/ Language: Русский / Genre:sf_action, / Series: Победитель

Восьмой уровень. Право выбора

Николай Андреев


/-\

Николай Андреев

Восьмой уровень. Право выбора

(Победитель – 17)

Глава 1.

Берд Видог

За массивным деревянным столом сидел крепкий, широкоплечий мужчина лет шестидесяти пяти. У него короткие темные волосы, крупные карие глаза, крючковатый нос, массивный волевой подбородок. Взгляд усталый, отрешенный, безучастный. В первое мгновение даже не верилось, что это могущественный правитель Плайда. Внешний вид Берда Видога никак не соответствовал его высокому статусу. Серый помятый костюм, давно не стираная рубашка, висящий на шее, слово удавка, тонкий галстук.

За последние два года герцог сильно постарел. В волосах появилась обильная седина, лицо избороздили глубокие морщины, под глазами образовались темные мешки. Без сомнения, сказывались частые обильные возлияния. Но другим способом снять напряжение, успокоить нервы, Берд не мог. Вино удивительным образом смягчало все удары судьбы. А их было немало. Нелепая гибель сына, обидное поражение у Алционы, подлое предательство сирианцев. Великие планы, блестящие замыслы рассыпались в прах. Асконийский трон так и остался несбыточной мечтой. Жизнь потеряла смысл.

Вот и сейчас Видог держал в руке наполненный до краев бокал с вином. Он смотрел на искрящуюся рубиновую жидкость, надеясь утопить в ней свое горе. Увы, получалось это далеко не всегда. Вино порой уже не пьянило и не спасало от тягостных мыслей. Рано или поздно депрессия заканчивалась. Настроение герцога резко менялось, и он впадал в состояние беспричинной ярости. В подобные минуты владыка Плайда мог убить кого угодно. Берд абсолютно себя не контролировал. Лишь выплеснув накопившуюся в душе злобу и ненависть, Видог возвращался в реальность. На несколько дней герцог становился прежним рассудительным, целеустремленным правителем, жаждущим занять императорский престол.

Главным препятствием на его пути был Брин Саттон. Старый, заклятый враг. Берд отчетливо осознавал, что инициатива безнадежно упущена и в одиночку он не сумеет победить владыку Хороса. Единственный шанс поставить противника на колени – прибегнуть к помощи чеокан. Какая жестокая ирония! Герцог Видог, всегда презиравший инопланетян, заключил унизительную сделку с расой рептилий. Он пошел на уступки мерзким чешуйчатым тварям. И ради чего? Ради мести. Сорок кораблей ящеров позволят Берду разгромить хоросский флот. Объединенная эскадра чеокан и плайдцев огнем и мечом пройдет по непокорным планетам империи. На человечество Видогу наплевать. Главное, добиться безграничной власти.

При этом герцог ни на секунду не доверял рептилиям. Их слова насквозь лживы. Ящеры ведут собственную игру. Не исключено, что они хотят поработить людей. Фактически Берд предоставил врагу плацдарм для вторжения. Но это не имеет значения. Цель оправдывает средства. Добившись успеха, союзники нередко начинают воевать друг с другом. Обычно спор возникает из-за дележа добычи. В данном случае трофеем являются три десятка обитаемых звездных систем. Есть из-за чего устроить кровавую бойню.

Кое-какие меры предосторожности герцог принял, перебросил к Корзану двенадцать модернизированных крейсеров. Особых иллюзий Берд не питал. Остановить флот чеокан корабли не в состоянии. Это скорее демонстрация силы, предупреждение. Сооружение рептилий очень уязвимо. Одно точное попадание и оно надолго выйдет из строя. Вряд ли такое развитие событий устроит ящеров.

Аргументы Видога были бы гораздо весомее, если бы до сих пор действовал договор с сирианцами. Но о нем можно забыть. Октавия Торнвил мертва, а у ее дочери принципиально иное отношение к военным и политическим блокам. Герцог горько усмехнулся, невольно вспомнил встречу с Эвис. Она состоялась после окончания траура в сирианском графстве, чуть больше месяца назад.

Берд увидел на экране голографа необычайно красивую двадцатилетнюю девушку. Эвис была в строгом закрытом темно-синем платье. Большие карие глаза, легкий румянец на щеках, нежные бледно-розовые губы. Длинные русые волосы собраны в пучок на затылке. На мгновение Видог потерял дар речи. Перед ним не напуганная, растерянная девушка, а зрелая, уверенная в себе женщина.

Герцог никогда не рассматривал Эвис всерьез. Взбалмошная, непредсказуемая, непоследовательная девица. Она должна была стать послушной марионеткой в руках Дейла. И вдруг такая метаморфоза. А ведь со свадебной церемонии в Алессандрии прошло меньше двух лет. Похоже, Берд недооценил юную графиню. Как и все женщины из рода Торнвил, Эвис коварная, жестокая, властолюбивая фурия. Ее причуды, ее болезнь – сплошной обман. Под маской странной простодушной девушки скрывалась хитрая, безжалостная стерва.

– Здравствуйте, герцог, – произнесла Эвис.

Видог отметил, что голос у сирианки мягкий, вкрадчивый, завораживающий. Изображает горе. У нее определенно талант. Из девушки получилась бы неплохая актриса.

– Здравствуйте, графиня, – холодно отреагировал Берд. – Примите мои искренние соболезнования. Сначала мать, а теперь сестра… Надеюсь, негодяи, совершившие столь дерзкое, чудовищное преступление, будет найдены и сурово наказаны.

– Непременно, – кивнула головой Торнвил.

– Я добивался этой встречи, потому что существуют дела, которые нельзя отложить, – проговорила Видог. – Ситуация в империи очень сложная. Флот Брина Саттона угрожает нам всем. Если Натан Делвил дрогнет, сдаст позиции, хоросцы вобьют клин между Плайдом и Сириусом.

– Мне кажется, вы сгущаете краски, – возразила Эвис. – Герцог Саттон не станет развязывать масштабную войну. Это не в его интересах.

– Тем не менее, он привел эскадру в систему Алционы, – проговорил Берд.

– Правитель Хороса защищал союзника, – заметила Торнвил.

– О том и речь, – сказал Видог. – Мы с вашей матерью разделили сферы влияния. Я захватил Корзан и Тесту, Октавия – Тхакен, Акву и Цекру. Все честно, справедливо. Никто никому не предъявлял претензий. Саттон нарушил этот баланс. Окра должна была покориться мне.

– Весьма сожалею, но ничем помочь не могу, – пожала плечами девушка. – Свои проблемы решайте сами.

– А я и не прошу о помощи, – раздраженно выдохнул герцог. – Мне нужно знать, намерены ли вы соблюдать условия достигнутого соглашения? Считаете ли Плайд военным союзником Сириуса?

Эвис задумчиво посмотрела на Берда. Видог жестко давил на нее, требовал четкого, конкретного ответа. Двусмысленные, обтекаемые фразы в данном случае неприемлемы.

– Поясните детали, – после паузы произнесла Торнвил.

На секунду герцогу показалось, что он добился желанной цели. Еще немного и девушка пойдет на уступки. Юная графиня не так уж тверда. Эвис только-только получила власть и ее позиции по ряду важных вопросов не определены.

– Главное, это координация действий, – проговорил Берд. – Противостояние с Брином Саттоном будет усугубляться. Он единственное препятствие на нашем пути. Вместе мы сметем его. Если установим контроль над Грайдом…

– Герцог, я не собираюсь участвовать в ваших авантюрах, – оборвала Видога девушка. – Территория графства и так достаточно велика. Ее расширение в мои планы не входит.

– И вы не хотите взойти на императорский престол? – спросил правитель Плайда.

– Нет, – сказала Торнвил. – Во-первых, это слишком большая ответственность. Я к ней не готова. А, во-вторых, чтобы достичь вершины придется убить немало людей. В том числе и вас. Ведь добровольно от такого приза никто не отказывается.

– Вы неправильно меня поняли, – произнес Берд. – Гибель Брина Саттона заставит всех остальных смирить гордыню. Они приползут к нам на коленях. Не будет ни разрушений, ни жертв. Я старый человек, долго не проживу. Наведу в стране порядок, покончу с хаосом и раздробленностью и отдам вам трон.

– Звучит заманчиво, но неубедительно, – улыбнулась Эвис. – Я не так глупа и наивна. Вы не для того свергали Ольгера Храброва, чтобы с кем-то делиться властью. Кроме того, тираны не бывают добрыми и великодушными. Я прекрасно помню, какая участь постигла баронов Флэртона и Гресвила.

– Они заплатили за свое упрямство, – парировал Видог. – Им давался шанс сохранить титул и привилегии, но эти наглецы его отвергли. Лесс Акрил, к примеру, поступил иначе. Отказался от независимости и до сих пор счастливо правит Цекрой. Великий Тино Аято тоже не церемонился с мятежниками. Он силой заставил отколовшиеся колонии войти в состав империи. Обстреливал города, сжигал поля, перекрывал поставки продовольствия. Голод и страх сломили сопротивление бунтовщиков. Разве это не пример для подражания?

– Возможно вы правы, – согласилась девушка. – Иногда нужно применять силу. Но только в крайних случаях и очень осторожно. Боюсь, у нас с вами разные приоритеты. Для меня самое важное – стабильность. Империя распалась. Это свершившийся факт. Не стоит ничего менять, пусть будет так. Новый передел мира несет людям боль, кровь, страдание. И ради чего? Ради неудовлетворенных амбиций их правителей? Нет, я не стану ни на кого нападать. У меня другое предложение. Давайте сделаем наш союз гарантом мира…

– Графиня, вы либо безумная идеалистка, либо хитрая, лживая бестия, – вспылил Берд. – Простите за тон и грубые слова. Мое терпение на исходе. Этот спор – пустая трата времени. Поймите, мир в империи невозможен. Человечество на пороге новой войны. Она положит конец двадцатилетней междоусобице. На престол взойдет самый смелый, самый решительный, самый достойный. И от вас зависит, на чьей стороне окажется Сириус.

– Герцог, разрывать наши отношения я не намерена, – в голосе Эвис зазвучал металл. – В последние годы Плайд и Сириус очень плодотворно сотрудничали. Однако это не дает вам право шантажировать меня. Повторяю, в чужие конфликты моя страна ввязываться не будет.

– Куда вы денетесь… – презрительно усмехнулся Видог. – Прежде чем отдадите приказ своему флоту, советую все хорошенько обдумать. Если ошибетесь в выборе, лишитесь не только трона, но и жизни. Участь проигравших незавидна.

– Ваши угрозы смешны, – жестко отреагировала Торнвил. – Моя позиция по данному вопросу ясна и понятна. Продолжать беседу бессмысленно. Прощайте…

Девушка выключила голограф, не дожидаясь ответа правителя Плайда. Это реакция на оскорбительные реплики Берда. Поступок резкий, импульсивный, характерный для Эвис. Видог вывел ее из себя, разозлил. Девушка продемонстрировала союзнику, что у нее есть собственное мнение, и она не потерпит никакого давления. Берду при всем желании не удастся запугать Эвис. Это неприятное открытие. Владыка Плайда надеялся, что графиня будет более покладистой.

Видог залпом осушил бокал с вином. Проклятая девчонка! За прошедший месяц она так и не дала слабину. Берд разговаривал с Эвис еще дважды, и оба раза безрезультатно. Торнвил даже слышать не хотела о войне с Брином Саттоном. Что ж, тем хуже для нее. Принцип старый: кто не с нами, тот против нас. Видог сначала разгромит хоросцев и грайданцев, а затем двинется на Сириус. Лишь бы чеокане не подвели. Чеокане…

Герцог тихо выругался, с силой швырнул пустой бокал в стену. Он не привык ни от кого зависеть. Все проблемы Берд решал сам, не надеясь на чью-либо помощь. Сейчас ситуация иная. Без кораблей ящеров ему врагов не победить. Видог вынужден идти на уступки. И оттого на душе тошно и противно. Уму непостижимо! Мерзкие, скользкие твари диктуют условия могущественному правителю Плайда.

Берд зарычал, словно дикий зверь, взял со стола полупустую бутылку, приложился к горловине. Вино потекло по губам, по подбородку, по шее. Но на подобные мелочи герцог давно не обращал внимания. Подлые, отвратительные ящеры! Им нельзя доверять. Четыре дня назад на докладе у Видога был начальник службы контрразведки. Владыка Плайда еще никогда не видел Горна Свенвила таким взволнованным.

Генерал, как обычно, стоял перед Бердом навытяжку. Несмотря на худощавое телосложение, форма на офицере сидела безупречно. Внешность у Горна не самая привлекательная: короткие темные волосы, открытый лоб, маленькие серые глаза, тонкий длинный нос, заостренный подбородок. Свенвилу чуть за сорок, и он еще в прекрасной физической форме. Хотя вряд ли генерал пользовался большим успехом у женщин. Да и не до того ему, разобраться бы с делами. В тот день лицо у офицера было каким-то неестественно бледным, в глазах читалась растерянность.

– Что случилось? – спросил Берд.

– Ваше высочество, вы приказали мне выслать навстречу чеоканам три группы эсминцев, – произнес Горн.

– Я помню, – кивнул головой Видог. – Они должны были найти эскадру рептилий и определить ее численность. От ящеров можно ждать любого подвоха. Где сорок крейсеров, там и восемьдесят.

– Совершенно верно, – подтвердил Свенвил. – Но разведчиков постигла неудача. Эсминцы никого не обнаружили в дальнем космосе.

– И это странно, – заметил герцог. – Брюс Шервин сказал, что крейсера чеокан прилетят несколько раньше намеченного срока. Либо Шо Хак солгал барону, либо мы не в том районе искали.

– Есть третий вариант, ваше высочество, – генерал тяжело вздохнул. – Рептилии ловко провели нас. Они строили вовсе не базу.

– А что тогда? – недоуменно проговорил Берд.

– Сегодня утром чужаки активировали сооружение, – ответил Горн. – Выпуклости на внутренней стороне кольца генерируют какую-то неизвестную энергию. Возникает мерцающее голубоватое свечение.

– Оружие? – предположил Видог.

– Нет, – возразил Свенвил. – Этот вариант ученые отвергли сразу. Даже если объект обладает невероятной мощностью, использовать его в качестве оружия очень сложно. Транспортировка кольца – абсолютно невыполнимая задача. А само оно вряд ли способно перемещаться. При малейшей угрозе мы уничтожим сооружение. «Мертвых» зон достаточно.

– Пока я ничего не понимаю, – произнес герцог. – Мерзкие чешуйчатые твари целый год что-то упорно собирали. Все компоненты кольца находились на кораблях ящеров. Речь шла о перевалочной базе…

– По мнению аналитиков, этот объект – межзвездный портал, – осторожно вставил офицер. – Он позволяет чеоканам в короткий срок преодолевать огромные расстояния.

– Портал? – удивленно повторил Берд. – Что за ерунду ты болтаешь? Твои люди совсем спятили?

– Ваше высочество, данная версия звучит фантастически, – согласился с правителем Горн, – я тоже в нее поначалу не поверил, но давайте взглянем на факты. Чеокане обещали нам крейсера ровно через год. Именно столько они строили сооружение. Совпадение? Сомневаюсь. Особенно если учесть, что их кораблей нигде нет. Эскадра рептилий появится из кольца.

В кабинете герцога воцарилась тягостная тишина. Берд обдумывал слова контрразведчика. Ужасно хотелась найти в доводах генерала нестыковки. Напрасные усилия. Действия ящеров вписывались в четкую, логическую схему. И теперь она очевидна.

– Сволочи! – зло выдавил Видог. – Провели нас как детей. Прилетели, оценили ситуацию, связались с метрополией. Их тактика необычайно проста. Вступают в контакт с местными жителями, изображают из себя миролюбивую расу, в качестве жеста доброй воли передают устаревшие технологии. При определенных обстоятельствах помогают разгромить врагов. Но все это делается с одной целью – выиграть время, получить разрешение на сборку портала. Что бывает потом, догадаться нетрудно. Флот чеокан сметает заслоны аборигенов и почти без сопротивления захватывает новые территории. Вот так могущественные цивилизации осуществляют экспансию! Никаких потерь, никакого риска! Я их ненавижу, но не могу не восхищаться.

– Ваше высочество, рептилии уже были здесь тысячу лет назад, – сказал Свенвил. – Они не случайно направлялись к Церене. Кто-то дал ящерам отпор.

– Намекаешь на везгирийцев? – герцог пристально посмотрел на офицера.

– Нет, – мгновенно отреагировал генерал. – Везгирийцы значительно уступают ящерам в развитии. Шо Хак упомянул креонийцев. Возможно, этот народ был не союзником чеокан, а их противником. И тогда все окончательно становится на свои места. Масштабная война истощила рептилий, на покорение соседей потребовались века. Ящеры благополучно забыли о двух судах, пропавших возле Корзана. Теперь они набрали силу и решили вернуться.

– Нам от этого не легче, – пробурчал Берд. – Инициатива полностью принадлежит чеоканам. Рептилии могут перебросить сюда и сто, и двести кораблей. У них постоянная связь с разведчиками. Правитель ящеров пришлет Шо Хаку мощное подкрепление. Для вторжения в империю нужен надежный плацдарм. И он у чеокан есть. Мы не зря направили крейсера в систему Церены. Пора преподать рептилиям урок. Я не позволю себя дурачить. Выведем кольцо из строя.

– Ваше высочество, данная мера уже ничего не даст, – Горн скорбно опустил голову. – Мы опоздали…

– Ты о чем? – Видог невольно подался вперед.

– Об активации портала, – пояснил Свенвил. – Свечение прекратилось примерно через полчаса. Ученые считают, что сооружения создают гиперпространственный тоннель, а затем отключаются. Иначе истощился бы источник энергии. Шо Хак не солгал, эскадра ящеров прилетит раньше намеченного срока. Вопрос только в том: когда и сколько в ней будет кораблей? Разрушать кольцо не имеет смысла. Чеокане построят новое. Мы лишь спровоцируем их на агрессивные действия.

– Вот дерьмо! – выругался герцог. – Они загнали нас в угол. При любом раскладе я в проигрыше. Надо же так вляпаться…

– Предлагаю сообщить о чужаках сирианцам, – сказал офицер. – Это единственный шанс остановить рептилий. Объединенный флот…

– Ни за что! – гневно закричал Берд. – Эвис сразу поднимет панику. Произойдет утечка информации. Хранители и самраи надавят на графов и баронов. И кто по-твоему возглавит человечество? Правильно, Брин Саттон. Нет, я ему такой подарок не сделаю. Пусть уж лучше ящеры победят. Плевать мне на людей. Будем ждать до конца. Вдруг чеокане выполнят свои обещания.

– Ваше высочество, риск чересчур велик, – парировал Горн.

– А по-другому не бывает, – горько усмехнулся Видог. – Хочешь сорвать банк, иди на все. И неважно, какая у тебя карта. Главное, чтобы противник дрогнул. Мятеж в Алессандрии был чудовищной авантюрой, но он увенчался успехом. Я сверг династию Храбровых. Почему бы спустя двадцать лет мне не взойти на императорский трон? Мы подготовимся к встрече гостей. Приказываю стянуть весь флот к Асконе. Посмотрим, что предпримут ящеры. Плайд не станет легкой добычей.

– Слушаюсь! – отчеканил Свенвил. – Будут еще какие-нибудь распоряжения?

– Обеспечь максимальную секретность, – произнес герцог. – Никто не должен пронюхать о портале. Особое внимание обрати на хранителей. Они всюду суют свой нос. Идеальный вариант вырубить орден под корень. То же самое относится и к самраям. Рано или поздно я объявлю о союзе с чеоканами. Клану воинов это вряд ли понравится.

– Мы примем превентивные меры, – отреагировал генерал. – Усилим охрану…

Небрежным жестом руки Берд отпустил офицера. Видогу было над чем поразмышлять. Он оказался между молотом и наковальней. С одной стороны хоросцы, с другой – рептилии. Чтобы уцелеть, нужно очень постараться. Малейшая ошибка и враги уничтожат Плайд. Герцог отчетливо осознавал, что тучи над его головой сгущаются. Причина проста – события развивались слишком стремительно и непредсказуемо. От Берда практически ничего не зависело. Он запустил цепную реакцию, которая неминуемо приведет к разрушительному взрыву.

Герцог опять приложился к бутылке. Несколько больших глотков и она опустела. Берд откинулся на спинку кресла. Четыре дня томительного ожидания. Пока в восьмом секторе все тихо и спокойно. У рептилий потрясающая выдержка. Они даже не пытаются эвакуировать инженеров и техников с Корины и Эстеры. Шо Хак ими пожертвовал. А ведь если ящеры нарушат условия сделки, несчастных постигнет страшная участь. Видог не будет церемониться с заложниками. Служба контрразведки возьмется за чеокан всерьез. Проблема в том, что ни пытки, ни сканирование мозга не дадут ни малейшего результата. У людей в плену жалкие, ничтожные пешки, расходный материал.

Может, зря герцог последовал совету Свенвила? Может, стоило напасть на рептилий? С подобными сооружениями ученые раньше никогда не сталкивались. Все их умозаключения из области предположений и догадок. Теория часто отличается от практики. Особенно если речь идет о технологиях иных цивилизаций. Версия о межзвездном портале, сжимающем пространство, звучала как-то неправдоподобно. Но в любом случае кольцо представляло определенную угрозу.

На пульте сработал сигнал вызова. Берд раздраженно выругался и включил голограф.

– Ваше высочество, генерал Свенвил просит об аудиенции, – доложил адъютант. – У него какое-то срочное дело.

– Пусти, – пробурчал Видог.

Горн не вошел, а вбежал в кабинет правителя. Как и в прошлый раз, он необычайно взволнован. Эмоции явно его захлестывают. Видимо, новости очень важные, если офицеру изменило самообладание. Свенвил не из тех людей, что дают волю чувствам.

– Ваше высочество! – воскликнул генерал. – Наши опасения подтвердились. Эскадра ящеров вынырнула из портала. Сорок минут назад я получил сообщение из восьмого сектора…

– Сколько кораблей? – спросил герцог.

– Пятьдесят два, – ответил Горн.

– Странная цифра, – удивленно пожал плечами Берд. – Она не соответствует договору, но для вторжения сил явно недостаточно. Очевидно, что чеокане затеяли какую-то игру. Запись есть?

– Да, – сказал Свенвил.

Офицер вставил в голограф диск, и через мгновение на экране появилось гигантское сооружение рептилий. Крейсера ящеров выстроились вокруг портала. Без сомнения, их главная задача – защита кольца. Сразу бросилось в глаза, что четыре корабля по размеру значительно больше остальных.

– Это транспорты? – уточнил Видог, показав пальцем на огромные суда чеокан.

– Отчасти, – произнес генерал. – Я бы назвал их многофункциональными линкорами. Классификация, разумеется, условная. Они предназначены для дальних экспедиций. Способны в автономном режиме преодолеть тысячи парсек. По огневой мощи линкоры, думаю, даже превосходят обычные крейсера. Это настоящие крепости, несущие в своем чреве разобранный на детали портал. Найдя пригодную для жизни планету, разведчики строят кольцо и возвращаются домой.

– Безупречная схема, – заметил герцог. – Но почему их четыре? Два прилетели сюда год назад, два сегодня. Чеокане хотят двинуться дальше, к центру галактики?

– Не исключено, – проговорил Горн. – Но скорее всего, это страховка. Рептилии боялись, что мы повредим портал. Тогда они построили бы новый.

– Логично, – согласился Берд. – В предусмотрительности ящерам не откажешь. Умная, расчетливая, напористая раса.

– Их тактика отточена до совершенства, – вставил Свенвил. – Мы не первые жертвы чеокан. Шо Хак действует по проверенному алгоритму. Разделяй и властвуй. Еще не поздно связаться с сирианцами.

– Нет! – рявкнул Видог. – Эвис Торнвил отвергла все мои предложения. Она заодно с хранителями. Наш единственный союзник – мерзкие, отвратительные рептилии. Пусть так и будет. Либо я на императорском троне, либо никто. Чтобы очиститься от грязи и скверны человечество должно умыться кровью.

– Но ящеры могут ударить по Плайду, – сказал офицер.

– Нет, – герцог отрицательно покачал головой. – У них другие планы. Чеокане прислали пятьдесят крейсеров, а не двести. Они хотят, чтобы люди начали жестокую междоусобную войну. Не будем разочаровывать союзников. Вот только постараемся ослабить не только Брина Саттона, но и рептилий. Главное для нас в предстоящем сражении сохранить собственные корабли…

Берд поднялся из-за стола, пошатываясь, направился к двери, ведущей в его личные апартаменты. Начальник службы контрразведки вытянулся в струну. Видог больше не проронил ни слова. Он будто забыл о Горне Свенвиле. В последнее время с ним такое случалось. Впрочем, мыслил герцог довольно здраво, да и речь была связной, понятной. Степень опьянения вполне приемлемая. Генерал видел правителя страны в гораздо худшем состоянии.

Берд вернулся минут через двадцать. Видог переодел костюм, поменял рубашку и галстук, умылся, побрился. Мешки под глазами, конечно, остались, однако сейчас он хоть как-то похож на могущественного владыку Плайда. В глазах герцога возбужденный блеск. Это значит Берд готов к борьбе. Взяв со стола пульт, Видог переключил голограф на внутреннюю связь.

– Соедини меня с генералом Глуквилом, – приказал адъютанту герцог.

– Слушаюсь! – отчеканил капитан.

Ждать пришлось недолго. Вскоре на экране появился крепкий, широкоплечий мужчина лет пятидесяти. Темные волосы, скуластое лицо, чуть раскосые глаза, бронзовая кожа – типичный коринианец. Командующий, как обычно, в синем мундире звездного флота с орденскими планками на груди. Впрочем, за последнюю операцию в системе Алционы он никаких наград не получил. Вторжение на Окру не увенчалось успехом.

Все думали, что Ник Глуквил лишится своего поста, попадет в опалу. Кто-то ведь должен ответить за это поражение. Однако владыка Плайда рассудил иначе. Генерал сделал для победы все, что от него зависело, разгромил эскадру Чена Лаилтона, заставил корабли Брина Саттона отступить, высадил армию на планету. Так в чем же он виноват? В том, что правитель Хороса подавил мятеж младшего сына и направил к Алционе огромный флот? Глуквил умный, честный, храбрый офицер. Генерал ни при каких обстоятельствах не нарушил бы приказ и дрался до конца. Ультиматум Саттона принял не он, а Берд Видог.

Вокруг герцога много подхалимов и лизоблюдов и очень мало порядочных, по-настоящему преданных людей. Сейчас не время ими разбрасываться. Талант Ника Глуквила владыке Плайда еще пригодится. Офицер знает о чеоканах, но доступ к секретным сведениям у него ограничен. Берд старался подчиненных в свои планы не посвящать. Если в их головах сложится вся мозаика, они могут дрогнуть. Ничто так не разлагает подданных как сомнения. На кону судьба человечества. Для Глуквила эти слова не пустой звук.

– Здравствуйте, ваше высочество, – произнес Ник. – Рад…

– Перестаньте, генерал, – оборвал офицера Видог. – Не нужно дежурных приветствий. У меня важные новости. Эскадра наших союзников прибыла в указанную точку. Кораблей несколько больше, чем мы просили.

– Есть опасность нападения? – уточнил Глуквил.

– Когда имеешь дело с чужаками, нельзя ничего исключать, – заметил герцог. – У них другой образ мышления. Другая мораль, другие законы. А главное, очень высокий уровень технологического развития. Цифровые значения при таком раскладе могут ввести в заблуждение.

– Я вас понял, – кивнул головой генерал. – Истинная сила пришельцев нам неизвестна. Мы примем дополнительные меры предосторожности. Соберем флот возле Асконы. Без боя враг не захватит Плайд.

– Надеюсь, до этого не дойдет, – горько усмехнулся Берд. – Однако вы правы, лучше перестраховаться. Из района Церены отзовем все тяжелые крейсера, в том числе и модернизированные. Они наша основная ударная группа. В восьмом секторе останутся лишь патрульные эсминцы. Чужаки к ним уже привыкли.

– Ваше высочество, у меня недостаточно полномочий, – проговорил Ник. – Перечисленные вами корабли переданы службе контрразведки.

– Это проблема решаема, – Видог повернулся к Свенвилу. – Не правда ли, генерал?

– Командиры крейсеров сегодня же получат необходимые распоряжения, – мгновенно отреагировал Горн.

– Вот и прекрасно, – сказал герцог. – Пора готовиться к войне. Наступает момент истины. Если союзники сдержат свои обещания, мы за все отомстим хоросцам. Брин Саттон пожалеет, что вылез из норы и бросил мне вызов. Человечество нуждается в твердой руке. Я восстановлю империю и покончу с хаосом и раздробленностью.

Последняя фраза предназначалась для Глуквила. Он должен осознавать, что служит великой цели. Это не просто сведение счетов, это торжество справедливости. Власть будет принадлежать самому достойному. Берд пристально посмотрел на офицера. В глазах Ника удивительное спокойствие. Глуквил на редкость выдержанный, уравновешенный человек.

– Генерал, мы с вами вершим историю, – после паузы проговорил Видог. – У нас нет права на ошибку. Действовать надо быстро, оперативно. Времени мало, пришельцы уже здесь. Инициатива на их стороне.

– Ваше высочество, мы заставим чужаков считаться с Плайдом, – произнес офицер. – У Асконы союзников встретит огромный флот. Я обещаю.

– В таком случае, приступайте, – пробурчал герцог. – О возникших трудностях докладывайте немедленно.

– Слушаюсь! – отчеканил Глуквил.

– И не забудьте о режиме секретности, – вставил Свенвил. – Утечка информации недопустима. Назначьте какие-нибудь учения в качестве прикрытия.

Комментировать реплику контрразведчика Ник не стал. Между двумя силовыми структурами старая вражда. Офицер даже не взглянул на Горна. Он не нуждался в его советах.

Экран голографа погас. Заложив руки за спину, Берд нервно прохаживался по кабинету. В сражении с эскадрой рептилий у плайдцев нет шансов на победу. Если конечно ящеры не солгали о боевых возможностях своих кораблей. Один к пяти! Это серьезное преимущество. Такую волну не остановишь, она сметет любой заслон. Разумеется, верить Шо Хаку на слово нельзя. На прочность крейсера чеокан никто не испытывал. Идеальный вариант – устроить провокацию, послать на смерть устаревший эсминец. Однако Видог боялся, что от этой безумной авантюры не будет ни малейшего толку. Плазменные орудия рептилий в долю секунды превратят вражеское судно в пыль. И что тогда? Извиняться?

Герцог тихо выругался. Замкнутый круг. Либо он полностью полагается на честность союзников, либо развязывает с ними войну. Ящерам нет смысла завышать боевые и технические характеристики кораблей. Переоценка собственных сил неминуемо ведет к поражению. Шо Хак скорее их занизил. Этот обман позволил ему вызвать в систему Церены больше крейсеров. Грамотный, хорошо продуманный ход. Берд сам сделал расчеты, сам назвал цифру. Чеокане даже не подталкивали Видога к принятию решения, они лишь выполняли условия договора. Рептилий не в чем обвинить. Все выводы экспертов строятся на догадках и предположениях. А флот ящеров гораздо мощнее, чем кажется. Плайду угрожает смертельная опасность.

Герцог тяжело вздохнул. Обратного пути нет, ничего не изменишь и не исправишь. С таким изощренным коварством Берд еще не сталкивался. Гениальная, потрясающая игра. Очень давно, в детстве Видог читал о хищниках, гипнотизирующих своих жертв. Несчастные существа покорно, безвольно лезли в пасть безжалостного убийцы. Нечто подобное произошло и с правителем Плайда. Он отчетливо понимал, что надвигается что-то темное, ужасное, но умерить амбиции, погасить в душе жажду мести не мог. Императорский трон стал его навязчивой идеей. Не отрывая взгляд от черной, пугающей бездны, герцог упорно двигался навстречу гибели.

– Как идет борьба с тайными орденами? – неожиданно спросил Берд.

– С переменным успехом, – ответил контрразведчик. – Мы разгромили несколько тренировочных лагерей самраев. Клан понес значительные потери. С хранителями сложнее… Главная проблема – их ментальные способности. Мерзавцы бесцеремонно проникают в мозг человека и делают его своим информатором. У ордена разветвленная, глубоко законспирированная агентурная сеть. Мои люди стараются, но…

– Ясно, – махнул рукой Видог, – результата не будет. Мы научились защищаться от хранителей, а вот ловить их пока не умеем. Рано или поздно эти гады пронюхают о чеоканах. Они попытаются помешать мне.

– Все подступы к дворцу тщательно охраняются, – произнес Свенвил. – Камеры на каждом шагу. Мятежникам не удастся совершить покушение.

– Надеюсь, – сказал герцог. – Как только Глуквил соберет эскадру, я нападу на Грайд. Мы вобьем клин в сердце империи, захватим стратегическую инициативу. Брину Саттону придется отступать к Талату. Затем подчиним Сириус, Яслог и Комон. Хорос оставим напоследок…

– Блестящий план, ваше высочество, – заметил генерал. – Меня беспокоит лишь один момент. Вы отзываете из восьмого сектора все крейсера. Это крайне рискованный шаг. Эсминцы не в состоянии защитить Корзан. О космических стациях и доках я даже не говорю. Мы бросаем людей на произвол судьбы. Смею напомнить, что рептилии проявляли определенный интерес к системе Церены. Что если они вторгнутся на нашу территорию и высадятся на планету?

– И тем самым продемонстрируют свою истинную сущность, – парировал Берд. – Я умышленно провоцирую ящеров, хочу узнать их подлинные намерения. Надоела лживая болтовня. Корзан – отличная приманка. Пусть атакуют. Тогда иллюзии рассеются, и у Асконы мы дадим чеоканам настоящий бой. Распылять силы сейчас нельзя, крейсера нужно беречь. Тем более что флот рептилий им не остановить.

– Ваше высочество, а где Брюс Шервин? – спросил Горн. – Он ведь постоянно на прямой линии с Шо Хаком. Может у него есть какие-то важные сведения?

– Действительно, – пробурчал Видог. – Почему барон не доложил мне о гиперпространственном портале и эскадре ящеров? Боится моего гнева? Или его вера в чеокан пошатнулась? Никто не хочет признавать свои ошибки.

Экран голографа снова вспыхнул. Адъютант герцога вытянулся в струну.

– Канал связи с бароном Шервином, – приказал Берд. – Максимальный режим секретности. Срочно!

– Слушаюсь! – воскликнул капитан.

Через минуту Видог и Свенвил увидели крепкого рыжеволосого майора. На лице бедняги неподдельный страх. Веко над правым глазом мужчины нервно подергивалось. Далеко не каждому офицеру герцогства Плайдского выпадала честь лицезреть правителя страны. В подобной ситуации трудно сохранить самообладание. Тем более что всем известно, какой суровый нрав у могущественного владыки.

– Майор Дестер, – дрожащим голосом представился мужчина.

– Где барон? – грозно рявкнул Берд.

– Ваше высочество, он отправился на флагман чужаков, – проговорил офицер.

– Один? – уточнил Видог.

– Так точно, – подтвердил Дестер. – Высадил из катера даже пилота.

– С чего вдруг? – недоуменно произнес герцог.

– Сказал, что это требование чеокан, – пояснил майор. – Шо Хак назначил ему встречу.

– Понятно, – Берд презрительно усмехнулся. – Рептилии пытаются найти оправдания. Шервин должен сгладить возникшую напряженность. Соедините меня с флагманом пришельцев.

– Ваше высочество, они могут не ответить, – сказал офицер.

– Ответят, – зло процедил сквозь зубы Видог. – У них нет выбора. Передайте, что я в ярости.

Шо Хак не заставил себя долго ждать. На экране голографа просторное квадратное помещение. Мягкое напольное покрытие зеленоватого цвета, на стенах какие-то репродукции, в центре мягкие кресла и изящный стол. Ящеры не такие уж убогие создания, у них есть чувство красоты. Да и аскетами чеокан не назовешь. Похоже, они любят комфорт и роскошь.

Лидер рептилий и барон сидели напротив друг друга. Шо Хак, как обычно, в темно-синем балахоне с опущенным на лицо капюшоном. Впрочем, из-под рукавов торчали четырехпалые чешуйчатые конечности. Сразу бросались в глаза длинные острые когти. Они без труда разорвут человеческую плоть. Чеоканин поднял голову, и из дешифратора раздался холодный, бесстрастный голос:

– Здравствуйте, герцог. Мы только что говорили о вас…

– Это неудивительно! – раздраженно произнес Берд. – Вы обманули меня. Просили разрешение на строительство базы, а на самом деле собирали межзвездный портал. Ваши действия напоминают вторжение.

– Я бы не был так категоричен, – возразил Шо Хак. – Ничего не изменилось, мы по-прежнему верные союзники Плайда. Давайте спокойно обсудим возникшую проблему. Вам для победы над врагами нужны корабли. Мы обещали их предоставить. Однако наш мир далеко. Перелет в одну сторону занимает около года. Получается, что сорок крейсеров надо просто вычеркнуть из состава флота. Для любой страны это чересчур большая роскошь. А если война затянется, если потребуются резервы?

– Доводы убедительные, – Видог нервно поправил галстук. – Но почему вы солгали? Могли бы сказать правду.

– Правду? – переспросил лидер чужаков. – И вы бы согласились? Позволили бы пришельцам построить гиперпространственный портал в непосредственной близости от Плайда?

– Не знаю, – честно ответил герцог. – Скорее всего, нет.

– Вот о том и речь, – проговорил чеоканин. – У нас не было иного способа выполнить свои обязательства. Именно это я и объяснял барону Шервину. А он намеревался донести мои слова до вас. Мы с таким трудом наладили взаимовыгодные сотрудничество. Не стоит его разрушать из-за маленькой лжи. Гарантирую, что без вашего разрешения сооружение не будет активировано. Портал – наша общая страховка.

– Вы самовольно увеличили численность эскадры, – заметил Берд.

– Стандартная мера предосторожности, – парировал Шо Хак. – Кто-то ведь должен охранять столь важный объект. Где гарантия, что противник не попытается уничтожить сооружение? Ваши эсминцы не справятся с этой задачей.

– А десяти крейсеров не многовато? – уточнил Видог.

– Мы не хотели рисковать, – произнес чеоканин. – Граф Яслогский может нанести удар нам в тыл. Нельзя сбрасывать со счетов и сирианцев. Простите, что не посоветовались с вами.

– А зачем прилетели линкоры? – спросил герцог.

– Линкоры? – Шо Хак недоуменно посмотрел на Шервина.

– Два больших корабля, – пояснил Берд.

– Они отправятся дальше, вглубь галактики, – ответил лидер рептилий. – Это их предназначение. Обычная разведывательная миссия. Как мы и говорили, портал всего лишь перевалочный пункт.

На несколько секунд воцарилась тишина. Претензии Видога были исчерпаны. Шо Хак легко и непринужденно отверг все обвинения. Спорить с ним необычайно тяжело. Он прирожденный дипломат и опытный талантливый политик.

Капюшон у чеоканина откинулся чуть назад. Разглядеть лидера чужаков теперь не составляло труда. Вытянутый череп, выступающие вперед челюсти, нос широкий, приплюснутый, глаза желтые, не мигающие. Типичный ящер. Природа причудлива и непредсказуема. Эволюционное развитие зависит от разных, часто случайных факторов. Где-то на вершину пищевой цепочки поднимаются насекомые, где-то приматы, а где-то мохнатые существа, похожие на джози. Главная задача – появление разума. Что служит толчком для этого гигантского скачка до сих пор неизвестно.

– Когда вы планируете начать наступление? – после паузы поинтересовался Шо Хак.

– Модернизация крейсеров еще не завершена, – проговорил герцог. – Но долго тянуть я не буду. Внезапность – основной залог успеха. Рано или поздно мои враги узнают о том, что у меня есть сильный союзник. Они попытаются собрать мощный флот. Думаю, его подтянут к Грайду. Допустить этого нельзя.

– Вы абсолютно правы, – кивнул головой чеоканин. – Разрозненные эскадры разбить гораздо легче. Но мне кажется, вы кое-что не учитываете. Пять веков назад в войне с горгами человечеству помогла высокоразвитая раса. Что если Везгир и на этот раз вмешается в конфликт?

– Маловероятно, – возразил Берд. – Они контактировали исключительно с императором. Но во время мятежа его сыну, принцу Кервуду, даже убежища не предложили. Везгирийцы неукоснительно придерживаются политики изоляционизма. У них страной правят женщины. Они не рискнут ввязываться в сражение.

– Я бы не был так уверен, – произнес Шо Хак. – Одно дело внутренняя междоусобица, и совсем другое, когда в войне участвует посторонняя цивилизация. Аналогия с горгами очевидна. Везгирийцы могут расценить это как угрозу для себя. Тем более что Кассана находится всего в тридцати парсеках от Плайда.

– У вас есть конкретное предложение? – спросил Видог.

– Да, – ответил лидер рептилий. – Нельзя оставлять врагов в тылу. Первый удар надо нанести по Везгиру. Его разгром деморализует ваших противников. Многие из них сдадутся без боя.

– Пожалуй, – согласился герцог. – Кое-кто наверняка дрогнет. Но есть проблема. Мы ничего не знаем об этом народе. Уровень технологического развития, количество кораблей, местоположение планет – все, абсолютно все покрыто завесой тайны. И за пять веков ее не удалось приподнять. Везгирийцы никого не пускают на свою территорию. Что-что, а хранить секреты они умеют.

– Именно такие расы и следует уничтожать в первую очередь, – заметил чеоканин. – Везгирийцы непредсказуемы, а потому опасны. Что если они откажутся от политики изоляционизма и поддержат правителя Хороса?

– Вы меня не поняли, – горько усмехнулся Берд. – Я не прочь поставить надменных мерзавцев на колени. Но где гарантия, что мы их победим? Нападать вслепую, без данных разведки – безумная авантюра. Я на нее не пойду. В случае поражения Везгир сразу двинет эскадру к Асконе. И что тогда? Позорно спасаться бегством? И не забывайте про Брина Саттона. Он обязательно направит эскадру к Кассане.

– Может вы и правы, – проговорил Шо Хак. – Сорока крейсеров для масштабной войны маловато. Еще бы сотню…

– Нет! – жестко отреагировал Видог. – Мне нет никакого дела до везгирийцев. Займемся ими позже. Захватим Грайд, разобьем хоросский флот, подчиним Сириус. Моя цель – императорский трон. А дальше будет видно.

– Ваше желание – закон для нас, – чеоканин почтительно склонил голову. – Мы здесь лишь гости. Командиры кораблей готовы выполнить любой приказ.

– Прекрасно, – выдохнул герцог. – Я свяжусь с вами в самое ближайшее время. План вторжения нуждается в небольшой корректировке. До Грайда крейсера долетят за…

– Пятнадцать дней, – произнес Шо Хак. – Назовите точку сбора и эскадра в вашем полном распоряжении.

– Благодарю, – пробурчал Берд и выключил голограф.

Видог неторопливо подошел к столу, достал бутылку вина и бокал. Наполнил его до краев, поднес ко рту. Маленький глоток и настроение герцога значительно улучшится. Вино поможет могущественному владыке Плайда избавиться от сомнений. Так бывало уже не раз. В состоянии опьянения все решения принимаются с поразительной легкостью. Беда в том, что одним бокалом дело не ограничится. Берд выпадет из реальности минимум на пять дней. В данной ситуации это равносильно катастрофе. Видог тихо выругался, опустил бокал. Нет, он не позволит собственным слабостям убить его мечту. Сейчас надо проявить волю, характер. Герцог повернулся к Свенвилу. На лице генерала озабоченность. Горн никогда не был сторонником союза с ящерами.

– О чем задумался? – спросил у контрразведчика Берд. – Боишься, что чеокане предадут нас?

– Нет, нет, – проговорил офицер. – Речь не о предательстве. Междоусобная кровопролитная война в империи устраивает рептилий. Они никуда не торопятся. Их задача – максимально ослабить потенциального противника. В данном случае, человечество. Чем больше жертв, чем больше разрушений, тем лучше. Вторжение в систему Кассаны явная провокация. Проверка везгирийцев на прочность. Судьба Плайда ничуть не волнует Шо Хака.

– Он рискует сорока кораблями, – парировал Видог.

– Допустимые потери, – сказал Свенвил. – Мы ведь не знаем, сколько крейсеров у рептилий. Может триста, а может тысяча…

– Будь у ящеров такой флот, они без колебаний вторглись бы на нашу территорию, – заметил герцог. – Даже объединенная эскадра империи не сумела бы оказать им достойного сопротивления.

– Вы правы, – подтвердил генерал. – Многие на месте чеокан использовали бы силу. Но они придерживаются другой тактики. Зачем тратить собственные ресурсы, когда можно добиться успеха чужими руками. Достаточно натравить различные расы друг на друга. Ненависть, алчность, зависть – вот главное оружие рептилий. Ящеры прилетают в чужой мир и разжигают пожар войны. Жестокая бойня приводит к всеобщему хаосу. И вот тогда появляются корабли захватчиков. Изможденные, ослабевшие цивилизации покорно опускаются на колени.

– И я в их игре жалкая, ничтожная марионетка, которую дергают за нитки, – констатировал Берд. – Мое тщеславие, мое властолюбие позволило чеоканам построить портал и перебросить сюда крейсера.

– Ваше высочество, я не хотел вас оскорбить, – осторожно вставил Горн. – Это лишь мое предположение…

– Они считают меня дураком, – прорычал Видог, не обратив ни малейшего внимания на реплику офицера. – Подлые трусливые твари! Смеется тот, кто смеется последним. Я не стану нападать на Везгир. Пусть сами разбираются с этими зелеными выродками. Меня интересует только империя. От Асконы до границы Грайда восемьдесят пять парсек. Тридцать четыре дня. Еще шесть даю на погрузку. Ты лично займешься подготовкой операции. Пора покончить с Натаном Делвилом.

– Ваше высочество, я не специалист в данной области, – осмелился возразить Свенвил. – Мое ведомство осуществляет контроль, обеспечивает секретность. Планирование боевых операций прерогатива командования звездного флота.

– Подключи Глуквила, – раздраженно проговорил герцог. – Состав эскадры: десять тяжелых крейсеров, пятнадцать легких и тридцать эсминцев.

– Ваше высочество, вы не ошиблись с цифрами? – уточнил генерал. – По нашим данным у Грайда пятьдесят шесть тяжелых крейсеров. Они…

– Я не ошибся! – оборвал контрразведчика Берд. – Основная задача эскадры – охрана транспортов. Двести судов, триста тысяч солдат. Алционская трагедия не должна повториться. Мы высадим десант на Непрон и Аласту. Бериллой займемся позже. А честь уничтожить флот Делвила я предоставлю рептилиям. Посмотрим, на что способны ящеры.

– Шо Хаку это может не понравиться, – сказал Горн.

– Плевать мне на него, – жестко отреагировал Видог. – Мерзавца никто за язык не тянул. Он сам отдал корабли в мое полное распоряжение. Союзники для того и нужны…

– Грайданцы будут драться за каждую улицу, за каждый дом, – произнес Свенвил. – Нам хватит трехсот тысяч бойцов?

– Если не хватит, я сравняю города с землей, – в голосе герцога зазвучал металл. – Тино Аято не особо церемонился с мятежными колониями. Почему бы мне не последовать его примеру? Кто посмеет осудить императора?

– Разрешите выполнять? – отчеканил генерал.

– Да, – кивнул головой Берд. – И учти, через сорок дней Грайд должен принадлежать мне.

Начальник службы контрразведки быстро покинул кабинет правителя. Времени у Горна немного. Надо лететь к Нику Глуквилу на базу звездного флота. Без него эскадру не сформируешь. Придется забыть о взаимной неприязни. От успеха этой экспедиции зависит не только карьера обоих офицеров, но и судьба человечества.

Видог устало сел в кресло, взглянул на бутылку, стоящую на столе. Глоток вина сейчас не помешал бы герцогу. Увы, нельзя. Необходимо держать себя в форме. События развиваются чересчур стремительно. С гиперпространственным порталом чеокане ловко провели Берда. Теперь у них прямая связь с метрополией. Подозрения Свенвила не лишены оснований. Не исключено, что огромная армада крейсеров ждет сигнала к вторжению. Гигантское расстояние чужаки преодолеют всего за четыре дня.

Видог горько усмехнулся. Ситуация безвыходная. Рептилии представляют для Плайда серьезную опасность. Шо Хак опытный, хитрый игрок. Он заманил герцога в ловушку. Беда в том, что у Берда нет выбора. Ящеры – его единственный шанс взойти на императорский трон. Видог вынужден рисковать. При весьма посредственных картах герцог абсолютно все поставил на кон. Ему остается лишь надеяться на удачу. Впрочем, сдаваться Берд не привык. Чеокане любят блефовать, и он этим воспользуется. Видог заставит рептилий сражаться с грайданцами. Тем самым, он сохранит собственные корабли и получит информацию о боевых возможностях крейсеров союзников. И вряд ли Шо Хак будет возмущаться. Таковы условия сделки. Такова плата ящеров за портал.

Глава 2.

Брин Саттон

Комната отдыха имела вытянутую, прямоугольную форму. Просторное, уютное помещение. Мозаичный пол, стены нежно розового цвета, сферический потолок с многочисленными витражными стеклами. Свет приятный, рассеянный. В центре маленький фонтан, по периметру большие широколистные растения. В разных местах комнаты, на значительном удалении друг от друга, стояли мягкие удобные кресла. Генерал Дешум остановился, повернулся к гостям и произнес:

– Располагайтесь, господа. Кроме нас здесь никого нет. Обсуждение может затянуться. Если желаете, вам принесут еду и напитки.

– Ничего не нужно, – сказал Брин Саттон, направляясь к ближайшему креслу.

Настаивать везгириец не стал. Леб, чтобы не мешать людям, неторопливо двинулся в противоположный конец помещения. Как только герцог сел, к нему подошел Лейк Шевил. Врач приложил специальный прибор к запястью правителя.

– Вы нервничаете, ваше высочество, – спустя минуту заметил Шевил. – Пульс учащенный. Советую принять лекарство.

– Хорошо, – Саттон достал из кармана капсулу.

Проглотив ее, Брин посмотрел на врача и проговорил:

– Лейк, я благодарен тебе за заботу, но речь идет о делах государственной важности.

– Понимаю, – улыбнулся Шейвил. – Уже удаляюсь…

Правитель Хороса тяжело вздохнул. Он и сам чувствовал, что сердце бьется учащенно. Сказывалась нехватка кислорода. Атмосфера на Везгире не для людей со слабым здоровьем.

Герцогу недавно исполнилось семьдесят четыре. Возраст не предельный. Беда в том, что на долю Брина выпало немало трудных, горьких испытаний. За последние полтора года он потерял жену, двух сыновей, невестку и внука. Такой удар судьбы выдержит не каждый. Пережитая трагедия не могла не отразиться на внешности Саттона. Герцог выглядел глубоким стариком. Редкие седые волосы, глубокие морщины, под глазами темные круги. Однако глубоко заблуждался тот, кто думал, что этот уставший, изможденный человек сломлен, растоптан. Владыка Хороса обладал удивительной, потрясающей силой воли. За свои идеалы он сражался отчаянно, самоотверженно, не жалея ни себя, ни противников.

Справа от Брина стоял Астин Ворх, наставник покойного принца Кервуда. Самраю чуть за шестьдесят. Крепкий, коренастый асконец. Вид у него угрожающий. Смуглая кожа, массивный подбородок, широкий нос, крупные карие глаза. Впрочем, время не пощадило и Астина. В густых темных волосах Ворха серебрится обильная седина. Асконцу тоже досталось. Он нарушил кодекс самрая, покинул господина, которому поклялся в верности. Это несмываемый позор. Его оправдания никто даже слушать не будет. Тем более, что жена Кервуда умерла при родах, а сын попал в рабство. Астин живет только ради этого мальчишки. Цель Ворха – любой ценой освободить Волка. С помощью герцога Саттона он надеется возвести Андрея Храброва на трон асконийской империи.

Слева от правителя Хороса человек, являющийся прямой противоположностью самрая. И внешне, и по моральным качествам. Эдгару Стигби около сорока. Импозантный, привлекательный мужчина. Высокий, худощавый, светловолосый. Типичный аквианец. Вытянутое лицо, тонкий прямой нос, заостренный подбородок, голубые красивые глаза.

Двадцать лет назад он был офицером имперского флота, участвовал в битве у Гайлеты. Его ждала блестящая карьера. Увы, планы молодого лейтенанта рухнули в одно мгновение. После мятежа Берда Видога могущественная держава распалась на мелкие, враждующие между собой государства. Эдгар Стигби оказался не готов к такому повороту событий. Обозленный на весь мир, он превратился в Ловца Удачи, жестокого, алчного пирата. От виселицы его спасло лишь чудо. Сейчас аквианец медленно, постепенно возвращается на праведный путь. Однако Стигби придется немало постараться, чтобы искупить свои грехи.

– Я внимательно слушаю вас, господа, – негромко произнес Брин. – Почему члены Ассамблеи выставили нас за дверь?

– По-моему, все очевидно, – пожал плечами Эдгар. – Информация о стычке с чеоканами в системе Сорины не очень напугала везгирийцев. Досадный инцидент, не более. Портал заблокирован, опасности нет.

– Но восьмой сектор рядом, в каких-то пятидесяти парсеках, – возразил Астин.

– Правильно, – кивнул головой аквианец. – Потому они и пригласили нас сюда. Хотели поскорее узнать, насколько рептилии сильны. История, рассказанная колонистами с Гесета, звучала не очень убедительно. Как могла жалкая цивилизация ящеров победить великий Креон? Нужно было подтверждение. Прощальное послание сенатора Моксейна рассеяло все сомнения.

– К чему вы клоните, капитан? – спросил герцог.

– К тому, что нашим союзникам не удастся остаться в стороне, – ответил Стигби. – Если Берд Видог действительно заключил сделку с чеоканами, он наверняка сообщил им о Везгире. А теперь сопоставьте факты. Рептилии разгромили креонийцев, захватили десятки планет, обратили в рабство покоренные расы. Входящих в Лигу торлианцев постигла та же печальная участь…

– Ящеры знают о везгирийцах, – догадался Саттон. – О том, что они когда-то сотрудничали с Креоном. И возможно предоставили беглецам убежище. Это реальная угроза. Чеокане попытаются ее ликвидировать. Политика изоляционизма их не обманет. Рептилии обязательно вторгнутся в систему Кассаны. Ящеры претендуют на мировое господство, на абсолютную власть. Они без колебаний устраняют конкурентов. Мощная, высокоразвитая цивилизация Везгира подлежит уничтожению. Такова доктрина чеокан.

– Грустный вывод, – проговорил Ворх. – Ведь затем мерзкие твари примутся истреблять человечество.

– Увы, – Брин откинулся на спинку кресла. – Ассамблея стоит перед нелегким выбором. Объединиться с нами или драться с рептилиями в одиночку. Бросать на произвол судьбы родную планету везгирийцы вряд ли рискнут. Враг может ударить в любой момент.

– Есть третий вариант, – заметил Эдгар.

– Какой? – поинтересовался герцог.

– Секретная база Креона, – произнес аквианец. – Тысяча лет огромный срок. За это время одни народы безнадежно деградируют, другие поднимаются до небывалых высот. Судя по колонистам с Гесета, креонийцы отличаются упорством и целеустремленностью. При наличии достаточного количества кораблей, ресурсов…

– Думаешь, они спрятались и терпеливо ждут своего часа? – вмешался самрай.

– Почему бы и нет, – спокойно отреагировал Стигби. – Построили города, заводы, космические доки. Однако чувствовать себя в полной безопасности креонийцы не могут. Рано или поздно ящеры обнаружат их убежище. И что тогда? Опять бежать? Гордость некогда могущественной расы и так уязвлена. Они мечтают о мести, они тысячу лет готовятся к войне. Креонийцы – идеальные союзники. Мы дадим им свести счеты с чеоканами.

– А вы оптимист, капитан, – сказал Саттон. – Даже если база Креона уцелела, до нее еще надо добраться. Единственный известный нам портал находится в системе Кортена. Экспедиция туда займет не меньше трех месяцев. Прямой путь лежит через восьмой сектор, через владения герцога Плайдского. Придется совершать значительный крюк.

– Ваше высочество, вспомните историю Везгира, – проговорил Эдгар. – Они в течение трехсот лет активно контактировали с другими расами. Умудрились даже развязать войну.

– И что с того? – недоуменно спросил Брин.

– Дора Эфрам не уточнила одну важную деталь, – пояснил аквианец. – Каким образом везгирийцы летали на столь большие расстояния? Скорость их крейсеров не так уж велика. Пять веков назад она не превышала двух тысяч «С». Путешествие к Креону длилось бы несколько лет. Согласитесь, это долго, слишком долго. Нормальные дипломатические и торговые отношения не наладишь. А если нет надежной связи…

– Господин Стигби, я не люблю загадки, – поморщился герцог. – Не тот возраст. Да и времени у нас мало. Что вы хотите сказать?

– В системе Кассаны есть гиперпространственный портал, – произнес Эдгар. – Его построили креонийцы. Они тогда со всеми делились технологиями. По словам Эфрам, их щедрость не имела границ. Везгирийская наука получила бесценный дар.

– Смелое предположение, – Саттон тяжело вздохнул, расстегнул ворот рубашки. – Вы не торопитесь с выводами?

– Ничуть, – покачал головой аквианец. – Как иначе Везгир мог бороться за далекую планету? Обратите внимание, сначала они напали на Торл, и почти тут же враг нанес ответный удар. Разве это не убедительный довод, подтверждающий мою версию? Наблюдатели наверняка обнаружили бы приближающуюся эскадру. А вот вынырнувшие из кольца корабли уже не остановишь. Противник застал везгирийцев врасплох.

– Кроме того, ни один здравомыслящий правитель не оставит свою страну без защиты, – пробурчал Брин. – В случае опасности флот должен быстро вернуться в родную звездную систему. Все сходится. И ведь ни разу не обмолвились о портале…

– Такие тайны строго охраняются, – вставил Астин.

– Думаю, информация о сооружении изъята из официальной истории Везгира, – добавил Эдгар. – Чтобы не будоражить радикально настроенную молодежь. О кольце знают лишь члены Ассамблеи, высшие офицеры и некоторые избранные.

В комнате воцарилась тягостная тишина. Саттон, Ворх и Стигби пристально смотрели на генерала Дешума. Внешне офицер абсолютно невозмутим. Он будто стоит на командирском мостике крейсера. Ноги на ширине плеч, руки заложены за спину, взгляд спокойный, бесстрастный. Леб в прекрасной физической форме. Высокий, крепкий, статный мужчина. Издали его можно даже принять за человека. Вытянутый овал лица, крупные глаза, слегка вздернутый нос, маленький рот. Везгирийца в нем выдает нежно-салатовый цвет кожи и роговой нарост в затылочной части головы. Одежда генерала особой роскошью не отличалась. Темно-синий длиннополый мундир с воротником-стойкой и серебристой бляхой на груди.

– Грустный финал, – негромко заметил герцог. – У Везгира были идеальные условия для развития: сильный союзник, современные технологии, свободное пространство. В империи десятки пригодных для жизни планет. Они могли их колонизировать. Война с Торлом, завершившаяся унизительным поражением, поставила крест на амбициях великого народа. Страх заставил везгирийцев отступить, изолироваться. Заблокировав портал, они решили, что им больше ничего не угрожает. Глубочайшее заблуждение. Нельзя…

Закончить фразу Брин не успел. В помещении появилась Дора Эфрам. Удивительно красивая женщина. Изящная фигура, высокая грудь, тонкие, аристократические черты лица, бездонные небесно-голубые глаза. Отсутствие волос ее ничуть не портило. В этом была даже какая-то изысканность. То же самое можно сказать и о Ноле Корати, главе Ассамблеи. В везгирианских женщинах весьма органично сочеталась сексуальная чувственность и холодная рассудительность.

– Господа, вас ждут, – проговорила Эфрам. – Прошу следовать за мной.

Через пару минут делегация Хороса вновь оказалась в зале заседаний. Саттон, Ворх и Стигби сели на свои места. Генерал Дешум остался стоять. Выдержав короткую паузу, Корати произнесла:

– Обсуждение сложившейся ситуации завершено. Национальная Ассамблея вынесла свой вердикт. Чеокане – воинственная, крайне агрессивная раса. Опасность угрожает всем народам бывшей империи. Мы поможем вам в борьбе с захватчиками. Однако шансы на успех невелики. Технологически враг значительно превосходит нас. Поражение приведет к полному истреблению и людей, и везгирийцев.

– Почему бы в таком случае не воспользоваться кодом сенатора Моксейна? – герцог пристально посмотрел на Нолу. – У креонийцев старые счеты с рептилиями. За тысячу лет их ненависть к этим подлым, жестоким убийцам лишь усилилась. Они мечтают о мести и восстановлении былого могущества. При благоприятных условиях уцелевшая база могла превратиться в центр новой, возрожденной цивилизации.

– Или исчезнуть без следа, – возразила глава Ассамблеи.

– Не исключено, – согласился Брин. – Эпидемии приводят к вымиранию, малая численность к деградации, недостаток ресурсов к миграции. Чтобы выжить креонийцам пришлось преодолеть немало испытаний. Такова цена поражения. Я, думаю, они справились. Это умный, смелый, гордый народ. И у них была цель. Великая цель…

– А если ваши надежды не оправдаются? – спросила Корати.

– Отправляя разведчиков на поиски секретной базы Креона, мы ничем не рискуем, – пожал плечам Саттон. – В худшем случае найдем руины городов и заброшенные, проржавевшие космические станции.

– Вы забываете о чеоканах, – сказала Нола. – В системе Сорины сирианские крейсера угодили в западню. Противник едва не прорвался к Гесету. Кроме того, путешествие к порталу займет немало времени.

– Мне кажется, пора прекратить эту игру, – грустно вздохнул правитель Хороса. – Лететь к Кортену вовсе не обязательно. Точно такое же сооружение есть у вас. Нужно только разблокировать его.

– С чего вы взяли? – голос женщины предательски дрогнул.

– Простая логическая цепочка, – ответил герцог. – Лига, созданная Креоном, находится примерно в тысяче парсеках от империи. Чтобы преодолеть подобное расстояние обычным способом понадобится около года. Развивать дружеские, добрососедские отношения в таких условиях крайне сложно. Потому креонийцы и строили порталы. Вы никого не пускаете на свою территорию, тщательно закрываете от сканирования внутреннюю часть звездной системы. Теперь понятно почему. Хотите сохранить в тайне местоположение древнего сооружения.

– Вы заблуждаетесь, – парировала глава Ассамблеи.

– Нисколько, – Брин иронично улыбнулся. – Я старый человек и много повидал в этой жизни. Меня трудно обмануть. Дора Эфрам рассказала о войне Везгира и Торла. Как бы не были велики амбиции правителей, они ни за что не оставят собственные планеты без защиты. А значит, и вы, и противник для переброски кораблей использовали порталы. Сюда же, в систему Кассаны, летел Пилос Моксейн. Сенатор не собирался прятаться, он рассчитывал попасть на базу и продолжить борьбу с рептилиями. Но без кольца это невозможно сделать. Давайте начистоту: либо мы предельно откровенны друг с другом, либо…

– Портал существует, – мгновенно отреагировала Нола. – Вы абсолютно правы. И вот уже тысячу двести лет, как он заблокирован. Активировать его у нас нет ни малейшего желания. Мы отгородились от внешнего мира, и именно это спасло Везгир от вторжения чеокан.

– Все верно, – согласился Саттон. – Вам невероятно повезло. Да и человечеству тоже. Когда ящеры напали на Креон, люди лишь начинали осваивать космическое пространство. Проблема в том, что враг уже у границ империи. Блокировать сооружение больше не имеет смысла.

– А если орды злобных тварей хлынут в систему Кассаны? – вмешался Дешум. – В одиночку нам не остановить флот рептилий.

– Чеокане хитры и очень осторожны, – парировал Стигби. – Сразу ввязываться в сражение они не рискнут. С группой в десять-двенадцать крейсеров вы справитесь. К тому моменту портал будет закрыт.

– Мы сами спровоцируем их на атаку, – произнес Леб.

– С ящерами иначе нельзя, – жестко сказал Эдгар.

– Креонийы для нас идеальный союзник, – вставил герцог. – Только они знают, как победить рептилий. Упускать такой шанс – преступление. Вспомните слова Моксейна. Сенатор надеялся, что информация на кристаллах поможет другим народам разгромить захватчиков.

Спорить с владыкой Хороса никто не осмелился. Аргументы убедительные, весомые. К сожалению, опасность слишком велика. Одна ошибка и противник обрушит на Везгир всю свою мощь. Межзвездные порталы – уникальное, потрясающее изобретение креонийцев. Благодаря им, гигантские расстояния можно было преодолевать за пару дней. Далекие миры стали гораздо ближе. И вот парадокс, именно эти удивительные сооружения привели могущественную цивилизацию к гибели. Повторять ее судьбу везгирийцы не хотели.

Пауза затягивалась. Члены Ассамблеи молчали, низко опустив головы. Вся ответственность за принятие решения легла на плечи Нолы Корати. А она явно пребывала в замешательстве. Разблокировать портал, значит, открыть врата в преисподнюю. Код кольца в системе Кассаны наверняка известен чеоканам. Для них это настоящий подарок. Ящеры получат прекрасный плацдарм для вторжения в империю. Везгир они уничтожат без колебаний. Риск в данном случае вряд ли оправдан.

С другой стороны, если Брин Саттон прав, и герцог Плайдский заключил сделку с рептилиями, эта мера предосторожности действительно теряет смысл. Чеокане сначала расправятся с людьми, а затем ударят по их союзникам. Везгир при любом раскладе ждет печальная участь. Потеря времени только усугубит ситуацию. Сейчас инициатива принадлежит противнику. Ящеры разыгрывают сложную, хитроумную комбинацию. Вступление в войну креонийцев нарушит планы захватчиков.

Корати взглянула на герцога, тяжело вздохнула и проговорила:

– Господа, генерал Дешум проводит вас на посадочную площадку. Возвращайтесь на «Братон». Спонтанно такие решения не принимаются. Наши предки поклялись больше никогда не активировать портал. Был принят соответствующий закон, который за тысячу двести лет ни разу не нарушался. Ваше предложение посягает на основополагающие устои страны. Нужно тщательно взвесить все риски. Окончательный вердикт вы получите завтра.

– Благодарю за честность, – Саттон вежливо кивнул головой. – Надеюсь, члены Ассамблеи понимают, что рано или поздно чеокане прилетят сюда. Милосердием и великодушием они не отличаются. Сильные расы ящеры истребляют, слабые обращают в рабство. Выбор за вами. Либо драться и с честью умереть, либо покорно опуститься на колени. Никому не удастся сохранить нейтралитет.

Брин быстро двинулся к двери. Астин и Эдгар последовали за ним. В коридоре герцог резко снизил темп. Его сердце бешено стучало, ноги подкашивались. В какой-то момент предметы поплыли перед глазами. Правитель Хороса покачнулся и едва не упал. Ворх успел поддержать его за локоть. Тут же появился Шевил. Врач довольно бесцеремонно что-то вколол Саттону в плечо. Состояние Брина заметно улучшилось. Сознание герцога прояснилось.

– Ваше высочество, вам нужен отдых, – настойчиво произнес Лейк. – И желательно в нормальных условиях. Повышенная гравитация и нехватка кислорода…

– Успокойся, – оборвал Шевила герцог. – Визит завершен. Нас попросили убраться с Везгира. Через пять часов будем на флагмане.

– Вот и хорошо, – радостно сказал врач.

Брин посмотрел на Лейка, грустно усмехнулся. У каждого свои проблемы. Он думает о судьбе человечества, а для Шевила нет ничего важнее здоровья правителя. Даже если мир рухнет в адскую бездну, Лейк обязательно поинтересуется у герцога о его самочувствии. Поразительная преданность профессиональному долгу. Вот, что значит, настоящий врач.

За время полета никто не вымолвил ни слова. Обсуждать прошедшие переговоры на везгирийском челноке было бы чересчур опрометчиво. Да и что обсуждать? Главная цель достигнута – союзники согласились помочь людям в войне с чеоканами. Человечество не останется один на один с опасным противником.

Раскрыты многие секреты. Например, почему везгирийцы не позволяли сканировать систему Кассаны. Оказывается, у них есть гиперпространственный портал. Но разблокировать его они боятся. Прощальное послание сенатора Моксейна еще больше напугало членов Ассамблеи. Ящеры слишком легко разгромили могущественную цивилизацию. Именно по этой причине везгирийцы не спешат начать поиски бывших союзников. Хотя очевидно, что без креонийцев рептилий не победить. И осуждать их за чрезмерную осторожность нельзя. Запуск кольца – это рулетка с непредсказуемыми последствиями.

Тем не менее, на душе горький осадок. Нерешительность членов Ассамблеи может дорого стоить и Везгиру, и империи. К сожалению, у правителя Хороса нет доказательств предательства Берда Видога. Разведчикам в восьмой сектор никак не проникнуть. Стычка с чеоканами в системе Сорины – досадный эпизод. Портал у Кортена заблокирован, и волноваться не о чем. Везгирийцы считают, что времени еще достаточно. Они заблуждаются.

На «Братоне» силы оставили Саттона. До апартаментов герцога сопровождали верные гвардейцы и Лейк Шевил. Врач дал Брину лекарство и уложил его в постель. Уставший, измотанный владыка Хороса сразу уснул. Путешествие на Везгир было очень утомительным.

Разбудил Саттона тревожный сигнал зуммера. Герцог встал с кровати, накинул на плечи халат, бросил взгляд на часы. Половина четвертого. Что-то случилось. Иначе его бы не потревожили. Брин с трудом добрел до кресла, включил голограф. На экране командир крейсера майор Ворден. Лицо у офицера неестественно бледное. Он явно нервничает.

– Ваше высочество, простите за беспокойство, – отчеканил майор. – На связи Фланкия. Какой-то человек утверждает, что у него срочное, необычайно важное сообщение. Я предложил подождать до утра, но сирианец не согласился. Он настаивал на немедленной встрече с вами.

– Незнакомец представился? – спросил Саттон.

– Да, – ответил Ворден. – Его зовут Торн Клевил. Худощавый, узкое, вытянутое лицо, темные, с проседью волосы, маленькая, заостренная бородка. На вид сирианцу лет семьдесят. Я бы отказал, но дипломатические переговоры не моя прерогатива. Отношения с графством и так натянутые…

– Вы все правильно сделали, – произнес герцог. – Соединяйте.

– Ваше высочество, господин Клевил выдвинул ряд условий, – сказал офицер. – Потребовал максимально закрыть канал, ввести специальный код и убрать дежурную смену из рубки управления… Полтора месяца назад у Окры было то же самое.

– Выполняйте, – приказал Брин, – и учтите, утечка информации недопустима. Халатность будет приравниваться к государственной измене.

– Так точно, – выдохнул майор. – Режим полной секретности.

Через пять минут Саттон увидел Верховного Хранителя. Торн сидел за массивным деревянным столом в небольшой уютной комнате.

– Здравствуйте, ваше высочество, – проговорил Клевил. – У меня плохие новости. Произошло то, чего мы так боялись. «Гости» уже здесь. Пятьдесят единиц. В восьмом секторе они построили точку перехода.

– Это достоверные сведения? – правитель Хороса невольно подался вперед.

– Абсолютно, – произнес Верховный Хранитель.

– Как вы их получили? – поинтересовался герцог. – Целый год никто не мог пробиться в запретную зону и вдруг такая удача. Возникают подозрения.

– Ваши сомнения небезосновательны, – согласился Торн. – Но это совершенно иной случай. В какой-то степени даже уникальный. Берд Видог объявил войну всем тайным организациям, включая хранителей и самраев. Вчера мы едва не потеряли главу плайдского ордена. Его убежище было блокировано штурмовиками. Однако он сумел ускользнуть. Помог высокопоставленный офицер службы контрразведки.

– И ваш человек проник в мозг своего спасителя, – догадался Брин.

– Ему позволили это сделать, – возразил Клевил. – Передача ценной информации без личного контакта.

– Попахивает провокацией, – заметил Саттон. – Офицер, знающий о чужаках, вряд ли участвовал бы в боевой операции. Не тот уровень. Да и сколько людей посвящены в планы Берда Видога? Единицы. Это должен быть кто-то из приближенных герцога.

– Так и есть, – подтвердил Верховный Хранитель.

– И что его заставило пойти на столь рискованный шаг? – уточнил владыка Хороса. – Чувство патриотизма? Беззаветная преданность человеческой расе?

В голосе Брина отчетливо звучал сарказм. Он не верил в искренность поступка плайдца. Скорее всего, Берд Видог затеял какую-то новую игру. Что-что, а плести интриги, устраивать заговоры и мятежи негодяй умеет. Похоже, правитель Плайда хочет посеять панику среди своих противников.

– Понимаю ваш скепсис, – кивнул головой Торн. – В окружении Берда Видога почти нет порядочных людей. Сплошь лжецы, подхалимы и карьеристы. Они готовы выполнить любую прихоть господина. Ведь тех, кто осмеливается ему перечить, ждет изгнание, тюрьма, а то и смерть. Офицер секретной службы поставил на карту собственную жизнь.

– Именно, – сказал Саттон. – Долг и честь сейчас не в почете. За двадцать лет выросло новое поколение. У молодежи другие идеалы, другие принципы. Они ничего не знают об империи. Их воспитали во времена раздробленности и междоусобных конфликтов. С чего вдруг плайдец, занимающий важный пост, решил помогать заклятым врагам его страны? Тем более что офицер наверняка эстерианец. Асконца на такую должность Видог никогда не назначит.

– Вы необычайно проницательны, – произнес Клевил. – Я бы не стал с вами спорить, если бы не два обстоятельства. Во-первых, этот человек относится к тому поколению, которое родилось и выросло при Ольгере Храброве. Ему есть с чем сравнивать. А, во-вторых, он лично контактировал с пришельцами. В их словах нет ни слова правды. Берд Видог ослеплен жаждой власти и не видит очевидных фактов. Наша цивилизация на грани уничтожения. В данной ситуации выбор невелик: либо ты до конца остаешься предан безумному правителю, либо пытаешься спасти родной мир.

– И он выбрал второй вариант, – бесстрастно констатировал герцог. – Красиво, пафосно, но не очень убедительно.

Верховный Хранитель недовольно поморщился. Торн надеялся, что диалог получится более конструктивным. Опасения владыки Хороса ему понятны. Везгирийцы не приемлют домыслы и догадки. На переговорах с ними нужны веские доказательства. Клевил мог бы назвать фамилию офицера, передавшего хранителям бесценную информацию, однако это чересчур рискованно. Несмотря на то, что канал связи хорошо защищен, меры предосторожности все равно нужно соблюдать. Они и так сказали сегодня много лишнего. Если плайдцы расшифруют эту запись, то без особого труда вычислят контрразведчика. К сожалению, иначе нельзя. События развиваются по самому худшему сценарию.

– Ваше высочество, – произнес Клевил, – мы можем по-разному относиться к сведениям, добытым таким способом. Я считаю, что офицер проявил мужество, героизм. Вы воспринимаете все произошедшее как провокацию. И это вполне реально. Коварство – отличительная черта рода Видогов. Но было бы крайне опрометчиво оставлять без внимания грозное предупреждение плайдца…

– Вы о чем? – Саттон взглянул на Верховного Хранителя.

– О вторжении чужаков, – ответил Торн. – Берд Видог не намерен оттягивать начало войны. Крейсера пришельцев – его главная ударная сила. Через сорок дней противник нападет на герцогство Грайданское.

– Проклятье! – выругался Брин. – Нам никак не удается перехватить инициативу. Мы постоянно опаздываем. В одиночку Натан Делвил не устоит. Любая помощь с моей стороны – это открытая агрессия. Либо Берд пытается стравить меня с правителем Грайда, либо действительно заключил сделку с чужаками. Их эскадра, словно острый нож, вонзится в сердце империи.

– Надавить на Делвила несложно, – спокойно отреагировал Клевил. – Вопрос в том, сумеем ли мы за столь короткий срок собрать мощный флот? Наши корабли уже в пути. О талатцах, яслогцах и комонцах даже не говорю. Они не успеют при всем желании. Против пришельцев выступят Сириус, Хорос, Грайд и Алциона. Поражение приведет человечество к катастрофе. Чем увенчался ваш визит? У нас есть союзники?

– Да, – ответил Саттон. – Мне удалось их убедить. Опасность угрожает всем странам и народам. Рассказ Ловца Удачи произвел сильное впечатление на главу государства. Кроме того, в ходе беседы выяснились некоторые важные детали. Оказалось, что в глубокой древности союзники контактировали с расой, создавшей Лигу.

– Вот это новость! – изумленно выдохнул Верховный Хранитель. – Кто бы мог подумать. За пять веков не обмолвились ни словом. Как же они уцелели в той бойне?

– Долгая история, – произнес герцог. – Им чудесным образом повезло. За несколько веков до трагедии была допущена серьезная ошибка, едва не поставившая страну на грань гибели. В результате – абсолютно новая система управления и политика изоляционизма. Высокоразвитая цивилизация разорвала все связи с внешним миром.

– Не было бы счастья, да несчастье помогло, – улыбнулся Торн. – Действительно удивительный случай. И что нам это дает?

– Пока не знаю, – пожал плечами Брин. – Нападение на Грайд меня очень тревожит. План Видога прост и гениален. Берд рассекает империю на две части. Мы не сможем объединить эскадры. Он разобьет нас по отдельности. Однако привлекать союзника к отражению атаки я не хочу. Тем самым, мы откроем свои карты. А ведь это лишь первая волна чужаков. Мерзкие твари проверяют человечество на прочность.

– Что вы предлагаете? – спросил Клевил.

– Мы должны, обязаны разгромить агрессора без посторонней помощи, – ответил Саттон.

– Почему бы и нет, – проговорил Верховный Хранитель. – Если Сириус и Хорос подтянут корабли к Грайду, соберется огромный флот. Устроим захватчикам достойную встречу. Риск конечно велик…

– Вы торопитесь с выводами, – заметил герцог. – К масштабной, долгосрочной войне мы не готовы. Начнем с того, что сведения, полученные от офицера плайдской контрразведки, могут быть фальшивкой, дезинформацией. Теперь поставьте себя на место Натана Делвила. Какое решение он примет, узнав о приближающихся крейсерах Сириуса и Хороса?

– Прикажет драться, – сказал Торн. – Делвил редкий упрямец и без боя не сдастся.

– Правильно, – подтвердил Брин. – Мы настроим потенциального союзника против себя. Да, у нас есть шанс опередить чужаков, но стоит ли это делать? Допустим, орден надавит на владыку Грайда, наблюдатели доложат ему о кораблях пришельцев. И что дальше? Натан тщеславен и самолюбив. Старые разногласия перерастут в постоянные споры. В сражении будет участвовать не объединенный флот, а три разрозненные эскадры. Чем все это закончится, догадаться нетрудно.

– Что-то я вас не понимаю, – покачал головой Клевил.

– С момента распада империи прошло двадцать лет, – произнес Саттон. – Междоусобица разделила людей. Сирианцы, хоросцы, грайданцы относятся друг к другу с подозрением. Они привыкли видеть в соседях конкурентов, врагов. Их так воспитывали. За один день от страха, взаимной неприязни не избавишься. Нужно время. Успех в битве напрямую зависит от согласованности действий. Солдаты и офицеры, где бы они ни родились, должны беспрекословно подчиняться командиру. Иначе хаос, неразбериха, как итог – поражение.

– Проблема существует, – сказал Верховный Хранитель. – Придется над ней поработать. Подключим средства массовой информации.

– Нет, нет, – возразил герцог. – Красивые, пафосные речи тут не помогут. Недоверие, словно яд, разъедает души людей. Народ сплачивается только перед лицом смертельной опасности. Мы заставим человечество содрогнуться от ужаса. Чтобы ни у кого не было иллюзий, пожертвуем Грайдом.

– Пожертвуем Грайдом? – недоуменно повторил Торн. – Вы же говорили – это сердце империи, стратегический плацдарм.

– Все так, – сказал Брин. – Но нам его не удержать. Мы соберем флот неподалеку от Сириуса. Туда же отойдут корабли Делвила. Спесь слетит с Натана, и он станет гораздо сговорчивее. Дадим Берду Видогу насладиться победой. Введем в заблуждение и его, и чужаков. Усыпим их бдительность. Потом вернемся и вышвырнем захватчиков из Грайда.

– Авантюра, – едва слышно прошептал Клевил. – Вы обрекаете жителей Непрона, Аласты и Бериллы на уничтожение. Злобные твари не знают пощады. Они разрушат города, сожгут поля, убьют большую часть людей. А оставшихся обратят в рабство.

– Нет, ничего этого не будет, – парировал Саттон. – Берд Видог не позволит пришельцам истреблять своих подданных. Грайданцы покорно примут ультиматум правителя Плайда. Пусть войска Видога высаживаются на планеты. Никакого сопротивления, никаких диверсий.

– От Грайда до Сириуса сорок парсек, – заметил Верховный Хранитель. – Берд сразу двинет флот на графство.

– Сомневаюсь, – усмехнулся герцог. – Он не настолько безрассуден. Две исчезнувшие эскадры, моя и Натана Делвила, могут вынырнуть где угодно. Например, в районе Асконы. Видог даже Окру не тронет. Ставки гораздо выше. Противник попытается закрепиться, начнет подтягивать резервы.

– И в чем суть вашего замысла? – уточнил Торн. – Мы лишь теряем драгоценное время.

– Наоборот, – произнес Брин. – Мы выигрываем время. Оттягиваем вторжение основных сил чужаков. У них не будет повода для переброски флота в империю. Враг окажется перед непростой дилеммой: продолжать лгать и подчиниться Видогу или нарушить условия сделки и форсировать события. Терпение пришельцев небезгранично. Быстрый, легкий успех убедит захватчиков в слабости человечества. Нужно заставить тварей продемонстрировать свои истинные намерения.

– У вашего плана есть один существенный недостаток, – возразил Клевил. – Вы не учитываете личные качества правителей графств и баронств. Надеетесь, что в трудный ситуации они проявят смелость, решительность, патриотизм. Но это не так. Каждый из них, прежде всего, заботится о личном благополучии. Власть в Талате, Комоне, Прайне принадлежит алчным, тщеславным эгоистам. Чтобы сохранить трон, негодяи кому угодно присягнут на верность.

– Даже чужакам? – Саттон пристально посмотрел на сирианца.

– Речь не о них, а о Берде Видоге, – сказал Верховный Хранитель. – Он опытный, умный политик. Кого-то припугнет, кого-то подкупит. Формально во главе коалиции стоит владыка Плайда. Пришельцы пока не доминируют.

– Вот именно, пока, – мгновенно отреагировал герцог. – Но рано или поздно подлые твари ударят и по Плайду, и по его союзникам.

– А кто об этом думает? – грустно усмехнулся Торн. – Все живут сегодняшним днем. Берд Видог возрождает империю. Неважно с чьей помощью. Пять веков назад Тино Аято привел в систему Сириуса везгирийцев. История повторяется. Правитель Плайда использует старый, испытанный способ. В чем мы обвиним Корлока, Эстебана, Лезвила? В предательстве? У нас нет на то оснований. Они защищают свой народ и, с точки зрения здравого смысла, поступают абсолютно правильно. Их совесть будет чиста.

– Вы не очень хорошего мнения об этих людях, – проговорил Брин.

– Я констатирую факт – Клевил тяжело вздохнул. – К сожалению, за последние несколько десятилетий высшее общество империи сильно деградировало. Дворяне погрязли в интригах и пороках. Мятеж против Ольгера Храброва наглядное тому подтверждение. Голодные, кровожадные хищники без колебаний разорвали на части могущественную державу.

– И вы этому не помешали, – холодно произнес Саттон.

– Орден не занимался политикой, – попытался оправдаться Верховный Хранитель. – У нас были другие задачи. Тогда мы ничего не знали о надвигающейся войне Света и Тьмы.

– Теперь знаете, – жестко сказал герцог. – Чтобы победить чужаков потребуется мощный флот. Вы должны, обязаны склонить на нашу сторону Талат, Комон, Яслог. Подтянем их корабли к Сириусу, создадим вторую эскадру. Туда же прилетит мой резерв из Хороса. Отдавая Грайд, я хочу быть уверен, что эта жертва не напрасна. Мне наплевать на интересы отдельных государств и их правителей. Мы на краю гибели, решается судьба цивилизации. Допустимы любые методы…

– Целиком и полностью согласен с вами, – кивнул головой Торн. – Мы сумеем надавить на графов и баронов. Обещаю, они пришлют крейсера в район сбора.

– На другой ответ я и не рассчитывал, – проговорил Брин. – Пора ордену исправлять допущенные ошибки. И учтите, времени немного. Пришельцы впереди на шаг, а то и на два. Берд Видог играет по их правилам.

– Понимаю, ваше высочество, – произнес Клевил. – Постараемся успеть. Задействуем все ресурсы.

– В таком случае, пожелаем друг другу удачи, – сказал Саттон. – Она нам пригодится. До следующей встречи…

Герцог отключил канал связи, откинулся на спинку кресла, закрыл глаза. Вот и все! Война с чеоканами стала реальностью. Сбывались худшие предположения. Около года назад плайдцы блокировали восьмой сектор. Ни разведчики Хороса, ни хранители не могли туда попасть. Со столь строгими мерами предосторожности они столкнулись впервые. Тогда же возникли подозрения, что Берд Видог заключил сделку с чужаками. Однако доказательств ни у кого не было. Даже Брин скептически относился к этой версии. Владыка Плайда откровенно презирал представителей негуманоидных рас.

Все изменилось после экспедиции сирианцев в систему Сорины. Стычка с рептилиями – не простое совпадение. Она предвестник страшной беды. Чеокане – крайне агрессивная, жестокая цивилизация. Ящеры безжалостно уничтожают опасных конкурентов. И именно с ними вступил в контакт Берд Видог. Какая ирония судьбы! Человек, всю жизнь унижавший другие народы, предоставляет коварным рептилиям плацдарм для вторжения. Вот цена тщеславия, властолюбия! Его обманули как мальчишку.

Построив гиперпространственный портал, чеокане обеспечили себе стратегическую инициативу. Теперь они могут беспрепятственно перебросить сюда любое количество кораблей. И ящеры это сделают. Вопрос в том – когда? Сразу после захвата Грайда или после того, как вся империя опустится на колени перед герцогом Плайдским? Триумф Берда Видога превратится в его величайшее поражение. Он станет заложником рептилий, их послушной марионеткой. Правителю Плайда не переиграть чеокан. Берд тешит себя напрасными иллюзиями. Он даже не представляет истинную силу ящеров. Противник легко и непринужденно сметет с пути его флот.

Брин открыл глаза, поправил халат, включил голограф. Командир «Братона» ждал вызова.

– Немедленно соедините меня с полковником Райденом, – приказал Саттон. – Защищенный канал. Дежурную смену в рубку управления не пускать!

– Слушаюсь, ваше высочество, – отчеканил Ворден.

Через десять минут изображение на экране поменялось, и герцог увидел Майка Райдена. Офицер был в своей каюте. Ему тридцать шесть лет. Редкие русые волосы, нос с небольшой горбинкой, серо-зеленые глаза, заостренный подбородок. Мундир застегнут наглухо. Несмотря на столь ранний час, полковник успел привести себя в порядок.

– Доброе утро, ваше высочество, – Майк вытянулся в струну.

– Если бы оно было доброе, – тяжело вздохнув, пробурчал Брин. – Наш разговор строго конфиденциальный. Я не очень доверяю средствам связи, но выбора нет. Вы должны обеспечить максимальную секретность. Подчеркиваю, максимальную.

– Если позволите, я отдам соответствующие распоряжения, – произнес Райден.

– Разумеется, – кивнул головой Саттон.

Разговор продолжился через четверть часа. Офицер доложил правителю, что его указания выполнены. Выдержав небольшую паузу, герцог тихо сказал:

– Полковник, мы на пороге масштабной войны. В одиночку с врагом нам не справиться. Я принял решение собрать мощный объединенный флот. У меня нашлись сторонники. Сегодня мы начинаем передислокацию сил. Ваша эскадра покидает район Алционы и направляется к Сириусу, в четвертый сектор. Ляжете в дрейф в десяти парсеках от границы графства.

– Маршрут определен? – уточнил Майк.

– Да, – ответил Брин. – Будете двигаться по дуге, на значительном расстоянии от Грайда. Пассажирские и транспортные пути не пересекать. В эфире полное молчание. Выход на связь приравнивается к государственной измене. Ваша задача исчезнуть на сорок дней.

– У меня два вопроса, ваше высочество, – произнес Райден.

– Говорите, – Саттон откинулся на спинку кресла.

– Вы встретите нас в точке сбора? – поинтересовался офицер.

– Нет, – сказал правитель Хороса. – Я прилечу позднее.

– Это плохо, – констатировал полковник. – Могут возникнуть недоразумения. Мы же не знаем, кто является союзником, а кто нет.

– Не волнуйтесь, – герцог грустно улыбнулся. – Вы не ошибетесь. У противника совсем другой тип кораблей.

Последнюю фразу Райден не понял. У Берда Видога, главного врага Хороса, крейсера построены по тем же проектам. Отличия минимальны. Тогда кого Брин Саттон имеет в виду? Загадка. Однако проявлять любопытство офицер не рискнул. Его настойчивость не понравится правителю. Он ведь не случайно говорит намеками. Есть тайны, в которые до поры, до времени лучше никого не посвящать.

– Второй вопрос об Окре, – произнес Майк. – Мы оставляем планету без защиты. Мне предупредить бароны Лаилтона?

– Нет, – мгновенно отреагировал Брин. – Я сам это сделаю. Для экипажей кораблей подготовьте правдоподобную легенду. Объявите учения. О настоящем плане операции никому ни слова, даже командирам крейсеров!

– Не сомневайтесь, ваше высочество, – в голосе Райдена зазвучал металл. – Приказ будет выполнен точно и в срок.

– Надеюсь, – сказал Саттон. – Я рассчитываю на вас, полковник.

Экран погас. Герцог встал, неторопливо прошелся по комнате. Все, механизм запущен. Через несколько часов хоросская эскадра нырнет в гиперпространство и исчезнет. Для Чена Лаилтона эта новость станет неприятным сюрпризом. Он потребует объяснений. Придется что-то придумывать. Наверняка забеспокоится Натан Делвил. Правитель Грайда ужасно боится нападения хоросцев. Поднимется шум в средствах массовой информации. Уже завтра волна слухов докатится до Плайда. Остановит это Берда Видога? Вряд ли. В его распоряжении пятьдесят крейсеров чеокан. Он готов бросить вызов не только Брину Саттону. Он готов бросить вызов всему человечеству.

Герцог взял стакан с водой, сделал несколько глотков. События развиваются слишком стремительно. Чтобы не опоздать, надо действовать быстро, решительно. Малейшее промедление грозит катастрофой. Брин вернулся к креслу, взял со стола пульт, снова вызвал майора Вордена. В рубке управления кроме него ни души.

– Соедините меня с дворцом в Деционе, – проговорил Саттон. – Предупредите Лекса и службу контрразведки Кратона о секретности.

– Ваше высочество, могут возникнуть сложности, – осторожно вставил офицер. – Хорос очень далеко. Сигнал пойдет через ретранслятор.

– Закодируйте его так, чтобы никто не расшифровал, – тоном, не терпящим возражений, произнес герцог.

– Слушаюсь! – отчеканил майор.

Изображение было не идеальным. По экрану постоянно пробегала какая-то рябь. Космические излучения создавали помехи. Тем не менее, Брин отчетливо видел внука. Лекс находился в его кабинете. Юноше недавно исполнилось двадцать два года. Он среднего роста, хорошо сложен, крепок. Лекс очень похож на мать. Правильный мягкий овал лица, темные волосы, карие глаза. Сильвия была необычайно красивой женщиной. Была… Страшное слово. Горькое напоминание о том, что человека больше нет. Она погибла вместе с младшим сыном во время мятежа Мейса. Негодяй, словно хищник, захвативший чужую территорию, приказал уничтожить всю семью старшего брата. Боялся, что мальчики не простят ему измены, и будут бороться за трон герцогства.

Юноша в помещении один, как того требовал правитель Хороса. Внук явно взволнован. Эмоции он скрывать еще не умеет. Экстренный сеанс связи с дедом застал Лекса врасплох. Это заметно по одежде. Верхняя пуговица рубашки расстегнута, галстук завязан небрежно. Раньше юноша не позволял себе подобных вольностей. Значит, собирался в спешке. Режим максимальной секретности тоже не добавляет уверенности. Внук не глуп и прекрасно понимает, что столь строгие меры предосторожности вводятся лишь в крайних случаях.

– Здравствуй, Лекс, – произнес герцог. – Как твои успехи? Вживаешься в роль правителя государства?

– Да, ваше высочество, – ответил юноша. – Хотя многое дается с трудом. Постоянно не высыпаюсь. Свободного времени абсолютно нет. Заседания Сената, прием делегаций, совещания, встречи, балы…

Саттон невольно улыбнулся. Внук очень нервничает. Даже в отсутствии посторонних обращается к нему официально.

– Замечательно, – сказал Брин. – Скоро ты взойдешь на престол.

– Я не тороплюсь, – мгновенно отреагировал Лекс. – С нетерпением жду, когда ты вернешься на Кратон.

– К сожалению, это сейчас невозможно, – герцог тяжело вздохнул. – Ситуация чрезвычайно сложная. У Берда Видога появился сильный союзник. Мне нужен весь флот Хороса.

– Весь? – изумленно проговорил юноша. – А как же Талат и Прайн? Они свой шанс не упустят.

– Им будет не до нас, – парировал Брин. – Внутренняя междоусобица закончилась. Теперь у человечества другой враг. Могущественный, жестокий, коварный. В твоем распоряжении четыре дня. Эскадра должна стартовать в указанный срок. Через три с половиной месяца я жду корабли у Сириуса, в четвертом секторе. Для охраны планет оставишь пять тяжелых крейсеров и двадцать эсминцев.

– Кто возглавит экспедицию? – спросил Лекс.

– Генерал Чекрин, – произнес герцог. – Насколько мне известно, он уже оправился от контузии.

– Почему не я? – юноша пристально взглянул на деда.

– У тебя нет опыта, – сказал Саттон. – Кроме того, кому-то надо управлять страной. В данном случае ты – идеальная кандидатура.

– Все повторяется, – раздраженно проговорил Лекс. – В сражении с мятежниками отец приказал командиру «Ноктона» занять место в глубине строя. Крейсеру категорически запрещалось выдвигаться в переднюю линию.

– Смелость, отвага – прекрасные качества для мужчины, – бесстрастно заметил Брин. – Однако их не стоит путать с безрассудством. Твоя героическая гибель ничего бы не дала Хоросу. Крис поступил правильно.

– Разумеется, – пробурчал юноша. – Интересы государства превыше личных амбиций. Отец хотел любой ценой спасти последнего представителя династии. Какое великодушие! Какая забота о стране! В случае поражения полковник Крептрил должен был покинуть систему Ризера и взять курс на Алциону. Давай называть вещи своими именами – это позорное бегство. Я прослыл бы трусом.

– Чепуха, – возразил герцог. – Проиграть битву может каждый. Умирать при этом вовсе не обязательно. Главное, одержать победу в войне. В истории достаточно примеров, когда выдающиеся полководцы терпели поражения. Они отступали, теряли людей, сдавали города. И никто не обвинял их в трусости. Все понимали – такова стратегическая необходимость. Правитель, ведущий солдат в бой, заслуживает уважения, его храбрость войдет в летописи, но лишь в том случае, если враг будет повержен.

– А разве умереть достойно – это не честь для дворянина? – спросил Лекс. – Разве не ты меня учил, что нельзя прятаться за спины подданных? Почему твои слова расходятся с делом? Грядут великие события. Где-то у Сириуса состоится грандиозное сражение, которое определит дальнейшую судьбу человечества. Я мог бы в очередной раз прославить наш род. Но ты не даешь мне этого шанса, заставляешься оставаться на Кратоне. Пытаешься обезопасить собственного внука? О моей репутации ты подумал? Как я буду смотреть людям в глаза?

Брин откинулся на спинку кресла. Похоже, он немного переоценил юношу. Спокойствия, выдержки ему по-прежнему не хватает. Милена, без сомнения, оказывает положительное влияние на Лекса. Внук повзрослел, остепенился, стал более ответственным. Однако вспыльчивость, горячность никуда не делись.

Сердце юноши отравлено жаждой мести. Мейс убил отца, мать, брата Лекса. После подавления мятежа внук едва не залил кровью Децион. Вмешательство герцога позволило избежать многочисленных жертв. Проявленное милосердие не излечило душу юноши. Это процесс длительный и трудный. Вот почему он так рвется в драку. Другого способа выплеснуть накопившуюся злобу, ненависть просто нет. Брин надеялся, что любовь поможет Лексу справиться с внутренними проблемами. Увы, война с чеоканами нарушила его планы.

– Отчасти ты прав, – произнес герцог. – Я действительно боюсь за тебя. Гибель единственного внука, законного наследника хоросского престола станет для меня ужасным ударом. Мало того, я понимаю твою обиду. Ты хочешь доказать всем, что достоин трона. Предстоящая битва, как нельзя, кстати…

Саттон взглянул на внука. Юноша стоит, гордо подняв подбородок, губы плотно сжаты, в глазах пылает огонь. Он возбужден и готов спорить дальше. Редкий упрямец. Крис был таким же. Его сейчас очень не хватает.

– Вынужден тебя огорчить, – после паузы продолжил Брин. – Я не изменю свое решение. Командовать эскадрой будет генерал Чекрин. И, поверь, никто не посмеет упрекнуть тебя. Судьба наделила нас огромной властью. Многие воспринимают ее как дар, как привилегию. Они заблуждаются. Это тяжкая ноша. Правитель должен тщательно просчитывать каждый шаг. Ошибки приводят к трагическим, непоправимым последствиям. Ты думаешь о чести, о славе, а я о стране, о будущем мироустройстве.

– Поясни, – смягчил тон Лекс.

– Что нам дает твое участие в сражении? – сказал герцог. – Ничего. Кроме морального удовлетворения ты не получишь никаких дивидендов.

– Чувство исполненного долга, – проговорил юноша.

– Согласен, – кивнул головой Брин. – Но, давай, рассмотрим два других варианта. Первый, мы победили, а ты погиб. Что ждет Хорос после моей смерти? Отчаянная борьба за престол, гражданская война. И тогда ради чего эти жертвы?

– Трон займет Холли, жена твоего младшего сына, – парировал Лекс. – У нее есть…

– Не питай напрасных иллюзий, – оборвал внука Саттон. – В борьбе за власть не щадят никого. Холли обвинят в пособничестве мужу-изменнику. В лучшем случае бедняжку отправят в ссылку на Алгон, а в худшем – тихо задушат. Та же участь постигнет Беллу, Леру и Сандру. Мерзавцы вырубят наш род под корень.

– Ты попросишь самраев защитить их, – произнес юноша.

– Орден не вмешивается в политику, – произнес герцог. – Вспомни императора и его семью.

– А как же я? – недоуменно спросил Лекс.

– Ты исключение из правил, – сказал Брин. – Особые обстоятельства. О них узнаешь позже. Если все закончится благополучно. Но ведь мы можем потерпеть поражение. Кто тогда организует оборону Хороса? Сенат? Вряд ли. Большинство его членов, словно крысы, спрячутся в глубоких норах. Или того хуже, сдадут планеты врагу. Защита народа – святая обязанность правителя. Он должен быть с подданными и в горе, и в радости. Ты нужен мне на Кратоне. И это не прихоть, не блажь, а политическая целесообразность. Это мой приказ!

– Я все сделаю, – юноша покорно опустил голову. – Через три с половиной месяца корабли будут у Сириуса.

– Рад, что ты меня понял, – проговорил герцог. – Операция секретная. В детали посвятишь только генерала Чекрина. Дальнейшие распоряжения он отдаст сам.

– Хорошо, – тихо произнес Лекс.

Голос юноши предательски дрогнул. Он подавлен и разочарован. Эмоциональный подъем схлынул, и наступила апатия.

– Не расстраивайся, – попытался успокоить внука Саттон. – Война – это величайшее зло. Это смерть, кровь, боль. Она безжалостно калечит души людей, превращает их в жестоких убийц. Оставаясь в Деционе, ты ничего не теряешь. Лучше прожить долгую счастливую жизнь, чем геройски погибнуть на поле боя. Слава иллюзорна, а память не вечна. Уже через несколько поколений твое имя бесследно исчезнет в пыли истории. Олесь Храбров направил свой крейсер на флагман горгов. Но кто об этом сейчас помнит? Зато Тино Аято, первого императора Асконы не забудут никогда!

– Побед без жертв не бывает, – заметил Лекс.

– Правильно, – сказал Брин. – И я не призываю тебя любой ценой спасать собственную жизнь. Смерти надо смело смотреть в глаза. Однако не стоит спешить ей навстречу. Мы еще побеседуем с тобой на эту тему. Удачи.

Герцог выключил голограф. Сеанс связи и так затянулся. Чем дольше длится разговор, тем выше вероятность перехвата. От Церены до Кассаны каких-то пятьдесят парсек. Технические возможности чеокан неизвестны. Не исключено, что рептилии без труда взламывают секретные коды людей. Тогда союзников ждут серьезные неприятности. Если противник ударит по разрозненным эскадрам в месте сбора, произойдет катастрофа. Рухнет последняя надежда человечества на спасение.

Саттон тяжело встал с кресла, неторопливо двинулся к спальне. Нужно привести себя в порядок. День начался с плохих новостей. Берд Видог сделал свой ход. Теперь очередь за Брином. К сожалению, от него зависит далеко не все. Очень важно, как везгирийцы ответят на предложение герцога. Национальная Ассамблея, состоящая из одних женщин, увы, не отличается решительностью. Сумеет ли Нола Корати убедить соотечественниц? Вопрос, на который нет ответа. Если союзники откажутся разблокировать портал, придется рисковать сирианцам. Их крейсера уже летят к Кортену. Но это не лучший вариант. Риск прорыва вражеского флота слишком велик.

Инициатива на стороне ящеров. Именно они диктуют условия. Жаль, что правитель Плайда этого не понимает. Или понимает, но ведет опасную игру, рассчитывая всех обмануть. Глупец! Рано или поздно чеокане устранят его. Рептилии используют Берда Видога как прикрытие. Их коварный замысел прост и гениален. Разобщенное человечество не окажет достойного сопротивления агрессорам. Разделяй и властвуй! Старый, как мир, принцип. Некогда могущественная империя стала легкой добычей. Примерно так же тысячу лет назад ящеры уничтожили Креон и захватили Лигу дружественных государств. Чеоканам нужны новые планеты и рабы. Здесь они получат и то, и другое.

Владыка Плайда глубоко заблуждается, если думает, что после победы рептилии уйдут. Для мерзких тварей сделка, заключенная с Видогом, ничего не значит. Ящеры без малейших угрызений совести нарушат соглашение. Ведь люди – это жалкие, убогие, недоразвитые существа. Бедняга Берд будет всю оставшуюся жизнь униженно пресмыкаться перед ужасными чешуйчатыми созданиями. И его ничуть не жаль. Беда в том, что предательство герцога дорого обойдется стране. Негодяй поставил цивилизацию на грань гибели. Силы противников неравны. У чеокан численное и техническое преимущество. Но в этом же их слабость. Рептилии уверены в себе, они явно недооценивают людей. Придется преподать наглецам урок.

Брин крепко сжал кулаки. С помощью хранителей Саттон соберет корабли Хороса, Сириуса, Грайда, Талата, Комона в единую эскадру. В смерти нет позора. Либо люди вышвырнут агрессоров из империи, либо исчезнут. Другого не дано. Только бы везгирийцы не подвели. Герцог взглянул на часы. Скоро он узнает вердикт Ассамблеи.

Глава 3.

Креонийцы

Ожидание растянулось до полудня. Несмотря на боль в ногах, герцог нервно прохаживался по комнате. Сидеть владыка Хороса уже не мог. Дважды приходилось принимать сердечные лекарства. Воздуха катастрофически не хватало. На левом запястье специальный прибор, контролирующий состояние здоровья Брина. Это единственное, на что согласился Саттон после беседы с личным врачом. Лейк Шевил в категоричной форме настаивал на постельном режиме. Никакие доводы правителя он не слушал, судьба человечества его не интересовала. Пришлось вызвать гвардейцев и выставить Шевила за дверь. Сейчас врач в коридоре, наблюдает за показаниями прибора. Если у герцога случится приступ, Лейк с реанимационной командой будет здесь через пару секунд. Впрочем, все это мелочи. Главное, чтобы глава Ассамблеи вышла на связь.

Изображение на экране голографа мелькнуло, и Брин увидел майора Вордена.

– Ваше высочество, сигнал с Везгира, – доложил командир «Братона».

– Соединяйте, – произнес Саттон, застыв у дивана.

Нола Корати, как обычно, в светло-синем платье с высоким воротом. Что-либо прочесть по ее лицу трудно, но женщина выглядит уставшей. Похоже, Национальная Ассамблея заседала всю ночь. Дебаты были жаркими. И это не удивительно. Брин предлагал везгирийцам нарушить закон, действовавший тысячу двести лет. Сам по себе факт беспрецедентный. Но дело даже не в законе, а в том, что если чеоканам известен код портала в системе Кассаны, они могут создать гиперпространственный тоннель и направить сюда огромный флот. И их уже не остановишь.

Торлианцы преподали Везгиру хороший урок. Древние сооружения Креона имеют не только достоинства, но и недостатки. Открытые порталы позволяют захватчикам беспрепятственно проникать на чужую территорию. Рептилии прекрасно научились этим пользоваться. Повторять ошибки Лиги у членов Ассамблеи не было ни малейшего желания.

– Здравствуйте, герцог, – негромко сказала Нола. – Я обещала сегодня дать вам ответ…

– Прежде чем я услышу вердикт, хочу сообщить неприятную новость, – вставил Саттон. – Мы наконец получили информацию о восьмом секторе Церены. Подтвердились наши худшие опасения. Ящеры построили там гигантское кольцо.

– Как своевременно, – грустно улыбнулась Корати. – Целый год напрасных усилий, а тут такая удача.

– Сам удивлен, – бесстрастно отреагировал правитель Хороса. – Особенно если учесть обстоятельства, при которых произошла утечка ценных сведений. О подробностях умолчу, но если думаете, что я пытаюсь повлиять на ваше решение, то глубоко заблуждаетесь. Просто странное совпадение. Заметьте, я ведь не связался с вами сразу, а терпеливо ждал. Не хотел оказывать давление.

– И правильно поступили, – проговорила женщина. – Ассамблея не поверила бы вам. Значит, Берд Видог все же заключил сделку с чеоканами. И каковы его дальнейшие планы?

– Через сорок дней эскадра рептилий нападет на герцогство Грайданское, – ответил Брин. – Правитель Плайда наносит удар в сердце империи, рассекая ее надвое. Его цель – не дать нам объединиться. Берд надеется, что графы и бароны дрогнут и склонят голову перед ним.

– Акция устрашения, – констатировала Нола.

– В какой-то степени, – произнес Саттон. – С военной точки зрения – это тоже очень грамотный ход. Грайд – стратегически важный плацдарм. До Сириуса сорок парсек, до Талата сто десять, до Яслога сто двадцать. Все под контролем. С Комоном и Хоросом можно разобраться позже.

– И что вы намерены предпринять? – уточнила Корати. – Будете защищать герцогство, заключите союз с Натаном Делвилом?

– Нет, – Брин оперся руками на спинку дивана. – Мы отдадим Грайд Видогу. Наш флот еще не готов к сражению с ящерами.

– Везгир поможет вам, – сказала Нола.

– Я знаю, – Саттон тяжело вздохнул. – Но сейчас в этом нет необходимости. Чеокане перебросили в восьмой сектор лишь передовой отряд. Они проводят разведку боем, проверяют человечество на прочность. Раскрывать все карты нельзя. Мы разобьем их сами. Заставим рептилий продемонстрировать свою истинную сущность. Чтобы отомстить нам, агрессоры направят сюда основную эскадру. И тогда ящеры не будут церемониться. Люди увидят, что Берд Видог – жалкая марионетка.

– Вы провоцируете внешнее вторжение, – догадалась Корати.

– Оно неизбежно, – проговорил герцог. – Мы срываем маску с хищника. Ни у кого не должно остаться иллюзий. Победа или смерть! История пятивековой давности повторяется. Ничто так не сплачивает народ, как угроза уничтожения. За родных и близких солдаты перегрызут врагу горло.

– Рискованная затея, – женщина пристально посмотрела на владыку Хороса. – Можете и проиграть. Чеокане – могущественная, высокоразвитая раса. У ящеров серьезное технологическое превосходство. Поражение в решающей битве равносильно катастрофе.

– А у нас есть выбор? – спросил Брин. – Предлагаете опуститься на колени, стать рабами? Милосердие, сострадание чуждо рептилиям. У них другая мораль. Побежденные цивилизации не заслуживают снисхождения. Лучше погибнуть в сражении, чем всю оставшуюся жизнь пресмыкаться перед мерзкими тварями. Согласен, шансы невелики. Однако попробовать стоит. Появление везгирийского флота станет сюрпризом для захватчиков.

– Креонийские корабли тоже бы пригодились, – заметила Нола.

– Без сомнения, – произнес Саттон. – Но от меня это не зависит.

– Что ж, могу вас обрадовать, – сказала Корати. – Ассамблея приняла решение разблокировать портал и отправить экспедицию по адресу, указанному сенатором Моксейном. Разумеется, с соблюдением максимальных мер предосторожности. Нет никаких гарантий, что секретная база Креона уцелела. Тысяча лет – огромный срок. Небольшие поселения обычно деградируют. Колония на Гесете – наглядный тому пример. Еще хуже, если чеокане обнаружили беглецов. Тогда крейсера угодят в засаду.

– Расклад, конечно, не самый удачный, но зато наступит ясность, – парировал герцог. – Рептилии поймут, что Везгир отказался от политики изоляционизма, а мы, что рассчитывать на помощь Креона не имеет смысла. В любом случае эскадра ящеров не успеет совершить прыжок.

– Ассамблея пришла к такому же выводу, – кивнула головой женщина.

– Сколько кораблей вы посылаете? – поинтересовался Брин.

– Три, – ответила Нола.

– И два моих тяжелых крейсера, – добавил Саттон.

– Исключено, – жестко отреагировала Корати. – В центральную часть звездной системы мы никого не пускаем. Кроме того, для креонийцев вы абсолютно неизвестная раса. Чужие корабли всегда вызывают подозрение.

– Везгирийцев они тоже давно не видели, – возразил герцог.

– Эта тема не обсуждается, – проговорила женщина. – Ассамблея не пойдет на уступки. Хотите участвовать в экспедиции – пожалуйста. Вашу делегацию разместят на одном из крейсеров. Челнок уже готов к вылету.

Брин не мог больше стоять. Ноги буквально подкашивались. Обогнув диван, правитель Хороса сел в кресло. После непродолжительной паузы он тихо произнес:

– Хорошо. Присылайте челнок.

– Будем надеяться, что миссия увенчается успехом, – сказала Нола.

– Будем надеяться, – едва слышно повторил Саттон.

Экран голографа погас. Грудь герцога что-то сдавило, предметы поплыли перед глазами. Брин медленно повалился на бок. Через мгновение в комнату вбежал Лейк Шевил. С ним еще несколько человек. Они подняли правителя и отнесли его на кровать. Вокруг все будто в тумане. Очертания людей смутные, неясные, голоса доносятся откуда-то издалека. В какой-то момент Саттон потерял сознание.

Герцог очнулся, взволнованно осмотрелся по сторонам. Свет в спальне мягкий, приглушенный. Шкаф, кресло, зеркало… Лейк сидит на краю постели, внимательно изучает показания приборов. Брин облегченно вздохнул. Он не умер. Это отличная новость. В теле, правда, неестественная тяжесть, хотя ритм дыхания восстановился.

– Как давно я тут лежу? – спросил Саттон.

– Шесть часов, – ответил Шевил. – Мы едва не опоздали. Чудом вытащили вас с того света.

– Челнок везгирийцев уже прилетел?

– Понятия не имею, – пожал плечами врач.

– Тогда узнай, – проговорил герцог.

– Ваше высочество, вы меня не слышите, – Лейк повернулся к правителю. – Никаких государственных дел. Полный покой. У вас был тяжелейший приступ.

– Черт подери! – выругался Брин. – Это ты меня не слышишь. Речь сейчас не о моем здоровье. Хочешь, чтобы я встал?

– Как прикажете, – раздраженно буркнул Шевил.

Врач включил передатчик, связался с майором Ворденом.

– Да, – спустя минуту произнес Лейк. – Челнок в шлюзовом отсеке «Братона». Везгирийцы ждут какую-то делегацию.

– Они в курсе случившегося? – уточнил Саттон.

– Разумеется, нет, – сказал Шевил. – О том, что у вас был приступ, знает строго ограниченный круг лиц. Я умею хранить врачебную тайну.

– Молодец, – похвалил герцог. – Пусть гвардейцы позовут Астина Бранбенлина и майора Стигби.

– Ваше высочество, отложите встречу, – умоляюще проговорил Лейк. – Вам нужен отдых.

– Обязательно выполню твои предписания, но после того, как отдам этим людям необходимые распоряжения, – произнес Брин. – К сожалению, меня поджимает время.

– Ловлю вас на слове, – заметил Шевил.

– Я никогда не нарушаю данных обещаний, – грустно улыбнулся Саттон.

Врач быстро покинул помещение. В оперативности ему не откажешь. Вскоре в спальне появились Астин Ворх и Эдгар Стигби. Лейк остался в соседней комнате. Шевилу не нужно объяснять, что такое конфиденциальный разговор.

– Господа, – негромко сказал герцог, – только вы посвящены в тайну сенатора Моксейна. Национальная Ассамблея после долгого, трудного обсуждения приняла решение разблокировать портал. Везгирийцы отправляют экспедицию на поиски секретной базы Креона. От нашей военной помощи союзники наотрез отказались. Но они с радостью примут на своем корабле делегацию человечества. Сформировать ее я не смог, поэтому выбор пал на вас.

– Мы оправдаем высокое доверие, – отчеканил самрай. – Когда лететь?

– Немедленно, – ответил правитель Хороса.

– Каков наш статус? – вмешался аквианец. – Мы наблюдатели или равноправные участники переговоров? Хотелось бы уточнить цель экспедиции. Что мы должны узнать о креонийцах.

– Все! – выдохнул Брин. – Уровень развития, местоположение звездной системы, численность флота. Постарайтесь добыть как можно больше информации. Это разведывательная миссия. Идеальный вариант – установление контакта. На вторых ролях не оставайтесь. В конце концов, именно мы будем драться с чеоканами. Если потребуется, диктуйте условия. Не грубо, вежливо, но настойчиво.

– Нам могут возразить, что рептилии еще не напали на империю, – произнес Астин. – Стычка у Адринозы всего лишь досадный инцидент.

– Вынужден вас огорчить, – Саттон тяжело вздохнул. – Противник построил портал в восьмом секторе, у Церены. Ящеры заключили сделку с Бердом Видогом. Они уже здесь и через сорок дней атакуют Грайд.

– Значит, мы на краю пропасти, – констатировал Стигби. – Жесточайший цейтнот. Придется надавить на креонийцев.

– Главное, не переусердствуйте, – сказал герцог. – В одиночку нам с чеоканами не справиться.

– Не факт, что вообще удастся найти базу, – вставил Ворх. – Прошла тысяча лет…

– Найдем, – без тени сомнения проговорил аквианец.

– Идите, – махнул рукой Брин. – Желаю вам удачи. Возвращайтесь поскорее.

Астин и Эдгар почтительно поклонились правителю и быстро двинулись к выходу. Саттон закрыл глаза. Опять закружилась голова. Такое ощущение, словно он летит по спирали. К горлу подкатил комок. В этот момент герцог почувствовал укол в левое плечо. Лейк ничего не упускает из виду. Брин даже не заметил, как врач появился к спальне.

– Все, – проговорил Шевил. – Теперь вы беспрекословно выполняете мои требования.

– Хорошо, – улыбнулся Саттон. – Я в твоей власти.

– Ваше высочество, мне не до шуток, – произнес Лейк. – Мы едва не потеряли вас. Нельзя так пренебрежительно относиться к своему здоровью.

– Предлагаешь отказаться от трона? – иронично спросил герцог.

– Нет, – холодно отреагировал врач. – Но вам необходимо регламентировать график работы. Надо постепенно снижать нагрузку. Иначе сердце не выдержит.

– Да, оно меня подводит, – согласился Брин.

– Я бы посоветовал операцию, – невольно понизил голос Шевил. – Тянуть дальше опасно. Можно сделать ее на «Братоне». В крайнем случае, обратимся к везгирийцам.

– Ни при каких обстоятельствах, – покачал головой Саттон. – Ситуация слишком сложная. Моя слабость заставит их пересмотреть некоторые решения.

– Ладно, – сказал Лейк, – справимся сами.

– Степень риска? – уточнил герцог.

– Ничтожная, – ответил врач.

– Считаешь меня дураком? – раздраженно проговорил Брин. – Я хоть и не разбираюсь в медицине, но элементарные вещи понимаю. Люди, умирающие на операционном столе, не такая уж большая редкость. Тем более с подобным диагнозом.

– Ваше высочество, мы проведем тщательное обследование, – парировал Шевил. – Дейн Блезвил прекрасный хирург…

– Но он не бог, – произнес Саттон. – Повторяю вопрос, степень риска?

– Процентов пятнадцать – двадцать, – сказал Лейк. – И то…

– Благодарю за честность, – оборвал врача герцог. – Это много. Кроме того, даже если все пройдет успешно, понадобится длительный период реабилитации. Я не могу позволить себе такую роскошь. Перенесем операцию на более поздний срок.

– Ваша воля, – разочарованно вздохнул Шевил. – Однако учтите, я тоже не бог. Мои возможности не беспредельны. Нарушите режим, будете сильно волноваться, и вас уже ничто не спасет.

– Спасибо за откровенность, – проговорил правитель Хороса. – Лейк, ты отличный врач. А теперь мне нужно поспать.

– Вы правы, – согласился Шевил. – Сон – лучшее лекарство.

Лейк устроился в кресле рядом с кроватью герцога. Ничего другого Брин и не ожидал. В последние годы личный врач стал постоянным спутником Саттона, он его незримая тень. Ругаться и спорить бесполезно. Шевил все равно не уйдет.

Герцог закрыл глаза. Отдых Брину сейчас действительно не помешает. Он все же добился своего. Везгирийцы разблокируют портал и отправятся на поиски секретной базы Креона. Для победы над врагом человечеству необходим союзник, по меньшей мере, не уступающий в технологическом развитии чеоканам. А у креонийцев старые счеты с рептилиями. Наверняка они жаждут отомстить подлым тварям. Такой шанс предоставляется нечасто.

Странно, но Саттон почему-то не сомневался, что цивилизация Креона уцелела. Слишком много удивительных совпадений. Одинокий Волк забирает из корабля чужаков электронный ключ, сержант-наемник – кристаллы с записью, а бывший пират участвует в экспедиции к Адринозе. И все трое в одно и то же время оказываются на «Братоне». Невольно вспоминается послание далекого предка о войне Света и Тьмы. Что это если не хитроумная, тщательно продуманная комбинация? В любой цепи случайных событий есть закономерность. Главное, ее увидеть, вычислить.

Аналогия очевидна. Пятьсот лет назад Тьму олицетворяли горги. Насекомые были ее основной ударной силой. Сегодня это ящеры. Тогда людям помогли везгирийцы. Теперь спасти человечество от истребления могут только креонийцы. Именно они спрятанная в рукаве козырная карта. Но чтобы их найти, пришлось собрать оставленные на планетах артефакты.

Судьба наследника императорского престола была предначертана заранее. Юноша двигался по заранее проложенному для него пути. Он неотъемлемая часть этой ужасной игры, ставка в которой существование той или иной цивилизации. Понять бы еще, где промежуточная линия, а где финишная черта? Выполнил свою миссию Андрей Храбров или нет? Вопросов гораздо больше чем ответов.

Сражение Света и Тьмы достигло кульминационной точки. Приближается развязка, трагическая развязка. Как бы ни завершилась жестокая схватка, миллиарды разумных существ обречены на уничтожение. Победители редко бывают милосердны. Тино Аято сохранил на Тхакене лишь несколько кланов горгов. Но даже его обвиняли в слабости, чрезмерной мягкости к поверженным врагам и требовали истребить всех насекомых до единого. Та же участь ждет и чеокан, если они потерпят поражение.

Герцог осторожно повернулся на правый бок. В груди по-прежнему чувствовалась тяжесть. С везгирийцами полетели Астин Ворх и Эдгар Стигби. На первый взгляд выбор правителя Хороса неудачен. Они далеко не лучшие представители человечества: самрай, нарушивший священную клятву, и бывший офицер имперского флота, втоптавший в грязь собственное достоинство и ставший безжалостным пиратом. Но не все так просто. У каждого из них своя роль в этой игре.

Астин на дикой, варварской планете Земля вырастил и воспитал наследника имперского престола. Он его ангел-хранитель. За мальчишку убьет кого угодно. Эдгар, наоборот, беспринципный авантюрист. Аквианца интересуют лишь деньги и свобода. Именно Стигби продал Волка в рабство, а затем воевал вместе с ним на Гесете и Адринозе. Довольно подозрительное пересечение судеб.

Астин и Эдгар важные звенья в невероятной цепи совпадений. И они великолепно дополняют друг друга. У них абсолютно разный склад ума. Ворх рассудительный, твердый, целеустремленный. Порой самрай чересчур прямолинеен и бескомпромиссен. Стигби хитрый, изворотливый, предусмотрительный. Аквианец мыслит нестандартно, что позволяет ему выпутываться из самых безнадежных ситуаций. У негодяя чутье на опасность. При этом оба решительны, смелы, не боятся трудных испытаний. Отличная парочка.

Брин грустно усмехнулся. Как мало от него зависит! Фигуры давно расставлены на игровом поле. И он одна из них. Уже ясно, что задача герцога объединить разрозненные силы Света. Но успеет ли Саттон сделать это? Оборвать хрупкую нить человеческой жизни для Тьмы сущий пустяк. И не поможет никакая операция. Все мы жалкие марионетки в чужих руках.

Ворх и Стигби встретились в шлюзовом отсеке через пятнадцать минут. Возле челнока неторопливо прохаживался высокий везгириец в военной форме. Техники «Братона» с нескрываемым любопытством рассматривали чужака. Впрочем, в диалог с ним никто не вступал. Самрай подошел к везгирийцу и негромко произнес:

– Мы готовы лететь.

– Это вся делегация? – уточнил пилот, окинув взглядом Астина и Эдгара.

– Да, – сказал Ворх.

– Прошу, – везгириец жестом предложил людям подняться по трапу в машину.

Как только пассажиры устроились в креслах, челнок стартовал. Полет длился около трех часов. За это время самрай и аквианец не вымолвили ни слова. Решение герцога застало их врасплох. Они думали, что на переговоры с креонийцами отправится кто-то из офицеров Хороса. Однако выбор Брина Саттона пал на Астина и Эдгара, самрая, давно покинувшего орден и двадцать лет скитавшегося по миру, и бывшего пирата, промышлявшего грабежом и разбоем и едва не оказавшегося не виселице.

Ладно Ворх, на него герцог мог положиться. Но Стигби? Человек без морали и принципов. Жестокий убийца, алчный работорговец, подлый предатель. И вдруг такое доверие! Объяснить поступок правителя было нелегко. Именно об этом и размышляли Астин и Эдгар. Видимо, чего-то они не знали. У Саттона есть секреты, в которые никого нельзя посвящать.

Машина плавно опустилась на посадочную площадку. Ворх и Стигби неторопливо покинули челнок. Они в шлюзовом отсеке везгирийского крейсера. Их встречала Дора Эфрам.

– Здравствуйте, господа, – произнесла женщина. – Национальная Ассамблея назначила меня научным руководителем экспедиции.

– А разве это не военная операция? – спросил Эдгар.

– Одно другому не мешает, – спокойно отреагировала Дора. – Командует группой генерал Дешум. Я отвечаю за установление контакта с креонийцами. Военный аспект – его прерогатива.

– Хорошее разделение обязанностей, – иронично сказал Стигби. – Все успехи вам, а неудачи – бедняге Лебу.

– Это некорректный вывод, – возразила Эфрам.

– Капитан, – вставил Астин. – Обойдемся без язвительных замечаний. Мы не для того сюда прилетели.

– Господа, – женщина подозвала стоявшего неподалеку везгирийца, – лейтенант Барасон проводит вас в каюту. Там есть все необходимое. Размещайтесь, отдыхайте.

– Когда состоится прыжок? – проговорил Эдгар.

– Через пять часов, – ответила Дора.

– Нас пригласят в рубку управления? – поинтересовался аквианец.

На мгновение женщина замешкалась. После небольшой паузы она отрицательно покачала головой и тихо произнесла:

– Нет. Местоположение портала является государственной тайной. Разглашать ее категорически запрещено. Вы ведь понимаете…

– Разумеется, – сказал Ворх. – Мы уважаем суверенитет Везгира.

– Мне надо напоминать, что во время активации кольца внутри сооружения смертельно опасное излучение, – Стигби пристально посмотрел на Эфрам. – Но если вы сразу не закроете портал, враг может прорваться в систему Кассаны.

– Не волнуйтесь, – проговорила Дора. – Будут приняты строгие меры предосторожности. Мы не дадим чеоканам ни доли секунды. Как только гиперпространственный тоннель исчезнет, специальный робот включит блокировку. Первый сеанс связи состоится через четыре дня.

– Значит, запустить кольцо в обратную сторону чеоканам не удастся, – констатировал Эдгар. – Неплохо. Проблема в том, что и нам этого не сделать. А если корабли угодят в засаду?

– В зависимости от ситуации, – уклончиво ответила женщина. – Рисковать мы не имеем права.

– Ясно, – усмехнулся аквианец. – Сколько бы крейсеров противника там не было, чем бы ни завершилось столкновение, назад никто не вернется.

– Вы чересчур категоричны, – парировал Эфрам. – Мы не самоубийцы, не смертники.

– Перестаньте, – произнес Стигби. – На вашем месте я поступил бы также. Невелика жертва, три корабля. Обычные потери при проведении разведки.

– А вы циник, – заметила Дора.

– Прагматик, – поправил ее Эдгар. – Жизнь научила меня выбирать из двух зол меньшее. В данном случае – это стратегическая целесообразность. Нельзя ставить под удар всю планету, всю цивилизацию. Шанс, что мы наткнемся на рептилий, достаточно велик. У них была тысяча лет для проверки различных комбинаций. Вычислить неизвестные порталы не так уж сложно.

– И, тем не менее, вы настаивали на отправке экспедиции, – сказала женщина.

– А что нам остается? – пожал плечами аквианец. – В отличие от вас, я видел крейсера ящеров. Мощные орудия, защитное энергетическое поле, десятки флайеров. Я дрался с чеоканами на Адринозе. Они жестоки, упрямы, бесстрашны. Отличные солдаты. Даже совместными усилиями нам с этими тварями не справиться.

– И ради того, чтобы найти могущественного союзника, вы готовы рискнуть жизнью, – констатировала Дора.

– Если откровенно, я не собирался лететь с вами, – честно признался Эдгар. – Это высокая честь, огромная ответственность. Среди приближенных правителя Хороса немало достойный людей. Но он неожиданно выбрал меня. Учитывая мои прежние прегрешения, я не посмел отказать герцогу.

– И правильно сделал, – проговорил Астин. – Виселица по тебе давно плачет.

– Данную реплику комментировать не буду, – холодно отреагировал Стигби. – Гораздо интереснее, почему Национальная Ассамблея Везгира приняла решение разблокировать кольцо? Хотите убедиться, что рептилии уничтожили секретную базу Креона? Ящеры не глупее меня. Они давно обнаружили беглецов. И вы это понимаете.

– Понимаем, – подтвердила Эфрам. – Потому споры были жаркими. Однако вы недооцениваете креонийцев. Код сооружения, на который ссылается сенатор Моксейн, принципиально отличается от всех других комбинаций. В нем присутствуют четыре символа, которые раньше никогда не употреблялись. Их нет даже на пульте запуска.

– Хороший ход, – произнес аквианец. – Нельзя найти то, чего не существует. Можно, конечно, взломать программу, управляющую порталами. Где-то в ней спрятаны недостающие коды. Но до этого надо додуматься. Кроме того, технология создания сооружений украдена чеоканами. Они в ней плохо разбираются. Скорее всего, программу просто копируют. Любые исправления чреваты серьезными последствиями. Например, разрывом гиперпространственного тоннеля.

– Мы рассуждали примерно так же, – сказала женщина. – Рептилии строят порталы по стандартной схеме, по аналогии. Мерзкие паразиты, пользующиеся чужими изобретениями. Вряд ли им досталась полная документация. Все сведения о базе, о секретных символах креонийцы держали в строжайшей тайне. Особый проект, в который были посвящены очень немногие.

– Не исключено, – согласился Эдгар. – Но как вы активируете кольцо?

– Сенатор Моксейн оставил соответствующие инструкции, – пояснила Дора. – Они записаны на зеленом кристалле. Наши ученые уже поработали с пультом.

– Быстро вы справились, – проговорил Стигби.

– С тех пор, как Везгир объявил о политике изоляционизма, прошло двенадцать веков, – грустно улыбнулась Эфрам. – Все это время мы не сидели, сложа руки. Уровень технологического развития Креона был невероятно высок. Кое-чем они поделились с нами, кое-что мы освоили сами.

– Постойте, – вмешался Ворх, – но если в программе вашего портала есть нужные символы, значит базе креонийцев не меньше полутора тысячи лет. В ее инфраструктуру вкладывались немалые средства. Это своего рода второй дом на случай гибели первого. Весьма предусмотрительно. В империи та же роль отводилась Хоросу.

– Господин капитан, теперь понятно, почему Ассамблея дала разрешение разблокировать кольцо? – спросила женщина, обращаясь к аквианцу.

– Да, – кивнул головой Эдгар. – Исчерпывающий ответ. Мое любопытство удовлетворено.

– Прекрасно, – проговорила Дора. – Следуйте за лейтенантом Барасоном.

Ворх и Стигби не спеша двинулись за офицером везгирийского флота. У него, как и у Эфрам, на груди дешифратор. Впрочем, лейтенант чрезмерной болтливостью не отличался. Для общения с людьми Барасон предпочитал использовать жесты. Лифт был чистый, светлый, просторный. Он мгновенно поднял Астина, Эдгара и сопровождавшего их офицера на третью палубу. В коридоре ни души. Либо все на боевых постах, либо это специальное распоряжение руководителя экспедиции. До прыжка лучше ограничить контакт членов экипажа с людьми.

Дверь в каюту имела вытянутую овальную форму. Чтобы открыть ее, достаточно приложить палец к небольшому устройству на стене. Цвет на индикаторе тут же меняется с желтого на синий. Видимо, это предупреждение о посетителях. В каюте две комнаты, спальня и гостиная, душевая, туалет. Мебель светло-коричневого оттенка. Встроенные в стены шкафы, пластиковый стол, мягкий диван, кресла. По меркам звездного флота Хороса это роскошные апартаменты. Комфорт по высшему разряду.

– Вас все устраивает? – уточнил лейтенант. – Есть какие-то пожелания?

– Нет, – произнес самрай. – Превосходные условия.

– А где здесь бар? – спросил Стигби.

– Бар? – недоуменно повторил Барасон.

– Ну, да, – сказал аквианец. – Я бы сейчас не прочь выпить.

– Вы говорите о вине, – догадался офицер. – Простите, но алкоголь на боевых кораблях запрещен.

– Жаль, – Эдгар изобразил разочарование. – Обед принесут сюда или нас пригласят в кают-компанию?

– На ваше усмотрение, – ответил лейтенант.

Барасон достал из кармана кителя маленькую коробочку, открыл ее. Внутри две серебристые пластины размером с ноготь.

– Приборы связи, – пояснил офицер. – Приклейте их на шею. Активация при прикосновении. Эта модель изготовлена с учетом физиологических особенностей людей. Мгновенная обработка речи и перевод.

– Недурно, – заметил Стигби. – А как отключить устройство? Не хочется, чтобы нас кто-нибудь подслушивал.

– Повторное прикосновение, – произнес лейтенант. – Следите за цветовой индикацией. Контактировать вы будете либо со мной, либо напрямую с Дорой Эфрам, в крайнем случае с генералом Дешумом.

– Довольно ограниченный круг общения, – улыбнулся аквианец. – Если я правильно понимаю, для соединения надо назвать чью-либо фамилию.

– Да, – отчеканил Барасон.

– Лейтенант, благодарю за помощь, – вмешался Ворх. – Вы свободны.

Офицер вежливо кивнул головой и покинул каюту. Похоже, он изучал этикет, принятый в империи. Эдгар поставил кейс на пол, сел в кресло.

– Фантастика, – выдохнул Стигби. – Мое тело словно погрузилось в мягкую, желеобразную массу. Необычайно удобно. Ни малейшей нагрузки на позвоночник. Как везгирийцы это делают? У нас нет таких технологий.

– Прекрати к ним цепляться, – жестко сказал самрай. – Мы выполняем важное, ответственное задание. Решается судьба человечества. Герцогу ни к чему конфликт с союзниками. А ты постоянно провоцируешь везгирийцев.

– Не провоцирую, а задеваю, – поправил Эдгар. – Это не одно и то же. Правитель Хороса не зря отправил меня в экспедицию. На переговорах с креонийцами ему нужен человек, способный мыслить широко, нестандартно, способный надавить на них…

– Наглый, бесцеремонный, самоуверенный, – добавил Астин.

– Что-то в этом роде, – усмехнулся Стигби. – Вы, господин Бранбенлин, чересчур правильный. Идете к цели по кратчайшему пути. Долг и честь для вас превыше жизни. Но в политике не все так просто. Я тоже не искушен в придворных интригах, но у меня есть чутье на опасность. Ловца Удачи еще никому не удалось обмануть.

– Хитрый, тщеславный мерзавец, – констатировал самрай.

– Грубоватая, но довольно точная характеристика, – согласился аквианец. – Я, кстати, не горжусь этими качествами. Негодяем лейтенанта имперского флота сделали обстоятельства. Хотя, без сомнения, определенная часть вины лежит на мне.

– Учти, – Астин взглянул на бывшего пирата, – если переусердствуешь, испортишь отношения с союзниками, я сверну тебе шею. Причем на глазах у везгирийцев. Ставки слишком высоки. В одиночку нам чеокан не победить.

– А вот для этого Брин Саттон послал вас, – произнес Эдгар. – Демонстрация силы, твердости, решительности. Воин, готовый по приказу хозяина, броситься на десятерых врагов. Исключительная самоотреченность. Вы шли по следам мальчишки, словно цепной тапсан. Поразительная преданность.

– Болтаешь много, – раздраженно пробурчал Ворх. – Напрасно я пощадил тебя на Гленторане.

– А вот тут вы ошибаетесь, – возразил Стигби. – Именно я привел сирианцев к Кортену, к порталу креонийцев. Если бы «Виллок» и «Лорток» не угодили в западню у Адринозы, человечество даже не знало бы о надвигающейся беде. Там же я спас Волка от неминуемой смерти. В который раз убеждаюсь, что в этом мире все предначертано заранее.

– Да ты еще и фаталист, – язвительно сказал самрай.

– Я реалист, – парировал аквианец. – Я умею анализировать факты. Линия моей жизни удивительным образом пересеклась с тобой и Волком. Кто бы тогда мог подумать, что Гленторан будет разгромлен, мальчишка станет знаменитым гладиатором, а мы с вами полетим на поиски древней могущественной цивилизации? Я не выкинул вас в космос, а вы не убили меня на Гленторане. И это не случайность. События должны были развиваться своим чередом. История странная, неправдоподобная, но ведь мы на везгирийском крейсере…

– Чепуха, – покачал головой Астин. – Я не верю в сказки. Люди хозяева своей судьбы. Доказать это несложно. Но ввязываться с тобой в очередной диспут у меня нет никакого желания.

Ворх открыл кейс и начал перекладывать вещи в ближайший шкаф. Настаивать на продолжении разговора не имело смысла, и Стигби взял со стола коробочку, оставленную Барасоном. Пластина легко приклеивалась к коже и держалась довольно крепко. На индикаторе желтый цвет. Прибор отключен. Активировать его Эдгар не стал. Везгирийцам сейчас не до гостей. Корабль движется к гиперпространственному порталу.

Сооружение было блокировано тысячу двести лет назад. Большинство населения страны о нем даже не знало. Везгирийцы старались не вспоминать о неудачной войне с торлианцами. Они изолировались от внешнего мира и поклялись никогда не запускать проклятое кольцо, принесшее столько горя. Но обстоятельства заставили Национальную Ассамблею нарушить древний закон. Отчасти везгирийцы не пустили людей в рубку управления, чтобы не показывать союзникам свое волнение. Все прекрасно понимали, сколь рискован этот шаг. Малейшая ошибка и гигантский флот ящеров вынырнет в системе Кассаны. Тогда Везгир уже ничто не спасет.

Через четыре с половиной часа Стигби почувствовал легкий толчок. Аквианец в это время изучал перечень фильмов, загруженных в базу голографа. Он был достаточно велик. Когда-то империя тесно сотрудничала в культурной области с другими расами. Храбровы надеялись сблизить разные народы.

Святая наивность. Валкаалцы, брайтгезы и горги никогда не поймут друг друга. На каждой планете свои законы, свои моральные принципы, свой уклад жизни. Многое зависит от физиологических особенностей организма. Как, к примеру, объяснить тхакенцам, что такое любовь, если у них одна женщина на тысячу мужчин. Она для подданных правительница, богиня. Спаривание с ней высшая честь, предоставляемая единицам. И чувства тут ни при чем. Как бы там ни было, а везгирийцам передали значительную часть алессандрийского архива. Скучать путешественникам не придется. Об их досуге позаботились.

Эдгар встал с кресла, посмотрел на Астина и громко сказал:

– Поздравляю. Портал активирован, мы в гиперпространственном тоннеле.

– И что с того? – спокойно отреагировал Ворх.

– Неужели не испытываете эмоционального подъема? – спросил Стигби.

– Ни малейшего, – сказал самрай.

– Поражаюсь вашей выдержке, – проговорил аквианец.

Вскоре Астина и Эдгара пригласили в рубку управления. Как и следовало ожидать, сопровождал их лейтенант Барасон. Снова лифт, спуск на вторую палубу, длинный коридор. Стигби отлично ориентировался на боевых кораблях. Они шли в головную часть судна. Охраны возле дверей нет, хотя допуск в рубку, судя по всему, ограничен.

Помещение вытянутое, овальное, со сферическим потолком, в ширину метров десять, в длину около двадцати. Размеры невелики. Впрочем, это неудивительно. Дежурная смена состояла из шести везгирийцев. Кроме них в рубке управления находились Дора Эфрам, Леб Дешум и командир крейсера. Он сидел в специальном кресле в центре помещения. Разглядеть его аквианец не мог. Вокруг серый полумрак и мерцающие экраны голографов. Глазам нужно время, чтобы адаптироваться. Всего в помещении двенадцать кресел, три из которых пустовали.

– Добро пожаловать, господа, – Эфрам двинулась навстречу Ворху и Стигби. – Теперь для вас нет никаких ограничений.

– А здесь неплохо, – произнес Эдгар. – Скромно, но уютно.

– С генералом Дешумом вы уже знакомы, – продолжила Дора. – Я хочу представить майора Эншери, командира «Альдии».

– Эншери, – повторил Астин. – Такая же фамилия была у главы Ассамблеи пятьсот лет назад.

– Совершенно верно, – подтвердила Эфрам. – Бланда является ее прямым потомком.

Стигби с нескрываемым восхищением смотрел на везгирианку в военной форме. Мягкий овал лица, крупные карие глаза, прямой нос, нежно-розовые губы. Мундир плотно облегал ее тело, подчеркивал грудь, а длинная юбка акцентировала внимание на тонкой талии и изящной линии бедер. При этом Эншери была выше аквианца на целую голову.

– Черт подери! – воскликнул Стигби. – Почему я не везгириец? У вас потрясающе красивые женщины. Госпожа майор, вы великолепны.

Внешне Бланда осталась невозмутима, но Эдагру показалось, что она едва заметно улыбнулась. Благосклонно улыбнулась. Как и все женщины, везгирианки не равнодушны к комплиментам.

– Мы рады гостям, – сказала Эншери. – Вы можете свободно перемещаться по крейсеру. Для наших союзников не существует запретных зон. Но я все же посоветовала бы прибегнуть к услугам лейтенанта Барасона. Он поможет вам разобраться в предназначении некоторых узлов и агрегатов.

– Уверен, экскурсия будет интересной, – улыбнулся аквианец. – Правда, мы не специалисты в технической области. Я когда-то командовал кораблем, а господин Бранбенлин занимался… археологией.

– В самом деле? – проговорила Дора. – Вы участвовали в раскопках, разгадывали тайны древности?

– Это было давно, – пробурчал самрай и бросил испепеляющий взгляд на Стигби.

– Прошу прощения за бестактность, – вмешался Дешум. – У нас есть более важные темы для обсуждения. Господин капитан, вы ведь совершали прыжок в портал?

– Да, – ответил Эдгар. – Дважды. К системе Сорины и обратно.

– Какие-нибудь проблемы возникали? – уточнил Леб.

– Нет, – аквианец отрицательно покачал головой. – Сооружения работали безупречно.

– Я не о кольцах, а о крейсерах, – произнес генерал.

– Давайте без наводящих вопросов, – сказал Стигби. – Что у вас случилось?

– Исчезло изображение с обзорных экранов, – проговорил Дешум. – При этом нет никаких повреждений. Мы тщательно изучили описание полетов. Ничего подобного…

– Не волнуйтесь, – успокоил везгирийцев Эдгар. – Видимо, предки забыли упомянуть о такой мелочи. У нас было то же самое. Межзвездный тоннель – это гигантская труба, замкнутое пространство. Внутри мощный поток энергии. Корабль словно плывет по реке с сильным течением. Нельзя ни развернуться, ни остановиться. Образно выражаясь, вокруг прочные, непроницаемые стены. Отсюда и возникшая проблема. К концу пути скорость крейсера начнет снижаться. Своеобразная система торможения. Не расходуйте зря топливо, терпеливо дождитесь финиша.

– Благодарим за пояснения, – сухо произнес Леб.

– Всегда рады помочь, – аквианец непроизвольно посмотрел на Бланду. – Я, кстати, не прочь перекусить. Слышал, что везгирийцы невероятные гурманы. Надеюсь, вы меня не разочаруете.

– Людям свойственно приукрашать некоторые факты, – сказала Эфрам. – А недостаток информации они заполняют домыслами и догадками.

– Справедливый упрек, – усмехнулся Стигби. – Но обратите внимание, как уважительно мы относимся к жителям Везгира. Вас могли обвинить в страшных вещах. Например, в каннибализме.

В рубке управления воцарилась напряженная тишина. Последняя фраза Эдгара привела союзников в замешательство. Похоже, они не поняли шутку аквианца.

– У вас очень тонкий юмор, господин капитан, – проговорила Дора. – К нему надо привыкнуть.

– Извините, – грустно вздохнул Эдгар. – Иногда меня заносит. Вы же знаете, я был пиратом…

– Господа, обед скоро подадут, – попыталась разрядить ситуацию Эншери. – Можете пройти в кают-компанию.

Ворх и Стигби двинулись за Барасоном. Вместе с ними отправились Эфрам и Дешум. За столом аквианец не проронил ни слова. Ему следовало сделать паузу, немного помолчать. Астин прав, обострять отношения с союзниками нельзя. Везгирийцы чересчур щепетильны в вопросах морали. Пошлость, скабрезность для них неприемлема.

Полет продлился пять суток. Самрай почти не покидал каюту. Ворха совершенно не интересовало ни устройство корабля, ни его вооружение. Он читал какую-то книгу по философии, медитировал и занимался физическими упражнениями. Такого скучного спутника у Эдгара еще никогда не было. Астин напоминал аквианцу монаха, давшего обет благочестия.

В свою очередь Эдгар постоянно гулял по крейсеру. Чаще всего, в сопровождении лейтенанта Барасона. Периодически Стигби встречался с командиром «Альдии». Бланда проявляла вежливость и уделяла гостю немало времени. У аквианца был неоценимый опыт. В отличие от Эншери, которая готовилась к будущим сражениям исключительно на учениях, Стигби участвовал в реальных схватках. Эдгар дрался с чужаками у Гайлеты, отбивал транспорты у патрульных эсминцев Грайда и Талата, помогал сирианцам вырваться из западни в системе Сорины. Аквианец акцентировал внимание на деталях, подробностях, что производило сильное впечатление на Бланду.

Женщины на Везгире не такие уже слабые создания. Они старались ни в чем не уступать мужчинам. Только политическая власть их не устраивала. Везгирианки решительно вторгались во все сферы деятельности. На «Альдии» женщины составляли почти треть экипажа. Правда, стоит отметить, что его численность была значительно меньше, чем на тяжелых крейсерах Хороса. Высокий уровень технологического развития позволял Везгиру беречь своих солдат и офицеров.

Сигнал тревоги прозвучал резко и неожиданно. Стигби как раз принимал душ. Накинув на себя халат, Эдгар вошел в комнату.

– Нас вызывают в рубку управления, – произнес Астин, выключая голограф.

– Что стряслось? – спросил Стигби.

– Корабли теряют скорость, – ответил Ворх.

– Только и всего, – пожал плечами аквианец. – Можно не спешить. Процесс торможения длится около четырех часов. Повлиять на него везгирийцы не в состоянии. Но в любом случае, мы близки к цели. Это радует.

– А если там ящеры? – самрай взглянул на Эдгара.

– Примем бой, – бесстрастно проговорил Стигби. – Долго, конечно, не протянем, но мерзким тварям тоже достанется. У крейсеров союзников отличная броня. Да и лазерные орудия помощнее наших. Впрочем, сомневаюсь, что мы столкнемся с чеоканами. Скорее с креонийцами.

– Ты оптимист, – заметил Астин.

– Дело не в моем мироощущении, – возразил аквианец. – Интуиция подсказывает. А она меня крайне редко подводит.

Ворх и Стигби разместились рядом с Эфрам. Их кресла стояли полукругом, за спиной у Эншери. Дешум расположился чуть правее. В помещении неприятный, гнетущий полумрак. Напряжение буквально висит в воздухе. В голосах везгирийцев чувствуется волнение. Доклады о показаниях приборов короткие, отрывочные. Если верить им, корабль уже давно преодолел световой барьер.

Легкий, едва уловимый толчок и «Альдия» вынырнула из кольца. Стены рубки управления сразу засверкали россыпями звезд. Голографическое изображение создавало эффект присутствия. Ты словно летишь в открытом космосе. Впереди пылал гигантский белый шар. Креонийцы довольно предусмотрительны. Это молодая звезда, у нее нет сформировавшийся планет, а значит, рептилии не будут здесь искать беглецов. Сириус – единственное и до сих пор необъясненное исключение из общего правила.

– Мы в опасной зоне! – выкрикнул навигатор. – Если не изменим курс, не снизим скорость, врежемся в звезду.

– Противник обнаружен? – хладнокровно уточнила Бланда.

– Нет! – отчеканил наблюдатель. – У нас ограниченный сектор обзора. Из-за побочных излучений сплошные помехи.

– Всем кораблям лечь в дрейф! – приказал Дешум. – Приготовиться к бою! Это ловушка.

В какой-то степени генерал был прав. Позиция ужасная. С одной стороны звезда, с другой – портал. Нет места ни для маневра, ни для рассредоточения. Крупная эскадра оказалась бы в жестких тисках. Уничтожить ее могли всего несколько крейсеров.

– Креонийцы выросли в моих глазах, – негромко заметил Эдгар. – Они умели воевать. Идеальная западня. Если ящеры сюда сунулись…

– Заткнись! – мгновенно отреагировал Астин. – Сейчас не до твоих умозаключений. Враг может напасть в любой момент.

– Чепуха, – спокойно произнес Стигби. – В таких случаях атакуют сразу. А этого не произошло. Нас изучают с безопасного расстояния. Стартовый адрес креонийцам хорошо известен. Они хотят убедиться, что действительно имеют дело с бывшими союзниками.

– Что вы предлагаете? – спросила Дора.

– Выйти на связь, – сказал аквианец. – Продемонстрируйте свои добрые намерения.

– Звучит убедительно, – согласилась Эфрам. – Майор Эншери, включите открытый канал.

Не успела руководитель экспедиции начать речь, как справа и слева от везгирийских кораблей появились четыре серебристые точки.

– Крейсера чужаков! – доложил наблюдатель. – Идут со стороны звезды. Столкновение через семнадцать минут.

– Я восхищен, – проговорил Эдгар. – Как грамотно все продумано. Они прятались в гало звезды. Там их не один прибор не засечет. Внезапность нападения гарантирована. Разведчики не успеют даже кольцо активировать.

– А как же притяжение и высокая температура? – выдохнула Дора. – У любого корабля есть предел прочности.

– Во-первых, креонийцы знали, когда мы вынырнем, – ответил Стигби. – А, во-вторых, технологически они значительно превосходят нас.

– «Дерия», «Кальчин», занять позиции на флангах! – скомандовал Леб Дешум. – На провокации не поддаваться!

Между тем, крейсера креонийцев снизили скорость и тоже легли в дрейф. Теперь разглядеть их не составляло ни малейшего труда. Вытянутый корпус, плавные, обтекаемые линии, многочисленные надстройки. В головной части боевые рубки. По размеру корабли раза в полтора больше, чем тяжелые крейсера Хороса. Везгирийцам они уступают в изяществе, но в них чувствуется мощь, сила.

Внезапно в рубке управления появилось голографическое изображение мужчины. Рост около двух метров, стройный, крепкий, шея неестественно длинная, череп овальной формы. Типичный креониец. Желтоватая кожа, круглые глаза, приплюснутый нос, короткие русые волосы. Стигби даже показалось, что он чем-то похож на Белота Делейна, лидера колонистов на Гесете. Правда, одет гораздо лучше.

На мужчине темно-синий мундир с золотыми нашивками на груди и знаками отличия на рукавах, черные брюки и такого же цвета ботинки. Без сомнения, это военная форма. И она новая, а не с каких-нибудь древних складов. Похоже, креонийская цивилизация все же сумела возродиться из пепла. Секретная база была условным названием. К моменту катастрофы на планете уже существовали города с развитой инфраструктурой. Да и число колонистов явно превышало несколько тысяч.

– Рад, что у вас функционирует система визуальных образов, – произнес мужчина. – Я командир патрульного отряда Велен Бертер.

– Руководитель экспедиции Дора Эфрам, – представилась везгирианка.

– Экспедиции? – повторил креониец. – Какова ее цель?

На секунду женщина замешкалась. Она рассчитывала на другой прием. Радостные улыбки, обмен любезностями, беседа на отвлеченные темы. Таков дипломатический этикет. Прямота бывших союзников смутила ее. Нет, Дора не растерялась, но тщательно выстроенный план переговоров надо было срочно менять.

– Мы отправились на поиски вашей секретной базы, – ответила Эфрам.

– Зачем? – спросил Бертер. – Везгир отказался от политики изоляционизма?

– Нет, – сказала женщина. – Так сложились обстоятельства…

– Обстоятельства? – иронично усмехнулся Велен. – Это не объяснение. Вы бесцеремонно вторглись на чужую территорию. Три боевых корабля. Очень напоминает разведку.

– Уважаемые дамы и господа, мне кажется, только предельная откровенность растопит лед недоверия, – вмешался Эдгар.

Стигби поднялся с кресла, подошел к голографическому изображению.

– Я понимаю креонийцев, – после паузы продолжил аквианец. – Они были на вершине могущества, когда чеокане нанесли им удар в спину. Древняя цивилизация чудом уцелела. Тысячу лет беглецы пряталась вдали от Родины. Колонисты умело скрывали сам факт своего существования. И вдруг, как снег на голову, появились крейсера Везгира. Государства, когда-то развязавшего войну, а затем разорвавшего все контакты с внешним миром. Откуда бывшие союзники узнали о базе? Почему снарядили экспедицию именно сейчас? В данной ситуации у кого угодно возникнут подозрения.

– Кто это? – недоуменно произнес Бертер.

– Капитан Стигби, – сказала Эфрам. – Он и господин Бранбенлин посланники герцогства Хоросского. Их народ называет себя человечеством. Пять веков назад на людей напал сильный враг, цивилизация насекомых. Угроза была серьезной, и мы помогли им. С тех пор поддерживали тесные отношения.

Велен пристально посмотрел на аквианца. Ноги широко расставлены, плечи развернуты, в глазах решительный блеск.

– Сколько планет вам принадлежит, какую территорию контролирует герцогство? – уточнил креониец.

– Мы сильное государство, – уклончиво ответил Эдгар. – Наш флот способен дать отпор даже ящерам.

– Молодая амбициозная раса, – грустно констатировал Бертер. – Напористы, отважны, агрессивны. Такие дерутся до конца, до полного истребления. Их основной принцип – победа или смерть. В то же время умны, осторожны, терпеливы. Вы никогда не остановитесь на достигнутом, будете двигаться дальше и дальше. Главная проблема – совместить природную воинственность с желанием жить в мире и спокойствии. Думаю, пока у вас это получается с трудом.

– Завидная проницательность, – заметил Стигби. – Характеристика очень близка к истине. Человечество не совершенно, но мы работаем над недостатками.

– Это длительный и крайне болезненный процесс, – проговорил Велен. – В далекой древности креонийцы были такими же. К сожалению, одна допущенная ошибка, и наша цивилизация погибла. Вселенная жестока, найти в ней равновесие необычайно сложно. В мире нет ничего вечного. Все рождается, достигает расцвета и умирает. Стоит хоть на мгновение потерять бдительность, расслабиться и тебя тут же затопчут молодые, бескомпромиссные конкуренты.

– Мы стараемся учиться на чужих ошибках, – произнес аквианец.

– Разумеется, – кивнул головой Бертер и повернулся к Эфрам. – У вас опасные соседи. Самоуверенные, нагловатые, непредсказуемые. За ними надо постоянно наблюдать. Какой-нибудь властолюбивый, тщеславный правитель обязательно попытается покорить Везгир.

– Подобный вариант не исключен, – согласилась Дора. – Человеческое общество разъедают пороки. Но люди не так уж плохи. Им свойственна доброта, милосердие, великодушие. Есть жесткие принципы…

– Принципы? – оборвал женщину Велен. – Забудьте. Мораль, нравственность – категория переменчивая. Победителей не судят. Это они диктуют условия. Впрочем, мы отвлеклись. Вам известна трагическая история Креона и секретный код портала. Откуда?

– Несколько лет назад на Дорозе группа солдат обнаружила разбивший корабль, – пояснила Эфрам. – Он оказался легким креонийским крейсером.

– Что за ерунда? – удивленно выдохнул Бертер. – Звездная система Бельты принадлежит Везгиру. Вот уже пятнадцать веков… Неужели вы не засекли приближающийся корабль?

– Поражения от Торла стало для нас настоящей катастрофой, – смущенно произнесла Дора. – Мы не хотели больше рисковать. Национальная Ассамблея приняла решение ликвидировать все колонии.

– Вы покинули планету, – догадался Велен.

– И тщательно зачистили все следы своего пребывания, – добавила женщина. – Когда крейсер прилетел туда, там никого не было. Его преследовали два корабля чеокан.

– Стоп! – Велен поднял правую руку. – Давайте по порядку. Судно нашли люди?

– Да, – подтвердила Эфрам. – Они осваивают Дорозу уже четыреста лет.

– Опять неувязки, – проговорил Бертер. – У них нет сканеров?

– Крейсер лежал в горах, под огромной скалой, – ответила Дора. – На борту только иссохшие трупы. В качестве трофеев разведчикам достался универсальный электронный ключ и кристаллы записи. Эти предметы принадлежали сенатору Моксейну. Он участвовал в сражении у Дентеры и сумел спастись. Рептилии бросились в погоню за ним. Корабль вынырнул в системе Лейзелы. Беглецы вывели из строя портал и направились к Бельте.

– Сенатор Моксейн, – повторил Велен. – Эту информацию нужно проверить. Что с колонией на Челате?

– Погибла, – вставил Эдгар. – На планету ящеры не высаживались, но поселение обстреляли. Добила несчастных какая-то эпидемия.

– Вы летали туда? – уточнил креониец.

– Нет, – сказал Стигби. – Но я был в системе Кортена на Гесете.

– Незнакомые названия, – бесстрастно отреагировал Бертер.

– Планета, на которой вы добывали талиум, – пояснил аквианец. – Ее закрыли на карантин перед нападением чеокан. Это и спасло колонистов. Они, кстати, выжили.

– Похоже, я недооценил вашу расу, – произнес Велен. – Человечество очень быстро расширяет свои границы. Обычно на красные карлики не обращают внимания. Но вы ничего не упускаете. Настойчивы, скрупулезны, любознательны.

– Порой чересчур, – усмехнулся Эдгар. – Мы разблокировали портал и ввели адрес системы Сорины.

– Весьма опрометчивый поступок, – заметил креониец. – Она контролируется чеоканами. Вас сразу вычислили. Ящеры прорвались в герцогство?

– Мы приняли меры предосторожности, – проговорил Стигби. – Враг устроил западню на Адринозе. Я командовал десантной группой. Уцелели немногие. Рептилиям тоже досталось. Противник потерял передовую базу и крейсер.

– В самом деле? – Бертер изобразил удивление. – И как вы этого добились? Сомневаюсь, что человечество превосходит в технологическом развитии Везгир. Ваши корабли вооружены лазерными орудиями. Знаете, для чего нужен талиум?

– Догадываюсь, – сказал аквианец. – У крейсера чеокан было защитное энергетическое поле. Кроме того, он блокирует сигналы сканеров и средств связи.

– Именно, – подтвердил Велен. – В открытом бою вам не победить ящеров.

– Вы действительно нас недооцениваете, – грустно констатировал Эдгар. – Думаете, я лгу? Нет врага, которого нельзя убить. Надо лишь обладать смелостью, решительностью. Ради родных, близких, друзей люди готовы пожертвовать собой. Получив серьезные повреждения, один из наших кораблей протаранил крейсер рептилий. После взрыва судно чеокан распалось на сегменты. Мы бы прикончили подлых тварей, но поджимало время. Нас могли настигнуть преследователи.

– Интересная история, – холодно произнес креониец. – Поучительная. Если честно, я поражен. Ящеры уже давно не сталкивались с достойным соперником. Вы наказали их за надменность, высокомерие. Однако вернемся к сенатору Моксейну. Насколько я понял, он оставил прощальное послание.

– Да, – кивнула головой Эфрам. – Беглецы уничтожили корабли рептилий и совершили вынужденную посадку на Дорозу. Основать колонию им не удалось. Незадолго до смерти сенатор сделал запись. Моксейн надеялся, что кристаллы попадут либо к его потомкам, либо к представителям расы, способной бросить вызов чеоканам.

– Поразительное предвидение, – проговорил Бертер. – Крейсер пролежал в горах тысячу лет. И вот на него наткнулась группа солдат. Им достался необычайно ценный трофей. Впрочем, извлечь информацию из кристаллов люди не сумели. Они обратились за помощью к соседям. Тут и кроется главный вопрос: почему Везгир отказался от политики изоляционизма и запустил портал? Любопытство? Вряд ли. Оно вам не свойственно. Желание встретиться с бывшими союзниками? Нет. Нас давно ничего не связывает…

Велен взглянул на Дору. Креониец держал паузу, хотел заставить Эфрам оправдываться. Но женщина не дрогнула.

– Единственный разумный ответ – страх, – продолжил Бертер. – Вы боитесь внешнего вторжения. Учитывая, что враг угрожает и везгирийцам, и людям – это мерзкие ящеры. Только они способны уничтожить сразу две цивилизации.

– Не две, – поправил Стигби. – На территории империи проживает еще шесть рас.

– Империи? – мгновенно отреагировал Велен. – Какой империи? Речь шла о герцогстве.

– После победы над насекомыми власть в стране взял Тино Аято, – сказал аквианец. – Он провозгласил себя императором, основал династию. Пять веков мира и порядка. Мы осваивали новые планеты, укрепляли границы, строили боевые корабли. Но ничто не длится вечно. Двадцать лет назад на нас напал неизвестный враг. Состоялось грандиозное сражение. Захватчики были уничтожены, но флот понес серьезные потери. Воспользовавшись слабостью правителя, герцог Плайдский поднял мятеж. В результате империя распалась на несколько независимых государств. Хорос – одно из них.

– То есть, у вас междоусобица? – уточнил креониец.

– Увы, – ответил Эдгар. – Борьба за трон неминуемо приводит к кровопролитию. Проблема в том, что человек, свергнувший императора, заключил сделку с чеоканами. Он предоставил рептилиям плацдарм, позволил собрать портал возле Бельты.

– Глупец, – произнес Бертер. – Сам лезет в пасть к хищнику. Неужели не понимает, что подвергает и себя, и страну смертельной опасности?

– Жажда власти затмевает разум, – Стигби расстегнул ворот мундира. – Берду Видогу наплевать на человечество. Его интересует лишь асконийский престол. Цена не имеет значения. Подобные мерзавцы не такая уж редкость. По словам сенатора Моксейна, Креон проиграл войну ящерам из-за предательства собственных политиков и ученых. Что двигало негодяями: обида, алчность, тщеславие?

– Сейчас это уже неважно, – проговорил Велен. – Мы дорого заплатили за их измену. Наша цивилизация потерпела сокрушительное поражение и не может оправиться до сих пор. То же самое ждет и вас. Чеокане либо истребляют поверженные народы, либо превращают в рабов… Долго тянуть с вторжением они не будут.

– Рептилии прислали герцогу Плайдскому пятьдесят крейсеров, – вставил Эдгар.

– Это первая волна, авангард, – сказал Бертер. – Хотят провести разведку боем, проверить вашу цивилизацию на прочность.

На губах креонийца появилась горькая улыбка. Он пристально посмотрел на Стигби, затем на Эфрам.

– Теперь все ясно, – произнес Велен. – Вы отчетливо осознаете, что обречены. И потому прилетели сюда. Искали союзников, которые помогут разгромить ящеров. Использовали последний шанс…

– Мы их нашли? – спросил аквианец.

– Я искренне вам сочувствую, – попытался уйти от ответа Бертер. – Времени слишком мало. Модернизация кораблей – процесс длительный, трудоемкий. Да и наши ресурсы невелики. Я, конечно, сообщу Сенату, но на многое не рассчитывайте. Ввязываться в войну с чеоканами – верное самоубийство. Лучше подготовьтесь к эвакуации. Мы предоставим вам планету, пригодную для жизни.

– Предлагаете спасти несколько миллионов и пожертвовать миллиардами? – вмешался Ворх. – Просто взять и забыть о них. Начать все сначала. Как вы…

Астин поднялся с кресла, подошел вплотную к голографического изображению креонийца. В глазах самрая холодное презрение.

– Это один из вариантов спасения, – парировал Велен. – Принять такое решение нелегко. Но…

– К черту «но»! – зло процедил сквозь зубы Ворх. – Во что превратился гордый, могущественный народ? В жалких, трусливых крыс, забившихся в нору и боящихся высунуть нос наружу. Ваши предки, допустив ряд фатальных, трагических ошибок, тем не менее, дали достойный отпор агрессорам. Они сражались отчаянно, мужественно, не жалея ни себя, ни противника. И ради чего? Ради того, чтобы их потомки прозябали на окраине галактики, тряслись за собственную шкуру? Нет! Создавая секретную базу, они надеялись, что вы отомстите мерзким тварям за совершенное преступление!

– Господин Бранбенлин, вы чересчур категоричны, – попыталась смягчить тон Дора.

– Категоричен? – язвительно произнес Астин. – Да. Иначе в данной ситуации нельзя. Стигби прав, у нас нет времени на дипломатическую чепуху. Надо расставить все точки. Бегство – это крайняя мера. И в перспективе она ничего не дает. Еще никому не удавалось прятаться вечно. Рано или поздно, через пятьсот, через тысячу лет, ящеры найдут наши колонии. Таким способом цивилизацию не спасти.

– Вы понимаете, что лазерные орудия не пробивают энергетическое поле чеоканских крейсеров? – уточнил Бертер. – Враг будет безжалостно уничтожать ваши корабли.

– Значит, наши пилоты пойдут на таран! – жестко отреагировал самрай. – Мы готовы сгореть в адском пламени. Посмотрим, готовы ли к этому рептилии.

– Хороший ответ, – сказал креониец. – Именно его я и ждал. Позиции сторон определены. Когда у вас состоится сеанс связи с Везгиром?

– Через восемь часов, – проговорила Эфрам.

– Отлично, – кивнул головой Велен. – Сенат как раз закончит обсуждение. Уверен, кристаллы с записью на борту вашего крейсера. Хотелось бы взглянуть на них. Пришлите челнок. Вы ведь все равно сделали копии.

– Как пожелаете, – сдержанно произнесла Дора.

– Тогда до встречи, – сказал Бертер.

Голографическое изображение исчезло. В рубке управления воцарилась тишина. Люди и везгирийцы молча смотрели на креонийские корабли. Переговоры с Веленом Бертером ничего не прояснили. Мало того, в душе остался горький осадок. Великая раса, когда-то осваивавшая бескрайние космические просторы, создавшая Лигу дружественных государств теперь даже не помышляла о прежнем могуществе. Креонийцы покорились своей судьбе. Они были довольны тем, что у них есть и не мечтали о большем. Этот народ, как и везгирийцы, убил в себе дух авантюризма, жажду познания и изолировался от внешнего мира.

– Содержательная получилась беседа, – наконец произнес Эдгар. – Мне очень понравилась ваша речь, господин Бранбенлин. Пылкая, зажигательная, убедительная. А главное, своевременная. Нужно было надавить на Бертера.

– Надавить? – Дешум вскочил с кресла. – Вы двое едва все не испортили! Поставьте себя на место креонийцев. Тысячу лет они ни с кем не контактировали. И вдруг к ним прилетают бывшие союзники с представителями неизвестной, далеко не самой развитой расы и просят помощи в войне с чеоканами. Хотя нет, не просят, а в бесцеремонной форме настаивают. Это бестактность, беспредельная наглость! Существуют другие методы убеждения.

– Какие? – спросил аквианец. – Униженно умолять? Мы выглядели достойно, продемонстрировали твердость.

– Ваша твердость может привести нас к печальному результату, – возразил генерал. – Что если креонийцы откажутся принимать беженцев?

– Чушь! – сказал Стигби. – Они сделают все, что угодно, лишь бы информация о секретных символах не попала к рептилиям. Потому и предложили начать эвакуацию. Это их гарантия безопасности.

– Есть более простой способ, – парировал Леб. – Блокировка порталов.

– Креонийцы никогда не пойдут на такой шаг, – проговорил Эдгар. – Это то же самое, что замуроваться в глухом бункере. Неминуемо задохнешься. Им нужны ресурсы. Например, талиум. Очень редкий элемент.

– Господа, бессмысленный спор, – заметила Дора. – Мы терпеливо ждем решение Сената. Успокойтесь, тщательно обдумайте услышанное. Обострять отношения с креонийцами вряд ли целесообразно. Наши корабли сюда не для того летели. Постараемся извлечь максимум из этой экспедиции.

– Согласен, – тяжело вздохнул Астин. – Сдержанность и уравновешенность еще никому не мешала.

– В таком случае, все свободны, – подвела итог Эфрам. – Генерал, подготовьте челнок. Надо доставить кристаллы на крейсер Велена Бертера.

Ворх и Стигби двинулись к выходу из рубки управления. Раньше, чем через семь часов, потенциальные союзники на связь не выйдут. Можно пообедать, отдохнуть. Нервы и у людей, и у везгирийцев на пределе. Ситуация странная, в какой-то степени парадоксальная. С одной стороны, самые смелые надежды оправдались, цивилизация креонийцев выжила. Древняя раса не деградировала, не опустилась до варварства. Судя по всему, их база трансформировалась в государство с мощной, развитой инфраструктурой. С другой, не факт, что переговоры увенчаются успехом. Ввязываться в войну с ящерами – это большой риск. Креонийцы не настолько сильны. После второго поражения они уже не поднимутся. Да и вряд ли снова удастся спрятаться. Рептилии устроят настоящую охоту на беглецов. Галактика не так уж велика. Сенату возродившегося из пепла Креона предстояло принять историческое, судьбоносное решение.

Глава 4.

Необходимые жертвы

Астин и Эдгар вернулись в рубку управления спустя шесть часов. Стигби сразу заметил, что на обзорном экране только три креонийских крейсера. Один корабль куда-то исчез. Обращаться с этим вопросом к Дешуму и Эфрам аквианец не стал. Они о чем-то тихо беседовали, и прерывать их было невежливо. Кроме того, генерал крайне недоволен вмешательством людей в ход переговоров, а потому ждать от него подробного, обстоятельного ответа, по меньшей мере, наивно. В лучшем случае Леб ограничится короткой, ничего не значащей репликой. Совсем другое дело – Эншери. С ней у Эдгара прекрасные отношения.

Заложив руки за спину, Бланда неторопливо прохаживалась возле мостика. Это признак волнения. Что-то определенно беспокоит майора. Хотя эмоции она старается скрывать. Командир крейсера должен быть бесстрастным, невозмутимым.

– Какие-то проблемы? – негромко произнес Стигби.

– Мы передали кристаллы Бертеру, и его корабль ушел за звезду, – сказала Эншери.

– И что здесь такого? – пожал плечами аквианец. – Эта звездная система важный перевалочный пункт. Тут наверняка два гиперпространственных портала. Для связи с родной планетой креонийцам нужно активировать второе сооружение. И, разумеется, они не хотят, чтобы мы узнали код. Стандартная мера предосторожности.

– Но зачем забирать наш челнок? – поинтересовалась женщина.

– А кто был на борту? – спросил Эдгар.

– Один пилот, – проговорила Бланда.

– Не думаю, что это похищение, – покачал головой Стигби. – Простой офицер. От него мало толку. Общие сведения, не больше. Ваши технологии Креону тоже не нужны. Забывчивость, спешка? Вряд ли. Велен Бертер предусмотрителен, педантичен, последователен. Челнок ему зачем-то понадобился.

– Провокация? – предположила Эншери.

– Не думаю, – возразил аквианец. – Слишком сложная схема. Креонийцы могли нас просто уничтожить. Четыре крейсера против трех. Они бы даже потерь не понесли. Спасшихся взяли бы в плен. У меня создалось впечатление, что Бертер вел какую-то игру. Судя по всему, скоро мы станем свидетелями ее финала.

– А если у них соглашение с чеоканами? – выдохнула женщина. – И сейчас они решают, как с нами поступить.

– Тогда мы умрем, – улыбнулся Эдгар. – В мире нет ничего невозможного, особенно когда речь идет об иных цивилизациях, но этот вариант маловероятен. Ящеры не нуждаются в союзниках. Мерзкие твари безжалостно истребляют высокоразвитые народы. Они предпочитают доминировать, господствовать на захваченной территории.

– Удаленная резервация, – вставила Бланда.

– С собственными порталами и боевыми кораблями, – парировал Стигби. – Чрезмерная щедрость. Рептилии не способны на такое великодушие.

– Сделка? – не унималась Эншери.

– Сомневаюсь, – произнес аквианец. – Заклятые враги…

Закончить фразу бывший пират не успел.

– Крейсер креонийцев, – выкрикнул наблюдатель.

Везгирийцы быстро заняли свои места. Астин и Эдгар тоже сели в кресла. «Серебристая» точка на обзорном экране стремительно приближалась к «Альдии», «Дерии» и «Кальчину». В какой-то момент корабль Бертера снизил скорость и лег в дрейф. Тут же от него отделился челнок.

– Установить связи с пилотом! – скомандовала Эншери.

Много времени на это не потребовалось. Офицер сообщил, что чувствует себя отлично. Машина находилась в шлюзовом отсеке креонийского крейсера, и он ни на секунду ее не покидал. Но главная новость – на борту челнока какой-то важный гость. В рубке управления снова воцарилась томительная тишина. Нарушил ее Леб Дешум.

– И как это понимать? – раздраженно проговорил генерал. – Креонийцы нас о подобном сюрпризе не предупреждали.

– Экспромт, – усмехнулся Стигби. – Они нравятся мне все больше и больше. В них есть какая-то авантюрная жилка.

– Не болтайте чепуху! – вскипел Дешум. – Не исключена диверсия. Взрыв внутри корабля выведет его из строя. Мы станем легкой добычей.

– Чего же вы медлите? – язвительно спросил аквианец. – Сбейте челнок.

– Ни в коем случае! – вмешалась Эфрам. – Мы обязаны доверять союзникам. Статус гостя неизвестен. Потому устраивать официальных церемоний не будем. Майор Эншери, отправьте помощника встретить креонийца. Пусть проводит его сюда. Он ведь прилетел на «Альдию» с какой-то конкретной целью.

Леб был явно не согласен с Дорой, но вступать в полемику не стал. До начала боевых действий руководителем экспедиции является Эфрам. Через двадцать минут в рубку управления широкой, размашистой походкой вошел Велен Бертер. Он остановился в центре помещения, с любопытством огляделся по сторонам. На губах креонийца дружеская, чуть ироничная улыбка.

– Здравствуйте, господа, – сказал Велен. – Похоже, вы несколько удивлены.

– Признаюсь честно, да, – ответила Дора. – Ваш визит – приятная неожиданность.

– В таком случае, кое-что поясню, – произнес Бертер. – Вы активировали портал, ввели секретные символы. Чеокане за тысячу лет не сумели раскрыть древнюю тайну, а тут везгирийцы… Возникли опасения. Либо вы совершили гигантский скачок в своем развитии, либо покорены другой расой. При любом раскладе – это угроза нашему существованию. Трагическая история Пилоса Моксейна затерялась в глубине веков. По архивным данным он погиб в сражении у Дентеры. Разумеется, мы не могли рисковать…

– И спрятали за звездой мощный флот, – заметил Стигби.

– Вы необычайно проницательны, – проговорил Велен. – Я не командир патрульного отряда, я сенатор. У меня огромные полномочия. Если бы враг проявил агрессию, мы бы его атаковали.

– Но вместо эскадры противника вы увидели три разведывательных крейсера, – констатировал Эдгар. – Причем, с не самыми блестящими характеристиками.

– Да, – подтвердил Велен. – К сожалению, Везгир в техническом развитии несильно продвинулся. Не обижайтесь, такое бывает. Полоса фундаментальных научных открытий сменяется долгим периодом застоя. Мы тоже давно топчемся на месте. Значительная часть генофонда Креона была утрачена во время нападения ящеров.

– Тем не менее, вы пошли на контакт с нами, – сказала Эфрам.

– Мы хотели узнать, что заставило Везгир отказаться от политики изоляционизма, – произнес сенатор.

– Вы получили полный, исчерпывающий ответ, – жестко отреагировала Дора. – Что дальше? Бросите нас на произвол судьбы, отдадите на растерзание рептилиям?

– Нет, нет, – возразил Бертер. – Я бы тогда не прилетел. Креон поможет вам в войне с чеоканами. Это наш священный долг, долг перед предками.

– Ничего не понимаю, – растерянно выдохнул Дешум. – А как же ваше сочувствие, разговоры о модернизации кораблей, об эвакуации населения?

– Одно другому не мешает, – Велен приблизился к Астину и Эдгару.

Он выше самрая почти на две головы. Сенатор внимательно, пристально рассматривал людей. Их лица, кожу, одежду. Для креонийца Ворх и Стигби представители новой, неизвестной расы. После небольшой паузы Бертер продолжил:

– Я проверял вас. Красивые пафосные речи часто бывают лживы. Вашему миру угрожает смертельная опасность. Война с ящерами – это война на истребление. В данной ситуации все поступают по-разному. Кто-то сдается на милость победителя, кто-то спасается бегством, а кто-то дерется до конца. Я не случайно предложил свободную планету. Может, именно ее вы и искали.

– Наживка, – с горечью проговорила Эфрам. – Вы наблюдали за нашей реакцией. Заглотим мы ее или нет. По-моему, это низко и подло.

– Ничуть, – парировал Велен. – Солдат, идущий в бой, должен быть уверен в своих товарищах. Что они не дрогнут, не предадут его в трудную минуту. Господин Бранбенлин прав, нельзя прятаться вечно. Мы всегда отчетливо осознавали, что рано или поздно рептилии найдут нас. Тысячу лет колония готовилась к жестокой схватке. Вы даже не представляете, что это такое – жить в вечном страхе. Ты рождаешься, учишься, заводишь семью и постоянно думаешь о мерзких тварях, которые в любой момент могут вынырнуть из черной бездны и уничтожить тебя и твоих детей.

– Удивляюсь, как вы не спятили, – заметил Эдгар.

– Заткнись, – прорычал Астин.

– Все нормально, – произнес сенатор. – В первое время нас действительно захлестывали волны паранойи. Суициды и сейчас не редкость. Но мы справились. Построили города, космические доки, межзвездные крейсера. Креон готов встретить врага. На этот раз победа дорого достанется чеоканам. И помогла нам преодолеть все трудности, как ни парадоксально, жажда мести. Каждый креониец мечтает увидеть столицу ящеров, пылающую в огне.

– Но в одиночку вам рептилий не разгромить, – догадался Леб.

– Да, – кивнул головой Бертер. – У чеокан огромный флот. Мы такими ресурсами не обладаем. Внезапное появление разведывательных кораблей Везгира – это невероятная удача. Наш шанс свести счеты с ящерами и избавиться от многовекового страха. По счастливому стечению обстоятельств у вас есть смелый надежный союзник. Молодые расы всегда демонстрировали отвагу, решительность, поразительную жизнестойкость. Правда, им не хватало терпения, рассудительности, а порой и здравого смысла. Эти недостатки свойственны и человечеству. Однако люди с потрясающей легкостью превращают собственные пороки в достоинства. С подобным феноменом мы еще не сталкивались.

– Вы нас переоцениваете, – усмехнулся Стигби. – Мерзавцев в империи хватает. Тщеславные, властолюбивые правители, продажные политики, алчные работорговцы. У некоторых руки по локоть в крови. Я, к примеру, далеко не ангел. Мне свои грехи за всю оставшуюся жизнь не искупить.

– Очередное подтверждение моих слов, – сказал Велен. – Перечисленные вами категории – это пена. Она схлынет, растает. Главное, что вода в море чистая. Ради родных, близких, ради человечества вы готовы на самопожертвование. А большего не требуется. Кто-то, конечно, испугается, струсит, но основная часть людей, забыв о прежних обидах, будет сражаться с чеоканами насмерть. Потому Сенат Креона и проголосовал за вступление в войну. Мы перестали бы уважать себя, если бы не помогли вам.

– И чтобы сообщить эту важную новость, вы лично прибыли на «Альдию», – произнес Дешум.

– Нет, – возразил Бертер. – У меня другая цель: установить контакт с высшим руководством ваших стран. Если я не ошибаюсь, эскадра ящеров скоро вторгнется в пределы империи. Времени мало. Мы должны срочно разработать план совместных действий. До сеанса связи с Везгиром меньше часа. Ваша миссия завершена. Пора возвращаться домой.

– Хотите совершить это путешествие с нами? – уточнила Эфрам.

– А есть другие предложения? – мгновенно отреагировал Велен. – Ваши лидеры, командующие прилетят сюда?

– Обсудить детали операции можем и мы, – проговорил Леб.

– Сомневаюсь, – жестко сказал сенатор. – Разведчиков не наделяют такими полномочиями. Информация о численности флота, маршрутах передислокации, районах сосредоточения держится в строжайшем секрете. Утечка информации грозит катастрофой. Человечество раздроблено. Отдельные герцогства, графства, баронства могут стать на сторону рептилий. Тогда расклад сил в корне изменится. Это тоже надо предусмотреть.

– Доводы убедительные, – Дешум тяжело вздохнул, – но существуют правила…

– Я понимаю, чего вы боитесь, – оборвал генерала Бертер. – Придется разблокировать портал у Везгира. А вдруг крейсера Креона нырнут в гиперпространственный тоннель? Что если все это хитроумная игра, и захватчики атакуют родную планету? Мои гарантии ничего не стоят. Моя жизнь тем более… Выбор за вами. Либо мы продолжаем пустую болтовню, либо начинаем доверять друг другу.

Астин и Эдгар в разговор не вмешивались. Везгирийцы должны самостоятельно принять решение, без давления союзников. Риск довольно велик. Что они знают о Креоне? Ничего. Тысяча лет – огромный срок. Беды и лишения могли озлобить древний народ. Разочарование, гнев, ненависть переполняют души креонийцев. Нападение на Везгир вполне вероятное развитие событий.

С другой стороны, цель экспедиции – найти могущественных союзников. Она достигнута. Что дальше? Первый, самый трудный шаг сделан, отступать поздно. Топтаться на месте, вести бесполезные беседы – глупо. Тогда вообще не имело смысла лететь. Или везгирийцы надеялись, что здесь никого нет? Тягостная пауза затягивалась. Ни Доре, ни Лебу не хватало смелости взять ответственность на себя.

– Креонийские корабли уходят! – громко доложил наблюдатель.

Все присутствующие тут же посмотрели на обзорный экран. Серебристые точки быстро удалялись от портала.

– Я предполагал, что у вас возникнут сомнения, – пояснил Велен. – Это должно послужить доказательством наших честных намерений. Чтобы обогнуть звезду, эскадре потребуется не меньше часа. Гиперпространственный тоннель к тому моменту уже закроется. Кроме того, вы контролируете сооружение. Совершить «прыжок» можете не сразу, а минут через двадцать после активации кольца. Если заметите опасность, выведите портал из строя.

– Хорошо, – кивнула головой Эфрам. – Генерал Дешум, прикажите «Дерии» и «Кальчину» направить орудия на сооружение. Господин Бертер, если появятся ваши крейсера, мы уничтожим портал.

– Столь радикальные меры не понадобятся, – улыбнулся сенатор.

Ворх и Стигби сели в кресла. Теперь оставалось лишь ждать. Креониец неторопливо прохаживался по рубке управления. Он с нескрываемым интересом наблюдал за работой дежурной смены. На его лице ни малейших эмоций. Выдержка у Велена отменная. А ведь Бертер в роли заложника. Если что-то пойдет не так, сенатор станет первый первой жертвой конфликта. И ему не стоит рассчитывать на легкую смерть. Бедняга чересчур много знает.

Сеанс связи состоялся в точно установленное время. Серьезных проблем не возникло. Дора сообщила о контакте с креонийцами, вкратце рассказала о достигнутых договоренностях и получила разрешение активировать портал. Разумеется, везгирийцы примут соответствующие меры предосторожности. Встречать разведчиков будет весь флот страны. Прорваться вглубь звездной системы противнику не дадут. Опыт неудачной войны с торлианцами учтен.

Не успело синеватое сияние исчезнуть, как автоматическая система «Альдии» вновь запустила кольцо. Путь домой был открыт. Однако нырять в гиперпространственный тоннель корабли не спешили. Эфрам прислушалась к совету сенатора.

Везгирийцы явно взволнованы, они то и дело поглядывают на обзорный экран. Пока все чисто. Бертер, в свою очередь, абсолютно спокоен. Ему, похоже, нечего боятся. На двадцать третьей минуте Дора наконец дала команду на прыжок. Крейсера устремились к кольцу. Легкий толчок и звездное небо вокруг погасло. В помещении вспыхнул яркий свет. Эдгар встал, расстегнул ворот мундира. Теперь можно расслабиться.

– Простите за холодный прием, – произнесла Эфрам, обращаясь к сенатору. – В тех обстоятельствах было не до церемоний.

– Нет, нет, никакого официоза, – тут же отреагировал Бертер. – Это не дипломатический визит. Простое, дружеское общение меня устроит гораздо больше. Надо разрушить стену недоверия между нами.

– Идеальный способ – бутылка крепкого вина, – заметил Стигби. – Ничто так не сближает народы, как алкоголь. После двух бокалов добреют даже брайтгезы. Правда, больше четырех им наливать не следует. Они превращаются в диких, необузданных монстров.

– Брайтгезы? – недоуменно спросил Велен.

– Одна из слаборазвитых рас на территории империи, – ответил Астин. – Крайне агрессивный, воинственный народ с весьма непривлекательной внешностью. Мы помогали им, но во внутренние дела не вмешивались.

– Что-то вы недоговариваете, – усмехнулся сенатор. – Офицер близко знаком с представителями этой расы.

– Капитан Стигби был пиратом, – произнес самрай. – Брайтгезы служили у него телохранителями. После свержения императора в стране воцарился хаос. Медленно, постепенно герцог Хоросский наводит порядок. С грабежами в космосе уже покончено.

– И вместо того, чтобы примерно наказать преступника, его отправляют в дальнюю разведку, – констатировал Бертер. – Я поражен. Либо ваш правитель необычайно мудр, либо, наоборот, не очень умен и крайне опрометчив.

– Мы бы с удовольствием вздернули негодяя на виселице, – сказал Ворх, – но он оказал человечеству неоценимую услугу. Недостатки капитана полностью компенсируются его достоинствами. Стигби смел, рассудителен, проницателен. У него редкий талант выпутываться из самых безнадежных ситуаций. В системе Сорины именно он вывел сирианский крейсер из западни, устроенной чеоканами.

– Вы настолько суеверны? – уточнил Велен.

– Нет, – возразил Астин. – Мы предельно прагматичны, учитываем каждый, даже малозначительный факт. Казнить человека несложно. Но что от этого толку?

– Пожалуй, – согласился сенатор. – Пусть уж лучше офицер погибнет в бою с ящерами, чем на эшафоте. Мы называем такой подход максимальным использованием ресурсов.

– Звучит как-то унизительно, – вставил Эдгар. – Я, между прочим, не пленник. Вы обсуждаете капитана сирианского флота. Некоторые эпитеты господина Бранбенлина мне понравились, но он чересчур прямолинеен. Ему не хватает хитрости, изворотливости, всегда идет напролом. А правда порой бывает вредна.

– Что ж, теперь я понял, почему герцог Хоросский выбрал вас двоих, – проговорил Бертер. – Вы дополняете друг друга. Два противоположных полюса. Разные характеры, разный образ мышления, разные идеалы. И при этом одна цель. Оба готовы умереть за человечество. Похвальное качество. Постоянная, внутренняя борьба стимулирует общее развитие цивилизации. Таким образом, удается избежать застоя. Вы словно вулкан, который в любой момент может взорваться.

– Предлагаю за это выпить, – сказал Стигби. – Если, конечно, руководитель экспедиции позволит. На везгирийских кораблях запрещено употреблять алкоголь. Но ради гостя…

– Вынужден вас огорчить, капитан, – улыбнулся Велен. – Я не намерен нарушать установленные на крейсере правила. А вот пообедать действительно не мешало бы. Разумеется, мне придется сделать химический анализ продуктов. Не хочу умереть от банального отравления.

Генерал Дешум жестом предложил сенатору пройти в кают-компанию. За мужчинами двинулись Дора Эфрам и Бланда Эншери. Эдгар и Астин немного отстали. Во взгляде самрая без труда читался немой укор. Аквианец мог бы и помолчать. Не стоило демонстрировать креонийцу свою порочность. Стигби в ответ лишь пожал плечами. В его поведении не было ничего предосудительного. Он вел себя как обычно, свободно и непосредственно. Чопорность и официальность не для бывшего пирата.

Полет до системы Кассаны длился пять дней. Все это время прошло в долгих беседах с Веленом Бертером. Сенатор очень внимательно слушал рассказы везгирийцев и людей. Креонийца интересовала история двух стран, климатические условия на планетах, научные открытия.

Немало вопросов Велен задал о политическом устройстве империи, взаимоотношениях герцогств, графств, баронств. Тайной это не являлось. Союзники должны знать, что у владыки Хороса есть могущественные враги. Не случайно Берд Видог заключил сделку с рептилиями и позволил им построить гиперпространственный портал недалеко от Церены. Человечество сейчас разобщено, раздроблено. О численности флота и технических возможностях кораблей Ворх и Стигби благоразумно умолчали. Это не их компетенция.

Впрочем, Бертер тоже не был откровенен. Ни Эдгару, ни Доре Эфрам так и не удалось выяснить, где располагалась главная база Креона. Сенатор ограничивался намеками: далекое рассеянное скопление, обычная, ничем не примечательная звездная система. Разумеется, ни слова о секретных кодах и количестве крейсеров. И осуждать Велена нельзя. Он не имел права рисковать. Шансы на победу в войне с чеоканами невелики. В случае поражения планеты креонийцев станут убежищем сразу для трех цивилизаций. Утечка информации в данной ситуации равносильна самоубийству. Потому никто и не настаивал.

Непосредственно перед тем, как «Альдия» вынырнула из кольца, генерал Дешум вежливо попросил Бертера, Ворха и Стигби покинуть рубку управления. Стандартная мера предосторожности. Хотя креонийцу прекрасно известно, где находится сооружение. Легкий толчок, и корабль начал снижать скорость. Вскоре крейсер лег в дрейф. Через пятнадцать минут лейтенант Барасон сообщил, что самрая и аквианца ждут в шлюзовом отсеке. Астин и Эдгар быстро собрали вещи и направились к лифту. Велен, Дора и Леб уже стояли у челнока.

– Что за спешка? – спросил Стигби.

– Личное распоряжение главы Ассамблеи, – ответила Эфрам. – Военный совет на «Братоне».

– Похоже, события развиваются по самому худшему сценарию, – заметил капитан.

Комментировать его реплику везгирианка не стала. Дора резко развернулась и зашагала к летательному аппарату. Челнок стартовал незамедлительно. На флагманском корабле хоросского флота гостей встречал майор Ворден. Офицер неукоснительно соблюдал все правила дипломатического этикета. Он был вежлив, корректен, бесстрастен. Однако его взгляд то и дело останавливался на Бертере. Командир крейсера ничего не знал о Креоне и явно не ожидал увидеть представителя неизвестной цивилизации. Хотя о чем-то подобном герцог наверняка предупреждал майора. Не зря же приняты строгие меры безопасности. Кроме Вордена в шлюзовом отсеке ни души. Ни пилотов, ни техников. Нет даже роботов-уборщиков.

Зато Эдгар сразу заметил второй везгирийский челнок. Из-за него экипажу «Братона» пришлось отодвинуть десантные боты в дальнюю часть помещения. Машины стояли буквально в метре друг от друга. Вывод напрашивался сам собой: Нола Корати уже на корабле. Союзники готовы к переговорам с сенатором.

Майор лично проводил разведчиков и креонийца до апартаментов правителя. Гвардейцы у двери молча расступились. Брин Саттон сидел на диване. Напротив него в кресле расположилась глава Ассамблеи. Справа от нее застыл еще один везгириец. Он, как и Дешум, в военной форме и с генеральскими знаками различия. Определить его возраст достаточно сложно, но, судя по всему, незнакомец немного старше Леба. Приветствие было коротким, без лишнего пафоса. Эфрам представила сенатора Бертера, а Корати своего спутника. Им оказался командующий везгирийского флота Дрек Ларум. После непродолжительной паузы герцог негромко произнес:

– Мы искренне рады, что удалось найти союзников в войне с грозными захватчиками. Я ведь не ошибаюсь?

– Нет, нет, – мгновенно отреагировал Велен. – Вы абсолютно правы. Тысячу лет креонийцы мечтали отомстить подлым, коварным тварям, уничтожившим наш мир. И вот этот момент настал. Упускать такой шанс было бы глупо.

– Создается впечатление, что вы растеряны, удивлены… – сказал Брин.

– Простите, – улыбнулся Бертер. – Я действительно отвлекся. За время полета слышал много лестного о владыке Хороса. Сильный, рассудительный, дальновидный. У меня невольно сложился образ…

– А тут больной, немощный старик, – догадался Саттон. – Оригинал не соответствует описанию.

– Не совсем так, – попытался смягчить формулировку сенатор.

– Все именно так, – грустно кивнул головой герцог. – Мы не имеем права сейчас лгать. Здоровье у меня слабое, нужна операция на сердце. Но делать ее некогда. Я могу умереть через год, через месяц, завтра.

– Тогда насколько справедливо утверждение, что только вы способны объединить человечество? – спросил Велен.

– Оно близко к истине, – Брин пристально посмотрел на креонийца. – Мой внук Лекс и графиня Сирианская слишком молоды, герцог Грайданский чересчур тщеславен и властолюбив, остальные правители алчны и трусливы. Если со мной что-то случится, начнется жестокая драка за освободившееся место национального лидера. Это неминуемо приведет к хаосу и кровопролитию.

– И ящеры разобьют вас без особого труда, – констатировал Бертер.

– Берд Видог, их прихвостень, на то и рассчитывает, – проговорил Саттон.

– Не лучший расклад перед решающим сражением, – поморщился сенатор.

– Не лучший, – согласился герцог. – И потому я предельно откровенен с вами. Между союзниками не должно быть недомолвок. Либо мы деремся вместе, либо вы остаетесь в стороне. И в этом нет ничего предосудительного. Каждый народ выбирает свою судьбу.

– Благодарю за честность, – произнес Велен. – Теперь понятно, почему на вас возлагаются такие надежды. Предлагаю перейти к делу. Нас давно не пугают беды и невзгоды. Креон не нарушит данное обещание. Однако мы не очень представляем расстановку сил. Было бы неплохо взглянуть на карту империи.

– Разумеется, – сказал Брин. – Никаких тайн…

На небольшом столе находился специальный прибор. Правитель Хороса взял пульт, нажал на кнопку, в ту же секунду вспыхнула голографическая сфера. Внутри нее сверкали десятки звезд. Несколько минут Бертер внимательно изучал карту. Люди и везгирийцы ему не мешали.

– Каковы размеры контролируемой территории? – уточнил сенатор.

– Четыреста парсек на двести десять, – ответил герцог. – Но это во времена империи.

– Неплохо, – заметил Велен. – Вы действительно уникальная раса. Расширяли границы потрясающими темпами. Здесь ведь не все звездные системы?

– Только те, в которых есть планеты, пригодные к жизни, – пояснил Брин.

– Вы шутите, – усмехнулся Бертер. – Я вижу в центре белый гигант.

– Сириус, – бесстрастно проговорил Саттон. – Это колыбель человечества. Наша Родина.

Сенатор изумленно посмотрел на Дору Эфрам. На лице везгирианки ни малейших эмоций. Значит, герцог не лжет.

– Чудеса! – выдохнул Велен. – Мы никогда не сталкивались с подобным феноменом. Странная аномалия. Белые гиганты – молодые звезды, планеты у них еще не успели сформироваться. Тем более, с атмосферой, водой, растительностью.

– Нет правил без исключений, – парировал Брин. – Вселенная удивительна и многообразна, она нередко преподносит сюрпризы.

– Пожалуй, – произнес Бертер. – Теперь помогите мне. Бельту я нашел. Куда враг хочет нанести удар?

– Цель Берда Видога – Грайд, – Саттон показал на скопление.

– Разумно, – сказал сенатор. – Стратегический плацдарм для дальнейшего вторжения. Сколько лететь его кораблям?

– Восемьдесят пять парсек, – ответил герцог. – Плайдская эскадра уже стартовала. Через двадцать девять дней она достигнет цели.

– Чеокане будут там раньше, – проговорил креониец.

– С чего вы взяли? – спросил Леб Дешум.

– Их крейсера быстрее ваших, – произнес Велен. – От Бельты до Грайда парсек шестьдесят…

– Пятьдесят два, – поправил Брин.

– Ящеры преодолеют это расстояние за четырнадцать дней, – сказал Бертер. – У них где-то назначена точка встречи. Что вы намерены предпринять?

– Ничего, – Саттон отрицательно покачал головой. – Мы пока не готовы к битве. Чтобы сохранить корабли, я заставлю правителя Грайда отступить.

– А он послушается? – вставила Корати. – Натан Делвил – высокомерный, надменный упрямец.

– У меня появились надежные рычаги, – проговорил герцог. – Кроме того, в одиночку ему не справиться с рептилиями. Делвилу придется поумерить свою гордыню. В районе Сириуса я соберу мощный флот.

– Его состав? – спросил сенатор.

– Двести тяжелых крейсеров, сто легких и триста эсминцев, – произнес Брин. – Разумеется, это предварительные цифры.

– По вооружению и защите ваши корабли значительно уступают чеоканским крейсерам, – парировал Велен. – Преимущество в численности иллюзорно. Эскадра понесет ужасные потери. И не факт, что победит. Но главное, вы имеете дело лишь с авангардом ящеров. Враг хитер и безжалостен. Сражение у Грайда для него разведка боем. Рептилии выясняют, на что способно человечество. В случае поражения они перебросят сюда основную часть флота.

– Мы это понимаем, – Саттон расстегнул ворот рубашки. – Потому я и отдаю противнику Грайд. Выигрываю время. Через три месяца подойдет мой резерв из Хороса. Кроме того, к нам присоединятся корабли Талата, Яслога, Комона, Розаны. Во второй битве примут участие крейсера Везгира. Если и вы…

– Простите, что прерываю, – остановил герцога Бертер. – Давайте акцентируем внимание на деталях. Допустим, вы разгромили передовой отряд чеокан. Возмездие последует незамедлительно. Ящеры невероятно мстительны. Спустя всего двадцать дней захватчики снова ударят по Грайду. Какими силами вы будете обладать к тому моменту?

– Четыреста тяжелых крейсеров, двести легких и пятьсот эсминцев, – сказал Брин. – Даже у императора не было такого флота.

Эта фраза правителя Хороса не произвела на сенатора ни малейшего впечатления. Он на редкость спокойно воспринял полученную информацию. Не выразил ни восхищения, ни разочарования. Заложив руки за спину, креониец неторопливо прошелся по комнате. Судя по всему, Бертер проводил какие-то расчеты.

– Боюсь, рептилии вас сомнут, – наконец проговорил сенатор. – По словам капитана Стигби орудия чеокан без труда пробили броневые листы сирианского крейсера. За несколько минут один из самых современных кораблей графства превратился в груду металлолома. Суда более низкого класса при первом же попадании разлетятся на куски. И поверьте, ящеры учтут неудачный опыт Сорины. Тогда они подпустили вражеский крейсер слишком близко. Теперь чеокане будут расстреливать ваши корабли с дистанции.

– Защитное поле можно вывести из строя? – поинтересовался Эдгар.

– Разумеется, – ответил Велен. – На каждом судне рептилий установлен специальный генератор. Он работает на основе талиума. Потребляет огромное количество энергии. При постоянных попаданиях возникают бреши. Увеличение нагрузки неминуемо приводит к отказу оборудования.

– Поле сферическое? – уточнил аквианец.

– Да, – произнес Бертер. – Но не однородное. В зависимости от боевой ситуации можно перераспределить энергетические потоки. Например, с головной части крейсера на борта или корму.

– Где расположен генератор? – спросил Эдгар.

– Центральная палуба третьего сегмента, – сказал сенатор. – Защищен со всех сторон толстой броней.

– А вы неплохо осведомлены, – заметил Ларум. – Откуда такие сведения о кораблях ящеров? Креон ведь воевал с ними тысячу лет назад.

– Мы потерпели сокрушительное поражение, – проговорил Велен. – Уцелела лишь наша база. И то по счастливому стечению обстоятельств. Предатели ничего не знали о секретном проекте Сената. Однако досталось и рептилиям. За победу они дорого заплатили. От их флота мало что осталось. Продолжать экспансию чеокане были не в состоянии. С яростью голодного хищника мерзкие твари принялись уничтожать инфраструктуру креонийских планет. Взрывали космические доки, разрушали города, сжигали поля и фермы.

– Провоцировали голод, – догадался Саттон.

– Готовились к вторжению, – поправил герцога Бертер. – В терпении рептилиям не откажешь. Они начали высадку войск через сорок лет после нападения. Это был сущий ад. В плен чеокане никого не брали. Они беспощадно истребляли расу, превосходящую их в развитии. Полная зачистка захваченных территорий. Никто не спасся. Миллиарды убитых…

– А как же Лига? – вмешалась Эфрам.

– Лига? – сенатор горько усмехнулся. – Она рассыпалась как песочный замок. Старые противоречия вспыхнули с новой силой. Бесконечные споры, конфликты, войны. Торлианцы и дестенцы даже предъявили ультиматум ящерам. Добились каких-то уступок. Глупцы. Они думали, что рептилии остановятся на достигнутом. А ящеры, между тем, строили боевые корабли. И вот настал момент, когда чеокане двинулись дальше. Методично, последовательно рептилии покоряли одно государство за другим. Некоторые народы оказали агрессорам сопротивление, но за восемь веков пали все страны Лиги.

– Почему они не заблокировали порталы? – удивился Дешум.

– Блокировали, – произнес Велен. – Не помогло. Ящеры необычайно настойчивы, упрямы. Идут к цели, преодолевая любые преграды и не считаясь с потерями. А их цель – мировое господство. Чеоканам хорошо известно местоположение звездных систем с обитаемыми планетами. Они либо направляли туда мощный флот, либо где-то поблизости собирали второе кольцо.

– Берд Видог допустил фатальную ошибку, – констатировал Брин.

– Эта тактика доведена рептилиями до совершенства, – подтвердил Бертер.

– Создается впечатление, что вы наблюдали за ящерами, – сказала Корати.

– Так и есть, – проговорил сенатор. – Использовать порталы по понятным причинам мы не могли. Кораблей у нас тоже было мало. Но неведение страшило еще больше. Жители колонии каждый день с ужасом ждали появления эскадры чеокан. Все это грозило массовой истерией. Сенат принял решение выслать разведчиков. Крейсера летели по уже проложенному маршруту. Внешние границы рептилии не охраняли. Корабли ящеров базировались возле захваченных планет. Запустить автоматически зонды труда не составило. По размеру они невелики, а информацию передают короткими импульсами.

– Прошла тысяча лет, – заметила Нола. – В мире нет ничего вечного. Первые зонды давно перестали функционировать. Значит, вы периодически их меняете. Но за это время чеокане окрепли и существенно расширили свою территорию. Они наверняка патрулируют наиболее опасные сектора. Как в такой ситуации прорваться к внутренним звездным системам?

– Не забывайте, в технологическом развитии Креон всегда опережал рептилий, – парировал Велен. – Если бы не предательство некоторых наших ученых, у рептилий не было бы ни плазменных орудий, ни защитного энергетического поля. Ящеры даже не знали об уникальных свойствах талиума. Вдаваться в подробности нет смысла. Скажу лишь, что мы внимательно следим за противником.

– Неужели чеокане ни о чем не догадываются? – спросила глава Ассамблеи.

– Догадываются, – произнес Бертер. – Часть зондов они обнаружили и ликвидировали. Но рептилии не могут идентифицировать находку. Система самоуничтожения работает безупречно. Вот почему ящеры не атаковали сирианские крейсера. Им были нужны пленники.

– И ваши разведчики никогда не сталкивались с кораблями чеокан? – недоверчиво проговорил Дешум.

– Инциденты случались, – ответил сенатор. – Покорив все соседние народы, рептилии начали активно осваивать дальний космос. У командиров креонийских крейсеров жесткий приказ: в стычки не вступать, при угрозе захвата уничтожить судно вместе с экипажем. К счастью, до таких крайностей дело не доходило. Наши корабли гораздо быстрее. Ни одна погоня ящеров не увенчалась успехом. Соблюдая меры предосторожности, мы проникаем в их владения с разных сторон. Определить основное направление невозможно.

– Если я правильно понял, вам известно, сколько крейсеров у чеокан, – констатировал Ларум.

– Да, – кивнул головой сенатор. – Около шестисот. Пятьдесят уже здесь.

– Рептилии не рискнут перебрасывать сюда все корабли, – вставил Стигби.

– Не рискнут, – подтвердил Велен. – Эскадра в системе Одии насчитывает четыреста крейсеров. И она готова к вторжению.

– Четыреста, – с дрожью в голосе повторил Брин Саттон. – У нас столько же. Вспомогательные суда большой роли не играют.

– О том и речь, – с горечью произнес Бертер. – Ящеры вас сомнут.

– Вы не учитываете флот Везгира, – вмешалась Корати. – А это двести пятьдесят кораблей. Мы не оставим союзников один на один с безжалостным врагом.

– Все равно мало, – вздохнул сенатор. – Жаль. Был шанс покончить с мерзкими тварями.

– Поясните, – проговорил герцог.

– Тысячу лет мы мечтали отомстить чеоканам, – сказал Велен. – Ценой неимоверных усилий Креон возродился из пепла. Сейчас у нас сто семьдесят отличных крейсеров. К сожалению, этого не достаточно, чтобы разгромить рептилий. Мы можем отразить нападение, но сами не в состоянии атаковать. Идеальный вариант, если ударная эскадра ящеров на какой-то период покинет зону Лиги.

– И что тогда? – поинтересовалась Нола.

– Тогда Креон отплатит подлым убийцам той же монетой, – ответил Бертер. – История повторится. Корабли чеокан рассредоточены по шести районам. Мы выныриваем, блокируем порталы и в течение десяти дней уничтожаем заслоны рептилий. Они потеряют все завоеванные планеты.

– Блестящая идея, – произнес Саттон. – Проблема в том, что в этот момент кто-то должен сковывать гигантский флот ящеров. Задача, по вашему же признанию, практически невыполнимая. Да и что потом? Рептилии ведь попытаются вернуться.

– Вы правы, – согласился сенатор, – план утопический. Без сильных союзников неосуществимый. Мы надеялись, человечеству удастся обескровить чеокан. Нам останется лишь добить раненого зверя. Увы, желаемое часто не соответствует действительности. Придется отказаться от этой затеи. Креон не отдаст империю на растерзание рептилиям.

В помещение воцарилась тягостная тишина. Все присутствующие отчетливо понимали, что предстоящая битва станет серьезным испытанием. Даже участие в ней креонийцев не гарантирует победы.

– Вы торопитесь с выводами, – после паузы проговорил герцог. – Допустим, враг потерпел поражение. Остатки флота ящеров уйдут к порталу в систему Церены. Преследовать их будет некому. Чеокане исчезнут, отступят, но не смирятся с унижением. Через десять, двадцать, пятьдесят лет они появятся снова. Мы, конечно, модернизируем корабли, создадим мощную систему обороны. Но я очень сомневаюсь, что это спасет нас. У рептилий огромные ресурсы Лиги, миллиарды рабов. Противник построит тысячи крейсеров.

– К чему вы клоните? – Велен посмотрел на правителя Хороса.

– К тому, что нельзя терять элемент внезапности, – сказал Брин. – В военных компаниях он нередко оказывается решающим фактором. Мало выиграть битву, надо уничтожить цивилизацию ящеров. Это единственный шанс обезопасить себя от их вторжения. Пятьсот лет назад Тино Аято и Олесь Храбров именно так покончили с горгами. Мы не имеем права обрекать потомков на вечный страх. Ваш план – безумная авантюра, но он великолепен. Чеокане даже не предполагают, что Креон может нанести им удар.

– Вы осознаете, чем это грозит империи и Везгиру? – спросил Бертер. – Рептилии жестокие, беспощадные существа. Они в тот же день получат сообщение о нашем нападении. Всю свою злобу, ярость ящеры выместят на людях. Чеокане превратят цветущие планеты в выжженные пустыни.

– Без жертв побед не бывает, – бесстрастно заметил Саттон. – Разгромив нас в первом сражении, насекомые оккупировали Алан и Маору. Тем не менее, мы выжили. Восстановили города, построили космические доки, основали новые колонии.

– Ваш оптимизм меня восхищает, – произнес сенатор. – Однако риск слишком велик. Прежде чем принимать решение, я бы хорошо подумал…

– В эскадре рептилий есть транспорты с десантом? – уточнил Эдгар.

– Нет, – Велен отрицательно покачал головой. – Они сначала предпочитают провести зачистку. В течение нескольких лет обстреливают поверхность из плазменных орудий.

– Значит, высадки не будет, – констатировал Стигби. – Уже легче. Рассредоточим население, укроем в подземных убежищах. Да и вряд ли ящеры надолго здесь задержатся. Скорее всего, устремятся к порталу, попытаются вернуть утраченную метрополию.

– Пожалуй, – проговорил Бертер. – Но для этого им понадобится четырнадцать дней. К тому моменту мы уже завершим операцию. Наш флот вынырнет у системы Бельты и встретит врага. Ловушка захлопнется.

– А если вы не остановите чеокан? – вставила Корати.

– Тогда приступайте к экстренной эвакуации, – сказал сенатор. – Примерно через месяц корабли рептилий будут у Везгира. Ящеры безжалостно истребят и вас, и людей. Поражение в войне влечет за собой гибель цивилизации.

– А как вы узнаете код сооружения у системы Бельты? – вмешался Дешум. – Портал собран совсем недавно.

– Он уже нам известен, – улыбнулся Велен. – Активацию нового кольца наши зонды сразу зафиксировали.

– Сколько всего существует порталов? – поинтересовалась Дора.

– Около трехсот, – ответил Бертер.

– И вы успеете их заблокировать? – удивилась Эфрам.

– Если чеокане ввяжутся в драку у Грайда, этого не потребуется, – пояснил сенатор. – Мы завладеем инициативой и не упустим ее. В крайнем случае, взорвем сооружение у Бельты. Ваша задача вывести из строя хотя бы половину кораблей противника.

– Обещаю, рептилии понесут тяжелые потери, – произнес Саттон.

– Мнение правителя Хороса я слышал, – сказал Велен. – Он поддержал план Креона и готов дать бой ящерам. Теперь слово за Везгиром. Решение должно быть единогласным.

Корати взглянула на генерала Ларума. В военных вопросах Дрек разбирался лучше нее. Офицер не заставил себя долго ждать.

– Судя по всему, сражение у Грайда мы проиграем, – проговорил Ларум. – Чеоканские крейсера, по словам капитана Стигби, имеют мощное вооружение. Их защиту пробить необычайно трудно. Флот Везгира будет уничтожен. Но это оправданная жертва. Я согласен с герцогом, хищник, почуявший запах крови, обязательно вернется. Его нужно убить здесь и сейчас. Цена не имеет значения. Опасность должна быть устранена.

– Господа, это окончательный вердикт, – Нола выступила чуть вперед. – План Креона принят. Уточнить детали не составит труда.

– А как же Ассамблея? – невольно вырвалось у Эдгара.

– Во время войны мне делегированы неограниченные полномочия, – холодно отреагировала Корати.

– Есть один важный вопрос, – произнес Брин Саттон. – Двадцать лет назад в графство Яслогское вторглись чужаки. Мы вышвырнули захватчиков, но кто они до сих пор не знаем. Пришельцы взрывали поврежденные крейсера. Нет ни пленников, ни трупов. По оплавленным металлическим обломкам невозможно что-либо определить.

– Покажите их корабли, – попросил Бертер.

Герцог взял со стола пульт, включил голограф. Через десять секунд все присутствующие увидели запись битвы у Гайлеты. На фоне бездонной черноты космоса ослепительные снопы лазерных лучей, пылающие крейсера и эсминцы, мечущиеся между ними флайеры.

– Лерийцы, – горько выдохнул сенатор.

– Лерийцы? – повторил владыка Хороса.

– Наши разведчики наткнулись на эту цивилизацию незадолго до нападения рептилий, – сказал Велен. – Местные жители не очень приветливо встретили дипломатическую миссию. Появление чужаков их не обрадовало. Несмотря на невысокий уровень технологического развития, они наотрез отказались от помощи. Строить гиперпространственный портал запретили. Навязываться мы не стали. Экспедиция отправилась дальше и основала колонию на Челате.

– И вы больше не контактировали с лерийцами? – уточнила Дора.

– По архивным документам корабли летали туда еще дважды, – ответил Бертер. – Результат тот же. Лига их абсолютно не интересовала. Они предпочитали обособленное существование. Если верить описаниям, внешность у лерийцев не самая привлекательная. Но это критерий условный. А вот природная подозрительность, угрюмость настораживала. Впрочем, нигде нет упоминания об агрессивности.

– За тысячу лет она могла развиться, – вставил Стигби. – Построили межзвездные крейсера, выросла собственная самооценка. Почему бы не расширить территорию…

– Не исключено, – произнес сенатор. – Но у меня другая версия. Во всем виноваты чеокане. Ящеры нашли очередную обитаемую звездную систему и решили ее захватить. Лерийцы, обнаружив приближающегося противника, поняли, что обречены. Единственный способ спасти цивилизацию – бегство. По трагическому стечению обстоятельств их флот взял курс на Яслог. Они искали планету, пригодную для жизни. Беда в том, что лерийцы никому не доверяют и не умеют договариваться.

– И потому попытались применить силу, – догадался Саттон. – От безысходности. Их положение было удручающим. Катастрофическая нехватка воды, продовольствия, воздуха. Вот почему чужаки дрались так отчаянно. Поражение означало неминуемую смерть.

– Тем не менее, они отступили, – негромко заметил Эдгар.

– Отступили, – подтвердил Брин. – И исчезли. Дальняя разведка ничего не дала. Ни эскадры, ни родной планеты пришельцев. Ты сам участвовал в экспедиции. Либо лерийцы где-то осели, либо покончили с собой. Я больше склоняюсь ко второму варианту.

– Печальная история, – сказала Нола. – Но давайте вернемся к нашим делам. Мы согласовали общий план военной компании. Теперь многое зависит от вас, герцог. Объединенный флот империи должен самостоятельно отбросить от Грайда первую волну чеокан.

– Не сомневайтесь, мы вышвырнем мерзких тварей, – мгновенно отреагировал Саттон. – Я сегодня же вылетаю к Алционе. Затем, вместе с бароном Лаилтоном, двинусь к месту сбора. Через семьдесят дней мы ударим по врагу.

– Отлично, – произнесла глава Ассамблеи. – Генерал Ларум, генерал Дешум, проводите сенатора Бертера к челноку. Нам нужно еще кое-что обсудить с правителем Хороса.

Офицеры не спорили с Корати. Вежливо попрощавшись с герцогом, Стигби и Ворхом, везгирийцы и креониец покинули помещение.

– У вас какие-то вопросы? – Брин устало опустился в кресло.

– Да, – Нола обеими руками оперлась на спинку дивана. – Но, думаю, капитана можно отпустить.

Саттон посмотрел на аквианца, небрежно кивнул головой. Как только Эдгар вышел из комнаты, герцог проговорил:

– Слушаю вас.

– Лицо господина Бранбенлина мне сразу показалось знакомым, – начала Эфрам. – Я долго не могла вспомнить, где его видела. В системе Кассаны он никогда не был. А мне не довелось присутствовать на свадьбе принца Кервуда в Алессандрии. Однако есть запись той церемонии. Нет смысла ничего скрывать. Господин Бранбенлин и советник принца Астин Ворх один и тот же человек. И вы прекрасно это знаете.

– Конечно знаю, – владыка Хороса тяжело вздохнул. – И что с того?

– Герцог, мы обещали быть предельно откровенны, – вмешалась Корати. – Кервуд Храбров погиб, направив свой крейсер на звезду. Его советник, отличался необычайной преданностью, Ворха называли тенью принца. И вдруг этот бесстрашный человек в трудную минуту оставляет господина. Почему? Ответ очевиден. Астин спасал жену Кервуда. А Эльвира носила в своем чреве ребенка.

– Интересная логическая цепочка, – пробурчал Брин.

– Значит, императорский род не прервался, – продолжила Нола. – Наследник трона жив. У нас даже есть предположение кто он. Как вы допустили это? Несчастный юноша стал рабом, наемником. Его могли тысячу раз убить.

– Стечение обстоятельств, – сказал самрай. – Наш катер захватили пираты. Не поверите, но этим мерзавцем был Эдгар Стигби. Именно он продал Андрея перекупщикам, а меня одному негодяю на Гленторан. О том, что мальчишка жив, герцогу стало известно совсем недавно.

– И вы помиловали Стигби? – удивленно воскликнула Корати. – Присвоили ему офицерское звание, отправили в экспедицию на поиски Креона…

– На то есть несколько причин, – произнес Брин. – Во-первых, капитан не знает, кем является юноша. Во-вторых, я обещал не казнить Ловца Удачи. А, в-третьих, он действительно талантлив и чертовски везуч. Почему бы не дать человеку шанс искупить грехи. Как вы догадались, что это наемник?

– Солдат изредка бросал взгляд в сторону господина Ворха, – пояснила Дора, – будто спрашивал разрешение. Кроме того, юноша очень похож на мать. Те же мягкие черты лица, те же глаза. Кстати, где она?

– Умерла при родах, – проговорил Астин.

– И ответственность за воспитание мальчика легла на ваши плечи, – констатировала Нола. – Вот откуда у наследника асконийского престола военные навыки. Смел, умен, хитер. Неплохие качества для правителя. У меня создалось впечатление, что вы держите его в неведении.

– Иначе нельзя, – сказал самрай. – Андрей слишком молод, неопытен. Одно неосторожное слово и беднягу либо устранят, либо доставят к Берду Видогу. Что ничуть не лучше. Известие о чудесном воскрешении сына Кервуда Храброва не обрадует герцогов, графов, баронов. Делиться властью никто из них не желает.

– Пожалуй, – согласилась Корати. – Но ждать больше нельзя. Через три месяца решающая битва с рептилиями. Система планетарной защиты создавалось как раз для таких случаев. Юноша должен ее запустить.

– Вы в здравом рассудке? – изумленно выдохнул Ворх. – Бункер с пультом управления находится в Алессандрийском дворце. Ему туда не попасть. Не забывайте, Андрей еще совсем мальчишка.

– Ваша забота о наследнике престола понятна, – холодно парировала женщина, – но выбора нет. Выражаясь языком людей, ставки слишком высоки. Мы все чем-то жертвуем. Если ящеры победят, погибнет и империя, и Везгир. В определенной степени судьба наших цивилизаций зависит от этого юноши.

– Попытка проникнуть на Аскону равносильна самоубийству, – не унимался Астин.

– Придется рискнуть, – произнесла Нола. – Будет ужасно жаль, если наемник не выполнит поставленную задачу, но попробовать стоит. Система планетарной защиты поможет остановить врага. Упускать такой шанс нельзя.

– Проклятье! – выругался самрай. – Вы меня не слышите. Как мы доставим Андрея в Алессандрию? Как он доберется до бункера?

– Простите, но это ваши трудности, – жестко ответила глава Ассамблеи. – Мне хватает своих проблем. Везгир не воевал уже пять веков. И вдруг страна оказалась на грани уничтожения…

– Прекрати, Астин, – Саттон откинулся на спинку кресла. – Госпожа Корати права. Я отдаю Видогу Грайд, три планеты с двумя миллиардами жителей. Там будут хозяйничать не только плайдцы, но и чеокане. Какой смысл беречь мальчишку в данной ситуации? Он не зря уцелел. Вот его историческое предназначение!

– К черту пафосные речи! – раздраженно проговорил Ворх. – Парня просто убьют.

– Мы, пожалуй, пойдем, – сказала Нола. – Надеюсь, герцог, вы что-нибудь придумаете.

– Обещаю, – произнес Брин.

Везгирианки тут же удалились. У них действительно много дел. Нужно готовить не только боевые корабли, но и транспортные. В случае поражения начнется массовая эвакуация. Выбрать счастливчиков необходимо уже сейчас. А это невероятно сложно. Надо и интеллект нации сохранить, и обеспечить продолжение рода. Избежать паники и хаоса союзникам вряд ли удастся. Их народ очень долго жил спокойно, размеренно, без серьезных потрясений. Вторжение чужаков для большинства населения станет шоком.

Минуты две царила тягостная тишина. Самрай стоял, низко опустив голову. Переубеждать герцога поздно, он свое решение не изменит. Как бы Астин не возражал, Андрея отправят в Алессандрию. Самое ужасное, что Корати абсолютно права. Кроме юноши никто не активирует систему планетарной защиты. А без нее объединенный флот будет разгромлен рептилиями. И она не гарантия успеха, но враг понесет существенные потери. Появится призрачная надежда на благополучный исход войны.

– Извини, – после некоторой паузы проговорил Саттон. – Меня не меньше тебя волнует судьба наследника престола. На его долю выпали суровые испытания. Я хотел оставить наемников на «Братоне», но жизнь распорядилась иначе. Он должен лететь на Асканию. Если уцелеет, и мы победим, я провозглашу юношу императором и первым присягну на верность.

– Границу герцогства патрулируют эсминцы, – пробурчал Ворх. – Ни один корабль не прорвется в систему Вероны.

– Есть другой способ, – сказал Брин. – Постараемся обмануть Берда Видога. Правитель Плайда сам привезет солдат во дворец.

– Я буду сопровождать Андрея, – мгновенно отреагировал Астин.

– Нет, – жестко произнес Саттон. – Это неоправданный риск. Тебя непременно узнают. Возникнут подозрения. Попадаешь в службу контрразведки – провалишь операцию.

– Ваше высочество, а как же микрочип, ядовитый препарат в крови наемников? – спросил самрай. – Наблюдатель может ликвидировать юношу в любой момент. И он это сделает по приказу Видога. Андрей умрет прежде, чем успеет спуститься в бункер.

– Я обо всем позаботился, – ответил Брин. – Предполагал, что события могут развиваться по такому сценарию. Пока ты искал креонийцев, мы освободили солдат от «цепей» Стафа Энгерона. Усыпили их, извлекли микрочип, нейтрализовали отравляющее вещество, убрали взрывчатку из ошейников.

– И майор Лейрон позволил это сделать? – удивился Ворх.

– Он о произошедшем даже не догадывается, – улыбнулся Саттон. – В его стакане сока оказалась доза сильного снотворного. Семи часов нам было вполне достаточно. Датчики, передающие сигнал на пульт, вшиты под кожу. В работе аппаратуры нет никаких сбоев.

– Грег не настолько глуп, – заметил Астин. – Обязательно сопоставит факты.

– Неважно, – проговорил герцог. – От него теперь ничего не зависит. Еще одна пешка в большой игре. Кроме того, он хорошо относится к мальчишке. Майор не из тех людей, которые не изменяют своим принципам. Лейрон не выдаст парня.

– Солдаты тоже не в курсе? – самрай пристально посмотрел на владыку Хороса.

– Разумеется, – сказал Брин. – У них не должно возникать иллюзий. Мысли о свободе губительны для наемников. В трудную минуту они могут дрогнуть, отступить, предать товарищей. От психологического состояния бойцов часто зависит исход схватки.

– Бездушные машины для убийства, – с горечью констатировал Ворх.

– В какой-то степени, – согласился Саттон. – С Андреем не прощайся, не надо. Мальчишка сразу почувствует неладное. Да и примета плохая…

Астин вежливо кивнул головой герцогу и двинулся к двери. Брин тяжело поднялся с кресла, нервно прошелся по комнате. Он не нарушит обещание, данное Ноле Корати. Но его план полное безумие. Малейшая ошибка, нестыковка и наследник престола попадет в руки Берда Видога. Мощное оружие будет не просто утеряно, им воспользуется заклятый враг. Досадно, но других идей у герцога нет. Брина поджимает время. Операцию нужно начинать немедленно. Саттон сел на диван, включил голограф. На экране рубка управления «Братона».

– Ваше высочество, – командир корабля вытянулся в струну, – крейсер готов к старту.

– Челноки везгирийцев уже улетели? – поинтересовался герцог.

– Да, – произнес Ворден.

– Установите канал связи с Фланкией, – распорядился Брин. – Я хочу побеседовать с Торном Клевилом. Вы его знаете. Предупреждать о режиме максимальной секретности, думаю, нет смысла. Специальный код и никаких посторонних!

– Слушаюсь! – отчеканил офицер.

Через пятнадцать минут Саттон увидел Верховного Хранителя. Клевил расположился возле массивного деревянного стола. Он явно спешил и потому тяжело дышал. Придя в себя, Торн взволнованно спросил:

– Как успехи?

– Мы разработали план кампании, – проговорил Брин. – Сведения, полученные от новых друзей, не внушают оптимизма, но надежду терять не стоит. Либо уничтожим тварей, либо умрем. Выбор невелик. Главное, что будем драться не в одиночку.

– Это радует, – Верховный Хранитель взял со стола стакан с тонизирующим напитком, сделал несколько глотков.

– Впрочем, я вызвал вас по другой причине, – сказал герцог. – Союзникам стало известно, кем является мальчишка. Каким образом не имеет значения. Они требуют, чтобы юноша активировал систему.

– Справедливое требование, – заметил Клевил. – Спорить с ними трудно. Для победы нужно задействовать все ресурсы.

– Я тоже так считаю, – Саттон подался чуть вперед. – И потому согласился рискнуть его жизнью. Но есть проблема. Солдат надо каким-то образом переправить на Аскону.

– Задача непростая, – произнес Торн. – Особенно, если учесть, где находятся ваши корабли. Кроме того, мы в жестком цейтноте. Через тридцать дней эскадра чужаков захватит Грайд. И тогда к Вероне будет не пробиться.

– Вот и я о том же, – вздохнул Брин. – Медлить нельзя. У нас нет времени на размышления.

– И что вы намерены предпринять? – спросил Верховный Хранитель.

– Хочу пожертвовать сирианским крейсером, – ответил герцог. – Сколько ваших людей на этих двух кораблях?

– С чего вы взяли, что мы внедрили агентов? – изобразил удивление Клевил.

– Я слишком хорошо знаю орден, – бесстрастно отреагировал Саттон. – Все должно быть под контролем. И конечно полная информация…

– Четверо, – проговорил Торн.

– У них высокий уровень? – уточнил Брин.

– Что вы под этим подразумеваете? – Верховный Хранитель взглянул на владыку Хороса.

– Способны они заблокировать реальные воспоминания и наложить ложные большой группе людей? – пояснил герцог. – Ни у кого не должно возникнуть никаких сомнений.

– Количество людей? – поинтересовался Клевил.

– Около семидесяти, – сказал Саттон.

– Да, – без колебаний произнес Торн. – Агенты справятся. Понадобится пара суток на подготовку.

– Прекрасно, – Брин провел ладонью по гладко выбритому подбородку. – А теперь детали… Восьмой сектор у Церены уже давно всех беспокоит. Допустим, графиня Сирианская решила прибегнуть к радикальным мерам. Высадка диверсионного отряда на Корзан и похищение высокопоставленного офицера плайдской армии. Наемники седьмого уровня как раз подходят для столь опасной операции.

– Авантюра, – возразил Верховный Хранитель. – Патрульные эсминцы еще на границе обнаружат подозрительный корабль. Ему не дадут даже приблизиться к планете.

– Он полетит со стороны Белтрикса или Арнара, – парировал герцог.

– Ваше высочество, вы не хуже меня знаете, что эта уловка не удастся, – грустно улыбнулся Клевил.

– Знаю, – подтвердил Саттон. – Но Эвис Торнвил молода и амбициозна. Юные правители, а тем более правительницы, редко прислушиваются к умным советам. Они склонны к подобным авантюрам. Спорить с ними себе дороже. Командованию флота легче выполнить их приказ.

– Пожалуй, – задумчиво проговорил Торн. – Берд Видог может и поверить. Он недолюбливает и презирает графиню. Импульсивная, взбалмошная девчонка с нездоровой психикой. Власть вскружила ей голову. По его мнению, Эвис ради своих прихотей способна на что угодно. Принимаю ваш вариант. Что дальше?

– Крейсер перехватят, завяжется бой, – продолжил Брин. – Судно получит серьезные повреждения. Командир корабля включит систему самоуничтожения. Но перед взрывом крейсер покинут десантные боты. В них будут наемники и уцелевшие члены экипажа. Их подберут плайдские эсминцы. Пленников доставят на Аскону. На допросе кто-то не выдержит пыток и расскажет всю «правду». Главное, чтобы не было сканирования мозга. Ваш офицер в контрразведке сумеет это обеспечить?

– Да, – сказал Верховный Хранитель. – Меня смущает другое. Чересчур много допусков. Перечислю некоторые: судно взрывается раньше времени, солдаты не успевают погрузиться в бот, плайдцы в ярости сбивают машины. В каждом из этих случаев мальчишка погибает. О моральном аспекте даже не упоминаю. Вы целенаправленно жертвуете сирианцами. Ведь часть экипажа не успеет эвакуироваться.

– Потому на корабле и будет только дежурная смена, – произнес герцог. – Человек пятьдесят – шестьдесят. Я стараюсь минимизировать потери, но избежать их вряд ли удастся. Главный залог успеха – достоверность. Риск в данной ситуации неотъемлемая часть плана. Если юноша погибнет, значит, такова его судьба. У меня нет другого решения этой проблемы. Вы что-то можете предложить? Более безопасное, простое…

– Увы, – развел руками Клевил. – На ум ничего приходит. Наша агентурная сеть в алессандрийском дворце глубоко законспирирована. Камеры в каждом коридоре, в каждом помещении. Применять свои способности равносильно провалу. Слежка тотальная.

– Кто охраняет Берда? – спросил Саттон.

– Гвардейцы-эстерианцы, – ответил Торн. – Они ему беззаветно преданы.

– К тому моменту чеоканские крейсера уже будут на орбите Асконы, – проговорил Брин. – Союз Видога с рептилиями прямая угроза человечеству. Ящеры не очень похожи на благородных везгирийцев. Где гарантия, что гвардейцы не дрогнут? У них ведь тоже есть матери, жены, дети. Видогу понадобится кто-то понадежнее. А тут отлично зарекомендовавшее себя подразделение наемников. Они сумели спасти семью барона Лаилтона от боевых андроидов. И достались солдаты владыке Плайда абсолютно бесплатно. Невероятная удача.

– Наемники целиком и полностью зависят от клиента, – констатировал Верховный Хранитель. – Одно нажатие на кнопку и они мертвы. Потому им наплевать на людей. Солдат Энгерона не подкупишь, не запугаешь, не призовешь к совести. Бесправные рабы, безжалостные убийцы, отвергнувшие мораль и нравственность. Неплохой вариант для Берда Видога.

– Надо лишь ему посоветовать, – вставил герцог.

– Обязательно, – заметил Клевил. – Он сам привезет мальчишку во дворец. Отличная идея. Но как вы собираетесь разблокировать память юноши?

– Я не специалист в данной области, – сказал Саттон. – Думаю, какой-нибудь код.

– Код, – повторил Торн. – Почему бы и нет. Подключим наблюдателя. У него постоянная связь с наемниками. Он станет основным звеном операции. Как только начнется сражение, офицер получит сообщение от нашего агента. Дальше цепная реакция. Главное, чтобы нигде не было сбоя. Есть еще важный вопрос: солдаты действуют по собственной инициативе или мы их программируем?

Брин нервно постучал пальцами по подлокотнику дивана. Он должен принять непростое решение. Хранители превратят наследника престола, будущего императора в послушную марионетку. Если юноша уцелеет и узнает, каким образом его заставили запустить систему планетарной защиты, он наверняка придет в ярость. По сути дела Андрея Храброва лишают права выбора, используют как смертоносное оружие. С другой стороны, где гарантия, что мальчишка захочет спасать человечество, обрекшее его на такие мучения? В конце концов, юноша обычный наемник. Он даже не предполагает, что является законным императором, не чувствует ответственность за страну. Нельзя забывать и об обычном страхе. Прорваться к бункеру будет нелегко.

– Мы не можем рисковать, – после паузы произнес герцог. – Подразделение должно выполнить поставленную задачу любой ценой. Никаких сомнений, никаких колебаний!

– Я вас понял, – сказал Клевил. – Придерживаюсь того же мнения. Лучше подстраховаться. В этом возрасте у молодых людей в мозгу разные мысли. Вы уже определились с крейсером?

– Без разницы, – пожал плечами Саттон.

– Тогда «Хорток», – проговорил Торн. – На нем экипаж более склонный к внушению.

– Как ваши агенты с другого корабля попадут на «Хорток»? – уточнил Брин.

– Не волнуйтесь, – улыбнулся Верховный Хранитель, – они профессионалы. Пара рейсов десантного бота и можете отправлять крейсер.

– От этих четырех человек зависит судьба нашей цивилизации, – произнес герцог. – Им доверено слишком много тайн. Не так уж трудно догадаться, что юноша последний представитель рода Храбровых. Знают они и о моем визите в систему Кассаны.

– Ваши опасения напрасны, – мгновенно отреагировал Клевил. – У агентов безупречная легенда. Их фамилии занесены в список экипажа. В плену они будут вести себя соответственно своему статусу. В командный состав корабля никто не входит. Простые техники, наводчики, врачи. Ни у кого нет допуска в рубку управления. Они никому неинтересны. Их допрос – формальность. Кроме того, я приму дополнительные меры предосторожности. Поручу солдат Энгерона только одному агенту. Раскроет моих людей лишь сканирование мозга. Но мы его не допустим.

– Хорошо, – Саттон тяжело вздохнул. – Отступать уже поздно, да и некуда. Через два часа начинаем операцию. Надеюсь, удача не отвернется от нас.

Экран голографа погас. Верховный Хранитель сделал еще несколько глотков тонизирующего напитка. События развивались по совершенно непредсказуемому сценарию. Герцог Хоросский взял в аренду наемников, чтобы обезопасить наследника престола, а теперь сам же посылает его в логово зверя. План Брина – это чудовищный симбиоз гениальности и авантюризма. Он может увенчаться успехом, а может рухнуть в любой момент. И тогда Волка ждет верная смерть. Пожалуй, не стоит говорить об этом Эвис. Девушка и так пережила немало потерь. Пусть думает, что наемники по-прежнему находятся на флагманском крейсере Брина Саттона.

Торн поставил стакан на стол, сел в кресло. Его беспокоила еще одна проблема. Владыке Хороса известно о войне Света и Тьмы, но он не знает, что юноша является ее непосредственным участником. Андрей – изгой. За его грешную душу отчаянно дерутся обе противоборствующие стороны. От выбора наемника зависит исход жестокой схватки. Программируя Волкова, хранители нарушают баланс сил. Допускают ли это правила войны? Не вмешается ли Тьма? На эти вопросы у Клевила нет ответа. Но исключать ничего нельзя. Юноша слишком важная фигура в игре. Так просто враг его не отдаст.

Глава 5.

Тонкая игра

Грег Лейрон появился в десантном отсеке в середине дня. Это было необычно. Занятия майор проводил утром, после завтрака. Он неторопливо прошелся по коридору, остановился возле последнего блока. Создавалось впечатление, что офицер о чем-то размышлял. Грег не обращал ни малейшего внимания на наемников.

Внешний вид у Лейрона не самый привлекательный, можно сказать угрожающий. Майору около шестидесяти, но он до сих пор крепок и силен. Немногие устоят против него в рукопашной схватке. Опыт и рассудительность полностью компенсируют потерю скорости, быстроты реакции. У офицера темные волосы с серебристой сединой, высокий лоб, крючковатый нос, тонкие бледные губы, массивный подбородок. Левую бровь и щеку сирианца пересекал глубокий красноватый шрам. Глаз Грега чудом сохранился.

Постояв минут пять, Лейрон подозвал Парсона и приказал построить подразделение. Солдаты ждали нечто подобного и мгновенно отреагировали на команду сержанта. На лице наблюдателя не дрогнул ни один мускул. Он воспринимал все это как должное. Бросив взгляд на наемников, майор негромко произнес:

– Я не должен вам ничего объяснять. Желание клиента для нас закон. Такова политика компании. Лишних вопросов мы не задаем. Тем не менее, сообщаю, что отделение покидает «Братон». Теперь вы будете размещаться на сирианском крейсере «Хорток». С чем это связано, я не знаю. Не исключено, что предстоит какая-то операция. Погрузка через полчаса. Времени на сборы вполне достаточно.

Небрежным жестом руки офицер разрешил Джею распустить подчиненных. Речь Грега была сумбурной, скомканной. Он даже упомянул о политике компании, чего раньше никогда не делал. Похоже, распоряжение герцога Хоросского застало его врасплох. Лейрон не понимает, что происходит, и потому несколько растерян. Недостаток информации всегда нервирует людей.

Андрей вернулся в блок, затянул покрепче шнурки ботинок, надел бронежилет, застегнул ремни. Каждое движение отработано до автоматизма. Теперь рюкзак, защитный шлем, оружие. Спешить некуда, снаряжение надо тщательно подогнать и проверить. Разумеется, никакой высадки не будет, но расслабляться не стоит.

Стенвил и Элинвил тихо обсуждали внезапную переброску отделения. Волков к ним даже не прислушивался. Он думал об Астине. Учитель убеждал юношу, что Брин Саттон рисковать солдатами не будет. По его словам, у правителя Хороса нет намерений использовать наемников в каких-либо опасных операциях. Либо Астин ошибался, либо что-то случилось, и герцог вынужден прибегнуть к услугам солдат Энгерона. При любом раскладе перспективы вырисовывались не радужные.

Был еще один немаловажный факт, вызывающий подозрение. Пять дней назад наемники проснулись со странным недомоганием. Слабость в теле, легкое головокружение, у некоторых приступы тошноты. Очевидные признаки массового заболевания. Однако медицинский персонал корабля продемонстрировал удивительное спокойствие. Врачи ограничились обычным осмотром, Марзену и Шерису дали какие-то таблетки. Они утверждали, что это легкое пищевое отравление. Источник инфекции уже выявлен. Джей Парсон, как положено по инструкции, связался с Грегом Лейроном. Аппаратура наблюдателя, следящая за состоянием здоровья солдат, показала, что у них все в норме.

Симптомы, и правда, к вечеру прекратились. Однако, когда Андрей ложился спать, он обнаружил на внутренней поверхности бедра маленькую, едва заметную ранку. Точно такая же была и у Брика Кавенсона. Только на руке. Рассеялись последние сомнения. Хоросцы проводили над наемниками секретные эксперименты. Но они в этом ни за что не признаются. Сейчас солдаты собственность Брина Саттона, герцог может их хоть на куски разрезать. Владыка Хороса в состоянии выплатить Стафу Энгерону огромную компенсацию за гибель дорогостоящего товара. И вот теперь перевод на сирианский крейсер. Не исключено, что это звенья одной цепи.

Двигаясь по коридору к шлюзовому отсеку, Волков постоянно озирался по сторонам. Юноша надеялся увидеть учителя. Но Астин не пришел его провожать. И вряд ли Бранбенлин полетит с наемниками на «Хорток». Все катера и боты «Братона» на месте.

В десантном отделении машины необычайно просторно. Она рассчитана на тридцать человек, а солдат только десять. Майор Лейрон сел в кабину пилотов. Задний люк летательного аппарата плавно закрылся, запустилась система герметизации. Через пару минут бот оторвался от посадочной площадки и устремился в бездонную черноту космоса. Иллюминаторы машины закрыты броневыми заслонками. Наемники находились в полутемном, замкнутом пространстве, словно в консервной банке. Настроение у солдат не лучшее, и потому все молчали.

Справа от Андрея Лайн Стенвил, высокий крепкий корзанец. Ему недавно исполнилось двадцать шесть лет. Мягкий овал лица, зеленые глаза, нос с небольшой горбинкой. Такие парни нравятся девушкам. Когда-то Лайн был веселым, жизнерадостным оптимистом. После карательных операций на его родной планете Стенвил изменился. Стал желчным, раздражительным, саркастичным. Война оставляет свои отпечатки на характере людей.

Чуть дальше расположился Марзен Элинвил. Он окрианец. Среднего роста, смуглокожий, темноволосый. У него широко поставленные глаза, чуть вздернутый нос, пухлые губы. Марзен не отличался большим умом, часто задавал глупые вопросы, зато он добрый, незлопамятный, простодушный.

Слева от Волкова Брик Кавенсон, флегматичный, рассудительный, неразговорчивый капрал. Брик тоже родился и вырос на Окре. Ему двадцать девять лет. Он широкоплечий, немного неуклюжий, очень сильный. Вытянутое лицо, глубоко посаженные карие глаза, в темных волосах редкая седина.

Рядом с Кавенсоном сидел Джей Парсон. Сержант самый старший среди наемников. Ему почти сорок. Внешность у цекрианца запоминающаяся: густые нахмуренные брови, узкие глаза, большой мясистый нос, верхняя губа нависает над нижней. У Джея нет нескольких передних зубов, их выбили прикладом во время рукопашной схватки на Шейле. Парсон сдержан, угрюм, немногословен. Эти четыре человека стали Андрею настоящими друзьями. Вместе они прошли не одно испытание: воевали на Корзане и Тесте, спасали семью барона Лаилтона на Окре, высаживались на Гесет и Адринозу.

Напротив юноши новые товарищи. Крус Эдвинсон, огромный двухметровый капрал. Как у большинства маорцев, у него бледная кожа, светлые волосы, серые, чуть раскосые глаза. Шерис Анли, крепкий коренастый бериллианец. Темноволосый, смуглокожий. Он крайне замкнут, говорит только в крайних случаях.

О трех других наемниках Волков почти ничего не знал. Их включили в состав подразделения два с половиной месяца назад. Джен Олиот и Колин Калаган с Тесты, а Джарвис Видвул с Орты. Седьмой уровень они заработали кровью и потом, не раз участвовали в опасных операциях. Впрочем, о деталях, разумеется, никто не распространялся.

Десантный бот, совершив крутой вираж, резко сбросил скорость. Через минуту летательный аппарат опустился на твердую поверхность. В шлюзовом отсеке «Хортока» странная суета. Чересчур много людей с вещами. И, судя по форме, это члены экипажа крейсера. Интересно, куда и почему их переводят? Правитель Хороса явно затеял что-то необычное.

Солдат Энгерона встречал высокий стройный лейтенант. Офицер был предельно вежлив и лаконичен. Он ничего не объяснял, не комментировал. Хотя ему с трудом удавалось скрывать волнение. Создавалось впечатление, что и сирианцы до конца не понимают, что происходит.

Наемники разместились в трех блоках. Они привыкли к компактному проживанию и в пустых помещениях чувствовали себя неуютно. Андрей поставил оружие в специальный шкаф, снял рюкзак, бронежилет. Обстановка стандартная: четыре жестко закрепленные кровати, два мягких кресла, стол, встроенный в стену голограф. Особого комфорта нет, но условия вполне приемлемые.

Волков неспеша разложил вещи, взял полотенце, пошел в душ. Неожиданно по переборкам пробежала легкая дрожь. Корабль стартовал. Юноша невольно взглянул на часы. Они на «Хортоке» двадцать три минуты. Значит, доставив наемников на крейсер, бот совершил всего один рейс – вывез куда-то лишних членов экипажа и вернулся назад. А может, произошла замена? Что если Брин Саттон проводит ротацию? Вместо сирианских офицеров на корабль прибыли хоросцы. Зачем? Например, чтобы стереть старые противоречия, сблизить людей. Андрей скептически поморщился. Неубедительная версия. Да и какой смысл гадать. Даже командир «Хортока» вряд ли посвящен в планы герцога.

Полет протекал спокойно, буднично. Грег Лейрон возобновил тренировки. Солдаты из подразделения Джея Парсона до сих пор не освоили программу подготовки седьмого уровня. И, если честно, не совсем соответствовали своему статусу. Майор, как мог, пытался устранить данное упущение. К сожалению, не хватало технической базы. Практика часто превращалась в теорию. Но другого варианта у офицера не было.

Заканчивался восьмой день, когда в десантном отсеке появился невзрачный худощавый лейтенант лет тридцати пяти. Удачной его карьеру, при всем желании, не назовешь. Сопровождавший сирианца майор Лейрон приказал Парсону построить наемников. Лейтенант окинул взглядом солдат и негромко произнес:

– Господа, я Дейв Бервил, штатный психолог «Хортока». Командир крейсера распорядился провести обследование людей. Ничего страшного. Простая формальность. В течение нескольких минут я побеседую с каждым из вас. Представитель компании уже дал согласие.

В знак подтверждения этих слов Грег кивнул головой.

– Тогда не будем терять время, – продолжил сирианец. – Начнем с сержанта.

Джей и психолог удалились в дальний блок. Распустив наемников, Лейрон неторопливо прохаживался по коридору. Он будто контролировал конфиденциальность разговора. Лицо майора абсолютно бесстрастно. Данная процедура не насторожила, не озадачила Грега. Офицер отнесся к ней с удивительным равнодушием.

Парсон вернулся минут через десять. По его словам вопросы были типичные: о детстве, о семье, об отношениях с товарищами. Бервил не перебивал, не спорил, ничего не записывал. Теперь понятно, почему лейтенант не продвинулся по службе. Свои обязанности сирианец исполнял не очень добросовестно.

Волков оказался в списке последним. Он сел напротив психолога, посмотрел на него и тут же провалился в какую-то бездонную пустоту. В мозгу с невероятной скоростью мелькали образы Астина, Эвис, Ланы, Эдгара Стигби, Алена Блекпула. Все смешалось, странным образом переплелось: тестианские болота, гроты Гесета, база чеокан на Адринозе. Разумеется, всплыли в памяти леги. Будь они прокляты! Это из-за них на Андрея обрушилось столько бед и несчастий. Они втянули его в войну Света и Тьмы, сделали изгоем. Внезапно бешеный круговорот прекратился. Юноша погрузился в блаженную негу. Сверху опустилось черное плотное покрывало.

– Благодарю вас за интересные содержательные ответы, – сказал Бервил. – Ваше состояние не идеальное, но опасений не внушает.

– Я могу идти? – спросил Волков.

– Да, конечно, – кивнул головой лейтенант.

Юноша встал и быстрым шагом направился к выходу. Легенда, придуманная Астином, в очередной раз ему помогла. Этот болван-сирианец в нее поверил. Даже не стал ничего уточнять про родителей. Тем лучше, меньше проблем. Узнать бы еще, кто взял в аренду подразделение, и куда летит корабль? Наемники провели в десантном отсеке «Хортока» уже два с половиной месяца. Лану Торнвил убили мятежники. Значит, разведывательную экспедицию санкционировал либо ее регент, барон Флеквил, либо начальник службы безопасности полковник Треш. Во Фланкии сейчас отчаянная борьба за власть. В любом случае солдатам придется выполнять поставленную задачу.

Прошло еще одиннадцать дней. Ранним утром наемников разбудил резкий, надрывный сигнал боевой тревоги. Все мгновенно вскочили с кроватей, начали одеваться. Переборки крейсера снова неприятно дрожали. «Хорток» снижал скорость. Через четыре часа корабль вынырнул из гиперпространства. В бронежилетах, защитных шлемах, с оружием в руках солдаты терпеливо ждали команду на погрузку. Очевидно, что скоро высадка. Внезапно крейсер сильно тряхнуло. Наемники едва удержались на ногах.

– Черт подери! – выругался Эдвинсон. – Похоже, мы вляпались.

– Ты о чем? – недоуменно спросил Элинвил.

– Это была диверсионная операция, – пояснил Крус. – Нас хотели незаметно доставить на планету. Не получилось…

В подтверждение слов капрала последовал второй удар. За ним третий, четвертый, пятый.

– И что дальше? – тихо произнес Марзен.

– Вариантов несколько, – холодно отреагировал маорец. – Лучший, если «Хортоку» удастся выйти из боя и покинуть чужую территорию. Но это маловероятно. Противник постарается не выпустить нарушителя.

– А худший? – не унимался окрианец.

– Марзен, не будь идиотом, – раздраженно вставил Стенвил. – Корабль взорвется. Разумеется вместе с нами.

– Вот дерьмо! – с искренним разочарованием выдохнул Элинвил.

Схватка продолжалась около пятнадцати минут. Крейсер то и дело содрогался от попаданий. От ужасного грохота закладывало уши. В какой-то момент двигатели «Хортока» смолкли, и корабль лег в дрейф. Это был конец. Наступал финальный этап драмы. Враг будет безжалостно расстреливать неуправляемое судно, пока оно не развалится на куски. Но к общему удивлению на крейсере воцарилась странная тишина.

– И как это понимать? – проговорил Олиот. – Нас решили не добивать?

– Видимо, предъявили ультиматум, – пробурчал Кавенсон.

– А если командир «Хортока» откажется? – Марзен взглянул на товарища.

– Догадайся сам, – сказал Брик. – С диверсантами обычно не церемонятся. При определенных…

Закончить фразу капрал не успел. Дверь в десантный отсек открылась, и в проеме показалась фигура лейтенанта, встречавшего наемников. Правый рукав мундира у сирианца разорван, лицо в саже, на лбу кровоточащая ссадина.

– Экстренная эвакуация! – выкрикнул офицер. – Бегом к боту!

Повторять команду дважды не было необходимости. Умирать никто из солдат Энгерона не торопился. Наемники устремились за лейтенантом. В шлюзовом отсеке полный хаос. Техники суетились возле машин, врачи несли раненых, пилоты отдавали какие-то распоряжения. Грубая брань, мольбы и стоны сливались в единый нечленораздельный гвалт. Пожалуй, лишь наемники вели себя относительно спокойно. Им не привыкать к экстремальным ситуациям. Они быстро, не толкаясь, разместились в ближайшем летательном аппарате, пристегнули страховочные ремни. Ни дополнительных приказов, ни взаимных оскорблений, ни пустой болтовни. Каждый знает, что ему делать.

Постепенно бот заполнялся сирианцами. Среди них многие с тяжелыми ожогами. Бедняги морщились от боли и периодически вкалывали стимуляторы. Судя по всему, верхние палубы крейсера охвачены пожарами. Мимо Андрея прошел невысокий худощавый офицер лет тридцати пяти. Он устроился возле кабины пилотов. Где-то юноша с ним уже пересекался. Но где? Вспомнить никак не удавалось. Да и не имеет это значения. Наверное, Волков видел его во время прилета. Обычный, ничем не примечательный человек.

Взвыла ужасная, вибрирующая сирена. Бесстрастный женский голос начал последний отсчет. Командир «Хортока» запустил систему самоуничтожения. Машины одна за другой покидали гибнущий корабль. Летательные аппараты старались уйти как можно дальше от крейсера. Через пару минут густую черноту космоса озарила яркая вспышка. «Хорток» перестал существовать. Андрей оглянулся, посмотрел в иллюминатор. В поле зрения попали два вражеских эсминца. У одного из пробоин вырывались красноватые языки пламени. Бой был жестоким, противнику тоже серьезно досталось.

Мимо бота пронесся флайер. Это предупреждение. Если уцелевшие сирианцы попытаются что-то предпринять, их машины тут же уничтожат. Переговоры длились недолго. Старший офицер крейсера согласился сдаться. Грег Лейрон сразу связался с наемниками. Майор приказал солдатам сдать оружие и не оказывать сопротивление. Задача подразделению не была поставлена, а потому клиент не вправе предъявлять претензии.

Бот плавно опустился на посадочную площадку. Наемники первыми вышли из машины. В шлюзовом отсеке ни души. Помещение гораздо меньше по размеру, чем на «Хортоке». На стене огромный герб герцогства Плайдского. Теперь понятно, с кем сражались сирианцы.

– Снять снаряжение, положить оружие на пол! – раздался твердый мужской голос.

Солдаты покорно выполнили требование плайдца. В отсек вбежала группа людей с лазерными карабинами наперевес. Наспех собранная из членов экипажа арестантская команда. Расправиться с ней для наемников не составляло ни малейшего труда. Но зачем? Какая разница кому служить. Схватка завершена. И к счастью для солдат Энгерона, они в ней не участвовали. Наемников и здоровых сирианцев отвели в десантный отсек, раненых врачи увезли в медицинский блок.

– Что за корабль? – спросил Стенвил, садясь на кровать. – Мы раньше на таких не летали.

– Легкий крейсер, – ответил Видвул. – Тип «Билот». Экипаж сто двенадцать человек. Шесть палуб, четырнадцать орудий, семь флайеров, два бота. Длина сто тридцать девять метров.

– А ты специалист, – заметил Эдвинсон.

– Я служил на подобном крейсере, – произнес Джарвис. – Мы сопровождали транспорты и угодили в засаду пиратов. Пять против одного. Два корабля превратили в груду обломков, но затем настала наша очередь. Мощный взрыв разрушил двигательный отсек. Эвакуировались в спасательных капсулах. Пираты подобрали всего одиннадцать человек. В навигаторах они тогда не нуждались и потому продали меня перекупщикам. Так я попал в лагерь Энгерона.

– Типичная история, – грустно сказал Кавенсон. – Этот крейсер называется «Лемот». Обратил внимание на надпись чуть ниже герба.

– И что будет дальше? – поинтересовался Элинвил.

– Думаю, пленников доставят в службу контрразведки, – проговорил Крус. – Начнутся допросы, пытки…

– Но мы же ничего не знаем! – воскликнул Марзен.

– Как посмотреть, – усмехнулся Эдвинсон. – Взять, к примеру, прошлую экспедицию. Мы побывали…

– Заткнись! – рявкнул Парсон. – Не время и не место это обсуждать. Забыли о правилах компании? Кто сболтнет лишнее, отправится на тот свет. Советую всем держать язык за зубами. Мы товар, ценный товар. Пускать нас в расход плайдцы не будут. Майора Лейрона здесь нет. У наблюдателя нейтральный статус. Он что-нибудь решит. Хорошие солдаты нужны любому правителю.

Спорить с сержантом никто не стал. Корабль начал набирать скорость. Через несколько дней «Лемот» прибудет к месту постоянной дислокации. Пленников либо переведут на планету, либо на космическую станцию. Именно там за них возьмутся по-настоящему. Предварительные допросы на крейсере это только прелюдия.

Горн Свенвил уверенно вошел в кабинет герцога. Сегодня у него отличные новости. Генерал остановился в трех метрах от стола. Видог работал с документами. Выглядел Берд превосходно: дорогой костюм, белоснежная рубашка, тщательно подобранный галстук. Владыка Плайда гладко выбрит, свеж, в глазах рассудительность и целеустремленность. Именно таким человечество должно увидеть нового императора. А ведь всего месяц назад это был вечно пьяный, опустившийся старик с потухшим взором. С тех пор герцог не брал в рот ни капли спиртного. У Видога потрясающая сила воли. Впрочем, иначе нельзя. Чтобы победить Брина Саттона и не стать легкой добычей ящеров надо обладать ясным умом.

Берд поднял голову, выдержал небольшую паузу и произнес:

– Я уже слышал об инциденте у Церены. Хочу знать подробности.

– Сирианский тяжелый крейсер «Хорток» пытался прорваться к Корзану, – отчеканил Горн. – Он сделал значительный крюк, обогнув Грайд. Двигался со стороны Белтрикса. Патрульные эсминцы обнаружили его в четырех парсеках от звездной системы. Мы взяли вражеский корабль в клещи и предложили сдаться. Сирианцы ответили отказом. Дрался экипаж «Хортока» отчаянно. Один наш эсминец погиб, два получили серьезные повреждения.

– Хитрый ход, – заметил герцог. – Мы должны были принять этот крейсер за свой.

– Проблема в том, что все тяжелые крейсера Плайда отведены к Вероне, – пояснил генерал. – Сирианцы этого не знали. Для перехвата нарушителя пришлось собрать мобильную группу.

– В результате вы его взорвали, – констатировал Видог.

– Не совсем так, ваше высочество, – возразил Свенвил. – Приказ был вывести корабль из строя. И наши люди справились с поставленной задачей. Однако командир «Хортока» запустил систему самоуничтожения.

– Церена, – задумчиво повторил Берд. – Зачем сирианцы к ней летели?

– Судя по всему, их интересовал восьмой сектор, – сказал Горн. – Крейсер успели покинуть два десантных бота. Взяты в плен пятьдесят шесть человек, в том числе десять наемников седьмого уровня.

– Седьмого уровня? – удивленно проговорил герцог. – Они стоят астрономически дорого. Эту роскошь могла себе позволить лишь Эвис Торнвил.

– К сожалению, командир корабля погиб, – вставил начальник контрразведки. – Получить полную информацию уже невозможно. Мы допросили старших офицеров. Их сведения отрывочны, но вырисовывается определенная схема. Бывшие союзники отчаялись попасть в запретную зону. Силой туда не пробиться. Графиня решила прибегнуть к хитрости – высадить на Корзан диверсионный отряд.

– И что дальше? – изумленно пожал плечами Видог.

– Единственный разумный вариант – похищение, – произнес Свенвил.

– Кого? – спросил Берд.

– Например, наместника, – ответил Горн.

– Абсолютная глупость, – выдохнул герцог. – Авантюра. Тут что-то не так. Нутром чувствую подвох. Патрульные эсминцы надежно контролируют границу. Шанс проскочить мимо них ничтожно мал. Трюк с Белтриксом хорош, но он из категории случайностей. Про высадку наемников на планету вообще молчу. Ни один вменяемый человек на это не пойдет.

– Ваше высочество, вы забываете, кто сейчас правит графством, – парировал генерал. – Эвис Торнвил чуть больше двадцати лет. Она упряма, своенравна, амбициозна.

– Взбалмошная, психически неуравновешенная дура, – продолжил Видог. – Пожалуй, ты прав. Эта авантюра в ее духе. Власть совсем вскружила девчонке голову. Не завидую я полковнику Трешу. Он ведь понимал, во что ввязывается. Пора преподать Эвис урок. Сегодня же свяжусь с ней и потребую объяснений.

– Зачем? – сказал Свенвил. – Она будет оправдываться и задавать неудобные вопросы. Через девять дней эскадра чеокан ударит по Грайду, и вы всех поставите на место. Данная беседа потеряет актуальность.

– Логично, – усмехнулся Берд. – До точки сбора им лететь еще пять суток. Представляю испуганное лицо Натана Делвила, когда ему доложат о крейсерах рептилий, приближающихся к Непрону. Наглый выскочка будет ползать у меня в ногах и умолять о пощаде. Ну, а затем я займусь графиней Сирианской. Кстати, как успехи в борьбе с хранителями и самраями? Им вряд ли понравится мой союз с ящерами.

– Ваше высочество, я как раз хотел об этом поговорить, – произнес Горн. – Мы серьезно потрепали оба клана. Разгромлено около двадцати баз. Но до окончательной победы далеко. Древние ордена глубоко законспирированные организации. Добраться до их руководства очень сложно.

– К чему ты клонишь? – герцог пристально посмотрел на начальника контрразведки.

– Они наверняка попытаются устранить вас, – генерал выдержал натиск правителя, не отвел взгляда в сторону. – Мы примем все необходимые меры предосторожности, но остается человеческий фактор. Если точнее, ваша личная охрана.

– Гвардейцы преданы мне, – жестко отреагировал Видог. – Настоящие эстерианцы. У них в крови ненависть к моим врагам.

– Если бы речь шла исключительно о хоросцах, сирианцах, грайданцах, я бы согласился с вами, – сказал Свенвил. – Однако, когда в алессандрийском дворце появятся чеокане, в их головах возникнут сомнения. Кто-то может дрогнуть. Для агентов хранителей этого достаточно.

– У тебя есть какое-то предложение? – поинтересовался Берд.

– Да, – ответил Горн. – Солдаты Энгерона. Им наплевать на честь, долг, совесть. Они неукоснительно соблюдают приказ клиента. В случае неповиновения наблюдатель без колебаний ликвидирует наемников. Потому солдаты дерутся до конца. Вспомните Окру. Операция по захвату семьи барона Лаилтона. Тогда наемники сражались с боевыми андроидами. И победили. Именно это подразделение и было на «Хортоке». Редкая удача. За товар не придется даже платить. Я уточнял. Задачу им поставить не успели. Компания подобные претензии не принимает. Теперь они принадлежат вам. Срок аренды истекает через три с половиной месяца.

– К тому моменту мне будет принадлежать большая часть империи, – проговорил герцог. – Над этим стоит поразмышлять. Переправь всех пленников на Аскону. Проведи допрос с пристрастием. Если понадобится, просканируй сирианцам мозги.

– Слушаюсь! – отчеканил генерал.

Небрежным жестом руки Видог отпустил начальника службы контрразведки. Свенвил вышел из кабинета, облегченно вздохнул. Его план полностью удался. Правитель Плайда разрешил привезти солдат Энгерона в столицу. Учитывая, что в последнее время герцог очень подозрителен, Горн не был уверен в успехе. Но все получилось, как нельзя лучше. Зачем, это нужно хранителям, другой вопрос. В детали генерал не вдавался. Главное, остановить вторжение рептилий. Берд Видог затеял слишком рискованную игру. На алтарь собственного тщеславия он бросил миллиарды человеческих жизней. Такой расклад Свенвила не устраивал.

В отличие от герцога, Горн не испытывал неприязни к негуманоидным расам, однако чеокане сразу вызвали у него антипатию. И дело даже не в их внешности. Горги и брайтгезы не намного привлекательнее. Каждое слово ящеров пропитано ложью. Они демонстрируют миролюбие, щедрость, помогают правителю Плайда навести порядок в империи. Якобы из добрых побуждений. Но за всем этим кроется чудовищное коварство. Рептилии, словно голодный кровожадный хищник, гипнотизирует жертву.

Передавая молодым цивилизациям самые современные технологии, чеокане создают у несчастных существ иллюзию безопасности. Их добыча расслабляется, теряет бдительность, и вот тут следует смертельный выпад. Крейсера ящеров, как острые клыки, впиваются в плоть ничего не подозревающего соседа и разрывают его на куски. Вполне возможно, что человечество уже обречено. Построив портал, рептилии проложили путь в империю. Но одно дело быть свидетелем трагедии и совсем другое – ее виновником. Такой грех Свенвил не хотел брать на душу.

Положив под спину подушки, Брин Саттон сидел на диване. Через десять минут состоится сеанс связи с Торном Клевилом. Владыка Хороса и Верховный Хранитель постоянно координировали свои действия. Пока события развивались точно по плану. «Хорток» наткнулся на заслон противника, вступил в бой и взорвался. Уцелевших членов экипажа и наемников плайдцы взяли в плен.

Если верить информатору ордена, герцог Видог приказал доставить солдат Энгерона в Алессандрию. Именно этого Саттон и добивался. И тут два варианта: либо Берд поверил в легенду, и у мальчишки появляется шанс добраться до пульта управления системой планетарной защиты, либо контрразведка Видога переиграла хранителей, и наследник престола попадет в руки своего заклятого врага. Тогда участь юноши, да, пожалуй, и страны будет решена. Разумеется, Брин надеялся на лучшее.

До нападения чеокан на Грайд осталось семь дней. Накануне у герцога состоялся разговор с бароном Лаилтоном. Чен выглядел растерянным. Сначала Саттон, не предупредив его, улетел неизвестно куда, а затем исчезла вся хоросская эскадра. По сути дела союзник бросил истерзанную войной Окру на произвол судьбы. Самое обидное, самое оскорбительное, что Брин не отвечал на вызовы правителя Алционы целых два месяца. Высшая степень неуважения.

Герцог не стал оправдываться. Во-первых, не считал нужным, а, во-вторых, в окружении барона немало агентов Берда Видога. Откровенность сейчас ни к чему. Саттон довольно жестко, прямолинейно спросил Лаилтона, доверяет ли он ему и готов ли без каких-либо пояснений выполнить ряд требований. После короткой паузы Чен ответил положительно. Указания Брина были предельно лаконичными: всю семью на легком крейсере немедленно отправить в Хорос, эскадра Алционы, за исключением шести патрульных эсминцев, должна присоединиться к кораблям герцога у Мимаса.

Экран голографа вспыхнул, и Саттон увидел Верховного Хранителя.

– Здравствуйте, ваше высочество, – произнес Торн. – Как себя чувствуете?

– Господин Клевил, обойдемся без дежурных фраз, – раздраженно пробурчал Брин. – Вам прекрасно известно о состоянии моего здоровья. Могу умереть в любую минуту. Но это не повод отвлекаться от наших дел.

– Вы неправы, – возразил Верховный Хранитель. – Герцог Саттон – имя, личность, человек, способный возродить империю. Если вас не станет, подхватить упавшее знамя будет некому. Так что мой вопрос не праздное любопытство и не дань вежливости.

– Тогда, неплохо, – сказал правитель Хороса. – У меня прекрасный врач. Я стараюсь соблюдать его предписания. А чем порадуете вы? Время стремительно тает. Без кораблей Талата, Комона, Яслога нам ящеров не остановить.

– Не беспокойтесь, – отреагировал Торн. – Наши люди над этим работают. Мы заставим графов и баронов пойти на уступки. Если потребуется, организуем мятежи и смену власти. Орден не намерен церемониться с трусами и предателями.

– Главная проблема – Натан Делвил, – заметил Брин. – Надо сохранить грайданский флот.

– Переговоры с ним скоро начнутся, – произнес Клевил. – Факты – упрямая вещь. Драться с чужаками в одиночку герцог не рискнет. Вышлет разведчиков. Информация подтвердится, и Делвил тут же обратится в бегство. Героем он никогда не был.

– Хорошо бы, – вздохнул Саттон. – Пусть заберет свою семью. Нельзя оставлять Видогу заложников. О чести и долге Берд давно забыл. И предупредите, никакого сопротивления на планетах. Полная капитуляция. Не стоит давать повод чеоканам к проявлению агрессии. Жертв в этой войне и так будет достаточно.

– Мы справимся, ваше высочество, – заверил герцога Верховный Хранитель.

Сеанс связи закончился. Брин устало откинулся на спинку дивана. Сейчас от него ничего не зависело. Все, что Саттон мог, он сделал. Если удача не покинет их, события будут развиваться по намеченному сценарию. Ну, а в сражении с чеоканами победит тот, кто продемонстрирует лучшую выучку, стратегическую мудрость и, конечно, отчаянную храбрость. Технологическое превосходство ящеров неоспоримо, но часто в битве успех сопутствует не самому сильному, а самому смелому. Чтобы выжить, людям придется драться насмерть.

Торн Клевил не ошибся в своих прогнозах. Делвил поступил именно так, как и предполагал Верховный Хранитель. Представителя ордена правитель Грайда принял весьма холодно. С хранителями у Натана Делвила старые счеты. После свержения императора его отец, нарушив один из основных запретов, решил захватить систему Солнца. Но на пути к Земле он неожиданно умер. Никаких признаков покушения, но никто не сомневался, что древний клан приложил к этому руку. Хранители напрасно слов на ветер не бросали. А орден предупреждал герцога. И вот спустя двадцать лет уже Натан встретился с членом тайного клана.

Делвил был привлекательным, импозантным мужчиной. Высокий, широкоплечий, с безупречной осанкой. Владыка Грайда уделял необычайно много внимания своей внешности. В темных волосах ни единой седины, лицо гладкое, ухоженное, без морщин, кожа с ровным бронзовым загаром. А ведь герцогу за пятьдесят. Выглядел он гораздо моложе. Крупные карие глаза, прямой, правильный нос, тонкие губы, чуть вытянутый брутальный подбородок.

У подобных мужчин обычно огромное количество поклонниц и любовниц. Женская половина страны обожала правителя. Тем более что Натан был умен, расчетлив и невероятно искушен в дворцовых интригах. Не откажешь ему и в ораторских способностях. Публичные выступления Делвила отличались предельной простотой и невероятной эмоциональностью. А ничего другого обывателям и не нужно.

Главные недостатки герцога: чрезмерное тщеславие, безграничное упрямство и крайняя нерешительность в вопросах политики. Он постоянно лавировал между Плайдом, Сириусом и Хоросом. Самое ужасное для Натана – сделать не верный выбор и потерять трон.

В результате Делвил попытался создать собственный военный союз. На свет появился коллективный договор безопасности между герцогством Грайданским и баронствами Церенским, Гайретским и Алционским. Но стоило Берду Видогу напасть на Корзан и Тесту, как Натан тут же забыл обо всех обязательствах. Ввязываться в войну с могущественным соседом он не рискнул. Делвил без каких-либо угрызений совести пожертвовал друзьями ради личных интересов. В отличие от отца, он не обладал смелостью, напористостью. Натан откровенно боялся и Видога, и Саттона. Да и к Октавии Торнвил относился настороженно. Та еще была стерва.

Взглянув на худощавого, неказистого хранителя, герцог с нескрываемым пренебрежением спросил:

– Чем обязан?

– Меня зовут Дежен Блук, – представитель ордена вежливо поклонился. – Ваше высочество, хочу быть уверенным, что эта беседа будет конфиденциальной.

– Посмотрите вокруг, – раздраженно сказал Делвил. – Кроме нас в помещении ни души. Я выполнил ваше условие. И если откровенно, встреча с убийцами моего отца не доставляет мне удовольствия.

– Я здесь по другому поводу, – спокойно отреагировал Блук.

– Разумеется, – саркастично усмехнулся Натан. – Старые истории вас не интересуют. Предупреждаю сразу, не пытайтесь влезть в мои мозги. В комнате двенадцать камер наблюдения. Если агенты службы безопасности что-то заподозрят…

– Ваше высочество, давайте обойдемся без взаимных угроз, – произнес Дежен. – У нас очень серьезный разговор. Допустить утечку информации я не имею права, а потому сейчас достану из кармана и включу специальный прибор, блокирующий подслушивающие устройства.

– Как пожелаете, – пробурчал герцог, внимательно следя за манипуляциями хранителя.

– Теперь к делу, – после паузы продолжил Блук. – К Остралису приближается вражеская эскадра. В ее составе больше ста боевых кораблей.

– Неужели? – в голосе Делвила отчетливо звучала ирония. – Почему же мои разведчики до сих пор не обнаружили противника?

– Границу Грайда крейсера еще не пересекли, – пояснил Дежен. – Это произойдет завтра. До Непрона останется пятнадцать парсек, шесть дней пути. Маршруты ваших дальних патрулей хорошо известны плайдцам. Эскадра их успешно миновала.

– Значит, Берд Видог все же решил испытать судьбу, – констатировал Натан. – Захватчиков ждет достойный отпор. Без боя я не сдамся. А с чего вдруг орден мне помогает? Вы ведь не вмешиваетесь в политику?

– Речь не о вас, а обо всем человечестве, – ответил хранитель. – В качестве основной ударной силы герцог Плайдский использует корабли чужаков. Он вступил с ними в контакт около года назад.

– Восьмой сектор у Церены! – догадался Делвил.

– Совершенно верно, – подтвердил Блук. – Цивилизация чеокан существенно превосходит нас в технологическом развитии. Мы считаем, что это лишь первая волна вторжения. Цель пришельцев – покорение людей и других народов, населяющих империю.

– Как они выглядят? – спросил Натан.

– Раса рептилий, – произнес Дежен.

– И Берд Видог заключил с ними соглашение? – изумленно выдохнул герцог.

– Это его единственный шанс получить асконийский трон, – холодно сказал хранитель.

– Проклятье! – выругался Делвил. – Даже если я соберу весь флот у Непрона…

– Вас разгромят, – вставил Блук.

– Что вы предлагаете? – Натан сел на край стола.

– Остановить чеокан может только мощная эскадра, – проговорил Дежен. – Возглавит ее Брин Саттон. Место дислокации мы укажем позже. Вы покинете Грайд и отведете туда корабли.

– Это сумасшествие! – воскликнул герцог. – Я не брошу своих подданных на растерзание мерзким кровожадным тварям! Я, как последний трус, сбегу, поджав хвост. Что обо мне подумают люди?

– Их мнение сейчас неважно, – жестко отреагировал хранитель. – Грайданский флот надо сохранить любой ценой.

– Чтобы подарить его правителю Хороса? – не удержался от язвительной реплики Делвил. – Идите к черту! Я не намерен участвовать в ваших играх. Мне проще и выгоднее склонить голову перед Видогом.

– Мы не исключаем такой вариант, – на лице Блука не дрогнул ни один мускул. – Реакция ордена будет соответствующей. Умрете и вы, и ваша семья. Наказание за предательство суровое, но справедливое. Ввяжитесь в драку с чужаками, неминуемо погибнете. Вспомните, какая участь постигла Грема Флэртона и Мэта Гресвила. Владыка Плайда не прощает своих врагов. Ему чуждо милосердие. У вас нет выбора.

– Наглый, неприкрытый шантаж, – горько усмехнулся Натан.

– Предельная честность, – парировал Дежен. – На долгие споры нет времени. В вашем распоряжении ровно сутки. Я искренне надеюсь, что нам не придется прибегать к крайним мерам.

Через шестнадцать часов, поздней ночью, герцогу доложили об эскадре пришельцев. Сорок крейсеров чеокан и сопровождающие их корабли плайдцев пересекли границу Грайда. Хранитель не солгал. Впрочем, Делвил и не сомневался в его словах. До мелких интриг орден никогда не опускался. Если древний клан вмешался в ход событий, значит ситуация серьезная.

Натан категорически запретил разглашать информацию о чужаках. Поднимать панику в стране ни в коем случае нельзя. Командующему флотом герцог приказал направить все крейсера и эсминцы, в том числе и патрульные, к Мецене. Вступать в сражение с превосходящими силами противника действительно не имело смысла.

Самый тяжелый разговор состоялся с главой Сената маркизом Халстеном. Именно он должен был объявить о капитуляции. Сухопутным частям категорически запрещалось оказывать сопротивление захватчикам. Делвил даже подготовил обращение к подданным с призывом сохранять спокойствие и, во избежание ненужных потерь, покорно перейти под власть Берда Видога. Натан акцентировал внимание, что Грайд будет принадлежать правителю Плайда, а не чеоканам. В тот же день герцог вместе с семьей покинул Непрон. Через несколько дней его эскадра взяла курс на Сириус.

Заложив руки за спину, Видог задумчиво прохаживался по кабинету. Генерал Свенвил, как обычно, стоял, вытянувшись в струну. С тревогой и волнением Берд ждал того момента, когда корабли ящеров достигнут системы Остралиса. Разведчики, разумеется, предупредили Делвила о вторжении. Герцог предполагал, что правитель Грайда даст возле Непрона генеральное сражение. Крейсера рептилий разгромят неприятеля, подавят наземные пункты обороны, наведут ужас на вражеских солдат. Все это позволит плайдским десантникам беспрепятственно высадиться на планету и взять под контроль основные промышленные и государственные объекты страны.

Но события развивались по совершенно иному сценарию. Никакой битвы не было. В системе Остралиса грайданских кораблей не оказалось. Воевать с агрессорами никто не собирался. На связь с командующим плайдской эскадрой вышел маркиз Халстен и от имени Сената объявил о капитуляции герцогства. По его словам, Натан Делвил позорно бежал с Непрона. О местонахождении бывшего правителя ничего не известно.

Видог не знал, как реагировать на это известие: радоваться или огорчаться? С одной стороны он без боя получил три планеты с развитой инфраструктурой. Устранен опасный, непредсказуемый противник, захвачен важный плацдарм. С другой, Берд не получил ни малейшей информации о крейсерах ящеров. А герцог очень хотел увидеть, на что они способны. Это позволило бы ему оценить степень опасности союзников. Увы, главные вопросы остались без ответа. Победа досталась Видогу слишком легко.

Впрочем, была надежда, что правитель Грайда отвел флот к Месинде или Мецене, и именно там он встретит врага. На поиски неприятеля отправились шесть чеоканских кораблей. Обнаружить эскадру Натана Делвила так и не удалось. И Аласту, и Бериллу владыка Грайда бросил на произвол судьбы.

С момента нападения прошло шесть дней. Теперь ни для кого не секрет, что Берд заключил сделку с чужаками. Тайна восьмого сектора раскрыта, пора бы надавить на графов и баронов. Герцог Плайдский уже продемонстрировал свою решительность. Любой из них может стать следующим в его списке. У Видога состоялись переговоры с Джефом Корлоком и Брюсом Эстебаном.

Берд думал, что правители Талата и Комона дрогнут, но он ошибся. Оба держались достаточно уверенно. И Корлок, и Эстебан отказались признать герцога императором. На его угрозы Джеф и Брюс никак не отреагировали. Создавалось впечатление, что они рассчитывают на чью-то помощь. Но кто их защитит? Брин Саттон? Глупцы! Хоросцев постигнет та же участь. Рано или поздно наглые выскочки опомнятся, вот только будет поздно.

Видог повернулся к начальнику контрразведки и раздраженно произнес:

– Связь с Прайном, Розаной и Яслогом до сих пор не установлена?

– Мы стараемся, ваше высочество, – отчеканил Горн. – Пока безрезультатно. Похоже, что-то с ретрансляторами. Канал никак не зафиксировать.

– Чепуха! – возразил Берд. – Сведения от агентов ведь поступают…

– Да, – подтвердил генерал. – Но используется другая схема.

– Схема, – герцог презрительно усмехнулся. – Все гораздо проще. Эти трусливые выскочки специально отключили принимающую аппаратуру. Хотят отсидеться, посмотреть чем закончится драка. Потом сошлются на какие-нибудь неисправности. До Сириуса сто двадцать пять парсек. Ретранслятор не нужен. Однако графиня постоянно чем-то занята. У нее совершенно нет времени на беседу со мной.

– Не исключено, что у Эвис Торнвил действительно нет возможности встретиться с вами, – осторожно заметил Свенвил.

Видог оперся на стол руками. Сейчас бы не мешало выпить. Несколько глотков крепкого вина сразу бы подняли ему настроение. Берд тяжело вздохнул. Нельзя. Если он приложится к бутылке, то уже не остановится. Правитель Плайда пристально посмотрел на офицера и после паузы сказал:

– На что ты намекаешь?

– Обстоятельства бывают разные, – пожал плечами Горн.

– Нет, нет, – продолжил герцог. – Ты абсолютно прав. Неплохая мысль. Мы совсем забыли о хранителях. Мой союз с чеоканами и им, и самраям, словно кость в горле. Эти два ордена способны прижать к стене кого угодно. Вот почему вдруг все замолчали. Противник сделал ответный ход. Вторжение ящеров расценено, как угроза человечеству. В средствах массовой информации наверняка истерика.

– Ничего подобного, ваше высочество, – проговорил генерал. – Реакция на захват Грайда крайне сдержанная. Официальное заявление властей, краткие комментарии экспертов, анализ сложившейся ситуации. Ни паники, ни мобилизации резервистов.

– Они что, полные идиоты? – удивленно воскликнул Видог. – Это не мелкий междоусобный конфликт. Я мечом и огнем восстанавливаю империю. Либо жалкие людишки окончательно спятили, оторвались от реальности, либо…

Внезапно Берда Видога осенила догадка. Он покачал головой, грубо выругался.

– Проклятый Делвил, – пробурчал правитель Плайда. – Натан должен был драться. Уничтожение его флота стало бы уроком для надменных выскочек. Но крейсера рептилий не сделали ни единого залпа. Никто не видел мощь их оружия. Надо провести карательную акцию, чтобы мир содрогнулся от ужаса. Иначе обывателей не напугать. Инопланетянами сейчас никого не удивишь. Сторрианцы, джози, горги, брайтгезы…

– Ваше высочество, мы высадили на Непрон сто семьдесят тысяч десантников, сто тридцать на Аласту, – вставил Свенвил. – За шесть суток ни одного инцидента. Грайданцы неукоснительно выполняют все требования новой администрации. Армия распущена, техника в боксах, оружие на складах.

– Сволочи! – зло процедил сквозь зубы герцог. – Наплевали на собственное достоинство. Готовы пресмыкаться даже перед мерзкими чешуйчатыми тварями.

– Кстати, о них, ваше высочество, – произнес начальник контрразведки. – Как только Грайд объявил о капитуляции, два линкора покинули восьмой сектор и взяли курс на Верону. Через четыре дня они будут здесь.

– Да, я помню, ты докладывал, – сказал Берд. – Я побеседовал с Шо Хаком. Это официальный визит. Глава миссии хочет посетить Аскону. Тут с ним не поспоришь. Ящеры наши союзники. Мы должны достойно их встретить в Алессандрии.

– Мне кажется надо принять дополнительные меры предосторожности, – заметил Горн.

– Это твоя забота, – бесстрастно отреагировал Видог. – Тщательно проверь всех гвардейцев. Хранители и самраи непременно попытаются совершить покушение на чеокан. Подобная провокация осложнит наши отношения с рептилиями.

– Но опасность представляют и сами ящеры, – проговорил Свенвил.

– Не думаю, – возразил герцог. – Двумя кораблями вторжение не осуществляют. Тем более, что флот Плайда сейчас сосредоточен в системе Вероны. Но если ты так считаешь, свяжись с Глуквилом. Пусть его крейсера сопровождают чеокан. У союзников будет настоящий эскорт. И еще, переодень своих людей в штатское. Офицерские мундиры сразу бросаются в глаза. У Шо Хака может возникнуть ощущение, что я кого-то боюсь.

– Слушаюсь, – отчеканил генерал. – Ваше высочество, как быть с наемниками? Их скоро доставят на Аскону.

– Наемники, – повторил Берд. – Седьмой уровень. Пожалуй, ты прав, они мне пригодятся. Привези солдат во дворец. Как и где их использовать, я решу позже.

Горн почтительно поклонился и вышел из кабинета. Обогнув стол, Видог сел в кресло. Снова взглянул на дверцу стола, за которой стояла бутылка вина. Грустно усмехнулся. Ему хватит силы воли не достать ее. Цель близка. Сейчас нельзя давать волю слабостям. Кроме того, герцога беспокоила исчезнувшая грайданская эскадра. У Натана Делвила пятьдесят пять тяжелых крейсеров и не меньше сотни эсминцев. Такой флот способен доставить неприятности. Что если правитель Грайда двинулся к Вероне? Ящеры при всем желании не успеют прийти на помощь Берду. Разведчики обнаружат противника лишь на границе. Плайдцы победят в сражении, но какой ценой… Ударная эскадра Видога потеряет половину кораблей. Это в планы герцога не входило.

Что-то затеял и Брин Саттон. Правитель Хороса вот уже три месяца не проявляет никакой активности. Не ведет переговоры, не выступает с речами, не совершает визиты. За прошедший период Брина никто не видел. Его союзник барон Лаилтон в полной растерянности. Версии могут быть разные. У Саттона плохое здоровье, проблемы с сердцем. Он либо воспользовался затишьем и сделал операцию, либо впал в кому или даже умер. Однако в сложной политической ситуации наследник престола не торопится провозглашать себя владыкой Хороса. Это был бы отличный подарок Берду.

Впрочем, на такую удачу Видог не надеялся. Брин – умный опытный противник. Возможно, он что-то пронюхал. Его флот в системе Алционы вдруг отправился на какие-то мифические учения. Старый трюк. Правитель Плайда и сам не раз таким образом вводил врагов в заблуждение. Где сейчас хоросские крейсера неизвестно. А две исчезнувшие эскадры – это чересчур. Оставлять неприятеля в тылу и развивать наступление дальше равносильно самоубийству. Маловероятно, но вдруг Саттон и Делвил объединятся. Если это произойдет, они постараются вышвырнуть захватчиков из Грайда. Продвижение Берда к Сириусу или Алционе лишь облегчит им задачу.

Нет, оставлять плацдарм нельзя. Стратегическая инициатива принадлежит Видогу. Нужно закрепиться, перебросить резервы и обязательно найти флот противника. Сегодня же герцог отдаст генералу Глуквилу соответствующие распоряжения. Разведчики должны проверить каждую звездную систему, каждый парсек космического пространства. Ну, а когда враг будет разгромлен, все графы и бароны склонят перед ним головы. Больше двадцати лет Берд мечтал об императорском троне. Он умеет ждать и терпеть. Пара месяцев его не устроит.

Глава 6.

Непредвиденные обстоятельства

Полет на «Лемоте» длился шестнадцать суток. Сирианцев вызывали на допросы чуть ли не ежедневно. К некоторым из них применялись физические методы. Пленники возвращались в десантный отсек с ссадинами и кровоподтеками. В какой-то момент кто-то из них не выдержал, «сломался». Получив необходимую информацию, плайдцы прекратили процесс дознания. Наемников следователи почему-то не беспокоили. Видимо, майор Лейрон ответил на все интересующие их вопросы. Простые исполнители службу контрразведки не интересовали. Условия содержания были довольно сносными. Чистое постельное белье, неплохое питание и даже работающие голографы. Все примерно так же, как и на «Хортоке». Правда, оружие и снаряжение солдатам не вернули.

Крейсер вынырнул из гиперпространства и начал снижать скорость. Через пять часов корабль лег в дрейф. Почти тут же в отсеке появился крепкий широкоплечий лейтенант. Офицер приказал наемникам построиться. Под конвоем арестантской команды солдат повели к шлюзовому отсеку. Здесь, впервые за полторы декады, они увидели наблюдателя. Грег Лейрон выглядел на редкость спокойным. Как обычно, к его левой руке был пристегнут кейс с пультом. Майор неторопливо прохаживался возле десантного бота. Заметив наемников, Грег остановился, поправил ворот мундира. Солдаты замерли в трех метрах от Лейрона. Плайдцы заметно отстали.

– Смирно! – громко выкрикнул Парсон.

Посмотрев на наемников, майор без приветствия и вступления произнес:

– Ситуация уникальная. Одно из лучших подразделений компании оказалось в плену. И в том нет ни моей, ни вашей вины. Задача не была поставлена. Приказа на ликвидацию я не получал. Потому у нас новый клиент. Хотя плату вносил не он, до конца срока аренды вы целиком и полностью принадлежите ему. Мы вылетаем немедленно. Оружие и снаряжение в машине. Энергетические блоки и магазины не пристегивать. На сборы даю пять минут. Вопросы есть?

– Никак нет! – отчеканил Джей.

– Отлично, – сказал Грег. – Командуйте, сержант.

– К боту, живо! – грозно рявкнул Парсон. – Пошевеливайтесь!

Грубый тон цекрианца – это всего лишь эпатаж. Никого подгонять было не нужно. Солдаты прекрасно обучены и знают, что им делать. На каждом защитном шлеме, бронежилете, рюкзаке есть соответствующая маркировка. Найти свои вещи для наемников не составляло большого труда. В установленное наблюдателем время они уже сидели в машине с пристегнутыми страховочными ремнями. Пилот бота поднял задний люк, включил систему герметизации. И вскоре летательный аппарат стартовал.

Как и следовало ожидать, иллюминаторы были закрыты. Солдаты сидели молча. Пустая болтовня раздражает, а говорить о серьезных вещах сейчас вряд ли уместно. Ален Блекпул не удержался бы, отпустил бы пару язвительных реплик, но его нет, аластанец погиб на Адринозе. Удивительно, как порой меняется отношение к человеку. Ален не отличался порядочностью, воспитанностью, чувством такта. Жесток, прямолинеен, саркастичен. Обидные, колкие замечания Блекпула многих приводили в ярость. Порой вспыхнувшая ссора едва не доходила до драки. И вот его не стало. Однако в душе странное ощущение пустоты. Аластанца почему-то не хватало.

Через сорок минут машина опустилась на посадочную площадку. Солдаты быстро выбежали из десантного бота и построились в одну шеренгу. Андрей, как обычно, стоял на левом фланге подразделения. В глаза светила яркая желтая звезда. По размеру она чуть крупнее Солнца. На небе ни облачка. Справа дул легкий прохладный ветер. Метрах в пятидесяти от наемников каменное здание. Чуть дальше виднелось гигантское куполообразное сооружение. Сбоку и за спиной четыре полукруглые постройки. Возле них лениво прохаживались люди в военной форме. Они с любопытством разглядывали солдат Энгерона. Все здания имели нежный золотистый оттенок, подчеркивающий богатство и величие комплекса.

– Черт подери, – прошептал Олиот, – мы в Алессандрии. Это императорский дворец.

– Не может быть! – выдохнул Элинвил.

– Точно, – произнес Джен. – Перед нами покои Ольгера Храброва, а теперь Берда Видога.

– А купол? – спросил Марзен.

– Тронный зал, – ответил тестианец. – Личные апартаменты правителя защищают казармы гвардейцев. Я отлично помню фильм про столицу Асконы…

– Заткнитесь! – прорычал Джей.

К подразделению приближался худощавый темноволосый мужчина. Судя по цвету мундира, он был офицером контрразведки. Его сопровождали двое подчиненных. Плайдец остановился, окинул взглядом наемников.

– Я генерал Свенвил, – представился Горн. – Думаю, вы в курсе, что теперь принадлежите герцогу Плайдскому. Размещаться будете здесь, на территории комплекса. Задачу получите позже. Учтите, мы ни с кем церемониться не будем. Малейшее нарушение установленных правил, и вас тут же ликвидируют. Капитан Кервил, проводите солдат.

Высокий крепкий офицер жестом предложил следовать за ним. Широким, размашистым шагом он направился к казармам. Грег Лейрон остался с генералом. Наблюдателя поселят где-нибудь во дворце. Майор будет под постоянным контролем либо Свенвила, либо самого Берда Видога. Контактировать с наемниками ему необязательно. Вся информация о солдатах есть на пульте.

Подразделению выделили небольшой блок с отдельным входом. Как и во Фланкии, наемникам категорически запрещалось покидать здание. Ничего другого они и не ожидали. Клиенты с некоторой опаской относились к своему дорогостоящему приобретению. Бытовые условия обычные: армейские кровати, шкафы для оружия и вещей, несколько мягких кресел, пара пластиковых столов и вмонтированный в стену голограф. Душевые кабины и туалеты располагались в дальней части блока.

Волков скинул с плеч рюкзак, снял шлем, расстегнул ремни бронежилета. Пока события развиваются не так уж плохо. Сирианцы хотели использовать подразделение для совершения диверсии. Вряд кто-нибудь из солдат выжил бы. Даже в случае успешного завершения операции, их, скорее всего, устранили бы, избавились от свидетелей. В какой-то степени наемникам повезло, что плайдцы перехватили «Хорток». Это, конечно, невероятное стечение обстоятельств. Пленников не только не казнили, а наоборот доставили в Алессандрию, столицу бывшей империи.

– Интересно, зачем нас привезли во дворец? – проговорил Видвул.

– Будем охранять Берда Видога, – отреагировал Эдвинсон.

– Шутишь? – Джарвис повернулся к капралу.

– Ничуть, – сказал Крус. – Графиня Сирианская брала подразделение в аренду именно для этой цели.

– Лана Торнвил была юна и неопытна, – возразил Кавенсон. – Ей служили и горги, и крензеры, и гвардейцы. А итог все равно плачевный. Мятежники убили бедняжку.

– В личной охране герцога исключительно эстерианцы, – добавил Парсон. – Они беззаветно ему преданы. Мы не нужны правителю Плайда.

– Жаль, – вздохнул Элинвил.

Между тем, Стенвил включил голограф. Два с половиной месяца солдаты были оторваны от внешнего мира. На «Хортоке» наемники смотрели лишь старые фильмы. Здесь Лайн нашел канал новостей. Первое же сообщение повергло корзанца в шок. Он опустился в кресло и удивленно воскликнул:

– Все сюда! Похоже, мы здорово вляпались.

– Что стряслось? – спросил Марзен.

– Семь дней назад Берд Видог напал на Грайд, – пояснил Стенвил.

– Рискованный шаг с его стороны, – заметил Эдвинсон. – Силы примерно равны. Кроме того, в драку может вмешаться Брин Саттон.

– Не вмешается, – произнес Лайн. – У герцога Плайдского есть союзник, с которым лучше не связываться. Натан Делвил благоразумно покинул Непрон и отдал страну без боя.

– Какой союзник? – недоуменно проговорил Джей. – После гибели Октавии Торнвил у Видога с сирианцами натянутые отношения. Наша экспедиция наглядный тому пример.

– Люди здесь не при чем, – прошептал корзанец. – Это чеокане.

– Что? – одновременно вырвалось у Элинвила, Волкова и Анли.

– Ты спятил? – сержант приблизился к товарищу, взял пульт, прибавил звук.

На экране голографа молодая красивая женщина в строгом платье. За ее спиной изображение звездного неба. На его фоне три крейсера ящеров. Где-то внизу бело-голубой шар Аласты. Журналистка рассказывала о том, что правитель Плайда еще год назад заключил с чеоканами взаимовыгодное соглашение. Союзники обещали помочь герцогу навести порядок в империи. И вот этот день настал. Жители Грайда избавились от тирании Натана Делвила и с радостью встретили освободителей. На Непроне, Аласте и Берилле не прозвучало ни одного выстрела. Теперь очередь за Алционой, Талатом, Сириусом. Через три дня официальная делегация чеокан прибывает в Алессандрию. Готовится торжественная встреча.

– Я сплю, я брежу? – Марзен посмотрел на друзей. – Они ничего не перепутали? Это же те твари, коорые едва не прикончили нас на…

– Закрой рот! – мгновенно отреагировал Джей. – Много лишнего болтаешь.

– Вы с ними сталкивались? – уточнил Видвул.

– Извини, Джарвис, – сержант хлопнул ортанца по плечу, – закрытая информация. И тебе, и всем остальным советую держать язык за зубами. Вспомните о правилах компании. Плайдская служба контрразведки неплохо работает. Не хочу, чтобы кому-то активировали ошейник.

– Как бы там ни было, а война началась, – вставил Шерис. – Брин Саттон так просто не сдастся. Масштабного сражения не избежать.

– Чтобы остановить ящеров, кто-то наверняка попытается устранить Берда Видога, – произнес Лайн. – Похоже, Крус прав. Нам предстоит охранять герцога Плайдского.

– Проклятье! – выругался Эдвинсон. – Неудачный расклад. У меня нет неприязни к другим расам. В нашей группе были валкаалцы, джози, брайтгезы и даже горги. Но эти…

Капрал оборвал фразу на полуслове. Продолжать, пожалуй, не следовало. И так сказано чересчур много. Если идет запись их разговора, плайдцы без труда догадаются, что наемники уже встречались с рептилиями. Судя по отдельным репликам, встреча не была теплой. Где и когда это произошло, не имеет значения. У чеокан будет собственная версия тех событий.

Изображение на экране голографа поменялось. Теперь в студии политические обозреватели. Трое мужчин дискутировали о дальнейшем развитии событий. Все сходились во мнении, что мелкие баронства не станут сопротивляться. Основная проблема – Хорос. Впрочем, позиция Эвис Торнвил тоже пока неясна. В первую секунду Андрей подумал, что ослышался. Но нет, имя девушки то и дело звучало из уст плайдцев.

– Чего-то я не понимаю, – юноша сел на кровать. – Ведь катер герцогини взорвался. Разве она не погибла?

– Хороший вопрос, – Олиот расстегнул верхние пуговицы куртки. – Отлично помню тот день. Объявили о смерти графини Сирианской и о покушении на ее старшую дочь. Затем пышные похороны и траур. Потому Лана Торнвил и взошла на престол. Может мы в каком-то параллельном мире? Я о них когда-то читал…

– Не болтай чепуху, – пробурчал Калаган. – Гравитационный катер действительно взорвался. Но поисковые работы затянулись. Видимо, спасателям не удалось обнаружить тело Эвис. Девушка оказалась умнее всех. Ее не было в машине.

– Тогда почему она позволила младшей сестре занять трон? – спросил Кавенсон.

– Не знаю, – ответил Колин. – Обстоятельства бывают разные…

Спор друзей Волкова уже не интересовал. Детали, подробности сейчас не важны. Главное, что Эвис жива. Жива! Сердце юноши бешено стучало, кровь пульсировала в висках. Это чудо, настоящее чудо! Девушка воскресла из мертвых. А ведь Андрей больше не надеялся ее увидеть. В памяти всплыл образ Эвис. Длинные русые волосы, карие глаза, тонкие бледно-розовые губы, на щеках легкий румянец. Сейчас бы обнять, поцеловать любимую. Увы, они слишком далеко друг от друга. Их разделяет сто двадцать пять парсек и эскадра ящеров.

Рано или поздно Берд Видог нападет на графство Сирианское. И что тогда ждет Эвис? Мучительная смерть, позорное рабство или вечное изгнание? В отличие от правителя Плайда, Волкову известно, как ящеры поступают с покоренными народами. Им чуждо милосердие, доброта, сострадание. Не исключено, что чеокане уничтожат человечество. Но девушка может спастись. Если присоединится к герцогу, признает его императором. В противном случае Алан, Таскону и Маору постигнет участь Адринозы. Рептилии безжалостно разрушат города, выжгут поля, истребят людей. Видог не глуп, он наверняка подстраховался. Владыка Плайда не позволит ящерам нанести удар в спину. Хотя… Если чеокане построили портал, их уже ничто не остановит.

Чтобы долететь от Церены до Вероны кораблям рептилий потребовалось ровно десять суток. На границе звездной системы ящеров встретили восемь тяжелых крейсеров Плайда. Они, словно эскорт, сопровождали союзников до Асконы. На орбите планеты, точно над Алессандрией, линкоры чеокан легли в дрейф.

За делегацией рептилий Берд отправил личный катер. Через сорок минут Шо Хак и сопровождавшие его чеокане ступились на посадочную площадку дворцового комплекса. Их стиль одежды принципиально не изменился. Все ящеры были в длинных балахонах с опущенными на лицо капюшонами. Руководитель миссии в ярко-красном, остальные в светло-зеленых. Цветовая гамма отражала статус чеокан и важность мероприятия. Сегодня Шо Хак демонстрировал союзникам величайшее уважение.

Сразу за рептилиями шел Брюс Шервин. Он совершил путешествие на корабле ящеров. Впрочем, на барона никто не обращал внимание. Все камеры снимали чеокан. За пятьсот лет империи люди вступили в контакт с тремя расами: альконцами, сторрианцами и брайтгезами. Но все они значительно уступали в развитии человечеству. Горги и валкаалцы достигли высокого уровня, но после поражения в войне влачили жалкое существование. Джози ни на что не претендовали. И лишь везгирийцы превосходили своих амбициозных соседей. Чеокане – вторая цивилизация, у которой люди могли чему-то научиться.

Герцог устроил гостям пышный прием. На нем присутствовала вся плайдская знать. Разумеется, служба контрразведки тщательно и бесцеремонно обыскала дворян. Были приняты беспрецедентные меры предосторожности. Внутреннюю и внешнюю охрану дворца Горн Свенвил усилил втрое. Для хранителей и самраев это идеальный шанс совершить провокацию.

Приветственная речь Шо Хака не отличалась оригинальностью. Стандартный набор пафосных деклараций: выражение признательности хозяевам, обещание помочь в трудных ситуациях, пожелание мира и процветания. Несмотря на все опасения, досадных, неприятных инцидентов, удалось избежать. Берд Видог держался великолепно. К наполненному до краев бокалу с вином он даже не притронулся.

На следующий день правитель Плайда гулял с Шо Хаком по парку. Разговор зашел о массовых развлекательных мероприятиях. Чеоканин хотел увидеть, как люди отдыхают, расслабляются. Герцог, не раздумывая, предложил главе миссии посетить кровавое шоу в Ассоне. Но сразу предупредил, что это зрелище не для слабонервных. Кроме того, надо лететь в систему Астры. Шо Хак без колебаний согласился. Он был заинтригован.

Проявляя вежливость, чеоканин пригласил Берда Видога на свой корабль. Тем самым глава миссии показывал, что ему нечего скрывать от союзника. Владыка Плайда отказываться не стал. После обеда герцог с тремя офицерами звездного флота отправился на линкор рептилий. Брать с собой охрану не имело смысла. Если ящеры попытаются убить Видога или взять его в заложники, то не помогут ни гвардейцы, ни наемники. Вырваться с чужого судна невозможно.

Жестокая схватка на борту корабля никому не принесет дивидендов. Глуквил не выпустит линкоры чеокан из системы Вероны. И рептилии это прекрасно понимают. У Берда масса недостатков, но трусость в их число никогда не входила. Он не боялся смерти. Опасность будоражила в нем кровь, заставляя действовать смело, решительно. Страх не испытывают только идиоты, но герцог умел его подавлять.

Размеры судна произвели на Видога сильное впечатление. Одно дело видеть корабль на экране голографа, и совсем другое в реальности. Это был настоящий космический город. В нем в относительно комфортных условиях могли жить десятки тысяч ящеров. Впрочем, по словам Шо Хака, экипаж линкора состоял из девятисот чеокан. Большую часть судна занимал трюм, где хранились элементы гиперпространственного портала. Потому среди ящеров так много инженеров и техников. Прежде всего это разведывательный корабль. Вооружение на нем установлено исключительно для защиты. В галактике немало воинственных, агрессивных рас.

Глава миссии лично проводил экскурсию. Для герцога не существовало запретных зон. Чеокане шли туда, куда хотел правитель Плайда. Видог побывал в рубке управления, двигательном отсеке, сборочном цехе, медицинском блоке и даже в апартаментах Шо Хака. Единственное, что не рискнул сделать Берд Видог, попробовать предложенные угощения. Герцог невольно представил, как рептилии трогали их своими чешуйчатыми, когтистыми лапами, и не смог преодолеть чувство брезгливости.

Удивительно, но все ящеры на линкоре носили балахоны. Кто-то черные, кто-то темно-синие, кто-то коричневые. Похоже, это основная одежда чеокан. На взгляд Видога не очень удобная. Но у каждого народа собственные эталоны красоты и комфорта, сложившиеся на основе древних традиций. Чеокане не нуждались ни в чьих советах. У рептилий не самая привлекательная внешность. Лишний раз они старались не шокировать союзников.

Берд вернулся в Алессандрию поздним вечером. За шесть часов герцог осмотрел примерно четверть помещений судна. Ничего угрожающего Видог не обнаружил. Дизайн, конечно, специфический, необычный, но иначе и быть не могло. Две абсолютно разные цивилизации. Для людей это совершенно иной мир.

Прежде, чем лечь спасть, Берд связался с Грезой, с главным организатором гладиаторских боев Браеном Клевилом. За достаточно короткий срок ему предстояло подготовить эффектное, запоминающее шоу. Делегация ящеров должна получить незабываемое удовольствие. А это непростая задача. Банальная кровавая резня никому не интересна. Без тщательно продуманного сценария тут не обойтись. Огромное значение имеет общий антураж, атмосфера на арене. Сверкающие доспехи, мечи, копья, секиры, причудливые шлемы. Чеокан нужно поразить красочностью зрелища.

Разумеется, участвовать в нем будут только лучшие воины. Новички вызывают лишь презрительную усмешку. Их, в крайнем случае, скормят хищникам на потеху толпы. Публика любит, когда дикие животные разрывают жертву на части. Это вызывает трепет и ужас. Ведь теоретически любой мужчина может оказаться в роли гладиатора.

В распоряжение Клевила всего четырнадцать дней. Но он справится. У него есть опыт и неограниченные средства. Деньги чудесным образом решают любые проблемы. Не оправдать надежды герцога, значит, навлечь на себя гнев могущественного владыки Плайда. Что равносильно самоубийству. Берд не прощает неудачников. Браену это отлично известно.

«Берсенк» стартовал около полудня. На борту флагмана находились Видог, его жена Алина, муж дочери барон Вистейл и чеокане. Многочисленная свита, дворяне Асконы, Эстеры и Корины, бизнесмены и промышленники, летела на роскошных пассажирских лайнерах. Эскорт сопровождения состоял из восьми тяжелых крейсеров и двадцати эсминцев. В условиях войны это необходимая мера предосторожности. Куда исчезли эскадры Грайда и Хороса до сих пор неясно.

Обеспечить безопасность в Ассоне гораздо сложнее, чем в Алессандрии. Тем более на стадионе, вмещающем шестьдесят тысяч человек. Снайпер может выстрелить с любой трибуны. И герцога не спасет никакое бронестекло. Разумеется, агенты службы контрразведки проверят каждого зрителя. Беда в том, что хранители обладают уникальными способностями. Они внушат охранникам все, что угодно, и те пропустят через пункт досмотра целую армию. Поэтому Берд приказал установить везде дополнительные камеры. Только с их помощью можно обнаружить членов тайного ордена.

Существовал определенный риск и при движении по городу. Слухи о предстоящем шоу мгновенно распространятся по Грезе. Толпы людей, жаждущих попасть на стадион, потекут в Ассон. Слиться с массой обывателей для профессиональных убийц не составит ни малейшего труда. Вот когда Видог прислушался к совету генерала Свенвила. Кроме гвардейцев и личных телохранителей на «Берсенк» переправили подразделение наемников. В экстремальной ситуации, если вдруг кто-то из эстерианцев дрогнет или предаст герцога, солдаты Энгерона могут пригодиться.

Как только десантный бот опустился на посадочную площадку, пилот открыл задний люк. Короткая, отрывистая команда Парсона, и наемники выбежали из машины. Сразу бросилось в глаза название корабля, выгравированное на стене шлюзового отсека. Флагманский крейсер плайдского флота. Солдаты в очередной раз убедились, что Крус Эдвинсон был прав. Им предстоит охранять Берда Видога. Вопрос в том, куда летит герцог? К Церене, к Остралису, к Месинде? Гадать не имело смысла. Правитель Плайда никого не посвящал в свои планы. Экипаж корабля тоже не отличался болтливостью. Офицер, сопровождавший наемников, не сказал ни одного лишнего слова.

Так как десантный отсек был занят гвардейцами, солдат разместили в небольшом складе. Для длительного путешествия условия не идеальные: матрасы, лежащие на металлическом полу, пластиковый стол, четыре старых стула, узкие шкафы со скрипучими дверцами и переносной голограф, стоящий в дальнем углу на тумбочке. Главное, что есть нормальный туалет и душевая кабина.

– Не лучший вариант, – заметил Стенвил, оглядываясь по сторонам.

– Бывало и хуже, – парировал Кавенсон. – Могу напомнить перелет с Окры. Мы рабы. Нам все достается по остаточному принципу.

– И при этом клиенты хотят, чтобы мы ради них жертвовали собственными жизнями, – зло произнес Лайн.

– А как иначе? – усмехнулся Крус. – Они приобрели дорогостоящий товар. И относятся к нему соответственно. Вещь всегда остается вещью. Предмет неодушевленный…

– Мы люди! – возразил корзанец.

– Нет, – отрицательно покачал головой Эдвинсон. – Мы наемники, расходный материал. Нас не жалко. Возьмем, к примеру, новую красивую одежду. Ее носят аккуратно, регулярно чистят, стирают. Но стоит вещам выйти из моды, их тотчас прячут на полки или в коробки, а затем и вовсе выбрасывают. Не испытывая при этом никакого сожаления. С нами тоже самое.

– Философ, – с сарказмом пробурчал Парсон. – Ален Блекпул любил поразглагольствовать на данную тему. И что толку? Его уже нет. Пустая болтовня. Вы напрасно тратите время.

Спорить с сержантом никто не стал. Солдаты снимали защитные шлемы, тяжелые рюкзаки, бронежилеты. На флагмане их вряд ли будут привлекать к несению службы. Здесь герцогу ничто не угрожает. Можно спокойно отдыхать.

«Берсенк» вынырнул из гиперпространства спустя двенадцать дней. Через шесть часов корабль снизил скорость и лег в дрейф. Наемники недоуменно смотрели друг на друга. Крейсер преодолел всего тридцать парсек. До Корзана еще восемь, а до Непрона почти пятьдесят.

– Мы в системе Астры, – бесстрастно пояснил Волков. – Похоже, в Ассоне намечается грандиозное шоу. Видог пытается произвести впечатление на чеокан.

– Уверен, кровавая бойня им понравится, – проговорил Стенвил.

– А что если нас для этого и везут на Грезу? – взволнованно спросил Элинвил. – Мы будем непосредственными участниками представления.

– Не исключено, – ответил Андрей.

– Сомневаюсь, – вмешался Джей. – В Ассоне хватает бойцов. Их специально тренировали для подобных случаев. У нас совершенно другой статус. Мы лишь испортим зрелище.

– Как сказать, – произнес Эдвинсон. – Я умирать не спешу и потому готов драться. Сверну шею хоть человеку, хоть зверю.

– Физической силы для победы на арене мало, – вставил Волков. – Нужно обладать ловкостью и хитростью. В сражении применяется различное оружие. Одна ошибка и острый клинок или копье вонзится тебе в грудь. Подобные навыки вырабатываются годами. Я давно не брал в руки меч и кое-какие приемы уже позабылись.

В этот момент в дверном проеме показался Лейрон. На его лице явная озабоченность. Видимо, майора терзали те же мысли.

– Погрузка через десять минут, – негромко сказал Грег. – Полное боевое снаряжение.

– Есть конкретная задача? – уточнил Парсон.

– Нет, – проговорил Лейрон. – Но вы должны быть готовы выполнить любой приказ.

В десантном боте солдаты сидели по правому борту. Остальные места занимали гвардейцы герцога. Они в парадных мундирах с золотыми нашивками на погонах и рукавах. У каждого кейс стального цвета, лазерный карабин и бластер в кобуре. Все эстерианцы предельно сосредоточены. За время полета никто не обронил ни одной реплики. И это неудивительно. Между наемниками и гвардейцами пропасть. Элитное подразделение плайдской армии и горстка невольников, обученных убивать. Эстерианцы смотрели на солдат Энгерона с нескрываемым презрением.

Военный союз Берда Видога с чеоканами нравился далеко не всем, а потому герцог решил не устраивать пышную церемонию на космодроме Ассона. Проезд по городу не сулил ему ничего хорошего. Резиденция правителя Плайда располагалась у океана, на южной окраине столицы Грезы. Небольшой уютный дворец с роскошным парком. Именно там и опустился гравитационный катер Видога. Гвардейцы и наемники высадились на пятнадцать минут раньше. Они взяли посадочную площадку в плотное кольцо оцепления.

Берд и Шо Хак неторопливо двинулись к зданию. Жена герцога, барон Вистейл и чеокане чуть отстали. Владыка Плайда демонстрировал гостю свои владения. Надо отдать должное Шо Хаку, он умел ценить красоту. Особенно сильное впечатление на него произвел океан. Чеоканин не мог оторвать взгляд от изумрудной глади воды. Впрочем, глава миссии крайне сдержанно проявлял эмоции.

После ужина Видог вызвал во дворец организаторов шоу. Они приехали через двадцать минут. Первым шел Браен Клевил. Главному распорядителю почти шестьдесят. Крепкий мужчина с редкой сединой в волосах. Его компаньону Стенли Соунвилу около сорока. Красивый импозантный эстерианец. Смуглая кожа, вытянутый овал лица, прямой нос, крупные карие глаза. Он пользовался огромным успехом у представительниц прекрасного пола. Оба в строгих, официальных костюмах. Не каждый день их приглашают на аудиенцию к могущественному правителю Плайда. Одевались в сумасшедшей спешке и потому постоянно поправляли то ворот рубашки, то галстук.

Прежде, чем попасть во дворец, Клевил и Соунвил преодолели три пункта идентификационного контроля. На одном офицеры службы контрразведки их тщательно обыскали. Принимались беспрецедентные меры предосторожности. И это понятно. В здании не только герцог, но и делегация союзников. Любая провокация поставит под удар дружеские отношения Плайда с высокоразвитой цивилизацией ящеров. Что грозит человечеству серьезными неприятностями.

Возле центральной лестницы был пост наемников. По невероятному стечению обстоятельств Волков попал именно во вторую смену. Забрало шлемов солдаты не опускали. Проходя мимо Андрея, Стенли кинул на юношу небрежный взгляд, сделал пару шагов и замер, словно вкопанный. Эстерианец обернулся, пристально посмотрел на наемника. Нет, он не ошибся, это действительно Одинокий Волк. Бывают же чудеса! Знаменитый гладиатор Ассона в личной охране Берда Видога. А им как раз не хватало громкого имени. Фантастическая удача. Вот это будет сюрприз для зрителей.

Ни слова не сказав юноше, Соунвил бросился догонять Клевила. Браен поначалу не поверил компаньону. Однако Стенли лучше него знал мальчишку. Ведь это он покупал его на Маоре. Пожалуй, стоит спросить у герцога о наемнике. Адъютант правителя проводил посетителей в кабинет Видога. Берд сидел за массивным столом, читал какие-то документы.

– Добрый вечер, ваше высочество, – заискивающим голосом произнес Клевил.

Герцог поднял голову, устало откинулся на спинку кресла.

– Шоу готово? – после короткой паузы проговорил Видог.

– Да, – отчеканил распорядитель. – Остались мелкие детали, но мы все успеем закончить в срок.

– Учти, у вас меньше двух суток, – напомнил Берд.

– Понимаю, – сказал Браен. – Представление будет грандиозным. Оно даже превзойдет то, что вы видели на свадьбе сы…

Клевил осекся на полуслове. В глазах эстерианца был неподдельный ужас. Он допустил непростительную бестактность. Ведь Дейл, единственный сын герцога, трагически погиб на Алане. Не стоило бередить еще не зажившую рану. К счастью для Браена, правитель не обратил внимания на его оплошность. Видога сейчас волновали совсем другие проблемы.

– Покажите сценарий, – потребовал Берд.

Соунвил мгновенно метнулся к столу и протянул герцогу кожаную папку. Берд открыл ее, взял в руки первый лист.

– Шоу состоит из трех частей, – пояснил Стенли. – Сначала схватки с дикими животными. Натравим на новичков стаю голодных тапсанов. Повеселим публику. Затем гризы, берсенки, тарты, клиды. Хищников не кормили уже пять дней, они жаждут крови.

– Отлично, – произнес Видог. – Побольше экзотики. Ради нее чеокане сюда и прилетели. И чтобы обязательно была борьба. В прошлый раз берсенки без особого труда прикончили охотников.

– Ваше высочество, это не повторится, – заверил герцога Клевил. – Мы выставим на арену профессионалов.

– Во второй части одиночные поединки, – продолжил Соунвил. – Пять серий. В каждой по шесть бойцов. Разумеется, соответствующая атрибутика, разнообразное оружие, более жесткие правила. Победивший воин может без сигнала нападать на любого противника. Среди гладиаторов много людей с известными именами. Они заслужили право участвовать в этом великолепном шоу. У добровольцев астрономические гонорары. Есть и кое-что новое. Мне как-то довелось побывать на Тхакене. Нелегально, конечно, во Фланкии тогда царил хаос. Результат рискованной миссии превзошел самые смелые ожидания. Оказывается, горги неплохо разбираются в бизнесе…

– Ты купил насекомых? – удивленно выдохнул герцог.

– Да, ваше высочество, – ответил Стенли. – Четырнадцать мерзких тварей. Молодых, быстрых, безжалостных. Они готовы драться с кем угодно.

– Как тебе это удалось? – уточнил Берд. – Горги весьма неохотно идут на контакт. Лишь очень щедрое предложение может убедить их совершить подобную сделку.

– Я умею торговаться, – улыбнулся Стенвил. – У насекомых огромные трудности с размножением. Горгам требуется живой материал. А на Асконе тысячи никому не нужных нищих. Зачем же пропадать ценному товару.

– Молодец, – Видог похвалил Соунвила. – В сообразительности тебе не откажешь. Блестящая идея. Идеальный способ очистки городов от грязных бродяг. Их исчезновение никого не расстроит. Да и представление приобретает определенный колорит.

– Благодарю, ваше высочество, – Стенли почтительно склонил голову. – В третьей части масштабное историческое сражение. Два отряда по семьдесят воинов. Нас консультировали лучшие эксперты страны. Все как в имперских документах: доспехи, гербы, знамена.

– Хорошо, – проговорил герцог. – Надеюсь, все будет так, как вы планируете.

– Непременно, – откликнулся Браен.

Небрежным жестом руки Берд разрешил организаторам шоу уйти. Клевил почтительно поклонился и попятился к двери. Уже у выхода Соунвил толкнул его локтем в бок. Главный распорядитель замер, скорчил жалобную гримасу, пожал плечами. И Стенли, и Браен боялись о чем-либо спрашивать правителя. Вдруг Видог воспримет это как наглость, неуважение. Они бы так и ушли, но герцог заметил их замешательство.

– Что-то еще? – поинтересовался Берд.

– Ваше высочество, – едва слышно сказал Клевил, – возле лестницы мы видели наемников.

– Да, – подтвердил Видог. – В моей личной охране есть десять солдат Энгерона. Седьмой уровень.

– Седьмой уровень, – повторил распорядитель. – Они стоят необычайно дорого.

– Подразделение досталось мне даром, – довольно усмехнулся герцог. – «Подарок» от графини Сирианской. А в чем дело?

– Среди них знаменитый Одинокий Волк, – вставил Соунвил. – Вы должны его помнить. Наемник несколько раз сражался на арене. У нас контракт с компанией господина Энгерона.

– Я помню его, – произнес правитель Плайда. – Среднего роста, быстрый, ловкий. Совсем мальчишка. Парню, наверное, лет двадцать…

– Абсолютно точное описание, – констатировал Стенли. – Одинокий Волк – это имя, легенда. Участник первых боев. Появление столь известного гладиатора на празднике произвело бы фурор. Публика была бы в восторге. Кроме того, если вы не брали солдат в аренду, значит, и платить компенсацию в случае его гибели не надо.

– Хитрец, – Берд подался чуть вперед. – Я понял, к чему ты клонишь. Хочешь заполучить наемника.

– Ваше высочество, это невероятная удача, что он здесь, – проговорил Браен. – Своего рода символический знак.

– Символический, – задумчиво сказал Видог. – Может быть. Ладно, забирайте. Я отдам соответствующие распоряжения.

Клевил и Соунвил тут же покинули апартаменты правителя. Герцог глотнул воды, поднялся из-за стола. Действительно невероятное стечение обстоятельств. Подразделение Волка принадлежало Эвис Торнвил. Она отправила солдат совершить диверсию на Корзане. Однако сирианский крейсер был перехвачен, и наемники попали в плен. Как итог – юноша снова выйдет на арену Ассона. Удивительная, парадоксальная история. Счастливчиком Волка точно не назовешь. Он постоянно ходит по краю пропасти. Впрочем, сейчас не до него. У Берда есть куда более важные дела.

Видог взглянул на часы, включил голограф. Скоро состоится сеанс связи с генералом Глуквилом. Офицер ежедневно докладывал правителю обстановку в герцогстве Грайданском. Равно через семь минут Берд увидел командующего. Ник, как всегда, пунктуален.

– Здравствуйте, ваше высочество, – произнес Глуквил.

– Есть новости об эскадрах Хороса и Грайда? – даже не поприветствовав генерала, спросил Видог.

– Увы, – офицер отрицательно покачал головой. – Они будто растворились.

– А наши разведчики? – уточнил герцог.

– Пока поиски не принесли результата, – ответил Ник. – На границе сирианского графства мы наткнулись на плотный заслон. Попытались прорваться. Потеряли три эсминца.

– Проклятье! – выругался Берд. – Это подлая стерва раздражает меня все больше и больше. Что она возомнила о себе? Эвис либо безумна, либо чересчур самоуверенна. Пора проучить ее. Завтра же направишь к Грайду пятьдесят тяжелых крейсеров и семьдесят эсминцев. Мы уже почти месяц топчемся на месте.

– Ваше высочество, а как же защита Плайда? – возразил Глуквил. – Что если враг вынырнет у Асконы или Эстеры?

– Не беда, – парировал Видог. – В системе Вероны базируется модернизированные крейсера. Их почти два десятка. И не забывай о линкорах рептилий. Они очень грозная сила. Отобьемся. В крайнем случае, чеокане перебросят корабли от Церены.

– Рискованно, – осторожно заметил генерал. – Ящеры – опасные союзники.

– Без риска побед не бывает, – жестко проговорил герцог. – Я захватил Грайд. И что? Графы и бароны признали мое право на императорский трон? Ничего подобного. Они ждут, каким будет мой следующий шаг. Сириус – вот главная ступень к асконийскому престолу. Мы двинемся дальше, и заставим лживую фурию ползать на коленях и умолять о пощаде. Тогда и все остальные склонят головы.

– А если эскадры Хороса, Грайда и Сириуса объединились? – сказал Ник.

– Маловероятно, – после некоторой паузы произнес Берд. – Брин Саттон презирает Делвила, а Натан боится и ненавидит правителя Хороса. Эвис Торнвил тоже вряд ли пойдет на уступки. Хотя… Страх может заставить их смирить гордыню. Тем лучше. Чеокане одним ударом решат все мои проблемы. Посмотрим, на что способны крейсера рептилий. Выполняй приказ. Мы будем контролировать Грайд, а ящеры будут драться.

– Ваше высочество, прошу назначить меня командиром эскадры, – мгновенно отреагировал Глуквил. – Я боевой офицер. Мое место на поле сражения.

– Пафосно, но искренне, – проговорил Видог. – Согласен. Кто останется вместо тебя?

– Генерал Латтон, – отчеканил Ник. – Он справится с любыми поставленными задачами.

– Учти, второе поражение станет концом твоей карьеры, – сказал герцог.

– Мы победим, ваше высочество, – Глуквил вытянулся в струну.

На эту реплику офицера Берд ничего не ответил. Видог выключил голограф и медленно поплелся к спальне. День выдался слишком насыщенным. На здоровье герцог никогда не жаловался, но он немолод. Усталость наступает гораздо раньше, чем в тридцать лет. Сон поможет восстановить потраченные силы.

На парковой аллее появился Грег Лейрон. Майор шел в сопровождении Парсона и Кавенсона. До смены еще сорок минут. Элинвил недоуменно взглянул на Волкова. Юноша грустно улыбнулся. Ужасное невезение. Надо же было оказаться на посту в момент визита организаторов шоу. Андрей сразу понял, что Стенли Соунвил его узнал. Вопрос в том, осмелится ли эстерианец попросить Берда Видога отдать им солдата личной охраны? Похоже, осмелился. Участие Одинокого Волка в представлении – это сенсация. Герцог хочет удивить чеокан. Ему нужно красочное, эффектное зрелище. Знаменитый гладиатор – прекрасное дополнение к общему антуражу.

Через минуту юноша увидел на лестнице Клевила и Соунвила. Они неторопливо спускались по ступеням. Их лица сияли. Аудиенция у правителя Плайда прошла на редкость удачно. Грег остановился возле Андрея и тихо произнес:

– Мне очень жаль. Тебе снова придется драться на арене. Распоряжение Берда Видога. Эти мерзавцы подсуетились…

Майор бросил испепеляющий взгляд на приближающихся эстерианцев.

– Судьба, – заметил юноша. – Она вела меня в Ассон…

– В твоем распоряжении больше суток, – сказал Лейрон. – Не теряй время напрасно. Обязательно потренируйся, вспомни прежние навыки. Пусть Норкати устроит пару спаррингов. Только не переусердствуй. Хорошо отдохни перед схваткой. Ты должен быть легок и свеж. Потеря скорости, подвижности равносильна самоубийству. Быстрота реакции – вот залог успеха.

– Я не спешу умереть, – проговорил Волков.

Грег повернулся к Джею Парсону и приказал:

– Сержант, забери у тринадцатого оружие и снаряжение. Восемьдесят седьмой сменит его на посту.

– Слушаюсь! – рявкнул цекрианец.

В нарушении устава Брик ободряюще хлопнул Андрея по плечу. Майор никак не отреагировал на этот дружеский жест Кавенсона. Юноша отдал Парсону лазерный карабин, снял защитный шлем и бронежилет. В этот момент к наемникам подошли Клевил и Соунвил.

– Господин Лейрон! – удивленно воскликнул Стенли. – Не ожидал встретить вас на Грезе. Наемники к нам теперь поступают редко. Решили посетить предстоящее шоу?

– К сожалению, не могу, – холодно ответил Грег. – Служебные обязанности.

– Искренне сочувствую, – произнес Соунвил. – Зрелище будет потрясающим, незабываемым. Я не имею права раскрывать все секреты, но…

– Детали кровавого побоища меня не интересуют, – оборвал эстерианца майор.

– Напрасно, – в голосе Стенли отчетливо звучала ирония. – Одинокий Волк станет главной звездой шоу. Ради него мы даже откорректируем сценарий.

– Хочу напомнить условия сделки, – жестко сказал Лейрон. – Если парень погибнет, вы заплатите огромную компенсацию. А у Волка уже седьмой уровень.

– Хоть десятый, – вмешался Клевил. – Вы не получите ни сирия. Мало того, это мы потребуем деньги от компании. Данное подразделение находится в аренде. Сюда солдаты попали случайно. Предъявляйте претензии к клиенту. А теперь простите, нам пора.

Эстерианцы направились к стоящему неподалеку электромобилю. Андрей последовал за ними. Юноша сел на заднее сидение, рядом устроился Соунвил. Пока машина ехала до стадиона, никто не проронил ни слова. Волков мог без труда убить и обоих эстерианцев, и водителя. Для этого ему даже оружие не нужно. Но что толку? Побег ничего не даст. Андрея поймают в течение суток. Юношу выдадут местные жители. Волк для них раб, наемник, гладиатор. Человек второго сорта. Он должен развлекать толпу, он не заслуживает сострадания. Да и наблюдатель сразу определит, где прячется беглец. Так или иначе, Андрею придется выйти на арену. Усугублять свое положение по меньшей мере глупо.

Гигантская чаша стадиона была великолепно освещена. Внутри ни на секунду не прекращались подготовительные работы. В сопровождении Соунвила юноша спустился в подтрибунное помещение. До боли знакомые коридоры. У металлической двери с электронным замком стоял охранник. Через минуту Волков оказался в лагере наемников. Здесь ничего не изменилось. Одноэтажная, невзрачная казарма, маленькая столовая и песчаная площадка для тренировок.

Астра давно исчезла за горизонтом. В Ассоне поздний вечер. Однако звезд на небе не видно, мешают фонари искусственного освещения. По периметру лагеря двойная решетка, на столбах голографические камеры. Каждый шаг солдат тщательно фиксируется. На востоке располагался Центр подготовки гладиаторов. Судя по занимаемой площади, он значительно расширился. Сторожевые вышки, длинные ряды бараков, административные здания. Там сейчас яркий свет и активное движение. Среди плайдских бойцов много добровольцев. Они участвуют в кровавых схватках ради славы и денег. Их не ограничивают в свободе перемещения. За два дня до шоу, пытаясь снять нервное напряжение, эти люди часто устраивают шумные пьянки. Сейчас как раз такой случай.

В казарме была удивительная тишина. Часть солдат уже легла спать. Заметив незнакомца, наемники останавливались и недоуменно смотрели на Андрея. Никто не понимал, откуда он взялся. Вскоре из-за их спин показался крепкий, широкоплечий сержант. Короткие русые волосы, высокий лоб, крупные серые глаза, мясистый нос, угловатый подбородок. Норкати. Бесцеремонно растолкав подчиненных, Эдвин заключил юношу в объятия. В подобных ситуациях сержант плохо контролировал свою силу. А ею природа Норкати не обидела. У Андрея едва не хрустнули кости.

– Волк! – громко произнес Эдвин. – Живой и невредимый. А ведь я о тебе сегодня думал…

– Зря, – пробурчал юноша, отстраняясь от сержанта. – У меня нет ни малейшего желания сражаться на арене.

– Понимаю, – кивнул головой Норкати. – Это всегда игра со смертью. В прошлый раз ты нам здорово помог.

– Эдвин, я не мифический герой, я обычный человек, – возразил Андрей. – Меня тоже могут убить.

– Пусть попробуют, – зло усмехнулся сержант. – Любому глотку перегрызу. Кстати, как ты оказался на Грезе? Ведь идет война. Берд Видог захватил герцогство Грайданское. Он заключил союз с чужаками.

– Ради них и устраивается праздник, – сказал Волков.

– Вот дерьмо! – выругался Норкати. – Только мерзких тварей на трибунах и не хватало.

– Мерзких, злобных, коварных, – угрюмо добавил юноша.

– Ты не ответил на мой вопрос, – проговорил Эдвин. – Как Соунвил умудрился привезти тебя в Ассон?

– Досадное стечение обстоятельств, – поморщился Андрей. – Негодяй на редкость удачлив.

– Это верно, – согласился сержант. – Хитрая, пронырливая сволочь. У тебя какой теперь уровень?

– Седьмой, – Волков расстегнул ворот куртки.

– Седьмой? – изумленно повторил Норкати. – Невероятно! Я даже не предполагал, что кто-то его достигает. Тем более за столь короткий срок.

– Мое подразделение пользовалось популярностью, – грустно улыбнулся юноша.

– Представляю, – выдохнул Эдвин. – Постоянные высадки, дальние экспедиции, боевые операции. Уцелеть было нелегко.

– Я старался, – произнес Андрей. – Иногда откровенно везло. Но жизнь состоит из светлых и темных полос.

– Ерунда, – махнул рукой сержант. – У тебя все впереди. Ты невероятно талантлив. Чтобы не изобретали организаторы шоу, мы справимся.

– Надеюсь, – сказал Волков, оглядываясь по сторонам. – Сюрпризов будет немало. Здесь человек пятьдесят?

– Сорок шесть, – уточнил Норкати.

– Не густо, – заметил юноша.

– Проблемы с пополнением, – пояснил Эдвин. – Зато нет новичков, все испытанные бойцы. В сражении никто не дрогнет.

– Это хорошо, – проговорил Андрей. – Но нас кем-нибудь дополнят.

– Пленными корзанцами и тестианцами, – ответил сержант. – Центр подготовки гладиаторов работает как конвейер. Кровавые жернова Ассона безжалостно перемалывают людей. Не волнуйся, они не подведут.

Норкати взглянул на часы.

– Поздно уже, – заметил Эдвин. – Ложись на любую свободную кровать. Завтра непростой день. Две тренировки и общий инструктаж. Детали обсудим после оглашения регламента.

Юноша не спорил. День действительно получился длинным и насыщенным. Высадка на Грезу, дежурство у дворца герцога, встреча с организаторами шоу. И вот он в лагере наемников. Неожиданная развязка. И речь даже не о физическом состоянии. Прежде всего, надо успокоиться, восстановить душевное равновесие. Волков никак не рассчитывал участвовать в жестоком представлении.

Во время полета Андрей думал только об Эвис. Девушка чудесным образом обманула смерть. Теперь она графиня Торнвил, правительница Сириуса. Ее статус принципиально изменился. На «Альзоне» и в Клоссене Эвис захлестнула страсть. Но тогда девушка была лишь наследницей престола. Конечно, она рисковала. Но чем грозила ей та связь? Опалой, изгнанием, разводом с мужем? Все это не пугало Эвис. Да и Октавия не дала бы раздуть скандал в средствах массовой информации. Что-что, а затыкать рты особенно пронырливым журналистам графиня умела.

Теперь девушка сама отвечает за свои поступки. За мать не спрячешься. Осмелится ли могущественная правительница Сириуса признаться в любви к наемнику? Вопрос, на который нет ответа. Да и любит ли Эвис по-прежнему Андрея? Что если ее чувство к юноше остыло, и его надежда на взаимность пустая иллюзия? Нельзя забывать и о политике. Пять веков империя держалась на династических браках. Исключение случались крайне редко.

Перед боем все эти размышления надо выбросить из головы. На арене малейшая расслабленность, потеря концентрации на долю секунды приведет к гибели. Чтобы победить, надо полностью отрешиться от мирских проблем. К счастью, Астин научил Андрея это делать. Юноша разделся, лег в кровать и сразу уснул. Его самообладание поразило Норкати. Создавалось впечатление, что Волк совершенно не боится за собственную жизнь.

Глава 7.

В смерти позора нет

Трибуны стадиона сотрясались от оглушительного рева зрителей. Публика была в предвкушении красочного зрелища. Плайдцев охватила массовая истерия. Они прыгали, топали ногами, кричали, свистели. О войне, о чеоканах сейчас никто не думал.

Кортеж лимузинов, покинув резиденцию Берда Видога, беспрепятственно добрался до стадиона. Серьезных инцидентов по пути удалось избежать. Группу протестующих с гневными, обличительными плакатами оттеснила с улицы полиция. Въезд в подземный гараж тщательно охраняли агенты службы контрразведки. В сопровождении гвардейцев герцог и Шо Хак направились к лестнице. Толпа бурно приветствовала появление правителя Плайда. И дело вовсе не в уважении. Это означало, что представление скоро начнется.

Сооружение в Ассоне произвело впечатление на главу миссии. Огромные трибуны на шестьдесят тысяч человек, в центре овальная песчаная площадка, над ней на восьми прочных консолях висел гигантский куб с голографическими экранами. На них транслировалась картинка с камер, установленных по периметру арены. Режиссер любил повторять наиболее яркие эпизоды кровавых схваток.

Зрители были отделены от гладиаторов толстым защитным стеклом. Правительственная ложа в целях безопасности имела дополнительное ограждение. Обзор при этом не ухудшался. Благодаря удобному расположению и идеальной прозрачности бронестекол, Видог и Шо Хак могли во всех деталях рассмотреть экипировку воинов. Жена герцога Алина, барон Вистейл и остальные члены чеоканской делегации сидели чуть дальше, во втором ряду.

Колонна наемников неторопливо двигалась по коридору. Плотно сжатые губы, сосредоточенные лица, в глазах странная пустота. Никто не разговаривал, не улыбался. Напряжение буквально витало в воздухе. Люди вспоминали семью, молились, каялись в совершенных грехах. Все прекрасно понимали, что сегодня для многих из них это последнее шоу.

Андрей шел первым. На нем тонкая кольчуга с круглыми пластинами на груди, стальные поножи, наручи. Шлем в виде оскаленной пасти волка юноша держал в руке. Настроение у Андрея отвратительное. Клевил и Соунвил сделали все, чтобы он сегодня погиб. Накануне состоялось оглашение регламента. Наемники должны были выставить шесть бойцов на схватку с дикими животными и столько же в одиночные поединки. Остальные воины примут участие в финальном сражении. Волку эстерианцы оказали особую честь. Он звезда этого шоу и потому выйдет на арену во всех трех частях. Если, конечно, его не сожрут голодные хищники и не заколет какой-нибудь удачливый гладиатор. Шансы выжить у юноши очень невелики.

Что удивительно, ночью опять приснился необычный сон. Снова лагерь в пустыне где-то в окрестностях Морсвила. Невысокий худощавый человек демонстрировал приемы с мечом. Волков старательно повторял его движения. Либо это работа легов, либо в сознании Андрея всплывают какие-то старые воспоминания.

Хотя откуда им взяться? На Земле юноша тренировался исключительно в фехтовании на шпагах. Аппарат интеллектуального развития? Маловероятно. В его программе нет ничего подобного. Что-то из кино? Вряд ли. У незнакомца образ неординарный. Никакой брутальности. Это не сцена фильма, это методическое занятие, мастер-класс. Может, в прошлой жизни душа Волкова тоже была в теле воина? Гадать бесполезно. Главное, чтобы приобретенные навыки пригодились. Одно дело овладеть ими во сне, и совсем другое применить все это на практике.

Наемники остановились возле массивных металлических ворот. Как только створки открылись, охрана отступила в сторону. Перед бойцами просторное прямоугольное помещение, в дальней части лестница, ведущая на арену. Слева стеллажи с оружием, справа голографический экран, вмонтированный в стену, в центре три ряда пластиковых кресел. Норкати, как обычно, подозвал к себе гладиаторов. Сержант тоже в доспехах. Он будет драться в заключительной части. Кто-то ведь должен управлять воинами. Неорганизованная толпа вооруженных людей обречена на поражение. Терять товарищей Эдвин не хотел.

– Спешить некуда, – проговорил Норкати. – Сначала выпустят тапсанов и гризов. На нашу группу натравят берсенков. Эти красивые, грациозные хищники самые опасные. В схватке с ними уцелели считанные единицы. И то потому, что звери насытились. Берсенки атакуют стаей, заставляют жертву обратиться в бегство. Они быстрые, сильные, с острыми, как лезвие бритвы, зубами. Шею человека перекусывают с невероятной легкостью. Тактика предельно проста: смело встречайте хищника, наносите ему болезненные удары и никогда не поворачивайтесь к животному спиной.

Андрей в инструктаж сержанта не вмешивался. Хотя именно юноше выходить с наемниками на арену. Солдаты доверяют Эдвину, жадно ловят каждое его слово. Волкова они не знают. Легендарное имя, не больше. Андрей приблизился к стеллажу. В таких ситуациях важно правильно выбрать оружие. Юноша взял длинный обоюдоострый клинок, два кинжала, сеть и короткое копье.

В этот момент откуда-то сверху донесся чудовищный рев. Пять минут до полудня. Герцог пунктуален. Волков взглянул на экран. Берд Видог приветственно махал рукой зрителям. Чеоканин в ярко-красном балахоне стоял рядом с правителем Плайда. Лишний раз свою внешность ящеры старались не показывать. Разумное решение. В тоге точно такого же цвета и Браен Клевил. Эта традиция.

Выдержав паузу, распорядитель дождался, когда публика немного успокоилась, и громко произнес:

– Ваше высочество, дорогие гости, дамы и господа, сегодня на арене Ассона грандиозное шоу. Вы увидите незабываемое, восхитительное зрелище. Мы подготовили ряд сюрпризов. Свирепые хищники, отчаянные охотники, лучшие гладиаторы! Но главное, после долгого перерыва в представлении примет участие самый известный, фантастически удачливый, непобедимый… Одинокий Волк!

Кличку Андрея эстерианец выкрикнул после некоторой паузы. Толпа на секунду стихла, а затем взорвалась восторженным воплем. Публика неистовствовала. Такого подарка от организаторов никто не ожидал. Одинокий Волк крайне редко выступал на Грезе. Клевил поднял правую руку, прося тишины. Улучив момент, Браен продолжил:

– Чтобы вы могли насладиться его талантом, мы приняли решение выпустить знаменитого бойца трижды. В каждой части шоу. Разумеется, если великому воину будет сопутствовать успех. Пожелаем Одинокому Волку удачи! Представление начинается!

И снова трибуны содрогнулись от мощного рева зрителей. Толпа требовала крови. На арену вышла первая группа охотников. Бойцы двигались осторожно, неуверенно, нервно оглядываясь по сторонам. Новички. Эстерианцы хотят повеселить публику.

Из специальных вольеров работники стадиона выпустили тапсанов. По размеру хищники невелики. В холке чуть больше метра. Гладкая голубоватая шкура, вытянутая морда, три желтых глаза, два ряда острых зубов. Когда-то тапсаны были маленьким домашними зверьками. Но после ядерной катастрофы на Тасконе они мутировали. Превратились в безжалостных, кровожадных убийц. Именно оттуда их и привезли в Ассон. Почти два десятка особей. Опасная стая. У хищников значительное численное преимущество. Они наверняка попытаются разделить людей. Если воины запаникуют, рассредоточатся, их уже ничто не спасет.

Бойцы инстинктивно сбились в кучу. Тапсаны, злобно рыча, кружили возле гладиаторов. Зрители визжали и топали ногами, подгоняя зверей. В конце концов, голод заставил хищников атаковать. Три молодых самца ринулись на людей. Двух воины пронзили копьями, а вот третьему удалось сбить жертву с ног. Зубы тапсана впились в незащищенное плечо человека. Запах крови привлек остальных животных. Они уже не пытались бороться с искушением. Волна хищников устремилась на бойцов. Лежащего на песке гладиатора звери разорвали на куски.

К сожалению, воины дрогнули, попятились назад. Один бедняга в ужасе бросился бежать. Публика издевательски свистела и хлопала в ладони. Тапсаны без труда догнали несчастного. Эффектный прыжок на спину, и хищники устроили очередной кровавый пир. После нападения уцелели лишь три бойца. Выставив оружие, гладиаторы медленно отступали к воротам. В какой-то степени им повезло. Люди больше не интересовали животных. Звери жадно утоляли голод. Не брезговали они и своими мертвыми сородичами. Жестокая схватка завершилась сама собой.

На арене появилась команда уборщиков в особых костюмах и с электрошокерами в руках. Огрызаясь, волоча обезображенные тела, тапсаны неохотно поплелись к клеткам. На то, чтобы унести трупы и подсыпать песок потребовалось минут пять.

Вторая группа воинов состояла из опытных бойцов. Но шансов выжить у них было немного. Гладиаторам противостояли гризы. С виду настоящие чудовища. Массивный череп, плотная бурая шерсть, толстые тяжелые лапы. Причем, передние короче задних. В холке животные достигали двух метров и весили около пятисот килограммов. Не звери, а машины для убийства. Обитали животные на Корзане, охотились обычно из засады. Здесь ситуация несколько иная. Открытое пространство и беснующаяся толпа людей. Впрочем, гризы тоже не первый раз на арене, они привыкли и к шуму, и к непривычной обстановке.

Покинув ниши, хищники решительно двинулись на воинов. Четыре ужасные твари быстро набирали скорость. Им навстречу полетели дротики. Однако остановить животных бойцам не удалось. Строй гладиаторов рассыпался. Люди старались не попасть под прямой удар гризов. У двух человек это не получилось. Одному звери повредили ногу, а второго и вовсе отшвырнули в сторону. Доспехи воина не спасли. Хищник проломил ему грудную клетку. Гризы тут же начали пожирать добычу. Они отрывали куски мяса, конечности и проглатывали их, не пережевывая.

В смелости бойцам не откажешь. Гладиаторы, не дожидаясь новой атаки, сами напали на животных. Ближе всех была довольно агрессивная самка. Ей в бок вонзилось сразу три копья. Зверь взвыл от боли. Резко развернувшись, хищник попытался схватить зубами назойливых людей. На морду гриза обрушились стальные мечи. Из ран животного хлынула кровь. Самка отпрянула назад. Голова зверя приподнялась, а воины мгновенно воспользовались благоприятной ситуацией. Острый клинок пробил челюсть хищника и вошел в мозг. Гриз издал предсмертный хрип и рухнул на передние лапы.

Беда в том, что гладиаторы увлеклись схваткой и не заметили, как два самца, отогнанные второй самкой от добычи, взяли их в клещи. Эта ошибка стоила воинам жизни. Звери буквально смяли людей. В течение минуты все было кончено. На арене валялись изуродованные, обглоданные трупы. Зрители бурно аплодировали. Пока зрелище оправдывало их надежды.

Перед следующим боем возникла пауза. Обслуживающий персонал долго возился с тушей убитого хищника. Но вот распорядитель объявил выход Одинокого Волка. Андрей надел шлем, взял копье, сеть и направился к лестнице. Пятеро наемников вытянулись в колонну. У них бледные угрюмые лица. Они не верят, что вернутся назад. Вчера, когда солдаты тащили жребий, участие в первой части шоу воспринималось, как смертный приговор.

Публика встретила знаменитого гладиатора овацией. Но это не любовь, не уважение, это демонстрация собственного эгоизма, азарта. Зрители радуются, что увидят легендарного воина на арене. Его судьба плайдцев ничуть не волнует. Толпа с таким же восторгом воспримет мучительную гибель Одинокого Волка. Главное, что они при этом присутствовали.

Андрей остановился посреди арены, достал из ножен меч, воткнул его в песок. На мгновение, закрыв глаза, юноша прочел молитву. Надо подготовиться к Страшному Суду. Вряд ли оправдания Волкова будут приняты, место в аду ему уже заказано. Тем не менее, призвать на помощь бога никогда не мешает. На вопящих зрителей Андрей не обращал внимания. Их для юноши не существовало. Сейчас самое главное – концентрация.

– Берсенки, – кто-то громко сказал за спиной Волкова.

Все как обычно, шесть человек – шесть зверей. Норкати прав, хищники действительно красивые, грациозные. Пропорциональное мускулистое тело, длинные крепкие лапы, золотистая шкура. В высоту они метра полтора. При этом самцы весят почти двести килограммов. Как и тапсаны, берсенки нападают стаей. Цель та же – заставить жертву бежать. Очень похожая тактика. Только берсенки гораздо крупнее, сильнее, кровожаднее. В живых голодные звери никого не оставляют.

– Напоминать наставления сержанта не нужно? – уточнил Андрей.

– Нет, – дружно откликнулись наемники.

– Отлично, – проговорил юноша. – Смотрите смерти в глаза. Лишь тогда она отступит.

Воины заняли круговую оборону, ощетинились копьями. Хищники двигались метрах в десяти от гладиаторов. Песок уже пропитался кровью, и животные, чувствуя ее запах, раздували ноздри. Терпение берсенков быстро иссякло. Вожак издал грозный рык, и стая бросилась в атаку. Ничтожное расстояние, отделявшее людей от хищников, звери преодолели меньше чем за секунду. Берсенки, словно снежная лавина, врезались в строй бойцов. И хотя наемники успели выставить копья, двое из них были опрокинуты на песок. Мощные челюсти вцепились в человеческую плоть. Раздались дикие, отчаянные крики. Обычно в таких ситуациях жертва пытается спастись, хищникам остается лишь ее догнать. Но на этот раз все было иначе.

– Сети! – скомандовал Волков.

На животных и лежащих воинов полетели прочные сети. Помогать раненым гладиаторам уже поздно. Они обречены. В таких схватках потери неминуемы. На запутавшихся берсенков посыпались удары копьями и мечами. Как и следовало ожидать, звери вскоре выбрались из западни.

– Отступаем! – приказал Андрей.

Бойцы поспешно отошли назад. Крепко сжимая окровавленное оружие, наемники с болью и горечью смотрели на истерзанные тела товарищей. У одного в клочья разорвана нижняя часть живота, и кишки вывались наружу. У второго перекушена шея, а лицо превращено в бесформенную массу. На месте погибших мог быть любой из них.

Впрочем, досталось и хищникам. Бездыханный труп зверя валялся между воинами. Чье-то копье пронзило его насквозь. Еще три берсенка получили серьезные ранения. Кровь обильно текла по шерсти животных. На вожаке до сих пор сеть. Судорожно дергая лапой, он никак не мог от нее избавиться. Хищники не преследовали людей. Звери встретили достойный отпор и явно были в замешательстве. Но в отличие от тапсанов, берсенки не удовлетворились полученной добычей. Вожак стаи, наконец, освободился от сети и снова двинулся на бойцов.

– Надо прикончить эту тварь, – пробурчал воин лет тридцати. – Тогда остальные отстанут.

– Пожалуй, – согласился Волков. – Приготовьтесь. Не подпускайте их близко, держите на дистанции.

Животные действовали уже не так уверенно. Инстинкт самосохранения подсказывал им, что противник представляет опасность. А в таких ситуациях опытные хищники предпочитают не ввязываться в драку. Кроме того, истекающие кровью звери слабели на глазах. Они явно не поспевали за убежавшими вперед двумя самцами. Но вожак не обращал внимания на возникший разрыв. Набрав скорость, берсенк атаковал Андрея. Юноша увернулся и нанес хищнику скользящий удар. Острое лезвие распороло зверю брюхо.

Беда в том, что зверь мгновенно сориентировался и напал на стоявшего справа от Волкова наемника. Он буквально задавил воина массой. Огромные челюсти, как тростинку, перекусили запястье бедняги. Андрей вонзил меч в грудь животного. К сожалению, было уже поздно. Мощная лапа размозжила голову бойца. До сердца берсенка юноша не достал. Но, судя по всему, задел легкое. Тяжело хрипя, покачиваясь, хищник наступал на Волкова. На последний прыжок сил ему хватило.

Андрей снова ушел от прямого столкновения, однако передняя лапа зверя зацепила юношу за левое плечо. Волков не удержался на ногах и рухнул на колено. Когти берсенка разорвали кольчугу, прочертили на руке три глубокие борозды, погнули наручи. Андрей воткнул клинок в бок животного, вытащил из-за пояса кинжал и ударил им хищника в ухо. Зверь замер, блеск в его глазах потух. Берсенк медленно повалился на бок. К счастью, не на юношу.

Второй хищник не проявлял такой активности. Наемники довольно успешно отбивались от выпадов животного. Раненые звери решили больше судьбу не искушать. Одна из самок вообще лежала в стороне. Заметив, что вожак мертв, берсенк попятился к стае. Оставив в покое уцелевших людей, хищники принялись делить убитых гладиаторов. Наблюдать их кровавое пиршество удовольствие не из приятных. Воины медленно, осторожно направились к воротам. Спиной к животным они не поворачивались.

Толпа восхищенно кричала. Это, конечно, не победа, но и не поражение. Когда еще после схватки с берсенками выживали сразу три бойца. И уходят гладиаторы с гордо поднятой головой. Без сомнения, своим успехом они обязаны Одинокому Волку. Зрители начали дружно скандировать его имя. Андрею же было не до того. Вся левая половина тела ужасно болела, по руке лилась кровь. Войдя в подтрибунное помещение, юноша бросил меч на пол, устало опустился в кресло.

– Врача сюда, быстро! – скомандовал Норкати.

Сержант сел рядом с Андреем, тихо произнес:

– Отлично. Ты был великолепен.

– Ерунда, – возразил юноша. – Мне повезло. Эта тварь чуть-чуть не попала. И тогда не спас бы даже шлем.

– Чуть-чуть не считается, – улыбнулся Эдвин.

Через пару минут прибежал врач. К тому моменту Волков уже снял смятые наручи и закатал край кольчуги. Плайдец обработал раны и принялся бинтовать руку. Андрей морщился от боли, но не издал ни звука. Между тем, наемники поздравляли товарищей, сражавшихся с хищниками. Для них шоу закончилось. Теперь они будут наблюдать за представлением по голографу. Неожиданно появился Соунвил. Взглянув на Волкова, эстерианец демонстративно похлопал в ладоши и проговорил:

– Браво. Блестящий бой. Как состояние нашего легендарного гладиатора?

– Ушиб плеча, легкое повреждение руки, – ответил врач. – Крови много, но ни мышцы, ни сухожилия не повреждены.

– Прекрасно, – сказал Стенли. – Значит, он может участвовать в одиночных поединках.

– Черт подери! – выругался Норкати. – Хотите его прикончить? Волк устал и имеет достаточно серьезные раны.

– Сержант, тебя никто не спрашивал! – резко отреагировал Соунвил. – Не забывайся. Это решение не обсуждается. Выйдете в пятой, последней смене. У парня на отдых примерно два с половиной часа.

Спорить с эстерианцем было бессмысленно. Потому Андрей не вымолвил ни слова. Даже если бы юношу вынесли с арены на носилках, организаторы шоу все равно бы выставили его на бой. Публика жаждет видеть Одинокого Волка. И не важно в каком он физическом состоянии. Гибель знаменитого гладиатора – часть программы.

Схватки с тартами и клидами Андрей не смотрел. Юноша не получал ни малейшего удовольствия от кровавого зрелища. Сражающихся воинов юноша не знал. Их судьба его не интересовала. Пропустил Волков и первые одиночные поединки. Закрыв глаза, Андрей пытался восстановить душевное спокойствие, расслабиться. Берсенки заставили его понервничать. Унять дрожь в руках удалось не сразу. Медленно, постепенно юноша погружался в прострацию. Сейчас главное отрешиться от реальности, забыть о смерти.

Надрывный, вибрирующий сигнал вернул Волкова в мир боли и крови. Андрей встал, неторопливо двинулся к стеллажу. Надев новые наручи, юноша убрал меч в ножны, взял копье и небольшой круглый щит. Раны на руке неприятно ныли, особенно при контакте с крепежными ремнями. Пятеро наемников уже стояли у лестницы. Волков обратил внимание, что у всех одинаковые доспехи. Таково требование Браена Клевила. Поединки проводились по определенному сценарию.

– Помните, правила изменились, – произнес Норкати. – Если вы убили противника, можете без каких-либо дополнительных команд нападать на любого врага. Но не спешите, в авантюры не лезьте. Ошибки здесь не прощают.

Ворота открылись, и гладиаторы начали подниматься по ступеням.

– Ваше высочество, уважаемые гости, дамы и господа, Одинокий Волк! – с пафосом выкрикнул распорядитель.

Зрители взревели от восторга. То и дело слышался истошный женский визг. Эмоции захлестывали представительниц прекрасного пола. Бойцы заняли свои места на арене. Андрей находился в центре. Странно, но соперников почему-то не было. Это не к добру. Похоже, эстерианцы что-то приготовили.

– А теперь наш обещанный сюрприз, – после паузы продолжил Клевил. – Подобных воинов вы в Ассоне еще не видели. Встречайте ужасных, беспощадных горгов!

Из подтрибунного помещения выбежали шесть тхакенцев. Выглядели они устрашающе. Сверкающие шлемы, латы, в левой конечности прямоугольные щиты, в правой изогнутые клинки. Издали насекомые были похожи на вооруженных скелетов. Волков грубо выругался. Опять Соунвил подсуетился. Вот пронырливая сволочь. Умудрился даже горгов заполучить. Такого поворота событий толпа явно не ожидала. На секунду она смолкла, а потом взорвалась бешеным ревом. Тхакенцы тут же бросились в атаку.

– Не подпускайте их вплотную! – пытаясь пробиться сквозь дикие вопли зрителей, воскликнул Андрей. – Средняя пара лап у насекомых очень опасна…

Горг быстро приближался к юноше. Разглядеть бойца теперь не составляло ни малейшего труда. Огромная голова, круглые сетчатые глаза, гигантская челюсть. Упругие усики просунуты через специальные отверстия в шлеме. Тонкая шея защищена металлической пластиной.

Юноша метнул в тхакенца копье. Воин успел закрыться щитом. Судя по всему, он неплохо обучен. Организаторы шоу явно тренировали насекомых. Горг смело пошел в атаку. Удары мечом сыпались один за другим. Сильными их не назовешь, но противник был невероятно быстр и ловок. А это как раз козыри Волкова. В данной ситуации шансы на победу у бойцов примерно равны. Правда, на стороне Андрея опыт. В отличие от тхакенца, для него это далеко не первый поединок. Юноша пока только оборонялся. Пусть противник демонстрирует свои навыки, устает. Насекомые тоже не двужильные.

Боковым зрением Волков наблюдал за наемниками. Дела у них шли не лучшим образом. Почти все отступали под натиском горгов. Некоторые уже получили серьезные ранения. При таком раскладе долго тянуть с тхакенцем нельзя. Несколько поражений и люди останутся в численном меньшинстве. А сражаться с двумя или тремя насекомыми довольно проблематично.

Поймав горга на встречном движении, Андрей нанес ему мощный удар в область груди. Острый клинок рассек доспехи и вонзился в тело тхакенца. Насекомое зашипело и отпрянуло назад. Теперь уже Волков непрерывно атаковал горга. В какой-то момент тхакенец раскрылся, и юноша наотмашь рубанул врага по плечу. Правая конечность насекомого отлетела в сторону. Добить безоружного противника труда не составило. Расовая принадлежность противника все же имела значение. К горгу Андрей не испытывал ни малейшего сострадания. Успех Волкова был единственным. Тхакенцы уже убили двух наемников и теснили третьего. Юноша бросился ему на помощь.

К сожалению, Андрей опоздал. Парень дрался отлично, тяжело ранил своего соперника, но предупреждение Волкова он, видимо, не слышал. Один из горгов сумел навязать воину рукопашную схватку. В средних конечностях насекомого оказались кинжалы. Тхакенец нанес ими в грудь бойца ударов десять. Истекая кровью, наемник опустился на колени. Именно в этот момент и подбежал Андрей. Отбив выпад первого горга, юноша проскочил мимо него, и, не давая второму поднять меч, отсек насекомому нижнюю конечность. Тхакенец рухнул на песок рядом с поверженным гладиатором. Резкое круговое движение, и клинок снес горгу голову. Наемник был еще жив.

– Здорово, – прошептал парень и повалился на спину.

Неожиданный маневр привел противника в замешательство. Теперь соотношение сил примерно равно. Раненый тхакенец не в счет. Он едва ползал. Уцелевший горг решительно бросился в атаку. Воин был в ярости и хотел отомстить за убитых соотечественников. В силе и ловкости ему не окажешь. Пару раз клинок насекомого задел кольчугу Волкова.

В какой-то момент юноша почувствовал, что теряет контроль над поединком. Следовало срочно что-то предпринять. Но стоило Андрею пойти в наступление, как он нарвался на ответный выпад тхакенца. Меч горга Волков отбил, но враг сумел к нему приблизиться и вонзил кинжал в бедро юноши. Закричав от боли, Андрей поспешно отошел на исходную позицию. Давать Волкову время на передышку противник не собирался. На юношу посыпался град ударов. Судорожно закрываясь щитом, Андрей пятился к трибунам. Боль в правой ноге была ужасной. На дико ревущую толпу зрителей Волков не обращал внимания. Его цель – горг. Тхакенец уверен в своей победе и обязательно где-то допустит ошибку. И это единственный шанс юноши выжить.

Неожиданно Андрей споткнулся и едва не упал. Дистанция между ним и насекомым существенно сократилась. Горг бил сверху, пытаясь попасть в голову Волкова. Однако юноша увернулся и вонзил меч в правый бок тхакенца. Клинок вошел в тело насекомого по самую рукоять. Пару секунд Андрей и горг стояли вплотную, лицом к лицу. Волков видел, как тускнеют глаза тхакенца. Средние конечности насекомого еще дергались, но причинить вред юноши уже не могли. Андрей сделал шаг назад, и противник упал на песок.

Между тем, схватка продолжалась. Кроме Волкова и тяжелораненого тхакенца на арене остались всего два бойца. Насекомое яростно теснило наемника. Горги гораздо выносливее людей. Прихрамывая, юноша двинулся к сражающимся воинам. Вытаскивать кинжал из бедра он не стал. Сразу начнется кровотечение. Останавливать его нечем, нет ни жгута, ни бинта. Придется терпеть. Вступить в бой Андрей не успел. Тхакенец заметил нового врага, отвлекся и пропустил мощный улар наемника. Через мгновение все было кончено. Гладиатор снял шлем и радостно вскинул руки вверх. Волков остановился, оперся на меч.

– Надо убить горга, – воин кивнул в сторону замершего от страха тхакенца.

– Зачем? – пожал плечами юноша. – Что бы потешить досточтимую публику? Крови и так пролито достаточно. Пусть живет. Горги не такие уж и плохие. Я участвовал с ними в одной разведывательной операции. Они дерутся здесь не по своей воле. Лучше помоги мне дойти до ворот.

В подтрибунном помещении их встретили как героев. К Андрею тут же метнулись врачи. Его усадили на стул, вкололи обезболивающий препарат и осторожно извлекли кинжал. Рана была глубокой, но не опасной. Ни артерию, ни вену клинок не зацепил. Иначе как везеньем это не назовешь. За работой медиков наблюдал не только Эдвин Норкати, но и эстерианцы. Сейчас в представлении перерыв. Браена Клевила интересовало, способен ли Одинокий Волк принять участие в заключительной части шоу.

– И какой вердикт? – спросил главный распорядитель, когда перевязка была завершена.

– Ходить сможет, – ответил врач. – Разумеется, возникнут проблемы…

– Мне наплевать на его проблемы, – грубо отреагировал Клевил и повернулся к Норкати. – Сержант, в вашем распоряжении пятнадцать минут. Волк должен быть в составе отряда. Смените ему доспехи. Кольчуга не соответствует историческим реалиям. Шлем оставьте.

По сигналу организаторов наемники направились к лестнице. Андрей шел последним. На нем тяжелые латы, синий плащ, в одной руке копье, в другой большой прямоугольный щит. Перед выходом юноша принял стимулятор. Он снимет болевые ощущения и позволит немного взбодриться. За четверть часа нормально отдохнуть Волков не успел.

На стадионе творилось настоящее сумасшествие. Зрители кричали, визжали, топали ногами. Они требовали кровавого зрелища. У Норкати тридцать шесть воинов. А Клевил говорил о семидесяти. Где же остальные? Стоило Андрею об этом подумать, как открылись соседние ворота, и к наемникам присоединилась группа корзанцев. Среди них двенадцать пехотинцев и двадцать лучников. Сержант построил отряд в две линии, так проще обойти противника с флангов. Странно, но врага до сих пор нет. Что-то организаторы опять приготовили.

– Ваше высочество, уважаемые гости, дамы и господа, – произнес распорядитель. – Всем известно, что в империи есть планета Земля с дикой, варварской цивилизацией. На ней постоянно происходят войны и крупные сражения. Они отличаются небывалой жестокостью. Битва, которую мы вам представим сегодня, состоялась около четырех веков назад. Уверен, вы получите незабываемые впечатления.

– Земля, – недоуменно повторил Эдвин. – Что за нелепое нововведение?

– Боюсь, это очередной неприятный сюрприз, – сказал Андрей. – Организаторы хотят удивить герцога.

Наемники медленно двигались к центру арены. Внезапно раздался раскатистый звук труб. Навстречу воинам Норкати выбежали бойцы в красных одеждах. Тяжеловооруженные пехотинцы встали в линию, а лучники заняли место в тылу. Тянуть с первым залпом противоборствующие стороны не стали. Рой стрел обрушился на гладиаторов. Воины закрылись щитами, и потому никто из них не пострадал. Гибли и получали ранения исключительно лучники.

– Что-то не так, – заметил сержант. – Они не наступают.

– И, кроме того, красных меньше чем нас, – откликнулся юноша. – Не хватает двадцати человек.

– Вот дерьмо! – выругался Эдвин. – Не к добру это. Если…

Закончит фразу Норкати не успел. Вражеский строй рассыпался в разные стороны. Из огромных ворот, пришпоривая коней, вырвалась группа всадников. Лошади в броне, в длинных попонах, наездники в сверкающих латах, с выставленными вперед копьями. Подобного развития событий не ожидал даже Волков. Стремительно преодолев ничтожное расстояние, отделявшее их от врага, всадники врезались в ряды синих. Они буквально смяли наемников. Воины были либо заколоты копьями, либо опрокинуты на песок и растоптаны лошадьми. Часть лучников обратилась в бегство. Это стоило корзанцам жизни. Противник догонял их и безжалостно убивал. Одного беднягу всадник пронзил насквозь и под восторженные вопли зрителей протащил труп вдоль трибун.

Отряд Норкати спасло лишь то обстоятельство, что неприятель не успел полностью развернуться. Враг атаковал расширяющимся клином. Пробив брешь в строю наемников, всадники не стали развивать успех. Сейчас они наслаждались триумфом, гарцевали перед женщинами, истошно визжащими от восхищения. В их победе никто не сомневался.

Положение синих было удручающим. Воины оказались в плотном кольце окружения. С одной стороны группа пехотинцев, с другой – всадники, не потерявшие ни единого человека. При этом вражеские лучники непрерывно осыпали наемников стрелами. То и дело кто-то вскрикивал от боли и падал на песок. От былой организованности не осталось и следа. Среди воинов царила паника. Люди прекрасно понимали, что обречены. Их специально заманили в середину арены. Здесь коннице противника легче расправиться с пешими солдатами. Эдвину и Андрею повезло. Они стояли в центре строя, а красные ударили чуть левее. Счастливое стечение обстоятельств. Всадники лишь оттеснили их на фланг. Глядя на груду изуродованных тел, сержант с горечью произнес:

– Похоже, это все. Клевил и Соунвил превратили честный бой в кровавую мясорубку.

– Сколько солдат погибло? – уточнил Волков.

– Понятия не имею, – ответил Норкати. – В этом хаосе трудно разобраться. Трупы разбросаны по всей арене. Думаю, пятнадцать-двадцать пехотинцев и половина лучников.

– Больше трети отряда, – констатировал юноша. – Паршиво. Скоро всадники перегруппируются. На этот раз они двинутся сплошной лавиной. Неприятель просто сметет нас. А затем мерзавцы будут медленно, красуясь перед публикой, добивать уцелевших врагов.

– Я о том же, – пробурчал Эдвин.

В его щит ударилась стрела и отлетела в сторону.

– Сволочи! – выругался сержант. – Научились стрелять…

– Нет, мы еще поборемся, – процедил сквозь зубы Андрей. – И против конницы есть методы.

Вот когда юноше пригодились знания, полученные на Земле. Долгими зимними вечерами Астин рассказывал о великих полководцах, о грандиозных сражениях, о стратегии и тактике боя. В экстремальных ситуациях мозг начинает лихорадочно работать и из глубин памяти извлекает необходимую информацию.

– Все ко мне! – громко закричал Волков. – Забирайте у убитых копья и щиты!

Призыв знаменитого гладиатора встряхнул наемников. Его уверенный голос дал людям призрачную надежду на спасение. Воины быстро выполнили приказ юноши. Через полминуты возле него уже стояло около сорока человек.

– Строимся квадратом! – скомандовал Андрей. – В первую линию, лицом к всадникам, самые крепкие, самые сильные. Раненые и лучники в середину. Держите щиты над головой и готовьте стрелы.

На мгновение возникла пауза. Наемники пытались сообразить, что от них требует Одинокий Волк.

– Какого черта вы застыли? – гневно рявкнул Норкати. – Оглохли, грязные скоты? Пошевеливайтесь, болваны. Иначе я сам сверну вам шеи!

Угрозы Эдвина не пустой звук. Он ни с кем церемониться не будет. В качестве примера Норкати занял место в первой шеренге. Тут же к нему присоединились шесть человек. Андрей встал за сержантом. Так легче управлять отрядом. Четкого квадрата не получилось. В распоряжении Эдвина осталось тридцать девять бойцов, вместе с ним и Волковым – сорок один. Однако моральный дух воинов резко поднялся. Они со всех сторон закрылись щитами, почувствовали плечо товарища.

Перестроение синих застало противника врасплох. Теперь атаковать наемников развернутым фронтом не имело смысла. Всадники опять вытягивались в клин.

– По моей команде передовая линия бросает копья, – проговорил юноша. – Затем стреляют лучники. Но главное, когда я крикну «ложись», все падают на песок, смыкают щиты, прячут под ними ноги и головы. Пропускаем конницу через себя, и снова копья и стрелы…

План был рискованным. Лошадь с наездником весит килограммов восемьсот. Кости людей могут и не выдержать. Однако другого решения нет. Остановить скачущих всадников нереально. Копья не очень прочные и довольно короткие. Животные сомнут людей. Расчет на внезапность. Враг перед ударом разгоняется, и по инерции проскочит по наемникам.

Между тем, всадники уже приближались. До них метров шестьдесят.

– Лучники! – скомандовал Андрей.

Рой стрел устремился навстречу противнику. Сделав шаг вперед, метнули копья пехотинцы. Два попадания были невероятно точными. Одно выбило наездника из седла, второе вонзилось в ногу лошади. Она споткнулась и вместе с всадником перевернулась через голову. Еще три воина не успели отвернуть в сторону и тоже очутились на земле. Люди и животные смешались в общую кучу. Тем не менее, остальной поток был уже у солдат.

– Ложись! – крикнул Волков.

Наемники дружно рухнули на песок. Копыта лошадей застучали по щитам. Их большой размер спас воинов. Нагрузка была велика, но скоротечна. Тем более что многие всадники проскочили мимо гладиаторов. Как только опасность миновала, наемники вскочили на ноги. Копья и стрелы полетели в спину удаляющему противнику. И снова получилось удачно. Еще два наездника выпали из седел. Воины тут же устремились к лежащим на песке врагам. Ранения и тяжелые доспехи не позволили всадникам подняться. Бойцы Норкати их хладнокровно добили мечами. Красные лишились сразу семи человек.

Зрители неистовствовали. Проявленное наемниками упорство обрадовало плайдцев. В сражении вновь появилась интрига. Растерянность неприятеля длилась недолго. Численное преимущество по-прежнему на его стороне. Вражеская конница обогнула строй наемников и попыталась ударить с фланга. В это время пехота красных атаковала с фронта. Лучники подошли к синим на расстояние в двадцать пять метров и стреляли практически в упор.

По приказу Андрея воины не двигались с места. Они, словно бронированная машина, закрылись щитами со всех сторон. На этот раз всадники значительно снизили скорость. Их задача – прорвать оборону противника, вклиниться в квадрат, заставить бойцов Норкати рассыпаться. А уж потом уничтожить наемников труда не составит.

Замысел красных, наверное, мог бы осуществиться, если бы они действовали согласованно. Однако никто не думал, что к этому моменту наемники еще будут оказывать сопротивление. Все решения принимались спонтанно, интуитивно. Конница опередила пехоту и врезалась в ряды наемников. Длинными копьями всадники били воинов сверху. Синие несли серьезные потери. Создавалось впечатление, что это их агония. Сейчас они дрогнут и побегут. Но тут дали залп лучники Норкати. С двух-трех метров пробивались даже самые прочные латы. Кроме того, бойцы кололи и рубили незащищенные ноги лошадей. Животные от боли вставали на дыбы, сбрасывали седоков.

Через несколько секунд тщательно подготовленная атака превратилась в хаос. Обезумевшие, неуправляемые лошади метнулись к воротам. Попавшуюся на пути пехоту они просто смяли. Упускать такой шанс было нельзя. Наемники ринулись в наступление. Силы абсолютно равны. Тридцать воинов на тридцать. Обучены бойцы примерно одинаково. А вот психологическое состояние разное. Одни только что упустили победу, другие буквально воскресли из мертвых.

Наемники дрались с невероятной яростью. Андрей, Эдвин и еще четверо солдат продолжали сражаться с всадниками. Их в живых осталось лишь пятеро. Топчась на месте, они судорожно махали мечами из стороны в сторону. Данный навык у гладиаторов не отработан. Явное упущение организаторов. Уворачиваясь от ударов, воины цепляли копьями наездников и стаскивали их с седел. Дальше в ход шли мечи и кинжалы. Лучники противника стрелять не могли, боялись попасть в своих. После некоторой паузы они ринулись на помощь пехотинцам. И снова враг опоздал. Наемников было уже не остановить. Схватка приближалась к трагическому, кровавому финалу.

Волков и Норкати закололи очередного всадника. Юноша ужасно устал, он едва держался на ногах. Повязки на руке и ноге пропитались кровью. Щит Андрей давно выбросил, слишком тяжелый. Надо перевести дух, оценить ситуацию. Волков не заметил, как из-за бродивших неподалеку лошадей вынырнули два лучника красных. С шести метров они промахнуться не могли. В последнее мгновение их увидел Эдвин. Сержант бесцеремонно оттолкнул юношу. К сожалению, Норкати тоже был без щита. Первая стрела попала ему в грудь, вторая в незащищенное горло. Эдвин захрипел и упал на спину.

Андрей отреагировал молниеносно. Вскочив на ноги, Волков бросился к вражеским воинам. И откуда взялись силы? В лучах Астры сверкнул стальной клинок. Два взмаха – два трупа. Юноша повернулся к сержанту. Над телом Норкати склонился наемник. Он посмотрел на Андрея и отрицательно покачал головой. По щекам Волкова покатились слезы. Еще один хороший человек ради него пожертвовал жизнью. Зачем? У юноши не было ответа на этот вопрос. Но Андрей определенно в долгу у некоторых людей.

Тем временем, сражение закончилось. Осознав неизбежность поражения, уцелевшие красные сложили оружие. Опустившись на колени, гладиаторы покорно ждали решение своей судьбы. Герцог и зрители получили удовольствие от схватки, а потому проявили милосердие. Сегодня и так погибло много отличных бойцов. Тем более что все всадники были плайдцами-добровольцами.

Под аплодисменты зрителей наемники направились в подтрибунное помещение. Двадцать три воина, включая шестерых корзанцев. Выжила лишь треть. Если вспомнить начало представления, не самый худший вариант. Кроме того, обслуживающий персонал наверняка найдет нескольких раненых среди лежащих на песке гладиаторов. Возможно, их даже удастся спасти. Но это уже мало волновало Волкова. Юноша сухо попрощался с наемниками, переоделся и в сопровождении офицера охраны двинулся к служебному выходу со стадиона. Через час электромобиль въехал на территорию резиденции правителя Плайда.

Берду Видогу понравилось шоу. Красочное, с элементами экзотики, с непредсказуемым развитием событий. Клевил и Соунвил оправдали его доверие. На чеокан кровавые поединки тоже произвели впечатление. Хотя описать свои чувства Шо Хак отказался. По его словам, это крайне необычное зрелище. Глава миссии поблагодарил герцога и за путешествие на Грезу, и за представление. Ровно через сутки «Берсенк» стартовал к системе Вероны. Об отправке к Грайду эскадры генерала Глуквила владыка Плайда не спешил сообщать союзникам.

«Братон» вынырнул из гиперпространства в четвертом секторе сирианского графства. Вместе с ним в район сбора прилетел весь флот баронства Алционского. Окра осталась совершенно без защиты. На центральном обзорном экране сотни сверкающих точек. Даже императору пришлось бы постараться, чтобы собрать такую эскадру. Сирианцы, грайданцы и хранители с нетерпением ждали Брина Саттона. Только ему известен план кампании.

Оттягивать Военный совет правитель Хороса не стал. Времени на долгие дискуссии у него нет. Человечество в жесточайшем цейтноте. Встреча с Натаном Делвилом предстояла непростая. Спеси у владыки Грайда, конечно поубавилось, но он ни за что не согласится на роль статиста. Натан будет вмешиваться в каждое решение Брина.

Готовясь к жарким спорам, Саттон нервно прохаживался по комнате. Неожиданно раздался сигнал зуммера. Герцог поспешно включил голограф.

– Ваше высочество, на связи Торн Клевил, – доложил майор Ворден.

– Соединяйте, – произнес Брин.

Через мгновение Саттон увидел Верховного Хранителя. Судя по выражению лица, глава ордена чем-то озабочен.

– Здравствуйте, ваше высочество, – сказал Клевил. – С благополучным прибытием. Если честно, у меня возникали некоторые опасения. Чеокане могли перехватить ваши корабли у Мимаса.

– Обойдемся без вступительных речей, – бесстрастно отреагировал герцог. – Флагманский крейсер Делвила уже на подходе. Его визит не доставит мне большого удовольствия. Но я вынужден принимать правителя Грайда на «Братоне».

– Не волнуйтесь, – улыбнулся Торн. – Натан Делвил не будет создавать проблем. Он прекрасно осознает сложившуюся ситуацию.

– Рад это слышать, – проговорил Брин. – Что с остальными?

– Эскадры Яслога, Комона, Талата, Розаны, Прайна уже в пути, – ответил Верховный Хранитель. – Все прилетят к указанному сроку. Никто не посмел отказаться.

– Замечательно, – Саттон оперся на спинку кресла. – Тогда что вас беспокоит? Я не умею читать мысли, но прожил немало и в людях разбираюсь.

– Мальчишка, – выдохнул Клевил. – Возникли серьезные неприятности…

– Что с ним? – спросил герцог.

– В честь чеокан Берд Видог устроил кровавое представление на Грезе, – вздохнул Торн. – Каким-то образом организаторы шоу узнали о наемнике. Парень трижды дрался на арене, получил несколько ранений.

– Он жив? – уточнил Брин.

– Да, – произнес Верховный Хранитель. – И сейчас уже на «Берсенке».

– Что ж, удача пока на нашей стороне, – сказал Саттон.

Герцог хотел продолжить, но в дверь осторожно постучали. На пороге появился адъютант. За его спиной стоял барон Лаилтон.

– Мне пора, – проговорил Брин. – Дела, не терпящие отлагательств.

– Конечно, – кивнул головой Клевил.

Разумеется, Торн ни словом не обмолвился о том скандале, который ему устроила Эвис Торнвил. Она случайно наткнулась в информационной сети на запись кровавых поединков в Ассоне. Кто такой Одинокий Волк ей не надо объяснять. Девушка была в ярости. Ведь Верховный Хранитель постоянно убеждал Эвис, что Андрей в аренде у герцога Хоросского. Правительница Сириуса могла простить глупость, слабость, но не ложь. Тем более человеку, которому она полностью доверяла.

Вторгаться в мозг девушки, корректировать ее память Клевил не хотел. И не потому что обещал. Эвис воин Света. Она должна принимать все решения самостоятельно, без постороннего вмешательства. Изобретать еще одну легенду Торн не стал. После долгих колебаний, Верховный Хранитель рассказал Торнвил правду. Девушка любит наемника и ни за что его не предаст.

В первую секунду Эвис потеряла дар речи. Она была потрясена. Бесправный раб, знаменитый ассонский гладиатор оказался последним представителем императорского рода. И у него есть все права на асканийский трон. Невероятно! Эта фантастическая история даже в голове не укладывалась. Но герцог Хоросский ничего не знает об интимной связи Эвис Торнвил с Андреем Храбровым. И пусть пока пребывает в неведении.

Все члены Совета прибыли в течение часа. Чен Лаилтон стоял справа от Саттона. Генерал Лексон, командующий сирианским флотом, расположился слева. Рядом с ним высокий, худощавый мужчина в непривычной черной форме без знаков различия. Это представитель хранителей. Его зовут Шолтон Хант. В паре метров от него Натан Делвил и командующий грайданской эскадрой генерал Скалли. Чуть дальше полковник Райден и капитан Стигби. Ворха герцог, разумеется, не пригласил. Многие присутствующие сразу узнают в нем советника принца Кервуда. А это сейчас ни к чему.

– Господа, думаю, никому не нужно объяснять, зачем мы здесь собрались, – произнес Брин. – Речь идет о судьбе человечества. Наша цивилизация, как и пять веков назад, на краю гибли. Мы воюем не с Бердом Видогом. Он всего лишь жалкая марионетка, возомнившая себя властителем мира. Реальная угроза – это чеокане. Раса ящеров расширяет свою территорию и покоряет другие народы. Рептилии сильны, коварны и безжалостны. Мы должны остановить их любой ценой.

– И потому вы пожертвовали Грайдом? – спросил Натан.

– Да, – честно ответил Саттон. – Но мы его вернем.

– Когда? – поинтересовался Делвил.

– Через двенадцать дней, – сказал правитель Хороса. – Флот двинется к Грайду сегодня же вечером. Но сначала доложите о составе эскадр.

– Двадцать пять тяжелых крейсеров, – отчеканил Хант.

– Восемьдесят восемь тяжелых крейсеров, шестьдесят три легких и сто сорок пять эсминцев, – проговорил Лексон.

– Восемьдесят восемь? – изумленно повторил Натан. – Откуда?

– Октавия Торнвил была умной женщиной, – пожал плечами генерал.

– С ума сойти, – выдохнул Делвил. – У всех, кроме меня, есть какие-то тайны.

– Пятьдесят шесть тяжелых крейсеров, двадцать восемь легких и сто шесть эсминцев, – произнес Скалли.

Райден быстро произвел необходимые подсчеты и передал листок с результатами герцогу.

– Итого двести семьдесят один тяжелый крейсер, сто двадцать шесть легких и триста восемьдесят девять эсминцев, – прочитал Брин. – Грозная сила. Но даже этого нам может не хватить для победы.

– У чужаков сорок кораблей, – возразил Натан. – Мы сметем их! Плайдцы не в счет…

– Я бы не спешил с выводами, – парировал Саттон. – Здесь присутствует человек, который уже сражался с чеоканами. Капитан Стигби, теперь ваша очередь.

Эдгар подошел к столу, включил специальный прибор. В комнате появилось голографическое изображение крейсера ящеров.

– Корабли противника вооружены мощными плазменными орудиями, – пояснил аквианец. – Наша броня для них не существует. За несколько минут новейший сирианский крейсер «Лорток» превратился в груду металлолома. Но и это не самое страшное. Чеоканские корабли генерируют защитное энергетическое поле. Чтобы пробить его надо подойти вплотную. Маневр опасный и далеко не все сумеют его осуществить.

– У любого судна есть уязвимые места, – заметил Лексон.

– Разумеется, – сказал Стигби. – При постоянных попаданиях в защитном поле образуются бреши. Чтобы их ликвидировать требуется большое количество энергии. А она не безгранична. Сам генератор расположен на центральной палубе третьего сегмента. Вывести его из строя крайне сложно. Прочная броня.

– Флайеры проскочат сквозь заслон, – вставил Скалли.

– У них слишком слабые орудия – проговорил Эдгар. – Кроме того, их встретят машины ящеров. Быстрые, маневренные, с прекрасным вооружением.

– Капитан, вы хотите что-то предложить? – уточнил Хант.

– Да, – ответил аквианец. – Тяжелые крейсера пусть сковывают корабли рептилий. Главный удар нанесут эсминцы. Они двинутся на врага на предельной скорости. Чтобы победить, надо лишить чеокан их основного козыря – защитного поля. Только тогда у нас появятся шансы на успех.

– Если я правильно понял, вы намекаете на таран, – догадался хранитель.

– Именно, – подтвердил Стигби. – Конечно, как крайнюю меру. Потому полные экипажи на эсминцах ни к чему. Лучше поберегите людей. Оставьте необходимый минимум.

– А если применить ядерное оружие? – спросил Делвил.

– Теоретически это возможно, – произнес Эдгар. – Но на практике неосуществимо. При такой плотности кораблей мы рискуем уничтожить собственный флот. Да и нет никакой гарантии, что ракеты с ядерными боеголовками достигнут цели.

– Господа, в нашем распоряжении двенадцать дней, – вмешался Саттон. – Командующим объединенной эскадрой я назначаю генерала Лексона. Он разработает и представит план предстоящего сражения. А теперь возвращайтесь на свои крейсера. Старт через шесть часов. Будем двигаться волнами, как когда-то горги. Это введет в заблуждение разведчиков Берда Видога. И не забудьте о режиме строгой секретности.

С Брином никто не спорил. Даже правитель Грайда покорно выполнил все его распоряжения. Вторжение чужаков кого угодно заставит смирить гордыню. Это уже не борьба за власть, за территорию. Речь идет о выживании человеческой цивилизации.

Полет до Грайда прошел без происшествий. Плайдские патрульные эсминцы при приближении вражеской эскадры поспешно ретировались. Защищать захваченный плацдарм не их задача. Вскоре появились чеокане. Подпускать противника к обитаемым планетам ящеры не собирались. Они решили разгромить людей возле небольшой красной звезды под названием Эльта.

Корабли выстроились четким прямоугольником. Восемь крейсеров по фронту, пять в высоту. Нет ни флангов, ни тыла. Все это признаки чрезмерной самоуверенности. Рептилии не сомневались в собственном превосходстве. Двенадцать кораблей Плайда держались на некотором удалении. Судя по всему, принимать участие в битве они не намерены. Им предстоит зафиксировать историческую победу союзников Берда Видога. Герцог наверняка будет наблюдать за ходом сражения.

Генерал Лексон учел советы Стигби. Брин Саттон не зря пригласил бывшего пирата на военный совет. Аквианец уже сталкивался с чеоканами. И добился определенного успеха. Негодяй действительно умен и талантлив.

Тяжелые крейсера выстроились в несколько рядов. Место поврежденных и погибших кораблей тут же займут другие. Главное оказывать постоянное давление на вражескую оборону. Места на флангах заняли легкие крейсера. Они попытаются обойти противника, ударить с тыла. Эсминцы расположились в глубине. На них пока не стоит акцентировать внимание ящеров. На кораблях осталось всего двадцать-тридцать человек. Все добровольцы.

Набирая скорость, крейсера двинулись на рептилий. Почти тут же неприятель дал первый залп. Зеленые лучи устремились к кораблям людей. Стреляли чеокане отменно. Чувствовался большой опыт. Космическое пространство озарилось яркими вспышками. На крейсерах передовой линии вспыхнули пожары. Однако это не остановило наступавших. Несмотря на потери, объединенная эскадра продолжала атаку.

Сократив дистанцию, крейсера открыли огонь из головных орудий. Теперь люди воочию увидели, что такое защитное энергетическое поле. Лазерные лучи, словно наткнувшись на невидимую стену, рассеивались, не причиняя ни малейшего вреда кораблям противника. В докладах некоторых командиров крейсеров звучали нотки обреченности. Многочисленные пробоины, повреждения двигателей и систем жизнеобеспечения, охваченные огнем палубы. Несколько кораблей уже взорвались. Ящеры безжалостно расстреливали крейсера Брина Саттона.

Впрочем, отчаянный натиск людей дал положительные результаты. В энергетическом поле образовались бреши. Лазерные лучи начали достигать цели. Тем не менее, все шло к тому, что рептилии разгромят флот правителя Хороса. Именно в этот момент Лексон приказал стартовать флайерам. Тысячи летательных аппаратов устремились к вражеским кораблям. Чеокане мгновенно приняли ответные меры. Выпустили навстречу флайерам стреловидные серебристые машины. В космосе завертелась сумасшедшая карусель. Выжить в этой круговерти было нереально. Плазменные и лазерные лучи мелькали с невероятной частотой. При любом попадании флайеры разлетались на куски.

В сражение втягивались все новые и новые крейсера. Однако пробить оборону противника никак не удавалось. Тут-то и вступили в битву эсминцы и легкие крейсера. Они атаковали ящеров на предельной скорости. Появление этой лавины застало рептилий врасплох. Чеокане переместили огонь, но было уже поздно. Три сотни эсминцев прорвали линию защиты. Заградительный залп уничтожил не меньше сорока кораблей, но остальные ударили по сегментам. Часть эсминцев пылающими факелами упала на крейсера ящеров. Взорвался первый корабль противника, второй, третий…

Людей охватила странная эйфория. Рептилии не такие уж неуязвимые. В подобные минуты эмоции захлестывают разум, инстинкт самосохранения куда-то исчезает, собственная жизнь теряет значение. В мозгу только одна мысль – убить ненавистного врага! Экипажи поврежденных эсминцев без колебаний направляли свои суда на крейсера чеокан.

Ящеров охватила паника. К подобному самопожертвованию людей они не были готовы. Энергетическое поле не могло остановить волну кораблей, идущих на таран. Строй противника рассыпался. Судорожно маневрируя, рептилии начали выходить из боя. Удавалось это далеко не всем. Эсминцы и легкие крейсера буквально облепили вражеские суда. Численное преимущество приносило свои плоды. Взрывающие корабли чеокан распадались на сегменты и становились отличной мишенью для наводчиков лазерных орудий. О милосердии, сострадании сейчас никто не думал. Теперь уже ни герцог Хоросский, ни генерал Лексон не сомневались, что сражение выиграно. Идея Эдгара Стигби была блестяще воплощена в жизнь.

Из ужасного побоища сумели вырваться лишь шестнадцать крейсеров ящеров. Потерпев сокрушительное поражение, враг обратился в бегство. Преследовать рептилий командующий запретил. Эскадра понесла серьезные потери. Погоня в такой ситуации ни к чему хорошему не приведет. Стоя у обзорных экранов, люди наблюдали за тем, как чужаки и плайдцы покидают систему Эльты.

Брин Саттон устало опустился в кресло. Он сдержал свое слово – вышвырнул чеокан из Грайда. Проблема в том, что это был авангард захватчиков. Их основные силы ждут сигнала к вторжению. Теперь у ящеров есть повод объявить войну человечеству. Главная битва еще впереди. Но ни Делвил, ни Лаилтон, ни Лексон об этом даже не догадываются. Они совершенно искренне праздновали успех.

Впрочем, радостное возбуждение быстро прошло. Начали поступать предварительные данные о потерях. Люди дорого заплатили за эту промежуточную победу. Погибли двадцать семь тяжелых крейсеров, девятнадцать легких и восемьдесят шесть эсминцев. Особенно шокировала последняя цифра. Она лишний раз демонстрировала мощь чеоканского оружия. Технологически враг значительно превосходил человечество. Эсминцы взрывались уже после двух-трех точных попаданий. Перед плазменными орудиями рептилий они были абсолютно беззащитны. А ведь битва с ящерами длилась меньше получаса. Что же будет, когда на эскадру обрушится весь чеоканский флот?

Не стоило забывать и о кораблях, получивших в бою различные повреждения. Их, судя по докладам, около двух сотен. Некоторые с трудом дотянут до Остралиса. Грайданские доки, если они еще не уничтожены, при всем желании не смогут принять такое количество кораблей. Да и времени на ремонт практически нет. Рептилии будут у Непрона уже через двадцать дней.

Тем не менее, правитель Хороса не собирался отступать от общего плана. Эти жертвы не напрасны. Надо заставить ящеров начать полномасштабное вторжение. Самолюбие чеокан уязвлено. Лживая, лицемерная политика благодетелей Плайда больше не оправдывает себя. Теперь они покажут свою истинную сущность. Скоро прилетят эскадры Талата, Яслога, Комона. Человечество будет сражаться плечом к плечу с везгирийцами и креонийцами. Если удастся разгромить захватчиков, возникнет новый мир, новая формация цивилизаций. И империя, поднявшаяся на более высокий уровень, займет в ней достойное место.

Герцог тяжело вздохнул. Блестящие перспективы могут рухнуть в один момент. Чтобы коалиция победила, должно сойтись слишком много факторов. Важная роль принадлежит мальчишке-наемнику, даже не догадывающемуся, что он является законным наследником асконийского трона. Но именно Андрею Храброву предстоит запустить систему планетарной зашиты. Сумеет ли? Вопрос, на который нет ответа.

Глава 8.

Выбор

Берд сидел, откинувшись на спинку кресла. Перед ним черный экран голографа. Только что наблюдатели прекратили трансляцию сражения. На губах герцога снисходительно-презрительная усмешка. Об объединенной эскадре Брина Саттона ему доложили четыре дня назад, когда Видог еще летел к Вероне. Тогда же на борту «Берсенка» состоялась встреча с Шо Хаком. Чеоканин заверил Берда, что никакой опасности нет, корабли рептилий без труда справятся с противником.

Вчера утром герцог вернулся в Алессандрию. По его приказу в столице были приняты дополнительные меры предосторожности. Для обеспечения порядка барон Шервин перебросил в город подразделения боевых андроидов. Улицы они не патрулировали, но находились в состоянии постоянной готовности. И это не перестраховка. Правитель Хороса обречен. Он двинул свой флот на верную гибель.

У Брина Саттона от силы сто-сто пятьдесят тяжелых крейсеров. Год назад такая эскадра могла навести ужас на кого угодно, но сейчас она ничуть не пугала Видога. Заклятый враг явно опоздал с решительными действиями. В какой-то степени владыка Хороса даже облегчал задачу Берду. Он сам лез в пасть зверя. Поступок смелый, достойный, но не умный. Похоже, старик совсем потерял связь с реальностью. Его поражение заставит графов и баронов признать власть Видога. А, значит, уже через несколько дней правитель Плайда станет императором. Наконец-то сбудется давняя мечта Берда.

Герцог устроился в кресле в ожидании интересного, волнующего зрелища. Космическая битва по своему динамизму, ярости и напору ничем не уступает кровавым ассонским представлениям. Лишь бы преимущество рептилий не было очень велико. Тогда шоу лишится интриги. Боевые возможности чеоканских кораблей до сих пор загадка для Видога. Сегодня у Берда появился шанс увидеть, на что способны крейсера союзников.

Уже по построению коалиционного флота стало ясно – герцог недооценил Саттона. У Брина гораздо больше кораблей. Вот куда делась грайданская эскадра! Кроме того, на стороне правителя Хороса дерутся сирианцы и окрианцы. С Ченом Лаилтоном все понятно, но старого безумца поддержали Натан Делвил и Эвис Торнвил. Почему? Ответ очевиден – ящеры. Они воспринимают рептилий, как угрозу человеческой цивилизации. Но как Саттону удалось так быстро убедить их? Грайданцы даже не рискнули дать отпор чеоканам. Выходит, Делвила предупредили заранее. Утечка информации. Проклятье! Это наверняка работа хранителей.

Между тем, сражение началось. Плазменные орудия ящеров с невероятной легкостью уничтожали крейсера коалиции. К немалому удивлению Видога пробить защиту рептилий корабли людей долго не могли. Берд не сразу сообразил, что чеокане генерируют энергетическое поле. Внешних проявлений у него нет. Шо Хак не солгал, крейсера ящеров неуязвимы. Соотношение один к пяти, пожалуй, чересчур скромное. Сорок кораблей рептилий, словно адская мясорубка, перемалывали эскадру Брина Саттона. Еще час-полтора и все будет кончено.

И тут чеокан атаковала волна эсминцев. Прорываясь сквозь огневой заслон, они с отчаянностью обреченных шли на таран. Крейсера ящеров взрывались один за другим. Строй союзников распался. Рептилий уже не спасало ни защитное поле, ни плазменные орудия. Стойкости, мужества им не хватало. Вскоре отступление превратилось в беспорядочное бегство. Чеокане проиграли битву и покинули систему Эльты.

Герцог поднялся с кресла, взволнованно прошелся по кабинету. В душе какое-то странное, необычное ощущение. Только что победил его заклятый враг, рухнули все надежды на императорский трон, а он совершенно не расстроен. Либо Берд спятил, либо…

Видог грубо выругался, достал бутылку вина, до краев наполнил бокал. Надо честно признаться хотя бы самому себе – он искренне рад, что Брин Саттон сбил спесь с надменных, заносчивых ящеров. Мерзкие твари получили по заслугам. Шо Хак наверняка считает людей убогими, недоразвитыми созданиями. Впредь ему будет урок.

Герцог медленно наслаждаясь вкусом, осушил бокал. По телу разлилась приятная теплота. На какое-то время мозг Берда получил мощный допинг. Произошедшие в последние тридцать минут события сложились в четкую картину. Атака эсминцев не случайность, не акт героического безрассудства. Это тщательно продуманный план. Офицеры коалиционного флота прекрасно знали и о плазменных орудиях, и об энергетическом поле. Откуда? Ответ очевиден – они уже сталкивались с рептилиями на поле боя. Но чеокане об этом не обмолвились ни словом. Лживые твари!

Горькие размышления Видога прервал тревожный сигнал зуммера.

– Генерал Свенвил, – доложил адъютант.

– Пропусти, – произнес герцог.

Начальник службы контрразведки замер возле двери. Правитель Плайда, без сомнения, в ужасном настроении. Сейчас лучше не искушать судьбу, не провоцировать его гнев.

– Какого черта ты там застыл? – пробурчал Берд. – Подойди ближе. О том, что мы в полном дерьме, мне и без тебя известно. Натан Делвил так же легко вернул себе Грайд, как и потерял. До Непрона флоту Саттона лететь около двух суток, до Аласты – пять. Нужно предупредить десантников. Эвакуировать их мы не в состоянии. Транспорты на пути к Асконе.

– Ваше высочество, – едва слышно сказал Горн, – правитель Хороса предъявил ультиматум штурмовикам. По нашим данным они его приняли и добровольно вступили в коалиционную армию.

– Вот как, – на редкость спокойно отреагировал Видог. – Крысы бегут с тонущего корабля. Триста тысяч предателей. А ведь среди них есть эстерианцы и коринианцы. Грустная история. Но ничего, мы еще поборемся. Надо срочно вернуть эскадру генерала Глуквила.

– Обязательно, – подтвердил Свенвил. – Боюсь, теперь главную опасность представляет не Брин Саттон, а чеокане.

– Что ты несешь? – герцог снова наполнил бокал. – Причем тут ящеры?

– Ваше высочество, они активировали портал, – проговорил генерал.

– Зачем? – недоуменно спросил Берд. – Их корабли далеко от Церены.

– Думаю, рептилии вызвали подкрепление, – ответил Горн. – И, судя по всему, речь идет не о сорока крейсерах.

– Но я не давал им разрешение! – воскликнул Видог.

Лицо правителя Плайда неестественно побагровело. На шее вздулись жилы. Герцог был в ярости.

– Ваше высочество, это вторжение, – осторожно заметил Свенвил. – Дней через пять огромная эскадра чеокан вынырнет из кольца. Сколько в ней будет кораблей, можно только догадываться. Боюсь, сотни, тысячи…

– Сволочи! – зло процедил сквозь зубы Берд. – Они еще не знают, с кем связались. Я лично сломаю хребет этому выродку Шо Хаку.

Видог включил голограф и приказал адъютанту соединить его с линкором ящеров. Ожидание длилось недолго. Минуты через две герцог увидел главу чеоканской миссии. Шо Хак стоял посреди каюты, сложив руки на груди. В самообладании ему не откажешь.

– Здравствуйте, герцог, – холодно произнес чеоканин. – День выдался не очень удачным.

– Да, – не скрывая сарказма, сказал Берд. – Я наблюдал за вашим «триумфом». Мои враги сумели объединиться. И они здорово вас потрепали.

– Ничего страшного, – бесстрастно отреагировал Шо Хак. – Поражение случаются у всех. Куда важнее выиграть войну. Мы сдержим свое обещание, вы станете императором.

– Неужели? – язвительно проговорил Видог. – Портал опять активирован.

– Вынужденная необходимость, – мгновенно сориентировался глава миссии. – Противник оказался сильнее, чем мы предполагали.

– Разумеется, – усмехнулся герцог. – Только это мой мир. Территория баронства Церенского принадлежит Плайду. И я никому не позволю хозяйничать здесь, как у себя дома. Вы нарушили условия соглашения. Наша сделка разорвана. Убирайтесь к черту! Не улетите сами, я вас вышвырну.

– Это чересчур скоропалительное решение, – возразил чеоканин. – Эмоции не лучший советчик. Вы не совсем адекватно оцениваете ситуацию. Давайте обсудим возникшие проблемы при личной встрече. Я буду во дворце через полчаса.

– Хорошо, – после непродолжительной паузы согласился Берд. – Жду вас с нетерпением.

Экран голографа погас. Видог залпом осушил бокал.

– Дерьмо! – выругался герцог. – Мерзкие чешуйчатые твари! И мы с ними заключили союз! Как я мог так опуститься? На них противно даже смотреть. На меня, наверное, нашло затмение.

– Ваше высочество, я распорядился усилить охрану, – вставил генерал. – Не мешало бы ввести в стране чрезвычайное положение.

– Придется ехать в Сенат, – вздохнул Берд. – Ненавижу это лживое, трусливое дворянское отродье. Ладно, действуй… Как-нибудь выкрутимся.

Начальник контрразведки быстро покинул апартаменты правителя. Видог взял со стола бутылку, опустился в кресло. Вот и все! Мечта разбилась в прах. Опасная хитроумная игра, которую вел герцог, закончилась полным провалом. Он сам загнал себя в угол. Выбор невелик: либо сдаться Брину Саттону и взойти на эшафот, либо склонить голову перед ящерами и стать их послушной марионеткой. Третьего варианта, увы, не существует.

Это горькая, неприятная правда. И от нее не отмахнешься, не спрячешься за бокалом вина. Все, чему герцог посвятил свою жизнь, было напрасным. Берд сверг с трона императора, разрушил могущественную державу, развязал несколько кровопролитных войн. И ради чего? Ради того, чтобы отдать страну, человечество на растерзание ужасным рептилиям? Его имя проклянут в веках. Если конечно, люди вообще уцелеют…

Неожиданно раздался какой-то странный, подозрительный шум. Создавалось впечатление, что кто-то отчаянно кричит. Видог поднялся, поискал глазами пульт голографа. В этот момент дверь распахнулась. В проеме появился испуганный адъютант.

– Ваше высочество, дворец атакован! – воскликнул офицер.

– Кем? – изумленно спросил герцог.

– Если я правильно понял, андроидами, – растерянно ответил капитан.

– А гвардейцы? – произнес Берд. – Наемники? Агенты секретной службы?

– Не знаю, ваше высочество, – пролепетал адъютант. – Информации мало. Связь отклю…

Закончить фразу бедняга не сумел. Сразу два лазерных луча ударили ему в спину. Офицер рухнул лицом вниз. В помещение вошли три андроида. Видог невольно залюбовался ими. Настоящие машины для убийства. Сверкающий отполированный корпус, вытянутый череп, холодные зеленые глаза. В руках скорострельные карабины.

– Оставайтесь на месте, ваше высочество, – приказал один из андроидов. – Вам ничего не угрожает.

Пожав плечами, герцог приложился к бутылке. Вот и развязка. Какая ирония. Очередной государственный переворот. И кто его совершил? Брюс Шервин. Жалкий слизняк, вечно пресмыкающийся перед правителем. Изображает из себя патриота. Хотя без хранителей и самраев тут не обошлось. Они наверняка надавили на барона.

Видог сел на край стола. Он не испытывал ни малейшего страха. Однако дальнейшие события привели герцога в замешательство. Его умозаключения оказались в корне ошибочны. Шервин выступил не на стороне человечества, негодяй поддержал ящеров. Брюс следовал сразу за Шо Хаком. Их сопровождали чеоканские солдаты. Темно-зеленая форма, массивный черный шлем с непроницаемым забралом, тяжелые коричневые ботинки. Рептилии бесцеремонно вытащили труп офицера из апартаментов правителя Плайда. Андроиды тут же покинули помещение. Они свою миссию выполнили.

– Простите за этот беспорядок, ваше высочество, – сказал барон. – Но вы сами виноваты. Нельзя так резко менять приоритеты. Нас теперь с цивилизацией чеокан связывает неразрывная нить.

– А точнее, цепь, – ехидно заметил Берд. – А ты у них в роли тапсана.

– Пытаетесь оскорбить меня, – спокойно проговорил Брюс. – Напрасно. В отличие от вас, я достиг цели.

– И какова же она? – поинтересовался Видог.

– Власть, – спокойно, буднично ответил Шервин. – Я долго унижался. Меня все презирали, ненавидели. Но я упорно, старательно карабкался к вершине.

– Глупец, – произнес герцог. – Править в империи будут чеокане, а не ты.

– В любой ситуации можно найти компромисс, – парировал барон. – Мои амбиции не так велики, как ваши. Пары планет мне вполне достаточно.

– Дерзай! – пробурчал Берд – Я больше в ваших играх не участвую. Хотите прикончить меня? Пожалуйста.

– Нет, нет, – вмешался Шо Хак. – Мы не собираемся вас убивать. Наоборот, провозгласим императором. Наш флот разгромит неприятеля и возьмет под контроль все обитаемые звездные системы. Именно это вы и просили сделать.

– А что взамен? – Видог пристально взглянул на главу миссии.

– Любой цивилизации для развития требуются ресурсы, – сказал чеоканин. – Мы не исключение. Рабочих рук часто не хватает…

– Понятно, – усмехнулся герцог. – Невольники. Превратите людей в покорных рабов. И я должен помочь вам воплотить в жизнь этот дьявольский план? Ну уж нет. Вы не учли одно важное обстоятельство – система Вероны достаточно далеко от Церены. О мятеже скоро все узнают. Плайдская эскадра ударит по вашим кораблям, в столицу войдет войска. Сколько вы продержитесь во дворце? Сутки? Двое? Мы сдохнем вместе.

– Отчасти вы правы, ваше высочество, – согласился Брюс. – Такой финал нас не устраивает. Мы были вынуждены захватить Алессандрию. Крайняя мера. О причинах, думаю, догадываетесь. Военный союз с чеоканами на века, на тысячелетия.

– Только пафоса не надо, – поморщился Берд. – Я уже немало выпил. Меня стошнит от твоих лицемерных речей.

– Грубо, ваше высочество, грубо, – бесстрастно отреагировал Шервин. – Так вот, это не экспромт. Это тщательно подготовленная операция. Благодаря вам я создал собственную армию. Идеальные, безупречные солдаты. В трудную минуту они не дрогнут, не предадут. У меня почти двадцать тысяч андроидов. Прибавьте восемь тысяч высадившихся чеокан. Бои за город затянутся. О жертвах среди мирного населения даже не говорю.

– Плевал я на жертвы! – прорычал Видог. – Если Алессандрию сровняют с землей, ничуть не расстроюсь. Лишь бы вы отправились со мной на тот свет.

– Удивляюсь, как Храбровы не истребили ваш род, – произнес барон. – Надменные, высокомерные упрямцы без каких-либо моральных принципов и чувства долга. Но я не так милосерден. Вы выполните наши требования. Выступите с официальным заявлением о предотвращении покушения. Мало того, сообщите, что теперь дворец охраняют андроиды и чеокане, ваши верные союзники. Необходимо успокоить страну. Разумеется, ни слова генералу Глуквилу. Пусть его эскадра летит к Грайду.

– Будете, как куклу, дергать меня за ниточки, – констатировал герцог. – И с чего вдруг я вам подчинюсь? Думаете, я боюсь смерти?

– Нет, – покачал головой Брюс. – Смерти вы не боитесь. Но существуют другие, более действенные методы. У каждого человека есть свое слабое место. Ваша семья. Сначала мы казним Глена Вистейла. Для примера, в качестве демонстрации серьезности наших намерений. Затем вашу жену Алину и дочь Элизу. И напоследок – внука. Мне искренне жаль малыша, но его дед должен отвечать за свои поступки.

– Сволочь! – Берд сжал кулаки. – Если тронешь его…

– Конечно, кровь Видогов течет в дальних родственниках, – не обращая внимания на гнев герцога, продолжал Шервин. – Однако прямая линия прервется. Такова цена гордости.

Правитель Плайда почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он ослабил галстук, расстегнул ворот рубашки. С каким удовольствием Берд свернул бы шею барону. Подлый, продажный изменник! Все точно гад рассчитал. Знает, на что надавить. Внук – это единственная надежда Видога на будущее. Дейл мертв, а к Элизе герцог никогда не испытывал особой любви.

– Ладно, ваша взяла, – сдался Берд. – Придется смириться с поражением. В конце концов, какое мне дело до судьбы человечества. Я всегда заботился исключительно о собственных интересах. Дворец мне, разумеется, запрещено покидать?

– Мы вынуждены соблюдать строгие меры безопасности, – произнес Брюс. – Общение с Сенатом, членами правительства, командованием флота только по голографу. Не волнуйтесь. Это недолго продлится. Максимум месяц. Потом чеокане возьмут Аскону под контроль.

– Мои телохранители, гвардейцы? – спросил Видог.

– Все уцелевшие солдаты и офицеры блокированы в казармах, – сказал Шервин. – Они в роли заложников.

– Обслуживающий персонал? – не унимался герцог. – Уборка территории, помещений, приготовление пищи? Или этим займутся ящеры?

– Поосторожнее с выражениями, ваше высочество, – проговорил барон. – Все проблемы будут решены. Где, кстати, генерал Свенвил. Его во дворце не оказалось.

– Понятия не имею, – пожал плечами Берд.

– Нужно срочно найти начальника службы контрразведки и вызвать сюда, – жестко сказал Брюс. – В силовых ведомствах он главная фигура. Свенвила необходимо нейтрализовать.

– Каким образом? – усмехнулся Видог. – У меня теперь даже внешней связи нет.

– Мы ее обеспечим, – произнес Шервин. – Но советую без глупостей. Одна неосторожная реплика и Глен Вистейл умрет.

– Я попытаюсь, но ничего не гарантирую, – сказал герцог. – Горн не дурак. У него здесь было много осведомителей. Да и высадка чеокан вряд ли прошла незаметно. Он во дворец не сунется.

– Тем не менее, попробуйте, – настаивал на своем барон.

Надо отдать должное Брюсу Шервину, негодяй действовал на удивление грамотно и оперативно. Меньше, чем через час барон организовал пресс-конференцию правителя Плайда. Короткое заявление, несколько вопросов от журналистов ведущих средств массовой информации. Берд Видог держался безупречно. По его словам вводить в стране чрезвычайное положение преждевременно. Зачем нервировать людей. Заговорщики уже уничтожены. Как и следовало ожидать, Свенвил на вызов не откликнулся. В управлении службы контрразведки никто не знал, куда он исчез. Герцог потребовал, чтобы генерал немедленно приехал во дворец.

Отключив голограф, Берд приложился к бутылке с вином. На губах Брюса довольная улыбка, Шо Хак абсолютно невозмутим.

– Благодарим за сотрудничество, – после паузы проговорил Шервин. – Скоро вы станете императором.

– Императором чего? – язвительно усмехнулся Видог. – Асконы, Алессандрии, парка?

– Вы чересчур пессимистично смотрите на мир, – заметил барон. – Все не так плохо. У вас сильные надежные союзники, способные уничтожить любого врага. Высокий титул, торжественная церемония, праздничный фейерверк.

– А в коридорах андроиды с лазерными карабинами, – добавил герцог. – Вдруг кто-нибудь из гостей позволит себе лишнего.

– Пожалуй, мы пойдем, – произнес Брюс. – Ваш ядовитый сарказм портит мне настроение.

Шервин и Шо Хак неторопливо направились к двери.

– Одну минуту, – громко сказал Берд. – Меня не устаивает охрана из чеокан. Хочу видеть нормальные человеческие лица. Не доверяете гвардейцам? Имеете на это право. Поставьте у апартаментов наемников. Им наплевать на политику.

– Наемников? – повторил барон. – Какой смысл? Они все равно будут без оружия.

– Нет, – раздраженно проговорил Видог. – В полном снаряжении, в бронежилетах, шлемах. И обязательно с боекомплектом.

– Что за блажь? – поморщился Брюс. – Цепляетесь за соломинку? Вспомнили Чена Лаилтона?

– Черт подери! – выругался герцог. – Я так хочу!

– Вы не в том положении… – возразил Шервин.

Закончить фразу барон не сумел.

– Сколько их? – вмешался Шо Хак.

– Десять, – ответил Брюс. – Если никого не убили при штурме.

– Не стоит портить отношения из-за подобной мелочи, – произнес глава миссии. – У правителя могущественного Плайда должна быть личная охрана. Разместите солдат в соседних комнатах. Они не представляют ни малейшей угрозы.

– Хорошо, – согласился Шервин. – Я их проинструктирую.

Барон и чеоканин покинули помещение. Берд допил вино, сел в кресло, откинулся на спинку. По щекам Видога текли слезы. Слезы боли, отчаяния, бессилия. Он был унижен, раздавлен. Печальная, трагическая развязка. Даже умереть с достоинством ему не дадут. Герцог подумал об Ольгере Храброве и принце Кервуде. Вот, кто красиво, как подобает мужчине, ушел из жизни. Император с оружием в руках, а его сын, сгорев в адском пламени звезды. Невольно позавидуешь.

Берд же, видимо, платит за грехи. Мерзкий, противный червяк Брюс Шервин втоптал Видога в грязь. Такое даже в страшном сне не приснится, а тут горькая реальность. Барон и чеокане провели правителя Плайда как мальчишку. Он глупый, старый идиот. Решил, что сможет обмануть чужаков, затеял рискованную игру. И вот финал. А ведь Свенвил предупреждал… Впрочем, чего себя казнить. Время вспять не повернешь. Вино позволит расслабиться и забыть о бедах и невзгодах. Идеальное средство от душевных терзаний.

Андрей был в казарме, когда андроиды взяли штурмом дворцовый комплекс. Раны, полученные в Ассоне, еще не затянулись, и потому Парсон пока не ставил юношу на пост. Наемники несли службу у центральной лестницы. Близко к герцогу их не подпускали. Только вспомогательные функции. Стенвил и Элинвил как раз готовились к смене.

Внезапно раздался странный шум. Звуки боя солдаты Энгерона ни с чем не перепутают. Яростные крики, хлопки взрывов, редкие выстрелы. Джею даже не нужно было отдавать дополнительных команд. Чтобы надеть бронежилет, шлем, взять из шкафа оружие, потребовалось меньше минуты. Наемники заняли оборону у двери и окон. Они сразу заметили андроидов на посадочной площадке и возле казарм. И это не маленькая группа, а целая армия. Не меньше двухсот единиц. Противник безжалостно уничтожал сопротивляющихся гвардейцев. На земле валялось около тридцати трупов. Андроиды потерь практически не несли.

– Что происходит? – недоуменно спросил Анли. – Откуда здесь эти железяки?

– Мы сталкивались с ними на Окре, – сказал Кавенсон. – Новейшая плайдская разработка. Отличные солдаты. Исполнительные, целеустремленные, безжалостные. Похоже, кто-то их использует для мятежа.

– Если честно, у меня нет желания с ними драться, – заметил Лайн.

– От наблюдателя нет никаких приказов, – проговорил Джей. – Раньше времени высовываться не будем.

– Тем более что они не атакуют, – пробурчал Крус.

– Если пойдут в наступление, стреляйте в голову и грудь, – произнес сержант. – Только так можно вывести андроидов из строя.

– А как же Колин и Джен? – вставил Марзен. – Парни ведь на посту.

– Не повезло беднягам, – холодно отреагировал Эдвинсон. – Это судьба. На их месте мог быть любой из нас.

– Проклятье! – выругался Стенвил. – Умудрились вляпаться даже в Алессандрии…

Между тем стрельба прекратилась. Уцелевшие гвардейцы укрылись в здании. Андроиды без особых усилий взяли под контроль весь дворцовый комплекс. Тут же на посадочную площадку опустились огромные серебристые машины. Из них выбежали солдаты в темно-зеленой форме и черных шлемах с непроницаемыми забралами.

– Вот дерьмо! – вырвалось у Лайна. – Чеокане!

– Ситуация даже хуже, чем я предполагал, – вздохнул Джей. – Берда Видога предали. Союзники, как и следовало ожидать, превратились во врагов.

– Свяжись с Лейроном, – предложил Брик. – Надо что-то делать.

– Попробую, – ответил Парсон.

Майор отозвался не сразу. Видимо, его тоже взяли в плен. Указания были предельно жесткие: оружие сложить, сопротивление не оказывать. Сержант поинтересовался о судьбе Калагана и Олиота. После непродолжительной паузы Грег сообщил, что оба наемника мертвы. Они не оставили свой пост, не обратились в бегство. Как и большинство гвардейцев, тела которых ящеры выносили из дворца.

Спустя полтора часа герцог Плайдский выступил с заявлением. Берд что-то говорил о покушении, об измене и о верных союзниках, пришедших к нему на помощь. Очевидная ложь, но звучала она достаточно убедительно. Спустя сорок минут Лейрон приказал наемникам забрать свои вещи и двигаться во дворец. Разумеется, солдаты были вынуждены подчиниться. Джей построил подразделение и направился к ближайшему входу.

Внешний периметр комплекса охраняли андроиды. Зато внутри здания стояли исключительно чеокане. Они провожали людей долгим, пристальным взглядом. Ощущение крайне неприятное. Ты словно в логове голодных кровожадных хищников. Еще немного, еще чуть-чуть и они набросятся на добычу, вцепятся в нее когтями и зубами. Всюду следы недавнего боя. Дыры в стенах и колоннах, обожженная мебель, пятна крови на полу. Схватка была короткой, но жестокой.

Возле апартаментов Видога наемников остановил худощавый, невзрачный мужчина лет пятидесяти. На нем мешковатый серый костюм. Бледная кожа, светлые редкие волосы, вытянутый овал лица, заостренный нос, тонкие губы. Чем-то он напоминал крысу. Да и натура, судя по всему, такая же: мелочная, завистливая, мстительная.

– Вас должно быть десять, – произнес Шервин.

– Двое погибли при штурме, – отчеканил Парсон.

– Не повезло, – бесстрастно констатировал барон. – Слушайте меня внимательно. От этого зависят ваши жизни. Герцогу нужна надежная охрана. Гвардейцы его подвели. Потому выбор пал на вас. Это великая честь и большая ответственность.

– Наша задача? – спросил сержант.

– Пост из двух человек у дверей в кабинет правителя, – сказал Брюс. – Андроидов и чеоканских солдат пропускать беспрепятственно. Располагайтесь в соседней комнате. Все необходимое получите позже. И учтите, никакой инициативы. Подчиняетесь непосредственно мне. Малейшая ошибка, оплошность и наблюдатель ликвидирует вас. Все понятно?

– Так точно! – рявкнул Джей.

– Вот и прекрасно, – усмехнулся Шервин.

– Стенвил, Элинвил! – скомандовал Парсон.

Лайн и Марзен отдали рюкзаки товарищам и заступили на дежурство. Перспектива вырисовывалась нерадостная. Берд Видог стал заложником ящеров. А этот мерзавец помогает рептилиям. Похоже, человечество обречено. Его ждет участь креонийцев и других народов Лиги. Увы, от солдат Энгерона ничего не зависело. Они сейчас во дворце единственные люди. И чеокане не спускают с них глаз. Охрана правителя Плайда скорее иллюзия, чем реальность.

Брин Саттон устало дремал в кресле. Сражение с ящерами завершилось четыре часа назад. Основная часть флота взяла курс на систему Остралиса. Именно там, у Непрона, состоится решающая битва. Экипажи поврежденных кораблей вместе с технической группой устраняли неисправности. У них около двадцати дней, чтобы присоединиться к эскадре. Спасатели подбирали флайеры, десантные боты и аварийные капсулы. Впрочем, шансов найти живых немного. Крейсера и эсминцы взрывались прежде, чем люди успевали их покинуть.

Особые отряды занимались обломками вражеских судов. Некоторые сегменты выглядели почти целыми. Где-то рептилии покорно сдавались в плен, где-то пытались сопротивляться. Штурмовики с чеоканами не церемонились. Уцелевшее оборудование, вооружение аккуратно демонтировалось. Это необычайно ценные трофеи. В будущем они позволят империи сделать гигантский скачок в технологическом развитии. Если, конечно, человечество победит в войне с ящерами.

Разбудил герцога тревожный сигнал зуммера. Брин взял со стола пульт, включил голограф.

– Господин Клевил, – доложил командир «Братона».

– Соединяйте, – проговорил Саттон.

Через мгновение правитель Хороса увидел Верховного Хранителя.

– Здравствуйте, ваше высочество, – произнес Торн. – Поздравляю с первым успехом.

– Благодарю, – кивнул головой Брин. – Мы сегодня потеряли немало кораблей, но заставили врага считаться с нами.

– И противник уже отреагировал на это поражение, – заметил Клевил. – Наш информатор сообщил, что чеокане активировали портал.

– Значит, все идет по плану, – тяжело вздохнул Саттон. – Они жаждут реванша и вызвали подкрепление.

– К сожалению, есть и неприятная новость, – сказал Верховный Хранитель. – Барон Шервин, отвечавший за создание боевых андроидов, предал Берда Видога. Видимо, правитель Плайда одумался, хотел что-то изменить. Негодяй его опередил. Андроиды захватили дворец. Туда же высалились и ящеры. Видог в их руках и исполняет роль послушной марионетки.

– А что с наемниками? – взволнованно спросил герцог.

– Неизвестно, – проговорил Торн. – В здании только рептилии. Сотрудники службы контрразведки и гвардейцы либо убиты, либо блокированы в казармах. Связи с ними нет. Скорее всего, они арестованы.

– И что вы намерены предпринять? – Брин невольно подался вперед.

– Когда начнется сражение, организуем нападение, – произнес Клевил. – Отвлечем внимание чеокан и андроидов. Если солдаты Энгерона живы, мы их освободим. Потом задействуем программу.

– Надеюсь, мальчишка уцелел, – сказал Саттон. – Без системы планетарной защиты нам придется трудно. Хотя, трудно будет в любом случае.

– Эскадры Яслога, Талата, Комона уже на подходе, – вставил Верховный Хранитель.

– Враг все равно сильнее, – грустно проговорил герцог. – Везгирийцы тоже стартовали. Я никогда не верил в бога. Но сейчас людям без его помощи не обойтись.

Двадцать дней пролетели стремительно. Постепенно к флоту присоединялись эскадры графств и баронств. Многие правители государств решили лично принять участие в битве. Такого количества кораблей не было даже у Ольгера Храброва. Четыреста пятнадцать тяжелых крейсеров, двести восемьдесят два легких и пятьсот семьдесят четыре эсминца. По численности трехкратное преимущество над противником. А ведь есть еще двести пятьдесят везгирийских кораблей. Брин Саттон спрятал их за планетой. Не стоило демонстрировать рептилиям все свои козыри.

Тем не менее, шансов на победу у коалиции очень мало. Слишком велико техническое превосходство противника. Наглядный тому пример – первое сражение у Эльты. Да, ящеры отступили, но это следствие их высокомерия. Они были уверены, что легко и непринужденно разобьют дикарей. Рептилии поплатились за свою самоуверенность. Теперь чеокане жаждут мести. Враг будет предельно собран и отмобилизован. Больше никаких ошибок!

Главный итог жестокой схватки – это потери, понесенные людьми и ящерами. Именно они являются объективным бесстрастным показателем соотношения сил. А вот тут цифры пугающие. Один к пяти. При том, что объединенной эскадре удалось прорвать оборону рептилий, нарушить их строй. В предстоящей битве рассчитывать на это не приходится. Разведчики уже обнаружили флот чеокан. Четыреста двадцать кораблей. Сведения, полученные от Велена Бертера полностью подтвердились. Ящеры долго, терпеливо готовились к вторжению. Их час настал. Для человечества это момент истины.

Герцог, как обычно, сидел на диване, подложив под спину подушки. Пальцы Брина дрожали от нервного напряжения. В кресле, неподалеку от правителя Хороса, расположился Лейк Шевил. Врач внимательно следил за состоянием здоровья Саттона. В такие моменты может случиться все, что угодно. На экране голографа рубка управления «Братона». Флагманский крейсер Хороса в третьей, предпоследней линии.

Накануне состоялся Военный совет. Дебаты были жаркими. Разрабатывался план сражения. Генералы Лексон, Скалли и Чекрин спорили до хрипоты. Активное участие в дискуссии принимали Ларум и Дешум. Никто из них не знал о мальчишке-наемнике. Конечно, не факт, что Андрей запустит систему планетарной защиты, особенно после мятежа в Алессандрии, но надежда есть, и это нужно обязательно учитывать. Потому герцог изредка вставлял короткие реплики, он настаивал, чтобы сражение состоялось у Непрона. Основной довод – наземные орудия. Их поддержка не помешает. В таких ситуациях нельзя ничем пренебрегать.

К Брину Саттону прислушались. Сто шестьдесят тяжелых крейсеров выстроились четким прямоугольником. Они примут на себя первый удар рептилий. За ними спрятались триста эсминцев. Этим кораблям предстояло на предельной скорости проскочить зону обстрела и вклиниться в боевые порядки врага. Иначе энергетическое поле чеоканских крейсеров не разрушить. Разумеется, шансов уцелеть у эсминцев практически нет. Их экипажи – смертники. По приказу герцога количество людей на кораблях сокращено до минимума. Учитывая, что флот захлестнула волна патриотизма, и все хотят принять участие в драке с чужаками, некоторых упрямцев штурмовики выводили с эсминцев, применяя силу.

В третьей линии еще сто шестьдесят тяжелых крейсеров. Они будут заполнять возникшие бреши. Оставшиеся корабли заняли место на флангах и в тылу. Если ящеры увязнут, легкие крейсера попытаются взять противника в клещи. Но это маловероятный сценарий. Их основная задача – не дать рептилиям обойти центральную группировку. Окружение грозит коалиционному флоту гибелью. Для того же создан резерв. Девяносто пять тяжелых крейсеров. Они разделены на три отряда. Каждый закрывает свой сектор. Их может ввести в бой только командующий, генерал Лексон. «Альзон» находился в непосредственной близости от «Братона». Тут же флагманские крейсера Грайда, Талата, Комона.

На обзорном экране множество серебристых точек. Это эскадра чеокан. Четыре часа назад вражеские корабли вынырнули из гиперпространства. Много времени на рекогносцировку ящерам не потребовалось. Звездная система Остралиса ими хорошо изучена. Они двинулись к Непрону кратчайшим путем.

– Столкновение с противником через сорок минут! – громко выкрикнул наблюдатель.

Неожиданно на экране начали возникать новые объекты. Десять, пятьдесят, сто…

– Что это такое? – недоуменно спросил Брин.

– Видимо, эскадра Плайда, – предположил Лексон. – Корабли Берда Видога летели за крейсерами рептилий. Вот почему мы их не нашли.

Саттон тихо выругался. Информатор Торна Клевила сообщал об эскадре генерала Глуквила. Правитель Плайда намеревался вернуть ее назад, в систему Вероны. Похоже, Видог изменил свое решение. Неприятный сюрприз. Они думали, что сражаться придется исключительно с чеоканами. Теперь весь план под угрозой. Плайдцы будут защищать ящеров с тыла. А значит, удар везгирийцев не застанет рептилий врасплох. Впрочем, отступать уже поздно.

Герцог посмотрел на Астина Ворха. Самрай стоял у дивана, заложив руки за спину. Его лицо абсолютно непроницаемо. Астина сейчас волнует судьба только одного человека – наследника императорского престола. После того, как наемников погрузили на «Хорток», Ворх словно отгородился от внешнего мира. Происходящие вокруг него события абсолютно не интересовали самрая. Он и раньше не отличался разговорчивостью, а теперь из него и слова не вытянешь. Мысли Астина далеко, в столице Асконы. Если Андрей Храбров погибнет, жизнь Ворха потеряет смысл. В ту же минуту самрай совершит ритуальное самоубийство.

Разрядить обстановку мог бы Эдгар Стигби. Но бывшего пирата нет в апартаментах правителя. Ловец Удачи попросил отпустить его на везгирийский крейсер «Альдию». Что удивительно, ни Ларум, ни Дешум не возражали. При всем своем снобизме, союзники нуждались в советах опытного боевого офицера. Стигби в данном случае – идеальная кандидатура. Он честен, прямолинеен и не забивает голову дипломатической чепухой.

– Столкновение через двадцать две минуты! – воскликнул наблюдатель.

– Когда плайдцы подойдут к планете? – уточнил Брин.

– Зависит от того, с какой скоростью они будут двигаться, – произнес Лексон. – Пока противник перегруппировывается. У Глуквила шестьдесят тяжелых крейсеров, пятнадцать легких и сто эсминцев.

– Нам бы они пригодились, – вздохнул Саттон.

На последнюю реплику герцога командующий не отреагировал. Ему сейчас не до риторических замечаний. Чеокане начали перестроение. Как и в прошлый раз, ящеры создали квадрат. В первой линии двести двадцать пять кораблей. С четырех сторон еще и по тридцать крейсеров. Рептилии сделали выводы из поражения. Эти группы предназначены для борьбы с эсминцами. Они же атакуют объединенную эскадру с флангов. Семьдесят пять крейсеров составляли резерв. В рубке управления воцарилась тягостная тишина. Все понимали, что шансы на победу призрачны.

– Майор Ворден, экстренную связь с Везгиром! – проговорил правитель Хороса.

Через несколько секунд Брин увидел Нолу Корати. Женщина держалась великолепно, но в ее глазах без труда читалось волнение.

– Передайте сенатору Бертеру, что чеокане уже здесь, – сказал Саттон. – Обратно их флот не повернет. Пусть запускают порталы. Через четырнадцать дней ждем креонийцев у Церены.

– Удачи, герцог, – ответила глава Ассамблеи.

– На нее только и надеемся, – грустно улыбнулся Брин.

Корабли ящеров быстро приближались. Вскоре противник дал первый залп. На тяжелых крейсерах появились огромные пробоины, вспыхнули пожары. Дальность стрельбы плазменных орудий значительно больше, чем у лазерных. И это одно из основных преимуществ рептилий. Вражеский флот резко снизил скорость. Замысел чеокан до гениальности прост. Зачем ввязываться в обмен ударами, если можно уничтожить корабли людей на дистанции. Именно этого и боялся военный Совет. Ящеры не станут подходить к планете. Они не настолько глупы. Лексону ничего не оставалось, как приказать командирам тяжелых крейсеров атаковать рептилий.

Волна кораблей двинулась навстречу смертоносным лучам. Чеокане спокойно, методично расстреливали неприятеля. Энергетическое поле защищало их от огня противника. Крейсера людей взрывались один за другим. Десять минут боя, а объединенная эскадра потеряла уже тридцать кораблей. Чем-то все это напоминало агонию.

Тем не менее, первая линия выполнила поставленную задачу – подошла к врагу вплотную. Настала очередь эсминцев вступить в сражение. Вместе с флайерами они устремились к крейсерам ящеров. Такое развитие событий привело рептилий в замешательство. Чеокане ожидали повторения сценария битвы у Эльты. Победную тактику обычно не меняют. Эсминцы прорвались сквозь плотную стену огня и обрушились на корабли ящеров. Как и двадцать дней назад, поврежденные суда таранили вражеские крейсера. Теперь уже рептилии несли серьезные потери. В их строю образовались бреши.

Однако этот успех был временным. Резерв чеокан разметал эсминцы. Вдобавок ко всему, маневренные группы ящеров смели фланги объединенного флота. Возникла реальная угроза окружения. Бросить в сражение третью линию означало самим забраться в западню. Чтобы остановить противника, генерал Лексон задействовал два резервных отряда. Ситуация была критической. Еще немного и организованное сопротивление прекратится. С обзорного экрана исчезли сотни кораблей. Они превратились в груду металлических обломков. К счастью, плайдцы не очень торопились к Непрону.

Брин Саттон связался с Дреком Ларумом. Пора везгирийцам продемонстрировать смелость и отвагу. Эскадра союзников вынырнула из-за планеты и ударила в тыл рептилиям. Надо отдать должное чеоканам, они не дрогнули, не растерялись. Видимо, неприятель был готов к такому сюрпризу. Ящеры прекрасно знали, что Везгир помог человечеству в войне с горгами. В течение пяти веков цивилизации поддерживали тесные отношения. Вторжение чужаков представляло опасность не только для людей, но и для везгирийцев. Они должны были принять участие в очередном историческом сражении.

Рептилии мгновенно отреагировали на появление нового врага. Резерв чеокан развернулся и встретил противника мощным залпом. Фланговые группы оттянулись назад. Давление на флот Брина Саттона ослабло. Люди получили спасительную передышку. Теперь тяжелые крейсера третьей линии могли вступить в бой с ящерами.

Горн Свенвил возглавлял службу контрразведки Плайда почти семь лет. И он не терял напрасно время. Одной из его главных задач была охрана дворцового комплекса в Алессандрии. У Берда Видога слишком много врагов. Многие из них желали герцогу смерти. Различные сепаратистские организации постоянно готовили покушения на его жизнь. И надо честно признать, пару раз мятежники едва не добились цели. Разумеется, о своих неудачах Свенвил не рассказывал правителю Плайда. Хорошо то, что хорошо кончается.

Года три назад Горн обнаружил под казармами гвардейцев секретный подземный ход. Он был очень длинным и вел за черту города. Судя по архивным документам, его построили еще при Тино Аято. Потом о тоннеле благополучно забыли. Императоры в нем просто не нуждались. Знал ли о подземном ходе Ольгер Храбров неизвестно, но он не покинул дворец, окруженный эстерианцами. А вот хранители пытались им воспользоваться. Св