/ Language: Русский / Genre:sf,

Единственный Друг Гангстеров

Зыгмунд Пикулськи


Пикулськи Зыгмунд

Единственный друг гангстеров

Зыгмунд Пикулськи

Единственный друг гангстеров

Перевод с польского Андрея Евпланова

I

Это ожерелье из черного жемчуга не принесло счастья прекрасной Лилиан. Она должна была заплатить за него жизнью.

Девушка, которая сидела у стойки бара, наклонилась к Дардеру и спросила:

- Как вы считаете, поймают в конце концов этих гангстеров? - слегка прижалась к нему плечом, как будто искала защиты от неведомой опасности.

Дардер похлопал девушку по руке и сказал как можно серьезнее:

- Конечно, должны поймать.

Потом он обратился к своему приятелю Фафиоту, мужчине, который выглядел одновременно элегантно и вульгарно, подобно ему самому:

- А ты как думаешь?

- Почему это я все время должен об этом думать, - ответил Фафиот с раздражением. - Пусть этим полиция занимается. Хэлло, бармен, еще один шерри бренди для меня.

Криминальная история, которая потрясла столицу и всю страну, была не совсем обычной. Из газет, которые внимательно следили за ходом расследования преступления, следовало: 14 апреля в 23.45 было совершено нападение на популярную кинозвезду Лилиан Саймон, жену знаменитого финансиста Джорджа Медо. Актриса возвращалась с премьеры фильма, в котором она играла главную роль. На ней был вечерний наряд, ее шею украшало необыкновенно ценное ожерелье из черного жемчуга. В это время из боковой улицы выехал автомобиль и перегородил путь машине Лилиан Саймон. Гангстеры сделали несколько выстрелов. Актриса и ее шофер были убиты. Грабители сорвали с кинозвезды ожерелье, вскочили в свою машину и умчались в неизвестном направлении, не оставив на месте преступления никаких следов.

Считалось, что полиция быстро расправится с бандитами, особенно если в расследовании примет участие когда-то знаменитый, а после отставной инспектор Анатоль Брандо, но, к сожалению, шли недели, а полиция не могла похвастаться хоть какими-то результатами. Открыто признавалась в своем бессилии. Видимо, или гангстеры оказались настоящими гениями зла, или инспектор состарился настолько, что потерял профессиональный нюх.

Ничего удивительного не было в том, что даже в фешенебельном ресторане люди все время возвращались к этой теме.

Фафиота это раздражало.

- Слушай, дорогой, - сказал ему Дардер, - перестань нервничать. Это сразу бросается в глаза. Не надо бы тебе так напиваться.

- Брось умничать, - ответил Фафиот, стараясь казаться раскованней. - Мне просто скучно становится, когда болтают все время на одну тему. Когда только им это надоест.

II

Удобно устроившись в мягких креслах в квартире Дардера, приятели обсуждали достоинства антикварного столика, недавно приобретенного хозяином дома, и то и дело поглядывали на экран телевизора.

Там пока не происходило ничего интересного: мелькали рекламные клипы, звучала джазовая музыка. Но приятели не спускали с экрана глаз. Наконец, начались теленовости. На экране появилось лицо популярного комментатора Даниеля Шамбара.

- Добрый вечер, - говорил он глубоким баритоном, улыбаясь своей неподражаемой улыбкой. - В начале новостей повторяем переданное два часа назад сообщение следственного отдела управления полиции, касающееся дела об убийстве Лилиан Саймон. К сожалению, полиция не располагает пока что достоверными показаниями свидетелей. И все же несколько прохожих утверждают, что грабителей было трое. Все трое люди молодые, в возрасте от двадцати до тридцати лет, крепкого телосложения, высокого роста. А сейчас прошу вас внимательно посмотреть на фотороботы преступников.

На экране появилась достаточно типичная физиономия молодого уголовника. Дардер и Фафиот переглянулись.

- Ни малейшего сходства с тобой, - сказал Дардер, - не говоря уже обо мне.

- Это, наверно, тот самый третий.

- Которого не было. Но смотри, смотри, вот следующий...

На экране появилось новое лицо. Шамбар комментировал:

- Губы толстые, немного вывороченные, нос приплюснутый, брови широкие, лоб низкий.

Приятели совершенно успокоились.

- Ну что же, выпьем за здоровье нашей полиции, - сказал хозяин дома, наполняя рюмки алкоголем. - Особенно хочется отметить инспектора Брандо. Благодаря его неустанной деятельности мы можем жить спокойно и благополучно.

III

Несколько следующих вечеров приятели провели у Дардера, развалившись в мягких креслах, с рюмками в руках. Время от времени они слушали новые джазовые записи и регулярно смотрели телевизор. Этот магический фонарь XX века, призванный отвлечь людей от повседневных хлопот, был для Дардера и Фафиота барометром душевного равновесия. С помощью телевизора они каждый вечер спускались с облаков на землю. С ними это случалось каждый раз, когда по телевизору передавали сообщение полиции.

Дардер не ошибся в расчетах. Не прошло и месяца, а всеобщий психоз преследования бандитов, кажется, начал проходить. Другие события, не носящие уголовного характера, мало-помалу стали вытеснять полицейские сводки из новостей. Вот в одном из провинциальных городков родились четверняшки, и пресса на самых видных местах давала их фотографии, снимки родителей, родственников и помногу писала на эту тему, приправляя информацию сентиментальной подливкой. Четверых близнецов регулярно показывали и по телевизору.

Потом все затмила сенсация научного характера: один профессор открыл так называемую "машину для чтения мыслей".

- Это какая-то журналистская утка, - сказал Фафиот, прочитав в газете эту новость, набранную крупным шрифтом на первой полосе. Хотя, черт его знает... В конце XX века наука так далеко шагнула, что...

- Чепуха, - ворчал Дардер.

- Вероятнее всего. Но представь себе, что было бы, если бы полиция заполучила такую машину...

- Ну, в нашем случае она бы им мало чего дала. Думается, все же маловероятно, чтобы инспектору Брандо удалось нас заманить в свой кабинет для допроса.

- Хочется верить в лучшее, - сказал Фафиот.

- Надо быть увереннее, мой дорогой.

- Все в порядке.

- Ну, смотри. У нас нет оснований сомневаться в успехе нашего дела.

IV

Вскоре представилась возможность увидеть интервью с автором великого открытия по телевизору.

Сначала выступил научный обозреватель ТВ Даниель Шамбар. С профессиональной кокетливой улыбкой он сообщил:

- Господа, у нас в студии находится выдающийся ученый, парапсихолог Элигий Ланер. Это имя должно быть известно каждому телезрителю, тем более что раздел парапсихологии, который представляет профессор, а именно телепатия, по своей природе имеет много общего с телевидением. Итак, я сердечно приветствую выдающегося ученого у нас в студии.

Профессор Ланер поприветствовал телезрителей кивком головы.

- Господин профессор, - продолжал Шамбар, - перейдем сразу к сути. Позвольте вам задать вопрос: правда ли, что вы сконструировали прибор, с помощью которого можно читать мысли на расстоянии?

- Чепуха, - проворчал ученый и отхлебнул кофе из чашки.

Шамбар, кажется, немного растерялся.

- Я тебе говорил, что это липа, - сказал Дардер своему приятелю.

Тем временем обозреватель взял себя в руки и постарался сделать все, чтобы сыграть привычную для себя роль хозяина положения.

- Однако, господин профессор, - продолжал он, - не только ежедневная пресса, но и научные журналы поместили на своих страницах сообщения о вашей "машине для чтения мыслей". Вы ведь не станете отрицать, что сконструировали ее...

- А я повторяю, что это чепуха, - сказал профессор Ланер и сделал еще один глоток из чашки. Потом добавил: - Машина для чтения мыслей была сконструирована миллионы лет назад.

Даниель Шамбар снова попал впросак. Это не замедлило отразиться и на его лице.

- Как это? Не понимаю... Это совершенно неправдоподобная сенсация...

- Никакой сенсации, - сказал седобородый профессор парапсихологии. - Такой "машиной" обладаю не только я, но и вы, и каждый нормально развитый хомо сапиенс. Это просто-напросто человеческий мозг. Передача мыслей, как известно, осуществляется не только с помощью речи, письма или других сигналов, но также посредством электромагнитных волн, посылаемых мозговой тканью. Они весьма слабы, но зато обладают большим диапазоном частот. Само собой разумеется, что мысли можно передавать и принимать на большом расстоянии.

- Даже если передающего и принимающего разделяют десятки метров? спросил Шамбар.

- Это не имеет почти никакого значения, по крайней мере на практике.

- Вы, однако, должны признать, господин профессор, что не все могут общаться подобным образом, то есть передавать и принимать мысли с помощью электромагнитных волн. Для этого нужно обладать телепатическими способностями.

- По крайней мере, - согласился парапсихолог. - Я вот, к примеру, такими способностями не обладаю.

- Однако мы знаем, что вы читали мысли на расстоянии. Почему же я, например, или же другой обычный человек не можем этого делать? спросил Шамбар.

- Эти сигналы залегают намного ниже уровня шумов. Точнее говоря, они глушатся. Но у меня есть аппарат, который позволяет мне свести посторонние шумы до минимума.

Профессор достал лежавшую на соседнем кресле папку и вынул оттуда удивительный инструмент, что-то вроде шлема с микрофонами. Надел его на голову. Его лицо показали крупным планом, и телезрители впервые увидели глаза профессора Ланера, до этого скрываемые очками. Проникновенные, очень выразительные глаза.

- Вот с помощью этого приспособления я и могу читать мысли других людей на расстоянии.

- Господин профессор, - вновь вмешался Шамбар. - Какую пользу человечеству могло бы принести ваше изобретение?

- Оно могло бы принесли людям много горя. Человечество еще не созрело для него, и потому я решил сохранить в тайне устройство этого прибора. Мало того: я не собираюсь использовать его для каких-то практических целей. Ну а вообще...

- Вот такой пример, - пояснил обозреватель. - Некоторое время назад совершено дерзкое ограбление кинозвезды. Похищено драгоценное ожерелье, совершено убийство...

- Конечно, конечно, я слышал, - прервал его профессор. - Ни о чем более не говорите. Преступление не стоит внимания.

- Но совершено убийство. Не считаете ли вы, господин профессор, что с помощью вашего изобретения можно было бы обезопасить общество от злодеев?

- В этом случае я должен был бы предоставить свой аппарат в распоряжение полиции, так ведь? - профессор Ланер не сдерживал своего раздражения. - В этом случае его применение, может быть, и оправдалось бы, но в десятках других?.. Что, не так?

- Вы могли бы самостоятельно, без помощи полиции, разыскать преступников...

- Да, мог бы, но не стану этого делать.

- Удивительно.

- Ничего удивительного. Я ученый, а не полицейская ищейка.

- Ну что ж, очень жаль, что вы не хотите помочь полиции обезвредить опасных преступников, - сказал Шамбар и на этом закончил передачу.

V

- Что ты обо всем этом думаешь? - спросил Фафиот своего приятеля после того, как интервью с профессором закончилось и на экране телевизора замелькали рекламные клипы.

- Чушь совершеннейшая.

Снова переглянулись. Фафиот потянулся к бутылке.

- Выпьем.

- Перестань, с меня довольно.

- Да не ломайся.

- Ты случайно не нахватался чьих-то электромагнитных волн?

- Оставь, лучше выпьем.

Приятели дружно опрокинули по рюмке и закурили.

- Даже если поверить, - стал рассуждать Фафиот, - что профессор Ланер действительно мог бы воспользоваться своим аппаратом для чтения мыслей, даже в этом случае нам ничего не грозит. Он далек от мысли помогать полиции. Он ведь заявил, что является ученым, а не полицейской ищейкой.

- Знаешь, если будем все вечера напролет торчать здесь у телевизора, то в конце концов почувствуем себя в тюрьме. И никаких аппаратов не потребуется. В тюремной камере, где человек ограничен в пространства и в движении, даже спокойные и сильные люди начинают ссориться. Поэтому я предлагаю немного развлечься. Заглянем в какой-нибудь фешенебельный ресторан, выпьем в обществе красивых баб. В конце концов не для того мы сделали налет, чтобы начать жизнь отшельников и монахов.

- Прекрасно, идем. Встряхнемся как следует.

VI

Содержание телевизионного интервью с профессором Ланером было опубликовано во всех газетах. Ежедневно они возвращались к этой теме. В печати появлялись комментарии, фельетоны, проводилось множество социологических опросов среди читателей. На вопрос: "Что вы думаете об открытии профессора Ланера?" - мало кто высказался с нескрываемым скептицизмом. Кое-кто уклонялся от однозначного ответа, но огромное большинство опрашиваемых судило, что все рассказанное парапсихологом чистая правда.

Люди, веря в неограниченные возможности профессора Ланера, одновременно осуждали его безразличие и даже сарказм, с каким он трактовал налет и зверское убийство. Повсюду велись жаркие дискуссии на эту тему.

"Вечерний курьер" опубликовал интервью с инспектором Брандо. Это было короткое интервью: старый полицейский волк на все вопросы, касающиеся открытия профессора Ланера, отвечал одним словом: "Чепуха, чепуха, чепуха...".

Это, естественно, не способствовало росту популярности как самого инспектора Брандо, так и полиции в целом. Общество, осуждая ученого-парапсихолога за безразличие к его нуждам, осуждало также полицию за близорукость.

Дардер и Фафиот с того момента, как они пришли в ресторан и устроились у бара, все время прислушивались к разговорам о налете, о полиции и профессоре Ланере. Разговоры эти, уже было смолкающие, вспыхнули с новой силой после телеинтервью Ланера.

Отовсюду слышались голоса.

- Профессор, конечно, человек весьма интеллигентный, но лишенный элементарных человеческих чувств.

- Инспектор Брандо в свою очередь старый склеротик. Сидел бы на пенсии и не совался...

- С одной стороны, подлость, а с другой - глупость. Вот и судите... - заключил дискуссию какой-то толстяк.

Фафиот изо всех сил ударил по стойке бара кулаком. Все разговоры тут же смолкли.

- Господа! - постарался выйти из неудобной ситуации Дардер. Господа! Простите моего приятеля за горячность. Он очень эмоционален и чужое горе переживает, как свое. Убийство прекрасной Лилиан глубоко его потрясло. Ему все время кажется, что убийцы могут и его настигнуть.

- Естественно, - сказал толстяк. - Никому нельзя верить...

- Можно только рассчитывать на божью справедливость, - сказал бармен, разливая напитки по рюмкам.

Фафиот достал носовой платок, делая вид, что хочет вытереть слезы. Лицо у него и в самом деле выражало беспредельную скорбь.

VII

Задолго до начала программы Дардер и Фафиот расположились в креслах перед телевизионным экраном.

Наконец, Даниель Шамбар начал свою передачу.

- Господа! Недавнее интервью с профессором Элигием Ланером вызвало всеобщий живой интерес, особенно в связи с недавним событием, которое продолжает нас всех волновать. Я имею в виду ограбление и зверское убийство Лилиан Саймон. Мы исследовали общественное мнение: огромное большинство наших сограждан верит в то, что профессор Ланер, если бы, конечно, пожелал, ног бы помочь полиции найти преступников. Поэтому мы постарались пригласить профессора Ланера и комиссара полиции Мориса Риве в нашу студию, чтобы они высказали свои позиции по этому вопросу.

Даниель Шамбар обворожительно улыбнулся, после чего на экране возникли профессор Ланер и молодой инспектор полиции. Первый, как и в прошлый раз, помешивал ложечкой кофе в чашке, второй сидел так, как будто аршин проглотил, и посасывал трубку, которой не постыдился бы и сам Шерлок Холмс.

Даниель Шамбар поприветствовал их, уселся рядом и, обращаясь к профессору, сказал:

- Очень мило с вашей стороны было согласиться еще раз приехать к нам.

- Неохотно выставляюсь напоказ, - ответил профессор. - Не нуждаюсь в рекламе, не гонюсь за популярностью, однако, когда инспектор Брандо, который не отважился честно сойтись со мной в прямой дискуссии, публично назвал все, о чем я в прошлый раз сообщил телезрителям, чепухой, я почувствовал себя оскорбленным. Оскорбили не меня лично, а всю науку в моем лице. И кто это посмел сделать?..

Инспектор Морис Риве вынул трубку изо рта и сказал, прямо обращаясь к парапсихологу:

- Интересно, каким образом вы могли бы опровергнуть мнение господина Брандо? - в его голосе слышалась нескрываемая ирония.

- А по какому праву вы и ваш старший коллега инспектор Брандо публично утверждаете, что мои достижения в области телепатии - чепуха?

- Но это вещь очевидная, - ответил полицейский. - Если бы вы были в состоянии раскрыть преступников, то не преминули бы это сделать. Человеческая мораль обязывает, да и награду мы объявили немалую.

- Что и говорить, сумма значительная, - парировал профессор. Однако недостаточная, чтобы меня заинтересовать. Впрочем, я в любом случае не желаю, чтобы мое открытие применялось на практике.

Дардер толкнул локтем Фафиота.

- Смотри, это наш единственный друг.

А тем временем Шамбар спросил ученого:

- Господин профессор, знаете ли вы сейчас что-нибудь о преступниках, которых разыскивает полиция?

- Я о них еще ничего не знаю. Не старался принять электромагнитные волны их мыслей.

- Уважаемый профессор знает ровно столько, сколько и мы, - сказал инспектор Риве.

- А вы уверены, что ваши сведения о преступниках соответствуют действительности?

- Мы знаем не много, но то, что нам известно, соответствует действительности. Описание бандитов в основном правильное.

- Надо бы это проверить, - сказал ученый.

Он надел свой шлем.

Обозреватель Шамбар спросил:

- Вы намерены читать мысли этих трех преступников?

Ученый утвердительно кивнул.

- Я намерен приподнять таинственную завесу. Проверю данные полиции.

В студии воцарилось напряженное молчание. Через некоторое время Ланер снял шлем и спросил инспектора:

- У вас речь шла о трех преступниках?

- Да.

- Однако в действительности налетчиков было только двое, - спокойно констатировал ученый.

- Не может быть, - сказал Риве.

- Кроме того, - продолжал профессор, - описание преступников совершенно не совпадает с их действительным обликом. Оба преступника среднего роста, в возрасте около сорока лет.

- Ах, дьявол! - воскликнул Дардер.

А в студии продолжался разговор.

- Господин профессор, - заметил молодой инспектор полиции. - Мы не можем принимать всерьез ваше мнение и потому рекомендуем всем пользоваться нашими сведениями в поисках преступников.

Ланер только развел руками.

- Делайте, что хотите.

Дардер выключил телевизор. Лица обоих преступников были бледны.

- Я очень уважаю нашего единственного друга, профессора Ланера, однако хотел бы видеть его на небе среди ангелов, - сказал Дардер.

- Да, - согласился Фафиот. - В этом случае мы бы еще больше любили и уважали.

- Я бы даже венок ему на могилу принес.

- Однако мы должны все как следует обдумать. Чем быстрее мы примем решение, тем лучше будет для нас.

VIII

В течение ряда последующих дней пресса очень живо комментировала спор профессора Ланера с полицией. Вкратце все сводилось к следующему: возможности парапсихолога реальны, а полиция явно не справляется со своими обязанностями.

Потом в один прекрасный день в газетах появилось сообщение, что возле дома Ланера собралась возбужденная толпа. Люди демонстрировали свою неприязнь к циничному ученому. Несколько стекол было выбито. Профессор уезжал куда-то лечить почки.

Дардер и Фафиот, которые постоянно жили в напряжении, не смея принять никакого решения, вздохнули с облегчением.

Однако на следующий день в прессе появилось сообщение, которое их очень обеспокоило. Награда, назначенная за помощь в поимке участников ограбления и убийства Лилиан Саймон, увеличена в десять раз.

- Проклятье, - негодовал Дардер. - Трудно противостоять такому соблазну. Даже наш дружок, профессор Ланер, откажется от своих принципов.

- Мы не должны допустить до этого, - сказал Фафиот.

- Давно должны были помочь нашему другу перенестись в райские кущи.

- Убив Ланера, мы можем еще больше наследить.

- Нам некуда отступать. Придется нам найти дружка и познакомиться с ним поближе.

IX

Целых два дня преступники колесили по окрестностям столицы в поисках санатория, где лечился Ланер. Наконец, им удалось найти этот санатории

Они нашли профессора в курортном кафе. Он одиноко сидел за столиком.

Дардер и Фафиот некоторое время даже сомневались, действительно ли перед ними знаменитый ученый. Спросили об этом потихоньку официанта. Тот подтвердил с гримасой неприязни. Видно было, что и он не одобряет нежелание профессора помогать полиции.

- Сдается мне, - сказал Фафиот, - что у вашего друга тут не больно много поклонников.

- Только мы.

- Придушим его?

- Придушим или зарежем, чтобы не делать много шуму в этом тихом уголке.

- Извините, - обратился Дардер к профессору. - Извините, но не могу удержаться от вопроса, который так и напрашивается: мы имеем честь видеть знаменитого профессора Ланера?

- Да, - ответил Ланер. - Это я.

- Не согласитесь ли вы выпить с нами?

- О, благодарю, но, к сожалению... - профессор сделал страдальческое лицо. - К сожалению, страдаю почечной болезнью.

- Надеюсь, - сказал Фафиот, - что здесь вы исцелитесь.

После светских любезностей Дардер наконец перешел к делу.

- Вы действительно смогли с помощью удивительного шлема, который мы видели по телевизору...

- Конечно, конечно, - ответил ученый.

- Даже отсюда, с курорта?.. - продолжал Дардер.

- О, не ношу с собой этого, как вы сказали, "шлема". Оставил его, ясное дело, дома. Правда, продолжаю работать над усовершенствованием своего изобретения. Но ведь и ученый имеет право отдохнуть...

- Конечно, - согласился Фафиот. - Такой ученый, как вы, имеет право и на более длительный отдых.

- Спасибо вам за сочувствие и за компанию, - сказал профессор, вставая из-за стола. - Мне уже пора на процедуры. Надеюсь, мы еще встретимся с вами.

- Мы очень надеемся.

- Заверяю вас, мне будет очень приятно увидеть вас, - сказал профессор.

X

На следующий день Дардер и Фафиот не спали, как обычно, до полудня, а в шесть утра были уже на ногах.

- Как-то неуверенно я себя чувствую, - признался Фафиот. - Если бы я был женщиной, то сказал бы, что предчувствую неладное...

- Не говори ерунды, - одернул его Дардер. - Ты просто ленив и не привык вставать в такую рань.

Приятели приняли душ, выпили вина и заели его плиткой шоколада. В последнее время они привыкли питаться кое-как. В половине восьмого двинулись окольной дорогой в сторону соснового бора - места утренних прогулок Ланера. Кроме револьверов, с которыми никогда не расставались, захватили с собой финки. Машину с фальшивым номером оставили у отеля.

Профессора они увидели на поляне. Он стоял, опершись о ствол сосны, и трогал палочкой муравейник, очевидно, изучал жизнь муравьиной популяции. Оторвался от своего занятия, когда Дардер и Фафиот вышли на поляну.

Улыбнулся им так, как будто давно их ожидал. Выглядел молодо, настолько молодо и бодро, что если бы не борода, его можно было бы принять за молодого человека.

- Приветствую вас, господа, - сказал профессор, не протянув, однако, руки приятелям. - Мне очень, очень приятно видеть вас снова. Я вас ждал.

- Откуда вы знали, что мы будем здесь в столь ранний час? - опешил Фафиот.

Ученый ничего на это не ответил, только загадочно улыбнулся.

- Черт побери! - взорвался Фафиот. - Каким образом вы узнали, что мы намерены встретить вас здесь в это время? Хватит забавляться.

- Действительно, довольно играть, - согласился ученый и молниеносным движением достал из кармана пистолет. - Руки вверх!

Дардер и Фафиот отскочили в сторону, они хотели бежать, но тут из кустов вышли вооруженные люди. Преступников схватили и надели им наручники.

Уже в полицейской машине Дардер угрюмо спросил профессора:

- Как вам удалось обвести нас вокруг пальца. Неужели ваш аппарат сработал?..

- Никакого аппарата не было, - рассмеялся Ланер, - как, впрочем, и никакого профессора. Я отставной комиссар полиции Брандо. Нам не хватало следов преступления, и тогда мы решили сделать так, чтобы не мы вас искали, а вы нас. Господин Шамбар помог нам организовать все это шоу на телевидении. Мы более или менее знали ваши настоящие приметы из показаний свидетелей, но решили сбить вас с толку ложными приметами. К тому же "открытие века"... Вы попались на нашу удочку. Не знаю, как в других случаях, а в нашем она сотворила чудо.

- Парапсихология, телепатия, запудрили нам мозги всякой ерундой, сказал Фафиот. - Мы, дураки, верили в чтение мыслей на расстоянии, а это все чушь...

- Не скажите, господа, - улыбнулся Брандо. - Если бы я не смог читать ваши мысли, не поймать бы мне вас никогда.