/ Language: Русский / Genre:sf,

Тоже Нужное Дело

Михаил Немченко


Немченко Михаил & Лариса

Тоже нужное дело

Михаил Немченко, Лариса Немченко

ТОЖЕ НУЖНОЕ ДЕЛО

Комнату еще наполнял зыбкий утренний полусвет, когда раздался стук в окно. Позвонков открыл глаза. За окном на перилах лоджии сидел большой белый аист, держа в клюве перевязанную лентой коробку из голубого картона.

- Выспаться не дадут, - зевнув, проворчала в своей постели Люся и повернулась на другой бок. - Является ни свет ни заря...

- Раз прилетел - значит, пора, - мягко возразил Позвонков. - Ты же знаешь: у них график, по минутам все расписано.

- Ну и вставал бы сам, - сказала Люся и, неожиданно приподнявшись, запустила в мужа лежавшим на тумбочке апельсином.

- Иди, иди, - молвил Позвонков, заслоняясь одеялом. - Нельзя заставлять его столько ждать. У него достаточно дел и без нас.

Точно в подтверждение этих слов, аист осторожно опустил коробку на стул в углу лоджии, подлетел к самому окну и деликатно, но настойчиво три раза постучал клювом в стекло.

- Ну и летел бы себе, - проговорила Люся, потягиваясь. - Положил - и лети дальше.

- Не понимаю, что с тобой сегодня? - удивился Позвонков. - Совсем, что ли, обленилась? Ты же прекрасно знаешь, что он не улетит, пока не получит заказ.

- Сам обленился, - сказала Люся, встав наконец с постели.

Накинув халат, она подошла к столу и торопливо написала что-то на тоненькой, как бумага, белой пластинке. Потом открыла дверь и вышла в лоджию. Позвонков, успевший натянуть тренировочный костюм, последовал за женой. Люся вложила пластинку в клюв пернатому посыльному, и аист, взмахнув крыльями, растворился в белом птичьем облаке, заполнившем, казалось, все окружающее пространство. От тонущих еще в утреннем тумане нижних этажей города-дома до уже золотящихся на солнце окон пятисотого этажа, - куда ни глянь, во всех направлениях летели, парили, спускались, взмывали ввысь тысячи белокрылых птиц. Был тот утренний час, когда дрессированные аисты доставляют в квартиры заказанные накануне завтраки, унося в клювах заказы на ужин.

- Значит, тоже собрался в дрессировщики? - повернулась Люся к мужу.

- Я?! - поразился Позвонков. - С чего ты взяла?!

- Напомнить тебе, куда посылают нарушителей монополии? - голос Люси вдруг превратился в раскатистый мужской бас. - Их посылают на птичник!.. Торопись: вот-вот нагрянет инспектор. Не успеешь замести следы дрессировать тебе аистов!

- Это ты - мне?! - Позвонков набрал воздуху, чтобы погромче возмутиться, и... проснулся в своем кресле перед пультом.

"Что за чертовщина, - подумал он, обводя еще не совсем прояснившимися глазами вырубленный в скале бункер. - И приснится же такое..."

Вокруг все было как вчера и позавчера, как все эти недели. Замершие стрелки приборов, погасшие табло, тлеющее, дремотное мерцание индикаторных кристаллов на стенах. Лишь панели связи и систем жизнеобеспечения переливались бодрыми зелеными и синими огоньками, да матово светился экран внешнего обзора. Словом, все, казалось бы, свидетельствовало о том, что там, в недрах астероида, работы давно приостановлены. Но подрагивающий пол бункера говорил о диаметрально противоположном: работа идет, быстрая и не прекращающаяся ни на минуту, - только неподконтрольная табло и приборам. И это означало, что он, бригадир пчел Позвонков, нарушает монополию...

Да, но Люся-то осталась на Земле и о его космических прегрешениях ничего знать не может. И никто из землян не знает. Ни одна живая душа, кроме Ула Свансена, две недели назад навестившего Позвонкова по пути с Ганимеда на Марс. Едва выйдя из своего патрульного планетолета, проницательный Ул понял, что происходит на астероиде, и задал бригадиру пчел хорошую взбучку. Но Позвонков знал: его однокашник по Лунным курсам - надежный друг и никому не проболтается. Тем более что Позвонков сам уже искренне сожалел о случившемся и дал Свансену слово, что нарушил монополию в первый и последний раз... И вот теперь этот странный сон, слишком похожий на предупреждение. Неужели - нейролуч? Обычной связью не воспользуешься сразу всем станет известно - и решил шепнуть нейроволнами прямо в мозг?

В общем-то не очень в это верилось. "Мыслепередача" с Марса сюда, в пояс астероидов, конечно, возможна: у Свансена, как и у всех патрульников базы, имеется на корабле надежный транслятор. Но сфокусировать нейролуч, направленный так далеко, можно лишь ценой огромного нервного напряжения. На такое решаются в самом крайнем случае. И уж если бы Ул решился, он бы, надо думать, предупредил друга прямо и недвусмысленно, а не через зыбкие сновидения...

На этом месте мысли Позвонкова прервал кристалл, багряно загоревшийся над дверью шлюзового коридора. Тяжелая дверь медленно, будто нехотя, открылась, и в бункер вошел Степаныч, оранжевый, как апельсин, пчел двухметрового роста. Прошагав к аккумуляторному стулу, он тяжело плюхнулся на него, звякнув спинными электродами, и зажурчал, замурлыкал, вкусно прихлебывая электричество. При этих звуках Позвонкову почему-то всегда вспоминалось детство в Камышлове, их квартира в первой городской стоэтажке, где на кухне вот так же уютно журчал-мурлыкал высокий белый холодильник. Но сейчас бригадиру пчел было не до воспоминаний.

- Как там с вакуум-пастой, Степаныч? - обратился он к своему оранжевому помощнику.

- Только что кончилась, - послышалось сквозь журчание.

- Кончилась?! - Позвонков не поверил своим ушам. - Да ведь позавчера еще была полная емкость!

- Вот, ягода-машина, опять вы удивляетесь, - Степаныч повернул голову и посмотрел на бригадира круглыми светящимися глазами. - Будто не знаете, что они уплетают ее за обе щеки.

- Малина, - по привычке поправил Позвонков и неожиданно икнул, ягода-малина. А с пастой все-таки странно. При всем их аппетите ее должно было хватить еще по крайней мере часов на двадцать. Уж не припрятывают ли они нашу пасту впрок, а?

- Вот, ягода-машина, что же я, по-вашему, не смотрю за ними? - обиделся Степаныч и отвернулся, погрузившись в процесс своего электропитания.

"Малина", - хотел было опять поправить Позвонков, но снова икнул - и махнул рукой. Если бы Степаныч был обычным серийным роботом, его можно было бы в два счета отучить от "ягоды-машины". Но оранжевый детина принадлежал к новейшему поколению роботов, представителей которого за высокий индекс разумности стали полушутя-полувсерьез называть "почти человек", сокращенно - пчел. И если уж Степаныч переиначил на свой лад подцепленное им где-то выражение (изготовленный в Луна-центре, он никакой малины, понятно, и в глаза не видел), - мало было шансов убедить его говорить иначе.

Массовый выпуск пчел до сих пор не удалось наладить. Рождались они медленно - нередко инженер-наладчик месяцами бился над "оживлением" своего детища. Потому и стало традицией называть новорожденного в честь его непосредственного создателя. В бригаде Позвонкова были и Джонычи, и Борисычи, и даже один Анна-Мариевич. Но сейчас все они спали в консервационной камере глубоким сном, покрытые толстым слоем вакуум-пасты. Бодрствовал один Степаныч...

"Расконсервировать? - размышлял Позвонков. - Привести па всякий случай в готовность, а пасту - в дело... Беспилотник приползет через сутки, - как раз должно хватить".

А икота между тем все усиливалась. Позвонков выдул два туба минеральной - никакого результата. Он уже потянулся было к ящичку с медикаментами, но тут вдруг подал голос Степаныч:

- Нет, ягода-машина, сдается мне, не простая у вас икота, определенно не простая.

Позвонков раздумывал лишь полмгновения. Схватив ручку, он торопливо принялся стенографировать свое икание. Точка... точка... тире... точка... тире... Так и есть, Ул шпарил по нейролучу открытым текстом! "И-н-с-п-е-к-т-о-р, - возникло на бумаге, - и-н-сп-е-к-т-о-р, и-н-с-п-е-к-т-о-р..."

Распрямившейся пружиной Позвонков взметнулся из кресла. Если бы на астероиде не действовала установка искусственного тяготения, он наверняка вознесся бы к самому потолку. Но установка исправно функционировала, и бригадир пчел, на ходу натягивая скафандр, подхватил под руку Степаныча и бросился заметать следы.

За три часа бурной деятельности он замел почти все, что поддавалось заметанию, - когда Степаныч вдруг принес опасную новость: к астероиду приближается корабль. Встревоженный Позвонков приник к локатору, но у него тут же отлегло от сердца - корабль оказался обычнейшим беспилотным грузовиком, явившимся почему-то раньше графика.

Едва небесная посудина пришвартовалась и была втянута магнитными лебедками в разгрузочный шлюз, бригадир пчел поспешил туда в сопровождении Степаныча и его только что разбуженных оранжевых собратьев. Первым делом Позвонков подлетел к контейнерному отсеку: ему не терпелось узнать, полностью ли выполнена заявка на вакуум-пасту. Но вместо желанных емкостей с пастой из откинутого люка на бригадира глянули насмешливые раскосые глаза. Ловкий прыжок - и фигурка в скафандре встала перед остолбеневшим Позвонковым. "Н. Пеунто, инспектор", - прочел бригадир на груди у гостя, пожимая протянутую руку.

Росту в инспекторе было метра полтора с небольшим - идеальные габариты для внезапных ревизорских налетов в тесных беспилотных грузовиках. И судя по лукавой улыбке на смуглом остроскулом лице, Н. Пеунто перенес этот не слишком комфортабельный рейс вполне нормально.

- Прошу ко мне в бункер, - пригласил Позвонков, постепенно приходя в себя.

- Не-е, - все с той же хитрой улыбкой помотал головой маленький инспектор. - Как говаривали мои предки на Ямале, - сначала оленей сосчитаем, потом чай пить будем... Что, что? - Он придвинулся к Позвонкову, которому даже в скафандре едва доставал до подбородка, и снизу вверх посмотрел в глаза так пристально, как только позволяли два слоя глассилита. - Уж не хотите ли вы сказать, что олешки тю-тю? Но следы-то все равно должны остаться... - Гость шутливо погрозил пальцем и уже без тени шутки приказал: - Прошу оставаться в бункере до моего прихода. Пчелы - за мной! Круто повернулся и зашагал к выходу из шлюза.

Он явился в светящийся всеми огнями бункер часа через полтора, когда Позвонков уже расстарался с ужином.

- О, как у вас тут вкусно пахнет! - инспектор, ставший без скафандра совсем миниатюрным, блаженно втянул воздух, разглядывая накрытый в жилом отсеке стол, посреди которого красовалось в прозрачной индукционной жаровне гусиное филе по-марсиански. - Как говаривали мои ямальские предки, - люблю культурно отдохнуть, а особенно отведать оленьей грудинки... - Он опустился на стул и поднял черные глаза на Позвонкова. - Ну так что, хозяин, будем признаваться?

- Это в чем же? - невинно полюбопытствовал Позвонков и тоже сел.

- В чем? Ну, во-первых, - инспектор загнул палец, - вы утаили от Комитета факт сверхрекордной производительности труда. На сооружение в недрах астероида миксера-накопителя для складирования метеоритного железа вам было дано четыре месяца, не так ли? А сейчас выясняется, что за каких-то пять недель сделано чуть ли не девяносто процентов...

- Ну уж, девяносто! - решил возмутиться Позвонков. - Установка первичного дробления - еще в чертежах. Магнитные тралы для рыбалки в этом самом метеоритном поясе - тоже не начинали монтировать. Выдолблена только сама полость, да и то не полностью...

- Кем же, позвольте полюбопытствовать? - И без того узкие глазки инспектора превратились в ехидные щелки. - Кем же выдолблена, если ваши труженики-пчелы лежали бай-бай? Вы, конечно, успели их поднять и расставить по рабочим местам, но полностью замести следы, увы, не хватило времени! - С этими словами инспектор выхватил из сумки нечто напоминающее длинный черный чулок и победоносно помахал им над головой.

Отпираться больше не имело смысла: функции этих чешуйчатых, отливающих металлическим блеском "чулок" были слишком хорошо известны - их натягивали та щупальца наподобие рукавиц...

- Охмурили они меня, - глухо проговорил Позвонков, стараясь не глядеть на гостя, проворно включившего свой "Дикто". - Прилетели и давай уламывать. Отказывался я, отказывался, да и не устоял... А потом вижу: и правда, куда быстрее у них получается... - Он помолчал и дипломатично предложил: Может, все-таки займемся сначала гусем, а после уж...

- Гусь - это даже символично, - кивнул инспектор, - поскольку вам теперь прямая дорога на птичник. Но займемся мы им немного погодя. Сперва скажите, сколько их было, этих шабашников?

- Ну зачем уж их так... - осторожно возразил Позвонков.

- Шабашники и хапуги! - инспектор пристукнул смуглым кулачком по столу. - Цивилизоидов, которые, сбившись в артели, шастают по окрестным мирам, высматривая, где бы поживиться, иначе не назовешь!

- Помилуйте, да какие же они хапуги? Работали вон как добросовестно, - и за что! - всего-навсего за вакуум-пасту. Даже жалко этих сладкоежек, честное слово. Лететь через такие бездны только для того, чтобы полакомиться нашей универсальной смазкой...

- Миф! - нетерпеливо перебил инспектор. - Только что закончился очередной сеанс связи с Унной, и на нем окончательно подтвердилось то, о чем в Комитете уже давно догадывались: вакуумпаста для них не лакомство, а средство от старости. По оценкам уннской Академии Бытия даже короткий курс питания пастой; увеличивает активное долголетие раза в полтора.

- Ну и пусть себе долголетствуют на здоровье!

- Кто?! - взорвался инспектор. - Ловкачи, которые ухитряются дотянуться до пасты через головы других?! Безответственные типы, подобные вам, маленький гневный палец нацелился в Позвонкова, - не только подрывают монополию Комитета в сфере межзвездных обменов, но и безжалостно бьют по коренным интересам рядовых цивилизоидов Унны. Да, бьют, ибо Унна, не имеющая собственного сырья для производства пасты, кровно заинтересована в ее планомерном импорте и справедливом распределении среди широких слоев, в то время как вы и вам подобные... - Инспектор махнул рукой и сошел с холмов пафоса в долины житейской прозы. - В общем, с вами еще разберутся. Но что годика два будете дрессировать аистов - это уж как пить дать.

- Аистов так аистов, - вздохнул Позвонков. - В конце концов тоже нужное дело. Попались бы только непонятливей... Но давайте все же займемся сначала гусем, а? А потом - куда денешься - дам вам полный отчет о сотрудничестве с этими гастролерами.