/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Городские Цветы Конец Водной Феерии

Валерий Попов


Попов Валерий

Городские цветы (Конец водной феерии)

Валерий Попов

Городские цветы

(Конец водной феерии)

1

Ночь, проведенная вне дома, гораздо просторней обычной ночи. Особенно она хороша под открытым небом: в душу входит Вселенная. Я лежал на корме с закрытыми глазами - и летел в Космосе. Такого не было давно - не зря мы мечтали об этом плавании всю зиму. В глухую февральскую пору, особенно тяжкую, Никита сознался: ты знаешь - я карту тайком мочу в ванной и нюхаю... так плыть хочу. И вот - сбылась мечта: простившись с городом, мы прошли по Неве до Шлиссельбурга, до бушующей Ладоги, потом, уж не буду вспоминать как, протырились по узкому Ладожскому каналу до Свири, по ней махнули почти до Онеги, до хмурого Ивинского разлива - гуляли как хотели! - потом вольготно, по течению, спустились обратно в Ладогу, к тому времени притихшую, сияющую. И вот уже две недели блаженствуем тут, неторопливо пересекая ее по диагонали: от Свирской губы на восточном берегу до уютных шхер на севере. В тихих теплых заливах жизнь беззаботна и легка. Лосиные мухи, прижившиеся на катере и в суровых переходах обтягивающие его, как чехол, в затишье обленились, разнежились, висели жужжащей тучкой пooдаль, после строгих форм все больше склоняясь к ленивому абстракционизму. И наконец с легким ветерком подались к западу - видимо, на какое-то модное биеннале. Ветерок, между тем, не стихал, нагоняя на спокойную воду вороненую рябь, похожую на мурашки. И становилось зябко, и сердце сжималось: сколько ни тяни, а все равно предстоит обратный путь через коварную Ладогу в тяжелую городскую жизнь... Ну еще хотя бы сутки блаженства!

Каждое утро - этот прелестный пейзаж: светлые расходящиеся протоки, хвойные острова, похожие на лохматых ежей, застывших на зеркале.

Нa крыше каюты лежали удочки: такие блаженно-тихие стоят ночи и дни, что спокойно все оставляем. Запрыгнул на крышу, сел, свесив ноги. Нашарил пальцами в ржавой банке туго свернувшегося у стенки, замаскировавшегося червя. Напялил, забросил. Утонул, оставив грязненький след, - и почти в то же мгновение утонул и поплавок, словно грузило его утопило. Дернул. Окунек маленький, зеленовато-полосатый. Подержал на весу, решая его судьбу. Он трепыхался, но держался с достоинством. Я заглянул через люк в темную каюту. Никита спал на левой скамье, в джинсах и двух свитерах, жару и холод не различал, считая такую мелочь недостойной внимания. Игорек, наоборот, спал эффектно обнаженный, вытянув стройные ноги и втянув гладкий живот. Коля-Толя, темная личность, предприимчивый бомж, непонятным образом втершийся к нам, и спал как-то скрытно, ничком, словно боясь опознания. Доведет своими выходками нас до греха, высадим его на один из этих островов, как беглого каторжника! Дама, сопровождавшая Игорька, нас, к счастью, покинула в трудную минуту... Но спать на короткой лежанке в головах у друзей, где спала она, я отказался: На палубе, под открытым небом спать полюбил! Когда это еще удастся?

Я опустил окунька на леске в каюту, пощекотал им Никите нос. Ноздря и ус бурно задергались, он забормотал что-то тревожное - видно, мысли о возвращении донимали его. Перебросил окунька на живот Игорьку - тот лишь блаженно вытянулся, видимо, приняв эту щекотку за утреннюю ласку юной своей одалиски... к счастью, исчезнувшей... но сумевшей оставить сладкие воспоминания - во всяком случае, на коже Игорька. После знакомства окунька с моими друзьями я вытащил его из темницы, отцепил - он, не веря своему счастью, булькнув, уплыл.

Начинать день с добрых дел - мое правило.

2

Увы, продолжить день как хочется не всегда удается: все, к сожалению, зависит не только от тебя.

Выполз Никита, своими двумя грязными свитерами как бы подчеркивая, что никаких там блаженств и радостей не признает, жизнь любит суровую, полную невзгод. Лицо носит лиловатое.

- Все! - прохрипел он. - Хватит! Собираться пора!

Конечно, если кому-то клево - разве это можно терпеть? При его характере вряд ли мы, вообще, выберемся спокойно.

- Крепить все по-штормовому! - скомандовал он. Было бы желание - а шторм найдется. Вздыхая, я сматывал удочки.

Блаженно улыбаясь, выглянул Игорек.

- Что? Уже уплываем? - обиженно шмыгнул носиком.

- А... затариться? - это уже подал голос Коля-Толя, наш "приймак", как сурово называл его Никита.

Однако реплика его имела успех. Оставив меня залеплять пластилином (?!) трещины в дне, полученные, когда нас кидало на Шереметьевской отмели - по моей вине! - друзья мои отбыли с кошелками на материк. "По моей вине"? Ну конечно! Они ж в это время спали крепким алкогольным сном. Почему я так легко признаю себя виноватым? С этими грустными размышлениями я разделся, надел маску, взял пластилин и слез в ледяную воду.

Уже уверенно вечерело, когда послышался грохот и вой и из-за мыса вылетел Никитушка на лихом грузовике, стоя в кузове: ворот розовой его рубахи, надеваемой по праздникам, был распахнут, пыльные кудри развевались, взгляд его был тускл, зато сверкала отвисшая губа.

- Быстро! - не слезая, махнул он рукой.

До этого много часов слышал я доносившиеся с материка взрывы, пытаясъ понять: неужто мои друзья так гуляют? Или - идет война, которая в этом регионе (у границы с Финляндией) закончилась вроде бы более полувека назад? Теперь мне, видимо, предстояло узнать, что стало с остальными товарищами. Как одеваться - на радость или на бой? Решил оба варианта учесть: надел свежую рубаху, но сверху ватник.

- Скорей! - Никита махал ручонкой.

В кабине, к моему удивлению, сидела женщина, напоминающая каменную бабу, какие встречаются в скифских степях... и вот - на севере Ладоги, оказывается. Но сразу я не просек, что именно ради таких, как она, эта спешка.

В железном кузове, скошенном ковшом, нас кидало, как кегли. Ветер рвал слова, забивал глотку - однако Никита обрывочными фразами передал суть. Все, по его словам, было настолько блестяще, что дальше некуда. Случайно встретившись с ними в магазине (сказав "с ними", он застенчиво кивнул на кабину), немножко выпили, а потом все пошло настолько замечательно, что он не мог не вспомнить про своего лучшего друга, то есть про меня, и, вырвавшись из потока наслаждений, примчался. И вот мы несемся!.. Куда? Местность становилась все более дикой - но не в смысле природы, а в смысле ужаса. Каменное ущелье без единого листка - и глыбы камня, раскиданные какой-то чудовищной силой.

- Взрывной карьер! - пояснил гордо Никита. По гордости в его голосе я смекнул, что дамы, к которым мы летим, имеют непосредственное отношение к взрывному делу, - и он это подтвердил. Это радовало. Местность становилась все более зловещей... что, видимо, говорило о том, что работа-то идет как раз успешно. Вот мелькнул экскаватор, сгребающий ковшом камни и с грохотом ссыпающий их в самосвал, точно в такой, на каком мы ехали. И в кабине экскаватора, и самосвала были женщины. Увидев нас, экскаваторша захохотала, перекрывая грохот:

- Эй, Самсонна! Нам оставь!

Что, интересно, она имела в виду?

Наконец мы тормознули у крутого обрыва. На краю его, над нами, тянулся барак. Вдруг оттуда посыпался грохот, и я испуганно прикрыл темя руками.

- Это дискотека у них, - застенчиво пояснил Никита.

Коля-Толя нас встретил, как падишах.

- Что за бардак в форме одежды? Оденься адекватно. Все! Гуляем по-жесткому!

Что это значит - я вскоре начал понимать.

Сначала камнебойщицы не могли успокоиться после жаркой работы, перекрывая грохот музыки, выясняли отношения.

- Если ты еще так поставишь заряд (видимо, бригадирша?), я тебе его засуну знаешь куда?

- А чего ж мужиков тут нет?! - Я тоскливо озирался.

- Согласно законам амазонок - убивают их после... использования, интеллигентно объяснил Игорек.

- Понятно...

После совместного распития спиртных напитков отношения несколько потеплели.

- Городски-и-и цви-ты! Город-скии-и цвиты! - неожиданно тонкими голосами запели хозяйки.

Я пытался вспомнить, где совсем недавно слышал эту песню. И вспомнил: ее пела мать Коли-Толи, бедная женщина, на какое-то время спасшая нас от лишений на канале Грибоедова. Как недавно, а кажется - как давно. Навернулись слезы. Здесь, где не было ни города, ни цветов, песня эта звучала особенно жалостливо. Никита наматывал слезы на кулак. На самом деле он только и мечтал о сближении с народом, поэтому и держался порой так испуганно-горделиво, и вот наконец сближение с народом произошло - и, что удачно, с женской его частью.

- Ладно... Пошли! - утирая слезы огромным кулаком, аж сама бригадирша сгребла Никиту.

С песней "Городски-и цви-ты, городски-и цви-ты!" они удалились. Причем Никита пел тенором, а она - басом. Один глаз ее был завязан... Циклопша! Мы переглянулись: кто следующий? К счастью, нам быстро удалось напиться до полной недееспособности и заснуть прямо под грохот музыки... Проснулись мы, пожалуй, от тишины. Среди нас не хватало лишь одного. Я вывел орлов проветриться. Было хмуро и зябко.

- Надо спасать нашего Одиссея. И валить, - сказал я. - Кто пойдет?

- Я-а! - Коля-Толя сказал, зевая и потягиваясь, явно собираясь там заснуть и сделать нас пленниками навеки.

- Я пойду, - произнес я.

- Молодец, - отвесил мне Коля-Толя комплимент. - А то я уже сбросил тебя со счетов!

- Как бы я тебя откуда не сбросил!

- О... гляди!

Никиту мы неожиданно обнаружили тут - он стоял над самым обрывом, в шортах и ватнике, и крупно дрожал. Увидев нас, он обрадовался и как-то испугался.

- Она стихи мне читала... свои! - произнес он почему-то шепотом. Пришлось мне натянуть на себя маску циника, резко заявив, что от стихов одни неприятности. Никита вздохнул.

- Уходим? - полувопросительно приказал я.

- Она говорит... - Будто он уже в ее бригаде - "она говорит"! - что скоро еще змеевщицы должны подойти.

- Кто?

- Змеевщицы, - глухо произнес он. - Доильщицы змей. Из соседнего змеесовхоза. Змеесовхоз развалился... так что сил много у них.

Мы постояли.

- Еще зверовщицы подойдут...

- Все! Валим! - Я сделал первый шаг.

- А твоя баба там... как? - хватаясь за Колю-Толю, как за камень спасения (оборот правильный), Никита с надеждой кивнул на барак.

- Моя баба - это которая с кляпом во рту! А эти - слишком много трендят! - сурово произнес Коля-Толя.

- Нy... тогда пошли. - Никита сломался.

Поднимался бледный рассвет. Пейзаж вокруг был такой, словно наши ударницы-камнебойщицы добрались до Луны. Завораживали время от времени встречающиеся таблички: "Внимание! Вы находитесь в зоне взрывных работ. Три продолжительных гудка - взрыв. Четвертый гудок - отмена взрыва". У одной из табличек нас накрыл унылый гудок... Достаточно ли он продолжительный?.. Достаточно. Достаточно продолжительная пауза - и второй гудок... тоже достаточно продолжительный.

- Но третьего может ведь и не быть? - встрепенулся Никита в паузе. Но тут унылое пение донеслось с небес.

- Поздняк метаться! - спокойно Коля-Толя сказал. - Стойте... и рот пошире откройте - меньше волна в перепонки бьет.

Третий, продолжительный, оборвался... Мы стояли, разинув рты... Перепонкам это, может быть, и поможет - но как насчет прочих органов?

...Четвертый тягучий гудок! И только мы, защебетав, двинулись, как снова потянулся гудок. Первый... Потом - второй... Третий. Мы долго стояли, разинув рты... Четвертый.

- Ну все! Mы так не уйдем! - сказал я. - Это они играют с нами так. Секс учит, что "до того" должны быть любовные игры... Пошли!

- Для кого до, а для кого и после, - уныло сказал Никита, плетясь позади.

- Для тебя сделали исключение, - ласково пояснил Игорек.

И лишь мы отплыли - послышался взрыв, и град огромных камней обрушился рядом. Циклопши, как им положено, провожали нас... Но Одиссея нам удалось спасти.

3

...с трудом переводили дыхание, и лишь Коля-Толя был бодр. Сразу же, как только отплыли, он резко предложил нам причалить в соседней бухте, где, он точно уже знает, все будет "тип-топ". "Отличные бабы! Зуб даю!" Но его зубами и бабами никто не заинтересовался - после великанш-циклопш чувствовалась некоторая апатия. Тем более, они так раскачали Ладогу - только держись! Ветер свистел, срывая белое кружево с черных волн. Открывалось вдруг дно, мы скользили прямо на камень.

- Нy так идем или нет? - отражая золотым зубом вспышку молнии, требовал Коля-Толя.

- Нет! - пришлось роль капитана взять мне. После циклопш Одиссей наш как-то потерял всю уверенность. - Обросли эпосом достаточно!

- Не пойму, что ты олицетворяешь, - нагло произнес Коля-Толя, замышляя, видимо, бунт на корабле.

- В настоящий момент я олицетворяю грубость! Все!

Скорей уйти бы на глубину! Все берега Ладоги на карте обведены крестами - что означает, оказывается, не могилы, а камни... Впрочем, и первая трактовка верна.

И снова - с горки, и перед носом - уже два камня. Глаза не разбегаются, а напротив - сбегаются... Пронесло!.. Любовные игры?

Взлетая из водной ямы, любовно вдарились о камень кормой. Вода в катере была уже по пояс: то ли через верх захлестнуло, то ли не держит мой пластилин, которым я заклеивал дно, не веря в смерть?! А сейчас? Буквально вижу ее! Надо было остаться у циклопш! Было чудесно - по сравнению с этой чернотой, внизу и вверху! Красненьким тазиком я черпал воду, передавал Никитушке - и тут же ветер слизывал из него воду и сплевывал в катер. Игры!.. Предсмертные любовные игры!.. Все! Переходим на статус подводной лодки: черная вода в каюте сровнялась с уровнем Ладоги - так что переливать воду не имеет большого смысла. Заглох, всхлипнув, мотор. Пустил таз плавать - красиво краснея на черном, уходил от нас. У него-то, единственного, как раз есть шанс спастись, прибиться куда-то к берегу - и юная поселянка примет его. Будет мыться в нем, напевая... Это уже малахольный предсмертный бред.

- Таз уплывает! - только заметив это, Никита заорал, выкатив зенки. Может, хоть жадность нас спасет? Не может быть, чтобы с таким накалом чувств люди погибали. Гребя спинками сидений, гнались за тазиком. Самое черное в черном - мыс. Обогнули!

- Огонь! - прохрипел Никита.

Есть такие безжизненные огни - створы, стоят на деревянных щитах на безлюдных островках и даже на плоских камнях, освещают дикость возле себя и не радуют. Если "свести" пару створ одного цвета в линию - значит, точно по фарватеру идешь. Но, однако, это мертвые огни.

-...Это не створы! - через ветер Никита проорал.

И вроде бы не звезда - хотя звезды так же порой подмаргивают... Это живой огонь!.. Но такой далекий, что разве что для прощания с жизнью годится он.

Ни фига! Я занырнул в каюту, немножко поплавал там и вылез с багром и одеялом. Зацепил порванным углом одеяло за багор. Парус!.. Потащил нас!

Игорек поймал в рубке по приемнику "Маяк", любимая песня наша пошла, ансамбля "Вингз" ("Крылья") под командованием Поля Маккартни. "Хоп!" Взлетаем в черную гору. "Эй, хоп!" Скользим вниз с горы.

Потом Игорек сделал каждому по коктейлю "Манхэттен" и с изумлением на волну смотрел: что за дурь вмешивается в процесс?

Доползем! Тем более брюхо уже, не смолкая, скребет по камням - лишь бы не развалиться. Плюха в корму - и мы, шаркая, подвигаемся еще на метр к берегу. Волна откатывается - и мы на пьедестале стоим, как памятник... нашему безрассудству! Сколько лет с того времени прошло... и безрассудства больше не было. Жаль.

Это не костер вовсе. Горит изба... Что это изба - понять можно только по форме пламени - самой избы уже не видать. Прыгаем с носа, как десантники, в поднятой руке Игорька приемник орет, я, на вытянутых, держу багор. Вылезаем, скользя. Сзади еще холодно, спереди - жарко. Ни секунды не передохнув, кидаемся к пламени. Лучший, а часто - единственный способ спастись самому - это пытаться спасти другого. Если бы не пожар - утонули бы.

В горящую избу (за неимением женщин) пришлось входить нам самим. Дверь снаружи подперта колом, что явно говорило о злонамеренности. Сбив багром горящий кол, я распахнул дверку. Мгновение спустя оттуда выкатился дымящийся "колобок", накрывшийся сверху пиджаком. Скатился в озеро, выкатился назад и тут кинулся в избу... что-то дорогое спасать? Выскочил: глазки-буравчики под лохматыми бровками, в руках - черный, огромный, с плоским диском пулемет Дегтярева... Презент спасителям? Да!

- Ну что, суки? Взяли? - очередь поверх голов. Стал утирать рукой слезящиеся глазки. Боевой дядя: чуть нас не положил.

- Вали его! - скомандовал Коля-Толя, кидаясь ему в колени и сбивая с ног. Освобожденный узник был тут же нами и повязан, бельевыми веревками.

Такова, увы, жизнь!

С пулеметом Дегтярева на борту мы превратились бы в патрульный катер, о чем Федя-Колобок только и мечтал. Шатаясь пo прибрежным селам в поисках пакли, смолы, пива, мы только и слышали жалобы на его крутой нрав. Поставленный завхозом на базу отдыха большого завода (увы, исчезнувшего), он сразу же стал превышать свои полномочия: ломал силки на ондатру, поставленные не в срок, резал сети, отнимал ружья, однажды взял даже пулемет, повторив, фактически, подвиг Матросова - правда, не до конца. Теперь пулемет этот погубит всех.

- Похоже - тебе тут не жить! - подвел итог Коля-Толя, и был прав.

Провожали, надо сказать, Федю душевно. Собралась вся округа, и стол во дворе, уцелевший при пожаре, был завален прощальными дарами (большую часть которых Федя сбросил со стола). Катер наладили полностью - лишь бы уплыл, так что вернулись мы домой исключительно благодаря Фединому темпераменту.

- Да, без тебя у нас последняя совесть уйдет! - с болью сказал механик Витя, главный браконьер, наверняка причастный к поджогу. - Мы ж тебя любим... так что уезжай скорей от греха!

На рассвете мы отплывали, кинув последний взгляд на спасший нас берег...

На прощание - груздь. Черный, диаметром со сковороду, после ночного заморозка он скрипел, даже визжал, когда я срезал его...

4

Для начала Федя пытался выбросить наши блесны, запрещенные в Ладоге, еле утихомирили его. Потом искали в фельдшерском чемоданчике его лекарства. Считая, что спасение такого человека из огня - пик нашего плавания, мы заворачивали домой.

Лишь войдя в Неву, вздохнули спокойно - на воде, сплошь изгаженной радужными бензиновыми лужами, Федя сломался, поутих: защищать ему тут было уже нечего.

- Где тебя высадить? - куражился Коля-Толя, кстати, ближе всех сошедшийся с ним. - Вон, отличная избушка! - Он указывал на причаленный к заводу понтон с железной будкой. - В воде не тонет, в огне не горит!

Федя, кинув тяжелый взгляд на этого пустомелю, промолчал. Когда вечером мы подходили к фигурному, с башенками, Охтинскому мосту, он вытащил на корму свой пулемет в мешке и вытряхнул его в темную воду. Эта траурная церемония расстроила всех - думаю, даже бы тех, кому Федя доставил много хлопот. Грустно, когда что-то кончается. Он сидел на корме, уронив короткие ручки, свесив ножки, словно размышляя: а не бултыхнуться ли самому?

Но тут появился из каюты наш Игорек в ослепительной бобочке и галстуке бабочкой, неся перед собою поднос с фужерами.

- Вечерний коктейль! - произнес он, строго глянув на Федю: в майке и галифе тот не совсем вписывался в светский раут. Федя, усмехнувшись, спустился в каюту и вышел презентабельный, в пиджаке на майку.

Хорошо, что Нева такая широкая и большая, можно долго плыть... но миг расставания близился - расставания, может, с лучшим, что было у нас? Удержимся ли на моральной высоте после расставания, не рассыплемся ли?

Ночевать приютились у Литейного - там под мостом широкие гулкие пространства над асфальтовым берегом, плюхаются волны, шумит молодежь, в ее сторону неодобрительно косятся рыбаки... Вплываем в реальность. Последняя наша ночь. Странно, каждый задумался, оцепенел: рукой подать до дому, а... не подать. Что-то встало между нами и домом, и пока не решим это что-то - не успокоимся. Даже как-то страшно - как бывает во сне, словно лишился дома. Как Одиссею - надо все испытания пройти, чтобы вернуться. Не прошли?

- А тебе-то куда? - спросил Коля-Толя у Феди. Федя тяжко вздохнул: ему, похоже, тяжелей всех путь домой, чувствовался какой-то булыжник у него на душе. Затих под мостом гвалт уже под утро, и Федя рассказывать стал, обращаясь в основном к Коле-Толе, как к тоже "израненному"... Был майором, зампотехом танкового полка, трак наехал на ногу, раздавил ступню. Комиссовался, взяли на завод Кулакова завхозом. Начал с того, что перекрыл крыши на всех корпусах новеньким кровельным железом, что и оказалось роковым - зимой, когда сосульки сбивал, больная нога поехала, веревка не выдержала - упал во двор, сломал все, что можно. После больницы "благодарное начальство" отправило командовать базой отдыха, а он там, по военной привычке, так раскомандовался, что чуть не сгорел... сами видели. Потому, может, так и лютовал на озере, что на душе кошки скребли. Дочь - дома без матери, и все у ней как-то наперекос. Школу не кончила... в техникум пошла. Оттуда отчислили. Проводницей работала. Но и там... Спилась, короче. Теперь он даже не знает, цела ль их комната в большом доме на Сенной. Боится туда... Поэтому и мы, чувствуя это, здесь стоим.

Рассвет на реке Неве, время радостное, но зябкое. Любое явление природы, увиденное после долгого перерыва, вызывает воспоминания, волнения. В городской жизни под крышей многое забываешь - и, оказавшись на воде на рассвете, вдруг вспоминаешь, сладко. Помню - на верфи, раньше, когда сдавали "заказ" (так хитро зашифровывали мы подводную лодку), спускали ее по "слипам" в Неву, возле устья, напротив памятника Крузенштерну, замаскированную под плавучий сарай, и буксир тащил ее в Ладогу, оттуда через Беломор на Север. А мы на одну ночь оставались пировать, начальство тогда не скупилось в таких делах, денег на "заказы" отпускалось с лихвой. А утром, еще полупьяные, на катере догоняли наш "заказ", чтобы в нем на ходовые испытания идти. Одно из сладких воспоминаний в жизни! Казалось бы застой, оборонка, режим... но ничего приятнее того утра вспомнить не могу. Вода парит, мы летим, с песнями, и на одном и том же месте - уже заведено было - подъезжали к нам рыбаки, и происходил "чейндж": ведро "шила", спирта, на ведро вьющихся, пестрых, свежевыловленных миног!.. Утро, вроде, такое же - но жизнь наша уже не та. Ушли мы с тех верфей, рассекретились... да и сами верфи уже не узнать - и теперь сами полностью отвечаем за нашу жизнь. Иногда хочется назад "засекретиться", чтобы опять за нас думали, - но назад хода нет!

Почапали тихо - под Литейным мостом, потом свернули под Прачечным на розовую тихую Фонтанку, вдоль безлюдного еще Летнего сада, направо по Мойке вдоль еще обшарпанного в те года Инженерного замка, вдоль стриженого Михайловского и под Вторым Садовым мостом выплыли в тихое, почти сельское место при вытекании из Мойки канала Грибоедова к Спасу на Крови. Когда-то мы мечтали с Никитой тут все лето провести. Не вышло. Закрутило, поволокло. И теперь - лишь вдохнули запах земли, горьких одуванчиков, и дальше, под нависающий Спас... подняли головы к гербам городов, выложенных мозаикой. И под Итальянским мостом. Таперича бы пробиться через узкую длинную трубу под Невским - в прошлый раз с Никитой в грязи застряли, с той стороны, и вон какой крюк пришлось делать - но прибавили, мне кажется, сил... и права, так бы я сказал, плыть, куда нам надо.

Упираясь, кто руками в круглые шершавые стены, кто веслом, кто багром, пролезли-таки в едином порыве, прорвались... сначала светлый кругляшок замаячил, покачиваясь, потом пошла по стенам солнечная рябь. Выехали - под высокие колонны Казанского собора. Вперед! А вот и проплыли мимо Никитушкиного дома, откуда недавно, а кажется - так давно, начинали плавание. Никита кинул на меня бешеный взгляд: молчок! Страшнее места для него сейчас нет: мало того, что перед отплытием разбил часть антиквариата, порывая с прошлым, так еще любимое Иркино ожерелье Нефертити увел... вот этого она ему никогда не простит... и именно этого он как раз добивался, хотя трясся, как лист... Миновали! Бледность схлынула с его чела, но штурвал отдал мне: руки дрожали... нелегко так мимо дома проплыть, где вся жизнь состоялась, какая уж ни есть. Вернется, увы, вернется он, никуда не денется - только сейчас ему лучше об этом не говорить. Голова гордо откинута, глаза горят!

Банковский мост с золотокрылыми львами. С тяжелой темной аркой Каменный мост. Дальше канал дает плавный изгиб... время для размышлений. Пространство разбегается у Демидова моста. За ним - снова сужается. Нависающий остроконечный дом-утюг и грязные, закиданные мусором гранитные ступеньки к Сенной площади, уже знакомые нам... Причалили к гранитному кольцу. Помолчали.

- Ну... кто со мной в разведку? - Федя проговорил.

5

Все вызвались! Ну а кому - катер сторожить? Неважно. Бомжи местные посторожат. Не забыли, наверное, еще, какой мы им праздник тут устроили? Надейся и жди!

Вылезли по ступенькам. Обошли дом-утюг, подошли к нему со стороны площади.

- Вот сюда, в арку, - вяло Федя кивнул. И не двинулся. - Боюсь!

Боевой офицер, воевавший в Афганистане, но... понимаю его: тут не душманы, тут - свои... волнений больше.

- Давай сперва в "Корюшку" зайдем, - пробормотал Федя.

Тяжелые деревянные столы и скамейки, чад, гвалт. Федя лишь глянул в угол, где шумела самая пьяная компания, и сразу же рванулся назад. Но было уже поздно.

- Папа! - раздался отчаянный крик. Из засиженного пьяницами угла метнулась толстая, опухшая женщина. Федя закрыл глаза.

- Папа! - Она целовала его. Федя приоткрыл наконец веки. - Папа! Не плачь! - грязной рукой она подтирала ему слезы. - Я комнату не продала, не волнуйся!.. Но Семен Георгич продал... там уже ремонт, - виновато вздохнула. - Ну... посидишь? - Она неуверенно кивнула в сторону своей забубенной компании. Мы воровато переглянулись. Вообще, после долгой "засухи" на воде, где нельзя было толком расслабиться, сейчас бы хорошо снять стрессы - прошедшие и, главное, будущие, размочить их в пиве. Федя почувствовал это.

- Ну ладно, присядем, - тяжко вздохнул.

- О, Люська! Сколько женихов тебе батька привез! - крикнули из угла. Федя своими глазками-буравчиками туда пальнул. Больнее, видимо, не было темы для него.

- Только не с твоими! - буркнул Федя, и мы сели за другой стол.

К нам приблизился изысканный бармен - набриолиненный, прилизанный, холеный, держа руки с ухоженными пальчиками перед жилеткой, словно брезгуя тут к чему-либо прикасаться. Обменялся взглядом почему-то со мной: мол, вы же понимаете, как я ко всему этому отношусь! Почему-то именно мне доверил это понимать.

- Здравствуйте, Федор Кузьмич! С прибытием! - вежливо приветствовал Федю. - Наконец-то я вижу тут интеллигентную компанию!

А мне казалось, что мы выглядим как бродяги.

- Могу я вас угостить?

Помедлив, Федя кивнул.

Бармен грациозно удалился за кулисы и вскоре торжественно выплыл с подносом, на котором стояли две бутылки и брякали фужеры, чистые и красивые, совсем не такие, как у прочей шантрапы.

Он бережно все расставил и культурно, по полфужера, налил.

- Все... Пошла коррупция! - Федя усмехнулся.

- Во угощает, будущего тестя! - донеслось из-за угла.

Переглянувшись с Федей, нашей даме бармен налил чуть-чуть. И столько же Коле-Толе.

- Адекватно налей! - Коля-Толя подвинул свой фужер. Бармен проигнорировал эту бестактную просьбу, словно не слышал ее.

После первой порции все закружилось, навалился общий шум, жара. Дальше все помню лишь урывками.

- Ну что, добился своего, Серж? - сильно раскачиваясь на скамье и, видно, не замечая этого, говорил Федя. Маленький чубчик, оставшийся на его голове, буйно растрепался.

- В каком плане? - Бармен обиженно отвел назад аккуратную свою головку. - А! Вы в смысле комнаты Семена Георгиевича? А не имею права? Прикажете каждый день мне из Кузьмолова мотаться? Извините - не то положение у меня сейчас. И мои родители, извиняюсь, ленинградцы... в отличие, может быть, от ваших... Так что прошу не обижаться на меня. Я все сделал через нотариуса! И если вы хотите вопрос этот в корне порешить - то я на Люсе (не глядя на нее) жениться готов - я уже говорил вам это. Еще до того, как комнату Семена Георгича оформил. Тогда вся квартира будет... наша, последнее он произнес как-то не совсем твердо.

- Отвалил, жених! - Федя рявкнул.

- Ну видите - вы сами все делаете! - удовлетворенный тем, что мирные переговоры сорвались не по его вине, Серж поднялся. - А что я немножко там... перестроил - так не жить же в хлеву, за такие деньги, я извиняюсь! говоря "в хлеву", он вполне откровенно глянул на Люсю: мол, понимаете, откуда хлев!

Потом он вдруг, горячий и тесный, оказался рядом со мной, прижав к грязной стенке (почему-то четко выбрал меня), и стал горячо и обиженно говорить (как самому понимающему), что ему тоже нелегко. Разговор тонул в общем гвалте, все, включая наш экипаж, расслабились, шумели... ну просто дом родной!

Бармен Серж поведал мне, что здесь ему душно, он задыхается. На самом деле он давно уже занимается большими делами - плитка, щебень, а барменом работает лишь из жалости. Не уточнил, правда, из жалости к кому: к нам или себе? Я малодушно ему поддакивал. Его тоже можно понять!.. Как и всякого. Из-за моего малодушия он и выбрал меня. Но что делать? Я не впервые в себе это замечал: безошибочно выбирают, чтобы терзать!

- Пейте - мне не жалко! - Мелькнула третья, четвертая бутылка. Бармен Серж, как мельком заметил я, тоже немножко порастрепался.

- Ну, все! - Федя вдруг жахнул по столу. - Пойдем глянем, что ты там наворотил!

- Каким образом? Я же на работе! - гордо откинулся Серж. Федя поднялся. - Но могу рассказать... Мне лучший дизайнер делал!

Федя тяжело сел.

- Вот! - Бармен стал хватать из пластмассового стаканчика почти прозрачные треугольные салфетки. - Вот, - вынул из жилета серебристую ручку, стал чиркать на салфетке, как бы волнуясь (а на самом деле, как показалось мне, чтобы ничего не было понятно). - Тут так... и так. Ясно? - отодвинул салфетку, как Пикассо, сотворивший шедевр.

- Ничего не ясно, - Федя проворчал.

- Но вы же не дизайнер!.. Ну - глядите еще! Поймите - солидно вложившись, не мог же я оставить этот... хлев, - снова не удержался от обидного слова и взгляда на Люсю! - Обустроил кое-что. "Шкаф", в котором Семен Георгич жил, - вы же знаете, он сам так его называл, - расширил немного... вот тут... Такая вот теперь моя комната! - как усталый гений, кинул ручку на лист.

- Не понял... А как же... коридор? - произнес Федя. - Нам теперь... через твой дизайн... через твою комнату, что ли, ходить?

- Нет уж - вот этого не будет! - поджал губы Серж. Люся сидела, потупясь. Бармен гордо молчал: я сделал, что мог и как мог, а уж за ваши глупости сами отвечайте.

Молчание было долгим. Мне вдруг почудилось, что весь зал затих. Хотя это навряд ли.

- Ладно... есть один вариант, - кротко вздохнув (мол, глупость делаю!), сказал Серж. - Вот, - снова зачиркал. - Высота комнаты эта нелепая мне ни к чему. Короче - ставлю натяжной потолок. И тут вот - между натяжным моим потолком, и старым, пространство... полметра почти...

- И что? - произнес Федя.

- Можете здесь проходить... положите досочки, сколотите, чтобы потолок мой не рвать. И - вперед! - даже осклабился. Впервые что-то бандитское мелькнуло в нем.

- На карачках? - Федя проговорил.

Серж дернул плечиком: мол, это уж не моя проблема... я и так глупость делаю ради вас.

- Ну спасибо... - заговорил Федя. - По потолку я пока как-то не хожу. И Люся тоже. На карачках, конечно, переходилось передвигаться, не без того. Но то - по собственному желанию, а не так!

- А как же в армии, Федор Кузьмич? - Серж примиряюще улыбнулся.

- А армию ты не трожь! - Федя резко поднялся. - Пошли!

Мы все последовали за ним, и даже Коля-Толя уже было слившийся с соседней компанией, встал и пошел.

6

В углу двора, у дверки на лестницу, были сложены аккуратной горкой тугие серебристые мешки, явно иностранные... против таких не попрешь! Мы стояли молча. Из дверки выскочил мастер, в строгом комбинезоне, весь, до бровей, покрытый серебристой цементной пылью - но, несомненно... негр. Почему-то это особенно подкосило Федю.

- Почему негры-то? - пробормотал он убито. - Своих, что ли, нет?

Люся виновато вздохнула, словно и в этом была ее вина.

Увидев нашу неказистую толпу, мастер встревожился. И его можно было понять.

- Гоу! Гоу! - он замахал черной, с желтой подпалиной, ладонью.

- Нет уж! - прорычал Федя. - В моем Отечестве посторонние мной командовать не будут!

И мы пошли напролом. Отодвинув мастера, поднялись по старым стертым ступеням, усыпанным серебристой пылью, до верхнего тупика лестницы. Старая ветхая деревянная дверь стояла, прислоненная к стенке, в глубине мелькали в дымке стройные африканцы, пилили и скребли. Мы вошли. На нас они даже не посмотрели. Менялись времена: на смену бурному, порой трагичному стилю общения хозяев и работников шел абсолютно индифферентный стиль. Даже языка не надо знать. Зачем? Тильки отвлекает! Так называемый натяжной потолок, съедая почти половину высоты, еще, видно, не натягивался, и потому колыхался, как парус.

- Предлагает мне ходить по нему! - горько усмехнувшись, кивнул туда Федя.

Глаза щипало. Потекли слезки у Люси, Фединой дочурки... какая она хозяйка? Теперь - плачь не плачь.

- Я что же, за стенкой должен жить, как домовой? - громыхал Федя.

Крик его всколыхнул меня: я вырвался из алкогольного забытья и стал прилежно вглядываться в дымку. Действительно - два негра, убеленных цементом, перегораживали дверь в дальнем конце стеной из легкого гипсокартона: никакого проема на ней даже не было обозначено. Федя кинулся туда. Мы - за ним.

- Убрать! - рявкнул Федя.

Негры аккуратно положили стенку на пол, повинуясь. Видно, кроме непреклонных негров, тут есть еще и преклонные, понимающие язык, во всяком случае - интонацию.

- Пошли! - скомандовал Федя, и мы прошагали за ним, гордо оставляя грязные следы на сахарно-белом гипсокартоне... Проследовали - и стенка за нами поднялась... Замурованы? Федя не повернул головы - и мы особо не поворачивались. Если уж сам хозяин спокоен - чего нам дергаться? Небось, Федя на войне выходил и не из таких ситуаций!

Да, крепко нас склеило плавание. Кое-что вывезли из него! Из короткого тупого коридорчика мы поднялись по деревянной лесенке в крохотную светелку, точней - маленький железный домик на крыше.

За рамой - кровли до самого горизонта. Как желток, сиял в тумане купол собора. Море крыш!.. Ничего! Проплыли по Ладоге - и здесь не пропадем! Как любил я раньше забираться на крышу: пройдя через солнечную пыль чердака, подтянувшись, вылезал на ломко стреляющее под ногой кровельное железо, быстро шел, балансируя, чтобы не соскользнуть. Освобождаясь от тяжести ноги, ржавое железо гулко распрямлялось, подкидывая вверх фонтанчик ржавчины. Запах нагретого солнцем ржавого железа всегда, с тех пор, поднимает в моей душе восторг, чувство опасности, азарта, балансирования на краю. Хорошо, что я это опять почувствовал. Не к этому ли домику на крыше я подходил крадучись, давным-давно, заглядывал в таинственную жизнь за рамой... кто же там может жить? И вот - проник. Точно! Так же - в одном растрескавшемся длинном деревянном ящике рос зеленый лук, светлеющий к корню, в другом мелкие фиолетовые цветки. Попал-таки в свою мечту!.. С другой, правда, стороны. И - на самом закате, в конце этой жизни, в которую я так стремился попасть. Наступила вдруг тишина... Тихий ангел пролетел?.. Нет - это строители закрепили глухую стенку. Поднялось волнение. Надо прощаться со всем этим - с крышами, с видом города... или, наоборот, остаться тут навсегда? Но как?

- А будем тут жить! - бодро Федя произнес. - Кровлю править! А еду нам на малярных люльках будут поднимать!

Он со слезами улыбался. Белые облака, неподвижно застывшие, вдруг двинулись в поход, - я даже пошатнулся. Нет, облака на месте - это Федя повернул стекло, с отражением неба, пошире открывая окно.

Зазвонил телефон - старый, черный, со свившимся кольцами пятнистым шнуром.

- А! Это ты? Да так... все нормально! Стенка твоя не мешает нам. Бывай! - Федя шмякнул трубку. Весело на нас глянул - и мы старались глядеть так же бодро. Не пропадем!

Федя, покряхтывая, вылез на крышу, мы - за ним. Распрямились, стояли под широким небом - все слегка кружилось: то ли от алкоголя, то ли от высоты. Вот оно, небо! Вот она, голубень-то пошла!

И тут откуда-то издали пошли звонкие удары, с детства знакомые мне. Где-то крышу перекрывают: удары большого деревянного молотка, сгибающего кровельное серое железо на углу деревянного верстака - радость толковой работы, долгожданного обновления, передающегося зрителям... и даже слушателям. На ближних крышах не было видно этой работы.

Я закачался. Федя поддержал меня:

- Ты-то осторожней... пока привыкнешь!

- Я привык! С детства бегал по крышам! - радостно сказал ему я.

- Ну-ну, - Федя улыбнулся.

Звонкие сгустки воздуха летели к нам - Федя, побалансировав на краю, протянул руку Люсе, и они грациозно, как по камешкам, перешли по тугим сгусткам над улицей. Встали на дальнюю крышу - и Федя повернулся, помахал рукой:

- Ждите там нас. Управимся - вернемся! - и они, сгибаясь, пошли вверх по скату. На гребне встали, придерживаясь за трубу, обернулись, помахали нам и исчезли за скатом.

7

Им теперь хорошо! А что делать нам? Я отважно попытался ступить, нащупать в воздухе какую-то опору... но звон иссяк, и я с трудом вырвал ногу из пустоты, потом уселся на кровлю. Вот так вот!

Снизу донеслось шарканье троллейбусной дуги по проводам, бряканье по железкам на стыках. Да - по воздуху нам не пройти! Лишь такой вот земной транспорт доступен нам... и то теперь - навряд ли.

- Ну... пошли, что ли? - с усмешкой кивнул вниз Коля-Толя.

Теперь он наш лидер?

- Давай! - сказал я. - Солдатиком или ласточкой?

- А вот так вот! - Он, раскорячившись, "ласточку" изобразил.

- А ты прыгал, что ли?

- А то нет!

Все-то он успел!

- Я вообще, - Коля-Толя раздухарился, - только с самолета не падал без парашюта! А уж тут-то! - пренебрежительно глянул в пропасть улицы. Сплюнул. И приступил к эпосу...

Пока я дремал на горячем скате крыши, до меня доносилось:

- Жил я тут... с одной. "Всего-то с одной?.." Но это я, кажется, лишь подумал, а вслух не сказал. - На третьем этаже... - Это уже что-то более-менее конкретное! Я поднял голову. - И так она достала меня... Коля-Толя явно выходил в лидеры, - что решил я выйти... через окно.

- Врешь! - сипло, с явной завистью произнес Никита.

- Счас увидишь! - Грохнув железом, Коля-Толя шагнул к краю.

- Погоди, - это растерянно произнес Игорек. - И как же... цел?

- Цел, к сожалению! - после долгой паузы с горечью произнес Коля-Толя.

- А как? - тут и меня разобрало любопытство.

- Банально, - вздохнул он. - Попал на троллейбусные провода. Те спружинили... Ну и закинули меня... на пятый этаж.

- Выше? - сипло произнес Никитон. Сам много раз тяготел к этому, но не решался.

- Выше, ясное дело! - гордо произнес герой.

Он долго молчал... Но эпос на этом не кончался - как не кончается любой эпос.

- Ну! - наконец злобно промолвил Никита.

- Гну!.. И так эта там достала меня, что я решил выйти... из окна.

- С пятого? - хихикнул Игорек.

- Ну а с какого? - после долгой паузы произнес наш герой. - Ну и... не дождавшись поддержки, продолжил он, - снова... спружинило.

- На шестой? - прохрипел Никита.

- Да нет... на седьмой, - произнес Коля-Толя.

Недосягаемая высота!

- Врешь! - с завистью произнес Никитон.

Коля-Толя равнодушно развел руками - тень от его рук прошла по моему лицу - мол, как хотите!

- А в стихах - не можешь про то рассказать? - съехидничал Игорек.

Коля-Толя не счел нужным отвечать.

- Ну... а если с крыши спрыгнуть... отсюда, - произнес Никита, - то, видимо, на небо взлетишь?

- Видимо, - равнодушно ответил тот.

- Ну... тогда я пошел! - Громыхая железом, Никита сошел на край.

Я хотел ухватить его за штанину, а потом подумал: а чего еще ждать нам? Отличный случай!

- Я за тобой! - приподнялся.

Но опередил нас всех Игорек, любитель возвышенного.

- Оно!.. Оно летит! - закричал он, тыча пальцем в небо, утыканное аккуратными облачками... где уж там померещилось ему его пальто, в которое он вложил когда-то всю душу, после чего оно покинуло его? И не успел никто молвить слово, как он радостно кинулся вниз, и почти тут же, махая то рукой, то ногой, взлетел над крышами, и летел все выше, исчезая в облаках.

Удачно. А теперь я. Из страха я все же сполз вперед задом, оттолкнулся - и как бы сидя на стуле летел. Провода гуднули басом, спружинили, и я так же, как бы сидя, взлетел!

8

Очнулся я тоже сидя, причем прочно и неподвижно, причем, как это ни странно, в пивной, которую мы недавно так драматично и, я бы сказал, с пафосом покинули. И вдруг - опять, как ни в чем не бывало! И главное, я не мог вспомнить, каким образом мы здесь очутились?

По той ли рискованной, но эффектной методе, которую расхваливал Коля-Толя, - прыжком с крыши на провода... или другим, более обыденным способом? И главное - ни по обычному, с землистым оттенком лицу Коли-Толи, ни по привычно набрякшему лилово-бордовому лицу Никиты, который с таким упоением и отчаянием готовился к прыжку, невозможно было понять - состоялся ли полет. Готовился Никитон как к подвигу всей своей жизни, как к своему ответу всем силам реакции... и вдруг - на лице его ничего не отразилось обычный его мордоворот. Странно, что и я не помнил - летали ль мы? Разговор шел в обычной для Никиты взвинченной манере, на грани брызгания слюной, особенно он кипел тогда, когда знал, что не прав. Разговор был почти нейтральный, потом, правда, оказался взрывоопасным, - но это у Никиты всегда.

Все это я успел меланхолично сказать себе, зафиксировав, так сказать, ситуацию. Странно, что я возник из небытия как бы в середине, разгаре спора, который я уверенно, видимо, вел, ничего не помня. А помню лишь с Никитиной бешеной фразы:

- ...да Пиросмани никогда не стал бы работать здесь. Он мог только... в насиженных местах, где духовность была. А тут! - Он презрительно махнул рукой.

С чего это нас взволновала судьба Пиросмани? Скорей - нам надо было позаботиться о своей, не совсем понятной. Поэтому при последних словах моего друга я зорко огляделся окрест: не обидят ли хозяина этого заведения обвинения в бездуховности? Похоже, что да. Из-за своей обновленной стойки он поглядывал на нас с явной антипатией. Странно - ведь мы с ним недавно были друзья и он обнажал передо мной свою душу. Куда все ушло? Вообще, все странным образом изменилось, включая облик пивной - можно ли теперь называть ее этим словом? Что ли, мы так долго летали? Где? Игорек - вдруг внезапно и резко вспомнил я - точно скрылся в тучах, а мы почему-то тут. Произошло... разделение на духовных и бездуховных? Видимо, да. Но сколько это отняло времени? Не могла же за час обстановка тут столь коренным образом измениться? Смутно помню закопченные, неровные стены в масляной краске... сейчас стены сияли кафелем и чистотой. За сколько это могло произойти? Выяснив это, проясним кое-что и в своей судьбе, в той части жизни, которая исчезла из памяти. Не могло же все тут покрыться кафелем мгновенно? Правда, при капитализме стены быстро и часто меняют свой облик, но - насколько быстро? Вопрос. Неуютность обстановки влияла на нас. Я вздрогнул как-то зябко... какой-то бесконечно расширенный туалет - так бы я назвал интерьер, в котором мы оказались. Коля-Толя, повидавший в жизни все, как он уверял, и тот был поражен происшедшими переменами.

- Абортарий какой-то, - бормотал он, озираясь.

Еще нужно добавить, что и кафель, и шикарные, отражающие свет столы и сиденья, и все остальное вокруг было почему-то гнетущего темно-синего цвета. То ли хозяин выразил наконец свои тайные оптические пристрастия, то ли просто такой цвет подвернулся ему в его бурной коммерческой деятельности. Помню, он признавался мне в своем пристрастии к щебню и кафелю - но не в такой же степени?

Серж надменно приблизился к нам.

- Мне кажется, вы что-то сказали? - обратился он к Коле-Толе... Давно, наверно, никто не обращался к Коле-Толе на "вы", но обращение это вряд ли было дружелюбным.

- Водки нам дай! Чего мы тут пустые сидим, а ты там маячишь! - произнес Коля-Толя.

- Водки не держим, и вообще... Ваня, как они оказались тут?

Двухметровый (двухметровый во всех измерениях) Ваня приблизился к нам от зеркальных, тоже темно-синих дверей. Под его строгим вечерним костюмом явно прочитывался бронежилет. Ваня глядел на нас как-то сонно, видимо, не в силах объяснить наше присутствие. Пришлось Сержу все взять на себя.

- Дело в том, - произнес он, - что вы люди... э-э-э... не того круга, на которых это место... э-э-э... рассчитано.

Быстро же мы скатились по общественной лестнице! Я оглядел растрепанных своих друзей и свое отражение в кафеле... да, облик не люкс! А это заведение явно рассчитано... на кого? Я внимательно огляделся. Прежнего гвалта и чада тут не осталось и следа... весь объем был, в общем-то, пуст - только за длинным столиком в дальнем конце чинно восседала компания каких-то молчаливых людей в строгих костюмах с белыми квадратными значками-бейджами на лацканах.

- А это кто? - дружески спросил у Сержа, надеясь все же возродить наши прежние теплые отношения.

- Это? Венгерологи, - не без гордости произнес он.

- Венерологи? - Коля-Толя обрадованно встал. - Тогда у меня к ним вопрос.

Бармен Серж буквально усадил его взглядом.

- Еще одна... столь же удачная шутка, - процедил он, - и вы окажетесь за решеткой... Все! - и он удалился.

Мы с Никитой переглянулись: тут, между прочим... доктор наук сидит, без пяти минут... да и я... одной ногой Гоголь!

- Эй ты... постой! - прохрипел вслед бармену Никита. Тот оцепенел, потом стал медленно разворачиваться. Никита кинул отчаянный и веселый взгляд на меня, я кивнул, и он опустил руку за пазуху. Наверно, лишь черноморский матрос, окруженный со всех сторон врагами, с таким упоением и отчаянием выхватывал гранату. В глазах Сержа мелькнул испуг - и его можно было понять. Иван, было сделавший к нам шаг, не дойдя, остановился. Ликуя, Никита обвел взглядом всех и, наконец, выхватил... то. Старинное ожерелье с сапфирами, в серебряных кружевах... все, что осталось от семьи его мамы, от почти четырехсотлетней истории ее семьи. Колье это, в очередной раз уходя от Ирки, Никита уносил из их квартиры, напоминавшей даже не музей, а забитую антиквариатом подсобку комиссионного магазина. Только колье! Сколько раз он мечтал употребить его на какое-то благородное, важное дело, что осветило бы ярким светом бессмысленную его жизнь. И вот - это мгновение настало!

С некоторым разочарованием я успел заметить, что темные сапфиры своим цветом в точности совпадают с цветом кафеля, - но Никиту морально поддержал, даже пересел, чтобы быть с ним рядом.

- Что это? - зачарованный Серж протянул руку.

- Тебе! - Насмешливо глядя, Никита брякнул ожерельем и тут же отвел его от руки Сержа. - Одно условие... Ты уйдешь навсегда из этого заведения... мне оставишь.

Сглотнув слюну, бармен робко кивнул.

- Это все? - пробормотал он.

Мы с Никитой переглянулись.

- Не все! - отчеканил Никитон. - Уйдешь из той квартиры... отдашь ее Феде и Люде. Теперь все! - Он немножко подвинул руку к Сержу, тот переплел свои пальцы с ожерельем, но Никита пока что не отпускал. - Так да или нет?

А нужна ли Феде и Люде квартира, мелькнула мыслишка, ведь они... ушли?

Серж дернул ожерелье - и если б Никита его не выпустил, оно бы порвалось.

- Надо глядеть, что это за стекляшки... Эксперту позвоню! - Он двинулся к бару и скрылся в подсобке.

Мы с Никитой переглянулись... все, вроде, ничего? Интересно, мелькнула мысль, этот синюшный цвет лица у нас - от кафеля или уже от природы?

Серж вскоре вышел, поигрывая ожерельем на левой руке, как четками. Так же две бутылки водки сияли в правой его руке.

- Это что - все? - не удержался я от дурацкой шутки, кивнув на бутылки.

- Да нет... Это так... почва для размышлений, - произнес Серж, разливая по стаканам. Мы молча хлебнули. Серж полюбовался ожерельем. - Тeбe это, говоришь, отдать? - оглядел зал. - А мне чем заниматься? - спросил.

Никита вздохнул - как всегда, после бешеного напора, сразу готовый на все уступки... на фиг ему этот кафельный ад? Тут даже эхо какое-то... громкое и неуютное. Да, я поглядел на Никиту: надо его крепко поддерживать, иначе сломается, колье просто так отдаст.

- Чем заниматься тебе? - сказал я. - Щебнем.Чем же еще? Ты ж говорил, что у тебя большие дела с щебнем!

Хорошо, что вспомнил недавний наш разговор, про щебень и кафель!

Советовать ему заниматься кафелем после кафельного перебора вокруг как-то не хотелось.

- Щебнем?.. - задумчиво произнес он. Тянет время? - вдруг мелькнула у меня мысль... До чего?

Зато Никита обрадовался, засиял: моральная гора упала с его плеч!

- Мы наводку тебе дадим! - воскликнул Никита - Отличный камнебойный карьер!

Никита уже забыл об ужасах, пережитых там, и весь светился счастьем.

- Кстати, отличные бабы там! - внес свою лепту и Коля-Толя.

- Свяжем тебя, - уверенно произнес я, поневоле чувствуя себя главным ответственным... Надеюсь, слово "свяжем" Серж понял в правильном смысле?

- Щебнем? - снова Серж повторил. Он был как-то настороженно задумчив.

- Ладно, - добродушно заявил Никитон, роскошным жестом обводя помещение. - Это можешь оставить себе! Только квартиру оставь... Феде с Людой. Лады?

Серж кивнул как-то заторможенно.

"Еще не хватает, - подумал я, - вымостить это помещение щебнем!"

- А ожерелье-то спрячь! - взволнованно добавил Никита. - Эрмитаж за него пятьдесят тысяч долларов давал... Да Ирка не согласилась... Так что хватит тебе! - чтобы покончить с этим мучительным вопросом, Никита хлопнул водки.

Серж словно чего-то ждал. И дождался? Из подсобки донеслись какие-то стуки, и Серж, почти подпрыгнув, пошел туда.

- Эксперты, наверное, - пробормотал он.

И почти сразу вышел, окруженный с двух сторон "экспертами". Что это за "эксперты", было сразу видать. Один из них был маленький брюнет, другой огромный шатен, но при этом у них было что-то общее, самое главное. Сразу настала тишина, и они не спеша, уверенно подошли к столу.

- Руки... покажи, - улыбаясь, сказал Никите маленький.

- Зачем? - испуганно пролепетал Никита.

- Не мыл, наверное, - усмехнулся большой.

Никита, от страха потерявший голову, попался на эту детскую уловку - и сразу вытянул вперед руки, дрожащие и действительно немытые, с грязными ногтями. И тут же маленький защелкнул наручники. И почему-то после этого стряхнул ладонь об ладонь, как будто сделал грязное, но необходимое дело.

- Ну... пошли, - вполне обыденно произнес крупный.

- К-куда? - пробормотал Никита.

- Да разберемся, откуда у тебя это? - Маленький вытащил из кармана колье и показал Никите.

- Я отвечу! - гордо подняв голову, сказал Никитон.

- Ну вот и поехали, - добродушно сказал крупный.

И они двинулисъ к выходу. Биться с этими сатрапами? Бесполезняк! Мы лишь робко проводили Никиту, идущего гордо. Машина за дверьми оказалась не обычная "хмелеуборочная", как мы надеялись, а черная "Волга" с занавесками.

- Да... серьезный автомобиль, - пробормотал Коля-Толя. Слышал ли это Никита? Надеюсь, не слышал. Возле услужливо распахнутой дверки он повернулся к нам, жалко улыбнулся и взметнул вверх руки с двумя поднятыми пальцами, что означало английское "виктори" - победа! Ему помогли сесть, и их "Волга" отъехала. Все? Можно идти домой? Да нет, как раз домой не получается... надо это дело дальше вести... Как?

Поразмыслив, мы вернулись в пивную, или, таперича, коктейль-холл, как мы увидели на вывеске. Что добавить еще к происшедшему?

Что Серж показался жалким и растерянным, принес еще две бутылки водки, бормотал, оправдываясь, что не он вызвал "экспертов".

- Честно - я нормальному эксперту позвонил... это он уже настучал, растерянно бормотал Серж, усиленно нам подливая. Мы пили, почему-то надеясь найти разгадку этой тайны на дне стакана... Известная уловка для слабодушных.

- Они и меня чуть не забрали! Веришь? - говорил Серж.

Я послушно кивал. Не мог не кивать - раз пил его водку?

Падение полное! Главное - в двухстах метрах отсюда мой дом, но я почему-то не могу пойти туда: не то состояние души, а теперь уже, после выпитого, и тела. Господи! Мой друг Игорь на небесах, летает там в поисках недостижимого идеала, другой мой друг, Никита, - в глухом застенке, мучается за тот добрый порыв, который совершил, и тяжело, наверно, ответит... а я тут трескаю водку. С кем? Один только что засадил моего лучшего друга в тюрьму, лишил его семью фамильного ожерелья, а Федю и Люду жилья. Другой, играя Никитушкиной лосиной ногой то на повышение, то на понижение, фактически обобрал нас - а я пью с ними, киваю и поддакиваю. Для жалкого оправдания внушаю себе, что для литератора все полезно, и даже пытаюсь лепить какие-то стишки... "Вот Никиту в кандалах... вывели из "Корюшки"... Ах, ах! Ох, ах!.. Горюшко, горюшко!" Что происходит со мной? Творчество - удручающее. Жизнь моя запутана, слаба. Раньше я хоть что-то мог и умел, потом увлекся буддизмом, и после буддизма, видимо, совсем ослабел. Что я могу? Я не могу даже сказать этим людям: "Пошли вон!" Я даже себе не могу сказать: "Пошел вон!" Или себе, может, скажу? Не решусь! Постесняюсь - вдруг эти обидятся?..

Впрочем, если нет сил исчезнуть физически, есть способ исчезнуть химически - способ, хорошо известный на Руси. Я налил cебе полный стакан водки и, сказав "Прощайте!", выпил его. Венгерологи запели что-то по-венгерски, и все пропало.

9

Очнулся я, сидя в инвалидной коляске... но коляска та была не моя! Во-первых, сильно обшарпанная... что же, я давно на ней езжу? А во-вторых, самое главное - передо мной была ручка переключения скоростей, другие непонятные ручки, спидометр (?), еще что-то, о чем я не имею ни малейшего представления, поскольку никакой транспорт никогда не водил... Откуда же это - моя мотоколяска? Не моя!

Мысль эта почему-то наполняла меня ликованием. А вот и хозяин. Горбун с маленькими ножками, перекидывает свое хрупкое тельце, опираясь на трость. Взгляд, однако, у него был уверенный и жестокий. К кому это я попал?

Он сел рядом и насмешливо смотрел на меня. И молчал.

- Скжт пжст... кк я здс окзлс? - слипшимся, горьким ртом произнес я.

- С неба упал! - усмехнулся он.

Я, видимо, настолько ослаб, что вдруг горячо ему поверил - может, действительно, я летал высоко, спрыгнув с крыши на провода, которые спружинили, а вовсе не сидел в той зловещей темно-синей пивной, где вершились гнусности, - и все, значит, неплохо... Людям ослабшим свойственно верить в легкую победу хорошего, в чудеса.

- С неба? - радостно произнес я.

- Ага... с неба, - усмехнулся он. - И валялся в грязи!

Да. Судя по состоянию моей одежды - он прав. Горячий пот вдруг пpoшиб меня. Я вытирался грязным платком.

- Так... куда прикажете? - издевательски произнес он, трогая рычаги.

- Мне бы... воды попить где-то. - Я специально выстроил длинную фразу, чтобы он оценил, что я понимаю, что сделать это - небыстро и нелегко... но не подозревал, что так оно и случится.

Он возил меня долго и непонятно, и я бы сказал, жестоко. Надолго оставлял меня и медленно-медленно куда-то уходил, ничего не объясняя... а встать я почему-то не мог - лишь жалко озирался: то какой-то магазинный тыл с ящиками в грязи, то узкий двор с кирпичной стеной, уходящей до неба... Я высох до кишок. Но безжалостный горбун возвращался без воды, ничего не объясняя, вез меня дальше и снова надолго бросал. Наверное, это и есть ад, наказание за все мои прегрешения? Вот мы въехали в какой-то дикий двор, красные дома с черными выбитыми окнами, ржавыми лесенками вдоль стен.

- Ну... тебе, наверное, сюда? - проговорил он, открывая с моей стороны дверку. Я поглядел на убогую дверку в углу... "Вытрезвитель". Ну что ж - он, наверное, прав. Может, хоть там мне дадут воды?

10

Но мечты мои не сбылись.

- На вас, алкашей, воды не напасешься! - таков был грубый ответ коренастой женщины, местной распорядительницы. - Вот, садись пока... в кресло. Сейчас доктор придет, разберется.

Из прошлых посещений подобных мест я помнил, что доктор определяет степень опьянения, а значит, дальнейшую твою судьбу.

Казалось, страшней ничего уже не будет, но - в соседнем кресле я увидел Федю. А я-то думал, что он сейчас высоко! Все мечты рушатся!

- Ну что... со свиданьицем, - мрачно произнес он. Как он здесь оказался? Ведь шел по небесам, я же своими глазами это видел!.. Мерещилось? Я боялся его спросить о судьбе его дочери Люды. Да и что спрашивать? Тут, конечно, где же ей еще быть? И действительно - скоро из-за приоткрытой двери донеслись ее вопли:

- Папа! Папа!

Не дай бог еще кому-нибудь из живущих услышать такой крик - и в таком месте! Федя с мучительной гримасой приподнялся.

- Да сиди! - грубо сказала хозяйка. - Ничего с ней такого не сделают! Перепилась просто. Но пятнадцать суток всем вам светит! - глянула и на меня.

- Папа!

Федя рухнул. Отчаяние овладело и мной. В то время, как мой друг Никита страдает за свое благородство в застенке, а другой мой друг, Игорь, летает в небе, я оказался здесь: кислая вонь, ругань, и помощи неоткуда уже прийти... Даже Федя, который своим огнем вывел нас из кромешной тьмы, когда мы гибли в Ладоге... даже он оказался здесь, и вместе со своей любимой дочуркой!

Зазвонил телефон. Дежурная вышла и, вернувшись, поманила меня. Я встрепенулся. Подул какой-то ветерок. Откуда? Подмигнул зачем-то Феде, потом, идиотски помигивая сам себе в зеркало, пошел. Ты и в тюрьме карьеру сделаешь! Кто это говорил мне? Или я сам придумал?

Привели в культурный кабинет, с фикусом. Начальник - свежий, молодой, румяный, представился:

- Лейтенант Топчий!

- Очень приятно!

Чу! Карьера?.. Но не хотелось бы делать карьеру здесь. И как-то в этой относительной чистоте и порядке вдруг прорвало меня, все страдания последних дней вспомнились, и я зарыдал. Как хорошо - зарыдать, после многих лет напряженных улыбок! И рыдать вдоволь, всласть! Топчий терпеливо ждал, пока я нарыдаюсь. Мягко улыбался. Веет спасением? От кого же это? Пропало, вроде бы, все!

- Поплачьте, поплачьте... Это хорошо. Ведь вы, говорят, сочиняете? нежно Тoпчий сказал.

Говорят? Это кто же, интересно, говорит? - какая-то часть мозга трезво заработала. Кто на помощь пришел? В последние дни реагировал на мои фантазии лишь Коля-Толя, который называл меня "маршалом брехни". Неужели с такой неожиданной стороны пришла помощь? Вот уж - не ожидал! От кого, от кого...

- Тут ваш друг согласился заплатить за вас штраф.

И вошел Коля-Толя. Я чуть было снова не зарыдал - с трудом сдержался.

- Ну, сильно он вас тут мучил? - свысока Коля-Толя поинтересовался.

- Да нет, ничего. - Топчий улыбнулся. - До дому доведете?

- Доведу куда надо! - сурово Коля-Толя сказал.

Я с трудом поднял голову, которая почему-то не держалась, пытался понять, что его слова значат, но так и не понял.

Коля-Толя, вздохнув, вытащил мятые деньги. Вот кто, оказывается, настоящий друг! Я чуть вновь не заплакал. На ярком свету, идущем сквозь окошко (закат?), мухи, облепившие деньги, зашевелились, пытались взлетать, вместе с купюрами. Сердце мое прыгнуло. Лосиные мухи! И те самые деньги, что Коля-Толя выручил зверскими перепродажами лосиной ноги, - бросил их на благородное дело таки! Никите в его застенке было бы сейчас радостно, если бы узнал: действия его приносят плоды! Узнает ли? Только мухи могут ему принести эту благую весть. Я с надеждой глядел на двух, вылетевших в форточку.

Топчий взял деньги.

- А почему... в мухах все? - брезгливо проговорил он.

- Липнут... к хорошему делу, - хмуро пояснил Коля-Толя.

- Ну? - напутственно улыбнулся мне Топчий, сгребая деньги с мухами в стол.

- Там еще... Федя с дочкой, - прохрипел я.

- На Федю я не подписывался! - ощерился Коля-Толя. - Ты сам его разыскал!

Постояв, я сел, что, наверное, обозначало: тогда я остаюсь!

Долгая тишина.

- А... жрите! - Коля-Толя стал еще деньги метать...

"Но ведь хорошее дело не пропадает, - я подумал с тоской, - в том числе и для того, кто это делает? А?"

Пока он счастливым не выглядел. Но все равно, душа моя снова наполнялась слезами, но чистыми, светлыми, радостными. Я с любовью смотрел на него: сколько он подличал, хитрил - и все на благородство ушло! Можно сказать, при великой акции присутствуем тут.

- Приведите Кучумовых, отца и дочь! - с улыбкой скомандовал Топчий, сгребая в ящик деньги и туда же - мyх.

Коренастая его помощница вскоре пришла с Федей и Людмилой. Вид у них был мятый и недовольный. Это понятно. Полное счастье если и наступит, то чуть спустя.

- Идите!.. Вы... боевой офицер! - проникновенно признес Топчий. В глазах Феди сверкнула влага.

- А вы не там сюжеты ищите, господин сочинитель! - крикнул Топчий мне вслед.

Мы вышли на задворки Апраксина двора. Глухие купеческие амбары, пыльные окошечки, свалки тары. Коля-Толя долго шел впереди, не в силах справиться с яростью, простить себе благородство, которое все больше казалось ему глупостью. Когда я, с целью благодарности, настиг его, он отвечал заносчиво и презрительно. Например, начисто отрицал, что мы были в квартире Феди, прыгали с крыши.

- Мандеж! - так оценил он этот сюжет. Из его резких слов выходило, что мы только и сидели в пивной, пока не нагрузились, и нас забрала "хмелеуборочная"... Скудно!

Мы вышли на Сенную. Нет, там не били женщину кнутом, крестьянку молодую, но общее впечатление все равно было ужасающим. В те годы там шло строительство метро, два старых дома стояли треснувши, пoсреди площади, закиданной синей кембрийской глиной, возвышалась мрачная башня с маленьким окошком. Все, что было уже использовано в производстве, валялось тут же: ржавые конструкции, доски, бревна. И в этом хаосе зарождалась новая жизнь: лотки, прилавки, подстилки, уставленные гнилым товаром.

Окольно, балансируя на дощечках над канавами, мы обошли площадь и вышли к каналу.

Катер наш стоит! Мы привольно вздохнули... и тут из рубки вырвался луч фонаря. Из трюма - другой. Из люка каюты - третий. Шмон! Что ищут? Неужели ожерелья? Судя по околышу, мелькнувшему в луче, - видимо, да. Народ серьезный. Никитушка в застенке, ожерелье отобрано, катер обыскивают. Обыскивают, видимо, неофициально: околыш резко выдернулся из яркого луча. Милиционеры действовали слегка воровато... "мундиры голубые"! Стиль нашего времени, увы!

Мы отошли.

11

Ночевали мы в подвале: груды дворницкого песка, на них - картонки. Я спал - пытался спать - у окошка, вровень с землей. Люда, вздыхая, громко шуршала фольгой, разворачивала шоколадку, подаренную папой.

Алкогольный сон не прочный: я проснулся тусклой ранью от шума метлы. От сухого шарканья запершило в горле - к тому же с каждым махом в окошко влетала тучка пыли, и я задыхался.

"Господи! - впервые, наверное, в жизни подумал я. - Если ты существуешь... покажи себя!"

И он - показался! - добавив к сухому шарканью бойкое поскакиванье зубчатой пивной крышечки. И я услыхал.

12

Какое солнце тут, оказывается, включают в пять утра! Щурясь, мы выползли из подвала. Стояли... Проехала поливальная машина, и темные струйки извилисто бежали по асфальту, замедляясь, попадая в пыльный чулок. Мычали голуби, словно кто-то тер губкой по стеклу. Смотреть на свет было больно. Ну что, новый ослепительный день?

- А пойдем - глянем еще на катер! - просипел я... последний романтик! Все вяло пошли. А то - расходиться, терять даже то малое, что нажили мы? Вышли на набережную - и остолбенели!

Катер сиял! Золотая сеть бежала по борту. Последний оплот... каких-то наших надежд. Вдруг оттуда послышался дикий грохот. Кто ж это там ? - сердце дрогнуло. Запоздалый мильтон? Из люка выпрыгнула знакомая короткопалая рука, схватила дощечку, валяющуюся среди других на корме, и скрылась. Потом вынырнула лохматая башка.

- Никита! - заорал я. Он вздрогнул. Потом глянул свирепо. Потом улыбнулся.

- Весь пол выломали! Копи царя Соломона устроили тут!

- Выпустили? - вскричал Федя. - Не может быть!

- Ну, ожерелье забрали... на экспертизу... А! Нормальный выкуп! Никита махнул рукой.

На великое дело ушло - плату за свободу!

Мы перешли на борт, покачнув катер.

- Всю тушенку, сгущенку увели, что под полом лежала! - сказал Никита.

- Видимо, ожерелья из них сделали для своих баб, - предположил Коля-Толя и изобразил: - "Нюрка! Че лахудрой стоишь? Ожерелье из тушенки одень!"

Даже Люда улыбнулась. Никита тыкал в кнопку пускателя... тишина... и вдруг - громко зачухало! Хорошо начинался день! Неужели - отталкиваемся, неужели - плывем? И вода смоет всю грязь и горечь, что накопилась у нас?

Мы прошли под низким Сенным мостом, маленьким Кокушкиным, широким Вознесенским... Тут уже начиналась зона влияния Коли-Толи.

- И куда же мы плывем - не пойму? - говорил он, поглядывая на нас и сияя. - Куда ж это путь держим - не возьму в толк!

Я лишь робко догадывался, боялся надеяться. Прошли под Харламовым... Давным-давно, кажется, мы плавали тут. И - ничего не изменилось - та же идиллия. Бурлаки, оставленные тут нами, все так же блаженствовали, валяясь в толстом тополином пуху.

- Куда ж мы это плывем - не пойму! - торжествовал Коля-Толя.

"Неужели - к его родителям?" - думал я. И сейчас разыграется одна из вечных мистерий: возвращение блудного сына под отчий кров? Возвращение - со свитой подвижников, что помогла ему пройти испытания, сохранить себя! Встретят! И заколют, как положено, тельца? И мы наконец отдохнем. И главное - Федя с Людой... найдется же для них закуток покоя? А?

- Куда же плывем-то мы? - ликовал Коля-Толя.

Возвращается счастье? Мы переглянулись с Никитой: где только наш Игорек, кок и стюард, он же - наш избалованный Орфей? Его тонкий вкус придавал нашему плаванию добавочную прелесть... Увы! Унесся в тучи в поисках своего летучего пальто, в котором жила теперь его душа, как у Кащея в яйце... Увы! Неизбежные, невозвратимые потери! "И млат водяной (Никита), и уродливый скат (он), и ужас морей - однозуб (я)" - так воспевал он, вслед за поэтом Василием Жуковским, наш экипаж. Где он, наш уродливый скат?

- Вон он! - заорал вдруг Никита.

Это невозможно! На газоне за оградой лежал Игорек, в своем добротном, кожаном, отлично отреставрированном пальто! Изловил его все-таки! И не жарко теперь? Спал он, во всяком случае, умиротворенно. На газоне на коленях перед ним стояли два молодых милиционера. Смеясь, они срывали с газона белые одуванчики и, смеясь, сдували пушинки Игорьку на лицо. Какая неожиданная нежность!

- Нет, не просыпается, - шептались они.

...Потом этот случай с одуванчиками я вставил в пять, минимум, рассказов! Неправильно сказал Топчий, что я не там сюжеты ищу!

Игорек, бережно перегруженный нами на борт, однако, проснулся и глядел на нас презрительно, недоуменно, типа: где я? Видно - сны были слаще! Ничего, мы еще покажем ему!

- Куда же мы плывем - не пойму! - не переставал торжествовать Коля-Толя.

А вот и наш мыс, выгиб, полуостров, и за деревьями дряхлый дом, где жила раньше Никитина мама, а сейчас встречают нас, опершись на решетку, Коли-Толина мама, Клавдея Петровна, и Алексей, если не ошибаюсь, Иваныч.

- Явились? - строгий взгляд бати из-под очков.

Похоже, некоторая напряженность?

- И-и-и, род-ныи вы мои-и! - запела Клавдея Петровна и всех нас спасла.

За время, что мы здесь не были, расцвел пень, выпустив пук алых розг.

В прохладной подвальной квартире, куда нас привели Толи-Колины предки, мы вздрогнули. Толя-Коля! Николай-второй. Брат-близнец, освобожденный нами же из узилища! Смотрел на нас неласково. Как более блудный сын опередил брата и, видно, уже слопал жирного тельца... Уходим?

- И-и-и! Родныи вы мои-и!

Причитаний, во всяком случае, нам хватит с избытком. А там поглядим!

- Ну что? Много наторговал? - стал цепляться батя к нашему другу. - Так угощай гостей!

Напряженная ситуация. Я мог бы сказать, что Коля-Толя, безусловно, наторговал кое-что... но все это ушло на нас, на наше спасение. Мы переглянулись с Федей. Он крякнул. Кто ж нам поверит, глядя на нас? Рванина рваниной!

Вдруг подул легкий ветерок, и откуда-то сверху, с макушки тополя с отпиленными ветками, что-то полетело... розовое... зеленое... Листья? Летели зигзагами, но уж больно заковыристыми... влетели в окно... Деньги! Вместе с мухами, однако, вернулись к нам!

Родители восхищенно переглядывались: добытчик! - а Коля-Толя, главный казначей лосиной ноги, наоборот, вел себя хмуро: деловито сгреб деньги, вместе с мухами сунул за пазуху. Помедлив, как оно и положено, вынул одну ассигнацию, протянул отцу.

- Распорядись, батя!

- Ну так сбегай тогда! - гневно скомандовал отец другому брату, Толе-Коле, раскинувшему тапочки по дивану.

- Да пожалей ты его! - запричитала Клавдея Петровна. - Пусть отдохнет!

- Я сгоняю! - поднялся я. В дверях я переглянулся с Никитой: - А давай считать все это большой удачей?

- А давай!

- Маша! Пробей молодого человека! - в подвальном магазине, пронзенном лучом, крикнула продавщица.

И Маша пробила меня.

...Ночью, на кухне, через десять лет, я пишу это и жадно пью воду: жажда прям как тогда. Рядом вожделел кактус... напоил и его!

...Когда я вернулся, братанов, а также Никиты на месте не было. Не утерпели!

Федя и Алексей Иваныч степенно играли в шахматы.

- Городски-и цви-ты! Городски-и цви-ты! - пели Клавдея Петровна и Люда. Игорек подпевал.