/ Language: Русский / Genre:sf,

Тамтам

Александр Плонский


Плонский Александр

Тамтам

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ТАМТАМ

Фантастический рассказ

- В Эквадоре землетрясение, - оторвавшись от газеты, сказал Леверрье.

- Тамтам, - пробормотал Милютин. - Турнедо в стиле Монтморенси великолепная вещь! А знаете, как готовится? Нужно нарезать морковь в форме орешков и тушить в сливочном масле на медленном огне. Поджарить мясо а-ля соте и выложить на гренки. Оставшуюся на сковороде жидкость разбавить белым вином, соусом "Деми-глас" и вскипятить. Донышки артишоков...

- Постойте, - взмолился Леверрье. - При чем здесь тамтам? Ведь это африканский барабан. А Эквадор...

- Не сомневаюсь в ваших географических познаниях, Луи. Правда, слово "тамтам" индийского происхождения, но я, действительно, имел в виду африканский барабан. Только не как музыкальный инструмент, а...

- Как сигнальное средство?

- Мы понимаем друг друга с полуслова, - улыбнулся Милютин и отодвинул тарелку. - То, что произошло в Эквадоре, предсмертный крик гибнущей галактики.

Леверрье скомкал газету.

- Какой еще крик? Землетрясение - вы что, не слышали?

- Кофе остынет, - предупредил Милютин. - Видите ли, Луи, бессмертна лишь Вселенная. Планеты, звезды и целые галактики умирают, словно люди, хотя и не так скоро...

- О чем вы говорите?

- Ну, пусть сигнал бедствия, вселенский SOS...

Леверрье вскочил, опрокинув кофе.

- Ваша фантазия, Милютин, переходит все границы!

- Зачем так волноваться, Луи? Гарсон, приберите, пожалуйста!

- Рассказывайте по порядку, - потребовал Леверрье.

- Что вы знаете о гравитационных волнах, Луи?

- Очевидно, то же, что и вы. Это волны тяготения, излучаемые неравномерно движущимися массами. Ну, что еще? Гравитационные волны предсказаны теорией относительности Эйнштейна, распространяются со скоростью света, однако до сих пор не подтверждены экспериментально. Только какое отношение...

- Движущиеся равномерно небесные тела гравитационных волн не излучают. Но вот наступила катастрофа. Звезда начинает пульсировать, биться в предсмертных конвульсиях. Движение гигантской массы становится неравномерным, и в пространство устремляются потоки гравитационных волн. А если катастрофа охватывает целую галактику...

- Очевидно, волны, испускаемые массой звезд, складываются...

- Вот именно, Луи. Но по-разному - иногда усиливая, а чаще гася друг друга.

- Насколько известно, - сказал Леверрье, - плотность потока волн тяготения у поверхности Земли чрезвычайно слаба, иначе их давно бы обнаружили.

- Общий фон излучения, и правда, ничтожен. Но агония галактики длится миллионы лет. И время от времени всплески оказываются столь велики, что на Землю обрушивается гравитационный ураган. Земля содрогается словно тамтам, это и есть землетрясение.

- Очень уж просто... - с сомнением проговорил Леверрье.

- Я упростил сознательно. Нужно учитывать также нестационарные процессы в толще Земли, резонансные явления. Гравитационный ураган играет роль катализатора, резко усиливающего реакцию.

- Вы меня почти убедили. Но нельзя быть таким неисправимым романтиком: предсмертный крик, зов о помощи... Превратили катаклизм в трагедию!

Милютин выпустил кольцо дыма.

- Послушайте, Луи... - произнес он медленно. - Я воспользовался статистикой землетрясений за несколько последних столетий. Обработал множество сейсмограмм, согласовал их временные и пространственные масштабы, а затем ввел всю эту информацию в компьютер...

- И что же? - насторожившись, спросил Леверрье.

- Ах, лучше бы я этого не делал... - с горечью сказал Милютин.