/ Language: Русский / Genre:humor,

Вступительные Взносы

Виктор Верижников


Верижников Виктор

Вступительные взносы

Виктор ВЕРИЖНИКОВ

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ВЗНОСЫ

Пограничный остров - три километра в длину, два в ширину. В центре его застава. А пограничники Миша и Леша стоят с автоматами на берегу, километрах в полутора от заставы и метрах в двадцати друг от друга. Шумят волны, сосны, даже брусничные кустики - и те шумят. - Я счастлив, что я пограничник! - говорит Миша. - Я не слышу! - кричит Леша. - Ветер шумит! - Я счаст-лив, что я по-гра-нич-ник! - кричит Миша. - Глухня. - А! - услышал Леша. - Я тоже! Родина доверила нам охранять свои рубежи! - Что? - переспрашивает Миша. - Ро-ди-на до-ве-ри-ла нам ох-ра-нять сво-и ру-бе-жи! - кричит Леша. Глухня - Да, доверила! - Мы должны оправдать это высокое доверие. - Что? - переспрашивает Леша. - Мы дол-жны оправ-дать это вы-со-ко-е до-ве-ри-е! Глухня - Оправдаем! - кричит Леша, - Еще как! - Бабу бы, - говорит Миша негромко. - Хорошо бы, - сразу соглашается Леша. Вдруг доносится звук работающего мотора. Сначала он был тише ветра, потом сравнялся с ним по силе и наконец заглушил его. Несшийся к острову небольшой, но мощный катер выскочил на берег и, проехав по песку метров двадцать, увяз. Две девушки в красно-синих спортивных костюмах по инерции вылетели из посудины и оказались в песке в нескольких сантиметрах от носа. Пограничники подбежали к ним. - Вы не ушиблись? - О, нет, нет, - ответила одна из них, вставая и отряхиваясь. - Мы вовсе не имеем никаких ушибов. Не так ли, Линда? Вторая девушка улыбалась, но тоже отряхивалась. Была она довольно смуглая и широколицая, с мелкими кудрями. А первая - высокая, с длинными, прямыми светлыми волосами и, оказывается, в круглых небьющихся очках, которые она разыскала в песке и водрузила на надлежащее место. - Мы рады, что вы не ушиблись, - сказал пограничник Миша. - Очень рады. Но, простите - не нарушили ли вы границы? Может быть у вас какие-нибудь документы есть? - О, да! - ответила высокая. - Мы есть нарушительницы границы. Я имею имя Нэнси, а она - Линда. На куртках у обеих висели пластиковые бирки с надписями на двух языках. По-иностранному пограничники не очень прочли, а по-русски там было написано, соответственно - "Линда Хренсон, нарушительница границы", "Нэнси Водроуб, старшая нарушительница границы". - Мы члены международного организация нарушителей границ. Наш организаций считает, и мы тоже, что никаких границ в мире не должно быть. Пограничники да станут землепашцами и портными, чтобы накормить и одеть бедных... говорила Нэнси, и волосы закрывали ее лицо. - Но мы по-отличному наслышаны о русских пограничниках. Они такие очень учтивые и темпераментные... И сейчас мы будем вас принять в наш организаций... - Но мы... Мы не имеем права... Мы присягу давали... - забормотали Миша и Леша. - О, мы уже дали шесть или семь различных присяг, и ничего, - Нэнси достала из металлического ящика на катере "Кодак-автомат". Через минуту фотографии пограничников были готовы. - Вы какие имеете имена и фамилии? - Мы... Зеницын Алексей, - ответил Миша. - Михаил Развесной, - продолжил Леша. - Развесной - это фамилия, а Михаил - имя. - Я это имела догадаться, - Нэнси достала какие-то пластмассовые карточки и фломастером вписала в них услышанное. Потом она при помощи миниатюрного, с пипетку, тюбика приклеила фотографии. Вынув и дохнув, приложила какую-то печать. И протянула новоиспеченные удостоверения пограничникам: - Теперь вы члены нашего организация! Они долго рассматривали блестящие карточки с загадочными зелеными печатями и себя, какими они были несколько минут назад. Потом Леша достал военный билет и сунул документ в него. Миша выразительно постучал себе по лбу, тот же жест повторила Нэнси, а потом, чуть подумав, и Линда. Тогда Леша спрятал документ в другой карман - потайной. - И это удостоверение дает право нарушать границы? - спросил он. - О, да! Вы имеете право. Но по договоренности с пограничниками, пока их еще не упразднили. - Вот на дембель уйду - буду границы нарушать! - мечтательно проговорил Миша. - Оу, дэмбел! - Линда, до сих пор молчавшая, оживилась. - И когда вы будете его иметь? - Через год, - вздохнули бравые пограничники. - Если раньше границы не отменят. - А теперь, - Нэнси достала бутылку виски и несколько стаканчиков, - мы отметим вашу вступлению в наш организаций. - Да что вы, нам нельзя! - запротестовал Миша. - И потом, скажут - откуда взяли? У нас на всем острове одна бутылка водки, в сейфе у начальника заставы. В ней осталось четыреста грамм. - Граммов, - поправила Нэнси. - Триста пятьдесят примерно, - поправил Леша. - Я вчера видел, когда начальник сейф открывал. - Ну, за мир без границ! - провозгласила тост Нэнси. Выпив, пограничники сразу ощутили, как симпатичны девушки, как хорош катер, какой прелестный дует ветер и вообще - как замечательна жизнь. Причем с каждой секундой все казалось симпатичнее и замечательнее. - У вас на заставе, говорите, одна бутылка водки. А как с другими боеприпасами? - спросила Нэнси. - Сколько имеете автоматов? Сапог? Раций? Есть ли интересные объекты для фотографиум? - Я так сразу не помню, - ответил Леша. - Но у нас все-все замечательное! Рация - во! Сапоги - во! Климат - во! У нас корова есть! Рога - во! Вымя во! Груздей пять тысяч штук насолили! Начальник наш - мировой мужик! Старлей с тремя звездочками. Я, как службу кончу - ему почетную грамоту выдам. Или он мне выдаст, какая разница! Говорите, границ быть не должно, но он пусть остается последним пограничником в мире, единственным! Не надо его в землепашцы. У него плуга нет. А где вы так хорошо научились говорить по-русски? В колледже? А меня - мама учила... - А теперь, - предложила Нэнси, - вы должны заплатить вступительные взносы. Она вдруг молниеносно, через голову, сорвала с себя куртку и какую-то, до сих пор невидимую, футболку. Под ними оказался зеленый полусимволический лифчик. Нэнси стала целовать Лешу в губы и полезла прохладной рукой к нему под гимнастерку. Линда вела себя примерно так же, только объектом ее внимания стал, конечно Миша. Песок, оказывается, был вовсе не холодный, и трава не сырая, и день совсем теплый, даже знойный... Потом они помогли девушкам стащить катер с берега, взяли номера их колорадских телефонов и обещали позвонить при первой возможности... Катер уже скрылся, и даже звука его не стало слышно, но на песке остались вогнутые силуэты заморских гостий. - Сохранить бы это на память, да бог знает, что могут подумать, вздохнул Миша. - Ничего, до смены еще двадцать минут, - ответил Леша. - Пока посидим, посмотрим... Посмотрим на эти отпечатки. А потом все заровняем. Он присел на камень и стал смотреть на холодный влажный песок, который еще недавно был таким теплым.. - А автоматы?!! - вдруг вскочил Миша. - Автоматы!!! - вскочил Леша Автоматов не было. Нигде. Бравым пограничникам захотелось к далеким мамам, захотелось утонуть, убежать навсегда, навсегда исчезнуть... Но исчезать было некуда. У них оставалось еще минут пятнадцать до смены, а дальше... Что дальше? - Вот так вступительные взносы, - бормотал Миша. А Леша размазывал слезы и песок по щекам. Ему было девятнадцать лет и три месяца. Женщину он имел четвертый раз в жизни. А автомат у него украли впервые.