/ Language: Русский / Genre:love_contemporary,

Серая мышь

Pol Neman

Всем серым мышкам — посвящаеться…

Pol Neman

Серая мышь

Глава 1 "Зеркало"

— Я — серая мышь! — заявила я сама себе, критически оглядывая себя в зеркало. Да уж, красавицей меня не назовёшь. Типичная внешность, ни чем особым не выделяющаяся. Фигура как фигура. До стандартов фотомодели мне как до Пекина раком, до бюста Памелы Андерсон ещё дальше. Даже кукольным личиком похвастаться не могу. В общем, во мне не было ничего, на что западали бы парни, и для моих пятнадцати лет, это была моя личная катастрофа. Даже Ира, ещё одна серая мышка нашего класса, и та могла похвастаться шикарными, длинными золотистыми волосами. Хотя это всё равно не прибавляло ей поклонников, но, на мой взгляд, хоть как-то выделяло из общей массы девчонок нашего класса. А выделиться, это уже было достижение.

Учитывая аскетизм нравов, царивший в нашей школе, уповать, приходилось только на то, чем одарила тебя мать природа. А мать природа была щедра ко всем, кроме меня. Больше половины девчонок могли уже похвастаться тем, что, с притворным вздохом, они вынуждены носить бюстгальтеры… лицемерки. Я-то вижу, как парни заглядываются на них. А особо смелые девчонки, когда ни кого из учителей нет рядом, даже расстёгивают верхние пуговицы, и тогда парни рискуют заработать косоглазие, пытаясь заглянуть в импровизированное декольте. Надо ли говорить, что моих, два скромных холмика, они не удостаивают даже беглым взглядом.

Я положила руку на свою грудь. Моя ладонь накрыла её полностью. Да уж, не впечатляет, грустно подумала я.

Вздохнув, я снова окинула себя ещё более критичным взглядом.

Талия тоже не самая идеальная, и хотя моё тело было достаточно пропорциональным, с точки зрения медицины, этот факт, не сильно меня утешал. Я не была настолько худой, что бы меня можно было использовать вместо скелета в классе анатомии, но и приятного излишка, который бы скрыл некоторую мою угловатость моей фигуры, у меня тоже не было.

Я выдохнула, сколько смогла и сомкнула руки на талии. Ненадолго, но я хоть чуть-чуть, стала симпатичнее. Бёдра сразу выделились, даже грудь уже не казалось такой маленькой. Жаль я не умею жить без воздуха. С шумом втянув его в себя, я отдышалась. Красота, конечно, требует жертв, но не думаю, что фигура фотомодели компенсирует напряжённое и слегка посиневшее, от нехватки воздуха, лицо.

Мои бёдра, хоть уже и не выглядели столь привлекательно как минуту назад, но всё же, чего-то стоили. Именно отсюда начиналась моя маленькая гордость и радость. Мои ноги. Они были стройными и красивыми. И возможно, привлекали бы внимание парней, будь мой рост сантиметров на двадцать побольше. Но, как я уже говорила, мать природа, когда наделяла всех девушек красотой, на мне, видимо, решила отдохнуть. Мой рост был всего полтора метра. А при таком росте, тебя саму едва замечают, что уж говорить про мои ноги. Парни смогут их заметить, только если буду смотреть на меня лёжа, или если я буду ходить на ходулях.

Я тряхнула головой, отгоняя прочь мечту о туфлях на высоких каблуках. Даже если вдруг, в школе, лично для меня, сделают подобное исключение и разрешат их носить, я всего лишь сравняюсь со всеми в росте. И хотя, лично для меня это уже будет огромным скачком вперёд, боюсь, что этого будет мало, что бы парни стали меня замечать. Мои ноги хоть и были моей гордостью, но, я прекрасно осознавала, что при всей их изящности, они теряются в общей массе стройных ножек. Да и парни, насколько я знаю, не сильно западают на красивые ножки, если к ним не прилагается шикарная задница, стройная талия, и большая грудь. Так что из всего гарнитура, у меня была пока только одна вещь, и то не самая значимая.

Моё созерцательно-критичное путешествие, сделав круг, вернулось к моему лицу. Круглая мордашка, обрамлённая русыми волосами. Всю картину портил нос. На мой взгляд, он был немного великоват. Вернее не весь нос в целом, а только его кончик. Покрась в красный цвет, и будет как у клоуна. А всё остальное, не более чем стандартный набор. Даже ямочек на щеках и то не было.

Я печально вздохнула. Зеркало…опять ты меня не радуешь.

В нашем классе… впрочем, как наверно, и во всей школе, я была самой серой мышью, среди всех серых мышей школы. И всё, что мне в этой жизни оставалось, это только с остервенением грызть гранит науки. И надо сказать, что у меня это неплохо получалось. Видимо, схалтурив на моей внешности, природа решила компенсировать это, наделив меня мозгами… или, это была очередная её ирония? Может, будь я дурой, я бы приняла свою долю с тупым смирением и даже нашла бы в этом своё счастье?! А так, я как птица, лишённая крыльев, хотела бы летать, да не могу.

В средней школе, меня вечно донимали просьбами дать списать домашку, шепнуть правильный ответ на уроке, или, что, как правило, шло от учителей, подтянуть по какому-нибудь предмету, отстающего ученика-разгильдяя. Я всегда была безотказной. Думала, что уж лучше такое внимание, чем вообще ни какого, пока не поняла, насколько мне самой это противно. Потребительское отношение ко мне, быстро вошедшее в норму. Парень мог слёзно умолять дать ему мою тетрадку с решённым заданием, а получив её, поворачивался и даже не говорил спасибо, или, что ещё хуже, отойдя в сторону, мог пригласить другую в кино или кафе. Я понимаю, что я не красавица, но тогда почему, если тебе нужно списать ты идёшь ко мне, а в кино идёшь с другой? Мог бы из вежливости, хоть раз сходить со мной. Но нет, это же подорвёт его авторитет. Ну как же, вдруг кто-нибудь увидит нас вместе. Он и серая мышь-зубрила. Такого он себе позволить не может.

А девушки, думаете лучше ко мне относились? Как бы не так. Перемыть мне косточки, это для них было, как помыть руки перед обедом. Притворное сочувствие, сквозь которое проглядывало слабо скрытое превосходство надо мной.

В общем, в конце концов, я поняла, что такого внимания мне не нужно. И в один прекрасный день…

— Нет — тихо сказала я.

— …а, ну я ещё обещал Федьке дать списать, так что заберёшь тетрадку у него… — по инерции продолжал Витя.

Витя был мега звездой среди парней нашего класса. Девчонки сохли по нему пачками. Поговаривали, что любовных писем он получает по несколько штук на дню. Каждую неделю он менял девушку, и всегда считал своим долгом, красиво разбить чьё-нибудь сердце. Он делал это элегантно и изящно. Девушки знали, что за участь их ждёт, но каждая верила, что она станет той единственной, которая навсегда завоюет его сердце. И как мотыльки на огонь, слетались к Вите. Было даже несколько драк из-за него, среди девчонок. Это так подогрело его самолюбие, что по-моему, ему уже приходилось оставлять его на улице, настолько огромным оно у него было.

— Не понял… что? — переспросил он.

— Нет — повторила я, и, видя по его лицу, что до него не доходит, пояснила — Я не дам тебе списывать.

Знаете такое состояние, которое можно описать одной фразой: Меня достало! Вот нечто подобное было со мной и тогда.

Я повернулась к другим ребятам, стоящим поодаль, и уже начавшим обращать на нас с Витей внимание и уже более громким голосом добавила:

— Я больше ни кому и ничего не буду давать списывать.

Не дожидаясь их ответной реакции, я повернулась и ушла.

Надо ли вам рассказывать о том, какой была ответная реакция ребят?! Думаю, вы и сами без труда сможете это себе вообразить. Всё, что раньше сдерживалось в них потребительским отношением ко мне, и выливалось только за моей спиной, сейчас было высказано мне в лицо. Были и те, кто, не стесняясь, подхалимничал, только бы я ни лишала их возможности получить хорошую отметку на халяву, но были и те кто открыто высказывал мне свою неприязнь прямо в лицо. Как бы там ни было, я заняла определённую позицию, и менять её уже не собиралась.

А что измениться, если я отступлю? Думаете, они это оценят, станут меня уважать, увидят во мне хрупкую девушку, которой так нужно простое, мужское внимание? Как бы не так. Только сделай я шаг назад, меня вообще смешают с грязью. Да кто я такая, по их мнению, что осмелилась сказать им всем: НЕТ. Им, таким красивым, умным, самоутверждённым… и за мой счёт тоже.

Да пошли они все в…одно очень тёмное место…Потребители.

Это был ещё не конец, продолжение было на следующий день, когда наша классная руководительница попросила меня подтянуть по математике нашего вечного двоечника, Диму. Наверно ребята с наслаждением ждали этого момента, ожидая, что уж тут-то я не смогу сказать нет, а значит, пусть частичная, но победа будет за ними. Нечто вроде, зубрила-мышь, знай своё место.

Но я встала и пусть мой голос слегка и дрогнул, но я вежливо сказала:

— Извините меня, Иветта Кабоевна, но у меня нет на это свободного времени.

Иветта Кабоевна слегка нахмурилась, но поскольку "подтягивать" других было дело сугубо добровольное и совершенно не официальное, настаивать не стала.

Это забило последний гвоздь в гроб моих отношений с ребятами. Впрочем, наши отношения и так уже были давно мертвы, и то, что я, наконец, их похоронила, только не позволило этому трупу, смрадно разлагаясь и дальше отравлять мою жизнь. Всё это происходило незадолго до окончания средней школы, как раз перед тем периодам, когда начались повальные контрольные и проверочные работы, плавно перетекающие в подготовку к экзаменам.

Спросите, специально ли я выбрала такой момент? Честно, нет. Просто так получилось.

Конец года ознаменовался тем, что наш класс сильно скатился по отметкам, а особо одарённым халявщикам, которые всегда выезжали на мне, наконец, удалось завалить не только экзамены, но и их пересдачу. Если бы мне икалось каждый раз, когда меня вспоминали, думаю, я бы просто не смогла дышать. Но, мне, как бы им не было обидно, не икалось, и уши не горели, и даже моя совесть спокойно спала на коврике.

На лето меня отправили к бабушке в деревню, где я хоть и не становилась красавицей, но уже одним тем, что я городская, сильно выделялась среди тамошних девчат. Вот только, деревенская простота парней меня не привлекала. Все их интересы сводились к желанию выпить, закусить и трахнуться. А самая любимая тема, которую они были способны обсуждать часами, было обсуждение их утреннего похмелья, и кто кому по пьяни дал по роже. Ещё было можно обсудить с ними футбол или хоккей, ну на самый крайний случай, рыбалку. Только вот ничего из этого, даже близко не лежало к сфере моих интересов.

Так что, очень быстро поняв, что я "ни кому не даю", сама не пью, и ни за одну команду не болею, парни стали обходить меня стороной.

Скажете что я большая привереда? Может быть, в этом и есть моя беда, что у меня слишком много мозгов, и я не западаю на кого попало, лишь бы он был мужского рода. Видела я таких деревенских девушек. Непритязательные, глупенькие, не обременённые излишним багажом знаний. Для них Бодлер и бордель, одно и то же. Но я не могу, как они хихикать над откровенно тупыми шутками парней, и радостно повизгивать, когда меня шлёпают по заднице. На подобное я всегда отвечаю оплеухой. Может я и серая мышь, но я себя ещё уважаю.

Так что лето было хоть и солнечным, но таким же серым, как и вся моя жизнь до этого момента.

Я вздохнула и ещё раз оглядела себя в зеркало. Бабушка, так стремилась меня откормить до их, деревенских стандартов красоты, но как говорят, не в коня корм. Как приехала к ней тростиночкой, так и уехала. Может быть, удайся ей это, у меня бы хоть что-то приняло бы приятно округлые формы, а так… всё как было. Ни росточка, ни на сантиметр, ни прибавилось, ни в груди и бёдрах ни прибыло.

Ладно, хватит себя разглядывать, самооценка от этого созерцания явно не повышается. Я скорее как ослик Иа из мультфильма.

— Печальное зрелище. Душераздирающие.

И каким боком не повернись, лучше оно не становиться.

В дверь постучали. Я быстро накинула халат.

— Можно — коротко бросила я.

В дверь просунулась совершенно лысая голова моего дяди.

— Сильно занята? — спросил он.

— Не очень — честно призналась я.

Дядя, пожалуй, был единственным, взрослым человеком, в мире которого бы я считала своим другом. Не то что бы я доверяла ему все свои секреты, но я всегда знала, что могу обсуждать с ним любые темы, и ничего из мной сказанного дальше него не пойдёт. Обидно только что у нас была такая большая разница в возрасте, и если он высказывал своё мнение, оно было исключительно мнением взрослого человека, а это значит, что далеко не всегда мне подходило. Взрослые на всё смотрят иначе.

Хорошо рассуждать о жизни, когда ты уже устоявшаяся, заявившая о себе личность, а что делать, если сама жизнь, задвинула тебя в самый свой дальний, тараканий угол?

— Самоутверждайся! — посоветует он.

А как? Как это сделать? За счёт чего? Может быть ему, уже понятно — как, но мне — нет.

Он вошёл и плюхнулся в кресло. Даже не посмотрел, что на нём разложена моя одежда. В этом весь он, сама непосредственность. Я быстро согнала его на диван, и подвела итог нанесённого моей одежде, ущерба.

— Принаряжаешься в школу? — спросил он.

Мог бы и не спрашивать, вопрос был чисто риторическим.

— Типа того — буркнула я.

Настроения разговаривать не было никакого. Даже пожалела, что не соврала, что занята. Не то, что бы я не хотела именно с ним разговаривать, скорее, я сейчас вообще ни с кем не хотела общаться. Видимо самосозерцание себя в зеркале, окончательно опустило ниже плинтуса мою самооценку, а вместе с ней, и моё настроение.

— Что-то ты грустно выглядишь — констатировал он и без того известный мне факт.

Я промолчала.

— Ладно, я понял, ты не в духе — сказал он, вставая — Но может это тебя хоть чуть-чуть развеселит.

С этими словами он протянул мне свёрток, который я, сперва, не заметила в его руках. Он улыбнулся мне и исчез за дверью. Совесть шевельнулась и укусила меня.

— Спасибо — крикнула я, выглянув из дверей своей комнаты.

— Всегда, пожалуйста — донесся снизу лестницы, его весёлый голос.

Я вернулась к себе и развернула свёрток.

У меня перехватило дыхание, и кровь бросилась к лицу.

Да уж… ТАКОЕ подарить мог только он, ни у кого другого на это просто не хватит фантазии.

На мгновение мне захотелось догнать его и задушить. Теперь-то понятно, чего он так быстро смылся. Наверно заранее всё рассчитал.

Мгновенный порыв, тут же угас, как только я представила, как я буду глупо выглядеть, попытайся я осуществить свою месть. Начнутся расспросы, и ведь что обидно, я даже не смогу им сказать, из-за чего весь сыр-бор. Мне просто духу не хватит, признаться домочадцам, что он мне подарил.

Я, бурля негодованием, засунула его подарок в самый дальний угол своего шкафа.

К тому времени, когда я окончательно собралась, мои первые эмоции уже улеглись, остался только лёгкий налёт негодования.

Окидывая себя очередным, критическим взглядом в зеркало, я невольно подметила, что даже немного сама себе нравлюсь, когда я злюсь. Глазки блестят, на лице румянец, даже в осанке, что-то неуловимое, меняется.

Школа. Шум, гам, суета. Первый день учёбы, занят не столько учёбой, сколько показухой. Все стремятся себя показать. Девчонки, пользуясь тем, что сегодня праздник, и учителя не слишком будут придираться к одежде, дали волю своей фантазии. Короткие юбки, демонстрирующие всем их ноги, или наоборот, зауженные, что бы подчеркнуть бёдра, или и то и то сразу. Красивые блузки, у некоторых с вырезом размером с большой каньон. Всё что бы только не остаться незамеченной парнями. Парни наоборот, придерживались классики. Костюм тройка.

Я тоже внесла свою лепту в эту мешанину цветов и красоты… только мой взнос, по большому счёту, был малозначителен. Среди такого количества соблазнительных видов, открывающихся парням, меня просто не замечали. Ну да, конечно, ведь что бы меня заметить, ещё было нужно посмотреть вниз.

— А что у нас там такое ползает?…А! Серая мышка! — язвительно и нарочито громко встретила меня Ада, первая красавица класса.

Вот кого природа наделила щедрой рукой. Фигурка, просто конфетка, зависть всех девчонок. Парни падали к её ногам, штабелями. И самое обидное было в том, что я даже дурой не могла её назвать. Мозгов у неё было достаточно, что бы она уверенно держалась в когорте хорошисток класса.

Что мне оставалось?…Только промолчать. Что я не скажи, она тут же всё перевернёт и использует против меня. Язык у неё был острый.

— Сашка, привет — ко мне протиснулся ещё один изгой нашего класса.

Говорят, что изгои сбиваются в стаи, так они увереннее себя чувствуют. Не знаю, не знаю. Может быть, где-то этому и есть примеры, но не в нашей школе. У нас каждый сам по себе. Если и собирается группка изгоев, то она малочисленна и сплоченностью не страдает. Наверно потому что ни один изгой, даже самому себе не хочет признаваться, что он изгой? И всеми силами тянется к другой стороне, стремясь, хоть пальчиком, хоть чем, зацепиться за нормальную жизнь. Правда, платят изгои за это не малую цену.

Как я.

Я платила долгие годы. А теперь, не хочу. Не хочу, что бы мной пользовались, а взамен платили снисходительным терпением меня, в своём обществе. Ведь мы такие хорошие, самоутверждённые, снизошли даже до того, что позволяем тебе, нам помочь, а за это ты можешь быть с нами рядом. Нет, не в центре внимания, а стоять поодаль, в тенёчке, которую отбрасывают наши ЭГО. И ждать следующего момента, когда мы, лучезарные, снова снизойдём до милости, попросить тебя о помощи.

Б…э…э…э…Аж противно.

Я больше не хотела быть в их тени, и просто ушла оттуда, чем и подписала себе приговор о вечном изгнании. Теперь и навсегда, я была и останусь вечным изгоем. Не подумайте, я приняла это безрадостно, но, на мой взгляд, уж лучше так, чем как было раньше.

Илья тоже был изгоем, но по другой причине. Миловидный мальчик, с утончённым вкусом и тягой к прекрасному, он западал на… мальчиков. Он был самый натуральный гей. Понятное дело, что парни сторонились его как чумного. Ни кто не хотел даже сидеть с ним рядом, и в итоге, мы оказались за одной партой.

Ещё раньше, когда даже Илья не знал о своей ориентации, уже тогда парни не могли найти с ним общего языка. Он не разделял их страсти к футболу спорту, к компьютерным стрелялкам, и тем более к девочкам. Вечно аккуратно одетый, чистенький мальчик, был для них вызовом, как Альфред Темпель, в Том Сойере. Только Илья, не был маменьким сыночком, его просто интересовало другое. А когда он наконец осознал, что его влечёт к парням, он, также как и я окончательно стал изгоем.

Парни боялись даже лишнюю минуту постоять с ним рядом. Ты что, да тебя самого потом назовут голубым, и будешь целый век доказывать, что ты натурал, и всё равно ни кто не будет тебе верить. Девчонки, относились к нему, как к блаженному, с лёгкой ироний, но без агрессии. Как парень, он их не интересовал, а подругу, в нём тоже ни кто не видел.

Так вот и объединились два одиночества. Я и Илья.

И надо сказать, что как раз за это, я своей судьбе была благодарна. Понятное дело, что количество моих подруг равнялось нулю. Дружить со мной, для девочек, было равносильно тому же, что и для парней, дружить с Ильёй. Пока меня было можно использовать, я ещё могла с натяжкой некоторых из них, назвать своими подругами, но стоило иссякнуть Клондайку знаний, как все, тут же поспешили откреститься от дружбы со мной. Так вот и получилось, что кроме Ильи, мне, и поговорить было не с кем.

Поначалу мы очень настороженно отнеслись друг к другу. Каждый из нас уже получил от жизни хорошую оплеуху, и не спешил заработать новую. Не доверять ни кому, учишься очень быстро. Намного труднее вновь научиться быть открытым. Но мы, осторожно, словно идя во тьме по тонкому льду, всё же прошли этот участок наших отношений, и подружились. Он стал моей лучшей подругой, я его другом. Вот кто знал все мои тайны, даже самые сокровенные. И самое удивительное было в том, что у нас всегда было о чём поговорить, сколько бы мы не общались.

— Сашка, ты само очарование — оглядев меня, заявил Илья.

Услышь я такое, от любого парня нашего класса, я бы обалдела от счастья… впрочем, из уст Ильи, это тоже звучало приятно. Жаль только что увидеть это и оценить мог только он один.

Сам он был одет…слегка пижонисто. Он ни когда не боялся попробовать что-нибудь новое, и вот что удивительно, это всегда ему шло. Врождённый вкус, делал своё дело. И даже сейчас, он выделялся из общей массы парней, похожих на массовку банды шестидесятых годов, не только невероятной аккуратностью своего костюма, но и невероятным подбором цветов. Он даже где-то разжился элегантной тростью, само наличие которой изящно дополняло его костюм.

— И вот эти две жабы встретились — буркнули у нас за спиной.

Илья хмуро оглянулся, и, взяв меня за руку, отвёл в сторонку.

— Не обращай на них внимания — сказал он.

Легко сказать, у меня и так настроение с утра было не сильно весёлое, а придя сюда, я лишний раз убедилась, что следующий учебный год, не будет для меня, в отличие от некоторых, приятным времяпрепровождением. Школа — ты моё наказание. Знать бы еще, за какие такие грехи предков я расплачиваюсь.

Я вздохнула.

— Угу — угрюмо согласилась я.

— Ну, рассказывай, как провела лето — потребовал он.

— Деревня, огород, речка, заботливая бабушка — бесцветным тоном изложила я ему краткое содержание трёх месяцев проживания в деревне.

Он улыбнулся.

— Понятно… у меня примерно тоже, только не речка, а море, и не бабушка, а тётя.

— Хрен редьки не слаще — подвела я итог.

Он хмыкнул, то ли соглашаясь со мной, то ли оценив мою иронию.

Мы ещё немного пообщались на разные темы, когда общая суматоха праздника не закружила нас и не понесла в своём русле. Директор толкнул пламенную речь, о том как он рад нас всех видеть живым и здоровыми, о том, что в новом учебном году мы должны оправдать его надежды и учиться ещё лучше, чем в прежнем, ну и так далее, всё в том же духе. Потом уже, отдельно в классе, свою речь толкнула наша классная руководительница. Уже, более предметно, если не сказать, поимённо.

Приятной новостью было появление новичков в классе. Кое-кто, оставшись на второй год, приятно разгрузил атмосферу класса и освободил места, которые, в свою очередь, учителя, поспешили заполнить. Не то что бы наша школа была престижной, школа как школа, но когда класс укомплектован, новичков в него уже не берут.

Новеньких было всего двое, но они сразу привлекли всеобщее внимание. Брат и сестра. Влад и Влада. Наша "элита" класса, тут же окружила их своим "вниманием" и "заботой". Мы с Ильёй, в эту круговерть даже не совались.

Распределив разные обязанности и ознакомив нас с расписанием, Иветта Кабоевна нас отпустила. Народ остался тусоваться в школе, а мы с Ильёй поехали в город поднимать настроение прогулкой по бутикам. Нельзя сказать, что мы располагали деньгами для покупок, но даже просто пройтись и померить понравившиеся нам вещи, было приятно…а делать это с Ильёй, было вдвойне интереснее. Он, как ни кто, разбирался в моде, её течениях и имел исключительный вкус. Но самое приятно было в том, что здесь не было наших гонителей. Ни кто не отпускал обидные реплики в наш адрес и не смотрел косо в нашу сторону. Кое где, нас даже принимали за парочку, и это нас веселило.

Вечером, когда я, после ванной уютно устроилась в свой комнате, меланхолия снова, как назойливая муха, вернулась ко мне. В такие вечера мне хотелось выть от тоски. Кому я такая серая мышь, нужна? Нет ни парня, ни подруг, ни даже света в конце туннеля. Ещё один год полный унижений и обид. А так хочется тепла, ласки, любви… и даже секса. Я ведь даже ещё ни разу не целовалась с парнем. Даже не знаю, что это такое и как это делать. Каково это почувствовать на своих губах, горячий поцелуй…А вокруг девчонки только этим и хвастаются.

Слёзы, сами собой потекли по моим щекам. Я уткнулась в подушку и заревела.

Кому-то слёзы приносят облегчение, лично мне, они принесли пустоту. Полную опустошённость внутри, где нет ничего, даже самосожаления. Некоторых, эта пустота толкает на суицид, других, загоняет в депрессию, а некоторым даёт силы для борьбы.

Депрессия? Она меня не привлекала. Вернее я не верила, что мне может стать ещё хуже, чем есть сейчас. Так что загонять себя ещё глубже, я уже не могла, видимо достигла своего предела.

Суицид?…Я немного посмаковала эту мысль, но не нашла в ней ничего для себя интересного. Ребята даже не заметят, что меня не стало. Или, что ещё хуже, порадуются, что я дурочка, избавила их, от своего общества. Да и родители не заслужили этого. Они меня любят.

Борьба?…Борьба требует сил, а сил у меня как раз нет ни каких. Ни сил, ни уверенности в себе.

Так я и зависла в этой безликой пустоте, не в силах куда-либо двинуться.

Глава 2 "Маскарад"

Учебные дни потянулись как гуси на север. Вереница дней, перемежающаяся выходными. Не скажу, что я особо люблю выходные, но в эти дни меня, хотя бы не достают. Впрочем, одиночество тоже не делает людей счастливыми. Может поэтому, все выходные я старалась провести с Ильёй.

Наверно так всегда бывает, в недосказанных шутках, звучат наши сокровенные мысли. Видимо сами того не осознавая, мы тянемся к тому, что хотим получить, пусть даже не полностью, или из не совсем обычного источника.

Осознаём ли мы когда пересекаем невидимую границу между реальным и желаемым?

Наверно нет.

Мы затеваем игры, и не понимаем, в какой момент они становятся для нас самих опасными. А может быть, нас пьянит азарт того, что мы играем на грани запретов? Кто знает.

Моя игра, началась с маскарада. В школе решили устроить праздник, а что бы сделать его оригинальным, решили организовать маскарад. Обычной дискотекой сейчас ни кого не удивишь, а вот бал маскарад, это оригинально.

— Кем мне нарядиться? — спросила я Илью.

— Я бы предложил тебе нарядиться… парнем — сказал он.

А что, идея сама по себе была оригинальна. Как девушке, мне блеснуть особо нечем, тем более на фоне наших красавиц, которые постараются вовсю использовать момент, я потеряюсь ещё быстрее, чем на первом сентября, где их хоть как-то сдерживали нормы приличия. А вот парень из меня может получиться не плохой. Миловидный, пусть и не высокий.

Подготовка началась заранее. Илья учёл все детали и вот в итоге на меня из зеркала смотрел прекрасный незнакомец. При помощи обуви на высокой подошве, мы добавили мне роста. Не сильно много, но уже что-то. Хорошо подобранный пиджак с подплечниками, придал моей фигуре мужские очертания. Мою грудь мы сровняли эластичным бинтом, и не скажу, что это вызывало большой дискомфорт…разве только моральный, от того, что она у меня такая маленькая. Великолепная, итальянская полумаска, которую из личной коллекции одолжил мне Илья, так скрывала моё лицо, что узнать меня было просто невозможно. С причёской тоже особых проблем не возникло, я носила короткую стрижку, так что переделать её на мальчишеский лад было не трудно.

— Что делать с голосом? — спросила я.

Вот это была действительно проблема. Парни в этом возрасте уже говорят на несколько тонов ниже, даже если я напрягусь, у меня так не получиться.

— Говори с французским акцентом — посоветовал Илья — Акцент привлечёт к себе внимание, и не даст им узнать тебя по голосу.

— Хорошая идея — согласилась я.

Французский, в школьную программу не входил, но, в своё время он меня заинтересовал, и я его изучила, так что сымитировать французский акцент, было для меня очень просто.

— Представим тебя, как моего друга-иностранца? — поинтересовался Илья — Или каждый пойдёт сам по себе?

— Боюсь, если придём вместе, могут догадаться — предположила я — Давай лучше познакомимся на балу.

— Ок — согласился Илья.

Самое тяжёлое, это научиться вести себя уверенно. Но, возможно, азарт предстоящего приключения, или то, что я сейчас не была сама собой, сделали своё дело. Я сбросила шкуру серой мышки, и играла другую, захватывающую роль. Я воплотила в своём образе всё то, что сама хотела бы видеть в своём парне. Может быть мой образ был слишком идеальным и книжным, но разве это важно?

Зал встретил меня музыкой и гулом голосов. Специально, слегка припозднившись, но не настолько, что бы прийти последней, я вошла в зал. Девушки щеголяли мини, вырезами до пояса или декольте до пупка, а если не это, то, как минимум платье в обтяжку. В одном я была права, в этом скопище, даже будь я голой, меня бы даже не заметили….

Но сейчас…

Парни, не особо блещущие фантазией, были одеты примерно также как и на первое сентября. Всё на что их хватило, это только добавить к своим костюмам маски, и теперь они были похожи на массовку гангстерской банды, при ограблении банка. Странно, но или я раньше, их по-другому оценивала или только сейчас обратила на это внимание, но мало кто из них выглядел привлекательно. Возможно маски, спрятав лица, заставили обратить моё внимание на всё остальное. Хорошая осанка была всего у нескольких парней. Красивым сложением, тоже могли похвастаться не многие. Все остальные больше походили на знаки вопроса, на которых пиджаки весели как на вешалках.

Боже, и неужели мы девчонки, западаем на ЭТО?

Неужели всё, что нам нужно, это симпатичная мордашка?

Тогда парни в этом деле практичнее, они хоть с точки зрения анатомии, выбирают лучших особей. Большая грудь — много молока, много молока — здоровый ребёнок. Большие бёдра, значит, женщина спокойно выносит ребёнка и родит без проблем. Опять же, залог здоровья ребёнка.

Мдя…. есть над чем задуматься.

Как бы там ни было, я при всём своём небольшом росте, даже с той прибавкой, что мы сделали, приятно контрастировала в лучшую сторону, с общей массой парней. Я прогулялась по залу, с каждым шагом чувствуя себя всё увереннее, и подошла к барной стойке.

Баром это можно было назвать с большой натяжкой, ни капли спиртного здесь не подавали, но за то всяких соков было в широком ассортименте, и…здесь же тусовался народ. Нарочито сперва сбившись на французский, я поправилась и, говоря с акцентом, заказала себе коктейль. Медленно потягивая напиток, я окинула томным взглядом сидящих у барной стойки девушек. А что, была, не была. Я отставила коктейль и подошла к скучающей Владе. Она новенькая, ещё не всех знает, и, похоже, что её братцу сегодня не до неё. Влада хоть и была, на мой взгляд, симпатичной, но кавалером обзавестись ещё не успела. Толи парней отпугивало наличие у неё брата, который за сестрёнку был готов завязать узлом любого, толи ещё ни кому не запала к сердцу.

— Ви танцуете? — спросила я.

Влада подняла на меня свой прекрасный взгляд карих глаз и кивнула. Сидеть и скучать на празднике ни кому не нравиться. Я галантно подала ей руку, и провела к танцевальной зоне. Музыкальные приоритеты, сегодня, отдавались медленным танцам, и это разумно. Потрясти задами можно и на простой дискотеке, а здесь антураж не тот.

Вы когда-нибудь ходили в танцевальную студию или кружок танцев? Я ходила. Моя мама считала, что я должна если не уметь всё, то быть развита максимально разносторонне. Не скажу, что танцы меня увлекали, но определённые знания я получила. А знаете в чём прикол ситуации? В том, что в нашем танцевальном кружке, на огромную толпу девочек, был всего один мальчик. Ну не входит в круг их интересов, занятие танцами, что же тут поделаешь. Вот и приходилась нам самим их заменять. Так что, я умела вести танец.

Видимо Влада тоже была не валенком делана. То, что она умеет танцевать, это я почувствовала сразу, по её уверенным движениям. Постепенно завязался разговор. Многого от меня и не требовалось, только "подтолкнуть" Владу, и вот она уже заливается соловьём, стремясь меня очаровать. Не подумайте, у неё не было на меня Наполеоновских планов, это скорее была стандартная реакция любой девушки, заполучившей внимание парня. Ну, это, как выделение слюны у собаки Павлова. Всё на уровне рефлексов.

Обычно, парни стреляться разговорить, а потом думают, как бы её заткнуть. Вечный парадокс. Слава богу, меня эта проблема не волновала. Может потому что я привыкла слушать? К тому же Влада не была дурой, и всё, что от меня требовалось, это не терять суть её монолога и изредка подправлять направление, что бы она не теряла интереса. В какой-то момент нарисовался её братец, и окинул меня холодно оценивающим взглядом, я ответила ему спокойным и даже слегка ироничным. Я так и не поняла, может Влада дала ему какой-то скрытый знак, или они просто без слов понимали друг друга, но братец исчез чересчур быстро.

После танца мы посидели в кафе, потом ещё потанцевали. Влада расцветала прямо на глазах. Надо же какое магическое воздействие оказывает на нас девушек, мужское внимание. Я и не знала.

Подойдя к барной стойке за очередной порцией напитков, я столкнулась с Ильёй.

— Ну как ты? — тихо поинтересовался он.

— Развлекаюсь — честно призналась я.

— Ага, вижу — сказал он, улыбаясь — Хорошо смотритесь вдвоём.

— А ты как? — в свою очередь спросила я.

— Так себе.

Было видно, что он безбожно лукавит, так себе, это было мягко сказано. Если для меня изменилось всё, то для него, всё осталось по-прежнему.

— Присоединяйся к нам — предложила я.

— Да нет, я вам буду мешать.

— Мешать чему? — искренне удивилась я.

В ответ он пожал плечами.

Ну не силком же его волочить к столу. Я вернулась к Владе, и события потекли своим чередом.

Когда она уже стала выдыхаться в своём монологе, я уже знала о ней столько, что найти общую тему для разговора было не проблема. Не то что бы я специально её искала, всё получилось само собой, и честно признаюсь, мне с ней было интересно. Мы разговаривали и не могли наговориться. Никогда не думала, что так может быть с незнакомым человеком.

То, что мы являем собой интересную пару, заметил не только Илья. Постепенно на нас стали коситься и другие. Идея пойти погулять туда, где мы не будем в центре внимания, возникла у нас одновременно.

Полутёмное здание школы, такое известное днём, сейчас было больше похоже на лабиринт минотавра. Загадочный и таинственный. Мы прогуливались по нему, держась за руки и болтая.

Обычно, парни практически сразу стремятся увести девушку в какой-нибудь тёмный уголок, где под благовидным предлогом начинают к ней приставать. Или просто, нагло распускают руки. Ну почему они думают, что все девушки именно этого и хотят? Этого хотят ОНИ, а девушкам нужна романтика отношений. Если она захочет, она сама всё позволит, или намекнёт, ну или вообще сама возьмёт инициативу в свои руки. Играть в оборону может и проще, но ни кто не сказал, что лучше. Когда ты постоянно вынуждена отбиваться от лезущих не туда рук парня, это напрягает. Парни по определению сильнее, а в любой девушке живёт страх быть изнасилованной. Думаете что страх, приятная приправа к отношениям? Да и чувствовать, что ты интересуешь парня только как живая кукла для его сексуальных утех, не очень-то приятно.

Может, у меня и не было ни когда парня, но книг я перечитала предостаточно, что бы иметь на эту тему своё мнение. И прошу вас заметить, что я не зачитывалась сплошь и рядом женскими романами, где необузданное желание взрослой женщины, спроецировано на надуманно идеализированных героев. Он — сильный и грубоватый, почти берёт её силой. Она — неимоверная и нежная, постепенно учит его быть любящим и нежным. Да убейтесь вы об стенку, так в жизни не бывает. Если мужчина позволяет себе взять женщину силой, то он ни когда не станет нежным. У него просто нет уважения ни к женщинам вообще, ни к личности в частности. Так что если парень нагло преследует только одну цель, заняться с девушкой сексом, то ничего другого ему от неё не нужно, и нужно не будет. Любые отношения закладываются в самом начале. Если есть уважение, оно останется, если нет, уже не появиться.

Знаете, есть такая мудрая мысль: Мужчина женится и думает, что женщина не измениться, а она, меняется. Женщина выходит замуж, и думает, что мужчина измениться, а он не меняется. Самое парадоксальное, что это как нельзя лучше описывает нам отношения, которые мы строим.

Как бы там ни было, приставать к Владе, я не собиралась, что бы там она от меня ждала или не ждала. Мы просто гуляли, и приятно общались. Но я была наивной дурочкой, если считала что всё так и останется. Созданный мной образ, стиль общения, отношения и поведения, настолько контрастно отличался от поведения общей массы парней, что на него нельзя было не запасть. Я реализовала в нём все свои мечтания и желания, и ничего удивительного, что они оказались так близки и другой девушке.

Мы стояли у окна, в одном из коридоров верхних этажей школы, и любовались восходящей луной. Зрелище действительно было потрясающим. Багряная луна поднималась над городом, заливая его своим не естественным светом. В этот момент Влада придвинулась ко мне ближе, и слегка наклонив голову, поцеловала прямо в губы. Поцелуй был коротким и робким, но таким милым и нежным. Она тут же отпрянула назад.

Но вот что произошло дальше, я даже сама себе объяснить не смогла. Мои мозги переклинило начисто. Почва под ногами ушла, и я вся, словно парила в воздухе. Я впала в ступор.

…но не моё тело.

Возможно, я слишком вжилась в образ.

Возможно, какая-то часть моего мозга выдала мне безумную мысль, что пусть это не правильно, но всё не должно именно так кончиться, что, для Влады, это важный момент, и ей важно его завершение.

Я понимаю, это бред, но я сделала то, что я сделала, пусть и сделала это совершенно не осознанно. Я привлекла её к себе и поцеловала в ответ. Но уже не робко как она, а долго, страстно так, как показывают в кино. Да, я не умею целоваться, и да, это был мой первый поцелуй, но у меня всё получилось. Не знаю почему, и не знаю как. Видимо я очень хорошо усвоила теорию. И признаюсь, поцелуй мне самой понравился. Было в нём не только физиологическое удовольствие, но некая чувственная составляющая.

Нам обеим снесло башню…. снесло конкретно, а мы…стояли и целовались под восходящей луной. Один поцелуй плавно перетекал в другой. Иногда мы отрывались друг от друга, но только за тем, что бы снова слиться в новом поцелуе. Бешенный восторг, целая гамма разнообразных эмоций и даже сексуальное возбуждение, всё смешалось во мне. Я почувствовала, как внизу живота начинает тянуть и я там вся намокла. Боже, а ведь наверно с Владой сейчас происходит тоже самое. Продолжение родилось само собой, достаточно было только подумать, чего бы я сама хотела на её месте. Её лицо, шея, уши всё это кричало, требовало ласки моих губ, и я всё ей это дала.

Почему?

Не знаю.

Может потому, что мне самой всё это хотелось получить. Хотелось оказаться в той самой сказке, которую я невольно создала для неё.

Говорят, есть такое чувство, как эмпатия. Это когда ты чувствуешь тоже, что и другой человек. Знаешь когда ему хорошо, когда плохо, когда весело, когда грустно. Возможно, нечто похожее возникло и между мной и Владой. Не знаю как, но я знала, что она ощущает, чего она хочет и чего боится. Может быть, потому что я сама была девушкой, и мне легко было поставить себя на её место. А может потому, что я переживала сразу всё, и то, что переживает она, как девушка, и то, что переживаю я, играя парня.

Отношения, особенно в самом начале, это командная игра обоих. Если ты понял, почувствовал своего партнёра, у вас всё получиться, но если нет, отношения закончатся там же где они и начались, если даже не хуже. Я не проявляла той инициативы, какую бы проявлял парень на моём месте. Их желания просты и понятны, а выводы, которые они делают, убивают своей прямолинейной логикой. Если ты его поцеловала, значит, ты хочешь секса. Если ты хочешь секса, значит можно распускать свои руки. Их не заботит, даже тот простой факт, что, то место где ты его поцеловала, по определению не подходит для занятия сексом. Они готовы заниматься им где угодно, когда угодно и сколько угодно. Твоё личное удобство в то время когда он будет засовывать в тебя свой елдометр, его не волнует, кто твои заботы. Как и получение удовольствия тоже. То, что он лезет к тебе в трусики грязными руками…. да у него даже мысли подобной в голове не появиться. Конечно, это не ему потом разгребать последствия, а нам, девушкам. Я понимаю, что мы порой хотим секса не меньше, если даже не больше парней, но всегда и везде надо думать головой, что бы потом не расплачиваться за свою глупость.

Влада сделала всё, что бы дать мне понять, что останавливаться не стоит. Видимо её крышу снесло по самое основание. Или она…влюбилась?

Хм….

Все почему-то думают, что для того что бы оказаться в постели с девушкой, за ней надо долго ухаживать. А может всего-то и надо, что дать ей сразу то, чего она жаждет всей душой. Оправдать все её ожидания, стать для неё сказочным принцем на белом коне.

Знала бы она, что за принца на белом коне она полюбила….

Ладно, пусть сказка пока и остаётся сказкой. За ноги и об угол, это не мой стиль. И если фантазия парней в подобных случаях бедна как церковная мышь, то у меня есть перед ними огромная фора. Я знаю, что девушка хочет, и знаю, как ей это дать в ограниченных и весьма не комфортных условиях.

Моя рука плавно спустилась по её спине, прошлась по бедру и легла между её ног. На Владе было очень тонкое и свободное платье, это только облегчило мою задачу. Я знала, где и как нужно гладить, что бы ей стало очень приятно. Возможно, будь на моём месте парень и захоти он продолжить, она бы сдала назад. Есть границы, до которых девушки доходят легко, но дальше их не сдвинуть и бульдозером. Была ли Влада девственницей или уже имела некоторый сексуальный опыт, я не знала, но как я уже говорила, не все места, в понятии девушек, подходят для секса. Я даже не лезла ей под юбку, потому что интуитивно ощущала, что как раз этого она не хочет и даже слегка боится. Да, возможно ей снесло крышу, и сейчас она многое позволяла с собой делать, но в каждой девушке есть своего рода сигнальная система, которая срабатывает в определённый момент. Когда она сработает и сработает ли вообще, никому не известно. Вот миг, в сознании загорается красная лампочка, и девушка закрывается как бункер в горе Норад, перед ядерной атакой. Теперь она даже не позволит того, что позволяла минуту назад. Парни не умеют отступать, они прут как танки и это только ухудшает ситуацию. Чем больше они давят на девушку, тем в более глухую защиту она уходит. Они не понимают, что иногда нужно отступить, и в следующий раз им позволять большее. Им надо всё и сразу.

Я не давила как парень, и я интуитивно знала, где сработает её сигнальная система, потому что там бы сработала и моя…А ещё я знала, как можно обойти эту систему. Вот только ещё не решила, хочу я этого или нет.

Наверно…нет.

В любом случае, я делала сейчас то, до чего бы ни догадался, ни один парень, и делала это так, как даже если бы он догадался, он не смог бы это сделать. Владу вынесло окончательно. Она таяла в моих руках, как мороженное, на раскалённом, жарким, летним солнцем асфальте. А я прижала её к стене, что бы она ни упала, и продолжала загонять её всё выше и выше на вершину блаженства. И когда она забралась на самый верх и окунулась в нирвану, я могла делать с ней всё что захочу, она бы даже не сопротивлялась, и не сработала бы ни одна сигнальная система.

И вот что удивительно, я сама почти испытала оргазм, только от того, что чувствовала, как Влада кончает в моих объятьях. Это было странное, но очень приятное чувство.

Дав ей отдышаться, и немного прийти в себя, я предложила:

— Вернёмся, чего-нибудь выпьем?

Она согласно кивнула. Мы взялись за руки и вернулись на бал. Там всё шло своим чередом. Я усадила Владу за столик, а сама пошла, заказала напитки.

— Где были, что делали? — раздался над моим ухом голос Ильи.

— Потом расскажу, а то прямо здесь упадёшь — так же тихо ответила я.

— Не сомневаюсь — уверенно ответил он — Она с тебя глаз не сводит.

Ехидство в его голосе заставило сработать мою собственную систему предупреждения об опасности. Я украдкой повернулась и посмотрела на Владу. Она вся светилась внутренним светом, а на меня смотрела влюблённым до безумия взглядом.

— Не думаешь, что пора сматываться? — поинтересовался Илья.

Будь я парнем, для меня не было бы ситуации лучше, чем эта. Куй железо пока горячо, как раз про такой момент. Самое время дать девушке передохнуть, а затем продолжит в уже более подходящей обстановке. Шанс, что она откажется, минимальный. Она уже оценила меня как парня, получила аванс, и скорее всего, как ни когда готова к продолжению. Сознание ещё затуманено чувствами и пережитым недавно удовольствием, разгорячённое тело с охотой отзовется на любую ласку, а логика задвинута в самый дальний угол её сознания. О ней, сейчас, можно сказать только одно, она сплошной сгусток чувств и желания. И чего в этом больше, знает только бог. Но там где для парней нет ситуации лучше, для меня было поле, полное опасных ловушек. Я не поняла этого, пока Илья, ненароком не показал мне всю ситуацию со стороны. Моя собственная система безопасности не сработала вовремя, только потому, что я сама, вся была на эмоциях.

— Однозначно, пора сваливать — уверено сказала я — Сделай доброе дело, когда я буду подходить к столу, скинь мне звонок на трубку.

— Ок.

Сохраняя безмятежный вид, благо, что под маской это очень просто, я вернулась к столу. Влада ждала меня с нетерпением. Меня одарили таким влюблённым взглядом, что даже меня как девушку, это тронуло до глубины души, а будь я парнем, я бы была вообще на седьмом небе от счастья.

Зазвонил телефон, я взяла трубку.

— Звоню, как ты просила — раздался в трубку бодрый голос Ильи — …И советую сваливать по быстрому, я тут стою у выхода и вижу, как Влад ищет свою сестрёнку. Не скажу, что он настроен дружелюбно.

— Уи — ответила я по-французски и повесила трубку.

— Извиняюсь, но мне пора уходить — нарочито расстроено сказала я Владе.

Она поймала мою руку.

— Можно тебя проводить?

— Не стоит — безапелляционно ответила я.

— Александ, но мы ведь ещё встретимся? — спросила она с такой мольбой в голосе, какую бы не сыграла, даже самая хорошая актриса.

Можно подарить сказку, но сказка не будет сказкой, если не оставить человеку хотя бы надежду на продолжение.

— Уи, Влада… конечно, я вам позвоню — уверила я её.

Она продиктовала мне свой телефон, я записала его, а затем, склонившись к ней, прямо при всех, поцеловала её в губы. Поцелуй был не долгим, но длился ровно столько, что бы окружающие могли его заметить. Это был мой прощальный переход её границы. В обычном состоянии она бы никогда мне такого не позволила, но сейчас, все окружающие нас ребята, волновали её меньше, чем наше неожиданное и внезапное расставание. Когда я оторвалась от её губ, её ротик всё ещё оставался приоткрытым, а по щеке катилась слезинка.

— Влада, я рад, что мы встретились — бодро сказала я, смахивая слезинку с её щеки.

Она одарила меня своей лучезарной улыбкой. Я повернулась и направилась к выходу.

Глава 3 "Голубое танго"

На выходе из школы, меня уже ждал Илья. Схватив меня за руку, он быстро толкнул меня в угол, и закрыл своим телом.

— Стой тихо — приказал он.

Я замерла. Мимо прогрохотали шаги грозного братца-командора. Он рыскал в поисках нечестивца, дерзнувшего покуситься на честь его сестры, да ещё прилюдно. Видимо информация в школе, распространялась намного быстрее скорости звука, и подробности сцены нашего прощания с Владой, уже достигли его ушей. Знать бы ещё в насколько гипертрофированном виде дошла до него информация. Ребята у нас с фантазией, что не видели, то допридумывают.

Вот когда порадуешься тому, что парни сторонились Илью. Владу даже в голову не могло прийти, насколько он был близок к своей жертве. Он пролетел мимо, даже не взглянув в нашу сторону. Его сознание, само по себе, отвергало тот факт, что Илья существует. Спроси его потом, видел ли он его вообще, скорее всего, скажет, что нет.

Когда Влад унёсся дальше, гонясь за моей вечно исчезающей впереди тенью, я облегчёно вздохнула:

— Мдя. Вовремя уйти, тоже наука…Куда сейчас?

— Есть ещё она вечеринка, если ты не имеешь ничего против, стопроцентного мужского общества.

— Ок. Поехали.

— Маску можешь снять и с акцентом говорить не обязательно — сказал Илья.

Я облегчённо вздохнула. И от одного и от другого, я уже порядком подустала.

Закрытый клуб, куда привёз меня Илья, был мне не знаком, но о его направленности я поняла сразу. Красивые фотографии, почти как картины, мускулистых, полуобнажённых мужчин. Во всём и везде, интимная обстановка. Неоднозначные парочки, открыто милующиеся по уголкам. Одним словом, гей клуб.

— Ты не говорил мне, что посещаешь подобные заведения — сказала я.

— Ты и не спрашивал — он специально сделал ударение на последней букве — Пожалуйста, не выходи из образа — попросил он, наклоняясь к моему уху.

— Ок. Я понял — ответила я.

Ну что ж, всё справедливо. Кому-кому, а девушкам сюда, по вполне понятным причинам, вход запрещён.

— А чего ради, ты меня СЮДА притащил? — тихо спросила я его, когда мы устроились в одном из уютных уголков.

— Ты такой симпатичный мальчишечка, что я не могу не похвастаться тобой, перед всеми…. если ты конечно не против, немного мне подыграть — добавил он через паузу.

Я улыбнулась.

Оказывается, быть белой вороной, даже в стае таких же белых ворон, тоже не просто. Пока ты один, ты — один! Илья хотел заявить о себе, найти признание среди тех, кто был таким же, как он. Ему это было нужно как воздух. Нужно, что бы его приняли окончательно. Пусть даже я не его настоящий бой-френд, пусть подделка, хотя и хорошая. Это не важно, важно то, что он о себе заявит. Дальше уже будет проще. Ну, скажет: расстались, с кем не бывает, или, что я не очень люблю шумные компании, какая разница. Важно только то, что я была…. вернее в данном случае был.

Расслабиться на диванчике было приятно, тем более что все заботы обо мне, взял на себя Илья. Возбуждение спало, но ещё не прошло полностью, к тому же, сейчас мне открывалась новая возможность сыграть идеального парня…но уже для парня. Вот только я совершенно не представляла, как должна выглядеть эта роль.

— Илья, что мне делать? Какой быть? — поинтересовалась я шепотом, когда он вернулся.

— Просто будь собой — ответил он, а увидев мою нахмуренную мордашку, пояснил — Я активный гей, так что играй парня, подражающего девушкам.

— Вот это, запросто — радостно улыбнувшись, сказала я.

Рассказ о своих приключениях я поведала ему шепотом. Он внимательно слушал, и на его лице играла весёлая улыбка. А вот меня, воспоминание о пережитом снова завели. Владе хорошо, я о ней позаботилась, а каково мне?

Просто сидеть я не могла. Энергия во мне бурлила, и били через край. Я встала и потянула Илью на танцплощадку. Пара медленных танцев меня ничуть не успокоили, мне нужен был драйв. Я подошла к ди-джею и заказала танго. Я знала, что Илья хороший танцор, была возможность в этом убедиться.

Надо отметить, что публика здесь собралась уважительная. Не сговариваясь, народ расступился, освободив нам весь центр танцплощадки. Зазвучали первые аккорды, и мы стали танцевать.

Танго можно танцевать по-разному. Можно стремительно и агрессивно, можно слегка плавно, и нежно, а можно невероятно сексуально. В идеале, на мне должно было бы быть длинное платье с разрезом до пояса. Можно даже и чуть выше, что бы слегка были видны трусики. Но и публика была не та, и ориентация у них была нестандартная.

Я позволила Илье вести танец, а сама выложилась по полной программе, что бы сделать его максимально сексуальным и откровенным. Не знаю, на что в итоге это стало похожим, но и мне, и Илье, понравилось. В конце танца, нас наградили бурными овациями.

Вот теперь я немного устала.

— Спасибо — поблагодарил меня Илья, когда мы снова устроились в нашем уголке.

Видимо на такое он даже и не надеялся. Максимум, на то, что мы скромно посидим в уголке, и пообщаемся.

Я склонилась к его уху.

— Что скажешь, если мы поцелуемся? — спросила я.

Он слегка вздрогнул.

— Было бы не плохо — одними губами ответил он.

Я не тешила себя иллюзиями. Илья гей на все сто процентов, и я не более чем его подруга. В нашем поцелуе не будет ничего, кроме притворства… но, мы сейчас играем, сыграем и это. Это нужно не мне, это нужно ему, а чего не сделаешь для друга. В конце концов, целоваться с другом геем, не страннее, чем с другой девушкой.

Я, озорно укусила Илью за ушко и приблизилась к его губам. Поцелуй не был пресным, как я этого ожидала. Наоборот, он был наполнен новыми для меня чувствами и ощущениями. Волна жара обдала меня с головы до ног, и я почувствовала, как возбуждение с новой силой поднимается внутри. Внизу живота у меня было всё мокро. Боже, сколько же я буду возбуждаться, без удовлетворения? Насколько хватит моих сил?

— Илья, мне срочно нужно расслабиться — отрываясь от его губ, прошептала я.

Он кивнул и ушёл к барной стойке. Не знаю, что за напиток он принёс, но мне стало лучше. И хотя голова не стала более ясной, в теле возникла приятная лёгкость.

Ещё посидели, ещё потанцевали, ещё поцеловались…. а если быть точнее, то под конец, мы только этим и занимались. Я не скажу, что толкало на это Илью, особого сопротивления он не оказывал, но мне нравилось снова и снова переживать необычные чувства. Целоваться с ним, было не тоже, что целоваться с Владой. Переживаемые там и тут ощущения были разными. Возможно из-за контекста отношений. А я развлекалась тем, что мешала переживаемое, с пережитым и воображаемым. Это было так занятно, и так возбуждающе.

Накручивать саму себя можно долго. Это приятно находиться на волне удовольствия, вот только в итоге, обязательно должна быть разрядка, иначе вы рискуете зависнуть в этом состоянии, пока уже не сможете вообще получать никакого удовольствия, ни от чего. Вы не сможете расслабиться. Всё начнёт болеть от перенапряжения, и даже ваша психика получит сильнейший удар. Утро после такого, будет намного хуже, чем с самого глубокого похмелья. Я это знала, был у меня один такой печальный опыт, повторять его, я не стремилась.

Мне срочно нужна была комната, где бы мне ни кто не мешал. Желательно с местом, на которое можно было бы упасть горизонтально, и потом уснуть. Своё пожелание я высказала Илье, поскольку мой мозг уже просто отказывался связно мыслить, а он был единственный, кто мог мне помочь.

— Я отвезу тебя, к себе домой — предложил он — Предки на даче до первого снега, так что хата в полном нашем распоряжении.

Предложение было заманчивым.

Дорогу домой, я помню весьма смутно, а вот то, что уже к себе в квартиру Илья вносил меня на руках, это я запомнила. Он помог мне раздеться, пока на мне не осталась только рубашка и трусики, и оставил меня одну в комнате, на огромной кровати. Идеальные условия… будь они у меня часа на три раньше, большего бы я и не желала, но я уже попала в инверсию ощущений. Не спрашивайте, имеет ли это научное название. Я назвала это так, потому что в моём понимании, это было самым подходящим названием. Это, то самое состояние, когда ты ещё жутко хочешь, но уже не можешь сама себе сделать приятно. Вроде бы делаешь тоже, что и всегда, но попадаешь в логическую яму. Что бы получить удовольствие, надо расслабиться, а что бы его самой себе доставить, нужно собраться. Обычно, получается, играть между одним и другим, но не тогда когда ты уже не в состоянии себя контролировать. Тогда ты просто, постоянно выпадаешь. Выходит, что ты продолжаешь себя накручивать, а когда приближаешься к оргазму, сама себя обламываешь.

От обиды, даже плакать хотелось.

— Илья — позвала я.

— Что надо? — бодро спросил он, заглядывая через пару минут, в комнату.

Картина, открывшаяся ему, порадовала бы любого парня с нормальной ориентацией. Я, пусть и не обладательница шикарных форм, возлежала на кровати в одной рубашке, широко раздвинув ноги. Насквозь мокрые трусики были отброшены на край кровати, а одна моя рука лежала у меня между ног, где я всё ещё пыталась сама себя удовлетворить.

— Помоги мне — тихо прошептала я — Я не могу кончить.

Я впервые вообще кого-то просила о подобном. Обычно, это та самая часть моей жизни, которая скрыта от посторонних глаз, за семью замками. Как то давно, мы затронули в разговоре с Ильёй, эту тему. Мне было интересно, как это делают мальчики, а я в свою очередь поделилась информацией, как это делают девочки. Не то что бы Илью это особо интересовало, скорее нами двигало чистое, любопытство. Мы даже не показывали ничего друг другу, просто рассказали, как сумели.

Теперь же моя просьба о помощи, его конкретно озадачила.

Он приблизился ко мне.

— А если я попрошу в ответ о взаимной услуге? — спросил он.

Знаете состояние, когда отдают полцарства за коня? Так вот, я была в том состоянии, что отдала бы ВСЁ, только бы кончить.

Этот день я точно запомню на всю жизнь. Невинно начавшаяся игра, понесла меня, как стремительное течение горной реки. Но пусть стыдно, мне будет завтра, а сегодня я хочу получить ВСЁ. Пусть этот день, будет тем самым днём, когда я дышу полной грудью, когда я чувствую, что я живу. Сумасбродный, безумный, невероятный и чертовски увлекательный. Да даже если бы он предложил меня трахнуть, я бы только поинтересовалась, в какой позе он меня хочет.

Как это ни удивительно, но я сама снесла свою аварийную систему, и не смогла вовремя остановиться. Может быть потому, что не было того самого, кто бы пытался её взломать? А на мои безумства она было просто не запрограммирована.

— Хорошо — согласилась я.

Илья удивлённо поднял бровь. Видать не сильно рассчитывал, что я соглашусь, и скорее всего, совсем не рассчитывает, на то, что я сдержу своё слово. Это я поняла по его ироничной улыбке.

Он устроился у меня в ногах и убрал мою руку. Его движения были неуклюжими и неумелыми, но так хоть я могла расслабиться и полностью предаться получению удовольствия. Но и Илья быстро понял, что без необходимой практики, у него получается намного ниже среднего, а мне надо как минимум среднее, иначе вся его помощь ничего не будет для меня стоить. Он убрал руку, широко раздвинул мои ноги, и… прильнул своими губами, к моим половым губам.

Я и не думала, что может быть ещё что-то, что может дать мне такую гамму приятных чувств. Новая, невероятная волна удовольствия подняла меня на свой гребень и понесла вверх. Мир закружился и превратился в нескончаемый вихрь наслаждения. Неизвестно откуда у меня взялись новые силы, на новые ощущения. Всё доселе пережитое, казалось мелким и незначительным, с этих, открывшихся мне, новых вершин. Я-то думала, что я раньше получала удовольствие, а оказывается, все это было так, не более чем разминка. Всё равно, что детский поцелуй в песочнице, в сравнении с настоящим поцелуем, полным чувств и возбуждения.

Я кончила раз, затем сразу кончила второй и третий. А Илья или не заметил, или…не так понял, и всё продолжал меня ласкать, пока я окончательно не погрузилась в нирвану. Туда где наслаждение, есть само бытиё.

Когда я пришла в себя, он лежал рядом и смотрел на меня.

— Кажется, я немного перестарался? — спросил он, озадачено почёсывая нос.

— Я не в обиде — тихо призналась я.

— А ты странная на вкус — продолжил он.

Я улыбнулась. Его можно понять. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Возможно даже больше, чем я себя. И вот что удивительно, но именно это нас и сближало.

— Что за услугу ты хотел взамен? — спросила я.

Он помялся.

— Да ладно, забудь.

— Нет, я обещала — настаивала я.

День абсурда продолжался. Как говориться, если не можешь довести ситуацию до ума, доведи её до абсурда. И мне не хотелось чувствовать себя в долгу перед Ильёй. Даже было интересно, что он попросит. Заняться со мной традиционным сексом? Хм… это будет противоречить всей его натуре. Минет? Никогда не делала, но будет интересно попробовать, поскольку в другом состоянии на это я точно не решусь.

Похоже, желание Ильи, пересилило, и он не заставил себя долго уговаривать, но начал издалека.

— Понимаешь, ты была так сегодня похожа на мальчика…Была такой… таким красивым. Мы так хорошо провели с тобой время…Будь всё это по настоящему…я бы…очень хотел заняться с тобой сексом…Ну…пойми меня правильно, так как бы я занялся им с другим…парнем.

Да уж, такое и парню не просто предложить, даже если он гей, а предложить такое своей лучшей подруге… велико же его желание, если он на это решился.

— А ты уже занимался этим, с кем-нибудь? — поинтересовалась я.

Илья немного засмущался, но честно признался, что это не будет для него первым разом. Удивительное дело, предложи он мне, трахнуть меня обычным способом, я бы и то задумалась на большее время. Видимо на счёт анального секса, ни каких тараканов в моей голове просто не было, раз я так спокойно отнеслась к этой идее. В конце концов, он же сделал мне куни, а это для него возможно даже большая жертва, чем для меня, отдать ему невинность моего ануса.

Я улыбнулась и сказала:

— Тебе придётся меня всему учить, я и обычным сексом ещё не занималась.

Илья посветлел и занялся приготовлениями. Я, что бы помочь ему больше чувствовать себя, если так можно выразиться, в естественных условиях, снова оделась мальчиком. Конечно, сперва, я наведалась в душ, где провела некоторое время, умываясь и готовясь. Подготовка, для меня, была несколько своеобразной, но, нам девушкам и не такое иногда приходиться делать, так что я это пережила спокойно.

Говорить о себе в мужском роде, за целый вечер, я уже привыкла. Так что нужная атмосфера в доме воцарилась быстро. Понятное дело, что это была только игра, но иногда, для нас, и игра очень важна.

Ни кто не хочет быть одиноким в любви!

Самообман. Как часто мы им занимаемся? Не знаю как кто, но себя обманываю очень часто. Вру, что всё будет хорошо, что у меня всё нормально, тогда как на самом деле, хочется пустить пулю в лоб или прыгнуть под поезд. А моя излюбленная сказка, о сказочном принце, который однажды найдёт меня…. Это же бред сивой кобылы. Ну, скажите, какой принц будет ездить по всему нашему спальному району, разыскивая ничем не примечательную девушку? Да и откуда он вообще узнает, что я существую на свете, и что я его жду.

Обман, обычная наша форма существования. Мы обманываем себя, обманываем других, мы не можем жить безо лжи. Попробуйте хоть один день, не врать вообще. Да за один этот день вы перепортите все отношения с сослуживцами, боссом, всеми домочадцами и друзьями. А всё потому, что люди не только не могу не лгать, но и не способны правильно принимать правду.

…И вот, мы закрываем глаза, на мелкие недочёты, не обращаем внимания на небольшие нестыковки, и игнорируем некоторые факты, а в итоге получаем свою собственную реальность, где есть то, что нам нужно.

Так сделали и мы с Ильёй. Я ему подыграла, а он сделал вид, что поверил.

Романтический вечер продолжился. Мы, словно отыграли немного назад, к тому моменту, как мы вернулись из клуба. Илья, красиво за мной ухаживал, а я с ним заигрывала. Закончилось всё это в постели. Честно признаюсь, полученный мной опыт, был необычен. Илья был аккуратен, внимателен и нежен. Поправлял меня, говорил, что делать и как. Он предпочёл взять меня сзади, объяснив, что со спины, я ещё больше кажусь ему настоящим мальчишкой, а моя попка, просто восхитительна.

Даже не знаю, радоваться такому комплементу или печалиться, ведь его критерии к моей попке, были диаметрально противоположными моим. Само проникновение в меня, ни чем знаменательным отмечено не было. Думаю, что дефлорация принесёт мне намного больше неприятных моментов. К тому же Илья не спешил и использовал специальный гель, так что после первых нескольких минут лёгкого дискомфорта, я уже полностью расслабилась, и позволила Илье взять тот темп, какой ему больше нравился. Я даже слегка подыграла ему, "включив" озвучку. Заниматься этим в тишине, он может и с резиновой куклой, а когда под твоими руками стонет живое тело, это всегда приятно.

Я почувствовала, что он близок к завершению, по его более резким и глубоким движениям, а когда он вошёл в меня глубоко и замер, я издала долгий и томный вздох, как финальный аккорд, к нашему соитию.

— Если хочешь, можешь остаться у меня — осторожно предложил Илья, когда мы уже привели себя в порядок и, отдыхая, лежали на кровати.

Домой не хотелось. Слишком много пережито за один день, слишком много эмоций и ещё неизвестно чего, чему пока даже названия я не подобрала.

— Ок — ответила я, переворачиваясь на бок — …Тебе понравилось?

Он улыбнулся.

— Очень — признался он, и я ему поверила.

— Интересно, а мы ещё будем ЭТИМ заниматься? — спросила я не столько Илью, сколько саму себя.

Хороший вопрос. Утро принесёт эмоциональное похмелье, и отрезвление. Мы снова станем сами собой. Сделаем вид, что ничего этого не было. Всячески будем обходить эту тему стороной, как всегда занимаясь самообманом. Но, ведь каждый из нас, где-то в глубине души будет знать, что это было, возможно, мы даже будем мечтать, что бы это повторилось, но побоимся сделать шаг к этому. Будем хотеть, желать, и избегать.

А как скоро, мы начнём избегать друг друга? Только потому, что каждый будет напоминать другому, о его тайном желании. Неужели наша дружба так и кончиться? Мы сами её разрушим, своим страхом, тупостью и трусостью.

И что мы получим в итоге?

Полное одиночество!

Странно, но ведь именно этого, мы и не хотим.

Мы и так изгои. Мы встретились и подружились, а это уже чудо. А теперь, ко всему ещё и подарили друг другу радость близости. У нас нет никого, кроме нас самих. Будь у Ильи парень, разве предложил бы он мне его сыграть? Нет. А будь у меня парень, разве я попросила бы Илью о помощи? Нет. Выходит мы именно сейчас, как никогда нуждаемся друг в друге, так неужели мы закроемся, только потому, что в нас возобладает здравый смысл и общественные, моральные принципы.

Да к чёрту эти принципы!

Именно благодаря им, мы изгои. А раз мы изгои, то и проповедовать будем свои принципы. Те, которые нас устраивают. И все кого это не устраивает, может идти в….

Илья молчал, не решаясь ответить на мой вопрос. Слишком шаткая ситуация, но, думаю, размышлял он о том же, о чём и я. Вот только во всей этой ситуации, моё решение было доминирующим. Я без Ильи, худо-бедно, могла бы перебиться старыми способами, а вот ему без меня, было намного труднее. Он это понимал, и поэтому так боялся качнуть чашу весов. Он ждал, что я решу. И, я точно знала, что бы я ни решила, он поддержит меня

— Будем — тихо, за нас обоих, ответила я, и заметила, как посветлело лицо Ильи.

Глава 4 "Ночной бриз"

Тихая ночь накрыла город. Свежий ветер покачивал занавески на приоткрытом окне. Мы сами не заметили, как заснули. Даже не знаю, что меня разбудило, какой-то толчок, внутреннее беспокойство. Мне что-то снилось, а что, я вспомнить не могла. Так и лежала, прислушиваясь к спокойному дыханию Ильи, и стараясь снова заснуть. Уже на пороге сна, в зыбкой полудрёме, неожиданная мысль снова разбудила меня, но на этот раз, я её ухватила за хвост.

Влада!

Странно, вроде бы она мне и не подруга, чего ради мне о ней беспокоиться? Но, я, ни как не могла забыть её прощальный взгляд. Она ведь не сделала мне ничего плохого. Может быть, она и не вышла вперёд, когда другие меня обижали, и не одёрнула обидчиков, но не всем быть героями. Не каждый может пойти против толпы, на это нужна особая закалка.

Я потянулась к телефону и рубашке. Пошлёпав босиком на кухню, я мысленно прикидывала, что ей сказать. Признаться, что всё, что было, не более чем разыгранный мной фарс? А всё ли было фарсом?

Ещё одни неоднозначный вопрос, ответ на который, я ещё не нашла.

— Ало, Влада — сказала я в трубку — Как дела?

Я напрочь забыла про то, что должна говорить с акцентом, а когда вспомнила, было уже поздно.

— Александр?! — не совсем уверенно спросила Влада.

— Э…э…э…да — ответила я.

Я ещё не решила, что я буду делать. Может просто скажу, оревуар детка, прости но я улетел навсегда, а может, оставлю её как телефонную подружку. Эта идея мне даже чем-то импонировала.

На том конце провода моё чистое без акцента "ДА", встретили с задумчивым молчанием.

— Я одного не могу понять, если ты хотел со мной позабавиться, то почему ушёл? — голос Влады слегка дрожал.

Ого. Её точно дурой не назовёшь у неё не мозги, а супер компьютер. Такие выводы, за столь короткое время, и всё на основе столь небольшого факта. Хотя… если нечто похожее с ней уже было, то тогда понятна её быстрая реакция на похожую ситуацию.

Мы не только живём во лжи, но и стоим из неё дома-отношения. Пока отношения только зарождаются, лгать просто, но мы всё время забываем, что в самом начале, закладываем фундамент. И от того какой он будет, зависит насколько прочными будут и наши отношения, которые мы строим. Стоит один раз солгать, как эта ложь начинает тянуть за собой другую, а потом другую, и ещё другую. И чем выше поднимается здание-отношение, тем страшнее для него наличие в нём лжи. Отношения не могут опираться на ложь. Это слабое звено. То место, которое нас подведёт. Мы можем бесконечно долго прятать её, скрывать, покрывать другой ложью, но рано или поздно, наступит момент, когда мы наступим на эту гнилую доску, и всё рухнет.

Все это знают, и всё равно продолжают так поступать. Вечная надежда на авось.

Но, у всеобщего знания того, что все лгут, есть и обратная сторона. Стоит нам, кого-то поймать на маленькой лжи, мы тут же начинаем искать, что за ней скрывается. Мы, такие же, как тот, кого мы поймали…. если даже не хуже. Мы ушлые, мы знаем, если есть маленькая ложь, значит, где-то рядом есть и большая.

Предложите не лгать?

Тоже не вариант. Правда, обратная сторона лжи. Мы её не любим не меньше, чем ложь. В принципе, мы даже не способны отличить одно от другого. Так что, всё, что нам остаётся, это жить полуправдой, достаточно близкой к истине, что бы нас не могли обвинить во лжи, но и не настолько близкой, что бы не обижать того, с кем мы строим отношения.

— Прости — сказала я — Идея с акцентом, мне показалась оригинальной. Хотел с тобой познакомиться и не придумал ничего лучше этого.

Я решила не сразу сбрасывать все карты. Нельзя лишать её веры в сказку, тем более, если однажды, она уже обожглась. Пусть не всё, но пусть хоть что-то, у неё, да останется.

Моё признание встретили долгим и задумчивым молчанием. Оно и понятно, измени мотив, и вся картина видится уже в новом свете.

— Скажи, что ты ко мне чувствуешь? — настороженно спросила Влада.

Опа. Я же говорю, она не дура. Будь на моём месте парень, враз бы угодил в расставленную ловушку. Начал бы заливаться соловьём по любовь-морковь, высокие чувства, и божественное озарение. Вот только у девушек веры в такие слова, чем их больше, тем её меньше. Я не говорю, что нам этого говорить не надо.

Надо!

Но, когда этими словами сорят как шелухой от семечек, цена им такая же.

— Ты мне не безразлична — честно и искренне призналась я.

Уклончивый ответ, но зато максимально близкий к истине.

Есть такой рассказ: "Правда, как оружие" Там инопланетяне поймали одного землянина и хотели из него выпытать, осилят ли они землян, если на них нападут или нет. Врать он не мог, их детектор лжи работал безотказно. Так вот, он умудрился всё же их обмануть, говоря только правду. Вся загвоздка была в том, что правда бывает разной и очень важен контекст.

Влада может и не ходячий детектор лжи, но фальшь в голосе услышать может. В принципе именно так, мы и понимаем, что нам врут. Так что я пошла от обратного. Сказала чистую правду, вот только смотрели мы на неё с разных углов…Я же говорю, очень важен контекст.

— Ты мне тоже — влюблённым голосом, выдохнула она.

Спросите, почему она так быстро сдалась?

Всё просто, если начать анализировать ситуацию с её стороны. Иностранный акцент. Когда меня поймали на лжи, я не стала городить на неё новую ложь, пытаясь отыграть назад и исправить ситуацию, а честно призналась. К тому же, наличие акцента, я оправдала желанием повысить шанс с ней познакомиться. Теперь сам факт, честно признания. В самом начале отношений, всё мы лжем, и все это знают, но если вас поймали на лжи, и вы стараетесь исправить ситуацию другой ложью, это показывает вашему партнёру, что вы не цените ваши отношения, а значит, они неизбежно придут к развалу. С другой стороны, честное признание как раз говорит об обратном. Что вы готовы признать, что были не правы, и отношения вам важны.

Добавьте к общей картине, что мы прекрасно провели время. Нашли много тем для общения. Я к ней не приставала…как приставал бы парень, а когда наши отношения перешли в более близкие, я доставила ей удовольствие, ничего не попросив взамен. В итоге я ушла тогда, когда другой бы парень предпочёл, всеми правдами и не правдами остаться, и ещё позвонила вечером. Значит, думала о ней. Предполагала, что она может ждать моего звонка.

Какая девушка откажется от такого парня?

Мы с Владой, словно и не расставались. Слово за слово, разговор затянулся надолго.

— С кем болтаешь? — сонно спросил Илья, заходя на кухню.

— С Владой — призналась я.

— Кто там? — поинтересовалась в свою очередь Влада, услышав голос Ильи.

— Друг…Слушай, заболтались мы с тобой, давай до завтра — сказала я.

— Может, встретимся? — осторожно предложила Влада.

— Честно, не буду обещать. Дел по горло. Давай я тебе позвоню, если буду свободен, встретимся — предложила я.

Владу ответ не порадовал, но, как я уже говорила, оставь человеку хотя бы надежду. На том и расстались.

— И долго ты собираешься кормить её подобными байками о вечной занятости? — зевая, поинтересовался Илья.

— А что ты предлагаешь?

— Встреться.

— С дуба рухнул. Не в маске же мне идти с ней на свидание.

— Зачем в маске. Есть куча более простых способов — сказал он вставая.

Он ушёл в свою комнату, откуда донёсся шум выдвигаемых ящиков.

— Куда же я их дел… — бурчал он себе под нос — Ах, да…вот они.

Илья вернулся на кухню и торжественно нацепил мне на нос очки.

— Иди, глянь на себя в зеркало — предложил он.

На мне ещё сохранились остатки мальчишеской причёски, а мужская рубаха, накинутая на голое тело, скрывала мою грудь. Я подошла к зеркалу. Надо же, вот чудо из чудес. Казалось бы, всего лишь очки, а они изменили моё лицо до неузнаваемости. Из зеркала на меня смотрел вполне симпатичный парнишка. Может чересчур миловидный, но это не криминально. Если так же подобрать одежду как и на бал, ни кто даже и не догадается.

— Думаешь, стоит попробовать? — осторожно спросила я.

— Насколько я понял, тебе с ней интересно, но правду открыть ты ей не готова. Кто мешает вам дружить таким необычным способом — ответил Илья.

Заманчивое предложение. И заманчиво оно было не только тем, что давало возможность общаться с Владой, но и тем, что я могла стать совершенно другим человеком. Пусть на время, но выбраться из серой мышиной шкуры, и дышать свободно.

Боже, ну неужели мне, для того что бы стать счастливой, нужно перестать быть девушкой?

Глава 5 "Норма — быть счастливой"

Казалось бы, я серая мышка, и по определению не способна на то, на что я так легко подписываюсь. Для многих девушек, начать встречаться с другой девушкой, да ещё переодевшись парнем, это из области фантастики. Я уже не говорю про анальный секс со своим другом, это вообще немыслимо.

Но….

Я вот живу и думаю, а что мне отмерено самой жизнью? Я не привлекательна, и поэтому парни меня не замечают. В школе я изгой из изгоев. Подруг у меня нет вообще, потому что и девушки стараются обходить меня стороной, словно бояться заразиться моей серостью. Но в тоже время, я человек, я девушка. И мне, как и всем, хочется жить и получать от жизни удовольствие. Что же мне делать? Стать такой как все, я не могу. Мышь, не может стать орлицей, или даже кошкой, она всегда останется мышью.

Нацепить фальшивые буфера и накладки на бёдра… не выход. Потому что, достаточно заглянуть в бассейн во время физкультуры, и всё встанет на свои места. Под купальник фальшивку не засунешь, иначе будешь выглядеть ещё большей дурой. Можно обратиться к медикам, и они сделают моё тело как у фотомодели…. но, не в моём возрасте, и не с моими финансовыми возможностями. Моя семья не бедствует, но я и не дочь миллионера. Можно блистать своим умом, только вот незадача, чем глупее девушка, тем больше у неё поклонников, и соответственно наоборот, чем умнее, тем их меньше. Парни бояться женского ума, больше чем серьёзных отношений.

Итог: я проигрываю по всем фронтам и жизнь проноситься мимо меня, как электричка. Что мне остаётся делать? Только ловить любой шанс, любую возможность. Какой бы абсурдной и дикой она не была.

Даже анальный секс с другом, для меня, это лучше чем ничего. Потому что ничего, это самосожаление, самобичевание и слёзы в подушку. Даже мастурбация не приносит полного удовлетворения, потому что живое тело рядом, не заменит ни что.

Да, меня не сильно впечатлил подобный секс, я бы предпочла нечто традиционное. Но, честно, чувствовать мужское тело рядом, его сильные руки, слышать нежные слова, это невероятное удовольствие, которое перекрывает все остальные, мелкие неприятности.

Да я серая мышь, но я буду брать от жизни всё, от чего отворачиваются другие. Потому что ничего другого мне не остаётся.

Надо отдать должное Владе, на свидание, а ни как иначе нашу встречу не назовёшь, она приоделась. Лёгкое летнее платье, красиво подчёркивало её фигуру. Она не стремилась, как некоторые наши девушки, выставить свои прелести напоказ, но она их изящно подчёркивала. Можно надеть топ с большим декольте, и все будут пялиться на твою грудь, а можно надеть кружевной бюстгальтер, и скрыть его под тонкой материей платья, тем самым не выставляя её напоказ, создать интригу, более влекущую мужчин, чем открытое обнажение. Тоже и с бёдрами. Можно надеть юбку, которая будет заканчиваться раньше, чем будут начинаться ваши ноги, и привлечь этим внимание, а можно одеть красивые трусики, под тонкое платье, и поверьте, мужская фантазия, при виде только одного намёка на сексуальные линии, разыграется, словно шторм на море.

Видимо Влада знала, как себя преподнести сексуально и желанно, но в тоже время, сохраняя должное девичье целомудрие и благопристойность.

Я немного постояла в сторонке, наблюдая как она, нервничая, ожидает меня. Она пришла раньше, а я, по совету Ильи, хотела прийти минута в минуту в назначенное время. Влада, была очень очаровательной, особенно когда не знала, что за ней наблюдают. Я даже поймала себя на мысли, что она привлекает меня как девушка… хотя сама эта мысль, и была несколько странной для меня.

У меня перед ней было одно преимущество, я знала, как она выглядит, а вот она меня видела только в маске. Так что когда я подошла, она с интересом меня рассматривала. Я вручила ей небольшой букетик, достаточно красивый, что бы он ей понравился, и достаточно маленький, что бы ни сильно её обременить.

Знаете, парни любят притаскивать на свидания огромные букеты цветов, абсолютно не думая о том, что девушка будет делать с ними потом. Им хорошо, они промучились с ним до вручения его девушке, произвели впечатление и считают, что их задача выполнена. А каково девушке? Впереди прогулка, возможно кино, кафе и так далее, развлечение не на пять минут, а на несколько часов, и всё это время девушка вынуждена таскаться с огромным, неудобным и крайне хрупким букетом цветов. Но вот об этом парни даже не задумываются…. а зря.

Мы поздоровались, и пошли гулять. Первое время разговор не клеился. И я, и она нервничали. Между нами было что-то недосказанное, и это мешало нам. Словно, сблизившись тогда, мы боялись сейчас, сделать шаг друг к другу. И этот страх, как коррозия, разрушал наши ещё не начавшиеся отношения.

Обычно, парни, если ты с ними сблизилась, при следующей встрече стремятся оказаться на уже завоёванной позиции. Лезут целоваться, обниматься, распускают руки…. Им не понять, что иногда нужно немного отступить, обдумать отношения. Взвесить все за и против. Девушке, может и хочется того, что было, но её терзают страхи.

Какие?

Очень многие, и первый из них, это показаться в глазах парня, слишком легкодоступной. Одно это может с самого начала дать неверное направление всем будущим отношениям. С такими девушкам, занимаются сексом, тусуются, развлекаются….но на них не женятся. Не скажу, что каждая девушка так уж мечтает выйти замуж за своего парня, но всегда приятно знать, что твои отношения могут развиться в эту сторону. В любом случае, секс игрушкой не хочет быть ни одна девушка.

Второй страх перекликается с первым. Что если ему, ничего кроме секса от тебя не нужно?! Любая девушка хочет, что бы в ней видели не только девушку, но и личность. А когда парень стремиться сократить расстояние, это невольно наводит на мысль, что ничего более его в тебе не интересует. Разговор о творчестве Шекспира, и роли Офелии в Гамлете, согласитесь, при занятии сексом, как-то неуместен. А ведь так иногда хочется поговорить не только о сексе, но и блеснуть умом, эрудицией, начитанностью. Показать свой богатый и неповторимый, внутренний мир. А когда всё общение сводиться к одной плоскости, и то горизонтальной…. ну вы понимаете.

Третий страх, это незнание того, что испытывает к тебе парень. Может быть, парням и безразлично какую девушку на свою шишку надевать, лишь бы была не дурна собой и не создавала много проблем, но вот девушке далеко не всё равно с кем ложиться в постель. Нам хочется чувствовать, что нас любят, о нас заботятся. Что мы нечто очень важное и дорогое в жизни парня, а сам секс, это одна из форм выражения этих чувств…и желательно, не единственная….

О, да, многие скажут, что мы подчас хотим секса не меньше, и то и больше парней. Может и так, но если парням важен только секс, а всё остальное мишура, то нам, нужно ВСЁ!

Лично меня терзал страх, что Влада меня узнала, и молчит в ожидании моих объяснений. И это глодало меня, пока я сама себя не остановила.

Стоп! Сказала я сама себе. Если она сразу не потребовала от меня ни каких признаний и ни чем не показала, что разгадала кто я на самом деле, то чего ради, я сама себя терзаю?! А стоило мне откинуть свой страх, как я поняла, что на самом деле беспокоит Владу.

Я остановилась, повернула её к себе лицом, взяла её за руки и сказала:

— Влада, то, что было между нами вчера, может, и было сделано под властью эмоций и обстановки, но это не была игра. Давай не будем торопить события, и узнаем друг друга получше.

Влада одарила меня своей прелестной улыбкой и согласно кивнула. Ей стало легче, стоило понять, что мой интерес к ней, не ограничивается одной плоскостью.

Постепенно наше общение ожило и расцвело. Мне, как девушке, было легко найти интересующие нас обеих темы для разговора. Даже куда пойти, не было для нас проблемой.

Наше общение отличалось от того, каким оно бывает у парня с девушкой. Откуда я знаю? Ну, во-первых, я много читала и не только художественной литературы, а во-вторых, я умею слушать то, о чём говорят другие. Всего-то и надо встать в сторонке и послушать, как девушки делаться впечатлениями о свиданиях с парнями. Это на свидании, они делают вид, что им жутко интересно, какая футбольная команда выиграла в этом сезоне, чем отличается форсированный движок от простого, и какой он хороший, на фоне всех других парней. Любая девушка понимает, что ради внимания к себе парня, иногда приходиться чем-то жертвовать. Только скажи ему, что ты не способна отличить карбюратор от масленого насоса, он примет это как личное оскорбление. За то когда девушки собираются и обсуждают свои прошедшие свидания, в адрес парней, звучит, подчас нелицеприятная критика.

В любом случае, я только играла парня, так что между моим и их поведением, лежала гигантская пропасть, которую я вовсе не стремилась преодолеть. Зачем, когда именно сейчас, я пусть частично, но могла побыть сама собой.

Первоначально мы все знакомимся, как парень и девушка. Два противоположных пола между которыми могут возникнуть, и мы на это надеемся, интимные отношения. Наша цель, понравиться как партнёр, и добиться желаемого.

Это похоже на прыжок через пропасть. Слишком много сразу поставлено на кон, да приз желанен, но и ставки высоки. Ошибиться и проиграть всё, мало сказать, обидно. И вот мы сами себя ставим в жёсткие условия, ограничиваем свободу для собственных манёвров, и самое плохое, что мы начинаем предъявлять требования и к своему партнёру. Между нами ещё ничего нет, а требования уже сыпятся как из рога изобилия. Поначалу они не такие явные, но позже они обретут свою форму.

Она не пошла со мной в кино, я на неё обиделся. Он не подарил мне цветы, я на него обиделась. По сути своей, любая обида, не более чем способ и средство, манипулировать поведением другого человека. Обижаясь, мы показываем, что то, что он сделал, или не сделал, нам не нравиться. Нас это не устраивает. И мы всячески стараемся донести свою обиженность, до обидчика.

И что занятно, желая, что бы другой плясал под нашу дудку, сами плясать под чужую, мы не хотим.

А давайте изменим отношение к ситуации. Зачем нам прыгать через пропасть, делать такие высокие ставки, и тем более, отвечать на чьи-то требования, когда мы этого не сильно то и хотим. Есть более лёгкий путь, только не все его знают.

Дружба!

Всё становиться проще, как только мы меняем цель, с: "Я надеюсь, что ты та САМАЯ, или ТОТ самый" на просто: "Давай дружить".

А знаете почему?

Всё дело в том, что строить столь серьёзные отношения, как любовные, мы не умеем. Все мы приходим к этому в подростковом периоде, и практически все, с нулевыми знаниями, как нужно и как правильно. И естественно с полным отсутствием опыта. Рассказы друзей это даже не пособие, потому что большая часть из них если не просто выдуманные, то пустое бахвальство. Опыт подруг тоже не помощь. Здесь как на золотом прииске, если кто и наткнётся на хорошую идею, метод или возможность, будет молчать, что бы ни создавать себе конкуренцию. На войне, как на войне…каждый сам за себя.

А вот дружить мы умеем. Мы учимся этому ещё с первых шагов, с игры в песочнице с соседской девочкой или мальчиком. Мы знаем, по каким правилам идёт дружба. Ты мне, я тебе. Требования без отдачи со своей стороны, невозможны. Нет сильной привязки на себя любимого. Друзей то может быть много, а главное, тот с кем ты дружишь, такой, какой он есть на самом деле. И ты его принимаешь таким, какой он есть, и сам ты такой же, какой ты есть.

В дружбе заложено свободное общение, без сильных обязательств и требований, а главное, мы знаем, как это делать. Мы знаем, как подружиться!

Удивительно, но время, проведённое вместе с Владой, пролетело незаметно, и когда пришло время расставаться, это огорчило нас обеих. Я проводила её до подъезда, где возникла небольшая заминка, но не из-за меня, а из-за Влады. Обычно это парни не хотят отпускать девушек, всем своим поведением вымаливая, хотя бы недолгий поцелуй, как награду за все их старания. Я же ни к чему подобному не стремилась. Чего нельзя было сказать о самой Владе.

— Поцелуй меня — робко попросила она.

Я на секунду задумалась, и, неожиданно для самой себя, поймала себя на мысли что на самом деле, очень хочу её поцеловать. И не только поцеловать, но и ощутить дрожь её тела, под своими руками. Почувствовать, как она взлетает на крыльях удовольствия, и содрогается мелкими судорогами, получая его. Даже не знаю, откуда во мне подобное, но одно желание этого, было так упоительно приятно, что я не могла устоять перед соблазном.

Я жадно прильнула к её губам, а моя нога, раздвинув её ноги, прижалось к её лобку. Я почувствовала, как она слегка вздрогнула, но не отпрянула, а только ещё больше подалась ко мне. Поцелуй был долгим и очень чувственным, и к тому моменту, когда я оторвалась от её губ, я была ужасно возбуждена. Продолжать дальше, было не к месту, и не ко времени, хотя и хотелось. И думаю, что Влада бы не возразила, задумай я сейчас, дать волю своим рукам. Похоже, что поцелуй завёл её, не меньше меня самой. Она просто таяла в моих объятьях.

Но я, хоть и с видимой неохотой, отпрянула и сказала:

— До завтра. Созвонимся.

— Хорошо — выдохнула Влада, с трудом приходя в себя.

Я улыбнулась ей на прощание и была такова.

У отличниц, есть одно преимущество перед другими. Мы всегда делаем все задания быстро, и заранее, так что свободного времени, если оно таковое нам нужно, у нас много. Обычно, родители стараются занять своё чадо разными дополнительными увлечениями. Меня тоже не миновала чаша сия. Я посещала разные кружки и дополнительные занятия, часть с подачи родителей, часть из своего личного интереса. Но как бы ни была занята моя учебная неделя, все выходные, от начала и до конца, были полностью моими.

Мысль вернуться домой, как-то не привлекала. Я была слишком возбуждена, да и мой вид требовал изменений. А то, что скажет мама, выпускала из дома дочь, а вернулся сын. Так что по любому мне лежала одна дорога, к Илье.

— Как всё прошло? — с порога спросил Илья.

— Замечательно.

— Я рад за тебя.

Пока Илья накрывал на стол и кормил меня, я сидела, погрузившись в свои мысли.

То, что я испытываю к Владе, довольно странно и не совсем мне самой понятно. Конечно, я играю роль парня, и эта роль включает в себя определённый элемент сексуального влечения к своей девушке. Но вот что меня озадачивает…. я на самом деле её хочу. Мне нравиться её целовать, чувствовать её тело под своими руками. Я испытываю неподдельное сексуальное влечение к ней. Насколько это нормально?

Я посмотрела на Илью. А насколько нормально то, что его влечёт к парням?

Ещё недавно, подобное влечение осуждалось и считалось отклонением от нормы…. Норма. А кто вообще решил, что должно быть нормой, а что нет? К примеру, парню интересно с другим парнем. Ну, много у них обоих общего. Это норма и называется дружбой.

Восхищение красивым телом, тоже норма. Мы же ходим в музеи, восхищаемся статуей Аполлона или Венеры. И не важно, мужчина вы или женщина, вас ни кто не осудит, что вы стоите и любуетесь этими статуями. Тоже применимо и к живому телу. Всегда приятно посмотреть на красиво сложенного человека.

А доставить другому радость или удовольствие? По мелочам, мы это делаем даже незнакомым людям. Пусть это простая, ничего не значащая улыбка, или подарок. Суть одна, оказать внимание и сделать человеку приятное.

А теперь сложим эти нормы, и получим… отклонение. Если два друга, которым хорошо вместе, которые нравятся друг другу, решают оставшуюся проблему самым простым путём, это, почему-то перестаёт быть нормой. Скажите мне, пожалуйста, зачем этим двум парням нужны девушки? Только для секса? А не слишком ли потребительское отношение тогда к девушкам?

У этих двух парней есть всё. Понимание, забота, желание радовать друг друга и дарить удовольствие от взаимной близости. Кому плохо от того, что они занимаются друг с другом сексом?!

Или они должны отказаться от всего что имеют, и построить, ещё не факт, что такие же хорошие отношения с девушками, только потому, что то, что есть между ними, не считается нормой?! И какой будет итог? Две несчастные семьи, построенные как однотипные многоэтажки?

Нужно ли следовать правилам, когда лично тебя эти правила не устраивают?

Я не бросаю вызов обществу и не принуждаю всех, прямо сейчас отказаться от норм и начать делать всё наоборот. Нет, суть не в этом. Суть в том, что любые нормы, на мой личный взгляд, нужно расценивать не более чем как рекомендации, а не руководство к действию. Если ваши интересы совпадают с этими нормами, хорошо, но если нет, это не значит, что это плохо.

Тогда вопрос, почему меня влечёт к другой девушке? Значит ли, что я такая же, как и Илья. Живущая не по нормам.

Возможно.

Что же меня сделало не такой как все?

Может быть, некая обида на парней, которые меня не замечают. А к этому добавилось весьма не лестное мнение о них, сложившееся из того, что я услышала от других девушек. Ещё, не желание потакать их плоским как фанера, желаниям и быть их сексуальной игрушкой.

Злость.

Злость на то, как они меня использовали. А ещё понимание, что ни один из них никогда не видел во мне ни девушку, ни личность. И если и оказывал мне мелкие знаки внимания, то только потому, что ему от меня было что-то нужно. Чего мне ждать дальше он них? Жить и надеяться, что один из них неожиданно воспылает ко мне неземной любовью? Увидит и оценит во мне личность? Эта надежда смехотворна. Скорее всего, подвернусь под руку, какому-нибудь скучающему без девушки парню, и он заполнит мной пробел между своими сексуальными похождениями. Будет вызывать меня, когда его сперматоксикоз будет достигать предела, а потом скупо поцелует и пообещает перезвонить. И он перезвонит…через неделю или две, когда снова окажется без девушки, или его отношения с ней ещё не достигнут постели. И буду я не любовница, и не жена, и даже не его девушка, а так, сестра милосердия, которую он использует, что бы снять своё напряжение. Всё лучше, чем свой кулак или резиновая кукла. Вот только я не хочу подобного к себе отношения. Не хочу, что бы в меня, ходили как в туалет. Пользовали, а когда не нужно, отпускали. Мне не нужны его банальные фразы о его любви ко мне, потому что, сколько не лги самой себе, но правду то мы знаем оба. Ни какой любви нет. Вернее, я-то может и буду его любить, как дура, но он, будет мне врать, говоря, что любит меня.

Так не любят.

И с любимыми так не поступают.

Ловить крохи его внимания. Любить, только ради того, что бы просто испытывать это чувство. Отдаваться ему, в надежде, что он однажды поймёт и примет мою жертву, и оценит её…. Это глупость. Примет, но… не поймёт и уж точно, не оценит. Для него всё просто. Я его люблю, а он мне дарит возможность близости с ним. Щедро дарит. С барского плеча. Нищим, от графа.

Тошнит, воротит от такого отношения.

Скажете, так в жизни не бывает?

Ещё как бывает. То, что вы в такой ситуации не были, ещё не значит, что этого нет. А мы, серые мышки, попадаем в подобное сплошь и рядом. Потому что мы тоже хотим жить, любить и быть любимыми. А самообман, я уже говорила, самое любимое занятие всех людей. И когда жизнь пролетает мимо тебя, ты стараешься ухватить хоть кроху, хоть кусочек этой жизни. И

И многие этим пользуются.

О, я наверно забыла о том, что есть и такая же, как я, категория парней. Они тоже серые как мыши. Вот только с ними, ничуть не лучше. Если даже не хуже. Мы, девушки, можем признать и даже смириться с тем фактом, что мы серые мышки, и ни кем другим уже не станем. Но ни один парень никогда не смириться с подобной мыслью. Пусть он будет самой серой из всех серых мышей, он всегда будет стремиться подняться и самоутвердиться. А поскольку из себя он ничего путного не представляет, и самоутвердиться за счёт других, сильнее его парней, у него не получиться, то ясное дело, что самоутверждаться он будет за счёт своей девушки, а впоследствии и жены. Если конечно у вас хватит глупости стать его женой.

Вы всегда будите, виноваты в том, что он серая посредственность, что из себя он ничего не представляет. Его жизнь не сложилась из-за вас. Только ваша вина в том, что он мало зарабатывает и его не продвигают на работе. Пьёт он тоже из-за вас. Вам ещё повезёт, если он будет удовлетворять вас в постели, а то и это тоже будет вашей виной.

Есть такая пословица: "Карликам, нужно низко кланяться".

Вот это, о таких мужчинах. Чем он банальнее, тем больше будет его самомнение. И вы всю жизнь, будите жить под его гнётом.

Не знаю как вы, а так я тоже не хочу.

Скажете я мужененавистница? И да, и нет. У меня нет ненависти к мужчинам, скорее я не жду от них ничего хорошего. Может именно поэтому, и ищу желаемое в совершенно другой стороне.

Влада. Что она для меня?

Первый поцелуй. Наполненный таким морем чувств, что я его не забуду никогда.

Её тело, красивое и слаженное, возможно и не привлечёт любителей пышных форм, но и не позволит пройти мимо равнодушно. Всего в меру. Я бы хотела быть такой же. Может быть, поэтому у меня такое желание обладать ей? Словно я пытаюсь хотя бы так, получить то, чего мне самой, не дала природа?!

А ещё мне с ней хорошо и легко… и просто.

Илья не просил и даже не намекал, но по его вниманию к себе, я всё поняла без слов. Он хочет продолжения. В наших с ним отношениях, появилась новая составляющая, и она тоже была интересна. К тому же, я была возбуждена и не меньше его хотела оказаться в постели, правда, немного в другой роли. Но, сперва пусть он получит желаемое, а потом уже и меня удовлетворит.

Наша с ним игра началась за столом. Вот когда у меня появилась ещё одна возможность сравнить свои ощущения. Я ведь тоже целовала Илью, заигрывала с ним, только на этот раз, это была только игра. Она возбуждала, была приятной, но не несла такой эмоциональной составляющей как с Владой. Хотя, то, что я была возбуждена, придало происходящему новый интерес. Все мои чувства словно обострились.

Домой я пришла порядком вымотанная, но довольная.

Глава 6 "Быть серой мышью"

Школа. Честно, после всего произошедшего на выходных я боялась, что Влада меня узнает, и тогда я просто не буду знать, что ей вообще сказать. Оправдываться будет просто глупо, да и не поверит она ни одному моему слову, после такого обмана. А терять её не хотелось.

Страх. Мы всё время чего-то боимся. Боимся выглядеть глупо. Боимся быть неправыми. Боимся ошибиться. Боимся потерять дорогих нам людей. И вот в чем закон подлости, чем больше мы чего-то боимся, тем вернее это произойдёт. Почему так, не знает ни кто, но это есть.

Наш страх, притягивает в нашу жизнь то, чего мы так боимся. Мы словно испуганные животные, бежим от хищников, а они чуют наш страх и идут по нашему следу.

И как же нам тяжело отделаться от этого страха, перестать бояться….

Может быть потому, что я уже однажды переступила через страх, и не побоялась стать изгоем, сейчас, мне тоже удалось не зацикливаться на нём. Я словно отстранилась от возможного, и перестала предавать ему значение. Ну, узнает, ну обвинит, ну не поверит. Я же не могу не ходить в школу, или забиться в такой дальний угол, чтобы она меня даже не видела. Так что будем уповать на судьбу, и шкуру серой мышки, которую я снова надела.

Я зря переживала. Влада продефилировала мимо меня, даже не удостоив своим взглядом. Это не обидело меня, наоборот, мне даже было интересно наблюдать за ней. Видеть её такой, какая она есть на самом деле. А она была разной. Когда разговаривала с девчатами, или читала книгу, или приводила себя в порядок в туалете.

Быть серой и незаметной, иногда большое преимущество.

А на одной из перемен, я оказалась свидетельницей очень интересной сцены.

Влад оторвался от группы парней, и подошёл к своей сестре.

— Отойдём, поговорим — властно сказал он.

Они отошли в сторону, и оказались недалеко от того уголка, в который забилась я. Влад скользнул по мне взглядом, но видимо я была настолько неприметной, то боюсь, он меня даже не заметил.

— Что за слухи до меня доходят, что ты снюхалась с каким-то швондером? — спросил он.

— Тебя это не касается — вызывающе ответила она.

— Ты моя сестра, и всё что касается тебя, касается и меня — ответил он.

— Иди лучше к своим дружкам, а то они без тебя скучают.

— Смотри сама, я и без тебя его вычислю — угрожающе напирал Влад.

И вот ту Влада просто взорвалась.

— Только подойди к нему, я всем твоим девками рожи расцарапаю так, что зебры завидовать будут — зло прошептала она.

Влад отступил. Видимо Влада стоила своего брата, и он её не недооценивал.

— Не кипятись — примирительно сказал он — Я только хотел узнать кто он, и чего ему от тебя надо.

— Уж поверь, он не такой как твои дружки. У них один интерес, потрахаться. Другие мысли в их крошечном мозгу, просто не помещаются — всё ещё злясь, сказала Влада.

— Ну да, и именно поэтому он лез тебе под юбку и приставал — иронично бросил Влад.

— Кто это рассказывает? — плотно сжав губы, спросила Влада.

— Одни друг.

— Кто? — напористо потребовала Влада.

— Ну, Димка. Он видел вас в коридоре, когда вы там мацались.

— Скажи своему Диме, что бы закрыл свою вонючую пасть, тихо помалкивал в тряпочку, и поменьше болтал.

— Хочешь сказать, этого не было? — заинтересованно спросил Влад.

— Что было, тебе знать не обязательно. И я тебя предупредила, подойдёшь к нему, пожалеешь — угрожающе ответила Влада, и, развернувшись, ушла.

Мне было даже приятно, что меня так защищали.

Вот только молчал бы Дима или нет, но слухи всё равно поползли по школе. Слишком многие видели и как мы уходили, и наш прощальный поцелуй. А выпущенного джина уже обратно в бутылку не загонишь. Впрочем, Влада и не сильно старалась. Такие слухи только подняли её авторитет, и если раньше на неё посматривали четверо из десяти парней, то сейчас их количество возросло вдвое. Так всегда, если в ней что-то нашёл один, значит и другим стоит поискать, что же он в ней нашёл. И вот что весело, этот закон работает как с девушками, так и с парнями.

А о таинственном Александре, которого ни кто не знал, пошли гулять небылицы, одна другой невероятнее. Я даже, ради интереса, стала их записывать.

Но не только внимание парней привлекла к себе Влада. Девушки, охочие до интриг, окружили её плотным кольцом. Каждой хотелось выпытать из неё, что за сказочного и таинственного принца, заловила она в свои сети. Влада подогревала интригу, своим загадочным не многословием и купалась в лучах всеобщего внимания.

На одной из перемен, ко мне подошёл Влад. Встал рядом, стал смотреть, как я читаю. Я уже привыкла и подколкам, и к тупым розыгрышам со стороны ребят, так что старалась игнорировать любую провокацию с их стороны. Он стоял долго, наконец, не выдержал и спросил:

— Что читаешь?

Я, молча, показала ему корешок книги. Надеюсь, у него хватит ума, не пытаться прикидываться сведущим в этой области. Я более чем уверена, что он даже смутно не представляет о чём вообще эта книга.

Ума ему хватило.

Он многозначительно кивнул, словно признавая моё над ним превосходство, но не ушёл.

— Что делаешь вечером? — поинтересовался он.

Я промолчала. Горький опыт подсказывал мне, что чем меньше ты открываешь рот, тем меньше даёшь пищи для шуток над собой.

— Хочешь, в кино сходим — предложил он.

Я закрыла книгу и одарила его равнодушным взглядом.

— Дурак ты — сказала я, спрыгивая с подоконника, на котором сидела, и, собираясь уйти.

Он преградил мне путь. Сила, бесспорно, была на его стороне. Он был рослый и крепкий, а моя макушка даже не дотягивала до его плеча.

— Не хочешь в кино, давай просто погуляем — настаивал он.

Я глянула на него снизу вверх. На его лице ничего невозможно было прочесть.

— Пусти — потребовала я.

— Пушу, если согласишься сходить со мной на свидание — игриво ответил он.

Мой тренер говорил, если ты большой, это твоё преимущество, если ты маленький, это тоже твоё преимущество. Главное знать, как его использовать. Я не большая любительница использовать силу, но ещё меньше я люблю, когда надо мной издеваются.

— Если не пустишь, дам по яйцам так, что забудешь, как маму родную звали — еле слышно сказала я.

Да уж, не часто я так выражаюсь, и не скажу, что подобное выражение делает мне честь, я ведь всё же девушка. Только вот практика показывает, что до парней быстрее доходит то, что сказано грубо и некрасиво. Можно часами, вежливо, упрашивать парня, как и подобает девушке, это его будет только веселить, и раззадоривать. А вот когда ты говоришь прямо и чётко, а главное на их языке, это до них доходит не в пример быстрее.

Влад был симпатичным, и достаточно крупным парнем. Хорошо сложенный и симпатичный, как русский богатырь, в старину про таких говорили, сажень косая в плечах, он всегда выгодно использовал свою внешность. Девчонки быстро западали на его добродушную улыбку и лукавые, голубые глаза. А учитывая, что большинство наших парней были больше похожи на ходячие недоразумения в виде знаков вечного вопроса, то и тело Влада привлекало к себе соответствующий интерес. Одно дело гулять под ручку с хиляком, на котором пиджак весит как на вешалке, и совсем другое с плечистым парнем, за которого, если что, и спрятаться можно. С таким и тёмной ночью ничего не страшно.

И, насколько я знаю, Влад полностью оправдывал свою внешность. Кулаки у него были пудовые. Раз двинет, не встанешь. Однажды я видела, как он пустил их в ход с одним парнем. Тому много не понадобилось, что бы отлететь на два метра и уже не встать. Так что я не до конца была уверена, что смогу выполнить свою угрозу, или, что она возымеет должный эффект. Каким бы не было моё боевое мастерство, наши весовые категории были слишком разные. Но, Влад отступил, и я ушла в класс. Не знаю, знал ли он, что я среди всего прочего посещаю секцию борьбы, или нет, но видимо решил не обострять ситуацию без надобности. Я, было, понадеялась, что этого ему хватит, раз шутка не удалась, чего ради её продолжать, но я была не права.

На следующей перемене, он предложил мне донести мою сумку до класса, и снова предложил встретиться после школы. Я и здесь его отшила.

Чего ради он ко мне привязался? Если хотел подколоть, то не много ли стараний, ради простой подколки? Ко мне и раньше, бывало, подкатывали с похожими предложениями, вроде как по такому сценарию:

— Хочешь со мной в кино сходить?

— Да.

— А я с тобой нет.

Или

— Да, с такой как ты, только на фильмы ужаса ходить, как с дополнительной декорацией.

Или

— Размечталась дура, на карандашик, закати свою губу.

Попавшись один раз на такую шутку, я уже ко всем подобным предложениям относилась соответственно. Вот только обычно ребята, если я их в первый раз отшивала, больше не приставали, а Влад, проявлял странную настойчивость. Что ему от меня было нужно? По учёбе он был не из последних, может и не отличник, но и хвостов за ним не числилось. Так что не похоже, что хотел получить от меня помощь. Тем более что ребята ему наверняка рассказали, что я всё равно не помогу, хоть на коленях меня умоляй. Впрочем, мне всё равно. Я ушла в глухую защиту, и раскрываться вновь, не собираюсь. Нет хуже удара, чем по старой ране. Эту науку я уже тоже изучила.

— Чего до тебя Влад докопался? — поинтересовался Илья.

— Сама не пойму — честно призналась я.

— Не поддавайся на провокации. Я видел, что ребята что-то обсуждали и на тебя посматривали — сообщил он мне — Наверняка какую-то гадость задумали.

— Иного от них и не жду — с иронией сказала я.

После уроков, Влад догнал нас с Ильёй.

— Александра, можно я тебя до дома провожу? — спросил он.

— Нет. И отстань, наконец, от меня. Чего пристал как банный лист? — довольно резко сказала я.

Влад замялся.

— Нравишься ты мне — довольно неожиданно ответил он.

— А ты мне нет — тут же парировала я.

На том и расстались. Мы ушли, оставив Влада в некоторой задумчивости и лёгком смятении.

Вечером, когда я встретилась с Владой, предо мной приоткрылась завеса тайны мальчишеского заговора. Я не выпытывала ничего специально, просто Влада была столь словоохотливой, что сама мне всё рассказала.

— Представляешь, мой братец поспорил со своими друзьями, что охмурит серую мышку нашего класса — задорно поведала она мне.

— И как? — осторожно поинтересовалась я.

— Она его отшила — со смехом ответила Влада — Он-то думал, стоит её пальцем поманить, как она броситься ему на шею, а не тут-то было. Я её, из-за этого, даже уважать стала.

— Выходит он проиграл спор?

— Ещё нет — покачала головой Влада — У него есть две недели.

— Напрасная трата времени — равнодушно сказала я.

— Ты моего брата не знаешь. Он так просто не отступит.

Я только улыбнулась, услышав подобное заявление, но дальше тему развивать, не стала.

Глава 7 "Крепость изгнанницы"

Знаете что общего у мужчин и совести?

Они такие же назойливо бесцеремонные. Выставишь в дверь, залезет в окно, закроешь окно, полезет в дымоход. Если мужчина задался целью завоевать женщину, то чем больше её сопротивление, тем больше его интерес к ней. Это сродни понятию: "Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей". В применении для женщин это звучит иначе: "Чем ты неприступнее, тем ты желаннее для мужчины".

Неприступная женщина, это вызов для мужчины. Для них нет ничего более важного, чем завоевать женщину. Каждый из них думает, что он как минимум, мечта любой девушки, сердцеед и ловелас. Только поставьте это под сомнение, и он бросит все свои силы, что бы доказать вам обратное. А доказать он это может только одним способом — завоевав вас. Так что любая не взятая им крепость-девушка, это удар по его непомерному ЭГО. Ни что не может отвратить его от цели завоевать вас. Разве что, только если вас завоюет другой мужчина. Тогда он согласиться снять осаду, но и то, только в том случае, если признает превосходство или равенство противника. В ином случае, он продолжит вас завоёвывать.

Ещё, от завоевания вас, его может отвлечь завоевание другой…. хотя, в этом случае, он предпочтёт завоевать вас обеих. Просто что бы очередной раз, доказать самому себе и всему миру, насколько он хорош.

Самая большая проблема, нас, женщин, это бросить мужчине вызов. Заинтересовать его в себе и заставить его завоёвывать нас. Но если нам это удалось, дальше уже проще. Работаешь в оборону, а если чувствуешь, что мужчина начинает терять к тебе интерес, сдаёшь ему пару позиций. Ни что так не подогревает азарт, чем парочка мелких побед. Потом, конечно, можно и отвоевать сданные позиции, если вы чувствуете, что мужчина слишком близко подобрался к самому сердцу вашей цитадели. Но, это уже дело лично каждой. Одно могу сказать точно. Чем дольше и больше вы сопротивляетесь, тем упорнее и настойчивее вас будут добиваться, и тем ценнее будет для мужчины, победа над вами. Ну и соответственно, если вы сразу сдались, то и интерес к вам будет не долгим.

Возьмите примеры из истории. Трою брали десять лет, и это событие запомнилось всем, а те города, которые взяли быстро, погребены под песками забвения.

Я не собиралась сдаваться Владу, всё, на что я надеялась, что проиграв спор, он потеряет ко мне интерес. Но надо признаться, то, что парни сделали меня предметом спора, меня разозлило.

На следующий день, придя в класс, я обнаружила на свой парте розу.

Парни думают, что они знают, как завоевать девушку. Подари ей цветы, конфеты, плюшевую игрушку. Сделай пару комплементов. Пригласи в кино или в кафе. Если девушка более требовательная, то они дарят более дорогие цветы и подарки, водят уже не в кафе, а в рестораны. Но схема, как правило, одна, и до банальности стандартна.

Не скажу, что роза меня не порадовала, хотя это был не мой любимый цветок, и, зная, весь контекст ситуации, мне всё равно было приятно. Я взяла вазу, набрала в неё воды и поставила цветок на стол учительницы. Когда Влад увидел, где в итоге оказалась его роза, он был немного обескуражен. Наверняка надеялся, что я буду нянчиться с ним весь день.

Пытайся он завоевать любую другую, его задача была бы проще. Всегда можно вызнать у других девчонок, что кому нравиться, кто и чем интересуется. Я же была тёмной лошадкой. Подруг у меня не было, и ни кто, ничего обо мне, по сути, не знал. Так что Влад бил наугад, используя стандартную схему завоевания девушек. Но там, где другие девушки уже начинали строить глазки и заигрывать в ответ, со мной он наткнулся на глухую стену равнодушия.

Не знаю, на что он поспорил, но судя по всему, проигрывать спор не хотел. Две недели он преследовал меня и всячески отравлял мою жизнь, своими ухаживаниями, и всё безрезультатно. Он даже узнал, какие кружки, и секции я посещаю, и был этим искренне удивлён, явно не ожидая от меня такой разносторонности.

В последний день второй недели, он подошёл ко мне и уже раскрыл, было, рот, как я его остановила жестом.

— Влад, отвали. Надоел хуже горькой редьки. Иди, приставай к другим девчонкам, они только рады будут — спокойно и равнодушно сказала я.

— Отчего ты такая неприступная? — спросил он — Что, сильно избалована вниманием парней?

В его голосе послышалась издёвка и неприкрытая насмешка. Он понял, что проиграл, и поэтому хотел меня обидеть. Сделать мне больно. Хотел, что бы я пожалела, что всё это время отвергала его ухаживания.

Я рассмеялась.

— Влад, ты не парень, ты мудак. Потому что только мудак, станет спорить с другими, что за две недели завоюет девушку. И только дура клюнет на твои банальные ухаживания и заезженные комплементы.

Надо было видеть его лицо. Ещё минуту назад, он предвкушал, как сейчас будет, словно иголки под ногти, загонять в меня обидные слова, и как я буду корчиться, стараясь не показывать как мне больно. А теперь он сам получил такой удар, что даже не нашёлся, что мне ответить. Я спокойно повернулась и пошла, а он словно выброшенная на берег рыба открывал рот, но ничего сказать не мог. Правда, да ещё такая, брошенная ему в лицо прилюдно, выбила у него почву из-под ног.

Это была моя месть ему, за то, что он пытался сделать. Это не только нанесло удар по его непомерному ЭГО, но и весьма помочило его репутацию среди девушек. Теперь, когда он захочет подкатить к какой-нибудь из них, ему уже придётся доказывать, что она не очередной объект его спора с парнями, и что его интерес к ней, не подложный.

И пусть, я серая мышь, и вес моих слов не так велик, как некоторых, но я знаю, что ребята достаточно злы, что бы ни пропустить сказанное мной, мимо своего внимания. И какой бы ты не был хороший, какие бы друзья тебя не окружали, всегда найдётся тот, кто тебе завидует, и кто не упустит шанс использовать твою ошибку, что бы самоутвердиться за твой счёт. В моей серой шкуре было предостаточно дырок от зубов подобных доброжелателей.

Вечером Влада поведала мне то, что осталось за пределами моего внимания. Её братец, таки выкрутился, сказав, что раз я знала о споре, значит, проигрыш считается не действительным. А вот его репутации у девушек, действтиетльно был нанесён серьёзный урон, и что самое приятное, что пострадала не только его репутация, но и репутация его друзей.

Месть, она всегда с лёгкой горчинкой. Нас обижают, мы мстим. Часто мы даже не задумываемся, куда она нас заведёт. Мы опьянены одной мыслью, отплатить обидчику. Сделать ему также больно, как было больно нам самим. Мы не умеем прощать, потому что для нас простить, это значит проявить слабость. Позволить и в дальнейшем себя обижать. А месть, это наши зубы, наши когти, наше оружие. Мы бьём, что бы было больно, да так больно, что бы тот, кто нас обидел, в следующий раз десять раз подумал, прежде чем хотя бы попытаться нас задеть. Вот и оправдывается древнее как мир, латинское выражение: "Человек, человеку волк".

А ведь, что бы простить, нужно быть сильным. Прощение, великая сила, только мы её не понимаем. Не понимаем, насколько нужно быть выше обид и мести, что бы это тебя даже не трогало. Мы не видим, что чем больше и сильнее мы отвечаем на обиду, тем больше мы приумножаем в мире зла. Ведь нам всегда мало просто ответить тем же, нам нужно ударить больнее, сильнее, глубже. Найти уязвимое место и всадить нож в спину, по самую рукоять, и ещё повернуть пару раз. Так и получается, что одна обида рождает за собой другую, а та, в свою очередь другую, и так до бесконечности. И каждая месть будет ещё более изощрённой, сильной, злобной.

А нет, что бы просто остановиться, простить, переступить через обиду. Ведь обижается только тот, кто хочет обидеться. Нельзя обидеть человека, если он этого сам не хочет. А ещё нас обижает правда, а на неё уж точно обижаться нечего. Как говориться: "Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива". И если нам указали на наш недостаток, то разве виноват в этом кто-то другой, а не мы сами? Это мы не совершенны, и что самое обидное, не хотим даже стремиться быть лучше. Нам проще обидеться и отомстить, чем принять, понять, и тем более простить.

А прощать надо.

Я не подумала, что мстя Владу за его поступок, поступаю не правильно. Мне надо было просто дать ему проиграть, и спокойно отойти в сторону. Но нет, мне нужно было его пнуть, и пнуть сильно. Пнуть так, что бы он понял, как нехорошо он поступал. Да, всё затевалось как злая шутка, и мне в этой шутке отвели самую незавидную роль. Любая девушка меня поймёт и не станет осуждать. Но всё равно, у меня был выбор. Я могла отойти. Но мне захотелось отомстить, и даже не столько Владу, сколько всем парням, которые надо мной издевались, в его лице. Моя месть, это был концентрат всех накопленных мной обид, за всё время, может именно поэтому я и не удержалась. Мне было нужно излить это. Выпустить из себя. Я ещё не научилась прощать, и сейчас, когда я дала себе волю, мне как не странно, не стало легче.

Почему?

Почему месть, не приносить удовлетворения?

Она должна его приносить!

Но…. нет.

Месть, приносит удовольствие превосходства, но не утешение и успокоение души. Нам всегда будет её мало. Мы никогда не поверим, что сделали человеку настолько же больно, как было больно и нам, и поэтому, у мести нет границ и ограничений. Мы мстим до тех пор, пока с ужасом не понимаем, что зашли очень далеко, и наш путь усеивают трупы… иногда, самые реальные.

Так что, иногда нужно просто остановиться и отпустить. Отпустить обиды, которые мы как мусор, накапливаем в своей душе. Зачем мы это делаем? К чему они нам?

Нужно учиться прощать и просить прощение. Это тяжело, я знаю, но это нужно. Потому что, только прощение приносит душе настоящий покой и утешение. Другого пути к ним, просто нет.

Но слово не воробей, и сделанного не воротишь. Идти и просить прощения у Влада, было не менее глупо, чем мстить ему за обиду на всех парней. Иногда, нужно просто понимать свои ошибки, и не повторять их. А ещё, важно знать, что не все свои ошибки можно исправить, и иногда попытка войти в одну и ту же реку дважды, может обернуться для вас ещё худшей ситуацией, чем, если бы вы ничего не делали.

…А ещё моей ошибкой было пнуть ЭГО Влада….

Влад несколько дней ходил задумчивый и хмурый. Всё косо погладывал на меня, но мне было, в общем-то, параллельно, кто и каким взглядом на меня смотрит. Главное не мешай мне жить, а ко всему остальному я уже привыкла.

И вот в один из дней, он подошёл ко мне, довольно долго мялся, пока, наконец, не выдавил из себя жалобным голосом:

— Александра, прости меня.

Я окинула его ледяным взглядом. Что это очередная попытка выиграть спор?

— Отвали — бросила я коротко.

Он отошёл как побитая собака. Даже чуть-чуть стало его жалко. Но только чуть-чуть…. Веры в его искренность, у меня было ни на грош.

Я уже говорила, парни как неспокойная совесть. Достанут везде. Если не прокатила одна тактика, они попробуют другую, а затем другую, и будут пробовать так, пока не нащупают ваше слабое место. Не падаете в его объятья, поражённые его неземным очарованием, будет брать жалостью к себе сирому и убогому, не покупаетесь на жалость, увлечёт интригой. В завоевании, все методы хороши, главное достичь своей цели.

Я, честно, подозревала, что парни опять поспорили на меня, и потихоньку затронула эту тему с Владой, но то, что я от неё услышала…в общем, к этому я была совсем не готова.

— Он на неё запал — поведала мне Влада — Ты это представляешь?!

— И насколько серьёзно? — удивлённо поинтересовалась я.

— Я ещё никогда не видела своего брата таким. Похоже, он в неё влюбился по самые уши — уверенно, сказала Влада.

— Может он опять играет? У него же были раньше девушки, разве с ними у него было по-другому? — предположила я.

— Нет, всё, что было раньше, было для него игрой, а здесь всё серьёзно…. Он ещё ни разу ни в кого не влюблялся.

Да уж. Не верить Владе у меня не было ни каких причин. Она, как ни кто, знала своего брата, и уж точно не стала бы врать о подобном, мне.

С одной стороны, эта новость мне льстила, а с другой, я даже не знала, что мне теперь с этим делать. Влад, хоть и порядочная сволочь, но парень симпатичный.

Глава 8 "Обагрённая кровью"

Везде есть свои отморозки. Нам кажется, что мы живём в тихом и спокойном мире, где всякие страшилки происходят только в кино или новостях. Мы охаем и ахаем, слушая, как где-то кого-то убили, или произошла катастрофа, и всегда тихо надеемся, что нас это никогда не коснётся. Но, всегда представляем как мы, домашние герои, встали бы и пошли на дуло автомата, как остановили бы наглецов, посмевших посягнуть на спокойствие нашего мира. Как смело бы мы шагали в пламя, спася других, и презрев смерть и страх….

Но вот когда это на самом деле, врывается в нашу жизнь, безумным вихрем безудержной агрессии и жестокости, мы пасуем перед этим. Страх умереть, превращает нас в загнанных и испуганных животных, готовых идти на всё, только бы выжить. Вот когда полностью проявляется вся наша сущность. Вот когда мы действительно можем оценить чего мы стоим на самом деле.

Легко быть героем сидя в тёплом кресле, и намного труднее реально взглянуть в воронёное дуло, откуда на тебя зловеще скалиться смерть.

Я закрыла воду, и потянулась за полотенцем. Душ после бассейна, это второе наслаждение. Я всегда попадала в него последней, но я не расстраивалась по этому поводу. Так сложилось уже давно, и я нашла в этом свои прелести. Девчонки, понятное дело, стремились побыстрее сполоснуться, и успеть высушить голову, что бы после этого ещё успеть накраситься, насколько это было разрешено в школе. Я же косметикой совсем не пользовалась, а моя шевелюра не требовала столь педантичного подхода, как их. Мне было достаточно полотенца и хорошей расчёски.

Вытирая голову на ходу, я пошла к своему шкафчику. Я успела надеть только трусики, когда дверь нашей раздевалки с треском распахнулась. Часть девчат уже оделись и ушли, но в раздевалке ещё оставалось человек пять.

Иногда, парни подбрасывали нам дымовушку или закидывали мышь, что бы посмотреть как визжащие девчата, полуголыми будут выскакивать в коридор. Им за это неизменно влетало, но это всё равно не останавливало их от соблазна проделать это снова.

Я обернулась, что бы посмотреть, что за глупая идея, на этот раз пришла в голову нашим парням, и увидела, как в раздевалку ввалилось несколько здоровенных жлобов. Ни как иначе, я их охарактеризовать не могла. Явно намного старше нас, они совсем не походили на учеников нашей школы. В какой то замусоленной одежде, небритые и…. вооружённые. Кто битой, кто ножом, а в руках одного был даже пистолет.

Девчата завизжали, а Вика шагнула вперёд и закричала, что бы они немедленно убирались отсюда. Но с парнями было явно не всё в порядке. Налитые кровью глаза, с неестественно расширенными зрачками, смотрели дико и злобно. Шедший первым, просто отмахнулся от неё, и она, отлетев к стене, сползла по ней на пол, оставляя за собой кровавый след. Девчата завизжали от ужаса.

— Заткнуться всем — раздался хриплый голос — Дюбель, закрой дверь.

Наступила минутная тишина.

В любой ситуации есть переломный момент. О том, что он наступил, понимаешь сразу, но вот решиться вовремя, действовать, неимоверно трудно. Потому что ты знаешь, сделав сейчас шаг вперёд, назад уже дороги не будет. Нельзя будет извиниться, сказать, что был не прав, и отступить на прежние позиции. Идти надо будет до конца. И дойдёшь ты или нет, не знает ни кто. Это тот самый момент, когда ты смотришь в дуло пистолета, и знаешь, что это может быть последним, что ты увидишь в этой жизни. Или пан, или пропал.

Я испугалась. Испугалась сильно, аж до дрожи в коленях. Я тоже человек, и страх мне не чужд. Что будет дальше, я не знала, но что ничего хорошего, это точно.

И вот он этот момент.

Вломившиеся ещё не контролируют ситуацию. Они не рассредоточились по помещению, и стоят толпой у двери, а значит, при обороне, будут друг другу мешать. Судя по их поведению, они больше опасаются нападению со стороны двери, чем со стороны группки перепуганных девчат. Значит, есть преимущество в неожиданности. Они сильнее, вооружены и очень опасны, но на их милосердие уповать, тоже не стоит. Первая агрессия уже была, дальше, будет только полный террор с их стороны.

Что они сделают?

Всё что угодно, вплоть до насилия. Значит, или сейчас, или никогда!

Полотенце тоже оружие, если уметь им пользоваться. Выброшенное вперёд, она заставило отшатнуться назад того, кто был ближе всех ко мне. Это дало мне несколько драгоценных секунд, что бы покрыть разделяющее нас расстояние. Удар снизу в подбородок, отправил его в нокаут. Пока другие не сообразили, что происходит, я взяла в жёсткий захват руку следующего. Послышался неприятный хруст, это треснули его кости. Действовать аккуратно, не было ни времени, ни желания. Удар, и парень, отлетев в сторону, упал прямо на сломанную руку. Дико взвыл и скорчился от боли.

Всё, фора закончилась. Парни поняли, кто и откуда их атакует и рассредоточились. Но часть преимущества ещё была на моей стороне. Я была рядом, и я уже была вооружена. Завладев ножом одного из них, я, не задумываясь, пустила его в ход. Стараясь не бить в жизненно важные органы, я уложила ещё одного, когда следующий почти достал меня саму. Скользящий удар прошёлся по моим рёбрам. Ему это дорогого стоило. Я с такой силой приложила его лицом об пол, что даже не была уверена, что не убила его. Резкий удар в плечо отбросил меня назад. Я даже не сразу поняла, что в меня выстрелили. Всё ещё на адреналине, я вскочила и метнула нож. Он по самую рукоятку вошёл в глаз того, кто держал пистолет. Не сделай я этого, он бы меня убил. Откуда я знаю? Потому что, именно тогда, я заглянула в дуло направленного на меня пистолета. Тот, кто потянулся за упавшим оружием, взвыл от боли, потому что, я, наступив ему на руку, резким ударом другой ноги, выбила ему плечевой сустав.

И вдруг…всё закончилось.

Я стояла голая и окровавленная посреди поля боя, в которое превратилась наша раздевалка. Кто-то стонал, а кто-то уже затих навсегда. В дальнем углу тихо поскуливали до смерти перепуганные девчонки. Тяжёлый запах крови, кружил голову…. а может, она кружилась вовсе не от этого. Мысли путались, а на всё тело навалилась дикая боль и тяжесть.

Я ещё стояла на ногах, когда в раздевалку влетел Влад. Странно, подумалось мне, почему именно он и что он здесь делает. И почему вдруг пол стал так раскачиваться. Вот наверно он удивиться, увидев меня в таком виде. Я упала прямо в его объятья. Он стал трясти меня за плечо, что-то кричать и требовать. Я собралась с последними силами, что бы понять, чего ему от меня нужно.

— Не смей закрывать глаза — кричал она мне — Дура, я люблю тебя. Я не позволю тебе умереть.

В его словах было что-то тревожное. Я собрала последние остатки сил и тихо прошептала:

— Ещё раз… назовёшь меня дурой…. сломаю руку.

Услышав, что я говорю, он расплакался от радости.

— И перестань меня трясти… — попросила я его.

Появилась люди, началась суета, а реальность медленно уплывала от меня, мирно покачивая, как в колыбели. Я уже не понимала слов, которые мне говорят, только слышала их тревожный тон. Меня подняли и уложили на носилки. На лицо легла маска, и тогда я окончательно провалилась в небытие.

В себя я пришла уже на больничной койке. Хорошо, что не в реанимации, значит, ещё легко отделалась. На тумбочке стоял огромный букет цветов, а рядом сидел и читал книгу… Влад. Я прикрыла глаза и стала за ним наблюдать. Да, он красив, ничего не скажешь, но всё же, где-то глубоко во мне всё ещё сидела обида на него. Мелкая, но досадная как заноза. То, что он примчался одним из первых, ещё не прощало его и уж тем более не делало его героем. Прибежал-то он, уже к шапочному разбору. Когда всё самое страшное и жуткое было позади. Хотя, надо отдать ему должное, лучшего момента признаться мне в любви, он подобрать не мог. Наверняка, эта история уже в нескольких десятках вариантов бродит по школе. Страшно даже подумать, чего там домысливают ребята. И вариант, где я призналась ему в ответ, наверняка самый распространенный. Ну да, из пешек, в дамки. Вчера я была изгоем, а завтра вернусь в школу героиней. Только подумать, я в одиночку уложила кучу вооружённых, наверняка в пересказе ребят, до зубов, головорезов, а парочку ещё и убила голыми руками. Это же просто жуть. Теперь-то уж точно, многие побоятся надо мной подшучивать.

Стоило мне только представить, как очередной зубоскал, испуганно делает от меня ноги, как меня разобрал смех. Я не удержалась и прыснула от смеха. Влад встрепенулся и повернулся ко мне.

— Ты проснулась. Пить хочешь? — заботливо поинтересовался он.

Я наградила его самым своим ледяным взглядом, на какой была сейчас способна, но искорки смеха, ещё пляшущие в моих глазах, испортили всё дело.

Захотелось его прогнать, или оскорбить, так что бы он понял, что я не хочу его видеть. Что ему здесь не место. Но, я сдержалась. На то он и опыт, что бы учить нас не повторять ошибок. Влад действительно беспокоился обо мне, и сидел здесь не ради развлечения. Уж поверьте, сидеть у постели больного, не самое интересное времяпрепровождение. Он мог бы найти себе развлечение и получше, но раз он здесь, значит, хочет здесь быть. Вот и сидит, и даже книгу читает… надо же, какой прогресс.

Я кивнула и попыталась сесть, но не тут-то было, дикая боль пригвоздила меня обратно.

— Не подымайся — властно сказал он — Тебе нельзя двигаться.

Вот она как. Значит, мне всё же досталось нехило. Он поднёс трубку к моим губам, и я стала пить.

Позже, заглянул следователь и записал всё, что я ему рассказала о случившемся.

— Что с Викой? — поинтересовалась я.

Я боялась, что эти подонки её убили.

— С ней всё в порядке. Ножевое ранение, но ничего серьёзного. Она лежит в соседней палате — успокоил меня следователь.

Я немного замялась, но потом решилась и спросила:

— Скольких я убила?

— Одного — после не долгой паузы, ответил он.

Мужчина окинул меня отеческим взглядом и постарался успокоить.

— Не переживай, это была оправданная самооборона…. Ты молодец.

Следователь ушёл, вернулся Влад. Весь преисполненный заботой и нежностью. Чуть позже, заглянул Илья, вот кому я искренне обрадовалась и кого ждала. Влад, нехотя ретировался, обменявшись с ним хмурыми взглядами, но признав его право быть радом со мной.

— Завела себе цербера — пошутил Илья — Ни кого к тебе близко не подпускает.

— Ого, а я этого и не знала. Думала что народ, как и прежде не сильно рвётся со мной общаться — удивилась я.

— Да ты что, ты теперь звезда школы. Героиня местного значения. Там сейчас, наверно, с Владом пол класса разговаривает, пытаются к тебе пробиться — ехидно сказал Илья.

— Как же ты прошёл? — удивилась я.

Он подмигнул.

— У меня карт-бланш. Я твой друг.

Да уж, этим сейчас может похвастаться только он один.

— Я тебе мобилу принёс. У тебя там куча не принятых звонков — многозначительно отметил он.

— Чёрт — выругалась я — Как долго я была в отключке?

— Ну, всё произошло позавчера вечером. Так что ты исчезла почти на три дня.

Я опять выругалась.

— Надо что-то придумать…. Может сказать, что я попала в аварию?

— И она тут же захочет примчаться к тебе в больницу — парировал Илья.

— Да не подходит… — задумчиво протянула я, старательно перебирая в голове все возможные варианты.

— Скажи, что ты под домашним арестом — предложил Илья.

— И сколько я здесь проваляюсь? Ни один домашний арест так долго не длиться — возразила я.

— Добавь, что скоро, ненадолго уедешь с родоками за границу, и будешь ей оттуда звонить… каждый день. А когда вернёшься, встретитесь.

— Вариант — согласилась я.

Влада на меня, конечно, обиделась, что я так неожиданно и надолго исчезла, но я постаралась убедить её, что моей вины в этом нет. Что я скучаю по ней, и мне искренне жаль, что я заставила её беспокоиться. Она ещё недолго подулась на меня, и простила. Дальше разговор пошёл как обычно. Долго зависнуть на телефоне Илья мне не дал, и я попрощалась с Владой, пообещав ей больше не пропадать и звонить каждый день.

После ухода Ильи нагрянул комитет представителей класса, как я с лёгкой руки, окрестила группку явившихся справиться о моём здоровье ребят. Видимо им удалось-таки, частично сломить сопротивление Влада, и добиться моей аудиенции.

Вот народ. Вчера чуть не каждый второй из них, считал своим долго меня если не толкнуть, то обидеть словом, а сейчас, подлизываются. И хоть бы у одного искрение раскаянье в глазах, так ведь нет, всё лож. Просто хотят быть поближе к славе. Назваться моими друзьями, что бы потом хвастаться своей дружбой со мной. Ещё одна форма самоутверждения, и тоже за мой счёт. Честно, удавила бы их…. Ненавижу лицемерие, ещё больше чем потребительское отношение. Так хотелось ткнуть их носом, пусть словесно, в их поступки, что бы раз и навсегда поняли, что они делают. Да вот только, если не понимали раньше, вряд ли поймут сейчас. Шут с ними. Мило улыбнусь, от меня не убудет. Отшучусь и ни кого из них, всё равно, не подпущу к себе близко. Тоже мне друзья нашлись.

Глава 9 "Разуму вопреки"

Пока меня не выписали из больницы, отделаться от Влада мне не удавалось. Даже моя мама, и та оказалась перебежчицей и приняла его сторону. Он, видите ли, ей понравился, и она была рада, что пусть и при столь трагичных событиях, но, у её дочери, наконец, появился парень. Хуже всего было слушать, как она его превозносит. Какой он хороший, внимательный и очень порядочный молодой человек.

Оказывается, пока я была прикована к постели, эта сволочь, подлизалась к моим родителям и даже успела несколько раз побывать у меня в гостях. Нет, ну полный абзац. Даже моя совесть, и та отдыхает перед этим гадом. Её хоть как-то можно приструнить, а его, нет. Язык так и чесался рассказать маме, как он на меня поспорил, но ведь не поверит, или что ещё хуже, спросит у него, а он стервец, опять выкрутиться и выйдет из всей истории чистеньким и беленьким.

В общем, только когда я удрала из больницы, только тогда я смогла вздохнуть свободно. Благо, что у меня дома он поселиться не мог, и его визиты можно было сократить до пары часов, из которых, на целый час, спихнуть его своим родокам. Если он им так нравиться, вот вы с ним и тусуйтесь. Благо, что меня при сём присутствовать не заставляли, и я всегда могла сослаться на слабость и отвалить к себе в комнату, где заняться чем душе угодно. Я даже поражалась, с какой стойкостью он всё это выдерживал, и даже по его словам, находил интересным.

Я снова разглядывала себя в зеркало. Врачи поработали хорошо, но чуда совершить они не смогли. Меня уверили, что со временем шрамы станут менее заметными, но ни кто не сказал, что они исчезнут совсем. Багряная полоса, идущая от бока вверх по рёбрам до самой груди, станет белой, а след от пули, изюминкой, навечно украсил моё плечо.

Уж что-что, а шрамы не украшают девушку и даже короткий миг славы, не оплатит их. Но, так было надо, сказала я себе тогда, и буду повторять потом. Не шагни я тогда вперёд, не брось им вызов, кто знает, была ли бы я вообще сейчас жива. Они могли смять нас, изнасиловать и убить. Что было бы с ними потом? А не всё ли равно было бы мне? С того света, другой взгляд и на саму жизнь и на её возможности. Вот только торопиться туда не стоит, а то потом будешь целую вечность жалеть, что поспешил.

Так было надо.

И не только ради меня, а ради других. Тех, кого я защитила. Пусть, они обижали меня, пусть я и сейчас не простила им всех обид, но они не заслужили того, что могло бы свершиться. И даже, если бы они выжили после всего того ада, в который бы попали, смогли бы они нормально жить? Я так не думаю. Сломать, смять и разрушить намного проще, чем уберечь и создать. Пусть даже они не оценят моего поступка. Пусть даже не скажут спасибо, это не важно. Я знаю, что я сделала, и я знаю, что так было надо…И шрамы останутся со мной навсегда.

…Мдя…а ещё Влад видел меня голой. Не то что бы эта мысль меня сильно беспокоила, просто она была.

Как только меня стали выпускать из дома, я тут же сбежала на свидание с Владой. Встреча была бурной и радостной, как и должна быть после долгой разлуки. Я подарила ей пару симпатичных сувениров, купленных якобы заграницей, и она была на седьмом небе от счастья. Боже, мы снова целовались, и снова это было прекрасно и возбуждающе…Вот только назревала новая проблема.

Если интерес взаимен, то отношения должны развиваться и в итоге прийти к одному из логических финалов. Или это совместная жизнь, или расставание. Редко когда отношения останавливаются на полпути, и, как правило, это происходит из-за определённых обстоятельств.

Но если таковых нет, то рано или поздно, вы проходите все этапы сближения. Обычно, "сократить дистанцию", стремятся мужчины, но нельзя сказать, что и женщинам чуждо желание близости. Просто, мужчины проявляют в эту сторону больше инициативы и интереса. А вот что делать, если мужчина не сильно спешит уложить свою даму в постель? Тогда инициативу в этом, уже начинают проявлять женщины. И если на ранней стадии отношений, она не хотела интима, что бы ни показаться мужчине легкодоступной, то отказ от близости в более поздний период, заставит её думать, что она не интересует мужчину.

Наши отношения с Владой как раз достигли этой точки. Я уже несколько раз зажимала её в укромных уголках и доставляла ей удовольствие, и Влада хотела двигаться дальше. Она ещё не говорила это открыто, но ясно давала мне понять, что не имеет ничего против интимной близости. И если честно, мне тоже этого тоже хотелось, но я совершенно не представляла, как это сделать, не раскрывая свою тайну.

Своей проблемой я поделилась с Ильёй.

— Задача не простая, но и не невозможная — сказал он.

Я удивлённо посмотрела на него. Одно дело переодеться и выдавать себя за парня, и совсем другое быть парнем в постели.

Илья, увидев моё удивлённое замешательство, рассмеялся.

Он был гений по части маскировки и разных оригинальных выдумок. Это именно ему пришла в голову светлая мысль, что рано или поздно, Влада, или рукой или бедром, да прижмется к моему интимному месту… и как тогда я, объясню ей, почему она не обнаружила там соответствующих выпуклостей. Благо, что в наше время, есть секс-шопы, а в них есть огроменный ассортимент всего, чего только душа пожелает.

Скажете, что я совсем свихнулась? Зачем мне всё это, когда у меня есть и слава и даже парень. Не нравиться он, подбери другого. Сейчас, когда многие хотят со мной познакомиться, это не проблема.

Может быть…

Вот только чувствам не прикажешь. Я не могу с собой ничего поделать. Я до безумия хочу Владу. Хочу гладить её тело, ласкать, целовать и дарить ей радость близости. Можете осуждать меня, не понимать, мне это безразлично. У меня есть цель, и я буду к ней идти.

План Ильи, мне не показался бредовым. Да в нём был определённый риск, но в моих отношениях с Владой, он был у меня всегда. А если всё получиться, то будет даже прикольно. Одно я знала точно, если я этого не сделаю, Влада начнёт думать, что она меня не интересует, и это неизменно начнёт разрушать наши с ней отношения, и в итоге мы расстанемся.

Расставание.

Мой Дамоклов меч.

Я создала наши отношения на обмане, и продолжала его развивать. Я сама себя загнала в ловушку, из которой просто не видела выхода. Раскрыть, кто я есть на самом деле, значило потерять Владу, а терять я её не хотела. Да даже если бы она простила меня, и не погнала от себя, мы бы остались бы не более чем подругами…. А мне этого было мало. Я хотела больше. Она была нужна мне вся.

Дружба с ней.

Даже не знаю, было бы это для меня утешением или наказанием. Видеть её, и не иметь возможности привлечь к себе, обнять, поцеловать. Это ли не самое страшное в жизни? Тогда уж лучше ничего. Так хоть можно тешить себя воспоминаниями о том, что было, или могло бы быть. Может именно поэтому, я, всё равно, зная, что рано или поздно правда вскроется, продолжала её обманывать. Что бы в будущем у меня осталось как можно больше светлых воспоминаний о том, как нам было хорошо вместе.

Завтра, будет завтра. А пока, пусть мы будем счастливы вместе.

Была суббота. Самый подходящий для выполнения моей задумки, день. Заранее предупредив своих родоков, что я ночевать, домой не приду, и, намекнув Владе, что бы она тоже отпросилась, я приступила к выполнению своего самого сумасбродного плана в жизни.

Начали мы как обычно, с прогулки и общения. Только в этот день, возможно из-за предвкушения грядущего, наши с ней отношения были особенно нежны и сексуальны.

Ожидать желаемое, бывает иногда даже приятнее, чем его получить. Ты весь в предвкушении, на взводе, и это так здорово. Когда я была маленькая, и на Новый Год мне дарили мешочек конфет, я всегда откладывала самые вкусные на потом. Мне было приятно знать, что они у меня есть. Ожидание того момента, когда я до них доберусь, было одним из самых приятных чувств, какие я вынесла из своего детства.

Ближе к вечеру, заведённые до невозможности, мы пришли к Илье домой. На эту ночь, он любезно предоставил мне свою квартиру.

— Ты здесь живёшь? — поинтересовалась Влада, с интересом рассматривая квартиру.

— Нет — честно призналась я — Это квартира моего друга.

Заранее приготовленный лёгкий ужин, сервированный стол со свечами, спокойная музыка. Всё что нужно для самого романтического вечера. Я не спешила, но и не позволяла Владе взять инициативу полностью в свои руки. У нас всё получалось само собой. Она, зная, чем всё сегодня закончиться, была чуть больше сосредоточена на самой себе, а я была внимательна и нежна, и не торопила её.

Мужики, в большей своей части, самцы до костей мозга. Мало того что они стремятся завалить девушку на койку, чуть не с первых минут знакомства, так и когда всё логически к этому приходит, ведут себя крайне эгоистично. Самый первый раз, для девушки очень важен. Все, мы знаем, что может быть очень больно. Но не только это страшит нас. Для нас это ответственный момент. Событие, которое уже ни когда не повториться. И нам хочется, что бы в этот день всё было незабываемо и прекрасно. Что бы наш мужчина был внимателен, заботлив, нежен и аккуратен с нами.

В представлении многих мужчин, девушке нужно, что бы ей "всадили по самые помидоры и пялили до потери пульса". Но это полный бред. Возможно позже, когда сам половой акт станет для неё нормой, и она начнёт получать от него удовольствие, ей и захочется чего-то подобного, но уж точно не в самый первый раз. Благо, если будет не очень больно, но в любом случае, пока тело полностью не проснётся и не начнёт получать от этого удовольствие, сам половой акт, это больше эмоциональная связь с мужчиной, чем форма получения удовольствия. Так что и первый раз, и второй, и даже десятый… многие девушки испытывают дискомфорт, от самого полового акта. Да мы идём на это и даже инициируем занятие сексом, потому что, нам важно чувствовать, ощущать близость со своим мужчиной. И мы надеемся получить удовольствие, другими способами.

А мужчины нас торопят. Спешат побыстрее загнать свой елдометр, в нашу маленькую пещерку. Они даже не задумываются, что нам страшно. Что у нас в этот момент, в голове, полная каша из мыслей и чувств. Что мы даже толком расслабиться не можем, а нас торопят и от этого становиться только хуже.

Я не гнала Владу. У нас была целая ночь впереди, и я прекрасно знала, что она сейчас испытывает и какие чувства переживает. А главное, я знала, что ей сейчас нужно и в какой последовательности. Так что, когда мы оказались в кровати, я в первую очередь занялась ей. Я не спешила её раздевать, незачем было добавлять к её страхам ещё и чувство стыдливости. Да и не мешала мне её одежда, а некоторые ласки сквозь ткань, даже приятнее, чем по обнажённому телу.

Я дала волю своим рукам и Влада таяла в моих объятьях. Постепенно её обнажая, ровно настолько что бы добраться до очередного участочка её тела и дать ей новую частичку наслаждения, я медленно продвигалась к тому, чего сама боялась и желала…И нет, это не то, о чём вы сейчас подумали….

Испытав подобное сама, мне хотелось подарить такое же и Владе. Я мечтала раздвинуть её ноги и вылизать её там так, что бы она была на седьмом небе от удовольствия. Но одно дело мечтать, и совсем другое сделать. Ровно настолько же, я этого и боялась. Хватит ли у меня духа, свершить задуманное? Так что когда я сняла с неё трусики, уже изрядно намокшие и пахучие, для меня наступил решающий миг. Вот когда у меня тоже была полная каша из чувств и мыслей в голове, наверно не меньшая чем у неё сейчас. Влада пахла, но пахла непривычно. Нельзя сказать, что запах был неприятным, но и манящим его тоже нельзя было назвать. Он был специфическим.

Я задержала дыхание, словно собиралась нырнуть в холодную воду, и, раздвинув её ноги пошире, прильнула к её сочащемуся влагой, райскому плоду. Мой рот наполнился её вкусом, а язык заскользил между её губ.

На задворках сознания, я с удивлением отметила, неужели я там такая же, как и она?! И также пахну?! Было необычно оказаться по другую сторону. Довольно странные ощущения, но приятные. И они не физические, а эмоциональные. И стоило мне об этом подумать, как меня словно подхватило волной и понесло. Дарить удовольствие было не менее приятно, чем его получать. Я словно раздвоилась и была в двух ипостасях одновременно. Переживая нечто новое своё, я в тоже время, переживала и то, что чувствовала сейчас Влада.

А её выносило…и выносило по крупному.

Я загнала её на самую вершину удовольствия, и, не дав передохнуть, погнала дальше. Я вошла в раж и просто сходила с ума от того, что я с ней делала. Иногда я делала паузы, и ласкала её бёдра, живот, грудь или мы сливались с ней в поцелуе, но, затем я снова возвращалась к прерванному, и от этого удовольствие только возрастало.

Слишком хорошо, тоже не хорошо. Важно это знать, а тем более в сексе. Так что, позволив Владе кончить во второй раз, я преступила ко второй, пожалуй, самой важной фазе всего вечера. Влада ещё не отошла от пережитого наслаждения, и это было мне только на руку. Сейчас она была вся сама в себе.

— Важно знать несколько вещей и делать всё в нужной последовательности — поучал меня Илья.

Не то, что бы он был сильным знатоком женской психологии, но понимал нас намного лучше, чем другие парни. Может быть из-за своей нетрадиционной ориентации?!

— Я сужу по тебе, а насколько это применимо к Владе, ты уже решишь сама. Когда ты испытываешь оргазм, минут пять, ты полностью невменяемая. Иногда совсем отключаешься. А потом, ещё минут двадцать, ты просто приходишь в себя. Так что если ты используешь это время, она, скорее всего, не заметит ничего необычного. К тому же, если это её первый раз, то и сравнивать ей будет не с чем. А когда самый важный этап будет уже позади, она опять будет больше сосредоточена на своих ощущениях, чем на поиске чего-то необычного.

— Тем более что необычное для неё будет всё — перебила я Илью.

— Да. Так что всё должно прокатить — подтвердил он.

Я не стала сильно раздеваться. Нужно было сохранять конспирацию. Надеясь на то, что Влада не станет требовать от меня полного обнажения, а в полутьме спальни мелкие детали не видны, я оставила на себе разумный минимум.

…Разумным минимумом была майка и позаимствованные у Ильи, мужские трусы с гульфиком, из которого торчал фалоимитатор.

Влада была ещё в состоянии полной прострации, когда я, приподняв её ноги повыше, приблизилась к ней и осторожно, не торопясь, ввела в неё свой лже член. Она слегка дёрнулась, но затем подалась мне на встречу. Её руки притянули меня к себе, и мы слились в поцелуе, полным нежности и любви.

Долго третировать я её не стала. В это, не было ни надобности, ни особого удовольствия нам обеим. Сымитировав оргазм, при этом стараясь не сильно резко и глубоко входить во Владу, как обычно это любят делать парни, я вышла из неё, и снова сползла вниз. Мне хотелось снова её обласкать, утешить её тело, которому причинили боль, и загладить чувство дискомфорта, новой волной удовольствия.

К её вкусу, примешался вкус крови, но это меня даже раззадорило. И хотя Влада, попыталась меня уверить, что ей на сегодня хватило, я её не послушала. Думаю, она скорее стеснялась того, что я буду ласкать её там, сразу после того, как она лишилась девственности. Но её сопротивления хватило ровно на одну минуту, пока новая волна удовольствия не подхватила её и не понесла вверх, туда, где нам поют ангелы.

Позже, когда я совершенно измотала Владу, она уснула в моих объятьях довольная и счастливая. Я сама тоже прикорнула на пару часиков, но спала чутко. Сильно расслабляться мне было нельзя. Мало ли на какие подвиги может потянуть Владу, после всего того что было, а возможность разоблачения, сейчас, как никогда, была близка.

Встав раньше, я приготовила завтрак, так что когда, сонная Влада, в одной рубашке и трусиках вошла на кухню, там уже было всё готово.

— Прошу пожаловать к столу — сказала я.

— Ты тебя просто обожаю — сказала Влада, подходя и целуя меня.

Мы обнялись, и некоторое время просто стояли и целовались.

Хочу отметить один момент. Когда мы первый раз "познакомились" я добавила себе роста при помощи обуви на высоком каблуке, но и Влада была в туфлях с каблуком. Так что, всё, что я себе тогда добавила, можно сказать, было сведено на нет. Наша разница в росте всегда была и оставалась ровно на голову. Однажды я спросила, как Влада относиться к тому, что она выше своего парня.

— Дурашек — ответила она — Мне без разницы кто выше. Ты лучший из всех парней в мире.

Позже, я так поняла, только ради меня, она перестала носить туфли на высоком каблуке, и разница сократилась.

После завтрака Влада осторожно поинтересовалась, чем мы займёмся дальше. Я предполагала, что сейчас, она может испытывать некоторый дискомфорт в определённом месте и поэтому, предложила просто отдохнуть… или если она хочет, я могу "заняться" ей.

— А ты? — так же осторожно поинтересовалась она.

— Не будем спешить, пусть у тебя там всё заживёт, тогда и придёт моё время — весело улыбаясь, ответила я — К тому же, для меня нет большего удовольствия, чем делать тебе приятно.

Влада, нахмурившись, задумалась. Только получать она тоже не хотела, но и в моих словах тоже был резон. Решив считать, что сейчас она получает аванс, который потом отработает, она, наконец, нашла свой внутренний компромисс, и согласилась.

Перебравшись снова в спальню, но на этот раз уже освещённую восходящими лучами солнца, мы снова занялись сексом. Влада была само совершенство. Любоваться её телом было приятно, а ласкать, ещё приятнее. Сама я не раздевалась, и себя ласкать ей не позволяла.

— Не заводи меня, не нужно. Просто получай удовольствие — припросила я её.

— Хорошо — согласилась она — …Я люблю тебя — добавила она, через паузу, чувственно и нежно.

Эти слова, были мне, дороже всего на свете.

— Я тебя тоже люблю — сказала я.

И это не было ложью или притворством, я действительно любила Владу, всей душой, всем телом.

Ближе к полудню я проводила Владу домой, а сама вернулась к Илье. Он уже был дома и мыл посуду.

— Как всё прошло? — поинтересовался он.

— Супер — радостно сообщала я.

— А как ты сама?

Илья имел в виду то, что работая на Владу, я сама, получала только моральное удовлетворение. И как бы оно не было высоко, телу по любому нужна была разрядка. Он уже привык, что чуть не после каждого свидания с Владой, я бежала к нему. И что бы выговориться, и что бы заняться с ним сексом. Вот такая вот, была у меня необычная жизнь.

— Я готова взорваться от возбуждения — честно призналась я ему.

— Тогда идём в спальню — сказал он — …Пока ты не взорвалась….

Обычно, мы, вначале обыгрывали то, что было нужно Илье, а потом уже он занимался мной. Тогда я могла полностью расслабиться, а он, после всего, позволял мне немного поспать. Сегодня, он решил поменять сценарий, видимо полагая, что я сейчас уже совсем на взводе, и мне нужно как можно быстрее получить разрядку.

— Нет, Илюша… давай как обычно — попросила я его, разгадав его план.

Нехотя он согласился. Всё-таки он был очень хороший друг. Отчасти, именно его заботе обо мне, я и подражала, когда ухаживала за Владой.

Но, видимо из-за сильного возбуждения, стоило мне подумать о том, что ещё недавно я занималась на этой самой кровати, сексом с Владой, как возбуждение охватило всё моё тело. Я пошла дальше, и представила себя на месте Влады, и что не я, а она берёт меня как парень… и тогда я кончила. Никогда до этого, я ещё не кончала при анальном сексе. В нём были приятные стороны, но их было не так много и они были не настолько сильны, что бы довести меня до оргазма. Да, я получала удовольствие, иногда даже бывало очень приятно, но что бы, так как сегодня… никогда.

Илья даже не сразу понял, что со мной произошло, а когда понял, только порадовался. Мы продолжили, и я снова стала себя накручивать. На этот раз мне потребовалось больше времени, но я таки достигла желаемого. Я снова испытала оргазм, и только когда мы оба замерли, я поняла, что мы кончили почти одновременно, и эта мысль, сама по себе была приятна.

Позже, Илья всё равно сделал мне куни. И я рада, что он не послушал моих заверений, что я уже получила желаемое. Он загнал меня в нирвану, и я даже не помню, как я отключилась. Одно осталось в сознании, что после пятого оргазма, я стала испытывать его постоянно, словно замерла на пике, и этот миг, превратился для меня в вечность.

…И мне захотелось, что бы Влада со мной, тоже испытала нечто подобное. Теперь я знала, к чему я буду стремиться дальше.

Глава 10 "Королева, серая мышь"

Школа. Меня встретили как героиню. На меня смотрели с восхищением, завистью и даже с некоторым страхом. Ещё бы, я не только дала отпор отморозкам, но и при этом одного убила! И если раньше меня не замечали, то теперь я была в центре внимания. За моей спиной перешёптывались, украдкой указывали на меня пальцем, и глазели, глазели, глазели. Самые решительные подходили и здоровались, некоторые выражали своё восхищение, типа:

— А ты крутая.

Или

— Ну, ты даёшь.

Хорошо ещё, что не подходили познакомиться, во всяком случае, парни, хотя… в этом была скорее заслуга Влада, злобной тенью следующего за мной. Этот прохвост, пользуясь расположением моих родителей, настоял на том, что пока я совсем не поправлюсь, он будет провожать меня в школу и из школы везде таскать мою сумку и всячески обо мне заботиться. Мне, видите ли, тяжести носить нельзя. Да дали бы мне волю, я бы узелком его завязала, и не посмотрела бы, что он на две головы меня выше и вдвое сильнее.

Но такой воли мне не давали, а первое время, мама ещё и в укор мне ставила, что я не слишком-то любезна, по её мнению, с таким хорошим парнем. Разговоров на подобные темы я старалась избегать, но они возникали с завидным постоянством. Родители явно задались целью, выдать меня за него замуж, совершенно не заботясь о том, хочу я этого или нет.

Хотя я утрирую. Родители не спешили погнать меня под венец, скорее они просто переживали за меня, и хотели, что бы я просто была счастлива. А Влад, по их мнению, был хорошим парнем. Так что они были бы рады, если бы у нас с ним, что-то было.

Что именно, они как-то не конкретизировали. А когда я в лоб задала вопрос маме, можно ли мне с ним заниматься сексом, она была несколько озадачена. И её ответ был настолько политкорректен, насколько это вообще было возможно для её взглядов и возраста. Из него я поняла, что в принципе, запретить заниматься ЭТИМ, они мне не могут, но они бы ХОТЕЛИ, что бы я с ЭТИМ не спешила, но если всё же, мне УЖ ОЧЕНЬ НИВТЕРПЁЖ, то…презервативы лежат в аптечке на второй полке. Я более чем уверена, что после этого разговора, мама каждый вечер их пересчитывала. И, отчасти из-за своего проснувшегося бунтарского духа, а отчасти из простого озорства, я стала потихоньку их оттуда забирать. Мама это ни как не прокомментировала, но её отношение к Владу стало почти материнским, а так надоевшие мне разговоры, пропали. К сожалению, я слишком поздно поняла, какая оборотная сторона есть у этой медали, и как она может испортить мне жизнь. Так что, в том, что Влад получил карт-бланш, на моё повсеместное сопровождение, виновата была я сама.

Хотя, надо отдать ему должное, к своей обязанности он отнёсся очень ответственно. Иногда, я чувствовала себя пятилетней девочкой, которой разве что нос не подтирают. Я могла бросить все учебники и тетрадки, и уйти из класса, но придя на следующий урок в другой класс, обнаружить всё на своей парте, аккуратно разложенным и подготовленным к уроку. Я, так не знала содержимое своей сумки, как знал Влад.

Только не подумайте, что я вытирала об него ноги, или всячески низводила его до уровня слуги, которому, милостиво позволено, мне прислуживать. Подобное отношение не в моём стиле. Я сама была на самом дне общества, и так неожиданно поднявшись, не спешила запихнуть туда других, тем более тех, кто хорошо ко мне относился. Да, в прошлом Влад поступил со мной не очень хорошо, но по сути то, вреда мне тоже не сделал. Можно сказать, что вся его глупость, против него же самого и обернулась. Сам, себя наказал. Впрочем, заявив всем, что я его девушка, он не только вернул утерянные позиции, но даже и поднялся. А поскольку ни ему, ни тем более официально, от меня, обратного заявления не поступало, все считали нас…хм…парой.

Почему я не опровергла подобное заявление?

Во-первых, насколько бы я уже не смирилась с тем, что я серая мышь, и изгой, ни тем, ни другим быть мне совершенно не хочется. И если, судьба предоставила мне шанс подняться со дна, то будет, по меньшей мере, глупо его не использовать. А ни что так не поднимает авторитет девушки, как наличие у неё симпатичного, внимательно и влюблённого в неё по самые ушки, парня. Впрочем, это поднимает не только авторитет, но и самооценку. Но это уже было второе, из-за чего я не опровергала сложившееся о нас с ним мнение. Может быть, наличие парня и не добавило мне фигуристости, да и ростом я не стала выше и личиком смазливее, но моя самокритика изрядно поутихла. Теперь, если я смотрелась в зеркало, мне было даже интересно, чего такого привлекательного нашёл во мне Влад. Проигрывая другим девушкам по всем фронтам, я умудрилась заполучить любовь, далеко не самого плохого парня.

А вот тут, уже открывалась третья причина. Моя мстя другим девчонкам. Я знала, что они чувствуют. Ещё недавно, я сама испытывала это поганое и омерзительное чувство, когда ты видишь, как сладкая парочка целуется и милуется, а ты пролетаешь мимо всего этого, как фанера над Парижем. И пусть у некоторых есть свои парни, но вот в чём беда, я уже отмечала, что Влад был не последним, и многие парни, в сравнении с ним проигрывали, так что даже "счастливые обладательницы" могли сравнить то, что было у меня, и что было у них. А Влад, к тому же, настолько увлёкся заботой обо мне, что дай ему волю, везде носил бы меня на руках. Ну и я тоже не будь дурой, пусть пока ещё в лёгкой форме, но поощряла его внимание к себе. Так что, какой бы и у кого не был парень, до такого, кроме Влада, не докатился ещё ни кто. И это было моей особой гордостью и причиной для зависти других девчонок. А ещё это было четвёртой причиной. Всегда приятно, когда о тебе заботятся. Когда тебя любят, холят, лелеют и оберегают.

Наверно надо пояснить, как вообще выглядели наши отношения с Владом.

Была бы его воля, я бы практически жила у него на коленях, ела бы у него с рук, и спала бы в его объятьях. Не говоря уже о том, что бы он со мной делал наедине…. Он, конечно, парень симпатичный, и я ценила и его заботу и его чувства ко мне, но ответного чувства, у меня к нему, пока не возникало. Может быть потому, что моя голова и сердце были, целиком и полностью заняты Владой?!

Не знаю…, но всё, чем он пока довольствовался, это было моё хорошее, дружеское к нему отношение, и весьма редкие поцелуи, в основном в щёчку.

Я не гнала Влада от себя, но, пока что, и не позволяла приблизиться слишком быстро. Он и так, словно ледокол в лёдовые поля, вгрызся в мою жизнь, и продолжал переть вперёд, не снижая напора. Моя тщетная попытка объяснить ему, что он хочет многого и сразу, возымела слабое действие. Он сбросил фарсаж, но не скинул обороты. В результате я ушла в глухую оборону, а он приготовился к долгой и затяжной осаде. В одном Влада была права, её братец так просто отступать был не намерен. И как мне показалось, чем неприступнее для него была моя цитадель, тем больше разгорался его азарт и желание меня завоевать.

Может быть, осади я его сразу, прогони прочь, или на худой конец соври ему, что у меня есть другой, он бы со временем и отстал, но сразу я этого не сделала, а когда уже было, подумала об этом, было поздно. Он взял меня в плотное кольцо внимания и заботы, завоевал доверие моих родителей, раструбил на всю округу, как сильно он меня любит, и что я девушка его мечты.

Прочие парни не решились тягаться с этим тяжеловесом, разумно опасаясь за целостность своей шкуры.

А теперь попробуйте представить себе, какую пару мы с ним представляли. Он — русский богатырь, под два метра ростом и я — пигалица. Но, может правду говорят, что противоположности притягиваются? Большим мужчинам, нравятся маленькие женщины, а маленьким — большие. Худой выберет пышку, а тучный — худышку. Своего рода природное равновесие.

Забавно….

Я уже говорила, что Влад везде и повсюду следовал за мной. В школе, это меня не беспокоило. Даже его сопровождение меня по кружкам, где он тоже не преминул всем, весьма непрозрачно, то есть, открытым текстом, намекнуть, что я его девушка, меня вполне устраивало. Но вот на свидания с Владой, мне приходилось от него отделываться. Первое время, он даже как-то подозрительно поглядывал на Илью, подозревая, не связывает ли нас нечто большее, чем просто дружба, но потом отбросил эту мысль. Знал бы он, что между нами на самом деле, точно бы убил Илью. А пока я пользовалась квартирой Ильи для преображения и чёрным выходом для ускользания. И чем мы там так долго занимаемся с Ильёй, не его собачье дело.

А Влада расцветала не по дням, а по часам. Окрылённая любовью, она хорошела день ото дня. Даже в школе она не ходила, а летала и вся светилась внутренним светом. Ещё пару раз, проделав тот же "финт ушами", какой я проделала с ней прошлый раз, я таки добилась того, чего хотела. Я загнала Владу на такую вершину блаженства, на которой она ещё никогда не была…. И с каждым разом, риск разоблачения был всё больше и больше. Влада уже порывалась пуститься на решительное исследование моего тела и даже, выказала желание, кое-что попробовать на вкус. А вот этого как раз, я допустить и не могла. Если, когда я ТАМ, особой разницы между настоящим и хорошо сделанным искусственным, она не почувствует, то при близком знакомстве, обмануть её не удастся.

— Переходи к следующей стадии — сказал Илья — Секс, в полевых условиях.

Да уж. Это хорошо когда есть место, где можно заняться сексом. Хорошо если родители понимающие, и позволяют привести своего друга или подругу домой. Но не все родители настолько либеральны. И уж тем более, глупо ожидать подобного либерализма, если вы девушка. Ещё на сына подростка посмотрят косо, но ничего не скажут, а вот если дочь подросток приводит домой парня… в лучшем случае чаепитие, или совместное разглядывание семейного альбома, но, ни о каком сексе речи вообще не может идти. Вот и ловят детишки, скупые подарки судьбы, в виде отъезда родителей на дачу с ночёвкой или квартиры друга, который милостиво или за определённую услугу предоставит её на пару часов.

Но если нет, ни того, ни другого, а секса так хочется, что же делать тогда? Тогда остаются укромные лавочки в парках, подвалы, чердаки и подъезды…. В общем, любое укромное место, где вас, некоторое время, не потревожат.

Пришла осень. Красивая пора. Мы с Владой много куда ездили, и много где побывали. Золотая осень, сказочное время. Вся природа пестрит разнообразными красками, и если не льёт дождь, то голубое небо, красиво контрастирует с золотистой или ярко красной листвой.

Вы бы знали, какие и где мы находили укромные уголки…. Если местечко было чуток покомфортнее и достаточно тёплое, я добиралась до влажной Владиной киски, и доводила её до полуобморочного состояния, если нет, то мы "работали на меня". Впрочем, очень скоро и от этого, Влада стала получать огромное удовольствие. А день когда она испытала свой первый оргазм от полового акта, мы отметили как праздник.

Дальше, было только больше. Шутка ли, я всегда, как парень, была готова к сексу, а сам секс длился ровно столько, что бы Влада могла кончить, и иногда даже не один раз. У меня не случалось того, что бывает у нормальных парней. Не было такого, что бы я её "обогнала", а потом теряла силу и не могла довести её до оргазма. Или мне требовалось ещё чуть-чуть, как раз в тот момент, когда она бы предпочла замереть и не двигаться минут пять, ощущая меня в себе. В некотором роде, я была самым совершенным парнем в мире, без их возможных сбоев и недоделок природы.

Наши чувства друг к другу тоже росли день ото дня. Взаимная тяга, ощущалась физически. В этом у нас тоже было всё слишком идеально. Обычные парни, затратив определённые усилия и добившись желаемого, почивают на лаврах. Вот где выползает их драконовское ЭГО, и они расслабляются. Если раньше он жертвовал своим футболом или гулянкой с друзьями, ради того что бы уделить внимание девушке, то теперь он может поставить её перед фактом, или она во всём этом участвует, или сидит дома одна. Завоеватель воплоти. Он диктует свои условия и знает, что выхода у девушки нет. Завоеванная крепость, не сильно интересует других завоевателей. Почему?

Всё просто. Во-первых, это, как правило, война на два фронта. Мало того что нужно взять крепость, ты ещё и рискуешь столкнуться с прежним завоевателем, а это конфликт совсем другого рода. Тут можно реально получить по морде, и получить не по-детски. Во-вторых, всегда есть шанс, что ты окажешься и с битой мордой и без девушки. Раз, сдавшись одному, девушки не сильно склонны менять завоевателей. Здесь и сила привычки, и чувства. Пусть сейчас она на него обиделась, но всегда надо помнить, что она потратила на парня не меньше сил, чем он на неё…. а иногда даже и больше. Так что всегда обидно, когда твои вложения, пропадают. А обида со временем проходит.

Что бы девушка поменяла парня, ей нужно намного больше веских причин, чем парню. Парень, запросто может увлечься завоеванием другой, если то, что у него уже есть ему не интересно, или доставляет проблемы. Каждый завоеватель, взяв крепость, словно дракон предпочитает спать спокойно. На куче золота и захваченного добра. Но если его лежбище начинает под ним шевелиться, или ещё того хуже, требовать от него того, чего он делать совершенно не намерен, то ему проще завоевать другой замок, чем вывести мышей, в уже имеющемся.

А вот девушкам, труднее. Мало того, что парень перестаёт уделять ей столько же внимания, сколько уделял раньше, так он начинает переделывать её, под себя. Понятие: "Будет так, как я скажу", входит в её жизнь. И выбор у неё не велик. Или пойти у этого на поводу, или бросить вызов. Но вызов, это всегда конфликт, и ещё неизвестно, с каким исходом. Парень всегда может махнуть рукой, и завтра уже ты уведешь его, уже гуляющим под ручку со своей лучшей подругой. Прогнуть парня, заставить его учитывать твои интересы, это титаническая задача. Кто поглупее, то сразу беременеет, считая, что ни что так не удерживает парня возле девушки, как маленький, орущий спиногрыз. Только вот откуда такая бредовая мысль вообще появилась в мире, ни кто сказать не может. Ребёнок, это ещё тот разрушитель семьи и отношений. И если раньше парню не давала спокойно жить только его девушка, и запросы её были не столь велики и высоки, то мелкий спиногрыз повышает её требования, десятикратно…как и её зависимость от парня. Девушка с довеском, не сильно интересует других парней.

Но у нас с Владой, ничего, подобного описанному, не было. Меня не нужно было ни прогибать под свои интересы, ни воевать с моим ЭГО. Мои интересы лежали в той же плоскости, что и её. Однажды, она робко высказала пожелание зайти в магазин, ей приглянулась кофточка на витрине. Обычный бы парень подписался на это, только ради девушки, но вид бы у него был такой, словно его приговорили к жесткой и мучительной смерти через нечеловеческие пытки. Мне же самой было интересно заглянуть в этот магазин. В итоге мы вышил из него часа через три, когда Влада перемерила на себе больше половины ассортимента и купила несколько вещей, далеко не без моей рекомендации.

Мы не спорили на счёт того, какое кино мы хотим посмотреть. Куда пойти. В какое кафе зайти и где сесть. Для меня не существовало кубка УЕФА и НХЛ. У меня не было друзей, которые бы неожиданно организовали пирушку, из-за чего мне бы пришлось врать Владе, что моя помощь неожиданно понадобилась, бог знает где, и раньше утра, я не освобожусь. Я не копила на новый карбюратор с турбо форсажем, и поэтому, не экономила на подарках для неё. Я всегда дарила нужные и практичные вещи, а не глупых пучеглазиков, которых потом не знаешь куда девать. Я никогда не обижалась, что у неё критические дни, и поэтому секса сегодня у нас не будет. И ответной фразы: "Так зачем мы вообще сегодня встретились?" она не услышит от меня ни когда. Нам всегда было интересно вместе.

Это было больше чем мечта, о таком девушки даже не мечтают. Потому что знают, это просто нереально.

Глава 11 "Влад"

Я тоже светилась внутренним светом. Может не так ярко и заметно, но нельзя совсем спрятать чувство всепоглощающего счастья. Правда, все кто меня окружал, приписывали этому иное значение.

— Она тебя очень сильно любит — расслышала я мамин голос — Ты посмотри на неё, она просто цветёт.

Я тихонько приоткрыла и заглянула в щёлочку. Влада, с моей лёгкой руки, припахали на кухне, и сейчас он сидел и чистил картошку, а моя мама затеяла свой любимый разговор. Не думаю, что Владу ещё требовалась реклама меня, но лишний раз послушать какая я хорошая, он не упускал.

— Ты её не обижай, это она только нагоняет на себя уверенный и строгий вид, а внутри она очень ранимая. Вот помню, как то в детстве….

Дальше пошли воспоминания моей мамы о том, каким я была нежным и хрупким ребёнком, и как нужно меня беречь и лелеять. Бедный Влад, как он всё это выносил? Или сила любви творит чудеса? Я не стала им мешать и тихо ушла.

Получая от меня взамен, всему тому, что он мне давал, весьма скупую ласку, Влад стал меня удивлять всё больше и больше. Честно признаться, раньше я о нём думала хуже. Может быть потому, что всё, что я о нём знала, было основано на моих наблюдениях за ним в школе. А школа есть школа. Там учёба, и она давалась ему легко и свободно, опровергая постулат, что того кого бог наградил силой, он обделяет умом. Я даже уверена, будь у Влада на то желание, он мог бы учиться на отлично, но или желания не было, или он предпочитал не слишком сильно отрываться от общей массы парней, но он уверенно держался в когорте успевающих без особых на то усилий.

Ещё в школе были девочки, западающие на симпатичных парней. Влад был нормальным парнем, и естественно, что он реагировал на их заигрывания. Другое дело, что ни один его роман не длился долго. Видимо, аппетитные формы девушек хоть и привлекали его, но не трогали его душу. А ещё в школе были другие ребята и их интересы. И если ты не можешь найти с ними общий язык и тему для разговора, то быстро становишься белой вороной, вроде Ильи.

Школа, это небольшой кусочек нашей жизни, где мы стремимся, слегка подчеркивая свою индивидуальность, быть как все. Так какое же о нас может сложиться мнение, если мы — как все?! Вот и мнение о нас такое же, как обо всех, вернее о среднестатистическом индивидууме.

Но картина меняется, стоит нам только откинуть излюбленное усреднение и упрощение и заглянуть под маску. Там иной мир, подчас настолько поразительный и удивительный, что мы бываем эти поражены. Как, за столь серой и блёклой вывеской, могло таиться столь грандиозное? Тогда нас поражает и захватывает то, что мы находим.

Я говорю про Влада, но только сейчас понимаю, что всё описываемое, применимо и ко мне. Не важно, в шутку или это была рука судьбы, но он заглянул в мой мир, и он увлёк его, очаровал. Тронул его душу и заставил в меня влюбиться. Он нашёл в нём отклик своей души, то, чего не находил в других девушках. Быть может, они не сильно старались впустить его к себе, хотя и я тоже держала его на расстоянии. Возможно здесь вопрос в том, сколь пристально он изучал их, и меня.

Когда девушки хотят привлечь к себе внимание, они хоть что-то выставляют напоказ. Или это их привлекательность, или интересы, или в обще что-то иное. Это похоже на рекламную компанию. Иногда навязчиво банальную, иногда оригинальную. Здесь уж каждый, кто на что горазд. Могло ли такое быть, что всё то, чем так стремились привлечь Влада девушки, надоедало ему раньше, чем он мог разглядеть за этим их истинный мир? Это как в рекламе ТВ-Шоп, может, по сути, товар и не так уж и плох, но навязчивость и однообразие, с каким нам его предлагают, отбивает у нас всякое желание его купить.

У меня такой рекламной компании не было, я просто отгородилась от него. А если нет того что он обычно привык получать, уже одно это его заинтриговало и он стал копать дальше. А дальше лежала область моих интересов, разнообразная настолько, что ни когда не подумаешь, что такая серая мышка как я, могу подобным интересоваться.

Но, что же он сам? Так ли он прост, как я о нём думала?

Однозначно, нет!

Может быть потому, что он с такой настырностью влез в мою жизнь и заставил меня постоянно думать об обороне, сосредоточило мои мысли на мне самой, отвлекая от него самого. Но и это же, чуть позже, заставило меня искать причины, которые им движут. Заглянуть под его маску, в его мир. И это мир оказался не менее богаче моего.

За маской богатыря, своего кореша и сердцееда, скрывался очень добрый и хороший парень. Всегда готовый прийти на помощь, заботливый и внимательный. Может быть он и не был настолько идеальным, как созданный мной самой, образ, но и банальным он тоже не был. Я более чем уверена, что в будущем с ним всегда будет можно найти компромисс, а его семья будет для него важнее, чем очередная попойка с друзьями.

Я зря так скептически относилась к мнению своих родителей. Они пожили на свете больше моего, и уж точно лучше меня разбирались в людях. Влада, они, разгадали раньше, чем я, вот только, по привычке, я их не слушала. Одно радует, что они заложили во мне хорошую основу, и научили ценить к себе хорошее отношение. Вот ровно насколько я ненавижу потребительское отношение к себе, настолько же я ценю и уважаю хорошее.

Моя обида на Влада, прошла сама собой. Растаяла как снег весной, не сразу, но незаметно. И даже к его наглому вторжению в мою жизнь, я уже стала относиться спокойно, хотя он всё ещё не сбавлял напора. Видимо танк, не переделаешь в самолёт, что уж тут поделать. Будем искать рычаги управления, иного выхода я не вижу.

Чувства Влада ко мне, заставили его немного раскрыться и перед другими. Его внимание и забота, Ниагарским водопадом обрушивающаяся на меня, желание быть всегда рядом и почти беспрекословное подчинение, не могли не вызвать у ребят стандартной реакции — насмешек. По большей части, это было вызвано завистью. Не имея смелости поступать также, намного проще было высмеять его поведение. Конечно, ни кто из парней не осмеливался бросить подобную насмешку, ему в лицо. В ответ, запросто, было можно получить кулак. Но, то чего боялись парни, совершенно не останавливало девчонок. Они знали, Влад никогда не ударит девушку…. Они не подумали только об одном…. меня подобные правила не сдерживали.

Я вошла в класс. Ада, наша самая красивая язва, восседала на моей парте. Рядом с ней Влад собирал сброшенные с моей парты учебники.

— И не надоело тебе ей прислуживать? — ехидно поинтересовалась она.

Меня она не видела, как и другие из её свиты. Они всё были поглощены происходящим.

В своё время Ада, одна из первых попыталась захомутать Влада, и самая первая получила от него отставку. Простить ему этого, она не смогла и всегда находила повод съязвить в его адрес. Влад был парень не глупый, и предпочитал её игнорировать. То, что она на пустом месте может устроить скандал, знали все, а давать ей повод залепить себе пощечину, он не хотел.

— Она же об тебя, разве что ноги не вытирает. "Владик, принеси мне то, Владик, принеси мне это" — передразнила меня Ада.

Она, конечно, утрировала. Я не помыкала Владом, как это она преподносила. Все мои просьбы ограничивались тем, что я просила его принести мне в столовой на обед и только потому, что он просто запрещал мне таскать тяжёлый поднос и лезть в общую толкучку, где не дай бог, меня ударят или собьют с ног. Но, то, как она это преподнесла, звучало довольно обидно.

— Ты же не парень, ты тряпка — не унималась Ада — Так стелиться перед девчонкой, не станет ни один мужик. Да над тобой все мальчишки смеются…. Неужели ты до сих пор не понял, что ты ей не нужен. Она просто мстит тебе за прошлое. Стебается над тобой по полной программе. Ты её хотел влюбить в себя, а в итоге, она влюбила тебя, в себя

Влад хмуро молчал. Не надо быть семи пядей во лбу, что бы понять, как ему больно от этих слов. Любовь творит чудеса, но и делает человека уязвимым. Если бы между нами было всё так, как между мной и Владой, он бы посмеялся Аде в лицо, и забыл бы её насмешки ещё раньше, чем она закрыла бы свой рот. Но, в том-то и была проблема, что желаемой взаимности, он, от меня, не получал. А если нет взаимности, всегда есть подозрение, что все твои усилия, напрасны. Добавьте к этому его чувство вины за прошлое, и вы поймёте, какой хаос творился в его душе.

Ждать, когда всё закипающее в нём выплеснется наружу и прольется на его сердце жгучим ядом, отравляя его навсегда, я не стала. Эта змея подколодная, уже давно сидела у меня в печёнках, только вот случая дать ей по морде, всё не подворачивалось. После резни в раздевалке, девчата в мой адрес старались лишних слов не бросать, побаивались того же, что и парни от Влада. Кулака в лицо. Вот только сегодня слишком увлеклись и меня не заметили.

Ни кто даже не понял, что произошло, настолько всё быстро случилось. Вскочив на парту, я вихрем подлетела к своей парте и схватила Аду за волосы. Резко запрокинув её голову назад, я упёрла колено ей в спину.

— Слушай меня внимательно… — нарочито тихо сказала я.

Когда говоришь тихо, человек всегда начинает прислушиваться, а если он прислушивается, то и сказанное доходит до него, намного быстрее.

— …Повторять дважды, не буду. Ещё раз, хоть словом, хоть жестом, обидишь моего Влада и сильно об этом пожалеешь — и, выдержав небольшую паузу, добавила злобным голосом — Я человека убила, думаешь, не смогу убить ещё одну сволочь?

Я окинула взглядом девчат. Такого ужаса в их глазах я не видела никогда. Вот что делает слава, она наделяет тебя определённой репутацией. Боюсь даже представить, что они сейчас обо мне думали, одно было бесспорно, они искренне верили моим словам, и каждой померещился призрак с косой… невысокого роста.

Склонившись к самому уху Ады, я спросила:

— Всё понятно или мне тебе что-нибудь сломать, для лучшего понимания?

— Не…е…е…т — жалобно, захлёбываясь слезами потянула она — Я всё…поняла…а…а…

Ну ни фига себе, я так напугала её, что у неё, от страха, уже начиналась истерика.

— Вас это тоже касается — сказала я, отпуская Аду и спихивая её с парты

— Пошли вон отсюда… — грубо приказала я им.

Девчат, словно ветром сдуло из класса. Влад хоть и был всё ещё хмурый, но в его глазах плясали чёртики. То, что я сделала, красноречивее всех слов говорило ему, что он мне не безразличен. Рождённый словами Ады, хаос, потеряв свою основу, испарился как утренний туман. Я дала Владу защиту, ту самую, которой ему так не хватало. Теперь, кто бы и что не сказал, за глаза или в лицо, он не может отравить сердце Влада.

Я подошла к нему, сейчас, стоя на парте, я была даже чуть-чуть выше, но всё равно, не настолько, что бы ему приходилось сильно задирать голову. Склонившись, влекомая порывом души, я поцеловала его. Всё что ему перепадало раньше, было сравнимо с братско-сестринскими отношениями. Робкие поцелуи в щёчку, ещё более редкие и короткие поцелуи в губы. Это не награда для моего рыцаря, а так, жалкие крохи, которым он радуется за неимением большего. Этот поцелуй был другим, долгим, нежным и полным чувств. Он был удивительно похож и в тоже время, не похож на первый поцелуй с Владой. Было в нём нечто такое, что я не смогла уловить, а тем более понять и осознать, нравиться мне это или нет. В нем ещё не было вкуса любви, но уже присутствовало возбуждение. Я даже сама себе удивилась. Ведь я и раньше целовалась с парнем, и хотя мой опыт был не богат и этим парнем был Илья, подобных чувств он у меня не вызывал. А вот с Владом, вызвал. Я краем мысли отметила знакомое чувство нарастающего возбуждения и приятной тяги внизу живота.

Оторвавшись от его губ, я несколько секунд приходила в себя. Хорошо, что Влад обнял меня, и тем самым уберёг от падения.

— Спусти меня на землю — шутливо попросила я.

Его сильные руки взяли меня за талию, бережно подняли и опустили вниз.

— Если кто будет обижать, ты мне скажи, я с ним разберусь — серьёзно заявила я.

— Ну конечно — расплывшись в улыбке, пообещал он.

В школе есть вещь, которая распространяется быстрее звука, это слухи. Было даже интересно, с какой скоростью, произошедшее в классе станет известно всем. Вот когда закулисные подхихикивания и шуточки прекратились, и парни стали с неприкрытой завистью смотреть вслед Владу. Похвастаться тем, что девчонка, за него, готова убить, причём такая, которая реально убила человека, не мог ни кто. А на меня стали поглядывать со смесью восторга и ужаса. И количество того и другого варьировалось от степени чувства вины передо мной, у человека. Если в прошлом мне от него, или её, доставалось часто, то такие люди старались мне лишний раз на глаза не попадаться. Видимо слух так гипертрофировал сказанное мной, что все мои прежние обидчики приняли мою угрозу на свой счёт и ждали скорой и неминуемой расплаты.

Что на счёт меня и Влада…. Да, я сдала свой первый бастион. Это ещё не поражение и даже не переломный момент, так как целостность моей обороны не нарушена. Я просто подарила ему маленькую победу, потому что, она была ему нужнее, чем мне, этот оплот моей обороны. Можно бесконечно долго разоряться на тему того, как я ценю хорошее к себе отношение, но истину можно понять только тогда, когда решаешь, или принести жертву, что бы не потерять это отношение, или не подпустить к себе слишком близко. Если ты не готов жертвовать, значит, ты и не очень-то ценишь это самое, хорошее отношение.

Конечно, я понимала, что назад сданную позицию забрать будет невозможно. Влад вцепиться в эту пядь моей земли, с остервенением бультерьера. А, пусть небольшая, но победа, заставит его с новой силой ринуться в атаку. Так что, пожинать плоды своей жертвы, мне придется ещё очень долго. Буду ли я жалеть?

Скорее всего, нет. Вот если бы я ушла, позволила Аде сделать своё гнилое дело, вот об этом бы я потом жалела. Уж лучше мы расстанемся с Владом как-нибудь сами, когда поймём, что всё конечно хорошо, но раз нет взаимности, нет и смысла продолжать отношения. Но это уже будет наше решение и наш выбор, а не действие её ядовитого язычка.

А пока, пусть всё продолжается. Буду дарить Владу не частые, но приятные поцелуи, и возможно пойму, что в них такого особенного, что мне не удалось понять в первый раз.

Глава 12 "Разбитые небеса"

Этот день не предвещал ничего плохого. И хотя с самого утра, у меня, немного побаливал живот, это был не повод отказаться от свидания с Владой. Такое иногда бывало перед месячными.

Мы встретились, долго целовались, а потом поехали на природу. Выпал первый снег, в городе он сразу превратился в бурую кашу, а нам хотелось по нему походить, поиграть в снежки. И где этим ещё заняться, как не на опушке леса. Один из районов нашего города, граничил с красивым лесопарком, туда мы и направились.

Мохнатые сосны, покрытые первым, белым налётом, выглядели угрюмо, но красиво. Тёмный лес приготовился к зиме, и хотя в нём ещё не было снега, от него уже веяло холодом и сыростью. Запах леса, ни с чем несравнимый, будоражил ноздри. В нем мешался запах палой хвои, влажной коры и мха. Канавы и ямки, наполненные водой, подёрнулись первым ледком. И в этом люду, в плену причудливых узоров, вмёрзли ещё не побуревшие листья и трава. Местные ребятишки бегали от одной лужи к другой, и с детским озорством ломали тонкое кружево льда.

Деревья и кусты уже давно облетели, оставив к зиме на своих ветках, только яркие ягоды. Шумливые стайки птиц, перескакивая с дерева на дерево, пировали щедро преподнесенными им дарами природы.

Мы уже наигрались в снежки и просто прогуливались вдоль леса, когда меня первый раз скрутило. Боль была такая, словно мне в кишки воткнули вилку и медленно её поворачивали.

— Что с тобой? — встревожившись, спросила Влада.

— Не знаю, что-то живот прихватило — еле выдавила я из себя — Наверно надо домой.

— Я тебя провожу — сказала Влада.

Обычно мы расставались в городе или возле её дома. Я всегда мотивировал это тем, что парень должен провожать девушку, а не наоборот. Так что Влада даже не знала, где я живу. Она несколько раз "закидывала удочку" на предмет зайти ко мне в гости, но я всегда отговаривался, что у меня строгие и консервативные родители. Она хоть и огорчилась, что не может взглянуть, как я живу, но смирилась с положением вещей. К ней в гости я тоже не сильно стремилась, а она особо не настаивала.

За то сейчас, ситуация катастрофически быстро выходила из-под контроля. Я надеялась только на одно, что пока мы доберёмся до центра, я смогу сама стоять на ногах, и отправлю Владу домой. Это будет сложно сделать, поскольку она не на шутку за меня тревожилась, но и раскрывать, где я живу, я тоже не могла.

Только не всё в жизни происходит так, как мы того хотим. Если бы знала, где упаду, соломки бы там подстелила. Мне вообще в этот день, не нужно было выходить из дома, но кто же знал.

Меня скручивало всё сильнее и сильнее, пока я не свернулась клубочком на сидении и не перестала ничего соображать от безумной боли. До меня даже не сразу донёсся голос Влады:

— Я уже вызвала скорую, потрепи, они сейчас приедут.

Слабым голосом я попыталась возразить:

— Зачем? Нет…этого не нужно. Сейчас всё пройдёт….

Но не проходило, а становилось только всё хуже и хуже.

— Не говори ерунды Сашка, ты себя со стороны не видишь — отмела мои возражения Влада.

В её голосе слышалась забота и страх за меня.

Автобус остановился и дюжие ребята, заботливо перенесли меня в скорую. Влада пристроилась в скорой рядом с носилками и взяла меня за руку.

— Езжай домой — попросила я.

— Даже не подумаю — уверенно ответила она — Пока не буду знать, что с тобой всё в порядке, я тебя не оставлю.

Вот она любовь и я понимаю Владу. Случись что с ней, я бы тоже её не бросила.

Хлопнули двери, взвыла сирена и скорая понеслась, неся меня к неизвестности. Я плохо помню дорогу, ещё хуже помню, как меня привезли в больницу. Смутные воспоминания остались и о том, как меня раздели, осматривали, и я оказалась в операционной. Единственное яркое воспоминание было только о том, как мне на лицо легла маска и я провалилась в небытие.

В себя я пришла, уже на больничной койке. Второй раз за полгода, это уже слишком. Ощущение было такое, словно меня долго и жестоко били. В ногах сидела Влада и смотрела на меня так, что мне захотелось взвыть от тоски и боли. Я видела по её глазам, что ей ВСЁ ИЗВСЕТНО.

Сколько не готовь себя к тому, что рано или поздно тебя разоблачат, всё равно готова к этому не будешь. Всегда живёт надежда, что этого не произойдёт. Ещё день, ещё час, ещё встреча. Хоть миг, да постоять на краю…. но….почва уходит из-под ног и вот ты уже падаешь в бездну. И нет опоры, некому тебе помочь, потому что ты сама виновата в том, что случилось. Ты заложила в основу самых серьёзных отношений, ложь. И вот, то здание, которое ты построила, рушиться. Нет веры ничему, ни твоим словам, ни твоим чувствам. Все твои оправдания звучат жалко и бессмысленно. Как можно убедить, что ты её любишь, если ты лгала ей всё это время. Весь тот счастливый мир, который у неё был, разлетелся на мелкие осколки и ни собрать их, ни склеить. Ни одно самое благое намеренье, не в силах оправдать меня. Здесь нет места логике, бесполезно приводить доводы и строить сложные умозаключения. Остаётся только падать в бездонную тьму отчаянья и одиночества.

— Почему? — спросила она, и я увидела, как по её щекам текут слёзы.

— Потому что я люблю тебя — собрав последние силы, сказала я, и по моим щекам, тоже побежали слёзы.

Она замотала головой.

— Ложь!… Всё ложь!…Как ты могла?…Видеть тебя не хочу!… - гневно бросила она мне в лицо, и, вскочив, выбежали из палаты.

Были бы силы, я бы побежала за ней, упала бы ей в ноги и умоляла её о прощении. Только вот, глубоко во мне жило гадское понимание того, что она была права, что я лгала ей, и прощения этому нет.

Позже, из слухов и пересказов больных, я восстановила тот момент, когда и как был раскрыт мой обман.

Влада сидела в коридоре и ждала окончания операции. Она волновалась, и для этого был не шуточный повод. Загреметь сразу на операционный стол, можно только с очень серьёзной проблемой.

Дверь открылась, и вышел уставший врач. Седина уже выбелила его голову, но выглядел он ещё крепким и бодрым. Он подошёл к Владе и сказал:

— Можете не беспокоиться, с вашей подругой всё будет в порядке.

Влада удивлённо посмотрела на врача.

— С какой подругой? — непонимающе переспросила она.

Теперь уже нахмурился врач.

— Это же вашу подругу привезли с вами на скорой помощи?! — полу спросил, полу утвердил он.

Впрочем, это было больше утверждение, чем вопрос, поскольку в этот день, такая была я одна.

— Я приехала с парнем — утвердительно сказала Влада.

Врач отечески улыбнулся.

— Называйте ее, как хотите, но Господь создал её девушкой, как и вас. А кто из вас и какую роль играет в ваших отношениях, мне всё равно. Сейчас её перевезут в плату, можете её навестить, и было бы хорошо поставить в известность её родителей.

Он повернулся и пошел, бурча себе под нос:

— Ох уж эта молодёжь, мало им того, что дала природа…

Влада некоторое время стояла ошарашенная новостью, не в силах поверить услышанному. Даже когда она осторожно вошла в палату, у неё ещё теплилась надежда, что врач ошибся, что это какая-то злая шутка. Ну не может это быть правдой.

Но, в кровати, лежала знакомая фигура. Да, операция сильно сказалась на моём внешнем виде, но не настолько, что бы Влада, не смогла меня узнать. Она присела на край кровати. Смешанные чувства переполняли её душу. Её рука осторожно двинулась по моей ноге. Был только один способ доказать или опровергнуть сомнения….

Почему? Почему мы так поступаем? Ложь во спасение? Ложь, что бы быть счастливым? Неужели мы настолько не умеем принимать правду, что иного выхода у нас нет?

А может быть причина не в том, что мы боимся правды, а в том, что мы боимся быть не как все. Впустить в нашу жизнь нечто такое, чего другие не понимают? Мы можем быть консервативными и осуждать нетрадиционные отношения, мы можем быть либеральными, и допускать, что подобное возможно. Но какие мы тогда, когда это касается нас напрямую? Стоит чему-то подобному вторгнуться в нашу жизнь, как мы резко это отвергаем. Мы не можем допустить, что нас любит представитель нашего пола. Для нас это дико, невозможно и…гадко. Мы зарываемся в свои комплексы, как пескарь в песок. Только бы нас ничего не трогало, только бы наш мир, не менялся. Но почему? Почему для нас важнее собственное, эфемерное благополучие, банальный уклад жизни, скопированный и созданный по общему стандарту? Мы готовы жить такой жизнью, и мириться с её недостатками, вместо того, что бы сделав шаг в сторону, стать по настоящему счастливыми.

Вспомните историю, когда были сословия, и нельзя было жениться или выйти замуж за того, кого любишь, если он не из твоего круга. Скажете это бред. Пережиток прошлого. Но это было, и многие люди обделяли себя счастьем, только что бы быть как все и жить как все. Скажите, их убогая жизнь, с нелюбимым человеком, того стоила? А семья, которая у них была. Без любви, без взаимности. Какие дети у них вырастали, какой пример брали с родителей? Пример жить как все и быть как все?!

Но тогда почему, мы так взахлёб зачитываемся книжками о бунтарях, бросивших тогдашнему обществу вызов. О, их нелёгком пути к личному счастью. Что нас так трогает в этих книжках? Не хотим ли мы в глубине души, получить то, к чему стремились эти самые бунтари?! Да, сейчас уже сословий нет, и казалось бы, нет преград, что бы быть счастливым, но это не так. Любовь не выбирает определённого мужчину для женщины, а женщину, для мужчины. Она всепоглощающа. Для неё не существует полов, норм общества и разумных границ. Любовь не поддается анализу, и даже чёткого определения любви, до сих пор нет. Мы любим не тело, мы любим душу, а душа может быть в любом теле.

Наш выбор может пасть на маленького, неприметного человека, даже уродца, если только его душа, затронет глубинные струны нашей души. Мы любим без разума, логики и расчёта. А если вы утверждаете, что это не так, то значит, вы не любите, а выбираете себе подходящую пару для совместной жизни. Вы создаёте стандартную ячейку общества, по общему образу и подобию.

Влада, ни когда особо лояльно к однополой любви не относилась. Не то что бы она её осуждала, скорее не понимала. По её мнению, это больше была дань моде, чем реальные чувства. Выросшая в обычной семье и воспитанная на стандартных моральных ценностях, она даже и предположить не могла, что ЭТО, когда-нибудь, может коснуться её. Её мечты о любви, были примерно такими же, как и мечты любой девушки. Найти хорошего и понимающего парня, такого с кем будет легко и просто, который будет уважать её интересы и заботиться о ней. Хабалы её не интересовали. Она хотела найти личность, такую, что бы её завораживало.

И она нашла…

Она думала, что нашла…

Когда она, выбежала из больницы на холодный, осенний воздух, её всю трясло. Стоило только подумать, что он, нет… она с ней делала, как её всё выворачивало. Это было ужасно, гадко и мерзко. Только подумать, что она думала, что любит этого человека!!!

— Боже, за что!!! — заорала она во всё горло, словно раненная на вылет волчица.

Колени подогнулись и она, зарыдав, упала в первый снег.

К ней подошли, подняли и отвели в приёмное отделение. Больницу нельзя было удивить подобным. Здесь случалось всякое. Ей вкололи успокоительное и уложили на койку.

Пустота.

Когда наш мир рушиться, его заполняет пустота. Говорят, она наполнена божественной силой, но только мы, можем придать ей форму. Только мы можем создать из этой пустоты новый мир. И каким он будет, зависит только от нас.

Влада плавала в полузабытье, полу дрёме. Обрывки мыслей проносились в голове, но она была не в силах ни одну из них ухватить и удержать. Всплывали воспоминания. Раньше они казались таким радостными и дорогими, но сейчас, от некоторых её бросало в дрожь, а от некоторых выворачивало наизнанку. Мир перевернулся, рухнул, сошёл с ума.

— Почему это, произошло именно со мной? — думала она — За какие грехи так меня наказали?

Заставили полюбить, а потом отняли и посмеялись надо мной. И ведь давала сама себе слово, что больше это не повториться. Её сердце уже было однажды ранено. Больно и жестоко… хотя… та боль, не идёт ни в какое сравнение с этой. Тогда было просто больно. Да меня бросили, да сделали это цинично и жестоко, но тогда меня хоть не обманывали. А сейчас? Сейчас быль была просто невыносимой, почти физической. И что самое плохое, что было ни просто больно, а было ещё и гадко. Словно тебя раздели догола, вымазали в дерьме и выставили на всеобщее осмеяние.

Каким же сказочным был мир ещё с утра. Радостным и светлым, и каким ужасным оказался вечер. Жить, просто не хотелось.

Но из глубины души поднималась ненависть. Жгучая, горькая как обида и едкая как кислота. Она разъедала всё, и воспоминания и мысли. Не оставляя ничего, кроме самой себя. Влада хотела отомстить, и отомстить так, что бы той, которая посмела так над ней посмеяться, было столь же больно, как и ей самой. Планы роились у неё в голове, один безумнее другого, когда наперекор всему, из всего этого мерзкого месива, выплыл образ. Улыбающийся и лучистый взгляд Сашки, полный нежности и любви.

— Нет, я не верю! Это не может быть правдой! — простонала Влада и, зарывшись в подушку, заплакала.

Слёзы смыли всё, и опять осталась одна пустота.

Ясное голубое небо, заглядывало в окно.

Глава 13 "Исповедь"

Восприятием мира, заведует наш мозг, а депрессия, это изменение восприятия мира. Была ли у вас такая депрессия, что вы переставали различать цвета? Надеюсь, что нет. Я не хочу сказать, что я стала дальтоником, просто все краски мира в один миг, поблёкли. Словно весь мир, выцвел.

Одиночеству я была предоставлена на достаточное время, что бы понять, насколько я не хочу жить. Может быть раньше, я и тешила себя иллюзией, что когда обман вскроется, я буду жить воспоминаниями о прошлом. Но вот пришёл этот миг, а мои воспоминания не радовали меня, а делали только хуже. Словно я погрузилась под воду, а можно ли жить под водой, воспоминаниями о воздухе? Влада была для меня всем, жизнью, воздухом, солнцем… любовью. Без неё я жить не могла.

Сил ещё было мало, но я собрала последние их остатки, и встала с кровати. Два шага до окна, дались как путь до луны пешком. Радовало одно, назад идти не придётся. Возле окна я передохнула, и потянулась к ручке. Сил хватило только на то, что бы открыть окно и тут я упала. Мой рост, сыграл со мной злую шутку. Будь я хоть немного выше, я бы смогла из последних сил перевалиться через подоконник, а так я только больно ударилась об него головой и упала на пол. Услышав шум, в палату влетела медсестра.

Начался шум, суета, возня. Меня уложили на кровать. Пришёл суровый врач и так же сурово спросил:

— Что это мы тут чудим?

— Не хочу жить — равнодушно ответила я.

Он покачал головой.

— Окно бы тебе не помогло. Здесь всего второй этаж, а внизу пристройка. Максимум, заработала бы пару переломов и добавила бы нам ещё работы — флегматично сказал он

— Давай договоримся так, в начале мы тебя вылечим, а потом ты уже будешь думать, как свести счёты с жизнью? — предложил он.

— Лучше сейчас — ответила я.

— Понятно. Ладно, ты не оставила нам выбора — спокойно сказал он.

После этого меня привязали к койке и накачали успокоительными.

Следующий раз я пришла в себя уже ночью. Рядом сидела мама. Встревоженная и обеспокоенная. Мы долго сидели, молча глядя друг другу в глаза. Иногда, словами всего не выскажешь, их просто не хватает. Она гладила меня по голове, а я чувствовал себя ещё хуже, чем раньше. Я предала её и её любовь ко мне. За своими страданиями я совсем забыла о тех, кому обязана жизнью. О тех, кто растил меня, заботился и любил. Как я могла быть настолько эгоистичной? А может я всегда была эгоисткой, и только прикидывалась хорошей? Может потому и лгала Владе, что не хотела разрушать не её, а свою сказку. Всё, что между нами было, было нужно в первую очередь мне. Да я любила её, но любила эгоистично. Я знала правду, но продолжала лгать, зная, что в итоге, ей будет больнее, чем мне. Лично себя я утешала тем, что у меня останутся воспоминания, а что я собиралась оставить ей?

Разбитый мир?

Разрушенные мечты?

Выжженное дотла сердце?

И я после всего этого, ещё смею заявлять, что я её любила?

Я использовала её, а когда мне стало невыносимо плохо, пожелала удрать. Воспользоваться самым простым путём — умереть. Меня не волновало ни то, что это будет удар по моим родителям, ни то, что это, уж точно не исправит ситуацию. Я просто хотела сбежать от проблем, которые сама же и создала.

— Прости меня мама — заплакав, сказала я.

Мама улыбнулась сквозь слёзы и ответила:

— Всё хорошо, доченька. Всё образуется.

Потом мы долго плакали вместе, пока я снова не уснула.

Утро не принесло мне радости, но на душе стало немного спокойнее. Некоторые вещи лучше понять позже, чем ни когда. Я пообещала врачам больше не пытаться сводить счёты с жизнью, и мне дали относительную свободу, хотя, и не оставляли без присмотра.

Когда пришёл Влад, внеся в палату букет цветов размером с меня, я уже была просто больной. Он тоже переживал за меня, и уж его-то точно не за что было наказывать. Я боялась только одного, что Влада расскажет ему всё, что произошло, и он не будет знать, как на это отреагировать, а я ни чем не смогу ему помочь. Объяснять что-либо, тем более на эту тему, я пока, была не способна. Но Влад, даже словом не намекнул, что он, что-то знает, а когда я осторожно поинтересовалась, как его сестра, он ответил:

— Поссорилась со своим парнем. Заперлась в своей комнате, всю ночь рыдала.

— Плохо. Обидно когда люди сорятся — посочувствовала я.

— Я её предупреждал, но она меня не слушала. Вот хочу найти этого поганца, да потолковать с ним по-мужски — сказал Влад, нервно сжимая кулаки.

— Лучше не надо — предостерегла я его — Ещё хуже можешь сделать.

Он задумался. Видимо такая мысль и ему приходила в голову.

— Как скажешь — согласился он.

Ну да, теперь его совесть абсолютно чиста. Я ему приказала не лезть, и он не полезет. Но вся ирония судьбы была в том, что я как раз и была тем, с кем он так хотел потолковать по-мужски. Даже занятно стало, а что бы он делал, если бы знал правду?

Очередная ложь?

Опять во благо?

Опять оправдываю себя, убеждая, что действую исключительно в интересах Влада, а моя трусость здесь совсем не причём. А может, я просто боюсь потерять то, что у меня осталось? Ну да, и я ещё думаю, что полученный урок, пошёл мне на пользу. Да я не успела ещё толком отойти, как опять взялась за старое. А что будет завтра? Новая ложь, и новые отношения, и всё опять помчится по кругу, и опять придёт к неизбежному концу.

Надо всё рассказать, и рассказать именно сейчас.

Если не сейчас, то когда? Отложить на завтра? А потом на послезавтра? И я буду лгать, но лгать не словами, а молчанием. А это тоже ложь, и она ни чем не лучше обычной. Ведь я буду делать вид, что ничего не знаю, и даже если Влада не расскажет ничего своему брату, мы-то обе будем знать правду.

Страшно?

Да страшно!

Когда раскрываешься, становишься беззащитным. И если я что-то и должна была понять, из всего что произошло, так это то, что если я хочу и дальше стоить хоть какие-либо отношения, а должна научиться быть искренней. И пусть Влад для меня сейчас не более чем друг, только из уважения к нему, я не должна ему лгать. Пусть он знает, какая я на самом деле, и если он не захочет больше иметь со мной дела, я его пойму.

— Влад, сядь, пожалуйста — попросила я его — Я хочу рассказать тебе кое-что важное.

Влад пододвинул стул и сел, взяв меня за руку.

Излить всю душу трудно, но стоит начать, и ты уже не можешь остановиться. И вот что чудно, пусть тебя потом осуждают, наказывают или даже казнят, но тебе становиться лучше. Может быть потому, что ты, хоть на миг, становишься со всеми миром в ладу?! Чем больше ты врёшь, неважно как и кому, тем больше у тебя самого в душе страхов и терзаний. Ты боишься, что тебя раскроют, и врёшь ещё больше. И это начинает тебя терзать, потому что где нет правды, там нет гармонии. Но стоит сбросить с себя всё это, как становиться легче.

Я рассказывала сумбурно, перескакивая с события на события, забегая вперёд или возвращаясь назад. Перемешивая события и свои переживания, нынешние и прошедшие. Моё повествование, было покруче путешествия Алисы, в зазеркалье и страну чудес, вместе взятых. Как Влад всё это смог выслушать, а тем более понять, я так и не смогла понять, но, видно парень он был не глупый.

Да и не подумайте, что я рассказала ему ВСЁ! То, что было между мной и Ильёй, отношения к нему не имело, а значит, и знать ему об это было не обязательно. Как говорит моя мама:

— Живя с мужем, всю жопу не показывай.

— Мне надо подышать воздухом — сказал Влад вставая.

Я согласно кивнула головой. Добавлять ему вслед фразу, типа: "Я пойму, если ты меня бросишь" было бессмысленно. Не нужно его провоцировать. Пусть сам решает.

На пороге он повернулся и спросил:

— Тогда, в классе, это был… — он не договорил, боясь произнести это слово.

Я отрицательно покачала головой.

— Думай что хочешь, но я не могу сказать, что ты мне безразличен.

— …Но и сказать, что любишь меня, тоже не можешь — договорил он.

Я кивнула.

— Спасибо за искренность — поблагодарил он и вышел.

Вот когда я снова зарылась в подушку и заплакала. Да, моя совесть, наконец, была чиста, и даже на душе стало легче, но сердце по-прежнему ныло.

Кто сказал, что исповедь решает все проблемы? Вот и нет. Она их раскрывает, а решать мы их должны сами. Мы сами должны понять, где и что мы сделали не правильно и можно ли это исправить. Это нам дальше жить с осознанием своих ошибок, если, конечно, у нас хватит ума их осознать и не повторять. А то мы горазды уверять всех, что вот уж на ЭТИ грабли, мы точно ни когда не наступим. Но вот мы делаем шаг, и нам в лицо летит новая палка. И выходит, что ничему-то мы и не научились. Толку, уметь не наступать, на определённые грабли. Важно понять принцип, где, как и что сделано не правильно, а поняв, применить его в жизнь. А это тоже не так просто, как кажется.

Широкая ладонь легла мне на голову и нежно погладила.

— Эх, Сашка, Сашка… — ласково сказал Влад.

Я повернулась и моё заплаканное лицо, впервые за эти дни, озарила слабая улыбка.

— Ты не ушёл? — спросила я, всхлипывая — Не бросил меня?

— Чудо ты — улыбаясь, ответил он — …Куда же я уйду? Я же люблю тебя!

Я взяла его руку и прижалась к ней щекой. Во всём безбрежном просторе моего разрушенного мира, сейчас, это был самый надёжный и спокойный берег. Сама того не понимая, я сдала Владу ещё один свой бастион. Искренность, подкупает, а излив душу, я позволила ему, подойти ко мне ещё ближе.

Глава 14 "Влада"

Отрицание, как форма доказательства, распространена повсеместно. Одни при его помощи, бросают вызов обществу, другие наоборот, стремятся слиться с общей массой. Суть не в том, какую цель мы преследуем, а в том, что происходит в нас самих.

Влада, опустошённая и выжженная как равнина после пожара, выбрала этот путь, что бы доказать всем, и самой себе в особенности, что она может быть счастливой. Она умна, привлекательна, и её, теперь, уже даже не сдерживает девственность. Конечно, этот факт, бесил её особо, но есть, что есть. Сделанного не воротишь. Осталось только использовать ситуацию и жить дальше.

Мужчины грубо и пошло шутят, что они держаться до последней капли крови, а женщины до первой. В чём-то они правы. Страшно лишиться девственности, пусть на это и подначивают подруги, или толкает осознание, что тебе, уже…. а ты ещё нет…. Глупость, конечно, но остаться девушкой до двадцати четырёх, мало кто хочет. Дело даже не столько в возрасте, столько в том факте, что к этому возрасту, у тебя ещё не было серьёзных отношений. А вот это уже зазорно.

Совсем другое дело, если ты уже попробовала секс, поняла что это такое, и ещё лучше, если распробовала его настолько, что стала получать от него удовольствие.

А секс, это наркотик! Самый чистый, самый безвредный…. если не считать глупых ошибок, вроде залётов. К нему быстро привыкаешь, и отказаться от него невозможно. Но, что самое приятное, он совершено легален.

Нет, не подумайте, Влада вовсе не собиралась пойти по рукам. Как бы ей не хотелось секса, ей нужен был не только он. Ей, как и всем девушкам, было нужно ВСЁ! Любовь, нежность и забота хорошего парня, и секс, как логическое продолжение их отношений.

Парни. Их много и они разные. Раньше Влад, наводил на них ужас, не позволяя ни кому играться с чувствами его сестры. Но, не смотря на это, дважды она уже обожглась, и обожглась сильно. Оба раза, расставание было болезненным и она, потом, долго приходила в себя.

Хм…сейчас?…Сейчас она тоже ещё не пришла в себя, но решила, что лучшим лекарством для неё, будут новые отношения. Без обмана. Чистые, светлые и искреннее.

Влад. Сперва, она ему ни чего не сказала, про ту, на которую он так запал. Было не до этого. Вообще было не до чего. Весь мир был безразличен и сер. Позже, когда она увидела как он каждый день, проводит у неё в больнице. Заботиться о ней, возит ей цветы, подарки и фрукты, она всё же решилась. Не то что бы она хотела ей отомстить, скорее не хотела, что бы она обошлась с её братом, также как обошлась с ней. Видимо этой…нехорошей девчонке…. всего было мало. С неё, решила переключиться на брата.

— Влад — позвала она брата — Надо поговорить.

Влад отложил книгу. Влада села в кресло напротив. Как начать разговор, что бы это не выглядело так, как будто она поливает его девушку помоями? И как вообще рассказать о том, что случилось? Многое, откровенно стыдно рассказывать.

— Помнишь, мой парень… ну, с которым я поссорилась? — не очень уверенно начала она.

Он кивнул, но промолчал.

— Так вот, это не вовсе не парень, это… девушка. Она просто выдавала себя за парня, но…я этого не знала — немного торопливо добавила она.

Влад поудобнее развалился в кресле.

— Выкладывай — сказал он.

Начало обнадёживало.

Ступая, как по тонкому льду, стараясь выкладывать всё не очень эмоционально, но так что бы показать весь извращённый замысел этой особы, она стала рассказывать. Влад, слушал внимательно. Иногда, он поднимал палец, желая показать, что хочет что-то спросить, и тогда Влада останавливалась, и он задавал свой вопрос. Чаще это касалось чувств самой Влады или ей мнения на ситуацию или поступки. Влада специально не говорила о ком речь, желая вначале, показать всю гнусность этой натуры, позволить брату оценить всю картину, и только потом сказать, кто она.

Влад внимательно выслушал сестру до самого конца, за что она ему, была особо благодарна.

— И знаешь, кто это? — под конец, спросила Влада и, не дожидаясь ответа, сказала — Твоя Сашка!

Влад отреагировал на сказанное, на удивление спокойно, даже равнодушно. Он только кивнул в знак того что понял, и взял отложенную книгу.

— Ты что, не понял? — удивленная его реакцией переспросила Влада.

— Понял — спокойно ответил он.

— Нет, ты не понял — настаивала Влада — Она наигралась со мной, и теперь играет с тобой….

Влада взорвалась. Она ходила по комнате, эмоционально размахивая руками и пытаясь достучаться до брата. Неужели он не видит, с кем он имеет дело. Это змея, которую он пригрел возле сердца. А она, его сестра, пытается его сейчас спасти, уберечь от будущей и неминуемой катастрофы.

— А ты уверена, что она с тобой играла? — буркнул Влад.

Влада остановилась, словно её выключили.

— Ты что, совсем слов не понимаешь, она совсем завралась. Я тебе всю правду рассказала, а ты мне не веришь.

Влада неверно истолковала реакцию брата, думая, что он просто не хочет ей верить. Любовь, она ведь и ослепляет.

— Ой ли, так уж и всю правду? — скептически прищурившись спросил Влад.

Влада замялась. Она рассказала…почти всё. Не сказала только про то, что у них был секс, но про это, брату знать незачем.

— Всю! — уверенно заявила она.

— Ну ладно. И что ты от меня хочешь? — спросил он.

— Как что? — непонимающе переспросила Влада — Брось её, пока не поздно.

— Не брошу. Я её люблю — спокойно сказал Влад, снова утыкаясь в книгу.

— Ты мне не поверил? — огорчённо подвела итог Влада.

— Поверил…Но я её не брошу.

— Как ты можешь после всего того, что она совершила, продолжать её любить?

— Также как и ты… — сказал Влад, спокойно глядя сестре в глаза.

Влада пулей вылетела из комнаты брата.

— Балбес, дурак, кретин. Как ты вообще мог подумать, а тем более сказать, что…я её люблю! Полная чушь! Да я её ненавижу! Убила бы её — несся из коридора возмёщённый голос Влады.

Влад ехидно ухмыльнулся.

— Слышала бы ты себя со стороны…. - буркнул он сам себе.

Доказать всем, что ты такая же как все, что может быть проще и сложнее. Но в мире нет ничего невозможного. Вот только я не всегда понимала, зачем с такой силой стремиться стать очередной серостью и частью общего стада? Что хорошего в том, что бы быть как все? Тебя не будут пинать? Не будут выделять из стада? Думаете, в общей серой массе вам будет житься спокойнее?

Ну, вы наивны.

Стадо, это стадо. И пойдёт оно туда, куда погонит его пастух. Хорошо если пастись на луга, а то ведь и на бойню могут погнать. И самое печальное, что вы пойдёте, и даже не спросите, куда вас ведут. Потому что вы ужи привыкли жить как все и быть как все. Жить, не задавая вопросов, не интересуясь ни чем, кроме еды, секса и сна. Думаете, что спокойствие и счастье слова синонимы? А вот и нет. Можно жить спокойно, и очень несчастливо, а можно не спокойно, и очень счастливо. Вопрос только в том, что вы выберите для себя.

Влада воевала сама с собой. С одной стороны было нечто неприемлемое, безумное и невероятно счастливое, а с другой, были стандартные отношения. Привычные и ни кем не осуждаемые. Что может быть естественнее, чем отношения между парнем и девушкой. Теперь ей, было нужно доказать, что и в этих отношениях можно быть счастливой, и даже более, чем она была счастлива в том фарсе.

Очень быстро, новость, что Влада свободна как ветер, разнеслась по школе. Не то, что бы это сразу сняло толпы поклонников и бросило к её ногам, всё же её братца ещё побаивались, но дало многим понять, что вакансия свободна.

Глава 15 "Чай с плюшками"

Моё выздоровление шло медленно и тяжело. Почти месяц я провалялась пластом. Влад навещал меня каждый день, и мы с ним, много общались. На удивление, мне с ним было не менее интересно, чем с Владой, только по-другому. С Владой у меня было много общего, а Влад привлекал меня разностью наших интересов. Не то, что бы наши интересы вообще не совпадали, скорее они странным образом дополняли друг друга.

Моя искренность с ним, породила у него ответную искренность ко мне. Это было приятно, но немного пугало. Как-то раз, я припомнила резню в раздевалке. Меня давно мучил один вопрос, ну и раз у нас с ним вошли в норму откровения, грех было этим не воспользоваться.

— Ты ведь видел меня тогда голой? — спросила я, хотя ответ был более чем очевиден.

Влад кивнул.

— Картина была как в фильме ужасов. Кругом кровь, трупы и ты посреди всего этого, вся в крови. Я тогда за тебя очень сильно перепугался — признался он.

Я немного помялась, но всё же решилась спросить.

— И как я тебе?…Как девушка.

Он расплылся в улыбке.

— Я тебя люблю и, по-моему, этим всё сказано — ответил он, но видя, что его ответ, меня не удовлетворил, добавил — Если честно, было не до этого. Я запомнил кровь, запомнил твои ужасные раны и страх, что я могу тебя потерять навсегда.

Да уж, ответ исчерпывающий, но не совсем тот, который мне нужен.

— Но всё же, как я тебе, на твой взгляд? — не унималась я.

— Самое то, мне, подходишь — ответил он.

Вот так всегда с парнями. Тебе нужна правда, а они говорят комплименты, тебе хочется утешения, а они дают совет, тебе нужен совет, а они говорят правду. Где смысл, где логика? Или мы по-другому думаем?

Наконец меня выписали из больницы. Теперь отлёживаться я буду дома. На улице уже лютовала зима, с её холодом и искристым снегом. Где он тот первый снег, по которому я так радостно бегала? Давно растаял, или похоронен под сугробами?

Вот он мой золотой запас воспоминаний. Прошло время, пусть не слишком большое, но в душе уже всё улеглось. И воспоминания, превратились в яркие картинки о былом счастье. Жаль только что всё это подёрнулось горьким налётом утраты, и изредка, когда всплывало особо трогательное воспоминание, ныло сердце. Раны на теле заживают намного быстрее, чем на душе, но и там и тут, остаются рубцы и шрамы.

Я снова стояла перед зеркалом. Немного повзрослевшая и слегка похудевшая после больницы. В газах затаилась тоска. Моё тело "украсил" новый шрам. Я вздохнула. Да уж, нельзя сказать, что я хорошею день ото дня. Если так пойдёт и дальше, на что я вообще буду похожа. Раздался стук в дверь. Я знала, что дома только мы с мамой, так что я без всякой задней мысли, сказала:

— Можно.

Дверь открылась и…тишина… Это было необычно. Я удивлённо обернулась и только тогда поняла, что было не так. В дверях стоял Влад, с подносом для чая и смотрел на меня разинув рот, не в силах двинуться и не зная, как дальше реагировать. На мне были только трусики и тапочки.

— Заходи — сказала я, протягивая руку к халату и накидывая на себя.

Влад зашёл, поставил поднос на стол и как-то сконфужено замялся. Он что, ждал истерики и криков? Битья посуды и швыряния вещей…. А смысл?

— Я… это, не знал… а ты сказала — начал он оправдываться.

Меня это даже развеселило.

— Да ладно, забудь — примирительно сказала я, беря маленькую табуреточку и подсаживаясь к столу.

Влад стал у нас почти членом семьи, и ничего удивительного, что я даже не знала о его приходе. Удивляюсь, как мама ещё не дала ему ключи от нашей квартиры, но, думаю, что она просто об этом не подумала.

— Ты когда пришёл? Я не слышала? — спросила я, беря чашку чая и бутерброд.

— Мы столкнулись с твоей мамой в дверях, она как раз уходила по делам, а я пришёл — ответил Влад.

Вот вам и ответ, на загадку, почему я не слышала дверного звонка.

— А это — я указала на поднос.

— Она попросила тебя покормить, вот я и сделал, что умел.

Я удивлённо приподняла бровь и оглядела поднос. Впрочем, чему удивляться. У парня в доме две женщины, мама и сестра, не одна, так другая его уж точно накормит. Так что даже удивительно, что он сумел смастерить весьма сносные бутики.

Я уплетала второй бутерброд, когда заметила, что взгляд Влада постоянно соскальзывает вниз, а сам он стал напряжённым. Не нужно быть семи пядей во лбу, что бы догадаться, куда он так старается заглянуть. Я сидела весьма неоднозначно, так что ему, с его места открывался весьма интригующий вид на мои бёдра, слегка прикрытые коротким халатиком. Бросив взгляд вниз, я оценила иронию случая. Халат слегка разошёлся, и в образовавшийся разрез, были видны мои трусики.

Бедный Влад. Он же не каменный. Войдя, увидел меня почти голой, а сейчас я дразню его фантазию таким видом. Он меня любит, и, вне всякого сомнения, очень хочет. Вот ведь ситуация, и дома "как назло" ни кого….

Месяц с лишним на больничной койке, а после этого, считай домашний арест, когда меня одну, даже гулять не выпускали, доведут кого угодно до ручки. Илья навещал меня, но возможности удрать к нему и расслабиться, не было ни какой, как заниматься этим у меня дома, когда я всё время была под присмотром.

Сперва, мне даже и не хотелось ничего. Апатия к жизни, вызванная депрессией, убила во мне всё, но позже, вернулся и вкус к жизни, и желание. И большая заслуга в этом, была именно Влада. Это он развлекал меня, не давая заниматься самоедством. Мы не часто, но бывало, возвращались к разговору о Владе, и он мне рассказывал, как она сейчас. Мне её не хватало, и я не скрывала этого от него, а он, в свою очередь, относился к этому с пониманием. Может быть именно потому, что он не стремился выжить её из моего сердца, что бы самому занять там место, он и нашёл в моей душе свою нишу. Своё место, которое тоже стало особенным, но не таким как то, которое занимала Влада. Я не знаю, может ли уживаться в человеке стразу две страсти, или я просто пытаюсь заменить утраченное, восполнить образовавшийся в моей душе пробел. Вот только с недавних пор, я заметила, что сама начинаю тянуться к Владу, и испытываю к нему нечто больше, чем просто дружба и уважение.

А сейчас вдруг это…

Мысль, что он меня хочет. Предательский бугор на его штанах, выдающий насколько он сейчас возбуждён, заставили меня саму возбудиться.

Я немного сдвинула ногу, словно невзначай, и открыла ему чуть больший обзор. Нельзя сказать, что там ему открылось нечто такое сногсшибательное, максимум, что он вообще мог увидеть со своей позиции, это был мой живот, но даже это подхлестнуло его фантазию. Вот ведь удивительная вещь, мужская фантазия. Сиди я сейчас в купальнике, у него бы не один мускул не дрогнул, а накинь я на купальник халат, картина резко поменяется.

Интересно, а у него была девушка? Спросить на прямую, неудобно. А вдруг не было, а он не захочет показаться передо мной профаном в этом деле. Тем более что у меня, хоть и не обычный опыт, но есть, и он это знает. Конечно, он знает не всё…. но это не важно.

Я встала и подошла к Владу, спокойно, и как ни в чём не бывало. Он сидел в кресле и последнего момента не подозревал, какой сюрприз его ждёт. Его больше заботило, как скрыть своё возбуждение от меня, и это получалось у него из рук вон плохо. Но, за то его сосредоточенность на себе, дали не фору. Он немного удивлённо посмотрел на меня, но долго соображать, что к чему я ему не дала. Поддавшись вперёд, я поцеловала его в губы, обвила руками его шею и забралась к нему в кресло, встав над ним так, что бы бугор его штанов коснулся моей промежности. Влад тяжело задышал, крепко меня обнял и откинулся назад, увлекая меня за собой.

Во дела… да он кончил. Видать велико было его напряжение.

Через полминуты он пришёл в себя, и очень сконфузился. Я его понимаю. Кончить так, ещё хуже, чем просто расписаться в собственной некомпетентности. Мало того, что ты кончил быстро, да ещё в собственные штаны, так ещё и в самом начале всего, даже не успев толком завести девушку. Тут ни какой смелости продолжать дальше не хватит.

Но плоха та девушка, которая не отнесётся к подобному с пониманием, не заставит парня остаться и немедленно взять матч-реванш. Всё, можно обратить в шутку, или просто обойти вниманием.

Влад попытался встать и буркнул что-то типа, что ему пора.

— Ш..ш..ш — сказала я, приложив палец к его губам — Ты мой.

Он видимо не знал, что я знаю, что он кончил, и ещё раз попытался ретироваться. Причём действовал больше словами, не желая силком меня с себя снимать, что бы ни обидеть.

Я склонилась к его уху и прошептала:

— Владик…Ты не будешь против, если я сейчас спущусь вниз… сниму с тебя штаны…и слижу результат твоего безудержного желания меня.

Он судорожно сглотнул. Ответить он был уже не в силах. Я обратила его небольшой конфуз, в начало весьма занимательной игры.

— Это….Сашка… я хочу признаться… — наконец выжал он из себя — …Я ни когда раньше…. в общем, я ещё ни разу… ну, это как его… не занимался…этим.

Я отстранилась от него, что бы он видел моё озорное и весёлое лицо. В моих глазах плясали чёртики, предвещая ему ещё то развлечение. Я не я буду, если он сегодня не почувствует себя настоящим мужчиной.

— Я тоже — честно призналась я — С парнем…я в первый раз — уточнила я, заранее пресекая его довод, что я, дескать, всё же опытнее его.

Влад опять судорожно сглотнул. Кони его фантазии сорвались в дикий галоп. Одно дело, когда ты сам в первый раз, совсем другое, когда ты первый у девушки.

— Саш, а у нас получиться? — осторожно поинтересовался он — У меня ведь даже ничего с собой нет.

Обожаю Влада. При всём своём желании, он готов был отказаться от всего, только потому, что у него нет средства предохранения. Я одарила его своей сияющей улыбкой и подмигнула.

— За то у меня есть… мама снабдила — пояснила я, что бы он ненароком чего плохого обо мне не подумал.

Он кивнул и, наконец, его глаза загорелись огнём, и в них появилась решительность.

Когда первый раз, это всегда и страшно, и интересно. Хочется попробовать всё, но боишься, того, как отнесутся к твоим действиям. Эту проблему я решила просто.

— Если что-то хочешь сделать, но не решаешься, спроси — сказала я Владу.

Он кивнул и тут же попросил:

— А можно я сниму с тебя халат?

Боже, да он просто застенчивый мишка. Такой забавный. Но это и не плохо, всё лучше чем те, кого ты интересуешь не более чем как живая кукла, которую можно наладить на член и поиметь в разных позах.

— Конечно — разрешила я.

Он бережно, развязал пояс, раздвинул полы халата и, не касаясь моего тела, скинул его. Не скажу, что явила ему впечатляющую картину, но видимо, на вкус и цвет, все фломастеры разные. Одному нужен бюст с два футбольных мяча, а другой фанатеет по маленьким грудкам. Влад принадлежал ко второй категории.

— Можно…

Я кивнула, зная заранее, что он попросит. Его широкие ладони легли на мои груди, спрятав их полностью. Он старался быть нежен, но ещё не знал, что и как надо делать, а главное с какой силой.

— Чуть нежнее — поправила я его.

Вот когда я снова почувствовала его растущее напряжение в штанах. Потом его руки спустились на мои бёдра и напряжение возросло до критического. Я не очень сведущая в этом деле девушка, но не думаю, что второй оргазм в штаны, поднимет его мужскую самооценку. Допускать новой кризис, что бы потом придумывать, как его решать, я не стала. Решительно спустившись вниз, я расстегнула пряжку его ремня, и не спеша потянула с него штаны. Резко, их сдёргивают только в кино, и в стриптиз барах. Но в реальности, так можно сильно повредить член. Не стоит забывать, что он смотрит в вверх, а штаны мы снимаем, вниз.

Влад приподнялся и помог мне их снять. Его трусы отправились следом за штанами, и моему взору явилось его древо жизни. Его вулкан, готовый извергнуться новым потоком спермы. Я улыбнулась и наклонилась к нему. В нос ударил странный запах. Своеобразный, сродни тому, как пахла Влада, но всё же другой. Я высунула язык и прошлась им по члену, снизу вверх. Почувствовала, как он начинает подрагивать, а Влад весь напрягся и тяжело задышал. Я поняла, что вот именно сейчас, это и произойдёт. Не скажу, что была к этому готова, но все мы иногда идём на маленькие жертвы. Я взяла его член рукой, и направила себе в рот. Мои губы обняли его и немного спустились по стволу вниз, увлекая за собой и крайнюю плоть. Головка его члена коснулась моего нёба, и в этот момент он кончил. Я замерла, сглатывая переполняющую рот, солоноватую и тёплую сперму и позволяя Владу в полной мере насладиться этим моментом.

— Ты моя королева — сказал он, немного отдышавшись.

Пока он приходил в себя, я продолжала его дразнить и ласкать. Мои губы и язык не один раз, прошлись по его члену. Я осваивала для себя новую науку, и старалась запомнить каждое понравившееся ему движение или действие. Доводить его, таким способом, до нового оргазма я не собиралась, просто делала ему приятно.

Оторвавшись от его члена, я, целуя его тело, а заодно и окончательно раздевая, снова забралась на него. Наши губы встретились и, на целую вечность, мы слились в поцелуе.

— Хочешь снять с меня трусики…поцеловать меня туда, а потом…вылизать меня там? — промурлыкала я ему.

— Очень — шепнул он в ответ.

— Тогда отнеси меня на кровать.

Нет лучшего способа показать мужчине, что он мужчина, чем позволить ему проявить свою силу. Влад поднял меня как пёрышко, и бережно перенёс на кровать. Я позволила ему, снять с меня трусики и в полной мере получить от этого удовольствие. Если это был его первый раз, он запомнит его на всю жизнь, так к чему излишняя суета и спешка. Он замер, нежно гладя мои ноги и любуясь открывшимся ему видом. Я припомнила, чего мне самой стоило первый раз туда окунуться, и решила предупредить Влада.

— Влад, я там вся возбуждена и пахну, запах может быть весьма специфическим, но я там чистенькая, чистенькая — заверила я его — Если ты не решишься, я тебя пойму.

Он улыбнулся и решительно склонился вниз. Это был для него вызов, и он его принял. Его губы коснулись моих половых губ, а язык проник между ними. Я откинулась на подушки и застонала от удовольствия. Влад старался, а я его поправляла, если он делал что-то не то или не так. Он был хорошим учеником и, вскоре, я полностью отдалась блаженной неге, а затем и кончила.

Когда я открыла глаза, то увидела нависающего надо мной, довольного Влада. Ни что так не реабилитирует мужчину в собственных глазах, особенно если начало было весьма конфузное, как доведение женщины до оргазма. И совсем не важно, как и каким способом, он этого добился, важен результат.

— Как ты? — поинтересовался он

— Превосходно — выдохнула я — …продолжим?

Влад смутился и как-то виновато потупил взгляд. Я бросила быстрый взгляд на его поникшее древо и поняла причину его смущения.

— Понимаешь…я… пока тобой занимался, ну, в общем, я ещё раз… — оправдывался он.

Я тихо рассмеялась, потом привлекла его к себе и поцеловала.

— Всё нормально, Владушка. Ты лучший мужчина на свете.

— Но…это…ведь мы даже, ни разу… — попытался возразить он.

— Успеется — заверила я его — Ты и так сегодня, просто гигант. Три раза кончил — подбодрила я его.

Было видно, что мои слова возымели должное действие, и он взглянул на всю ситуацию под другим углом. Его плечи расправились, в глазах появился хищный блеск и уверенность в себе, как в мужчине.

— А пока обними меня и давай просто полежим рядом — предложила я.

Он лёг рядом, и я утонула в его объятьях. Нежных, сильных и заботливых.

Первый раз для всех особенный, а для парней он ещё и очень важный. Парень ещё не верит в свои силы и по этому, как бы он не был подготовлен теоретически, всё равно боится ошибиться, или сделать что-нибудь не так. В это миг, ему как никогда важна поддержка женщины, её одобряющее слово и внимательное, не навязчивое руководство. Можно, одним словом или создать мужчину или убить. Они, мужчины, в это момент как вылупляющиеся бабочки. Ещё не могу летать, но уже не хотят ползать.

Знаю, многие женщины скажут, да что в этом особого, с них всё как с гуся вода. Их дело не рожать, сунул, вынул и бежать. Но, вот потому в мире и мало хороших мужчин, что к ним подобное отношение. Мы, женщины, сами их такими делаем. Скажи парню в его первый раз, что он неудачник и ничего у него толком не выходит, и не будет у него ничего выходить. И вырастет этот парень, и будет всю жизнь самоутверждаться за счёт женщин. И станет, или менять женщин, как перчатки, пытаясь самому себе доказать, что он может. Или станет домашним тираном, и будет бить свою жену, срывая давнюю обиду. А может просто сопьется. В любом случае, любовником он будет не важным, и всё потому, что не получил веру в свои силы.

Я всё это знала. И мне было не важно, что Влад не взял меня как мужчина. И что дважды "выстрелил в холостую". Важно было дать ему понять, что он состоятелен как мужчина, и тогда позже, всё у нас получиться. В этот раз, он откровенно перевозбудился. Первый раз гладил девушку, касался её груди, ласкал "киску". Добавьте к этому высокий уровень гормонов, который свойственен всем подросткам, и практически нулевой сброс.

Нет, я не знаю точно, и вполне возможно, что дома он, периодически занимался онанизмом. Иначе мне его вообще жаль. Спермотоксикоз, вещь страшная. А учитывая, что он видел меня НЮ, пусть он и утверждает, что смотрел и запомнил другое, стимул к возбуждению у него был.

Ещё добавьте в общей замес его чувства ко мне, а это тоже служить хорошим хлыстом для возбуждения. Ну и вот вам итог, он приходит ко мне и видит меня голой. Если бы я его прогнала, более чем уверена, он бы побежал домой заниматься онанизмом, пока свежи воспоминания. И ни чего в этом зазорного нет, вполне естественная реакция. Но я его не прогнала, а потом ещё и так села, что он чуть глаза себе не сломал, вот вся эта гремучая смесь, которая его переполняла и сдетонировала.

Позже, когда всё войдёт в свою колею, когда его уровень гормонов нормализуется и он найдёт им вполне естественный выход, выстрелов в холостую, или даже раньше времени, уже не будет. Но это будет потом, а сейчас, он должен в себя поверить.

Глава 16 "Создать мужчину"

Я позволила Владу уснуть, а сама выскользнула из его объятий. Заботливо прикрыв его одеялом, я закинула его одежду в стирку…. не то что бы она в этом нуждалась, скорее, что бы он не сбежал. Хотя… трусы, как раз сильно нуждались в стирке. После этого я отправилась хозяйничать на кухню, где меня и застала мама.

— А где Влад? Уже ушёл? — немного расстроено спросила она.

— Он спит — еле сдерживая улыбку, ответила я.

Мама слегка опешила. Вот чего Влад у нас никогда не делал, так это не спал. Его могли припахать где угодно. Он мог выносить мусор, чистить картошку, или просто нянчиться со мной, но спать… это было что-то новенькое.

— Ладно — смирилась мама — И где он…спит?

— У меня в комнате…На кровати — уточнила я.

— Он, что так сильно устал? — с лёгким вызовом и какой-то даже обидой спросила она, словно это его действие, её обидело.

Я вздохнула, отложила нож и повернулась к маме.

— Мама, он спит после секса со мной. Я готовлю ему поесть, а ещё он останется у нас до понедельника. Ещё вопросы будут?

Ошарашенная мама села на стул и пять минут мы просто смотрели друг на друга. Одно дело догадываться, что где-то там, когда ты не видишь, и не знаешь, твой ребёнок занимается сексом. И совсем другое, когда это происходит у тебя под боком.

— Я как-то к этому не готова — сказала мама.

— Мам. Он же не жить к нам пришёл. Я к нему не могу, ты меня не отпустишь, а на улице зима….

Главное, это взгляд на ситуацию под нужным углом. Если задать родителям вопрос, где они хотят, что бы их ребёнок занимался сексом, дома или в антисанитарных условиях, они неизменно выберут первое. Заметьте, вопрос не стоит, заниматься сексом или нет, вопрос стоит ГДЕ им заниматься. В своё время я уже задавала маме вопрос на эту тему и получила ответ. Ко всему прочему, они полагали, что мы уже давно занимаемся сексом, только вот мысль, ГДЕ? их не посещала. Сейчас они впервые пересеклись с тем, с чем давно смирились, и это было забавно.

— Ни какой улицы! — резко возразила мама — У тебя есть дом! Ещё не хватало застудить себе яичники и почки.

— Ну вот, а я о чём?! — примирительно сказала я.

Наступила небольшая пауза, когда мама обдумывала изменившуюся ситуацию.

— Сашка, надеюсь, вы предохраняетесь? — серьёзно спросила она.

— А как же, мам — заверила я её — Я сама за этим слежу.

— Хорошо — кивнула она, окончательно смирившись с ситуацией.

Я вернулась к готовке.

— Хорошо его покорми — сказала она, уходя из кухни — Путь к сердцу мужчины, лежит через желудок!

— Знаю…ю…ю

Я накрыла стол в своей комнате и разбудила Влада.

— Вставай, засоня. Поешь — сказала я, гладя его по голове.

Он потянулся и сонно посмотрел на меня.

— А где моя одежда? — поинтересовался он.

— Вся в стирке — ответила я — К утру просохнет, но я хочу отпустить тебя не раньше понедельника.

Влад, даже слегка опешил. К слову, сегодня была пятница.

— Но, твои родители… — начал он возражать.

— Уже дали добро — перебила я его.

— Ну…я…. это — не зная как точно сформулировать мысль, что ему будет, мягко говоря, не комфортно смотреть в глаза моим родителям, которые будут знать, чем мы тут занимаемся.

— Влад, давай без: ну, поменьше: я и совсем без: это… Ты мне честно скажи, ты хочешь остаться у меня или нет? — задала я ему вопрос в лоб.

Вот где проявляются истинные отношения. Если испугается, значит не сильно-то и любит, и не готов нести за меня ответственность. Стопудово, тогда выпру его ночевать в гостиную, а утром, выставлю за дверь. И пусть потом не доказывает, что его любовь огромна как земной шар, и горяча как солнце. Ничего кроме дружбы, ещё долго не увидит. Не то что бы я расчётлива, но и труса любить не хочу. Уж лучше тогда сразу поставить все точки над i, и не мучиться.

— Хочу, но, это как-то неожиданно — ответил Влад.

Я улыбнулась и забралась к нему на колени.

— Тогда у нас впереди куча времени, и масса дел — заговорщицки сообщила я ему.

На сытый желудок, заниматься сексом, самое последнее дело. Так что после того как я дала Владу поспать, а потом накормила его, мы отложили продолжение на вечер. В конце концов, у нас и другие общие интересы были.

Вечером, когда, Влад пошёл в ванную, он, по дороге, столкнулся с моим отцом. Я подглядывала за ними и всё видела и слышала.

— Добрый вечер — поздоровался Влад.

— Здравствуй Влад — ответил отец.

Влад уже хотел пойти дальше, но мой отец его остановил.

— Влад, ты там поаккуратнее с нашей девочкой. Сам понимаешь, она недавно из больницы, ещё не окрепла — попросил отец — Сильно на неё не наседай.

Я тихонько хихикнула. Это ещё кто, на кого наседает. Не меня от Влада, а его от меня оберегать надо.

— Конечно — Влад понимающе кивнул.

Наблюдать за родителями, которые неожиданно поняли, что их дочь стала взрослой, довольно забавно. Они ещё не перестали о тебе заботиться, но уже вынуждены мириться с тем, что у тебя есть свои интересы, и…интересы взрослые. Забавнее этого, было только наблюдать за Владом. Он весь преисполнился почти отеческой заботы обо мне. Вот когда он дорвался до своей мечты и я, практически жила у него на руках.

Может быть потому, что я первая проявила инициативу, или потому, что Влад боялся словом, или жестом принудить меня к близости, и всё испортить, но бесспорным инициатором секса, стала я. Он был готов носить меня на руках, исполнять все мои прихоти, но даже в шутку залезть мне под халатик или просто потискать, он себе не позволял. А я дразнила его всеми мыслимыми и не мыслимыми способами. Во мне проснулся дьяволёнок, по имени девушка, и сейчас я навёрстывала всё, что раньше было мной упущено. Да, пусть я не блещу шикарными формами, но это не мешает мне выглядеть соблазнительно. Носочки, белые трусики с кружевной вставкой и рубашка. Видели ли вы хоть раз девушку в таком виде? Очень домашняя, и очень соблазнительная.

Преподнося себя так, я плясала от того, что Влад не западал на сверхсексуальный вид моих одноклассниц, а предпочитал нечто простое и не вызывающее, и я оказалась права. Влада это проняло с первого раза. Набравшись сил, он снова был готов показать себя как мужчина…. вернее это он так думал, а, на мой взгляд, он всё ещё был перевозбуждён. Слишком много он сразу получил и увидел, и его желание, как и количество гормонов, было ещё чересчур велико. Конечно, ничего не мешало мне просто отдаться ему, но был ли в этом смысл? Войдёт он в меня пару раз, и сразу кончит. От перевозбуждения, он желания, от того, что у меня там всё так плотненько. Потом я замучаюсь поднимать, его упавшую ниже плинтуса, мужскую самооценку. Может лучше сначала снять с него напряжение, привести его в норму, и тогда уже пусть покажет себя как мужчина.

Знаете, в чем преимущество серых мышек, перед другими девчонками? В нашем отношении к сексу. Красивая девушка требует к себе внимание, и она знает, что если парень её не устроит, она найдёт себе другого. Она может позволить себе привередничать во всём. И степень её привередничества, прямо пропорциональна степени её красоты. Парни выкладываются на таких девушек, полагая, что в постели они получат королеву. Хорошая грудь, шикарные бёдра, красивое тело. Вот только очень часто, самые красивее девушки, в постели, ничего из себя не представляют. Красавица привыкла ПОЛУЧАТЬ, а не давать. И в постели она тоже захочет получать. Хорошо если, ей самой, секс по душе, и она не будет лежать бревно, бревном, а вот сделает ли она минет парню, под большим вопросом.

У всех нас есть свои сексуальные желания. Одни хотят нечто классическое, другим подавай экзотику. Есть девушки, которые ни за что, ни при каких условиях, не возьмут мужской член к себе в рот. И есть парни, которые не сделают куни. Казалось бы, эти части тела соприкасаются теснее некуда. Девушка позволяет входить в себя, в самое святое святых, но вот взять в рот… НЕТ. Предубеждения правят миром. Мы не приемлем не только однополую любовь, но и нетрадиционный секс. И чем привередливее девушка, тем больше вероятность того, что через свои предубеждения она не переступит. Зачем ей это? Если парень слишком много будет требовать от неё, она просто даст ему отставку и найдёт другого. Того, кого удовлетворит тот минимум, который она ему даст. Вроде секса в темноте под одеялом в классической позе.

Совсем другое дело серые мышки. Эта категория девушек знает, если ей повезло настолько, что ей в лапки попал парень, то значит нужно ублажить его так, что он ни о ком другом больше уже и не мечтал. Минет, для серых мышек, это классическая норма. Разнообразие поз, мест и антуража для занятия сексом, тоже. Серая мышка не может позволить себе привередничать, и в этом её преимущество.

Вы ни когда не задумывались, почему многие мужчины так держаться за своих жён, хотя внешне, она клуша клушей? Вы просто не представляете, на что она способна в сексе. Она вся для мужчины, и это их подкупает намного больше, чем самая привлекательная женская красота.

У Влада не было возможности сравнить меня с другими, и надеюсь, что такой возможности у него и не появиться. Вернее, не появиться желания искать что-то на стороне. А такое желание свойственно мужской натуре. И чем меньше он реализовал своих желаний со своей девушкой, тем выше вероятность того, что недостающее, он будет искать в другом месте. Верность, в чистом виде очень редка. Быстрее вы найдёте нефть в своём дворе, чем встретите мужчину, который не получая от вас всего в сексе, будет хранить вам верность. А мужские желания бывают разными. Тут уж ни как заранее не угадаешь, что за тараканы у него в голове. Может попасться и такой, кому бы кинуть палку по-быстрому и на боковую, а может попасться и изысканный эстет, гурман секса.

Вытянуть из Влада ворох его сексуальных желаний было не просто, но возможно. Ничего сверх невозможно в нём не было, и в основной своей массе, всё было выполнимо…. если конечно вы не закомплексованная красавица, которая даже не допускает мысли, что бы сделать минет своему парню.

Кстати, именно это, Владу очень нравилось, и он был невероятно рад, что я с охотой ласкаю его член и не нахожу в этом ничего постыдного и недопустимого. Он даже набрался смелости и высказал мне это.

В этот вечер, я по-королевски баловала Влада своими ласками. Потихоньку, доведя его своим видом до последней стадии возбуждения, я могла подойти к нему, раскрыть его халат и начать ласкать, пока он не кончал. Он просто с ума сходил от меня, а я поражалась тому, сколько же в нём силы и желания.

Влад тоже не хотел оставаться в долгу, но, пока ещё, предлагал это робко и ненавязчиво. Я немного побаивалась, что мои крики будут мешать моим родителям, и поэтому не соглашалась. Но, ближе к ночи, когда я в очередной раз завела Влада, я решилась. Моё личное возбуждение уже тоже зашкаливало, и мне нужна была разрядка.

Уложив Влада на спину, я встала над ним. Так он мог заниматься мной, а я им. Ласкать его член, одновременно с тем, как он ласкал меня, было огромное удовольствие. Влад кончил первым, но я замерла с его членом во рту до тех пор, пока не кончила сама. После этого мы, на некоторое время, замерли. Было приятно лежать на нём, чувствовать его тепло и нежные руки, которые меня гладили.

Измотав его за целый вечер, и снова заставив несколько раз кончить, разумно было бы дать ему отдохнуть. Но, нет. На мой взгляд, именно сейчас он достиг того состояния, когда мог показать себя лучшим мужчиной. Его член слегка обмяк, но мои губы быстро вернули его к жизни, и он налился приятной твёрдостью.

Глупо считать, что первый раз именно парень должен входить в девушку, а она должна лежать на спине, и ещё при этом, как-то, неизвестно как, пытаться контролировать ситуацию. Поди объясни парню, с какой скоростью ему нужно в тебя входить, на какую глубину. Когда лучше замереть, а когда можно двигаться. С одной стороны, поза на спине помогает расслабить большую часть мышц… хотя, это тоже под вопросом. Эмоциональное напряжение всё равно всё сводит до размера гусиной гузки. В этом случае, поза на четвереньках даже лучше. Так, у девушки есть хоть частичный контроль над происходящим.

Впрочем, кому что удобнее.

Я решила, что я буду сверху. Потом ещё успеем поменяться местами, но первый раз будет полностью под моим контролем. Сев так, что бы член Влада оказался направлен как раз в мою влажную "киску", я стала медленно на него опускаться. С первого раза попасть не удалось. Всё же, у меня там, всё, было плотно сжато. Его член "соскочил с курса" и прошёлся по моим половым губам и клитору. Это было даже приятно, надо будет потом попрактиковать, отметила я сама для себя. Снова выйдя на исходную позицию, на этот раз, я придержала член рукой, пока не почувствовала, что он, раздвинув мои половые губы, стал входить в меня. Я ожидала боли, а её не было. Было только ощущение, что нечто большое проникает в меня. У меня уже был, относительно похожий опыт, но всё же похожесть была не во всём.

Двигаясь медленно и плавно, я выдерживала свой темп, постепенно ведя Влада к оргазму. Учитывая, что я его уже почти досуха выжала, занимались мы этим долго…. Действительно долго.

Когда он кончил, это было потрясающе. Ни один его оргазм до этого, не был таким ярким и сильным. Он привлёк меня к себе, обнял, вошёл в меня пару раз сильно и глубоко и замер. Мне не было больно, но ощущение было странным. Словно он своим членом сумел достать до моего сердца.

Минут пять мы лежали и он приходил в себя. Ну, если после ЭТОГО, он не поверит в себя, ну тогда я уже не знаю, что вообще можно сделать. Но, Влад поверил. Это было видно по его глазам. А ещё в них светилась любовь, восторг и восхищение мной.

— Сашка, я тебя очень люблю! И ни кому тебя не отдам. Ты моя, и только моя — сказал он.

— Тогда, ты — мой — озорно заявила я.

— Согласен.

Глава 17 "Враг мой"

Я купалась в пришедшей ко мне новой любви. Она не заменила старую, но открыла мне новые горизонты. Это было так прекрасно. Влад меня боготворил и любил до безумия. Он стал намного увереннее и даже спокойнее. Словно стал чуточку взрослее. Это отметили и другие девчонки, и даже попытались его у меня увести…. Наивные. Для Влада сейчас существовала только одна женщина на всём свете, и это была я.

Но как не была бы для меня радостна новая любовь, мне по-прежнему не хватало Влады. Даже не знаю, как это описать. Вроде и секса у меня сейчас было в избытке. Редкие дни, мы не занимались им с Владом. И чувства были на пике, я хоть ещё ни разу и не сказала Владу, что люблю его, но самой-то себе не соврёшь. Я любила его. Но, Влада для меня была словно… первая любовь. Ты продолжаешь жить, любить, уже и время прошло, но первая любовь всегда будет первой. Её всегда будет не хватать.

А Влада раскручивала свой третий роман…. Третий, уже после меня. Первый закончился быстро, кажется, даже именно она была инициатором расставания. Какая была причина? Причина была проста как три копейки. Тот, кого бросили, спешить самоутвердиться и поднять самооценку, бросив другого. И хотя, нельзя было сказать, что я бросила Владу, но мой обман она восприняла именно так.

Второй парень, тоже не долго задержался возле Влады. Но на этот раз, счёт был не в её пользу. Он поменял её на другую. Неделю она ходила мрачнее тучи, а потом снова повеселела и на сей раз закрутила роман с первым красавцем класса, с Витей.

Витя был красивым и галантным парнем. Этакий щёголь из викторианской Англии. Высокий, статный и стильный. На его счету было много разбитых сердец, но Владой он увлёкся серьёзнее. Их роман длился уже месяц, что по его меркам было почти равно вечности. Он ухаживал за ней красиво…впрочем, как и за любой своей девушкой.

Если сравнивать Влада и Витю, это были два совершенно разных человека. Витя был высоким, даже чуть выше Влада, но Влад был шире и массивнее. И если Влад мог похвастаться богатырской удалью, то Витя был больше похож на мужскую фотомодель. И их ухаживания тоже были разными. Влад окружал меня заботой и оберегал как ребёнка, но слушался моих просьб, как приказов. Витя ухаживал галантно, но всегда подчёркивал свою личную независимость и всегда был сам себе на уме. Когда я пригляделась к Вите, я поняла, почему он понравился Владе. Было в нем кое-что, что было и в моём бывшем образе.

Спокойно смотреть, как её брат сходит с ума по Сашке, Влада не могла, но и сделать что-либо, тоже была не в силах. Предвидя скорую и неминуемую катастрофу, она была полна мрачных предчувствий. Но её отношения с братом и так, за последнее время ухудшились как никогда, так что, всё, что ей оставалось, это только наблюдать и ждать.

Они с Владом всегда и везде были вместе. С самого детства они заботились друг о друге. Влад всегда считался старшим, вернее он занимал такую позицию, на том основании, что он мужчина. Владу это устраивало. Она всегда могла спрятаться за своего братика, который мог постоять не только за себя, но и за свою сестру.

Доверительные и открытые отношения выросли вместе с ними. У них были общие секреты от родителей. Если один нашкодил, другой всегда его покрывал, и поди разберись кто из двух виноват, а наказывать невиновного, не хочется. В итоге или оба избегали наказания, или оказывались в углу. В зависимости от того, насколько сильно они рассердили родителей.

Когда они вошли в подростковый возраст, половое различие родило первые личные секреты. У Влады появилось то, о чём она брату не рассказывала, а у него появилось своё. Но это всё равно не разрушило их дружбу и доверие.

Нынешний период был самым тяжёлым. Влада чувствовала, что брат удаляется от неё. Стараясь его предостеречь, она добилась только того, что он вообще перестал с ней разговаривать.

— Да как ты не понимаешь. Она с тобой играет. Ещё немного, и она тебя бросит — кричала Влада.

— Ты не знаешь, а говоришь. Она меня любит — зло возразил Влад.

— Как раз, я — знаю….

— Всё — отрезал Влад — Больше ничего не хочу от тебя слышать. Ещё раз слово плохое о Сашке скажешь… вообще с тобой разговаривать не буду.

Такие, или похожие скандалы случались всё чаще и чаще, пока он не сдержал своего обещания, и не перестал с ней общаться. Влада сильно переживала, но ничего сделать не могла. Она злилась на себя, что не нашла нужных слов, что бы достучаться до брата, она злилась на брата, что он настолько влюбился в эту простушку, что ничего не желал видеть, и она злилась на Сашку, за…за ВСЁ!

В школе они делали вид, что друг друга не замечают. Хотя, порой, Влада ловила на себе, странно задумчивые взгляды Александры, а иногда сама засматривалась на неё. Сашка изменилась. Отрастила волосы до плеч. Стала пользоваться косметикой… и весьма умело. Видимо, как всегда, в своём духе, походила на курсы визажистов. И хотя её фигура не сильно изменилась, в последнее время она выглядела женственнее и привлекательнее. Стала такой маленькой очаровашкой.

Влада тряхнула головой, словно сбрасывая наваждение. Она мой враг! Сама себе повторила она. Подошёл Витя.

Вот, мысли о ком, наполняли её радостью.

Витя был красивым и интересным парнем. С ним можно было приятно пообщаться. А если она вдруг теряла нить его мысли, тогда она сидела и, мило улыбаясь, просто слушала тембр его голоса. Пока что, всё у них складывалось как нельзя лучше. Стадия красивых ухаживаний подходила к концу, и пора было переходить к более близким отношениям. К этой мысли они пришли оба и почти одновременно. Влада, даже не сказала бы, кто первый высказал её вслух.

Витя взялся всё организовать, и она была уверена, что всё будет как всегда, по высшему разряду.

Вечер начался с ресторана, плавно перешёл в небольшую прогулку и вот они оба оказались в его квартире. Полутьма комнат, витающие в воздухе ароматы благовоний и спокойная музыка. Влада была очарована. Они начали медленно друг друга раздевать. Витя был нежен и аккуратен. Ни когда не спешил и не торопил Владу. Когда она опустилась на колени, что бы снять с него брюки, его обнажённый член качнулся на уровне её лица. Влада ещё ни когда не видела мужской член, тем более так близко. Он её заинтересовал и немного напугал.

— Поцелуй его — попросил Витя.

Влада осторожно приблизилась. Специфический запах ударил в нос и её слегка замутило. Пересилив себя, она прикоснулась к нему губами.

— Возьми его в рот.

Влада приоткрыла ротик и осторожно выполнила просьбу. Витя задышал часто и возбуждённо. Его сильные руки легли на её голову, сдавили, словно тиски, а сам он сделал движение вперёд, так что его член глубоко вошёл ей в рот. Влада хотела отпрянуть, сказать, что ей так не нравиться. Её мутило от запаха, и подташнивало от того, как глубоко он входил, но Витя только наращивал темп. Всё что она могла, это только бессвязно мычать, стараться не задохнуться и бороться с подступающей к горлу рвотой. Когда у Вити наступил оргазм, он вошёл очень глубоко и замер. Влада чувствовала, как его член подрагивает и извергает в неё сперму. Наконец он отпустил её, полу задохнувшуюся и почти в бессознательном состоянии. Она без сил опустилась на пол. Во рту был противный вкус тёплой спермы, вперемешку с запахом его члена. Влада ещё не пришла в себя, когда Витя поставил её на четвереньки и вошёл в неё. Он входил быстро, резко и глубоко, делая Владе больно. Она закричала, но, или Витя не так истолковал её крики, или ему было всё равно, но он даже не остановился. К тому моменту, когда он кончил, Влада просто тихо плакала.

— Эй, котёнок, всё в порядке?! — наконец поинтересовался он.

— Нет! — заорала она ему в лицо — Ты мне сделал больно.

— Да ну? — искренне удивился он — Когда?

Что такому объяснишь. Он думает только о себе.

Влада сидела на полу, раздавленная и униженная. Её выворачивало от всего, от запаха, от мыслей, что с ней сделали, от того как она себя чувствовала, и самое страшное, от того, как она ошиблась. Витя, всегда такой внимательный, на деле оказался очень грубым и эгоистичным. Сейчас он сидел рядом, искренне не понимая, что он сделал не так, но на всякий случай просил прощения. Уверял, что немного увлёкся, не так понял, не так подумал. Предлагал продолжить, и всё исправить.

— Уйди, оставь меня — отмахнулась Влада — Видеть тебя не хочу.

— Да ну! — Витя весь преобразился.

Куда только делась его искренняя виноватость и желание загладить свою вину, которые были ещё минуту назад.

— Ну, уж нет, детка. Я настроился потрахаться и я потрахаюсь.

Он резким движением поднял Владу с пола и толкнул на кровать. Навис над ней, раздвинул ноги и снова вошёл в неё. У Влады не было сил сопротивляться. Она просто лежала и плакала, а он имел её, как его душе было угодно.

Глава 18 "Утро нового дня"

Утро было гадким и мерзким. Витя издевался над Владой всю ночь. Он перепробовал всё. Разные позы и разный секс. Несколько раз её рвало, пока в желудке совсем ничего не осталось. Тогда, он положил Владу на спину, и, свесив её голову с кровати, трахнул её в рот. Трахал долго и жестоко. Она почти задохнулась, когда он закончил. Потом ему захотелось попробовать анальный секс. Это было очень больно, грязно и унизительно. Но это, натолкнуло его на ещё одну мысль, и он, принеся из кухни большой огурец, засунул его Владе в анус, а сам трахнул её в вагину…И постоянно фотографировал Владу с разных ракурсов.

Когда он выдохся, а поток его фантазий иссяк, он загнал её в ванную и заставил вымыться, и даже заботливо помог. Влада, не хотела его видеть, но странная слабость сковавшее всё тело, не позволяла ей оказать ему даже небольшого сопротивления.

Из ванной он её вынес на руках и уложил на кровать в другой комнате. Влада уставилась пустым взглядом в потолок и наблюдала, как он постепенно светлеет.

Наступило утро.

Не таким она его себе представляла.

Неужели мужчины могут быть настолько грубы и жестоки? К сожалению, да. Разные формы насилия над женщинами, достаточно распространены в нашем обществе. Открытое насилие карается законом, но что делать, если насилие не носит столь явных признаков? Если его вообще невозможно доказать?

По статистике, из дел о насилии, только одно из десяти, доходит до суда. Жертва не спешит заявить об этом.

Почему?

Во-первых, из-за стыда. Признаться, что тебя изнасиловали, это значит повесить на себя весьма нелицеприятное клеймо. Ещё неизвестно, как отнесётся к этому парень или будущий жених, если ему станет об этом известно. Бывали случаи, когда из-за этого, рушились уже сложившиеся семейные пары.

Второе, это доказательная база. Доказать насилие можно только в том случае, если есть явные признаки. Порванная одежда, со следами насильника. Повреждения на теле. Сперма. Последнее, самое важное, и самое легко теряемое. Часто, жертва насилия спешить привести себя в порядок. Желание вымыться, как бы желая смыть с себя позор и чувство отвращения к произошедшему, понятно, но не разумно. После ванны, на теле жертвы уже нельзя будет найти ни каких следов, а если насильник пользовался презервативами, то считай, что самой важной улики, нет вообще.

И всё равно, суд будет учитывать совокупность всех улик. Потому что, часто дела об изнасиловании, используют как форму вымогательства или в качестве мести.

Ещё страшнее, когда женщина попадает в зависимость от своего насильника и вынуждена идти у него на поводу, по той или иной причине. Тогда насилие может тянуться годами.

В комнату вошёл Витя.

— Ты как? — поинтересовался он, словно ничего и не было.

Влада перевела на него пустой взгляд, но ничего не ответила.

— Понятно — сказал он, присаживаясь рядом.

— В общем, слушай. В ментовку не беги, ничего не докажешь, только зря опозоришься. Я скажу, что ничего не было, а вот эти фотки запущу по школе — сказал Витя, показывая пару самых гадких и мерзких фотографий.

Влада сделала слабую попытку отнять их у него, а он рассмеялся.

— Если хочешь, я тебе всю коллекцию скину — сказал он — Да и ещё, если твой брат придёт правду искать, итог будет тот же самый. Ясно?

Влада слабо кивнула в ответ.

— Вот и хорошо. Умная девочка. А теперь перейдём ко второй части. Мне с тобой понравилось… надеюсь тебе тоже…Особенно когда глубоко в ротик и с огурчиком… — мечтательно произнес он — Кажется, тогда с огурчиком, ты даже получила удовольствие?!

Влада смутно помнила всё, что он с ней делал, в основном было противно и больно, хотя, несмотря на всё, несколько раз она кончила. Только вот полученное удовольствие, словно с грязью, было смешано с остальным насилием. Ей было даже стыдно за то, что её тело, словно предало её и испытало оргазм.

— Так вот, на следующей неделе, мы повторим.

Это было не предложение, не вопрос, а констатация факта. Он спокойно сообщал ей о том, что через неделю, проделает с ней, всё тоже самое.

— За что? — прохрипела Влада.

— Не понял? — переспросил он.

— За что ты со мной так? Почему?

— Ты сама в этом виновата. Превратила всё в драму и не оставила мне выбора. Могли бы потрахаться от души, и разбежались бы счастливые и довольные.

— Ты меня не любишь?! — это был даже не вопрос, а утверждение.

— Нет, конечно — спокойно ответил Витя.

— А говорил…

Он рассмеялся.

— Дорогуша, когда мужчина говорит, что любит тебя, это значит, что он тебя хочет трахнуть за бесплатно. Любовь придумали, что бы ни платить деньги.

Мир Влады очередной раз перевернулся с ног на голову и разлетелся на мелкие кусочки.

Витя оставил её отдыхать и ушёл в другую комнату.

Мысли Влады блуждали, натыкаясь друг на друга, как атомы. Разлетались в стороны или просто кружили по орбите. Всё тело ныло. На душе было гадко и мерзко. Влада дотянулась до своей одежды и достала мобильный. Почему она не стёрла его…её номер, она даже сама не знала.

— Сашка, зачем ты со мной так поступила?

— Как?

— Зачем обманывала меня?

— Я боялась тебя потерять. Я любила тебя.

— А сейчас?

— И сейчас люблю.

— Но зачем ты зашла так далеко?

— Как?

— Секс…

— Это было всё только для тебя.

Так иногда бывает, ты смотришь на очевидные вещи, но не понимаешь их. Вроде всё ясно и понятно, но нет ключевой мысли, и картина не складывается. Но вот приходит нужная мысль, и ты понимаешь то, что до этого не понимал.

Влада была обижена на то, что её обманывали, и это её задевало настолько, что она даже не задумалась о мотиве обмана. О том, на что шёл этот человек ради того, что бы быть с ней. Что он делал для неё и чем жертвовал.

А секс?

Всё это время, Владу коробила мысль, что с ней занималась сексом девушка, но ей ни разу не пришла в голову мысль, что как раз, эта девушка, ничего от этого и не получала!!! Всё было только для Влады. Игра шла в одни ворота. Влада настолько зациклилась на своих переживаниях, что не подумала о столь очевидном. И ведь был шанс получить нужный ответ раньше, расскажи она своему брату, действительно всё. Он бы указал ей на столь очевидную вещь, но она посчитала, что этого, ему знать, не обязательно. И продолжала зарываться в свою глупую обиду.

Влада расплакалась.

— Сашка, забери меня отсюда….

Витя не ждал гостей, а в особенности таких. В дверях стояла я, а за моей спиной возвышался Влад. Вид у обоих был не самый дружелюбный.

— Вам чего? — спросил он.

— Мы за Владой — ответила я.

В его глазах мелькнул страх.

— Её здесь нет — соврал он.

Он конечно парень умный, но одного не учёл, что у Влады было два мобильных. Как так получилось история довольно заурядная, если коротко, то один она потеряла, ей купили новый, и тут нашёлся старый. Так их и стало два. Он этого не знал и забрал и выключил только один, намереваясь отдать его ей потом, когда она будет в состоянии сама уйти из его дома.

Я не стала пререкаться с Витей, а попыталась его обойти, он, в свою очередь, попытался меня остановить, и в итоге без сознания сполз по стене на пол. Найти Владу было минутным делом, но когда я её увидела, я расплакалась. Она лежала на кровати, совершенно голая, измождённая, с синяками под глазами и заплаканная. Рядом с ней лежала парочка фотографий весьма неоднозначного содержания. Видимо Витя оставил их здесь, ей в назидание. Я склонилась над Владой.

— Ладушка, ты как? — нежно гладя её по щеке, спросила я.

Она открыла глаза и посмотрела на меня.

— Прости меня — хрипло прошептала она — Прости, если можешь.

— Расскажи, что произошло — попросила я.

— Он…меня насиловал…и снимал — одними губами ответила она и снова заплакала.

Распотрошить комп Вити, выдернув из него хард, а заодно и найти его цифровой фотик, было дело пяти минут. Для верности я даже конфисковала его мобильник и все диски с его стола. Мало ли что и куда он успел записать. Хотя… стоит на всякий случай и у него спросить. Не хотелось, что бы у него осталось что-то подобное. Скажете, соврёт? Только не мне, когда я в ярости. Пусть ещё скажет спасибо, что я его вообще в живых оставила.

Как оказалось, я ничего не упустила. И хотя у меня руки чесались отыграться на нём за то, что он сделал с Владой, но я решила отомстить ему потом. Сейчас, намного важнее было позаботиться о Владе. Мы завернули её в одеяло и отвезли домой. Там я занялась её лечением, и хотя всё лечение свелось к смазыванию её ран разными кремами, иногда даже важно кто и как это делает. Под моими руками, Влада стала оживать.

— Сашка, ты меня простишь? — жалобно спросила она.

Я улыбнулась.

— Я на тебя и не обижалась — призналась я — Просто, позволь мне быть рядом с тобой.

— Конечно — согласилась Влада.

Глава 19 "Большая перемена"

Произошедшее сильно сказалось на Владе. Насилие вообще не проходит бесследно и, хотя физических повреждений у неё было мало, самым сильным был удар по её психике. Это проявилось сразу и резко. Если раньше, она стремилась жить как все и быть как все, то сейчас её резко отбросило в другую сторону. Прошлый печальный опыт с парнями, наложился на пережитое насилие, и породил неприязненное недоверие к мужчинам. В таком бы состоянии она и зависла, ни нам, и не тут, но здесь и свою роль сыграли её прежние отношения с Александрой. Несмотря на то, что в основе их отношений была ложь, не всё было игрой и обманом. Как раз таки, самая важная часть отношений, была правдой. И речь даже не столько о любви, сколько о взаимопонимании и общности интересов.

Влада много думала над этим. Примирение с Александрой, не вернуло ей парня, но подарило ей подругу. Их отношения не вернулись к тем, какие они были, к этому Влада была ещё не готова, но вернулось многое то, что они обе очень ценили. Общение и время вдвоём.

Я была с Владой, и мне было хорошо с ней, как и раньше. Даже саднящая рана на сердце, перестала меня тревожить. Мы стали подругами, хотя я бы хотела большего. Порой я ловила себя на желании её поцеловать или обнять, и…останавливала себя. Я не хотела её ни обидеть, ни отпугнуть, ни тем более, снова потерять.

Влада всегда была привлекательной девушкой, а с привлекательной девушкой всегда кто-нибудь захочет познакомиться. Тем более что сейчас, она нашла если не счастье, то умиротворение в душе. То, что до этого так её терзало, ушло, забылось как недобрый сон. А когда человек в ладу с самим собой, он и выглядит по-другому. Исчезло напряжение, обида, а вместе с ними и ушло желание что-то, кому-то доказать. Влада стала свободнее и увереннее, а это всегда привлекает к себе.

Но вот беда, стоило парню подойти к ней, с намереньем познакомиться, как она закрывалась. Нельзя сказать, что она становилась грубой и неприветливой, скорее напряжённой и закрытой. Она сама себе удивлялась, пока не поняла одну вещь. Стоит ей подумать, что у неё что-то может быть с этим парнем, как ей становиться плохо.

Я зашла в класс. Влада сидела на передней парте, а её рука, делала до боли знакомые движения под юбкой. Поволока в глазах и дыхание подтвердили мою догадку. Я развернулась, захлопнула дверь и закрыла её на ключ.

— Ты даёшь…прямо на перемене, а вдруг кто другой зашёл бы — укорила я её.

Она посмотрела на меня, и в её взгляде постепенно появилось понимание.

— Не могу…Хочу…и не получается — выдохнула она.

Такое бывает. Я подошла к ней вплотную.

— Если хочешь…. давай я — осторожно предложила я.

Влада посмотрела на меня серьёзным и внимательным взглядом. Видно было, что внутри неё происходит борьба, но вот последние бастионы предубеждений пали и она выдохнула:

— Хочу. Очень хочу.

Трусики сами соскользнули с её бедёр, она легла на парту, а я, разведя её ноги, впилась долгим и страстным поцелуем в её, сочащийся влагой, сочный под. Как же мне этого не хватало. Её запаха, её вкуса. Влада зажала себе рот рукой, что бы её криков не было слышно.

Была бы моя воля, да было бы время, я бы довела её до самых высоких вершин наслаждения. Но и условия были самые полевые, и время нас тоже поджимало. Так что я довела Владу до ближайшего оргазма и остановилась. Когда она отдышалась и села я протянула ей, её трусики.

— Спасибо — поблагодарила она, надевая трусики.

Я пожала плечами, мол, если что, я всегда пожалуйста.

Влада и подумать не могла, что когда-нибудь ещё, займется с Александрой сексом. Но вот приперло желание, а удовлетворить не с кем. То, что она могла сделать сама, её мало удовлетворяло. Так не на долгое время, и весьма посредственно. Промучившись весь вечер, на следующий день она пришла в школу на взводе. Сама того не замечая, она украдкой продолжала себя доводить, и делала только ещё хуже. В итоге, за эти делом и застала её Александра. Когда она предложила свою помощь, Влада даже удивилась, насколько на самом деле она этого хочет. Не парня, не даже просто кончить, а именно отдаться Сашке. Отдаться полностью и всей. Одно только воспоминание того, что делала с ней Александра, заставило её сердце биться чаще, но и это же, слегка напугало.

После уроков Влада поймала меня.

— Сегодня идём к нам — предложила она.

В её предложение не было ничего особенного, последнее время я стала частой гостьей в их доме. Иногда, даже оставалась ночевать… в комнате Влада. Хотя, после того, что сегодня произошло на перемене, у меня возникло пара мыслей. Может она хочет продолжить? Или наоборот, дать мне понять, что в моей помощи не нуждается. Не зная, в какую сторону будет развиваться ситуация, я была взволнованна и сильно нервничала. А когда мы оказались дома, и она избавилась от Влада, сказав:

— Оставь нас.

Моё сердце окончательно упало. Мы были наедине в её комнате. Влада подошла ко мне…привлекла к себе и поцеловала. Я тогда я оказалась на седьмом небе от счастья. Это был не поцелуй благодатности, это был поцелуй любви.

Мы целовались так, как целовались когда-то. Долго, страстно и упоительно. А потом она оторвалась от меня и сказала:

— Я тоже хочу сделать тебе приятное.

Она раздела меня, осторожно, словно я была хрустальная.

— Сашка, это удивительно, я столько раз занималась с тобой сексом, а твоё тело вижу впервые — посмеиваясь, сказала она.

Она уложила меня на кровать и слегка замерла в нерешительности.

— Саш, а я даже не знаю, что мне делать — сконфужено призналась она.

— Делай то, что хотела бы сама получить — посоветовала я.

Она улыбнулась и её руки заскользили по моему телу.

Влада сама себе удивлялась. Как всё легко и просто у неё получается. Ласкать было увлекательно и приятно. А когда она склонилась к Сашкиной "киске" это даже её саму возбудило. Александра пахла там необычно, но ничего даже близко похожего на тот неприятный запах, какой был у Вити, не было. Сашка была вся мокренькая и вкусненькая. Владе даже понравилось то, что она делала. Вскоре ей удалось добиться первых результатов и она довольная оторвалась оттуда, что бы взглянуть в сияющие как звёзды глаза Александры.

— Давай одновременно друг друга — предложила Александра.

— Давай — согласилась Влада.

И это было сказочным полётом, где каждая из них поднимала другую всё выше и выше. И пусть, у Влады, не всё и не так умело получалось, у них было то, что им нужно — любовь.

Глава 20 "Эпилог"

Можно ли любить двоих одновременно? Кто знает, наверно только то, кто любит. Мы можем любить маму, папу, детей, братьев и сестёр. Скажете это другое? А другое ли? Чем отличается одна любовь от другой? Или мы любим брата, только потому, что он наш брат? Мы допускаем, что можем любить нескольких человек, если речь идёт о наших близких, но может, потому они нам и близки, что мы их любим?

Любовь многолика. Можно любить парня, и можно любить девушку, а можно любить их обоих одновременно. Вопрос только в том, что и в какой мере вы допускаете в своей жизни. Где ваши личные границы дозволенного.

Я не такая как все, но рядом со мной есть два дорогих моему сердцу человека. Влада и Влад. Я их люблю, и они меня любят. Пусть нас осуждают, критикуют, не понимают, мне это глубоко и искренне безразлично. Важно, что мы счастливы. Не так как все, по своему, но счастливы как ни кто. Нам не нужны банальные примеры, с подписью внизу: "Так надо жить" Нас семьдесят лет учили, как надо жить, а в итоге оказалось, что так жить НЕ надо. Что весь мир живёт по уму, одни мы, не понятно как. Вам не нравиться что я люблю девушку? Так я же не заставляю вас делать тоже самое. Любите кого хотите. Хоть мужчину, хоть сивого мерина. Кстати мужчину я тоже люблю. Или вам не по вкусу, что вот такая у нас необычная семейка нарисовываеться. Дело ваше, не нравиться, не подражайте. Живите как все. Дом, работа, дети, муж, а мужа любовница. И он занимается сексом с вами и с ней. И хорошо если только с вами двумя, а не похаживает ещё по округе.

Это норма.

Ваша норма.

А я вот, например, знаю, что мой Влад, на сторону не пойдёт. И я не пойду. И Влада тоже. А когда она захочет иметь детей, мы что-нибудь придумаем. Или я нарожаю за двоих.

Ваша проблема не в том, что вы меня не понимаете, а в том, что вы не хотите меня понять. Вам проще подогнать меня под ваши стандарты, чем выйти за границы вашего узколобого мышления. Вы не просто упрощаете мир, вы делаете его серым и блёклым.

Знаете, я всегда думала, что я серая мышка, а все кто меня окружают, яркие и насыщенные личности. А сейчас я начинаю понимать. Серость, она не во внешности, а душе. Это не я серая мышь, а те, кто живёт по стандартам. Те, кто пытается быть счастливым и несчастным одновременно. Те, кто отвергает своё счастье, только потому, что боится всеобщего осуждения.

Задумайтесь…

09.12.2010 г.