/ Language: Русский / Genre:sf,

Прижизненная Слава

Я Веров


Веров Я & Ростиславский Л

Прижизненная слава

Я.Веров, Л.Ростиславский

Прижизненная слава

В приемной царила прохлада, это особенно ощущалось после уличной духоты, стоявшей, несмотря на прошедший ночью плановый дождь. Посетитель среднего роста крепыш с подвижным, если не сказать нервным, лицом остановился возле стола, за которым восседала живая секретарша, гордая и неприступная, последний писк корпоративной моды.

- Господин Молчанов у себя?

- Вам назначено? - Улыбка, сопровождавшая эту фразу, была ярким образчиком казенной вежливости.

- Доложите ему, пожалуйста, что пришел Всеволод Прищепа. Мы договаривались...

Девушка коснулась панели управления и обратилась к невидимому шефу:

- Геннадий Павлович, к вам Всеволод Прищепа. - И через секунду: Проходите. Вас ждут.

Дверь в кабинет открылась, и Всеволод прошел в святая святых синдиката "Молчанов и К°". Навстречу ему, широко улыбаясь, поднялся из-за стола сам господин Молчанов, являя собой еще один образец официального радушия; Всеволод однако разглядел во взгляде магната цепкость и холодность. Глаза господина Молчанова изучали и как бы вопрошали - зачем, мол, пожаловал?

- Рад, очень рад, Всеволод Михайлович. Проходите, присаживайтесь, чувствуйте себя как дома. - Гость усмехнулся про себя. - Выпьете чего-нибудь?

- М-м, - Всеволод сел в удобное кресло, - в такую жару крепкое, пожалуй, не стоит и пробовать. С вашего позволения, Геннадий Павлович, я выпил бы квасу.

Хозяин кивнул и прошептал несколько слов в пуговку фона. Через минуту механическая рука робобара выставила перед гостем поднос с запотевшим высоким бокалом.

- Итак, чем могу быть полезен?

- Я хотел предложить вам одну из своих картин, написанных там, Всеволод указал пальцем на потолок. - Если мне не изменяет память, на выставке в Монреале вы интересовались, можно ли приобрести мою работу.

Молчанов кивнул. Он успел уже основательно забыть этот эпизод, но, незаметно подключившись к своему архиву, "вспомнил" монреальскую выставку.

- Я могу уступить вам мою последнюю работу всего... - Всеволод знал, что цену надо называть предельно небрежно, но все же запнулся, - за полтора миллиона. Молчанов повертел бокал и со вздохом поставил его на кофейный столик.

- Господин Прищепа, я хочу, чтобы вы меня правильно поняли, поэтому выслушайте внимательно, - делец говорил теперь тихо, бесцветно, Всеволоду пришлось напрячь слух. - Я не имею сейчас свободных денег. Вся моя прибыль вложена в один весьма дорогостоящий и рискованный проект. Реально, я живу на остатки.

- Неужели у владельца компании с триллионными оборотами не найдется несчастных полутора миллионов?! - не сдержался Всеволод. - Простите, как-то не верится.

Молчанов невозмутимо пожал плечами.

- Можете не верить, но это правда. Как говорится, сапожник без сапог, а богач без свободных средств. Дело требует жертв. К тому же я планировал поместить вашу картину в этом офисе, но недавно изменил дизайн помещений, и оказалось, что ваша живопись не вполне вписывается в новый интерьер. Но это не главное. Если бы не мои материальные затруднения, я бы взял картину. Вы такой знаменитый художник, господин Прищепа! - В интонации и взгляде дельца на миг промелькнула ирония, он встал, давая понять, что аудиенция закончена и протянул руку. - Приятно было с вами встретиться.

Всеволод вышел на улицу. Это был уже третий отказ.

Однако, симптом, - подумал он. - Выходит, я никому не нужен? Настоящее искусство, вроде бы, не должно стареть. Вот так проходит земная слава? Да ерунда это все! Кто платил бешеные деньги за картины "Космического Гогена"? Надо же, Космический Гоген... а теперь, что - космическая бездарь? Нет, мы еще поборемся. Я, слава богу и капитану Хабибулину, жив и здоров. И списывать меня еще рано!

Достав из кармана фон, он вызвал такси.

1.

Работа не клеилась. Несколько раз он подносил кисть к холсту и замирал в нерешительности, вглядываясь в мертвое, пока еще пустое пространство холста. Всеволод пытался найти что-то важное, притаившееся за белизной и ждущее, когда его обнаружат, проявят, выволокут на свет. Холст молчал. Простояв так несколько томительных минут, Всеволод сдался и, громко выругавшись, швырнул кисть в банку с растворителем. Сорвал фартук, натянул видавшую виды куртку и выскочил на улицу.

Настроение, с утра прекрасное, катилось под уклон. Все шло наперекосяк: работа над новым, еще в полете задуманным полотном не продвигалась дальше предварительных эскизов. А еще - стремительно худеющий счет в банке, отсутствие спроса на картины (за последний год проданы всего две, и те за смешную сумму), на носу день внесения арендной платы за студию... И людей что-то чересчур много, - с раздражением думал Всеволод, проталкиваясь сквозь густую толпу пешеходов к ближайшему гравитоннелю. Столько планет пооткрывали, а все без толку. Ждут, овощи, когда им городов со всеми сантехническими удобствами понастроят, да услужливых киберов на каждом углу расставят. Чтобы из ложечки кормили и задницы подтирали.

В этой мысли была изрядная доля правды: немногие из землян решались расстаться с комфортом и уютом родного мира и нестись за тридевять земель, чтобы попытать счастья, которое то ли будет, то ли нет, а вот неудобства терпеть обязательно придется.

Добравшись до дома, он, не раздеваясь, рухнул на кровать. Бесплатная квартира, которую он именовал не иначе, как "лежбище", была одной из немногих льгот, положенных ему как космонавту-дальнику со стажем. Вдохновения нет, ушло, - успокоившись, размышлял Всеволод, вытянувшись на ложе и глядя в потолок, на котором пульсировал гипношар. - Значит что? Исчирикался? Этого я всегда боялся... Значит пора отсюда выдираться, чтобы в последний раз хлебнуть отравленной атмосферы иных миров. Может, пробьет на что. А может, и нет. - Он щелкнул пальцами, и, переведя взгляд на слабо засветившийся куб объем-экрана, произнес:

- Общий доступ в систему ГИС. Банк данных отдела кадров Дальней Разведки, вакансии на участие в экспедициях.

Экран мигнул, поплыли строчки текста. Всеволод хмыкнул: чем дальше в лес, тем меньше хвороста - команды в последнее время набирали редко. Вот и сейчас комплектовалась только одна. Повезло, дальний разведчик. Название "Синдбад", направление - сектор "17-Д". М-да, не густо, не густо... и что означает "17-Д"? Почему нельзя указать по-человечески: "в созвездие Лиры", или - "в туманность Андромеды"... Капитан некто Руслан Хабибулин, хм... не сталкивался, но вроде что-то слышал...

Он вызвал расписание лунных рейсов и забронировал себе место на 5:17.

Вечером Всеволод вышел в парк на традиционную пробежку, резонно полагая, что утром ему будет не до физкультуры, и отмахал свои два круга вдоль берега небольшого озера, полной грудью вдыхая чистый осенний, и главное - земной, воздух. Потом он почти час без видимой цели бродил по парку, рассеянно посматривая то на листву под ногами, то на темное небо с четвертушкой луны. На затененной поверхности лунного диска искоркой проблескивала "Селена - Цы-фэй", стартовый комплекс дальников.

Освоив гравитационные поля, конструкторы космической техники стали больше внимания уделять внешней эстетике космических кораблей; навсегда ушли в прошлое неуклюжие "мельницы" - мастодонты с гигантскими центрифугами. Новые звездолеты имели форму, зависящую лишь от фантазии создателей. Сошедший со стапелей всего три года назад "Синдбад" имел форму восьмигранника, вытянутого на полкилометра вдоль одной из осей; большую часть его внутреннего пространства занимали резервные топливные баки и квантовый двигатель. Над усовершенствованием последнего билось уже не одно поколение ученых, тщетно пытаясь уменьшить размеры скок-генератора основной его детали, сердца корабля.

Стало прохладно, Всеволод решил, что на сегодня (или на ближайшие полгода?) хватит, вернулся домой. Лег спать, но сон не шел. Если не спится, лучше всего как следует промерзнуть. Хм, откуда это? Стал вспоминать, откуда, не вспомнил, потом стал вспоминать, откуда ему знакомо имя Руслана Хабибулина, тоже не вспомнил и, наконец, заснул.

Во сне он видел свою новую картину. Она проступала на холсте сама по себе, от одной только мысли о ней. Что-то гениальное, но при этом жуткое... Место, которого нет. Вдруг оказалось, что это не картина, а окно в никуда, и это окно стало медленно и неумолимо надвигаться, а он стоял на ватных ногах, не в силах отвести взгляда... Всеволод заорал и проснулся. Горничный, верный, хотя и устаревший автомат по имени Федор, сигнализировал, что пора вставать.

С неприятным после сна осадком (нервы ни к черту, как пить дать забракуют) он привел себя в порядок, позавтракал и вызвал такси, чтобы ехать в космопорт.

2.

Капитан "Синдбада" был занят чтением. Перевернув пару страниц, он поднял голову и рассеянно посмотрел на вошедшего. Прищепа представился по всей форме. Хабибулин выслушал, зачем-то вздохнул и, наконец, произнес:

- Сынок, застегни-ка ширинку.

Всеволод внутренне взвыл - проклятый медосмотр, проклятые нервы - и непроизвольно схватился за означенную деталь туалета. И убедился, что все в порядке. Он уже открыл было рот, чтобы сказать что-то гневное, но вдруг вспомнил, откуда ему известна фамилия Хабибулина, и закрыл рот. Капитан дальника больше был известен под прозвищем Хохмач-Бей, или просто - Хохмач. Хабибулин невозмутимо поднялся из кресла, не спеша подошел к Всеволоду, и, прищурив и без того раскосые глаза, спросил:

- Водку пьешь?

- Я... - Всеволод запнулся.

- В Бога веруешь?

Всеволод отрицательно помотал головой. Хабибулин указал рукой на кресло, лицо его сделалось сосредоточенным:

- Ладно, пошутили, и хватит. Зачем лететь хочешь, художник? Тебе уже отставка полная, пенсия...

Прищепа пожал плечами, собираясь с мыслями, но ответить не успел, Хабибулин продолжил.

- Дома не сидится, да? Ладно, возьму тебя в рейс, еще один офицер связи в десанте не помешает. С одним условием беру, - капитан важно поднял палец.

- С каким? - вставил слово Всеволод.

- Портрет мой напишешь. В рубке, на боевом посту.

"Очередная хохма", - решил Всеволод, но на всякий случай согласился:

- Хорошо.

- Вот и хорошо, что хорошо. Идите, офицер, готовьтесь к старту. Ваша каюта - Хохмач посмотрел на один из многочисленных пультов командирского стола, - номер двадцать три, каптерка номер три. Подойдете к каптеру, впрочем, не мне вас учить.

Прищепа, опять же по уставу, собрался было козырнуть, но Хохмач вяло махнул рукой - иди, мол, уже... С тем Всеволод и отбыл.

Открыв дверь в каюту, Всеволод с порога оглядел ее: все было таким знакомым, как будто он вернулся на свой прежний корабль, "Баурджед". А все-таки славно вернуться, взойти, так сказать, на борт, - несколько романтично рассуждал он, раскладывая свои нехитрые пожитки по полкам. Здесь настоящая жизнь, а там, внизу, - сплошное копошение. Тараканы и сороконожки. Покопавшись в памяти сервис-системы, он выбрал осеннюю березовую рощу и вывел видеопласт на стены своего нового жилища, затем вынул из кармана кристалл с дневником и вставил его в инфор. Захотелось надиктовать впечатления.

"Наш капитан, оказывается, ба-альшой оригинал! В самом деле, кто захочет выставлять себя клоуном и бесплатно смешить команду? Либо дурак (отпадает, непохож), либо человек, великолепно разбирающийся в коллективной психологии. Иметь такого капитана в сто раз лучше, чем какого-нибудь мудака с комплексом начальника".

Из интеркома послышались первые такты Шостаковича, затем голос капитана произнес:

- Десять минут до старта! Экипажу занять койки и активировать защиту! Внимание! Пошел предстартовый отсчет времени!

После завершения скачка Всеволод решил "проветриться". Конечно, можно было, не выходя из каюты, вслух высказать желание полюбоваться звездами, и послушная бытавтоматика окружила бы его космосом со всех сторон; однако душа требовала не просто созерцания, а некоего единения с пространством; почувствовать себя частицей мироздания - вот что сейчас ему было необходимо.

Облачившись в гермокомб, он поднялся лифтом к шлюзу. Выбравшись на смотровую палубу, прошел несколько шагов, остановился возле антенны силовой защиты; корабль уже сбросил скорость, и поле было отключено - можно без помех любоваться "Великим Ничто". Здесь хорошо размышлять о месте и роли человека в великой системе Универсума, о его эволюции. Многие современные философы, писали свои книги именно там, "где звездный свет так близок к нам" - пусть это была всего лишь Луна. Ему вдруг вспомнился давний разговор, из тех, что ведутся в рейсе, пока корабль "тянет" из точки скока к собственно цели. Зашла речь о том, зачем человечество посылает экспедиции в космос.

- Система либо развивается, либо деградирует и гибнет, - говорил энергетик "Баурджеда". - А у нашей цивилизации не нашлось другого пути, кроме внешней экспансии - на это завязано все: и технология, и этика, даже философия и искусство...

- Ага, и подавляющее большинство предпочитает ютиться в тесноте мегаполисов в Системе, вместо того, чтобы осваивать новые территории, перебил его один из десантников.

- Так было всегда: никто не двигал в массовом порядке в Америку или Сибирь, которые заселялись постепенно, десятилетиями, даже веками...

- И ты считаешь, что наши политики настолько умны, чтобы понимать это и благословлять подобную трату средств снова и снова? - поинтересовался оппонент.

- У них просто нет выбора, если они думают о своих потомках.

- Да уж, в этом-то им как раз не откажешь...

От мыслей о вечном его отвлек насмешливый женский голос в наушниках:

- Вот уж не думала, что еще кто-то придет полюбоваться вакуумом!

3.

Из дневника Всеволода Прищепы:

"Я снова дома... Забавно, но я стал считать своим домом Космос, а не Землю, на которой появился на свет, хоть меня и охватывает радость, когда я возвращаюсь на родину - такое вот противоречие. Пожалуй, на этом сегодня и закончу, не хочется забивать дневник банальностями - пусть мои философствования останутся при мне".

"Познакомился со здешним кулинаром. Это шестидесятилетний канадец с убойным самомнением; считает свою должность главнее капитанской, напоминая об этом при каждом удобном случае.

- Вы думаете, питание на корабле - это просто: составил меню, а машины сделают все остальное? - разглагольствует кок. - Да чтобы его составить, нужно знать ваши вкусы и обычаи, а также их сочетаемость - здесь нужно быть в равной мере и этнографом, и психологом - еда дело деликатное! Возьмем, к примеру, нашу уважаемую Дон - мьянмская кухня во многом совместима со вкусами многих из нас: кхаусве, мохинга, моунди - эти блюда я могу подать за общим столом, но вот ее любимое нгапи или дуриан... Так же и с укропом, который обожает наш двигателист... Скажу вам откровенно, что мне лично тоже пришлось кое-чем пожертвовать: я очень люблю лягушачьи лапки, но готовить их здесь не собираюсь".

"Да, Дон... Чудная девушка! Мое мужское самолюбие нашептывает мне, что не случайно она оказалась рядом со мной на смотровой палубе. Такая хрупкая, миниатюрная - и десантница. Стал подначивать ее за обедом - назвал "десантным цыпленком". А она так шмякнула меня об пол, что чуть почки не отбила. До сих пор спина болит. Потом-то мне разъяснили, что Дон - матерый десантник. Физподготовка по шкале Бубки - восемьдесят девять. Мда... У меня только сорок пять. Когда же я, старый дурак, научусь разбираться в женщинах? К тому же она интуит. Любую опасность чует заранее, что в десанте незаменимо. Эх ты, маэстро".

"Наша дружба с Дон крепнет. Ура! Определенно, эта девушка меня вдохновляет! Сел писать ее портрет и неожиданно для себя сделал его в совсем новой манере - без эскизов, предварительных набросков и лессировок. Сплошные корпусные краски. В сумрачной цветовой гамме, на фоне звезд ее азиатское лицо непроницаемо и сурово. Но ей понравилось. Подарил. А она меня поцеловала. Нет, определенно, это хороший знак. Все хорошо, вот только к блюдам мьянмской кухни мне не привыкнуть никогда".

"Наши астрономы нас "кинули". В звездной системе - три газовых гиганта и всего одна планета земного типа. Климат - среднее между Землей и Венерой. Никакой жизни. Не впервой, но все равно обидно. Хотя у местного аналога Юпитера - роскошное трехъярусное кольцо. Редкостной красоты зрелище..."

"Вчера десантники ушли на Алую - так прозвали планету из-за ее цвета. Не находил себе места. Хабибулин не отпустил меня с "Синдбада" на низкую орбиту - я рвался обеспечивать связь. Похоже, наши отношения с Дон не секрет для проницательного Хохмача. Впрочем, тут только слепой не увидит..."

"Хабибулин вызвал меня к себе - велел захватить холст и краски. И заставил писать портрет. Я чуть на стенку не полез... Вкалывал часов шесть, пот градом, словно мешки таскал, почти написал, когда капитан, выслушав очередной (я не слышал, у него "затычка" в ухе была) доклад, отправил меня восвояси. Оказалось, все это время с десантом на Алой отсутствовала связь оборвалась. А потом появилась. Ай да Хохмач!"

"Дон подарила мне сувенир с Алой: маленький иридиевый самородок в форме практически идеальной подковы. Растрогался, поклялся носить не снимая. Надо же, влюбленный космодесантник..."

"Случилось непредвиденное. Вышли из скачка на околосветовой. И, продолжая разгоняться, подошли к квантовому пределу. Стала ясна незавидная судьба пропавших без вести скок-звездолетов. Конструкторам нашим надо руки поотрывать по самую задницу. Лишь капитан был готов к такой катавасии. Успел отключить гравитаторы и начать торможение. Оказывается, он, как любитель, освоил теорию скок-перехода, и теоретически предсказал этот эффект. Теперь будет называться - "эффект Хабибулина". Да, скорее уж, Хохмача. Хохма получилась славная - сейчас никто не может даже приблизительно сказать, сколько на Земле пройдет лет, прежде чем мы вернемся. Да, Всеволод Прищепа, славно ты слетал последний раз в космос. Зато теперь у тебя есть Дон..."

4

Возвращаясь от Молчанова, Всеволод пытался сообразить, что же ему делать дальше. Он вспоминал первые месяцы после возвращения - овации, интервью, презентации. Три персональные выставки. Эх, не насторожило его тогда, что никто не спешил покупать новые картины, только Молчанов в Монреале обозначился. Всеволод не думал о проблемах: ведь его работы - в лучших музеях, в частных коллекциях богатейших людей. И только когда восторги сошли на нет, и о нем все вдруг забыли, встал вопрос - на что жить.

Они перестали летать, - с грустью думал Всеволод, созерцая из окна такси мало изменившиеся московские пейзажи. - Звездные колонии побросали... Зачем все было? Зачем я летал? Получается, для себя. Чтобы однажды проснуться знаменитостью. Без прав и льгот, без ветеранской пенсии. Ветеранов давно нет в живых, вот пенсии и отменили. За ненадобностью. А тут мы им на голову... Овощам.

Всеволод подошел к дверям своей квартиры. Хоть с этим повезло. Он усмехнулся, глянув на табличку над входом: "Дом-музей художника В. Прищепы". В который раз захотелось выкинуть ее куда подальше - так ведь нельзя, музей! И он, В. Прищепа, - живой музейный экспонат. Странно, что эта мысль впервые пришла ему в голову. Унизительный статус. Хотя все в сохранности, даже Федор, - подлатали, починили... Спасибо, конечно.

Всеволод зашел и замер. В квартире кто-то побывал. Все, что можно перевернуть - перевернуто, вещи разбросаны, а главное - картины... Выломаны из рам и порваны в клочья, порезаны. Нет, не все - вот пейзаж с трехъярусным "Юпитером" стоит как ни в чем не бывало на этюднике. Боже мой, даже кисти переломаны. Всеволод бросил взгляд на пол - тот был весь в пятнах от раздавленных тюбиков краски. На кухне грудой железа валялся верный Федор. Автомат покалечили на славу - фотоэлементы разбиты, электронное нутро выпотрошено и безжалостно растоптано. Всеволод добрался до кресла и рухнул, не чуя ног. По щекам текли слезы.

Слабо замигал огонек визора. Может быть, Дон? Наверное, она. Он вдруг вспомнил, что за всей этой кутерьмой они виделись всего два раза. Купался в лучах славы, кретин. Вот она тебе, слава...

- Коннект, - скомандовал он.

На экране появилось лицо... Вернее, рожа. У Прищепы отвисла челюсть, но он сообразил, что это просто маска. Всеволод с трудом сдержал нервный смешок.

- Маэстро? - хрипло осведомилась рожа. - Как впечатление, маэстро?

- Мерзавцы! - выдавил из себя Всеволод.

- Отнюдь. Послушайте, маэстро, это предупреждение. Все новые ваши творения постигнет та же участь. Бросьте вы это дело - живопись. Это дружеский совет.

- Вы... - задохнулся Прищепа. - Вы варвары!

- Ну что вы... Короче, прекращайте писать. Вам что, славы мало?

- А если не подчинюсь, тогда что - убьете?

- Мы не звери. Я даже одну картину вам оставил. Я - искренний поклонник вашего творчества и не причиню лично вам вреда. Но, боюсь, найдутся другие...

Всеволод схватил с пола раздавленный тюбик и что было силы запустил его в мерзкую рожу. Тюбик, разумеется, пролетел насквозь и шмякнулся о стену. Человек на экране укоризненно покачал головой, визор погас. Всеволод встал и, выругавшись, стал наводить порядок. О том, чтобы обратиться в полицию, он не думал. Все равно никого не найдут. Сработано профессионально - ни электронный, ни обыкновенный замок им не помеха... Федора жалко. Странная у меня здесь слава. Геростраты уже объявились. Что происходит?

Вечером Всеволод не нашел в себе сил выйти на пробежку - обычно этот ритуал он выполнял неукоснительно. Но не сегодня. Решил, наконец, поговорить со своей единственной наследницей, дочерью двоюродной сестры. Сестра, разумеется, давно умерла.

Когда в экране визора возникла племянница Полина, Всеволоду пришлось сдержать нервный смешок - на него, развалившись в шезлонге, лениво смотрела двадцатилетняя дива. Омоложение, - сообразил он. Бешеные деньги, хотя через десяток лет снова станет старуха старухой. У всех омоложенных в облике оставалось что-то неуловимо-старушечье, природа брала свое, словно издеваясь над усилиями генетиков и пластических хирургов...

- Дядюшка? - слащаво протянула Полина. - Милый, милый дядюшка...

Когда он улетал, ей было как раз двадцать. Или восемнадцать? Вот наваждение...

- Полина Юрьевна... У меня к вам просьба.

- Хоть сто, мой великий предок!

- Мне нужны деньги.

- Де-еньги? Дядюшка, продайте картину. Вы такой знаменитый художник... По-моему, я сегодня это уже слышал, - с раздражением подумал Всеволод.

- Полина, меня ограбили. Все мои картины уничтожены.

- Так надо писать новые.

- У меня их все равно не покупают...

- Правда? Я могу купить, за разумную цену.

- За какую же?

- За пару тысяч.

- Что-о? - возмутился Всеволод. - Мои картины стоят миллионы!

- Ему делают одолжение, а он еще и выпендривается! - надула губы Полина. - Скажи спасибо, предок, что я вообще у тебя что-то покупаю. Все твои работы и так принадлежат мне!

- Как это? - опешил Всеволод.

- По закону! В документе о наследовании прямо сказано: все картины, когда-либо написанные Всеволодом Прищепой - моя собственность! Все понятно?!! - Неожиданно она сорвалась на визг. - И те, которые еще не написаны - тоже!

- Но как же... Я ведь жив. Я был в космосе...

- Я тебя в космос не посылала! Ишь, гений выискался! Твоя мазня гроша ломанного не стоит. Ты почитай, что о тебе в "Новостях культуры" пишут! Хам!

- Ах, так? - Всеволод уже взял себя в руки и говорил спокойно. Боюсь, что следующая наша встреча состоится в суде.

- Давай-давай! Старый козел! Вот тебе, а не картины! - Она показала Всеволоду кукиш и тут же отключила связь.

Интересно, кто из нас старше? - машинально подумал он и скомандовал:

- Городской суд, отдел приема заявлений граждан.

Ночью Всеволода разбудил сигнал визора.

- Протуберанец вам в сраку! - выругался он. - Коннект! С экрана смотрел незнакомый человек азиатской наружности. Короткий ежик черных волос, суровое, волевое лицо с амбразурами глазниц.

- Всеволод Михайлович?

- Да, это я.

Японец, говорит с акцентом, вместо "л" произносит "р".

- С вами говорит исполнительный директор банка "Насимото". Нам стало известно, что шесть часов назад вы подали судебный иск о возмещении ущерба в связи с незаконной торговлей вашими полотнами. Я ничего не путаю?

Всеволод промолчал.

- Наш банк в свое время вложил крупную сумму в ваши картины. Весьма крупную. И мы не собираемся ничего отдавать. Мы и так терпим значительные убытки из-за падения цен на ваши работы. Вы должны отозвать иск.

- Я никому ничего не должен.

- В таком случае, пеняйте на себя. Мы могли бы уничтожить вас без предупреждения, но мы - самураи. Теперь вы предупреждены и можете встретить смерть достойно. Прощайте.

Ну, нет! - Виктор вскочил и забегал по комнате. - Меня на испуг не возьмешь! Ишь, самураи нашлись...

У адвоката были полные щеки и добродушное лицо всем довольного человека.

- Значит, судимся? - уже в третий раз за время беседы переспросил он. - Зря. Вам этот процесс не выиграть. Да и зачем? Сидите, рисуйте свои картины. Вы такой молодой, столько еще напишете...

Всеволод стиснул зубы.

- Не выиграю?

- А прецедент? Кто захочет создавать прецедент в таком важном деле как наследование? Если можно объявить незаконным получение одного наследства... Вы понимаете, о чем я. Институт наследования - краеугольный камень человеческой цивилизации! - Адвокат выставил перед собой пухлый палец. Так что дело ваше безнадежно, господин Прищепа.

- Вы отказываетесь представлять мои интересы?

- Конечно, отказываюсь! И любой другой откажется, вы уж поверьте.

- Но я могу защищать себя сам?

- Можете, можете... Значит, судимся?

- Значит.

Вечером Всеволод отправился в парк на пробежку. Все здесь было, как полвека назад. Тот же пруд, та же прелая листва под ногами. И то же душевное смятение.

Навстречу, сосредоточенно сопя, двигался еще один любитель вечернего моциона в спортивном костюме. Он приветственно махнул Всеволоду рукой, Всеволод махнул в ответ и вдруг кубарем полетел в траву - незнакомец сделал ему подсечку. Всеволод попытался вскочить - тяжелый удар обрушился на голову, и он снова оказался на траве.

- Ну что, художник? Допрыгался? - Человек стоял рядом, в руке у него был лучевой десантный боевик. - Сейчас от тебя один пепел останется, пачкун. Убийца вскинул оружие.

- Привет от банка "Насимото"! - прошипел он и нажал на гашетку. В глазах Прищепы сверкнула радужная вспышка, затем еще... и больше ничего. Убийца обескураженно наблюдал, как он встает, затем отбросил боевик и выхватил нож. Но Всеволод не оплошал. Мгновенно перехватив руку с ножом, он несколько раз ударил противника коленом в живот. Тот согнулся, обмяк, а Прищепа с чувством врезал ему кулаком по затылку.

- Не убивай... - застонал неудачливый убийца.

- Пшел вон. Передай банку "Насимото", что скоро его акции сильно упадут.

Убийца на четвереньках отполз подальше и неожиданно рванул с низкого старта. Всеволод подобрал боевик, сунул за пазуху - и с воплем выдернул руку. Медальон-подковка на груди был горячее огня. Всеволод взял медальон за цепочку. Подарок с Алой перестал быть куском металла - он тускло светился, а внутри свечения угадывались какие-то узоры или символы. Прищепа только присвистнул...

Открыв дверь квартиры, он понял, что там кто-то есть. Взял боевик наизготовку и резко прыгнул в комнату. За столом сидела Дон и смотрела на него округлившимися - насколько позволял их восточный разрез - глазами.

Они с Дон поужинали. Всеволод заказал ее любимое нгапи, хоть сам терпеть не мог это блюдо. Говорили ни о чем. Когда поели, он встал и обнял ее за плечи, но Дон отстранилась:

- Всеволод, нам нужно поговорить.

- Нужно, значит, поговорим, - с преувеличенной бодростью отозвался он.

- Всеволод, ты меня любишь?

- А... я разве...

- Представь себе, ни разу.

- Исправляю оплошность! - торжественно заявил он, встав на колени.

- Не дурачься, - остановила его Дон.

- Маленькая, ну конечно же, люблю.

- Хохмач собирается уводить "Синдбад".

- Как - уводить? Куда?

- Совсем уводить. Куда угодно. Всеволод, милый, надо лететь. Это больше не наш мир. Мы не нужны им, они - нам. Все долги уплачены. Я уже дала согласие - за нас обоих. Старт через неделю.

- Но я не могу... У меня суд... Я должен им всем доказать!

- Если откажешься - меня убьют, - опустив глаза, сказала она. - Они обещали.

- Банк?

- Нет. Почему банк? Какие-то гангстеры.

- Значит, это из-за них ты прилетела из Рангуна?

- Я прилетела из-за нас с тобой... - совсем тихо произнесла она.

- Ладно... Ну что ты... Не плачь...

- Ты же знаешь - я интуит. Если мы не улетим - случится что-то страшное.

- Хорошо! - Всеволод тряхнул головой. - Завтра решим. Ладно? До завтра ничего не случится?

Она покачала головой.

- Тогда иди ко мне...

5

- Я хотел бы приобрести ваши картины, мистер Всеволод, - сказал собеседник, благообразный седой джентльмен.

- Картины? - Всеволод не верил своим ушам. - У меня сейчас в наличии только одна картина.

- Как огорчительно! В таком случае, продайте мне хотя бы ее.

- Сколько вы готовы заплатить?

- Сумму вы назовете сами.

- Хорошо, приезжайте...

- Это невозможно. Приезжайте вы. Я живу в Калифорнии, частная вилла Эстелла Эсперанса. Меня зовут Джон Клинтон. Помните, в двадцатом веке был такой президент в Америке? - Человек улыбнулся широкой, искренней улыбкой. - Так вот, я его дальний родственник. Я известный предприниматель и большой ценитель вашего таланта, мистер Всеволод.

- У меня нет денег на дорогу.

- Пустяки. - Клинтон успокаивающе повел рукой. - Я предвидел подобное неудобство. В Шереметьево вас ожидает гравилет. Полетная программа введена, вы не будете испытывать ни малейшего неудобства. Итак, до встречи.

- Дон! - завопил Всеволод. - Ты слышала? Покупатель! Я лечу! Все решено, продам картину, и мы улетим! Скажи этим ублюдкам, что я согласен. Да я подарю ему эту картину!

Он кинулся собирать сумку. Дон хмуро смотрела на него.

- Возможно, это ловушка.

- Перестань! Слишком сложно. Чтобы прихлопнуть меня, не нужно тратить сумасшедших денег на гравилет. И потом, я же вижу, что этот Клинтон не желает моей гибели. А что говорит твоя интуиция?

- Гибели он не желает. Но что-то скрывает.

Всеволод беспечно махнул рукой. - Это делец, хочет поторговаться. Все они сначала говорят: плачу любые деньги, а как до денег доходит... Ты пойми, маленькая, мне сейчас не деньги важны.

Он уже стоял в дверях с сумкой и упакованной картиной.

- Я скоро. Возьми на всякий случай. - Он протянул ей боевик.

- Кстати, откуда это у тебя?

- Потом расскажу. Ну, я полетел. Давай я тебя в нос поцелую...

Гравилет мчался над ночным океаном. Всеволод, удобно откинувшись в кресле, предавался радостным размышлениям. Итак, все его опасения напрасны - он по-прежнему востребован. Сейчас он подарит картину - и прочь с этой затхлой планеты. Подальше от племянницы Полины, от всех этих банкиров и мафиози. Они найдут новую планету, прекрасную, как утренняя заря!

В рассветных сумерках проступили очертания скалистого калифорнийского берега. Обозначилась небольшая бухта с белоснежной виллой на берегу. Гравилет направлялся прямо в скалу. Всеволод зажмурился - неужели? - но в последний момент отодвинулась массивная плита, и аппарат нырнул в тоннель. Колпак блистера откинулся, Всеволод выбрался из машины, осматриваясь. Гравилет стоял в ярком свете ртутных ламп на эстакаде. Внезапно стена раздвинулась, и в тоннель в сопровождении двух телохранителей шагнул Клинтон.

- Мистер Всеволод! - ослепительно улыбнулся американец. - Рад сделать знакомство. Пойдемте. Парни, возьмите вещи у нашего гостя.

Прищепа ответил на рукопожатие и шагнул за Клинтоном в кабину лифта. Всеволод ожидал подъема, но лифт стремительно ухнул вниз.

- Глубоко же вы забрались, мистер Клинтон, - заметил он, когда хозяин ввел его в скромно обставленный кабинет и усадил в кресло.

- Что поделаешь, - вздохнул тот. - У меня, как и у всякого богатого человека, много врагов. Здесь я храню свою коллекцию. Здесь, мистер Всеволод, придется жить и вам.

- Как это... жить? - по спине Всеволода пробежал холодок.

- Наверх вы больше не подниметесь, - невозмутимо объяснил Клинтон. Да вы не беспокойтесь...

- Вы грязный ублюдок!

- Разумеется, разумеется... На самом деле, я оказываю вам услугу, мистер Всеволод. Успокойтесь, сейчас объясню. Вы ни в чем не будете нуждаться. У вас будет возможность заниматься любимым делом - писать картины. Они будут востребованы, не сомневайтесь! Зачем вам холодный и чужой космос? Зачем вам Земля, где вас не ценят и, скорее всего, убьют? Эти парни не успокоятся, пока не увидят ваш труп. Ну что ж, они его увидят. А здесь у вас будет все: любимая женщина...

-Дон?!

- Она уже здесь. С ней все в порядке, мистер Всеволод. Одобряю ваш выбор, весьма одобряю! Девчонка - огонь. Я потерял трех своих людей лучших бойцов, мистер Всеволод, лучших - но ничуть не жалею. Как говорят у вас, русских, искусство требует вложений!

Клинтон умолк. Молчал и Всеволод, в бешенстве сжимая и разжимая кулаки.

- Вижу, друг мой, что вам не все еще понятно. Терпение, сейчас все разъяснится. Я хочу, чтобы в будущем мы действительно стали друзьями, поэтому предельно откровенен. Я и в самом деле поклонник вашего таланта. Вы исчезнете. Мои специалисты возьмут образцы тканей - ваши и вашей подружки. Через месяц, самое большее - полтора, будут готовы два безмозглых клона...

- Это преступление!

- Ну, конечно! А как иначе? Вскоре два истерзанных, но вполне опознаваемых трупа будут обнаружены в подходящем месте. Скорее всего, американец вздохнул, - это зверское убийство припишут банку "Насимото" или преступному синдикату "Троян". Или кому-то еще. Капитан Хабибулин, который наверняка отложит полет, чтобы заняться вашими поисками, улетит с чистой совестью и чувством исполненного долга. Видите, скольких кроликов я убиваю одним выстрелом - так, кажется, говорите вы, русские? А когда все утихнет, и ваши картины снова - и вполне заслуженно! - будут в цене, на рынке изредка начнут всплывать ваши неизвестные работы. Которые вы напишете здесь! Ну как?

- Клинтон, отпустите меня. Я не смогу работать в тюрьме.

- Мой дорогой, еще как сможете.

- Скажите, Клинтон... Почему сейчас меня не покупают? Даже те, кто сделал диссертации на моем творчестве, сейчас поливают меня грязью...

- Вы удивительно чистый и наивный человек! Я искренне восхищаюсь вами, - ухмыльнулся американец. - Как вы не поймете, что человечеству не нужны живые гении! Гений это тот, рядом с которым ты чувствуешь себя пигмеем. Человеку приятно ощутить себя пигмеем - но не рядом с ЖИВЫМ гением. Комплекс неполноценности! А тут вы - такой же живой, так же любите выпить, гульнуть с девчонкой, так же, извините, как все, мочитесь и испражняетесь. Да чем вы лучше? Зависть, друг мой, зависть движет этим миром. Мертвецу никто завидовать не станет. Хватит разговоров. Сейчас вас отведут в лабораторию. Не сопротивляйтесь, это быстро. А потом увидитесь с вашей драгоценной Дон.

Все те же угрюмые охранники отвели Прищепу длинным, скупо освещенным коридором, в манипуляционный кабинет. Там у него взяли кровь, мазок слюны и отщипнули кусочек кожи с мизинца. Вывели Всеволода через другую, бронированную гермодверь, после чего опустились лифтом еще на несколько этажей. Дверь лифта распахнулась, громила небрежно кивнул Всеволоду, и тот шагнул в коридор, ничем не отличающийся от коридоров фешенебельных отелей...

- Ну, извини... - убито сказал Всеволод. - Кто же мог знать.

Дон лишь яростно сверкнула глазами. Вот уже час они сидели в замечательно уютной комнате и дулись друг на друга.

- Как-нибудь выберемся.

- Как? У нас нет ничего - ни оружия, ни связи... Голые руки.

- Не совсем так, - медленно сказал Всеволод. - У нас есть артефакт внеземной цивилизации.

- Ты совсем рехнулся?

- Твоя подковка. Я совершал пробежку в тот вечер, когда ты приехала, и на меня напали.

- Ты не рассказывал.

- Не хотел расстраивать. Стреляли из того самого боевика. В упор. Подковка забрала всю энергию разряда и засветилась. Проступили какие-то знаки. Сейчас исчезли, но, по-моему, ОНО подзарядилось.

Глаза Дон блеснули.

- Но это же не рация и не визор...

- Попробуем?

- А что нам терять? - Она вскочила. - Представь себе нашего Хохмача. Он сейчас наверняка на "Синдбаде".

Всеволод закрыл глаза.

- Представил, мой генерал.

- Вызови его!

- Всеволод Прищепа вызывает капитана Хабибулина! Прищепа вызывает Хабибулина... Нет, ничего не выйдет...

- Ребята, вы где? - голос Хохмача звучал, казалось, с потолка. - А! Есть видеокартинка!

- Мы в плену, - торопливо заговорил Всеволод, чувствуя, как начинает разогреваться на груди подковка, и внутренне взывая ко всем богам и сверхцивилизациям. - Нас захватил некий Джон Клинтон. Вилла Эстелла Эсперанса, Калифорния. Рядом, в скале - замаскированный вход в подземный город. Мы под землей.

Всеволод поспешно расстегнул рубаху и подался вперед - разогретый медальон закачался на цепочке. Он наспех вспомнил море, утренние сумерки, скалы и вход в тоннель.

- Вижу! - прогудел Хабибулин. - Ну, вы засранцы... Ждите, конец связи.

- Связи конец, - машинально пробормотал Прищепа.

6

С моря дул свежий ветер. Всеволод и Дон стояли, обнявшись, на террасе виллы мистера Клинтона. Сам хозяин сидел в кресле-качалке и невозмутимо разглагольствовал:

- Да, недооценил я вас, мистер Прищепа, недооценил. Как вы ухитрились дать сигнал на "Синдбад"? Мы все проверили, на вас не было никаких "жучков-маячков". Или были?

- Вы, я вижу, не очень-то и расстроены? - съязвил Всеволод.

- Надо уметь проигрывать достойно! - безмятежно улыбнулся Клинтон. - Я реалист. Вы оказались сильнее. Десантный звездолет - это сила. Огромная сила. Вы же знаете, на Земле больше не осталось дальних кораблей. А капитан Хабибулин поклялся в случае чего утопить в магме все мое хозяйство...

- Катер! - воскликнула Дон, указывая на морской горизонт.

- Ну что ж, boys and girls... До встречи на звездах! Жаль, я хотел сохранить вас для человечества.

- И при этом нажиться!

- Бизнес есть бизнес. Прощайте, леди, прощайте мистер Прищепа. Картину вашу, извините, я оставлю себе. На память.

Встречать освобожденных собрался весь экипаж "Синдбада". Всеволод, смущаясь, переступил комингс, навстречу шагнул Хабибулин и смерил его долгим, выразительным взглядом.

- Эх ты, джигит, - сказал капитан. - Такая девушка с тобой, а у тебя мотня нараспашку.

Прищепа внутренне взвыл и схватился за означенную деталь туалета. Дон прыснула в ладошку. Десантники грохнули хохотом.

Всеволод счастливо улыбнулся, сунул руку за пазуху и сжал в кулаке маленький талисман в виде почти правильной подковы...