/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Любовь Тигра

Валерий Попов


Попов Валерий

Любовь тигра

Валерий Попов

ЛЮБОВЬ ТИГРА

Я выскочил из лифта с ключом наперевес и в ужасе застыл: двери не было! Вернее - она была мощным ударом вбита внутрь и безвольно висела, припав к двери ванной. Я бросился ее поднимать, как человека, потерявшего сознание. Она прогнулась в моих руках, как женщина: чей-то молодецкий удар сделал ее гибкой.

- Так... видать, грабанули! Хорошо хоть, не гробанули!

Пол в прихожей был усыпан известкой, влетевшей вместе с дверью. Оставляя белые следы, я быстро вошел в кабинет, со скрипом вытянул ящик стола... Бумажник лежал наверху, распластав крылья, как раненая птица... так ли я его оставлял? Дрожашей рукой я распахнул его... Деньги на месте. Ффу!

Я медленно опустился на стул, утер запястьем лоб, потом слегка уже насмешливо оглянулся на выбитую дверь: что ж это за гости меня посетили, не сообразившие, где деньги лежат?

Я уже не спеша пошел на кухню. Так и есть: фанерная дверка возле умывальника была зверски выдрана, в полутьме маячили ржавые трубы и вентили, вокруг валялись клочья пеньки. Ну ясно: опять прорвало этот проклятый вентиль, хлынула вода, и водопроводчики, ненавидящие воду больше всего на свете, таким вот образом выразили свою ярость: надо было перекрыть воду, а они заодно еще и разгромили квартиру. Я открыл кран - вода булькнула перекрученной струйкой и иссякла. Все ясно! И ничего не докажешь и не объяснишь: можно только, если есть желание, обменяться несколькими ударами по лицу, но такого желания у меня не было.

Вздыхая, я собрал с пола мусор и отнес его в мусоропровод - благо доступ к нему теперь был свободен, дверь не мешала. Потом я сел к телефону - благо он остался цел и невредим, и позвонил своему деловому другу.

- Ясно... тут тебе нужен Фил! - проговорил мой друг.

- Фил?.. Что-то такое помню... - Ну... тогда еще... вместе с Крохой ходил! - Но они, вроде... тогда еще... вместе и загремели? -Ну да -и он все Крохины дела на себя взял - у Крохи уже сын тогда был! -Мгм...

- Да сейчас он уже крепко стоит - зам. по калстроительству одного крупного объединения!.. Да он отлично помнит тебя; недавно керосинили с ним - он все расспрашивал! Все тебе сделает.

Заманчиво, конечно, сделать "все" - но какой ценой?

- А больше... никого у тебя нет? - поинтересовался я.

- У меня есть кто угодно, - усмехнулся друг. - И скрипачи, и оперативники, и даже могильщики... но сейчас тебе нужен именно Фил! - Ладно... диктуй координаты, - сломался я.

В приемной стоял стол с машинкой, за ним сидела роскошная блондинка с горделивой прической... такая могла сидеть в приемной любой конторы... впрочем, без удивления я встречал теперь таких и среди учителей, и в учреждениях, управляющих искусством... название места в наши дни не имеет решающего значения: дело в возможностях - не так существенно, в какой сфере.

- Простите, нельзя ли вас попросить... - начал я. - Нельзя, - мгновенно отрезала она. -Но...будьте все же так любезны...-настаивал я. - Я буду вам любезна в другом месте! - произнесла она грубую, но довольно таинственную фразу и, резко встав, с треском вывинтила из машинки лист и, покачивая бедрами, пошла к главной двери.

Я втиснулся вслед за ней. В большой пустоватой комнате сидел человек с бледным покатым лбом, заканчивающимся на затылке седым пушком. Вдруг на лице его, сильно выдвинутом вперед, появилась улыбка - полумесяц из железных зубов.

- Ну что, зверюга, - и ты наконец обо мне вспомнил? - ласково-сипло проговорил он.

Я решительно не помнил его - сколько всего за последние годы произошло! но он, видно, все помнил ясно... говорят, что у людей, находящихся там, память консервируется - им все ярче и милее представляются все подробности жизни их дотюремного существования. Такой же дорогой подробностью оказался, видно, и я.

- Ну, здорово... - не совсем уверенно поприветствовал я его.

- Помнишь, как у Боба ураганили с тобой? - улыбка его стала еще шире. Да-а... нехорош ты стал... но джазмен джазмена через полвека узнает! - Ну! воскликнул я.

Его я, честно, не помнил, но "ураганы" у Боба - как можно их забывать? Отличное было времечко - ужо лет тридцать тому назад, когда мы все вместе играли джаз и называли друг друга на заграничный манер: Ник, Фред, Боб. Все исчезло, развеялось, в хозяева жизни вышли совсем другие люди... но что делать? Хотя бы ностальгия теперь связывает нас!

- Ну ты знаешь, конечно, - доверительно-тихо проговорил он, - Вэл снова сел, Джата уехал...

Я почувствовал ностальгическую связь и с севшим Взлом, и уехавшим Джатой, хотя, конкретно, не помнил их.

- А за тобой я давно слежу, - имея в виду, очевидно, мои литературные опыты, произнес Фил, растроганно глядя мне в глаза. - Да ну... ерунда! - я смущенно отмахнулся. Спрашивать, "как он?" - я пока что стеснялся, во-первых, при его трудной жизни вопрос может быть неприятным, во-вторых - он может тут усечь намек на дела, с которыми я к нему пришел.

Мы, не отрываясь, смотрели друг на друга - наверное, от долгого напряжения глаза наши стали слезиться.

- Может, Филипп Клементьич, вы все же взглянете на бумаги? - ревниво произнесла секретарша.

- Да не тренди ты - видишь, друг пришел! - отмахнулся он.

Он явно досадовал на присутствие здесь человека из чуждого нам поколения и даже - чуждого пола. Но она решила, видно, что если - Друг, так и не стоит с ним церемониться!

- Слушай, Фил, ты совсем, что ли, озверел? - она глянула на часики. - Нам полчаса уже у Зойки надо быть!

- ... Тафайте, тафайте! - Фил холодно, даже несколько враждебно помахал ей ручкой.

- Разорвать бы тебя на части и выбросить! - резко проговорила она и, повернувшись, направилась к выходу.

Такой накал чувств - тем более из-за меня - несколько смущал.

- Ко мне можно пойти, - неожиданно для себя пробормотал я.

Она, повернувшись, застыла у двери, но не глядела ни на меня, ни на него, а в сторону окна.

Фил, словно не слыша моей последней реплики, продолжал с застывшей улыбкой смотреть на меня. Немая эта сцена тянулась довольно долго, потом он вдруг медленно пошел к вешалке в углу, надел плоскую клетчатую кепочку, которая как бы еще крепче вдавила его огромную птичью голову в грудь, потом он надел длинный черный плащ и направился к выходу. Мы в некоторой растерянности следили за ним... видимо, следовало считать, что мое приглашение принято: объяснять что-то дополнительно он считал явно излишним.

На улице я сделал движение к винному магазину. - Взять что-нибудь?

- Ну возьми конины, что ли? - небрежно проговорил он.

... "конины"? Это значит - коньяка?.. Да - круто начинается это дело, но хорошо, что хоть как-то начинается!

От моей выбитой двери он почему-то пришел в полное восхищение.

- Вот так вот, Ирина Евгеньевна, настоящие люди живут! - поучающе обратился он к подруге. - Не то что вы, нынешние жлобы, понаставили дверей!

Она презрительно дернула плечом... Черт! - вряд ли после этого она особенно будет меня любить, а от женщин на практике зависит довольно много.

Фил вошел в мою пустую, слегка ободранную квартиру (давно я собирался сделать ремонт!): и то ли изумленно, то ли восхищенно покачал головой.

- Вот так вот! - снова обратился он к Ирише. - Никаких тебе стенок-гарнитуров, ковров и прочей лабуды! У людей все дела здесь! - он шлепнул себя по бледному покатому лбу.

- Мне как раз не очень нравится моя квартира, - слегка смущенный таким успехом, проговорил я. - Она такая не специально у меня. А дверь вообще только сегодня, наверное, выбита или вчера...

- Ясно? - он снова строго обратился к ней. - Человек даже не знает, сколько дней без двери живет! - Для него я был дорогим воспоминанием о давних, святых временах бескорыстной дружбы. В глазах Ирины я явно становился все большим идиотом, но в оценке Фила все поднимался, - во всяком случае, на время отдыха.

Он взялся за ручку ванной, но я с испугом удержал его:

- Постой... там, понимаешь... раковина разбита!

Дело в том, что мне на день рождения один приятель подарил пузырек английского одеколона, и это проклятое орудие империализма, выскользнув у меня из рук, стукнулось о раковину. С ужасом я зажмурился... услышал треск... все, накрылся подарочек! Когда я наконец решился разожмуриться, изумлению моему не было предела - пузырек лежал целый и невредимый, раковина же была расколота на крупные куски!

Я рассказал это Филу - он посмотрел на меня со снисходительной усмешкой:

- Ну ладно - ты лучше историю эту в какой-нибудь рассказ свой вставь, а мне мозги не пудри - я все же инженер!

Я давно уже замечал, что люди, сами живущие по фантастическим законам, от искусства требуют строгости и поучительности - так же и мой друг.

- Ну хорошо! - я вытащил на середину комнаты мой "журнальный столик" старый, испорченный приемник, расставил рюмочки.

- Ну, у тебя кайф, - усмехнулся Фил. - Как в монгольской юрте.

- Ну прям уж! - непонятно обидевшись, сказала Ирина, словно она всю жизнь провела в монгольской юрте и знает ее.

- К ним входишь, - не реагируя на ее реплику, продолжил Фил, - на стенах юрты полки, и на каждой стоит наш старый ламповый приемник "Рекорд"! Батарейки кончаются - монгол едет в улус, везет новый приемник!

Он явно предпочитал, чтобы истории звучали его, а не чьи-то другие.

- Ну прям уж! - проговорила Ирина. - На кухню, - приказал ей Фил. Ирина, взмахнув хвостом, ушла, куда ее послали. - А когда ж ты... в Монголии был? пытаясь нащупать основные вехи его бурной жизни, вскользь спросил я.

- Ну как... - спокойно ответил Фил. - Оттрубил, потом в Сибири работал - я же строитель! - а потом в Монголии, прорабом уже.

- Да... неслабо! - восхищенно произнес я. - Так сколько же тебе? - я пригляделся к его выдвинутому вперед, словно обсыпанному мукой, лицу.

- А сколько дадите? - он гордо-шутливо задрал над плечом свой наполеоновский профиль, застыл с дурацкой важностью, как мраморный бюст. Ну... давай! - мы торжественно выпили. - Мне про тебя первая еще Полинка сказала - помнишь Полинку? - мол, есть такой замечательный человек! развоспоминался он.

Полинка! Ну как же можно не помнить Полинку - мою первую, самую отчаянную любовь! - А ты... откуда с ней? - ревниво воскликнул я. - Сахадка! - он пошевелил в воздухе пальцами. - Так мы же с ней до второго курса вместе учились!

- С Полиной? - воскликнул я. Тут я вдруг увидел, что он склонился к моему столику-приемнику и, покряхтывая, снял заднюю картонную стенку.

-Да не надо! - со страстью, совершенно несоответствующей предмету, воскликнул я, - не надо!

Я отодвинул приемник: - Давно уже не работает - Бог с ним!

- Дадно... так и ходи! - сурово произнес Фил свою любимую, видно, присказку, властно отстранил меня, засунул свою маленькую белую ручку внутрь, по очереди покачал лампы в гнездах, потом воткнул вилку в сеть, нажал клавишу... сочный, ритмичный джаз потряс мою душу, и стекла, и стены!

- Потрясающе! Как это ты? - ...Сахадка! - усмехнулся он. Единственное, что смущало меня, что он по-прежнему игнорировал даму - видно, вымещал ей за какой-то прокол - но сколько же можно?! Вот она гордо появилась из кухни с подносом, холодно расставила чашки, разлила чай.

- Смотрите - пар танцует под музыку! - воскликнул я, но они продолжали держаться отчужденно.

- Ребяты! - обнимая их за шеи, воскликнул я (в одной руке плескалась рюмка с коньяком). - Ну, не ссорьтесь - я вас прошу! Так хорошо все, ей Богу! - Я стал сдвигать их головы, они с натугой сдвинулись...

Проснулся я почему-то в кабинете, на диване, абсолютно одетый. Окно было настежь распахнуто, и высоковысоко в небе параллельно шли два невидимых самолетика, оставляя белую пушистую "лыжню".

Потом вдруг явно у меня в квартире! - бухнула дверь. Прошел холодный сквознячок, осушая мгновенно выступивший едкий пот на лбу. Вдруг стали приближаться быстрые, дребезжащие шаги. Сердце испуганно оступилось. Я попытался подняться, но почувствовал такую слабость и тошноту, что снова сполз.

Кто ж это ходит по моей квартире?.. Так у меня и двери же нет! - с ужасом вспомнил я. Сколько же там человек? - я напряженно прислушался... один? Шаги продребезжали на кухню, послышалось сипенье крана. Странный грабитель - решил побаловаться чайком! - я усмехнулся, и сразу же голову стянула боль. Потом вдруг шаги стремительно приблизились. Сердце остановилось.

Дверь кабинета со скрипом поехала... Я героически поднялся навстречу опасности. В щель просунулся серебристогрязный надувной сапог, потом колено в изжелтевших джинсах, потом поднос с чашками и наконец, сияя железом зубов и лучась глазками, знакомая голова. Со стоном я рухнул обратно.

- Ну ты, зверюга беспартийная! - ласково просипел он. - Жив еще? Сейчас врежем чайку!

- Чайку? - пробулькал я. - А кофе нельзя? Там... кофе с молоком в банке было.

- А кофе с молотком ты не хочешь? - оскалился он. - Ты вчера так тут ураганил! Удивительно, что стены стоят! -...Я?

- Ну, а кто - я, что ли?.. Всем девчонкам по четвертаку!

- Как - "девчонкам"? - Я снова упал. - Не помнишь? - он усмехнулся. - Ну, так и ходи!.. Ничего - я в свое время тоже ураганил, как зверь! Всю Сибирь заблевал, пока пить выучился. Но нам, строителям, без этого дела ни шагу!

На кухне засвистел чайник, и он, развернувшись, ушел туда. С колотящимся сердцем я кинулся к столу, выдвинул ящик - бумажник лежал сверху - вывернутый, пустой... Снова нашла слабость. Услышав приближающиеся шаги, я торопливо задвинул ящик.

- Ну ты, зверюга, - появляясь с чайником, произнес Фил. - Подниматься собираешься, нет? Придерживаясь за стенку, я сел. - Скажи, - сделав мизерный хлебок чая, решился я.-А ты случайно деньги мои из ящика не брал? Некоторое время он неподвижно смотрел на меня. - Взял! - сурово сказал он. - Ты так ураганил вчера, что все бы приговорил!

- Да понимешь вот... на ремонт копил, - я обвел рукой обшарпанные стены.

- Ладно - сделаю я тебе ремонт! - хмуро произнес он. - Что я могу уж - то могу. Что не могу - говорю сразу! Сделаем в один удар. Я так хочу тебе сделать, как недавно в Москве у одного видал.

- А во что... это встанет? - хоть таким хитрым образом я попытался выведать, сколько моих денег у моего сурового друга.

- Что ты дергаешься, как вор на ярмарке?! - рявкнул он. - Не бойся - на тебе не поднимусь! Без тебя есть на чем подняться, а уж на друзьях - последнее дело! - презрительно проговорил он.

Пот тек с меня ручьем. Получалось, я допускал мысль о такой гнусной возможности - подниматься на друзьях!

С тревогой я чувствовал: он почему-то усиленно внушает идею о старинной нашей дружбе; о неразлучной компании, все входящие в которую до сих пор связаны святыми узами... Зачем-то это нужно ему... или просто для самоподъема? - ...Да - и раковину бы, раковину! - вскричал я. - ...Ты как японец - все кроишь! - презрительно произнес Фил.

Действительно, стыдно: человек с дружбой, а я с сантехникой! Позор!

- А скажи... очень плохо я себя вчера вел? - от весьма мучительной темы я перешел к другой, менее мучительной.

- Что значит - плохо? - сурово сказал Фил.- Как хотел, так себя и вел! Ты ж дома у себя, а не у тещи в гостях!

- Правильно! - воскликнул я, резко поднимаясь. Тут стукнула дверь - из ванной в моем халате выплыла королева, роскошным движением закинула влажные волосы за плечо, уселась с нами.

- У Фила что нехорошо? - уже доверительно, как к своему, обратилась она ко мне. - Друзей никого нет - всех презирает! Теперь хоть, слава Богу... ...Кто?! - испуганным взглядом спросил я. - Как - кто? Ты же, дурачок! ласковой улыбкой ответила Ирина.

- Вам бы, Ирина Евгеньевна, на рабочем месте давно пора быть! - прохрипел Фил.

- Алкаш ты чумовой! - она, как на пружине, оскорбленно вскочила, мгновенно оделась, подошла к двери, вернее, к месту отсутствия ее. - Ну, ты об этом пожалеешь! - мстительно проговорила она. - Так и ходи! - рубанув ладошкой, произнес Фил. Ирина выскочила. Для чего я тратился, покупал коньяк, отравляя себя, - если все кончилось еще хуже, чем начиналось?!

Фил даже не глянул в сторону выхода, сидел абсолютно неподвижно, потом медленной, шаркаюшей походкой подошел к телефону, набрал номер.

- Здравствуйте, - отрывисто произнес он, потом долго слушал какой-то крикливый голос, не умещающийся в трубке. - ... Какие-то хадости вы ховорите... - брезгливо произнес он, двумя пальцами положил трубку.

Уже фактически забыв обо мне, он хмуро наматывал шарф.

- Ты в контору сейчас? - поинтересовался я. Он долго мрачно смотрел на меня. - Пойдем, если не противно, - усмехнулся он, пожав плечом. Как это мне может быть противно?! Мы пешком двинулись к его управлению... словно полководцам, приближающимся к линии фронта, нам все чаще попадались следы сражения: разбитые дома, костры, перевернутые фуры. Какие-то люди подбегали к нам и что-то кричали. Фил шел медленно, опустив свой наполеоновский профиль, не реагируя.

По мосткам над канавой мы вошли в сырой колодец-двор разрушенного дома без стекол, дверей и перекрытий. Откуда-то издалека шли звонкие удары. Во втором дворе, возле маленького двухэтажного флигелька, где пахло гнилью оставленного без крыши помещения, из раскрытой канализационной канавы, я увидел зрелище, поразившее меня в самое сердце. Небритый человек в берете и землистой робе огромной кувалдой разбивал белые фаянсовые раковины. Он ставил раковину вверх дном и звонким ударом разносил ее на крупные куски. Рядом уже была высокая груда черепков. Молотобоец швырнул туда вновь полученные осколки, подтянул к себе новую раковину в упаковке, ломиком отодрал доски, поставил раковину в позицию и нанес зверский удар. Это совершенно необъяснимое, на мой взгляд, занятие Фила, наоборот, совершенно не удивило. Он сухо кивнул молотобойцу и, пружиня мостками над канавой, вошел во флигель.

- Детсадик тут делаем! - счел нужным объяснить он.

Молотобоец шел за нами, скребя молотком по земле.

На каком-то сооружении, похожем на покосившуюся столовскую раздачу, стоял черный мутный телефон.

- Завтра пойдешь к нему! - прижав трубку ухом к плечу, Фил кивнул на меня и стал щелкать диском, набирая цифры. Молотобоец не среагировал. И Фил, что характерно, моего адреса не назвал. Может, он считает, что я так популярен, что адрес не Нужен?

- Аппликациями все обклеить хотим, - обводя рукой голые стены, произнес молотобоец.

- Лучше, - облигациями, - продолжая накручивать диск, усмехнулся Фил.

Молотобоец побрел обратно, и скоро опять послышались зверские удары, Фил снова накручивал диск. Я вдруг почувствовал, что причина всех наших блужданий в том, что Филу просто неохота появляться у себя на рабочем месте, где уже ждут, свернувшись, как змеи, груды надоевших проблем, а также несколько новых, заботливо приготовленных Иришкой.

Брякнув трубкой, Фил двинулся прочь. Я, как верный секундант, следовал за ним. Фил все больше мрачнел - видно, какие-то мысли все крепче одолевали его.

- Тысячу рам привезли, и все кривые! - с каким-то торжеством прокаркал бросившийся к Филу тип в плетеном строительном шлеме. - Так и ходите! прохрипел Фил. Вестник, явно ликуя, удалился. Живительное это свойство, которое, наверно, можно встретить только у нас: упоение масштабами разрухи. Поразительное злорадство, обращенное на себя, - пусть нам хуже, а все равно приятно! Что твои пятьсот миллионов! Тьфу! Вот у нас строили комбинат девятьсот миллионов коту под хвост! - рассказчик застывает в мрачном упоении, а собеседник буквально дрожит от нетерпения, чтобы выпалить данные об убытках гораздо более мощных! Да - трудно при таких настроениях быть созидателем! Мы вошли в контору.

- Филиппа Клементьича нет!.. Понятия не имею! - звонко-торжествуюше чеканила Ирина, и торжество ее было понятно: да, мол, нет уважаемого начальника на рабочем месте, и где он находится, неизвестно - вряд ли по делу!

Когда мы приблизились, Ирина вскрывала почту и, нетерпеливо вспоров большой конверт с каким-то официальным грифом, быстро прочла бумагу, мстительно-удовлетворенно произнесла "мгм" и тут увидела нас. Фил молча и неподвижно смотрел на нее, она же поднимала голову все более независимо и надменно: Господи, на что уходят силы!

Повернувшись, мы пошли по коридору - как сквозь строй: вдоль стен почему-то стояли женщины, причем исключительно с детьми, и ели нас глазами, как врагов.

- Дружок его, - услышал я сзади зловещий шепот. - С ним все средства и просаживают!

Я невольно дернулся. Мое какое-то слишком стремительное восхождение до ближайших друзей Фила несколько смущало меня. Сам шел молча, не реагируя. Ира, с полученным письмом в руке, скромно шла сзади. У самых дверей кабинета, положив руки на папку из кожзаменителя, сидел милиционер - судя по очкам с выпуклыми стеклами, из ОБХСС. С ним Фил поздоровался, но крайне сухо и зайти не пригласил.

- Еще в апреле должен был детсадик сдать, а у него там конь еще не валялся, знай только керосинит со своими друзьями! - видимо, не в первый уже раз, но сейчас специально для нас прокричала здоровенная бабища с усами.

Отрубив гвалт тяжелой, обитой дверью, мы вошли в кабинет.

Фил медленно прошаркал к своему столу, мрачно сел. Ирина торжествующей, почти танцующей походкой подошла к столу и пришлепнула свежеполученную депешу прямо перед носом шефа - видно, в ней содержалась какая-то крепкая плюха моему другу! Да, видно, он немного пережал, и победительная его наглость, всегда приносившая ему успех, наконец вызвала бунт особенно страшный - женский; когда дело касается детишек, детсадика, тут тигрицы обретают невиданную отвагу!

Дверь со скрипом отворилась, и за ней показалась группа, опять же состоящая в основном из женщин, но с агрессивным старичком во главе.

- Комиссию вы вызывали? - обратился старичок к Ирине.

Ирина с некоторой опаской глянула на Фила, но потом надменно проговорила: -Я!

Фил с ослепительной железной улыбкой поднялся из-за стола и направился к ним, как бы желая прямо на пороге обнять долгожданных гостей. Дойдя до двери, он взялся за ручку и яростно захлопнул дверь прямо перед носом комиссии. Комиссия, что интересно, больше не возникала - видно, с ходу направилась в вышестоящие инстанции.

- Спасибо, Ирина Евгеньевна! - усмехнулся Фил. - За мной не пропадет!

Ириша, оставшись без поддержки, чуть дрогнула, но заговорила еще более надменно:

- Скажите, Филипп Клементьич - а когда будут материалы для детского садика? - ...Сегодня, - безжизненно обронил Фил. - Вы уже полгода говорите сегодня! - Я сказал - сегодня, - еще более безжизненно произнес он.

Он медленно застегнулся - плащ он так и не снял - и уверенно двинулся к двери. Я неуверенно двинулся за ним... Видно, наступит когда-то этап, когда он займется и моими делами?

Баб в коридоре уже не было: видимо, вслед за комиссией умчались в верха. Остался только недвижный милиционер. - До свидания, - сказал ему Фил. Не оборачиваясь, Фил (и я за ним) вышли прочь. У подъезда стоял синенький пикапчик. Из задней дверцы высунулся знакомый молотобоец. - Я нужен, Филипп Клементьич?

- Кому ты нужен? - мрачно пошутил Фил. Молотобоец оскалился. Фил, сгорбившись, полез внутрь. Я тоже забрался... Наверное, на этом пути мне не светит ничего, но на других-то - тем более!

- Куда, Филипп Клементьич? - оборачиваясь, с переднего сиденья спросил шофер. - На склад, - веско обронил Фил. - М-м! - радостно-удивленно произнес шофер и захрустел рычагами. Видно, эта поездка была радостной неожиданностью, я смутно чувствовал, что происходящее как-то связано со мной, но как именно не мог сообразить.

- Филипп Клементьич! - вежливо обратился к шефу молотобоец. - Японец звонил, завтра бой заберет, но ему нужно целых восемьдесят тонн! - Так делай! - яростно рявкнул Фил. Я вроде бы разгадал эту хитрую шараду: какой-то японец, как это теперь модно, скупает у нас всяческий бой и строймусор - и Фил со своими помощничками усердно поставляет его. Я только испугался: Фил с его неукротимым упорством превратит в строймусор все окружающее!

Примерно так оно и выходило. По обеим сторонам дороги шла абсолютно разоренная жизнь: разрушенные дома, какие-то задранные кверху ржавые конструкции - ну просто мечта японца, любителя утиля!

Вот мелькнул красивый, отдельно стоящий дом - может быть, в прошлом даже вилла - сейчас у нее не было стекол и крыши, а на крыльце красовался транспарант: "Опасная зона". Что значит "опасная"? Кто сделал бывшую зону комфорта и отдыха опасной? Для чего? Для того, чтобы скрыть от глаз все, что там происходит?

- Да... Надеюсь... с японцем этим... официально все сделано? - выйдя из задумчивости, проговорил я.

- А наш шеф не любит официально! - проговорил молотобоец и гулко захохотал. - Сниму с пробега! - сурово оборвал его Фил. Мы зарулили в какой-то глухой двор. Спустились по лесенке под ржавым навесом к двери, обитой светлой жестью. Фил морзянкой застучал по звонку. Дверь тяжело отъехала, и мы вошли в подземелье. Тут было все: импортные газовые плиты, во тьме маняще белела сантехника, на грубо сколоченных стеллажах сверкали целлофановой оберткой невиданные обои. Был ли у этого подземелья другой вход, официальный? Очень сомневаюсь. Нас встретила тучная женщина в халате. - Ну что, все худеешь? дружески прохрипел Фил. Они похохотали, потом скрылись в конторке, пошуршали какими-то бумагами, потом вышли, и Фил сказал: - Грузите!

Сам он, что характерно, не грузил, дружески зубоскалил с хозяйкой - но и это, наверное, тоже важная деятельность, может быть, даже самая важная?

Мы погрузили восемь раковин, четыре унитаза, шесть рулонов линолеума, двадцать рулонов обоев, десять пачек дефицитного клея. Тут было много такого, что бы нужно было мне, - но никакого обнадеживающего намека я не получил. Более того (и это очень встревожило меня), во время прощания хозяйка подошла ко мне и сказала с признательностью:

- Ну, спасибо вам, хоть детишкам садик теперь будет!

Странно!.. При чем здесь я? Что она хочет этим сказать? Ведь, надеюсь, все это сделано по безналичному, или как это там? А вдруг, черт возьми, по безналичному для них - но наличному для меня - за мои денежки? Я яростно глядел на Фила, но он сидел абсолютно непроницаемый.

Неужто я, кроме других глупостей в жизни, сделался еще и спонсором чем-то это слово было мне неприятно.

Раковины ездили по кузову, били по ногам - я принципиально убирал ноги: не такой уж я друг детей, чтоб ради них еше и ноги ломать!

С какой-то незнакомой стороны мы неожиданно въехали в знакомый двор и остановились у флигелька, в котором, надо понимать, скоро зазвенят звонкие детские голоса. Я вылез из кузова и увидел, что засада переместилась сюда: туг были и исстрадавшиеся женщины с детьми, и члены комиссии во главе со старичком, и с виду неподвижный обэхээсник, который, однако, как в известной сказке про ежика, оказался туг раньше нас.

Фил молча, не реагируя, вылез из пикапчика, потом мы стали вытаскивать наши богатства и, пружиня мостками над канавой, как волжские грузчики, понесли груз в помещение.

Гвалт, поднявшийся в толпе, по мере все новых и новых наших ходок менялся со злобно-презрительного на восторженный. Первым ко мне (когда я стоял, тяжело отдыхиваясь) подошел обэхээсник:

- Спасибо вам! Вы настоящий друг! - он стиснул мою руку, сел в свой зеленый, как кузнечик, "Москвич" и с облегчением умчался. Я был в растерянности... чей я друг?.. Детей? И тут хлынули женщины.

- Ну, спасибо вам... хоть один хороший человек! Может, я и хороший человек - но как они-то об этом догадались? - Федя! Дай дяденьке конфетку!

Федя, поколебавшись, залез в ротик и протянул мне обсосанный леденец. Я, растрогавшись, взял, положил в карман. Радостно гомоня, женщины со старичком во главе покинули двор. Было ясно, что в их жизни произошло нечто радостное и неожиданное, во что они уже не верили и устали ждать.

Фил деловито ходил над привезенным и записывал в блокнот.

- За что это... все меня благодарят? - спросил я его.

- Да это все лабуда! Мы тебе финское зарядим! - уходя от прямого ответа, Фил презрительно махнул на привезенные изделия рукой.

- А разве это... не по безналичному куплено? - все яснее понимая горемычную свою судьбину, поинтересовался я.

- По безналичному ты себе... и гроба не купишь! - уже победно усмехнулся Фил. - Тут нужен счет по капстроительству, а зверюги эти открыли по капремонту - приходится кроить! - Он слегка виновато взял меня за рукав.

- А все это... разве нельзя было... за валюту купить... которую вам японец дает?

- Валюта наверх вся уходит! - прохрипел Фил. - Зверюги эти уважают валютку! - А зачем... им давать?

Фил, чувствуя уже полную моральную победу, улыбнулся совсем широко.

- Ты говоришь - зачем? А ты думаешь, они хоть одну бумажку тебе подпишут просто так?

- Ну, неужели ничего на свете уже нельзя по-честному делать?

- По-честному? - Фил оскалился, чувствовалось, я его своими наивными вопросами довел наконец.

- По-честному хочешь? Тогда бери! На твои деньги все куплено! - Он, тяжело дыша, стал вдруг швырять прямо в грязную лужу передо мной рулоны сверкающих обоев, раковины, унитазы, один раскололся: - Бери!.. Детишки обождут!

- ...Да ладно уж... - вздохнул я. . - Валерки-ин! - он радостно сделал "козу". - Да не дергайся ты, как вор на ярмарке! - Он перешел на суровый дружеский тон: - Все финское поставим тебе, сделаем в один удар!

.. .Да, здорово они раскалывают меня, как говорится, "в один удар"! Моментально, главное, вычисляют, на лету! Порой даже на огромном расстоянии! Помню, прошлой весной мне позвонил режиссер аж из Ташкента! - и с комплиментами и уверениями пригласил приехать для совершения, как он сказал, "одной деликатной миссии". Наслышанный о восточном гостеприимстве и к тому же находясь на нуле, я тут же приехал. Миссия, действительно, оказалась весьма деликатная - я должен был написать сценарий уже снятого фильма! То есть они три года снимали трехсерийный фильм - не имея сценария, рассчитывая, что "сообразят на ходу", и так досоображались, что в конце концов сами перестали понимать, что сняли! Кроме того, все эти годы, они, видимо, очень неплохо жили - фильм, без всякой на то суровой необходимости, снимался на Черном море, в кадре было бешеное количество красивых баб, никоим образом не связанных с сюжетом, которого, кстати, и не было... Теперь на этом режиссере висело несколько миллионов, а предъявить что-нибудь связное худсовету он не мог. Неприятности светили ему крупные - и спасти его мог только я! И тут он абсолютно был прав - ни в одном из городов нашей необъятной страны такого идиота не нашлось - пришлось выписывать из далекого Питера! Я в ужасе просмотрел показанный мне материал... кто-то - абсолютно неизвестно кто входил в какие-то роскошные комнаты, выходил, танцевали какие-то пары... причем - ничего нельзя было ни доснимать, ни выкидывать - делать надо было из этого, разве что меняя порядок эпизодов и придумывая слова под снятую мимику. Не скрою, такая сверхсуровая проверка моего воображения возбудила меня. Два месяца я сидел в плохоньком номере, оскорбляемый горничными, абсолютно, кстати, не сталкиваясь ни с каким восточным гостеприимством, - и в конце концов сложил из этой мозаики довольно складную картину - я был доволен и горд. В день моего отлета растроганный режиссер сообщил мне, что, к сожалению, сберкасса в этот день закрыта, поэтому он, увы, не может дать мне обещанных денег. "Так, может быть, мне остаться?" - уже обреченно, уже все поняв, пробормотал я. "Зачем? - возмущенно закричал он. - Ты прилетишь - деньги будут уже лежать! Телеграфом пошлю!" Думаю, не надо объяснять, что деньги еще идут. Но - надо отдать должное ташкенцу - он хоть моих денег не отбирал, как Фил! А в принципе все удивительно повторяется - какой характер, такая и жизнь! И если мир делится на две части - на обманщиков и обманутых, то мне все равно как-то приятней быть среди вторых!

- ... товарищ таракой, - вывел меня из прострации говорок Фила. - Фсе рапотаете, рапотаете, надо и отдыхать! - Он манил меня из пикапа. - Да нет, я пойду... Я уже как-то устал отдыхал". - Да встряхнемся давай. К Ирише заедем. Хочу с ней крепко потолковать - пора на уши ее поставить. - Не надо! - Я метнулся в пикапчик.

- В контору! - захлопывая за мной дверь, скомандовал Фил.

Снова нас мотало на поворотах. Я как-то боялся, что отдых с Филом окажется еше тяжелей, чем работа. Фил гнусавил под нос лихой джаз, время от времени дружелюбно подмигивая мне, - он был абсолютно уверен, что купил мою привязанность навсегда (причем, что характерно, за мои же деньги!).

Мы подъехали к конторе, стали вылезать. Все как раз дружными толпами выходили на обед.

- Мадам что-то не видать! - сказал Филу молотобоец.

- Видимо, говеет! - усмехнулся Фил. Уйти?.. Но мне кажется - когда я с ним, что-то все же сдерживает его!

И тут появилась наша Ирина - она шла с гордо поднятой головой, игнорируя нас. Рядом с ней крутился какой-то чернявый парень на высоких каблуках. Фил стоял неподвижно, глядя в землю, и у меня мелькнула безумная надежда, что он не видит ее. Но по той абсолютной неподвижности, с которой он стоял, было ясно, что он видел. Взяв себя в руки, она хотела было проплыть мимо, но в последний момент сломалась и резко подошла.

- Филипп Клементьич, я вам зачем-либо срочно нужна? - подчеркнуто официально проговорила она.

Он продолжал стоять абсолютно молча и неподвижно. Ситуация явно становилась напряженной. Это молчание и неподвижность пугали даже больше, чем шум и скандал. Проходящие мимо стали умолкать, останавливаться, с изумлением смотреть.

- Русланчик! Подожди меня, я сейчас! - ласково сказала она своему спутнику, несколько демонстративно прикоснувшись к его плечу.

Русланчик сделал несколько шагов и, не оборачиваясь, стоял. - Ну? прошипела она.

- На рабочее место, пожалуйста, - безжизненно проговорил Фил, указав рукой.

Ирина довольно явственно выругалась и, повернувшись, пошла в контору. Фил, абсолютно без всякого выражения на лице, шаркая надувными пимами, медленно прошел в свой кабинет, уселся за стол. Ирина, явно куражась, с блокнотом и ручкой подошла к нему. Фил молчал, не обращая на нее никакого внимания.

- Может быть, я все-таки могу пойти пообедать? - наконец, не выдержав, проговорила она.

- Будешь выступать - сниму с пробега! - еле слышно проговорил Фил.

- А что я такого сделала? - уже явно сдаваясь, проговорила она.

- Слушай, ты... Если бы не этот... слишком нежный паренек, - он кивнул на меня, - я бы сказал тебе - что!

"Ну что ж - хоть в качестве "нежного паренька" пригодился!" - подумал я.

Открылась дверь, и появился взъерошенный Русланчик.

- Иди, Русланчик, у нас с Филиппом Клементьичем важные дела! - капризно проговорила Ирина.

- О! - привстав, радостно завопил Фил. - Вот кто сбегает нам за водкой! Пришлите червончик, - вскользь сказал он мне.

С какой это стати я должен оплачивать его дурь?.. Но я не мог больше видеть стоящего как столб Руслана - и протянул последний червонец.

- Ну вы даете, Филипп Клементьич! - вдруг расплылся в улыбке Руслан и, топоча, выбежал.

- Коз-зел! - вслед ему презрительно произнес Фил.

- А ты - человеческий поросенок! - кокетливо ударяя его карандашом по носу, проговорила Ирина.

Вскоре вбежал запыхавшийся Руслан, радостно отдал бутылку шефу. Шеф зубами сорвал жестяную крышку, сплюнул, разлил по стаканам. - Я не буду, - сказал я, но он не среагировал. - Филипп Клементьич, - деликатно прихлебнув водки, произнес Руслан. - У меня к вам производственный вопрос!

- Ты бы лучше о них на производстве думал! - усмехнулся Фил. - Но можно? Ну?

- Мы сейчас дом отдыха по новой технологии мажем. .. - Знаю, представь...

- Ну - многие отдыхающие от краски отекают, их рвет... одному даже скорую вызывали... - Это их личное дело. Дальше. -... Так мазать? - Тебя конкретно не тошнит? - Да нет... я уж как-то привык... - Так иди и работай!

С ним все ясно. Там, где нормальный человек засовестился бы, заколебался, задергался, - этот рубит с плеча: "Так иди и работай!" И все проблемы, которые других бы свели с ума, - им решаются с ходу, "в один удар". С ним ясно. За это его и держат на высоком посту, и будут держать, сколько бы нареканий на него ни поступало, - именно за то, что он сделает все - даже то, чего делать нельзя! Появился молотобоец.

- Филипп Клементьич... - он столкнулся со мной взглядом и слегка запнулся. - Так делать... для японца? - Он смотрел то на Фила, то на меня. - Иди и работай! - хрипло произнес Фил. Молотобоец вышел.

Вскоре послышались звонкие удары - рушилось мое состояние. Фил был мрачен и невозмутим.

Ну все - я вроде был больше не нужен. Круг на моих глазах четко замкнулся. С чего начиналось все - с разбивания раковин - к этому и пришло. По пути я сумел успокоить Фила, матерей с детишками, обэхээсника, теперь обрадую ненасытного японца, а что я сам немного расстроился - это несущественно!

- Швыряло давай! - Фил кивнул на Иркин стакан.

- Поросенок! - она игриво плеснула в него остатками водки.

Больше я находиться здесь не мог. И даже как "нежный паренек" я уже абсолютно не нужен: нежность и так хлестала туг через край! - Чао! - я двинулся к выходу. Фил даже не повернулся в мою сторону. Может, ему был безразличен мой уход? Но тогда, наверное, он бы рассеянно кивнул мне вслед и даже бросил какую-то малозначащую фразу - но в этой полной его неподвижности, абсолютном безмолвии читалась огромная трагедия, неслыханное оскорбление!.. Он ввел меня в святая святых, распахнул душу (пусть не совсем стерильную), раскрыл методы работы (пусть не совсем идеальные) - а я свысока плюнул на все это и ушел. Как говорится: такое смывается только кровью! Ириша четко уловила состояние шефа.

- Конечно, когда не о его делах речь - ему неинтересно! - бросила она мне вслед.

Как это - речь не о моих делах? Ведь именно мои раковины сейчас в угоду японцу звонко разлетаются вдребезги! Парадокс в том, что Фил отдает их японцу, а если бы я отнял их - я отнял бы их у детей! Но - хватит! Еше помогать матерям с детишками я хоть со скрипом, но согласен, но поднимать своими скромными средствами и без того высокий уровень японской промышленности -пардон! Я взялся за дверь.

- Да куда он денется? - хлестнула меня на выходе вскользь брошенная реплика Фила. ...Как это - куда денусь?! Да хоть куда! Я вышел на улицу, в слепяший день. Водитель пикапа бибикнул мне. Я подошел. - Садись, подвезу!

- Денег нет! - я сокрушенно развел руками. Опричники Фила мне тоже были как-то ни к чему. - Да садись! - горячо сказал водитель. Я понял, что это зачем-то нужно ему, и сел. Поехали. - А если шеф позовет?

- А! Он сейчас с места не стронется, будет пить до посинения - но зато на посту! Вечером - другое дело - вози его! - А куда - вечером-то?1

- По ресторанам - куда же еще? Сперва объедем, всех зверей соберем, а после в кабак. Но все - мне это надоело уже: столик в салоне я отвинтил, - он кивнул назад, на пустое пространство между креслами. - Тут у меня они пить больше не будут! Сказал, что крепления не держат! Они нешто разберутся? И убрал. А то сиди, жди их, пока они с кабака выберутся, а потом заберутся сюда и на столик все вынимают из сумок! Раньше двух ночи домой не прихожу - жена уже разговаривать перестала. И главное: хоть что-то бы имел, хоть раз бы угостили бы чем, предложили - попробуй. Я, может, тоже хочу рыбкой красненькой или икрой дочку угостить... Никогда! Сожрут, выпьют все, расшвыряют - "Вези!" После каждого еще до дому волоки! Все - распивочная закрыта! - Он снова кивнул назад. - И с кем... он тут? - поинтересовался я. - С кем? Понятно с кем - у кого все в руках! А им такой, как Фил, позарез нужен: при случае и посадить можно, а потом вытащить! Исполкомовские, да еше покруче кто. Вот уж действительно - нагляделся я на них в упор: свиньи свиньями! Нажрутся до усеру, да еше баб норовят затащить! - Он сплюнул.

- А те раковины, что вы оплатили. Гриня наш расфуячил уже, японцам отдадут - те из них какой-то редкоземельный элемент берут. А нашим - плевать! Но у меня тут больше они пить не будут - конец! Мы свернули.

- А жена дочку в садик через весь город таскает, к ее заводу, трехлетку в полшестого приходится поднимать! А детсада нашего - как десять лет не было, так нет и сейчас... Дай им волю - они все разнесут! "...так уже дали им волю", - подумал я. - И в общежитии нашем до сих пор раковин нет на третьем-четвертом этажах! - И у меня нет раковины! - вспомнил я. - И у тебя нет? - он обернулся. ...

Ремонт, который сделали мне ребята, встал мне ровно вдвое дешевле той суммы, которую у меня взял и не собирался, видимо, возвращать мой в буквальном смысле драгоценный друг.

Хоть мы теперь и не виделись с ним, я, как ни странно все четче видел его. Водитель Николай, появля

ясь у меня по делам ремонта, каждый раз рычал, что опять до глубокой ночи развозил пьяных клиентов. Все они, и особенно рьяно Фил, требовали обязательной доставки их домой, в каком бы состоянии они ни находились. Дом, оказывается, для них - это святое!.. Выходит - тогда, заночевав у меня, Фил сделал редкое исключение?.. Как трогательно! По словам Коли, дома у Фила был полный порядок: квартира отлично отделана, три сына - спортсмены, красотка жена. Значит, дом его держит на плаву, там он отдыхает душой!.. но я как-то не верю, что жизнь можно поделить перегОролкой на два совершенно разных куска.

... Сейчас он исчез, как бы смертельно обидевшись, что я бросил его, пренебрег его духовной жизнью (если можно назвать духовной жизнью то, что происходило тогда в конторе)... Одновременно, как бы вспылив из-за обиды, можно было и не отдавать и деньги... очень удобно! Но главное тут, несомненно, его оскорбленная душа! Мол - как только мои корыстные интересы не подтвердились, я тут же немедленно ушел, наплевав на узы товаришества. Примерно так он объясняет это себе... Версия, конечно, весьма хлипкая, и чтобы Филу поверить самому, что все рухнуло из-за поруганной дружбы, а не из-за украденных денег, ему все время приходится держать себя в состоянии агрессивной истерики: все сволочи, зверюги, к ним с открытой душой, а они!.. Жить в таком состоянии нелегко - я сочувствовал ему.

Только в невероятном напряге, раскалив до полного ослепления все чувства, можно проделывать такие безобразные операции, как он проделал со мной, и при этом считать себя правым и даже оскорбленным! Легко ли! И все для того, чтобы потом в грязном

пикапчике глушить с крепкими ребятами водку, снова накаляя себя до состояния правоты?

Ежегодное преодоление непреодолимого, пере-прыгивание всех устоев, может, и позволяет ему чувствовать себя человеком исключительным... но к чему это ведет? Может - и мелькнуло в день нашей встречи с ним что-то светлое - и туг же было разбито вдребезги, как раковина. Окупится ли?

А теперь ему особенно нелегко. Раньше он имел хотя бы утешение - марать меня - мол, знаем мы этих идеалистов... но теперь и этого (как столика в пикапчике) он лишен.

Казалось бы, при его образе жизни всякого рода переживания давно должны были исчезнуть - но он явно не был уверен, что взял надо мною верх, и фанатично продолжал разыскивать доказательства своего морального (или аморального) превосходства.

Одним из таких доказательств должен был быть довольно поздний его звонок, примерно через полгода после того, как мы расстались.

- Слушай, ты! - прохрипел он, даже без тени былой теплоты, словно я все эти месяцы непрерывно оскорблял его (а я действительно, наверное, его оскорблял, даже не пытаясь требовать с него деньги, ясно давая понять, что с такого и требовать бесполезно). Мог ли он это простить? - Слушай, ты...

Далее следовало сообщение: все, что он обещал мне, - он достал, причем финское, все ждет на базе, а сейчас мне надлежит привезти в ресторан "полторы тонны" - а завтра безвылазно ждать дома. Я не сомневался, что судьба этих денег будет такая же, как у предыдущих... но что его снова толкало ко мне... неужели только ощушение безнаказанности? Да нет...наверняка его скребли сомнения, - что я не уверен в абсолютной его честности, в абсолютной его верности дружбе, - и это бесило его. Желание доказать свое совершенство в сочетании с привычной необходимостью воровать и составляло главную трагедию его жизни.

Но все-таки хорошая закваска в нем была, раз он еше что-то пытался доказать. Именно мне-то и стремился доказать свою честность - всех остальных в его окружении не занимал этот вопрос, и тут вдруг - я. Может, я и был его последним шансом на спасение, Полярной звездой на фоне тьмы? И наверняка в общении со мной он тайно надеялся обогатиться духовно, а я обогатил его лишь материально и на этом успокоился!

Конечно же, с виду он суров - на любое подозрение ответит оскорблением, на нападение - зверским ударом, на обвинение - обвинениями гораздо более тяжкими... неужто уже нет хода в его душу? Похоже - единственный крючок, которым еще можно его поднять, - это крючок "верной дружбы", "дружбы, не знающей пределов"... Правда, этим крючком он тянет в основном вниз, на себя, но, может, еше можно его поднять этим самым крючком наверх?

Что-то, наверное, все-таки сосало его, если уже больше чем через год он вдруг остановил у тротуара рядом со мной свой "Жигуль".

- Ну ты, зверюга, - куда пропал? - распахнув дверцу, оскалился он. Все зубы уже золотые... молодец! На заднем сиденье маялся мужик, одетый добротно, но без претензий. - Клим! - пробасил он, сжимая руку. - Из Сибири пожаловал! усмехнулся Фил.

Значит, была у него потребность: показать, какие у него друзья? Выходит не успокоился он: иначе зачем нужно было ему останавливаться, а не ехать мимо?

- Зарядил тут ему отель, приезжаем - фунт на рыло! - прохрипел Фил.

- Да чего уж там... уеду, если так! - пробасил Клим.

- Может - ко мне? - неожиданно проговорил я.

- Валер-кин! - Фил потряс меня за плечо. Неужели все повторится?