/ Language: Русский / Genre:det_irony, / Series: Три подруги в поисках денег и счастья

Три Ангела По Вызову

Наталья Александрова

Никогда не разговаривайте с незнакомцами, иначе неприятности не заставят себя долго ждать! Катерина, жизнерадостная «пышка» и известный дизайнер, пренебрегла этим старым правилом и попала в опаснейшую ситуацию. Случайно набрав не тот номер, Катя оказалась замешана в непростую игру между высокопоставленными столичными чиновниками и мошенниками высокой квалификации. К тому же ей в руки попал кейс с огромной суммой денег! И вот теперь за Катериной идет слежка, угрожают не только ей, но и ее горячо любимому супругу… Куда бежать с багажом таких проблем? Ну, конечно, к преданным и проверенным подругам Жанне и Ирине, только они сумеют не только утешить , но и спасти Катю…

Алексндров Н Три нгел по вызову ОЛМА Меди Групп, Издтельский Дом «Нев» М., СПб. 2006 5-373-00353-0, 5-7654-4933-6

Нтлья Алексндров

Три нгел по вызову

***

Н широком, кк летное поле эродром, письменном столе ззвонил телефон.

Н этом столе имелось несколько телефонов, но именно этот стромодный, мссивный ппрт цвет слоновой кости был среди них смым вжным. Звонил он редко, и кждый ткой звонок обознчл либо серьезные неприятности, либо, ноборот, шнс, подренный блгосклонной судьбой.

Лев Николевич протянул руку и снял трубку.

При этом он зметил, что рук его мелко дрожл, и огорчился.

Нужно держть себя в рукх, не двть воли нервм. Этк руки будут потеть от волнения, это уж совсем никуд не годится. Рукопожтие человек его уровня должно быть сухим, твердым и холодным. Холодным кк стль.

Еще не тк двно, снимя трубку с этого ппрт, Лев Николевич вствл. Он долго не мог приучить себя рзговривть с нчльством сидя. Дже когд нчльство никк не может его увидеть. Но в последние дни судьбоносные звонки случлись довольно чсто, и он привык относиться к ним более сдержнно.

– Слушю, – проговорил Лев Николевич, прижв трубку к уху.

– Мтерилы подготовлены? – осведомился бесцветный голос, искженный устройством зсекречивния.

– Готовы, – Лев Николевич едв не нзвл своего собеседник, но вовремя прикусил язык.

– Передшь их сегодня моему человеку, – продолжил собеседник и нзвл место встречи.

Лев Николевич змялся, и бесцветный голос с едв рзличимой усмешкой проговорил:

– Не беспокойся, Лев, нш договоренность остется в силе. Кк только документы поступят по нзнчению – тебя переведут в Москву, место для тебя уже готово.

Лев Николевич едв не выплил «рд стрться». Првд, его рдость немного подпортил нсмешливо-покровительствення интонция собеседник, и еще то, что тот нзвл его по имени. Конечно, вычислить его по номеру телефон ничего не стоит, но все же есть ккие-то првил, по которым ведут ткие рзговоры. Он-то не нзвл собеседник по имени-отчеству! Тем смым этот человек еще рз подчеркнул дистнцию между ними!

Из трубки двно уже доносились гудки отбоя.

Лев Николевич взглянул н трубку с некоторой неприязнью и положил ее н ппрт.

Лдно, мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним! Глвное – попсть в Москву, тм уж он рзвернется!

Он встл из-з стол, открыл сейф, вынул из него новенький кейс с мссивными метллическими змкми. Поствив кейс н стол, огляделся, словно уже прощлся со своим кбинетом.

Еще недвно этот кбинет кзлся ему пределом мечтний, венцом крьеры. Этот просторный стол, крсивя вымуштровння секретрш, огромный ковер с мягким зеленым ворсом, многочисленные телефоны… ведь именно количеством телефонов н столе определялся уровень нчльник!

Только добившись этого мест, он понял, кк млы, кк ничтожны его возможности! Нстоящя влсть, нстоящее влияние, нстоящие деньги, д и вообще нстоящя жизнь – только тм, в Москве! И рди того, чтобы попсть туд, он готов был н любую подлость, д что тм – н любое преступление и дже н любой риск.

Ведь ндо признться себе: то, что он сейчс делет – очень рисковнно.

«Мтерилы» – ну ндо же! Он хмыкнул. Никкие не мтерилы, обычня взятк. То есть не совсем обычня – деньги, конечно, большие, трист тысяч доллров, хотя для Москвы это не тк чтобы много.

Но дело в том, что человек, для которого преднзнчены деньги, очень уж н виду, д еще сейчс у него неприятности. Тм, в Москве, все время ккя-то чехрд – то министров сжют, то прокуроров меняют… И отклдывть ткое дело нельзя, нужно действовть сейчс, пок этот человек что-то может, кто знет, кким будет его преемник!

Тк что если сейчс стнет известно о взятке Льву Николевичу, не видть не то что Москвы, но дже этого кбинет… д ккой тм кбинет! Ему остнется рзве что собирть бутылки по помойкм… хотя, говорят, и тм конкуренция!

Н лбу у него выступил исприн.

Лев Николевич достл из крмн белоснежный плток, промокнул лоб и взялся з ручку кейс.

И в это время ожило переговорное устройство н его огромном столе.

– Лев Николевич, – низким интимным голосом проговорил секретрш Виктория, – к вм Антон Сергеевич!

– Черт! – прошипел Лев Николевич. – Не могл скзть, что я ушел! Обычно он куд сообрзительнее! Кк не вовремя… но что делть, придется принять, то пойдут рзговоры…

Пусть войдет! – громко скзл он, щелчком переключив интерком, и поспешно перествил кейс со стол н пол, сбоку от своего удобного рбочего кресл.

Дверь кбинет открылсь н четверть, в нее деликтно проскользнул крупный светловолосый мужчин с преднно выпученными рыбьими глзми. В руке он держл большой потертый портфель.

– Что у вс, Антон Сергеевич? – Лев Николевич демонстртивно взглянул н чсы. – Меня ждут в мэрии…

– Это по поводу нового корпус, – зчстил тот, еще больше выпучив глз. – Вы хотели посмотреть чертежи… вы просили их подготовить. .. я могу вм покзть… – и он, еще не зкончив фрзу, плюхнул свой портфель н дльний конец стол, рсстегнул зстежку и принялся вывливть н стол уйму бумг.

– Не сейчс, – Лев Николевич поморщился, откровення тупость подчиненного его рздржл. – Вы не поняли? Я же скзл, меня ждут в мэрии…

– Извините! – подчиненный всплеснул рукми, его шея побгровел, глз чуть не вылезли из орбит. – Извините, я сейчс! – и он принялся торопливо зтлкивть бумги обртно в портфель.

– Лев Николевич! – рздлся вдруг из интерком взволновнный голос секретрши. – Можно вс н секунду? Это очень вжно!

– Что?! – рздрженно переспросил нчльник. – В чем дело?

– Я не могу говорить! – Виктория перешл н свистящий шепот. – Но это очень вжно!

– Черт! – Лев Николевич покосился н спрятнный под столом кейс, потом н подчиненного, трясущимися рукми убирющего в портфель чертежи, и в несколько шгов покинул кбинет.

Едв он вышел из кбинет, Антон Сергеевич словно переродился. Он выпрямился, стремительно обежл стол, вытщил из-под него кейс, снов обежл стол. Из своего огромного портфеля вынул второй кейс, точно ткой же, кк первый. Чемоднчик Льв Николевич ловко зпихнул в свой портфель, сверху звлил чертежми. Свой же кейс поствил н место похищенного, возле кресл нчльник, вернулся и снов с глупым, озбоченным видом принялся зсовывть в портфель чертежи и листы документов.

– В чем дело? – Лев Николевич вышел в предбнник и рздрженно уствился н секретршу.

Т вырзительно взглянул н дверь кбинет, из-з которой доносилось сосредоточенное пыхтение Антон Сергеевич.

Шеф пожл плечми и прикрыл дверь поплотнее.

– Ну, в чем дело? – он грозно нвис нд секретршей, кк грозовя туч нд утлым прусным корбликом, зтерявшимся в бескрйних просторх окен.

– Я кк рз нсчет Антон Сергеевич, – зшептл секретрш. – Еще вчер хотел вм скзть…

– Что ткое? – рздрженно прошипел Лев Николевич. – Сейчс неподходящий момент…

– Я вчер видел, кк он сдился в мшину к Федору Михйловичу! – едв слышно выдохнул Виктория.

В другой день Лев Николевич блгосклонно выслушл бы ткую информцию, более того – он очень бы его зинтересовл. Еще бы, его непосредственный подчиненный, зместитель по хозяйственным вопросм, вступет в конткты с глвным конкурентом! Здесь явно просмтривется ккя-то интриг!

Но сегодня у него были дел повжнее, и Лев Николевич, побгровев, рявкнул н секретршу:

– Знимйся своими делми!

Он рзвернулся и хотел вернуться в кбинет, но Виктория внезпно рзрыдлсь. Он уронил лицо в лдони, узкие плечи зтряслись, и сквозь бурные рыдния прорывлись отдельные слов:

– Зчем же тк… я хотел кк лучше… вы же просили меня сообщть… я стрлсь…

Женские слезы всегд действовли н Льв Николевич удивительно сильно, тем более что Виктория был для него человеком не вовсе посторонним. Ее вздргивющие плечи, беззщитный зтылок вызвли в душе железного человек неожиднное движение. Он склонился нд ней, поглдил по узкой спине, достл из крмн плток. Секретрш поднял зплкнное лицо, взглянул н шеф полными слез доверчивыми глзми. Он вытер ее слезы своим плтком и смягчившимся голосом проговорил:

– Ну не ндо, не ндо… я погорячился… это действительно вжня информция, спсибо тебе… если все будет хорошо, я возьму тебя с собой в Москву…

– Првд, Лев Николевич? – лицо секретрши посветлело, кк небо после грозы.

– Првд, првд! – он потрепл ее по щеке и вернулся в кбинет.

Антон кк рз зкончил убирть в портфель свои бумги. Он взглянул н шеф пустыми выпученными глзми свежезмороженного минтя и збормотл:

– Извините, Лев Николевич, я уже ухожу… я тут бумги собирл… меня уже нет… я уже ушел…

– Вон! – зорл н него шеф.

Антон кк ветром сдуло.

Лев Николевич выдохнул, мысленно сосчитл до десяти, взял кейс и покинул кбинет.

Секретрш проводил нчльник преднным взглядом, но кк только дверь з ним зхлопнулсь, ее лицо изменилось. Вместо преднности и трогтельной беспомощности н нем проступил рсчетливя неприязнь. Виктория снял трубку местного телефон и, услышв знкомый голос, проговорил:

– Антон Сергеевич? Ну кк я спрвилсь со своей ролью? Блестяще? Ну, теперь очередь з вми!

Повесив трубку, он потянулсь, кк сытя кошк.

Все-тки мужчины удивительно примитивны, и вертеть ими не предствляет никкого труд! Не один, тк другой, не другой, тк третий, но он непременно добьется своего!

***

Ктерин Дронов неторопливо шл по тротуру, нслждясь первым по-нстоящему теплым днем. Апрель в этом году выдлся холодным, до смой середины месяц случлись неожиднные снегопды, и только к двдцтому числу потеплело и подсох сфльт.

Нвстречу Кте шел ккой-то стрнный человек. Он рзмхивл рукми и что-то неврзумительно бормотл. Ктя попытлсь обойти его, но стрнный тип зступил ей дорогу и громко збубнил, кк зкипющий чйник.

– Не понимю, – доброжелтельня Ктерин честно пытлсь вслушться в это бормотние и рзобрть н кком языке он говорит – не нглийский, это точно… не фрнцузский… д нет, просто бессмыслиц ккя-то!

Незнкомец еще ктивнее змхл рукми, выпучил глз, возмущясь Ктиной непонятливостью, ухвтил ее з руку, безуспешно пытясь что-то объяснить…

«Д он глухонемой! – догдлсь нконец Ктерин. – Или просто немой… интересно, он по губм читть умеет?»

– Нпишите н бумжке, что вм нужно, – предложил он и для верности изобрзил рукой движения пишущего человек.

Незнкомец бурно обрдовлся, зкивл и збормотл еще непонятнее. Потом он вдруг покзл пльцем н что-то у Кти з спиной.

Ктерин неторопливо оглянулсь.

К ним н большой скорости приближлся мотоциклист в черной кожной куртке и блестящем, тоже черном шлеме, зкрывющем всю голову, отчего его влделец деллся похожим н взбесившегося иноплнетянин.

– В чем дело? – хотел спросить удивлення Ктерин у глухонемого, но в это время мотоциклист порвнялся с ней, сдернул с Ктиного плеч сумку и умчлся в светлую дль, нпоследок издевтельски рыкнув мотором.

– Ой! – вскрикнул Ктерин, провожя похитителя рстерянным взглядом. – Что же это творится? Прямо среди белого дня, почти в центре город…

Он повернулсь к глухонемому, чтобы призвть его в свидетели происшествия, но того и след простыл.

Только теперь до нее дошло, что глухонемой нверняк был в сговоре с мотоциклистом, он отвлекл Ктю своим бормотнием, д скорее всего – никкой он не глухонемой, смый обыкновенный жулик…

Он предствил, кк нчнут стыдить ее подруги – Жнн и Ирин, если рсскзть им эту историю.

«Сколько рз тебе говорили – не носи сумку н плече! – зявит Ирин. – В городе полно всякой шпны, которя только и смотрит, где что плохо лежит!»

«И вообще, ты вечно считешь ворон! – непременно добвит Жнн. – В нше трудное время женщин должн быть собрнной и нстороженной, кк солдт н поле боя, ты рсхживешь с тким видом, будто цветочки н лугу собирешь!»

Нет, ни в коем случе нельзя им рсскзывть о сегодняшнем инциденте! Вместо сочувствия от них дождешься только упреков и поучений ! Подруги нзывется!

Вспомнив про Жнну, Ктерин охнул: ведь у них сегодня нзнчен встреч, они вместе собирлись пойти н выствку в рт-кфе «У бездомной кошки». Причем до встречи оствлось совсем мло времени, Ктя отвлеклсь, рсслбившись н весеннем солнышке, и совсем збыл о договоренности… тут еще сумку укрли… ндо срочно позвонить подруге и уточнить время…

Неожиднно Ктино нстроение улучшилось: он вспомнил, что, нучення горьким опытом, не положил свой мобильник в сумку, повесил н шею, д еще спрятл его под одеждой. Кроме того, н всякий пожрный случй пришил изнутри к своей любимой куртке болотного цвет потйной крмшек, в котором держл знчку н случй тких, кк сегодня, неприятных происшествий.

Рдуясь своей предусмотрительности, Ктерин рспхнул куртку, рсстегнул верхние пуговки блузки и полезл з декольте в поискх мобильник. Мимо нее проходил невзрчный дядечк средних лет. Увидев Ктины мнипуляции, он испугнно моргнул, покрснел, кк пожрня мшин, и н всякий случй прибвил шгу.

Ктерин проводил дядечку здумчивым взглядом, выловил телефон и нбрл Жннин номер. Руки тряслись от пережитого стресс, и он долго не попдл пльцем по нужным кнопкм.

Нконец он услышл гудки, зтем – рздрженный и плохо рзличимый женский голос.

– Это я… – робко проговорил Ктерин.

– Ну нконец-то! – хрюкнул трубк. – Сколько можно ждть!

– Д тут со мной… – нчл Ктя, но тут же прикусил язык: Жнн срзу нчнет воспитывть…

– Некогд! – отрезл т. – Тебя двно уже ждут! Немедленно поезжй к «Стерегущему»! Тебе переддут…

– Что переддут? К ккому стерегущему? – недоуменно переспросил Ктерин, но трубк зпищл и смолкл.

Ктя уствилсь н мобильник в недоумении. В смый неподходящий момент рзрядилсь бтрейк.

Что только что скзл ей Жнн? Кто ее ждет? Что ей должны передть? И куд он должн немедленно ехть? Ах д, к «Стерегущему»!

Ктерин сообрзил, что подруг имел в виду пмятник миноносцу «Стерегущий», устновленный в прке возле Кменноостровского проспект. Но почему именно тм, когд кфе вовсе дже н площди Искусств.

Жнн торопил ее, скзл, что ехть нужно немедленно…

Из-з угл выехл мршрутк. Подходящий номер, идет кк рз н Петрогрдскую сторону. Ктя злезл в потйной крмшек и облегченно вздохнул: деньги тм были, хотя бы н дорогу хвтит. Он призывно змхл подъезжющей мршрутке и втиснулсь н свободное сиденье.

«Если Жнн скзл, что нужно ехть к "Стерегущему", – рзмышлял Ктя, – то нужно ехть, с ней лучше не спорить».

Подруг – очень знятя и деловя женщин, нотриус, все время у нее рсписно по минутм. Он хорошо зрбтывет и многое успевет – следить з своим внешним видом, посещть фитнес-клуб и косметолог, то есть выглядеть ухоженной и довольной жизнью. Хотя нет, довольной жизнью выглядит кк рз он, Ктерин, Жнк вечно всех критикует, поучет и воспитывет. Ее суждения бывют подчс излишне резки, тк что Ирин, их третья подруг, не рз пытлсь поствить Жнну н место. Но у Ирки это получется, у нее, Кти – нет. Не стоит и стрться. Жнн, конечно, действует из смых лучших побуждений, он, говоря ее собственными словми, «пытется кк-то упорядочить Ктеринину бестолковую жизнь». Но если н то пошло, Ктя совсем не хочет что-то менять в своей жизни.

У нее есть все, что нужно человеку. Во-первых, любимя рбот. Ктя – художник, он знимется приклдным искусством – из кусочков ткни, кожи, мех, бисер и стеклярус он творит потрясющие пнно! Д-д, именно тк и было скзно в ктлоге выствки, которя был в прошлом году. Выствк прошл с большим успехом, о Ктином творчестве много писли в гзетх, и дже один толстый журнл рзрзился приличной рецензией. Тк что можно скзть, что Ктя кк творческя личность вполне состоялсь.

Во-вторых, у Кти есть муж. То есть нет, пожлуй, муж – это во-первых. Муж у Кти змечтельный – очень умный и увлеченный человек, профессор. Он изучет фрикнские племен и много ездит по свету н рзные конференции и симпозиумы. Ездил он и в Африку, но с тех пор кк провел тм больше полутор лет, собирлся всего н три месяц, Ктя больше его туд не пускет. А сейчс его приглсили н двухнедельный семинр в Копенгген. Что ж, Дния – тихя спокойня стрн, ничего тм с профессором не случится.

Ктя привычно смхнул слезу – он плохо переносил рзлуку с мужем.

Жнк же ехидно утверждет, что Ктерин всех обмнывет, что он только рд мужниным отлучкм, потому что тогд можно спокойно спть до полудня, потом рзложить свои цветные тряпочки и делть вид, что рботет.

«Это непрвд, – подумл Ктя, – просто семейня жизнь отнимет много времени, не успею я углубиться в творческий процесс, кк окзывется, что нужно готовить обед или идти в мгзин, или делть уборку…»

Вот Ирин ее понимет, он см – творческий человек, пистельниц. И очень хорошя, кстти. И было бы змечтельно пойти н выствку с ней, но Ирк ктегорически откзлсь – зкнчивет очередной ромн и никуд не выходит. Тк что пришлось идти с Жнной, т зчем-то послл ее к пмятнику «Стерегущему».

Ктя очнулсь от рздумий и зметил, что сидящя нпротив тетк очень неодобрительно н нее смотрит. Ктя проследил з ее взглядом и зметил, что збыл зстегнуть пуговки н блузке. И теперь тетке, и не только ей, был виден розовый тлсный бюстгльтер и мобильный телефон, который удобно лежл н груди – свисть ему было некуд.

«Если бы Жнк видел этот лифчик, он убил бы меня н месте, – с грустью подумл Ктя, зстегивя пуговицы, – я обещл выбросить его еще в позпрошлом году. Но что делть, если он ткой удобный… В конце концов, глвное – это личный комфорт!»

Он повеселел и встретил осуждющий теткин взгляд незвисимой улыбкой. Тетк отвернулсь первя.

***

Через десять минут Ктя высдилсь н Кменноостровском.

Серя скл с пмятником одиноко возвышлсь посреди сквер.

Ктерин не срзу зметил мячившего возле постмент мужчину.

Мужчин был незнкомый. Довольно солидный, хорошо одетый. Седые виски, брезгливое выржение лиц. Он держл в руке, немного н отлете, черный плоский чемоднчик и то и дело посмтривл н мссивные золотые чсы.

«Нверное, ккой-нибудь Жнкин клиент, – подумл Ктя, подходя к пмятнику. – Что з привычк у нее – поручть подругм собственные дел! Кк будто у меня своих збот мло!»

Мужчин увидел ее, шгнул нвстречу, еще рз демонстртивно взглянув н чсы.

– Опздывете! – проговорил он, протягивя Кте чемоднчик. – Вы же знете, кк вжен фктор времени!

– А что… – нчл Ктя, ухвтив кейс з ручку.

Он хотел спросить, что ей теперь делть с чемоднчиком, но мужчин круто рзвернулся, в несколько шгов пересек сквер, сел в припрковнную возле поребрик черную мшину и уктил.

– Ну вот… – проговорил Ктя, рстерянно оглядывясь по сторонм. – И что мне теперь делть?

Чемоднчик был довольно тяжелый.

Вдруг под блузкой у Ктерины истерично ззвонил мобильник. Нверное, он немного отдохнул, собрлся с силми и решил ещё немножко порботть.

Ктерин вздохнул, привычным движением рсстегнул блузку и вытщил телефон н свет божий.

– Ну и где, интересно, ты шляешься? – рздлся в трубке голос Жнны. – Небось вообще збыл, что мы с тобой сегодня договорились пойти н выствку!

– Вот это здорово! – обычно незлобивя Ктерин здохнулсь от прведного возмущения. – Я езжу по твоим делм, ты мне еще и выговривешь?

– По моим делм? – удивленно переспросил Жнн. – По кким еще делм? Ктьк, ты вообще где нходишься?

– Я кк рз сейчс у «Стерегущего», – прервл Ктерину подруг. – Еще и этот твой клиент мне недовольство выскзл… видите ли, я опоздл…

– Ну, ты же действительно всегд опздывешь: – соглсилсь Жнн и тут же переспросил, – У ккого еще стерегущего? Ккой клиент? Ктерин, у тебя что – темпертур?

– И вообще – что мне теперь делть с этим кейсом?

– Ничего не понимю! – Жнн секунду помолчл и продолжил несколько тише: – Ты мне можешь объяснить, что происходит?

– Нет, это ты мне объясни – что происходит! – Ктерин, ноборот, повысил голос. – Ты мне звонишь. .. то есть, это я тебе звоню, ты мне велишь срочно ехть к пмятнику «Стерегущему»…

– Н Петрогрдской?

– Ну д! А что – есть еще один пмятник? Я приехл, здесь ккой-то тип смотрит н чсы, отдет мне кейс и тут же уезжет… и после этого ты требуешь у меня объяснений?

– Ктьк, – проговорил Жнн после продолжительной пузы, – я тебя никуд не посылл.

– То есть кк – не посылл?

– Я с тобой не рзговривл по телефону! Ты попл куд-то не туд! Ктьк, во что ты снов вляплсь?

– То есть кк – не рзговривл? – Ктя рстерянно огляделсь по сторонм. – Ты уверен?

– Абсолютно!

Обмнчивое прельское солнышко спрятлось з тучу, и в сквере снов похолодло. Ктя уствилсь н чемоднчик.

– И что же мне теперь делть? – проговорил он еле слышно. Уголки ее губ опустились, кк у тетрльной мски, символизирующей горе.

– Ты меня слышишь? – ндрывлсь в трубке Жнн.

– Нет… то есть д… – выдвил Ктя, поднеся трубку к уху.

– Неизвестно, что тебе подсунули! – горячилсь Жнн. – Может быть, в этом кейсе нркотики! А может быть – бомб! Избвься от него кк можно скорее!

– Д-д, конечно… – испугнно пискнул Ктерин, оглядывясь по сторонм.

Неподлеку от нее стоял угрюмый человек с грблями. Вместо того чтобы скрести гзон, очищя его от зимних нслоений, он очень подозрительно поглядывл н Ктерину.

«Если поствить кейс около пмятник и сбежть, – думл Ктя, медленно отступя от пмятник, – он нверняк подумет, что я террористк. .. что я хочу взорвть этого "Стерегущего"… догонит меня, вызовет милицию… и кк я потом опрвдюсь? Вдруг в этом чемодне действительно бомб?»

Человек с грблями медленно двинулся в ее сторону.

«Ну почему мне тк не везет? – подумл Ктя, поспешно отступя. – Снчл сумку укрли, теперь еще этот дурцкий кейс… ну з что мне ткие неприятности?»

Он отошл от пмятник и пересекл сквер. Н другой стороне Кменноостровского крсовлсь вывеск кфе. Решение пришло мгновенно: чшечк кофе и дв-три пирожных – это то, что ей сейчс нужно, чтобы спрвиться со стрессом и зодно порзмыслить, что же делть с несчстным кейсом.

Кфе было полупустым. Официнтк, крупня блондинк бльзковского возрст, оживленно рзговривл с кем-то по мобильному телефону.

– А он? – восклицл он грудным голосом. – А он? У-ужс! А он? А он? Кошм-р!

Ктерин уселсь з угловой столик и поствил злополучный кейс возле ног. Потом вытщил знчку из потйного крмн и пересчитл под столом. Подсчеты не то чтобы сильно пордовли, но и не рзочровли.

З стойкой бр стоял включенный телевизор, по которому передвли городские новости.

– Поступил дополнительня информция по поводу врии в городском метрополитене, – трторил молоденькя дикторш. – В результте повреждения рельсов приостновлено движение н московско-петрогрдской линии. Один поезд зстрял н перегоне между стнциями «Сення площдь» и «Технологический институт». В ншей студии нходится сотрудник упрвления метрополитен Ивн Ивнович Петровский…

Кмер сместилсь, покзв мрчного мужчину с обвислыми щекми, в темно-синем хорошо отглженном костюме.

– Ивн Ивнович, – прощебетл дикторш, – что вы можете сообщить ншим зрителям по поводу этой врии? Кковы ее причины? Когд будет восстновлено движение?

Предствитель метрополитен нервно сглотнул, покосился н дикторшу и проговорил голосом стртельного ученик, отвечющего хорошо выученный урок:

– По моим днным, врия уже устрнен, движение будет восстновлено в ближйшее время. Жертв нет.

– А кков судьб пссжиров того поезд, который зстрял н перегоне?

– По моим днным, – с той же зученной интонцией ответил сотрудник метрополитен, – пссжиры этого поезд в ближйшее время будут доствлены н стнцию «Технологический институт». Среди них тоже жертв нет.

– Спсибо, Ивн Ивнович! – пропел дикторш жизнердостным пионерским голосом. – А теперь – новости из зоопрк! В семье жирфов снов прибвление!

Официнтк с сожлением зкончил волнующий рзговор и подошл к посетительнице.

Неожиднно у Кти возникло то неприятное чувство, которое бывет, когд кто-то смотрит тебе в зтылок.

Он обернулсь.

З спиной у нее было окно кфе, и з этим окном стоял очень стрнный человек. Он был весь ккой-то потертый, помятый, обвислые, кк у бульдог, щеки покрывл трехдневня щетин. Но не это было смым неприятным в его внешности. Глз незнкомц смотрели в рзные стороны и дже с рзным выржением, кк будто это были дв незвисимых и врждебных друг другу существ. Один глз стрнного человек глядел н припрковнные неподлеку мшины, второй с неприязненным любопытством нблюдл з Ктериной.

Зметив, что он повернулсь, незнкомец криво усмехнулся и неторопливо отошел от окн.

– Будем что-нибудь зкзывть? – прервл официнтк Ктины нблюдения.

– Будем, – Ктерин решительно потянулсь к меню. – Пирожные у вс ккие есть?

– Вм с кремом или диетические? – осведомилсь официнтк.

– А диетические – это кк?

– Диетические – это диетические. Н фруктозе и без крем.

Ктя тяжело вздохнул. Диетические пирожные – это то же смое, что безлкогольня водк. Он решил, что подруги ничего не узнют, и зкзл «нполеон».

Ктерин не стремилсь похудеть. Он искренне считл, что хорошего человек должно быть много, и не сомневлсь, что большинство мужчин предпочитет полных женщин. Но вредные подруги постоянно пилили ее и призывли к здоровому обрзу жизни. Но кк же тогд снимть стресс? Этого Ктя решительно не понимл.

Через полчс, когд он допил мленькую чшечку кофе и прикончил третье пирожное (или, кжется, четвертое), н душе у нее стло горздо легче. Все сегодняшние неприятности отступили и збылись. Жизнь снов был прекрсн и удивительн. Ктерин рсплтилсь, поднялсь из-з столик и уверенной походкой нпрвилсь к дверям.

– Женщин! – окликнул ее официнтк. – Вы свой чемоднчик збыли!

Ктя помрчнел: он действительно нпрочь збыл об этом чертовом чемоднчике.

С тяжелым вздохом он вернулсь з кейсом и нконец покинул гостеприимное кфе.

Выйдя н улицу, он первым делом увидел того потертого мужчину, который зглядывл в окно.

Он стоял перед витриной соседнего обувного мгзин, зсунув руки в крмны едв ли не трченного молью плщ, и делл вид, что изучет женские босоножки со стрзми.

«Нверняк мньяк, – опсливо подумл Ктерин. – Вылитый Чиктило! И явно меня поджидет!»

Тут ее взгляд упл н уличные чсы, и он охнул: з кофе с пирожными он совсем збыл о Жнне и выствке!

Мньяк тут же вылетел у нее из головы: рссерження Жнн стршнее любого Чиктило, в том, что он нклен до предел, можно не сомневться.

В это время н Кменноостровском покзлсь мршрутк. Ктя рдостно взвизгнул, змхл рукми и бросилсь ей нперерез. Боковым зрением он зметил ккое-то движение спрв по курсу, но не обртил н него внимния. Только подбегя к зтормозившей мршрутке, он увидел, что потертый тип бросил свое увлектельное знятие и устремился в том же нпрвлении, что он – то ли пытясь остновить Ктерину, то ли рссчитывя сесть в ту же мршрутку. Тректории Кти и незнкомц пересеклись.

Ктерин попытлсь притормозить, но он нбрл слишком большую скорость, д и ее избыточный вес сыгрл свою роль. Короче, он нлетел н мужчину и отбросил его с дороги, кк скорый поезд отбрсывет пушинку. Незнкомец отлетел в сторону и збормотл что-то нечленорздельное. Ктя не стл прислушивться, он нырнул в мршрутку и зхлопнул з собой дверь.

– Поезжйте скорее! – кинул он водителю, протягивя ему деньги. – Этот тип меня преследует!

– Конэчно, дорогя! – с сильным квкзским кцентом отозвлся водитель, срывя мшину с мест. – Только я его очэнь понимю: ткя крсивя жэнщин – и одн!

«Точно, худеть ндо! – с грустью подумл Ктерин, – А то мне скоро водители мршруток и лречники проходу двть не будут!»

Мршрутк переехл мост, миновл Летний сд, Инженерный змок, свернул нпрво.

– Остновитесь н следующем светофоре! – попросил Ктерин.

– Конэчно, дорогя! – водитель притормозил и бросил ей вслед: – Тэлефон дй!

– Рзбежлся! – беззлобно отозвлсь Ктя и устремилсь к цели.

***

Известное рт-кфе «У бездомной кошки» рсполглось в большом сводчтом подвле в смом что ни н есть историческом центре город – в двух шгх от Большого зл Филрмонии, рядом с Русским музеем и тремя тетрми. По причине ткого удчного рсположения выствки и вечер, проходившие в этом подвльчике, пользовлись большой популярностью среди художественной интеллигенции.

Обычно перед входом толпились ккие-то творческие личности, легко опознвемые по кудлтым бородм и художественному беспорядку в одежде. Но сейчс н ступенькх подвльчик было совершенно пусто, если не считть той смой бездомной кошки, которя дл имя этому популярному зведению. Д и эт кошк был ккой-то стрнной – он стоял совершенно неподвижно, выгнув спину н мнер верблюд и здрв облезлый хвост.

Присмотревшись к кошке, Ктерин понял, что он не живя, отлит из бронзы.

Дверь «Бездомной кошки» был зперт, и открыли ее только после робкого Ктиного стук.

– У нс сегодня спецмероприятие, – скзл широкоплечий молодой человек с оловянным взглядом, неприязненно осмотрев Ктерину с головы до ног.

– А я кк рз туд! – рдостно сообщил он. – У меня и приглшение есть!

Поскольку в глзх стрж дверей метлл не убвилось, к тому же он очень недоверчиво смотрел н ее куртку, Ктя поствил чемоднчик н пол и стл рыться в крмнх, подумв, что подруги ругют ее з то, что вечно все тскет в крмнх, вот ведь если бы приглшение было в сумке, его бы укрли. И ключи. И мобильный телефон. А тк все нужные вещи н месте.

Но для того чтобы все помещлось в крмнх, нужно иметь большие крмны. Они, конечно, отвисют, и вид у куртки ткой неприглядный… Это говорил Ирин, Жнн, которя все вещи нзывл своими именми, прямо зявлял, что у Ктерины в этой куртке цвет болотной жижи, вид кк у бомжихи. И что еще немного, и ей нчнут подвть н бедность, зпросто можно встть в людном месте и тянуть: «Поможите люди добрые, мы люди не ме-ест-ные, хт сгорел-!»

И Ктя н встречу с Жнной хотел ндеть пльто и крсивый шрф. Но отвлеклсь, рзбиря свои лоскутки, когд спохвтилсь, то времени н сборы уже не остлось, пришлось нтянуть, что под руку попло, это и был любимя куртк.

Приглшение ншлось быстро, и молодой человек посторонился, пропускя Ктю, но лицом не потеплел.

– Со мной еще подруг, он не приходил? – трторил Ктя, н ходу снимя куртку. – Ткя женщин яркя, экстрвгнтня…

–"Кк вы? – молодой человек позволил себе некоторый сркзм в голосе.

– Что вы! – Ктерин никкого сркзм не услышл. – Горздо интереснее!

– Ну-ну, – фыркнул прень и отвернулся, Ктя в это время сбросил куртку ему н руки.

То есть ей тк покзлось, потому что куртк свлилсь н пол с оглушительным звоном – кк уже говорилось, в крмнх были ключи и еще много нужных вещей. Ктерин обернулсь и увидел, что молодой человек стоит, опустив руки по швм и глядя в сторону плкт, который извещл посетителей рт-кфе о том, что сегодня, двдцть третьего преля, состоится открытие художественной выствки «Истинно мтерильное искусство».

– Ну хотя бы грдероб-то у вс есть? – упвшим голосом спросил Ктя.

– Влево по коридору, – последовл невозмутимый ответ, глз молодого человек по-прежнему нпоминли оловянные пуговицы.

Ктя подхвтил вещи и пошл по темному узкому коридорчику, который зкнчивлся тремя вешлкми.

«Нверное, Жнн не дождлсь меня и ушл, – печльно думл он, – и теперь обиделсь, и будет ругться. Внутрь ее не пустил этот, с оловянными глзми, приглшение-то у меня. Ой, кк нехорошо получилось…»

Приглшение н открытие выствки Ктерине буквльно всучил силой Гриш Четверкин стрый приятель еще по Акдемии художеств. Он позвонил нкнуне и долго упршивл Ктю пойти вместо него.

– А см-то… – слбо сопротивлялсь Ктя.

– Д, понимешь, у меня хлтур срочня, никк нельзя откзться, – тумнно отговривлся Гриш, – ты сходи, ознкомься. Тм все приклдное, тебе кк рз по теме. Опять же проветришься, то все дом сидишь, нигде не бывешь…

– И то верно, – соглсилсь Ктя, – у меня кк рз муж в комндировке…

– Ну вот видишь, знчит, время свободное есть! – зметно повеселел Гришк и поскорее отключился, скзв, что попросит сын звезти Ктерине приглшение сегодня же поздно вечером и бросить в почтовый ящик.

Возле вешлок никого не было видно, и Ктя отвжилсь вполголос спросить:

– Есть здесь кто-нибудь? Ау-у!

Поскольку никто не появился, пришлось повторить громче, и только после третьего вопля явилсь нконец тетк в синем стиновом хлте и взял Ктину куртку.

– Мероприятие уж скоро кончится, – бубнил он, обтиря губы и стряхивя крошки с хлт, – они все идут. Время же укзно, они будто читть не умеют…

– Вот еще чемоднчик пожлуйст возьмите… – униженно попросил Ктя, – уж будьте тк добры…

– Д вы что? – тетк возмущенно зсопел. – Д где это видно? Еще сопрет кто – мне отвечй!

– Тк одежду ведь тоже спереть могут! – возрзил Ктя.

– Эту? – тетк тк вырзительно посмотрел н злосчстную куртку, что Ктерин решил, что выбросит ее срзу же по приходе домой – н рдость Жнне.

– Лдно, – неожиднно скзл тетк и убрл кейс под вешлку, – но в случе чего – с меня никкого спрос!

Ктя сердечно поблгодрил ее и пожелл про себя, чтобы кейс непременно кто-нибудь укрл – тогд ей не ндо будет думть, кк от него избвиться.

Он прошл длинным полутемным коридором, по бокм которого были рсствлены многочисленные кошки. Кошки предствляли собой чсть постоянного оформления кфе, опрвдывя его нзвние. Были они смые рзные – отлитые из бронзы и ковные из желез, вылепленные из гипс и глины, соствленные из детлей детского конструктор и сшитые из лоскутков. Лоскутня кошк вызвл у Ктерины смый живой интерес, поскольку он см творил свои высокохудожественные пнно из ткого же мтерил.

Из смого темного угл сверкли ярко-зеленые глз. В первый момент Ктерин подумл, что оттуд выглядывет нстоящя живя кошк, но подойдя ближе, убедилсь, что это – очередное изделие скульптор, которому вместо глз вствили две зеленые лмпочки от строго рдиоприемник.

Коридор зкончился, и Ктя окзлсь в первом из просторных подвлов, где рзмещлсь сегодняшняя выствк.

Мероприятие было в смом рзгре. Это было видно по тому, что все присутствующие уже рзбились н мленькие группки по три-четыре человек, и рзговривли чрезвычйно громко, стрясь перекричть друг друг. Большинство посетителей выствки явно было чересчур оживлено – глз у них блестели, кк у той кошки в темном углу, жесты уже стли слишком рзмшистыми, голос излишне громкими.

Причину этого оживления Ктя понял, увидев в сторонке стол, н котором крсовлось несколько почтых бутылок водки, однорзовые сткнчики и почти нетронутя трелк с бутербродми.

Ктя вспомнил, кк пру рз попдл н фуршеты з рубежом. Тмошняя публик в дв счет рспрвлялсь с зкускми, выпивк, кк првило, оствлсь. Нш же творческя интеллигенция (и не только он) быстро рзделывется с выпивкой, зкуск может остться почти нетронутой. По этому поводу есть дже две популярные прискзки: «Мы сюд не жрть пришли» и «Когд зкнчивется водк, зкуск стновится просто едой».

Однко сегодня отношение к зкуске было н редкость прохлдным, и Ктя зподозрил, что бутерброды окзлись несвежими.

Кроме вышеупомянутого стол, в помещении имелось еще несколько столов, столиков и подствок, н которых, кк в первый момент покзлось Кте, тоже рзмещлсь зкуск. Првд, зкуск эт был ккя-то стрння, кроме того, ее было чересчур много.

Только внимтельно приглядевшись, Ктя понял: то, что он принял з зкуску, н смом деле и было экспонтми выствки. Причем эти экспонты отчетливо рзделялись н три группы, явно выполненные в рзличной художественной мнере.

Чсть произведений был изготовлен из овощей. Это были человеческие фигуры и изобржения животных, соствленные из вреных кртофелин, крупных морковок и свежих огурцов. Попдлись ткже отдельные помидоры и бклжны.

Вторя групп экспонтов был создн из хлеб и рзнообрзной выпечки. Несколько вполне релистических скульптур, вылепленных из хлебного мякиш, змечтельня композиция, соствлення из крусснов и булочек для гмбургеров, бстрктня конструкция из бубликов и брнок. Особенно привлек Ктино внимние симптичный крокодил, изготовленный из длинного бтон, с рзинутой пстью и мленькими изюмными глзкми.

Третья чсть выствки предствлял собой произведения из сосисок, срделек и копченой колбсы. Некоторые скульптуры покзлись Кте просто неприличными.

Он огляделсь по сторонм в поискх кого-нибудь знкомого, с кем можно было бы обсудить выствку, но ни одного знкомого лиц ей н глз не попдлось. Вообще, присутствующие делились н две очень четко рзличемые группы: это были или художники, с богемным видом, кудлтыми бородми, в дрных свитерх и поношенных джинсх, или глерейщики в дорогих костюмх, с великосветскими мнерми и стрижкми от модных прикмхеров.

Нконец Ктя зметил в дльнем углу знкомого художник и двинулсь к нему через толпу, но тут ее ухвтил з локоть бородтый тип с горящими глзми и крупной бородвкой н носу.

– Привет, подруг боевя! – воскликнул он . нрспев. – Ну кк тебе нш слвный труд?

– Вы что – один из учстников выствки? – догдлсь Ктерин, пытясь высвободить локоть.

– Догдлив же ты, подруг! – пропел художник, еще крепче вцепившись в круглый Ктькин локоть. – Леонтий Хвощ зовут меня!

Ктя вспомнил прогрмму выствки. Тм среди троих учстников действительно упоминлся некто Леонтий Хвощ. Его рздел выствки был озглвлен «Хлеб – всему голов».

– Это вы из хлебобулочных изделий свои произведения создете? – догдлсь Ктерин.

– Д, это тк! Творю из хлеб искусство скорбное свое! – воскликнул Леонтий с тетрльным пфосом. – Хлеб – нше все! Лишь им мы живы! Н нем культур вся стоит!

– А что это вы все стихми выржетесь? – поинтересовлсь Ктя. – Это что – тоже элемент вшего творческого метод?

– Стихми я не выржюсь, – обиженно ответил ей Хвощ, – я по-простому говорю! Культур вышл из нрод, он понятной быть должн!

Впрочем, лицо его тут же посветлело, обид исчезл, и он жизнердостно предложил:

– Двй с тобою выпьем водки, он ж из хлеб создн!

– Водки? – Ктя поморщилсь. – Я вообще-то водку не очень… может быть, лучше шмпнского?

– Предмет культуры буржузной сие шмпнское вино! – строго провозглсил Леонтий.

При этом он вырзительно поднял плец и необдумнно выпустил Ктину руку. Ктерин не змедлил воспользовться этим и вырвлсь н свободу.

Юркнув в толпу, он тут же нткнулсь н знкомого художник Севу Востриков.

– Севк, привет! – рдостно воскликнул он. – Ты сейчс что – в ктивной стдии?

Все знкомые Востриков знли, что он попеременно нходится то в зпое, то в звязке. Зпои см Сев нзывл «периодми пссивного творчеств» и утверждл, что в эти периоды он нкпливет творческую энергию. Когд же зпой прекрщлся, он создвл свои энергичные и вырзительные холсты, что это нзывлось «стдией ктивного творчеств».

– – В ктивной, в ктивной! – подтвердил Востриков. – В смой что ни н есть ктивной!

Зтем он стрнно облизнулся и добвил:

– Вовремя ты, Ктерин, пришл, сейчс кк рз это… ППИ нчнется.

– Что нчнется? – удивленно переспросил Ктерин.

Тундр ты, Ктерин! – усмехнулся Востриков. – Тких элементрных вещей не знешь! Все зпдные теоретики говорят, что мы живем в эпоху ППИ – Покзного Потребления Искусств! Вот сейчс оно и нчнется, причем в полный рост!

– Покзное – что? – Ктя зхлопл длинными белесыми ресницми.

– Потребление искусств! – повторил Сев. – Этот… кк его… префернс. То есть перформнс. Я сегодня кк рз пообедть не успел, – он снов облизнулся.

– Перформнс? – зинтересовлсь Ктя, это умное слово он знл. – А в чем он будет зключться?

– Ты что, мть, не знешь? – уствился н нее Востриков. – Это ведь их глвня творческя идея! Искусство, знчит, должно быть полностью употреблено. Чтобы, знчит, его до конц понять, ндобно его употребить. Или полностью усвоить. Поэтому они и творят из съедобных мтерилов. А то кк ты употребишь, допустим, гипсовую сттую? Или тм холст? Я уж не говорю про бронзу или мрмор! Или про метллические конструкции, из которых некоторые создют свои, с позволения скзть, шедевры!

До Кти нконец нчл доходить смысл Севиных слов.

– Тк что – все эти произведения сейчс съедят? – искренне ужснулсь он.

– А то! – подтвердил Сев, приближясь к ближйшей колбсной композиции. – Мировя зкусь! Я же говорю – пообедть сегодня толком не успел, тк что я буду этот… идельный потребитель подлинного искусств!

– То-то никто из присутствующих бутербродми не интересуется! – догдлсь Ктя.

– Конечно! Все ппетит для перформнс берегут!

– А ты уверен, что это искусство… гм… свежее? – осведомилсь Ктерин, принюхивясь. – Ну лдно тм овощи, хлеб тоже – смое большее зчерствеет, колбс и сосиски… неизвестно, когд они эти шедевры создвли!

– Не дрейфь, Ктерин! – отмхнулся Востриков. – Сегодня с утр и создвли, из смого свежего мтерил! У них с колбсной фбрикой постоянный договор!

– А кк же нсчет того, что жизнь коротк, искусство вечно?

– Устревший подход! – поморщился Сев. – Подлинное искусство должно быть мимолетно и эфемерно! Долгим должно быть ощущение от его восприятия! Тк скзть, послевкусие!

– А, ну тогд от несвежих сосисок ощущение будет горздо дольше! – догдлсь Ктерин.

– А ведь ты прв! – поддержл ее Сев. – Ндо мужикм эту мысль подкинуть! Свежя, тк скзть, художествення мысль – творить из несвежих продуктов!

Один из учстников выствки выступил вперед, прокшлялся и хорошо поствленным голосом объявил:

– А сейчс, господ, все мы стнем учстникми перформнс под лозунгм «Коллективное потребление искусств». Прошу к столу… то есть к стенду!

Публик оживилсь и бросилсь к выствочным стендм. При этом вечно голодные художники оттеснили глерейщиков и первыми нкинулись н съедобные произведения.

Сев тоже, збыв про Ктерину, прорвлся к столу с колбсно-сосисочной композицией и вонзил в нее крупные желтовтые от никотин зубы.

Ктя, несколько шокировння подобным потребительским отношением к искусству, остлсь в стороне от перформнс. Хотя он всегд отличлсь отменным ппетитом, но то, кк дорввшиеся до искусств оголодвшие художники с чвкньем и хрустом поедли произведения своих коллег, вызвло у нее не смые приятные ощущения.

Он огляделсь по сторонм и скрылсь з дверью с родной кждому тбличкой.

Тулет в «Бездомной кошке» тоже был оформлен н высоком художественном уровне. Фянсовый унитз устновлен н высоком кк королевский трон, постменте, и рсписн изобржениями кошек, прячущихся среди густой трвы и весенних цветов. Рковин был медня, со следми птины, говорящими о ее солидном возрсте. Нд ней был укреплен крн, тоже медный, стринный и очень неудобный, зто чрезвычйно стильный. Но смым змечтельным предметом в этом помещении являлся знимвший весь угол глиняный ночной горшок, рзмерми нпоминющий котел полковой кухни. Этим горшком мог бы воспользовться по прямому нзнчению слон средней величины, однко строгя ндпись по окружности предупреждл, что преднзнчен он только для персонл.

Рзумеется, было здесь и несколько кошек: пр скромненьких фрфоровых, одн побольше, вылеплення из грубой необожженной глины и еще одн – из обрезков рзноцветного ситц.

Ктя тк увлеклсь изучением тулетного убрнств, что не зметил, кк пролетело чуть ли не полчс. Только тогд он спохвтилсь, что это зведение – общественное, и кто-нибудь нверняк дожидется снружи, когд оно нконец освободится.

Он подошл к двери, дернул з ручку…

Дверь не поддлсь.

– Ой! – негромко проговорил Ктя, обрщясь, по-видимому, к смой себе. – Кк же это?

Змок непонятным обрзом зщелкнулся, и злополучня дверь не открывлсь.

Ктя еще рз попробовл повернуть ручку, подергл зщелку – все было бесполезно. Дверь зкрылсь нмертво.

– Эй! – Ктя прижлсь к двери и негромко окликнул того, кто мог нходиться по другую сторону. – Эй, тут кто-нибудь есть? У меня дверь не открывется! Попробуйте снружи!

Понятно, что если дверь не открывется изнутри – снружи он тем более не откроется, но Ктя ндеялсь, что позовут кого-нибудь из обслуживющего персонл, кто спрвится со злополучным змком.

Однко н ее призыв никто не откликнулся.

Из этого можно было сделть дв вывод: либо Ктя звл н помощь недостточно громко, либо з дверью никого не было.

Ктерин решил выбрть первый, более оптимистичный вринт и крикнул погромче:

– Эй, кто-нибудь!

Никто по-прежнему не отзывлся.

Ктерин зкричл уже в полный голос, хотя испытывл при этом некоторую неловкость: со стороны ее поведение, нверное, выглядело очень глупо.

Но и после этого из-з двери не донеслось ни звук.

«Прв Жнк, – подумл Ктя в порыве смокритики, – я действительно вечно влипю в ккие-то глупые истории!»

Тут он вспомнил про стрнный чемоднчик, и нстроение ее от этого не улучшилось.

Ктерин обошл место своего зключения. Теперь это помещение не кзлось ей стильным и оригинльным: оно было тесным, полутемным и неудобным, все медные и глиняные прибмбсы не придвли комфорт ни н грош.

«Неужели все уже ушли, и мне придется провести здесь всю ночь?» – в ужсе подумл Ктя.

Он уселсь н крешек громдного глиняного горшк, подперл подбородок кулком, кк роденовский мыслитель, и горестно вздохнул.

Ей совершенно не улыблсь перспектив спть н холодном полу, выложенном кретивной кермической плиткой. После ткого ночлег воспление легких грнтировно. А смое глвное – он вдруг безумно зхотел есть.

Последнее, что было у нее во рту – несколько пирожных, съеденных в кфе н Петрогрдской стороне. Пирожные, конечно, были очень вкусные, Ктя дже облизнулсь при этом приятном воспоминнии, но они были мленькие, и смое глвное – это было уже очень двно! А впереди ее ожидл целя голодня ночь!

Он с грустью вспомнил, кк совсем недвно откзлсь учствовть в «потреблении искусств». Кк же он был легкомысленн! Ндо было съесть хоть прочку произведений истинного искусств, что-нибудь ткое колбсное… или хотя бы булочного крокодил… д и от овощной композиции он бы сейчс не откзлсь…

Ктин рот нполнился обильной слюной. Кжется, он бы сейчс съел не только булочного крокодил, но дже смого нстоящего, живого и зубстого.

Он встл: вынужденное бездействие угнетло ее и удвивло муки голод.

Только сейчс Ктя зметил, что под потолком в смом углу тулет есть крошечное окошечко, проделнное н уровне тротур. Он с трудом подтщил к этому окошку огромный глиняный горшок, вскрбклсь н него и попытлсь выглянуть нружу. Кк рз в это время мимо неторопливо проходили двое людей, Ктя рзглядел мужские ботинки и изящные женские туфли-лодочки. Ботинки были нечищеные, что, конечно, плохо хрктеризовло его влдельц, однко Ктя не стл привередничть, он постучл в стекло костяшкми пльцев и крикнул, сколько было сил:

– Эй! Помогите! Мне не выйти!

Однко прочк никк не отрегировл н ее призыв: не прибвляя шгу, мужчин и женщин неспешно удлились в сторону Ектерининского кнл.

Через несколько минут возле окн появилсь еще одн пр обуви: мужские полуботинки н удивительно толстой подошве. Скорее это был дже не подошв, смя нстоящя плтформ. Хотя мужскя обувь н плтформе вышл из моды двным-двно, еще во времен Ктиного розового детств.

«Нверное, этот мужчин очень мленького рост, – подумл Ктерин, – и носит обувь н плтформе, чтобы кзться немного выше».

Этот незнкомец был не только мл ростом, он еще и зметно прихрмывл. Однко Ктю все его недосттки нисколько не смущли, лишь бы он пришел н помощь.

– Помогите! – звопил он что было сил. – Вытщите меня отсюд! Моя блгодрность будет безгрничной!

Однко ее блгодрность никого не интересовл, скорее всего – ее просто не было слышно. Низкорослый незнкомец, безбожно прихрмывя, удлился.

– Д, хорошо строили эти дом, – вздохнул Ктя, – звукоизоляция просто потрясющя!

Он еще ккое-то время проторчл у окн, но больше Никто не появился в поле ее зрения.

Стоять н глиняном горшке было очень неудобно и утомительно. Ктерин тяжело вздохнул, слезл н пол и еще рз обошл свою одиночную кмеру.

«Хоть снузел есть, – подумл он с горечью. – Впрочем, только снузел и имеется…»

Он предствил себе объявление в гзете:

«Сдется однокомнтня квртир, состоящя из тулет. Других помещений не имеется».

Решив, что чувство юмор ей пок еще не изменило, знчит – все не тк уж плохо, Ктя снов подошл к двери, собирясь еще рз, без большой ндежды н успех, позвть кого-нибудь н помощь.

Однко н этот рз, стоило ей взяться з дверную ручку, кк т свободно повернулсь, и дверь тулет с негромким скрипом открылсь.

Двно уже ни один звук не доствлял Кте ткого удовольствия, кк этот довольно неприятный скрип несмзнной двери.

Ктя не стл рздумывть о столь непонятном поведении дверного зпор.

Он выскочил из зточения рдостно, кк птиц из клетки, и устремилсь в то помещение, где недвно проходил выствк и звершющий ее гстрономический перформнс.

Комнт был пуст.

Вернисж двно уже зкончился, и все экспонты выствки были безжлостно съедены.

Ктя с сожлением огляделсь и увидел н одном из столов случйно уцелевшую фигурку из булочек и крусснов. Это был просто подрок судьбы! Ктерин отбросил все свои недвние сомнения и вгрызлсь в сттуэтку.

Булочки окзлись свежими.

Неожиднно из угл донесся стрнный звук – нечто среднее между скрипом несмзнного колес и призывным кличем перелетных гусей. Ктерин вздрогнул, но любопытство взяло верх нд испугом, и он двинулсь к источнику звук. Приглядевшись, он зметил – н полу под скмьей уютно свернувшуюся человеческую фигуру. При более внимтельном ознкомлении Ктя убедилсь, что это не кто иной, кк Сев Востриков. Он спл под скмейкой, время от времени оглушительно всхрпывя.

«Видть, перешел Сев в пссивную стдию! – сообрзил Ктерин. – Не выдержл рнимя душ художник, зпил по-черному!»

В первый момент Ктя подумл, не вытщить ли Востриков из-под скмейки и отпрвить домой н ткси, но потом трезво оценил свои скромные силы, Севины внушительные гбриты, ткже скверный хрктер нынешней жены Востриков, вспомнил кстти об отсутствии денег, и решил не связывться.

Он проследовл к выходу из «Бездомной кошки», где столкнулсь нос к носу с двешней грдеробщицей. Тетк стоял, уперев руки в боки, и готов был испепелить Ктерину взглядом.

– Я что, по-вшему, ночевть тут должн? – звопил он, кк только Ктерин окзлсь в зоне досягемости. – Мне з это денег не плотют! Мероприятие уже двно кончилось, эти все не идут з своими вещми! Добро бы хоть вещи были стоящие, то… тьфу! Смотреть противно!

С этими словми он швырнул н прилвок Ктину многострдльную куртку.

– Лучше бы змок в сортире починили, чем н людей вопить! – буркнул Ктя, ндевя куртку.

– И чемодн свой збирй! – рявкнул грдеробщиц, выствляя чемоднчик. – А то потом скжешь, что Дрья Пллн твой чемоднчик прихвтил! А он мне нужен, кк кошке мотороллер!

– Спсибо, – пробормотл Ктя и выктилсь з дверь.

Только тм он перевел дыхние, зстегнул куртку (к вечеру стло довольно прохлдно) и подумл, до чего же противные тетки бывют н свете.

И еще он подумл, что тк и не смогл отделться от злополучного чемоднчик.

При этой мысли Ктерин с неприязнью взглянул н кейс… и оторопел.

Это был совсем не тот чемоднчик, который ей всучил неизвестный возле пмятник «Стерегущему»! Тот был черный, хорошей кожи, очень элегнтный – под стть своему влдельцу. Кроме того, он был довольно тяжелый.

Этот же кейс – если к нему вообще можно применить ткое крсивое, можно дже скзть, глмурное инострнное слово – был потертым, потрепнным жизнью дешевым кожзмовым чемоднчиком. Кроме того, он был знчительно легче первого.

Ктя рсстроилсь: кк он срзу не зметил подмену! Ну, допустим, кчество чемоднчик можно не срзу оценить в полутьме подвл, но уж его вес…

Он вернулсь к двери «Бездомной кошки», подергл з ручку…

Дверь был зперт.

Он постучл – без результт.

Впрочем, очень громко стучть Ктя не стл, предствив, кк н нее нбросится злобня грдеробщиц.

Ктя вздохнул, пригорюнилсь и медленно побрел в сторону Невского проспект.

Однко длеко уйти он не успел.

Нвстречу ей, слегк покчивясь, двиглся бородтый тип с горящими глзми. Приглядевшись, Ктерин увидел крупную бородвку н носу и узнл героя сегодняшней выствки, мстер хлебных композиций Леонтия Хвощ.

Леонтий перегородил ей дорогу и рдостно взвыл:

– Привет, случйня подруг! Тебя-то я и поджидл!

– Ты чего, Леня, перебрл? – миролюбиво проговорил Ктя. – Ккя я тебе подруг? Шел бы ты домой! Тебя тм жен дожидется! Знешь, который чс?

– Не говори мне о супруге, ее я видеть не хочу! Груб он и недостойн святого имени жены! – продеклмировл Хвощ и попытлся ухвтить Ктю з тлию. Это окзлось непросто, и пок подвыпивший художник отыскивл эту смую тлию, Ктерин ловко вывернулсь и прорвлсь н свободу. Леонтий Хвощ рзвел рукми и проводил несостоявшуюся подругу полным рзочровния взглядом.

Ктя прибвил шгу, свернул з угол и уже увидел впереди огни Невского проспект… кк вдруг из темной подворотни выскочили двое весьм подозрительных людей.

Они перегородили ей дорогу и с угрожющим видом принялись теснить Ктю к подворотне.

Одного из них Ктерин тут же узнл: обвислые, кк у бульдог, щеки, покрытые трехдневной щетиной, потертый плщ и глз, глядящие в рзные стороны – один н вс, другой – в Арзмс. Несомненно, это был тот смый тип, который крулил ее возле кфе н Петрогрдской стороне…

Второй незнкомец был тощий, мленького рост и весь ккой-то дергный. Кроме того, он зметно прихрмывл.

– Ты, это, куд торопишься? – протянул небритый тип, одним глзом глядя н Ктю, вторым – н пмятник Пушкину в глубине сквер. – Ты, это, не торопись, поговорить ндо!

Ктя решил, что обрщется он все же к ней, не к «солнцу русской поэзии».

Тем более что, произнося эти слов, бндит попытлся вцепиться в Ктино плечо.

– Еще чего! – воскликнул Ктерин, рзмхивя чемоднчиком и крутя головой в поискх подмоги. – Не о чем нм рзговривть!

– Очень дже есть о чем! – выкрикнул второй злоумышленник, схвтился з чемоднчик и дернул его н себя.

Ктя попытлсь удержть злополучный кейс и н ккое-то время выпустил из поля зрения рзноглзого злодея. Тот воспользовлся ее минутной рстерянностью и удрил Ктерину по голове. Он потерял рвновесие и шлепнулсь н сфльт, выпустив из рук чемоднчик. Перед ее глзми окзлись ноги мленького грбителя, обутые в коричневые ботинки н невероятно толстой подошве, скорее дже н плтформе. Крем сознния Ктя понял, что это – те смые ботинки, которые он видел через окно тулет во время своего недолгого зточения в снузле «Бездомной кошки».

В ту же секунду он увидел еще одни ботинки – рзбитые и двно нечищеные, и услышл рзъяренный вопль, нпоминющий рев рненого носорог:

– Вы что же, гды, совершили – вдвоем н женщину нпсть? Меня, кк видно, вы не знли, тк вот узнете сейчс!

Ктя приподнялсь н локте и увидел Леонтия Хвощ, который молотил кулкми ночных грбителей. Не все удры достигли цели, но и тех, что попдли, было более чем достточно. Впрочем, грбители не слишком сопротивлялись, они в основном уворчивлись от удров рссвирепевшего художник, вскоре посрмленные бндиты скрылись в подворотне, сопровождемые грозным улюлюкньем непобедимого Леонтия.

Оствшись победителем в этой ночной схвтке, Леонтий помог Ктерине подняться и проговорил, гордо выпятив грудь:

– Вся сил, видишь ты, от хлеб, кормилец нш, он – нше все!

– Спсибо, Леня! – искренне проговорил Ктерин, отряхивясь.

К счстью, в результте неожиднного нпдения он ничего себе не сломл и обошлсь дже без серьезных ушибов, но все же лишилсь чемоднчик, который в кчестве трофея унесли грбители. Впрочем, может быть, это было и к лучшему. Ктя и см двно уже хотел от него избвиться.

– Слушй, Ленечк, рз уж ты ткой змечтельный и блгородный, может, ты мне еще и ткси поймешь? – Ктя зглянул в глз своему спсителю. – А то у меня сегодня сумку укрли, и вообще, ткой тяжелый день выдлся…

– Ужели я не понимю скупую женскую слезу? – прочувствовнно воскликнул Леонтий. – Мшину я сейчс поймю и врз до дом довезу!

– Ух ты! – восхитилсь Ктя. – Ты уже и в рифму чешешь! Может, тебе вообще из художников в поэты переквлифицировться? У тебя это явно лучше получется!

Леонтию ткя оценк явно не понрвилсь. Он ндулся, но исполнил свое обещние – призывно змхл рукми и вскоре остновил невзрчные бежевые «Жигули».

Ктя плюхнулсь н зднее сиденье и удовлетворенно вздохнул: тяжелый день, полный недорзумений, приключений и неприятностей, кжется, подходил к концу.

Леонтий устроился рядом с ней и гнусвым, полным обиды голосом проговорил:

– Меня поэтом ты нзвл, обидно это и смешно!

– Тебя обидеть не желл, мне это, првд, все рвно! – ответил Ктерин и фыркнул: – Ну вот, см тут с тобой стихми зговорил! Нверное, это зрзное, кк грипп!

Он нзвл водителю свой дрес и блженно откинулсь н спинку сиденья. Н сегодня все неприятности кончились. Сейчс он приедет домой, нпьется чю с печеньем и ляжет спть. Ккое же у нее дом печенье? Перед глзми поплыли полки супермркет, где штбелями были уложены пчки печенья – песочного и слоеного, с мком и с корицей, с вреньем и с шоколдом, с орехми и с кокосовой стружкой, воздушное, из сбитых белков, ткже корзиночки с вреной сгущенкой… Ктя слдостно вздохнул и погрузилсь в легкую дрему, тк и не успев спросить себя, отчего же не пришл Жнн? И почему он не позвонил?

Вот именно, почему?..

***

– Откуд этот бугй вывернулся? – проговорил дергный тип мленького рост, потиря ушибленный бок. – Ты же говорил, что он пришл сюд одн!

Ну черт ее рзберет! – отмхнулся рзноглзый. – Ты же этих бб знешь – пришл одн, ушл вдвоем… бывет и ноборот… хотя он вроде и ушл одн… глвное, чемоднчик у нс, можем шефу рпортовть, что здние выполнено!

– Чемоднчик? – нстороженно повторил низенький бндит, приближясь к фонрю. – Чего-то мне этот чемоднчик не нрвится. Точно это тот смый?

– А ккой же? – рзноглзый нсторожился и уствился н кейс в рукх нпрник. – Я ее от смого мест встречи пс… должен быть тот смый чемоднчик…

Во время потсовки с могучим художником кейсу тоже изрядно достлось, и один из метллических змков нчисто оторвлся, д и второй едв держлся.

Мленький грбитель попытлся попрвить змок, но тот внезпно отскочил, крышк чемоднчик откинулсь, и его содержимое высыплось н сфльт.

– Это еще что ткое? – недоуменно протянул рзноглзый. Лицо его оздченно вытянулось.

– А ты говоришь – здние выполнено! – вздохнул его млорослый нпрник.

Н сфльте, под худосочным светом фонря, громоздилсь горк коричневтых неровных брусков. Это было смое нстоящее хозяйственное мыло.

– Мыло, хозяйственное. Двненько я его не видел! И где только его люди берут? Видно, еще из стрых зпсов!

– Вот блин! – с глубоким чувством выдохнул рзноглзый.

– Тк что нсчет рпорт шефу ты мленько погорячился! Вряд ли ему мыло нужно!

– Ндо снов эту ббу искть! – опомнился рзноглзый. – Ты не видл, куд они с этим бугем подлись?

– Вроде мшину поймли…

– Но ты это мыло все-тки собери, предъявим шефу кк вещественное докзтельство…

Нпрник покчл головой, но спорить не стл и, собрв мыло с сфльт, сложил его в ломный чемоднчик.

Злоумышленники вышли н улицу и огляделись.

Н площди црил ккя-то стрння, гнетущя тишин, ккя бывет только н море перед нчлом шторм или в бескрйней степи перед приближением ургн, когд вся природ нстороженно змирет в ожиднии неприятностей.

– Чего тк тихо-то? – опсливо проговорил низкорослый. – Ни мшин, ни людей… словно все куд-то попрятлись…

– Д лдно тебе, – отмхнулся рзноглзый. – Ночь, вот и тихо… спят все…

Но через секунду и см он почувствовл ккое-то смутное беспокойство.

А еще через несколько секунд со стороны Невского проспект донесся ккой-то нрстющий гул.

– Это что ткое? – дрожщим от стрх голосом протянул нпрник. – Нводнение, что ли?

– Ккое нводнение? Весн н дворе!

– Ох! – млорослый бндит попятился. – Мть честня! Это же… сегодня же…

– Д что ткое? Говори уж! – рзноглзый встряхнул нпрник. – Что ткое сегодня?

– Сегодня «Зенит» игрл! – в ужсе выдохнул млорослый.

Впрочем, все уже и тк было ясно.

Со стороны Невского покзлсь густя бело-голубя толп, которя неслсь по улице, все сметя н своем пути.

Болельщики выкрикивли что-то нечленорздельное, и их крики сливлись в ровный угрожющий гул.

Из-з угл вывернул темня мшин, но, увидев толпу, мгновенно сдл нзд и скрылсь.

– Бежть ндо… – тоскливо выдохнул низкорослый. – Видишь, кк орут – нверняк «Зенит» проигрл! В ткой день им лучше не попдться!

– Бежть? – рзноглзый звертел головой. – Поздно бежть!

Действительно, бело-голубя толп ндвиглсь н них неотвртимо и стремительно, кк горный поток. Через несколько секунд первые болельщики порвнялись с нездчливыми грбителями, еще через секунду поток подхвтил их, кк две жлкие щепки, зкрутил и потщил вперед.

Рзноглзый был повыше, и он удержлся н ногх, его мленького нпрник мгновенно подмяли и зтоптли.

Шторму, ургну, горному потоку, снежной лвине сопротивляться бесполезно.

Можно только рсслбиться и отдться н волю стихии, полгясь н свое везение. Тк и поступил рзноглзый бндит, когд его зхлестнул поток болельщиков. Вокруг него клубились перекошенные обидой лиц, бело-голубые шрфы и футболки. Он стрлся удержться н ногх, и до поры до времени это удвлось. Прошло несколько стршных минут, и нконец волн схлынул, выбросив его н тротур неподлеку от Дом рдио.

Нездчливый грбитель перевел дыхние и огляделся.

Он, несомненно, был жив, и дже обошелся без переломов и серьезных увечий. Првд, он потерял своего мленького нпрник, вместе с ним – злополучный чемоднчик с вещественными докзтельствми своей неудчи.

***

Иннокентий Крутилло нжл н кнопку звонк и прислушлся к донесшейся из-з двери птичьей трели. В свое время он долго подбирл звуковое решение для дверного звонк, пок не остновился н песенке млиновки крсногрудой. Это звучло крсиво, интеллигентно и птриотично. А поскольку Иннокентий был влдельцем художественной глереи, крсот, интеллигентность и птриотизм должны были сопутствовть ему во всем.

Он еще рз нжл н кнопку и только тогд вспомнил, что дверь ему никто не откроет.

Сегодня утром от него ушл жен.

То есть обещл он уйти кждое утро, и Иннокентий привык к этим рзговорм, кк к первой чшке кофе, прогнозу погоды или утреннему душу. Эти утренние обещния дже окзывли н него бодрящее, тонизирующее действие, внушли несбыточные ндежды. Иногд он дже уходил – с шумом, с крикми, с хлопньем дверью.

Но к вечеру неизменно возврщлсь, потому что собствення мть, зслуженный рботник здрвоохрнения Корделия Степновн, рздржл ее еще больше, чем муж. Выдержть ее больше одного дня жен Иннокентия не могл.

Но сегодня утром жен, уходя в очередной рз из дом, збрл с собой смое ценное, точнее, то, чем он больше всего дорожил, – медного толстопузого китйского божк.

Этого божк он холил, лелеял, тщтельно протирл специльной мягкой тряпочкой по пять рз н дню. Он стоял н смом видном месте – н тумбочке в спльне. Его подсунул жене ее лучшя подруг, Лен Известкин, крупный специлист по китйской системе фэн-шуй. Известкин утверждл, что божок приносит в дом достток и блгополучие.

Жен поверил в чудодейственные свойств пузтого китйц и никогд с ним не рсствлсь. Знчит, рз он взял его с собой – ее нмерения действительно серьезны.

Иннокентий этого божк не переносил, и поэтому, когд жен уложил его в свою дорожную сумку, он испытл неизъяснимую рдость.

Неизвестно, првд, чему он рдовлся больше – освобождению от опротивевшего толстопузого божк или окончтельному уходу жены. Во всяком случе, и то и другое было змечтельно.

Крутилло достл ключи из крмн и открыл дверь.

Это получилось у него не с первого рз, потому что н сегодняшней выствке он несколько перебрл н рдостях от обретенной свободы. Тем не менее он успешно спрвился с змком, ввлился в прихожую и плюхнул н пол свой чемоднчик.

Чемоднчик издл ккой-то стрнный звук.

В этом чемоднчике нходилсь большя ценность – добытое с огромным трудом нстоящее хозяйственное мыло.

Это мыло Иннокентий всеми доступными и недоступными способми рзыскивл н необъятных просторх бывшего Советского Союз. Рзыскивли мыло и все его многочисленные знкомые. Крутилло уверил своих друзей и знкомых, что у него ллергия н все современные моющие средств, шмпуни и гели, и он может пользовться только этими серо-коричневыми пхучими брускми.

Все знкомые Иннокентия знли о его редкой потребности и покупли мыло всюду, куд зносил их творческя судьб – в сельпо отдленных рйонов, в деревенских втолвкх, в грнизонных мгзинх, н стойбищх оленеводов Крйнего Север и в горных улх.

Иннокентий думл, что никто из них не догдывлся об истинной причине охоты з мылом.

Иннокентий Крутилло посылл мыло одной богтой мерикнке немолодого возрст, которя считл, что только блгодря ткому мылу (он нзывл его ядровым) ей удется сохрнить хорошие волосы, которыми эт мерикнк очень дорожил.

Поскольку мерикнк содержл крупный художественный слон в Сн-Фрнциско, Иннокентий был связн с этим слоном постоянными деловыми контктми, он всеми доступными средствми пытлся угодить богтой дме.

И вот сегодня знкомый художник, вернувшийся из творческой поездки по глухим, зброшенным деревням Тверской облсти, привез в др Иннокентию двдцть кусков змечтельного доперестроечного хозяйственного мыл.

Америкнк будет довольн.

Иннокентий включил яркий светильник, изготовленный из сломнной оглобли и рскршенного тележного колес, и еще рз покосился н чемоднчик с мылом.

Что-то с этим чемоднчиком было не тк.

Утром, выходя из дому, Иннокентий взял стрый, потертый кейс – не хотелось, чтобы новый дорогой портфель пропх вонючим ядровым мылом. При ярком свете стренький чемодн блестел потертыми бокми и выдвл свой преклонный возрст. А сейчс он кзлся новеньким, будто только из мгзин. Д и цвет его несколько изменился…

Крутилло нклонился, поднял чемоднчик…

Он явно был чересчур тяжел.

Двдцть кусков мыл не весят тк много…

Ну вот! Спьяну Иннокентий перепутл чемодны, и теперь придется рзыскивть проклятое мыло по всему городу… ведь он уже пообещл его чертовой мерикнке…

Он попытлся открыть кейс, чтобы по содержимому устновить его влдельц, но змки не поддвлись. Они были ккие-то хитрые, с нбором код и сложными метллическими прибмбсми.

Ясно, что ткой приличный кейс может приндлежть кому-то из коллег-глерейщиков, не богемной бртии. Те обычно ходят с кошмрными домоткными сумкми, то и вовсе с солдтскими вещмешкми времен Первой мировой войны.

Иннокентий мхнул рукой и решил, что рзберется с чемодном н свежую голову – утро, кк известно, вечер мудренее.

– Ну все, – Жнн любезно улыбнулсь покидющему кбинет последнему клиенту и собрл со стол бумги.

– Жнн Георгиевн! – вскричл вбежвшя секретрш Людочк. – Тм один тип очень просится, говорит, срочно!

– Вы скзли ему, что я принимю только по предврительной зписи? – Жнн нхмурил тщтельно выщипнные брови.

– Д, конечно, но ему только подпись зверить! Это же быстро…

Крем глз Жнн видел, что клиент уже бочком протиснулся в приемную, и сдержл негодующий возглс. Клиент всегд прв, это точно. Но в днном случе не прв секретрш. Скзно – без зписи нет прием, стло быть, должн отшивть посетителей, не допускя до нотриус. А эт девчонк все путет, бегет, суетится без толку… Кк трудно в нше время нйти толкового секретря!..

– Зови уж, – буркнул он сквозь зубы, бросив взгляд н чсы.

Минут десять у нее еще есть. Собрться ей быстро: зкрыть кбинет, провести рсческой по волосм, помдой – по губм, он всегд нходится в полной боевой готовности. Мшин – вон он, стоит под окнми, водит Жнн отлично, никкие пробки ей не стршны. Ктерин в крйнем случе подождет пять минут, не рссыплется, сколько Жнн в свое время ее дожидлсь!

Клиент, войдя в кбинет, не поздоровлся, и это Жнне срзу не понрвилось. Потом полез в портфель, рссыпл бумги, долго ползл по полу и встл весь крсный от нтуги.

– Присядьте! – бросил Жнн.

От ее недовольного тон клиент еще больше оробел и едв не сел мимо стул. Жнн углубилсь в бумги, стрясь не рздржться. Время неумолимо бежло вперед. Клиент, кк он и ожидл, окзлся полным тормозом, он никк не мог сообрзить с первого рз, куд поствить свою подпись, близоруко щурился, долго примеривлся и нконец рспислся с большим трудом.

– Еще вот тут, з бухглтер, – скзл Жнн.

– Что – ее подписью? – ужснулся клиент. – Это же уголовно нкзуемо!

– Д не ее, своей, – Жнн тихо зкипл, тем более что все сроки уже прошли, теперь он точно опоздет.

Недотеп нконец убрлся из кбинет, тогд Жнн быстро зперл сейф, проверил, нет ли н столе чего вжного и, пробегя мимо зеркл, бросил туд взгляд. В зеркле отрзилсь довольно встрепння сердитя физиономия.

«Тк не годится», – подумл Жнн, зствил себя остновиться и приглдить волосы, зтем слегк припудрил нос и щеки и подпрвил рисунок губ. Вот теперь вид в зеркле ее полностью удовлетворил – стройня, стильня, хорошо одетя женщин. Костюм сидел отлично – еще бы, фигур у нее, кк у молодой девушки, можно позволить себе любой фсон и любой цвет. Тут он усмехнулсь – всем известн ее любовь к крсному. Подруги чсто подшучивли нд ней, но Жнн твердо знл, что крсный цвет ей идет – делет еще ярче ее южную внешность, выгодно контрстирует с вырзительными черными глзми и смуглой кожей. Мнение Ктерины Жнну в общем-то мло интересует, хоть Ктьк и художник, но совершенно не умеет одевться. А вот Ирин, конечно, не смеет открыто смеяться, но делет всегд ткое лицо, когд видит Жнну в крсном…

Однко в этот рз Ирке было не до шуток. Жнн привезл этот костюм из Милн и увидев его, подруг только звистливо хнул:

– Боже, ккой дивный оттенок!

Цвет был не крсный и не кирпичный, нечто среднее.

– Помпейский цвет, – вторитетно зявил Ктерин, – уж вы мне поверьте! Именно в ткой цвет выкршены дом в Помпеях, до сих пор некоторые фргменты сохрнились!

Подруги с ней соглсились – Ктерин провел почти год в Европе, исследуя музеи, дворцы и другие пмятники культуры, отлично рзбирлсь во всякой змшелой нтичности, тк что не было причин ей не верить.

Жнн спохвтилсь, что время дорого, он вертится перед зерклом, кк школьниц, нкинул короткое легкое пльто, прихвтил стильную сумочку и выбежл из кбинет, зхлопнув дверь. Вид у нее слишком шикрный для той сомнительной выствки, куд приглсил Ктерин, публик в «Бездомной кошке» к ткому не привыкл, ну д лдно.

Он выскочил из подъезд и окменел н месте. Прямо перед носом ее новенькой крсной спортивной «Ауди» стоял чей-то нглый синий «Ситроен»! Сзди, кк обычно, прочно утвердился н своем зконном месте джип «Чероки», Жнн знл его хозяин – молодого мордтого прня, он всегд ствил здесь мшину, они дже здоровлись, встречясь изредк. Но приблудный «Ситроен» встл почти вплотную, потому что дльше были ворот, перед которыми стоять зпрещлось. И теперь не было никкой возможности выехть!

Жнн мгновенно впл в ярость. Ситроен мог оствить только посетитель соседнего ресторн, который нзывлся «Мльтийский сокол». Хоть у них и был своя стоянк, но чтобы не зезжть во двор, некоторые клиенты оствляли иногд мшины н улице. Но не тк близко, чтобы человеку не выехть!

Жнн топнул ногой и помчлсь к дверям ресторн.

– Вечер добрый, Жнн Георгиевн! – рсклнялся швейцр. – Никк к нм ужинть?

В свое время Жнн оформлял швейцру звещние н дчу, его сыну – сделку по покупке квртиры.

– Кто тот козел, что поствил мшину вплотную к моей? – прошипел Жнн.

– Верно, эти… – швейцр мхнул рукой в сторону группы, что сидел в дльнем конце полупустого зл, – но лучше с ними…

Жнн отмхнулсь от него и побежл к дльнему столику, стуч кблукми.

З столиком сидели четверо мужчин. Будь Жнн немного поспокойнее, он зметил бы, что позы у всех четверых довольно нпряженные, что не стоит перед ними н столе никкой еды, только вод в кувшине д еще бутылк пепси. Стло быть, пришли эти люди в ресторн не для ужин, для серьезного мужского рзговор. Но Жнне зстилл глз ярость, ее южный темпермент двл о себе знть.

– Чей «Ситроен» стоит нпротив? – звопил Жнн скндльным голосом.

– Мой… – нехотя ответил рыхлый рыжевтый мужчин, сидевший прямо перед ней.

Жнн хотел рзрзиться смой что ни н есть площдной брнью, но сделл нд собой усилие и сдержлсь.

– Слушйте, что вы себе позволяете? – нервно зговорил он. – Мло того, что вы поствили мшину не н место, тк вы поствили ее тк, что другим не выехть!

– Что ндо? – вдруг спросил прень, сидевший сбоку.

От его грубого неприязненного голос Жнн немного опешил, но срзу же собрлсь.

– Ндо, чтобы вот этот тип убрл свою тчку с моей дороги! – резко ответил он, окидывя взглядом всю компнию.

В центре, нпротив проход сидел рыжевтый мужчин, рыхлый и бледный. По бокм его пристроились две личности весьм устршющего вид – прень с коротко стриженной головой, оттопыренными ушми и мленькими свиными глзкми, и мужчин пострше, нголо бритый, в приличном костюме, но отвртительном ярком глстуке. Четвертый человек сидел спиной, Жнне видны были только светлые волосы и крсня шея нд воротником рубшки.

– Простите! – встрепенулся рыхлый тип, поглядев в окно. – Кжется, я и впрвду згородил вм проезд.

– Нконец-то догдлся! – процедил Жнн. – Ну? Долго мне ждть?

Рыхлый дернулся было встть, но тут же прень со свиными глзкми положил ему руку н плечо.

– Сиди! – прикзл он, и рыхлый срзу сник.

– Он сейчс не может, – усмехнулся бритый мужчин в ярком глстуке, – он очень знят.

– Д вы что? – Жнн здохнулсь от возмущения. – Вы серьезно?

– Очень серьезно, – поддкнул бритый, – уж вы поверьте…

Резкя отповедь зстыл н губх Жнны. Он увидел сверху, кк по крсной шее сидевшего спиной к ней человек текут струйки пот. Он пошевелился и нконец отодвинул стул, чтобы взглянуть н нее. Ничего особенного – блондин, конечно, к блондинм Жнн всегд питл некоторую слбость, но эт потня шея… Блондин нетвердой рукой нлил воды из кувшин, ждно выпил полный сткн и дже съел попвшийся кусочек лимон.

«Где я видел эту рожу?» – внезпно подумл Жнн, но тут же ярость отодвинул эту мысль н здний плн.

– Кто-нибудь из вс, уродов, собирется все-тки убрть мшину и дть мне выехть? – с новыми силми звопил он.

Коротко стриженный прень приподнялся, глзки его злобно блеснули. Жнн невольно сделл шг нзд и оглянулсь н официнт. Тот скользнул глзми в сторону и скрылся н кухне.

– Уж придется вм, дмочк, немного подождть, пок мы рзговор не зкончим, – вроде бы мирно скзл бритый тип в ярком глстуке.

Но когд Жнн взглянул ему в глз, ей рсхотелось спорить.

– Чтоб вы все провлились! – от души пожелл он и побежл между столикми.

Ждть никк нельзя, придется брть мшину, инче Ктьк обидится.

Жнн обожгл взглядом ни в чем не повинного швейцр, проскочил в услужливо рспхнутую дверь, перебежл улицу и встл н проезжей чсти, вытянув руку. Несколько мшин пронеслось мимо, и вот когд вдлеке покзлось обычное ткси, откуд ни возьмись появился мотоциклист, зтянутый в черную кожу и в черном же шлеме. Н полной скорости он промчлся мимо Жнны и сорвл с ее плеч сумку.

В первый момент он не понял, что случилось, когд осознл, что дорогущя сумк фирмы LOUIS VOITTON пропл, в ней – кошелек, мобильный телефон и ключи от квртиры, мотоциклист уже и след простыл, Жнн зметил только легкий вихревой столб пыли. Ткси, нчвшее было притормживть, тут же гзнуло и умчлось – водителю не нужны лишние неприятности.

– Крул! – тихо скзл Жнн, у нее не было сил кричть.

Д и незчем теперь, все рвно ничего не вернешь. Жлко сумку, жлко кошелек. Хоть нличных денег в нем немного, зто куч бнковских и дисконтных крт. Ну, с крточкми он рзберется быстро – нужно позвонить в бнк, чтобы их ннулировли, зпсные ключи хрнятся у нее в столе.

– Жнн Георгиевн, кк же вы тк неосторожно! – кинулся к ней охрнник, который все видел через стеклянные двери.

И посмотрел точно с тким выржением, с кким он, Жнн, смотрел н тетеху Ктьку, когд т в который рз признвлсь, что потерял кошелек или у нее вырвли сумку в переходе метро. Этого Жнн не могл перенести. Он зрычл и метнулсь к кбинету оттолкнув охрнник.

«Только бы никто не узнл!» – думл он.

Действительно, если подруги узнют, что ее огрбили, кк обычную недлекую тетку, вот уж попляшут н ее косточкх! Уж они припомнят ей, кк издевлсь и учил жизни!

Жнн осознл себя сидящей з письменным столом и бесцельно крутящей ручку ящик в то время, кк по щекм текут бессильные слезы. Он, непотопляемя Жнн Тшьян, сидит и ревет белугой!

Хрясь! – ручк отломлсь. Кк ни стрнно, это помогло. Жнн снял трубку телефон и поговорил с бнком, зтем ншл зпсные ключи от мшины и квртиры, тщтельно припудрилсь, чтобы охрнник не зметил следы слез, и вышл.

Синего «Ситроен» н прковке не было. Жнн только скрипнул зубми. Но когд он приблизилсь к своей новенькой «Ауди», то зметил небольшую вмятину н кпоте, д еще и две црпины. Тк и есть, этот козел поствил свою мшину тк близко, что не смог отъехть, не повредив чужую!

– Ну все! – зловеще скзл Жнн. – Ты у меня попляшешь! Припомню я тебе звтр все свои неприятности! Узнешь ты еще Жнну Тшьян! Ндолго меня зпомнишь!

Он был тк зл, что не зметил швейцр из «Мльтийского сокол», который удивленно пялился н нее со своего пост.

Жнн осторожно тронул мшину с мест и поехл домой, чтобы сменить змки, то кк бы шустрые воры не обнесли квртиру в ее отсутствие. Про Ктерину и выствку он совершенно збыл.

***

Обычно люди просыпются по утрм в хорошем нстроении. Это потом н них нвливются проблемы и неприятности, и нстроение постепенно уходит в минус. Утро же – это время здорового оптимизм, бодрости и светлого взгляд н вещи.

Жнн в этом смысле был личностью нетипичной. Он просыплсь мгновенно, и срзу же ее эмоции включлись н полную ктушку.

Тк и н этот рз – он проснулсь, кипя от возмущения.

Ей вспомнилсь вчершняя история, хмское поведение мужик из ресторн, смое глвное – вмятин н левом крыле новенькой крсной «Ауди»!

– Ну я ему устрою! – прошипел Жнн, вствя под горячие струи душ. – Он еще не знет, с кем связлся!

Он повернул терморегулятор, вод стл ледяной, и дыхние н секунду зшлось. Зто бодря боевя злость рзлилсь по всему телу горячим потоком.

– В порошок сотру! – пообещл Жнн своему обидчику, нбрсывя н плечи мхровый хлт.

Выпив чшку крепчйшего кофе, он взял телефонную трубку и нбрл номер знкомого полковник из ГАИ.

Теперь голос ее был лсковым и журчщим, кк у сытой кошки:

– Здрвствуй, Севочк! Кк живешь? Не скучл без меня? Обязтельно! Непременно! Но сейчс – не мог бы ты мне немножко помочь? Нужно пробить по твоей бзе одну мшинку! Нет, ну что ты! – он зсмеялсь низким хрипловтым смехом. – Кк ты мог ткое подумть? Ноборот! Это ккой-то хм! Предствляешь – помял мою новую «Авочку» и смылся, кк последний козел! Вот тк бы и убил его н месте! Узнешь? Спсибо тебе, дорогой! Ты же знешь – з мной не зржвеет!

Он продиктовл полковнику номер вчершней мшины, тот пообещл помочь, и Жнн знялсь своим обычным утренним тулетом.

Через пятндцть минут телефон ззвонил, и полковник Сев сообщил ей дрес, телефон и прочие координты некоего Влдимир Всильевич Цыплков.

– Спсибо тебе, дорогой! – проворковл Жнн, прежде чем повесить трубку.

В следующий момент он скрипнул зубми и проговорил полным ненвисти голосом:

– И фмилия-то ккя мерзкя! Ну лдно, Влдимир Всильевич, ты у меня попляшешь! Я покжу тебе небо в лмзх!

Отложив все прочие дел, он помчлсь по дресу своего обидчик.

Только подъезжя к его дому, он осознл, отчего дрес господин Цыплков покзлся ей удивительно знкомым: он жил в соседнем доме с ее близкой и стринной подругой Ириной Снегиревой, известной пистельницей детективов и третьей в их с Ктькой нерзлучной троице.

«Можно потом к Ирке зскочить, кофе выпить, – мимоходом подумл Жнн, – он все рвно дом сидит…»

Хоть он и признвл, что Иринины книжки пользуются успехом, но все рвно трудно привыкнуть к тому, что можно рботть сидя дом в стрых джинсх, непричеснной и ненкршенной. Квртир – это не офис, дом всегд можно прервться, чтобы поболтть по телефону или побловться кофейком со случйно зскочившей знкомой. Жнн прекрсно знл, что Ирин резко отрицтельно относится к тому, что ей мешют рботть, тем более сейчс у нее смя зпрк, но позбыл об этом, знятя собственными проблемми.

Остновив мшину возле подъезд Цыплков, он выбрлсь нружу и огляделсь.

Неподлеку н скмеечке чесли языкми местные пенсионерки. Пользуясь первыми теплыми днями, они грелись н солнышке и обсуждли животрепещущие вопросы современности. В днный момент, судя по их взглядм и негромким репликм, они говорили именно о ней, Жнне – о ее слишком яркой южной внешности, к тому же подчеркнутой экстрвгнтным нрядом, о ее дорогой спортивной мшине… Сегодня н Жнне было млиновое короткое пльто, которое он купил тм же, в Милне, и млиновые змшевые спожки.

Жнн скривилсь, кк от лимон, и прошествовл к подъезду под прицельными взглядми пенсионерок, держ спину прямо и печтя шг, кк солдт почетного крул.

Он немного остыл и понял, что приехл зря – вряд ли господин Цыплков нходится дом, но поворчивть н глзх у бдительных теток ей не позволял природня гордость.

Дверь подъезд был оснщен домофоном, но в тот смый момент, когд Жнн подошл к ней и здумлсь, что делть дльше, эт дверь рспхнулсь, и н пороге покзлся прилично одетый господин средних лет.

Окинув Жнну зинтересовнным мужским взглядом, он придержл для нее дверь.

Жнн блгосклонно улыбнулсь и вошл в подъезд.

Поднявшись н лифте н седьмой этж, он огляделсь в поискх нужной квртиры.

В это время одн из четырех дверей рспхнулсь, и н площдку вышл толстя струх с мопсом н поводке.

Мопс был ткой же толстый и рздржительный, кк хозяйк. Он здыхлся и неприязненно оглядывлся по сторонм. Увидев Жнну, он громко чихнул и рзрзился истеричным лем.

– Не волнуйся, Мксюш! – проговорил хозяйк, покосившись н Жнну. – Пускют тут всяких…

Жнн фыркнул, рспрвил плечи и позвонил в квртиру господин Цыплков.

Мопс злял еще громче и сделл вид, будто собирется укусить Жнну з ногу.

– Но-но! – прикрикнул Жнн скорее не н него, н хозяйку. – Сттью двести четвертую гржднского кодекс знете?

Мопс зкшлялся, вошел вместе с хозяйкой в лифт и уехл вниз.

Жнн еще рз нжл н звонок.

Из-з двери донеслсь мелодичня трель, н которую по-прежнему никто не отозвлся.

– Вот прзит, – прошипел Жнн, непонятно к кому обрщясь.

Он для порядк пнул дверь ногой… И т слегк приоткрылсь.

– Это еще что з новости? – Жнн приоткрыл дверь чуть шире и зглянул в обрзоввшуюся щель.

Профессионльня осторожность дипломировнного юрист требовл немедленно зкрыть дверь и уехть восвояси. Но врожденный квкзский темпермент, вчершняя кровня обид и чисто женское любопытство толкнули ее вперед.

Он проскользнул в прихожую и медленно двинулсь в глубину квртиры.

Квртир был приличня – огромный холл, плитк под стрину, бронзовые светильники н стенх, все говорило о солидных доходх и немлых возможностях хозяин. Обиттели тких квртир не уходят из дом, оствив дверь открытой.

– Эй, кто здесь есть? – негромко окликнул Жнн.

Теперь он нчл испытывть некоторое беспокойство, и уже готов был повернуть обртно, когд вдруг з крем полукруглой рки увидел мужскую ногу в клетчтом тпочке.

«Все ясно, – подумл он, продолжя двигться вперед, – господин Цыплков здремл з гзетой и не зпер дверь… ну лдно, я уж позбочусь, чтобы его пробуждение не было приятным!»

Он прибвил шгу, приводя себя в боевое нстроение, и прошл через рку, окзвшись в просторной кухне.

От клетчтых тпочек взгляд поднялся к вельветовым домшним брюкм, к рыхловтому крупному телу, втиснутому в бежевый свитер… Жнн зжл рот, чтобы не зкричть. Хотя он был женщин бывля, видвшя виды и спокойно воспринимвшя уродливые гримсы действительности.

Господин Цыплков полусидел-полулежл в легком метллическом кресле стиля хй-тек. И все было бы хорошо, д вот только н голову ему был туго нтянут полиэтиленовый пкет. Тоненькя прозрчня пленк, сквозь которую вполне можно было рзглядеть лицо несчстного Влдимир Всильевич. И он, должно быть, ккое-то время мог смотреть сквозь нее. А вот воздух сквозь эту пленку не проходил. Что и привело к преждевременной и мучительной кончине Цыплков, случившейся, судя по всему, совсем недвно.

– Господи, – пробормотл Жнн, медленно пятясь, – что же это ткое? Зчем я сюд зшл?

Вопрос был бесполезный, можно скзть – риторический.

Ответ н него у Жнны не было.

Единственное, что он знл совершенно точно, – это то, что он окзлсь не в то время и не в том месте. Д еще, пожлуй, то, что полусидящий перед ней мертвый мужчин – это именно тот человек, которого нкнуне он видел в ресторне «Мльтийский сокол». Тот человек, чья мшин згородил ей дорогу.

Жнн отступил еще немного, и вдруг рздлся оглушительный грохот. Он схвтилсь з голову и втянул голову в плечи, ожидя, что сейчс кто-то неизвестный, но невероятно жестокий нбросится н нее и сделет то же смое, что сделл с Цыплковым. Или что-нибудь еще более ужсное.

Однко секунды тянулись, и ничего не происходило.

Тогд Жнн обернулсь, осмотрелсь по сторонм… и понял, что пятясь, всего лишь сбросил, н кфельный пол большую сковороду, что и вызвло тк испугвший ее грохот.

И тут он полностью утртил свой знменитый смоконтроль.

Он кинулсь прочь из этой кухни, прочь из этой квртиры, толком дже не зкрыв з собой дверь, сктилсь по лестнице, вылетел во двор, пронеслсь мимо бдительных пенсионерок, проводивших ее удивленными взглядми, едв не своротил тяжеленную гипсовую урну, чуть не нступил н хвост скромной полостой кошке, невозмутимо шествоввшей по своим кошчьим делм, и нконец нлетел н ккую-то женщину с собкой.

– Смотреть ндо, куд идете! – недовольно выплил т, пытясь отстрниться. – Господи, Жнк, это ты? Что с тобой стряслось? Д н тебе просто лиц нет!

Жнн перевел дыхние и вгляделсь в незнкомку.

Незнкомк окзлсь вовсе не незнкомкой, лучшей Жнниной подругой Ириной Снегиревой, выгуливющей своего кокер-спниеля Яшу. Яш обрдовлся неожиднной встрече дружелюбно взлял, попытлся облизть Жнну и при этом совершенно зпутлся в своем поводке.

Он был от природы очень приветливый и общительный пес, Ирининых подруг просто обожл. Првд, смой большой его любовью пользовлсь не Жнн, Ктя Дронов. У Яши с Ктериной было удивительное родство душ. Особенно их роднило то, что об очень любили покушть, и Ктя никогд не збывл принести Яше что-нибудь вкусненькое.

– Д что с тобой случилось? – повторил Ирин, рспутывя поводок, которым Яш умудрился обмотть ноги подруг. – У тебя ткое лицо, кк будто ты только что увидел тень отц Гмлет! И вообще, кк ты окзлсь в ншем дворе?

– Бу-бу-бу… – ответил Жнн.

То есть он, рзумеется, хотел скзть что-то совершенно другое, но зубы у нее стучли, и все слов выходили ккими-то совершенно нечленорздельными .

– Вот что, Яш, – громко проговорил Ирин, рзобрвшись с поводком и строго взглянув н кокер, – придется нм сокртить сегодняшнюю прогулку!

Он твердой рукой взял подругу з локоть и потщил ее через двор к своему подъезду. Яш понурился и семенил следом. Он был ужсно недоволен тким огрничением своих собчьих прв, ему полглось еще кк минимум пятндцть минут прогулки, но он был здрвомыслящий пес, он понимл, что хозяйк нстроен весьм серьезно, и спорить с ней в днный момент совершенно бесполезно.

Ирин втщил вяло сопротивляющуюся Жнну в свой подъезд, втолкнул в лифт, проволокл по коридору своей квртиры и усдил з кухонный стол. Зтем он внимтельно посмотрел н подругу, поствил перед ней высокий сткн темного стекл, вытщил из шкфчик неприкосновенный зпс – бутылку хорошего фрнцузского коньяк, преднзнченного именно для тких экстренных случев, и плеснул в сткн приличную порцию золотистого нпитк.

– Пей! – прикзл он строгим голосом.

Жнн трясущейся рукой ухвтил сткн, поднесл к губм и выпил одним духом.

По пищеводу прошл горячя волн, и срзу стло легче.

– Ну почему мне тк не везет?! – выплил Жнн первую вполне связную фрзу.

– Тк, уже лучше! – одобрил Ирин. – А теперь рсскзывй!

***

Ксенофобия Никитичн Непросыхев вернулсь с прогулки в дурном нстроении. Причин этого зключлсь в том, что н прогулке он повстречл свою стринную приятельницу Нюру Мухоморову. И кк повстречл! Нюру привез н мшине ее стрший внук Плтон, с шиком подктил прямо к подъезду, д еще помог выбрться из мшины и донес пкеты с продуктми до смого лифт!

Рзумеется, Мухоморов взглянул н приятельницу свысок и выглядел при этом кк рздувшяся от тщеслвия индюшк!

Где же социльня спрведливость? Почему у одних – все: и любящий внук с мшиной, и новя электрическя кофеврк, у других – ничего, кроме престрелого мопс?

При этом Ксенофобия Никитичн кк-то не принимл в рсчет то, что см не зхотел в свое время зводить детей – не хотелось ей возиться со всеми этими пеленкми, подгузникми, погремушкми… покойный муж, большой нчльник, не имел дом прв голос, слово Ксенофобии было решющим…

В довершение ко всему Нюр црственно кивнул Непросыхевой и величественно проговорил:

– Здрвствуй, Ксеня!

Хотя прекрсно знл, что Ксенофобия Никитичн не выносит, когд ее нзывют тким вульгрным уменьшительным именем.

Родители дли ей удивительное имя Ксенофобия, не зня, что оно знчит. Оно покзлось им крсивым и знчительным. И мдм Непросыхев всю жизнь втйне гордилсь этим редким именем и не любил его сокрщть.

В общем, кк уже было скзно, он вернулсь с прогулки в дурном нстроении.

Поднявшись н площдку седьмого этж, он полезл в сумочку з ключми, но ее непослушный мопс потянулся к соседской двери и возбужденно злял.

– Ну, что тебе, Мксюш? – недовольно проговорил Ксенофобия Никитичн. – Я зню, что ты его не любишь!

Он и см не любил своего сосед Цыплков.

Хотя видимых причин для этого, кзлось бы, не существовло.

Цыплков был вежлив, всегд первым здоровлся с пожилой соседкой, придерживл перед ней дверь подъезд, помогл донести до квртиры сумки с продуктми, дже поздрвлял с Новым годом и Восьмым мрт…

Но именно это и рздржло в нем соседку! Его вежливость кзлсь Ксенофобии покзной и нрочитой. Если человек тк вежлив и предупредителен – знчит, он что-то скрывет и втйне змышляет ккую-то пкость! Человек бесхитростный, ничего не скрывющий должен быть мрчен, неулыбчив и хмовт.

Во всяком случе, в тком глубоком убеждении прожил всю свою долгую жизнь Ксенофобия Никитичн.

Ее единственный спутник жизни, верный мопс Мкс, чувствовл неодобрительное отношение хозяйки и поэтому всячески демонстрировл неприязнь к соседу.

Вот и сейчс он зходился перед соседской дверью истерическим лем.

– Прекрти, Мксюш! – хозяйк еще рз попытлсь призвть его к порядку, но мопс не унимлся. Лй постепенно перешел в зловещие подвывния.

Ксенофобии Никитичне стло кк-то не по себе.

Не то чтобы он был суеверн и считл, что собчий вой непременно предвещет несчстье, но сми звуки этого воя проникли ей з шиворот, рсходились неприятной волной по позвоночнику и действовли н ккие-то древние, доисторические инстинкты.

– Ну что ты, Мксюш… – боязливо проговорил он, и тут зметил, что дверь квртиры приоткрыт.

И здесь срботл инстинкт еще более древний и мощный, чем стрх.

Срботло неистребимое женское любопытство.

Ксенофобия Никитичн ни рзу не был в квртире сосед. Он пытлсь проникнуть в нее, пользуясь рзными предлогми – то случйно попвшим в ее ящик письмом, то неожиднно пондобившейся солью… но подлый сосед ни рзу не пустил ее дльше порог.

А взглянуть н его жизнь Ксенофобии ужсно хотелось!

И вот нконец предствился ткой подходящий случй…

Он приоткрыл дверь пошире, зглянул внутрь и негромко проговорил:

– Влдимир Всильевич! У вс дверь не зкрыт!

Может быть, он и не рискнул бы пойти дльше, но неугомонный Мкс решил все з нее. Он резко рвнулся вперед, вырвв поводок из рук хозяйки и умчлся в глубину соседской квртиры. Тут уж Ксенофобии Никитичне ничего не оствлось, кк последовть з своим любимцем н зпретную территорию.

Квртир Цыплков ей ужсно не понрвилсь.

Ксенофобия любил нтертый воском пркет, чешские обои в крупных цветх, брхтные портьеры – тут были плитк, ровные, безо всякого рисунк стены, метлл и стекло…

Однко вдоволь нглядеться ей не удлось.

Откуд-то из глубины до нее снов донесся зунывный вой Мксюши.

Ксенофобия Никитичн прибвил шгу…

И окзлсь н кухне.

Цыплков полусидел в некрсивом метллическом кресле. У ног его жутко звывл несчстный Мкс. Н голове у сосед был прозрчный полиэтиленовый пкет.

В первый момент Ксенофобия Никитичн вообрзил, что сосед тк глупо шутит. От него он могл ждть чего угодно и дже не слишком удивилсь ткому мрчному юмору, но вскоре он осознл ужсную истину.

Помог ей все тот же Мксюш.

Увидев, что хозяйк пришл вслед з ним, знчит – поддержк ему обеспечен, он прекртил выть, подскочил к ненвистному соседу и куснул его з ногу в клетчтом тпочке.

Цыплков не пошевелился.

И только тогд Ксенофобия Никитичн понял, что он мертв. Потому что зубки у ее обожемого Мксюши были чрезвычйно острые, и куслся он болезненно.

Осознв непреложный фкт, Ксенофобия здорово перепуглсь.

Ведь он не чсто нходил трупы соседей. Кроме того, ей вовсе не улыблось попсть в подозревемые. А тут еще следы Мксиных зубов н ноге покойник…

Но тут он вспомнил омерзительную женщину квкзского вид, встреченную возле дверей сосед… нгля, отвртительня особ! Чего стоит одно только ее млиновое пльто! Недром Мксюш срзу же невзлюбил ее! Собк прекрсно рзбирется в людях, ее не обмнешь фльшивыми улыбкми! А еще эт женщин с угрожющим видом говорил про ккую-то сттью… вот, вот кто действительно метит в подозревемые! Вот о ком нужно немедленно сообщить в компетентные оргны!

Ксенофобия Никитичн ловко ухвтил поводок и поволокл Мкс прочь из ужсной квртиры.

Попв к себе домой и зперев дверь н все змки и зпоры, он почувствовл себя горздо лучше. Только убедившись, что и он, и ее мопс нходятся в безопсности, Ксенофобия нбрл телефон милиции и негромким зговорщицким голосом сообщил:

– Приезжйте немедленно! Убийство! Совершено лицом женского пол и квкзской нционльности! В млиновом пльто!

***

В отличие от своей деловой и энергичной подруги, Ктерин Дронов проснулсь в этот день чрезвычйно поздно. Впрочем, он просыплсь тк же поздно и вчер, и позвчер, и третьего дня… он был человеком творческого труд и пребывл в непоколебимом убеждении, что творческим нтурм ни к чему поднимться ни свет ни зря. Смыми любимыми у нее были вечерние чсы, и именно их он обычно уделял рботе.

Првд, когд дом был ее любимый муж, ученый с мировым именем профессор Кряквин, он вствл знчительно рньше, чтобы нкормить муж звтрком и проводить н рботу. Но это случлось не слишком чсто, потому что профессор изучл фрикнские племен и большую чсть времени проводил в дльних походх и экспедициях. После особенно долгой экспедиции Ктя поствил вопрос ребром и нстоял н том, чтобы муж прекртил столь дльние поездки. И это ей удлось: профессор перестл ездить в Африку, но по-прежнему время от времени улетл в рзные европейские и прочие университеты – читть лекции или выступть с доклдми.

И сейчс он тоже нходился в отлучке, Ктя, пользуясь этим, отсыплсь в свое удовольствие.

Он блженно потянулсь, перевернулсь н бок и предствил, кк сейчс слвненько позвтркет. ..

Перед ее мысленным взором предстл огромня чшк дымящегося кофе со сливкми, и громдный бутерброд, который он непременно соорудит, уложив в несколько рядов ломти ветчины и куски свежего сыр. Конечно, было бы совсем хорошо, если бы эту чшку кофе и этот бутерброд кто-нибудь сделл з нее и принес прямо в постель, но нужно быть релистом и не ждть от жизни слишком многого. В конце концов, он может встть, приготовить себе звтрк и снов уютненько збрться в постель.

С этой мыслью он перевернулсь н другой бок…

И охнул.

Бок болел. Он был здорово ушиблен.

И тут Ктерин рзом вспомнил кучу неприятных вещей. Он вспомнил, кк н нее нпли двое отвртительных типов… вспомнил, кк упл н сфльт… тогд-то он и ушибл бок! Он вспомнил, кк ей н помощь пришел могучий Леонтий Хвощ… Впрочем, это было уже не столь неприятно.

Короче, он вспомнил вчершний вечер.

Вспомнил выствку Хвощ и его единомышленников, звершившее мероприятие потребление истинного искусств, собственное зточение в тулете и множество других столь же неприятных вещей.

В чстности, вспомнил, что те двое уродов отобрли у нее чужой чемоднчик. Причем не тот чемоднчик, который он взял у Жнниного знкомого…

Тут он вспомнил: Жнн утверждл, что знть не знет того человек. И что он ей вовсе не звонил.

А почему, интересно, Жнн вообще не пришл н вчершнюю выствку? Неужели у нее, кк всегд, ншлись ккие-то более вжные дел? Подруг нзывется!

Ктерин охнул и, потиря ушибленный бок, поднялсь с тоскливо зстонвшей кровти.

«Нверное, девчонки все же првы! – подумл он, рзглядывя себя в зеркле и мучясь созннием собственной никчемности. – Я постоянно попдю в ккие-то дурцкие истории, и все потому, что у меня недостточно силы воли! Он у меня, конечно, есть, эт сил, но ккя-то слбя… вот Ирин, нпример, если ей нужно зкончить очередной ромн – он збывет все н свете… ей тогд лучше не звонить… д и бесполезно звонить, потому что он отключет все телефоны… или Жнк – он умеет сосредоточиться, взять себя в руки, отложить все второстепенные дел… нверное, и вчер он не пришл н выствку, потому что был знят чем-нибудь более вжным… и это, нверное, првильно, рбот должн стоять н первом месте, но хоть позвонить-то могл…»

Ктя снов тяжело вздохнул и решил, что немедленно, сегодня же возьмет себя в руки и нчнет рботть. Ведь, в конце концов, он – художник, творческя нтур, знчит – творчество должно стоять у нее н первом месте… он должн творить и днем и ночью…

И тут Ктя змерл, кк почуявшя дичь охотничья собк.

Ночью! Сегодня ночью ей приснился сон совершенно потрясющей крсоты!

Ей приснилось, что он смотрит с высоты птичьего полет н чудесную долину среди гор, покрытую полями, рощми и виногрдникми. Среди этих полей и виногрдников извивлсь дорог, по сторонм усження киприсми. Это было тк крсиво, что хотелось плкть. И смое удивительное, что эт долин, этот чудесный вид был не что иное, кк сшитое из рзноцветных лоскутков пнно!

Ктя вспомнил многочисленные примеры того, кк творческим людям генильные идеи приходили во сне.

Великому химику Менделееву во сне пришл идея периодической системы элементов. Другой знменитый химик, Кекуле, увидел во сне формулу бензойного кольц. Английскому поэту Кольриджу приснилсь целя поэм. И вот теперь он, Ктерин Дронов, встл в один ряд с ткими змечтельными людьми! Ей явилсь во сне идея произведения, и теперь нужно только претворить эту идею в жизнь!

В голове у нее зшевелились творческие мысли. Мысли шевелились тк интенсивно, что Ктины рыжие волосы поднялись дыбом.

Рботть, рботть и рботть!

Ктерин торопливо и без всякого нслждения позвтркл всего лишь простой яичницей и одним бутербродом с мслом и рзбросл н рбочем столе оствшиеся от предыдущего пнно цветные лоскутки.

Их было мло, смое глвное – для приснившегося пнно ей был необходим мтерил нежно-зеленого цвет, ничего похожего в ее зпсх не окзлось.

И тут он вспомнил, что нкнуне видел в рукх у дворничихи Зины ккой-то поношенный плщ (или пльто) из ткни кк рз ткого цвет, ккой нужен для воплощения ее творческих змыслов.

Дом, где жил Ктерин в квртире своего муж профессор Кряквин, был построен больше ст лет нзд. И остлись в нем еще ткие жильцы, чьи семьи жили тут с незпмятных времен. В тких квртирх есть мест, куд много лет не ступл ног человек, и чулны и нтресоли рзбирются только в том случе, когд квртир меняет хозяев, и новые жильцы делют кпитльный ремонт. Тот, кто не боится вековой пыли, может нйти в нетронутых звлх рзрозненный комплект журнл «Нив» з одн тысяч девятьсот триндцтый год, китйскую ширму с вышитыми когд-то н истлевшем шелке скзочными цветми и птицми, подушки от дивн, который двно уже сгинул н помойке, источенную жучком плисндровую шктулку, рсшитый бисером кисет, нчисто проеденные молью фетровые шляпы с перьями и искусственными цветми и многое другое.

Вряд ли нйдется в звлх что-либо по-нстоящему ценное, ибо предприимчивые люди в свое время перешерстили чулнчики и снесли в скупку и ломный бронзовый подсвечник, и фрфоровые нстенные трелки, и дже стрый веер с костяной ручкой и усохшие от времени лйковые перчтки.

Дворничих Зин нисколько не боялсь пыли и грязи, зто всегд хотел подзрботть, поэтому именно ее ннимли жильцы для рзборки звлов.

Зин несл из соседнего подъезд целый узел вещей и с удовольствием отдст зеленое брхтное пльто Ктерине з символическое вознгрждение…

Ктя нкинул свою многострдльную куртку и бросилсь н поиски дворничихи.

***

…– А он сидит н кухне, и н голове у него – полиэтиленовый мешок! – зкончил свой рсскз Жнн.

– И тишин! – не удержлсь Ирин.

К счстью, Жнн, глубоко погруження в свои переживния, не рсслышл эту язвительную реплику. Он здумчиво смотрел н пустой сткн.

Ирин поспешно подлил подруге коньяку, и т выпил его кк воду.

– И смое глвное – меня соседк видел!

– Ккя соседк? – озбоченно переспросил Ирин.

– Д ткя… с собкой выходил… неприятня ткя…

– С собкой? Тогд я ее должн знть! Я всех собчников во дворе зню! Ккя у нее собк?

– Ну, ткя… тоже противня… кривоногя, толстя, и морд приплюснутя…

– Мопс, что ли?

– Ну, нверное, мопс…

– А-… – Ирин погрустнел, – тк это Ксенофобия Никитичн… трудный случй!

– Что? Ксенофобия? – Жнн вытрщил глз. – Это у нее ткя кличк, что ли? Ну тогд мне точно конец!

Ккя кличк! Нстоящее имя, по пспорту! Но в днном случе, имя вполне соответствует содержнию! – Ирин придирчиво оглядел подругу и тяжело вздохнул: – А ты, конечно, кк всегд вырядилсь н мнер пожрной мшины! Кто тм в млиновом жкете вошел в подземный переход!

– Знешь, лучше ты меня не зли! – окрысилсь Жнн. – Что же я, должн носить вещи нежно-крысиного цвет? Или цвет осенней грязи, кк Ктерин? Я – яркя женщин, и мне идут яркие цвет!

– Ну вот, теперь я тебя узню! – обрдовлсь Ирин. – А то совсем скисл! Но нсчет одежды – что-нибудь крысиное тебе сейчс не помешло бы, то в тком виде тебя только слепой не узнет! Д и то вряд ли, потому что духи у тебя тоже… с ярко вырженной индивидульностью! Дже Яш чихет!

– Ничего, доберусь до дом – что-нибудь подберу!

– До дом? – Ирин подошл к окну и снов помрчнел. – Это тоже будет не просто. Посмотри-к, кто тут у нс!

Жнн встл (при этом кухня поплыл у нее перед глзми) и выглянул в окно.

Перед тем подъездом, где обитл покойный господин Цыплков, стояли целых три мшины с синими милицейскими миглкми. Около этих мшин слонялись, курили и переговривлись несколько мрчных прней в кожных курткх, удивительно похожих н персонжей милицейских телесерилов. Еще один ткой же прень рзговривл с бдительными пенсионеркми, оккупироввшими ближйшую скмейку. Причем, судя по их энергичной жестикуляции, рзговор был плодотворный и содержтельный.

– И почему это все рельные менты тк похожи н телевизионных? – здумчиво проговорил Жнн. – Телевизионщики точно уловили их стиль или живые милиционеры стли косить под телеперсонжей?

– Сейчс тебя не это должно волновть, – прервл подругу Ирин, – сейчс нм нужно думть, кк тебе отсюд вырвться!

– Однко быстро же они узнли про убийство! – продолжл Жнн. – Интересно, откуд?

– Нсколько я зню Ксенофобию, он любые скндлы сквозь стены чувствует!

– Ну, н этот рз ей ткие способности не пондобились! – вздохнул Жнн. – Кжется, убегя из квртиры, я збыл зкрыть з собой дверь…

– Ну вот видишь…

– Ох, ну ндо же тк вляпться! А я еще Ктьку всегд ругю!

– Ну, рз ты способн н смокритику – знчит, пок еще не все потеряно!

– Короче, кк мне добрться до своей мшины?

– До мшины? – Ирин хмыкнул и покосилсь н подругу. – Кжется, ты немного горячишься!

– А что ткое?

– Ты сколько коньяку выпил?

– Ах д… – Жнн удивленно посмотрел н полупустую бутылку и снов сел з стол. – Ну рз тк – нлей мне еще немного! Д и себе тоже, то одной кк-то грустно пить!

Ирин рзлил осттки коньяк и сел, подперев подбородок кулком:

– Однко переодеться тебе непременно нужно! В тком виде ты и десяти шгов не пройдешь, первя же ббк остновит!

– Д? – Жнн фыркнул. – Не хочешь ли ты скзть, подруг, что дшь мне что-то из своих шмоток?

– А что? – Ирин обиделсь. – Ты хочешь скзть, что мои вещи никуд не годятся?

– Нет, я только хочу скзть, что они с меня будут свливться, кк с вешлки! Они все велики мне н четыре рзмер!

– Ну уж и н четыре! – Ирин подпрыгнул от возмущения. – Мксимум н рзмер! Вот у тебя ккой рзмер, ккой?

– Ни з что не скжу! – Жнн схвтилсь з сердце. – Хоть пытй меня! Хоть жги кленым железом!

– А я и тк зню, – фыркнул Ирин, – я видел этикетку н твоем желтом пиджке…

– Вечно ты подглядывешь, вынюхивешь… подруг, нзывется!

– Жнн, ну что мы вдруг тк рскричлись, – опомнилсь Ирин, – рзве можно?

– Действительно! – усовестилсь Жнн. – Это все коньяк! Ты мне больше не нливй!

– А тм больше и нету, – Ирин перевернул бутылку и потрясл ее нд своим боклом. По стенке сктилсь одинокя кпля.

– Но мои вещи тебе действительно будут великовты. Тк что придется тебе выбрть что-нибудь из Нтшкиных.

Нтш, дочь Ирины, училсь в институте и пок носил одежду несколько меньшего рзмер.

– Нтшкиных? – подозрительно переспросил Жнн. – Я себе предствляю, что он носит!

– В твоем положении, дорогя моя, – нствительно скзл Ирин, звривя крепкий кофе, – совершенно ни к чему кпризничть. Откровенно говоря, положение твое – хуже губернторского, учитывя ншу Ксенофобию Никитичну и ее дурной глз и злой язычок.

Он нрочно решил немного приструнить Жнку и добилсь своего, подруг притихл, дже не стл прохживться нсчет Ирининых способностей врить кофе.

– Ну, идем уж, – с тоской скзл Жнн, осторожно выглянув в окно. Милиции во дворе несколько поубвилось, зто стоял обшрпнный микровтобус с зтемненными стеклми – ндо полгть, труповозк. И вот двое снитров пронесли носилки, прикрытые стрым вылинявшим одеялом.

– А вот интересно, – здумчиво скзл Ирин, – кто же его прикончил, если не ты? Ведь ты этого не делл, хоть и хотел? Нстроение у тебя было смое кровождное!

– Ну, для нчл я хотел получить с него деньги з ремонт мшины… Потом устроить основтельный скндл, попортить ему крови. В общем, зпугть, отплтить з мое вчершнее унижение… кк говорят юристы – компенсция морльного урон. Но убивть, д кому он нужен-то, форменный тюфяк… Нверное, его эти прикончили, что с ним в ресторне сидели. Один – смый нстоящий бндит, второй вроде одет прилично и рзговривет вежливо, но ты бы видел его глстук! Жуткой пестроты и яркости, до сих пор в глзх рябит!

– Д глстук-то тут при чем? – удивилсь Ирин.

– Мужчин, который носит ткие глстуки, не может быть порядочным человеком! – убежденно ответил Жнн. – И я теперь вспоминю, этот тип, Цыплков, чего-то боялся. А второй, тк тот прямо потел от стрх и трясся.

– Знчит, они посидели в ресторне, поговорили, потом сели в мшину, приехли сюд, то есть этот Цыплков см привез их в свою квртиру и дл себя убить? Может, он еще и пкет добровольно н голову ндел? – Ирин недоверчиво пожл плечми.

– А вот кстти, где его мшин? – оживилсь Жнн. – Где этот чертов «Ситроен»?

– Н стоянке з домом, где же еще? – Ирин пожл плечми. – А вот тебе обязтельно нужно было свою мшину прямо у подъезд поствить, у всех н виду!

– Д ерунд! – Жнн мхнул рукой. – Пришлю человек, он зберет мою «Авдюшу» потом, когд нрод рссосется, и отвезет в мстерскую. Смой бы только ноги унести!

В комнте дочери Ирин рспхнул шкф и углубилсь в него с головой.

– Ккой кврдк! – привычно посетовл он.

Жнн, у которой был сын Нтшкиного возрст, ничуть не удивилсь беспорядку – дело житейское.

– Тк мы до ночи не упрвимся, – решительно произнесл он и нчл выбрсывть все из шкф прямо н пол.

– Ккое убожество! – вскричл он, прикидывя н себя коротенькую кожную курточку пельсинового цвет. – Неужели ты хочешь, чтобы я это ндел?

– Ни боже мой! – испуглсь Ирин. – Это Нтшкин любимя куртк! Он не простит, если я ее отдм тебе хоть нендолго. Хочешь вот этот пиджчок?

– В клеточку? – Жнн схвтилсь з сердце. – Никогд я этого не ндену!

– Д, пожлуй, ты прв… – соглсилсь Ирин, – в клеточку ты тоже будешь слишком бросться в глз… Вот, ншл! – он с торжеством потрясл джинсми и ткой же курточкой, – в этом тебя точно никто не узнет!

– А почему н ней шерсть? И пхнет кк-то стрнно… – Жнн брезгливо повел носом.

– А Нтшк в этой куртке с Яшей гуляет, – Ирин смотрел невинными глзми.

– Я же перестну себя увжть, если ндену это! – Жнн издл вопль рненого животного.

– А если тебя посдят, ты не перестнешь себя увжть? – рзъярилсь Ирин. – Жнк, прекрти влять дурк, что ты, в смом деле, кк Ктьк! Это с ней вечно проблемы!

– Ой, только ей про меня не говори! – Жнн змхл рукми. – А то я весь вторитет потеряю!

– Ну вот, – удовлетворенно скзл Ирин, пытясь зчесть глдко Жннины буйные волосы, – теперь еще очки темные – и никто тебя не узнет.

Вошел Яш, деликтно приоткрыв дверь лпой, приветственно гвкнул, увидев знкомый силуэт, рзлетелся целовться, кк он думл к Нтшке, но н полдороге понял, что обознлся, рзочровнно вздохнул и сел, подвернув нбок зд, кк щенок. Однко вскоре очень оживился, когд понял, что его возьмут н внеплновую прогулку.

***

Около Жнниной мшины крутился ккой-то чрезвычйно подозрительный тип, придирчиво осмтривл вмятину н кпоте и, кжется, зписывл номер.

– Ой, – пискнул Жнн.

– Молчи, делй вид, что это не ты! – шепнул Ирин. – Мы с Яшей тебя до метро проводим…

Они юркнули в проход между домми, чтобы не стлкивться с любознтельными соседкми, поредевшя толп которых обсуждл н солнышке чрезвычйное происшествие рйонного мсштб. В узком проходе было сыро. Дом згорживли солнце, поэтому огромня луж никк не могл просохнуть. Яш, рзумеется, тут же перепчкл лпы. Сзди послышлся нрстющий шум мотор, мшин проехл мимо н большой скорости, подруги едв успели отскочить, чтобы он их не збрызгл.

– Вот прзит! – с сердцем скзл Жнн и тут же встл кк вкопння.

Из припрковнной мшины вышел рослый коротко стриженный прень, оглядел двор глубоко посженными злобными глзкми и широкими шгми нпрвился к подъезду, где проживл покойный Влдимир Всильевич Цыплков.

– Что ты н него згляделсь? – Ирин дернул подругу з руку. – Совершенно ничего в нем нет интересного… противня тупя физиономия…

– Д это же тот смый тип, что был вчер с Цыплковым в ресторне! – жрко зшептл Жнн.

– Точно? Ты не ошибешься?

– Д я же его вот кк тебя видел! Глзки его свиные зпомнил и морду!

– Морд у него что ндо, – соглсилсь Ирин, – отворотясь не нглядеться!

– Но вот что стрнно – он идет явно к Цыплкову!

– И что, интересно, он тм збыл?

– Д он нверняк не знет, что Цыплков убит! Инче бы он держлся подльше отсюд! – Жнн в возбуждении едв не выкрикнул последние слов.

– Тише! – Ирин дернул подругу з рукв, потому что прень внезпно остновился и зкрутил головой.

– Тебя-то он вряд ли узнет, вот Яшку зпомнит…

Кокер тут же опсливо поджл хвост и спрятлся з Ирину. Прень между тем широкими шгми удлялся в сторону двор. Ирин передл Жнне Яшин поводок и устремилсь з ним. Прень вошел во двор и остновился, зметив милицейскую мшину и црящее вокруг необычйное оживление.

– Женщин! – он оглянулся н Ирину. – А что это у вс тут происходит во втором подъезде?

– А-, тк это труп ншли… – кк можно рвнодушнее ответил Ирин.

– В ккой квртире? – всполошился прень.

А я зню? – нмеренно грубо ответил Ирин. – Вроде бы н седьмом этже где-то… Мужчин тм одинокий проживл, ткой… средних лет, рыжевтый…

– "-моё! – вскричл прень, тут же рзвернулся и двинулся к своей мшине, причем было видно, кких усилий ему стоило идти шгом, не нестись сломя голову.

«Одно несомненно, – подумл Ирин, – для него известие о смерти Цыплков было кк снег н голову. Не мог же он убить его вчер, сегодня нчисто все збыть…»

***

Ирин проводил взглядом удляющуюся Жннину фигуру и нпрвилсь к своему дому.

Яш почувствовл, что сверхплновя прогулк подходит к концу, и дл хозяйке понять, что бсолютно не соглсен с этим решением. Он то и дело зстревл возле фонрных столбов, фишных тумб и прочих вжных для всякого пс предметов, деля вид, что обнружил удивительно интересный зпх и просто обязн кк следует с ним ознкомиться. Чем ближе был дом, тем больше стновилось тких интересных зпхов, и тем более деятельным и озбоченным деллся Яш.

Когд они, несмотря н Яшино сопротивление, свернули в родной двор, кокер увидел кошку.

Точнее, это был кот – крупный черно-белый мтерый котяр, неторопливо шествоввший по своим кошчьим делм. Черное пятно н рзбойничьей физиономии нпоминло повязку н глзу пиртского кпитн.

Яш изо всех сил дернулся вперед, тк что Ирин едв смогл удержть поводок, и подлетел к смоуверенному коту.

Кот удивленно повернулся, увидел перед собой кокер и презрительно фыркнул. Кзлось, он хотел спросить Яшу:

– Вы ко мне? А что, собственно, вм от меня нужно? Может быть, вы хотели узнть, который чс?

При этом он, кк бы между прочим, продемонстрировл когти, длинные, острые и кривые, кк турецкие ятгны.

Когти производили впечтление. Впрочем, еще большее впечтление производил решительный и невозмутимый вид кот.

Яш змер н месте, припл к земле передней чстью туловищ и попятился. Н его морде появилось смущенное выржение, кк будто он хотел скзть:

– Извините, обознлся! Принял вс з одного знкомого! Просто, знете ли, удивительное сходство!

Кот еще рз фыркнул, присел прямо посреди дороги и несколько рз лениво лизнул првую зднюю лпу. Всем своим видом он демонстрировл крйнее высокомерие и презрение к суетливому и легкомысленному кокер-спниелю.

Яш виновто потупился, вернулся к хозяйке и звертел хвостом, двя понять, что сделл все, что хотел, и теперь не возржет против возврщения домой.

Ирин рссмеялсь и нпрвилсь к своему подъезду.

Их мршрут пролегл мимо синего «Ситроен».

Яш, кзлось, уже совершенно збыл о неудчном столкновении с котом. Он снов пребывл в змечтельном нстроении и свернул с дороги, чтобы поднять лпу н зднее колесо иномрки.

– Прекрти сейчс же! – прикрикнул н него Ирин. – Кк тебе не стыдно! Ты же знешь, что воспитнные собки никогд тк не поступют! А если тебя увидит хозяин этой мшины – предствляешь, кк нм с тобой будет перед ним неудобно?

Тут он вспомнил, что синий втомобиль приндлежит покойному Цыплкову, знчит – его хозяин уже ничего не скжет по поводу Яшиного поведения.

Впрочем, это еще не повод для того, чтобы тк поступть.

Он помрчнел и потянул кокер з поводок. Яш оглянулся н хозяйку с непонимнием – н его взгляд, он не делл совершенно ничего предосудительного. Звершив свое дело, он пробежл вдоль «Ситроен» и, опустив морду, подобрл с земли возле передней дверцы ккой-то мленький предмет.

– Яш, прекрти! – снов повысил голос хозяйк. – Что ты все время подбирешь рзную дрянь? Ты ведешь себя не кк взросля воспитння собк, кк мленький глупый щенок!

Яш смущенно потупился и положил свою нходку к ногм хозяйки. Кзлось, он хочет скзть ей – почему же дрянь, посмотри, ккя змечтельня игрушк!

Ирин пригляделсь к Яшиной нходке.

Это был мленькя фигурк из ккого-то темно-зеленого мтерил.

Фигурк действительно был довольно необычня, и Ирин, доств из крмн бумжную слфетку, поднял ее с земли, чтобы кк следует рзглядеть.

Это был небольшя нефритовя сттуэтк очень тонкой рботы, предствляющя собой сидящего н троне мужчину в пышном восточном одеянии. Н голове у него был члм, верхняя чсть которой откололсь. Внимтельно приглядевшись, Ирин понял, что в месте откол сттуэтк был просверлен, видимо для того, чтобы повесить ее н метллическое кольцо.

И еще он понял, что держит в рукх не просто сттуэтку, шхмтную фигуру, точнее – короля.

– Стрнно, – проговорил он вполголос, еще не сформулировв окончтельно мелькнувшую в голове мысль.

Ирин звернул нефритовую фигурку в слфетку, спрятл ее в крмн и решительно нпрвилсь к своему подъезду, н этот рз не обрщя внимния н Яшино молчливое сопротивление.

***

Леонтий Хвощ проснулся в боевом и творческом нстроении. Он вспомнил вчершнюю блисттельную победу нд двумя хулигнми, и нстроение поднялось еще н несколько грдусов. Леонтий поднялся, нпевя мрш из оперы «Аид», но тут же одернул себя, сообрзив, что это нептриотично, и переключился н «Прощние слвянки».

Хотелось творить, творить и творить.

Октившись холодной водой, Леонтий нпрвился н кухню.

Собственно, это не был кухня в общепринятом знчении.

Леонтий обитл н просторном, хорошо освещенном чердке, чсть которого был выделен под мстерскую, чсть – под спльню и чсть – под кухню.

Здесь его ожидло рзочровние: холодильник и хлебный шкфчик зияли пустотой. То есть в холодильнике одиноко грустил кусок позеленевшего сыр, но он не предствлял никкого интерес – ни кк продукт питния, ни кк мтерил для творчеств.

А хотелось не только творить, но и есть.

Леонтий вздохнул, смхнул со стол хлебные крошки и высыпл их н подоконник. Здесь, кк обычно, ворковли голуби: они знли, что у Леонтия всегд можно чем-нибудь поживиться.

Крути не крути, нужно было идти в мгзин.

Леонтий знл в ближйших окрестностях несколько хороших булочных. В этих булочных художник тоже хорошо знли и очень увжли, кк постоянного оптового покуптеля. Кроме того, отдельные продвщицы питли к нему повышенный интерес, кк к мужчине нежентому, смостоятельному и не очень сильно пьющему.

Увидев в дверях художник, продвщиц Кристин попрвил обесцвеченные волосы, сложил бордовые губы сердечком и пропел слдким голосом:

– Здрсте, Леонтий Кузьмич! З бтончикми пришли? Что-то вс вчер не было видно!

– Процессом творческим был знят, не мог прервться ни н миг! – нрспев продеклмировл Леонтий, придирчиво осмтривя содержимое полок.

Говорят, что нстоящий скульптор, рзглядывя бесформенную мрморную глыбу, уже видит в ней будущую сттую. Тк и Леонтий Хвощ, озиря полки с хлебобулочными изделиями, уже видел будущие художественные композиции. Иня бухнк, кзлось, уже тил в себе сходство с пресловутым луноходом, в слоеной булочке Леонтию виделись эротические мотивы, но вот этот кривовтый бтон. .. в нем отчетливо просмтривлось несомненное сходство с известным деятелем отечественной культуры!

– Вот этот дй бтон, Кристин, отменно он, бтон, хорош! – потребовл художник, ткнув толстым пльцем в плохо пропеченного уродц.

– Что вы, Леонтий Кузьмич, это же вообще ккя-то некондиция! – попробовл отговорить его продвщиц. – Лучше вы вот этот возьмите, свеженький…

– Не понимешь ты в искусстве! – прервл ее Леонтий. – Подй мне то, что я велю!

– Где уж нм уж! – фыркнул обиження Кристин. – Мы люди темные, в искусстве вшем не рзбиремся, зто в хлебе кое-что понимем! – И он швырнул брковнный бтон н прилвок.

Выбрв еще несколько изделий для звтрк и для творческого процесс, Леонтий возвртился домой.

Он поствил н огонь ковшичек для кофе и проникновенным взглядом творц уствился н принесенный бтон.

Д, нет никких сомнений: из этого бтон получится змечтельный скульптурный портрет выдющегося человек! А если бы еще удлось связться с ним и уговорить принять учстие в очередном перформнсе… то есть, попросту говоря, съесть собственное изобржение – это может послужить нчлом змечтельной трдиции! Это может стть новым словом в искусстве!

Леонтий подумл, что под его творческую идею можно подвести змечтельное философское обосновние: известный человек, поедющий свое изобржение… змея, пожирющя собственный хвост… древний символ уроборос…

Збыв о звтрке, Леонтий схвтил бтон и принялся з рботу. Н него явно нктил приступ вдохновения.

Хлебные крошки летели во все стороны, кк вдруг со стороны двери донеслись громкие требовтельные удры.

Дверной звонок у Леонтия двно уже не рботл, и всех посетителей встречл вырзительня тбличк: «Стучите!»

Хвощ тяжело вздохнул, отложил в сторону неоконченную композицию и нпрвился к двери.

– Кого принес тк рно дьявол, кто нрушет мой покой? – продеклмировл он крйне недовольным тоном.

– См ты дьявол! – донесся из-з двери рздрженный голос. – А ну открой, козлин! Зливешь нс! Сейчс дверь будем ломть к чертям свинячьим!

– Собчьим, – мшинльно попрвил Леонтий, открывя дверь. Он был сторонником чистоты стиля.

– Хоть свинячьим, хоть собчьим, хоть индюшчьим! – проговорил, входя, незнкомый человек.

Человек этот был худ, довольно высок и удивительно узкоплеч. Кзлось, плеч у него вовсе не было и голов был кк-то неккуртно приделн к узкому гибкому туловищу. См эт голов был тоже узкя, кк у змеи, с прилизнными бесцветными волосми и мленькими, глубоко посженными глзкми. Зто незнкомец был зтянут в узкий черный кожный плщ и остроносые ботинки.

Войдя, он быстро, кк-то нгло огляделся и потянул носом.

– Кофе убегет, – проговорил он, кивнув в сторону кухни.

– Ах д! – кивнул Леонтий и метнулся в кухонный зкуток.

Решив кофейный вопрос, он вернулся к двери и спросил:

– Тк где у вс протекет?

Под влиянием стресс он неожиднно перестл говорить стихми.

– Не у нс, у тебя! – попрвил его незнкомец.

Только теперь Леонтий увидел, что в его прихожей стояли уже двое гостей. Рядом с прилизнным типом стоял второй – удивительно неприятный человек, весь ккой-то потертый и поношенный, с глзми, глядящими одновременно в рзные стороны.

Леонтий вспомнил, что это один из тех двоих хулигнов, которых он тк слвно поколотил нкнуне вечером, и в его душу зкрлись нехорошие подозрения.

– Узнл, голуб! – рзноглзый нехорошо усмехнулся и облизл губы. – Вижу, что узнл!

– Вы по ккому, собственно, делу? – пробормотл Леонтий, попятившись и оглядывясь в поискх ккого-нибудь тяжелого предмет. – Вы, знчит, не нсчет протечки?

– Не нсчет, – одобрил прилизнный его догдливость. – И незчем тут глзкми стрелять, мы к тебе не шутки шутить пришли!

С этими словми он вытщил из-под плщ черный пистолет с нкрученной н ствол болвнкой. Леонтий знл по инострнным фильмм, что именно тк выглядит глушитель.

– Вы, нверное, ошиблись, – збормотл он, медленно отступя к мстерской. – Вм, нверное, не я нужен… вм, нверное, нужен Мрмулис с четвертого этж…

– Нет, голуб, нм кк рз ты нужен! – воскликнул рзноглзый, потиря руки. – Кк рз ты, никкой не Мрмулис!

Леонтий потянулся было к стоявшему в углу веслу (когд-то у него был идея создть из белого хлеб с отрубями врицию бессмертной скульптуры «Девушк с веслом»). Однко прилизнный тип чуть зметно повел стволом пистолет, рздлся негромкий хлопок, и в лопсти весл обрзовлсь ккуртня дырк.

– Тебе же скзли, – неприязненно проговорил прилизнный, – не шутки шутить мы пришли!

Это Леонтий уже понял. Он опсливо покосился н дымящийся черный пистолет, перевел взгляд н простреленное весло и глубоко вздохнул. Кжется, сегодняшний день будет не смым удчным в его творческой крьере.

– Штырь, упкуй клиент! – строго рспорядился прилизнный.

Рзноглзый тип подскочил к Леонтию, схвтил его з руки и ловко перетянул их куском изоленты.

– Вот тк, голуб! – пробормотл он при этом. – Это чтобы ты ручонкми-то не рзмхивл, кк вчер! А то, видишь ли, моду взял дрться! У меня не зблуешь!

Он огляделся, втщил Леонтия в мстерскую и толкнул в тяжелое кресло, преднзнченное для особо увжемых гостей. Тут же он обмотл изолентой ноги художник, притянув их к ножкм кресл, локти привязл к подлокотникм.

– Готово! – рдостно рпортовл он прилизнному нчльнику.

– Вот и хорошо, – обрдовлся тот, – хоть что-то ты, Штырь, можешь сделть! Хоть н что-то ты способен!

Он повернулся к Хвощу и лсково проговорил:

– Ну что, кк будем – по-хорошему или по-плохому?

– Вы хоть скжите, чего вм от меня ндо? – протянул Хвощ. – Если денег – тк это вы не по дресу, вм все-тки Мрмулис нужен с четвертого этж!

– Слушй, голуб, достл ты меня со своим Мрмулисом! – подл голос рзобиженный Штырь. – Ох, кк достл! Можно я его немножко побью? – он повернулся к своему шефу. – Ну совсем немножко… я ему з вчершнее хочу вмзть!

– Потерпишь! – строго прервл его прилизнный. – Он нм пок что нужен!

– Мужики, – снов зговорил Хвощ, – хотите денег нйти – ищите, только если нйдете – мне дйте н них посмотреть, потому что я этих смых денег двно не видл!

– Нс твои гроши не интересуют! – рявкнул прилизнный. – И нечего тут вньку влять! Лучше колись по-хорошему – что з бб вчер с тобой был?

– Бб? – недоуменно протянул Хвощ. – Д я ее знть не зню! Первый рз видел…

– Знчит, не хочешь по-хорошему! – вздохнул прилизнный.

Он огляделся по сторонм, и вдруг в мленьких глзкх згорелся живой огонек.

Н высоком подиуме посреди мстерской стояли несколько зконченных композиций Леонтия. Прилизнный отломил большой кусок от последнего шедевр, еще не предствленного н строгий суд публики – композиция номер семь тысяч четырест шестьдесят девять, выполнення из нескольких сортов хлеб, условное нзвние «Торжество земледелия».

Хвощ зстонл, кк будто у него смого оторвли руку.

Бндит неторопливо подошел к подоконнику, н котором по-прежнему толклись сытые голуби. Он отломил мленький кусочек «Торжеств земледелия» и нкрошил н подоконник. Голуби, громко урч и оттлкивя друг друг, кинулись клевть крошки шедевр.

– Не ндо! – вскричл Леонтий, скрежещ зубми. – Не ндо голубям! Они ничего не понимют в искусстве!

– Я тоже не понимю, – честно признлся прилизнный. – Тк что, вспомнил, кто был эт бб?

Леонтий зкусил губу, мучительно пытясь нйти выход из ужсного положения.

– Гули-гули-гули! – прилизнный отломил голову у одного из центрльных персонжей композиции и стл мелко крошить н подоконник. Голуби прибывли с шумом и гвлтом, кк депутты н зседние.

– Ну что – не вспомнил?

– Не н-до! – простонл Хвощ, следя з тем, кк отвртительные птицы склевывют плоды его рботы.

– Ндо, Леня, ндо! – возрзил бндит и отломил еще более вжную детль скульптуры.

– Вспомнил, вспомнил! – взвыл Леонтий, перекосившись от переживемых стрдний.

– Ну тк говори! – бндит повернулся к нему, подняв руку с оствшейся чстью композиции.

– Кк ее зовут – не помню… – нчл Леонтий, и прилизнный снов угрожюще повернулся к подоконнику. – Но я зню, где он живет! – поспешно добвил художник.

И он подробно рсскзл, где именно нкнуне высдил свою спутницу из ткси.

***

Генерльш Недужня вышл из подъезд и огляделсь.

Н улице было определенно тепло, тк что вполне можно было переходить н летнюю форму одежды, но генерльш отличлсь природной недоверчивостью. Эту недоверчивость генерльш вырботл в себе з долгие годы беспорочной службы, он пронесл ее сквозь годы и рсстояния, сквозь отдленные грнизоны и очень гордилсь этим кчеством. Он не доверял людям и оргнизциям, не доверял средствм мссовой информции, не доверял погоде и поэтому не спешил со сменой формы одежды.

«Еще похолодет! – уверенно говорил генерльш соседям, которые призывли ее оствить дом теплое демисезонное пльто и переодеться в трикотжную кофту. – Вот увидите, еще снег выпдет!»

Генерльш пользовлсь в доме непререкемым вторитетом, и соседи тоже одевлись потеплее, недоверчиво выслушивя оптимистический прогноз погоды.

Ндо скзть, что генерльш в своей непростой жизни все же верил одному человеку. Он верил генерлу Недужному, своему покойному супругу – и он ее доверия не опрвдл. Генерл скончлся, не соглсовв это решение с супругой и оствив ее без поддержки, без твердого мужского плеч. Впрочем, собственные плечи генерльши тоже были достточно твердыми.

Генерльш жил в одном подъезде с Ктериной Дроновой. Точнее, с ее мужем профессором Кряквиным. Сму же Ктерину Недужня не одобрял.

Он не одобрял то, что Ктерин поздно встет и поздно ложится. Не одобрял ее мнеру одевться. Не одобрял ее голос. Не одобрял ее друзей и знкомых. Он очень не одобрял род ее знятий. Проще было бы скзть, что же генерльш в Ктерине одобрял – ничего.

Генерльш Недужня, кк уже было скзно, вышл из подъезд и огляделсь.

Н вверенной ей территории црил относительный порядок.

Дворничих Зинид мел дорожку, знкомые пенсионерки грелись н солнышке, обсуждя неуклонно пдющую нрвственность соседей, трехцветня дворничихин кошк неторопливо шл вдоль дом, соблюдя првил поведения в общественных местх, и дже голуби вели себя достточно скромно.

Генерльш шгнул вперед, и в это время к ней подъехл незнкомя черня мшин.

Мшин зтормозил, дверцы ее рспхнулись, и н тротур перед генерльшей выскочил удивительно неприятный человек – весь ккой-то поношенный, потертый, бывший в употреблении, с обвислыми щекми, зросшими трехдневной щетиной. Смым же оттлкивющим были глз, которые смотрели в рзные стороны, отчего создвлось впечтление, что этот человек непременно собирется соврть, причем и см-то себе не поверит.

– Ббуля, – проговорил этот поношенный человек, рзвязно усмехясь и глядя одним глзом н генерльшу, другим – н трехцветную кошку, – ббуля, ты в этом доме живешь?

– Что?! – выплил потрясення до глубины души генерльш. – Что ты скзл, слбон несчстный? Это где ты здесь, интересно, ббулю увидел? Рвняйсь! Смирно! Руки по швм! Видеть грудь четвертого человек! Кругом-мрш! И чтобы я тебя в этом дворе больше не видел! Тоже мне – внук ншелся!

З долгие годы, прожитые рядом с покойным генерлом, Недужня вырботл нстоящий комндный голос. От ее голос шрхлись коровы и милиционеры, слетли глки с церковных куполов и головные уборы у солдт-первогодков, лоплись грненые сткны и электрические лмпочки.

Потертый незнкомец отлетел к своей мшине и рзинул рот, кк выброшення н берег рыб.

Тут же ему н подмогу выскочил второй мужчин, несколько более приличной внешности.

Он был худ, высок и удивительно узкоплеч. Он был зтянут в узкий черный плщ, кк тонкя венскя сосиск зтянут в упругую оболочку. Голов у него был тоже узкя, с прилизнными бесцветными волосми и мленькими, глубоко посженными глзкми.

– Извините моего коллегу, мдм! – пропел прилизнный незнкомец нентурльным голосом телевизионного ведущего. – Он еще недвно рботет в ншей оргнизции и не нучился рзбирться в людях! Простите его неловкость!

– В оргнизции? – подхвтил генерльш смое знкомое слово. – В ккой еще оргнизции?

Он окинул подозрительным взглядом рзноглзого человек. По ее предствлениям, ни одн увжющя себя оргнизция не взял бы ткого н службу.

– Нш оргнизция нзывется «Междунродный поиск», – мгновенно отозвлся прилизнный, – мы рзыскивем потерянных родственников и знкомых, рзыскивем нследников…

– Что-то непохоже… – вполголос проговорил генерльш. – Короче, документы у вс ккие-нибудь имеются?

А кк же! – прилизнный жестом циркового фокусник выхвтил из воздух и рскрыл перед генерльшей крсную книжечку. Генерльш сверил фотогрфию с оригинлом, неодобрительно покчл головой и уствилсь н мужчину:

– И чего вм нужно?

– По ншим днным, в этом доме проживет одн рзыскивемя нми особ, – нчл прилизнный.

– Толстя, рыжя, в зеленой куртке! – выплил рзноглзый, высунувшись из-з плеч своего стршего товрищ, кк мелкя деревенскя швк из-з збор.

Прилизнный небрежным жестом зтолкнул его обртно и выжидтельно взглянул н генерльшу:

– Мой коллег, при всей его неопытности, довольно верно обрисовл внешность рзыскивемой особы…

– По ккому поводу рзыскивете? – строго осведомилсь бдительня генерльш.

– Вообще-то мы не имеем прв рзглшть, – пропел подозрительный тип, – это конфиденцильня информция, но лично вм я могу сообщить, – он понизил голос и проговорил н ухо генерльше:

– Нследство!

Генерльш Недужня, кк уже было скзно, никому в этой жизни не доверял.

А уж этому скользкому незнкомцу – в особенности.

В днный момент он нходилсь под действием сложного чувств. С одной стороны, природное недоверие говорило ей, что этому человеку ни в чем нельзя помогть и никкой информции сообщть ему не следует. С другой – он не одобрял Ктерину Дронову…

– А большое ли нследство?

Вместо ответ прилизнный ндул щеки и округлил глз.

Это решило дело.

Если дже прилизнный не врет (что мловероятно), неужели генерльш будет способствовть тому, чтобы эт крйне неприятня особ, новя жен профессор Кряквин, неожиднно скзочно рзбогтел? Нет, нет и еще рз нет!

Генерльш принял решение.

– Ниной ее зовут, – сообщил он вполголос, – Нин Гуськов из четырндцтой квртиры.

– Спсибо! – прочувствовнно воскликнул прилизнный и сделл неловкую попытку поцеловть генерльше руку. Генерльш руку не дл и н всякий случй спрятл з спину. Впрочем, прилизнный не слишком огорчился.

– Премного блгодрен! – добвил он и для большей убедительности шркнул ножкой.

Вся Гуськов из четырндцтой квртиры отличлся недюжинной физической силой. По этой причине он рботл н городской бойне в трудной и ответственной должности бойц. То есть збивл скот – крупный рогтый и прочий. Рбот тяжеля и неприятня, но Вся не искл в жизни легких путей. Нкнуне он вклывл в ночную смену, и в днный момент отсыплся.

Когд в дверь квртиры позвонили, он змычл, невольно подржя тому смому крупному рогтому скоту, с которым регулярно стлкивлся по рботе, и нкрыл голову подушкой. Однко звонки не прекртились, и Всилий спустил ноги н пол, угрюмо уствился н будильник, встл и прошлепл к входной двери, кк был – в длинных темно-синих стиновых трусх и желтой зстирнной мйке.

– Кто тм?! – проговорил он хриплым, нерзборчивым спросонья голосом.

– Нин Гуськов здесь живет? – спросили из-з двери.

Сон с Всилия кк ветром сдуло.

Дело в том, что он был чрезвычйно ревнив. Ревнив безудержно, беспредельно, болезненно.

Свою жену, кругленькую и румяную Нину, он ревновл н протяжении всей их совместной жизни. Он ревновл ее к бывшим одноклссникм и к теперешним сослуживцм, к соседям по дому и по дчному учстку, к мужчинм, с которыми он проехл две остновки в трмве и к тем, которые случйно окзлись с ней в одном лифте, ревновл ее к мясникм из ближйшего мгзин и дже к учстковому инспектору милиции Петухову.

Первое время Нин пытлсь убедить муж в своей невиновности, но все ее попытки только подливли мсл в огонь.

Со временем он решил, что, если уж стрдть, то хоть з дело, и действительно стл изменять мужу.

Он изменял ему с бывшими одноклссникми и с теперешними сослуживцми, с соседями по дому и по дчному учстку, изменял с мясникми из ближйшего мгзин и дже с учстковым инспектором милиции Петуховым.

Интересно, что от этого ровно ничего в поведении муж не изменилось, что докзывло првоту и спрведливость принятого Ниной решения.

Всилий продолжл ревновть жену с прежней ктстрофической силой, и то, что з все это время ему тк и не удлось нйти своего предполгемого соперник, только рспляло и многокртно усиливло его безудержную ревность.

И вот, нконец, нступил долгожднный миг – из-з двери донесся конкретный голос возможного конкурент.

– Нин-то? – слдким голосом проговорил Гуськов, осторожно и неслышно открывя один з другим змки и зпоры и стрясь не спугнуть мерзвц рньше времени, кк опытный рыболов стрется не спугнуть крупную рыбу, пок он кк следует не схвтил примнку. – А что у вс – дело к ней ккое-то?

– Ты открывй дверь-то! – рздлся второй голос. – Чего через дверь рзговривть? Дело к ней, дело!

Всилий откинул последнюю цепочку, рспхнул дверь и выскочил н площдку, кк тигр высккивет из джунглей.

Н площдке нходились срзу двое мерзвцев, но это ровным счетом ничего не меняло. Всилий ухвтил их з грудки, поднял н воздух, кк кошк поднимет своих котят, кк следует встряхнул и сшиб лбми. Рздлся гулкий звук, ккой издют стлкивющиеся бильярдные шры или фрикнские сигнльные брбны, и из-з пзухи одного из незвных гостей выпл н пол черный пистолет с прикрученным глушителем. Всилий пнул пистолет босой ногой, тк что тот, грохоч и подсккивя, полетел в лестничный пролет.

– Нину вм, знчит? – прорычл могучий Гуськов и еще рз сшиб между собой нездчливых сыщиков. Один из них пронзительно взвизгнул, второй негромко охнул и безвольно обвис в рукх Гуськов, кк тряпичня кукл.

– Нину вм? – повторил Гуськов, швырнул обоих посетителей н грязный лестничный пол, еще несколько рз кк следует пнул и придл им нчльное ускорение.

Если бы эти двое окзли ему хоть ккое-то сопротивление, он испытл бы большее удовольствие от рспрвы, и продлилсь бы он горздо дольше. Но тк не было никкого интерес.

Всилий проследил з тем, кк стрння прочк съезжет по лестнице, пересчитывя бокми ступеньки, презрительно сплюнул и пошел досыпть.

Двое нездчливых бндитов очнулись только н площдке первого этж.

Прилизнный, более крепкий и выносливый, поднялся первым, потиря отбитые бок и охя. Он стряхнул со своего плщ прилипшие по дороге окурки и прочий мусор, зтем помог встть своему нпрнику и выволок его н улицу.

– Первя попытк окзлсь неудчной, – проговорил он, опсливо оглядывясь н подъезд.

– Что это было? – дрожщим голосом спросил Штырь. – Цунми, что ли?

– Не то чтобы цунми, они в этой облсти случются редко, скорее это был комиссия по торжественной встрече. Придется вернуться сюд еще рз, лучше подготовленными…

– Лично я сюд больше ни ногой! – Штырь зябко передернулся. – Я себе не врг!

– Что? – прилизнный сурово взглянул н него. – Бунт н корбле? Збстовк видиспетчеров? А ты знешь, кк я в тких случях поступю?

– Кк? – испугнно осведомился Штырь.

– Отпрвляю н зслуженный отпуск без мтпомощи и выходного пособия!

Обещние прозвучло зловеще, и Штырь, тяжело вздохнув, смирился с необходимостью продолжить поиски тинственной незнкомки.

***

Ктерин позвонил в дверь дворничихиной квртиры.

– Иду, иду! – отозвлсь из-з двери Зин. – Чего рззвонилсь? Уже открывю!

Он рспхнул дверь и уствилсь н Ктерину, опирясь н швбру, кк солдт н ружье.

– Чего ндо? А я думл, это Нинк Гуськов пришл… я тут кк рз пол мыть нлдилсь…

– Зин, – Ктя серьезно уствилсь н уборщицу. – Вчер я видел у вс ткое зеленое пльто…

– Ккое-ткое пльто? – збеспокоилсь дворничих. – Не было никкого пльт! Это вы чего-то перепутли! Если у вс что пропло – тк следить з вещми нужно, то кк что – тк срзу Зин виновт! Никкого пльт не зню!

– Д я вс вовсе ни в чем не обвиняю! Я только хотел спросить, где теперь это пльто? Ткое светло-зеленое, из мягкой ткни… кжется, брхтное…

– Ах это! – нрспев протянул дворничих. – Тк это мне Сысоев из двдцтого номер дл! Д только и не пльто это, плюшевк…

– Что? – переспросил Ктерин. – Ккя плюшевк?

Плюшевк, кофт ткя из плюш! У ммы моей ткя был, с до войны еще… хорошя ткя вещь, сносу ей не было! А меня Сысоев прибрться просил, он н другой дрес переезжет, эти вещи, что остлись, ей все одно без ндобности, тк вот я и подумл взять эту плюшевку, потом гляжу – тм дырки н ней, тк зчем мне это стрье, ее и носить-то нельзя…

– Тк если вм не нужно, может, вы мне его отддите, пльто это? Или… плюшевку?

Ктя вспомнил дивную светло-зеленую ткнь и предствил, кк чудесно он впишется в ее новое пнно.

– Д зчем вм ткя рвнь? – вздохнул Зин, сочувственно взглянув н Ктю. – Уж что – совсем, что ли, обносились? Д ткое и нищенк-то не всякя нденет! А у вс муж-то все-тки приличный человек… если уж совсем вм носить нечего, тк я лучше н нтресолях у себя посмотрю…

– Зин, д что вы ткое подумли? – обиделсь Ктя. – Мне просто для дел лоскутки нужны ткого цвет! Неужели вы думли, что я собирюсь носить эту… плюшевку?

– А кто ж вс рзберет? – проговорил дворничих, поджв губы и оглядев Ктину многострдльную куртку. – Вше и свое-то слов доброго не стоит… д мне-то что, это до меня не ксется!

– Короче, Зин, где сейчс эт… плюшевк? – перебил ее Ктерин. – Я вм зплчу, сколько скжете…

– Ой! – Зин схвтилсь з щеки. – Д кто же знл, что вм эт рвнь пондобится? Я ее ккурт полчс кк н помойку отнесл!

– Ккя жлость! – вздохнул Ктя.

Прекрсня зеленя ткнь уплывл от нее, тял, кк утренний тумн, вместе с ней тял и ндежд создть художественный шедевр.

– Тк вы сходите туд, гляньте, может, еще лежит! – посоветовл сердобольня дворничих, увидев, кк Ктерин рсстроилсь. – Вряд ли ее кто прибрл!

– А где это?

– Д гржи-то знете? Тк вот это ккурт з ними!

– Спсибо! – выкрикнул Ктя через плечо и бросилсь во двор.

***

Возле гржей болтлось несколько унылых втомобилистов, обсуждвших срвнительные достоинств рзных коробок передч. Н ящике между ними стоял почтя бутылк недорогого молдвского вин. Они проводили Ктерину недоуменными взглядми и вернулись к увлектельной беседе.

В зкутке з гржми скромно пристроилсь бетоння коробк, в которой рзмещлись мусорные бки. Около этих бков кто-то копошился.

Ктерин опсливо приблизилсь к помойке и увидел возле бков толстую коротконогую бомжиху, которя придирчиво обследовл их содержимое.

Но горздо больше зинтересовло Ктю другое: с крю помойки, возле огрждющей ее бетонной стеночки влялсь светло-зеленя хлмид, то смое пльто, или плюшевк, по удчному выржению дворничихи Зиниды, без которого совершенно невозможно было создть новое пнно.

Ктя пробрлсь в бетонный зкуток и торопливо ухвтил зеленое одеяние.

– Эй, ты чего это тут хозяйничешь? – сурово окликнул ее бомжих. – А ну положь н место! Это моя помойк!

– То есть кк это вш? – опешил Ктерин.

– А вот тк – моя! Мне н нее еще об прошлом годе от Семеныч рзрешение выдно!

– От ккого Семеныч? Ккое рзрешение? – недоуменно переспросил Ктя.

– Во кк! – воскликнул бомжих. – Он Семеныч не знет! С пльмы, что ли, рухнул? А ну, вли отсюд! Понехли тут всякие! Скзно тебе – моя помойк! – И он двинулсь н Ктю с смым угрожющим видом.

– Д не нужн мне вш помойк, – проговорил Ктя, отступя. – Что вы подумли? Я в этом доме живу!

– Аг, тк я и поверил! – усмехнулсь тетк, отрезя Кте путь к отступлению. – А ну, положь пльтишко! А то щс живо волосенки тебе выдеру!

– Но я кк рз из-з этого пльто пришл, – жлобно промолвил Ктерин. – Уступите его мне, оно мне очень нужно!

– Чего это я должн тебе уступть? – огрызнулсь бомжих. – Много мне уступли? Я сколько лет н свете живу – никто мне ничего з просто тк не уступл!

Он примерилсь, собирясь вцепиться в Ктину шевелюру. Ктерин с удивлением увидел, что у бомжихи точно ткие же, кк у нее, рыжие волосы, только двно не мытые и нечесные.

– Ну пожлуйст! – взмолилсь он. – Мне это пльто для рботы нужно!

– Рсскзывй! – недоверчиво отозвлсь бомжих и вцепилсь в зеленый плюш. – Знмо дело – хорошее пльтишко, всякому пригодится! Сейчс уж тких не делют, его еще сколько лет носить можно! А у тебя своя-то куртк ккя хорошя! – и он окинул Ктину куртку звистливым взглядом.

– Вм нрвится? – рдостно воскликнул Ктерин. – Тк возьмите ее себе! Двйте меняться – вы мне это пльто уступите, я вм отдм свою куртку!

Бомжих по природной подозрительности здумлсь – не прогдет ли он при тком обмене и не хочет ли хитря Ктерин ее обмнуть? Однко, судя по всему, Ктин куртк ей здорово приглянулсь, и он решил поменяться.

– Ну лдно, – проговорил тетк, выпускя из рук крй зеленого одеяния. – Скидвй свою куртку! Только смотри – чтоб я тебя больше н этой помойке не видл!

– Честное слово – не увидите! – подтвердил Ктерин, стскивя свою куртку.

***

– С ккими кдрми приходится рботть! – проговорил прилизнный бндит, окинув тоскливым взглядом своего некзистого нпрник. – Ничего-то ты делть не умеешь! Придется провести с тобой знятия по курсу молодого бойц!

– Это кк? – опсливо осведомился Штырь.

– Зпомни – если ты хочешь что-то полезное рзузнть, первым делом рсспроси местных ббок! Вон, видишь, струхи сидят н скмейке, кости греют. Подктись к ним повежливее, подольстись, зведи рзговор издлек…

– Это кк?

– Ну, тм… про погоду, про цены н сметну…

– А я почем зню, ккие н нее цены? Что я, по-твоему, сметну покупю?

– Ну, это я тк… для пример… кк рзговор нчть, чтобы потом перевести его н то, что тебя интересует…

– А можно не про сметну, про пиво?

Нет, Штырь, с тобой тяжело! – прошипел прилизнный, покчв головой. – Ты подумй см, что ты несешь? Ккое пиво? Это же струхи! Они что, по-твоему, пьют пиво?

– А что же они – не люди?

– Д… прямо не зню, что с тобой делть… лдно, со струхми я см пообщюсь, ты пойди поговори с мужикми, которые около гржей толкутся, может, и они что-то знют…

– Во, с мужикми – это лучше, – охотно соглсился Штырь, – с мужикми я общий язык нйду! А чего у них спршивть-то?

– Ну ты дешь! Ты что – збыл, рди чего мы тут ошивемся? Спроси про ту ббу, которую мы рзыскивем! Только тк спроси, чтобы не получилось кк в первый рз! – он поежился.

***

Нпрники рзделились. Штырь бодро нпрвился к гржм, его прилизнный нствник рзвинченной походкой подошел к бдительным пенсионеркм.

– Кк жизнь молодя? – осведомился он, остновившись перед скмейкой.

Поскольку он ни к кому конкретно не обрщлся, тетки не сочли нужным отвечть. Одн из них, крепкя згореля особ лет семидесяти в джинсовом костюме и китйских кроссовкх, окинул незнкомц подозрительным взглядом и громко проговорил, повернувшись к своей соседке:

– Вот в нше время, Анн Ромновн, хорошие люди всю неделю н рботу ходили, не шлялись без всякого дел по чужим дворм! Оттого и порядк больше было, и этих… првонрушений всяких меньше. Потому что если ты отстоишь восемь чсов з крусельным, допустим, стнком, то ккие уж тут првонрушения? Тебе бы только щей нвернуть и н боковую!

– Првильно говорите, Мрф Петровн! – соглсилсь с ней соседк, хрупкя струшк в зеленой вязной кофте.

– Я же к вм не просто тк, – повторил попытку прилизнный, – я, между прочим, кк рз нхожусь н рботе! Рбот, милые дмы, рзня бывет!

– Это что же з рбот – рзговоры н улице рзговривть? – въедливым голосом проговорил Мрф Петровн. – Что-то рньше я про ткие рботы не слыхл!

– Опрос провожу, социологический! – прилизнный тип решил произвести впечтление учеными словми, попросту говоря – нпустить тумн.

– Во-во! – вступил в рзговор третья пенсионерк, не по сезону одетя в теплую куртку с яркой ндписью «кндскя коння полиция». – Мне свтья рсскзывл, у них возле дом тоже крутился один, вопросы здвл, потом н третьем этже квртиру обчистили! Одних ковров четыре штуки взяли!

– И что – хорошие ковры? – живо зинтересовлсь Анн Ромновн.

– Нсчет этого не скжу, – «кндскя полицейскя» покчл головой, – нсчет этого свтья не говорил!

– Кк смое интересное – тк и не говорил! – рсстроилсь Анн Ромновн.

– Д вот у меня и удостоверение есть! – не сдвлся незнкомец. – Если вы сомневетесь – можете ознкомиться! – и он достл из внутреннего крмн плщ ту же смую крсную книжечку, которую предъявлял генерльше Недужной.

– Во-во! – обрдовлсь тетк в кндской куртке. – К зятю моему в мгзин тоже пришел один… зять у меня в мгзине рботет, – пояснил он.

– В кком мгзине? – осведомилсь Анн Ромновн. – Не по чсти ковров?

– Нет, в снитрно-техническом! Тк вот, пришел к ним один, с виду тоже приличный… – рсскзчиц недоверчиво оглядел прилизнного. – Тоже вот, удостоверение покзл… проверк якобы по пожрной чсти… нсчет горючих мтерилов и рсположения дверей… слово з слово, хвтились – внн чугуння пропл!

– Импортня? – оживилсь Анн Ромновн.

– Врть не буду, – честно зявил рсскзчиц, – нсчет этого зять не говорил.

– Ну, кк смое интересное…

– Женщины! – прилизнный тип повысил голос. – Я ведь к вм по-хорошему! Мне ведь только спросить…

– До чего же все-тки молодежь пошл невоспитння! – со вздохом произнесл Мрф Петровн. – А все почему? Все потому, что у стнк не стоит!

***

Пок прилизнный тип вел эту нескончемую и безрезульттную беседу с пенсионеркми, Штырь приблизился к гржм. Возле них ошивлись четверо мужиков среднего возрст, с измзнными мшинным мслом рукми.

Судя по всему, они вырвлись из дом, из-под сурового ндзор своих зконных половин, под предлогом ремонт мшин, и теперь нслждлись покоем, прекрсной весенней погодой и теплой мужской компнией.

Н свободном пятчке между ними стоял ломный ящик из-под мкрон, н котором крсовлсь пустя бутылк из-под недорогого молдвского вин.

– Бог помощь! – проговорил Штырь, по обыкновению одним глзом уствившись н собеседников, другим рзглядывя крышу соседнего дом.

– Бог-то бог, д будь и см неплох! – отозвлся низенький мужичок с торчщими вперед желтыми зубми.

Видимо, это был встречющийся в кждой мужской компнии любитель вырзительного слов.

– Кто тков? – строго осведомился высоченный тип в милицейской тужурке без погон и знков рзличия. – Почему мне твоя личность незнком? Я н подведомственной территории кждую собку в личность зню!

– Д я тк, мимо шел… дй, думю, с хорошими людьми поговорю! – уклончиво ответил Штырь.

– Кому и збор собеседник! – выплил желтозубый.

– Почему в глз не глядишь? – строго продолжил мужчин в милицейской тужурке. – Когд рзговривешь со стршим по звнию, положено в глз глядеть!

Штырь зметил пустую бутылку из-под вин, и в его голове мелькнул здрвя мысль:

– Мужики, я гляжу – у вс тут проблемы! У вс вроде горючее кончилось! Может, мне прогуляться, прикупить мленько? Это я, к примеру, могу…

– Хорошего человек срзу видть! – оживился желтозубый.

– Вы только подскжите, где у вс мгзин поближе, то я вших мест не зню.

– Д мы сейчс слгу пошлем, – проговорил отствной мент, укзв н молодого прнишку в кожной куртке. – Ты, глвное, реши вопрос нсчет инвестиций!

– Это мы мигом, – Штырь полез в крмн и вытщил купюру, – это мы зпросто. Ну, он человек взрослый, см рзберется, чего купить… и нсчет зкуски тоже.

– Зкуск – это пережиток темного времени! – знчительно произнес желтозубый. – Зкусывть мы и дом можем, здесь мы рди общения собрлись!

Прень двумя пльцми ухвтил купюру и умчлся. Штырь вльяжно прислонился к одному из гржей и нчл рзговор, кк он считл, издлек:

– Тут у вс, к примеру, не бывет одн ткя… фигуристя, с рыжими волосми?

– Тут у нс о ббх говорить не положено! – прервл его желтозубый. – У нс только о мшинх говорят или о футболе! Ну, или о хоккее, когд по сезону.

– Все-тки почему мне твоя личность незнком? – снов подл голос отствной мент. – Ты, к примеру, во всероссийском розыске никогд не состоял?

– Тьфу-тьфу-тьфу! – отмхнулся Штырь. – Зчем это про ткие вещи говорить?

– А зчем ты о ббх нчл? Мы здесь для того собиремся, чтобы от них отдохнуть! А ты, понимешь…

– Зря ты, Петрович, тк к человеку! – остновил бывшего мент желтозубый. – К человеку нужно с доверием подходить!

– Только в смом крйнем случе! – возрзил Петрович.

– Он только по незннию! Он ведь с ншими порядкми пок что не ознкомлен. А тк – по всему видть, свой человек, хороший! Он ведь н выпивку нм того… инвестировл?

– Это верно, – соглсился Петрович, смягчившись, – этого у него никто и не отнимет.

– А вот я, к примеру, интересуюсь, у кого коленвл лучше – у «Жигулей» или у «Мерседес»? – рздумчиво проговорил желтозубый, чтобы вернуть рзговор в допустимое реглментом русло.

– Нсчет этого не могу скзть, – оживился бывший мент, – вот «Зенит» в то воскресенье хорошо сыгрл! А ты н этот счет ккого мнения? – он повернулся к Штырю.

– Я уверен! – бодро отозвлся тот. – И про коленвл я тоже с вми соглсный.

– Соглсный – это хорошо! – одобрил отствной мент. – Глвное, чтобы все были соглсны! Тогд все будет путем… А вот и слг возврщется!

Действительно, в конце дорожки покзлось облко пыли, из которого вскоре вынырнул зпыхвшийся гонец с тяжелым полиэтиленовым пкетом.

– Ккой он у вс шустрый! – проговорил Штырь. – Мы и глзом моргнуть не успели, он тут кк тут!

– Хорошие кдры рстут! – соглсился отствной мент, принимя у прня бутылки и рсствляя их н ящике. – В этом плне я з нше будущее спокоен!

И в этот момент Штырь зметил неподлеку знкомую куртку грязно-зеленого цвет.

Эту куртку он увидел своим левым, вспомогтельным глзом, тем, который постоянно смотрел в сторону, поэтому не вызывл стопроцентного доверия.

Штырь нсторожился и повернулся тк, чтобы проверить информцию првым, более зорким глзом.

Сомнений не оствлось: неподлеку от гржей шествовл довольно толстя рыжеволося особ, одетя в хорошо знкомую Штырю по событиям минувшей ночи куртку. Особ двиглсь несколько нетвердой походкой, волоч в левой руке воську с пустыми бутылкми. Это было несколько стрнно, но Штырь не был склонен к серьезным мыслительным усилиям.

Куртк был ему знком, и он обрдовлся, что обнружил объект рньше своего строгого нчльник.

– Я извиняюсь, мужики, – проговорил он, повернувшись к собеседникм, – у меня тут срочное дело внезпно обрзовлось… вы тут отдыхйте, я того… отлучусь!

– Непорядок! – гркнул Петрович, схвтив его з плечо. – Ты в нш отдых средств инвестировл, знчит, должен в нем принять непосредственное учстие! Что з этот… волюнтризм? Мло ли у кого из нс срочные дел имеются? Мы не можем жертвовть интересми коллектив! Интересм обществ – зеленый свет!

– Нзвлся гвоздем – полезй в збор! – подхвтил желтозубый. – Инче непорядок будет!

– Мужики, мне првд ндо отлучиться! – зныл Штырь, видя, кк объект удляется в неизвестном нпрвлении.

– Тебе отлить, что ли, пондобилось? – проявил догдку Петрович.

– Ну д, – быстро соглсился Штырь, для убедительности приплясывя.

– А, ну тогд лдно! – блюститель порядк рзжл свою железную хвтку и выпустил Штыря. – Это – увжительня причин…

– Только ты, того, поскорее! – крикнул вслед ему желтозубый. – Душ горит, нпитки стынут!

***

Збежв з гржи и убедившись, что нелепя фигур в грязно-зеленой куртке все еще виднеется н горизонте, Штырь вытщил мобильный телефон и нбрл номер своего непосредственного нчльник.

– Это я, – проговорил он вполголос. – Ну что, много ты у своих струх рзузнл?

– Чего ндо? – высокомерно отозвлся шеф. – От дел меня отрывешь! Я, между прочим, получю ценную информцию, пок ты тм дурью мешься! Еще немного – и все узню!

– Д? – нсмешливо перебил его Штырь. – Информцию про цены н сметну?

– Информцию по поводу ншего объект! Он вот-вот будет в нших рукх!

– Он уже, считй, в нших рукх! Я ее, между прочим, уже обнружил, пок ты тм струх рскручивешь! Тк что неизвестно, кому из нс нужно н курсы молодого бойц!

– Обнружил? – оживился шеф. – Где?

– Гржи видишь в конце двор? Я кк рз з ними! И он тут же, неподлеку, тк что подгребй сюд, пок он не смылсь!

Через несколько минут прилизнный тип, сгибясь в три погибели и скрывясь з чхлыми кустикми, присоединился к своему более удчливому нпрнику.

– Вот он! – негромко проговорил тот, покзывя н неторопливо удляющуюся фигуру.

– Ты уверен? – недоверчиво переспросил шеф. – Ккя-то он больно некзистя…

– Точно, я ее куртку зпомнил! – успокоил его Штырь. – Толстя, опять же… и птлы рыжие…

– Но это же явно бомжих! Вон, гляди, он же бутылки собирет! А т вчершняя вроде поприличнее был… н тусовку ходил… н тусовки бомжей не пускют!

– А черт их рзберет! – отмхнулся Штырь. – Может, он днем бутылки собирет, ночью по тусовкм шляется! Но я тебе точно говорю – он это! Я ее вчер зпомнил! Куртк эт…

– Д, куртк зпоминющяся, – соглсился прилизнный. – Лдно, проследим з ней, потом будем брть. Тем более место подходящее… никто не помешет…

Нпрники крдучись двинулись вслед з своим «объектом», тем более что рыжеволося особ в зеленой куртке вот-вот могл скрыться из поля зрения. Миновв пыльный пустырь, он свернул в узкий переулок, опсливо оглянувшись нзд.

– Никк он нс зметил, – прошептл Штырь, спрятвшись з припрковнную мшину.

– Д с чего бы! – отмхнулся его шеф.

Тетк перешл дорогу, волоч з собой бренчщую воську с бутылкми, прошл еще несколько шгов и торопливо скрылсь в темной подворотне.

Штырь бросился следом, зглянул в эту подворотню и сделл знк своему нпрнику следовть з собой.

Они окзлись в полутемном дворе-колодце, в одном углу которого стояло несколько переполненных мусорных бков, в другом ржвели бренные остнки рзбитого «Зпорожц». Рыжеволося особ куд-то подевлсь.

– Вот черт, – проговорил Штырь, недоуменно вертя головой, – он же сюд только что вошл! Мы же ее видели! Что он, сквозь землю, что ли, провлилсь?

– Мужики, вы чего-то потеряли? – рздлся вдруг з спиной у нпрников нсмешливый голос. – Может, вм помочь?

Штырь резко обернулся. В подворотне, которую они только что миновли, стоял приземистый бомж в дрном втнике, с лицом, изуродовнным кривым шрмом.

–. Знкомую ищем, – неприязненно ответил Штырь и двинулся нвстречу бомжу.

– Вот эти, – из-з плеч бомж покзлсь немытя рыжеволося особ в грязно-зеленой куртке, – вот они смые! Идут з мной и идут, куд я, туд и они… черт их знет, чего им ндо! Может, они мньяки ккие! Может, они меня домогются! А я – девушк скромня, порядочня, мне мньяки ни к чему…

– Вы, мужики, зчем женщину пугете? – осведомился бомж и сделл шг вперед. – Это нехорошо!

– А ты что – неприятностей н свою голову ищешь? – скривился Штырь. – А ну, сгинь отсюд! Нм с этой лхудрой поговорить ндо! У нс к ней дело!

– Это нельзя, – ответил бомж и выбросил вперед руку с зжтым в ней горлышком рзбитой бутылки, – это зпрещется! Н это у вс нету рзрешения!

– Ты, пьянь болотня, скзно тебе – вли с дороги! – повысил голос Штырь и резким жестом вытщил из крмн склдной нож. – Ты не знешь, с кем связлся!

– А ты знешь? – глз бомж згорелись нехорошим огнем.

– Точно говорю – мньяки! – взвизгнул женщин. – Семеныч! Семеныч!

В глубине двор открылсь незметня железня дверц, и оттуд выктился колобком невысокий жизнердостный толстячок в отутюженном сером костюме и дорогих ботинкх. Он стрнно выглядел в этом дворе, среди бомжей и помойных бков. Следом з ним, перевливясь, кк дрессировнный медведь, выбрлся здоровенный мужик лет сорок в спортивном костюме.

– Это кто же н моей территории шум устривет? – проговорил толстяк, выходя н середину двор. – Это кто же мешет моему зслуженному отдыху?

– Вот, Семеныч, – зтрторил женщин, – я тут, знчит, рботю, стеклотру собирю, потому кк у меня рзрешение имеется, лично тобой выднное, эти двое з мной увязлись, и идут и идут, куд я, туд и они, может, они мньяки ккие-то, может, у них нсчет меня нехорошие нмерения имеются, или, допустим, они меня похитить хотят н внутренние оргны…

– С тобой ясно! – милостиво проговорил Семеныч и повернулся к незнкомцм: – Вы зчем женщину пугете? Вы зчем трудящемуся человеку нстроение портите? Вы, вще, кто ткие?

Прилизнный тип окинул Семеныч и его телохрнителя высокомерным взором и произнес сквозь сжтые зубы:

– Я тебе отчитывться не собирюсь! Ты кто ткой? Ползи обртно в свой клоповник, пок мы с бртном у тебя сокрщение кдров не оргнизовли! – с этими словми он вытщил из-з пзухи пистолет с глушителем.

– Ой-ой-ой! – Семеныч взмхнул короткими ручкми. – Сейчс испугюсь!

Он щелкнул пльцми. В воздухе просвистел кусок кирпич и выбил пистолет из руки прилизнного. Тот обернулся, тряся ушибленной рукой, и увидел, кк бомж, перегородивший им выход из двор, поднимет с земли второй кирпич.

– Д вы н кого поперли! – взвизгнул Штырь и бросился н прорыв, но бомж рзмхивл перед ним горлышком бутылки, и з спиной рздвлись тяжелые шги телохрнителя Семеныч.

Дрк был короткой, но бурной.

Через несколько минут невезучие нпрники влялись н грязном сфльте, тяжело дыш и снизу вверх глядя н победителей. У прилизнного н лице рсплывлся здоровенный синяк, првя рук быстро рспухл. Штырь пострдл еще больше – у него был рсполосовн щек и, кжется, сломно ребро.

Семеныч рзговривл по мобильному телефону.

– Пвел, ты бы подскочил сюд н минутку, – говорил он кому-то степенным, увжительным тоном. – Ну, не то чтобы особенно вжное, но по твоей чсти… Тут у меня двое гстролеров безобрзничли, пришлось их… того… д нет, зчем же тк, просто временно обездвижить! Ну лдно, двй, жду!

Еще через несколько минут во двор въехли «Жигули» с милицейской миглкой. Не зглушя мотор, из мшины выбрлся мордтый милиционер в кителе с кпитнскими погонми. Первым делом он врзвлку подошел к Семенычу, увжительно пожл ему руку и только потом повернулся к лежщим н земле нпрникм.

– Эти, что ли? – он пнул Штыря в бок носком спог. Штырь зстонл: удр пришелся по сломнному ребру.

– Эти, – вздохнул Семеныч. – Пришли, понимешь, и нчли тут выступть… никкого, понимешь, воспитния! Ну, прни мои немножко погорячились…

– Это понятно… – протянул милиционер, – иногд и не хочешь, погорячишься! Я вот думю. .. помнишь, в мрте кнцелярский мгзин ккие-то двое огрбили? Тк не инче это они и есть!

– Очень дже может быть! – поддержл Семеныч милиционер. – Нверняк они!

– Эй, нчльник, – прохрипел Штырь, – ты нм чужое не шей! Мы грмотные ничего не подпишем!

– А тебя кто-то спршивет? – повернулся к нему кпитн и снов ткнул ногой в бок. – Пок тебя никто не спршивл, лежи и отдыхй! Вот когд спросят, тогд и будешь про свою грмотность бзрить!

Он здумчиво огляделся по сторонм, потом нклонился нд «гстролерми», провел рукой по их одежде и вдруг, кк цирковой фокусник, вытщил откуд-то дв мленьких бумжных пкетик.

Повертев эти пкетики перед носом у Семеныч, он оздченно проговорил:

– Ты смотри, чего я ншел! Порошок ккой-то… ндо бы в лборторию отдть, пускй проверят! Может, конечно, зубной порошок, может, и нркотики! Мне мое чутье подскзывет, что нркотики! А если мне чутье что подскзывет – я ему доверяю!

– Нчльник, – Штырь попытлся подняться, но ему снов достлось ногой в больной бок. – Нчльник, ты что же делешь? Ты что же беспредельничешь? Ты что, думешь, н тебя упрвы не нйдется?

– Во кк! – милиционер довольно переглянулся со Семенычем. – Тут еще и угрозы должностному лицу при исполнении! Еще и оскорбления! Полный, можно скзть, букет моей ббушки! Семеныч, в свидетели пойдешь?

– Пойду, – рдостно соглсился толстяк, – з тебя, Пвел, куд угодно пойду, хоть н Колыму, потому что сильно тебя увжю!

– Н Колыму не ндо, тм холодно, – ухмыльнулся кпитн. Зтем он повернулся к своей мшине:

– Серег! Двй грузить этих беспредельщиков! С ними все ясно! Огрбление кнцелярского мгзин, хулигнство, нркотики, оскорбление при исполнении…

Из мшины выбрлся молодой лейтеннт с оттопыренными розовыми ушми. Вдвоем с Пвлом они зпихнули нездчливых нпрников н зднее сиденье мшины и уктили в голубую дль.

***

– Жнн Георгиевн здерживется, – проговорил секретрш Люд очк, не отрывя взгляд от книжки в ярком глянцевом переплете. – И вообще он принимет только по предврительной зписи!

Почувствовв что-то нелдное, он все же поднял взгляд и чуть не сползл со стул.

– Жнн Георгиевн? – глз секретрши округлились от изумления. – Это… это вы?

– Я! – сурово проговорил подозрительня личность в темных очкх и поношенной джинсовой куртке. – И я пок что здесь рботю! А вот вы… не уверен, что вы здесь здержитесь, если будете читть художественную литертуру н рбочем месте! Что это у вс? – он схвтил книжку и фыркнул:

– Ирин Снегирев! «Скелет в шкфу»! И кк – нрвится?

– Нр… нрвится… – пискнул секретрш. – Это больше не повторится! Вс ведь все рвно не было…

– Конечно не повторится! – рыкнул Жнн, зкрывя з собой дверь кбинет.

Людочк проводил нчльницу зтрвленным взглядом и удивленно принюхлсь: от той явно пхло не фирменными духми от Исси Мияки, смой нтурльной собкой…

– Ой, Жнн Георгиевн! – выкрикнул секретрш в сторону двери. – Вм звонил Всеволод Ивнович!

И тут телефон н рбочем столе Жнны злился требовтельным звонком.

– Д! – рздрженно выплил Жнн в трубку и тут же изменил тембр своего голос н лсково мурлыкющий:

– Севочк, это ты?

Звонил ее знкомый полковник милиции.

– Я, – мрчно ответил полковник. – Слушй, ты. во что это меня втянул?

– То есть кк? Ты о чем, дорогой? – в голосе Жнны прозвучло искреннее недоумение.

– О том человеке, про которого ты спршивл в последний рз. О Цыплкове.

– О Цыплкове? – переспросил Жнн, чтобы выигрть время.

– Ну д! – рявкнул полковник. – О влдельце синего «Ситроен» номер ткой-то! Ты еще скзл, что готов его убить! Говорил, не отпирйся! Тк вот – поздрвляю! Его убили!

– Но Севочк… не думешь же ты…

– Я-то, может быть, и не думю, – голос полковник несколько смягчился, – но другие… кк ты думешь – никто у нс в упрвлении не удивится, когд узнют, что я нводил о нем спрвки з несколько чсов до убийств?

Жнн н секунду зкрыл глз. Перед ее внутренним взором предстл мертвый Цыплков с полиэтиленовым мешком н голове. Только бы в милиции не узнли, что он побывл в его квртире!

– А кк они узнют? – рстерянно проговорил Жнн.

– Ты что – думешь, я его см пробивл по бзе? – пророкотл полковник, приняв ее вопрос н свой счет. – Секретрше поручил, ты см знешь – то, что знет секретрш, знет все мировое сообщество!

– Уж это точно… – процедил Жнн, покосившись н дверь, з которой рсполглсь ее Людочк, и подумв, что звтр весь город будет знть, в кком виде он сегодня зявилсь н рботу. Впрочем, по срвнению с другими проблемми это можно не принимть в рсчет.

– Тк что ты уж лучше мне скжи, – продолжл Сев, – с ккой стти тебя зинтересовл Цыплков?

– Я тебе срзу скзл – он мою мшину помял! – ответил Жнн в некотором рздржении.

– Знчит, не хочешь говорить? – полковник тяжело вздохнул. – Подствил ты меня…

– Мог бы и см телефонную трубку снять! – огрызнулсь Жнн. – В тулет тоже секретрш з тебя ходит?

Он понимл, что не прв: см он тоже поручл секретрше все второстепенные звонки, и делл это вовсе не от лени, потому что тк принято, и ее просто не поняли бы коллеги, если бы он см знимлсь мелкими вопросми.

Но кк бы то ни было, Сев прв: кк только стнет известно, что он нводил спрвки о Цыплкове, ему нчнут здвть вопросы, тм и до смой Жнны доберутся…

***

Высокя несклдня девиц в широченных штнх цвет хки и бесформенной куртке рмейского покроя, згребя ногми, шл по переулку. Неожиднно нперерез выскочили двое мльчишек, пиня ногми пустую бнку из-под пив. Бнк попл под ноги девице, которя поддл ее, д тк неожиднно ловко, что бнк прямиком зктилсь в урну. Мльчишки рзочровнно ухнули, однко удр был хорош, тк что они поглядели девице в спину с увжением и пошли дльше, обсуждя промхи и достоинств «Зенит».

Девиц миновл мгзин кнцелярских приндлежностей, лрек холодного спожник, который вот уже несколько месяцев был зкрыт, итльянскую химчистку и телье по прокту свдебных плтьев, поднялсь по ступенькм и открыл дверь мленькой кондитерской под нзвнием «Прекрсня булочниц».

Н вывеске изобржен был грудстя тетк в чепце и белом переднике. Щеки ее нпоминли дв румяных яблок.

В помещении было чисто и пустовто, приятно пхло свежей выпечкой. В углу, з низеньким столиком, ббушк пичкл внук пончикми с вреньем. З прилвком со множеством рзнообрзных бтонов и булочек стоял точня копия тетки с вывески, з стойкой колдовл нд кофейным втомтом девушк помоложе, но ткя же полненькя и румяня.

Срзу же з девицей вошел чрезвычйно приличный стричок с тросточкой, купил три булочки с шоколдом, долго коплся, убиря сдчу. Несклдня девиц в это время толклсь у стойки, рвнодушно рссмтривя пирожные. Когд стричок вышел, он переглянулсь с булочницей и скользнул з прилвок. Легко протиснулсь в узенькую дверцу и спустилсь в подвльный этж. Очутившись в чистом и светлом коридоре, освещенном лмпми дневного свет, девиц внезпно утртил всю свою неуклюжесть, выпрямилсь и пошл вперед легким пружинистым шгом.

Коридор зкнчивлся тупиком, однко это девицу нисколько не смутило. Он пошрил рукой под потолком, нжл кнопку, и в стене открылсь пнель с кодовым змком. Девиц нбрл четырехзнчный код, и стен, которя окзлсь дверью, отошл в сторону.

З дверью было мленькое помещение, нпоминющее прихожую млогбритной квртиры – вдоль одной стены рсполглся встроенный шкф, нпротив висело большое зеркло. Девиц мигом сбросил бесформенные куртку и штны и окзлсь в узких черных джинсх и мйке без руквов. Стли видны нкчнные мускулы. Теперь ничто не нпоминло в ней двешнюю несклдеху – здоровя, очень спортивня молодя женщин. Он бросил н себя взгляд в зеркло и уловил в глзх тревогу. Было из-з чего рсстривться. Едв зметно вздохнув, он отворил дверь.

З этой дверью окзлся обычный кбинет – просторный письменный стол, полк с кнцелярскими ппкми, несколько мониторов. З столом сидел женщин чуть пострше в обычном офисном костюме. Однко внимтельный взгляд мог бы отметить твердый поворот головы, силу в тонких пльцх, уверенную позу. Опытный нблюдтель сумел бы сделть выводы, что деловой костюм – всего лишь времення форм одежды, и что если бы женщин был в чем-то спортивном, то стли бы видны хорошо рзвитые мускулы.

Вошедшя не поздоровлсь, только остновилсь н пороге. Т, что сидел з столом, кивнул ей, не отрывясь от монитор, в котором видн был дверь булочной и поднимющяся по ступенькм несурзня тетк в длинной клетчтой юбке и смешной круглой шляпе, ндвинутой почти н нос.

Прошло минут семь, все это время пришедшя девиц продолжл стоять у двери в той же несколько нпряженной позе, женщин з столом что-то делл н компьютере, дв рз поговорил по телефону и принял фкс.

Нконец стукнул дверь, и н пороге появилось новое лицо. В этой женщине никто не узнл бы тетку в смешной шляпе. Он снял свою мскировочную одежду, и теперь н ней были короткие штны, едв зкрывющие колени, и ткя же, кк у первой девицы, черня мйк. Он был ниже ростом, коренстее, все тело дышло силой, нрочито медленные движения никого не обмнывли.

Вошедшя обменялсь взглядом с первой девицей и понял, что т сильно озбочен.

– Ну что, девушки, – скзл стршя, оторввшись от компьютер, – нпортчили? Доклдывй, четвертя!

– Д что доклдывть… – с тоской пробормотл высокя девиц, но тут же мобилизовлсь, повинуясь взгляду стршей и нчл:

– Знчит, оперция шл по плну, клиент позвонил и скзл, что будет ждть ншего сотрудник возле пмятник «Стерегущему» н Петрогрдской. Вы же знете, это было его глвным условием – сообщить о месте встречи в смый последний момент, во избежние утечки. Ну, я, соглсно прикзу, сижу н телефоне, нбирю ее мобильный… – он кивнул в сторону коренстой. – А тот молчит – бонент вне зоны действия! Где тебя черти носили?

– Ты подожди, – посоветовл стршя, – стрелку не торопись переводить. С нее я спрошу, пок с тобой рзберемся.

– Ну, жду, жду, уже все сроки прошли, вдруг звонок. Мне покзлось, вроде голос похож… потому что тк нерзборчиво, помехи ккие-то… Ну я и послл ее к пмятнику «Стерегущему». Потому что время уже поджимло.

– И кк же тебя угорздило послть туд совершенно не того человек? – с метллом в голосе спросил стршя.

Не дождвшись ответ, он повернулсь к седьмой.

– Ты где был? Почему вовремя не позвонил?

– В метро зстрял, – угрюмо ответил т, – врия вчер был н перегоне между «Сенной» и «Техноложкой». Больше двух чсов поезд стояли. Темно, душно… люди сознние теряли…

– Что тебя в метро-то понесло? – не выдержл четвертя. – Мшину взять не могл?

– Взял мшину, пришлось бросить, – спокойно ответил седьмя, – ккой-то «опелек» сел н хвост плотно, еле ушл дворми. Думл, н метро быстрее будет…

– Вот что, девушки, – стршя постучл крндшом по столу и внимтельно посмотрел н подчиненных, – мы взяли зкз – доствить по нзнчению тот смый портфельчик, который тебе, седьмя, должен был передть клиент.

– Д ккой он клиент… – мхнул рукой четвертя, – зяц трусливый, не…

– Првильно, – в голосе стршей появились метллические нотки, – н смом деле нши клиенты – те, кому мы должны были передть чемодн. Не буду их нзывть дже здесь, – он обвел рукой кбинет, – потому что это опсно, учитывя все случившееся. И теперь чемодн у нс нет, тк что через дв дня, когд появятся клиенты, нше гентство будет иметь бледный вид. Мы тк долго создвли себе имя н рынке услуг, и теперь, когд гентство «Амзонк» стло известным – ткой недопустимый прокол!

Девицы снов переглянулись, они прекрсно понимли, что з общими словми стршей скрывется совершенно другой смысл. Они хорошо знли ее хрктер – жесткий, решительный, без снтиментов. Рз он ведет рзговор более-менее спокойно – стло быть, у нее есть еще ндежд что-то испрвить. В противном случе бесед был бы построен совсем не в тком ключе. И возможно, дже происходил бы не в этом месте.

Высокя девиц поежилсь незметно.

– Итк, произошл утечк информции, – консттировл стршя.

– Это не у нс, у него, – тут же возрзил четвертя.

– Не думю, тогд бы чемоднчик похитили прямо у него, зчем им с нми связывться? Снчл они приствили нблюдтеля к седьмой, когд ей удлось избвиться от нблюдения, то просто позвонили тебе, четвертя, чтобы выяснить, где нзнчен встреч.

– Все рвно они должны были от него узнть номер моего телефон, и ведь это он предложил ткой дурцкий способ связи! Нверняк они з ним следили!

– Он бы зметил слежку и отменил оперцию! Хорошо, – стршя постучл крндшом по столу и поглядел н четвертую с прищуром, – твои объяснения.

– Роковое совпдение, – буркнул т, отведя глз.

– Не проходит, – глз стршей недобро блеснули, из чего подчиненные сделли вывод, что терпение ее подошло к концу, – по-моему, кция был достточно продумн и тщтельно подготовлен. Слежк з седьмой…

– Ну… – седьмя переступил с ноги н ногу, – думю, что к ншему нынешнему делу это вообще не относится. Прошлые рзборки…

– И если бы не врия, он см бы пришл н встречу! – подхвтил четвертя. – Не могли же они устроить врию в метро!

– Д уж, – нехотя соглсилсь стршя, – в метро – это уж чересчур… Но см посуди, звонит тебе ккя-то посторонняя бб – номером ошиблсь. Ты ее посылешь к пмятнику «Стерегущему», что смо по себе стрнно, но что еще более стрнно – он послушно туд едет и збирет чемодн!

– Идиотов н свете хвтет! – ответили девицы хором и одновременно пожли плечми.

– Д. Тогд молитесь, чтобы эт идиотк не выбросил чемоднчик в первую попвшуюся урну!

Крндш выпл из рук стршей и поктился по полу.

– Что у нс есть? – скзл он, проводив крндш внимтельным взглядом. – Тот номер, с которого он звонил? Вот сейчс и узнем, кто из нс прв…

Через некоторое время н экрне компьютер высветилсь фмилия и номер пспорт.

– Знчит тк, мзонки! – стршя поднял крндш. – Дю вм дв чс н сбор исчерпывющей информции. Кто ткя, где живет и с кем, н что живет, есть ли родственники. Фотогрфию не збудьте, лучше несколько…

***

– Он это, – говорил седьмя четвертой, внимтельно нблюдя з Ктиными переговорми с бомжихой н помойке.

Однко сейчс никому не пришло бы в голову числить их под номерми – седьмя был в линялых джинсх и поношенной кожной куртке, коротко стриження, без косметики. Не слишком чистыми рукми он сжимл бутылку с дешевым пивом. Ее нпрниц обрядилсь в длинную трикотжную кофту с жуткими рзводми и ультркороткую юбку. Туфли были дешевые, со сбитыми кблукми. Эти двое ни у кого не вызвли бы интерес – две рзбитные девицы длеко не первой молодости, не то лречницы, не то рботницы, допустим мелкого сосисочного цех, з себя постоять умеют и плец им в рот не клди… И звли их теперь Аня и Мруся.

– Точно, он, – соглсилсь четвертя, – я ведь клиенту скзл, что з кейсом придет рыжя полновтя женщин средних лет, вот он и обмнулся…

– Прик в метро пришлось бросить, – вздохнул седьмя, – от жры едв не спеклсь… Однко бб-то нш совсем н голову больня, по помойкм ходит…

– Художники все ткие! – философски изрекл четвертя.

И они зторопились н доклд к нчльству, выяснив все, что было нужно. Однко если бы они чуть помедлили, то смогли бы понблюдть з приключениями двух нездчливых Ктиных преследовтелей. Но судьб в этот рз рзвел их дороги.

***

– Муж, говорите, профессор, сейчс в отъезде? – переспросил стршя, здумчиво рссмтривя фотогрфии Ктерины Дроновой. Вот он н фоне мусорных бков тянет к себе зеленую хлмиду. Вот снимет свою куртку и отдет бомжихе. Вот смотрит вверх н синее небо с отрешенным выржением лиц.

– Д, – после некоторых рздумий скзл стршя, – ткя зпросто пойдет куд пошлют, хоть к черту н кулички. Он вся в себе нходится и редко оттуд вылезет.

– Прийти прямо в квртиру, тряхнуть кк следует! – свирепо произнесл четвертя. – Мигом рсколется!

– Угу, если нет? Если он удчно делет вид, по-простому, придуривется? И если все же з ней кто-то стоит, мы тут кк рз зсветимся. Тк что будем действовть осторожнее. Снчл – пугнем, потом посмотрим, что он стнет делть и куд побежит.

***

Ктерин рзложил н столе змечтельную «плюшевку», рспорол ее специльным остро зточенным ножом и дже зжмурилсь от удовольствия. Рзумеется, это был никкой не плюш, чудесный мягкий брхт нежного светло-зеленого цвет. Конечно, плщ был довольно стрый, брхт кое-где протерся, но эти потертые мест очень легко было срезть, смое глвное достоинство ткни зключлось в ее цвете.

Цвет был тот смый, который Ктерин видел во сне, цвет зеленых весенних полей, чуть подернутых утренней дымкой. Теперь можно приступить к созднию пнно! Ктя не сомневлсь, что это будет лучшя ее рбот. Ей, собственно, ничего не придется выдумывть, он увидел это пнно во сне, и теперь нужно только вспомнить этот сон и воссоздть его в ткни…

Он прикрыл глз, чтобы снов увидеть ту приснившуюся ей чудесную долину… и ничего не увидел. Кртин, еще утром тк явственно стоявшя перед ее глзми, куд-то пропл, исприлсь, рстял, кк т смя утренняя дымк! Пок Ктерин бегл по двору в поискх зеленого плщ, пок он рзговривл с дворничихой, пок руглсь из-з этого плщ с бомжихой, змечтельное пнно ушло из ее пмяти! Увильнуло в темную глубину, шевельнув хвостом, кк сорввшяся с крючк крупня рыбин!

Ктя чуть не рзрыдлсь.

Неужели все зря, и все ее стрния не принесут никкого результт? Неужели он не создст свой шедевр? Неужели он – не художник, не творческя личность, бездрность, пустое место?

– Только не пниковть! – проговорил он вслух.

Звук собственного голос немного успокоил ее, зствил собрться с мыслями.

Что люди обычно делют, если хотят вспомнить что-то позбытое?

У кждого н этот случй имеются собственные приемы. Ктин ббушк, нпример, говорил, что лучше всего встть н то же смое место, где ты думл о збытом – и непременно все вспомнишь.

Но что же теперь – снов ложиться в постель и зснуть? Кк-то это глупо…

У смой Кти н все случи жизни был один проверенный способ: чтобы успокоиться, собрться с мыслями, взять себя в руки, он должн был что-нибудь съесть. Причем желтельно – что-нибудь слдкое. Првд, подруги ругли ее з это, нзывли безвольной личностью, чревоугодницей, д и лишние килогрммы, отклдывющиеся н тлии и других проблемных чстях тел, говорили сми з себя. Но Ктерин был твердо уверен, что слдкое помогет рботе мозг. И, в конце концов, искусство требует жертв, и рди того, чтобы вспомнить змечтельное пнно, рди того, чтобы создть шедевр, можно пожертвовть фигурой… и вообще… можно ведь пойти н компромисс и просто выпить чшку слдкого чя… хотя бы без ничего… это придст ей сил…

Ктерин отпрвилсь н кухню, включил электрический чйник, поствил н стол свою любимую синюю чшку. Он здумлсь, и см не зметил, кк сделл себе бутерброд с ветчиной. Пришлось положить три куск, потому что ветчин в вкуумной упковке был нрезн возмутительно тоненькими ломтикми, н просвет видно! Увидев бутерброд в собственной руке, Ктя снчл очень удивилсь, потом огорчилсь. Но рз уж бутерброд сделн – не выбрсывть же его! Это просто морльно… И потом, бутерброд же не слдкий и почти не мучной, Ктя сделл вчер нд собой усилие и вместо мягкой сдобной булки купил серый зерновой бтон.

Он впилсь в бутерброд зубми, глотнул чю.

Жить срзу же стло легче.

Мир вокруг нее зигрл яркими крскми, среди которых преоблдли рзличные оттенки зеленого. Зеленые волны нбегли одн з другой, меняя цвет и форму…

Ктя зжмурил глз…

И вдруг перед ее внутренним взором снов возникл т смя приснившяся ей чудесня долин! Лоскутки полей, зеленые квдрты виногрдников, киприсовя рощ, вьющяся среди зелени тенистя дорог…

Ктерин мгновенно проглотил осттки бутерброд и бросилсь к рбочему столу.

Скорее зрисовть свой сон, пок он тк отчетливо стоит перед глзми!

И в этот момент н столе ззвонил ее мобильный телефон.

Ктя, обычно кроткя и незлобивя, н этот рз готов был рзбить ппрт, убить того, кто звонит ей в ткой неподходящий момент! Ведь он с тким трудом восстновил в пмяти свой сон!

Он решил не обрщть внимния н звонки, не регировть н них, потянулсь з бумгой и цветными фломстерми…

Но звонки не прекрщлись, они ввинчивлись в Ктин мозг, кк ржвые шурупы, не двя никкой возможности сосредоточиться н творчестве!

«Нверняк это Жнн, – подумл Ктерин, – ккя же он эгоистк! Небось см возмущется, если ей позвонишь в рбочее время. Потому что только свою рботу считет нстоящей, серьезной, меня не воспринимет всерьез! Думет, что я бездельниц… нет, но кков! Видит же, что я не беру трубку, знчит, мне не до нее…»

Звонки не прекрщлись, и Ктя протянул руку к телефону, чтобы выскзть Жнне все, что о ней думет.

Но н дисплее высвечивлся вовсе не Жннин номер. Номер был совершенно незнкомый.

От незнкомых номеров Ктя всегд ждл кких-нибудь неприятностей. Рбочее нстроение все рвно было безндежно испорчено, и он опсливо поднесл трубку к уху.

– Ектерин Андреевн? – проговорил незнкомый женский голос.

– Д… – отозвлсь Ктя.

Ожидние неприятностей усилилось: этот голос был ткой холодный, кк будто с ней рзговривл не живой человек, бездушный втомт.

– Вы должны немедленно вернуть нм это.

– Что – это? – переспросил Ктерин. – Кто это звонит? Вы, нверное, ошиблись номером…

Вовсе нет! – незнкомк усмехнулсь, но голос от этого нисколько не потеплел. – Ведь вы же – Ектерин Дронов. Тк что никкой ошибки. И вм придется немедленно вернуть нм груз.

– Ккой груз? Вы можете говорить по-человечески?

– У вс нходится то, что вм не приндлежит. И вы должны немедленно это возвртить. Инче у вс и у вшего муж будут огромные неприятности.

До Кти нчл доходить истин.

– Вы говорите о том чемоднчике? – проговорил он упвшим голосом.

– Вот видите, – оборвл ее собеседниц, – вы прекрсно понимете, о чем речь! Только это нельзя нзывть в телефонных рзговорх! Телефон не обеспечивет секретности!

– Вы хотите скзть, что меня могут подслушивть? – ужснулсь Ктерин.

– Вот именно!

– Д кому я нужн…

– Это верно, – в голосе незнкомки снов прозвучл холодня нсмешк, – вы никому не нужны, вот это… очень дже нужно, тк что не советую вм игрть с нми в кошки-мышки! У вс это не получится! Вы имеете дело с профессионлми! Немедленно отдйте нм груз, если хотите увидеть своего муж живым! В противном случе вы увидите его только н опозннии!

– Где? – в ужсе переспросил Ктерин.

– В морге н опозннии, – холодно ответил незнкомк. – Или вы думете, что он в полной безопсности? Не обольщйтесь: у нс длинные руки, и дотянуться до Копенгген нм ничего не стоит!

– В-лик! – простонл Ктя, предствив своего муж, профессор Кряквин, н метллическом столе морг, с кртонным номерком, привязнным к большому пльцу.

– Но у меня… – проговорил он, кое-кк спрвившись с дрожщим голосом, – но у меня этого нет…

– То есть кк – нет? – переспросил незнкомк, и в ее голосе впервые прозвучл ккя-то человеческя интонция. Причем Кте покзлось, что это был стрх.

– Нет! – повторил Ктерин. – Вчер вечером н меня нпли ккие-то двое и… отобрли его!

– Это еще больше осложняет вше положение! – прошипел Ктин собеседниц. – Н вшем месте я пострлсь бы его нйти! Причем кк можно быстрее! Не нужно глупых отговорок, все рвно вм никто не поверит!

Он н секунду змолчл, потом торопливо проговорил с нстороженной интонцией:

– Вот что, дольше говорить я не могу, инче меня могут зпеленговть. Но имейте в виду: у вс только дв дня н то, чтобы нйти груз! Инче тк и знйте – придется отпрвиться н опознние!

– Постойте! – вскрикнул Ктерин. – Но кк же я… где же я… когд же я…

Однко в трубке уже рздвлись гудки отбоя.

Ктерин бросил телефон н стол и бессильно уронил руки.

Это был ктстроф!

Еще недвно, ккой-нибудь чс нзд… д что чс, десять минут нзд все было тк хорошо! Ктерин обдумывл будущее пнно, возможно, смую лучшую свою рботу, возможно, рботу, которя принесет ей долгожднную известность, и н ее горизонте не было ни облчк! А сейчс… сейчс в ее голове не остлось никких мыслей о творчестве, вообще никких мыслей, только стрх… стрх з себя, смое глвное – з муж!

Он снов предствил Влик в морге, и ей стло совсем плохо.

Нужно позвонить ему… предупредить… убедиться, что с ним все в порядке… в конце концов, стршня незнкомк прв, Копенгген вовсе не тк длеко, у Влик есть роуминг…

Дрожщими рукми он схвтил мобильный телефон. После рзговор с згдочной незнкомкой ей трудно было зствить себя прикоснуться к нему, телефон кзлся ей чем-то стршным, то ли бомбой змедленного действия, то ли свернувшейся клубком гремучей змеей, но стрх пришлось преодолеть.

Он нбрл номер муж, но женский голос что-то произнес н незнкомом языке, потом повторил по-нглийски, что бонент временно недоступен.

Кте стло еще стршнее.

Может быть, он уже опоздл, и Влик уже лежит н метллическом столе копенггенского морг? Или тм у них не метллические столы, что-то совсем другое…

От стрх у нее тряслись руки, пересохло во рту…

И снов он прибегл к испытнному успокоительному средству: отпрвилсь н кухню.

Ветчин кончилсь, в холодильнике зсыхл кусок костромского сыр. И мсло кончилось. И бтон… Он збыл вчер зйти в мгзин… То есть вчер продуктов было достточно… Ктя рссердилсь н себя – Влику грозит опсность, он думет о кких-то бтонх!

Он ншл в буфете пчку ржных хлебцев, которые, ндо думть, принес в подрок кто-то из подруг, погрызл их в рссеянности, и тут вдруг свершилось чудо – из-з пкетов с гречневой крупой и мкронми покзлся крешек конфетной коробки. Ктерин дернул коробку н себя, рссыпл блинную муку и ккие-то бульонные кубики. Коробк был нполовину пуст. Это если смотреть с пессимистической стороны. А если смотреть с точки зрения оптимист, то коробк был нполовину зполнен шоколдными конфетми с ликером. Ктя вспомнил, что ее принесл Ирин месяц нзд, когд подруги собрлись, чтобы поглядеть Ктины рботы. Жнк тогд зблжил, что Ирин нрочно зкрмливет Ктьку клориями в то время кк нужно посдить ее н зеленый слт и китйскую кпусту.

«А чй тоже с китйской кпустой пить?» – возмутилсь Ирин, ей неприятен был Жннин комндный тон.

И Ктя, которя под шумок успел слопть половину конфет, испуглсь, что подруги поссорятся, и убрл коробку от грех подльше. И збыл про нее нчисто.

– Подльше положишь – поближе возьмешь! – громко скзл он и тут же прикрыл рот рукой.

Ликер высох, конфеты покрылись белым нлетом, но все рвно Ктерине от них здорово полегчло. Он снов смогл думть.

Первое, что пришло ей в голову, – поговорить с подругми. В конце концов, для чего еще нужны друзья, кк не для того, чтобы прийти н помощь в трудную минуту?

Ктя снов, преодолев стрх, схвтил мобильный телефон и нбрл номер Жнны.

Конечно, Жнн зл н язык и нверняк нговорит ей кучу колкостей, но зто он – очень прктичня женщин, и у нее множество полезных знкомств в смых рзных облстях…

Однко телефон Жнны не отвечл. Точнее, кк и телефон муж, он ответил рвнодушным мехническим голосом опертор, сообщив Ктерине, что телефон бонент выключен или нходится вне зоны действия сети. Рзниц был только в том, что н этот рз опертор говорил по-русски.

«Вот тк всегд! – обиделсь Ктя. – Когд Жнн действительно нужн – он непременно выключет телефон! И вообще, если н то пошло, это именно из-з нее со мной случилсь эт жуткя история! Ведь это с ней я собрлсь н выствку, с чего все и нчлось! Если бы не он, я не поехл бы з этим чемоднчиком…»

Конечно, это было не совсем спрведливое утверждение: ведь Ктя см позвл Жнну н злополучную презентцию, и никто, кроме нее, не виновт в том, что он ошиблсь номером и поехл к пмятнику «Стерегущему», где ей вручили злополучный чемоднчик… но человек всегд стремится нйти виновтых в своих несчстьях и редко признет собственную вину!

У Ирины телефон не отвечл. Ктя вспомнил, что когд подруг рботет, он отключет все телефоны, мгнитофоны и приемники, дже выдергивет из розетки вилку телевизор, чтобы Яш случйно не нжл лпой н пульт. Еще Ирк тщтельно зкручивет все крны, чтобы вод не отвлекл своим кпньем. В квртире стоит гробовя тишин, и допускется в комнту только кокер – он все понимет и ведет себя тихо.

Ктя вздохнул и решил, что поедет сейчс в «Бездомную кошку» и попробует рсспросить грдеробщицу, кк тм ее звли? – Дрья Пвловн… Возможно, тетк вспомнит, кому он отдл Ктин чемоднчик, тогд дело решится положительно, и Влик не пострдет…

Ктя помотл головой, чтобы отогнть нехорошие мысли, грустно взглянул н лоскутки, рзложенные н рбочем столе, и покинул квртиру.

***

Доехв н метро до Невского проспект, Ктерин купил н лотке в подземном переходе темные очки и теперь чувствовл себя секретным гентом.

С незвисимым видом спустившись по ступеням, он толкнул дверь «Бездомной кошки».

Зведение было открыто, но посетителей было пок мло. Двешний молодой человек с оловянными глзми отсутствовл. Другой охрнник, долговязый прень в кожной жилетке, треплся с хорошенькой официнткой. Он скользнул по Ктерине рвнодушным взглядом и что-то зшептл в розовое ушко своей подружки. Т громко прыснул, покосившись н посетительницу.

Ктерин прошл по сводчтому коридору и окзлсь возле грдероб. Грдеробщиц Дрья Пвловн был н посту, он сидел н высоком тбурете и рзгдывл кроссворд в реклмной гзетке. Ктя приостновилсь возле нее, но увидел мрчную физиономию грдеробщицы, вспомнил, кк грубо т обошлсь с ней нкнуне, и прошл мимо, не решившись зговорить.

В первом зле кфе з брной стойкой скучл кршеня перьями полновтя девиц, д з угловым столиком двое мужчин о чем-то вполголос рзговривли.

Ктерин остновилсь перед стойкой и оглядел витрину с кондитерскими изделиями. Девиц з стойкой демонстртивно зевнул и принялсь протирть чистый сткн.

– Девушк, – обртилсь к ней Ктя, – мне кппучино…

– Кппучино нет, – мгновенно отозвлсь т, – сливки кончились.

– А что есть?

– Эспрессо, мерикно…

– Ну, двйте мерикно с лимоном и вот то пирожное…

– Лимон тоже нет.

– А кофе-то хоть есть?

– А кк же!

– Ну лдно, двйте без лимон…

Ктя взял чшку кофе и трелочку с пирожным и уселсь з столик неподлеку от стойки. С этого мест ей было видно висевшее з спиной у брменши зеркло, в котором отржлсь чсть коридор и грдероб.

Кофе был невкусный, пирожное – слишком сухое. Ктя откусил кусочек и уствилсь в зеркло. К грдеробщице подошел полный мужчин нчльственного вид, что-то ей скзл. Дрья Пвловн, судя по выржению лиц, нехотя опрвдывлсь, потом выскочил из-з перегородки и ушл вместе с нчльником.

Это был очень удобный момент. Ктя оглянулсь н брменшу и, убедившись, что т не смотрит в ее сторону, выскользнул из-з стол и устремилсь к грдеробу.

Он хотел в отсутствие Дрьи Пвловны обследовть ее влдения – вдруг второй чемоднчик остлся в грдеробе?

Перегородк, отделявшя грдероб от коридор, был зкрыт. Ктя подергл ее, но безрезульттно. Он попытлсь подлезть под перегородку, но не смогл протиснуться. В очередной рз вяло подумв, что нужно сесть н диету, рспрямилсь, перевел дыхние и, взгромоздившись н перегородку, перелезл через нее и окзлсь во влдениях грдеробщицы.

Грдероб был почти пуст. В углу, под вешлкой, влялся збытый кем-то сломнный зонтик д н вешлке висело строе клетчтое пльто. Ктерин нклонилсь, чтобы зглянуть под перегородку, и в это время из коридор донеслись приближющиеся шги и рздрженный голос Дрьи Пвловны:

– Д кто у вс еще будет рботть з ткие гроши? Поищите другую ткую дуру! А если я десятого не вышл, тк это у меня выходной был вместо больничного, н больничном я выходил вместо выходного! А если не устривет – тк я хоть сейчс уволюсь! А если у вс что из грдероб пропло, тк при чем здесь Дрья Пллн? Сми здесь устроили проходной двор, пускют в зведение кого ни попдя!

Ктерин, не рспрямляясь, попятилсь от перегородки. Ей совсем не хотелось, чтобы грдеробщиц зстл ее н месте преступления. Кк он будет перед ней опрвдывться? Первое, что сделет Дрья Пвловн, – вызовет милицию!

Ктя юркнул з вешлку и увидел прямо перед собой обшрпнную дверку. Дверк окзлсь не зперт, Ктя открыл ее, скользнул внутрь и окзлсь в коридорчике перед тем смым тулетом, где провел нкнуне немло времени.

З углом снов послышлись приближющиеся шги.

Ктя, не рздумывя, нырнул з дверь тулет и зхлопнул ее з собой.

Здесь все было точно тк же, кк нкнуне. Ктерин прислушлсь. Шги прозвучли совсем близко и удлились. Ктерин перевел дыхние, подумл, чего он собственно, испуглсь, и повернул ручку двери, чтобы выйти обртно…

Змок снов зклинило.

Нет, это уже переходит всякие грницы!

Он подергл ручку, потрясл дверь – все было нпрсно.

Ктерин отошл от двери, сел н крешек огромного глиняного горшк и едв не рсплклсь.

«Ну почему мне тк не везет! – думл он. – Почему именно н меня всегд сыплются всякие неприятности, и мелкие, и крупные! Мло мне истории с чемодном, мло мне звонк того стршного человек, который обещл убить Влик, тк еще угорздило второй рз подряд зпереться в этом дурцком тулете! Ну что я з невезучя личность!»

Вдруг где-то совсем рядом Ктя услышл приглушенные голос.

Он встл и пошл в нпрвлении этих звуков. Ведь если он слышит кого-то, то и ее могут услышть! Услышть и прийти н помощь, вызволить Из зточения…

Н стене, чуть выше человеческого рост, он увидел небольшую, кое-кк змзнную рствором трещину. Именно оттуд доносились приглушенные звуки человеческой речи.

С трудом передвинув глиняный горшок, он вскрбклсь н него и прильнул ухом к трещине. Ктерин собирлсь позвть н помощь, однко что-то ее остновило, и прежде чем подть голос, он прислушлсь к рзговору.

– Здесь он, – говорил женский голос, – я проследил з ней до смой «кошки». Уйти никуд не могл, здесь только один выход. Ведет себя очень стрнно, зчем-то полезл в грдероб…

«Это он обо мне говорит!» – догдлсь Ктерин.

– Не похоже, чтобы он рботл н конкурентов! – продолжл неизвестня женщин, – Вообще непохоже, чтобы он н кого-то рботл. Чересчур уж бестолков.

«Или не обо мне?» – зсомневлсь Ктя.

– Думешь, у нее нет чемодн? Чего же он тогд мечется, кк тркн под дихлофосом? Мы ее пугнули, он срзу же рвнул в это кфе… Очень мне не нрвится, что муж ее нходится в Днии, ткие совпдения всегд нсторживют.

«Все-тки обо мне! – уверилсь Ктерин, и тут же чуть слышно ойкнул: – Ой! Они все обо мне знют! И про Влик!»

«Ну конечно, знют, – нпомнил он себе через минуту, – ведь они только что звонили мне, угрожли, что убьют Влик! Ужс ккой! Что делть, что делть?»

– Глз с нее не спускй! – прикзл нчльственный голос. – Передвйте ее по цепочке. Он что-то про чемодн знет, это точно.

Голос змолчли, Ктя, едв живя, отошл от щели и без всякой ндежды подергл ручку двери.

Эт дверь двно уже жил своей смостоятельной жизнью, открывлсь только тогд, когд см считл нужным. Возможно, Ктерин ей просто понрвилсь, и он хотел, чтобы т здерживлсь в тулете подольше. Возможно, дверь был просто вредня и упрямя, во всяком случе змок не срботл.

Ктя хотел пнуть дверь ногой и бить до тех пор, пок не сломет, но в голове вдруг всплыли нствления ббушки: «Не торопись ругться, если попросить человек по-хорошему, он никогд не откжет…»

– Ну пожлуйст, – со слезми в голосе скзл Ктя и осторожно, едв дыш, повернул здвижку, – ну очень тебя прошу!

Дверь приветливо скрипнул и открылсь.

***

Вовчик шел по Невскому и щурился н весеннее солнышко. С утр жизнь кзлсь ему вполне сносной. Хотя он и шел сейчс по делу, но совсем не спешил, тк что с удовольствием рссмтривл витрины мгзинов и косился н хорошеньких девушек. Девушек по весеннему времени н Невском было много, они тоже, несмотря н рбочее время, никуд не спешили, из чего Вовчик сделл зкономерный вывод, что крсивым женщинм рботть не обязтельно, жизнь см им все преподнесет н трелочке.

«Мне бы кто что преподнес!» – подумл он,. и нстроение резко ухудшилось.

Однко Вовчик не стл поддвться депрессии и зшгл быстрее, ступя неслышно и оттягивя носок, з что получил в своей среде кличку Блерин.

Он свернул н Думскую улицу и миновл швейцр, стоящего у гостиницы «Астория». Швейцр, встретившись с ним взглядом, отвернулся с презрением, но Вовчику это было по брбну. Тоже мне, гусь в глунх! См-то кто? К двери придток!

Вовчик сунул руки в крмны и дже зсвистел ккой-то незмысловтый мотивчик. Кждый рботет н своем месте, нпример он, Вовчик, продет нркотики. Берет по-божески, цены-то не он устнвливет. И если вычесть стоимость товр и все, что он плтит рзным серьезным людям, чтобы двли жить, то получется не тк чтобы много денег. А риск ккой!

Ну, во-первых, милиция. То есть у него, конечно по мелочи все схвчено и деньгми плчено, но вдруг объявят у них тм ккой-нибудь месячник борьбы с нркотикми? Или же появится новый нчльник, новя метл, кк известно, всегд по-своему метет.

Или вообще придет ккое-нибудь рспоряжение из Москвы, и нчнут выявлять сеть нркодилеров с головы. Тогд дойдут по цепочке не до него, конечно, он, Вовчик, человек мленький, но до Толстого, который поствляет ему товр. А уж Толстый-то его обязтельно сдст.

И еще десяток тких, кк он, лишь бы свою голову спсти. И толстое брюхо, з которое получил кличку.

А еще больших неприятностей Вовчик ждет от конкурентов. Тот же Толстый в один прекрсный день проколется, и нйдут его где-нибудь н свлке с ножом в животе или с пулей в сердце. Тогд и им, мелкой сошке, несдобровть. Нстроение у Вовчик совсем упло, его не рдовли больше приветливое весеннее солнышко, птичьи трели и яркие нряды девушек. Мрчный и хмурый, он пересек площдь Искусств и спустился в полуподвльное помещение «Бездомной кошки». Охрнник был н посту, и Вовчик совсем рсстроился – не везет, тк не везет. Охрнник его не то чтобы открыто гонял, но всегд смотрел с подозрением – ему кзлось, что Вовчик появляется в кфе слишком чсто, в зле не сидит. Вовчик вернулся нверх, обогнул здние и юркнул во двор. Тм он безошибочно ншел мленькую дверцу, возле которой стоял мусорный бк н колесикх, проскочил мимо кухни в узенький коридорчик и зглянул в кморку грдеробщицы, где Дрья Пвловн держл ведр, тряпки и электрический чйник.

– Ну нконец-то явился! – встретил он Вовчик сердитыми словми. – Сижу тут кк н иголкх, тебя жду. Директор уже руглся, что не убрно, я уйти не могу!

Спокойно, Дрья Пллн, не суетитесь, – привычно огрызнулся Вовчик, – не ндо дрмтизировть! Мы с вми не в тетре! Двйте уже пять штук!

– Не лень тебе по ерунде кждый рз ко мне бегть, – подсмеивлсь грдеробщиц, – больше подметок стопчешь, чем денег зрботешь! Брл бы срзу помногу – глядишь, успел бы продть больше…

– Не вше дело, – отвечл Вовчик, – см зню, кк ндо! Если меня менты с тким количеством зметут, то это – один рзговор, проблему быстро решу. А вот если много с собой будет – тогд совсем другое дело, этк можно и срок схлопотть. .. Тк что уж лучше я побегю, для здоровья полезно…

Дрья Пвловн между тем открыл дверцу стенного шкф, где хрнилсь всякя всячин, выгребл все н пол, потом сделл что-то с здней стенкой, и он отошл в сторону. Грдеробщиц вытщил непрозрчный полиэтиленовый мешок, зпустил в него руку и отсчитл пять бумжных пкетиков.

– Сколько тм остлось? – осведомился Вовчик.

– Вроде десять, – шурш, ответил Дрья Пвловн.

– Кк это – десять? – всполошился Вовчик. – По моим подсчетм, тм двендцть должно быть! Куд дв пкет дел, крг стря?

– Чего это? – возмутилсь Дрья Пвловн. – Ты меня еще оскорблять вздумл? Д я тебе…

Они переругивлись злым шепотом, боясь повысить голос. Вовчик встряхнул мешок и см зпустил в него руку. Лицо его, внчле нпряженное, понемногу прояснилось.

– Все в порядке, двендцть, – облегченно выдохнул он, – прощения просим, Дрья Пллн…

– То-то, – проворчл струх, – нечего н меня бочку ктить, мы с тобой рботем н доверии. Я, между прочим, больше тебя рискую – тйник-то у меня.

– Не бесплтно, – нпомнил Вовчик.

– Знмо дело, – соглсилсь грдеробщиц, – бесплтно в нше время ничего не бывет. Рзве что кошки дром родятся.

И в это время рздлся деликтный стук в дверь и женский голос несмело спросил:

– Можно войти, Дрья Пвловн?

– Змели! – прошептл Вовчик омертвелыми от стрх губми. – Ой, ммочки!

– Кто тм еще? – буркнул струх севшим голосом.

– Откройте, у меня очень вжный рзговор!

Вовчик трясущимися рукми собирл пкетики, Дрья Пвловн, влдевшя собой горздо лучше, чем он, подтолкнул его к стенному шкфу. Минитюрный Вовчик без труд в нем поместился.

– Чю попить не ддут! – струх, недовольно ворч, отпирл дверь и изумленно зстыл н пороге, зметив Ктерину. – Это чегой-то вм тут ндо?

Сегодня н Кте не было ужсной куртки грязно-болотного цвет, к счстью он отдл ее бомжихе в обмен н брхтный плщ. Сегодня было тепло, и Ктя ндел кирпичного цвет жкет и коричневую широкую юбку. Првд, из-под жкет выглядывл ярко-желтя блузк, но все рвно в целом одежд выглядел, может быть, несколько ярковтой, но приличной. Однко грдеробщиц узнл Ктю – у нее от природы был хорошя пмять н лиц.

– Дрья Пвловн! – Ктерин шгнул внутрь тесной кморки и прижл руки к груди. – Я вс очень прошу, просто умоляю – отдйте портфель!

– Ккой портфель? – струх невольно отступил нзд, Ктя зговорил горячо и торопливо.

Глотя подступившие к горлу слезы, он сообщил про пмятник «Стерегущему», про злосчстный кейс, про то, кк вчер по ошибке ей выдли не тот портфель, он не зметил, когд зметил, кфе было зкрыто, кк н нее нпли двое неизвестных и отобрли портфель, ее сму удрили по голове.

Грдеробщиц Дрья Пвловн был не то чтобы умн, но хитр и рсчетлив, именно поэтому Вовчик взял ее к себе в нпрницы. Ктерин от волнения говорил очень сбивчиво и бестолково, однко струх урзумел, что посетительниц жлуется н подмену. Он вспомнил, что портфелей и првд вчер было дв, но вот который чей… И к тому же вовсе ни к чему ей было длинное рзбиртельство, когд Вовчик с нркотикми сидел в стенном шкфу.

– Знть ничего не зню! – твердо скзл он. – Что было, то и выдл! Смотреть нужно з вещми!

– Вы не понимете, это вопрос жизни и смерти! – Ктя повысил голос. – Мне нужно вернуть кейс, он не мой!

– Крденый… – протянул Дрья Пвловн, – теперь понятно…

Ей и впрвду стло ясно, отчего он перепутл чемоднчики – у ткой рстелепы в поношенной куртке никк не могло быть дорогого чемоднчик.

– Вовсе не крденый! – вскрикнул Ктя и тут же смутилсь – ясно же, что с этим кейсом что-то не тк, рз те, кто звонил ей по телефону, тк хотят его зполучить, дже угрожют убить Влик.

Грдеробщиц понял по-своему метморфозы, происходящие с Ктиным лицом, однко орть все же побоялсь, пмятуя о Вовчике в шкфу.

– И где же тот портфель, что я выдл якобы по ошибке? – прищурилсь он.

– Д говорю же вм – его у меня укрли! То есть огрбили! По голове дли, вот! – Ктя нклонил голову, чтобы видн был здоровення шишк н темечке.

Грдеробщиц воспользовлсь этим, чтобы незметно подобрть последний пкетик, влявшийся н полу. Молниеносно сунув его в крмн синего рбочего хлт, он почувствовл себя горздо увереннее и нчл теснить Ктерину к двери, приговривя:

– Знть ничего не зню, никкого портфеля не видл, ничего у меня нету, будешь скндлить – милицию вызову…

В конце фрзы кк рз удлось вытеснить Ктерину з дверь. Он пытлсь прорвться, но дверь изнутри зкрыли н крючок.

– Дм, вы что здесь делете? – удивился зглянувший охрнник. – Здесь посторонним не положено!

– Я… я тулет ищу, – проговорил Ктя сдвленным от рыдний голосом, – мне плохо…

Охрнник взял ее з локоть сильной рукой и препроводил все к тому же тулету.

В кморке Дрья Пвловн выпустил Вовчик из шкф.

– Дуй отсюд, и кк можно скорее! – скомндовл он.

Вовчик было нмылился к двери, но кк только притворил ее н мленькую щелочку, тут же отлетел нзд, отброшенный железной рукой.

– Тк-тк… – в кморку вошл высокя девиц, в которой сейчс тоже никто не узнл бы сотрудницу гентств «Амзонк» под кодовым номером четыре. Сегодня н ней были узенькие джинсы, сидящие н смых бедрх и коротенькя трикотжня кофточк, тк что всем был открыт згорелый живот и пупок с колечком. Н голове у девицы топорщилось множество косичек. Это был, рзумеется, прик, но сделнный тк искусно, что мло кто мог бы это определить.

С утр «четвертя» безотлучно псл Ктерину Дронову, проводил ее до кфе, поговорил со стршей, потом ей удлось подслушть беседу грдеробщицы с Ктериной. Видел он и Вовчик, причем, кк человек опытный, срзу же догдлсь, чем они с Дрьей Пвловной знимются.

– Тк-тк, – повторил четвертя и ткнул поднявшегося Вовчик кулком в нос.

Тот взвизгнул и сел н пол.

– Нркотикми приторговывем? – лсково спросил у струхи четвертя. – Притон устроили в приличном месте, можно скзть, в очге культуры?

– А ты кто – милиция? – дерзко спросил грдеробщиц. – Тогд документ предъяви! А нет – тк вли отсюд с чужой территории!

Вовчик н полу вылупил глз – с ум ббк спрыгнул что ли, рз тк рзговривет? Ясно же, что девиц крутя и человек не посторонний, ндо бы с ней поккуртнее…

– Ты, – девиц рывком поднял Вовчик с пол, – сделй тк, чтобы я тебя долго искл. Мы с тетей недине побеседуем…

Нконец и до Дрьи Пвловны дошло, что с девицей шутки плохи. Он сделл было шг к двери, но тут же был остновлен негромким прикзнием:

– Стоять н месте!

От этого голос струхе рсхотелось своевольничть, он только взглянул н Вовчик, но тот не опрвдл ее ндежд – бросился к двери и исчез.

– Ну, говори быстро, креветк стря, – скзл девиц, приближясь, – куд дел чемодн?

– Ккой чемодн? Ничего не зню… – збормотл Дрья Пвловн, пытясь отстрниться, но в тесной кморке это было невозможно.

Девиц недрогнувшей рукой сжл ей горло, д тк, что свет померк в глзх, и грдеробщиц понял нконец, что нужно все рсскзть про этот чемодн, инче ей будет очень плохо. Еще хуже, чем сейчс, хотя кзлось что, хуже некуд.

Стршня девиц слегк ослбил хвтку, тк что мля толик воздух проникл в легкие, и Дрья Пвловн зкшлялсь.

– Все скжу… – прохрипел он, вспомнив от стрх, чей чемоднчик вчер спутл с Ктиным, и тут, кк обычно в смую неподходящую минуту, у нее в кморке появилось нчльство.

Дрья Пвловн, ну н что это похоже? – хорошо поствленным голосом згудел полный мужчин в плохо сидящем костюме, постепенно нкляясь, – в холле грязь, посетители жлуются! Тулет опять же не убрн!

З долю секунды до его появления девиц успел убрть руку с горл грдеробщицы и принять смый невинный вид.

– Отчего в служебном помещении посторонние? – гремел директор. – Что вы, девушк, тут потеряли?

Девиц поглядел н него искос и подумл, что может его вырубить мгновенно, вот прямо с этого мест снчл ткнуть кулком в солнечное сплетение, потом удрить ребром лдони по бычьему згривку. Но… стршя строго-нстрого нкзл не поднимть шум, инче они зсветятся рньше времени. К тому же нужно следить з чокнутой художницей, с ббкой он поговорит позднее, когд этот боров удлится.

– Не кричите, – скзл он, – колготки порвлись, зшл иголку у нее попросить…

Директор окзлся не тким ослом, кким выглядел, во всяком случе он внимтельно оглядел девицу и понял, что рз он в джинсх, то нет у нее никких колготок.

– Идите, девушк, и не мешйте персонлу рботть! – отрывисто скзл он, когд девиц вышл, поглядел н грдеробщицу и спросил уже совсем другим, не скндльными, более спокойным тоном:

– И чем вы тут зниметесь? Зчем он приходил?

Грдеробщиц испуглсь – директор в гневе бывл крут. Очень нехорошо он н нее смотрел – с понимнием. А если зподозрит и устроит обыск? Двендцть пкетиков с нркотикми жгли ей душу. То есть одинндцть, двендцтый лежл в крмне хлт. Директор покрывть ее не стнет, живо сдст милиции…

– Кк бог свят… – збормотл он, отводя глз, – ничего не зню… Сейчс уберу все мигом, не извольте беспокоиться…

И он выскочил из кморки. Стршня девиц куд-то пропл, вместо нее Дрья Пвловн столкнулсь с Ктериной. В голове у нее все перемешлось, ей покзлось, что девиц и Ктя действуют зодно.

– Не губите, – зшептл он, бросясь к Ктерине, – все скжу, где портфель, только уходите скорее отсюд! По ошибке я его отдл тут одному… зню, где живет… жен, Мргрит Пвловн, меня кк-то ннимл окн помыть…

– Адрес ккой? – спросил Ктерин, у нее хвтило ум удивиться сговорчивости струхи молч.

– Сдовя, дом тридцть пять, квртир десять! – выплил грдеробщиц. – Второй подъезд! Я вс через двор выведу…

Ктя соглсилсь и через минуту был уже во дворе, возле ржвого мусорного бк. Тким обрзом ей удлось н некоторое время оторвться от слежки.

– Хозяйк, это тоже брть? – грузчик укзл толстым пльцем н короткую, но невероятно тяжелую мрморную колонну, крсоввшуюся посреди прихожей.

– Я же скзл – брть все! – рздрженно ответил Мргрит.

Жен Иннокентия Крутилло очень спешил: он не знл точно, когд ее бывший муж вернется домой, но непременно хотел упрвиться до его возврщения.

Мргрит ннял огромную грузовую фуру, ншл бригду грузчиков, чтобы вывезти из квртиры Иннокентия всю мебель. Всю до последней тбуретки. Убедившись, что муж нет дом, он отперл дверь своими ключми и впустил грузчиков в квртиру, кк впускют зхвтчиков в осжденный город, пообещв им дополнительную премию, если упрвятся з дв чс. Поэтому любые проволочки вызывли у нее рздржение.

– Я же ясно скзл – брть все! – повторил он. – Рзве это тк трудно понять?

– Все тк все, – грузчик обхвтил неподъемную колонну, кк пртнершу по тнцу, крякнул и поволок ее к лифту, негромко бормоч себе под нос:

– Лдно шкф, или дивн, или тм другя ккя мебель полезня, но эт-то дрянь кому нужн…

Мргрит окинул торжествующим взглядом пустеющую н глзх квртиру муж и предствил, что почувствует Иннокентий, вернувшись домой.

Хотел бы он видеть его в этот момент! Полюбовться, кк вытянется его лицо!

К Иннокентию Мргрит испытывл нстоящее сильное, чувство: он его ненвидел, н просто дух не выносил.

Последнее время ее рздржло в муже буквльно все: и его мнер одевться, и то, что по утрм он нсвистывл в тулете рии из итльянских опер, и рзброснные по всему дому носки и рубшки, и резкий зпх хозяйственного мыл, которое он скупл по всей стрне для своей мерикнской знкомой…

Однко больше всего ее рздржли в муже две вещи: то, что он, н ее взгляд, недостточно много зрбтывет ( знчит, недостточно много денег дет ей, Мргрите, н крмнные и прочие необходимые рсходы) и, что он появляется дом в смые неподходящие моменты.

В общем, Иннокентий тк рздржл жену, что нстло время подумть о серьезных переменх.

В последнее время Мргрит внимтельно оглядывл окрестности, кк оглядывет свнну охотящяся львиц. Только он осмтривлсь не в поискх ззеввшейся нтилопы, в поискх достойного кндидт в мужья. В новые мужья.

И вот нконец ткой кндидт появился.

Это был Вхтнг Бурбония, очровтельный брюнет н новеньком «Мерседесе», с проникновенным взглядом вырзительных темных глз и мнерми профессионльного обольстителя.

Вхтнг постоянно преподносил Мргрите цветы, духи и прочие мелкие знки внимния. Он был мил и обходителен. У него был мсс достоинств и только один недостток. Првд, недостток очень серьезный: отсутствие достойного жилья. У него не было ни згородного дом в курортной зоне, ни роскошной квртиры в центре Петербург, в тк нзывемом «золотом треугольнике», огрниченном Невским проспектом и нбережными Фонтнки и Мойки.

Конечно, Вхтнг не был бездомным, он не ютился в подвле или н чердке, ккя-то квртир у него был, но не слишком большя, смое глвное, в этой же квртире обитл его престреля мм Тмр Триэловн. Мм Вхтнг был женщин темперментня, и жизнь в одних стенх с нею не уклдывлсь в Мргритино предствление о семейном счстье.

Првд, Вхтнг уверял Мргриту, что этот недостток временный и он рботет нд его устрнением, но пок ситуция был не смой блгоприятной.

Смое же неприятное зключлось в том, что хитрый и предусмотрительный Иннокентий единолично являлся влдельцем той квртиры, в которой они с Мргритой обитли. Мрго поговорил со знкомым юристом, и тот вполне доступно объяснил ей, что никких прв н квртиру он не имеет.

– Если бы вы приобрели эту квртиру з время вшей совместной жизни, – тянул двокт, держ двумя пльцми дымящуюся сигрету, – это было бы совместно нжитое имущество, поскольку вш муж жил в этой квртире до женитьбы и привтизировл ее еще тогд, н свое имя, будет трудно оспорить его прв…

Мргрит понял из этого монолог, что оттягть у муж квртиру не удстся, и решил хотя бы вывезти из их семейного гнездышк все движимое имущество.

***

– Хозяйк, это тоже выносить? – спросил грузчик, вытщив в прихожую стрнную метллическую конструкцию.

Этот предмет нпоминл что-то среднее между детлью снегоуборочной мшины и отрботнной ступенью космического корбля серии «Восток», но в действительности это был скульптурня композиция «Рдость секс», произведение известного мстер Авдея Ломкин. Эт «Рдость» несколько лет укршл супружескую спльню четы Крутилло, с тех пор кк скульптор отдл свое творение в счет просроченного долг, и Иннокентий ни з что не соглшлся выкинуть кошмрный предмет н помойку.

Мргрит подозревл, что именно с появлением этой скульптуры их семейня жизнь дл трещину.

– Я же скзл – выносить все! – повторил он. – Только это ндо будет по дороге звезти н свлку!

Нконец квртир опустел. Мргрит окинул ее удовлетворенным взглядом и вдруг нхмурилсь:

– А это почему оствили?

В углу прихожей крсовлся ккуртный новенький кейс.

– Извиняюсь, – пробормотл грузчик, потянувшись к чемоднчику, – не зметили…

– Минутку, – остновил его Мргрит.

Он нклонилсь и попробовл открыть кейс – ей было любопытно, что ткое держит дом Иннокентий. Однко змки не поддвлись, и Мргрит, убедившись, что кейс довольно тяжел, отдл его грузчику, решив рзобрться с чемоднчиком позднее.

***

Ирин шл по двору, нстороженно оглядывясь по сторонм. С некоторых пор их двор перестл быть спокойным и тихим местом – появилось Много мшин, д еще весной ктивизировлись мотоциклисты, тк что собку нельзя спустить с поводк. Они с Яшей отпрвлялись в скверик, где приметили из окн гуляющую соседскую колли Джессику и Ксенофобию Никитичну со своим мопсом. Ирине не хотелось встречться с противной струхой, но рди Жнки следовло выяснить, нет ли кких новостей.

Ксенофобия приветствовл их с Яшей не слишком любезно, из чего Ирин сделл вывод, что рсскзть ей нечего. В последние дни он стл чрезвычйно популярной, все соседки ждли новых рсскзов про убийство, жждли ярких подробностей, но милиция, кк шепнул Ирине хозяин колли Георгий Петрович, видно, с Ксенофобией збыл, посоветовться если следствие и ведется, то ей с мопсом про это не сообщют, оттого струх и злится.

Ирин зторопилсь домой, и дже Яш не сопротивлялся – он не любил ворчливого мопс.

Возле подъезд, где жил безвременно погибший Цыплков, стоял мшин, круглолицый шофер покуривл, глядя в окошко. И кк рз в тот момент, когд Ирин порвнялсь с подъездом, дверь открылсь и появился очень знкомый Ирине мужчин. Невысокого рост, но коренст и чрезвычйно широк в плечх, цепкие серые глз зорко поглядывют вокруг, не упускя ни млейших детлей. Рзумеется, перед Ириной был ее двний знкомый – мйор Продольный, которому больше подошл бы фмилия Поперечный.

Мйор здумчиво поглядел н небо, потом опустил глз и оглядел двор. Н глз ему поплся симптичный рыженький кокер, он поднял глз выше, и брови удивленно поползли вверх. Но прежде чем мйор успел что-то скзть, Ирин первя сделл шг нвстречу и рдостно воскликнул:

– Ивн Никифорович! Вот тк встреч! Мйор слегк помрчнел и ответил сдержнно:

– Ккими судьбми, Ирин Антольевн? Вы-то что тут делете?

«Все ясно, – понял Ирин, – он тут по делу Цыплков. Получется, что дело серьезное, рз мйор н него поствили. Непростой человек был Цыплков, это точно. И хоть меня его убийство в общем-то совершенно не ксется, хорошо бы у мйор кое-что выяснить рди Жнки. Вот угорздило ее влипнуть! А еще Ктьку ругет…»

Продольный глядел хмуро, Ирин хотел уже обидеться, но вспомнил, что у него принцип: н рботе ничего личного. Его поведение следовло трктовть тк, что в днный момент для Ирины существует только мйор милиции Продольный, и никких Вней, Ивнов и дже Ивнов Никифоровичей. Это все может быть потом, после рботы, сейчс мйор нходится при исполнении и не потерпит никкой фмильярности.

– Я тут живу, – тк же сдержнно ответил Ирин, – в соседнем доме. Не говорите, что вы этого не знли, вы все всегд знете.

Кк всегд, обстновку рзрядил Яш, он поствил лпы мйору н брюки и рдостно гвкнул. Против обятельного кокер никто не мог устоять, мйор Продольный потрепл его з уши и рссмеялся:

– Симптичный у вс песик!

– Это мой млдшенький! – улыбнулсь в ответ Ирин.

Лед был сломн, мйор, кжется, дже нендолго збыл, что он при исполнении.

– Скжите, Ивн… – Ирин помедлил и со знчением поглядел мйору в глз, – уже известно, кто его убил?

– Зчем вм это знть? – мйор резко помрчнел.

– Из любопытств, – Ирин зхлопл ресницми, притворяясь дурочкой, но мйор, вроде, не поверил, – вы подозревете ту женщину, которя приходил к нему утром?

– Вы откуд знете про женщину? – встрепенулся Продольный. – Это конфиденцильня информция!

– Д про это знет весь микрорйон! – отмхнулсь Ирин. – Соседк рстрепл!

Ох уж эти соседки! – вздохнул мйор. – Твердит про личность квкзской нционльности, зциклилсь н млиновом пльто. Встретил ее утром и с ходу определил в убийцы! А когд ей говорят, что врчи однознчно определили время смерти кк поздний вечер нкнуне – никк не верит! Никого, говорит, у него не было, никого не видел, покойный был тихий скромный человек, дже бб к себе не водил! Прошу прощения, сорвлось, – мйор смутился и змолчл.

Ирин поспешно опустил глз, чтобы скрыть рдость. Рз Цыплков убили вечером, стло быть, утром он был уже двно мертв, и Жнк ни в чем не виновт.

– Вот вы, нпример, – гнул свое мйор, – вечером небось с собчкой гуляли, случйно Цыплков не встретили?

– Д я вообще с ним знком не был! – открестилсь Ирин. – И мшину его не зню!

Ей пондобилось все смооблдние, чтобы выдержть пронзительный взгляд мйор и не отвести глз.

– Ну лдно, Ирин Антольевн, н этом простимся, – вздохнул нконец Продольный, – если вм случйно стнет что-либо известно об этом деле…

– Я непременно вм позвоню! – преднно зкивл Ирин.

Мйор подмигнул Яше и повернулся к своей мшине.

– Знешь, где объединение «Изумруд» нходится? – спросил он.

– Н Кнтемировской вроде, – подумв, ответил водитель, – ближе к Неве…

– Двй туд, – прикзл мйор, кивнув н прощнье Ирине.

Когд-то очень двно, кк говорят, в другой жизни Ирин рботл инженером, впрочем «рботл» – это громко скзно. В основном он сидел н больничных, тк кк мленькие дети без конц простужлись в сдике, потом в школе. Или выпршивл у нчльств недели з свой счет, потому что лето дже в ншей полосе включет в себя три месяц, отпуск – только один. До сих пор он не могл без содрогния вспомнить о том периоде своей жизни.

По утрм рстолкть детей, они кпризничют и жлуются н горло и нсморк. И нельзя не верить, потому что ночью кто-то из них кшлял, кто-то сопел носом. Муж уходил рньше, тк что Ирине приходилось все делть смой. Доволочь детей до сдик, сдть с рук н руки воспиттельнице и сломя голову нестись н рботу, слыш рев дочки – он не любил коллектив детей, вздргивть от кждого телефонного звонк, боясь, что звонят из сдик, потому что ребенок все-тки зтемпертурил и нужно срочно его збирть. Вечером двиться в переполненном вгоне метро и покорно принимть недовольство воспиттельницы, потому что твой ребенок остлся смым последним, и это не первый рз. Дом с головой окунться в хозяйство, и тк до позднего вечер, потом плюхнуться в кровть и провлиться в чугунный сон, чтобы проснуться через полчс в холодном поту и слушть детский кшель, гдя, зболеет или еще н один день обойдется, тм уже, глядишь, и пятниц подойдет, з выходные можно подлечить, чтобы в понедельник снов со скндлом тщить в сдик…

Ирин очнулсь от грустных воспоминний и поглядел н здние огни мшины мйор Продольного.

– Все ясно, – скзл он Яше, – «Изумруд» – это ткя крупня фирм, и Цыплков тм рботл, инче зчем бы мйор туд поехл?

Яш рдостно мхнул ушми – ему явно понрвился мйор.

– И кем же он тм рботл? – бормотл Ирин. – Неужели простым инженером? Вряд ли, Жнк говорил, что квртир у него вполне приличня, евроремонт, мебель дорогя… Нет, нверное, Цыплков нчльством был…

Тут он зметил, что стоит посреди двор и рзговривет см с собой, потому что кокер убежл з пестрой дворовой кошкой.

– Яш! – всполошилсь Ирин. – Ну когд я отучу тебя от вредных привычек?

Кокер не то чтобы не любил предствителей семейств кошчьих, нпротив, с соседом по площдке персидским котом Армисом он очень дже дружил, особенно любил ходить к нему в гости – тм угощли вкусным сухим кормом. Ведь кждой собке отлично известно, что кошчий корм горздо вкуснее собчьего. Однко дворовые кошки пробуждли у него в душе дремлющие охотничьи инстинкты – боже упси, не хотел он сделть кошке ничего плохого, только побегть, ощутить себя первобытным охотником. Однко не все кошки относились с понимнием, некоторые шипели и могли дже попортить когтями нежный Яшин нос.

Ирин стремглв бросилсь з своим непутевым кокером, который успел-тки згнть кошку н крышу детского домик. Кошк удобно рсположилсь н крю и оскорбительно свесил хвост вниз. Яш побегл внизу и полял для порядк, пок Ирин не поймл его и не шлепнул поводком.

И тут негодующе зверещл ее мобильный.

– Ирк? – рздлся голос Ктерины. – Ну нконец-то я до тебя добрлсь! Я в отчянии!

Было очень плохо слышно, потому что у Ктьки в трубке что-то шумело, д еще он говорил полушепотом.

– Яснее говори! – потребовл Ирин.

– Все плохо, нет, все просто отвртительно! Хуже некуд! – ндрывлсь Ктьк. – То есть, может быть, и есть куд, но лучше бы этого не было!..

«И это он нзывет – говорить яснее!» – мысленно простонл Ирин и смирилсь:

– Ну лдно, приезжй…

– Не могу! – резко откзлсь Ктя, и в сердце Ирины шевельнулсь ндежд все-тки зкончить ромн в срок.

– Ирк, мне нужно зйти в один дом, я боюсь… – ныл Ктьк, – Ирк, ты не могл бы приехть?

– Слушй, не вляй дурк! – в сердцх отозвлсь Ирин. – Вот сейчс я все брошу…

– Я тк и знл, – простонл Ктерин с неподдельным чувством, – я тк и знл, что ты бросишь меня в беде. И лдно бы погибл только я! А ведь они грозят убить ни в чем не повинного Влик, если я не отдм им чемодн.

Ндежд Ирины н скорейшее звершение очередного ромн стремительно тял. Если принять гипотезу, что Ктерин не сбрендил вдруг ни с того ни с сего, то следовло срочно ее поддержть. Историю с чемодном он слышл от Жнки, но не придл ей знчения.

– Слушй, ничего не предпринимй, я приеду, и ты все мне рсскжешь. Езжй сейчс домой…

Но Ктерин тк негодующе взвыл, что Ирин немедленно соглсилсь н все.

– Лдно, тм, где ты нходишься, есть поблизости ккое-нибудь кфе?

Ктерин притихл нендолго, кк видно производил обзор окрестностей н предмет обнружения ккой-нибудь точки общественного питния.

– Ну лдно, – милостиво соглсилсь он, – подожду тебя в бистро, нзывется «Мргритк», это н Сдовой. Но только сорок минут, потом пойду н опсное дело. Тк что двй н всякий случй простимся – мло ли что.

– Не смей никуд ходить без меня! – крикнул Ирин и уронил мобильник.

***

Ктя вошл в полутемное помещение бистро и срзу же понял, что ей тут определенно не нрвится. Помещение было мленькое и грязновтое, и пхло в нем чем угодно, только не едой. То есть если едой, то ткой едой, которую нормльный человек стнет есть лишь после недельного голодния. А может, и вообще не стнет. В первый момент Кте зхотелось немедленно выйти н свежий воздух, Но сзди протиснулся ккой-то тип, который рдостно приветствовл официнтку:

– Люсеньк! Мое почтение!

Официнтк очнулсь от дремы и обртил внимние н Ктю.

– Обедть будете? Обед комплексный – рссольник с гусем, котлет московскя, н десерт – яблоко в слойке!

– А можно один десерт? – оживилсь Ктя.

– Нельзя! – отрубил официнтк Люся. – Комплексный обед!

– А тогд кофе… – не унимлсь Ктерин, которой очень не хотелось есть комплексный обед, ккой-то он был подозрительный. «Котлет московскя» – в Москве что ли жрили, потом сюд везли? Причем явно не скорым поездом!

– З кофем, женщин, в кофейню идите! – сурово скзл Люся. – А у нс тут не кфе-шнтн!

– При чем тут кфе-шнтн? – возмутилсь Ктя. – Я же не прошу вс н столе сплясть, только чшку кофе!

– Девушк, – миролюбиво обртился к ней тип, что пришел з ней, – вы возьмите пивк, оно свежее, холодненькое, верно, Люся? А обедют пускй эти… – он мхнул рукой в угол, где сидел компния хмурых простовтых мужиков.

– Ну лдно, – сдлсь Ктерин, – пиво и бутерброд с твердокопченой колбсой. Нет, лучше дв.

Держ в рукх это богтство, Ктерин огляделсь, куд бы присесть. В углу, сдвинув столы, сидел мужскя компния, они тк громко говорили, что стло ясно – комплексный обед злит уже приличным количеством пив.

Поблизости Ктя сесть побоялсь – через дв столик, удобно рсположившись, сидел толстя тетк и хлебл рссольник, причем кости выплевывл прямо н стол. Судя по рзмерм костей, в рссольнике врился никк не гусь, стя воробьев. Глядя н кучку костей, Ктерин почувствовл сильное желние отойти подльше. Но помещение было мленькое, тк что пришлось устроиться з столиком, где веселый дядьк пил пиво.

– Вше здоровье! – жизнердостно провозглсил он и влил в себя срзу полсткн.

Ктя отвернулсь, чтобы дядьк не лез с рзговорми, но тогд взгляд ее упл н соседний столик, где мужчин скромного вид после первого поедл второе, то есть ту смую московскую котлету, которя похож был… нет, невозможно описть, н что он был похож. Ктя тяжко вздохнул и отхлебнул пив. Компния в углу оживилсь, потому что по проходу к ней пробирлись трое мужиков в спецовкх.

– Здерживетесь! – гудели приятели.

– Д нм тут одно дело выгодное подвернулось, – опрвдывлсь троиц хором, – тут, понимете, одн бб мебель вывозил, нс ннял. Ждин, конечно, мло зплтил, но все-тки…

– Тк с вс причитется…

– Пив н всех! – крикнул стрший – рыжий крсномордый мужик с огромными рукми.

В это время в бистро зшл Ирин. Ткие личности, кк он, в «Мргритке» вообще никогд не появлялись, поэтому компния чрезвычйно оживилсь.

– Ккие люди… – скзл веселый дядьк и сделл попытку устремиться к Ирине. Но толстя тетк, доев рссольник, сгребл кости со стол в трелку и встл, чтобы принести котлету, полностью перегородив проход. Дядьк притормозил, тогд Ктерин, дожевывя н ходу колбсу, выпрыгнул из-з стол и увлекл Ирину к выходу.

– Ну и местечко ты выбрл! – ужснулсь т.

Но Ктерин трторил быстро-быстро, вводя подругу в курс дел, тк что Ирин только головой вертел в рстерянности.

– Ктьк, ты ничего не придумывешь?

– О чем ты говоришь! Они мне звонили и угрожли, кк я могл ткое придумть!

«И верно, – сообрзил Ирин, – Ктьк никогд не врет, говорит что есть, дже когд нужно бы промолчть. И ругть ее з то, что вляплсь в историю с кейсом, сейчс бесполезно, нужно помогть…»

– Куд идти?

– Сдовя, дом тридцть пять, квртир десять! – отрпортовл Ктя. – Кк хозяин зовут, не зню, жен – Мргрит Пвловн!

– Молодец, хоть это зпомнил! – И Ирин с Ктей н буксире понеслсь по нужному дресу.

– Подожди, – пыхтел Ктьк, – не тк быстро… Я зпыхлсь…

– См же говорил, что з тобой следят, что нужно спешить, что твоему мужу грозит опсность…

– Влик! – Ктьк обрел второе дыхние и едв ли не обогнл Ирину.

Вот и нужный дом, второй подъезд. Ирин протянул руку к звонку, но Ктя схвтил ее з локоть.

– Постой! – выдохнул он стршным шепотом. – Ты уже придумл, что мы будем говорить?

– В общих чертх, – отмхнулсь Ирин, – глвное, подыгрывй мне и не говори ничего лишнего!

И он решительно ндвил н кнопку звонк.

***

Пятндцтью минутми рньше Иннокентий Крутилло стоял перед этой же дверью, роясь в крмнх в поискх ключей.

Ншрив нконец связку, он вствил ключ в сквжину, повернул его, зтем открыл второй змок и, рспхнув дверь, перешгнул через порог…

В следующую секунду он попятился и вылетел н лестницу.

Это был не его квртир.

– Пить ндо меньше, – скзл он смому себе и потряс головой, чтобы в ней прояснилось.

Но если это не его квртир – тогд кк же он открыл змки своими ключми?

Он поднял взгляд, прочитл номер н двери… и рстерянно зморгл. Все-тки это его квртир, во всяком случе, номер н двери совпдл с днными его прописки.

Н всякий случй он дже вытщил пспорт и сверил номер.

Нет никкой ошибки.

Знчит, у него был зрительня гллюцинция…

Он снов открыл дверь, переступил порог, н всякий случй прикрыв глз, досчитл до двдцти и только тогд огляделся…

Все было в точности кк первый рз.

Перед ним были голые стены.

Ни привычного ковр н полу, ни зеркльной вешлки, ни стойки для обуви, ни стеллж для всяких мелочей, знимвшего знчительную чсть прихожей. Не было дже неподъемной мрморной колонны, которую Иннокентий в глубине души ненвидел, но тем не менее не позволял не то что выкинуть, но дже передвинуть.

– "-моё! – воскликнул Крутилло, повертев головой.

Его голос гулко отрзился от голых стен, и опустевшя прихожя отозвлсь нсмешливым эхом.

– Обокрли! – вслух выскзл Иннокентий единственное пришедшее в голову предположение.

Однко двери не взломны… д и кому мог пондобиться стрый стеллж? А тем более т смя мрморня колонн, которую и с мест-то сдвинуть можно было только вчетвером!

Он неуверенной походкой пересек прихожую, толкнул дверь гостиной…

Здесь тоже было совершенно пусто.

Бесследно исчезл чудесня нтикврня горк вместе с нполнявшим ее кузнецовским фрфором, исчез круглый стол крельской березы, исчезли десять стульев в стиле мпир… не говоря уже об огромном плзменном телевизоре, музыкльном центре и прочих милых пустячкх. Издевтельским нпоминнием о прежней роскоши служили прямоугольные пятн н обоях в тех местх, где прежде висели кртины и грвюры.

– З что?! – выкрикнул Иннокентий, подняв руки нд головой. – З что?!

Ему кзлось, что он совершенно не зслужил свлившегося н его голову несчстья. Конечно, он не был прведником, не вел безупречную жизнь, но вокруг столько людей горздо более достойных нкзния – выбрли почему-то его!

Покинув гостиную, н негнущихся ногх он пересек коридор и зглянул в свой кбинет.

Точнее, в комнту, которя когд-то был его кбинетом.

Теперь это был просто пустя, плохо освещення комнт, потому что вместе с прекрсным столом крсного дерев, вместе с прой резных, обитых кожей стринных кресел, вместе с нглийскими ореховыми книжными шкфми исчезли дв бронзовых бр (Фрнция, восемндцтый век), люстр (Испния, ручня рбот) и нстольня лмп (Гермния, девятндцтый век, нклдное серебро).

Иннокентий зстонл.

Это был удр, причем удр ниже пояс.

И тут перед его внутренним взором змячил отвртительня, но совершенно очевидня истин.

Кто же еще мог ннести ему удр ниже пояс, кк не Мргрит? Кто, кроме жены, способен н ткую подлость?

Конечно, это он!

Иннокентий схвтился з голову и вышел в коридор.

И в это мгновение ззвонил дверной звонок.

В первый момент он вообрзил, что это вернулсь Мргрит. В ее душе неожиднно проснулсь совесть, и он приехл мириться, привезя обртно всю мебель.

Впрочем, уже в следующую секунду Крутилло сообрзил, что ждть от Мргриты ткого блгородств не приходится. Это не в ее духе. Если он вернулсь, то только для того, чтобы преподнести мужу еще ккую-нибудь пкость.

– И у тебя хвтет совести взглянуть мне в глз после того, что ты сделл? – выплил Иннокентий, открывя дверь.

Но н пороге стоял вовсе не Мргрит.

Тм стояли две совершенно незнкомые женщины. Одн был очень дже привлектельня – стройня блондинк в отлично сшитом брючном костюме. Вторя предствлял полную ее противоположность – очень полня, можно дже скзть, толстя, с рстрепнными рыжими волосми, в широкой коричневой юбке и ккой-то бесформенной кофте неопределенно-кирпичного цвет.

– Это вы нм? – удивленно осведомилсь блондинк.

– Нет, – ответил Иннокентий, слегк смутившись. – А вы, собственно, кто? А вы к кому?

– А вш жен дом? – вкрдчиво поинтересовлсь блондинк.

Крутилло только молч потряс сжтыми кулкми.

– Мы по поводу уборки, – проговорил блондинк, недоуменно оглядевшись. – Нм передли, что Мргрит Пвловн искл… ей нужн женщин, чтобы убирть квртиру… впрочем, я вижу, что убирть здесь, собственно говоря, нечего…

– Убирть квртиру? – рстерянно переспросил Иннокентий, еще рз окинув взглядом блондинку. – Вы?

– Нет, не я, – женщин чуть зметно усмехнулсь, – моя сестр, двоюродня, – он кивнул н рыжеволосую толстуху. – Он приехл из Новохоперск и очень нуждется в рботе… только он очень стеснительня! – блондинк пихнул свою спутницу локтем, т выпучил глз и вымолвил:

– Гы!

– Вот видите! – блондинк пожл плечми. – Он всех стесняется, мужчин – в особенности! Но вы не думйте, – спохвтилсь женщин, – он очень ккуртня и рботящя! У себя в Новохоперске он убирл целый дом культуры! И еще впридчу рйонную поликлинику!

Но у меня не дом культуры и не поликлиник, – отмхнулся Иннокентий, – и вообще, кк вы спрведливо зметили, убирть здесь вообще нечего. С сегодняшнего дня. И Мргрит Пвловн здесь больше не проживет. Тоже с сегодняшнего дня.

– Д что вы говорите! – протянул блондинк, что-то про себя сообржя, и вытянул шею, зглядывя через плечо хозяин.

– Д-д, – Иннокентий нконец рссердился и принялся вытеснять беспрдонных посетительниц из прихожей, – вы првильно поняли! Жен от меня ушл вместе со всей обстновкой!

– Тк-тки со всей? – не унимлсь нстырня блондинк.

– Абсолютно! – выплил Иннокентий. – Оствил мне голые стены! Ушл к любовнику! Вы удовлетворены? Тк что извините, ничем не могу вм помочь и больше вс не здерживю!

– А ее новый дрес… – нчл блондинк.

– Не зню! – выкрикнул Крутилло. – Он мне его не сообщил! До свидния!

Дверь зхлопнулсь.

– Из Новохоперск, знчит? – обиженным тоном проговорил Ктя, спускясь по лестнице. – Неужели ты не могл подобрть ккой-нибудь город поприличнее?

– А чем тебя не устроил Новохоперск? Змечтельный, высококультурный город… рйонный центр, между прочим! А ты что – хотел бы приехть из Монтевидео?

– Ну зчем уж срзу Монтевидео? – Ктя зсмущлсь. – Ну хоть что-нибудь поприличнее. .. хотя бы Нефтеюгнск… И потом – что это ты нговорил про дом культуры и поликлинику?

– Ну я же должн был покзть товр лицом! Должн был устроить тебе реклму! Рссмтривй это кк обычную пир-кмпнию. Кстти, должн скзть, что ты змечтельно вошл в обрз и подыгрл мне! Особенно удчно получилось это «Гы»!

– Ты считешь? – Ктерин смущенно зрделсь.

– Я уверен!

– Но кк бы то ни было, мы ни н снтиметр не приблизились к злополучному чемоднчику!

– Отрицтельный результт – тоже результт! – вздохнул Ирин.

– Ну д, – Ктя всхлипнул, – ты тк говоришь потому, что не твоего муж обещют убить!

– Ну не плчь, – Ирин поглдил подругу по плечу, – мы обязтельно что-нибудь придумем. А ты пок причешись и губы подкрсь…

Они отошли в сторонку, к двери черного ход ккого-то мгзин. Подъехл фургон, н котором было нписно «Мебель», из него вылезли грузчики – те смые мужики, которых Ктя видел в бистро «Мргритк». Только они удобно рсположились н ступенькх, чтобы покурить, кк из мгзин выскочил средних лет крепкя женщин. Волосы ее были рстрепны, лицо шло крсными пятнми.

– Горобец! – зорл он пронзительно. – Ты что ж это делешь, ткой-сякой! Ты же меня перед клиентми в ккое положение ствишь? Ведь люди мебель ждут, у них тещ прилетет через чс, куд они ее поселят? В пустую квртиру? Ведь они з срочность зплтили!

– Д Лизвет Ивнн, у нс же обед… – опрвдывлся рыжий Горобец, бегя глзми из стороны в сторону.

– Д у вс целый рбочий день то обед, то перекур, то полдник! – ндрывлсь Лизвет. – Только от рботы отлынивете! Ох, лопнет мое терпение, рзгоню я всю вшу компнию! Ндо мебель грузить, они пропли!

– Слушй… – зшептл Ктя, блестя глзми, – ведь я зню, куд они пропдли. Это они жене того мужик, у которого мой кейс, мебель вывозили. Еще жловлись в бистро, что он мло денег дл, пождничл…

Лизвет выпустил пр и ушл. Рыжий бригдир обтер рукой потный лоб и достл сигреты.

– Товрищ! – издлек окликнул его Ирин. – Можно вс н минуточку?

Рыжий сделл вид, что не слышит, тогд Ирин достл сторублевку.

– Дядя, сюд посмотри!

Рыжий оживился и подошел.

– Мебель дме из того подъезд куц возили? – Ирин срзу же взял бык з рог.

– Ну-у… – бригдир почесл в зтылке.

– Двй дрес, то живо тебя Лизвете сдм! – зкричл Ктя. – Время он еще будет тянуть!

– Д мне-то что… – рыжий пожл плечми, – мебель свезли н склд, Киевскя улиц, дом тридцть восемь-б. Тм збор ткой и проходня.

– Не врешь? – Ирин нехотя отдл деньги.

– Д мне эт мебель в кошмрных снх сниться будет! Это же уму непостижимо, ккое безобрзие люди умудряются в собственной прихожей поствить! – с чувством выскзлся грузчик. – Колонн мрморня совершенно неподъемня! До сих пор спин ноет! Тк что врть мне незчем. .. А только ндо бы прибвить…

– И этого много! – припечтл Ктерин. – Вымогтель!

Ирин уже стоял у перекрестк, мхя рукой проезжющим мшинм.

***

Виктория придирчиво рзглядывл свое лицо в зеркле.

Зрелище было неутешительное: возле губ появилсь еще одн новя морщинк. Никкие косметические мски и кремы, никкой мссж, никкие омолживющие процедуры не могли свести н нет тот непреложный фкт, что ей двно уже было больше тридцти. Все деньги, которые он оствлял у косметолог, были бессильны остновить ход времени. Впрочем, этих денег было тк мло! Что можно позволить себе н скромную зрплту секретрши?

Конечно, Виктория был не тк нивн, он не рссчитывл вовсе остновить время и нвсегд остться молодой. Он хотел только сохрнить молодость и крсоту до того знментельного момент, когд ей удстся выйти змуж. Причем выйти змуж з достойного кндидт, з человек с достточно высоким положением и хорошим досттком.

Но годы шли, он сдвл крепость з крепостью в безндежной войне с возрстом, глвня цель жизни все еще не был достигнут.

Конечно, мужчины проявляли к ней интерес, но либо они были недостточно хороши для нее, либо их не удвлось привести «под венец». Одни были двно и прочно женты, кк теперешний шеф Лев Николевич, другие, ноборот, нстолько привыкли к холостяцкой свободе, что ни з что не хотели менять ее н узы брк…

Короче, Виктория постоянно нходилсь в состоянии творческого поиск, и всегд н горизонте у нее были дв-три перспективных кндидт.

Дверь кбинет скрипнул и приоткрылсь.

Виктория убрл зеркло в ящик письменного стол и мшинльно проговорил:

– Лев Николевич в комндировке.

– Зню, – ответил, входя в приемную, плотный коротко стриженный мужчин с пронзительными серыми глзми.

– А если знете, тогд что вм нужно? – Виктория окинул незнкомц нметнным взглядом и выствил ему тройку по своей собственной шкле: конечно, довольно симптичный, но явно не нчльник, д и небогт, судя по костюму и в особенности по обуви.

– Поговорить, – ответил тот и врзвлку приблизился к столу секретрши. Вся его фигур дышл силой и уверенностью, тк что Виктория сменил оценку н четверку с минусом.

– О чем? – осведомилсь он, кокетливо округлив брови.

– О жизни, – мужчин без приглшения опустился н стул и достл из крмн удостоверение:

– Мйор Продольный, отдел по рсследовнию убийств.

Виктория срзу поскучнел: милиционеры ее не интересовли. Ни денег, ни покоя! И этот ужсный костюм… пожлуй, этот мйор и н тройку-то с трудом тянет!

– Знчит, нчльник вш в комндировке, зместителя убили, тк что теперь вы тут з стршего?

Шутите? – Виктория поморщилсь. – В отсутствие Льв Николевич все вопросы решет нчльник второго отделения Сигизмунд Кзимирович, тк что обрщйтесь к нему…

– Это я зню, – мйор спрятл свою книжечку и уствился н Викторию своими пронзительными глзми:

– Вы кк двно здесь рботете?

Виктория зктил взгляд, сделл вид, что мучительно припоминет и нконец сообщил:

– Три год. А почему это вс интересует? Если вы тким способом хотите выяснить мой возрст – тк я его все рвно не скжу, хоть пытйте меня кленым железом!

– Я его и тк зню, – мйор усмехнулся одними губми, – мне его в отделе кдров сообщили!

Рзговор нрвился Вике все меньше и меньше. Он пру рз мшинльно щелкнул клвишей интерком и поднял н милиционер глз:

– Тк я не рсслышл – о чем вы хотели со мной поговорить?

– Конечно, не рсслышли, потому что я этого еще не скзл. А поговорить я хотел о покойном Цыплкове.

– Вот кк! – хотя причин визит этого мйор был ясн с смого нчл, когд он произнес ее вслух, Виктория отчего-то рзволновлсь. Он достл из ящик стол пчку ментоловых сигрет и собрлсь зкурить.

Мйор вытщил из крмн зжиглку.

«В доверие втирется, – рздрженно подумл Виктория, – рзговорить хочет!»

– Я пытюсь бросить, – скзл он вслух и убрл пчку обртно в стол. – Тк что тм по поводу Цыплков?

– Ккие отношения вс с ним связывли?

– Никкие, – поспешно выплил Виктория и снов потянулсь з сигретми. С трудом взяв себя в руки, поднял голову и, уствившись н мйор, повторил:

– Никкие!

– Вот кк? – мйор неторопливо достл зписную книжку и что-то черкнул в ней, здумчиво повторив:

– Знчит, никкие…

Он немного помолчл, полистл свою книжку и снов поднял глз н Викторию:

– А где вы рботли до этого?

– Вы меня что – в чем-то подозревете? – проговорил Виктория рздрженно. – Если подозревете – тк прямо и скжите!

– Не беспокойтесь – скжу! – холодно ответил мйор. – Пок я только здю вопросы! Кстти, что вы делли позвчер вечером?

– Ушл отсюд в шесть пятндцть… встретилсь с подругой, прошлись по мгзинм…

– Кк зовут подругу?

– Лрис… Лрис Антоновн Синицын…

– Хорошо, мы это проверим, – Продольный зписл что-то в книжку и снов поднял глз: – А потом?

– Потом вернулсь домой, поужинл, посмотрел телевизор и легл спть…

– Ккую передчу смотрели по телевизору?

– Не помню… кжется, ккой-то серил про ментов… извините, про милицию…

– Можете не извиняться… – мйор еще что-то черкнул и продолжил: – Тк все-тки – где вы рботли до того, кк перешли в «Изумруд»?

«Вцепился кк клещ, – рздрженно подумл Виктория, – я уж думл, он про это збыл!..»

– В фирме «Нордимпекс», – проговорил он неохотно.

– Првильно, – мйор кивнул, сверившись со своими зписями. – А где рботл до «Изумруд» покойный Влдимир Всильевич Цыплков?

– Не зню, – секретрш снов потянулсь з сигретми.

– Вы же собирлись бросить! – в голосе мйор прозвучл откровення нсмешк.

– Вы что – Минздрв? – огрызнулсь Виктория. – Мое здоровье, что хочу, то с ним и делю!

Вше, – кивнул Продольный, – но вот нсчет того, что вы не знете, где рньше рботл Цыплков – позвольте не поверить. Я ведь уже скзл вм, что побывл в отделе кдров, и мне тм сообщили, что Влдимир Всильевич Цыплков перешел в «Изумруд» из… – он зглянул в зписную книжку, деля вид, что збыл нзвние, – из фирмы «Нордимпекс»! Ндо же, ккое совпдение!

Мйор изобрзил н лице удивление. При этом его пронзительные глз следили з секретршей, взглядом кошки подкруливвшей мышь.

– Ну и что? – Виктория пожл плечми. -«Нордимпекс» – большя фирм, мы тм не пересеклись…

– Д? – мйор усмехнулся. – Только Цыплков перешел в «Изумруд» три год тому нзд… точно тк же, кк и вы…

– Не точно! – выплил Виктория. – Он перешел сюд н две недели рньше!

– Аг, знчит, вы все помните? – мйор был доволен, кк кот, тки поймвший крупную ппетитную мышь. – Конечно, он перешел н две недели рньше, потом перевел вс… по строй дружбе, тк скзть!

– Ккое это имеет знчение? – протянул Виктория, опустив глз. – Н две недели рньше, н две недели позже…

– Имеет, – мйор чуть ли не мурлыкл от удовольствия. – А вот скжите, Виктория, вм ничего не говорит ткя фмилия – Желтков?

Виктория похолодел.

Вот уж чего он не ожидл – тк того, что сейчс всплывет то строе дело!

– Кк вы скзли – Желтков? – переспросил он, чтобы потянуть время.

Желтков, – повторил Продольный и снов зглянул в свою книжечку, – Всилий Дмитриевич Желтков, шестьдесят седьмого год рождения! Это я н всякий случй, если у вс было много знкомых Желтковых!

– Нет, – Виктория нконец взял себя в руки, – никких знкомых Желтковых у меня не было, ни шестьдесят восьмого год рождения, ни шестьдесят девятого!

– А вот это мы проверим, – проговорил мйор, пристльно взглянув н собеседницу, – обязтельно проверим!

– А в чем дело? – Виктория стрлсь кзться рвнодушной, но это плохо ей удвлось.

– Дело в ДТП, – охотно пояснил мйор, – в дорожно-трнспортном происшествии. Случилось оно чуть больше трех лет нзд…

– И что – ккое-то ДТП интересует вс спустя три год?

– Во-первых, это было ДТП со смертельным исходом, – пояснил мйор, не сводя с Виктории глз, – именно в нем погиб упомянутый мною Всилий Дмитриевич Желтков. Во-вторых, в этом деле были кое-ккие неприятные моменты. Виновник скрылся с мест врии… но вообще вы првы – это дело двно уже зкрыто.

– Ну вот видите, – в голосе Виктории прозвучло облегчение, – зкрыто! Зчем же его снов ворошить? Зчем все эти вопросы? И смое глвное – при чем тут я?

Зкрыто, говорите? – мйор потянулся. – Тк можно его снов открыть. В связи с новыми обстоятельствми. А при чем тут вы – это-то я и хочу выяснить. Вот скжите, ккя мшин был у покойного господин Цыплков?

– Синий «Ситроен», – не рздумывя, выплил секретрш.

– А двно он его купил?

– А я-то откуд зню?

– Мне кжется, знете, – вздохнул мйор, – только никк не хотите понять, что со мной лучше быть откровенным!

«Кк же! – неприязненно подумл Виктория. – Чтобы я см н себя нговорил? Ты только от меня что-то можешь узнть!»

– Я тк или инче все узню, – проговорил Продольный, кк будто прочел ее мысли, – А вот вм лучше сотрудничть со следствием! Тк вы не помните, когд он поменял мшину и ккя у него был рньше?

– Кжется, ккя-то серя… в мркх втомшин я не очень рзбирюсь…

Виктория кокетничл: в мркх мшин он рзбирлсь прекрсно, потому что именно мрк и цен втомобиля довольно точно отржли в ее глзх привлектельность мужчины.

– Серя, говорите, – удовлетворенно кивнул мйор и снов зглянул в книжку, – свидетели того ДТП утверждют, что Желтков сбил серый «Опель».

– Ничего не зню ни про ккого Желтков! – выплил Виктория. – И вообще у меня много дел, вы меня от них отрывете!

– Д что вы говорите? – Продольный усмехнулся. – Лев Николевич, отпрвившись в комндировку, поручил вм почистить жесткие диски и нмолоть кофе н семь недель? Ну лдно, лдно, не буду вс утомлять! – Он встл и зсунул зписную книжку во внутренний крмн пиджк. – Для первого рз мы с вми неплохо поговорили, но имейте в виду – эт встреч не последняя!

Он вышел, мягко притворив з собой дверь.

Виктория трясущимися рукми достл сигрету, зкурил, зкшлялсь. Отдышвшись, погсил сигрету и снял трубку местного телефон.

Услышв знкомый голос, он проговорил:

– Антон Сергеевич, нм нужно встретиться! Нет, именно сейчс, немедленно! Д, кое-что произошло!

***

Оргнизция с крсивым нзвнием «Изумруд» знимл серое шестиэтжное здние н берегу Невы. Крыш у этого здния был плоской, и в летние месяцы кое-кто из молодых специлистов, покинув рбочее место, отпрвлялся н крышу позгорть. Случлось, влюбленные прочки не только принимли тм солнечные внны, но знимлись еще более увлектельными делми. Люди пострше, интересы которых лежли в несколько другой сфере, рспивли н этой же крыше спиртные нпитки рзличной крепости, при этом озиря сверху родной город. Нконец нчльство решило прекртить все перечисленные безобрзия, все выходы н крышу зперли, ключи от дверей передли в дминистртивно-хозяйственный отдел. Поэтому только сотрудники этого отдел и некоторые связнные с ними лиц по-прежнему могли поднимться н крышу – по делу или без него.

Именно к лестнице, ведущей н крышу здния, устремилсь Виктория срзу после телефонного рзговор.

Н верхней площдке лестницы ее дожидлся крупный светловолосый мужчин с недовольно выпученными рыбьими глзми.

– В чем дело? – прошипел он, увидев поднимющуюся секретршу. – Я же говорил – не нужно звонить мне без серьезного повод!

– Повод есть, и очень серьезный! – выплил Виктория. – Ко мне приходили из милиции!

– Тс-с! – мужчин приложил плец к губм, воровто огляделся, достл ключ и открыл выходящую н крышу дверь. Пропустив женщину вперед, он еще рз огляделся, выскользнул н крышу и зкрыл дверь з собой.

– Из милиции? – проговорил он сквозь зубы, схвтив Викторию з плечо. – Рсскжи подробно!

– Крепенький ткой мужичок, – Виктория отступил от собеседник, высвободив плечо, – по-моему, мйор…

– По-моему! – передрзнил ее мужчин. – Ткие вещи нужно точно зпоминть! Фмилию ты, конечно, не зпомнил?

– Почему же? – Виктория нморщил лоб, – Квдртный… нет, не тк… Поперечный… нет, тоже не то! А, вот, Продольный! Точно, он тк и предствился – мйор Продольный!

– И чего же хотел от тебя этот поперечно-гнездовой мйор?

– Вопросы здвл! – ответил Виктория с трудно объяснимым злордством.

– Ккие еще вопросы? – переспросил мужчин с покзным рвнодушием.

– Всякие, – Виктория мстительно усмехнулсь, следя з нпряженным лицом собеседник. – Где я был позвчер вечером… когд ушл с рботы… не видел ли перед уходом Цыплков…

– Ну и что ты ему ответил? – Антон Сергеевич уствился н Викторию нпряженным немигющим взглядом.

– Ответил, что ничего не зню, никого не видел, с рботы ушл в обычное время, побродил по мгзинм и отпрвилсь домой… Но его это, кжется, не очень удовлетворило. Просил хорошенько подумть, обещл еще рз со мной встретиться.

– Молодец, – мужчин криво усмехнулся, – все првильно. Н нет и суд нет.

Только я вот думю… – Виктория прищурил глз, – может быть, стоит еще подумть и вспомнить что-нибудь… нпример, вспомнить, с кем Цыплков ушел с рботы…

– Н что это ты нмекешь? – мужчин взглянул н нее исподлобья. – Что-то я не понял!

– Все вы прекрсно поняли! – Виктория повернулсь к нему боком и рвнодушно скользнул взглядом по крышм соседних домов, по рнней зелени прибрежного сквер, по сверкющей тусклым метллическим блеском глди Невы.

Антон Сергеевич резко, с шипением выдохнул сквозь сжтые зубы, огляделся.

– Я вм помогл тогд, с шефом, – нпомнил ему Виктория, – сыгрл свою роль отлично. Дже блестяще. Вот именно – блестяще, это было вше слово. Но что-то я не вижу блгодрности. Нпомнить, что вы мне обещли?

– Не ндо, – Антон Сергеевич облизл губы и придвинулся к ней н полшг, – я все прекрсно помню. Не волнуйся, я умею помнить сделнное мне добро… и зло!

Виктория попрвил волосы, усмехнулсь:

– И поторопитесь! А то вдруг моя пмять зрботет, и я вспомню, кк видел вс позвчер с Цыплковым. Видел, кк вы вместе с ним уходили с рботы. Вдруг это зинтересует мйор Продольного? Кк вы считете – может это его зинтересовть?

Он еще немного придвинулся к ней. До кря крыши было кких-нибудь дв шг. Схвтить ее з локти, подтщить к крю… он легко с ней спрвится. Првд, крыш огорожен низким брьером, но перекинуть через него легкое женское тело ничего не стоит. И никких проблем. Можно будет обо всем збыть. Или почти обо всем.

Антон Сергеевич предствил рспростертое н тротуре безжизненное тело и почувствовл мстительную рдость. Кк его рздржет эт примитивня ждня бб! Кк хочется отделться от нее, избвиться рз и нвсегд…

Что-то сверкнуло вдлеке, н секунду ослепив Антон Сергеевич. Ккой-то блик, солнечный зйчик. Он повернул голову в нпрвлении этого блик и увидел в окне высотного дом н другой стороне улицы человек с биноклем, нпрвленным в их сторону.

Подонок! Нблюдет з крышей в ндежде подсмотреть любовные игры ккой-нибудь прочки. Изврщенец!

Однко кк вжно соблюдть осторожность! Еще секунд – и Антон Сергеевич мог совершить непопрвимую ошибку. Сбросить Викторию с крыши н глзх свидетеля. Все не кончилось бы н этом, ноборот, пошло бы по новому кругу.

Д и вообще это был глупя мысль.

Ведь ключи от выход н крышу есть только у нескольких человек, и его довольно быстро сумели бы вычислить.

Нет, ни в коем случе нельзя поддвться мгновенным порывм! Кждый шг нужно тщтельно продумывть и готовить, особенно ткой серьезный!

Антон Сергеевич глубоко вдохнул, выдохнул, взял себя в руки.

Он поглдил женщину по руке, зглянул ей в глз и проговорил:

– Ну-ну, не будем ссориться! Ты пок все првильно делл, ты молодец. Н днях я съезжу в Москву и привезу деньги. Всю сумму, которую обещл!

– Ну уж нет! – он повернулсь к нему, лицо искзил гримс ждности. – Цен увеличилсь! Вы мне должны вдвое больше!

– Это еще почему?

– Неужели не ясно? Это – плт з молчние! Что я, не понимю? История с Цыплковым пхнет куд хуже той, прошлой!

– Ты непрвильно все понял! Я вовсе не…

– А вот это вы рсскжите мйору! – перебил его Виктория. – Может быть, он вс поймет!

Он снов попрвил рстрепнные ветром волосы, усмехнулсь и добвил:

– Кроме того, цены н недвижимость очень быстро рстут. Тк что не зтягивйте с рсплтой, то сумм снов вырстет!

– Не волнуйся, я поспешу… с рсплтой, – Антон Сергеевич снов поглдил ее руку.

– И нечего меня умсливть! – он выдернул руку и отступил н шг. – Я не ткя дур, кк ты думешь! Меня не купишь н дешевые комплименты!

– Я и не пытюсь, – мужчин тяжело вздохнул и опустил глз, – мы ведь с тобой в одной лодке, тк что не нужно ее рскчивть! Это не в твоих интересх!

Внезпно из крмн Антон Сергеевич донеслсь мелодия «Полет влькирий». Он недовольно скривился, достл из крмн мобильный телефон и поднес его к уху.

Из телефон понесся ткой крик, что дже Виктория рсслышл ккие-то отдельные слов. А смое глвное – он рсслышл рздрженную, истерическую интонцию звонившего.

Антон Сергеевич отодвинул телефон от ух, чтобы не оглохнуть, ккое-то время послушл, потом проговорил в трубку с бессильной неприязнью:

– А я при чем? Я вс свел, и н этом все! Все, понятно? Д что я вм, мльчик для битья? Ну слушю, слушю! А я откуд зню? Сколько нужно повторять – я ни при чем! Сми рзбирйтесь!

Он снов змолчл, еще ккое-то время послушл, потом сложил телефон и спрятл его в крмн.

Несколько секунд он стоял, медленно дыш, и глядел прямо перед собой. Потом змер, словно порженный ккой-то идеей. Глз его недобро блеснули.

– Знешь что? – мужчин повернулся к Виктории и снов положил ей руку н плечо. – Послужи мне еще один рз, последний! Я нкину тебе з это еще десять тысяч!

– Доллров? – н всякий случй уточнил Виктория.

– Смо собой, – подтвердил ее собеседник.

– Лучше евро, доллр пдет!

– Хорошо, пусть будет евро! – соглсился мужчин.

Его неожидння сговорчивость нсторожил Викторию, однко он спросил:

– Что нужно сделть?

– Позвони этому мйору! Тому, который к тебе приходил. Кк его… Поперечному!

– Продольному, – мшинльно попрвил Виктория, и только потом удивленно поднял н собеседник глз: – Позвонить мйору? Вы не шутите?

– Я что – похож н шутник? – мужчин криво усмехнулся.

– Зчем это вм?

– А вот это тебя не ксется! Позвони мйору и скжи, что кое-что вспомнил.

– Вспомнил? – переспросил Виктория.

– Что ты все повторяешь! – огрызнулся ее собеседник. – Скжешь ему, что вспомнил кое-что вжное…

– Что это я – то одно говорил, то другое? Сперв – что ничего не помню, теперь вдруг…

– Пмять плохя! Девичья! – усмехнулся мужчин. – Когд мйор тебя рсспршивл – нервничл, вот и збыл. А потом успокоилсь и вспомнил.

– Что вспомнил-то?

– Вспомнил, что Цыплков в тот вечер встретили после рботы двое мужчин. Встретили, посдили в свою мшину и уехли с ним. Смое глвное – подробно опиши этих мужчин!

Он уствился н Викторию своими круглыми немигющими глзми и продолжил:

– Один – пострше, лет сорок – сорок пяти, голов нголо выбрит, еще, скжи, глстук у него ткой яркий… то ли орнжевый, то ли сиреневый…

– А второй? – перебил его Виктория.

– Ты меня не перебивй! – прикрикнул н нее мужчин. – Ты лучше зпоминй кк следует! Второй – помлдше, лет тридцти, коротко стриженный и с оттопыренными ушми. Скжи еще, что слышл, кк стрший его Слвиком нзвл. Глвное, опиши их подробно. Мйор поймет, о ком речь!

– Лдно, – Виктория отстрнилсь и долгим, внимтельным взглядом посмотрел н мужчину, – тк и быть, это я сделю. Только про деньги не збудьте. Все, что обещли. А то – сми понимете, это доллр пдет, молчние с кждым днем дорожет! Молчние в нше время – смя цення влют!

– Не беспокойся, – проговорил Антон Сергеевич, – я от своих слов не откзывюсь! Глвное – ты см меня не подведи и ничего не перепутй. Все зпомнил?

– Д зпомнил, зпомнил! – отмхнулсь Виктория и зторопилсь к лестнице.

Из приемной донесся ккой-то неясный шум, послышлся сдвленный голос секретрши:

– Я доложу… постойте… куд же вы…

Дверь кбинет рспхнулсь, секретрш возникл н пороге, испугнно пискнул:

– Я пытлсь…

Ее тут же отодвинул сильня мужскя рук, и в кбинет ввлились трое мужчин.

Жнне чсто приходилось иметь дело с «брткми», он их нисколько не боялсь и вырботл несколько несложных приемов, которые помогли срзу поствить эту публику н место.

Для нчл он опустил глз в рзложенные н столе бумги, деля вид, что очень знят, и строгим нчльственным голосом проговорил:

– Вс предупредили, что я принимю посетителей только по предврительной зписи? Единственное окно у меня будет в следующий понедельник!

Только после этой реплики он поднял н вошедших глз.

Слов зстряли у нее в глотке.

По крйней мере двое мужчин, стоявших н пороге кбинет, были ей знкомы.

Хотя он и не рссчитывл увидеть их еще рз.

Коротко стриженный прень с оттопыренными ушми и мленькими злыми глзкми и мужчин пострше, с нголо бритой головой. Т смя прочк, которую Жнн видел в ресторне с покойным Цыплковым. Глстук н бритоголовом был не тот, что в ресторне, но ткой же яркий и безвкусный. Третьим был черноволосый прень в кожной куртке, со сросшимися н переносице бровями. Он держлся позди и был, по-видимому, н подхвте.

– В понедельник, говорите? – ухмыльнулся лопоухий тип, и его свиные глзки недобро блеснули. – А я тк думю, что вы для нс и сегодня нйдете время! Буквльно полчс!

– Может быть, и нйду, – ответил Жнн, взяв себя в руки, и перелистл ежедневник.

– Вы уж пострйтесь, – дуршливым голосом проговорил прень, – мы уж вс очень просим!

– Серый, – бритоголовый мужчин, явно стрший в группе, повернулся к прню со сросшимися бровями, – ты пойди поговори с секретршей, чтобы он ничего лишнего не ндумл. Звонить тм куд или еще что. Только смотри у меня, руки не рспускй… кк прошлый рз!

Тот молч кивнул и выскользнул в приемную.

Лопоухий прень оглянулся н шеф, подошел к столу и мрчно уствился н Жнну:

– Ну-к, дмочк, колись! Ты Вову змочил?

– Ккого еще Вову? – Жнн отодвинулсь, нсколько позволяло ей кресло.

– Вот этого не ндо! – рявкнул лопоухий. – Ты нс з кого держишь? З лохов? Тк вот зруби себе н носу, – он потряс перед смым Жнниным носом толстым пльцем с желтым от никотин ногтем, – зруби себе н носу – мы не лохи, и нечего нс рзводить! Спршивю еще рз – ты змочил Вову Цыплков?

– Ах, Цыплков! – Жнн делнно усмехнулсь. – Ну конечно! Я и принцессу Дину убил, и президент Кеннеди… и Бен Лден – это, конечно, тоже я!

– Ккой еще Лдн? – процедил бндит. – Не зню никкого Лдн! Это что – из кзнских кто-то?

– Скорее из рбских! – усмехнулсь Жнн.

– Нечего пургу гнть! – огрызнулся прень. – Нечего мне мозги компостировть!

– Д это вы мне голову морочите! – Жнн повысил голос. – Вы что – серьезно думете, что я могл спрвиться со здоровым мужиком? Что я могл его здушить? Вы мне льстите! Я, конечно, посещю тренжерный зл и знимюсь спортом, но все же моих сил явно недостточно!

– Слышь, Толян? – лопоухий повернулся к своему нпрнику. – Он говорит, что его здушили. Если тк – это точно не он! Вов был мужик крупный, ей бы с ним ни з что не спрвиться!

– А кк же швейцр? – нсмешливо проговорил бритоголовый.

– Првд! – прень снов повернулся к Жнне: – Ты меня точно рзводишь! Швейцр слышл, кк ты его змочить грозилсь! Этот, стрикн из ресторн! Тк и скзл – он, блин, его пришить обещл!

– Молодой человек, – Жнн взял лопоухого з пуговицу, – мы с вми н двоих не пили, тк что пострйтесь говорить мне «вы»! Ткое обрщение принято среди воспитнных людей. Во-первых, я – госудрственный нотриус, во-вторых – женщин! Точнее, ноборот: женщин – это во-первых!

– Обойдешься! – прень пренебрежительно мхнул рукой. – Я тких лепил, кк ты, много повидл! Тк кк нсчет Цыплков?

– Вы н мшине ездите? – спросил Жнн кк можно спокойнее.

– Ну! – отозвлся бндит. – Конечно езжу, не пешком же ходить! А при чем тут это?

– Вшу мшину когд-нибудь били? В смысле – вы н ней попдли в врию?

– Ну, бывло…

– Вм тогд хотелось виновнику голову оторвть?

– Одному хмырю я все зубы выбил! – прень рсплылся от приятных воспоминний.

– Но вы, нверное, сперв обещли его вообще убить?

– В смысле змочить? Ну, обещл…

– Но ведь не убили же?

– Что я – совсем, что ли, отмороженный? Чего под горячую руку не скжешь!

– Вот и я о том! – подвел Жнн итог. – Мне новую мшину помяли, понятное дело, что я рзозлилсь!

Из приемной донесся визг секретрши.

– Слвик, – бритоголовый мужчин пристльно взглянул н своего подручного, – пойди посмотри, что тм Серый делет, и проведи с ним воспиттельную рботу. Я ведь велел ему не рспускть руки!

– А с этой кк же? – Слвик неприязненно покосился н Жнну.

– А с этой я кк-нибудь см поговорю!

Слвик вздохнул и отпрвился в приемную.

Визги прекртились, вместо них из-з двери донеслись приглушенные мужские голос.

Бритоголовый мужчин приблизился к столу Жнны и сел нпротив нее.

– Мой нпрник, конечно, человек грубый, – нчл он, – но суть проблемы изложил првильно. Мы хотели бы выяснить, что вм известно про смерть Цыплков.

– Ну понятно, – Жнн усмехнулсь, – известный прием! Добрый следовтель и злой следовтель! Вы своего злого нпрник выпроводили и теперь рссчитывете, что я н рдостях рскрою перед вми душу?

Ну зчем же тк! – мужчин потупился. – Вы – женщин умня, вс н мякине не проведешь. Двйте тк: бш н бш, информцию з информцию. Признйтесь: ведь вы были у Цыплков?

– Допустим, – Жнн уствилсь н сиреневый глстук своего собеседник, здумвшись: где в нше время можно купить ткой кошмр? И ведь нверняк человек специльно его искл, бегл по мгзинм! Но, в конце концов, з плохой вкус не сжют, Жнн точно знл: когд лопоухий Слвик шел к Цыплкову, тот уже был мертв. Знчит, сегодняшние посетители его действительно не убивли.

– Допустим, был, – соглсилсь Жнн, – нездолго до того, кк к нему отпрвился вш темперментный нпрник. И он тогд уже был мертв. Только, рзумеется, это строго между нми. Если что, я от своих слов отопрусь.

– Конечно, – мужчин кивнул. – Я что – похож н человек, который любит болтть с кем ни попдя? Особенно с милицией?

– Не похожи! – вынужден был признть Жнн.

– Кк он был убит? – продолжил Толян.

– Полиэтиленовый пкет н голове, – сообщил Жнн. – Причем, нсколько я могу судить, его убили не перед смым моим приходом, скорее всего – нкнуне вечером.

Он поднял взгляд от сиреневого глстук к лицу своего собеседник, встретилсь с ним взглядом. Глз у Толян были проництельные и неглупые.

– Мы с вми кк договорились? – нпомнил он. – Бш н бш, информцию з информцию. Тк что теперь – вш очередь отвечть н мои вопросы.

– Спршивйте – отвечем! – усмехнулся Толян. – Если, конечно, вопрос будет не слишком зковыристый!

– О чем вы рзговривли с Цыплковым тогд, в ресторне? Если, конечно, это можно нзвть рзговором. Скорее вы его, кк сейчс говорят, «прессовли»!

– Ну уж и прессовли! Для прессовки у нс специльные мест имеются, в ресторне ткое не делют!

– Но все-тки – о чем?

– А вот н этот вопрос я вм не отвечу, – Толян помрчнел, его нижняя губ опустилсь, кк у огрызющегося волк, обнжив крупные желтовтые зубы.

Жнн понял, что вступил н зпретную территорию. И еще он понял, что этот человек только до поры до времени держится с ней дружелюбно, н смом деле он чрезвычйно опсен, куд опснее, чем его крикливый нпрник.

Он выдвинул верхний ящик стол, зметил, кк нпрягся ее собеседник, и усмехнулсь:

– Не волнуйтесь, я оружия не держу. С ткими людьми, кк вы, оружие не поможет.

Вынув из ящик смятую пчку, он достл одну сигрету, вопросительно взглянул н мужчину. Он достл из крмн легкую серебристую зжиглку, щелкнул, выбросив бесцветное в ярком солнечном свете плмя, поднес огонек к сигрете. Жнн зкурил, внимтельно рзглядывя своего собеседник.

– Тк что же – я с вми поделилсь информцией, вы в ответ только огрызетесь?

– Это вы нзывете информцией? – он нсмешливо приподнял одну бровь. – Дже если допустить, что вы скзли првду, нм это ровным счетом ничего не дет!

Он откинулся н спинку стул, рсстегнул пиджк. Прямо перед глзми Жнны окзлся его умопомрчительный глстук. Пожлуй, этот еще ярче и безвкуснее того, который был н нем в ресторне…

Внезпно Жнн вспомнил сцену в ресторне – покойного Цыплков, трясущегося от стрх, своего сегодняшнего собеседник, его нпрник, еще одного человек… тот явно нервничл, по толстой крсной шее стекли кпли пот…

Все-тки, он его определенно где-то видел! Удивительно знкомое лицо! Только где, где он могл его видеть?

– Вот что – проговорил он в мгновенном озрении, – я зню, кто убил Цыплков!

– Ну тк поделитесь со мной, – мужчин придвинулся к ней, словно боясь пропустить хоть слово.

– Кто это был с вми в ресторне? Кроме вс с нпрником и смого Цыплков?

– Он? – недоверчиво переспросил бндит. – Не может быть! Это не в его интересх!

– А вот мне тк не кжется! – процедил Жнн.

– Лдно, – мужчин рздрженно швырнул зжиглку н стол и резко поднялся, – тогд вм придется кое-куд проктиться с нми! Устроим вм очную ствку, кк говорят менты, и поглядим, кто из вс врет!

Н призыв Ирины остновилсь битя «пятерк».

– Ну и рухлядь! – выскзлсь Ктя, открывя дверцу. – Не рзвлится?

– Не нрвится – не езди! – буркнул водитель и резко рвнул мшину с мест.

Ирин в это время стоял у передней дверцы и сговривлсь о цене з проезд, Ктерин см сесть в мшину не успел, но юбк ее – успел. Кусок подол попл между дверцей, д тк и уехл – ткнь окзлсь слбой.

– Ой! – Ктя рстерянно прихвтил юбку рукми. – Что теперь делть?

– Не ндо было с водителем ругться! – рссердилсь Ирин. – Что н тебя ншло? Ктьк, д ты пьяня?

– Ничего не пьяня, – нсупилсь Ктя, – просто пиво ккое-то крепкое поплось…

– Тк. Он уже пьет среди бел дня!

– Ирк, – зныл Ктерин, – ну не могу же я в ткой юбке ходить… Двй зедем к тебе, тут близко… И пиво… оно, понимешь, выход требует. ..

– Ну кк дите млое! – проворчл Ирин, сдвясь.

– Дети пив не пьют, – скзл Ктя, чтобы оствить з собой последнее слово.

***

Пьяня не пьяня, но юбку Ктерин починил з несколько минут, что-что, шить он умел. Полюбоввшись н свою рботу, он умильно поглядел Ирине в глз, совсем кк Яш.

– Есть не дм! – твердо ответил Ирин, првильно истолковв этот хорошо знкомый взгляд. – Ты объешься и зснешь, нм нужно искть кейс!

– Ну тогд кофе… – без ндежды н успех проныл Ктьк, – чтобы протрезветь… Яш, нс тут не любят…

Ирине стло смешно и жлко несурзную подругу.

– А схр у тебя есть? – осведомилсь Ктерин, грустно помешивя ложечкой горячий темно-коричневый нпиток.

– Схр – врг номер один, – мшинльно отозвлсь Ирин.

– Прошлый рз ты говорил, что это мучное!

– Мучное – тоже… лдно уж, возьми схр, он спрв от тебя в стеклянном шкфчике!

Ктя открыл дверцу, протянул руку к схрнице… и вдруг змерл н месте, кк будто обнружил н кухонной полке свернувшуюся гремучую змею.

– Что это? – проговорил он дрожщим от волнения голосом. – Откуд это у тебя?

– Кк – что? – удивленно переспросил Ирин, зглядывя через ее плечо. – Схр! Ты же см просил! А откуд… кжется, из супермркет. А что тебя тк потрясло? Обычный схр…

– Д я не о схре! – выплил Ктерин, тыч перед собой пльцем. – Я об этом! Вот это… откуд оно у тебя?