/ Language: Русский / Genre:romance_sf,

Спасённому Рай

Владислав Виногоров

Перед вами – озорные и увлекательные приключения лихого навигатора Стена Рутера и его лучшего друга, гениального хакера Джеймса Боска. Итак, из преступников – в генералы? Ну, это еще куда ни шло. В войну против коварных обитателей планеты Сцилла, захвативших ВСЕ командные посты в Галактике? А почему бы и нет? А… потом? А… что из этого? Прочитайте – и узнайте сами!

ru ru Кутфк FB Tools 2003-06-24 6E122ED5-C0EB-4895-AFCD-C817C779D655 1.0

Владислав ВИНОГОРОВ

СПАСЕННОМУ РАЙ

Глава 1

Заключенный номер 118-35-Z3 проснулся от ноющей боли в спине. Тускло светила лампочка под потолком. «Какая скотина придумала красить лампы в красный цвет?» – лениво проползло в голове у заключенного, и он отвернулся к стене. Спать больше не хотелось, а до побудки оставалось еще часа три. Жесткая койка не позволяла лечь так, чтобы было удобно, и заключенный номер 118-35-Z3, застонав, встал. Лучше уж ходить. Впрочем, по камере особо не походишь. Шесть шагов из угла, где стоит койка, привинченная к полу огромными болтами, до угла с умывальником. Разворот. Два шага в сторону. Шесть шагов от угла с унитазом до пустого угла. Снова разворот – два шага к койке. И так – пока не надоест. Как надоест – можно лечь на койку. Или сесть на прикрученный к полу табурет. Заключенный номер 118-35-Z3 зевнул и судорожно щелкнул челюстями. В камере было явно не жарко. Администрация тюрьмы экономила на всем, и около трех часов ночи отключалось отопление. Злобно ругнувшись, он начал делать зарядку, стараясь не обращать внимания на ноющую боль в спине и настойчивые требования желудка.

Очередной день заключенного 118-35-Z3 начинался омерзительно. Стэн, а это был он, смачно выругался и попытался определить, сколько еще времени осталось до побудки. Часов заключенным не полагалось. Посидев некоторое время на койке, Стэн решил опять пройтись. Дико хотелось курить, но в этой тюрьме курение было под запретом. Обидно. Заключенный 118-35-Z3 плюнул на пол и задумался…

* * *

…Утро только вступало в свои права, когда прозвучал зуммер вызова. Стэн нехотя потянулся, просыпаясь. Впотьмах добрался до стола и погрузился в мягкое кресло. Щелкнул тумблером.

– Слушаю!

Монитор осветился. На экране появилось лицо доктора Заткеля.

– Поздравляю, генерал! Вы стали отцом.

– Когда? – Стэн несколько опешил. – Ожидалось же к завтрашнему вечеру.

– Всего предугадать невозможно. – Доктор улыбнулся. – Роды прошли успешно. Вам даже не интересно, кто у вас появился?

– Как это не интересно? – Стэн окончательно проснулся. – Не томите душу!

– Мальчик.

Дальше Стэн не слушал. Он уже споро одевался, спеша поздравить жену и посмотреть на своего первенца. Врач сразу понял состояние Стэна и отключил связь. Уже на выходе из дома Стэна застал зуммер, оповещающий о приходе срочного почтового сообщения. «Посмотрю позже», – раздраженно подумал генерал и выскочил на улицу.

Во дворе было не протолкнуться: полицейские автомобили, армейцы и какие-то люди в серых формах. Как только Стэн вышел на крыльцо, его ослепили лучи полицейских прожекторов. Тут же зазвучал голос, слегка искаженный мегафоном:

– Генерал Рутер! Вы арестованы! Сопротивление бесполезно! Выходите с поднятыми руками, или мы откроем огонь на поражение!

Стэн растерялся. Происходящее как-то не укладывалось в рамки тихой и спокойной жизни курортной Сабы. Он постоял несколько секунд в нерешительности и, подняв руки, шагнул вперед. Как всегда в такие моменты, желваки на скулах молодого генерала побелели. Те, кто знал Стэна хорошо, старались, заметив этот признак, держаться от него подальше – ничего хорошего такая реакция не предвещала.

– Что происходит? – холодно осведомился Стэн. – По какому праву вы врываетесь на территорию частного владения?

– Вы арестованы, генерал. – Тот же голос, что говорил в мегафон, теперь Стэн его узнал. Это был начальник полиции Сабы.

– На каком основании?

– У меня приказ. Галактический Патруль распущен, его командование подлежит суду, – произнес начальник полиции. И уже тише прибавил: – Мне очень жаль, Стэн.

– Мне тоже, – процедил сквозь зубы легионер и влепил ближайшему полицейскому носком ботинка по коленной чашечке. Полицейский взвыл и рухнул на землю, но перед этим его автомат оказался в руках у Стэна.

– Назад, сволочи! – И Стэн дал короткую очередь поверх голов. Полицейские отпрянули. – Вон с моей земли! Иначе перестреляю всех как собак!

– Не дури, Стэн! – взмолился начальник полиции. – У меня приказ тебя арестовать!

– Хрен тебе! – И Стэн скрылся в доме.

* * *

Захлопнув за собой дверь, Стэн первым делом активизировал внешнюю защиту и побежал к компьютеру. «Сейчас свяжусь с Ижи-старшим, они у меня попляшут!» – злорадно думал Стэн, выстукивая на клавиатуре привычные коды доступа.

Ответа долго не было. Потом экран осветился. За столом генерала Галактического Патруля Ижи сидел какой-то сморчок в штатском.

– Ты кто? – спросил несколько опешивший Стэн.

– Не тыкать мне, сопляк! – фальцетом завопил сморчок.

– Я до тебя доберусь – все кости переломаю, – искренне пообещал Стэн. – Бегом соединить меня с генералом Ижи! Быстро, ублюдок!

– Генерал твой арестован, – с издевательской улыбкой произнес штатский, – так что можешь кричать сколько угодно. А ты кто?

Стэн с раздражением оборвал связь, и тут до него начало доходить. Начальник полиции говорил что-то о роспуске Патруля, теперь штатский в кабинете генерала Ижи. Значит, База уже захвачена… Бред какой-то! Стэн машинально посмотрел на экран. Там все еще мигал сигнал о непрочитанном сообщении. Стэн не торопясь нажал на несколько кнопок и вот письмо уже на экране:

«Беги, если успеешь! Деда и Командующего арестовали. Подробностей не знаю. Я ушел со своей эскадрой. Серж Ижи».

Стэн озадаченно присвистнул. Вот это номер! Чего не ожидал, того не ожидал. Он спокойно открыл сейф, достал оттуда мечемет, подумал и положил в нишу в стене: здесь, по крайней мере, найти его сложнее. Нишу Стэн оборудовал сам. Рентгеном она не просвечивалась, вскрыть ее можно было только лазером и только зная о ее существовании. Подумав, Стэн извлек из сейфа свое табельное оружие и пристегнул кобуру. «Я вам сейчас покажу, как меня арестовывать! – Стэн буквально кипел злобой. – Сейчас побегаем!» Размышления Стэна прервал зуммер вызова. «Это еще что?» – подумал генерал и врубил связь. На экране показалась хмурая физиономия начальника полиции.

– Чего тебе? – буркнул Стэн, подспудно надеявшийся на звонок от Ижи-внука.

– Извини, Стэн, но они узнали, где твоя жена. Если ты не выйдешь через десять минут…

– Ах ты ж сволочь! Ты понимаешь, что я с тобой сделаю? Ты же свои яйца проглотишь! – Стэн зверел все больше и больше.

– А я-то тут при чем? Мне как раз отрывать нечего! Это все они… в сером.

– Кто в сером? – не понял Стэн.

– Ребята из «Фронта спасения Галактики». Они вчера победили на выборах, разогнали Патруль и… в общем, такое впечатление, что у них все уже было давно готово…

– Ладно, я выхожу.

Стэн отключил связь и задумался. Получалось, что он просто прошляпил переворот. Хорош контрразведчик! Нечего сказать! «Раз сам дурак – иди сдавайся!» – зло подумал Стэн и запустил процесс уничтожения всей информации с компьютера. Через некоторое время, озадаченно пискнув, отключилась система внешней защиты дома и Стэн шагнул за порог.

* * *

Суд был очень скор и хорошо отрежиссирован. Основой обвинения служили показания Боба Пенски, который читал их с запинками и на Стэна не глядел. Когда же Стэну дали слово, он поднялся, пренебрежительно плюнул в сторону Боба и сел на место. Тем все и закончилось. Стэна признали виновным в вымогательстве на планетарном уровне. Его «подельщиками» были признаны Командующий Галактического Патруля и генерал Ижи. Вымогали они, как выяснилось, у сциллийцев. Все обвиняемые получили по двести сорок пять лет десять месяцев и восемнадцать дней. Боб Пенски же был назначен начальником тюрьмы, в которой пребывал Стэн…

* * *

Отопление все же включили. Цели заморить заключенных холодом перед Бобом, похоже, не ставили. Стэн развалился на койке, наслаждаясь теплом, шедшим из вентиляционной системы. Тут и прозвучал сигнал побудки.

Жизнь в тюрьме монотонна. По идее, заключенный должен в полной мере осознать, что он наказан и общество его отвергло. Впрочем, каким образом наказание сочетается с запретом на курение, Стэну было не совсем понятно. Скажите пожалуйста, человек получает пожизненное, а ему запрещают курить, рассказывая, что заботятся о его здоровье! Ну не идиотизм? Вообще говоря, Стэн был заключенным, доставляющим массу хлопот. Он весьма презрительно относился к режиму и указам Боба, охранникам иногда от него доставалось. Иногда от них доставалось и Стэну, но после того как генерал поломал двоим из охраны руки, его решили не трогать. Такая лояльность к проделкам Стэна объяснялась очень просто – Боб имел четкие указания держать Стэна живым и здоровым на случай, если тот решит сотрудничать с новыми властями и облить грязью Патруль. Согласия на такое скотство Стэн, естественно, не дал, за что и получил еще пятьдесят лет срока, что его искренне развеселило. Но попытки навязать сотрудничество не прекратились.

Вот и сейчас Стэн нагло валялся на койке и не думал вставать, хотя в тюрьме это было запрещено после сигнала подъема. Если тебе дали пожизненное, то отношение ко всему сразу же коренным образом меняется: тебе уже абсолютно нечего терять и ты относишься к любым правилам абсолютно наплевательски.

Лязгнул засов и в дверном проеме показался охранник.

– Я не предупреждал, что будет со следующим вошедшим без стука? – холодно осведомился Стэн, медленно вставая с койки.

– Предупреждали, господин генерал, – весьма почтительно произнес охранник, держа лучемет на изготовку, – но дело не терпит отлагательства: вас вызывает господин начальник!

– Передай Бобу, что я сегодня не в настроении, – угрюмо ответил Стэн, – а посему мне не нравятся слова «начальник тюрьмы вызывает». Что это для тебя значит?

– Н-н-н-не знаю. – Охранник явно не ожидал такого.

– А для тебя это значит: пошел вон! – ответил Стэн и, завалившись обратно на койку, демонстративно отвернулся к стене.

– Я все понимаю, господин генерал. – Охранник попался настойчивый. – Я, вероятно, не так выразился. Господин начальник тюрьмы просит вас отзавтракать с ним.

Стэн повернулся лицом к охраннику и с интересом стал его рассматривать, лихорадочно при этом размышляя. Было и ежу понятно, что Боб пытается загладить свою вину, но если охраннику приказано вот так унижаться, значит, произошло нечто! Стэн поднялся с койки, охранник предусмотрительно отступил к стене, по-прежнему держа лучемет на изготовку.

– Пушку можешь опустить, – брезгливо процедил сквозь зубы Стэн. – Я сегодня еще не завтракал, а до завтрака я охрану не калечу. Пойдем!

* * *

Гулкие тюремные коридоры были пусты. Заключенные получили свой завтрак и сейчас занимались его поглощением. Поэтому на работы и с работ никого не конвоировали. Стэн шел в окружении четырех охранников, державшихся от него, однако, на почтительном расстоянии. Путь до кабинета начальника тюрьмы занимал минут десять (Стэн был помещен в привилегированный сектор), и генерал использовал это время для обдумывания разговора с Бобом. Вероятно, на него жало начальство и требовалось любой ценой выдавить из Стэна признание в преступности Патруля. «Облезет!» – злорадно подумал Стэн, представляя себе, куда пошлет Боба и как при первом же удобном случае с удовольствием свернет ему шею.

Впрочем, генерал прекрасно понимал, что ничего никому не свернет, а Боб, чтобы загладить свою вину, способен предложить какое-нибудь послабление в обмен на обещание не учинять больше мордобития. Так ничего и не придумав, Стэн остановился у двери кабинета начальника тюрьмы, а один из охранников пошел докладывать.

* * *

Кабинет был обставлен убого. На стене висел какой-то замызганный флаг, Стэн не разобрал какой, сами стены имели вид закопченный и мерзкий. Посреди кабинета стояло два больших обшарпанных стола буквой «Т», на одном из которых находились компьютер, гора бумаг, переполненная металлическая пепельница, на другом был сервирован завтрак на две персоны. Боб, нервно прохаживавшийся по кабинету, при виде вошедшего Стэна устремился к столу, сказав через плечо:

– А, это ты? Садись!

Стэн бесцеремонно уселся за стол и огляделся. Сигарет нигде не было, хотя в помещении было изрядно накурено.

– Сигарету дай, предатель, – буркнул Стэн, глядя исподлобья на Боба.

– Меня заставили! – сразу же в ответ завопил Боб, протягивая пачку. – А что, лучше было бы, если бы мы сейчас с тобой в одной камере сидели?

– Тогда по крайней мере ты бы не был предателем, – холодно заметил Стэн, закуривая. – А совесть по ночам спать дает?

– Да! Дает! – Боб окрысился не на шутку. – Если бы не я, ты бы сейчас сидел с уголовниками…

– Если бы я сейчас сидел с уголовниками, то новое правительство Конфедерации урезало бы расходы на содержание этой тюрьмы ровно на сумму, требующуюся на содержание этих уголовников, – веско ответил Стэн. – Или ты сомневаешься в том, что я бы их передушил?

– Но и тебе могло достаться!

– Что это ты так о моем здоровье заботишься? – осведомился Стэн, демонстративно потушив сигарету о крышку стола и принимаясь за еду.

– Стол не порти, – обиженно буркнул Боб.

– Казенный, – резонно возразил Стэн. – Испортится – тебе новый пришлют. Я так понимаю, ты решил мне устроить побег и для этого сюда позвал?

– Нет. – Боб был несколько шокирован. – Я тебя вызвал, чтобы ты нам помог.

– Кому это вам?

– Власти! – с излишним пафосом ответил Боб, но заметив ироничный взгляд Стэна, осекся. – Нечего на меня так смотреть!

– Поражаюсь я тебе, Боб, – ответил Стэн, к тому времени управившийся с едой и прикуривший вторую сигарету. – Чего бы это ради мне помогать такой швали, как теперешняя власть? Я же осужден этой властью на пожизненное. Смысл мне что-то делать для вас?

– Давай так не будем, – миролюбиво предложил Боб. – Ты же понимаешь, что стоит тебе выступить с заявлением, изобличающим Патруль, как тебе тут же отдадут вещи и позволят отправиться куда угодно… скажем, на одну из пограничных планет.

– Я это, конечно, понимаю, – ответил Стэн, задумчиво крутя в руках пепельницу. – Я не понимаю другого: ты же сам был легионером! Как ты мог такое сделать?

– Жить-то хочется! – возразил Боб. – Может, я жениться собрался!

– И детишек, наверное, заведешь? – елейным тоном осведомился Стэн.

– Да, а что? – удивился Боб.

– А как ты им потом в глаза будешь смотреть? – Стэн вскочил со стула. – Ты, предавший своих же товарищей!

– Не твое дело! – огрызнулся Боб. – Нормальный язык до тебя не доходит, так иди к компьютеру и почитай, что тебе предлагают!

Стен подчинился и подошел к монитору. Боб нажал несколько клавиш и вдруг резко прижал палец к губам. Стэна поведение начальника тюрьмы удивило. Боб между тем вывел на экран какой-то текст и, ткнув в него пальцем, отошел.

Стэн углубился в чтение. Это было послание от Джейка, в котором сообщалось, что Джейк, Эя, Мия и сын Стэна, получивший имя Алекс, благополучно стартовали на «Крысобое» через неделю после ареста Стэна. Крейсер, бросившийся за «Крысобоем» в погоню, был уничтожен, и теперь все четверо, младенец пока неосознанно, передают Стэну привет, просят продержаться еще немного и не вешать носа.

Стэн оторвал взгляд от экрана и с удивлением посмотрел на Боба. Лицо последнего расплылось в довольной улыбке.

– Прочитал? – осведомился Боб.

– Ага, – совершенно ошарашенным голосом ответил Стэн: он ожидал всего, что угодно, но только не этого.

Боб тем временем подошел к клавиатуре и быстро набрал: «Сейчас прочтешь второе письмо. Не издавай ни звука!» Стэн согласно кивнул.

Второе письмо было от Сержа Ижи и уведомляло о том, что 30.05 состоится налет его эскадры на тюрьму, находящуюся под управлением Боба. Стэн машинально посмотрел в нижний правый угол экрана. 30.05. Еще более озадаченный Стэн повернулся к Бобу. Тот прямо сиял удовольствием.

– Ну, генерал Рутер, вы готовы с нами сотрудничать? – произнес Боб с интонацией Наполеона.

– Я должен подумать. – Стэн был настолько ошарашен, что даже не нашел, что ответить.

– Прекрасно! Ступай и подумай, а через час жду тебя опять у себя. – И Боб быстро затолкал Стэну за пазуху какой-то сверток. Сразу же в кабинете появился охранник.

– Уведите заключенного номер 118-35-Z3! – отдал приказ Боб и отвернулся к окну.

* * *

Вернувшись в камеру, Стэн обнаружил там вторую койку и сидящего на ней с невозмутимым видом генерала Ижи. Это уже было слишком! Стэн аж рефлекторно дернулся протирать глаза.

– Да я это, я, – весело предвосхитил готовый сорваться с уст Стэна вопрос генерал Ижи. – Пе'еселили меня к тебе. Гово'ят, пе'ест'ойка тю'ьмы будет, вот и 'аспихивают кого куда.

– Ага, – глупо моргая, ответил Стэн. – А…

– Тебе «пе'едачу» выдали? – поинтересовался Ижи, извлекая из-под рубахи армейский лучемет.

– Сейчас посмотрю, – ответил Стэн и принялся разворачивать сверток, торопливо отданный ему Бобом. Когда последняя тряпка упала на пол, в руках у Стэна оказалось точно такое же, как у генерала Ижи, оружие.

Генерал Ижи, следивший за манипуляциями Стэна с довольной улыбкой, увидев лучемет, кивнул и так же, как недавно Боб, заговорщицки приложил палец к губам. Тут Стэн начал соображать. В свете последнего письма Ижи-внука получалось, что приглашение Боба зайти через час – это время, когда будет предпринята попытка нападения на тюрьму. Здорово! Стэн молча кивнул генералу Ижи и уселся на свою койку. Ждать оставалось еще минут сорок.

Впрочем, ждать генерал Рутер не умел. И не только он. Даже умудренный годами генерал Ижи заметно нервничал, не говоря уже о Стэне, которого нахождение в четырех стенах бесило несказанно. Его обуревала жажда действия. Поквитаться с охраной, вырваться на свободу, увидеть сына, обнять жену. Мысли вихрем проносились в голове молодого генерала, и от этого бездействие делалось еще невыносимее. Но все когда-нибудь заканчивается. Заканчивается и долгое ожидание, и самая затяжная погоня. Все имеет свое начало и свой конец…

* * *

– Все-таки не понимаю, как такое могло случиться? – Стэн внимательно смотрел на генерала Ижи, который задумчиво чесал бороду.

– А что тут непонятного? – Ижи выразительно поднял бровь. – На'од, большей частью, не инте'есуется какими-то идеалами и мо'альными п'инципами. Вот и изб'али че'т знает кого. А к власти, как ты знаешь,– большей частью ст'емятся всякие подонки…

– Это как раз понятно, – со вздохом ответил Стэн. – Мне не понятно, как допустили разгром Патруля.

– Пойми же наконец, – генерал Ижи недовольно поморщился, – им Пат'уль – как кость в го'ле! Любые махинации, кото'ые они плани'овали п'ове'нуть, могли со'ваться как 'аз по милости Пат'уля. Ну какой же ду'ак будет те'петь такую помеху на пути к большим деньгам?

– Сциллийцы? – спросил Стэн.

– И эти тоже, – спокойно ответил Ижи. – Ты думаешь, то, как мы с ними обошлись, можно п'остить?

– Думаю, нет. Хотя я бы, наверное, попытался разобраться с таким правительством, которое довело мою планету до полного загона.

– У сциллийцев все не так п'осто. – Ижи хитро улыбнулся. – Ты же сам помнишь, на чем твой д'ужок Джейк с ними «поссо'ился». Они же восп'инимают все че'ез п'изму своего кланового мышления. Мы, с их точки з'ения, оско'били их клан. Значит, нам надо отомстить. То, что надо 'азоб'аться со сволочным п'авительством, доведшим до такого состояния, им и в голову не п'иходит.

– Ага. – Стэн нервно зевнул. – А Боб – это как?

– Пенски? Он подсадная утка. Эти к'етины думали, что так нас больше унизят, А Командующий далеко не ду'ак! Боб получил инст'укции уже довольно давно. А сейчас их п'осто выполнил. Он же у нас в'оде как обиженный? – и Ижи ехидно подмигнул.

– Странно… Вроде такие фокусы по моему ведомству проходят, – задумчиво произнес Стэн.

– Естественно, – с готовностью согласился генерал Ижи, – но тебе же в отпуск хотелось, вот и п'ишлось этим заниматься самостоятельно. Всю опе'ацию 'аз'абатывал Д'ейк. Тебя 'ешили не ут'уждать под'обностями.

«Не утруждать» Стэн пропустил мимо ушей. Однако обидный тон генерала Ижи от него не укрылся. Все правильно – нужно хоть иногда заниматься своими прямыми обязанностями, а не рваться всю дорогу к бабе под юбку. Стэн уже собрался покаяться, но вместо этого перевел разговор на другую тему:

– Вы знали, что Сержу удастся уйти?

– Не знал. Но кто-то же должен был вы'ваться! А Се'ж – это даже один из лучших ва'иантов. И твой д'ужок-хаке', думаю, уже с ним.

– Может быть, – согласился Стэн и надолго замолчал. Ему почему-то сделалось очень неуютно от мысли, что Эя – его Эя! – находится сейчас в скорлупке «Крысобоя», да еще и с ребенком. Впрочем, Стэн прекрасно понимал, что «Крысобой» уж никак не скорлупка, а раз где-то рядом Мия и Джейк, то все будет в порядке. Понимать-то понимал, но ничего с собой поделать не мог. Генерал Ижи почувствовал состояние своего сокамерника и решительно прервал его мысли.

– В чем дело, легионе'? Ты мне еще закисни здесь. Не манд'ажи'уй. «К'ысобой», конечно, в налете участвовать будет, но женщины и дети на бо'т допущены не будут.

– А куда это они денутся? – ехидно осведомился Стэн, даже не успев удивиться тому, что Ижи знает о бегстве «Крысобоя» с Сабы.

– Ты, мальчик, думаешь у Пат'уля все сек'етные базы в 'еест' внесены? – вопросом на вопрос ответил генерал Ижи.

– Ну, – замялся Стэн, – не знаю…

Продолжить разговор двум генералам не дали. Сначала пол дрогнул, а затем раздался звук далекого взрыва.

– Кажись, началось! – откомментировал происходящее Ижи. – Ну, с Богом!

Началось – это еще мягко сказано! Грохотало вокруг так, что тряслись стены камеры и ходуном ходил потолок. Когда распахнулась дверь и в нее влетел охранник с совершенно ополоумевшим взглядом, Стэн даже несколько растерялся. Ижи, напротив, действовал четко: он поднял свой лучемет и нажал на спуск. Тюремщик сполз на пол с аккуратной дырочкой посреди лба. После этого Ижи злобно посмотрел на Стэна, медленно выходящего из ступора, и бросился к открытой двери. Молодой генерал тряхнул головой и последовал за Ижи-дедом.

* * *

Когда-то давно Данте пытался описать ад. Прочитавшие это описание современники утверждали, что получилось страшно. Стэн, выбежавший в коридор вслед за генералом Ижи, в этом бы усомнился. Если бы у него было время о чем-нибудь таком подумать.

В коридоре отвратительно воняло паленым мясом. Человеческим. От этого запах не становился ни приятнее, ни слабее. Даже наоборот. Охрана ополоумела окончательно и палила во все стороны из лучеметов, нимало не заботясь о том, чтобы попасть в цель. Заключенные, вырвавшиеся из камер, на дверях которых перестали работать электронные замки, били охранников смертным боем. Никто не понимал, что происходит, зато все понимали, что надо что-то делать. И делали. Кто как мог. Получалось это, надо сказать, не лучшим образом.

Стэн плотоядно оглянулся вокруг и, вскинув лучемет, короткими импульсами отправил к праотцам пятерых тюремщиков, еще до конца не осознавших, что происходит. В принципе Стэн не был настолько кровожаден, насколько таковым должен быть легионер, но отсидка в тюрьме может довести до осатанения любого добропорядочного обывателя, не говоря уже о профессиональном военном.

Побоище. Правые лупят смертным боем виноватых и наоборот. Участвовать в таком даже врагу не пожелаешь, но вот пришлось. Стэн быстро сориентировался и рванул в сторону кабинета начальника тюрьмы. Ижи-дед последовал за ним, развивая очень неплохую скорость.

Американские горки. Через непрерывную стрельбу и грохот взрывов, через тошнотворный запах паленого мяса и вопли раненых, через… через смерть. Переступая, уворачиваясь, стреляя в ответ, изрыгая проклятия. Ад. И куда там бедняге Данте. Его бы, пожалуй, такое зрелище отвадило от писанины до конца дней. Или наоборот – дало бы повод к написанию чего-то… может гениального, а может – откровенно бездарного. Кто же знает этих великих?

* * *

Стэн прорывался к кабинету начальника тюрьмы только по той причине, что Боб просил зайти через час. Значит, он знал, как вырваться из этого пекла. Если нет – у Боба все равно есть план тюрьмы, и он наверняка знает, куда приземлились корабли легионеров. Правда, Боба могли уже придавить «благодарные» заключенные, но о такой перспективе Стэн старался не думать.

Грохот взрывов к этому времени уже прекратился, но паника от этого не пошла на убыль. По переходам метались обезумевшие заключенные, уже успевшие перебить большую часть охраны. Остальные же охранники успели спрятаться. До заключенных начало доходить, что тюрьма – отдельный планетоид и сбежать отсюда будет затруднительно. Стэн свернул за угол и вдруг увидел что-то знакомое: по коридору рысцой бежали люди в черных комбинезонах – легионеры. И вел их не кто иной, как Боб Пенски, успевший облачиться в такой же черный комбинезон. Стэн резко остановился, тут же кто-то сильно толкнул его в спину. Обернувшись, Стэн увидел недовольную физиономию генерала Ижи.

– Ты тут ночевать соб'ался? – осведомился Ижи очень неприятным тоном.

Стэн молча показал рукой в сторону легионеров. Ижи хмыкнул и, обогнав Стэна, устремился вперед.

Генералов узнали. Боб отдал короткую команду, и четверо легионеров подбежали к бывшим заключенным. В это время команда, ведомая Бобом, проследовала дальше.

– Господа, прошу за мной. – Щеголеватый капрал браво откозырял и замер около генералов.

– До «Крысобоя» далеко? – тут же спросил Стэн.

– Пять минут хода, – последовал ответ, – пятая посадочная площадка.

* * *

Когда Стэн и Ижи, сопровождаемые четверкой легионеров, выбежали к посадочным площадкам, там уже все было под контролем: охранники тюрьмы стояли вдоль стен-отбойников, подняв вверх руки, и не смели пошевелиться, корабли выстроились как на парад, а за всем этим хмуро наблюдали легионеры в надвинутых на глаза шлемах.

Стэн сразу же узнал свой корабль и пулей понесся к нему. Кто-то из легионеров оцепления сразу же прицелился, но капрал, сопровождавший генералов, вероятно, подал какой-то знак, и легионер потерял к ним интерес.

Лифтовая шахта была пристыкована, и двери лифта гостеприимно открыты. Около самых дверей капрал еще раз откозырял и, сославшись на неотложные дела, оставил генералов одних. На прощание он посоветовал не особо разгуливать в униформе заключенных по посадочной площадке. Впрочем, только что освободившиеся от плена генералы не испытывали ни малейшего желания совершать подобные прогулки. Они вошли в лифт, Стэн нажал на кнопку, и кабина стремительно понесла их внутрь крейсера.

– Жи'уешь, – с завистью произнес генерал Ижи, осматривая кают-компанию «Крысобоя».

– Нет, предпочитаю комфорт, – огрызнулся Стэн.

– Девочки, не ссорьтесь, – донесся из интеркома голос Джейка. Было слышно, что он от души развлекается. Стэн посмотрел в сторону рубки и сквозь зубы выматерился.

– Иди сюда, бездельник, – требовательно рыкнул молодой генерал, – я тебе уши надеру.

Джейк не заставил себя долго ждать. Он появился на пороге кают-компании и тут же был схвачен Стэном. Они очень долго хлопали друг друга по спинам, затем Джейк несколько отстранил Стэна от себя и стал рассматривать.

– Надо сказать, – задумчиво заявил Джейк, продолжая рассматривать друга, – тюремная диета пошла тебе на пользу. Морда округлилась. Румянец здоровый на лице…

– А ты не хочешь что-нибудь подобное попробовать? – вопросом на вопрос ответил Стэн.

– Ни малейшего желания! – Джейк весело улыбнулся. – Я рад, что тебя удалось вытащить.

– Я тоже. Как там Эя? Как сын?

– Да не волнуйся, толстый, все нормально. Дитятко пошло явно в папу – орет так, что хоть дополнительную звукоизоляцию ставь, регулярно пачкает пеленки и очень хорошо питается, судя по прибавке в весе. Я тут борткомпьютер задействовал для контроля… можешь посмотреть на кривую роста…

– Сам ты «кривая роста»! – Стэн с облегчением вздохнул: Джейк нисколько не изменился. И с семьей полный порядок. – Ты то сам как? Как Мия? Еще не размножились?

– В такое время? – с жутко серьезным видом осведомился Джейк.

Стэн аж икнул от неожиданности. Да, повзрослел друг, и крепко.

Они еще некоторое время стояли друг напротив друга в кают-компании «Крысобоя», больше напоминавшей гостиную богатого загородного дома, но тут Стэн вспомнил, что поднялся в лифте не один. Он оглянулся, ища генерала Ижи и мысленно благодаря его за чувство такта, проявленное им: это же надо! увидел, что встретились старые друзья и не подумал мешать. А ему ведь наверняка тоже есть что сказать… Как бы не так! Генерал Ижи очень быстро обнаружил бар, открыл его, быстро нашел бутылку перцовки и, уговорив ее в два приема, мирно спал, развалясь в кресле. Это было уже слишком.

– Вставайте, генерал. – Стэн потряс Ижи за плечо. Реакция нулевая.

– Оставь его, пусть спит, – остановил друга Джейк. – Он у нас старенький, намаялся за сегодня. Пойди прими душ и пошли в рубку.

Стэн кивнул и последовал совету друга.

* * *

Когда Стэн гладко выбритый, в генеральской форме (только мечемета не доставало) вошел в рубку «Крысобоя», Джейк вовсю ругался с кем-то по внешней связи.

– …именно по этой причине я его будить не буду! Понятно? Если нет – сейчас мое начальство придет с ним и будешь дальше разбираться!

– В чем дело? – осведомился Стэн.

– Это Серж. – Джейк закатил глаза. – Требует деда переправить на «Лис». Немедленно. Орет.

– Понятно. – Стэн ухмыльнулся в усы. – Давай его сюда.

Экран опять осветился, и стала видна рубка «Лиса» и недовольная физиономия Сержа Ижи.

– С освобождением, Стэн, – буркнул Ижи-младший. – Деда сюда давай!

– Щаз! Он за пять минут умудрился надраться похлеще меня и теперь со счастливой улыбкой на лице дрыхнет у меня в кают-компании без задних ног. Мне его на себе нести или, может, сам придешь?

Серж с минуту переваривал полученную информацию, бурча себе под нос что-то вроде: «А не соврал же подлец!», потом поднял глаза на Стэна.

– Мы за ним зайдем. До старта еще минут десять есть, думаю – успеем. – И отключил связь.

Стэн злорадно улыбнулся, представляя себе процесс переноски Ижи-деда с «Крысобоя» на «Лис», и направился в кают-компанию. Генерал Ижи, как и следовало ожидать, и не думал просыпаться: удобное кресло этому отнюдь не способствовало, да и количество выпитого – тоже. Стэн ругнулся и принялся будить Ижи-деда. Тот сначала никак не реагировал, зато потом начал во сне отмахиваться руками, причем Стэну стоило большого труда увернуться – у пожилого легионера оказалась отличная подготовка. Стэн уже совсем решил оставить попытки добудиться генерала Ижи, когда в кают-компании появился Серж. И не один. Рядом с ним стоял Командующий.

– Понятно, почему он тебя так рекомендовал, – вместо приветствия пробурчал тот, обращаясь к Стэну. – Напиваетесь вы примерно одинаково.

Командующий с интересом посмотрел на генерала Ижи и вдруг, сделав совершенно зверское лицо, заорал:

– Встать, капрал Ижи!

Это подействовало. Причем на всех присутствующих: Стэн аж подпрыгнул на месте, Ижи-внук щелкнул каблуками, а генерал Ижи открыл один глаз.

– А, это ты, ста'ый п'охвост, – поприветствовал он Командующего. – Ладно, уже встаю.

И генерал Ижи медленно начал подниматься с кресла. Внук тут же бросился ему помогать.

– Координаты у твоего дружка-хакера есть, – буркнул Командующий. – Как доберемся – соберем совет. Сейчас говорить нету времени. Поднимешь на борт еще Пенски и пару человек из тех, что будут с ним. Сразу же стартуешь. Я следом. Выполнять!

– Есть! – Стэн браво щелкнул каблуками и с улыбкой посмотрел на Командующего. Тот вдруг тоже улыбнулся в ответ, резко развернулся на каблуках и пошел к выходу. За ним поспешил Ижи-внук, бережно поддерживая под руки своего деда.

* * *

На посадочной площадке все было спокойно. Все так же стояли, подняв вверх руки, около стенок-отбойников разоруженные охранники. И все так же недобро смотрели на них легионеры из-под надвинутых на глаза касок. В принципе – стандартная планетарная операция по освобождению заложников, если бы не одно «но». Ни о каких заложниках и ни о какой стандартной операции Галактического Патруля не могло быть и речи. Все это смахивало на обычный пиратский налет с целью вытащить своих из тюрьмы. Правда, пираты на такое решались последний раз лет двести назад, но этот случай до сих пор очень серьезно рассматривался при обучении будущих легионеров. Ему уделялось несколько теоретических занятий и одно практическое. Целью занятий было отработать навыки по пресечению подобной бандитской акции и по уничтожению пиратов. Однако учителя в Патруле были хорошие и переиначить операцию с точностью до наоборот смогли в кратчайшие сроки. Теперь легионеры лишний раз доказали, что учили их хорошо. Стэн отвернулся от обзорного экрана и посмотрел на Джейка. Тот невозмутимо колотил по клавиатуре, по экрану его дисплея бежали колонки цифр и букв.

– А чем это ты, друг мой ситный, занимаешься? – осведомился Стэн. У него возникло очень нехорошее предчувствие, что Джейк в очередной раз решил перепрограммировать борткомпьютер «Крысобоя». В принципе Стэн против этого ничего не имел, но за несколько минут до старта…

– Я тут одну софтину отлаживаю, – ответил Джейк, не отрываясь от монитора. – Если получится – лазеры сами будут искать цели…

– Нет! – завопил Стэн. – Только этого и не хватало! Прекрати немедленно! Сначала кухонный комбайн сам меню подбирает по твоему настроению, потом ароматизация воздуха в спальнях выбирается компьютером сообразно с тем, что он считает для меня лучше на сегодня, а теперь еще и лазеры сами стреляют? Это еще зачем?

– Для удобства в бою. Крейсером сможет управлять только один человек…

– А может, твоя софтина и его заменит? Прекрати херней заниматься! Проводи предстартовую и готовься отвести шахту лифта.

Джейк покосился на Стэна поверх очков и уже готов был огрызнуться, когда на обзорном экране, показывающем стартовые площадки, стало отчетливо видно какое-то движение. Джейк нажал несколько клавиш, и рубку наполнили звуки. Ясности это не прибавило, и Джейк начал увеличивать картинку. По посадочному полю бегом передвигались шестеро легионеров. Вид у них был взъерошенный и обозленный. Один бежал вперед, размахивая лучеметом и что-то на ходу выкрикивая, четверо кого-то несли. При ближайшем рассмотрении этим кто-то оказался Боб Пенски. Лицо у него было бледное, голова запрокинута, а изо рта стекала струйка крови. Комбинезон на груди был бурым от крови.

– Твою мать! – вырвалось у Джейка, а Стэн уже бежал к лифтовой шахте, на ходу бросив другу: – Готовь реанимацию!

А случилось вот что: Боб решил проверить еще один сектор, где находились осужденные легионеры. Во главе группы из шести человек он проследовал туда как раз после того, как отправил Стэна и Ижи к посадочным площадкам. И тут началось. То ли охрана в этом секторе была умнее, чем в остальных, то ли заключенные вели себя тише, но Боба встретили огнем из лучеметов. Легионеры залегли и открыли ответный огонь. Все шло хорошо, пока Бобу не надоело лежать и отстреливаться. Он встал посреди коридора в полный рост и как в тире начал одного за другим отстреливать не в меру ретивых охранников. Вскоре коридор опустел. Боб еще успел крикнуть «За мной! – и ринуться вперед, когда из-за угла выскочил последний из вохры и в упор выстрелил Бобу в грудь. Легионеры открыли ответный огонь, и через несколько секунд охранник упал на пол грудой обгорелого мяса и тряпья. Боб был еще в сознании, когда отдал приказ осмотреть все камеры на предмет нахождения своих и немедленного отступления после этого. Потом сознание Боб потерял. Охрана оказалась не только самой подготовленной, но и самой пунктуальной. По инструкции во время нападения положено уничтожить наиболее опасных преступников и занять оборону. Инструкцию охранники выполнили. Среди заключенных, которых надлежало уничтожить, находился и полковник Дрейк…

Все это Стэну рассказывал хмурый легионер с нашивками ротмистра, помогавший раздевать потерявшего сознание Боба и помещать его в реанимационный блок. Стэн слушал, скрипя зубами и проклиная в душе подонков, которые сочинили такие инструкции. Ему очень хотелось повстречаться с одним из авторов и переломать тому все ребра. Правда, желание это в любом случае осталось бы неосуществимым. Стэн прекрасно понимал, что инструкция написана лет двести назад, как раз после знаменитого налета пиратов на тюрьму, и автор оной инструкции давно уже отправился к праотцам. Или в какое-нибудь другое, не столь приятное, место. От этого легче не становилось по той простой причине, что Стэн был свято уверен в том, что наказывать надо здесь и сейчас. А во всякие наказания в загробном мире (если он вообще существует) молодой генерал верил слабо.

Экспресс-анализатор наконец-то занялся Бобом. Тот был без сознания, но дышал. Обычно система работала около минуты, а потом прописывала лечение. Здесь же монотонное гудение, прерываемое звуком включившегося сервомотора, когда опускался очередной щуп-анализатор, продолжалось уже добрых пять минут. Стэн ждал. Он слышал, как ругается Джейк, все оттягивая и оттягивая старт, ощущал на спине взгляды легионеров, как будто говорившие, что Стэн может угробить всех, но ему было все равно. Странная апатия овладела молодым генералом. Мыслей не было вовсе, но все чувства были обострены до предела. Он как будто был здесь и в то же самое время растекся по всей Вселенной. Мириады звезд, далекие планеты… и медотсек «Крысобоя» с тяжело раненным Бобом. Из ступора Стэна вывел зуммер медавтомата. На дисплей пошла информация о состоянии Боба: повреждена трахея, оба легких, задета печень, разрыв селезенки, но, несмотря на все эти повреждения, автоматика давала добро на перевозку. Пока Стэн читал, к все еще находящемуся без сознания Бобу уже тянулись манипуляторы умного автомата. На экране коротко вспыхивали и гасли надписи: подключено искусственное легкое, подключена искусственная печень, давление стабилизировано, количество адреналина в крови – норма, возможна транспортировка. Последняя надпись с экрана не исчезла, а осталась мигать ровно посередине. Стэн встрепенулся.

– Экипажу занять перегрузочные ложа, старт через шестьдесят стандартных секунд!

Легионеры бросились выполнять приказ, а Стэн пулей полетел в рубку.

Джейк нервно оглаживал пальцами клавиатуру, когда Стэн с разбегу повалился в кресло-пилота и коротко бросил:

– Стартуй!

Тут же взвыли мощные двигатели, и «Крысобой» грузно оторвался от стартовой площадки тюрьмы.

* * *

– Плохо дело, – произнес Джейк, как только крейсер вышел на орбиту. – Эти мерзавцы успели передать SOS, и теперь за нами будут гнаться.

– Действительно дерьмово. – Стэн ворочался в кресле, приходя в себя после стартовых перегрузок.

– Ты себе даже не представляешь, насколько дерьмово, – в тон ему ответил Джейк, лицо у хакера было озабоченное. – По моим расчетам, все корабли в гиперпространство прыгнуть не успеют. Эти мерзавцы будут здесь с минуты на минуту.

Стэн посмотрел на Джейка и понял, что тот далек от паники. Дела, похоже, действительно обстояли скверно. Скосив глаза на монитор своего друга, молодой генерал понял, что Джейк непрерывно следит за входящими возмущениями гиперполя, хотя при массе кораблей легионеров, непрерывно стартовавших в гиперпространство, это было непросто.

– Что будет, если они прибудут раньше, чем мы уйдем?

– Черт его знает, – задумчиво протянул Стэн. – Чисто теоретически – могут нас поймать по ионному следу. Практически – это еще ни у кого не получалось толком.

– Слушай, а давай слегка задержимся. – В глазах Джейка блеснули знакомые Стэну искорки. Скорее всего именно так выглядели глаза этого обормота, когда он швырял кирпич в лапшу сциллийцев, подумалось Стэну.

– Это зачем еще? – Зная характер своего друга, Стэн готов был поклясться, что тот затевает какую-то аферу.

– Я тут присмотрел совершенно приятственный метеоритный поток, – доверительным тоном сообщил Джейк. – Мы вынырнем около него, пройдем насквозь и снова нырнем в гиперпространство. Ионный след после этого найти будет невозможно, а вот кораблей у преследователей значительно поубавится.

– Великолепная идея, – саркастически заметил СТ эн. – А что им помешает вернуться сюда и взять след любого из стартовавших ранее кораблей?.. Хотя… Они ведь здесь все загадят так, что черт потом ногу сломит. Где, говоришь, твой метеоритный поток?

Пока Джейк вводил в компьютер новые координаты, Стэн связался с еще не стартовавшими кораблями и отдал приказ уходить без него, объяснив это тем, что должен убедиться в том, что все стартовали нормально. Возразить ему мог только Командующий, но «Лис» уже давно ушел в гиперпространство, унося на борту этого самого Командующего и мирно посапывающего генерала Ижи.

* * *

Последняя вспышка – и орбита планеты-тюрьмы опустела. Собственно тюрьма занимала очень маленькую часть площади планеты. Остальное же было неприспособленной к жизни пустыней. Атмосфера была непригодна для дыхания, растительность отсутствовала, вода, если таковая и была, нигде на поверхности не появлялась. Именно за эти «положительные» качества здесь и была построена тюрьма. Сбежать отсюда было невозможно, а рейд по освобождению заложников уже начал превращаться в сказку. Впрочем, легионеры наглядно продемонстрировали, что могут такую сказку сделать былью.

Стэн смотрел в обзорный экран на негостеприимную планету и боролся с искушением долбануть по зданию тюрьмы термоядерной бомбой. Останавливало его только то, что среди заключенных могли оказаться и люди, которых убивать было не за что. Скажем, какие-нибудь очаровательные мошенники, вроде них с Джейком. Стэн улыбнулся своим мыслям и посмотрел на Джейка. Тот привычно перенастраивал сканеры на максимальную чувствительность.

– Стэн, не хотелось бы тебя беспокоить, но тут… как бы это сказать… кто-то выпрыгивает в пространство. Тебя это не заинтересует? – Джейк говорил вкрадчивым голосом, хитро поглядывая на напарника.

– Заинтересует, – решительно ответил Стэн. – Возмущение большое?

– Порядка трехсот тонн.

– Крейсер?

– Похоже.

– Что ты предлагаешь?

– Этот должен передать, что нас увидел. – Джейк снял с носа очки, протер их носовым платком и водрузил на место. – Дальше мы его собьем и – деру! Остальные кретины погонятся за нами. Мы выскочим около потока, опять занырнем в гиперпространство – и вся недолга. Часа три-четыре потеряем. Не больше.

– Ладно, пробуем. – Стэн взялся за боевые джойстики и подал «Крысобоя» вперед.

– Остальных легионеров не хочешь на башенные лазеры посадить? – вкрадчиво поинтересовался Джейк. – Или моей программулькой отмашемся?

– Нет уж! Именно легионеров! И именно на башенные лазеры! – злорадно ответил Стэн и, наклонившись к интеркому, произнес: – Господа легионеры! Просьба занять места в боевых башнях номер один, два, три и четыре. Тридцатисекундная готовность. Господин ротмистр! Немедленно пройдите в рубку и займите место второго стрелка.

Сказав все это, Стэн победно посмотрел на Джейка и выключил интерком.

Ротмистр появился как из-под земли, как будто все время стоял за дверью и ждал приказа. Стэн молча кивнул ему на свободное кресло и сосредоточился на показаниях приборов. До входа в пространство неизвестного корабля оставалось еще больше минуты.

Как молодой генерал ни ожидал появления противника, как ни всматривался в обзорный экран – все равно вражеский крейсер выскочил из гиперпространства как чертик из табакерки. Стэн никак не мог привыкнуть к тому, что вот он – чернеющий звездами космос, а вот уже яркая вспышка и на ее месте корабль.

Пришелец между тем спешно расчехлял боевые лазеры и антенну гиперсвязи. Двигался он уверенно, но не очень быстро.

– Сейчас передаст, что нас засек, и можно сбивать, – сквозь зубы произнес Джейк.

– Ты стандартную волну слушаешь? – вместо ответа спросил Стэн.

– Да, – буркнул Джейк, глядя на дисплей, и сразу начал выдавать информацию по пришельцу. – Средний крейсер, вооружение стандартное, защита стандартная, нас обнаружил.

Тут осветился один из экранов. На нем появилось искаженное неподдельной злобой лицо человека в серой форме с одним золотым погоном. «Они еще здесь! Флот, вперед!» Вызов, сорвавшийся с антенны гиперсвязи, устремился куда-то в пространство. И тут же ожила обычная связь. На экране все то же лицо. Стэн нажал на несколько кнопок, и камера в рубке «Крысобоя» послала ответный видеосигнал.

– Я капитан К-12 Алекс Шакайлоу. Приказываю сдаться.

– Иди в задницу, капитан, – спокойно ответил Стэн, – у тебя тридцать секунд. После чего отправлю прямиком в ад.

– Шутки, уголовник, шутишь? – прошипел Шакайлоу.

– Нет, я вполне серьезен. – Стэн решил подоводить капитана перед тем, как с ним разделаться.

– Сейчас я возьму тебя на абордаж – посмотрим, как ты тогда пошутишь! – И капитан К-12 оборвал связь.

Стэн недобро усмехнулся и повел «Крысобоя» на сближение.

– Готовность в башнях, – бросил генерал в интерком, не отрываясь от обзорного экрана.

Расстояние между крейсерами стремительно сокращалось. Похоже, Шакайлоу действительно решил взять «Крысобой» на абордаж. Стэн ждал зеленого сигнала на панели ходового лазера. Зеленый сигнал означал, что достигнуто расстояние, с которого будет пробита не только защита крейсера противника, но и носовая броня. К-12 попытался выполнить защитный маневр, но короткие импульсы лазеров третьей и четвертой боевых башен «Крысобоя» заставили его отказаться от этой мысли. Корабли замедлили скорость и теперь сближались очень осторожно. Шакайлоу понял, что перед ним не новичок и сам таковым, судя по всему, не являлся. Поэтому он специально тянул время, дожидаясь подхода основных сил. Стэн решил, что дальше ждать уже некогда, и резко поддал мощности. «Крысобой» рванулся вперед, и через каких-нибудь десять секунд на панели управления ходового лазера зажегся долгожданный зеленый сигнал. «Залп!» – тут же заорал в интерком Стэн, и все пять лазеров «Крысобоя» дали импульс. Даже освещение мигнуло. Эффект превзошел все ожидания: видно было, как вспучилась и лопнула как мыльный пузырь силовая защита противника, потом корпус в носовой части окрасился в малиновый цвет и дал явно заметную трещину. Тут же Джейк выпустил управляемую ракету с правого борта, а Стэн круто развернул корабль на девяносто градусов, чтобы максимально отдалиться от места взрыва.

Снова ожил экран связи. Там была та же физиономия того же самого Шакайлоу, но вид у него был менее уверенный.

– Ты что же делаешь? – искренне изумился он.

– Таракана давлю, – зло ответил Стэн, и в этот момент Джейк активировал взрыватель ракеты. Лицо Шакайлоу исчезло с монитора, чтобы больше никогда не появиться.

– Может, теперь мне объяснят, что происходит? – Ротмистр явно ничего не понимал и переводил взгляд с Джейка на Стэна и обратно.

– Выйдем в гиперпространство – все расскажу в подробностях. – И Стэн весело подмигнул ротмистру. – А сейчас – готовимся к старту. Джейк! Обсчет курса.

– Можем начинать разгон, – бодро ответил Джейк.

– Тогда – вперед!

И «Крысобой», выпустив из сопел длинный хвост пламени, начал набирать скорость для гиперпространственного прыжка.

* * *

– Это безумие! – Ротмистр был в ужасе. – Ни один устав не разрешает проход на таком расстоянии от метеоритного потока такой мощности!

– Правильно! – одобряюще похлопал ротмистра по плечу Стэн. – Именно на это мы и рассчитываем. Они не умеют водить корабли в таких условиях, значит, нарвутся на метеориты. А я умею, значит, есть шанс выскочить.

– Да, но у нас на борту раненый…

– Боб, что ли? – насмешливо спросил Джейк. – Да его атомной бомбой не добьешь.

– Да как вы смеете так отзываться о боевом това…

– Смеет, – перебил ротмистра Стэн. – А теперь слушай внимательно: эти мерзавцы успели дать сигнал бедствия. Таким образом, эскадра противника прибыла почти сразу после отхода наших кораблей. Чисто теоретически можно предположить, что они сумеют пойти по ионному следу. Что тогда произойдет с Базой? Догадываешься? Значит, теперь мы сшибли их крейсер. Они сейчас выскочили из гиперпространства, нащупали самый свежий след (наш след!) и кинулись в погоню. Через полтора стандартных часа они выскочат прямиком в метеоритный поток и начнут там кувыркаться. А мы в это время спокойно уйдем к себе на Базу. Принимая во внимание тот факт, что вблизи метеоритных потоков, кометных хвостов и прочей гадости такого рода ионный след отследить практически невозможно, – мы не откроем противнику место нашей дислокации. Что не ясно?

– Только один вопрос: а если они пошлют часть кораблей не по нашему следу, а по остальным?

– Возможно, – задумчиво ответил Стан. – Тогда Базе придется очень кисло. Но, как подсказывает практика, а она, как известно, критерий истины, они должны пойти по самому свежему ионному следу. А когда поймут, что облажались, и вернутся назад – у них будет только направление поиска. Причем искать там можно столетиями. Так что, ротмистр, не вешай носа. Прорвемся!

* * *

Стэн отлично понимал, что если он даже и убедил ротмистра, то уж никак не убедил самого себя. И дело было не в том, что сам он бы непременно послал в погоню корабля три-четыре, а с остальной эскадрой двинулся бы преследовать большую массу. В конце концов, хождение по ионному следу это такая штука, которая доступна единицам. Но если все-таки легионеров выследили, и там идет бой… Думать об этом не хотелось. Женщины, дети, громадное количество обслуживающего персонала – все эти люди становились заложниками умения легионеров отбиваться от нагрянувших из космоса пришельцев. А если врагов окажется больше? Кроме того, Стэн был на все сто уверен, что эта база планетарная. Значит, можно было задействовать и тектоническое оружие… А это – полное уничтожение планеты. Как только молодой генерал представил себе такое, у чего аж волосы встали дыбом. И было от чего. Впрочем, предаться мрачным мыслям у Стэна не получилось: коротко прозвучал ревун, и вот крейсер уже вышел в обычное пространство.

* * *

Величественное зрелище метеоритного потока открылось всем находящимся в рубке сразу же, как только вобрались в корпус защитные кожухи обзорных камер. Громадные глыбы, переливаясь в лучах местного светила, величественно проплывали в окружении мелких обломков. Лед и камень. Мельчайшие частицы метеоритной пыли создавали там и тут причудливые фигуры, переливаясь всеми цветами радуги. Космос на многие сотни километров вокруг искрился, двигался, преобразовывался. Картина была поистине захватывающей. Джейк и ротмистр, которого звали Вэл Пудоу, просто залюбовались феерией красок. И как гром с ясного неба прозвучал голос Стэна.

– Знаешь, Джейк, а ты все-таки мне не соврал.

– О чем ты, Стэн?

– О том, что тебя таки в детстве уронили. И ударился ты головой. Ты когда-нибудь меня выведешь прямиком в ядро какой-нибудь звезды, и там наконец-то мои мучения закончатся. Ты соображаешь, что ты сделал? Нам же придется здесь лавировать! Идиот! А в самом потоке ты выскочить не мог? Врубай защиту! Смотри, какая глыба летит!

В рубке все пришло в движение. Джейк лихорадочно заколотил по клавишам, включая защиту, Вэл склонился над интеркомом, давая указания легионерам у башенных лазеров, а Стэн взялся за джойстики управления и направил крейсер в каменно-ледяной ад.

Первый же серьезный метеорит Джейк, усевшийся за управление носовым лазером, разнес в сотни мелких, которые сразу же с удовольствием устроили фейерверк на защитном экране крейсера. Стэн, шипя проклятия сквозь сжатые зубы, казалось, прикипел к джойстикам управления. «Крысобой» рыскал, метался из стороны в сторону, уворачивался от особо крупных глыб, его лазеры ежесекундно плевались короткими импульсами, превращая в пар слишком опасные камни и куски льда. Казалось, что миллионы лет копившаяся злоба метеоритного потока теперь с остервенением выплескивается на лихорадочно маневрирующий крейсер. Поток был неоднороден. Более медленные слои чередовались с более быстрыми. Огромные глыбы сменялись космической пылью, а пыль – отблескивающими на солнце кусками льда. Стэн весь отдался управлению крейсером, и только это спасало его нервную систему от паники. А запаниковать в такой ситуации было немудрено: проход через метеоритные поля строжайше запрещался всеми учебниками по вождению кораблей. Нет, чисто теоретически такая возможность рассматривалась в курсе вождения среднего крейсера, но только на самой границе метеоритного потока, и настоятельно рекомендовался моментальный отход от метеоритного потока на максимальное расстояние. У Стэна такой возможности не было: ему было необходимо, чтобы преследователи, буде таковые появятся, потеряли его след. И он стремился сделать все, чтобы выполнить поставленную им же самим задачу.

– Проклятие! – взревел Джейк. – Пробоина в левом борту. Стэн, прибавь скорости, поток скоро должен закончиться, но защита уже не выдерживает.

Стэн крепче стиснул рукоятки джойстиков и слегка увеличил скорость. При таком количестве летящего вокруг камня и льда особо не разгонишься. Тем не менее молодой генерал выжал из корабля все возможное и теперь надеялся, что Джейк прав и этот каменно-ледяной ад действительно скоро закончится.

* * *

Метеоритный поток закончился внезапно. В последнем слое метеоритов Джейк проделал проход носовым лазером, и Стэн устремил корабль в брешь, за которой уже просматривался чистый космос. Конечно же, отдельно летящие осколки встречались и там, но с ними уже вполне могли справиться лазеры навесных башен.

Получив на прощание еще одну пробоину в кормовом отсеке, «Крысобой» вырвался из метеоритного потока и Стэн резко прибавил скорость. Отлетев на тысячу миль, Стэн убрал подачу топлива на маршевые двигатели, и крейсер теперь летел по инерции. Молодой генерал устало вытер пот с лица и посмотрел на своих товарищей.

– Кажись, пронесло? – невесело спросил он.

– Тебя б так пронесло! – огрызнулся Джейк.

– Чем будем затыкать пробоины? – деловито осведомился Вэл.

– Дубовыми головами, – веско ответил Стэн. – Одну – твоей, вторую – Бобовой. Как раз хватит, чтобы до Базы дотянуть.

– Я же серьезно! – обиделся Вэл.

– Ладно, хватит, – прервал спорщиков Стэн. – Пошли посмотрим, что у нас там происходит.

Ничего приятного, к громадному сожалению Стэна, не происходило. Если кормовая пробоина залатывалась изнутри, то пробоину в борту залатать можно было только снаружи. Идти в космос Стэну не хотелось, но что умел, а что не умел делать Вэл, он не знал, а КАК умел работать руками Джейк, Стэну было слишком хорошо известно.

– Значит, так: я иду наружу и прикрепляю латку. Вы двое в это время внимательно следите за метеоритным потоком. Я, конечно, сильно сомневаюсь, что кто-то из наших преследователей повторит наш путь, но чем черт не шутит? Вопросы есть?

– Есть, – заявил Джейк. – Ты просто дурак или не ленивый?

– Что-о-о-о? – Стэн явно не понял друга.

– Ничего, – огрызнулся Джейк. – Сейчас Вэл пойдет заделывать пробоину в корме, я выведу ремонтного робота наружу, а ты мне покажешь, что и куда надо приварить.

Стэн открыл было рот, но потом махнул рукой и пошел в рубку. Все понятно. Джейк запрограммировал очередную электронную игрушку и теперь рвался ее испытать. Мешать этому было бессмысленно. Он только осведомился, сколько времени, по мнению Джейка, займет ремонт, и, услышав, что не более стандартного часа, устало поплелся к пульту.

Ремонт против всяких ожиданий прошел очень гладко и занял всего сорок две стандартные минуты. Джейка буквально распирало от гордости, но у Стэна не было сил даже его похвалить. Он осведомился, сколько лету до Базы, кивнул, выслушав ответ, и отправился в свою каюту спать.

* * *

Зуммер выхода из гиперпространства разбудил Стэна, успевшего проспать пару часов у себя в каюте. Он зевнул, сладко потянулся и пошел в рубку. На обзорных экранах была видна голубая планета, вращавшаяся вокруг желтого карлика. Атмосфера планеты была, судя по всему, богата влагой, так как тут и там виднелись скопления облаков, закрывавшие очертания материков.

– Это здесь? – осторожно спросил Стэн.

– Да, – ответил Джейк. – Это – Рола.

Голубой диск планеты медленно приближался и вскоре занял весь обзорный экран. Стэн залюбовался зрелищем, но тут пискнул сигнал вызова. Стэн пожал плечами и нажал на клавишу ответа. Когда картинка стабилизировалась, на экране появилось лицо Командующего.

– Орел! – без церемоний произнес он. – Еще раз такой фокус выкинешь – по шее дам.

– А в чем дело? – с видом оскорбленной невинности осведомился Стэн.

– В том, что разрушение полутора десятков кораблей противника дело, конечно, благое, но мы тебя уже похоронили.

– Рановато, – встрял в разговор Джейк.

– Тебя вообще не спрашивают, – коротко бросил Командующий Джейку и продолжил, обращаясь к Стэну: – Ты напрасно старался. У нас явно «крыса». Базу засекли. Эвакуация через сорок восемь стандартных часов. А пока – милости прошу на Ролу.

Связь отключилась. Тут же пискнул сигнал автолоцмана: корабль опознан и его могут провести на посадку. Стэн поглубже уселся в кресло, пристегнул ремни и отключил искусственную гравитацию. Приятно, конечно, снова оказаться на свежем воздухе после душной камеры, но вот так… Настроение у легионера моментально испортилось.

Глава 2

Рола оказалась не планетой, а цветущим садом. Стэн сразу же вспомнил Сабу и загрустил. Тем более обидно было покидать эту цветущую планету. Женщин и детей эвакуировали сразу же после прихода основной части флотилии, и теперь в этом раю остались только военные. Подготовка к эвакуации Базы шла быстро, и участия Стэна и его экипажа в этом мероприятии не требовалось. Да и какое может быть участие, если экипаж валится с ног?

Стэн послонялся некоторое время по зданию космопорта, где вовсю шли погрузочные мероприятия. В конце концов ему деликатно намекнули, чтобы не путался под ногами. Генерал ругнулся беззлобно и направился к медикам, которые приняли на себя заботы о Бобе сразу после посадки «Крысобоя».

Боб Пенски уже начал подавать признаки жизни, то есть скулить, что ему больно, плохо и он скоро умрет. Слушать это долго Стэн не мог и при первой же возможности сбежал из медчасти, предварительно выслушав заверения врачей, что Боб встанет на ноги часов через шесть, потом должен поспать часов восемь, а вот после этого его уже можно будет использовать на полную катушку согласно Уставу Галактического Патруля. Такой вариант Стэна вполне устроил, и он со спокойной совестью направился в ближайший бар.

В баре было на удивление пусто. За стойкой возвышался здоровенный детина, чем-то неуловимо напоминавший сержанта Пшеничникоффа. Детина протирал стаканы и хмуро окидывал окружающую действительность недобрым взглядом. Стэн подошел к стойке и заказал чашку кофе.

– Кофе по моему рецепту, – недружелюбно пробурчал бармен и повернулся к посетителю спиной.

Стэна это развеселило. Пустота в баре становилась более или менее понятной: если кофе окажется пакостным, а все остальное тоже готовится по рецепту бармена – тогда в баре вообще не должно быть посетителей.

В ожидании заказа Стэн уселся за дальним столиком в углу и закурил. Бармен явно не торопился, и Стэна это до поры до времени устраивало. Однако, потушив окурок, молодой генерал решил, что пришло время напомнить о своем заказе.

– Любезнейший!

Реакция нулевая.

– Любезнейший!!!

Бармен наконец-то изволил среагировать.

– Ну?

– Что «ну»? – озлился Стэн. – Кофе мой где?

– А еще не принесли? – На флегматичном лице бармена начало проступать что-то напоминающее удивление.

– А незаметно? – желчно парировал Стэн. – И пепельницу сменить бы не помешало…

– Ну, бля! – взревел бармен и моментально исчез в небольшой двери, находящейся за стойкой.

Некоторое время ничего не происходило, потом донесся рык бармена, в ответ кто-то попытался что-то возразить, но говорил он намного тише. Затем звук удара и через несколько секунд после этого из боковой дверцы вышел молодой человек с подносом. На подносе красовался заказ Стэна и чистая пепельница. Молодой человек очень неловко шел через зал, он оттопыривал при ходьбе зад так, что Стэн усомнился в сексуальной ориентации работников этого заведения. Когда официант подошел ближе, Стэн явственно различил под его левым глазом быстро напухающий свежий синяк. Официант в это время крайне неловко поставил на стол чашку, так что ее содержимое частично вылилось на блюдце, и, улыбнувшись счастливой улыбкой душевнобольного, начал менять пепельницу. Как Стэн и ожидал – часть пепла тут же оказалась на столе. Это уже переходило все границы, и Стэн не выдержал.

– Та-а-а-ак, пшел вон, а мне позови хозяина!

– Гыыы. А зачем?

Такой ответ превосходил даже самые смелые ожидания Стэна, и он несколько опешил.

– Что «зачем»? Зачем звать или зачем ты пойдешь ВОН?

– Зачем звать, – невозмутимо ответил официант и опять улыбнулся глупой улыбкой. Это уже было слишком.

– Любезнейший! – рыкнул Стэн. – Соблаговолите подойти сюда и отослать это вечно улыбающееся чудо!

Хозяин оказался на порядок проворнее. Официант отлетел от столика Стэна, получив от своего работодателя увесистый пинок в кормовую часть, в руках хозяина из ниоткуда появилась и тут же исчезла чистая салфетка, и стол опять заблестел. Все эти манипуляции были проделаны за какую-то долю секунды, после чего у Стэна вежливо осведомились, не желает ли он в качестве компенсации испробовать фирменный местный напиток «травальку», за счет заведения, разумеется. Название не внушало особого доверия, но легионер решил рискнуть.

– Да, пожалуй.

– Сейчас.

«Травалька» оказалась местным самогоном светло-коричневого цвета с резковатым вкусом и приятным запахом. Стэн выцедил рюмку и кивнул хозяину: присоединяйся, мол. Тут выяснилась очень занятная вещь – хозяин заведения оказался непьющим. Такого Стэн еще не встречал. Однако поразмыслить над этим феноменом натуры легионеру не удалось. Двери заведения открылись, и в бар ввалилась весьма красочная компания местных жителей. Впереди шествовал мужчина средних лет с пронзительными стальными глазами и шикарным светлым чубом, выглядывающим из-под лихо заломленного малинового берета. Был он одет в потертую кожаную куртку с какими-то красными шевронами и двухпросветными погонами с тремя звездами на каждом. Стэн попытался сообразить, в каком вошедший звании и из какого подразделения, но ничего на ум не приходило. Даже для генеральских звезды вошедшего были слишком крупными. Легионер хмыкнул и продолжал наблюдать. Под курткой оказалась не первой свежести белая рубаха и плохо завязанный галстук. Заканчивался наряд камуфлированными штанами явно армейского образца и тяжелыми ботинками. Пока Стэн попытался сообразить, в каком воинском подразделении возможна такая униформа, в двери проскользнул следующий «вояка». Этот был маленького роста, на вид лет двадцати, со слегка раскосыми глазами и смуглым лицом. Униформа у него была та же, только вместо малинового берета на бритую голову был нахлобучен черный, а звездочек на каждом погоне было по четыре. Причем по размеру звезды напоминали полковничьи. Довершала наряд не первой молодости гитара, которую этот боец держал в руке. Остальные выглядели примерно так же. Было их человек шесть. Стэн остро пожалел, что он в штатском.

– Привет, кролики! – громко поздоровался светлоглазый.

Стэна такое приветствие задело. Его, генерала Галактического Патруля, называть кроликом? Это уже слишком! Он начал медленно подниматься из-за стола, когда неожиданно отозвался бармен.

– Привет, Вах.

– Кролики, «травальки» литр и гидроколбасы побольше! – нагло влез в разговор обладатель четырехзвездных погон.

– Ты, Волчонок, сейчас договоришься! – совершенно искренне пообещал бармен.

Тот, кого назвали Волчонком, быстро ретировался. Бармен недобро посмотрел на него и отправился за стойку. Вошедшие тем временем деловито сдвигали столики, явно собираясь провести здесь далеко не один час.

– Кролики, а вот мне бы пепельницу еще одну, – произнес названный Вахом обладатель трехзвездочных погонов.

Стэн медленно опустился на свой стул и закурил новую сигарету. Ну и нравы же здесь! В принципе человек может называться Вахом, может Волчонком, но Кроликами… это уже ни в одни ворота не лезет! И что за униформа? Даже рекруты, которых сейчас вербуют в Патруль, в таком не вышагивают. Однако оружия у вошедших нету. Может, где-то недалеко снимается очередной фильм из истории этой планеты? Стэн слыхал, что в некоторых мирах в свое время одевались и в более дурацкие наряды. Хотя не похоже. После съемок актеров положено переодевать, а вот так идти пить местный самогон… Чем больше Стэн думал об этом – тем меньше понимал. И еще какая-то дурацкая гидроколбаса… Интересно, а что это все-таки такое? Как из воды приготовить колбасу, легионер себе представить не мог.

Компания тем временем получила литровую бутыль «травальки» и две огромных размеров фаянсовые чашки. Стэна подмывало привстать и посмотреть, что в них, но он сдержался. За сдвинутыми столиками тут же прошел быстрый спор на тему «кто будет наливать», и тот, которого называли Волчонком, взялся за бутылку. Остальные вздохнули с явным облегчением – вероятно, наливать здесь было не в чести.

* * *

Время текло медленно, и Стэн уже начал жалеть, что не утащил с собой Джейка. Впрочем, это было бы весьма затруднительно, так как, пока Стэн находился в тюрьме, Джейк с Ижи-внуком напали на какой-то конвой и обзавелись еще одним крейсером. По рассказам Джейка выходило, что окончательно довести до ума трофей ему помешало только то, что пришлось принять участие в налете на тюрьму, но с Ролы Джейк планировал улетать на своем персональном крейсере. Теперь он сидел в рубке еще безымянного корабля и наращивал мощность борткомпьютера. Оторвать Джейка от этого занятия было трудом непосильным, и именно по этой причине Стэн убивал время в одиночку.

– Молодой человек! А можно вас пригласить с нами выпить?

Стэн оторвался от своих размышлений и огляделся. В баре по-прежнему была только компания в странных униформах, но стальные глаза того, кого называли Вахом, с интересом разглядывали именно его, Стэна.

– Да я, собственно… – промямлил Стэн.

– Да ладно! Присоединяйтесь! – влез в разговор Волчонок.

«А почему бы и нет? – подумал Стэн. – Хоть узнаю, что такое их гидроколбаса, да и время убью». Идти на Базу очень не хотелось.

* * *

Гидроколбасой эта компания называла обычную воду. И, надо признать, явно не самую чистую. Похоже, что здесь не считали своим долгом очищать водопроводы. А еще… Еще был целый ряд интереснейших вещей, которые простой человек без дополнительной подготовки вряд ли бы воспринял нормально. Например, оказалось, что он, Стэн, присутствует при одном из важнейших событий на Роле. Можно даже сказать – при историческом событии! Собравшиеся в баре хмурого бармена были не кем-нибудь там, а прямыми наследниками великого некогда братства каких-то казуаков, которые в свое время… Далее Стэн выслушал обстоятельный рассказ о том, как вышеозначенные казуаки славно воевали, что делали и как вели свой народ от победы к победе. Очень быстро Стэн понял, о чем идет речь. В то время, когда на Земле еще было рабство, нечто подобное существовало и там: бежавшие от своих хозяев люди собирались в месте, отделенном от окружающего мира рекой и засеками (называли они его Сечью), и промышляли разбоем и грабежами. Назывались они как-то созвучно, но вот как? Стэн вспомнить не мог – травалька делала свое дело. Не исключено было, что эти казуаки считали себя наследниками тех бандитов.

– А ты откуда здесь появился? – Волчонок уже нагло перешел на ты, но Стэна это не волновало.

– А я только из тюрьмы, – иронично ответил Стэн.

– Оба-на! По фене ботаем, нигде не работаем! – характерно сложив пальцы, произнес Волчонок. Глаза у него уже покраснели, и взгляд явно начал расфокусировываться.

– Ну почему же не работаем? – парировал Стэн. – Я в общем-то действующий генерал Галактического Патруля.

– А вот это уже инте-е-е-ересно, – встрял в разговор Вах. Взгляд его из стального медленно, но уверенно превращался в подернутый туманом. – Так Патруль же того…

– Мы приняли решение не подчиняться приказам мафиозного правительства, – отчеканил Стэн.

– А может, лучше к нам пойдешь? – вместо ответа предложил Вах. – Звание мы тебе дадим на одно больше, чем то, которое у тебя сейчас. Форма опять же. А знаешь, тот кабинет министров выделил на возрождение нашего движения деньги, а теперь мы ожидаем, что и этот подтвердит. И уж тогда мы…

Что будет «тогда», Стэну слушать уже не хотелось. Он представил себя в камуфлированных штанах и потерто-драной кожаной куртке. Молодому генералу стало откровенно дурно. Когда же к прорисовавшейся в мозгу Стэна картинке добавились еще и погоны… Интересно, а какого же размера должны быть генеральские звезды?

– Спасибо, ребята, но мне как-то не с руки у ЭТОГО правительства деньги получать. Имел уже шанс.

– Да какая разница? – опять вклинился в разговор Волчонок. – Деньги лишними не бывают!

– Так-то оно так, но противно, – подытожил Стэн.

– А я вам сейчас спою! – Вах решил взять в руки гитару, и все приготовились слушать.

С первыми же аккордами стало понятно, что инструмент давно пора вышвырнуть на свалку. Пел полковник казуаков самозабвенно, разукрашивая песни неожиданными паузами и растягивая слова, но ни одной песни до конца вспомнить не мог. Минут через двадцать Стэну это начало надоедать, и он поспешил откланяться. Правда, с него взяли обещание подумать относительно вступления в ряды казуаков. Обещание Стэн дал, но перспектива его не прельстила.

* * *

Похмелье от местного самогона оказалось просто ужасным. Стэн с большим трудом продрал глаза через восемь часов и тут же почувствовал страшную жажду и головную боль. «Как же они еще живыми остаются?» – с содроганием подумал молодой генерал о казуаках, но тут же выкинул их из головы: на корабле кто-то был. Это ощущение присутствия постороннего заставило собраться и бесшумно вскочить с кровати. Стэн занервничал. К такого рода ощущениям он относился после тюрьмы крайне плохо. Легионер на ощупь отыскал лучемет и, сняв его с предохранителя, беззвучно направился в рубку.

Если чужак и пробрался в корабль инкогнито, то уж скрывать своего присутствия он точно не думал. Включился кухонный комбайн, из рубки доносилась какая-то легкая музыка, сам незваный гость фальшиво подпевал и шумно стучал по клавиатуре. Стэн уже полностью проснулся и начал смутно догадываться, кто бы это мог быть, но продолжал бесшумно двигаться вперед.

– Ты чего? – Джейк посмотрел поверх очков на появившегося в рубке Стэна и вдруг захихикал. – Иди посмотри на себя в зеркало!

Стэн оглядел себя и понял причину веселья друга: стоял Стэн в одних трусах, всклокоченный, зато с лучеметом в левой руке. Такое зрелище могло кого угодно привести в состояние веселья. Молодой генерал и сам улыбнулся.

– Кофе будешь? – спросил Джейк.

– Не откажусь.

– Тогда пойди оденься, а то светишь тут исподним…

* * *

Пока Стэн одевался и завтракал, Джейк вводил его в курс дела. Свой крейсер Джейк более или менее в чувство привел и теперь собирался стартовать на нем с гостеприимной Ролы. Экипаж Джейка уже укомплектован и утвержден Командующим: с ним полетят Боб Пенски и еще двое каких-то ребят, хорошо зарекомендовавших себя во время налета на тюрьму. Сейчас же Джейк решил, что будет крайне недурственно провести последнюю инспекцию борткомпьютера на «Крысобое» и заодно посоветовать другу набрать экипаж. Благо «бесхозных» легионеров на Роле было все еще достаточно.

Стэн внимательно выслушал друга и задумался. Видеть на корабле кого-нибудь чужого ему не хотелось. С другой стороны – крейсер пилотировать в одиночку удовольствие ниже среднего. Не то что такое было невозможно, Стэн неоднократно слышал и о самостоятельном пилотировании, и о самостоятельном ведении боя, но он прекрасно понимал, что ничего хорошего из такого геройства не выйдет и рано или поздно «Крысобой» имеет шанс не вернуться на Базу. Впрочем, где она сейчас, эта База?

– Ладно уж, – ворчливо обратился Стэн к своему другу, – колись, кого ты там мне в напарники присмотрел.

– Есть один человечек. – Глаза Джейка под стеклами очков хитро заблестели. – Только что остался без корабля. В бою себя ведет неплохо… В общем – сам посмотри!

Через стол полетела тоненькая папочка личного дела претендента в Стэновы напарники. Стэн кивнул и углубился в чтение.

Энди Конг (по прозвищу, естественно, Кинг Конг) двадцати восьми лет, холост, стаж в Патруле – 7 лет, за это время…

Если отойти от казенного языка личного дела, то выходило примерно следующее: Энди являл собой стокилограммового мужика, который неплохо разбирался в компьютерах и управлении звездолетом. Характером обладал скверным и был очень не дурак выпить. Кроме того – совершенно недавно вышеозначенный Энди со скандалом разбежался с очередной дамой и, если бы не военное положение, то обязательно за такие фокусы загремел бы в карцер, после чего лишился погон и долго бы отрабатывал свою экспансивность в штрафном подразделении. Дело в том, что, поймав свою пассию на мелком воровстве, Энди не стал миндальничать и разводить философию, он снял с себя форменный ремень и, перекинув пассию через колено, как следует этим ремнем отодрал. После чего вышвырнул за двери и ее, и ее вещи.

Стэн отложил папку и задумался. Энди Конг, которого Стэн ни разу в жизни не видел, уже начинал ему нравиться.

– Ладно, предатель, – буркнул Стэн Джейку, – веди сюда этого Кинг Конга, будем смотреть.

* * *

Энди Конг появился на «Крысобое» через десять минут. С грацией медведя откозырял и подал Стэну лапищу. Рукой это назвать язык не поворачивался. Стэн пригласил гостя присаживаться и приступил к расспросам.

Парень производил хорошее впечатление и при личном общении. Правда, он слегка заикался, но не настолько, чтобы это мешало разговору. Пообщавшись с парнем минут двадцать, Стэн пришел к выводу, что Джейк сейчас ему гадости не подсовывает, и отправился к Командующему оформлять перевод Конга на «Крысобой».

* * *

– Рутер! Я, конечно, все понимаю, но ведь нельзя же так все время! Может, ты все-таки соблаговолишь набрать полный экипаж?

– А зачем? – Стэн выпустил струю сигаретного дыма в потолок и с интересом посмотрел на Командующего.

– Как это зачем? – Командующий, похоже, начал выходить из себя. – А если тебя попытаются взять на абордаж? Ты понимаешь, чем это может закончиться?

– Конечно. Около Энема уже пробовали. Закончилось для них весьма болезненно.

– Хорошо то, что хорошо кончается! В следующий раз ты можешь и не справиться.

– Вот если не справлюсь – тогда и поговорим! – И Стэн, небрежно отдав честь, покинул несколько оторопевшего Командующего.

До старта оставалось еще несколько часов, и Стэн решил пройтись. Первоначально он думал навестить бар, в котором собирались казуаки, но по зрелом размышлении склонился к тому, чтобы этого не делать. Только пьяного старта с планеты ему и не хватало.

Космопорт Ролы казался уже каким-то заспанным и провинциальным. Большинство кораблей стартовало в разные стороны. Это была реализация идеи Командующего – таким образом он надеялся свести к минимуму возможные потери от действий предателя. Стэн понимал, что при прочих равных заниматься вычислением «крысы» должен был бы он, но вникать в сложные отношения легионеров, возникшие после официального роспуска Галактического Патруля, не было ни времени, ни возможности. Единственное, что Стэн смог сделать, это закачать на свой борткомпьютер все личные дела оставшихся легионеров и попытаться разобраться со всем этим ворохом информации уже в открытом космосе. Впрочем, генералу было понятно, что ничего он не нароет и только случайность или громадное везение дадут возможность каким-то образом найти стукача. А возможно, что это так и останется тайной за семью печатями: люди, которые по тем или иным причинам предают своих товарищей, чаще всего делают это спонтанно, а потом так же спонтанно им приходит в голову, что так больше продолжаться не может, и они начинают вести себя как ни в чем не бывало. Если это именно тот случай – тогда опасаться нечего. А вот если «крыса» матерая – тогда каким образом и где в следующий раз проявится ее длинный лысый хвост, можно только догадываться. Оставалась еще слабая надежда, что эвакуированные женщины и дети не будут в ближайшее время найдены сциллийцами: Командующий лично составил для этих кораблей карты полетов, а всю информацию об этом уничтожил. Значит, «крыса» сможет напакостить только боевым кораблям, а эти уж могут постоять за себя в драке.

Посещаемый этими невеселыми мыслями, Стэн сам не заметил, как оказался около своего крейсера. «Крысобой» был уже полностью готов к полету: заправщик только что отъехал в сторону, а навесные ракеты по обоим бортам недобро озирали окружающий мир своими тупыми носами.

Возле шахты посадочного лифта Стэн заметил одинокую крупную фигуру. Человек стоял молча, слегка опустив плечи, и лениво курил. Подойдя ближе, генерал понял, что перед ним не кто иной, как его новый напарник – капрал Конг. И Стэну стало стыдно: сообщить пароль на доступ в корабль он просто забыл, и вот теперь парень переминался с ноги на ногу около металлической громады «Крысобоя» и не мог попасть внутрь. Генерал прибавил шагу и поравнялся с напарником.

– Чего скучаем? – поинтересовался он с самым невинным видом. – Меня по радио трудно было вызвать?

– Дык… Это… Как-то неудобно было, – протянул Конг.

– Неудобно штаны через голову надевать! – отрезал Стэн. – Запоминай код доступа.

Оказавшись на борту, Стэн, не слушая возражений сконфуженного Энди, погнал его обустраиваться в каюте, а сам занялся предполетной подготовкой. Все слабые попытки напарника попасть в рубку Стэн решительно пресек фразой «Осточертеет тебе еще эта рубка!» и спокойно запустил предполетное тестирование. «Крысобой» как всегда показал превосходные результаты по прохождению тестов, и Стэн, доложив в диспетчерскую, что полностью готов к старту, развалился в кресле и приготовился получить «добро» на вылет.

* * *

– «Лис» вызывает «Крысобоя». Прием! – донеслось из динамиков, и сразу же замигала лампочка вызова на пульте. Стэн повернулся в кресле и щелкнул тумблером. Картинка быстро стабилизировалась, и на экране возникла улыбающаяся физиономия Сержа Ижи.

– Привет, орел, – поприветствовал товарища Стэн.

– Привет, уголовник, – ответил улыбающийся Ижи-внук.

– Чего тебе? Делать нечего?

– Как и тебе, – парировал Серж. – Слушай, у нас тут идея возникла…

– Какая это еще идея? – Тон легионера Стэну не понравился.

– Хорошая идея, – с энтузиазмом начал излагать Серж. – Можем слегка прогуляться по окрестностям и пощипать наших любимых сциллийцев. Тут недалеко трасса проходит, а рядом и ретранслятор в космосе болтается. Вот они аккуратнейшим образом около этого самого ретранслятора все и выныривают. Сам понимаешь – весточку кому послать…

Серж выжидательно замолчал. Генерал молча переваривал услышанное. Вообще-то тюремная отсидка располагает к меланхолии, но это отнюдь не означает, что данная меланхолия должна распространяться на всю оставшуюся жизнь. Кроме того, а почему бы и не пощипать какой-нибудь сциллийский транспорт? Можно ведь сказать, что эти господа изрядно задолжали Патрулю.

– Договорились. Кто примет участие?

– Мы с тобой. – Серж улыбнулся. – Дед на своей колымаге, Джейк с Бобом и Командующий. Достаточно?

– Вполне. – Стэна искренне развеселило то, что Командующий решил на старости лет попиратствовать. – Когда стартуем?

– Коридоры уже есть. Можем хоть сейчас. Скачай у Джейка файл с наводками.

Стэн кивнул и отключился. После чего его пальцы быстро пробежались по клавиатуре и через несколько секунд на дисплее начала прорисовываться карта нужного сектора Галактики.

* * *

«Крысобой» висел в пространстве, окутанный защитным полем. В полусотне километров от него ритмично вспыхивал в темноте сигнальный огонь ретранслятора. Конг сидел на месте Джейка и уже в десятый раз проверял внешнюю телеметрию. Никаких сбоев не было. Легионер заметно нервничал и косился непонимающе на Стэна, который, мурлыча себе под нос какую-то только одному ему известную песенку, не спеша чистил разобранный лучемет. Внешне Стэн был абсолютно спокоен, но в душе его блуждали смутные сомнения. Нет, он не считал, что нападение на транспорт является безнравственным или как-то повлияет на репутацию Патруля. Те ушаты помоев, которые сциллийцы вылили на Патруль, уже ничем нельзя было испортить. Однако убивать простых членов экипажа обычного грузовика… От такой перспективы генералу Рутеру становилось не по себе. Он, конечно, прекрасно помнил, что какой-то год назад сам с громадным удовольствием угонял транспорты, но проклятый червяк сомнения продолжал грызть легионера поедом.

Если бы нашелся сторонний наблюдатель, который бы внимательно присмотрелся к этому участку космоса, то он бы с интересом обнаружил, что кроме мирно висящего в пространстве «Крысобоя», окруженного защитным полем, слегка искажавшим картину звездного узора, такие же искажения имеются еще в четырех местах – это ждали в засаде притаившиеся корабли легионеров. Что творилось на борту этих крейсеров, Стэн себе представлял слабо, но понимал, что они тоже готовятся к бою. И если задача «Крысобоя» была более чем скромной – разбить двигатели вражеского транспорта, то Серж Ижи со товарищи готовились произвести абордаж. Передающую тарелку на транспорте решено было не ломать, чтобы экипаж (буде таковой проявит благоразумие и не попытается оказывать сопротивление) смог вызвать спасателей и эвакуироваться с разбитого корабля. «Поиграть в Робин Гудов» предложил именно Стэн и ему пришлось выдержать изрядный скандал с Сержем Ижи, который был настроен более чем решительно и предлагал считать экипажи всех кораблей противниками, а значит – поступать с ними соответственно. Рациональное зерно в этом тезисе, конечно, было, но это уже попахивало террором, на который командование Патруля пока не могло решиться. Надо сказать, что командование вообще ни на что не могло пока решиться. Рассматривался вариант заселения одной из малоизученных пограничных планет. Более того – ходили упорные слухи, что правительство Конфедерации даже не будет препятствовать такому развитию событий и поможет техникой и материалами на начальном этапе колонизации. Стэн в такие благородные порывы со стороны сциллийцев верил слабо. Он справедливо считал, что или технику привезут такую, что ее можно будет сразу отправлять на помойку, или нападут всем флотом, или еще какую-нибудь гадость подкинут. В то, что людям свойственно гадить ближним своим, генерал верил свято, а вот в благородные порывы – с большим трудом и кучей оговорок. Среди офицеров, избежавших тюрьмы и преследований, огромным успехом пользовалась идея пойти и покаяться новому правительству. Глядишь, и простят, и на службу вернут, и погоны оставят… Стэн не принимал участия в диспутах на эту тему, но ничего хорошего в этих разговорах не видел. Слишком уж поперек горла стоял Патруль сциллийцам и слишком дорого им обошлось общение с офицерами Патруля, чтобы вот так взять и простить. Скорее уж тут будет какая-то каверза или подвох.

Мурлыча себе под нос песенку и не спеша чистя и так сверкающий лучемет, Стэн в сотый раз перебирал в голове все эти невеселые мысли и в сотый раз поражался тому, как вело себя командование. А командование себя никак не вело! Никакого единого плана действий выработано не было. Уже на Роле Стэн с содроганием узнал, что налет на тюрьму был настолько спонтанной и неподготовленной акцией, что если бы не старательно вносивший дисгармонию в охрану тюрьмы Боб Пенски, все могло бы закончиться просто плачевно. Молодой генерал прекрасно понимал, что в сложившейся ситуации немудрено было растеряться, но чтобы настолько… И предполагающиеся сейчас налеты на вражеские корабли тоже не имели какого-либо четкого плана. Так, отдельные щипки и укусы, которые будут, конечно, нервировать противника, но и позволят ему заняться мощнейшей пропагандой, направленной на дискредитацию Патруля. А как могут обработать общественное мнение сциллийцы, Стэн знал не понаслышке: самому пришлось изрядно попотеть на Сабе, ликвидируя последствия от потоков жидкого помета, изливавшегося на головы бедных обывателей.

Мрачные мысли Стэна прервал короткий зуммер.

– Командир, к-кто-то выныривает! Довольно сильное возмущение г-гиперполя. П-порядка шестисот тонн, – отрапортовал Конг.

– Готовность! – скорее сам себе скомандовал Стэн и взялся за ходовые джойстики.

Как это обычно бывает, корабль вынырнул из гиперпространства неожиданно: только что космос был девственно чист, вдруг яркая вспышка – и на ее месте уже возник корабль. Это был грузовой транспорт. Стэн пробежался пальцами по клавиатуре. По таблицам Патруля получалось что-то около пятисот семидесяти тонн.

– Для начала – годится, – прокомментировал Стэн увиденное. – Готовь, Энди, носовой лазер, будем двигатели ломать.

– Командир, а м-может, по силовой коробке, а?

Стэн на секунду задумался и согласно кивнул. Силовой коробкой называлось сочленение всех управляющих магистралей, шедших от рубки к двигателям. Повредив ее, можно было полностью обездвижить противника, а ремонт занимал какие-то считанные минуты.

Тем временем ничего не подозревающий грузовик развернул передающую параболу, быстро нашел направление на ретранслятор и начал сеанс связи. Мощный компьютер «Крысобоя» с ходу расшифровал нехитрый код, и через несколько секунд рубку крейсера заполнил неприятный сциллийский говор. Сразу же выяснилось, что экипаж грузовика составляют два человека, что идет он с Базы Галактического Патруля на Сциллу и везет оружие. Стэн злорадно усмехнулся и нарушил режим радиомолчания.

– Все слышали? – осведомился генерал.

– Угу, – ответил Джейк, его сосредоточенная физиономия показалась на экране. – Влупим?

– Почему бы и нет? – В глазах Стэна заплясали злые чертики. – Энди, наводи лазер!

Конг спокойно взялся за джойстики управления носовым лазером и уверенно навел его на силовую коробку, расположение которой услужливо было отмечено на принципиальной схеме, вытащенной борткомпьютером «Крысобоя» на экран из недр своей памяти.

Нос крейсера высунулся из защитного поля, и Конг тут же нажал на гашетку. В следующее мгновение силовая коробка грузовика превратилась в массу расплавленного металла, а сеанс связи со Сциллой прервался.

– Серж, давай! – рявкнул из динамиков голос Командующего.

«Лис» тут же отключил защитное поле и начал сближение. Стэн тоже отключил на «Крысобое» маскировку и, взявшись за ходовые джойстики, начал смещать крейсер так, чтобы оказаться как раз перед рубкой вражеского транспорта.. Пока все шло гладко. Даже как-то слишком гладко. По краю сознания Стэна пробежала нехорошая мысль, что вот так, без сопровождения сциллийцы вряд ли пошлют корабль с оружием через полгалактики, но легионер решительно отогнал ее подальше: во время боя всякие сомнения приводят только к глупым задержкам. А задержка во время боя может привести если не к собственной смерти, то к смерти товарища. Допускать что-либо подобное Стэн не собирался, потому и гнал сейчас прочь от себя всяческие сомнения.

«Крысобой» занял позицию как раз в тот момент, когда «Лис» пристыковался к противнику и, судя по всему, занялся открытием шлюза. Прошло секунд двадцать полной тишины, и вот в динамиках раздался резкий оклик Сержа: «На абордаж!» Стэн пощелкал тумблерами около мониторов, отвечающих за внешнюю связь, но они по-прежнему остались черными.

– Энди! Не спать! – рыкнул генерал. – Найди передатчик Сержа, он должен давать картинку с транспорта!

Конг виновато моргнул и взялся за клавиатуру. Еще несколько секунд ничего не происходило, зато потом…

– …твою мать! Не откроешь дверь сейчас, сциллийская собака, я тебе все кишки выпущу!

Серж не мог удержаться и лично высаживал бронированный люк, ведущий в рубку транспорта, орудуя, плазменным резаком. Стэн усмехнулся и включил передатчик.

– Серж! Отойди от люка! У тебя для этого подчиненные есть!

Ижи-внук зло оглянулся по сторонам, потом, вероятно, понял, откуда идет голос, и нехотя отступил от люка. Его место тут же занял один из легионеров. Работа продвигалась быстро. Первый запор срезал сам Серж, остальные три очень быстро доломал боец, сменивший его. Как только люк упал, легионеры устремились в рубку. Сциллиец стоял с поднятыми руками и явно не имел ни малейшего желания драться. «Что-то слишком все просто получилось», – опять промелькнуло в мозгу у Стэна, но он опять отогнал навязчивую мысль, решив, что все можно списать на внезапность.

Команда Сержа быстро осмотрела транспорт, но никого там больше не нашла. Зато трюм был действительно забит под завязку оружием с Базы.

* * *

– П'едлагаю взо'вать это ко'ыто к че'тям собачьим! – И генерал Ижи воинственно выставил вперед бороду.

Положение было действительно дурацкое: разгрузить транспорт было негде, перетащить оружие в крейсеры – не было времени, да и необходимости. Что делать с захваченным кораблем, никто не знал. Конечно, можно было его попросту взорвать, но что тогда делать с экипажем? Не брать же сциллийцев с собой! Легионеры быстро устроили импровизированное селекторное совещание, но явно зашли в тупик.

– Взорвать – дело не хитрое, – рассудительно произнес Командующий. – А толку-то?

– Тогда ремонтируем и отгоняем на Тибу, – зло буркнул Стэн. – Там все легко можно продать, а деньги пропить. Только Джейку туда не очень можно высаживаться.

– Тебе, типа, здорово можно! – огрызнулся Джейк.

– У всех 'ожи засвечены, – прервал друзей Ижи-старший.

– Может, проголосуем? – язвительно осведомился Серж. – Я, например, за взорвать прямо сейчас.

– Хватит, блин, демократии! – рыкнул Стэн. – Додемократились уже! Вон – сциллийцы у власти. Все из-за вашей долбаной демократии.

Препираться так можно было до бесконечности, но эффект от этих препирательств был нулевой. Легионеры понимали, что каждая лишняя минута висения в пространстве делает их все более и более уязвимыми, но ничего не могли решить. Стэн уже тысячу раз проклял порядки, заведенные в Патруле. Без четко разработанного штабом плана операции кадровые офицеры с многолетним стажем превращались в слепых щенят, тыкавшихся мордочками во все стороны в надежде отыскать вожделенное молоко. А время уходило.

– Ладно, бездельники. – Командующий, очевидно, решил принять самостоятельное решение. «Как же это он, не посоветовавшись со всем штабом?» – злорадно подумал Стэн. – Сциллийцев в спасательную шлюпку и включить на ней буй. Транспорт разогнать как следует, но предварительно установить там взрыватель на двадцать минут. А все остальные – в разные стороны. Встречаемся через трое стандартных суток в точке 461. Баста!

Это уже было что-то похожее на план действий. Стэн с облегчением вздохнул и уже собирался запустить обсчет курса до какой-нибудь недалеко расположенной сельскохозяйственной планеты, когда на пульте «Крысобоя» вспыхнул красным светом огонек и тут же противно заверещал зуммер.

– Сильное возмущение гиперполя. Не менее миллиона единиц. – Конг аж перестал заикаться.

А Стэн озадаченно присвистнул. Миллион единиц? Это что же получается? Линкор? Бред какой-то! Гонять целый линкор в гиперпространстве для нападения на пяток крейсеров? Или… Или это карательная экспедиция на Ролу? От сциллийцев можно было ждать чего угодно. А может, транспорт и был ловушкой? Тогда «крыса» где-то рядом. Тут у Стэна внутри все похолодело: а если это Конг? Впрочем, тогда бы Стэна уже прикончили. Хотя… Спутанный хоровод мыслей, носившихся в мозгу у генерала, начал приобретать некую стройность.

– Конг, я должен тебе что-то сказать.

– Да, командир.

– Лучше просто Стэн. Так вот: среди нас, легионеров, есть стукач. Работает он на сциллийцев. Если это ты – мне конец прямо сейчас, если он на одном из крейсеров – конец командиру этого крейсера. А если нет – то нас сейчас постараются перебить всех. Нравится?

– Нет, – мрачно ответил Энди. – И что делать?

– Врубай защитное поле!

* * *

Линкор выскочил из гиперпространства и тут же начал расчехлять боевые лазеры. Громада нависшего над крейсерами боевого корабля противника поражала. Стэну и раньше приходилось видеть линкоры вблизи, но тогда это были свои, а сейчас… Сейчас перло, хищно рыская радарами в пространстве, чужое и враждебное чудовище. Но первый шок уже прошел, и Стэн взялся за ходовые джойстики.

Крейсеры легионеров прянули в разные стороны и очень быстро организовали правильный полукруг. Все они уже успели покрыться защитным полем и только хищно выставленные вперед ходовые лазеры выдавали их присутствие в пространстве. Об одиноко висящем в пространстве транспорте все на время забыли. Линкор резко снизил скорость и начал методично прощупывать пространство своими мощными радарами. Конечно, легионеры не питали иллюзий относительно собственных кораблей: по сравнению с линкором средние крейсеры были просто скорлупками, но опыта ведения боя в подобных условиях не было как у них, так и у экипажа линкора.

Стэн стиснул зубы и старательно отводил свой крейсер кормой к местному светилу и носом к противнику. Конг лихорадочно барабанил по клавиатуре, но пока молчал. Каким-то двадцатым чувством Стэн ощущал, что если в обороне линкора появится малейшая брешь, Энди даст ему об этом знать. Пока же все было тихо. Экипажи противников старательно прощупывали друг друга, не решаясь нанести первый удар.

* * *

Зашипела несущая частота, и тут же на экране появилась картинка. Это была рубка линкора. Смуглое лицо, украшенное крупным носом, пялилось в камеру.

– Господа повстанцы! Я уполномочен правительством принять вашу капитуляцию. Так как в отличие от вас мы чтим права человека и основы гуманного общества – я могу заверить, что никто из вас не будет казнен. Самое худшее, что может быть, – это пожизненное заключение. Правда, если вы согласитесь на сотрудничество, мы сможем договориться.

Сциллиец замолчал. Похоже, что он был свято уверен в своей неуязвимости. Стэн злорадно улыбнулся: недооценить противника – уже наполовину проиграть. Средний крейсер это, конечно, не линкор. Но ходовой лазер среднего крейсера – это тоже далеко не стоматологический инструмент.

Стэн уже потянулся рукой к тумблеру, чтобы резко ответить сциллийцу, когда в эфире раздался голос Командующего. Изображения не было. Сигнал шел с ретранслятора. Стэн догадался, что Командующий специально держит узконаправленный луч передатчика, чтобы сбить с толку противника.

– Послушайте, господин капитан. У нас здесь две эскадры. А чем может закончиться бой линкора с двумя эскадрами средних крейсеров – вы должны знать не хуже меня. Так что у вас есть шанс убраться отсюда подобру-поздорову и не подвергать риску свой корабль и экипаж. Неужели вы наивно полагаете, что кто-то из легионеров способен сотрудничать с такой мразью, как ваше правительство?

– Представьте себе, господин экс-Командующий, способны. Все порядочные люди, верные присяге, признали законную власть Правительства Конфедерации и готовы к сотрудничеству. Реформирование Галактического Патруля идет полным ходом, и вскоре наступит тот светлый момент, когда обновленная армия человечества…

Энди нажал на что-то на пульте, и в ответ по рубке «Крысобоя» пронесся короткий зуммер.

– Стэн, они выводят из-под поля носовой лазер.

– Понял. Энергия на наш носовой девяносто два процента. Как полностью выведут – стреляй.

Бой начинался. Пока командир вражеского корабля продолжал велеречиво обещать всяческие блага легионерам, его люди уже нащупали крейсеры и готовились начать отстрел. Впрочем, Стэн был уверен, что не только у него на борту засекли изменения в защитном поле противника.

– …и я призываю вас опомниться! – сладко вещал капитан линкора. – Ведь все мы здесь явля…

Носовой отсек линкора полностью очистился от защитного поля, и тяжелый ходовой лазер линкора стал доворачиваться в сторону спрятавшегося под защитным полем «Лиса». Энди, следивший за этим маневром со своего пульта, тут же нажал на гашетку. Яркий луч носового лазера «Крысобоя» разрезал на долю секунды черноту вечной космической ночи. Вспыхнула и тут же заклубилась взрывом носовая часть линкора. Передача оттуда моментально прервалась. Капитан противника понял, что разговоры закончились, и поспешил выключить несущую частоту. Зато эфир тут же ожил. На экране появилось озабоченное лицо Командующего.

– Господа легионеры! Все, кто уцелеет, собираются в точке, оговоренной сегодня ранее. Время ожидания – не более шести стандартных часов. Далее – по намеченному плану.

Стэн тяжело вздохнул. По какому такому намеченному плану? Нет ведь никакого плана! Нету! Но для таких размышлений уже не оставалось времени: линкор привел в действие всю смертоносную мощь своих батарей. Резко и противно взвыл ревун на «Крысобое» – прямое попадание, но защитное поле выдержало. Стэн подал джойстики резко вправо и двумя нажатиями клавиш отключил маскировку: она уже просто была ни к чему, ведь мощные радары линкора просвечивали ее насквозь. То же самое делали сейчас и остальные крейсеры легионеров. Энди длинно и забористо выругался и одну за другой пустил две ракеты с левого борта. Первую экипаж линкора разнес в клочья сразу же, зато вторая взорвалась в непосредственной близости от вражеского корабля. Стэн тут же дал по тому месту серию импульсов из башенного лазера. На громадном теле линкора вспухли несколько взрывов. Стэн зло усмехнулся: пусть знают, что добыча кусается. Причем – сильно. Но легионер прекрасно понимал, что для громады линкора все это были пока комариные укусы.

* * *

Джейк ловко сманеврировал своим крейсером и выпустил серию импульсов из носового лазера в подбрюшье линкора. Эффект если и был, то незаметный. Злобно ругаясь, Джейк развернул корабль для новой атаки. Боб, сидящий за гашетками лазеров и ракет, сцепив зубы, пытался получить от анализатора хоть какую-нибудь информацию. Малейшая брешь в защите противника, и навесные ракеты готовы были сорваться с крепежей, чтобы проделать дыру в борту линкора. Брешей не было.

* * *

«Лис» уверенно обошел противника и теперь заходил с кормы. Кормовые батареи линкора были не такими мощными, как носовые, но вертеться Сержу приходилось как юле. Хотя бы один просвет в защитном поле! Только один!

* * *

Генерал Ижи уверенной рукой вел свой крейсер вдоль левого борта противника. Слегка поднимавшийся и опускавшийся в такт тяжелым боковым скачкам нос крейсера демонстрировал опытному наблюдателю, что генерал использует маневр «танец смерти». Он тоже искал. Искал малейшую брешь в обороне противника. Искал и не находил.

* * *

Стэн продолжал бить носовым лазером туда, где взорвалась его ракета. Ни о какой прицельной стрельбе не могло быть и речи. Управление двигателями давно уже взял на себя Энди, а Стэн надеялся только на одно: если один из многочисленных выстрелов таки заденет генератор защитного поля, то между экипажем линкора и лазером «Крысобоя» останется единственная защита – броня линкора. А эту броню пробить носовым лазером крейсера можно. Собственно, именно так и проектировались эти самые носовые лазеры крейсеров – для проламывания лобовой брони линкора. Кто теперь вспомнит зачем? Может, у какого-то шального инженера возникла мысль раз и навсегда покончить с тяжелыми монстрами, наводившими ужас на весь обжитой космос? Если это так, то он своей цели добился. Сейчас линкоры можно было пересчитать по пальцам. И вот же невезуха: именно с линкором пришлось столкнуться во время первого же рейда после чудесного освобождения Стэна из тюрьмы.

* * *

Стэн скосил взгляд на правый монитор. Сейчас там отображалась вся панорама боя. Пять крейсеров мелкими чертиками крутились вокруг неповоротливой туши линкора. Пока без какого-либо видимого эффекта. Почти все вооружение враждебного монстра работало – и работало исправно. Если так пойдет и дальше, то начнет сказываться усталость и легионеры станут допускать ошибки. А это верная смерть. Почти наверняка на линкоре держат свежую смену на все боевые посты.

Генерал Рутер искал выход и не находил его. Конечно, можно было попробовать бежать в разные стороны и нырнуть в гиперпространство, набрав на клавиатуре первые же попавшиеся координаты, но для этого нужно убрать защитное поле и зачехлить оружие. Ясно, что кому-то одному скорее всего удастся уйти. Зато остальным… Сциллийцы почти наверняка постараются просто разбить двигатели, чтобы взять легионеров живьем. А что такое сциллийская гостеприимность, Стэн уже попробовал на собственной шкуре.

Мрачные мысли текли в голове как бы нехотя и сами собой, а руки в это время жили собственной жизнью: боевые джойстики доворачивали ходовой лазер на нужный угол, и пальцы тут же жали на гашетку. Новый выстрел и… и долгожданный зуммер на пульте. Частичное отключение защиты линкора. Стэн таки умудрился попасть в генератор защитного поля. Теперь надо сосредоточиться, попытаться провести к открытому участку ракету. Лучше – несколько. Ядерные взрывы проломят борт линкора и, если повезет, нарушат энергоснабжение. Тогда противника можно будет методично расстрелять. Стэн быстро отер разом вспотевшие руки о китель и опять взялся за джойстики. Но тут его внимание привлекло что-то на правом мониторе. Скосив туда глаза, генерал понял, что дело плохо: корабль Командующего разом лишился защитного поля. Но через секунду из его сопел вырвались струи пламени, и он устремился к линкору.

– Уходи! – заорал Стэн в микрофон. – Командир, уходи!!!

Но было уже поздно. На линкоре заметили маневр крейсера, оставшегося без защитного поля, и, по-видимому, поняли. Несколько батарей переключилось на обстрел корабля Командующего. Стэн как при замедленном воспроизведении видел отлетевшую тарелку гиперсвязи, вспухшую бутоном взрыва башню лазера… Охваченный взрывами крейсер еще прибавил скорости, хотя это казалось уже невозможным. Его семафор выбросил короткое «Погибаю – не сдаюсь!», и многотонная машина с размаху врезалась в линкор. Именно в том месте, где Стэн только что уничтожил защитное поле.

Секунду, показавшуюся вечностью, Стэн завороженно смотрел на распухающий на глазах гриб термоядерного взрыва. Потом он очнулся.

– Энди! Лево девяносто! Полный вперед! Зачехлить лазеры и антенны! Курс – 461. Готовься к прыжку.

Капрал ничего не ответил. Только его пальцы быстро забегали по клавиатуре. А Стэн впал в какое-то оцепенение. Он почувствовал, как тряхнуло корабль догнавшей его взрывной волной. После чего был плавный толчок гиперпространственного перехода. Где-то на пульте сердито попискивал зуммер неисправности, что-то говорил Конг, не отворачиваясь от пульта, по среднему монитору бежали какие-то цифры, краем сознания Стэн понимал, что они означают параметры гиперпространственного перелета. Но в голове был полный вакуум. И был он звонкий. И от него почему-то хотелось громко завыть. Стать на четвереньки и завыть несским волком, когда он видит полную луну. Завыть так, чтобы протяжный звук заставлял вставать дыбом волосы у всех, кто его услышит. А вместо этого Стэн сидел, сгорбившись, в кресле и невидящим взглядом смотрел на мониторы.

Так продолжалось долго. Сколько времени прошло, Стэн сказать не мог. А потом пришли воспоминания. Стэн желторотым юнцом, только после училища, прибывает на Базу. Новенькая черная форма еще не разношена, ремни поскрипывают. Встречал их Командующий. Он всегда встречал пополнение лично. Говорил что-то ободряющее, выдавал какие-то плоские армейские шутки. Сопляки полагали, что это от недостатка интеллекта, а старшие офицеры исподтишка посмеивались над неоперившимися юнцами… Первая выволочка в кабинете Командующего. Там на хитроумном антигравитационном приспособлении был подвешен в воздухе топор. Но не зная об антиграве, можно было легко поверить, что топор взлетел сам: до того в кабинете было всегда накурено… Череда молоденьких хорошеньких секретарш, к которым Командующий был явно неравнодушен… А теперь – Командующего больше нет. Нет человека, с которым был съеден не один пуд соли. Нет того, кто прикрывал выходки своих подчиненных, кто всегда готов был защищать их до конца. Даже ценой собственной жизни. Что он и сделал в своем последнем бою. Перед мысленным взором Стэна опять встал вспухающий гриб термоядерного взрыва, и на глаза навернулись предательские слезы.

* * *

– Суки! Твари! Ублюдки! Да я сейчас от Сциллы одно мокрое место оставлю!

Четыре оставшихся крейсера легионеров благополучно добрались до 461 и теперь сонно висели в пространстве. На всех кораблях были запущены ремонтные роботы: никто не ушел без повреждений. Пока автоматика невозмутимо приводила в чувство корабли, их экипажи установили связь друг с другом. Громче всех орал Джейк. Именно ему принадлежала идея расправиться со Сциллой.

– Остынь, – спокойно бросил Ижи-дед. – Ну добе'ешься ты до Сциллы. А дальше? Там наве'няка тоже линко'ы. И, я подоз'еваю, не один и не два. П'икончат там тебя как су'ка. Кому от этого легче?

Джейк обиженно замолчал. Он и сам прекрасно понимал, что ни на какую Сциллу он не полетит. Легионер просто давал выход своим эмоциям. Стэн все еще молчал. Он находился в каком-то коконе, сквозь который проникали слова, но их смысл доходил до генерала с опозданием. Пелена, окружавшая его все время, пока «Крысобой» находился в гиперпространстве, начинала потихоньку рассасываться, но происходило это настолько медленно, что Энди начал волноваться. Он связался с генералом Ижи, но тот, выслушав легионера, посоветовал оставить Стэна в покое. Так все и продолжалось: Джейк ругался нехорошими словами и грозился перебить всех сциллийцев как собак; Серж Ижи периодически показывался на экранах, извинялся, что не может принять участия в разговоре, так как «Лис» получил довольно серьезные повреждения двигателя, но заверял всех, что внимательно слушает; Стэн молчал; Ижи-старший периодами осаживал не в меру разбушевавшегося Джейка.

Как только корабли встретились, решено было, что стартуют все вместе, предварительно выработав хоть какое-то подобие плана действий. Это означало, что никто не тронется с места, пока не будет закончен ремонт на «Лисе».

Точка 461 была выбрана покойным Командующим не случайно. Здесь было все, что необходимо: местное солнце давало жизнь нескольким планетам. На одной из них условия были подходящими для людей. И люди жили там. Жили довольно давно. И в меру счастливо. Они ни во что не вмешивались. Все крупные катаклизмы как бы обходили их стороной. Единственное, чем можно было заинтересовать этих людей, это что-то выгодно перепродать. При этом они старались обмануть как того, кто что-то продал им, так и того, кому они что-то продавали. Как правило, они ничего не слышали и не видели, если в этом слышанном или виденном не намечалась существенная прибыль. Так что четыре корабля легионеров, спокойно висевших в пространстве, никого не интересовали. Правда, с ними сразу связались и предупредили, что посадку не разрешают, но к этому экипажи крейсеров и не стремились.

* * *

Стэн все так же сидел, тупо уставившись в монитор, когда что-то заставило его встряхнуться. То ли какое-то из особо заковыристых высказываний Джейка, то ли просто пришло время. Молодой генерал не дал себе труда в этом разобраться. В легионере закипала холодная злость. Челюсти плотно сжались, скулы побелели. Видеть Стэна таким приходилось немногим, но видевшие уверяли, что ничем хорошим такое не заканчивается.

– Господа, – неожиданно обратился он к остальным, – мне кажется, что надо увековечить память Командующего. Джейк, у тебя, кажется, корабль все еще без названия?

– Уже с названием, – мрачно пробурчал Джейк.

– Да? Я что-то пропустил?.– удивился Стэн.

– Я еще никому не говорил, – извиняющимся тоном ответил Джейк. – Крейсер теперь будет носить название «Мститель». До тех пор, пока последняя сциллийская собака будет жива!

– А потом?

– А потом я его переименую. И он будет носить имя Командующего.

– П'инято, – подытожил генерал Ижи. – Тепе'ь что?

– А теперь надо нанести визит вежливости в 5020, – подал голос Стэн.

– Это еще зачем?

– Увидите!

* * *

Точка пространства 5020 уже давно была местом сбора всякого космического сброда. Мелкие контрабандисты и пираты облюбовали это место много лет назад. Еще дольше тут болтается в пространстве невесть когда и кем подбитый крейсер Галактического Патруля. И, наверное, благодаря этому легионеры периодически совершали сюда рейды, чтобы несколько проредить количество собравшихся в этой точке отбросов общества. Стэн не раз и не два сам охотился там, показал, как здесь принято отстреливать бандитов, Сержу Ижи, но теперь у него на уме было иное.

Когда крейсеры легионеров выскочили в пространство в непосредственной близости от остова разбитого крейсера, в 5020 было как всегда многолюдно. Разнообразные корабли от Х-СОМ'ов до тяжелых крейсеров «тусовались» здесь, лениво вися в пространстве. Легионеров заметили сразу.

– Это кто тут к нам пожаловал? – раздался в динамиках наглый голос.

– Я это, я, – недовольно ответил Стэн. – Перестали узнавать?

– Ага! Господа бывший Галактический Патруль! Очень хорошо. Подмогу теперь звать неоткуда, а они все туда же.

– Заткнись, – грубо перебил говорившего Стэн. – И камеру включи, трус паршивый. Мне поговорить надо. Если договоримся – всем выгода будет. Если нет – мы и без подмоги управимся. Вы меня здесь все хорошо знаете.

В эфире воцарилось молчание. На обзорном экране было видно, что некоторые из собравшихся подали горючее в двигатели и по старой памяти готовятся улизнуть. Экран переговорного устройства был по-прежнему черен, и Стэн уже решил, что ничего не выйдет. Обитатели 5020 прекрасно знали, кто он такой, и еще свежи были в их памяти последние визиты «Крысобоя». Но, вопреки ожиданиям Стэна, экран включился. Там показалась небритая физиономия, причем за спиной у восседавшего в капитанском кресле толпилось человек шесть-семь.

– Ну? – фамильярно бросил он, – доволен?

– Не без того, – парировал Стэн. – Ты тут теперь за главного? Зовут-то тебя как?

– Скадом меня зовут, – самодовольно ответил небритый, – знаешь, что это такое?

– Да плевать мне на это, – с напускным равнодушием произнес Стэн. – Дело предлагаю денежное. Сами справимся, конечно, но мороки много. Да и коллегам, находящимся вне закона, дать подзаработать захотелось.

И Стэн хитро подмигнул Скаду. У того на лице отобразился мучительный мыслительный процесс.

– А ну на хер все из рубки! – вдруг взревел пират. Его экипаж недовольно заворчал, но одного поворота головы капитана и свирепого взгляда хватило, чтобы рубка стремительно очистилась. – Пограбить кого решили? – вкрадчиво спросил Скад.

– А как же без этого, – ответил Стэн, – Канал заэкранировать можешь, или мне это делать надо?

– Уже заэкранировал, – скорчил брезгливую мину пират, – не одни вы в Патруле такие умные.

– Вот и славненько. А теперь поговорим.

* * *

Беседовать с пиратом пришлось долго. Сначала он артачился, потом задумался, потом попросил подождать. Минут десять его не было ни слышно ни видно: вероятно, он общался со своими «коллегами». Потом он появился, но не один, а с капитанами еще трех кораблей. Стэн поиграл с клавиатурой и ввел в разговор обоих Ижи и Джейка. Один из недавно подключившихся пиратов взял главенство в переговорах на себя и дело сразу же пошло на лад. Раздел добычи даже не обсуждался. Кодекс чести джентльменов удачи четко регламентировал этот вопрос, а вот некоторые скользкие моменты вызвали нешуточный спор. Но и это в конце концов было улажено.

Результатом переговоров явилась только договоренность встретиться на какой-нибудь планете и обсудить все лично. Стэн не возражал, но тут в разговор включился генерал Ижи и четко ограничил количество переговорщиков с обеих сторон. Хотя Стэн и не посвятил своих товарищей в детали родившегося в его голове плана, умудренный жизненным опытом генерал понял все и так. Пираты попытались заартачиться, упирая на то, что у них, дескать, не Галактический Патруль и решения принимаются на общем сборе команды, но Джейк очень грубо оборвал говорившего, заявив, что когда надо, то решения принимаются капитаном самостоятельно и нечего пенять на какие-то полузабытые древние правила, на которые сами пираты плюют по всякому поводу и без. На том и порешили. Легионеры развернули свои корабли и направились к висящему в глубоком космосе складу Патруля, чтобы пополнить запасы вооружения и горючего. А пираты остались в 5020, чтобы выдвинуть делегатов для переговоров.

* * *

– Я не уве'ен, что мы делаем то, что нужно, – раздраженно бросил генерал Ижи и отхлебнул из своего стакана.

– И я не уверен, – ответил Стэн.

Корабли были уже в полной боевой готовности и решено было собраться всем вместе. Для сбора выбрали кают-компанию «Крысобоя». Чтобы не возиться со спасательными капсулами все четыре крейсера просто состыковали друг с другом.

– Если и ты не уверен, тогда чего было огород городить? – вмешался Джейк. – Не ровен час – объявит новое правительство амнистию. И что тогда?

– Не думаю. – Стэн закурил сигарету и откинулся в кресле. – Сциллийцы слишком жадный народ. Они все хотят прибрать к рукам сами. Так какого лешего им с кем-то делиться? Да и без них Патруль был не в состоянии справиться с пиратами. А теперь – вообще кошмар начнется. Сциллийская армия, конечно, злобная до предела, но вот полицейские функции выполнять не обучена. Они сами, скорее, пограбить не дураки. Вот и доверь таким что-нибудь охранять. Не-е-ет! Что ни говори, а правильно мы все сделали.

– Может, оно и п'авильно, да только как потом 'асхлебывать будем? – Генерал Ижи проявлял явное недовольство.

– Если оно когда-нибудь наступит, это «потом», – со вздохом произнес Стэн, – если наступит…

Глава 3

На Тибе есть все, что только нужно. И даже то, что может понадобиться, но понимание того, что оно необходимо, приходит только когда видишь это самое необходимое перед собой.

На Тибе есть шикарный космопорт. Его посадочные площадки поражают воображение, а само здание являет собой шедевр архитектурного искусства: уродливое снаружи, но великолепное внутри. Когда впервые попадаешь туда, то возникает иллюзия, что ты на дне морском.

На Тибе есть прекрасные песчаные пляжи. Один раз попав в экваториальную зону этой планеты, просто не хочется оттуда выбираться. Белый песок, нежное солнце и теплая океанская вода буквально завораживают.

На Тибе есть красивейшие горы. Настоящий рай для альпинистов и горнолыжников. Величественные пики сменяются пологими склонами, а они переходят в роскошные горные пастбища.

На Тибе есть… Много чего там есть. И все это предлагают посетить и оценить по достоинству рекламные проспекты туристических фирм. Но на Тибу летят не за этим. Туда летят приобрести то, что в любой другой точке Галактики под запретом. Туда летят, чтобы сбыть награбленное. Туда летят, чтобы обстряпать сомнительные делишки. И для этого абсолютно не обязательно приземляться в центральном космопорту Тибы. Для этого нужно сесть на один из маленьких невзрачных космодромов, расположенных в средней полосе планеты. Да, бары там не такие нарядные и женщины не напоминают кинозвезд, но если есть необходимость тихо что-то обстряпать – значит прямая дорога именно в эти области планеты.

* * *

«Крысобой» и «Мститель» вынырнули из гиперпространства около Тибы со стороны луны и, тут же включив защитные поля, медленно направились к планете. Через несколько минут оставшиеся два корабля легионеров повторили тот же маневр. Но если первые двое вошли в атмосферу, то вторые заняли позицию над какой-то точкой на планете, развернувшись к ней носами.

«Крысобой» и «Мститель» тем временем начали посадочный маневр. Из-за того, что посадка на планету была нелегальной, ее следовало осуществить быстро. Джейк, который посадки и взлеты не переносил на дух, вынужден был все терпеть молча, что вызвало приступ злорадства со стороны Стэна. Впрочем, друзья прекрасно понимали, что без этого не обойтись. Крейсеры проскочили мимо планетарного контроля и теперь осторожно двигались в атмосфере планеты к старинному космодрому, находившемуся в такой глуши, что о нем все уже давно должны были забыть. Должны-то, может, и должны, но вот на самом деле… На самом деле посадки и взлеты здесь и не думали прекращаться. Городок Джеттаун, около которого находился космодром, в разряд достопримечательностей не входил и потому был очень удобен для всякого рода аферистов, которые вдали от властей обделывали здесь свои мелкие делишки.

Крейсеры приземлились одновременно. Никаких пассажирских лифтов в космопорту Джеттауна давно уже не было, но легионеров это не смутило: средний крейсер оборудован всем необходимым для осуществления посадки практически в любом месте. Правда, бетон космодрома все же предпочтительнее чистого поля.

Стэн включил обзорные камеры и осмотрелся. Кроме «Крысобоя» и «Мстителя», на бетоне замерло с пяток Х-СОМ'ов и два средних крейсера. Вероятно, это и были визави легионеров по переговорам. Еще раз осмотревшись, Стэн связался с Джейком.

– Что говорят твои сканеры?

– Пока вроде порядок, – нервно ответил Джейк, – а там – кто знает?

– Значит, выходим?

– А что делать? Ты только объясни своему Большому Обезьяну, чтобы не гасил реактор и был готов стартовать в любую минуту.

– Без тебя знаю, – огрызнулся Конг.

* * *

Никаких встречающих на бетоне космодрома не было. Стэн с Джейком переглянулись и направились к убогому зданию космопорта, построенному, наверное, еще первыми колонистами – такой замызганный вид оно имело снаружи.

Изнутри космопорт оказался еще хуже. Обшарпанные стены, исписанные похабщиной, ободранные металлические двери и огромное количество людей с оружием. На формы легионеров недобро покосились, но ничего не сказали. Друзья переглянулись и проследовали к двери с обшарпанной вывеской «Бар».

В баре был такой же свинарник, как и во всем космопорту. Воняло какой-то кислятиной, клубы табачного дыма витали под потолком, обволакивая засиженные мухами и закопченные люстры. Из трех свисавших с потолка плафонов светил только один. Стэн брезгливо поморщился и пожалел, что не надел скафандр.

Посетителей в баре было немного. За стойкой сидела знававшая и лучшие времена шлюха. Перед ней возвышался высокий стакан, до половины наполненный чем-то фиолетовым. Периодически шлюха прикладывалась к нему и безнадежным взглядом окидывала зал заведения. За угловым столиком яростно тискала друг друга парочка подростков. На вид ей едва исполнилось четырнадцать, а ему было не больше шестнадцати. Тискали они друг друга настолько интенсивно, что становилось ясно – дело явно движется к совокуплению. Причем прямо здесь. За столиком в центре зала угрюмо сидели друг напротив друга двое мужчин и время от времени одинаковыми движениями подносили к губам рюмки со спиртным. Одного Стэн узнал сразу – это был Скад, капитан пиратского крейсера, второго же, сидевшего ко входу спиной, легионер видел впервые. Джейк выразительно посмотрел на своего друга и скривил нос в недовольной гримасе. Стэн пожал плечами и решительно направился к столику пиратов.

* * *

– Отомстить, значит, захотелось? – усмехнулся сидевший спиной к входу пират. Был он значительно старше своего товарища и значительно его крупнее. Крупное лицо этого человека выдавало недюжинную силу и, вместе с тем, носило печать какой-то обреченности. Пороки, свойственные большинству представителей братства джентльменов удачи, явственно читались на этом лице: его обладатель явно не дурак был выпить и устроить хороший дебош. Представился он Шорохом, одарив пришедших долгим недобрым оценивающим взглядом.

– Отомстить – это дело хорошее. И нужное, – продолжал между тем Шорох. – А нам с этого какая польза?

– Я же тебе говорил, – влез в разговор его напарник, – мы вместе с…

– Вот такая муха в глаз не влетала? – осведомился Шорох и ткнул собрату по ремеслу под нос увесистый кулак.

Тот осекся и замолчал.

– Польза, говоришь? – пристально глядя на собеседника и растягивая слова, спросил Стэн. – Сейчас объясню. Ты сциллийцев не первый день знаешь, как и я. То, что они до чужого добра жадны не в меру, – тоже знаешь. Так вот: если дела у них пойдут сколько-нибудь успешно – выхолостят они вас за несколько лет всех! Не перебивай. Дослушай. Если дела у них пойдут неважно, то Конфедерация с треском расползется по швам. И получится огромное количество маленьких удельных княжеств, которые будут самозабвенно драться между собой. Мало того! Крупные транспортные перевозки прекратятся: дорого будет выходить снаряжать большие транспорты. Значит, все перейдут на маленькие Х-СОМ'ы. И не мне тебе рассказывать, что проще брать на абордаж. Вот тебе и польза.

– Угу, – согласился пират, – а вам, легионерам легавым, какая с этого польза?

– И нам польза есть, – спокойно ответил Стэн. – Раз нас так по-скотски разогнали и оставили без законного куска хлеба, то я не вижу причин, по которым нам бы возбранялось отнять у новой власти то, что нам принадлежит. Во всяком случае – должно принадлежать. Да и в мутной воде рыбку ловить интереснее.

– Хороши представители закона, – мрачно подытожил Шорох. – И чем же вы лучше нас?

– А мы сейчас такие же представители закона, как и вы, – спокойно парировал Стэн. – Я думаю, что про взорванный линкор ты уже слышал. Значит, за наши головы уже назначена награда. Как, между прочим, и за твою.

– Гм, а что мне помешает прямо сейчас скрутить вас обоих и отдать представителям власти?

– Во-первых, – Стэн ослепительно улыбнулся, – наличие у нас лучеметов. Во-вторых – отсутствие у тебя желания лишний раз с властями общаться. В-третьих – сотрудничество с нами принесет тебе больше денег, чем передача нас властям. Да еще и не факт, что эти власти не решат вместе с нами заодно и тебя вздернуть на ближайшем суку.

– Слышь, Шорох, дело он говорит, – опять влез в разговор Скад.

– Дело, – задумчиво повторил Шорох, – на этом деле столько народу полечь может…

– А без него все поляжете! – жестко прервал пирата Джейк.

– Это как посмотреть, – Шорох снова задумался, – это как посмотреть… Слава Богу, не один десяток лет жили и не тужили. И еще не один десяток проживем.

– Только все те годы сциллийцы не были у власти. Да и не особо вами правительство занималось. А теперь – новая метла чисто мести будет. Неужели ты думаешь, что одна мафия потерпит наличие другой?

– Может, и не потерпит, – согласился Шорох, – но мы-то вам зачем? Кораблей у вас хватает. Обучали вас серьезно. Трассы вы знаете лучше нас. А здесь на Тибе всем плевать, у кого груз покупать: то ли у нас, джентльменов удачи, то ли у вас – бывших Легионеров. Так зачем вам это?

– Нас не так много, как хотелось бы, – с неохотой ответил Стэн. – Мы можем изрядно попортить новому правительству нервы, можем подгадить снабжение десятку-другому планет. Можем кратковременно перекрыть несколько трасс. Не более того. Поймите, нам надо постоянно маневрировать, чтобы действия наши были хоть немного успешными. А люди – не роботы. Им иногда отдыхать надо. Вы же сейчас сможете собрать к себе такую армаду, что всем остальным и не снилось. Мало того, что все сопливые романтики с радостным щенячьим визгом устремятся в ближайшее время к джентльменам удачи, так еще и огромное количество обывателей, которым скоро станет очень неуютно в своих домах. У вас уже отработана метода общения со всей этой публикой, а пускать штатских на корабли Патруля… Мы вряд ли на это пойдем. Да это и не имеет смысла. Таким образом мы сможем подавлять армейцев, сопровождающих транспорты, а вы сможете брать эти транспорты на абордаж. Как в таком случае происходит раздел добычи – хорошо известно. Так что тут никаких сложностей возникнуть не должно. Ну а если возникнет необходимость в планетарной операции – всегда можно договориться о пропорциональном участии десанта. Кроме того – налеты наших кораблей на 5020 прекратились, а вот оставить дежурить там пару крейсеров мы можем, и следующему, кто попытается туда припереться с целью пострелять, очень не поздоровится. Я думаю, не надо объяснять, что в открытом бою мы можем дать любому из ваших хорошую фору и все равно будем в выигрыше.

– По этой причине в 5020 остов вашего крейсера висит? – ядовито осведомился Скад.

– Я помолчу, сколько обломков ваших крейсеров там осталось, – парировал Стэн, – только глупости это все. Сейчас одно дело делать будем, тут старое поминать глупо.

– Глупо, – согласился Шорох. – Ох нелегко будет народ уговорить ваши корабли не трогать!

– А никто и не обещал, что легко будет! – с вызовом ответил Стэн. – Еще тяжелее будет, когда сциллийцы мобилизуют все ресурсы, чтобы нас всех изжить. Зато потом…

На счет потом у Стэна имелись свои мысли. И они, вероятнее всего, абсолютно не совпадали с мыслями пиратов, но делиться ими легионер не стал. Джентльмены удачи задумались. Точнее, задумался Шорох, а Скад беззаботно встал из-за стола, пересек зал и взгромоздился на табурет около шлюхи. Та посмотрела на него пустым взглядом и изобразила на лице подобие улыбки. Подростки в углу уже вовсю совокуплялись, но до них никому не было никакого дела. Джейк откровенно зевал, всячески демонстрируя, что ему уже осточертело это место и эти переговоры. Стэн посмотрел на стоящий перед ним стакан с каким-то местным пойлом, но отхлебнуть не решился: слишком уж сомнительной была чистота посуды в этом заведении.

Готовясь к этой встрече, Стэн, конечно, связался с командирами всех подразделений, с которыми смог. Повозмущались, но план одобрили, и все равно было противно: опускаться до уровня банальных пиратов, чтобы свалить существующую власть… Существовал, правда, чисто теоретически, и другой метод. Можно было затаиться и подкопить денег, а на следующие выборы провести в правительство своих людей и… Но это была только теория. В беспристрастные счетные комиссии Стэн не верил. Не верил и генерал Ижи, с ходу назвавший высказавшего это предложение глупым доверчивым мальчишкой.

А Конфедерация тем временем семимильными шагами катилась в пропасть. Хотя со стороны все выглядело до предела благообразно: повсеместно была отменена смертная казнь, введен единый налог, громадная комиссия работала над тем, чтобы издать единую конституцию для всех планет, другая комиссия занималась созданием единого уголовного кодекса, третья – единым трудовым законодательством. Казалось бы – чего еще надо? Но это только на первый взгляд. На деле получалась очень непрезентабельная картинка. Отмена смертной казни фактически развязывала руки всем, кому хотелось обагрить их кровью ближнего своего. Ведь теперь, нанимая убийцу, можно было не опасаться того, что, даже будучи пойманным, он выдаст заказчика: зачем выдавать, если на воле о его семье позаботятся, а в тюрьме устроят сносные условия существования? Более того! Не так уж и сложно организовать освобождение в связи с ухудшением состояния здоровья или образцовым поведением, а свора адвокатов будет бдительно следить за соблюдением буквы закона и – если хоть где-то она будет нарушена – тут же подавать прошение об освобождении. Так что теперь органы следствия оказались связаны по рукам и ногам, зато мафия почувствовала себя до предела вольготно. Единый налог, тоже казавшийся до предела привлекательным, дал возможность уклониться от каких-либо налогов вообще. Ведь ограничение на суперприбыль, которым являлись налоги, теперь было снято окончательно. Мелким предпринимателям от этого легче не стало, зато большие денежные мешки получили существенное послабление. Единая конституция вызывала у Стэна только все растущее недоумение: все равно что пытаться заставить жить по одинаковым законам волков и овец. Причем что для одних является естественной потребностью, то для других – преступление. И как это можно воплотить в жизнь на практике? И как себе представляли законодатели единый трудовой кодекс? Если на Амкониксе четырехдневная трудовая неделя и трехчасовой рабочий день являются максимумом, то на Омасе работать привыкли по шесть дней в неделю по восемь часов… В целом благие начинания выливались в кучу противоречий. А когда такие противоречия нарастают – начинаются народные волнения. Было похоже, что именно этого и добивалось новое правительство Конфедерации, чтобы единым махом установить диктатуру. Очень уж неприглядно это выглядело в глазах Стэна, и именно этому он собирался воспрепятствовать.

Размышления генерала прервал Шорох. Он поднял глаза от сомнительной чистоты стола и уставился на легионеров.

– Хорошо. Частоты, на которых будем связываться, и места встреч согласуем позже. Вы пока не высовывайтесь с недельку, чтобы мы могли наиболее горячих из наших остудить, а там и начнем. По рукам?

– А Скада не надо позвать? – осторожно спросил Джейк.

– Надо, – согласился Шорох. – Эй ты, угробок, сюда иди! – рявкнул пират на весь зал.

Скад подпрыгнул на табурете как ужаленный и опрометью бросился к столу переговоров.

– Договорились мы обо всем, – сообщил Шорох, глядя сквозь напарника.

– И хорошо, – беззаботно ответил тот, – тогда по рукам и… Дядя Шорох, а можно я тут…

Скад замялся и стал всячески демонстрировать, что не прочь поразвлечься со шлюхой, которая теперь кидала на него призывные взгляды от стойки бара.

– Смотри, генерал, с какой публикой придется работать. Не страшно? – Шорох испытующе посмотрел на Стэна.

– Бывало и хуже, – ответил тот, пожимая пирату руку.

* * *

Прошло две недели с памятной встречи на Тибе. Каким образом Шорох добился от своих компатриотов того, что отношение к легионерам с их стороны стало вполне сносным, Стэн предпочитал не задумываться. Но вот плоды сотрудничество Патруля и пиратов приносить уже начало.

Транспортный корабль «Меркурий» следовал обычным коммерческим рейсом Тиба – Сцилла. Что на нем перевозилось, экипаж интересовало слабо. Оно и понятно: заказчики платили очень хорошо. Экипаж транспорта состоял из шести человек: капитан корабля, штурман, бортпрограммист, бортинженер, второй пилот и кок. Кроме того, на борту находилось десять человек охраны: молчаливые сциллийцы, которые старались продемонстрировать презрение к экипажу при каждом удобном случае. Но это никого не задевало. Все решали деньги. Деньги. И еще раз – деньги!

Прыжок в гиперпространстве от Тибы до Сциллы в принципе был возможен. Но тут вступали в силу какие-то закономерности, о которых современная наука смутно догадывалась, а матерые космические волки рассказывали в барах космопортов страшным шепотом. То ли скорость в гиперпространстве изменялась по каким-то другим законам, то ли время текло не так, то ли вступала в действие какая-то третья неведомая составляющая – это никому точно известно не было. Но чем длиннее был прыжок, тем больше была вероятность здорово промахнуться мимо цели. В принципе, кораблям легионеров удавалось осуществлять затяжные прыжки и выходить к заданной цели. Ну так то ж корабли Патруля! У них компьютеры такой мощности, что можно одним половину Галактики обслужить. А хозяева транспортов на борткомпьютерах экономили. По этой причине и приходилось делать три, а то и четыре прыжка, чтобы добраться до цели.

«Меркурий» как раз закончил очередной гиперпространственный прыжок и выпрыгнул около ретранслятора в точке 4646. Прошло не более минуты, и следом за транспортом вынырнул крейсер сопровождения. Груз, вероятно, был сциллийцам дорог, раз они пошли на такие затраты и послали корабль конвоя.

Пока никаких отклонений от графика не было. Два предыдущих прыжка прошли удачно, и команда «Меркурия», как и экипаж крейсера сопровождения, уже позволил себе расслабиться: пройдет менее половины стандартных суток и можно будет, сдав груз, на полную катушку поразвлечься в портовом кабаке Сциллы – заведении, на полгалактики знаменитом своими шумными потасовками, обилием спиртного и женщин. Сладостные грезы уже занимали умы экипажей, поэтому они поначалу даже не обратили внимания на внезапно вынырнувшие из-под защитных полей крейсеры.

Капитан «Меркурия» как раз свернул антенну гиперсвязи, приготовился зачехлять остальные внешние приборы перед последним гиперпространственным прыжком, когда выпущенная с одного из внезапно появившихся крейсеров ракета взорвалась перед носом у сциллийского корабля сопровождения. Еще не понимая, что произошло, капитан «Меркурия» услышал зуммер вызова и машинально включил монитор. Экран осветился. На нем была небритая физиономия, с отвращением разглядывающая своего собеседника.

– Я капитан Скад, – угрюмо сообщил незнакомец, – приказываю загасить реактор и подготовить стыковочный шлюз. В противном случае открываю огонь.

Сомневаться в намерениях незнакомца не приходилось: пока его крейсер медленно приближался к стыковочному шлюзу «Меркурия», второй пират, а что это были пираты, сомнений уже не возникало, методично и уверенно превращал с помощью носового лазера в груду металлического лома сциллийский крейсер. Получалось это у него на удивление быстро и хорошо: сциллиец не успел произвести ни единого ответного выстрела.

Капитан «Меркурия» опомнился только тогда, когда почувствовал толчок. Это пристыковался к транспорту пиратский крейсер. Второй пират, расправившись со своим противником, лениво двинулся в сторону «Меркурия» и вскоре занял позицию точно над рубкой транспорта. Запоздало нажатая на пульте клавиша огласила внутренности транспорта резким воем. Сциллийская охрана опрометью бросилась к вскрываемому шлюзу.

– А вот это ты зря, – совершенно искренне заявил капитан Скад. – Раньше я думал тебя отпустить, а теперь ты у меня вакуума глотнешь, сука.

Слушать это больше капитан «Меркурия» был не в силах и с воплем испуга отключил связь.

Тем временем пираты открыли шлюзовую камеру и ворвались на борт транспорта. Ожидавшие их сциллийцы были сметены не более чем за минуту: плевать пиратам хотелось на герметичность корабля, и они задействовали стрелковое оружие. Капитан в страхе ожидал появления пиратов в рубке. Он, конечно, запер люк в переборке, но понимал, что надолго это нападающих не сдержит.

Люк вылетел как пробка из бутылки, и в тесную рубку «Меркурия» ввалилось человек пять пиратов. Еще разгоряченные после боя, они заполнили собой все свободное пространство, быстро выволокли из кресла слабо сопротивляющегося капитана и пинками погнали его в сторону кают-компании. До полусмерти перепуганный капитан «Меркурия» уже не видел, как один из пиратов уселся в его кресло, включил связь и что-то коротко проговорил в микрофон. Ответ пришел, судя по всему, удовлетворительный. Пират осмотрел нехитрый пульт грузового корабля и, нажав несколько кнопок, разблокировал второй стыковочный шлюз.

В кают-компании «Меркурия» уже собрались все члены экипажа. Точнее будет сказать – были собраны. Второму пилоту, попытавшемуся оказать сопротивление, сломали нос, и теперь он безуспешно пытался остановить кровотечение. Остальные были достаточно напуганы, чтобы не делать резких движений, поэтому отделались только синяками.

В капитанском кресле восседал Скад и брезгливо смотрел на стоящего перед ним на коленях капитана «Меркурия».

– Я тебе, гнида, что сказал сделать? – зло прошипел он, наклонившись к самому лицу своего собеседника. – А ты что сделал, падла?

Вопрос был явно риторический и ответа не требовал. За последние несколько десятков лет таких наглых нападений пиратов на коммерческие рейсы не было, и капитаны грузовых кораблей решили, что уже никогда не будет. Однако события этого дня показывали, что господа капитаны ошибались.

Еще один толчок, свидетельствующий о том, что второй пиратский корабль пристыковался к транспорту, остался незамеченным. Но ровно через минуту в кают-компании «Меркурия» появилось новое действующее лицо.

Когда капитан грузовика повернул голову, чтобы посмотреть на вновь прибывшего, его глаза полезли на лоб. Перед ним стоял генерал Галактического Патруля в полной форме и брезгливо кривился, разглядывая убогую обстановку кают-компании.

– Скад, скажи мне, этот урод поднял тревогу? – брезгливо осведомился генерал.

– Он самый, – неожиданно подобострастным голосом ответил пират. – Господин генерал, а может, его того… в смысле – за борт?

– Соблазнительно, – ответил генерал и подошел ближе к пленнику.

Капитан «Меркурия» готов был поклясться, что где-то видел этого генерала Галактического Патруля. Причем видел совсем недавно. Только вот где?

– Я генерал Галактического Патруля Стэнли Рутер, – развеял сомнения капитана легионер. – По нашим данным, вы везете груз, запрещенный к продаже частным лицам. И мы с коллегами взяли на себя труд проверить это. Итак, что в трюмах?

– Говори, урод! – рыкнул Скад.

– Н-н-не знаю, – жалобно промямлил капитан «Меркурия». – Платили хорошо, а мы и не интересовались…

– Это прискорбно, – задумчиво произнес Стэн. – Весьма прискорбно. А если там наркотики, к примеру?

Глаза большинства пиратов, присутствовавших в кают-компании, сразу загорелись.

– Впрочем, вряд ли сциллийцы будут перевозить такое количество наркоты за один раз, – продолжал Стэн. – Они же не хотят угробить за сутки всю родную планету. Скад, сделай милость, отряди пару человек посмотреть, что там в трюме. Если что-нибудь стоящее – перегрузим сколько сможем к себе, если нет – сразу взорвем эту чертову лохань. Мы и так уже изрядно здесь задержались.

Скад что-то коротко рыкнул своим подчиненным, и двое пиратов тут же бросились к трюму.

– А с вами, любезнейший, что прикажете делать? – между тем обратился Стэн к капитану «Меркурия». – Зачем же вы тревогу поднимали? Чтобы нашим людям больше мороки было? Нехорошо. Очень нехорошо. А я поначалу думал рассматривать вас как личного пленника, а вот теперь даже и не знаю… Отдам-ка я вас, любезнейший, своему боевому товарищу Скаду в подарок. Он, я уверен, найдет вам достойное применение.

– Нет! – завопил капитан «Меркурия». – За что? Я же только выполнял инструкции!

– Как видите, любезнейший, – холодно ответил Стэн, – выполнение инструкций далеко не всегда приводит к нужным результатам. А иногда, как сегодня, к очень плохим результатам. Можно даже сказать – к плачевным…

Стэн бы еще долго упражнялся в словесности на потеху пиратам, но тут вернулись посланные в трюм. Выяснилось, что «Меркурий» под завязку набит ракетами для крейсеров и запчастями к лазерам.

– Перегружаем все, что влезет, к нам, потом посудину взрываем, – резко распорядился Стэн.

– Господин генерал! А с нами что будет? – дрожащим голосом обратился к Стэну капитан «Меркурия».

– С вами будет эксперимент: посажу в спасательную капсулу и оставлю болтаться здесь. Не более чем через три стандартных часа тут вынырнет еще один транспорт – вот он вас и подберет. Но если где-нибудь всплывет то, что вы видели меня или, не дай Бог, запомнили хоть одно имя, – выловлю и перебью всех. Я слов на ветер не бросаю.

Стэн круто развернулся и вышел из кают-компании обреченного корабля. Предстояло активировать погрузочных роботов, чтобы перетащить на борт «Крысобоя» часть содержимого трюмов «Меркурия». Несмотря на то что пираты относились к легионерам крайне уважительно, на борт своего крейсера Стэн их не пускал. Он вообще не любил посторонних на борту, а такое отребье, которым командовал Скад, – тем более.

* * *

Как генерал и полагал, подобранный следующим судном экипаж «Меркурия» и не думал молчать. Нападение во всех подробностях было описано всеми информационными службами Галактики. Единственное, о чем стыдливо умолчали в сообщениях, была информация о грузе корабля, подвергшегося нападению пиратов.

Особенно напирали на то, что в налете участвовали легионеры. Выждав несколько дней, Стэн связался с одной из информационных компаний и предложил ей эксклюзив: интервью с ним самим – беглецом из тюрьмы и участником налета. Единственное условие, которое выставил Стэн, – только прямой эфир. Еще не понимая, в чем подвох, но уже его чувствуя, информационная компания все-таки согласилась. В назначенное время «Крысобой» вынырнул из гиперпространства возле одного из ретрансляторов, и Стэн спокойно рассказал как о самом налете, так и о грузе, который перевозил «Меркурий». Выступление генерала имело эффект разорвавшейся бомбы. Наиболее недалекие депутаты, поддерживавшие до того безоговорочно все проекты сциллийцев, и те всерьез задумались о том, что же происходит на самом деле. Информационную компанию, взявшую интервью у Стэна, прикрыли через неделю, сославшись на то, что она является убыточной и держатели ее акций считают необходимым ликвидировать заведомо не приносящее прибыли предприятие. Но шумиха уже поднялась. Правительству пришлось раскошелиться на расследование, которое никто не хотел не только проводить, но даже начинать. А всяческие зловонные общественные организации, почувствовав благодатную почву для получения денег, подняли громкий вой. Заткнули им рты довольно быстро: кому на счет упала солидная сумма, а кого отправили в тюрьму. Но народ уже начал недобро шептаться по углам. Появились первые, еще робкие голоса о возможности выхода из Конфедерации.

Но вскоре это стало уже не актуально: действия пиратов и легионеров привели к почти полному параличу межпланетных перевозок. Грабились не только грузовые транспорты, но и пассажирские лайнеры. При этом, если грузовики взрывались в ста случаях из ста, то пассажирским судам чаще всего просто отбивали двигатели и основной реактор, после чего оставляли дрейфовать в пространстве. Потери среди армейских кораблей Конфедерации исчислялись уже не десятками, а сотнями, но правительство ничего не могло сделать: чтобы уничтожить объединенный флот пиратов и легионеров, надо было найти и разрушить базу этого флота либо вывести его на открытый бой. Но никакой общей базы не существовало. Крейсеры заправлялись прямо в космосе, перехватывая танкеры либо кратковременно захватывая космопорты слаборазвитых планет. От эскадры, собранной правительством Конфедерации, корабли пиратов и легионеров просто уходили в разные стороны, старательно избегая больших стычек. В конце концов эскадру, созданную для уничтожения пиратов, пришлось распустить, чтобы хоть как-то сопровождать транспортные корабли. Конфедерация медленно катилась к своему краху. Стэн, прослушивая очередную сводку, довольно потирал руки: все шло по его плану. Однако он понимал, что так долго продолжаться не может, и пытался найти решение, которое бы позволило в будущем привести трещащую по швам Конфедерацию в порядок. Но легионеру не приходило на ум ничего путного, и он с сожалением погружался в повседневность: налеты, уходы от крейсеров Конфедерации, погони, абордажи. Понимая, что сам превращается в пирата, Стэн уже хотел плюнуть на все и отправиться на Нес, когда события понеслись вскачь.

* * *

Тихая курортная Саба уже успела забыть, как легионеры проводили там отлов сциллийцев. Успела забыть взрывы и падающие с неба десантные суда. На курортных планетах вообще все быстро забывается. Только вот новые законы, которые в спешном порядке принимало правительство Конфедерации, все больше били по туристическому бизнесу, которым жила тихая курортная Саба. Попробуй объяснить клиенту, почему с сегодняшнего дня он должен платить в два раза больше за ту же самую рюмку бренди. А ведь торговать себе в убыток никто не будет. Большинство туристов покидало планету в расстроенных чувствах. И это было не самое худшее. Самое худшее заключалось в том, что, вернувшись домой, эти самые туристы отговорят посещать Сабу своих друзей и знакомых. Правительство планеты впервые за многие годы задумалось о том, что курорты это, конечно, хорошо, но неплохо бы иметь и другие статьи доходов. А недовольство тем временем продолжало расти.

В архивах Сабы сохранились упоминания о демонстрациях протеста, которые проходили когда-то на этой планете, но никто и в ночном кошмаре не мог себе представить, что такое возможно прямо сейчас.

А началось все весьма прозаично: в налоговый департамент Сабы пришел новый налоговый кодекс, разработанный правительством Конфедерации. Чиновники даже не потрудились разобраться, что нового появилось, и просто отправили документ в прессу для ознакомления с ним общественности. А зря. Стоило сначала прочитать самим и ужаснуться. Ведь документ на корню рубил весь бизнес на планете.

* * *

Сначала возмутились работники мелких туристических агентств. Потом хозяева небольших заводиков и таверн, а за ними уже все остальные. Первая стихийная демонстрация протеста была просто разогнана полицией: местная власть потеряла от страха голову. Тут же в резиденцию правительства Конфедерации полетела паническая депеша с просьбой о помощи. Оттуда ответили в том смысле, что сейчас не до какой-то Сабы – тут бы хоть как-то космические перевозки от пиратов обезопасить, а на самой Сабе имеется достаточное количество людей в местном отделении «Фронта спасения Галактики», вот пусть они и займутся решением данной проблемы. Местные власти обратились в отделение «Фронта», но тут выяснилась крайне неприятная вещь: члены этой проправительственной организации валом валили из ее рядов и вступали в недавно зарегистрированный «Фронт спасения Сабы». А последний «Фронт» провозгласил курс на выход планеты из Конфедерации и объявление ее свободной экономической зоной. В качестве прибылей в казну предполагалось брать с любой сделки, осуществленной на Сабе, один процент, а все остальное пусть идет в карман предпринимателю. Идея оказалась настолько привлекательной для жителей планеты, что уже вовсю шла кампания сбора подписей по проведению планетарного референдума по этому вопросу. В том, что большинство населения ответит «да», сомневаться не приходилось.

Совершенно потерявшие от страха голову местные власти отдали полиции приказ разогнать «Фронт спасения Сабы» и объявили его вне закона. У полиции хватило глупости этот приказ выполнить. Точнее – попытаться выполнить. Вместо того чтобы спокойно подчиниться полицейским чинам и понуро разбрестись в разные стороны, члены «Фронта» оказали такой отпор, что полиция вынуждена была бежать и укрыться в своих казармах.

В резиденцию правительства Конфедерации полетела еще одна истеричная депеша. Но и от нее отмахнулись: своих проблем хватает, покончим с пиратами – и вам поможем. Однако окончания борьбы с пиратами в ближайшее время явно не предвиделось. Получив в лице легионеров очень мощную помощь, джентльмены удачи продолжали терзать и без того находящиеся в лихорадке коммуникации Конфедерации. Правительство Сабы собралось на экстренное совещание и единогласно приняло решение о введении на планете военного положения. Решение также предусматривало роспуск «Фронта спасения Сабы» и устанавливало наказание за сбор подписей о проведении референдума. Это и явилось последней каплей: жители Сабы вышли на улицы. На планете началась революция.

* * *

Стэн ничего этого не знал. Недавно он очень крупно выяснил отношения с капитаном Скадом – тот все чаще и чаще развлекал себя наркотиками. А когда он был «под кайфом», то становился просто невменяем. Пирата переполняла жажда крови, и бессмысленные убийства, которые опустившийся джентльмен удачи совершил во время последнего налета на пассажирский лайнер, потрясли даже его людей.

Как обычно, Стэн быстро расправился с крейсерами сопровождения и готовился пристыковаться к пассажирскому кораблю, когда прозвучал сигнал вызова. Стэн пожал плечами и включил приемник. На экране было бледное лицо одного из пиратов Скада.

– Господин генерал! Ради всего святого, быстрее швартуйтесь! Капитан обезумел!

Стэн и раньше замечал за Скадом излишнюю агрессию, но приписывал ее скорее профессии джентльмена удачи, чем личным качествам капитана пиратского судна. Теперь же легионер не на шутку взволновался. Пришвартовавшись к захваченному кораблю, Стэн едва дождался, пока уравняется давление в шлюзовой камере, и пулей бросился в кают-компанию. Зрелище, которое предстало перед глазами молодого генерала, заставило его побелеть: Скад, с мутными от непомерной дозы наркотика глазами, метался по обширному помещению, размахивая огромным тесаком. Несколько окровавленных тел уже лежало на полу, но капитану пиратского крейсера, видно, было этого мало.

– Ты! – заорал он и выхватил из толпы перепуганных пассажиров девушку. У той даже не было сил сопротивляться.

– На колени! – заорал Скад.

Стэн скрипнул зубами и направился к пирату, представляя, как сейчас прилюдно отщелкает его по лицу и приведет в чувство. В тот момент у Стэна еще не возникло и тени подозрения, что люди, чьи бездыханные тела лежали на полу, не только не пытались оказывать пирату сопротивления, но даже не успели сказать ему ни единого слова.

Легионер уже был в каких-нибудь пяти шагах от пирата, когда тот резко взмахнул тесаком и отсек девушке голову. Ее невинные испуганные глаза почему-то запомнились Стэну больше всего. Удивление и непонимание отразилось в них перед тем, как взор угас.

Дальнейшее Стэн помнил слабо. В себя он пришел в тот момент, когда на него буквально навалилось пятеро пиратов, пытаясь оттянуть от скорчившегося на полу и слабо поскуливающего Скада. Окровавленный тесак валялся рядом, переломленный пополам. На Скада было страшно смотреть, его физиономия представляла собой сплошное кровавое месиво. Причем эта метаморфоза произошла явно с помощью ботинок Стэна. Множество кровавых отпечатков тех же ботинок было и на одежде пирата.

Легионер перевел дыхание и попытался освободиться. Не получилось. Держали крепко. «Влип», – пронеслось в мозгу у генерала, но тут прямо над головой раздался выстрел.

– Назад, суки!

Пираты отпрянули. Стэн резко отскочил в сторону и выхватил из кобуры лучемет. Посреди кают-компании стоял Конг с автоматом в руках. Взгляды, которыми он одарял пиратов, не сулили для последних ничего хорошего.

– Кто-нибудь дернется – пристрелю! – пообещал Конг и в доказательство описал стволом автомата дугу, показывая, что достанется всем. Пираты угрюмо подчинились. Стэн отыскал глазами штурмана пиратов и поманил к себе. Тот нехотя подошел.

– Забирай с собой этот кусок фарша, – легионер презрительно указал лучеметом на начавшего проявлять признаки жизни Скада, – и мотаем отсюда. Встретимся в точке 1410. Там сносная забегаловка – в ней и поговорим. И если я узнаю, что тут кого-то еще из штатских хоть пальцем тронули, – сожгу к чертовой матери. Понял?

Пират молча кивнул и пинками показал своим товарищам, что им сейчас надлежит делать. После чего подхватил слабо стонущего Скада и быстро покинул помещение. Следом пошли и Стэн с Конгом. Оба не решились поднять глаза и посмотреть на перепуганных пленников, которые уже были свободны, сами того не зная.

К тому моменту как Стэн вошел в бар на 1410, Скад уже был там. Очевидно, бортовой медкомплекс подлатал пирату физиономию, но следы знакомства с ботинками Стэна на ней были видны все еще очень четко.

– Ты, урод вонючий, что себе позволяешь? – взревел Стэн, хватая капитана пиратов за грудки. – Совсем с ума сошел?

– Отпусти, – прошипел Скад и тут же упер в живот Стэну ствол своего пистолета.

– Кретин! Ты когда-нибудь про бронежилеты слышал? – Стэн, не обращая внимания на пистолет, встряхнул пирата. – Убери ствол, или я из тебя сейчас душу выну!

Угроза подействовала. Скад спрятал пистолет в кобуру и нехотя уселся напротив Стэна.

– Сам не знаю, что на меня находит, – глядя куда-то в пространство, пробурчал пират. – Как дозу приму – так и…

– Я с тобой больше дел иметь не буду, – жестко сказал Стэн, – и никто из наших тоже. О твоих фокусах я уведомлю Шороха – пусть он с тобой разбирается. У меня есть и другие дела.

И Стэн не прощаясь вышел из бара. Поднявшись на борт «Крысобоя», легионер понял, что, хочет полететь на Сабу и забрать из потайной ниши свой мечемет. О событиях, разворачивающихся на этой планете, он еще ничего не знал.

* * *

«Крысобой» крадучись приближался к Сабе. Определенного плана у Стэна не было. Идея спуститься на планету в спасательной капсуле, забрать мечемет и стартовать на рейсовом корабле, который потом должен будет взять на абордаж Конг, представлялась полностью абсурдной. Стэн остро пожалел, что у него нет полного экипажа, но жалостью горю не поможешь. В любом случае не мешало осмотреться, и генерал вывел свой корабль на дальнюю орбиту.

– Стэн, ты не хочешь п-посмотреть их информационный канал?

– Ни малейшего желания.

– А зря, у них т-тут явно заварушка.

Генерал встрепенулся. Заварушка на Сабе? Это уже само по себе было интересно. Повозившись немного с пультом, Стэн вывел картинку себе на экран и аж присвистнул от удивления: в прямом эфире транслировался штурм Дома Правительства. Штурмовавшие были вооружены палками и камнями, а защитники использовали щиты и полицейские дубинки. Огнестрельного оружия нигде не было видно. «Интересно, это фарс или трагедия?» – подумал Стэн и снова посмотрел на экран. Штурмующие уже смяли жидкую цепочку защитников и прорвались внутрь здания. Вскоре из окон полетела мебель – верный признак того, что сопротивление обороняющихся подавлено. То, что мебель ни в чем перед нападающими не виновата, в голову победителям пока не приходило.

Стэн усмехнулся и отключил защитное поле, решив, что раз на планете революция, то на какой-то крейсер обращать внимания не будут. Тут он ошибся. Как только «Крысобой» стал виден на радарах Сабы, на пульте тут же замигал огонек вызова. Легионер вздохнул и нажал на тумблер ответа.

– Генерал Рутер? – На лице диспетчера было удивление, смешанное с облегчением.

– Ну да, – ответил несколько растерявшийся Стэн, – а кого вы здесь ожидали увидеть?

– Да… так… Вам нужен посадочный коридор?

– А меня сразу же не арестуют на гостеприимной Сабе? – вопросом на вопрос ответил Стэн и улыбнулся.

– Чего ради? Мы же вышли из Конфедерации.

Сказать, что Стэн удивился, – значит ничего не сказать. Но генерал удержался от дальнейших вопросов, справедливо решив отложить их до приземления.

– Хорошо. Тогда давайте коридор и готовьте посадочную площадку.

– Коридор двенадцать, посадочная площадка двенадцать. Рады снова видеть вас на Сабе, генерал.

Стэн отключил связь и озадаченно посмотрел на Конга.

– Ты что-нибудь понимаешь?

Энди в ответ только пожал плечами.

– Я тоже ничего не понимаю. Выводи корабль на посадку.

* * *

Когда посадочные двигатели «Крысобоя» смолкли, Стэн расчехлил обзорные камеры и принялся осматривать обширное бетонное поле космодрома курортной планеты. Если его и собирались арестовать, то уж никак не на посадочной площадке. К кораблю подали лифтовую шахту и автомобиль. Все выглядело обыденно.

Стэну все еще не давала покоя фраза о выходе планеты из Конфедерации, но он решил отложить расспросы на потом.

В здании космопорта, куда Стэна и Энди доставил автомобиль, уже толпились встречающие. Как и в прошлый раз, здесь было не протолкнуться от журналистов. Стэн брезгливо поморщился и уверенно пошел вперед, широкими жестами отодвигая от себя наиболее назойливых представителей местной прессы.

– Рады приветствовать генерала на нашей земле! – выступил вперед коренастый мужчина с зеленой повязкой на левом рукаве.

– С возвращением! – тут же влезла в разговор бойкая девчушка и вручила Стэну букет цветов. Защелкали фотоаппараты.

Легионер машинально взял букет. Он по-прежнему ничего не понимал. Однако первое удивление уже прошло, и Стэн решительно обернулся к человеку с зеленой повязкой.

– Я устал и хочу отдохнуть. Мне нужен автомобиль, а вы поедете со мной и все мне по дороге подробно объясните.

После чего генерал крепко взял за локоть опешившего встречающего и решительно направился к выходу из космопорта.

* * *

По дороге к дому легионеры с нескрываемым удивлением выслушали историю революции на курортной планете. Стэн периодически задавал наводящие вопросы, а Конг под конец рассказа уже откровенно хихикал. И было от чего: когда десятками лет вся жизнь планеты подчинена исключительно курортному бизнесу, а тут вдруг вчерашние портье берутся за революцию – получается гротеск.

Подъехав к своему дому, Стэн с грустью увидел следы разорения – около крыльца были разбросаны какие-то вещи, один угол был закопчен, окна выбиты. У генерала защемило сердце.

– Ни о чем не беспокойтесь, господин генерал! – бодро заговорил сопровождающий Стэна мужчина. – Съездим в ближайший городок пообедать, а к вашему возвращению все уже будет в лучшем виде!

Сопровождавшего звали Лором. Оказался он неглупым пронырливым мужиком из Планетарного Совета, который первым почуял, откуда дует ветер, и, похоже, именно ему принадлежала идея референдума. Стэн выслушал Лора, задумчиво кивнул, но вместо того чтобы сесть в машину, решительно направился в дом.

В доме было просто ужасно: кто-то вовсю постарался, чтобы превратить уютное жилище Стэна в развалину. Крушили мебель, выламывали двери, разбрасывали и рвали вещи. В кабинете Стэна погуляли особенно крепко. На полу валялись остатки разбитого компьютера, сейф был раскурочен. Единственное, что чудом уцелело, – это письменный стол генерала. Впрочем, все ящики были вынуты и валялись по комнате. Не слушая извинений и сокрушений Лора, Стэн грубо вытолкал его в соседнюю комнату и, отдав Конгу приказ не впускать в кабинет ни под каким соусом, приступил к открытию потайной ниши.

Ниша открылась так же легко, как и в те времена, когда Стэн ее только оборудовал. Никто ее не обнаружил, так что содержимое этого хитрого тайника осталось нетронутым. Стэн вздохнул с облегчением. Потом достал мечемет, осмотрел его, бережно огладил клинок и пристегнул к поясу. Почувствовав знакомую тяжесть на боку, генерал как-то сразу успокоился. Бегло просмотрев бумаги, лежащие в нише, Стэн остался доволен: все, что не должно было попасть в руки кому бы то ни было, оставалось в целости и сохранности. Еще раз посмотрев бумаги, Стэн закрыл нишу и легким шагом вышел из кабинета.

Челюсти у Конга и Лора моментально отвисли, когда они заметили мечемет, мерно покачивающийся в такт шагам генерала у его пояса.

– Но как? – только и смог выдавить из себя Лор.

– Молча, – издевательски ответил Стэн. – Значит, так: мы с другом едем отобедать, то есть – нам нужна машина; потом мы желаем прогуляться, после чего вернемся сюда, и я буду сутки отсыпаться. Устал я. К моему возвращению дом должен быть в том же самом состоянии, в котором я его оставил. Все это, разумеется, за счет властей. Кроме того, я не вижу здесь своей яхты. К моему возвращению она должна находиться около пирса. И оба моих автомобиля тоже куда-то исчезли. В местном отделении полиции вы сможете узнать, какие именно у меня были машины. Я бы хотел видеть точно такие же, такого же цвета и абсолютно новые. Да, чуть не забыл! Содержимое бардачков должно с точностью соответствовать тому, что было в моих машинах. А сейчас – мы поехали обедать.

Стэн отодвинул в сторону стоящего с открытым ртом Лора и проследовал к автомобилю. Шофер лимузина кинулся было открыть перед генералом дверцу, но был отстранен в сторону и вынужден был присоединиться к своему шефу Лору. Стэн сел за руль, поманил к себе пальцем Конга и, когда тот уселся на сиденье рядом, резко нажал на акселератор. Выбрасывая из-под колес тучи песка и гравия, длинный автомобиль стремительно понесся к трассе, ведущей к ближайшему городку.

* * *

– А м-может, не надо было его так? – Конг явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– А как мне его надо было? – Стэн оторвал взгляд от дороги и непонимающе уставился на напарника. – Энди, ты бы как себя вел? Вытаскивают среди ночи из постели, размахивают оружием, угрожают только что родившую жену взять в заложники. И после этого что? Меня отправляют в тюрьму, мой дом полностью разносят, а я им должен за это спасибо говорить? Как же! Подожди, я еще как следует отосплюсь и пойду поговорю с начальником местной полиции. Уж этот козел у меня попляшет!

– Ясно, – коротко ответил Конг, – а этот… как его… Л-лор тут при чем?

– Под горячую руку попал, – совершенно искренне признался Стэн, – но кто-то же должен заняться ремонтом моего любимого дома? Так почему не представитель новой власти?

На том и порешили. Тем более что автомобиль, конфискованный генералом у Лора, уже подкатывал к стоянке ресторана.

* * *

Пообедали легионеры хорошо. Но если бы Стэн не взрыкнул на метрдотеля сразу же – пришлось бы им терпеть общество местных журналистов. Беседовать с ними все-таки пришлось, но уже прогуливаясь по городку. Пишущая и снимающая братия вилась за легионерами шлейфом и непрерывно тарахтела языками. Всех их почему-то интересовало только одно: будет ли Стэн баллотироваться на пост Президента Сабы. Генерал долго пытался им объяснить, что о событиях на планете узнал только на подлете к ней, но ему не верили. Тогда Стэн плюнул себе под ноги, напустил на себя таинственный вид и начал туманно намекать на то, что контрразведка Патруля имеет непосредственное отношение ко всему, что сейчас происходит в Галактике вообще и на Сабе в частности. Журналисты жадно ловили каждое его слово, а генерал поражался их доверчивости. А может, это была просто падкость до сенсаций.

С трудом отделавшись от журналистов, легионеры уселись в экспроприированный автомобиль и решили съездить к дому Стэна. Никаких иллюзий относительно того, как скоро будет приведено в чувство его жилье, Стэн не питал: на Сабе всегда все делалось неторопливо. Он ожидал, что Лор все так же стоит посреди двора и разводит руками. Генерал уже заготовил царственную фразу, что может из-за неимоверной любви к этой планете денек-другой пожить в гостинице, а потом планировал угостить Лора хорошим вином, для того чтобы как-то компенсировать многочасовое стояние на развалинах.

Однако планам Стэна не суждено было сбыться. Уже на подъезде к дому генерал заметил странное оживление, царившее вокруг. В свое время он специально выбрал для своего жилья именно это место: здесь было безлюдно, и никто не беспокоил. Но теперь около дома Стэна яблоку негде было упасть. С гаревой дорожки, которая сворачивала с шоссе к дому, вырулил грузовик, наполненный строительным мусором, и быстро укатил прочь. Стэн переглянулся с Конгом и нажал на акселератор. Дорожка была уже приведена в нормальный вид, и автомобиль не подпрыгивал на ухабах. Аккуратненькие кустарнички росли по бокам, а дождевальные установки щедро орошали газоны. Дальше появился свежеотреставрированный теннисный корт, за ним небольшой павильончик, в котором хранились рыболовные снасти и который еще несколько часов назад представлял собой груду досок и битого стекла, дальше виднелся пирс, возле которого покачивалась яхта. С такого расстояния Стэн не мог сказать наверняка, но похоже было, что это именно его яхта.

Притормозив, легионер распахнул дверцу. В автомобиль сразу ворвались запахи моря, разогретой травы и просмоленной парусины. Запах пожара и запустения куда-то исчез.

– Здорово т-ты их напугал, – удивленно произнес Конг.

– И сам, честно говоря, не ожидал, – ответил Стэн. – Может, они и дом привести в чувство успели? Поехали, посмотрим.

Ремонт дома уже заканчивался. Как только Стэн затормозил, ему навстречу тут же выбежал Лор и рассыпался в извинениях. Он, дескать, сразу же, как только выслушал пожелания генерала, связался с ремонтниками, но господин генерал знает, какие на Сабе неповоротливые люди, господин генерал не очень расстроится, если узнает, что рабочим требуется еще часа два, чтобы закончить внутри дома, может, господин генерал не откажет в любезности пока осмотреть яхту и гараж, чтобы Лор смог убедиться в том, что доставил господину генералу именно то, что нужно.

Пока опешивший Стэн слушал эту тираду, Энди тихонечко отошел в сторону, поднял оставленный кем-то на скамейке свежий номер газеты, развернул его, бегло просмотрел передовицу и тут же разразился молодецким хохотом. Генерал заметил это, оттолкнул Лора, являвшего собой саму любезность. Молча подошел к Конгу, который уже и смеяться не мог, и отобрал у него газету.

На всю первую полосу шел гигантский заголовок: «Генерал Рутер прибыл на Сабу для восхождения на престол». Стэн икнул и продолжил читать. Чуть ниже шел текст передовицы: «Наследный принц Первой Галактической Династии генерал Стэнли Рутер избрал местом для своей коронации Сабу. В архивах планеты сохранилось…» Дальше Стэн читать не стал.

– Лор! Ко мне! – взревел генерал. Когда чиновник оказался рядом, Стэн грубо схватил его за грудки и ткнул под нос газету. – Это что еще такое? У кого-то больное воображение или это дурацкая шутка?

– Но, господин генерал… ваше высочество… это же вы давали интервью, а не я. Я даже и предположить не мог, что…

Стэн с отвращением оттолкнул от себя Лора и уселся на скамейку рядом с Конгом. Журналистов, а в особенности репортеров, Стэн и раньше терпеть не мог. Он был более чем уверен, что если бы не эта строчащая и все передергивающая братия, то девяноста процентов конфликтов и скандалов удалось бы избежать, погасив в зародыше. Вот теперь генерал получил вполне наглядный пример того, как можно исковеркать любую фразу до неузнаваемости. Черт же дернул его за язык сказать, что даже отпрыски знатных семейств, зачастую и королевской крови, чаще всего не доверяют своим людям и предпочитают обратиться за помощью к контрразведке Галактического Патруля! И во что это превратилось после «переработки» бумагомараками? И смех и грех.

Легионер поднялся со скамейки, бросил уничтожающий взгляд на продолжающего веселиться Энди и решительно направился к гаражу. Оба автомобиля стояли там, где им и положено стоять. Длинный открытый лимузин и спортивная двухместная машина фирмы «Ягуар». Хозяева этого автомобильного монстра похвалялись, что их торговая марка существует еще с тех светлых времен, когда на Земле появились автомобили. Стэн им не верил. Как не верил и их конкурентам, фирме «Форд», которые вообще имели наглость уверять, что первый в Галактике автомобиль сошел с конвейеров именно их завода. Наверняка купили парочку бойких писак, которые выдумали им всю эту нелепицу для рекламы. Стэн уселся в «ягуар» и включил подачу энергии. Автомобиль взревел турбиной и, стремительно набирая скорость, помчался по направлению к космодрому.

* * *

На «Крысобое» Стэн позволил себе расслабиться и спокойно все обдумать. Если уж сложилась дурацкая ситуация, то следовало ее использовать. Но вот как? Генерал посидел еще немного в кресле пилота и решительно включил гиперпространственную связь.

Генерал Ижи отыскался далеко не сразу. А когда все-таки ответил, то Стэн выслушал огромное количество крайне нелестных эпитетов в свой адрес: он опять умудрился разбудить Ижи-деда. Пропустив все сказанное пожилым легионером мимо ушей и дождавшись, пока его начнут слушать, Стэн спокойно изложил все, что с ним произошло на Сабе, после чего откинулся в кресле и выжидательно посмотрел на генерала Ижи.

– Наследник п'естола, гово'ишь? – протянул слегка обескураженный вояка. – И что со всем этим делать?

– А я откуда знаю? Стал бы я вас беспокоить…

– Стал бы! Ты еще зеленым кап'алом людей будить с'еди ночи был го'азд. – Генерал Ижи огладил бороду и надолго задумался. – У тебя там сейчас день?

– Вечер.

– Завт'а буду. Я тут недалеко. Кого-нибудь еще п'ихвачу – вместе что-нибудь п'идумаем. – И генерал Ижи отключил связь.

В том, что генерал что-нибудь придумает, Стэн не сомневался. Единственное, что вызывало у него сомнения, так это понравится ли «придумка» самому Стэну. Но об этом думать сегодня было уже бессмысленно.

Легионер встал с кресла, потянулся и вдруг понял, что ему так и не удавалось за все последнее время ни разу выспаться по-человечески: на удобной широкой кровати, со свежими простынями, чтобы можно было открыть окно, слушать шум прибоя и под убаюкивающие звуки волн сладко уснуть. А рядом должна… О жене Стэн думать себе строго-настрого запретил.

* * *

Конг встретил Стэна угрюмо.

– Ты куда подевался?

– На «Крысобой» прокатился, с Ижи-дедом посекретничать надо было.

– А из своего кабинета не мог? – Энди покрутил пальцем у виска. – Тут Джейк на связь вышел. Я ему как рассказал – он чуть со смеху не помер. Обещал завтра быть. Я, п-понятное дело, как разговор закончил, сразу же поймал за хвост этого… как его… Л-лора. Дал пинка под зад и объяснил, что ежели дом Джейка в таком же состоянии, как твой был, то Джейк даже приземляться не будет, а разнесет столицу этой дыры с орбиты. И журналистишки тут вертелись. Я одному из них камеру из лучемета п-попортил.

Стэн страдальчески вздохнул. Конг то ли из-за большого веса, то ли из-за большого роста постоянно норовил Стэна поопекать. Нянька из него получалась посредственная, зато окружающим доставалось. Стэн еще раз вздохнул.

– Ладно, Большой Обезьян, пошли в дом. У меня там бар должен просто ломиться от выпивки. Спрыснем возвращение.

* * *

Спрыскивали возвращение легионеры до четырех часов утра. И наспрыскивались до светлого состояния, когда очень хочется поохотиться на кого-нибудь. Охотиться на кого нашлось сразу же: вездесущие любопытные репортеры, вечно сующие носы в чужие дела, так и вились вокруг дома. Стэн снял с пояса мечемет, осмотрел его и, повернув шарик, одиноко украшавший гарду клинка, превратил в лучевое оружие. Конг достал из кобуры свой табельный лучевой пистолет и заявил, что и так выйдет неп-плохо. «Дубину бы тебе поувесистей, а не пистолет», – подумал Стэн, но спорить не стал.

Когда изрядно развеселившиеся друзья вышли во двор, репортеров как корова языком слизала: слишком хорошо они помнили, что генерал еще до ареста пообещал сделать с любым из них, если застукает в своих владениях. Разочарованию легионеров не было предела. Но не возвращаться же в дом так ни разу и не выстрелив? А раз отстреливать стало некого, то можно пострелять и по бутылкам. Сказано – сделано.

Наутро, разглядывая учиненный во дворе разгром и запуская уборочных роботов, Стэн возблагодарил небо за то, что поселился довольно далеко от людей. Иначе у соседей была бы очень веселая ночка.

Пока уборочная техника занималась своим делом, а молодой генерал обдумывал, как бы убить время, на дорожке, ведущей к дому, показался длинный лимузин Лора.

– Я, господин генерал, приехал доложить, что дом друга вашего величества… в смысле – вашего высочества… в смысле – готов.

– Молодец, – скептически глядя на гостя, произнес Стэн. – Завтракать будешь? Будешь!

И не слушая вялых протестов представителя местной власти, поволок его в дом, где уже вовсю орудовал на кухне голодный с утра Конг.

Глава 4

Генерал Ижи, на правах самого умудренного жизненным опытом, возглавил заседание импровизированного совета. Стэн не возражал. Когда ближе к обеду на его столе ожил компьютер и уведомил хозяина, что с ним упорно кто-то пытается связаться, легионер даже не удивился: всю первую половину дня он был занят тем, что отбивался от назойливых журналистов, просивших о встрече и абсолютно не понимавших, что Стэну сейчас явно не до них. Закончилось тем, что генерал уже просто посылал очередного назойливого писаку по матушке и отключал связь. Очередной раз нажимая на кнопку ответа, Стэн уже предвкушал, как покроет матом очередного бумагомараку и пойдет покататься на яхте. Экран осветился, и на нем вместо ожидаемой любопытно-подобострастной физиономии возникла рыжая борода генерала Ижи.

– Соскучился в одиночестве? – язвительно осведомился Ижи-дед.

– Угу. Тоска смертная, – буркнул Стэн. – Одних журналистишек не меньше полусотни за утро прорывалось с наследником короны пообщаться.

– Да-а-а-а. Не тоскуешь. Я уже п'иземлился. Че'ез па'у часиков буду у тебя.

И генерал Ижи отключил связь. На душе у Стэна сразу стало легче. Знакомо сварливый тон умудренного жизненным опытом генерала как-то сразу успокоил. И на следующий звонок, раздавшийся двадцатью секундами позже, Стэн среагировал уже вполне благожелательно. Но вместо очередного журналиста перед удивленным Стэном появилась довольная физиономия Джейка.

– Что, не ждал? – злорадно осведомился Джейк.

– Почему? Ждал. Мне тут Конг говорил, что ты наведаться собираешься…

– Ага, – перебил друга Джейк. – Слышишь, толстый, я у тебя остановлюсь, наверное.

– Чего бы это ради?

– Что-то мне подсказывает, что в своем доме у меня пожить не очень получится, – с грустью произнес Джейк.

– Неправильные у тебя подсказки, – буркнул Стэн. – Уже должны были отремонтировать. Да! А ты сейчас где?

– Болтаюсь на внешней орбите. Тут гадкий Ижи-дед такую секретность развел, что и к планете не пробьешься: меня уже шесть раз допросили, кто я и чего мне надо, но это еще, похоже, не конец.

– Сейчас я с их диспетчерской свяжусь и крепко дам просраться, – искренне пообещал Стэн. – Звякни мне минут через пять.

– О'кей! – И Джейк отключил связь, не удосужившись даже поблагодарить.

Стэн хмыкнул и придвинул к себе клавиатуру. Линии диспетчерской оказались изрядно перегруженными. Это на Сабе, где толщина каналов связи могла соперничать с резиденцией правительства Конфедерации! Стэн ругнулся и поставил дозвонку на автомат. Через несколько минут экран осветился, и молодой генерал увидел хмурую физиономию легионера, глядевшую на него с крайним неодобрением.

– Чего надо?

– Я, блин, сейчас объясню! – прорычал Стэн. – Ты, козел, что там делаешь? С девками треплешься? Ты как отвечать должен? Ах ты ж…

– Секунду, – буркнул легионер и переключил что-то на пульте.

Стэн понял, что вызов куда-то перенаправили.

Там не отзывались около минуты. Стэн уже думал разорвать связь, сесть в «ягуар» и съездить в космопорт, чтобы самолично побеседовать с обнаглевшим дежурным. То, что вместо местного оператора ему ответил легионер, Стэн как-то упустил из виду. В конце концов на той стороне заметили вызов и нажали на клавишу ответа. Стэн приготовился уже всласть поорать, но перед ним возникла до предела знакомая физиономия ротмистра Вэла Пудоу.

– И как это называется? – вместо приветствия осведомился Стэн.

– Что именно? – Ротмистр в недоумении моргнул.

– Ща объясню! Твой придурок, который ответил на мой вызов, мне нахамил. Далее – Джейк уже хрен знает сколько болтается на дальней орбите и не может приземлиться. И вообще – что вы там делаете в диспетчерской?

– Здравствуй, Стэн, – вежливо ответил Вэл. – Теперь начинаю отвечать в порядке поступления вопросов. Хаму оборву уши. Если хочешь – привезу к тебе и сам оборвешь. Джейк – баран. Вместо того чтобы долго и нудно ругаться с моими подчиненными, мог бы догадаться попросить начальника. Теперь относительно диспетчерской: по приказу генерала Ижи мы заменили гражданский персонал. Во избежание всяких неожиданностей. Я на все ответил?

– Ладно. – Стэн улыбнулся. – Уел. Как сменишься – дуй ко мне. Посидим, отметим встречу.

– Заметано! А Джейка я сам сейчас по лучу проведу.

Стэн благодарно кивнул и отключил связь. Тут же замигал очередной вызов. «Эк я сегодня популярен!» – подумал легионер, нажимая клавишу ответа.

– Это я. – Джейк скорчил серьезно-озабоченную физиономию. – Через пару часов буду у тебя. Потом домой наведаюсь.

Стэн не успел ничего ответить, как экран снова потемнел. «Какие все занятые да спешащие! – пронеслось в голове у молодого генерала. – Надо бы кухонный автомат врубить. Они же все проглоты законченные!» И Стэн, тяжело вздохнув, пошел на кухню. Предстояло накормить ораву голодных и злых легионеров, подкрепиться самому и объяснить Конгу, что Джейку, несмотря на все его выкрутасы, голову откручивать сразу не надо. Последнее было особенно важно. Ведь наседкины рефлексы, которые ротмистр Конг уже успел проявить, могли сработать в самый неподходящий момент, а для ротмистра Боска это могло закончиться плачевно.

* * *

В уютной гостиной расположились в мягких низких креслах сытые и от того сразу подобревшие легионеры. Генерал Ижи демонстративно позевывал, Джейк курил толстенную сигару, Серж Ижи с интересом осматривался, а Конг блаженно прикрыл глаза. Спал он или нет – Стэну было лень проверять. Он лениво пнул ногой робота-уборщика, который получил от паласа информацию о появившихся свежих крошках и теперь путался под ногами, и откашлялся. На него вяло посмотрел генерал Ижи и снова зевнул.

– И чего мы тут собрались? – обратился к присутствующим Стэн.

– Думать будем, – серьезно ответил пожилой генерал, – а думаю я в тишине.

Стэн понял, что у пожилого генерала наступил период переваривания пищи. И пока этот период не закончится – нечего и надеяться на разговор. Стэн осмотрел комнату и понял, что кого-то не хватает. Этим «кем-то» являлся Боб. Легионер с сожалением встал с кресла и пошел искать заблудившегося Пенски.

Боб отыскался на теннисном корте, где вовсю гонял робота, составлявшего пару, если не было других партнеров. Робот натужно жужжал гидравликой и отчаянно пытался противостоять Бобу, но получалось это у него неважно. «Он еще и в теннис играет!» – с тоской подумал Стэн.

– Боб! Заканчивай это грязное дело! Ты чего сюда приехал?

Боб пропустил удар и от злости бросил ракетку на землю.

– Я, между прочим, в теннис последний раз играл, – Боб задумался, – больше года назад, наверное. А я…

– Хватит! Как все закончится – приедешь ко мне и хоть добей этого проклятого робота до смерти. А сейчас делом надо заниматься!

Пенски бросил тоскливый взгляд на замершего в ожидании робота и уныло побрел за Стэном в дом. Молодой генерал шел впереди, раздраженно думая, что ни о какой помощи вся эта компания и не помышляла, когда напрашивалась к Стэну. Всем хотелось отдохнуть и расслабиться. Ничего против этого он не имел, но нужно же была как-то выйти из дурацкой ситуации. А потом – отдыхайте сколько влезет!

* * *

– И чего ты так кипятишься? – удивленно говорил генерал Ижи. – Тебе же здесь уже давно намекали, что не п'отив видеть тебя на посту П'езидента. Вот тепе'ь еще и наследником п'естола исчезнувшей династии объявили. Очень удобно…

– Не смешно, – огрызнулся Стэн.

– Почему не смешно? – тут же влез в разговор Серж. – Очень даже смешно: генерал Галактического Патруля, являющийся наследным принцем.

– Все! Хватит. Семейство Ижи решило меня сегодня в гроб вогнать! – Стэн перевел дух. – Конечно, вам-то весело, а мне что делать? Меня же, как самозванца, на второй день разоблачат.

– Почему, собственно? – вдруг очень серьезно спросил генерал Ижи. – Ты не глуп, не у'од, достаточно нагл, в ме'у об'азован… Какое 'азоблачение?

– Угу, – с удовольствием вмешался Джейк, – я всегда говорил, что в тебе что-то такое хамски-барское есть.

– К'оме того, – с невозмутимым видом продолжил генерал Ижи, – ты женат. У тебя есть наследник. Так что – на'од без п'исмот'а не останется в случае чего…

Вяло переругивались легионеры уже второй час. Истома чудного вечера на берегу теплого моря окончательно их разнежила, и никаких решений им принимать явно не хотелось. Стэн уже готов был завыть. Самое смешное заключалось в том, что сам молодой генерал прекрасно понимал: выход из создавшегося положения найти будет крайне сложно. Если прямо сейчас созвать пресс-конференцию и там объяснить, что журналисты, беседовавшие со Стэном, все перепутали, – народ будет разочарован. Если все оставить как есть – очень скоро появится какая-нибудь пронырливая крыса, которая начнет рыться в родословной Стэна и обязательно докажет, что он даже теоретически не мог иметь ничего общего с Первой Галактической Династией. Да и сама эта династия казалась чем-то мифическим. К звездам они начали летать еще тогда, когда на большинстве планет местное население с веток не слезло. Ни одно техническое новшество, которое было возможно изобрести, на самом деле не изобреталось, а гадкие яйцеголовые ученые просто расшифровывали помаленьку архивы этой самой династии. Обладали они всеми мыслимыми и немыслимыми способностями, могли все или почти все… Баек про Первую Галактическую Династию Стэн начитался за последние несколько часов столько, что при одном упоминании названия его уже слегка мутило. И ничего нельзя было понять. Скорее всего доля истины во всем этом деле была. Но вот каким образом отличить эту истину от вымысла?

– Значит, так! – прервал затянувшуюся паузу генерал Ижи. – Если тебя считают тут наследным п'инцем – не следует отказываться. Обоснование того, что ты п'инц, сост'япаем. Жаль, Д'ейка с нами нет. Вот кто легенды умел писать… Да… Дальше. Тут, насколько я понял, намечается 'ефе'ендум. Это мы используем…

– Каким образом? – перебил Ижи-деда Стэн. – На кой нам выход Сабы из Конфедерации? Или таки попытаемся развалить это счастьечко?

– Нет. Ничего ломать не будем. – Пожилой генерал задумался. – Не сейчас, во всяком случае… А неплохо было бы тебя действительно посадить на т'он!

Вот этого Стэн не ожидал. Становиться мелким туземным царьком? Хотя… Самое смешное, что ведь еще и признают. Обращаться будут Ваше Величество. Поклоны бить. Подобострастно заглядывать в глаза. А потом прозрачно намекнут, что крайне недурственно было бы и с манифестом, осуждающим Патруль, выступить. Чтобы только что сформировавшаяся династия чисто случайно не угасла. И придется соглашаться…

– Не хочу! – Стэн сам не заметил, как перешел на крик. – Не нравится мне все это! Что я тут на Сабе забыл? Тоже мне царство!

– А ты не кипятись, – вкрадчиво произнес генерал Ижи, – никто тебя на Сабе садиться на т'он и не заставляет. Если уж ты наследник Пе'вой Галактической Династии, то Саба – одна из твоих п'овинций. И тебе тогда п'ямая до'ога на П'естол всея Галактики.

– Я, конечно, понимаю, что длительное пребывание сначала в тюрьме, а потом в замкнутом пространстве крейсера не способствует улучшению психического здоровья, – едко заметил Стэн, – но чтобы настолько, господин генерал, даже я не ожидал… Или это уже возрастное?

– Это ты последние мозги п'опил, – рявкнул генерал Ижи. – У нас появился шанс 'аз и навсегда покончить с той м'азью, кото'ая окопалась в п'авительстве. Неужели ты думаешь, что они так об'адуются, если тебя объявят наследником? Да тебя по'вать попытаются!

Сонливость у легионеров как рукой сняло. Все радостно включились в обсуждение того, что надо сделать для объявления Стэна наследным принцем. Его слабые возражения были подавлены в корне. Молодой генерал подумал, что очень уж любят в последнее время посторонние распоряжаться его, Стэна, жизнью. При этом стараются сделать все возможное для того, чтобы у Стэна даже не возникло возможности возразить. «А у меня вы спросили? – зло подумал легионер. – У меня возникает желание влазить во все это дерьмо?». Но господам, собравшимся на импровизированный совет, было уже не до того: Ижи-дед узрел надежду на выход из теперешнего критического положения и зубами ухватился за эту возможность.

Если бы Стэн отвлекся от своего нежелания влезать в эту авантюру, то наверняка бы оценил по достоинству элегантность ситуации: правительство Конфедерации не раз и не два говорило во всеуслышание о том, что является, по сути дела, временным. И существовать в таком виде и с такими полномочиями будет до тех пор, пока население Конфедерации не выскажется в пользу другого устройства институтов власти. Это, конечно, были чисто декларативные заявления. На деле уже не одно столетие никто не собирался ничего менять. Выросли уже целые династии профессиональных политиков, законы подогнаны под нужды большинства, политическая ситуация стабильна и устойчива. Но именно в этот момент, пользуясь тем, что сытая и самодовольная политическая элита погрязла в коррупции, к власти пришли финансируемые сциллийцами мерзавцы. Да и самих сциллийцев в новом правительстве оказалось немало. Естественно, у народа возникает легкое недоумение. На это никто не обращает до поры до времени внимания. Господа политики начинают издавать законы. Если бы они позволили заниматься этим благим делом экономистам – все бы очень быстро вернулось на круги своя: радикально менять хорошо отлаженный и эффективно работающий экономический аппарат Конфедерации ни один специалист в здравом уме не согласился бы. Но кто сказал, что современные политики находились в здравом уме? Им хотелось только одного – как можно скорее добиться от народа смуты. А там – можно легко ввести диктатуру и получать от жизни все блага. И все прошло бы просто идеально, если бы падкие до сенсаций журналисты с Сабы не исковеркали слова Стэна.

– Должно быть что-то, что докажет право Стэна на трон, – размахивая руками, разглагольствовал Серж Ижи. – Это может быть отдаленное портретное сходство с кем-нибудь из Династии или что-то передающееся по наследству.

– И что я, по-твоему, могу продемонстрировать из унаследованных мною вещей? – осведомился Стэн. – Передающуюся из поколения в поколение ночную вазу ручной работы? Так нет у нас такого. А что касается портретного сходства…

– Погоди, – перебил Стэна генерал Ижи, – а почему, собственно, у тебя ничего нет? Это мы тут знаем, что нет, а кто из ок'ужающих об этом знает? У тебя из поколения в поколение, как ты сам сове'шенно п'а-вильно заметил, может пе'едаваться что угодно… Нап'име' – твой мечемет! Чем не 'еликвия Пе'вой Галактической?

Все одобрительно зашумели, а Стэн впервые серьезно задумался над происхождением своего оружия. Черт его знает, откуда оно взялось. На Несе, где Стэн и нашел оружие, его сделать не могли: молодой генерал был уверен, что и современные инженеры вряд ли будут в состоянии даже просто скопировать, не то что изготовить, что же тогда говорить о людях, населявших Нес шесть тысяч лет назад? Они в то время как раз только освоили бронзу, а до того благополучно покалачивали друг друга дубинами. Получалось очень любопытно. С другой стороны: что же тогда болталось у пояса на парадной форме у генерала Рутера?

– Все, стоп! – Стэн резко оборвал не в меру развеселившегося Боба, который как раз рассказывал для ковыряния в каком месте, по мнению Боба, предки Стэна использовали древнее оружие. – Ты, Боб, сам носишь весьма паскудного вида ржавую железку, которая, по твоим утверждениям, принадлежала твоим предкам. Личным опытом относительно того, как они эту железку использовали, поделишься в следующий раз.

Собравшиеся заулыбались. Боб насупился. Стэн злорадно улыбнулся и продолжил:

– Теперь так: нужен уважаемый эксперт в области всяких древностей, чтобы мог хоть косвенно подтвердить, что мечемет мог принадлежать кому-то из Первой Династии. Хотя по внешнему виду и простоте обращения это больше напоминает ширпотреб. Конвейерную сборку.

– А ты в этом много понимаешь! – с вызовом заявил Боб, еще не забывший, как был только что высмеян.

– В отличие от тебя – да! – огрызнулся Стэн.

– Так в чем трабла? – На лице Джейка читалось недоумение. – Есть профессор Шмулерсон. Вот тебе и специалист в области древностей. Привози сюда и пусть что-нибудь придумает.

Все загалдели и принялись наперебой предлагать свои услуги для перевозки Эндрю Шмулерсона на Сабу. Стэн участия в общем галдеже не принимал, но подумал, что идея не лишена здравого смысла: Шмулерсон имел определенный авторитет, и его объяснения могли принять на веру. Даже если они и будут притянуты за уши. Слетать за профом вызвался Ижи-внук, а пока надлежало что-то делать с намечающимся на Сабе референдумом.

* * *

Каждый отдельно взятый человек по природе своей существо разумное. С этим никто спорить не собирается. И с тем, что толпа – это тупое злобное животное, тоже спорить бессмысленно. Когда отдельным людям страшно или что-то непонятно, они собираются вместе. Вот тут и возникает возможность из людей разумных превратиться в толпу. Чтобы этого избежать, а заодно и узнать, чем же толпа так напугана, и придумали референдум: вместо того чтобы со страху наделать бед, толпа мирно идет высказать свое мнение. Причем как только сам процесс высказывания начался – толпа распалась и снова превратилась в разумных индивидуумов. Ведь мнение каждый должен высказать самостоятельно. Таким образом, и народ пар выпустил, и власть предержащие поймут, по какой причине этот избыточный пар возник. Да и народу приятно: попринимали участие в управлении государством. По окончании мероприятия можно и опубликовать результаты. Можно правдивые, а можно те, которые более удобны. Тут уж надо представителям власти не ошибиться и уловить, что сейчас более выгодно.

Именно к описанному выше мероприятию и готовилась сейчас курортная Саба. Народ яростно обсуждал выгоды и неприятности, которые принесет выход из Конфедерации. Политики прикидывали, как лучше для себя обставить мероприятие. Экономисты, как обычно, хватались за голову, подсчитывая, в какую сумму это выльется. Легионеры, наводнившие Сабу стараниями генерала Ижи, ни во что не вмешивались и предавались долгожданному отдыху: многие из них не покидали своих кораблей по нескольку месяцев. И так продолжалось до памятного совета в доме у Стэна.

На следующий день молодой генерал собрал все жалкие остатки своего управления и объяснил им, что предстоит сделать. Споров не последовало: в Галактическом Патруле умели подчиняться беспрекословно. Через два дня во все местные информационные каналы поступило сообщение, что генерал Рутер хочет созвать пресс-конференцию. Тема не сообщалась, но Саба и так была переполнена домыслами относительно происхождения генерала, так что дважды приглашать никого не пришлось. В назначенный день конференц-зал президентского дворца был забит под завязку. Репортеры стояли в проходах, сидели на полу возле широкого стола, стоящего на возвышении. Операторы немилосердно ругали друг друга, пытаясь организовать для своей камеры более удобную позицию. Бедлам царил полнейший.

Стэн находился в небольшой комнатке позади конференц-зала и с громадным удовольствием рассматривал творившееся там столпотворение с помощью монитора, к которому были подключены камеры слежения.

– Пора уже, господин генерал, – осторожно напомнил капрал, которому было поручено поработать пресс-атташе Стэна.

– Угу, – и Стэн утвердительно кивнул, – уже все сделали стойку. А мы их немного позлим… Ты сейчас сделаешь вот что: выйдешь к ним, ты же мой пресс-атташе, извинишься за задержку и скажешь, что я появлюсь с минуты на минуту. Потом развернешься и, игнорируя всякие вопросы типа «почему?» и «а когда?», спокойно идешь сюда. Дальше минут десять еще за этим муравейником понаблюдаем – и можно начинать.

Капрал не понял, что задумал его начальник, но козырнул и бросился исполнять поручение.

«Пожалуй, слишком ретив, – подумал Стэн. – Он должен быть вальяжен и неприступен, как стены старинного замка. Так еще вся эта шатия-братия заподозрит, что их просто злят».

Однако, когда капрал оказался около микрофонов, никакой поспешности в его движениях уже не было. Он обвел зал долгим тяжелым взглядом, от которого замолчали даже самые склочные, и с расстановкой произнес:

– Дамы и господа! Попрошу минуту внимания! Генерал Рутер задерживается, но должен быть с минуты на минуту. Прошу соблюдать спокойствие и не расходиться.

После этого капрал, игнорируя град вопросов, проследовал в заднюю комнату.

– Молодец! – поприветствовал легионера Стэн. – Просто замечательно. Теперь эти бараны дойдут до нужной кондиции.

– Но, господин генерал, они же тоже люди…

– Нет, капрал, они – журналисты. Публика мерзкая, гадкая и склочная. Единственная цель в их жизни – откопать что-нибудь пакостное о ком-нибудь и раздуть это до новости года. Если им это удается – они в полном восторге. Если нет – они продолжают с остервенением рыться в чужом грязном исподнем. Так что подоводить их до белого каления есть дело благое и правильное.

У капрала явно имелось на этот счет свое мнение, отличное от мнения Стэна, но высказать он его не решился. А может, и его заразила экспрессия, с которой молодой генерал говорил о представителях второй древнейшей профессии.

Пока в зале росло напряжение, Стэн готовился к очень скучному докладу на тему целостности Конфедерации и нерушимости закона. Доклад этот ему подготовили аналитики Пятого управления Галактического Патруля. Точнее, те из них, кто выжил и сейчас пребывал на Сабе. Большая часть сотрудников контрразведки постоянно находилась на Базе, поэтому и попала в лапы к сциллийцам в первую очередь. Теперь же нехватка специалистов в этой области остро ощущалась. Но Стэн справедливо полагал, что поработать в авральном режиме оставшимся лишний раз не помешает, а когда ситуация стабилизируется, можно будет заняться набором новых кадров. Пока же работу, свойственную контрразведке, выполняли все, кто был под рукой. Серж Ижи уже отбыл на своем «Лисе» на Нес, чтобы доставить оттуда профессора Шмулерсона. Если все пройдет гладко, то проф прибудет на Сабу не позднее чем через две стандартные недели. За время полета он наверняка что-нибудь придумает относительно мечемета и возведения родословной Стэна к Первой Галактической Династии, но пока на это решили не нажимать. Кроме того, предстояло как-то попасть на галактические информационные каналы. Задача не самая легкая, но ее, неожиданно для всех, взял на себя Джейк. Он заявил, что никто ни черта в информационных технологиях не смыслит и, если ему не будут мешать, все будет обустроено в самом лучшем виде. Мешать никто не собирался, и Джейк, придирчиво отобрав из имевшихся на Сабе офицеров Патруля трех помощников, заперся на борту «Мстителя». Периодически оттуда поступали требования пива и еды, но на борт никого не пускали. Заскучавшему Пенски была поручена охрана Стэна во время всего мероприятия, и он с энтузиазмом принялся обыскивать и просвечивать все, что шевелилось в радиусе мили от генерала. Ижи-дед заявил, что он уже стар для всяческих закулисных игр, и отправился поохотиться. Все сделали вид, что ему поверили. Точнее, Стэн не сомневался в том, что генерал Ижи будет охотиться. Только вот на кого?

Стэн поднял глаза от доклада и посмотрел на монитор. Напряжение в зале росло пропорционально времени опоздания генерала к началу. Журналисты заметно нервничали и становились от этого еще более склочными, чем обычно. «Пора!» – сказал себе Стэн и решительно поднялся с кресла. Капрал, приставленный к Стэну пресс-атташе, тут же поспешил вперед, чтобы объявить выход своего шефа.

Подходя к столу, украшенному множеством микрофонов, Стэн вдруг понял, что скучный и нудный доклад читать не будет. Не потому, что самому генералу эта писанина ничего, кроме скуки, не навевала, а потому, что ждали от него другого. Выступление должно быть резким, злым и решительным, чтобы посеять сумятицу в умах собравшихся, заставить задуматься. Тогда есть слабый шанс, что и многочисленные зрители тоже попытаются пошевелить мозгами.

– Дамы и господа! Генерал Галактического Патруля Стэнли Рутер! – произнес в микрофон капрал и сел на свое место.

Стэн обвел взглядом начавший стихать зал и начал:

– Я не собираюсь вам рассказывать о том, что делает новое правительство. Вы и сами прекрасно это видите, раз решились на выход из Конфедерации. Мне здесь подготовили очень внушительный доклад о современном положении, ценностях цивилизации и тому подобных вещах. – Стэн приподнял пухлую папку и помахал ей в воздухе. – Так вот: я не собираюсь вам здесь его читать. Тому есть несколько причин. Первая – это может быть интересно только специалистам. Вторая – это очень долго. И третья – это откровенно скучно. Я хочу вам объяснить, как я вижу теперешнюю ситуацию и вижу ли я из нее достойный выход.

В зале пронесся легкий ропот. Ожидали чего-то подобного, но здесь привыкли к местным очень скользким политикам, которые могли говорить часами и ничего не сказать. Событием становилось, если кто-то что-то говорил прямо. А тут, похоже, именно это и намечалось. Журналисты предвкушали сенсацию и спешно проверяли состояние своей аппаратуры, чтобы было записано все до последнего слова, а Стэн тем временем продолжил.

– То, что сейчас происходит, имеет свое название: мафия у власти. Подождите! Вопросы будете задавать потом. Так вот… И раньше в истории людей такое случалось не раз и не два. Все начиналось с банальной коррупции. Один мерзавец, занимающий высокий пост, первый раз брал от кого-то деньги для того, чтобы этот «кто-то» смог получить какие-то блага или послабления. За первым разом следовал второй и так далее, пока чиновник не оказывался полностью в кармане у дающих взятки. А это всегда означало только одно: чиновником становилось возможно управлять. Следующим шагом происходило объединение этих самых дающих взятки. Цель, на мой взгляд, вполне понятна: чем больше их собиралось, тем большую сумму единоразово они могли предложить. А это уже не что иное, как мафия. Через некоторое время до мафии начинало доходить, что значительно дешевле будет продвинуть во власть людей из своего круга, чем платить кому-то другому. Так мафия полностью сливалась с властью. А точнее – сама становилась властью. Казалось бы, теперь начнется мир и процветание. Организованная преступность вышла из подполья, легализовалась, и теперь никакой преступности не будет вообще, потому что сама мафия в этом не заинтересована. Как бы не так! Как раз теперь и начинается разгул преступности, который никем не сдерживается. Ведь мафия уже поставила на все ключевые посты своих людей. А если на вчерашнего бандита надеть форму полицейского, то он от этого бандитом быть не перестанет. Зато все полицейские, которые с ним работают, очень быстро превратятся в таких же бандитов, как и он сам. Есть ли от этого спасение? Да! Без всякого сомнения, спасение существует. И панацея от прихода к власти мафии, на мой взгляд, это ничем не ограниченная монархия. Трон передается по наследству, что исключает возможность прихода во власть бандитов. Конечно, возможен вариант, при котором наследник попадет под дурное влияние, но он маловероятен, так как монаршья семья у всех на виду и как-то незаметно сбить с пути истинного кого-то из этой семьи будет крайне затруднительно. И не забывайте, что у правителя всегда есть родня, которую можно поставить на ключевые посты и тем избежать коррупции. Разумеется, ни один монарх не застрахован от измены и государственных переворотов, но это только является для него стимулом, чтобы не возносился в заоблачные дали, а заботился о благе подданных. Тогда и переворотов можно не бояться. Да и в провинциях будет поспокойнее. Ведь там уже не выбирают на пост президента пройдоху, у которого хорошо подвешен язык, много денег и много влиятельных друзей. В такой ситуации губернатор или вице-король назначается самим монархом и не зависит ни от местных денежных мешков, ни от местной мафии. А с этой самой мафией он сможет бороться весьма интенсивно.

Стэн устал говорить и прервался, чтобы выпить стакан воды. В зале была гробовая тишина. Нельзя сказать, что Галактика никогда не слышала выступлений монархистов. Но они большей частью напоминали клоунаду: не первой молодости мужчины и женщины, разодетые в платье фасонов многовековой давности, ратовали за, как им казалось, лучшую жизнь, при этом чопорно рассказывая о каких-то увеселениях знати, на которые не пускали простолюдинов. Становилось понятно, что тут ни о какой заботе о процветании Галактики речи не идет, а идет речь о неизбывной тоске по привилегиям, отнятым демократией. Стэн же говорил о другом. Он предлагал выход из сложившейся ситуации. Причем не только выход, но и стабильность на долгие годы вперед. Журналисты притихли. Может, готовили каверзные вопросы, а может, переваривали услышанное. Стэн надеялся на последнее.

– Теперь вам должно стать понятно и то, что я собираюсь сказать сейчас. Эта мысль отражена и в подготовленном докладе, но там она настолько спрятана за статистические и политологические выкладки, что перестает быть очевидной. Кроме того, она так закамуфлирована, будто авторы доклада сами ее испугались. Я же говорю прямо: единственное наше спасение в смене существующего строя. Если мы уйдем от так называемой демократии к абсолютной монархии, то и мы сами, и наши дети будем застрахованы на будущее от прихода к власти мафии.

Стэн сделал паузу и обвел взглядом зал. Тишина нарушалась только легким шелестом кондиционеров. Господа журналисты, которые пытались обдумать услышанное, представляли собой очень занимательное зрелище. Обычно они пересказывали и домысливали, а тут требовалось осмыслить. С непривычки было им явно тяжело.

– Я думаю, что у вас возникли вопросы, – сказал Стэн. – Много вопросов. И вы обязаны их задать, так как в этом заключается ваша работа. Я не против. Но перед этим хочу сказать еще одно: референдум, посвященный выходу из Конфедерации, на руку только теперешнему правительству. Прими вы положительное решение – и сюда будут посланы войска для усмирения. Прими отрицательное – и с вас снимут три шкуры с помощью налогов. Единственный выход из этой бездарной ситуации – это проведение референдума на тему изменения существующего строя. Это все, что я хотел вам сказать, а теперь – ваши вопросы.

* * *

То, что выступление Стэна произведет эффект, сомнений не вызывало. Но такого эффекта никто не ожидал. Планета загудела как потревоженный улей. Огромное количество людей вышло на импровизированный митинг, длившийся около шести часов. Митинг принял резолюцию об изменении вопроса референдума. Правительство Сабы откровенно испугалось. Легионеры как могли успокаивали бюрократов, но ввели патрулирование крупнейших городов. Беспорядки не заставили себя долго ждать: на площади перед космопортом свернули с постамента памятник, олицетворяющий целостность Конфедерации. Пришлось Стэну выступить по местному информационному каналу и призвать к порядку. Это помогло, но больше уважения внушили патрули легионеров, которые с помощью спецсредств успокоили особо ретивых. Брожение в умах жителей тихой курортной Сабы уверенно приближалось к апогею, а легионеры вынуждены были тянуть время, дожидаясь возвращения «Лиса» с профессором Шмулерсоном на борту.

Стэн искренне надеялся, что если Сержу удалось уговорить профа лететь сразу, то уважаемый историк будет проедать полковнику плешь не более двух дней, а потом примется за поиски обоснования. Джейк, перед тем как Серж отправился на Нес, загрузил компьютер его звездолета под завязку всем, что можно было найти по истории Первой Галактической Династии, включая детские сказки и комиксы. Стэн похвалил друга, но в душе его скреблись кошки: ведь проф мог легко отказаться, сославшись на то, что это не его профиль. Хотя, принимая во внимание отношение Шмулерсона к любой власти, можно было надеяться на его помощь.

* * *

В четыре утра Стэн предпочитал спать. Спать сладко, и чтобы никто не мешал. Но какой же может быть сон, когда весь дом оглашает настойчивый сигнал вызова? Генерал поежился в постели, пытаясь во сне избавиться от навязчивого звука. Когда это не получилось, он открыл глаза и некоторое время мучительно пытался сообразить, что происходит. Сигнал вызова никуда не исчез. Стэн недобрым словом помянул современную технику и, накинув халат, побрел в кабинет. Динамик компьютера буквально разрывался от желания разбудить своего хозяина. Генерал зевнул, погрузился в кресло и нажал на клавишу ответа. Экран тут же осветился, картинка стабилизировалась очень быстро, это означало, что вызов местный. На экране была радостная физиономия Сержа Ижи.

– Доброе утро, мой генерал!

– Ты издеваешься? – вместо приветствия буркнул Стэн. – С каких пор утро может быть добрым? У тебя что там по корабельному времени?

– Как и у тебя – четыре утра.

– Так какого ты сам не спишь и другим не даешь? – То, что Серж должен был вот-вот прибыть, Стэн знал, но для того, чтобы воскресить это знание в голове, необходимо было полностью проснуться, чего генералу делать положительно не хотелось.

– Я на орбите. Начинаю посадочный маневр. И через два с половиной стандартных часа буду у тебя. Так что неплохо бы тебе к этому моменту проснуться.

До Стэна начало медленно доходить. Он еще раз зевнул и недобро посмотрел на Ижи-внука.

– Ты профа привез? – осторожно спросил генерал.

На борту «Лиса» что-то произошло. Лицо Сержа исчезло с экрана, и тут же послышался его протестующий голос. Протестовал полковник вяло, и вскоре его место занял невыспавшийся Шмулерсон.

– Алле! Стэн? Привет! Ты что там надумал? Мне Серж…

– Профессор! – взревел окончательно проснувшийся генерал. – Не в эфире и не на открытом канале связи! Пусти Сержа к пульту и дай ему приземлиться. Поговорим у меня.

Шмулерсон изобразил на лице явное неудовольствие, но позволил полковнику вернуться на свое место.

– Приземляетесь – и пулей ко мне. Треп в эфире закончили! – рявкнул Стэн и отключил связь. Слушать возражения Сержа ему в этот момент не хотелось.

Молодой генерал встал из кресла, потянулся и понял, что нужно приводить себя в порядок. Если проф был разбужен в такую рань, то он, естественно, сразу же приступит к делу. А слушать его надлежало внимательно, во избежание нравоучения.

* * *

– Это чистой воды хулиганство! – Шмулерсон, которому аудитория в виде Сержа Ижи уже стала неинтересна, обрушился на Стэна прямо с порога. – Вы надумали черт знает что! Это же надо было такое ляпнуть газетчикам!

– Проф, я…

– Ты безответственно себя ведешь! Эти грязные мужеложцы, которые готовы на все для жалко-вонючей статейки, теперь треплют твое имя по поводу и без. Мало того, что вы пиратствуете, так теперь еще и переворот…

– Хватит, Эндрю! – Стэн тоже повысил голос. – Не моя вина в том, что эти кретины журналисты переиначили мои слова. Мы сразу же собрали совещание, на котором было принято решение об объявлении меня наследником Первой Галактической Династии. Ты наивно полагаешь, что мне это нравится?

– Видишь ли, Стэн… Звучит глупо.

– Сам знаю, – обиженно буркнул генерал. – Может, тогда подскажешь выход из этой кретинской ситуации? Чтобы и треплом не выглядеть, и дураком. Идеи есть?

– Идей нет, – отрезал профессор. – Но кое-какие соображения, пока к тебе летел, появились.

Стэн навострил уши. Профессор поразительно быстро спустил пар. Значит, несмотря на то что само объявление Стэна наследником престола ему не по душе, идею в целом он одобряет. Кроме того, молодой генерал вдруг вспомнил, что сам проф происходит из древнего баронского рода. Так что…

Тем временем Шмулерсон принял от робота-прислуги чашку кофе, посетовал на его качество (профессор всегда оставался недоволен, если кофе варил не человек) и приступил к изложению своих умозаключений. Стэн слушал завороженно. Оказалось, что сама мысль об абсолютной монархии не раз приходила почтенному профессору на ум. Но не было никакой возможности найти малейшую зацепку для ее претворения в жизнь. В Галактике на звание наследника Первой Галактической Династии претендовало по меньшей мере сотни четыре человек. Никто из них скорее всего отношения к этому древнему роду не имел, но глотки они рвали преизрядно. При этом надо было понимать ряд вещей, которые теперь были известны только специалистам и на которые никто не обращал внимания. Во-первых – название «Первая Галактическая Династия» было абсолютно условным, и приняли его для обозначения данной императорской семьи абсолютно недавно. Во-вторых – то, что таковая династия в природе существовала, сомнению не подвергалось, но вот точные сроки правления хоть кого-нибудь из «Первых» известны не были. В-третьих – существовало еще четыре династии, которые были после. Но если Первая, исходя из легенд, дошедших до нас, правила всей Галактикой, то остальные в периоды своего расцвета едва подчиняли себе треть. Получалась очень интересная ситуация: все знали о пяти династиях, правивших в свое время Галактикой, все знали, что Первая была самой могущественной, но никто ничего вразумительного об этом правлении сказать не мог. А ведь оно было довольно длительным, раз успела образоваться именно династия. Как Первая Галактическая закончила свое существование – тоже было не совсем понятно. В научных кругах рассматривались две гипотезы, диаметрально противоположные. Первая гласила, что последние императоры пали от какой-то неизвестной болезни и трон опустел. Регенты не смогли долго удерживать порядок и, при отсутствии прямых наследников, вспыхнул мятеж, который завершился развалом империи. Вторая была на первый взгляд больше похожа на сказку. Там речь шла о том, что последний император сел в свой звездолет и просто исчез в пространстве, но при этом он оставил послание. В нем было сказано, что если в Галактике наступят трудные времена, то он вернется, чтобы спасти своих подданных. Несмотря на полную сказочность, недавно эта гипотеза странным образом получила подтверждение: на Несе был найден обелиск, отлитый из вольфрама, на котором присутствовал текст императорского послания и дата отлета императора. К великому сожалению археологов, возраст находки удалось определить очень приблизительно. Дата же, имевшаяся на обелиске, была в каком-то непонятном летосчислении. На Несе оно никогда не применялось, да и где-нибудь в других местах – тоже. Несмотря на определение возраста находки, не было никакой гарантии, что обелиск отлили сразу же после отлета последнего императора. Таким образом, вся находка могла оказаться данью легенде. Но если с годами правления монархов Первой Галактической не все было понятно, то с некоторыми артефактами, напротив, археологи дело имели. В частности, были найдены изображения людей того времени. И даже, как полагал сам Шмулерсон, портрет одного из императоров в окружении свиты. Благодаря тому что картина была выполнена в виде голограммы, она с успехом пережила многовековое пребывание в земле Неса. Когда кристалл был извлечен, его попробовали причислить к украшениям. Но тут кто-то ради шутки пропустил через него луч лазера. С данной голограммы имелось некоторое количество копий. Одну из них Шмулерсон прихватил с собой и тут же продемонстрировал. Мужчина средних лет, одетый в роскошный камзол и высокие ботфорты, почти закрывавшие шитые золотом бриджи, рассеянно улыбался, глядя перед собой. В правой руке у него была шляпа с плюмажем, левая охватывала рукоять меча. Свита была как бы на заднем плане. Стэн полюбовался предполагаемым предшественником и хотел уже выключить подачу энергии на голограмму, когда…

– Эндрю! Это же мой мечемет!

– Нет, Стэн, это ты носишь его меч, – ответил профессор. – Я сразу же после твоего отъезда начал искать аналоги этого оружия. И кусал себя за локти, что отдал его тебе. Ведь прежде никто ничего подобного не находил. Я сверился с громадным количеством литературы, запросил музей вооружений при правительстве Конфедерации, узнал о лучевом оружии больше, чем знает большая часть твоих подчиненных. И – ничего. А тут мне наконец-то прислали в подарок копию портрета императора. Я долго ее рассматривал, и мне все время что-то казалось знакомым. Я детально проанализировал одежду и обувь – ничего экстраординарного. На Талии такой костюм до сих пор считается парадно-выходным. Я загнал изображение императора в компьютер и провел сравнение со всеми имеющимися у меня портретами. Кстати, тебе будет интересно узнать, что анализ показал ваше сходство. И судя по портрету, император тоже был левшой.

Стэн непроизвольно улыбнулся. Почему-то вспомнилось, что самое неправдоподобное предположение оказывается обычно и самым верным. Если же генерал действительно являлся наследником Первой Галактической…

– Но больше всего меня потрясло то, что идентификация оружия произошла за считанные доли секунды. В моем компьютере твой клинок зарегистрирован так же, как ты его обозвал – мечемет. И вот вообрази себе – я включаю программу идентификации и готовлюсь идти любоваться закатом. Но вместо этого тут же получаю на экране ответ. Я не поверил, полез проверять еще раз – но все сходится! И если предположить, что это оружие индивидуальной сборки, то у тебя именно тот самый клинок!

– Сомневаюсь я, что мечемет уникален, – буркнул Стэн. – Очень смахивает на конвейерное производство. Если бы еще удалось вскрыть основной узел – можно было бы наштамповать огромное количество…

– Но вскрыть ты не смог. – Профессор воинственно задрал бороду.

– Не захотел, – парировал Стэн, – жалко портить хорошую вещь.

– А если он выйдет из строя? – не сдавался профессор.

– Вот тогда и распилю!

– Ладно, дальше слушай…

Оказалось, что если сам мечемет исследователям известен не был, то вот упоминания о нем встречались во множестве легенд. У императоров Первой Галактической («Какое несуразное название, Стэн! Они называли себя Цветущими».) было заговоренное оружие, которым они могли поразить врага в ближнем бою и на расстоянии. В одной из легенд как раз и описан бой императора с полчищами врагов. Он разил их мечом, а когда враги обратились в бегство, предал огню. Сначала Шмулерсон полагал, что это метафора, но, познакомившись лично с работой мечемета, понял, что легенда имела все шансы оказаться правдой.

– Таким образом, Стэн, если твое сходство с портретом императора можно считать случайностью – существует не так много типов лиц, – то наличие у тебя легендарного императорского меча можно считать делом доказанным. А такие вещи, дорогой генерал, просто так в руки кому ни попадя не приходят…

* * *

Беседа с профом оказалась весьма полезной. Стэн понимал, что в таком виде скармливать информацию народу нельзя, но вот переиначить ее так, чтобы всем сразу стало понятно, кто является законным наследником престола Цветущих, – для этого существовали аналитики и специалисты по связям с общественностью. Сразу же после того как закончился рассказ археолога, Стэн передал его запись ожидающим специалистам, а сам пригласил Шмулерсона на морскую прогулку. Проф согласился, и не прошло и получаса, как яхта генерала вышла в море.

Прохладный ветерок навевал лирическое настроение и профессор, устроившийся в шезлонге на корме, вдруг начал читать свои стихи про Нес. Они были очень разные. В одних описывались будни археологов, в других – веселые застолья, вместе с профессором Стэн переживал весть о потере близкого друга и знакомился с самой прекрасной девушкой на свете. Это были чудесные стихи. Стэн впервые понял, что Эндрю законченный романтик. И ничем это из почтенного профессора выбить уже нельзя. Но так ли уж плохо быть романтиком? Неужели лучше быть законченным прагматиком?

* * *

По возвращении с морской прогулки Стэна ждал целый ряд новостей. Аналитики уже начали атаку на умы жителей Сабы: первое короткое сообщение, туманно намекающее на происхождение генерала, уже проскочило по средствам массовой информации. И первые наиболее прыткие журналисты уже попытались прорваться к дому легионера, чтобы получить подтверждение. Но не тут-то было! Боб, которому поручили охрану монаршей персоны генерала Рутера, никаких новых распоряжений относительно репортеров не получал, а старые гласили, чтобы и духу пишущей братии рядом с домом не было. Приказы Боб выполнять умел. Это, наверное, был его главный талант. Так что не было ничего удивительного в том, что журналистов погнали. И пообещали в следующий раз угостить из лучемета. Проявился генерал Ижи. Он действительно охотился. И охотился успешно. На планете оказался довольно известный мерзавец по имени Джордж Уринсон. Мерзавец промышлял обычно мелким мошенничеством, но тут он решил, что не грех будет и прославиться. Прославиться он решил за чужой счет, а попросту – использовать одного из своих знакомых, чтобы под шумок пробраться в правительство планеты. Ничего страшного в этом не было: в каждом правительстве имеется некоторое количество подобной швали, но Джордж был в свое время замечен в очень уж тесном сотрудничестве со сциллийцами. С точки зрения генерала Ижи, такое сотрудничество и пребывание в правительстве любой планеты были вещами несовместимыми. Так что на Уринсона была объявлена охота, которая несколько часов назад завершилась вполне удачно. Ижи-дед не стал утруждать Стэна подробностями, но молодой генерал не очень рвался их знать: методы старшего Ижи были слишком хорошо ему известны.

Стэн еще успел поваляться на пляже в компании профессора и Джейка, выбравшегося специально, чтобы увидеться с Эндрю, когда события понеслись вскачь. Аналитики закончили обрабатывать информацию, полученную от профессора, и приступили к оболваниванию населения планеты со всей серьезностью. Была выпущена в эфир передача, рассказывающая о Первой Галактической Династии. Изображение императора, сжимающего рукоять меча, постоянно чередовалось с изображением Стэна, у которого на боку висел тот же клинок. То, что это был монтаж, Стэн прекрасно понимал, но люди знать не могли. Потом пресс-атташе генерала выступил перед журналистами. Он рассказывал много и охотно, но ничего толком не сказал. Слухи даже не поползли, а понеслись по планете. Выждав еще несколько часов, тот же пресс-атташе очень осторожно предложил сменить вопрос референдума. Вместо выхода планеты из Конфедерации жителям Сабы предложили проголосовать за изменение существующего строя. Судя по реакции населения – изменение пришлось по душе. Некоторым особо крикливым сторонникам автономии очень грубо заткнули рты. Стэн понимал, что не обошлось без генерала Ижи, но внешне все выглядело пристойно. Начинала претворяться в жизнь идея пожилого генерала.

* * *

По прошествии недели стало понятно, что референдум на Сабе вызывает беспокойство у правительства Конфедерации. Осторожный запрос, адресованный планетарному правительству, предлагал доложить в метрополию о состоянии дел на вверенных территориях. Запрос перехватил Стэн и ответил на него весьма нелестно. Он высказался в том плане, что крайне недурственно было бы господам мафии заготовить для себя благоустроенные камеры в той самой тюрьме, где имел удовольствие пребывать сам генерал. Сделать это нужно уже сейчас, так как первым же указом после того, как Стэн взойдет на престол, будет указ об аресте всех членов правительства Конфедерации и посадке их по разным исправительным учреждениям Галактики. В ответ Стэна объявили пиратом, за голову которого назначена награда, и заявили, что больше общаться с ним не желают до того самого момента, пока он не будет пойман и расстрелян. Генерал нагло ответил, что в отличие от своих визави кровожадностью не страдает и особо наглых мафиози будет просто вешать. На этой оптимистической ноте общение с правительством Конфедерации закончилось.

Подготовка к референдуму приближалась к решающей фазе, когда народу уже открытым текстом говорят, за что именно нужно отдать свой голос. Стэн попытался было заикнуться о демократии, но генерал Ижи, вернувшийся со своей охоты, весьма в грубой форме напомнил, что именно сделали по демократическим законам с самим Стэном и прочими легионерами. Когда Стэн не нашелся, что ответить, Ижи-дед посоветовал ему не говорить больше чуши, а дать еще одну пресс-конференцию. Стэн готов был взвыть, но пришлось отправляться к журналистам.

Пишущая братия во что бы то ни стало хотела демонстрации работы мечемета. Пришлось устроить показательный бой на клинковом оружии, после чего трансформировать мечемет и разнести из него один из автомобилей господ журналистов. Все были в абсолютном восторге, кроме хозяина авто. Но к нему по окончании мероприятия подошел Серж Ижи и молча вручил ключи от новой машины. Таким образом, все остались довольны.

Пока разыгрывались все эти представления, аналитики Галактического Патруля готовились к самому референдуму. На местном информационном канале прошло интервью с профессором Эндрю Шмулерсоном. Проф всячески намекал на то, что претензии Стэна на престол не просто законны, а еще и сопровождаются такими знамениями, которые древние, без сомнения, посчитали бы знаком богов. Знамения, естественно, уже были организованы. Серж Ижи стартовал за три дня до описываемых событий и, используя тектоническое оружие, превратил в пылающий шар одну из необитаемых планет в непосредственной близости от резиденции правительства Конфедерации; на солнце Сабы произошла гигантская вспышка (каких энергозатрат это стоило, знал только Джейк); ну а всякие «знаки богов» помельче просто не давали жителям Сабы прохода. И народ уверовал.

* * *

В день референдума Стэн надел на себя парадный мундир, нацепил мечемет и пошел демонстративно волеизъявляться. Так как генерал продолжительное время жил на Сабе, имел здесь собственность и был женат на местной жительнице, то он считался вполне полноправным гражданином этой курортной планеты. Это Стэна вполне устраивало. Он мог, так сказать, на личном примере продемонстрировать, что голосовать нужно. И как нужно голосовать… но это только намекнуть. Видимость свободного волеизъявления должна быть соблюдена.

Естественно, еще на дальних подступах к Стэну привязались журналисты. Им было очень интересно, за какое решение проголосует генерал и претендент на престол. Стэн напустил на себя таинственный вид и поведал, что тайну голосования еще никто не отменял. Журналисты были разочарованы, но вынуждены были оставить генерала в покое: очень уж нехорошо на них посмотрел Боб и отдал своим людям какие-то распоряжения, красноречиво поглядывая в сторону пишущей братии.

Проголосовав, Стэн позволил усадить себя в лимузин и отвезти в Президентский дворец, где уже был сервирован стол. Намечался праздничный обед, к концу которого и должны были быть обнародованы результаты референдума, а Стэн выступить с поздравлениями по поводу правильного выбора, сделанного жителями Сабы. Речь Стэна должна была, по замыслу легионеров, транслироваться по местным информационным каналам, а также и по общегалактическому, который должен был оседлать Джейк. Последний заявил, что у него все готово и волноваться не стоит. Генерал Ижи попытался было проверить, что там, собственно, готово, но был весьма недвусмысленно отправлен куда подальше. Джейк нагло осведомился, что, собственно, почтенный генерал понимает в каналах связи, и, выслушав ответ, посоветовал перед тем, как лезть с подобными инспекциями, подучить матчасть. Генералу Ижи пришлось ретироваться.

Так что к тому моменту, когда Стэн оказался в обеденном зале, все уже были в состоянии полной готовности и, по сути дела, ждали только отмашки, чтобы начать шоу.

* * *

Обед начался как положено: все молча и сосредоточенно работали челюстями. Говорить уже было не о чем – все и так говорено-переговорено сотни раз. Волноваться за результаты референдума тоже не стоило, так как все данные фильтровались компьютером Джейка, а там осечки быть не могло. Перехват информационных каналов Конфедерации тоже являлся делом решенным – или получится сразу, или нет. Так что молчаливая атмосфера, царившая за обеденным столом, уж никак не была подавленной.

Через час, когда основная часть присутствующих насытилась и принялась лениво обмениваться ничего не значащими фразами, появилась первая информация. В зал вошел один из легионеров, работавших с Джейком, и что-то шепнул ему на ухо. Джейк отвлекся от гусиной ножки, которую перед этим увлеченно поедал, и переспросил о чем-то пришедшего. Тот ответил утвердительным кивком и, испросив разрешения, удалился. Джейк прямо светился от удовольствия, но новостью поделиться явно не спешил.

– Ты чего там разулыбался? – не выдержал Стэн. – Колись уже!

– Да так… – неопределенно протянул Джейк, – текучка…

– Колись! – рыкнул начавший терять терпение генерал Ижи. – Взял мане'у в сек'етность иг'ать.

– Пришла предвариловка по референдуму… – И Джейк опять замолчал, будто рассказывал о чем-то абсолютно неинтересном.

Стэну это надоело. Он осмотрелся, взял в руку увесистое серебряное кольцо от салфетки и запустил им в Джейка, тот ловко увернулся, но решил больше не рисковать и продолжил:

– Нам не придется ничего фальсифицировать. Более восьмидесяти процентов высказалось «за». Через двадцать минут будут окончательные результаты. Стэн поднимет тост за новую империю, а я в это время буду передавать данное безобразие на всю Галактику. Поздравляю, Стэн, ты начинаешь становиться императором!

– Да пошел ты! – беззлобно ругнулся молодой генерал. Заниматься этим спектаклем было откровенно противно.

* * *

– Дорогие мои сограждане! Я взял на себя смелость предложить жителям горячо любимой мной Сабы ответить на один вопрос: хотят ли они и дальше жить в мире коррупции и продажных политиков, или будет лучше сменить существующий строй на абсолютную монархию и раз и навсегда избавиться от подобного рода мерзостей? Почти девяносто процентов ответили, что хотели бы видеть монарха, правящего справедливо и передающего свой престол наследнику. И им абсолютно не по душе современная продажная сволочь, окопавшаяся в правительстве Конфедерации. Я, генерал Галактического Патруля Стэнли Рутер, призываю вас всех задать себе тот же самый вопрос и, если наши мысли по поводу решения этой проблемы сходны, присоединяться к нам! Мы уверены, что вместе мы сможем сделать наш дом, нашу Галактику тем местом, где честному человеку будет жить легко и хорошо, а мафиози – крайне неуютно и недолго. Поможем себе сами – построим свой дом заново!

Передача закончилась. Джейк показал, что все прошло нормально, а Стэн с раздражением подумал, что сегодня он крайне мало отличается от господ, засевших в правительстве Конфедерации. Но машина уже была запущена на полную и давать задний ход было уже поздно.

– Ты был непод'ажаем, – издевательски заявил генерал Ижи, – нечто сове'шенно новое и, главное, свежее.

– Ага! – Стэн невесело улыбнулся. – Только от такой свежести что-то тухлятиной пованивает. Хотя не я этот бред сочинял. Да и идея принадлежит далеко не мне…

– П'авильно! 'угай ста'ика. Оско'бляй. Это вместо благода'ности.

– За что благодарить? За то, что меня гонят пинками на престол, который глаза бы мои не видели? Ну, спасибо огромное, господин генерал. Удружили – дальше некуда!

Пикировка могла бы еще продолжаться долго, если бы не хмурый Джейк, решительно прервавший словесную дуэль двух генералов.

– Хреново дело, – буркнул он, выбираясь из-за мудреного пульта, с помощью которого и осуществил пиратский выход в эфир. – За нас теперь возьмутся очень крепко.

– С чего ты взял? – удивился Стэн.

– Только что по информканалу Галактики прошел общий приказ о мобилизации.

– Мне кажется, что его самым скотским об'азом будут саботи'овать, – заметил Ижи-дед. – Им очень н'авится во'овать, но очень не н'авится воевать с п'отивником, кото'ый им явно не по зубам.

– Может быть, – задумчиво ответил Стэн. – В любом случае нам нужна новая База. Мы должны привести в чувство людей и корабли. Кстати, мне тут на глаза попался весьма любопытный документ: в непосредственной близости от нас имеется одно очаровательное заведение, где содержат наших товарищей. Содержат против их воли и в очень плохих условиях… Может, навестим?

– Давай, – ответил генерал Ижи, – издадим п'иказ по Пат'улю о том, что Саба становится в'еменной Базой, и начнем подготовку к освобождению легионе'ов. Я знаю, о какой тю'ьме ты гово'ишь…

* * *

Через несколько стандартных часов жители курортной Сабы, еще не отошедшие от референдума, с интересом узнали, что отныне их планета является официальной Базой Галактического Патруля со всеми вытекающими последствиями. Радоваться или грустить по этому поводу, они еще не знали, но чувствовалось, что в ближайшее время жизнь на тихой Сабе изменится самым радикальным образом. Правда, еще нельзя было сказать, в какую сторону: в лучшую или худшую, но изменения уже стояли на пороге.

Глава 5

Легионеры очень долга стояли на пути у сциллийской мафии. Теперь уже никто бы даже и не взялся подсчитать, сколько мерзких выходок сциллиицев было остановлено именно Галактическим Патрулем. Воспользовавшись избирательной системой, позволявшей провести в правительство Конфедерации любого подонка, лишь бы у него были деньги, сциллийцы постарались уничтожить Галактический Патруль, но из этого ничего толком не вышло. Теперь легионеры готовились взять реванш. А для этого требовалось освободить из тюрьмы своих товарищей, которые там до сих пор томились.

Подготовкой к этой акции занялись очень серьезно. Учли все просчеты, вскрывшиеся при первом нападении на тюрьму, когда были освобождены Стэн и генерал Ижи, тщательно изучили план тюремного комплекса, только после этого приступили к тренировкам людей. Предстояло провести операцию за ничтожно короткий срок – половину стандартного часа. Это давало возможность надеяться на то, что сциллийцы просто ничего не успеют сделать, и на этот раз обойдется без потерь. Хотя Стэн и помнил предупреждение покойного Командующего о том, что где-то есть стукач, он решил, что тот либо уже погиб, либо перестал заниматься своим гнусным делом. Джейк такой беспечности не разделял и принялся яростно копаться в личных делах легионеров, надеясь найти хоть какую-нибудь зацепку, которая в дальнейшем поможет вычислить предателя. На предложение Стэна прекратить маяться херней и заняться делом Джейк ответил, что его корабль носит имя «Мститель» и каждое действо, приближающее переименование корабля в честь погибшего Командующего, является для Джейка первоочередной задачей, а не, как изволил выразиться Стэн, херней. Генерал выслушал друга и оставил его в покое. Спорить с Джейком в такие моменты было бессмысленно. Кроме того, в глубине души Стэн и сам надеялся, что Джейк отыщет предателя.

Пока Джейк штудировал личные дела легионеров, а генерал Ижи с жуткой руганью обустраивал новую Базу, Стэн решил спрятаться ото всех на несколько дней, чтобы дать отдых нервам, находившимся в напряжении все время, пока готовился референдум и во время его прохождения. Справедливо решив, что лучшего отдыха, чем прогулка на яхте в открытое море, он все равно сейчас не получит, молодой генерал погрузил на свое судно припасов на несколько дней и ранним утром следующего дня его яхта подняла паруса.

Как только берег скрылся за дымкой, Стэн с облегчением вздохнул и уселся в шезлонг. Молодому генералу хотелось побыть одному. Хоть на несколько дней вырваться из ада, окружавшего его все последнее время, и окунуться в безбрежное спокойствие океана. К сожалению, его мечтам не суждено было сбыться. Не прошло и часа, как требовательно зажужжал зуммер вызова. Стэн помянул нехорошим словом достижения техники и полез в каюту, чтобы ответить.

На маленьком экране переносного устройства связи имела место быть хмурая физиономия генерала Ижи.

– П'охлаждаешься?

– С вами попрохлаждаешься, как же. Что на этот раз стряслось?

– Вылет че'ез шесть станда'тных часов. Так что 'азво'ачивайся к бе'егу и быст'о!

Генерал отключил связь, а Стэн громко выругался. Отдых откладывался, причем на неопределенное время.

* * *

План нападения на тюрьму, в которой содержались легионеры, был разработан пожилым генералом основательно. Предусматривалось буквально все: даже необходимость переноски кого-нибудь на борт крейсеров. На случай, если администрация тюрьмы вздумает поднять тревогу, предполагалось сразу же разбить передающую тарелку. План тюрьмы, списки заключенных и номера камер Джейк каким-то образом выудил из вакуума и теперь снисходительно объяснял, как этой информацией пользоваться. Стэн ощутил легкий укол самолюбия: его опять не посвятили в подробности готовящейся операции, а преподнесли все на блюдце. С другой стороны – это было не так уж и плохо. Если бы молодой генерал был вынужден заниматься еще и этим, у него бы точно случился нервный срыв. Теперь же, любуясь проделанной коллегами работой, Стэн поневоле испытал гордость. С такими людьми работать доводится не каждому, а те, кому посчастливилось, должны понимать, какая им оказана честь.

В налете должно было участвовать тридцать крейсеров. Вспомогательные и десантные суда решили не брать, чтобы не снижать мобильность флотилии. По времени планеты-тюрьмы нападение должно было состояться ранним утром – около четырех часов. Это позволяло надеяться на то, что охрана будет до предела сонной, а начальник тюрьмы вообще еще будет спать сном праведника. Так как в этом заведении содержались легионеры званием поменьше, то и охранялось оно не так усиленно. Кроме того, планета, на которой была расположена тюрьма, обладала атмосферой, пригодной для дыхания, а это означало, что остальных заключенных можно было смело выпускать наружу – они с великой радостью разбегутся, и на довольно продолжительное время уцелевшие охранники будут иметь очень неприятное занятие: гоняться за своими подопечными по всей планете. Таким образом, налет, который будет продолжаться не более тридцати минут, обещал быть крайне эффективным. Просмотрев все материалы, Стэн с интересом узнал, что экипажам сообщено неправильное время начала операции – генерал Ижи все еще опасался «крысы». Из-за этого люди узнали о готовящемся рейде за стандартный час, что явно не способствовало улучшению настроения. Но приказы начальства обсуждать не принято и вскоре вся флотилия, отобранная для налета, уже находилась на орбите Сабы.

* * *

Крейсеры, соблюдая полное радиомолчание, один за другим осуществляли гиперпространственный прыжок, чтобы вынырнуть уже около цели. Стэн тоже готовился бросить «Крысобой» в гиперпространство: вся телеметрия была в норме, и корабль, как боевой конь, сам просился в дело. Короткий разгон, вспышка, и вот средний крейсер уже движется в гиперпространстве.

– Стэн, – Конг впервые с момента старта обратился к генералу, – у меня все из головы не идет этот предатель. Как ты думаешь, кто он?

– Человек, – ответил Стэн, которому данную тему поднимать не хотелось, – как я и как ты. Тоже ест, пьет, любит женщин, водит крейсер… Только гнида!

– Это понятно, – не унимался Конг, – а конкретно ты никого не подозреваешь?

Что тут можно было ответить? Было несколько человек, которые Стэну лично были глубоко неприятны. Более того: генерал искренне бы обрадовался, узнав, что предатель один из них. Но личную неприязнь к делу не подошьешь. С тем же успехом могло оказаться, что предателя Стэн лично не знал и едва ли видел хоть раз. Или наоборот, что это кто-то из друзей. О такой перспективе думать вообще не хотелось.

– Конкретно, говоришь… А никого я конкретно не подозреваю. Есть только один возможный вариант: поймать за руку. Вот тогда и поглядим. А пока – это гадание на кофейной гуще. Способ малопродуктивный и с крайне низкой сходимостью.

На чем тема была исчерпана. И вовремя: почти сразу после фразы Стэна прозвучал зуммер выхода в пространство. Начиналась работа.

* * *

Местное солнце лениво освещало планету, часть которой волею людей была превращена в тюрьму. Гигантский тюремный комплекс был хорошо виден даже с орбиты и должен был, по замыслу архитекторов, служить грозным предупреждением всем, кто только собирается нарушить закон. Но вместо чувства благоговения и уважения Стэн испытал только гадливость. И со злорадством представил себе, что начнется в этой тюрьме через несколько минут.

Стэн еще созерцал планету, а легионеры уже начали действовать. Один из крейсеров завис над тюремным комплексом и серией коротких импульсов уничтожил передающую антенну. Два других методично утюжили хлипкую систему ПВО. Когда от пусковых установок и радаров противника остались только воронки и груды перекореженного металла, корабли легионеров начали стремительный спуск. Стэн вышел из оцепенения и решительно послал «Крысобой» вперед.

Когда смолкли двигатели и обзорные камеры начали выдавать картинку, Стэн понял, что генерал Ижи времени зря не тратил: охрану, попытавшуюся воспрепятствовать проникновению легионеров внутрь комплекса, просто хладнокровно расстреляли. Заняло это немного времени, и атакующие быстро продвинулись внутрь комплекса. Стэн включил связь, и рубка крейсера тут же наполнилась деловитой руганью легионеров, прерываемой иногда шипением лучеметов. Чувствовалось, что подготовка у охраны оставляет желать лучшего, а нападающие, напротив, действуют очень умело. Стэн даже заскучал. У него было желание схватить лучемет и последовать за своими товарищами, но генерал Ижи строго заявил, что место командира во время боя не на передовой, а в штабе. По этой причине пусть Стэн будет добр сидеть на борту своего «Крысобоя», не рыпаясь, и готовиться принять на вышеозначенный борт спасенных товарищей. После чего стартовать и доставить вышеозначенных товарищей на Сабу в целости и сохранности. Стэн для порядка повозражал, но и сам отлично понимал, что генерал Ижи прав на все сто. Так что сейчас капитан «Крысобоя» предавался безделью, слушая перебранку своих товарищей, которые уверенно продвигались в глубь тюремного комплекса.

Прошло еще несколько минут, и на посадочной площадке стали появляться первые освобожденные легионеры. Стэн решил, что, встретив их не в рубке крейсера, а внизу, несколько приободрит. Оставив пульты на недовольного Конга, молодой генерал решительно направился к лифту.

Первый, кто попался Стэну на глаза, когда он уже спустился вниз, был здоровенный светловолосый парень, показавшийся генералу смутно знакомым. Подойдя ближе, Стэн прислушался.

– Замки перестали работать, и я сразу в коридор. Тут смотрю – стоит пехотинец, метр двадцать на коньках и в шляпе. Морда перепуганная, руки трясутся. Никак лучемет из кобуры вытащить не может. Ну я его…

Стэн улыбнулся и решительно направился к спасенному легионеру.

– Пшеничникофф!

– Господин генерал!

– С освобождением. Давай на борт.

– Есть!

Сержанта Пшеничникоффа, которого Стэн хорошо помнил по первой операции Патруля на Сабе, видеть было приятно. Он сразу же занял в рубке очень много места и с присущим ему мрачноватым юмором рассказывал, как «беседовал» с охранниками и наиболее наглыми заключенными. Стэн смеялся вместе со всеми, но при этом понимал, что одна из таких бесед могла закончиться для бравого сержанта плачевно. Хотя, а почему для сержанта? Оказалось, что Пшеничникофф успел окончить офицерскую школу Патруля и давно уже являлся капралом. Стэн решил, что парню очень неплохо будет дать при первом же удобном случае ротмистра.

Операция между тем подходила к своему завершению. Звездолеты легионеров стремительно загружались освобожденными товарищами и готовились стартовать с планеты. Начальник тюрьмы оказался поразительно похож на сциллийца, и генерал Ижи распорядился взять его с собой, чтобы на досуге как следует с ним потолковать. Все ворота тюрьмы уже были открыты настежь, и благодарные заключенные стремительно разбегались во все стороны. Дело было сделано. Стэн решительно прервал очередной рассказ Пшеничникоффа и погнал его и остальных в перегрузочные ложа – пора было убираться подальше от тюремной планеты, которая еще долго будет помнить визит легионеров.

* * *

На Сабе флотилию встретили с ликованием. Стэн с интересом узнал, что про этот «подвиг» уже сложена легенда. Повествует она о том, как император с огненным мечом спустился с небес и, разбив оным мечом темницу, освободил своих друзей, которые томились там, несправедливо заточенные злыми врагами. Выслушав эту оду, Стэн взвыл. Конечно, без народного эпоса не бывает народного героя, а люди, как их ни приманивай демократией, избирательным правом и прочими глупостями, все равно верят в доброго и справедливого царя, который принесет им долгожданное освобождение от всех неприятностей. Но не такой же бред сочинять! Впрочем, такую реакцию свежесочиненный эпос вызвал только у Стэна. Остальная компания легионеров веселилась от души. Джейк издевательски рассуждал о том, что теперь и он попадет в историю, как друг величайшего из императоров и придворный маг по совместительству. Генерал Ижи хитро щурился и туманно намекал на шикарные перспективы, открывающиеся для его семейства, так как именно он, генерал Ижи, являлся сокамерником Стэна, а значит – являлся верным другом, позволявшим пережить все невзгоды заточения в темнице великому императору. Остальные тоже скалили зубы и изощрялись в словоблудии. Когда Стэна это совсем достало, он совершенно искренне пообещал первым же указом распорядиться повесить зубоскалов на воротах дворца, дабы вызвать у подданных должный трепет перед монаршей особой, а саму особу оградить от потоков откровенных издевательств. После чего вторым указом будет законодательно закреплено то, что при императоре будут находиться исключительно глухонемые, дабы не травмировать слух монарха гнусными подковырками и не разглашать государственной тайны. Выслушав эту тираду, компания легионеров разразилась дружным хохотом, а Стэн язвительно заметил, .что смеяться им осталось недолго – сами толкают его на престол, потом пусть не обижаются.

На Сабе же в это время шли народные гулянья. Праздновалась первая победа императора в таковой ипостаси. Генерал попробовал укрыться у себя дома, но и тут ему покоя не дали. Одна за другой следовали делегации официальных лиц планеты, спешащие поздравить с победой и подобострастно заглянуть в глаза новоиспеченному монарху. В конце концов Стэн вызвал к себе Боба и объяснил, что либо Боб что-то придумает и Стэна оставят в покое, либо Стэн за себя не ручается и кого-то таки разделает по всем правилам мясницкого искусства. Это подействовало, и следующую делегацию Боб развернул, заявив, что у их величества мигрень и оне сегодня больше никого не принимают. Стэн вздохнул с облегчением. Но ненадолго. Минут через двадцать заявились Джейк, оба Ижи, Пшеничникофф, Шмулерсон и Конг. Они нагло потребовали, чтобы Стэн немедленно распорядился накрыть столы, так как императорскую победу надлежит отпраздновать бурным застольем.

– Какую, на хрен, победу? – возмутился Стэн. – Я же водителем рейсового автобуса работал! Что вы делаете?

– Давай я тебе объясню, – спокойно ответил Шмулерсон. – Ни один самодержец никогда не занимался непосредственно ведением войн. Единичные примеры известны, но они только подтверждают правило. Самодержец должен быть лицом государства и не более того. Он обязан вызывать у своего народа только положительные эмоции, быть обожаем и всячески превозноситься. Для этой цели о нем положено сочинять легенды. Иногда правдивые, иногда не очень. Легенды эти следует распространять до тех пор, пока в них не уверуют люди. Так что не надувайся и дай создать еще одну легенду: это мы знаем, что будем здесь пьянствовать, а люди должны понять, что речь идет о военном совете величайшей важности, на котором будут приняты судьбоносные для Галактики решения.

– То есть, все решения вы уже приняли? – осведомился Стэн. – Может, и меня иногда будете в известность ставить?

– Не кипятись, – примирительно произнес генерал Ижи, – пошушукаться действительно надо. Сейчас начнется самое неп'иятное: нас попытаются уничтожить п'ямо на Сабе. Если 'аньше с нами толком ничего не удавалось сделать из-за отсутствия у нас постоянной базы, то тепе'ь это не составит т'уда. Так что сегодня можем и попьянствовать, а завт'а нужно что-то делать.

На этом и порешили. Стэн со вздохом повалился в кресло, а Джейк тут же дорвался до одного из терминалов и яростно заколотил по кнопкам. Не прошло и минуты, как по дому забегали роботы-прислуга. Готовилась громадная пьянка.

* * *

Наутро встав с тяжелой головой и жутким желанием навалять вчерашним гостям по шее, Стэн облачился в халат и проследовал на кухню, чтобы выпить кофе. Пользоваться роботами генерал не любил и, если была возможность, кофе варил себе сам. На кухне уже кипела жизнь: Джейк с Бобом и Конгом вовсю поправляли пошатнувшееся после вчерашнего здоровье. Лечились они пивом и, судя по количеству пустых бутылок, лечились уже довольно давно. Если это безобразие не прекратить, оно явно грозило перейти в следующую пьянку.

– Могу я узнать, – деликатно откашлявшись, елейным голосом произнес Стэн, – а чем это мои возлюбленные подданные тут занимаются в такую рань?

Тон, которым Стэн поприветствовал друзей, не обещал для них ничего хорошего. Джейк это понял сразу и быстро огляделся, ища возможные пути для спешного отступления. Конг тоже почувствовал себя не в своей тарелке. Зато Боб остался Бобом.

– Э-э-э… Стэн! А ты не помнишь, что ты вчера кому пожаловал?

– Не помню, – решительно ответил молодой генерал. – А значит – ничего не было!

– Ты и вердикт подписал, – ядовито ухмыльнувшись, вставил Джейк.

– Какой вердикт? – Стэн начал что-то смутно вспоминать, но голова все еще работала плохо.

– Ты пива попей, оно полегчает, – предложил Конг.

Стэн молча уселся на табурет, откупорил бутылку и с подозрением посмотрел на развлекающуюся компанию. Что-то, напоминающее слова Боба, несомненно было. Но вот что именно? Чем больше генерал думал над этим, тем больше понимал, что, похоже, что-то наподписывать-таки вчера умудрился. А принимая во внимание современные средства коммуникации… Неужели мир был вчера осчастливлен первым императорским указом? Какой ужас!

– Боб! – Стэн решительно встряхнул приятеля. – Сейчас и здесь ты быстро и во всех подробностях рассказываешь все, что было, или я с тебя собственноручно спущу шкуру. Остальным – молчать!

* * *

Опасения Стэна не подтвердились. Никакими указами он Галактику, хвала Богу, не осчастливил. Зато умудрился принять Пшеничникоффа в какой-то рыцарский орден. В какой именно, никто вспомнить не мог, но Серж Ижи вызвал к себе кого-то из подчиненных и отдал приказ разработать устав и подогнать историю ордена подо что-то уже существовавшее. Стэн застонал. Но оказалось, что генерал Ижи тоже не спал. Он собственной властью произвел Пшеничникоффа в ротмистры и даже выдал ему крейсер. Для того чтобы данное деяние не кануло в Лету, генерал распорядился подготовить крейсер для передачи новоиспеченному ротмистру не позднее шести часов этого утра. Так как приказ отдавался часа в четыре… Погуляли легионеры здорово.

* * *

Новоиспеченный ротмистр угрюмо обозревал громаду среднего крейсера, возвышавшуюся над доком. Корабль был, в принципе, на ходу, но вот в чувство его приводить надлежало еще долго.

– Нравится? – поинтересовался Стэн.

– Очень, – лаконично ответил Пшеничникофф и поморщился.

– Если нравится – гони сюда пинками ремонтников и пусть берутся за работу. Джейк уже посмотрел твой борткомпьютер и остался недоволен. Пришлет кого-нибудь часа через два, чтобы привести его в норму. Кстати! Могу сосватать дизайнера, который занимался моим «Крысобоем» – будешь иметь шикарную яхту.

– Спасибо, а платить чем?

– Ты издеваешься? Кому платить? Да лучшей рекламы, чем сделать тебе сейчас из корабля конфетку, этот бездельник и пожелать не может! Я же буду лично его на эти работы направлять. Так что зови ремонтников и, как они закончат – пришлю к тебе этого обормота.

Ротмистр кивнул, выражая свое согласие – и легионеры направились в бар, чтобы вспрыснуть новое звание и корабль.

– Название хоть придумал? – осведомился генерал.

– Будет «Белая ночь», – ответил Пшеничникофф. Что это такое, Стэн знал, но почему именно так будет назван корабль, решил не уточнять. Захочет – сам расскажет.

* * *

По прошествии еще двух дней легионеры снова собрались на совет. Это было, конечно, не то собрание генералов и полковников, которое можно было наблюдать в кабинете у Командующего, но решать накопившиеся задачи все же требовалось.

Председательствовал старший Ижи. Остальные удобно расположились в шезлонгах на веранде в доме у Стэна и, потягивая прохладительные напитки, готовились к принятию судьбоносных для Галактики решений. Со стороны это больше напоминало выездное заседание какого-нибудь клуба для богатых бездельников. Впрочем, именно на таких выездных заседаниях и решаются порой судьбы мира. Хотя подавляющее большинство людей об этом даже не догадывается, что не так уж и плохо. Если бы люди могли себе представить, КАК на самом деле решаются их судьбы, – они бы явно не обрадовались.

– Мы сейчас находимся в просто блестящем положении по сравнению с тем, что у нас было месяц назад, – доклад о современном положении был подготовлен Сержем Ижи и им же и озвучивался, – но это только временные успехи. К огромному сожалению, Патруль не уделял большого внимания политике, справедливо полагая, что должен заниматься только борьбой с противозаконными деяниями. В результате мы не только прошляпили приход к власти откровенных мафиози, но и допустили разгон Патруля и последующее выведение из строя значительной части старших офицеров. Как следствие, мы вынуждены были пойти на союз с пиратами, чтобы хоть как-то стабилизировать свое положение. Но этот союз уже подходит к своему логическому завершению. Если в метрополии на данный момент сильны проправительственные настроения, то на окраинных начинается мощный центробежный процесс. Для того чтобы его прекратить, у правительства Конфедерации сейчас не хватает сил, но для того чтобы обвинить во всех неприятностях нас, много усилий не надо. Значит, в ближайшее время мы должны покончить с пиратством и серьезно заняться претворением в жизнь нашего плана по установлению в Галактике абсолютной монархии. Народ сейчас нас любит и жалеет. Я думаю, что здесь все знают, как лучше подать нового правителя. Люди должны понимать, что он один из них, понимает все их чаяния, любит их и будет о них заботиться. При этом люди всегда теряются, когда им самим предлагают назвать того, кого бы они хотели видеть у власти, так случилось и во время последних выборов. Каков результат – тут никому объяснять не надо.

Серж сделал паузу. Все присутствующие молчали. На лицах многих можно было прочитать, что уж кому-кому, а им точно не надо рассказывать, что произошло и как это на них отразилось. Стэн тоже думал об этом. Потерять практически все и только по той причине, что тупая толпа проголосовала за отпетых мерзавцев! Потерять жену, ребенка… Стэн вдруг так резко захотел увидеть Эю, что на глазах выступили непрошеные слезы. Он ведь даже ни разу не видел своего сына. СВОЕГО СЫНА! Генерал встряхнул головой, чтобы отогнать грустные мысли. Предстояло работать.

– …который мы должны осуществить в ближайшее время. В этот план входит ряд пунктов. Все ответственные за их выполнение позднее будут ознакомлены с ними подробнее. А сейчас – в общих чертах. Первое – необходимо заручиться поддержкой максимального количества планетарных режимов, не согласных с теперешней политикой правительства Конфедерации. Второе – после подписания соглашений необходимо будет самым решительным образом заняться пиратами. Их численность должна сократиться примерно в десять раз. Сейчас корсаров расплодилось недопустимо много. Их рейды пока играют нам на руку, но очень скоро начнут работать против нас. Третье – необходимо открыть несколько школ для рядового состава Патруля и, набрав рекрутов на несогласных с теперешним правительством Конфедерации планетах, успеть подготовить их к решающему бою. Четвертое – мы уверены, что среди нас есть «крыса». Этого мерзавца надо во что бы то ни стало вычислить и публично казнить. Пятое – необходимо захватить Главную Базу Галактического Патруля, что даст нам возможность использовать ретрансляторы, смонтированные на ней, для продвижения наших идей в массы. Шестое – после того как База будет в наших руках, мы просто обязаны разделаться со Сциллой. Методы должны быть самыми жесткими: никакого стационара и никакой блокады. Я бы взял на себя смелость предложить использовать термоядерные бомбы большой мощности. Геологическая карта этой планеты есть, а значит, мы сможем ударить по разломам и ликвидировать Сциллу со всем населением полностью. Седьмое – по окончании этого мероприятия необходимо будет штурмом взять резиденцию правительства Конфедерации и объявить о том, что отныне Галактика является империей. Стэн провозглашается императором и, как следствие, получает безраздельную власть. Если этот план сработает, то мы можем считать, что спасли и себя, и Галактику от очень существенных неприятностей. Какие будут вопросы?

– Ох и кровожаден же ты, полковник, – искренне удивился Стэн. – Зачем же Сциллу термоядерными бомбами?

– Мы уже ставили блокаду. Тебе напомнить, чем это закончилось? – язвительно осведомился Ижи-дед.

– Не надо! Помню, – ответил Стэн.

– Тепе'ь надо 'асп'еделить 'оли – и можно начинать.

– Пиратов поручим Пшеничникоффу, – спокойно, как бы ни к кому не обращаясь, заявил Стэн, – он с ними никогда не сотрудничал, значит, с него и спроса меньше. Школы Патруля пусть возьмет на себя Серж. У него отлично получается менторским тоном наставлять окружающих на путь истинный. Периферийные планеты посещать буду я, генерал Ижи, надеюсь, тоже не откажется, да и Джейку будет небезынтересно. Когда закончим с этой частью – возьмемся за Сциллу и Базу. Хотя мне кажется, что крайне недурственно было бы вывести флот противника на открытый бой и там здорово переполовинить. У них сейчас и так недостаток кораблей, а если мы сможем и эти угробить – тогда брать Базу можно будет тепленькой. Все согласны?

– Тебе надо опять выступить по галактическим информканалам и предъявить претензии на трон, – вступил в разговор Джейк.

– А может, позже? – с надеждой в голосе спросил Стэн.

– Нет, именно сейчас. Как отвыступаешься – отправляйся охмурять пограничные миры.

– Ох и противно же! – искренне сказал Стэн.

– Ты знаешь, Шмуле'сон сказал очень инте'есную вещь: такие штуки, как твой мечемет, никому в 'уки п'осто так не попадают… Так что – чем че'т не шутит?

– Да, генерал, очень правильная мысль, – с изрядной долей сарказма ответил Стэн. – И знамения были… Напомнить автора знамений?

– Зря зубоскалишь, – вмешался Серж Ижи. – Недалеко от нас как раз перед твоим первым выступлением появилась сверхновая. Я тут абсолютно ни при чем. Так что, может быть, и знамения были.

Стэн захлопал глазами от удивления. То, что решение о возведении Стэна на престол принималось на этой же веранде, он помнил отлично, но то, что его товарищи теперь вполне серьезно видели в нем наследника престола…

– Вы это серьезно? – Стэн был ошарашен.

– Вполне. Может, ты и 'азгильдяй, но по'ода в тебе оп'еделенно есть. Так что ско'о все начнем тебе кланяться и об'ашаться не иначе, как Ваше Величество.

Шутил генерал Ижи или говорил серьезно – Стэн понять не мог. Но судя по лицам остальных, получалось, что серьезно. Очередной раз у молодого генерала даже не потрудились спросить, хочет ли он принимать участие в подобных играх. Извилистое течение судьбы выносило его к очередному повороту, за которым была неизвестность. Нельзя сказать, что Стэна это пугало, но раздражало страшно. Как он ни старался убедить себя и окружающих – он все-таки был кадровым офицером. А офицеру значительно приятнее видеть опасность и ясно представлять себе цели, чем окунаться с головой в неизвестность.

Собравшиеся еще обсуждали какие-то мелкие детали, а хозяин дома встал со своего шезлонга и направился к морю. Ленивые волны медленно накатывали на берег, чтобы через секунду вернуться назад. Жара уже спала, и нежное вечернее солнце раскрашивало океан во все оттенки зеленого. Вода искрилась на солнце, медленно перекатываясь в своем вечном движении. Молодой генерал смотрел на бесконечную водную гладь и чувствовал, как в его душе устанавливаются мир и покой. Наверное, так же смотрели на море поколения его предков. А может, и нет. Сейчас это было не важно. И вообще ничего важного в мире не существовало. Было только море и глядящий в даль Стэн. Человек, которому впервые за долгие месяцы было просто хорошо и легко. Даже разлука с любимой воспринималась легко, как небольшое досадное препятствие, которое очень скоро должно исчезнуть. Каким образом и что для этого нужно было сделать – сейчас было не важно. Важного ничего не было. Было величественно катящее свои волны вечное море и молодой генерал, который смотрел и смотрел на это самое величественное в мире зрелище. Смотрел и не мог оторвать от него взгляда. Иногда человек должен отрешиться от всего и заглянуть в себя. При этом все мысли покидают сознание, оно как будто отключается, но на смену мыслям приходит безмолвное знание, о котором нельзя рассказать, его можно созерцать, ощущать, и оно, придя один раз, останется с человеком навсегда.

* * *

Выступление по информационному каналу Галактики для генерала Галактического Патруля не являлось трудностью. Во всяком случае, так было раньше. Нужно было заполнить форму запроса и кратко изложить тему. Теперь же, когда Патруль находился вне закона, для этого приходилось заниматься взломом системы безопасности этого самого канала. Джейк решил в этот раз не рисковать и, принимая во внимание тот факт, что один взлом недавно осуществлен был, начал готовиться к повторному проведению такого же мероприятия со всей скрупулезностью. Борткомпьютеры двух десятков крейсеров были завязаны в единую сеть, которая в свою очередь выходила на центральный компьютер Сабы. Джейк решил, что использует все внешние каналы планеты, чтобы распараллелить потоки и осложнить жизнь тем, кто следит за неприкосновенностью информации, поступающей на главный информканал Галактики.

Людей для проведения этой операции Джейк уже имел – его вполне удовлетворила работа его команды, осуществившей взлом в прошлый раз. Теперь же он просто распределил роли и приступил к подготовке.

* * *

– Вставай, величество! Тебя ждут великие дела!

Голос друга прорвался сквозь сон генерала и вплелся в тонкое кружево утреннего сновидения.

– Подъем, тебе говорят!

Стэн почувствовал, что его немилосердно трясут за плечо, и осторожно открыл один глаз. Джейк издал победный вопль и продолжил немилосердно трясти друга. Пришлось открывать второй глаз.

– Что случилось? На нас напали? – Спросонья Стэн соображал плохо.

– Нет! Ты сейчас будешь объявлять себя наследником Первой Галактической Династии!

– Который час? – невпопад спросил Стэн.

– Шесть. Давай одевайся, наследничек.

– А можно этим богоугодным делом заняться часика через два?

– Сейчас!

– Скотина, – констатировал генерал и спустил ноги с кровати.

Оказалось, что Джейк и не думает именно в этот момент гнать информацию в эфир. Он просто хочет сделать запись, чтобы прокрутить ее тогда, когда будет полностью готов. Стэн возмутился.

– И ради этого надо было будить меня ни свет ни заря? Ты издеваешься?

– Потом я буду занят, а сейчас у меня есть еще часа три, пока идет сканирование портов у жертвы. Так что поторапливайся.

Какие порты и у какой жертвы, Стэн не понял, но послушно побрел в ванную. Пока он стоял под душем и брился, Джейк воевал с кухонным автоматом. Дело в том, что во время последнего посещения дома Стэна Джейк ухитрился перенастроить автоматику на свой лад, и когда Стэн потребовал на следующий день завтрак, то получил какую-то зеленоватую жидкую кашицу. На вопрос генерала «Что это такое?» автоматика бесстрастно ответила, что здесь собраны все витамины и минералы, а также белки, жиры и углеводы, необходимые для правильного питания. Стэн взревел носорогом и полез в управляющую программу. Как он и предполагал, Джейк похозяйничал здесь в свое удовольствие. Вероятнее всего, закадычный друг Стэна занялся правильным питанием. Поверить в это было трудно, но бывает и не такое. Стэн провел около терминала минут сорок, пытаясь отключить все Джейковы нововведения, а потом плюнул, снес все ко всем чертям и установил из стандартной поставки. Полюбовавшись своей работой, генерал на всякий случай поставил пароль на изменение программы и решил, что теперь он будет застрахован от изобретений Джейка.

Выбравшись из ванны уже полностью проснувшимся, Стэн услышал, как его друг ругает на кухне автоматику последними словами. Злорадно улыбнувшись, Стэн пошел на звук. Картина, представшая перед молодым генералом, была достойна кисти великого художника. Джейк, сбросивший китель и уже успевший вспотеть от напряжения, пытался заставить кухонный автомат сотворить нечто по собственному рецепту. В ответ он неизменно получал «Доступ невозможен. Ввведите пароль» и злился от этого еще больше. Он даже попытался отключить строптивое устройство от подачи энергии, но и тут требовалось ввести пароль.

– Что, не получается? – сочувственно поинтересовался Стэн. – Как же ты главный информканал Галактики взламывать будешь, если с моим кухонным комбайном справиться не можешь?

– У тебя в доме были шпионы, – отчеканил в ответ Джейк, – они изменили настройки кухонного автомата, а чтобы ничего нельзя было исправить – поставили пароль. Тебя хотят отравить.

– Хотели. Но у них ничего не вышло. Представляешь: просыпаюсь я утром, прошу автоматику приготовить мне завтрак, но вместо яичницы с беконом получаю полную тарелку какого-то зеленоватого дерьма. Я, естественно, дерьмо спустил в унитаз, где ему самое место, а все происки врагов безжалостно уничтожил, не забыв поставить пароль на все действия, с помощью которых можно влезть в память этого кухонного монстра. Я правильно сделал?

– Это я тебе менял программу, – пробурчал Джейк. – Я, между прочим, подобрал для тебя идеально сбалансированную диету…

– Сам это жри! Еще раз на таком поймаю – надаю по ушам!

– Ладно тебе, – пошел на мировую Джейк, – расскажи лучше, каким образом ты умудрился даже на отключение питания пароль влепить?

– Все очень просто, – милостиво пояснил Стэн. – Есть там такой уровень защиты, называется «Паранойя». Вот его я и задействовал. Кстати, он есть во всей домашней электронике. Тебе бы следовало это знать. Так что при желании тут крышку унитаза нельзя будет без пароля поднять. Так каким образом ты собираешься информканал вскрывать? Или ты думаешь, что после прошлого твоего визита там все дыры остались на месте?

– Ладно, неуч, объясню. В принципе, мы имеем дело с мощным сервером, который распределяет информационные потоки. Ничего военного там нет. Памяти побольше, да тактовую повыше – управлять и ребенок сможет. Раньше на главный информационный канал никто не покушался – нужды не было. Теперь я его вскрыл. Тамошние админы переполошились и, естественно, старательно заткнули все входные дыры. Но! Все они заткнуть не смогут, иначе придется отказаться примерно от трети продекларированных сервисов. Значит, они сознательно идут на оставление этих дыр открытыми, чтобы по-прежнему отдавать все, что они гарантировали и раньше, но поставят около каждой дыры по демону. Это такие программки, которые смогут перехватить несанкционированный доступ или сообщить админу, что кто-то пытается пролезть куда не просят. Пока все понятно? Пойдем дальше: можно атаковать сервер двояко. Либо захватить управление оным сервером на себя, либо подменить его собой. Но если сейчас полезть захватывать управление, как я это сделал в тот раз, то ничего скорее всего не выйдет. Нас уже ждут. Значит, надо подменить собой их сервер. Как это сделать? А очень просто. Мы задействуем весь наш кластер, а у меня сейчас в сетку завязаны далеко не самые слабые педали в Галактике, и начинаем по всем их открытым портам лупить огромным количеством абсолютно бесполезной информации. Мусором, короче. Такого мусора по информационным сетям всегда бегает достаточно, его с успехом фильтруют, и ты даже не замечаешь, что он есть. Но когда количество мусора переходит определенное значение, начинается самое интересное: большая часть ресурсов сервера начинает работать на отлов и погашение этого мусора. При этом остальные службы безбожно тормозятся. Я планирую загадить им каналы настолько, что ответы от них вообще перестанут поступать. Это атака, которая называется «Отказ от сервиса». А в прошлый свой визит туда я прихватил у них карту рутинга информационных потоков. То есть – через какие ретрансляторы и каким образом раздается информация непосредственно от них. Когда я заткну их сервер полностью, я подключу один из компьютеров напрямую к планетарному передатчику и смогу подменить их собой. У нас будет не более десяти минут, но это гарантированное время, за которое они ничего не смогут сделать ни с нами, ни с нашим передатчиком. Дальше они, понятное дело, отрубят ретрансляторы, через которые мы оседлали канал, и начнут рубить их до тех пор, пока нас не отрежут полностью. Но сразу же после того, как твое выступление будет прокручено, я планирую резко снять атаку, и есть большая вероятность, что они даже не будут до конца уверены, откуда эта атака началась. Уф!

У Джейка явно пересохло в горле, и он потянулся за водой, а Стэн посмотрел на друга с явным уважением. Картинка, которую нарисовал Джейк, получалась чертовски хороша. Если на деле все будет так же гладко, то волноваться не стоило.

– Ладно. Пошли запишем выступление и поехали на твой «Мститель». Что-то и мне захотелось посмотреть, как ты будешь им жизнь портить.

* * *

Галактика еще не знала, что новое выступление генерала Рутера не заставит себя долго ждать. Пока же миллионы рук тянулись к рукояткам настройки своих приемников, чтобы вернуть исчезающее изображение и звук. Джейк, злорадно потирая руки, периодически наклонялся к клавиатуре, чтобы наколотить еще несколько команд. В конце концов изображение и звук пропали у всех и, коротко выдохнув «Пора!», Джейк врубил воспроизведение.

Заиграл марш Галактического Патруля и медленно выползла заставка: легионер, прикрывающий щитом ребенка и бьющий мечом мерзкое человекообразное чудовище. Музыка закончилась, и на экране возникла сосредоточенная физиономия пресс-атташе Стэна.

– Дамы и господа! Перед вами сейчас выступит наследный принц Первой Галактической Династии, генерал Галактического Патруля Стэнли Рутер.

Картинка поменялась. Стэн восседал в высоком кресле в своем кабинете вполоборота к столу, на котором располагались компьютер и заваленный бумагами принтер. Остальная часть стола, на которой обычно красовалась пепельница, в кадр не попадала. Стэн царственно взглянул на аудиторию и неспешно начал:

– Сограждане! Все вы достаточно натерпелись от так называемой демократии. Тут и бесконечные войны, которые раздирают Конфедерацию на части, и коррумпированные чиновники, которые похоронят любое самое благородное начинание, если не получат взятки, и ужасающая бюрократия. Теперь еще и правительство, состоящее из одних мафиози. Я вижу, как вам тяжело приходится. Мне и самому нелегко смотреть на все это. Да и как можно оставаться равнодушным, когда банда негодяев, предводительствуемая откровенными мафиози, разрывает на части некогда цветущую Конфедерацию? Но что же делать в этой ситуации, спросите вы. Единственным выходом из создавшегося положения является арест нашего правительства, которое вместо заботы о народе заботится только о самом себе, и показательный суд над этими зарвавшимися мафиози. Это легко осуществить. Но где гарантия, что следующие мерзавцы не обманут вас? Где гарантия, что ваши дети не встанут перед той же проблемой? Каков же выход? Он есть! Он – в смене существующего строя. Только абсолютная монархия сможет гарантировать вам ваши права и свободы. Только император, как олицетворение власти, сможет вселить в разуверившихся надежду и повести их на борьбу с мерзавцами, засевшими сейчас в правительстве. Мои боевые товарищи, зная о моем происхождении, давно просили меня объявить об этом во всеуслышание, но мне казалось, что люди счастливы и во мне, как императоре, нет нужды. Я считал, что намного больше пользы от меня будет как от генерала Галактического Патруля. Но недавние события показали, что я заблуждался. И я понял, что должен выполнить завет своего предка. Когда последний император династии Цветущих покидал свой дворец, он пообещал, что если возникнет необходимость, он вернется и наведет порядок. Многие столетия такой необходимости не возникало, но теперь, когда вся Галактика рискует превратиться в придаток мафиозной Сциллы, я заявляю свои права на престол и клянусь, что каленым железом выжгу бандитов и ворье, которое мешает жить вам, моим подданным. Хороший правитель отличается от плохого только одним: хороший правитель любит свой народ, а плохой – только себя. Я готов пожертвовать собой во имя вас! И искренне надеюсь, что готовы и вы. Недавний референдум на Сабе показал, что я не ошибаюсь. Да здравствует империя! Да здравствует ее народ!

Картинка снова сменилась. Опять заиграл марш Патруля и появилась заставка. Затем на экране появился пресс-атташе.

– Вы слушали выступление наследного принца династии Цветущих генерала Галактического Патруля Стэнли Рутера.

Изображение снова пропало, чтобы через какую-нибудь секунду появилась стандартная заставка Галактического информационного канала. Джейк аж подпрыгнул от восторга: эти идиоты вместо того, чтобы пытаться продолжить давать передачи в обычном порядке, умудрились дать заставку до того момента, пока выяснят, что же у них случилось. На такую удачу они со Стэном даже и не надеялись.

– Всем спасибо! – весело крикнул Джейк в микрофон. – Поработали на «отлично»! Теперь, я думаю, господин император устроит пьянку своим скромным подданным.

И Джейк лукаво посмотрел на Стэна.

– Без проблем! – весело ответил новоиспеченный император. – Сейчас оккупируем центральный ресторан побережья и начнем.

* * *

Но праздновать долго не пришлось. Со всех концов Галактики стали поступать сообщения о массовых беспорядках. Стэн было испугался, но мудрый генерал Ижи успокоил его, сказав, что примерно на это и рассчитывал. Однако следовало не терять времени и воспользоваться открывшейся возможностью для пополнения своей армии и уменьшения численности армии противника.

Буквально на следующий день небольшая, но мощная флотилия ротмистра Пшеничникоффа отправилась в рейд по уничтожению пиратов. Задача у них была довольно сложная: предстояло не только избавиться от – корсаров, но и захватить максимальное количество кораблей. Верфи Патруля все еще находились в руках сциллийцев, так что пополнять флот приходилось всеми возможными методами.

Стэн тоже начал собираться в дорогу: предстояло навестить пограничье. Там можно было надеяться на помощь в живой силе. Изнеженные жители Сабы, конечно, толпами повалили записываться в Патруль, но толку от них было мало. Нужны были крепкие парни, привыкшие бороться за свою жизнь и умевшие это делать.

* * *

Пограничье. Множество мифов окутывает эти планеты. Там отчетливо видно, кем является человек на самом деле. Если на какой-нибудь курортной планете годами можно общаться со своим соседом и так и не понять, что же он собой представляет, то в пограничье хватит и недели. Если где-то глубоко в человеке сидит гнильца или слабость – она вылезет на свет сразу же, покажет себя и сожрет человека полностью.

Если на обычных, давно заселенных и обжитых планетах человек чахнет, если ему все кажется пресным, если от работы воротит с души, а знакомым хочется просто поразбивать физиономии, когда они начинают длинно распространяться о своих успехах, – значит, надо вербоваться на первый же попавшийся корабль, идущий к границам исследованного пространства. Значит, надо в пограничные области Галактики.

Точное количество народов, заселяющих Вселенную, не известно никому. Шмулерсон любит шутить, что и сам Господь Бог вынужден вести точный реестр, чтобы не запутаться. Галактика во много раз меньше. Но количество народов, заселяющих Галактику, ее жителям точно не известно. Несмотря на многовековую историю освоения звездных просторов, исследовано не более двух третей известных звезд. А ведь астрономы уверяют, что часть звезд, принадлежащих к нашей Галактике, нам попросту неизвестна. Им, астрономам, конечно, виднее. Для этого у них и телескопы. Только вот все эти вопросы интересовали Стэна в последнюю очередь. Ему требовались бойцы, и он собирался ими обзавестись именно в пограничье.

Молодой генерал направил свой крейсер к звезде, колонизация планетной системы которой началась не более шестидесяти стандартных лет назад. Это позволяло надеяться на успех.

* * *

Когда «Крысобой» вынырнул в пространство около третьей планеты звезды L.O.X.10, его приемник не зафиксировал никаких передач на стандартных частотах. Планета, которая с орбиты казалась весьма привлекательной, могла оказаться нежилой. Такое тоже иногда случалось: неизвестный вирус, свирепые местные животные или обнаружившиеся зачатки разума могли остановить колонизацию.

Стэн решил облететь планету по экватору, убедиться в отсутствии жизни и убираться к следующей звезде, где значилась колонизированная планета. Правда, колония там была не столь молода, но и там можно было надеяться на успех.

«Крысобой» легко шел по орбите, сканируя поверхность планеты, большую часть которой покрывали моря и океаны. Уже несколько раз на экране вспыхивало предупреждение, что по воде движется рукотворный объект. При ближайшем рассмотрении выяснялось, что это судно. Одни из судов были явно прогулочными яхтами, другие походили на рыболовные. Итак, вопрос с обитаемостью планеты был решен положительно: люди здесь явно жили. Мощные сканеры «Крысобоя» даже позволили их рассмотреть. Это были крепкие бородатые мужчины, умело управлявшиеся с различными приспособлениями на своих кораблях. Однако оставалось неясным, есть ли на планете космодром. В принципе Стэн мог посадить свой крейсер на любую более или менее ровную площадку, но если колонисты так безбожно отставали в развитии, то стоило ли огород городить?

Мегаполис показался сразу. Там, на планете, еще только начиналось утро, и весь гигантский человеческий муравейник был еще расцвечен ночной иллюминацией. Около мегаполиса имелся и довольно приличных размеров космодром. А также радарные установки и системы ракетной защиты.

– Говорит башня Терк. Неизвестный крейсер! Приказываю уравнять скорость со скоростью вращения планеты и заглушить основной реактор. К вам прибудет таможенная команда. В противном случае открываю огонь!

Стэн усмехнулся и включил внешние устройства связи.

– Говорит «Крысобой». Порт приписки – Главная База Галактического Патруля, Саба. Капитан – генерал Галактического Патруля Стэнли Рутер. Миссия – вербовка людей на службу в Галактический Патруль. Башня Терк, дайте луч и укажите посадочный коридор.

Похоже, что в диспетчерской Терка было смятение. Или дежурный докладывал по начальству. Во всяком случае, оттуда не отвечали. Если системы дальнего обнаружения на Терке отсутствовали, то ракетные установки и пара тяжелых лазеров внушили Стэну определенное уважение: колонисты не теряли времени даром и явно могли за себя постоять. Наконец, на башне что-то произошло. До этого черный экран связи ожил. На нем появился мужчина средних лет в неизвестной Стэну форме. Стэн включил передачу изображения из рубки «Крысобоя».

– Ваше Высочество! Рады приветствовать вас на орбите Терка. Посадочный коридор восемь по стандартной схеме. Док номер восемь. Луч подан, вы его уже должны принимать.

Стэн скосил взгляд на Конга, тот подтверждающе кивнул.

– Благодарю, башня Терк. Начинаю посадочный маневр. До встречи!

– Счастливой посадки, Ваше Высочество.

Связь отключилась. Стэн с интересом посмотрел на опустевший экран, потом на Энди. Конг тоже был несколько шокирован.

– Что ты об этом думаешь?

– Честно? Понятия не имею. Или тебя здесь признают наследником, или издеваются. Но больше похоже, что признают.

– Мне тоже так кажется. Врубай автоматику и садимся.

* * *

На Терке готовились к празднованию шестидесятой годовщины со дня высадки первого поселенца на землю этой благодатной планеты. Смена правительства Конфедерации, разгон Патруля – все это прошло мимо Терка. Этой молодой колонией пока еще никто не интересовался. Но правительство этого молодого мира с тревогой следило за развитием событий. Людям, отцы которых в свое время пустились в дальний космос в поисках лучшей жизни, абсолютно не улыбалось увидеть на своей планете в один прекрасный день сциллийского распорядителя, который будет навязывать им свои законы. По этой причине, как и большинство в пограничье, здесь с энтузиазмом восприняли заявление Стэна о том, что он хочет взойти на престол, утраченный его предками сотни лет назад. На императора возлагались определенные надежды: легенды услужливо донесли до людей страсть всех венценосцев к открытиям и увековечению своего имени с помощью них. Весть же о том, что пожаловал сам наследный принц династии Цветущих, разнеслась по планете практически моментально. Так что к моменту посадки «Крысобоя» на бетоне космодрома собралась целая делегация встречающих.

Стэн неторопливо вышел из пассажирского лифта и приготовился выслушивать пространные речи. Он уже заранее заскучал, представляя себе, как эти люди попытаются следовать придворному этикету, который еще не был разработан. Но ничего подобного не произошло.

– Приветствую тебя на Терке, Ваше Высочество, – громко произнес дородный мужчина в неизвестной форме. – Я комендант космопорта Радий. Здесь находятся также представитель самоуправления и свободная смена. Ты надолго к нам?

Такой прием Стэну сразу пришелся по душе. Прямота этих людей заслуживала уважения.

– Приветствую тебя, Радий, комендант космопорта. Я здесь очень ненадолго. После того, как мои специалисты перехватили несущую основного информканала, на нас началась охота. Мне нужны люди, чтобы укомплектовать штурмовые подразделения. Лучших бойцов, чем в пограничных мирах, не найти во всей Галактике. Сразу же, как только появятся добровольцы, изъявившие желание служить в Галактическом Патруле, я полечу дальше, а через короткое время сюда прибудет транспорт, чтобы доставить добровольцев на Сабу, где сейчас базируется Галактический Патруль.

– Патруль стал твоей гвардией? – слегка улыбаясь, спросил Радий.

– Что-то вроде того, – уклончиво ответил Стэн.

– Думаю, что у тебя здесь будут добровольцы.

* * *

Радий не ошибся. Только «будут добровольцы» – это было мягко сказано! Через два стандартных часа после прилета отель, в котором остановился Стэн, осаждала толпа из нескольких сотен человек: все хотели записаться. Молодой генерал понял, что если сейчас что-то не предпринять, то к вечеру здесь будет большая часть населения планеты. Пришлось наследнику престола выбираться на балкон и произносить речь. Он говорил о том, что защищать своего монарха – дело нужное и правильное, но и бросать на произвол судьбы свою планету не годится. По этой причине крайне недурственно было бы посоветоваться с местным самоуправлением на тему: скольких человек можно безболезненно для планеты отправить на службу в Патруль. На том и порешили. Люди нехотя разошлись, зато к Стэну выстроилась очередь посетителей.

Первым делом пожаловали господа местное самоуправление. Эти прямо с порога поинтересовались тем, кого на Терке назначат наместником. Стэн их успокоил, намекнув, что если он получит с этой планеты нужное количество людей, с нужными знаниями и навыками, то глава местного самоуправления может смело рассчитывать на титул, а значит, вопрос с наместником решится сам собой. Такое решение проблемы представителей власти порадовало, и они поспешили откланяться, не забыв пригласить любимого монарха на празднование шестидесятилетия колонии. Стэн приглашение принял.

После этого последовала процессия просителей. Проблемы у них были такие мелкие, что не только не нуждались в монаршем вмешательстве, но и вообще о них говорить не стоило. А вот молодая семья, принесшая своего младенца, чтобы Стэн возложил на него монаршью руку, генерала откровенно умилила. Он с удовольствием взял на руки крепкого орущего малыша, шепотом пожелал ему долгих лет жизни и богатства, после чего передал счастливым родителям. Подумав немного, легионер снял со своего пальца один из перстней и передал родителям. «Это не для вас. Когда ребенок вырастет – отдадите». Супружеская чета была на седьмом небе от счастья и пообещала, что младенец будет назван в честь императора. Стэн выпроводил их с большим трудом и не без помощи Конга. После визита счастливых родителей Стэн понял, что с него на сегодня достаточно визитеров.

– Все! Хватит! Энди, делай что хочешь, но нам еще принимать участие в этом чертовом праздновании, а меня уже достали до такого состояния, что хочется набить кому-нибудь морду. Так что никаких посетителей до самого праздника. Потом смотрим списки добровольцев и сразу стартуем.

– Тяжела монаршья ноша? – с притворным сочувствием спросил Конг.

– У тебя, как у моего подданного, сейчас будет еще тяжелее, – искренне пообещал Стэн. – Мне необходимо, чтобы мой парадный мундир сверкал, как у кота яйца, а меня никто несколько часов не беспокоил. Исполнять!

Конг пробурчал себе под нос что-то нелестное в адрес Стэна и уныло побрел выполнять приказы начальства. Стэн же, воспользовавшись тем, что остался один, сразу завалился на кровать: надлежало поспать хоть несколько часов перед предстоящей церемонией.

* * *

Вопреки опасениям Стэна праздновали здесь без напыщенности и глупых рассусоливаний, из-за которых любое торжество становилось просто невыносимым на давно обжитых планетах. Глава местного самоуправления сказал коротенькую речь, в которой упомянул первопроходцев, Стэна и уверил сограждан, что планета и дальше будет развиваться стремительно. После чего жителям пожелали хорошо повеселиться, и на этом официальная часть закончилась. Молодой генерал был в полнейшем восторге. Если бы так же поступали везде – люди бы, пожалуй, больше любили власть. Сразу же за официальной частью последовал салют, а потом народ повалил к павильонам, где торговали разной снедью.

Стэн уже собрался отправиться в гостиницу, когда к нему подошел несколько обиженный глава местного самоуправления и спросил, почему монарх не произнес речь. Несколько опешив, Стэн ответил, что, по его мнению, этого делать не следует, чтобы не портить людям праздника, а речей императора люди еще успеют наслушаться. По-видимому, такой ответ полностью удовлетворил местные власти, так как Стэна пригласили принять участие в народном гулянье и как бы мимоходом вручили список из пятисот человек, которые были отобраны для прохождения службы в Галактическом Патруле. Поблагодарив гостеприимных хозяев, Стэн поспешил вернуться на борт «Крысобоя», чтобы немедленно стартовать. Следующей планетой, которую новоиспеченному наследнику престола не терпелось посетить, был Омас. Там ждали друзья, которые обязательно должны были помочь.

* * *

Косматое солнце освещало обе луны Омаса своим ярким светом. «Крысобой» вынырнул в пространство как раз над орбитой дальней луны, и Стэн с легкой ностальгией смотрел на мирную планету, которую ему довелось защищать. Конг понимающе молчал. Он, конечно, не участвовал в битве при Омасе, но был о ней наслышан.

Идиллия продолжалась не более минуты. Из-за ближайшей луны – Фердинанда – наперерез «Крысобою» выскочил средний крейсер, сопровождаемый двенадцатью Х-СОМ'ами.

– Немедленно заглушить реактор и включить систему автоответа! Вы вторглись в пространство Омаса! – Резкий голос, привыкший командовать, выплевывал слова отрывисто и зло.

Стэн включил внешнюю связь. Когда картинка стабилизировалась, он увидел рубку крейсера, решительно идущего к нему наперерез. За пультом сидел молодой офицер с горящими глазами.

– Название и порт приписки! – рявкнул Стэн.

– Рад приветствовать Главнокомандующего аэрокосмических сил Омаса! – Лицо офицера расплылось в улыбке. – Я – «Крысобой-2». Порт приписки – Омас. Добро пожаловать домой, господин генерал!

Такого приема Стэн не ожидал и слегка опешил. У Конга просто отвалилась челюсть. В это время крейсер омаситов сделал крутой разворот и быстро скрылся за луной, где и находился до этого, Х-СОМ'ы последовали за ним. Еще минута – и пространство около Омаса стало идеально чистым.

– Вызывай их космодром, пусть дают луч, и будем садиться. Не хватало мне здесь еще крейсером во время посадки управлять, – бросил вконец обалдевшему Конгу Стэн и откинулся в кресле.

– Башня Омас, башня Омас! Я – «Крысобой». Прошу посадочный луч.

– «Крысобой», я – башня Омас. Луч даю. Приятного приземления, господин генерал!

Через секунду на пульте замигал сигнал принятого луча.

– Что теперь? – спросил Конг, тупо уставившись на индикатор.

– Бездарь, – лениво протянул Стэн, – у тебя на экране сейчас светится надпись. Можешь не читать, просто нажми ввод. Омаситы дальше все сделают сами.

– Вот кого бы завербовать…

– Не-а. Этих завербовать не получится, – так же лениво ответил Стэн. – Я здесь командую флотом. Так что – получат приказ и выполнят. Ясно?

Конгу было не очень ясно, но он вынужден был согласиться. Тем временем «Крысобой» вошел в атмосферу планеты и начал осторожно спускаться. Над космопортом вставало солнце.

* * *

– Ты с ума сошел! Зачем тебе это надо? Оставайся здесь. Можешь тут стать королем, можешь президентом. Это все равно, ведь народ тебя любит! – Рэйли, который когда-то поднял мятеж против партии конструктивистов, а потом вместе со Стэном дрался на орбите Омаса не на жизнь, а на смерть, был вне себя от возмущения.

– Знаешь, Рэйли, когда я прилетел защищать ту клоаку, которой ты сейчас правишь, я тоже мог спокойненько рвануть куда подальше и наслаждаться жизнью. И, заметь, делал бы это до сих пор. Но я поперся хрен знает куда и вынужден был драться! А теперь мне нужна помощь, а ты отказываешься ее дать? Я вот думаю: а может, мне по старой памяти разнести с орбиты ваш главный ретранслятор да обратиться к населению планеты?

– Не смешно, – ответил Рэйли. – Сам же понимаешь, что людей и корабли я тебе дам. Но ты уверен, что без этого нельзя обойтись?

– К сожалению – да.

– Тогда через неделю ты стартуешь, а пока мы устроим маленький праздник…

– Увы, не получится. Мне еще нужно посетить несколько миров, а времени практически не осталось. За твоими людьми я посылать крейсер не буду. Через три дня пусть выдвигаются на Сабу. Пароли получишь у Конга. Я, понятное дело, выступлю по местному информканалу, но сразу же после этого стартую. – Стэн помолчал. – А сразу же после победы насильно приволоку тебя во дворец и сделаю первым пэром империи.

– И на том спасибо, – невесело усмехнулся Рэйли. – В любом случае – удачи!

* * *

– Чего мы там не погостили? – Конг явно рассчитывал на приятное времяпрепровождение и был зол на Стэна.

– По той простой причине, что мне очень хочется остаться на Омасе надолго. Ты себе даже представить не можешь, что это за люди! А если бы мы там задержались, то я, может быть, поддался бы на уговоры Рэйли. Для нас с тобой это было бы неплохо, но тогда все, что в последние месяцы делал Патруль, делалось зря. А своих товарищей я подставлять не привык.

«Крысобой» стартовал с Омаса и начал стремительный разбег для очередного гиперпространственного прыжка.

Глава 6

К моменту возвращения «Крысобоя» из турне по пограничным планетам на Сабу начали прибывать первые корабли с рекрутами. Они тут же поступали в распоряжение Сержа Ижи, под чутким руководством которого работало училище по подготовке легионеров. Отлаженная столетиями машина Галактического Патруля начинала работать на полные обороты. Создатели Патруля наверняка предвидели такую возможность, так что для легионеров, прошедших подготовку еще в мирное время, не составило большого труда самим переквалифицироваться в учителей, с тем чтобы в кратчайшие сроки из новобранцев получились умелые бойцы.

Стэн, отправляясь в пограничье, прекрасно понимал, что укомплектовать этими людьми Патруль было бы здорово, но малореально: слишком оголять пограничные планеты не хотелось. А вот сделать из жителей пограничья костяк, на который можно потом нарастить любое количество новобранцев из более изнеженных миров, – это было оптимальное решение, которое должно было дать возможность в кратчайшие сроки восстановить боеспособность Патруля.

Сразу же по возвращении Стэна был собран еще один совет старших офицеров. Председательствовал, как обычно, генерал Ижи. Предстояло решить, что же делать дальше.

– Мне кажется, что претворение в жизнь нашего плана, предложенного Сержем, идет удовлетворительно. – Стэн поморщился от казенности фраз. – Мы сейчас имеем несколько тысяч совершенно боеспособных новобранцев с пограничных планет и с планет, в недавнем прошлом переживших войны. Господин Пшеничникофф охотится весьма успешно. Я просмотрел сводки – не проходит недели, чтобы в распоряжении Патруля не появился новый крейсер. Это, конечно, великолепно, но вместе с тем развязывает руки нашему противнику: на основных транспортных артериях Галактики становится спокойнее, что дает врагу возможность сконцентрироваться на борьбе с нами. Сейчас началась игра на опережение. Если мы не собьемся с заданного темпа, то сможем подготовить экспансию к тому моменту, когда враг еще не будет готов нам противостоять. Я считаю, что свою миссию по сбору рекрутов я выполнил. Теперь мне придется заняться своими прямыми обязанностями. Дело в том, что у нас и раньше наличествовал предатель, теперь же сциллийцы постараются сделать все возможное, чтобы заслать еще несколько. В отсутствие значительной части офицеров Пятого управления, то есть – контрразведки, оставшимся придется работать намного больше. Вы же, господа, займетесь подготовкой пополнения и очисткой Галактики от пиратов.

– П'инимается, – буркнул генерал Ижи. – Тепе'ь Се'ж.

Серж Ижи встал, метнул на своего деда злобный взгляд, долго откашливался, но в конце концов начал.

– Обучение идет по разработанным ранее графикам. Отклонения незначительны. Если у нас будет еще пара месяцев, то по прошествии этого времени мы вполне сможем вывести боеспособную армию. Но тут есть один неприятный момент: если крейсерный флот Патруля находится в удовлетворительном состоянии, то транспортов почти нет. Дело в том, что тихоходные десантные суда мы вынуждены были просто бросить при отступлении с Базы. Новыми обзавестись негде. Значит, нам нужны грузопассажирские транспорты. Надеюсь, что все здесь понимают – штурма резиденции правительства Конфедерации избежать не удастся.

Серж сел на место, по комнате пронесся ропот. Было понятно, что полковник прав, но чем захват пассажирских транспортов отличается от обычного пиратства – этого не понял никто.

– Нам п'идется идти по пути наибольшего соп'отивления, – пояснил генерал Ижи. – Мы вынуждены будем б'ать только сциллийские ко'абли.

– Это лишние жертвы! – выкрикнул с места какой-то полковник. Стэн его видел пару раз, но к какому ведомству тот относится, не знал.

– Да! Да, полковник Мокс! Вы полностью п'авы! Но у нас нет д'угого выхода. Тема зак'ыта. Что еще упустили?

– Это… Как быть с охраной монаршей персоны? – влез в разговор Боб.

Брови генерала Ижи удивленно поползли вверх.

– Не понял! Что значит «как быть»? В п'ежнем 'ежиме: глаз не спускать, но не мешать 'аботать.

– А если он опять куда-нибудь податься вздумает? – не сдавался Боб.

– Я тебе лично сообщу, если вздумаю еще что-нибудь отчебучить, – вскипел Стэн. – А пока работай так, чтобы я не должен был озираться по сторонам каждую секунду, но видеть я твоих людей, путающихся под ногами, не хочу. Понятно?

Боб моментально надулся, а генерал Ижи спрятал в бороду плутоватую улыбку. На этом совещание закончилось. Предстояло еще очень много сделать и на длительные заседания уже просто не оставалось времени. Легионеры обсудили все, что их волновало, и теперь могли спокойно продолжать работать. В принципе, данное совещание было вызвано не острой необходимостью, а вполне понятным желанием приободрить друг друга. Люди, находящиеся в смертельной опасности постоянно, должны периодически хлопать друг друга по плечу и говорить друг другу, что все под контролем. Иначе может наступить момент, когда вдруг пропадает уверенность в собственных силах и желание бороться дальше. Допускать этого не следует ни при каких обстоятельствах, так что совещание и явилось тем самым похлопыванием по плечу, которое было сейчас необходимо. Собрались, поговорили, и каждый снова взялся за свое дело.

* * *

Стэн уселся за обширный стол, пока еще абсолютно пустой, и задумался. Через какой-нибудь час он должен выдать первые указания своим подчиненным, и начнется кропотливая и грязная работа контрразведки. Так как сейчас Патруль не был связан отчетностью перед кем-либо, возможность применения любых методов, которые дадут положительный результат, имелась. Но все равно было противно. Стэн прекрасно понимал, что не обойтись без целого штата стукачей и провокаторов, которых он сам терпеть не мог. С другой стороны – а что оставалось делать? Противник пользовался теми же самыми методами.

Накануне у Стэна состоялся очень неприятный разговор с Джейком. У старинного друга Стэна за время, пока легионеры были предоставлены сами себе, начисто отшибло даже то мизерное понятие о субординации, которое было. Ничего страшного Стэн в этом не находил, пока друзья мирно болтали на веранде у моря, но когда Джейк фамильярно похлопал Стэна по плечу и предложил ему помолчать, так как Джейк вопросом владеет лучше, Стэн взъярился. Дело было не в том, что задели самолюбие генерала. Просто Джейк умудрился проделать все это при новобранцах. Стэн тут же устроил другу выволочку, после чего свистящим шепотом предложил зайти к себе в кабинет. Джейк, прекрасно к тому моменту осознавший, ЧТО он сделал, попробовал увильнуть, но был грубо схвачен за рукав, оттранспортирован в кабинет и там, за закрытой дверью, получил на полную катушку. Ушел Джейк от Стэна обиженный, но, как искренне надеялся генерал, понявший, за что получил.

Еще одну головную боль составляли новобранцы. Если с выходцами из пограничных миров проблем не было – они и так большую часть жизни провели на казарменном положении, то завербовавшиеся сабийцы постоянно добавляли нервотрепки Сержу Ижи. Они умудрялись ходить в самоволки, устраивать пьяные драки с полицией, разбалтывать шлюхам все то, что им рассказывалось на занятиях. В общем – вели себя как избалованные дети, которых пригласили поучаствовать в новой игре. То, что ставкой в этой игре могла стать их жизнь, они не понимали. Серж злился, ругался, назначал наряды вне очереди – ничего не помогало. В конце концов бравого полковника довели до той степени бешенства, когда он своим приказом ввел телесные наказания. Тут же к Стэну выстроилась очередь жалобщиков. Стэн внимательно их всех выслушал, сочувственно покивал головой и от себя лично назначил каждому еще по десять плетей, чтобы не доносили через голову непосредственного начальства. С дисциплиной стало сразу же на порядок лучше.

Джейк, получивший выволочку, уселся на борту своего «Мстителя» и с головой зарылся в личные дела легионеров. На вопрос Стэна, что, собственно, его друг собирается выковырять из этой кучи казенных фраз, Джейк раздраженно ответил, что вычислит предателя, если ему не будут мешать. Стэн в сердцах плюнул, но оставил хакера наедине с его компьютерами.

Вот в таком состоянии находился молодой генерал перед тем, как взяться за работу своего ведомства.

В дверь постучали. Стэн оторвался от мрачных мыслей и зло рыкнул «Войдите!». Неприметного вида капрал просочился в кабинет так, что, казалось, не вызвал даже движения воздуха.

– Господин генерал, у нас тут очень неприятная ситуация. Кажется, мои осведомители напали на след сциллийского шпиона. Разрешите его арестовать?

– А на это требуется моя санкция?

– Нет, но я подумал, что вам будет интересно с ним побеседовать… Или интереснее еще понаблюдать?

– Вы уверены, что это не обычный безответственный болтун? – Стэна уже начинало мутить от общения с невзрачным капралом. – Будет очень досадно арестовать кого-то из боевых легионеров в такой момент. Мы и так испытываем недостаток в людях.

– Совершенно верно, господин генерал, – зашелестел капрал, – именно из-за этого я и осмелился доложить вам лично.

«Осмелился доложить». Стэна передернуло. Какая это все-таки мерзость – контрразведка!

– Кто он? – задал генерал вопрос, чтобы не молчать.

– Он – ротмистр Сод Дин. Сциллийцем не является, хотя волосы у него вьющиеся. Блондин. У него заячья губа: очень некачественно сделана операция. В свое время был замечен в том, что весьма нелояльно высказывался о правительстве Конфедерации. С тех пор находится под нашим наблюдением. Как только началась кампания по борьбе со сциллийцами, он опять высказался против, заявив, что сциллийцы являются такими же людьми, как и все, и имеют право делать то, что посчитают нужным…

Если это были все «прегрешения» ротмистра, то капралу можно смело давать в ухо и заставлять перед этим Дином извиняться.

– …прислан на Сабу, чтобы вы, господин генерал, предали его суду за продажу сциллийцам линкоров. Но после победы здесь вам было не до того, и с тех пор ротмистр Дин на свободе. Он даже бахвалился, что вы ничего с ним не в состоянии сделать, по той причине, что он говорит то, что хочет слышать народ, а правду не скроешь.

Тут Стэн задумался. Действительно, когда покойный Командующий посылал его навести порядок на Сабе, где в тот момент безраздельно властвовали сциллийцы, он сказал, что пришлет туда же мерзавца, который продал сциллийцам линкоры. Но тогда приходилось очень туго: бандиты попытались устроить серию террористических актов, потом была крайне противная договоренность с мерзавцем премьером, потом… Потом Стэн праздновал победу и не замечал вокруг никого, кроме своей Эи… Значит, тот, кто продал сциллийцам смертоносное оружие, никуда не делся. Еще и позволяет себе фривольные высказывания в адрес Стэна. Генерал начинал звереть. Мало того, что его раздражало само Пятое управление, мало того, что очень хотелось дать в морду невзрачному капралу, так еще и какой-то губошлеп с заячьей губой вздумал рассказывать, что генерал Галактического Патруля ему нипочем, так как он, видите ли, режет правду-матку!

– Под арест ублюдка немедленно!.. Или нет? Вот что, капрал, поступим следующим образом…

* * *

Когда капрал так же неслышно, как появился в кабинете, испарился из него, Стэн удовлетворенно потер руки. Кажется, он нашел то, что искал. Генерал от души потянулся в кресле, затем встал, прошелся по кабинету и, вернувшись к столу, нажал на кнопку переговорного устройства.

– Ротмистра Джейка Боска ко мне! Срочно!

Отключив переговорное устройство, даже не выслушав ответ, Стэн начал мягкими кошачьими шагами мерить кабинет. К удивлению Стэна, он вдруг понял, что даже такая мерзостная работа, как работа контрразведчика, может приносить моральное удовлетворение. Если этот Сод Дин (или как там его?) просто банальный воришка и трепло, то его можно будет судить и расстрелять только за это. Если же «крысой» является именно он… Тогда не грех его расстрелять за предательство…

Дверь кабинета распахнулась от удара ногой. Стэн аж подпрыгнул от неожиданности, но сразу же развернулся лицом к вошедшему, чтобы устроить ему выволочку. Однако выволочки не получилось.

Вошедшим оказался Джейк. Открытие двери ногой было мерой вынужденной: ротмистр Боск нес в руках огромную кипу распечаток.

– Нашел! – с порога заорал он. – Я эту суку вычислил! Можешь посылать головорезов! Арестовать и пытать! Сразу!

– Не ори! – осадил друга Стэн. – Кого ты нашел? Только – по порядку.

– Можно, – милостиво согласился Джейк, бесцеремонно сваливая на стол генерала всю кучу распечаток. Стэн поморщился, но промолчал. – Значит, наваял я программульку, которая бы во всех этих угробищных файлах искала что-то общее, что связано со Сциллой. Работала эта сволочь часа два – очень медленно, но у меня не было времени оптимизировать код как следует. В конце концов я получил два десятка личных дел. Из них путем простого просмотра выбрал три штуки. А дальше перенастроил свою программульку с другими граничными условиями и запустил… Результат у тебя на столе. Пришлось, правда, взломать информационную базу Амконикса, а потом Тибы, но я его вычислил!

– И кто это? – поинтересовался Стэн, он уже представлял себе, КОГО из командования Джейк мог попытаться подвести под монастырь.

– Ты его не знаешь, – безапелляционным тоном заявил Джейк. – Это ротмистр (У, чучело! И звание, как у меня!). Он сейчас на Сабе. Его крейсер в ремонте. Зовут его Сод Дин. Это та скотина, которая продала линкоры сциллийцам. Надо брать!

Стэн поневоле улыбнулся. Как говорят учебники по тактике, два снаряда случайно в одно и то же место не попадают. Если опытный офицер контрразведки и совершенный профан в этом деле пришли к одному выводу, то вероятность ошибки исчезающе мала. Но удержаться от того, чтобы поддразнить друга, Стэн не мог.

– Слушай, а ты ко мне сам приперся или по моему вызову?

– По какому вызову? – удивился Джейк. – Я как только все распечатал – сразу к тебе. Правда, была какая-то попытка со мной связаться, но мне было не до того… А что?

– Понимаешь, тут перед тобой ко мне с докладом зашел один из моих подчиненных, – медленно произнес Стэн, – он как раз и указал на этого Сод Дина. Я тебя, собственно, и вызывал, чтобы ты его как следует проверил… Но раз уж так получилось…

– Так брать же надо! – заорал Джейк.

– Надо, – подтвердил Стэн, – никто с тобой и не спорит. Но сделать это необходимо красиво. Слушай…

* * *

Так как транспортов по-прежнему не было, генерал Ижи решил организовать большую охоту. В ней должны были принять участие все офицеры Патруля, имевшие опыт в этом вопросе. Точнее – в его решении. Таким образом Стэн оказался снова на борту «Крысобоя», за что искренне возблагодарил судьбу. Сидение в кабинете и ежедневный разбор многочисленных кляуз и доносов доставлял молодому генералу не больше удовольствия, чем работа ассенизатора. Он, конечно, понимал, что и это нужно кому-то делать, но предпочитал свалить эту «почетную» обязанность на кого-нибудь другого. Теперь же, почувствовав под ногами палубу крейсера, Стэн сразу успокоился и полностью сосредоточился на предстоящем деле. Правда, перед отлетом от генерала Рутера в ремонтные доки поступило до предела странное поручение: любыми средствами предельно затянуть ремонт крейсера под командованием ротмистра Сод Дина. Но там только пожали плечами – начальству виднее, что сейчас лучше для Галактического Патруля, а что хуже.

* * *

Эскадра, возглавляемая «Крысобоем», неподвижно висела в пространстве около одного из гиперпространственных ретрансляторов. Джейк, который в очередной раз продемонстрировал свои хакерские таланты, безапелляционно заявил, что сциллийский транспорт «Санта Изабелла» должен появиться с минуты на минуту. Но прошло уже часа полтора, а транспорта не было ни видно, ни слышно. Стэн все это время изощрялся в нелестных эпитетах, адресуя их Джейку по хорошо заэкранированному каналу связи. Джейк оправдывался тем, что корабли иногда вообще из гиперпространства не возвращаются, а иногда выпрыгивают в совершенно неизвестной точке. Объяснения Джейка Стэна не удовлетворяли, и он продолжал злиться. Дело было в том, что транспорты следовало заполучить как можно быстрее, а если придется на каждый тратить по неделе, то вся затея потеряет смысл.

Стэн как раз приготовился очередной раз поинтересоваться у Джейка, где же обещанный транспорт, когда рубку «Крысобоя» наполнил звуковой сигнал.

– Сильное возмущение гиперполя, – тут же отчеканил Конг, – не менее трех тысяч тонн.

– Похоже, – сквозь зубы произнес Стэн, активируя защиту крейсера, и уже громче в микрофон: – Приказ по эскадре: подать энергию на защитные контуры. Приготовиться к встрече.

– Видим, – раздался голос Джейка.

Транспорт вынырнул из гиперпространства неожиданно. Яркая вспышка – и вот на ее месте уже мощный космический лайнер. Кораблей сопровождения видно не было, но, судя по тому, что транспорт включил тормозные ракеты, он собирался их здесь подождать. Собственно, именно для того, чтобы с ходу расправиться с крейсерами сопровождения, флот Патруля и был разбит на эскадры по десять крейсеров. В противном случае вполне можно было бы работать парами. Но сциллийцы были еще слишком напуганы недавним разгулом пиратов, так что каждый транспорт теперь сопровождался минимум тремя крейсерами. Судя по тому, что лайнер обогнал в гиперпространстве свое сопровождение, можно было предположить и его состав: тяжелые крейсеры ходили в гиперпространстве медленнее своих средних собратьев.

Тем временем транспорт окончательно остановился. Открылись иллюминаторы, чтобы пассажиры смогли полюбоваться видом, поднялась передающая антенна: лайнер спешил доложить свое местопребывание и заверить, что все нормально. Крейсеры легионеров ждали, притаившись под защитным полем. Слабые радары транспортника прощупали пространство вокруг себя и никого не обнаружили, тогда медленно пополз вверх гигантский броневой кожух, прикрывающий обширную смотровую палубу, покрытую прозрачным материалом. Даже с большого расстояния было хорошо заметно, что пассажиры устремились туда, чтобы насладиться зрелищем бескрайней Вселенной. Стэн в свое время бывал на таких кораблях и, естественно, не удержался от посещения подобной палубы. Ощущение того, какой малой пылинкой ты являешься по сравнению с гигантским космосом, осталось в легионере на всю жизнь. С тех пор он предпочитал обозревать пространство из рубки крейсера.

– Сильное возмущение гиперполя. Порядка восьмисот тонн, – ледяным голосом отчеканил Конг.

– Сколько? – Стэн чуть не подпрыгнул в кресле.

– Восемьсот, – сконфуженно ответил Конг. – Я не знаю, что это.

– Ждем и смотрим, – с напускным спокойствием произнес Стэн.

Ждать долго не пришлось. Прошло несколько секунд, и космос окрасился тремя вспышками. Вероятнее всего, на транспорте были какие-то важные особы, раз экипажи крейсеров сопровождения пошли на такую глупость, как одновременный выход из гиперпространства. Это требует колоссальных усилий со стороны экипажей, а если учесть, что в пространство вынырнуло два средних крейсера и один легкий, то и работы борткомпьютеров на пределе.

– Класс! – послышался в динамиках восхищенный голос Джейка.

– Дураки, – брезгливо прокомментировал только что увиденное Конг. Стэн был с ним полностью согласен.

– Эскадра! Сначала крейсеры, потом – абордажную команду на лайнер, – скомандовал Стэн. – Господа офицеры, если кому-то нравится один из вынырнувших крейсеров – не стесняйтесь. Можем сломать не сильно.

– К черту, – отозвался ведомый Стэна, – только в металлолом!

– Тогда – с Богом!

Эскадра резко сбросила камуфляж и устремилась к крейсерам противника. На лайнере пока ничего не поняли: с обзорной палубы защелкали вспышки фотоаппаратов. Экипажи крейсеров прикрытия, вымотанные сложными маневрами в гиперпространстве, попытались развернуться для контратаки, но их было слишком мало. Первым вспух вспышкой термоядерного взрыва легкий крейсер. Там даже не успели включить защиту, и Джейк подорвал его ракетой. Дальше это уже было простое избиение: пять крейсеров легионеров на один сциллийский.

Стэн отдал управление Конгу, а сам спокойно наводил носовой лазер на ближайший крейсер и жал на гашетку. Это было скучно.

Прошло не более пяти минут, как от сциллийских крейсеров осталось одно воспоминание. Молодой генерал включил устройство внешней связи и вызвал лайнер.

– «Крысобой» вызывает «Санта Изабеллу». «Крысобой» вызывает «Санта Изабеллу».

– Мы не ведем переговоров с пиратами, – фальцетом завопил кто-то с борта лайнера.

– Ты что – дурак? – искренне удивился Стэн. – Какие переговоры? Открывай шлюзы и готовься к высадке нашей призовой команды. Малейшая попытка сопротивления – и я вырежу всех на борту. Если вести себя будете пристойно – разрешу эвакуироваться в спасательных шлюпках.

– Сциллийцы не сдаются!

– А, ну как хотите, – разочарованно произнес Стэн и отключил внешнюю связь.

Генералу не требовалось отдавать приказы своим подчиненным. Легионеры и так хорошо знали, что им делать. Шесть крейсеров пристыковались к шлюзовым камерам лайнера, и их экипажи пошли на абордаж. Оставшаяся четверка, в которой были корабли Стэна, Джейка и их ведомые, образовала внешний конвой. Вскоре с линкора пришел первый отчет.

– Генерал! Тут у них что-то интересное! – Запыхавшийся ротмистр был уже в рубке сциллийского корабля.

– Что интересное? – осведомился Стэн.

– Кажется, здесь у них что-то типа армейской конференции. Посмотреть желания не возникает?

– Не откажусь.

– Мы уже разблокировали шлюз номер восемь. Можете стыковаться.

– Сейчас буду.

Стэн посмотрел на обзорный экран, большую часть которого занимала громада захваченного судна, и спокойно подал «Крысобоя» вперед. Крейсер плавно подошел к борту лайнера, и вскоре завыли насосы, уравнивающие давление в переходной камере.

Вступив на борт захваченного судна, генерал был сразу встречен двумя легионерами в легких скафандрах. Где-то еще был слышен шум боя, но он быстро затихал.

– Что у вас здесь? – небрежно спросил Стэн.

– Тут или военный совет Сциллы, или что-то подобное. Охрана у них, конечно, была… Была. Но вот старшее офицерье прелюбопытнейшее.

Стэн хмыкнул и позволил себя провести в кают-компанию. Там пахло потом и страхом. Холеные сциллийские генералы уже потеряли от страха значительную часть своего лоска и теперь пытались выглядеть более или менее прилично. Получалось это у них плохо. Нация, которая привыкла добиваться своего любыми методами – когда силой, а когда пресмыкаясь, – не могла породить достойных людей, способных прямо взглянуть врагу в лицо. Сциллийцы всегда предпочитали бить из-за угла и теперь выглядели побитыми собаками.

– Что будем делать, господа крысы? – поинтересовался Стэн.

– Собака! Будь ты проклят!

Говоривший тут же оказался на полу и выплюнул несколько зубов. Конг потер кулак и выразительно посмотрел на сразу же притихших сциллийских военных.

– Прошу простить моего друга. Он излишне экспансивен. Но если кто-нибудь из вас, мразей, попробует без моего приказа открыть рот – то зуботычина ему покажется ласками жены. А теперь, вонючие лапшееды, что у вас здесь происходит? Ну!

– Мы на мирной прогулке! А вы…

Конгу угодить было трудно. Ему явно показался оскорбительным тон, которым сциллиец ответил. В результате говоривший оказался на полу с разбитым лицом.

– Я же вас предупреждал, – назидательно произнес Стэн, – нельзя так разговаривать с порядочными людьми. Но я не услышал ответа на свой вопрос. Мне его повторить? Или лучше это сделает мой друг?

Такая перспектива сциллийцев явно не устраивала, и они потихоньку начали сдаваться.

– Мы здесь отмечаем день рождения Командующего армией Сциллы, – срывающимся голосом ответил кто-то из офицеров помладше. – В этом нет ничего предосудительного. Мы никого не трогали. И проявили достаточное уважение…

– К кому это вы, лапшееды, и когда проявляли уважение? – поинтересовался Стэн. – Значит, так: всех раздеть и в трюм. Вернемся на Базу – будем разбираться. А если нам здесь не соврали – у нас очень неплохая добыча.

Легионеры тут же начали оперативно выполнять приказ генерала, а сам он проследовал в рубку. Там уже вовсю орудовал Джейк.

– Как у нас дела? – спросил Стэн, занимая капитанское кресло.

– Ремонта часа на два, – ответил Джейк, не отрываясь от монитора. – Улов хороший: здесь примерно половина сциллийского штаба во главе с их главнокомандующим. Думаю, что генерал Ижи будет на седьмом небе от счастья, а на Сабу в ближайшие часы следует ждать нападения.

– В ближайшие часы – не следует. А вот через пару недель – вполне возможно. Но за это время мы уже сами постараемся нанести удар. Так что не волнуйся, все идет просто замечательно. Нам первый раз за все эти месяцы повезло по-настоящему. Представь себе, сколько можно выжать из сциллийских штабистов! А ведь теперь я ничем не связан. Вполне могу их и отдать в руки кому-нибудь, у кого они всю семью вырезали. Что с этими лапшеедами будет, ты себе представляешь?

– Ага! А можно мне парочку во временное пользование?

– А почему нет? – Стэн улыбнулся. – Только нам нужно их не замучить до смерти, а получить интересующую нас информацию. Ладно, ремонтируй эту посудину, и стартуем к Сабе. Разбираться будем уже там.

Стэн покинул рубку «Санта Изабеллы», чтобы вернуться на «Крысобой» и приготовиться к возвращению на Базу. Связываться с Сабой генерал не стал, чтобы раньше времени не раззванивать на весь обитаемый космос информацию о трофее. Канал, конечно, закрытый и шифрованный, но береженого и Бог бережет.

* * *

Через два стандартных часа Джейк вышел на связь и доложил, что может стартовать. Стэн внимательно его выслушал и дал «добро». На генерала навалилась усталость. Дело было не в том, что бой был сложным. Как раз наоборот. Просто он слишком хорошо осознавал, что уже было сделано и как это ничтожно мало по сравнению с тем, что еще предстояло сделать. Разгоняя крейсер для перехода в гиперпрострзнство, Стэн думал о том, что в очередной раз на него ложится чудовищная ответственность, которой он попросту не хочет. Что в очередной раз придется окунуться в совершенно омерзительные методы работы Пятого управления, присутствовать на допросах, возможно, и пытать. Что опять возникнет необходимость в новых драках, в которых будут гибнуть люди. Да, сциллийцев он последнее время людьми не считал, они представлялись ему скорее стаей мстительных мерзких животных, но молодой генерал прекрасно отдавал себе отчет в том, что среди них могли быть тоже… А если могли, то почему же они, черт побери, так глубоко спрятались? Почему любое общение со сциллийцами приносит только одни несчастья? Ведь здесь нельзя было говорить о случайности. Все было вполне закономерно: в течение многих поколений они культивировали только самые мерзкие качества, так что теперь абсолютно неудивительно, что они все стали такими, может, это уже и на генетическом уровне. Так что Галактику предстояло избавить от этого ракового нароста полностью. Стэн понимал, что это имеет свое название. И название это – геноцид, но другого выхода не находил. Попытка стандартной блокады с треском провалилась – это было слишком хорошо известно. Попытки договориться с ними приводили только к новым смертям: на словах они обещали полную помощь, а на деле норовили воткнуть в спину нож. Попытки как-то образумить натыкались только на их презрительные улыбки: сциллийцы признавали только свои родовые законы и всех, кто действовал по-другому, считали слабаками. А со слабаками, по их мнению, и разговаривать было не о чем. Значит, нужна была грубая сила, которая уничтожит их всех. Тогда они хоть перед смертью, но поймут, что эту силу следовало уважать. Уважать… Любимое словечко сциллийцев. Оно обозначает у них страх перед более сильным, раболепие, но никак не истинное значение этого слова. Умудриться испортить такое хорошее понятие. Уважение к родителям, к учителю, к старшим… А вместо этого… Думать об этом Стэну было откровенно противно. Он откинулся в кресле, посмотрел на Конга, самозабвенно штудирующего какой-то справочник, и улыбнулся. А зачем он, собственно, во всем этом копается? Есть четкое решение Совета Патруля. Этому решению подчиняются все – от рядового до Командующего. Так что – выполнить приказ и доложить!

Стэн тяжело вздохнул и отогнал от себя неприятные мысли.

– Конг, скажи мне, а нет ли у тебя еще одного таланта: умения резать монстров с помощью компьютера?

– Это в «мясорубку» порубиться, что ли? – отозвался Конг.

Настроение у Стэна начало улучшаться. Игру, где необходимо убивать огромное количество монстров, «мясорубкой» обозвал Джейк. Либо название так быстро распространилось, либо не только у Джейка возникли подобные ассоциации.

– Значит – умеешь. Тогда загружай второй задачей – побегаем. Все равно в гиперпространстве еще часа четыре болтаться.

* * *

Саба встречала победителей. Все эскадры вернулись из рейдов, не потеряв ни одного крейсера, но приведя с собой полсотни транспортов. Потери экипажей у легионеров были минимальные: сорок три человека ранеными. Правда, часть раненых пришлось сразу же списать – слишком серьезны были их ранения.

Сразу же по возвращении последней эскадры было собрано совещание. Легионеры не скрывали приподнятого настроения. И было отчего. Теперь можно было надеяться на то, что противника удастся победить.

– Господа! Я счастлив видеть здесь всех вас и позд'авить с блестяще п'сведенной опе'ацией! – Генерал Ижи тоже излучал самодовольство. – Вдвойне п'иятно позд'авить гене'ала 'уте'а с пленением командующего сциллийской а'мией. Этим ме'завцем и его штабом уже занимается наше доблестное Пятое уп'авление. А тепе'ь мне было бы инте'есно услышать, чем вышеозначенное уп'авление может нас еще по'адовать.

Стэн поднялся, обвел взглядом комнату и прошел к импровизированной трибуне.

– Да нечем радовать. Люди работают. Из сциллийцев медленно извлекают все, что они знают. Тут все идет как надо. – Генерал выдержал паузу, в помещении нависла тишина. – Но об этом вы и так худо-бедно осведомлены. Также многие из вас знают, что в наших рядах завелась «крыса». Именно из-за этой сволочи погиб Командующий. По причине наличия этой гадины гибли наши боевые товарищи, мы потеряли базу на Роле и связь с нашими женами и детьми. Над вычислением этого мерзавца Пятое управление работало довольно долго. Некоторые офицеры ощутили это на себе, за что приношу сейчас самые искренние извинения. Но всякой мерзости рано или поздно приходит конец. Перед самым началом операции по захвату транспортов для перевозки нашего десанта я отдал приказ начальнику ремонтной службы под любым предлогом затянуть ремонт крейсера Сод Дина и, даже если этот ремонт будет закончен, ни под каким предлогом не выпускать этот корабль с планеты. Сейчас я с улыбкой вспоминаю, КАКИМ взглядом на меня смотрел начальник ремонтной службы. Тогда я ничего не мог ему объяснить. Теперь же, когда предатель арестован, об этом можно говорить в открытую. В послужном списке ротмистра Дина присутствует целый ряд моментов, заслуживающих детального рассмотрения. Начал он с того, что продал сциллийцам случайно найденные им линкоры. Не удивлюсь, если выяснится, что в бою с одним из этих линкоров и погиб наш Командующий. Далее – именно он раскрыл расположение базы на Роле противнику. Нам пришлось спешно эвакуироваться, и мы с громадным трудом смогли вновь собрать свои силы. Кроме того, мы не могли произвести арест, пока не получили возможность взять ротмистра Дина на горячем. Он был схвачен в тот самый момент, когда готовился передать информацию о захваченном нами транспорте с командованием сциллийской армии нашему противнику. На первом допросе этот мерзавец заявил, что действовал исключительно из благих побуждений: народ, дескать, должен получать всю информацию. Понятие служебной тайны для ротмистра, вероятнее всего, просто отсутствует. Когда же всплыл вопрос о линкорах, проданных им сциллийцам, ротмистр сломался и начал давать показания. Я, честно говоря, опасался, что придется применять пытки. Но патологическая трусость ротмистра Сод Дина позволила их избежать. У него даже хватило наглости предложить сделку: он начинает кампанию дезинформации сциллийцев, а за это получает свободу. Как ни соблазнительно выглядело предложение ввести в заблуждение нашего противника, мы вынуждены были от него отказаться. Я считаю, что показательная казнь предателя будет способствовать поднятию морального духа легионеров и послужит хорошим уроком тем, кто задумывается о возможности предательства. Может, у вас будут другие предложения?

Стэн вернулся на место в гробовой тишине. Офицеры переваривали полученную информацию молча. Наконец поднялся ротмистр Пшеничникофф.

– Я буду краток – пристрелить козла!

Пшеничникофф сел на свое место. Лицо его было непроницаемо, как маска, но Стэн прекрасно представлял себе, чем для Сод Дина может закончиться, если Пшеничникофф до него доберется.

Легионеры выступали один за другим. Все были единодушны в том, что предателя необходимо казнить, но вот из-за метода, которым надлежало произвести умерщвление, чуть не случилась потасовка: большая часть настаивала на расстреле, но у определенной части офицеров взыграли древние инстинкты, так что возникло предложение предателя обезглавить. Генерал Ижи остался сам собой: он тут же с радостью влез в склоку и, апеллируя к такому видному специалисту в области истории, как профессор Шмулерсон, предложил посадить Сод Дина на кол. Спорщики обсудили это предложение и пришли к выводу, что для предателя это слишком легкая смерть. Кто-то вспомнил про четвертование…

– Хватит! – заорал Стэн. – Не уподобляйтесь сциллийцам. А теперь так: расстреливают обычно дезертиров, на кол сажают извращенцев, четвертуют тех, кто пытался совершить государственный переворот, а головы рубят, как правило, только дворянам. Для мерзавца не нужно придумывать мучений. Предателей всегда ждала петля!

Идея легионерам понравилась. Все загомонили, рассаживаясь по своим местам, и разговор снова принял конструктивный характер: казнь надо было провести прилюдно и так, чтобы это запомнилось надолго. Кроме того, не мешало опять перехватить галактический информканал и провести трансляцию на всю Галактику. Так сказать – в воспитательных целях. Быстро распределив обязанности, легионеры совещание закончили.

* * *

Легко сказать – провести показательную казнь, да еще и так, чтобы все поняли, за какие прегрешения казнимый отправляется на виселицу. А попробуй подготовь общественное мнение! В распоряжении у Стэна было не так уж много людей. Да и тех переполовинило разведывательное ведомство, их начальник очень громко причитал, что таких специалистов, как в Пятом управлении, больше нигде в Патруле нет, а информацию из плененных сциллийцев нужно обязательно выжать в кратчайшие сроки. Стэн долго отказывал, но в конце концов сдался. Теперь он просто готов был кусать себе локти: развешивать обывателям лапшу на уши осталась жалкая горстка аналитиков да Джейк, который нагло заявил, что канал перехватит тогда, когда получит приказ, а во все эти гнусные игры с подготовкой общественного мнения играть не собирается.

Стэн уже совсем загрустил, когда на Сабу прибыло подразделение с Омаса. Омаситы отличились еще на подлете к планете: когда дежурный крейсер дал запрос флагману флота Омаса, то получил ответ, что подходит личный эскорт императора и лучше бы стражнику убраться подобру-поздорову, пока не отхватил по ушам. От такой наглости офицер на дежурном крейсере опешил и пропустил момент начала атаки четырех Х-СОМ'ов. Не успел легионер подать сигнал тревоги, как уже был взят на абордаж, а остальные омаситы деловито занимали оборону на ближней орбите Сабы.

После чего Рэйли, а флот привел именно он, вышел на открытом канале в эфир и нагло заявил, что операция по прикрытию Сабы от вторжения проведена успешно, а дежурному офицеру он своей властью назначает десять плетей за нерадивость. Дежурный на башне Сабы тут же попытался связаться с генералом Рутером, но так как по местному времени было часа три ночи, естественно, его не добудился. Тогда к Стэну был послан гонец. Разбуженный среди ночи генерал пообещал спросонья повесить, кроме Сод Дина, еще пяток ослов, которые не дают ему спать, после чего поинтересовался, а что, собственно, произошло? Ему доложили. Стэн долго хохотал, потом связался с Рэйли и дал добро на посадку, взамен взяв твердое обещание, что пороть офицера с дежурного крейсера не будут. Настроение у генерала было прекрасное. Он быстро облачился в форму и выехал на космодром.

* * *

Рэйли был подтянут и весел. Они со Стэном обнялись, и Рэйли принялся рассказывать. Сразу же после отлета «Крысобоя» Рэйли выступил по планетарному информканалу и объяснил, что Главнокомандующему аэрокосмических сил Омаса требуется помощь. Приказывать Рэйли не собирался, он просто объявил набор добровольцев. Через двое стандартных суток набралось такое количество народа, что весь флот Омаса вряд ли бы перевез его в несколько приемов. Тогда Рэйли вынужден был начать строгий отбор и провозился с этим целую неделю. Костяк флота составила «Крысобойная» эскадрилья, составлявшая в битве при Омасе прикрытие генеральского крейсера, далее были задействованы две из трех крейсерных эскадр и шесть эскадрилий Х-СОМ'ов, которые находились под личным командованием инженера Гоосе. Сам инженер все еще находился на орбите и давал разнос капитану дежурного крейсера Патруля. Четыре крейсера и два десятка Х-СОМ'ов были оборудованы абордажными захватами, кроме того, все корабли, кроме своего стандартного вооружения, несли еще и дополнительные ракеты. Омас готовился помочь своему Главнокомандующему всей мощью имеющегося у него флота. Когда Стэн выразил беспокойство по поводу прикрытия планеты, Рэйли успокоил его, объяснив, что одна крейсерная эскадра и две эскадрильи Х-СОМ'ов по-прежнему находятся на боевом дежурстве на орбите Омаса, и в данный момент планете ничего не угрожает. Стэн был искренне восхищен работой, которую проделал Рэйли за такой короткий срок: поднять экономику планеты после многолетнего правления конструктивистов, построить мощную, глубокоэшелонированную оборону и, наконец, в кратчайшие сроки собрать и привести на помощь Стэну целый флот! Такой оперативности и дисциплине могли бы позавидовать даже лучшие подразделения Патруля.

– Ты молодец, Рэйли! Ты просто молодец! Сейчас – отдыхать, а вот уже утром мне потребуется твоя помощь в одном щекотливом деле.

– Надо кого-то приструнить? – бодро поинтересовался Рэйли.

– Нет, повесить, – вполне серьезно ответил Стэн. – Но сначала мне нужно подготовить общественное мнение. Поможешь?

– Почему нет? Кстати, а Джейк здесь?

– А где же мне быть? – Невыспавшаяся физиономия Джейка появилась пред светлы очи Рэйли. – Дебоши тут устраиваешь, спать не даешь… Естественно, я здесь!

– Рад тебя видеть, старик! – И Рэйли сильно обнял приятеля.

– Не задуши, медведь омаситский! – простонал Джейк, высвобождаясь.

– Живи, – милостиво позволил Рэйли, выпуская программиста из своих лап, – а по поводу встречи у вас тут не положено что-нибудь устроить?

– Это хоть прямо сейчас! – весело сказал Стэн, и друзья проследовали в бар космопорта, где заспанный бармен еще не догадывался, кого ему придется обслуживать.

* * *

Подготовка к казни велась как положено: с соблюдением всех формальностей, подготовкой общественного мнения и туманными намеками, что это далеко не последнее мероприятие такого рода.

Люди во все времена падки до зрелищ, а тут намечалось нечто, чего не видели целые поколения. Бойцы Рэйли взялись за порученную им задачу с энтузиазмом, и через несколько суток вся Саба уже гудела от рассказов о страшных злодеяниях Сод Дина, который, скрываясь под личиной офицера Галактического Патруля, занимался, оказывается, такими зверствами, что от них кровь стыла в жилах. Стэн, попытавшийся было воспротивиться этой явной выдумке, был осажен Шмулерсоном, который философски заявил: «Много – не мало!» Спорить с профессором генерал не решился – тезис ему самому понравился. Так что ко дню, на который была назначена казнь, этого события ожидало все население Сабы. И не только Сабы. Джейк умудрился каким-то образом запустить сообщение по множеству информационных каналов, хотя сообщения, отправленные с Сабы, старательно отфильтровывались и уничтожались. На просьбу Стэна объяснить технологию хакер разразился тирадой о каких-то «халявных и дырявых проксях». Из всего сказанного Стэн понял только то, что его друг нашел очередную дырку в системе защиты информканалов, и застонал, представляя себе, как эти дырки потом придется залатывать. А ведь Джейк далеко не единственный специалист подобного рода в Галактике. Могли найтись и другие.

* * *

Перед самой казнью состоялся суд. Обвиняемый бывший ротмистр Галактического Патруля Сод Дин что-то мямлил о снисхождении, губы его тряслись, глаза бегали. Стэн удивлялся: каким образом такое существо вообще могло попасть в Патруль? Но процесс быстро дал ответ и на этот вопрос. Дина устроили по протекции. Папочка бывшего легионера был крупной шишкой в каком-то мозгоправном институте при правительстве Конфедерации. По долгу службы Стэну приходилось сталкиваться с этой публикой, и он прекрасно себе представлял, что собой представляет яйцеголовый папаша подсудимого. Но помочь такое родство Сод Дину сейчас не могло – папаша явно не был в оппозиции к существующей власти.

Интереснее всего были мотивы, побудившие бывшего ротмистра к предательству. Он мог бы пойти служить к сциллийцам и, без сомнения, так бы и поступил. Такие слова, как присяга и честь легионера, были для него пустым звуком. Но когда сциллийцы предложили ему посотрудничать с ними в другой форме – побыть шпионом, – Дин не раздумывая согласился. Он считал себя интеллектуалом и полагал, что легко обманет прямолинейных легионеров, которых он в глубине души всегда презирал. За верную службу ему обещали полковничьи погоны и командование эскадрой.

Дальше слушать Стэну расхотелось – было откровенно противно. Противно, что легионер способен на такую гадость, противно, что в Патруль могли легко устроить по протекции, противно, что такая ситуация вообще была возможна. Легионер – предатель! Когда такое было мыслимо?

Стэн покинул зал суда еще до окончания процесса и решил наведаться к Джейку, чтобы узнать, как у того дела. Джейк священнодействовал на борту «Мстителя». Барабанить по кнопке вызова пришлось довольно долго. Наконец в динамике раздалась ругань и бравый хакер осведомился, кому там неймется.

– Я тебе сейчас объясню! – совершенно искренне пообещал Стэн.

– А, это ты… Входи. – И двери лифта разблокировались.

Стэн поднялся на борт «Мстителя» и, не дожидаясь приглашения, направился в рубку. Друга он застал там, как и предполагал с самого начала. Джейк яростно барабанил по одной клавиатуре, потом откатывался в кресле к другой и барабанил по ней. При этом вид у него был такой, что можно было смело вызывать бригаду из психушки.

– Ну, рассказывай, как процесс проходит, – не отрываясь от монитора, по которому в этот момент ползли колонки цифр, поинтересовался Джейк.

– Омерзительно, – честно признался Стэн, – это дерьмо полностью расклеилось и теперь что-то мямлит о пощаде и снисхождении. А так – рассказывает все, о чем его попросят. Ощущение такое, как будто в бочку с фекалиями окунулся.

– А у тебя богатый жизненный опыт, – бросил через плечо Джейк.

– Что ты? Все же по твоим рассказам!

– Угу. А пришел чего?

– Тоскливо стало слушать говнюка – вот и пришел. Ты против?

– Нет. Но сиди тихо и не мешай. Сейчас ему приговор зачитают и поведут на площадь. Мне нужно успеть провести атаку и включить камеры. До чего же я не люблю прямые трансляции!

– Как приговор зачитают? – спохватился Стэн. – Мне же там надо сейчас быть.

Так у тебя еще целых десять минут. Если здорово постараешься – успеешь. А теперь – не мешай. Это у вас там шоу начинается, а мне работать надо.

Стэн, не прощаясь, выскочил из рубки и помчался к лифту. Джейк, похоже, этого даже не заметил.

К моменту зачтения приговора Стэн успел. Он постоял с важным видом, слушая, как судья приговаривает Сод Дина к повешению, увидел, как приговоренный закатил истерику, понаблюдал за действиями охраны, успокаивающей приговоренного, и вместе с остальными зрителями покинул зал.

* * *

Центральная площадь столицы Сабы была украшена виселицей. Такого здесь никто не видел, и народу, чтобы поглазеть на необычное зрелище, собралось великое множество. Тройное оцепление легионеров не подпускало никого к эшафоту. Точно такое же оцепление держало под охраной трибуну для командования Патруля и представителей местной власти. Стэн с отвращением пробрался на трибуну и устроился в самом углу. Видеть никого не хотелось и разговаривать тоже. Но не тут-то было. Генерал Ижи зорким глазом опытного вояки высмотрел коллегу и послал за ним пару легионеров. Пришлось подниматься и идти к компании, окружившей пожилого генерала.

Представители местной власти кудахтали как куры на насесте, намекая, что крайне неплохо такого рода мероприятия сделать постоянными. Ведь мерзавцев, которые заслуживают виселицы, можно найти предостаточно. Разумеется, все это предполагалось делать руками Патруля. Генерал Ижи вежливо отвечал, что мысль здравая, но не следует путать военно-полевой суд Патруля с гражданским судом Сабы. И что если решения первого – закон для легионеров, и по этой причине они и претворяют его в жизнь, то решения второго – закон для жителей Сабы, которые сами должны позаботиться об их исполнении. Представители власти были явно разочарованы и попытались найти поддержку у Стэна. К тому моменту он уже сам обдумывал идею вздернуть пару-тройку особо кровожадных представителей местной элиты, так что ответил в том духе, что ежели правительство Сабы считает необходимым вводить у себя смертную казнь через повешение, то пусть само и заботится о веревке и мыле. Сообразив, что начальника контрразведки Патруля сегодня лучше не трогать, чиновники быстро переключили свое внимание на кого-то из прибывших офицеров Патруля.

Приведение в исполнение приговора, которое должно было вот-вот начаться, почему-то откладывалось. Мимо Стэна с озабоченным выражением лица пробежал Серж Ижи, и генерал изловчился поймать его за руку.

– Что там происходит? – раздраженно спросил он. – Надо заканчивать с этой гадостью побыстрее. Кто телится?

– Джейк все еще не перехватил канал, – ответил Серж, – матерится на чем свет стоит, но пока ничего сделать не может.

– Если так пойдет и дальше, то Сод Дин имеет реальный шанс дожить до того момента, как мы полностью возьмем власть в свои руки.

– Сам знаю. Но за приговоренного не беспокойся. Мы его накачали наркотиками по самое «не хочу». Так что он даже не поймет, что его вешают.

– А это еще что за проявления гуманизма? – удивился Стэн.

– Какой там, к черту, гуманизм? – Серж в сердцах сплюнул на землю. – Это дерьмо закатила истерику, пыталось мне сапог поцеловать… Пришлось сначала обездвижить, потом накачивать наркотиками. Сейчас он больше напоминает говорящую куклу, чем человека. Да и разговаривает медленно…

Этот диалог мог бы продолжаться еще долго, но тут у Сержа пискнул приемник, он сразу же приложил его к уху, выслушал доклад и поспешил откланяться.

– Извини, Стэн, надо бежать. Джейк справился, но говорит, что у нас не более шести стандартных минут.

Стэн молча кивнул, отпуская Сержа, и приготовился смотреть. Примерно минуту ничего не происходило. Генерал догадывался, что сейчас идет заставка и кто-то из офицеров Патруля объясняет, ЧТО гражданам Галактики предстоит увидеть. Потом в дальнем конце площади началось какое-то движение. «Ведут! Ведут!» – донеслось с разных сторон. Представители местной власти все как один вытянули шеи – наверное, очень боялись пропустить хоть что-нибудь из происходящего. Стэн поморщился. Если он действительно взойдет на престол, то с такими типами придется общаться постоянно, а у генерала они уже сейчас вызывали только одно желание – дать по физиономии. Что же будет дальше?

Толпа расступалась по мере приближения приговоренного. Он был в форме легионера, но с сорванными знаками различия. Лицо его ничего не выражало, а взгляд был потухший. Стэн подумал, что Серж переусердствовал с наркотиками. Процессия тем временем приблизилась к эшафоту. Два дюжих сержанта подхватили Сод Дина под руки и повели к петле. Он не сопротивлялся. Стэн непроизвольно оглядел площадь в поисках камер. Та, что сейчас ретранслировала казнь на всю Галактику, была поставлена как нельзя удачно: она давала всю панораму, но понять, что казнимый накачан наркотиками, глядя с такого расстояния, было невозможно. Стэн мысленно похвалил Джейка за сообразительность. Его друг явно предвидел, что без спецсредств обойтись не получится.

Зазвучала барабанная дробь и оборвалась на самой высокой ноте. На эшафот, где уже находились безразличный ко всему происходящему Сод Дин и безмолвный палач, лицо которого скрывал черный капюшон, легко поднялся Серж Ижи. Он развернул бумагу и громко прочитал:

– Суд военного трибунала Галактического Патруля приговаривает бывшего ротмистра Сод Дина, пойманного на шпионаже в пользу мафии, к повешению. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Исполнение – немедленно.

Серж сложил бумагу и спустился с эшафота. Оказавшись внизу, он подал знак палачу, и тот надел на Дина петлю. Опять по ушам ударила барабанная дробь и опять она резко замерла. В тишине, охватившей площадь, палач нажал на рычаг и пол ушел из-под ног предателя. Тот несколько раз судорожно дернулся в петле и затих, демонстрируя вывалившийся язык и вылезшие из орбит глаза. Где-то в толпе раздался приглушенный женский вскрик – какая-то дама не выдержала этого зрелища и упала в обморок. Камера, снимавшая казнь для ретрансляции, подалась вперед и, вероятнее всего, крупным планом показала лицо повешенного. Стэн подумал, что по всей Галактике сейчас далеко не одна дама упала в обморок. А может, и не только дама.

* * *

Площадь стремительно пустела. Зрелище закончилось, и обыватели спешили отправиться по домам, чтобы поделиться с друзьями и знакомыми впечатлениями от зрелища, свидетелями которого они только что стали. Стэн усаживался в свой автомобиль и думал, что никакие они не свидетели, а тривиальные соучастники убийства. Несмотря на то что легионер был полностью уверен в правильности произошедшего на площади, в душе у него остался неприятный осадок. Стэн почему-то представил себе, что за этим зрелищем наблюдает Эя. Наблюдает, да еще и показывает сынишке, которого держит на руках, – смотри, это твой папа сделал. Генерала передернуло от такой перспективы, и он решил, что такого безобразия никогда не допустит. Тут же его мысли потекли по другому руслу. Он вдруг подумал, что до чертиков соскучился по жене, что хочет наконец увидеть своего сына и что пришла пора наконец узнать, куда же легионеры отправили транспорты с женщинами и детьми. Узнать это Стэну захотелось немедленно, и он быстро прикинул, кто из присутствующих на Сабе легионеров может быть в курсе. Получалось, что только генерал Ижи.

* * *

– Я не знаю, где они! И никто не знает! И нечего ко мне с этим п'иставать! Не ты один такой здесь умный. Командующий никому коо'динат не дал. Все было только у него на к'ейсе'е. Ты поймай лучше начальника 'азведки и выт'ясай душу из него. Это его п'ямая обязанность – искать п'опавших.

Генерал Ижи перевел дух и обиженно посмотрел на Стэна. Когда тот ворвался к Ижи-деду, почтенный легионер как раз готовился отобедать. На приглашение присоединяться Стэн не среагировал и с порога попытался атаковать. Из атаки ничего не вышло. И теперь оба генерала хмуро смотрели друг на друга.

– Садись обедать, – буркнул все еще недовольный генерал Ижи. – Потом вместе подумаем, что можно п'едп'инять. Не у одного тебя там 'одня.

Генералы ели молча, стараясь показать, что заняты сейчас исключительно поглощением пищи. Каждый думал о своем. Стэн понимал, что совершенно зря наорал на старшего Ижи и что не помешает извиниться. Еще он думал о том, что секретность секретностью, но уж кого нельзя было заподозрить в измене – это генерала Ижи, так что хоть ему-то можно было передать информацию о том, куда направились корабли с женщинами и детьми. Хотя Командующий решил перестраховаться. И у него получилось. Только сам он погиб, так и не успев ничего никому рассказать. При этом Стэн понимал, что в Галактике, несмотря на ее громадные размеры, потеряться полностью невозможно. Наверняка спрятавшиеся от преследования имели возможность смотреть новости и были в курсе последних событий. Так что волноваться не стоило. С другой стороны, если они были в курсе, то почему до сих пор не на Сабе? Стэн терялся в догадках, продолжая механически жевать и даже не чувствуя вкуса того, что было у него в тарелке.

– Поел? Тепе'ь иди домой, – буркнул генерал Ижи, – а я взд'емну часок.

– Спасибо за обед… И извините.

– Бывает. Давай, иди п'огуляйся, наде'и кому-нибудь уши. А мысли эти пока оставь. Я подоз'еваю, что Командующий отдал четкий п'иказ, и они его сейчас выполняют. Так что не волнуйся. Все будет хо'ошо.

Стэн поспешно откланялся и, усевшись в автомобиль, решил, что самое время навестить в доке свой крейсер и действительно надрать уши механикам, если что-то не так.

«Крысобой» был в идеальном порядке. Так что Стэн даже испытал некоторое разочарование. Идея придраться к кому-нибудь из механиков и вставить пистон была крайне соблазнительной. Так и не обнаружив никаких изъянов, генерал уселся в кресло и включил галактический новостной канал. Там передавали новости. Рассказывалось и о кучке повстанцев, которые непонятным пока методом уже в третий раз захватывают частоту общегалактического канала и пытаются изобразить, что контролируют ситуацию. На самом деле правительственные войска уже заканчивают операцию по их уничтожению и в ближайшее время смогут полностью покончить с ними. Стэна сообщение позабавило. Потом был какой-то совершенно скучный анализ экономической ситуации в Галактике. Прорваться через его дебри Стэн не смог, но быстро понял, что если не перенаправить в ближайшее время все ресурсы для развития Сциллы, то Галактику ожидает хаос. Это тоже было понятно – с приходом сциллийцев к власти большая часть ресурсов и так была отдана этой планете, но им было мало. Хотелось еще. Но люди тоже не дураки и рано или поздно до них дойдет, что их деньги уплывают неизвестно куда, а чтобы это объяснить, нанимается какой-нибудь мерзавец от науки, который за деньги может доказать все что угодно. Дальше пошла какая-то идиотская развлекательная программа, и Стэну стало окончательно скучно. Только законченный идиот может находить удовольствие в том, что недавно поженившиеся супружеские пары пытаются определить, кто из них является кем, при этом у супругов по очереди завязывают глаза и заставляют чуть ли не совокупляться перед камерами.

Стэн с раздражением выключил информканал и уже собрался уходить, когда в рубке резко прозвучал вызов гиперпространственной связи. Молодой генерал с интересом посмотрел на монитор и вернулся в кресло. Вызов не прекращался. Стэн нажал на несколько клавиш и перед ним высветился маршрут вызова. Он обрывался возле ближайшего ретранслятора. Кто-то пытался связаться с генералом, оставаясь сам неузнанным. Стэн хмыкнул и нажал на клавишу ответа. Несколько секунд ничего не происходило, а потом на экране появился белый квадрат. Затем что-то проскочило, и картинка начала стабилизироваться.

Когда изображение полностью откорректировалось, Стэн чуть не выскочил из кресла от неожиданности. Перед ним была его жена. Его Эя!

– Стэн! У нас очень мало времени. Как ты?

– Я – прекрасно. Как ты, как малыш? Где вы?

– Мы с Алексом в порядке. Где мы – сказать не могу. У нас приказ Командующего.

– Командующий погиб. Немедленно стартуйте на Сабу! Я вышлю конвой.

– Не надо. Мы дождемся здесь, пока вы разделаетесь с этой сциллийской сволочью. Пойми, у нас же ребенок! Я не могу им рисковать.

– Ты права. Но я уже не могу без тебя. Я жутко скучаю.

– Я тоже… Время выходит. Джейка с нами нету, так что некому маскировать канал.

– Можешь связываться со мной по нашему домашнему. Я сейчас там.

– Попробую. Я люблю тебя! До свидания!

– Я тебя тоже люблю, – прошептал Стэн, но связь уже оборвалась.

Посидев еще немного в кресле, генерал уже совсем было собрался пойти поделиться новостью с Джейком, но по зрелом размышлении решил этого не делать. Либо Мия уже связалась со своим возлюбленным, либо Джейк позеленеет от зависти. Если первое, то Джейк с его природной скрытностью ни за что не признается, если второе – то лучше Джейку ничего не знать.

Глава 7

После разговора с женой кривая настроения Стэна стремительно поползла вверх. Это не укрылось от генерала Ижи. Он хитро улыбнулся и осведомился, не нашел ли Стэн пропавших. Молодой генерал в ответ только неопределенно хмыкнул. Старший Ижи обиженно пробурчал «конспи'ато'», но было видно, что он о чем-то догадывается. Стэну было на это наплевать. Он ощущал душевный подъем и мог великодушно простить кому угодно что угодно. Впрочем, тут он лукавил, так как в его голове засела передача, просмотренная накануне. Оказывается, Галактический Патруль являлся бандой повстанцев, с которой скоро разделаются правительственные войска… С этим надлежало что-то делать, причем в ближайшее время.

Именно этому вопросу и было посвящено очередное заседание Совета Патруля, коллективного органа, управляющего всей деятельностью организации в моменты, когда Командующий болен, погиб или отсутствует по другим причинам. Если до этого на подобных заседаниях ставился вопрос о выживании легионеров, то теперь, впервые за продолжительное время, встал вопрос о решительных действиях, которые приведут к смещению существующего правительства.

Как только заседание началось, Стэн решительно попросил слова. Возможность выступить ему сразу же предоставили.

– Мы слишком долго позволяли всякой сволочи безнаказанно поливать нас дерьмом и приписывать наши достижения кому-то другому. Когда мы полностью перекрыли все транспортные артерии Галактики – это списали на разгул пиратов. Когда наша экспедиция вырезала пиратов – это приписали правительственным войскам. Теперь я случайно включил информационный канал Галактики и с интересом узнал, что мы жалкая кучка повстанцев, которую скоро уничтожат те же самые правительственные войска. Мне очень хотелось бы знать, что это за правительственные войска, которые так успешно ведут с нами борьбу, и почему они не уничтожили нас до сих пор, если мы жалкая кучка повстанцев?

Стэн говорил зло и решительно. Его кулаки были плотно сжаты так, что костяшки пальцев побелели. Легионеры слушали внимательно, стараясь понять, к чему клонит генерал Рутер.

– Если так будет продолжаться и дальше, то правительство Конфедерации попытается стабилизировать сложившуюся ситуацию. Им выгодно будет представить нас как мерзавцев, захвативших беззащитную курортную планету и занимающихся здесь тем, что насилуют женщин и в больших количествах потребляют горячительные напитки. Через несколько лет они накопят достаточно сил, чтобы навязать нам здесь бой, который мы проиграем. Мы сейчас занимаемся тем, что расхолаживаем мобилизованную и хорошо подготовленную армию. Большая часть наших бойцов уже побывала в бою и в состоянии вступить в бой снова. Таким образом, складывается ситуация, когда любое промедление работает только на руку противнику. Я предлагаю начать немедленно. Цели уже поставлены, и они с успехом могут быть достигнуты. Если мы сейчас навяжем Конфедерации свои правила ведения войны, то получим быструю победу. Если еще несколько месяцев будем ждать неизвестно чего – однозначно проиграем. В конце концов, мне не терпится занять свой престол.

Генерал улыбнулся, и присутствующие заулыбались в ответ. Многие из них хорошо знали, каким образом Стэн стал наследным принцем.

– Если будут возражения – я готов их выслушать.

Стэн кивком головы показал, что говорить закончил, и вернулся на свое место. В помещении повисла тишина. Но тут слова попросил Серж Ижи.

– Стэн все правильно сказал. Те добровольцы, которые сейчас обучаются во вверенном мне учебном подразделении, или получат навыки ведения боя, или их не получат. Я уверен, что теоретическая подготовка, полученная курсантами, достаточна для ведения боевых действий. И я не понимаю, чего мы ждем?

Серж вернулся на свое место, но по пути успел подмигнуть Стэну. На этот раз собрание зашумело. Офицеры начали задаваться вопросом: а чего, собственно, ждать? Если есть возможность прямо сейчас продемонстрировать правительству Конфедерации, что ничего его армия сделать не в состоянии, то почему не осуществить это ПРЯМО СЕЙЧАС? Напряжение в зале росло. Генерал Ижи откашлялся и попросил тишины.

– Я понимаю выступавших пе'едо мной. Более того – я их безогово'очно подде'живаю. Если ста'шие офице'ы Галактического Пат'уля сходятся во мнении, что нападать нужно сейчас, значит, так оно и есть. Мне только хотелось бы, чтобы подготовка к боевым действиям технических с'едств и личного состава была на наивысшем у'овне. Если никаких воз'ажений нет – можно п'иступить к уничтожению п'отивника. Наше Четве'тое уп'авление, занимающееся 'азведкой, как вы знаете, сейчас п'едоставит нам список пе'вооче'едных целей, а задачей боевых соединений будет ско'ейшая их ликвидация.

Когда пожилой генерал уселся на место, в зале раздались аплодисменты. Сначала робкие хлопки кого-то из ротмистров переросли в настоящую овацию. Офицеры Галактического Патруля жаждали возмездия.

– Одну минуту, господа! – Начальник Четвертого управления старался перекричать шум. – Список первоочередных целей у нас есть. С командирами подразделений, которые будут этими целями заниматься, я уже связывался. Через стандартный час на корабли командиров подразделений будут курьерами доставлены все необходимые данные, и можно начинать.

Легионеры расходились по своим кораблям возбужденные. Было ясно, что начинается пора решительных действий. Это поднимало уровень адреналина в крови и будило рефлексы военных, начинавшие уже засыпать на тихой курортной Сабе.

Стэн, вернувшись на «Крысобой», отдал приказ на общий сбор, и уже через несколько минут слушал четкие рапорты командиров кораблей, входящих в его эскадру. Подразделение с Омаса пожелало драться вместе со Стэном. Благодаря этому первой целью объединенной группировки была выбрана довольно крупная база правительственных войск в двадцати часах лета в гиперпространстве. Молодой генерал не возражал, так как был твердо уверен в успехе. Его уверенность разделяли и все его люди. Объединенное подразделение, получившее кодовое название «Восьмая Бригада», готовилось к старту, чтобы меньше чем через стандартные сутки вступить в бой с противником. Все корабли шли на этот раз с опознавательными знаками Галактического Патруля. Игра в прятки закончилась.

* * *

Хтония раньше была одной из крупнейших вспомогательных баз Галактического Патруля. После его разгона сциллийцы приспособили ее для своих нужд. Именно эту базу собирался атаковать Стэн.

Когда корабли Восьмой Бригады выскочили в пространство около Хтонии, их там явно не ждали. Два крейсера охранения были превращены в груды металлического лома еще до того, как успели развернуться носом к противнику. Легионеры быстро выстроили корабли в боевой порядок и малым ходом пошли к планете, давшей приют базе. Там все еще не верили в такую наглость. Как же так? Ведь правительственный информационный канал передавал, что жалкая горстка легионеров полностью деморализована и вот-вот будет разгромлена. Но экраны радаров ясно показывали, что на Хтонию надвигается мощный и хорошо обученный флот. Сциллийцы в спешном порядке начали готовиться к обороне. Тем временем легионеры, не ломая строя, подошли на дальность действия носовых лазеров и открыли огонь по базе. Закипел бой. Сциллийцы подняли на орбиту все имевшиеся в их распоряжении крейсеры, командир базы в это время отправлял панический рапорт в метрополию. Оттуда ответили, что Хтония должна в кратчайшие сроки расправиться с напавшими на нее пиратами и доложить о выполненной задаче. Но сциллийцы, оборонявшие базу, видели далеко не пиратов – на них шел флот Галактического Патруля. Поняв всю безысходность своего положения, экипаж базы готовился подороже продать свою жизнь. Сциллийцы каким-то звериным чутьем сообразили, что легионеры пленных брать не собираются.

* * *

Стэн круто развернул «Крысобой», уворачиваясь от ракеты, выпущенной с вражеского крейсера, и резко поддал мощности двигателям. За пультом стрелка сутулился Конг, бормоча что-то нехорошее себе под нос и раз за разом наводя носовой лазер на крейсер противника. Враг Стэну попался явно не новобранец. Он умело пользовался защитой и вполне грамотно маневрировал. «Если бывший легионер – повешу!» – с внезапной злостью подумал генерал и крепче взялся за ходовые джойстики. «Крысобой» послушно сделал левый разворот, и Конг тут же выпустил в противника управляемую ракету. Взрыв атомного боезаряда произошел точно у носа сциллийца, лишив его защитного поля. Конг воспользовался этим, чтобы дать серию импульсов из носового лазера. Сциллиец дернулся и вдруг вспух облаком ядерного взрыва – сдетонировали его ракеты. Стэн не стал дожидаться, пока его крейсеру достанется от взрывной волны, и бросил корабль к планете.

На базе тоже не спали, как только «Крысобой» оказался в пределах досягаемости стационарных лазеров, по нему тут же открыли огонь. Стэн еще поддал мощности на двигатели и стремительно пронесся над самой атмосферой, уходя в сторону от боя. Когда угроза миновала, генерал снова развернул корабль и послал его в бой.

Несмотря на хорошую экипировку и подготовку, сциллийцы начали проигрывать сражение. Они еще яростно сопротивлялись, понимая, что пощады не будет, но инициатива уже полностью перешла к легионерам. Пока основная часть бригады дралась непосредственно над базой, инженер Гоосе ввел свою эскадрилью в атмосферу недалеко от полюса планеты и незамеченный добрался до самой базы. Стационарные лазеры сциллийцев замолкали один за другим, по мере того как десант освобождал базу от этих бандитов. Прошло не больше получаса, и в рубке «Крысобоя» раздался зуммер вызова. Стэн ударил ладонью по кнопке и снова взялся за ходовые джойстики.

– Генерал, это Гоосе. База от противника очищена. Я тут оставил пару особей, чтобы вы смогли их допросить, остальных уже можно закапывать.

– Спасибо, инженер. Как закончим здесь – сразу приземляюсь.

С того момента, как база перестала поддерживать корабли сциллийцев, бой превратился в избиение. Окончательно деморализованные правительственные войска пытались самым паскудным образом бежать, но им не давали. Рэйли уже взял двоих на абордаж и теперь готовился так же поступить с третьим, когда крейсер противника отсигналил семафором, что сдается, и отключил внешнюю защиту. Через несколько секунд у его рубки взорвалась ракета. Омаситы, отлично помнившие, что собой представляют сциллийцы, решили пленных не брать.

Бой, который замирал за кормой, Стэна уже интересовал слабо. Он спешил приземлиться, чтобы посмотреть, кого же Гоосе оставил в живых. Когда посадочные двигатели «Крысобоя» смолкли, Стэн решительно выбрался из кресла и пошел к шлюзу. Спустившись вниз, генерал увидел встречавших его омаситов.

– Господин Главнокомандующий! База Хтония полностью освобождена от захватчиков. Господин Гоосе ждет вас в кабинете командира базы.

– Ведите, – коротко бросил Стэн.

* * *

В кабинете командира базы было накурено. Гоосе мерил шагами обширную комнату, обильно разбрасывая пепел по полу. У дальней стены, лицом к ней, стояли три человека в знакомых Стэну серых формах с одним погоном. Двое угрюмых омаситов держали пленных под стволами армейских лучеметов.

– Что тут интересного, господин инженер? – с порога полюбопытствовал Стэн.

– Командир базы и два его зама. Они вам интересны, господин генерал?

– Думаю, что нет, – безразлично ответил Стэн. – Я бывал на Хтонии раньше, кроме того, в моем подразделении есть люди, здесь служившие. Так что ничего принципиально нового эти субчики мне сообщить не могут.

– Я так и думал, – задумчиво произнес Гоосе и кивнул своим людям: – Расстрелять!

Зашипели лучи лазеров, и оба помощника командира базы упали на пол. Командир непроизвольно дернулся, и его серые форменные штаны начали стремительно темнеть.

– Обгадился! – радостно констатировал Гоосе. – Повернись, ублюдок!

Когда бывший командир базы повернулся, губы его тряслись, а лицо было искажено страхом.

– Ради святой девы! Не убивайте! Я отработаю. Я отслужу. Я… Я…

– Заткнись, – прервал его Стэн, – мне нужны коды доступа к вашим каналам связи и информация о том, что сейчас имеется на складах.

– Не извольте беспокоиться! Это я мигом!

Стэну стало противно. Он оставил Гоосе разбираться с пожелавшим сотрудничать сциллийцем, а сам не спеша пошел к своему крейсеру. Быстротечный бой явно заканчивался, если уже не закончился. Следовало подсчитать потери и доложить на Сабу. Кроме того, молодому генералу жутко захотелось выпить, чтобы избавиться от воспоминания о липком просящем взгляде сциллийца.

* * *

Оставив на Хтонии призовую команду, Восьмая Бригада стартовала к Сабе. Потери были невелики: пять Х-СОМ'ов и около двадцати человек убитыми и ранеными. Генерал Ижи поздравил Стэна с успешно проведенной операцией и поделился новостями от других Бригад. Вторая, под руководством Сержа Ижи, с ходу взяла один из четырех основных ретрансляторов основного информканала. Одиннадцатая (под командованием Пшеничникоффа) уже контролировала второй ретранслятор. Третья Бригада (под командованием Джейка Боска) блокировала значительное соединение флота противника на Тибе и сейчас методично уничтожала его с орбиты. Успехи остальных подразделений тоже были существенными. Единственными недовольными во всем Патруле были бойцы Первой Бригады, которую возглавлял сам генерал Ижи – они остались прикрывать Сабу и в боевых действиях пока участия не принимали.

– Отличные новости, генерал! – Стэн от души порадовался полученной информации.

– Не жалуемся, – самодовольно ответил Ижи-дед. – Ты еще что-то п'ибе'ег?

– Ага. Я тут сейчас иду с полной загрузкой термоядерных повышенной мощности. Ими оказался под завязку забит склад на Хтонии.

– Инте'есно, а зачем они сциллийцам? – раздумчиво произнес генерал Ижи.

– Думаю, что собирались попотчевать нас, – ответил Стэн. – Вернусь – обсудим подробнее. Есть у меня на эти игрушки свои планы.

* * *

Стэн действительно имел некоторые планы по использованию захваченных термоядерных бомб. Были они явно кстати. Если их подвезли на Хтонию, ближайшую к Сабе крупную базу, значит, о том, как их хотели использовать, не нужно было даже гадать. Почему же тогда легионеры не могут использовать трофей сообразно со своими планами? Таким образом думал Стэн, подлетая к Сабе.

На планету «Крысобой» и еще пятерка крейсеров, нагруженных термоядерными боезарядами, садились очень осторожно. В порту их уже ждал генерал Ижи.

– Выкладывай, что надумал, – вместо приветствия обратился он к Стэну.

– Вы, господин генерал, не хотите себе дать труда вспомнить, что покойный Командующий завещал сделать со Сциллой? – вопросом ответил Стэн.

Генерал Ижи крякнул и запустил пальцы в рыжую бороду. Похоже было, что он прекрасно помнил.

– Думаешь бомбить? – осторожно осведомился генерал.

– Всенепременнейше! – зло ответил Стэн. – Мало они нам крови попортили? И если сейчас их не передавить как тараканов, они будут продолжать. Сами же знаете – на них ничего не действует. Их и высылают, и арестовывают, и устраивают блокаду планеты, а им все нипочем! Лезут из всех щелей. А сейчас имеется шанс с этим покончить. Раз и навсегда.

– Нужно созывать Совет, – буркнул генерал Ижи.

– Нужно, – ответил Стэн, – так созывайте, и покончим с этим делом. Мне нужно трое стандартных суток для того, чтобы отремонтироваться и экипажи смогли толком отдохнуть. А там можно и выдвигаться.

– Давай п'обовать, – сказал пожилой генерал. Уверенности в его голосе не было.

* * *

Совет Патруля созвать не удалось. Слишком много времени должны были потратить командиры некоторых подразделений, чтобы добраться до Сабы. Зато Джейк порадовал новостью, что отныне коммуникации Галактики находятся под его контролем и можно безбоязненно устраивать селекторное совещание. Никто не в состоянии будет подслушать. На этом варианте и решили остановиться. Генерал Ижи, с молчаливого согласия командиров подразделений, председательствовал. Он угрюмо изложил предложение Стэна, сказал, что оно подкреплено последней волей покойного Командующего, и приготовился к дискуссии. Стэн тоже приготовился доказывать, что на такой шаг пойти необходимо. Но спора не последовало. Легионеры слишком натерпелись от сциллийцев, чтобы испытывать к ним какую-либо жалость. Один за другим командиры подразделений высказывались «за», а потом деловито приступили к разработке плана уничтожения Сциллы. Ни Стэн, ни генерал Ижи такого единодушия не ожидали. А может, все дело в том, что кадровых военных нельзя отправлять в тюрьму по надуманным обвинениям?

– Карта геологических разломов этого осиного гнезда у меня, допустим, есть, – Джейк уже захватил внимание всех участвовавших в совещании, – пароли доступа к их серверам и коды автоопределения «свой-чужой» у меня тоже есть. Но драка там обещает быть слишком серьезной, чтобы можно было отделаться одной из бригад. Тут придется собирать Легион, что и записано в Уставе Галактического Патруля.

На экранах были видны лица легионеров. Они заговорили все разом, так что генералу Ижи пришлось сначала отключить у всех звук, потом включать по одному с одновременной просьбой успокоиться. Причина волнения легионеров была понятна. Если Галактике угрожала непосредственная опасность, то из наиболее боеспособных и мощных Бригад Галактического Патруля собирался Легион. Он получал все резервы, лучшую технику, лучших специалистов и до выполнения поставленной перед ним задачи являлся основным бронированным кулаком Патруля. После того как непосредственная угроза будет ликвидирована, Легион распускается, чтобы снова стать отдельными Бригадами. Численность людей в Легионе никем не лимитировалась. В него могли входить всего лишь два корабля, а могли и все имеющиеся в наличии подразделения Патруля. Джейк предложил именно последний вариант, и теперь его предложение яростно обсуждалось. Дело в том, что последний раз такое соединение собиралось более трехсот лет назад, и как это сделать сейчас, многие себе представляли слабо.

– Хватит языками чесать! – не выдержал Стэн. – Собираем бронированный кулак и лупим по Сцилле. Джейк прав – без Легиона нам не обойтись. По данным моего ведомства, там сейчас два линкора и штук сорок крейсеров. И эти данные совпадают с тем, что есть у разведки. Так что любая бригада, которая самостоятельно сунется туда, будет просто уничтожена. А если подвести Легион… Тогда мы сможем раз и навсегда покончить с этим осиным гнездом. Решайтесь!

– Один вопрос, – вступил в разговор Серж Ижи, – кто будет командовать этим соединением?

Стэн уже собирался ответить, но его неожиданно опередил генерал Ижи:

– Фо'мальное командование будет за наследным п'инцем династии Цветущих, гене'алом Стэнли 'уте'ом. Коо'дини'овать опе'ацию будет Совет.

– Я не против, – тут же вмешался Стэн, – только координировать операцию будете вы лично. Здесь нельзя себе позволить удовольствие для принятия каждого оперативного решения собирать коллегиальный орган. Так что вся ответственность по проведению операции, господин генерал, ляжет на вас. В конце концов, меня пока еще никто не снимал с должности командующего крейсерным флотом Патруля. Так что считайте это приказом. А вывеской я, так уж и быть, поработаю. Только одно «но»: разбивать Сциллу я хочу лично.

Легионеры согласно закивали и тут же приступили к выработке плана действий. Предстояло четко распределить роли, назначить точки сбора, рассчитать время так, чтобы все корабли вышли к обреченной на уничтожение Сцилле вовремя. А также позаботиться, чтобы все они успели убраться оттуда, когда на месте планеты вспыхнет новое небольшое солнце.

Стэн настоял на том, чтобы на всех захваченных пунктах были оставлены дежурные экипажи. Его поддержал Джейк, который прекрасно понимал, что если в руках у легионеров будет находиться вся связь в Галактике, то справиться с остатками противника будет намного проще. Однако в процессе обсуждения у кого-то из офицеров проснулось что-то похожее на жалость. Было предложено не уничтожать планету полностью, а просто изрядно покромсать термоядерными. Может, кто и выживет, так детям закажет связываться с Патрулем.

– Детям, может, и закажет, а вот внуки уже сделаются проблемой. Причем не для нас, а для наших внуков. Зачем это нужно? – возмутился Стэн. Его решительно поддержал генерал Ижи, сказавший, что на попятную идти поздно. То, что собирается делать Патруль на Сцилле, конечно, называется геноцидом, но допустить доминирование сциллийцев в Галактике равносильно самоубийству.

Дальше обсуждение было сугубо техническим. Когда утрясли все детали, то просто назначили сроки и приступили к подготовке операции.

* * *

Легион – это много! – заявил Шмулерсон, к которому Стэн пристал с вопросом, а сколько же это было в древности – легион?

– Хороший ответ, – фыркнул Стэн, – а нельзя ли в цифрах? Я что-то последнее время стал слабо понимать твою систему счислений.

– А чей именно легион тебя интересует? – вопросом на вопрос ответил Шмулерсон.

Стэн несколько растерялся.

– Они бывали разные?

– Естественно. Вот, например, легионы династии…

– Не надо, – тихим голосом попросил Стэн, – мне кажется, что твое начальное определение меня вполне устраивает.

А сам подумал, что только лекции на тему легионостроения ему и не хватало. Шмулерсон же явно обиделся, и, чтобы успокоить профессора, пришлось приглашать его на чаепитие. Надо ли говорить, что до чая они так и не добрались, но коньяк был принят Шмулерсоном благосклонно. Затем Стэн не удержался и поделился с профом идеей разбомбить Сциллу.

– Это хорошо – подумав, произнес Шмулерсон. – Если началась гангрена, то необходимо ампутировать конечность. Всяческие правозащитники и прочая продажная сволочь взвоют, но рты им заткнуть будет несложно. Кроме того, всякий правитель начинал с того, что расправлялся со своими врагами. И тебе, следовательно, нужно начинать с того же.

Шмулерсон поднял широкий бокал, отхлебнул из него коньяк, зажмурился и продолжил:

– Что мы видим? Видим мы целую планету ворья, насильников и бандитов. В чем состоит долг императора перед своими подданными? Он состоит в ограждении вышеозначенных подданных от ворья, насильников и бандитов. Значит, ты должен прекратить существование планеты, которая служит им приютом. А для этого все средства хороши. Если обратиться к истории, то мы можем наблюдать подобные действия правителей и в прошлом. Так, император Третьей династии…

Профессора понесло. Стэн слушал, как император с труднопроизносимым именем расправлялся со своими врагами. Если бы это происходило сейчас, то его бы просто втоптали в грязь средства массовой информации. Но тогда это было невозможно. Император затыкал рты всем, кто был с ним не согласен, довольно примитивным образом – он их просто ссылал на урановые рудники. Таким образом, за несколько лет непрерывных войн он установил на подконтрольной ему территории, а это что-то около трети населенной части Галактики, железный порядок. Никто не мог и слова сказать, не получив высочайшего разрешения. Погорел же он на женщине. Очень уж падок был монарх до дамских прелестей. Любовниц у него было много и менял он их часто. И вот в одно прекрасное утро монарх был найден в своей спальне, задушенный женскими чулками. Поиски убийцы ничего не дали, но империя после смерти властелина развалилась за несколько месяцев.

– Ты мне не советуешь обзаводиться любовницами? – поинтересовался Стэн.

– Я тебе советую выбирать только проверенных, – совершенно серьезно ответил проф.

– Проверять ты будешь?

– Ах, Стэн! Ну что ты такое говоришь? Ты есть кто? Ты есть император. У тебя для этих целей будет целая свора…

– Проверяльщиков? – вставил Стэн с самым невинным видом.

– Нет! Целая свора холуев. Они будут тебя всячески ублажать и выполнять все твои прихоти. В том числе, если пожелаешь, доставлять любовниц.

– Попутно их проверяя, – не унимался развеселившийся Стэн. – Скажи, Эндрю, а кроме кувырканий в постели с любовницами, в мои обязанности что-нибудь входить будет?

– Естественно. – И Шмулерсон принялся перечислять: – Ты должен будешь принимать просителей, правителей планет, устраивать балы, подписывать указы, не давать жизни дворцовой прислуге своими капризами, портить отношения со своими министрами и периодически в полной мере демонстрировать свое величие: налоги уменьшать, преступников миловать и так далее.

– Что-то не воодушевляет, – совершенно искренне признался Стэн.

– Ну-у-у-у, – протянул Эндрю, – ты сможешь еще уезжать на охоту. Куда-нибудь подальше, и там славно проводить время. А когда надоест, ты сможешь сесть писать мемуары…

– Или сбежать куда подальше, – в тон ему ответил Стэн.

– Можешь и сбежать, – согласился Эндрю. – Только оставь заместителя. А то империя развалится. Примеры тому в истории есть.

Стэн согласился, что заместителя оставить необходимо, и поспешил попрощаться с профессором. С ним было, конечно, очень приятно общаться, но молодого генерала ждали другие дела, которые тоже не терпели отлагательства. Необходимо было подготовить ряд приказов по флоту, чтобы операция, намеченная на ближайшие дни, прошла без проколов. Заниматься этим Стэну не хотелось, но он уже начал чувствовать на себе незримое давление короны. Есть у монарха сегодня настроение или нету, а делами заниматься все равно придется. С таким настроением будущий император приступил к рутинной управленческой работе.

* * *

Операция по уничтожению Сциллы была рассчитана по минутам скрупулезнейшим образом. Борткомпьютер «Мстителя» непрерывно работал целые сутки, после чего Джейк разослал инструкции всем командирам подразделений. Далее инструкции были переданы на каждый корабль, так как Джейк рассчитал до секунды все действия каждой машины Патруля на этапе подхода к Сцилле.

Флот должен был появиться одновременно весь, что не даст возможности сциллийским сторожевикам перебить корабли Легиона по одному. После этого будет использован очень хитрый маневр, который позволит уничтожить оба линкора, сейчас прикрывающие Сциллу. Затем будет уничтожен крейсерный флот, подавлены из космоса стационарные установки аэрокосмической защиты, после этого подойдет эскадра, состоящая из шести крейсеров во главе с «Крысобоем», и начнет утюжить поверхность планеты термоядерными бомбами. Карта геологических разломов у Джейка уже была, так что бомбардировка должна была продолжаться не более часа. После этого планета уже должна начать разламываться, а эскадре Стэна необходимо будет в спешном порядке уходить в сторону Сабы. Таким образом, операция на Сцилле должна была занять не более стандартных суток, начиная с момента входа первых кораблей Легиона в гиперпространство и заканчивая полным уничтожением планеты. На дисплее все выглядело до предела просто, а вот на деле было невообразимо сложно. И именно для того, чтобы эти сложности не привели к краху, генерал Рутер сейчас сидел в рубке «Крысобоя» и, вчитываясь в очень подробный план, шлифовал все детали предстоящего боя. Со стороны могло сложиться впечатление, что Стэн просто буквоедствует. Но со стороны на генерала сейчас смотреть было некому. И он уже в который раз прогонял перед мысленным взором предстоящий бой, каждый раз находя все новые и новые изъяны то в построении кораблей, то в первых маневрах, то еще в чем-то, что не бросалось в глаза сразу. Молодой генерал понимал, что всего предусмотреть нельзя, но с другой стороны – если есть возможность, то почему не предусмотреть то, что является очевидным?

* * *

Солнце, дававшее Сцилле тепло и свет, отражалось от бортов линкоров, грузно висевших в пространстве около планеты. Между ними непрерывно курсировали крейсеры. Сциллийцы были не на шутку встревожены: связи с большинством баз не было уже несколько стандартных суток. Командующий сциллийской армией с доброй половиной штаба куда-то запропастился. Ходили слухи, что он захвачен мятежным Патрулем, но подтверждения или опровержения не поступало. Бывшая База Галактического Патруля пока держалась, но и там не были уверены в своей безопасности. Сциллийцы осторожно вентилировали в правительстве возможность спешного принятия закона о восстановлении всех легионеров на действительной службе с тем, чтобы они больше не могли предпринимать каких-либо действий, не получив на то приказа из правительства Конфедерации, но само правительство находилось в состоянии легкой паники и ничего толком решить не могло. Ситуация становилась все более непонятной и угрожающей, но предпринять решительные действия командование сциллийцев не могло: было просто не ясно, в какой точке пространства и какими силами ударят легионеры в следующий раз. Оставалось только ждать и надеяться, что проблема как-то решится сама собой.

Солнце все так же освещало борта линкоров, и все так же курсировали между ними крейсеры, когда на орбите Сциллы во множестве засверкали вспышки выходящих из гиперпространства крейсеров. В первый момент защитники планеты ничего не поняли. Ожидали всего, что угодно: штурма Базы Галактического Патруля, штурма резиденции правительства Конфедерации, но только не нападения на Сциллу. Даже если учесть, что за последнее время на этой планете сосредоточилось значительное количество материальных ценностей, все равно нападение на нее с экономической точки зрения было нецелесообразно. Такой мотив, как месть, сциллийцы даже не рассматривали, считая, что это исключительно их прерогатива. Теперь же растерявшееся командование пыталось хоть как-то организовать оборону, но на это уже не оставалось времени.

Первые шесть крейсеров Патруля с потушенными габаритными огнями и с максимальным защитным полем на огромной скорости продвигались к линкорам. На залпы лазеров они не отвечали, на ракеты не реагировали. Они просто рвались к громадным кораблям, неподвижно висящим в пространстве. До того как передовые крейсеры легионеров достигли линкоров, сциллийцам удалось уничтожить один из них, зато остальные пять врезались на полном ходу в свои цели. У первого линкора сразу погасло все освещение, и из пробоины в борту вырвалась струя горящего воздуха. Второй попытался маневрировать, но, лишенный защитного поля, очень быстро стал мишенью для лазеров остальных судов Патруля. Сциллийцы ужаснулись. Им показалось, что теперь легионеры изменили тактику и используют камикадзе. Так могло показаться любому со стороны. Но только показаться. Не желая понапрасну отправлять на верную смерть людей, Стэн запрограммировал борткомпьютеры крейсеров, начиненных взрывчаткой, на автономный полет и выпустил их на линкоры противника. Своей цели они достигли: не ожидавшие нападения сциллийцы, уверенные в своей защищенности, дорого заплатили за свою беззаботность. Основой обороны планеты справедливо считались линкоры. Но для того чтобы это было так на самом деле, их надлежало держать в постоянной готовности. Уверенные же в своей безопасности сциллийцы решили, что достаточно самого присутствия гигантских кораблей. То, что с одним из линкоров легионеры уже расправились недавно, ничему сциллийцев не научило. Как только линкоры противника были выведены из строя, две флотилии легионеров, состоящие из двухсот судов, занялись крейсерным флотом сциллийцев. При разработке плана операции Стэн особенно настаивал на троекратном перевесе. И такой перевес был создан благодаря тому, что весь флот Патруля теперь был объединен. Остальная часть флота легионеров, не обращая внимания на кипящий бой, прямиком направилась к планете. Необходимо было как можно быстрее блокировать космодром Сциллы, чтобы воспрепятствовать взлету остальной части сциллийского флота и начать разрушение установок аэрокосмической обороны.

Прорвавшийся к планете флот был встречен ураганным огнем наземных ракетных установок и стационарных лазеров. Потеряв десяток кораблей, легионеры смогли подавить сопротивление с поверхности и тут же начали методично расстреливать космопорт и прилегающие территории. Примерно в то же время уничтожение сциллийского флота завершилось и на орбите. Крейсеры, принимавшие в нем участие, присоединились к группе, атаковавшей поверхность планеты. На Сцилле начался кромешный ад. Из космоса методично обрабатывали лазерами любые сооружения, хоть отдаленно напоминавшие пусковые установки, локаторы или стационарные лазеры. Если объект находился посреди населенного пункта, то доставалось всему населенному пункту и окрестностям. Правительство Сциллы вышло на связь с командованием флота Патруля и заявило, что Сцилла капитулирует. Генерал Ижи молча выслушал их и ответил, что капитуляция не принимается. Через час интенсивной обработки поверхности планеты из носовых лазеров крейсеров она напоминала собой Нес – сплошные руины. Как только генерал Ижи лично убедился, что Сцилла больше не в состоянии оказать сопротивление, в пространство полетел закодированный сигнал. Флот Патруля тут же начал разворачиваться, чтобы покинуть орбиту изувеченной планеты. На Сцилле недоумевали: сопротивление было полностью подавлено, капитуляция отклонена. Чего же надо легионерам? Ответ на этот вопрос появился через двадцать стандартных минут, когда на орбиту Сциллы из гиперпространства вынырнула флотилия, ведомая Стэном. К тому моменту большая часть кораблей легионеров уже покинула орбиту планеты, а оставшиеся спешили сделать это как можно быстрее.

«Крысобой» малым ходом проследовал к определенной точке над приговоренной Сциллой, уравнял свою скорость со скоростью вращения планеты и неподвижно завис в пространстве. Так же поступили и корабли, составлявшие эту эскадру.

Над притихшей планетой прозвучал голос Стэна. Сциллийцы со страхом слушали свой приговор и понимали, что их история уже закончилась.

– Я, наследный принц династии Цветущих, долго смотрел на преступления, которые совершали вы против моего народа. Чаша моего терпения переполнилась. И теперь возмездие прольется на ваши головы. Веками вы грабили, вымогали, предавали и унижали людей. Веками сциллиец был синонимом всего самого низменного, что только существует в Галактике. Теперь настал час покончить с этим раз и навсегда. Ваша история послужит грозным предупреждением всем остальным народам. Тех из вас, кто уцелеет, будут загонять как бешеных зверей и убивать по всей необъятной Галактике. Вы недостойны того, чтобы о вас упоминали, но мы сохраним для потомков воспоминание о вас, чтобы люди вечно помнили, что алчность, подлость и жадность в конечном итоге должны быть примерно наказаны. Прощайте, недостойные жители Сциллы. Через очень короткое время вы перестанете существовать и никогда уже не сможете больше досаждать остальным народам Галактики.

Стэн отключил микрофон и вытер пот со лба. Теперь предстояло осуществить и само возмездие, но молодой генерал все тянул, не решаясь нажать на кнопку запуска ракет. В голове бродили мысли о суде и очередной попытке блокады Сциллы, но потом Стэн вспомнил покойного Командующего и решительно нажал на гашетку.

Одна за другой ракеты стартовали от бортов крейсеров легионеров и устремлялись к обреченной планете. Первые термоядерные взрывы гигантскими грибами выросли на теле Сциллы, чтобы через считанные минуты расколоть поверхность планеты. Стэн отключил обзорные камеры и, развернув «Крысобой», начал разгон для гиперпространственного прыжка. Никогда еще полицейская акция, проводимая Галактическим Патрулем, не была столь эффективна, но на душе у генерала было мерзко. Только что он уничтожил целую планету. Там жили люди. У них были свои радости, свои беды. Они смеялись, плакали, женились, рожали детей… и пытались подмять под себя всю Галактику.

Стэн зажмурился и встряхнул головой. Да, он поступил абсолютно правильно, но почему же так мерзко на душе? Почему хочется не глядя набрать на клавиатуре координаты и навсегда пропасть вместе с крейсером?

«Прекрати заниматься самобичеванием! – зло сказал самому себе генерал. – Ты сейчас оказал Галактике неоценимую услугу. Это ты мучаешься приступами болезни, именуемой совестью, а твои враги, которых ты только что уничтожил, ни на минуту не задумываясь отправили бы на смерть не только тебя, но и половину Галактики. И не потому, что все эти люди чем-то перед ними провинились, а лишь в угоду собственным корыстным интересам. Так что прекрати заниматься самокопанием! Ты выполнил свой долг перед людьми. И даже если по прошествии времени тебя осудят за это, то у осуждающих будет одно неоспоримое благо – им не будут угрожать сциллийцы».

Стэн обвел взглядом рубку «Крысобоя». Обзорные экраны были черны. Конг уже осуществил выход в гиперпространство, и крейсер теперь уверенно двигался к Сабе. Стэн представил себе «прелести» перелета, когда ты заперт в крейсере, как в консервной банке, но тут же с редкой непоследовательностью подумал, что это просто здорово, что он на некоторое время избавлен от общения с кем бы то ни было.

– Знаешь, Энди, – обратился генерал к Конгу, – пойду-ка я к себе в каюту. Устал я что-то. И, пока будем в гиперпространстве, ты ко мне не очень обращайся. Разве что случится что-то непредвиденное.

– Как скажешь, – пожал плечами Конг. – Мне тут Джейк одну идейку подкинул. Будет время с ней разобраться.

Стэн с благодарностью кивнул и скрылся в своей каюте. До прибытия на Сабу предстояло стать прежним генералом Рутером: веселым, немного склочным, любящим хорошо поесть и выпить, засматривающимся на красивых женщин и с легкостью принимающим любые, даже самые сложные решения. Как это осуществить, Стэн еще не знал, но твердо был уверен в том, что у него обязательно получится. Ведь очень скоро предстояло еще одно важное действо – вступление на престол. А кому из подданных понравится император, пораженный приступом меланхолии? Без всякой связи с предыдущими мыслями Стэн вдруг подумал, что если бы сейчас рядом была Эя, ему было бы на порядок легче. Но путь к их встрече лежал и через кровь людей, и через бесчисленные бои, и через уничтожение Сциллы. Генерал сам не заметил, как заснул. Во сне он снова шел по поляне, поросшей гигантскими цветами, над которой хороводом кружились маленькие эльфы. Когда он проходил мимо, они приветственно взмахивали в воздухе шляпами и продолжали свой веселый воздушный танец. А посреди этого хоровода жизни кружилась со счастливой улыбкой Эя, только теперь она была не одна: на руках у нее улыбался счастливой улыбкой младенец. Это было настолько прекрасно, что Стэн, понимавший, что видит сон, не хотел оттуда возвращаться. Он тоже улыбался во сне счастливой улыбкой, а волшебная поляна с гигантскими цветами и беззаботно смеющимися эльфами все кружилась и кружилась вокруг него в волшебном танце.

* * *

Генерал заперся у себя дома и никого не желал видеть. Только вернувшись на Сабу, он понял, как устал. Шумное празднование в честь уничтожения противника решили не устраивать, ограничились лишь коротким сообщением по основному информационному каналу Галактики, который теперь полностью контролировался легионерами, а точнее – персонально Джейком. Стэн решил, что несколько дней одиночества ему пойдут на пользу и, извинившись перед коллегами, удалился, предоставив им самим готовиться к окончательному захвату власти. В отличие от всей Галактики в Патруле называли вещи своими именами. Теперь у легионеров появилось время на спокойную и детальную разработку операции, и генерал решил, что он на некоторое время может уединиться. Как ни странно, но Ижи-дед понял коллегу сразу и строго запретил его беспокоить. Таким образом наследник престола остался наедине со своими мыслями и откровенно предавался безделью.

Прошло уже пять дней с момента уничтожения Сциллы. Стэн допоздна засиделся за компьютером, решая какую-то головоломку, и лег спать только под утро. Сон подкрался как-то сразу же. Что ему снилось – генерал не помнил, но звук сирены экстренного вызова вырвал его из объятий Морфея моментально. Стэн машинально посмотрел на часы: поспать ему удалось от силы часа два. Поминая нехорошими словами все достижения современной техники, Стэн добрался до кабинета и нажал на кнопку ответа.

– Ты там что, д'ыхнешь? – с ходу набросился на него генерал Ижи.

– Да. Сейчас все дрыхнут. И вам бы не помешало, – огрызнулся Стэн, – или уже старческая бессонница мучает?

– Какая бессонница? Что ты несешь? Одевайся – и пулей на космод'ом! Нас атакуют! На о'бите уже идет бой!

– Сколько у меня времени? – Стэн быстро просыпался, соображая, у кого хватило наглости атаковать сейчас Сабу.

– Нету у тебя в'емени! – рыкнул Ижи. – Хо'ошо, если ста'товать успеешь!

– Через час буду, – буркнул Стэн и отключил связь.

Молодой генерал зашел в ванную, плеснул себе в лицо воды и с явным неудовольствием посмотрел на трехдневную щетину, но бриться не стал. Кое-как напялив на себя форму, он выскочил из дома, и уже через минуту приземистый спортивный «ягуар» на полной скорости понесся к космодрому.

Оказавшись в машине, Стэн включил приемник, нашел волну Патруля, но первые несколько минут ничего не мог понять. Весь эфир был забит руганью офицеров, через которую иногда прорывались особенно забористые высказывания младшего Ижи. Наконец Стэн освоился и через десять минут уже полностью уяснил для себя картину. После уничтожения Сциллы остатки ее флота, которые находились около оккупированной ими Базы Галактического Патруля, начали готовиться к акту возмездия. Собственно, они подняли все имевшиеся у них корабли и устремились к Сабе. Это скорее было проявление отчаяния, но враг, которому нечего терять, опасен вдвойне. Остаткам сциллийцев терять было уже нечего. Первые корабли, вынырнувшие из гиперпространства, были с успехом сбиты дежурившими на орбите крейсерами Патруля, но вскоре нападавших стало слишком много. С космодрома Сабы в спешном порядке были подняты на орбиту все крейсеры, экипажи которых находились в пределах досягаемости. Но сциллийцы все прибывали и прибывали. Тогда разбуженный среди ночи генерал Ижи объявил общую тревогу. Теперь ситуация выглядела следующим образом. Примерно треть флота легионеров находилась уже на орбите и держала свободными несколько взлетных коридоров. Пребывавшие на космодром экипажи боевых кораблей моментально отправлялись в бой, а тех, кто еще не прибыл на место, разыскивали по всей планете. То, что со Стэном смог связаться только лично генерал Ижи, наследника престола не удивило: ни у кого, кроме Ижи-деда, не было кода для экстренного вызова Стэна из его берлоги. Но каким образом сциллийцы решились на беспрецедентную атаку, Стэн не понимал. Трусливые по природе, они бы никогда не пошли на такой риск, не будучи уверенными в своей полной победе. Или это действительно акт отчаяния? Тогда драка предстояла нешуточная.

* * *

Когда Стэн прибыл на космодром, его встретил лично генерал Ижи, до предела хмурый и озабоченный.

– Ты пешком, что ли, доби'ался? – агрессивно осведомился он.

– Нет, на машине. Похоже, что поставил местный рекорд по скоростной езде: добрался сюда за сорок восемь минут. Что нового?

Нового ничего не было. Джейк, которого тоже выдернули из дому, уже засел за свой компьютер, пытаясь нащупать частоты, которыми пользуется противник, и попытаться их заблокировать. На орбиту уже вышло около шестидесяти процентов крейсеров Патруля. Теперь силы у нападающих и легионеров примерно равные, но сциллийцы дерутся с таким остервенением, что волосы встают дыбом даже у видавших виды бойцов. Они вовсю применяют тараны, гибнут сами, но при этом вместе с собой забирают легионеров. Если в ближайшее время не будет что-нибудь предпринято, то флот Патруля понесет невосполнимые потери.

Стэн кивнул, выслушав все это, поинтересовался, на месте ли Конг, и, получив утвердительный ответ, побежал через посадочную площадку к своему крейсеру. На «Крысобое» уже все было готово к старту. Как только Стэн показался в рубке крейсера, Конг тут же вызвал диспетчерскую и получил добро на взлет. Крейсер с ревом устремился в предрассветное небо, ломая посадочное оборудование космодрома.

Оказавшись на орбите, Стэн с интересом огляделся. Эскадра с Омаса держала взлетные коридоры, отгоняя от них слишком близко подобравшихся сциллийцев. В бой омаситы особо не лезли. Основными силами командовал, судя по манере ведения боя, Серж Ижи. Он пытался построить вогнутую линию, с тем чтобы взять противника в клещи. Сверху и снизу его прикрывали подразделения Пшеничникоффа и кого-то из командиров эскадрилий, кто Стэну знаком не был. Получалось у Сержа из рук вон плохо: сциллийцы плевать хотели на все правила ведения боя и на целостность своих кораблей. Ими руководила месть, а в таком состоянии они были страшны. Стэн еще несколько секунд рассматривал картину боя, а потом решительно взялся за ходовые джойстики.

– «Крысобой» вызывает «Лиса»! Серж, ответь немедленно!

– Присоединяйся, мы тут развлекаемся, – прокричал Серж.

– Прекрати страдать херней и строить всякие геометрические фигуры! Немедленно перестраивайтесь в рой и начинайте контратаку! И МАНЕВРИРУЙТЕ, ВСЕ ВРЕМЯ МАНЕВРИРУЙТЕ! – Последнюю фразу Стэн буквально проорал в микрофон.

Его услышали. Крейсеры легионеров начали перестраивать боевые порядки. Сразу стало легче: рой предусматривает возможность прикрывать друг друга и абсолютно исключает таран. Сциллийцы быстро поняли, что несут существенные потери, и тоже попытались перестроиться. Но тут началось что-то непонятное: несколько крейсеров противника вдруг столкнулись, ракеты, выпущенные сциллийцами, круто начали разворачиваться к их же собственным кораблям. Стэн с недоверием смотрел на это безобразие, но тут в эфире раздался голос Джейка.

– Я перекрыл частоты их определителей «свой-чужой» и основную частоту связи. Давайте быстрее, а то они перейдут на новые частоты, а я не уверен, что успею их вычислить.

Стэн про себя поблагодарил друга и решительно послал «Крысобой» в самую гущу сражения. Вокруг было тесно от лучей лазеров и заполняющих все свободное пространство кораблей. Сциллийцы еще не вполне пришли в себя, но уже начали огрызаться. Легионеры же вводили в бой новые силы, тесня противника и заставляя перейти от нападения к обороне. Крейсер тряхнуло – недалеко от него взорвалась ракета. Своя или чужая – в таком бедламе понять было невозможно. Стэн яростно давил правой рукой на клавишу наращивания мощности защитного поля, а левой уверенно держал ходовой джойстик. «Крысобой» маневрировал среди взрывов, обломков кораблей и неразорвавшихся ракет, выискивая себе цель. Стэн надеялся, что сможет почувствовать командира противника и попытается с ним расправиться, но внутренний голос дремал. Пока же его попытался атаковать средний крейсер, очень похожий на его собственный. Стэн круто повернул вправо и вниз, а Конг тут же дал импульс из носового лазера. Защита противника выдержала, и Стэн повел крейсер на второй заход. Противник тоже не тратил времени и спешно наращивал защиту. Это было видно по равномерному сиянию, которое плотным облаком окутывало крейсер.

– Конг, расстояние до цели.

– Сто пятьдесят, продолжай движение, попытаюсь достать его ракетой.

– Пробуй.

Два крейсера сошлись среди обломков, чтобы обменяться залпами из носовых лазеров и ракетами. Стэну повезло больше: выпущенная с «Крысобоя» ракета снесла защитное поле в носовой части крейсера противника. Конг тут же активировал носовой лазер и послал в образовавшуюся брешь серию коротких импульсов. Сциллиец, вместо того чтобы попытаться увернуться, вдруг резко прибавил скорости. Было ясно, что на борту его крейсера уже бушует пожар, но перед тем как погибнуть, он решил прихватить с собой Стэна.

Генерал резко подал джойстик на себя и нажал на клавишу подачи мощности на двигатели. «Крысобой» стрелой ушел вверх, чудом избежав столкновения с готовым взорваться сциллийским крейсером. Стэн сбросил мощность и развернул корабль носом к бою. Легионеры уже полностью навязали сциллийцам свои правила игры, но им все еще приходилось несладко. Стэн решил, что неплохо будет взять кого-нибудь из нападавших живьем, чтобы потом расспросить о том, что их побудило на такой безрассудный шаг. Но тут же с отвращением подумал, что сам прекрасно знает причину нападения остатков сциллийского флота, так что приказ, который молодой генерал уже готов был отдать Сержу Ижи, так и остался непроизнесенным. Стэн задумался, а что бы он сделал сам, находясь на месте сциллийцев, и на несколько секунд отвлекся от боя.

Из ступора генерала вывел предостерегающий возглас Конга. Прямо по ходу крейсера находилась целая эскадрилья Х-СОМ'ов, которые пытались атаковать. Стэн поспешно схватился за ходовые джойстики и повел корабль короткими галсами, давая Конгу пользоваться попеременно левыми и правыми башенными лазерами. Генерал проклинал себя за то, что не добрал экипаж до нормы, если бы в башнях сейчас находились легионеры, было бы на порядок легче. Х-СОМ'ы вспухали небольшими разрывами, но их было очень много. Запоздало генерал сообразил, что сциллийцы ввели в бой последние резервы, и он со своим крейсером оказался именно в этом месте. Связь подозрительно давно молчала. Стэн мельком взглянул на монитор, на котором отображались неполадки, и мысленно застонал, антенна была разбита. Нужно было выбираться из этого скопления мелочи, причем выбираться быстро.

Расчищая себе путь носовым лазером, «Крысобой» прорывался к своим, но к тому моменту, когда его заметили и пришли на помощь, он получил несколько попаданий в корпус и ракету под правую скулу, которая напрочь лишила крейсер защитного поля. Теперь экипаж надеялся только на двигатели.

Когда бой остался позади, Стэн с шумом перевел дыхание и посмотрел на Конга, тот тоже отдувался, явно благодаря кого-то за то, что выбрался из этого ада живым.

– Кажись, живы? – спросил Конг, заметив взгляд Стэна.

– Вроде того, – угрюмо ответил генерал. – Надо идти на посадку. С такими повреждениями мы много не навоюем.

– Связи нет.

– Сам знаю. Придется идти вслепую.

Конг согласно кивнул и молча начал пристегиваться к креслу. Предстояла весьма неприятная посадка: нужно было успеть увернуться от своих средств аэрокосмической обороны и приземлиться до того, как подоспеют атмосферные истребители. Коммуникации по правому борту были повреждены настолько, что Стэн не был уверен в работе автоответчика «свой-чужой», что же тогда говорить обо всей остальной автоматике.

* * *

Посадка прошла на удивление спокойно. То ли сработала автоматика, то ли «Крысобой» узнали. Выбравшись из корабля, Стэн отдал его в руки ремонтников, а сам направился к генералу Ижи. Тот встретил его довольно мрачно.

– Х'еново дело, – вместо приветствия буркнул престарелый легионер и снова уставился в монитор.

– Мы проигрываем? – удивился Стэн.

– Нет, но поте'и ужасные. Уже сейчас более сотни ко'аблей. А сколько еще нуждается в 'емонте… Ты-то чего здесь?

– Нарвался на ракету, – мрачно ответил Стэн, – радио сдохло, автоматика перестала работать где-то процентов на сорок. Пришлось приземляться.

– Твоей колымагой уже занялись? – полюбопытствовал старший Ижи.

– Занялись. – «Колымагу» Стэн пропустил мимо ушей.

– Не уходи далеко. Тут уже все заканчивается и, как только все п'иземлятся, будет 'азбо' полетов.

– Договорились. – Стэн зевнул. – Я буду в баре.

Глава 8

«Разбор полетов» был совершенно нерадостный. Легионеры потеряли больше ста крейсеров и примерно столько же Х-СОМ'ов. Еще сотня крейсеров нуждалась в ремонте. Сразу же после того, как закончился бой, начали очищать орбиту Сабы от обломков. Там обнаружились «сюрпризы» – активированные ядерные фугасы. С ними тоже пришлось разбираться. Настроение у всех было просто отвратительное. Кроме того, что погибла часть офицеров, некоторых до сих пор не удавалось найти. Например, неизвестно куда запропастился Серж Ижи. Его крейсер находился в ремонтных доках Сабы, а самого полковника нигде не было. Непонятно, куда исчез Джейк, хотя в бою он не участвовал. Генерал Ижи не скрывал своего волнения и периодически недобро поглядывал на Стэна, который успел изрядно нагрузиться в баре и теперь отпускал неуместные шуточки или очень ядовито комментировал некоторые высказывания пожилого генерала. На Стэна уже начинали коситься, но субординация сдерживала господ легионеров от нелестных высказываний в его адрес. Да и сам Стэн в таком состоянии на подобные высказывания никак бы не отреагировал, зато на следующий день…

Дверь внезапно распахнулась, и на пороге появились Серж с Джеком. Вероятно, не только у Стэна возникло желание выпить после боя: оба легионера были изрядно навеселе и явно не собирались останавливаться – у Джейка в руках имела место быть початая бутылка водки.

– Поздравляем всех с победой! – заплетающимся языком, но от этого не менее громко заявил Джейк и тут же приложился к бутылке.

– А мне? – искренне удивился Серж и тут же бутылку у Джейка отобрал, чтобы влить в себя часть ее содержимого.

В помещении повисла тишина. Все оторопело уставились на вошедших. Даже генерал Ижи лишился дара речи от такой наглости. При общем молчании Стэн встал со своего места, нетвердой походкой подошел к собутыльникам, отобрал у них водку и тоже приложился из горла.

– Вот это правильно! – радостно воскликнул Серж. – Это по-нашему, по-легионерски!

– Вы что себе позволяете? – взревел генерал Ижи. – 'азжалую к че'товой мате'и в 'ядовые! Всех т'оих!

– Ты бы, деда, не орал, – нагло перебил генерала Серж, – мы тут с Джейком…

– А ты тут при чем? – перебил приятеля Джейк. – Это я выловил! Я!

– Что ты выловил? – сразу насторожился Стэн.

– Р-р-рассказываю. – Джейк громко икнул. – Пока вы там доламывали этих козлов опущенных, я подключился к их информационному каналу. У них там паника! Они уже скулят и поджимают хвосты! Они просто обосрались!

– Эпитеты еще будут? – осведомился генерал Ижи.

– Угу! – радостно подтвердил его предположение Джейк. – Эти дегенераты…

– Или по делу, или дам в ухо, – совершенно искренне пообещал Стэн, которому вдруг стало интересно, что же нарыл его друг.

– В ухо не надо, – осторожно ответил Джейк. – Они остались без флота. Совсем. Нашу Базу… То есть – бывшую нашу Базу… То есть – будущую нашу Базу… А, блин! Короче – Главную Базу Патруля охраняет всего десяток крейсеров. Остальные они угробили здесь. Все. Эти козлы решили, что мы пьем водку после уничтожения Сциллы и нас можно взять тепленькими! А вот им хрен! Теперь им даже драпать не на чем – на десятке крейсеров такую ораву ублюдков не увезешь. Они сейчас готовятся к обороне Базы, но понимают, что мы их все равно сковырнем. Да! Чуть не забыл! Я тут решил, что правительству Конфедерации будет недурственно посидеть без связи, а то они издали закон о нас. Мы все, оказывается, на действительной службе и не имеем права ничего предпринимать до прибытия какого-то недоноска со сциллийской фамилией, которого нам назначили вместо покойного Командующего. Зовут его то ли Сучини, то ли Кобелини… А, один хрен! Но вместо Командующего!

Тут Джейк уронил слезу и потянул носом. У Стэна аж хмель из головы начал улетучиваться от таких новостей. Если Джейк не приврал, то получалось, что, отбив это нападение, легионеры открыли себе дорогу к возвращению Базы.

– Вылететь этому чучелу к нам, однако, не на чем, – улыбаясь во все тридцать два зуба, продолжил Джейк. – За ним должны были корабль с Базы прислать, а теперь у Базы с резиденцией правительства связи нет и у них ни хрена не выйдет. А я этого урода сциллийского как поймаю – сам повешу!

Джейк устал говорить, поискал глазами бутылку, увидел ее в руках у Стэна, отобрал и сделал изрядный глоток.

– Толстый! – обратился он к опешившему генералу Рутеру. – Это дело надо обмыть!

– Да мы уже обмываем! – невозмутимо ответил Стэн, отбирая у Джейка бутылку. Серж Ижи к тому моменту мирно заснул на ближайшем стуле.

– Думаю, что надо соб'аться завт'а и все обсудить на т'езвую голову, – подвел итог генерал Ижи. – Сейчас всем отдыхать, а в восемь ут'а жду всех у себя.

– В одиннадцать! – нагло заявил Стэн. – Иначе я опохмелиться не успею!

Это заявление было встречено дружным хохотом. Легионеры явно почувствовали себя лучше. Даже боль от утраты товарищей притупилась. С другой стороны – все поступавшие служить в Галактический Патруль прекрасно осознавали, что в любой момент могут погибнуть. Значит, надо было радоваться жизни, ведь она так коротка и неизвестно когда может прерваться.

Легионеры с шумом задвигали стульями, предвкушая торжество, которое они сами себе вознамерились устроить. А Стэн с Джейком, крепко обнявшись, последовали на улицу, громко распевая похабные песни и дирижируя початой бутылкой.

* * *

Всех подробностей попойки Стэн наутро вспомнить не мог, но то, что погуляли они славно, легионер ощущал каждой клеточкой своего тела: жутчайшее похмелье не давало нормально думать и единственным желанием, которое возникало у Стэна, было выпить воды. Много. Очень много! Можно – целое озеро. Лучше – два. Пошатываясь и держась за голову, генерал побрел на кухню, мысленно отметив, что если он добирался домой на собственном автомобиле, то либо его полностью разбил, либо сбил по пути половину жителей Сабы.

На кухне присутствовали Серж Ижи и Джейк. Оба тоже явно маялись похмельем, и по этому поводу Джейк яростно терзал кухонный автомат на тему получения от него бутылки пива. Машина неизменно отвечала, что для этого действа нужен пароль, что хакера невероятно злило. Стэн оттолкнул друга от кухонного автомата, заслонил корпусом клавиатуру и со второй попытки успешно ввел необходимую комбинацию. После чего с ненавистью посмотрел на кулинарную электронику и молча полез в холодильник. Пиво там наличествовало. Серж метнул на Джейка злобный взгляд, покрутил пальцем у виска и молча принял от Стэна запотевшую бутылку.

– Может, Джейку давать не будем? – ехидно осведомился Серж, залпом осушив полбутылки.

– Хороший воспитательный момент, – протянул Стэн, которого мутило от одного вида спиртного.

– Сволочи! Дайте! – взмолился Джейк.

– Ладно уж, – буркнул Стэн, – держи.

Хакер с жадностью припал ртом к бутылке и не отпустил ее до тех пор, пока она не опустела.

– Куда в тебя столько влазит? – искренне удивился Стэн, протягивая другу еще одну.

– В желудок, – самодовольно ответил Джейк и опять припал к горлышку.

– Объявляется викторина, – произнес Стэн между глотками пива. – Кто помнит, как мы вчера сюда добрались?

Воспоминания у всех оказались туманные и отрывочные. Единственное, что удалось выяснить точно, это то, что Стэн умудрился связаться с дежурной частью, и домой их отвозил один из дежурных легионеров. Значит, можно было надеяться на то, что автомобиль остался целым. Но каким образом они умудрились вчетвером погрузиться в двухместный спортивный «ягуар», для Стэна так и осталось тайной.

Процесс утоления легионерами жажды грозил перейти в продолжение вчерашней попойки, но тут у Стэна в голове раздался сигнал опасности.

– А который сейчас час? – поинтересовался он у товарищей.

– Половина десятого, а что? – подал голос Серж.

– Мне кажется, что к одиннадцати нам надо быть у твоего деда, который, в случае неявки вовремя, попытается вам с Джейком открутить головы.

– А тебе нет? – вступил в разговор Джейк.

– Генералы не опаздывают, – наставительно произнес Стэн, – они задерживаются по неотложным делам. А вот всякие ротмистры с полковниками к генералам таки опаздывают, за что бывают пороты.

– Ну а если мы опоздаем вместе с тобой? – не унимался Джейк.

– Тогда получится, что я задержался, а вы опоздали. Или кто-то здесь наивно полагает, что я сегодня настолько добр, что буду прикрывать его задницу? Вынужден вас разочаровать – благотворительностью по утрам заниматься не собираюсь. Могу сам кого-нибудь вздуть. Хотите?

Вероятно, такого желания легионеры не испытывали, поэтому с кряхтением начали собираться. Стэн напутствовал их напоминанием, что в доме всего две ванные комнаты, а одну сейчас собирается занять он лично, и тут же проследовал выполнять свои слова. Когда через пятнадцать минут выбритый и посвежевший после контрастного душа Стэн выбрался на кухню, там сидел грустный Джейк и продолжал пить пиво. Стэн поднял друга за шиворот и погнал умываться. Сам хозяин дома отправился облачаться в форму и выводить из гаража автомобиль. Так как времени оставалось мало, генерал понял, что придется повторить вчерашнюю гонку.

* * *

Выехав на трассу, Стэн сразу же врубил сирену, которой был оборудован его лимузин, и до пола вдавил акселератор. Турбина взревела бархатным басом, перекрывающим звук сирены, и длинный роскошный автомобиль стремительно помчался к космопорту. Другие машины, заслышав звук сирены, прижимались к обочинам, Стэн обгонял их, то и дело посматривая на часы. Серж и Джейк сидели молча, с ужасом уставившись на стрелку спидометра, которая все дальше продвигалась вправо по шкале, пока не уперлась в ограничитель.

К штабу друзья подъехали за десять минут до начала совещания, распугав по дороге добрую половину местных полицейских, решивших, что где-то явно произошло что-то противозаконное. Легионеры выбрались из автомобиля и поспешили в кабинет генерала Ижи.

* * *

Большая часть присутствовавших на совещании страдала похмельным синдромом. Это явственно читалось по их лицам. Когда благоухающие пивом друзья вошли в помещение, это вызвало явную зависть. Генерала Ижи еще не было, и Стэн в шутку предложил, пока суд да дело, послать кого-нибудь в бар космопорта, находящийся поблизости, чтобы оттуда прислали пива и тем спасли господ легионеров от мучений. Вскоре он убедился, что эта идея пришла в голову не только ему.

Пожилой генерал появился на пороге своего кабинета, держась за голову и слегка пошатываясь. Лицо у него было бледное с прозеленью, а под глазами явственно проступали круги. Он обвел мутным взглядом собравшихся, вздохнул и нетвердой походкой проследовал к своему столу. Добравшись до него, Ижи-дед уселся, опустил голову на руки, да так и остался сидеть. В кабинете зашушукались. Тогда старший Ижи поднял голову и снова обвел зал мутным взглядом. На каком-то участке траектории он наконец-то улицезрел своего внука.

– Се'ж, – слабым голосом произнес генерал, – пойди, дай пинка кому-нибудь из дежу'ных, пусть п'инесет пива… Много… Но быст'о!

Собравшиеся с недоумением уставились на старшего Ижи, а Серж бросился исполнять приказ деда. Стэн злорадно хмыкнул и не спеша поднялся с кресла.

– Думаю, что пока господин генерал Ижи еще не пришел в чувство, я могу кое-что сказать, – начал он.

– Заткнись, – грубо перебил его генерал Ижи, головы от рук он, впрочем, не отнял, – и без тебя башка 'аскалывается!

– Это бывает, – притворно-сочувственным голосом произнес Стэн.

– Ну как у тебя это получается? – взмолился Ижи-дед. – Ты же вче'а нажи'аться начал 'аньше меня на несколько часов и сюда п'ипе'ся уже в дым пьяный.

– А меня по утрам научили опохмеляться, – язвительно парировал генерал Рутер, – кроме того, пить надо в надлежащей компании, а не с кем попало. С кем вы, господин генерал Ижи, вчера изволили нажраться?

– Ну не п'и подчиненных же, – слабо простонал в ответ Ижи-дед.

– Почему, собственно? – удивился Стэн. – Значит, подчиненных заставлять подниматься ни свет ни заря, чтобы устроить какое-то дурацкое совещание, – это можно. А честно рассказать своим боевым товарищам, в каком гнусном вертепе набрался сам, – это нельзя? Двойная мораль, господин генерал Галактического Патруля. Это нехорошо. И как вы любите говорить: и нехорошо весьма!

Стэн бы еще долго мог продолжать в подобном тоне, но тут появился Серж Ижи, подгоняющий четырех сержантов, нагруженных ящиками пива. Настроение у всех начало стремительно улучшаться, глаза загорелись. Генерал Ижи отнял голову от рук, на которых она покоилась, сфокусировал взгляд на сержантах, и в его глазах появилось подобие интереса к происходящему. Когда ничего не понимающих сержантов вытолкали за двери, генерал Ижи медленно поднялся из-за стола и сделал широкий жест рукой.

– Налетай, алкоголики!

Дважды никого приглашать не пришлось, а предупредительный Серж быстро схватил пару бутылок и передал их деду. Тот с благодарностью кивнул, принимая из рук внука пиво, и немедленно приступил к его употреблению.

* * *

Когда господам легионерам полегчало, Стэн нагло поинтересовался: не стоит ли ввести за правило к утренним совещаниям подавать пиво. Особенно если совещания назначаются на следующий день после обильного возлияния. Его неожиданно поддержал Рэйли, спокойно признавшийся, что на Омасе это именно так и делается. Так что если Стэну по окончании всего этого мероприятия надоест заниматься чепухой, то его ждут с распростертыми объятиями, а пивом будут поить хоть каждое утро, хоть каждое утро и каждый вечер, хоть сутки напролет. Генерал Ижи тут же ядовито напомнил, что Стэну придется в ближайшее время занимать своим тощим задом трон, и там его пивом будут поить по первому же желанию, а вот сам генерал Ижи очень не против послать Патруль куда подальше и счастливо доживать свой век на Омасе, но с непременным условием, что его тоже будут поить пивом, и по первому же требованию. Рэйли совершенно серьезно пообещал, что именно так и будет, стоит генералу только захотеть. Такие разговоры продолжались бы еще очень долго, если бы у Стэна вдруг не возникла шальная мысль.

– Господа офицеры, – обратился он к присутствующим, – а не кажется ли вам странным, что мы занимаемся здесь черт знает чем? Козлы из правительства Конфедерации назначают нам в качестве командования непонятно кого, а мы только пьянствуем в ответ. Ну хорошо, сейчас у них нет ни кораблей, ни связи. Но ведь они могут найти корабль! Тогда нам привезут приказ, по которому получится, что мы по-прежнему являемся боевой единицей Конфедерации, и нам придется подчиняться какой-то недодавленной сциллийской собаке. Я предлагаю, раз уж меня так усиленно толкают на трон, чтобы мне была доверена честь назначить нового Командующего Галактического Патруля. Как вы на это посмотрите?

Генерал Ижи попытался протестовать, говоря, что еще не время, но присутствующим эта идея понравилась. А так как из действующих генералов в живых осталось только двое – Стэн и Ижи-дед, то ни у кого не возникло никаких сомнений относительно того, кого Стэн назначит вместо покойного Командующего. Настроенный демократично Стэн, видя поддержку большинства, заявил, что раз пока Патрулем управляет офицерский совет, то есть – орган коллегиальный, то крайне недурственно было бы это предложение поставить на голосование. Все тут же радостно стали тянуть вверх руки. Генерал Ижи угрюмо смотрел на Стэна и неодобрительно качал головой, но ничего поделать не мог: полномочия Стэн получил. После этого будущий монарх обвел собравшихся царственным взглядом, как бы решая, кого из них можно назначить, и в конце концов остановился на генерале Ижи.

– Господин генерал Ижи! Я считаю, что вы являетесь наиболее достойной кандидатурой на пост Командующего. Сейчас мы быстренько свистнем кого-нибудь из канцелярии и оформим это дело в надлежащем виде. Вы рады?

– Скотина, – беззлобно ругнулся старший Ижи, – ну за что ты так ста'ика не любишь?

Но несмотря на обиженный тон, было видно, что генералу назначение явно польстило.

– Вы видите более достойную кандидатуру? – спросил Стэн. – Может, тот сциллийский мерзавец, которого назначило правительство? Или есть еще кто-то столь же достойный?

– Не паясничай, – строго сказал пожилой генерал. – 'аз меня назначили Командующим, то я п'иказываю тебе п'ек'атить!

– Как бы не так! – парировал Стэн. – Я его назначил, а он мне еще и приказывать будет? Не слишком ли?

– Ах, п'остите, Ваше Величество! Оплошал. – Новый Командующий встал и гротескно поклонился. Это вызвало общий смех.

– Извинение принято, – ледяным тоном ответил Стэн. – А теперь есть у меня одна симпатичная идея…

* * *

Вся Галактика была в полном восторге от трансляции торжественного назначения нового Командующего Галактического Патруля. Пятое управление сбилось с ног, выискивая экспертов, которые смогли бы популярно объяснить, каким образом монарх должен проводить подобную церемонию. Первым делом Шмулерсона замучили бесконечными расспросами, а когда поняли, что это несколько не его специализация, то с сожалением оставили в покое. Профессор не преминул высказать на эту тему свое неудовольствие лично Стэну. Тот только развел руками: машина уже завертелась и остановить ее не было никакой возможности. В спешном порядке был сшит какой-то совершенно несуразный костюм, который Стэн с ходу забраковал как никуда не годящийся, и в конце концов на церемонии он был в своем мундире, украшенном небольшим орденом в виде золотой короны, примостившемся на кителе справа. Режиссировал это действо Серж Ижи, и получалось у него неплохо. Так что зрители получили максимум удовольствия и смогли убедиться, что Галактический Патруль, несмотря на то что еще не вернул себе свою Главную Базу, находится во вполне боевом настроении, а Стэн не отказался от своих притязаний на корону. Кроме того, теперь по общегалактическому каналу непрерывно шли передачи, где известное изображение одного из древних императоров постоянно соседствовало с портретом Стэна. Обработка населения вступала в свою решающую фазу.

* * *

После бурных празднований, посвященных назначению нового Командующего Галактического Патруля, люди решили, что военных действий теперь не будет продолжительное время. Правительство Конфедерации официально поздравило генерала Ижи с назначением и пожелало всяческих успехов. Еще в поздравлении говорилось, что официальной Базой Патруля отныне следует считать Сабу. Легионеры ответили на это предложения потоком неприкрытых издевательств. Правительству было популярно объяснено, что База Галактического Патруля – есть База Галактического Патруля. Ни Саба, ни Тиба, а именно База, вращающаяся вокруг звезды Базовое-1. А вот правительство Конфедерации – это явление временное, поскольку вскорости будет ликвидировано за ненадобностью. Ответа на послание легионеров не последовало. Это дало возможность Стэну выступить но общегалактическому каналу и объявить, что правительство Конфедерации уже готово признать его императором и добровольно уйти в отставку. Правительство и на этот раз удержалось от комментариев.

Легионеры именно этого и добивались. Вся шумиха вокруг назначения нового Командующего, выступления Стэна и прочие выходки, которые несказанно дразнили правительство, но в то же время демонстрировали, что легионеры уже выдохлись и настроены заниматься своими делами, все это делалось только с одной целью: нужна была передышка для людей и время для ремонта техники. Штурм последнего оплота сциллийцев – бывшей Главной Базы Галактического Патруля – был уже не за горами.

* * *

Стэн устало распрямил спину и потянулся. От кофе и сигарет уже было горько во рту. Глаза предательски слезились и изображение на мониторе от этого делалось нечетким. Он занимался разработкой плана по возвращению Главной Базы уже четвертые сутки и сейчас решил, что пора сделать перерыв. Генерал решительно встал из-за компьютера и прошелся по комнате, давая возможность распрямиться затекшим от сидения в одной позе мышцам. В голове уже была полная каша и Стэн понял, что без допинга просто свалится. Травить себя химией генералу не хотелось, а кофе уже просто не лез в глотку. Еще раз потянувшись, Стэн решил выпить еще одну чашку кофе, а если это не поможет – плюнуть на все и завалиться спать.

* * *

Густая пенка душистого напитка медленно поднималась в крохотном медном джезве, которое досталось Стэну в подарок от Шмулерсона. Генерал убрал джезве с нагревательного элемента и задумчиво уставился в пространство, ожидая, пока напиток настоится.

На самом деле планированием предстоящей операции должны были заниматься еще человек десять. Но Стэн решил, что будет лучше, если он сделает первые прикидки сам. Он и сам себе назначил срок исполнения – пять суток. Теперь он клял себя за самоуверенность: успевать-то он успевал, но вымотался страшно.

Генерал взглянул на кофе и решительно перелил его в чашку. Сахар можно было добавлять, а можно и не добавлять – вкус напитка уже не ощущался. Немного поколебавшись, Стэн все-таки придвинул к себе сахарницу и положил в чашу ложечку желтоватого сабийского сахара. Теперь это надо было выпить. Стэн с отвращением поднес чашку к губам и сделал первый глоток. Горячий напиток обжег небо, и генерал, ругнувшись, вернул чашку на стол. Пить кофе сразу расхотелось. Хотелось только одного – плюнуть на все и лечь спать. Стэн долго уговаривал себя, что вполне может позволить себе роскошь на пару часиков вздремнуть, но отлично понимал, что проспит не меньше суток. А вот этого он себе позволить не мог, потому мужественно залпом допил кофе и решительно вернулся за компьютер.

На мониторе имелась уже почти готовая «принципиалка» предстоящей операции. Ничего сложного в ней не было, но очень не хотелось ломать свою же собственную Базу. Допускать потери, впрочем, тоже не хотелось. Хватало уже и того, что произошло на орбите Сабы. Стэн иногда задумывался о том, как быстро Патруль сможет восстановить былую боеспособность. Получалось, что для этого потребуется что-то около десяти лет. Конечно, врагов у легионеров за последние месяцы значительно поубавилось, но нельзя было не считаться с возможностью агрессии извне. Последние годы с пограничных планет периодически поступали сообщения о том, что они наблюдают корабли неизвестного происхождения. Пару раз для проверки этой информации правительство отряжало крейсеры Патруля. Один из таких рейдов закончился поимкой давно числившегося в розыске и скрывавшегося в пограничье мошенника, второй… Результаты второй экспедиции были сразу же засекречены. Стэн в свое время смог с ними познакомиться и удивился, что этим направлением никто не занимается. Дело было в том, что легионеры нашли следы присутствия чужаков, неоспоримо доказывающие, что есть как минимум еще одна раса в Галактике, которая достигла такого уровня технического развития, при котором возможны межзвездные перелеты. Если бы Стэн в то время имел возможность влиять на правительство, то сделал бы все возможное, чтобы детально изучить этот вопрос. То есть – послать очень серьезную экспедицию. Любой разум, развивавшийся отдельно, мог пойти по такому пути, что и в ночном кошмаре не привидится. А какие у этой расы будут моральные ценности? Ежу было понятно, что лучше их хорошенько изучить, прежде чем вступать с ними в какой-либо контакт. А так была довольно высока вероятность, что и сам контакт окончится плачевно, и все окружающие нахлебаются полной мерой. В любом случае приходилось сейчас оставлять это все за рамками расчетов, изначально полагая, что даже если и есть какая-либо мощная цивилизация в пределах Галактики, то она все-таки менее многочисленна и хуже оснащена, чем народы, которые пока еще входили в Конфедерацию. Стэн прекрасно понимал, что это называется недооценивать противника, но тут ничего нельзя было поделать.

Молодой генерал увидел, что пытается себя отвлечь, и тут же обругал себя же за проявление слабости. Оставался финальный штрих, после которого готовый план можно будет передавать аналитикам, а после их доработок и Джейку, который займется созданием объемной анимационной модели операции. Необходимо это было для того, чтобы четко представить себе все действия экипажей и тем самым избегнуть неразберихи во время боя, насколько это вообще возможно.

Финальный штрих никак не хотел получаться красивым завитком. Все время выходила тяжеловесная клякса. Стэн еще раз посмотрел на монитор и понял, что использования абордажных команд, которые должны будут первыми ворваться на Базу, избежать не удастся. А раз так… Молодого генерала передернуло от перспективы резни на Базе Галактического Патруля. Построенная так, чтобы даже ворвавшегося внутрь противника можно было сдерживать сколь угодно долго, База могла достаться легионерам слишком дорого.

Стэн опять встал из-за монитора и не торопясь прошелся по комнате. В голове появлялись идеи одна бредовее другой. Например, можно было прислать транспортное судно, которое бы закачало в вентиляционную систему Базы… Дальше этот бред генерал обдумывать не стал и, негромко ругнувшись, продолжил мерить шагами кабинет. Конечно, существовала вероятность того, что сциллийцы, окопавшиеся на Базе, пойдут на компромисс: легионеры гарантируют им неприкосновенность и транспорт, а те уберутся куда-нибудь в пограничье. Это можно было назвать выходом, но в ближайшем будущем такой «выход» грозил превратиться в появление второй Сциллы, чего допускать было нельзя. Значит – штурм.

Придя к этому выводу, генерал понял, что он единственно правильный, но на душе от этого легче не стало. Одно дело, когда смотришь на принципиалку предстоящей операции, а совсем другое, когда понимаешь, сколько жизней за этим всем стоит.

Настроение у Стэна окончательно испортилось, и он решил, что теперь пусть все это дело утверждает или не утверждает генерал Ижи, а с него самого уже довольно. Нажав несколько кнопок на клавиатуре, он переправил план к Командующему и, отключив все системы связи, отправился отсыпаться.

* * *

Разбужен Стэн был Джейком. Тот, как обычно, бесцеремонно вломился в дом, обойдя защиту очередного мудреного электронного замка, погрузился в кресло и нервно закурил.

– Толстый, – Джейк время от времени обращался к Стэну именно так, и отучить его от этого не имелось никакой возможности, – все, конечно, рульно, только одного я понять не могу…

– Чего ты не можешь понять? – недобро косясь на друга, пробурчал Стэн. – Зачем меня разбудил? Так это оттого, что делать тебе нечего.

– Делать мне есть чего, – обиделся Джейк. – Мне не ясно, куда, собственно, делись еще два линкора. Их нет около Базы, их нет у резиденции правительства, их вообще нигде нет! Линкор – это не Х-СОМ, испариться просто так он не может. Но их же нет!

Стэн всячески изображал, что все это пустяки, демонстративно зевал и потягивался, но поневоле сам задумался над поставленной другом задачей. В самом деле линкор потерять где-то не так уж и просто. Если у противника есть эти монстры, то они могут попытаться отстоять Базу или уйти на них куда подальше. Но ничего этого не происходит. Сциллийцы в правительстве Конфедерации и на Базе Галактического Патруля скулят как побитые собачонки и готовятся к самому худшему. Здесь все понятно и правильно. Но, позвольте, господа, а где же линкоры?

– Ты что-то знаешь или пришел ставить риторические вопросы? – Стэн в конце концов оторвался от раздумий и с неудовольствием уставился на своего друга.

– Скорее – ставить вопросы, – невесело ответил Джейк. – Понимаешь, толстый, я очень люблю знать все и обо всем, но здесь…

– Где их видели в последний раз и когда? – перебил его Стэн.

– В том-то и дело, что последние данные о них были наши. Когда Патруль разгромил нападавших на Базу, то сразу же был отдан приказ Второго управления о полной инвентаризации флота. Вот по результатам этой инвентаризации я и ориентируюсь. А по ней получается, что где-то должно болтаться еще два линкора.

– Ну я не знаю, – протянул Стэн. – Они могли быть куда-то посланы… Списаны… Разрезаны на лом…

– Чего? – тут же взвился Джейк. – Как ты себе представляешь разрезку линкора на лом? А ну-ка и мне расскажи.

Стэн прекрасно понимал, что предположение абсурдно, но попробовал отстоять свою точку зрения.

– Подгоняем линкор к… Ну к Сцилле подгоняем, в конце концов! Выводим на орбиту несколько транспортов с рабочими и начинаем резать. А отрезанные части переправляем на Сциллу же, где они поступают в переплавку.

Джейк молча дослушал друга, но на лице его был написан явный скепсис.

– Я тебя правильна понял? – поинтересовался он. – Сциллийцы, с их обожанием оружия, подгоняют к своей планете линкор и начинают его там пилить лобзиком, чтобы пустить на переплавку. Так? А в это время две трети населения Сциллы, узнав о таком деянии своего руководства, делает себе ритуальные харакири. Ну-ну.

– С радостью выслушаю твою версию, – огрызнулся Стэн.

– Нет у меня никакой версии. Потому и к тебе пришел. Помнишь, когда на Сциллу в первый раз блокаду ставили? Мы тогда очень боялись подхода линкоров. А что будет теперь, если мы попадемся около самой Базы?

У Стэна аж мурашки по спине пробежали от такой перспективы. Он очень ярко представил себе, как флот Патруля попадает с одной стороны под обстрел стационарных установок Базы, а с другой – два вполне боеспособных линкора с полными экипажами и отличным вооружением. Генерала от такой перспективы передернуло.

– И что ты предлагаешь? – Стэн посмотрел другу в глаза.

– Нужно искать, – ответил Джейк. – Пока не будем знать о линкорах все – к Базе лучше и не соваться.

* * *

– А 'аньше чем вы оба думали? – Генерал Ижи явно пытался сорвать злость на только что выложивших ему все легионерах. – Что тепе'ь п'икажете делать?

– Понятия не имею, – честно признался Стэн, усаживаясь в кресло поудобнее, – командующему виднее.

– Виднее, – ворчливо протянул генерал Ижи. – Все на ста'ика свалить но'овите. 'аз такие умные, то сами и п'ове'яйте.

– Нет возражений. Стартуем сегодня ближе к вечеру. Как что-то новое узнаем – свяжемся. – Стэн уже собрался подниматься из кресла, но тут ему в голову пришла мысль. – Да! Для окружающих мы с Джейком до сих пор на Сабе. Договорились?

– Догово'ились, – нехотя ответил Командующий, – валите уже.

Выйдя из кабинета, друзья переглянулись и, не сговариваясь, отправились в бар. Конечно, можно было засесть в уютной обстановке особняка, но атмосфера бара так напоминала бурные годы ранней молодости, когда все дела обсуждались именно в подобных заведениях за чашкой кофе или чего покрепче.

– Кого еще с собой возьмем? – деловито спросил Джейк, оторвавшись от бокала с пивом.

– Двух крейсеров тебе мало? – удивился Стэн. – Смысл раззванивать на всю Галактику то, чем мы собираемся заняться?

– А если мы их найдем?

– То пулей рванем на Сабу, чтобы действовать по обстоятельствам. В любом случае – даже пятью крейсерами мы с двумя линкорами не справимся, а если взять больше – поползут слухи. Представь себе, что будет, если кто-то пронюхает, ЧТО мы ищем? Паника начнется колоссальная.

– Начнется, – грустно ответил Джейк, – а если попадем под раздачу?

Стэн только пожал плечами. Ответить ему было нечего.

* * *

Через несколько часов «Крысобой» и «Мститель» стартовали с космодрома Сабы и, быстро набрав скорость, исчезли в гиперпространстве. Маршрут крейсеров и время, которое они будут пребывать вдалеке от базы, никому известны не были. Да и сами капитаны кораблей крайне слабо представляли себе, куда они направляются. Решено было для начала посетить окрестности Амконикса – там всегда была самая лучшая база данных по любым вопросам, которые только могли у кого-нибудь возникнуть, а потом целиком положиться на интуицию. Нельзя сказать, что такая перспектива радовала друзей, но других решений на ум просто не приходило. Если информационная служба Амконикса не располагала ничем интересным, то… То придется лететь на Тибу. Ведь два линкора незамеченными уйти не могут. На Тибу друзьям не очень хотелось по вполне понятным причинам: слишком хорошо они были там известны и слишком многие желали с ними поквитаться. Так что Тиба рассматривалась как самый последний вариант, а пока впереди был ухоженный и благополучный Амконикс. Планета, которая в свое время дала такой удачный старт начинаниям друзей.

* * *

Когда прозвучал зуммер выхода в обычное пространство, Стэн находился в рубке. Он откинулся в кресле и лениво наблюдал, как автоматика крейсера проводит многочисленные тесты, стремясь найти малейшую неисправность. За последние месяцы «Крысобою», конечно, неоднократно доставалось, но пока ремонтники уверяли, что списывать корабль рано. Да Стэн бы просто на это не согласился: он уже настолько привык к своему крейсеру, что без «Крысобоя» почувствовал бы себя как без части тела. Наверное, большинство пилотов испытывают к своим кораблям подобные чувства.

Самотестирование закончилось, и на монитор уже был выведен отчет. Все системы корабля работали отлично. Мысленно похвалив ремонтников, Стэн пошел будить напарника.

Конг спал в своей каюте сном младенца. В самой же каюте царил жуткий беспорядок. Комбинезон валялся где-то в углу. На кресле, придвинутом вплотную к терминалу, громоздились портупея, ремень с кобурой и форменная фуражка ротмистра. Чем был завален терминал, Стэн даже не стал смотреть. В голове у генерала тут же появилась крайне соблазнительная мысль отключить искусственную гравитацию и посмотреть, как Конг будет с руганью ловить свои вещи, летающие по всей каюте. Но Стэн понимал, что так поступать с боевым товарищем – это уже слишком.

– Вставай, Обезьян! – начальственно рявкнул Стэн.

– Мугу, – невнятно промычал что-то Энди и перевернулся на другой бок.

– Ротмистр Конг! Подъем! – взревел Стэн еще громче.

Это подействовало. Конг открыл один глаз, посмотрел непонимающе на молодого генерала, потом открыл второй глаз, но от этого понимания в его взгляде не прибавилось.

– Нашли? – спросил он, пытаясь побороть остатки сна, которые явно не желали отпускать ротмистра без боя.

– Кого? – не понял Стэн.

– Линкоры. – И Конг уставился на приятеля непонимающим взглядом. – А что же м-мы ищем?

– Какой ты быстрый, – ехидно прокомментировал реплику Конга Стэн. – Значит, будешь дрыхнуть, пока не найдем линкоры?

– Нет, – Конг сконфузился, – но я думал – уже нашли.

– Мы подлетаем к Амкониксу. Марш макать голову под холодную воду и бегом в рубку. Джейк уже должен быть в полном бешенстве.

Вернувшись в рубку, Стэн понял, что относительно Джейка был полностью прав. На пульте сердито мигал огонек вызова и требовательно пищал зуммер. Молодой генерал погрузился в кресло и нажал на клавишу ответа. Экран тут же осветился, и на нем появилась недовольная физиономия Джейка.

– Ты совсем с ума сошел? – завопил Джейк, как только увидел Стэна. – Хочешь ракету получить?

– От кого? – не понял Стэн. – Ты меня атаковать собрался?

– А если патрули с Амконикса пожалуют? Врубай защиту!

– И не подумаю. – Стэн начинал злиться. – Я здесь могу находиться абсолютно легально, как наследник…

– О Боже! – Джейк закатил глаза. – Наследник хренов! На кой мы тогда с Сабы крадучись улетали? Чтобы здесь раззвонили, что ты шляешься неизвестно где и неизвестно с кем?

– Ну, с кем, положим, известно, – парировал Стэн, понимая, что действительно чуть не наделал глупостей, – а что касается неизвестно где – то как ты собираешься информацию здесь получать? Приземляться-то все равно придется.

– Зачем? – удивился Джейк, но видя, что Стэн его не понимает, добавил: – Сейчас все покажу. Только защитное поле вруби.

Два крейсера под прикрытием защитного поля неслышно двинулись к Амкониксу. Из сопел двигателей вырывались струи водорода, чтобы не выдать положение кораблей в пространстве. Движение крейсеров замедлилось только на дальней орбите Амконикса. Стэн не очень понимал, что затеял Джейк, но решил пока не вмешиваться. Тем более что от патрульных кораблей уйти они всегда успеют, а при необходимости смогут даже принять бой.

Тем временем на пульте «Крысобоя» опять замигал сигнал вызова. Стэн нажал на клавишу ответа и увидел довольную физиономию Джейка.

– Все в порядке, – радостно рапортовал хакер, – у них тут болтается планетарный спутник связи. Защита нулевая. Сейчас подключусь и получим все, что нас интересует. А ты пока по сторонам посматривай. О'кей?

– Ладно, – проворчал Стэн, – давай уже подключайся, только побыстрее.

– А это не от меня зависит, – ответил Джейк. – Как найду, так и сваливаем.

Стэн грустно уставился в потухший экран. Если Джейк сказал, что найдет всю информацию – значит, так и будет. Но собственное бездействие приводило молодого генерала в уныние. В конце концов он оставил Конга наблюдать за пространством, а сам подался в кают-компанию. Придя туда, Стэн тут же активировал робота-официанта и, потребовав себе чашку кофе, закурил, откинувшись на спинку низкого кресла. Предстояло длительное висение на дальней орбите Амконикса до тех пор, пока Джейк не нароет что-нибудь интересное. Если вообще нароет.

Генерал не успел еще допить свой кофе, как его вызвали в рубку. Войдя туда, Стэн увидел радостную физиономию Джейка на экране связного устройства.

– Нашел! – радостно выкрикнул Джейк, не дожидаясь вопроса от Стэна. – Можем убираться куда-нибудь в тихое местечко. Там все покажу.

– Прекрасно. Значит – в 1410. Там и поговорим.

– Договорились. – Джейка прямо распирало чувство собственной значимости. – Но отходим так же под защитой.

Стэн согласно кивнул и отключил связь. Оба крейсера тут же начали маневр по отходу на расстояние, на котором их уже не засекут радары патрульных и откуда можно будет спокойно совершить гиперпространственный прыжок.

* * *

Планета Лаус, она же точка 1410, ничем примечательным похвастаться не могла. Чего-то экстраординарного на ней не производилось и не выращивалось. Колонизация прошла гладко и скучно около тысячи лет назад. Люди… Как и везде – самые разнообразные. Зато здесь всегда было несколько питейных заведений, в которых можно было не опасаться, что нарвешься на неприятности. Была у этих заведений еще одна приятная особенность: вошедшим туда не интересовались остальные посетители, а обслуживающий персонал занимался только своей работой. Стэн облюбовал один из кабачков на Лаусе еще во время совместных набегов с пиратами и теперь решил, что лучшего места найти просто не удастся.

Крейсеры вынырнули в пространство на дальней орбите Лауса, запросили посадку и благополучно приземлились в местном космопорту. Здесь можно было не сообщать ни название корабля, ни порт приписки – только плати за стоянку. Друзья выбрались из кораблей и дружно направились в бар.

– Я думаю, – Пенски сделал внушительную, как ему казалось, паузу, – я думаю, что, появившись здесь в штатском, мы привлечем больше внимания, чем если бы… э-э-э… появились в форме.

– Что? – искренне изумился Конг. – К-какого черта?

– У нас с собой оружие – армейские лучеметы, – ответил Боб, – а они запрещены везде для…

– Здесь на это всем наплевать, – решительно оборвал приятеля Стэн, – а вот если ты попробуешь размахивать своим лучеметом – тогда не обижайся. Отобьют голову.

Боб насупился и замолчал. Стэн с Конгом злорадно переглянулись. Дело было в том, что Боб никак не мог понять, что сейчас он не является личным телохранителем наследника престола и должен производить впечатление обычного человека, не имеющего никакого отношения к любой воинской службе. Впрочем, именно такое впечатление компания легионеров сейчас и производила: они больше всего напоминали действующих на свой страх и риск разведчиков, которые занимаются поиском новых планет для колонизации. А что до лучеметов – там, где заканчивается пограничье, можно встретить всякое. И лучеметы могут оказаться отнюдь не лишними.

Компания с комфортом расположилась в баре. Стэну это заведение нравилось по ряду причин, но основным, пожалуй, было то, что столики, рассчитанные на большие компании, были отделены от общего зала невысокими ширмами так, что даже когда в заведении было полно народу, создавалась иллюзия уединенности. Как только компания расположилась за одним из таких столиков, около него тут же, как из-под земли, появился официант. Приняв заказ, он будто растаял в воздухе, чтобы через минуту материализоваться снова, но уже с полным подносом. Когда официант опять испарился, Стэн повернулся к Джейку и выжидательно на него посмотрел.

– Сейчас, – Джейк пытался дожевать изрядный кусок бутерброда с каким-то местным деликатесом, – дожую – расскажу.