/ Language: Русский / Genre:nonf_biography,

Улица Грановского 2

Юрий Полухин


Полухин Юрий Дмитриевич

Улица Грановского, 2

Юрий Дмитриевич Полухин

УЛИЦА ГРАНОВСКОГО, 2

Анонс

Новый роман Юрия Полухина затрагивает сложные проблемы взаимосвязи личности и общества, прошлого и настоящего, бытия и сознания. Анализируя мысли и чувства наших современников, писатель показывает неразрывную связь времен, влияние памяти о прошлом на сегодняшнюю жизнь. Роман строится в двух планах - основном, в котором живут и действуют люди наших дней, и ретроспективном, воссозданном из воспоминаний, документов, писем. В центре повествования - судьба нескольких бывших узников фашистского концлагеря, история их подпольной борьбы, подготовки несостоявшегося восстания, гибели их товарищей по заключению, жизни и деятельности героев романа в послевоенные годы.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ДОКЛАДНАЯ МАЙОРА ТРУММЕРА

КРАСНОДАРСКИЕ ВАРИАЦИИ

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ

ЦЕРКОВЬ ЗНАМЕНИЯ

БОЛЬНИЧНЫЕ ПЕРЕКРЕСТЫ

ВЫНУЖДЕННАЯ ПОСАДКА

ПЕРЕСТУПИВ ПРЕДЕЛЫ

ДОКЛАДHАЯ МАЙОРА ТРУММЕРА

Для меня вся эта история началась случайно и как бы исподволь. Да, пожалуй, "исподволь" - тут самое точное слово.

Незаметненькое событие, да и не событие вовсе - так, разговор, и не разговор, разрядка в нем, перемолвка, что ли...

Вопрос, ответ, ироничная улыбка Токарева и его жест, поспешный и как бы смазывающий сказанное, а вместе с тем отстраняющий меня от прошлого, которое не стало прошлым, - это-то я увидел: не стало! Еще вопрос, и рассказ Токарева, совсем не отвечающий на него, рассказ о постороннем вроде бы, и опять этот жест - мол, вообще перемолвка наша к делу не относится, и лучше не тратить время зря, мол, и без того его мало, зарез со временем, - все это "из-под воли"

моей, незаметно и гораздо позже, чем в этот вечер, - но на самом-то деле именно в тот вечер! - повернуло мою жизнь по какому-то чужому, вроде бы даже неестественному для нее руслу, и судьбы Токарева, Панина, Ронкина, судьбы людей, связанных с ними, вдруг открыли во мне самом такое, о чем прежде я и не подозревал.

Нет, в том-то вся и штука, что не вдруг, а исподволь:

я сам не заметил, как все произошло.

А может, все было проще? Я выполнил предназначенное?.. Но почему это было предназначено мне?

И кем?

"Предназначенное", "по чужому руслу" - не иначе, и слова эти появились от того лишь, что Токарев, Ронкин - гидростроители, они по своей профессии только то и делают, что поворачивают реки по новому руслу, вмешиваясь в жизнь, предназначенную нам природой; может, и сейчас эти слова-штампы, к которым меня приучила работа в газете, лениво выпорхнули на бумагу только потому, что я думал о Токареве, Ронкине, и, произнесенные, утвердились в себе, оттеснив какие-то мои истинные чувства, помыслы. И опять останется незапечатленной правда, единственно нужная мне?

Чтоб не случилось так, лучше рассказывать, как можно меньше определяя что-либо, а просто излагать факты один за другим, в той последовательности, в какой они приходили ко мне, и документировать даже то, что ни в одном документе уместиться не может: настроение или мысли, не высказанные вслух...

Именно поэтому я и решился вести речь от первого лица, хотя, быть может, личность моя, сама по себе, особого интереса не представляет.

В тот вечер мы сидели с Токаревым у него дома, в рабочем его кабинете, маленькой комнатке, похожей на чуланчик, заваленный книгами, - книги стояли по всем стенам до самого потолка, лежали на столе и под столом, на полу, рядом с полками, в стопках, умостились на подоконнике, выкрашенном белилами, загораживая, должно быть, дневной свет, которого и без того здесь явно не хватало: даже для этого чуланчика его единственное оконце казалось узковатым. Странно, что книги до сих пор не обрушились со стен в середину комнатки, на стол, на темно-коричневую лужицу пола.

Были тут, в основном, подписные собрания классиков и приложения к "Огоньку", - а что еще добудешь в этой тьмутаракани?.. Но среди них рознились своими потерханными корешками десятка три случайных томиков, похоже, купленных у букинистов. И я уж давно с привычной жадностью поглядывал на них, примериваясь: денька бы два хватило - всласть порыться в них. Тем более, днемто хозяин никогда не сидит в этой комнатке - только по ночам или вот, как сейчас, поздно вечером: шел уже одиннадцатый час, а разговор наш только начался. Но Токарев сам назначил это время.

Вдруг зазвонил телефон, Токарев кричал в трубку, что никакое ЧП не дает право начальнику участка звонить домой начальнику стройки, есть субординация, есть диспетчерская служба, и он, Токарев, - не пожарная команда, что упавший автомобильный кран - вообще не ЧП, и он, Токарев, не нянька... Но все же внимательно слушал, что ему отвечают в трубку, и лицо его оставалось спокойным, никак не соответствуя тому, что он кричал; Токарев даже подмигнул мне весело: мол, смотри, какого я на него шороху нагнал!..

Я подумал, что не было бы здесь меня, и Токарев, пожалуй, не стал бы кричать вовсе, и мне стало неловко перед этим начальником участка, который недоглядел, как под бесконечными дождями раскисла земляная насыпь, и именно поэтому она поползла, когда автокран поднял тяжелую бадью с бетоном, и кран завалился набок... Начальник участка звонил из котлована, из насосной, он, наверное, промок до нитки, пока добирался туда от насыпи, - я представлял себе, как далеко ему пришлось идти, чтоб позвонить; потому - не иначе - он и позвонил самому Токареву, а не диспетчеру, чтоб все сделалось наверняка, чтоб пригнали немедля новый кран, иначе нечем укладывать бетон. Когда Токарев молчал, слышно было в трубке, как сочно чавкают насосы, откачивая воду из котлована, и какой отсыревший голос у начальника участка.

Я, отвернувшись, - очень уж не хотелось слушать мне их разговор! выдернул из стопки на полу серенькую, пухлую книгу. Это был сборник документов, изданный Госполитиздатом, назывался он не очень-то оригинально: "Преступные цели - преступные средства".

Документы - о преступлениях гитлеровцев на территории СССР, о том, как преступления эти планировались и как оправдывались всякими там теоретиками фашизма загодя, задолго до начала войны.

Из книжки торчала закладка - обрывок выцветшей газеты. На ней я и раскрыл книгу и начал читать:

"...Пересланная мне докладная обер-лейтенанта Бассевица и лейтенанта Мюллер-Бродмана дает повод изложить следующее.

В конце июля 1943 года 358 пехотный полк, которым я в то время командовал, направлялся с Восточного фронта в город Сурин, где должен был расквартироваться на отдых. Когда в день прибытия туда, во второй его половине, я со своим штабом разместился в предназначенном для нас месте, мы услышали не очень далеко от нас раздававшиеся один за другим с определенными интервалами винтовочные залпы, за которыми через некоторое время следовали выстрелы из пистолетов.

Я решил выяснить, в чем дело, и отправился на поиски с адъютантом и офицером для поручений (обер-лейтенантом Бассевицем и лейтенантом Мюллер-Бродманом) в направлении выстрелов. Вскоре мы почувствовали, что здесь совершается нечто ужасное, так как увидели множество солдат и гражданского населения, устремившихся по железнодорожной насыпи, за которой, как нам сообщили, происходили массовые расстрелы. Все это время мы не могли видеть, что делалось по другую сторону насыпи, однако слышали через определенные промежутки времени свисток, а вслед за ним залпы примерно из 10 винтовок, после которых раздавались пистолетные выстрелы. Когда мы наконец взобрались на насыпь, нашим глазам представилась отвратительная по своей жестокости картина, потрясшая неподготовленного человека. Там была вырыта яма около 7 - 8 м. длиной и примерно 4м. шириной, на одном краю которой лежала куча вынутой из нее земли. Этот холм и прилегающая к нему стенка ямы были совершенно залиты потоками крови. Сама яма была заполнена множеством трупов мужчин и женщин разных возрастов, общее число которых трудно определить, как и глубину ямы. За насыпанным валом находилась команда во главе с полицейским офицером. На форме полицейских были следы крови. В отдалении кругом стояло множество солдат расквартированных там частей; некоторые из них присутствовали как зрители и были в трусах, там было также много гражданского населения, в том числе женщин и детей. Подойдя вплотную к яме, я увидел картину, которой до сих пор не могу забыть. Среди других в этой могиле лежал старик с седой окладистой бородой, сжимавший в левой руке трость. Так как он был еще жив и прерывисто дышал, я велел одному из полицейских добить его, на что тот ответил с улыбкой:

"Я ему уже вогнал 7 пуль в живот, он теперь сам должен подохнуть". Расстрелянных в могиле не складывали, и они лежали вповалку так, как падали сверху в яму.

Все эти люди были убиты выстрелом в затылок, а раненые добивались в яме из пистолетов..."

Пока я читал, подошел сзади Токарев и заглянул через мое плечо. Как-то по-домашнему он это сделал, и я подумал: "Может быть, самое страшное в этой докладной не ее конкретность, не желание автора констатировать происшедшее с предельной достоверностью, а что-то иное: может, канцелярские обороты под пером человека ужаснувшегося - "пересланная докладная...

дает повод", "подойдя вплотную к яме", "на что тот ответил с улыбкой"... Ну да, командир полка, старый служака! - он выводил это на бумаге механически. Но они-то, стертые штампы канцеляриста, и перекликались с обычностью происходившего в городе Сурине и независимо от желания автора приоткрывали второе дно под его словами, этакую жуть безмерности, безостановочности человеческого падения, - лети себе, скользя по обкатанным фразам!.."

Я читал дальше:

"Для меня не имеет значения, на основании каких судебных приговоров проводились эти расстрелы, но я считаю несовместимым с существовавшими у нас до сих пор взглядами на воспитание и нравственность, когда совершенно публично, как бы на открытой сцене, осуществляется массовый убой людей..."

"Он что, с луны упал? - подумал я уже с раздражением. - "Несовместимым с существовавшими у нас до сих пор взглядами на воспитание и нравственность"!..

Или не понимал: убой такой и проводился прежде всего в целях воспитательных, утверждал полицейскую нравственность, нисколько не противореча ей?.. Но возможна ли была такая инфантильность у командира полка?

"Я ему уже вогнал семь пуль в живот, он теперь сам должен подохнуть", слова, сказанные с улыбкой...

Или не видел до тех пор командир полка такую вот улыбку, в которой радость сознания собственной безнаказанности, а значит, всемогущества гасит даже неловкость за собственную же неумелость, неряшество?..

И еще что-то в этой улыбке... Пожалуй, вот что:

поверженная, но несломленная сила других будит лишь мысли об их звероподобности, психологической неполноценности, - старик чудак, с семью-то пулями в животе, и не жалуется, и ничего не просит, а только сжимает палку в руке. Право, чудак, недочеловек, которого перечудачить может только само время: уж оно-то его добьет неизбежно".

И тут Токарев сказал:

- А я знал его. Вернее, не знал: видел однажды, - и голос его прозвучал жестко.

Я подумал: это - от боли за старика. И спросил:

- Он остался в живых?

- Кто?

- Как кто? Старик!

Докладная заключалась лаконичным абзацем:

"Припоминаю также, что по рассказам солдат, которые часто видели эти казни, таким способом ежедневно расстреливалось много сотен людей".

Токарев сказал, теперь уже - совсем буднично:

- Да нет, я - про этого майора. Труммера. Я его видел.

И тут я прочел подпись под докладной: "Майор Труммер, 16 октября 1943 года".

- Труммера? - переспросил я.

- Да, командира триста пятьдесят восьмого пехотного полка. И если не ошибаюсь, - как раз в начале октября сорок третьего. Он однажды пришел к нам, в комендатуру, в концлагерь. Далеко от Сурина: в Померании. Всего лишь однажды, - Токарев будто выталкивал слова из себя. - Но я запомнил, потому что Труммер по отцу - русский, и выяснилось, брат Труммера - биолог Панин, мой друг по лагерю.

- Как брат? Ничего не понимаю!

Но Токарев взмахнул рукой, как бы обозначив невидимую черту между нами, и голос его стал обычно насмешливым.

- Ну, это - тонкая история, о ней мало кто знает...

Панин, между прочим, живет в Москве, и если вам интересно... Не мне о том говорить. Лучше - давайте о деле.

Это прозвучало так: "не с вами о том говорить".

И он стал рассказывать мне об экипаже большого шагающего экскаватора историю, из-за которой меня и командировали сюда, в Сибирь, на стройку.

О том, что Токарев четыре года пробыл в немецком концлагере и чуть ли не возглавлял там подполье, я уже слышал. Не удивило меня и это его нежелание говорить о прошлом. Я как-то редактировал документальную повесть, написанную для нашей газеты тоже бывшим узником немецких концлагерей, встречался с ним, с его товарищами и невольно заметил: почти все они не любят вспоминать или, во всяком случае, говорить вслух о военных годах. Один из них мне сказал: "Зачем вспоминать? Чтобы услышать слова сочувствия, которые не могут стать действием? Одним сочувствием тут ничего не измерить, бывает, и оно может стать оскорбительным!.."

Но теперь я смотрел на книжку, на увядшие ее страницы, чуть-чуть тронутые желтизной, на буквочки, вытянутые, каждая отдельно от другой, набранные боргесом, шрифтом, который не экономит бумагу и который поэтому так легко читать, - обычное свидетельство, их перевидал сотни, они наслаиваются одно на другое, ничего не добавляя к давным-давно пережитому. Так, нечто абстрактное, не относящееся к тебе самому, занумерованный документ из стойбища ему подобных, оленье стадо, огибающее тебя на бегу полукругом, дробот тысяч копытец, тревога, но и уверенность в себе, человека олени обойдут, обогнут, расступятся, и ты - на особицу. Но тут-то вдруг я сам почувствовал себя оленем, которого выловил изо всего стада пастух, издали ловко набросил чаут-аркан - на рога и повалил резко на землю: я лежу на спине, и ноги - моя опора, спасение - бесшумно бьют по воздуху, а я дышу прерывисто.

Документ касался живых, вполне реальных людей:

вот один из них передо мной сидит, - цеплял документик и Токарева, а значит - меня?..

Я перечитал начало письма: "Пересланная мне докладная обер-лейтенанта Бассевица и лейтенанта Мюллер-Бродмана дает повод изложить следующее..."

Ну да! "Пересланная мне"! - так бы и стали они пересылать ему сами эту свою докладную, если б он не потребовал от них засвидетельствовать увиденное: он - их командир полка, и они не посмели его ослушаться, поэтому и переслали. Наверняка ему и надо было всего лишь найти, изобрести повод, чтоб высказаться самому... Но зачем? Думал переубедить кого-то там, наверху, остановить "массовый убой" людей?

Чепуха, конечно!

Токарев рассказывал свое, но я перебил его:

- А что ему надо было, Труммеру, в лагере? Зачем он пришел?

Опять этот жест и усмешка.

- Об этом - спросите у Панина. Москва, улица Грановского, два. Теперь он, глядишь, и расскажет. Хотя должен предупредить, он - не из разговорчивых и раньше мог молчать месяцами. Труммер будто бы предлагал Панину выйти из лагеря. Или бежать?.. А тот отказался. Уж такой он...

- Грановского, два? Это позади старого здания МГУ? Университетский, профессорский дом?

- Вот-вот. Знакомый?

Я учился в МГУ и конечно же знал все соседние дома. А однажды специально обошел их все, облазил, - когда прочел, что именно на этом месте в XVI веке Иван Грозный построил свой опричный двор, особый от земщины. Правда, всего лишь и осталось от того времени - подвал, в котором теперь подсобка университетской типографии.

Знакомый... И фамилию Панина я, кажется, слышал раньше. Но пока не стал говорить об этом Токареву.

Только кивнул в ответ. А Михаил Андреевич встал изза стола, видно тоже взволнованный совпадением, заходил между книгами. Ноги его, большие, как и весь он, ступают с осторожной упругостью, - он легко носит по земле свое тело, которое уже становится громоздким.

Я его зову про себя "Охотником". Он может пока не обращать внимания на это тело и на резиновые сапоги, стоящие сейчас в передней, в углу, у порога, и лоснящиеся, неглаженые, должно быть, ни разу брюки, и пиджак, собравшийся у бортов газырями от того, что не раз промокал в нем Токарев до нитки, - одежка, удобная и в солнце, и в непогодь, и в пыльном забое экскаватора, и в темном чреве патерны, которая бетонным жерлом своим пронзила плотину; с круглой кровли патерны всегда сочится по стенам вода и хлюпает под ногами, как вот сейчас нудный дождь за ОКНОЛА - вразброд, неприкаянно...

Все-таки он чуть-чуть поддался на мои расспросы, рассказал:

- В сорок восьмом... ну да, в сорок восьмом - после этой сессии сельскохозяйственной знаменитой, я его вытащил к себе на Черное море. И пока он лечился - месяца полтора! - я из него слова не выжал... Правильно: в сорок восьмом. Я тогда еще в солдатах догуливал, в стройбате, пришел к начальнику санатория для высшего командного состава, полковнику, и заставил его вызвать Панина без путевки. Штатского!.. Да, вот так и пришел: в сапогах и в гимнастерке черной от пота, от масла машинного, - я тогда придумал полиспастом сдергивать в море семидесятитонные кубики для портового мола и не вылезал из-под трактора... Прекрасные были кубики, сытые, как кубанские свиньи, - на них я и выехал в гидротехники, и из солдат ушел.

- На свиньях или на кубиках? - спросил я.

- И на свиньях тоже! - он усмехнулся. - В те годы там такой черный рынок кипел, - ну, а мы, на стройке, свою черную кассу держали, чтоб рабочих кормить, - целая эпопея. Кстати, и Панин тогда помог меня из-под суда вызволить, - тут он взглянул на темное мокрое окно и поежил плечами. - Тоже осенью было, после урожая, сумасшедший тогда урожай случился, он и людей поуродовал, а уж технику!.. - И вдруг грустно добавил: - Не люблю я осень, даже на юге, - и посмотрел на часы.

Я подумал, что сейчас бы его и порасспросить: так вот оно всегда и вспоминается - цепляясь одно за другое. Но решил, что нет у меня права не беречь Токарева. И встал.

Он меня не удерживал. Но в прихожей, натянув заляпанные грязью сапоги, разогнувшись, со сбившимся еще дыханием я ему сказал:

- Знаете, есть такие стихи:

Я зарастаю памятью,

Как лесом зарастает пустошь.

И птицы-память по утрам поют,

И ветер-память по ночам гудит,

Деревья-память целый день лепечут.

И там, в пернатом памяти моей,

Все сказки начинаются с "однажды",

И в этом однократность бытия

И однократность утоленья жажды.

Что в памяти такая скрыта мощь, Что возвращает образы и множит...

Шумит, не умолкая, память-дождь, И память-снег летит и пасть не может.

Он слушал, привалившись плечом к дверной притолоке, с блуждающей какой-то полуулыбкой и глазами, шалыми от невысказанных мыслей, будто сейчас он и в себе что-то слушал, будто знал нечто большее, чем эти стихи, и вот - бывает! - хмелел мгновеньями от этого знания. Но никак не оценил стихи и не отнес их к себе, как я того хотел, а наоборот, - заземлил будто, трезво припомнив:

- Между прочим, Панин после сорок восьмого-то года генетику забросил. Я вам говорил, что он еще до войны в институте генетики работал?.. Да, и надежды подавал, в Англии статьи его печатали, в журнале Королевского общества... Ну, а сейчас, кажется, памятью занимается, проблемами памяти. "Прорастает"...

Я почти не спал в ту ночь. Дождь дробно стучал в оконце рядом с моей койкой, а временами, подхлестнутый ветром, словно бы вскрикивал, и тогда казалось, звуки эти уже громоздятся в гостиничной узкой комнатке. Я поднимал голову: никого.

Не шла из ума закорючливая докладная этого странного немца, майора Труммера. Я уже себя уговаривал:

"Ну что тебе в нем! В любой книге об этой войне судьба, личность самого Труммера, в лучшем случае, была бы вынесена в комментарии..."

Но в том-то и дело - я уж знал себя, - иные комментарии звучат для меня чуть не важнее самого текста, и часто я с них-то и начинаю проглядывать книги.

Из-за этой "любви к комментариям", по выраженью руководителя моего диплома, профессора, мне не дали кончить университет, и только потому я попал работать в газету.

Я учился на историческом. Писал диплом - "Завоевание Россией Восточной Сибири в XVI - XVII вв.". Тема, как я теперь понимаю, - минимум докторской диссертации. Но тогда, десять с лишком лет назад, почти никаких работ советских историков по этому поводу не было, и мой профессор, видимо, рассчитывал, что я ограничусь хронологической сводкой наиболеезначительных походов казачьих атаманов и царских воевод, этакой победной реляцией. А меня увлекли отписки служилых людей - их челобитные царю и доносы, описания невероятных чудес, увиденных в полночном краю, и расчетливые помыслы о походах будущих - "встречь солнцу", униженные просьбы выплатить жалованье и простить прежнюю воровскую вину... Вдруг в дипломе моем начинал спорить с Дежневым Михаил Стадухин, талантливый авантюрист, который из собственных выгод натравливал друг на друга туземные племена и из каждого похода столько же привозил в царскую казну пушнины и "рыбьего зуба", сколько и сам продавал на сторону.

И жаловались казаки на Василия Пояркова: "А говорил он, Василий, так: "Не дороги-де они, служилые люди, десятнику-де цена десять денег, а рядовому-де - два гроши... и пограбя у них хлебные запасы, из острожку их вон выбил, а велел им итить есть убитых иноземцев, и те служилые люди, не хотя напрасною смертью помереть, съели многих мертвых иноземцев и служилых людей, которые с голоду померли, приели человек с пятьдесят... и они-де, служилые люди, иные-де ожили, а иные померли..."

А к жалобам поярковских казаков вроде бы само собою пристраивалось повествование протопопа Аввакума о воеводе Афанасии Пашкове, из-за чванливой глупости которого поход за Байкал, столь тщательно подготовленный, кончился ничем.

- Я не пойму, - говорил мой профессор, - то ли у вас патологическое чувство долга, то ли рассеянное какое-то внимание: все время теряете вы из вида главную цель, вязнете в подробностях. О таких вещах даже в монографиях, в лучшем случае, рассказывают в комментариях, а вы их в диплом тащите. Зачем?.. Или вот эта мысль, ваша любимая, - о том, что Сибирь, ее завоевание, дескать, отвлекало за Урал лучшие силы народа, беглых всяких бунтовщиков, и если б не было этих диких пространств на Востоке, то и история России пошла иначе, - это как же понимать? Значит, не только прогрессивное значенье имели походы на Восток?

Я пытался доказать свое. Но он не слушал, перебивал:

- Да, может, оно и так! Я, например, готов с вами вполне согласиться. Но ведь это же - ненаучные гипотезы. Под любое "если бы да кабы" в истории подкладку из фактов подшить надо, из статистических выкладок.

А иначе - что же? - одни мечтанья! Или вы и в ту сторону копать начнете? Да тогда с любовью этой к комментариям вас опять черт те куда занесет! А у нас - ясная, близкая цель: диплом. Вот и извольте идти к ней путем кратчайшим, без всяких нравственных изысканий и прочих побочностей: направленная последовательность походов, прогрессивный хозяйственный уклад, который принрсили русские сибирским аборигенам, историческая целесообразность новых завоеваний - вот рамки, выходить за которые вам не следует даже в комментариях!..

Но мне все казалось: "рамки" такие если не ложь, то во всяком случае полуправда о том жестоком и героическом времени, и вообще, история как наука без истории нравов - малого стоит, в ней запретно глушить победными "ура" тайные и явные трагедии людей, пусть даже для их потомков трагедии эти обернутся впоследствии несомненным благом.

Так я и продолжал гнуть свое. В конце концов по ходатайству профессора решением деканата меня не допустили к защите диплома и распределять на работу вместе с сокурсниками отказались. Но поскольку экзамены-то я сдал все, мне выдали странную справку о том, что "Чердынцев В. С. окончил пять курсов исторического факультета МГУ", - справка вызывала у всех кадровиков недоумение, смех и не давала мне даже права преподавать в школах.

Еще в годы учебы я напечатал несколько статей в университетской многотиражке: то участвуя в дискуссии о свободном посещении лекций, то защищая попавших в беду товарищей. Вот только себя защитить не смог. Но выучка та пригодилась. Поскитавшись года полтора без работы, я пришел в одну из центральных газет, сперва - внештатным сотрудником, на гонораре, но, наверное, что-то нестандартное было в моих работах, потому что сравнительно скоро меня приняли в штат и сразу разъездным корреспондентом - должность, которой профессиональные журналисты иногда добиваются десятилетиями. Так я и осел в газете, сам того не желая.

Но сейчас-то, слушая суетливое бормотанье дождя, вспоминая затрепанные блеклые томики, заплутавшие в токаревской библиотеке среди цветастых подписных переплетов, я убеждал себя обманно: "Может, и одного дня хватило бы просмотреть. Зря не спросил разрешенья". А сам знал: стоит забраться в токаревскую комнатенку - и всё, дела в сторону, командировка насмарку.

Наверно, к книгам у меня отношение не очень нормальное. Порой я уверен, что книжная жизнь не то что б реальнее настоящей, но, во всяком случае, глубже ее, увлекательней. Моя воля - я бы дни напролет читал, и только. Больше мне ничего не надо.

Каждый отпуск я так и делаю и, бывает, неделями не выхожу из дома. "Книгомания" - есть такая болезнь?..

После того как шесть лет назад умерла моя мама, просто некому выгнать меня на улицу. Жена?.. Но мы с ней давно всего лишь соседствуем в одной квартире.

А утром было солнце, оно дробилось в лужах, слепило, и приятно было разбрызгивать его резиновыми сапогами, не разбирая дороги. Я шел на большой шагающий экскаватор, чтоб доузнать эту их трагическую историю, из-за которой и приехал сюда. Некую будничную оптимистическую трагедию, как представлялось мне, именно будничную - в этом вся соль.

А случилось вот что.

Год назад здесь погиб бригадир большого шагающего экскаватора Виктор Амелин. Погиб глупо.

Парень - в расцвете сил и особого, как мне говорил Токарев, таланта в работе - ночью поехал на мотоцикле за какой-то там деталькой на склад: экскаватор встал, требовался срочный пустяковый ремонт. Виктор спешил, а дороги тут - не асфальт: на случайной выбоине мотоциклиста выбросило из седла и - головой о столб, у обочины.

Так всегда бывает: столб, и тот в этом самом месте выставится, а не в ином.

Глупо.

И все ребята из его экипажа невольно перебирали в памяти: почему не было в запасе на экскаваторе этой самой детальки и кто виноват в том, и, мол, надо было посмотреть кому-нибудь, проверить амортизаторы на мотоцикле, - ну, сам недоглядел Виктор, так он - "бугор", у него со временем зарез, он после вахты, которую вместе со всеми стоит, должен на этом самом мотоцикле смотаться туда и сюда: и с механиком встретиться, и с бухгалтером, и с прорабом... А дорога темная, - на проклятом, смертельном столбе уж столько дней не горела лампочка, так никто же не трюхнулся ее сменить!..

Любая смерть, даже если ее ждут и она неизбежна, всегда поражает своей ненужностью, приготовиться к ней нельзя. Вдруг пересекается черта, которую не перейти, не понять сердцу живому: был человек, - нет, не был, а есть до сих пор, потому что столько связано с ним, еще связано - плотью, кровью, мыслями, общими делами, мелкими, пусть даже неприятными заботами, - есть он! А вот - нет. А ты-то сам - точно, есть. И ищешь:

а если бы, то... нужно было еще и... а могло быть...

Ищешь детальку, с помощью которой все можно было бы не то что изменить, но хотя бы объяснить, а то - и оправдать. Или обвинить.

Ах, эта "деталька"! - весь мир стремительно съеживается до ее размеров и кажется несправедливым, нелепым, как сама смерть. Деталька перевесить может на внутренних твоих весах все самое подлинное, самое громадное.

Оставшиеся жить всегда виноваты, и вину эту искупить нельзя и забыть нельзя. Тут важно, какой выход найдут живые из этого психологического шока.

На руках жены Амелина, Насти, так звали ее, остались двое детей и старушка - мать экскаваторщика...

У Насти - ни образования, ни специальности и горе, как ни крепись, тут оно, все время рядом. Ночью проснешься, будто от толчка, и известково-белая стена кажется черной, все-то черным-черно вокруг, день не наступит. А он и в самом деле не наступает, потому что все дневное, когда-то важное, даже то, чего прежде еще с вечера дожидался, стало теперь безразличным.

Любая смерть нелепа, а такая - вдвойне, втройне.

Да и чем измерить это "вдвойне"!

Экипаж большого шагающего - шестнадцать человек, по четыре в вахту. Решили они взять Настю к себе.

Пока - слесарем-смазчиком; по первости, как говорили друзья Витины, "обработаем" Настю сами, а там, глядишь, привыкнет, обучится, еще и экскаваторщиком станет, машинистом. А почему бы и нет!.. "Жизнью смерть поправ".

Вот за таким очерком и послала меня редакция.

Но уже из рассказа Токарева, из каких-то его намеков мне показалось: руководило экскаваторщиками не столько желание помочь женщине, детям хотя и это, конечно! - а сколько неизбывное чувство вины перед погибшим, стремление преодолеть это чувство. Потому что саму Настю они вроде бы издавна недолюбливали.

И до сих пор, хотя уж год минул, не стала она никаким машинистом: орудует по-прежнему масленкой.

Но сейчас мне это казалось неважным: что ж, что недолюбливали, что ж, что с масленкой! Масленка - тоже инструмент рабочий, и не в любви суть. Главное, ими выход найден: все ж таки перешагнула жена черту, оборванную смертью мужа,- пошла по той же прямой, хоть и обозначена она пока всего лишь пунктиром.

Котлован и немыслимые вороха опалубки и бетона, и железных торчащих пальцев арматурин, и нависшие надо всем жадные клювы башенных кранов, клохтанье вибробулав и чавканье насосов - все осталось позади, я шел по гравийной дороге к отводному каналу, который и рыли большие шагающие. По этому каналу река, раскрутив турбины, побежит вольно, еще пенясь, белая, перемятая всякими железами, потерявшая свое естество. Но здесь-то вода будет успокаиваться и опять набирать синеву.

На дороге луж не было, и только гравий под колесами бегущих мимо самосвалов шуршал на низких протяжных нотах, напоминая о вчерашнем дожде.

Высоко в небе почти недвижно висел ястреб.

Экскаватор - высотой с четырехэтажный дом. Волнуясь, я лез по узким железным трапам, скользя ладонями по поручням, тускло блестящим, - масло, наверно, въелось в металл... Одна поворачивающаяся под ногами площадка, вторая... Слева и справа в мелкой, незаметной для глаза дрожи припрыгивали моторы, коробки, шестерни, суетились разноцветные провода, проводки, приборы на черных панелях пучили белые, обалдевшие глаза, жара, грохот... А высоко в небо, блеклое, совсем не осеннее, уносилась прямая семидесятипятиметровая стрела, и висел на конце ее малой букашкой десятикубовый ковш экскаватора. Я уже знал: в него свободно может въехать и разместиться внутри "Волга".

У дверцы, которая вела в темное машинное чрево, еще раз оглянулся, увидел отвалы, горы гравия, камешника, поднятые и переброшенные этим самым ковшом, снующим по небу, казалось, чуть ниже ястреба.

Двинулся дальше и тут увидел Настю. Она сидела на металлическом табурете, расставив ноги. В подоле ее лежал клубок шерсти, Настя вязала, кажется, чулок.

Это было так неожиданно, что я даже не поздоровался и не назвался: чулок, - чушь какая-то!.. Будто застал я ее за тайным занятием. Не за себя, а за нее мне неловко было. Я даже смотреть на нее стеснялся, а только краем глаза отметил припухлые щеки, маленькие глаза, которые выюркнули на мгновение из этих щек и опять - на спицы.

А спицы - щелк-щелк! - мелькают так быстро, что чулок растет, движется, как живой.

Я быстро прошагал мимо и вверх, по следующему трапу - в кабину машиниста, уговаривая себя: "Ничего, я потом к ней вернусь и извинюсь, и все будет как надо..."

На вахте был Иван Коробов. Невысокий, голову втянул в плечи, взгляд из-под выпуклых надбровных дуг мрачноватый, темный. Узкие, ловкие руки на протяжении всего разговора сновали по рычагам непрестанно, и мне все вспоминались спицы: щелк-щелк... Как я мог услышать их за машинным грохотом?.. Или показалось, что слышу?..

Говорил Коробов не то нехотя, не то заученно както. Во всяком случае, не было в его голосе тех драматических ноток, которых я ждал.

- Похоронили мы Виктора, ну и, как водится, на поминки собрались. Народу много пришло. Квартира большая, а тесно, - друзей у Вити полстройки... Сели за столы. И хоть народу столько и как-то думать ни о чем не хотелось, а заметили: нету почему-то Токарева Михал Андреича. Неудобно получилось. Время позднее, но решили отыскать. Ну, дома, как всегда, нет. Всю стройку облазили. Я на этом самом мотоцикле мотался, он-то целый остался, мотоцикл... Только к ночи нашли: на аварии. Приехал. Усталый, лицо черное. И чудно: людито нас ждали - за столом никто ни к закускам, ни к вину не притрагивался часа два...

Тут Коробов еще больше насупился, помолчал. Ковш экскаватора описал плавную дугу, раскрыл днище, темный гравий хлынул вниз, как вода.

- Может, побаивались, что начальник приедет, поэтому не пили? - спросил он сам себя и тут же отверг это. - Нет, вы так не думайте, тут совсем в другом дело было... Ну, не знаю... Михал Андреич слово сказал. Вот тогда-то, уж не помню кто, брякнул: надо жену Виктора на экскаватор взять.

- Почему "брякнул"?

- Ну, предложил, что ли, - уже раздражаясь, поправился Коробов. Ему было удобно не смотреть на меня: он работал. - Не положено по технике безопасности брать на такую махину неумелого человека. И что ей здесь делать - полы подметать? Но Токарев согласился сразу. Так оно и вышло...

Из окон кабины видны были во все стороны приречные дали - луга, леса. Солнце стало вроде бы совсем жарким. Воздух за стеклами явственно плыл в эти дали.

В какую-то секунду показалось, не воздух, а сам экскаватор плывет в шатком мареве, плывет по каналу, вычерпывая его ковшом, жадно пьет воду, которой здесь еще нет, а все равно канал нельзя называть его скучным, официальным именем - "отводной": тут будущее русло реки.

В кабину-рубку то и дело поднимались и уходили - и все чуть не бегом еще двое рабочих, спрашивали что-то, говорили. Коробов отвечал им коротко. Как капитан на настоящей вахте. Не зря объединяются все эти люди морским словечком - "экипаж".

- А что сейчас? - повторил он с вызовом мой вопрос. - Вкалываем! - И уже спокойней, нудновато добавил: - План перевыполняем на...

Высчитывал кубы, проценты.

Пустоватый разговор получался... А Настя сидела за тонкой железной переборкой, и туда он ни разу не обернулся, не позвал ее. Будто и не было никакой Насти.

Мне все это надо было как-то переварить. И хоть я не собирался так быстро уходить и Коробову уже сказал, знакомясь: "Денек побуду у вас", попрощался, пробормотав что-то неловкое, и пошел вниз.

Настя все так же вязала чулок и теперь на меня не взглянула. Я прислушался: ничего не показалось мне, - спицы, точно, пощелкивали торопко, жадно.

Спрыгнул со ступеньки на гравий, он пополз в стороны под ногами, и я услышал речной его, острый запах. Хорошо дышалось тут. Я разогнулся, уже ругая себя: чего ж ты сбежал! Ну и что ж, что спицы, - пусть их щелкают, мало ли какие перерывы бывают в работе... И некрасива, и необаятельна, так это даже лучше:

горе одного только рака красит.

Ругал, но вернуться-то не мог.

Метрах в пятистах другой экскаватор гнул шею, вычерпывая канал. Я вспомнил: машинистом на нем - Ронкин, Токарев мне и с ним советовал познакомиться, - они друзья старинные, еще по концлагерю.

Побрел туда.

Ронкин, узнав, что пришли к нему, - его окликнул снизу кто-то невидимый в экскаваторном брюхе, - спустился вниз сам и, еще на ступеньках стоя, предупредил мои извинения:

- Мне предлог, что пришли: солнце-то какое сегодня, неохота в машине сидеть...

И взглянул на меня спокойно, но испытующе: что еще за фрукт?.. Я рассказал, зачем приехал на стройку.

Выслушав, он молча побрел в сторону, отыскал два валуна побольше, подвинул один к другому, сел и показал мне на камень - жестом подчеркнуто независимым: мол, приглашаю, а там как хочешь. Я сел. Камень уже успел согреться на солнце.

Только тогда Ронкин спросил:

- Не понимаю, почему Токарев не отговорил вас от этой затеи?

- А зачем же отговаривать?

- Показуха это. Спекуляция, - говорил он неокрашенно как-то, но в карих глазах - боль, они будто отдельно жили от него самого, тоже независимо. А сам скуластенький, курносый, его бы можно было неказистым назвать, если б не эти глаза. Позамасленная кепочка надвинута чуть не на уши.

Но это я потом, все вспомнив, взвесив, оценил, а пока - возмущался только:

- При чем же здесь спекуляция! Доброе дело ребята делают!

- Доброе?.. Доброту тоже на человека мерить надо, иного доброта хуже зла вышелушит, - теперь уже ирония была в его голосе. А глаза отвел нарочно в сторону.

- Да почему же?

- Вы на экскаваторе были у них? Видели Настю?

- Видел.

- Что она делала?

- Ну, не знаю... может, не научилась еще...

- Зато водку пить научилась! Вчера я ее тоже видел: из "Голубого Дуная" в обнимку с Мишкой Хохряковым вывалилась. А это - отсевок, которого вся стройка знает... Стыдно! За Витьку же Амелина стыдно!

И за детей его.

- Сорвалась, может? Горе ведь!

- Зто не горе, которое распивочно и навынос. Знаю я таких баб - одна колодка. Добренькие да несчастненькие, а для себя только. За свою болячку все в грязь втопчут!..

Теперь мне казалось, наоборот, уж слишком горячился Ронкин. Будто вся эта история лично его касается, или, может, сам хлебнул такого же?

Он спросил:

- Рассказывал вам Коробов, как она кричит на них?

- Как это?

- д вот так: кричит! Кричит, хоть какое ей замечание сделай. Она! - на них.

- Нет, он ничего не говорил.

- Постыдился, значит. А может, побоялся. Она ведь, хоть и не говорит того прямо, но криками, такими вот, пустяками все время дает им знать: вы в смерти мужа моего виноваты. Вы!.. и все тут. И не расхлебать им вины своей. Они ей обязаны, а не она им. Понимаете?

А вы - "доброта"... Загробят они и ее, и детей. Понимаете?

- Подкинули вы мне шараду.

И тут он рассмеялся легко и внезапно, весело даже.

Что за человек? Никак не угадаешь, чего ждать в ответ. Может, он вообще... мистифицирует меня?

Но Ронкин проговорил, жалеючи - меня же:

- У вас тоже, я скажу, положеньице, - и улыбнулся. - А вы напишите: будущие герои очерка оказались совсем не героями, а начальник строительства всё их на пьедестал тащит, - ну, не люди, а живые памятники самим себе. А может, и начальник непрочь в той скульптурной группе запечатлеться? Коробов-то небось про него рассказывал?

Но тут уж я сказал как можно суше:

- Семен Матвеевич, но Токарев-то друг ваш.

- Ну и что ж из того?

- Ив концлагере вместе были. Странно все как-то...

Да! Кстати, Токарев вчера рассказал мне тоже удивительную какую-то историю: про Панина, биолога, и его брата вроде бы, немца, майора. Как это могло быть?

- Это она сейчас удивительной кажется. А тогда...

- Что?

Но он опять уже стал прежним, первым Ронкиным - скуповато-сдержанным.

- Тогда мы ничему не удивлялись. Впрочем, и до сих пор историю эту я в подробностях не знаю, боюсь наврать. Как раз в том месяце нашего брата, еврея, - всех - в пятый блок согнали, медицинский, отдельный от лагеря.

- Вы - еврей? А как же?..

Глаза его усмехнулись.

- Да вы договаривайте, я уж такой вопрос слышал:

как, мол, выжить смог?..

Но голос-то его не был насмешливым. Может, усталым, а всего точнее никаким.

- И даже с другими интонациями меня о том спрашивали: не удивляясь подозревая в чем-то и осуждая заранее. Как выжил?.. А просто. Нам тиф прививали, - барак смертников. А потом готовили сыворотку, вакцину. И пришел новый врач, густопсовый ариец, поднял скандал: как можно еврейскую вакцину вливать в немецкую кровь!.. Ну и в неразберихе этой легко было мертвецом стать - настоящим, но и липовым тоже. Вот так и спас меня этот ариец и его борьба за чистоту немецкой крови. Меня из этого барака выкинули. Выжил - потому что еврей. Иначе бы мне там, как и всем русским, хана пришла. Парадокс? Как взглянуть... Ну не только этот ариец спас: потом-то, чтоб не отправили в газовую камеру - и другие немцы, хефтлинги, санитары, - они мне новый номер дали, новую фамилию, и стал я русским... Людей убивает и спасает случай. Вот и Витю Амелина - случай.

- А Настю?

- О том и речь: чтобы случай не мог стать повторным. Понимаете?

- Не совсем.

Он взглянул на часы.

- Ну вот что: я ведь все-таки на работе. А если хотите, - вечером, на ночь я на охоту собирался. Так вот - вместе, там и поговорим. Завтра воскресенье, все равно ведь некуда податься?

- А в тягость не буду?

- Да бросьте! - как девица. Я же сам приглашаю.

Утка сейчас летит - пропасть!..

Он оглядел мои сапоги, телогрейку.

- Одежка у вас подходящая, а все остальное у меня есть.

Мы уже подходили к экскаватору, когда Ронкин, повернувшись резко, ухватил меня за пуговицу на телогрейке, остановил.

- А вот - случай, лотерея? Или законно все было?

Подумайте. Новые транспорты сортировали на вокзале - три километра от лагеря: кого - работать, а кого - газовать, в крематорий... И ведь никто почти из новых не понимал, кого - куда, зачем. Шли спокойно.

Но однажды мальчонка какой-то забился в истерике: не пойду! И чтоб не поднимать паники, его сунули в санитарную машину, - знаете, крытый такой фургончик, только сзади, на дверце - окошко маленькое. Так малец, когда уж к лагерю подъезжали - а его в крематорий везли, - сумел оконце разбить, протиснуться и на ходу выскочить. В него стреляли с вышек, но он подполз под проволокой - в лагерь, сам в лагерь прополз! - и тут подобрали его французы, спрятали. Чудо!

Но он остался жив. Это - случай? Как это назвать?

Я молчал. Ронкин взглянул на меня, глаза его округлились, и была в них растерянность. Он махнул рукой, опять зашагал и, не поворачиваясь больше ко мне, полез по трапу наверх. Оглянулся, лишь взобравшись на площадку.

- Да! Я как раз у "Голубого Дуная" живу, слева дом, - там спросите, меня знают. Часам к шести - жду.

Я еще постоял, посмотрел на горы взбученного гравия, на бледно-синюю полоску реки вдали. Одна протока ее уже была перекрыта, и под насыпью лежало застойное, темное озерко. Котлован и неровные пока контуры плотины выглядели отсюда, издали кучей мусора.

Еще дальше, справа, ржавела проплешина песчаного карьера, а рядом, на холме - поселок гэсовцев, словно рассыпанные небрежной рукой, перекошенные так и сяк спичечные коробки, которые изрядно замызгались по карманам.

Опять вспомнилось одутловатое лицо Насти Амелиной, ее суетливый взгляд, и спицы - щелк-щелк... И еще не понял я, а почувствовал: ничего о ней, об экскаваторщиках писать не буду.

Ни Настю, ни Коробова с товарищами я не смел ни винить, ни оправдывать.

Но тогда-то я даже не подозревал, что можно не делать ни того, ни другого, существует третий путь:

рассказать все, как есть, не в осуждение, не в хвалу, не в поучение даже, а чтоб поразмыслить. Путь, который был бы, наверное, полезней и для меня, и для героев этой истории. Да и для газеты - тоже?.. Неужели газета для того только и существует, чтоб воспевать ничем незапятнанное благородство либо вершить непререкаемый суд?

Ох уж эта привычка все спрямлять, все сводить к одному знаменателю, к лозунгу, вычитанному во вчерашней передовице или затверженному издавна! Как часто из-за того все неординарное, необычное, не укладывающееся в расхожие представления - не удивляет, не будит мысль, не заставляет на себя и вокруг оглянуться и выверить прожитое вновь и вновь, а наоборот, лишь раздражает и вызывает, хорошо, если не ненависть, а уж отталкивание, слепое в своей ярости, - сплошь и рядом. Привычка, которая, кажется, в печенках сидит сызмальства.

Но это сейчас, задним числом я рассуждаю так. А в ту минуту я все пытался себе представить, как тот мальчишка - может, ему было в войну столько же лет, сколько и мне? - выпрыгивает на ходу из машины... Наверное, порезался об осколки стекла, и эти выстрелы...

Ранили его, нет? Где и как можно спрятать человека в бараках?

Трудно там было вести точный счет. Да и легче заметят, если кого не хватит, а лишнего как заметишь?

Сколько ни устраивай перекличек, разве ж уследишь за всеми в этой массе одинаковых в полосатой робе людей?..

Я вспомнил, как в университете, летом отправили весь курс наш проходить учебу в военные лагеря, и мы смеялись и путались, не узнавая друг друга в солдатской одежде, в строю. Веселое время было. Ребята гомонили в палатках каждую ночь часов до двух, а в шесть - подъем, - мгновенно надо одеться и выбежать на построение. Я даже спать в одежде ложился, только без сапог, утром сунул в них ноги и побежал. Чтоб хоть минуты три выгадать. А все равно - не высыпался.

Однажды заснул в строю, когда шли на полигон, на ходу, и так, во сне, побрел вбок, споткнулся о край придорожного кювета и упал.

Что-то еще я вспоминал и опять эти спицы - щелкщелк... Теперь уже тоскливо было думать об Амелине, о Насте, безысходная какая-то история... И надо будет в редакции оправдываться...

Лодка у Ронкина была дюралевая, мотор на ней сильный - "Москва". Лодка бежала, задрав нос над водой, подрагивая от нетерпения. Течение было стремительным, а мы шли против него, но от этого, как ни странно, скорость ощущалась острее.

Берега дыбились сопками, - одна за другой, почти сплошь зеленые: сосна, ельники. Лишь изредка мелькали просверки огненно-желтых осин, березок. Но будто бы для того только, чтоб подчеркнуть: какая густая к осени настоялась зелень хвои, - в распадках меж сопками, в глуби их она отливала темною синевой, и тени бродили там дурманные, настоянные на запахах замшелых сырых колодин и нынешнего сухого листа. Даже вода в реке, чуть рыжеватая, отдавала духом таежным.

Проплыли кусты тальника, на нем листья совсем блеклые, бледные, но и такой сединой отливают, какою ценится мех старого бобра-нелюдима.

А дюралевый, холодный борт лодки дрожит под рукою. Очертив крутой полукруг, выскочили за каменистый мысок, я оглянулся. Солнце падало косо на его коричневые, лишь кой-где поросшие мхом скалы, а на самом-то верху, на ровной площадке высился над мысом, над рекою, шалаш-балаган, выделанный из свежих сосновых веток, одна к одной, даже издали видно было, как шершавится их кора гнутыми пестрыми пятаками, а рядом - серый валун и две рогулины над черным пеплом костра. Ну просто ярились на солнце эти круглые сосновые ветки.

Но река снова повернула круто и загородила балаган сопкой, он остался позади, как что-то дорогое и потерянное. Меня окликнул Ронкин, его было плохо слышно за шумом мотора:

- Пока светло, хочу дать вам два документа посмотреть. Это к вопросу о том, как и кто выживал. Хотите? Нарочно с собой захватил.

Я кивнул.

Он, придерживая локтем лодочный руль, вытащил из бокового кармана сложенную вдвое тетрадь в клеенчатом переплете, развернул ее там, где подклеены были книжные страницы. Пояснил:

- Это книжка о немецком движении Сопротивления, - была у нас переведена. Так я эти листочки в библиотеке нахально вырвал: иначе с нашей-то кочевой жизнью где достанешь? А тут - про наш лагерь.

Я стал читать:

"...В связи с моей специальностью (я плотник) меня вместе с другими заключенными откомандировали на строительство бараков la - Va. Их приходилось строить лихорадочными темпами. Хотя мы и привыкли ко всему, нам сперва не верилось, что эти бараки могут быть для людей. Сначала мы поставили стены, то есть воткнули столбы, к которым приладили горбыли. Не было ни окон ни дверей. Лишь в середине тянулся открытый с обеих сторон проход через помещение, похожее на сарай, в котором можно было бы складывать товары или в лучшем случае размещать на короткое время животных.

Но когда мы и внутри поставили столбы, соединили их поперечными брусьями, а на них положили на расстоянии 60 - 70 см. один над другим настилы, - то поняли: это - норы для заключенных. В них человек мог забраться только ползком.

Умывальников не было. Стены из неровных горбылей - все в щелях - не защищали от непогоды. В теплую погоду было жарко и душно: нор множество. В морозную - невыносимо холодно, потому что отапливать бараки возможности не было.

Но мы даже не успели их достроить, когда прибыли новые заключенные.

Их привезли на опрокидывающихся вагонетках. И, не обращая внимания на то, что могут быть переломы костей и даже случаи смерти, просто вывалили на землю. А потом построили тех, кто мог построиться, и погнали дубинками в лагерь. Они были в оборванной одежде защитного цвета, такие изможденные, что еле передвигали ноги. Многие из них шли босые. А произошло это 16 сентября 1941 года. Шел дождь.

На головных уборах некоторых из них были красноармейские звездочки. И все находившиеся в то время в Зеебаде немцы, чехи, поляки, австрийцы сразу поняли, кто были вновь прибывшие.

В ту же ночь мы сумели передать к ним в бараки остатки своих пайков, белье, одежду, одеяла - все, что смогли собрать".

И подпись: "Макс Реслер".

Ронкин, увидев, что я дочитал, крикнул:

- Вот в этом транспорте и я был. Мы ночью, когда получили одеяльца и все такое, - что вы! - это же не просто слабых спасло, для всех - счастье: не одни, значит! Не пропадем!

Он улыбался весело. И глаза, посветлевшие на закатном, неярком солнце, тоже были веселые.

Чему ж тут так веселиться?.. Тому, что остался жив?..

Нет, что-то еще было в его улыбке, в том, как смотрел он на эти аккуратно наклеенные на белую плотную бумагу книжные страницы.

Еще бы не беречь их! - они ему сохранили ту ночь, и пайку хлеба, переданную незнакомцем, и тепло ветхих одеял... Шел дождь, и пленные намокли - три километра от станции под дождем, - никак не могли согреться, каждый - в своей норе.

Я спросил:

- Что такое "Зеебад"?

- Название лагеря нашего. А в переводе - "Морской курорт", - он усмехнулся.

Я перевернул тетрадную страничку, на нее был наклеен рисунок: рука тянется к колючей проволоке. Он был сделан на иной, толстой бумаге, видимо - клочок обоев, неровно оборванный, выцветший. Рука согнута в локте, немощная, высохшая, пальцы с распухшими суставами сведены в судороге. Я хотел было читать дальше, но что-то остановило мой взгляд. Кожа руки обвисла складками, совсем мертвая. Но карандашные штрихи были так тонки, что сквозь них, как бы изнутри, пробивался этот желтоватый, чуть мерцающий цвет - свет? - ветхой бумаги, - рука была живая! Художник явно сознательно использовал фактуру рыхлой бумаги, и если вглядеться, черно-белый рисунок становился цветным.

Едва теплилась жизнь, подспудно, но именно потому она и казалась необоримой. Ясно было: руку в ее последнем движенье не остановить, она дотянется до проволоки, до ее пучков, прорисованных, наоборот, жирно, размашисто, и пальцы, набухшие яростью, просто сомнут, порвут проволоку, такую прочную с виду.

Мастерский рисунок. А всего-то - на половину тетрадной страницы. Но мне надо было читать дальше. На следующем листке сверху была сделана надпись чернилами, вряд ли - рукою Ронкина, уж очень корявый почерк: "Доктор Микулаш Нижли, венгр, прожил в крематории полгода". Я читал, распахнув телогрейку, прикрыв ею листки от ветра.

"В газовой камере крематория лежит груда тел, в которой более двух сотен трупов. Члены зондеркоманды разбирают эту груду. Стук дверей лифтов я слышу даже в своей комнате. Зондеркоманда спешит. Газовая камера должна быть освобождена быстро. Скоро прибудет новый эшелон.

В мою комнату врывается взволнованный капо зондеркоманды и рассказывает: "При разборке груды трупов в самом низу нашли женщину, которая еще жива!"

Я хватаю свою медицинскую сумку и бегу в газовую камеру. У двери вижу извивающееся в судорогах тело девушки. Она хрипит. Заключенные из зондеркоманды стоят кругом в растерянности. Такого в их практике еще не было. Мы вытаскиваем ее из груды трупов, потом относим легкое тело девушки в соседнюю комнату. Теперь я вижу, что это девушка лет пятнадцати, еще совсем ребенок. Я кладу ее на лавку и делаю сразу же три инъекции. После этого прикрываю пиджаком ее ледяное тело.

Один из заключенных бежит в кухню за горячим чаем или похлебкой, каждый старается помочь, будто речь идет о его собственном ребенке. Наши усилия увенчиваются успехом! Приступ кашля сопровождается ядовитыми выделениями из легких. Девочка открывает глаза и бессмысленно смотрит на нас. Мы наблюдаем у нее..."

Тут страничка кончилась, и текст переходил на вторую, так же бережно подклеенную:

"...первое проявление жизни. Дыхание становится глубже, отравленные газом легкие жадно хватают воздух, под влиянием инъекции устанавливается пульс.

Я терпеливо жду. Через несколько минут девушка придет в сознание. И действительно, ее нежное лицо розовеет, в глазах появляется выражение. Она удивленно осматривается по сторонам, не понимая, что с ней происходит.

Ее движения становятся быстрее, она поднимает голову, руки, по лицу пробегает судорога. Она пытается сесть, у нее начинается нервный припадок, но постепенно она успокаивается и лежит неподвижно. В глазах ее слезы, но она не плачет. Я задаю ей вопросы и узнаю, что девочке 16 лет и она приехала сюда вместе с родителями.

Мы все лихорадочно думаем: что же делать с ребенком? Мы знаем, что долго она здесь оставаться не может. Из крематория живым еще никто не выбирался.

На размышления нам остается совсем немного времени.

Действительно, в комнату входит обершарфюрер Муссфельд. Я прошу всех остальных выйти. Я хочу попытаться сделать невозможное. За три месяца пребывания под одной крышей у нас с Муссфельдом установились определенные отношения. Иногда он заходит в прозекторскую и разговаривает со мной. Я рассказываю ему о случае с девушкой, пережившей ужасы газовой камеры.

Девочка, конечно, наглоталась газа, но упала на пол так, что прижалась ртом к нему в том месте, где он был влажным. Это спасло ее, так как влага нейтрализует действие газа.

Я просил Муссфельда оставить девушку в живых.

Он серьезно выслушал меня и спросил, что я могу предложить.

"Я думаю, - сказал я, - что девочку можно было бы отвести к воротам, за которыми всегда работает команда женщин. Она может смешаться с толпой женщин и вечером вместе с ними вернуться в лагерь. А там столько народу, что ее никто и не заметит".

Муссфельд высказывает предположение, что шестнадцатилетняя девушка по своей наивности наверняка расскажет кому-нибудь о том, что она пережила. А это может быть чревато для нас опасностью. Нет, говорит он, девочку нельзя оставить в живых. Через пятнадцать минут ее отвели, вернее отнесли в котельную и там застрелили".

Я повернул лист бумаги и на свету попытался прочесть через него, что там дальше, на обратной стороне книжной страницы.

Ронкин сказал:

- Там уже другой рассказ.

Я промолчал: в тот миг просто не мог говорить. Но минутой позже, прежде чем вернуть тетрадь, я пролистал ее и увидел еще рисунок. На той же рыхлой, старой бумаге. Так же мало подробностей. Наискось стоит бетонная глухая стена, а за ней верхушки высоких лип и у горизонта - холмы.

Рисунок опять карандашом, одним лишь черным карандашом, но я увидел, кажется, и синеву неба, и зелень листьев, дальних холмов. А главное, в круговерти ветвей, листьев, пригорбков, уходящих в даль немыслимую, в ритме света и тени было столько воли, игры, свободы! Обрубленной этим тупым обрезом стены.

Не тоска - отчаянье было в рисунке.

Ничего не сказав, я протянул тетрадь Ронкину. И он молчал.

Солнце зашло за громадную тучу, повисшую далеко над лесом, и небо вылиняло. Я показал на тучу, спросил:

- Дождя не будет?

- Нет. Ишь она вытянулась как. Прилегла на землю, - там и рассосется.

- Чьи это рисунки в тетради?

- Попал к нам в лагерь художник. Ленинградец.

По фамилии Корсаков. Умер сразу после освобождения.

В госпитале.

- Так это в лагере нарисовано?.. Талантливый человек!

- Там... Наверно, надо было больше смелости иметь, чем таланта, чтобы там рисовать, - он говорил неокрашенно. - И хранить... Впрочем, хранили-то многие.

Вот и я в том числе. Заставляли думать рисуночки. Тут правило для всех: выживали за счет мысли, - потому и хранили, прятали листки эти под робой, или в матрацах, или за досточкой в пристенке. Их трудно было выбрасывать.

- Так и еще остались?

- Должны остаться. А где?.. Не соберешь.

- Но как же самого-то Корсакова не сберегли?

Ронкин взглянул на меня с досадой и отвернулся, промолчав.

Справа, в распадке, в самой низине его и по склонам сопок, открылась березовая роща, - березы, одна к одной, ровные, листва облетела, и оттого белизна стволов - заметнее; казалось, даже воздух, вобравший в себя солнечный свет, погасший, но еще не умерший, и блики от коры березовой, перемежающиеся, живые, - казалось, сам воздух этот струится шаткою белизной.

И тут я подумал: "Когда их завели в газовую камеру, две сотни женщин, сразу, - сперва их раздели, - и они стояли рядом друг с другом, чуть не вплотную, и среди них эта дважды убитая девушка, нет, - девочка; она, дложет быть, еще стыдилась своей наготы, и плечи у нее были слабые, тонкая шея... И вот, воздух в той камере от множества нагих тел светился так же зыбко, такою же белизной, чуть голубоватой, как в этом березняке... Наверное, так и было".

Но что-то во мне воспротивилось этой мысли, сравнению, - уж слишком красиво оно было, что ли? Наверняка все выглядело иначе, грубее, более жестоко...

Мелконькие дырочки в потолке, кружками-ситечками:

якобы душ. А вместо воды - газ. Но конечно же, стоя в такой тесноте, многие сразу поняли: не ради душа их загнали сюда. Не могли не понять.

Но зачем я все это должен себе представлять, зачем?! Зачем подсунул мне эти листки Ронкин?

И сейчас!

Выбрал минуту.

Для того только, чтоб еще раз казнить за давешнее, невольное мое удивление, которое сам же истолковал совсем не так, как прозвучало оно? Разве это - не жестоко?

Хорошо, хоть теперь молчит.

Я повернулся к нему спиной, лег, привалившись боком к дверце багажничка, устроенного в носу лодки.

Из-под киля ее сюда долетали изредка брызги воды, приятно-холодные.

Но тут Ронкин сбросил обороты двигателя, лодка легла на воду всем корпусом, пошла плавно. Левый берег стал низким, курчавились на нем шапки ветел, меж ними желтыми бунчуками вытарчивала осока.

Поворот - по большой дуге. Лодка осторожно вошла в едва приметную, узенькую - метра полтора шириной, не больше, - протоку. Вода стала белесой от водорослей, протянувшихся под самым днищем. Мотор, взревев, заработал глуше, - наверно, намотались на винт эти вымороченные, блеклые стебли.

И так минут десять мы шли, будто ощупью, в коридоре меж кустами осоки, которые становились все выше, пышнее. Но вот впереди мелькнуло озерко чистой воды, на дальнем ее краю плавали какие-то черные загогулины, утки! - сразу же догадался я и потянулся за ружьем, но они тут же поднялись, ударяя крыльями часто-часто, чтобы преодолеть инерцию тяжелого, ленивого еще тела, и ушли вдаль над самой осокой.

- Бесполезно! Так их не возьмешь, - ученые! - сказал Ронкин без сожаления, чтоб пояснить только.

А ружье лежало в руке у меня, и я ладонью внезапно почувствовал, какие ловкие, удобные очертания у его ложа, какое теплое, доверчивое дерево, и будто бы ружье само вытянулось в руке, изготовившись к стрельбе. Я положил его на дно лодки, теперь уже на это досадуя.

Я - не охотник, но занимался когда-то, еще в школе, спортивной стрельбой - в тире, из мелкашки. И знаю это ощущение, которое никогда не подводит: берешь в руку винтовку и по первому прикосновенью - безразлична ли для кожи твоей сталь и дерево ее, ложится ли винтовка в ладонь как постороннее нечто или же ты мгновенно как бы сливаешься с ней собственным телом, - но нет, тут не плотские ощущения, а скорее духовные, они острее обычных, недаром и глаз твой внезапно различает все линии на самой дальней мишени, которые он физически отделить одну от другой вроде б не в состоянии, в иное время эта мишень для тебя - одно слитное пятно, безликое, а тут каждая черточка стала выпуклой, - и ты, лишь притронувшись к винтовке, точно знаешь: сегодня отстреляешься хорошо.

Вот и сейчас это чувство вспыхнуло, независимо от меня самого, от прежних мыслей, и тут же, от слов Ронкина, погасло. А мне стало стыдно себя: что это?

Жажда стрелять? Убить?.. Но неужели она и во мне сидит?.. И так - в каждом? Ведь я и не помнил о чувстве таком, как оно приходило когда-то в тире, забыл его, сто тысяч раз забыл! Но оно-то меня не забыло, не оставило. Что значит оно?..

Разводья стали попадаться все чаще. Тут была целая страна - проток, озерков, и только один ход - глубокий. По тому, как откинулись по сторонам водоросли под водой, будто причесанные на пробор, можно было догадаться, сколько тут лодок до нас и не сегодня лишь взбучивало воду винтами.

Но вот впереди приподнялись над осокой верхушки аккуратно уложенных стогов сена, нескольких ветел, а рядом - травянистый пригорбок. Ронкин пояснил:

остров, называется он Коврижка, там-то и будем охотиться, выждав вечернюю, а потом утреннюю тягу.

Уже темнело. Лодка мягко приткнулась к берегу.

Ронкин спешил вытащить ее на берег. Я предложил:

- Вы идите, порезвитесь. А я тут все приготовлю на ночь.

- Серьезно? - он удивился. - Лучше потом, вдвоем оборудуем. Успеем.

Я только рукой ему махнул: иди, мол. Мне хотелось побыть одному. А может, теперь я просто боялся брать в руки ружье.

Ронкин больше не спорил, подтянул кверху голенища болотных сапог, зашагал. В сапогах этих он вроде бы повыше и еще тоньше стал. Сзади совсем мальчишка.

Вдалеке уже вовсю бухали выстрелы, - суббота, понаехали охотнички. По большей части заряды уходили в небо: выстрел и отзвук его, протяжный, раскатистый, почти сливались и так ухали один за другим, будто крепкий морской прибой шумел где-то там. Но, прислушавшись, я стал различать и другие удары - хлесткие, резкие, - эти наверняка попадали в цель.

Прежнее мое чувство азарта - только ль азарта? - совсем отлетело, и было приятно не торопиться. Я поставил палатку, рядом расстелил брезент, разложил на нем ложки, кружки, сахар в целлулоидной банке с завинчивающейся крышкой и в такой же, но поменьше - чай, срубил и воткнул в землю рогатины, притащил хворосту для костра, а рядом положил плоский камень, чтоб он нагрелся и на него можно было бы поставить вскипевший чайник.

Так я устраивал нехитрый походный уют, и это постепенно возвращало мне утерянный покой. Я подумал: в таком вот действе не результаты его важны, а процесс, будто всеми этими несуетливыми мелочами укрепляешь себя на земле, отгораживаешь от случайного, дорожного. Благо у Ронкина все необходимое было собрано в лодке, в носовом багажничке, и все чистенькое, все на своих местах.

"Аккуратист!" - с неприязнью подумал я.

Он вернулся, когда уже совсем стемнело, я второй раз взбадривал чайник.

Бросил на брезент пару уток и патронташ, прислонил к палатке двустволку, - движенья его были быстрыми, и тени вокруг костра запрыгали тревожные, разбойничьи. Маслянилось тускло открытое лезвие ножа-тесака рядом с утками. Это были кряквы, коричневые, с зеленоватыми вкрапинами на грудках и самых концах крыльев. Шеи у обеих неловко подвернуты. Неприятно было видеть это. Я посдвинул их в темноту, оттуда жадно блеснула вода речная, сейчас совсем черная, глянцевая.

Ронкин рассказывал:

- Там болото, клюква еще незрелая, но за ней-то и тянут они на ночь. А охотников- - чуть не за каждой осочиной, шмаляют почем зря, утка мечется, - беда!..

Но утром-то она ровнее пойдет, - он будто меня успокаивал, чудак. Стал разливать чай, опять пожалел: - Эх, не весна сейчас, а то бы угостил я вас чайком с березовым соком - лучше всякой заварки. Только не жидким соком, а знаете, скапливается он в стволах старых, сломанных, или в пнях, или в наростах в этих - как они называются? - забыл...

- Чага? - спросил я.

- Вот-вот, чага! В ней тоже сок коричневый собирается, густой, пахучий...

Как-то спешил он говорить, суетился, я удивленно взглянул на него, и он поймал этот взгляд, потупился и уж тогда только сказал, по-иному, печально:

- Напрасно я вам, Владимир Сергеевич, листки эти показывал давеча. Всколыхнули вы меня вопросом о Панине, и вот... Ругаю себя: нельзя свою ношу на чужие плечи перекладывать.

Я начал было пояснять, что, наоборот, мол, я виноват... Но видно, не такой человек был Ронкин, чтоб делать себе или кому-то уступки, - он оборвал меня резко:

- Может, ноша эта не каждому по плечу. Я понимаю, а бывает выплеснется... Но все равно советую вам: с Паниным познакомьтесь, разыщите его в Москве, - это человек особенный. - Ронкин, подумав, пояснил: - Чтоб вы поняли точно: мы ведь там каждый день умирали и выживали, а выживали или уж абсолютные животные, на все готовые, или - я вам уже говорил - за счет мысли выживали. Только она и могла вывести за круги лагерные и дать надежду. А без этого... В соседнем бараке немец один жил, учитель, историк. Он до нас уже лет пять сидел. И вообразил себя римским гладиатором, любимцем наместника. Он каждый день шел на бой, смертный, но уверен был, если даже проиграет бой, его-то помилуют: он - любимец у коменданта лагеря. Комендант для негб, не знаю уж, кем только не был - и центурионом, и претором, и самим Цезарем, как когда. Но ему нужна была надежда, уверенность в себе - на этом пунктике он и свихнулся. Понимаете?.. Ну вот. А Панин меня - да не только меня! - не просто думать научил, сопоставлять, видеть дальше сегодняшнего - а большинство жило только сегодня, одним днем, сами же свою протяженность обрубали, понимаете? - он меня не просто думать научил: Панин - там, не здесь, не потом, а там! - для меня целым университетом стал. Ведь я в общем-то малограмотный человек. Вот писать - так едва-едва умею и не люблю...

Так значит, это все-таки его закорючины были на книжном листке!

- И если что-нибудь знаю, - заключил он, - если что-нибудь и сейчас узнаю, так только из-за Панина.

Без него бы я совсем не образовался. Вообще, честно сказать, для меня-то лагерь и благом был тоже: я там таких невероятных людей повстречал - мало сказать, хороших - и столько, что уж сейчас, на воле, не встречу, не разыщу.

Ронкин замолчал. Ворошил палкой угли в костре.

Кепчонку он скинул, у него оказались густые волосы, - лохматая, разбойничья шапка нависла над выпуклым, упрямым лбом.

Я спросил:

- А что за история: будто Панин Токарева от суда спас?

- Значит, успел Токарев вам рассказать?

Его это почему-то развеселило. Заулыбался. Но опять не стал строить догадки, а точно обозначил черту, за которой начинались факты.

- Насчет Панина не скажу: что он на следствии говорил? - не знаю. Потому что вообще-то он тогда молчал. У него бывает, знаете, - молчит месяцами. Ни с кем - ни слова. Он тоже ведь не простой человек. Так вот, он тогда молчал... А заварил кашу - это уж точно - Штапов, был такой кадровый начальник у нас. Вот он-то и написал заявление. Я почему знаю: Штапов этот подпоил двух экскаваторщиков и тоже уговорил их заявление настрочить - мол, Токарев вредительством занимается. Сорок восьмой год... А мы тогда только затащили на стройку, высеко в горы три экскаватора. Дороги там узенькие, по-над пропастями - жуть! И просто физически, по ширине своей не пройти экскаваторам по этим дорогам. Так Токарев дал команду - он тогда только-только главным механиком стал, из рядовых стройбата - сразу главным механиком! - приказал разрезать автогеном рамы экскаваторные пополам, чтоб можно было затащить их на грузовики. Привезли, а потом опять сварили, - лучше новых. Анекдот!.. Ну вот, а один экскаватор все ж таки стоял без работы: допотопный, паровой еще, американский "Марион", труба, как у самовара, и никак мы не могли на него подобрать знающего машиниста. Вот этим-то Штапов и козырнул: вредительство, технику умышленно портят! Его уж давно заусило на Токарева: как это помимо его-то воли из солдат человек и сразу в главные механики - по произволу, по недомыслию, дескать, начальника стройки Пасечного Семена Нестеровича, тезки моего.

А может, и под самого Пасечного он копал - не знаю...

О-о, Штапов тогда чувствовал себя и богом, и воинским начальником - на коне! И сам весь такой выхоленный, откормленный - гусь лапчатый. Вот ведь тоже интересно - правда? - в чем человек свою вечность чувствует?

Вечность, незыблемость. Вопросец!.. Тогда-то Штапову, конечно, казалось: что Токарев? - картонный, ткни его - упадет. А Штапов не ткнул ударил! И других настропалил. Но тут вмешался совсем уж непонятный начальнику кадров человек: Панин - чуть не инвалид, безработный, какой-то генетик бывший, - без пяти минут двенадцать. И вдруг все повернулось! Экскаваторщики, проспавшись, свое заявление у Штапова отобрали и даже темную ему устроили.

Тут я рассмеялся. И Ронкин счел должным пояснить:

- Нет, сам-то я в темной не участвовал, нет. Я, вы ж видите, - он кивнул в темноту, где лежали мертвые утки, - несентиментальный, но вот бить кого-то - не могу. Рука не поднимается... Да и утки эти... - Он поморщился и вдруг спросил: - Вы в магазин заходили в поселке? Полки видели?.. Ну вот, жрать-то надо, а у меня пацан на руках. Ладно, не о том речь! Короче говоря, дело повернулось так, что Токарев в крайкоме партии прямо вопрос поставил: или меня выгоняйте со стройки, или доносчика, клеветника Штапова, - вместе нам не жить! И потребовал партийного разбирательства. Сплошное безрассудство вроде бы, отчаянность!.. Штапов ржал - как конь сивый. Все ему смешно было; наверно, казалось: разыгрывают его. Вот сейчас он еще пальчиком ткнет! - и все на свои места встанет, и ляжет, и опрокинется. Он и еще один ключ подобрал - этот уж прямо к Пасечному: за то, что скупал тот в совхозах продукты и рабочим раздавал, припаял ему Штапов "нарушение карточной системы", организацию "черной кассы". Смертельный вроде бы ход!.. И что вы думаете? - погорел Штапов, совсем погорел! Ну, конечно, тут главную-то скрипку сыграл Пасечный, - это был мужик мудрый...

- Почему "был"? - спросил я.

- Умер. Два года назад. Сердце, - сухо пояснил Ронкин и вдруг, без всякого перехода заговорил об ином: - Корсаков - тоже сердечник был, вообще... не из богатырей. Не знаю, как дотянул до сорок пятого.

Может, потому только, что рисовал. Да я-то с ним даже и знаком не был. А так - ходили эти рисунки, и фамилию слышал. Только потом узнал, что он и листовки гравировал, подпольные, печатал. Через эти листовки Токарев был с ним связан, на нем он и погорел.

- Кто?

- Токарев. В сорок четвертом Корсакова перебросили в один из филиалов Зеебада - блатной такой лагеришко, вроде дома отдыха у нас считался, какие-то сенокосилки они в мастерских делали, на железнодорожной станции шестерили, и охрана полегче...

Ронкин помолчал и пояснил с вызовом:

- Перебросили с помощью чехов в шрайбштубе, чтоб спасти. У него тогда уже началась дистрофия.

- Что это - шрайбштубе?

- В комендатуре - специальный отдел. По-нашему говоря, писари. Чехи, как правило, знали немецкий, вот их и вынуждены были держать там. Они нам много помогли... Так вот, Корсаков из этого филиала связался с нашими угнанными - не заключенные, а пацаны, женщины с Украины, Белоруссии, которых пораздали всяким куркулям, помещикам, в сельском хозяйстве работать: косилки и это - там все перепуталось, и Корсаков вроде и среди угнанных сумел подполье создать, к восстанию готовился, как и мы в Зеебаде. А тут подогнали чуть не к самым нашим воротам две дивизии "СС", и Токарев дал отбой. Он ведь был начальником военного сектора в интернациональном штабе, это вы знаете?

Я кивнул, Ронкин вдруг усмехнулся - нехорошо както, вымученно.

- Вот и Корсаков это знал. И потребовал личной встречи с Токаревым. Иначе, мол, свое отдельное восстание подниму, самостийное. А как только Токарев вышел на связь с ним, их обоих и взяли. И - в карцер.

Пытали Токарева, чудом он выжил, потому только, что наши войска подошли, и немцы погнали нас всех на запад: кто говорил - в Дахау, кто на корабли, и в море топить... Знаменитая "дорога смерти" - "тотенвег".

Пристреливали тех, кто не мог идти. Через каждую сотню метров, а то и чаще остались ребятки лежать в полосатых своих куртках, как шлагбаумы.

- А Корсаков?

- Да вот в том-то и дело: его почему-то оставили в лагере. Берегли?.. В пустом лагере. Почему?.. И почему он встречи требовал именно с Токаревым, не верил связным? И почему взяли их?.. Темная какая-то история.

Ею тогда же занимались особисты. Но так, по-моему, ничего и не выяснили.

- А Токарев что говорит?

- Вот вы у него и спросите! - зло сказал Ронкин. - Я сколько лет его знаю, а об этом не спрашивал. Есть вопросы, которые не задают. А вы их все время подкидываете!

Жалобно, протяжно прокричал кулик вдалеке. И тут же прошуршала быстрыми крыльями невидимая в черном небе утка. Ронкин вздохнул и сказал завистливо:

- Ишь бреет - над самой осокой. Если б вечером так... Между прочим, у Корсакова сестра была, младшая, - примирительно добавил он.

Я все же еще спросил:

- А ее - тоже не пробовали отыскать?

- Зачем? - спросил он устало. - Ну, найду я ее и что скажу? Мол, братец у вас был, темный какой-то тип.

Так?.. Да и вряд ли она жива: девчонка, ленинградка, блокадница. Где ее и искать-то?

Он лег на брезент, поджал ноги, двинул зимнюю матерчатую шапку на лицо. И стал совсем маленьким.

- До войны участвовал Корсаков в каких-нибудь выставках? - спросил я.

- Не знаю, - голос под шапкой прозвучал сдавленно. - Подремать надо хоть часика два. Подниматься до света нам...

Часа в четыре тропинкой, которую мог во тьме угадать только Ронкин, мы вышли на луг. Я понял, что это луг по тому, какой колкой стала скошенная трава под ногами - даже сквозь резиновую подошву чувствовалось. И тут же чуть впереди приметил смутное серое пятно - стог. Ронкин сказал:

- Становитесь у стога, за ним спрятаться проще.

Она как раз тут пойдет - из болота к реке. На взлете ее и караулить... Стреляли когда влет, нет?.. Стволы сверху ведите, и как ее тень, - он упорно не хотел произносить слово "утка", - под стволы подлетит - не накрывать стволами, нет! - как под них подлетит только, - бейте! - как раз с дробью встретится... А я правее пойду, чтоб лужок этот с двух сторон оседлать.

Кругом-то вода, - бывает, убьешь и не достанешь без собаки. А тут полный порядок будет... Вон там сейчас небо сереть начнет, над горизонтом, - он показал рукой, голос у него был сиплый спросонок, - на этой полоске и ловите тени... Ну, ни пуха!

- К черту! - ответил я.

Он ушел. Шаги его долго еще посвистывали резиной по росной, тугой траве - как по снегу. И затихли. Я привалился плечом к стогу.

Ни одной звезды не было на небе - плотная чернь со всех сторон. Хотелось спать. Я закрыл глаза. Изморозь подбиралась сыро под рукава, за воротник, к плечам. Запахнулся получше. Сено похрустывало сухо и громко, душно пахло. Может, еще прошлогодний стожок? Трудно его отсюда вывезти... Вспомнилась протока с водорослями под днищем лодки, расчесанными на пробор... Голова покруживалась - покруживалась. От тишины? Бессонной ночи? Или совсем уж невпроворот эти концлагерные были-небыли? - девочка, дважды умершая, Ронкин, воскресший из-за того только, что - еврей, и Корсаков: дал силу своими рисунками людям и их же - предал?.. Бредовый мир. Темень-то какая! - безнадежная.

Не знаю, сколько я так простоял.

Но вдруг вдалеке крикнула хрипло одна кряква, за нею тут же - вторая, и куличок просвистел. Я открыл глаза. Вроде так же темно было, но воздух порыхлел будто.

Теперь уже птицы перекликались беспрестанно. И какая-то прошуршала крыльями быстро, я услышал ее только за спиной, за стожком. Утка?.. Не чувствуя тяжести ружья, поднял его, повернулся, - ну точно, небо, еще черное, над самой-то землею, там, вдали, будто разваливалось хлопьями. И так - минуту, две, а потом, наоборот, эти хлопья слипаться стали во что-то - нет! - не светлое, а зыбкое еще, но можно было теперь угадать, где встанет солнце. А потом забродили над горизонтом смутные отблески. Небо бывает таким вот, когда ночью выбираешься из лесу к далекому еще поселку или городу и вдруг увидишь сперва неясные дальние всполохи, которые лишь постепенно набирают силу и тревогу - одновременно: отсветы уличных огней. Они кажутся неуместными и будто беду предвещают, как зарево над дальним пожаром, который не потушить.

И тут опять справа и слева прозвенели крыльями уТКИ| - теперь уж точно они! - жадно, стремительно.

И пошло, и пошло!..

Они летели, а я их не мог увидеть еще, и кричали со всех сторон. Я заметался вокруг стожка. И вдруг на самом склоне неба увидел маленькую тень, она быстро шла прямо на меня, не поднимаясь, чуть не над самой землей, лишь увеличиваясь. Вскинул ружье, концы стволов тоже показались мне тенью. И тут справа будто рядом совсем, по другую сторону стожка, грохнуло, - Ронкин! И я тоже нажал курок. Своего выстрела я както не услышал, а уж только мгновеньем после него долетел до меня тоненький свист какой-то; метрах в двух от стожка что-то гулко, как мяч, ударило об землю.

Я шагнул, наклонился, роса на острых будыльях травы была холодной, но рука почти тут же споткнулась о гладкие, сухие перья. Утка лежала, раскинув недвижные крылья.

Прикосновенье это было неприятным, и я отшатнулся, не стал поднимать ее.

Но некогда было думать о своих чувствах. Да и тени на небе, которые теперь скользили беспрестанно, были просто тенями - не больше. Они над самой головой только оживали, жадно хлопая крыльями, но это уж те, которые миновали меня, ушли к другому краю лужка, к Ронкину. Там грохали выстрелы. Лишь изредка они отдавались высоко в небе эхом, протяжным, раскатистым, и вокруг меня что-то мелко стучало о землю, как капли дождя, который только-только расходится.

Я не сразу сообразил: дробинки сыпятся.

И вдруг мне показалось это смешным по какой-то нелепости, неуместности - "дождичек"... Я вышел из-за стожка и протянул руки вперед, ладонями кверху: может, поймаю капли эти? Но и без того они уже остудили меня, смыв тревогу, с какою еще минуту назад я метался вкруг стожка.

Я огляделся. Три сбитых утки лежали на лужке - как пятна выцветшей травы. Я поднял их и бросил за стог, чтоб не видеть, а сам сел в сено, лицом к солнцу, оранжевый край которого уже приподнялся над дальней зубчатой полосой тайги.

А поближе вытарчивали из болота три кривых голых березки, вот из-за них-то и появлялись по большей части утки, но теперь уж они, наверно, видели меня - черное, непривычное им пятно в разворошенной груде сена, и все, только лишь показавшись из-за березок, отруливали в сторону и набирали высоту. Было приятно видеть, как они идут ввысь.

Облака розовели. Сперва - лишь нижние кромки их, а потом все, целиком, и солнце будто придавало им силы, они приходили в движение, поднимаясь к зениту.

Почему-то поламывало плечи, шею открутил будто, и так покойно было сидеть, не двигаясь, что когда подошел Ронкин - я еще издали угадал его шаги, - то и к нему не повернулся, не взглянул даже, какую добычу несет, не все ли равно?..

А он сказал - не удивленно, устало:

- Ого, и у вас три штуки, - и остановился сзади, молчал.

Теперь уж и по всему болоту затихли выстрелы, хотя иногда утки еще поднимались из него, но сразу, круто шли вверх и там, в высоте, становились тоже розовыми и медлительными. Там им можно было не торопиться.

Я не оглядывался, но знал, Ронкин тоже смотрит на небо. Обнажая его синеву, облака расступались. День явно обещал быть ровным, тихим. Комар сел на руку, лениво поторкал хоботком, но не стал жалить, - наверное, не проснулся еще. Я чуть шевельнул кистью руки, и он завис в воздухе, зажужжал ворчливо. Звук этот лишь подчеркнул оглушающую тишину, которой все вокруг наполнилось всклень. Не ту, предрассветную, почти мертвую, когда я часом раньше стоял у стожка и не мог различить в черном небе линию горизонта, - тишину иную, уже солнечную, которая вот-вот сломается граем птичьих дневных забот, стрекотом дальних моторов, шорохом листьев, на которых обсыхает роса...

Может, всего лишь одно-два мгновенья живет такая тишина, и то - далеко не каждое утро.

И тут я отчетливо, до деталей вспомнил лагерный пейзаж Корсакова, обрез бетонной стены, буйно-зеленый мир за нею, и понял, откуда, чем рождена эта безмерность отчаянья в нем: на рисунке-то как раз и была такая же особенная, утренняя тишина, но уже сломанная звуками сторонними и тревожными. Так вздрагивали листья на деревьях, в такой аритмии света и тени, что я ясно услышал эти мерцающие наперебой звуки, - что они означали?.. Ну, конечно! - утренний стук деревянных башмаков хефтлингов, выбегающих нестройно на поверку, на лагерный плац. Те мгновенья, когда красота земли за колючей проволокой не внушает, а отнимает надежду, даже самую малую, полубезумную, когда, наверное, искренне жаждешь, чтоб и деревья, и травы, и небо, и все, что есть вокруг, стало уродливо-безобразным - иначе не защитить себя, не отыскать равновесия в этом нереальном мире.

Но неужели и звуки жили в корсаковском карандашном рисунке?.. В те минуты, для меня - жили. И я думал: "Как хорошо, что Ронкин молчит. Просто стоит и молчит..."

Дней пять я никак не мог поймать Токарева.

К Коробову, Насте Амелиной мне идти больше не хотелось, - ну, не шли ноги.

Но и уехать, не поговорив с начальником стройки, тоже неудобно было: какие-то авансы я ему выдал все же, и, по счету профессиональному, надо было теперь за них расплачиваться.

Вот ведь сколько раз зарекался ничего не говорить в командировках о своих замыслах, даже - в наклонении сослагательном: "Хорошо бы написать..." Иначе наверняка сработают у твоего собеседника штампы сюжетных ходов, мыслей, слов, усвоенных им и тобой со вчерашней газетной жвачкой, и ты сам не заметишь, как они убаюкают тебя, а собеседник, даже самый упрямый, почти неизбежно окажется в положении рыбы, которую ты заманиваешь на крючок собственных желаний и заманишь! - если не подлистником, так комочком теста, смоченным в анисовых каплях, или стрекозой - лучшей приманкой на голавля, или обыкновенным дождевым червем, или распаренным кукурузным зерном, личинкой нюрника, а то и живцом, так похожим на вольную, никем пока не пойманную добычу. Так или иначе клюнет рыбка, наверняка клюнет! И чаще даже не из тщеславия или голода, не из корысти: из доброты к тебе же самому, - почему же не сказать то, что человек хочет услышать?.. Из доброты или из-за недостатка терпения: ведь какой только приманкой ты ее не завлекал и чуть ли не по носу крючком тюкал - как не взять?!

А ты-то сам спохватишься, да поздно: проглочен крючок, и выдирать его надо с мясом, больно рыбкето будет, а тебе - совестно. Не выдирать тоже нельзя:

леска тянется от тебя дальше, всем видно ее, и ты не за себя только ответчик.

Но Токарев-то, - утешал я себя, - не из тех, кого ловят, а кто сам рыбачит. Не по положению, а по характеру своему - Рыбак, Охотник, это уж точно. И может быть, он-то и тюкал меня крючком по носу, а я, не заметив того, схватил его наживку?

Раз так, тем более стоило объясниться начистоту.

Вот только изловить его надо один на один, не на бегу.

Последние дни стройка была занята подготовкой к пропуску осеннего паводка. Он тут страшнее даже весеннего: к концу лета стремительно тают ледники в горах, реки разбухают даже в стародавних руслах, а тут, на стройке, одну протоку давно перекрыли, чтобы можно было работать в котловане, и только теперь в обход его били специальную "строительную" траншею, как ее называют, чтоб по ней-то и пустить паводок. Но до сих пор обхаживали ее берега, выстилая водобойную стенку траншеи бетонной плитой, а противоположную - укрепляя "чемоданами" - громадными камнями, расколотыми взрывами аммонита.

Из АЛосквы приехала специальная комиссия, чтобы подтвердить готовность траншеи к пропуску паводка.

Но дважды комиссия отказывалась подписывать нужный акт, заставляя строителей удлинять бетонную плиту, валить, укладывать новые камни. А все же опять возникали сомнения. Достаточной ли величины эти камни? Не унесет ли их водой? Какой силы будет паводок на этот раз и как закрутит он волны в траншее?..

Кто мог в точности ответить на такие вопросы!

А вода в реке уже подобралась к самой кромке суглинистой дамбы, ограждающей котлован, просачивалась сквозь нее. Она была черной от множества невидимых глазу частиц мха, всякой прели, вымытой из раскисшей крепи вечной мерзлоты. Все насосы на дне котлована работали без продыха, даже аварийные, но вода не убывала, а прибывала. Плавали в лужах обломки досок, заляпанных цементом, щепа, блестели на солнце целлофановые обертки сигаретных пачек. Котлован стал напоминать громадную мусорную яму, а зеленые кузовы самосвалов в нем - медлительных навозных жуков, раскачивающихся на слабых своих ногах. И только едва приподнявшееся вверх бетонное тело здания ГЭС, чуть изогнутое, - даже под досками пока не снятой опалубки можно было угадать этот изящный изгиб, - только оно да еще, пожалуй, стайка остроклювых башенных кранов над ним утверждали целесообразность и будущую красоту того, что делали здесь сообща несколько тысяч человек и несколько сот разных машин.

Насосы были установлены на двух ржавых баржах и чавкали вразнобой, жадно, с хриплым причмокиванием, присвистами, словно опились уже, и вода у них в горле булькала. Страшно было подумать, что хотя бы один из них вдруг захлебнется.

Может, так оно и произошло, а может, по каким-то иным побуждениям, но Токарев приказал взорвать земляную перемычку строительной траншеи, пустить в нее воду в ночной, тайный час, несмотря на строгий запрет московской комиссии и иные ее предписания. Во всяком случае, когда на следующее утро стройка проснулась, дело было сделано: река, взбучиваясь тяжелой дегтярной волной на водобое, а на самом взлете своем играя пенистым коричневатым гребешком, плавно катила по траншее, уже присмиревшая, маслянисто-тугая, отсвечивая на солнце почти зеркально.

Но я-то еще не знал, что все свершилось так вдруг и тайно. Я вообще ничего пока не знал и не видел, а просто решил в то утро изловить Токарева обязательно.

Мне говорили, что он в своем кабинете с шести утра непременно разбирает скопившиеся за день бумаги, только тогда-то и можно застать его одного, поговорить спокойно: позже - это уж я сам убедился - в кабинет заходит всякий, кому есть нужда, секретарша никого не смеет задерживать, идет ли простой работяга или заезжий начальник, - таков приказ Токарева. Зная лишь это, я поднялся в шесть и прямо из гостиницы через лиственничный прореженный лесок пошел в управление стройки.

Иглы на лиственницах ожелтели, скукожились, а частью - осыпались. Сейчас, на рассвете, на фоне малинового неба они казались седыми. А на ветвях стали заметней черные оплывы, узлы каждогодних завязей, и их неровная, упрямая череда внушала надежду.

Окно в кабинете Токарева - слева, на втором этаже - было открыто. И когда я подошел к самому зданию, вдруг услышал его голос: Токарев выговаривал кому-то на высоких тонах.

Может, по телефону?.. Кто притащится в такую рань?..

Я даже проверил себя: было четверть седьмого.

Но действительно, Токарев был не один: за длинным столом сидело еще пятеро - московская комиссия, в полном составе. Я узнал их сразу, хотя прежде видел всего однажды и мельком: что-то было в их лицах, одежде, выдававшее москвичей. А впереди всех, близ маленького, токаревского, столика сидел главный инженер проекта гидростанции Литвинов. Его длинное породистое лицо было покрыто сейчас красными пятнами. Когда я открыл дверь, он воскликнул, стараясь быть спокойным:

- Я не разрешаю вам говорить со мной в таком тоне!

- Не разрешаете? - переспросил Токарев и кивнул на мой молчаливый вопрос: заходи, моя. И тут же встал из-за стола, пошел навстречу мне, пожал с подчеркнутой любезностью руку и только тогда опять повернулся к Литвинову, опять переспросил: - Не разрешаете?.. Не слишком ли много запретов сразу? И то, и это!..

Тон его был насмешливым, словно он дразнил их.

Я не успел толком понять, что к чему, как тоже был втянут в его игру, стал в ней чуть ли не главным действующим лицом.

Токарев сказал:

- Вот, корреспондент столичной газеты. Специально на паводок приехал. Что же он-то может подумать о ваших запретах? Срамота! Ведь если напишет он все, как было... - он помолчал мгновенье и разъяснил, должно быть, специально для меня: - Как вы трижды отказывались акт подписывать, заставили нас на двести тысяч рублей бросовых, никому не нужных работ выполнить, создали угрожающее положение в котловане, а всетаки побоялись взять на себя ответственность! И как я ночью взорвал перемычку и пустил воду в траншею, а вы ни свет ни заря прибежали подписи свои ставить!

Задним числом! Хоть теперь разрешить этот взрыв!..

Если корреспондент-то все это опишет, а он - парень, видать, не из робких, неужто вам от этого легче будет?

Лучше уж вы стойте на своем! Запрещайте! Для вас же лучше!..

Только тут я понял, о чем идет речь, и пробормотал, должно быть, не очень уверенно:

- Вы уж за меня-то тоже не расписывайтесь, Михаил Андреевич.

Он только рассмеялся в ответ, а Литвинов взглянул в мою сторону зло и, поджав тонкие губа, процедил:

- Я еще раз прошу вас выбирать выражения!.. Нам одинаково дорога судьба стройки, это - и мое детище.

И разве я не отвечаю за сохранность плотины?.. Ведь будут и еще дожди, вода выше поднимется, так что подписи наши - не просто формальность...

Он был умный человек, Литвинов, и сейчас мучительно стыдился себя. Он даже не смел глядеть ни на Токарева, ни на меня прямо, болезненно морщил высокий лоб. Было жалко его. Но Токареву - нет, не жалко.

Напротив, слова Литвинова словно подхлестнули его, и он говорил теперь не насмешливо - желчно:

- Одинакова дорога?.. Вы - гости здесь, гастролеры! Завтра вас здесь не будет. Прилетели, чтобы завитушку росчерка, автограф на бумажке оставить! А мне жить тут. Разница?.. Жить! Поэтому мне завитушки ваши не нужны. Извольте, со всей вашей респектабельностью, сами министру объяснить, почему река идет по траншее, а вашего разрешения на то нет. Может, хоть это вас чему-то научит!..

Тягостное, неловкое молчание повисло в кабинете.

Оспаривать сказанное Литвинову трудно было, но и просить он тоже, видно, не мог.

И тогда Токарев, встав спиной к нам, в окно глядя, заговорил иначе глухо, будто для себя самого только:

- Я же сюда и приехал, чтобы сражаться с паводками, с глушью таежной, бездорожьем, свирепством морозов - с этим со всем сражаться, а не с чиновниками, не с тем чиновным, что есть даже в людях творческих... не с перестраховщиками!.. Или вы думаете: доказал свое Токарев, так теперь должно радоваться ему, нечего, мол, кочевряжиться!.. Но над такими, как вы, даже победа - не радует: угнетает. Угнетает сознанием того, сколько сил потрачено попусту, сколько из-за этого дел не сделано срочных и сколько здоровья угроблено, не только моего...

Голос его вдруг задрожал, и Токарев задышал тяжело, плечи его поднимались и опускались, а у меня нелепая мысль мелькнула: неужто заплачет? Он?..

Но Токарев уже повернулся всем телом, громоздким и еще увеличившимся под широким, мягким свитером. Лицо Михаила Андреевича было спокойно, только сжатые побелевшие кулаки выдавали волнение.

- Ну вот, - устало выговорил он. - А сейчас убирайтесь вон. Не нужны мне ваши автографы...

Литвинов, вскинув голову как от пощечины, встал и быстро, почти бегом вышел из кабинета. За ним - остальные.

И вдруг Токарев рассмеялся. Он хохотал долго и с удовольствием. Сел в кресло, скрипнувшее громко, повернулся ко мне всем телом, спросил:

- Каковы?.. Но я их совсем добью: я акт привезу подписывать на аэродром за минуту до взлета и скажу, чтоб моторы завели, а они... они пусть по трапу побегают! А я на них посмотрю...

Но, видимо, прочел он в моем лице не то, чего ожидал, потому что опять вдруг стал серьезным. Серьезным?.. Но когда же он был искренним, не играл? Неужели и те его слова, полные горечи, о победе, равной пораженью, этакие пирровы победы, одна за другой, в том-то и дело, что одна за другой, иначе бы не стал он так говорить... неужели и они были только игрой?

- Простите, что вас втянул в разговор, - мягко сказал Токарев.

Но теперь я и этому, новому тону его не хотел верить. И тут он произнес то, что я сам ему хотел сказать:

- Я знаю, что на большой шагающий, к Насте Амелиной вы не ходили больше. Может, и правильно... Признаться, я на иное рассчитывал, - светлые глаза его были ласковыми. - Но то ли вы оказались лучше, чем я о вас поначалу подумал, то ли я - хуже, чем надо бы...

Он встал, опять заходил по кабинету и казался взволнованным. Воскликнул:

- А все-таки верно сделали мы, что Амелину на экскаватор посадили!.. Знаю я про нее все! Можете мне не рассказывать! Все знаю!.. Но пусть не для нее самой, не для экипажа этого, но другим людям надо добро показать? Ведь не злом, а добром жив человек. И если нет образца под рукой, то разве плохо кой-что и присочинить? Сделать, вылепить этот образец, руками этими вот, - красные вытянутые ручищи его мяли воздух, как глину, - не на бумаге! Бог с вами, не хотите писать - не надо!.. Но в жизни вылепить! Разве это плохо?

- Но люди - не глина, - сказал я.

Не знаю уж почему, замечание это удручило его, что ли?.. Он насупился, задышал тяжело и сел за стол, долго перелистывал бумаги, молчал. Лоб у него был большой, покатый, лоб - гора, на вершине которой выветрились, высветились пролысины в темных еще волосах.

- Люди могут стать чем угодно... Это я знаю точно, - хмуро выговорил Токарев и начал размашисто Черкать что-то на углах бумаг, поднимал и сдвигал брови, подергивал углом рта, будто сам с собой разговаривал, а я, как собеседник, уже не шел в счет. Но я все же еще сказал:

- Простите, Михаил Андреевич. Но мне надо об одном только спросить вас: что за человек был художник Корсаков?

Он взглянул на меня исподлобья - настороженно, растерянно, злобно? кажется, все было в этом взгляде.

- А зачем вам это?

- Я видел его рисунки. Они талантливы.

- Я уже сказал: человек может стать чем угодно.

Тем более - там. Даже - гениальный, а не то что...

Сальери какой-нибудь.

- Так он что - Сальери?

- Он - истерик. А может, и кое-что похуже, - Токарев опять склонился к столу, я молчал, не уходил, и он, наверное, чтоб отвязаться от меня, добавил: - А когда еще человеком был, с ним Панин связь держал, не я. Вся связь шла через Панина.

Мне ничего не оставалось делать, как проститься.

Из-за стола Токарев больше уж не вставал.

Не помню, как я оправдался в редакции, что вернулся без очерка. Но оправдался. А все равно эта поездка в Сибирь от себя уж не отпускала, слишком много было в ней загадок: Панин и его вроде бы брат, странный немецкий майор; это восстание, о котором обмолвился Ронкин, будто бы подготовленное и отмененное и на котором все-таки настаивал Корсаков, самая большая из загадок, Корсаков, и это нежеланье Токарева говорить о нем. Сальери вспомнил... Что Сальери в сравнении с тем, что пережил, увидел этот безвестный Корсаков? - пустяк, мизер с тремя ловленными, который если и играют, - не иначе, как одурев от гостиничной скуки, когда кажется, что командировка твоя - уже не на неделю, месяц иль год: на всю жизнь. Что Сальери и его полунадуманные муки в сравненье с этим выморочным, а все ж вполне реальным концлагерным миром.

Вот ведь и рука на рисунке Корсакова тоже - реального человека, и надо было иметь немалое мужество, чтоб не отвести взгляд от такой руки. Не в том дело даже, что рисовал Корсаков в концлагере, знал, что и он сам смертник, что и его рука такая же или почти такая, что рисковал быть пойманным за своим занятием, - нет, безотносительно к чему бы то ни было, просто сидеть и рисовать этакое, даже если б по памяти, не с натуры, мог лишь человек незаурядный, умеющий всего себя собрать в кулак. Он истерик?..

Проще всего было б мне - пойти к Панину, к нему сходились многие нити. Но я не решался.

О Панине я не только слышал раньше: даже читал одну из его книг, которая вышла в издательстве МГУ, кажется, в пятьдесят четвертом - или пятом? - году и называлась - "Человек, лишенный времени". Как раз в те годы я учился в университете, в старом здании, и купил ее по дороге на лекцию в киоске "Академкниги", под лестницей в Коммунистическую аудиторию. Тут всегда была полутемь, россыпью лежали научные фолианты с мудреными заголовками. Панинская книжица - тоненькая, в голубенькой бумажной обложке - бросалась в глаза и видом своим, сиротливо-тревожным, и названием. Я тут же стал листать ее и уж лекции в тот день не слушал.

Имя героя книги - больного, которого Панин наблюдал много лет, - автор зашифровал выдуманными инициалами. И только семь лет назад, когда мне пришлось узнать некоторые подробности загадочной судьбы Михаила Танева, известного в послевоенные годы скрипача, я догадался, о ком шла речь в книге Панина.

Подробности эти рассказала моя мама. Когда-то и она играла на виолончели в оркестре Московской филармонии, но во время войны, выступая однажды в нетопленном зале, сорвала себе, как говорят музыканты, руки и уж больше не концертировала. Но консерваторских друзей у нее оставалось множество и, может быть, первые среди них - Танев с женой, Надеждой Сергеевной. Во всяком случае, у них мама бывала чаще, чем у кого-либо еще, хотя каждый раз возвращалась заметно расстроенной, а от всех моих расспросов отделывалась недомолвками.

Да, Танев умер семь лет назад. Вернувшись с его похорон, мама и сочла возможным рассказать мне о странной болезни Танева.

Мы шли с ней по нашему переулку. Был душный вечер. Навстречу летел тополиный пух, собираясь в сугробики у тротуарных окаемок. Я видел, как трудно маме говорить, и, стараясь хоть чем-то заглушить ее боль, подсознательно наступал то и дело на хрусткие эти, белые осыпи. Мама морщилась каждый раз и уводила меня, держа под руку, ближе к середине мостовой. Так мы и шли, петляя, словно бы подвыпившие, сами не замечая того.

Я запомнил все это, потому что ровно через год, в такой же тополиный жаркий день, умерла и моя мама.

Не знаю точно, что осталось у меня в памяти от ее рассказа, а что - из книги Панина. Но думаю, теперь не только можно - необходимо раскрыть инициалы его героя: в свое время Танев бросил выступать в концертах настолько неожиданно для всех любителей музыки, на самом взлете своего необычайного дарования, что это породило множество невольных и ненужных кривотолков.

На один из первых его концертов, в Малый зал консерватории, мама привела и меня. И хотя был я еще мальчишкой, вечер этот запомнился весь.

Уже само появление на сцене Танева с женой - она ему аккомпанировала было необычным.

Надежда Сергеевна - истая русачка, высокая, с полным, сильным телом; светлые волосы гладко зачесаны назад и заплетены в косы, а они - венком вокруг головы. Лицо ее было тогда таким юным, счастливым, что, наверно, никто не удивился, если б этот венок стал вдруг ромашковым.

Она не поклонилась, а лишь улыбнулась залу. И тут же вышел Танев. Он из обрусевших болгар, с лицом темным, удлиненным, виски заметно вдавлены, и оттого большие черные глаза казались невероятно громадными.

Будто б опрокидывались в них и высокий лоб, и острые скулы. Не лицо лик. А когда Танев, подложив на деку скрипки крахмально белый платок, поднес инструмент к подбородку, голова его словно бы отделилась от чуть коротковатого туловища, и появилось в ней что-то нечеловеческое, иконописное. Но пожалуй, и на какую-то языческую маску она походила. По залу пронесся взволнованный гул.

Со сдержанной страстностью он исполнил несколько пьес Шумана, Паганини, Скрябина. Как бы ни были они технически сложны, лицо Танева оставалось по-прежнему похожим на застывшую маску, и, наверно, оттого не исчезало ощущение: это все только запевка, хотя и прекрасная, разгон к чему-то иному. Отвечая на аплодисменты, Танев лишь неловко кивал, а Надежда Сергеевна поднималась из-за рояля - прямая, с откинутой назад головой улыбалась теперь уж не залу, а только - мужу. Вообще в том, как они держались на сцене, было гордое ощущение своего избранничества - от любви ли друг к другу, столь очевидной? от осознанности своего таланта? избранничества настолько несомненного, ненаигранного, что оно не отделяло их от зала, а, напротив, еще больше сближало с ним, наполняя всех ожиданием чего-то необыкновенного, накалявшимся все больше и больше и разрядившимся лишь в самом конце вечера, когда Танев заиграл пьесу, полную диссонансов, в зале, явно, малознакомую. Вокруг зашептались:

- Что это?.. Что это?..

- Стравинский. "Петрушка". В собственном таневском переложении, - тихо сказала мне мама.

Я больше никогда не слышал такого Стравинского.

Была в таневском исполнении и лихость балаганного игрища, и безудержное веселье, но еще - усмешка, совсем не раёшная. Была за нею опаска, тревога, все нараставшая.

Но основная-то тема, ярмарочная, бесшабашная, закруживалась-закруживалась сызнова, и чем выше поднималась мелодия, тем внезапней, гортанней и резче звучали напрочь разрывающие ее диссонансы. Казалось, слышать их больше невыносимо. Но вновь звучали они, меняясь в оттенках. Сострадание и жестокость, судорожное земное веселье и вышняя одинокая печаль, и тревога, тревога - все было в них; каждый из сидевших в зале открывал в этой музыке что-то свое, до тех пор неведомое, - это видно было по лицам; каждый жил в те мгновенья в напряжении невероятном. И вот, когда уж сил ни у кого не осталось, раздался вскрик - человека, которого душат. И все. Обрыв. Тишина.

Что делалось в зале спустя секунду!.. На бис Танев играть не стал, не мог.

Когда мы вышли на улицу, мама сказала:

- Запомни, сегодня ты слышал великого скрипача.

Один за другим Танев завоевывал первые призы на международных конкурсах. Все газеты обошла фотография, на которой королева Бельгии преподносила ему букет красных гвоздик. Для тех лет - конец сороковых годов - все это было, мало сказать, непривычным.

Танев работал одержимо, по многу часов в день. Репертуар почти каждого его концерта обновлялся чуть ли не целиком. Это тоже удивляло. Но в одном из интервью он объяснил: иначе - неинтересно играть.

И вдруг - ни одной афиши, ни единой заметки в газетах. И так - год, второй... Мама говорила, что Танев болен, а на вопрос - чем? - только пожимала плечами и добавляла:

- Если б ты слышал, как он играет дома!.. Он еще вернется на сцену.

Но время шло, и имя Танева стало забываться.

Мы с мамой как-то встретили его на улице. Лет за пять он стал стариком: сгорбившийся, маленький, волосы поредели, и оттого худоба лица его стала совсем истонченной, глаза - еще больше. Но будто б угас в них свет. Мертвые глаза.

Я бы не узнал его, если б не мама.

И вот - книга Панина.

Ее герой, студент четвертого курса Московской консерватории, в августе сорок первого года добровольцем ушел на фронт, а уже в сентябре получил слепое проникающее ранение в темени левого полушария мозга, осколки - в височной области. Ему повезло: его оперировал известный в стране хирург, из левой височной доли мозга он извлек три осколка, и через несколько месяцев раненый встал на ноги. Правда, уже вскоре у него начались припадки эпилепсии, впрочем, поначалу нечастые, а к тому же это был тот редкий случай, когда больной заранее - за день-два - чувствовал их приближение: начинались головные боли и будто бы немел кончик языка, собственные руки и предметы поблизости по временам казались удлиненно-вытянутыми... Танев, после операции комиссованный вчистую, легко научился распознавать нехитрые эти симптомы и, когда случалось такое, тут же шел к знакомому врачу, брать на неделю бюллетень. Диагноз в бюллетене всегда указывался ложный, и в филармонии даже не догадывались, что Танев - эпилептик. Он боялся, что, узнав об этом, ему запретят выступать с концертами.

Во время припадков и после них оберегала его одна лишь Надежда Сергеевна.

Нужно понять, сколько она вынесла за все эти годы.

Именно она, потому что сам Танев, теряя сознание в начале припадка, никогда не помнил, что с ним бывало, и даже представить себе не мог своих же нечеловеческих мук. Но Надежда Сергеевна видела все и знала:

каждый из припадков может по какой-либо нелепой случайности стать смертельным. И к мукам мужа, которые, как ей казалось, с не меньшей силой испытывала она сама, прибавлялось еще и сознанье безысходной ответственности за его жизнь. Никого не могла она позвать на помощь и всякий раз оставалась один на один с проклятой этой болезнью и своим ужасом. А со временем припадки повторялись чаще, уже и сердце Танева начало сдавать, Надежде Сергеевне все труднее становилось приводить его в чувство после каждого нового приступа.

Но странно, головные боли, начинавшиеся у Танева в первые годы в левом виске, там, где было ранение, и лишь потом стискивавшие весь череп, теперь перешли на правую половину головы: только она и болела.

После многих консультаций с ведущими невропатологами и нейрохирургами, Танев решился оперировать правую гиппокампальную часть мозга. Иначе, сказали врачи, больного ждут впереди не только все нарастающие муки, но и с неизбежностью в лучшем случае - скорая смерть, в худшем - полный идиотизм.

Операцию делал тот же хирург, что и первую. Танев перенес ее на удивление легко, но в дни последующие был апатичен, будто бы все вокруг видел, воспринимал впервые, как незнакомое, а потому безразличное. А может, у него просто не оставалось сил физических реагировать на что-либо. Лишь в громадных черных глазах его по временам сквозило удивление, но почти тут же он закрывал их, засыпая.

Надежда Сергеевна не отходила от него ни днем ни ночью.

Заговорил Танев недели через две, и первые слова его были обращены к жене:

- Где мы?

Она объяснила и показала на Панина - он был в палате, - назвав его.

- Теперь все позади, Михаил, все позади, - повторяла она счастливо.

- Да, я понимаю...

С минуту он смотрел на нее просветленно, но вдруг глаза его сузились как от боли, и Танев спросил жестко:

- Но почему ты здесь? Разве мы... разве ты должна быть со мной?

- Ты о чем, Михаил? - ома оглянулась растерянно на Панина. Тот молчал.

- Но ведь Смирнов был в нашем доме? - выговорил Танев с трудом. - Как ты посмела!.. И я ушел вовсе не для того только, чтобы тебя попугать. Я ушел!

- Но ведь ты же вернулся! - с удивлением воскликнула она. - И потом... позже... Я не понимаю...

- Вернулся? Этого быть не может! - он резко отвернулся от нее.

Тут Панин знаками попросил Надежду Сергеевну выйти из палаты, а когда остался вдвоем с Таневым, тихо сказал:

- Вам не стоит волноваться сейчас. Жена предана вам удивительно, и я уверен, со временем все выяснится.

- Да, конечно, - произнес Танев для того, явно, чтоб не казаться невежливым. Но тут же оживился и стал все оглядывать в палате недоуменно и чуть испуганно; так осматривается человек, впервые попавший куда-то.

- Где я? - спросил он. - И кто вы?

- Вы в больнице, вам сделали нелегкую операцию, - объяснил Панин. Видите? - голова забинтована.

- Ах да! - сказал Танев, растерянно прикоснувшись к бинту.

- А я - врач и физиолог. Звать меня - Панин Владимир Евгеньевич.

- Панин?.. Какая знакомая фамилия... А, ну конечно! - граф Панин, екатерининский фаворит, воспитатель Павла I. Не родня вам? Есть в вас что-то... деликатность?..

вполне графская.

- Нет, рос я в детдоме, а семья моя совершенно неродовита, - объяснил Панин и спросил быстро: - Вы помните, что вам сделали операцию?

- Операцию? - он опять притронулся к повязке на голове, сказал потерянно: - Да, операцию...

- Но лучше вам разговаривать сегодня поменьше.

- Конечно. Если операцию...

Панин молча сосчитал его пульс, смерил давление, внимательно осмотрел белки глаз. Произнес удовлетворенно:

- У вас поразительная жизнестойкость.

- Это не удивительно, - Танев усмехнулся. - Я же из болгар: полтысячи лет турки воспитывали нашу жизнестойкость. Простите... вы, кажется, говорили, как вас звать? Я забыл.

- Панин, Владимир Евгеньевич Панин.

- Панин?.. Какая знакомая фамилия, - проговорил он с совершенно той же интонацией, что и несколько минут назад, и вспомнил - то же: - Да, граф Панин, екатерининский. Вы не из этих Паниных?

Не выказав недоумения, Владимир Евгеньевич объяснил еще раз:

- Нет, ничего графского во мне нет. Я - детдомовец.

- Ах вот как! - искренне удивился Танев и, подумав, добавил печально: Вырасти в детдоме - это, наверно, почти то же, что и в чужой стране. Не правда ли?

Я часто думал об этом.

Панин не успел ответить: дверь открылась, на пороге встала Надежда Сергеевна, заметно взволнованная.

- Надя? Ты - здесь? - воскликнул Танев, лицо его порозовело. Здравствуй.

- Я все время здесь. Я ждала за дверью.

- За дверью? - Танев недоверчиво покосился на Панина. Тот подтвердил:

- Да, она только что говорила здесь с вами. Вы не помните?

- Нет... Но я же ушел из дома! - опять в голосе его прозвучали жесткие, капризные нотки.

- Ты вернулся, Михаил, вернулся! - быстро заговорила Надежда Сергеевна. - Ты просто забыл. Я сейчас стояла в коридоре и думала об этом: уже три месяца прошло после того, как ты попытался уйти. Но вернулся сразу же, как только мы объяснились. Это была всего лишь размолвка, нелепая. Ты просто забыл...

- Я ничего не забыл! - выговорил он с раздражением. - И прошу оставить меня в покое!

Панин, объяснившись с ней знаками, быстро вывел, почти вытолкал Надежду Сергеевну из палаты.

Вот что выяснилось.

Три месяца назад Надежде Сергеевне позвонил композитор Лев Смирнов. Настоящая его фамилия, впрочем, иная. Я нарочно называю первую попавшуюся, потому что композитор этот и поныне благополучно здравствует, музыку его часто исполняют, и бывает, вещи - небезынтересные. К болезни Танева он имеет лишь косвенное отношение, так что пусть уж лучше останется в моем рассказе под этой безликой фамилией "Смирнов".

Когда-то он очень дружил с Таневыми. Они вместе учились в консерватории, правда, на разных отделениях, курсах, но после занятий бывали неразлучны. Снимали комнаты по соседству, и нехитрое студенческое хозяйство было у них общее даже тогда, когда Смирнов тоже женился и у него родился сын. Сын был желанный. Смирнов, как это бывает у людей эгоцентричных, хотел видеть в его появлении лишь естественное продолжение жизни собственной и потому даже имя дал ему свое - Лев, Левушка.

Летом сорок первого года Левушка заболел дифтеритом, какой-то тяжелой его формой. И его мать, и Надежда Сергеевна с ног сбились, ухаживая за малышом. А тут - 22 июня. На следующий же день Танев со Смирновым решили идти в военкомат, записываться добровольцами. Но как-то случилось, что пошел один Танев. А неделю спустя Смирнов, смущаясь, сказал другу, что получил отсрочку по болезни.

- Но ведь болен-то сын, а не ты? - спросил Танев.

- Да, конечно. Но раз уж возможна такая отсрочка, не оставлять же мне своих в таком положении.

- Странно. Как же они могли?..

- Я и сам удивился, - сказал Смирнов и пошутил неловко: - Может, напугало их иностранное слово - "дифтерит". Они там сейчас все напуганные...

Что-то недоговаривал он, - это Танев почувствовал.

Но лишь много позже Танев узнал: справку о болезни сына Смирнов выдал в военкомате за свою собственную. А через три месяца он с семьей эвакуировался в Новосибирск, начал сотрудничать там с оркестром Ленинградской филармонии, тоже приехавшим туда, преуспел в какой-то общественной работе, так что в результате сумел получить бронь на все время войны.

Вернувшись с фронта, Танев порвал с ним всякие отношения, так же как и Надежда Сергеевна. Да и сам Смирнов теперь избегал их, вплоть до последнего года, когда он написал скрипичный концерт.

Композиторские успехи его были в то время еще не блестящие, и Смирнов рассчитал: если первым исполнит концерт Танев, это наверняка не останется незамеченным, тем более партия скрипки в нем была технически очень сложна, выигрышна, - как раз для Танева.

С этим он и позвонил сперва самому Михаилу. - Старик, концерт этот лучшее, что я написал и, может быть, напишу. Поэтому я посвятил его тебе, ведь и годы нашей дружбы были...

Недослушав заготовленную заранее эту фразу, Танев повесил трубку. Жене он ничего не сказал.

Через несколько дней Смирнов позвонил Надежде Сергеевне, попросил встретиться. Она отказывалась. Но он уверил ее, что это очень важно, речь пойдет не о нем самом - о музыке, и вообще он много времени не отнимет, он и звонит-то чуть не из их подворотни, из автомата Мужа дома не было, и Надежда Сергеевна позволила Смирнову подняться.

Вот тогда-то, внезапно почувствовав приближение припадка, Танев вернулся домой и тут застал бывшего друга. Подозрительный и вспыльчивый, как все эпилептики, он не захотел слушать никаких обяснений, а только взял концертную свою скрипку и, хлопнув дверью, объявил: если дома за его спиною принимают таких подонков, как Смирнов, он отсюда уходит совсем.

До сих пор ничего подобного, как бы ни бывали сложны обстоятельства, не случалось. И все же Надежда Сергеевна нашла в себе силы выбежать вслед за мужем, забыв про Смирнова. Понимала: уж слишком велико отвращение Танева к этому человеку.

Она догнала мужа, молча пошла рядом. Они жили на улице Алексея Толстого. Был весенний, шалый денек. Старинные особняки пялили на них удивленно большие, до блеска вымытые окна. Танев, не оглядываясь, все убыстрял шаг, и Надежда Сергеевна - тоже. Вышли на Садовое кольцо. Как раз в тот миг от светофора к ним, словно сорвавшаяся с цепи свора собак, рванулись машины. Танев поднял руку.

- Они тут не остановятся, ты же знаешь. Запрещено, - сказала с улыбкой Надежда Сергеевна. Ей вдруг смешно стало все это.

Танев молчал.

- Он позвонил и сказал, что хочет говорить о музыке, что-то очень важное. Поэтому я и впустила его.

- О музыке? - зло переспросил Танев. Он все еще упрямо махал рукой проезжавшим мимо машинам. - О своей музыке! Он опять о себе хлопочет!

- Так ты знал о его концерте? - теперь уже она удивлялась.

- Он звонил мне.

- И что?

- Я повесил трубку.

- Так почему ж ты мне не сказал об этом? Разве тогда могло б случиться такое?

- Да? - спросил он и опустил руку. С минуту помолчал, потом объяснил виновато: - Я как-то не подумал, что он станет через тебя... Прости. Действительно, надо было сказать. Но мне стыдно было признаться.

Еще и посвящение это - как взятка. Понимаешь?.. Разве я дал ему хоть какой-то повод надеяться на ответ положительный?

- Не давал. Никакого, - она опять улыбнулась, взяла его под руку, подтолкнула. - А теперь пошли домой.

Ты почему вернулся? Что-то забыл?

- Поцеловать тебя, - он поднял к губам и поцеловал ее руку.

Прохожие оглядывались на них. Они шли, подняв головы.

Этим и кончилась размолвка. Вслух они не вспоминали о ней ни разу. Да и не до того было: шли почти беспрерывные консультации с врачами, обследования, а месяца три спустя Танев решился на операцию.

Все это и рассказала Надежда Сергеевна Панину.

Через несколько дней они выяснили точно: Танев вообще ничего не помнит из того, что случилось за последние месяцы. Это была довольно частая при мозговых травмах ретроградная амнезия - полный провал памяти на тот или иной срок, предшествующий травме.

Последнее, что осталось перед глазами Танева - маячило с неотступной отчетливостью, - вот, стоит рядом с Надей Смирнов, и держит ее руку в своей, и что-то говорит-говорит быстро, страстно.

Но хуже было другое. Танев почему-то не мог теперь удержать в памяти ничего нового. Вернее, сосредоточившись на чем-нибудь, беспрестанно проговаривая про себя, например, длинные, не очень сложные ряды слов, цифр, он легко повторял их. Но стоило его хоть на мгновенье отвлечь чем-либо еще, как предыдущее впечатление исчезало из его памяти напрочь.

И это было странно, потому что все давние знания, навыки остались у него целиком, интеллект Танева сохранялся в прежней, как говорят физиологи, "умной"

норме.

Панин просил Танева:

- Повторите серию слов: собака - яблоко - груша - забор - чучело.

- Чучело, - говорил Танев, начиная почти всегда с последнего слова. Забор... там сад какой-то. Не говорите слишком много, я сразу все не могу запомнить, - он начинал раздражаться.

- Часы - урок - рыба. Запомнили?.. Повторите. Потом мы вернемся к этому ряду слов.

Танев повторял.

- Теперь другая серия: портфель - очки - крот Повторите.

Танев справлялся и с этим.

- А перед этим какие слова были?

- Часы... Нет, не помню! - с отчаяньем восклицал Танев.

- А где вы находитесь?

Танев исподтишка оглядывал все вокруг, только потом отвечал:

- В поликлинике.

- А почему? Вы больны?

- Нет как будто. Отдыхаю. Только что прилег, - и настороженно смотрел на Панина: правильно угадал или нет?

Иногда осознавая ненадолго эту свою причудливую болезнь памяти, Танев начал записывать на тайных шпаргалках имена и приметы внешности врачей, медсестер, нянечек. И когда ему удавалось правильно назвать входившего в палату человека, тихо радовался.

Он стал подниматься с постели и вскоре - сам, без напоминаний попросил принести скрипку. Панин разрешил.

Ни мгновения не сомневаясь, что сможет играть, Танев быстро вынул инструмент из футляра, привычно приладился к нему, поднял смычок, прозвучал торжествующий, мощный аккорд.

Он играл час и второй, и так хорошо Танев, должно быть, никогда не играл. Под дверями его палаты и под открытым окном собрался чуть не весь персонал клиники и больные, которые могли ходить. А когда в изнеможении Танев опустился на стул, ему захлопали сначала робко, а потом - все громче, громче. Он вскочил, растерянно подбежал к окну, потом распахнул дверь и стал кланяться угловатыми, глубокими поклонами, как не кланялся никогда. В глазах его были слезы. Наконец он смог проговорить:

- Я всегда играл - для себя больше... никогда не думал, что это... так... Спасибо вам! И простите, - закрыл дверь, повалился навзничь на койку и рассмеялся счастливо.

Надежда Сергеевна и Панин этот импровизированный полуторачасовой концерт отстояли на ногах в коридоре. Панин, увлеченный происходящим, совсем забыл про нее, а когда уж все стали расходиться, взглянул и увидел в глазах Надежды Сергеевны - отчаяние.

- Что вы, Надежда Сергеевна?

Она отвернулась, проговорила низким от волнения голосом:

- Рано радоваться. Я ему принесла еще и ноты - вещей, которых он не играл прежде. Вот с ними-то - как?

- А-а! - ошеломленно протянул Панин. - Я не подумал об этом. Простите. - И добавил смущенно: - Из вас бы врач хороший получился. И исследователь.

- Я уже давно стала и тем, и другим, - ответила она сухо.

Они остались стоять в коридоре.

Получасом позже из палаты Танева вновь послышались звуки скрипки.

- Вот! Равель, - произнесла шепотом Надежда Сергеевна, будто муж мог услышать ее. - Этого скерцо он раньше не знал.

Танев заиграл уверенно, но вдруг на десятом такте - Надежда Сергеевна считала - сфальшивил. Вернулся к началу пьесы. Звуки побрели по коридору, словно бы пошатываясь, хотя и в лад друг другу. Но на десятом текте - тот же сбой. Тогда Танев несколько раз взял неподатливый аккорд отдельно, вне мелодии - он оказался сложным, субдоминантным, и теперь прозвучал свободно, звук обрел силу.

Снова начал Танев скерцо с первых нот. Надежда Сергеевна стояла с застывшим, белым лицом. Подняла руку ко рту.

- Вот, сейчас... вот!

На том же аккорде струны взвизгнули пронзительно, - даже новый, не очень привычный для себя перехват пальцев Танев не мог запомнить дольше, чем на секунды.

Что-то грохнуло в палате о стену, пронесся по коридору тонкий печальный звон лопнувшей струны, - Танев разбил скрипку.

Панин смотрел на Надежду Сергеевну. Отвернувшись, она проговорила тускло:

- Пойдите туда, Владимир Евгеньевич. Мне сейчас нельзя.

Дело в том, что и до сих пор Танев, только лишь видел жену, - сразу же вспоминал о давней размолвке с ней. Иногда ей удавалось быстро успокоить его, убедить, что недоразумение это они выясняли уже много раз и много раз мирились. Но для него-то случившееся всегда казалось сиюминутным. И бывало, что он не разговаривал с женой неделями и даже не позволял ей заходить в палату. Невозможно было придумать наказания худшего для нее.

Однажды, в день удачливый, Надежда Сергеевна попросила Панина с решимостью отчаянья:

- Владимир Евгеньевич, позвольте мне сегодня остаться с ним на ночь... ну, совсем остаться! Вы понимаете?.. Важно, чтоб я для него длилась беспрерывно хоть сутки одни - целиком! Может, тогда уйдет это наваждение или хоть отступит ненадолго? Позвольте!..

Панин пожал виновато плечами.

Утром, увидев голову жены рядом со своей, на подушке, Танев спросил изумленно:

- Ты?

Она провела ладонью по его лбу, волосам. Он отвернулся, спросил:

- А руку тебе Смирнов целовал?

В тот же день Надежда Сергеевна записала нелепую эту историю, с малейшими подробностями, в блокнот и теперь на ночь всегда оставляла его на тумбочке у постели мужа. Она просила в конце: "Если ты веришь всему, позволь мне войти в комнату и быть с тобой.

Открой дверь сам. Позови меня".

Он звал. Иногда встречал ее весело, чаще опасливо или растерянно. Видно было, что ему нелегко бороться с собой. А то - просил у нее прощения, объясняя:

- Ты понимаешь, исчезло время. Каждое утро жизнь для меня начинается сначала. Целый день все мелькает, как в калейдоскопе, - все наново. Очень устаешь от этого... Вот сейчас мне все кажется ясным. Но стоит подумать: "А что было раньше, пять минут назад?" - и я теряюсь: может, что-то я упустил и теперь говорю не так, не к месту. Ты понимаешь?.. Будто только что проснулся и что-то слышал сквозь сон - или мне это показалось? - никак не вспомнишь!..

Она кивала, гладила его руки, лицо. Он улыбался робко.

- Вот когда ты так, близко, мне спокойней: единственное, что наверняка длится для меня и сейчас, - твоя любовь. Понимаешь?..

Но вдруг, даже после таких счастлисых минут, глаза его снова становились настороженными, он прятал взгляд, и тогда Надежда Сергеевна призычно протягивала ему блокнот с рассказом о Смирнове и дописывала в него еще: "Видишь, как затрепаны эти листки, сколько раз ты уже листал их, видишь?.. Я здесь, милый", - и повторяла то же самое по-болгарски: "Аз тука".

Танева давно уже выписали из клиники. Чтоб ничто не напоминало мужу злосчастную сцену с бывшим их другом, Надежда Сергеевна поменяла квартиру. Они перебрались на проспект Вернадского. Это и осложнило их жизнь: Танев теперь никогда не мог вспомнить, где что находится в доме, у вещей не стало привычных для Танева мест. И прежде чем что-то найти, сделать, он всегда обращался с вопросом к жене: она стала его повседневной памятью.

Он много играл на скрипке. И часто ему удавались вещи совершенно незнакомые. Но всякий раз, даже повторяя их, он играл с листа, и потому не мог, несмел решиться выступить хотя бы в небольшом зале, при посторонних. А с пьесами старыми выходить на люди не хотел.

Так шли годы. Время от времени Панин клал его на обследования в свою клинику. У больного никаких изменений с памятью не происходило ни в худшую, ни в лучшую сторону. Но сердце, разрушенное эпилепсией, все больше сдавало, хотя припадки, как и обещали нейрохирурги, прекратились совершенно.

Однажды, разыскивая Панина в клинике, Надежда Сергеевна забрела в лабораторные помещения и увидела вольер с белыми мышами. В нем был оборудован из крашеных фанерок лабиринт, в одном конце которого стояло блюдце с едой. В углу - "беличье колесо". Мыши были какие-то странные. Чистенькие, пушистые, они нет-нет да нюхали воздух и, должно быть, слыша запах еды, устремлялись к лабиринту, но тут же останавливались, утыкаясь носом в какую-нибудь попутную соринку или трещинку в полу, бесконечно обнюхивали ее со всех сторон, не просто тщательно - каждый раз будто б наново, возбужденно.

- Что это они? - спросила растерянно Надежда Сергеевна у лаборанта, молодого белесого паренька, который, поглядывая на часы, что-то записывал в тетрадь.

- Они гиппокампэктомированные, - произнес он скучно.

- Что-что?

- Соперирован у них в обоих полушариях гиппокамп, такая долька в мозгу, у висков. И вот - видите? - голодные, а никак к еде не добегут. По дороге их любой пустяк отвлекает, - он рассмеялся. - Сумасшедшее совершенно любопытство! Хуже женского. Сколько ни нюхай соричку, она все - новая. По науке это называется - неугасимый ориентировочный рефлекс.

И тут Надежда Сергеевна вспомнила, как вчера вечером они с мужем смотрели телевизор. Шла "Свадьба Кречинского". Михаилу было интересно смотреть. Но в перерыве пустили программу "Время", а когда началось второе действие, он уже не помнил, о чем шла речь в первом, никак не мог понять подспудную логику реплик, не узнавал даже действующих лиц и, раздраженный, выключил телевизор, долго ходил по комнате.

Она гладила белье и спросила механически:

- Тебе скучно, Михаил?

Он усмехнулся нехорошо как-то, ответил:

- Мне теперь не бывает скучно.

Занятая делом, она не придала значения его фразе.

И только сейчас, глядя на юрких симпатичных зверюшек, потерявших себя в двухметровом пространстве вольеры, поняла всю бестактность вчерашнего своего вопроса и вдруг подумала: "Значит, и он, как...

эти?.."

- Или вот еще, смотрите, - сказал лаборант и, поймав мышонка, посадил его в "беличье колесо". Тот побежал, мелькая пухлыми белыми лапками, колесо неторопливо закрутилось. - Видите?.. Нормальная реакция - бежать быстрей, узнать: что будет? Или выпрыгнуть. А у этих, - он пренебрежительно махнул рукой, - рефлекс новизны, или, как Павлов говорил, рефлекс "что такое?" - отсутствует начисто. Вернее, раз возникнув, он уже не гасится. Новое не становится старым...

"Всю жизнь бежать размеренно в этом беличьем колесе?.. Не выпрыгнуть!.."

Лаборант что-то еще говорил, но она, не слушая его, быстро вышла из комнаты и через весь коридор чуть не бегом - из клиники. Панина она уж не стала искать.

А увидев через несколько дней, о лаборатории не расспрашивала, ей казалось теперь - лучше знать меньше.

Эксперименты, на которые натолкнул Панина случай с Михаилом Таневым, действительно, не обещали для больного ничего утешительного. Все животные, у которых был соперирован гиппокамп в обоих полушариях мозга, абсолютно теряли способность ориентироваться в незнакомой обстановке, приобретать новые условные рефлексы, хотя сохраняли при этом все свои прежние навыки. Иначе вели себя те зверьки, у которых была соперирована лишь одна из височных долей мозга: они не многим отличались от здоровых, контрольных.

Естественно было предположить, что и у Танева отсутствует не только соперированный гиппокамп правого полушария, но и левосторонний - разрушен фронтовой травмой и припадками эпилепсии. Во время обследований врачей обмануло отсутствие болей в левом виске. Но прекратились они лишь потому, что нервные клетки пораженной части мозга к тому времени полностью погибли.

Когда несколько лет спустя Танев умер после трех подряд инфарктов миокарда и было сделано анатомическое вскрытие черепа, так оно все и оказалось.

Физиологи давно уже писали о двух видах памяти, присущих человеку, кратковременной (та, что необходима лишь в повседневной жизни, ненадолго: запомнить для определенной цели, чтобы, достигнув ее, забыть) и долговременной (та, что нужна человеку на всю жизнь).

Панин в своей книге доказывал, что следы долговременной памяти, по-видимому, хранятся в коре больших полушарий мозга, не затронутых болезнью и операциями у Танева. А гиппокамп как раз и является в сложной структуре мозга тем устройством, которое сличает информацию, все время поступающую из внешнего мира, с той, которая уже положена в "хранилище" надолго.

А сличив, отбирает из всего этого потока "новостей"то, что можно отбросить сразу, что нужно запомнить лишь на определенное время, а что навсегда. Только через гиппокамп информация и может поступать в кору больших полушарий.

Панин сравнивал эту часть мозга со сверхмощной вычислительной машиной, которая способна ежесекундно перерабатывать почти невероятное множество сигналов, называл гиппокамп "компоратором".

Мне это хорошо запомнилось, потому что в те годы такие кибернетические термины употреблялись в печати лишь с уничижительными эпитетами, да и о самой памяти физиологи предпочитали не рассуждать - говорили обычно об условных рефлексах, по Павлову.

Небольшая книга Панина была замечена не только в кругах научных. В одной из центральных газет появилась хлесткая статья под заголовком "Скачки на мели". Дело в том, что в переводе с латинского "гиппокамп" означает "морской конек": они похожи по очертаниям своим, таинственная эта часть мозга и изящное морское животное. Их сходство и обыгрывалось в статье.

Панина ругали за "беллетристические выдумки", "поиски сенсаций". В статье отстаивалась традиционная точка зрения физиологов, в корне противоречащая панинской. Я не запомнил точно, чем именно. Кажется, гиппокамп назывался "субстратом эмоций" - в противовес мысли, памяти; что-то в этом роде.

Насколько мне известно, лишь в последнее время в науке приняли теорию Панина, которую он начал отстаивать много лет назад.

А книга его о Таневе была написана действительно не без литературного блеска; не зря, наверно, многие ее эпизоды мне памятны до сих пор. В том числе - финальный.

На санитарной машине Панин и Надежда Сергеевна отвозили Танева после очередных обследований домой.

Прошло пять лет после роковой операции, уже случился первый инфаркт. Танев был слаб, но лежать в машине не захотел, сказал, что скучает без московских улиц.

Панин разрешил ему сесть рядом с шофером и, как о само собой разумеющемся, попросил показывать дорогу домой. Шофер, молодой парень, выросший в деревне Дегунино, которая лишь недавно стала частью Москвы, плохо знал город.

Танев охотно командовал: - Тут направо... У светофора налево - и прямо!..

Поначалу они ехали правильно. Но в центре Танев вдруг попросил повернуть на Арбат. Панин взглянул на Надежду Сергеевну. Ее лицо было просто усталым, и Панин промолчал. В конце концов, на проспект Вернадского можно было попасть и так - через Киевский вокзал, Воробьевы горы... Но перед тем, как выехать на Садовую, Танев сказал:

- Здесь - направо.

Панин не мог понять, почему - направо, и снова взглянул на Надежду Сергеевну. В голубых ее глазах скользнула усмешка. Но она и тут не произнесла ни слова.

Когда минули площадь Восстания, Танев опять скомандовал - "направо", и они поехали по улице Алексея Толстого. Танев, вглядываясь в желтые особняки с высокими впалыми окнами, попросил сбавить ход и, наконец, сказал успокоенно:

- Здесь, у ворот. Вот мы и дома.

Машина остановилась. И только тут Панин вспомнил, что раньше, пять лет назад, подопечные его жили на этой улице. Своего нового дома Танев не помнил.

Надежда Сергеевна сидела молча, не двигаясь, и смотрела прямо перед собой. Но и по этой напряженной позе ее Панин понял: невольного этого эксперимента делать не следовало.

Панин не пишет об этом в книге, но я-то знал от мамы: сразу после гибели мужа Надежда Сергеевна уехала из Москвы, куда - никто не знал, и никому из знакомых не писала, будто умерла.

Все это я вспомнил теперь и вдруг отчетливо понял:

не смогу пойти к Панину, не имею права.

Если только - как журналист, за каким-нибудь очередным интервью, так не это ж мне надо! А кто я и что я, сам по себе, без корреспондентского билета, чтобы покушаться на силы Панина и время!

Не смогу.

Да ведь и Панин, он-то сам - какими глазами взглянет на меня? Если не выгонит из деликатности, так промолчит, - говорили же: молчать любит. С какой стати ему пускать в душу человека чужого?.. Как раз и плохо именно то, что я журналист: прийти и не представиться нельзя, а в одном этом уже есть какая-то толика претензии на публичность.

Наверно, я никогда бы не решился потревожить Панина, если б неожиданное везение не повернуло мой поиск совсем по иному пути. Поиск?.. Слишком определенное слово. Тогда я и не думал ни о каком поиске, а просто бередили чувства эти воспоминания о рисунках Корсакова, и казалось, что-то несправедливо напутано в его судьбе. Пожалуй, лишь профессиональная добросовестность газетчика и заставила меня послать запрос в ленинградскую милицию о сестре художника, - так, для очистки совести, без всякой надежды на результат положительный.

Ответ пришел уже через неделю: "Корсакова Татьяна Николаевна, год рождения 1933, место рождения - г. Ленинград, была эвакуирована вместе со школой-интернатом No 7 в г. Москву, в апреле 1942 года. Родных в г. Ленинграде не осталось, настоящее место проживания не известно".

Целая школа, к тому же - интернат, потеряться не могла, и дальше все было проще простого. Дней через пять я знал: Татьяна так и осталась в Москве, окончила педагогическое училище, преподает в начальной школе, и теперь она не Корсакова, а Долгова, у нее двое детей, живет в Мамонтовке, совсем рядом с Москвой.

Туда я и поехал - в воскресенье, чтоб хоть когонибудь застать дома наверняка.

КРАСНОДАРСКИЕ ВАРИАЦИИ

На садовой калитке была надпись - "ЗЛАЯ СОБАКА" - и звонок. Я позвонил. За высокими старыми вишнями стоял двухэтажный дом, внизу - остекленная веранда, вверху-просторный балкон, врезанный в крышу из оцинкованного железа; верхние ветви деревьев склонялись прямо над ним, черные, перезрелые ягоды; можно было достать их рукой, сидя на этом балконе, но вот-висят. Из-за веранды торчал лаковый крутолобый багажник автомашины "ЗИС-110".

совсем недавно числились такие в ранге правительственных Оттуда-то и вышел ко мне полный, рыхлый человек в замызганной лыжной куртке. Открыл калитку, но придерживал ее рукой, не давая мне пройти, придирчиво разглядывал редакционное удостоверение, представился: Долгов Иван Степанович, муж Татьяны Николаевны Долговой. И никак не мог поверить, что я приехал из-за ее брата.

- Никого у нее нет. И брата нет. Какой там брат! - они и знать-то друг друга не знали, девчонка, несмышленыш еще, а он... Неужели он вам и нужен? Или что еще? - глаза его, маленькие, желтые, совсем провалились в нездоровых отечинах; вокруг носа, тоже набухшего,- красные лопнувшие сосудики. Будто оправдываясь он еще добавил: - Я ведь ее и взял за себя, жену-то, только как сироту, круглую сироту.

Я рассказал ему про рисунки, которые видел.

- Да кому они нужны, рисунки-то эти? - он хохотнул сыро.

Но тут из-за дома выглянула встревоженно худенькая, невысокая женщина, и Долгов крикнул ей:

- Это к тебе... Открой парадную!

Она ушла. Долгов пустил меня наконец в сад, но по дорожке вокруг веранды, к машине, не повел, а остановился у тропинки, явно нехоженой, - к крыльцу, рябому от оспин облупившейся краски, черных от пыли. Там, за дверью, гремели кастрюлями, скреготали засовами.

- Ваш "ЗИС"? - спросил я.

- Что вы! Частникам такие не продают... Вожу хозяина. Шофер я. А на субботу, воскресенье позволяю себе здесь ставить: удобней, чем на электричке тащиться. А вы на электричке?.. И зачем? Ну какой он брат-то?

Темный какой-то тип, кому он нужон?.. В плен попал.

А как? Кто знает? Я вот всю войну отшоферил, снаряды на передок возил, к сорокапяткам, противотанковым, в такое пекло лазил! Бывало, вернешься вся кабинка в дырках. А ничего, в плен не попал.

Дверь, чавкнув, открылась. Присохла, наверно, краска. И Долгов указал рукой:

- Как почетному гостю! - но глаза выюркнули, зажелтили подозрением. Что-то темнил он.

По коридору мы прошли на кухню. Татьяна Николаевна, поймав строгий взгляд мужа, - впереди нас.

Закрыла другую дверь, на веранду, и только тогда поздоровалась, вытерев руку о фартук. Волосы туго собраны сзади в косу, когда-то, должно быть, густую, а теперь весь пучок ее умостился в ямке на слабой шее, там, где начинается позвоночник; личико не просто худое - высохшее, хотя лет ей было сравнительно немного, я сосчитал. Только и остались на этом лице острый нос да глаза, огромные, испуганные. А ладошка шершавая... Мне вдруг пронзительно жалко стало Татьяну Николаевну, и, не выпуская ее руки из своей, я заговорил быстро и все старался объяснить, что ничего плохого для нее, для них мой приход, хоть и такой неожиданный, принести не может, что друзья ее брата по немецкому концлагерю рассказывали о нем доброе, что он - участник подполья, а рисунки его многим продлили жизнь, они талантливы, и вот потому-то мне и важно узнать о Корсакове как можно больше, тут любая, самая незначительная мелочь важна: она на первый только взгляд может оказаться незначительной, а на самом деле... Тут Татьяна Николаевна меня перебила:

- А я ничего о нем не знаю. Ну, совсем ничего! - голос у нее был слабый, почти шепотный. - Родители наши умерли рано, и с семи лет я пошла в интернат учиться. Яша жил дома один. Помню, он в Москву уезжал...

- Да ничего она об этом Яше не знает! - заговорил Долгов. - Я же объяснял вам. И насчет этого подполья... тоже - вилами по воде. Ведь и мы грамотные, газеты читаем, радио слухаем: есть теперь охотнички и власовцев героями сделать. А настоящие герои - в тени.

Рука Татьяны Николаевны вздрогнула, я все еще не выпускал ее.

- да неужели после войны вам никто о нем ничего не рассказывал и не спрашивал? Никто не искал его?

- Спрашивали, как же! И письма были...

- Пустое это! - опять перебил ее Долгов. - И письма пустые. Я не велел на них отвечать... Таня! Ты лучше спроворь на стол что... Пиво пьете?

- Я сейчас. Сейчас! - Она высвободила руку и засеменила меж холодильником и столом, выставляя на него банки с сайрой, кильками, сало, крупно порезанное, капусту.

- Капусту она сама и шинковала, солила - свеженькая Она по этому делу мастер! - одобрительно загудел Долгов и выдвинул из-под стула ящик, почти полный бутылок с пивом. - Вот покрепче ничего нет... Но я водку вовсе не жалую. А пиво - каждую субботу закупаю ящик Но уже в воскресенье, после обеда - ни-ни! Закон! Чтоб наутро не то что хмель - запахи выветрились: от пива запах сильный, но не стойкий... Да садитесь же вы! По-свойски. Авось не у немцев в гостях, - он опять хохотнул.

Я сел Долгов разлил пиво. Татьяна Николаевна осталась стоять, выглядывая, не подать ли еще что. Глаза ее были по-прежнему испуганные.

- А что за письма, Татьяна Николаевна?

Она взглянула на мужа.

- Папанин, что ли, какой-то... Принеси, - велел он.

- Я сейчас. Сейчас! - привычно повторила она и ушла в комнату.

Долгов вдруг оживился.

- Слушайте! Если уж вы славных мертвецов разыскиваете, если специальность ваша такая, то в нашем доме вам есть чем поживиться! Уж это - точно. Я вам такое расскажу! Я ведь - детдомовец. И вовсе не Долгов. Другая у меня фамилия должна быть.

- Какая?

Но тут вернулась в кухню Татьяна Николаевна и взглянула на мужа. Все-таки странные у нее были глаза.

Такие я видел, пожалуй, только у оленей: не просто большие для ее личика, - на поверхности их будто плавала прежняя стылая пленка испуга, но в самой-то глуби колобродила жизнь буйная, совсем не соответствующая ни усохше-мертвому лицу, ни покорно сутулым плечам, все там было, на дне глаз: и внезапная радость, и давнее горе, и вызов какой-то, - чему, кому?.. Но, может, мне все это примерещилось. Долгов кивнул ей. Глаза потухли. Она протянула два протертых на сгибах листка.

Я прочел:

"Дорогая Татьяна Николаевна, здравствуйте!

С трудом разыскал ваш адрес. Я был вместе с вашим братом в немецком плену, в концентрационном лагере Зеебаде. События последних месяцев войны и жизнь последующая разбросали нас - кого куда. И только недавно мне стало известно, что ваш брат Яков Николаевич Корсаков погиб сразу после освобождения - уже в нашем госпитале, на руках наших врачей: слишком он был истощен, спасти его было невозможно. Не знаю, сообщали ли вам об этом.

Я не был его близким другом, но неоднократно сталкивался с ним по совместной работе в лагерной подпольной организации Сопротивления. Если вам интересны, важны какие-то подробности тех лет нашей жизни, буду рад увидеть вас, тем более что Яков - вспоминал вас часто. Это чудо, что уцелели вы.

Звоните мне по телефону..."

И дальше - номер телефона и подпись: Панин Владимир Евгеньевич. Дата: 12 мая 1950 года.

Письмо второе:

"Здравствуйте, Татьяна Николаевна!

Месяц назад послал вам письмо, но вы на него не откликнулись. Может быть, затерялось письмо, а может вам почему-либо невозможно позвонить мне. Я уж ругал себя, что сразу не сообщил вам свой адрес: Москва, центр, улица Грановского, 2, кв. 67, Панин Владимир Евгеньевич. Если вам удобнее писать, а не звонить, - напишите обязательно.

На тот случай, если первое мое письмо затерялось, повторяю его..."

Дальше - почти идентичный текст, две только фразы добавлены: "Он и в лагере не бросил рисовать, хотя для этого нужно было немалое мужество. И даже резал на резиновых подметках тексты подпольных листовок, - с подметок мы их потом печатали".

- И не позвонили? Не написали?

Она только взглянула на меня - обвальный какой-то взгляд. Ответил Долгов угрюмо:

- Зачем отвечать-то?.. Что нового мы могли узнать?

- А все-таки храните письма. Зачем?

Она слабо пожала плечом, потупилась.

- Так, положила, - слово это она выговорила неправильно, и я спросил:

- Вы по-прежнему в школе работаете?

Опять не она, а муж ответил:

- Ушла. По болезни. Дома невпроворот дел. Двух сынов поднять - разве просто?.. Вон они сейчас яблони в саду окапывают: тоже - воспитание, трудовое. Подика взгляни, Таня, чтоб все окопали.

Она вышла через дверь на веранду, вернее, выскользнула как-то бочком, будто и дверь боялась приоткрыть пошире. Оттуда пахнуло чем-то кислым. Долгов сказал невесело:

- Теперь послушайте, что я расскажу. Может, это удача моя, что вы к нам попали...

Рассказчиком он оказался превосходным. Поначалу-то я думал совсем о другом и слушал вполуха, а все же какие-то словечки его цепляли, заставляя спрашивать, уподрабнивать: рассказ Долгова не просто воскрешал время давнее-гражданскую войну, послереволюционную разруху, а связывал его исподволь, изнутри с днями нашими, и не внешней цепочкой дат, отшумевших событий: они становились важными для долговскои сегодняшней судьбы судьбы человека, а значит, времени. Давно отошедшее вдруг обретало привкус новизны, без которого не может жить газета. И вообще, так нередко бывает в жизни журналиста: ищешь одно, а находишь иное. Тут важно только уметь вовремя отрешиться от себя, своего. Может, в таком самоотрешении и есть суть и соль работы газетчика и удовлетворение от нее, если не счастье. Пусть даже рассказчик чем-то и неприятен тебе: умей взглянуть на жизнь и его глазами, посторожись с оценками.

Долгов рассказывал о голоде, тридцать третьем страшном годе.

- Даже Кубань, нашу житницу, растащили по зернышку, тогда-то я и сбежал из детдома, - ну, малец, понятия никакого. Помню, добрался до Майкопа, там еще стоял собор неразрушенный, громадный такой, красный. Сперва я милостыню просил у церковного ящика, рядом с монашкой, которая свечками торгует, а потом она меня стала гнать, и я уж на паперть перебрался:

играл на ложках, песни пел - на веселье-то больше заработаешь.

- Какие же песни, не помните?

- Да разные... "Как на кладбище Митрофановом отец дочку зарезал свою..." Ну, эта - на жалость била, а то еще, вот, частушки помню:

- Скажи-ка, Манечка, Клавочке, Когда уйдут меньшевики?

А Манечка, значит, отвечает:

- Ты не кумекай, не кукарекай, А то придут большевики.

Чепуха, конечно. Но на ложках я здорово играл, потому, наверно, и подавали...

У него и сейчас маленькие, оплывшие глаза заблестели весело, он не жаловался, а подсмеивался над собой, прежним, нищим мальцом, одетым в рваную женскую кофту длиной ниже колен, ах, как знобко было, наверное, на осеннем ветру, на холодных, совсем не гулких камнях соборной майкопской паперти выбивать чечетку босыми черными пятками.

Там-то он и попал в облаву, и пришлось назвать родственников - тетку и двоюродного, старшего братца.

У них он прожил с полгода, "крутил хвосты их волам", а потом опять сбежал, на этот раз - в Россию.

Но прежде того тетка рассказала: его мать засекли казаки, за то, что родила она пащенка от красного командира, от которого, кроме прозвища "Пекарь", по давней его профессии, и имени - Степан, мало что осталось в памяти тетки; был этот Степан Пекарь пришлый: в семнадцатом году наехал откуда-то из Сибири, сказывали - с царской каторги. А потом сбил отец отряд в несколько сот клинков и гулял чуть не по всей Кубани, пока не зарубили его бежавшие к морю деникинцы, - об этом до тетки дошли только слухи.

Тетка ругалась: мол, и ты того же помета, бандюга...

Но сперва-то, совсем маленьким, он не у тетки рос, а взяли его к себе дед с бабушкой, спрятали от белого казачья. Они втроем, вместе - дед, бабка, внучек - и попали в тифозный барак.

Барак-то он уж и сам запомнил, хотя смутно: сизый воздух у раскрытого оконца, а за оконцем - ветка тополя, листы на ней только-только проклюнулись, все - в капельках клейкого пота, свернулись в трубочки. Жарко было в бараке. И помнит, на подушке - пятна крови.

Своей ли?.. Наверно, шла у него носом кровь. Он еще удивился - нет, не крови, а подушке: кажется, первый раз у него была подушка, и жалко стало, что измазал ее.

Дед с бабкой тогда и померли. Но он как-то не заметил этого.

- В бараке-то про меня все говорили: "Долгова внук" да "Долгова внук", - так меня и записали Долговым, когда стали оформлять документы. А как настоящая фамилия, отцовская, никому невдомек. Может, отец тогда вообще скрывал свою фамилию от доносчиков? - подпольный он был, я так думаю, засланный для агитации и пропаганды большевик. Большевик-то - точно, это все знали. И профессия его прежняя известна и что на каторге был, - так хоть теперь можно его фамилию узнать? И командир отряда... Ведь не так уж много отрядов красных по Кубани ходило, верно? Или я помру не под своим именем? Не хочу я Долговым помирать:

не люблю я их, Долговых, ни тетку, ни сына ее, - они-то живы...

Он и последнюю фразу проговорил без всякого раздражения, добродушно даже. Но глаза цепко следили за тенями на моем лице. Я хотел спросить: что же раньше не трюхнулся, не узнавал? Сейчас и свидетелей давнему трудней отыскать... И почему теперь, именно теперь понадобилась отцовская фамилия?.. Насчет смерти разговор пустой: такие пивники до ста лет живут.

Но тут забежал в кухню - через парадную дверь - белобрысый парнишка, лет одиннадцати, и спросил, мотнув вихрастой головой назад:

- Что это вы гроб распечатали? - Глаза у него были большие, темные, как у матери, но веселые. Он про дверь спросил, всего лишь, но мне-то и иное в вопросе послышалось, я рассмеялся. А Долгов прицыкнул на него, прикрикнул:

- Мотай-мотай отсюда, без тебя разберемся!.. Кончили в саду?

Парнишка, не обращая на него вниманья, ухватил со стола хлеба и сала, откусил, притопнув в такт резиновым грязным сапогом, - это только сегодня солнышко, а все последние дни стояла промозглая, дождливая погода, и, наверно, раскисла под яблонями земля. Он промычал что-то невразумительно-веселое.

- Вот и мотай! - велел отец. А когда тот убежал, пояснил мне: - Младший наш. Ребята хорошие растут, трудяги. - И спросил с вызовом: - Что же, и им чужое имя носить?.. Я сразу после войны хотел вопрос поднять, когда еще и женат не был, пошел в загс - куда еще? - а там говорят: компетенция у них узковатая.

А когда семьей оброс, посоветовался с одним дружком, у нас еще этого дома не было, в Москве ютились, а он говорит: "Дурак ты! Пиши прямо на правительство. Отец такой человек, а ты без квартиры ходишь!" - и тут Долгов сделал паузу, и я молчал, и он тогда выговорил - первый раз без усмешки, с печалью вроде бы: - Мне вдруг тошно стало от таких его слов, и никуда я не пошел хлопотать.

- А теперь? - спросил я.

Он сразу понял вопрос и ответил живо:

- Теперь у меня все есть. Да и много ли надо мне? - и опять зажелтил юрко глазами, рассказывая о довоенной, нескладной жизни. О том, как в Москву попал и карманничал, а жил близ Белорусского вокзала, в каменном карьере, - там тогда мост строили, и про детприют, как по утрам парни не выказывали умершие за ночь, спали с мертвецами чуть не в обнимку, чтоб и на них утром получить пайку хлеба, и как попал на стройку канала, как начальник Дмитлага - Дмитровского лагеря - почему-то отметил его и, посчитав своим крестником, больше уж из глаз не выпускал, пока Долгов не выучился на шофера...

- Карпов ему фамилия была, человек вообще-то жесткий, да мягоньким на его-то месте и не прожить, но ко мне отзывчато подошел, хоть я в глаза ему никогда не сеял. Может, мною что-то свое, тайное искупал, моим устройством, а может, из-за моды: мода тогда такая у начальства была - на "крестников". Но мне-то грех на него жалиться: без Карпова так бы и шкандыбал до сих пор по лагерям да по "крытым"...

А он меня даже курсы шоферов заставил кончить - официальные, и ксиву чистую дали, - рассказывал Долгов, и этот вдруг прорвавшийся блатной жаргон, знакомый по иным, прежним встречам - чего не бывало в поездках! лишний раз убедил меня в том, что рассказанное Долговым - правда.

Но я нарочно и еще порасспрашивал, пытая его откровенность, о всяких воровских терминах, профессиях.

"Майданщики" - тырят вещи на вокзале, "мойщики" - то же самое, но на особицу: подкладываются к сонным вечером, ночью, вроде бы поезда ждут, а потом встают, берут чужой чемоданчик, как свой, - спал-то рядом... "Тихушники" - эти среди бела дня, при хозяевах к ним же в дом заберутся. "Скачушники" или "скокари" - в те же квартиры, но по ночам, со взломом.

"Подкидчики", "лошади", они же - "скамейки". И "фармазонщики", "фортошники" - кого только не перевидал Долгов! А может, сам перепробовал все лихие профессии?..

Но это дело давнее, а теперь надо ему найти свое собственное имя, - не чужое ищет.

Он рассказывал все это вразнобой, но разорванные временем факты выстраивались чуть ли не по прямой линии: через мытарства беспризорника, детский приют, новую колонию ("Как раз нашу колонию в Москве снимали в кино - "Путевку в жизнь" видели? - вот в ней это же наши дворцы у Даниловского рынка снятые, и я там есть, разглядеть вполне можно, я теперь, недавно пошел смотреть, озвучили ее снова, - смотрю и плачу, стыдно, а плачу..."), через стройку канала, войну ("Орденов не заслужил, но медаль одна есть - самая солдатская: "За отвагу", кроме, конечно, всяких - "За взятие...", "За победу...", всем положенных... Я вам так скажу: не так смерти боялся, как плена, ведь для менято довоенные мытарства вживе, может, и посейчас, - разве за это осудить можно?.."), через вса это - к началу, к отцу, к тому, что отец когда-то добывал каторгой, саблей, отданной жизнью...

Если выстроить факты так, то в них проглядывалась и некая символика: не только имя - себя искал и ищет до сих пор, быть может.

Да, все это выстраивалось в воображении чуть ли не в серию очерков, этакий венок сонетов, в которых первые строфы - безотцовщина, голод, невозвратимость потерь - вторят последним: ничто возвратиться не может, разве что имя - случайный знак... Но в томто и дело, что не случайный.

- А как же вы с грузовика в личные шоферы подались, зачем? - спросил я.

Хохотнул вежливо и опять сторожко уцепился взглядом за мое лицо, будто шла у нас игра какая-то, в поддавки или в рюхи.

- В сорок седьмом, в гололед, одиннадцатилетний пацан на коньках прицепился крючком к заднему борту - я его и не видел, тормознул перед светофором, кузов - в бок, ну и... Вот так! - он коротко тюкнул указательным пальцем. - Насовсем, в одиннадцать-то лет.

Суд был. Меня, конечно, оправдали, вчистую, но я про себя решил твердо - за баранку ни-ни, лучше мешки таскать, амбалить! И вдруг после процесса-то подходит ко мне прокурор, женщина она была и инвалид - без ноги, после фронта, и говорит: "Я про вас, Долгов, теперь все знаю, а главное - шофер вы прекрасный, а я как раз без водителя осталась"... Ну, разве мог я прокурору отказать, мог?..

Действительно, столько всего позади: прокурору - не мог.

Он и еще что-то говорил, а я вспоминал: верно, в войну и после войны, все первые годы московские шоссейки были - что твой каток! Снег-то не чистили вовсе, а резина чуть не на любой машине лысая, машины враскат выглаживали, трамбовали снег всю зиму. А если еще после оттепели!.. Я хоть и постарше того пацана был, а тоже... Да тогда этими крюками из жесткой проволоки, как сейчас - лыжами водными, кто только не увлекался, даже взрослые.

Разгонишься, поравняешься в скорости с грузовиком и - цоп! - кати себе, выкручивай кренделя ногами на буераках, с ветерком, держи равновесие только и смотри, не зевай, когда тормознет шофер, - может, и крюк лучше бросить, обеими руками спружинить в борт, тут и силушку в руках иметь надо: иначе недолго - мордой об шершавые доски кузова, и тогда уж ног не удержать, скользнут под черный машинный мост, под растопырившиеся в юзе колеса, а удары гулкие на морозе!..

Долгов-то, и сидя в кабинке, сквозь затянутое инеем оконце - услышал и понял все, тут же выскочил и сам поскользнулся на льду, подбежал...

А что выскакивать? - поздно уже. Лучше бы не слышать и не выскакивать, катить себе дальше и не увидеть, что там было под кузовом, чтоб оно потом не приходило во сне, - пусть бы все узнать, и за все понести ответ, и, может, взглянуть на того пацана, вернее, на то, что было когда-то им, но потом, позже, не под кузовом собственного грузовика, а как-то еще...

Долгов сказал:

- Мне уж давно у них спросить хочется: что же вы меня голодом морили, когда я вашим волам хвосты крутил, пахал, возил - все делал, а вы меня куском хлеба корили - за что?

- Кто это? - переспросил я.

- Да кто! Тетка с сыном. Я говорю: живы они еще, посмотреть на них охота, в глаза взглянуть, - я ведь с тридцать четвертого года их не видел...

А что? Тоже зрелище. Да и вообще, если ехать туда, то уж лучше вдвоем: на месте Долгов наверняка еще какие-то детальки вспомнит, и родственнички его, и односельчане с ним-то или хотя бы при нем говорить иначе будут и вспоминать будут иначе, чем без него.

А тут он, вот, перед ними встанет - сын порубленного шашками Степана Пекаря и женщины, которую засекли нагайками эти же односельчане или отцы их: может, и таких разыскать удастся или хоть имена их.

Когда увидят они его перед собой - не абстракцию какую-то, не прихоть газетчика, а плоть, которую недогубили когда-то, оставили, как чье-то торжество, а чейто позор... Чего-чего, а плоти в Долгове хватает, рыхлой, и сытой, и добродушной. Но может, как раз это-то и лучше? Да и такой ли он добродушный?.. Но пусть! - пусть и не по прямой шла жизнь Долгова, были небось и такие зигзаги, о которых я пока не знаю, все равно прекрасный очерк может получиться. Да и только ли очерк? Может, отыскивая имя отца, он найдет наконец и себя самого, истинного, отлетит всякая шелуха вдолбленных, сторонних мыслей, чувств... Уже не он меня, а я его уговаривал, что очерк такой необходимо сделать и поехать на Кубань надо вдвоем, о командировке я сумею договориться в редакции, а Долгов может взять отпуск на работе за свой счет, - уговаривал, забыв, что так легко, представляя себя в иной шкуре, выдать свои чувства за чужие.

Долгов, еще не веря мне, вежливо похохатывал.

- Да куда спешить? Всю жизнь ждал, а тут... Торопливость только при расстройстве желудка на пользу...

Но для меня это было уже решенное дело. Как перед всякой дальней, долгой поездкой, уже занудило под сердцем - тревожно, а вместе с тем радостно: наконец-то!.. Экое странное чувство: в нем и ощущение собственной свободы, которую будто бы что-то сдавливало в Москве, слишком уж колобродистая здесь жизнь, что ли, мельтешение пустяков, за которыми чуть ли не пустота сквозная, - не разберешь, да и не хочется разбираться в этой суете сует, - куда проще прыгнуть на подножку поезда или взбежать по самолетному трапу - налегке, оставив сомнения прокуренным редакционным коридорам, оставив обязательства, которые вовсе необязательны, а только навязаны тебе случайностями обычаев, случайностью твоего рождения, знакомств, которые могли бы и не состояться, - ты чист перед миром, вот-вот начнет он раскрываться перед тобой, как белый лист бумаги, и уж тут-то отсчет пойдет по самой сути, тут начнется жизнь коренная, лишь тут, и глубинная.

Так, во всяком случае, мне казалось в те годы.

И хотя я уже тогда чувствовал фальшь в этих чувствах, мыслях, с ними удобнее было жить. Когда накатывало вдруг острое ощущение своей московской неуместности, необязательности и несвободы, ты уже и не пытался разобраться ни в чем, знал: никуда от него не денешься, пока не бросишь в самолетную сетку над головой, похожую на рыбацкий сачок, свой дорожный, тряпошный, с молнией чемодан, легкий, как и всё в ту минуту, бросишь, откинешься на спинку кресла, отжав ее до предела, и вытянешь ноги блаженно - все!

Начинается жизнь...

Я встал.

- Значит, договорились? Послезавтра вы мне звоните, и все решим окончательно.

И он поднялся, оглядывая стол с недопитыми пивными бутылками, консервными банками, как бы выискивая, чем бы меня еще угостить; глаза его опять зажелтели, но теперь возбужденно, почти солнечно.

- Слушайте! - вдруг воскликнул он. - Я ж совсем забыл: у Татьяны еще письмо есть - самого Корсакова, довоенное, не знаю, как сохранилось. Может, и оно вам нужно?

Он быстро пошел в комнату и вынес письмо тут же, Явно, оно где-то сверху лежало, в назначенном месте, и вряд ли могли Долговы забыть это. Вообще было в этом жесте что-то от сделки: ты - мне, я - тебе. Но эта уж я потом сообразил, много позже. А в тот миг простс обрадовался письму, читал:

"25 марта 1936.

Здравствуй, мама. Много событий. Устроился у ребят в общежитии Полиграфического, в 100-ой комнате, Мясницкая, 21, Тут вольница, и хоть одна пустая койка всегда есть. 2-ой этаж, окна - прямо на московский почтамт, на часы, стрелки прыгают на глазах, и оттого я стал более "упругим", а может, нахальным.

Вчера самостийно заявился на занятия в класс В. А. Фаворского. Он пришел прямо с вокзала - в тулупе, папахе и с рюкзаком: семья его живет в Загорске, а тут только комнатенка, где два гравировальных стола да раскладушка, на которой спит один из бездомных его учеников Миша Пиков.

Рисовали голого натурщика с грудью, похожей на рассохшуюся бочку с ржавыми обручами. Думал, Фаворский меня вообще не заметит, а он подошел, посмотрел и сказал: "Ничего!.." Нужно знать, что это значит. Ребята составили целый словарик переводов с "Фаворского" языка на русский: "неплохо" - значит, отвратительно, "недурно" - плохо, "ничего" - почти хорошо и т. д.

А сегодня я был на выставочном жюри. "Стыдливо"

разочарован.

Дело происходило в Историческом музее. Две надписи гласили: "ход для жюри" - налево, "ход для художников" - направо. Для начала я воспользовался второй, но в зале ничего, кроме равнодушных спин, не было видно, даже громадного щита, на котором стояли две жалкие картинки. Откуда-то снизу, как-то по-театральному раздался голос: "Голосуем первую вещь..."

"Раз... два", - считала специальная баба. Забраковали.

"Голосуем вторую..." "Раз... два... три..." Забраковали.

И люди с традиционными усами унесли картины.

Дальше - в том же духе. Изредка картины принимались. Преимущественно это были стачки в 17 году, Метрострой, физкультурницы, сталевары. Нужно отдать справедливость: забраковали много плохих картин.

Правда, хороших вообще не было.

Потом я решил прикинуться членом жюри, отправился к вышеупомянутой надписи. "Товарищ, вы член жюри?.. Вы расписывались уже?.. Ах, вы выходили!..

А где расписывались?" Ткнул пальцем в первую попавшуюся подпись (кажется, Богородского) и пошел. Нужно было пройти весь музей и комнату со столом, на котором - закуска для жюри, разбудившая во мне надежды на лучшее. Миновал людей с усами, в шитых золотом мундирах, как и положено швейцарам Исторического музея, и обрел приют на подоконнике рядом со щитом. Тут уже были, конечно, Ваня Безин, Толя, Аркашка, Гуревич, Зилле, Радина и еще кто-то. Жюри - человек 14 - сидело теперь лицом ко мне. Во главе - Малкин. Ему и принадлежал таинственный голос: "Рассматриваем верхнюю работу слева..." Тут же - Истомин, Богородский, а потом какие-то личности, похожие на администраторов кино. Ни Фаворского, ни Дейнеки я не видел. Как раз рассматривали примитивиста Точилкина (сектор самодеятельного искусства). Маленький, пожилой и очень смешной. Весь щит был завешан картинами, большими и маленькими. Да еще три усача держали прямо перед собой на вытянутых руках три акварели, наклеенных на превосходный серый картон.

Жюри прошелестело в легкой панике: "Стоит ли рассматривать эти работы теперь?.. Не передать ли во Всекохудожник?" - передали. Потом приняли 6 рисунков Голи Кокорина. На заграничную тему. Еще кого-то - в темпе. Но тут опять поставил жюри в тупик какой-то кабардинец в заломленной набекрень папахе: вынес огромное и жуткое масло, изображающее эпизод из жизни Орджоникидзе. Масло сопровождалось изрядным количеством акварелей на более интимные темы, но того же качества. Автор, бодая воздух папахой, давал пояснения хронологического порядка, из биографии Орджоникидзе. Крыть было нечем. Приняли.

Я устал и ушел.

Но главное - не это. Главное - здешний Полиграфический по сравнению с нашим Вхутеином - это Мекка для художников. Тут мастерские Фаворского, Бруни, Митурича, Родченко, легенды, как приходил сюда Маяковский. Тут он еще живой. И я могу бывать у всех!..

А погода сейчас потрясающая. Воздух такой прозрачный, будто его и нет совсем. Прямо для пейзажей. Но холодно.

По твоему письму понял, что Танюшка никак не научится есть манную кашу. Ты ей скажи, что в Москве сугробы из манки, потому тут такое вкусное мороженое.

Не болей! Твой блудный сын".

Такое вот, печально-прекрасное письмо.

- Корсаков действительно талантливый человек.

У него душа талантливая, - сказал я.

- А что этот... Фаворский, да?.. он из попов, что ли?

- Почему?

- Тоже, знаете, сомнительная фамилия!

- Да бросьте вы! Это ж наш лучший график был, лауреат Ленинской премии!

- Лауреат? - изумился Долгов. - И Яшку хвалил?

Так, может, и евонные рисунки тоже чего стоят?.. Ну, не теперь: тогда стоили что-нибудь? - поправился он, заметив что-то в моих глазах. - Вы же видели их?

- Не знаю, как тогда. А концлагерным рисункам, пожалуй, и цены нет.

- Как так нет?

- Грех ими торговать.

- Ишь как оно повернулось! - удивленно произнес он. - Насчет греха это вы зря. Мир начался с торговли, коли Адам продал рай за яблоко, и так с нее и не слез пока. Было б чем, как говорят.

- Так ведь нечем?

- Нечем, - Долгов сокрушенно вздохнул.

Он проводил меня к калитке - опять через парадную дверь, позвал жену, проститься. Она, взглянув на меня с секундной нерешительностью, проговорила вдруг:

- Он не такой как все был, Яша-то.

- Чем?

Татьяна Николаевна пожала слабыми плечами.

- Мне лет пять было, я заболела ангиной, наверно какой-то особенной: врач запретил говорить, больно было. А говорить-то хотелось, я тогда болтунья была, меня все и звали - "трещоткой". Так Яша что придумал:

разговаривать только рисунками. Захотела есть - нарисуй утенка, рот раскрывшего. Или еще что, - тут Татьяна Николаевна улыбнулась, лицо у нее стало совсем молодое и хитрое - по-девчоночьи. - Даже маму заставил рисовать - она еще жива была - и все молча.

Мама в жизни не рисовала, ничегошеньки у ней не получалось! Так смешно было... А он, сам-то, мне целые сказки-истории в рисунках придумывал. Быстро так...

- А куда они потом делись?

- Да он тут же все рвал и карандаш мне протягивал: мол, теперь ты придумывай и свое придумывай, чтоб никуда не подглядывать... Как я теперь понимаю:

фантазию мою расталкивал.

- Фантазию, - прогудел Долгов насмешливо. - Теперь и остались - одни фантазии!

Татьяна Николаевна взглянула на мужа, и глаза ее погасли. Снова вытерев руку о фартук, протянула ее мне.

- Спасибо, что приехали.

Тоскливо-испуганные глаза на усохшем личике. Но

я теперь знал: они и другими могут быть, и улыбнулся.

Все устроится!..

В Краснодар мы прилетели в пятницу утром. Я оставил Долгова в гостинице и пошел разыскивать краевой архив. Пожалел, что не снял пальто. Был парной какойто день, хотя и без солнца. И тепло это после московской, промозглой погодки хмелило. А тут еще и воробьи на деревьях, на Красном, центральном проспекте, ну просто буйствовали, клубились, орали так, что не слышно было машин, скользивших пообочь.

Странно, я не запомнил, какие это были деревья.

Акации? Ветлы?.. Голые ветви их тянулись к высокому небу, стволы стояли просторно, и сам проспект был просторный, легко можно было представить, как мчатся по нему конники лавой.

Екатеринодар...

Архив расположился в старом двухэтажном особнячке с какими-то железными финтифлюшками - по карнизу крыши. И может, специально для того, чтобы еще раз убедить меня в сиюминутности давнего, из-под блеклой извести вычернились допотопной вязи буквы, и "ять" среди них; одно слово можно было угадать:

"гостиница"... Живет ли здесь нужный мне постоялец?

В архиве мне сказали:

- Если кто и поможет вам, так только Анисим Петрович Аргунов, старейший наш хранитель фондов.

Аргунова я нашел в маленькой комнатенке, где сидела еще одна сотрудница, молоденькая девушка.

Тощий, длинный дядька с вислыми усами и набрякшим над ними горбатым носом, он взял мою командировку и не разглядывал ее, а вдруг поднес к носу, со свистом втянув в себя воздух, воскликнул:

- Ах, пахнет-то, пахнет как! - волей.

Девушка за соседним столом засмеялась. И он загудел обиженно:

- Что ж смешного? - потянул носом к ней. - Вот ты - архив. Сразу слышно. Небось, и духи нарочно не пользуешь, а?

- Ой, вы скажете, Анисим Петрович! - она покраснела от возмущения.

- Знаю, не пользуешь, - добродушно басил Аргунов. - Дустик-то любые духи перешибет. Нас всех тут в бочке отмачивать неделю надо.

- Анисим Петрович! - воскликнула девушка и выскочила из комнаты. Он захохотал. А просмеявшись, спросил:

- Значит, Пекарь, говорите?.. Ишь, токарь-пекарь! - и с осуждением покрутил лысеющей головой. - Сидит, значит, в гостинице сынок? Ладно, сам с вами займусь, раз такое дело... Токарь-пекарь!..

Мы прошли через зал с пустыми казенными столиками. В маленьком оконце виден был светофор на углу улицы. Зажегся зеленый свет. Машины рванулись с рыком, вместе с оконцем задрожала кремовая шторочка на шпагате. И будто бы посыпалась известь с аляповатых лепных вензелей на потолке; я подумал, как проживающие в гостинице разглядывали их в пустые вечера. И что-то насторожилось во мне. Уж очень разные тут постояльцы жили.

Следующий зал был весь застроен стеллажами, и на них рядами - папки, папки... Сколько их тут?

Аргунов, словно угадав мои мысли, воскликнул:

- Богатство! А?.. А у нас - и подвал, полный этим добром, да еще один дом - напротив, на нашей же улице, - он скользнул меж стеллажами, свет был тусклый и как бы колыхался от его движений, я едва поспевал за своим провожатым. Он останавливался лишь изредка, выхватывал какую-либо папочку, бегло листал ее, и глаза возбужденно шарили взглядом по страницам.

Внезапно повернулся ко мне и спросил:

- Вы небось, как все, думаете: архив, тлен, пыль бумажная, дустиком пахнет, а?.. А вы прислушайтесь как следует, принюхайтесь! - он опять со свистом втянул носом воздух. - Черта с два! Они живые тут, все живые, по ночам-то, когда мы уходим, ворочаются, небось, шевелятся, кряхтят... Знаете? - он приблизил ко мне лицо и прошептал: - Неспокойно им тут лежать, я думаю: кого только нет!.. Ссор много! - усы его шевелились, он потер крепко обеими ладонями пролысины, как бы успокаивая себя, и утвердил: - Это уж точно: живые, токари-пекари! - заскользил дальше.

"Чокнутый, что ли?.." Но я заставил себя сказать:

- Да вы поэт, Анисим Петрович.

- Бросьте, - пробасил он, невидимый за рядами папок. - Вовсе никакой фантазии в моих словах нет:

одни реалии - регалии, - уж вы поверьте, это один опыт мой говорит... Мне и ваша-то просьба чем понравилась? Сын истоки плоти своей ищет, вот ведь что!

- Почему же плоти? А может, духа?

- Ну, дух-то, кто его знает, какой там был в этом Пекаре. Они и тогда, а сейчас так все поголовно себя большевиками кличут, красными - все! И зеленые, и синие, и фиолетовые в крапинку, - каких тут только не перебывало. Так что насчет духа пока помолчим. А вот плоть-то сынку не дает покоя - это уж точно, и ищетто он живое, а не дух бестелесный. Поэтому и клюнул я на вашу просьбу. Видите: сам пошел искать. - И тут он опять склонился ко мне, зашептал, серые глаза его расширились: - Я редко сюда захожу: уж очень они меня утомляют.

- Кто?

Лицо его сморщилось досадливо, усы скособочились.

- Ну, эти вот, токари-пекари... Мать в каком селе жила, говорите?.. Не то. Все не то... Вот ведь штука-то какая архив: тут годы, расстояния - все спрессовалось.

Бывает, столетие - один камень. В руке поместится!

И бросить можно отсюда куда хочешь, очень даже просто. А потом - фу-у! - и ничего не осталось: сублимация. Словечко-то какое! - удивился он сам себе: - Сублимация: из твердого вещества - сразу пар, минуя жидкость. Вроде как время: вот оно, здесь, и - нету!

Время не течет, это враки, - фу-у, и пар!.. А в Майкопе он не мог бывать? Или, может, от Деникина-то к Черному морю подался?..

Я посмеивался про себя и спросил - так, на всякий случай переиначив его приговорку:

- Пекаря нет, так, может, Токарев есть?

- Какой Токарев? - в голосе его появилась настороженность. Или мне это почудилось?

- Михаил Андреич, например. Он тут работал у вас:

Токарев Михаил Андреевич.

- Ну, он-то давно спрессовался, - опять занасмешничал Аргунов. - Фигура приметная... Знакомец ваш?

- Седьмая вода на киселе. А зачем он тут-то?

- Сейчас посмотрим, - он выдернул, разгладил рукой новую, хотя и изрядно помятую папку. - Вот: материалы следственного дела на Токарева М. А.. начальника управления механизации Краснореченской ГЭС... Заявление Штапова... Показания Ронкина. И немец какой-то пишет: концлагерное подполье. Герои, так сказать, бытия. Токарев - один из руководителей подполья, потому и лежит тут. Запылился бедолага, ф-фу! - он дунул на папку, словно и ее хотел сублимировать.

- Анисим Петрович, позвольте мне это дело взглянуть! Пока вы ищете, так я... Все равно я вам не помощник: вы про этого Пекаря знаете все, что я... Куда там! - больше меня!..

- А жив Токарев-то?

- Жив!

- Я ж говорю: они здесь все живые, все! Держите, - и сунул мне папку, будто недовольный, будто жаль ему было с ней расставаться. Чудак!.. Но мне-то уж не до него было. Опять: поехал за одним, нашел - другое. Нарочитые вроде бы совпаденья. Но я уже знал по опыту: так всегда в журналистском поиске, если он упрям; такие совпаденья, и даже вовсе причудливые - например, будущая встреча Долгова и Панина:

да, и она состоится вскоре - неизбежны. "Предопределение" - всего лишь пристальность внимания, "случайность" - умение не пропустить случай. Предлоги, поводы к действию рассыпаны, как придорожные камни, - не ленись, подбирай.

Начальник отдела кадров строительства Штапов писал:

"Два месяца назад на должность главного механика строительства назначен бывший солдат строительного батальона некто Токарев Михаил Андреевич, 1914 года рождения, место рождения - г. Москва.

Как явствует из своеручных его документов, в 1941 году Токарев, находясь в рядах Красной Армии, в окружении, сжег свой партбилет и добровольно сдался в плен к немцам, будучи офицером. Он спас свою шкуру в лагере, когда другие проливали кровь на фронте. Это было в так называемом концентрационном лагере Зеебад.

Теперь он вместе с дружком по Зеебаду экскаваторщиком Ронкиным С. М.. которого Токарев притащил на строительство, распускает разные провокационные слухи, набивая себе цену: будто бы они организовывали концлагерное подполье, готовили восстание.

Но какое же могло готовиться восстание, если известно, что все заключенные добровольно перед освобождением Зеебада пошли в так называемый "марш смерти", попросту говоря - на убой. И еще вопрос - как и почему они в этом марше выжили, когда другие, большинство, погибли.

Здесь на руководящую должность Токарев М. А..

несмотря на мои многократные протесты, был утвержден лично начальником строительства Пасечным Семеном Нестеровичем. Бывший предатель Родины, потом рядовой солдат, и, как говорится, из грязи - в князи.

Такое возвышение было бы непонятно, если бы не одно обстоятельство, о котором я еще изложу.

Из личного рассказа Токарева М. А. мне известно также, что он заодно с другими военнопленными добровольно становился в упряжку, вместо лошадей, и катал на себе эсэсовских охранников от лагеря до пивной, расположенной в пяти километрах от лагеря. С какой целью он это делал и с кем встречался у пивной, пока охранники пили пиво? Это надо спросить у него. Я думаю, что опускался он до такого раболепства, желая одного - выслужиться перед врагом. Так мог поступать только человек, забывший, как Родина его вскормила, антисоветски настроенный.

Это доказывает и дальнейшее.

Свою деятельность на строительстве Краснореченской ГЭС Токарев М. А. начал с прямого, наглого вредительства: по его приказу были разрезаны автогеном три экскаватора, в результате чего один вышел из строя совершенно.

Между прочим, об этом же написали мне в своем заявлении экскаваторщики Сидоров В. Б. и Щетинин П. С.. но потом неизвестные мне люди напали на меня в кабинете и силой выкрали это заявление, о чем составлен акт медицинской экспертизы (акт прилагаю к настоящему заявлению).

А начальник строительства Пасечный С. Н. опять все это покрыл, потому что совместно с Токаревым М. А.

он совершает другую незаконную махинацию: они организовали на строительстве "черную кассу" - собирают деньги со строителей и расходуют фонды, предназначенные на другие статьи бюджета, производя широкие закупки продовольственных товаров у спекулянтов.

Организуются целые экспедиции по всему краю с автомашиной, а во главе их - все тот же Ронкин С. М..

дружок Токарева М. А.. год рождения 1919, экскаваторщик, место рождения - г. Гомель, тоже бывший военнопленный. Оправдываясь якобы помощью коллективу, эти люди ведут широкое самоснабжение продовольственными товарами, тем самым подрывая государственную карточную систему.

Об этом может подтвердить главный бухгалтер строительства и многие другие товарищи.

Таким образом, в здоровом коллективе гидростроителей образовалась крепко сколоченная шайка махинаторов: рука руку моет.

Но думаю, однако, что начальник строительства Семен Нестерович Пасечный просто введен в заблуждение, по наивности, а глава всему - исключенный из партии Токарев М. А.. который хитро манифестирует разговорами о "пользе людям".

И так как на мои неоднократные замечания и протесты на месте не обращают внимания, я счел своим долгом старого коммуниста с 1937 года доложить обо всем в органы внутренних дел.

Все тайное становится явным. И настало время вскрыть спрятанный на строительстве нарыв.

8 сентября 1948 года

Начальник отдела кадров строительства Краснореченской ГЭС (А. Штапов)"

Заявленьице... Написано давно уж, но и сейчас оно только по первому чтению могло показаться глуповатым. А если вдуматься: слова, будто гвозди, накрепко вбитые. Как расшатать, выдернуть? И что вообще можно ответить Штапову, не уронив себя, своего?

Я быстро перелистал "дело". Показаний самого Токарева не было. Никаких. Одно лишь заявление его:

"В Коаснодарский крайком КПСС от Токарева М. А.

Заявление

Начальник отдела кадров строительства Краснореченской ГЭС Штапов написал на меня, на моих товарищей клеветнический донос. Я не хочу разбираться в его существе: это сделают те, кому такое по штату положено. Но считаю, что поведение Штапова несовместимо ни с его пребыванием в партии, ни с занимаемым им руководящим постом: я требую снять с работы Штапова и выгнать его из партии.

20 сентября 1948 года".

И подпись, размашистая, уверенная.

Он требовал!..

А сбоку - меленькими буквами - чья-то приписка, чернила выцвели: "Свое заявление забрать Токарев М. А. отказался".

Подано оно через двенадцать дней после штаповского. А что же в промежутке?.. Надо читать по порядку.

Первыми лежали листочки, вырванные из ученической тетради, в клеточку, аккуратный почерк - в каждой клеточке одна округлая буква:

"Общеупотребительные в концлагере, жаргонные выражения:

1. "Номер телефона на небе", "визитная карточка" - порядковый номер, который давался каждому заключенному - хефтлингу - по прибытию.

2. "Трупоносы" - особая команда смертников по уборке трупов.

3. "Розарий" - палаточный лагерь для вновь прибывших, в нем всегда свирепствовали всякого рода эпидемии.

4. "Лагерные торжества" - экзекуции. Виды экзекуций: "выдача" (порка) на "козле" (особое приспособление), "танец лягушки" - присесть, вытянуть руки вперед и так прыгать; "саксонское приветствие" - стоять неподвижно у "стены вздохов" со сложенными на затылке руками; "допрос увеселительный" обыкновенное мордобитие, "новая система кормления" - бьют палками по пяткам, по животу; "похристосоваться" - подвесить на столб за кисти рук и т. д.

6. "Конечная станция" - крематорий.

7. "Газировать", "пустить в утиль" - отправить в газовую камеру, в крематорий.

8. "Поющие лошади" - возчики камня в камнеломне, которые на бегу, в упряжке должны петь.

9. "Любовное письмо" - извещение родственникам о смерти хефтлинга.

10. "Кролики" - хефтлинги, над которыми совершались "медицинские" опыты.

11. "Мишень" - "купель", круглая нашивка на куртке, означавшая: "пытался совершить побег". Охранники обязаны стрелять в хефтлинга, отмеченного "кугелем", при малейшем подозрении.

12. "Зеленый ужас" или "Новая Европа" - баланда из прошлогодних капустных листьев, собранных на огороде.

13. "Райские птички" - еврейки.

14. "Лагерный коллапс" - отчаяние.

15. "Мусульмане", "кандидаты в рай" - доходяги, ради еды способные на все.

16. "Созревший" - заподозренный в подготовке к побегу.

17. "Небесные шуты" - толкователи библии (религиозные сектанты).

18. Популярные лозунги: "свобода есть покорность закону", "время средство приближения смерти", "выход на волю - только через трубу крематория", "разрешено только то, что приказано".

19. "Гитлерштрассе" - дорожка, выстриженная в волосах ото лба к затылку.

20. "Дом отдыха" - крематорий..."

Список был длинный, но я не мог дочитать его до конца: он мне вдруг показался циничным.

Кому и зачем потребовалось его составлять? Главное - зачем?!. Это же не просто констатация преступлений, зверств и не пренебрежение смертью, нет: тут был еще и привкус безысходности и как бы позиция "надо всем", сторонняя позиция и уже потому жестокая.

"Жестокая? - переспросил я себя. - Но что я знаю о жестокости, о той жестокости?.. Привкус безысходности? Но и юмора - тоже?

Есть вещи, над которыми нельзя смеяться... А почему же нельзя?.. Но зачем словарь здесь, в этой папке?..

Кто его составил?"

Следующей в папке была подшита вырезка из какойто немецкой газеты и тут же - рукописный перевод.

Почерк - тот же. "Аккуратист!" - уже с неприязнью подумал я.

Подсел Анисим Петрович, хранитель архива, усталый.

Проговорил:

- И дался вам этот Пекарь!.. Столько интересного у нас в папочках, уже раскопанного, но широкой публике неизвестного... Хотите про Ермолова, генерала, про связь его с декабристами, - любопытнейший документик! Они ведь ему роль свадебного генерала готовили: чтоб после восстания во временном триумвирате править от их имени, до утверждения конституции.

А он - не свадебный человек, совсем не такой! Он ведь здесь служил, у нас... Так вот, есть документик:

Ермолов сам - не противник цареубийства, хотел действовать, но его отговаривали. Уникальный документ!..

Глаза его хищно поблескивали. Было в них плотоядное что-то.

Я сказал как можно мягче:

- Анисим Петрович, позвольте, я пока с этим делом познакомлюсь. Это мне интересно.

Огонек в его глазах на мгновенье погас.

- Как хотите... А то вот еще! - про братьев Дубининых. Три брата, крепостные, - заговорил он быстро, - изобрели керосин. За полета лет до всяких там крекингов! Им и медаль в честь этого дали. Но и только-то!..

Займитесь - не пожалеете: это всегда модно. Умерли Дубинины в нищете, в безвестности. Да что там! - до сих пор о них почти никто ничего не знает. А это же слава русская: безграмотные крепостные опередили западноевропейских знаменитых ученых! Одержимые, особенно один из них Василий, самородок... Хотите? У нас про них - целая папка.

От него, и правда, пахло дустом терпко, назойливо.

Я отодвинулся молча вместе со стулом и с подчеркнутой бережностью перелистнул страничку в своей папке.

Стал читать.

"Русские товарищи во главе с лейтенантом Михаилом Токаревым, который был членом интернационального подпольного штаба и руководил в нем военным сектором, настаивали на немедленном вооруженном восстании. Нам стоило больших трудов отговорить их от преждевременного выступления.

Но, конечно, и они понимали, что у нас, немецких коммунистов, более широкие и давние связи с местным населением, поэтому мы могли располагать самыми точными сведениями об окружающей обстановке. Сведения эти приходили из команд, работающих в филиалах Зеебада, в разных городах, поблизости от побережья Балтийского моря, и от вольнонаемных мастеров на оружейном заводе "Густловверке", который обслуживала специальная команда хефтлингов, и из лагерной комендатуры, в которой тоже работали наши товарищи.

Стало известно: Западный фронт замер в двухстах пятидесяти километрах от Зеебада. Дальше американцы почему-то не продвигались. А поблизости, всего в пятнадцати километрах от лагеря, расположились две дивизии "СС" с приданной им танковой частью.

Возможно, они были пригнаны специально для того, чтобы уничтожить всех узников Зеебада. Но возможно, и для других целей. Точных сведений у нас не было.

Поднимать в таких условиях восстание было равносильно самоубийству.

4 апреля через чехов, работавших писарями в шрайбштубе, стало известно: пришло распоряжение назавтра отправить из лагеря в неизвестном направлении транспорт в 700 человек.

Опять было собрано срочное заседание подпольного штаба. Снова Михаил Токарев доказывал, что нечего ждать, пока нас уничтожат мелкими группами, надо действовать.

Но и сейчас штаб счел вооруженное выступление преждевременным.

Постановили: всеми возможными средствами выяснить дальнейшую судьбу готовившегося к отправке транспорта. Мы понимали: эти семьсот человек, семьсот наших товарищей, вполне вероятно, тем самым будут принесены в жертву. Но надеялись, пусть даже ценой этой жертвы, спасти если не все четырнадцать тысяч хефтлингов, заключенных в то время в Зеебаде, то хотя бы большую часть их.

Точно никто ничего не знал. Но было известно, что комендант лагеря Штоль пронюхал о готовящемся восстании и принял меры, в свою очередь: на вышках вокруг лагеря были установлены дополнительные пулеметы, один из прожекторов был направлен в сторону казарм, в которых расположились эсэсовские дивизии, чтобы поддерживать с ними связь с помощью световой сигнализации, если вдруг выйдет из строя телефон.

Штаб счел целесообразным перед самой отправкой транспорта, в воскресенье, провести смотр готовности к вооруженному выступлению двух ударных батальонов, сформированных русскими товарищами, в основном из военнопленных бойцов Советской Армии. Эти ударные батальоны были организованы из троек, в каждой из которых в целях конспирации узники знали только друг друга. Командирам двух троек был известен командир отделения, командирам трех отделений - командир взвода и т. д.

Решили: в воскресенье, в одиннадцать часов, во время общего "променада" командиры троек должны по очереди вывести своих бойцов на угол центральной улицы лагеря и аппельплаца и, сделав там поворот, как бы прогуливаясь, уйти обратно в свой барак. Члены штаба должны были принимать этот "парад", стоя в назначенных им местах.

Еще раз был уточнен порядок действий ударных батальонов русских военнопленных и других подразделений узников всех стран на случай общей эвакуации лагеря и на тот случай, если эсэсовцы попытаются приступить к уничтожению хефтлингов непосредственно в Зеебаде.

При первом варианте решено было объявить поначалу забастовку и не выходить из своих бараков, выжидая дальнейших действий охраны.

При втором - Токарев должен был дать сигнал к вооруженному выступлению.

Однако жизнь распорядилась по-своему, события приняли совершенно непредвиденный характер.

Стало известно об акции графа Бернадотта, договорившегося с фашистскими главарями об освобождении и отправке на родину через общество Красный Крест всех норвежцев и шведов.

Они покинули лагерь 10 апреля.

Охране удалось разъединить и остальные наши силы, благодаря чему впоследствии хефтлингам Зеебада пришлось выйти на трагически известную "тотенвег" - Дорогу смерти..."

На этом перевод обрывался. В конце его чернилами, другой рукой была сделана пометка: "Из статьи руководителя интернационального штаба подпольщиков Зеебада, члена ЦК немецкой компартии Вальтера Винера, присланной В. Е. Панину".

Анисим Петрович, сидя рядом со мной, тоскливо зздыхал. Я не произносил ни слова. Наконец он заговорил сам:

- Ладно, пойду искать дальше вашего Пекаря...

Встал. Но не ушел. Раскачивался надо мной. И кажется, длинные усы его шелестели на ветру, который чувствовал он один.

- Исчезают людишки, - сказал Анисим Петрович, как бы раздумывая. - Я понимаю: мелкие, а также давние должны исчезать. Но все равно обидно, когда на гвоих-то глазах, из твоих рук даже - ф-фу! - и нету!..

Вот и на Пекаря вашего у меня почему-то мало надежды. Тоже, наверно, того...

И вдруг спросил быстро, как бы рассчитывая сбить меня с толку внезапностью вопроса:

- Значит, Дубининых не хотите взять?

Я думал совсем о другом.

- Каких Дубининых?

- Ну как же! Я рассказывал: керосинщики, крепостные! Дубинины! Василий - самородок...

- А-а!.. Нет. Не с руки.

- Жаль... А то ведь и они, - он наклонился ко мне, прошептал: исчезнуть могут.

- Как это?

- А кто их знает!.. У них ведь характер-то при жизни строптивый был. Очень даже просто им исчезнуть... Да вы на меня не смотрите так! Думаете, псих? - он вздохнул. - Многие так думают, а не понимают: у нас же хозяйство на руках, многоотраслевое - кого только нет! И каждого к делу пристроить надо. И своевременно. А то... Да что уж! - Он, кажется, обиделся и говорил теперь в нос. - И вы небось скажете: каждому свое...

Я вспомнил: такая надпись была на воротах Бухенвальда - "каждому свое". И перебил его:

- Нет, я так не думаю.

Он махнул рукой пренебрежительно.

- Ну, тогда иное на уме, за этим и приехали: мол, Долгов-то ваш в гостинице сидит, - значит, и Пекарь жив, не исчез, - думали так? Ну, скажите, думали?

- Не совсем так, но...

- Вот! - он торжествовал, - Многие так думают:

мол, продолжение наше - в детях, А это - чепуха!

Нету у человека продолжения! С каждым исчезает свой мир, своя вселенная, планеты, системы, звезды, галактики - все особенное. И у детей - иные притяжения, земные и неземные. У вас дети есть?

Моя дочь умерла в прошлом году. Ей было шесть лет. И я ответил:

- Нет. Детей нет.

- Тогда вы не можете понять этого, но уж поверьте мне: дети по своим орбитам ходят, своим галактикам.

- Отчего же не могу?.. Вы правы.

- В том-то весь и ужас, что прав! Если уж исчезает человек, то бесследно.

- А разве прошлые и нынешние орбиты не пересекаются?

- Вот! - воскликнул он, и глаза его заблестели снова. - О том и речь! Пересекаются!.. Но пока - слишком уж случайны пересечения, не отлажено у нас это взаимодействие. И мы, работники архивов, не стоим у руля. А отладить надобно! Ох как надобно! Чтоб ничто не исчезало и не появлялось случайно. Историческая, так сказать, селекция. Нет! Не искусственная селекция! - он возмутился, заметив, должно быть, мое удивление. - Без того, чтоб папочки какие-то кастрировать, - такое тоже бывало, но я против этого, против!..

И даже не отбор: ничего искусственного, ничего от меня лично или от вас - все равно! Ничего субъективного! А нужно пристальное наблюдение: кто с кем пересекается и когда. Вы понимаете меня? Наблюдатели нам нужны, пристальные и терпеливые. А где их взять?.. Ведь архив - это все равно что память человеческая: в нем только по видимости всякая единица хранения стоит на полочке вроде бы сама по себе, ну, как товар в магазинном складе или книга в библиотеке.

А на самом-то деле все они перевязаны друг с дружкой в сложных системах. Вот и надо углядеть системы эти. Только тогда ничто не станет случайным. Вы понимаете?.. Но кто углядывать-то будет? - спросил он и, махнув рукой, пошел к двери в хранилище. Уже на пороге стоя, обернулся, спросил горестно: - Девчонки, что ли, наши? Вертихвостки эти?.. Пусть они даже по пять институтов поокончают, но разве можно им доверить такое дело? Историческое!.. А им только о нынешних запахах думать, сиюминутных, - он со свистом втянул носом воздух. - Вот! Дуст им, видите ли, не нравится, потому что ему с духами пересечься нельзя, - тупик, видите ли!.. Этак все сублимируется, с ними-то.

Все в пар уйдет!..

- А все-таки вы - поэт, - сказал я.

Он усмехнулся.

- Эту, извините, пошлость я слышал множество раз... Но поэту в архиве делать нечего. Нету уважения к нашему делу, вот что. Нету почтительного удивления и внимания. Здесь! - Анисим Петрович театрально простер руку к распахнутой двери. - Здесь остановилось мгновение! Прекрасное, а также не прекрасное. Венки и тернии. Кровь и слезы - и улыбки. Сдерни шапку с головы, всяк сюда входящий! И внимай...

Очередная дружная свора машин на улице, жадно взревев, бросилась к зеленому светофору. Запрыгали занавески на окнах, в мелкой дрожи злобно застучали ножками об пол голые, такие неуютные столы, крытые дерматином.

Анисим Петрович опять обреченно махнул рукой и, опустив усы, плечи, проговорил устало:

- Ладно... Что уж!..

Вышел бесшумно.

Я взглянул на часы. Скоро конец рабочему дню.

Надо успеть дочитать "дело" Токарева.

Была подшита справка - заключение медицинской экспертизы:

"...На мягких частях тела тов. Штапова А. Е. обнаружены синяки в виде продольных и поперечных полос, - явные следы побоев, наносившихся, возможно, ружейным шомполом или розгами. Судя по внешнему виду синяков, экзекуция была произведена два или три дня назад, 5 или 6 сентября".

Число, подпись врача и печать.

Протокол допроса Ронкина С. М.

"О темной, устроенной Штапсву А. Е.. первый раз слышу, ничего о ней не знаю. Видел только, что Штапов вместе с экскаваторщиками Сидоровым В. и Щетининым П. выпивал в городе, в самшитовой роще. Кажется, было это числа 5 сентября.

Что касается экспедиций моих по краю, закупок продовольствия в колхозах, делались они согласно приказам начальника строительства тов, Пасечного, 8 подпольной организации концлагеря Зеебад я был мелкой сошкой, входил в одну из троек ударного батальона, который должен был начать восстание узников.

Почему это восстание не было поднято, точно сказать не могу. Во всяком случае, не по вине наших военнопленных, которые готовы были выступить в любую минуту, хотя и не было у нас почти никакого вооружения.

Знаю, что в последние дни перед ликвидацией лагеря Михаил Токарев и некоторые другие наши товарищи были жестоко избиты в комендатуре и брошены в карцер.

Но думаю, даже не это было причиной срыва восстания. По лагерю ходили упорные слухи, что невдалеке стоят эсэсовские части и танки, готовые выступить по первому сигналу коменданта Штоля. Поэтому эвакуацию лагеря многие узники восприняли как спасение или во всяком случае - отсрочку смерти.

У меня сохранилась листовка, выпущенная подпольным комитетом в те дни. Прилагаю ее.

Что означает номер, поставленный на листовке, сказать не могу.

С моих слов записано верно".

Подпись Ронкина, какая-то нетвердая.

Лагерная листовка - выцветший, выкрошившийся на сгибах листок серой и когда-то плотной бумаги; буквы на нем мелкие, неровные, но не написанные от руки, а как бы нанесенные резиновой печаткой. Кое-где буквы эти стерлись, и не все слова можно прочесть, но они легко угадывались по смыслу слов соседних:

"Товарищи! В эти последние дни существования проклятого лагеря как никогда требуется наша сплоченность. Американская армия в двухстах километрах от Зеебада. Советские войска ведут бои с фашистами на юго-востоке.

Близится час нашей мести! Живые или мертвые, мы будем отомщены.

От всех нас требуется одно - железная дисциплина.

Не поддаваться на возможные провокации, не ввязываться в мелкие стычки на территории лагеря. Ждать сигнала к общему выступлению, который будет дан в необходимый час.

Мужество и дисциплина - вот что мы противопоставим врагу".

Листовка была подклеена на другой, чистый лист.

Пальцы как бы ощущали ее весомость, В самом низу листовки стоял номер круглые, совсем уж крохотные цифирки: 0357628.

Запись, должно быть, следователя, - уверенный, небрежный почерк:

"Токарев М. А. от показаний отказался. Попросил лишь выяснить смысл номера, указанного в листовке.

Вел себя вызывающе. Передал также следствию частное письмо, направленное ему неким старшим лейтенантом, по словам Токарева, служившим в особом отделе дивизии, освободившей Зеебад. Фамилию старшего лейтенанта Токарев не помнит, подпись под письмом неразборчива".

Письмо старшего лейтенанта:

"Здравствуйте, дорогой Михаил Андреевич!

О том, что вы живы-здоровы, я узнал из курортной газеты. Но, к сожалению, на строительстве Краснореченской ГЭС, куда дважды выбирался из санатория, Вас не застал. Подходит к концу срок моей путевки.

Я - тот самый старший лейтенант, который догнал на танке вашу колонну узников Зеебада близ Нойедорфа. Помните? Боюсь, что забыли.

А я-то думаю о дальнейшей судьбе заключенных Зеебада постоянно и вдруг в курортной газете встречаю Ваше имя, проверяю: по всем рассказам - точно, Вы!

Вы не представляете, как это ошеломило меня. Может быть, чувства свои сравню только с теми, которые испытал в памятный майский день, когда заметил вдоль дороги несколько трупов в полосатой одежде, догадался сразу, что впереди движется колонна заключенных, и, приказав дать максимальный ход, все-таки настиг вас, еще живых, в овражке, в ложбине близ Нойедорфа.

Помните?.. Вас-то я припомнил хорошо - по вашему лицу, которое меня поразило, и рассказу вашему о гибели Доменика Трощинского. Помню, как товарищи вели вас под руки, совершенно обессиленного, а в лице Вашем меня удивил его цвет. Я тогда не понял, чем. Но сейчас могу определить. Дело в том, что сейчас я - студент-заочник филологического факультета в университете, увлекаюсь всякими древностями, и приходилось иметь дело со старыми рукописями. Так вот, у Вашего лица был цвет древнего пергамента и одновременно - белый. Не знаю, как могли сочетаться эти взаимоисключающие оттенки, но именно это меня и поразило.

Первым делом я бросился искать охрану, чтобы она не успела удрать. Танк выдвинулся на дальнюю окраину Нойедорфа. Ваши товарищи быстро нашли их. Это оказались 25 эсэсовцев из охранной дивизии "Мертвая голова" - "Тоттен копф", причем половина из них - предатели, власовцы и бандеровцы.

Здесь я оказался в трудном положении: наши подразделения еще не подошли, а со мной на танке, кроме экипажа, было только два или три солдата. Как держать под наблюдением этих проклятых эсэсовцев? Еще труднее - везти их дальше.

Мои ребята оборудовали огромную колымагу, где разместились эти головорезы, чуть не навалом. И запрягли в нее пятерку лошадей. Так - под дулом танка - мы и тронулись в путь. Меня удивила молчаливая трусость этих отпетых людей. Никто даже не попытался бежать или что-то оспорить. Лежали в куче молча и даже друг на друга боялись взглянуть. Эту картину вы, очевидно, видели на другой день, утром, когда я обогнал вашу колонну, - вы уже шли в тыл. Было вас восемьсот человек.

В дальнейшем мне снова не повезло: вместо расположения своей бригады, по ошибке, я выехал с колымагой за передовую линию. Немцы открыли беглый огонь по моему танку из крупнокалиберной артиллерии. В результате я был ранен в руку. Пострадали и два эсэсовца.

Кое-как добрались к своим. Если вы помните, я с собой забрал тогда и ленинградца-художника Корсакова, так как на него были большие подозрения.

Простите, что пишу так подробно и бессвязно: я очень взволнован сейчас и хочу привести как можно больше деталей, чтоб вы вспомнили меня.

Да! У меня же есть примета - большой полукруглый шрам на верхней части лба. Помните? - вечером ваши подпольщики, и вы в том числе, позвали меня на ужин. И если я снимал головной убор, то Вы могли заметить этот шрам. Правда, в доме было темно.

Помню, как вы все расположились в деревне, где были освобождены. И несмотря на предупреждения принимать пищу маленькими дозами, вечером, когда я обходил дома, оказалось, что некоторые товарищи нарушили эти указания и сильно заболели. Хорошо, что в деревне оказался какой-то польский врач (или фельдшер) с богатой аптекой, которому я предложил оказать немедленную помощь больным.

Помню, как утром Вас вели под руки в колонне, а некоторых других несли, - никто не захотел остаться в деревне, боясь случайностей.

У меня даже сохранилась немецкая карта того района, где происходили события. На ней обозначен и лагерь Зеебад, в лесу, невдалеке от берега моря.

О себе писать особенно нечего. В войну потерял почти всех родных. Сейчас живу один. Побаливаю и даже хожу с палкой, но работаю учителем в школе и продолжаю учиться. Не хочется преждевременно выходить из строя.

Для большей достоверности, чтоб вы не сомневались, посылаю Вам свою фотографию. Она сделана как раз в 1945 году, в Лейпциге.

В свою очередь надеюсь, что Вы мне пришлете письмо, а может быть, и фотокарточку.

Желаю Вам трудиться успешно и счастливо жить в нынешней мирной жизни.

Кажется, письмо получилось очень длинное, простите. С уважением!"

Подпись - действительно, затейливая. Первая буква - явно "М", а дальше - круглые закорючки. О Корсакове больше ни слова, хотя этот старший лейтенант, если он, правда, из особого отдела, мог узнать о нем больше, чем кто-либо. И приписка: "Адрес мой на конверте, а если сумеете выбрать время до 12. VI. 1948, разыщите меня в санатории "Горный воздух". Буду рад вас увидеть". Попробуй теперь разыщи!.. Ни конверта, ни фотографии: одна эта буква "М" вместо фамилии.

Следующим в деле было письмо, написанное по-немецки и сколотое с запиской следователя:

"На наш запрос Вальтер Винер, ныне - шеф-редактор лейпцигской вечерней газеты, ответил, что происхождение и смысл номера, проставленного на листовке - 0357628, - ему неизвестны. Как он припоминает, этот же номер стоял на многих листовках, в том числе, выпущенных на немецком языке. Другие знакомые ему бывшие заключенные Зеебада по этому вопросу тоже ничего сказать не могли".

А дальше шло заявление, написанное теми же круглыми, аккуратными буковками, что и перевод рукописи Вальтера Винера и словарь жаргона хефтлингов:

"Лагерные листовки вырезались ножом на резиновой подошве башмака ленинградским художником-гравером Яковом Корсаковым и затем печатались краской, а то и кремом для обуви, - когда чем придется.

0357628 - номер партийного билета Токарева М. А..

который он сжег перед тем, как попасть в плен. В лагере о том, что это - номер сожженного партийного билета, знали только Токарев и я, как составитель некоторых листовок.

Я не пояснил сего обстоятельства сразу, потому что вопроса о нем мне задано не было".

И подпись - В. Панин.

Так вот кто был составителем словаря!.. И это издевательское словечко "сего" (!) обстоятельства...

Панинское заявление было последним документом, подшитым в папке. Не оказалось даже заключения следователя, его выводов, не было перечня документов, обычного в таких случаях, непонятным осталось, был ли дан какой-то дальнейший ход делу, или на том все и кончилось... Такое впечатление, что какие-то листки из папки исчезли. Или действительно, как выразился Анисим Петрович, "кастрировали папочку"?..

Я опять перелистал ее. В глаза бросились аккуратные панинские записки: "выход на волю - только через трубу крематория"... "похристосоваться" подвесить на столб за кисти рук"... "Всякая перемена - к худшему..."

Лучше не перечитывать.

И тут у меня вроде бы нелепая мыслишка мелькнула: может, на то и рассчитывал Панин, когда отдавал следователю этот словарик?.. Чтоб не хотелось его перечитывать? Следователю?.. Чтоб вызвать его отталкивание? Не важно как, но чтоб зацепило за живое, - в этом смысл? Чтоб хотя бы на мгновение представить себе - не просто представить, не умозрительно понять, а почувствовать - абсолютную несоразмерность этических норм, правил, привычек обычных и лагерных?

Что ж, возможно, был в этом какой-то резон, если следователь попался умный. А если - нет?..

С Анисимом Петровичем мы простились, когда он закрывал на ключ главное здание архива. Ничего о Степане Пекаре ему найти не удалось, Но он намеревался утром порыться еще в хранилище, расположенном в другом здании, в каком-то подвале.

Помню, он жаловался на сырость в этом подвале и, между прочим, сказал:

- Сырость документ изнутри точит: бумага рыхлеет, и уж лучше тогда ее не сушить - погибнет... Впрочем, ведь и люди так же. Вот хоть и этот Штапов, заявленьице которого вы читали: лишь однажды за ушко его взяли да на солнышко - и всё, погиб человек.

- Так вы его знаете?

Он брезгливо поморщился.

- Пересекались. Не только в архиве.

- А что с ним стало?

Проходившие мимо нас люди оглядывались на Анисима Петровича. Должно быть, и их удивляла внешность его: высокий рост и худоба, и редкостные эти его усы, и волосы, длинные, гладко зачесанные назад - острым клином между пролысинами, - во всем облике его была какая-то одержимость, что ли... Я не могу подобрать другого слова, но и это мне кажется неточным. Не одержимость, а может быть, иное: будто однажды его пытались согнуть, и вот плечи-то остались чуть сгорбленными, но и всего лишь, дальше уж не согнуть ничем - он высох как-то неистово; теперь, если и можно взять его, то на внезапный только излом, насмерть, не иначе. И это бросалось в глаза.

А говорил он сейчас вразвалку, устал, должно быть:

- Да как вам сказать... С одной стороны, вроде ничего особенного и не стало с ним: жив до сих пор Штапов и даже чем-то там руководит. Комендантом он в пионерском лагере. Летом - комендантом, а зимой, сейчас вот, когда сезон кончается - еще и сторожем.

Недалеко от Смирненской - слышали станцию?.. Вот там, на морском бреге, в дивно-прекрасном месте. Так что ничего особенного с ним не произошло... А с другой стороны, ведь как посмотреть! К такой карьере он себя готовил, к такому броску! И так бесславно кончил... Ну, извините, мне пора, - он протянул руку и шепотком, как своему, добавил: - Они ведь меня и дома ждут.

- Кто?

Лицо его опять стало асимметричным, - так ему досадно было мое непонимание!

- Ну как же! Токари-пекари, они... Хоть и не положено домой их носить, но вечера длинные, тихие, - после дневных-то метелей самое время заносы расчищать. Хоть все никогда не расчистить, но кое-что...

Вот так. Еще раз прошу извинить! До завтрашнего утра.

Я еще посмотрел ему вслед с тоскою, - обычное при таких случайных, коротких встречах чувство: не узнал я его и, наверное, не очень-то понял и лучше теперь уж не узнаю, больше, глядишь, не увижу... Если бы можно было собрать вместе в какой-нибудь особой стране или хоть городе всех таких вот чудаков, встреченных мною, и тех, которых еще предстоит встретить, - всех вместе! И жить среди них. А иным в эту страну ход закрыть. Как бы прекрасна была жизнь в ней! Сложна и прекрасна.

Он уходил по бульвару, высокий, чуть не касаясь головой голых ветвей акаций, - все-таки это были акации! - и прямо над ним щебетали яростно воробьи, к вечеру они еще слышнее стали, нахальней, прыгали близ самых ног людских и на нижних ветвях - везде.

Было и еще много других прохожих на бульваре, но даже в толпе Анисим Петрович выглядел почему-то одиноко.

А может, мне так всего лишь казалось. Хорошо бы, коль так.

Я подумал: должно быть, мне и потому еще такая мысль могла прийти, что очень уж беззащитным выглядел Токарев по этому "делу" своему, несмотря на то, что все его материалы противостояли штаповскому доносу. Как ни ряди, а если не отвергнуть самую суть доноса, обвинения Штапова оставались непоколебленными. Вообще многое было неясным, ежели оставаться на точке зрения штаповской.

Почему все-таки не было поднято восстание? Почему позволили узники разбить их организацию? Значит, чтото не предусмотрели их руководители и в том числе Токарев? Прежде всего - Токарев, потому что он и был главным ответственным за подготовку к восстанию.

О разрезанных автогеном экскаваторах в деле больше ни слова не было, даже - в заявлении Ронкина. Что это все же означало?

И закупки продовольствия... Действительно, у спекулянтов? Во всяком случае - "левые" продукты были:

сорок восьмой год, ведь не в коммерческие магазины снаряжались экспедиции с машиной. И пусть делалось это по приказу Пасечного - все равно Токарев, Ронкин участвовали в беззаконии? Пусть были не инициаторами - соучастниками, так?.. Можно ли хоть чем-то оправдать эту их авантюру? да, такое словечко будет уместней - "авантюру", потому что конечно же не "самоснабжением" они занимались, как пишет Штапов, не для себя добывали продукты. Только этим и можно объяснить, что уж очень открыто, не сторожась совсем, судя по материалам дела, вели себя Пасечный, Токарев, Ронкин. Все-таки что же это за "черная касса" была?

Но с нею, я думаю, следователю разобраться не трудно было. А вот последние концлагерные деньки!..

Особист догнал на танке колонну хефтлингов в восемьсот человек. А было их, как пишет Винер, в конце апреля четырнадцать тысяч. Что же все остальные, неужели погибли? Все?!. О какой тогда бессмысленности восстания можно говорить? Чем случившийся "марш смерти" лучше самоубийства?

И еще неясно: если Токарева перед тем пытали и бросили в карцер, как он мог выбраться оттуда? Не просто выбраться - выжить, хотя можно представить, каково ему было после пыток отмеривать в колонне километр за километром. Тринадцать тысяч человек куда более здоровых, сильных, чем он в те дни, погибли, а он выжил.

И как бывший лейтенант Токарев оказался солдатом стройбата? Почему?

Не стал давать следователю вообще какие-либо показания...

Я вспомнил, как оскорбил Ронкина похожий вопрос мой, заданный невзначай: почему вы остались жить?..

А разве для Токарева все это следствие было менее унизительным, неправомерным?

Но ведь на карту ставилась вся будущая жизнь его - до эмоций ли тут! Он мог многое разъяснить лучше, чем кто бы то ни было, только он.

А потребовал Токарев лишь единственного: выяснить, почему на листовках печатался тот, а не иной номер. Что, собственно, это доказывает?.. Что был он участником, руководителем подполья? Это никто и не отрицал. Мол, помнил о партбилете своем и даже там...

Опять - эмоции.

Нет, если оставаться на точке зрения Штапова, если пользоваться его логикой, материалы дела содержали в себе больше вопросов, чем ответов.

Тогда почему же было прекращено следствие?..

Опять - загадка.

Видимо, не последнюю роль сыграл тут Пасечный.

Что он за человек?.. Во всяком случае, ясно одно: быть начальником такого строительства - в те годы особенно - значило иметь немалые связи. И не только в Краснодарском крае.

Так что же, элементарный нажим сверху, потому что Пасечному было невыгодно это разбирательство, - только поэтому и прекратили его, оборвав в самом начале?.. Только-то и всего?..

Я спрашивал себя, не решаясь ответить утвердительно на этот вроде бы даже очевидный вопрос, - что-то сопротивлялось во мне отчаянно и тоскливо.

Я стал снова перебирать в памяти все, что было в архивной, помятой папке, и наши разговоры с Анисимом Петровичем... О какой-то упряжке пишет Штапов, в которую Токарев вставал добровольно, чтобы везти к пивной эсэсовцев. Тоже странная история... На такое унижение Токарев пошел добровольно? Какая была в том нужда? Не прихоть - великая нужда, не иначе...

Остались ли свидетели этому? Никто больше об упряжке - ни слова: ни Ронкин, ни Панин, - значит, ничего не знали об этом? Несомненно, так.

И вот что еще: Панин, Ронкин и, пожалуй, Винер - все они друзья Токарева. А главное даже не в этом:

все они выжили - вот что! А что написали бы остальные тринадцать тысяч двести человек - те, кто погиб?..

Что бы они написали следователю?

Да-да, вот эта фраза в рукописи Винера, - она выказывает себя, должно быть, против воли автора: "вполне вероятно, тем самым семьсот человек, семьсот наших товарищей будут принесены в жертву..."

Семьсот человек!.. Почти столько, сколько спаслось впоследствии. И вот так спокойно можно было оценить и принести в жертву их жизнь?.. Бред! На каких весах можно взвесить эти семьсот жизней или даже одну из них? Кто имел право жертвовать ими, ничего, должно быть, даже не знавшими о том, что они принесены в жертву. Кто мог дать такое право?

Но тут я одернул себя: семьсот отправили неизвестно куда, восемьсот спаслось после "марша смерти", - дескать, подумаешь, сотня человек. С экой легкостью отмахнулся я от этой сотни! Привыкли мы все к цифрам астрономическим. Что я знаю об этих ста? Токарев был среди них, Ронкин, Панин - тоже? Наверно. Разве этого мало?

С Корсаковым какая-то путаница: Ронкин говорил, что он остался в лагере, а особист этот, старший лейтенант, пишет, что "забрал" и его с собой, "так как на него были большие подозрения". Откуда, как забрал?

Вместе с эсэсовцами?

У меня голова кругом шла от всех этих вопросов.

И в ней волчками жужжали в голове фразочки Анисима Петровича:

"Нету у человека продолжения..." "В том-то весь ужас, что прав я!.." "У вас дети есть?.."

Я же солгал ему, солгал! У меня есть дочь: пусть для других она умерла, - для меня-то она жива и всегда будет жива, не исчезнет бесследно. Маленький человечек, по имени Наташа, - для меня она, увы, жива.

Увы?.. Нет, даже сейчас для меня в этом - не только горе.

Не о том ли говорил Анисим Петрович? "Исчезнуть бесследно" или "не иметь продолжения" - разные вещи!

Впрочем, о чем я толкую! Для нее-то, для Наташки - какая тут разница! И какая разница тем тринадцати тысячам двумстам погибшим, почему и как остались живы восемьсот остальных!

Опять я вернулся на круги своя: почему остались живыми?..

И тут все во мне возмутилось: во всяком случае, не Штапову задавать этот вопрос! Тогда у него правомерно спросить: двадцать миллионов человек погибло в нашей стране в войну, а почему ты, Штапов, не оказался в их числе? Уж лучше бы тебе сгинуть, чем многим-многим другим!..

"Стоп! - сказал я сам себе. - Тут не резон - твои симпатии и антипатии. И вообще у тебя слишком мало фактов, чтобы о чем-то судить в этом деле... Симпатии? А последний-то разговор в кабинете Токарева помнишь?.. "Люди могут стать чем угодно, уж это я точно знаю..." И показал, как надо вылепливать людей. "Но люди - не глина..." И уж больше не встал, даже руки не подал на прощанье. Оскорбился?.. Нет. Должно быть, просто перестал играть... Ох уж игрок! Позёр!.. Игрок?..

Стоп! - опять приказал я себе. - Иначе ты совсем запутаешься... Надо ждать. Ждать? Чего?.."

Уже темнело. Приблизилось небо. Облака набежали, и стало душно. Сыро и душно.

Я стоял перед гостиницей, длинные ряды одинаково подслеповатых окон. За одним из них ждет меня Долгов, сын потерявшегося без следа отца.

Но, оказывается, он не очень-то ждал меня.

В номере, который дали нам, на полу стоял ящик с пивными бутылками, наполовину уже порожний. Батарея бутылок, в которых желтели лохмотья пены, высилась на столе. Когда я вошел, Долгов лежал на кровати, рубаха выпущена из штанов. Присел, качнувшись, заговорил:

- А, хозяин!.. Наконец!.. А я - того... заряжаю аккумуляторы, присоединяйся, давай! - и уже взял стакан, чтобы мне налить. Я отказывался, а он твердил чтото невнятное о духоте и безделье.

Я прошел к окну, открыл его, откинув тяжелые, пыльные на ощупь портьеры. Отсюда, сверху было видно, как в ветвях деревьев скользит, оседая, туман.

- Ну, что нашел, хозяин? - спросил Долгов и юркнул глазами - на меня и тут же - в бок, к стакану.

Лицо его, рыхлое, мясистое, оплыло, и глаза на нем стали совсем крохотными и как бы случайными.

Это его неожиданное обращение на "ты" и словечко "хозяин" коробили, но оборвать его я постеснялся:

все ж таки старше меня, да и ничего не могу я сказать ему в утешение.

- Пока пусто. - -Наверно, ответ мой прозвучал виновато.

Долгов спросил требовательно:

- Сам искал?

- Нет. Но там есть толковый хранитель. Он взялся.

А я другим делом был занят.

- Это каким же другим? - Он не просто ревновал, а уже виноватил.

Я пожал плечами. Стоял, смотрел.

- Значит, день впустую, - заключил Долгов. - Да ты пей пиво-то, пей!.. А скажи, хозяин, какие у вас заработки, у журналистов, - я тут лежал и все прикидывал: какие?..

- Зарплата моя - сто пятьдесят.

- Не густо... А гонорары? - будто спохватился Долгов. - Гонорары гребешь?.. Нет, вот скажи, ты не смейся, скажи: вот за мою статью, ну, о моем отце, обо мне - ты что получишь, а?

- Выговор с занесением в личное дело, - ответил я, еще не подозревая, что именно тем оно все и кончится. Подумал только: "Пожалуй, точно: не в пиве дело, оно лишь язык развязало. Он из такого народца, что обычное твое доброжелательство, внимание расценит не иначе как искательство перед ним, зависимость..."

Долгов рассмеялся сыро.

- Это ты о пиве, что ли? Об этом? - он обвел рукой стол и опять качнулся. - Так я ж тихо-мирно, никому не мешаю... Считай, выходной у меня, - и вдруг насупил бесцветные брови, глаза его исчезли совсем. - Нет, ты не думай, я тебе помогу, я землю пятаком рыть буду, чтоб папашу на чистую воду... тьфу!.. чтоб тетку на чистую воду вывести, - вот!..

"Это что же, ради того я и есть здесь? Ради мести долговской собственной тетке?"

- Ну сколько ты получишь за мой материал? - настаивал он.

Я ненавижу разговоры о наших гонорарах. Сколько уж раз приходилось вести их! Самое малое, каждый второй собеседник начинает задавать такие вот вопросы: сколько, за что, постранично или аккордно - за тему?.. И тут же в уме прикидывает, стоит оно того или нет? Почти всегда, у всех получается: не стоит.

Но что может понимать в этом тот же Долгов!.. Он сообразит, конечно: сесть написать что-то - труд, хотя, по его мнению, безусловно пустяшный, подумаешь, перышком по бумаге водить, это не камни ворочать, не баранку крутить. И если даже скажешь ему: день-деньской просидеть над бумагой тяжелей, чем за той же баранкой, физически тяжелей, - я водил машину и могу сравнивать, он не поверит. А оно так и есть: к вечеру плечи, спину такою тяжестью нальет... не могу подыскать слово нужное!.. безысходною, что ли, тяжестью, какую ни каменщик, ни шофер никогда не испытывал.

А поиски слова, - когда сам себе противен становишься, своей беспомощностью, - как их расценить Долгову?

Но самое-то тяжкое, может быть, и не в том. Никогда не поймет Долгов, что и этот вот разговор с ним - труд. Ему-то мнится: удовольствие. А ты после таких разговоров сам себе оплеванным кажешься и спешишь забраться под душ, но хоть неделю стой под чистыми его, быстрыми потоками, все равно вроде бы не отмоешься: что-то серое осядет в душе, и каждый раз надо сквозь муть эту прогребаться к людям. Сколько такой наш труд стоит, как его расценить?

А сколько стоит то, что даже сейчас, в разговоре, для меня неприятном, краем сознания, но все же регистрирую я, отмечаю: не забыть словечко Долгова - "хозяин", чтобы прозвучало оно когда-нибудь, на бумаге-то, как "слуга", как "мальчик на побегушках", и вспомнить другие его речения "аккумуляторы заряжаю", "землю рыть пятаком"... Раньше я любил фотоаппарат, любил снимать, но когда начал делать "заплатки" не для себя для газеты (так называют у нас фотоснимки), однажды вдруг понял: в поездках я на все - на деревья, на людей, на небо - на весь мир смотрю лишь с одной мыслью... нет, опять не точно! - не "с одной мыслью" - просто мысль такая всегда впереди других: с какой точки увиденное снять лучше, в каком ракурсе?.. И едва я понял это, фотоаппарат для меня оказался непомерно тяжелым, и я зарекся брать его в поездки.

Сколько стоит эта вот тяжесть, которую все мы, не только фотокоры, тащим, бывает, даже во сне? И как объяснить Долгову такое?

Я ему сказал:

- За твой материал мне гроша ломаного не дадут.

За мой, может, что и заплатят.

- Ну, прицепился к словечку! Ловко! - воскликнул он и захохотал добродушно. Оттого добродушно, должно быть, что уверен был: меня-то он переловчит.

Я вышел из комнаты, решив сходить поужинать, а он еще хохотал.

Ресторан, на первом этаже гостиницы, был переполнен. Дверь его, с толстою медной трубой вместо ручки, закрыта. За стеклом маячил швейцар, старик в фуражке с галунами, тоже вроде бы медными. А по эту сторону суетилась по-воробьиному стайка парней и девиц.

Парни - в джинсах, девицы - с выбеленными перекисью водорода волосами, больше в них ничего приметного не было.

Швейцар за стеклом скрестил руки, показывая мне:

все занято. И я вышел на улицу.

Кажется, туман разгулялся не на шутку: смутно маячили в нем темными оплывами несколько такси, дожидавшиеся пассажиров, а деревьев напротив гостиницы, там, где был бульвар, совсем не разглядеть - лишь какие-то неясные черные промельки вместо них. Дышать стало трудно: мешал привкус чего-то сырого, несвежего во рту, будто вместе с туманом поднялись с земли мусор и гниль, скопившиеся за много дней.

Я вернулся к ресторану. Приготовив заранее, показал швейцару рублевку, чуть приподняв ее из нагрудного кармашка пиджака так, чтоб видел только он один.

И старик тут же распахнул передо мной дверь, оборвав защебетавших было парней и девиц:

- Столик заказанный - не видите?

Что они могли видеть?..

Но таким догадливым оказался не я один: по стенкам, а то и в проходах между столиками стояло еще человек десять. Скатерти были нечистые, и на них всюду валялись огрызки, скомканные бумажные салфетки. Наяривал джаз, будто стараясь громом музыки прикрыть неприличие того, что свершалось в зале.

И я невольно задал себе нелепый, но такой естественный вопрос, в редкую поездку он не придет на ум:

"Зачем я здесь? Зачем мне это все надо?.." И быстро прошел к буфету, попросил два бутерброда и сто пятьдесят водки.

У стойки ждали официантки с чеками и пустыми графинчиками в руках, но буфетчица, молодая еще, быстрая в движеньях женщина, взглянув на меня, спросила:

- С чем - бутербродов?

- Все равно.

Она отпустила мне без очереди.

Официантки ушли, буфетчица, облокотившись о стойку, сказала:

- Самые вкусные бутерброды - с белужьим боком.

Только я его без хлеба люблю есть.

Глаза у нее были карие, круглые, грустные, как у теленка. Я промолчал.

- Что же одни вы? И спешите, - опять заговорила она. - На свидание?

- Если бы!..

- Но разве не сами мы виноваты в том, что одни? - спросила она, как бы раздумывая. - Я всегда говорю в таких случаях: ищи свою вину, найдешь - и тебе легче станет. Правда?

- А я всегда замечал: работа у буфетной стойки располагает человека к мыслям глубоким, философским.

Она рассмеялась неожиданно громко, и круглые глаза ее стали плутоватыми.

- Это вы правы!.. А что? Сегодня здесь, а завтра!.. - она махнула рукой. - Поневоле о вечности задумаешься... Хотите еще водочки? За счет фирмы, не смущайтесь! Глядишь, когда-нибудь и передачку принесете.

Тут уж и я рассмеялся.

- Нет уж, давайте наличными. А передачи я другой буду носить.

Я выпил еще. В животе потеплело, и я стал искать свою вину. Представился Долгов, такой одинокий перед своим ящиком пива... А я его даже с собой не позвал.

Попрощался с буфетчицей, - она уже занята была с очередною официанткой и, кажется, не расслышала моих слов, - пошел в номер.

За это время ящик на полу почти совсем опустел, лицо Долгова побагровело, еще больше стало в нем мяса, и казалось: пиво сейчас хлынет у него из ушей.

- Пришли? - пробурчал он обиженно, увидев меня.

"Ото! Уже - на "вы"... Сдвиги", - отметил я про себя. А он между тем тоже подвалил к стадии философической, почти неизбежной в каждой пьянке. Бубнил:

- Люди!.. Хуже кроликов.

- О чем вы?

- Только остались вдвоем на минуту и уже перецапались.

- Ах вот что!.. Это я виноват, наверно... А кроликито здесь при чем?

- Ненавижу! - сказал он истово, - Самые мерзкие твари!

- Да почему же? Кролики? Тихие, мирные кролики?

- Тихие? Мирные? - переспросил он угрожающе, и его передернуло даже. Половые извращенцы! - вот они кто.

- Кто-кто?

- А вы не смейтесь! Попробуйте посадить в клетку двух самцов, и тут же - мигом! - один другого - как бы это сказать? - кастрирует, вот что! Мигом! Вырвет - все, напрочь!

- Да что вы! Разве возможно?..

- Уж я-то знаю, поверьте, - мрачно заключил он. - А мы, человеки, - еще хуже.

Я не знал, что мне делать: смеяться, успокаивать его?

На всякий случай спросил:

- Откуда ж вы все это знаете?

- А-а!.. У меня ж их дома сто штук... Это сейчас - сто, а бывало и по двести, по триста. Но больше ста трудно: уходу много.

- Сто штук?

Он не понял моего удивления.

- Так вить и так, считай, цельная ферма... Вы разве не видели, на даче-то? - на веранде и в сарае...

Только тут я сообразил: вот почему он мне тогда парадную дверь открывал - "как почетному гостю", и дальше кухни - никуда: чтоб не видел!.. А теперь спьяну забыл об этом. Или уже за своего числит? Ну, конечно! И это письмо корсаковское под занавес: я тебе письмецо, а ты обо мне в газетке тиснешь - так?

Неужели так?.. А Долгов все бубнил о кроликах:

- Я с ними борюсь насмерть, кто кого! Или они меня переплодят, или я их перережу. Ох, плодовитые стервы: кажинный месяц, считай, у кажинной матки - приплод: семь-восемь штук, а то и десяток.

- Тяжело одному-то?

- Зачем одному? - мрачно спросил он. - А жена?..

Если по-честному, я ее потому и с работы снял: за какие шиши там пахать?

Так вот оно что!..

- Слушай, Долгов, что это ты раскололся? Мы что с тобой - уже свояки? Вась-вась?

Он не понял вопроса.

- Так я правду толкую! Тоже она плакала поначалу, не хотела бросать. Но я ей говорю: "На кой тебе дебилы эти сдались! Ну на кой?"

- Кто-кто? - любопытно было все же послушать его.

- Дебилы... ну, дебильные дети, - название у них такое специальное. По-русски говоря, недоделанные, что ли?.. Их теперь навалом в первых классах... Так я ей и говорю: "Зачем тебе с дебилами возиться, лучше шапки шей!.."

Он присосался к бутылке, прямо к горлышку. Я не мог больше ничего спрашивать. Меня мутило. Долгов отдышался и опять заговорил недовольно:

- Плакала, а теперь-то шьет в свое удовольствие:

ушанки - выгодное дело. Попробуй, отыщи в магазинах... Ну и там клетки почистить иногда поможет, а уж остальное я беру на себя: пропитание им и - на базар...

Да я дорого не ломлю: трояк - штука. Нарасхват, в момент. А с пропитанием - того проще... Я вот, Владимир Сергеевич, не зря вам вопросы-то задавал, насчет заработка. И обиделись вы зря! - тон его только сейчас стал заинтересованным. - Я что вам скажу, на себе испытал, закон такой есть: чем ты богаче, тем ты дешевле одну и ту же вещь достать можешь. Так я к тому и вел: может, мне поактивней как-то включиться? В поиски эти... Ну там кому-нибудь, - он пошевелил пальцами, - понимаете?

- Понимаю.

И вдруг Долгов заюлил, зажелтил глазами.

- Нет, вы поймите правильно: не то что нагличать или уж не знаю... нет!.. Как бы вам объяснить?.. Вот хоть с пропитанием для кроликов - что я делаю? У меня казенный "ЗИЛ". По-старому - "ЗИС-110". Машина роскошная, лучше у нас пока нет. Ну, форды там всякие, "кадиллаки" - эти у дипломатов, наше начальство на них не ездит: непатриотично. У нас "ЗИС-110", "Чайка"... А вы закусочную на площади Дзержинского знаете? Ну, на углу, раньше там пивной бар был... Так я на своем "ЗИСе" туда подъезжаю, как бог на колеснице. Но с черного хода. И мне уж там стоят мешки готовые - с капустным листом, с кочерыжками, с морковными всякими обрезками. И с белым хлебом: черняшку кролики не волокут - животы у них пухнут от ней. И ведь задаром мешочки-то отдают, вот что главное! Только и делов - погрузить в свою колесницу.

Поварихи эти, уборщицы от одного ее вида млеют. Вот ведь что!.. Ну там купишь, конечно, коробку конфет им или духи - не без этого: кажинный человек к себе уважения хочет. Почему не уважить? Но и всего-то!.. Задарма, считай, все пропитание для извращенцев этих. А уж сколько я их перерезал! О-о! - прохрипел он. - Я ж их десятый год содержу... Так вот я и говорю: может, надо мне подключиться так, чтобы...

Но я не мог больше слушать Долгова. Я вдруг представил себе всех кроликов, которых он перерезал за десять лет, их было сонмище!.. Отвернулся к окну, чтоб не видеть рожи его. Оттуда придвинулся ко мне туман.

Такой он стал плотный, густой, что даже фонари уличные, которые зажглись, едва угадывались красноватыми отблесками. И вдруг почудилось: это и не туман вовсе, это собрались все те кролики, которых Долгов перерезал, белые, красноглазые... Сейчас они ринутся в нашу комнатенку, мягкие, ватные, бросятся прямо под ноги, и никуда не ступишь, не выберешься из их груды!..

Но за всем этим, над этим привиделось мне иное:

громадно-печальные, испуганные, ночные глаза Татьяны Николаевны, сестры Корсакова. Я чуть не закрыл лицо руками.

Так вот он какой, Долгов!.. А я-то, дурак! - где я хотел начала его найти! Надеялся связать несвязуемое!

- Слушай! - выговорил я через силу, теперь уж я не мог обращаться к недлу на "вы". - Слушай меня внимательно и ни о чем не спрашивай. Я сейчас уеду, сейчас же, через две минуты, вот только соберу чемодан, - и я начал собирать чемодан. - Командировочное удостоверение твое я увезу с собой, чтобы ты им не козырял. Хорошо, что я его тебе не успел отдать. И на этом у нас с тобой все кончено. Все!.. А если хочешь кого искать, так делай это сам. Сам по себе. В архив иди, и говори, и делай, что хочешь... Без меня-то, я думаю, у тебя лучше получится!

Он, кажется, не понял меня. Бубнил что-то и руки ко мне тянул. Я отбросил их и, уже в дверях стоя, добавил:

- За гостиницу, за эти сутки я администратору заплатил. За двоих.

И вышел с чемоданом в руке.

Такси у выхода все еще ждали седоков. Я подошел к первому из них, сел рядом с шофером. Чемоданчик мой поместился в ногах.

- Куда? - спросил шофер.

Самолеты, конечно, сейчас не ходили. Я спросил:

- Когда московский поезд, не знаете?

- Так их несколько... Следующий теперь утром только.

Но до утра я ждать не мог. Здесь, на улице, туман этот показался мне совсем живым, он двигался и, кажется, все плотнее сжимал мое горло. Такая тоска вдруг меня обступила, такая!..

- Сырость пришла великая,- - сказал шофер. - Солнца теперь не дождешься... Даже радикулит мой разнылся. Профессиональная болезнь у таксеров. - Ему было немало лет, судя по голосу, а лица в белесой темени этой, которая просочилась даже в машину, не разглядеть.

И вдруг я вспомнил слова Анисима Петровича про Штапова, про "сырого" человека Штапова и про то, как тут же сник он, когда вытащили его за ушко да на солнышко... Почему бы и не посмотреть на нынешнего, высушенного Штапова, почему бы?..

- До Смирненской отвезете меня?

Шофер присвистнул, спросил:

- А денег хватит?

- Денег хватит, - ответил я и подумал: "А если не хватит на обратную дорогу, пошлю телеграмму домой".

Что-то в моем голосе убедило шофера, и он повеселел, воскликнул:

- Какой разговор! Поехали!.. К утру там будем.

И мне дальний путь - лучше. Чем по городу в этом суфле петлять...

Вместе с машиной двинулся с места и туман, заспешил, стараясь скрыть от нас темные, рыхлые просветы в вязкой своей белизне, на поворотах обрушивал ее плотными глыбами на ветровое стекло, и тогда шофер притормаживал слегка. Но все же машина шла ходко.

И вроде бы веселей на душе стало, хотя и не отпускало тревожное чувство. Будто порушил я чью-то тайную, негромкую откровенность. Не долговскую, нет.

И тут я опять вспомнил свою дочь и вдруг сообразил: я так боялся ее доверия, так боялся! Всегда!.. Я увидел себя с ней: мы шли по улице, и рука ее, чуть влажная, была в моей, и ее глаза... Все дело в ее глазах. Небольшие, коричневые и чуть зеленоватые, - смотря какое освещение. Ничего особенного. Но это - для посторонних. А я-то видел, как в глазах этих мгновенно, как в зеркале, отражается любое мое настроение, любое слово, даже сказанное мною нечаянно. Вот именно - даже нечаянно.

А Наташка спрашивала, спрашивала... Всякую ерунду.

Почему из той трубы черный дым валит, не из нее ли приходит ночь, почему дядя сидит на тротуаре и спит, зачем мне нужно каждый день уходить на работу... Но, в сущности, не такие простые вопросы.

И что бы я ни ответил - для нее было истиной несомненной. Она еще и не понимала слова такого - "сомнения". Так легко было ее обмануть - пусть не словами, а хотя бы молчанием. Легко и страшно. Наверно, я ничего так не боялся в жизни, как таких вот случайностей. А это почти то же самое, что себя бояться.

Так что же, очерк свой об Амелиной - "жизнью смерть поправ" - может, я потому и не написал? Потому и сейчас цепляюсь за людей, которых узнал в той поездке?

Может быть. В сущности, ведь и любой журналистский поиск, если только он - не игра в поддавки с читателем... да, в любом настоящем поиске, кроме всего прочего, ты каждый раз отыскиваешь и себя самого.

Тут я еще вспомнил, пожалуй, самое нереальное из того, что узнал за последние месяцы - -две смерти безвестной девушки в газовой камере Зеебада... Спаслась для того только, чтобы через час увидеть лицо своего убийцы, такого рассудительного эсэсовца...

Вдруг со всей несомненностью ощутил я свою вину перед той девушкой, которую я никогда не видел и никогда не узнаю даже имени ее. Какую вину? В чем?..

Машина шла, сворачивая в проулки, а туман не скользил мимо, а наваливался на нее, такой бесплотный и такой грузный.

На рассвете мы действительно добрались до места.

Тумана здесь не было.

Пионерский лагерь "штаповский" расположился в стороне от жилья, на пригорке, на опушке единственной во всем Краснодарском крае лиственничной рощи.

Про эту рощу таксист мне рассказал целую историю.

Будто бы какой-то сибирский золотопромышленник привез сюда из-под Иркутска тайно от всех свою любовницу, красоты, конечно, неописуемой. И зиму всегда жил здесь, с нею, а лето, когда начинался сезон на приисках, в Сибири, с семьей. Но очень уж тосковала любовница-иркутянка, звали ее Стешей, по тайге. И вот поэтому-то золотопромышленник посадил здесь лиственничную рощу: каждое деревце вез через всю страну, пестовал в кадках с землею и нанял специального садовника ухаживать за саженцами, потому что лиственница в здешнем климате приживается на удивление трудно, и даже те деревья, которые вымахали теперь выше соседствующих кипарисов, плодоносить не могут:

с их смертью роща обречена.

Но садовник попался не только умелый, но и отчаянный: сумел влюбить в себя Стешу, уговорил бежать.

И конечно же чуть не в самый назначенный день побега нежданно-негаданно наехал золотопромышленник.

И вот садовник ночью увел из конюшни свирепых жеребцов, запряг их в коляску, Стеша выскочила из дома и - шасть в нее, в коляску. Но тут золотопромышленник услышал шум, выбежал на крыльцо с ружьем, думал, воры забрались, - выстрел!.. И конечно, убил Стешу. А потом и сам застрелился. И садовник тоже застрелился. Так и закопали их вместе, втроем, в этой самой лиственничной роще.

Случилось это в самом начале века, в году восьмом, десятом. Но еще недавно высился посреди рощи печальный холмик. Его срыли, чтоб не пугать детей, когда построили здесь пионерский лагерь.

История слишком красивая, чтоб быть правдой. Но роща действительно стояла на пригорке, просторная, чистая, почти без подлеска. И я потом проверял: лиственница здесь не приживается, роща эта - уникальна, если не считать нескольких деревьев в Батумском ботаническом саду, выращенном Андреем Николаевичем Красновым, родным братом белогвардейского генерала Краснова, там же, в удивительном саду своем, и похороненным, в земле, давно ставшей советской. А генерал Краснов, кстати, еще и в последнюю войну сражался против своей страны и был расстрелян в 1945 году и закопан в безвестной могиле, в чужом немецком краю.

Братья и по смерти своей будто бы продолжали спор друг с другом.

Но это уж иная история. Я невольно вспомнил ее, попав в лиственничную рощу.

Иглы ожелтели, стволы прямые, ровные, - стоят как свечи. И запах особенный от рощи идет, чуть душноватый, смолистый, пьяный. У меня даже голова закружилась.

А может, кружилась она от бессонной ночи.

Шофера я отпустил. А сам сел спиной к роще, на какую-то скамью с гнутой спинкой, не нынешних, витиеватых очертаний. А все равно слышал, как волнами идет на меня из рощи воздух, настоянный на многолетней спаде, не листовой, а из игл, - это чувствовалось.

Было рано еще, часов пять.

Домики пионерского лагеря стояли вразброс, у каждого - своя застекленная веранда, и в них видны были металлические сетки от коек, прислоненные стоймя к глухой стене, а отдельно - спинки с никелированными гнутыми верхушками, и высились груды полосатых ватных матрацев.

Поднимавшееся за рощей солнце отсвечивало в окнах тускло. Видно было, что они запылились.

Левее расположились спортивные площадки: покоробившиеся баскетбольные щиты с кольцами без сеток, два турника с заржавевшими перекладинами... Близ широкой песчаной дорожки, на которой не иначе - проводились лагерные линейки, стояли какие-то скульптуры, укрытые сейчас кое-как сбитыми тесинами, из-под них высовывались странно белые и, казалось, неестественно вывернутые гипсовые ноги, руки... Я представил себе, как совсем недавно здесь гомонили дети, и так неуютно на душе стало, что я обрадовался даже, когда дверь крайнего домика, отличавшегося от других лишь грязными занавесками на окнах, отворилась и на крыльцо вышел щуплый старичок.

Он заметил меня сразу, приложил козырьком руку ко лбу, вгляделся и засеменил по дорожке, усыпанной желтыми иглами. Было тепло, но обут он был в подшитые черные валенки, а на голые плечи набросил засаленную стеганку. Из-под нее выглядывала впалая, узкая грудь. Подошел и пропел с деланной настороженной приветливостью:

- Каким ветром нанесло гостя в отдаленность нашу?

Я молчал, разглядывал его.

Стручок какой-то, с вылинявшим лицом, с белесыми, нечистыми со сна морщинами у хитрых глаз. Пальцы правой руки, быстрые и будто выстиранные, сновали по борту стеганки безостановочно, как белые мыши.

Я вспомнил Токарева, такого громадного и ловкого в движеньях, и мне смешно стало: этакий оплевок захотел свалить глыбищу!..

Молчание стало неловким, и я сказал:

- Действительно, отдаленность... Что-то особенное, очень уж строгое есть в вашей роще.

- Потому я здесь и сижу, яйца выпариваю, - старик захихикал тоненько и присел рядом со мной. - Из-за нее...

Он опять оглядел меня искоса и вдруг спросил быстро:

- А какой сегодня день, мил человек? Четверок?

- Нет, суббота уже.

- Суббота? - протянул он удивленно. - А все равно: со среды на четверок, с пятницы на субботу - самые вещие сны! - как-то даже испуганно воскликнул он и пояснил еще: - Это вот в понедельник сон - бездельник. В воскресенье, если до обеда, тоже: не сбывается...

- А что же вам снилось?

Он задребезжал смехом и оборвал себя с прежней внезапностью:

- Такой сон! Такой!.. Но может, если и рассказать - как раз залетному человечку: иной-то и не поверит, который знает меня... Вот, слушайте и гадайте, что это может значить. Захожу я быдто в дом свой, а его штукатурят. Я не понял: зачем, кто разрешил?.. И быдто ум потерял - давай жену бить. Жена-то моя - давно покойница, и не в моих нравах до такого дурна доходить, чтоб своеручничать, - никогда я ее пальцем не тронул! А тут - бью, бью и все никак не могу кровь увидеть, а мне почему-то обязательно это надо: кровь увидеть!..

Последние слова он почти что выкрикнул и замолчал. После некоторой паузы я спросил осторожно:

- И что же? Увидели?

- Нет, не успел, - уже безразлично как-то ответил он. - Дом мой вдруг подняли, быдто краном каким, и понесли. А поставили прямо посреди улицы. Я жене-то и говорю: "Теперь у нас солнце со всех сторон будет".

А жена ласковая, улыбается... К чему это все? - он спросил так, словно и не ждал от меня ответа, отвернулся даже. Но я смотрел на руки его лукавые: они теперь обе сновали по стеганке, по коленям нетерпеливо, выискивали, ждали чего-то. Я сказал:

- Не иначе, к новостям большим. С кем-то сведете вы старые счеты. И успокоитесь, настояв на своем. Я думаю: большой поворот в вашей жизни ожидается.

Он быстро взглянул на меня и притушил взгляд, опустив веки смиренно. И тут я сказал:

- А ведь я вас совсем иным себе представлял, Алексей Егорович.

- Откуда же вы представление обо мне иметь могли? - тоненько и сухо спросил он, все еще не глядя на меня. - И имя мое знаете... Откуда посмею спросить - пришатнуло вас сюда?

Я рассмеялся.

- Совершенно другим вас видел!.. И эти словечки ваши, - так они не вяжутся с бумагой одной, вами написанной, которую я прочел...

- Что ж словечки!.. Я - русачок запечный, а на бумаге-то все слова иноземными выглядят... Какая же бумага вам на глаза попалась?

- О Токареве. Заявление ваше о Токареве. Помните? Сорок восьмого года.

Он сидел неподвижно. Тогда я назвал себя, сказал, что встречался с Токаревым в Сибири, а вот теперь это дело, случайно попавшееся мне в руки, запутало меня, потому я и здесь: приехал, так сказать, к первоисточнику.

Он слушал не перебивая. А белые пальцы пырскали, волновались. И вдруг Штапов остановил их бег, придавив ладонями острые коленки свои, и заговорил жарко, глухо:

- А ведь я и подумал вдруг, что вы здесь из-за этого скорохвата!.. Как увидел вас, еще с крыльца, - в сердце торкнуло что-то: нет, неспроста такой человек в рань такую. И сразу про него, про Токарева, вспомнил!..

А сон... Сон этот я придумал, чтоб попугать вас: станете ли вы с таким кровопивцем да обнищеванцем говорить откровенно, или крутить начнете, подумаете: "Ишь, мол, старый козел блекотать начал, так лучше хитростью, обиняками из него язык выволочь!.." Я рад, что вы прямо заговорили! И я с вами прям буду! Я, может, пятнадцать или больше лет ждал такого разговора! Он - мой пагубник, он, Токарев! - как не ждать?.. Пойдемте!

Пойдемте!

Он вскочил со скамейки и за руку меня схватил цепкими пальцами, потащил за собой по тропе. Я, ошеломленный этим взрывом страстей, повиновался молча.

В комнатке, куда он меня завел, была кирпичная печь с плитой; рядом с дверкой, на полу аккуратная кучка мусора, и тут же пыхтел медный самовар, труба его выведена в печную отдушину. На столе, на клеенке валялись рыбьи кости, наверно со вчерашнего дня. Штапов быстрым движеньем смахнул их в ладонь и бросил к печке, а мне показал белыми пальцами: садитесь. Засуетился с самоваром.

Чтобы как-то унять его радость, я сказал:

- А заявление ваше хитро написано: в нем и вовсе недоказуемое, и явно сомнительное, а все вместе - звучит! Сразу видно: писала его рука опытная.

Он продребезжал коротко смехом. Поставил на стол самовар, глядя на него, не на меня. Сказал неторопливо, - голосок тоненький, как у птицы:

- Что же вам сказать на это?.. Бедниться не буду; рука, действительно, точная у меня на такие бумаги...

Раз уж вы одну прочли, то и о других знаете, - я так полагаю, и таиться тут не к чему. Да и не привыкать слышать мне: ушник, мол, доносчик, поклепные письма мастер строчить!.. Но и еще не забывайте, какое тогда шаткое времечко было: или на меня кто удавку сладит, или я на него, головы наши на нитке держались, вот что!.. И другое омалить никак нельзя: каждая война в человеке зверя будит, - это закон. Вы скажете: патриотизм, всенародность, за правое дело, против черных сил, - все верно. Но кровь-то и у черных, и у всяких сил черная, когда застынет, и отмыть ее ох как трудно!

Даже если на праведников она пала. А если злой человек испробовал кровь пролить? Вы думаете, ему не всласть это? Если злой-то человек да с автоматом пять лет прошагал! Или даже без автомата - на краю, над пропастью постоял, - что он в ней увидел, что в себе развязал? О-о! Как голову подняла дурь всякая, такая, что всех и все перепляшет, что говорить!..

Он налил чай в расписные - в красных петухах - чашки, сел, руки вытянул, и опять забегали пальцы по липкой клеенке. Но глаза, светло-желтые, как иглы лиственниц, теперь шарили цепко по моему лицу, выискивая что-то. Усмехнувшись тонкими, как листья, губами, Штапов переспросил:

- Опытная, говорите, рука?.. Не знаю, что вы этим хотели выразить: может, докуку, насмешку... Но только чувствую, не зря мы с вами пришатнулись друг к дружке, и потому так скажу: пусть даже в моем письме одна неправда была, поклеп один, пусть! Но ведь в то время важно было, как никогда, корень человека узреть: откуда он пошел, из каких почв, куда тянется. И если корень гнилой, чем подсечь его - правдой или поклепом это, позвольте вам усоветовать, все равно! Решительно все равно!

И, как бы исполнив свой долг, Штапов опустил глаза, налил чай в белое блюдечко с темными ободами грязи на кромке и стал пить беззвучными глотками. Пил долго. Откусывал аккуратно сахар мелкими крепкими зубами и каждый раз кусочек его осторожно клал на клеенку.

Я молчал. Я никак не мог понять причину такой откровенности. Фантастика! - вот так взять и выложить себя на блюдечке с грязной каемочкой! Он же неглупый явно человек. На что он рассчитывает?.. Чашку я от себя отодвинул, хотя и подумал: "Увидит, что брезгую, и замкнется, говорить перестанет", - но не отодвинуть не мог. Чашка с трудом отклеилась от клеенки...

Будничность комнаты и утреннего чаепития, казалось, делали слова Штапова вовсе нереальными, как бы нарошными.

Но я взглянул в окно, увидел вдалеке освещенные солнцем вершины чужедальних, столь трудно выпестованных лиственниц и понял: Штапов говорит со мной с предельной серьезностью. Не знаю почему, но лиственницы меня убедили в этом. Я вдруг застеснялся отодвинутой чашки и, чувствуя отвращение к себе самому, почему-то стал объяснять:

- Душно у вас... Горячего не хочется...

Он опять усмехнулся понимающе, одними бесцветными губами, проговорил, уже не себя, а меня жалеючи:

- Оконце-то я уж закупорил по-зимнему, не откроешь... А вы погодите, пока охолонет. Об горячее да правдивое - когда всё как на духу - обжечься проще простого даже человеку привычному, особенно если встренешь малоожиданность. Ох, в самоварчике русском крутенек кипяток, круче горной пропасти!..

Захихикал.

Я спросил, пытаясь тоже насмешливым стать:

- Так в чем же вы гниль д-окаревскую углядели?

Откуда его-то корень идет?

- Так в письме все описано. О чем вы спрашиваете?.. Или там непонятное что?

- Да смотря как взглянуть.

- Вот и именно: как взглянуть! - воскликнул он торжествующе. - Иным-то глазам по тому делу он даже бесстрашным помститься может: от показаний отказался и меня снять с работы потребовал, до конечного разорения, можно сказать, довел! - и тут лицо старика потемнело. - Но только не бесстрашие это: наглость.

Осатанелая наглость. Он в немецких-то лагерях натосковался по настоящей жизни, и если даже не нарочно вредил, мстил другим за себя, то уж у жизни-то этой, у штатской, его так и тянуло рвать кусок за куском, ни с чем не считаясь! Хватать, хватать, и все - -самолично!

Ни с кем не делясь! Ведь даже невесту у лучшего друга и ту ухватил!

- Какую невесту?

- Ну как же! Дочка-то Пасечного, начальника строительства, развертная такая бабенка, Мария ее звать...

Когда Панин-то приехал, дружок Токарева, из Москвы, - да вы небось знаете: по делу и он проходил.

Знаете?

Я кивнул.

- Вот она... Она же совсем Панина окрутила, и свадьба уж на мази была, а Токарев чуть не силком ее за себя взял: вот ведь как дело-то было! У друга, у лучшего друга - невесту отбил!

- Так он женат на дочери Пасечного?

- А как же! В этом вся сила его и была: Пасечныйто им всем - главный пестун. Теперь уж окадычился, слава богу, а тогда всех поднял, выхолил: и Токарева, и Панина, и Ронкина...

- А что - Ронкина?

Штапов поморщился.

- Ну, о нем - разговор долгий. Среди всех Ронкин - особь статья: человек святенький, пустой. Ему бы все коммуны строить: "кому - на, кому нет". Хе-хе!..

Простите за шутку такую, но она не без истинной сути.

Ронкин жену родную, можно сказать, убил своей отвлеченностью от окружающего бытия. Такой, что хоть сейчас житие пиши с него. Да.и пробовали написать. Только не вышло.

- Кто пробовал?

- Был там один горлохват, дружок токаревский - не разлей водой! редактор газетенки местной, Аргунов ему фамилия.

- Аргунов? - я себе не верил. - В архиве который?

- Значит, вы и его знаете? - мелькнула в голосе его секундная настороженность. Но он уже не мог остановиться: старику, видно, важнее всего было сейчас высказаться - впервые за многие годы. - Сняли его за статейки эти, за пьянство, вот он и подался куда ни то.

Почему же сам Аргунов мне ничего не сказал об этом?.. Ничего я понять не мог! А Штапов твердил свое:

- Сняли, хотя в статейках его факты кое-какие можно выглядеть, правдивые: как скорохват Токарев гайки на горле у рабочего класса закручивал, как он тогда еще жировать начал...

- Это он про друга - так?

- Да он-то сам, может, и не так! Он-то переиначить готов был факты, но суть умному человеку и в его статьях ухватить можно. Прочитайте, к примеру, статью про бульдозериста Манцева. Освещеньице только откиньте!.. Как один умный человек сказал: в его статьях солнце задом наперед ходит, вот что! Да я вам сейчас их принесу и подарю: они у меня хранятся не в одном экземпляре...

Он встал, юркнул в соседнюю комнату, тут же прикрыв за собой дверь. Мелькнула там кровать со сбитой в комок простыней. Я подумал: "Эко крутило его ночью!.. Может, сон тот - правда? Единственная правда из всех его слов?.."

А он уже вывернулся из двери к столу, поглаживая белыми пальцами скоросшиватель. Завернул папку в газету.

- Не сейчас, на досуге почитаете, двусмысленное наслаждение будете иметь, поскольку заинтересовались нашими судьбами. Аргунов многое знал. Он в той компании - Пасечный, Токарев, Ронкин - шился все время. И понимал главное: думы-то наши - за горами, а смерть - за плечами. Прочитайте-ка про жену Ронкина да про Пасечного, - поучительно!.. Да и обо мне тут... Хе! Экий ведь и я-то был! Молодой, вот что!.. Безрасчетный. Не сообразил, что размахнуться-то жизнью нетрудно, а разорить ее - того проще, с раскату себя бросить... Оно хоть и пожил в свою долю, не без того.

Пожил... А все же не думал дойти до конечного разорения, чтобы сапоги грязь жевали.

Голос у него печальный стал, а глаза-то - потемнели, словно в них граненая медь самовара заиграла. Юркнули глаза сбоку вниз и спрятались под веками.

Мне надоело юродство его. Я спросил:

- Вы в войну в армии служили?

- Да.

- Кем?

- По интендантской службе.

И тут я вспомнил вопрос, который пришел мне на ум, как бы в отместку прочитанному в доносе Штапова, и задал его:

- Двадцать миллионов человек погибло в войну. А почему вы уцелели, как?

Но он то ли не понял, то ли не принял иронии, - воскликнул с радостью даже:

- Чудом! - И пояснил: - Нас из Ростова - я ростовчанин сам, коренной погнали на фронт совсем необученных. Ополченцы, добровольцы считались, но какие там добровольцы - вызвали в военкомат и предложили: "Записывайся добровольцем, а то все равно призовем завтра", - куда денешься? И тут же строем марш-марш! На передовую. Не поверите: весь полк в первом же бою лег. Но у меня-то по дороге так геморрой разыгрался, так!.. Шагу шагнуть не мог. Волнение умов такое было, что и прямая кишка не выдюжит, не то что... Так и попал в госпиталь: в Тбилиси. Соперировали меня - и в интенданты, как опытного хозяйственника. Вот так и уцелел. Ну не чудо ли?..

Он улыбался бесхитростно. Я уж подумал: издевается надо мной, не иначе. Но тут Штапов не только глазами - лицом потемнел и стал опять похож на сморщенный, жалкий стручок. Проговорил, понизив голос:

- Война - ладно, пусть... Но вам я признаюсь: никогда я столько страху не видел, как во время следствия этого, токаревского. Так оно повернулось, так!..

Штапов бросил локти на стол, обхватил ладонями виски и зашоркал в волосах нечистыми ногтями. Пауза была долгой.

- Ах! - выдохнул он с мукою. - Я вам больше скажу: я ведь однажды с Токаревым хотел на мировую пойти. Вот ведь как!.. Я этого вражину ночью тайно в контору вызвал, сели мы друг против дружки, как сейчас с вами, и я сказал: "Слушай, Токарев, мы же все в одной лодке сидим. Зачем без нужды мужествовать? Нетерпячесть свою выказывать - зачем? Ведь что ты затеял? над тобой лес смеяться будет! А не то что - органы... Хочешь, я свое заявление назад заберу?"

Штапов замолчал. Глядел вбок.

Я спросил:

- Ну, а он - что?

- Отказался, - не повернув головы, ответил Штапов. - Скверные глаголы всякие испущал, грозился и все свел к тому, что такие, дескать, как я, быдто бы хотят реку сеткою запереть. А все равно не запрешь, мол, сеткою-то.

И тут старик вскинулся, забегал по кухне, мягко ступая валенками. Остановился и взмахнул рукой, будто отгонял от себя что-то, крикнул:

- Врал он! Врал!..

Телогрейка упала с его плеч, Штапов стучал в хилую грудь кулаками, доказывал отсутствующему Токареву - наверно, не в первый и не во второй раз:

- Мы - река, мы! А Токарев - случайная щепка в ней, вот что! Не зря он мне сразу против сердца встал, как только увидел его, сразу! А у меня чутье проверенное и освидетельствованное многими делами, которые я зачал, я! Придумали: подполье, восстанье! Нашли какого-то свидетеля. А свидетель-то кто? - опять же немец. Вот то-то и оно: они все там круговой порукой связаны и друг за дружку что угодно будут свидетельствовать. А следователь уши развесил. И пострадал-то я. Вот оно как!.. Но пусть сейчас на мели я: у всякой реки свои бочаги да плесы есть. Но течение наше не остановишь, и мы еще к морю выйдем, наше все - впереди!..

Он что-то еще выкрикивал. Но слушать уже не хотелось. Подумалось: речи его ничего общего с саморазоблачением не имеют. И напрасно я задаю вопросы:

ему все равно не понять их, не понять, что кто-то может думать иначе, чем он. Все откровения его - единственно доступный для Штапова и непререкаемо-добродетельный - да, для него добродетельный! - способ мышления. И мы с ним - как разделенные всею галактикой орбиты: даже мыслью - и то пересечься не можем.

Я встал, попрощался.

Штапов, еще воспаленный от своих выкриков, даже не заметил внезапности этого прощания. Вышел со мной на крыльцо и оттуда, вдогонку сказал, уже и мне угрожая будто:

- Учтите, если не с вашей помощью, то другим путем, но Токарева я на чистую воду выволоку! Хуть самолюбия своего ради!

Я оглянулся.

- Да-да! Не удивляйтесь, - и тут он задребезжал своим особенным, каким-то стеклянным смехом. - Я хоть и слабый телом, но духом, может, гордее его, Токарева! А уж в нем гордыня... хе-хе-хе!..

- Слушайте, - оборвал я его, - вы случайно в семинарии не учились?

И тут впервые я увидел в его глазах растерянность, они запрыгали по сторонам.

- А откуда вы... почему вы знаете? И какой резон в том, что учился? Какой?.. Я уж и в анкетах давно об этом не сообщаю... Не считаю нужным!..

Я ничего не стал объяснять, повернулся и пошел, больше уж не оглядываясь.

Роща лиственниц теперь была вся освещена солнцем. Стволы стали черными, как бы обгоревшими, а верхушки - словно запаленные свечи. Пламя их дрожало в воздухе от ветерка, которого я не ощущал. И шел от рощи запах, смолистый, нездешний, особенно явственный после духоты штаповского домушки. И тут я понял еще одну вещь, которая не давала мне покоя с самого утра: ведь, в сущности, в этой истории с золотопромышленником и Стешей, его любовницей, с садовником, ночным побегом и злосчастным выстрелом - не это все самое невероятное: страсти золотопромышленниковые вполне могли быть. А самое невероятное - лиственничная роща, им посаженная. Но она-то вот, стоит. Не было б ее, и все остальное показалось бы самой обыкновенной банальщиной. Но роща меняла все.

Жалко, что Штапов приклеился к ней, подумал я.

Теперь уж, коли вспомню когда о роще, то сразу же - и о нем... А ведь и во всех этих словесных вывертах Штапова есть что-то похожее на лиственничную рощу, своей убедительностью похожее. Был какой-то миг, когда я поверил в его, штаповскую, реальность. Когда же?..

Вот: когда он про чудесное свое спасение от смерти рассказывать начал. В этом смысле геморрой-то в его рассказе и был все равно что роща в золотопромышленниковой истории. Точно!..

Я понял это, и мне вдруг спокойно на душе стало, ровно. Потихоньку пешим ходом я добрался до железнодорожной станции Смирненская, узнал: поезд в Москву - только ночью. На привокзальной площади висело расписание автобусов. В Краснодар можно было уехать через полчаса. Туда я и отправился, будто все решал за меня кто-то еще: к Аргунову. Но я ни секунды не колебался: нельзя было уехать, не встретившись сАнисимом Петровичем еще раз.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Сидя в автобусе, поглядывая на пирамидальные тополя вдоль дорожной обочины, белые мазанки, спрятавшиеся за кустами отцветшей сирени, я перебирал вырезки из газет в штаповской папочке, очерки, статьи Аргунова: "Сад на горной круче", "Трагедии могло не случиться", "Праздник ударников", "Старшина Прохорыч"... Кое-что прояснялось.

Уже стемнело, когда я прямо с автобусной станции пришел к Аргунову: еще вчера он показал мне свой домишко, недалеко от архива.

Крошечный, вытоптанный до голизны двор, огороженный штакетником, только под окном - два куста роз да в углу, над асфальтовым пятачком, изогнул шею водопроводный кран, с крючком для ведра. Сбоку - пристроечка из бруса, в ней, в запотевшем оконце величиной с ладонь, желтел свет, кто-то бренчал там кружкой, что ли, - банька?..

Я громко позвал:

- Анисим Петрович!.. Дома?

Он вышагнул откуда-то из темноты, из глубины коридора, белея нательной рубахой.

- Вы?

- Не так просто избавиться от меня...

Я рассказал ему про запьяневшего Долгова, поездку к Штапову и разговор с ним, про то, как нужно мне найти хоть какие-то нити к судьбе художника Корсакова, погибшего в Зеебаде. Аргунов, выслушав молча, спросил с усмешкой:

- Затянуло вас это дело?

- Затянуло... Но как же вы не сказали, что были дружны с Токаревым?

- А почему я должен был вам исповедоваться?

- Зато сегодня - суббота, банный день, самое время для исповедей.

- Банька - дело государственное! - строго сказал Аргунов. - Говорите, художник интересует?.. Тогда - проходите.

И щелкнул где-то выключателем. Мы вошли в комнату. Аргунов показал на портрет в рамке, висевший над квадратным столом.

- Вот. Он?

Человечек в полосатой робе сидел, поджав острые колени к подбородку, обхватив их руками. Вислоухий уродец со стриженой головой, непомерно громадной на слабой шее, над высохшим тельцем. Не просто высохшим: по складкам робы видно было, что под нею одни лишь кости, неправдоподобно тонкие, еще детские. Да это и был мальчишка, лишь старческие борозды морщин на лбу да глаза сбили меня с толку. Поначалу-то я и увидел только эти глаза: большие, в пол-лица, они были полны безотчетного страха и черного горя - уж очень знакомые глаза... Это ж Татьяны Корсаковой глаза! - сестры художника, глаза раненого оленя. Фраза в письме Панина к ней: "он о вас часто вспоминал в лагере", - вспоминал!.. И нос, заостренный, с горбинкой, почти прозрачный, - ее!.. Но было что-то еще в выраженье лица, особенное. Страх и боль съежили в комок тело, но из самой глуби глаз будто б выглядывал еще и хитрый зверек, выискивающий что-то вокруг. Может, случайную корку хлеба или гнилой капустный лист на помойке, какую-нибудь тряпицу или крохотный обмылок, которому только и уместиться в таких вот детских ладошках, - этот зверек ничего не пропустит. На голодного лисенка был похож мальчишка.

И те же легкие, стремительно-сбивчивые штрихи, что и на рисунках в тетради Ронкина.

- Он. Корсаков.

Аргунов молча топтался за моей спиной. - Откуда это у вас?

- Из той папки, что вы смотрели давеча. Позволил себе... Да ведь он тут сохранней! Видите? - под стеклом и в рамке...

- О чем вы говорите, Анисим Петрович! - я обернулся, лицо у старика было растерянным, усы совсем обвисли.

- Как же!.. Когда вы ухватились за эту папку, я сразу подумал: Долгов, Степан Пекарь - предлог. А на самом-то деле вы - ревизор, что ли?

- Потому и о Токареве - ни полслова? Потому и братьев Дубининых мне всучить хотели?..

Но Аргунов еще о своем толковал:

- Я и потому позволил, что Мария говорила часто:

он похож на мальчишку из одной голубкинской композиции. Называется "Слушают музыку". Видели?.. А иногда говорила, что на нее саму похож, на Марию то есть.

- Какая Мария? Какая композиция?

Аргунов совсем растерялся.

- Скульптора Голубкиной. А Мария - дочь Пасечного. А теперь - жена Токарева. Разве вы ее не знаете?.. Она тогда писала диплом про Голубкину.

- Вы мне все должны рассказать, все!

- Штапов вам небось рассказал уже, - с усмешкой произнес Аргунов. Он успокоился, сел и мне показал на стул. Только тут я заметил на столе початую чекушку водки, тарелку с картошкой, хлеб. - И говорил, за что сняли меня с редактора?

Я промолчал.

- А меня, между прочим, не сняли: перевели в архив, отметив мою добросовестность в обращении с фактами, вот что! - с вызовом произнес Аргунов, серые глаза засветились вдруг уже знакомым мне исступленным каким-то блеском. - И между прочим, - он все повышал голос, - хорошо, что перевели: в архиве я себя нашел, а не то что... Себя!

Аргунов, взглянув на меня, спросил:

- Вы давеча толковали: поэт, дескать, а сами-то думали: уж не псих ли? Не все дома? Думали?

Я опять промолчал.

- Думали, - заключил он. - Нормальному - от сих до сих - человеку в архиве вообще делать нечего. Это такой омут! Вот и вас затянуло, вижу, он усмехнулся, заговорил добрей. - Мне еще тогда, на Красной речке, один человек так сказал: "Что ты все прешь, как танк:

факты, голые факты! Факты сами по себе ничего не значат!" Я думал: это - противник мой, а оказалось:

сторонник. И теперь понял: важнее фактов связи между ними. Голых-то фактов вообще не бывает. Это мы их бреем своим незнанием. А они все курчавые: обросли связями. Да-да! Не удивляйтесь! Вот так и архив: не склад занумерованных дел, а их орбиты, множество орбит, пересекающихся друг с дружкой, - да я уж вам толковал об этом! - опять с досадой перебил он себя. - А вы подумали: экий, мол, поэтический образ. Так?.. Да ни черта подобного! Факты и подтверждения им - в другой папке, ссылки на другие дела, ссылки на ссылки, и так - через годы, пространства, не то чтоб там какаято фантазия: по ссылкам этим, зафиксированным в картотеке, я вас могу провести от дела новороссийского вора - полицмейстера Пупкина, 1903 года, к правилам морского судоходства на Каспии, составленным в позапрошлом году. След от любого дела тянется через весь архив. Вот так и ваш Корсаков, - неожиданно заключил он.

- А что Корсаков?

- А то, что ничего я про него не знаю. Фамилию только слышал. А может, прорву всякого знаю. Но что про него, что не про него - никому пока неизвестно.

И если начать рассказывать!..

Он обреченно махнул рукой.

- Ну вот и начать - хоть с этого портрета. Откуда он взялся?

- Портрет-то висел у Панина в комнате, на голой стенке... Ну да! перебил он себя привычно. - А теперь вы спросите: откуда Панин взялся? Аргунов оглядел меня с сомнением и решил: - Ладно. В гостиницу вам идти не надо. Заночуете у меня: разговор не на час и не на два. Живем мы вдвоем с дочкой. Она небось на танцульки к кобелям своим убежит, так ЧТОБЫ - никому не помеха.

- Анисим Петрович! О дочери... зачем так?

- А-а!.. Сама заслужила. Как мать померла, жена моя, так она совсем с круга сошла: мужа выгнала, будто вожжа ей под хвост. А я что же? - я вот только и могу слосеса испущать, - он встал и заходил по комнате, взволнованный. - Только у жены и была на нее уздечка, а я!..

Я пробормотал что-то, извиняясь. Аргунов рассердился:

- Да вы-то тут при чем?.. Вы вот что: сперва - в баню. Попариться. Баня - дело государственное! Особенно - с дороги. Не спорьте! - И шагнул в коридор, крикнул оттуда: - Дина!.. Слышь, что ль? Дина! Ты скоро?.. Человек у нас. Пар не весь выхлестала?.. Горячая вода осталась?..

И вернулся ко мне.

- Порядок. Можете идти. Каменка у нас отличная, в Москве таких нету. И веничек дам - прошлогодний, дубок пополам с березкой - самое то!..

В коридорчике я столкнулся с Диной. Она была совсем еще молода: на вид - не больше двадцати. Высокая, прямая, как и отец, шла на меня, закинув назад голову, повязанную полотенцем, как тюрбаном.

- Простите, - сказал я, посторонившись.

- Пока не за что, - проговорила она и будто нарочно прикачнулась ко мне, притронулась обнаженной по плечо, горячей рукой, спросила не без насмешки: - Не обожжетесь в баньке-то?.. Пару вам сегодня достанется.

И ушла, покачивая бедрами.

"Ну, попал в гости! Не соскучишься", - бормотал я про себя.

В тесном предбаннике, обшитом фанерой, пахло отсыревшим деревом, мокрыми листьями, осенью. Пол был чисто вымыт. Я еще только рубашку снял, как дверь приоткрылась.

- Можно? - низкий, с хрипотцой голос дочери Аргунова. И заглянула, не дожидаясь ответа, улыбнулась, губы тонкие, недобрые, кожа лаково-розовая. - Полотенце вам принесла.

- У меня есть свое.

- Свое-то в дороге еще сгодится, - и она вошла, спокойная, уверенная в себе. "Отцовская манера - накладывать резолюции", - подумал я. И глаза серые, тоже аргуновские. Дурацкий этот тюрбан на голове вытягивал и без того удлиненное лицо. Я даже не успел привстать с табуретки, как Дина потянулась, едва не касаясь, меня, к дальней стенке, к гвоздю, чтобы повесить полотенце. Ситцевый халатик ее распахнулся, и я увидел, что плечи и грудь под ним голые, девчоночья еще грудь, едва обозначившаяся, плавно-округлая. Дина, взглянув искоса, заметила, что я все это видел, на то и рассчитывала?.. Не смутилась, еще и расправила полотенце, на него не глядя, не торопясь выпрямиться.

Я первый опустил взгляд. Как раз на уровне моих глаз, совсем рядом сиренево-пестрый халатик лег внезапной складкой в глубоком выгибе от бедра к талии. Я мог бы руку положить на этот выгиб, наверняка она восприняла бы это как должное. Но не двигался. Видно, в доме этом вообще лучше всего вот так сидеть и наблюдать, не спорить, не спрашивать. Наконец она отшатнулась и так же неспешно вышла, еще и оглянувшись в дверях с улыбкой.

- А вы ничего... терпеливый!

Жару в каменке было, правда, много еще. Но я, не чувствуя его, все плескал и плескал кипятком из ковшика на бурые валуны, пока и ковшик-то этот не перестал различать в клубах, в белом мороке пара. А потом яростно хлестал себя веником, мне все казалось: пар не греет, а, напротив, остужает, осаживает что-то поднявшееся в душе, сбившееся в горячий комок. Не знаю, то ли избить мне себя хотелось, то ли утвердиться в своем, чувство сумбурное и странно-приятное.

Аргунов ждал меня, сидя за столом, на котором были аккуратно расставлены синие глубокие чашки, вазочка с пиленым сахаром, тарелка с крупно нарезанной колбасой. Разлил чай и заговорил нетерпеливо:

- Ну вот, будем чайничать, для разговора чай - первое дело... Чекушку-то я добрал: чего там половинить? А чаек...

- Может, сбегать? - предложил я.

- Мне хватит. Я теперь себя в хомуте держу. Так что не стоит. Тем более разговор нам предстоит - трезвый, - он мельком взглянул на корсаковский рисунок над столом. Мальчишка неотступно смотрел на нас оттуда, не позволяя забыть про себя. - Честно говоря, я в вас сразу, еще вчера почувствовал душу родственную: архив затягивает хуже омута. Вот и вас... Я это очень понимаю. Если серьезно заняться делом каким, даже мелочью, но копать усердно, чтоб найти все корни и ветви, - пропадешь запросто! Сам не заметишь, куда тебя занесет, мера теряется, и бесконечность тут - самое близкое чувство. Ночами в такое проваливаешься, в сны такие!.. Да вы колбасу-то ешьте. На меня не смотрите: я дома. А Дина, - он прислушался к шорохам в соседней комнате, отгороженной цветастой занавеской, - уже отужинала... Не поверите: мне однажды приснилось, что я - не то бог какой, не то инопланетянин и по шифрам архивных дел перекраиваю весь мир!

А шифры эти - тайнопись, которую я открыл внезапно, ну, вроде как открыли шумерские письмена. И вдруг обнаружил, что наш мир - совсем иной, для живущих на земле вовсе неведомый, а только мне одному понятный.

Он вдруг улыбнулся, морщины на лбу разгладились, и стало видно вдруг, какой у него хороший, высокий лоб, лицо помолодело.

- Чувство, между прочим, не новое: точно такое было у меня в первый раз, когда пришли на Красную речку строители, в заштатный этот курортный городишко, и все там перевернулось!..

Занавеска распахнулась. Вышла Дина. Волосы у нее были уложены немыслимо лихой волною. Сказала насмешливо:

- Зацепили вы папашу за мозоль: до утра разговоров хватит. Ему Красная речка - как красная тряпка быку.

Старик взглянул на нее растерянно.

- Что это ты с волосами сделала?

Она ребром ладони подсунула гребень волны повыше. Волосы двигались все разом, как парик. Лицо у нее стало совершенно лошадиное.

- Самая модная прическа: с пивом.

- С пивом? - изумленно протянул Аргунов.

- А что, только тебе его пользовать?.. Зато - не рассыпятся.

Он только хмыкнул в ответ. Я проговорил как мог мягче:

- Вы себя портите, Дина. Вам к лицу волосы гладко причесывать.

Она даже не взглянула на меня.

- Ничего. Кому надо - понравлюсь, - и вышла, гордо покачиваясь на голенастых под короткой юбчонкой ногах.

Анисим Петрович успокаивающе приподнял кисть руки.

- Ничего, баба с возу... Не отвлекайтесь. С Токаревым я познакомился, когда он еще трубил в стройбате...

Разговоров нам, верно, хватило надолго: в ту ночь мы легли спать часа в три, а утром Аргунов опять принялся вспоминать это вовсе не отшумевшее для него времечко, и так просидели мы с ним все воскресенье.

Штапов не обманул меня: бывший главный редактор городской газеты знал многое. И не потому только, что как газетчик должен был бывать всюду.

- 51 по профессии - учитель, а в газете - самоучка, - объяснял мне Анисим Петрович, - до всего допер сам или с помощью доброхотов. А эти люди - Пасечный с дочкой, Токарев с Паниным - свалились на меня, как манна небесная, совсем из другого мира, и чуть не каждое слово их казалось мне откровением. Я, рот разинув, слушал и бродил за ними как тень.

Аргунов и жил в доме соседнем с дачей Пасечного и все вечера проводил с новыми друзьями, они отличали его за доброту и пристальное внимание.

- Я молчаливей рака был, - посмеивался над собой Аргунов. - Это уж потом, особенно когда жена умерла, одиночество да ночные бденья над архивными делами мне язык развязали, а тогда мне только слушать хотелось.

Он даже, совсем как школьник, начал вести дневник и показал его мне: не подневные записи событий, - всего лишь фразы, реплики, его поразившие, но я-то знаю: как раз такие детали трудней всего удержать в памяти.

Рассказывал Аргунов вразброс - обо всем сразу.

Я улетел в Москву с последним, ночным рейсом. Но спать не хотелось. Откинувшись в самолетном кресле, зажег ночник, перечитал статьи Аргунова, а потом попытался выстроить во времени, по порядку всё, что узнал из них, из дневничка и устных откровений Анисима Петровича. Я был, наверно, первым, кто дотошно расспрашивал его о тех днях. И оттого неожиданно даже для самого Анисима Петровича они как бы укрупнились, свое значение обрели и мелочи; он, удивляясь этому, все повторял любимую свою мысль: мелочей в жизни нет, есть только мелочные люди, занятые собой, а потому, дескать, не могут они углядеть связи между фактами, которые порой важней самих фактов.

В какой-то момент, помню, и я вдруг набрел на мысль, совсем неожиданную для себя. Начал-то я с желания разобраться в судьбе Корсакова и, может, помочь его талантливым рисункам обрести новую жизнь, достойную их самих. Но может, не это для меня самое важное.

И не судьбы его бывших друзей по концлагерю: Панина, Токарева, Ронкина. Это все - планеты, вполне весомые, сравнительно легко обозримы: с каким-нибудь телескопом можно разглядеть и кратеры, и холмы, и ледяные шапки, и морщины закаменевших ручьев... Но самое-то интересное - как раз эти вот "побочности", "следы", "связи", которые объединяют их на одной орбите, - а значит, и меня с ними тоже? - бесплотные силы притяжения и отталкивания, которые только и могут из хаоса создать мироздание и которые проходят через всех нас, как бы мы далеко друг от друга ни стояли во времени, в пространстве. Да может, я не Корсакова, а себя ищу.

Старшина Прохорыч считал Токарева нелюдимом.

И не в том дело, думал он, что тот три с половиной года прокантовал в немецком плену, концлагере, что начинал-то войну лейтенантом, но посейчас должен был служить солдатом, хотя шел уже третий послевоенный год, и не в том даже, что все награды его за это долгое-долгое лихолетье - две нашивки за ранение, одна - до плена, другая - после него: нет, никакой такой личной обиды на судьбу у Токарева не было, и никогда он не жаловался на ее тяготы, не от того замкнулся в себе. Тут, пожалуй, и слова эти "замкнулся в себе" - были неуместными, потому что скуластое, широколобое лицо Токарева, серые его глаза почти всегда улыбались.

Но и в улыбке этой сквозило что-то стороннее: он будто себе самому улыбался, а не другим.

Может, как раз вся загвоздка в том, что не жаловался? Ведь было на что!.. Ну пусть бы чувствовал себя переростком среди худосочных, с утиными шеями послевоенного призыва солдатушек и среди них отмалчивался, пусть! Но старослужащих, таких, как сам Прохорыч, мог бы отличить откровенностью? Какой же человек в их казарменной жизни, переплетенной всеми явными и тайными корнями, обнаженными подчас до плотской своей наготы, мог оставаться на особицу, совсем на особицу?

А Токарев мог.

Хотя и не жмотистый. С молодыми, старыми - со всеми охотно делился он папиросками, которые ему присылал из Москвы какой-то друг и которые здесь, в приморском городке Кавказа, до сих пор добывали либо в закрытых распределителях, либо на барахолке, - солдату не разбежаться.

Дурашливый, что ли?..

- Друг-то в Москве хороший, наверно? - спрашивал Прохорыч, подсаживаясь к нему в перекур.

Но даже от таких, самых наводящих вопросов Токарев отделывался шуточкой:

- Плохих не держим.

Прохорыча задевало это.

- Ишь ты... Видать, много их у тебя, хороших-то, что ты до сих пор портянки крутишь.

- Много, Прохорыч! - солдат улыбался этой своей сторонней улыбочкой. Вся Европа: и французы, и немцы, и чехи, и голландцы, греки, испанцы, поляки, - кого только нет!

- Чудак ты. Это не друзья, а сто рублей убытку кажный. Про них забыть лучше. - Мысли у старшины грузные, как и сам он, и говорит Прохорыч не торопясь, скажет слово и, хмурясь, ищет соседнее. - Да и какие же это друзья? Если и были они, то как теперь до них дотянешься? Друзей здесь, сегодня искать надо.

- Прохорыч, милый, так я и здесь нахожу! Ты про кшатов слышал?

- Кого? - густые, дремотные брови старшины сдвигались.

- Кшаты, - Токарев скруглил заговорщицки глаза, объяснил шепотком: Маленькие такие человечки, поменьше пальца твоего. А живут в прачечной.

- Где?

- Вот ты белье из прачечной получаешь?

- Ну?

- Примечал: пуговицы на рубахах почти всегда расколотые?

- Ну? - Прохорыч уже сердился, не понимая, куда клонит Токарев.

- Вот это они, кшаты! Им пошкодить - первое дело.

Или вот любят ботинки зашнуровывать. На ночь поставишь у кровати ботинки, расшнурованные, а утром встанешь - все узлами завязано, все!

- Какие ботинки? - Прохорыч не знал - верить, нет.

- Ну, это - у штатских. Хорошо хоть у нас ботинок нет. Прибегут они ко мне ночью, кшаты, - поговорим о том о сем, и ладно. А представляешь, если бы ботинки, да зашнуровали бы они у всей роты, а ты подъем кричишь, - вот бы шуму было!

- Тьфу ты! С тобой как с человеком, а ты...

Прохорыч уходил, шкрябая тяжелыми сапогами.

А Токарев и вдогон подначивал:

- Верно говорю, старшина! Приходи сегодня в двенадцать, койками поменяемся - сам увидишь. Маленькие такие! Писклявые...

- Кончай курить! - кричал Прохорыч.

Стройбатовцы муравьями разбегались по длинному каменному откосу.

Сегодня, как третьего дня, как месяц и два назад, они спрямляли в горах старую дорогу, опуская ее поближе к морю, подальше от смертных серпантинов.

Было не по-весеннему жарко. Море млело под обрывом, у берега - все в пестрядинных, голубовато-белых нитях, над глубью - мутно-зеленое. Робко и звонко простучали о камни первые кувалды, кайлы, но вот уже глуше, нахрапистей стали удары, взлаяли по-собачьи перфораторы, сорвавшись бойками с трещин, но тут же, найдя жесткий упор, застрекотали ровно и хрипло. Белая вязкая пыль поднялась над приполком дороги и облачком пошла к морю.

Работенка не из легких: компрессор один на всю роту, воздуха перфораторам не хватает, поэтому приходится половину шпуров тюкать вручную и после взрывов опять бить ломами, клиньями неподъемные глыбы и нянчить их в обнимку к машинам, - камень отвозили на стройку в город.

Прохорыч сам не работал, но и сидеть стеснялся - похаживал вдоль дороги, невольно выглядывая Токарева.

Плечистый, голый по пояс, смоляная кожа кажется задубевшей, - чиркай ее камнями, не оцарапаешь, - Токарев несуетно успевал туда, где потяжелей, склонялся над самыми громоздкими камнями и ни секунды не хотел ждать, выхватывая у соседа ломик или кувалду, сам бил, высоко взметая руки; длинные полосы мышц резко выхлестывались жгутами от подмышек к позвоночнику, маслянисто блестели даже в этой пылюге. Трое напарников Токарева давно отлеживались в блеклой траве, глотая воздух раскрытыми ртами, а этот странный, вечный солдат все еще раскачивался метрономом, стучал кувалдой.

И вдруг встал, словно бы наткнувшись взглядом на что-то там под ногами. Скользнула по лицу улыбочка.

Словно бы нехотя, через силу поднял он два малых осколка, стукнул ими, прислушиваясь, - раз, и второй, и еще... Какой-то прерывистый ритм высветился. Склонив голову набок, Токарев прошагал по белой дороге к лежавшим в траве ребятам и вдруг тихонько пропел:

Мы камни прилежно

Дробим молотком,

Мы строим дороги,

Возводим мы дом.

Мы отбиваем

Наш лагерный такт:

рак-пикепак-тик-так!..

Не пел даже, а глухо выговаривал слова, каждое по отдельности. И эта его улыбка - потаенная, гордая...

А камни в руках выстукивали призывно, как далекий, нездешний барабан.

Странное дело, при первых же словах песни какойто озноб окатил Прохорыча. Старшина не смотрел, а видел, как облачко пыли упало с обрыва к самому морю и слилось там с тоскливою предвечерней дымкой. Но в хрипловатом голосе Токарева не тоска, а тревога была.

Но будет когда-то

Все по-другому.

Порог переступим

Мы отчего дома,

Забудем зловещий

Наш лагерный такт:

рак-пикепак-тик-так!..

Наверное, и ребята услышали эту тревогу, потому что разом сели, выпрямившись, а лица их побледнели.

Камни стучали громче.

Мы будем дробить,

Бурить и возить,

И рушить, и строить,

Сносить, возводить.

И будет не страшен

Знакомый нам такт:

рак-пикепак-тик-так!

На секунду замер Токарев с поднятыми руками и вдруг нырком через голову перевернулся в кювете и встал на руки уже на другом его откосе, покачался в стойке, перебирая сапогами, и так, головой вниз, прокричал что есть сил:

- Ого-го-го!

Эхо запрыгало в горах.

Но у Прохорыча все не отходил от сердца давешний, незнакомый доселе озноб, а камни-осколки еще выстукивали, звали - куда, зачем?.. И почему-то испугался за Токарева, хотя тот стоял на руках далеко от обрыва.

А ближний к Токареву парень вдруг сиганул, навалился на другого и, обхватив, опрокинул. Они, гогоча, возились в траве. За ними и двое других заорали, радуясь глоткам своим луженым, а еще, наверное, и тому, что схлынула внезапная тревога, и распахнутому над морем простору, где звукам было так вольно.

"Ну ладно малолетки эти гогочут, - у них еще в брюхе детство играет! думал Прохорыч раздраженно. - А что Токарев-то глотку дерет? Вот именно что - дурашливый".

А Токарев встал, уже без улыбки, поднял с земли нательную рубаху, гимнастерку и, не одеваясь, не поворачиваясь ни к кому, зашагал вниз к городку. Сапоги его опять выстукивали подковками по каменистой дороге прежний, нездешний, не очень-то веселый ритм.

И только тогда Прохорыч, спохватившись, приказал роте строиться. А Токарев, хоть и слышал команду, даже не оглянулся: уходил один, дальше, дальше, но не горбил плечи, шагал легко. На белой дороге, еще не обкатанной, пустой, фигура его была совсем одинокой.

Над обрывом покачал в небе кудлатою головой и скрылся.

Прохорыч не окликнул его - пусть идет себе без строя, побудет один. Старшина понимал, что, может быть, больше всего в армии досаждает солдату невозможность побыть в одиночестве, и давно уж между ним и Токаревым существовала необозначенная словами договоренность: коли случится такой вот порыв, захочется Токареву уйти одному и коли не нужно на это никакого разрешения, кроме старшинского, - уходи, пусть даже в разгар рабочего дня, уходи, только не опаздывай к вечерней поверке. Уж эту-то малость Токарев заслужил. Пусть побродит один.

Но самому Токареву казалось: ему пока жизнь фартит. Чего стоит одно только забытое чувство наслаждения усталостью, которое теперь приходило к нему каждый день.

Он и до войны не рос белоручкой. Без отца - тот умер, когда Токареву исполнилось десять лет. Учился и всегда работал: счищал снег с крыш, пилил дрова у соседей, разгружал вагоны на вокзале, а потом, оправдывая свою фамилию, токарил на заводе. Но тогда, до войны, труд был, пожалуй, только необходимостью.

В концлагере труд стал проклятием. Чтобы он не убил тебя, надо было ценою многих ошибок, лишь по случаю не ставших смертельными, выработать в себе почти инстинктивное умение "работать глазами"; специальный термин этот обозначал хитрую науку лишь обозначать видимость работы, ежесекундно, кожей чувствуя, где находится в каждый момент надсмотрщик, капо, что он может увидеть или заподозрить.

Бывали секунды, когда и сейчас Токарев ловил себя на том, что руки его поднимают и опускают кувалду с замахом чуть ли не богатырским, но удара по камню не получалось вовсе, а глаза в это время боковым, настороженным взглядом следили за старшиной Прохорычем. И каждый раз, когда случалось такое, Токарева от стыда в жар бросало, и он спешил обогнать напарников.

Вот тогда-то и приходила та счастливая усталость.

Будто бы каждый мускул свой чувствовал Токарев по отдельности и был ему хозяином, всевластным хозяином, - выше этого, казалось, ничего быть не может.

Нет, было еще одно, более важное: сознание собственной необходимости. Но и в этом чувстве - ничего созерцательного, не надо было в рассуждениях заглядывать хоть на шаг вперед, вообще не было нужды размышлять. Все получалось иначе. Может быть, так:

ты необходим, потому что сколько ни играй своей силой - ее все будет мало.

Чтоб быть счастливым, думал он, не надо ничего лишнего, ничего, что застит изначальные чувства твои.

Может, в этом и есть главная мудрость жизни? И может, самые богатые люди на свете - бродяги, которые о себе не очень-то и заботятся? - лишь ветер у них за спиной!.. Может, только им и дано почувствовать понастоящему красоту, силу запаха трав и моря, шороха ветра в скалах, веселой беззаботности городской толпы, нежности обкатанной волнами теплой гальки и этого вот ни с чем не сравнимого наслаждения собственной усталостью, которая - ты знаешь - к утру схлынет с тебя, как поток чистой, прохладной воды.

И еще думал Токарев часто: хорошо, что служить ему досталось в этом приморском, курортном городке. Наверное, нигде больше не была бы для него так очевидна наивная, многоликая праздничность жизни.

Важно было только время от времени оставаться один на один с этой жизнью, чтоб не терять себя в ней.

Оттого Токарев и любил часами бродить по горбатым улочкам городка, разглядывать особняки, скрытые в чащобе зелени, мрамор курортных зданий, пожелтевший от времени, иглы кипариса, курчавые, как волосы на голове негра; круглые шляпки женщин, надвинутые чуть не на глаза, - была такая мода в двадцатых годах, и на какое-то время она вернулась после войны; брезентовый, прохладный шатер цирка-шапито, его рекламу; провалы неасфальтированных дорожек - с высокого обрыва, между вершинами гигантских деревьев - к морю; лежбище обнаженных тел на пляже... Каждый раз его не переставала удивлять сама возможность увидеть такое множество людей вместе и подумать притом о жизни, а не о смерти, или даже ни о чем не подумать. И металлическая глотка репродуктора, по которому выкликают не номера, а фамилии и имена и просят подойти к радиорубке затерявшихся людей из Москвы и Владивостока, из Тагила и Конотопа, - репродуктор не разъединял, не разобщал навеки, а связывал, помогал найти друг дружку. И терпкий запах перепончатых листьев туи, который тем сильнее, чем больше трешь их пальцами, и упругий влажный песок, - его так приятно ощутить босою ногой, не боясь поранить кожу...

Все это было как неслыханный по щедрости подарок за годы, прошедшие в Зеебаде.

Токарев купался в стороне от общего пляжа, чтоб можно было раздеться догола - не лезть же в воду в солдатских кальсонах. Прятался за какими-то бетонными кубами, которые вразброс лежали на берегу.

Именно это обстоятельство и свело его однажды вечером с Пасечным. Тот приехал сюда с начальником городского строительного управления, которому запланировали монтировать из бетонных кубов морской мол.

Но не хватало техники, чтоб перебросить многотонные кубы в воду. Токарев случайно услышал их разговор.

Пасечному предстояло строить городскую трансформаторную подстанцию, а бетонного хозяйства здесь своего не было - Краснореченская ГЭС высоко в горах, и вот поэтому пообещал Пасечный пригнать сюда краны, катера, чтобы стащить кубы с берега, а взамен этого начальник СМУ должен был забетонировать фундамент подстанции.

Так столковались они. И тут же, на пляже подписали необходимый договор: осчастливленный начальник СМУ, оказывается, заготовил необходимые бланки заранее.

Он уехал, а Пасечный остался и, хмурясь, ходил между бетонными глыбами. И вдруг, думая, что не видят его, с детской непосредственностью уперся руками в один из кубов, который был выше него в два раза, надавил что есть силы и так, пыхтя, стоял долго.

Тогда-то и окликнул его Токарев, лежавший рядом, в песке:

- Простите... Сколько весит эта игрушка?

- А-а?.. Кто тут? - Пасечный отпрянул от куба.

Оглянувшись, протянул успокоенно: - Солдат... Семьдесят - сто тонн каждый.

- Всего?

Начальник строительства промолчал.

Токарев, чиркая по песку острым концом ракушки, быстро подсчитал что-то, смахнул рукой запись и сказал:

- Я у вас видел танковозы американские, "Даймонд". Они по скольку - по сто сил?

Пасечный кивнул.

- Вот если дадите парочку таких, за одну ночь все кубы вам сдерну.

- Ишь Архимед!.. Как же это?

- Как - мое дело. А только водителей на ночь уговорить придется: днем я занят - служба.

Пасечный посмеялся.

- Уговорю, - он выговаривал букву "г" с придыханием, мягко. - А все же - как?

- Систему полиспастов применить можно... Да вамто что! Ваше дело распорядиться, всего-навсего. В фундамент-то, на подстанции, сколько бетона класть надо?

- Восемь тысяч кубов.

- Ну вот, месяц работы, не меньше, по их-то темпам. А я вам за ночь одну все оправдаю. Разве не стоит рискнуть, поверить?

- Может, у меня должность такая - не верить, - с хмурой усмешкой выговорил Пасечный. Он стоял, раздвинув широко короткие ноги, сверху вниз смотрел на Токарева. А тот улегся, как прежде, на спину, беззаботно, даже руки за голову закинул. Ответил:

- Напрасно вы так думаете. Этак вы и на "Даймондах" далеко не уедете.

- Да откуда ты такой взялся, солдат! - уже с раздражением воскликнул Пасечный. И тогда Токарев легко поднялся с песка, взял в одну руку одежку свою, в другую - сапоги, сказал не с осуждением - с сожалением:

- А вот когда на меня голос повышают, я не люблю. Прощайте! - и пошел прочь.

- Да стой ты!.. Ну извини, если хочешь! - буркнул Пасечный. - А что ж ты взамен просить будешь?

Токарев остановился,

- Ничего.

- Святой ты? Или дурак?.. Ладно, мне все равно.

Завтра к вечеру будут здесь танковозы. Устраивает?

- Вполне,-и больше ничего не стал говорить, не попрощался даже, ушел теперь уж совсем.

Так они познакомились. С самого начала Токарев диктовал Пасечному свои условия, он и позже, когда по ходатайству Пасечного был демобилизован из армии и утвержден в должности главного механика строительству - и тогда держался Токарев с той же непреклонной независимостью.

Вообще, судя по рассказам Аргунова, было в его натуре что-то от игрока. Он не просто любил рисковать, а еще понимал, что смелость не может не импонировать большинству людей, и всегда немножко наигрывал эту смелость, откровенную прямоту.

Токарев еще ходил в гимнастерке с отпоротыми погонами, когда узнал, что Панин тяжело заболел. И в тот же день отправился к главному врачу армейского санатория, для высшего командного состава, - самого лучшего в городке. Вроде бы нелепо было даже думать, что туда поместят какого-то штатского, да еще по ходатайству незнакомца в солдатской гимнастерке, тем более - бесплатно: ни у Панина, ни у Токарева денег тогда не было. Токарев сам не верил в успех, шел, не зная еще, что будет говорить. Но все же заведомо вызнал все про главного врача, полковника медицинской службы. Почему-то слегка обнадежил его анекдот о том, как главврач выгнал из санатория какого-то генерала, который водил к себе в палату девиц сомнительных.

Токарев открыл дверь в его кабинет и увидел, как тот сидит за столом, в накрахмаленном белом халате.

Халат дыбился, будто стараясь независимо от своего хозяина выглядеть поосанистей. Но все же и под его складками на плечах можно было угадать жесткие офицерские погоны. Токарев подумал об этом и нарочито не стал тянуться в дверях по стойке "смирно", скособочился, спросил:

- Разрешите? - не дожидаясь ответа, прошел к столу, мимо униженно-голых, таких сиротских стульчиков, тянувшихся рядком вдоль стены, и сел в мягкое кресло для посетителей высоких, закинув ногу на ногу, даже покачал слегка громадным сапогом. По множеству белесых паутинок, исчертивших кожу его, можно было угадать, что перед визитом сюда сапоги специально и тщательно полоскали в море.

Токарева просто подмывало быть дерзким. Еще раз качнул ногой: вот, мол, смотрите на это недоразумение, но сам я - цену себе знаю.

Лицо главврача ничего не выражало, оно было просто усталым. Но по мере того как говорил Токарев, глаза полковника становились все ироничней, строже, а фигура, напротив, оплывала будто.

Токарев горячился.

- Вы не можете его не взять! - доказывал он. - Вы были в обороне Севастополя, а мне известно, как оно все там кончилось с вашим госпиталем в Инкерманских каменоломнях. И только случай, только шальная пуля и слишком тяжелое ранение, только то, что были вы без сознания, помогло товарищам вашим отправить вас на Большую землю чуть не последним самолетом.

Иначе бы вы там остались... Видите, я все знаю... Остались бы и, коли удалось бы вам выжить, не иначе - попали в наш лагерь. Или в другой, такой же. Так оно и было: к нам попал не один севастополец. Поэтому считайте, что человек, о котором я прошу, испытал то, что, может быть, предназначалось вам. Да, с каждым, кто был на фронте, могло случиться такое. Но далеко не каждый смог бы пройти лагерный искус. Я не боюсь говорить так, потому что знаю своих товарищей. А Панин среди них - лучший.

Врач молчал и смотрел теперь в открытое окно, за которым торчал кипарис, хвоя его свернулась колечками от жары. Токарев подумал: "Сейчас выгонит". Но тот спросил:

- Что с ним сейчас?

- Галлюцинации... Как я понимаю, крайнее истощение нервной системы.

- Это что, началось еще... там? - он почему-то не смог выговорить слово "лагерь".

- Нет, недавно. Он - биолог, генетик. А вы, конечно, читали доклад и выступления на сессии ВАСХНИИЛа и, надеюсь, понимаете, что это такое...

Полковник сдвинул брови невольно.

- Но здесь не богадельня, и я не имею права...

- Богадельня? - переспросил Токарев шепотом, встал и, сжав мосластые кулаки, шагнул к столу. - Богадельня?.. Вы пришли с войны в орденах, вы... и вас, всех вас встречали здесь с оркестрами. А уж в День Победы качали на руках даже самого последнего обозника. И правильно! Так и должно было быть! А что получили мы? Что? - он подергал себя за выцветшую солдатскую гимнастерку. - Вот? Да это бы ладно! А он?..

Он - ученый, настоящий ученый, еще до войны одну из его статей опубликовал журнал английского Королевского общества. И пошел на фронт добровольцем, и в лагере... Да стоило ему назвать в концлагере свое подлинное имя, немцы дали бы ему все блага. Но он не сделал этого, нет! И после освобождения год валялся на госпитальной койке, и никто ему ничем не помог, потому что родных у него нет: он беспризорник, рос в детдоме. А сейчас... Да что говорить! Хотя бы сейчас вы вернете ему, что он заслужил. Не все: малую толику!.. Хотя бы ему! Вы - и никто иной!..

Токарев кричал. И полковник перебил его тихо, устало:

- Послушайте, вам бы самим полечиться надо. Что вы на меня орете?.. Как его звать?

- Панин. Владимир Евгеньевич Панин.

Полковник вылез из-за стола, багровый, пыхтящий, белесые брови и те обозначились на лице резко. Прошел к умывальнику в углу кабинета, у двери, снял халат и долго мыл руки, намылив их раз и второй, будто к операции готовил себя. Наконец буркнул:

- Ладно. Дайте телеграмму своему Панину. Пусть приезжает.

- Правда? - Токарев не верил.

Тот молчал.

"Еще передумает!" - с испугом сказал себе Токарев и выскочил из кабинета, открыв дверь ногой.

Панин приехал в последних числах апреля. Полковник, главврач, назначил ему курс лечения. Поместить в палату, правда, не смог, но договорился о том, чтоб Панину дали номер в гостинице, сказав:

- Путевками я не распоряжаюсь. Столоваться можно в санатории, а вот с койкой...

- Спасибо! Койку найдем! - перебил его Токарев.

Панин смотрел на врача виновато, печально. Был он, по описанию Аргунова, невелик ростом, ходил в тенниске, великоватой ему, отчего узкие руки выглядели слишком уж тонкими, бросались в глаза. Но руки эти не угнетали: на жесты Панин был так же скуп, как и на слова, и все движенья его были сдержанны, точны, словно он оберегал пространство вокруг себя, очерчивая его быстро, несуетно. На лице выделялись глаза:

среди морщин, не по возрасту глубоких, они выглядели противоестественно - голубыми, удивленными как бы.

Токарев отвел друга в дом Пасечного, который выделил начальнику строительства горсовет, - старая дача на берегу моря, в таком же старом, заросшем травой саду. Собственно, сам Пасечный на даче и не жил, лишь наезжал - раз, два в месяц. Ютился на стройке, в вагончике, а дом пустовал. Лишь недавно приехала сюда из Москвы дочь Пасечного Мария: в этом году она окончила университет, защитив диплом досрочно.

Ее мать была бригадиром женской бригады землекопов, Пасечный познакомился с ней на одной из первых крупных среднеазиатских строек, - он и тогда, там был начальником.

После того как родилась Мари-я, Семен Нестерович всячески, даже силком заставлял жену бросить непомерную для нее работу, пойти учиться, но та не захотела расставаться с бригадой и вскоре погибла: ее задушило землей в случайном завале.

Больше Пасечный не женился. И теперь Мария в доме этом, громадном, прохладном, хозяйничала одна.

Панину по невысказанной просьбе, угаданной ею лишь по глазам его, улыбнувшимся, когда он поднялся на второй этаж, Мария отвела комнату в мезонине.

Солнце сквозь вершину могучего грецкого ореха, сквозь овально-резные листья разукрасило пестро некрашеный пол, стены, сбитые из строганого, сучковатого теса. Пустая, веселая комната. В ней-то, над койкой, и повесил Панин портрет мальчишки-лисенка, который потом перекочевал в следственное дело Токарева. Из-за этого рисунка Токарев не любил заходить в комнату друга.

Так они и зажили - вдвоем во всем доме, Мария и Панин. А Токарев, хоть на час, на четверть часа, но забегал к ним чуть не каждый день.

Панин почти не разговаривал, даже не спрашивал ничего. Но Мария заметила: рассказывать при нем все равно интересно - у него глаза слушающие. Впрочем, поначалу его как бы и не было на даче вовсе, он возникал лишь тогда, когда появлялся Токарев. А этот - любил выведывать тайное, в первую же встречу пояснив:

- Я вашему отцу, Мария, сразу поверил. И он - мне. Это удивительно. Для меня, во всяком случае...

В лагере особенно усердно нас учили - подозревать друг друга, видеть плохое в людях, самое подлое в самом честном. Но значит, не выучили, раз возможна была такая вспышка доверия... И уж коли вы - его дочь и, я вижу, похожи на него, давайте и с вами заранее условимся: только предельная откровенность во всем.

- По-иному-то я не обучена, - резковато ответила она, не взглянув на него: накрывала на стол, к чаю.

- Побеждает рискующий. На этом вы и сошлись, - сказал Панин Токареву.

- Ты думаешь? - спросил тот озадаченно. - Но ведь мне и рисковать-то нечем! - и подергал себя за выцветшую гимнастерку.

- Она тоже риска стоит, - тихо сказала Мария.

Токарев рассмеялся.

Разговор шел в беседке, увитой виноградом, уже распушившим листы. Лишь одна сторона беседки - распахнута к морю. И море будто бы врывалось в домашний уют, высвечивая белую скатерть, потемневшее серебро подстаканников, граненую вазочку с вареньем...

Панин смотрел на Марию одобрительно: ему нравилось, как она держит себя, ее тон, независимо-ироничный, который она переняла от отца. Сказалось, должно быть, что росла Мария без матери.

Речь зашла о ее дипломе. Мария - искусствовед - писала о скульпторе Голубкиной. И спешила с защитой, потому что дом-музей Голубкиной вот-вот должны закрыть, Голубкина сейчас - не в чести.

- Так почему же вы за эту тему взялись? - спросил Токарев.

Вот тут-то и заметила Мария впервые, какие заинтересованные, переживающие каждое ее слово глаза у Панина. И отвечала - ему, не Токареву, так получалось само собой.

- Потому и взялась, - она пожала угловатыми плечами. На ней был ситцевый сарафан.

- Но ведь если выбирать по принципу - кого сейчас закрывают, если по этому только принципу, многих взять можно! - Токарев посмеялся. - Были же и другие причины у вас?

- Были. Она же мастер настоящий. А потом... Голубкина никогда никому не льстила. Хотелось научиться ее прямоте...

- Научились, - заметил Токарев не без насмешки.

Она спросила с вызовом:

- Да вы работы ее видели когда-нибудь?

- Если честно, - нет.

- Что это вы все честность свою оговариваете? - воскликнула она. Токарев чуть покраснел, смутился, и теперь уже на него Панин взглянул с удивлением. Тогда, как бы давая время Токареву прийти в себя, будто жалея его, Мария рассказала: - Есть у нее несколько работ: "Иван Непомнящий" портрет этакого покорного, униженного человека, старуха дряблая - тоже из народа. А один портрет так и называется "Раб", его прототип недоучившийся студент из Зарайска: лоб низкий, челюсть неандертальская, а самоуверенность - невероятная! Ею даже уши светятся!.. Голубкина и перед народом, так называемыми простыми людьми, не угодничала. Не только прославляла человека идущего, но и показывала - уснувшего. Вот ее и обвиняют теперь в "искажении облика"... Диплом мой чудом проскочил.

Глаза Панина спрашивали. Мария не могла не ответить:

- Правда, чудом... Может, потому, что я ни с кем не сравнивала Голубкину?.. У нас есть такая манера:

сравнивать, унижая другого - даже невольно: вот он-то, дескать, велик, а этого не умел. А зачем? Настоящий талант не нуждается в умалении других, совсем нет!

Наоборот - пожалуй. Бывает, разглядит такое, чего и вовсе нет в этом другом, и похвалит... Люди восторженные Голубкину чуть не выше Родена ставили, ее учителя.

Но сама-то она - это письмо недавно стало известно, фотокопию прислали из музея Родена, в Париже - ему так написала: только вы дали моему взгляду на мир уверенность. А без уверенности в себе - какой же скульптор!..

- Хорошо написала, - сказал Токарев.

- Но это так естественно! - воскликнула Мария, горячась. Благодарность к учителю. Да если исчезла она - считай, все исчезло! Ты недочеловек!..

У Марии, кажется, обо всем было не по годам определенное мнение - уж очень категорична. Хотя по внешнему облику ее такое и не предположить. Если была в лице, фигуре ее какая-то решительность, - только в выпуклых скулах. Вычерчивалось ими что-то от симпатичного, цепкого зверька. А в тенях под глазами, кругло-карими, в волосах, обрезанных коротко, помальчишечьи, выделявших не слабую, но хрупкую шею, острые выступы ключиц, - во всем этом была, напротив, робость.

А все-таки получалось: вроде бы Мария, девчонка еще, чуть ли не лекции читает этим пожившим и все увидевшим людям. Она и сама удивлялась этому, но всегда - задним числом. И понимала: именно этого они и хотят, и ждут от нее, им нравится быть с нею вот так - не чувствуя разницы в возрасте. "Да и была ли она, эта разница?" - сомневалась Мария.

Токарев еще спросил:

- Ну, а что же с музеем ее - действительно решенное дело? Закроют?

Мария только плечами пожала. А он тогда заговорил, торопясь:

- Меня, впрочем, не то поражает, как можно взять и отменить, что годами, десятилетиями накапливалось, ценилось, а то, с какой легкостью это совершается! Вот это - уму непостижимо.

- А что же тут непостижимого? - спросила Мария насмешливо, но опять не выдержала взятого тона, загорячилась. - Голубкина - сложна. А сложные люди проще всего уязвимы: всегда можно взять какую-то одну сторону их характера, работы и абсолютизировать до бреда, до противоположного. Вот и станут: доброжелательство - мягкотелостью, темперамент художнический нетерпимостью, сектантством, беспечность ребенка - беспринципностью, артистизм, ни на секунду не утихающий, - формалистическим изыском. И так далее! - она любила этот книжный оборот: "и так далее".

Почему-то эти ее слова заметно взволновали Панина, голубизна глаз стала темной. Брякнув неловко ложечкой, он поднялся, ушел. И вот тут Токарев увидел:

Мария, в сущности, девчонка еще, студенточка. Она растерянно подняла руку.

- Я его... расстроила чем-нибудь?

Токарев усмехнулся.

- Нет. Я думаю - растрогали, да.

- В самом деле?.. Чем же?

- Наверно, ощутил он себя не одиноким с вами.

Как же не растрогаться?

- У него губы такие... глаза... Мне за него страшно.

И молчит все время.

- Это хорошо, что молчит. Я знаю. Значит, выкарабкается, - говорил он шутливо, с улыбочкой, но Мария-то слушала внимательно, настороженно даже.

Спросила:

- Я слышала немного о вашем лагере, о смертном марше этом. Скажите, а никак нельзя было всех оберечь?

- Как? Восстанием? - спросил он резко. - Если б и можно было, это...

Но здесь вошел опять в беседку Панин, он, оказывается, слышал последние их слова и перебил Токарева:

- Выжить и не сойти с ума - вот что трудно, Маша... Помните у Пушкина?

Не дай мне бог сойти с ума!

Нет, лучше посох и сума,

Нет, лучше труд и глад...

И переспросил настойчиво:

- Помните? - глаза у него стали сумеречные.

Она кивнула, поежившись. Но Панин еще прочел:

Да вот беда - сойдешь с ума

И станешь страшен, как чума!

Тотчас тебя запрут,

Посадят на цепь дурака

И сквозь решетку, чудака,

Дразнить тебя начнут...

Он сел. Они замолчали надолго. Токарев не стал спорить, хотя хотелось это видно было. Прервал молчание опять Панин. Будто бы даже смущенно он сказал Маше:

- Впрочем, БЫ на меня вниманья не обращайте.

И что молчу - тоже ерунда. Там, - ему, должно быть, трудно было пояснять, где "там", - меня отучили комментировать еслух. Противно! - И, помолчав, пояснил:- Любой комментарий всегда может выглядеть поучением, понимаете? - он, будто и ее осуждая, произнес это. Она не поняла почему. Но все же кивнула ему, пожалуй чересчур поспешно. Он усмехнулся уголками губ.

Но Токарев-то приметил это и перевел разговор на иное, рассказал, как начальник городского СМУ пробовал оспорить договор с Пасечным, отказывался бетонировать фундамент подстанции и даже пытался как-то подпоить Токарева в ресторане, чтоб переманить его на свою сторону, - хотя рассказывал обо всем этом Токарев в лицах, смешно, Панин опять внезапно встал и ушел.

Мария спросила:

- Что - он?

С усмешечкой Токарев пояснил:

- Не выносит такой вот болтовни. А может, время на нее жалеет. Признает только исповеди, да и то-не всякие. Такую, как наша, - да. Но помню, он оборвал одного, который жаловался, что жена - плохая хозяйка и из-за того у них жизнь рушится, - Владимир ему сказал: "Знаете, исповедь - это жизнь сердца, а не урчание в животе. Помолчите!.."

Мария рассмеялась и воскликнула:

- Как здорово! А? Михаил Андреевич!

И будто бы взгляд ее стал мягче, светлей, и даже угловатые плечи округлились. Сидела потом притихшая.

Панин вернулся в беседку вместе с Семеном Нестеровичем Пасечным.

Это был человек с биографией, можно сказать, фантастической, если вдуматься в нее серьезно. Даже Панин проговорил как-то с недоумением:

- Не пойму, чего больше в этих социальных мутациях Пасечного - абсурда, утверждения сущего?..

Он родился в семье батрака где-то на Западной Украине. Мальчишкой еще ушел странствовать с отрядом Котовского, а потом попал в Первую Конную армию, добрался с ней до Варшавы, оттуда - в Среднюю Азию, воевал с басмачами, пока жестокий сабельный удар по голове не уложил его надолго в госпиталь. Врачи в кавалерию возвращаться запретили, и попал Пасечный в инженерную академию, стал военным фортификатором. То уходил из армии, на мирные стройки, то возвращался в нее, дослужился до высокого чина, а в тридцать шестом году ушел воевать в Испанию - батальонным комиссаром. В Испании его еще дважды тяжело ранили, выжил чудом - выходила простая крестьянка в какой-то заброшенной деревушке.

Было это близ города Памплона, Пасечный из-за болезни и места те помнил плохо, но посейчас чаще других пел испанскую народную песню, там сочиненную:

Прощай, Памплона,

Памплона,

Любовь моя!

Когда же, Памплона,

С тобой увижусь я?

Не за ножки, не за глазки Я к девчонкам льну, - Потому что призывают Защищать страну...

И когда он заводил ее глуховатым, небогатым своим голоском, у него глаза грустнели; Мария немедля подсаживалась, обнимала отца, подтягивала, становясь похожей на паренька, и отец веселел, улыбался.

За Испанию Пасечного наградили орденом, но был он неуживчив с начальством и демобилизовался сразу по возвращению в Россию, в тридцать восьмом году.

Опять ушел на мирные стройки рядовым инженером, и будто бы все прежние друзья позабыли его.

А с началом войны его вновь вспомнили, назначили руководить крупным строительством на Урале, "закрытым", как тогда говорили, и, чтобы соответствовал должности, произвели в генералы, теперь уже - войск МВД. Демобилизовался он в очередной раз - всего год назад и будто бы опять со скандалом, - никак не хотели его отпускать.

Столько было всяческих, самых неожиданных поворотов в его жизни, что они напоминали о себе на каждом шагу - пустяками.

Пасечный увидел на столе в беседке раскрытый томик Шолом-Алейхема, полистал и, рассмеявшись, спросил:

- Хотите расскажу историю - ну, совсем в духе Шолом-Алейхема?..

Рассказал: год назад он впервые после гражданской войны смог попасть под Ужгород, на родину, к отцу, который остался жить там. Да, в сороковом, когда присоединили Западную Украину и можно было - по идее - поехать туда, по многим причинам его из Средней Азии, где он работал, в отъезд не пустили, а вскоре - война, а после войны - еще год ни с места, был это пусковой год на очередном строительстве, и вот только в сорок седьмом выбрался... Ехал в форме генерала МВД. Тут еще шалили бандеровцы легковую машину Пасечного сопровождал эскорт мотоциклистов.

Отец к тому времени обзавелся своим хозяйством, хуторским. И как раз гнал он самогонку в овине, когда увидел: с проезжей дороги не торопясь выруливают на тропку милиционеры на мотоциклах. Засуетился старик, забегал от избы к овину, а над соломенной крышей его - синеватый дымок курится. Пасечный приметил все это еще издалека, из машины.

А когда вылез к отцу, вытянулся перед ним, сняв фуражку с седой головы, тот никак не мог поверить, что это - сын его, потерянный три десятка лет назад и только недавно объявившийся да и то заочно, в письмах. И долго еще глаза старика оставались испуганными.

Только часа через два, когда отобедали и выпили свежего первака, отец признался:

- Я ведь думал - за мной, арестовать хотят за самогон этот, чтоб ему сгореть синим пламенем!

Пасечный рассмеялся, спросил:

- А что же ты к дому-то бегал? К дому и обратно в овин, - я же видел.

- Ну как же! Сноху предупредить: мол, ты знать ничего не знаешь - я один в ответе!..

История вроде смешная, но Пасечный рассказал ее без улыбки, а закончил словами горестными:

- Отец сидел за столом такой маленький, худоплечий, - я его совсем другим помнил! И он все вздрагивал этими плечами в выцветшей рубахе, васильковой какой-то, а голова рыжая... Я обнял его, чтоб не видеть, как они прыгают, плечи-то, васильки ржаные, а он вдруг всхлипнул, меня пожалел: "Седой ты, Сеня..."

Помолчал и еще добавил грубовато - Марии:

- И все тебя звал к себе. Дед ведь он твой! Ты понимаешь это?

Мария, словно о другом думая, грустно спросила:

- Хочешь, завтра уеду?

- Осенью... Осенью отпущу. А сейчас ты здесь нужна: вот, за гостем ухаживать, - он кивнул на Панина, - и мне нужна: я ведь тебя год не видел!

Панин вскинул было глаза протестующе, но Пасечный предупредил его властным жестом короткопалой руки: и обсуждать, мол, нечего.

А Мария, сидя на дощатых ступенях беседки, у самых ног отца, глядя в море куда-то, мечтательно проговорила:

- Хорошо как, что дедушка есть у меня...

- Дед-то, может, и есть. А отца - нету.

- Ой, папка, ну что ты говоришь! - она даже рукой прихлопнула досадливо.

- Верно говорю. Отцом ведь нельзя быть: им только стать можно. А какой я тебе отец? - видимся месяц в году какой-то. Да и как видимся-то? - он обвел взглядом сад, дом. - На тычке: ничего своего, квартиранты.

- Умный ты, пап, а глупый, - Мария рассмеялась счастливо, смех у нее был открытый, она не стеснялась его. - Ведь тем-то и хорошо! Иначе б я здесь дня не прожила, в хоромах таких!

- Это почему же? - недовольно спросил он.

- Стыдно было бы.

Он усмехнулся, взлохматил рукой ее короткие каштановые волосы, а она, уловив мгновенье, прижалась щекой к ладони его.

- Понимаю, - и вспомнил, повернулся к Токареву. - Слушай, Михаил, что Штапов этот лезет ко мне насчет тебя? Чем ты ему не потрафил?

Токарев рассказал устало:

- А это все - анекдоты... Он ко мне пристал както. "Вы говорит, вызывающе бедно живете. Это - противопоставление себя начальственному составу строительства! Зарплату вам назначили подходящую, комнату в общежитии предоставили отдельную. А она у вас - пустая, на плечах обноски солдатские. Непорядок!..

Хотите, говорит, ордер вам на френч выдам, или хоть толстовкой какой обзаведитесь..."

- Толстовкой? - Мария рассмеялась. - Михаил Андреевич, миленький! Обзаведитесь! Вам бы пошла толстовка!

Он, взглянув на нее обиженно, замолчал.

Тут внезапно вклинился в разговор Панин, не к месту вроде бы:

- У нас один завкафедрой в университете... из учеников Кольцова... после сессии ВАСХНИИЛа, естественно, подал заявление об уходе. Его не отпускают: оголили совсем биофак, так хоть кого-то из стариков надо для представительства удержать, номинально. Он бросил в университет ходить, совсем бросил, даже за зарплатой. Тогда прислали домой к нему кассира. Старичок, такой интеллигентный, с меньшевистской бородкой, говорит: "Уж вы меня не подведите, просили расписаться, оформить ведомость как следует быть..." Вежливый. Как отказать?.. Расписался. А жил-то во дворе университетском, тут же. Так деньги взял и на балкон вышел, всю пачку распустил по ветру; на просторе славно так летели бумаженции, рассыпчатые!..

Панин умолк. И все глядели на него выжидаючи.

А он встал и пошел в сад.

- Так чем же дело-то кончилось? - сердито спросил Пасечный.

Панин сказал, как бы удивляясь, что об этом говорить надо:

- Уволили, конечно. Разве деньги можно выкидывать?.. Это и возмутило больше всяких протестов, антивасхниловских...

Ушел, не оборачиваясь. А Токарев, глядя ему вслед, пояснил грустно:

- Между прочим, он сам и есть этот завкафедрой.

Имею агентурные сведения из Москвы. Но Панин-то не знает о том, что они до меня дошли, а то бы не стал рассказывать...

- Нет, правда? Он? - мучась за Панина, воскликнула Мария.

Токарев только плечами пожал. А Пасечный, гмыкнув сердито, сказал ему:

- А ты-то сам понимаешь хоть, какие ассоциации с тобой?.. Ну, а ты-то что? Ты что - Штапову?

- Я ему говорю: "Алексей Егорович, я хочу счастливым быть. А чтобы быть им, нужно обладать только самым необходимым, таким, чего потерять нельзя, - это моя религия"...

- Ну? - нетерпеливо проговорил Пасечный.

- Он ругается: "Религиозную пропаганду вы мне не устраивайте, очки не втирайте!.." Послал его к черту.

Что же еще! - буркнул Токарев.

- Дела-а, - протянул Семен Нестерович. - Но насчет счастья это ты загнул: быть счастливым - это особый талант нужен. Вот у меня в жизни уж чего только не было! А чтоб счастливым... ну может, в детстве лет до шести - был. Впрочем, вру! Потом - тоже, несколько дней найти можно. Вот в Испании был такой блаженный денек один, - он закрыл глаза, насупил седые брови, замолчал.

- Какой денек? Пап, расскажи! - попросила Мария.

Пасечный будто не слышал ее, опять повторил:

- Дела-а!.. Дошлый он мужичонка. - И пояснил: - Его прислали мне из крайцентра, в нагрузку. Теперь - не отвяжешься.

- Но ваша-то чистота вне сомнений. Для него даже, - не без иронии заметил Токарев.

Мария взглянула на него укоризненно. Но отец и этого будто не заметил, вскочил, заходил нервно по веранде. Он был чуть пониже Токарева, но куда грузней, основательней. Заговорил раздраженно:

- А-а!.. Моя чистота!.. Может, она всего-навсего - от брезгливости. Для дела-то, я вам скажу, полезней хоть иногда погрязнее быть. Только и не позволяет - брезгливость!.. Комиссия эта на стройке...

Тут вернулся на веранду Панин, и старик к нему шагнул, будто б поддержку ища:

- Вот вы, Владимир Евгеньевич! Вы не в курсе, конечно, но вы вернее, может, нас всех оцените, подскажете: как мне с комиссией государственной себя вести... Понимаете, песка настоящего у меня в горах нет, только сланцевые. Возить с побережья - дорого.

А сланцевые, если уложить их в бетон, при черноморской этой жаре, при длительных перегревах - рассиропливаются, не держат... Так я опыт сделал, еще несколько лет назад, чтоб не гонять попусту машины, которых мало: специальный куб построил - тело его из сланцевых песков с цементом, а оболочку - из обычного бетона. Простоял кубик мой два года - и хоть бы что ему! Посчитал: плотина при таком-то способе вдвое дешевле государству обойдется, вдвое! - не шутка.

Так и начал укладывать ее. И вот комиссия наехала, во главе - главный бетонщик министерства. Запретить! - кричат... А я знаю: оформи я рацпредложение и включи его фамилию в список, и все будет не то чтобы шитокрыто - нам славу пропоют на весь Союз; глядишь - и лауреата присвоят!.. Но ведь я даже на себя такое предложение не составлял, не оформлял: я - инженер, и мне зарплату платят именно за то, чтоб я думал! Понимаете?

Панин кивнул. У него вид виноватый был, пристыженный будто. И видимо, это распалило Пасечного еще больше. Он и рукой по столу пристукнул.

- Нет, вы представьте! Он теперь от меня лабораторных всяких испытаний требует, чтоб все формулы ему вывести, а производство до тех пор прикрыть. Десятки машин, шесть бригад бетонщиков, бетонный завод - прикрыть! задышал тяжело, что-то посвистывало у него в больных легких. - За формулами ум потерял!.. Что же делать мне?

Панин вздохнул, промолчал.

Мария вдруг рассмеялась тихо.

- Ну что ты смеешься?.. Что? - прикрикнул отец сердито.

- Так... Вспомнила.

- Что вспомнила?

- Да безделицу... У Коровина, художника, в воспоминаниях случай один. В училище у них два преподавателя - Сорокин и Прянишников - постоянно спорили, нужно ли живописцам знать анатомию, а если нужно - подробно ли... Сорокин крикливый был, вроде тебя, пап, и в запале утверждать стал, что даже конструкцию внутренних органов знать непременно необходимо. "И кишки?" - спросил Прянишников. "И кишки!" - "Ну хорошо! - Прянишников говорит. - Я тебя писать буду, Евграф Семеныч, в шубе. Но сначала я напишу кишки, потом рубашку, жилет, сюртук, а уж после всего - шубу..."

Пасечный рассмеялся, подхватил:

- Вот-вот! И он кишки эти требует рисовать! Ну зачем?

Повеселев, сел на прежнее место, притянул Марию за плечи к себе. А та из-под руки отца украдкой взглянула на Панина. Он сидел сгорбившись, голубые глаза его были по-прежнему виноватыми, будто б выцвели от вины.

"Да что он такой! Нельзя так! Замучает он себя!" - подумала Мария не без досады. Отец увел ее, готовить ужин. Токарев спросил Панина:

- А за что ты Марию давеча срезал?

- Цитирует она все время. Не свое, - Панин поморщился. - Голубкина и остальные для нее - средство.

- А цель?

Панин пожал плечами. И Токарев возмутился:

- Что ты хочешь от нее? Только-только со студенческой скамьи спрыгнула! Мы что, в ее годы лучше были?

Панин молчал.

Когда все это Аргунов пересказывал мне - дотошно, в лицах, то и дело меняя интонации, - я иногда начинал сомневаться в его точности, спрашивал:

- Анисим Петрович, ну откуда вам знать, что они там вдвоем толковали? Или что Мария в тот миг подумала? - уж в мысли-то ее вы влезть не могли!

Он смеялся, довольный.

- Да ведь и я тоже в беседке той сидел. Они ко мне привыкли, как к собственной тени: вроде тут я, и нет меня. Я ж в их разговоры не вязался, хотя и казалось, например, что Панин просто придирается к Маше.

Не знаю уж почему... Что в самом деле: "цитирует", "средство"! передразнил он. - У нее же интерес был к высшей материи! Не то что у моей вот, Дины: в голове одно женство! - Он помолчал и, чтобы быть до конца точным, счел все же необходимым пояснить: - Даже если интерес этот возник случайно. Она рассказывала, как у нее роман с Голубкиной начался. Жила Мария на Большой Семеновской, в Москве-то. Район окраинный, заводской и, может, самое красивое место - Немецкое кладбище: деревья старые, еще с петровских времен, тишина, дорожки песком посыпаны, кованые ограды и прочая фурнитура. Она туда с друзьями гулять ходила. А там-то и похоронена Голубкина.

На могиле ее - Христос, ею же сработанный, мраморный, изможденный, истовый из себя. Так старухи всякие, из простых, к этой могиле ходили молиться на Христа, вместо церкви. Лбом землю трамбовали. А то и целовать лезут мрамор-то, свечки ему ставят. Вот это и восхитило Марию-то. А уж дальше само собой все закрутилось. Так что плохого в этом? - спросил он раздраженно. - А Панин, между прочим, сказал: "Видел я этого Христа: сладостный". Потому, дескать, и целуют все, кому не лень. Настоящее искусство, мол, никогда плотских чувств не будит. Ну, что-то в этом роде он толковал. И насчет восприятия искусства - внешнее бывает, а бывает внутреннее. Я тогда не очень понял. Но и сейчас думаю так: даже если скульптура эта плохая, а у Марии вкуса не хватило оценить, - все же интерес-то у нее был? Был! Так нужно ли ее сбивать с этого интересу?

- Чем же он сбивал?

- Да вообще-то ничем! - подумав, воскликнул Аргунов, сам себе удивившись. - А только мы-то все Марию любили, все в нее влюблены были, да! И он - тоже, я видел. Потому и казались мне эти фразы ненужными, вроде - наперекор себе. Или он от ревности так? Не знаю, врать не хочу... А мысли Марии - что тут удивительного? - я многое о ней знал, о чем никто не догадывался. Она меня вроде поверенным своим выбрала. Говорит: "Уж очень надежное у вас имя, дядя Анисим". Даже письма свои показывала. Одно Панину. Я отсоветовал отправлять...

Старик растрогался. Чтобы успокоиться, допил чай из чашки залпом, как пьют водку. Вытер усы, вздохнул.

- Эх, времечко было!.. Не о том вы меня спрашиваете, Владимир-свет Сергеич, не о том!.. Вот, к примеру, придумали мы формулы: "от каждого по способностям", "каждому по потребностям". Они, конечно, верные. Но ведь если их с другой стороны повернуть, что получится? Куда бы там общество ни шло, всегда будет существовать закон умеренности: свобода не безгранична. И может быть, идеальный человек - это человек, который может ограничивать свои желания. Высшая добродетель - умеренность, так? - спросил он настойчиво. Я промолчал. Но он и по взгляду моему понял: вовсе не по душе мне эта доморощенная философия. Загорячился: - Главное, чтоб не выкрикивать ничего, не выносить приговор, это, мол, правда, а это - нет. Газетчиком я тоже был, тогда считал, а сейчас еще больше убедился: наше дело - накапливать факты, исследовать, и только!

- Это что же, помалкивать в тряпочку? - начинал спорить я. - Где конец вашим исследованиям? А если они бесконечны, выходит, правды совсем не сыскать?

- Она есть! - старик встал, заходил по комнате. - Есть! Но не я, слабый, ей судья. Возьмите вы память нашу, нынешнюю, и будущую. Это же все равно, что ЭВМ разных поколений: в первой всего сто бит информации, а в третьей - уже семь тысяч бит. Разницы? Из тех же фактов две машины вовсе разные выводы могут сделать! Поэтому и нельзя спешить с выводами. Не торопись отвечать, торопись слушать!

- Да ведь мы не машины! Наша память - живая, в ней кроме фактов эмоции, любовь, ненависть.

- Вот про то и толкую я! - он торжествующе поднял руку. - Не надо воли давать чувствам всяким. Высшая добродетель - умеренность.

Спор возвращался на круги своя. Черт меня дернул ввязаться в него: лучше ничего не спрашивать, не перебивать Аргунова, пусть бы и излагал факты - большего мне не нужно. Я спросил как мог мягче:

- Но Панин-то тут при чем, Анисим Петрович?

- А при том! Ничего вы, значит, не поняли. - Старик помолчал и добавил устало: - Уж очень въедливый он был, Панин...

Я взглянул на часы.

- Засиделись мы... Замучил я вас, Анисим Петрович?

- Второпях-то слепых рожают! - желчно ответил он. Невозможно было угадать, каким настроением у него аукнется самый невинный вопрос. Аргунов прислушался к чьим-то тяжелым шагам под окном и сказал, уже печально: - Не дождешься ее. Будем сами укладываться.

Он постелил мне на своей тахте в той комнате, где мы сидели, а сам лег на раскладушке в соседней, у дочери.

Я уже задремал, когда вернулась Дина. Слабый свет мерцал на известково-белых стенах, и в нем со сна мне показалось: мальчонка-старик на рисунке Корсакова двигается, выхватывая по-воровски быстрыми движеньями что-то из комнаты и мгновенно прячась в желтом фоне портрета.

Дина запуталась в занавеске дверного проема и чертыхнулась тихо.

- Опять у Лешки была? - спросил Аргунов.

- Не все ли равно, у кого?

Они говорили шепотом, но мне все слышно было.

- Ох, дочка, доченька-а! - протянул он, печалясь. - Что ты мечешься! Что ты меня-то маешь? Я же все сделал для тебя, что мог. Все дал!

- Того, что надо, не дашь.

- А что тебе нужно? Что?

- Спи, отец... Если б я знала.

- У этого кобеля, что ль, узнаешь, Дина?

- Так ведь ты и мне собачье имя дал, должна я его оправдывать?

- На все меняться? Ну для тебя ли такое?

- Коплю информацию. Главное - копить информацию. Ты знаешь, когда я своим пользуюсь, а когда чужое беру? - она отвечала лениво. Видно, не первый раз у них шла этакая перебранка, она странным образом продолжила и наш с Анисимом Петровичем спор. - Вот я и коплю.

- Ну зачем ты ко мне так жестока? - он не возмутился: просил.

- Не к тебе: к себе.

Мне неловко было слушать их, и я нарочито громко чиркнул в темноте спичкой, закурил. Они замолчали.

Теперь лишь неясные шорохи бродили по дому, отшатываясь от белых стен. Потоми они смолкли. Сна не было. Занавеска вдруг откинулась, вошла Дина, в давешнем халатике, ярком даже ночью, спросила грубовато:

- А вы что не спите? - она была уверена, что не сплю.

- Зря вы так со стариком... Он добрый у вас.

Она остановилась у окна. Спина ссутулилась.

- Добрый. А нудный.

- За что вам имя свое не нравится?

- А вы знаете, как оно целиком-то звучит? - спросила она с обидой, совсем детской, и произнесла по слогам: - Ди-нэ-ра! А значит: Дитя Новой Эры.

Я рассмеялся невольно.

- Вот-вот! И все смеются!.. У него же не) все дома.

Нафаршировали его высокими словами, как кабачок кашей. Он в ней ложку повернуть не может, чтоб коленки не замарать. А мне - расхлебывай! - она повысила голос.

- Мы отца разбудим, Дина.

- А-а, он уж, если заснет, как топор.

- Имя-то - еще не трагедия... Почему вы с мужем разошлись?

- Куркуль он. И семья у него куркулистая. Он здесь жил, а к мамаше его мы в гости ездили. - Она рассказывала, не поворачиваясь ко мне, нехотя. Больше двух дней я там никогда не выдерживала. Мамаша - зав фермой. И вот тащит оттуда чего ни попадя: брюкву, молоко, сено, зерно, комбикорм. А потом - торгует. Не могла я это молоко пить!.. И потом весь гарнитур его на улицу выбросила: диван-кровать, под бархат обшитый, кресла, шкаф - все сама выволокла.

Кричу: "Забирай свои шмутки ворованные, так твою так!"

Вся улица сбежалась: спектакль.

- Долго он здесь жил?

- Три года.

Мне показалось это невероятно долгим - три года! - и я спросил:

- Значит, три-то года можно было на ворованном диване спать?

- Слушай! И ты мне морали читать? - она вдруг перешла на "ты". - Я же могу и тебя в окошко выкинуть, хочешь? Ты еще меня не знаешь! Я... я стойку на руках могу сделать, хочешь? - у нее голос дрожал от обиды.

- Да успокойтесь вы, Дина. Что вы?

- Думаешь, пьяная, да? - она уже не могла остановиться. - Вот! Смотри! - она, и правда, мгновенно встала на руки, просверкнув мимо окна длинными голыми ногами, и так, на руках стоя, хрипло спросила: - Видишь?

- Дина! Да вы что?.. Вот попал я в семейку!

Но видно, ей нужна была такая разрядка. Уже на ногах стоя, чуть задохнувшись, но совершенно спокойная, она проговорила:

- Ты еще меня не знаешь. - И подошла к тахте, вдруг легла на нее спиной, рядом со мною, приказала: - Подвинься-ко!.. Устала я.

Я посунулся к самой стене и ждал, что будет дальше. Помолчав, Дина сказала насмешливо:

- Если с кем вместе живешь, только и делаешь, что вот так к стенке жмешься. Вот и я... ну все в себе в пружинку стиснула.

Опять замолчала, надолго. Бродили по комнате белые эти тени. Лица ее мне не было видно. Спросил:

- И что же?

- Он шофером был. На грузовике. Попивать начал.

Я сперва за него боялась: в ночь рейсы, мало ли что!..

А потом дружки его, которые ко мне же липли - они все ко мне липли, донесли: он, как поддаст, вовсе не в рейс едет, а тут... к лахудре одной. Проверила: так оно и есть. Ну и уж сорвалась пружинка-то.

- Жалеешь?

Она не ответила, только шмыгнула носом виновато.

Плачет?.. Я обнял ее, она не двинулась, а только попросила неожиданно низким голосом:

- Не надо. Ну что ты, баб, что ль, не знал? Или я - мужиков?.. Раз уж сразу, в баньке-то, не захотел - я видела, - не надо. Не стоит меня жалеть, я жилистая.

Я все же не убрал руку, и она повысила голос:

- Дай хоть раз по-человечески полежать, ну? - и легла посвободней, я убрал руку. - Вот так... Я чую, с тобой этак можно... Ты зачем к отцу-то?

Я тоже лег на спину. Рассказал. Она слушала молча.

В окне совсем рассвело. Корсаковский мальчишка опять застыл недвижно, в этом своем немощно-старческом, но и затаенно-зверином напряжении.

- Господи! - произнесла Дина совсем по-бабьи. - Что только жизнь с людьми не делает!.. Пойду я спать, ладно?

Я промолчал. Она приподнялась на локте и, склонившись, стала целовать меня в лоб, глаза, щеку. Губы у нее были тихие, сухие. Целовала и говорила:

- Спасибо тебе! Спасибо, миленький!..

- Да за что?

Не ответив, она улыбнулась и, выскользнув из-под моей руки, за ней потянувшейся, убежала в свою комнату.

Утренний синий свет не спеша разливался по потолку, стенам, половицам... Кажется, я все-таки задремал.

Во всяком случае, не слышал, когда Дина ушла из дома.

И больше уже я ее не увидел. До вечера мы просидели с Анисимом Петровичем вдвоем.

Экскаваторы своим ходом загнать в горы не удалось: на узких дорогах неуклюжие машины никак не вписывались в повороты, зависали над пропастями. Тогда-то и решил Токарев развалить станины их автогеном надвое, и так, по частям, взгромоздив на специально смонтированные автоплатформы, только через две недели экскаваторы доставили на стройку.

А тут швом грубым, но крепким разрезанные железа сварили, опять - в целое, и поставили экскаваторы в карьеры. Но - два из трех. Как мне и Ронкин рассказывал, на третий, допотопной иностранной марки, паровой, должно быть, еще времен первой пятилетки, - никак не могли подобрать знающего машиниста.

Вот тогда-то и выманил Штапов компрометирующее Токарева письмо у экскаваторщиков Сидорова и Щетинина: они - и специалисты, и присутствовали при всем при том с самого начала и до конца, перегоняя экскаваторы вместе с Ронкиным, а главное, письмо их - как бы глас народа, к которому не прислушаться вроде бы нельзя. Дескать, подумаешь, неодолимая трудность подыскать на старую колымагу машиниста. Явно, не в том причина. Явно, что-то такое заведомо не так разрезали, сварили.

Сидоров, Щетинин, Ронкин действительно две недели не отлучались от экскаваторов ни на час. И всего хлебнули: и бессонных ночей, и изнурительного труда под обжигающим солнцем, и смертельного риска...

Но как это бывает в жизни, смерть в эти дни настигла не того, кто заведомо ходил рядом с ней, а человека тихого, пережившего немецкую оккупацию и теперь стерегущегося всего и вся, - то была жена Ронкина.

Она болела диабетом и родила недавно сына, вопреки запретам врачей. Ослабела - очень. Но уже ходила и наверняка встала бы на ноги совсем, если бы наладиться ей с диетой, если бы можно было каждый день доставать для нее свежие овощи, молоко, не порошковое, нормальное молоко, не маргарин, а масло, творог, немного мяса, не солонины только, - пустяки, в сущности. Не надо было никаких особенных разносолов.

Но поселок гэсовцев был временный: палаточный городок. В те годы строительство хоть сколько-нибудь доброго жилья для самих строителей считалось роскошью недопустимой. И магазин в этом таборе был сбит из обрезков теса - покосившаяся халабуда, в которую, если б и было что, не завезешь ничего путного.

И снабжался он по какой-то выпадавшей из всех инструкций категории: часто попросту нечем было отоварить карточки.

Как на беду - одно к одному - поселковый врач был только-только из института, не смог угадать признаков диабетической комы. А приступ был тяжелейший - с судорогами, потерей сознания, и сама Ронкина, которая уже знала свою болезнь, ничего подсказать врачу не могла. Он думал, у больной крайнее истощение, и ночь и день - сутки напролет - не отходил от нее, добросовестно пичкал ее глюкозой, хотя именно от избытка сахара в крови, от того, что не мог организм усваивать его, жена Ронкина погибала.

Семен Матвеевич, узнав о приступе, примчался на попутке, но увидел лишь последние минуты агонии и ничем уже помочь не успел. От внезапности случившегося он вообще не мог ничего говорить, даже упрекать врача не мог, а только казнил себя мысленно зато, что не уследил, не уберег...

Но казнил себя из-за этой смерти не только Ронкин:

Пасечный - тоже. Когда узнал все подробности случившегося, диким показалось, что в благодатном прикавказском, прикубанском краю человек погибает всего лишь от нехватки каких-то огурцов, молока... Да оно и на самом деле дико было.

Пасечный пришел на похороны и винился перед Ронкиным принародно. На следующий день снял с работы начальника ОРСа, а экскаваторщика вызвал к себе, усадил напротив, подвинул к нему по столу несколько пачек денег, перехваченных черненькими аптекарскими резинками, сказал:

- Вот тебе для начала, Семен Матвеевич, двадцать тысяч рублей, чтоб тратил без всякого отчета, без квитанций - по надобности. Грузовик дам и двух грузчиков. Отправляйся в экспедицию по всей Кубани, закупай везде, где какие сможешь, харчи - за деньги, или, может, какому колхозу нужно подвезти что-то, перекинуть - колхозы теперь безлошадные, - крутись, как хочешь, но чтоб раз в неделю машину с продуктами на стройку пригонять. Хорошо? А тут - откроем коммерческий магазин.

Ронкин отказывался. Но начальник строительства заключил жестко:

- Не спорь. Кандидатура твоя самая подходящая.

Честность я твою знаю. Знаю, копейки себе не возьмешь. Горше тебя, острее тебя надобность таких экспедиций никто на стройке не ощущает. И уж коли мы всем миром не могли тебе одному помочь, помоги ты нам. Может, и тебе от этого - легче станет. А для мальчонки твоего я уж няньку нашел, не сомневайся, поднимем! За мальчонку я перед тобой - своей головой ответчик...

Ронкину ничего не оставалось, как согласиться.

Он мотался с машиною по всему краю лето и осень.

Сам - за шофера. Грузчикам давал отдохнуть деньдругой, когда гнал машину, полную всякого добра, на Красную речку. Ночь - не ночь, сушь - не сушь, грязь - не грязь, не позволял себе ни минуты покоя, гнал и гнал "газон", спидометр распухал от мелькавших верст, и каждая из них в мыслях Ронкина превращалась в горячую, до дурноты вкусно пахнувшую еду, полную миску еды, поставленную перед голодным ребенком, перед друзьями, выложившими на стол костистые, натруженные тяжкой работой руки, перед женой, которую он теперь так и не сможет никогда накормить.

Гнал и гнал... А сам ел только то, чем отоваривали ему карточки в поселковом магазинчике - сухим пайком, однажды на всю неделю: на продукты в кузове грузовичка наложил для себя жестокий запрет.

К концу осени он потерял чуть не треть собственного веса, и без того невеликого, довел себя до того, что однажды, пригнав машину в поселок, не смог вылезти из-за руля. А когда его вытащил, поставил на землю оказавшийся рядом Токарев, Ронкин сказал ему:

- Спасибо, Михаил... Я, наверное, никогда не доходил так, как сейчас, и улыбнулся.

Токарев хотел выругать его, но взглянул в глаза Ронкина, влажно-коричневые, и увидел, что они - счастливые. Обнял экскаваторщика и вдруг, даже для себя самого неожиданно, зарылся лицом в ворот насквозь пропитанной пылью, потом, машинным маслом куртки Ронкина и так стоял долго, раскачиваясь на длинных ногах, повторяя одно лишь слово:

- Прости!.. Прости!.. Прости!..

А Ронкин улыбался - впервые за все эти месяцы.

И похлопывал друга рукою по плечу легонько, ласково.

Получалось, что Ронкин утешал Токарева, а не наоборот.

Отношения Марии, Токарева и Панина складывались странновато. Панин, как обычно, отмалчивался, и Токарев как бы вынужден был вести разговор за двоих, много шутил, то переводя молчание друга на язык словесный, а то просто развлекая или, точнее, отвлекая Марию, которая все время невольно прислушивалась, приглядывалась к тому, что происходит с Паниным.

Видно было, что необычный человек этот все больше заинтересовывает девушку, сам того не желая. У нее темнели глаза, когда она смотрела на него, ресницы подрагивали, и это никак не вязалось с ее категоричной манерой разговаривать.

Токарев пошутил однажды:

- Интересно, друзья, получается! Если вы, Мария, - Коломбина, - а кем же вам быть, как не ею? - то ты, Володька, конечно, Пьеро. Пьеро несомненный, робкий, растерянный - всему невпопад. Так кем же мне тогда остается быть? Арлекином? Пройдохой Арлекином? - И вздохнул с деланным огорчением. - Амплуа в ваших глазах, Мария, невыгодное! Но что делать!

Придется не выходить из жанра!.. Впрочем... впрочем, ведь и Арлекин бывало! - не одни лишь свои дела устраивал, а чужие - тоже, так?

Мария в ответ улыбнулась ему улыбкой быстрой, смущенной и с благодарной ласковостью скользнула ладошкой по его широкой лапище: мол, мы понимаем друг друга, и ладно, и хорошо, но не надо об этом вслух.

И вдруг Панин вспылил:

- Ну при чем тут Арлекин, Пьеро! Зачем несхожее непременно со своим сравнивать? Другие времена, нравы, понятия, а мы все норовим на себя напялить, будто это - костюм какой-то: один сдернул, в другой приоделся... Этак все неповторное и делается расхожим, а расхожее - нормой!..

Мария вступилась за Токарева: мол, что же, и пошутить нельзя? Панина, дотошливого Панина это еще больше раздосадовало. Он припомнил, что Марии не нравится почему-то одна из скульптур Голубкиной - "Идущий". Оказывается, Панин и эту скульптуру хорошо знал: изображает она голого мускулистого человека, с тяжелым подбородком; вообще есть в нем грубое нечто, весь он из рытвин и бугров, далеко не идеально сложенный, упрямый. Марии даже помстилась в нем неандертальская примесь какая-то, во всяком случае - нарочитость, для Голубкиной вовсе не характерная и тем для нее, для Марии, вдвойне возмутительная, как предумышленный перевес идеи над пластической формой скульптуры... Панин это припомнил и сухо сказал:

- Вот для вас-то, Мария, тем более, если вы думаете специализироваться как искусствовед, эта невоспитанность чувств вдвойне губительна. Она и будет всегда проявляться в таких вот поспешных - "от себя", а точнее "под себя" - оценках. Будто и невдомек вам, что не может человек идущий, впереди других идущий, все удары на себя принимающий, быть приглаженным.

Это - находка голубкинская, спор ее с тривиальными академиками российскими, что герой ее - весь из шишек да ямин. А вы его пригнуть хотите под свою приглаженность, мнимую гармоничность.

Он помолчал и уже тихо, изумленно даже добавил:

- Нет, в самом деле, просто поразительно, сколько в нас напихано этой категорической идейности! Впереди себя на три головы бежать готовы, не чувствуя даже, что бежим-то не вперед, а назад...

Тут и Токарев съязвил:

- А вы заметьте, Мария, как Володечка наш местоименьями распоряжается: все "мы" да "нас", вместо "вы", "вас"... Деликатный!

Панин с удивлением взглянул на друга и больше уж не произнес ни слова, хотя Мария пыталась еще спорить с ним, скорей недоуменно, чем обиженно, наверно, почувствовав правду в его отповеди. Во всяком случае, вырвалась у нее фразочка:

- Да я и сама боюсь, чтоб напускная категоричность моя не сделалась естественной. Иногда поймаешь себя на этом - ан поздно!

А Токарев все настаивал шутливо на своем сравнении с Арлекином и, чтоб подтвердить свою правоту, немедля потащил их в цирк. С этим, правда, ни Мария, ни Панин спорить не стали.

Аргунов любил цирк. Рассказывая о нем, будто купался в подробностях.

Пустырь на окраине города, нетуго натянутый брезент громадного шатра, железные, некрашеные стойки, вбитые в каменистую землю, обтрепанный канат вместо ограды, и тут же - десяток дощатых, стареньких автофургончиков, несерьезных каких-то, а в них - все: и реквизит, и помещения для животных, и гримерные, и жилье для артистов... Расслабленная толпа, слоняющаяся от фанерных ларьков с газировкой к редким деревьям, кустам, к их тени, тоже случайной на этом пустыре. Звонки перед началом представления, - на открытом воздухе они уговаривающе-нетребовательные, но уже после первого наскучавшиеся люди повалили ко входу, толкаясь, натягивая канаты. Железные штыри раскачивались, и казалось, шатер "шапито" вот-вот рухнет на землю.

Такая же небрежная заземленность была и во внутреннем убранстве цирка. Даже микрофона не дали шталмейстеру, пожилому дядьке, и он объявлял номера, смешно надувая дряблые щеки.

Но странно, с первых же его слов, с появлением акробатов, открывших представление, в цирке мгновенно установилась атмосфера особой, открытой простоты. Внешне невыгодный антураж представления, без вычурностей, без давным-давно ставшего почему-то обязательным тяжеловесного парада, без сытой вышколенности партерных мальчиков, - здесь у них даже униформы не было, - все это как бы говорило сидевшим на неудобных, легких скамейках людям: тут ни в чем нет обмана, ничто не заглажено ненужной мишурой, а если даже случится какая-то дешевка, то и она - не от хитрости, а от малого мастерства, не одни же великие, непревзойденные исполнители рекордных трюков сколотились в случайной труппе, а ученики - тоже; вот и надо иных-то артистов принимать, как учеников, радуясь малому, хотя бы их старательности.

Налет таинственности, такой обычный, казалось бы, для любого циркового представления, был снят начисто.

Дрессировщики и клоуны, акробаты и жонглеры не являлись неизвестно откуда и не исчезали с концом номера неизвестно куда, - нет, все знали, что они переодеваются в этих невзрачных, примелькавшихся до начала представления вагончиках, в них же и скрываются потом, и им неудобно, неуютно там, тесно, но они не жалуются: выбегают на арену с честной, не наигранной улыбкой и честно работают, - слишком уж близко к зрителям они, и фальшь не спрячешь - встречай, провожай нас такими, как есть. И от того они становились понятней, а переживания за них - острей.

Я не думаю, что в столичном цирке все так уж заглаженно или искусственно в сравнении с провинциальным "шапито". Но с Аргуновым спорить не стал.

Поначалу Токарев, Мария все-таки пытались смотреть на иные номера с некоторым великодушием, посмеиваясь. Панин - тот нет, тот с первых же звуков "Выходного марша" Дунаевского разглядывал арену с внимательной, цепкой зоркостью; впрочем, кажется, так он смотрел абсолютно на все вокруг себя, где бы ни был.

Но так было только до того момента, как вышли на арену балансеры на наклонной проволоке: он и она.

Она была почти совсем еще девочка, тоненькая, с остренькими ключицами, с грудью, едва обозначенной под стареньким трико. А он - широкоплечий парень с тяжелыми руками мастерового, открытым, добрым лицом. И по тому, как она выбежала и поклонилась - с чуть заметным смущением и явным вызовом, вдруг и Токареву, и Панину - обоим - она напомнила сразу Марию, и они взглянули одновременно на нее и тут же - друг на друга. Оба поняли: не удалось скрыть тревоги, внезапной, непонятной еще, и усмехнулись, пытаясь теперь за этой усмешкой спрятаться. А Мария ничего этого не видела: она смотрела на выбежавшую пару, вся подавшись вперед, уперев слабые руки в колени.

А те двое уже взлетели на проволоку. Работали они легко, но по тому, как напряженно скользили улыбки по лицам их, видно было: легкость эта отнюдь не легкая. Сперва они ходили по проволоке поочередно, вниз и вверх, выполняя рискованные, внезапные повороты, прыжки, и когда поднимались в гору - особенно тогда - мышцы на их ногах будто вытягивались, длинней становились, но и пластичней, упруже.

А потом он носил ее на своих плечах, шесты в их руках вздрагивали одновременно. Ее шест был поменьше, а вместе они походили на реи на мачте парусника, и будто бы невидимый ветер - может, одновременные, невольные вздохи зрителей? - колыхал парус, подбадривая его, наполняя дружелюбною силою. И когда ветер этот стал особенно плотным, паренек насунул на белокурые волосы свои черную шапочку, партнерша встала одной ногой на нее, вторую изогнула в колене, отвела в воздухе чуть в сторону и назад, и так пошли они с верхней площадки к нижней, и лишь теперь по внезапно и широко колыхающимся шестам, по тому, как ощупью, нетвердо ступал он на проволоку, каждый раз - словно в бездну, по лицам их, вдруг потерявшим улыбки, как нечто лишнее, все поняли: вниз идти гораздо труднее, чем вверх. По залу пробежал шквальный шорох. Мария напряглась всем телом, выступающие ее скулки стали будто бы меньше, а лицо оттого - беззащитней, растерянней. В какой-то момент, когда акробаты на проволоке качнулись оба рывком и в разные стороны, шесты заплясали в их руках, Мария, забывшись, охнула и схватилась за локоть Панина, как бы опоры, защиты ища, но тут же отдернула руку. Заметно смутившись, Панин покраснел, было странно видеть на его иссохшем, морщинистом лице этот румянец пятнами.

А та, другая девчонка, на проволоке, уже осталась одна, быстро взбежала снизу почти до самого верха, длинными, пружинистыми шагами, и там повернулась обратно, на секунду замерла, застыла, взвесив, должно быть, строгим чувством каждую унцию хрупкого, такого невесомого своего тела, и, вдруг резко вскинув руки с шестом, сделала сальто назад, поймала безошибочно подошвами обеих ног коварно подпрыгнувшую проволоку и тут же скользнула в шпагат. Тело ее мгновенно стало короче, и равновесие от того держать было трудней, концы шеста заметались, забили по воздуху, как парус, внезапно потерявший ветер, и сразу заметней углубилась пропасть под проволокой, зал охнул испуганно.

Но и это - не было концом трюка: так, в шпагате, пружиня бедрами, девчонка заскользила по проволоке - вниз, вниз, стремительней, неудержимей, и всем уже показалось: падает!.. Но тут партнер, стоявший на нижней невеликой площадочке, подхватил ее под руки, легко подбросил в воздух, перевернул, отпустив, и снова поймал, поставил рядом с собой.

Зал, вздрогнув, заходил, зашатался от аплодисментов.

Мария взглянула на Панина взволнованно и счастливо. Наверное, слишком счастливо, - так, во всяком случае, показалось Токареву. А может, и не только ему, но и самой Марии тоже, потому что она вдруг смутилась и, чтобы скрыть это, в антракте осталась сидеть на месте, а они, двое, пошли курить на улицу.

И там, под вечерним, уже потемневшим небом стоя, Панин вдруг заговорил.

Нет, начал-то разговор Токарев, невзрачной вроде бы фразой, ни к чему не обязывающей:

- Какова гимнасточка! А?.. Какова!..

Но Панин, будто не слышал, не видел друга, заговорил, на него не глядя, и совсем о другом - о большем:

- Смешно! Всю-то жизнь меня вынуждают ходить по проволоке, драться. Но я не могу больше! - Огонек папиросы нервно прыгал в его руке. - Ты же знаешь:

не по мне эта цирковая жизнь, и не борец я вовсе.

Я лучше промолчу там, где другой целую речь произнесет, и отойду в сторону от негодяя, чтоб только не коснуться его, лучше сделаю что-то за лентяя сам, это - легче для меня, чем ему замечанье отмеривать. Ты знаешь!.. А приходится - как в цирке. Вот тебе, - он улыбнулся слабо, это к лицу, по характеру, а я... Зачем?.. Так мало покоя! А мне ведь - не для себя, для работы надо именно на своем покойно сосредоточиться, мне думать надо, а не гоняться по проволоке с шестом в руках...

Токарев молчал, курил, вдыхая дым глубоко, жадно.

Панин, взглянув на него, добавил:

- Прости, что жалуюсь.

- За что же прощать? Чудак! Я рад... Нет, пойми правильно: рад, что ты заговорил. Коли злость наружу полезла - значит, приходишь в норму...

Подсунулся под локоть Токареву кто-то, смутный в полутьме, попросил прикурить. Панин дал ему коробок со спичками, и тот долго, неловко чиркал ими, как будто пробовал зажигать первый раз в жизни. Наконец ушел.

Токарев сказал:

- Ты прав: балаган... Да ведь и тут, у меня - тожеЕще и городок-то оказался какой-то невсамделишный. - И вдруг, улыбнувшись, спросил: - А может, это и к лучшему? Подумай-ка, Володя, взгляни попристальней вокруг. Пусть бы и балаган! Что ж! Это - прекрасные подмостки, чтоб разыграть нечто небывалое еще для нас с тобой. Может, и так, а? - Он переспрашивал, будто дразня, вызывая на что-то. - И будем мы солистами, не иначе, а не статистами в каком-нибудь хоре мертвецов ходячих, - только так! А?.. Подумай-ка! Точно говорю: у тебя, Володя, должна быть одна из главных партий: только тебе и решать, куда и как будет натемповываться пьеска. Ну в самом-то деле! Вот хоть бы и этот поход наш в цирк, - почему бы и его не размалевать фантазией? Глядишь, и необходимой станет, вовсе не чуждой тебе отчаянность акробата на проволоке - без страховки, без лонжи...

Панин взглянул на него вопросительно, и тогда Токарев пояснил еще:

- Девчоночка-то эта, у него на макушке стоя, - балет с улыбочкой, с ручкой непринужденной - в ситуации более чем рискованной, ведь это - Мария наша!

Точно! Или ты не увидел? А? - Панин потупил глаза, и Токарев подтвердил: - Увидел, значит... Не мог не увидеть, - и вздохнул не с обидою: с сожалением, скрытым, но для себя-то решенным и потому вроде бы даже не горестным. - Похожи они, точно... В ней такая же дерзость и такое же врожденное, богом данное чувство равновесия, - а это бы так дополнило тебя, именно тебя! Подумай-ка! А?.. Она сумеет подойти к самому краешку и заглянуть вниз, и понять, и не испугаться - это редкостно ведь, Володя!..

Он говорил все напористей и пытался заглянуть в глаза друга, но Панин с внезапной сухостью сказал:

- Пожалуй, в гимнасточке этой одно достоинство - молодость. Но разве молодость, сама по себе, достоинство?

Так он это выговорил, что ясно было: не об одной только гимнастке речь.

- Ты так считаешь? - растерянно спросил Токарев. - Но ведь переживал ты, я видел!

- Не за гимнастку.

- Вот оно как! - проговорил, будто бы догадавшись о чем-то тайном, Токарев. - Может, и прав ты...

А жаль... Как хорошо-то было бы! А я... Что ж! Я себе выход давно придумал: поеду в Каширу, женюсь на купчихе! Знаешь, чтоб самовар медный был и сама она - как самовар, начищенный, блестящий, пышный! И чтоб погреб, а в нем - огурчики соленые, грибки, рыжики, сало, капуста квашеная, шинкованная, с морковочными блестками красными, а? И всё - в пузатых кадушках, а сверху кружки деревянные, камнями придавленные.

В жару-то в погреб такой слезешь, - ах, хорошо! Володя, а? А покою, покою - столько! - хоть ложкой его хлебай, за всю-то жизнь не выхлебаешь! Может, так и надо? - Тон у него стал теперь откровенно ироничный.

И Панину ничего не оставалось, как только подхватить розыгрыш. Он сказал с ленцою:

- Да ведь ты - не из гурманов.

- Да? - спросил Токарев и вдруг согласился уныло: - Это верно... Это ты прав! И ей, купчихе-то, обидно будет: столько добра бесплатного, еды небывалой, позабытой всеми, а я к этой снеди - без вкуса!.. Ты прав, Володя! А жаль. Такую мечту разрушил!..

Тут послышался звонок - с антракта, и они пошли садиться.

Но второе отделение им почти не удалось посмотреть. Кажется, после первого же номера, после какойто дамы, одетой во все белое, выступавшей с учеными пуделями, вышел на арену шатающейся походочкой клоун, рыжий, как многие тысячи клоунов до него, долговязый, в узеньких штанишках, с шуточками, трюками, избитыми но милыми, которым, кажется, только потому и смеялись, что заранее угадывали их конец, - вышел и вдруг вздернул углом брови на белом лице: оно внезапно стало трагическим.

А клоун показал рукою за сцену, взмахнул кистью, и всем стало ясно: он - об этой, только что выступавшей здесь даме, это она была одета в платье, столь воздушное, трепетное... А клоун уже манил ее руками из-за кулис. Она не шла.

В зале смеялись.

Он недоуменно оглянулся, опять сломав брови углом, и вдруг, распахнув кургузую пеструю курточку свою, вынул из груди сердце и протянул его к ней, за арену.

Нет, конечно, руки его были пусты, но длинные, чуткие пальцы так сложены, так вздрагивали, чуть вразнобой трепетно, что ясно стало: в ладонях его бьется раненное любовью сердце. И, как бы утверждая догадку эту, откуда-то слетел звук: тик-так, тик-так, тик-так, - стучало с неровными интервалами сердце. И зрители засмеялись этому. А Токарев успел заметить: Мария оглянулась на смеющихся возмущенно.

Но они продолжали смеяться. А сердце продолжало стучать. Руки с ним, вздрагивая при каждом ударе, опускались ниже, ниже, будто под тяжестью непомерной.

И вдруг разомкнувшись, выронили сердце, оно ударилось о помост, разбилось, как тонкое стекло о камень - в оркестре звенькнули едва слышно и тут же откликнулись слабым эхом. Но казалось-то, звуки здесь, на арене, рождаются, умирают...

И опять нашлись в зале - хохотавшие. Клоун выпрямился, но не до конца плеч своих он так и не смог разогнуть, - оглянулся, лицо его перекосилось. Он зажмурил глаза, так постоял, шатаясь под взрывами смеха, и, вдруг сгорбившись, словно сломавшись, пристально огляделся вокруг себя, вращаясь на одной ноге - быстрей, быстрей!.. Остановился и, схватившись за живот, тоже захохотал - дико, зло, передразнивая публику.

Хохотал долго, всем стало жутко от того, как он хохочет. А он, так же внезапно умолкнув, со всего маху носком громадного клоунского башмака ударил по своему разбитому сердцу - треньк!.. И еще, другой ногой - тоже! Треньк! треньк! треньк! Погнал пинками осколки сердца по полу. Этот звон осколков даже из-за кулис слышен был.

Ему хлопали долго, азартно. Он выходил, кланялся, с лицом строгим, усталым.

Выбежал жонглер с множеством блестящих булав.

Зал успокоился. Но тут Мария резко поднялась и пошла к выходу. Панин и Токарев, переглянувшись, двинулись вслед за ней.

Догнали уже за пустырем, близ первых домиков, тихих, темных за купами яблонь, долго шли рядом молча.

Наконец Токарев спросил осторожно;

- Вам плохо, Мария?

Подумав, она ответила печально и искренне, как бы удивляясь самой себе:

- Нет. Хорошо.

И по тому, как она это сказала, они поняли: убежала не из каприза.

А Мария продолжала размышлять вслух:

- Слишком уж хорошо!.. Да, именно так: недопустимо хорошо. Как приступ какой-то...

Голос ее словно споткнулся о что-то. Мария умолкла. Тихо стало. Только и слышны - их собственные шаги, изредка шоркающие о невидимые камни. Это успокаивало. Но опять упрямый этот Панин заговорил о прежнем:

- А номерок-то банальный, конечно... Аффектация сентиментальная, преувеличенность жеста - все это от неточности чувств, губительной для актера...

И Токареву, и Марии ясно было: не о клоуне он говорит. Мария только и смогла - произнести растерянно:

- Вы... так считаете? - и голос ее дрогнул: чуть не расплакаться готова была.

Панин промолчал. И тогда Токарев запел тихонько, грустно:

Прощай, Памплона,

Памплона,

Любовь моя!

Когда же, Памплона,

С тобой увижусь я?

И Мария подтянула веселый припев - голоском тоненьким, через силу:

Не за ножки, не за глазки

Я к девчонкам льну,

Потому что призывают

Защищать...

И запнулась на высокой ноте. Как-то сразу слышней стали запахи туи, водорослей, сохнувших на кромке прибоя, и еще чего-то пряного.

Токарев проговорил:

- Не за ножки, не за глазки - это уж точно, так и есть...

Мария внезапно взяла его под руку, проговорила быстро:

- Вы добрый, Михаил Андреевич! Вы такой добрый! Спасибо! - отсунулась так же резко. Панин взглянул на нее удивленно.

- Только-то? - тускло спросил Токарев.

А Мария удивилась:

- Разве это мало? - помолчала и вдруг уже с иронией выговорила: Точность чувств... Будто чувства можно на весах вешать да линейкой измерить... Ну, если и можно, так это и будет то, что вы, Михаил Андреевич, самоказнью называете. А разве она нужна, постояннаято - нужна? - и взглянула на Панина с вызовом. Но тот молчал. И тогда Токарев вынужден был ответить, ведь вопрос Марии хоть не ему предназначался, но имя-то его было названо.

- Самоказнь, может, и нет, а вот - самоанализГолос его был скучным.

- А это другое дело! - горячилась Мария. - Но когда столько всего в душе, разве ж возможно все с точностью вымерить!.. Ну, вот о главном хотя бы - как вам рассказать? Даже вам! - воскликнула она чуть не с отчаяньем: - Знобкое такое чувство: стыдно оттого, что хорошо!.. Да, стыдно. Моя Голубкина тоже... когда жила в Париже, училась, было ей совсем одиноко да и голодно подчас, тяжко, хотелось уехать. Родственники ее останавливали, успокаивали: дома-то еще хуже! - лето дождливое, бескормица, всю скотину перерезали, а тут еще и война с японцами - мужиков всех побрали, даже остатний хлеб косить некому, голод идет жестокий... Семья Голубкиных крестьянская, патриархальная, и все эти беды - ее бедами были... Голубкина и писала:

как, мол, вы не понимаете, - потому-то мне и хочется домой, что совестно одной жить, делая то, что хочешь, когда другие живут совсем не так, как бы им хотелось.

Это ее мучило!..

Мария замолчала. Шла, в темноте лицо белело. Выпрыгивала из-за быстрых туч луна, выпрыгивала и тут же пряталась. Токарев, подождав, спросил:

- Ну и что же - она?

Но Мария не ему ответила - себе:

- Ведь и мне тут стыдно так-то вот!.. Особнячок в саду, при луне прогулки и мысли эти, чувства ненужные, никому не нужные!.. А другим-то в это время каково? Вот и музей Голубкиной - там! - закрывают! А я...

Она споткнулась, звучно ударив ногой о камень. Панин взял ее под руку, повел, чуть отстранив от себя.

Спросил грубовато:

- Зачем уж Голубкину-то на себя примеривать?.. Ну что - вы? Что вы-то там можете сделать?

И Мария - обиженно, что ли? - отняла у него свою руку, зашагала быстрей.

Токарев сказал:

- Бросьте!.. Давайте-ка лучше споем. Потихоньку...

Что петь будем?

И теперь уж Мария - не запела, заговорила, как бы отталкивая, отчуждая слова:

Прощай, Памплона,

Памплона,

Любовь моя!..

Они пели вдвоем: Панин шел молча.

Слушая Аргунова, я думал: "Ничего-то не понял Штапов, когда утверждал, что Токарев отбил невесту у друга, ничегошеньки!.. А все же странный человек Панин - будто все время себе наперекор идет. Почему?.." Анисим Петрович, вспоминая о нем, раздражался:

- Я думаю, Панин - жестокий человек. Иногда он Марию просто третировал. Может, и молчал, не судил вслух, а только взглянет этак искоса, настороженно, и все ясно. Однажды обронил фразу: "Она все время хочет роль играть. Это - опасно". Токарев - в спор. Долго толковал, что взять темой диплома Голубкину - уже неплохая роль, смелость, не карьеры же она ищет, а все, что делает, - из лучших чувств... Панин опять одну лишь фразу подарил: "Чувствам тоже учат, ты знаешь.

Схеме чувств. А лучших ли, худших - не все ли равно?.." Я даже не понял, что он этим хотел сказать, - заключил Аргунов. - А вы понимаете?

Кажется, я понимал. Но ничего не ответил. Аргунов горячился:

- Почему бы и не учить ее? Она же несмышленыш еще! В Москве дело к госэкзаменам шло, а Мария затеяла спор с сокурсником, Толей Кунициным. Каждое утро вместо лекций, семинаров они шли на первый сеанс в кино, на одну и ту же картину - "Небесный тихоход". Видели?.. Фильм пустенький, а они тринадцать дней подряд ходили: кто дольше выдержит. Уж не то что песни, а каждую фразу наизусть помнили. Глаза закрывали, а все видели. Но ходили. Кто первый пропустит, - с того бутылка шампанского. Глупость! В животе детство играло! На четырнадцатый день оба взмолились: сколько можно!.. Между прочим, этот Толя Куницын был рекордсменом СССР среди юношей по бегу на тысячу пятьсот метров.

Опять я невольно попытался проверить Аргунова:

- Ну и память у вас! Запомнили даже, как звать:

Толя Куницын.

- Может, и Курицын. Какая разница!

- Жаль все же, что с такой памятью вы газету оставили.

- Бросьте вы! Не обо мне речь! - отмахнулся он и, как обычно в такие минуты, пустился философствовать: - Рядом с Паниным иногда мне дикие мысли в голову приходили. Например: правда или игра в нее - все относительно. Может, для простого-то человека, который еще только ищет себя, важнее не правда, а лицемерие, демагогия даже. Да-да! Не удивляйтесь!.. Мария потом писала мне: она Голубкину свою вроде б совсем забросила. И я думаю: уж не из-за Панина ли? Подбодри он ее тогда, подтолкни, пусть бы и подсюсюкнув, душой покривив, - может, все по-иному бы повернулось?..

Можно сказать, лицемерие - добродетель: оно изображает то, чем мы должны стать, приближает нас к идеалу, - разве не так? А что толку в голой правде, в голеньком факте, обритом-то?

- Куда-то вы не туда забрели, Анисим Петрович.

- Туда! Как бы вам объяснить популярней?.. Вот факт вполне конкретный, голенький. В 1909 году два путешественника, Роберт Пири и Фредерик Кук, в сентябре месяце, с разницей в пять дней, подали заявки об открытии Северного полюса. Но Кук, возвращаясь с полюса, вынужден был год зимовать на каком-то необитаемом острове. И выходило: он побывал на полюсе на год раньше Пири. В доказательство Кук привел такие факты о природе Арктики, которые всем ученым тогда показались выдумкой. Пири и обвинил его во лжи. Все ему поверили, и только лет через шестьдесят выяснилось: все, что рассказывал Кук, - правда. Но что толкуто? Кто знает о Куке? Никто! А Пири во всех справочниках - первооткрыватель Северного полюса! - торжествующе произнес Анисим Петрович. - Но и не в нем даже дело. Пусть ни тот, ни другой на Северном полюсе вовсе не был - тоже вариант возможный. Скорее всего, как раз Пири не был, иначе бы он вынужден был подтвердить факты, которые сам же опровергал: течения соответствующие, разводья и прочие дела. Или, опровергая, лицемерил заведомо, - еще один вариант.

В конечном счете важным оказалось единственное: Пири про себя в газетах, по радио, в докладах по всем столицам так растрезвонил, что вся планета поверила - полюс открыт, человечество сделало еще один шаг вперед. Амундсен и тот поверил. А в результате - и Южный полюс открыл. Так? Ну, так? - настойчиво спрашивал Аргунов. - В том-то и дело: лицемерие бывает полезней правды! Если оно помогает выигрывать время.

Так!.. Вот и Марии надо было дать время, возможность сформироваться, а не уличать ее в каких-то искусственных чувствах. Глядишь, она тогда и не бросила бы свою Голубкину.

- Так, может, лучше, что бросила?

- Может, и лучше, - подумав, неожиданно легко согласился Аргунов. - Не мне судить. Тем более уехала она с Красной речки в глушь такую, где не то что Голубкина - простые голуби и те не живут. Как ей было свое оберечь?.. А все-таки мог Панин хотя бы глаза закрыть на какие-то ее прорехи.

- Он - ученый. Потому, наверное, и не выносил никакой приблизительности? - примиряюще спросил я.

Но Аргунова это не успокоило, - наоборот, взорвало:

- Не о науке речь! Как вам втолковать? - почти выкрикнул он. - О девчонке. Дитёона еще была, дитё...

Я вспомнил такую будничную ночную перебранку Анисима Петровича с Диной, дочкой, его голос, полный непролазно-темной печали, и больше уж не спорил, молчал. Но невольно подумал: "Пожалуй, с этими мыслями Аргунова и Штапов согласился бы. Надо ж! из каких противоположных чувств, разных начал люди могут прийти к одинаковым выводам..."

Возможно, и Анисим Петрович подумал о том же самом, потому что и он заговорил о Штапове.

Штапов занимал в поселке гидростроителей соседний с Ронкиным вагончик. Вагончики эти стояли вразброс на лысом, каменистом склоне горы. Земля на тропках меж ними повыбилась, и когда дул ветер, - а он часто приходил из дальнего, прохладного ущелья, устремляясь к побережью, - песок, пыль столбами поднимались в воздух, закруживаясь, шурша тоскливо по толевым крышам.

В такой вот ветреный, неуютный денек - еще осенью, когда жива была его жена, - Ронкин посадил рядом со своим вагончиком три яблони.

Деревца он привез почти взрослые, вырыл ямы поглубже, разворошив пешеходную тропу, натаскал, набил в них чернозему и навозу отыскал где-то, хотя в поселке, кажется, никто не держал никакой скотины.

Пока он работал так, Штапов стоял рядом, засунув руки в карманы синих галифе, посмеивался:

- Ты, Ронкин, - ненаучный утопист. Если уж в этих каменюках само собой ничего не выросло при здешнем-то благодатном климате, разве дано тебе над природой самовластвовать?.. И где сажаешь-то? На тычке!

Их ведь тут, как чарочку с винцом, никто не обежит.

Разве им выжить?

- Обегут. Совесть-то у людей есть. Не у всех, правда, - язвительно отвечал Ронкин, орудуя лопатой.

- А ночью-то! - радостно восклицал Штапов. - Ночью-то тоже люди по тропе ходят. Разве ночью совесть не спит? В темноте-то?

- Отстань! Не нуди! - Ронкин замахивался лопатой. - Ну, весь ты изолгался, насквозь!

Но Штапова и такие взрывы его не смущали, он, хихикая, гнул свое:

- Ишь как заговорил! Ка-кой бодряга!.. Но не очень-то ерепенься попусту, ведь я над тобой началю, не ты - надо мной, так?..

А Ронкин сплевывал ему под ноги, молчал. Штапов настаивал:

- Если философски-то подойти, что такое есть ложь? Всего лишь заплатка на правде. Поэтому...

- Эти прибаски я слышал знаешь где? - недобро спрашивал Ронкин. И Штапов сразу настораживался, голосок его становился суше.

- Ну-ка, скажи, скажи, где?.. Оскорбление личности знаешь чем карается? - и двоил желтыми, как смола, глазами. - Места, в которых ты побывал, известные.

И для тебя же лучше не вспоминать про них, а то ведь могут и у тебя о многом спросить, ох о многом!..

Но Ронкин смеялся и отвечал теперь чуть ли не добродушно:

- Знаешь, Штапов, уж на память-то мою ты платок не накинешь, правда? Ты ж не очень глупый человек:

если даже я и смолчу, ты сам догадаешься - о чем это мое молчание. Так что лучше - не будем.

- Нет, будем, будем! - взвизгивал Штапов. - Давай и о концлагерях побеседуем! Чего стесняться?.. О том, как попал ты туда, например...

Ему казалось: он бьет по самому больному, и Штапов всматривался в лицо Ронкина изучающе. А тот продолжал копать. Штапов даже к земле пригибался, стараясь разглядеть лицо соседа: неужели ничто не выведет его из себя?

Но лицо Ронкина оставалось спокойным. Вот это-то и бесило, должно быть, Штапова больше всего. По всем его взглядам, по всему прежнему опыту выходило: ни один человек не может без страха жить - хоть кого-то, хоть что-нибудь, но должен бояться каждый, обязательно должен. Нужно только отыскать тайную пружину страха, надавить на нее, и тогда уж человек этот твой, вей из него веревки! Да он и сам взовьется, завяжется в любой узел, лишь бы пружину хитрую больше не трогали.

Но похоже было, что пришельцы эти - Токарев с Ронкиным - ничего и никого не боялись.

Ну, еще Токарева можно было понять: хоть невеликий, но начальник, все ж таки главный механик строительства - мог и возгордиться от внезапного своего возвышения и оттого голову потерять. А Ронкин - что?

Просто экскаваторщик! Иначе говоря - землекоп. Что он-то себя выше других ставит?

Этого Штапов понять не мог, но обещал себе доискаться до сути.

Между тем яблони, на удивление, принялись и весной зацвели и даже выбросили плутовато-курносые завязи. Теперь ухаживал за ними не только Ронкин - после смерти жены его почти не бывало в поселке, - а все соседи.

Но для Штапова-то яблони эти оставались по-прежнему - ронкинские. И, проходя мимо, он старался спрямить тропу старым ходом, топтал взрыхленную, чуть не руками просеянную землю - как бы невзначай. И делал так только в те вечера, когда Ронкин был дома: на глазах у него шел, помахивая пухлым желтым портфелем, отвернув голову, словно задумавшись, задевал френчем ветки яблонь. И, уж задев, демонстративно отшатывался, каждый раз изумляясь как бы: откуда это здесь выросло, что это?..

Тогда и Ронкин выходил из своего вагончика и тоже молча, тоже демонстративно перекапывал землю, уничтожая в ней четкие следы штаповских подбитых стальными полукруглыми подковками каблуков, - ему ненавистны были сами эти следы.

Спорили уже не из-за яблонь: о большем.

Побеждал явно Ронкин. Яблоки на деревцах с каждым днем наливались соком, круглели, и к середине лета бока их начали розоветь. Было их, правда, не так уж много: десяток-полтора на каждом деревце. Но ведь и радость не в том: они веселили глаз; даже пыльные нерасчетливые водоворотики - и те будто бы обегали яблони стороной.

Но вдруг однажды, в одну из тех немногих ночей, когда Ронкин отсыпался в поселке, кто-то срезал аккуратно яблоки - все до единого. Но не унес, нет! - так же аккуратно нитками подвязал их за зеленые крепкие ножки к ветвям. Ронкин вышел утром из вагончика, и ему сразу в глаза бросилось: яблоки среди зелени - как волдыри какие-то. Он еще не сообразил, не разглядел, в чем дело, но краем глаза заметил: занавеска на окошке штаповском колыхнулась. И тут-то Ронкин все сразу понял, не сомневался, не раздумывал ни секунды - его попросту бросило к порожку штаповскому из трех нестроганых досточек. Рванул дверь, - звенькнул, вырвав петлю, крючок.

Точно! Штапов стоял у окна, только и успел - отшатнуться, взглянул на бледное лицо Ронкина, на сжатые его кулаки и закричал, испугавшись:

- Не смей! Не превышай, Ронкин!.. Я только куражил тебя! Куражил! Только и всего!..

Почему-то словечко это непривычное - "куражил" - Ронкина холодком обдало, он процедил с ненавистью:

- У-у, пакостник! - и ушел. Даже в вагончик к Штапову не полез, захлопнул дверь с силой.

Ушел к "газону" своему, работяге, ожидавшему его у обочины ближней дороги. Сел на продавленное, клеенчатое, вытертое до нитяной белизны, уже и блеск потерявшее сиденье, а голову положил на руль и так сидел долго, молча, сдавив баранку в руках, - кожа на суставах побелела.

А когда выпрямился через силу, тут же включил мотор и уехал, никому ничего не сказав: что докажешь?..

Потом, позже, через несколько месяцев, когда я опять попал в Сибирь, на стройку и повстречался с Ронкиным, я напомнил ему тот день, срезанные яблоки... Семен Матвеевич подтвердил сухо: все так и было.

О происшествии он сам рассказал Аргунову - ему одному, и то - не сразу, месяца два спустя.

Ронкин проговорил это, нахмурив густые свои черные брови, потер резко ладонью лоб, как бы смахивая с него паутину невидимую, и добавил, все так же сухо чеканя слова:

- Был тот день - один из самых несчастных в моей жизни. Будто выжгло что-то в груди начисто... Знаете, говорят: смерть как солнце, на нее не взглянешь... Я уж смерти в глаза столько раз смотрел - не сосчитать!

Смотрел, а увидел-то эти глаза, может, тогда - в первый раз. Иссушающие глаза...

Я сейчас вспомнил эти слова Ронкина, и рядом-то с ними рассказанное Аргуновым несколько обмельчало.

Одна и та же река будто, берега те же и ветры, а глубины разные.

Так имею ли я право перелагать здесь услышанное от Аргунова? Ведь что там ни говори, в одном он прав, и я это тоже знаю по своей газетной практике: факты сами по себе значат мало, их можно повернуть и так и этак. Куда важнее связь между ними, которая подчас настолько неуловима, что ее иначе, как междометиями, и не определишь. Как говорят физики, важна не сила, а вектор силы. И вот это направление ее, курс судна, проложенный по реке, подчас и зависит только от того, кто рассказывает про эти факты про судно. Он может и вовсе на мель его посадить: не хватит воображения, опыта, или же просто не разглядит знак какой-то в береговой обстановке очень даже просто. Еще и там посадит, где самый стрежень вроде бы, самая глубь, да так, что днище пробьет или покорежит, и судну больше уж не ходить никуда.

Но пусть рассказанное Аргуновым - не сама истина, а лишь приближение к ней, все равно это - невероятно много! Важно, что факты Анисим Петрович не придумывал, говорил лишь о том, что было на самом деле. А их направление... Что ж, мы оба следили за вереницей одних и тех же судов-людей, но у меня-то, по сравнению с ним, одно, но важное преимущество: я знаю их дальнейшие гавани, бухты, меляки, водовороты, гибельные камни...

И если даже в каких-то оценках своих Аргунов оказался неправ, поспешил, а что-то не высветил, то в моих силах исправить оплошности, точнее промерить глубины, над которыми шли наши общие знакомцы. И я могу быть только благодарен Анисиму Петровичу за тот курс, который он, пусть всего лишь пунктиром, но проложил на карте - в местах, годах, в которые мне самому уже не заглянуть.

Я расспросил его подробно о бульдозеристе Манцеве, который упоминался в одной из статей Аргунова.

Это о ней говорил Штапов: дескать, освещеньице только изменить и можно разглядеть, как Токарев закручивал гайки на горле рабочего класса.

А приключилось вот что.

Серега Манцев, ушлый бродяга и запивоха, на бульдозере в одиночку планировал в дальнем конце поселка площадку под котельную. В одном углу площадки нужно ему было выбрать грунт чуть не на метровую глубину. А грунт здесь, как на грех, попался каменистый, бульдозер потрепанный, слабенький - едва скоблит окатую землю. И тогда Манцев вечером, после рабочего дня сбегал к одному своему дружку - компрессорщику, уговорил его пригнать на площадку компрессор, перфоратором набурить дырки. А сам за это время успел смотаться на попутке к взрывникам - они били в горах рабочий тоннель к турбинам гидростанции - и выклянчил у них полмешка аммонала. Точнее, не выклянчил, а рассчитался спиртишком, который добыл у аптекарши, тайной своей полюбовницы: со спиртным в те годы тяжко было, поэтому иные за бутылку не то что аммонал - душу готовы были променять.

Манцев натолкал в шпуры взрывчатки, бабахнул разок, и косогора - как не бывало. На следующий же день он площадку свою спланировал тютелька в тютельку.

Но в наряде-то конечно же не записал ни работу компрессорщика, ни затраты на взрыв: мол, как и предписано было, все сделал в одиночку, бульдозером. Прораб подмахнул наряд, не вдаваясь в эти детали, и получилось, что нормы выработки Манцев перекрыл чуть не впятеро, и ему причиталась за то прогрессивка, да столько, что вполне хватило бы, если б даже купить затраченный на всю операцию спирт по цене коммерческой, а не аптекарской.

Манцев еще и прорабу полбанки поставил.

Словом, никто не остался внакладе, и так оно все наверняка и затерлось бы, но наряд случайно попался на глаза Токареву. Геологию окрестностей Михаил Андреевич знал отлично и, естественно, не поверил, что бульдозерист мог добиться такой невероятной производительности труда. Стал разматывать клубок.

Впрочем, Манцев ни в чем не таился. Сам пришел к Токареву, рассказал, как оно было, согласился, что наряд липовый, но под липу эту попытался все же подвести некую этическую и экономическую базу.

- Ты, Михал Андреич, пойми: бывает воровство физическое, а бывает техническое, - рассуждал он, щеря в веселой улыбке фиксатые зубы и встряхивая чубатой головой, для убедительности. - Физическое - это когда я к тебе в квартиру забрался, ну там, замок фомкой открыл и уж вещички поволок, а ты меня за руку - цоп! Тогда я сам без всякого спору эту руку, и другую тоже, подниму кверху: суди! Заслужил!.. А техническое воровство дело совсем другого порядка. За него, если вдуматься, меня не то что судить, а может, и наградить надобно. Ну, давай так разберемся. Я у кого-нибудь рабочее время отнял? Нет, кореши мои вкалывали после рабочего дня. Вроде как воскресник, социалистический труд. И с государства они за то ни копейки ке сцапали, как положено. Скажешь, спиртишко? - так я за него рассчитался, чин чинарем. Аммонал? - так он сэкономленный, вроде б вовсе бесплатный. Наоборот, государству-то моя выдумка как раз и выгоднее всего:

дней на пять на площадке работы закончены раньше срока. Так, может, за такую-то инициативу, которую и воровством назвать грех, мне не только что прогрессивку, а и орденишко какой стоит подкинуть, а?.. Ну ладно! Я - не гордый. Я, как Вася Теркин, вполне даже на медаль согласный...

Он похохатывал самодовольно, поглядывая на примолкшего Токарева. Еще добавил:

- Или почему не выплатить мне, Михаил Андреевич, хотя бы премию за рационализацию? Ведь это ж я ваши собственные огрехи в организации труда на стройплощадках инициативно устраняю, ваши недодумки докумекиваю. Разве не так?

Тут Манцев явно переборщил. Токарев грохнул рукой о стол и почти закричал; - Ну, хватит! Тоже мне рационализатор! Ты думаешь - один умный, а все дураки? Ты знаешь, сколько стоит тот аммонал ворованный? А знаешь, что сейчас его в стране нету, и нам каждый грамм, не то что полмешка, с бою доставать приходится! Хватит! Передаю дело твое прокурору, вот и рассказывай ему, какая разница между воровством техническим и физическим!

Трёкало ты пустопорожнее!

И даже рукой замахнулся. Манцев из-под нее вьюном вывернулся, из кабинета - вон и - на соседний этаж, в другой кабинет, к Пасечному.

Пасечный вызвал Токарева через полчаса. Хмурясь, кивнул на пустой стул, спросил:

- Ну что ты там напорол, Михаил? Власть-то заимел копеечную, а уж готов, как Штапов, чуть что к прокурору бежать?

- Семен Нестерович, я попрошу...

- Нет, это я тебя попрошу лихость свою придержать! Пусть бы и прав ты: воровство, аммонал дефицитный, фальшивые наряды, аптекарша аморальная и все такое! Ох, какой Шерлок Холмс нашелся! Да нет, не просто Шерлок Холмс, не просто распутал дельце, в котором никто и концов не прятал, - ты же еще и Судейкина из себя строишь. Или и впрямь, силком-то легче всего человеческий род исправлять?

- Да пусть бы и силком! Разве ж для того мы войну прошли, для того все муки приняли, чтоб каких-то прохиндеев покрывать? Власть, говоришь, копеечная?

Я к ней не рвался. Ты меня зазвал. Но уж на ту копейку, которую мне платят, я все сделаю, что могу. Пусть бы и силком!

- Да ты хмельной, что ли, Михаил? Что ты гуторишь?

- Может, и хмельной. Хмельной от тех возможностей, которые передо мной ты же сам и открыл, Семен Нестерович. Ох, сколько можно сделать даже с моей-то маленькой властью! Столько, что я и не мечтал о том, даже в Зеебаде сидя, а потом в стройбате вкалывая!

И разве не делаю? Кто мол в городе построил? Кто экскаваторы в горы затащил? Кто тоннель вместо канала бить придумал? Кто комплексные бригады механизаторов изобрел?..

- Будет! - криком перебил его Пасечный и после паузы тихонько уже добавил: - А то со счету собьешься... Одно, может, оправданье тебе истосковался ты за все эти годы по настоящему делу, вот и порешь хреновину. Иначе я тебя и понять не могу. Рассуждаешь, как скорохват какой-то. А ты хоть подумал о том, какую цепочку прокурор-то вытянет, за Манцева ухватившись? Если заявление такое к нему поступит, он тех же взрывников заметет! Обязан будет замести! А аптекаршу, бабу эту несчастную? Да ты хоть знаешь ее?.. У нее муж на фронте погиб, а ведь баба-то - перестарок, того и гляди в семена пойдет, вот и цепляется за всяких отсевков, вроде этого Манцева. И ее прокурор тоже заметет, никуда от этого не денется! Да и Манцеву, ты знаешь, сколько он может влепить по Указу-то? Десятку! Если на всю катушку... А у нас это любят - на всю катушку-то, вроде тебя силушкой играть любят. Или ты не знаешь о том?

Токарев понуро молчал.

- Давай так, Михаил. Мой тебе совет: оформи ты все это дело действительно как рационализацию... Ну что ты вскинулся опять! А какой еще выход придумать, если уж столько шуму вокруг! И чтоб все, как положено: премию Манцеву выплатить. Ну, в частной беседе для собственного удовлетворения, - Пасечный поморщился, - выматери его еще разок. Но и скажи, что я велел премию эту Ронкину передать, в продовольственный фонд, общий. Понял? Я велел! Все. Иди.

Токарев молча вышел. Пасечный так и не понял, согласился он с ним или нет. Глядя вслед ему, прошептал удивленно:

- Законник! А?..

Осенью к одному и тому же воскресному дню Пасечный приурочил два события.

Сад на его приморской даче был хоть и заброшенный, но немалый: груши, яблони, грецкие, миндальные орехи - деревья старые и не просто добрые, а безоглядно щедрые. Деревья, как и люди, правда, далеко не всякие, только и могут стать такими - как раз на склоне лет, как бы для того, чтоб искупить с лихвой годы будущей своей, невольной немощности.

Но даже Мария не смела сорвать с ветки хоть одно яблоко, - запрет отца был безусловен: подними, если упало на землю, но рвать - ни в коем разе. Было немало по этому поводу шуток, сравнений с богом, дьяволом, Евой...

И вот в воскресенье утром на четырех грузовиках Пасечный привез сюда мальчишек из поселка строителей - всех, лет от шести до пятнадцати, впрочем, о возрасте их никто не спрашивал: кто сумел сам залезть в кузов, тот и приехал. Набралось, наверно, не меньше сотни.

А здесь Семен Нестерович зычно, по-кавалерийски скомандовал: грабить сад кто во что горазд, кто на что падок; одна только острастка - не ломать при этом веток. И ребятня облепила, обсела деревья, как стая воробьев спелую вишню. Рвали, ели, грызли и пихали за пазуху и опять ели, а тем, кто, осоловев от еды, валился в траву, Пасечный сам подбрасывал груши посочней, соблазнительней и ходил меж деревьев, седой, грузный, довольный, а похохатывал совсем как эти мальчишки и подсказывал им, на какую ветку можно встать, чтоб она не сломалась и чтоб дотянуться до яблока позаманчивей. Сам тряс ветки, стволы, непосильные этой ораве, чтоб и на их вершинках не удержалось ни одного плода.

К полудню с садом было покончено.

А к вечеру под деревьями были накрыты столы для взрослых - тоже на сотню примерно человек. Не то чтоб ломились столы от яств, но сумел хозяин добыть, приготовить еду не такую уж обычную для тех лет: и копченую рыбку, и жареных кур, и вдоволь - картошки, масла, и разные соленья, приправы, а кроме всего - пятьдесят бутылок водки и бочку пива.

В кузовах тех же грузовиков приехали теперь к Пасечному лучшие на стройке бригадиры, рабочие. Все они знали об этом празднике еще несколько месяцев назад, - не то чтоб специально он рекламировался, нет, но так повелось из года в год: лучших - а они сами выбирали таких человек по пять из бригады - начальник строительства звал к себе каждую осень, И за то, чтоб попасть в их число, негласное соревнование шло на стройке чуть не с самого начала лета.

Инженеров почти не было - человек пять, шесть.

Среди них - Токарев. Он присутствовал на празднике таком впервые и не без удивления вышучивал Пасечного:

- А не похожи ли мы с тобой, Семен Нестерович, на купчика ветхозаветного, которому бурлаки приперли на горбу своем баржу с добром, и он, чтоб не платить сполна, тут же - на пристань, под небо - выкатил бочки с брагой: "Пейте, ребятушки, за процветание дела моего, за сохраненный на перекатах хозяйский достаток, заливайте зенки, ешьте от пуза - хоть раз, да сыт будешь и память о том сбережешь на всю жизнь!

Экий, мол, добрый, свойский у вас хозяин - знайте все!.."

Тут и правда за дальним столом кто-то выкрикнул тост за начальника стройки, и все поддержали его дружно. Пасечный рассмеялся. Смех у него был страннозвонкий, совсем не соответствующий рыхловатому телу, нездоровым легким, и оттого каждый раз смех этот казался неправомерно счастливым. А сегодня старик растрогался и слова выговаривал - тоже - тона на два выше обычного, взволнованно:

- Ха! Брось ты мне морали читать! Ты накорми сперва вот, мужиков этих, накорми! А потом про купчиков поминай... Давай-ка выпьем лучше и мы! - Он забывал закусывать, спешил сказать. - Если б я имел право на то, если б не хватали меня за руку всякие органы, контроли всякие, ей-бы-ей, я бы каждую неделю такие столы накрывал! Минимум раз в неделю - изловчился бы, нашел возможность!

Токарев опять свое ввернул:

- Иметь право еще не значит быть правым.

Опять Пасечный рассмеялся легко, с удовольствием чрезмерным.

- Вот то-то и оно! Вся и беда в том, что у нас с тобой - одни обязанности, а прав - никаких. Хоть и доверили нам хозяйство немалое, а распорядиться им по своему усмотрению мы не властны: все права-то у тех, у кого, наоборот, обязанностей - никаких! Никаких, кроме той, чтоб нам палки в колеса совать... Да что уЖ! - отмахивался рукой, как от мухи. - Опять же с другой стороны подойди: не нами это выдумано, но нам завещано - любое соревнование должно быть конкретным, так ведь? А куда уж больше тебе конкретности, чем тут? - он кивнул на стол.

Морщился Токарев.

- Выходит, сознание-то проще всего жратвой воспитывать? Так, что ли?

- Да никого я не хочу воспитывать! Зачем? Они и сами меня воспитают, если потребуется. Война, брат, всех воспитала, как надо!

- Так уж и всех? А Манцева?

- Ишь, вспомнил!.. Самолюбивый ты, Михаил. Это хорошо. Но в иных обстоятельствах-то и хорошее дурью обернуться может. Ты ему премию выписал?

- Выписал. А с бульдозера снял. В слесари перевел.

- Так. Значит, все-таки силком воспитывать хочешь. - Пасечный на секунду потемнел лицом. Но тут за дальним столом затянули песню, и он опять заулыбался, спросил: - А может, лучше вот так? - и обвел сад рукою. - Я ж не только тем, кто сидит здесь, но и Манцеву твоему от души, не таясь, показываю: уважаю, мол, людей за хороший труд, - только и всего. Что ж тут худого? И еще показываю: вот так мы жрать будем когда-нибудь каждый день. "От пуза", как ты сам выразился. Или грубовато? Пусть! Зато доходчивей. Уж поверь мне: я-то лучше тебя знаю работяг, может быть, как раз потому, что во мне запас грубости твоего побольше. Только грубость грубости рознь - тоже не забывай! Вот и они, - он опять показал вокруг, ничего зазорного, стыдного для себя в этом застолье не видят и за меня пьют не потому, что я им водку выставил, а потому, что я с ними вместе лямку тяну. Вот так!

И завтра-то перед другими, может, кто и похвалится:

эх, мол, вчера даванул у Пасечного, прошелся - повеем басам! Пусть! Они же знают, черти: сегодня я с ними на одной ноге, а завтра стружку буду снимать безжалостную, если что!

Но тут вмешалась в разговор Мария:

- Папа! Подожди! Как можно говорить так? А что же тогда им вот Михаилу Андреевичу и Владимиру Евгеньевичу, - что же им-то в Зеебаде ихнем, в лагере - тоже, значит, прежде всего о сытости надо было думать?

Пасечный вдруг нахмурился, построжал.

- Вот уж не думал, что и дочь моя выучится когданибудь приемчикам этим, демагогическим!.. В лагере, Мария, во-первых, счет особый всему, иной. И ты лихие эти сравненьица оставь - в рассуждениях кавалерийские атаки вредны. Говорю тебе это, как старый буденновец. А во-вторых, я ведь и толкую не о том, что прежде у человека, а что потом, а всего лишь хочу и мечтаю: чтоб каждую неделю и каждый день я мог бы людей, за которых ответчик, кормить досыта, вот так, как сегодня. А что ж плохого в такой мечте? Только тот, кто сам не голодал никогда...

Он с каждым словом горячился все больше, глаза его сузились, лоб, щеки вдруг побагровели. Но Мариято, видя это, слушая, напротив, светлела лицом, и уж тонкие губы ее подрагивали в улыбке, она воскликнула:

- Так ее, папка! Руби эту контру! Так! - и стукнула себя кулаком в грудь, рассмеялась.

- А ну тебя! С тобой серьезно, а ты... Ты - девчонка еще, шалопутница, вот что! - он, скрывая улыбку, отмахнулся.

А пир становился шумней, разноголосей. Толковали, не слушая друг друга, - кто о чем: жалели, что женщин почти нет в саду, похваливали закуску и вспоминали, кто когда так же вкусно ел, и вдруг зашел разговор о недавней войне, фронте, - об этом говорили еще с такими деталями, будто только вчера вернулись с передовой да и пролегает она - тут, поблизости, в нескольких километрах, и, конечно, опять и опять разговор сворачивал на стройку, на заботы вчерашние и завтрашние: поминали о тросах для лебедок, о "схватившемся" не вовремя бетоне, о "разутых" автомашинах, о ветрах горных, о том, как трудно из-за них монтажникам горбатить на высоте...

Слушая все это, Пасечный опять растрогался, у него даже глаза, светлые, повлажнели, и заговорил он - уж вовсе о сентиментальном:

- Вы меня слушайте, меня!.. Говорят, жизнь коротка. Но как это длинно от рождения до смерти! Это - мне недавно открылось: ох как длинно!.. Что только не перевидел, не узнал - все было! АН нет! Оказывается, не все. Я вот сегодня утром ходил по саду, смотрел на мальчишек этих босоногих, на деревья, на небо среди ветвей - в зеленых пятнах,.. Смотрел и думал: в старости открываются новые любови, прежде неведомые - к травинке какой-нибудь, к листу одинокому, на голой, тоже сиротской ветке, к муравьишке... Как ему, бедолаге, тяжко тащить соринку, такую ничтожную, так тяжко и так далеко - много тысяч шагов. Но лапки-то у него крепкие, быстрые! Дотащит! Какая это радость: знать, что дотащит!.. Вдруг видишь себя открытым всему обделенному и радуешься чужому ребенку больше, чем своему. И оттого таким ты себе свободным кажешься, таким...

Он хотел говорить и дальше, и все настроились на этот его лирический лад, но Токарев опять впутал в разговор давно, видать, наболевшее, не очень уместное сейчас. Усмехнувшись, наморщив высокий свой лоб, проговорил:

- Свободным? А что значит - свободный, Семен Нестерович?.. Вот если ты меня не понимаешь, значит, я уже - не свободен? Так? Все равно, что в стаю галок ворона залетит: у галок-то свой язык, свои крики - об опасности, боли, о радости... Они галдят, а ворона их - не понимает. Это ведь тоже несвобода, так? Но и мы не по отдельности живем - в стае. Как мне научить тебя своему языку, если в тебе или в нем, - он ткнул пальцем вдаль, - как мне научить его своему языку, если в нем-то одни инстинкты кричат, если ничего, кроме первобытности своей, кроме заложенного матерью в люльке, он и знать не хочет! Не просто не хочет: ненавидит иное! Так скажи мне...

Токарев, видно, захмелел с непривычки к спиртному, повышал голос сверх меры. Панин поглядывал на него недоуменно: откуда вдруг такое прорвалось у негото, настроенного все это время вроде бы столь благодушно. От недоумения этого панинские синие глаза потемнели. Он дослушать хотел, но тут Мария тихонько, незаметно для других потянула его за рукав, попросила робко:

- Владимир Евгеньевич! Давайте удерем отсюда?..

Шумно очень. Голова кружится...

И он послушно поднялся. Она его вела за руку. Только Пасечный и взглянул им вслед. Панин горбился несчастно. А Мария тянула его за собой быстрей, быстрей, словно спешила спрятать, укрыть - от чего, от кого?.. Оглядывалась на него, губы ее виновато подрагивали.

Так, не остановившись ни разу, чтоб отдохнуть, Мария втащила его на гору, которая поднималась тут же, за дачей Пасечного. Тропа петляла в чащобе орешника.

Панин до сих пор ни разу не ходил по ней: его отталкивала влажная, душная сырость, сумерки, бродившие волнами в зарослях. Но оказалось: орешник только на крутизне горы, а за ним-то внезапно распахнулась широкая поляна, заросшая высокой травой, вкруг поляны стояли могучие, светлокожие буки.

Мария с Паниным вынырнули из темноты к свету и остановились, оглядываясь. Он - удивленный. Но онато знала это местечко прежде, к нему и спешила, потому выдохнула, внезапно успокоившись:

- Вот... здесь.

Стволы буков стремительно уходили вверх, ото всего земного, и там, чуть не в самом небе, распахивали кроны свободно и широко, так, что они смыкались одна с другой. Вечернее, еще теплое солнце едва пробивалось сквозь них. А внизу-то было прохладно. И когда Панин с Марией вступили под деревья, по лицам их, по обнаженным рукам запрыгали эти солнечные лучи пятна тепла и прохлады, попеременно. И пробегал по коже, таял, на миг исчезая, чтобы опять вернуться, озноб.

Гладкие, голые стволы казались чуть ли не живыми:

наплывы годовых завязей на них - как складки морщин на мудрых, древних телах.

Мария, поглядывая вверх, проговорила шепотом:

- Какие они!.. Как звучно тут! Правда? На эти деревья надо колокола вешать и звонить, звонить!..

И чтоб, - тут она сжала покрепче руку Панина своей быстрой, гибкой ладошкой, - входили в рощу люди вот так, рука об руку... Да?..

Она взглянула на него снизу вверх, лицо Панина в тот миг скользнуло в тень и глаза на нем стали - как синие, темные промельки, вовсе невеселые глаза. Девушка вдруг увидела: теперь солнце высветило в этих странных глазах почти бесцветный, такой неразумный испуг... Мария руку отдернула, спросила:

- Что вы?

- Не надо об этом, - ответил, как бы нехотя, Панин.

- О чем? - теперь в голосе ее была настойчивость, она выпрямилась, вытянулась, словно ростом хотела сравняться с ним. - Нет, скажите! О чем?..

Он проговорил с внезапной сухостью:

- Эти колокола... В Зеебаде... рядом - сосновый лес. На песчаных дюнах. Можжевельник, вереск и сосны... Туда водили - прямо со станции, целые транспорты, всех до одного - прямо со станции. Строили в пятерки, потом по очереди к краю рва. Их гнали пинками, плетками... А там - один с пистолетом в руке едва успевал менять обоймы, - стрелял. Неподалеку шоссейка, железная дорога: проезжие обыватели, чувствительные женщины, добрейшие бюргеры... И чтоб оберечь их уши, на деревья вешали колокола. На соснах, вот таких же высоких, - колокола. И звонят, звонят.

Нам-то слышно было. Так звонили!..

Он замолчал. Она шла рядом, горбилась. Громко шуршала листва под ногами, почти позванивала. Из травы выглянул черный пень, из трещин его таращились тонконогие, зеленоватые опята.

Теперь Панин, успокаивая, тихо взял ее за локоть.

Мария сказала:

- Я не хотела...

Он перебил ее:

- Я знаю, что не хотела. А только в наше время следует особенно беречься красивостей: они легко приходят в голову другим, иным.

- Вы так говорите это! - воскликнула она невольно. - Зачем?

- Как?

- Ведь вы рассказом своим меня не учили: отталкивали. Будто те колокола - мои! И уж мне к .вам - не перейти.

- Ваши? - переспросил он удивленно. - Нет, не так... И я знаю, те деревья - другие, а ваша чистота - действительно... Одним словом, я надеюсь, вы еще образуетесь в настоящее нечто. Но не в вас дело.

- А в ком же?

- Это мне, не вам не перейти, вот что!.. Вы точное слово нашли. Трудно вернуться, перейти к себе. Хуже! - вдруг все последние месяцы накатывает: а есть ли ты сам?.. Нет, не так! Все слова неточные... Но невольно удивляешься: неужели то, что происходит здесь, сейчас, действительно происходит?

- Но почему же так? - воскликнула Мария и тут же перебила себя, понизив голос: - Нет, я по-иному спрошу: почему не поверить этому?

Он пожал плечами.

- Ох, какой вы! - с обидой выговорила она, с болью. - Ведь как бы хорошо у нас все могло быть, как хорошо!..

- Разве речь о нас? - спросил он тихо, и она увидела в его глазах усмешку, потупилась.

Панин отобрал руки свои, повернулся и пошел по тропе обратно, к дому. Все убыстрял шаг. Мария, глядя ему в спину, спросила:

- Так вы?..

И не договорила. И Панин молчал. Мария отметила про себя: хоть и коротко подстрижены волосы у затылка, а все равно видно - начинают седеть. И стало вдруг тоскливо жалко его, тоскливо - оттого что ей-то не жалеть хотелось этого человека, а лишь удивляться ему.

Так они шли друг за дружкой. Панин наконец заговорил, не оглядываясь:

- За это сравненье - с колоколами - простите, конечно... Да я и не сравниваю: так, всплески памяти, - простите... Это от меня не зависит. Вы же видите, какой я... Если я сам себя не могу уберечь, не в силах, то имею ли я право...

- Не говорите! Стойте! Стойте! - вскрикнула Мария и прижала ко рту ладони, будто боясь сказать чтото лишнее.

Панин оглянулся растерянно, но по инерции еще должно быть, сделал шага два-три, только тогда остановился.

Мария проговорила тихо:

- Вы... от меня бежите?.. Так уж я сама! Сама! - и бросилась по тропе вниз, скользнув мимо, стараясь не прикоснуться к нему.

Панин шагнул за ней, оступился и, неловко взмахнув рукой, застыл, слушал, склонив голову набок, как шуршат, раскачиваясь, потревоженные ветви орешника:

осыпалось там что-то, скатываясь с горы, позванивая, - может, мелкий песок, почти невесомый, едва слышный, скатывался и умолкал в тени зарослей.

Этот шорох будто подхлестывал Марию. Она вбежала в сад, а там - пир горой. Крикнула, никого не различая от слез:

- Отец! Где ты? Отец!..

Пасечного работяги утащили за дальний стол, он не услышал. Рядом оказался лишь Токарев, по ее лицу понял: случилось что-то нешуточное. И первое, что ему пришло на ум, - протянуть Марии налитую рюмку водки.

- Что с вами, Маша?.. Выпейте, успокойтесь!

Она выпила и тут же налила себе еще рюмку. Они выпили вместе. Водка не успокоила: лишь расслабила.

Мария, внезапно расплакавшись, спрятала лицо в громадных ладонях Токарева, долго не могла выговорить ни слова. И слезы ее текли по токаревским рукам, пальцы его вздрагивали, сами собой, а он боялся, что этим может обеспокоить Марию. Но она, плача еще, вдруг сказала:

- Вы - родной, Михаил Андреевич... Вы - самый родной! Только вы!.. И я хочу, чтоб вы знали: я вас люблю, вас! Понимаете? Потому что вы - сильный. Да, знайте! Люблю! - и взглянула на него сквозь слезы с такой отчаянностью, что он понял, наверное: она все с благодарностью примет, лишь бы - сейчас вот, сейчас, сию минуту увел он ее отсюда, спрятал...

Что-то спрашивал ее отец. Мария будто не слышала, не отвечала. И тогда Токарев, решившись, обнял ее за плечи, пугливые, но уже - доверчивые, увел к морю, в темень. Они ступали по самой кромке песка, такой плотно