/ / Language: Русский / Genre:child_tale

Рыцари Серебряного Щита

Януш Пшимановский

Повесть-сказка о приключениях четырех детей, собаки и героя польского фольклора, колдуна-чернокнижника пана Твардовского.

Януш Пшимановский

Рыцари Серебряного Щита

ОТ АВТОРА

Когда встречаются незнакомые люди, то они обычно представляются друг другу: «Меня зовут Ян», «А меня — Ваня». И обмениваются рукопожатием. Ну, а если им предстоит совместно заниматься каким-либо важным делом, то, знакомясь, они не только называют имена, но и рассказывают каждый о себе более подробно.

Вот и мы должны познакомиться как можно лучше, потому что я написал эту книжку, а ты собираешься прочесть её. Стало быть, мне надо сказать несколько слов о себе и о мастере чёрной и белой магии Твардовском, с которым ты встретишься на её страницах.

Родился я в Варшаве, на Висле, однако хорошо знаю Советский Союз и советских людей — как взрослых, так и детей. Когда я кончил среднюю школу, на Польшу напали немецкие фашисты. Пошёл я добровольцем в армию, но гитлеровские захватчики быстро расправились с моей отчизной. Я продолжил учёбу и стал работать сперва в Западной Украине, а потом на Северном Кавказе. Чтобы бить фашистов, вступил в ряды Красной Армии и воевал в бригаде морской пехоты. А потом, когда под Москвой начала создаваться польская армия, я перевёлся в неё, был назначен офицером-политработником и с оружием в руках вернулся на свою родину. Наши дивизии вместе с советскими дивизиями перешли через Буг, Вислу, Одер и участвовали в штурме Берлина.

Ещё во время войны я стал корреспондентом фронтовой газеты 1-й Польской армии «Мы победим» и начал писать. Сперва репортажи и заметки, потом рассказы и, наконец, — книжки. Написал я иже 18 книжек, в том числе несколько из них — для молодёжи, потому что очень люблю юных читателей. Некоторые книжки мои изданы на русском языке, но это те, которые для взрослых. Мне очень приятно, что теперь я смогу познакомиться и с молодыми читателями Страны Советов.

Что же сказать о себе ещё? Ага, знаю. Я высокий, ростом 184 сантиметра, и ношу очки. Люблю путешествовать. Умею водить, помимо автомобилей и мотоциклов, также танк и пилотировать самолёт, потому что до сегодняшнего дня служу в польской армии и имею чин полковника. Очень люблю мою дочурку Дануту, а также плавать под парусами.

Как раз с нею, Данутой, выбрались мы несколько лет назад на Мазурские озёра, чтобы немного поплавать под парусами. Были с нами Кристя и Андрейка, а на месте мы познакомились со Здисем. Чтобы нам было веселее, мы придумали себе такую забаву: вообразили, будто с Луны прибыл к нам пан Твардовский…

Говорят, что пан Твардовский вроде бы жил в Польше давно-давно — в XVI веке, то есть 400 лет назад. Я пишу «вроде бы», потому что никто этого наверняка не знает, однако о нём сложено много сказок, легенд и стихов. Даже великий польский поэт Адам Мицкевич писал о приключениях Твардовского в корчме. Думаю, что если Твардовский жил на самом деле, то был он человеком учёным, незаурядного ума и потому непонятным для многих. Из-за этого его и считали чародеем, колдуном.

Сохранился, к примеру, «удивительный» рассказ о том, как Твардовский вверх по течению Вислы плыл. А может быть, он попросту сумел пользоваться парусом? Говорят также, что Твардовского, изрубленного в бою, вылечил его слуга Пайонк, то есть Паук. А может быть, речь идёт о лечебных свойствах паутины, плесени или какой-то разновидности пенициллина? Известно ещё, что Твардовский строил плотины и серебряные рудники — иначе говоря, был дельным и умным человеком.

Когда мы играли на берегу Мазурского озера в визит пана Твардовского на Землю, то нам приходили в голову такие удивительные вещи, что потом всё немного перепуталось и стало трудно разобраться, где правда, а где наша выдумка. Не сумел я в этом разобраться и тогда, когда сел за писание этой книжки. Однако ты, читая её, наверняка сделаешь это сам.

А может быть, сев в межпланетный космический корабль, ты даже полетишь на Луну и, когда вернёшься, напишешь мне письмо, в котором подробно расскажешь обо всём, что увидел и узнал на Серебряном Щите, опишешь, как выглядит он на самом деле…

Желаю тебе счастливого пути — и при чтении этой книги, и во время полёта на Луну.

Варшава, осень 1963 г.

Януш Пшимановский

ГЛАВА I,

В которой кроме меня и Азора, действует Паршивая Лень и Крылатый Вестник Тайны

В такой день не только дети, но и самые почтенные дяди и тёти, которые не любят шипучего лимонада и газированной воды с сиропом, — все, все мечтают только об одном: как бы раздобыть целую бочку мороженого! И никто даже не поморщится, если ему вместо сливочного мороженого достанется молочное, или ванильное, или шоколадное, или фисташковое, или земляничное, или ананасовое. Такое ли, сякое — всё равно: лишь бы дали его побольше да похолоднее.

Но где взять мороженое, если вокруг нашего домика и пяти других, составляющих вместе хутор Ковалик, дремлет Пиская пуща — самая большая в краю Мазурских озёр. В какую бы сторону ни пошёл, всюду встретишь на лесной опушке ряды белых берёз и жилистых буков да купы ольх, под влажными листьями которых прячутся целые полчища комаров. Однако, если благополучно пройдёшь эти передовые посты лесного войска, тебя окружат стройные корабельные сосны, сияющие золотисто-красной корой, и дубы, широко распростёршие свои богатырские сучья. Терпко пахнет можжевельник, прикрывающий подступы к серым бастионам муравейников… Здесь нетрудно увидеть ястреба, планирующего на неподвижных крыльях, спугнуть на лесной тропинке зайца, подойти на рассвете совсем близко к серне или обнаружить следы дикого кабана, глубоко врезавшиеся в землю.

И только мороженого здесь и в помине нет. Но зато есть озёра — отличное лекарство против жары. В такой день, о котором я пишу, все устремляются к воде, все бегут купаться. Дома остаётся только тот, кому нельзя уходить да кто боится воды. В тот день оставались дома лишь куры, не умеющие плавать, привязанный к будке Азор и я.

Это значит, что к будке привязан был только Азор. А я вынужден был остаться дома, потому что обещал редакции журнала «Пломычек» написать рассказ. Но данное слово надо держать, даже если стоит жарища, а мороженого и в помине нет.

Я сидел и размышлял, о чём же написать… Если бы хоть шёл дождь, то мне было бы скучно — и, глядишь, что-нибудь бы сочинил. А тут, как назло, такая жара, что мысли тают, словно масло, или ползают лениво-лениво, будто сонные мухи…

Взглянул на небо: может быть, там есть что-нибудь достойное описания?

Нет, ничего, только лучезарная голубизна да ослепительно яркое солнце. И лишь над самым горизонтом тихонько крадётся маленькое облачко. Наверно, через минуту-другую и оно нырнёт в озеро, чтобы искупаться…

Взглянул на липу, растущую перед окном, возле самой калитки, — может быть, там, среди её раскидистых ветвей, сидит какая-нибудь тема? Да где уж! С жёлтых цветков сыплется пыльца, запорошённые ею листья обмякли и печально свисают, изморённые зноем. А один листок так пересох, что сорвался с ветки и запорхал над колодцем — не иначе, как хочет окунуться в холодную колодезную воду. Но тут он заметил, что каменный сруб прикрыт крышкой, свернул в сторону, перепорхнул через забор и упал на дорогу, уже не в силах долететь до озера.

Взглянул в ту сторону, где сквозь стволы вишен, растущих в саду, и листву ольх, выстроившихся вдоль берега, поблёскивает такая манящая и такая прохладная озёрная гладь… «Сбегай-ка на озеро, искупайся, потом одним духом настрочишь пять, а то и целых семь страниц», — шепнул мне кто-то сладким, умильным голосом. Но я сразу догадался, что этот «кто-то» — просто-напросто Паршивая Лень, которая гнездится в каждом человеке, в каждом из нас. Она всегда подговаривает сперва поиграть в футбол, а уж потом сесть за домашние задания; она заставляет дремать на уроке, чесать в затылке, ковырять в носу и глядеть в потолок, когда учитель объясняет новую тему. Она растёт вместе с нами. Я вот, к примеру, высокий — сто восемьдесят четыре сантиметра, — и потому, наверно, моя Паршивая Лень тоже выросла до огромных размеров. Приходится все силы бросать на борьбу с нею.

Итак, в тот самый день, когда она, Паршивая Лень, подговаривала меня пойти искупаться, я сказал ей тихо, но, решительно: «Отвяжись, а то дам такого пинка, что до самого озера отлетишь». Паршивая Лень не стала ждать, когда я исполню свою угрозу, сама выскочила в окно и что есть духу бросилась к воде, на ходу напяливая на себя розовые трусики. Вот сейчас она нырнёт, начнёт проказничать с Данкой и Кристей, со Здишеком и Андрейкой — эти охотно примут её в свою компанию..

А я остался. Остался наедине с курами, с Азором, сидящим на цепи, да с пишущей машинкой. В машинку был вставлен чистый лист бумаги. Он показался мне таким громадным, таким бескрайним, словно какая-нибудь Сахара, где никто не живёт и где очень жарко.

Мне стало страшно, и я поскорее напечатал в левом углу:

Януш Пшимановский.

Напечатались эти два слова удивительно легко, хотя в такую жарищу немудрено забыть даже собственное имя. Я на минуту задумался и в правом верхнем углу добавил: Рас. для «Пломычека»[1].

«Рас.» должно было означать — «рассказ». Но я написал только три буквы и точку, чтобы было покороче, чтобы не слишком утруждать себя. И тут же подумал: «Видать, моя Паршивая Лень уже вылезла из воды и вспомнила обо мне».

Я грозно нахмурил брови, чтобы припугнуть её, чтобы не дать ей воли, и большими буквами, с двойным интервалом, отстукал посредине листа:

ТАЙНА

Подчеркнул это слово дважды. Сперва черточками, вот так:

__________________

а потом кружками и точками попеременно:

о.о.о.о.о.о.

И снова застрял. У меня на машинке были еще великолепные вопросительные и восклицательные знаки, кавычки, знак параграфа, двоеточие и точка с запятой:

???!!! «» «» «» §§§§§§ ::::::: ;;;;

Однако ими рассказа не напишешь.

Скажу вам также по секрету, что изобрести слово «тайна» не было таким уж трудным делом. Каждый литератор, когда ему ничего не написать интересного, придумывает такое слово, чтоб хоть название-то было завлекательным.

Я прочитал всё с начала и огорчился, что этого явно недостаточно. А тем временем вернулась с купанья моя Паршивая Лень. Она, бодрая и освежённая, сочувственно посмотрела на капли пота, увлажнявшие мой лоб, и сказала:

— Ну и купание, доложу я тебе. А ты всё-таки уже поработал. Правда, не много, но потрудился. Иди-ка да напейся холодной воды.

У меня не было сил с ней воевать. Позвякивая пустым ведёрком, я быстро сбежал по лестнице. Азор, лежавший в тени сарая, лениво повёл на меня сонным глазом и даже хвостом не шевельнул — так сморил его зной.

Я достал из колодца ведро воды, поставил его на край сруба и, воспользовавшись тем, что меня никто не видит, начал пить воду, как заправский конь, прямо из ведра. Вода была такой ледяной, что свело зубы. Приятный холодок пробежал по горлу и остановился где-то в желудке.

Я не жадина и потому, возвращаясь к дому, налил воды в собачью миску. Азор вылакал её до дна и в знак признательности лизнул мне руку.

А я поплёлся к себе, завидуя в душе Азору, потому что ему не надо писать рассказ для «Пломычека». Медленно поднимался я по лестнице с полным ведром воды в руках; на последней ступеньке остановился, страшно удивлённый: из комнаты доносилось негромкое, но отчётливое постукивание пишущей машинки.

Поставив ведро, я тщательно ощупал свои руки, ноги и голову, чтобы удостовериться, действительно ли я стою вот тут, на лестнице, или, может быть, я остался в комнате, пишу, а это только мои мысли отправились напиться воды и поболтать с Азором. Нет, нет! Ничего подобного! Я в самом деле стоял на лестнице, а там, в комнате, кто-то строчил на моей пишущей машинке. Но кто? Может быть, разбойники или пираты? Хотят украсть машинку и вот пробуют, хорошо ли она работает!

Как назло, мой лук со стрелами и нож, специально наточенный и приготовленный для борьбы с пиратами, — всё оружие отпускника осталось там, в комнате. Я собрал всё своё мужество, раскрыл перочинный нож и начал подкрадываться к двери. Разбойники стучали клавишами пишущей машинки всё настойчивее.

Слегка приоткрыв дверь, я заглянул в комнату левым глазом.

Если бы у меня были задние лапы, то наверняка я присел бы на них от удивления: на столе, поблёскивая никелированными рычажками, стояла пишущая машинка, а возле неё сидела старая Сорока и самозабвенно била клювом по клавишам — все время по разным. Даже перья на облысевшей голове у неё встали дыбом.

Я сунул голову в дверь, чтобы рассмотреть всё получше, но в этот момент скрипнула дверная петля. Сорока взмахнула чёрно-белыми крыльями и была такова. Она выпорхнула через окно. Тогда я подошёл к окну и заглянул в него: Сорока сидела на заборе и, покачивая для поддержании равновесия хвостом, смотрела на меня круглым, как бусинка, внимательным глазом.

Мне стало смешно и стыдно за свой страх. Я рассмеялся. А Сорока, видно, подумала, что это я над ней смеюсь. Обиженная, она неторопливо взлетела с забора и исчезла за деревьями.

— Что же ты здесь, глупая Сорока, понаписала? — негромко спросил я самого себя.

Вынув бумагу из машинки, я прочёл:

Януш Пшимановский Рас. для «Пломычека»

ТАЙНА

_____________

O.O.O.O.O.O.O.

ЮЧОН ИДИ АН ГИРЕБ

А внизу, словно подпись, красовался след сорочьей лапы.

Это было похоже на письмо. Письмо от Сороки?!. Разные письма приходили ко мне — от знакомых и незнакомых, от читателей и из редакции «Пломычека», из всяких учреждений и организаций, которые требовали заплатить за телефон, за газ или за свет. Но письмо от Сороки… Такого ещё не бывало.

Если это лишь чистая случайность, то можно, конечно, выбросить бумагу. Ну а вдруг это и на самом деле какая-нибудь тайна? ЮЧОН ИДИ АН ГИРЕБ… Что бы это могло значить? Где найти сороко-польский словарь? Да и имеется ли он вообще даже в самой крупной и знаменитой библиотеке мира?

Я внимательно посмотрел еще раз на буквы и решил…

Нет, начни я с того, какое было принято решение, каким образом я открыл, что Сорока являлась Крылатым Вестником Тайны и что это за тайна, — то должен был бы рассказывать всё с конца, а не по порядку.

Но эта история столь удивительна и столь запутана, что я должен прежде всего представить вам Пятёрку Сорванцов, должен начать действительно с начала и всё написать так, как было.

ГЛАВА II,

в которой мы знакомимся с Пятёркой Сорванцов и с Тем, Который упал с Луны

Если бы мне надо было познакомить вас с какими-нибудь важными особами, я бы собрал их в комнате или на дворе и описал бы по очереди, как выглядит каждая из них и как зовется. Так было бы всего удобней и вежливей. Однако особы обязаны во время подобной церемонии стоять спокойно, не подпрыгивать, не толкаться и терпеливо ждать, пока церемоний закончится.

В отношении же Пятёрки Сорванцов такой метод просто немыслим, и если вы хотите всё-таки с ними познакомиться, то нужно немедленно мчаться в лес, ведь именно оттуда доносится лай Азора…

Согласны? Ну, тогда бежим… За калиткой — сразу влево. Пролезаем под забором Летим по тропинке, мимо берёзы… Тише, тише, а то ещё нас услышат. Если же услышат, то не знаю, захотят ли провести нас к Корчме Серны.

Видите их теперь?

Вон там, за можжевельником?

Идут они себе по лесной просеке на вечернюю прогулку — Данка, Кристя, Здишек, Андрейка и Азор, одним словом, вся Пятёрка Сорванцов, которых я должен вам представить.

Данка — она старше и выше других — шагает впереди. Когда она поднимает свою мордашку со вздёрнутым носиком, то в лучах заходящего солнца поблёскивают её очки. Она смотрит на небо, к которому протянули свои макушки старые, но стройные сосны.

И кажется, будто их золотистые стрельчатые стволы подпирают сооружённую над землёй голубую крышу.

— Какие огромные деревья, — философски замечает Данка. — Они наверняка выше, чем наш дом в Варшаве, а ведь в нём семь этажей… Если бы из такой сосны сделать мачту для корабля, то можно было бы поплыть в Америку, а то и дальше. Посмотри, какие огромные…

— Очбльше, очбльше. — Кристя встряхивает похожей на мышиный хвостик косичкой с алым бантом и бросает в рот горсть земляники, размазывая по подбородку сок. — Икиеслдкие…

Не думайте, что Кристя приехала из-за границы и изъясняется на каком-то непонятном иностранном языке. Нет. И она и Данка живут в Варшаве, обе перешли в этом году в четвёртый класс обычной польской школы. Просто маленькая и щупленькая Кристя всегда страшно торопится, ей хочется выпалить как можно больше слов, больше, чем все другие. «Очбльше» — значит «очень большие», а «икиеслдкие» — «и какие сладкие».

— Я же говорю о деревьях, а ты о ягодах! Лакомка этакая — только бы ела да ела…

— И вовсе нет. Я мало ем. Это только все думают, что много. А ты лодырь. Наклоняться лень. Ждёшь, когда мама тебе ягоды на тарелке принесёт, с сахаром…

— Я вас проведу в малинник, — прерывает Здишек девчонок, затеявших словесную перепалку. — Там кусты такие огромные, что можно рвать ягоды не наклоняясь. А ягоды такие сладкие, будто с сахаром.

Здишек младше девочек — после каникул он пойдёт только в третий класс, — но зато серьёзнее их. Он гордо держит свою коротко остриженную голову, в руках у него толстая пилка с заострённым концом. Здишек родился и постоянно живёт тут, в Ковалике. Он умеет пригнать корову с пастбища и не боится громадного злого пса местного лесничего. Здишек чувствует себя в здешних местах хозяином, он знаком с лесом лучше, чем с содержанием собственных карманов, которые украшают его серые короткие штаны. Дело в том, что он носит в этих карманах сотни разных удивительных предметов, ассортимент которых день ото дня меняется. А лесные дорожки остаются без изменении и всегда на старых местах.

— Знаете, отсюда уже недалеко до той поляны, где серны кормятся. Может, побежим? — предлагает Здись.

— К Корчме Серны? — переспрашивает Данка, — Бежим!

Теперь уже ничто не отвлекает их внимания — ни сосны, ни земляника. Под ногами шелестит тропинка, мелькают пятки, голые ноги и руки. Кто первый? Они несутся что есть духу, с визгом, смехом и лаем…

Позвольте, кто лает?.. Ну конечно же, Азор! Да, тот самый, который первым примчался к финишу. Молодой волкодав, целый день сидевший на цепи возле овина, теперь, вырвавшись на свободу, ошалел от радости и счастья. Не так уж часто удаётся ему совершать прогулки в лес, стремглав носиться среди деревьев.

Вот он напал на кормушку с сеном, почуял запах серн и лает во все горло.

— Тихо ты, глупый! — кричит запыхавшаяся Данка. — Всех вокруг перепугаешь!

— Серн всё равно мы не увидим, — вмешивается Здишек. — Надо на рассвете подойти тихонько-тихонько, укрыться в можжевельнике и ждать. Они пугливые, не то что коровы. Один раз отец брал меня с собой в лес, когда сено косил, так я видел их.

— Красивые? — допытывается Кристя.

— Красивые.

— А как они едят?

— Как коровы. Вот так…

Здишек показывает, а через минуту уже все трое стоят на четвереньках и суют головы в ароматно пахнущее сено. Азор решительно протискивается между ними и сует свою косматую морду между перекладинами кормушки, проверяя и недоумевая, что же это такое обнаружили там ребята.

Какая-то травинка бесцеремонно влезла собаке в ноздрю и больно кольнула. Азор отскочил, замотал головой, зафыркал.

— Ну, что? — смеётся Данка. — Думал, что там спрятана колбаса?!

— А сердясуп? — пищит Кристя.

— Ты слова глотаешь, тебя невозможно понять, — сердито говорит Данка, подражая маминому голосу и тону. — Она спрашивает, едят ли серны суп…

— Хи, хи! — невольно вырывается у Здися, но он тут же сдерживает себя, потому что понимает: хоть он и младше всех, но только он может дать необходимые пояснения этим городским девчонкам.

— Они едят только траву, сено и листья… И ещё соль лижут…

— Соль? — удивляется Данка. — И в магазин за нею ходят?

— Нет, она у них вот тут в ящичке.

Ящичек укреплён на высоком столбе. Чтобы заглянуть в него, надо высоко приподняться на цыпочках. Сверху там можно увидеть сухие сосновые иглы, а под ними — розовую застывшую массу.

Здись выковыривает кусочек и показывает его, держа на ладони.

— Это соль?

— Такая красная?

— Соль. Можете лизнуть.

— Дай… Фу, горькая, нехорошая.

Азор крутится возле самых ног, нетерпеливо скуля.

— Ты тоже хочешь попробовать? На!

Пёс лёг, зажал кусочек соли между передними лапами и, скривив морду от отвращения, начал его облизывать. Соль ему не больно-то понравилась, однако он, по-видимому, считал, что проявит великую мудрость, если станет делать то же самое, что и дети.

— Азор, глупый, не ешь, горько ведь!

— Может, ему это вредно? Дай-ка сюда!

— Э, нет. Оставь. Пусть учится на собственных ошибках!

Ребята поддразнивали Азора, смеялись над ним, пока со стороны тропинки не донёсся спокойный, низкий голос:

— Что там у вас?

Медленным, размеренным шагом к ним подходил самый младший из Пятёрки Сорванцов — Андрейка. Степенный, гладко причёсанный, в отпаренных брючках и белой «бобочке», он был элегантен с головы до пяток. На розовом, хорошо отмытом лице виднелись только два чёрных пятнышка — Андрейкины глаза.

— Что там у вас? — повторил он ещё раз.

— Здесь кормятся серны.

— А вы что ели?

— Соль. Хочешь? Азор, отдай! А ну, отдай, живо!

— А эта соль сладкая или солёная?

— Солёная и горькая.

— Тогда не хочу. Пусть её ест наш друг Азор. Он худой, ему надо.

Однако и пёс Азор уже отказался от дальнейшего исполнения роли серны.

Он помчался в кусты следом за какой-то пичугой. Та взлетела на голый сосновый сук и негромко вскрикнула, склонив набок свою лысую головку. Если бы кто-нибудь знал сорочий язык, то мог бы перевести её слова на польский так: «Совет Лесных Зверей поручил мне опеку над детьми, а ты, Азор, глупое создание, вот и всё».

Но Азор ничего не понял.

Он щёлкнул зубами, пытаясь поймать бабочку, а потом облаял муравейник. В это время туча наползла на солнце, и сразу резко потемнело.

— Пхожнавлка, — заметила Кристя.

— А здесь есть волки? — огляделась по сторонам Данка.

— Есть, — утвердительно кивнул головой Здись. — Прошлую зиму выли по ночам под самыми окнами. Но ты не бойся. У меня палка.

— Пойдёмте лучше, — предложил Андрейка. — Они твою палку сожрут. Папа мне говорил, что нельзя дразнить животных палкой…

Никто не возражал, и ребята двинулись в обратный путь. Шли быстро, пока в конце просеки не увидели красные черепичные крыши. Потянуло далёким дымком, и сразу все мысли о волках куда-то испарились.

Андрейка присел, вглядываясь в траву.

Большущий изумрудный жук, раздвигая пружинистые травинки, пробирался к дорожке. Он наткнулся на палец, преградивший ему путь, удивлённо пошевелил рожками, однако не повернул вспять, а храбро влез на неожиданное препятствие и в ту же секунду увидел прямо перед собой курносый нос и пару чёрных любопытных глаз.

Несколько секунд жук и Андрейка испытующе глядели друг на друга, а потом жук двинулся в путешествие по пальцу. На ногте он, однако, поскользнулся и перевернулся вниз головой.

Андрейка шагал последним, вытянув вверх руку и распевая Великую Песню о жуке:

Жучок ходит-бродит у меня по пальцу,
Он ползёт всё вверх да вверх.
У меня по пальцу жучок ходит-бродит,
Он ползёт все вниз да вниз.
Тра-ля-ля!
Рам-пам-пам!

Это последнее «пам» прозвучало особенно громко и победоносно, и потому Андрейка повторил ещё раз:

Жучок пам-пам-пам! Пам-пам-па-ам!

— Не вопи, как дикарь, — попросила его Данка. — А то ничего не слышно.

— Чего тебе от меня надо? Я же пою о жучке.

— Данка! Кристя! — донеслось со стороны домов.

— Ого! Ужозно. Тязвёт, — перепугалась Кристя. На её скороговорном языке это должно было означать: «Уже поздно. Тётя зовёт».

— Нет, ещё рано, — буркнула Данка. — Просто мама, наверно, хочет покататься на яхте и приготовила ужин пораньше. И вечно вот так.

Обе девочки бросились бежать, Здишек за ними. Андрейка тоже попытался сделать несколько решительных шагов, но испугался, что потеряет свою драгоценную ношу, и медленно поплёлся в хвосте.

— И так и этак — всё равно нам попадёт, — громко сказал он жучку. — Ведь они — взрослые, а у нас на ногах ссадины, и руки выпачканы в смоле. Да ты вот ещё тут у меня…

Андрейка еле передвигал ноги. Но, смирившись с судьбой, которая всегда устраивает так, что взрослые кричат на детей и не любят разводить у себя дома жуков, снова запел:

Жучок ходит-бродит у меня по пальцу… Рам-пам-пам!

* * *

Данка была права: сразу же после ужина взрослые взяли из сарая паруса и отправились к озеру.

Следом за ними поползло и солнце, спускаясь всё ниже и ниже к воде. Тень старой липы протянулась наискосок от калитки через весь двор, и можно было, не влезая на дерево, попрыгать по самым большим его сучьям. В доме стало тихо и пустынно.

Когда стемнеет, надо будет пойти в комнату, посмотреть на часы; если уже восемь, — лечь спать. Ну, а пока можно делать всё что угодно, можно бегать, шуметь, кричать. Здишек засунул два кирпича в ржавую железную трубу и пустил её по ступенькам крыльца с криком:

— Внимание! Все в убежище! Летит атомная бомба!

Труба с адским грохотом ударилась о бочку, разбрызгивая по сторонам струи чёрной сажи. Данка свистнула и убежала, делая вид, что ужасно боится.

А Кристя запела:

Тиха вода бжеги рве,
И милицья о тым ве…[2]

Андрейка сломанным удилищем выгоняет с огорода кур, которые проявили явно враждебные намерения в отношении его жучка.

Азор лает без всякой необходимости.

Иначе говоря, одновременно вершится сотня таких дел, о которых даже и помышлять нельзя, когда старшие дома. Никто из ребят не видит, однако, что за ними внимательно следит одна пожилая крылатая особа — делегат Совета Лесных Зверей, увенчанная сединами и умудрённая житейским опытом Сорока. Она сидит на заборе и понимающе смотрит на шумную беготню, время от времени прищуривая то один, то другой утомлённый старческий глаз.

Понемногу небо окрашивается в багряный цвет, дневное светило прячется за лес, а ребячьи забавы постепенно утихают и прекращаются вовсе. Наконец все рассаживаются во дворе, там, где нет травы, но зато есть песок и в нём можно копаться сколько угодно.

— Они уже далеко отплыли, — напоминает Данка.

— Нвернадргойберг, — добавляет Кристя.

— Не на другой берег, а наверняка дальше. Нас — так они берут с собой редко, да и то только тогда, когда ветер слабый и плавают у самого берега.

— Давайте сделаем себе озеро.

— Из воды?

— Нет. Из песка.

Четыре головы склоняются одновременно, и четыре пары рук приступают к делу.

Вот берег, отделённый от «воды» валом. На песчаной воде вырастают песчаные волны. На берегу — лес из папоротников, пещера из консервной банки, а из неё выглядывает негритёнок. Он видит, как плывёт по «озеру» парусник из куска коры, как разрезает «волны» щепка-пароход. Резиновый крокодил своими размерами напоминает скорее кита. Кристя выкладывает из камешков великолепное шоссе, а Андрей выпускает из спичечного коробка жучка, чтобы он погулял немного в папоротниковой роще…

Старая Сорока перелетает с забора на вишню, туда, где листва погуще, садится поудобнее у самого ствола и дремлет.

Солнечный багрянец на горизонте бледнеет, на землю опускаются сумерки, однако это даже и лучше, потому что всё теперь кажется настоящим — и песчаное море, и пароход, и шоссе из камешков.

Кто-то пищит.

— Это негритёнок? — спрашивает Кристя.

— Нет, это моя сестрёнка, — поясняет Андрей.

Данка идёт успокоить малышку. В комнате совсем уже темно. Она склоняется над коляской, чтобы рассмотреть лицо ребёнка, и говорит:

— Не плачь. Все ушли. Мы одни тут только и остались.

Сестрёнке Андрея нет ещё и года, однако, кажется, она всё понимает, потому что сразу же умолкает, начинает играть ленточкой и сосать пальцы собственных ног.

Данка, осторожно ступая, выходит из комнаты, но по пути прихватывает с собой какой-то предмет, который лежит на столе и тускло поблёскивает в последних лучах света, ещё проникающих в комнату. Она старательно прикрывает за собой дверь и двумя огромными прыжками выскакивает на двор.

— А забыли, а забыли! — в восторге кричит она.

— Что? О чём?

— Забыли взять бинокль. Он лежал на столе. Вот уж теперь-то мы в него поглядим — так поглядим! Вдоволь!

— Это моего папы, — поясняет Андрей. — Если узнает, он оттаскает тебя за уши.

— А ты наябедничаешь?

— Нет, не наябедничаю. Если дадите мне посмотреть, то не наябедничаю.

— Ну, погоди. Я первая.

Данка знает, какую сторону бинокля взрослые обычно прикладывают к глазам, но она подносит бинокль к глазам другой стороной. По крайней мере не надо наводить на резкость, и когда смотришь в него, так всё представляется таким маленьким, словно специально уменьшилось для детей, приняло их масштабы. Смотришь в бинокль, и кажется, стоит тебе сделать лишь один шаг, и ты уже перемахнул через озеро, сел на крышу сарая, а дом… дом выглядит таким маленьким, будто он кукольный.

— Ну, давай же! А то наябедничаю.

— Погоди. Сейчас Здись, потом Кристя, а ты — под конец. Как самый младший.

— Ладно. Только не разглядывайте всё. Оставьте и мне что-нибудь.

Бинокль переходил из рук в руки. Смотрели на дом, на деревья, на Азора, который превращался вдруг в маленького щенка. И каждому становилось как-то не по себе. Ребята в задумчивости умолкали.

— Пошли на скамейку. Оттуда лучше видно.

Перешли на скамейку, сели рядышком, тесно прижавшись друг к другу.

Ветер совсем утих, поджидая прихода ночи. Даже Азор положил голову на вытянутые лапы, и только хвост его слегка пошевеливался.

Кристя опустила руку с биноклем и сказала, на сей раз медленно и отчётливо:

— Знаете, когда глядишь на наше песчаное озеро и на папоротники, то они кажутся совсем настоящими, только далёкими-далёкими. А если бы они и в самом деле были настоящими, то мы поплыли бы на пароходе к негритёнку…

— Так это же кукла, да и пароход из щепки, — недовольно протянул Андрейка. — Я бы тоже хотел, конечно, поплавать, но вот как?

— Надо, чтобы какой-нибудь волшебник всё это оживил, — пояснила Данка. — Как бывает в сказке.

— Не хочу, чтобы чародей… — Андрей беспокойно огляделся по сторонам. — Если папа вернётся…

— Не бойся. Теперь уже нет чародеев. Только в сказках остались…

— А чудо может быть, — вставила Кристя. — Ксёндз говорил…

— Чудо?! — прервала её Данка. — Исключено. Ерунда на постном масле.

Азор приподнял голову, втянул носом воздух и вдруг заскулил. Дети встрепенулись. За углом сарая, над пущей, как-то странно посветлело небо. Сквозь тёмные ветви деревьев пробивался золотисто-серебряный свет. Он становился всё ярче и ярче.

— Поздно уже, — сказала Кристя. — Можелчшедемдмой…

— Погоди, сейчас погляжу, что там такое в лесу. — Данка взяла бинокль.

— Месяц всходит, — пояснил Здишек, однако в это самое мгновение Азор завыл так странно, что все вздрогнули.

— Погляди и пойдём спать, — подтолкнула подругу Кристя.

Данка поднесла бинокль к глазам. Сквозь оптические стёкла было видно синее небо, освещенное снизу. Стоит немного опустить бинокль, и этот странный отсвет бледнеет, отдаляется… Перед глазами появляются толстые стволы очень близких сосен.

Прежде чем Данка сообразила, что смотрит в бинокль с противоположной, чем раньше, стороны, из-за деревьев появился широкий медный щит. Он начал взбираться вверх, разбухать. И вот над пущей повисла огромная и странная, совсем не такая, как обычно, Луна. Словно паутинки, от неё бежали к земле серебряные нити. Что-то шевельнулось, сверкнуло пёстрыми красками, заскользило вниз со стеклянным звоном и… треснуло.

— О-о! — вздохнула Данка, опустила бинокль и замерла от удивления.

В трёх шагах от скамейки стоял высокий, странно одетый человек. В одной руке он ещё держал пучок лунных лучей-паутинок, а другой снял с головы красную четырёхугольную шапку, обшитую барашком, и низко поклонился. Ребята увидели красные сапоги с высокими голенищами и шпорами, голубые шаровары и зелёный кафтан с длинными рукавами. Звякнула кривая сабля, подвязанная на длинной портупее к золотому поясу. Когда незнакомец выпрямился, то дети заметили, что у него загорелое, суровое лицо и пышные, закрученные кверху усы.

— Батюшки! — прошептал Здись. — Да это же Тот, Который упал с Луны!..

ГЛАВА III,

в которой произносятся удивительные заклинания, Андрейка уплывает с негритёнком за жуками, а остальные идут на Великолепный Пир в Замок

— Честь имею приветствовать вас, вельможные паны и пани, — сказал Тот, Который упал с Луны. — Я вижу, вас удивляет моё появление. Позвольте, однако, выразить вам моё глубочайшее почтение и разрешите представиться. — Подкручивая усы, он щёлкнул каблуками так, что громко зазвенели шпоры. — Я — Твардовский, мастер всяческих магий и чернокнижник.

Наступила мрачная тишина, припорошённая лунным блеском. Только эхо отскочило от чёрной стены леса, удивлённо прошептало: «…овский …агий …ернокнижник» — и тут же умолкло. Ребята, продолжая сидеть на скамейке, теснее прижались друг к другу, а Здись сунул руку в карман и, лихорадочно работая пальцами, незаметно раскрыл складной перочинный ножик.

Твардовский стоял неподвижно, ожидая ответа на свое приветствие. Слегка раздражённый долгим молчанием, он снова подкрутил усы и положил руку на эфес сабли. Холодно блеснули драгоценные камни, украшающие рукоять, — алый рубин, фиолетовый аметист и молочно-белый опал. Азор негромко заскулил, словно хотел этим напомнить, что собаки не умеют говорить и потому он ничем не может помочь детям. А дети забыли, что у каждого из них есть во рту язык. Кто же всё-таки первым наберётся отваги и ответит на приветствие чернокнижника?

— Добрый день, пан! — сказал Андрейка. Он опустил ноги на землю и вежливо поклонился. — Только не трогайте, пожалуйста, это бинокль моего папы. Если папа узнает, то он даст вам прикурить… — Тут он запнулся и начал размышлять над тем, могут ли взрослые давать друг другу прикурить или нет.

Твардовский важно кивнул головой.

— Добрый день, ваша милость! Стёкол оных чародейских, биноклем зовущихся, я не трону. Есть у меня своё зеркало, глядя в которое я вижу будущее, увеличительные стёкла, с помощью которых я добываю огонь. Я не причиню вам никакой обиды. Можете положиться на меня. Считайте меня другом и слугой своим. Благодаря вам после четырёхсот лет непрерывного сидения на Луне я смог вновь вернуться на Землю. О радость, как приятно чувствовать её опять под своими ногами, как приятно выпрямиться и расправить затёкшие руки и ноги!

Чернокнижник сладко потянулся и украдкой зевнул.

Данке он показался в этот миг удивительно похожим на её папу, когда тот утром очень неохотно поднимается с постели. Осмелев, она спросила:

— Пан случайно не ошибся? Четыреста — это значит четыре раза по сто лет. Слишком долго. А тем не менее вы выглядите не таким уж старым, и у вас нет седин в усах…

«Диво-дивное, — подумал Твардовский. — И с каких это пор жёны в математике столь сильны стали?» А вслух сказал:

— Да, да. Я не ошибся. Четыреста лет. А молодо я выгляжу по той причине, что искусством волшебства изрядно владею. Ваша светлость панночка слыхала, наверно, о том, что, ещё на Земле будучи, приказал я слуге своему, Пайонку, рассечь моё тело на семьдесят два куска и закопать их под стеной кладбищенской, чтобы спустя три года, семь месяцев, семь дней и семь часов мог я на фиалках и тимьяне возродиться юношей?

— Ого! — удивилась Данка. — А это очень больно было?

— Нисколечко!

— Видно, вас усыпили или местный наркоз сделали. Когда я рассекла себе бровь, прыгая через козлы на дворе, мне нельзя было дать наркоз, и доктор зашивал рану просто так. Очень больно было! Тот пан Пайонк — это доктор?

— А на чём пан полетел к Луне? На ракете? — вставил Здись давно обдуманный им вопрос.

— А как же вы теперь слезли? — добавила Кристя.

— На Луну меня черти понесли, — пояснил Твардовский.

— Нехорошо так говорить, — возмутился Андрейка. — Когда мама говорит папе, что его опять где-то черти носят, то папа говорит маме…

— А теперь вот смог сойти назад на Землю, — продолжал волшебник, — потому что вы притянули Луну биноклем. Луна была так низко, что слуга мой, Пайонк, закинул паутинку на верхушки сосен, и я по ней съехал вниз.

— По паутинке? И такая тонюсенькая ниточка человека выдержит? Разве что она нейлоновая… — Здись с подозрением оглядел Твардовского. — Ведь пан на муху вроде бы не похож…

— Остерегайтесь, ваша милость, шляхтича с мухой сравнивать! Паутина эта, сотканная из лунных лучей, великую прочность имеет. Разве вы не слыхали о моих волшебных чарах? О том, как я мост из мака строил, как свил кнут и кнутовище из песка, как сел верхом на коня, намалёванного над дверью?..

— Так, так! Теперь знаем, знаем! — воскликнули разом Данка и Кристя. — Мы в школе наизусть учили стихотворение про вас[3]:

За столом сидит Твардовский,
Подбоченясь, как паша.
И хохочет: «Я таковский!
Пой, душа! Гуляй, душа!..»—

выкрикивали со смехом девчонки, довольные тем, что удивительный незнакомец оказался хорошо знакомым, весёлым героем любимого стихотворения.

Твардовский, однако, почувствовал себя несколько оскорблённым тем, что к нему не проявлялось достаточного уважения как к магу и волшебнику. Он левой рукой описал в воздухе большую дугу, и неожиданно в вечерней синеве неба замелькали чёрные тени, раздался приглушённый писк летучих мышей. Дети, встревоженные, притихли.

— Если вам что надо, скажите, — обратился к ним чернокнижник. — Силой чар своих таинственных я могу перенести вас за семь миль или зажечь светильный огонь лампы Аладдина, — и волшебник внимательно посмотрел на ребят, чтобы видеть, какое впечатление произвели его слова.

— Свет не надо зажигать, — сказал Здись. — Мы и сами сумеем. Повернуть выключатель — не хитрое дело. Однако мама очень огорчается, когда приходит большой счёт на электричество.

— И переносить нас никуда не нужно, потому что мы дома сторожим, — добавила Кристя. — А у Андрейкиного папы есть мотоцикл. Из него можно выжать сто километров в час, а не семь миль. Завтра на нём поедем.

— Я поеду, а не ты, — уточнил Андрейка. Ему надоел уже весь этот разговор, полный непонятных и странных слов. И потому он добавил: — Коль пан сумеет, то пусть сделает так, чтобы это море на песке стало настоящим, и корабли чтобы плыли, и чтобы я пошёл себе на прогулку с куклой, с тем вон негритёнком, что там сидит, — показал малыш прутиком и сладко зевнул.

Твардовский простёр руки, семь раз хлопнул в ладоши, трижды зажмурил глаза и торжественным тоном начал заклинать:

— Хакодосе, Веолим, Камерон, Орель, Омогель.

— Он говорит — «гоголь-моголь», — шепнула Крист-я. — Наверно, не ужинал, бедняга.

— Омогель, Турмило, Трамоеды… — продолжал грозно волшебник.

Со стороны леса прилетел лёгкий игривый ветерок. Вздрогнули воткнутые в песок листья папоротника и тихонько зашумели. Деревянный корабль снялся с якоря и отчалил. Прощально загудела сирена. Андрейка прищурился, подал руку негритёнку, и они вместе поплыли на сделанной из коры лодке, над которой, как настоящий парус, развевалось большое индюшачье перо. Негритёнок, свесив за борт правую ногу, ловил ею рыбок из марципана, пирожные с кремом и мятные конфеты, от которых во рту делается зима. Они держали курс к берегу, поросшему гигантскими папоротниками, среди которых пасутся жуки, большие-пребольшие и послушные, как коровы…

Когда Твардовский кончил своё заклинание, кругом сделалось снова как-то холодно и неуютно. Впрочем, так всегда бывает в компании, если кто-нибудь начинает щеголять иностранными словечками, а другие только делают вид, что понимают их.

— Кда пан врщается на Лну? — спросила Кристя, тайно мечтая о том, чтобы поскорее кончилась вся эта забава и они опять остались бы одни.

— Когда я возвращаюсь на Луну? — Благодаря своим дьявольским чарам Твардовский отгадал вопрос, но, вместо того чтобы ответить на него, нагнулся, делая вид, будто что-то ищет. «Сказать им правду? — лихорадочно соображал он. — Хоть они и дети, но, кажется, не дураки: не доверяют чарам, задают всякие вопросы, умеют зажигать огонь и говорили о каком-то очень быстром экипаже, мотоциклом именуемым… Нет, лучше всё-таки не говорить: люди предпочитают чудеса науке. Они высмеяли бы меня так же, как тогда, когда, вернувшись из испанского университета в Саламанке, я взялся за дело…»

Тень от надетой набекрень шапки скрывала лицо чародея, и дети не видели выражения его глаз. Когда минуту спустя он выпрямился, рот его расплылся в широкой улыбке; он протянул детям три длинные былинки, усыпанные бриллиантовыми каплями росы.

— Какие красивые! — воскликнули девочки и тут же воткнули былинки с бриллиантами себе в волосы.

Здись ничего не сказал. Он сунул травинку в карман, а мокрую руку вытер о брюки.

Твардовский не заметил этого, потому что, наклонив голову, говорил:

— Благодаря вам я смог сегодня вернуться в Польшу. В знак сердечной признательности я дарю вам свою дружбу на вечные времена. Чтобы отметить столь счастливый день, приглашаю ясновельможных пани и панов на Великий Пир в мой Замок.

— На пир? А будут там пирожные с розовым кремом? — спросила Данка.

— И там будет играть оркестр, и петь будут? — осведомилась Кристя.

— И можно будет печь картофель в золе? — добавил Здись.

— Всё будет! Всё, о чём вы спрашиваете, и, кроме того, ещё немало сюрпризов, — подтвердил чернокнижник.

— Ну, тогда идём! — согласились все трое и двинулись к калитке вслед за паном Твардовским.

Однако, когда подошли к забору, Здись вернулся, чтобы спустить Азора с цепи, а потом оба быстро нагнали девочек.

ГЛАВА IV,

в которой музицируют Кузнечики, много говорится о чертях, скрещиваются клинки и, благодаря этому, открывается тайна Тройного Клада

Скрипнула калитка — и ребята очутились на дорожке, ведущей из леса к озеру. Липа отбрасывала на неё чёрную неподвижную тень. Колодец с воротом и откинутой крышкой походил на большую жабу, притаившуюся в траве. От грядок веяло ароматом ночных фиалок.

Твардовский шагал по дорожке, плавно сбегающей вниз. Ребята шли за ним и удивлялись, что не узнают сейчас дороги, по которой они десятки раз бегали к озеру. Ночь превратила обыкновенные кусты в страшные чудовища, деревья — в огромные пирамиды, а изгородь, сколоченная из обструганных жердей, выползала из темени треххвостым змеем.

Все вздрогнули, когда в лесной сторожке залаял пёс. Азор заворчал, юркнул в кусты — и был таков. Ребята под босыми ногами почувствовали вдруг песок.

— Куда он нас ведёт? — шепнул девочкам Здись. — Может быть, это какой-нибудь Злой Дух, который хочет нас утопить? Никакого Замка здесь нет. Сейчас будет лесок, где мы рыжики собирали, а потом, за ольшаником, — озеро…

Из тенистой аллеи между изгородями они вышли на лужайку, влажную от росы, окроплённую лунным светом. Тихонько звякнули шпоры — это остановился Твардовский.

— Вот и Замок, — сказал он с улыбкой.

Ребята взглянули туда, куда Твардовский показал рукой, и онемели от удивления. Впереди, в нескольких шагах от них, прямо над дорожкой возвышалась большая круглая башня. К ней, обрамлённая белой галькой, вела неширокая тропинка; она исчезала за воротами, под высокой сводчатой аркой.

— Фьююю! — это между каменными зубьями, венчающими вершину башни, сверкнув жёлтыми огоньками глаз, грозно крикнула Сова.

— Вахта на посту, — пояснил Твардовский. — Прошу вас, сиятельные господа, в покои… Хакодосе, Веолим, Камерон, — таинственно зашептал чародей, и ребята вдруг почувствовали, что они с поразительной быстротой уменьшаются.

Трава вокруг них необычайно вытянулась вверх, зашумела, как заправский лес, а силуэт Замка заполнил собою половину неба. Странные испытывали они ощущения, однако отступать было уже поздно. По выгнутому дугой мосту дети вошли в ворота. Потом они поднимались по крутой лестнице, дважды сворачивали в сторону и снова поднимались, пока не очутились в большом зале с высокими полукруглыми сводами. Сквозь окно в потолке светила Луна, бросая медно-желтые блики на стены, обитые чёрным, косматым, как сажа, атласом.

В ответ на приглашение мага ребята расселись в креслах, напоминающих своею формой кирпичи. Твардовский хлопнул в ладоши, и неожиданно двенадцать огромных светлячков начали кружить под самым потолком, образуя живую, излучающую зеленоватый свет люстру. При её свете ребята разглядели стол, полный яств и напитков.

В мисках, искусно сделанных в форме дубовых листьев, были синие, чуть припорошённые серой пыльцой ягоды: крупная земляника, излучающая сладкий аромат, сочная малина, тёмная ежевика.

В вазах из желудей слегка покачивались на высоких стеблях белые колокольчики ландышей. Перед каждым из гостей стоял сиреневый бокал-барвинок, до краёв наполненный росой.

Твардовский поднял свой бокал и сказал:

— Выпьем, милые гости, за нашу встречу, за силы дьявольские, которые благоволят ко мне, за могучего Боруту. Bene natus Polonus!!![4]

Он осушил бокал; следом за ним выпили росу девочки и лишь после них — Здись, который, как это делал всегда его отец, сперва стряхнул несколько капель на пол.

Твардовский снова хлопнул в ладоши, и на возвышение, ярко освещенное Луной, вскочили четыре стройных Кузнечика. Они поклонились присутствующим, подняли задние лапки и начали что есть мочи тереть ими о зазубринки, выступающие на спине, извлекая благозвучную, жизнерадостную мелодию в ритме мазурки.

Роса, как видно, будоражила кровь, всем сделалось вдруг удивительно весело и хорошо.

— Замечательно играет этот оркестр! — воскликнула: Кристя, соскочила с кресла и начала ловко танцевать по залу. Косички с красными лентами летали по воздуху, мелькая то тут, то там.

— Великолепные пирожные! — восторгалась Данка, уплетая уже третье пирожное с земляничным кремом.

— Весело здесь, весело! Хо-хо-хо! — задиристо покрикивал Здись, пускаясь в пляс вслед за Кристей и таща за руку Данку.

Твардовский присоединился к ним. Поддерживая саблю, он громко притоптывал и высекал подковками сапог искры из пола.

Прискакала и присоединилась к оркестру Коричневая Лягушка, которая начала ухать, как барабан, ворчать, как контрабас. Мазурку сменил стремительный обертас[5].

— Дзись-дзись, дзись-дзись! — восклицал развеселившийся волшебник.

— Здись-дзись, Здись-дзись! — шутила Кристя, а Здись залихватски присвистывал.

Наконец все устали, запыхались, сели передохнуть. Оркестр притих, повёл тоненькую, лёгкую мелодию, едва слышимую в большом зале.

Твардовский кивнул головой светлячкам, и те опустились ниже, начали планировать над самым столом и, не переставая светить, точно веерами, навевали своими крыльями свежий воздух и на разгорячённые лица участников пиршества.

От всего этого — и от мелькания зеленоватых огоньков перед самыми глазами, и от росистого вина, и от танца, и от музыки Кузнечиков — у детей закружились головы.

— Твардовский, дорогуша, — сказала Данка, — я очень люблю тебя, хоть тебе уже и четыреста лет. Ты такой веселый! Расскажи-ка нам что-нибудь о себе, о том, как ты забавлялся, когда был маленький… А ты был когда-нибудь маленьким или сразу стал большим?.. И почему ты выбрал себе такую странную профессию?..

— Профессию? — удивился Твардовский.

— Ну да! Ведь ты же работаешь в качестве волшебника. Ты что, так же, как пан Немо или Рамигани, ездишь на гастроли с другими артистами?

— Не знаю этих чародеев, видать, они из молодых. Однако я нигде не работаю и никогда не работал.

— Чем же ты живёшь? Чем на жизнь зарабатываешь?

— А что я вам — мужик или мещанин какой-нибудь, чтобы работой деньги добывать?! Я же шляхтич, дворянин! Понимать надо!..

— А что такое дворянин? — не уступала Данка. — Тот, кто ничего не делает? Выходит, ты волшебник-лодырь?..

— Лодырь? — повторил Твардовский. — Стоит запомнить. Хорошее слово для заклятия. Хакодосе, Веолим, Лодырь… — забормотал он себе под нос.

Ребята посмотрели друг на друга с удивлением, ничего не понимая. Твардовский заметил их недоуменные взгляды и сказал:

— Погодите, ваши светлости. Нам трудно понять друг друга, поэтому лучше всего я расскажу вам всё сначала. — Он дал знак рукой, чтобы оркестр умолк, и продолжал: — Однажды отец мой возвращался ночью из далёкого путешествия. Дорога вела через большой тёмный лес. Шёл проливной дождь; экипаж то и дело проваливался в выбоины и наконец увяз в грязи по самые оси. Слуги пытались его вытащить, но кругом была трясина; люди и кони проваливались всё глубже и глубже, их засасывала тёмная смердящая жижа. Отец выругался: «Теперь нас отсюда разве что только дьяволы вывезут». А из тёмного леса сквозь завывание ветра донёсся чей-то голос: «Вывезут!» И тут же сбежалось двести чертей — черны-чернёхоньки, только глаза у них горят, словно раскаленные угольки. Запахло серой. Дьяволы с хохотом схватили лошадей за узду, мигом вытащили экипаж из трясины и перенесли его на дорогу. Потом все исчезли за деревьями, а возле экипажа остался только один чёрт и начал торговаться с отцом из-за платы. Он требовал массу золота и серебра либо того, о чём отец даже и не знает. Жалко стало отцу своих богатств, и согласился он заплатить ту, другую цену. Он подписал гусиным пером, смоченным в крови из пальца, цирограф — то есть обязательство, в котором говорилось, что он отдаст чертям то, о чём сам ещё не знает. А когда отец вернулся домой, то узнал о моём появлении на свет божий. Так вот я ещё грудным младенцем был запродан чертям…

— Очень мне тебя жаль, милый Твардось, — сказала Данка. — Как хорошо, что всё это лишь сказка, что никаких дьяволов на свете не существует.

— Есть дьяволы, — шепнула Кристя. — Есть господь бог, ангелы и дьяволы. Ты не знаешь этого, потому что не читаешь божьих книг. А в костёле ксёндз говорил, что есть…

— Позвольте спросить, — осторожно вмешался Здись, — а сейчас вы кто: дьявол или человек?

— Я есмь шляхтич польский, Твардовский, мастер разных магий и чернокнижник! — Волшебник встал из-за стола, выпрямился и начал делать руками в воздухе какие-то таинственные знаки.

— Он делает гимнастику? — тихонько спросила Данка у Кристи, но не получила ответа, потому что неожиданно погасла Луна и стало совершенно темно. Темноту рассекали только зигзаги растанцевавшихся светлячков, которые не хотели останавливаться. Застрекотали Кузнечики, Лягушка начала глухо квакать, а Сова на башне замка грозно крикнула:

— Буу-хуу! Буу-хуу! Буу-хуу!

— О-ёй! — испуганно взвизгнула Кристя. — Бежим, ребята!..

Обе девчушки почувствовали вдруг, что кто-то их обнимает. Они перепугались ещё больше, но услышали сзади тихий шёпот:

— Это я, Здись. Не бойтесь; наверно, облако закрыло Луну.

Здись успокаивал девочек, хотя в голосе его не было уверенности. Однако в эту минуту действительно снова посветлело. Серебряный сноп лучей, упавших наискосок, осветил и зал, и самого Твардовского.

— Послушайте, пожалуйста, — решительно сказала Данка. — Мы очень благодарны вам за ужин, но нам пора домой. Да и вам, наверно, надо уже возвращаться на Луну.

— О, нет! — рассмеялся Твардовский. — Я не хочу больше возвращаться в эту пустыню. У меня много дел на Земле. А там, на Луне, очень, скажу я вам, скучно и пусто. Один только Пайонк прислуживал мне. Плохо там жилось. Мужиков крепостных, которые бы мне землю пахали, там нет…

— Это что же, вы такой барин, что для вас ещё крестьяне и землю пашут? — удивился Здись, почувствовав, как помаленьку проходит у него хмель, ударивший в голову после выпитого бокала росы.

— А как же иначе! — изумился, в свою очередь, чернокнижник. — У меня в Польше семь деревень и большой лес, а в этих деревнях семь раз по сто мужицких семей, которые являются моей собственностью.

— Может, так и было раньше, — сказал Здись, окончательно протрезвев, — да только теперь эта земля давно поделена между крестьянами, каждый хозяйствует на своём участке. Кто хочет есть хлеб, тот сам должен и сеять и пахать.

— Непостижимо! — разозлился Твардовский. — Я этих хамов проучу, батогами бить велю!

— Но, имейте в виду, как бы они сами не дали вам по зубам. А то, глядишь, ещё и милицию вызовут.

— Мне — по зубам?! Кто это смеет так говорить? Кто здесь так о хамах печётся? — Твардовский выхватил саблю из ножен и начал со свистом рассекать ею воздух.

— Я! — выкрикнул Здись и выбежал на середину зала.

— Берись, ваша милость, за оружие! — крикнул чернокнижник, замахиваясь саблей.

Данка и Кристя ахнули, прижались к стене и зажмурили глаза.

Кто бы мог подумать, что этот великолепный пир кончится так печально! Как спасти Здися от страшного волшебника? Чем Здись будет обороняться?..

Звякнула сталь о сталь. Данка и Кристя открыли глаза и замерли от удивления.

На овальном щите из лунного серебра сражалось двое противников.

Твардовский заложил левую руку за спину, а правую вытянул вперёд. Делая небольшие шажки, как в танце, он наносил своей кривой саблей удар за ударом.

Здись, насторожённый, стоял неподвижно на пружинисто согнутых ногах и, не спуская глаз с чернокнижника, отбивал его удары широким охотничьим складным ножом. Сабля то отскакивала от острия ножа, то со скрежетом скользила по нему.

Твардовский чуть отступил, замер, чтобы перевести дыхание, но в этот момент Здись сделал резкий, быстрый рывок вперёд.

Чернокнижник парировал выпад, но следующий удар охотничьего ножа оказался для него неожиданным и был направлен вкось. Снова раздался скрежет, острие ножа скользнуло по эфесу сабли, и два рубина, точно вылущенные орехи, отлетели в сторону. Удары сыпались один за другим, как град по железной крыше. На лбу чернокнижника выступили крупные капли пота.

— Омогель, Турмило, Трамоеды! — призвал он на помощь бесовские силы и, схватив рукоять в обе руки, поднял саблю так, чтобы нанести страшный косой удар.

Здись тоже поднял свой нож, загородился им, однако нож со стеклянным звоном разломился, и в кулаке у Здися остался один только черенок да ручка.

— Бракодел проклятый! — воскликнула Данка, имея в виду того человека, который изготовляет охотничьи ножи из такой мерзкой стали, однако Твардовский понял это восклицание по-другому.

Думая, что девчонка произнесла какое-то незнакомое ему из волшебных книг заклятие, он удивлённо огляделся по сторонам.

Здись воспользовался этим моментом, как кот, быстро шмыгнул вперёд и со всей силы ткнул чернокнижника обломком ножа в ногу.

Твардовский выронил саблю, присел и, схватившись рукой за ногу, обутую в красный сапог, с отчаянием заскулил:

— Ой, ой, ой! Мои мозоли…

Видя, что чародей уже растратил всю свою грозную силу, девочки подошли поближе и склонились над ним.

— А у вас есть мозоли? — спросила Кристя.

— Ещё бы… Столько времени… Ой, ой!.. Ведь я на Луне… Ой, ой!.. Не снимал сапоги…

— И дьяволы не помогли вам избавиться от мозолей?

— Ни один дьявол тут не поможет… Ой, ой, как больно, — продолжал жаловаться Твардовский. — А травы всякие целебные на Луне не растут…

— Лучше всего «шлёнский пластырь», — вставила Данка. — Я завтра вам его принесу, он есть у папы…

— Весьма буду признателен светлой панночке. Ой, ой!.. Помогите мне сесть к столу…

— Не надо было затевать всякие глупые шутки… — буркнул Здись себе под нос.

— Дай мне руку, юный господин, — попросил чернокнижник. — Ты победил меня в поединке. Я склоняю чело перед твоей отвагой. Кто же научил тебя искусству фехтования?

— Это чтобы сражаться-то? А Франек из Стшельчина, что у самого леса живёт. Не раз он мне нос кулаком расквашивал…

Ребята усадили Твардовского на кресло, дали ему две земляничины, чтобы перестал охать.

— Всё благодаря… благодаря вашим светлостям. Наверно, дворянская кровь в вас течёт…

— Кровь течёт?.. Ну, мы уж пойдём домой…

— Подождите ещё минутку, — попросил Твардовский, задумавшись над чем-то. — Надо тут мне было одну работенку выполнить вместе с чертями. Но нет среди них ни одного, который бы так твёрдо, так мужественно держал себя во время поединка, как Здись, и ни одного столь благоразумного, как вы обе, светлые панночки. Хотели бы вы мне помочь?

— Смотря в чём, — осторожно ответил Здись.

— Хотели бы вы стать Рыцарями Серебряного Щита?

— Прошу прощения, — заметила Кристя, — но мы — девочки и потому не можем быть рыцарями.

— Тихо ты, — цыкнула на Кристю Данка. — Теперь ведь существует равноправие женщин. А это очень красивый титул — «Рыцарь Серебряного Щита»!.. Но до сих пор нас называют просто Пятёркой Сорванцов.

— А что надо делать? — спросил Здись волшебника.

— Сперва встать по стойке «смирно»! — распорядился Твардовский. — Теперь скажите: хотите вы быть сильными и умными?

— Хотим!

— Хотите открывать тайны Серебряного Щита — Щита Луны?

— Очень хотим! — прошептали ребята, снедаемые всё более возрастающим любопытством.

— Связывают ли вас узы настоящей дружбы?

— Да!

Чернокнижник окунул свою саблю в воздух, полный лунного блеска, и затем коснулся ею плеча каждого из ребят.

— Я произвёл вас в Рыцари Серебряного Щита, — торжественно провозгласил он. — А теперь доверю вам великую тайну. Будьте же достойны её. — Твардовский понизил голос до шёпота и продолжал: — На одном из островов, что находится на этом озере, — на острове, называемом Могилой, зарыт Тройной Клад. Кто овладеет им, тот станет самым могущественным из людей, самым сильным… Но этот клад может найти лишь тот, кто…

— Почему вы остановились?! Говорите же дальше — это так интересно, — попросила Кристя.

— Тише! — шепнул чародей.

Они вслушались в настороженную тишину ночи, в слабый шелест листвы.

Неожиданно совсем близко, почти рядом, запел петух лесничего.

Твардовский пошатнулся, побледнела зелень его кунтуша[6] и синева шаровар, краски начали расплываться и таять, как туман.

— Придите сюда завтра ночью, — успел ещё шепнуть он и вдруг исчез.

Дети посмотрели друг на друга, огляделись по сторонам, но с места не двинулись. Было похоже на то, что они находятся внутри огромной печи для выпечки хлеба, в руинах старого дома, возле сторожки лесничего. Однако им всё ещё казалось, что они — в огромном зале замка.

Второй раз пропел петух, со стороны озера долетели звуки губной гармошки.

— Ой, ой! Бежим! Взрослые возвращаются. Это Андрейкин папа играет.

— Да, надо идти… — согласилась Данка. — Однако без паники. Успеем! Они ещё на озере. А пока доплывут и уберут парус, — мы уже будем в постелях.

Ребята вылезли через дыру в стене. Здись кликнул Азора, который носился по кустам, и все они быстро зашагали к дому. Отойдя немного, оглянулись: высокая труба возвышалась над развалинами, точно башня средневекового рыцарского замка.

Андрейка спал, сидя на скамейке и держа в крепко сжатом кулаке ремешок бинокля.

Разбуженный, он сонно рассказал о том, что только-только вернулся из Папоротниковой рощи, где были такие большие, очень большие и блестящие жуки.

— Я их люблю, очень люблю, — заверял он, с зажмуренными глазами грохаясь на кровать.

— Только не рассказывай ни о чём никому! — просила его Данка. — Хорошо?

— Не скажу… — заверил Андрейка. — Потому что иначе папа за уши оттрепал бы меня. Он не любит жуков и не любит, когда я беру его бинокль… — бормотал Андрейка, засыпая.

Когда взрослые вернулись, дети уже лежали в своих кроватях, дыхание у всех было ровное и спокойное.

— Наши пострелы давно уж, видно, спят, — сказала мама Дануси. — Может, им снятся приятные сны; посмотрите, какие улыбки на их мордашках!

— Спят, как ангелы, — подтвердил Андрейкин папа. — Однако прежде чем улечься в постели, они вытаскивали бинокль. А сколько раз говорил я Андрейке, чтоб не трогал его! Ведь не умеет же обращаться с прибором!..

Бинокль лежал на столе как раз напротив окна. В выпуклых линзах его отражалась Луна, путешествующая между тучами по небу. Она была уже совсем маленькая, далёкая-далёкая, и никто из взрослых не заметил, что с нижней части её Серебряного Щита свисают порванные нити серебряной паутины…

ГЛАВА V,

в которой Рыцари Серебряного Щита на борту зелёного «Сарданапала» принимают Чрезвычайно Трудное и Весьма Рискованное Решение

Следующий день с самого раннего утра был знойным и душным. Солнце прогнало с неба даже самые маленькие тучки и изо всех сил старалось поджарить каждого, как яичницу на сковородке. Даже ветер и тот изнемог от жары и, тихонько посапывая, дремал в тени под деревьями.

В такой день не только дети, но и самые почтенные дяди и тёти, которые не любят шипучего лимонада и газированной воды с сиропом, — все, все мечтают только об одном: как бы раздобыть побольше мороженого..

Ой, прошу извинения, дорогие мои читатели! Взглянул сейчас в самое начало книги и увидел, что я уже достаточно обстоятельно описал этот день и теми же самыми словами. Да, действительно, это был тот самый день, когда Сорока, Крылатый Вестник Тайны, отстукала на моей пишущей машинке странные слова. Сейчас, сейчас… Подождите минутку. Я снова забежал вперёд. Трудно описывать в книжке всё по порядку, когда тебе уже известно, чем она должна кончиться. Хотелось бы сразу сказать вам, как и что было потом, однако не могу этого сделать, потому что вы ведь не знаете ещё, что было вначале.

А вначале, то есть как раз утром, сразу после завтрака, все побежали к озеру, на пляж, чтобы позагорать и покупаться. Все — это значит взрослые и дети. И я.

Я-то, правда, только так, на минутку, ведь вы, наверно, помните, мне надо было писать рассказ для «Пломычека». Однако я всё же пошёл и с завистью смотрел на других, как они укладываются на солнышке между молодыми сосенками.

— Может быть, возьмёшь детей на прогулку по лесу? — спросила мама Дануси.

— Не могу. Ты ведь знаешь, что у меня срочная работа.

— Если они останутся здесь, то не дадут ни минуты покоя. Будут вертеться, сыпать нам на головы песок, докучать бесконечными «почему»…

— Будете крутиться, сыпать и докучать? — спросил я молодое поколение.

— Да, да! — в один голос крикнули Данка, Кристя и Здись, а немного погодя, подумав, сказал своё веское слово и Андрейка: «Будем!»

— Что ж тогда нам делать? Разве привязать вас к деревьям — и будете пастись, как козы.

— Не хотим, как козы, — покрутила головой Данка. — Ты разреши нам поиграть на шверботе.

— На «Сарданапале»?

— А что это такое… Сарпа… нада…

— «Сарданапал»? Так это и есть швербот. Раньше у него не было имени, а вчера мы его окрестили.

— Плохое имя. А что оно значит?

— Был когда-то персидский царь, которого звали Сарданапал.

— И порошок — персидский. ПДТ. Которым мама посыпает клопов в диване.

— Данка, перестань говорить глупости, — возмутилась мама, стрельнув глазами по сторонам: не услышали бы их разговор другие взрослые!

— Вот именно, — подтвердил я. — Только тот порошок: называется ДДТ, а ПДТ — это государственный универмаг. Впрочем, речь-то ведь идёт о царе…

— А он был хороший или плохой, этот царь? Поскольку я не слишком прилежно учил в школе историю, то сделал очень серьёзное, даже строгое лицо и ответил с большим достоинством;

— Так себе…

— Нет, ты скажи: хороший или плохой? — продолжала настаивать Данка. — И в дружбе ли он жил с Советским Союзом или нет?

Я тяжело вздохнул и отёр пот со лба.

— Видишь ли, это было слишком давно. Тогда ещё не было Советского Союза.

— Не было?! — удивилась она. — А почему?

— Дануся, отстань от меня с этими бесконечными «почему». Если хотите играть на шверботе, то дуйте на берег. Только сполосните ноги, чтоб не натаскать песка внутрь.

— Хорошо. Мы идём, только дай нам факт…

— Какой ещё вам факт?.. О чём? И как это можно дать факт? Не понимаю.

— Да нет же! Нам нужен только тот парус, который так называется.

— Парус?! Так он называется «фок», а не «факт». Но я не могу дать его вам, потому что вы замочите его и испачкаете.

— А ты можешь с фоком сделать какой-нибудь фокус?

У меня неожиданно закружилась голова. Наверное, от жары. И я решил любой ценой поскорее закончить этот разговор.

— Хорошо. Возьмите фок — и чтобы я больше вас здесь не видел!

— Спасибо! — присела в реверансе Данка.

Она схватила парус, хитро подмигнула, и в ту секунду их словно ветром сдуло.

— Ты бы уж тоже шёл да поработал, — посоветовала мне мама Дануси. — А мы тебе потом расскажем, как грело солнышко и какая вода была в озере.

Я нехотя побрёл к дому, где, оскалив клавиши, меня поджидала пишущая машинка.

Тем временем четвёрка наших сорванцов галопом слетела по травянистому склону и, победоносно сопя, притормозила у самого берега. Перед ними, спрятав нос под нависшие над водой ветви ивы, стоял большой, но аккуратный и изящный швербот. Свою мачту он вытянул, словно пику, к безоблачному небу, палубу грел на солнце, а зелёными боками гляделся в озёрную гладь. Швербот спокойно отдыхал в ожидании ветра.

— Добрый день, господин Сарданапал! — приветствовала его Данка. — Вы позволите нам поиграть с вами? Мы принесли фок, папа нам разрешил…

Швербот молчанием выразил своё согласие, хотя, конечно, далеко не всегда молчание — знак согласия.

Ребята тщательно вымыли ноги, бросили полотнище паруса на переднюю палубу и начали перелезать через борт. Самому младшему — Андрейке — не так-то легко было это сделать, его втягивали общими усилиями.

— Ой, ой, осторожнее, а то мне ноги оторвёте, — попискивал он.

Кристя внимательно пригляделась к тому месту, откуда ноги растут, и авторитетно заявила:

— Прочно держатся! Даже ни капельки не надорваны!

— А что мы будем делать, если лодка отплывёт на середину? — забеспокоился Андрейка.

— Не отплывёт! — заверил его Здись и, как старый морской волк, избороздивший все моря и океаны, добавил со знанием дела: — Стоит на остром мече — шверте.

— А какой это меч?

— Вон тот, — Данка показал на металлическую пластину, выкрашенную в красный цвет и виднеющуюся в середине нижней части яхты. — Он врезался в дно и не пустит лодку.

— А почему он так называется?

— Потому что может отсечь пальцы…

— Ааа… — Андрейка слегка попятился. — И не пустит?

— Нет.

— Ну, тогда поплывём куда-нибудь далеко-далеко.

— Поплывём! Поплывём! — дружно согласились все.

— Я буду капитаном и рулевым, — заявил Здись, но, видя, что Данка намерена бороться за право занимать руководящий пост на корабле, добавил торжественным тоном: — Заклинаю, направляю, молоком всё заливаю…

Трудно бороться против могущества заклятия, но и уступать не хочется.

— Тогда я буду женой капитана, — приняла решение Данка. — Я быстро приготовлю тебе обед и, когда ты пойдёшь есть, буду вместо тебя вести корабль.

— А я? — плаксиво пропищала Кристя.

— Ты будешь вперёдсмотрящим, — «жена капитана» командовала, как заправский генерал. — Встанешь на носу и обо всём, что заметишь, немедленно доложишь.

— А если я ничего не замечу?

— То всё равно крикнешь: «Буй с правого борта!» или: «Прямо по курсу — плоты». Хорошо?

— Хорошо. Но руль я тоже подержу?

— Подержишь, — уступила Данка. — Недолго.

— А я буду ловить жуков, — и Андрейка сунул в воду длинную палку, найденную на дне «корабля».

— Так ведь жуки-то не плавают по воде! — возмутился Здись.

— Если бросишь их в воду, — так плавают…

Юный капитан «Сарданапала» решил не участвовать больше в словесной перепалке, махнул рукой и, стараясь придать своему голосу твёрдость, приказал:

— Приготовить фок для установки на место!

— Есть приготовить фок для установки на место! — в один голос ответили Данка и Кристя, вскочив на переднюю палубу и старательно, чтобы не спутать последовательность, начали застёгивать карабины на стальном тросе, связывающем верхушку мачты с носом швербота.

— Знаешь, как он называется, этот трос? — продолжала экзаменовать Данка.

— Штаг.

— А верхушка мачты?

— Топ.

— А тот вон трос, который мы прицепили к парусу, чтобы поднять его вверх?

— Фал.

— Хорошо, — кивнула головой Данка и, продолжая играть роль жены капитана, добавила: — Я скажу мужу, чтобы он назначил тебя старшим матросом… Фок к установке на место готов! — громко крикнула она.

— Фок — ставь! — скомандовал Здись. Ему уже надоело в бездействии сидеть у руля, и он сам вскочил, чтобы помочь.

Три пары нетерпеливых рук натянули фал, и треугольный парус с лёгким шелестом побежал кверху, распрямился и заиграл в солнечных лучах.

— Привяжи здесь, чтобы не опал, — распорядилась Данка.

— Говорят — заклинивай, — поправила Кристя.

— Так говорят, но если станешь умничать, то не будешь больше старшим матросом.

— Что за болтовня на палубе?! — подал свой капитанский голос Здись. — Мы уже плывём под парусами. Все по местам!..

Ребята расселись кто где, утомлённые вознёй с парусом и зноем. Тень, от борта узкой полосой ложилась на дно бота, от которого несло сыростью. Данка вытянулась на скамейке, подсунув под голову пробковый спасательный пояс. Из-под прищуренных век она глядела на верхушку мачты, на верхний угол фока и на небо, по которому медленно плыл осколок не расплавленного солнцем облака.

— Если смотреть вот так вверх, — не торопясь, цедила она слова, — то кажется, будто мы и в самом деле плывём… Как бы мне хотелось, очень хотелось поплыть куда-нибудь в далёкие-далёкие моря, повидать такие страны, в которых всё по-другому… По-другому и необыкновенно…

Кристя наклонилась к ней.

— Я бы тоже хотела, да никто нас не пустит, пока мы маленькие. А впрочем, скажи: разве вчера ночью не было ничего удивительного и интересного?

— Интересного? Было! Но, однако, разве это всё правда? Разве всё это нам не причудилось?

Здись вынул из кармана свой складной ножик с деревянной ручкой, раскрыл его и положил на ладони. Остаток лезвия искрился на месте перелома. Девочки в молчании смотрели на Здися. Наконец Данка взяла нож, поцарапала его ногтем и без слов вернула мальчику.

Андрейку, сидевшего у другого борта и ловившего палкой жуков, обеспокоила воцарившаяся вдруг тишина.

— Что вы там делаете? Скажите, куда мы плывём?

— Наверное, на остров, который называется Могилой… — в задумчивости ответила Данка.

— А там есть жуки?

— Там — Клад, — быстро пояснила Кристя.

— Какой?

— Тройной.

— Тройной Клад? Что это значит?

Девочки и Здись вопросительно переглянулись.

— Ну как, скажем ему? — зашептала Кристя.

— Он — смелый. Не боится ни лягушек, ни мышей…

— Хоть и маленький, однако парнишка ничего, вроде меня, — подтвердил Здись. — Мог бы стать Рыцарем Серебряного Щита.

— Тогда расскажем ему всё. И станет нас четверо. Хорошо?

Все утвердительно кивнули.

Андрейка вытащил из воды мокрую палку, аккуратно положил её вдоль борта и подошёл к заговорщикам.

— Вы здесь так тихо разговариваете, что ничего не слышно. Может, у вас есть конфеты?

— Нет, Андрюша, — ответила Данка. — Мы тут посоветовались между собой и вот хотим открыть тебе Великую Тайну. Только ты должен поклясться, что ни слова не скажешь взрослым.

— А почему?

— Да потому, что они не любят ни колдовства, ни сказок. С ними трудно играть, они ничего не умеют выдумывать. Наверно, когда были маленькими, так наигрались, что уже не осталось у них охоты на это… А значит, ни слова им, Андрюша! Даже заикаться не смей!

— Не заикнусь! — твёрдо пообещал мальчонка, сильно заинтересовавшись Великой Тайной.

— Дай честное пионерское.

— Он ещё не пионер. Пусть скажет так: «Клянусь своей бабушкой, что не скажу никому».

— Клянусь своей бабушкой, что ничего не скажу никому.

— А теперь поклянись и своими жучками, — шёпотом подсказала Данка.

Андрейка, размышляя, сморщил лоб и после недолгого колебания сказал:

— Клянусь своими жуками…

Здись поднялся на верхнюю палубу, быстро оглядел всё вокруг. Недалеко от швербота паслись две коровы. Капитан грозно крикнул на них и швырнул в коров камнем, извлечённым из бездонного кармана. Бурёнки удалились неохотно, почёсывая бока о ветви ольх.

— Теперь нас никто не подслушает…

Четыре головы склонились друг к другу, и Данка шёпотом начала рассказывать о событиях минувшей ночи. Андрейка слушал, открыв рот от удивления, а Здись и Кристя как бы переживали всё сначала. Занятые столь важным делом, они не слышали шелеста чёрно-белых крыльев. На топе мачты уселась Сорока, чёрными глазками-бусинками пригляделась к пассажирам яхты и, наклонив голову, навострила уши, чтобы получше всё расслышать. Не первый год жила она на свете, многое видела, многое слышала и потому тщательно обдумывала каждый свой шаг. Она уже не была так красива, как в дни своей молодости, — заметно поредели перышки, — но зато птицы избрали её делегатом Совета Лесных Зверей.

— …стало быть, почему Клад называется Тройным, мы сами пока не знаем, — кончила свой рассказ Данка. — И не знаем, что надо сделать для того, чтобы его найти. Однако пан Твардовский сказал: кто его найдёт, тот будет повелевать всеми людьми и ворочать всеми делами. Понимаешь?

Лицо Андрейки приняло вдруг скучающее выражение, он демонстративно зевнул.

— Мой папа не нашёл Клада, но делает то же самое. Мама часто говорит: «Не надоело тебе всё время ворчать?..»

— Боже мой! — Кристя схватилась за голову. — Ты бестолковый младенец, ничего ты не понимаешь. Ворчать-то каждый умеет. А вот повелевать, ворочать делами — это совсем другое. Совсем другое…

— А ты не кричи! Лучше растолкуй что к чему, — возмутился Андрейка.

— Ну, например… например, тебе надо почистить ботинки, а заниматься этим ужасно не хочется. Однако ты должен вычистить их сам, потому что не повелеваешь другими. Если бы повелевал, так мог бы приказать кому-нибудь вычистить для тебя ботинки.

— А если бы он не захотел?

— Ты же ему велел.

— Да он бы не захотел — и всё тут, — рассердился Андрейка.

— Если мы найдём Тройной Клад, то все будут нас слушаться, — вставила своё слово Данка. — Все люди станут делать то, что мы им прикажем. Понимаешь?

— Ну, допустим, понимаю. А ты думаешь, мы найдём его?

Данка посмотрела на Здися, Здись — на Кристю, Кристя — на Данку, все дружно и печально вздохнули, потому что этот вопрос был всесторонне обсуждён ещё перед завтраком.

— Нет, мы его не найдём.

— Почему? — удивился Андрейка.

— Потому что нам велят вечером пойти спать и не пустят к пану Твардовскому.

— А если мы им скажем, зачем нам к нему надо?

— Не пустят! Папа не поверит в чародея, а мама будет бояться, что мы замёрзнем. И яхту нам не дадут, и вообще…

— Ты же ведь говорила, что мы будем править.

— Верно. Но лишь после того, как найдём Клад.

Несколько долгих минут Рыцари Серебряного Щита сидели молча с огорчёнными лицами. Если бы кто-нибудь со стороны увидел их физиономии, то наверняка подумал бы, что дети вот-вот разревутся. Одно лишь посвящение в рыцари не даёт ещё закалки и мужества.

Молчание прервала Данка.

— Знаете что? Давайте поиграем так: представим себе, будто мы уже нашли Тройной Клад. И пусть каждый скажет, что бы он сделал, если бы завладел кладом.

— Я бы велел маме ежедневно подавать на обед конфеты… — неожиданно быстро принял решение Андрейка. — И чтоб были жучки…

— На обед? — удивилась Кристя.

— Нет! Для коллекции. И чтобы папа не заставлял меня выбрасывать их… Это можно?

— Вполне, — подтвердила Данка. — А я бы велела, чтобы мне кто-нибудь читал самые интересные книжки, чтобы у меня каждый день были пирожные и мороженое с розовым кремом, чтобы у нашей учительницы в школе было поменьше всяких неприятностей, потому что она очень хороший человек, а у неё больное сердце…

— Погоди, — прервал её Здись. — Вот я бы пошёл в магазин и приказал бы дать мне даром настоящий мотоцикл и парусную лодку… И уж тогда бы я всех детей катал… А ещё я велел бы нашей корове, чтобы она давала побольше молока; молоко можно потом продать, а взамен купить разные вещи. Я бы купил, купил… Что ты, Кристинка, нос повесила и ничего не говоришь?

Кристя с трудом повернула голову. Её худенькое личико было в эти минуты бледнее обычного.

— Я бы велела, — начала она очень тихо и удивительно медленно, — чтобы пришли все лучшие врачи мира к моему папе и вернули бы ему зрение. Он знает, что деревья зелёные, что на мне красное платье, однако ничего этого не видит, совсем ничего. Для него всегда ночь.

Из глаз Кристи выкатились две большие блестящие капельки и медленно потекли по щекам.

— Не плачь, — сказал Здись, отворачиваясь к корме. — Я сегодня ночью пойду к этому чародею и поплыву с ним на остров. Возьму с собою новый нож и рогатку. А если найду Клад, то со всеми поделюсь.

Сорока, продолжавшая сидеть на топе мачты, раскрыла было клюв, но в последнюю секунду сдержалась и не застрекотала, чтобы расслышать слова Данки.

— Я пойду, Здись, с тобою. Я большая и сильная. Выберусь из дома потихонечку. А когда вернусь и папа будет сердиться, объясню ему всё. Он наверняка скажет, что я хорошо поступила. И порадуется. Потому что если будет у меня Тройной Клад, то я прикажу, чтобы солдаты разрядили все атомные бомбы, посадили империалистов в тюрьму и чтобы был мир. Папа, ей-ей, очень будет доволен.

— И я вместе с вами. Наверно, и я пригожусь, — Кристя стёрла остатки слёз рукой.

— А я возьму с собой самого большого жука. Если кто-нибудь захочет сделать нам зло, то я натравлю на него жука, и он его загрызёт.

— Мы все вместе поплывём на «Сарданапале».

— Вчетвером мы никому не поддадимся.

— Даже если получим по шее, то не беда. Когда все вместе, то не так больно…

— Только никому ни слова, а то могут нас не пустить.

— Ни полслова!

— Ни мур-мур…

— Ой, ой! Кажется, к нам бегут.

На берегу, между ветвями деревьев, замелькали разноцветные купальные костюмы и трусы.

— Ребята! — позвал папа Андрейки. — Давайте купаться! Прыгайте в воду!

— Сделаем вид, что ничего не произошло, — шепнула Данка и первой спрыгнула через борт в озеро.

Фонтан прохладных брызг обрушился на бот. С весёлым писком, словно горох, посыпались в воду и остальные.

Мачта слегка закачалась, и снова никто не заметил, как Сорока, разрезая воздух крыльями, полетела в сторону дома.

Не прошло и десяти минут, как она выстукала на моей пишущей машинке таинственное письмо:

ЮЧОН ИДИ АН ГИРЕБ.

ГЛАВА VI,

которая, вначале хотя и невесёлая, кончается, однако, выходом Рыцарей Серебряного Щита навстречу Большому Приключению

Бывает в жизни так, что человеку удивительно везёт во всём. Нежданно-негаданно приходит Удачный День. Встаёшь утром с постели и сразу попадаешь ногами в туфли, которые обычно какая-то неведомая сила разбрасывает ночью в разные стороны и прячет в самые дальние углы. Складывая книжки в портфель, перед тем как пойти в школу, вдруг найдёшь запропастившийся куда-то неделю назад перочинный нож. На завтрак мама подаёт только что сваренное малиновое варенье, потому что оно «немного не вместилось в банку, а для другой банки его мало». Выходишь из дому и тут же попадаешь в нужный тебе трамвай, а если ты живёшь в деревне, — то встречаешь пустую повозку, едущую как раз в сторону школы. И тогда ты можешь быть уже совершенно уверен, что учитель спросит тебя именно о том, что ты знаешь лучше всего, что, играя в футбол, ты не загонишь мяч в собственные ворота, что кто-то из дружков вдруг даст тебе билет в кино на великолепный приключенческий фильм. Правда, ведь бывают такие дни?

А бывают и другие. Они начинаются с того, что шнурки у ботинок вдруг сплетаются, как змеи, в такие клубки, которые распутать просто невозможно, потом вдруг исчезает куда-то самая необходимая книжка, а во время мытья мыло назойливо лезет тебе в глаза и выскальзывает из рук прямо в кастрюлю с молоком. На завтрак подают шпинат и кашу по-краковски, а в школе учитель упорно допытывается, сколько будет 7x8, но ты, хоть убей, никак не можешь вспомнить: 56 или 64?.. В таких случаях говорят: Неудачный День. Я знаю даже таких, кто причину неудач видит в разбитом зеркале, чёрной кошке, перебежавшей дорогу, кто вспоминает, не пятница ли тот день и не тринадцатое ли число…

Если же разумно рассудить, то всё это — лишь дело случая. Один раз — удача, другой раз — нет; раз человеку повезёт, в другой раз — не повезёт. Густав Морцинек, этот очень симпатичный и мудрый польский писатель, говорит, что жизнь похожа на ломтик хлеба, неровно помазанный маслом: попался тебе сухой кусок — ешь с улыбкой дальше и доберёшься, наконец, до масляного места…

Я вижу уже возмущение на лицах моих читателей. Вы, наверно, недовольны, что я болтаю о разных общих проблемах нашей жизни и ничего не говорю о том, что же поделывают Рыцари Серебряного Щита. Не сердитесь, порою не вредно немного и пофилософствовать. Впрочем, я уже кончил и возвращаюсь к нашим героям.

С наступлением вечера жарища немного спала. Тени вытянулись и спокойно отдыхали в траве. За овином, у края картофельного поля, в густых зарослях широколистого подорожника, огромных лопухов и краснеющего уже конского щавеля, четвёрка сорванцов собралась на совет. Ребята присели на корточки и, оглядываясь по сторонам, начали шептаться.

— У меня есть ножик и рогатка. Я набил карманы хорошими круглыми камешками, — докладывал Здись. — Однако толку мало. Отец едет за сеном и, наверно, возьмёт меня с собой — помочь ему сгребать.

— А мы должны сегодня мыться в большом корыте. Тётя уже воду греет, — печально сообщила Кристя. — И после мытья — прямо в постель.

— Хуже всего то, что нет «Сарданапала», — добавила Данка. — Оба папы — мой и Андрейки — поплыли куда-то по озеру. Как только поужинали, так сразу взяли паруса — и поплыли.

— А если меня мама увидит, то закричит, поставит в угол и не выпустит больше. — Андрейка встал, повернулся и, в доказательство своих предчувствий, показал на штаны.

Светлые, только что отутюженные брючки были сзади совершенно черны от прилипшей к ним смолы.

— Где это ты так вывалялся?

— А я сидел на будке Азора. Солнце нагрело толь, и я чуть не приклеился. Едва слез с будки.

Печально глядели ребята друг на друга.

— Что же делать?

— Может, помолимся? — предложила Кристя.

— Можно, — согласился Здись. — Только поможет ли это?

— Как крем от веснушек, — буркнула Данка… — Война будет.

— Война?

— Ну да. Ежели мы не найдём Клад, кто тогда даст приказ империалистам, чтобы они уничтожили свои атомные бомбы?

— И конфеток на обед не будет… Нехорошо..

— А может быть, уже сейчас убежать? А? И спрятаться до вечера?

— Начнут искать и всё равно найдут.

Отчаяние, чёрное, как сажа или смола, а скорее, как сажа и смола, вместе взятые, начало овладевать мыслями ребят. Данка от злости вырвала с корнями большущий подорожник. Песок посыпался на низко пригнувшегося Здися.

— Ты гляди! Чего сыплешь? — сердито проворчал он.

С другой стороны сарая послышался стук копыт, скрипнуло дышло, забренчали брошенные в телегу вилы.

— Здишек! Здишек! — раздался зычный мужской голос.

Здись выпрямился, махнул безнадёжно рукой и, поддерживая набитые камнями карманы, побежал вдоль сарая.

— Здишек!.. Что за мальчишка! Куда он запропастился?! — Чувствовалось, как сильно он запыхался.

— Кричу тебя, кричу. Никак не дозваться.

— Ладно. Я уже сажусь. Можно ехать.

— Куда влез? Слезай с телеги! Мать сегодня со мной поедет. Будем брать сено аж на восемнадцатом километре.

— Батя… Тихо! Возьму тебя в другой раз. Как сварится картошка, потолки и дай поросёнку.

— Хорошо, папа.

— Да веди себя здесь, Здишек, хорошо. Завтра куплю тебе крючок на щуку. Ну, поехали, мать… Но-о-о-о!..

Послышался свист кнута и скрип колёс.

— Здорово повезло Здисю, — шепнула Данка, однако, она так и не дождалась ответа Кристи, потому что откуда-то сверху, будто с крыши сарая, раздался громкий голос:

— Данка, Кристя! Девочки! Быстро домой! Вода стынет.

— Сейчас идём!

Обычно они мчались наперегонки: та, которая вымоется первой, будет иметь возможность почитать ещё книжку. Но сегодня Данка и Кристя плелись к дому медленно, не спеша; за ними следом брёл и Андрейка, прикрывая зад большим листом лопуха. Ему очень не хотелось идти домой, однако сидеть одному в траве тоже было неинтересно.

— Ты попробуй войти боком, — советовали ему девочки. — Сними сразу брюки и надевай пижаму. Если до завтра ничего не заметят, то мы прикажем, чтобы тебе их выстирали.

— Прикажете?

— Ну да. Ведь Здись привезёт Тройной Клад.

Девочки остановились на лестнице и стали прислушиваться: удастся ли Андрейке его стратегический манёвр? Но уже через минуту раздался отчаянный крик:

— Что ты натворил? Негодник ты этакий, грязнуля, пачкун паршивый!..

— Влип всё-таки, — сказала, печально вздохнув, Кристя. — Любую проделку можно утаить, но штаны не скроешь.

— Похоже на то. Увы… — тоже вздохнула Данка, и обе начали взбираться по крутой лестнице.

Возле дверей они приостановились, набрали полные лёгкие воздуха и ворвались в комнату, точно разгорячённые быстрой скачкой лошади.

— Где вы столько времени пропадали? Ползёте, как черепахи.

— Почему же? Разве, мамочка, ты не видишь, как мы торопимся?

— Очропимся, — подтвердила Кристя.

— Вижу, вижу. Даже самых старых улиток перегнали. А ну, быстро раздевайтесь.

— Так рано? — Данка изобразила на своём лице крайнее удивление. — Ведь ещё только половина восьмого.

— Сегодня будете мыться полностью. Видите, сколько воды приготовлено.

— А ноги тоже?..

— Тоже!

— Целиком или только до колен?

— Целиком… Кристя, нагнись ниже, а то всю стену устряпаешь зубной пастой… Данка, возьми мочалку и три колени как следует…

— Хорошо, мамочка. Я уже последнюю ногу мою.

— Как это — последнюю?

— Первую уже вымыла, а теперь последнюю.

— Ах, вот оно что! А я думала, что у тебя по меньшей мере десять…

— Почему? Ты же училась в школе и знаешь, что у человека всего две ноги. А у тебя ноги не болят?

— Немножко. Почему ты спрашиваешь?

— Потому что думала, может быть, ты пойдёшь на прогулку.

— А ты чего хочешь: чтобы я пошла или чтобы осталась?

— Я тебя очень люблю.

— Я тебя тоже люблю, но ты уже такая большая, что можешь остаться и одна. Да вас, к тому же, двое: ты и Кристя…

— Да, мамочка, мы ничего не боимся. Ты должна знать об этом. Даже дьяволов мы не боимся… Криська, ты что щиплешься?

— Спокойно, девочки. Данка, не дерись.

Из углов комнаты, из-под кроватей, из-за шкафа уже вылезали сумерки, и поэтому никто не видел, как обе почтенные четвероклассницы показали друг другу язык.

С улицы кто-то позвал:

— Бася! Ты готова?

— Сейчас выхожу, — ответила мама Дануты и строго сказала девочкам: — Вымойтесь хорошенько и — в кровати.

— А папа вернулся? — спросила Данка, которая сразу узнала голос отца.

— Вернулся.

— Почему?

— Потому что на озере нет ветра.

— Куда вы пойдёте?

— В клуб. Потанцевать.

— Скоро вернётесь?

— Нет, не скоро. Не приставай. Спокойной ночи, девочки!

— Спокойной ночи! Спокойной ночи! — радостно воскликнули обе и с воодушевлением бросились прощаться.

— Осторожнее! Куда суёте свои мокрые лапы? Разольёте воду!.. Девчонки, да вы что, с ума посходили, что ли?

— Посходили! Посходили! — счастливо пропищали Данка и Кристя.

Мама Дануты закрыла за собою дверь, из-за двери ещё раз пожелала спокойной ночи и сбежала по лестнице.

Данка и Кристя, оставляя мокрые следы на полу; скользнули к окну, присели, высунув из-за подоконника только намыленные щёки, любопытные глазёнки и уши.

Вот взрослые показались из-за угла.

— Вообще-то говоря, надо было бы снять паруса и отнести их в сарай, — без особого энтузиазма предложил папа Андрейки.

— Да бросьте вы. Снова будем вас ждать…

— Сейчас пойдём потанцуем, а когда вернёмся, может, еще и поплаваем…

— Как бы ветер не налетел…

— Яхта стоит в бухте, кругом — деревья. Ничего с нею не случится.

Голоса становились всё тише и тише, темнота растворяла силуэты, обволакивала мутной серостью наступающей ночи. Под липой вдруг громко закудахтала курица.

— Что она там делает? — удивилась Кристя, высовывая голову в окно. — Цыпочка, цыпочка, цып, цып, цып!..

— Чего дурака валяешь? — прошептала «курица». — Это я, Здишек. Сигнал вам даю. Быстро собирайтесь, а то сейчас Луна взойдёт.

Обе девочки подскочили, как ошпаренные. Верно! Нужно торопиться.

— Я уж не буду мыть ноги. И так всё равно запачкаются.

— Не пачкай полотенце мылом!

— Выливай воду!

— Прячь мочалку!

— Надеть плащ?

— Не надо. Тепло. Захвати бинокль.

— И резиновый круг возьмём. В случае чего…

— Заверни в газету кусок колбасы и хлеба.

— Мне не хочется есть.

— Но может захотеться. А не захочется — так дадим Твардовскому. Он, наверно, не ел на Луне колбасу, потому что там нет ни свиней, ни колбасных лавок!..

— Хорошо. Дадим ему, и тогда уж он не исчезнет.

— Почему?

— Да потому, что, кто съест колбасу, тот уже не сможет наколбасить. Ты слышала, чтобы кто-нибудь колбасил с колбасой?

— Нет…

— Ну так вот… Застегни мне сандалии, а то из-за этого круга мне не нагнуться.

— Так сними его на минуту…

За окном снова нетерпеливо закудахтала «курица»:

— Ко-ко-ко-ко, ко-ко-дак! Коко-дак!

— Разошёлся, будто яйцо снёс. Ну, ты готова?

— Готова.

— Тогда побежали.

Они выскочили на лестницу, хлопнув дверьми. Мигом слетели вниз, выбежали из сеней на двор. Здись привязывал длинную верёвку к ошейнику Азора.

— Чтобы не сбежал, как вчера, — пояснил он. — Может нам понадобиться.

— А где Андрей?

— Сейчас придёт. Мать у него штаны отобрала. Пришлось мне ему свои одолжить.

Скрипнула дверь, ведущая в сени, и показалась странная фигура без ног.

— Чудеса уже начинаются, — пискнула Кристя.

— Ещё нет, — возразил безногий человек голосом Андрейки и подошёл ближе.

Девочки внимательно поглядели на него и прыснули со смеху. На мальчугане была белая трикотажная рубашка, руками он прикрывал голый живот, а чужие штаны на длинных лямках свисали у него до пяток.

— Давайте помогите мне, — серьёзно попросил он. — Надо связать эти лямки сверху.

Так и сделали, и Андрейка принял более или менее человеческий вид.

— Не очень здорово сидят на тебе эти брюки, — сокрушённо вздохнула Данка.

— Не беда. Зато ему теперь можно дать по крайней мере лет шесть, — вмешался Здишек. — И это хорошо. Потому что младенца никто не испугается… Ну, пошли?

— Пошли, — решительно сказал Андрейка и, гордый похвалой, добавил: — Бинокль я взял и жучков в коробке тоже. Теперь я ничего не боюсь. — Тогда двигай первым.

— Нет, ты с собакой иди первым.

— Хорошо. Только, гляди, не потеряйся.

Когда они вышли за калитку, Данка, поразмыслив, предложила:

— Может, привязать Андрейку к Азору? Тогда оба уже не потеряются.

— Правильно. И у меня руки будут свободны, — тут же поддержал Данку Здись.

Андрейка не сопротивлялся. Его обвязали верёвкой вокруг пояса и туго затянули узел.

— Я собачек тоже люблю, — Андрейка погладил Азора по голове и крепко взял его за ошейник.

ГЛАВА VII,

в которой Рыцари Серебряного Щита знакомятся с Канцелярией дьяволов и подписывают Адское обязательство

Они остановились перед развалинами старого дома. Сегодня эти руины совсем напоминали собой замок. Луна ещё не взошла, и труба была похожа скорее на толстый кирпичный столб.

— Подождём здесь или полезем?

— Полезем, — отдав приказ, Здишек первым двинулся по разбросанным всюду кирпичам, поднялся по ним наверх и, наклонившись, заглянул в середину. Перед ним чернела широко раскрытая пасть печи.

— Ничего не видать, — услышали девочки его странно изменившийся голос, и в это мгновение Здись вдруг исчез, словно сквозь землю провалился.

Данка охнула, Кристя тихонько пискнула, а Андрейка немного даже попятился назад. Он присел на камень и сказал:

— Пусть он там всё уладит, а мы лучше тут подождём…

Но не успел ещё он кончить, как раздался короткий свисток. Азор рванулся вперёд, вслед за ним — привязанный Андрейка, и оба очутились в печи.

— Эй, Андрейка, ты куда бежишь? — крикнула Данка, бросаясь в погоню.

— Туда, куда и собака, — долетел будто из-под земли его голос. — Я сильно к ней привязан.

Данка соскользнула по кирпичам следом за мальчишками.

— Не оставляйте меня одну! — испуганно вскрикнула Кристя и грохнулась на спину Данки.

— Осторожнее!

— Подвинься-ка немного.

— Перестань лизаться.

— Это не я! Это Азор…

— А чья это нога?

— Наверно, моя…

— Убери её куда-нибудь вбок.

— Вчера здесь просторно было, я даже танцевала. А сегодня никак всем не поместиться.

— Вчера нас сюда привёл волшебник. Я сама видела, как пан Рамигани в этакую небольшую коробку посадил пять гусей…

— Сегодня тесно, потому что вы перетрусили, — сердито огрызнулся Здись, растирая шишку, вскочившую у него на лбу. — Андрей свалился прямо мне на голову.

— Я ничегошеньки не боялся и потому храбро прыгнул.

— Храбрый… — бурчал Здись. — Чуть Азору голову не оторвал, так упирался ногами…

— Я боялась, что одна останусь там, на дворе… — честно призналась Кристя.

— Все мы струхнули. Это только мальчишки вечно пыжатся, как индюки, — авторитетно заявила Данка. — Не боится лишь тот, кто ничего не понимает, кто думать не умеет. Дурак и в самом деле ничего не боится. Только надо уметь страх-то свой упрятать, не позволить ему командовать тобой. И тогда действительно будешь храбрым. Потому что отвага… отва… Послушайте, тут кто-то ползает по стене и сыплет что-то на нас.

— В самом деле?

— А вот он! Держу! Помогите-ка, хватайте…

— Что это?

— Не знаю. Длинное и лохматое.

— Погоди, это прикреплено.

— Двигается. Держи!.. К чему прикреплено?

— Знаю — к Азору. Это его хвост.

— Хвост?!

— Ну да. Он машет хвостом и сметает сажу нам на головы. А ведь мы сегодня мылись. И головы мыли. Если мама нас увидит, то, думаю, не обрадуется.

— Покажем ей Клад.

— Ещё бы! Время бежит, а мы здесь сидим. Сидим — и всё.

— Где этот Твардовский?

— Наверное, где-нибудь тут. Надо его позвать.

— А как нужно звать волшебника?

— Откуда я знаю… Пан Твардовский!.. Товарищ Твардовский! Гражданин Твардовский!

Тишина. Только глухое короткое эхо откликается в трубе. Словно бы немного посветлело. Можно разглядеть овальные очертания морды, раскрытую пасть и глаза Азора.

— Не откликается. Может быть, он уже куда-нибудь выехал?

— А может, его и вовсе не было.

— Луна взошла. Смотри, как синё стало кругом. — Здись показал на отверстие в своде, прикрытое голубым небесным платком и несколькими словно вышитыми на нём звёздами.

Ребята глядят вверх, и вдруг сразу делается как-то свободнее, просторнее…

Раздвигаются в стороны стены хлебной печи, свод выгибает свою спину. Видно, настоящая сказка не может обойтись без Луны и звёзд…

— Может, его нужно вызывать заклинаниями? — предлагает Кристя. — Как это он говорил?.. Как На Носе, Когель-Могель.

В дальнем углу, под трубою, что-то шевельнулось, зевнуло, и ребята услышали знакомый голос:

— Кто это там передразнивает меня? Хакодосе, Омогель… А, это ваши светлости?.. Бью челом… Бью челом… Простите меня, что разоспался. Через минутку буду готов… — Твардовский встал, хлопнул в ладоши и крикнул: — Эй вы, черти-прислужники, быстро сюда!

В трубе засвистело, вокруг чернокнижника замелькали мохнатые тени, окружили его мерцающим неровным кольцом.

— Гей, черти! — покрикивал на них Твардовский. — Чистить, гладить, блеск наводить… Плесните мне воды на лоб, чтобы окончательно очухаться… Дайте мне гарнец водки, да покрепче.

— Поглядите, — шепнула Кристя. — Он моется без мыла и зубы даже не чистит.

— Грязнуля и пьянчужка, — подтвердила Данка. — Только что встал и сразу пьёт водку.

— Это он перед ночной сменой подкрепляется. Хочет опохмелиться, — пояснил Здись. — Как рабочие на лесопилке… Только лучше было бы, если бы он закусил, а то уж очень быстро назюзюкается.

— Прошу вас, — Данка протянула Твардовскому завёрнутый в бумагу пакет. — Здесь вот колбаса, на закуску.

Слова Твардовского, однако, заглушили черти, которые начали кого-то ловить на своём хозяине и маленькими молоточками разбивать на серебряных наковальнях. Ребята смотрели на это с удивлением.

Наконец Данка не выдержала и, сложив ладошки трубочкой перед ртом, крикнула, стараясь перекричать неумолчный грохот:

— Что они толкут?

— Блошек, — ответил чернокнижник.

— У вас есть блохи?!

— Нет. Были. В прежние времена даже у королей были блохи. А мои вымерзли на Луне.

— Так зачем же они бьют? Надо ДДТ посыпать, это порошок такой…

— Они бьют затем, чтобы традиция в народе не угасла. Так делали отцы наши, и так нам следует делать…

— Пан Твардовский! — крикнул Здись. — Если из-за этих дурацких традиций мы так долго будем выбираться, то у нас кто-нибудь Клад из-под носа утянет.

— Черти, пошли вон!

Чернокнижник топнул ногой, и сразу всё утихло, успокоилось.

— Ты прав, — сказал он. — Сейчас я погляжу на Луну, и тогда мы будем знать, сколько времени осталось до полуночи.

— Два часа и сорок две минуты, — быстро подсчитала Данка, посмотрев на свои часы.

Твардовский удивился, склонил голову над зеленовато светящимся циферблатом, долго наблюдал за секундной стрелкой и, выпрямившись, наконец сказал:

— Прекрасная и разумная машина. В мои времена ни милостью божею царствующий Сигизмунд-Август, ни епископы, ни магнаты такой не имели. А какие они маленькие, плоские, и на руке так удобно их носить!..

— Прошу вас, — Здись потянул Твардовского за рукав. — Время летит, а на Могиле часто разбивают свой лагерь байдарочники. И они могут выкопать Клад, оставив нас с носом. Я сам видел два шатра…

— А воинственное это племя? Из татар оно или из казаков?

— Разные люди — из Варшавы, из Кракова, из Вроцлава..

— Грабят? Палят?

— Палить-то палят, а вот чтобы грабили — этого нет. Бывает, правда, что корову на пастбище выдоят или картофель подкопают…

— И много они деревень спалили?

— Деревень?!. Они только папиросы палят да костры жгут… Однако пошли же, наконец. Время дорого…

— До петухов ещё далеко…

— Какое мне дело до петухов? Я должен успеть вернуться, пока отец не приехал с сеном. А то иначе угостит ремнём.

— Разумеется. Дело серьёзное, — буркнул Твардовский. — В таком случае сейчас начинаем.

— Пошли. Лодка стоит на берегу.

— Минутку, ваши светлости. Сперва подпишем одну бумажечку. Одно обязательство, цирограф…

— Цирограф? Не понимаю…

— Цирограф — это соглашение, договор, — негромко пояснила Данка. — Помнишь, он рассказывал, как его отец подписал такую штуку… Лучше ничего не подписывать. Прошу вас, пан Твардовский… Мы не хотим подписывать.

Было, однако, уже слишком поздно. Голос Данки утонул в шуме, скрежете и свисте.

Через трубу, один за другим, вваливались рогатые черти. Из толстых сумок они вынули надувные конторки. Расселись за ними рядами, всюду разложили бумаги. Каждый держал в высоко поднятом хвосте адскую печать и слегка покачивал ею из стороны в сторону. Выпученными глазами черти глядели на ребят.

С усмешкой на лице Твардовский очертил рукою в воздухе полукруг.

— Вот канцелярия чёрта Боруты, который назначен чрезвычайным посланником Люцифера в Польше. Позвольте, друзья, я вам представлю и остальных: чёрт Фарел — мастер по полётам на Лысую Гору, черти Диабелюс, Опес, Латавец, Одменец, Розват и Оркиус — специалист по клятвам, Хараб — одноглазый охотник, Стройнат, который подговаривает людей одеваться в роскошные одеяния; Кердос, Щебиот, Щмешек, Венсад; Козыра, который ведает карточными играми, и Коффель со своими четырьмя помощниками — он поставлен над всеми пьяницами..

Во время этой длинной речи Твардовского черти поочерёдно вставали, кланялись, а некоторые из них даже добродушно и глупо гоготали.

Ребята пришли в себя от охватившего их испуга и удивления, а Здись спросил:

— Значит, на пьяниц целых пять дьяволов приходится?

— А как же, а как же, — подтвердил Твардовский. — Коффель — предводитель, а с ним Гайдаж, Гала, Илелю и, Полелю… Одному Коффелю в Польше не управиться с делами. Работы и так по самые рожки… Верно?

Черти кивали головами, как марионетки в кукольном театре, но в разговор не вступали.

— Гей, кто там пишет цирограф?

Из-за конторки выскочил Оркиус, специалист по клятвам, и с огромным рулоном бумаги начал скакать от одного чёрта к другому. Черти задирали ноги, будто какие-нибудь важные персоны, и, обмакнув копыто в красные адские чернила, с размаху ставили ими буквы на чёрной бумаге. Шум и гам поднялся отчаянный. Когда Оркиус положил перед ребятами написанную бумагу, они вздохнули с облегчением: наконец-то воцарилась тишина. Ребята медленно разбирали вкривь и вкось напечатанные стихи-клятву:

Клад найду —
и чёрту душю
Я на год
отдам послушьно…

Воспользовавшись тем, что утомлённые работой черти, посапывая, отдыхали, а Твардовский перебранивался из-за чего-то с Оркиусом, наши Рыцари Серебряного Щита устроили летучку.

— Если ничего не подпишем, то Клада нам не видать, — сказал Здись. — Я бы всё-таки рискнул…

— Отдать душу дьяволу — это ужасно. Да они ещё написали слово «душу» через «ю»… — сокрушалась Кристя.

— Вот это-то и хорошо. Видать, черти в орфографии не сильны, — прошептала Данка. — А соглашение, написанное с ошибками, силы не имеет, оно недействительно. И мы подпишемся под ним тоже с ошибками…

— Мне будет трудно, — вступил в разговор Андрей-ка. — Но если поможете, — напишу. А кто же за Азора распишется?

— Он сам. Приложим к бумаге его хвост, а он словно бы невзначай махнёт им — и всё замажет… Ты согласен, Азорка?

Пёс негромко заворчал и подал лапу в знак согласия. Черти по-прежнему сидели на своих местах, обмахиваясь кончиком хвоста, а Твардовский продолжал выпытывать у Оркиуса:

— Так, выходит, гусиных перьев у вас совсем уже нет?

— Только для подписи документов. А вообще, мы всё печатаем. У каждого на копыте вырезаны буквы, вот он ими и стукает по бумаге. Только несправедливо это… У Диабелюса, к примеру, «ъ» и «ы» — и он почти всегда отдыхает. А у меня — «а» и «о» — так я с ног сбиваюсь, столько работы.

— Позвольте, — вмешался Здись. — Мы вот тут в очереди стоим, ждём, чтобы поставить свои подписи. Скажите, пожалуйста, нужны какие-нибудь справки, удостоверения личности или и без них можно?

— Можно, можно… Дайте сюда перо! Живо… — Твардовский вдруг схватился за голову. — Я думал, что вас придётся околдовывать, уговаривать..

— Нет, нет! Нам поскорее нужен Клад. — Данка взяла у Оркиуса из косматой лапы перо и расписалась размашисто, немного наискось:

<илл. потеряна>

Андрейка переложил коробку с жуками в левую руку и, высунув кончик языка, аккуратно вывел печатными буквами:

<илл. потеряна>

Кристя вздохнула и поспешно нацарапала меленько-меленько:

<илл. потеряна>

не заметив, что проглотила одну букву.

— Ну, теперь ещё мы вдвоём, — Здись взял в руку перо и притянул Азора за ошейник.

Когда он уже написал своё имя, пёс заглянул ему через плечо, схватил зубами гусиное перо, и в подписи получился удивительный зигзаг, а потом — и клякса:

<илл. потеряна>

Чёрт выхватил цирограф и спрятал его за спину.

— Ещё Азор! — воскликнула Данка.

— Не нужен. Согласно имеющимся у нас предписаниям, у него нет души, — ехидно рассмеялся Оркиус, сел верхом на свою конторку, как на коня, и стиснул её коленями. Сзади у конторки открылся клапан, из него вырвалась струя воздуха, и чёрт, словно на реактивном самолёте, вылетел через дыру в стене.

После этого черти, завывая и свистя, стартовали один за другим. Последний из них, Фарел, задира и хвастун, проделал сложную фигуру высшего пилотажа тут же над трубой и ушёл ввысь. Сквозь отверстие в своде хорошо было видно, как черти выстраиваются по звеньям, из звеньев составляются эскадрильи, и затем тремя эскадрильями улетают в глубь ночи, ловко минуя рефлекторы лунных лучей.

— Больше восьмидесяти километров в час не выжимают, — шепнула Данка Здисю. — Обыкновенный «кукурузник» легко их перегонит.

— Может быть, в Америке уже есть скоростные дьяволы, — тихо ответил Здись и добавил громко, чтобы все слышали: — Теперь-то уж нас, думаю, ничто не задержит. Пойдёмте же, в конце концов, за этим Кладом!

ГЛАВА VIII,

в которой Рыцари Серебряного Щита и пан Твардовский плывут по озеру на «Сарданапале» и находят Тройной Клад на вершине острова Могила

— Пошли, пошли! — согласился чародей и первым направился к выходу.

В лицо пахнуло ароматом мокрой зелени. Путешественники свернули в сторону озера и начали спускаться по отлогому лугу, обходя кротовые пирамидки, попадающиеся на каждом шагу.

— Вы хорошо знаете место? — спросил Андрейка, таща за собой Азора. — Чтобы сразу уж туда попасть…

Твардовский приостановился возле куста можжевельника и продекламировал:

— Остров Могила. Вершина. Пять сосен. На север отмерь семь шагов и — вперёд. Над Кладом — из ландышей коврик разостлан. Кто ищет один — ничего не найдёт!

— До семи-то я умею считать… — обрадовался Андрейка. — Глядите-ка под ноги. А то здесь покато и скользко. Как бы вы, пан Твардовский, не поскользну…

Андрейка оборвал речь на полуслове, отчаянно взмахнул руками, пытаясь ухватиться за воздух, и заскользил вниз на спине. Верёвка, связывавшая его с Азором, неожиданно натянулась, и пан Твардовский, налетев на неё, тут же грохнулся наземь.

— Фокус-покус! — воскликнул он, пытаясь за что-нибудь уцепиться руками. Но перепуганный Азор прыгнул вперёд, дёрнул верёвку, и мастер чёрной магии, перевернувшись через голову, кубарем полетел вниз.

— Хватайте! Держите, а то утонут! — Здись и девочки бросились на помощь.

Они съехали по травянистому и мокрому склону, словно лыжники. Притормозили у самой воды и прислушались: не раздаются ли всплески?

Тишина.

Здись и девочки наклонились, пригляделись внимательно к озеру, чтобы рассмотреть на воде круги, расходящиеся в разные стороны. Но вода была гладкой, как зеркало.

— Андрейка! Пан Твардовский! Азор!

Тишина. Вокруг — тёмные кусты ольхи. Вот один из них, низкий и круглый, словно бы шевельнулся, махнул веткой. Ба! Да неужели это ветка? Уж очень похожа она на собачий хвост.

— Данута, включи фонарик!

Свет фонарика вернул «кусту» его подлинные краски и формы. Ребята начали осторожно распутывать ноги пана Твардовского, руки Андрейки, собачий хвост и саблю, прочно замотанную толстой верёвкой.

— А всё же крепкая, не оборвалась, — похвалил верёвку Здись.

— Хорошо, что мы вас нашли, — приговаривала Кристя, распутывая узел, в который сплелись рукав кунтуша пана Твардовского и лямки Андрейкиных штанов.

— Ох, ох, — вздыхал чернокнижник. — У меня в ухе побывала собачья лапа. И сейчас всё ещё кто-то ползает по рёбрам… Ползает и щиплется…

— Это, наверно, мои жучки. Отдайте их немедленно.

Данка снова посветила фонариком, жучков вытащили из-за пазухи, однако пан Твардовский попросил не гасить фонарик.

— Ни огня, ни дыма! Что за лампа! И, говорите, только вон ту пуговку надо нажать?. Удивительно…

Данка переключила стёкла: простое заменила красным, а потом — зелёным.

— И пламенем горит, и изумрудом светит… Что за чары!..

— Пан Твардовский! — прервал чернокнижника Здись. — Если вы будете вот так каждой пустяковиной восторгаться и вздыхать над ней, то мы этой ночью никуда не доплывём. Давайте или сейчас же отчаливать, или вернёмся домой. Выключи, Данка, свет…

— Что ж, поплывём. Я к вашим услугам, — покорно сказал чародей.

В темноте, которая обступила их немедленно, как только был выключен фонарик, никто не заметил гримасы нетерпения, появившейся на лице пана Твардовского. «Конечно, гораздо интереснее было бы поговорить с ребятами об этих изобретениях, чему-нибудь научиться, однако, коль уж речь зашла о Тройном Кладе, надо спешить…»

Здись повёл всех по берегу. Вскоре они вышли к небольшой бухточке. Там, как огромная птица с крыльями-парусами, приготовившаяся взлететь, стояла яхта. Здись, ухватившись за канат, которым она была привязана, подтянул яхту, и лодка, сонно покачиваясь, подползла одним своим бортом к берегу.

— Всем влезать, — последовала команда. — Только сапоги надо снять.

— Снять сапоги? — удивился пан Твардовский. — Как же я буду — босиком, что ли? Не подобает шляхтичу при сабле голые ноги показывать.

Тем временем юные члены экипажа занимали места, вытирая мокрой тряпкой резиновые подошвы сандалий и спортсменок. Азору тщательно обтёрли каждый коготь в отдельности и вымыли хвост, испачканный сажей.

— В сапогах я не пущу на борт «Сарданапала», — повторил Здись, взошёл на нос и ослабил узел буксирного каната. Борт яхты слегка отошёл от берега.

— Погоди, погоди! Уже снимаю! — крикнул Твардовский. — Что за люди! Кипяток! Как это ты сказал? Сардана-пала? А вы здорово знаете всякие заклятия. Сар-да-на-па-ла… Ой, как плохо снимается этот левый…

— А вы зацепитесь шпорой за что-нибудь, — посоветовала Кристя.

— Осторожнее! — крикнул Здись, однако было уже поздно: острые зубья шпоры впились в буксирный канат, рассекли его, и лёгкий ветер начал отгонять яхту от берега.

— Погодите, минуточку!

— Веслом с правого борта, вперёд!.. — подал команду Здись.

— Ав, ав, ав, ав! — в отчаянии надрывался Азор.

Ничто не помогало. Шелестели ветви ольх, среди которых мачта пробивала себе дорогу к свободе, расширялась полоса воды между яхтой и берегом.

— Я теперь уже ничего не смогу сделать! — крикнул Здись в сторону Твардовского. — Мне не хватает маневровой скорости, руль не слушается. Подождите немного, сейчас я вернусь за вами.

— Зажгите фонарик! — крикнул в ответ Твардовский. — Быстрее, быстрее… — Данка лихорадочно нажимала на металлическую кнопку, однако, как назло, свет не зажигался. — Быстрее…

Наконец фонарик сработал. Кружок света лизнул тёмные широкие листья.

— Сюда светите! Ближе, вот на этот пенёк. Хорошо. А теперь, сто сарданапалов, не шевелите фонарём, не двигайте его с места и не гасите.

Держа в обеих руках по сапогу со шпорами, Твардовский потрогал босой ногой лучи света, бегущие от карманного фонарика, проверил, не сильно ли они прогнутся под его тяжестью, и двинулся по ним к яхте.

— Отличные! — похвалил он. — Крепче и гораздо удобнее, чем от восковой свечи.

Твардовский был уже почти у самого борта яхты, когда Данке вздумалось направить свет чуть ниже; она шевельнула фонариком, и свет несколько раз мигнул. Твардовский зашатался, и, если бы не руки детей, пришедших ему на помощь, он наверняка грохнулся бы в воду. Левый сапог, который выскользнул у него из руки, ребята тут же выловили, вылили из него воду и поставили у борта, чтобы высох.

— Это не моя вина, — оправдывалась Данка. — Этот паршивый фонарик либо никак не зажечь, либо не погасить, либо он сам тухнет. Наверно, какой-нибудь лодырь делал его.

— Хорошо сделал. В мои времена вообще не бывало таких. Самое лучшее, что было, — лампа Аладдина или несколько молний в самых неотложных случаях, да и то лишь к услугам более влиятельного чародея… Почему мы так накреняемся? — испуганно спросил Твардовский.

— Делаем поворот, — ответил Здись. — Да вот мы и снова плывём спокойно. Между прочим, это был не такой уж крутой поворот.

Твардовский сел на дно яхты и осмотрелся. Андрейка и Азор пристроились у самой мачты. Данка несла вахту у левого борта, Кристя — у правого, она что-то крепко сжимала в руке. Верёвки спокойно лежали на палубе, скрученные в кольца, словно ужи.

Над головами путешественников, как белая стена, возвышалось огромное полотнище грота. А со стороны носа — другой, треугольный парус, он поддерживал мачту.

Твардовский перевёл взгляд с паруса на маленькую фигурку Здися, держащего в одной руке какую-то верёвку, а в другой — руль.

— Как, ваша милость, вы думаете, — спросил он, — занесут нас ветры на сей остров, Могилой называемый?

— Сами не занесут, — сунула свой нос Данка, — однако мы доплывём.

— Ещё два раза сменим галс — и будем на месте, — со знанием дела объяснил Здись.

— Что сменим?

— Галс. Теперь у нас ветер с левой стороны, и мы идём левым галсом. А потом сделаем поворот, — чтобы ветер оказался с правой.

— Зачем? — Твардовский снял шапку и почесал в затылке.

— Затем, чтобы плыть против ветра, который дует от острова. Мы двигаемся зигзагами, как человек, который хочет взобраться на слишком крутую гору, а прямо идти невозможно.

— На парусах против ветра? А у вас черти не спрятаны где-нибудь на дне лодки? — Твардовский испытующе оглядел дно и, ничего не обнаружив, продолжал: — Я-только раз плыл по Висле против ветра без вёсел и парусов, зато потом и разговоров было в Кракове — ой-ё-ёй сколько! В мои времена не случалось, чтобы против ветра…

— Прошу прощения, — прервала его Кристя. — Вы, наверно, забыли. Не нужно говорить так плохо о давних временах. Ещё до того, как вы появились на свет, поляки плавали по Балтике, а Колумб доплыл даже до Америки. У вас что, небось двойка по истории была?

— Хм, — кашлянул чародей, — я этого в самом деле… Хм… Действительно, милостивые государи, я не совсем…

Он умолк, поскольку ему не хотелось в глазах детей компрометировать профессоров из Саламанки и Ягеллонского университета в Кракове.

— Внимание! Приготовить поворот через штаг! — Команда Здися вывела Твардовского из задумчивости.

— Готово! — ответили девочки.

— Поворот!

«Сарданапал», послушный рулю, начал разворачиваться влево. За кормой громче забулькала вода. Паруса сникли, хлопнули нерешительно, а потом устремились к левому борту, наполняясь ветром. Твардовский лишь в последнюю минуту успел наклонить голову и пропустить над собой брус, оттягивающий снизу главный парус.

— Так, так, — сказал Здись. — Нужно быть внимательным, потому что бом грота любит стукать невнимательных.

— Бум?

— Нет, бом.

— Бом любит бум-бум по голове, — пояснила Кристя. — Так легче запомнить. Я тоже вначале всё путала.

Твардовский ничего не ответил. Он внимательно глядел на лунную дорожку, которая тянулась по воде за кормой яхты; она бежала в сторону берега, но, разорванная тенями деревьев, гасла, так и не достигнув ни Земли, ни Луны. Может быть, чернокнижнику уже надоели земные скитания? Быть может, ему захотелось вернуться на Серебряный Щит, где он одиноко просидел почти четыреста лет? Кто знает! Как часто зимою мы мечтаем о лете, а в знойные летние дни вспоминаем о морозе; в школе тоскуем по каникулам, а во время каникул скучаем по школе… В воспоминаниях всё становится милее, веселее, лучше, чем было на самом деле. Вот почему взрослые, в особенности люди пожилые, так любят говорить, и очень часто, о «добрых старых временах».

Луна наклонила своё лицо к Земле, плетя из лучей сеть вокруг чернокнижника, силой притягивая его внимание и взгляд. Твардовский упрямо отворачивался в другую сторону; чем дальше было небо от жёлтого круга, тем ярче светили звёзды, тем больше походило оно на озеро — спокойное и тихое. Стало быть, путешественникам не грозили ни бури, ни сильные ветры; что же касается водяных чудищ, то, по всей видимости, они не водились в этих местах.

За спиною чернокнижника вдруг кто-то могуче вздохнул и зашумел с нарастающей силой. Твардовский быстро обернулся, хватаясь за рукоять сабли, и увидел на противоположном берегу стоглазое чудовище с квадратным лбом, из которого рос огромный, совершенно прямой рог. Вздох этот устремился к небу вместе с тёмными клубами дыма. Не было времени получше рассмотреть чудовище, поскольку оно грозно и пронзительно завыло, с каждой секундой всё более и более понижая голос. Твардовский, хоть и был не из трусливого десятка, спрятался всё же под борт и заткнул уши.

Однако, прежде чем он успел поручить душу свою дьяволам и начать молитву богу, что-то толкнуло его в голову и сорвало шапку.

— Пропал я, — вздохнул Твардовский и безнадежно махнул рукой.

Чудовище начало вдруг выть совсем низким голосом, а потом умолкло вовсе.

— Прошу вас, пан Твардовский, — услышал чародей шёпот Кристи, — не пугайтесь. Это ведь просто сирена.

— Сирены? — охнул чародей. — В мои времена они красивее пели.

— Да, а теперь вот рычат, — сказала Данка. — Но здесь только одна фабрика, а в Варшаве как начнут рычать сразу несколько…

— Фабрика? Что это такое? — спросил Твардовский, осторожно выглядывая из-за волнореза. «Чудовище» не двигалось с места, сотнями своих глаз всматриваясь в воду.

— Фабрика — это такое здание, в котором рабочие с помощью машин изготовляют разные вещи..

— На этой, — показывая рукой в сторону берега, пояснил Здись, — выпускают большие щиты из дерева. Для строительства домов… А теперь — внимание: уже подплываем. Сейчас будем делать разворот!

Чернокнижник переждал, пока тяжёлый бом опишет дугу и уйдёт за правый борт, и с любопытством выглянул. Фабрика исчезла из поля зрения, закрытая парусом. А перед глазами появился остров, напоминающий своими очертаниями могилу.

— Значит, этот остров и называется Могилой? — шёпотом спросил Твардовский.

— Да, — подтвердил Здись. — Нам повезло, потому что, кажется, никого сегодня здесь нет…

Остров быстро приближался и с каждой минутой казался всё выше и темнее. В полумраке светлой лунной ночи можно было уже различить ветки сосен, росших на острове. Бот вошёл в их тень. Деревья заслонили ветер, паруса обмякли, нерешительно лопоча, но Здись, воспользовавшись инерцией бота, с разгона вогнал его в заросли прибрежных тростников. Высокие сонные стебли расступались перед носом «Сарданапала», сокрушённо кивали макушками возле самых бортов, словно удивлённые кумушки, и тут же смыкались за кормой, точь-в-точь, как в знойный день толпа на базаре, пропуская грузовик с холодным лимонадом и сосисками.

— Меч — вверх! Все разом! — крикнул Здись.

Твардовский выдернул саблю из ножен, изготовился нанести удар, но не мог обнаружить врага. С удивлением смотрел он, как обе девчонки и Андрейка возились с куском стали, выкрашенной в оранжевый цвет.

Под дном лодки зашуршал песок.

— Меч — брось!

Ребята отскочили, стальной шверт-меч впился в дно, резко тормозя ход.

Твардовский стоял посредине лодки, нерешительно размахивая своей саблей.

— Кому мы сдаёмся? Кому уступаем? Я не брошу оружие…

— Уберите-ка, пожалуйста, свою саблю, — сказала Кристя. — В мореходных науках, видно, вы не сильны. Однако сейчас надо искать Клад, и мы во всем готовы слушаться вас.

— Да, именно так, — важно произнёс Здись. — Яхта достигла берега, поэтому я передаю теперь командование вам.

— Пошли, пошли! — Данка поглядела на часы. — Время бежит. Уже поздно. Андрейка!.. Андрей!

Из-под мачты долетел тяжёлый вздох.

— Что случилось? Вставать? Так ещё же темно! — ничего не понимая, бубнил малыш.

Азора тоже нигде не было видно. Только из дальнего угла, из-под палубы в носовой части яхты, долетало грозное урчание.

— Глупый псище! Наверно, нашёл какую-нибудь тряпку и дерёт её зубами. Оставим их обоих в качестве арьергарда, — посоветовал Здись.

— Хорошо, оставим, — согласился Твардовский. — Клад могут искать только Рыцари Серебряного Щита. — Он надел сапоги и, высоко подняв саблю над стриженой головой, скомандовал: — За мной, милостивые государи и государыни!

Они взгромоздились на борт и, как пиратский десант, соскочили потом с борта на берег. Ребята по шею утонули во влажной траве, но чернокнижник, которому заросли едва доходили до пояса, двинулся широким шагом вперёд, в сторону вершины. Ребята побежали за ним, прокладывая в траве узкую тропку, наступая друг другу на пятки. И Здися, и девочек охватило странное беспокойство, они испытывали нетерпение и желание поскорее добраться до цели. Они были уже на пути к Кладу, Тройному Кладу! Через несколько минут им предстояло найти нечто такое, что даст им власть над всеми людьми. Другие учатся долгие годы, работают от темна до темна, в тяжком труде добывают деньги и славу, а им вон как повезло. Они стали Рыцарями Серебряного Щита, подписали цирограф, который, по всей видимости, не будет иметь никакой юридической силы, раз он содержит ошибки, и скоро завладеют Кладом.

Трава стала ниже, начался подъём по крутому склону, между соснами. Мокрые сандалии скользили по устилавшей землю хвое. Первой упала и поехала вниз Кристя. Следом за ней заскользила и Данка. Здись споткнулся о корневище и больно ударился коленом, однако никто не обращал на всё это никакого внимания, никто даже не пожаловался.

— Остров Могила… Вершина… Пять сосен… Хакодосе, Веолим, Камерон… — бормотал Твардовский, шагая впереди всех.

Он первым добрался до вершины. Там приостановился. Сквозь стволы сосен было видно покрытое лёгкой рябью и освещенное Луной озеро. Нежный ветерок освежал вспотевшее лицо чернокнижника.

Твардовский услышал за своей спиной чьё-то сопение; кто-то лез в гору, тяжело дыша. Чародей свернул вправо, и минуту спустя очутился на самой макушке острова Могила. Пять сосен стояли одна возле другой. Обнявшись ветвями, они сверху смотрели на Твардовского и на маленькие фугурки бегущих к нему ребят.

— …Вершина… Пять сосен… На север отмерь семь шагов — и вперёд!.. Орель, Омогель, Турмило… — призывал Твардовский на помощь бесовские силы, начиная отсчитывать семь шагов.

Но тут Здись, вынырнув из темноты, не сумев остановиться, подвернулся ему под ноги и сбил счёт.

— Куда прёшься, пострел? — крикнул мастер чёрной магии.

— А ты куда лезешь, усач?!

Они бросились друг на друга с кулаками, но тут оба заметили, что Данка отмеривает шаги в другую сторону.

— Ты куда? — воскликнули разом Твардовский и Здись.

— На север! — сердито ответила Данка. Чернокнижник и Здись посмотрели на небо: оказывается, они и в самом деле из-за спешки приняли крайнюю звезду Большой Медведицы за Полярную звезду. Тогда оба устремились вслед за Данкой. Девочка, остановившись, низко склонилась над землёй. Однако Здись и чародей не могли удержаться на покатом склоне, схватили Данку за руки и все вместе скатились на несколько метров вниз. Помогли стволы сосен: они остановили искателей клада, и те вновь начали карабкаться вверх, не произнося ни слова. С того места, где должен был находиться клад, им на головы вдруг полетели шишки.

— Тьфу, ко всем чертям! — охнул Твардовский, хватаясь за лысину.

— Ой-ой! — жалобно воскликнул Здись, которому кто-то угодил шишкой в самое ухо.

— Ай-ай! — запищала Данка. — Кто-то по нам бьёт!

Не различимая за стволами сосен, обычно спокойная и тихая, Кристя мчалась сейчас что было сил вперёд и покрикивала:

— Не лезьте сюда! Не лезьте! Я первая нашла…

— Нашла? Где?

— Покажи! Дай сейчас же…

Они двинулись на ощупь, добрались до Кристи, и каждый вытянул руку, отталкивая других.

— Отпустите, разорвёте платье, — защищалась Кри-стя. — Здишек, не тащи меня за косу! — Она хотела схватить его, но схватила за усы Твардовского.

Чародей вскрикнул от злости и, намереваясь дать Кристе по рукам, стукнул вместо этого Здися по уху. Взбешённый, Здись хотел наступить ему как следует на любимые мозоли, но наткнулся на Данку.

— Это ты меня пинаешь?! — крикнула Данка и стукнула Твардовского по черепу, выбритому на манер запорожских казаков.

Тут все сцепились разом, сплелись в один плотный клубок. Работая направо и налево кулаками, щиплясь и царапаясь, подставляя друг другу подножки, они сползали всё ниже и ниже, к самому озеру. Мастер чёрной магии, получив коленом в живот, прорычал с отчаянием:

— Черти, на помощь!

Никто, однако, не прибыл по его зову на остров, что вполне понятно: никакой дьявол не смог бы разобраться, чьи где ноги, где руки.

Участники потасовки докатились до самого края обрыва. Восемь рук извивались, как ужи, из-под восьми ног летели комья земли и кучи гальки. И только шпора Твардовского, зацепившись за корневище, задержала их над пропастью. Тут они услышали спокойный голос:

— Покажите и мне, я буду вместе с вами играть.

Искатели клада сразу пришли в себя. Отпустили своих противников, отодвинулись от обрыва и все четверо посмотрели на Андрейку, который вместе с неразлучным Азором с любопытством наблюдал за ними. Пёс стоял, широко расставив лапы, и казался необыкновенно большим и толстым, однако никто не обратил на это внимания.

— Что тебе показать? — спросила запыхавшаяся Данка.

— Как — что? Клад.

— Мы ещё не нашли его, — печально пояснила Кристя.

— А во что же вы здесь играли?

— Это… это такой танец… — подал свой голос обеспокоенный столь неожиданным поворотом дела пан Твардовский. — Такой танец, который танцоры танцуют по-особому… А почему это ты, пострел, сюда пришёл? Ты же оставлен для охраны нас с тыла.

— Там скучно, и тростник шелестит, будто кто-то по нему ходит, поэтому нам стало страшно, — искренне признался Андрейка. — Мы бы нагнали вас раньше, да только вот я пошёл с правой стороны мачты, а Азор — с левой. И он не хотел уступить, и я тоже. Он был сильнее. Мы долго боролись… Ну, чего смеётесь?

— Ха-ха-ха-ха-ха! — рокотал раскатистый бас Твардовского. — Ты — с одной стороны, а пёс — с другой…

— Хо-хо-хо-хо! — надрывался от смеха Здись. — И никто не хотел уступить первым?

— Хи-хи-хи-хи-хи! — повизгивали Данка и Кристя. — Азор его сюда притянул…

И все они смеялись тем громче, чем больше овладевало ими чувство стыда за всё только что случившееся. Ведь ребята уверяли Твардовского, что их соединяют «узы искренней дружбы», они были произведены в Рыцарей Серебряного Щита, а тут вдруг эта паскудная потасовка. Испугавшись смеха, гнев улетучился, и теперь каждый размышлял о том, что трудно было бы даже сказать, с чего же всё началось, из-за чего весь сыр-бор разгорелся.

— Перестаньте! Да перестаньте же! — просил Андрейка. — А то Азора на вас спущу. Раз нет у вас ещё Клада, то пойдёмте вместе искать его.

— Вместе, сообща! — согласились все, — Тебя мы тоже производим в Рыцари Серебряного Щита.

Найти нужное место было не столь уж трудно: именно оттуда вели начало следы битвы, именно там была сильно примята трава и взрыта каблуками прошлогодняя хвоя, ковром устилавшая землю. На всякий случай Данка ещё раз сверила по звёздам направление и пересчитала шаги.

— Шесть… Семь! Нужно копать здесь, — показала она пальцем.

— А в тех стихах было ещё что-то о цветочках, — напомнила Кристя.

— «Над Кладом — из ландышей коврик постелен. Кто ищет один — ничего не найдёт…» — с выражением продекламировал пан Твардовский.

— Глядите-ка, а здесь-то нет ландышей, — сокрушённо развела руками Данка.

— Есть! — решительно возразил ей Здись. — Только они давно уже отцвели. — И он показал Данке на небольшие низкие растеньица с несколько вогнутыми широкими листьями и красными ягодами, висящими на тонких стебельках. Когда девочка наклонилась, чтобы лучше рассмотреть их, Здись предостерёг: — Не вздумай только взять эти ягоды в рот. Цветочки хоть и красивы, зато ягодки — ядовитые. Можно запросто отравиться…

Поверху, над макушками деревьев, пролетел глухой шум, соскользнул на воду, добежал до острова и осторожно потрогал его за кудрявый чуб из сосен. Сразу стало прохладнее.

— Ну так что, копаем? — прервал молчание Здись.

— Копать-то копаем, да вот чем? — задумался Твардовский.

— Азором, — тут же ответил ему Андрейка, поплевал на ладони и показал псу, в каком месте надо браться за дело. — Ну, копай, слышишь, копай!..

Из-под твёрдых собачьих когтей полетели во все стороны ссохшиеся сосновые иглы и шишки, клочья травы и комья земли. Пёс на минуту прервал свою работу, потянул носом и снова принялся рыть яму.

— Рой, рой! — подбадривал его Андрейка, но вдруг на мгновение задумался и попросил: — Знаете что, может быть, вы всё же развяжете эту верёвку. А то, если он глубокую яму выроет, так и меня в неё затянет…

— Ауу, ауу! — заскулил сердито Азор.

И все услышали, что его когти скребут обо что-то твёрдое.

— Может, уже?

— Мелковато ещё…

— И всё же…

Каждый боялся произнести слово, которое у всех было на языке. Твардовский принялся бубнить свои заклинания, но сразу же замолчал, как только Здись оттянул Азора от ямы за ошейник, а Данка запустила руку в яму и что-то там нащупала.

— Ну, как там?

— Порядок. Давай, Здишек, верёвку, есть за что зацепить.

Быстро отвязали друг от друга Азора и Андрейку, опустили сделанную из верёвки петлю в яму, зацепили её за что-то, начали тянуть. Однако первые усилия были напрасны. Азор тоже уцепился за верёвку зубами. Возможно, как раз его-то помощи и недоставало, потому что верёвка сразу поддалась, дрогнула. Грозно зашумели деревья над головами наших искателей сокровищ, но они, в лихорадке суеты вытаскивая из земли старый Клад, даже не расслышали этого.

— А ну — раз! Ещё — раз! — командовал Здись.

В норе что-то заскрипело ржавым голосом, и из-под земли показался край сундучка. Азор хотел было вцепиться в него зубами, но тут же отскочил разочарованный; то тёмное, что выползало из норы, было совершенно несъедобным. Пан Твардовский наклонился и за скобу вытянул на поверхность облепленный землёй сундучок.

Ребята окружили его.

— Тот самый?

— Тот самый, — ответил чародей и ударил по крышке рукоятью своей сабли.

ГЛАВА IX,

в которой экипаж «Сарданапала» борется с бурей и сорванная ветром грот-мачта обрушивается на палубу

Осыпалась с сундучка земля, отскочили корни, образовавшие на его стенках причудливые узоры. Чистым серебром засверкали металлические бока, и изнутри начал излучаться сильный, холодный свет. Он придавал лицам склонившихся над сундучком ребят и пана Твардовского зеленоватый оттенок.

— Слава богу, наконец-то у нас клад в руках, — облегчённо вздохнула Кристя.

В это время где-то над самой головой скрипнула ветка и с неё свалилась шишка.

— Слава чёрту, а не богу, — поправил Кристю Твардовский.

— Всё равно, — шепнула Данка. — Нам хватит клада по меньшей мере на год, и мы сумеем сделать много хорошего.

— Конечно, сумеем. Как эта штука открывается? — Здись протянул было руку к массивной скобе, но чародей остановил его.

— Погоди. Кому же ты хочешь здесь приказывать?

— Здесь?.. Никому. Просто хочу посмотреть, как он выглядит.

— Это потом. Внешний вид у Тройного Клада отменно скромный, но зато действие его могуче. Ох, как могуче!

— Нам тоже хочется посмотреть…

— И нам с Азором — тоже…

— Увидите! Ещё увидите! — засмеялся Твардовский. — Ведь Клад принадлежит всем нам, всем! Но я должен вас научить, как им пользоваться. Кто не овладел искусством фехтования, для того сабля опасна. А тут — целый Клад, который даёт власть над людьми! Он может вместо пользы принести горе и несчастье, как принёс их уже многим людям, которые жаждали властвовать над другими людьми.

В третий раз над деревьями пробежал ветер, встревожил безмятежную озёрную гладь, поиграл маковками сосен, посвистел в ветвях и умчался дальше.

Здись посмотрел вверх. По небу в сторону Луны плыли две хмурые тучи. Они двигались от чёрного горизонта, как парный кавалерийский разъезд.

— Позвольте нам хоть одним глазком взглянуть на Клад, — скулили девочки, пытаясь уговорить Твардовского. — Ну, на секундочку, ну, покажите, пожалуйста…

— Смотреть будем на берегу. А сейчас быстро все — в лодку! — распорядился Здись, вставая.

— Так и ты против нас? — удивилась Данка.

— Вот погляди! — Здись взял её за руку. — Ветер сменил направление. Он теперь дует как раз навстречу нам. И тучи надвигаются. Буря может застать нас на воде.

— Тогда давайте останемся здесь и спрячемся где-нибудь.

— А что скажет твой папа, когда увидит, что ни тебя, ни яхты нет? Кстати, который уже час?

— Без четверти двенадцать.

— Пошли! Может быть, ещё успеем добраться до берега. Причалим, где удастся, и вернёмся домой лесом.

Здись двинулся в путь первым, за ним — Азор и Андрей-ка, потом — пан Твардовский с сундучком и девочки.

С возвышенности, по которой уже вовсю гулял бодрый ветерок, они спустились к подножию; там ещё царило затишье. У берега, в высокой траве, было спокойно и хмуро. Все по очереди сели в бот и поставили сундучок с Кладом посредине палубы. От него продолжал исходить зеленоватый свет, отблески которого падали на парус и на тростники, тихо шелестевшие с обоих бортов яхты.

Здись молча начал поднимать шверт. Девочки помогали ему. Андрейка вставил затычку. Данка оттолкнулась веслом — и они медленно выплыли из тростниковых зарослей на открытую воду. Дело спорилось в руках искателей клада, они действовали ловко, уверенно, без лишних слов и окриков. Все понимали, что сейчас не до шуток.

— Не спускайте весь шверт, а то будет сильная качка, — сказал Здись, сидевший у руля. — Если потребуется, то вы должны обеспечить мне хороший балласт. Это касается и вас, пан Твардовский. Вы ведь среди нас самый тяжёлый.

Твардовский сидел на дне яхты, левой рукой опираясь на сундучок с Кладом. Он смотрел вверх, на небо, по которому стремительно неслись тучи и, словно лихие наездники, срубали огоньки звёзд. Услышав голос Здися, Твардовский плотно поджал под себя ноги.

— Ничего я не дам, нет у меня никакого балласта.

— Хи, хи!.. — тоненьким голоском пискнула Кристя. — Вам не надо ничего иметь. Просто когда ветер сильно накренит яхту, то нужно будет всем телом перевеситься через противоположный борт, чтобы уменьшить крен.

— Нет, нет. Я и здесь посижу. Надо стеречь Клад.

— Стеречь! — возмутился Андрейка. — Да здесь все честные люди. И Азор тоже его не съест, это не колбаса.

— Я должен стеречь, прошу прощения у ясновельможных панов, — повторил Твардовский. — Вот шапка у меня уже пропала…

Кто знает, чем бы кончились эти препирательства, если бы их не прервала команда Здися:

— Штормовая тревога!

Вершину мачты полоснул сильный порыв ветра, однако всю яхту загораживал, как корабль в хорошей гавани, гористый остров. Здись взял право руля и повёл лодку в сторону мыса. Чёрная волнистая дорожка бежала по воде следом за яхтой, а по ней уже гуляли гребни шквала, рождённые сильными ударами ветра. Возвращаться к острову, однако, было бы уже поздно: единственная дорога обратно к дому лежала теперь лишь через разбушевавшееся не на шутку озеро.

Андрейка послушно напялил на себя надутую мотоциклетную камеру и взял Азора за ошейник. Девочки надели пробковые пояса, а Здись только снял с себя ботинки, подтолкнув спасательный круг в сторону пана Твардовского.

— В случае чего — держитесь за лодку, — сказал ему Здись.

— А может, вам бесы помогут? — поинтересовалась Кристя.

— Как бы не так! Это же польские бесы. Они боятся мыла и воды. А плавать у них только двое умеют, да и то плохо, — пробурчал Твардовский. — Но разве мы в самом деле можем утонуть?

Ответить никто не успел. Как раз в эту минуту яхта выплыла из-за острова. Парус наполнился ветром, увлёк за собою мачту и мощно толкнул её вперёд. Из-под носа «Сарданапала» стремительно шмыгнули в стороны два белых усища, вода забулькала вокруг руля. В вантах и штаге засвистел ветер. Этот свист нарастал с каждой минутой, становился всё более пронзительным, а ветер всё настойчивее и сильнее упирал свой могучий лоб в паруса «Сарданапала». Крен яхты увеличивался, но Здись не уступал: со всей мочи натягивал он шот грота — верёвку, управляющую большим парусом, и твёрдо держал руль. Данка и Кристя, присев на борт и склоняясь к самой воде, натягивали шот фока. Правда, это мало помогало такой большой лодке, как «Сарданапал». И ветер, видно, спохватившись, озорно свистнул и со всей мочи навалился на яхту, чтобы перевернуть её.

В свете Луны Здись заметил большую чёрную кляксу, двигавшуюся по воде навстречу яхте. Он ослабил парус, немного отпустил руль, и «Сарданапал» храбро врезался носом в ветровой шквал, который скользнул по полотну парусов, по гладким бокам лодки и, одураченный, недовольно ворча, помчался дальше по озеру.

А юный рулевой, не медля ни минуты, вернул свой корабль на прежний курс и снова впряг в работу ветер, чтобы не терять скорости. Тот, кто плывёт, может бороться, подставляя лицо ветру, а к неподвижной лодке со всех сторон могут подобраться шквалы, коварно ударить её в бок и перевернуть. «Сарданапал» плыл к крутому лесному берегу. Как огромная птица, он раскинул по ветру свои крылья-паруса, рассекая грудью тёмную воду.

Шло неравное состязание с бурей.

— Андрейка, как там у тебя? — стараясь перекричать завывания ветра, спросила Данка.

— Мы не боимся, — долетел до неё ответ. — Разве что чуточку-чуточку…

Чёрная туча, упёршаяся ногами в горизонт, доползла до Луны и проглотила её, как дьявол свечку. Сразу потемнело кругом. В эту минуту яркая вспышка света озарила озеро, ослепив всех, и следом за нею раздался мрачный, раскатистый грохот.

Ветер метнулся куда-то в сторону, притих на несколько секунд, а потом снова завыл с ещё большей силой, раздирая паруса.

— Эй, пан Твардовский, на балласт!

— Всё пропало! — в отчаянии воскликнул чернокнижник. — Остались мы, рыцари, без Серебряного Щита!..

Вспышка молнии, темнота, гром — и снова бешеный напор вихря. Яхта легла на борт, зачерпнула воды, а потом, выравнивая мачту, опять устремилась навстречу ветру.

— Даём балласт! — раздался голос.

— Кто?

— Я и Азор. Мы сидим на борту. Он хвост выставляет.

— Держитесь!

Высокая волна перескочила через носовую часть палубы, швырнув пригоршни брызг в лица ребят.

— Если потонем, дадут нам трёпку! — воскликнула Данка.

— И больше уж никуда не пустят, будут нас сторожить! — тут же ответила Кристя.

Вспышка, одна, другая! Несколько молний распускаются одновременно на небе, словно кусты; и гром, гром, гром — словно булыжники сыплются с телеги. Ветер свирепствует — швыряет из стороны в сторону, трясёт, предательски бьёт в паруса пружинистыми кулаками и вдруг отскакивает, чтобы внезапной тишиной остановить яхту, приковать её к месту, а потом с новой силой швырнуть вверх.

Окончательно замотало «Сарданапал» в этой ночной битве. Где берег, а где середина озера? С какой стороны дует ветер? Вдруг выскользнут мокрые шоты из маленьких ребячьих рук, а большой грот вырвется из руки неопытного рулевого? Неужели экипаж и его капитан лишатся мужества и самообладания?

Удар грома раздался так близко, что у детей на миг зашлись страхом сердца, девочки разжали пальцы, и фок вырвался у них из рук, выстрелил, как из пушки, бешено забился, захлопал крыльями. В свете молний он был похож на чудовищную птицу, готовую вот-вот взлететь. Однако сорваться с места он не мог и потому, вцепившись когтями карабинов в стальной шнур штага, дёрнул яхту за нос раз, другой и притормозил её бег.

Здись изо всех сил крутил руль, однако «Сарданапал» не повиновался. Ветер насторожился, волны глухо били о борт, разворачивая яхту боком.

— Данка, сумеешь сбросить грот?

— Нет… Не сумею… — Девочка была сильно испугана тем, что фок вырвался у неё из рук, и чувствовала себя виноватой.

— Я видела, как папа сбрасывал, но…

Одновременно с блеском молнии раздался, и где-то очень близко, удар грома; мощный шквал, как тигр, бросился на парус. Здись отпустил бом, чтобы смягчить силу удара, но неподвижная яхта была не в состоянии вести борьбу и, как измученный человек, она просто легла на бок. Парус вошёл концом бома в воду, вода хлынула через борт.

— Тонем, помогите! — крикнула Кристя.

— Эй, черти, на помощь! — вдруг грозно и повелительно рявкнул Твардовский и, схватив сундучок с Кладом, вскочил на борт.

«Сарданапал» вздрогнул возмущённо и потихоньку начал поднимать мачту вверх. Может быть, помогло неожиданное перемещение всей тяжести чародея и Тройного Клада на противоположный борт, может быть, просто ветер ослаб на минутку, а может быть, на противоположном борту расселись черти, вызванные на помощь, — так или иначе, но яхта выпрямилась и приняла прежнее положение.

— Данка, на руль, я сброшу… — начал было Здись, но не успел докончить. — Головы! — предостерегающе крикнул он, и как раз вовремя.

Тяжёлый бом просвистел над самыми головами. Подхваченный адским вихрем, огромный парус пролетел над яхтой и упёрся в стальные тросы. Здись моментально сообразил, что может произойти через минуту: следующий же порыв ветра встретит препятствие — большую полотняную стену — и тогда уж непременно перевернёт лодку.

Здись отпустил непослушный руль и по скользкой палубе бросился к мачте.

— На дно! Все ложитесь на дно! — крикнул он.

— Зачем? — поинтересовалась Данка.

— Там мокро, — пропищала Кристя.

— На дно! — повторил Здись, и столько было отчаяния в его голосе, что все немедленно выполнили команду.

А Здись был уже возле мачты и что есть силы тянул фалы мокрого полотнища грота. Но оно не поддавалось. Тогда Здись вынул нож, чтобы обрезать канаты, но в ту же секунду почувствовал приближение нового вихревого удара. В отчаянии он с силой резанул оба фала, поддерживающих парус. С вершины мачты рухнули рейки гафеля, и целая гора парусины накрыла яхту мокрым саваном. Кто-то глухо вскрикнул.

Здись в последнюю минуту хотел тоже броситься на дно яхты, но не успел. Его нагнала тяжёлая скоба гафеля и стукнула по голове. Здись раскрыл рот, чтобы кликнуть на помощь свой экипаж, чтобы отдать ему распоряжения, однако голос куда-то пропал. Словно очень, очень издалека, из густой мглы, долетело до него поскуливание Азора, и Здись погрузился в мягкую пушистую темноту, в которой нет ни радостей, ни печалей…

А тем временем ветер, разочарованный тем, что ему не удалось перевернуть яхту, облетел её вокруг, запутал свободный шот за ванты, надул фок и погнал «Сарданапала» впереди себя к дальнему берегу, как в старину гнали пленных, захваченных на поле брани.

Туча, принёсшая бурю, обрушила на озеро клубок молний и громов. Из-за леса с нарастающим шумом примчался дождь, своими косыми шнурами принялся сечь воду и рысцой припустился за одиноким «Сарданапалом», мачта которого с серым треугольником фока скрылась уже за дальние острова.

ГЛАВА X,

из которой следует, что тот, кто слишком поздно решает первую загадку, встречает много неприятностей и должен потом ломать голову над остальными загадками

Как я уже писал на странице 64-й, в девятой строке снизу (прошу покорнейше, можете проверить), все взрослые, в том числе и я, отправились вечером в клуб на танцы. И должен сказать, что вначале всё шло очень хорошо и весело. Вначале, но не до конца. Потому что вначале мы купили себе малинового мороженого, чёрный кофе и по два пирожных (у каждого было одно пирожное с розовым кремом и одно, залитое шоколадом). Однако очень скоро от мороженого остались только мятые бумажные стаканчики, от кофе — грязные чашки, а от пирожных — одно лишь воспоминание, хотя и приятное, но не такое сладкое, как сами пирожные.

Вдобавок ко всему оркестр играл вначале слаженно, хорошо, но потом скрипач стал ужасно торопиться, видно, хотел поскорее кончить, а пан барабанщик засыпал на ходу и когда просыпался, то делал свои «бум-бум» и «дзинь-дзинь» совершенно невпопад, сбивая ритм. Как же тут танцевать под такую музыку?

Когда человек не может делать то, что ему хочется, он скучает. А коль уж он сам скучает, то начинает докучать и другим.

— Вроде бы ветерок поднимается, — заметил папа Андрейки. — Говорил я, что надо снять паруса.

— Вы бы и сняли, а я в это время присмотрела бы за девочками. Небось лентяйки только по одной ноге вымыли, — с упрёком сказала мне мама Дануси.

Мама Андрейки молча зевнула и бросила на меня одним глазом долгий осуждающий взгляд; второй глаз у неё дремал.

Меня удивило, что именно я оказался виновником всего, хотя, впрочем, удивило не очень: я знаю, что в жизни бывают подобные ситуации…

— Может быть, во что-нибудь поиграем? — предложил я. — Давайте, напишу вам загадку. У кого есть листок бумаги?

Все немедленно начали поиски, но оказалось, что бумага есть у меня самого. Тот самый лист, на котором сегодня утром писала Сорока. Я вспомнил, что намеревался расшифровать её послание как можно быстрее, потому что оно могло таить в себе какую-нибудь Важную Тайну.

— Вот, прошу вас, пожалуйста, — сказал я. — Тут вы видите уже готовую загадку. Прочитайте, что написано.

— ЮЧОН ИДИ АН ГИРЕБ, — торжественно продекламировал папа Андрейки.

— Ну, так. Однако что это значит?..

— Очень просто, — вмешалась мама Дануси и, как это часто делают и маленькие девочки и совсем взрослые девушки, прочитала каждое слово с конца, то есть наоборот: — НОЧЮ ИДИ НА БЕРИГ… Удивляюсь, однако: вместо того чтобы писать что-либо, имеющее хоть какой-нибудь смысл, ты выстукиваешь на машинке этакие загадки. После «ч» нет мягкого знака, а кроме того, пишется «берег», а не «бериг», о чём должны бы знать даже такие, как ты, литераторы…

— Да, да, — согласился я. — Но сороки могут и не знать этого…

— Кто же из нас в таком случае сорока? — возмутились обе мамы.

— Я! Клянусь, что сорока — это я! — воскликнул я, поражённый странным предчувствием. — Прошу прощения, я побегу скорее… Уберу эти злополучные паруса, а то и в самом деле ветер усиливается…

Не знаю, что сказали мне в ответ, потому что, произнося последние слова, я был уже у выхода, а ещё через минуту рысью мчался к своему дому.

Метров через сто я остановился и при лунном свете прочёл ещё раз зажатую в кулаке записку:

НОЧЮ ИДИ НА БЕРИГ.

А я ещё называл её в мыслях «глупой Сорокой»! Да была ли когда-нибудь на свете птица, умеющая писать на машинке?

То, что она сделала пару ошибок, — ерунда, пустяк. Сколько людей, да к тому же совершенно взрослых, пишут некоторые слова без мягкого знака, например «туш», хотя у них мысли нет о торжественном туше, который исполняет оркестр.

Я мчался по лесной дороге со всех ног, непрерывно думая о том, что же хотела сказать Сорока своим посланием, какую сообщить весть. Что ждёт меня на берегу? Какой-нибудь приятный сюрприз? Или, может быть, Сорока предупреждала об опасности?

Не буду описывать вам всех подробностей моего бега через тёмный, хмурый лес. Мой слух улавливал усиливающийся свист ветра и грохот громовых раскатов, предвестников надвигающейся бури. Потом мои глаза начали слепить молнии. Когда, совсем задыхаясь, я добежал до берега, по озеру уже вовсю гуляли волны со вспененными гребнями. Меня не удивило, что яхты нет на месте: я уже был готов к этому. Волновало другое: унёс ли яхту в озеро ветер или её кто-то украл? Я нашёл остаток перерезанной чем-то острым буксирной верёвки — значит, Сорока предостерегала меня от нападения воров и похищения яхты. Как же я пренебрёг мудрым предостережением, забыл о нём на целый день, вспомнил о Сороке лишь вечером на танцах?!!

Долго стоял я в раздумье, рассматривая при свете молний бушующее озеро. Оно, казалось, было совершенно пустынным, хотя порою моему воображению рисовались десятки парусов, возвышающихся над водой.

— Э-эй! — услышал я близкий окрик.

— Я тут! — немедленно прокричал я в ответ. Ко мне подбежал отец Андрейки.

— Лодку украли! — показал я ему рукой на пустую бухточку, где всегда стояла наша яхта.

Он схватил меня за плечи и, пересиливая громовые раскаты и свист ветра, прокричал:

— Детей нет дома!.. Андрейки, Данки, Кристи и Здися. Видно, все они отправились в путешествие на яхте!..

Тучи выдавили из себя первые капли дождя, и те зашелестели по листве ольх, потекли по моему лицу. Беспомощно глядел я на взбудораженное озеро, то выплывающее из мрака, то вновь исчезающее в чернильной темени ночи.

* * *

Поиски надо было отложить до рассвета.

Бывают ночи короткие и бывают длинные. Эта ночь, несмотря на то, что она была июльская, оказалась самой длинной, какую только можно себе представить, и самой трудной; переносить её было так же тяжело, как зубную боль.

Из лесной сторожки позвонили в милицию и сообщили о случившемся, там обещали нам помощь.

Перед рассветом ветер утих так же неожиданно, как и начался. С первыми лучами солнца мы с отцом Андрейки отправились на поиски. Плывя на байдарке в ту сторону озера, куда ветер мог отнести яхту, мы внимательно осматривали берега. Они были пусты… А может, скорее следовало бы осмотреть не берега, а дно озера?..

Недалеко от острова Могила нас обогнала серая моторная лодка с голубой буквой «М» — «Милиция» — на борту. Милиционеры дружески помахали нам руками и, не мешкая, помчались дальше. Восходящее солнце окрашивало пену волн, бегущих за моторкой, в розовый цвет. Шум лодки отдалился, но долго ещё слышали мы его тихое ворчание…

Бежало время, жара усиливалась, и таяли наши надежды. Никаких следов ни «Сарданапала», ни тех, кого мы искали. Всё чаще начинала тревожить меня мысль о том, что я вынужден буду сообщить трём матерям: «Не нашли». Однако в те минуты ни один из нас не произносил ни слова, оба усиленно работали вёслами. Лишь после того, как вдали снова послышалось ворчание милицейской моторки, мы вытащили вёсла из воды и положили их вдоль бортов.

— Одни едут…

— Нет. По-моему, я вижу мачту…

Мы ждали долго, до слёз напрягая зрение, чтобы рассмотреть приближающуюся моторную лодку и тех, кто был на ней.

— Да, буксируют яхту, но детей не видать…

— Не видать…

Милиционеры подплыли совсем близко, выключили мотор, улыбками стараясь показать нам, что дела не так уж плохи.

Мы встали борт к борту — наша лодка и милицейская моторка. Старший, с нашивками сержанта, начал объяснять:

— Яхту мы нашли в Заливе Цапли. Стояла в тростниках, у самого берега. Замаскированная ветками, так что трудно было её заметить. На ней никого не оказалось, однако от байдарочников, которые недалеко от залива разбили свой лагерь, мы узнали, что две девочки, два мальчишки, пёс и какой-то странно одетый взрослый элемент удалились в лес в северо-западном направлении.

— Почему не обождал, паршивец, на берегу?! — возмутился папа Андрейки.

— Куда этих сопляков понесло?! — скрипнул я зубами.

— Этого мы пока не знаем, — вежливо ответил милиционер. — Нам известно только, что они подрались с туристами, около семи часов столкнули их байдарки в воду, а потом бросились наутёк, да ещё стреляли камнями из рогатки…

— Ох, пусть он только попадёт мне в руки! — свирепо пригрозил находящемуся в бегах сыну отец Андрейки.

— За ноги, как коз, их привяжу! — торжественно и грозно пообещал я, однако, если не кривить душой, то должен сказать, что именно в этот момент мы обменялись с Андрейкиным папой многозначительным взглядом, причём я подмигнул ему своим левым глазом, а он мне — правым. Оба мы подумали совершенно одинаково: «Главное, что эти сопляки не утонули, что они живы. Мало того, — видно, чувствуют себя превосходно, коль устроили ещё и набег на туристов-байдарочников…»

— Теперь садитесь в яхту, мы вас отбуксируем к дому, — распорядился сержант.

— И поможете нам разыскать ребятишек в лесу…

— К сожалению, нет. Мы наблюдаем за озером и отвечаем только за то, что на нём делается. А в лесу — там другие, наши коллеги.

Заурчал мотор, мы поспешно перелезли через борт «Сарданапала», привязав байдарку к его корме, и двинулись в обратный путь.

— Как ты думаешь, найдут они дорогу? — спросил я.

— Найдут! Здишек знает те места, он ездит туда с отцом за сеном.

— К вечеру вернутся?

— Наверно. Если идти через лес, то это не больше двенадцати километров.

— Лишь бы им ещё что-нибудь не взбрело в голову…

— Небось с них достаточно и этой ночи… Видишь? Фалы ножом разрезаны! Значит, они выплыли на парусах, а потом их прижало как следует.

— В такую погоду, да ещё ночью, я бы не решился плыть по озеру, просто побоялся бы, — искренне признался я. — Даже если бы сам дьявол сидел у руля.

Милицейские гнали моторку что было сил, наша яхта прыгала за её кормой из стороны в сторону, а мы, не прекращая разговора, старательно обшаривали «Сарданапал», заглядывая во все щели и закоулки. Трудно сказать, если бы вы меня об этом спросили, что именно рассчитывали мы там найти. Однако я сейчас вам скажу, что всё-таки мы там обнаружили…

На яхтах с внутренней стороны бортов делаются такие деревянные ящички, которые напоминают ласточкины гнёзда. Не случайно они так и называются — «ласточки». В них обычно хранятся черпаки для выливания воды, тряпки, запасные верёвки, термосы, карты, гвозди и тысяча других предметов, которые яхтсмен считает необходимым иметь под рукой. На «Сарданапале» были две «ласточки». Так вот из правой, передней, отец Андрейки вынул деревянный черпак, а из черпака — старательно сложенную в несколько раз обёртку от шоколада «Мараска». Он развернул её, посмотрел и вдруг, схватившись за голову, молча протянул бумажку мне. Я сразу же узнал почерк своей дочки и прочитал в записке следующее:

<илл. потеряна>

Я тяжело вздохнул и, не в силах держаться на внезапно ослабевших ногах, сел и опустил голову.

— Ну, и что ты скажешь по этому поводу? — спросил меня папа Андрейки. — Подобную глупость, конечно, могла придумать только дочка писателя…

Необходимость вступить в борьбу всегда ставит людей на ноги. А я в тот момент почувствовал себя человеком, подвергшимся внезапному нападению, и именно этим, видимо, можно было объяснить неожиданный прилив новых сил.

— Прежде всего надо констатировать, что никакая это не глупость. Уж если у них появилось намерение непременно что-нибудь продать, то лучше, конечно, души дьяволам, чем, к примеру, туфли или «Сарданапала», и не дьяволам, а людям. Были бы большие хлопоты с возвращением их хозяину. Впрочем, твой Андрейка тоже хороший фрукт…

— Андрейка — тихий, спокойный и… А-а, держи этого прохвоста!

— Андрейку? Где?

— Да нет!.. Того, на спине… Вон там, правее!..

Не без труда вытащил я у него из-под рубашки огромного жука со страшными клешнями. Папа Андрейки, потирая укушенное место, ворчал, удивлённый:

— Откуда на яхте жуки?

— Думаю, — ответил я холодно, — что ты лучше сделаешь, если спросишь об этом своего сына.

— Да, верно, — тут же согласился он. — Но как его найти?

На горизонте уже показался знакомый берег, а на нём я рассмотрел мам, с замиранием сердца ожидающих нас.

Мы условились так: скажем им, что детей мы нашли, но что они обсушиваются и отдыхают после ночных злоключений в лесной сторожке и мы привезём их назад вечером…

* * *

Однако объяснить всё это было не так-то легко. Все три мамы хотели немедленно идти за своими чадами, приготовив для них одновременно конфеты и розги. С большим трудом удалось нам отговорить их, придумав для этого десяток всевозможных историй, между прочим, и историю о переправе через залив. Мы заявили, что преодолеем вплавь водную преграду, а детей на обратном пути перевезём через бухту лодкой, позаимствованной у лесника.

Ложь, даже если она исходит от сердца и пущена с самыми лучшими намерениями, чтобы смягчить кому-то чувство беспокойства и тревоги, — одним словом, любая ложь, как камень, падающий с горы, увлекает за собой другую ложь, а нередко — и целую лавину… С трудом удалось нам избежать печальной участи быть погребёнными под этой лавиной, но всё же удалось — благодаря тому, что мы со всех ног бросились к лесу…

В последнюю минуту я сумел как-то стянуть со стены большой монгольский лук со стрелами, а папа Андрейки прихватил с собой охотничье ружьё и сунул в карман горсть патронов. Вооружённые, таким образом, до зубов, мы провели на небольшой полянке под можжевельниками заседание военного совета.

«Солнце ещё не достигло зенита; сейчас одна минута десятого; следовательно, наши беглецы находятся в пути не больше двух часов: в семь — семь десять они ещё обстреливали камнями туристов из Залива Цапли. За два часа они смогли пройти около шести километров. Стало быть, если мы начнём патрулировать лесные просеки в семи-восьми километрах от Залива Цапли, то они уж наверняка не ускользнут от нас…»

Мы прочертили маршрут на карте, и задача, которую нам предстояло решить, показалась совсем лёгкой, потому что справа мы обнаружили на карте озеро, а слева — болотистую лесную речку без мостов, через которую Пятёрка Сорванцов, наверно, не сможет переправиться. На восьмом километре озеро от речки отделяли какие-нибудь 2,5–3 тысячи метров…

Мы немедленно двинулись в район предстоящих боевых действий, и на широкой просеке папа Андрейки свернул влево, а я — вправо. Через каждые полчаса мы должны были подавать друг другу сигнал постукиванием по дереву — так, как это делает дятел.

Я живо прочесал свой участок до самого озера, и сердце весело забилось у меня. Пострелята не пройдут здесь незамеченными. Широкая просека бежала через лес гладкой травянистой лентой. Даже кустов на ней не было. С небольшого возвышения открывался вид на весь мой участок, исключая крутой берег озера. Кто же, однако, имея перед собой задачу уладить некоторые вопросы, связанные с властью над миром, и желая, несмотря ни на что, пообедать дома (я знал, что у них нет запасов), выберет такой трудный маршрут!

Для успокоения совести я время от времени подбегал к берегу, однако на песчаных оползнях не было видно никаких следов…

Я был настолько уверен, что вот-вот увижу идущую гуськом Пятёрку Сорванцов, что даже Паршивая Лень осмелилась вылезти из-за моей спины и начала уговаривать меня, чтоб я лёг на траву и отдохнул. Я сделал вид, что послушался её, снял даже с шеи лук и нежданно-негаданно угостил им Паршивую Лень. Она убежала, ворча и грозя, что никогда больше ко мне не вернётся.

Проходили часы, отмеченные условным постукиванием. Солнце уже катилось по чубам самых высоких сосен, а потом медленно начало скатываться по ветвям, и снова, как утром, надежда вдруг решила покинуть меня, а беспокойство, точно голодный волк, подкрадывалось всё ближе и ближе, прячась за деревьями.

В три часа я съел остатки хлеба с сыром, взятые из дому. В четыре я уже не мог оставаться на месте и беспрерывно маршировал по просеке с луком в руке и стрелами за поясом. В пять часов, начиная от берега озера, через каждые несколько метров я начал оставлять пионерские знаки, что, как известно, означает: «Беги быстрей!» У меня была уверенность, что Данута не пройдёт спокойно мимо них, её заинтересует, куда ведут эти знаки. Оставляя за собою такие вот следы, я дошёл до папы Андрейки, который, чтобы хоть немного развлечься, собирал в полевую сумку разных жучков. А было их у него уже штук сто; они расползались в разные стороны, удирали, но он хватал их и тут же водружал на прежнее место.

— Андрейка очень любит жучков, — сказал его папа. — Если он ко мне не возвратится, то, может быть, хотя бы за ними-то придёт…

— Так, так… — кивнул я головой. — Наверняка пришёл бы, да только откуда он может знать, что мы здесь?..

И мы оба печально опустили головы.

— Они, наверно, заблудились, — неуверенно высказал я своё предположение.

— Не нравится мне, что был с ними какой-то посторонний тип, — сказал папа Андрейки. — Помнишь? Милиционер говорил: «Странно одетый взрослый элемент…»

— Что же делать? Ждать тут или идти искать?..

— Можно бы пойти, но только я, например, понятия не имею — куда…

— А если кричать, громко звать их?

— Тогда они обойдут нас стороной. Ведь наверняка они боятся. Знают, что переборщили порядком…

— А может быть, ты пальнёшь раза два-три из ружья?

— Верно! Хорошая мысль! Им наверняка станет интересно, кто стреляет…

Ружьё было старое, заряды плохие — каждый раз гильзу разрывало и газы били в лицо. Но отец Андрейки всё же заряжал его снова, на вытянутой руке отодвигал подальше от лица и нажимал на спуск. Раздавался грохот, дробь отскакивала от ствола дерева и, рикошетя, со свистом иголила воздух… Вот сухо треснул обломанный сучок, полетел вниз, а следом за ним — и какая-то птица с широко распахнутыми крыльями.

— Хочешь не хочешь, а ты совершил убийство, — пробурчал я.

Но в эту самую минуту бренные останки жертвы блеснули белым и чёрным оперением, вознеслись на другое дерево и спокойно уселись на нижней ветке молодого дуба.

— Жива! — обрадовался Андрейкин папа.

— Так это же она — Крылатый Вестник Тайны! — воскликнул я.

— Кто?

— Да та самая Сорока, которая печатала на моей машинке.

Мы стояли неподвижно, не спуская с неё глаз. У старой Сороки был крайне измученный вид. Чуть склонив набок голову, она тяжело дышала, широко открыв клюв, и поминутно зажмуривала глаза.

— Прилетела издалека, — шепнул я. — Совсем выдохлась. Силёнок у неё не хватает.

Могу поклясться, что Сорока поняла мои слова. Впрочем, в этом нет ничего удивительного: письмо, которое она написала вчера в полдень, является лучшим доказательством того, что Сорока знает некоторое количество человечьих слов, только грешит орфографическими ошибками… Она крутнула головой и, сильно взмахивая крыльями, стартовала прямо на нас. Я с беспокойством подумал, что, возможно, у неё есть какие-нибудь претензии к нам и она нас изрядно исклюёт, но нет. Сорока сделала над нами круг, отлетела к пуще и снова села на дерево. Она поглядывала сверху и помахивала хвостом.

— Хочет, чтобы мы шли за ней, — прошептал я.

— А ты уверен, что это та самая?

— Да. У неё лысая голова и такое же самое выражение… клюва.

— Ну, тогда идём!..

Я двинулся первым. Сорока заметно обрадовалась, она весело застрекотала и отлетела дальше в лес. Оглянулась. Да, всё прекрасно: эти два человека, из гнезда которых выпали четверо птенцов и глупый пёс Азор, идут за нею. Жаль, что они не умеют летать и так неуклюже бредут среди кустов, спотыкаясь о сухие ветки, перепрыгивая через ямы. Жаль, что она не сумеет рассказать на их языке о том, что видела и что слышала, свидетельницей чего была. Ведь как-никак, но тем маленьким людям очень нужна помощь, и поскорее, а тут, как назло, вечер уже не за горами…

ГЛАВА XI,

в которой из-за Хромой Цапли чернокнижник сражается с тростниками, а Рыцари Серебряного Щита, подружившись с Улыбкой, не вешают носа на квинту

К утру ветер утих так же неожиданно, как ночью — начался. Дождь прекратился, и только редкие тяжёлые капли, шелестя, скатывались по листьям. Восточная часть отмытого от туч неба начала светлеть, ночная синева быстро таяла. Но внизу, над заливом, висел ещё густой мрак. Ярко светилась Венера — Утренняя Звезда.

Хромая Цапля выпрямилась на одеревеневших ногах, стряхнула воду с перьев и поправила клювом несколько веток в стенках своего гнезда, общипанного вихрем. Со стороны соседних деревьев до неё долетали клёкот ворчащих на своих детишек матерей, негромкое попискивание молодёжи. Хромая Цапля буркнула себе под нос что-то вроде: «Спать по ночам не дают» — и погрузилась в дрёму.

Когда она очнулась, сквозь щели в стенках гнезда уже просачивался малиново-золотистый свет. «Ну конечно, — забормотала Хромая Цапля, — сперва спать не дают, а потом не разбудят вовремя». Правда, претензия эта была несправедлива, потому что воздух кругом гудел от громкого, деревянного клёкота сотен цапель, а Хромая просто слишком крепко спала на старости лет.

Она высунула голову на длинной шее, увенчанную султаном седых перьев, и глянула вниз. Несмотря на то, что ветер угомонился, по озеру всё ещё мчались волны с пенистыми гребешками, трясли тростники у входа в Залив и, подталкивая друг друга, вбегали в него.

«Скверным будет утренний улов», — подумала Хромая Цапля и в эту минуту заметила, что по воде медленно, лениво плывёт большая лодка с треугольным парусом на носу. Лёгкое дуновение ветра несло её прямо в горловину Залива Цапли.

— Что это, читать, что ли, не умеют? — возмутилась Хромая. — Там ведь установлена таблица, на которой по-человечески написано, что вплывать в заповедник нельзя. Вот я им покажу!..

Она выскочила из гнезда, махнула раз-другой широкими крыльями и спланировала прямо на лодку, словно пикирующий бомбардировщик. Она с удивлением отметила, что на палубе, заваленной упавшим парусом, шестами бома и гафеля, никого не было. Цапля расправила слегка перья, обошла вокруг мачту. Наклонила голову влево, вправо, проверила правым глазом, хорошо ли видит левый, — и ещё раз убедилась: в лодке никого.

— Э-э, меня, старуху, не проведёшь, — сухо проклекотала она, повернулась и скользнула в прибрежные заросли. Окружённая густой листвой, прикрытая сверху пышным султаном из тростников, она почувствовала себя в полной безопасности. Хромая вспомнила с раздражением, как несколько лет назад притаившийся на лодке фотограф сделал без её разрешения снимок. И снял он её не в торжественной обстановке, а в тот момент, когда она жадно заглатывала рыбину. Хромая видела потом этот снимок в книге с большущими фотографиями, которую какие-то туристы рассматривали на берегу озера. Скандал!

— Нет, теперь-то уж я не позволю провести меня на рыбине, — бурчала себе под нос старая Цапля и одновременно вытягивала с любопытством длинную шею, чтобы рассмотреть, к какому месту прибило таинственную лодку.

Шелестящие тростники заслоняли залив, поэтому Цапля сделала несколько шагов, затем — ещё несколько и тут прямо возле своего клюва увидела красный плавник руля и кусок кормы с надписью: «Сарданапал».

Фок затрепетал, шот свернулся клубками, словно уж. Хромоногая присела, готовая в любую секунду взлететь, но любопытство всё же взяло верх, и Цапля осталась на месте. Воцарилась тишина. Минуты бежали одна за другой. Молчание никем не нарушалось.

Минуло четверть часа. Тишина царила по-прежнему.

Солнце выползло из-за леса и начало пригревать. От брезента паруса стал подниматься едва заметный пар. Тишина…

«Видно, спит этот фотограф, — подумала Хромая Цапля и сразу почувствовала прилив мужества. — Ну, я сейчас отомщу ему…»

Она поставила лапу на руль, подскочила и влезла на палубу. Минуту стояла неподвижно, прислушиваясь. Кто-то негромко похрапывал там, под парусом. Цапля прошла по кромке борта к мачте, вернулась снова на корму, и в голове у неё мелькнула гордая мысль, что трудно было бы на всех мазурских озёрах найти более отважную птицу, чем она. Вот ведь ходит она по лодке и ничегошеньки не боится!

Что-то в глубине яхты охнуло и зевнуло. Парус приподнялся, со складки скатился ручеёк дождевой воды, а потом оттуда выползло что-то Круглое и Синее. Цапля твёрже встала на ногах, задрала кверху клюв, приняла боевую позу. Вся её фигура от кончиков когтей на лапках до хохолка на голове была олицетворением гневного мужества, которое, не подчиняясь здравому смыслу, нередко бывает плохим, очень плохим советчиком. Синее и Круглое вздрогнуло, выпрямилось, и Хромоногая клюнула его со всей силы своего острого клюва.

Раздалось ужасное рычание. Что-то вышибло парус из-под ног Цапли, и она тут же грохнулась в воду. Со страху начала биться крыльями и окончательно пришла в себя лишь на ветвях высокой сосны.

А снизу, со стороны яхты, продолжал нестись рёв. Цапля осторожно поглядела туда. Какой-то человек в странном зелёном пиджаке, с голой головой, на которой виднелся чуб, похожий на хохолок Цапли, брёл по пояс в воде и саблей лихо рубил тростник. Остриё сабли сверкало, как молния, с бешеной скоростью описывая в воздухе полуобороты и круги.

— Бей, кромсай! Руби! Коли! Нате вам, собачьи дети, нате! — гневные восклицания долетали до самой макушки высокой сосны.

Хромая Цапля задрожала при одной мысли о том, что бы случилось, если бы она не сумела вовремя унести крылья. Однако откуда же ей было знать, что у фотографа есть сабля? А впрочем, может быть, это вовсе и не фотограф? Однако ни на рыбака, ни на лесника, ни на туриста он не похож. Кто же он в таком случае, и бывают ли ещё какие-нибудь другие люди?..

Бывают или не бывают, но это, несомненно, самый страшный из них.

Цапля с удивлением заметила, что из-за борта яхты выглянули четыре ребячьи головы и тёмная волчья морда.

— Погодите!

— Остановитесь!

— Пан Твардовский! — раздались пискливые увещевания.

— Ав, ав, ав! — поддержал их волк собачьим голосом.

— Режь! Секи! Коли! — визжал тот, с саблей. «Сколько живу на свете, а не видела ещё такого скандала в нашем заповеднике, — подумала Хромая Цапля. — Будет теперь о чём клекотать до конца года! А ведь всё началось с самого героического клевка, — важно распушила она перья. — Нет, надо поглядеть на всё это с более близкого расстояния».

Цапля бесшумно спланировала на землю и, пробираясь от дерева к дереву, затаилась, наконец, за стволом старой дуплистой ивы. Одним глазом она выглянула из-за неё.

— Клад у нас крадут! — закричал один из ребят. Твардовский задержал в воздухе занесённую над головой саблю и немедленно бросился назад к яхте.

— Кто крадёт?

— Пока никто, однако могут украсть, если вы будете без конца воевать с тростниками, — спокойно ответила Данка. — Чем они провинились перед вами?

— Они страшно клюнули меня. Никогда не прощу этого нечестивым!

— Клюнули? — удивилась Кристя. — Куда?

— Куда?! — охнул Твардовский, левой рукой похлопывая себя по мокрым шароварам, и неожиданно затих. — В общем, это неважно… Глупость… Рыцарь Серебряного Щита не говорит о таких пустяках. — Он влез в лодку, пристроился на краешке сундучка с Кладом и печально опустил голову.

— Вы были сейчас очень похожи на князя Юзефа Понятовского, — сказала Кристя, чтобы хоть немного утешить мастера чёрной магии, а увидев его удивление, вызванное этими словами, пояснила: — Это был такой генерал, которому судьба доверила честь поляков…

— А он, кичась ею, прыгнул в реку и утонул, потому что не умел плавать, — со злостью добавила Данка.

Все некоторое время молча глядели друг на друга. Невесёлая это была картина: с Твардовского ручьями стекала вода, и он тяжело дышал от переутомления; Андрейка, с резиновым кругом на шее, оттирал рукою щёку, измазанную смолой; Кристя и Данка, растрёпанные, в мятых платьях, дрожали от холода; у Здися один глаз был подбит, а на лбу красовался большой шрам — как память о встрече со скобой падающего гафеля.

— Что же мы теперь будем делать? — вздохнула Кристя. — Одни, голодные, неумытые… И «Сарданапал» повреждён, и дом неизвестно где… Ой, ой! — лицо у неё скривилось, губы прыгнули подковой, и она проглотила слёзы. — А мы ещё должны были править миром…

— Для того чтобы править, помимо тех, кто правит, нужны ещё и те, которыми правят, — пробурчал Твардовский. — А тут лес, глушь…

— Может быть, нам немного помогли бы дьяволы?.. — подала свой голос Данка.

— В это-то время суток, при солнце?!! Исключено! Раньше они являлись по первому же зову, а теперь у них восьмичасовой рабочий день, или, как там лучше сказать, восьмичасовая рабочая ночь. Трудятся только под покровом темноты, — неохотно пояснил чернокнижник.

— Вы говорили о таком зеркале, в котором можно видеть будущее, — вставил своё слово Здись. — Может, нам сейчас узнать, что будет с нами?

— Вы что же, думаете, я такой тёмный шляхтич, что верю в ворожбу? — рассердился чернокнижник. — Другим я, конечно, могу рассказывать… об их будущем, однако самого-то себя обдурить уж никому не дам, потому что не верю в заклинания.

— Может быть, огонь разожжём чародейскими стёклами? Хоть высушим одежду.

— После такого ливня всё мокрёхонько. Где же найдёшь сухих веток?

Долгое время все понуро молчали. Срубленные тростники плавали возле борта яхты, как мёртвые рыбы. С мокрых шаровар Твардовского скатывались большущие капли. Вдруг забренчал какой-то одинокий комар-партизан и неожиданно укусил чернокнижника в лысину.

— Шапка моя куда-то девалась, — проворчал мастер чёрной и белой магии.

Он заглянул во все щели, проверил все свои карманы и, описав руками заколдованный круг, начал бубнить заклятие:

«Что на голове моей лежало,
то потеряно — пропало.
Заклинаю тебя всяко:
возвратись на место, шапка!»

Азор вдруг заскулил, тявкнул и, упираясь лапами в палубу, словно помимо своей воли, начал двигаться в сторону Твардовского. Казалось, кто-то тянет его к чародею невидимыми верёвками.

— Прошу вас, — сказал Андрейка, обращаясь к Твардовскому, — возьмите назад своё заклятие, а то получится нехорошо…

— Почему?

— Да быстрее же, а то он уже прыгает!

Азор оттолкнулся от палубы своими сильными лапами и через секунду оказался на шее у чернокнижника.

— Заберите это глупое животное!..

Здись схватил пса за задние, Данка — за передние лапы, однако, сколько дети ни напрягали силы, они не могли сдвинуть его с места.

— Фокус-покус, умный, старый, пусть исчезнут быстро чары! — поспешно возгласил Твардовский.

Азор моментально упал на палубу и, поджимая под себя хвост, забился в угол.

— Прошу вас, — раздался голос Андрейки, — послушайте меня. Он ещё вчера съел вашу шапку, да, да, потому что она была с барашком. Я не говорил об этом, чтобы не огорчать вас. А теперь у нас есть Клад, и мы прикажем сшить вам точно такую же шапку…

Первой захохотала Кристя, за нею — Данка и Здись, потом Андрейка, в конце концов — и сам пан Твардовский. Они смеялись всё громче и с каждой секундой всё веселее, а в это время, как в настоящей сказке, мир вокруг них становился всё светлее и красивее. Хромая Цапля высунула шею из-за дерева и что-то проклекотала, удивлённая такой переменой.

— Ура! — крикнул Здись. — Я знаю, где мы находимся. Это Залив Цапли. До дома не больше двенадцати километров. Я вас проведу.

— А яхту мы привяжем и замаскируем этим срубленным тростником, чтобы её никто не нашёл, — предложила Данка. — Жаль только, что нечего поесть…

— Я захватил с собой шоколадку, — сказал Андрейка. — Давайте разделим её на всех. Только Азору не дадим, потому что он уже съел шапку.

— Очхрошо, очхрошо, — радовалась Кристя, снова глотая целые слоги, что обычно свидетельствовало о её хорошем настроении.

Сбежали от смеха подавленность и грусть. Они всегда сбегают. Каждый из вас может в этом убедиться. Когда окажетесь в трудном положении, — призовите на помощь Улыбку, и это будет уже половиной победы.

— За дело, ясновельможные паны, за дело! — воскликнул Твардовский и первым соскочил с яхты на берег.

За ним следом выпрыгнул обрадованный Азор и немедленно бросился в кусты, потом начал носиться по лесу, до смерти перепугав Хромую Цаплю, затаившуюся за старой ивой.

Именно поэтому не могу я описать вам во всех деталях, что было дальше; ведь я у неё выяснял позднее все подробности. Цапля не видела, как Твардовский сушил свои шаровары, как ребята мылись и причёсывались, как поровну разделили шоколадку «Мараска» и Данка написала затем письмо на шоколадной обёртке.

Лишь после того как лай Азора стал удаляться, Хромая Цапля выпорхнула из леса, оглядела тщательно замаскированную лодку и полетела на другой берег залива, где разбили свой лагерь туристы-байдарочники, поскольку именно туда вела человеческая тропа.

Цапля укрылась в ветвях старого дуба и, подрёмывая, поджидала Рыцарей Серебряного Щита. Наконец они появились из-за деревьев. За ребятами вышагивали Азор, привязанный к верёвке, и пан Твардовский, который нёс на плече сундучок с Тройным Кладом. Тот же, кто обладает этим Кладом, может властвовать над миром, то есть править им по собственному усмотрению и желанию.

ГЛАВА XII,

в которой пан Твардовский открывает первый тайник Тройного Клада и вместе с Рыцарями Серебряного Щита спасается бегством из тяжёлого положения

Здись, который исполнял обязанности проводника и боевого охранения и шёл на несколько шагов впереди всех, приостановился. Он дал знак рукой, чтобы остальные подошли ближе, и рукоятью рогатки показал вниз, прямо перед собой. — Байдарочники. Мы можем обойти их или попросить, чтобы они отвезли нас в Ковалик, домой.

Ребята и пан Твардовский с любопытством смотрели на ряды палаток, образующих подкову, на байдарки, уткнувшиеся носами в песок, и на загорелых полуголых людей, занятых своими делами. У воды горел костёр. Данка потянула носом воздух.

— Завтрак готовят. Пахнет свиной тушёнкой. Может, попросим?

— И ноги не будут болеть. Доберёмся назад с удобствами, — сказал Андрейка.

— Давайте попросим их, а, попросим? — пропищала Кристя, выходя из-за кустов на тропку.

— Стой! — Твардовский схватил её за косичку. — Никаких просьб! У нас есть Тройной Клад, и мы будем только при-ка-зы-вать! — Он присел, положил руки на сундучок и забормотал: — Орель, Омогель, Турмило…

Ребята и Азор встали вокруг, внимательно глядя на мастера чёрной и белой магии, следя за каждым его движением и жестом.

— Что-то ничего не делается, — шепнул Здись.

— Тихо! — оборвала его Кристя. — Не мешай!

— Хакодосе, Веолим, Камерон, — продолжал бормотать Твардовский.

По тусклым бокам сундучка, обитым тонким серебряным листом, по крышке, украшенной золотыми скобами, начали метаться какие-то длинные и узкие, как ужи, блики. Воздух вокруг озарился зеленоватым светом с синими переливами, да такими яркими, что резало глаза.

— Орель, Омогель, Турмило, — громко повторил Твардовский. — Открой, Борута, замок Тройного Клада!

Поддетая неведомой силой, подскочила крышка. Под нею лежал ржавый ключ. Внутренняя часть сундучка была разделена на три тайника, и каждый из них закрыт на замок.

Чародей схватил ключ, вставил его в скважину первого замка.

Год, пять лет иль целый век,
зная силу злата,
человеком человек
понукал когда-то…

Заскрипели засовы. Твардовский вынул небольшой жёлтый кружок, повертел его нетерпеливыми пальцами, переложил в другую руку.

Что-то зазвенело, и вдруг обе руки чернокнижника наполнились золотыми монетами. Он высыпал их в карманы шаровар, небрежно кивнул ребятам.

— Подождите здесь. Эти байдарочники, как вы их величаете, сейчас придут сюда, послушно перенесут вас в свои лодки и отвезут домой.

Широким, уверенным шагом Твардовский направился по крутому склону прямо к центру лагеря.

— Эй, вы там, голодранцы! — крикнул он. — Быстро ко мне!

Рыцари Серебряного Щита, раздвинув ветки, широко раскрытыми от удивления глазами следили за мастером чёрной и белой магии, ожидая, когда же чары начнут действовать и что из этого выйдет.

Туристы подняли головы, с минуту рассматривали странно разодетого незнакомца, а потом бросили свои байдарки и, смеясь, обступили со всех сторон пана Твардовского.

— Вот это сюрприз! — восторженно шумели они. — Театр в самом сердце Пиской пущи! Да здравствуют мастера искусства!

— Скажите, пожалуйста, а для членов профсоюза есть какие-нибудь льготы при покупке билетов на представление? — допытывался какой-то толстяк в очках.

— Тихо! — грозно осадил их Твардовский. — Никакого театра не будет! Отвезите меня, четырёх моих друзей и пса в посёлок Ковалик!

Седовласый рослый мужчина выступил из круга вперёд.

— Я капитан группы, — спокойно сказал он. — Мне очень жаль, однако мы плывём как раз в обратном направлении и не сможем вам помочь.

— А если я вам прикажу? — насмешливо спросил Твардовский.

Капитан едва заметно улыбнулся.

— Никто вас не выбирал нашим руководителем, а поэтому вы не имеете власти над нами.

— Нет, имею! Вот глядите! — и чернокнижник вытащил из кармана горсть золотых монет, пересыпал их из руки в руку.

— Ну и что же? Вижу, что вы богатый человек, — спокойно ответил капитан. — Однако мы не плаваем с целью заработка. Мы проводим на озёрах свой отдых…

— Посмотрите получше. Это же целое состояние!

— В данный момент мы не испытываем в нём нужды. Что бы стали мы с ним делать? Золото — это твёрдый и холодный металл. Лишь обмененное на продукт человеческого труда, оно становится полезным. А здесь кругом лес, пуща…

— Эй, вы! — воскликнул Твардовский. — Не слушайте его! У меня есть золото, и я приказываю вам готовить ваши лодки в путь! — Чернокнижник полез в карман и достал ещё горсть золотых монет.

Вокруг Твардовского всё теснее толпились люди.

— Доллары?

— Нет, какая-то стародавняя валюта. Её, наверно, и в банке-то не принимают. Разве что на лом цветных металлов.

— Откуда у вас столько золота? — спросил капитан.

— А какое тебе дело?

— Не только мне дело. Каждого гражданина нашей страны интересует, почему кое-кто полные карманы набивает деньгами, а другим, хотя они и трудятся, бывает туго.

— Я тебе покажу, как совать нос в чужие дела! — рявкнул Твардовский и схватился за саблю. — Изволь драться, ваша милость!

— Взять его! — закричали вокруг. — Это хулиган! С таким ножом ходит! Надо задержать шалопая!

Кто-то веслом отбил саблю, готовую обрушиться на его голову, чьи-то руки схватили чародея за ворот. Шум, гам, заваруха.

— Ой-ой! — пискнула Кристя. — Да его бьют!

— Бежим на помощь! — и Данка подняла с земли толстую ветку.

— Андрейка, грузи Клад Азору на спину и бегите по тропке, — приказал Здись. — А вы, девчонки, за мной!..

Как трое зайчат, они соскользнули вниз по склону, подбежали к байдаркам. Возле них никого не было.

— Сталкивайте! — крикнул Здись. — Хватайте за носы и как можно дальше — в воду. А ну вместе! Раз-два, взяли! Раз-два…

Голубые, красные, зелёные и жёлтые лодки отчаливали от берега, их тут же подхватывала волна и, покачивая, начинала уносить к середине озера.

— Ещё, ещё! Сильнее! — сопел Здись.

Со стороны лагеря, оттуда, где шло сражение с Твардовским, кто-то заметил, что происходит на берегу.

— Товарищи, враг с тыла! Надо спасать байдарки!

— Девочки, удирайте! — шепнул Здись. — Жмите за Андрейкой и Азором. А я сейчас вас догоню.

Они начали взбираться в гору, слыша за собой глухой ропот бросившихся в погоню байдарочников.

— Если нас схватят, то дадут прикурить, — застонала Кристя.

— Ох, я уже не могу, — с трудом переводя дыхание, прокричала Данка и выбежала на тропинку.

Девочки оглянулись. Байдарочники, плавая по озеру, ловили свои лодки. Возле костра двое высоких здоровых мужчин крепко держали за руки Твардовского. Неожиданно в воздухе просвистел камень, и один из туристов, охнув, схватился за ногу. Другой поглядел на него с удивлением, но в ту же минуту и сам застонал и начал странно размахивать руками.

— Ко мне! Ко мне! — звонко крикнул Здись. Чернокнижник мигом сообразил что к чему и, подхватив с земли саблю, со всех ног бросился в гору. Он бежал огромными шагами, и рукава кунтуша развевались за ним, как зелёные ленты.

Байдарочники пришли в себя, и несколько человек устремились в погоню.

— Держи! Хватай! — кричали они. — Тут же целая шайка хулиганов…

А тем временем наши герои добрались до тропинки, ведущей в глубь леса. Твардовский взвалил сундучок с кладом себе на спину, девочки взяли за руки Андрейку.

— Убегайте как можно быстрее! — распорядился Здись. — Я прикрою тыл. — И он слегка подтолкнул девочек, которые хотели непременно остаться, чтобы помочь ему. Потом Здись свистнул Азора, и оба они спрятались за ствол какого-то дерева.

Крики преследователей раздавались всё ближе, всё отчётливее был слышен топот их ног. Здись заложил рогатку за ремень, вынул из кармана верёвку и привязал её к корневищу. Затем он погладил Азора по лбу и положил ему руку на морду — чтобы тот не вздумал лаять. Байдарочники мчались со всех ног.

— Хватайте, держите хулиганов!

Когда мчавшегося впереди всех туриста отделял от укрытия Здися всего один шаг, мальчишка перескочил вдруг, как дикий кот, через тропинку и натянул верёвку.

— Вот он! — вскрикнул турист, вытянул вперёд руки и в ту же секунду, зацепившись ногой за шнур, с шумом грохнулся на землю. На него свалились и двое следующих. Четвёртого Азор опрокинул в кусты и, громко ворча, отскочил в сторону, сам крайне удивлённый своим поступком.

Здись свистнул, и они с Азором помчались в лес. Невидимые за деревьями, они сделали небольшой круг и вернулись к той же тропинке. Опустились среди папоротников на землю и начали прислушиваться. Из-за поворота тропинки до них долетали голоса:

— Надо их поймать. Это какая-то опасная банда.

— Ищи ветра в поле, а их — в лесу!

— Я чертовски разбил себе колено.

— Давайте лучше вернёмся. У них страшный пёс, настоящий волк. Мне чуть горло не перегрыз.

— Да, пошли назад. Надо уведомить милицию. Хорошо ещё, что ничего у нас не украли.

— Видать, не первый день грабежом занимаются. Видели, сколько у того усатого было золота?..

Голоса начали удаляться. Засвистела иволга. Хромая Цапля несколько раз проклекотала с вершины ближайшей сосны.

Здись махнул рукой Азору, и оба помчались по тропинке. Вскоре они догнали остальных. Все четверо сидели на небольшой полянке и отдыхали.

— Не было у нас больше сил идти, — сказала Данка. — Попробуй-ка, побегай не евши…

Здись ничего не ответил. Он встал перед Твардовским, уперев руки в бока.

— Чтоб этот балаган был первый и последний раз и чтоб таких номеров больше не откалывать! — грозно сказал Здись.

— Что вашей милости угодно? — буркнул чародей, растирая крупный синяк на голове.

— А то, чтобы, защищая вашу шкуру, мне не пришлось бы больше стрелять в порядочных людей из рогатки. К чёрту такой клад!

— Клад хороший, только люди совсем поглупели. Денег брать не хотят…

— И правильно делают, — рассердился Здись. — Меня тоже никто не купит. Если сам не захочу, никто меня не заставит..

— Ха-ха-ха! Но ты душу-то дьяволам продал? Цирограф подписал? Подписал! Так что же это вы, ваша милость, как блоха, прыгаете — туда-сюда?

— Как, как вы сказали? — Здись выхватил из-за ремня рогатку.

— Спокойно! — крикнула Данка, вскакивая с земли. — Вы оба не правы. Мы разыскали Клад для того, чтобы иметь власть, власть, которая позволяла бы делать людям добро. А тут одни неприятности, скандалы и… и… — даже слёзы выступили на глазах Данки.

— Если людям объяснить, что именно хорошо, то они это хорошее и без денег сделают. А вы сразу: «Золото, золото»! — пропищала Кристя и тоже расплакалась.

— Вот именно, — сказал вдруг Андрейка басом. — Я не хочу так играть. Пошли домой.

И хотя солнце светило вовсю, над полянкой нависла чёрная туча раздора. Тишина, нарушаемая лишь всхлипываниями Данки и Кристи, становилась всё более горькой. Твардовский начал беспокойно подкручивать усы, потирал рукою лоб, он уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, как вдруг треснула сухая ветка и из-за сосны, под которой все сидели, донёсся сладкий, как марципан, и скользкий, как перила, смазанный маслом голос:

— Могу ли я засвидетельствовать своё почтение панам-товарищам?

— Кто там лазает? — грозно спросил Здись.

— Это я, проводящий свой отпуск в байдарочном походе, человек доброжелательный, жаждущий предложить свои услуги тому, кто в них нуждается…

— Выйди же, ваша милость, из-за дерева, сто чертей! — прогремел Твардовский. — Мне хочется видеть, как ты выглядишь.

— О, это излишне! Я могу выглядеть так, как пан прикажет. Могу быть высоким и низким, тонким и толстым, брюнетом и рыжим… Могу быть белым или красным — как пан прикажет..

— Чего же ты хочешь, ваша милость?

— Только денег, только денег. Я сделаю всё, что вы прикажете..

— А отвезёшь нас в посёлок Ковалик?

— Разумеется, разумеется, — в соответствии с желанием, которое вы уже изволили высказать в нашем скромном лагере…

Из-за ствола высунулась чья-то рука. Волосатая и гибкая, как резиновый шланг, она была голая, только вокруг кисти виднелась упругая манжета с зелёной запонкой. Пальцы то и дело вздрагивали, пока Твардовский не сунул в эту протянутую руку несколько золотых монет. Тогда пальцы молниеносно сжались в кулак и окаменели в гранитной неподвижности.

Чернокнижник встал и самодовольно рассмеялся.

— Ну, кто был прав? — спросил он своих юных спутников. — Золото — это власть. Золото сгибает даже самые негнущиеся шеи. Пошли, он нас отвезёт, куда мы только пожелаем. Хоть на край света.

— Я прошу немного подождать, — остановил его Здись, внимательно к чему-то прислушиваясь. — Надо проверить, что происходит там, на озере…

Здись помчался на другую сторону поляны к высокому дубу и быстро, быстро начал на него взбираться. Вот он исчез среди густой зелени и вновь вынырнул уже на самой верхушке дерева. Держась левой рукой за ствол, он приложил правую руку козырьком к глазам, чтобы не слепило солнце. В это время все отчётливо услышали шум мотора, доносившийся со стороны озера.

— Я вижу! — воскликнул Здись. — Вижу моторную лодку с милиционерами. Они подплывают к лагерю туристов.

— Ой, как это хорошо! — обрадовалась Данка. — Мы расскажем им о наших хлопотах, и они отвезут нас домой.

— Мы поплывём на моторной лодке? Ура! — захлопала в ладоши Кристя. — Может, ещё поспеем к завтраку!

Быстро спустившись по стволу, Здись спрыгнул с самого нижнего сука на землю. У него было очень озабоченное лицо.

— Послушайте, нам надо немедленно убегать, и как можно дальше. А то иначе нас посадят в кутузку за ту авантюру и за нападение на туристов… К тому же у пана Твардовского нет никаких документов и он не прописан. Как мы объясним милиционерам, откуда у нас столько денег?.. Нет, друзья, с милицией шутки плохи.

Девочки погрустнели и начали молчаливо собираться в дорогу.

— Бежим быстрее, — поторапливал всех Андрейка. — А то ещё отберут у нас сундучок с Кладом…

— Погодите, — пан Твардовский огляделся по сторонам, — а где же тот, что взял у нас деньги за перевозку?

За деревом никого уже и в помине не было…

И вот все тронулись в путь, начали углубляться по узкой тропке в лесную чащобу. Они уносили с собой Тройной Клад и большое беспокойство.

* * *

А человек, который мог быть высоким и низким, толстым и тонким, шагал в обратную сторону. Он шёл к берегу озера. В плотно сжатом кулаке он нёс деньги. На лесной опушке он приостановился, огляделся — не видит ли его кто — и разжал пальцы. На ладони вместо золота лежала кучка навоза и грязи.

Человек со злостью швырнул её на землю и, взбешённый, начал страшно ругаться.

На соседнем дереве заклекотала Хромая Цапля, которая всё это видела.

Если бы она умела говорить по-человечьи, то сказала бы этому человеку в манжетах с зелёными запонками, что каждый грош, трудом не добытый, непременно обращается в грязь. Поскольку, однако, она знала только птичий язык, то задумалась над судьбами мира тех странных существ, которые по какому-то недоразумению именуют себя людьми, и потихоньку начала дремать.

Разбудила её Сорока, старая приятельница, с которой Хромая Цапля давненько уже не виделась.

— Здравствуй, хромоножка!

— А-а, здравствуй, здравствуй! Что это привело тебя в наши края?

— Служебные обязанности, милая. Ведь я — делегат Совета Лесных Зверей и обязана опекать четвёрку человечьих птенцов, которые очутились в пуще. Ты, часом, не видела двух девочек и двух мальчиков?..

— Это каких же? Уж не тех ли самых! — вдруг осенила Хромую догадка. — Одна — в очках, у другой — косички. Да? Один мальчуган с рогаткой, а другой с собакой. Так?

— Так, так, моя дорогуша. Это именно они…

— Ужасные озорники, эти птенцы, — решительно заявила Хромая Цапля и рассказала о всех тех событиях, свидетельницей которых она оказалась.

— Значит, они пошли вот этой тропкой?. — допытывалась Сорока.

— Этой, этой, — Цапля клювом показала направление. — Может, останешься пообедать, дорогая? Свежей рыбкой тебя угощу…

— Нет, нет, — замахала крыльями Сорока. — Мне надо мчаться за ними следом. Боюсь, как бы они не угодили в какое-нибудь Скверное Происшествие. Ну, будь здорова, милая!

— Будь здорова! — ответила Цапля и долго глядела вслед подруге, пока чёрно-белая фигурка не растворилась в буйной, пропитанной солнцем зелени пущи.

ГЛАВА XIII,

в которой пан Твардовский открывает второй тайник Тройного Клада, но ничего хорошего не получается и из этого

Вполне взрослый человек, у которого вполне взрослые ноги, должен сделать более тысячи четыреста шагов, чтобы пройти один километр. Семьсот раз должен он шагнуть вперёд левой ногой и семьсот раз — правой. А если кто-либо не совсем ещё взрослый человек и ноги у него детские или «юношеские», то он делает шаг гораздо короче. Чтобы пройти километр, ему надо сделать этих шагов так много, что их просто невозможно сосчитать без счётов, бумаги и карандаша.

Слов нет, когда вы идёте на какую-нибудь экскурсию, да ещё с песенкой и с весёлой шуткой-прибауткой, да к тому же после вкусного завтрака, то километры делаются меньше. Но когда на сердце тоскливо, в желудке пусто, а вокруг незнакомый лес становится всё гуще и гуще, то дорога удлиняется, растягивается, как резина в рогатке.

Рыцари Серебряного Щита брели по дороге, составленной из очень длинных километров. Тропинка вела их через глухие дебри, и хотя верхушки сосен купались в бирюзе и солнечных лучах, здесь, внизу, было сыро и хмуро. Когда они спускались на дно лесных оврагов, к подошвам их ботинок немедленно прилипал толстенный слой грязи. По временам им попадались глубокие кабаньи следы. А когда они поднимались в гору, то дорогу преграждали колючие заросли ежевики, она цепляла их за штаны и платья. Рыцари должны были перелезать через полусгнившие стволы поваленных ветром деревьев, которые лежат здесь уже многие годы.

Шли молча, почти не разговаривая. Только время от времени обменивались короткими замечаниями.

— Ежевика ободрала мне ногу, — плаксиво пропищала Кристя.

— А ты послюни…

И снова — тишина, в которой слышно лишь тяжёлое дыхание да шаги медленно бредущих людей.

— У меня в животе бурчит, — пожаловалась Данка.

— А у меня аж колет, — ответил Здись.

— Может, поищем ягод?

— Времени нет…

Они идут дальше. Больше всего достаётся Андрейке, потому что у него ноги не такие длинные, как у Кристи. Но он не хнычет, не отстаёт. Стирает только пот со лба и даже пытается что-то петь себе под нос:

Идёт жучок по пальчику,
Идёт себе наверх…
Тра-ля-ля…
Рам-пам-пам…

Печально и неуверенно звучат слова Великой Песни — ведь жучки, которых он прихватил с собою в экспедицию, куда-то запропастились. Может быть, остались на яхте? А может, упали в воду и утонули? Андрейка, наверно, в сотый уж раз вынимает из кармана штанов спичечный коробок и проверяет, нет ли кого в нём… Нет, пусто, совершенно пусто… Ох, как же болят эти ноги и как ужасно хочется есть!

— Прошу прощения, — вежливо говорит Андрейка, обращаясь к чародею. — А вы не могли бы позвать своих чёртиков? Может, они немного подвезли бы нас на своих спинах…

Твардовский с тяжёлым вздохом перекладывает сундучок с Тройным Кладом на другое плечо, поднимает голову, смотрит на солнце.

— Увы… Только после полудня можно будет вызвать какого-нибудь из них, да и то из тех паршивых, что отсиживаются в деревне под ивами и на мельницах. Все остальные сейчас спят… Погодите, остановитесь на минутку! — восклицает вдруг он таким странным голосом, что все немедленно застывают на месте.

Чернокнижник несколько раз втягивает носом воздух.

— Ваши милости, дамы и господа! — торжественно обращается он к своим спутникам. — Пахнет дымом. Что хотите говорите, а поблизости живут люди. Значит, можно будет поживиться. Пошли!.. Ну, что же вы молчите?

Ребята продолжали стоять на месте, вопросительно глядя на Здися: он делом доказал, что, хотя и не является здесь старшим, однако вполне годится в командиры. А Здись насупил брови, задумался, на лбу у него обозначилось несколько складок-морщин.

— Мы ведь не знаем, кто там живёт, — сказал он наконец. — И пищу они готовят для себя. Ещё неизвестно, захотят ли они поделиться ею с нами. Времени же мы потеряем немало.

— А мы прикажем им, — оборвал Здися Твардовский. — У нас есть Клад, который даёт нам власть над людьми.

— С Кладом этим надо поосторожнее, — пробурчал Здись, — чтобы не пришлось нам снова удирать. Если вам так хочется, можете идти, а мы…

На Здися умоляюще глядели широко раскрытые глаза Андрейки, полные отчаяния светло-голубые глаза Кристи и скрытые за стёклами очков печальные глаза Данки. Даже Азор присел, вытянул морду и, словно понимая, о чём идёт речь, не отрываясь глядел на своего хозяина, слегка кивая ему хвостом. Четыре пары глаз просили: «Согласись, мы поедим немножко, ну, совсем капельку, и быстро пойдём дальше. Голод ужасно мучает нас…»

Очень трудно сказать «нет», когда самые близкие твои друзья просят, чтобы ты сказал «да». Здись был молодым командиром, с чувствительным, не огрубевшим ещё сердцем, и…

— Если вам так хочется, можете идти, — повторил он, — а мы… пойдём с вами. Только осторожно, — строго добавил Здись, чтобы не было заметно, что он изменил своё решение. — Сперва надо посмотреть, кто там живёт…

Уставив глаза в землю, Здись прошёл мимо сразу развеселившихся девочек и зашагал впереди, в ту сторону, откуда долетал запах дыма.

Не прошли они и ста шагов, как деревья перед ними расступились. Ребята, пан Твардовский и Азор притаились за кустами можжевельника. Сквозь редкие стволы была видна большая поляна, а на ней — белый двухэтажный каменный дом, окружённый садом и обнесённый забором из металлической сетки. Из труб валил дым. Возле входных ворот виднелась часовенка. Золотился в лучах солнца крест, а на пороге часовни дремал седой ксёндз в чёрной сутане. В его руках, плотно сжатых, были чётки. Бесцеремонная курица, негромко кудахтая, всё пыталась их клюнуть.

— Обед обеспечен, — сказал Твардовский. — У меня здесь есть кое-что специально для особ духовных. Орель, Омогель, Турмило… — он положил руки на крышку, сундучок начал излучать зеленоватый свет и через минуту открылся. — Умный и глупый, юный и старый, толстый и тощий — выполнят всё, чего вера захочет!..

Скрипнул ключ в замочной скважине. Чернокнижник извлёк из второго тайника кусок не то оконной замазки, не то глины и, положив его на ладони, показал ребятам.

— Это пластилин? — спросила Кристя. Твардовский добродушно покачал головой.

— Это волшебный воск, из которого можно вылепить знак, в какой люди слепо верят…

— Что за знак? — перебила его Данка.

— Любой, — рассмеялся чернокнижник. — Чтоб жить было удобней, чтоб не надо было раздумывать над тайнами мироздания, люди лепят себе разные знаки и верят в них. Не думают и верят… Погляди! Заклинаю на Ореля, Турмилу, меняйся, Клад, меняйся каждый миг…

Воск под пальцами Твардовского начал мякнуть, менять форму и вдруг вытянулся вверх, принял очертания столбика, оканчивающегося странными лицами, смотревшими на все четыре стороны с четырёх боков, и в таком виде застыл, окаменел.

— Световид![7] Я видела такого на картинке, — шепнула Данка.

Божество, которому наши далёкие предки-славяне делали жертвоприношения, сурово посматривало на ребят. Потом Твардовский вылепил серебряный полумесяц, который заставляет мусульман трепетать, падать ниц, и чёрный крест, вынуждающий ещё миллионы людей во всех уголках земного шара подолгу выстаивать перед ним на коленях.

— Он даст нам сегодня пропитание, — сказал Твардовский. Идите за мной и не говорите слишком много. Беседу буду вести я. А коль спрошу вас о чём, кивайте головами. Поняли?

— Ну, ну… — машинально ответил Андрейка, которому как раз в эту минуту удалось схватить жучка и запрятать его в коробок, а стало быть, он совсем и не слышал, о чём идёт речь.

— Поняли, — подтвердили девочки. Здись только молча кивнул головой.

…Твардовский опустил голову, большая, глубокая морщина пересекла его лоб. Он двинулся вперёд, как человек, идущий навстречу сильному ветру.

— Бывало, что под сенью этого знака просвещали, учили и лечили людей, строили города и корабли. Но бывало и по-другому: во имя того же самого креста заживо сжигали людей, вырезали целые народы, душили малейшую смелую, живую мысль — и всё для того, чтобы мрак и ночь безраздельно царили над миром…

— Сжигали живых людей? И прямо… насмерть?.. — прошептала потрясённая Кристя.

— Не огорчайся, — успокоил её Твардовский, положив руку на плечо девочки. — Это не вина креста. Под самым прекрасным знаком можно творить плохие дела. Происходит это тогда, когда люди перестают думать и начинают слепо верить.

— А из этого воска, — спросила Данка, — можно вылепить также и звезду, и серп, и молот, и орла[8]?..

Твардовский утвердительно кивнул головой.

— Можно.

— Если нам надо идти, так пошли, — сказал Андрейка. — Вы разговариваете, а курица уже разбудила того пана в чёрном платье, и он смотрит сюда.

Но смотрел не только он, старичок, — прикрыв рукой, как козырьком, глаза, — смотрела сюда и курица, склонив голову набок, чтобы лучше было видно. Наверно, оба они услышали, что кто-то разговаривает в лесу, или заметили выбритую и потому блестящую, как покрытый глазурью глиняный горшок, голову Твардовского, торчащую из-за кустов можжевельника.

Лицо чернокнижника моментально изменилось. Исчезло с него выражение задумчивой серьёзности, по лицу пробежала хитрая усмешка жаждущего власти человека, которую сменила затем маска глуповатой покорности. Кивнув ребятам, он двинулся вперёд. Они вышли из тени на поляну, озарённую солнцем, благоухающую настоем разных трав.

Старичок спокойно ждал, уставившись на крест, который Твардовский нёс в высоко поднятой руке.

— Слава Иисусу Христу! — приветствовал он подходящих, чуть поклонившись.

— Во веки веков! — торжественно сказал чернокнижник и направился прямо через ворота к дверям, ведущим в дом.

— Куда вы, граждане? — встрепенулся ксёндз.

— Слова веры святой и пыль далёких большаков несём мы к порогу сего дома, — ответил Твардовский.

Ксёндз поднял брови, улыбнулся и нерешительно показал рукой:

— Пойдите сперва к администратору, он вас обо всём проинформирует. Вы его найдёте в холле, от входа — справа.

Твардовский, не опуская руки с крестом, двинулся к входу. Ребята — гуськом за ним. Здись оглянулся и обнаружил, что Азор куда-то исчез, а Андрейка остановился и беседует с ксёндзом возле часовни. Однако времени уже не было на то, чтобы кликнуть их или вернуться за ними обратно, — звякнул звонок у входа, и через приоткрывшуюся дверь они вошли в просторный зал, украшенный образами. Из-за небольшого письменного стола поднялся и пошёл к ним навстречу худощавый черноволосый ксёндз.

— Слушаю вас. Вы по какому делу? — сухо спросил он, недовольно глядя на грязные следы, оставленные ими на натёртом до блеска паркете.

— Слава господу… — начал Твардовский.

— Слава господу… — коротко отрезал ксёндз. — Что угодно?

— Мы — пилигримы, идём из святых мест и в святые места несём слова веры…

— Путёвка? Документы?

Чернокнижник не понял, о чём идёт речь, и продолжал:

— Весьма притомлённые дорогой, мы жаждем подкрепить бренное тело своё хлебом насущным, скромною пищей…

— Прошу прощения, — прервал Твардовского ксёндз. — У меня нет времени слушать всякие россказни. Здесь помещается дом отдыха священнослужителей. Если у вас нет путёвки или направления…

— Мы молитвой отплатим за всё…

— Молитвой, молитвой! А у меня отчётность и смета. Идите с богом!..

— Как же так?! — не на шутку удивился Твардовский. — Так — без всего? Несолоно хлебавши, с пустым желудком?

— Не морочьте мне голову, — пожал плечами ксёндз. — Ну, идите же, идите. Здесь милостыня не подаётся. Можете получить иконки на дорогу, — добавил он немного ласковее.

Затем каноник взглянул на часы, повернулся и включил радио.

В центре большого приёмника вспыхнул зелёный «волшебный глаз», и через минуту по залу понеслась бравурная джазовая мелодия.

Твардовский попятился, побледнел и воскликнул:

— Вы забыли о христианских добродетелях: голого — одеть, голодного — накормить! Колдовством занимаетесь, играющие ящики понаставили и слушаете их. Страшное проклятие низвергну я на ваши головы!

Шум скандала сразу же привлёк внимание обитателей дома отдыха, распахнулось несколько дверей, и из них с любопытством выглянули ксёндзы-отпускники.

— Что здесь происходит?

— Смотрите, какой-то чудак в старопольском одеянии и при сабле!

— Пришёл с детьми и хочет получить обед.

— Можно бы немного из наших порций…

— Радиоприёмник называет «играющим ящиком» и обвиняет нас в колдовстве…

Каноник вышел из-за письменного стола и, взяв Твардовского за локоть, повёл его к двери. Чернокнижник размахивал крестом, пробовал сопротивляться, однако ребята тянули его за полы кунтуша.

— Пошли отсюда, пошли!

И вот они снова очутились перед часовней. Андрейка сидел на ступеньках и уминал большой ломоть хлеба с мармеладом.

— Ого! Откуда это у тебя? — взвизгнула Кристя.

— Это пан мне дал, тот, что здесь сидел. И он пошёл ещё за хлебом, потому что я ему сказал, что мы очень голодные. Но он сказал, здесь вам ничего задарма не дадут. А вы получили что-нибудь?

— Нет.

— Вот видите. Ну, погодите минутку.

— Дай немного откусить.

— И мне тоже!

— А отдашь, если получишь ещё?

— Отдам.

Они кусали по очереди, пачкая носы в мармеладе, смаковали свежий ржаной хлеб. Справедливости ради дали кусочек и чародею.

Из-за угла выскочил Азор, радостный и сияющий. Он весело махал хвостом, ласкался к ребятам. Здись взглянул на него подозрительно, схватил пса за ошейник и вдруг начал ругаться:

— Ах, гром его порази! Удираем скорее отсюда, пока они ничего не сообразили.

— А что такое?

— Глядите! — и Здись снял белое перо, приставшее к собачьей морде. — Как пить дать, этот прохвост съел ту курицу, что клевала у ксёндза чётки. Бежим!

Они выскочили за ворота и украдкой начали пробираться к лесу.

— Стойте, братишки! — раздался голос старого ксёндза. — Погодите…

Но, не слушая его, они уже бегом пустились наутёк куда глаза глядят и через минуту нырнули в кусты.

А посередине лесной дороги остался стоять совершенно сбитый с толку старик-ксёндз, держа в обеих руках по ломтику чёрного хлеба с маслом и сыром.

— Сбежали… — прошептал он самому себе. — Жаль, Ведь я хотел им ещё сказать, что одних молитв недостаточно, чтобы быть хорошим человеком. Нужно учиться, работать, а не бродить от костёла к костёлу…

Он ещё с минуту побурчал что-то себе под нос, явно недовольный, а потом долго, но безуспешно звал курицу, которую решил угостить ломтиком хлеба. Другой ломтик он съел сам, с удовольствием ощутив во рту холодок свежего сыра, а на своей шее — тепло полуденного солнца…

— Хоп, хоп!

По сигналу Здися ребята сошлись под старым дубом.

— Хоп, хоп!

Сидя на мягкой моховой подстилке, они ждали Твардовского, однако вокруг них царила полная тишина, нарушаемая лишь мягким шелестом ветра да деловитым гудением шмелей.

— Ксендз, наверно, ещё хлеба принёс, а мы взяли до удрали, — пожаловался Андрейка. — Зачем так быстро удрали?

— А ты почему удрал?

— Как вы, так и я. А вы почему?

— Да пойми ты: он, наверно, уже заметил, что курицы нет, и дал бы нам такого дёру, что ой-ёй-ёй, — пояснила Данка. — И всё из-за этого Азора.

— Самое лёгкое — всё на пса свалить, — рассердился Здись. — А где же пан Твардовский?.. Если он ещё хоть раз использует этот Клад, то не знаю, удастся ли нам живыми вернуться домой.

— Пошли домой. Не будем ждать этого пана, — Андрейка проверил, в кармане ли коробок с жучками, и поднялся первым.

Сбоку, в высоких папоротниках, вдруг кто-то застонал. Ребята вскочили на ноги.

— Бежим?

— Нет, надо поглядеть, что это, — Здись, натянув на рогатке резинку, раздвинул ногой заросли папоротников.

На коричневой подстилке из прошлогодних листьев лежал лицом вниз пан Твардовский. В кулаке у него была зажата ручка от сундучка Тройного Клада. Ребята разжали пальцы, перевернули Твардовского на спину, приподняли голову.

— Он, наверно, умер, — заплакала Кристя.

— Дышит. Надо бы воды, да только где её взять? Может, кто-нибудь из вас добежит до того дома…

— Ой, нет, Здись, лучше уж туда не ходить, — поспешно сказала Данка. — Однако у меня мелькнула одна идея. Пусть Кристя плачет не себе на платье, а на него. Может, и я ей помогу…

Они обе наклонились и, всхлипывая, начали орошать слезами лицо чернокнижника. Солёные капли ползли у него по лбу, по щекам, а одна попала даже в рот. Твардовский облизнул губы, буркнул: «Соленое…» — и открыл глаза.

— Я боялась, что вы умерли, — сказала Кристя, и её мокрое от слёз лицо заискрилось радостью.

— Жив, только шея у меня очень болит. Видно, когда бежал, налетел на дерево. Перевязать бы…

— Всё будет хорошо, я сделаю перевязку, однако вы должны обещать мне одну вещь, дать слово… — сказал Здись.

— Всё обещаю…

— …что, пока мы не вернёмся домой, вы не будете пытаться властвовать с помощью третьей части Клада.

— Здислав, ваша милость, ведь ты сам видишь, что всё бы удалось, если бы в первый раз не та милиция, а второй раз — пёс… — начал Твардовский.

— Такое у меня условие! — твёрдо повторил Здись.

— Согласен. Очень мне больно…

— Слово?

— Слово!

Не прошло и десяти минут, а Твардовскому уже была сделана перевязка; на бинты пошла подкладка его же собственного кунтуша. Влажная тряпка немного уняла боль в шее. Он попробовал поднять сундучок с Тройным Кладом, но, оказывается, у него болела ещё и рука.

— Помогите нести! — попросил чернокнижник.

— Нет! — решительно отказался Здись. — Это тяжёлая рухлядь, а нам надо как можно быстрее возвращаться. Солнце уже всё ниже и ниже. Данка, который час?

— Десять минут пятого, — ответила девочка.

— Ну вот, видите! Поздно. Идёмте.

Твардовский выждал, пока ребята не скроются за деревьями, а потом, шепча заклятия, достал какой-то предмет из третьего тайника Тройного Клада и сунул его в карман. А пустой, хотя и драгоценный сундучок он отнёс к краю глубокого оврага и столкнул его туда. Падая, сундучок застрял между корнями, груды песку осыпались на него, и он стал невидим.

Чернокнижник внимательно оглядел всё вокруг, чтобы хорошенько запомнить место, и большущими прыжками начал догонять ребят.

— Ау, ау! Где вы?

— Ау, ау! — ответили ему девочки. — Идём!

— Быстрее! — крикнул Здись.

Одновременно с Твардовским появилась и вторая пропажа — из кустов тихонечко выбежал пёс Азор. На морде у него было написано нечто неопределённое, но глаза глядели сыто и самодовольно. Извиняясь перед ребятами, он заскулил и лизнул в щёку того, чьё лицо было ближе всех к земле.

— От него пахнет рассольником, — заявил Андрейка и вытер лицо рукавом рубашки.

— Ну ещё бы! Сперва шапку из барашка, а теперь целую куру сожрал! — Здись кулаком погрозил Азору.

Азор стыдливо опустил нос к земле, но вдруг прямо перед его носом зашелестела крыльями какая-то птица, и он немедленно бросился за ней в погоню.

— Стой! — Данка схватила пса за ошейник. — Ах ты разбойник! Где верёвка? Надо его привязать.

— Нечем. Верёвка осталась в лесу, — сказал Здись, вспоминая засаду на байдарочников.

— Я могу дать свою красную ленточку из косы, — предложила Кристя.

Пришлось привязать Азора к этому «ленточному» поводку, и они хотели было идти дальше, но дорогу им снова пересекла птица и исчезла между кустами.

— Это же та самая Сорока! Что ей от нас надо? — приостановился Здись. — Может быть, дорогу показывает?

— Тррь! Тррь! — громко застрекотала Сорока.

И только теперь разглядели её все — она сидела на молодом дубке и многозначительно стрекотала.

— А я знаю, я узнал её! — восторженно воскликнул вдруг Здись. — Она живёт в Ковалике и доведёт нас до дома!

— Тррь! — обрадовалась вместе со всеми и Сорока и полетела впереди.

Все двинулись гуськом за нею, уходя всё дальше от негостеприимной поляны.

ГЛАВА XIV,

в которой здравый смысл прекращает начавшуюся было битву, весело пылает лагерный пионерский Костёр, но последняя часть Тройного Клада снова путает все Карты, мешая Рыцарям Серебряного Щита благополучно вернуться домой

Заросли становились всё реже, под ногами перестала хлюпать болотная жижа. Разлапистый сырой ольховник и ивняк сменили могучие, высокие сосны, устремлённые ввысь, как мачты огромных кораблей. Сорока, обрадованная тем, что отыскала затерявшихся человечьих птенцов, по-прежнему летела впереди, рассекая косые нити солнечного света.

Ребята двигались быстро. Увлёкшись наблюдением за таинственной птицей, которая неожиданно сделалась их проводником, они немного забыли о голоде, мучавшем их, и о гудящих от усталости ногах. Только Твардовский, плетясь позади, беспрерывно охал. Он пытался призвать на помощь верховного чёрта, но тот не соизволил даже отозваться.

Андрейка долго слушал его заклинания и наконец, повернув голову в сторону чернокнижника, сказал:

— Вы на него, пожалуйста, не кричите. Он, наверно, на каникулы уехал или, может, на какое-нибудь собрание ушёл. Моя мама тоже иногда звонит, звонит папе на службу, но ничего не помогает. Я уже спать ложусь, а папы всё ещё нет…

Ветер, оживлённо болтающий с верхушками сосен, скакнул вниз и лизнул ребят в щёки своим холодным, влажным языком.

И вот путешественники увидели между стволами небо. Здись сразу же приостановился, а за ним и все остальные.

— Что случилось?

— Она нас не туда ведёт, — сказал он. — Мы находимся сейчас недалеко от берега озера, надо свернуть немного вправо, — и Здись рукою показал нужное направление.

Сорока вернулась, описала круг над ребятами и начала недовольно стрекотать.

— Поглядите! — воскликнула Данка.

На мху, выложенная из сухих веток, виднелась стрелка, которая показывала то же самое направление.

— Ну и что же? — спросил Андрейка.

— Да, видно, пионеры здесь где-то поблизости живут. Пошли быстрее, посмотрим. — Кристя с любопытством огляделась по сторонам.

— Ну ладно, пошли тогда, — принял решение Здись и, недоверчиво скосив глаза на Твардовского, пошёл вслед за Сорокой.

Они обошли поваленное ветром дерево, наткнулись ещё на два знака, сложенные из веток, и вдруг увидели впереди огромную красно-белую птицу, сидевшую высоко на стволе сосны. Она трепетала крыльями, словно хотела вот-вот взлететь в небо, однако не трогалась с места.

— Я никогда не видала такой, — призналась Данка. Здись насупился.

— Дай мне бинокль.

Только теперь он вспомнил, что они тащат его с собой в кожаном футляре.

— Я сама погляжу.

— Дай мне! — строго потребовал Здись, и Данка, хоть и не очень-то довольная, послушалась его.

Здись приложил бинокль к глазам и рассмеялся.

— Да это же флаг на мачте!.. А внизу видны палатки. Их только трудно заметить, потому что они зелёные.

— Бежим! — крикнул Твардовский. — Наверно, это всё то же самое дикое племя байдарочников!!

— Это пионеры. Пошли. Они ничего не сделают нам плохого.

— Только осторожно, чтобы не рассердить их, — пробурчал чернокнижник, двигаясь следом за ребятами.

Они подходили к палаточному городку всё ближе и ближе. Уже отчётливо были видны четыре больших шатра-палатки, трос, идущий наискосок от земли к сосне, на которой трепетал флаг, входные ворота из берёзовых столбов, украшенные нарисованной на полотне пионерской эмблемой. Никто, однако, не вышел им навстречу, никого не было видно, кроме Сороки, которая уселась на гребне одной из палаток.

Удивлённые тишиной и пустотой, ребята остановились у ворот.

— Эй, кто тут есть? — громко спросил Здись. В ответ — тишина.

— Оп, оп! Мы пришли сюда с Азором! — крикнул Андрейка.

Сорока застрекотала, склонила голову. Ветер уцепился за брезент, приоткрыл палатку. И в ней — пустота.

— Давайте разойдёмся, проверим, нет ли кого. Может, все спят?.. Только ничего не трогать — ни лапами, ни чарами…

— Нет, нет… — заверил Твардовский.

Они обошли весь лагерь. Койки в палатках были аккуратно заправлены зелёными одеялами. На сучках сосен висели блестящие, отчищенные песком котелки. Под сосной, служащей флагштоком, ребята увидели орла, выложенного из шишек на желтом песке. Но кругом — ни души.

— Ну, и что же дальше? — спросила Данка, когда все снова встретились у ворот.

— Подождём немного, пока эти пионеры вернутся. — Кристе очень хотелось хоть капельку отдохнуть. — Может, дадут нам что-нибудь поесть…

— А если весь этот лагерь — только чародейская штучка, как тот Замок, в котором мы были на пиру? Где Твардовский? — забеспокоился Здись.

Огляделись вокруг, однако мастера чёрной и белой магии и след простыл.

— Он пошёл в кустики, — показал Андрейка. — Может, захотел…

— Туда? — переспросил Здись. — Пойду погляжу, чтобы снова какого-нибудь скандала не было.

Неожиданно с противоположной стороны лагеря до них долетел голос:

— Ко мне! Ко мне! Все вместе, что есть духу! Вот где истинное-то сокровище!

Ребята бросились бегом на этот зов. За палатками им преградил дорогу молодой густой сосняк, однако они не обращали на него внимания и продолжали быстро пробираться вперёд, отгибая в сторону пружинистые ветки.

— Сокровище из сокровищ! — торжествующе выкрикивал Твардовский.

— Что же это такое он там нашёл?! — вслух удивлялась Данка.

— Наверно, ничего хорошего, — буркнул Здись. Выскочив из зарослей сосняка, они наткнулись прямо на пионерскую кухню. Под навесом, на плите, обмазанной глиной, стояли большие кастрюли. Твардовский поснимал с них крышки и, мешая что-то половником, весь сияющий, восторженно расхваливал:

— Гороховый суп с дичью… Картофель из-за океана… Цомбер жареный… Ваши милости, садитесь, ничего не говорите и ешьте, — он показал рукой на столы, сбитые из простых досок. — Со мной, друзья, не пропадёте.

— Очень хороший обедик, — сказал Андрейка и вежливо присел на скамейку возле стола, ожидая, когда ему подадут.

— Тут вон висят котелки, как раз пять, — обрадовалась Данка.

— А ложек только четыре, но можно есть и большой… этим… как его… половником, — добавила Кристя, раскладывая ложки на столе.

Здись нахмурился, насупился, засунул руки в карманы.

— Это не наше — и трогать ничего нельзя.

Воцарилась тишина. Андрейка тяжело вздохнул, губы Кристи начали выгибаться и принимать форму подковки. Данка умоляюще смотрела на Здися.

— Берите, ешьте. Никого ведь нет, — подталкивал Твардовский.

— Вот потому-то мы и не можем. Это не наше.

— Что там ваша милость околесицу какую-то несёт! — рассердился не на шутку Твардовский. — Поедим, пока они ещё не вернулись, и дадим стрекача в лес. Скоро уже начнёт смеркаться. Вызовем чертей, и они помчат нас, куда только душа пожелает.

— А вдруг пионеры поймают нас, когда мы будем есть… — начала Кристя дрожащим голоском.

Однако Здись перебил её:

— Поймают или не поймают — это неважно. Чужое нельзя трогать — вот в чём дело.

— Святым хочешь прослыть, ваша милость? — хихикнул Твардовский. — Ну, я берусь за жратву, а вы как хотите…

Он налил себе полный котелок горохового супа, зачерпнул одну ложку, другую, третью…

— Прелесть… — Твардовский даже посапывал от удовольствия.

Запах съестного ужасно щекотал ребячьи носы. Девочки отвернулись, чтобы не смотреть на Твардовского, с таким аппетитом уплетающего суп. Азор сидел на задних лапах и просительно скулил. Несмотря на то, что он не так давно уплёл курицу, пёс нервно позёвывал, и у него текли слюнки.

Здись, не вынимая из карманов сжатые в кулак руки, со злостью глядел на Твардовского и чувствовал, что к горлу у него, затрудняя дыхание, подкатывается клубок гнева. Кто знает, что произошло бы через минуту, если бы не раздались тонюсенькие всхлипывания самого младшего из Рыцарей Серебряного Щита.

— Что с тобой? Ты чего плачешь?

— Я хотел бы попросить тебя, Здись, — Андрейка с трудом владел своим голосом, — попросить, чтобы ты позволил мне… съесть одну… только одну ложечку этого супа. Никто даже и не заметит… — слезинка, выкатившаяся у него из левого глаза, со звоном упала в пустой котелок, а слезинку из правого глаза он успел слизнуть языком.

«Чужого брать нельзя, — размышлял Здись. — Однако, по правде говоря, этот чародей вылакает один целую кастрюлю, а потом все шишки всё равно свалятся на нас. Пусть уж, что ли, мы все поедим…» У него громко забурчало в пустом животе, и Здись почувствовал вдруг такую слабость, что, не говоря больше ни слова, только утвердительно кивнул головой и отвернулся.

Кристя толкнула Данку в бок, а та спросила:

— Нам тоже можно?

— Угу… — буркнул Здись.

Он слышал, как поспешно наливают они себе суп, постукивая ложками. «Глупый, — подумал он. — Не надо было артачиться. А теперь вот ты один только и останешься голодным…»

В эту минуту Здись почувствовал, что кто-то положил ему руку на плечо. Он быстро обернулся. Данка протягивала ему котелок, а Кристя — ложку.

Здись почувствовал растерянность, он заколебался, тяжело вздохнул, но не нашёл в себе сил отказаться. Первую ложку горячего супа он проглотил вместе с солёной слезой, однако у следующих ложек был вкус только гороха и мяса. Здись чувствовал, как с каждым новым глотком к нему возвращаются силы и бодрость. Вот поедят они немного и тут же отправятся дальше. До дома уже недалеко. Если Сорока снова поведёт их, то они будут у цели через какой-нибудь час…

Здись осмотрелся: за молодыми сосенками виднеются крыши палаток, но Сороки не видно нигде. Начал прислушиваться: не застрекочет ли где-нибудь… Тишина. Только позвякивают ложки да со стороны озера долетает какой-то гомон.

Твардовский встал, подошёл к плите.

— Попробуем, вкусна ли эта свиная грудиночка…

Здись в один прыжок подскочил к нему, схватил чернокнижника за руку.

— Прошу вас — ни с места!

— Почему? Ты и сам ведь ел, ваша милость…

— С голоду.

— И я с голоду.

— Достаточно с нас супа.

— Отпусти рукав, ваша милость, — дёрнулся Твардовский. — Мне недостаточно…

— Достаточно!!

— Нет!!

Они пристально смотрели друг другу в глаза.

— С голоду иногда можно, — Здись сдержал свой гнев. — Но чтобы у чужих людей всё слопать — это уже свинство…

— Пусти, ваша милость! А то не сдержусь. Никто тут мне не волен приказывать. Прочь!

Они отскочили друг от друга. Чернокнижник схватился за рукоять сабли, Здись — за рогатку.

— Левой, левой! — неожиданно совсем близко, где-то возле ворот, услышали они зычный голос, шум шагов и команду: — Отряд, стой! Все — за котелками и бегом на кухню!.. Разойдись!..

Раздался весёлый гомон, смех, шутки.

— Ну и здорово сегодня было! Мы притаились в «секрете», а они идут, ничего не видят…

— Как это? А кто же подошёл к вам с тыла, как к слепым котятам?

— Если бы не я, то вы бы…

— Не хвастайся, кухарь-глухарь! Беги первый, готовь свои горшки-кастрюли…

— Что у тебя сегодня?

— Гороховый суп и свиная грудинка на второе.

— А добавка будет? Может, у тебя уже какие-нибудь звери всё съели…

— Помчался к нам навстречу, вместо того чтобы сторожить кухню…

— По-твоему, я должен был сидеть в тылу, как настоящий обозник…

— Пошли быстрее, я проголодался, как волк зимой.

Позвякивая котелками, они, словно гудящий рой, двинулись к лесной столовке.

— Ребята! Там кто-то есть! — воскликнул вдруг повар, шедший впереди. — Я получил шишкой в ухо.

Все подбежали к нему и остановились как вкопанные. Вход на кухню, окружённую с трёх сторон густым сосняком, преграждала баррикада из перевёрнутых столов. И, будто знамя, над баррикадой развевалась красная ленточка, привязанная к пруту.

— Кто туда забрался? — воскликнул повар и в ту же секунду отскочил назад, потому что в него снова угодила большая еловая шишка.

— Вперёд, ребята! Это какие-то грабители!

— Надо прогнать шалопаев!

Пионеры двинулись к баррикаде, но их остановил громкий и грозный окрик:

— Ни шагу, ваши милости, а то поплатитесь головой. Ни один живым отсюда не вернётся!..

Наступающие попятились, не столько перепуганные, сколько поражённые. Кто-то предложил обойти кухню с тыла, через заросли, однако из молодого сосняка до них донеслись дикий волчий вой и гневное ворчание. Пионеры отступили ещё на несколько шагов.

— Вот так номер! Что это за типы там засели?

— Всегда так случается, когда лагерь остаётся без охраны.

— Если бы я вовремя не бросился к вам на выручку, то было бы уже поздно, — возмутился повар. — Слышали? Они головы хотят нам поснимать.

— Что делать? Стоять на месте, как сейчас стоим?

— Друзья! Что тут толковать? Мы имеем дело с явно выраженной агрессией. На нашей независимой территории находятся посторонние элементы. За оружие — и вперёд! Возьмём кухню приступом!

— Ура! Возьмём! Мы не из заячьей породы!

Все, кому попались под руку, схватили еловые шишки и бросились на штурм баррикады. Над досками поваленных столов, словно щиты, появились крышки от кастрюль. Засвистели, рассекая воздух, шишки, с ворчанием полетели камни, пущенные из рогатки, в воздух взвились куски дёрна, засыпая сухим песком глаза атакующих.

Не выдержав столь решительного ответного огня, шеренги идущих на штурм дрогнули, сломались, пионеры разбежались по сторонам и спрятались за стволами деревьев. Охали «раненые», шла ленивая перестрелка с невидимыми защитниками баррикады.

— Что здесь происходит? — обеспокоенный шумом и криками, прибежал вожатый отряда. — С кем вы сражаетесь? Все живо ко мне!

Пионеры отошли за пределы досягаемости шишечного выстрела и, перебивая один другого, начали объяснять вожатому: какие-то паскудные агрессоры завладели кухней.

— С кем вы сражаетесь? — спокойно повторил свой вопрос вожатый.

Но никто не мог дать на него вразумительного ответа.

— Ну, видите, ребята! Затеять войну — не хитрость. Всегда надо взвесить сперва, с кем воевать и нельзя ли решить спорные вопросы мирным путём. Я пойду выясню ситуацию. Двое будут сопровождать меня, а остальным стоять на месте!

Здись, наблюдавший за полем боя через щёлку в досках стола, с удивлением обнаружил, что в сторону баррикады спокойно идут трое пионеров. Один барабанил пальцами в пустой котелок, другой нёс на палочке почти белый носовой платок, а тот, что шёл посредине, самый высокий, дружески махал рукой.

— Парламентёры, — шепнул Твардовский.

— Пальнём по ним?

— Что ты говоришь, ваша милость! Нельзя. Международные правила не позволяют. Они идут на переговоры, будут договариваться с нами…

Тройка парламентёров остановилась в пятнадцати шагах от кухни, и тот, что шёл посредине, самый высокий, крикнул;

— Мы прибыли к вам с миссией мира. Выходите на переговоры!..

По ту сторону баррикады послышался шёпот: началось совещание военного совета.

— Нет, пусть лучше Здись останется, — советовала Данка.

— Надо идти, — настаивал Твардовский.

— А если его изобьют? — спросила Кристя.

— Даже дикие народы — и те уважают белый флаг. Может быть, они разрешат нам отступить на почётных условиях?

— Однако где взять белый флаг?

Миссия от пионеров снова нетерпеливо забарабанила в котелок.

— Эй, выйдете вы или нет?

— Сейчас! — крикнул Андрейка. — Ищем чистый носовой платок.

— Можете выходить и без платка, — сказал вожатый. Девочки торжественно застучали крышками от кастрюлек, а Здись перелез через столы и грозно сказал:

— Если вы не станете нас бить, мы уйдём восвояси.

— А почему мы должны вас бить?

— Потому что мы — враги.

— Почему — враги?

— Потому что мы съели у вас суп. Мы были голодны.

— Гм, — вожатый на минуту задумался. — И очень вы были голодны?

— Очень, с самого утра.

— И съели весь гороховый суп?

— Нет, не весь. Но порядочно.

— Сколько же вас человек?

— Трое, и две девочки. И пёс.

— И пёс ел из котелка?

— Нет.

— Теперь вы наелись?

— Наелись, — неуверенно сказал Здись и добавил: — Почти наелись, потому что мы не пробовали грудинку. Вы отпустите нас?

Пионеры посовещались, и вожатый сказал:

— Нет, не отпустим.

— Ну что же, тогда будем сражаться дальше, — вздохнул Здись.

— Не отпустим вас одних, потому что уже поздно. Требуем, уважаемые враги, чтобы вы съели с нами грудинку, а уж потом мы проводим вас туда, где вы живёте. Согласны?

— И вы не будете нас ни бить, ни щипать?

— Нет.

— И пса не тронете?

— Дадим ему костей.

— Ну, тогда согласны…

Руководители государств, ещё минуту назад объятых враждой, подошли друг к другу и, как пишется иногда в газетах, «завершив переговоры, протекавшие в дружеской, сердечной атмосфере, обменялись крепким братским рукопожатием».

Не буду описывать вам, читатели, того, что происходило потом. Никто не был бы в состоянии записать и передать сотни разговоров и бесед, ведущихся одновременно, прерываемых на полуслове то смехом, то вопросами, то остротами. Когда люди задумаются на минуту, поразмыслят и вдруг поймут, что те, кого до сих пор они считали врагами, на самом деле очень симпатичные ребята, товарищи, тогда становится на душе как-то особенно хорошо, весело, тепло. И все начинают говорить наперебой. Это очень приятно — быть разумным и благородным человеком. Гораздо приятнее, чем вести войну, и даже — чем победить, водрузив на развалинах дымящейся баррикады своё боевое знамя…

Правда, среди пионеров было несколько таких, которые ворчали, что им мало супа, потому что «непрошеные гости заглянули в кастрюлю». Однако когда вожатый попросил поднять руку тех, кто никогда не ел втихаря у мамы варенье и не сорвал ни одного яблока в чужом саду, то они, эти ворчуны, сперва умолкли, а потом начали угощать девочек конфетами, извлечёнными со дна рюкзаков.

Уже смеркалось, и потому было решено, что при первых же лучах утренней зари пионеры проведут ребят к посёлку Ковалик, а теперь в честь «врагов» и битвы, завершившейся заключением пакта о дружбе, следует зажечь Большой Костёр.

Доводилось ли вам хоть раз присутствовать на лагерном пионерском костре? Поверьте, его ни с чем нельзя сравнить. Ни с кино, ни с цирком, где выступают настоящие львы и медведи, ни даже с самым первоклассным театром, на сцене которого играют великие актёры. Лагерный костёр — это тоже прекрасное, но совершенно иное, неповторимое зрелище.

…На поляне вокруг груды сухих веток и поленьев рассаживается отряд. Вверху, над пиками сосен, шатром раскинулось тёмно-синее полотнище неба, расшитое звёздами. Ветви и верхушки деревьев словно вырезаны из чёрной бумаги. Ты садишься в темноте на пружинистое кресло из мха, рядом чувствуешь локоть товарища, а в сердце у тебя тишина и покой. Все почему-то говорят шёпотом, будто боятся раньше срока разбудить ночь и пущу.

Но вот уже вспыхнул огонёк спички, лизнул лучину, ставшую сразу похожей на красную свечу, озарил лицо Хранителя Очага — того из отряда, кто в любом сражении всегда впереди. Огонёк уменьшается, прячется в груду сухих веток и поленьев, исчезает в ней. На какую-нибудь минуту снова водружается над поляной темнота, но в глубине груды уже занимаются огнём мелкие ветки и берёзовая кора, уже золотые языки лижут толстые поленья, и вдруг фонтаном взлетает вверх пламя, унося к небу искры, и змеями струится, пританцовывая, дым. Костёр горит! Круг света ползёт по земле, захватывает в плен отряд, приближает стволы деревьев. Сосны, берёзы и дубы склоняют свои вершины, чтобы лучше слышать Песнь пионерской дружины…

Песни и песенки сплетаются в сплошную цепь. То целый фонтан искр брызнет из костра, то шутка и смех взметнутся к чёрно-синему небу, то новая песня…

Данка, Кристя, Здись и Андрейка сидят на почётных местах возле, вожатого и утирают слёзы, застилающие им глаза. Вы думаете, что это слёзы от тоски по дому, от сознания того, что их папы и мамы ужасно встревожены? Ничего подобного. От смеха! Возле пионерского костра они забыли обо всём на свете. Они кричат «браво», хохочут, поют во всё горло. Какие замечательные мальчишки в этой пионерской дружине! Весёлые, энергичные, дружные, храбрые. С такими можно пойти в огонь и в воду. Гори, гори ярче, пионерский костёр!

Сидевший в кругу ребят Твардовский размышлял о том же: «С такой дружиной можно сделать всё что угодно… Надо только иметь над нею власть — и можно двинуться на завоевание всего мира. Однако как обрести эту власть? Не будут же они слепо повиноваться моим приказам. Разве что…»

Он нащупал в кармане шаровар продолговатый твёрдый предмет — тот самый, который хранился в последнем тайнике Тройного Клада, дающего власть над людьми, — и задумался.

Наш чернокнижник задумался всерьёз, глубоко, и были думы его очень и очень печальны. Нет, явно не удался ему этот визит на Землю. Несмотря на всю его осторожность, несмотря на то, что не взрослым, а детям преподнёс он свои чародейские штучки, они не вызвали ни страха, ни особого удивления. Лампой Аладина их не удивишь, у них есть электрические лампы. Сапогам-скороходам они предпочитают мотоцикл. Они запанибрата с чудовищем, которое называется фабрикой. Мало того, Тройной Клад, перед которым когда-то на колени, лицом в грязь падали короли и герцоги, до сего времени не принёс ничего утешительного.

Достал Твардовский из кармана тот таинственный продолговатый предмет. Это была старая, замшелая фляжка из толстого-претолстого стекла. Воспользовавшись тем, что никто на него не смотрит, он сделал из неё большой глоток. В горле зажгло, защипало, огонь проскользнул в желудок и начал бушевать там.

Твардовский вспомнил, как четыре века назад, окончив университет в Кракове, а затем в испанских городах Толедо и Саламанке, начал он свои труды, на пользу людям направленные: открыл серебряные жилы в Олькуше и соорудил там копи, мост на реке Ниде построил, плотину-запруду от деревни Викторово до Корчмы Выгоды за деревней Неклоп насыпал… Не принесло это ему ни славы, ни богатства. Лишь езда на петухе, битьё горшков на краковском рынке, пьяные выходки в трактирах и прочие чудачества прославили имя его. А теперь вот и разные штучки с дьяволами никого не удивляют.

Твардовский незаметно глотнул из фляжки ещё разок, другой, и посветлело у него перед глазами, печали съёжились, помельчали, растворились в ночном мраке. Крепким был этот чародейский напиток из последнего тайника Тройного Клада. Люди слишком глупы, чтобы уразуметь всё могущество золота, за которое можно купить власть и наслаждения. Люди слишком умны, чтобы, отказавшись от силы разума, довериться бессильным символам веры, на которых держится религия. Но нет ещё в мире такого человека, который не поддался бы соблазну опрокинуть шкалик. А если уж выпьет, то безумие, растворённое в напитке, просочится в его кровь, возбудит, а затем замутит мозг, заглушит совесть. Кто хоть раз испытал удовольствие, пригубив эту бездонную фляжку, обойтись без неё уже не может и за один глоток волшебной жидкости готов выполнить любой приказ…

«Не будем терять время попусту», — шепнул самому себе Твардовский и тронул юного соседа в пионерском мундирчике.

— Выпей, это хорошее…

Мальчишка машинально взял фляжку в руки, поднёс её ко рту, однако в последнюю минуту остановился.

— Вода? — спросил он.

— Вода.

Но пионер втянул носом воздух и с усмешкой вернул фляжку Твардовскому.

— Молочко от бешеной коровки… Такого мы не пьём, мудрая твоя голова.

— Попробуй, ваша милость, лучшая из наилучших…

— Благодарю! — и пионер вернул Твардовскому его фляжку.

Чернокнижник повернулся в другую сторону и шепнул пухлощёкому толстяку:

— От костра так и пышет. Жарко…

— Да, да, — кивнул тот головой.

— Пить хочется.

— Ага… — Пухлощёкий задумчиво глядел на своего товарища, который в это время как раз декламировал у костра стихи:

Когда ветер истории веет,
Крылья растут у людей,
Как у птиц. Но зато
Трясутся портки у царей…[9]

Раздался взрыв смеха, послышались крики «браво». Твардовский не понимал, о чём идёт речь, но аплодировал вместе со всеми, а потом снова наклонился к соседу:

— Прополощи, ваша милость, себе горло. Прохладительный напиток.

— Спасибо, — вежливо сказал толстяк, доверчиво опрокинул фляжку и сделал несколько глотков.

— А-а-а-а! — завизжал он. — Тьфу, что за подлость! Жжёт, печёт…

Все оглянулись на него.

— Что случилось?

— Тише ты, тише! — крикнул на толстяка Твардовский.

— Горло так и жжёт. Ой, ой, ой! — продолжал вопить мальчишка.

Вожатый поднялся, подошёл к нему, вынул из его рук фляжку.

— Кто тебе это дал?

— Этот пан. Сказал: «прохладительный напиток». Ой, в голове у меня мутится!..

— Проводите его, ребята, в палатку.

Произошло замешательство. Двое пионеров взяли толстяка под руки и повели его в сторону лагеря. Возле костра воцарилась тишина.

— Зачем вы это сделали? — спросил вожатый. — Мы приняли вас, как братьев, в круг костра. Мы не спрашивали вас, откуда и куда вы идёте, кто вы такие. Почему вы хотели напоить одного из нас? — он с упрёком посмотрел на чернокнижника и пришедших вместе с ним ребят.

— Прошу прощения у пана товарища, — начала Данка. — Это не мы, это он… Мы, значит, хотели властвовать над миром… Это, значит, он знал, где находится Клад… А мы, чтобы людям было хорошо, стали Рыцарями Серебряного Щита…

Данка запуталась в своих торопливых и сбивчивых объяснениях и неожиданно умолкла.

— Рыцарями, которые хотят властвовать над миром с помощью водки?

— Отдай, ваша милость, это моё, — грубо сказал Твардовский и протянул руку.

— Зачем?

— Какое ваше дело?

— Вы находитесь в лагере нашей дружины, и наши порядки распространяются также и на вас.

— Мы можем отсюда уйти. Не нужны нам ваши милости.

— Если не нужны, то скатертью дорога. Но дети останутся здесь.

— Они — со мною.

— Они — гости нашей дружины и останутся тут до утра.

— Ну, ещё посмотрим!

Твардовский вырвал фляжку из рук вожатого и швырнул её с проклятиями в костёр.

Пламя взметнулось вверх, поленья зашипели, как сто огромных змей, и костёр вдруг потух. Чёрная, пушистая темнота опустилась на лес, ослепила пионеров.

— Куда бежишь?

— Стой!

— Дайте свет!

— У кого есть фонарик?

— Развести огонь!

Вспыхнули фонарики, беспокойно рассекая темень узкими лентами света, кто-то чиркнул спичку и поднёс её к горсти сухой хвои. Перепугавшийся было костёр понемногу разгорался, неохотно расширяя круг света, но наконец снова взметнулся вверх, начал трещать и шуметь.

— Где этот пьянчуга?

— Где дети?

Ни детей, ни чернокнижника не было. Зато из леса, прямо на огонь костра, вышли мы оба — я и Андрейкин папа, который нёс за пазухой сонную, измучившуюся Сороку. Делегатка Совета Лесных Зверей сделала всё, что было в ее силах, — она вела нас до той поры, пока не опустились сумерки, пока ещё хоть что-нибудь различали в темноте её птичьи глаза.

— Можем мы поговорить с вожатым? — спросил я.

— Слушаю вас.

— Не видели ли вы случайно четверых ребят? Одна девочка носит очки, у другой косички, как мышиные хвостики…

— Один мальчик очень серьёзный и любит жуков, — вставил папа Андрейки, — а другой…

— Знаю, знаю, — прервал его вожатый. — Они были тут ещё минуту назад и исчезли самым таинственным образом.

— Исчезли… — как эхо, повторили мы. — А ведь это наши дети.

— Да, они исчезли самым таинственным образом. Я вам обо всём расскажу, но сейчас не теряйте время попусту. Надо их искать. Горнист, играй тревогу!

Маленький пионер подошёл к костру, приложил к губам горн.

«Тра-та-та! Тра-та-та!» — полились быстрые, нетерпеливые звуки.

— В лагере трое останутся на вахте! А остальные идут со мной. Взять с собой фонари! — отдавал приказания вожатый.

Когда через несколько минут мы были готовы к маршу, неожиданно примчался запыхавшийся Азор, который всё это время обгрызал кости возле кухни.

— Где ребята? — строго спросил я его. — Оставил их одних, ты, противный обжора! Помоги же хоть теперь нам разыскать их.

Пёс, прося прощения, лизнул мне руку, потом опустил морду к самой земле и начал принюхиваться. Он дважды обежал поляну, приостановился на том месте, где наши дети сидели у костра, втянул ноздрями воздух и двинулся в лес. Мы — за ним.

Когда деревья со всех сторон окружили нас, при свете фонарей мы увидели сломанную ветку, а потом и глубокий след чьей-то ноги, оставшийся на росной траве.

— Хорошо ведёт. Умный пёс, — похвалил Азора вожатый. — Мы скоро их нагоним.

ГЛАВА XV,

в которой суд оглашает в Лысом Урочище приговор, третий раз всходит Луна и Рыцари Серебряного Щита принимают решение пересесть из сказки в ракету

— Мы — на месте, — сказал чёрт Гараб, снял с плеч двустволку и оперся на неё. — Это здесь.

— А ты не заблудился? — спросил Твардовский. — Ночь тёмная, пуща густая…

Один глаз у дьявола засверкал красным огнём, чёрт нетерпеливо махнул хвостом.

— Как-никак, а я ведь охотник, покровитель всех браконьеров. Велели мне вести к Лысому Урочищу — вот я и привёл.

Ребята стояли тут же, рядом, и озирались по сторонам. Они находились на вершине отвесного холма, склоны которого были покрыты сухой травой. Внизу плотным кольцом теснились сосны, похожие в темноте на выщербленную стену. На самой вершине холма когда-то росла вековая ель, но теперь она лежала на земле, поваленная бурей. Ветви её, торчащие во все стороны, замерли в полной неподвижности. Причудливо переплетённые корни, словно змеи, извивались над глубокой воронкой. У самого края воронки рос одинокий лесной цветок, известный под названием «медвежье ухо», или коровяк.

— Мы скоро вернёмся. Сядьте и подождите нас, — попросил Твардовский. — Вот здесь, вокруг цветка. Он днём спит, а ночью распускает свои лепестки.

Чернокнижник и Гараб, держась за руки и о чём-то перешёптываясь, спустились с холма и исчезли в ночном мраке.

Ребята послушно присели на корточки вокруг «медвежьего уха». Нагретый за день солнцем песок был ещё тёплый, но в воздухе плавала прохлада. Над пущей скользил лёгкий ветерок, шалью овивая вершину Лысого Урочища.

Кристя вытянула перед собою замёрзшие руки.

— Жаль, что нет костра…

Цветы коровяка дрогнули, раскрылись шире, начали лучиться жёлтым светом. От них шло тепло и струился густой, медовый, сонный аромат.

— Греет, — шепнула Данка. — Там, в лагере, был костёр и вдруг погас. Почему это мы, вместо того чтобы спать, пошли сюда?

— Меня что-то тянуло, но только не за руку, — сказал Андрейка. — Так… будто где-то в животе…

Здись потёр рукой лоб, тряхнул головой.

— Он нам велел идти с ним… Потому что мы будто бы Рыцари Серебряного Щита и будто бы тот Клад мы нашли вместе, мы и подписали… Я уже плохо помню, что он говорил. Мне не хотелось, но я всё-таки пошёл. Что-то меня как бы подталкивало.

— Подталкивало… Тянуло… Любопытно… — ворчливо пробурчала Данка и сонно добавила: — Эти цветы так сладко пахнут… Жаль, что у нас нет уже Клада. Столько денег…

— И крестик такой красивый… — пожалела Кристя.

— Можно было бы хоть той водки взять немного с собой, — мечтательно проговорил Здись. — Я дал бы её отцу, и тогда, может, он не стал бы сердиться…

— Жалко Двойного Клада, — тяжело вздохнул Андрейка.

— Тройного…

— Пусть Тройного. Я не очень хорошо умею считать. Но всё равно жалко его. Уже нельзя будет сделать так, чтобы на обед мама давала только третье блюдо… И попадёт нам здорово.

— Может, и попадёт, но зато можно будет хоть выспаться.

— Пошумят они немного — и всё. Они нас любят…

— Яхту взяли мы без разрешения. И Азор куда-то запропастился. — Огорчённый всем этим, Здись грел руки над коровяком, медленно сгибая и вновь разгибая пальцы.

А количество цветов на «медвежьем ухе» быстро росло, раскрывались всё новые и новые бутоны, и вот уже всё растение светилось, как жёлтая люстра. На дне жёлтых чашечек-цветков колыхались на красно-фиолетовых ножках тычинки, между ними кто-то копошился, и вдруг оттуда начали выскакивать маленькие рогатые человечки. Они спускались по листьям на землю, с шелестом росли, и вскоре вокруг ребят молчаливо застыла толпа чертей.

— Снова та же самая игра, — буркнул Андрейка и громко спросил: — Прошу прощения, зачем вы сюда пришли, господа? Мы вас не звали…

— Хи-хи! Ху-ху! — загоготали черти. — Зачем? По ваши души, за вашими уважаемыми милыми душечками…

— Глупые вы, — рассердилась Данка. — Говорите на эту тему с паном Твардовским, когда он вернётся.

— Ху-ху! Хи-хи! Какая важная — поглядите-ка на неё! — снова захохотали черти.

— Тихо! — раздался грозный окрик, и бестии тут же замолкли, поджали хвосты, повели ушами.

— Тишина и покой! — повторил Твардовский, расталкивая толпу чертей. — Я уже вернулся.

Он остановился возле ребят, а рядом с ним застыли Гараб и другой чёрт, в котором без труда можно было узнать Оркиуса-юриста, специалиста по клятвам.

— Читай, ваша милость, цирограф! — распорядился чернокнижник.

Оркиус размотал рулон чёрной бумаги, на которой виднелись большие, неровные буквы, напечатанные тёмно-багровой дьявольской краской. Он откашлялся и начал торжественным голосом:

— «Клад найду — и чёрту душю я на год отдам послушьно…» Подписано: «Дануся, Андрейка, Кристя и Здись».

— Хи-хи! Ху-ху! — заржали черти, но Твардовский успокоил их нетерпеливым движением руки.

— Вы подписывали этот цирограф?

— Ну и что из того?

— Мы, но…

— К свиньям такой Клад. Одни скандалы!

— К тому же только день прошёл, а не год! — кричали ребята, перебивая друг друга.

Твардовский спокойно выжидал, пока они накричатся, а когда ребята наконец умолкли, он с ехидной усмешкой ткнул пальцем в дату, проставленную возле их подписей.

— Какое это число?

— Тринадцатое, — прочитала Данка.

— А месяц?

— Июль.

— Какого года?

— Тысяча девятьсот… пятьдесят… пятьдесят девятого?!

— А стало быть, годок миновал, — вставил своё слово Оркиус.

— Неправда! — Здись вскочил на ноги. — Это мошенничество! Мы только вчера подписали!..

Он хотел вырвать из рук Оркиуса бумагу, но чёрт быстро спрятал цирограф за спину.

— Спокойно! — Твардовский схватил Здися за руку, а черти грозно опустили рогатые лбы. — Написанное пером — не вырубишь топором. Надо будет расплачиваться по счёту за Тройной Клад.

— Но…

— Никаких «но». У вас есть ещё три минуты и семь секунд времени для прощания с Землёй. После этого вас возьмут дьяволы. — Он повернулся к ребятам спиной и начал шептать Гарабу какие-то распоряжения.

— Здись! — Данка потянула его за рукав.

— Чего тебе?

— Сядь. Надо посоветоваться…

Здись присел на корточки, и все четверо плотно придвинулись друг к другу.

— Что тут советоваться? — горячо прошептал он. — У нас в деревне один крестьянин, не умеющий читать, подписал бумагу, из которой выходило, что он должен платить большие деньги. Он даже в суд пошёл. А судья протянул ему руку и говорит: «Вы не виновны, но платить придётся, потому что есть бумага, а на ней — ваша подпись…»

— Прошла минута! — объявил Твардовский.

— Минута… Минута… — заверещали черти, скрежеща зубами.

— Что же делать? Что делать? — затряслась Кристя. — Они заберут нас в ад.

— Сражаться!

— Их больше. Нам не справиться.

— Всё равно: надо бороться до конца. Пусть они меня затопчут, но я им…

— Тихо! — цыкнула Данка. — Это было бы по-геройски, но очень глупо. У меня есть одна мысль… — Она ещё понизила голос и начала что-то шептать своим друзьям на ухо.

— Прошли две минуты, — сказал Твардовский.

— Хи-хи! Хорошо идут дела! — обрадовались дьяволы. Один из чертей присел на корточки и приготовил толстую верёвку, чтобы связать ребят. Другой чёрт прицепил себе к хвосту репейники, чтобы больнее было, когда он кого-нибудь ударит, а третий напильником точил рога… Страшно было на всё это смотреть. Андрейка прикрыл глаза рукой и сказал:

— Глупая забава.

Другой рукой он гладил жучка, который путешествовал у него по карману.

— Третья минута!

Данка поднялась, одёрнула платье и вежливо поклонилась:

— Уважаемое собрание! — любезно начала она. — Поскольку у нас существуют разные точки зрения на правомочность цирографа, прошу передать дело в суд. Пусть суд вынесет свой справедливный приговор. Заклинаю вас: Орель, Омогель, Гоголь-Моголь…

— Погоди, — остановил её Твардовский. — Зачем же сразу такие страшные заклинания? Эй! Оркиус! Собирай суд!

— Хорошо, мой господин, — поклонился чёрт и пробурчал: — Всё равно не удастся вам выкрутиться: адвоката, сведущего в почерках, у вас нет.

Оркиус нырнул в толпу, помчался по склону холма. Треск ломаемых веток говорил о том, что он углубляется в лес и несётся куда-то между деревьями.

— Что же, этот суд будет здесь? — недоуменно спросила Кристя.

— А ты думала, что мы отложим дело, пойдём в город, и вы по дороге удерёте?.. Так? — с издёвкой сказал чернокнижник. — Ничего не выйдет! Сейчас судьи прилетят сюда.

— На самолёте?

— Нет, на своих собственных крыльях. О, да их уже видно!

На фоне синего неба замаячили чёрные силуэты, они бесшумно устремились к земле, и пять больших Сов уселись на корнях вывороченной из земли ели. Оранжевыми огоньками засветились пять пар круглых глаз.

Одновременно раскрылись пять кривых клювов, и Совы запели старческими голосами:

Каждая сова
Это — голова!!!
Читаем книги старые
И защищаем право мы…

Прибежал запыхавшийся Оркиус, поклонился до самой земли и сказал:

— Высокий суд! Пред твоим лицом предстали две стороны: четверо этих пронырливых людей и я, бедный дьявол. Они законтрактовали свои души, подписали цирограф. Я заплатил им в соответствии с заключённым между нами соглашением, а они не хотят теперь отдать свои души. В связи с этим трудовая артель «Ад» не сможет выполнить свой производственный план.

Оркиус развернул цирограф, громко зачитал его и снова свернул.

Совы пошептались между собою, трижды закрыли и открыли глаза, а та, что сидела посредине, — наверно, председатель суда, — гнусаво запела:

Год прошёл,
Как клад был найден.
Артелью «Ад»
Проект нам дан:
Артель чтоб с планом
Не прогорела,
Пусть черти
Выиграют дело…

— Хи, хи! Наша берёт! — обрадовались дьяволы, но тут же умолкли, так как кто-то громко зазвонил. Это Данка энергично потрясла коровяком и, сделав реверанс перед членами суда, сказала:

— Почтенный суд, ведь судьи льгут…

Сова, сидящая с правой стороны, — наверно, прокурор, — гневно замахала крыльями.

— Всё, что она говорит, не имеет никакой юридической силы. Вместо «лгут» она сказала «льгут». Что это значит? Двойка по грамматике и орфографии!

— Весьма справедливо, — покорно склонила голову Данка. — Я умышленно так произнесла это слово. Прошу почтенный суд обследовать текст соглашения. И там он обнаружит, что вместо «душу» написано «душю», а вместо «послушно»— «послушьно». Стало быть, чертям принадлежат не наши души, а…

— Двойка, двойка по грамматике! — воскликнула Сова-защитник, сидящая с левой стороны.

— А кроме того, — ещё увереннее продолжала Данка, — там, в соглашении, нет наших подписей. Там что ни имя — то ошибка. Только шутки ради можно так писать…

Сова-защитник взлетела к Оркиусу на рога и, освещая текст собственными глазами, начала читать:

— «Донута» написано через «о» вместо «а». В слове «Андрейка» пропущено «н». Далее — «Кистя» вместо «Кристя», а у Здися нет на конце мягкого знака и, кроме того, весь конец слова заляпан кляксой, да такой ужасной, какой я в жизни ещё не видала. Это не документ, а — прошу у суда прощение — балаганная шутка. Нужно ли давать суду эту бумагу для осмотра?

Сова-председатель отрицательно покачала своей огромной головой и вновь затянула нараспев:

В небес синеву, где лишь звёзд сияние,
Суд удаляется — на совещание…

Все пятеро тут же расправили крылья, приготовившись к старту, и в плотном строю, словно авиазвено, взлетели ввысь. Когда они уже скрылись из виду, Оркиус щёлкнул зубами и показал Дануте язык.

— Вы не слишком вежливы, — заметил Андрейка и показал, в свою очередь, чёрту «нос».

— Ах ты, кудлатый прохвост! — возмутился Здись, вытаскивая рогатку, а Кристя щипнула дьявола за волосатую икру.

— Спокойствие! Они уже летят, — предупредила Данка. Совы описали круг, приземлились и, широко раскрыв глаза, продекламировали:

Суд решить —
так честь имеет:
Взять их души
чёрт не смеет,
А за ошибки
он заслужил,
Чтоб «двойку» иль «кол»
ему суд влепил!

Одновременно забарабанили сто пар копыт. Пыль гигантским столбом взвилась к небу.

А когда пыль осела, ребята с удивлением обнаружили, что они одни. Только чуть поодаль, опершись на саблю, неподвижно стоял Твардовский. Светились по-прежнему цветы коровяка. Вокруг холма дремал чёрный лес.

— Прошу прощения, пан Твардовский, но вы проиграли процесс, — сказал Андрейка.

— Проиграл, — печально подтвердил чернокнижник. — Пойду погуляю тут неподалёку, а в полночь исчезну и оставлю вас, наконец, в покое…

По песку, отдаляясь, зашелестели его шаги.

Ребята с минуту угрюмо молчали, а потом Здись вслух высказал мысль, которая тревожила всех:

— Сейчас он исчезнет, а завтра вечером, глядишь, опять появится. Или нам, или кому-нибудь другому нашкодит. Выглядит вроде бы как порядочный человек, а на самом деле — просто этакий взрослый хулиган… Что-то надо сделать…

— Но что?

— Откуда я знаю?

— Может быть, он уже не будет больше…

— Брось ты! Если бы не Совы, то представляешь, как славно мы бы с тобою выглядели…

— И байдарочники чуть-чуть нас не зацапали.

— Пионерам водку давал!

— Он очень невежливый, грубый, — вставил Андрейка.

— И зачем только мы вообще его с Луны стянули?

— Он сам слез. Я без всякой задней мысли поглядела в бинокль!

— Послушайте! У меня — идея! — воскликнул Здись.

— Тише, а то он ещё услышит…

— Идея! Как только месяц начнёт всходить, мы притянем его лучи биноклем и отправим по ним Твардовского снова туда, откуда он пришёл…

— Я могу направить бинокль на Луну, но кто-нибудь должен переправить его туда. Сам ведь он наверняка не пойдёт.

— Я это сделаю. Нет никого среди вас сильнее меня.

— А если он и тебя прихватит с собой?

Здись посмотрел на лес. Небо на востоке посветлело, а верхушки деревьев стали ещё более чёрными.

— Мало у нас времени, — проворчал Здись. — Если он и меня прихватит, — плохо дело. Но нельзя же такого типа оставлять на Земле. Слышала, как он кричал, что у крестьян землю отберёт, что будут они на него вкалывать?

— Слышала… Если он тебя похитит, то ты уж там навсегда останешься, — произнесла Данка, и голос её дрогнул.

— Я не хочу, чтобы он тебя похищал, — всхлипнула Кристя.

— Чего плачешь? Вы же сами мне говорили, что сейчас строится ракета, которая полетит на Луну. В случае чего пусть оставят одно место в ней, чтоб меня потом взять обратно.

— А как же ты будешь там учиться?

— Самостоятельно. По книгам.

— Но у тебя ведь нет их с собой.

— Вышлете по почте.

— Так там, наверно, нет почтальонов.

— Почту всюду получают, почта куда угодно доходит. — Здись нетерпеливо махнул рукой. — Если будете столько болтать, то ничего из этого не выйдет. Глядите…

Небо светлело всё больше и больше. Широкое полукружье, излучавшее блеск, гасило низкие звёзды.

— Здись…

— Хотите, чтобы Твардовский со своими дьяволами всякие штучки на Земле выкомаривал?

— Давай попрощаемся, Здись!

Девочки поцеловали его, а Андрейка крепко, по-мужски пожал протянутую Здисем руку.

— Ну что же, отойдите немного, чтобы вам удобнее было наводить бинокль, а я его сейчас позову… Пан Твардовский!

Здись вскарабкался по стволу поваленной ели и встал между корнями, на самом верху. С этого места уже хорошо была видна полоска выплывающего из-за леса месяца — холодная и острая, как бритва. Здись неожиданно почувствовал резкую, щемящую боль в сердце: ведь вполне может статься, что он последний раз стоит среди леса, что уже через минуту-другую он очутится между голыми скалами, на которых не растут ни деревья, ни трава, по которым не бегут ручьи, не текут реки. А может быть, вернуться, убежать? Время ещё есть…

— Ты звал меня, ваша милость? — спросил Здися чародей, появившись неожиданно совсем рядом.

— Да, я звал пана…

— Хотел что-нибудь мне сказать?

— Да, именно так… С этого места хорошо виден лес вокруг, и как месяц всходит, тоже видно…

Здись понемногу преодолевал охвативший его страх. Он злился на самого себя, за то, что струсил, что ещё минуту назад готов был позорно сбежать. А теперь, вместо того чтобы сказать Твардовскому всю правду в глаза, он расписывает какие-то картинки с великолепными пейзажами.

— Третий раз всходит Луна, начиная с того часа, как вы пришли на Землю, — снова заговорил Здись, но уже более твёрдо и решительно. — Мы сперва думали, что нам предстоит интересное развлечение и, главное, мы принесём пользу людям. Однако ничего из этого не вышло. Вы сделали нас Рыцарями Серебряного Щита, но затем изменили нам, отдали чертям…

— Ты прав, — прервал чародей Здися и положил ему руку на плечо. — Ты прав, — повторил он ещё раз. — А что касается возведения вас в достоинство Рыцарей Серебряного Щита, то ведь это просто так, только чтобы вас ободрить…

В эти минуты Твардовский был совсем не таким, как всегда, своё бледное лицо он обратил в сторону серебристого месяца, выползающего из-за леса.

— Здесь, в Польше, многое изменилось. Когда-то меня высмеивали за то, что я открыл серебряные копи в Олькуше и строил мост через Ниду или запруду. Но зато восхищались мною, когда я ездил верхом на петухе, проделывал всякие волшебные штучки. Наверно, плохо я сделал, что на сей раз начал с волшебства. Ведь как-никак, а я учился в трёх университетах, мог бы…

— А зачем вы Тройной Клад пытались пустить в дело, зачем это жульничество с цирографом? — возбуждённо спрашивал Здись.

Твардовский махнул рукой.

— Слишком долго объяснять. Всё это — глупости из старых сказок. Люди в Польше за те четыреста лет, что я просидел на Луне, ужасно изменились. Видишь ли, парень… — Твардовский вдруг запнулся и стал внимательно глядеть на месяц, который начал-приближаться, расти, валиться с ночного неба. — Ах, вот оно что: стало быть, вы решили притянуть к Земле мой пустой дом, — печально и огорчённо добавил он. — Хотите, чтобы я ушёл…

— Нет, нет! — крикнул Здись. — Мы не знали…

Однако слова его заглушил серебряный звон мчащегося по небу шара. Огромный и сверкающий, он, как щит, прикрывал собою половину неба. Чёрными тенями были отмечены на нём кратеры потухших вулканов, цепи удивительных гор. Плотно сплетённые пучки лучей тянулись за ним, будто шнуры, они цеплялись за макушки деревьев, ползли по вершине Лысого урочища.

— Ты прав! — в третий раз повторил Твардовский. — Мне нужно уйти. До свиданья, Здись! Передай мои добрые пожелания девочкам, Андрейке и не сердитесь на меня! — Он сжал Здисю руку, схватил шнур, свитый из лунных лучей, и быстро взобрался на месяц.

Здись хотел было бежать за ним, но не смог оторвать от земли ног.

— Пан Твардовский!..

Месяц, как шар, сорвавшийся с привязи, подскочил вверх, отплыл далеко в небо. Через минуту он был уже только круглым лунным щитом, отражающим солнечный свет, ночным фонарём Земли.

Подбежали обрадованные девочки, начали обнимать Здися.

— Как хорошо, что он тебя не утянул!..

По косогору медленно карабкался Андрейка. Наконец он добрался до вершины.

— Что это ты там делал, внизу?

— А я держал Здися за ноги, чтобы его пан Твардовский не утащил. Но когда он его дёрнул, я упал вниз, — объяснил мальчуган.

— Нет, это не он меня дёрнул, — важно поправил Андрейку Здись. — Это я сам хотел его задержать.

— Задержать?

— Ну да. Он, конечно, немного странный, но это мудрый и несчастливый человек. Он сначала не понял нас, да и мы с ним как следует не познакомились…

— Странно ты говоришь, Здись, — перебила его Данка. — Я радуюсь, что мы снова все вместе, а ты…

— Только вот Азора недостаёт, — сокрушённо развела руками Кристя, но как раз в эту самую минуту она заметила какую-то тень, быстро и низко скользящую у подножия косогора. — Ой, ой, сюда волк пробирается! — вскрикнула она.

«Волк» радостно залаял, подбежал к ребятам и начал весело скакать вокруг, стараясь до каждого дотронуться своим шершавым языком.

Из леса высыпали цепочкой пионеры. Впереди них мчались два папы, издавая странные, но удивительно радостные крики.

* * *

На другой день все встали поздно.

Вопреки предвидениям, даже мамы не ворчали на наших славных путешественников. Наоборот, — они были очень ласковы и сердечны, а после завтрака каждый из ребят получил по большой кружке ароматной земляники со сметаной. Только то плохо, что до самого обеда невозможно было скрыться от тщательной родительской опеки и тайком побеседовать между собою.

Лишь перед самым вечером Пятёрка Сорванцов, различными хитроумными штучками ослабив бдительность взрослых, собралась в кустах. Сквозь листву и ветки видны были развалины разрушенного домика.

— Помните? Там был тот пир, на котором вместо люстр горели светлячки, играли кузнечики и жаба…

— И Здись сражался с Ним на саблях.

— А как вы думаете, всё это правда? — задумчиво спросила Данка.

— Почему же не правда? — возмутился Андрейка. — Я помню, и вы помните…

— Видишь ли, когда человек играет, то забывает, где подлинная правда, а где выдумка… Мы все Его видели, а из взрослых — никто, ни один папа, ни одна мама…

— Потому что они не умеют играть.

— Они тоже иногда делают вид, что видят то, чего нет на самом деле. Однако Его они не видели.

— Здись, почему ты такой грустный? — спросила Кристя.

— Если бы меня Андрейка не придержал за ногу, то я был бы первым человеком на Луне.

— Как же первым? Ведь Он-то — там!

— Ну, вторым. Все газеты писали бы. Я бы прославился. А за границей завидовали бы, что мы, поляки, — первые.

Все на минуту умолкли. Данка сорвала иголку с сосновой ветки, перекусила её, растёрла зубами.

— Возможно ещё и другое, — сплюнула она горькую слюну. — За то время, что мы будем ходить в школу, люди построят ракету. Если у тебя будут одни пятёрки, то, может, как раз ты полетишь и будешь первым… И проверишь, кстати, там ли на самом деле пан Твардовский или это только сказка.

При слове «Твардовский» Азор потянулся, щёлкнул зубами и заскулил.

Из пасти у него потекла слюна.

— Видите?! — обрадовалась Кристя. — Был пан Твардовский, наверняка был! Азор вон вспомнил, как съел его шапку. А пёс не может жрать что-нибудь такое, что существует лишь в сказке.

— И байдарочники его видели, и пионеры, — добавил Андрейка. — А это значит, он был.

— Был или не был, вот в чём вопрос, — снова глубоко задумавшись, сказала Данка.

Здись махнул рукой, требуя тишины.

— Я должен полететь туда с первой же ракетой. Если Он на Луне, — я заберу его с собой на Землю. Как-никак, а ведь человек кончил три университета, умеет строить мосты, плотины, рудники… Каждый поляк, даже с Луны, пригодится у нас…

— Я полечу вместе с тобою, — тут же решила Данка. — Буду летописцем экспедиции: всё запишу, сфотографирую или зарисую в таком вот большущем альбоме.

— А лучше не лететь! — вставила своё слово Кристя. — Месяц для того только создан, чтобы светить людям ночью.

— Электрические лампочки лучше светят.

— А мне месяц говорил, что он ждёт гостей с ракетой, — важно произнёс Андрейка. — Если ты не хочешь лететь, можешь оставаться.

— Нет, я тоже полечу. Доктором, чтобы там никто не заболел. — Кристя быстро изменила своё мнение.

— А я погляжу, какие там жуки, — сказал Андрейка.

— Это глупо! Научная экспедиция, а он со своими жучками..

— Не глупо, а мудро. Андрейка будет зоологом в нашей ракете.

— Жаль только, что надо ужасно долго учиться, — тяжело вздохнула Кристя.

— А ты как думала? Таких, кто ничего не умеет, и близко к ракете не подпустят.

— И вот когда мы высадимся на Луне, то станем настоящими Рыцарями Серебряного Щита, а не такими, как сейчас, только по званию рыцари… — обрадованно воскликнул Здись.

— Знаешь, а это звание не очень-то хорошее — Рыцари Серебряного Щита, — возразила Данка. — Такое старомодное и пылью покрытое. Давайте создадим лучше ГПРС — Государственное Предприятие Ракетных Сообщений..

Со стороны озера донеслись тревожные голоса.

— Кристя! Данка! Куда они снова делись?

— Мальчики! Пошли купаться! Ребята сорвались с места.

— Бежим, а то они подумают, что мы снова пропали… Ребята выскочили из кустов и помчались по тропинке.

А я в это время покинул своё тайное убежище в трубе, откуда подслушивал их разговор, дружески кивнул сидящей на колышке Сороке и пошёл к дому, чтобы поскорее всё это описать.

Сел за стол, на минуту задумался, а потом голубыми чернилами аккуратно вывел на белой бумаге первые слова:

«Эта весьма удивительная история началась в один прекрасный знойный день…»

Ковалик на Нидзком озере — Варшава. 1956–1962.