/ Language: Русский / Genre:sf,

Мухонавт

Михаил Немченко


Немченко Михаил & Лариса

Мухонавт

Михаил Немченко, Лариса Немченко

МУХОНАВТ

Первый раз Кострова прихлопнули два года назад на Флеммии, и шок был такой, что с непривычки он провалялся тогда в больнице почти три недели. Но организм сумел, как видно, порядком адаптироваться, и когда нынче зимой Кострова прихлопнули на Ируме, третьей планете Антареса, - он вышел из больницы уже через одиннадцать дней. И вот сейчас подходил к концу двухмесячный отпуск, предоставленный ему для укрепления нервной системы после того памятного удара щупальцем в одном из голубых парящих дворцов Ир умы.

Отпуск свой Костров, как всегда, разделил поровну между северным и южным полушариями. Месяц прожил в лесном пансионате на Урале, а потом, поставив в угол поднадоевшие лыжи, вызвал воздушное кибертакси и пару часов спустя с наслаждением улегся на горячий белый песок полупустынного пляжа на западном побережье Мадагаскара. Так чудесно было после заснеженной тайги жариться на солнце и плавать в прозрачной воде маленькой бухты или, облачившись в "рыбью чешую" - костюм-пленку, извлекающий изводы кислород, часами скользить в зеленоватом полумраке среди обросших водорослями скал, среди рыбьих стад и кораллов, будто пропитываясь очищающей, таинственной тишиной глубин...

Во время одного из утренних заплывов Костров почувствовал знакомое покалывание в правом запястье.

- Подождите пять минут, - проговорил он, поднеся к губам руку с герметичным браслетом видеорации, и поплыл к берегу.

Плюхнувшись на песок, Костров включил экранчик, на котором, как и следовало ожидать, появилась седая голова начальника Упреконфа Яна Тареша.

- Ну, как отдыхается? - спросил он, внимательно разглядывая своего загорелого до шоколадности сотрудника.

- Грандиозно, - сказал Костров и показал большой палец. Он сразу почувствовал, что этот вопрос - только предисловие. И не ошибся.

- Кендла только что прихлопнули, - сообщил Тареш.

- Опять на Ируме?

Тареш отрицательно покачал головой.

- На Ируме сейчас воцарилась тишь да гладь - чаще раза в месяц можно и не заглядывать. А вот между Лтеей и Оэрном назревает такая заваруха, что нельзя спускать глаз ни на минуту. И тут как назло...

- На Оэрне прихлопнули?

- На Лтее. И как раз в тот момент, когда удалось уловить в мыслях оэрнского посла очень тревожную информацию... Кендла тут же заменил Диас. Но в резерве у меня осталось всего два оператора. Так что придется тебе, Ваня, выйти из отпуска на восемь дней раньше...

- На девять, - поправил Костров.

- Компенсируем осенью турпоездкой на Марс, - пообещал Тареш. - Значит, так и передаю в аппаратную: Костров начнет вживание сегодня в пятнадцать ноль-ноль... Сам понимаешь: если мы проморгаем, и Лтея с Оэрном снова передерутся - может не поздоровиться всем окрестным мирам в радиусе нескольких парсеков... В общем, ждем! - И экран погас.

"И чего неймется?.. - ворчал себе под нос Костров, поднимаясь с песка. Отдохнуть толком не дадут..." Продолжая поминать недобрым словом встречающиеся еще в просторах вселенной отдельные неуживчивые планеты, за которыми нужен глаз да глаз, он быстренько собрался, сел в автолет и точно в назначенный срок приземлился на берегу Енисея перед огромным, как гора, зданием Упреконфа.

"Управление по предотвращению космических конфликтов" - таково было полное название этой организации. Впрочем, в особо торжественных случаях к этому титулу добавляли еще два слова: "Земное отделение". Потому что проблемой предотвращения космических конфликтов занимались не только земляне. Все девять высокоразвитых инозвездных цивилизаций, с которыми Земля к данному моменту поддерживала связь, участвовали в этой поистине галактических масштабов работе, координируя по мере возможности свои усилия.

Едва Костров ступил на порог, как на него накинулась целая ватага биотехников - и в какие-то полчаса внешний вид недавнего отпускника был коренным образом реконструирован. Прежнюю одежду сменило темное трико из ворсистого пластика с легким радужным отливом. На спине появились перепончатые крылья, приводимые в движение прилаженным между лопатками миниатюрным двигателем. Затянутые в черное и снабженные присосками руки и ноги стали довольно сильно смахивать на мушиные лапки. И вдобавок ко всему Кострову влили несколько кубиков реактина - препарата, повышающего быстроту реакций.

Словом, Костров сделался, так сказать, человеком-мухой. И, как полагается мухе, он принялся с жужжанием летать по огромному пустынному залу. Полетает, сядет на стену или на потолок, поползает (на то и присоски!), потом опять полетает. А через несколько часов, когда Костров уже основательно вжился в образ, из стены выдвинулось длинное тренировочное щупальце - и давай гоняться за нашей мухой. Ну а муха, естественно, старается увернуться, такая у ней задача.

Так тренировался Костров два дня. А на третье утро раздался сигнал вызова. Не теряя ни минуты, Костров спустился на своих крылышках в глубокий подземный бункер, подлетел к смонтированному под самым потолком пульту, взялся за ручки управления - и очутился за девять парсеков от Земли, на покрытой зелеными песками планете Лтее.

Очутился он там, разумеется, не собственной персоной. День и ночь бьющий из Лунного Излучателя поток нау-волн, мгновенно перекидывающих мост через любые бездны, подключил Кострова к одному из находившихся на Лтее КСИ космических собирателей информации. Эти маленькие электронные мушки скрытно забрасывались кибер-ракетами в те агрессивные или отчужденно державшиеся миры, чье поведение внушало галактическому сообществу серьезные опасения. Краеугольным принципом Упреконфа было невмешательство во внутренние дела но все межпланетные и межзвездные конфликты, угрожавшие безопасности цивилизаций, подлежали пресечению и предотвращению. Вот почему над зелеными песками Лтеи замахала крылышками новая муха, управляемая с Земли.

Эффект присутствия был таким, что уже через минуту Костров перестал ощущать себя повисшим у подземного пульта. Он вообще будто растаял, этот пульт. На экранах - сверху, снизу, кругом - была Лтея, а прозрачные ручки управления стали словно частью его тела. Он был мухой, летевшей над мертвенно-зеленой пустыней туда, к скалам, где чернели ребристые вентиляционные решетки, через которые можно проникнуть в Глубинные Города...

Долгосрочный Хра-а брезгливо стряхнул с плеча прихлопнутую муху и, оглушительно зевнув, сердито почесал правым хваталищем думательный отросток.

Злость его можно было понять. В своде законов Лтеи особо подчеркивалось неотъемлемое право каждого жителя планеты на полноценную спячку. Даже подозреваемым в вольнодумстве давали возможность в порядке очереди погружаться в столь необходимый организму лтейцев многоступенчатый сон - и лишь после пробуждения подвергали их профилактической проверке на электронных сковородках. Надо ли говорить, что спячка самих Долгосрочных была на Лтее вдвойне неприкосновенной.

По графику Долгосрочных полагалось будить для ознакомления с обстановкой и дачи руководящих указаний через каждые десять планетооборотов. Все остальное время они проводили в Колыбелях Сновидений, благодаря чему и были Долгосрочными - жизнь каждого из них охватывала в среднем период существования пяти поколений рядовых лтейцев. Нетрудно представить себе, какие чувства бушевали в думательном отростке Хра-а, когда два дюжих дежурных робота в нарушение всех графиков извлекли его из Колыбели и, потряся на виброкресле, объявили, что у него срочно просит аудиенции посол Оэрна.

И вот сейчас Долгосрочный Хра-а, припадая на среднее ходилище, ковылял в зал аудиенций, размышляя, какую еще очередную пакость сообщит ему вражеский посол, посмевший отколупнуть внеплановый кусочек от его, Хра-а, долгосрочности.

Вражда Лтеи с Оэрном началась еще в незапамятные времена с сущего пустяка: на какой-то ничейной, безымянной планете лтейские звездопроходцы случайно замариновали космонавта с Оэрна, приняв его за плод горячего мясного дерева тха. Мозговая, Коллегия Оэрна не удовольствовалась принесенными извинениями и заявила, что в виде компенсации считает отныне планетку неотъемлемой частью своей территории. Долгосрочные не остались в долгу, объявив, что вооруженные силы Лтеи будут продолжать замариновывать подданных Оэрна до тех пор, пока последний не откажется от своих наглых притязаний.

В ходе военных действий злополучная планетка довольно скоро была расколота на мелкие кусочки, но это ничуть не ослабило накала борьбы. Дело теперь было уже не в планетке, а в принципе, и потому всю последующую эпоху Лтея и Оэрн обменивались сериями лучевых, тепловых, метеоритных и прочих ударов, пока наконец поверхности обеих планет не превратились в безжизненную пустыню, а оставшиеся обитатели перебрались на постоянное жительство в подпочвенные глубины. После чего обе стороны немного успокоились и даже обменялись посольствами.

Большой аэрарий посольства Оэрна высился в центре подземной лтейской столицы, и перед его прозрачным фасадом постоянно торчали толпы зевак, разглядывавших деловито ползавших по этажам улиткообразных оэрнских дипломатов. Посланцы Оэрна ничего против зевак не имели, поскольку плата за разглядывание и составляла бюджет посольства. Как процветающее зрелищное заведение оно не только достигло полной самоокупаемости, но и давало существенный доход.

"И еще смеют досрочно будить!" - яростно скрежетнул жевалищами Хра-а, входя в зал аудиенций, посередине которого уже стояла передвижная емкость с послом.

И в этот самый момент он увидел муху - точно такую же, какую незадолго перед этим прихлопнул. Подобно своей предшественнице, она нагло кружилась над думательным отростком Хра-а, ловко увертываясь от его хваталищ. "И откуда? - с усилием размышлял Храа, приближаясь к послу. - П-пакость... Не было же таких мух. Видать, м-мутации эти окаянные..."

Он кряхтя опустился в поставленное рядом с емкостью кресло. Посол тотчас перекувырнулся через голову, что означало на Оэрне высшую степень почтительности, и, подняв свой коммуникативный хоботок, принялся пускать пузыри. Пузыри были самых разных форм, размеров и расцветок - круглые и продолговатые; большие и маленькие, красные, синие, зеленые - в общем, речь обитателей Оэрна была зрима и цветаста в самом прямом смысле слова.

Долгосрочный Хра-а понимал язык этих лопающихся пузырей и обычно объяснялся с оэрнскими представителями без переводчика. Но, когда до него дошел смысл первой фразы посла: "Оэрн готовится нанести внезапный удар!" у Хра-а мелькнула мысль, что он еще не совсем проснулся. В крайнем замешательстве он озадаченно хлопнул себя по спине думательным отростком, вокруг которого продолжала виться проклятая муха, но тут новые порции посольских пузырей поставили все точки над "и".

Посол сообщил, что Оэрн ждет только удобного момента, чтобы дунуть на Лтею невинным с виду водородным облаком, тайно нафаршированным античастицами в магнитной упаковке. Что в результате этого милого сюрприза от Лтеи останется только пшик, после чего Мозговая Коллегия Оэрна облегченно вздохнет, почувствовав себя наконец в полной безопасности.

- И посол Оэрна мне об этом сообщает?! - потрясенно просигнализировал Долгосрочный Хра-а, сжимая хваталищем висящую на груди трубку для пускания пузырей. - Как это понимать?

- Думаете, охота подыхать? - пропузырилось в ответ. - Не-е, совсем даже неохота.

"А и впрямь! - подумал Хра-а, отмахиваясь от назойливой летуньи. Посольство-то испарится вместе с Лтеей... Жертва на алтарь внезапности. А им этот алтарь не улыбается..."

И, заверив посла, что он может рассчитывать на самую щедрую благодарность, Долгосрочный Хра-а заковылял во Вместилище Мудрости. По пути к нему один за другим присоединялись торопливо ковыляющие советники. Впрочем, те, у кого были парализованы все три ходилища, уже не ковыляли, а передвигались на гусеничных ковриках-ползунках.

При виде этих грустных генетических последствий минувших оэрнских ударов Хра-а всегда несколько утешало и примиряло с жизнью лишь то, что обитатели Оэрна, благодаря гостинцам с Лтеи, вообще уже в основном состояли из протезов. Но, оказывается, это не помешало им удумать штуку с водородным облаком. И сейчас ни Долгосрочный Хра-а, ни его советники не могли сообразить, как от этого облака защититься. Единственная надежда была на Вместилище Мудрости.

Вместилище представляло собой длинный сводчатый зал, где на возвышениях в хронологическом порядке стояли Долгосрочные былых времен. Это были не статуи. Просто тела умерших пропитывали особым составом, от которого они приобретали твердость камня и потом век за веком стояли в этом зале, как памятники самим себе.

А в возвышениях были скрыты мыслящие машины, каждая - точная копия мозга стоявшего над ней Долгосрочного. Сообщение посла Оэрна ввели в машины тотчас после окончания аудиенции, и теперь они должны были кратко высказать свои суждения.

Обычай выслушивать перед принятием важных решений мнение предков существовал у правителей Лтеи еще с древности. Но с некоторых пор обычай этот наполнился новым содержанием. Дело в том, что после многократных обработок с Оэрна Долгосрочные и их советники кроме всего прочего стали туго соображать, и советы предков, которые раньше выслушивались больше для приличия, сделались чуть ли не единственным источником дельных идей. Вот почему Хра-а с такой надеждой открыл дверь Вместилища Мудрости.

И как ни махали при этом хваталищами и он сам, и его советники настырная муха ухитрилась-таки влететь в святая святых. Покружилась под потолком, чтобы освоиться, и полетела к ближнему от двери самому ветхозаветному Долгосрочному по имени Уу-х, с которого процессия начала свой обход.

Долгосрочный Уу-х, как и следовало ожидать, сморозил глупость.

- Выпусти им внутренности! - проскрежетала машина, в точности копируя его голос и стиль.

Ковыляя мимо окаменевших пращуров, Хра-а с самым почтительным видом пропустил мимо ушей еще несколько аналогичных рекомендаций. Но по мере приближения к центру Вместилища советы становились все более профессиональными. И наконец электронная копия Долгосрочного Тфу-у, изобретательней всех наносившего при жизни удары по Оэрну, произнесла слова, заставившие Хра-а и его советников замереть от внимания.

- Устроим субвакуумную ловушку! - Машина сделала паузу и браво отчеканила только что родившуюся в ее мозгу формулу. - Облако засасывается в подпространство, устремляется в обратном направлении и испаряет Оэрн со всеми потрохами и окрестными звездами в придачу... Счастливого испарения! И копия захохотала жутким инфразвуковым смехом Долгосрочного Тфу-у.

"А что! - подумал Хра-а, радостно потирая хваталища. - Идея!.." И, повернувшись к оживившимся советникам, приказал немедленно произвести необходимые расчеты. Потом, ощущая небывалый прилив сил, он весь напружинился и, стремительно выбросив вверх правое хваталище, ловким ударом прихлопнул наконец кружившуюся над думательным отростком муху.

Открыв глаза, Костров увидел Тареша. Начальник Упреконфа сидел у постели в белом халате и белой шапочке, продолжением которой казались тарешевские снежные виски.

- Все в порядке, - проговорил Тареш. - Информация уже передана всем патрульным эскадрам. Облако будет аннигилировано в безопасном месте. - Он встал. - Ну, давай, мухонавт, поправляйся. Эх, завидую я тебе, брат: отпуск-то опять какой впереди! - И, вспомнив, добавил с усмешкой: - Плюс еще турпоездка на Марс...