/ Language: Русский / Genre:sf,

Воскресни Из Мертвых !

Александр Плонский


Плонский Александр

Воскресни из мертвых !

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ВОСКРЕСНИ ИЗ МЕРТВЫХ!

Фантастический рассказ

- Как вам это удалось? - спросил Леверрье восхищенно. - Вы превзошли самого себя: Витрувий и Ле Корбюзье словно живые.

- Они и есть живые, - ответил Милютин.

- Не понимаю... Конечно, человек в конце жизни может передать самосознание компьютеру, слиться с ним в общность и тем самым обрести бессмертие. Не биологическое, нет! Так сказать, бессмертие души...

- Скажу по секрету, Луи, - понизил голос Милютин, - вы отстали от жизни. Белок - трудный материал для синтеза, да и элементная база не из лучших. Но за миллион лет мы к ней привыкли. И вот научились-таки ее синтезировать. Так что и биологическое бессмертие...

- Кажется, я уже ничему не удивлюсь, - сказал Леверрье. - И все же это бессмертие для живущих. Витрувий и Ле Корбюзье...

- Давно умерли, хотите вы сказать?

- Да, умерли. И говорить приходится об их воскрешении из мертвых. А это похоже на мистику. Я же не верю ни в библейские легенды, ни в сказки о живой воде!

- Зачем так категорично? Вовсе не обязательно верить. Более того, ни во что нельзя верить слепо. Но допускать возможность самого маловероятного события, лишь бы его вероятность не равнялась нулю, необходимо.

- Значит, все-таки воскрешение из мертвых... Рассказывайте! потребовал Леверрье.

- Началось с одной из тех фантазий, которые принято называть беспочвенными. Впрочем, осуществимость любой фантазии может в считанные минуты подтвердить или опровергнуть компьютер.

- Так вы оставляете за собой фантазию, а все остальное передаете компьютеру?

- Совершенно верно.

- Но почему не пойти до конца, ведь компьютер тоже способен фантазировать, я имею в виду хотя бы последовательный перебор всевозможных вариантов по критерию...

- Лярбе? - подхватил Милютин. - А вы не так просты, Луи. Отдать фантазию компьютеру. Тогда мне стало бы скучно! К тому же... Хотите парадокс? Именно неограниченность фантазии компьютера мешает ему фантазировать. Он не может остановиться. Чтобы удовлетворить критерию Лярбе, нужно выполнить условие... Помните формулу? В нашем случае стокс под знаком гамбриуса эллиптического в числителе правой части неизбежно стремится к бесконечности. Что это значит?

- Вероятно, что время перебора фантазий также устремляется в бесконечность, - предположил Леверрье не слишком уверенно.

- Вот именно! - обрадовался Милютин. - Таким образом, условие не выполняется и, заметьте, при любом реальном быстродействии компьютера.

- А если ввести ограничения?

- Кто их сформулирует?

- Хотя бы сам компьютер.

- К счастью, на Земле существует человеко-машинное общество, а не машинно-человеческое, - жестко сказал Милютин. - Порядок слов играет здесь решающую роль.

- Значит, сформулировать ограничения должен человек?

- Как раз этим я и занимаюсь. Минус моего мозга - ограниченность фантазии. Минус компьютера - ее неограниченность. Минус на минус, как всегда, дает плюс.

- Игра слов, - вырвалось у Леверрье.

- Возможно, вы и правы. Но ведь теория игр по-прежнему важнейший раздел математики.

- Ох, Милютин, с вами бесполезно спорить - уходите в сторону. Расскажите лучше толком, как вам удалось воскресить Витрувия и Ле Корбюзье?

- Вы будете разочарованы, Луи. Все очень просто. Конечно, я давно подумывал о реконструкции личности. Даже подкидывал кое-что компьютеру... Но не получалось, пока я не вспомнил Герасимова...

- Постойте... Это кинорежиссер или живописец?

- Нет, я имел в виду антрополога Герасимова, разработавшего метод восстановления лица по черепу. Ему удалось создать очень точные скульптурные портреты многих исторических деятелей - Ивана Грозного, Тимура, Улугбека... И вот я задумался: творческая личность оставляет после себя книги, статьи, мемуары. Добавим воспоминания современников, документы. Нельзя ли, приняв все это за исходные данные, восстановить саму личность? Словом, я пошел по стопам Герасимова, о результатах же судите сами.

- А насколько верна подобная... реконструкция?

- Работы Герасимова также воспринимали с недоверием. Но контрольные тесты дали отличную сходимость!

- Послушайте, Милютин, правота Герасимова еще не означает...

- Моей правоты? Верно. Поэтому я тоже провел контрольный тест.

- На ком?

- На себе.

- Как? - вскрикнул Леверрье. - Вы решились восстановить... нет, продублировать собственную личность? И где же этот... человек?

- Перед вами.

- А тот... первый... настоящий? Ох, простите, что я говорю...

- Видите ли, два Милютина - слишком много. Мы бы мешали друг другу, занимаясь одним и тем же, и рано или поздно стали бы врагами. Таковы индивидуалисты...

- И кто же из вас принял решение?

- Да уж, конечно, не я, а Милютин-1. Впрочем, какая разница! Сейчас мне кажется, что его вовсе не существовало. Был и остаюсь - я.

- Вы отчаянный человек, Милютин...

- И бог, и дьявол в совмещенной проекции, как вы однажды отозвались обо мне? Ну, полно, я не обижаюсь... Да, мне было страшно. По-настоящему страшно, а я ведь не трус, вы знаете. И все же... Вот в давние времена исследователи не останавливались перед тем, чтобы привить себе чуму - это, вероятно, пострашнее!

Леверрье овладел собой.

- А достаточно ли информации, чтобы реконструировать личность человека, жившего в отдаленном прошлом? Допустим, с Ле Корбюзье все ясно. Он оставил огромное и разнообразное наследие. О нем много написано, да и вся его жизнь была на виду. А Витрувий? Даже его портрет не сохранился!

- В старину графологи по почерку определяли характер человека. Потом это сочли шарлатанством, и зря. Оказывается, между строками, пусть даже печатными, прячется Монблан информации. Стилистические особенности, строй мышления, даже частота повторения той или иной буквы многое говорит о человеке. Вспомните хрестоматийный пример. В течение столетий спорили о том, создал ли Гомер "Илиаду" и "Одиссею" или только скомпоновал фольклорные материалы. Разрешить спор смог лишь компьютер: скрупулезно проанализировав текст, он установил, что оба произведения от начала до конца принадлежат одному и тому же автору.

- Но этого недостаточно...

- Сегодня мы знаем о Гомере почти все, хотя источник информации прежний - "Илиада" и "Одиссея".

Леверрье продолжал упорствовать.

- Значит, компьютер многое домысливает?

- Безусловно, - согласился Милютин, - но с высокой степенью вероятности, не ниже 0,995. Все, что менее вероятно, в расчет не принимается.

- Вот видите, - торжествующе сказал Леверрье. - Значит, некоторые аспекты личности утрачиваются: вероятность, скажем, 0,8 достаточно велика. Допустим, событие произошло, а вы его игнорируете.

- Но сам человек тоже не все знает и не все помнит о себе. В шестьдесят лет он не тот, что в двадцать...

- А завтра не тот, что вчера?

- Да, каждый из нас лишь моделирует свою личность. Поэтому, для успокоения, можете считать не только Витрувия, Ле Корбюзье и Милютина, но и себя - всего лишь моделями.

- Это уж слишком... - начал было Леверрье и вдруг нахмурился. Сейчас вы, наверное, скажете: "Машинное время дорого, пора выключать..."

- Э, нет! - рассмеялся Милютин. - Витрувий и Ле Корбюзье возвращены человечеству. Навсегда.