/ Language: Русский / Genre:sf,

Возвращение С Пастбищ

Михаил Немченко


Немченко Михаил

Возвращение с пастбищ

Михаил НЕМЧЕНКО

Возвращение с пастбищ

В медчасти Крылечкина сначала смотрели на рентгене, потом на тепловизоре, потом на нейровизоре с какими-то непонятными фильтрами, затем, обстукав и обслушав, часа два мучили хитроумными психологическими тестами - и, наконец, передали из рук в руки высокой стройной блондинкв из отдела кадров. На блондинке был серебристый брючный костюм из только что вошедшего в моду релятивина. Собственно, серебристым он оставался лишь первые минуты. Пока блондинка изучала новенький диплом Крылечкина и расспрашивала его о семейном положении, о темах курсовых работ, костюм поголубел, налился лазурью, и, словно по небу в цветном фильме, по ткани поплыли легкие белые облачки. - Ну что ж, - проговорила блондинка, вставая, - пойдемте и шефу. Они вышли из административного корпуса, свернули в аллею, заснеженную тополиным пухом, и вскоре оказались перед стальными воротами. "Орешкинская экспериментальная ферма. Зона А." - гласила табличка. Блондинка опустила в прорезь жетон, ворота приоткрылись и, пропустив их, снова захлопнулись. "Ого!" - поразился Крылечкин. За пять институтских лет он побывал на многих экспериментальных фермах, - на Чукотке даже участвовал в дойке китихи, - но с такими строгими воротами встречался впервые. И этот трехчасовой медосмотр... Чем же они тут занимаются, в этом таинственном Орешкино? Похоже, в институте тоже никто толком этого не знает. На все расспросы Крылечкина декан, человек сухой и официальный, ответил только: "В Орешкино выводят новую ценную породу скота". - "Но какую же? Почему ни слова не сообщают о своих работах?" - "Видимо, считают преждевременным. Наберитесь терпения, Крылечкин, - все узнаете на месте". И вот сейчас он должен наконец узнать... От ворот выложенная белыми плитами дорожка вела через сочную зеленую лужайку к длинному одноэтажному зданию. На лужайке паслась рыжая телка. Обычная тагилка, - с первого взгляда определил Крылечкин и вопросительно посмотрел на провожатую: где же тут новая-то порода? Но блондинка шагала молча, явно не собираясь ничего объяснять, А релятивиновый костюм ее продолжал тем временем цикл своих преображений. На фоне плывущих в голубизне облаков откуда-то из глубины ткани проступили очертания ветвей, потом стали видны набухшие почки, - и вот уже весь костюм переливается трепещущими зелеными искорками распускающейся листвы. Листья росли, множились, и стало видно, что это сирень, которая вот-вот расцветет. В эту самую минуту блондинка распахнула дверь. Они вошли в пустынный вестибюль, пересекли его и зашагали по широкому коридору, освещенному голубоватыми плафонами. Крылечкин с любопытством оглядывал стены, но не обнаружил ничего интересного. "Взаимосвязь экстерьера и молочной продуктивности", "Количество отелов по месяцам", "Структура стада" - все те же привычные таблицы, диаграммы и графики, которые можно увидеть в каждом молочном комплексе. Сиреневый куст на костюме блондинки раскрыл, между тем, первые лиловые гроздья, и Крылечкина опахнуло душистым цветочным ароматом. "Глубинка", - подумал он не без снисходительности. Московские модницы, покупая релятивиновые костюмы, первым делом становились в них под ионный душ - и запах цветов делался тонким, еле уловимым. А здесь, в Орешкино, как видно, считалось модным благоухать на всю катушку. - Подождите тут минутку, - сказала блондинка и вместе с запахом сирени исчезла за высокой белой дверью, на которой было написано: "Сектор свирепости". Крылечкин остался стоять, обалдело уставившись на эту надпись. Чья-то шутка?.. Но в следующее мгновение его внимание привлек висевший слева от двери огромный, чуть ли не в натуральную величину, фотопортрет коровы. Коровы ли?! Если. бы не массивное вымя, это животное скорее можно было бы принять за сверхбыка, выращенного для какой-то чудовищной корриды. Тяжелое, по-буйволиному грузное туловище. Ноги, чуть не вдвое толще обычных. Короткая, неохватной толщины шея. Угрожающе пригнутая голова с налитыми кровью глазами. Мощные рога, кажется, вот-вот вонзятся в невидимого недруга. В довершение всего странно продолговатые, размером с добрую ступню копыта чудовища были подкованы, и по бокам их торчали острые стальные шипы наподобие шпор. - Это что за страшилище? - спросил Крылечкин у проходившего по коридору молодого человека в белом халате, поверх которого возлежала черная борода. Бородач смерил Крылечкина насмешливым взглядом и, не удостаивая ответом, прошествовал мимо. - И на что такой танк? - уже без особой надежды проговорил ему вслед Крылечкин, будто размышляя вслух. - А звери-то? - неожиданно оглянулся бородач. - Звери? - Крылечкин улыбнулся и подумал, что надо бы в тон ему сказать тоже что-нибудь смешное - тогда этот обильный растительностью молодой человек, может быть, разговорится. Но тут в вестибюле кто-то закричал: - Валера! Шкуры привезли! И бородач рысью припустил по коридору. Крылечкин проводил его взглядом, озадаченно хмыкнул и вернулся к созерцанию рогатого страшилища. - ...Диплом-то диплом... - вдруг отчетливо услышал он мужской голос. - А где гарантия, что этот экземпляр - не оттуда? Повернувшись, Крылецкин увидел, что дверь "Сектора свирепости"; видимо от сквозняка, чуть приоткрылась. - Полная уверенность, Игорь Глебович. - Крылечкин узнал голос своей провожатой. - Просвечивали с хроноспектральным анализатором. И потом тесты... Стоять под дверью в роли подслушивающего было, прямо скажем, не очень красиво. Но не притворять же ее, дверь, - это уж совсем глупо. И отойти в сторонку Крылечкин тоже не мог: слишком интригующей была просачивающаяся в коридор информация. - Завтра можете аннулировать весь контроль, - произнес мужской голос после короткой паузы. - Пусть явятся и посмотрят, у нас будет все готово. А сегодня - строжайший фильтр! - Этот-то, Игорь Глебович, точно не оттуда. Я и в институт звонила. Подтверждают: он именно и направлен... - Ладно, давайте его сюда. Поглядим. Крылечкин поспешно отшагнул от двери и углубился в изучение танко-коровы. За этим занятием и застала его блондинка. - Заходите, - пригласила она, вся в гроздьях сирени, благоухающей оглушительнее прежнего. Первое, что бросилось в глаза Крылечкину, когда он переступил порог комнаты, был начертанный на стене лозунг: "Повышение коэффициента свирепости - ключ к надежной хищникоустойчивости". А чуть ниже задача была сформулирована более конкретно: "Неустанно наращивать силу копытного удара!" Под этими поразившими Крылечкина словами стоял длинный белый стол, заставленный штативами с разноцветными пробирками. Вообще пробирками и банками с притертыми пробками была заставлена вся комната: они виднелись и на полках, и в шкафах, и на холодильнике, и на тумбочке рядом с электронным микроскопом; одна такая банка, наполненная свекольного цвета жидкостью, стояла даже на титанитовом плече кибер-лаборанта, недвижимо замершего в углу возле пульта, от которого тянулись провода в смежное помещение, - через открытую дверь был виден угол кормушки, и даже сквозь густоту сиреневого благоухания ноздри улавливали кисловатый силосный запашок. Впрочем, всю эту лабораторную всякую всячину Крылечкин успел заметить лишь мельком, краешком глаза, потому что главное его внимание было приковано к двум мужчинам в белых халатах. Они стояли у заваленного бумагами письменного стола и с любопытством разглядывали Крылечкина. Один был высок, сед, неправдоподобно худ, словно питался одной информацией, - и Крылечкин решил, что это, наверное, и есть таинственно знаменитый профессор Глафирин, директор Орешкинской фермы. Но тут второй ученый муж, полноватый шатен в очках, заговорил, - и голос оказался тем самым, что доносился минуту назад из приоткрытой двери: - Ну, как вам наши ворота? - Ничего... крепкие, - молвил Крылечкин, несколько озадаченный таким началом. - Ни один лазутчик не проскользнет, пока сами не впустим, - заверил профессор, кольнув Крылечкина пристальным взглядом. - Уловили? - Уловил, - покорно согласился Крылечкин, размышляя, о каких это лазутчиках идет речь. Профессор протянул руку и взял со стола диплом. Видимо, он уже успел с ним ознакомиться, потому что, едва скользнув по тексту глазами, произнес: - Н-да, баллы-то у вас не очень... Баллы у Крылечкина были самые высшие, и это "не очень" поразило его больше, чем страх-корова со шпорами. - Побаиваемся отличников, - с усмешкой пояснил седой, которого Крылечкин сначала принял за шефа. - Они обычно так прочно усваивают бесспорные истины, что потом никак не наберутся духу их опровергать. - Так я пойду, Игорь Глебович, - подал голос сиреневый куст, чье цветение заметно пошло на убыль. - Идите, - кивнул профессор. И, едва дверь за блондинкой закрылась, повернулся к Крылечкику. - Ну что же, попробуем взять вас, молодой человек. Зоопсихологи нам нужны... А мычать вы умеете? - Н-не приходилось... - растерянно пробормотал Крылечкин. - У нас придется, - заверил профессор. - Прямо сейчас вот и отправитесь на репетицию. Ну-ка, помычите чуток, хотелось бы уточнить ваш тембр. - Коровы наши с норовом, - снова вклинился с пояснениями седой. - И мычат весьма темпераментно... "Пригласите себе в шуты кого-нибудь другого! - выкрикнул Крылечкин, - А я вас потешать не собираюсь! И завтра же сообщу куда следует об издевательствах над молодыми специалистами..." Но выкрикнул он все это мысленно. А сам тем временем, постаравшись придать лицу как можно более шутливое выражение, негромко помычал. - Вас что, сегодня не кормили? - осведомился профессор. - Так, знаете ли, мычат коровы на последней стадии дистрофии, непосредственно перед кончиной. Если мы, юноша, будем так мычать, нас завтра же всех разгонят. - Что поделаешь, - проговорил Крыленкин, еще надеясь свести все к шутке. - У меня и в институте-то по нему была тройка. По мычанию. - У нас на тройку не пойдет, - покачал головой профессор. - У нас надо мычать минимум на четверку... Он хотел сказать еще что-то, но в этот миг дверь приоткрылась, и в нее просунулась черная борода. - Игорь Глебович, двадцати шкур не хватает... - Так и не достал?! - поразился профессор. - Утром обещают... - Бородач вдвинулся в комнату целиком, и Крылечкин узнал молодого человека, обронившего в коридоре странные слова о зверях. Профессор рывком схватил трубку и нажал клавишу стоявшего на столе аппарата. - Алло... Хрупов? Ты что, без ножа решил зарезать? Русским же языком было сказано: восемьдесят шкур! А ты сколько привез?.. Ах, завтра утром тебе обещали? Можешь подарить их своей бабушке!.. Нам сегодня нужно, сейчас! Неужели не понимаешь: подбить же надо успеть, приспособить... - Он бросил взгляд на часы. - Даю тебе, Хрупов, последний срок: до шестнадцати тридцати. Доставай, где хочешь! Профессор в сердцах припечатал трубку к рычагу и, нервно поправив очки, прошелся по лаборатории. - Работнички... С этим Хруповым того и гляди инфарктнешься. - Я же предлагал перевести его в сектор дистанционного пастушества, - подал голос седой. - Пастушества, - фыркнул профессор. - Да его вообще гнать надо с фермы! Пусть только попробует не достать... - Тут глаза профессора наткнулись на Крылечкина. - Да, Валера, вот прихвати с собой молодого человека. Наш новый зоопсихолог. Прошу любить и жаловать. Мычит, правда, неважно, но это дело наживное. - Научим, - уверенно пообещал бородатый Валера и жестом пригласил новичка следовать за ним. В коридоре Крылечкин придержал провожатого за локоть возле фотопортрета рогатого страшилища. - Так это и есть ваша новая порода? - Она и есть, - кивнул бородач и зашагал такими широкими шажищами, что Крылечкиц едва поспевал за ним. - А как коэффициент свирепости? - все-таки вспомнил он надпись на стене. - Не жалуемся. - Бородач ответил на полном серьезе, будто и не уловил иронии. - И куда такую зверюгу, для коровьей корриды? - Ты с какого года-то? - С семьдесят шестого. - Вот и потерпи, пока старшие все расскажут. Я, братец, в семьдесят шестом уже первый раз влюбился. - В яслях, что ли? - Еще чего... В средней группе детсада! Так, перебрасываясь редкими фразами, они дошли до конца коридора, спустились в полуподвальную галерею с прозрачным потолком, и движущаяся дорожка в две минуты доставила их к дверям коровника. Это был обычный типовой четырехрядный коровник из сборного пластобетона. С автопоилками, с кормовыми и скребковыми транспортерами, с серебристыми трубами молокопровода, с кисловатым силосно-навозным душком, который не могли полностью заглушить озонаторы под потолком. Только вот коров а коровнике не было. Вместо них в стойле хлопотали люди с коровьими шкурами. Шла массовая примерка. В одном месте шкуру только развертывали, в другом натягивали, в третьем "корова" уже шевелила головой и ногами, в четвертом мычала, - в общем, репетиция была в полном разгаре. Со всех сторон неслись голоса: - Охрименко, недостоверно бодаешься! - Сена, сена не забудьте подложить... - Эй, Вано, хвостом-то кто за тебя будет помахивать? - Значит, так: порошок разводим рано утром, чтобы полная иллюзия дойки... - А ну, кончай курить! Какая же ты к черту корова, если дым из ноздрей?! Крылечкин шел рядом с бородатым Валерой по проходу мимо деловито мычащих, бодающихся, помахивающих хвостами сотрудников, и в голове его четко печатался примерно такой газетный текст: "Молодой специалист К., в недавнем прошлом активист институтского "Комсомольского лазера", в первый же день работы помог разоблачить группу махинаторов, свивших гнездо на одной из экспериментальных ферм..." Тут бородач подвел Крылечкина к стойлу, где лежала на соломе вакантная рыжевато-белая шкура. Впрочем, скорее это было нечто вроде коровьего чучела. Подбитое изнутри какой-то упругой пористой массой, с искусно приделанной рогатой головой и правдоподобнейшим выменем, изделие это нуждалось лишь в паре статистов, чтобы выглядеть стопроцентно живой производительницей молока. Причем именно такой свирепообразной, какая красовалась на стене в коридоре. - Ну что, приступим? - Бородач приподнял шкуру и шутливо боднул Крылечкина острыми рогами. - Вон там, в шкафчике, комбинезоны. Переодевайся - и начнем входить в роль. За дыханье не бойся: есть воздухопровод. - Он потянул застежку, распахнув коровье брюхо. - Ты кем предпочитаешь: головой или хвостом? - Предпочитаю сначала узнать, что означает весь этот спектакль. - Ну, это слишком долго... Некогда сейчас объяснять. Вот порепетируем - тогда и поговорим. - Нет уж! - отрезал Крылечкин. - Сперва хочу узнать, куда я попал. Напустили туману, стенами огородились, а внутри - жульничество какое-то... - Не "какое-то", а вынужденное, - ничуть не обидевшись, поправил бородатый Валера. - Жульничество как суровая научная необходимость. - Ладно, я пошел, - Крылечкин решительно повернулся на сто восемьдесят градусов. - Спрошу кого-нибудь другого. Авось ответят без юродства... - Ну-ну, уж больно ты, старик, горяч, - бросив шкуру, Валера схватил его за плечо, повернул к себе. - Пойми, чудак, нет у меня времени все обсказывать! Сам видишь, какая запарка! - Вижу, что дело темное, - согласился Крылечкин. - Без фонаря не разглядишь. Вот и посвети. - Ну что с тобой делать?.. - Валера раздумчиво подоил кулаком свою черную бороду и посмотрел на часы. - Ладно, так и быть, в двух словах скажу. Только уговор: никаких расспросов. Все подробности - потом... Так вот, на нашей ферме выведена небывалая порода - коровы времени. - Коровы - чего?! - Времени!.. Транспортируем их через хронорубеж прямо вот отсюда. Он показал рукой на прозрачную розовую стену, отделявшую дальний конец коровника от остального помещения. - А там уж они сами передвигаются во времени безо всяких машин. - Зачем? - не, очень соображая, спросил Крылечкин. - А корма-то! Здесь они обходятся в копеечку, а там - даровые. - Где - там? - В плиоцене и начале плейстоцена. В царстве дремучих трав, где не ступала нога человека, - по той причине, что его тогда не было. Если не считать первых австралопитеков... "Бред сивой кобылы", - теперь уже окончательно понял Крылечкин. - А главное - пасутся круглый год, - продолжал бородач. - Утром исчезают, а и часу дойки возникают из небытия с полным выменем. - Вместе с пастухами? - насмешливо осведомился Крылечкин. - В том-то и дело, что перебрасывать через хронорубеж человека еще не научились. Только коров... Пытаемся пасти их дистанционно, но пока не очень получается. Иной раз они там крепко плутают... Но это все ерунда по сравнению с главным: безбрежные корморесурсы и молоко с почти нулевой себестоимостью. Ну, конечно, есть и теневые стороны: волки, саблезубые тигры и прочие клыкастики. Но наши коровы неплохо подготовлены ко всяким неожиданностям и умеют постоять за себя. Ты же видел на фото. Вот такие они и будут, коровы новой эры в животноводстве!.. - А это какая эра? - Крылечкин очертил рукой разворачивающуюся вокруг репетицию. - Тут, понимаешь, такое хитрое дело получилось... Я же говорю: буренки наши передвигаются во времени еще не очень уверенно. Ну и... В общем, позавчера вечером стадо не вернулось. Точнее - вернулась одна корова. И к хвосту ее была привязана записка, из которой явствовало, что стадо каким-то образом вместо прошлого попало в далекое будущее и слопало там плантацию неких особо редких, чуть ли не инопланетных растений. Ну и, дескать, за эту возмутительную потраву стадо задержано... - Глубоко сочувствую, - иронически поклонился Крылечкин, уже не скрывая, что не верит ни единому слову. - Но при чем же тут шкуры, которые вы так дружно напяливаете? - Имей терпение дослушать, - поморщился Валера. - Дело в том, что для нас главный источник информации не послание на хвосте, а наше собственное запоминающее устройство, запрятанное в роге. И устройство это зафиксировало очень тревожный разговор. Там, на опустошенной плантации, один из разгневанных потомков потребовал, чтобы стадо вообще не возвращали. Дескать, нечего с этими браконьерами церемониться... И все его, вроде бы, поддержали. Сошлись на том, что надо заслать к нам сюда лазутчика. И если выяснится, что другого сколько-нибудь значительного стада "времяпроходок" у нас не имеется и, значит, опыты только начинаются, - задержанных не возвращать. До тех пор, пока не отработаем надежную методику перемещений во времени. - Значит, ждете гостя? - На всякий случай решили подготовиться. Авось поверит, что коров времени на ферме еще полно и задерживать стадо не имеет смысла... Вплотную разглядывать его, конечно, не пустят, но по коровнику проведут. В первые-то стойла поставим настоящих доенушек четверка у нас еще осталась, - а дальше будем возлежать сами. В рогах и шкурах. Живые буренки, понятно, выглядели бы натуральней, да внешность не та, что у нашей породы. И потом, чтобы их заполучить, надо признаться в осечке, а шефу это не улыбается... Впрочем, кто его знает, может, и не будет никакого лазутчика. Может, еще передумают. Наше дело - быть наготове... - Я смотрю, с вами тут не соскучишься, - рассмеялся Крылечкин в лицо 6ородачу. - Ладно, будем считать представление оконченным... Он круто повернулся и зашагал по проходу. На этот раз Валера не стал его останавливать. Лишь подозрительно посмотрел вслед. И остальные, целиком поглощенные репетицией, казалось, не обращали на новичка никакого внимания. Крылечкин был уже у самых дверей, когда почувствовал, что в коровнике что-то произошло. Все голоса разом смолкли, все взгляды устремились в одном направлении. Крылечкин обернулся и замер: там, в дальнем конце помещения, за прозрачной розовой стеной один за другим возникали, словно из тумана, сначала смутные, потом все более отчетливые силуэты коров... Стадо возвращалось с пастбищ.