуждается. Значит, все кончено. Свой долг она Фениксу вернула. Не имея больше цели, она будет проводить дни в безделье, заточенная в стенах Хелмсли. Правда, лишь в том случае, если Рубака позволит ей остаться.

Толпа у ворот неистовствовала. Некоторые швыряли через стену камни. Кто-то запустил в крытую тростником крышу зажженную стрелу.

Случится чудо, если муж сестры позволит ей остаться. Зачем ему это нужно, если он даже не сможет открыть ворота? Они жили, как в осаде, расходуя провизию из запасов, вместо того чтобы есть свежие продукты с полей. И все это они терпели из-за Мерри, встречи с которой Рубака избегал всеми правдами и неправдами. Но она его не винила.

В отчаянии Мерри закрыла глаза. Останется ли она в Хелмсли или попадет в руки охотников за наживой, которые передадут ее церкви, судьба у нее незавидная. В любом случае она обречена мечтать о мужчине, который никогда не будет ей принадлежать.

Мерри не жалела, что Люк появился в ее жизни. Благодаря ему она узнала, что семья все еще любит ее, что она может применять свое искусство с добрыми намерениями и находить в этом удовлетворение. Но за все в жизни приходится платить. Мерри пришлось заплатить собственным разбитым сердцем.

Мерри не знала, когда именно полюбила Феникса. То ли когда он вынес ее из огня в монастыре, то ли когда первый раз поцеловал. А может быть, в ту ночь, когда показал ей разницу между насилием и любовью.

Единственное, что Мерри знала, – ее сердце ей больше не принадлежит. Мерри отдала его Люку Ленуару.

Глава 13

Люк сел в постели – единственная дань вежливости, какую он мог себе позволить из-за раненой ноги. Вплывшая в комнату женщина не была горничной Мегги, которая приносила ему еду и баночки с мазями и убирала грязные повязки. Не была она и Мерри, которую он жаждал увидеть и просил позвать, но она так и не пришла.

Женщина, которую увидел Люк, обладала поразительным сходством с той, которая завладела его мыслями. Леди Кларисса была выше Мерри, и ее рыжие волосы имели мягкий золотистый оттенок. На ней было великолепное платье из бордового шелка.

– Добрый день, – пробормотал он, чувствуя себя оборванцем в замызганной серой тунике и коротких штанах.

Леди Кларисса не ответила на приветствие, лишь окинула его критическим взглядом. Люк попытался встать.

– Пожалуйста, – заговорила наконец женщина, – не беспокойтесь.

Он снова опустился на кровать. Судя по ее тону, его смерть принесла бы ей облегчение.

– Вы неплохо выглядите, – промолвила леди Кларисса, бросив взгляд на его забинтованное бедро, закрытое короткой штаниной. – Моя сестра спасла вам жизнь. Надеюсь, вам это известно.

– Насколько я понимаю, вы хозяйка замка?

– Я – Кларисса, сестра Мерри, – представилась она и отошла к окну, чтобы закрыть хлопающие ставни и заглушить голоса у ворот. – Вряд ли вы меня помните. Когда Мерри вас привезла, вы не подавали признаков жизни. – Леди продолжала его разглядывать. – Первую неделю мы дежурили с Мерри у вашей постели. Я была уверена, что вы умрете.

Люку снова показалось, что его живучесть ее разочаровала.

– Благодарю вас за заботу, – ответил Люк, стараясь быть максимально вежливым.

В конце концов это возымело действие. Дама вздохнула.

– Мерри сказала, что вы очень добры, – заметила она. – Впрочем, я сомневаюсь на сей счет.

– Неужели?

– Должно быть, вы ее чем-то расстроили.

Люка бросило в жар.

– Расстроил?

Не могла же Мерри рассказать Клариссе о том, что произошло.

– Она целую неделю не выходит из своей комнаты и отказывается есть. Интересно, что такого вы ей сказали?

С таким же успехом леди могла бы забросать его яйцами. Люк покраснел, и леди это заметила. Она сделала шаг или два в его направлении, заставив Люка осторожно отодвинуться назад.

– Возможно, вы – Феникс, сэр Люк Ленуар, – произнесла она с металлом в голосе, – ничем не отличаетесь от простого смертного, поскольку вам свойственны те же желания, что и всем остальным. Сестра говорит, что вы благородны. Так докажите это и попросите ее руки. – Она жестом отмела возражение, готовое сорваться с его языка. – Пока вы этого не сделаете, – добавила леди Кларисса, – я буду считать вас виновным в том, что с ней сейчас происходит.

Люк помолчал, пытаясь осмыслить сказанное, и спросил:

– Она нездорова?

Кларисса сердито взглянула на него:

– Говорю же вам, она отказывается есть. Ей не хочется жить.

Он судорожно сглотнул, во рту пересохло.

– Попросите ее прийти ко мне, – произнес он. – Я бы сам к ней пошел, но рана не позволяет.

Леди нетерпеливо топнула ногой.

– Я попытаюсь, – ответила она мрачно. – Если вы каким-то образом ее оскорбили, то должны немедленно принести извинения.

Леди Кларисса бросила на Люка многозначительный взгляд и выплыла из комнаты.

Люк рухнул на подушки. Он так и не спросил у сестры Мерри, что за толпа собралась у ворот. Святые угодники! Мерри избегает его из чувства стыда, в то время как стыдиться ей нечего. Она дала ему то, в чем он так остро нуждался. Если кому и следовало мучиться угрызениями совести, так это ему: у него не хватило силы воли остановить девушку. Да, именно его слабость послужила причиной ее страданий и добровольного заточения в комнате. Если бы он мог с ней поговорить, наверняка развеял бы ее сомнения.

Но беспокоили его не только душевные страдания Мерри. Кларисса пришла к выводу, что он опозорил ее сестру. Вряд ли Мерри рассказала леди Клариссе об их отношениях. Сестра сама догадалась. Сработала женская интуиция. Леди Кларисса потребовала, чтобы он женился на Мерри.

Сама по себе идея представлялась абсурдной. Леди должна была понимать, что невесту для Люка мог выбрать только принц. Да и у самого Люка не было ни малейшего желания взять Мерри в жены.

Люк представил себе ее в замке Арундел, одетой по последней придворной моде, с аметистовым поясом на бедрах. Она изумляла бы слуг своими распущенными волосами, а также поисками трав в саду. Жившие с ним сироты непременно полюбили бы ее, ибо по складу своего характера она охотно проказничала бы вместе с ними. Интересно, как отнесся бы ко всему этому его дед? Сэр Вильгельм никогда не жил по правилам, делал все, что ему заблагорассудится. Амалия ему не нравилась. Это Люк знал наверняка.

Вспомнив об Амалии, Люк подумал, что был бы не прочь жениться на Мерри. Но только Амалия могла сделать его владельцем Арундела.

О том, чтобы потерять замок деда, не могло быть и речи. Неся службу при дворе Матильды, Люк ни на минуту не забывал об Арунделе. Он сражался за отца Генриха в Руане. Спас Генриху жизнь и поклялся ему в вечной верности. В награду принц осыпал его почестями и обременил множеством бессмысленных обязанностей, как, например, снос незаконных крепостей. Люк из кожи вон лез, чтобы стать владельцем Арундела.

Он не мог распоряжаться собственной жизнью. И последнее время это все чаще его тяготило. Генрих посылал его в самые отдаленные уголки королевства, в то время как Люк стремился находиться у постели умирающего деда, лорда Вильгельма д'Албини.

Деда Люк уважал гораздо больше, чем принца.

Дед никогда не лебезил перед королем Стефаном. Выказал ему свое презрение, выступив на стороне Матильды в годы гражданского противостояния, и все же усидел на своей земле.

Люк подумал, что нисколько не похож в этом отношении на деда, и испытал чувство стыда. Он беспрекословно исполнял приказы своего суверена, стараясь заглушить голос совести.

Люк понимал, что не следует рушить стены замка Айверсли и причинять страдания барону и баронессе, но выполнил приказ принца.

Вспомнив ночь, проведенную с Мерри, Люк не представлял себе, как будет строить брачные отношения с Амалией.

Люк устал от нахлынувших на него мыслей. Последние две недели он только и делал, что размышлял. Мерри не погрешила против истины, сказав, что он – марионетка тирана.

Необходимо коренным образом изменить свою жизнь, положить конец разрушению Айверсли и изгнать из памяти образ лорда Йена, маячившего в окне. Не нужно жертвовать совестью в угоду долгу! Он не станет больше выполнять все безрассудные приказы принца, пусть даже тот лишит его власти.

У Люка словно груз с плеч свалился. Он с облегчением вздохнул. Он немедленно отправит своим людям в Айверсли послание, чтобы прекратили разрушение стены и восстановили ту ее часть, которая уже разрушена, и приехали к нему в Хелмсли. Отсюда он поведет их домой и, если повезет, то еще застанет деда живым.

Почувствовав, как улучшилось его настроение, Люк взялся за пергамент и чернила, которые ему принесли по его просьбе. Но тут он задумался. Что делать с Мерри и просьбой леди Клариссы?

Он не обязан на ней жениться. Мерри знала, что он обручен, и не льстила себя надеждами. В то же время он ее обесчестил.

Он напишет ей письмо и всю вину возьмет на себя и принесет извинения. Что бы ни говорила леди Кларисса, он Мерри ничем не обязан.

Или обязан?

Мерри с трудом подавила желание скомкать послание и вышвырнуть в окно. Но тогда его прочел бы кто-нибудь посторонний, а этого она не могла допустить.

«К концу недели я покину Хелмсли. Благодарю тебя за то, что ухаживала за мной. После страшного ранения останется только шрам. Я даже не буду хромать. Ты целительница выше всяких похвал. Оставляю тебя на попечение твоей семьи, твоя сестра не даст тебя в обиду.

Не кори себя за то, что произошло между нами. Как бы то ни было, знакомство с тобой изменило меня к лучшему. Твоя красота покорила меня, и я воспользовался твоей щедростью. За эту слабость прошу у тебя прощения. За воспоминания – благодарю.

Если тебе понадобится моя поддержка в церковном суде, сообщи.

Твой Люк».

Буквы поплыли у Мерри перед глазами.

Он просит у нее прощения. Но за что? Она знала, что он обручен, но влюбилась в него. И отдалась, ни на что не надеясь.

К горлу снова подступила тошнота. Вскочив с постели, Мерри бросилась к окну и стала хватать ртом прохладный осенний воздух.

До нее донеслись крики у ворот. Толпа росла день ото дня. Некоторые раскинули в полях шатры, чтобы не ночевать под открытым небом. Порой Мерри различала слово «ведьма». От страха ее бросало то в жар, то в холод. Время от времени Рубака отдавал лучникам приказ разогнать толпу, но она снова собиралась.

Мерри привстала на цыпочки и увидела шатающихся без дела крестьян. Если бы она сдалась на их милость, как хотела несколько дней назад, ее уже не было бы в живых. Она бы никогда не узнала о чуде, заставившем ее встретить новый день с надеждой.

Девушка коснулась живота. Люк уезжает, но он оставил ей утешение, наполнил смыслом ее жизнь.

Она поняла это накануне. Месячные задержались на семь дней.

При мысли, что она понесла, у Мерри радостно екнуло сердце. Она распахнула окна и попросила принести ей еду.

Глядя на неровные холмы вдали, ставшие цвета спелой пшеницы, Мерри не знала, стоит ли сказать об этом Люку, и решила не говорить. Он – главный землепользователь, обрученный с кузиной короля. Она – беглянка, разыскиваемая церковью.

Если ей будет грозить беда, она отправит ребенка к Люку: Феникс непременно позаботится о нем, как и обещал.

– Прощай, прекрасный Феникс, – прошептала она, представив его скачущим на коне. Ей вспомнился отрывок из его письма:

«Не кори себя за то, что произошло между нами. Как бы то ни было, знакомство с тобой изменило меня к лучшему».

Губы Мерри изогнулись в печальной ироничной улыбке. Их встреча ее тоже изменила к лучшему. Она больше не жаждала смерти, никого не проклинала. Стала добрее.

– Решили прогуляться, сэр Люк?

От неожиданности Люк вздрогнул и остановился. Мгновение назад в зале никого не было. Так по крайней мере ему казалось. Видимо, за то время, что он лежал, прикованный к постели, его бдительность ослабла.

Рубака, сидевший в кресле у камина, поднялся, положив на сиденье толстый фолиант. Он пристально смотрел на Люка.

Люк вспомнил о послании, которое держал у себя на поясе, и подумал, что нет никакого смысла скрывать от Рубаки намерение вызвать сюда свою армию. С другой стороны, излишняя осведомленность Рубаки представляла для Люка определенную опасность. Он непременно расскажет об этом своей чересчур активной супруге, и та вновь попытается женить Люка на Мерри.

– Я подумал, что прогулка во внутреннем дворе пойдет мне на пользу, – ответил Люк.

На самом деле он направлялся к казармам, чтобы передать послание одному из солдат.

– Отлично, – произнес Рубака. – Охотно составлю вам компанию.

– Благодарю вас, – сквозь зубы процедил Люк и двинулся к выходу.

– Как ваша рана? – справился Рубака.

Люк поморщился.

– Грех жаловаться, слава Богу, что я выжил.

– Следует признать, что у Мерри талант к естественным наукам, – произнес Рубака. – Жаль, что здесь нет университетов. Она могла бы добиться больших успехов в медицине.

Люк представил себе Мерри в Оксфорде, среди молодых людей в университетских шапочках. Женись он на Мерри, это было бы возможно, но Люк не собирается на ней жениться.

Спускаясь с лестницы, Люк, обливаясь потом, остановился на последней ступеньке и привалился спиной к стене. Через открытую дверь он видел казарму, к которой направлялся.

Рубака тоже остановился и лениво прислонился к противоположной стене. Его сверлящий взгляд действовал Люку на нервы.

Оттолкнувшись от стены, Люк перешагнул порог. «Трус», – обругал он себя и двинулся дальше. Но вдруг споткнулся и от пронзившей его боли едва не упал на колени. Согнувшись пополам, он ощутил на плече руку Рубаки. И тут до него донеслись крики толпы у ворот. Услышав их впервые, он решил, что за стенами замка устроили праздник, но, видимо, ошибся, поскольку Рубака не принимал в нем участия. Когда Люк спросил об этом Мегги, служанку, та пробормотала что-то невразумительное и убежала.

Потихоньку разгибаясь, Люк почувствовал, что штанина увлажнилась. Это означало, что рана снова начала кровоточить.

Прерывисто дыша, он выпрямился во весь рост и взглянул Рубаке в глаза.

– Не передадите ли вы моим людям послание? – спросил Люк, чувствуя, что сам не в силах этого сделать.

– Разумеется, – ответил Рубака.

Люк вынул из-за пояса свернутый в трубку пергамент и сказал:

– Можете его прочитать.

Бегло просмотрев послание, Рубака сказал:

– Правильное решение. Появление вашей армии разгонит недовольных. Мы представим все таким образом, будто королевская армия прибыла за моей свояченицей.

Люк с недоумением уставился на Рубаку.

– О каких недовольных вы говорите?

Рубака жестом указал на толпу:

– Они требуют выдачи Мерри.

Люк не верил своим ушам.

– В ту ночь, когда вы сюда прибыли, прошел сильный дождь, погубивший урожай. И в этом обвинили Мерри, ведьму из Маунт-Грейс. Охотники за вознаграждением распространили слух, что она нашла здесь прибежище.

Люк судорожно сглотнул. Бедная Мерри! Неужели ее вечно будут травить, как дикого зверя?

– Вы полагаете, что армия сможет разогнать толпу?

– Должна, – произнес Рубака. – Ведь вы увезете Мерри отсюда связанную, как пленницу.

Люк опешил.

– Разве я говорил, что увезу Мерри с собой? Я обещал сэру Роджеру доставить ее в Хелмсли и выполнил свое обещание. А уж теперь вы позаботьтесь о ней. Это ваш долг.

– И вы еще говорите о долге, сэр Люк! – гневно воскликнул Рубака. – Вы соблазнили девушку, а теперь знать ее не желаете!

– Это она вам сказала? – возмутился Люк.

– Нет. Она ни словом о вас не обмолвилась.

– Тогда с какой стати вы меня обвиняете?

– Она ждет ребенка, – бросил Рубака.

– Что вы сказали?

– Ваше семя дало всходы. И вы должны поступить, как положено в таких случаях.

Потрясенный, Люк молча смотрел на Рубаку. Мерри ждет ребенка? Несмотря на его старания не допустить этого?

– Вы уверены?

– Моя жена редко ошибается.

Ребенок! Сын или дочь! Неожиданный дар, благословение небес! Нет. Страшный кошмар. Как он мог потерять контроль над собой? Излить семя в лоно Мерри?

Боже, как все осложнилось. Он не может жениться на Мерри. Девушке из Северного Йоркшира. Да еще обвиняемой в колдовстве!

– Послушайте, – обратился к нему Рубака, – Если вы увезете ее отсюда как пленницу, крестьяне решат, что закон счел необходимым вмешаться. Они вернутся на фермы и забудут о Мерри. Возможно, удастся ввести в заблуждение охотников за вознаграждением. Кто слышал о ней на юге Англии? Там не станут ее преследовать.

Люк покачал головой. Он был зол на себя. Зол на родственников Мерри. Они снова пытались навязать ее ему!

– Ее подвергнут гонениям по другому поводу, – мрачно произнес Люк. – Генрих будет недоволен. Я обручен с его кузиной.

В глазах Рубаки вспыхнули опасные огоньки.

– Если вы здесь умрете, – тихо произнес он с укоризной в голосе, – все подумают, что всему виной попавшая в рану зараза. Надеюсь, я ясно выразился?

Люк задумался.

Он с детства мечтал завладеть Арунделом. Разрыв помолвки с Амалией, кузиной принца, поставит под удар вопрос о его правонаследовании.

Зато ему не придется терпеть в своей постели Амалию, ее место займет Мерри. Ведь Генрих относится к нему скорее как к слуге, чем как к вассалу. Не пора ли стать независимым, как его дед, никогда не терявший чувства собственного достоинства?

Он родился бастардом и лишь ценой невероятных усилий добился высокого положения, став главным королевским землепользователем. Но ради этого пожертвовал собственным достоинством. Но для будущего ребенка Люк не хотел такой судьбы.

– Ну? – спросил Рубака, сжав кулак.

Люк провел рукой по своим длинным волосам и вздохнул.

– Зовите священника, – бросил он.

В этот миг он вдруг почувствовал прилив жизненных сил, его душа запела от восторга. Впервые Люк почувствовал себя свободным.

Он бросил вызов принцу. Мерри станет его женой и родит ему ребенка.

Но в следующий момент Люка охватили сомнения. Что, если Генрих разгневается и Люку придется выбирать между Мерри и Арунделом? Люк решил не думать об этом и положиться на судьбу.

Глава 14

Зычный голос Элреда Риво гремел на всю часовню. В воздухе поплыли клубы благовоний.

– Клянетесь ли вы, сэр Люк, своей честью и оружием заботиться о жене, любить ее и лелеять до конца дней своих?

Рука Люка, державшая руку Мерри, слегка задрожала.

Почему он согласился на ней жениться, думала Мерри. Кларисса ей объяснила, что Люк счел своим долгом отплатить ей за то, что она спасла ему жизнь, ну и, конечно же, питает к Мерри нежные чувства.

Мерри попыталась сама спросить об этом Люка прошлой ночью, когда впервые увиделась с ним после того ужасного случая, когда, полагая, что он в беспамятстве, позволила себе некоторые вольности, а увидев, что он в сознании, в ужасе убежала. Сейчас она могла убедиться, что Люка не избивали до потери сознания и не распинали на дыбе, вынуждая жениться на ней. Так что страхи ее были напрасны.

Люк поймал ее взгляд и слегка покраснел. Его усадили рядом с ней, предоставив им возможность поговорить. Но едва Мерри собралась с духом спросить его, действительно ли он хочет взять ее в жены, как перед ними появился поднос с вареными угрями, и Мерри стошнило от рыбного запаха. Мерри вынуждена была покинуть большой зал и больше не вернулась.

Утром в Хелмсли приехала ее младшая сестра. Мерри и Кларисса были несказанно рады и провели с ней остаток дня.

Мерри не переставала удивляться, глядя на Киндру, которую помнила ребенком. Сейчас это была взрослая девушка, но все с той же копной красновато-золотистых волос и ямочками на щеках, что придавало ей шаловливый вид. Хотя баронесса Ле Бург научила ее манерам высокородной леди, склонности к насмешливым репликам Киндра не утратила. Она великолепно изображала дородную леди Ле Бург и ее мужа, скупого барона, до слез насмешив сестер.

Мерри была готова весь день просплетничать с сестрами, но на послеобеденное время были назначены примерки. В рекордно короткий срок требовалось сшить свадебное платье и приданое. Четыре белошвейки трудились день и ночь не покладая рук. Стоя на табурете, подбадриваемая сестрами, Мерри готова была поверить, что в ее жизни произошел поворот к лучшему. Могущественный Феникс попросил ее руки в знак благодарности за то, что она спасла ему жизнь. Дни ее гонений близились к концу, ибо он собирался увезти ее в крепость на юге, где она начнет новую жизнь под именем леди Ленуар.

В то утро Мерри разбудили чуть свет, чтобы искупать, умастить маслом и надушить. Кларисса и Киндра уговорили ее поесть, но она испытывала отвращение к пище. После обеда Мерри нарядили в платье из алебастрового шелка. С поясом из драгоценных янтарных звеньев и таким же венцом на голове она едва могла узнать себя, стоя перед зеркалом, и готова была поверить, что Феникс действительно желал обладать ею. С янтарной диадемой на голове она выглядела величественной, как королева, и ничуть не походила на ведьму. Однако ее по-прежнему мучили сомнения.

Почему вдруг Люк разорвал помолвку с леди Амалией и взял в жены ведьму? Быть может, это Кларисса заставила его поступить подобным образом?

На Люке была туника цвета вина, которую ему наверняка дал Рубака. Шафранный плащ и усыпанный драгоценностями кинжал на поясе придавали ему официальный вид, и лишь подрагивание руки выдавало его эмоции. Но что оно означало? Что ему страшно произносить обет, что он боится будущего так же, как она? Или же он счастлив, что теперь Мерри принадлежит ему?

Когда Мерри произносила слова обета, у нее дрожали колени. Она боялась, что рухнет на каменный пол и изрыгнет на сапоги Люка содержимое своего желудка.

Но он сжал ее руку, и дурнота прошла. Завершающие слова клятвы Мерри произнесла вполне уверенно. Аббат велел им закрепить клятву поцелуем. Мерри охватила паника. С той ночи в Айверсли Люк ни разу ее не поцеловал.

Люк нежно коснулся кончиками пальцев ее щеки, избавив от страха. В следующий миг он наклонился, и Мерри закрыла глаза.

С нежностью, от которой у Мерри перехватило дыхание, он прижался губами к ее губам. В ней проснулось удивление. Ей хотелось поверить – о, как же ей хотелось поверить – в то, в чем пыталась убедить ее Кларисса; что Люк выбрал ее из чувства благодарности.

Он оторвался от ее губ и посмотрел на нее с чем-то вроде безрассудства в глазах.

– Ты красивая, жена, – произнес он, раздевая ее взглядом.

Жена! Ее сердце едва не выскочило из груди. Закружилась голова. Чтобы не упасть, Мерри схватилась за его тунику и провалилась в беспамятство.

– Как ты себя чувствуешь, Мерри? – без конца спрашивал Люк.

Мерри сидела на кровати, откинувшись на подушки.

– Хорошо, – заверила его Мерри, робко улыбаясь.

Она пришла в себя в комнате для гостей, переоборудованной в спальню и украшенной гирляндами роз. У постели сидел Люк. Но к ее огорчению, служанки прогнали его, сняли с Мерри подвенечное платье и, хотя солнце еще не зашло, надели на нее ночную рубашку, отделанную кружевом.

Мерри отказалась ужинать в большом зале, где накрыли столы. Ее тошнило от множества запахов. А главное – она мечтала уединиться со своим мужем. Ей все еще не верилось, что они обвенчались!

Он сидел на краю кровати, не сводя с нее глаз. Мерри глубоко тронуло, что Люк остался с ней, а не присоединился к гостям. Возможно, это означало, что он… но нет, она не настолько наивна. Конечно же, он женился на ней не по любви, а из чувства долга.

– Вот мы и поменялись местами, – произнесла Мерри, нарушив молчание. – Я – больная, а ты – лекарь.

Люк не улыбнулся, настроение у него было мрачное, о чем свидетельствовали стиснутые челюсти. Он, наверное, жалеет, что женился на ней.

– Спасибо, что выходила меня, – поблагодарил Люк, – спасла мне жизнь.

– Пожалуйста, – в тон ему ответила Мерри. Вот она причина, по которой он взял ее в жены. На его скулах заиграли желваки.

– Надеюсь, ты не испытываешь угрызений совести из-за того, что убила того юнца, который напал на меня, – неожиданно произнес он.

– Я не думаю об этом, – призналась Мерри. – Но если бы тебе снова грозила опасность, я не колеблясь поступила бы точно так же.

Мерри тут же пожалела о сказанном. Пусть бы он первым сделал признание.

– Ты прекрасная целительница. Сожалею, что препятствовал твоему стремлению пользовать барона Айверсли и Филиппа. Прими мои извинения.

Его официальность начала злить Мерри.

– Не по этой ли причине ты на мне женился? – спросила она.

– Отчасти да, – ответил Люк.

– А еще почему?

Он поднял взгляд, остановив его на уровне лифа ее расшитой ночной рубашки. Уверенная, что сквозь рисунок проглядывают соски, Мерри захотела прикрыться. Но тут он положил руку ей на живот и посмотрел ей в глаза.

Он знает! Знает, что она беременна. Но ведь она никому не говорила. Ни Клариссе, ни Киндре. Хранила это в тайне.

– Твоя сестра сказала, что ты носишь под сердцем моего ребенка. Это правда?

Мерри судорожно сглотнула.

– Откуда она знает? Я ей ничего не говорила. Я никогда не думала, что ты…

– Договаривай!

– Женишься на мне, – произнесла она с горечью. Люк поднялся. На его лице отразилась боль.

– Ты бы предпочла, чтобы мой ребенок родился бастардом? – Люк с трудом сдерживал гнев.

– Я не хотела стать для тебя обузой…

– Ребенок не обуза, – возразил Люк, подошел к очагу и стал смотреть на огонь.

Так вот оно что! Люк женился на ней ради ребенка! Это было для нее настоящим ударом.

– Я имела в виду не ребенка, говоря об обузе, – поправила она его, с трудом выталкивая слова из сжавшегося горла. – Ты говорил, что будешь содержать ребенка, если он появится. Но ты не упомянул, станешь ли содержать й меня. Поэтому я удивилась, зачем тебе эти хлопоты, если при этом тебе пришлось разорвать помолвку…

– Ребенок должен жить с отцом и матерью, ты согласна?

– Да, конечно, – закивала она. И все же, женившись на ней, Люк поступил неразумно. Генрих не простит ему этого. – Что скажет принц? – спросила Мерри.

Люк вернулся к постели. Выражение его лица оставалось непроницаемым.

– Я разберусь с этим сам, – мрачно ответил он. – В твоем положении не следует волноваться. Ты уверена, что чувствуешь себя хорошо?

– Уверена, – ответила Мерри, хотя на душе у нее кошки скребли.

Как могла она подумать, что Люк питает к ней нежные чувства?

Она видела, как его взгляд снова скользнул по ее груди, но у нее не было ни малейшего желания близости с ним.

– Я устала, – произнесла Мерри.

– Я тоже, – сказал Люк и рухнул на кровать рядом с ней.

Он обнял ее и привлек к себе. Их тела прильнули друг к другу. Люк что-то пробормотал. Мерри охватило желание.

Видимо, он ждал ее капитуляции. Мерри его жена и обязана исполнять свой супружеский долг. Люк учащенно дышал, хотя глаза его были закрыты. В любви он Мерри не признался, но испытывал к ней плотское влечение. В какой-то степени это утешило Мерри.

Неожиданно Люк повернулся лицом к ней и вдавил ее в матрас весом своего тела. Она замерла в напряжении, стараясь не поддаваться его обаянию, но от его взгляда у нее перехватило дыхание. Не скрывая своих намерений, он прикоснулся губами к ее губам очень осторожно, но в следующий момент поцеловал ее страстно, почти грубо.

Против такого натиска Мерри не могла устоять. Люк мял ее груди, и это доставляло ей ни с чем не сравнимое наслаждение.

Он стал ласкать ее бедра, не сводя с нее глаз, и все это молча. А Мерри ждала хоть слова нежности, хоть какого-нибудь утешения.

– Разденься, – попросил Люк.

В его глазах горел плотоядный огонь.

Мерри сняла рубашку и положила в изголовье кровати.

– Что это? – спросил Люк, как только она села, не сводя глаз с родимого пятна чуть выше ее правой ягодицы.

– Моя дьявольская отметина. Я родилась с ней, – ответила Мерри с насмешливой улыбкой.

– Не смей так говорить, – с гневом произнес Люк. – В Западном Эссексе никому не придет в голову называть тебя ведьмой. Забудь об этом. – Люк ласково провел ладонью по родимому пятну. – Оно похоже на полумесяц, – добавил он. – Украшает тебя.

Люк покрыл Мерри поцелуями, затем обвил рукой ее талию и рывком подтянул к краю постели.

– Я твой должник, – сказал он, опустился на колени и раздвинул ей ноги.

– Не открывай глаза, – попросил Люк, – лежи тихо, не двигайся.

Она догадалась, что он собирается сделать с ней то же самое, что она сделала с ним, когда он был без сознания. Люк наклонился и достал что-то из-под кровати. Мерри приоткрыла глаза.

– Не подглядывай, – строго произнес Люк.

Она снова закрыла глаза и в этот момент ощутила между ног что-то вязкое и влажное. Мерри догадалась, что это мазь со сладковатым запахом розмарина. Помоги ей Боже, он и впрямь намерен осуществить задуманное.

От его прикосновений к ее самым потаенным местам Мерри чувствовала приближение кульминации, но Люк вдруг остановился, заставляя ее стонать от разочарования.

– Потерпи, дриада. – Его голос дрожал от желания. – Сейчас получишь свой приз.

Лаская пальцами ее лоно, Люк привел Мерри к вершине наслаждения.

Едва она пришла в себя, как Люк спустил шоссы и вошел в нее. Он двигался в таком бешеном ритме, что у Мерри дух захватывало.

Люк снова довел ее до экстаза и излил в нее семя, не сказав ни одного ласкового слова.

Мерри почувствовала себя уязвленной. Больше всего ей сейчас хотелось уединиться. Люк уронил лицо ей на грудь.

– Прости меня, – прошептал он, целуя ее.

Мерри пришла в замешательство. В Айверсли он вел себя совсем по-другому. Бедный Люк, подумала Мерри. Слишком многое он принес в жертву, чтобы жениться на ней.

– За что? – Она взъерошила его волосы.

Он вскинул голову.

– Ты себя плохо чувствуешь, – пояснил он. – Я не должен был тебя трогать.

– Мне уже лучше, – успокоила его Мерри и, взяв ночную рубашку, скрылась за ширмой. Тут она дала волю слезам.

Возможно, со временем Люк полюбит ее. Как бы то ни было, Мерри испытывала к нему благодарность. Он увезет ее из Хелмсли, где она чувствовала себя затворницей. Ребенок будет законнорожденным.

Оставалось только молиться, чтобы Люк не пожалел о том, что женился на ней.

В накинутом на голову джутовом мешке Мерри задыхалась. Мешок, как объяснил кому-то Рубака, должен был помешать ей «сглазить» тех, кто наблюдал за ее отъездом. Мерри восприняла эту затею скорее как месть свояка. Он никогда не забывал обиды.

Мерри сидела на лошади со связанными руками. От грубой веревки саднили запястья. Толстую веревку выбрали не случайно: толпа, жаждущая ее крови, должна была видеть, что у Мерри связаны руки. Ее распущенные волосы спускались по спине. Сопровождала ее хорошо вооруженная охрана, равная по численности армии Люка.

Неожиданно появились ратники Люка. Тридцать шесть человек прибыли в Хелмсли накануне, разогнав толпу. Сэр Пирс доложил, что стену в Айверсли не тронули, и Мерри догадалась, что так распорядился Люк.

В тот же вечер Мерри попыталась поблагодарить его за доброту, проявленную к барону и баронессе, но Люк не стал вести разговор на эту тему. Сдержанность Люка навела Мерри на мысль, что он сожалеет об этом поступке ничуть не меньше, чем о своей женитьбе. Или просто не хочет посвящать ее в дела, касавшиеся исключительно его и принца.

– Пора, Мерри. – Голос Люка вернул ее к действительности. Он смотрел на нее, приподняв край мешка. – Помни, очень скоро все это кончится, – приободрил он жену. – Что бы ни случилось, оставайся в седле. Я буду следовать за тобой.

Он снова натянул мешок ей на голову и отошел. Мерри прислушалась к звуку его удалявшихся шагов, и по спине у нее пробежал холодок.

– Прощай, сестра! – В последний момент к ней подбежали Кларисса и Киндра. – Я напишу тебе! – пообещала Кларисса.

– Мы скоро к тебе приедем! – добавила Киндра.

Мерри прильнула к своим дорогим близким, сожалея, что ее матушка так и не смогла преодолеть страх и навестить ее.

– Я люблю вас, – сказала Мерри. – И буду по вас скучать. Скажите матушке, что я счастлива и мне ничто не угрожает.

Лошадь тронулась. Мерри ехала в новое место, навстречу новой жизни. Будущее представлялось ей зловещим.

Рубака распространил слух, будто за ведьмой прибыла армия принца, и народ собрался, чтобы увидеть собственными глазами, как ее увозят.

На всеобщее обозрение выставили стяг принца, развевавшийся во главе процессии. Знамя Люка убрали, чтобы охотники за вознаграждением его не узнали. Солдаты ехали в полном боевом снаряжении, держа наготове пики, луки и мечи, чтобы предотвратить малейшие беспорядки. Мерри со всех сторон окружали солдаты.

Когда опустили подъемный мост, Мерри услышала рев толпы. Со всех сторон до нее доносились проклятия.

– Повесить ее! Повесить!

– Все назад!

Солдаты Люка врезались в толпу.

Несмотря на плотное кольцо охраны, Мерри замерла от страха. Что, если охотники за вознаграждением снова похитят ее? Или кто-нибудь метнет в нее кинжал, или выстрелит из лука.

В этот момент что-то ударило ее в плечо, потом в лоб. Видимо, в нее швыряют камни, с ужасом подумала Мерри.

Раздался крик, и ее лошадь перешла в галоп. Ветер сорвал с ее головы мешок, и она глазами поискала Люка. Она увидела, что он оторвался от процессии и врезался в толпу.

Подняв меч, он угрожающе взмахнул им над головами тех, кто держал в руках камни, и они отбежали на безопасное расстояние. Люк развернул жеребца, примкнул к рядам своих солдат и вскоре снова скакал рядом с ней.

– Они тебя не ушибли? – взволнованно спросил он.

– Нет, не ушибли, – ответила Мерри, потрогав лоб. Крови не было.

– Мы будем делать остановки каждые два часа, – сообщил Люк. – Скажешь, если тебе что-нибудь понадобится.

– Обо мне не беспокойся, Люк. Как ты думаешь, мы их обхитрили? – спросила она, оглядываясь.

Толпа рассеивалась.

– Наверняка, – ответил Люк. – Не бойся. Отныне тебя ждет другая жизнь.

Он протянул ей руку в боевой перчатке, и Мерри взяла ее. Если бы он мог ей предложить свою любовь! Все ее страхи вмиг рассеялись бы.

Мерри знала, что Люка гнетет мысль 6 том, как отреагирует Генрих на его женитьбу.

Но ведь принц – разумный человек. Год назад он по любви женился на Элеоноре Аквитанской. Но Люк не любит Мерри и женился на ней потому лишь, что она ждала от него ребенка.

Червь сомнения закрался в душу Мерри. Не расстанется ли с ней Люк под давлением короны?

Дрожа всем телом, Мерри вышла из воды. Люк оставался на берегу, достаточно близко, чтобы наблюдать за ней, и достаточно далеко, чтобы создать у нее ощущение уединения.

Стояла ясная октябрьская ночь. Канун Дня всех святых, как она полагала. Мерри почти физически ощущала притаившиеся в лесу души умерших.

У нее не было полотенца, и она негнущимися пальцами пыталась натянуть платье на мокрое тело. Зубы у нее стучали. Несмотря на холодную воду, она все же решила искупаться. Использовав последний кусок мыла Люка, Мерри смыла с себя дорожную пыль. Завтра, после девятидневного путешествия, они наконец прибудут в Арундел. Ей хотелось выглядеть наилучшим образом, насколько это было возможно в ее положении.

Люк подобрал с земли ее плащ и набросил ей на плечи и, взяв жену под локоть, молча повел вверх по тропинке.

Как всегда, безупречно галантен, отметила про себя Мерри. Его поведение не вызывало у нее никаких нареканий. Со дня отъезда из Хелмсли он осыпал ее заботой. Он давал ей мягчайшие ломти хлеба, подкладывал самые лучшие куски мяса. В пути они регулярно останавливались, чтобы Мерри могла передохнуть. Люк сам купался, но Мерри не позволял, опасаясь, как бы она не простудилась. Вода была очень холодной. В этот их последний вечер в пути Мерри дождалась, когда мужчины уснут у костра, и поднялась с подстилки. Забрав у Люка последний обмылок она, ни слова не говоря, направилась к воде. Люк последовал за ней.

Мерри с ужасом думала о том, что появится в замке Арундел такой замарашкой. Дед Люка, а также вся челядь упадут в обморок при одном взгляде на нее. Мерри поделилась своими опасениями с Люком, но он не стал ее успокаивать.

Он вообще ничего не говорил о своем доме, а когда она пыталась что-либо узнать, отмалчивался. С каждым днем Люк становился все более замкнутым. Получив известие о смерти короля Стефана, доставленное посыльным, он погрузился в мрачные раздумья. Мерри охватило отчаяние. Что, если Генрих, который в скором времени займет королевский трон, с неодобрением отнесется к их браку?

Несмотря на отчужденность, Люк постоянно находился радом с Мерри. Его галантность бесила молодую женщину, она высвободила руку.

– Смотри, не споткнись о корень. – Люк снова взял ее под руку.

– Уверена, ты не дашь мне упасть, – резко ответила Мерри и, ускорив шаг, пошла вперед. Краем глаза Мерри заметила, что Люк приблизился к их импровизированной постели. Обычно они спали в палатке, которую он ставил специально для жены на случай непогоды. Но сегодня, в канун Дня всех святых, Мерри решила провести ночь под открытым небом. Люк не возражал.

Люк снял военное обмундирование и положил его неподалеку от костра. Он не любил спать в доспехах.

Мерри подавила вздох. Останавливаясь на ночлег по дороге в Арундел, Люк ни разу не прикоснулся к Мерри, и она не на шутку встревожилась.

Обсохнув у костра, Мерри направилась к подстилке и, сбросив башмаки, устроилась на своей половине одеял, чувствуя на себе пристальный взгляд Люка. Он лежал рядом, едва касаясь ее локтями.

Мерри молча разглядывала его профиль. Несмотря на смятение чувств и страхи, она черпала успокоение в его красивых чертах и том факте, что отныне этот красивый мужчина принадлежит ей. По крайней мере до тех пор, пока она ему не надоест.

Ей не в чем было упрекнуть Люка. Он был заботлив и в высшей степени обходителен. Любая женщина мечтала бы о таком муже.

И все же Мерри чувствовала себя одинокой, и это ее угнетало.

– Какой травой пахнет твое мыло? – спросила Мерри, чтобы завязать разговор.

– Сандалом, – ответил он. – Это дерево растет на моей родине.

– Значит, здесь не растет.

Теперь она поняла, почему этот аромат так ее будоражил.

– У меня дома много неизвестных тебе масел и трав, которые я привез с Востока.

Заинтригованная, она приподнялась на локте.

– Что за травы? – полюбопытствовала она. Он пожал плечами.

– Английских названий я не знаю, только местные в большинстве случаев. У меня есть солодковый корень, есть опиум, его получают из семян дикого мака.

–. Мак мне хорошо известен, – сказала Мерри.

– Это другой мак. В Иерусалиме его цветы ростом с человека. А их семена наряду с полезными обладают и ядовитыми свойствами.

– Расскажи подробнее об Арунделе, – попросила Мерри.

– Завтра сама все увидишь, – ответил он, помолчав. В тоне его снова прозвучали нотки отчуждения.

– Кто еще живет с твоим дедушкой? – не унималась Мерри.

Люк как-то обмолвился, что дед его болен, и, видимо, боялся, что не застанет его в живых.

– Есть еще дети, – сказал он, помолчав. – Четверо. Я подобрал их в разных местах. Сироты. Ты им понравишься.

Мерри не скрывала своего удивления:

– Они живут у тебя в доме?

– Уже поздно, Мерри, – ответил он. – У меня нет желания болтать.

Мерри отодвинулась на дальний край подстилки и стала смотреть на лес, где бродили души умерших. Кит тоже где-то бродил вместе с ними. Мерри оставалось лишь гадать, поможет ли свет от костра душам найти дорогу домой или привлечет их в лагерь. Надо бы посоветовать Люку поставить пару свечей на дороге, чтобы указать душам путь. Но он не станет этого делать.

Мерри чувствовала, что не уснет в эту ночь.

Она лежала, вслушиваясь в звуки ночного леса, когда рука. Люка обвилась вокруг ее талии и он привлек ее к себе.

Тепло его тела прогнало холод, а сила объятий развеяла страх перед злыми духами. Рядом с ним Мерри ничего не боялась и закрыла глаза.

Но Люк не дал ей уснуть. Он стал ласкать ее грудь. У молодой женщины перехватило дыхание. Люк поиграл с ее соском, и Мерри охватило желание.

– Ты вкусно пахнешь, – прошептал Люк, прижавшись к ее спине, и Мерри почувствовала, как возбужден его жезл.

Люк задрал ей юбки и провел рукой по ее бедру. Мерри оттолкнула его руку.

– Не трогай меня. – Она отодвинулась на свой край подстилки.

Наступило молчание.

– Я твой муж, Мерри, и ты должна выполнять свой супружеский долг.

– О каком супружеском долге ты говоришь? – Она посмотрела ему в лицо. – Ты стал мне чужим, Люк, и я не лягу с тобой в постель!

Люк лег на спину и уставился в небо.

– Ты не понимаешь, Мерри, – сказал он наконец. – Мне тяжело.

– Думаешь, дед в плохом состоянии? – догадалась она.

– Да, – бросил Люк.

– Я позабочусь о нем, как только мы приедем домой, – пообещала Мерри.

– Спасибо, – поблагодарил он и снова устремил взгляд в небо. – Видишь вон те звезды? – спросил он, нарушив затянувшееся молчание, и поднял руку.

Звезды были необычайно яркими и, казалось, затмевали луну.

– Какие? – Она подползла к Люку, чтобы проследить за направлением его руки.

– Вон те. Видишь ту, самую яркую, расположенную выше всех?

– Вижу.

– Когда я был мальчиком, отец показал мне ее незадолго до смерти. Он сказал, что, если, глядя на нее, загадать желание, оно непременно сбудется.

Мерри представила себе Люка, когда он был мальчиком. Ангел с золотистыми глазами и черными кудрями. Будет ли их ребенок похож на него?

– После смерти отца мы с матерью влачили нищенское существование. Жили за пределами Иерусалима, откуда нас изгнали. Соплеменники матери пригрозили забить ее камнями, ведь она отдалась неверному. Мне кажется, мать меня не любила, хотя и заботилась обо мне.

Я не забыл слова отца. Мне было десять лет, когда я взобрался на самую высокую гору в окрестности, чтобы, глядя на звезду, загадать желание. Я хотел, чтобы жизнь наша стала легче.

У Мерри защемило сердце. Оказывается, у них с Люком много общего. Оба страдали и подвергались гонениям.

– И что, сбылось твое желание?

– Не сразу. Месяцев через шесть у нашей лачуги появился гонец и с ним несколько человек. Он взглянул на меня и назвал внуком. Он заплатил матери изрядную сумму и увез меня в Англию.

– И мать отпустила тебя?

– Отпустила, – сказал он невозмутимо. – Она, похоже, испытала облегчение.

– А ты был рад уехать?

– Я был счастлив. Отец часто рассказывал мне об Англии. О том, сколько там зелени. О величественных замках. Я мечтал все это увидеть собственными глазами. Меня забрал к себе человек, похожий на моего отца. У него было вдоволь еды и много лошадей. Из оборванца я вдруг превратился в богатого. Вот и сейчас смотрю на звезду и размышляю над своим положением.

Мерри посмотрела на яркую светящуюся точку. Она, казалось, затмевала все остальные. Ни слова не сказав, Мерри положила голову на плечо мужа и обняла его.

– Ах, Мерри! – Он крепко прижал ее к себе и тяжело вздохнул.

Мерри ждала, когда он возобновит любовную игру. Теперь, когда Люк приоткрыл ей свое сердце, она была готова смирить свою гордыню. Но он нежно поцеловал ее в макушку, и вскоре раздалось его мерное посапывание.

Глава 15

Западный Суссекс, ноябрь 1154 года

Земли Западного Суссекса были не такие запущенные, как дикие болота родного края Мерри. Буковые и кленовые рощи с редкими яркими листьями расцвечивали красками пологие холмы. Долины делились на прямоугольники всевозможных оттенков коричневого и зеленого. Здешние поля явно не страдали от недостатка влаги и, судя по всему, приносили обильный урожай. На одном большом наделе колыхалась под порывами ветра озимая пшеница; на другом созрела репа в ожидании сбора урожая. Между ивами сверкал кристально чистый ручей, устремившийся к морю.

– Мы почти приехали, – сообщил Люк. Услышав напряженность в его тоне, Мерри бросила на мужа взгляд. Он снял шлем. Его лоб тревожно хмурился. Мерри знала, что он поглощен мыслями о деде. Ей хотелось успокоить Люка, но она знала, что жизнь зачастую преподносит неприятные сюрпризы.

Воины выглядели оживленными и улыбались, предвкушая ожидавшие их теплые объятия. Большую часть пути рядом с Мерри скакал Филипп, развлекая ее рассказами о сражениях, как выигранных, так и проигранных. Даже Эрин, которому Мерри помогла избавиться от прыщей, боролся за право находиться в ее обществе. Бросая на нее исподтишка взгляды, он густо краснел, когда она их замечала. Его кожа очистилась, и он стал красивым, что придало ему уверенности. Мерри решила, что завоевала расположение солдат тем, что спасла жизнь их командиру, либо они сочли благоразумным относиться к ней уважительно, раз уж она стала их госпожой.

– Вон там, – сказал Люк, указав на вершину горы. – Видишь?

Мерри проследила за направлением его руки и увидела части кровли с зубцами, делавшими ее похожей на корону.

– Вижу! – воскликнула она, привстав в седле.

По узкой тропинке они спустились в долину и, когда начали подъем на противоположный склон, Арундел предстал перед ними во всей красе.

У Мерри от восторга захватило дух, даже мурашки побежали по телу. Она представить себе не могла такого великолепия! Замок поднимался с берегов реки Арун. Внешняя стена со сторожевой башней и подъемным деревянным мостом поражала своим великолепием. Что было за стенами, она не видела, за исключением верха жилой части замка, устремленной в небо. Опрятные маленькие домики с обнесенными оградой садиками теснились у основания наружной стены, как преданные вассалы, пришедшие на аудиенцию.

Увиденное потрясло Мерри до глубины души, и она с болью подумала о своем низком происхождении.

Когда они проезжали по деревушке, их приветствовали женщины и дети. Воины начали разъезжаться по домам. С Мерри и Люком остались только холостяки. К подъемному мосту замка подъехала лишь жалкая горстка отряда.

Сторожевая башня у ворот была сложена из серебристого камня, неизвестного Мерри.

– Это кайенский камень из Нормандии, – ответил Люк на ее вопрос. – И камень аббатства Куарр с острова Уайт.

Оказавшись за стеной, Мерри была поражена. Двор делился на внешний и внутренний. Территория замка рассекалась на два отдельных участка подъездной дорогой. Поднимаясь вверх, она вела к центральной части замка. Бросив взгляд через стену, Мерри увидела, что центральная башня построена на возвышенности высотой по меньшей мере в сотню ладоней. Создавалось впечатление, будто дорога уходит в небеса.

Ее внимание перенеслось на толпы людей, что махали им руками и выкрикивали приветствия со стен, из садов и окон замка. Она чувствовала на себе любопытные взгляды и в страхе гадала, что о ней думают. За кого принимают? За крестьянку? В пути ее дорожное платье выгорело и из голубого цвета яиц малиновки превратилось в грязно-серое. За многие дни пути оно обтрепалось и пропылилось.

Миновав поднятую вверх опускную решетку, процессия оказалась во дворе жилой башни замка. Несколько ребятишек мчались навстречу Люку.

– Взгляните, милорд! – воскликнул маленький белокурый мальчик. – Я нашел лягушку в чернильнице Мэдди! – Малыш протянул Люку лягушку.

– Отпусти ее, – посоветовал Люк, соскочив с седла. Дети окружили его, и каждый норовил повиснуть у него на шее.

– Сэр Люк! Сэр Люк! Что вы нам привезли? – спросил самый смелый из ребятишек.

Мерри окинула детей взглядом. Все они были разных национальностей, судя по цвету их кожи. Люк начал вынимать из переметной сумы подарки. Несмотря на его недавнее холодное отношение к ней, сердце Мерри оттаяло при виде его щедрости. Это напомнило ей о его доброте, проявления которой она столь часто наблюдала.

Темноволосой девочке досталась вырезанная из дерева кукла. Белокурым брату и сестре, судя по сходству, – засахаренный имбирь, каждому по горсти. Старший мальчик получил видавший виды кинжал.

Появилась пожилая женщина и позвала детей в дом, пригрозив запереть их в классной комнате.

– Сжалься, Мэдди, – взмолился Люк. – Я четыре месяца не видел детей. К тому же я хочу их кое с кем познакомить. И тебя тоже, – добавил он. Люк помог Мерри спешиться. – Знакомьтесь, эта леди – моя жена. Ее зовут Мерри. Мерри, это Коллин, Регги, Сьюзен и Кейти. А это их нянечка и наставница мадам Мэдди. – Все это Люк произнес бесстрастным тоном.

Мерри присела в реверансе, хотя от волнения у нее дрожали колени. Дети умолкли, уставившись на нее карими, зелеными, голубыми и янтарными глазами. Вспомнив о манерах, они пригладили волосы и галантно расшаркались. Их лица осветились улыбками, они хором заговорили.

Мерри старалась ответить на все их вопросы. И очень обрадовалась, когда Кит, высунувшись из седельной сумки, отвлек их внимание.

– О, киска, – воскликнула Сьюзен.

Мерри вытащила Кита и передала ей, сказав, что она может держать его у себя, сколько хочет, разумеется, пока он не убежит.

Тут в разговор вмешался Люк.

– Леди устала с дороги и нуждается в отдыхе, – обратился он к детям. – Ступайте с Мэдди и займитесь уроками.

Не успели дети уйти, как появился горбун. У мужчин зашел разговор о лошади Люка. Горбуна коротко представили. Звали его Эван. Не удостоив Мерри ни словом, он повел Сулеймана в конюшни. Оставшиеся солдаты скребли щетками своих скакунов.

– Дед жив, – сказал Люк, – пойдем поздороваемся с ним! – Люк взял ее за руку и направился к двери. У Мерри ноги словно свинцом налились. Она знала, что мнение деда о ней окажется для внука решающим.

Войдя в большой зал, Мерри обомлела. На стенах висели гобелены. На полу вместо камыша – дорогие ковры. У одной стены стоял массивный стол; у другой – современный очаг. Высокие стрельчатые окна не пропускали внутрь осенние ветры. Винтовая лестница вела на верхние этажи.

Люка окружили слуги. Приветствуя хозяина, они бросились накрывать высокий стол. Взгляд Мерри невольно привлекли экзотические ковры и разноцветные урны, украшавшие ступеньки помоста. Видимо, все это добро Люк привез, странствуя по свету по приказу принца.

Кивнув слугам, Люк не стал представлять им Мерри, торопясь повидаться с дедом. Мерри высвободила руку и остановилась.

– Может, пойдешь один, – предложила она, – и предупредишь его. А я подожду.

Люк не успел возразить. С лестницы им навстречу спускалась роскошно одетая женщина. Увидев Мерри, она пришла в замешательство, но тут же словно забыла о ее существовании.

– Вот ты и дома, дорогой Люк. Какой сюрприз! Мы ждали тебя к Рождеству, не раньше.

Люк в изумлении молчал. Женщина подошла и протянула ему руки.

Ее губы тронула холодная, отрепетированная улыбка. Люк сжал ее ладони, и Мерри ощутила укол ревности.

– Амалия, что привело тебя в Арундел?

Мерри застыла на месте. Ей в голову не могло прийти, что она так скоро встретится с невестой Люка.

– Я приехала ухаживать за твоим дедом, – ответила Амалия. – О нем некому было позаботиться. Бедный старик. Надеюсь, я не превысила свои полномочия. Ведь через каких-нибудь пять месяцев мы станем мужем и женой.

Все складывалось гораздо хуже, чем Мерри ожидала. Видимо, Люк не сообщил Амалии о разрыве помолвки, и леди не знала, что он женился.

Люк бросил на Мерри взгляд, от которого ей стало не по себе.

– Кто эта женщина? – спросила Амалия.

– Леди Мерри из Хидерзгила, – ответил он и повернулся к Мерри. – Амалия Плантагенет, – представил он свою бывшую невесту Мерри. – Я привез ее для ухода за моим дедом. – Люк выразительно посмотрел на Мерри, призывая ее хранить молчание. – Она известная целительница. Как самочувствие графа? – обратился к Амалии Люк.

Амалия сообщила, что вызвала для осмотра больного королевского хирурга. И расправила плечи.

– Уж если королевский хирург не может вылечить графа, то эта женщина и подавно!

– Мы обсудим это позже, – заявил Люк. – Леди нужно отдохнуть, и я хочу немедленно навестить деда.

Он жестом подозвал Мерри.

– Я пойду с тобой, – произнесла Амалия.

– Мне хотелось бы поговорить с ним наедине, – сказал Люк, взяв Мерри под руку и сжав ей локоть.

Мерри поняла, что их женитьбу Люк собирается хранить в тайне. Но как долго? Страх овладел Мерри.

Когда они поднялись на второй этаж, Мерри вырвалась от него.

– Почему ты ей не сказал? – возмутилась она.

– Прости меня, но я не ожидал увидеть ее здесь.

– Мы обвенчались больше чем неделю назад! Ты мог написать ей, что обстоятельства изменились.

– Не мог. Все не так просто.

– Но ты поставил меня в унизительное положение. Впрочем, кто я такая? Ведь тебя вынудили на мне жениться.

– Неправда, – возразил он с горячностью. – Я не знал, что Амалия здесь ухаживает за моим дедом. Я не собирался тебя унижать, Мерри. Но я не мог сообщить Генриху о нашей свадьбе в письменной форме. Я должен встретиться с ним и все объяснить, чтобы не навлечь на себя его гнев.

– Когда ты ей скажешь? – не унималась Мерри.

– Скоро, – пообещал он. – До того, как дети и Мэдди сообщат ей эту новость.

Мерри не успокоилась, считая, что Люк ее предал.

– Давай пойдем к деду, я тебя с ним познакомлю.

– В другой раз, мне нездоровится. – Мерри едва сдерживала слезы.

– Тогда я провожу тебя в нашу комнату, – произнес он.

Мерри огляделась. В комнате стояла деревянная кровать с изысканной резьбой, задрапированная шторами из тяжелого бирюзового шелка, большой деревянный сундук с кожаными ремнями, письменный стол и мраморная ванна, над которой висело зеркало.

– Располагайся, – промолвил Люк.

В альковах стояли изящные вазы и скульптуры, лежали подушки. Мерри ощутила запах, исходящий от Люка. Он сказал, что это аромат сандалового дерева.

– Ты справишься одна, Мерри? – спросил он, стоя в дверях. – Хочешь принять ванну?

Посмотрев в зеркало, Мерри поморщилась. Обтрепанное платье, лицо все в пыли.

– Да, я хочу принять ванну, – сказала Мерри.

Она бросила взгляд на кровать, и ее сердце болезненно сжалось. Сможет ли она безраздельно принадлежать Люку, после того как он ее предал?

Люк ушел.

Не зря со дня свадьбы ее мучили сомнения. Напрасно она поверила Люку.

Скрипнула дверь, и в комнату вошла Амалия.

Мерри отложила дневник Люка, который читала. Она потеряла счет времени, знала только, что уже закончилась вечерняя трапеза: ужинать Мерри не стала, потому что не хотела встречаться с Амалией.

– Бедная девочка, – промолвила Амалия с притворным сочувствием. – Ты думаешь, что нашла свое счастье. Верно? Смуглолицый принц спас тебя от всех бед и сделал принцессой.

Мерри похолодела. Неужели Люк сказал Амалии, что. Мерри разыскивают как преступницу?

– Ах да, Люк обмолвился, что ты спасла ему жизнь. Он восторженно отзывался отвоем искусстве целительницы. Но ведь он не поэтому сделал тебя своей женой? – Амалия улыбнулась. – Может, ты ждешь от него ребенка? – Амалия пристально посмотрела на Мерри и продолжала: – Как это похоже на Люка! Многие годы он собирает по свету бесприютных и обездоленных и привозит в свой дом. Он не мог жениться по собственной воле на женщине с твоими внешними данными и цветом волос.

Увы! Амалия говорит чистую правду, подумала Мерри, вспомнив детей с их беззубой нянькой и горбуна.

– На этот раз он зашел чересчур далеко, – вздохнула Амалия. – Мы с Люком обручены. Генрих никогда не признает ваш брак. – Она пожала плечами. – Люк знает об этом. В лучшем случае тебя ждет роль его любовницы. – Амалия презрительно усмехнулась и направилась к двери. Но прежде чем выйти, обернулась. – Желаю удачи в лечении графа, – бросила она. – Но насколько я понимаю, ему уже ничего не поможет. Единственное, что ты можешь сделать, – это его отравить. – С этими словами Амалия выплыла из комнаты.

Ошеломленная, Мерри думала о том, что именно рассказал Люк своей бывшей невесте.

Амалия сама догадалась, что Мерри ждет ребенка, или Люк признался ей в этом, желая оправдать свой поступок? Это от Люка она узнала, что Мерри обвинили в колдовстве? Не зря же Амалия посоветовала ей отравить графа. Нет, Люк не мог выдать ее сокровенную тайну.

Впрочем, кто знает. Возможно, Люк надеялся, что Генрих добьется отмены их брака, потому и женился на ней.

Мерри соскользнула на пол и, положив дневник Люка в сундук, заперла его.

А она еще мечтала, что в один прекрасный день Люк полюбит ее. Мерри снова легла в постель. Она не проронила ни единой слезы, воздвигнув вокруг сердца ледяную стену. Боль уступила место равнодушию. Люк предал ее, и Мерри никогда ему этого не простит.

Глава 16

Люк смотрел на спящую жену, тронутый детской невинностью, с которой она обнимала подушку. В свете единственной тонкой свечи ее волосы пламенели, как расплавленное золото. Кожа ее после недавней ванны сияла. В покоях пахло жасмином, – видимо, она обнаружила в сундуке флакончики с маслом. Думала ли Мерри о нем, засыпая? События прошедшего дня заставили его усомниться в этом.

Тяжело вздохнув, Люк поставил свечу на письменный стол и повернулся к умывальнику. Ему очень хотелось принять ванну, но жаль было будить Мерри.

Он снял рубашку и подвигал плечами, чтобы снять мышечное напряжение. Угрозы Амалии не шли у него из головы и мешали расслабиться. Раздевшись догола, он стал растираться влажным полотенцем. По телу побежали мурашки. Беспокойные мысли, роившиеся в его мозгу после отъезда Амалии, вызывали неуверенность.

Он собирался расторгнуть их помолвку таким образом, чтобы не задеть ее королевскую гордость. Надеялся, что у него будет время сделать это продуманно, осторожно – именно так он вел переговоры с сарацинскими воинами об освобождении заложников. Люк никак не ожидал встретить Амалию в Арунделе. Но что случилось, то случилось. Генрих никогда не простит ему этого. А значит, не признает его брака с Мерри.

Возможно, за разрыв помолвки придется заплатить непомерно высокую цену. Пожертвовать Арунделом. Стоит ли его молодая жена такой потери? Он остановил на ней взгляд. Под одеялом вырисовывался плавный изгиб ее бедер и тонкая талия. Она выглядела такой хрупкой, что Люку невольно захотелось защитить ее. Она носит под сердцем его дитя. Он не мог допустить, чтобы кто-то посягнул на их будущее! Мерри и их ребенок имеют такое же право жить в Арунделе, как и он сам.

Но принц никогда с этим не согласится. Люку придется выбирать между Арунделом и Мерри.

Дед лежит на смертном одре и не может сказать, кто должен унаследовать Арундел. А если бы мог, Генрих скрепя сердце принял бы брак Люка. Но что теперь об этом говорить?

Сэр Вильгельм превратился в живой скелет и впал в слабоумие. Он даже не узнал Люка. Даже Мерри бессильна ему помочь. Люк отжал мочалку и в поисках сухого полотенца краем глаза заметил, что Мерри проснулась и наблюдает за ним. В дрожащем пламени свечи она живо напомнила ему ту девушку, которую он впервые увидел, когда ее собирались сжечь на костре и привязали к столбу.

– Прости, что разбудил, – извинился он и только сейчас вспомнил, что стоит перед ней обнаженный.

Сняв с крючка полотенце, он обернул его вокруг бедер.

Мерри выглядела подавленной и не произнесла ни слова.

– Тебе нездоровится? – Люк направился к постели. Мерри вжалась в подушки. Он сел на край кровати.

– Ты все еще сердишься на меня? – спросил Люк. – Я все сказал Амалии за ужином.

Ему до боли хотелось прикоснуться к ней, вымолить прощение.

Знала бы она, как Люк опасается за ее будущее, поняла бы, почему он вел себя так отчужденно последние две недели.

Теперь, когда он больше всего нуждался в ее утешении, она лишила его своего тепла. Но ему некого в этом винить, кроме себя самого.

– Она приходила ко мне, – сказала Мерри с равнодушным видом.

– Ты говоришь об Амалии? И что она сказала?

– Сказала, что я одна из твоих несчастных найденышей, – прошептала Мерри. – Что ты взял меня в жены из жалости.

Пораженный, Люк не нашелся что ответить.

– Она не знает, почему мы поженились, – бросил он.

– Она знает, что я жду ребенка, – парировала Мерри. – Вероятно, ты сообщил ей об этом, чтобы оправдать свой поступок.

Люк покачал головой, хотя точно не мог вспомнить, что именно сказал Амалии.

– Она уверена, что принц не признает наш брак. Ты тоже на это рассчитывал, когда взял меня в жены? – В голосе ее прозвучало страдание.

Люк подозревал, что у Амалии нет сердца, и теперь окончательно в этом убедился.

– Ничего подобного, – возразил он, хотя так оно и было. – В любом случае признание брака вне компетенции Генриха, это решает епископ.

Тут Люк вспомнил, что епископа назначил Генрих, и совсем пал духом.

Мерри не сводила с него глаз.

– Значит, ты не предполагал, что Генрих может не признать наш брак?

– Послушай, Мерри, – ответил он уклончиво. – Я рисковал, когда женился на тебе, и мы оба это знали. Но никто не может нас разлучить, не так ли? – Он заставил себя улыбнуться, хотя чувствовал, что почва уходит из-под ног.

– Зачем я тебе, Люк? – запальчиво спросила Мерри. Ему хотелось ее утешить, но он не находил слов.

– Странный вопрос. – Люк прикинулся удивленным.

– Зачем ты на мне женился? Что тебе от меня нужно?

Ее вопрос поразил его в самое сердце, задев какие-то чувствительные струны, о существовании которых он не догадывался прежде и не был готов признать теперь. Тогда он отступил на безопасную позицию.

– Я хочу, чтобы ты ухаживала за моим дедом, – ответил он, – чтобы мы вместе растили нашего ребенка.

Мерри отвела глаза.

– Вот для чего ты мне нужна, Мерри. – Люк наклонился и приник губами к ее губам. – И еще для этого, – добавил он, скользя губами по ее шее. – Не гони меня, – прошептал он. – Не отвергай.

Он опустился еще ниже и сквозь ночную рубашку пощекотал носом ее грудь. Затем нашел соски.

– Зачем ты это делаешь? – воскликнула Мерри. – За всю дорогу ты прикоснулся ко мне только раз.

– Это значило бы унизить тебя в глазах моих солдат.

– Ты унижаешь меня сейчас, – ответила Мерри, и глаза ее наполнились слезами.

Она вырвалась из его объятий и отодвинулась на противоположный край кровати.

Наступило тягостное молчание. Когда Мерри наконец заговорила, голос ее прозвучал на удивление спокойно:

– Завтра я осмотрю твоего деда.

Люк с облегчением уронил голову на подушку.

– Больше я не буду спать в твоей комнате. – Мерри повернулась к Люку спиной.

Ошеломленный, Люк отодвинулся от Мерри, не зная, как ее заставить изменить решение.

Чего она от него хочет? Неужели думает, что его не волнует реакция Генриха? Какое она имеет право поступать с ним подобным образом! Ведь он выполнил свой долг и женился на ней.

Боже праведный, надо же было ему встретить ее! Взяв ее в жены, Люк поставил на карту свое будущее!

Но как бы то ни было, он не хотел ее терять. А если потеряет Арундел, что сможет дать ей взамен? В этом случае ее ждет судьба жены наемника или, в лучшем случае, воеводы. В то время как Мерри нуждалась в его могуществе и покровительстве.

– Это не то, что давала мне Амалия, – проворчал сэр Вильгельм, сердито взглянув на Мерри.

Мерри отдернула вторую занавеску его кровати, наполнив альков светом. Лившийся в окно воздух был свежим и прохладным. Но в комнате было тепло благодаря разведенному очагу, к тому же граф лежал под несколькими одеялами.

Мерри верила в оздоровительную силу солнца и воздуха, а граф много месяцев провел в темном, душном помещении.

Когда три дня назад Мерри впервые навестила графа, то пришла в ужас, увидев его в засаленной постели, грязным и небритым. Первым делом она приказала сжечь старый камыш, устилавший пол. Он кишел паразитами. Затем перестелила постель и приготовила ванну. Граф сопротивлялся, как мог, отталкивая слугу, который помогал Мерри, но все же удалось его вымыть и побрить. Мерри смазала его искусанные блохами руки и ноги успокаивающей мазью и уложила на чистые простыни.

Через три дня сэр Вильгельм уже достаточно окреп, чтобы снова оказать ей сопротивление, когда она хотела напоить его настоем ромашки.

– Выпейте все, – приказала она.

– Я хочу то, что давала мне Амалия, – снова захныкал старик.

– Настойка мака – от кашля, – объяснила ему Мерри. – А у вас кашель прошел.

Неожиданно для себя Мерри обнаружила, что Амалия правильно лечила графа. У него было воспаление легких.

Но теперь графа следовало лечить от слабоумия. Порой ему мерещились змеи и кинжалы. Его также мучили судороги. С подобными недугами Мерри прежде не сталкивалась. Но ей отчаянно хотелось поставить старика на ноги.

Как могла Амалия довести его до такого состояния? Обитатели замка утверждали, что до ее приезда в Арундел, четыре месяца назад, граф был в здравом уме и трезвой памяти. Более того, условия, в которых находился сэр Вильгельм, свидетельствовали скорее о невнимании, чем о заботе. Амалия, видимо, считала, что граф зажился на этом свете, и сделала все возможное, чтобы ускорить его переход в мир иной.

Что, если он не поправится? Мерри судорожно сглотнула. Люк сказал, что привез ее сюда, чтобы вылечить его деда. Если она не оправдает его надежд, он с ней расстанется. Мерри пережила гонения и угрозу смерти, но ничто не пугало ее больше, чем будущее без Люка.

В сотый раз подвергала она сомнению разумность своей добровольной ссылки. Поселившись в отдельной комнате, она поставила свою гордость выше супружеского долга и тем самым углубила пропасть между ними. За три прошедших дня Люк едва обменялся с ней парой слов. Их нарастающая отчужденность ее убивала.

С другой стороны, Мерри сознавала, что подвергнет себя куда большей опасности, если будет по-прежнему спать с Люком и любить его. Будущее представлялось ей мрачным и неопределенным. Как сможет она защитить себя и своего ребенка, если Генрих потребует – а в этом Мерри почти не сомневалась – признать их брак недействительным?

Люк не отрицал, что аннулирование их брака вполне возможно, и эта мысль не давала ей покоя. Мерри больше не сомневалась в том, что Люк на ней женился, опасаясь мести Рубаки, хотя был уверен, что принц не одобрит его поступка. Он скрыл от Амалии, что Мерри его жена. Так стоит ли рассчитывать, что ему удастся защитить их брак от короны?

– Кто вы?

Вопрос вернул Мерри к действительности. Порой граф казался вполне вменяемым, и это вселяло в Мерри надежду.

– Меня зовут Мерри, – напомнила она, ни словом не обмолвившись о том, что она жена его внука.

Пусть Люк сам скажет об этом деду.

– Вы мне напоминаете мою Беатрис, – промолвил граф и нахмурился. – Она была очень красивой.

Изгиб бровей графа напомнил Мерри Люка. В остальном сходства между ними она не заметила. Граф был белокожим, а Люк – смуглым и темноволосым.

– Беатрис – это ваша супруга? – спросила Мерри.

– Да. – Старик пристально посмотрел на нее, и в его голубых глазах вспыхнули искорки иронии. – Ей едва минуло шестнадцать, когда я взял ее в жены. А мне было уже сорок два. Она стала моей второй женой. Я ее очень любил.

Граф говорил вполне осознанно, и Мерри встревожилась. Не возьмет ли себе Люк вторую жену? Сердце Мерри болезненно сжалось.

– А мой внук здесь? – спросил граф. У него были проблемы с памятью. Люк навещал его поутру.

– Он приходит к вам каждый день, – произнесла Мерри. – Вы разве не помните?

Сэр Вильгельм с недоверием посмотрел на нее.

– Тогда велите ему немедленно ко мне явиться, – потребовал он.

Мерри встревожилась.

– Ваш внук отбыл в Вестминстер с докладом к принцу.

Мерри старалась не думать об этом. Сегодня решится ее судьба.

– Все еще принц? – удивился граф. – Не король?

«Он помнит, – все себя от радости подумала Мерри. – Граф явно идет на поправку».

– Скоро станет королем, – сказала Мерри. – Коронация состоится через две недели. – Она узнала об этом от Люка. – Допивайте настойку, – обратилась Мерри к графу. – Я вас покину на некоторое время.

Мерри собиралась посмотреть сад, достаточно ли там трав для приготовления лекарственных настоек.

Прежде чем уйти, она вызвала камердинера, чтобы присматривал за хозяином, пока ее не будет.

Мерри пересекала внутренний двор, когда из конюшни выбежали ребятишки с запутавшейся в волосах соломой. Глядя на них, Мерри улыбнулась.

– Доброе утро, миледи! – крикнул старший мальчик.

– Здравствуй, Регги. Ты уже виделся со своей лягушкой?

Мальчик сообщил, что отпустил ее в колодец и, судя по выражению его лица, был этим расстроен.

– Зимой лягушки спят, – успокоила его Мерри. – Увидишь ее снова весной.

– Куда вы идете? – спросила Сьюзен, держа на руках Кита.

– В сад, где растут травы, – ответила она.

– А можно с вами пойти? – спросила Кейти.

– Разумеется, – ответила Мерри.

– Сюда, пожалуйста, – сказал Регги, который шел впереди.

Они спустились вниз и оказались у наружной стены.

Мерри окинула взглядом западную часть двора, где росли деревья и травы. Почти все грядки пустовали. От недавних заморозков растения погибли. Но земля была темной и жирной. Будущей весной травы вырастут в изобилии.

Но останется ли она к тому времени здесь?

Мерри стала бродить среди уцелевших растений, тех, что не боялись холода. Пастушья сумка, дикий цикламен с розовыми цветами, кровохлебка. Экзотические травы Люка либо уснули на зиму, либо были собраны, высушены и убраны в чулан для хранения.

– Не хотите побегать с нами наперегонки, леди Мерри? – спросил Регги.

Мерри вежливо отказалась. В ее состоянии она не могла себе этого позволить.

– Тогда посмотрите, как мы будем бегать.

Мерри кивнула, села на скамью и поплотнее укуталась в плащ.

Наблюдая за найденышами, Мерри надеялась, что Люк не выгонит ее из дома.

Люк метался по комнате, пытаясь вернуть себе самообладание. Обычно принц появлялся немного раньше назначенного часа аудиенции. А сейчас водяные часы в углу показывали, что он уже на полчаса задержался, что служило дурным знаком.

Наконец двери королевских апартаментов распахнулись, и Люк вскинул голову. Секретарь Генриха поманил его пальцем. Мучимый недобрыми предчувствиями, Люк вошел.

После смерти короля Стефана Генрих переселился в его покои. Люк не удивился, обнаружив, что на смену прежним роскошным гобеленам пришли другие, с изображением сельских пейзажей и сцен охоты. Охота была главной страстью принца. Он стоял у окна, сцепив за спиной руки, и созерцал раскинувшийся внизу сад Вестминстера.

Двери закрылись, и Генрих повернулся.

– Ну-с, – начал принц, – Феникс прилетел домой.

Остановившись на некотором расстоянии от Люка, он протянул ему руку, и тот над ней склонился.

– Мой государь, – пробормотал Люк и, выпрямившись, увидел, что в серых глазах Генриха полыхает огонь. Значит, Амалия уже успела пожаловаться принцу.

– Докладывайте, – приказал Генрих.

Люк доложил о выполненных по долгу службы обязанностях, ни словом не обмолвившись о спасении Мерри и похищении ее из монастыря, а также о том, что оставил нетронутой внешнюю стену Айверсли.

Генрих взял со стола пергаментный свиток и протянул Люку.

– Вы сообщили, что не закончили дела в Айверсли из-за полученного ранения.

Проблема Айверсли мало беспокоила принца, но Люк понял, что принц нашел повод придраться, чтобы потом упрекнуть его в своевольной женитьбе. Люк отправил послание перед самой свадьбой, объяснив обстоятельства, при которых получил ранение.

– Как говорится в моем письме, ваше величество, незаконные строения в Айверсли снесены, осталась только внешняя стена на случай нападения…

– Какого нападения? – перебил его Генрих. – Малькольма Девственника? Этот молокосос думает лишь об укреплении своей власти в собственном королевстве.

– Он может последовать примеру вашей милости. Я слышал, вы мастерски подчинили лорда Ториньи, пока находились в Нормандии.

– Не пытайтесь уйти от темы, сэр Люк. Ваша миссия состояла в том, чтобы уничтожить все до единой неразрешенные постройки, не только те, которые вы сочли нужным.

– Ваше величество, возможно, помнит, что я был тяжело ранен и после выздоровления вынужден вернуться в Западный Суссекс.

Принц прищурился.

– У вас была рваная рана бедра, не так ли? – заметил он. – А вы почти не хромаете. Как это возможно?

Они подошли к самому главному.

– Меня лечила искусная целительница, – ответил он спокойно. – Она спасла мне жизнь.

– И в благодарность вы женились на ней? Амалия сказала, что девчонка от вас понесла.

– Я предпочел сделать ее своей женой, – упрямо ответил Люк.

– Вы не имели права принимать такое решение, – процедил принц сквозь зубы, одарив Люка ледяным взглядом. – Вы были обручены с моей кузиной! – Он ткнул Люка пальцем в грудь.

– Ваше величество, я служил вам верой и правдой более двенадцати лет, ни разу не проявив неповиновения. Но в сложившихся обстоятельствах у меня не было другого выбора.

– Вы нарушили нашу договоренность, – продолжал принц, – и оскорбили мою кузину!

– Я готов молить о прощении, – промолвил Люк. – У меня и в мыслях не было нарушать нашу договоренность, ваше величество. – Люк почувствовал, что к Генриху возвращается здравомыслие. – Но порой на нашем пути встают непредвиденные препятствия. Я – ваш преданный вассал и по-прежнему буду служить вам верой и правдой. Умоляю вас проявить милость и простить меня.

Он затаил дыхание в ожидании ответа Генриха.

«Арундел или Мерри? Господи, не заставляй меня выбирать», – молился Люк про себя, обливаясь холодным потом. Принц отвернулся и снова прошествовал к окну.

– Объясните, что за препятствия вы имеете в виду, – потребовал Генрих. – Что заставило вас жениться на этой женщине?

У Люка отлегло от сердца. Генрих готов его выслушать.

– Я обещал сопроводить леди в Хелмсли. По долгу службы первым делом отправился в Айверсли. Но после того, как один из моих солдат посягнул на нее, решил как можно скорее отвезти ее домой и взял с собой всего десять воинов. В таверне на нас напали бандиты. Они похитили леди и забрали наших лошадей. Отбивая леди у головорезов, я был ранен. Последнее, что я видел, прежде чем впасть в беспамятство, это как леди ударила ножом моего противника. Ей удалось доставить меня и моих людей в Хелмсли. Там леди ухаживала за мной, только благодаря ей я выжил.

– А она смелая, – задумчиво произнес Генрих, – но некрасивая.

Наверняка Амалия сказала принцу, что Мерри дурнушка. По мнению Люка, она была очаровательной, неотразимой. Сводила его с ума.

– У нее своеобразная внешность, – промолвил Люк. – Одни считают ее непривлекательной. Другие – красавицей.

– Я слышал о Хелмсли, – заметил Генрих. – А у меня есть там барон?

– Свояк моей леди – Рубака из Хелмсли. Он присягнул вам на верность, подписав Уоллингфордский договор. Несомненно, вы его помните. Он огромный, в два раза больше меня. – Люк явно преувеличивал. – Ни один барон не может сравниться с ним по силе и воинскому искусству. Ваша милость может рассчитывать на него при защите северных границ.

Люк сгустил краски, разыгрывая свою единственную козырную карту. Принц должен понять, что, если аннулирует его брак с Мерри, это негативно отразится на политическом положении в той части страны, которая до сих пор во многих отношениях не внушала доверия.

В комнате повисла напряженная тишина.

Первым ее нарушил Генрих.

– Если вы женились по любви, сэр Люк, почему не спите со своей женой? – вкрадчивым тоном спросил он.

Люк обомлел. Он совсем забыл, что у принца повсюду есть соглядатаи. Только бы до него не дошли слухи, что Мерри обвиняли в колдовстве!

– Она предпочитает спать в собственной постели, – сказал Люк.

– Говорят, она весьма остра на язык, некоторым это не нравится.

Люк сжал кулаки, исполненный решимости обнаружить крысу и вздуть как следует.

– Просто она говорит, что думает, – возразил он. – По крайней мере, знаешь, что у нее на уме. – Это был камень в огород Амалии.

Хмыкнув, принц признал справедливость замечания и скрестил руки на груди.

– Вы ставите меня в неловкое положение, сэр Люк, – заявил он наконец, поворачиваясь к Люку в профиль, и многозначительно добавил: – Арундел запал Амалии в душу.

«Не забирай Арундел!» – взмолился про себя Люк.

– С другой стороны, ваше служение короне снискало уважение баронов. Они готовы закрыть глаза на факт вашего внебрачного рождения и поддерживают ваше право владеть землями деда.

У Люка забрезжила надежда. Разрушая незаконно построенные крепости, Генрих вызвал недовольство баронов. Если бароны поддержат Люка, возможно, его дети удостоятся титула деда.

– Все же ваш поступок достоин осуждения, – продолжал принц. – Никто из тех, кто состоял у меня на службе, не проявлял подобного своеволия в делах личного свойства.

Это было обвинением чуть ли не в государственной измене.

– И что вы намерены предпринять, ваше величество? – спросил Люк, не собираясь сдаваться.

– Вы полагаете, у меня есть время заниматься этим делом сейчас? – Он указал на заваленный бумагами стол. – Через две недели состоится коронация. Дядюшка оставил мне страну, где царит хаос.

Принц сверлил его взглядом. Люк не отвел глаз.

– Привезите супругу на коронацию. Я хочу на нее посмотреть. Тогда и решим вопрос с вашим браком.

– Вы желаете познакомиться с ней поближе, ваше величество? – спросил Люк, подозревая подвох.

Генрих пожал плечами.

– Я желаю собственными глазами увидеть ее, – произнес он и добавил: – Не каждая женщина годится на роль супруги моего главного землепользователя. Чтобы титул графа перешел к вашим отпрыскам, ваша жена должна иметь благородное происхождение. Я настаиваю на этом.

И тут Люка осенило. Принцу совершенно безразлично, красавица Мерри или дурнушка. В оставшееся до коронации время он намерен убедить баронов в том, что Люк поступил с ним бесчестно. В этом случае они согласятся признать брак Люка недействительным.

Люк пришел в бешенство.

– Не заставляйте меня выбирать между моей женой и лояльным отношением к вам, ваше величество, – предостерег он Генриха.

Принц метнул в него свирепый взгляд.

– Ты смеешь мне угрожать? – сорвался он на крик.

Люк стиснул челюсти. Он знал, какую цену ему придется заплатить за неповиновение. Можно считать, что Арундел он потерял.

– Я вам нужен, ваше величество, – заявил Люк. – Именно ко мне вы обратились, когда вам понадобился человек для выполнения работы, которую остальные считали ниже своего достоинства. Кто меня заменит, если я не стану вам служить? – спросил он дерзко.

Генрих побагровел.

– Ты присягал мне на верность на своем мече, – прорычал принц. – Ты не можешь нарушить клятву!

– Я также клялся всегда любить и почитать свою жену. Вы сами, ваше величество, вынуждаете меня выбирать между одной клятвой и другой, – стоял на своем Люк.

– Как смеешь ты угрожать мне, когда я дал тебе все, чем ты владеешь! – прогремел принц. – Как быстро ты забыл, откуда пришел!

Люк промолчал. Он ждал, когда принц вспомнит, как много лет назад он спас ему жизнь. И, судя по его виду, он вспомнил.

Люк развел руками и спросил с деланным спокойствием:

– Я всего лишь прошу оставить мне женщину, которую я выбрал себе в жены. Неужели это так много?

– Убирайся вон! – взревел Генрих, указав на дверь. – Я предложил тебе свое покровительство, позволил действовать от моего имени!

– Как пожелаете.

Люк иронично поклонился и медленно направился к двери. Он хорошо знал принца и поэтому не спешил уходить. Когда он уже собирался переступить порог, Генрих его остановил:

– Сэр Люк!

Люк повернулся.

Генрих подбоченился. Дыхание его участилось.

– Я не стану настаивать на аннулировании брака, – крикнул он, гневно сверкая глазами. – Ты сделал свой выбор. Ступай и живи со своей ведьмой.

Люку стало не по себе. Неужели принцу известно прошлое Мерри?

– Привези ее на коронацию, – напомнил Генрих.

Нет, Генрих не может этого знать, подумал Люк. Он назвал ее ведьмой за цвет волос и острый язык, о котором упоминал. Терзаемый сомнениями, Люк низко поклонился, демонстрируя Генриху почтение.

– Ваш смиренный слуга, ваше величество, – пробормотал он, распрямляясь.

– Хватит, – проворчал Генрих. – Оставь меня в покое.

Принц вскинул подбородок.

Люк выскользнул за дверь, не чуя под собой ног. Господи, он одержал победу в схватке с принцем! Скрепя сердце Генрих признал его брак.

«Мерри! Возвращайся в мою постель и позволь мне любить тебя!» Люку не терпелось рассказать ей, что принц признал их брак.

Люк замедлил шаги. Разумеется, он имел в виду плотскую любовь. Все остальное – сантименты. Мерри ему нравится. Ее прямота его забавляет. Атакой отвагой, как у нее, не всякий мужчина мог похвастать.

Ему чертовски повезло. Сам он бастард, а его первенец станет графом Арунделом!

Продемонстрировать принцу открытое неповиновение было рискованно, но Люк не желал больше терпеть. Люку повезло, что, нуждаясь в нем, Генрих переборол досаду, вызванную женитьбой Люка. Он больше не был марионеткой тирана!

Люк вышел на улицу и поспешил к конюшням.

Хорошо бы дед находился в здравом уме и мог понять смысл случившегося!

Глава 17

Мерри положила графу на лоб холодное полотенце и откинула одеяла. Огонь в жаровне потушили, чтобы в комнате стало прохладно. Но граф по-прежнему весь горел и истекал потом. Не нравилось ей и охватившее его состояние спокойствия. В любой момент он мог встрепенуться, вскочить с подушки и начать сражаться с невидимыми демонами.

Мерри устало вздохнула. Была глубокая ночь. Пожалев камердинера, который провел с сэром Вильгельмом весь день, она отправила его отдыхать на тюфяк, а сама осталась у постели больного. С тех пор минуло несколько часов. От усталости все тело ныло, ноги, казалось, налились свинцом. Несколько раз ей силой приходилось удерживать графа на кровати, когда он норовил вскочить и куда-то бежать. Он сопротивлялся и довел Мерри до полного изнеможения.

Наконец он успокоился, но все еще бредил.

– Ах, Беа, милая Беа! Твоя улыбка подобна солнцу – она согревает мое сердце. Почему ты оставила меня, Беа? Ведь ты была совсем молодой.

Старик разрыдался.

У Мерри защемило сердце, и она всплакнула. Ей было жаль графа. Да и себя тоже. Когда вернется Люк? Он отсутствовал весь день, а теперь уже и ночь была на исходе.

Скрип двери заставил ее вскинуть голову. При виде Люка в дверном проеме к ней вернулась былая энергия, заставив тело напрячься в ожидании. Он подошел к постели деда, и свеча у кровати, казалось, разгорелась ярче.

Люк был неотразим в своей желтовато-коричневой тунике. От продолжительной скачки волосы его растрепались. Люк подошел к жене, поцеловал ее.

– Мерри! – с нежностью произнес он, но, заметив в ее глазах слезу, нахмурился. – Что случилось? – Он посмотрел на деда и снова перевел взгляд на Мерри. – Ты просидела здесь всю ночь? – спросил он.

Она кивнула.

– Он страдал от своих обычных припадков, – только и сумела она сказать. – Худшее теперь позади. Думаю, он спит.

Она убрала полотенце со лба графа. Старик захрапел, но не проснулся.

– Тебе удалось найти средство для его успокоения?

Мерри не хотелось признаваться в постигшей ее неудаче.

– Немного помогает ромашка, – солгала она.

– Значит, ты до сих пор не выяснила причину его заболевания?

– Скоро выясню, – пообещала Мерри. – Графа долго мучил кашель, и Амалия поила его настойкой из мака. Я расспрашивала слуг. Они говорят, что эти симптомы начались вскоре после этого.

– Мак!

Люк впился в нее взглядом, и в глазах его вспыхнул огонь.

– Это распространенное средство, – заверила его Мерри, – хотя я уверена, что Амалия сделала что-то неправильно. А вообще она совершенно не заботилась о твоем деде.

Люк схватил ее за руки, больно стиснув запястья.

– Надеюсь, речь идет не о красном маке, произрастающем на территории замка, – взволнованно прошептал он. – Это опиумный мак! Помнишь, я говорил тебе, что привез коробочки с семенами с Востока и посадил у себя в саду.

У Мерри мурашки побежали по телу.

– Мне это в голову не пришло! – воскликнула она в ужасе.

– Сок этого растения ядовит, – напомнил он и повернулся к старику. – Он вызывает симптомы, похожие на те, которыми страдает мой дед. Как же я раньше этого не заметил?

– Тогда зачем ты его посадил? – спросила Мерри.

– Семена снимают боль и усыпляют. Приносят облегчение умирающим. Я видел, как хирурги удаляют стрелы и ампутируют конечности, а человек не чувствует боли. Это растение обладает чудодейственными свойствами, если применять его правильно.

– А если неправильно? – спросила Мерри.

– Оно приводит к смерти. Я описал все подробно в своем дневнике… – Люк бросил взгляд на Мерри и спросил: – Мы можем теперь его оставить?

– Думаю, что да. Эгберт услышит, если он проснётся. – Она взглянула на камердинера, который приподнялся на тюфяке и угрюмо смотрел на них.

– Пойдем! – Люк взял жену за руку.

Мерри чувствовала, что он привез добрые вести. Однако мысли о графе ее не покидали.

Люк распахнул дверь своих покоев. В его комнате было темно, если не считать слабого огня в жаровне, оставленного для него слугами. Люк воткнул свечу в тлеющие угли, и они вспыхнули. Мерри бросилась к сундуку, открыла его и достала дневник Люка.

Мерри положила дневник на ковер, и Люк стал листать его, опустившись рядом с ней на колени, однако не нашел нужного места.

– Взгляни, – обратился он к Мерри. – Не хватает страницы. Кто-то ее вырезал.

Мерри затаила дыхание, почувствовав на себе взгляд Люка.

– Надеюсь, ты не думаешь, что это сделала я?

– Конечно, нет, – ответил Люк. – Скорее ты причинишь зло себе, чем навредишь невинной душе. Но кто мог это сделать? И чего ради? – Люк терялся в догадках.

– Возможно, это Амалия, – тихо произнесла Мерри. – Однажды она посоветовала мне отравить графа, сказав, что для него это самое лучшее.

Люк с ужасом уставился на Мерри.

– Ты сказала, что она поила его настойкой из мака, – вспомнил Люк.

– Да, но, возможно, она не знала, что это восточный мак. Я и сама забыла об этом.

– Нет, она знала, – возразил Люк. – Когда прибыл сундук, Амалия сразу проявила к нему повышенный интерес. Особенно к сурьме и хне. Тогда же я рассказал ей о семенах мака. Она была поражена его свойствами. Знал бы я, к чему это приведет!

– Но зачем ей было травить деда? – удивилась Мерри – Может, она просто хотела его побыстрее вылечить?

Люк покачал головой.

– На отсутствующей странице описан процесс создания опиума с точным указанием смертельно опасных дозировок. Эту страницу скорее всего изъяла Амалия. Больше некому.

– Но зачем? – не переставала удивляться Мерри.

Люк вздохнул.

– Генрих сказал, что она хочет стать владелицей Арундела. Пока мой дед в добром здравии, он сам в состоянии управлять замком. Что же до Амалии, то он ее недолюбливает. И никогда не скрывал этого.

– И тогда она решила от него избавиться, – промолвила Мерри. – Что будешь делать? – обратилась она к Люку.

– Ничего, – ответил Люк.

– Ничего? – Мерри ушам своим не верила. – Ведь она собиралась убить твоего деда!

– Послушай, Мерри. – Он взял ее за руки и повернул к себе. – Ты же знаешь, что Генрих пришел в неописуемую ярость, когда Амалия сообщила ему, что мы поженились.

Она кивнула.

– Но мне удалось уговорить его взглянуть на дело трезво.

– Каким образом? – Мерри судорожно сглотнула. В душе у нее затеплилась надежда.

– Это не имеет значения. Важно другое. Он готов признать наш брак. Он дал мне слово, Мерри.

Его слова пролились бальзамом на ее душу. Мерри едва сдержала слезы радости. Но тут ее охватили сомнения.

– А вдруг принц в отместку откажется отдать тебе Арундел?

– Этого не случится, – заверил ее Люк.

Мерри с горечью подумала, что, не завладев Арунделом, Люк не будет счастлив. Он всю жизнь мечтал о том, чтобы его сыновья унаследовали титул деда.

Она слишком многого от него требовала.

– Мерри! – Люк погладил ее грудь, видневшуюся из выреза платья. Страстно прильнул губами к ее губам. – Вернись в мою постель, мы муж и жена.

Люк долго и страстно ласкал ее. Его рука скользнула по ее спине. Нащупав застежку, Люк расстегнул ее, и платье соскользнуло с плеч Мерри.

К удовольствию Люка, под платьем ничего не было. Мерри встала рано, чтобы отправиться к графу, и не успела одеться.

Люк любовался ею, Благодаря беременности ее груди стали еще полнее, и Люк благоговейно обхватил их ладонями.

– Мерри, моя жена, – прошептал он охрипшим от страсти голосом. – Ты самая красивая женщина на свете.

– А ты самый красивый мужчина, Люк Ленуар, – промолвила Мерри. – Я полюбила тебя с того дня, как ты спас меня от верной смерти в монастыре.

Люк запечатлел на ее губах поцелуй, и, охваченная желанием, Мерри прильнула к нему. Недалек тот день, подумала она, когда Люк признается ей в любви.

– Благослови Господи ваше величество зато, что согласились выслушать меня.

Генрих оторвал взгляд от заваленного бумагами стола и хмуро уставился на посетительницу, павшую ниц перед ним.

Женщину представили ему как Агнесс, настоятельницу монастыря Маунт-Грейс в Северном Йоркшире. За недели, прошедшие со дня его возвращения из Нормандии, Генрих не раз слышал это имя и в конце концов согласился принять настоятельницу. Он представить себе не мог, что привело к нему эту отшельницу с севера Англии.

– Встаньте, – приказал Генрих, – и скажите, что привело вас ко мне.

– Ваше величество, у меня есть нечто, что принадлежит Ленуару, капитану, возглавляющему вашу армию, – промолвила женщина.

– Вы имеете в виду Феникса?

Мысли о Люке вызывали у Генриха раздражение. Чуть ли не две недели его имя не сходило у Амалии с языка.

– Забудь о сэре Люке и переключи свое внимание на какого-нибудь другого вельможу, – посоветовал ей Генрих.

– Меня нисколько не интересует этот сарацинский ублюдок, – возмутилась Амалия. – Но я хочу завладеть замком Арундел. Или я не кузина принца?

– Арундел будет твоим, – пообещал Генрих. – Наберись терпения.

Амалия изрядно ему надоела, и он охотно отправил бы ее в Нормандию или всучил кому-либо из приближенных. Но ее интересовал только Арундел.

Настоятельница шевельнулась, прервав размышления принца. Из-под просторных одеяний она извлекла наколенник с аккуратно застегнутыми пряжками и положила на помост.

На наколеннике был выбит силуэт птицы с широко раскинутыми крыльями, как и на остальном оружии Люка.

– И что вы хотите получить в обмен на эту штуку? – поинтересовался принц.

Вряд ли настоятельница рассчитывала поживиться.

– Я хочу подать на Ленуара жалобу, – ответила она, к немалому удивлению Генриха. – Он перелез через монастырскую стену и похитил ведьму, приговоренную к сожжению на костре.

Не может быть! Неужели Люк оступился? Дрожа от нетерпения, он велел женщине рассказать все по порядку, что она и сделала:

Принц ни на секунду не усомнился в правдивости ее слов. Монахиня не могла солгать. К тому же у Люка вошло в привычку спасать всевозможных изгоев общества. До сих пор Генрих мирился с этой странностью своего вассала. Однако вторгнуться в святую обитель – тяжкое преступление.

Господь услышал молитвы Генриха.

– Как эта ведьма выглядит? – сгорая от нетерпения, спросил принц.

– У нее огненно-рыжие волосы, как пламя ада, куда ей прямая дорога. До меня дошли слухи, ваше величество, что он привез ее с собой на юг.

– Как ее имя? – справился Генрих осторожно, не желая прежде времени делать выводы.

– Мы звали ее сестра Мария Грейс, но ее подлинное имя – Мерри из Хидерзгила.

Превосходно! Принц с трудом скрывал свою радость. Господь к нему милосерден! Генрих прошел к окну, потирая руки. Люк Ленуар женился на еретичке, приговоренной к сожжению! В то же время Генрих не мог не восхититься столь благородным поступком.

Однако не в его силах помочь Люку. Дело относится к юрисдикции церкви. Генрих покачал головой. Увы! Брак придется признать недействительным. И Люк, как бы ни рассвирепел, не сможет обвинить в этом принца.

– Где вы остановились? – обратился Генрих к настоятельнице.

– В монастыре белых братьев.

– Мы с вами свяжемся, – пообещал он.

Настоятельница откланялась и покинула королевские покои.

Боясь потерять его в толчее людей, стремившихся проникнуть в Вестминстерское аббатство, Мерри вцепилась в руку Люка. На ступенях толпился народ всех мастей и сословий, жаждущий лицезреть коронацию Генриха. Но тяжелые деревянные двери, охраняемые личными гвардейцами короля, пропускали только вельмож и сановников.

По случаю торжества Люк вместо боевого снаряжения надел длинную черную тунику, перехваченную на талии поясом. На бедре у него висел парадный меч в усыпанных драгоценными каменьями ножнах. От непрекращающегося дождя его защищал отливающий золотом плащ.

Утром Люк поклялся Мерри, что с нетерпением ждет возможности представить ее своему суверену. Под плотной накидкой на Мерри было платье цвета вина. Оно обошлось в целое состояние, столько на него ушло шелка. Длинные волосы Мерри было уложены в высокую прическу и сколоты перламутровыми гребнями.

Колокола пробили терцию, известив, что они прибыли вовремя.

– Простите, позвольте нам пройти, – выкрикнул Люк, заставив купцов и нищих расступиться.

Наконец они пробились к двустворчатым дверям аббатства, которые охраняли гвардейцы.

– Милорд, – склонился один из солдат, узнав Люка.

Двери распахнулись, и Люк провел Мерри в залитое светом многочисленных факелов помещение. Вступив в благословенную тишину, молодая женщина была поражена высотой потолка. Внутри царила атмосфера покоя. Стряхнув с плаща влагу, Мерри оглянулась на Люка. Он вручил стражнику монетку и присоединился к ней.

Церемония коронации только что началась. Мерри вновь охватило волнение. Что, если она не понравится новому королю? Если он изменит свое решение и не признает их брак действительным?

Словно ощутив ее беспокойство, Люк приподнял кончиком пальца ее подбородок.

– Ты ярчайшая звезда на небосклоне, – заверил он Мерри и поцеловал в губы, рассеяв ее сомнения.

Как же она его любит! Пока он вел ее к открытым дверям, Мерри вспоминала, какой восхитительной была ее жизнь после возвращения Люка из Вестминстера. Она никогда не чувствовала себя такой счастливой, как в эти две недели.

Такого количества факелов и свечей, как на нефе, Мерри никогда не видела. Все взгляды были устремлены на высокий алтарь. Люк остановился в дверях и поискал глазами место, откуда его жена могла бы наблюдать за церемонией.

Их внимание привлек звук шагов. Из алькова справа появились два монаха и двинулись им наперерез.

Один из них был могучий и круглый, как колобок.

– Милорд Ленуар? – обратился к Люку тот, что поменьше ростом, поглядывая на Мерри. В руках у него был пергамент.

– Да, в чем дело? – нетерпеливо спросил Люк.

– У нас есть указание его преосвященства епископа Вестминстерского забрать вашу жену, – объявил человек. – Она должна следовать за нами.

– Что нужно епископу от моей супруги? – спросил Люк. – Она должна быть представлена королю.

– Эт-т-то д-дело религиозного свойства и никакого отношения к королю не имеет. – Подавленный величием Люка, монах стал заикаться. – Ей надлежит немедленно п-пойти с нами. Это приказ епископа.

Люк сжал локоть Мерри. Его вторая рука соскользнула на рукоятку меча.

– Она останется со мной, – произнес он спокойно. – Я лично встречусь с епископом, как только закончится коронация.

– Полагаю, у вас нет выбора, – с вызовом заявил святой брат. – Получен приказ ее задержать.

– В таком случае я обнажу против него меч, – с угрозой в голосе произнес Люк.

– Вооруженное нападение на духовное лицо карается смертной казнью, – напомнил монах, тот, что поменьше. – Угодно ли вам устроить здесь сцену, милорд, в присутствии всех п-пэров?

Люк бросил взгляд в сторону толпы и заметил, что они привлекают внимание. Он стиснул челюсти, оценивая свои возможности.

Гневно сверкая глазами, Люк обратился к монаху поменьше.

– Только не говорите мне, что все это не спланировано заранее, – бросил он. – Мы уходим, Мерри.

Он круто развернулся и потащил Мерри к выходу.

– Стражники получили приказ вас не выпускать, – крикнул ему вдогонку монах и вместе с Борисом последовал за Люком. – Если попытаетесь с ней бежать, будете признаны соучастником ее преступления!

– Остановись, Люк! – взмолилась Мерри. – Я пойду с ними.

– Ни за что, Мерри! Ты знаешь, что это значит.

– Нет, не знаю. – Она повернулась к монахам. – О каком преступлении вы толкуете? – спросила она с дрожью в голосе.

Коронация на нефе шла полным ходом, но она почти не слышала произносимых на латыни речей.

– Вас разыскивают за колдовство, мадам, – невозмутимо пояснил монах.

Мерри охватило отчаяние. Прошлое все же настигло ее.

Ее привел в себя звук извлекаемого из ножен клинка.

– Нет! – воскликнула Мерри, вынудив Люка опустить оружие. Он загородил собой жену, чтобы она не пострадала от удара мечом. Борис шагнул вперед.

– Ни с места, монах! Или я проткну тебя.

Потащив Мерри за собой, он направился к выходу.

– Люк, пожалуйста, – взмолилась Мерри со слезами на глазах. Боже, все оказалось страшнее, чем она представляла! Чтобы спасти ее, Люку придется ранить обоих монахов. А это грозит ему смертной казнью. – Остановись! – снова попросила она. – Веди себя благоразумно. Так ты мне больше поможешь. Переговоришь, с кем надо. А пустишь в ход меч – навредишь и себе, и мне.

Люк опустил меч.

– Я сделаю все, что в моих силах, Мерри, – прошептал он, целуя ее. – Не позволю им причинить тебе зло.

Мерри обняла мужа и отошла от него.

– Ведите меня, – сказала она монахам, гордо вскинув голову.

– Я люблю тебя, Мерри! – крикнул ей вслед Люк. В этот момент Борис толкнул ее в затененный коридор, и Мерри исчезла.

Глава 18

Молодая женщина мерила шагами свою келью без окон. В одну сторону шесть шагов, в другую – пять. В келье был соломенный тюфяк, стол и дыра в углу, откуда несло нечистотами и сопревшей соломой.

Спать Мерри не могла. От голода в животе урчало. Положив руку на живот, она думала о ребенке, которого носила под сердцем. Как сохранить его, если ее и дальше будут морить голодом?

В темноте ничего не было видно, но Мерри не сомневалась, что платье, надетое на коронацию, выглядит ужасно. Монах с такой силой дернул ее за рукав, что почти оторвал его. Перламутровые гребни у нее отобрали и дали коричневый домотканый платок, велев повязать голову и спрятать огненно-рыжую косу, бросавшую вызов самому Господу Богу.

Дважды ее навещал отец Бартоломью. Он объяснил, что хочет позаботиться о ее бессмертной душе и что она должна ему исповедаться. В правдивости его заверений Мерри не сомневалась, однако предпочитала молчать.

– Я хочу помочь вам, леди, – сказал он ей во время последнего визита. – Но не смогу, если вы будете хранить молчание.

– Откуда мне знать, что это не ловушка? Я буду разговаривать с вами только при муже, – заявила Мерри.

Священник ушел, не проронив ни слова.

Люк! Где он? Почему до сих пор не пришел ее навестить?

Когда монахи уводили ее, Люк признался ей в любви. И это давало надежду: Но шли дни, а Люк не давал о себе знать, и ее надежда развеялась как дым.

Хотя ее дело было представлено как религиозное, Мерри подозревала, что подоплека в нем политическая. Король дал Люку слово, что не будет аннулировать их брак. Видимо, знал заранее, что в этом не возникнет необходимости, что Мерри разыскивает церковь, а сфера влияния Люка ограничивалась политикой.

Терзаемая тягостными мыслями, Мерри села на тюфяк, поджав под себя ноги, чтобы согреться. Знал ли Люк, что ее снова ждет суд? Что в Лондон свозят свидетелей? Она молила Бога, чтобы среди них оказались и ее сестры, чтобы как-то успокоить Клариссу и Киндру!

Но скорее всего ее снова признают еретичкой. И на этот раз приговорят к повешению. Так сказал отец Бартоломью. За дверью послышались шаги, и в замке повернулся ключ.

Дверь открылась, и появился отец Бартоломью.

– Вы не спите, дитя мое? – спросил он тихо.

– Нет, отец. – За его спиной Мерри заметила еще какого-то человека.

Дверь камеры захлопнулась.

– Мерри!

Услышав знакомый голос, Мерри вскочила на ноги и бросилась в объятия Люка.

– Мерри! – прошептал он. – Не проходило и дня, чтобы я не пытался добиться свидания с тобой, но мне отказывали. – Он взял в ладони ее лицо, но рассмотреть его в темноте было трудно. – Хорошо ли с тобой обращаются? Как ребенок?

Люк привлек ее к себе, стараясь утешить.

– Мой Бог, она похудела! – бросил он священнику. – Почему ее не кормят?

– Я позабочусь об этом, – пообещал отец Бартоломью и добавил: – У нас мало времени.

– Отец Бартоломью сильно рискует, устроив мне свидание с тобой. Поклянись, что доверишься ему. Он постарается сделать для тебя все, что в его силах. – Люк сжал ее руки. – Не все в предстоящем процессе убеждены в твоей виновности. Епископ Таусент хорошо меня знает, и предложил выступить свидетелем. Мы собрали людей, способных опровергнуть показания тех, кто будет выступать против тебя, включая настоятельницу Маунт-Грейс.

– Только не она! – в ужасе вскричала Мерри.

– Ее свидетельства легче всего опровергнуть, – успокоил ее Люк. – Мало того, что она не сочла нужным уведомить папский престол о судилище над тобой, так еще и не пригласила независимых присяжных.

– На сей раз суд будет справедливым, – промолвил священник. – Я сам принимал участие в подборе присяжных. У вас есть шанс, леди. Мужайтесь.

– Обещай мне исповедаться отцу Бартоломью, – попросил ее Люк. – Чтобы доказать твою невиновность, он должен знать, какие обвинения могут быть выдвинуты против тебя. Открыто защищать тебя он не сможет. Но будет задавать вопросы, которые послужат доказательством твоей невиновности.

– Значит, мне не позволят говорить, – догадалась Мерри.

То же самое было и во время первого суда.

– Только отвечать на вопросы.

– Нам пора уходить, – поторопил его священник. – Если нас здесь застанут, все погибло.

Люк мешкал.

– Я бы хотел немного побыть с женой, святой отец. Если меня поймают, я ни слова о вас не скажу.

Священник промолчал. У Мерри от счастья подпрыгнуло сердце.

– Только не задерживайтесь, – предупредил Бартоломью. – Это опасно.

Люк пообещал. Едва дверь за священником закрылась, как он подвел Мерри к тюфяку и усадил к себе на колени. Некоторое время он качал ее, словно ребенка. Рядом с ним она чувствовала себя как за каменной стеной.

– Ты виделся с королем? – прошептала она.

– Я не раз пытался, дриада. Но тщетно.

– Может, стоит отправить ему послание?

– Зачем? Он не желает вмешиваться. Я должен доказать, что Амалия пыталась отравить моего деда, и с этой целью нанял людей, которые собирают улики. Если я сумею привлечь к ответственности кузину короля, Генрих, возможно, станет сговорчивее.

– Но ты сказал, что он не в силах повлиять на мою судьбу.

– Он может вмешаться, если на карту будет поставлена его собственная репутация. Если я докажу, что в поступках Амалии присутствовал злой умысел.

Мерри это вряд ли могло сослужить добрую службу. Устало она доложила голову на плечо Люка. В ее памяти проплыли воспоминания о ночах любви и днях нежности, предшествовавших ее аресту. Что, если он в последний раз держит ее в объятиях?

– Ты возьмешь себе новую жену, когда меня не станет? – спросила она.

– Замолчи! – Он еще крепче сжал ее в объятиях.

– Я хочу, чтобы ты был счастлив, Люк, чтобы стал лордом Арунделом.

Он покачал головой.

– Твой дед больше любил свою вторую жену. Ты знал ее?

– Мерри, немедленно прекрати разговоры о смерти!

– Я сама не знаю, что говорю. Это, наверно, от голода.

– Клянусь, завтра они тебя накормят!

– Надеюсь, меня не повесят до рождения ребенка. Церковь не отнимет жизнь у невинной души.

– Ты невиновна, Мерри. Тебя не повесят, клянусь.

– Не клянись! Не в твоей власти решить мою судьбу. Ты наполнил мою жизнь смыслом, сказал, что любишь меня. Скажи еще раз, чтобы я знала, что это мне не приснилось.

– Я люблю тебя, Мерри, клянусь Христом. Я не смогу жить без тебя! – В следующее мгновение Люк поднялся и бережно положил Мерри на тюфяк. – Спи, моя любовь!

Люк натянул Мерри на плечи потрепанное одеяло, напомнив ей о ночах под открытым небом, которые они провели на пути в Западный Суссекс.

– Я люблю тебя, Люк, – прошептала Мерри.

Люк пил эль кружку за кружкой и уже потерял им счет. Он никак не мог прорваться к Генриху. Охранники все время были начеку. При последней попытке Люк, отчаявшись, выхватил меч.

Филипп и Эрин умоляли его взять приступом аббатство и выкрасть Мерри. Но это не решило бы ее проблемы. Во всяком случае, сейчас. Пока оставалась надежда доказать ее невиновность.

Люк стал официальным свидетелем защиты. Навестив ряд вельмож, приближенных к королю, он обрисовал ситуацию и убедил их оказать на Генриха давление. Ему даже удалось добиться короткой аудиенции у Таусента, епископа Вестминстерского.

Епископ проявил благоразумие. Выслушав Люка, он пообещал ему отнестись к делу с особым вниманием и заверил Люка, что с Мерри может быть снято обвинение в ереси. Епископ сказал, что разрешит Люку выступить свидетелем, распрощался и велел больше не приходить к нему до суда.

Люк бросил все силы на сбор улик против Амалии. Его информаторы, двое слуг, работавших во дворце, обыскали ее апартаменты, но никаких улик не нашли. А без них Люк не сможет оказать давление на Генриха.

До суда оставалось время, и Люк вернулся в Арундел, чтобы взглянуть на деда, собрать необходимую одежду и взять деньги. Он собирался переночевать в замке, а на другой день вернуться в Лондон и остановиться у одного из друзей.

Он помнил не один случай из своего военного прошлого, когда, несмотря на все усилия договориться о мире, война представлялась неизбежной. Ему была знакома горечь поражения. Но все прежние дела не касались его лично и не трогали его сердце. Он никогда не корил себя с такой беспощадностью за неудачу, никогда не чувствовал себя столь беспомощным и напуганным.

Поднявшись на второй этаж, Люк заметил полоску света, пробивавшуюся из-под двери, которая вела в комнату деда. Несколькими часами раньше Люк навещал графа и обнаружил, что состояние старика ухудшилось.

Люк направился в комнату графа, чтобы справиться, не требуется ли его помощь. Резким движением распахнул дверь и увидел, что камердинер поит графа из ложечки какой-то жидкостью. Слуга быстро обернулся. Заметив на его лице выражение вины и страха, Люк подскочил к камердинеру и вырвал чашку у него из рук.

– Что это? – спросил он.

– Настойка, милорд. – Камердинер попятился. – Л-леди Мерри велела продолжать лечение.