/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism, nonfiction / Series: Гриф секретности снят

Тайная сторона дела Пеньковского. Непризнанная победа России

Анатолий Максимов

Полвека назад в разгар Кубинского кризиса, когда мир был на грани ядерной катастрофы, в Москве арестовали полковника ГРУ Олега Пеньковского. Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила:«.. признать виновным в измене Родине и… подвергнуть смертной казни — расстрелу… Приговор кассационному обжалованию и опротестованию не подлежит». Чтобы сразу окунуть читателя в суть проблемы, нужно сказать следующее: на Западе его предательство названо «феномен Пеньковского» и он вот уже сорок пять лет преподносится в качестве «шпиона, который спас мир» в интересах западной демократии. Но это одна сторона медали, и главным доказательством его предательства является судебный процесс в Москве в мае 1963 года. Тогда Пеньковского приговорили к расстрелу за передачу на Запад множества документов, раскрывающих государственную тайну. А другая сторона? Она глубоко скрыта от постороннего взгляда в бывших советских архивах и только косвенные данные говорят о том, что не так все однозначно в этом громком «деле»: предал — разоблачен — осужден— расстрелян?!

Тайная сторона дела Пеньковского. Непризнанная победа России

Анатолий Максимов

ОТ АВТОРА

В октябре 2012 года средства массовой информации России усиленно реанимировали тему о «ценнейшем агенте западных спецслужб» за всю историю противостояния с Советами.

Полвека назад в разгар Кубинского кризиса, когда мир был на грани ядерной катастрофы, в Москве арестовали полковника ГРУ Олега Пеньковского. В газетах, журналах, с экранов телевизоров говорилось все о той же версии с предательством в рядах советской военной разведки Минобороны. Поражала проигрышная для советской стороны категоричность в вопросе противоборства разведок трех стран — СССР, Великобритании и США.

Однако безапелляционность в оценке событий в пользу советской или американской стороны в противоборстве спецслужб в таком масштабе действий, каким была кризисная ситуация вблизи берегов Америки, не может являться истинной в последней инстанции. Ведь прошли десятилетия и скрытое шаг за шагом становится явным, ибо ни в одном виде человеческой деятельности, как в деяниях разведок, столь активно не прибегают к дезинформации.

…В мае 1963 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила: «Пеньковского Олега Владимировича признать виновным в измене Родине и… подвергнуть смертной казни — расстрелу… Приговор кассационному обжалованию и опротестованию не подлежит».

Казалось бы, все ясно: предал — разоблачен — осужден — расстрелян… Но время имеет свои законы — скрывать особенности событий прошлого. Сколько известно личных признаний и «достаточных» свидетельств с судебным приговором и… последующим пересмотром «в свете вскрывшихся обстоятельств»? Тем более что здесь речь шла о «деле» с окраской «международные отношения»?!

Да и само «событие» не может не озадачить своей многогранной неоднозначностью. А это значит — возможность инвариантности в оценке действий участников кризиса. И потому: как быть с версией «мнимое предательство»? Как говорят, отбрасывать без рассмотрения такой вариант было бы ненаучно. Тем более что версия-гипотеза имеет право на существование в свете величайшего достижения юридической мысли и древней истины в лице «постулата разумности»: «цель — средство — результат». Где «цель» вовсе не агент Запада, а лишь — средство. Тогда что же цель?

В конечном счете речь идет не о реабилитации англо-американского агента Герой, а о попытке рассмотреть, что скрывается за невидимой частью «айсберга» советско-американских отношений. Причем в условиях, когда игнорируется даже намек на версию: «суперагент» мог быть «человеком ГРУ — КГБ», внедренным в спецслужбы Запада, и работал на Советы до, во время и после советской операции «Анадырь» по размещению ракет вблизи берегов Америки — на Кубе.

Старинная русская «забава» — уничижительно отзываться о своем Отечестве и здесь проявила себя. На Британских островах и за океаном уже пятьдесят лет подвергают сомнению тот факт, что «агент века» Пеньковский честно работал на спецслужбы Запада. Об этом говорится в печати, высказываются профессионалы от разведки и контрразведки, выступают аналитики и историки спецслужб и даже бывшие разведчики, некогда предавшие нашу страну.

Итак, «дело Пеньковского». Чтобы сразу окунуть читателя в суть проблемы, нужно сказать следующее: на Западе его предательство названо «феномен Пеньковского» и он вот уже сорок пять лет преподносится в качестве «шпиона, который спас мир» в интересах западной демократии. Но это одна сторона медали, и главным доказательством его предательства является судебный процесс в Москве в мае 1963 года. Тогда Пеньковского приговорили к расстрелу за передачу на Запад множество документов, раскрывающих государственную тайну.

А другая сторона? Она глубоко скрыта от постороннего взгляда в бывших советских архивах и только косвенные данные говорят о том, что не так все однозначно в этом громком «деле»: предал — разоблачен — осужден — расстрелян?!

Предисловие. СУТЬ ПРЕТЕНЗИЙ К «ДЕЛУ»

Итак, речь идет об ознакомлении читателя с претензиями к «делу», которые говорят о том, что в реальности Пеньковский работал на безопасность Советского государства. А пока прислушайтесь к широкому диапазону голосов, либо согласных с западной трактовкой «дела Пеньковского», либо придерживающихся советской стороны, столь решительно осудивших СП). Но если он не предатель советского строя, так что же произошло?

Ниже приводятся высказывания из печати в пользу версии: Пеньковский — военный разведчик и работа его против Запада в интересах госбезопасности страны — это успех ГРУ — КГБ.

«Хотя судебный процесс и происходил с соблюдением законности… тем не менее создастся впечатление, что все это дело чрезвычайно раздуто. Очевидная неуклюжесть Пеньковского вступить в контакт с американской разведкой и небрежный характер его последующих отношений с Винном могли бы подтвердить предположение, что он, возможно, с самого начала находился под колпаком русских».

«Таймс», 1963, 13 мая.

«Западные официальные лица в Москве считают, что смертный приговор Олегу Пеньковскому — чистейшая липа. Как выразился один дипломат, казнь Пеньковского состояла в том, что его паспорт уничтожили, а взамен выдали другой».

«Санди телеграф», 1963, 19 мая.

«Однако о нем пишут и как об агенте КГБ, которого всемогущее ведомство подкинуло простодушному Западу. Процесс над ним и расстрел стали всего лишь эпилогом поставленного на Лубянке спектакля. Пеньковский живет себе припеваючи под чужим именем…»

«Совершенно секретно», 1997, № 4.

«...невольно возникает вопрос: как могло случиться, что сотрудники КГБ и ГРУ допустили, чтобы человек с таким “черным пятном” в биографии достиг в советском обществе столь высокого положения.? Почему они раньше не занимались происхождением полковника? Что же произошло в их системе тотальной проверки?»

Джибни Ф. Вступительная статья // Пеньковский О. Записки из тайника. М.: 2000.

«…Советские спецслужбы имели все необходимые условия для начала крупномасштабной операции по дезинформации… По мере ознакомления с делом Пеньковского я все больше приходил к выводу, что оно, должно быть, часть той самой операции по дезинформации…»

Райт Питер. Охотник за шпионами. Нью-Йорк, 1988.

«Хотя в ходе операции каждый клочок информации жадно подхватывался западными разведслужбами и тщательно изучался, в ретроспективе они не могут привести ни одного примера получения от Пеньковского информации, имевший серьезное военное значение».

Найшли Филипп. Шпионы XX века. М., 1986 (биограф Кима Филби).

«Сейчас многие придерживаются того мнения, что КГБ с самого начала контролировал всю операцию, поставляя на Запад материалы, содержащие значительную долю тонкой дезинформации…»

«Куранты», 1993, 23 июня.

«Имеются серьезные неопровержимые доказательства того, что полковник Пеньковский был внедрен в западную разведку усилиями КГБ».

Анатолий Голицын, бывший сотрудник КГБ, работавший в ЦРУ.

«.. Пеньковский был “подставой”, но не Комитета и даже не органов госбезопасности, а всей страны — речь надо вести о возможном стратегическом замысле…»

«Век», 2000, № 14.

«Не верьте всему, что пишут газеты. Пеньковский жив и здоров, он был двойным агентом, работая против американцев».

Николай Федоренко, советский представитель в ООН, 29 мая 1963 года.

В жизни автора личное общение с Пеньковским состоялось летом 1962 года, по служебной линии. Затем к мыслям о его предательстве автор возвращался в 60—70-х годах, когда в силу профессиональной необходимости он оказался в «шкуре предателя», выступая в роли «агента» западных спецслужб.

А закончив активную двадцатилетнюю работу в «поле», поработав на поприще подготовки кадров разведки и углубившись в историю разведки, автор «созрел» для попытки разобраться с «делом» с позиции нетрадиционного взгляда.

И путеводной звездой был избран факт сомнительного отношения к «Феномену предательства» и у нас и на Западе. Акцент делался на возможность и целесообразность появления «человека Москвы» в окружении служб Запада в нужном для советской стороны месте и времени?!

И случилось так, что однажды беспокоящие автора мысли о «деле» на фоне противостояния Востока и Запада позвали его к столу, бумаге, перу…

.. Декабрьским морозным утром 1991 года в доме на восточной окраине столицы за письменным столом сидел профессиональный разведчик, несколько месяцев назад ушедший в запас.

В эти дни мое сорокалетнее прошлое — флот, контрразведка, разведка — властно приковывало внимание, требуя осмыслить пройденный путь. Я переворачивал листок за листком, с каждой страницей уходя в глубь прожитых лет. И вот более чем странная выписка.

Снова и снова вчитывался в хорошо знакомое мне обращение советского гражданина к американскому и английскому разведкам:

«Как стратег, выпускник двух академий, я знаю многие слабые места, Я убежден, что в случае будущей войны в час “X” такие важные объекты, как Генштаб, КГБ на площади Дзержинского, ЦК партии, должны быть взорваны…»

Это предложение противнику потрясало своей четкостью сформулированной цели. С трудом верилось, что автор этого изуверского «послания» — участник финской войны и боевой офицер Отечественной, а на тот момент, в 1961 году, действующий сотрудник ГРУ — военной разведки Генштаба Минобороны СССР. И вот — предатель Родины…

Первая «встреча» с этим поразительным по своей циничности документом произошла в 1967 году за рубежом, в Канаде. Тогда мне попалась в руки книжица карманного формата «Записки Пеньковского». Но почему «в который раз»? Потому что из года в год, казалось бы, предельно понятное его содержание для меня наполнялось все более новым оперативно значимым смыслом и потому что…

Впрочем, все по порядку.

Затерявшийся между страницами сложенный вчетверо кусочек бумаги с неровными краями обрыва привлек мое внимание. Машинально взглянул на помеченную на нем дату — февраль 1974 года. Без особого труда вспомнил: в это время в разгаре была операция по проникновению в агентурную сеть западных спецслужб. В этой акции я выступал в качестве «московского агента» Запада под личиной предателя Родины.

Так скромный листок из отрывного календаря возвратил меня почти на двадцать лет назад, когда готовился очередной этап игры внешней разведки нашей госбезопасности с одной из западных контрразведок.

Тогда для исполнения роли «предателя» я искал опору в делах реальных предателей моей Отчизны, коим, например, был Пеньковский, полковник военной разведки — агент английской и американской спецслужб в начале 60-х годов. Как разведчик, я понимал, что преданные гласности сведения по «делу Пеньковского» могли кое-что «подсказать» в моей тревожной игре.

На листочке были проставлены латинские цифры. Это были ссылки на американское издание книги «Записки Пеньковского», которую я приобрел еще в 1967 году за рубежом. Это страницы книги привлекли мое внимание лет двадцать назад.

Но почему на листке сделана крупная запись: «Предатель — не предатель» и еще «?!». Значит, уже тогда, во времена занятости текущими делами, была отмечена в словах решительным почерком мысль, посетившая тогда меня.

Я нашел томик «Записок». Там на нескольких страницах увидел свои пометки разными цветами — синим, зеленым, красным. Возвратившись к столу, я снова взглянул на развернутый пожелтевший листок, на котором скорописью было выведено: синим — мотивы работы Пеньковского с Западом; зеленым — возможности по добыванию материалов; красным — условия связи и безопасность.

Листок из 70-х годов заставил меня неоднократно возвращаться к мысли: а было ли предательство советского офицера, боевого артиллериста, военного разведчика полковника Пеньковского? Некоторый свет на это «дело» пролили книги, изданные в России после событий августа 1991 года. В них говорилось о «деле», в сведениях о котором я искал робкие пока доказательства в пользу моих возникших неясных предположений о том, что предательства не было.

Поражала строгая последовательность появления Пеньковского в поле зрения Запада, которая в определенной степени один к одному повторяла путь меня самого при «работе» с западной спецслужбой: заинтересовать собой — инспирировать мотивы возможного сотрудничества — показать наличие доступа к информации — выдвинуть условия получения гражданства на Западе — поставить требования по безопасности.

И я стал пополнять пока скромное личное досье по «делу Пеньковского».

* * *

Подбираясь к восьмому десятку лет, представляется, что с самого детства мне удалось сохранить трепетное отношение к каждой новой книге, за обложкой которой скрыто еще непознанное ее содержание. И по сей день меня огорчает, если в книге, брошюре или статье весьма слабо, а иногда вообще отсутствуют сведения об авторе.

В краткой справке о пишущем я ищу ответы на извечный вопрос: по какому «моральному праву» он взялся за перо и представил на суд читателей свое видение фактов и событий? И потому, из глубокого уважения к читателю, — несколько строк о себе, моем жизненном пути. Всего несколько строк…

Справка. Родился в 1934 году в семье геолога и учительницы. Окончил высшее военно-морское училище по специальности инженер морской артиллерии. С 1957 года в органах госбезопасности: военный контрразведчик на Северном флоте и разведчик научно-технической разведки с работой в странах на четырех континентах. Ветеран флота, военной контрразведки, разведки и внешторга. Почетный сотрудник госбезопасности, капитан 1-го ранга в отставке, занимаюсь историей моей службы.

Но ведь деяния любого разведчика — это крохотная частица истории всей разведки. Из таких частиц формируется мнение о разведывательном ремесле и о мастерстве разведке в целом как об институте государственной безопасности моего Отечества. Все мы, как говорили в далекие времена, «государевы люди». И не будь разведчиков с их государственным подходом к делу, то не было бы источников информации — секретных помощников, а значит, операций в пользу политики государства на международной арене.

Особенно работа разведчиков и агентов с проводимыми ими операциями была нужна в тревожные для Российского государства периоды дипломатических усилий, разрешению которых способствовали «тайные войны». Комитет государственной безопасности с его внешней (политической) разведкой и Минобороны с его военной разведкой сотрудничали на полях скрытых битв все XX столетие.

В интересах защиты Отечества они совместными усилиями создавали подчас уникальные операции. Например, «Трест» в 20-х годах, работа «Красной капеллы» и оперативная игра «Монастырь» — «Березино» — в годы Великой Отечественной войны. Внешняя и военная разведки рука об руку вершили славные дела в гражданской войне в Испании в 30-х годах.

С точки зрения профессионального интереса мне повезло: за годы работы в разведке был период, когда целью моей профессиональной пригодности стала роль предателя Родины. Десятилетие только две спецслужбы знали, что они имеют дело с разведчиком (советским) и агентом (канадским). В советской операции «Турнир» против канадской операции «Золотая жила» советский Тургай выступал против канадского Аквариуса — это был «поединок с самим собой».

Участие в этой акции тайного влияния не могло пройти бесследно для моего оперативного опыта. И случилось так, что я «заболел» проблемой «дела Пеньковского» — этого «предателя века», как его представили и у нас, и за рубежом. Правда, за рубежом возвели в ранг героя.

Многолетнее странствование по морю газетных и журнальных статей в Союзе и за рубежом, знакомство с книгами и фильмами «на тему», беседы со свидетелями этого шумного судебного процесса «по делу» укрепляли меня в мысли: в этих из ряда вон выходящих событиях на «полях тайной войны спецслужб» определенно имеется скрытый своей недосказанностью смысл.

Описанные многократно «по делу» события берут начало в середине прошлого века, когда Советский Союз еще не был даже близок к грани распада, а КГБ с его внешней разведкой и Минобороны с его Главным разведывательным управлением находились в расцвете сил в рамках «тайной войны» разведок и контрразведок.

Когда с позиции 90-х годов я понял, что стратегический замысел «дела Пеньковского» своей значимостью доведен до уровня нового столетия, то во мне эвристически забилась дерзкая мысль: разобраться в этом «деле», избрав «инструментом» в поисках истины «логику шахматного игрока».

Что из этого получилось, судить читателю, которого я, как автор, попытаюсь провести «по гамм и кочкам» той дороги, которую посмею назвать «независимым расследованием».

Глава 1. РОЖДЕНИЕ КРАМОЛЬНОЙ ГИПОТЕЗЫ

Во все времена попытки глубокого анализа работы спецслужб наталкивались на значительные трудности. Связаны они с поиском, отбором и оценкой фактов.

Взять хотя бы операции разведки, где действенными инструментами всегда были разведчики и агенты. А движущие их силы? Они оставались в тени. Работа спецслужб в конечном счете — это продолжение политики своих правительств иными средствами, особенно в мирное время. Однако разведывательная работа носит такой характер, что от нес и ее агентов, бывает, отказываются — официально и внешне убедительно — их собственные правительства. Пример тому — история с арестом замечательного разведчика XX века Рихарда Зорге, которого советская сторона не смогла спасти в силу сложившихся отношений с Японией — нашим противником дефакто и партнером согласно пакту о ненападении (1941) де-юре.

Кроме секретности, глубокому анализу операций тайного влияния мешает нехватка фактов, ибо ни в одной сфере государственной деятельности не прибегают так часто к дезинформации. Вторгнуться же в эту сферу просто необходимо.

Ведь совершенно невозможно понять мир прошлого века и сегодняшнего времени без осмысления работы спецслужб в переломные моменты противостояния между Востоком и Западом: Первая мировая война, Гражданская война в России, затем в Испании, Вторая мировая война и, наконец, «холодная война» в послевоенный период.

Уже менее чем через год после окончания величайшей битвы народов против фашизма в американских штаб-квартирах политиков и военных один за другим стали появляться тщательно разработанные планы разгрома Советской России. В высших эшелонах власти в США возникли директивы: «Тоталити», «Чариотир», «Флитвуд», «Троян» и, наконец, «Дрошнот».

В Москве знакомились с чудовищными и циничными расчетами, содержащимися на каждой странице этих документов: «первый удар по 20 городам…», «сбросить 133 атомные бомбы на 70 советских городов, из них 8 — на Москву и 7 — на Ленинград…», «сбросить 200 атомных бомб на 100 городов…», «сбросить 300…». Причем указывались в них и такие цифры: на сколько процентов будет разрушена промышленность, сколько миллионов человек погибнет после первого, второго, третьего ударов… Указывалось точное время нападения: год, месяц, день!

По пунктам был расписан «порядок», который США намеревались предписать нашей стране после своей победы: «На любой территории, освобожденной от правления Советов, перед нами встанет проблема человеческих останков советского аппарата власти…»

Более пяти лет один за другим корректировались и менялись планы атомной войны против СССР, пока США не пришли к выводу, что она в тех условиях невозможна. Появление в 1949 году в Советском Союзе собственной атомной бомбы вызвало шок у тех, кто планировал по-своему распорядиться территорией и населением Страны Советов. Но бывшие союзники СССР по антигитлеровской коалиции, будучи убеждены, что советская сторона не ждет внезапного нападения, начали подготовку к всесокрушающему ядерному удару. Параллельно родился новый план, рассчитанный на разрушение СССР невоенными средствами.

План предусматривал в течение длительного времени воздействовать на советский строй по двум основным направлениям: во-первых, ведение массированной, широкомасштабной холодной войны, направленной на подрыв строя с целью его развала мирным путем; во-вторых, закрытая деятельность по поиску сообщников и объединение их в группы сопротивления, способные в нужный момент выступить открыто против существующего в стране режима.

В директиве США № 20—1 говорилось: «Психологическая война — чрезвычайно важное оружие для содействия диссидентству и предательству среди советского народа: она подорвет его мораль, будет сеять сомнение и создавать дезорганизацию в стране…»

Советская сторона знала об этих американских задумках. Практически не было ни одного плана атомного нападения на СССР, ни одной инструкции американской разведки и других спецслужб, направленных на свержение советского строя, о которых не были бы осведомлены органы госбезопасности, а от них — советское руководство и военное командование.

Развертывание против Советского Союза идеологического и психологического наступлений представляло не меньшую опасность, чем приготовления в военной области. Но советское руководство на этом фронте борьбы не принимало сколько-нибудь серьезных мер. После смерти Сталина десятилетия во главе Коммунистической партии стояли люди, чья некомпетентность не позволяла прогнозировать события, опираясь на данные серьезных ученых: социологов, философов, политологов, историков. А данные разведки партийным руководством страны фактически игнорировались и предложения органов госбезопасности по комплексным мерам против долговременных планов США по разрушению советского строя отметались.

Работа спецслужб затронула все человечество. И это не преувеличение, примером может послужить одна из коллизий между СССР и США в период Карибского кризиса (1962). Тогда разведка сыграла важную роль в мирном разрешении конфликта, грозившего ядерной катастрофой.

За тридцать лет до событий в нашей стране 1991 года политическое противостояние между Вашингтоном и Москвой поставило мир на грань третьей мировой войны. Когда речь идет о Карибском кризисе, можно с большой степенью уверенности утверждать: судьба мира зависела от уровня полезности разведок двух держав — их компетентности и умения в нужном месте и в нужное время снабдить свои правительства информацией стратегического значения.

Исповедуя принцип предвидения и упреждения, органы госбезопасности и военная разведка должны были предполагать, что очагом возможного военного конфликта окажется Куба, вырвавшаяся первой из-под опеки США в Западном полушарии. Итак, место приложения сил спецслужб — США и Куба, время — конец 50-х и начало 60-х годов. Попытаемся осветить этот аспект работы ЦРУ и СИС против КГБ и ГРУ. Возможно, итогом этого расследования станет смена полюсов в оценке эффективности работы, в частности, одного из главных фигурантов «тайной войны» в то время и в том месте.

Летом 1967 года в разгар триумфа международной выставки «Человек и его мир» в Монреале на полках книжных магазинов появилась книга карманного формата об Олеге Пеньковском «Записки Пеньковского». О том самом, которого приговорили к расстрелу за четыре года до этого в далекой Москве.

«Экспо-67» привлекла внимание всего мира. Канада отмечала свое 100-летие. В Страну кленового листа, при населении в 22 миллиона человек, на эту выставку съехалось почти 25 миллионов посетителей с разных частей света. И повторный выход книги (первое издание вышло в Нью-Йорке в 1965 году) именно в год выставки, когда она пересекла южную границу Канады с США, был, конечно, не случайным: теме «Человек и его мир» противопоставлялись идеологические течения, характерные для полярности того времени, — капитализм и социализм.

Несомненным было и другое: широкое распространение книги было выпадом в адрес Советского Союза, отмечавшего в 1967 году свое 50-летие. Уже тогда ее отнесли к «черной пропаганде» и к семейству «изделий» западных спецслужб.

А что же люди — из Европы, Азии, Африки, обеих Америк? Как они отнеслись к книге, а точнее, к фигуранту Джибни, вещавшему со страниц якобы «записок Пеньковского»? Общими для всех были три слова: «Советский разведчик — предатель». Но эмоциональная окраска при оценке такого персонажа различалась: «это интересно» — для тех, кого разведка и шпионаж интересовали как чтиво; «опять эти русские» — для тех, кого все советское раздражало; «в семье не без урода» — для тех, кто симпатизировал Советам.

Попала эта книга и ко мне. Я тогда работал под торговым прикрытием на этой знаменитой выставке. Нельзя сказать, что «Записки» меня заинтересовали, но здорово озадачили и на многие годы приковали внимание к проблеме предательства.

Нашлись у меня и свои оценки содержания книги, которую уже в то время я рассматривал как довольно удачную антисоветскую «активку» западных спецслужб. Однако я вкладывал свой смысл в те три слова: «Советский разведчик — предатель». И еще мое воображение потряс тот факт, что предателем был ветеран Великой Отечественной войны, храбрый офицер!

Объемистая книга «Записки Пеньковского» не отвечала на интересовавший меня вопрос: что же подвито Пеньковского на инициативное предательство? Правильно сказать, ответы, казалось бы, были, но слишком на поверхности лежали мотивы его поступка.

Читая «Записки», уже в то время я искал глубинные корни предательства и… не находил их. Спустя десятилетия, побывав сам в личине «предателя» Родины в интересах советской госбезопасности и осмыслив личный опыт, я все чаще возвращался к проблеме предательства Пеньковского — офицера военной разведки, поступок которого на Западе окрестили «феномен Пеньковского».

У меня, ветерана разведки, появилась почти навязчивая идея— нужно искать скрытые пружины «феномена». Было собрано и изучено достаточно большое количество статей, очерков и книг о «феномене» с массой противоречивых мнений о предательстве Пеньковского. И возник вопрос: «а был ли мальчик?» — было ли предательство или, возможно, это искусная игра советской стороны в интересах событий, развернувшихся на международной арене в конце 50-х и начале 60-х годов, конечно, между Западом и Востоком — США и СССР. Причем вокруг Кубы.

Я искал в печатных изданиях и других источниках, многие из которых противоречили сами себе, и в материалах судебного процесса над предателем ответы о зародившихся у меня сомнениях хотя бы в косвенном виде, но спрятанные в глубине малоизвестных фактов.

Занимаясь историей отечественной разведки в последние годы XX столетия мне удалось помочь придать гласности труд замечательного советского разведчика Вениамина Гражуля, одного из руководителей разведшколы и ее преподавателя. В 1944 году Гражуль подготовил закрытое учебное пособие по истории разведки в XVIII веке. В увлекательной форме он поведал о становлении Российской державы усилиями Петра I и Екатерины II. На фоне внешней политики этих двух монархов Гражуль раскрыл значение дипломатической разведки для нужд государства.

Источником сведений при работе над рукописью послужили два архива, в то время закрытого характера. Рукопись получила высокую оценку Евгения Тарле, маститого советского историка, с предисловия которого она начиналась.

Справка. О том, что Запад считал Россию «варварской страной», которую всячески следует ослаблять, известно еще со времен Александра Невского. Тогда ему удалось остановить Тевтонский орден, вооруженный идей Ватикана: искоренить православие у восточных славян, естественно, после их порабощения.

Казалось бы, Россия встала в полный рост Великой Державы в XVIII веке. И констатацией этого может служить хотя бы такой факт в высказывании Екатерины II в письме французскому мыслителю Вольтеру: «Теперь без нашего согласия ни одна пушка в Европе не смеет выстрелить!»

Но вот наступил следующий век, XIX, и Западом была инициирована Крымская война с той же целью: ослабить, лишить выхода к морям, ликвидировать флот… Эта война стала первым военным походом коалиции европейских государств против суверенной России. Не стал ли девиз «Расчленить и превратить Россию в сырьевой придаток, управляемый извне» навязчивой идеей Запада?! Тому пример: решение «сильных мира сего» в Америке в 80-х годах XIX века выделить в два главных экономических противника следующего столетия Германию и Россию. Первую — потому что она уже заявила о себе в этом качестве на международной арене, а вторую — как обладающую огромными природными ресурсами и кадровой силой. Но главное в России устрашало Запад… ее непредсказуемая возможность к стремительному саморазвитию.

И как следствие такого отношения к России — инспирирование Русско-японской войны Страной восходящего солнца, поддержку которой на дипломатическом уровне проводили западные страны и милитаризацию которой стимулировали: Англия — усиленное финансирование, США — поставка сырья и производственных мощностей, Германия — строительство японской армии. А вместе — поддержание агрессивных замыслов и действий японской военщины против Российской империи.

Под этим углом зрения следует рассматривать позиции США в Первой и Второй мировых войнах, одной из целей которых было значительное снижение экономических и людских ресурсов этих двух стран-противников.

.. Так вот, в одной из глав книги о дипломатической разведке двух императоров речь шла о работе в интересах распространения влияния России на Польшу. Петру I нужно было повлиять на своего ставленника — польского короля, колебания которого не в пользу политики России подогревали шведы, англичане и немцы.

На столе у Петра I появилась «Мемория досад» — памятка претензий к действиям антирусски настроенного польского короля. Все претензии были хорошо аргументированы на основе сведений, полученных от тайных информаторов русских разведчиков в этой стране, работой которых руководил лично российский монарх.

С оперативной точки зрения «Мемория досад» — это труд разведчиков, агентов и может быть квалифицирован как акция тайного влияния (операция содействия) в интересах российской политики в Польше и против недоброжелателей в Европе. Характерной особенностью документа был тот факт, что ни один из десяти источников, на основе информации которых была подготовлена «памятка», не был засвечен.

Работая над историей советской внешней разведки, возникло ощущение аналогии «Мемории досад» с документом, к инспирированию которого имели отношение советские органы госбезопасности в то время, когда по Европе уже шагали немецкие солдаты, развязав Вторую мировую войну.

Так, подвиг русских разведчиков в Польше был повторен в 1940–1941 годах в отношении США и Японии, которые вели напряженную дипломатическую войну за влияние в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане. Усилиями нашей разведки было ускорено появление Меморандума США — «мемории досад» американского образца — в отношении агрессивной политики Японии. Ультимативный характер этого документа привел к боевым действиям японских военно-морских сил против США. Массированная атака американской главной военно-морской базы на Тихом океане Пёрл-Харбор (7 декабря 1941 года) ввергла эти две страны в столь серьезное противостояние, что Япония оставила мысль о нападении на Советский Союз в помощь своим союзникам по оси Берлин — Рим — Токио.

Эта атака на второй день после начала контрнаступления советский войск под Москвой высвободила дивизии на Дальнем Востоке, которые приняли участие в решительном разгроме немцев. Победное завершение битвы за Москву вселило надежду в сердца советских людей и народов антигитлеровской коалиции: фашистов можно бить! В этой победе была доля и нашей внешней разведки.

У читателя может возникнуть вопрос: почему такое длинное вступление? И казалось бы, не на тему? «Мемория досад» в адрес

Польши и Меморандум США в адрес Японии — это звенья одной цепи в успехах разведок России с разрывом в двести лет.

Именно «Мемория» подсказала мне главную изюминку в концептуальном взгляде на проблему, о которой пойдет речь в этой книге.

Так родилась рабочая гипотеза: появление Пеньковского в качестве агента двух западных спецслужб в момент крайне значимых отношений для двух великих держав — СССР и США — это дело не случайное, а определенное всем ходом истории русской и советской разведок.

Появление в нужном месте и в нужное время. И тогда «дело Пеньковского» оказалось лишь в обойме ряда дел, в которых уже отличились советские разведчики 20—70-х годов при проведении операций «Заговор послов», «Трест», «Снег», «Монастырь» — «Березино», «Турнир» и др.

Я не один год собирал факты и сортировал их на первых порах по довольно простой схеме: неясно и неточно, сомнительно и подозрительно, наконец, неправда. В пользу гипотезы факты выстраивались в цепочку умозаключений, требующих осмысления по трем магистральным направлениям. А именно: Пеньковский — предатель; Пеньковский — предатель и после разоблачения помощник органов в работе против Запада; Пеньковский — не предатель.

Однако следует понять обстановку, в которой органы госбезопасности действовали в послевоенное время (период «войны после войны»), с ее кульминацией — Карибским кризисом.

Сегодня редкий историк подвергает сомнению тот факт, что послевоенные годы противостояния менаду Западом и Востоком (а значит, менаду США и СССР) можно исчислять так: до Карибского кризиса и после него.

Как говорил древнекитайский военный теоретик и полководец Сунь-Цзы, «Кто не умеет считать ущерб от войны, тот не может понять ее выгоды».

Глава 2. БЛЕФ В ПОЛИТИКЕ — ИСКУССТВО

Рождение Страны Советов в 1917 году буржуазный мир воспринял враждебно. Идеологическая несовместимость, заявленная всеми странами большого капитала, явилась лишь пропагандистским прикрытием огромного желания приобрести контроль над огромной, необозримо богатой страной. И «целились» вовсе не в Красную Россию, а «стреляли» с целью ликвидации российской государственности.

Когда Гражданская война в новой России была в разгаре, циничное отношение стран Антанты к революции в нашей стране выразилось в следующем определении (японская газета «Токио симбун», 1919, 10 февраля):

«Союзники должны взять на себя контроль над Россией… Япония получила бы контроль над Сибирью, а Америка над Россией... Что касается японского контроля над Сибирью, то против этого, мы уверены, не возражала бы ни одна держава…»

Антанта ринулась реализовывать свои планы. Ее участникам отводились определенные районы нашей страны исходя из того, что территория огромна и всем хватит. Конечно, враги новой России — идеологические и экономические — смириться с поражением в интервенции против нашей страны не могли и навязали ей политическую и экономическую блокаду. Об этом времени писал Бернард Шоу, великий английский писатель, весьма скептически смотревший на мир: «Исключение России из международной торговли было актом слепоты и сумасшествия со стороны капиталистических стран…»

БЕСКОНЕЧНАЯ БОРЬБА ПРОТИВ РОССИИ

Казалось бы, борьба шла не на жизнь, а на смерть, и приостановилась она лишь в годы Второй мировой войны, когда фашизм стал угрожать западным демократиям, ибо Запад противостоять фашизму собственными силами не мог. И вот тогда-то им понадобилась антигитлеровская коалиция, к созданию которой приложила руку советская дипломатия и советская разведка. Запад хотел с участием Красной армии, а нередко исключительно руками советской стороны одолеть фашизм. Угроза попасть под пяту фашистской Германии затмила желание разрушить Страну Советов руками гитлеровцев. А ведь все 30-е годы Советский Союз безуспешно бился за создание в Европе коллективной безопасности против расширения агрессивных поползновений Германии.

Но едва на Западе увидели, что под воздействием советских побед фашизм рушится, силы главных держав по антигитлеровской коалиции сплотились и за спиной своего союзника — СССР — стали искать возможности заключения сепаратного мира с Германией, чтобы не допустить прихода Красной армии в Западную Европу и тем самым локализовать влияние Советского Союза там в послевоенное время.

Именно советская разведка смогла противопоставить закулисным планам союзников заслон. Ее сообщения из Швеции и Швейцарии, Великобритании и США, из Ватикана и Турции позволили советской стороне удержать неустойчивых союзников от «братания» с немцами.

И что же союзники? Еще шла война, но исход великой битвы народов был предрешен. Тогда западные державы начали активизировать деятельность, направленную против СССР.

Справка. В конце 1941 года глава Советского государства И.В. Сталин беседовал с направляемым в Америку резидентом госбезопасности опытным разведчиком с 20-х годов В.М. Зарубиным. Среди обсуждаемых вопросов по разведработе в Штатах Сталин особо отметил: «…следить, чтобы Черчилль и американцы не заключили с Гитлером сепаративный мир и вместе не пошли против Советского Союза». И такой момент в политике наших неустойчивых союзников по антигитлеровской коалиции разведка смогла выяснить и, получив документальное подтверждение, уведомить Кремль.

Такая постановка вопроса главой нашего государства говорит о его предвидении. И тому доказательство: появление у союзников «плана Ренкина» (1943), принятого на заседании Комитета начальников объединенных штабов Англии и США в Квебеке (Канада) с участием президента Рузвельта и премьер-министра Черчилля. Это был момент, когда, стремясь добиться максимального ослабления Советской России в войне, американская сторона отложила открытие второго фронта по вторжению в Европу до 1944 года.

Но готовность союзников к вторжению была усилена. Разрабатывались отдельные планы специальных операций в рамках пресловутого «плана Ренкина». Они предусматривали стремительный бросок американо-английских войск в Европу для захвата континента в момент резкого ослабления или внезапного краха нацистской Германии в результате наступления Красной армии.

Главная суть «плана»: оккупация европейских стран, прежде всего Франции и Германии, с целью не допустить их освобождение Красной армией. Введение в действие вариантов «плана Ренкина» становилось областью «военно-политических игр».

И этой упреждающей информацией снабдил советское руководство наш агент из лондонской резидентуры.

Для Советского Союза эпохальным и величественным был год 1947-й. В тот год были уже залечены некоторые раны, оставленные войной, и осенью уровень промышленного производства достиг довоенного. За сухими цифрами достижений стоял титанический труд народа по восстановлению сметенного и разрушенного войной хозяйства на западных территориях СССР, где разыгрались исполинские сражения Великой Отечественной, да и Второй мировой войны.

Жить было трудно. Проблемы были колоссальными. Но только собственными силами можно было прочно поставить на ноги страну, чтобы уверенно смотреть в будущее, быстрее вернуться к нормальной жизни народу-герою, вынесшему на своих плечах тяжелейшую войну в истории нашего государства.

В те годы только одна страна в мире располагала избыточными ресурсами — Соединенные Штаты. Казалось бы, США и СССР находились на войне в одном строю, однако американский и советский вклады в Победу оказались различными. Россия потеряла более 20 миллионов жизней. Американский историк Дж. Геддис в книге «Россия, Советский Союз и Соединенные Штаты» (1978) отмечал: «…на каждого американца, убитого на войне, приходилось пятьдесят умерших русских».

Разбогатевшая на войне Америка могла позволить себе собрать из разоренной Европы специалистов, основательно укрепив ими научно-техническое направление в жизни США. Так, в 1941 году бюджет страны на науку оставлял 75 миллионов долларов, а к 1950 году — уже 2 миллиарда.

Открытый вызов, означавший призыв к началу холодной войны против СССР, прозвучал в известной речи бывшего британского премьер-министра Уинстона Черчилля, которую он произнес в американском городе Фултон 5 марта 1946 года. Черчилль призвал создать «братскую ассоциацию народов, говорящих на английском языке», создать военный блок в противовес СССР и его послевоенным союзникам. Он призвал применить силу против СССР, и немедленно, пока Советский Союз еще не создал свое атомное оружие.

Для советского правительства такая постановка вопроса не была неожиданностью. В Москве знали, что Черчилль в этом выступлении реализовал установку в отношении СССР, которую он и американский президент Ф. Рузвельт конфиденциально обсуждали при общении на Тегеранской (1943) и Потсдамской (1945) конференциях. Советская разведка вовремя информировала Кремль о возникновении замыслов конфронтации в послевоенной Европе по поводу устройства мира.

Справка. В 90-х годах XIX века в Соединенных Штатах политическое и экономическое руководство страны наметило своих стратегических и экономических противников в грядущем XX веке. Ими стали Германия и Россия. Под этим углом зрения следует рассматривать позицию США в Первой и Второй мировых войнах, одной из целей которых было ослабление экономических и людских ресурсов этих стран-противников.

Почему против Советского Союза готовился превентивный атомный удар? Расчет был прост: Страна Советов истощена и обессилена войной, разрушены тысячи городов, деревень. По мнению Черчилля, сокрушение СССР не представляло трудности.

С резкой отповедью на заявление Черчилля в Фултоне выступил Иосиф Сталин. В интервью газете «Правда» он сказал: «По сути дела, господин Черчилль стоит на позиции поджигателей войны. И господин Черчилль здесь не одинок — у него имеются друзья не только в Англии, но и в Соединенных Штатах Америки». Далее говорилось, что своим выступлением Черчилль поразительно напомнил германского фюрера: «Гитлер начал дело развязывания войны с того, что люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию… По сути дела, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно — в противном случае неизбежна война… Несомненно, что установка господина Черчилля есть установка на войну, призыв к войне против СССР».

В Фултоне присутствовал американский президент Гарри Трумэн. Вскоре по его указанию был подготовлен обширный доклад «Американская политика в отношении Советского Союза», где излагались основные принципы и мотивы готовящейся войны. В докладе говорилось следующее:

«Соединенные Штаты должны говорить языком силы… Надо указать советскому правительству, что мы располагаем достаточной силой не только для отражения нападения, но и для быстрого сокрушения СССР в войне… США должны быть готовы вести атомную и бактериологическую войну… Война против СССР будет “тотальной” и куда в более страшном смысле, чем любая прошедшая война».

Советская внешняя разведка немедленно переправила этот конфиденциальный доклад-концепцию в Москву. В Кремле знали, что уже в сентябре 1945 года Соединенные Штаты стали проводить в отношении своего бывшего в войне союзника линию «на ужесточение подхода к Советской Республике». В беседе со Сталиным делегация американских сенаторов потребовала от Советского Союза «в обмен на американский заем поменять систему правления и отказаться от своей сферы влияния в Восточной Европе».

Высшее военное командование американских вооруженных сил задолго до окончания Второй мировой войны определилось с «потенциальным противником». Исходной посылкой стало умозаключение на основе фактов, поддающихся количественному учету, — какое государство окажется помимо США наиболее сильным в послевоенном мире. Таковым мог быть только Советский Союз. «Враг» был назван не по его намерениям, а по «мускульным» возможностям вести войну. И американцы стали решительным образом укреплять антикоммунизм как идеологию, придав ему осязаемость в глазах официального Вашингтона.

Все шло рука об руку с разработкой в американских штабах новой военной доктрины, основные контуры которой проявились довольно рано. Еще в 1943 году, рассуждая о послевоенных проблемах, будущий военный министр США Форрестол публично учил: «Понятие “безопасность” больше не существует, и вычеркнем это слово из нашего лексикона. Запишем в школьные учебники аксиому — мощь подобна богатству: либо используют ее, либо утрачивают».

Перед лицом побед Красной армии Комитет начальников штабов США пришел к реалистическим выводам относительно последствий вооруженного конфликта между США и СССР. Они были сформулированы в серии рекомендаций, представленных американскому правительству, начиная со второй половины 1943 года, то есть после Сталинградской и Курской битв.

Самыми назидательными среди них были рекомендации (1944), в которых правительство недвусмысленно предупреждалось «против полетов в политическую стратосферу без учета реальных возможностей США»: «Успешное завершение войны против наших нынешних врагов (имеются в виду Германия и Япония. — Авт.) приведет к глубокому изменению соответственной военной мощи в мире, которое можно сравнить за последние 1500 лет только с падением Рима…»

Американское высшее военное командование своевременно поняло и оценило происходившее тогда: исполинские победы Советского Союза в Великой Отечественной войне привели к созданию военного равновесия между СССР и США. Обратить вспять, опрокинуть сложившееся соотношение сил — в этом усматривал свою генеральную задачу Вашингтон.

Военные стали подыскивать с позиции силы надлежащие средства для удара по «врагу» — СССР. В рекомендациях 1943—1944 годов таким средством явилось атомное оружие. Еще до его испытания и использования высшие круги Вашингтона пришли к согласию в том, что угроза атомной бомбы заставит Советский Союз «либерализовать» свой строй и отказаться от плодов победы в Европе.

После сожжения атомными бомбами Хиросимы и Нагасаки, но еще до капитуляции Японии Комитет начальников штабов ВС США приступил к разработке планов новой войны. Они были зафиксированы в директивах «Основы формирования военной политики» и «Стратегическая концепция и план использования вооруженных сил США» (№ 1496—2 от 18.01.1945 и № 1518 от 09.10.1945). Тогда все эти планы были засекреченными, и даже в более поздний период доступ к ним был ограничен. Однако еще не просохли на них чернила с резолюциями высоких чиновников, когда копии этих документов оказались на столе советского руководства в Москве — ведь за годы войны крепла не только советская военная мощь на полях сражений, но и совершенствовалось мастерство советской разведки.

Американскими секретными планами нападения на СССР предусматривалась «законность первого удара». Случилось это в результате серии штабных совещаний, на которых штабные планировщики потребовали включить в директиву № 1496—2 указание о нанесении «первого удара», настаивая:«,..на это следует обратить особое внимание с тем, чтобы было ясно — отныне это новая политическая концепция, отличная от американского отношения к войне в прошлом…» Воистину безнаказанные варварские атомные бомбардировки в Японии вскружили американским военным голову, да и не только военным.

Ноябрь 1945 года. Дальше — больше. В секретном докладе Комитета начальников штабов говорилось, что желательно нанести атомные удары по Советскому Союзу как в виде возмездия, так и первыми. В связи с этим Объединенный разведывательный комитет наметил двадцать советских городов, подходящих для атомной бомбардировки. Здесь же подчеркивалось, что осуществить бомбардировку следует даже в том случае, если успехи врага в области науки и экономики будут указывать на появление у него возможностей нападения на США или создания собственной обороны. Комитет обращал внимание на тот факт, что «атомные бомбардировки относительно малоэффективны против обычных вооруженных сил и транспортной системы...», однако «атомная бомба будет пригодна для массового истребления (населения) городов».

Позднее, в 70-х годах, американский эксперт М. Шерри проанализировал содержание секретных штабных документов с точки зрения реалий «советской военной угрозы» и сделал вывод: «В агрессивность Советского Союза не верили ни в Пентагоне, ни в Вашингтоне». Его вердикт был следующим:

«Советский Союз не представляет собой угрозы, признавало командование вооруженных сил. Его экономика и людские резервы были истощены войной. Следовательно, в ближайшие несколько лет СССР сосредоточит свои усилия на восстановлении. Советские возможности, независимо от того, что думали о намерениях русских, представлялись достаточным основанием считать СССР потенциальным врагом».

Сентябрь—ноябрь 1945 года. Соединенные Штаты приняли на вооружение доктрину «первого удара» — внезапной атомной агрессии против СССР. И чем быстрее становился на ноги Советский Союз после тяжелейшей войны, тем громче звучал военный набат в Вашингтоне.

Штабное планирование в Штатах зашло далеко. Совершенно секретная директива Совета национальной безопасности (СНБ 20—1), подготовленная в августе 1948 года, лишь в 1976 году увидела свет и была включена в сборник «Содержание. Документы об американской политике и стратегии 1945–1950 гг.». Документ предусматривал «свести до минимума мощь и влияние Москвы; провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России». Директива предполагала капитуляцию СССР под давлением извне «либо войну и свержение силой советской власти». Директива «заботилась» о русском населении и управлении им, постановляя вверить его в руки «правителей», которых США доставит из-за границы.

Справка. Эта директива СНБ 20—1 вызвала одобрение в Белом доме и легла в основу американской политики в отношении СССР. Во многом, даже в нумерации, она походила на директиву № 21, подписанную примерно за восемь лет до этого Гитлером, о плане «Барбаросса». Вопрос о приоритете геноцида в отношении тех, кто считается противником, не так прост. И в этом отношении американская директива СНБ 20—1 полностью соответствовала американской традиции ведения войны, которой восхищался не кто иной, как Гитлер. В его новейшей биографии, написанной американским историком Дж. Толандом, сказано: «Гитлер утверждал, что свои идеи создания концентрационных лагерей и целесообразности геноцида он почерпнул из изучения истории… США. Он восхищался, что… в свое время на Дальнем Западе были созданы лагеря для индейцев. Перед своими приближенными он часто восхвалял эффективность американской техники физического истребления — голодом и навязываемой борьбой в условиях неравенства сил».

Доработанная директива превратилась в утвержденный президентом Трумэном документ СНБ 20—4 от 28 ноября 1948 года: «Самую серьезную угрозу безопасности США в обозримом будущем представляют враждебные замыслы, громадная мощь СССР и характер советской системы».

К 1948 году в сейфах американских штабов скопилось немало оперативных разработок нападения на СССР. Например, командующий оккупационными силами США в Германии Д. Эйзенхауэр оставил в наследие своему преемнику на этом посту план «Тоталити», составленный еще в конце 1945 года. Планы, естественно, обновлялись, однако всеобъемлющая подготовка к скорому нападению на СССР последовала за принятием указанных директив СНБ 20—1 и 20—4.

Середина 1948 года. План «Чариотир»: «Война должна начаться с концентрированных налетов с использованием атомных бомб против правительственных, политических и административных центров, промышленных городов с баз в Западном полушарии и Англии. Первый период войны — тридцать дней: 133 атомных бомбы на 70 городов, из них 8 — на Москву (40 кв. миль поражения) и 7 на Ленинград (35 кв. миль). В последующие за этим два года войны — 200 атомных бомб и 250 тысяч обычных бомб…» По мнению командования стратегической авиацией США, предполагалось, что в ходе этих бомбардировок или после них Советский Союз капитулирует.

Сентябрь 1948 года. В плане «Флитвуд» прогнозировалось: «К исходу шестого месяца боевых действий Советы смогут оккупировать и укрепиться на всем северном побережье Средиземного моря, от Пиренеев до Сирии… смогут оккупировать Испанию…» Объединенный разведывательный комитет в приложении к плану заключает: «СССР в борьбе с вероятным противником — США, Англией или союзными с ними странами — сможет овладеть ключевыми районами Европы и Азии».

Перспективы для американской стороны выглядели мрачноватыми. Но… оптимистически в этом плане звучало предложение о том, что, пока Красная армия будет продвигаться в глубь Европы и Азии, атомные бомбардировки территории Советского Союза подорвут «основной элемент советской мощи» — политический. Особо отмечая в русском позитиве составляющую — «волю русских к борьбе», американские генералы заверяли Вашингтон, что атомные бомбы сильнее. И как результат на свет появился оперативный план с пунктом о том, что «планы объектов и навигационные карты для операции против 70 городов будут розданы по частям к 1 февраля 1949 года…».

Май 1949 года. И тем не менее сомнения не оставляли генералов, особенно тех, кто был свидетелем русских побед в Европе в ходе войны против фашизма. И специальный комитет высших чинов армии, флота и авиации попытался оценить эффективность намеченного атомного наступления с воздуха, сведя свои выводы в сверхсекретном докладе «Оценки воздействия на совместные военные успехи стратегического воздушного наступления». Среди многих оптимистических выводов был один, но весьма существенный и не в пользу Вашингтона: если даже атомные бомбардировки пройдут по плану и будет за первый месяц убито 6,7 миллиона русских, моральный дух советских граждан не будет подорван, а воля к борьбе только возрастет.

Такие расчеты и подсчеты американских военных заставили правительство в Вашингтоне остановить атомщиков в погонах у роковой черты. В апреле 1949 года сколачивается агрессивный Североатлантический блок — НАТО. По периметру границ социалистического лагеря развертываются все новые военные базы. США раскручивают маховик военной экономики.

Таким образом высшее военное руководство и американские политики полагали, что удастся создать подавляющее военное превосходство над СССР, которое сведет к минимуму значение политического фактора, то есть советской системы.

Как? У американской стороны и на это имелся готовый ответ: простым путем — поголовным физическим истреблением русских. И тогда незачем будет составлять разные военные планы войны с СССР, так как (по мнению командующего ВВС США в Европе генерала К. Лимея) у США есть средства «просто очистить от людей громадные пространства планеты, оставив только следы материальной деятельности человека».

29 августа 1949 года. Взорвана первая советская атомная бомба, положившая конец американской монополии на атомное оружие. В сентябре того же года ТАСС сообщало: «Советский Союз овладел секретами атомного оружия еще в 1947 году».

Особая и хорошо информированная группа из числа правительственных чиновников, военных и ученых знала, что начало работ над созданием отечественной атомной бомбы положила советская разведка еще в 1941 году, когда планы реализации «манхэттенского проекта» в США только вступили в силу. ТАСС отмечало: «Советское правительство, несмотря на наличие у него атомного оружия, стоит и намерено стоять в будущем на своей старой позиции безусловного запрещения применения атомного оружия».

Ответ Вашингтона: немедленно рассмотреть возможности развязать превентивную войну. Американский исследователь А. Браун об этом времени говорил: «Однако превентивная война не была развернута. Помимо всего прочего, Соединенные Штаты не могли выиграть такую войну в 1949–1950 гг. Стратегическая авиация не могла в то время нанести России один сокрушительный удар».

1949 год. План «Троян». Начало войны — 1 января 1950 года. За три месяца сбросить 300 атомных бомб и 20 тысяч обычных на объекты в 100 городах, то есть сделать 6 тысяч самолето-вылетов. Комитет начальников штабов провел оперативные игры по выведению из строя следующих стратегических районов России: Москва — Ленинград, Урал, объекты у Черного моря, Кавказ, Архангельск, Ташкент — Алма-Ата, Байкал, Владивосток. Разыграв воздушное наступление против СССР, был подведен итог: вероятность достижения планируемых результатов от нападения — 70 процентов, а это повлечет за собой потерю 55 процентов наличного состава бомбардировочной авиации.

По самым оптимистическим подсчетам итоги показали: базы на Британских островах будут полностью выведены из строя действиями советских ВВС, но теперь уже с применением атомного оружия и в срок не более чем за два месяца. Причина?

Американская атомная бомбардировка против СССР могла быть осуществлена над Москвой и Ленинградом по техническим причинам лишь на девятый день войны. И совсем удручающий итог: за время с начала войны советские войска смогли бы выйти на берега Атлантики и Индийского океана.

Окончательный вывод: военные признали, что аксиомой американского планирования превентивной войны против СССР будет утрата в первые месяцы Европы, Ближнего и Дальнего Востока. Запах порохового дыма советских побед в войне подействовал отрезвляюще на горячие головы американских военных, а в решительности действий советской стороны в этих условиях никто в Вашингтоне не сомневался.

Так вопрос о превентивной войне против СССР в 1950 году ввиду ее военной невозможности был снят. Агрессия была перенесена в плоскость подготовки коалиционной войны с участием стран НАТО, на что требовалось время. Теперь датой начала боевых действий было принято 1 января 1957 года.

План «Дропшот». Предполагалось, что вместе с США выступят все страны НАТО и ряд «нейтральных» стран. Общая стратегическая концепция плана гласила: «Во взаимодействии с нашими союзниками нанести удар по военным целям Советского Союза, уничтожив советскую волю и способность к сопротивлению путем стратегического наступления в Западной Европе и стратегической обороны на Дальнем Востоке… подвергнуть беспощадному давлению советскую цитадель, используя все методы для максимального истощения советских военных ресурсов…»

Справка. План «Дропшот» все военные действия на территории Советской России намечал завершить в четыре этапа.

Первый период войны: свыше 300 атомных бомб и 250 тысяч обычных — уничтожение до 85 процентов советской промышленности.

Второй период: продолжение наступления с воздуха и подготовка к наземным операциям сил НАТО —164 дивизии, из них — 69 американских.

Третий период: с запада наступают 114 дивизий НАТО и с юга (Черное море) — 50 дивизий против вооруженных сил СССР в Центральной Европе. Результат: принуждение СССР к капитуляции.

В этой войне против СССР будет задействовано до 250 дивизий — 6 миллионов человек, а в авиации, флоте и ПВО — еще 8 миллионов человек. Всего для выполнения плана «Дропшот» предусматривалось использовать вооруженные силы общей численностью до 20 миллионов человек.

Четвертый период: «Дабы обеспечить выполнение наших национальных целей, союзники должны оккупировать»

Советский Союз и другие соцстраны Европы, а для этого потребуется 38 дивизий наземных войск. Сама территория СССР делится на четыре части — «районы ответственности», или оккупационные зоны.

Как и в предыдущих планах агрессии, так и в плане «Дропшот», война против СССР и его оккупация обосновывались необходимостью противодействия «серьезной угрозе безопасности США, которую представляет характер советской системы…».

План «Дропшот» не состоялся. Американские исследователи того времени, рассуждая о причинах провала Восточного похода Гитлера против СССР в 1941–1945 годах, сочли главной ошибкой гитлеровских стратегов упущения политических аспектов войны против русских, которые сформулировал еще немецкий полководец К. Клаузевиц: «Россия не такая страна, которую можно действительно завоевать, то есть оккупировать… Такая страна может быть побеждена лишь внутренней слабостью и действиями внутренних раздоров».

Теперь американские стратеги вознамерились исправить ошибки Третьего рейха Гитлера. При проведении этой политики в новой директиве СНБ-58 рекомендовалось: «Мы должны вести наступление не только открытыми, но и тайными операциями…»

Так в новой концепции плана «Дропшот» нашлось место новым действиям с конечной целью развала Советского Союза путем психологической, экономической и подпольной войн.

В 1978 году план «Дропшот» был предан гласности, но для советской стороны он не был секретом с момента его появления на свет. Почему мир все же узнал об этом плане?

Эксперт А. Браун так считал: «Дело очень просто — план считается устаревшим, с теперешними видами вооружений мы стоим на пороге Судного дня, и потому он не имеет решительно никакого значения». Это говорил Браун — исследователь. А здравый смысл подсказывает: дело не в «устаревании», а в оправдании перед непримиримыми политиками и военными, ибо Вашингтон никогда не был «мягок» к Советскому Союзу.

Новая директива СНБ-68 и новое планирование «безусловного физического поголовного истребления русских» проходили во всех штабных документах красной нитью, как и во времена президента Трумэна. Однако к началу 60-х годов расширился раздел психологической войны, основная тяжесть которой в ее тайных аспектах была возложена на американские спецслужбы и в рамках разведывательного сообщества блока НАТО.

К чести советской разведки, американские планы ядерного террора Советского Союза фактически без опоздания оказывались в руках советского правительства и военного командования. Чаще всего в виде копий, то есть это была достоверная информация. И это не случайно — в Европе и за океаном действовали ценные источники информации и разведчики — внешней и военной разведок, которые подчас решали задачи по проникновению в особо защищенные хранилища сверхсекретной информации.

Можно с большой степенью уверенности говорить, что разведывательная операция «Центр» дала материалы, предание гласности которых посеяло глубокое недоверие к «старшему брату» по НАТО — США.

Акции тайного влияния 60—70-х годов помогли создать силами разведвозможностей советской стороны предпосылки для проведения в 1975 году в Хельсинки крупномасштабного форума — Совещания по безопасности и сотрудничества в Европе. Там 35 государств решительно заявили и подписали соглашение о создании зоны мира в Европе, навязав таким образом Соединенным Штатам запрет на размахивание «ядерной дубинкой» от имени всех членов НАТО.

Справка. Суть уникальной операции «Центр» сводилась к следующему. В 1962 году советская разведка нашла доступ к документам фельдъегерской связи в Париже и многократно получала копии строжайших секретных документов Пептагона и НАТО, где были указаны цели атомных ударов объединенного военного командования Североатлантического блока и войск США, расположенных в различных регионах мира. На территории Советского Союза должны были подвергнуться атомному нападению все наиболее крупные города…

Согласно документам, такую же участь американцы уготовили большим населенным пунктам в странах соцлагеря — Венгрии, Чехословакии, Болгарии, Румынии, ГДР и др. Но не только — США намечали удары и по собственным союзникам, в частности по ФРГ. Цели на нашей территории распределялись между ядерными силами США, Англии, Франции. Атомные же удары по территориям союзников Вашингтона намечались не только в тех случаях, когда туда войдут русские войска, а и до того, как бы в виде профилактики, чтобы превратить их страны в зону «выжженной земли».

В руках разведки оказались сотни документов исключительной важности. Наиболее сенсационные — оперативный план № 100-6 командующего войсками США в Европе, где были изложены подробности развертывания новой войны против Советского Союза и руководство по использованию ядерного оружия, которое включало в себя список целей в СССР, странах Восточной и Западной Европы.

После провала агента, случившегося в США, и суда над ним в заявлении Пентагона по поводу его работы на советскую разведку говорилось: «Невозможно точно определить нанесенный нам ущерб. Некоторые потери непоправимые и не поддаются оценке… Не раскрой мы это дело, если бы началась война, — потери вполне могли быть фантастическими…»

Предание гласности планов и других документов Пентагона вызвало волну антиамериканских выступлений в европейских странах и усилило недоверие к политике США у их союзников по НАТО и других государств мира.

Вот с таким информационным багажом о планах Соединенных Штатов Америки против СССР подошла советская сторона к Карибскому кризису в противостоянии между Востоком и Западом..

Глава 3. ИСТОКИ КАРИБСКОГО КРИЗИСА

Случился он более пятидесяти лет назад. В начале 60-х годов на Кубе появились советские ракеты. В ответ Соединенные Штаты привели в боевую готовность свою армию…

В дело разрешения кризиса вмешались крупные политические деятели, дипломаты и… разведчики. В частности, резидент советской внешней разведки в Вашингтоне Александр Феклисов, выступавший в США под именем Фомин.

Советская и американская стороны были готовы «скрестить» ядерное оружие. Причем чужая боеготовность каждой из сторон сумела охладить горячие головы политиков и военных.

Ядерная война не состоялась.

Американо-советские отношения в период холодной войны изобиловали многими драматическими событиями. Однако наиболее опаснейшим явился Кубинский кризис 1962 года, когда мир впервые был поставлен на реальную грань, ядерной катастрофы.

В январе 1960 года в США, через два месяца после избрания Джона Кеннеди президентом, была начата подготовка к свержению революционного правительства Кубы. Готовилась 15-тысячная армия наемников из числа кубинских эмигрантов. Под руководством ЦРУ и Пентагона разрабатывались мероприятия по ликвидации режима Фиделя Кастро — экономическая блокада, разведывательно-диверсионные акции и даже убийство кубинского лидера. Таковы были планы.

В США наиболее решительными сторонниками военных акций против Кубы выступали высшие военные чины Пентагона и представитель американских монополий. Аллен Даллес, директор ЦРУ, в любой ситуации постоянно высказывался за вторжение на Кубу — его любимый девиз: «Карфаген должен быть разрушен!»

Однако осторожные политики из Госдепартамента ратовали в пользу невоенных средств давления на Остров свободы.

Окончательное решение правительства США отличалось от крайних позиций. Оно принималось коллективным «кризисным руководством» на основе анализа всей имевшейся информации.

Советская разведка в тот момент не располагала источниками информации непосредственно в высшем руководстве страны, но в ряде основные госучреждений США агентурные позиции имелись. Подобная ситуация сложилась на кануне войны с Германией. У советской разведки не было агентуры в руководстве Третьего рейха, а содержание «плана Барбаросса» все же стало известно (сам план, как документ, добыт не был: их было всего 9 копий, три из которых — у командующих родами войск, а шесть были найдены в бункере Гитлера после взятия Берлина. — Примеч. авт.).

О подготовке американского вторжения на Кубу советская сторона узнала еще до утверждения этого плана. То есть когда он существовал как один из вариантов возможных военных действий. Так, кубинской и советской разведками еще в декабре 1959 года были получены сведения о наборе и подготовке наемников в третьих странах Центральной Америки. В сентябре 1960 года поступили сообщения об активизации вербовки наемников даже в Европе, например во Франции. В октябре стало известно о том, что во избежание вмешательства СССР и других стран в защиту Кубы наемников стали искать среди кубинской эмиграции. Американская сторона передала им «в дар» десантные суда и 90 самолетов, подготовила 100 летчиков-кубинцев.

После поражения армии вторжения на Плайя-Хирон (3000 наемников против 300 000 кубинцев) в апреле 1961 года советская разведка стала получать данные о подготовке американской стороной новой группы наемников для очередного вторжения. Такие сведения поступали до конца 1961 года.

Разведка отслеживала признаки подготовки широкомасштабной военной операции против Кубы: усиление воздушной разведки территории острова и активизация там агентурной разведки. В преддверии Карибского кризиса США осуществляли тактику запугивания, которая являлась составной частью их военной доктрины во все послевоенное время.

Маршал А.М. Василевский, известный полководец времен Великой Отечественной войны, в своих мемуарах писал: «От враждебной политики соседнего государства до войны нередко бывает дистанция огромного размера». Именно такую тактику применили американцы в Кубинском кризисе.

Как говорилось ранее, угроза применения силы вообще и ядерного оружия в частности находится на постоянном «вооружении» американских стратегов и по сей день — военных и политиков. Но особенно ядерный шантаж проявился в преддверии Карибского кризиса, пройдя красной нитью в политике США в отношении СССР.

Справка. Госсекретарь США (1953–1959) Джон Фостер Даллес еще в 1950 году, будучи министром обороны США, сформулировал принцип «балансирования на грани войны»:

«При невыгодном для американского империализма развитии ситуации в решимости США пойти на риск войны никто не должен сомневаться. Earn противник подумает, что мы не решимся занять рискованную позицию, тогда может начаться катастрофа».

Впоследствии американские военные теоретики развили этот тезис, предложив «умение манипулировать угрозами». Затем были концепции «серии угроз», действий у красной черты», «контролируемая эскалация» с ее 40 ступенями угроз, наконец, «потенциальное безрассудство» и «разумное безрассудство». Причем весь этот набор угроз должен был служить достижениям политических целей.

Опираясь на полученные от разведки сведения, советская сторона понимала, что при таком поведении противника отличить его реальные приготовления к внезапному удару от военнополитического шантажа весьма трудно. Более того, прослеживались элементы «кризисной дипломатии», которые также входили в набор американского искусства принуждения противника с помощью «системы угроз». (Сам военный министр плохо кончил: он настолько уверовал в «красную опасность», что в один из дней своего управления вооруженными силами США с криком «русские идут» выбросился из окна штаб-квартиры Пентагона. — Примеч. авт.)

Случилось так, что Карибский кризис в большой степени оказался контролируем обеими сторонами — американской и советской. Возможно, сами того не предполагая, советский и американский лидеры заняли в сложной ситуации фактического ракетно-ядерного противостояния разумную позицию, сформулированную еще древнекитайским полководцем Сунь-Цзы: «Кто не умеет считать ущерб от войны, тот не может понять ее выгоды».

Конечно, советская сторона военных действий не хотела и не могла хотеть. Со стороны советского руководства действия вокруг Кубы и в период Карибского кризиса были, конечно, шантажом, но собственного «разлива» — хотя и с далекой перспективой, но в пользу СССР и стран всего соцлагеря.

Зачем Советскому Союзу был нужен такой шантаж? Вот об этом, точнее о триедином эффекте от реализации задумок советской стороны, и пойдет дальнейший разговор.

Уже после исчезновения угрозы военного конфликта советский лидер Никита Хрущев в послании президенту Джону Кеннеди в дни Кубинского кризиса признавался, что победил разум. Но ради чего нужно было так рисковать? И казалось бы, ответ лежит на поверхности…

.. В мае 1962 года советское руководство приняло решение о размещении на Кубе ракет с ядерными боеголовками. Об этом шаге советской стороны был извещен Фидель Кастро. Он согласился с мнением, что «для спасения кубинской революции требуется смелый шаг, поскольку в этом регионе мира соотношение сил не в пользу Кубы и СССР».

Хрущев предложил «доставить ракеты и разместить их на острове незаметно и с соблюдением всех мер предосторожности, чтобы поставить американцев перед свершившимся фактом». Советский лидер аргументировал такое решение еще одним тезисом: «Американцам ничего не останется, как проглотить эту горькую пилюлю. Ведь мы же вынуждены мириться с американскими ракетами, размещенными вблизи наших границ в Турции».

Так была определена цель размещения ракетно-ядерного оружия на Острове свободы — защита Кубы от готовящейся американской агрессии. Однако факт доставки советских ракет с ядерными боеголовками на остров — это весьма опасное политическое решение. Но само появление ракет на Кубе — это уже средство достижения поставленной цели. «Несомненно, это было, — отмечал бывший советский посол в США в период Карибского кризиса А.Ф. Добрынин, — одной из главных причин». Да и сам Хрущев в своих мемуарах называет только эту причину как основной мотив.

Если обратиться к «постулату разумности», то налицо две его составляющие: цель — защита Кубы, средство — ракеты на Кубе. А результат?

После Второй мировой войны стратегический паритет с США складывался не в пользу СССР, особенно когда речь шла о ракетно-ядерном потенциале. Советских руководителей этот факт особенно беспокоил, ибо американцы имели значительное (многократное) преимущество: 5000 ядерных боеголовок против 300 советских.

Если добавить к этому, что советская сторона на основе разведданных — достоверных и документальных — располагала сведениями об агрессивных планах ядерного нападения на СССР, то беспокойство советского руководства и военного командования было более чем обоснованным.

Установкой ядерных ракет на Кубе, которые могли поразить значительную часть территории Америки, советская сторона рассчитывала сформировать своеобразный военно-стратегический паритет с США. Речь шла не о подготовке к ядерной войне (любой части из нашего скромного арсенала ракет с атомным боезарядом хватило бы на всех, включая самоуничтожение), а лишь о получении равноправного политического статуса в отношениях с США и дополнительного веса в американо-советских переговорах, в частности по Западному Берлину, еще недавно бывшему камнем преткновения в Европе.

Пока советские руководители обсуждали проблему «ракеты на Кубе», американцы уже развернули аналогичные ракеты по дальности в Турции, Италии и Англии. Москве приходилось с этим считаться: международная правовая основа таких действий Соединенных Штатов не была нарушена — имелось согласие правительств этих стран.

И вот что любопытно. Советское руководство, считая, что и ему можно поступить так же с ракетами на Кубе, пошло ва-банк, избрав тактику скрытых действий, в то время как американцы делали это в Европе открыто. Фидель Кастро предлагал Хрущеву заключить советско-кубинское соглашение на размещение «оборонительного оружия» на острове и открыто построить стартовые площадки. Однако Хрущев, предвидя опасность затяжных переговоров на международном уровне, решил поставить американцев перед свершившимся фактом.

Не будь такого решения советского лидера в начале 60-х годов, Кубинская республика перестала бы существовать.

Авантюра? Казалось бы, да. Но это был звездный час советского лидера, названный наиболее дальновидными политиками того времени «большим блефом» Хрущева. Все годы после Кубинского кризиса Хрущева упрекали на Западе, а после 1991 года и в России в уступке американцам. Но ради стратегической выгоды он шел не только на тайное размещение ракет под боком у США (психологический фактор), но и на умышленную дезинформацию Кеннеди, усиливая тем самым подозрения Вашингтона в отношении намерений СССР.

Почему Хрущев пошел на этот преднамеренный «блеф»? Пойти на оправданный риск и решить таким образом суперзадачу (получение результата в рамках «постулата разумности») мог только сильный и весьма прозорливый политик крупного масштаба.

Его аргументы: американцы узурпировали право ставить ракеты вблизи советских границ, они окружили Советский Союз военными базами (около 300), Вашингтон держит мир в страхе с помощью «ядерной дубинки», на Кубе имеется американская военная база, а советской там нет.

Советская сторона в вопросе «ракеты на Кубе» действовала скрытно, даже дипломаты — советский посол в США и представитель в ООН — были в этом вопросе в полном неведении. Им было приказано: на все возможные вопросы о ракетах отвечать, что на Кубу поставляется только «оборонительное оружие». Вопрос о ядерных ракетах вообще не поднимался, как просто невероятный.

Таким образом, советский посол в США стал невольным орудием прямой дезинформации, заявляя об «оборонительном оружии». О том же, но публично говорил представитель СССР в ООН, в частности в Совете Безопасности. И это естественно, «блеф»-то был многогранен.

Осмысливая через десятилетия события Карибского кризиса, крупный дипломат и многолетний посол СССР в США А.Ф. Добрынин в своих мемуарах об этом периоде своей работы в Вашингтоне сетовал, рассуждая о негласных контактах с американским высшим эшелоном власти, особенно во время кризиса:

«Сам конфиденциальный канал должен действовать на постоянной основе, а его непосредственные участники должны обладать определенными дипломатическим и политическим багажом и кругозором. Главное, однако, заключается в том, что такой канал нельзя использовать для дезинформации. Дипломатическая игра, конечно, всегда присутствует, но намеренная дезинформация недопустима, ибо рано или поздно она обнаружится и канал связи потеряет всякую ценность».

В высказывании посла автора поражает наивность его последнего пассажа, призывающего многие спецслужбы к работе «в белых перчатках». Ведь он, как высший государственный чиновник, должен знать о коварстве американской дипломатии и ее циничном отношении к международному праву в том случае, когда возникает речь «о национальных интересах Америки».

Такой постановкой вопроса посол — ревнитель интересов своей страны — отказывает ей в праве вести крупную политическую игру, где элемент дезинформации — один из штрихов в мозаике конкретных действий, ведущих к успеху.

Исходя из логики посла, советской стороне следовало бы не осуществлять операцию «Анадырь» скрытно, а вынести желание Хрущева о размещении ракет на Кубе на всеобщее обсуждение. Однако советский лидер правильно рассудил, а посол в своих мемуарах подметил:«.. Хрущев не хотел неизбежных длительных публичных споров с США, решив поставить их перед свершившимся фактом».

Это высказывание о Хрущеве еще раз подтверждает, что стратегия и тактика советской стороны позволили ей оказаться в серьезном выигрыше. Да, да, именно в выигрыше, причем стратегического значения.

ХРОНИКА КАРИБСКОГО КРИЗИСА

11 января 1959 года. На Кубе провозглашена новая власть во главе с Фиделем Кастро. Политическая ориентация пришедших к власти кубинских деятелей советской стороне неясна.

Май — август 1959 года. Проваливается попытка «повстанческой армии» из числа кубинских контрреволюционеров, поддерживаемых США, покончить с лидерами национально-освободительного движения на Кубе. В ответ на вооруженное нападение на страну и экономическое давление со стороны Соединенных Штатов (они прекратили закупку у Кубы сахара и поставку нефти) Кастро национализирует 300 американских нефтяных компаний. Советской стороне известно, что кубинское руководство не собирается строить социализм, а присматривается к ситуации в соцстранах.

Ноябрь 1959 года. В связи с попыткой военного свержения кубинского правительства и экономической блокадой со стороны США Кастро на сессии ООН заявляет: «Это вы, американцы, заставили нас искать новых друзей и рынки сбыта, и мы нашли их». Кубинский лидер имел в виду страны социализма во главе с СССР.

17 апреля 1961 года. США предпринимают очередную попытку свергнуть режим Кастро силой. План вторжения американцев на Кубу завершается полным провалом.

Январь 1962 года. США добиваются исключения Кубы из Организации американских государств (ОАГ) и начинают экономическую блокаду Острова свободы. Куба успешно развивает торгово-экономические отношения со странами социализма.

20 февраля 1962 года. В Белом доме утверждается новый «кубинский проект», определивший октябрь сроком свержения режима Кастро. Американские военные докладывают президенту Кеннеди, что у США готова группировка для захвата острова: 400 тысяч человек, 300 кораблей, 2000 самолетов. Планы американской стороны становятся известными советскому руководству.

Май 1962 года. В беседе с одним из советских руководителей А.И. Микояном глава СССР Н.С. Хрущев впервые затрагивает тему о размещении ракет на Кубе. По его мнению, только ядерные ракеты могли бы обеспечить надежную оборону Острова свободы. На совещании в Кремле Хрущев заявляет, что фактом размещения ядерных ракет на Кубе ЦК КПСС решил «подсунуть» Америке «ежа».

Справка. У двух ведущих ядерных держав существовал дисбаланс в ядерном оружии. Американские ракеты, установленные в Турции, могли достигнуть Москвы за 10 минут, советские межконтинентальные долететь Вашингтона за 25 минут. Советским послом на Кубу назначен Алексеев. Хрущев, беседуя с ним перед отъездом, сказал: «Ваше назначение связано с тем, что мы приняли решение разместить на Кубе ракеты с ядерными боеголовками. Только это может оградить Кубу от прямого американского вторжения. Как вы думаете, согласится Фидель Кастро на такой шаг?» Затем глава Советского государства сообщил послу важные конфиденциальные договоренности с кубинской стороной о размещении ракет на Острове свободы.

Весна 1962 года. США объявляет о военных учениях «Юпитер Спрингс». В водах вблизи Кубы сосредотачиваются корабли трех флотов — 2-го Атлантического, 6-го Средиземноморского, 7-го Тихоокеанского.

Лето 1962 года. Обстановка в Карибском бассейне заметно обостряется. У берегов Кубы курсируют американские военные корабли. В этом районе в воздухе круглосуточно находятся самолеты стратегической авиации США.

ЦРУ и Пентагоном разработан долгосрочный план под кодовым названием «Мангуста», направленный на подрыв и свержение режима Кастро. План одобрен президентом Кеннеди. Советской стороне план известен.

Июнь 1962 года. В Москве парафируется секретный договор между Кубой и СССР о размещении на острове советских ракет. Цель договора — защитить Кубу от постоянной угрозы нового вторжения контрреволюционных сил. Формально соглашение подписано не было, так как вскоре начался Карибский кризис.

Июль 1962 года. Москва принимает решение оказать Кубе конкретную военную помощь. Цель — предотвратить американское вторжение на остров, намеченное на октябрь. Генштаб ВС СССР начинает разработку операции по переброске войск и ракет средней дальности РР-12 и РР-14 на революционный остров. Войскам предоставлен статус Группы советских войск на Кубе. На остров направляются части ПВО — 6 зенитных ракетно-артиллерийских полков (радиусом действия до 2000 километров).

Июль 1962 года. Начало операции «Анадырь» по завозу и размещению на Кубе ракет средней дальности. Всего было сделано 184 рейса 85 судами торгового флота, которые шли из Николаева, Севастополя, Одессы, Ленинграда, Мурманска.

Секретность операции обеспечивалась следующим образом: на палубах судов — тракторы и сеялки, в трюмах — зенитки, ракеты, солдаты. В Мурманске грузилось зимнее военное обмундирование, а в Атлантике капитаны, только вскрыв секретный пакет, ложились на заданный в Москве курс — к Острову свободы.

Так, капитан судна, следовавшего из Николаева на Кубу, получил секретный пакет, скрепленный подписями министра обороны и министра морского флота, при этом ему лично было сказано: «Вскройте после Гибралтара. Для всех ваш корабль — судно, перевозящее специалистов-аграрников».

Размещение на Острове свободы советских ракет предусматривало выбор и обустройство 60 настоящих позиций и 16 ложных. Намечались маршруты 6 кочующих ракет. На острове разместилось пять полков с ракетами среднего радиуса действия.

Справка. Всего на Кубу было завезено 42 ракеты средней дальности, которые обслуживались и охранялись 40-тысячным контингентом советских войск. Ракеты имели ядерные боеголовки, способные уничтожить крупнейшие города Америки. Каждая боеголовка равнялась по мощности бомбам, сброшенным на Хиросиму или Нагасаки. Были и более мощные боеголовки. В тот момент правительство Соединенных Штатов не знало о тактико-технических параметрах советских ракет, иначе могли бы быть невероятно серьезные последствия.

Август 1962 года. Советская разведка перехватывает несколько шифровок американских агентов на Кубе. Резидент ЦРУ, имевший на Острове свободы более 100 агентов, позднее арестованных, сообщает в Ленгли — штаб-квартиру американской разведки в США — точные данные о дислокации русских ракет.

По линии советской и кубинской спецслужб становится известно, что американцы намереваются похитить зенитно-ракетный комплекс (ЗРК), считавшийся самым совершенным на тот момент времени. Планируется захватить установку с помощью завербованных кубинцев. Однако после усиления охраны объектов от этой затеи американская разведка отказывается. Ее новый план — с воздуха, не приземляясь, захватить установку с помощью вертолета — срывает охрана объектов.

Сентябрь 1962 года. Усиливается психологический прессинг Кубы. Ведется пропагандистская кампания США против СССР в связи с тем, что Москва оказывает Кастро военную и экономическую помощь.

В советское посольство в Вашингтоне из Москвы направляется телеграмма, в которой говорится: если у посла будут интересоваться о военном наступательном оружии на Кубе, следует отвечать, что его на острове нет.

11 сентября 1962 года. В заявлении ТАСС советское правительство осуждает ведущуюся в США враждебную кампанию против СССР и Кубы, подчеркивая, что «сейчас нельзя напасть на Кубу и рассчитывать, что это нападение будет безнаказанным для агрессора».

12 октября 1962 года. В Белом доме Кеннеди проводит закрытый брифинг для группы ведущих редакторов о международном положении. Президент называет возможным источником нового кризиса не Кубу, а Берлин.

14 октября 1962 года. Американские разведывательные самолеты У-2 засекают на острове стартовые площадки, предназначенные для ракет средней дальности. Фиксируется на фотопленку строительство в горных районах острова ракетных баз. Получены первые фотоснимки нескольких готовых стартовых площадок для ракет РР-12. Сами ракеты не засняты.

16 октября 1962 года. Президенту США представлены фотоснимки стартовых позиций советских ракет на Кубе и заключение военных экспертов.

В Белом доме создается «кризисная группа» при президенте, в которую входят его помощники и советники, руководители силовых ведомств и спецслужб, послы.

На совещании Совета национальной безопасности в «кризисной группе» наиболее агрессивную позицию занимают военные, сотрудники (директор) ЦРУ и один из помощников президента. Они выступают за немедленную бомбардировку обнаруженных стартовых площадок и за высадку на остров американских войск. Некоторые военные из Пентагона говорят о возможности использования тактического ядерного оружия, однако это предложение генералов поддержки не получает.

Мнение Кеннеди: предпочтение должно быть отдано дипломатии, переговорам, компромиссам при одновременном силовом нажиме. Цель — добиться советского согласия на вывоз ракет с Кубы. Беседуя с одним из своих советников, Кеннеди сетует на выступление одного из генералов: «Эти штабисты имеют одно большое преимущество. Если мы поступим, как они хотят того, никто из них не останется в живых, чтобы разъяснить, что они были не правы».

17 октября 1962 года. Новые полеты У-2. Вскрыты новые позиции советских ракет. Американцы делают вывод: 16 или 32 ракеты с дальностью действия свыше 1000 миль (1600 километров) готовы к запуску. Прогнозируется, что через несколько минут после запуска ракет, по предварительным оценкам, в США должны погибнуть 80 миллионов человек.

Справка. Пилоты У-2 и других самолетов хозяйничали в небе Кубы. На острове к этому времени было несколько установок ЗРК типа С-75. Однако кубинское руководство проявляло выдержку, и советское зенитное оружие молчало. Более того, в целях обеспечения скрытности нашей техники локаторы слежения и наведения ракет не включались.

18 октября 1962 года. Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко встречается с Кеннеди во время короткого визита в США. Обсуждается вопрос о политике США и СССР в связи с Кубой. Диалог проходит в рамках дискуссии об «оборонительном» и «наступательном» оружии на Кубе, однако без ссылок с обеих сторон на наличие советских ракет на острове.

По мнению советского посла в Вашингтоне, на тот момент Громыко был введен в глубокое заблуждение спокойным поведением Кеннеди и направил в Москву «оптимистическое» сообщение: США не готовят вторжения на Кубу, они делают ставку на проведение политики помех экономическим связям Кубы с СССР для того, чтобы расстроить ее экономику, вызвать голод в стране и восстание населения против режима Кастро. Причина занятой США такой позиции — смелость акций СССР по оказанию помощи Кубе и решимость дать отпор в случае американского вторжения на остров.

Основываясь на официальных заявлениях об отсутствии у США планов вторжения на Кубу, Громыко делает заключение: в этих условиях военная авантюра США против Кубы почти невероятна. Советский посол в США о размещении ракет на Кубе своим правительством все еще не информирован.

Москва запрашивает командующего Группы войск на Кубе: «Почему не сообщается о готовности?» Ответ в Москву: «Ракеты будут готовы к 25 октября». Вводится условная фраза о готовности для министра обороны СССР: «Уборка сахара идет успешно».

20 октября 1962 года. Кеннеди получает от военных и спецслужб развернутый план действий против Кубы. В него вошли следующие пункты: уничтожение ракетных установок бомбовыми ударами с воздуха, военное вторжение на остров войск США, усиление блокады, ведение секретных переговоров с советской стороной по дипломатическим каналам, вынесение проблемы ракет на Кубе на обсуждение в ООН.

21 октября 1962 года. В Белом доме идут непрерывные заседания по кубинскому вопросу. Резидент советской разведки в Вашингтоне вызывается на встречу Джоном Скайли, обозревателем телекомпании Эй-би-си. Скайли сообщает, что на Кубе установлены советские ракеты и у президента имеются фотографии, сделанные самолетом-разведчиком. Он отмечает, что в 7 часов вечера этого дня Кеннеди выступит по радио и телевидению с обращением к нации.

Справка. Джон Скайли был близок к правительственным кругам, вхож в семью президента, хорошо знал госсекретаря США, ведущий комментатор популярной телепрограммы «Вопросы и ответы». Имел контакты с ЦРУ. Связь с советским резидентом с 1961 года. Появление советских ракет на Кубе, как и для посла, стало для советского резидента новостью. Он также не был информирован об операции «Анадырь». О чрезвычайных заседаниях в Белом доме резидент сообщил в Центр — штаб-квартиру внешней разведки в Москве, а также о характере встреч со Скайли.

22 октября 1962 года. Советского посла срочно вызывает в Белый дом госсекретарь США. Он передает личное послание президента для советского лидера по кубинскому вопросу и для вручения текста обращения главы Соединенных Штатов к американскому народу, с которым он должен выступить в 7 часов вечера по радио и телевидению. Госсекретарь отказывается комментировать документы, подчеркивая: «Эти документы говорят сами за себя».

В своем обращении президент обвиняет СССР в проведении агрессивной политики и заявляет, что Куба стала форпостом СССР в Западном полушарии, который устанавливает на острове свои ракеты, способные нанести ядерные удары по Вашингтону, Нью-Йорку, Мексике, Панамскому каналу. Чтобы прекратить наращивание советского ядерного потенциала, против Кубы вводится строгий морской карантин — блокада острова.

Президент говорит, что отдал приказ ВМС США останавливать и досматривать все направляющиеся на Кубу суда; привести в состояние боевой готовности вооруженные силы страны; внести в Совет Безопасности ООН резолюцию с требованием к СССР демонтировать пусковые установки и вывезти их с острова. Президент подчеркивает: блокада — это всего лишь первый шаг, Пентагону отдано распоряжение осуществить дальнейшие военные приготовления.

Справка. К этому времени вокруг Кубы США уже сосредоточили 25 эсминцев, 2 крейсера, несколько авианосцев и подводных лодок. В воздухе круглосуточно дежурили стратегические бомбардировщики Б-52 с ядерным оружием на борту. Министр обороны США начал готовить армию вторжения: 250 тысяч человек в сухопутных войсках, 90 тысяч морских пехотинцев и десантников; авиационная группировка, способная произвести 2000 самолето-вылетов в день для ударов по острову. Пентагон прогнозировал собственные потери в 25 тысяч человек.

В личном послании Хрущеву в связи с тем, что на Кубе произошло развертывание баз для ракет средней дальности, Кеннеди указывает: «Я должен Вам заявить, что США полны решимости устранить эту угрозу безопасности нашему полушарию».

Он выражает надежду, что советское правительство воздержится от любых акций, могущих лишь углубить этот опасный кризис. Из этих документов советский посол впервые узнает о факте размещения советских ракет на Кубе.

После выступления Кеннеди с обращением к нации глава ЦРУ заявляет, что США не остановятся перед потоплением советских судов, доставляющих на остров оружие «наступательных видов», если эти суда откажутся подчиниться требованиям американских военных кораблей произвести досмотр.

В советском посольстве проводится совещание с руководителями разведслужб — внешней и военной разведок — в связи с назревающим кризисом и необходимостью сбора для Москвы оперативной информации о развитии событий.

В Москве объявлено об аресте Олега Пеньковского, агента американской и британской разведок. Этот сотрудник ГРУ имел доступ к важной военной и государственной информации.

23 октября 1962 года. Публикуется официальное заявление президента США о введении в действие «карантина» на поставку Кубе «наступательного оружия».

Советский посол имеет беседу с братом президента Робертом Кеннеди, министром юстиции, который передает мнение президента о неудовлетворенности действиями советского лидера, размещающего тайно ракеты на Кубе. Американская сторона имеет информацию о том, что, вопреки заявлению министра иностранных дел СССР Громыко, на острове появились советские ракеты, покрывающие почти всю территорию США. Брат президента спрашивает: «Разве это оружие для оборонительных целей, о котором говорили вы, Громыко, советское правительство и Хрущев?»

По мнению посола, визит имел целью выяснить позицию советской стороны в отношении «карантина». Роберт Кеннеди спросил посла, какие имеются указания у капитанов советских судов, идущих на Кубу. Хотя посол не имел никаких распоряжений из Москвы по этому вопросу, тем не менее он ответил, что существуют твердые указания не подчиняться чьим-либо незаконным требованиям об остановке и обыске судов в открытом море. Посол подчеркнул, что остановку судов советская сторона будет рассматривать как акт войны.

В ответном послании Хрущева в адрес президента говорилось, что объявленные Кеннеди меры характеризуются как агрессивные против Кубы и СССР и недопустимое вмешательство во внутренние дела Кубы — нарушение ее прав «на оборону от агрессора». Хрущев отвергал право США устанавливать контроль над судоходством в международных водах. В заключение выражалась надежда на отмену объявленных мер во избежание «катастрофических последствий для всего мира».

24 октября 1962 года. Вступает в силу «карантин» на посещение советскими судами портов Острова свободы. Блокаду осуществляют ВМС США.

После объявления блокады наши суда получают указание «лечь в дрейф» вблизи условной «пограничной линии». Однако один из кораблей продолжает двигаться сквозь строй американских военных кораблей и оказывается под прицелом их орудий.

Случилось так, что у капитана парохода «Винница» отказала рация, но об этом ни на Кубе, ни в США не знают. Американские командиры кораблей ждут приказа: «Открыть огонь!» А на Острове свободы прорвавшихся моряков встречают как героев.

Хрущев получает от Кеннеди новое послание, в котором выражается надежда, что советский премьер немедленно дает инструкции советским судам соблюдать условия «карантина», объявленного правительством США. В ответном письме Хрущев называет «карантин» «актом агрессии, толкающей человечество на грань пропасти мировой ракетно-ядерной войны», и отказывается давать инструкции советским судам о подчинении американским ВМС: «Мы не будем только наблюдать за пиратскими действиями американских судов в открытом море; мы будем вынуждены со своей стороны принимать меры для защиты наших прав; для этого у нас есть все необходимое».

Однако в дальнейшем советские суда «карантинную линию» не пересекали.

25 октября 1962 года. В полдень в США объявлена учебная атомная тревога. После сигнала тревоги среди населения возникает паника: скупка продуктов, товаров первой необходимости для выживания в сложных условиях, заказы на индивидуальное атомное убежище, бегство из городов… В Белом доме, Пентагоне и ЦРУ обсуждается список лиц, допущенных в правительственное бомбоубежище.

Телеграмма советского посольства в Москву: правительство США обсуждает вопрос массированного удара авиации по строящимся на Кубе ракетным площадкам.

Военные настаивают на вторжение на остров.

Посольство предполагает, что эта информация носит сознательно направленный характер с целью оказать давление на советскую сторону. В то же время президент поставил на карту свою репутацию государственного и политического деятеля на перспективу переизбрания в президенты в 1964 году.

Посольство сообщает, что в стране обстановку нагнетает радио, телевидение и пресса. Из различных штатов страны идут сообщения о приведении в полную боевую готовность гражданской обороны, противоатомных убежищ, о закупках населением продуктов…

Посольство получает новое письмо от Кеннеди Хрущеву, в котором говорится о нарушении советской стороной договоренности, когда вместо «оборонительного» оружия на Кубе размещается «наступательное». Кеннеди предлагает вернуться «к прежней ситуации».

26 октября 1962 года. С официальным заявлением выступает секретарь президента по вопросам печати, в котором говорится: строительство ракетных площадок на Кубе дает основание правительству США принять более серьезные меры против Кубы. В прессе, на радио, телевидение отмечается: бомбардировка ракетных баз выходит на первое место — приведена в боевую готовность тактическая и стратегическая авиация.

Фидель Кастро встречается с советским послом на Кубе и выражает крайнюю встревоженность развитием событий и отсутствием перспектив разрешения кризиса. Кастро говорит, что допускает нанесение американцами бомбовых ударов по Кубе.

Американские летчики ведут переговоры в воздухе и на земле, запрашивают свои командные пункты о начале бомбардировок острова открытым текстом. Кастро отдает приказ своим вооруженным силам сбивать без предупреждения все военные самолеты противника, появляющиеся над Кубой. О приказе в известность поставлен командующий Группы советских войск на Кубе.

Решение советского командования: в случае ударов по советским войскам со стороны американской авиации применять все имеющиеся средства ПВО. О решении проинформирована Москва. Министр обороны СССР решение утверждает.

Советский резидент внешней разведки в Гаване направляет в КГБ шифртелеграмму:

«Начиная с 23 октября с. г. участились случаи вторжения американских самолетов в воздушное пространство Кубы и их полеты над территорией острова на различных высотах, в том числе на высотах 150–200 метров. Только за 26 октября совершено более 11 таких полетов. Порты Кубы находятся под непрерывным наблюдением кораблей и авиации США. На военно-морской базе Гуантанамо происходит накапливание военно-морских и сухопутных сил, где в настоящее время находится 37 кораблей, в том числе 2 авианосца. К вечеру 26 октября кольцо блокады Кубы замкнулось полностью и проходит по Багамским, Подветренным и Малым Антильским островам и Карибскому морю. Кубинские друзья считают, что неминуемо вторжение и бомбардировка военных объектов».

Or Хрущева Кеннеди передается ответное письмо примирительного характера. В послании отрицается наличие военных грузов на судах, идущих на Кубу, — кубинцы уже получили все средства для обороны. Нападать на США советские руководство не собирается. Война между СССР и США была бы самоубийством. Идеологические различия должны решаться мирными средствами.

Хрущев призывает нормализовать отношения. Он предлагает: советские суда не будут осуществлять никаких военных поставок на Кубу вообще; американская сторона заявит, что США не будут осуществлять интервенцию на Кубу и не будут поддерживать силы, которые имеют такое намерение. Он предлагает срочно сделать такое заявление и подчеркивает, что в этом случае причина размещения советских ракет на Кубе будет устранена.

О выводе ракет с Кубы в послании не говорится.

Резидент Фомин (Феклисов) встречается в 12.00 со Скайли, который сообщает: военные давят на Кеннеди и ему все труднее сдерживать их требования о начале военных действий. Генералы просят 48 часов, чтобы «разделаться с Кастро».

Феклисов: Кеннеди — мудрый президент. Высадка не будет легкой прогулкой. Кастро мобилизовал миллион населения, и они будут биться за каждое село. Кроме того, вы развяжете руки Хрущеву. Он может нанести свой удар в стратегически важном для вас месте…

Скайли: Это будет Западный Берлин?

Феклисов: Как ответная мера — возможно…

Позднее, в своих мемуарных записках, Феклисов заявит, что он не был уполномочен Москвой ставить так вопрос и потому действовал на свой страх и риск, исходя из политической целесообразности момента. Он считал: может быть, только такая информация охладит некоторые горячие головы в окружении американского президента.

Справка. Советскому резиденту было известно, что Западный Берлин в тот момент защищали только английская рота и французский батальон. Позднее он узнал, что у наших и немецких войск «на всякий случай» имелся план захвата города в течение двух часов.

Менее чем через три часа советский резидент снова вызывается на встречу со Скайли. Тот сообщает, что от имени американского президента советской стороне делается компромиссное предложение: СССР выводит ракеты с Кубы, а США снимают блокаду острова и обещают не вторгаться туда.

Резидент докладывает информацию послу, но тот отказывается направить это предложение в Москву. Тогда Феклисов по своим каналам передает в КГБ общение о двух встречах с доверенным лицом американского президента. Глава КГБ знакомит с его содержанием Хрущева.

27 октября 1962 года. Ранним утром из Москвы приходит срочный ответ: «Направьте сообщение за подписью посла». Штаб дивизиона ЗРК получил шифровку: быть готовым к ведению боевых действий — ожидается американское вторжение на остров.

Около 10 часов утра РЛС захватывают цель — американский самолет, двигающийся со стороны базы Гуантанамо. На экранах радаров наблюдается заход цели на территорию Кубы. Командный пункт дает команду: «Уничтожить цель!» Самолет сбит попаданием двух ракет с интервалом в несколько секунд. На месте падения обнаружена передняя часть самолета-разведчика У-2 с телом пилота, известного летчика времен Корейской войны (1950). Позднее кубинцы передали тело представителям американской стороны.

В тот день, названный американцами «черной субботой», Хрущев направляет Кеннеди дополнение к предыдущему письму. О советских ракетах там говорится: «СССР согласен вывести ракеты — “те средства с Кубы, которые Вы считаете «наступательными". Хрущев предлагает “вывести аналогичные американские ракетные средства из Турции"».

В ответном письме Кеннеди сообщает о готовности разрешить Кубинский кризис на следующих условиях: СССР вывозит с Кубы ракеты и другое наступательное оружие, а США отменяют блокаду и дают заверения, что Куба не подвергнется вторжению ни со стороны США, ни со стороны других стран Западного полушария.

Вопрос о Турции не затрагивается. Его переносят в плоскость конфиденциальных переговоров, хотя Хрущев уже заявил об этом в своем выступлении по радио.

О позиции советской стороны после инцидента с У-2 командующий советскими войсками на Кубе говорил так: «Мы на острове — отступать некуда. Мы не должны были спрашивать разрешения Москвы на отражение агрессии. Мы имели право применять тактическое оружие. Мы не имели права применять стратегическое — это только по команде из Москвы».

Справка. Соединенные Штаты с момента начала Карибского кризиса неоднократно заявляли, что, если будет сбит хотя бы один самолет, они немедленно начинают бомбить.

Американский генерал, возглавляющий стратегические воздушные силы, не уведомляя министра обороны США, отдает приказ о приведении в боевую готовность межконтинентальных ракет. Командующий ВВС предлагает нанести воздушный удар по острову. Жестокий прессинг на президента оказывают и другие военные.

Сам президент считает, что самолет сбит по прямому приказу Хрущева. Однако советский лидер поставлен перед свершившимся фактом. Советскому послу в Вашингтоне заявлено: может начаться война.

Справка. В этот момент кроме 12 ракет средней дальности — это 75 Хиросим — у берегов США находилась 21 подводная лодка — каждая с одной ракетой в полторы мегатонны и дальностью полета 540 километров.

В Москву поступает информация, что вторжение начнется через 10–12 часов. Таков результат заседания Совета национальной безопасности в Вашингтоне сразу после гибели У-2. Члены СНБ приходят почти к единодушному мнению: завтра утром (то есть 28.10.1962) необходимо атаковать. Но президент снова удерживает военных и совет.

Хрущев получает от Кастро телеграмму с предложением использовать в переговорах с американцами угрозу применения советской стороной ядерного оружия, если США решатся на бомбардировку Кубы.

Вечером советский посол встречается с министром юстиции Робертом Кеннеди, который передает просьбу президента быстрее получить согласие советской стороны на прекращение строительства ракетных площадок в обмен на отмену «карантина». Также сообщается, что вопрос о базе в Турции — это компетенция НАТО, но президент обещает договориться с союзниками и вывести ракеты из этой страны в течение 4—5 месяцев. Министр подчеркивает: информация по Турции — дело конфиденциальное.

Ситуация к концу «черной субботы» следующая: сбит У-2; требования военных — бомбить; Кеннеди медлит; Москва молчит.

Кеннеди (об этом дне): «И росло ощущение, что вокруг всех нас, вокруг американцев, вокруг всего человечества стягивается петля, из которой высвободиться все труднее…»

В Москве все члены Политбюро на казарменном положении— безвыездно живут в Кремле.

В ночь с 27 на 28 октября 1962 года. Члены Президиума ЦК КПСС, руководители Совмина и Министерства обороны СССР обсуждают предложение США о выводе советских ракет с Кубы в обмен на гарантию невмешательства во внутренние дела этой страны и соблюдения ее суверенитета. Выступают дипломаты, маршалы и генералы, представители советских спецслужб — внешней и военной разведок.

Решение найдено: обращение советского лидера к Кеннеди уйдет открытым текстом по московскому радио в 17.00.

28 октября 1962 года. По данным советской разведки, американцы намечают бомбардировку советских ракетных баз на Кубе на 29–30 октября. По линии разведок — американской и советской — проходит, видимо, дезинформация о том, что президент собирается выступить по телевидению с важным обращением к нации насчет Кубы. Возможно, это — решение о бомбардировке.

За час до ожидаемого выступления советское посольство получает из Кремля срочную телеграмму: немедленно свяжитесь с президентом и скажите ему, что его предложение находит понимание в Москве и подробный ответ Хрущева будет положительным. Причем текст ответа Хрущева передан на радио Москвы и в американское посольство одновременно, чтобы опередить предполагаемое выступление президента.

Командующий ГСВ на Кубе в адрес министра обороны СССР передает для официального доклада главе советского правительства:

«Сов. секретно. Товарищу Хрущеву Н.С.

Докладываю: 27.10.62 г. Самолет У-2 на высоте 16 000 метров в 17.00 московского времени вторгся на территорию Кубы с целью фотографирования боевых порядков войск и в течение 1 часа 20 минут прошел по маршруту над 6 пунктами. В целях недопущения попадания фотоматериалов в США в 18.20 москов. времени этот самолет был сбит двумя ракетами 507 ЗЕНРАП на высоте 21 000 метров. Самолет упал в районе Антилья. Организованы поиски. В этот же день было 8 нарушений воздушного пространства Кубы…»

Ответ из Москвы: «Вы поторопились. Наметились пути урегулирования».

После гибели У-2 американские военные предлагают начать бомбардировку Кубы через 48 часов. Выслушав все стороны, Кеннеди отменяет принятые ранее решения о выступлении против Кубы. Он говорит: «Я думаю не о первом шаге, а о том, что обе стороны стремительно приближаются к четвертому и пятому. Мы не сделаем шестого шага, потому что никого из присутствующих не будет в живых». Американская сторона идет на предложенный компромисс. Ядерной катастрофы удается избежать.

29 октября 1962 года. Президенту передают конфиденциальное послание Хрущева, в котором говорится о понимании позиции американской стороны в вопросе ракетных баз в Турции. Предлагается это согласие оформить официально.

30 октября 1962 года. Кеннеди в конфиденциальном послании Хрущеву подтверждает согласие на ликвидацию американских военных баз в Турции, однако просит не увязывать этот вопрос с кубинскими событиями.

1 ноября 1962 года. Хрущев в конфиденциальном письме Кеннеди пишет: «К общему нашему удовлетворению мы перешагнули, может быть, даже наше самолюбие. Видимо, найдутся такие бумагомараки, которые будут выискивать блох в нашей договоренности, копать, кто кому больше уступил. А я бы сказал — мы оба уступили разуму и нашли разумное решение, которое дало возможность обеспечить мир для всех».

Справка. Годом позже в своем выступлении в американском конгрессе о поводу Карибского кризиса Кеннеди заявил: «…в конечном счете самое главное, что связывает нас, это то, что все мы населяем нашу планету. Все мы дышим одним воздухом. Всем нам дорого будущее наших детей. И все мы смертны».

20 ноября 1962 года. Ядерные боеголовки, хранящиеся отдельно от ракет, с Кубы вывезены.

27–28 ноября 1962 года. Госсекретарь США и президент Кеннеди принимают решение на уступку Хрущеву в вопросе о ракетных базах в Турции: в адрес Генерального секретаря ООН передается через третьи руки подготовленное заявление, в котором содержится предложение о выводе как советских ракет с Кубы, так и американских из Турции.

Согласие Хрущева на конфиденциальную договоренность с Кеннеди в этом вопросе лишает возможности американскую сторону публично подтвердить свою готовность по ракетам в Турции. А это был серьезный политический козырь в пользу советской стороны в делах с Карибским кризисом. Хотя ракеты из Турции и были впоследствии выведены.

7 января 1963 года. В результате согласованных дипломатических переговоров на высшем уровне советские и американские дипломаты в ООН направляют в Совет Безопасности совместное письмо: в связи с урегулированием Карибского кризиса предлагается снять этот вопрос с повестки дня.

Сентябрь 1992 года. США снова (тридцать лет спустя) устанавливают для Кубы экономическую блокаду. Американское правительство запрещает своим фирмам иметь дела с островом. Иностранным судам, которые швартовались на Кубе, отказано заходить в американские порты в течение шести месяцев…

* * *

И несколько слов о роли разведки госбезопасности Советского Союза и разведчиков в урегулировании Карибского кризиса. Речь идет о будущем Герое России Феклисове А.С. Далее приводится краткое представление об этом замечательном разведчике — выпускнике Школы особого назначения в 1939 году, которое было озвучено в Академии внешней разведки во время встречи слушателей и сотрудников с Героем незадолго до его ухода из жизни.

«…С 1956 года Феклисов А.С. работал на американском направлении внешней разведки. В 1960–1964 годах он руководил резидентурой в Вашингтоне. Принимал участие в разрешении Карибского кризиса.

В октябре 1962 года, в самый кульминационный момент противостояния, когда могли возникнуть военные действия с непредсказуемыми последствиями, через резидента советской внешней разведки Фомина (Феклисова) шла переписка между Никитой Хрущевым и Джоном Кеннеди. Это были нигде не афишируемые переговоры сотрудников спецслужб — доверенных лиц глав СССР и США.

Интуиция, творческое начало и личная инициатива в профессиональном подходе разведчика и государственного деятеля Феклисова проявились в тот момент, когда он высказал представителю Белого дома мысль: в ответ на военное вторжение 500-тысячной армии США на Кубу и оккупацию Острова свободы советская сторона может нанести ответный удар по уязвимому для Запада месту в другом регионе мира, имеющем не менее важное стратегическое значение. Действуя на свой страх и риск, но выполняя миссию разведчика — творца политики в интересах своего Отечества и мира, Феклисов назвал это место — Западный Берлин.

Через три часа после этой беседы с представителем Белого дома резидент Феклисов направил в Москву в адрес главы Советскою Союза компромиссное предложение президента Кеннеди об урегулировании Карибского кризиса.

Таким образом, одним из инструментов снижения напряженности в дни Карибского кризиса стали неофициальные каналы связи, налаженные тогда между руководителями СССР и США. Организатором одного из них — прямых контактов с Белым домом — была советская внешнеполитическая разведка госбезопасности и ее резидентура во главе с Феклисовым А.С. В этот момент, когда бюрократическая дипломатическая машина давала сбой, именно использование этих каналов позволило избежать развития кризиса по самому страшному сценарию.

После разрешения Карибского кризиса в американских СМИ просачивались сообщения о некоем мистере “Икс” от советской стороны, занимавшемся вопросами кризиса. Этим загадочным мистером “Икс” был резидент КГБ под прикрытием советника Посольства СССР в США Фомин А.С. — полковник Феклисов А.С., он же Калистрат в Нью-Йорке в годы войны и Юджин в Англии в послевоенное время.

Установленный советским резидентом Феклисовым в октябре 1962 года прямой неофициальный контакт с американцами по достоинству был оценен в Белом доме. Спустя год, в октябре 1963 года, когда завершилась последняя фаза Карибского кризиса, американская сторона сама предложила восстановить неофициальную связь с Кремлем, но уже на постоянной основе. Будущий Герой России разведчик Феклисов А.С. в этом вопросе был первопроходцем».

Глава 4. «НЕЗАМЕЧЕННАЯ» ПОБЕДА

В оценке событий Карибского кризиса мнения специалистов разделяются до крайностей: от полного провала усилий обеих спецслужб — советской и американской — до возвеличивания успехов одной из них.

Рассматривать эти оценки — дело хлопотливое и, конечно, неблагодарное, прежде всего из-за субъективности подхода. А вот попробовать осветить характер взаимодействия двух «государственных инструментов» внешней политики — посольства и госбезопасности в лице внешней разведки, причем в рамках одной советской стороны, — это дело стоящее.

В преддверии и во время кризиса каждая из этих служб — посольская и резидентура — занималась разрешением проблемы на своем уровне компетенции и по своим специфическим каналам. Далее буду опираться на мемуарные высказывания двух участников Карибского кризиса — патриархов дипломатии и внешней разведки — советского посла Добрынина и резидента внешней разведки в Вашингтоне Феклисова.

«ПЛЮСЫ» И «МИНУСЫ» СВОИХ И ЧУЖИХ СЛУЖБ

Почему необходим этот анализ? Задела серьезность обвинений посла в адрес разведки: «… обе разведки в момент кризиса искали контакты между собой. Факт остается фактам, что разведслужбы обеих сторон оказались не на высоте в период кризиса». Такую оценку-приговор дал советский посол и советской, и американской разведкам.

Но посол не мог не знать, что существуют и другие мнения— как у нас, так и на Западе. К примеру, аналитик из КГБ, высокопоставленное лицо, высказал иное мнение. Речь идет о встречах советского разведчика с телекомментатором, вхожим в Белый дом, — посланцем американского президента в контактах с русскими: «Это был первый контакт переговоров между Кремлем и Белым домом. Связь была налажена, начался регулируемый этап кризиса».

Ведь посол неоднократно встречался неофициально с госсекретарем США и братом президента министром юстиции Робертом Кеннеди в правительстве Джона Кеннеди. Обсуждались вопросы, оценивающие кризисную ситуацию. Однако почему-то конкретные предложения от американской стороны (президента) поступили именно через канал советской госбезопасности — разведку. Причем телекомментатор в самый кризисный день дважды общался и с президентом, и с советским разведчиком. Именно по этому каналу Москва получила следующие конкретные условия выхода из кризиса: СССР вывозит ракеты с острова, а США снимают блокаду и обещают не вторгаться впредь на Кубу. Так вот, через разведку, а не через посольство!

Вот тут-то и начинается «театр абсурда». Две спецслужбы противников быстрее наладили деловой контакт (телекомментатор имел связь с ЦРУ), чем посол и резидент внутри одной государственной структуры, коим было посольство. Что же случилось?

Итак, есть информация (предложение) архиважного значения для разрешения кризиса «без-пяти-минут» чреватого военным конфликтом, начало которого исчисляется часами. Есть канал — посольский и госбезопасности. Но…

Вот как рассказывает советский резидент Феклисов об одном из контактов с представителем американского президента. 26 октября в полдень он был вызван на встречу комментатором, на которой изложил ему свою личную точку зрения на развитие кризиса: если произойдет вторжение американцев на Кубу, Хрущев может «нанести ответный удар по… Западному Берлину». В своей книге Феклисов писал так: «Я действовал на свой страх и риск… Теперь мне совершенно ясно: да, я рисковал, но не ошибся. Чего я не ожидал, так это того, что мои слова будут быстро доведены до сведения хозяина Белого дома и что через два-три часа Кеннеди передаст через Скайли (телекомментатор. — Примеч. авт.) компромиссное решение».

Резидент пообещал посланцу президента срочно довести его предложение до сведения Кремля. Но срочно не получилось. Все уперлось, говорит Феклисов, в бюрократию мидовцев, не уполномоченных своей штаб-квартирой на Смоленской площади вести переговоры такого серьезного уровня. Случилось, что когда Феклисов срочно составил подробную шифртелеграмму для Москвы с подробностями двух встреч с посланцем президента, то при отправке ее он встретил сопротивление посла. Усиленную двумя подписями депешу с предложениями американской стороны посол продержал три часа и заявил: такое сообщение он послать не может.

Небольшое отступление. 21 октября министр иностранных дел СССР А.А. Громыко встречался с президентом Кеннеди, после чего информировал Хрущева о возможном ходе развития советско-американских отношений на ближайшее время. Отчет министра о встрече был составлен в благодушном тоне. Посол оценил этот эпизод в своих мемуарах так:«.. в этих условиях военная авантюра США против Кубы почти невероятна. Таков был в целом успокоительный вывод Громыко накануне Карибского кризиса. Я пытался убедить его дать более осторожную оценку ситуации. Он не согласился: видимо, ему хотелось сделать приятное Хрущеву».

Потом сам посол отказал резиденту в архиважном деле государственного масштаба — довести до сведения Кремля компромиссное предложение Белого дома. Может быть, посол не хотел «сделать неприятное» своему шефу по МИДу? Ведь прогноз Громыко не оправдался.

Справка. Известно, что трагедия повторяется в виде фарса. И эти отношения «посол — резидент» стали фарсом. Ибо трагедия состоялась в схожей ситуации… за двадцать лет до этого, в 1941 году. За несколько дней до нападения Германии на СССР.

Тогда, 19 июня 1941 года, разведчик берлинской резидентуры Борис Журавлев был вызван на экстренную встречу ценным агентом советской разведки в гестапо Брайтенбахом. По его взволнованному виду разведчик понял, что произошло что-то чрезвычайное. А через несколько минут он сам всем своим существом ощутил важность полученной информации: «Гитлер нападет на Россию в 3 часа в ночь на 22 июня…»

Этот агент еще с 1929 года зарекомендовал себя как источник достоверной информации — актуальной, секретной, документальной. Достаточно сказать, что все эти годы сотрудничества с нашей разведкой ни одна провокация с немецкой стороны против советских людей (и разведчиков в том числе) в Германии не имела успеха. Он первым сообщил и дал технические данные о работе немцев над «оружием возмездия» — ракетами, а затем — об исследованиях в области ядерной энергетики для нужд войны…

Ему можно и нужно было верить.

Журавлев доложил тревожную информацию резиденту Кобулову, брат которого Б. Кобулов входил в руководство НКВД и был приближен к Л. Берии, наркому внутренних дел СССР. Резидент не решился отправить это предупреждение агента по каналам госбезопасности, ибо он знал отрицательную реакцию Кремля на подобную информацию: она рассматривалась в высших эшелонах советской власти как провокационная. Кобулов обратился к советскому послу в Германии с просьбой направит сведения по каналам НКИД, но для НКВД. Посол Деканозов, человек Берии, шифровку в Москву направил.

К сообщению ценного источника Берия отнесся иронически и доложил Сталину эту информацию среди других вопросов как бы между прочим. Он представил ее как исходящую от попавшего под панические настроения в Берлине советского посла. И было принято решение: посла отозвать. Не успели — началась война.

Кобулов-резидент был случайным человеком в разведке, но не Деканозов, который одно время ее возглавлял. Он оценил значение сообщения агента и, в условиях еще продолжавшихся репрессий в стране, решил идти наперекор «мнению Кремля». Видимо, через подобную ситуацию в сложные дни Карибского кризиса советский посол в Вашингтоне не смог перешагнуть. А ведь ему репрессии не угрожали.

…И резидент Феклисов отправил шифртелеграмму в Центр по каналу госбезопасности. Ему ответили: «Пришлите сведения за подписью посла». А на Кеннеди в это время давили военные и счет времени до «открытия огня» уже велся на минуты.

Известный американский разведчик Ладислав Фараго в своей книге «Война умов», изданной в 1956 году, писал: «Добыча информации не всегда трудна, оценка ее бывает затруднительной». И все-таки что удержало мидовского чиновника выступить единым фронтом в дни Карибского кризиса с чиновником госбезопасности? Может быть, боязнь стать соучастником дезинформации? Но, вернее всего, это было неверие в государственную мудрость Феклисова, хотя такой большой опыт работы в разведке, как у него, имели единицы.

Справка. Именно государственный подход к делу разведчиков в «тайной войне» еще с 20—30-х годов позволили советскому правительству возводить их в ранг послов на ключевых позициях в дипломатическом мире. Так, в ранге послов-резидентов побывали: Панюшкин А.С. — в Китае (1939–1943), Чичаев ИЛ. — в Англии (1941–1945), Зарубин Г.Н. — в Англии (50-е годы), Алексеев А.И. — на Кубе до Карибского кризиса, во время и после него.

Итак, во время Карибского кризиса имелось два канала контактов американцев с Москвой — официальный (посольство) и неофициальный (госбезопасность). Напрашивается парадоксальный, в отношении советской дипслужбы того времени, вывод: Роберту Кеннеди, министру и брату президента, «надоело» общение с советским «послом без полномочий», и братья переключились на другой канал, пусть даже неофициальной связи: президент — его доверенное лицо (телекомментатор) — советский резидент КГБ — советский лидер Хрущев. Американский президент не ошибся в выборе второго капала. Вероятнее всего, ему была хорошо известна биография разведчика Феклисова.

Как бы ни защищал посол роль МИДа в разрешении Карибского кризиса, и свою в том числе, информация пришла в Москву в виде предложений все же не по посольскому каналу. Американский президент доверился советской разведке.

Этот факт говорит в пользу высокой оценки работы органов госбезопасности в интересах деятельности Страны Советов на международной арене.

Снисходительное «похлопывание по плечу» советской разведки выразилось в таком резюме А.Ф. Добрынина: «Наша разведка не имела в тот момент надежных источников информации в Вашингтоне. Не случайно сам резидент Фомин (Феклисов. — Примеч. авт.) отправился в бар-ресторан добывать сведения от корреспондента». И еще: «…прямой конфиденциальный диалог шел через Р. Кеннеди и меня».

Но ведь дважды (21 и 26 октября) с информацией советского резидента знакомился Хрущев, и оба раза из Москвы требовали: «Отправьте сообщение за подписью посла».

Разведка госбезопасности в самый острый момент Карибского кризиса оказалась на высоте. И Герою России Феклисову есть чем гордиться.

В январе 1989 года бывший советский резидент в Вашингтоне Феклисов выступил с сообщением на международном симпозиуме по октябрьским событиям 1962 года. В составе американской делегации находился бывший телекомментатор Скайли. На последнем закрытом заседании «круглого стола» он сказал: «Я внимательно прослушал выступление Александра Фомина (Феклисова. — Примеч. авт.) о характере и содержании наших дискуссий в октябре 1962 года. Я уважаю мистера Фомина и согласен с ним с тем, что мы сыграли значительную роль в то время».

И советский разведчик, и доверенное лицо американского резидента Джон Скайли вошли в историю как люди, внесшие свою долю в предотвращение войны в дни Карибского кризиса.

Кроме архивов спецслужб или спецхранилищ в Кремле и Белом доме, память об этих знаменательных встречах — резидента и телекомментатора — засвидетельствована в витрине вашингтонского ресторана «Оксидентал». Это медная табличка со словами:

«За этим столом во время напряженного периода Карибского кризиса 1962 года было внесено предложение вывезти ракеты с Кубы, сделанное загадочным мистером Икс телекомментатору Эй-би-си Джону Скайли. В результате этой встречи была предотвращена угроза возможной ядерной войны».

БЫЛ «ПРОСЧЕТ» ХРУЩЕВА?

Считается, что главным «просчетом» Хрущева в Карибском кризисе была его неспособность предвидеть возможную реакцию США на появление русских ракет на Кубе. Эта реакция — решительные действия американцев в виде серии угроз. Якобы у него не было «запасного сценария» на этот случай, и он вынужден был импровизировать по ходу событий. Мол, советский лидер создал кризисную ситуацию, подорвав тем самым свой престиж в Советском Союзе и в мире.

Но ведь в этом и заключается «блеф», вернее, его часть: цель — защита Кубы, видимая, как говорят, невооруженным глазом; средство — ракеты на Кубе, а результат — с СССР стали считаться как с серьезной ракетно-ядерной державой. Изюминка была в следующем: США не потерпят присутствия ракет на Кубе — значит, будет торг.

Результат этого торга известен.

Откуда такая убежденность? Опасность военного конфликта вокруг Кубы заключалась в том, что советские тактические ракеты и среднего радиуса действия имели десятки ядерных зарядов, целями которых могли стать крупнейшие города Америки — Нью-Йорк, Вашингтон, Чикаго… Более того, их мощности значительно превышали ту, о которой знали в США. И еще: американские эксперты подсчитали, что в случае военных действий с применением советской стороной ядерных ракет в Америке можно ожидать около 80 миллионов погибших…

Возможно, подобные подсчеты сделали и в Москве. Вот, видимо, чем можно объяснить полное «загадочное» молчание советской стороны по вопросам завоза ракет на Кубу (до и после вскрытия этого факта), «карантина» против советских судов, ядерного боезапаса. Об этом станет известно гораздо позднее, после Хрущева.

А тогда, в один из критических дней Карибского кризиса, 24 октября, Америка сидела у телевизоров и наблюдала, как советский танкер, пройдя последнюю линию в окружении американских эсминцев, пересек «карантинную» черту и ушел в кубинский порт. Его не обстреляли. И даже в тот роковой момент строительство стартовых площадок на острове не прекращалось.

Конечно, престиж советского лидера пострадал: он не настоял, чтобы Кеннеди дал не конфиденциальное, а публичное обязательство о выводе американских ракет из Турции. Западными СМИ Кеннеди был провозглашен как несомненный победитель в этом опасном кризисе. В стратегическим же отношении окон-нательное урегулирование кризиса не было ни большой победой, ни крупным поражением ни для одного из лидеров двух великих держав.

Почему так? Американская сторона сняла блокаду острова еще до полного вывоза всех ракет, что означало возвращение к «нулевому варианту» до кризиса. А советская сторона добилась согласия США не нападать на Кубу и убрать ракеты из Турции. Правда, Хрущев проиграл пропагандистскую кампанию, так как именно советская сторона была «инициатором» кризиса и именно она внешне отступила.

«Блеф Хрущева» многогранен: тайная операция «Анадырь», неведение посла и представителя СССР в ООН о ядерном шантаже, торг из-за ракет в Турции. Но главное — американцев подловили в момент подготовки нового «крестового похода» на Кубу силами полумиллионной армии.

Возможно, Хрущев, сам того не ведая, пытался спасти Остров свободы только от этого вторжения. Получилось куда более удачно — США оставили Кубу в покое навсегда. Прочти навсегда, так как больше советского «ядерного зонтика» над ней нет.

Что могло остановить эти планы американского президента, военных, спецслужб? Вторжение было решенным делом. Только неординарное решение советской стороны — «большой блеф», причем военно-стратегического масштаба.

Ранее уже говорилось о «системе угроз» в американской концепции отношений с противником. У Советского Союза во время Карибского кризиса получилась своя «система» — вокруг Кубы. И навязала этот «торг» в защиту Кубы советская сторона.

Предвидя реальную расправу Соединенных Штатов с Островом свободы (их план был в Кремле), советский лидер с помощью «большого блефа» упредил попытку ликвидировать дружественной СССР режим в Западном полушарии.

Якобы «просчет» Хрущева, вынужденного под всемирное улюлюканье недоброжелателей Советского Союза вывести ракеты с Кубы, обернулся перспективным расчетом на длительную и гарантированную защиту Кубы и сохранил тем самым форпост социализма в Западном полушарии.

Следствием кризиса стал новый рубеж в отношениях СССР и США — с советской стороной стали разговаривать как с ведущей ракетно-ядерной державой.

Справка. В обширном американском справочнике Норманна Палмера «Энциклопедия шпионажа» (1999) говорится о Кубинском кризисе. Статья начинается со слов: «Кубинский ракетный кризис, как его принято называть в Штатах, в октябре 1962 года продемонстрировал одновременно сильные и слабые стороны американской разведки…»

Так, в 1962 году разведывательное сообщество США подготовило четыре сводки оценок национальной разведки по Кубе (последняя была датирована 19 сентября) и «во всех четырех утверждалось, что русские не посмеют разместить на острове ядерное оружие».

И еще: «… у Белого дома был один тайный источник информации: офицер советской военной разведки (ГРУ) полковник Олег Пеньковский. В 1961—1962 годах он передал англичанам и американцам немало сведений о советских боевых системах и степени боеготовности советских войск. Полученная от него информация вкупе с результатами облетов территории СССР самолетами У-2 вскрыла в целом слабую готовность русских к ядерной войне». Вот такой «приговор» советской стороне…

Но как быть с тем фактом, что «ценный источник» Пеньковский «проморгал» широкомасштабную подготовку к вторжению советских войск на Кубу? И не только сам факт начала такой подготовки, но факт движения к Острову свободы десятков кораблей?

Не потому ли Пальмер решительно осуждает: «Разведывательное сообщество оказалось неспособным выявить характер и масштабы наращивания советского военного присутствия в Западном полушарии и на Кубе на ранних стадиях. Американцы считали, что к началу карантина на Кубу успело прибыть только 8000 человек личного состава». А на самом деле численность советской военной группировки составляла 41 000 человек!

Выше была сделана попытка ответить на вопрос: какова доля участия разведки в «большом блефе» — этой стратегической победе советской стороны в более широком смысле, чем только разрешение Карибского кризиса? Теперь хотелось бы разобраться, каково участие в этом кризисе сомнительной фигуры, каким стал Пеньковский, агент двух западных спецслужб.

Дифирамбы, которые ноют американской и английской разведкам и их агенту, в конце концов были зафиксированы в двухтомном труде «Шпион, который спас мир» американского журналиста и его соавтора перебежчика из КГБ еще 50-х годов — Дж. Шектера и П. Дерябина (1993).

Но вот что настораживает: по прошествии десятилетий даже перебежчик и позднее сотрудник ЦРУ Дерябин, анализируя довольно объективно ситуацию с Пеньковским в целом и вокруг Кубы в частности, не смог не затронуть вопрос о честности «Феномена» (так назвали на Западе его предательство). В книге приводились мнения, причем весьма компетентные, других специалистов и профессионалов разведки и контрразведки по обе стороны Атлантики в пользу гипотезы: Пеньковский был подставой советских органов госбезопасности.

Поэтому знакомство с содержанием книги «Шпион, который спас мир» невольно вызывает вопрос: а с чьей стороны он спасал мир — с американо-английской либо с советской?

Казалось бы, можно приступать к анализу материалов и сведений, говорящих «за» и «против» оценки деяний Пеньковского в качестве «предателя-непредателя». Это можно сделать, лишь разобравшись в глубинных процессах разведки, краеугольными камнями которой являются разведчики, агенты и операции. То есть все то, что составляет понятие «мастерство разведки».

Глава 5. МАСТЕРСТВО РАЗВЕДКИ И КРИЗИС

Информация, которую посредством секретных операций смогли добыть советские разведчики во время Второй мировой войны, содействовала военным усилиям СССР и представляла собой такого рода материал, которой является предметом гордости для разведки любой страны.

Ален Даллес, бывший директор ЦРУ Из книги «Искусство разведки»(1992)

Анализ положительной деятельности внешней разведки советского периода представляет интерес в связи с тем, что это та сфера, где формировалась эффективная система мастерства борьбы молодого Советского государства на международной арене в рамках политического, экономического и военного противостояния.

Работа внешней разведки (и контрразведки) проходила в условиях противоборства СССР с другими зарубежными государствами и их специальными структурами. А это означало, что молодым советским спецслужбам пришлось разрабатывать способы определения интересов Запада к тайнам Советского государства. Для решения этой задачи проводился системный сбор и анализ информации, освещающей цели, интересы и ориентацию западных государств, чаще всего враждебных по отношению к Советской России, ставшей с 1922 года Советским Союзом.

ОРУЖИЕ РАЗВЕДКИ

Крупнейшие специалисты в области истории разведок и разведывательного мастерства у нас и на Западе отдают должное русскому и советскому разведчикам. Тезис «Кадры — главное оружие разведки» безоговорочно относится ко всем поколениям советских разведчиков. За ними признаются успехи всемирного масштаба, в частности в делах приобретения источников информации. Мотивы их привлечения к работе на советскую разведку определяются прежде всего как стремление участвовать в борьбе за мир — будь то предвоенный, военный либо послевоенный период.

По оценке одного из ведущих американских специалистов в области дезинформации профессора Роя Годсена, «СССР является сверхдержавой, благодаря двум инструментариям своей политики: его военной мощи и глобальному аппарату активных мероприятий». Под этим «аппаратом» профессор понимает советскую разведку.

Итак: кадры, источники, акции. Фактически эта триада стала главным определяющим «инструментарием» разведывательной работы в «полевых условиях» (странах) с целью оказания помощи через возможности разведки внешнеполитическим усилиям Советского государства. Причем так было в течение всей истории государства Российского: функция разведки — разведывательное сопровождение дипломатии.

Можно выстроить логический ряд — значимые вехи, когда разведка помогла существенно изменить ситуацию в отношениях между Востоком и Западом в пользу советской стороны. К ним следует отнести:

20-е годы — сдерживание зарубежных эмигрантских военизированных организаций от активной подрывной деятельности на территории СССР;

30-е годы — вскрытие военных устремлений Германии и отношения к СССР со стороны Англии, США и Франции в условиях грядущей фашистской агрессии;

40-е годы — выявление тенденций об истинных военно-стратегических замыслах Германии, Англии, США и предотвращение ситуации, когда СССР был бы лишен поддержки коалиции европейских государств в советско-германском военном противостоянии, а также помощи Красной армии в разгроме фашизма;

50-е годы — участие в ликвидации монополии США на ядерное оружие и другие средства массового уничтожения;

60-е годы — активное способствование развертыванию ракетно-ядерного щита в условиях планов внезапного нападения США и стран НАТО на СССР;

70-е годы — оказание содействия в укреплении военно-стратегической концепции советского руководства и в поддержании паритетов вооружения, а также в усилиях советской стороны по предотвращению внезапного ракетно-ядерного нападения (ВРЯН);

80-е годы — усиление позиции Советского государства в реализации программы разоружения; своевременное информирование советского правительства о программах Запада по развалу социалистического лагеря и СССР.

* * *

Однако любой разведывательный «инструмент» не может быть эффективно использован без соответствующих условий его работы. И что особенно важно, без формулирования оптимального содержания разведывательной деятельности. Поэтому триада — кадры (разведчики), источники (агенты), акции (операции) — в качестве «инструмента» разведработы находится в тесном контакте с содержанием всех видов работы и «механизмом» ее реализации.

Опасаясь утомить читателя, все же не могу удержаться от упоминания о том, что раскрывает составляющие «механизма» разведработы (версия автора). Так что же за «приводные ремни» создают эффективную отдачу в разведывательных делах? Назовем их совершенными аспектами разведработы в области управления, направления, кадровой политики, профессионального уровня и, наконец, работы с источниками.

В истории конкретных дел разведки, как в капле воды, высвечивается мастерство разведчика, который действует под влиянием объективных реалий этих пяти аспектов. Речь идет о малоизвестной акции «Трест-2» (1931–1932), целью которой было проникновение в агентурную сеть германской и британской спецслужб, а также в русские эмигрантские круги, а средством — поиск связей с силами, которые могли бы поддержать легендируемое советской разведкой в стране «антибольшевистское подполье». В результате были получены сведения из высшего эшелона будущей фашистской власти о намерениях в отношении СССР и налажен контакт с организациями, работающими против Советского Союза.

В этой связи в архивных делах на репрессированных сохранился документ судебного разбирательства, в котором говорилось, что в 1940 году на закрытом заседании Военной коллегии Верховного суда СССР не признал себя виновным Александр Добров, управляющий трестом «Бюробин» (Бюро по обслуживанию иностранных представительств). Его обвиняли в шпионской деятельности в пользу германской и английской разведок.

На суде он заявил, что был советским разведчиком и выполнял задание советских органов госбезопасности. Он установил в Германии контакты с руководящими функционерами нацистской партии, а также «завербовался» в английскую разведку.

Справка. Добров Александр Матвеевич, 1879 года рождения, окончил Московское высшее техническое училище; учился и работал в Швейцарии, инженер-химик. Работал в России в текстильной промышленности и по роду деятельности был связан с представителями немецкой фирмы «Фарверкс». С 1929 года секретный сотрудник ИНО ОГПУ; в 1931–1932 годах выполнял в Германии спецзадание советской разведки.

В архивах было найдено задание Доброву по работе в рамках операции «Трест-2» выйти на верхушку нацистской партии с целью получении информации; «подставлять» себя для вербовки английской разведкой; установить связь с представителями белой эмиграции в Берлине.

В Москве Доброву была отработана легенда — выдавать себя за одного из руководителей якобы существующей в СССР контрреволюционной организации, которая ищет поддержку и финансовую помощь в антисоветских кругах за рубежом.

Добров выехал на чехословацкий курорт через Берлин. В столице Германии он связался со знакомым ему представителем фирмы «Фарбениндустри», которому намекнул на свою связь с «антибольшевистским подпольем» и желание встретиться с Гитлером — вождем национал-социализма. После этого на него вышел профессионал-разведчик из абвера Зиверт, близкий к верхушке нацистов и в будущем фашистском государстве руководитель русского отделения иностранного отдела НСДАП. Он устроил встречу Доброва с Розенбергом, идеологом расизма.

В архиве подробно описана всего одна встреча — его «визит» в Берлин. Но какого уровня эффективности показана работа этого агента-разведчика в качестве подставы!

От Доброва в ИНО поступила информация в виде программы нацистской партии, сообщение о беседах с Розенбергом и Зивертом в отношении «восточной политики» после прихода фашистов к власти в Германии: главная задача нацистов — это подготовка захвата земель на Востоке и создание плацдарма для похода на Советскую Россию.

От британской разведки получено согласие на помощь и условия связи через иностранное посольство в Москве. Добров подготовил итоговую справку об обстоятельствах вступления в контакт с руководящим деятелем белоэмигрантской организации «Братство русской правды».

В этой оперативной игре «Трест-2» прослеживаются основные исходные положения в работе советской разведки при проведении акций тайного влияния: предвидение и упреждение действий противника — нацистов (вероятный приход к власти), английской разведки (поиск источников в СССР), белой эмиграции (каналы доставки в страну антисоветской литературы).

Фактически в меньшем масштабе — по времени и размаху— операция «Трест-2» повторила своего удачливого собрата «Трест» в 1921–1927 годах. Причем заметен рост мастерства разведки от операции к операции, в ряду которых «Снег» (1940–1941), «Монастырь» — «Березино» (1941–1945) и другие, послевоенные.

Анализ некоторых мероприятий внешней разведки в 20— 70-х годах показывает, что эти акции советской госбезопасности— ВЧК, ОГПУ, НКВД, НКГБ, КГБ — по содействию внешнеполитическому курсу Советского государства имели устойчивые общие характерные особенности — акции тайного влияния. С помощью этих акций при реализации главной цели в отношении противника госбезопасность решала сверхзадачу — дезорганизация враждебных усилий Запада против Советской России.

* * *

Теперь вспомним эпиграф к этой главе — компетентное мнение профессионала разведки Алена Даллеса, создателя и бывшего директора ЦРУ (1953–1961), которого трудно обвинить в завышении оценки работы советской разведки в годы Второй мировой войны. В этом высказывании он упоминает и разведчиков, и операции, что подразумевает, конечно, и работу агентов.

Известно, что самая надежная агентура — это агентура, работающая на идейной основе. Именно этой основе советская разведка обязана появлением в ее агентурной сети таких мастеров «тайной войны», как Ким Филби и других членов «Кембриджской пятерки» или Арвида Харнака и Хорро Шульце-Бойзена — руководителей антифашистской группы, известной под названием «Красная капелла», из рядов Коминтерна вышел Иосиф Григулевич, а из военной разведки — Шандор Радо и многие другие.

Сразу после войны советская разведка потеряла основную свою агентуру в силу ее близости к национальным компартиям капиталистических стран, особенно США, Великобритании, Западной Германии — вспомним «охоту на ведьм» в США или «запрет на профессию» в Западной Германии. Так почему она весьма быстро восстановила свою агентурную сеть почти во всех странах НАТО?

Не только симпатия к социализму явилась притягательной силой для новых источников, толкнувшая их на риск — работу с советской разведкой. Еще был (и остается) антиамериканизм с его сопротивлением США, которые насаждают свой «американский образ жизни», экспортируя его в Европу и другие страны мира, и высказывают явное пренебрежение к интересам других государств.

«СОЗНАТЕЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛ»

И чем выше ставил человеческие ценности потенциальный источник информации — «сознательный интеллектуал», готовый за них активно бороться, тем чаще он обращал своим взоры на Советский Союз — антипод Соединенных Штатов Америки.

Это случилось после окончания Второй мировой войны, в которой СССР понес огромные жертвы при разгроме фашизма, в том числе в интересах народов Европы и мира. Ему было трудно обвинить Советский Союз в агрессивных намерениях: самая развитая часть этой страны — европейская — лежала в руинах, экономические ресурсы были истощены, армия и народ жили надеждой на длительную передышку, основой которой мог быть только прочный мир.

Каким виделся потенциальный источник информации для советской госбезопасности, способный перестать быть законопослушным гражданином своей страны и преданным НАТО солдатом-сотрудником? Назовем его «Интеллектуал».

Интеллектуал видел, какая атмосфера царит в военно-политических кругах по ту сторону Атлантики. Особенно остро чувствовалось предгрозовое ее дыхание после 1949 года, когда был создан блок НАТО. И еще более остро, когда он сам стал участвовать в делах этого блока.

У него зрел протест против Америки, которая вовлекла его маленькую европейскую страну в военное противостояние в рамках холодной войны. Он стал понимать, что в незатронутой прошедшей войной земле Соединенных Штатов зреют зерна для новых «подвигов» во имя американских национальных интересов и потому Штатам был нужен враг. Заложником этих «подвигов» становился он, Интеллектуал, со своей маленькой страной где-то на европейских землях.

Интеллектуал прозрел тогда, когда увидел, что в одиночку «нового врага» США не победят, а потому они ищут пути вовлечь в эту авантюру другие народы. И дважды он прозрел, поняв, что господствующей американской политической доминантой была и остается одна напасть — нетерпимость к другим нациям, эдакое узколобое «либо мы, либо они». «И мы, и они» их не устраивало!

Об этом говорит профессор истории Н. Яковлев: «Отсюда, по причинным, коренящимся в этой наиглавнейшей американской тенденции, неизбежен перманентный конфликт Соединенных Штатов со всем миром...» Говорит он и об одном из главнейших инструментов в разрешении конфликтов: «А функциональная роль ЦРУ— сделать все, чтобы разрешить любой эпизод этого конфликта в пользу США». Какова цена всего этого и за счет интересов какой страны — в Америке это мало кого из «сильных мира сего» интересует.

Итак, Интеллектуал находится в одном из центров холодной войны и постепенно познает истину: противостояние — продукт гипертрофированной жажды мирового господства американского военно-политического союза. И тогда он принимает решение: противодействовать распространению доминирования США в НАТО и в мире в целом.

Вот как расценивал мотивы своего сотрудничества с советской разведкой один из ценнейших агентов, работавший против США и НАТО. Этот человек, проведя десять лет в застенках, но не изменив своего отношения к сделанному им ради мира, оплотом которого он считал Советский Союз все послевоенное время, писал:

«Американцы в те дни хорошо осознавали свое военное превосходство… Я опасался третьей мировой войны, меня беспокоили растущее политическое влияние американских военных и их все более доминирующая позиция…»

Далее агент задает себе вопрос, почему он решил занять в холодной войне позицию против США, и отвечает:

«Наверное, в то время мой выбор выглядел странным. Но я всегда был против того, чтобы находить непонятному простые и хлесткие объяснения… Сам я не могу объяснить все так однозначно. Полагал и полагаю, что принадлежу к тем немногим, кто действительно мог видеть обе стороны медали. Короче говоря, мне стало ясно, как думали и действовали антиподы. И сравнение тут было не в пользу США».

Он сознавал, что его страна была «мелкой фигурой в большой игре», а его усилия — лишь «эпизод в больших событиях». А может быть, как представитель небольшой страны, он острее чувствовал свое беспомощное положение в чужой игре. И, опираясь на достоверные данные в канун Карибского кризиса, этот агент сообщал в Москву следующее:

«Советский Союз, по мнению американцев, изрядно отстает в военном отношении. Самолеты США значительно превосходят в технике. Русские строят свои стратегические бомбардировщики, но делают это хуже и медленнее.

Они больше работают на будущее, все вкладывая в стратегическое ракетное оружие с ядерным зарядом. Стараются догнать США и, таким образом, создать желаемый баланс сил. Ракетная техника давно стала традиционной русской специализацией…

Так что предпосылки очень благоприятные: ядерный заряд русские могут создать быстрее, чем ракеты. Исследовательская работа в целом займет не более десяти лет…»

В своих «Тюремных записках» Интеллектуал прослеживал определенное беспокойство советской стороны в отношении НАТО и его идеолога — США. Он определил поворотный момент перехода советской стороны от беспокойства к уверенному противостоянию на условиях баланса сил. И причиной того был Карибский кризис — самая серьезная конфронтация периода холодной войны.

Действительно, установка на Кубе советских ракет среднего радиуса действия с ядерными зарядами была политической игрой, причем высшего уровня риска.

«Создалась ситуация, — писал Интеллектуал, — которую можно было назвать “звездным часом" разведки, потому что все зависело только от ее эффективности…»

Он подчеркивал, что работали разведки обеих сторон. «Американцы летали над Кубой и фотографировали строительные и монтажные работы. В Москве сидел Олег Пеньковский и через посредников передавал катушки пленок в Вашингтон. Таким образом в США точно знали о типе оружия русских».

Интеллектуал высоко оценил работу американской разведки: «По-видимому, это было одним из самых престижных дел ЦРУ. И не оставалось никаких сомнений, что новое оружие на Кубе представляло огромную угрозу восточному побережью США».

По мере знакомства с рассуждениями проницательного Интеллектуала, выкристаллизовывались три причины действий советской стороны в период Карибского кризиса.

Первая, лежавшая на поверхности, — поддержка единственного в Западном полушарии социалистического режима.

Вторая, более глобальная и официальная, — желание достигнуть равновесия сил и показать, что США могут быть так же сметены с лица земли, как и Советский Союз.

Третья, наиболее скрытная и неофициальная, — баланс ракетно-ядерных сил еще не в пользу советской стороны. Польза от последнего: пусть США считают, что им принадлежит приоритет в развитии стратегического ракетного оружия, тогда они не будут форсировать его совершенствование. А тем временем СССР развернет свой полномасштабный «ракетно-ядерный щит».

Прав был Интеллектуал: Карибский кризис стал актом преднамеренного риска, принуждающего к обоюдному признанию баланса сил, который должен был определить будущую политику обеих великих держав. Этот кризис стал одним из финальных моментов в расширении холодной войны.

ТРИЕДИНАЯ ЗАДАЧА

Итак, итог: располагая разведывательными сведениями о концептуальном подходе США к войне против СССР и исповедуя принцип мирного сосуществования, советская сторона смогла решить с помощью Карибского кризиса триединую задачу: получила «индульгенцию» от США от вторжения на Кубу; вынудила их считаться с реалиями баланса сил; убедила через разведывательные возможности американцев в своем некотором отставании в развитии ракетных систем.

Цель последней — скрытно нарастить свой ракетно-ядерный потенциал при одновременной пассивности в этом вопросе американской стороны.

Через какие же «разведывательные возможности»? Кто-нибудь пытался проанализировать разведывательные возможности «Феномена»? Ну хотя бы с позиции «полупредателя» (предал-разоблачен-сотрудничал-с-органами-расстрелян)? И тем более не предателя, внедренного в агентурную сеть противника советской стороной?!

* * *

В чем заключается успешное прошлое советской разведки — ИНО НКВД и РУ НКГБ, действовавших в годы Великой Отечественной войны?

Подмечено, что любой вид человеческой деятельности — индивидуальной либо коллективной — обостряет свою эффективность в моменты наивысшего напряжения моральных сил. Это характерно для людей искусства, города и деревни, ученых и инженеров, военных и разведчиков.

Отечественная война высветила различные возможности русских людей — и сильные, и слабые. Победила сила духа, на которую опирались наши предки начиная с побед Александра Невского, Куликовской битвы… И как нигде в другой области профессиональных действий, разведка в эти времена оказывалась на месте своей полезностью правителям и армиям.

Иногда скупые и, казалось бы, сухие цифры говорят красноречивее, чем громкие и долгие словоизлияния с трибуны либо на бумаге. В цифрах мыслям просторно, ибо описание их содержания в каждом случае многогранно. Тем более когда речь идет о «тайном фронте» в годы испытаний страны войной.

Что же заставило главу ЦРУ Даллеса отдать должное советской разведке? О чем могут поведать цифры, характеризующие оценку тайных успехов? Начнем с главного: ради чего мастерство разведки приводится в движение? Ради информации! Ради этого «хлеба» правительств и военных в любом состоянии государства, но особенно — в военное время. В нашем примере — это советско-германское противостояние.

Когда бываешь у памятника ушедшего из жизни человека, только одного человека, то невольно думаешь о нем, как о возможном участнике и свидетеле событий в стране за чуть более полувека. Но ведь и звучат для нас: 349 и 250 дней обороны Севастополя в XIX и XX веках или 900 дней блокады Ленинграда?! Еще как звучат — своим героическим и трагическим эхом войны. Мы помним это, ликуя и скорбя…

41 000, 19 000, 17 000, 6000!

Ниже раскрывается содержание указанных цифр, множество раз повторенных в воспоминаниях, статьях, книгах о «Кембриджской пятерке». Если подробно «оживить» этот ряд цифр, округленных до нулей, то они могли бы заговорить о мужестве разведчиков, агентов и мастерстве проведенных ими операций в 1941–1945 годах:

41 000 — количество документов, полученных советской разведкой за годы войны из «легальных», нелегальных резидентур и агентурных групп за рубежом;

19 000 — из них получено из лондонской резидентуры;

17 000 — из которых передано в Центр агентами «Кембриджской пятерки»;

6000 — добыто одним из членов «пятерки» — Джоном Керн-кроссом.

Раскрыть значение следующих цифр означает показать, как организовывался информационный поток — столь необходимый для ведения боевых действий на советско-германском фронте либо в отношениях СССР с союзниками по антигитлеровской коалиции в годы войны.

27,90,200,100+90,12,13!

27 — количество стран действия разведки госбезопасности;

90 — количество «легальных», нелегальных резидентур и агентурных групп;

200 — количество разведчиков в составе всех резидентур;

100+97 — количество агентов — граждан СССР и интернационалистов в составе агентурных групп;

12 — количество сотрудников лондонской «легальной» и 13 — резидентуры к 1944 году.

С началом войны наша разведка оказалась перед необходимость переориентировать свои силы на направлении, подсказанном обстановкой военного времени. Это работа в тылу немецких войск на оккупированной советской территории: в подполье, спецпартизанских отрядах и в составе Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН). Их работа оценена своими внушительными цифрами.

Такие цифры и структурные формирования стояли за словами Даллеса «посредством секретных операций». Данные, характеризующие работу разведки в годы Отечественной войны, весомы и зримы. И приведены они именно за тот период не случайно: ибо к концу войны разведка вышла на пик своего разведывательного мастерства.

Как она шла к этому триумфу, показано на конкретных примерах с операциями, проводимыми разведкой в 20—40-х годах.

ТРИ ВОПРОСА К РАЗВЕДКЕ

Веками проверенная народная мудрость гласит: «Сказка — ложь, да в ней намек — добрым молодцам урок»… То, о чем пойдет речь дальше, — правда. Эта правда омыта «оперативной кровью» разведчиков многих поколений, выкристаллизовалась тяжелейшим опытом разведывательной работы. И не только русской или советской разведок.

Некоторая простота в форме изложения — это лишь попытка рассказать о сложных явлениях, свойственных разведработе, доходчивым языком, понятным любому читателю — от школьника до профессионала.

Известно, что любые трудовые действия человека объективно отвечают на три вопроса: кто? что? как? Профессия разведчика эффективна лишь тогда, когда эти три взаимосвязанных компонента отшлифованы до блеска.

Если «блеск» отсутствует, то это приводит к провалу, разрушению канала получения ценной информации с арестом участников разведработы — агентов и разведчиков. За провалом следуют кампания шпиономании в стране работы разведки и осложнения дипломатических отношений с этой страной.

Это в мирное время, а в военное — еще и смертельная опасность для жизни агента и разведчика. И как следствие — потеря столь нужного канала информации. Именно так советская разведка потеряла в годы войны ценного агента в гестапо, антифашистов — источников сведений по советско-германскому фронту, а в послевоенные годы — агента, который мог возглавить британскую разведку.

В разведке «кто?» — разведчик и агент, «что?» — информация, «как?» — приемы добывания и передачи сведений. «Предметом жгучего интереса» разведчика является информация, «жгучего обожания» — агент. Причем «обожание» столь велико, что гласные и негласные правила работы с агентом требуют (обязывают) спасения его от щупалец контрразведки противника даже ценой собственной жизни.

Вспомните, в художественном фильме «Мертвый сезон» главный горой — профессиональный разведчик-нелегал — спасает привлеченного к работе с госбезопасностью советского гражданина… Эти финальные кадры ни у кого не могут вызвать сомнения в праве разведчика и необходимости идти на жертву ради агента.

Хорошо известный с послевоенных лет разведчик Федотов из прекрасной киноленты «Подвиг разведчика» многократно разговаривает сам с собой: «Связь, связь, связь…» Или: «Кому я здесь нужен без связи?!» Эти полузаклинания разведчика времен войны характеризуют составляющую вопроса «как?».

Цепочка работает: информация — агент — разведчик. И каждое из звеньев этой цепочки имеет всего одну, но всеобъемлющую особенность. Так, для информации — это достоверность, для агента — добросовестность, а для разведчика — профессионализм. А для связи между ними — дееспособность.

Трагедия советской внешней разведки в канун нападения Германии на СССР заключалась в проблеме достоверности информации, добытой ею для советского правительства и военного командования. Сведения были объективные, но…

После начала Второй мировой войны (сентябрь 1939 — июнь 1941) советская разведка смогла выявить следующие тенденции в оперативной обстановке последних мирных дней: неизбежность войны; истинные устремления Германии, Великобритании. США в отношениях с СССР; самые неблагоприятные варианты развития ситуации для СССР, когда он мог оказаться один на один с Германией против коалиции европейских государств. Наконец, она смогла детально осветить военную, военно-экономическую и политическую подготовку Германии к агрессии против СССР. И назвала точную дату нападения.

Так, например, в архивном деле агента-антифашиста Корсиканца, сотрудничавшего с советской разведкой с 1935 года, имеется календарь сообщений с сентября 1940 по 16 июня 1941 года (более 50 резюме). И эти сведения представлены так: «со слов…», «из наблюдения…», «из документов, прошедших через руки…», «из документов…».

Конечно, эти сведения были секретными и важными по своей актуальности… И разведка сделала вывод, который начальник внешней разведки Павел Фитин доложил Сталину: «Все военные приготовления Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены, и удар можно ожидать в любое время». Это была формулировка из шифртелеграммы берлинской резидентуры, которая находилась в центре событий в этот трагический момент истории Советского государства.

Вот только реакция первых лиц страны была неадекватной тревожному содержанию документа от разведки: «Не поддавайтесь панике!» Доклад состоялся 20 июня — впереди была война, через считаные часы.

Сведения в Кремле о германском плане «Барбаросса» и введении его в действие, о стратегических целях и сроках начала войны, об окончательной дате нападения, причем секретные по содержанию и актуальные по времени, но не документальные! Ослабленной разведке было трудно, особенно в условиях, когда активно работала дезинформационная служба гитлеровцев, ввода дезинформацию в ряды и высших чипов, и офицеров вермахта.

Но имеется еще одна сторона трагедии советской разведки в канун нападения Германии на нашу страну. Сведения-то были объективные, но в фактическим виде, а не в аналитическом. Права на анализ разведданных в своей штаб-квартире разведка была лишена в 1937 году. Разведку отделили от анализа, а ведь именно она была на острие событий и лучше любой другой службы в правительстве и среди военных чувствовала ситуацию.

«В фактическом виде» — это значит, что разведданные шли «наверх» как бы «живьем»: что прислали из резидентуры, то и подавалось. Беда была в том, что в советском политическом и военном руководстве разведданные не анализировались на фоне военно-политической ситуации и военной доктрины Германии. А ведь вермахт — германские вооруженные силы — имел стереотип во всех случаях захвата европейских стран. Это были шантаж с позиции силы, ультиматум, провокации.

И шла «фактическая информация» в ЦК, СНК, НКО вплоть до 1943 года, когда разведке вернули право анализировать разведданные. Вот так обстояло дело с информацией — этим «хлебом» разведки — в самый тревожный период для Страны Советов.

* * *

И о Карибском кризисе. Окунаясь в специфику разведработы, желательно понять ее «азы», которые формируют понятие «краеугольные камни» мастерства разведки. «Азы» нужны для того, чтобы разобраться в столь сложной борьбе разведок между собой, в том числе в вопросах дезинформации — этом «высшем пилотаже» любой разведки.

Вот что говорил ас американской разведки Джеймс Энгельтон о методах дезинформации, правда, применительно к советской стороне:

«Бесчисленное множество военных хитростей, трюков, уловок, мистификаций, блефа и других методов дезинформации, которые советские и подчиненные им другие службы пользуются для введения в заблуждение стран Запада и с помощью которых стремятся вбить клин между нами» (спецслужбами Запада. — Примеч. авт.).

Теперь с позиции этого обширного определения дезинформации можно взглянуть на происходившее в период Карибского кризиса.

Были ли «военные хитрости»? Конечно, вся операция «Анадырь» по скрытной доставке советских ракет на Кубу. «Трюки» — ложные ракетные позиции на острове. «Уловки» — подвижные ракетные установки. «Мистификации» — встреча Кеннеди с нашим министром Громыко — вокруг да около правды о положении дел, но не открытый разговор. Ведь даже советский посол в Вашингтоне не был в курсе дел с ракетами. Его просто в этот момент исключили из игры, сделав простым чиновником от МИДа, но без полномочий.

Наконец, «блеф». Вершина результативности его применения советской стороной — «большой блеф» Хрущева, его непризнанная победа в закреплении советского влияния в Западном полушарии и, как следствие, просоветские режимы в Никарагуа, Чили…

Нельзя обойти и другие методы: один «ход конем» по-государственному мыслящего резидента советской разведки в Вашингтоне чего стоит! Его «экспромт» с Берлином как «слабым звеном западной демократии» в Европе на момент кульминации в Карибском кризисе отрезвляюще подействовал на горячие головы вашингтонских политиков и военных.

Но это даже не хитрость и не уловка, тем более не мистификация. И не «блеф» авантюрного склада. Это взгляд в суть отношений двух ядерных держав и ахиллесова пята США в тот момент. Возможно, именно этот «экспромт» дал право Кеннеди доверить компромиссное предложение не послу СССР, а представителю советской спецслужбы.

Канал «Кеннеди — телекомментатор — советский резидент— Хрущев» — не лучшая ли из «уловок» обеих сторон в разрешении проблемы балансирования на грани войны?!

* * *

Весь ход мыслей в этой главе, видимо самой сложной для восприятия нюансов разведработы, готовит читателя к моменту, когда он окунется в волнующую тайну дезинформации, проводимую разведчиками под маской предательства своего Отечества. Причем на примере масштабного противоборства спецслужб Востока и Запада, советской и американской либо британской разведок.

Будет проиллюстрирована мысль, высказанная и реализованная на практике одним из директоров ЦРУ. Он считал, что наиболее эффективным средством в плане введения в заблуждение противника должен быть «специально подготовленный контингент» — приманка для разведки противника. Он убежденно констатировал: «Только так можно контролировать действия иностранных разведчиков и отвлекать их от истинных стремлений».

Но еще задолго до американского профессионала эти мысли возникли у советской разведки, если учитывать, что подобные акции тайного влияния были на вооружении молодой советской госбезопасности еще в… 1918 году, спустя несколько месяцев после создания ВЧК (операция «Заговор послов»).

В первой главе была затронута лишь одна сторона в работе советской разведки. Речь идет о канале связи между главами двух держав в острейшем кризисе — Карибском. Этот канал работал на «большой блеф» Хрущева, помогая советскому лидеру формировать стратегическую выгоду от ситуации с ракетами на Кубе.

Но следующая глава — это раскрытие самого «инструмента»— акции тайною влияния в большой политике, который в рамках «большого блефа» решает еще одну суперзадачу — дезинформация Запада об уровне ракетно-ядерной готовности в СССР.

Под прикрытием этой дезинформации советская сторона выиграла время для создания эффективного «ракетно-ядерного щита».

Проводником такой дезинформации стал кадровый разведчик, выступавший перед Западом под личиной предателя Родины. Он оказался в качестве «агента» — источника информации для западных спецслужб в заданном нужном месте и в нужное время.

* * *

В истории Российского государства и его спецслужб было ряд полезных иностранных агентов («кто?»). В XIX веке — это министр иностранных дел Франции, завербованный самим императором Александром I перед походом Наполеона в Россию. В начале XX века — руководитель австрийской контрразведки. В 30-х годах — антифашисты «Красной капеллы» в Германии и «Кембриджская пятерка» в Англии — важнейшие источники информации в годы Великой Отечественной войны. И наконец, целая плеяда ценнейших агентов в послевоенное время — представителей спецслужб, политиков, ученых…

Рассчитывая на «ядерную дубинку» против СССР и всего мира в послевоенный период, американо-английские разработки в области атомного оружия тщательно скрывались от советской стороны. Американцев и англичан можно понять — СССР (а ранее Россия) никогда не был настоящим партнером в сфере экономического влияния — только противником.

И лишь в XX веке они дважды становились союзниками: в Первую мировую войну — в рамках Антанты и во Вторую мировую — в рамках антигитлеровской коалиции. Оба раза мотивы такого сотрудничества лежали на поверхности: победить малой кровью… для своих государств, а проще — «загребать жар чужими руками».

В годы войны советская научно-техническая разведка (НТР) не дремала, а выстлала «ковровую дорожку» под создание новых видов оружия, которыми располагал Запад в то время. Промышленность же наша шла дальше. Это была скоростная авиация — реактивная и высотная (операция «Воздух»), радиолокация (операция «Радуга»), более сильные взрывчатые вещества и синтетический каучук (операция «Зелье»), защита от химического оружия (операция «Парфюмерия»).

Вершиной мастерства советской разведки — политической и военной — было проникновение в секреты «Манхэттенского проекта» США по созданию атомной бомбы. В послевоенное время этот подвиг привел к тому, что США не смогли доминировать в мире, опираясь на атомное оружие, — баланс сил не позволял. Но наша страна шла дальше: в 1954 году была запущена первая в мире атомная электростанция.

С подачи разведки наша авиация смогла выйти на передовые рубежи в области создания истребительной реактивной техники. Уже в 1950 году наши самолеты МиГ -15 господствовали в воздухе в Корейской войне. Давая ученым и инженерам нужную информацию, советская сторона основала свои ПВО на базе современных радиолокационных систем, которые быстро нашли применение в артиллерии сухопутных войск, в воздухе и на море.

В послевоенные годы НТР, вопреки идеологическому запрету «сверху», собирала обширную информацию по кибернетике, названную псевдоучеными нашей страны «продажной девкой империализма», и тем самым спасла советскую науку от информационного вакуума в этой области.

Все эти люди — носители информации и сотрудничавшие с советской разведкой — были агентами, а значит, их деятельность характеризовалась устойчивыми признаками: сознательная и систематическая работа, секретная информация, секретные по содержанию и конспиративные по форме отношения.

Вот вроде бы и все. Пять признаков — и перед человеком-агентом уже иной мир отношений с государством и обществом, с политическими убеждениями и моралью, наконец, ощущение полезности тому «богу», которому разведка и агент служат.

Справка. Ярким примером убежденности в правомерности своих контактов с советской разведкой явилась работа агента Брайтснбаха из гестапо, информация от которого составила 28 томов документальных материалов (1929–1942). Антинацистские настроения привели его в агентурную есть нашей разведки, причем добровольно и по собственной инициативе. Как профессионал-контрразведчик, он мог действовать скрытно и эффективно, часто на грани смертельного риска, в «логове волков», какой справедливо считалась сильнейшая из спецслужб гитлеровской Германии — гестапо. В итоге — поток документальной информации военно-политического, военно-экономического и военно-технического характера.

Другое характерное событие из жизни разведки: Корсиканец и Старшина — организаторы двух антифашистских групп в столице Третьего рейха, работа которых объединила сотни немецких патриотов. Это был коллективный протест германских интеллектуалов фашизму как идеологии и сознательная жертвенность на алтарь Победы над нацистской Германией.

Они шли на голгофу, понимая, что разгромить нацистский Третий рейх сможет только Советский Союз — антипод фашизму. Уже зная, что их радиостанции пеленгует гитлеровская контрразведка, антифашисты фактически круглосуточно передавали советской стороне информацию стратегического значения — количество войск, качество вооружения, направление и сроки ударов германского вермахта на советско-германском фронте. Их уже не было в живых, а полученная от них информация «работала» во время Курской битвы (1943).

В послевоенные годы ряды агентурной сети советской разведки пополнились новыми источниками информации и агентами тайного влияния. Ситуация в мире требовала от разведки не только информацию о планах Запада по ракетно-ядерной стратегии против СССР, но и активного влияния на международные процессы, как, например, это было в операции «Центр».

Разве не жажда активного тайного влияния лежала в основе «большого блефа» Хрущева с использованием всего набора «инструментов» о внешней политике — вооруженных сил, дипломатии, спецслужб.

ИЗ ИСТОРИИ ДЕЗИНФОРМАЦИЙ

Далее идет краткий перечень нескольких акций тайного влияния — операциях госбезопасности в 20—70-х годах. Общий критерий их результативности — противодействие усилиям противника в интересах внешней политики СССР на международной арене в дни мира и войны.

1918. Операция «Заговор послов». Ровно через месяц после Октябрьской революции Англия и Франция, с ведома и согласия США, заключили тайное соглашение о разделе сфер влияния в России: Франция бралась удушить советскую власть на Украине, в Крыму и в Бессарабии; Англия — на Дону, Кубани, Кавказе. Втайне готовился удар на Севере. Соглашение не осталось на бумаге: весной 1918 года американские войска высадились в Мурманске.

Опыт ВЧК, пусть и небольшой, убеждал: в станс противника нужно иметь своих людей, чтобы знать заранее об их замыслах, предвидеть развитие ситуации и упреждающим ударом вовремя разрушить их. Задание: агентурное проникновение в англо-американо-французский заговор по свержению советской власти и ликвидации ее правительства.

Заговор был сорван.

1921–1927. Операция «Трест». Долговременная операция, которую несколько лет проводила молодая госбезопасность Советской России — ВЧК — ГПУ — ОГПУ на контрразведывательном направлении противодействия активности военных формирований белой эмиграции за рубежом и на территории СССР.

Удалось осуществить сдерживание их действий путем проникновения в среду эмиграции агентуры с помощью легендированной антисоветской организации, якобы существующей в СССР.

В результате — дезорганизация усилий белой эмиграции по свержению советской власти путем военных действий с опорой на помощь западных правительств; дискредитация белой эмиграции в глазах спецслужб Запада как контролируемой советской госбезопасностью.

Советская разведка в операции «Трест» смогла своими действиями найти своеобразную формулу зависимости между «предвидением и упреждением» намерений противника и «противодействием и сдерживанием», ведущую в конечном счете к дезорганизации деятельности противника и дестабилизации отношений белой эмиграции с западными правительствами в целом.

Успех, причем многолетний, был обеспечен разведке еще и потому, что было верно выбрано место и время проведения этой акции тайного влияния.

1923–1927. Бюро дезинформации. В 20-х годах Западом была развернута широкомасштабная кампания против Страны Советов: искажали ее внутреннюю политику, представляли внешние усилия правительства как агрессивные, призывали к политическому и экономическому бойкоту страны на международной арене.

В организации этой кампании главную роль играли западные спецслужбы, которые опирались на агентуру внутри нашей страны и на белоэмигрантские круги за рубежом. Такие действия наносили заметный ущерб престижу Советского государства на международном поприще, мешая развитию нормальных внешних сношений и торгово-экономических связей.

К началу 20-х годов в Иностранном отделе (ИНО) ГПУ были определены пути борьбы с антисоветскими нападками из-за рубежа, намечены действия по активному повышению авторитета советского правительства в международных делах. В целях борьбы с пропагандой противника было предложено создать условия для ведения, как говорилось в то время, «активной разведки» на основе предвидения и упреждения шагов противника. Такие условия должно было создать специальное подразделение внутри разведки.

Так, в январе 1923 года в составе ИНО появилось бюро, работа которого с этого момента стала одним из важнейших направлений деятельности внешней (политической) разведки советской госбезопасности.

В советское время разведывательные операции по дезинформации противников советской власти имели несколько служебных определений: «акции влияния», «оперативная дезинформация», «оперативные игры», «активные мероприятия», «мероприятия содействия» и др. Термины терминами, но главное было в сути: и тогда, и сегодня они обозначают целенаправленное действие для введения в заблуждение реального либо потенциального противника относительно своих истинных намерений.

Фактически традиция проведения масштабных акций тайного влияния всегда была неотъемлемой частью работы советской разведки. Конечно, делалось это в интересах внешнеполитических усилий Советского государства.

Как же развертывалась ее работа в 20-х годах по противодействию тем, кто дезинформировал мировую общественность и в ложном свете выставлял намерения и конкретные действия советского правительства? В органах госбезопасности провели анализ антисоветских акций области политики, экономики, торговли и выявили два вида «активных мер»: открытые — официальная антисоветская пропаганда и тайные — скрытая пропаганда в устном, письменном и документальном видах.

И весь богатый опыт из арсенала мировой и отечественной дезинформации разведка взяла на вооружение, став, таким образом, на защиту интересов новой власти от посягательств западных спецслужб и их правительств.

Уже в том, 1923 году уровень работы разведки в области дезинформации держался под наблюдением в высших государственных сферах. Документы тех лет, сохранившиеся в Президентском архиве РФ и имеющие отношение к первому бюро по дезинформации, свидетельствуют о том, что эта работа находилась под контролем И.В. Сталина — ему направлялись особо секретные материалы.

Было особое постановление ЦК РКП(б) о создании при ВЧК-ГПУ специального Межведомственного бюро по дезинформации (Дезинфбюро). В бюро вошли: ГПУ, представители ЦК, НКИД, Реввоенсовет Республики (РВСР), Разведупр РККА. Руководство страны поставило перед Дезинфбюро следующие задачи, перечень которых приводится ниже в порядке значимости для государства:

* учет сведений из ГПУ и Разведупра о степени осведомленности иностранных разведок об СССР;

* выявление степени осведомленности противника об СССР;

* подготовка ложных сведений и изготовление документов, искажающих в интересах государства истинное положение вещей внутри страны, в Красной армии, политических и советских организациях, НКИД;

*доведение до противника таких документов следует осуществлять через ГПУ и Разведупр;

♦готовить статьи для периодической печати и основу для фиктивных материалов, причем в каждом отдельном случае согласовывать их с одним из секретарей ЦК.

Таким образом, в области «дезинформационной войны» Советского государства с Западом еще на заре работы ИНО (создано в 1920 году) были сформулированы две стратегические задачи: следить за враждебными действиями западных спецслужб (правительств) против Страны Советов и готовить ответные дезинформационные акции для ослабления военно-политических угроз стране.

Дело в активной дезинформации доходило до курьезов. Так, советские разведчики путем дезинформации британской разведки о работе несуществующего антисоветского центра в СССР смогли получить от нее более миллиона рублей золотом на его поддержку. Дальше — больше: подтолкнули руководство британских спецслужб на мысль о поощрении наградами Великобритании активных членов «антисоветских организаций», которые к тому времени состояли из кадровых чекистов и их агентуры.

Для понимания в дальнейшем «дела Пеньковского» можно было бы привести еще несколько примеров о проникновении разведки в круг западных спецслужб, работающих против Советов.

Вот один из них.

Операция «Тарнталла». В начале 30-х годов под видом бежавшего от преследования большевиков был выведен в Румынию сотрудник ИНО ОГПУ. Его прикрытием была легендированная антисоветская подпольная группа технических работников в Одессе. Подозрения в отношении советского разведчика со стороны румынских спецслужб были сняты, когда в Одессе чекисты инспирировали раскрытие «подпольной группы», о чем было сообщено в местной прессе.

Большую роль в успехах этих операций сыграло Бюро по дезинформации, известное еще и как «бюро Уншлихта» (И.С. Уншлихт, заместитель председателя ГПУ, был инициатором, создателем и руководителем этого бюро).

И вот итог работы бюро на Юге страны: разведка проникла в агентурную сеть британской, румынской и белогвардейских спецслужб, собрала сведения об интересе Запада к военнополитической жизни СССР, провела акции по дезинформации противника.

…Бюро в рамках ВЧК — ГПУ — ОГПУ просуществовало недолго (формально в 1923–1927 годы). Несмотря на широкий круг акций тайного влияния, как успешных, так и менее успешных, в архивах разведки фактически не оставлено документов с подробным описанием конкретных операций. Чаще всего вообще отсутствует даже косвенное упоминание о тех разведчиках и агентах, которые были причастны к их разработке либо реализации.

Почему так случилось? Бюро по дезинформации сохраняло секретность акций тайного влияния, которые вторгались в интересы других государств. Причем при прямом участии в их разработке высших государственных органов СССР («фактор причастности»), а потому своевременно избавлялось от «взрывоопасных» документов, компрометирующих советское правительство — особенно в случаях применения и реализации далеко не джентльменских приемов.

Не с этих ли позиций следует оценивать и другие «спорные акции» советской госбезопасности: операцию «Синдикат-4» («привлечение» в МОЦР крупного советского военачальника М.Н. Тухачевского), «Снег» (ускорение военного столкновения США с Японией в 1941 году) или в данном случае — «дело Пеньковского»?!

Операция «Снег». После начала Второй мировой войны внешняя разведка усилила работу по расширению агентурной сети в европейских странах — Германии, Великобритании, Франции и за океаном — в США.

В преддверии нападения Германии на СССР советское правительство и военное командование остро интересовала обстановка на флангах будущей войны. А это — возможный закавказский фронт (прогермански настроенный Иран), среднеазиатский (влияние немецких и других спецслужб оси в Афганистане) и особенно дальневосточное направление, где в сопредельном с СССР Китае уже хозяйничала Япония, союзник Германии по оси Берлин — Рим — Токио.

Стабилизация обстановки с граничащими с Советским Союзом странами имела стратегическое значение, особенно во время битвы за Москву.

О положении дел на дальневосточном направлении разведка регулярно докладывала в Москву: о борьбе двух группировок в японских вооруженных силах — командования сухопутной армии, которое стояло за немедленную войну против СССР, и японского командования военно-морского флота, которое считало, что надо начинать с захвата территорий в Юго-Восточной Азии, то есть с войны на Тихом океане, а потом уже вести военные действия против Советского Союза.

Влияние советской разведки на ход военных событий в этом регионе сказалось в организации и проведении операции «Снег», стратегический замысел которой состоял во втягивании в войну с Японией США.

Подтолкнуть США к серьезной конфронтации, вплоть до военных действий, означало отвлечь японскую военщину от СССР.

Когда план операции был детально завершен, исполнителям последовал приказ готовить операцию не просто в полной тайне, но чтобы «после операции вы забыли про “Снег” навсегда. И чтобы не осталось никаких следов — ни в едином деле, ни клочка бумаги…». И по воспоминанию участников, «этот странный приказ был выполнен досконально».

В конце ноября 1941 года японский МИД был встревожен, получив «памятную записку» от правительства США. Это была известная теперь «нота Хелла» (по имени американского госсекретаря того периода). В Японии требования американцев восприняли как ультиматум: вывод войск из Китая и Французского Индокитая, прекращение поддержки правительства Маньчжоу-Го и выход из Тройственного пакта «Берлин — Рим — Токио».

Американский демарш «помог» «морской партии» в Японии определиться в отношении войны с США на Тихом океане и ускорить ее. И японские авианосцы скрытно направились к Гавайским островам. 7 декабря японские самолеты двумя волнами уничтожили американский флот в бухте Перл-Харбор.

В Москве, на подступах к которой только за день до этого началось величайшее контрнаступление, нападение японцев на США воспринято было как весть стратегического значения: вовлеченная в войну Япония больше не сможет напасть на СССР, имея три фронта — в Китае, Юго-Восточной Азии и на Тихом океане. Теперь она не решится открыть четвертый фронт в Советском Приморье. Советско-японский фронт на Дальнем Востоке так и не был открыт, и в битве за Москву участвовали снятые оттуда сибирские дивизии.

И снова в этой акции тайного влияния, как и в операциях 20-х годов, разведка проявила особенности своих действий: предвидение и упреждение намерений противника, а в данном случае — ускорение военной конфронтации между США и Японией с целью ликвидации стратегической напряженности на наших восточных границах.

Другой существенной особенностью акции стала возможность влияния ее на ход Московского сражения, в том числе переброской 13 дивизий под Москву с Дальнего Востока. А главным достижением этого сражения стала истина и для советского народа, и для всего мира: блицкриг Гитлера сорван и «фашистов можно бить»!

«Красная капелла» (1935–1942). Ярким примером совместной работы разведки госбезопасности и военной разведки стала преемственность в создании и работе в Германии с антифашистской группой «Красная капелла» (1935–1942). Итак, фактически с середины 30-х годов советская внешняя разведка начала получать на постоянной основе исчерпывающую информацию из главных государственных ведомств Третьего рейха.

Германская «машина» введения в заблуждение противника отрабатывала свои «технологии блефа» на операциях «Гельб» (против Бельгии), «Вайс» (нападение на Польшу), «Грюн» (вторжение в Чехословакию), «Зонненблюм» (военные действия в Африке), «Марита» (захват Югославии и Греции), «Морской лев» (вторжение в Великобританию).

И все же советская разведка довела до сведения руководства Союза достоверную информацию, просчитав все ходы гитлеровской подготовки к нападению на Советский Союз. Трагедией для разведки стал факт неадекватного отношения к ее информации политического и военного руководства страны.

.. После раскрытия работы группы «Красная капелла» отдел контрразведки имперского управления безопасности Германии в секретном докладе Гитлеру, оценивая разведывательные возможности организации в пользу Советов, отмечал следующее:

«Они имели связи в имперском министерстве авиации, в верховном главнокомандовании вооруженных сил, в главном морском штабе, в министерствах экономики, пропаганды и иностранных дел; в Берлинском университете, в расовом политическом ведомстве, в берлинской городской управе…»

Операция «Монастырь» — «Березино» (1941–1945). В предвоенные годы советские органы госбезопасности продолжали работу по упреждению действий противника. Они предвидели, что германские спецслужбы будут искать контакты с недовольными советской властью гражданами из сословий, лишившихся своих привилегий после Октябрьской революции.

В канун нападения Германии на Советский Союз наша контрразведка ввела в поле зрения разведчиков абвера — из числа сотрудников германского посольства в Москве — некоего инженера с «Мосфильма». «Некий инженер с “Мосфильма” — наш агент Гейне — Александр Демьянов, ставший для абвера Максом, превратился в значимый «источник информации» для командования вермахта. Руководство абвера считало, что Макс опирается в своей работе с германской разведкой на источники информации в окружении маршала Б.М. Шапошникова и генерала К.К. Рокоссовского.

Дезинформация, передаваемая Гейне, имела стратегическое значение. Так, в ноябре 1942 года Макс-Гейне предсказал, что Красная армия нанесет немцам удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и подо Ржевом. Немцы ждали удара подо Ржевом и отразили его, но окружение группировки фельдмаршала Паулюса под Сталинградом было для них полной неожиданностью.

По замыслам генерала Штыменко важные операции Красной армии действительно осуществлялись в 1942–1943 годах там, где их предсказывал Макс-Гейне, но они имели отвлекающее и вспомогательное значение.

Как следует из воспоминаний Гелена, информация Макса (дезинформация Гейне) способствовала также тому, что принятие немцами решения о сроках наступления на Курской дуге неоднократно переносилось, и это было на руку командованию Красной армии.

Накануне летнего наступления Красной армии в Белоруссии в 1944 году И.В. Сталин вызвал Судоплатова (НКВД), Кузнецова (НКГБ) и Абакумова (военная контрразведка Смерш). Сталин одобрил план дальнейшего использования Гейне-Макса и предложил кардинально расширить рамки радиоигры. Он посоветовал создать у противника впечатление активных действий в тылу Красной армии остатков германских войск, попавших в окружение в ходе нашего наступления.

19 августа 1944 года Генштаб сухопутных войск вермахта получил посланное Максом-Гейне в абвер сообщение о том, что соединение под командованием подполковника Шерхорна численностью 2500 человек блокировано Красной армией в районе реки Березина. Так начался второй этап операции «Монастырь» — «Березино».

Весьма примечательно, что оба шефа германских разведок — Шелленберг и Гелен — так и ушли в мир иной, не ведая, что «их» Макс был нашим агентом Гейне. Тайна операции «Монастырь» — «Березино» приоткрылась только в 90-х годах прошлого столетия.

В 1944 году генерал-майор ПА. Судоплатов, в то время начальник Разведуправления НКВД, и его заместитель генерал-майор Л.А. Эйтингон за боевые операции в тылу немецких войск были награждены орденами Суворова.

Из Положения о награждении орденом Суворова: «…награждаются военачальники за выдающиеся успехи в деле управления войсками, отличную организацию боевых операций и проявление при этом решительности и настойчивости в их проведении, в результате чего была достигнута победа в боях за Родину в Отечественной войне…»

Операция «Турнир» (1967–1971—1978). Известно, что спецслужбы большинства стран уделяют повышенное внимание борьбе разведок и контрразведок. Такое противостояние всегда отличается остротой содержания, хотя приемы борьбы различны. И среди них — проникновение в агентурную сеть противника.

История русской и советской разведок знает немало примеров удачных операций по вскрытию замыслов противника и противодействию им. Но всегда считалось: наиболее сложными мероприятиями контрразведывательного характера были операции по проведению игр с привлечением подстав и тем более когда борьба велась со спецслужбами Запада под «флагом предательства».

В 70-х годах наша внешняя контрразведка проводила акцию тайного влияния путем внедрения кадрового сотрудника в агентурную сеть канадских спецслужб.

В середине 60-х годов в поле зрения канадцев оказался советский коммерсант, сотрудник Торгпредства СССР в Канаде, а на самом деле оперработник научно-технической разведки, уже побывавший за рубежом в коротких и долгосрочных командировках. Но и интерес к советскому сотруднику не остался незамеченным и самим разведчиком, и резидентурой, и Центром.

Так, на основе интереса канадцев к Тургаю руководством разведки было принято решение о начале игры. Предполагалось, что в случае удачного развития событий операция позволит выявлять задачи, методы и средства работы канадских спецслужб против советских граждан; сковывать и отвлекать их силы при работе по советской колонии в Стране кленового листа. Проникновение а агентурную сеть канадцев сулило возможность реализации игры в удобный для советской стороны момент.

Операция «Турнир» в ее активной стадии семь лет отвлекала усилия десятков сотрудников канадской спецслужбы. Советской разведке удалось заставить их работать по нашей программе. К делу оказалось причастным фактически все руководство Kill 111. Курирующий спецслужбу министр юстиции, он же генеральный прокурор страны, вынужден был подать в отставку.

Упредив работу канадской стороны против советских граждан в Стране кленового листа, наша разведка вывела из строя полтора десятка профессионалов, часть которых, кроме уволенных, была понижена в должности или переведена в «глухие места». Работа отдела канадской контрразведки по советской колонии была дезорганизована.

Характерно, что канадцы до 90-х годов считали советского разведчика Тургая (их Аквариуса) своим честным «московским агентом», «разоблаченным и замученным в подвалах КГБ на Лубянке».

Ну а «дело Пеньковского»? Оно при чем? Учитывая, что Тургай, Аквариус и автор этого повествования одно и то же лицо, то будет понятен его интерес к «делу Пеньковского».

* * *

Закончен экскурс в историю проведения некоторых акций тайного влияния — операций советской разведки в 20—70-х годах. Общая для всех них характерная особенность — эффективность по дезинформации противника с целью дезорганизации работы спецслужб стран, враждебных СССР.

В операции «Заговор послов» — против Англии, Франции, США; в операции «Трест» — против эмигрантских военизированных формирований во Франции и Германии, других странах Европы и Дальнего Востока; в операции «Снег» — против Японии; в операции «Монастырь» — «Березино» — против фашистской Германии; в операции «Турнир» — против Канады.

На фоне этих операций любопытно было бы рассмотреть спорное и таинственное «дело Пеньковского» с точки зрения указанной выше особенности в работе советской разведки в области дезинформации. А раз в «деле» есть «спорные моменты и факты», то они имеют право на интерпретацию. Ибо, как писал Н. Макиавелли: «факты беззащитны, если их не поддержат люди».

Следующая, самая большая глава книги посвящается анализу «дела Пеньковского» под углом зрения: «подстава-неподстава», а значит — «предатель-непредатель».

Глава 6. ПОДСТАВЕ МЕСТО И ВРЕМЯ ЗАДАНО

СССР является сверхдержавой благодаря двум главным инструментариям своей политики: его военной мощи и глобальному аппарату активных мероприятий.

Рой Годсон, профессор, ведущий американский эксперт в области дезинформации

В предыдущих главах были рассмотрены послевоенные отношения дух великих держав — СССР и США на фоне Карибского кризиса. При этом затрагивались вопросы участия служб в этой ситуации в интересах советской стороны.

Каждая из служб Советского государства во время Карибского кризиса работала в рамках своей компетенции — дипломатической, военной, разведывательной… Они по-разному были эффективны в процессе разрешения кризиса. Но в этом повествовании говорится о внешней разведке и потому отдельным разделом затронута проблема специфики проведения акций тайного влияния на примерах операций госбезопасности в 20—70-х годах.

Акции, анализ их и выводы об эффективности, сделанные в предыдущей главе книги, могут послужить фоном для более скрупулезной, углубленной и всесторонней оценки «дела Пеньковского» в свете операций по дезинформации Запада в переломный период отношений между СССР и США — в условиях ракетно-ядерного противостояния во время Карибского кризиса.

«ЧЕЛОВЕК СОВЕТСКОЙ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ»

А потому «мемория досад» (претензий) к «делу Пеньковского» пополняется еще тремя мнениями компетентных специалистов, которые упорно отстаивают версию о Пеньковском как о «человеке советской госбезопасности».

Так, британский журналист Чепмен Пинчер утверждает в пользу советской стороны: «Дело Пеньковского было крупной операцией по дезинформации…» Один из авторов известной книги-анализа «Шпион, который спас мир» Джеральд Шектер высказывает множество версий о «деле», в частности и в пользу гипотезы «Пеньковский — подстава»: «С этим также согласны некоторые старшие офицеры службы безопасности (МИ-5) и разведки (МИ-6)».

Наконец, главный оппонент тем, кто возводит в Британии Пеньковского на пьедестал «шпиона века» в пользу Запада, Питер Райт, контрразведчик и крупный аналитик говорит: «Он (Пеньковский) помог убаюкать подозрения Запада более чем на десять лет и ввел нас в заблуждение относительно истинного состояния советской ракетной техники».

В последнем высказывании содержится конкретизация цели советской стороны в «деле Пеньковского»: дезинформация Запада при создании Советами действенного «ракетно-ядерного щита».

Вот почему далее речь пойдет об интерпретации известных фактов из «дела», но с точки зрения способности советской госбезопасности проводить акции тайного влияния, равные по масштабу этому «спорному делу». И главным здесь моментом станет сравнение «рабочей гипотезы» о месте и времени появления Пеньковского в интересах советской стороны (об этом говорилось в предисловии) с реалиями «дела» как источника сведений о «Пеньковском-подставе».

В предыдущих двух главах автор выступал от третьего лица. Теперь будет вестись разговор о его личной позиции в отношении «дела Пеньковского», и потому он выступит уже от собственного имени. Он шаг за шагом попытается раскрыть логику и «механизм» его собственного «расследования», которое заняло у него не одно десятилетие.

В следующей главе большинство аргументов приводится в пользу «рабочей гипотезы» автора, и путеводной нитью для него будет глубокая убежденность в аксиоме: это жизнью подтвержденное «правило» — органы госбезопасности Советского государства за предшествующие «делу» более сорока лет проводили подобные акции тайного влияния, и именно в переломные моменты истории страны в ее усилиях на международной арене.

…В который раз вчитывается автор в хорошо знакомое ему обращение О. Пеньковского к американскому и английскому разведчикам:

«Как стратег, выпускник двух академий, я знаю многие слабые места. Я убежден, что в случае будущей войны в час “X” такие важные объекты, как Генштаб, КГБ на площади Дзержинского, ЦК партии, должны быть взорваны заранее установленными атомными устройствами с часовым механизмом.

Согласно предлагаемому мной плану необходимо будет уничтожить 150 тысяч опытных генералов, офицеров и штабных работников.

Обсудите мой план. Готов принять любой задание, взорву в Москве все, что смогу…»

Это обращение к противнику потрясало своей четкостью изложения цели. С трудом верилось, что автор этого плана — участник советско-финляндской войны и боевой офицер Великой Отечественной, на тот момент действующий сотрудник военной разведки. И ваг — предатель Родины.

«Феномен Пеньковского», как окрестили его предательство на Западе, интересовал меня давно. Как-никак, но судьба трижды сводила меня с Пеньковским именно в тот момент, когда он активно, естественно, скрытно сотрудничал с разведками противника.

Но еще в 1994 году, до того, как в моих руках оказалась книга Дж. Шектера и П. Дерябина под звучным названием «Шпион, который спас мир», мне попалась заметка с этим обращением — письмом Пеньковского. Приведенные мною строки особенно ярко высветили позицию Пеньковского в сотрудничестве с нашими главными противниками в «тайной войне».

В то время, когда циничное отношение предателя к своему народу обнажилось так резко, где-то в глубине моей души всплыли многолетние сомнения: а было ли предательство? Всплыли и… не исчезли.

Гипертрофированная кощунственность мыслей Пеньковского создавала эффект отторжения от самой идеи — высказать их вслух. Даже перед нашими противниками, а на тот час — его коллегами. И тем более их реализовать.

Приводя это «обращение», западная пресса писала, что американская разведка оценила надежность Пеньковского как агента и назвала его «анархистом и человеком с причудами, который по какой-то причине пытается втянуть нас в войну с Россией». (Это высказывание принадлежит шефу управления контрразведки ЦРУ Джеймсу Энглтону, который вместе с бывшим сотрудником КГБ — перебежчиком Анатолием Голицыным весьма категорично не доверял Пеньковскому.)

На Западе преподносили одно время Пеньковского как самого лучшего агента английской СИС. Он был старшим офицером Главного разведывательного управления Генштаба Минобороны. В 1961–1962 годах он одновременно являлся агентом СИС и ЦРУ. За этот период он передал им достаточно много ценных материалов о советских военных намерениях и секретной технике. Его информация оценивалась в Лондоне и по другую сторону океана как самое выдающееся проникновение в советские спецслужбы после окончания Второй мировой войны.

Он предупредил Запад о размещении советских ракет на Кубе, а информация о советском ядерном арсенале привела к Карибскому кризису, поставившему мир на грань войны. Но в конце 1962 года Пеньковский и сотрудничавший с СИС Гревелл Винн, его связник в Москве, были арестованы КГБ. Винна приговорили к длительному сроку тюремного заключения (его затем обменяли на разведчика Бена-Лонсдейла-Молодого), а Пеньковского — к расстрелу.

«Карта Пеньковского». Запад изощрялся, разыгрывая эту «карту» и представлял его борцом с коммунизмом. Но у аналитиков «дела» нарастали сомнения: предатель или не предатель? Потому заметка в «Комсомольской правде» с претенциозным заголовком «Сколько людей получили 30 сребреников?» — имела в виду тех, кто шел дорогами Иуды, — оказалась для автора весьма кстати. Ибо она объясняла отношение плативших эти сребреники к берущим их. В статье говорилось следующее:

«Предателей презирали всегда. Недаром имя Иуды стало нарицательным, а Данте поместил предателей в самый последний, девятый круг ада. Кто оказался последователем Иуды? Увы — их множество.

Министр внутренних дел наполеоновской Франции Фуше говорил: “Те, кто собирается меня убить, — дураки, а те, кто об этом мне сообщает, — подлецы”.

Знаменитого двойного агента Азефа, выдававшего своих товарищей царской охранке и использовавшего сведения из полиции в своих делах, разоблачили революционер Бурцев и бывший директор департамента русской полиции Лопухин. Бурцев давно подозревал Азефа, шесть часов подряд говорил Лопухину о двойной роли Азефа. Все шесть часов Лопухин молчал и в конце признался: Бурцев прав. Лопухин точно знал, что его ждет за разглашение тайны — каторжные работы. Каторгу, правда, заменили ссылкой в Сибирь.

Когда московский губернатор Джунковский узнал о провокаторской роли большевика Малиновского, депутата Думы, он твердо решил прекратить безобразие. Рискуя карьерой, губернатор сообщил о предательстве председателю IV Государственной думы Родзянко.

Даже Гитлер, когда Гиммлер попытался представить ему генерала Власова, наотрез отказался от встречи, сказав: “Человек, предавший Родину, может предать и нас”».

А вот как трактуется в этой заметке предательство Пеньковского, оценка деяний которого на суде была дана пятьдесят лет назад: «…его до сих пор называют “предателем века". Тогда Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Пеньковского к расстрелу».

Ну а если… Кое-кто воскликнет: «Опять это “если”!» Но ведь опора на “если” в таких оценках, как: “неясно”, “сомнительно”, “настораживает”, “подозрительно”, есть двигатель цепочек логических умозаключений. Автор попытался вспомнить, много ли было предателей в нашей стране из числа сотрудников спецслужб, которые могли бы быть оценены таковыми: не были предателями, а инспирировали это омерзительное действо в интересах Отчизны. И перечень оказался внушительным, но здесь приводится всего несколько примеров:

Ян Буйкис — в «Заговоре послов» (1918) и Тойво Вяхс — в «деле Рейли» (1925), маршал Тухачевский — в «Синдикате-4»; Александр Орлов — ушел на Запад в зловещем 1938 году и Александр Демьянов — немецкий Макс и наш Гейне в операции «Монастырь» — «Березино» (1941–1945); Тургай — он же Аквариус — в операции «Турнир» и «Золотая жила» (1967–1978) советской и канадской спецслужб соответственно.

Их участие в указанных случаях не вызывает сомнения в том, что это были акции тайного влияния советских органов госбезопасности. Но стало-то это известно лишь в 60—90-х годах!

Семьдесят лет назад остался на Западе советский разведчик высочайшего класса. И только в 1993 году о нем появилась серьезная книга-исследование «Роковые иллюзии». Ее авторы английский эксперт по спецслужбам Джон Кастелло и сотрудник советской внешней разведки Олег Царев посвятили судьбе классического перебежчика — высокопоставленного сотрудника ИНО ОГПУ Александра Орлова.

В 1938 году он, главный резидент в Испании, отказался возвратиться в Советский Союз: он знал, что там ждет его, как и других резидентов, — пуля. Опытный разведчик с 20-х годов, герой гражданской войны на Пиренеях, орденоносец, обласканный советской властью за участие в испанских событиях, он не заблуждался в вероятности своей гибели в годы репрессий против военного командования страны (А. Орлов получил блестящее юридическое образование, знал иностранные языки, обладал аналитическим умом и волевым характером. Как разведчик успешно выполнял задания в Париже, Берлине, Вене).

Гибель? Тому были примеры: Григорий Сыроежкин — сослуживец Орлова по разведке в Испании, имел орден Красного Знамени за поимку Бориса Савинкова в знаменитой операции 20-х годов «Синдикат-2» и орден Ленина — за Испанию. Тогда двенадцать человек, включая его самого, создали в Испании трехтысячную разведывательно-диверсионную бригаду. Сыроежкин был отозван в Москву, судим и расстрелян за то, что подверг сомнению целесообразность чисток в рядах командного состава Красной армии.

Нет, Орлов не заблуждался. Перебежчик и предатель! Но предатель ли? Под пером авторов исследования его фигура вырастает до масштабов по крайней мере Рихарда Зорге.

Выясняется, что именно под руководством Орлова были привлечены к работе на советскую госбезопасность не только члены знаменитой «Кембриджской пятерки» (Ким Филби, Маклин, Берджесс, Блант и Кернкросс), но и не менее ценные агенты в Оксфорде, ряд которых, возможно, работал на нашу страну длительное время после войны!

Почему такая слава Орлову? В эмиграции он не выдал многих тайн, которыми обладал. Десятилетия своего периода жизни в США Орлов умело манипулировал, создавая иллюзию приверженности американскому образу жизни и сотрудничеству с могущественным ФБР.

.. В каком году оказалась в поле зрения автора информация о предательстве Пеньковского? Да, несомненно: это было в Японии.

Тогда газеты Страны восходящего солнца писали об этом «деле» много и охотно. Это было в 1963 году.

Потом была Канада с ее «Экспо-67», где попалась на глаза книга карманного формата о судьбе все того же Пеньковского. Там было много сведений о его прежней жизни и… фотографии. Что поражало, так это восемь боевых наград в годы войны и среди них — редкий орден Александра Невского, два ордена Красного Знамени, Отечественной войны и Красной Звезды.

Поколение автора — продукт особого времени, военного. Автор не участник Великой Отечественной войны — ему было семь лет, когда она началась, однако он был ее активный свидетель. Война фактически сформировала характеры поколения военного времени. У него было особое отношение к людям, побывавшим на великой битве народов.

Для автора эти люди остаются святыми и по сей день. Что-то встревожилось в душе автора, когда он увидел в этой карманной книге портрет Пеньковского в форме участника Парада Победы и рядом на фото его же — в форме вооруженных сил Великобритании.

Может быть, поразила глубина падения бывшего героя войны?! Вернее всего, так оно и было.

И только личное участие в операции органов госбезопасности, когда автору пришлось играть роль «предателя» своей Родины, заставило его вернуться к мысли о предательстве либо… не предательстве Пеньковского. Особенно острую необходимость осмыслить «Феномен Пеньковского» помогла его работа над книгой «Операции “Турнир”», в которой отдельная глава отводилась сомнениям по этому «делу».

Но почему «Феномен» привлек внимание автора? Ведь в судебном порядке было доказано: предал, разоблачен, судим, расстрелян. После завершения операции «Турнир» в оперативной биографии автора и до появления той главы в рукописи была работа в службе акций тайного влияния. В основе операций этой службы лежал блеф. Хотя и хорошо аргументированный, и в малых дозах, но все же блеф.

Так вот. Во время работы над рукописью книги «Операция “Турнир”» история с Пеньковским стала все более занимать автора. Вспоминая обстоятельства встреч с ним, он понял: Пеньковский трижды оказывался в поле его зрения. Причем все говорило о том, что он еще в 1962 году должен был «засветить» автора перед англичанами и американцами, то есть в самом начале моей карьеры разведчика. И не только его, но и десятки его коллег по службе.

Однако потом были Англия (и не единожды), Япония, Канада и другие страны. Чтобы быть кратким, следует сказать: если бы американцы и англичане, с подачи Пеньковского, отслеживали работу автора в интересах научно-технической разведки с позиции Минвнешторга в десяти странах мира, то они были бы просто обязаны воспрепятствовать многим операциям в пользу советской стороны. Вот как оценивается этот период работы автора в разведке: «…добытая им научно-техническая информация имела конкретный выход в развитии оборонной мощи страны, а его операции содействия внешнеторговой политике и крупным сделкам на международном рынке позволили сэкономить сотни миллионов долларов…» (статья к 10-летию Ассоциации ветеранов внешней разведки. Парламентская газета. 2001. 25 апреля).

Видимо, следует описать все по порядку. В главе «Пеньковский» из книги «Операция ‘Турнир”» (М.: Гея-Итсрум, 1999) автор впервые публично признавался в своих сомнениях — предатель ли он? И сразу он оговаривается: не просто ему дались и написание этой главы, и решение включить ее в книгу. Слишком много людей, причем профессионалов, были свидетелями судебного процесса по «делу Пеньковского». И все они с тех пор убеждены: он — предатель Родины.

Противоположная версия автора появилась в конце 90-х годов в результате собственного «любительского расследования» и стала достоянием средств массовой информации. Последующее углубление в «тему» показало, что реалии этого «дела» оказались богаче любой фантазии.

Встреча с «Феноменом» (страницы из книги): «После окончания разведшколы в сентябре 1961 года я приступил к работе во внешней разведке госбезопасности. И где-то через полгода руководство отдела научно-технической разведки, где я трудился, приняло решение направить меня с ознакомительной поездкой в Англию под видом молодого ученого.

Наша группа выезжала на конференцию нефтехимиков, эта специальность была моей легендой в гражданской жизни. В группу входили специалисты из организаций, связанных с наукой, промышленностью и образованием, а также работники госбезопасности. Готовил нас к поездке заместитель начальника отдела внешних сношений Госкомитета по координации научных и исследовательских работ (ГК КНИР) Олег Пеньковский. Возглавлял группу заведующий сектором химии ЦК партии. Он выступал от имени Академии наук, где работал до перехода на Старую площадь.

Виктор Сергеевич, фронтовик и большой души человек, отличался от кадровых партийных работников. Он, как я понял позднее, тяжело переживал фактическое разделение компартии на элитную верхушку, приспособленцев и истинных коммунистов. Последних, а к ним относился Виктор Сергеевич, становилось в ЦК на Старой площади все меньше. В его лице судьба свела меня, без преувеличения, с совестью партии. Сама же партийная верхушка все больше теряла контакт с народом. В полную меру я еще этого не чувствовал, но по отрывочным репликам знакомых партийцев с фронтовой закваской понимал, что не все так просто.

Виктор Сергеевич поручил мне заниматься вопросами обеспечения безопасности группы. Я получил подробный инструктаж в контрразведывательном управлении КГБ: следить, чтобы в Лондоне члены группы не отлучались в город поодиночке, вовремя приходили ночевать в гостиницу, не имели внеслужебных контактов с англичанами.

— В общем, увези в Англию и привези назад всех семерых, включая себя, — весело закончил инструктаж контрразведчик.

Документы на поездку оформлял Пеньковский сам. Так, по крайней мере, это выглядело внешне, и так должно было быть, — он отвечал за полноту и правильность заполнения всех бумаг. В первый визит в ГК КНИР мне пришлось некоторое время его ждать, сидя у стола. Было заметно, что хозяин стола отлучился не надолго: на столе лежали бумаги и ближе ко мне стандартный бланк-заявка на поездку нашей группы за рубеж. Скосив взгляд, я уловил его текст: от ЦК — 1, от ГК КНИР — 1, от Академии наук — 2, от НИИ — 1, от КГБ — 2. Фамилии не указывались.

По существующим в то время правилам специалистов в области науки и техники со всех уголков Советского Союза оформляли за рубеж только в отделе внешних сношений КГ КНИР. Там готовились документы для утверждения в ЦК партии: письмо-заявка организации на членов делегации с указанием цели визита за рубеж, фамилий, должностей (причем независимо от того, была ли это спецслужба либо обычное учреждение); характеристика, утвержденная парткомом и руководством даже для непартийных; справка, выданная учетно-архивным отделом госбезопасности, с разрешением на выезд за рубеж — эдакое резюме по спецпроверке о лояльности и доступе к секретам.

Не следует думать, что последняя бумага была плодом подозрительных чекистов. Нет, это практиковалось во всех странах мира, имевших государственные секреты. Например, в США до сих пор определенная категория лиц, пока состоит на государственной службе, не имеет права выезжать за пределы страны.

Таким образом, Пеньковский знал достаточно много о наших людях, в том числе и из КГБ или военной разведки.

Тут следует заметить, что в то время, когда Пеньковский был одними из руководителей отдела внешних сношений этого госкомитета (1961–1962), во внешней разведке была своеобразная традиция на “обкатку” молодых разведчиков в странах Запада в форме ознакомительных поездок на недели две-три. Кроме того, только по линии НТР через руки Пеньковского должны были пройти десятки документов на тех сотрудников, которые выезжали за рубеж с оперативными, а не только с ознакомительными целями.

Оперативные цели? Это могла быть встреча с перспективным источником, с которым предварительно установлен контакт в Москве, например, либо операция по получению материалов разведывательного характера. И все эти поездки в различные регионы мира и в конкретные города, предусмотренные программой пребывания делегаций в стране, разведчик использовал как “крышу”.

За несколько дней до отъезда провел инструктаж и Пеньковский. Он куда-то торопился, был хмур и скороговоркой пояснил нашей группе, как себя вести в капиталистической Англии, фактически повторив наставления сотрудника контрразведки. Пожелав счастливого пути и еще раз призвав к бдительности в условиях провокаций западных спецслужб, Пеньковский бросил:

— Может быть, увидимся в Лондоне…

И действительно, я встретил его в посольстве, уже не такого хмурого. Как и в первый раз, он произвел на меня впечатление вечно небритого. На приветствие ответил вяло, явно тяготясь разговором со случайным человеком.

И в ГК КНИР, и в Лондоне я не мог даже представить, что передо мной сотрудник ГРУ и… предатель, именно тогда сотрудничавший с британской и американской разведками, и что в мире скоро появится “феномен Пеньковского". Что о нем будут написаны десятки книг на Западе, а уже на “Экспо-67" в Канаде я смогу прочитать одну из них на английском языке. Что в 90-х годах в бывшем клубе имени Дзержинского — месте торжественных собраний чекистов всех времен — свободно куплю двухтомник Дж. Шектера и П. Дерябина “Шпион, который спас мир” с интригующим подзаголовком “Как советский полковник изменил курс холодной войны”. (Книга была написана в США с участием другого предатели-сотрудника КГБ Петра Дерябина, перебежавшего на Запад в 50-х годах.)

На судебном процессе над Пеньковским были представлены фотодокументы и описания к ним, в частности тайника, куда в 1962 году Пеньковский закладывал информацию. Место это было взято под наблюдение, и на тайнике захватили с поличным сотрудника ЦРУ.

Любопытно, что весной 1961 года я проводил учебную тайниковую операцию именно в том же подъезде дома № 5–6 по Пушкинской улице. Так же за батарею парового отопления я повесил на проволочке-крючочке спичечный коробок с учебной информацией. Учебная операция не была зафиксирована, хотя сотрудники бригады наружного наблюдения отмстили в своих отчетах вероятность ее проведения…»

.. Итак, судьба трижды сводила автора с Пеньковским. Правда, в третий раз — на Пушкинской улице — не то что «сводила», но предостерегала: мой визит в подъезд состоялся на год раньше!

А встречи в ГК КНИР и в Лондоне? Сомнений теперь не могло быть — об авторе он знал достаточно много: сведения из биографии и в короткой «объективно» раскрывали десять лет его жизни — от секретного военно-морского училища до работы на Северном флоте в особом отделе и выхода за рубеж под прикрытием.

Еще в бытность учебы автора в училище в середине 50-х годов американская разведка пыталась проникнуть в секреты профиля cm работы. Сам факт, что автор был выпускником такого училища, мог заинтересовать западные спецслужбы. Почему? В системе нашей подготовки красной питью проходило требование: готовить новую плеяду военных моряков — командно-инженерные кадры для флота. Поэтому ежегодно во время практики приходилось бывать на лучших кораблях (самых современных) нашего флота, передовых заводах и полигонах (это мне, как морскому артиллеристу). Но была еще и школа военной контрразведки и служба на Севере, затем — разведшкола и НТР. Конечно, не все было в открытом виде, но вычислить служебный путь все же можно было.

Думается, появление таких фигур (а в НТР автор был не один с такой биографией, прошедший через руки Пеньковского) в поле зрения англо-американской стороны могло носить в реестре западных спецслужб далеко не последнее место, если, конечно, Пеньковский навел на молодых разведчиков…

Следует отметить, что именно в это время западные спецслужбы не особенно отягощались высокоморальными принципами по отношению к советским спецслужбам, чьи сотрудники работали за рубежом. Были случаи побоев и захватов наших разведчиков, к ним применялись специальные медицинские средства. Об этих «медицинских находках» в области психотропных веществ из лабораторий и НИИ США и Канады, куда заказы поступали из ЦРУ, говорилось в открытой печати.

Это были годы нетерпимого противостояния, когда человеческая жизнь ценилась не столь высоко и бывала своеобразной разменной монетой в политической игре. Политические отношения были столь натянуты, что исчезновение кого-либо из советских людей могло взволновать лишь при условии значительного ущерба советской стороне. И обе стороны — западная и восточная — относились к таким фактам по-философски: «В политике все бывает».

Может быть, это преувеличение? Судите сами, но по более позднему случаю, когда соблюдете «джентльменских правил» в делах разведок уже вступило в силу.

Психотронная атака. В апреле 1979 года в одном из номеров швейцарского отеля был обнаружен труп. Его идентификация показала, что это было тело старшего экономиста секретариата Международной организации производителей какао и шоколада, штаб-квартира которой располагалась в Лондоне.

Это был Леонид Панченко, советский дипломат, прибывший в город Аарауэр для работы на международной конференции.

Из дела полиции следовало: Панченко совершил акт самоубийства, вскрыв себе вены. Однако последовавшее затем более тщательное расследование с участием советской стороны показало, что он стал жертвой западных спецслужб.

Уже первые сведения, полученные от полиции, наводили на мысль о том, что речь идет не о самоубийстве, а попытке навязать именно эту версию гибели дипломата: обстановка в номере, орудие убийства, поведение прислуги, исчезновение документов. Характеристика дипломата также говорила в пользу версии не о самоубийстве, а об убийстве.

Медицинская экспертиза тканей тела в Москве (внутренние органы от советской стороны были скрыты) установила, что Панченко подвергался воздействию ЛСД, причем в завышенной дозе. Это был самый активный на тот период психотоксичный препарат, известный на Западе как вещество, вызывающее утрату человеком контакта с внешним миром и потерю контроля за собственным поведением.

Был сделан вывод, что ЛСД введен в организм Панченко посторонним лицом и с определенным умыслом. К тому времени было известно, что этим препаратом располагают спецслужбы Запада, используя его для воздействия на психику человека.

Панченко постоянно работал в Англии, и советская разведка располагала данными о повышенном внимании к нему местных спецслужб. Его разработку вел англичанин, который после гибели Панченко бесследно исчез. И в СМИ ушла версия о том, что Панченко подвергся психотропной обработке с целью заставить его быть «откровенным» — честно ли он работал с англичанами? Была и другая версия: преднамеренное убийство с помощью передозировки в связи с тем, что Панченко отказался сотрудничать со спецслужбой и угрожал рассказать о воздействии на его психику.

Это случилось в годы некоторого «потепления» отношений между Востоком и Западом. Отсюда и желание нашей стороны сгладить «острые углы» инцидента. Все же шел 1979 год, и «братание» с Америкой было в разгаре.

Можно предполагать, что Панченко был подставлен западной спецслужбе советской стороной и, попав под их проверочную акцию «на честность», погиб, возможно, от случайной передозировки.

Но случаи психотропного воздействия имели место и в 60-х, и в 70-х, и позднее. Как результат таких попыток со стороны спецслужб Запада, люди, оказавшиеся в поле их зрения, становились невозвращенцами, чаще всего невольными. Схема была проста: задержание, психотропное воздействие, демонстрация письменного отказа от советского гражданства и от контактов с представителями советского посольства.

…Возвращаясь к теме информированности Пеньковского о наших разведчиках, выезжающих за рубеж, нужно отметить следующее. Каждый сотрудник органов — хранилище информации: о разведчиках, агентах, операциях. Сбор сведений о приемах работы советской разведки — это главная цель любой западной спецслужбы. На этом направлении работает целое разведывательное сообщество стран НАТО. Как говорилось ранее, это вполне могло быть отнесено к моей персоне или моим коллегам по службе в разведке.

Допустим, что в Англии к автору во время визита в 1962 году интереса местных спецслужб не было. Но почему тогда западные спецслужбы позволили ему работать достаточно активно в десяти странах Европы, Юго-Восточной Азии и Северной Америки?

Пойдем дальше. Ближайшие коллеги автора, которых он знал с десяток лет и которые «прошли через руки Пеньковского», работали после суда над ним за рубежом, причем в двух и более странах в длительных командировках. Работали успешно!

Считается, что об аресте Пеньковского стало известно миру в конце октября 1962 года. Тогда почему автора не сняли с подготовки к долгосрочной командировке в Японию? Он готовился к ней после контактов с Пеньковским в том же году и оказался на Японских островах в первых числах марта следующего, 1963 года.

И еще. В огромной 800-страничной «Энциклопедии шпионажа», изданной на Западе в 1997 году, в статье о Пеньковском сказано, что в результате его предательства «из ГРУ и КГБ выгнали в общей сложности около 300 сотрудников…». К чести авторов статьи, в том фолианте, говоря об этих «кадровых чистках», они делают оговорку: «По слухам». Эту версию — разнятся только цифры — в печати издают уже не один год. Но вот что характерно: о том, что «выгнали», казалось бы, говорят и знают все, кроме тех, кто работал в это время в КГБ — внешней разведке и в ГРУ — военной разведке. Но никакого бума или «шороха» в связи с этим «делом» там не было.

Например, автору не известно ни одного случая об «изгнании» из разведки либо уход в другие подразделения КГБ в связи с «засветкой» из-за Пеньковского. Не делая пока выводов, предлагается подумать над этим фактом и попытаться осмыслить роль «Феномена» в те годы — 50—60-е.

ЕЩЕ РАЗ ИЗ ДЕЗИНФОРМАЦИОННОГО ОПЫТА

При подготовке к изданию своей книги «Операция “Турнир”» автор изучал ряд статей и даже объемные книги об этом «деле». Анализируя их, я опирался на личный опыт работы в качестве «московского агента» канадской спецслужбы.

Почему интерес автора был именно к этому «делу»? У него была рабочая гипотеза, точнее — часть ее. Он пытался взглянуть на это «дело» как на операцию по дезинформации западных держав о реалиях ядерной мощи Советского Союза.

В начале 60-х годов наша страна в научно-техническом отношении проигрывала Западу. Требовалась дерзкая и убедительная акция по дезинформации противника. Советской стороне нужно было выиграть время для перевооружения армии на межконтинентальные баллистические ракеты.

Ведь наши ракеты в системе ПВО страны не могли сбить У-2 — американский высотный самолет-разведчик, который не один год безнаказанно летал над Союзом. И только в мае 1960 года шпионская акция была пресечена, а захват пилота Гарри Пауэрса в плен стал сенсацией и яблоком раздора между СССР и США.

После этого, к началу Карибского кризиса, до которого оставалось менее двух лет, советская сторона не могла развернуть в полную меру свой «ракетно-ядерный щит». Технически не могла. Вот представляется: Пеньковский действительно спас мир от ядерной войны, но не как шпион в пользу Запада, а как двойной агент-дезинформатор.

Что натолкнуло на эту мысль? Слишком хорошие его разведывательные возможности по доступу к сверхсекретной информации, казалось бы, стратегического значения. Сотруднику ГРУ, работающему «под крышей», они не доступны. Задания, которые ему ставились Западом (и выполнялись им), затрагивали такие секреты, что и дюжина Пеньковских не могла бы их осветить. Каждая информация, тем более документальная, — это секреты высшей важности, к которым доступ имеют единицы. Были ли у Пеньковского такие возможности в спецбиблиотеках либо среди его связей?

Правило работы с агентом гласит: сомневаться в возможностях источника информации, которые являются одним из признаков подставы. И в самом ЦРУ считали, что уж все у Пеньковского шло гладко. Сомнения автора в отношении «дела» еще более усилились после выступления по телевидению Владимира Семичастного, возглавлявшего КГБ в те времена. Имея подозрения в отношении Пеньковского, КГБ почему-то оставил его в покое чуть ли не на целый год.

Еще больше убедили в вероятности существования версии автора исследования серьезного знатока шпионских дел Филиппа Найтли, ставшего известным у нас после опубликования биографии Кима Филби. Именно ему (Найтли) супершпион-разведчик в пользу СССР в 30—60-х годах доверил свою тайную судьбу.

Когда планы превентивного ядерного удара уже созрели у американцев, спасти мир и Советский Союз могли только адекватные меры с советской стороны. Информация, а точнее дезинформация Пеньковского, должна была стать частью такой задумки Кремля по предотвращению третьей мировой войны. Другой частью было появление советских ракет на Кубе. «Помощь» Пеньковского в «обнаружении» ракетных позиций на Острове свободы только придала вес его дезинформационным действиям в работе с СИС и ЦРУ

По ведь операция «Анадырь» — это скрытные действия по завозу ракет на Кубу. Вспомните пожелание Хрущева: «Поставить Америку перед фактом появления ракет на Кубе!» «Супершпион» Пеньковский с его-то разведвозможностями об операции «Анадырь» своим кураторам из западных разведок не сообщил?!

В «Энциклопедии шпионажа» раскрываются обстоятельства появления на Западе книги «Записки Пеньковского». Уже тогда было легко причислить этот опус к публикациям с окраской «черной пропаганды». Цель ЦРУ была шокировать Запад агрессивными замыслами советской стороны. Конечно, в книге был затронут вопрос противостояния между Востоком и Западом. «Энциклопедия» так повествует о «ракетной теме»: «Есть там и строки Пеньковского («подредактированные» в ЦРУ. — Примеч. авт.), посвященные так называемому ракетному отставанию». И далее приводятся соображения, якобы высказанные Пеньковским:

«Хрущев часто хвастается советскими ракетами и всячески пропагандирует их. Зачатую новая модель еще только находится в стадии испытания (которые, кстати, могут завершится неудачей), а он уже тут как тут и кричит на весь мир о новом “достижении” советского военного ракетостроения!

Общее стремление Хрущева и Политбюро ЦК заключается в том, чтобы любыми способами неустанно демонстрировать всем советское превосходство в ядерной области: запуском новых спутников, проведением очередных ядерных взрывов и так далее».

Вот таким образом Пеньковский — двойной агент «убаюкивал подозрения Запада», как отмечал британский контрразведчик Питер Райт, в отношении «ракетного отставания советской стороны» на тот период.

Есть и другой аргумент в части возможностей Пеньковского. Англичане знали, что Пеньковского подозревают в КГБ. Однако для СИС работа с ним была единственным оправданием в серии провалов на фронте разведывательной борьбы с СССР. Доведя до ареста своего агента Пеньковского, СИС, да и ЦРУ подтвердили версию о значимости своих разведок в политических делах Великобритании и США. «Честь мундира» — не это ли было использовано в основе советской акции по дезинформации противника?

Упреки в адрес связника Пеньковского, бизнесмена Винна, несостоятельны. Их встречи не носили конспиративного характера: виделись они открыто, в людных местах — у памятников Маяковскому и Карлу Марксу, у подъезда гостиницы «Пекин». Автору, проработавшему около двадцати лет «под крышей» Внешторга, это понятно. Он проводил десятки встреч со многими иностранцами, в том числе и с носителями секретной информации, в Союзе и за рубежом. И только в крайнем случае стал бы использовать тайники в чужой стране, имея хорошо легендированные контакты по линии Внешторга. У Пеньковского такие контакты были по линии ГК КИПР.

Многое говорит о том, что Пеньковский сознательно вывел спецслужбы Запада на тайники и свои моментальные встречи. Эти операции по связи «нужны» были нашей госбезопасности для легализации факта его работы в качестве агента с западными спецслужбами и документального подтверждения характера передаваемой якобы секретной информации. Газетная шумиха, суд и приговор только подтвердили блеф о достоверности всех передаваемых Пеньковским на Запад сведений.

«В отличие от фигурантов других операций советской разведки, когда использовались игры с дезинформацией, Олег Пеньковский не появится через сорок и более лет в ореоле героя своей Родины. Разве что в мемуарах участников этой операции…» — такой пессимистической нотой заканчивалась небольшая глава о Пеньковском в книге автора «Операция “Турнир”».

Еще одна загвоздка в «деле». Она не дает покоя автору и по сей день. Еще в Англии мой коллега по НТР пригласил меня на кружку пива. Повод был, нам обоим присвоили очередное воинское звание: ему — капитана, а мне — капитан-лейтенанта.

Я спросил коллегу о возможной встрече с руководителем НТР в Лондоне. И вот какой ответ я получил:

— Сейчас руководству всей пашей «точки» не до тебя и до всех нас. В городе проводится какая-то серьезная операция… В гостинице проходят встречи с кем-то из спецслужбы англичан…

Расспрашивать было не в обычаях разведчиков. Но этот момент и через десятки лет беспокоит меня: а не были это встречи Пеньковского с «коллегами» из СИС и ЦРУ? И возможно, резидентура участвовала в их обеспечении. По времени все совпадает: и моя беседа с коллегой за кружкой пива, и работа Пеньковского с западными спецслужбами… Совпадение? Ответа нет. Может быть, ответ в архивах? Но в годы правления Хрущева из архивов КГБ исчезло множество дел или была ревизия их содержания. Кто знает…

Ранее уже было упомянуто о Бюро по дезинформации, действовавшем в 20-х годах. Тогда документальные следы многих острых акций тайного влияния в оперативных делах фактически отсутствовали. Таково было правило работы тех лет в органах госбезопасности с операциями по дезинформации. А «дело Пеньковского» несомненно имеет более широкий масштаб, чем рядовая акция только органов госбезопасности. Тем более что последствия ее актуальны и по сей день.

Но вот еще один парадокс. Высшее руководство страны всегда очень заботилось о «лице государства» на фоне всего мира, в любых областях, начиная со спорта и балета. Но тогда почему оно позволило, чтобы в процессе разоблачения и суда над Пеньковским был вылит «на голову страны» огромный ушат грязи — шпион среди нас? Да еще и с выходом на верхи! Почему? Ведь к имиджу у государства отношение было весьма болезненным.

Как бы ни осторожен был автор в оценках действий советской стороны в отношении Пеньковского, но время диктовало свою логику в развитии событий. Представляется, что Пеньковский, пройдя все круги ада в образе предателя — разоблачение, суд и приговор, — мог быть действительно расстрелян, чтобы скрыть лет на пятьдесят далекоидущую акцию в отношениях СССР с США. Если, конечно, Пеньковский был все же предателем, но на определенном этапе, будучи разоблачен, стал сотрудничать с органами госбезопасности.

Итак, в 1997 году рукопись книги «Операция “Турнир”» с главой о Пеньковском была опубликована и зажила самостоятельной жизнью. Конечно, с ней ознакомились компетентные люди из Пресс-бюро службы разведки и с их подачи — в самой штаб-квартире разведки. Были незначительные замечания, но только не в отношении главы «Пеньковский». Даже намеком никто не подверг сомнению гипотезу о его участии в важной государственной акции.

Что говорить, такой подход именно к этой главе автора как бы окрылил. Представлялось: возможно, автор стоит на верном пути и находится в нескольких шагах от раскрытия одной из загадок борьбы на «тайном фронте» в XX столетии.

А так как не в характере автора было сидеть сложа руки, то он стал искать пути «публичного» изложения своей версии, в первую очередь среди профессионалов — специалистов по тайным операциям. И не прошло и полугода, как случай представился.

Готовилась практическая конференция по истории операций тайного влияния, и один из последних пунктов в перечне тем гласил: «Реалии и мифы акций». Такая тема была равносильна бальзаму на душу автора, и он ее «застолбил». Более того, пошел дальше: в своем выступлении во главу угла поставил мастерство разведывательных операций, обобщив открытые материалы по нескольким значимым акциям тайного влияния.

Вот как автор вспоминает свое вступление на конференции:

«Мое 20-минутное выступление на фоне анализа пяти операций легализовало версию с “делом Пеньковского”. Результат? Ни да ни нет. Правда, я тешил себя надеждой, что сказанное мною требует осмысления. Но оппоненты так и не появились, хотя интерес к постановке проблемы был.

Лишь однажды, в перерыве, ко мне подошел ветеран разведки и выразил кое в чем сомнение:

— Вы рискованно перебрасываете мостик между операцией “Снег” и “делом Пеньковского”.

— В чем же риск? — попытался уточнить я, рассчитывая слышать веские аргументы.

— Ну, во-первых, операции “Снег”, как таковой, не было…

Я терпеливо слушал. “Терпеливо” — потому что не было оснований не доверять одному из патриархов советской разведки — генерал-лейтенанту Павлову, человеку весьма авторитетному в наших специфических делах. Но были и другие причины, и я прервал собеседника.

— Значит, генерал Павлов сознательно вводит в заблуждение всех нас… и общественность, на него это не похоже. Не правда ли?

Собеседник мягко возразил:

— Но как мог Павлов беседовать о столь важном деле, если даже не знал английского?

— Ну а если он ему не был нужен? — возразил я.

— Как так? — удивился коллега на два воинских звания выше, чем я — капитан первого ранга.

— Павлов шел наверняка к нашему человеку — ценному источнику, а не к сочувствующему нам американцу, как говорится в книге Виталия Павлова “Операция “Снег”… Либо вообще к русскому, внедренному в США еще с 20-х годов… Например, на волне эмиграции через Дальний Восток, как это сделал герой фильма “Семнадцать мгновений весны”… — убежденно говорил я.

— Но мы не подтверждаем факта нашего участия в подготовке меморандума американцев в адрес японцев! — настаивал коллега, явно давя на меня своим ветеранским авторитетом.

Я развел руками, давая понять, что в этой ситуации нужно было бы отделить “мух” от “котлет” — политику от реалий. Мы явно понимали друг друга, но оба не хотели подвергать сомнению и тем более опровергать официальную точку зрения на операцию “Снег”.

Точка зрения была высказана уже в “капитализируемой” России, и после событий 90-х годов шло очередное одностороннее “братание” с американцами. А подоплека всего этого была в том, что акция в определенной степени сыграла роль в ускорении трагедии Пёрл-Харбора — это в отношении американцев. И именно этот печальный факт сыграл решающую роль в создании условий для отказа японцев открыть дальневосточный фронт — это в отношении советской стороны.

А пока я возразил.

— Хорошо, — пошел я на компромисс, — операция “Снег” не имела места… по названию. В этом вы правы: название ее Павлов придумал, лишь когда готовил рукопись своей книги. Но в чем риск в отношении “дела Пеньковского”?

И тут коллега обезоруживающе просто изрек:

— Раз не было операции “Снег”, значит, и “дела” с нашей точки зрения не было. Предатель или не предатель — это домыслы…

Собеседник меня достал своей логикой, прямой, как телеграфный столб, который гудит, но никакой информации не передает. И я начал чуть-чуть “закипать”.

— Из политических соображений наша сторона — служба и страна в целом — изложенные Павловым факты отрицает. Может быть, и в случае… с “делом” что-то от политики. В основе раскрытия этой акции сверх важного стратегического звучания лежит нежелание признаваться в таком явлении, как блеф на многих уровнях: партии, власти, спецслужбы… Как выдумаете?

Коллега даже руки поднял в знак протеста, но я был неумолим и продолжал:

— …может быть, парня расстреляли… для большего придания веса делу?

Так, еще в год выхода моей книги я пытался привнести в души моих коллег смятение. А ведь это были сотрудники элитного подразделения разведки — службы тайных операций. В моем выступлении “дело”, казалось бы, стояло обособленно, но все же было в одном ряду такими операциями, как “Заговор послов”, “Трест”, “Снег”, “Монастырь” и одной операцией из 60—70-х годов — “Турнир”.

…Чтобы выстроить логическую цепочку в рассуждениях автора, он выступил не просто по «делу», а провел краткий сравнительный анализ шести указанных операций. Причем по критериям: предвидение и упреждение замыслов противника с последующим противодействием ему с целью дезорганизации его работы против советской стороны.

В этой цепочке умозаключений «дело Пеньковского» выглядело уже в ином свете. Однако чтобы понять, в чем была суть версии с ее аргументами и доказательствами, следует ознакомиться с анализом по всем шести акциям — ярко выраженными примерами мастерства советской внешней разведки.

Может показаться, что следующий раздел главы похож на всплеск «эмоций» по «делу Пеньковского». Правда, по широкому спектру вопросов. Делается попытка опираться в оценках на факты с точки зрения, как говорят в криминалистике, «достаточности доказательной базы». В этих рассуждениях имеются посылки, которые в дальнейшем будут осмыслены с помощью, как писал Юлиан Семенов в одной из своих книг, «железной логики шахматного игрока».

По крайней мере, так это далее будет представлено.

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ И ФАКТОР ВРЕМЕНИ

Рассказывая о приемах мастерстве разведки, рассматривались операции 20—70-х. Теперь о них следует напомнить с оценкой под иным углом зрения.

Яркой, одной из первых акций тайного влияния госбезопасности явилась в 1918 году операция по вскрытию заговора англо-франко-американской коалиции против молодой Советской республики с целью свержения большевистского правительства.

В операции «Заговор послов» чекисты через «доверенное лицо» британского посла-разведчика Локкарта установили связь с якобы антисоветски настроенными латышскими стрелками, охранявшими Кремль, и «договорились» о ликвидации советского правительства.

Впервые факт подставы в «деле Локкарта», кадрового сотрудника ВЧК, был предан гласности лишь спустя сорок восемь лет; В качестве подставы под именем Шмидхена выступал чекист Ян Буйкис. За четыре месяца чекисту удалось войти в доверие к военной организации бывших царских офицеров и затем к британскому послу; выявить планы Великобритании, Франции и США по организации переворота в стране и физическому устранению советского правительства. В результате удалось сорвать скоординированное выступление контрреволюции.

Что общего с «делом Пеньковского» в этой операции? Подстава, целью которой было проникновение в планы, а средство — чекист с отлично отработанной легендой. Эта операция стала своеобразным эталоном для других операций советской госбезопасности на долгие годы потому, что в ней, как в капле воды, отражаются главные составляющие успеха — предвидение и упреждение действий противника.

В свете рабочей гипотезы «дело Пеньковского» не будет понято еще без одного примера. Речь идет об операции «Трест». Крупномасштабная и долговременная операция по проникновению в белоэмигрантские зарубежные военизированные организации сорвала их попытки террористической и диверсионной работы на территории страны в 20-х годах. Более того, их удалось дезорганизовать путем дискредитации перед правительствами государств — противников Страны Советов. После завершения операции все эти антисоветские организации в глазах Запада стали считаться контактирующими с советской госбезопасностью.

Операция «Трест» стала дезорганизующим фактором, и в работе СИС — ее активный разведчик Сидней Рейли (носитель далекоидущих планов британской разведки в отношении Советской России) был выведен в нашу страну и обезврежен. Характерным было то, что акция по выводу Рейли предусматривала якобы его гибель при переходе границы, а также имитацию суда с последующим «расстрелом» «пособника» английского шпиона — командира пограничного отряда Тойво Вяха. Правда о роли пограничника в «деле Рейли» стала известна лишь в конце 60-х годов.

Итак, снова подстава и снова раскрытие обстоятельств легендированной операции через десятки лет.

В преддверии нападения фашистской Германии на СССР традиция советской разведки — масштабное влияние на ход международных событий в интересах государства — была продолжена.

Примером этого может служить разведработа госбезопасности в отношении союзников Германии по оси Берлин — Рим — Токио, в частности Японии. До войны и во время ее внешняя разведка активно занималась ликвидацией угрозы открытия реальных фронтов прогермански настроенными правительствами в так называемых нейтральных стран: на Кавказе — Турция и Иран, в Средней Азии — Афганистан, на Дальнем Востоке — Япония.

Борьба США и Японии за влияние в регионе Юго-Восточной Азии должна была закончиться конфронтацией военного характера. Наша разведка ускорила ход событий в интересах СССР.

В основе проведения операции «Снег» указанные противоречия учитывались, как и наличие реальных возможностей у нашей разведке в среде влиятельных чиновников американского правительства, которые могли бы действовать против Японии, но по просьбе советской стороны (легендированный подход).

В ответ на меморандум американцев нападение японцев на военную гавань США в Пёрл-Харборе в начале декабря 1941 года похоронило надежды Германии на открытие советско-японского фронта. И дивизии с ДВК определили решительное поражение немцев под Москвой.

Эта акция, дезорганизовавшая планы японцев, стал известна лишь в конце 90-х годов.

Трагический период в жизни нашей страны — Великая Отечественная война, — казалось бы, не очень связана с «делом Пеньковского». Но масштабность акции из времен войны и ее долгосрочность (1941–1945) говорили сами за себя, причем в пользу иллюстрации по «делу».

Война внесла коррективы в работу нашей разведки. Особенно по направлениям работы. Был широко использован опыт гражданских войн в России и Испании с целью развертывания хорошо организованной разведывательно-диверсионной работы, подпольного и партизанского движений в тылу гитлеровских войск на оккупированной советской территории.

Проникновение нашей разведки в разведывательные и контрразведывательные органы Германии и других государств — участников Второй мировой войны носило всеобъемлющий характер. На этом поприще подчас решались уникальные задачи по внедрению чекистов-разведчиков и агентов в среду спецслужб противника либо временного союзника.

На фоне повседневной работы нашей разведки дезинформация противника носила разносторонний характер — от введения в заблуждение об истинных задачах советских войск в прифронтовой полосе до крупномасштабных игр военно-стратегического характера.

В частности, речь идет о такой игре между советской разведкой по заданию Генштаба РККА и абвером — военной разведкой и контрразведкой вермахта. И снова — легендирование как залог успеха в длительном «сотрудничестве» со спецслужбой противника.

Легенда нашего Гейне и их Макса предусматривала доверие со стороны германской разведки к «беглецу из России», но с хорошей антисоветской биографией и родословной за целое столетие. Как и в случае с Пеньковским, доминирующее значение для начала работы с новым агентом имела родословная, а затем — информация (точнее, дезинформация) захватывающего дух значения. Вот в чем был успех радиоигры «Монастырь» и в последующем «Березино». Широко известно об этих операция стало только в 90-х годах.

В послевоенные годы наша разведка смогла проникнуть в спецслужбы фактически всех стран Запада и в центры идеологических диверсий: радиостанции «Свобода», «Свободная Европа», Народно-трудовой союз (НТС), Организация украинских националистов (ОУН) и др. Причем все с той же целью — дезорганизация работы.

Операция «Турнир», в которой автор принимал непосредственное участие, — это проникновение в агентурную сеть канадской спецслужбы. В процессе ее проведения был пассивный период, предшествовавший операции, когда разведчик только фиксировал интерес канадцев к себе, а затем — его согласие на «сотрудничество» при условии работы только на территории западных стран, а не в СССР.

Как и в «деле Пеньковского», операция «Турнир» опиралась на предвидение ситуации и упреждение действий противника. Разведчик выступал в следующих качествах: информатор — в интересах нашей разведки о приемах и способах работы канадцев; дезинформатор — в области экономических отношений советской стороны с Западом; провокатор — сбор сведений для последующей компрометации канадских сотрудников и дискредитации их службы в целом в глазах общества и собственного правительства. Факт подставы был оглашен в середине 90-х годов.

Была достигнута цель дезорганизации коллектива сотрудников контрразведки — Канадской королевской конной полиции, — занятой работой против граждан советской колонии в Стране кленового листа.

ПРЕДВИДЕНИЕ И УПРЕЖДЕНИЕ — УСПЕХ «ДЕЛА»

При организации подстав в 20—70-х годах наша разведка проводила легендирование различных сторон операций на высоком уровне, особенно при подборе и подготовке на эту роль чекистов-разведчиков либо агентов органов госбезопасности. Главным «инструментарием» в таких акциях были следующие особенности.

В операции «Заговор послов» — это предвидение устремлений Запада участвовать в свержении советской власти. Такая же тенденция отмечалась в действиях зарубежных эмигрантских центров (операция «Трест»), В операции «Снег» — предвидение нарастания противоречий в американо-японских отношениях и ускорение их развития до военного конфликта.

В операции «Монастырь» предвидение органов госбезопасности заключалось в упреждении действий германской разведки, которая должна была искать опору в антибольшевистских кругах населения, особенно в среде бывших состоятельных сословий.

Упреждающий характер операции «Турнир» заключался в действиях нашей разведки по пресечению работы канадской контрразведки против советской граждан путем контроля канала создания агентурной сети в среде советской колонии в этой стране.

И вот к каким выводам автор пришел после анализа пяти акций: и предвидение и упреждение действий противника были направлены для решения сверхзадачи — дезорганизации его планов в отношении советского государства на международной арене. Без такого резюме невозможно рассматривать версию: «дело Пеньковского» как дезорганизующая работа против Запада. Цепочка умозаключений о работе госбезопасности в приведенных выше операциях выстраивалась для того, чтобы по аналогии «вписать» «дело» в этот ряд.

И все же даже на этом фоне «дело Пеньковского» выглядит весьма проблематично, хотя уже несколько десятилетий находится в пристальном поле зрения западных и наших специалистов по разведке, и, в частности, по ее тайным акциям и дезинформации. С точки зрения объективной оценки анализ «дела» как явления в работе госбезопасности страны все еще требует переосмысления и дополнительных выводов. Причем все по тем же критериям: с позиции наступательности акций тайного влияния, их упреждающего характера с опорой на предвидение действий противника.

Еще во время работы британской и американской разведок с Пеньковским в среде компетентных сотрудников этих спецслужб высказывались (и аргументировались) предположения, что агент Алекс (кличка Пеньковского у западных спецслужб) является искусной подставой русских. И по сей день мнения специалистов сходятся в том, что заявитель Пеньковский — это акция, спланированная в недрах госбезопасности Страны Советов.

В частности, об этом говорил весьма серьезный «эксперт шпионских дел» Филипп Найтли в своей книге «Вторая древнейшая профессия». Эту же версию по «делу» рассматривал Джеральд Шектер, известный журналист и аналитик в области американосоветских отношений и автор пяти книг по советской тематике, в которых видное место занимает рассмотрение «дела Пеньковского». Питер Райт, английский контрразведчик из СИС во времена «дела», за сомнения в успехах коллег в «деле» подвергался в стране «самой старой буржуазной демократии» серьезным нападкам, вплоть до попыток запретить публикацию его версии.

Если судить по конечному результату, то «дело Пеньковского» — его разоблачение и публичное разбирательство в суде, даже смертный приговор, — усилило позицию советского правительства по нескольким военно-политическим аспектам.

Первый аспект — компромиссное решение между СССР и США в отношении Кубы (вывод советских ракет с острова в обмен на ликвидацию угрозы военного вторжения на Остров свободы). Выигрыш СССР заключается в том, что в «подбрюшье» Соединенных Штатов и рядом с их заповедной зоной — регионом традиционного экономического влияния, остался оплот коммунизма — Куба.

Второй аспект — советский ракетно-ядерный потенциал на ближайшее время представляет реальную угрозу, с которой следует считаться (занижение показателей подтвердила, а глубокое отставание по межконтинентальным ракетам опровергла «информация» Алекса). Нашей стороной было выиграно время для создания «ракетно-ядерного щита» с использованием межконтинентальных баллистических ракет.

Наибольшую безоговорочность в предательстве Пеньковского вызывают сведения, которые он передавал на Запад. Однако более глубокий анализ их содержания говорит, что эти сведения были мало эффективны. Они, в частности, подтверждали уже известные данные — о ракетах на Кубе или о размещении некоторых баллистических ракет в СССР, обнаруженных американским спутником-шпионом. Разница в информации в несколько дней поднимала престиж агента и усиливала доверие к его информации. Это была тонкая дезинформационная работа.

Известно, что практика маскировки в нашей армии (у нас были даже специальные войска) в год Карибского кризиса была на высоком уровне. Снимки наших ракетных позиций, сделанные с самолета-шпиона У-2, выглядели навязчивой демонстрацией, составной частью «блефа» — «мы тайно завезли ракеты, и вот они здесь — давайте торговаться…» Эти позиции были показаны с намеренно демаскирующей целью. Зачем?

Снимки и «информация» Пеньковского выполнили свое назначение — доверие спецслужб Запада к агенту возросло, и Пеньковский выиграл в глазах западных спецслужб как дезинформатор.

Следующий аспект — проникновение в планы противника. Пеньковский многократно (шесть раз) возвращался в беседах с «коллегами» из СИС и ЦРУ к одной и той же идее — «дайте мне портативный ядерный заряд для уничтожения важных стратегических объектов в Москве».

Но именно в это время нашими военными конструкторами боеприпасов велись работы по поиску возможностей создания малых атомных зарядов — мин, торпед, снарядов (об этом автор знал не понаслышке, а как инженер морской артиллерии и по боеприпасам). В этой связи упреждающая практика работы госбезопасности страны должна была предусмотреть возможность провокации с «ядерными зарядами» на территории СССР, если таковыми противник располагал.

В этом случае Пеньковский выступал нашим информатором об интересах Запада, потому что советская сторона знала о зловещих американских планах, предусматривающих упреждающий ядерный удар по Советскому Союзу.

И наконец, еще один аспект. Связь с Алексом на территории Союза была организована западными спецслужбами с вопиющей безграмотностью, граничащей с пренебрежением к безопасности работы со своим агентом. А ведь Пеньковский был профессионалом — военным разведчиком ГРУ. И при этом с точки зрения подставы он мог выступать как компрометирующее западные спецслужбы лицо, ибо последующая демонстрация на суде его операций по связи на примере с Винном показала глубочайший непрофессионализм тех, кто его курировал со стороны англичан и американцев. Но этого не должно (и не могло) быть! И потому напрашиваются два вывода: Пеньковский в «играх в разведку» с Винном задался целью задокументировать якобы их «конспиративные» отношения, а Запад в подобной ситуации на грани провала «списывал» агента со счетов для придания еще большего веса ему в глазах своих правительств как ценного источника информации в СССР.

И все же главное, на что следует обратить пристальное внимание: близость «дела Пеньковского» к событиям, связанным с Карибским кризисом, и совпадения интересов Советов в двух плоскостях стратегического масштаба — кубинская проблема и «ракетно-ядерный» щит страны.

К вопросу о недоверие к работе Алекса. И с нашей стороны и со стороны западных критиков действий кураторов Пеньковского оно главным образом было вызвано тем, что в 1958 году новым руководителем КГБ А.Н. Шелепиным было дано указание: изменить методы работы против Запада с акцентом на активную наступательную стратегию. При этом он ссылался на положительный опыт органов госбезопасности в 20—30-х годах и позднее, в военные годы. В 1959 году предатель — сотрудник КГБ Голицын сообщил ЦРУ о намерении советской госбезопасности провести значительную акцию тайного влияния. Он сообщил о якобы уже начале разработки операции по дезинформации Запада с участием ГРУ.

С точки зрения объективности оценки намерений Алекса в работе с СИС и ЦРУ в его биографии была Турция, где он «наследил» и как разведчик, и как человек с отрицательными чертами характера. «Турецкий период» в оперативной жизни Пеньковского поддавался проверке. Как тут не вспомнить появление в Европе в 1921 году эмиссаров легендированной организации МОЦР (операция «Трест») или в 1941 году эмиссара в абвере от организации «Престол» (операция «Монастырь»)?!

Советская сторона учитывала факт подмоченной репутации СИС, которая пострадала после провалов с военно-морским атташе Весселом, нашим нелегалом Беном-Лонсдейлом-Молодым, Маклипом и Берджессом из «Кембриджской пятерки» или Джорджом Блейком. СИС стремилась реабилитировать себя в глазах своего правительства, союзников по разведывательному сообществу в НАТО и перед налогоплательщиками. Наша разведка «помогла» им в «деле» с Пеньковским.

Анализ «дела» говорит о том, что к моменту появления перед западными спецслужбами Пеньковского-заявителя для советской госбезопасности необходимы были условия — фон для начала крупномасштабной акции по дезинформации стратегического значения.

Итогом усилий КГБ — ГРУ могло стать следующее. Если с самого начала у Пеньковского была роль подставы-дезинформатора, то ответ следует искать в области политики двух великих держав, проводимой в отношении Кубы, и в вопросах, связанных с проблемой контроля за вооружением.

В начале 60-х годов Советский Союз имел две большие стратегические задачи: сохранить режим Ф. Кастро на Кубе (американцы делали все возможное, чтобы его свергнуть путем переворота, и готовили мощное вторжение); разработать и увеличить выпуск межконтинентальных баллистических ракет, не вызывая подозрений Запада. При этом СССР всячески старался убедить Запад в своем отставании от США в этой области.

Подозрения о том, что Пеньковский являлся частью операции по дезинформации Запада (сведения Голицына), аргументировал еще британский контрразведчик Питер Райт. Твердо не веря в честность Алекса, он говорил: Пеньковский пришел в американское посольство как заявитель, и беседа с ним проходила под подслушивающей техникой русских.

Это был ответ на вопрос: Пеньковский завербовался. Райт сомневался в разведывательной информации Алекса — слишком широкие возможности и факт передачи подлинных секретных материалов. Часть этой информации содержала сведения об известных Западу советских разведчиках, а значит, не наносила ущерба нашей стране.

Справка. В ГРУ чуть ранее Пеньковского был предатель Петр Попов, и его информация, переданная на Запад, работала на Пеньковского — Алекс был «свободен» в передаче сведений своим «коллегам» из СИС и ЦРУ.

Автору, как бывшему контрразведчику и профессиональному сотруднику госбезопасности, близка и понятна позиция Райта, касающаяся получения Пеньковским информации (добыча): весьма странное пренебрежение профессионала личной безопасностью и факт массовой утечки секретных сведений в условиях жесткого контрразведывательного режима в СССР. Такой массовый отток информации говорит о том, что к ее «утечке» приложили руку органы.

Что же могло произойти в «деле Пеньковского»? Есть несколько вариантов ответа на эти вопросы.

Вариант 1. Пеньковский — предатель: разоблачен, судим, расстрелян. Сам факт его судебного разбирательства работает на схему «Куба — программа МБР».

Вариант 2. Пеньковский — предатель: разоблачен, сотрудничал с органами госбезопасности против западных спецслужб, судим, все же (якобы) расстрелян. Судебное разбирательство построено с учетом дезинформации Запада в отношении схемы «Куба — программа МБР».

Вариант 3. Пеньковский — не предатель: «разоблачен», «судим», «расстрелян». «Достоверность» переданных на Запад сведений подтверждается фактами «разбирательства», «осуждения», «расстрела».

То есть проводится акция по типу классической операции «Трест» по активной дезинформации и дезорганизации усилий Запада.

По любому из этих вариантов и КГБ и ГРУ ГШ МО решали задачу стратегического значения по дезорганизации внешнеполитических усилий Великобритании и США путем дезориентации их в истинных целях Советского Союза относительно Кубы и программы МБР.

Вот к каким выводам удалось прийти после многочисленных сопоставлений фактов. А поднимался автор к этим выводам по ступенькам-акциям «Заговор послов», «Трест», «Снег», «Монастырь» и особенно понятной ему — операции «Турнир».

* * *

Следующий вопрос вытекает из всего вышесказанного: почему «дело Пеньковского» не раскрыто до сих пор? Тем более если правилен вариант 3 (не предатель). Однако вспомним: Буйкис-Шмидехен «судим», дело раскрыто через 48 лет; Тойво Вяха — «судим», «расстрелян», дело раскрыто через 38 лет; операция «Снег» предана гласности почти через 50 лет и операция «Монастырь» через четыре десятка лет.

«Дело Пеньковского» — щепетильное. Если считать, что сработал вариант 2 (предал, но после разоблачения пошел на контакт с властью), то его могли действительно расстрелять, несмотря на сотрудничество с органами в процессе следствия и разбирательства в суде.

Справка. Пример «с расстрелом» следующей. В 1954 году ЦРУ заслало в Советский Союз четырех шпионов — русских военнопленных-невозвращенцев. О них стало известно нашим органам от источника в НТС. После задержания шпионам было обещано помилование в обмен на сотрудничество с госбезопасностью и судом. Однако по личному указанию главы государства Хрущева их все же расстреляли. Зачем? «Чтобы Западу было неповадно…»

Не исключено, что в случае с «делом» приговор мог быть приведен в исполнение в связи с важностью дезинформационной акции стратегического значения, составной частью которой был Алекс (вариант 2). Тогда и суд и приговор работали на акцию.

Следует отметить, что факты принесения в жертву фигурантов или людей в крупных акциях не нов. Во время Странной войны (1939–1940) Англии и Франции с Германией У. Черчилль принес в жертву город Ковентри, скрыв сведения о подготовке бомбардировки города. Цель — не раскрыть факт дешифровки англичанами немецких шифркодов.

Считают, что американский президент Рузвельт скрыл ставшие ему известными сведения о подготовке нападения японцев на Пёрл-Харбор, вызвав таким образом национальный подъем в душах американцев и облегчив вступление США в войну на стороне антигитлеровский коалиции.

Итак, рассмотрен характер акций тайного влияния в процессе проведения пяти операций для выявления их общности с «делом Пеньковского». Кроме упреждения и предвидения действий противника, у этих акций с «делом» есть еще один общий момент: все они «страдают» целесообразностью появления по месту и времени в период противостояния (причем острого) советской и западной сторон.

Общий вывод: вдело Пеньковского» согласно выдвинутой рабочей гипотезе вписывается в ряд акций тайного влияния советской госбезопасности 20—70-х годов.

Сформулированный еще древними «постулат разумности»: цель — средство — результат — ив случае с «делом» достаточно убедительно констатирует свою логическую законченность.

Цель — заставить американскую сторону оставить Кубу в покое на бессрочное время; средство — дезинформация о МБР, качество которых якобы оставляет желает лучшего, но все же опасно для США; результат — по завершении Карибского кризиса американское руководство вынуждено считаться с фактом, что Советский Союз является великой ядерной державой.

Естественен вопрос: а 5000 листов фотодокументов и устные сообщения, переданные Пеньковским на Запад? Но известно, что в процессе проведения дезинформационных акций масштабного характера приходится жертвовать кое-какими секретами второстепенного значения. Однако «его» тысячи документов — это так называемый «информационный бум», то есть фон, создаваемый для иллюзии «эффекта доверия» к источнику информации. А «шуметь» Пеньковский мог достаточно, ибо перед его «переходом» в стан западных спецслужб был разоблачен сотрудник ГРУ Петр Попов, а по линии ГК КНИР также ушел на Запад его «чистый» сотрудник.

Именно такой «информационный шум» (заинтересовавший американцев) позволил Пеньковскому выйти на американскую службу после его контактов с англичанами (ранее, еще в 20-х годах, были аналогичные «шумы» со сведениями об РККА, которые засекли эстонские спецслужбы в письме от МОЦР в РОВС — речь идет об операция «Трест»).

Итак, трактовка этого «дела»: Пеньковский — дезинформатор Запада, то есть подстава советской стороны.

ПОДСТАВА?!! И ВСЕ ЖЕ — ПОДСТАВА!!!

Прежде чем продолжить отстаивать позицию по «делу Пеньковского», хотелось бы привести некоторые аргументы в пользу версии: Пеньковский — не предатель. И автор решился вынести свое суждение на суд читателей. Обстоятельства подтолкнули его к такому рискованному шагу.

Однажды из Пресс-бюро службы разведки автору позвонил знакомый сотрудник, большой его доброжелатель еще со времени подготовки к изданию книги «Операции ‘Турнир”». Вот как автор вспоминает этот случай:

«— Тут журналист из еженедельника “Век” хотел с тобой переговорить. Говорит, что ты его знаешь… Так как? Давать ему “добро” на интервью?

— Конечно, особенно если я его знаю… Действуй…

Так в моей квартире снова появился Николай Николаевич Поросков, до недавнего времени один из опытнейших сотрудников газеты “Красная Звезда”. Это он доводил мою рукопись до 300 страниц, изрядно урезая милые моему сердцу куски. Но таково было требование издательства — и книга похудела почта вдвое. Знакомство принесло мне большую пользу, ибо в результате общения и работы над рукописью я почерпнул много полезного в часта “издательских секретов”.

Тогда мы впервые оговорили мою позицию по главе о “деле Пеньковского”. Ведь книга вышла в августе 1999 года, и внимание пишущей братии привлекла к себе глава о Пеньковском — размышления о “Феномене”, особенно мои сомнения в его искренности при работе с Западом. По этой причине состоялся разговор-интервью, то есть вопросы и ответы. Николай Николаевич задал первый вопрос:

— Вы в течение многих лет играли роль “московского агента” канадской контрразведки. Это привело к дезорганизации ее работы, стоило карьеры нескольким ее офицерам… Видимо, исходя из собственного опыта, вы и на историю Пеньковского смотрите не традиционно. Официальная фабула простая — предал, разоблачен, судим, расстрелян. А по-вашему, как вы упоминаете в недавно вышедшей своей книге, “подстава” КГБ?

— Если была “подстава”, то не Комитета и даже не органов госбезопасности, а всей страны — речь надо вести о возможном стратегическом замысле. Доказательств у меня нет, есть факты, которые имеют право на интерпретацию…

Николай Николаевич отлично подготовился и задал следующий вопрос:

— Если ваша версия верна, почему бы СВР — Службе внешней разведки — за давностью лет не сказать, как все было в действительности?

Тут следовало начать с событий 20-х годов.

— Опыт проведения масштабных игр у нашей разведки большой. 1918 год —“Заговор послов”, или “Заговор Локкарта”. Главный участник Ян Буйкис куда-то исчез и не присутствовал даже на суде. И только в 1973 году, через 55 лет, появилась книга под названием “Под именем Шмидхена”.

С 1921 по 1927 год велась масштабная операция ‘Трест”. Одно из действующих лиц — начальник погранзаставы Тойво Вяха, который держал канал связи через границу и перетащил на себе Сиднея Рейли, английского разведчика, был за содействие противнику судим и расстрелян. А в 1965 году, почти через 40 лет, он появился на экране телевизора под именем Петров, стал писать книги…

Об операции “Снег” 1940–1941 годов, нацеленной на ускорение столкновение интересов американцев и японцев на Дальнем Востоке, участник тех событий генерал Павлов упомянул лишь в середине 90-х годов.

Всю Великую Отечественную войну под непосредственным руководством Сталина шли операции “Монастырь”, а затем — “Березино”. Даже Жуков не был в курсе дела. И Шелленберг, и Гелен упоминают в своих книгах о немецкой операции. Но оба ушли из жизни в уверенности, что их операция была образцом проникновения германской разведки абвер в Генштаб Красной армии. Более того, Гелен после войны настаивал, чтобы американцы разыскали в Москве их Макса (нашего Гейне), который “работал” с немцами до мая 1945 года. И только в середине 90-х годов Павел Судоплатов эту историю предал гласности…

Николай Николаевич:

— Значит, время Пеньковского еще не пришло. Но что же он передал американцам и англичанам?

— Сведения о людях. Цифры гуляют разные: 200–300 чело-, век. Правда, они уже были известны американцам и англичанам. Передал около 5000 кадров фотопленки. За Пеньковским отмечено стремление дать максимум информации — это нехарактерно для перебежчиков. Он передал даже подлинные документы с грифом, что в условиях того времени — времени жесточайшего контрразведывательного режима в вопросе охраны секретных документов — абсолютно невозможно. И потом, если передал 5000 кадров, зачем рисковать с подлинниками?! Разве для того, чтобы показать: он имеет доступ к секретам! Для этого вполне сгодится.

— Через маршала Варенцова, который якобы помогал ему двигаться по служебной лестнице, он имел выход на высокие инстанции? — задал вопрос мой собеседник, имея в виду источников информации Пеньковского.

Здесь нужно было отвечать кратко, чтобы не утонуть в нюансах.

— И ЦРУ, и СИС стремились заполучить документальную информацию. Трепу, даже в высоких сферах, они вряд ли верили безоговорочно… Именно характер информации с точки зрения ее достоверности определяет оценку полезности агента… Наша сторона знала об этом.

Наконец, Николай Николаевич затронул мою любимую тему, на которую можно было говорить много. Можно было бы посвятить целую статью, но мне пришлось быть кратким.

— Как вы расцениваете готовность Пеньковского взорвать в центре Москвы ядерные портативные заряды, эдакие “миниатюрные бомбы”, которые парализовали бы управление боевыми действиями наших войск в случае войны?

— Его настойчивое желание заполучить в этом поддержку американцев и англичан говорит не против его, а наоборот И вот почему. Двойной агент, помимо прочего, ведет сбор сведений о намерениях противника, а также собирает данные для дискредитации или компрометации его. Замыслы американцев нам необходимо было знать. Теперь еще об одном факте: Пеньковский совершенно пренебрегал вопросами личной безопасности…

— Значит, Пеньковский рисковал неоднократно, спрашивая о «малых ядерных зарядах»? — уточнил Николай Николаевич.

— Да, — коротко ответил я и продолжил разговор о вопросах безопасности. — Профессионал не станет проводить тайниковые операции и “моменталки” в своей стране, тем более если это СССР. Он как заместитель начальника управления внешних сношений ГК КНИР мог каждый день принимать иностранцев. К этому времени у него уже был связной Винн. Настораживает обилие у него разведвозможностей, которых хватило бы на дюжину “пеньковских”.

Безопасность! Надо быть самоубийцей, чтобы, зная, как работает наша служба наружного наблюдения (буквально за несколько дней до этого она разоблачила подполковника из ГРУ Петра Попова), тем не менее пытаться установить контакт с американцами в районе Кремля. А ведь там каждый второй милиционер в то время был сотрудником госбезопасности. Зная, что и западная сторона боится провокации, он оставался настойчивым, даже навязчивым в поисках контактов.

— Ну и что же? Выводы? — заинтересованно спросил мой собеседник, с любопытством следя за моей эмоциональной тирадой.

— Выводы? Пожалуйста. Все эти “неправильности” делались им для того, чтобы задокументировать и придать гласности действия западных спецслужб, в частности скопрометировать американцев…

Николай Николаевич парировал:

— Та сторона, скорее всего, рассуждала так же. Почему все же клюнули на приманку?

Вопрос меня обрадовал. Тут было что ответить.

— В то время произошли крупные провалы в СИС и ЦРУ: ушли Маклин и Берджесс из «Кембриджской пятерки», скандал с министром обороны Великобритании Профьюмо; разоблачен Вессел — военно-морской атташе, передавший русским многие планы военных блоков по всему миру; ушел Блейк; англичане “накололись” с Лонсдейлом — нашим нелегалом Молодым. И СИС, и ЦРУ позарез нужен был успех, и они хотели зацепиться хотя бы за кого-нибудь. Наша спецслужба также догадывалась об этом их желании…

Справка. Небольшое отступление. Американская разведка относительно молодая. К моменту встречи с Пеньковским ей было менее двадцати лет. Фактически у нее не было опыта проведения масштабных операций. А в разведке важны три компонента: разведчики, агенты, операции. Причем во взаимосвязи. Это уже потом, с конца 60-х годов, ЦРУ развернуло тотальные тайные операции по всему миру… А ведь до па-чала 50-х годов американская разведка не имела ни одного агента на территории СССР. Первыми в ГРУ стали Попов и Пеньковский. И завалила она Пеньковского в силу своего непрофессионализма… Если он действительно был ее агентом! Более того, во что, правда, трудно поверить: «мертвый лев» для них был еще ценнее живого агента?!

Тем временем журналист лил воду на мельницу моей версии, спрашивая:

— Может быть, сыграл роль и турецкий период в жизни Пеньковского, когда он, будучи заместителем резидента ГРУ в этой стране, звонил в местную контрразведку и сообщал о планируемых операциях наших разведок?

— Да. Его действия в Турции наверняка проверялись сотрудниками СИС и ЦРУ. Они убедились: человек давно стремится к сотрудничеству с ними. Хотя он звонил якобы с другой целью — подсидеть своего начальника. Но это больше похоже на легенду объяснения контактов с турками.

Николай Николаевич перешел к следующему вопросу:

— Разве не убедительна основа его работы на Запад — ненависть к коммунизму, отец был белым офицером?.. Из-за отца, мол, Пеньковского задвигали по службе, и отсюда страсть к алкоголю и женщинам?

Вопрос был «хлебным», ибо мотивы его желания сотрудничать с Западом ярко определялись целым «букетом» причин. Я остановился на одной:

— В середине 70-х годов был случай, когда человек исключительно нужный разведке, волевой, прекрасно организованный и ценный руководитель, в возрасте 50 лет был уволен зато, что его отец был полицаем в годы войны. Этот разведчик был обвинен в неискренности, хотя не знал об отце практически ничего: тот бросил семью, когда сыну было три года. Пеньковского, зная его историю с отцом, КГБ никогда бы не выпустило за рубеж. Более того, даже не подпустило бы к иностранцам. Все это с точки зрения правил тех лет — большой “криминал” в биографии гражданина. За границей, по логике кадровиков, должны работать кристально чистые люди — по анкетным данным. Да, Пеньковского подталкивали влиятельные люди, но кадры не взяли бы на себя такую ответственность — я имею в виду историю отца Пеньковского. Заблуждений на этот счет не может быть. Все говорит о том, что Пеньковский работал под контролем (либо в контакте с КГБ). И тогда… история с отцом — это легенда.

Мне нужно было глубоко аргументировать свои сомнения в мотивах сотрудничества Пеньковского с англичанами и американцами. И я продолжал:

—.. человек, работавший по “делу Пеньковского”, рассказывал мне, что тот, вопреки имиджу бабника и пьяницы, таковым не был. В свое время Шульце-Бойзена из “Красной капеллы” тоже называли пьяницей, картежником и бабником. Потому что по тогдашним меркам агент советской разведки мог быть либо идейным сторонником, либо купленным за деньги. Из нашей резидентуры в Берлине об этом антифашисте писали так для того, чтобы заинтересовать Центр. У американцев большинство агентов были либо предателями, либо пойманными на компрматериалах. Пеньковский об этом знал и вместе с органами успешно подыгрывал.

Родная дочь Пеньковского после разоблачения отца работала у нас в КГБ, в информационной службе. И начальник контрразведывательного главка госбезопасности генерал Грибанов, и председатель КГБ Семичастный говорят, что помогали ей устроиться на работу в Комитет. Если только из альтруистических побуждений, то могли бы устроить ее куда-либо еще. Это могло случиться, если Пеньковский поставил такое условие… Органы все же не благотворительная организация!

Николай Николаевич подкинул новый вопрос:

— Может быть, дочь была принята на работу в органы с тем, чтобы добраться до банковского счета ее отца?.. Там было около миллиона долларов, и по западным законам она могла их получить.

— Трудно сказать… Но для этого не надо работать в Комитете госбезопасности, сотрудникам которого не дозволено бывать за рубежом. Проще выехать из-под «крыши» другого ведомства…

Николай Николаевич поставил вопрос ребром:

— А теперь о главном: для чего Пеньковского подставили?

Журналист дал мне сосредоточиться и перезарядил кассету магнитофона. Вопрос поставлен, но нужно прояснить ситуацию издалека».

Справка. В начале книги говорилось о планах США в отношении Советского Союза, которому американское правительство отказывало в нраве существования на Земле. Начиная с 1945 года в рамках директив Совета национальной безопасности США появилась целая серия решений, которые касались планов «как разделаться с СССР», причем политическими и военными средствами. Военные планы появлялись ежегодно — «Тоталити», «Чариотир» и его варианты — «Кагуил», «Даблетор» и др.

Сущность этих планов сводилась ко одному: ведение превентивной войны против СССР с применением атомного оружия — 180 бомб и, если капитуляции не будет, еще 200.

Конкретно: дьявольский план Пентагона «Троян» предусматривал нанесение атомных ударов по 70 целям. На секретных картах американских военных атомными мишенями стали Москва (8 бомб), Ленинград (7), Горький, Свердловск, Баку, Тбилиси…

«— Атомное нападение на Советский Союз должно было осуществиться 1 января 1950 года. Однако за несколько месяцев до рокового дня усилиями ученых и разведчиков была прервана монополия США на атомное оружие — в СССР прошло испытание первой отечественной атомной бомбы. Позднее мы взорвали еще более мощную атомную бомбу.

Но в конце 1949 года в Соединенных Штатах появился еще один план — “Дропшот”, содержание которого стало достоянием советской стороны сразу после его утверждения в Белом доме. В активе нашей разведки тогда были Ким Филби, Джордж Блейк, а позднее — Вессел, о котором военный министр Великобритании, узнав о его связях с советской разведкой, сказал: “У Британии теперь нет секретов!”

Конечно, Киму Филби, который к тому времени курировал молодое ЦРУ, было известно об этом зловещем плане с применением 300 атомных бомб и последующем наступлении на СССР 164 дивизий НАТО. Предусматривалась оккупация Советского Союза и раздел его на четыре зоны. Наша сторона знала, что “Дропшот” по своей злонамеренности превосходит гитлеровский план “Барбаросса”. Его реализация имела в виду завершение военных действий к 1957 году с окончательной оккупацией и разделом СССР к 1960 году…

— А Пеньковский? — спросил Николай Николаевич.

— …Поэтому представляется, что действия Пеньковского в Турции (контакты с американцами и турками, меркантильные дела, конфликты с коллегами) были частью плана по выходу на спецслужбы Запада. И после призыва председателя КГБ Шелепина к разработке масштабных акций тайного влияния по дезинформации Запада Пеньковский был задействован в такую акцию. Об этом говорят его настойчивые попытки установить контакты с ЦРУ, а затем с СИС, заворожить их своими разведвозможностями в Министерстве обороны.

К 1962 году в США созрел очередной план превентивного удара по Стране Советов. Кроме того, американцы планировали “сковырнуть” Кубу с ее просоветским Фиделем Кастро. Уже была подготовлена 500-тысячная группировка войск, со Средиземного моря пришел 6-й американский флот. А у нас к тому времени не был еще развернут “ядерный щит”. По данным ЦРУ, у СССР находилось на вооружении 400 ядерных боеголовок, и первый запущенный американский спутник-шпион обнаружил только 25 ракетных позиций — мы хотели создать настоящий “ядерный щит”, прикидываясь при этом слабаками. Что мы, собственно, и сделали — обычно мы догоняли американцев, а они двигались вперед…

Вот почему была важна информация Пеньковского, — завершил я столь длинный ответ на вопрос и добавил: — Это и сеть первая причина для подставы.

Следующую причину формулировал мой собеседник сам, затронув тему Кубы:

— А его роль в Кубинском кризисе?

— Незадолго до кризиса, в июле 1962 года, Пеньковский сообщил своим “коллегам” на Западе о строительстве площадок для наших ракет на Острове свободы. Это случилось как раз накануне запуска американского спутника-шпиона, который все обнаружил. Слава агенту! Чудо-агент! Ну а как быть с нашим искусством маскировки?! Ведь обнаружить следы наших ракетных площадок, тем более сами ракеты на Кубе в сельве, пальмовом лесу — просто невозможно. Да там целый аэродром можно спрятать.

Вернее всего, дело обстояло так: нам нужно было легализовать сам факт возможного появления ракетных позиций на Кубе. Потом мы быстро согласились вывезти ракеты с острова: шел большой торг, смысл которого — не трогайте Кубу! На Западе это назвали “большим блефом” Хрущева…

Наш разговор длился более часа, а вопросы явно не убывали. Николай Николаевич высказал сомнение в продолжение «допроса». Он опасался меня переутомить. Но это была моя тема, можно сказать, выстраданная. И мы продолжили.

— Почему Пеньковского не вывели из игры “мягко”? — спросил журналист.

— Как было объявлено официально, Пеньковского арестовали 22 октября — в этот день Карибский кризис достиг своего пика. Это был момент, когда американцы принимали решение о превентивном ударе… Но уже в наши дни Владимир Семичастный, глава КГБ в то время, говорил, что еще за полгода до этой даты ему запретили заниматься Пеньковским… А ведь в отношении его у госбезопасности были серьезные подозрения — значит, чтобы не вспугнуть работающих с ним американцев и англичан. Да и сам факт ареста повышал значимость агента для Запада…

Работая с ним, наша сторона получала информацию: задачи, которые ставили спецслужбы внедренному агенту, то есть обнаруживался конкретный интерес той стороны, ее уровень знаний и осведомленности о нас. А затем — гласный суд и мощная политическая кампания…

Вопрос:

— Почему выбор пал именно на Пеньковского?

— Думаю, было несколько каналов, но у него пошло лучше. Мы узнаем о наших успехах по нашим провала. Но провалы еще и учат…

— Полтора десятка американцев, работавших с Пеньковским и на него, были выдворены из СССР. Пострадали и наши: маршал, начальник ГРУ — они были сняты с должностей и понижены в звании. А офицеры спецслужб? — Беседа носила явно завершающий характер, но «порох в пороховницах» у Николай Николаевича еще был.

— И восемь англичан, — добавил я. — Мне удалось поговорить с некоторыми офицерами из ГРУ. Многим объявили наказание публично за… ротозейство, но фактически все осталось на своих местах.

Далее разговор стал выходить за рамки темы и касаться большой политики.

— Мота ли какая-то группировка, борющаяся за власть в Союзе и знающая непредсказуемость Хрущева, послать Пеньковского известить американцев, чтобы они, не дай бог, не начали войну?

Вопрос был не по теме, но все же о Пеньковском, и я мог отвечать на него, опираясь на собственный жизненный опыт.

— При нашей разветвленной и централизованной партийной системе и сильной госбезопасности — это невозможно! Тем более наверху. Любой побежал бы к партийному секретарю “посоветоваться”. Для таких целей нужна хорошо законспирированная организация в высшем эшелоне, что было абсолютно невероятно. И необходимости не было, как мне представляется.

— Но Пеньковский оставил след и в Берлинском кризисе? — опять вода на “мою мельницу”.

— По нему он никакой информации не дал. Кроме того, что будет подписан договор о сотрудничестве. О планировавшемся факте возведения Берлинской стены о ничего не сообщил. А ведь об этом его высокие источники могли бы знать, раз уж о ракетах говорили! Этот факт также в пользу моей версии… Как и тот, что об операции “Анадырь” — завозе ракет на Кубу — он также не сообщил Западу!

А Николай Николаевич требовал ответа и “брал быка за рога”.

— Могли его расстрелять потому, что столь высокую игру нужно было довести до полного логического завершения?

— Нет, не могли. Хотя… — вопрос был более чем щекотливый, и на него отвечать всуе не хотелось.

— А может быть и так: Комитет, чтобы реабилитировать себя в истории с действительным предательством, придумал эту версию с двойным агентом? — коварно допытывался журналист.

— Тогда нужно признать, что “масштабно линовали” все: разведка и контрразведка, Верховный Совет, судьи, партия… В “деле” были завязаны самые высокие инстанции страны! Поэтому Пеньковский сегодня не может появиться в ореоле национального героя… И не только поэтому — “деза” с его подачи все еще работает на нашу страну.

И тут я перешел на личный опыт.

— При подготовке к работе в качестве двойного агента — “московского агента” канадцев — меня спрашивали: готов ли я сыграть роль предателя, причем со всеми вытекающими последствиями: суд, телевидение… В моей истории, когда у канадцев “по моей вине” произошел провал, участвовавшим в их операции “Золотая жила” канадским офицерам правительственные “бонзы” навязывали линию поведения: возьмите все на себя, пусть правительство страны останется в стороне… Страны и службы — разные, а тактика может быть одна. Канадцы до конца считали, что я работал с ними честно, искренне и после разоблачения был “замучен в подвалах Лубянки”.

— Значит, вполне возможно, что Пеньковского не расстреляли? — задал последний вопрос мой собеседник.

И получил обтекаемый ответ:

— Если что-то и будет известно, то лет через пятьдесят. А о том, что он, возможно, жив, высказывались аналитики на Западе…»

Интервью поместили на первой полосе еженедельника «Век» под рубрикой «Версия» и с броским заголовком: «“Шпион века” был “подставой” КГБ?» Правда, со знаком вопроса, но, автор надеялся, пока. Подзаголовок подливал масла в интригу, ибо гласил: «Свою трактовку истории высказывает разведчик, сам побывавший в шкуре двойного агента.

Озвучить-то свою версию автор озвучил, но вот дать детальную аргументацию не смог — все же это газетная статья, а не трактовка «на тему». Надеялся получить отклики и возражения — ему нужны были оппоненты и выходы на людей, бывших близко к «делу» и самому Пеньковскому. Но… увы и ах! И через месяц, и через два реакции на интервью не было. Думается, что все же сыграл фактор времени: прошло более пятидесяти лет.

Руки автор не опустил. Хотя временами казалось: в этом расследовании можно поставить точку. Все, что автор говорил, носило косвенный характер — интерпретация фактов. Поддерживало в нем уверенность в своей правоте то, что он на верном пути. Видимо, как считает автор, с годами в его голове проросли умные мысли, высказанные великими людьми. Альберт Эйнштейн: «Самое прекрасное, что мы можем испытать, — это ощущение тайны…» или из уст Джордано Бруно: «Нужно лишь немного увидеть и услышать, для того чтобы потам долго размышлять и многое понять». Наконец, все тот же Эйнштейн: «У меня нет никакого таланта— есть только упрямство мула и страшное любопытство».

ХОЧЕТСЯ ПОЗНАТЬ ИСТИНУ

Опирался автор и на четвертый постулат, который особенно вселял уверенность — поучение нашего замечательного соотечественника Михаила Кутузова, полководца, разведчика, государственного деятеля: «От того времени, когда ты познал истину, то того момента, когда она восторжествует, может и не хватить жизни…» Неправда ли, такой совет вселяет надежду!

«Тайна», «рассуждения», «любопытство», «надежда» и… опора на системный подход в анализ этого «дела» — вот и все!

* * *

Так вот. Объективная реальность предусматривает три, причем обязательных, условия в работе с агентом: его разведывательные возможности, основа сотрудничества и безопасность. При анализе работы Пеньковского с СИС и ЦРУ возникает масса вопросов, не говоря уже о том, что значительная их часть носит характер подозрительный.

В разведке имеют значение проверка информации, поступающей от источника, поведение носителя ее. Разведка — «их» или «наша» — должна однозначно ответить на вопросы: что неясно или неточно; что сомнительно либо настораживает? И тем более — что подозрительно? Недоверие к источнику перерастает в доверие только после получения ответов на все эти вопросы, «добытые железной логикой шахматного игрока».

Иначе такой источник становится «бомбой замедленного действия», взрывной силой которой будет дезинформация собственного правительства, дискредитация работы спецслужбы, компрометация ее кадровых сотрудников, а в целом — дезорганизация направления работы разведки либо контрразведки. (Все это произошло в работе против канадцев в операции «Турнир». Конечно, по сравнению с Пеньковским-подставой — масштабы эффективности были значительно слабее.)

Этими вопросами в «деле» задавались и биограф Кима Филби — Филипп Найтли, и английский контрразведчик Питер Райт, и аналитик «дела» в двух томах — Шектер. Задавался этими вопросами и автор. Все искали свои ответы в оценке источника информации, коим был Пеньковский для Запада: ценность его информации (что?), способ передачи ее (как?) и характеристика источника (кто?).

Постепенно при оценке работы Пеньковского на СИС и ЦРУ выстраивался ряд аргументов, в котором было место двойственности. И высвечивалась его работа в пользу советской стороны в роли подставы — информатора, дезинформатора, дискредитатора. В целом — дезорганизатора намерений Запада в сложное для СССР время Карибского кризиса и нашего ракетно-ядерного перевооружения.

Чтобы не утомлять читателя описанием версии «Пеньковский-подстава», здесь приводятся лишь несколько самых ярких примеров. Сразу следует еще раз оговориться: автор исходит из того положения, что целью «дела» была подстава его для дезориентации западных политологов и военных в отношении ядерной мощи Советского Союза. Каким образом? Путем сковывания попыток противника проникнуть в наши секреты, отвлечения сил западных спецслужб на ложные объекты интереса, а значит, таким образом, сдерживания его активных действий по расширению агентурной сети в Союзе.

Еще одна деза «Феномена». В начале 2000 года в «Независимой газете» прошла информация о крупной советской операции, связанной с «делом Пеньковского».

В 1957 году советская военная разведка начала операцию «Великая ракетная деза». Ее цель — продемонстрировать руководству США советское отставание в ракетной сфере.

Западу настойчиво внушалось через сотрудников ГРУ, публикации в специализированных «закрытых» изданиях, технические мероприятия и через Пеньковского, что советские МБР имеют очень неточную систему прицеливания. Поэтому их нельзя использовать в качестве средства поражения позиций американских ракет. Обман раскрылся случайно только в 1968 году, а до этого времени американские пусковые установки МБР фактически были беззащитными.

Но еще ранее английский контрразведчик Питер Райт увязал появление на небосклоне СИС и ЦРУ «звезды первой величины» — Пеньковского — с задумками наших органов госбезопасности по стратегической дезинформации Запада.

Пеньковский, по Райту, вписывался в рамки далеко идущих прогнозов, сделанных перебежчиком Голицыным, бывшим сотрудником КГБ, работавшим на ЦРУ. Он рассказал, что в декабре 1958 года в руководстве КГБ произошли изменения: глава Комитета генерал Серов стал руководителем ГРУ Генштаба Минобороны, а начальником КГБ оказался человек новой формации Шелепин, из поколения более ловких и гибких в сложных обстоятельствах «хрущевской оттепели».

Советское руководство страной считало, что изнурительная война с Западом — политическая, экономическая, идеологическая и разведывательная — набирает силу. Руководство хотело понять, как можно выйти из нее победителем с наименьшими потерями, прежде всего в политическом отношении.

Шелепин шесть месяцев изучал проблему и затем провел в штаб-квартире КГБ на площади Дзержинского расширенное заседание. Он призвал вернуться к методам работы ОГПУ-ИНО и НКВД времен войны. При этом он сослался на масштабную операцию «Трест» как пример акции по скрытию истинных стратегических намерений советской разведки.

Вскоре после этого совещания в системе КГБ было создано подразделение, в задачу которого входили планирование и подготовка дезинформации на стратегическом уровне (вспомните работу Дезинфбюро под руководством высших руководителей страны!).

И в 1959 году работавший в КГБ Голицын от одного из друзей узнал, что в недрах нового отдела готовится крупная дезинформационная акция с участием ГРУ. Однако в то время ее реализовать не могли, так как стало известно, что Запад имеет в военной разведке (ГРУ) агента, и сначала необходимо было его выявить и обезвредить.

Этим агентом оказался подполковник Попов, которого разоблачили в конце 1959 года. Выход был найден: было принято решение о стратегической дезинформации на фоне «дела Попова» и появлении в стане противника Пеньковского.

.. В чем состоит уверенность, что «дело Пеньковского» инспирировано органами госбезопасности? Причем в масштабе страны. Это сделали силы, которые можно было бы назвать «сообщество спецслужб»: в первую очередь — ПГУ (внешняя разведка) и контрразведка КГБ и ГРУ (военная разведка) ГШ Минобороны.

Расстановка сил к началу 60-х годов показывала, что наши спецслужбы имели необходимые возможности и условия для начала крупномасштабной акции по дезинформации.

Питер Райт говорил: «Русские имели в то время довольно внушительные источники информации на Западе, особенно в

Великобритании и США…» Он имел в виду Хисса — агента на военно-морской базе в Британии, Филби — из «Кембриджской пятерки» и, как значительно позднее стало известно, в высшем эшелоне британской разведки и контрразведки, в Форин офисе. Еще в британском «тылу» был Блейк из СИС, «автор» провала англо-американской операции «Золото» по попытке перехвата советских подземных коммуникаций в Берлине. Эти источники советской внешней разведки подробно информировали нашу сторону об организациях, которые нужно (можно и как) дезинформировать.

Еще аргументы в пользу версии. Вот такие рассуждения взяты автором за основу версии о Пеньковском-подставе. Понятно, что нужны еще более веские аргументы — трактовки известных фактов. Начинать нужно с оценки понятия «КТО?», то есть: кто предстал перед СИС и ЦРУ и кто такой Пеньковский для советской стороны?

Западные спецслужбы имели с Пеньковским секретные отношения — это 17 встреч в Лондоне и Париже и 14 его контактов в Москве со связником Винном и сотрудницей-разведчицей посольства Великобритании, а также через тайники и «моменталки». Все это происходило с января 1961 по август 1962 года. Отдельные встречи за рубежом длились по четыре часа. Систематичность встреч с представителями спецслужб не подвергается сомнению.

Еще один момент: сознательность в сотрудничестве Пеньковского о спецслужбами. Казалось бы, все ясно — сам пришел. Было еще письмо президенту США, которое сам Пеньковский назвал «клятвой» в преданности, эдакий стандартный контракт на вербовку. В нем были слова «о службе правительствам Великобритании и США», причем «верой и правдой», об условиях политического убежища и даже пафосное определение своего места в такой работе — «солдат свободного мира». Заканчивал он свое письмо так: «Настоящим заявляю, что подписываю этот акт, осознавая всю его важность и проявляя свою собственную волю».

Этот документ стал символом его новой роли, реализации его возможностей и расплаты. «Бумага все стерпит», но к ней добавилась еще игра с военными формами полковников армии США и Великобритании.

Когда речь заходит об основе и мотивах сотрудничества Пеньковского, то они сводятся к следующим моментам: отец — дворянин, погиб, возможно, за Белое движение, сын (О. Пеньковский) — герой войны — не у дел, не оценен и лишен заслуг (должности, звания, награды) в мирное время. Десятки раз во время бесед с «коллегами» из СИС и ЦРУ он обращался к теме отца, навязывая им себя в образе жертвы советского строя из-за отцовского прошлого.

Что дает это все советской стороне? Попав в агентурную сеть западных спецслужб, Пеньковский — их Алекс (Янг, Герой) — как информатор нашей службы, становился проводником сведений о задачах противника и методах его работы в конкретной ситуации. Еще раз упомяну о «мини-ядерных зарядах» — он шесть раз поднимал этот вопрос и в то же время был каналом по дезинформации.

Так мы подошли к следующему понятию «что?». То есть что передавал Пеньковский в СИС и ЦРУ и что это было с точки зрения советской стороны. На Запад от него поступала информация секретная (были грифы на материалах, да и по сути она была таковой), актуальная — о святая святых, то есть ядерном и ракетном оружии.

И наконец, документальная, а значит — подлинная. Пеньковский обладал отличными разведывательными возможностями по месту работы, имел доступ к секретам на других объектах. Кроме того, он имел связи в среде высшего командования Минобороны.

Незримый «помощник» автора в этом расследовании, Питер Райт, категорически подвергал сомнению разведвозможности Пеньковского. Более того, и разведывательные и контрразведывательные сведения от Пеньковского вызывали у него серьезные подозрения — он сравнивал работу другого агента Запада Петра Попова (нанес ущерб Советам) с работой Пеньковского (ущерба не было).

Так что же сообщил Пеньковский на Запад? Иногда наши журналисты-аналитики отмечают: «Ничего существенного». Им вторят исследователи на Западе. Например, автор книги «Шпионы XX века» Филипп Найтли утверждает: «Хотя в ходе операции каждый клочок информации жадно подхватывался западными спецслужбами и тщательно изучался, в ретроспективе они не могут привести ни одного примера полученной от Пеньковского информации, имевшей серьезное военное значение».

Как это похоже на действительность? Западным спецслужбам — СИС и ЦРУ — нужен был блеф о проникновении в секреты СССР, и они его раздули до мифических размеров. Питер Райт иронизирует по этому поводу: «Первое, на что я обратил внимание, — это странное стечение обстоятельств его приезда в Лондон. Если какая-либо организация и нуждалась в успехе, гак это МИ-6 (СИС. — Примеч авт.), чья репутация в начале 60-х годов серьезно пошатнулась».

Естественно, все замечания Райта в адрес операции с Пеньковским профессионалы СИС встретили с негодованием. «Эта операция была примером мужества и отваги и казалась верхом такого триумфа, что люди просто не могли воспринимать критику в свой адрес», — говорил Райт.

Так вот, что еще можно сказать об информации, передаваемой Пеньковским на Запад, например о секретах советской военной разведки. Подполковник Петр Попов, который работал на американскую разведку, и генерал Дмитрий Поляков — агент ЦРУ в 1961–1980 годах — знали о внутренней жизни ГРУ значительно больше, чем Пеньковский. Собственно, он подтвердил информацию двух этих предателей, сообщив мало что нового. Возможно, в этом и был наш расчет: Пеньковский был свободен в выборе передаваемой информации и потому выглядел в глазах западных спецслужб искренним их сторонником.

Теперь об «информацию) по ракетной технике. Здесь западных экспертов ждало разочарование: знания Пеньковского были на уровне командного состава ракетных войск среднего звена. Казалось бы, чуть ценнее были копии журналов «Военная мысль», «Артиллерийский сборник», «Военный вестник» и др. Но и тут экспертов Запада ожидала весьма неприятная «бомба», о чем они узнали лишь в конце 60-х годов. «Закрытые» издания, полученные из рук их агента Алекса, носили характер дезинформации.

Последующий, более тщательный анализ всех сведений, полученных от агента, а это 5000 фотостраниц, поверг в шок тех, кто уверовал в свое время в информационный Клондайк от Пеньковского. Кажущаяся ценной в момент получения информация теряла свою актуальность буквально через считаные часы. Советская сторона работала явно на упреждение, заведомо зная, что сведения устаревают.

Так же было, например, с ракетными позициями на Кубе или с нашими пусковыми площадками для МБР перед запуском американского спутника-шпиона.

Пеньковский завоевал доверие еще и таким путем. Ему показали 7000 фотографий советских людей, из которых он выделил сотрудников ГРУ. Однако на этих снимках он опознал только 10 процентов из тех, кто на самом деле принадлежал к этой организации.

Дезинформация Пеньковского заключалась не только в сокрытии правды от Запада о наших ракетных установках на Кубе или в Союзе либо о решении по возведению Берлинской стены. Кстати, технические данные о конструкции стены он передал только спустя десять дней (задним числом) после принятия решения о ее строительстве. По этому вопросу он ответил, что знал о ее возведении еще за четыре дня, но был вне связи со своим «куратором».

В «деле со стеной» для советской стороны был главным фактор неожиданности, и ценность информации (заранее) от агента Пеньковского имела бы чрезвычайное значение. Но… Получается, с одной стороны, «молчаливая дезинфорамация», а с другой — он подсказал Западу позицию советских руководителей при подготовке к межправительственным переговорам по Берлину.

Значит, Пеньковский передал наши условия по Карибскому кризису, «помогая» тем самым Западу найти компромиссное решение с советской стороной. Его заявление, что Советский Союз не станет воевать из-за Кубы, «помогло» понять Соединенным Штатам позицию Хрущева в этом вопросе и отказаться от решительных действий.

Именно от него стало американцам известно, что Советы пойдут на уступки и выведут ракеты с Кубы (президент Кеннеди использовал канал в Вашингтоне через резидента Феклисова для обратной связи с Хрущевым — отсюда и решительность американских спецслужб в работе по этому каналу).

Пеньковский подсказал, что в добавление к этой акции Хрущев хочет, чтобы США убрали свои ракеты из Ирана, Пакистана и Турции. «Секретные» сведения о требованиях Хрущева подготовили Запад к переговорам, в результате которых Кубу оставили в покое… (и по сей день). Итак, Пеньковский — информатор в пользу Советов и активный дезинформатор.

ПОЛЕ СОМНЕНИЙ И ПОДОЗРЕНИЙ

И наконец, понятие «КАК?». Здесь в «деле» огромное поле неясностей, сомнений и подозрений. Безопасность работы с агентом имеет четко очерченные контуры. В данном случае обстановка контролировалась не просто агентом и профессионалом, каким был Пеньковский. Он чувствовал изменения в обстановке вокруг него.

И потому совершенно необъяснимо, почему так непрофессионально и упрощенно выглядела организация связи с ним в Москве.

На Пеньковского вывели Чизхолм, которая была известна нашему агенту Блейку как сотрудница СИС. Далее — тайники и «моменталки». Их фиксировали, и он знал об этом, но продолжал работать. Он не пытался скрыть следы своей шпионской деятельности, нарушив (и это профессионал!) главную заповедь в безопасности: уничтожить улики, которые хранил дома, и даже сам факт нахождения в квартире тайника. Напрашивается только один вывод: вес эти «нарушения», «отклонения» и «пренебрежения» в вопросе безопасности нужны были как улики для компрометации «хозяев»-«кураторов» Пеньковского, а в последующем — дискредитация самих СИС и ЦРУ и дезорганизация работы в нашей стране американского и британского дипкорпусов в целом.

Непрофессиональным шагом выглядит беседа в гостинице со связником Винном в ванной комнате при включенной воде. Сам этот «водный трюк» — антиконспиративен, ибо включение воды в этой ситуации наводит на мысль, что людям есть что скрывать и что они боятся возможного подслушивания со стороны властей. Все это вызывало подозрение в отношениях Пеньковского с Винном — отсюда один шаг до провала.

Только как провокацию можно расценить поведение Пеньковского 5 июля 1962 года против западных спецслужб с целью их компрометации. Винн был связником между Пеньковским и спецслужбами. Но во время контактов с агентом Алексом Винн был прекрасно дважды прикрыт: во-первых, официальной работой с ГК КНИР, во-вторых, неофициальной работой Пеньковского «под крышей» как сотрудника ГРУ, в ходе которой Винн проходил в качестве оперативной его связи.

В тог день «игра в шпионов» была зафиксировала на кинопленку и затем представлена на суде как образец тайных встреч агента Пеньковского с его связником. Все происходило у входа в ресторан «Пекин» и внутри его, затем вблизи ресторана.

Вот как эта встреча описана в одной из книг, изданной на Западе, и в записках Винна. Винн заметил слежку, но ее увидел и Пеньковский. На виду у следящих, установив визуальный контакт, Пеньковский дал понять Винну: в личный контакт не вступать. Затем они оба бродили по ресторану якобы в поисках свободных мест, но в контакт не ступали. Винн пошел за Пеньковским, который несколько раз оглянулся и показал жестом: «Следуйте за мной». Во дворе дома Пеньковский сказал Винну: «Я видел, что за вами следят. Мы должны немедленно прекратить встречу…» После появления во дворе следящих Пеньковский поспешно скрылся в подъезде.

О грубой слежке в районе ресторана «Пекин» Винн доложил в Лондон. И тем не менее работа с Пеньковским продолжалась: контакты, контакты, контакты… В адрес «хозяев» из СИС и ЦРУ проследовало «успокоительное письмо» Пеньковского — его он передал на квартире американского атташе, куда был приглашен по линии ГК КНИР. На квартире?! Передача письма произошла в туалете, где они оба уединились. Письмо было датировано 25 августа 1962 года.

В нем Пеньковский пишет, что за ним идет слежка, но он «бодр и работоспособен». Наивно предполагать, что Пеньковский не осознавал зловещего смысла, когда писал: «Я уже привык к тому, что время от времени замечаю за собой слежку. “Соседи” продолжают проявлять ко мне пристальное внимание… Что-то заставило их сделать это. Я далек от того, чтобы преувеличивать опасность и серьезность причин…» («Соседи» — это могущественный КГБ.)

Далее Пеньковский с надеждой сообщает, что его, возможно, пошлют за границу в краткосрочную командировку — в Японию, Австралию, США или на книжную ярмарку во Францию. И в это же время, видимо для ушей западных спецслужб, он легализует факт слежки за собой, написав рапорт своему начальству в ГРУ и переговорив с руководителем группы КГБ в ГК КНИР.

«Игры» под наблюдением с Винном — это лишь один штрих в дискредитационной работе Пеньковского против западных спецслужб. Но были и другие моменты. Так, он прощупывал каналы побега за рубеж, обсуждая возможные пути: на подводной лодке, самолетом или через сухопутную границу.

Но если у Запада есть канал для побега из СССР, значит, его (этот канал) можно использовать и для проникновения в нашу страну. Знать все это — задача наших контрразведчиков и погранвойск. И еще: во время суда Пеньковский настойчиво советовал Винну сотрудничать с органами дознания.

Как уже говорилось ранее, Пеньковский пренебрегал безопасностью при добывании материалов. Об этом высказывались и Питер Райт, и Филипп Найтли, и даже автор «Записок из тайника» Джибни. Эти специалисты по работе спецслужб поражались нежеланию «кураторов» Алекса продолжать контакты с Пеньковским в условиях вопиющей его расконспирации.

Лондонская газета «Таймс» от 13 мая 1963 года в редакционной статье отмечала: «Хотя судебный процесс и происходил с соблюдением законности… тем не менее создается впечатление, что все это дело чрезвычайно раздуто. Очевидная неуклюжесть Пеньковского вступить в контакт с американской разведкой и небрежный характер его последующих отношений с Винном могли бы подтвердить предположение, что он, возможно, с самого начала находился под контролем русских».

С июля 1962 года, после перевода контактов с Пеньковским в Союз, он как агент своим поведением содействовал документированию работы западных спецслужб. Именно собранные в это время доказательства фигурировали на суде.

Капкан, расставленный госбезопасностью в отношении СИС и ЦРУ, захлопнулся якобы 22 октября. Но ведь Пеньковский уже в августе был вне поля зрения его западных «хозяев»?! И потому финал был оглушительно громким: из Москвы вылетело два десятка англичан и американцев, чья работа с Пеньковским стала достоянием наших спецслужб.

Столь же «честно», как с Западом, Пеньковский сотрудничал и с органами дознания на следствии по собственному делу. Он помог взять западных связников с поличными, дав в руки органов госбезопасности серьезные улики в их шпионской деятельности против Советского Союза. Казалось бы, не украшали «советский образ жизни» разоблачение, арест, суд и суровый приговор агенту Алексу. В канве логики «дела Пеньковского» резко повышалась значимость переданной им на Запад информации, которая содержала целенаправленные дезинформационные сведения.

Подведя итог информационной (в пользу Союза), дезинформационной (против правительств Запада) и дискредитационной (против западных спецслужб) работы, можно сделать общий вывод: «дело Пеньковского» работало на советскую сторону по дезорганизации западных спецслужб и дезориентации американской стороны во время разрешения Карибского кризиса.

На этом фоне эффективность оперативной работы Пеньковского с Западом, этапы и способы его «активной жизни» в качестве агента весьма сомнительны.

Его появление в поле зрения западных спецслужб подозрительно хотя бы потому, что в такой ситуации ряд правил гласит: первостепенное правило — это опасно — инициатива контакта исходила от Пеньковского (советской стороны?!). И делал он шаги к установлению контактов настойчиво и многократно — Турция (1956), Москва (1960,1961);

правило второе — «бойся данайцев, дары приносящих» — обширные разведвозможности по важности стратегического характера и по источникам информации;

правило третье — обилие устной информации (17 бесед от двух до четырех часов), трудно поддающейся проверке, ведет к сковыванию сил противника, требуя изучения якобы полезной информации («информационный шум» — выигрыш во времени);

правило четвертое — откровенная навязчивость в ряде моментов по мотивам сотрудничества с Западом: об отце — белом офицере, многократные вопросы о мини-ядерных зарядах (важное задание советской стороны стратегического значения в условиях американской концепции превентивного атомного удара по СССР);

И наконец, правило пятое — самое спорное: агент, пренебрегающий безопасностью в работе со спецслужбой, обречен на поражение, ибо провал в делах спецслужбы грозит весьма неприятными последствиями — государственными, политическими, внутриведомственными. Подчас непредсказуемого порядка — от разборок на служебном и парламентском уровнях до конфликтов международного характера.

Фактически в «деле Пеньковского» все эти правила работы с агентом предвидеть Западу было не столь уж сложно.

Скрупулезный анализ работы Пеньковского со спецслужбами в оперативном плане, а также в психологическом и информационном показывает, что при оценке его «честности» в контактах с Западом возникает значительно больше вопросов (сомнений и подозрений), чем положительных сторон в интересах того же Запада.

И последнее. В Карибском кризисе выиграл здравый смысл — военной конфронтации между Востоком и Западом удалось избежать. Каждая из сторон считает это собственной заслугой. Для спецслужб Великобритании и США «дело Пеньковского» стало опорой в информационной войне с Советами. Но было ли это так? Или советская сторона навязала свои условия? Рассмотрим следующие факты.

* Пеньковский сообщил, что из-за Кубы Хрущев воевать не будет. Такое же желание было и у американской стороны, которая сведения ценного агента перепроверила через другие возможности и официальные контакты по линии спецслужб и дипломатов;

* ракеты Хрущев с Кубы уберет при условии вывода американских ракет с Ближнего Востока; сам факт появления такой альтернативы, подсказанной Пеньковским, рассматривался американской стороной «как свет в окошке» и подталкивал их к конкретным переговорам с Советами; но главное — это и случилось, ибо ракеты были выведены, в частности, из Турции;

* отставание от Запада в развертывании системы МБР настойчиво подчеркивали Пеньковский и «его» материалы специзданий Минобороны, которые в конечном счете оказались советской дезой; американские спутники-шпионы подтвердили сообщение агента; на этом фоне заявление Хрущева о ракетно-ядерной мощи СССР выглядели дезинформацией в адрес Запада.

Именно настойчивое желание публично внушить Соединенным Штатам наличие ядерной силы в контрасте с неофициальными данными агента Алекса и техническими средствами разведки создавало у Запада устойчивое мнение: Хрущев блефует. Правда, теперь известно, что блефовал он для прикрытия истинных намерений советской стороны в вопросе создания реального «ракетноядерного щита», причем расчет был на снижение темпов роста такой силы в США.

В ретроспективе: задумка госбезопасности (КГБ) и Минобороны (ГРУ) по стратегической дезинформации, реализация которой была начата в конце 50-х годов, была завершена полностью. С большой степенью вероятности можно констатировать факт: защита Кубы и создание «ядерного щита» стали результатом акции «большого блефа» Хрущева и «великой ракетной дезы» (реалия первая).

Почему такая уверенность? Разрешение Кубинского кризиса сыграло значительную роль в установлении стабильных отношений между Востоком и Западом: после и в результате Карибского кризиса США были вынуждены считаться с СССР как с великой ядерной державой (реалия вторая).

БЫЛ ЛИ РАССТРЕЛ?

Итак, кажется, удалось в определенной степени найти доказательства, что Пеньковский мог быть «инструментом» — одним из средств в масштабной дезинформационной акции советской стороны в отношении Запада. Но нужно было разобраться еще в том, что стало с ним после… И был ли расстрел?

И автор снова засел за публикации и книги. Первое, что бросалось в глаза, — это в десятках статей, особенно после 1991 года, не было в личных показаниях или воспоминаниях свидетельств о факте присутствия при расстреле Пеньковского. Вот о расстреле Берии имеются, и не одно, других приговоренных — также, а о казни фигуранта по столь громкому судебному процессу — ни полслова. Нет таких упоминаний и в зарубежных изданиях, хотя бы со слов бывших сотрудников ГРУ, перебежавших на Запад.

Пускай косвенные, но все же имеются свидетельства о встрече Пеньковского с матерью в тюрьме. Тогда якобы он сказал ей: «Не сомневайся, мама, так было нужно!» Мать до самой своей смерти не верила в предательство сына.

Все эти неясности настраивали на оптимистический лад. Особенно когда стало ясно, что появление «Записок Пеньковского» инспирировалось западными спецслужбами — СИС и ЦРУ. Причем сразу же после судебного разбирательства. В основе «Записок» лежали устные беседы с агентом Алексом в Лондоне и Париже.

Один из участников «дела», бывший сотрудник ЦРУ, объяснял: «Если книга выйдет, пройдя цензуру ЦРУ, читатели скажут, что она сфабрикована…» Директор ЦРУ Дик Хелмс назвал впоследствии «Записки Пеньковского» «черной пропагандой». Так оно и случилось: содержание книги — это открытый антисоветизм, чрезмерная атака на Хрущева, Кеннеди в Карибском кризисе, пасквиль в отношении Сирии и Египта, венгерских событий и т. д.

Справка. Эта книга стала не только «черной пропагандой» и прикрытием дезинформации западной общественности. Правда, временно. Вот несколько слов из нее о личности Пеньковского: он обижен и возвел личную неудовлетворенность в политический принцип, ему не удалось стать генералом в Советской армии, но он мог бы стать полковником в армии США и Англии — это якобы восстанавливало уверенность в себе. Все это — мотивы для работы с Западом плюс дворянское прошлое отца.

Но вот что характерно: парадокс с моментом появления Пеньковского в поле зрения западных спецслужб. Это было время, когда хрупкое равновесие периода холодной войны между США и СССР нарушилось, и чаша весов склонилась в сторону ядерной войны — сначала в связи с Берлином, а затем — с Кубой.

В международных делах с острыми периодами требуется присутствие возможностей разведок. И такое присутствие было: Пеньковский — у Запада. А кто же у СССР? Или решение партии по стратегической дезинформации можно было не выполнять?! И это при значительном опыте в таких делах советской госбезопасности.

По мнению психиатров, изучавших «дело» как объект клинического анализа, Пеньковский был чрезмерно самоуверен: «Он не мог представить, что его поймают. Простых смертных могут поймать, но не его, баловня судьбы, обладающего такой проницательностью…» Или: «Он походил на юнца, ведущего автомобиль по наклонной дороге со скоростью 140 миль в час и воображающего, что он контролирует ситуацию». Инфантильность в разведывательной работе? У профессионала и в прошлом боевого офицера?

Жизнь Пеньковского до прихода в стан спецслужб Запада — это военная косточка с юных лет, война, военные академии, интересная работа в разведке под прикрытием. Все это говорит о том, что он не мог быть расхлябанным и самоуверенным человеком. Даже если он предатель.

Так что же случилось с Пеньковским после суда? Одна из версий — грубая дезинформация с нашей стороны: советский представитель в ООН Федоренко довел до сведения западного дипломата, связанного с ЦРУ, информацию о том, что Пеньковский якобы жив и работает против американцев.

Связник Пеньковского Винн в своей книге утверждал, что смертный приговор не был приведен в исполнение в 1963 году, о чем он узнал два года спустя. Якобы в целях дальнейшего расследования Пеньковского содержали в заключении в маленькой деревушке, где он покончил жизнь самоубийством.

В 1990 году представитель КГБ во время беседы с Дж. Шекгером — одним из авторов книги о Пеньковском «Шпион, который спас мир» — сказал: приговор привели в исполнение в Бутырской тюрьме 6 мая 1963 года. Была показана копия свидетельства о смерти, подлинник которого хранится у вдовы Пеньковского. Но ведь судебный процесс над Пеньковским проходил с 7 по 11 мая 1963 года?! Известна и другая дата — 16 мая. Почему так? Пока ответа нет.

В 1997 году в газете «Совершенно секретно» было напечатано: «Однако о нем пишут и как об агенте КГБ, которого всемогущественное ведомство подкинуло простодушному Западу Процесс над ним и расстрел стал всего лишь эпилогом поставленного на Лубянке спектакля. Пеньковский живет себе припеваючи под чужим именем…»

Итак, есть версия о «шпионе», либо оставленном в живых для работы с ним в оперативных целях, либо исчезнувшем из поля зрения общества после успешной работы для Родины и мнимого расстрела.

Когда автор давал интервью еженедельнику «Век», журналист спросил меня, почему КГБ не придало гласности все обстоятельства «дела», особенно после 1991 года. И тогда, отвечая, автор не отмстил особо о том, что одним из участников «дела» было ГРУ, которое весьма не охотно говорит о своих операциях. Если ГРУ выступает против гласности в отношении «дела Пеньковского», то с этим нужно считаться — главный фигурант «дела» был их человек.

Ранее уже говорилось об операции внешней разведки «Центр». И несколько слов об этой операции должны помочь проиллюстрировать следующую мысль: почему все еще скрываются деликатные особенности «дела Пеньковского».

Время работает на дезинформацию. Почти в тот же период, когда шла операция с «делом», в 1961–1963 годах, нашей разведке удалось проникнуть в планы НАТО. Это сделал агент Джонсон, фельдъегерь пересыльного почтового пункта вооруженных сил США и НАТО в аэропорту Орли под Парижем. Сотни секретных документов попали в наши руки.

Однако сам Джонсон не был в курсе дела, что конкретно он передавал. И сегодня американцы и натовцы не знают, что же попало в руки русских. Мы же храним молчание и очень бережно используем материалы в тайной войне против Запада и по сей день.

Но тогда уже было ясно: документы должны были быть использованы при подготовке Хельсинкских соглашений. В частности, для давления на союзников США по НАТО в пользу СССР.

Не по этой ли причине американцы не раскрывают (и англичане также) всего списка полученных от Пеньковского документов, считая, что в них содержатся сведения по концепции стратегической оборонной доктрины СССР, а затем — России. Естественно, они исходят из того положения, что Пеньковский был честным агентом. Американцы и англичане не хотят, чтобы русские знали, что именно он передал на Запад.

Но если Пеньковский работал в контакте и под контролем нашей госбезопасности, советской стороне также невыгодно признаваться в этом, ибо среди переданных документов «информационного шума» была дезинформация — все по той же концепции и доктрине советской стороны.

Вот почему в интервью газете «Век» я ответил, что «дело» будет раскрыто, по моему мнению, лет через пятьдесят. Правда, я чуть-чуть лукавил, завышая сроки, так как надеюсь дожить до той поры.

Чтобы более конкретно разобраться с «делом», необходимо было подобрать методику оценки известных фактов с позиции двух сторон — советской и западной. А сами факты отобрать в изложении каждой из сторон — либо из книги «Записки Пеньковского» (1965), которую на Западе назвали «черной пропагандой», либо из советского издания «Судебный процесс» (1963). Автора интересовали только факты — в описании судебного процесса их было предостаточно.

ТРИАДА ИСТОЧНИКОВ АНАЛИЗА «ДЕЛА»

В конце концов выбор пал на три группы источников по «делу»: 1) «Судебный процесс»; 2) все другие издания — книги, статьи, очерки; 3) личное мнение автора, который в 60—70-х годах выступал в качестве «московского агента» западной спецслужбы под личиной предателя Родины.

Прежде чем построить триединую систему оценок по «делу», мне хотелось бы представить читателю ход рассуждений о судебном процессе по «делу Пеньковского» как источника для… дезинформации Запада. Какие критерии применительны для оценки действий агента в интересах разведки, с которой он сотрудничал? В первую очередь это разведывательные возможности, затем — мотивация и безопасность.

Эффективность использования разведвозможностей агента Алекса определяется заинтересованностью спецслужб Запада в возвеличивании своего источника в СССР. В основе такой положительной оценки лежит «информационный шум» — листажный вал в 5000 единиц. В то же время суд отмечал, что, по экспертной оценке, 90 % информации, полученной от Пеньковского, носило несекретный характер. Правда, с точки зрения профессионалов разведки, «затерявшиеся» в этой бумажной массе 10 % — это достаточно высокая информационная отдача.

Сознательность в сотрудничестве агента Алекса с западными спецслужбами, то есть мотивация, оценивается его добровольным приходом в стан Запада и представленным спецслужбам собственным имиджем человека, не согласного с советским строем и желающего бороться с ним. Свои слова он с первых шагов подтвердил делом — информацией.

На судебном процессе было заявлено о его лояльности советской власти и были представлены доказательства его личного перерождения из-за карьеристских устремлений. Косвенно подтверждался факт искренности Пеньковского в отношении Запада — цитирование отрицательной характеристики времен 50-х годов, то есть периода его работы в Турции и контактов с гражданами западных стран.

На процессе много внимания уделялось организации связи с Пеньковским за рубежом и в Союзе. Отмечались тонкая работа спецслужб Запада и трудности советских спецслужб при работе с опытными профессионалами из СИС и ЦРУ. Как представляется, у процесса была важная цель: убедить западных наблюдателей в том, что Пеньковский не мог в силу объективных причин часто бывать за рубежом и потому связь с ним осуществлялась в Москве.

В целом судебный процесс решал триединую задачу: убедить Запад в том, что Пеньковский был ценным источником информации, искренне сотрудничал с Западом и был разоблачен в силу объективных причин — сложности в поддержании контактов с ним в СССР.

Однако ситуация на судебном процессе вызывает сомнения следующего порядка: почему советская сторона пошла на беспрецедентную акцию по публичному разоблачению шпионажа в своих рядах, особенно в среде чиновников важнейшею государственного ведомства, коим является ГК КНИР? Почему судебный процесс был столь беспощаден к вскрытию притупления бдительности в среде сотрудников Минобороны, но не в ГК КНИР? Почему судебный процесс столь много обсуждал вопрос о «технике шпионских игр» (организации связи) и обтекаемо затрагивал вопрос о конкретном ущербе от информации, попавшей на Запад через Пеньковского?

Напрашивается вывод: Запад должен оставаться в неведении относительно того, в чем конкретно сознался Пеньковский во время следствия по его «делу» (информация). Для Запада это означало, что полученной от агента информации следует продолжать верить, ведь данные из досье ГК КНИР — это стратегия и тактика СССР в области экономики; данные в военной области — это уровень и перспективы военного строительства; данные в конкретных вопросах ракетного оружия — это уровень того периода, когда решалась проблема с Кубой и советская сторона готовила операцию «Анадырь» для спасения Кубинской республики.

Чтобы лучше понять дезинформационную роль судебного процесса, вниманию предлагается сравнительный анализ фактов: преданных гласности на судебном процессе; изложенных в книге «Шпион, который спас мир»; приводимых в книге автора «Операция “Турнир”».

Вот как главный обвинитель на суде сформулировал проблему с «делом Пеньковского»:

«При рассмотрении настоящего дела неизбежно возникает вопрос: как могло случиться, что Пеньковский, родившийся, получивший воспитание и образование в годы советской власти, в нашем обществе, мог полностью утратить облик советского человека, потерять стыд, совесть, элементарное чувство долга и докатиться до тягчайшего преступления?»

Далее он констатирует:

«Материалами предварительного и судебного следствий установлено, что подсудимый Пеньковский, являясь авантюристом, карьеристом и морально разложившимся человеком, стал на путь предательства, измены Родине и был завербован империалистическими разведками».

История любой из разведок — советской либо западной — в вопросе вербовки интересующих ее лиц опирается на мотивы поведения человека на службе и в обществе. Мотивы составляют основу согласия на сотрудничество в результате неприязни к политическому режиму, материальной заинтересованности или моральной неудовлетворенности в служебных либо других отношениях.

Ранее уже была попытка сделать сравнительный анализ мотивов сотрудничества Пеньковского с западными спецслужбами, но с позиции рабочей гипотезы: Пеньковский — подстава органов госбезопасности. Поэтому речь пойдет об использовании материалов судебного процесса в качестве легенды прикрытия в работе советской подставы Западу. Вернее всего, судебное разбирательство использовалось органами советской стороной в интересах «дела Пеньковского» втемную.

Итак, три взгляда на «легенду прикрытия» работы Пеньковского перед Западом по трем основным источникам:

* легенда прикрытия, прозвучавшая в ходе судебного процесса по «делу Пеньковского» (Судебный процесс 7—11 мая 1963 года. Изд. ПЛ. М., 1963) — «СУД»;

* легенда прикрытия, воспринятая западными спецслужбами при работе с Пеньковским (Шпион, который спас мир. М.: изд. МО, 1993) — «ШПИОН»;

* легенда прикрытия, использованная автором — сотрудником разведки госбезопасности при работе с Западом под легендой «предателя» (Операция «Турнир». М.: Гея-Итерум, 1999) — «ТУРНИР».

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОЦЕНОК ДЕЙСТВИЙ «АГЕНТА» АЛЕКСА (39 СИТУАЦИЙ)

Во-первых, речь идет о мотивах «предательства». Они далеко не однозначны. В этом отношении западным спецслужбам был предоставлен большой «выбор» причин, почему Пеньковский «предал» Родину.

Суд. 1. «В конце 1960 года он предпринял попытку связаться с американской разведкой…»

Шпион. 1. ЦРУ на контакт не пошло, однако проверило личность инициативщика по его работе в Турции.

Турнир. 1. Советская госбезопасность использовала типичный прием западных спецслужб, особенно американских, подставлять «спецконтингент» противнику.

Суд. 2. В апреле 1961 года в Лондоне «Пеньковский (далее П. — Примеч. авт.) имел четыре встречи с иностранными разведчиками… Он был завербован английской и американской разведками — дал письменное обязательство сотрудничать с ними… обратился с просьбой к правительствам этих государств о предоставлении ему в случае необходимости английского подданства или гражданства США».

Шпион. 2. П. с самого начала передал информацию и сообщил о своих разведывательных возможностях. Его отношения с разведками были закреплены официальной подпиской, а просьба о гражданстве усилила доверие к мотивам его сотрудничества, коим был антисоветизм.

Турнир. 2. До канадской стороны было доведено о материальных затруднениях будущего «московского агента», и первый подход к нему о стороны службы был лишь попыткой на возможную удачу с вербовкой.

Суд. 3.«.. желая получить еще более прочные гарантии, набивая себе цену, П. настойчиво требовал от разведчиков организовать ему встречу с высокопоставленным представителем английского правительства…»

Шпион. 3. Такое требование со стороны мнительного агента любая спецслужба воспринимает как законную — эти гарантии являются реалиями его благополучия и безопасности в будущем.

Турнир. 3. Ситуация с требованиям гарантий была использована для создания предпосылок по доверию к будущему агенту: документы за подписью канадского премьер-министра в целях материального благополучия и безопасности на случай побега за рубеж.

Суд. 4. «Я скатился в пропасть и стал негодяем, — заявил П. на суде, — под влиянием причин перерожденческого характера. Низменные качества: зависть, тщеславие, любовь к легкой жизни, женщинам, частое употребление спиртных напитков…»

Шпион. 4. Эти качества (кроме употребления спиртных напитков — с ними он был весьма осторожен) были продемонстрированы П. во время его трех поездок за рубеж — в Лондон и Париж.

Турнир. 4. Эти качества легко демонстрируются, но в основе доверия к П. у западных разведчиков лежал антисоветизм, который на суде упорно отрицался из-за пропагандистских целей. Указанные отрицательные качества у «московского агента» канадцев отсутствовали, но, как у делового человека, было желание тайно найти источник дополнительного дохода.

Суд. 5. «Он пролез в семью ответственного военного работника, у которого одно время состоял в порученцах. Женился на его дочери…»

Шпион. 5. Факт семейной близости был воспринят западными разведчиками как возможность П. бывать в среде крупных военачальников и получать устную информацию важного значения.

Турнир. 5. Достаточно типичная уловка при подставе: выход через связи на ценных источников информации.

Суд. 6.«.. никогда у меня не было никаких разногласий с политикой партии и правительства, никогда не брюзжал…»

Шпион. 6. На Западе при контактах со спецслужбами П. упорно и многократно подчеркивал, что он ярый антисоветчик, которым стал в результате разочарования в политике государства. Корни такой убежденности — в прошлом его отца — белого офицера, из-за которого к нему несправедливо относятся в армии и ГРУ.

Турнир. 6. Эта легенда антисоветчика, обиженного советской властью, хорошо работала на всех встречах с западными разведчиками и в Лондоне, и в Париже.

Суд. 7. «А что же привело П. в лагерь агентов англоамериканской разведки? Различие взглядов на пути развития нашего общества? Нет, думаю, что не это… В результате мелкой, непринципиальной обиды на действия своих непосредственных руководителей, которые, по его мнению, препятствовали его дальнейшему продвижению по служебной лестнице…»

Шпион. 1. В большинстве печатных западных изданий о «деле Пеньковского» подчеркивается его карьеристское отношение к службе как мотив перехода в стан противника: боевой офицер в годы войны не был понят и оценен по заслугам в мирное время.

Турнир. 1. Все время работы с Западом П. отлично демонстрировал легенду мотивов по двум направлениям: отец — белый офицер, и потому его не продвигают по службе; антисоветизм вплоть до готовности любой ценой свергнуть советский строй (предложение о взрыве мини-ядерного заряда в центре Москвы).

Суд. 8.«.. его неудовлетворенность служебным положение и озлобленность как раз и были порождены тем, что ему не предоставляли службу за границей».

Шпион. 8. По советским меркам это был серьезный мотив личной претензии к своему руководству, а значит, причина для решительного протеста даже путем предательства, когда работа за рубежом — это материальное благо.

Турнир. 8. Вывод П. «под крышу» в ГК КНИР — это высокое доверие к офицеру ГРУ, лояльному власти. Невыездных там не держали, особенно оперативников из спецслужб (КГБ, ГРУ). Кратковременные командировки за рубеж — это трамплин для поездки туда на длительное время. П. знал об этом, и ему не было необходимости «мстить» своему руководству в ГК КНИР в форме предательства, тем более что его руководством были офицеры в ГРУ.

Суд. 9. «Исключительный карьеризм, эгоизм и честолюбие П. проявлялись давно. Он постоянно вращался вокруг и около людей, имеющих власть и влияние…»

Шпион. 9. Это заявление на суде означало для западных разведчиков, что П. имел контакты в высших кругах и информация его от них достоверна.

Турнир. 9. Такое заявление на суде имитирует одну из оставляющих разведвозможностей агента — работу через связи.

Суд. 10. «…во всех переговорах с иностранными разведками и в Лондоне, и в Париже доллары и фунты стерлингов фигурировали непременно…»

Шпион. 10. Это естественное желание агента иметь уверенность в хорошо обеспеченном завтрашнем дне.

Турнир. 10. Из всех основ: политическая — антисоветизм, морально-психологическая — жажда самоутверждения и материальная — последняя является наиболее естественной и понятной для западных спецслужб, а для игры в подставу — наиболее разнообразной. Она и была использована «московским агентом» для вовлечения канадской спецслужбы в операцию «Турнир».

Суд. 11. «Речь идет о встречах с разведчиками в Лондоне, на которых П. облачался в сшитые для него военные мундиры английской и американской армий, фотографировался в них, знакомился с документами на случай вступления в подданство Британии или гражданства США, получил заверения, что после окончания его работы на территории СССР ему будет гарантирована соответствующая должность…»

Шпион. 11. Закрепление агента идет по нескольким направлениям: фото в мундире — это компромат против П., документы на гражданство за рубежом — это стимул к работе со спецслужбами, должность в будущем — это выражение доверия к нему. Документы готовятся по согласованию с правительствами, а это означает, что спецслужбы убедили верхи власти в своих странах на всех уровнях в том, что П. — ценный агент.

Турнир. 11. Фото в мундире, документы, будущая должность — это все форма «мягкого давления» на агента: работай — и заслужишь. «Московский агент» имел от спецслужбы Канады вначале документы-липу, а затем подлинные, когда… «заслужил».

Суд. 12. «Я обращаю внимание на эту дальновидность П., который на суде настойчиво открещивался от своих намерений бежать на Запад».

Шпион. 12. Эксперты западных спецслужб отмечали почти фантастическое желание П. навредить Советам как можно больше. Заявление главного обвинителя на суде «лило воду на мельницу» честного сотрудничества его с Западом.

Турнир. 12. П. не мог уйти на Запад и даже обещать сделать это конкретно по дате и месту. Он знал, что нужен им в СССР. И это устраивало советскую сторону: вывести контакты с разведкой в Союз, причем в нужное время.

Суд. 13. «П. сослался на суде на то, что он в 1961 году трижды выезжал за границу, но не стал невозвращенцем… что СИС делала предложение П. остаться в Англии, но он его отклонил…»

Шпион. 13. Предложение остаться в Англии не более чем «любезность» со стороны западной разведки, хотя такое внимание стимулирует работу агента и в то же время проверяется его реакция на желание работать в своей стране подольше.

Турнир. 13. «Трижды» — это закрепление отношений П. с СИС и ЦРУ для твердой убежденности их в полезности агента. В то же время это был этап советской разведки в переводе работы с западными разведками в Союз. «Московскому агенту» также предлагали остаться в Канаде или в США, однако мотивом сотрудничества у «агента» был материальный интерес, а не жизнь за рубежом.

Суд. 14. «В 1961 году необходимость побеге П. еще не созрела. Иностранным разведкам П. нужен был именно в СССР как источник информации. К тому же и не набежало еще солидное вознаграждение за его труды…»

Шпион. 14. На Западе считали, что П. не был приманкой для спецслужб. Заявление на суде подтверждало это мнение для тех, кто верил, что П. жаждал денег, и много.

Турнир. 14. «Честность» агента, даже арестованного, подтверждается его несогласием работать с правосудием и повышает к нему доверие со стороны его «хозяев» на Западе.

Суд. 15. «П. получил от Карсона пакет с фиктивным советским паспортом на случай перехода на нелегальное положение и инструктивное письмо, в котором иностранные разведчики требовали данных о состоянии обороны столицы… и войск Московского военного округа».

Шпион. 15. Паспорт был фиктивным, но это могли определить только специалисты. II. этот документ давал право быть уверенным в своей безопасности и воспользоваться им в случае необходимости.

Турнир. 15. Паспорт говорил советской стороне о том, что агент пользуется доверием на Западе. Паспорт и задание — это одно звено в цепи эффективного использования агента западными спецслужбами.

Суд. 16. «О том, что П. вынашивал план побега на Запад… свидетельствуют его переговоры с иностранными разведчиками, обсуждение с Винном вариантов побега при помощи подводной лодки и другим путем, настойчивые попытки выехать в загранкомандировку в течение 1962 года, получение советского фиктивного паспорта…»

Шпион. 16. Беспокойство агента на Западе воспринималось как естественное желание обезопасить себя на случай провала. Отсюда все эти разговоры и возможные выезды за рубеж на выставки в США, Бразилию и т. д. Однако отсутствие реальных возможностей на выезд за рубеж заставляло спецслужбы расширить работу с агентом в Москве.

Турнир. 16. П. работал над выявлением каналов проникновения в СССР посланцев СИС и ЦРУ, а его планы возможных выездов за рубеж на выставки — это способ держать спецслужбы в напряжении и активизировать их работу с ними в Союзе по различным каналам связи — тайникам, «моменталкам», посредникам. Советская сторона изучала формы связи, собирала данные на кадровый состав разведок Запада на территории Союза и за рубежом для их компрометации и дискредитации спецслужб и правительства Англии и США в целом.

Суд. 17. «В августе 1962 года в письме в разведцентр П. жалуется, что его положение становится тревожным, и просит дать подробные данные о том, какое вознаграждение он получит за свою работу и как конкретно будет обеспечен на Западе, когда сможет туда выехать…»

Шпион. 17. Тревожное состояние агента — это нормальное явление, однако до определенного предела. П. знал уже в то время, что им интересуется КГБ, но надеялся, что его работа в военной разведке станет прикрытием при его проверке органами госбезопасности. Именно так он успокаивал западные спецслужбы.

Турнир. 17. «Тревожность» позволяла советской стороне стимулировать западные спецслужбы обсуждать с П. конкретные каналы побега на Запад. Этим письмом и ответом на него П. задокументировал для органов госбезопасности условия приема агента в Англии и США после возможного ухода за рубеж.

Суд. 18.«.. 22 октября 1962 года советские чекисты положили конец всей этой тонко задуманной и тщательно разработанной шпионской операции».

Шпион. 18. Эта дата стала известна Западу значительно позже. С августа П. был вне поля зрения западных спецслужб. Так, 2 ноября «органы следствия провели эксперимент с тайником» на Пушкинской улице, где был взят с поличным сотрудник американского посольства.

Турнир. 18. В любом случае П. — подстава, либо он стал активно сотрудничать с органами после задержания (например, в начале августа). Задержание американца на тайнике — это акция запрограммирована советской стороной для документирования шпионской работы Запада на территории СССР.

…Мотивы мотивами, но интерес любой разведки состоит в возможностях потенциального источника информации.

Конечно, инициативный выход Пеньковского на спецслужбы Запада упрощал им выяснение характера доступа заявителя к информации.

Однако эти службы должно тревожить вечное сомнение: а не подстава ли такой инициативщик? И тогда вступает в силу правило: убедиться, что человек работает с ними честно. Это можно сделать, в частности, путем анализа получаемой от него информации. Проще говоря, если материалы наносят ущерб государству инициативщика, то, значит, он искренен в своем желании работать на Запад.

Ниже речь пойдет об информационных возможностях Пеньковского все в том же ключе по трем анализируемым источникам.

Суд. 19. «Между ним и П. состоялся откровенный разговор, в котором П. рассказал, а затем по предложению Винна изложил в письменной форме свои возможности по сбору сведений, интересующих английскую разведку…»

Шпион. 19. Инициативный выход П. на западную спецслужбу мог быть ею не поддержан, если бы не два момента: там знали, что П. — сотрудник военной разведки, и располагали сведениями о его попытках связаться с американцами в Турции и Москве.

Турнир. 19. Винн оказался не случайно поле зрения П. Такие люди, часто бывавшие в Союзе, обычно связаны со спецслужбами. П. в обращении к Винну (по подсказке нашей госбезопасности) действовал наверняка. Через этот канал связи он довел до Запада свои интригующие любую разведку информационные возможности.

Суд. 20. «В июне в Лондоне П. передал Винну пакет с новыми секретными материалами… и имел пять встреч с представителями разведок… Он рассказал о своей прошлой работе, о военных учреждениях, выдал ряд важных сведений, военную тайну СССР, получил высокую оценку иностранных военных…»

Шпион. 20. Отмечалось, что на пяти встречах П. говорил несколько десятков часов и всю эту информацию анализировали десятки специалистов в свете ее полезности, мотивов обращения П. к Западу и перспектива использования агента.

Турнир. 20. П. в большой степени был свободен в передаче сведений на Запад, так как незадолго до его контактов с разведками был разоблачен другой сотрудник ГРУ — Петр Попов, который нанес конкретный ущерб — выдал секреты, включая имена и характеристики разведчиков, данные о ракетах. На встречах П. с «коллегами» из СИ С и ЦРУ ему ставили задания, оговаривали условия связи — все конкретно. Вот это и называется проникновением в агентурную сеть противника.

Суд. 21. «От своих “хозяев” П. получал задание по широкому кругу вопросов, причем особый интерес проявлялся к сведениям военного характера…»

Шпион. 21. П. работал по конкретным заданиям военного, экономического и политического характера. Нацелен был на сбор сведений о военнослужащих, которые были в курсе дел по жгучим проблемам — Берлину, советско-китайским отношениям, военноэкономическим вопросам.

Турнир. 21. Выяснение советской стороной круга вопросов, интересующих спецслужбы по СССР, — это создание предпосылок для капала по дезинформации Запада. Канал был создан к тому моменту, когда в нем была острая необходимость для контактов с США в период Карибского кризиса: и для дезинформации, и для передачи нужной советской стороне информации при поиске компромиссных решений.

Суд. 22. «Секретные документы, которые он фотографировал и передавал затем иностранным разведкам, объективно подтверждаются данными полученных в этот период П. в спецбиблиотеках ряда закрытых изданий, в которых содержались статьи и другие материалы».

Шпион. 22. На Западе на основе полученных от П. материалов из спецбиблиотек создавалось впечатление о советском ракетноядерном потенциале и доктрине Советов по применению ядерного оружия.

Турнир. 22. Своими материалами и устными сообщениями о ракетно-ядерном оружии (характеристика) и его количестве (300 зарядов) П. серьезно озадачил США в момент Карибского кризиса. К этому времени США обнаружили в СССР всего лишь 25 стартовых площадок для МБР. А где были остальные?

Суд. 23. «Иностранным разведкам я передал 25 сфотографированных отчетов из разных областей техники и промышленности, примерно в 35 томах».

Шпион. 23. Эта информация тщательно анализировалась и исследовалась в плане выявления тенденций в развитии промышленности в СССР.

Турнир. 23. Это был вал информации, в которой могли увязнуть любые эксперты Запада на многие месяцы, особенно если учитывать, что советская статистика не была откровенной ни перед своей страной, ни тем более перед Западом. Несколько расхождений в отчетах официальной статистики с данными П. создавали эффект достоверности документов и усиливали доверие западных спецслужб к агенту.

Суд. 24. «Экспертиза по определению степени секретности сведений о деятельности ГК КНИР также пришла к выводу, что эти сведения являются секретными. Эксперты аргументировали свои выводы и указали, что в совокупности большое количество документов, переданных П., содержат важные сведения экономического характера».

Шпион. 24. Именно совокупность множества документов и их подлинность, которая была проверена западными спецслужбами в результате сравнения с материалами от других источников в ГК КНИР, позволили Западу признать материалы от П. ценными.

Турнир. 24. Достоверность определяется секретностью, актуальностью и документальностью — все это в материалах П. присутствовало. Доверие к нему росло, и это была работа советской стороны по созданию канала дезинформации. Сообщение в зале суда о печатных источниках П. в спецбиблиотеках лишь усиливало значимость его работы в интересах Запада. Во время процесса в зале возник вопрос о расхождении в данных П. и западных спецслужб (тома и пленки). Это создало эффект нелояльности П. судебному процессу и следствию, даже в условиях смертельной опасности для него.

Суд. 25. «За время сотрудничества с английской и американской разведками П. нанес большой вред нашему государству, передав устно, в письменных донесениях и на фотопленках обширную информацию… часть которой составляет государственную и военную тайну СССР… Передал 106 экспонированных фотопленок по 50 кадров в каждой, то есть более 5000 фотоснимков…»

Шпион. 25. Эксперты западных спецслужб оценивали информационную работу П. высоко. Над изучением информации трудилась большая группа специалистов из разных областей науки и техники.

Турнир. 25. Называя количество переданных П. на Запад листов, советская сторона убеждала западные спецслужбы в глубине и эффективности следствия по работе П. на противника. Однако возможное расхождение данных с количеством томов со сведениями, которыми располагали спецслужбы (9000 листов), создавали эффект нелояльности П. судебному процессу — это сигнал «Я не сдаюсь», который мог быть понят на Западе так: «Верьте моей информации».

Суд. 27. «Эксперты Минобороны СССР, изучавшие материалы дела, в том числе показания П. о содержании выданных им сведений военного характера, а также рассмотрение подготовленных данных, которые он не успел передать, дали заключение, что некоторые из этих сведений не составляют государственную тайну, но являются секретными».

Шпион. 27. Именно отчеты из спецбиблиотеки военной разведки и статьи в спецжурналах создали мнение на Западе о концепции вооруженных сил СССР, их стратегии и видах вооружений в перспективе.

Турнир. 27. Эксперты подтвердили для Запада: П. нужно верить. А позднее, в конце 60-х годов, там узнали, что статьи в спецжурналах были фальсифицированы в качестве намеренной дезинформации Запада согласно операции советской стороны под кодовым названием «Великая ракетная деза».

С точки зрения наших органов госбезопасности непроявленные фотопленки, найденные в тайнике в квартире П., стали вещественным доказательством его шпионской деятельности. Но для Запада — это доказательство вины П. И, как следствие, его осуждение и расстрел: погиб ценный агент.

…Разведка уязвима на каналах связи. Годами создаваемая агентурная сеть больше всего опасается провалов в результате вскрытия факта общения агентов с разведчиками. Чтобы обезопасить работу разведки с агентами, каналы связи разнообразят по степени их скрытности, быстроте срабатывания и надежности в агентурном сохранении материалов.

Пеньковский «работал» фактически на всех каналах связи: личном — встречи в Лондоне и Париже, моментальном — с Чизхолмом на Цветном бульваре и на Арбате в Москве, тайниковом — на Пушкинской улице, сигнальном — открытки и радио (радиоприемы из разведцентра Запада). Но все же главный канал — посреднический, через Винна. Все эти каналы были хорошо задокументированы советской стороной.

Суд. 28. «Используя свое положение заместителя начальника иностранного отдела ГК КНИР и имея по роду службы возможность встречаться с иностранцами, приезжающими в Советский Союз в составе различных научно-технических делегаций…»

Шпион. 28. П. имел выходы на важную государственную структуру — ГК КНИР и, как военный разведчик, был вхож в Минобороны СССР. Этими потенциальными возможностями определялся интерес к П. со стороны спецслужб Запада.

Турнир. 28. «Крыша» позволяла П. найти нужный для советской стороны контакт — ниточку к спецслужбам Запада из числа бизнесменов, бывавших в СССР. Несомненно, Винн был выбран потому, что имелись сведения о его связях с СИС.

Суд. 29.«… вступил в доверительные отношения с владельцем посреднических компаний “Гревилл Винн Лимитед”, одновременно выполнявшим функции консультанта ряда английских фирм, подданным Великобритании Гревиллом Винном…»

Шпион. 29. На Западе эксперты спецслужб и специалисты по разведке считают, что Винн был кадровым сотрудником СИС, но глубоко зашифрованным. В делах с П. — это был отличный канал связи.

Турнир. 29. П., то ли сам, то ли по заданию советской стороны, выбрал Винна в посредники по нескольким причинам: бизнесмен широкого профиля, контакты в Англии, работа на выставках по всему миру, регулярные визиты в Союз. Такое прикрытие для спецслужбы — одно из лучших.

Суд. 30. «В Лондоне было обусловлено, что дальнейшие инструкции П. получит через Винна… в Москве…»

Шпион. 30. Регулярные визиты Винна в Москву создавали бесперебойную связь с П. как агентом и позволяли официально видеться с ним в рамках работы по линии ГК КНИР.

Турнир. 30. Канал Пеньковский — Винн был наиболее неуязвим для советской контрразведки потому, что П. был кадровым сотрудником ГРУ ГШ МО СССР. Винн проходил у него как оперативный контакт. Этот канал был достаточно конспиративен, регулярен и надежен для передаваемой информации, гарантировал максимальную дееспособность агента в работе с Западом. Однако лишь до тех пор, пока Винн мог ездить в Союз или П. за рубеж.

Суд. 31. «П. был снабжен шпионским снаряжением: фотоаппаратом “Минокс” пленками к нему, транзисторным приемником марки “Сони”, шифровальными блокнотами, бумагой для тайнописи…»

Шпион. 31. П. достаточно эффективно использовал технические средства для сбора материалов (фото) и контактов с разведцентром на Западе (радио).

Турнир. 31. Весь этот «шпионский набор» попал в руки советских спецслужб, хотя еще в августе П. сообщал о внимании к нему со стороны органов госбезопасности?!

Суд. 32. «Сигнальные открытки, полученные от Винна, представляли собой обычные советские открытки с видами Москвы, заполненные текстом и адресами на английском языке. Посылкой таких открыток П. должен был дать знать о тех или иных изменениях его деятельности».

Шпион. 32. Фактически П. в работе с западными спецслужбами использовал весь арсенал условий связи, и это было для него опасно. Анализ западных экспертов показывает, что расширение форм связи вело дело к провалу, но СИС и ЦРУ упорно не замечали этого факта, форсируя работу с агентом в Москве.

Турнир. 32. Удивляет тот факт, что западные спецслужбы сделали из ценного агента Пеньковского полигон для применения всех доступных форм связи.

Суд. 33. «П. осмотрел показанные ему фотографии новых лиц, с которыми он должен был поддерживать шпионские связи… — атташе посольства США и секретарь посольства Великобритании…»

Шпион. 33. Интенсивность работы с П. требовала от спецслужб Запада введение новых контролеров на территории Союза.

Турнир. 33. Каждое новое лицо в поле зрения агента усложняло его отношения с западными спецслужбами. А появление новых контролеров в арсенале П. повышало уровень опасности быть замеченным в конспиративных контактах с иностранцами. Даже если они проходили в официальной обстановке, например на приемах. Новому лицу в посольстве — всегда особое внимание со стороны и нашей, и западных контрразведок.

Суд. 34. «Шпионскую информацию П. передавал через разведчицу Чизхолм на состоявшихся в конце 1961 и начале 1962 года встречах на улицах Москвы».

Шпион. 34. Супруги- разведчики Чизхолм были известны советской стороне по их работе в одной из соцстран, из которой они были выдворены. Вывод их на П. означал путь к провалу.

Турнир. 34. Моментальные встречи на улицах Москвы — это крупнейшая ошибка западных спецслужб, взявшихся обеспечивать безопасность работы со своим ценным агентом. Создается впечатление, что «мертвый агент» им был даже более нужен (и полезен), чем живой.

Суд. 35. «В октябре 1961 года П. подготовил ряд материалов военного характера, в том числе данные об одной военной академии, список известных ему офицеров, генералов с краткими характеристиками на них, статьи из военных журналов… и по паролю передал связнику иностранной разведки в районе гостиницы “Балчуг”. Этот вид связи был обусловлен с П. во время его пребывания в Париже».

Шпион. 35. Было замечено, что западные спецслужбы мало уделяли внимания анализу работы П. по добыванию информации с точки зрения безопасности. Как профессионалу-разведчику, считали они, ему было виднее.

Турнир. 35. В случае у «Балчуга» только актуальность информации могла заставить западные спецслужбы пойти на риск и направить на связь с ценным источником в страну его пребывания с мощной контрразведывательной службой своего агента.

Суд. 36. «…беседы Винна с П. в туалетных комнатах при открытых кранах, чтобы шум текущей воды заглушал голоса… В туалете американского клуба он вел свой разговор с Чизхолм 5 июля 1962 года…»

Шпион. 36. Такие осторожности воспринимались западными разведчиками как необходимость, причем оправданная.

Турнир. 36. Такие уединения вызывали подозрение у советских спецслужб: с Винном, а затем с Чизхолм — и все один и тот же человек — Пеньковский. Было заметно его желание скрыть свои неофициальные отношения с этими людьми.

Суд. 37. «В Париже П. был назван подобранный американцами тайник в подъезде дома № 5–6 по Пушкинской улице в Москве и объяснены правила пользования им: метка и телефонные звонки с вызовом на операцию и удачное ее проведение. Условия П. записал на листке бумаги, который был изъят у него при аресте».

Шпион. 37. Особенностью тайниковой операции на Пушкинской улице было то, что вызов на ее проведение исходил от П. И он лишь раз использовал ее для передачи материалов.

Турнир. 37. Условиями тайниковой операции воспользовались сотрудники госбезопасности, когда вызвали к тайнику американского дипломата и задержали его там с поличным.

Суд. 38.«… наличие у П. номеров телефонов дипломатических сотрудников не есть еще доказательство его преступной связи с этими лицами, ибо П. по роду своей официальной службы был связан с иностранцами, бывал на дипломатических приемах…»

Шпион. 38. Обилие официальных связей — это особенность работы любого разведчика. П. активно использовал свое служебное положение для деловых контактов с нужными людьми со стороны западных спецслужб.

Турнир. 38. Правило работы разведчиков гласит: быть подальше от подозреваемых в связях со спецслужбами лиц — они «под колпаком». Во время посольских приемов от наблюдения не спастись. П. и его «хозяева» пренебрегли правилом, вызвав тем самым у советских спецслужб уверенность в связях П. со спецслужбами Запада. Но этот упрощенный подход — встречи на приемах — в то время практиковался западными спецслужбами.

Суд. 39. «Следствие не просто приняло на веру объяснения П., а подвергло их объективной проверке… 2 ноября 1962 года был проведен следственный эксперимент с соблюдением всех условий закладки в тайник, о котором сообщил П., и вызова туда разведчика. Через 30 минут после телефонных звонков помощник военно-воздушного атташе США явился осмотреть метку, а затем к тайнику прибыл сотрудник посольства США, где он и был задержан с поличным».

Шпион. 39. На Западе этот ход советской стороны назвали провокацией — ведь Пеньковский 22 октября уже был арестован.

Турнир. 39. Этот и другие факты из общения западных спецслужб с П. были задокументированы советской стороной. На Западе не знали, когда же действительно был арестован П. Хотя Винн мог понять по поведению П., что он «под колпаком». Это можно было заметить на приемах. Выходит, что П. помогал Советам после ареста или работал в их пользу с самого начала. О точной дате ареста Пеньковского органы госбезопасности помалкивают по сей день.

* * *

Какую потаенную цель преследовал государственный обвинитель, произнося свою речь? С точки зрения построения ее — она была безупречной: обстановка со шпионажем против СССР, анализ преступлений Пеньковского и путь его как карьериста до предательства, преступления Винна, «американские и английские разведчики под маской дипломатов», юридическая составляющая преступления.

Но почему из многих цитат, характеризующих разведывательный интерес Запада к советской науке и технике, гособвинитель выбрал одну — высказывание Аллена Даллеса, в бытность его директором ЦРУ, об интересе американцев к нашей ракетной технике.

Так, выступая в январе 1960 года перед сотрудниками НАСА, Даллес заявил:

«Сейчас наша главная задача стоит в том, чтобы определить, каково положение Советского Союза в ракетной технике и в других военных областях и каким оно будет в ближайшем будущем. Нас, американцев, ужасно интересуют такие вещи, как потенциальные возможности Советского Союза производить ракеты, запасы советских ракет, роль ракет в советском военном планировании…»

В это время позиции советской разведки в ЦРУ были достаточно прочными и за этим публичным высказыванием были конкретные планы, которые американская разведка пыталась реализовать. Напрашивается вопрос в связи с этим: могла ли советская госбезопасность оставить без внимания курс ЦРУ на проникновение в секреты о советских ракетах? И не был ли Пеньковский в контактах с западными спецслужбами проводником дезинформации о «роли ракет в советском военном планировании»?

Ведь те материалы, которые он давал о стратегии в использовании ракет («закрытые» военные журналы, устные сообщения и другие сведения), в конце 60-х годов оказались «Великой ракетной дезой», реализованной советской военной разведкой с участием органов госбезопасности.

Так что же гособвинитель? Он озвучил дезинформацию: русских задел за живое тот факт, что Пеньковский передал на Запад «ракетные секреты».

Западные аналитики «дела Пеньковского» находят несоответствие в дате приведения приговора в исполнение агенту Алексу-Янгу-Герою, то есть Пеньковскому. В интервью корреспонденту «Известий» 29 мая 1963 года гособвинитель категорически заявил: «Пеньковский мертв. Приговор приведен в исполнение во второй половине дня 16 мая…»

Но даже в официальных сообщениях не называлась точная дата. Вот какая заметка была помещена в газете «Правда» 17 мая 1963 года: «Приговор приведен в исполнение. Президиум Верховного Совета отклонил ходатайство о помиловании Пеньковского О.В., приговоренного Военной коллегией Верховного суда СССР за измену Родине к смертной казни — расстрелу».

Может быть, права «английская реакционная газета “Санди телеграф”, с которой дискутировал гособвинитель? 19 мая 1963 года газета писала:

«Западные официальные лица в Москве считают, что смертный приговор Олегу Пеньковскому — чистейшая липа. Как выразился один дипломат, казнь Пеньковского “состояла в том, что его паспорт уничтожили, а взамен ему выдали другой"».

С точки зрения логики судебного процесса и выдвинутых обвинений против Запада, ведущего шпионскую работу против СССР, весьма желательно довести «дело Пеньковского» до конца — «привести приговор в исполнение». Причем немедленно, и смысловая нагрузка текущего момента в этом случае понятна всем.

Но подтекст высказывания «Санди телеграф» тройственен: либо Пеньковский не был предателем, либо он предал своих западных «хозяев», сотрудничал с органами госбезопасности после ареста и ему заменили расстрел на другую меру наказания, либо он оставлен в живых для использования в качестве источника информации о формах и методах работы западных спецслужб.

Одна фраза, цитируемая в указанной газете, — «его паспорт уничтожен, а взамен ему выдали другой» — говорит о том, что Запад видел в «деле Пеньковского» хорошо разыгранную советской стороной акцию, ценой которой была компрометация западных спецслужб и дискредитация посольств Великобритании и США. А в целом — дезорганизация их работы против Советского Союза.

И еще. Как сочетается высказывание английской газеты, госбезопасности и… представителя СССР в ООН Федоренко в 1963 году, который в доверительной беседе с дипломатом одной из стран третьего мира заявил: «Не верьте всему, что пишут газеты. Пеньковский жив и здоров, он был двойным агентом, работал против американцев».

Далее можно попытаться ответить на возникшие вопросы, а также рассмотреть «дело Пеньковского» в трех ракурсах: Пеньковский — предатель; Пеньковский — предатель, но после ареста сотрудничал с органами; Пеньковский — не предатель.

Об истинной роли всего этого «дела» органы госбезопасности молчат потому, что предание гласности обстоятельств «дела» вскроет секреты методов подготовки акций тайного влияния такого масштаба. То есть нанесет вред концептуальному подходу в дезинформационных играх, ряд положений которых актуален и по сей день.

ОПЕРАЦИЯ ПРОТИВ СИС И ЦРУ

Появление в 2000 году книги О. Пеньковского «Записки из тайника», подготовленной российским издательством на основе американского издания «Записок Пеньковского», придало автору новый заряд бодрости: снова можно было поразмышлять над западной точкой зрения на «дело».

Хотелось найти «зерна истины», читая «Записки» между строк и пытаясь понять, что имела в виду западная сторона, а что советская. К тому времени было известно, что «Записки» сфабрикованы на основе 17 бесед с Пеньковским в Лондоне и Париже, а это около 50 часов. Мне представлялось, что в них должны быть целые россыпи интересующих меня сведений. Главное, это найти способ их обнаружения.

Для начала была взята статья о «деле» из «Комсомольской правды», «Независимой газеты», газет «Совершенно секретно», «Новости разведки и контрразведки» и др. Они были «обработаны» цветными чернилами — черными, красными и зелеными. В это трехцветье было вложено понимание автором проблемы, наполненной новыми фактами за последнее десятилетие.

Первой стала статья из популярного в начале 90-х годов еженедельника «Куранты». Статья носила тенденциозный заголовок: «Был ли Пеньковский предателем?»

В ней подчеркнуто черным цветом: «На Западе он считался человекам, сумевшим спасти мир от ядерной войны». И еще: «Операция КГБ по разоблачению крупнейшего вражеского “крота”. Красным: «На Востоке — агент двух разведок». Или: «Пеньковского сгубило не столько искусство оперативников КГБ, сколько халатность или же просто злой умысел британской спецслужбы». Наконец, зеленым цветом выделено: «Новая версия британского исследователя порождает сомнения», «в истории предательства и разоблачения похитителя “ракетных секретов” есть еще одна малоисследованная сторона…», «возникает впечатление, что полковник ГРУ вначале действовал чуть ли не по приказу…», «подозрения, что Пеньковский ведет двойную игру, никогда не покидали руководство ЦРУ». И далее: «Уж очень все шло гладко», «сомнительная мотивация добровольной вербовки» — не это ли тревожило советскую госбезопасность прежде всего?!

Не мог автор не обвести в зеленую рамку и такой абзац:

«Англичане знали, что Пеньковский и его связник “под колпаком ”. Отчего же контакты с ним не были прерваны? Видимо, после многих провалов британские спецслужбы держались за свой единственный козырь, доведя агента до ареста».

Последнее замечание в этой статье говорило о том, что наша госбезопасность верно рассчитала мотивацию СИС в работе с Пеньковским. СИС не могла сознаться в своих подозрениях в отношении своего Героя и вынуждена была выдавать любую информацию агента за ценную.

Итак, черным цветом было выделены те места, где говорилось об оценке действий Пеньковского Западом, причем в положительном, с их точки зрения, свете. Красным — об оценке или самих фактах «разоблачения» его работы в пользу Запада нашими органами госбезопасности. (Судя по всему, наши коллеги из «семерки» — службы наружного наблюдения — и контрразведчики работали честно и гибко, не зная, кто есть кто.) Зеленым были отмечены все те моменты, где факты и их интерпретация подавались в пользу версии: Пеньковский — двойной агент, а значит, подстава нашей госбезопасности, точнее, советской стороны.

Таким образом были обработаны остальные статьи по «делу». Этот своеобразный тренинг нацелил автора на серьезную работу с «Записками из тайника». Сегодня, просматривая свои пометки с анализом «Записок», понятно, что это был в определенной степени систематизированный комментарий к ним, к этому западному изданию «Записки Пеньковского» (1965).

Старые выписки начинались с черно-красно-зеленого анализа статей о «деле» в периодической печати. Затем шли пометки из книги «Шпион, который спас мир» и заметки в главе, касающейся подготовки «Записок» к изданию под редакцией ЦРУ и СИС. На отдельном листочке была и такая запись: «“Мемуары" содержат весьма глубокий анализ характера Пеньковского и мотивы, которыми он руководствовался, а также массу самой разнообразной информации о советских взглядах…»

В тот момент были выделены слова «характера», «мотивы», «взгляды». На полях же добавлено: «Это их понятие подсказанных нами мотивов, которые они хотели видеть, и мы помогли им в этом. Как и Гитлер, они просчитались в главном: народ не хочет американского образа жизни. Ему ближе понятия “коллективизм". Примеры? Гражданская война, война, восстановление».

Может быть, эти слова вернули автора в военное детство — ведь он — «продукт» эпохи высоких духовных порывов народа, из которого вышло все его большое семейство. Сегодня невозможно поверить, что коллективизм нашего народа был разрушен в 80—90-х годах.

Комментарии по поводу «Записок из тайника» были своеобразной дискуссией с их создателем Джибни. Конечно, обращалось внимание лишь на значимые места, ибо в книге было более 400 страниц. Особенно на предисловия автора к главам — часто весьма пространные. Были оставлены на совести Джибни его «личные» замечания о Советском Союзе, о нашей системе ценностей, о ГРУ, КГБ и тому подобное.

Вот вступительная статья «От автора». Ее написал Фрэнк Джибни, подготовивший в «соавторстве» с ЦРУ и СИС эти «Записки» еще в середине 60-х годов (1965). В пометках автора выделено из этой статьи следующее высказывание Джибни:

«Текст этой книги основан на трех документальных источниках: на записках самого Пеньковского в том виде, как они были доставлены из Советского Союза; официальном отчете о процессе Пеньковский—Винн, опубликованном издательством политической литературы в 1963 году, а также на сообщениях прессы и материалах дискуссий, связанных с арестом Пеньковского и судом над ним, которые появились в Европе, США и даже в Советском Союзе. Кроме того, я располагал информацией, полученной в результате продолжительных бесед с Гревиллом Винном…»

И как видите, ни слова о сведениях, полученных ЦРУ и СИС в результате многочасовых контактов с Пеньковским в Лондоне и Париже!

Но ведь записок как таковых не было. Это синтез из его бесед с «коллегами» в том же Лондоне и Париже. А Винн мог дать Джибни лишь то, что ему Пеньковский подсказывал в силу оперативной необходимости. Западный блеф в рамках «черной пропаганды» заключается в том, что Джибни и его «соавтор», беглец из КГБ, прекрасно знали, откуда «Записки» — это были фрагменты магнитофонных записей тех самых 17 встреч Пеньковского и четырех офицеров спецслужб в Англии и Франции, любезно предоставленные Джибни сотрудниками ЦРУ и СИС.

В этих магнитофонных записях отдельные высказывания Пеньковского должны были выглядеть как экспромт (это автору было знакомо по беседам с канадскими контрразведчиками). Его оперативная информация должна была прерываться комментариями из его прошлой или настоящей жизни. И это была, как понимается, тактическая уловка для выигрыша во времени на обдумывание ответов на уточняющие вопросы его «коллег».

Джибни пишет, что в вопросах, касающихся принципов и методов работы советских разведывательных спецслужб, а также специальной терминологии, он опирался на знания Дерябина (соавтор — беглец из КГБ). Но Пеньковский мог «играть» сведениями о разведке хотя бы потому, что предыдущие 5–6 лет на Запад работал разоблаченный предатель — офицер ГРУ. Этот предатель наверняка сообщил многое о теории разведки и спецтерминах. Дерябину в этой области все это было не под силу — он отставал в своей осведомленности о делах КГБ лет на десять.

Комментируя «Записки», хотелось начать с обстоятельств их появления. Их СИС и ЦРУ пытались использовать, в частности, для вбивания клина в отношениях между нашими разведками госбезопасности (КГБ) и военной (ГРУ). Западные спецслужбы не могли не понимать, что наши разведки работают над чем-то стратегически важным. И были бы правы, если бы их источники могли проникнуть в эту супертайну: обе наши разведки решали одну глобальную задачу — дезинформация противника в отношении Кубы и на этом фоне решение проблемы «ядерного щита».

Предисловие Джибни к «Запискам» и комментарий автора к ним, возможно, давали ключ к пониманию всех подобных «записок», составляемых на Западе.

Приговор суда Винну — настоящий, а Пеньковскому — согласно легенде, разработанной советской стороной. К этому сложному для него моменту он шел с 1956 года, когда по заданию ГРУ впервые пытался втереться в доверие турецких и американских спецслужб.

Отставание СССР в ядерной защите грозило дать карт-бланш американцам, поэтому советская сторона торопилась создать паритет ядерных сил, чтобы обмен взаимными ударами стал невозможен. Уже тогда, в 1956 году, выстраивалась для Пеньковского легенда: разведвозможности — это ГРУ (Минобороны), мотивы — его прошлое (отец-белогвардеец) и не оцененные по достоинству заслуги в послевоенное время, материальные пристрастия (сбыт вещей на рынках Анкары), демонстративный интерес к женщинам…

Главный блеф в легенде Пеньковского — это информация об отставании Советского Союза в ракетной технике и в обмане Хрущевым Запада в этом вопросе, ибо якобы Советы не могут нанести превентивный удар, так как сил у них пока таких нет.

Когда Пеньковскому не удалось войти в доверие в Турции, то советская сторона решила прикрыть его действия с позиции ГК КНИР. Очевидно, было опасение и в КГБ, и в ГРУ, и у кураторов из ЦК, что американцы не «клюнут». Уж очевидно все эти действия из 50-х годов походили на подставу. К чести всех, кто был занят этим этапом акции по привлечению к Пеньковскому внимания со стороны западных спецслужб, СИС удалось расшевелить. И игра пошла…

Что давало пребывание в ГК КНИР? Возможность выездов за рубеж, где спецслужбам Запада было легче закрепить его вербовку. Однако, когда встал вопрос о компрометации конкретных лиц и дискредитации западных дипломатических миссий, Пеньковский стал невыездным, хотя и держал Запад под напряжением своих обещаний выехать в разные страны на короткий срок.

Джибни пишет: «По свидетельству советских прокуроров, информация, которую Пеньковский передавал на Запад, касалась, главным образом, экономических и технических вопросов и лишь в самой минимальной степени содержала сведения секретного военного характера…»

Все верно. На суде Пеньковский предстал в качестве «полковника артиллерии в запасе» и «гражданским служащим». Просто советская сторона не могла публично признать, что в Москве наши спецслужбы ведут разведработу с позиции ведомств государственного масштаба, каким, в частности, был ГК КНИР (автору это хорошо известно, потому что сам около двадцати лет работал «под крышей» Минвнешторга).

Можно предположить, что во время суда наша сторона стремилась создать впечатление: Пеньковский не сознался во всех «грехах», касающихся передачи документов. А именно в них содержалась главная деза стратегического значения. Нужно было подыграть Западу и убедить американцев и англичан, что они потеряли ценного источника.

Джибни говорит об этом так: «Текст обвинительного заключения разоблачал ложь (не было военных секретов), так как содержание формулировок, например, типа: “совершенно секретная информация", “документы особой важности", “экономического, политического, военного характера… Секретные разработки в области космоса… войска в Германии"». Или: «Списки офицеров и генералов ПВО, новая военная техника, материалы по ракетной технологии… атомная энергетика…»

Кажется, советской стороне удалось убедить Запад в отставании от американцев в ракетах и атомных зарядах. Однако, не настолько, чтобы Советы не были в состоянии «огрызнуться», если США решаться напасть на СССР или страны соцлагеря.

Информация от Пеньковского заставила американцев отказаться от превентивного удара по СССР, обойтись в случае необходимости обычными видами вооружений, а главное — искать компромиссные решения для выхода из Карибского кризиса.

Военный прокурор Горный на суде говорил: «Обвиняемый Пеньковский — отступник, карьерист, морально разложившаяся личность…» В этой игре для Пеньковского, боевого офицера двух войн, разведчика и гражданина, самым трудным было слышать такое. Ведь были мать и жена, дочери, товарищи… И все, что он смог сказать им в сложившейся ситуации, — одна фраза: «Так было надо!» И каждый понял ее по-своему. По к этому Пеньковского готовили — на войне как на войне!

Справка. Автору также пришлось бы выступить в подобной роли, если операция «Турнир» была бы реализована в полном объеме согласно задуманному долговременному плану. Полистав снова страницы судебного процесса, автор мысленно возвратился ко времени, когда прошло почти десять лет после «дела». Именно тогда, привлекая к операции «Турнир», автора спросили: смог ли он сыграть роль предателя и перенести суд, телевидение? Спрашивали: «А как родные?» И был ответ: «Они поймут…» Но какие страдания это им доставило бы, даже если бы они знали, что это игра?! Особенно отцу… Да простит автора читатель, именно поэтому он не может принять «дело Пеньковского» как предательство!

Джибни провозглашает: «Олег Пеньковский в одиночку взломал систему безопасности государства…» Что же это за безопасность, если один человек может ее нарушить? Такие рассуждения — это и есть «черная пропаганда» — для желающих быть в неведении. И далее он говорит: «Важность работы Пеньковского подтверждается теми мерами, которые были приняты сразу после его ареста…» Он имеет в виду маршала Варенцова и руководителя ГРУ Серова. И еще: «Триста офицеров советской разведки были немедленно отозваны в Москву из дипломатических представительств за рубежом». Ну, это уже заведомо «развесистая клюква» из арсенала «черной пропаганды».

О реакции на предательство Пеньковского во внешней разведке я уже говорил ранее. Но лучше бы Джибни заглянул в свою записную книжку и подсчитал, сколько знакомых у него в ней значится? Не 300, а около 70 человек выехали из-за рубежа (и безо всякого ажиотажа!).

Но кто именно? Во-первых, это были активные работники разведки, серьезно «намозолившие глаза» западным спецслужбам. В ожидании ответных мер после ареста Пеньковского их просто вывели (обезопасили) из страша. Следующая категория — это те, у кого заканчивался срок командировки. Наконец, и в ГРУ, и во внешней разведке были работники нерезультативные либо с подмоченной репутацией. Выехали также технические работники, требующие замены. Конечно, для предотвращения провокаций в отношении их пришлось уехать тем, кто работал ранее с Пеньковским в Турции.

Но вот весь фокус в том, что всех их отозвали в короткий промежуток времени — до конца 1962-го и до начала следующего года. Этим советская сторона создала иллюзию увязывания «провала» наших спецслужб и «ареста» Пеньковского. Все эти действия работали на легенду: Пеньковский честно сотрудничал с СИС и ЦРУ. И так в глазах Запада была, как заявил Джибни, «подтверждена важность работы Пеньковского…».

Сложнее нашей стороне пришлось с маршалом — «источником» Пеньковского, которого в этом качестве знали на Западе и ценили — «агент» вышел на самые верхи военного командования. Маршал не был в курсе «дела». По заданию и плану игры Пеньковский восстановил с ним контакт лишь после выхода на англичан и американцев — так посоветовали Пеньковскому в КГБ — ГРУ. «Наказание» маршалу — понижение в должности и звании. Но это было частью игры, на что тот согласился, приняв «арест» своего в прошлом сослуживца якобы за чистую монету.

Маршал Варенцов и глава ГРУ Серов были из окружения Хрущева. Варенцова якобы Хрущев убедил лично как фронтового друга, попросив принести в жертву себя «публично». В отношении маршала был распространен слух, что, кроме болтовни «за рюмкой чая», никаких секретов маршал не раскрыл, но… Но вес же — ротозей. Якобы так внешне снижался информационный эффект от «предательства» Пеньковского. Как другу, Хрущев честно пояснил маршалу: нужны «стрелочники», и среди них — он и Серов.

Фактически Хрущев «спасал» маршала от худшего: при расследовании «дела» военная прокуратура намеревалась привлечь маршала к уголовной ответственности за разглашение государственной и военной тайны. Прокуроры работали в этом «деле» втемную, и маршалу грозил срок лишения свободы до десяти лет. Однако Хрущев друга в обиду не дал, приказав: «Публично наказать, но под суд не отдавать!»

И имя маршала на суде фактически не фигурировало. Лишь в интервью, которое дал главный обвинитель газете «Известия», прозвучала такая фраза: «…бывший главный маршал артиллерии С. Варенцов понижен в звании и должности за то, что, зная Пеньковского по фронту, доверился его “жалобам” на якобы незаконное отчисление его из кадров Советской Армии. С. Варенцов добился пересмотра отрицательной служебной аттестации Пеньковского и в конечном итоге содействовал его устройству по службе в ГК КНИР».

Но «был ли мальчик»? Пеньковского из армии не уволили, После Турции он работал в Минобороны, а затем снова в военной разведке. И ГК КНИР был его «крышей». Намечалось маршала вообще «простить» и отправить на пенсию года через два-три. Но Хрущев ушел с политической арены страны в конце 1964 года, и о «фронтовом друге» просто. забыли. То же произошло и с Серовым, который был многим не по душе за близость к Хрущеву.

Нет смысла повторять, что говорит Джибни о «вкладе» за шестнадцать месяцев работы Пеньковского с Западом. Следует отметить только, что самое «холодное» время в холодной войне выпало на период Берлинского и Карибского кризисов, когда… работал Пеньковский.

Джибни, видимо, сознательно говорит о советских ракетах на Кубе как дальнего радиуса действия, но это были ракеты среднего радиуса. А ядерные заряды? Были ли они там вообще?!

Генерал Плиев, отвечавший за них там, ушел из жизни, так и не внеся ясности в этот вопрос. Возможно, это являлось частью «большого блефа» Хрущева. Нужны ли были эти заряды на Кубе? Ведь их так и не снарядили к ракетам. В это время на дне Мексиканского залива лежала 21 советская подводная лодка с реальными ядерными зарядами в ракетах. О подводных лодках, конечно, Пеньковский (для западных спецслужб) «не должен был знать».

Вероятно, «промах» Пеньковского с Берлинской стеной западные спецслужбы должны были воспринять с упреком в его адрес, но все обошлось — ведь не обо всем говорят за столом у маршала. Возможно, Пеньковский возражал, когда КГБ — ГРУ навязывали ему поговорить с «коллегами» о «стене» задним числом — это «наводило тень на плетень».

Но «ценный агент» Запада в лице Пеньковского «прохлопал» с советской стороны масштабную операцию «Анадырь»?!

В обеих службах — КГБ и ГРУ — было радостно ощущать успех в «деле», когда советская сторона торг выиграла: Куба была спасена на неопределенный срок. «Советы» Пеньковского западным спецслужбам о позиции Хрущева в отношении ракет в Турции Западом были учтены.

Восстанавливая события с арестом Пеньковского, можно сказать следующее. Его «арест» 22 октября был не случаен. Точнее, объявление об аресте. «Арест» начался задолго до этого: фактически весь сентябрь и октябрь Пеньковский был вне поля зрения западных спецслужб. Наша госбезопасность наблюдала, как «коллеги» Алекса мечутся в поисках агента.

22 октября — это сигнал Западу в момент высшей точки напряжения в Карибском кризисе. Грань войны — кто первым нажмет кнопку запуска МБР? Но ранее на Запад ушла информация Пеньковского, точнее, деза: Хрущев к ядерной войне не готов и ее не хочет. А потому Кеннеди не стал рисковать, и кризис разрешился мирным путем.

Есть такое понятие «информационный шум». Это фон, в который вкрапливаются зерна нужной (в данном случае для Запада) информации или дезинформации. Пеньковскому был дан карт-бланш в этом вопросе. То есть он мог говорить обо всем, о чем считал нужным, во время бесед с «коллегами», но в рамках заранее оговоренного широкого круга вопросов.

Те, кто готовил книгу «Записки Пеньковского», схватили суть верно, не предполагая, что это был «информационный шум».

Пеньковский, судя по книге «Шпион, который спас мир», говорил о себе правду, лишь кое-где ее изменял, дополняя деталями и усиливая акценты. Все это работало на легенду.

Известно, что Пеньковский не был обижен памятью еще с детства. И позднее, например в Киевском артиллеристском училище, он знал таблицы расчетов стрельбы наизусть. Но чтобы создать «информационный шум», надо обладать эрудицией.

Если бы Пеньковский не был начитан, не знал литературы, истории, особенно военной, не окончил две академии, он не смог бы выдержать 17 бесед с четырьмя асами СИС и ЦРУ? На этих встречах он должен был манипулировать сведениями широкого диапазона и… не запутаться в создаваемой им паутине легенды.

В общем, как представляется из опыта собственных встреч автора с канадцами, «шум» был создан значительный (с устными и документальными сведениями Алекса работало в США 20 человек, а в Британии — 10).

Пеньковский «шумел» и в годы «турецкого периода». На него работала атмосфера в советском посольстве в Анкаре: «напряженка» в отношениях сотрудников ГРУ и КГБ. Там эта «атмосфера» позволила начать поиски контактов с турецкими спецслужбами и их западными партнерами. Мотивы? Обида за жену и грубость генерала ГРУ стучали ему в сердце. Он писал в парторганизацию ГРУ о самодурстве генерала-резидента, который своим поведением вредил оперативной работе. А вовне пошла информация о Пеньковском — сутяжник, конфликтный человек…

Именно это письмо, принципиальное по своей сути, заставило обратить на Пеньковского внимание руководства ГРУ, которое вместе с КГБ готовило акцию по заданию ЦК партии в плане дезинформации и дискредитации Запада в его происках против СССР. «Недовольный офицер ГРУ» был подходящим фигурантом в акции тайного влияния. А его боевой опыт говорил о возможности использования фигуранта в сложной игре с подставой.

Попытки Пеньковского выйти в Анкаре на контакты со спецслужбами могли быть проверены западными разведками — что и было сделано. По задумке КГБ — ГРУ, Пеньковский должен был исчезнуть из Турции (в ореоле выгнанного из собственной резидентуры) и ждать выхода на него противника уже на территории СССР, то есть в Москве.

Когда ГРУ и КГБ объединили свои усилия в подготовке масштабной акции стратегического значения, среди исполнителей оказался Пеньковский с его «кляузным турецким периодом». Исподволь стали готовить легенду его «контрреволюционного прошлого» — отец-белогвардеец — якобы из-за этого Пеньковский был снят с поездки в Индию, но оставлен в ГРУ как ценный специалист.

А чтобы усилить его «разведвозможности», Пеньковского ввели в состав мандатной комиссии для зачисления в В ДА — разведывательную академию. Можно только удивляться, как на Западе заглотнули эту приманку. Они могли просчитать, что Пеньковского на пушечный выстрел не должны были бы подпустить (с таким-то прошлым?!) к кадрам. А тут — «щуку» с «контрреволюционным душком» бросили в реку.

Затем Пеньковский стал руководить подготовительными курсами для поступающих в академию. И как представляется, когда легенда-приманка была готова, Пеньковского вывели «под крышу» в ГК КНИР в конце 1960 года. С позиции этого комитета он стал доступен для Запада.

Время шло, но официальные контакты Пеньковского с иностранцами были вне поля зрения западных спецслужб. КГБ — ГРУ хотелось выйти на ЦРУ — главного противника в борьбе советских разведок. Позднее стало известно, что настойчивые попытки Пеньковского контактировать с западными официальными представителями в Турции были замечены. Но на уровне разведывательного сообщества НАТО было принято решение: в контакт с Пеньковским не вступать — это могла быть подстава с советской стороны.

Когда через Джорджа Блейка стало известно, что в недрах спецслужб Запада имеется такое решение, то отказ Пеньковского от поисков контактов с Западом только подтвердил бы эту версию: да, действительно, в Турции он был подставой.

В КГБ — ГРУ решили пробиваться к американцам. Так появилась серия подходов Пеньковского к студентам и западным бизнесменам. Он писал на Запад о желании работать на них. И судя по японской поговорке: если долго стрелять в ручей, то обязательно попадешь в рыбу, — контакты возымели успех.

В письме Пеньковского в адрес Запада содержалась мысль: ратующий за мир на планете человек и здорово обиженный советской властью хочет разоблачить планы советского руководства, или, как говорится в книге Джибни, «снять пелену таинственности с этих планов».

Обе наши спецслужбы тщательно проанализировали ситуацию с отказом от встреч с Пеньковском, и пришли к выводу, что опасения американской стороны оправданы. Особенно на фоне громкого процесса над Гарри Пауэрсом, незадолго до этого представшим перед советским судом за шпионские полеты над Советским Союзом.

Родилась идея: нужно подойти к американцам… через англичан— КГБ был известен весь состав их резидентуры при британском посольстве в Москве. Англичане могли реально использовать открывающиеся разведвозможности в лице Пеньковского, ибо ГРУ и Минобороны были для них более чем привлекательные организации.

Так оно и случилось. Правда, в этом «деле» с СИС сыграли злую шутку прежние многочисленные провалы ее «на британско-советском тайном фронте». Они обменяли свой престиж на «наживку» с советской стороны — эту закономерность верно уловил английский контрразведчик Питер Райт, который подробно развернул «тезис с наживкой» в «деле Пеньковского» в своей книге «Охотники за шпионами».

Сведения о структурах и личном составе ГРУ и ГК КНИР, переданные Пеньковским на Запад, не были открытием для СИС и ЦРУ Еще до него эти «секреты» был у них на руках от перебежчиков из этих организаций. Но в списки и характеристики людей наши спецслужбы внесли коррективы. Такая «достоверная» информация стала «лакмусовой бумажкой» в подтверждение «преданности» Пеньковского Западу.

Когда англичане «клюнули» на приход Пеньковского к ним, на свет божий появилась лекция по организации связи с агентурой в США. Лекцию подготовил сотрудник ГРУ Приходько, только что возвратившийся из Штатов и известный американским спецслужбам. Приходько составил личные впечатления и рекомендации по этой проблеме и его рукопись была быстро издана в разведывательной академии, причем специально для передачи на Запад. Конечно, не в одном экземпляре. Это была «сборная солянка» из всех материалов по США начиная чуть ли не с 20-х годов — эдакое рассуждение на тему. Такая лекция-пособие — обычное явление после работы разведчика за рубежом.

Рассуждения Приходько «на тему» правильно оценил Джибни: лекция носила назидательный характер с позиции человека, работавшего в США. «Коллеги» из СИС и ЦРУ не подозревали, что подполковник Приходько, далеко не ас в военной разведке, подготовил свою лекцию в «свободном полете» его личных взглядов. Стенограмма этой лекции нужна была для передачи в СИС, но с прицелом на ЦРУ.

Бедный Джибни! Он возвел стенограмму лекции в культовый подход агента Пеньковского к разведработе с Западом. Вот его оценка этого факта: «Вынести секретную стенограмму лекции Приходько из ГРУ— это уже сам по себе поступок из ряда вон выходящий. Никогда раньше оперативные методы современной спецслужбы не формулировались с такой обнаженной ясностью. Редко какой документ давал более полное представление об ограниченности советского мышления, чем эта попытка нарисовать объективную картину другой страны и ее культуры».

Бедный Джибни? Хотя он не такой «бедный» — он выполнял заказ западных спецслужб, готовя эти «Записки». «Бедный» потому, что мнение слабого профессионала (конечно, лекция была подкорректирована советской стороной) воспринял как образец для мыслящих сотрудников ГРУ (советской военной разведки), за плечами которых был богатый опыт войны в Испании в 30-х годах, стратегическая агентурная разведка в годы Второй мировой войны, когда, в частности, с их помощью эффективно в 1941–1942 годы работала сеть антифашистов «Красной капеллы»…

Джибни «забыл» еще один факт: и ГРУ, и разведка госбезопасности успешно работали в «атомном шпионаже» в послевоенные годы, причем в Канаде и США. Тогда «ограниченного советского мышления» хватало, чтобы провести ищейку высшего класса в лице Гувера с его чудовищным аппаратом ФБР.

Подтекст в факте передачи англичанам «лекции» Приходько был следующим: СИС получила материал о Штатах, и этот материал помог перевести контакты Пеньковского с СИС на уровень сотрудничества с ЦРУ. Если бы Джибни (и СИС, конечно) задался вопросом: почему именно о Штатах появилась лекция на Западе? Да еще в подлиннике? Ведь подобные лекции были и по другим странам и регионам…

Западный подход к содержанию «лекции Приходько» в изложении Джибни заключается в следующем: «…советские чиновники могут стать жертвами своей собственной пропаганды. И тогда серьезные штабники Советской Армии, может быть, осмелятся внимательно присмотреться к обществу, на которое они сейчас мрачно взирают сквозь тонированные красные стекла очков».

Пока Джибни и ему подобные снисходительно похлопывали советских разведчиков из КГБ и ГРУ по плечу, последние делали свое дело. Недаром президент Рейган на очередном юбилее спросил, причем не без лукавства: «Вы в ФБР—молодцы! Но почему русский “Буран”так похож на американский “Шатл”?» Не это ли высшая оценка работы наших разведчиков! И это только в области науки и техники, в частности по космической проблематике — наиболее сложном направлении для проникновения в секреты.

В качестве «ниточки» от Пеньковского к англичанам (американцы не рискнули сами вступить с ним в контакт) был выбран бизнесмен Винн, который находился в поле зрения МИ-5 (английской контрразведки) и МИ-6 (разведки) и который регулярно посещал Советский Союз.

Самым серьезным испытанием для Пеньковского была первая встреча с представителями западных спецслужб — двумя англичанами и двумя американцами, причем одновременно. Эта встреча определила в отношениях сторон главное: поверят или нет, а следовательно, станут ли доверять в будущем передаваемой на Запад информации, среди которой будет деза с советской стороны.

В тот день, 20 апреля 1962 года, допрос длился почти четыре часа. Тактика Пеньковского была следующей: много словесных сведений, отдельные рукописные заметки и конкретные документы. Естественно, советская сторона в тот раз приготовила только реальные факты, в том числе те, которые могли быть известны Западу или подвергались бы их проверке. Цель — повышение доверия к Пеньковскому. А он не заблуждался, что его собеседники — мастера своего дела. Это, конечно, тревожило, но не расслабляло.

Устная информация — это рассказ автобиографического характера и о мотивах его прихода к спецслужбам. И в этом Джибни прав, как и в том, что уже на этом этапе контактов с противником сведения касались «советских военных секретов». Материалы на эту тему вызвали живой интерес у западных профессионалов. Джибни писал: «Западным разведчикам стало ясно, что с полковником Пеньковским им крупно повезло, сумма же, которую он запросил за свое сотрудничество, — сущий пустяк»…

Джибни верно определил, что мотивы «поступка» Пеньковского неоднозначны: «непрочное» положение в ГРУ (карьера, отец-белогвардеец), «мечта» о свободной жизни на Западе, возникшая в Турции, «разочарование» в идее социализма и «вождях», о чем Пеньковский писал на Запад.

Джибни сформулировал кредо Пеньковского следующим образом: «В нем говорил человек, пытавшийся отыскать свои новые корни у солдат, стремящийся встать под новые знамена». (Ну насчет «солдата» и «знамени» — это у Джибни плагиат — взято из «верноподданнического» письма Пеньковского к Аллену Даллесу.) Чему же поверили западные спецы от разведки? Комплексу мотивов: антисоветизм, прошлое отца, западный образ жизни, деньги…

Снисходительность Джибни в отношении «советского менталитета» (лекция Приходько) не смогла высветить в начале контакта Пеньковского с Западом еще один, причем важный момент, с точки зрения госбезопасности, в чем-то действительно зашоренной. Речь идет о советской спецслужбе — ГРУ, где Пеньковский, несмотря на порочащие его факты «в биографии, пользовался доверием… и его выпустили в Англию» (Джибни).

Во время визитов в Лондон встречи завершались резюме: Пеньковскому поверили и обучили приемам тайной связи, задания Запада были конкретными, и он взамен попросил убежища на случай бегства из СССР, а также, для вящей убедительности, гарантию предоставления работы по профилю. Оговорена была конкретная материальная сторона его жизни на Западе.

Пока «коллеги» из западных спецслужб проявляли интерес к ГК КНИР, советская сторона понимала, что эта информация их не удовлетворит. Однако в ее оценке Джибни противоречит сам себе. Сначала он говорит, что сведения из ГК КНИР интереса для Запада не представили, но буквально на следующей странице им написано: «Запад мало что знал об истинной деятельности ГК КНИР, особенно о тесном сотрудничестве его с русскими спецслужбами». Это от лукавого, ибо уже тогда в этом ведомстве работали некоторые «засвеченные» сотрудники КГБ и ГРУ. Еще до передачи сведений Пеньковского о Комитете были беглецы на Запад из работников этого ведомства.

В предисловии к одной из глав Джибни констатирует активность Пеньковского в пользу Запада: «Имея свободный доступ в Минобороны, ГРУ и свой собственный ГК КНИР, Пеньковский беспрепятственно фотографировал любые документы, преимущественно с грифом самой высокой категории — техдокументации, инструкции, руководства для персонала».

Однако во всех режимных организациях — Минобороны и ГРУ — спецотделы, хранящие секретные документы, контролируются КГБ, в задачу которого входит учет лиц, чрезмерно интересующихся информацией вне служебного положения по должности тематике работы. Материалы с особым грифом можно читать только в самом помещении секретного отдела, а выносить нельзя.

В гражданских организациях типа ГК КНИР тем более ничего нельзя брать с собой, даже материалы самой низкой секретности. И вообще документы с высоким грифом — штучный «товар» и доступ к нему идет через разрешение высокого начальства. Пеньковский был, по меркам сотрудников ГРУ, фактически «рядовым подкрышником». И все эти секреты ему были ни к чему. Лукавит Джибни — точно лукавит насчет «свободного доступа к секретным документам».

Прав был британский контрразведчик Питер Райт: Пеньковский заботился о своей безопасности, но как иначе появились 5000 кадров с документальной информацией? С нашей точки зрения — только для «информационного шума».

С Винном контакт Пеньковского выглядел как полезная связь с перспективой на привлечение к сотрудничеству по линии ГРУ, причем связь хорошо прикрытая делами с ГК КНИР.

Советской стороной Винн был оставлен в качестве связника с дальним прицелом. Нужно было создать иллюзию у Запада, что он не знал содержимого передаваемых Пеньковским материалов. И потому заявление Пеньковского на суде о том, что его связник не был в курсе содержимого их, и соответствовало действительности, и на Западе воспринялось как сигнал: «Я нелоялен к органам дознания и суду. Верьте мне (моим материалам)». КГБ — ГРУ на это и рассчитывали. Возможно, в этом кроется причина, почему до сих пор «дело» — и у нас, и у них — не обнародовано.

Чтобы усилить впечатление о важных связях Пеньковского в высших эшелонах власти, в частности в ГРУ, в Лондон с ним вместе приехал начальник военной разведки Серов с женой и дочерью, которых «агент» там опекал. Джибни констатирует то, что родилось в недрах КГБ — ГРУ: «Этот факт способствовал тому, что в московских кругах высокопоставленных чиновников Пеньковский приобрел репутацию человека, который чувствует себя на Западе как рыба в воде».

И все же жаль старину Джибни, видимо, умного и проницательного человека, издателя журнала «Шоу», автора статей в журнале «Лайф» и редактора «Ньюсуик», который описал реакцию Пеньковского на западный мир с его обществом и магазинами (до него это сделал Винн). Мне представляется, что Пеньковский к тому времени кое-что повидал, особенно в годы войны, и ему было не все равно, как живут его сограждане — цена западного благополучия не была выстрадана Джибни, как это случилось с народом России — СССР.

Естественен вопрос: почему возникла дискуссия» с Джибни, взяв за основу часть «его труда» из «черной пропаганды» в виде «Записки Пеньковского»?

В том, что «Записки» — фальшивка, не сомневались и на Западе. Даже их пресса отмечала: «Только круглый идиот может поверить, что шпион вел подробный дневник да еще рассуждал о советской политике конца 1965 года, то есть о событиях спустя два года с лишним после судебного процесса». (К этому можно еще добавить: только круглый идиот не уничтожил бы улики в своем домашнем тайнике, имея уже наружку «на хвосте»?!)

Бывший сотрудник американской разведки Пол Плэкстон в журнале «Уикли ревью» писал: «Утверждение издателя “Записок” о том, что Пеньковский передал рукопись на Запад еще осенью 1962 года, звучит нелепо — в это время за ним внимательно следили и он не стал бы подвергать себя опасности разоблачения…»

«Специалист по русскому вопросу» Зорза из английской газеты «Гардиан» заявил, что «Записки» — вымысел. Это случилось после того, как он, другие журналисты и издательства обратились к ЦРУ с просьбой показать русский текст «Записок», но штаб-квартира разведки в Ленгли оригинал предъявить не смогла.

Очень антисоветская бельгийская газета «Стандард» писала: «… книга является подделкой. Часть сведений, содержащихся в ней, просто преувеличена, а другая часть — сфальсифицирована американской разведкой». Шведская влиятельная газета «Афтоибладет» шутила над американцами: «Центральному разведывательному управлению следовало бы поработать лучше…»

Оценки, даваемые фальшивке на Западе, помогали автору опровергать и уточнять действия Пеньковского по работе в пользу советской стороны.

Говорил Джибни о заданиях. Новые задания были по вооруженным силам СССР, ракетным войскам, Группе советских войск в ГДР и по подписанию мирного договора с ней. Интересы Запада обозначались и тем самым облегчали работу Пеньковского при подготовке «информации с шумом» и, конечно, дезинформационных сведений.

Джибни, упоминая об имидже Пеньковского, называет его «западником». Так вот, этот имидж рвущегося на Запад человека Пеньковский подкреплял даже уроками танцев и фотографированием в форме полковника британской и американской армий во время визитов в Лондон.

Почему Джибни не задался вопросом: зачем Пеньковский спрятал свои фотографии во вражеской форме у себя дома? Одного этого было достаточно для обвинения советского офицера в антипатриотизме и предательстве. А ведь мог «издатель-автор-редактор» просчитать ход задумки с фотографией (и с тем, что Пеньковский сохранил в тайнике шифры, коды, инструкции, информацию и т. д.) как улику против западных спецслужб. Даже можно пошутить в рифму: наш менталитет на их менталитет — обман не раскрылся с десяток лет.

Разглагольствованиями о «культе Хрущева» (усиленными спецслужбами при подготовке книги к изданию) Пеньковский укреплял свои позиции в глазах Запада. Конечно, Пеньковский понимал, что в Союзе дела шли не так, как хотелось руководству страны. Но было и много положительного, а он в угоду Западу акцентировал свою критику на негативе. И это срабатывало. Многое из того, что он говорил и оценивал, было и его позицией, но утрировалось якобы в силу ненависти к советскому строю. Легенда отлично работала.

Джибни, думается, не попался на эту легенду, но принял антисоветизм Пеньковского как должное в этом его подыгрывании Западу.

Джибни отмечает: «Период с 1960 по 1962 год был трудным в жизни профессиональных военных в СССР…» Действительно, вторая половина 50-х годов в среде советских военных была тревожным временем в связи с тем, что было объявлено о сокращении армии на 1 200 000 человек! Тогда шла замена тех, кто окончил войну в 20–30 лет и остался на позициях видения проблем армии военного времени. Рождалась новая армия — в своей основе ракетно-ядерная. Политика внутри страны работала на эту концепцию.

Автор «Записок» ехидничает: «Советские вооруженные силы задыхались в жестких тисках контроля со стороны партийного руководства, взявшего курс на балансирование на грани ядерной войны». «Тиски»? Такие бы «тиски» да сегодняшней нашей армии — ослабленной передрягами и некомпетентными переформированиями и внутренней «дедовщиной».

А вот «на грани ядерной войны» — это западный блеф, заведомая ложь: правительство СССР не хотело войны, но вынуждено было под «давлением» Запада укреплять свою обороноспособность. В доктринах Минобороны СССР вплоть до 90-х годов не было планов превентивной войны против Запада, тем более упреждающих ядерных ударов.

В этом случае Джибни сознательно американские планы по «ядерному устрашению» и «упреждающему удару» вкладывает в уста советской стороны. Но… «черная пропаганда» есть «черная пропаганда»!

Да, действительно, военная доктрина обсуждалась в советском Генштабе — это верно подтверждает Джибни, ссылаясь на Томаса Вольфа из Кембриджа (1964). Но в Генштабе говорилось о переориентации военной доктрины страны и ее вооруженных сил в связи с появлением в мире новых видов ракетно-ядерного оружия.

Это были 60-е годы, а Соединенные Штаты уже имели детально разработанные планы ядерной атаки против СССР еще с конца 40-х годов и регулярно обновляли и дополняли их (о чем активная советская агентурная сеть в США и Европе также регулярно информировала Советы).

В этой ситуации западные «коллеги» Пеньковского получили от него «подтверждение» о разладе мнений в среде советских военных по новой военной доктрине. В их руках оказались фотокопии со статьями из закрытого журнала «Военный вестник» за 1962 год. Статьи подготовили маршал В.Д. Соколовский и другие авторы, но… не без помощи ГРУ — КГБ. Сам Джибни признавался, что год спустя после суда «те же материалы, но уже со значительными исправлениями были напечатаны в новом выпуске журнала».

Джибни лукавил и еще в одном случае. Даже воробьи всего мира знали, что и в Берлинском, и в Карибском кризисах американские военные ставили перед президентом США вопрос о превентивном ядерном ударе. А маршал Соколовский в своей статье ставил вопрос лишь об обсуждении возможности перерастания локальных конфликтов в военные с использованием одной из сторон (!) ядерного оружия в качестве возмездия.

«Информационный шум» через Пеньковского по поводу упреждающего ядерного удара содержался и в спецвыпуске «Военной мысли» и других закрытых изданиях, подготовленных специально под контролем ГРУ — КГБ для «ушей Запада».

Джибни и стоящим за ним СИС и ЦРУ следовало бы задуматься над своими же словами, сказанными в «Записках»: «Приняв решение работать на иностранную разведку, он (Пеньковский) отнюдь не преследовал цель расшатать существующий в его стране режим». Тогда зачем предательство? Цена ослабления армии? Желание использовать мини-ядерные заряды в Москве?

И последнее — опять Джибни: «Это очень не похоже на то, что писал Пеньковский». Имеется в виду дискуссия на страницах журналов об армии и упреждающих ударах. Еще бы! На Пеньковского работали аналитики ГШ, ГРУ, КГБ. А потом его назовут «шпионом, который спас мир». Только понятие «шпион» обратное — «разведчик».

Вспоминая, сколько проблем было в работе автора по подготовке к операции «Турнир», понятен тот факт, что больше всего советских организаторов «дела» беспокоили вопросы безопасности. У разработчиков «дела» в КГБ — ГРУ «болела голова» о том, как воспринимают действия Пеньковского западные спецслужбы, особенно по процессу добывания информации и передаче ее на Запад.

Листая западные подробные анализы «дела Пеньковского», я поражался явному нежеланию «коллег» агента замечать, сколь небезопасна была его работа при добывании устной и тем более документальной информации. Они «стыдливо» соглашались с версиями Пеньковского при получении сведений и не пытались проникнуть в обстоятельства конкретных его действий по получению их.

Конечно, каждый раз легенда его доступа к конкретным материалам тщательно отрабатывалась, но ни разу его «коллеги по разведывательной упряжке» не спросили его: как удается получать сведения и тем более фотографировать документы? Обычно, как пишут западные исследователи, все ограничивалось явно безответственной фразой: «Будьте осторожны», «берегите себя», «вы — профессионал и хорошо знаете, как это нужно делать…».

На грани провала… Как представляется, был момент в его работе с Западом, когда «коллеги» Пеньковского могли заподозрить: не подстава ли он? Это могло случиться потому, что в наших высших сферах, возможно сам Хрущев, посчитали: превентивный ядерный удар американцы могут нанести и не с помощью ракет. В то время в американских военных кругах витала идея генералов-ястребов произвести удар по Советам портативными ядерными зарядами килотонны на две каждый.

И тогда консультанты из КГБ — ГРУ для получения от западных «коллег» Пеньковского сведений, хотя бы косвенных, о таких зарядах стали настаивать, чтобы он предложил себя в исполнители. Намечено было: под легендой подбросить западным спецслужбам в лице Пеньковского (ценный агент Алекс) «канал» якобы для взрыва зарядов в центре Москвы.

С оперативной точки зрения работа по этому нашему заданию — это затея на грани возможного разоблачения внедренной подставы. Но информация об американских мини-ядерных зарядах, в которой нуждалась советская сторона, носила характер стратегического значения. И от Пеньковского потребовали получить однозначные ответы на вопросы: есть у США такие заряды или нет? Согласны американцы использовать его «канал» для целей взрывов зарядов или нет?

Так появилось письмо Пеньковского в адрес спецслужбы США, которое начиналось словами: «Как стратег, выпускник двух академий…» и заканчивалось: «…взорву в Москве все, что смогу…» Затем шесть раз Пеньковский под разными предлогами поднимал перед «коллегами» этот вопрос (и каждый раз рисковал быть разоблаченным!), предлагая себя в исполнители.

И только анализ всех шести случаев, вплоть до переглядывания между собой западных разведчиков во время беседы «на тему», позволил обобщить их ответы и прийти советской стороне к выводу: возможно, портативные ядерные заряды у США имеются, но они не стремятся обсуждать реализацию использования их таким путем. Для советской стороны это был все же важный результат. А риск расшифровки разведчика… Как без него?

Если подвести итог «по обеспечению безопасности» работы своего агента Алекса в информационном плане, то складывается впечатление и напрашивается вывод: «коллеги» панически боялись получить сведения о подозрениях русской контрразведки в отношении их ценного агента. Особенно в момент добывания информации.

Их беспокоила вероятность потери нужного источника, но… Желание сохранить свой престиж, работая с Пеньковским, и боязнь его потерять как раз учитывались советской стороной в проведении акции по подставе и использованию канала для дезинформации Запада.

Подозрения у СИС и ЦРУ в отношении Пеньковского были. И это естественно — возможность получить в его лице подставу предрекал еще перебежчик из КГБ Голицын, и на его мнение опирался шеф американской контрразведки в ЦРУ Энглтон, а еще английский контрразведчик Питер Райт с его подозрениями… Но англичан и американцев устраивало: что передает агент, как себя агент ведет, мотивы работы агента на спецслужбы. И даже «мертвый лев» их устраивал — это была бы потеря цепного агента.

О «парижском периоде» встреч с Пеньковским Джибни говорит: «Информация, которую Пеньковский успел передать на Запад, оказалась настолько важной, что они всерьез опасались за его безопасность». Именно там «коллеги» предложили ему остаться за рубежом, но это выглядело как дань уважения его работе на них, но отнюдь не их желание видеть Пеньковского на Западе.

После парижских встреч консультанты из КГБ и ГРУ сделали предположение, что западные «кураторы» могли бы рассчитывать на провал Пеньковского как «успешное» завершение операции по проникновению в нужный им советский объект — Минобороны с его ГРУ.

Провал мог выглядеть их победой в войне с советской госбезопасностью. Вот тогда, видимо, советской стороной было принято решение по началу оформления выездов Пеньковского в несколько стран, включая США (нормальная практика для тех, кто работает в ГК КНИР), хотя реально никаких визитов за рубеж в этой ситуации не могло быть. Цель — перевод всех операций по связи с ним на Москву. Нужно это было для того, чтобы максимально задокументировать факт работы ЦРУ и СИС в СССР. Поэтому Пеньковский уверял «коллег» в своем послании, что он «солдат на передовой», их «уши и глаза» и имеет большие возможности.

Итак, сделана попытка рассмотреть «дело Пеньковского» по организации его мнимого сотрудничества с западными спецслужбами с точки зрения «творческой кухни КГБ — ГРУ». На примерах его информационной работы, способов добывания материалов, организации с ним связи за рубежом и в Союзе показано, как имитировалась его подконтрольная активность против СИС и ЦРУ.

Проведен анализ некоторых фактов в отношениях Пеньковского с его «коллегами». В качестве инструмента была использована «логика шахматного игрока» — разведчика, самого побывавшего в роли «московского агента» западной спецслужбы под личиной предателя Родины. Это была попытка встать на позицию советской госбезопасности и военной разведки при сравнении схожих ситуаций в «деле Пеньковского» и работе госбезопасности в операции «Турнир» (или операции «Золотая жила» с канадской стороны).

Теперь нужно дать обобщенную оценку главным «инструментам» в работе по «делу Пеньковского» для дезорганизации действий спецслужб Запада.

Слово о военной разведке Министерства обороны и разведке госбезопасности. Можно было бы дать обширную справку об этих двух уникальных государственных ведомствах — действенных «инструментах» внешней политики Советского Союза и Российской Федерации. Конкретные результаты их деятельности в национальных интересах в конечном счете сводятся к общей оценке их значимости для Российской государственности — советской и современной в вопросах безопасности.

19 декабря 2013 года исполняется 90 лет российскому ГРУ — Главному разведывательному управлению Министерства обороны РФ, а 20 декабря 2012 года — 95-летие органов госбезопасности с их Службой внешней разведки РФ.

За эти почти сто лет и ГРУ и ИНО-ПГУ подвергались серьезным преобразованиям, но военная разведка всегда входила в систему Минобороны и имела прямые выходы на первых лиц государства. А вот разведка госбезопасности в самое трудное время перед нападением Германии на наше Отечество была лишена права самостоятельно высказывать свое компетентное мнение перед руководством и военным командованием страны.

В преддверии и канун начала Великой Отечественной войны трагедия страны слилась с трагедией разведки госбезопасности: располагая достоверной информацией о характере и сроках германской агрессии на нашу страну, она не смогла доказать ее оперативно значимую достоверность и актуальность.

Военная разведка и ее соратница в госбезопасности сотрудничали на полях скрытых битв все XX столетие, обеспечивая национальную безопасность государства. В годы войны обе разведки активно работали на «невидимом фронте» в тылу германских войск и за рубежом. Как представляется автору, высокого уровня это «разведывательное братство» достигло в послевоенное время.

Благодаря усилиям этих двух разведок удалось своевременно реализовать в стране собственный проект овладения атомом для мирных и военных целей, что позволило предотвратить третью мировую войну вскоре после окончания Второй мировой. Они стали активными участницами создания отечественного ракетноядерного щита, позволяющего и по сей день сдерживать очередной передел мира с позиции силы со стороны тех, кому не дают покоя наши природные ресурсы. Был сохранен суверенитет нашего Отечества.

О разведке госбезопасности говорилось и говорится достаточно много. Еще в середине прошлого века талантливый разведчик и крупный реорганизатор разведывательного ведомства генерал Агаянц И.И. дал четкое и емкое определение главной функции разведки госбезопасности: разведывательное сопровождение дипломатии.

О работе ГРУ говорилось всегда более сдержанно, и потому хотелось бы чуть более раскрыть его участие в военно-политических делах страны.

Являясь элементом системы национальной безопасности государства, ГРУ добывает информацию о военно-политической обстановке, складывающейся вокруг России, и прогнозирует ее развитие. В сфере его внимания региональные и локальные вооруженные конфликты, армии иностранных государств, их техника и вооружение, оборудование возможных театров военных действий, а также экономика, задействованная в интересах вооруженных сил таких стран.

Все, что происходит в мире и вблизи границ нашей страны, внимательно оценивается военной разведкой. В поле зрения ГРУ находится обстановка в многочисленных зонах военных конфликтов и политической нестабильности. Новые угрозы сегодня распространяются на информационную сферу и космос.

Выполняя функции выявления и прогнозирования угроз интересам страны, обе разведки отслеживают ситуацию в «горячих точках». В эпоху глобализации «удаленных кризисов» не бывает. Косвенные последствия происходящих на других континентах событий могут самым непосредственным образом затронуть российские интересы.

И разведка госбезопасности и военная разведка в эпоху, когда применение военной силы в обход норм международного права стало обычным явлением (вспомним Балканскую бойню, войну в Ираке, сотни «малых войн» всю вторую половину XX столетия и т. д.), утрачивается доверие к международным институтам, и ряд стран стремится обеспечить свою безопасность и суверенитет путем создания собственного оружия массового поражения.

Не потому ли внимание наших разведок, особенно ГРУ, сегодня акцентировано на угрозах, связанных с появлением дестабилизирующих вооружений, в том числе ядерных боезарядов малой мощности. Интерес распространяется на планы использования стратегических баллистических ракет с неядерными боеголовками и, конечно, проблему вывода ядерного оружия в космос.

Обе разведки — СВР и ГРУ — являются значимыми элементами системы национальной безопасности начиная с 20-х годов прошлого столетия.

ПРОТИВ ПОЛИТИКИ ЗАПАДА

Проверяя Пеньковского на безопасность его работы в СССР, «коллеги» усилили бы свои подозрения о подставе. Но они на такую проверку не пошли сознательно. Западным спецслужбам, и в первую очередь СИС, была важна фигура с имиджем ценного агента, пусть даже провалившегося. Советская сторона раскусила эти настроения в стане противника.

Спецслужбы Запада не захотели изучить действия Пеньковского на признаки подставы: он — информатор (о действиях Запада), он — дезинформатор (против Запада), он — провокатор (с целью компрометации, дискредитации, дезорганизации действий противника). Этого «принципиальный» Джибни не подметил. А ведь только после Парижа КГБ — ГРУ получили целый «букет» сведений о путях передачи материалов на Запад, то есть о каналах связи.

И потому Джибни помогает всем на Западе убедиться, что Пеньковский сверхценен. «В анналах разведок всего мира это могло быть названо величайшей утечкой секретной информации», — говорит он. Но ему помогала и советская сторона: «В течение всего года советская пресса всеми силами пыталась понизить значение ущерба, нанесенного советскому государству», — отмечал Джибни. (Вопрос: а нужен ли был столь шумный процесс, чтобы затем публично «отмываться» от факта провала советской госбезопасности с «делом»?!)

А пока, в 1963 году, после суда, в глазах соотечественников Пеньковский был «рядовым служащим, круг знакомства которого не выходил за рамки ресторанов и их завсегдатаев — пьянчуг и бабников».

Легко представить, как жадно «коллеги» Пеньковского ловили его слова о связях в высших военных кругах, среди которых маршал артиллерии Варенцов и глава ГРУ Серов. Рассказ Пеньковского о том, как маршал на своем дне рождения представил его министру обороны Малиновскому как «человека Серова», «коллеги» должны были особенно оценить. И чтобы они увлеклись мыслью о его высоких связях, Пеньковский заставлял «коллег» покупать для его «знакомых» подарки. Так было в Лондоне и так было в Париже.

Парадокс, но в главу «Важные персоны» Джибни вложил чуть ли не все сведения о десятках людей, собранных СИС и ЦРУ за многие годы и вдруг оказавшихся «связями» Пеньковского. Это уже был с «черной пропагандой» со стороны заказчиков на книгу и на ее автора — ЦРУ и СИС — «творческий перебор».

Не следует лукавить и советской стороне при оценке книги Джибни. С антисоветской точки зрения его «Записки» сделаны почти талантливо — обилие фактов. Но пытливого читателя, тем более критика или советолога не проведешь. Книга-то вышла, но сразу оказалась на полках книжных магазинов под рубрикой «черная пропаганда».

Известно, что «ошибочная информация» в отношении противника выглядит как дезинформация в адрес своей страны. Так вот, в «Записках» такой информации — пруд пруди!

Теперь о периоде, который можно охарактеризовать как работу «под колпаком» советских спецслужб. «Подозрения» Пеньковского об их слежке за ним должны были усилить попытки «коллег» более тщательно организовывать связь с ним в Москве.

Вот как он подогрел эффект его тревоги при встрече с Винном в июле 1962 года. Докладывая о встрече с Пеньковским сотрудникам из СИС, Винн сказал: «Он сильно нервничал и пояснил причины: “За мной установлена слежка"». Тогда «коллегами» начал прорабатываться его «побег» на Запад, так как в подобной ситуации о выезде за рубеж по линии ГК КНИР не могло быть и речи.

Для советской стороны «подготовка к побегу» — это выявление канала через «зеленую границу» или иным путем. Пеньковский получил новый, искусно изготовленный советский паспорт. И тут начались «игры в под давки» — было решено задокументировать «тайные встречи» Пеньковского с Винном на кинопленке.

Кто видел этот фильм, даже непрофессионал, тот мог воочию удивиться примитиву в работе профессионала Пеньковского. Отрывки из него показывают время от времени в наших телепрограммах.

Это походило на ребячество, хотя, и это вернее всего, сотрудники наружного наблюдения просто честно выполняли задание по слежке за Пеньковским. В чем ребячество? Все делалось на виду у сотрудников НН — визуальный контакт, сигналы рукой, мгновенный разговор и исчезновение Пеньковского в подъезде дома (весьма похоже, что такой сценарий навязал Винну сам Пеньковский).

Так завершилась его последняя встреча со связником, который о тревоге агента узнал не только с его слов, но и увидел состояние Пеньковского своими глазами. «Тревогу» и собственный испуг Винн увез в Лондон, к «коллегам» агента.

Последняя встреча с Винном, заснятая на кинопленку, впоследствии демонстрировалась в суде. Наивно? Да. Но доказательно.

Были трудности у Пеньковского с дезинформацией Запада о советских МБР. Этих ракет в то время в Союзе было мало, но время работало на Страну Советов, как это случилось и в вопросе с отечественной атомной бомбой. Выиграть это время в обоих случаях помогла разведка.

Однако на фоне деяний «неуправляемого» (мнение Запада!) советского лидера того времени и одна ракета с ядерным боезапасом была головной болью для США.