/ Language: Русский / Genre:other,

Очень Дорого

Андрей Морозов


Морозов Андрей

Очень дорого

Морозов Андрей (Мурз)

Очень дорого

Рассказ о товарно-денежных отношениях с элементами мистики.

- Определенно, я не вижу чего-либо необычного, - престарелый миллионер мистер Кроу разглядывал фасады домов за окном шикарного авто.

Его предки были родом отсюда, из России.

Уехали они искать лучшей жизни давным-давно, поэтому сам Бэзил Кроу был уже американцем, при чем не самым бедным. Оставив поднадоевшие за время миллионерства курорты, он решил ближе познакомиться с этой далекой страной. Сел в личный самолет и прилетел в Москву, встретившую его летним теплом и солнцем. Еще не зная, на долго ли останется здесь, мистер Кроу решил пока не покупать себе еще один лимузин, а взять на прокат вместе с водителем и гидом-переводчиком.

Он мог бы купить машину и нанять их обоих на работу, но пока он лишь приглядывался к этой стране и потому взял на прокат. Стоит здесь оставаться дольше одного дня, или нет? Гид предложил поехать по музеям, театрам, посмотреть на памятники архитектуры, но мистер Кроу был непреклонен:

- Все ваши памятники архитектуры, музеи и театры вы будете показывать нашему президенту, когда будете просить у него новые кредиты, - ответил он гиду. - И он вам их даст, потому что увидит то, что в случае чего с вас можно будет потребовать в качестве оплаты. Я не идиот! Я хочу посмотреть то, что я хочу посмотреть, а не то, что вы хотите мне показать. Провезите-ка меня по улицам!

Теперь гид снова начал настаивать:

- Вот видите! Все так же, как и у вас на западе. Давайте лучше по выставкам пройдемся! Я вам такое покажу!

- Я уже все увидел, - ответил мистер Кроу. - И я не понимаю, чего Там все Вас Так боялись!

- Меня? - удивился гид.

- Нет, всех вас, - пояснил мистер Кроу.

- Красных. Коммуняк. Советских. Русских. Не знаю, как еще назвать.

Чего они там так всполошились? Вот ведь, все как у нас.

Мистер Кроу показал на рекламный щит:

- Реклама на каждом шагу, везде, где только можно. Значит вы так же, как и мы, выжимаете из всего деньги.

А магазины? Везде только и видно. 'Дешево!', 'Скидки!', 'Распродажа!'. Даже надписи по-английски. Все покупают, что по дешевле, как у нас. Значит, вы не такие уж дикие, как вас изображают, и с вами можно иметь дело. А раз с вами можно иметь дело, значит с вами можно договориться. А раз с вами можно договориться, значит, вас можно не бояться.

- Мистер Кроу, - взмолился гид. - Давайте по музеям! Увидите сокровищницы нашей культуры. Произведения наших великих художников, скульпторов...

- Как вы не понимаете! - невозмутимо продолжал Кроу. - Моя компания производит товары не для художников и скульпторов, а для тех, мимо кого мы сейчас проезжаем. Если я возьмусь за производство красок или чего еще такого, то, может быть, и навещу ваши галереи, а пока они меня не интересуют. Лучше скажите, чего у вас тут есть дорогого. Хочу купить сувенир на память, а на дешевку деньги тратить жалко.

- Э... э... - задумался гид. - Поедем на Арбат?

- Это где у вас туристам всякую мелочь за валюту продают? - скривился Кроу. - Увольте! Меня интересует что-то действительно дорогое, если уж я приехал погостить на Родину.

- Насколько дорогое? - спросил гид.

- Самое! - важно ответил Бэзил Кроу.

- Может тогда в ювелирный?

- И продавец будет мне улыбаться, говорить комплименты моему вкусу и объявит, что сегодня у них скидки для расплачивающихся такой же кредитной карточкой, как у меня. Фу! - Кроу брезгливо отвернулся от окна лимузина, катившего по центральным улицам Москвы. - Не важно, чем человек торгует, если он все время этим торгует. Я хочу чего-нибудь особенного.

- Купите танк! - просиял гид.

- Я не торгую оружием вне закона! - отрезвил его Кроу. - Это плохо для деловой репутации. Если захочу, закажу танк по телефону из штатов и покатаюсь на нем у себя на ранчо.

Мне нужен действительно ценный сувенир!

Кроу снова уставился на вывески мелькавших за окном офисов и магазинов:

- Ладно, - обратился он к гиду, - переводите мне то, что там написано по-русски. Хотя, вы вряд ли мне здесь поможете. Особого разнообразия я не вижу. Сам разберусь.

Гид обиженно насупился. Привередливый богач попался! Обычно все ограничивалось икрой, водкой и матрешками.

Куда его везти? По кабакам еще рано. Самолет у него только завтра. В музеи он, видимо, не собирается. Помотается по городу, пока не надоест и вернется в отель. Скука смертная!

Внезапно мистер Бэзил Кроу оживился. Он потряс водителя за плечо:

- Стоп! Стоп!

- Тормозни! - приказал гид, и водитель прижал безразмерную тушу лимузина к тротуару.

- Идемте! - мистер Кроу проворно выбрался из шикарного салона, требуя того же от несчастного переводчика.

Они вылези на оживленную пыльную улицу возле большого дома. Первый этаж уже не нового жилого здания делился на три секции, каждая со своим входом. В правой и левой частях находились магазины с крикливыми плакатами в витринах. Один магазин продавал со скидкой телевизоры, а в другом была распродажа одежды. Но интерес иностранца вызвала центральная часть. Она не страдала свежепокрашенностью и лоском, а внутреннее содержание пояснялось лишь скудной потускневшей вывеской над входом.

- Что там написано? - мистер Кроу показал на едва различимые буквы над входом.

Гид прочитал и перевел:

- Очень дорого.

- Что? - переспросил мистер Кроу.

- Очень дорого! - повторил гид.

- Замечательно! - улыбнулся мистер Кроу.

- Именно это я и искал!

Он пошел к неприметной двери, намного уступавшей по прочности как двери магазина с телевизорами, так и двери магазина с одеждой.

- Куда вы? - засеменил за ним гид. - Может это бандитский притон. Посторонних и милицию не любят, вот и оставили такой фасад. Было бы серьезное заведение, давно бы ремонт сделали и нормальную вывеску!

Миллионер не слушал и уже вошел внутрь.

Внутри вполне мог бы расположиться еще один такой же маленький магазинчик, какие были рядом, но помещение пустовало. Кроме дремавшего на стуле у дверей человека в совершенно обычной, не форменной, одежде людей не наблюдалось. Единственным украшением, если не сказать мебелью, в помещении были развешанные по стенам странные рисунки. Мистер Кроу, издали заметив, что картины без рам, решил, что попал в местную галерею современного искусства. Подойдя ближе к первому от входа рисунку, Кроу увидел, что сделан рисунок на простой бумаге, которая к тому же не просто прикреплена к стене, а приклеена.

Как же они их продают? Вместе с куском стены, что ли? Оригинально!

Оригинально, но не слишком. А если требуют за кусок этой стенки доплату, то они просто грабители!

Стены в помещении действительно то ли давно не мылись, то ли изначально были такого же цвета, как и обшарпанный фасад здания. Под потолком в разных местах висели несколько ламп под примитивными колпаками, но их свет был нужен лишь вечером. Пока через немытые и заклеенные крест на крест какими-то бумажными полосами окна внутрь помещения попадало достаточно света, чтобы разглядеть картины. Полы тоже чистотой не блистали.

'Может, ремонт? - подумал мистер Кроу. - Нет! Тогда они бы закрыли парадный вход на замок, или хотя бы табличку повесили. Что же это все-таки значит?' Приглядевшись, мистер Кроу обнаружил еще более странные черты в этой 'галерее современного искусства'. Других входов или выходов, да и вообще других дверей, кроме входной не было.

Колонны, подпирающие ветхий потолок, не горящие пока лампы, спящий охранник, если он охранник, картинки на стенах - вот и все, что здесь было вообще. Кроу пригляделся к первому 'полотну'. Со слегка выцветшей от времени бумаги на него смотрела пронзительным безумным взглядом закутанная непонятно во что женщина, взметнувшая одну руку вверх, а другой протягивавшая ему развернутый листок с каким-то текстом. Жирная большая подпись под картиной заканчивалась восклицательным знаком, так же, как и у следующей картины, с которой таким же или почти таким же взглядом смотрел мужчина в красном.

'Реклама!' - догадался мистер Кроу.

Но какой смысл продавать рекламные плакаты? Если только оригиналы, которые художник рисовал сам, от руки, но эти что-то не похожи. Подделки? Мистер Кроу достал специально для таких случаев носимое увеличительное стекло и начал рассматривать правый нижний угол рисунка на предмет автографа художника. На глаза ему попалась череда мелких букв и цифр.

- Переведите мне это! - подозвал он гида, засмотревшегося на одну из картин в другом конце зала.

- Да, да! Сейчас! - гид как ошпаренный понесся к мистеру Кроу, которого он так беспечно оставил без присмотра.

- Тираж... - начал читать гид.

- Понятно! - прервал его Кроу. - Разбудите этого, у двери, поговорим. Если они настолько обнаглели, что превратили выставку-продажу в такую помойку, написали, что здесь все очень дорого, а экскурсовод спит в присутствии посетителей, то, пожалуй, они самые наглые торговцы в мире, если хотят, чтобы у них кто-то что-то купил. И я у них это куплю, даже если это будет действительно очень дорого. И куплю первую попавшуюся картину...

Мистер Кроу кивнул на женщину с листком:

- Вот эту!

Гид пожал плечами и пошел будить мужика, напоминавшего больше бомжа, чем смотрителя музея. Взлохмаченные волосы были испачканы чем-то, на лице виднелась щетина, а неизвестно как попавшие к бомжу целыми пиджак и брюки были запыленными, как будто их теперешний владелец повалялся в них у дверей своей лавочки.

Гид заметил еще странную вертикальную складку у него на лбу, похожую на шрам, терявшуюся под оригинальной стрижкой, но не придал этому особого значения:

- Дядя! - потряс он мужика за плечо. - Дядя! Проснись!

Наконец мужик очнулся ото сна, открыл глаза и, улыбнувшись, уставился на гида:

- Все-таки зашли, молодой человек?

- Что значит - 'Все-таки зашли!'? - не понял переводчик.

- То и значит, - еще раз улыбнулся мужик.

Заметив мистера Кроу, который с интересом изучал его самого, 'дядя' поинтересовался у гида:

- А это кто?

- Это, - объяснил гид, - мистер Бэзил Кроу. Это он к вам зашел. Он бизнесмен из Америки. Миллионер. Я - его гид-переводчик. Он хочет купить у вас картину. Вот эту, под которой написано 'Родина-мать зовет!'. Он хотел бы узнать, как зовут владельца выставки и где и когда можно договориться о продаже.

- Василий, - представился мужик. - Будем знакомы, молодой человек.

Ни говоря больше ни слова, гид подвел Василия к мистеру Кроу.

- Его зовут Василий, мистер Кроу, - слегка нервозно сообщил он. Кажется, все это принадлежит ему.

- По-моему, он слегка не в себе, - добавил гид.

Мистер Кроу продолжал скептически изучать Василия:

- Так эта выставка принадлежит вам?

Гид перевел вопрос.

- Почему мне? - удивился Василий. - Всем! Всем, кому это очень дорого.

- Всем, значит - государству? - уточнил Кроу.

- Нет, - поправил его Василий. - Не государству. Всем, значит - вам, мне, ему, - он показал на гида:

- Пока я здесь один был, мне. Пришли вы - вам тоже. Уйдете - снова мне.

- Ладно, - согласился Кроу, выслушав перевод странного объяснения. Можно у вас купить эту картину?

- Плакат, - поправил гид.

- Плакат? - Кроу покосился на объект торга. - Хорошо, переведите, что плакат.

Выслушав гида, Василий ответил:

- Это - 'Родина-мать'.

- Я вижу, что не отец - улыбнулся Кроу.

- Я спросил, сколько это стоит.

- Она не продается. Она слишком дорога.

Как и все остальные.

- Цену назовите, - законкретничал Кроу.

- Я решу, дорого, или нет.

- Вы не понимаете. Ее ни кто не может купить, - продолжал дружелюбно улыбаться Василий.

Гид попытался объяснить иностранцу:

- Видите ли, мистер Кроу. Это - плакат времен войны. У людей нашей страны он вызывает патриотический подъем.

Люди вспоминают подвиг своих предков.

- А! - понимающе закивал Кроу. - У нас висели такие... 'Покупайте военные облигации'. Не реклама, а надувательство. Разве что для патриотических чувств. Переведите, что я все понимаю, но мне хотелось бы знать цену.

Гид перевел, но Василий не унимался и продолжал пороть чушь с коммерческой точки зрения:

- Боюсь, что вы не поняли. Даже один взгляд на нее или на другие плакаты, которые здесь висят, бесценен.

Кроу искренне рассмеялся:

- Вы что, будете брать с нас деньги? Мы же уже посмотрели на нее! Можно еще посмотреть? - Кроу мельком посмотрел на грозную даму и вернулся к разговору:

- Так деньги брать будете?

- Не я беру, - все так же, улыбаясь, ответил Василий. - Она сама берет. И не деньгами. И не со всех.

- Что это значит? - удивился Кроу.

- Мало вам на нее смотреть, - загадочно ответил Василий. - Надо, чтобы она на вас посмотрела. А ее взгляд дорогого стоит. А так... Вы смотрите, пока не насмотритесь. Да молодой человек, вот. Ему, наверно, тоже какая-нибудь картинка приглянулась. Смотрите...

Василий пошел к своему спальному месту, гид подался чуть в сторону, а мистер Кроу погрузился в раздумья.

Денег сам этот Василий не берет. Похоже он - действительно чокнутый.

Надавить на материальное положение галереи?

Мистер Кроу догнал Василия и схватил его за руку:

- Wait a minute! - крикнул он и тут же подозвал переводчика.

Тот снова застрял у какой-то нелепой картинки и не сразу услышал своего клиента. Пришлось позвать повторно. Гид очнулся от каких-то своих мыслей и прибежал:

- Простите, мистер Кроу, засмотрелся!

-покаялся он. - Где сейчас такое увидишь? А когда-то на каждом шагу висело!

- Опять торговаться будете? - спросил Василий.

- Послушайте, Василий, - начал новый диалог через переводчика мистер Кроу. - Я просто хотел спросить, почему в вашей галерее так мало посетителей. Может, нужны деньги на ремонт помещений, рекламу? Я мог бы помочь.

- Мало? - Василий опять загадочно улыбнулся. - Почему мало? Вы вот зашли с молодым человеком. Придет время, другие зайдут. Всему свое время. И от рекламы это не зависит.

Вы же увидели вывеску? Увидели. Зашли? Зашли. Посмотрели? Посмотрели.

- Но нас только двое! И деньги за вход вы не берете. Как же вы оплачиваете аренду помещений, счета за электричество? - иностранец поразился экономической неграмотности Василия. - Частные пожертвования?

- Да, - Василий еще шире расплылся в довольной улыбке понятого наконец-то человека. - Именно. Вы очень правильно заметили. Частные пожертвования.

- И кто же ваш спонсор?

- Кто? - Василий не знал хитрых слов.

- Кто жертвует?

- А... Все.

- Кто 'все'?

- Кто смотрит.

- Ни чего не понимаю! - отчаялся Кроу. -Так значит, вы все-таки берете деньги за вход?

- Не берем, не берем, - успокоил Василий.

Кроу все еще разглядывал его, ища, как бы продлить разговор и вытянуть больше ценной информации. Наконец, он увидел то, что намного раньше заметил гид.

- Простите за такой вопрос, - начал Кроу. - Не расскажете, что у вас за шрам на голове?

'Мозг ампутировали!' - подумалось ему тут же.

- Так, просто, - безразлично сказал Василий. - Кирпич упал с крыши.

- Кирпич?! - Кроу непроизвольно улыбнулся от такого сюрприза.

- Два, - добавил Василий. - Два кирпича.

Это шрам от первого. Второй попал дальше, по центру. Второй был контрольный.

- Вас пытались убить? Враги? Конкуренты?

- Враги.

- Помочь вам с ними разобраться? - вновь предложил свою ценную помощь мистер Кроу.

- Нет, спасибо. Я сам уж как-нибудь. Вот если в отпуск соберусь, навещу их. И мне приятно, и им... на последок.

Кроу место не понравилось еще больше.

Гид, похоже, был прав. Или бандитское гнездо, или сумасшедший дом.

Пора уходить.

- Спасибо, - вежливо откланялся Кроу. - До свидания.

Василий кивнул, устраиваясь на стуле как можно удобнее в предвкушении долгого сидения. Мистер Кроу попятился к дверям, позвал за собой гида, быстро вышел на улицу к машине и приказал водителю ехать в отель. Доехали молча. Мистер Кроу попрощался с гидом до утра и отправился отдыхать. Завтра он улетал на важные коммерческие переговоры.

Утром мистер Кроу ожидал гида в машине, подкатившей к отелю в назначенный час. Задняя дверь открылась, в образовавшийся проем просунулось незнакомое лицо:

- Мистер Бэзил Кроу? - спросило лицо на чистейшем английском.

- Да, - ответил Кроу.

Лицо втянуло за собой тело и уселось рядом:

- Вам из турагенства не звонили? Я - ваш новый гид-переводчик.

- А что случилось с тем, другим?

- Он у нас больше не работает, - ответил новый гид.

- Ладно, - Кроу припомнил несобранность гида и порадовался счастливому случаю.

- Поехали, - сказал он. - В аэропорт, но пусть сначала отвезет меня туда, где останавливались вчера.

Новый переводчик перевел все сказанное.

Водитель обернулся и спросил:

- Это у парикмахерской что ли?

- Нет, там, где мы остановились дольше всего. Там где 'Очень дорого'! напомнил Кроу.

Водитель уже выруливал на полосу, ворча:

- А я помню, где и сколько с вас содрали? Дорого! Ха! Сейчас везде все дорого! Дорого ему!

Не обращая внимания на водительские философствования, мистер Кроу набирался сил для последнего боя с настырным хозяином галереи. Если он не продаст ему всю эту мазню вместе со стенами, то узнает, что такое гнев мистера Кроу. Его люди 'поднимут' всю бухгалтерию этого Василия, а в галерею тут же нагрянут все возможные инспекции. А уж когда придется платить по счетам, Василий точно влезет в долги. Тогда он, мистер Кроу, скупит эти долги и все. Победа.

Так рассуждал простой американский миллионер, пока водитель не буркнул:

- Приехали!

Все совпадало. Справа телевизоры и прочая 'бытовуха', слева - одежда. Только теперь в 'телевизорах' распродажа, а в 'одежде' - скидки. Все совпадало, кроме одного - на месте невзрачного подъезда с тусклой вывеской 'Очень дорого' блистал рекламой 'Салон красоты', сливавшийся с соседними магазинами в один манящий посетителя кусок сферы обслуживания и торговли.

- А где? - озадачился Кроу. - Где это...

Где это... 'Очень дорого'?

Он вернулся к машине:

- Где то место, в которое мы вчера заходили? Куда ты меня привез? набросился он на водителя.

- Вы что! - словесно отбивался водитель.

- Не помните? Вроде ведь не пили! Вы вместе с гидом вчера зашли в эту... этот... салон, в общем, а потом оттуда вышли. Здесь это было!

Точно!

- Идемте! - повторил мистер Кроу в адрес гида в той же интонации, что и днем раньше.

Он почувствовал вызов своей безотказной интуиции бизнесмена и готов был потратить все свои прибыли за год, чтобы побороть этого Василия, спрятавшегося в 'Салоне красоты'.

Хозяйка пригласила их поговорить в комнату отдыха, обставленную очень мягкими диванами и креслами.

- Вы вчера работали? - начал с главного мистер Кроу.

- Да, - подтвердила хозяйка. - Весь день.

- Меня вы помните?

- А вы у нас были? - захлопала хозяйка глазами. - Я бы запомнила! Точно запомнила!

Мистер Кроу понял, что тут он бессилен и подошел к проблеме с другой стороны:

- Что здесь было раньше, до вашего салона?

- Парикмахерская, - не задумываясь, ответила хозяйка. - Потом ее приватизировали, обновили, отремонтировали и теперь здесь наш салон красоты.

- Ясно, - мистер Кроу снова поменял тактику:

- Скажите, вы не знаете, здесь или в окрестностях не было ли картинной галереи. Выставки. Выставки плакатов. Там еще на одном какая-то женщина с листком бумаги... Как ее там... Не помню. А на другом - такой молодой человек в оригинальной шапочке и с винтовкой. Не знаете?

Лицо хозяйки покрыл сумрак раздумий:

- Галереи тут никогда не было. Да и в округе, сколько я помню, тоже не было. А вот про женщину и молодого человека с ружьем пару раз спрашивали.

Хозяйка посмотрела на помрачневшее лицо мистера Кроу:

- Так стричься будем? У нас сегодня дешевле...

Машина уже подъезжала к аэропорту. Кроу долго молчал, а потом, в конце концов, не выдержал и спросил у нового гида:

- Так что все-таки с ним случилось?

- С кем? - новый гид аж подскочил от неожиданного вопроса.

- А, - сообразил он, что речь о его предшественнике, - понятно. Темная история, знаете ли!

Позвонил на фирму утром, сказал, что увольняется. Звонили ему домой, а там даже автоответчик не работает. Позвонили в институт на кафедру, а оказалось, он оттуда ушел. Представляете, человеку чуть-чуть до диплома оставалось! Что случилось? Запил он что ли? Не знаю!

Лимузин остановился прямо у самолета.

Еще больше помрачневший Кроу открыл дверцу, но перед тем, как вылезти, обернулся и взволнованным голосом сказал:

- Я очень не завидую вашему коллеге! Он попал в плохую историю. Если вам хоть чуть-чуть дорога ваша жизнь, то забудьте то место, где мы сегодня останавливались. Забудьте! Это проклятое место! Забудьте его и все, о чем мы говорили там, если вам дорога ваша жизнь!

Тут мистер Кроу внезапно сменил тон на нравоучительный:

- И я вообще не понимаю... Что вы делаете в этой стране с таким знанием английского?