/ Language: Русский / Genre:sf,

Странные Фантазии 3 Рассказы

Дмитрий Мансуров


Мансуров Дмитрий

Странные фантазии - 3 (рассказы)

Дмитрий МАНСУРОВ

Странные фантазии - 3

Содержание

Самый лучший писатель Последний пункт Колобок

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПИСАТЕЛЬ

Посвящается Григорию,

который натолкнул меня на идею

этого рассказа.

"Новый рассвет над нашим миром возвещает о том, что наступило 27 апреля две тысячи триста восьмого года!" - торжественно проговорило радио. "Московское время - шесть часов. Вы слушал последние известия!"

Заиграла неназойливая мелодия.

Григорий встал с самозаправляющейся кровати и потянулся.

"Сегодня должен быть отличный день!" - подумал он, наблюдая, как кровать сама собой экстренно выдувает из себя набранный вечером воздух и втягивается в узенький отдел стенного шкафа. Его взгляд упал на телеграмму, лежавшую на антигравитационном журнальном столике. Текст, набранный синим по белому, гласил:

"Ваш рассказ, высланный 12 апреля сего года, получил максимальные оценки у совета Издательского Дома "Звучание Слова". Наш главный редактор посетит Вас 27 апреля, дабы заключить с Вами договор о совместном сотрудничестве".

Он выглянул в окно. День, действительно, точь-в-точь соответствовал его представлениям о Самом Лучшем Дне. Потому что впереди были большие перемены в его жизни. В начале двадцать четвертого века, когда человечество разбрелось по Солнечной Системе и притянуло на ближнюю орбиту несколько дальних планет, которые планировало разогреть вблизи от солнца и превратить их в цветущие оазисы ближнего космоса, на Земле осталось не так много людей, которые были готовы тратить годы жизни на обычное сочинительство разных историй. Романтика нового века переключилась на обустройство новых планет, и человечество покоряло и осваивало их, отдавая этому занятию все свои силы. И потому оно очень ценило тех, кто был способен своими литературными талантами поднять падавшее было настроение денно и нощно трудившихся романтиков, восстанавливая их силы и оптимизм своим талантом. Настоящие Поэты и Писатели стоили много дороже любых драгоценностей мира, потому что сами были редкими драгоценностями. И попасть в их число означало получить мировую известность и почет. Тем более, что Издательский Дом "Звучание Слова" был самым крупным поставщиком литературной продукции на межпланетном книжном рынке.

До встречи с главным редактором оставалось шесть часов, и потерявший от волнения всякий сон Гриша решил немного пройтись по улицам, в который раз мысленно подготавливаясь к Главной Встрече в своей жизни и просчитывая разные варианты вопросов и ответов.

На улице пахло послегрозовой свежестью, и на травинках еще виднелись капельки росы. Город медленно оживал, готовясь к трудовым будням, на речку спешили запоздавшие рыбаки. Он с уважением глядел им вслед: с тех пор, как на отлов рыбы была установлена жесточайшая квота, они ограничивались фоторыбалкой. Пойманная рыба фотографировалась на голографическим фотоаппаратом, после чего отпускалась обратно на волю. И дело было не в том, что рыбы стало слишком мало, наоборот, ее с каждым городом становилось все больше и больше, просто пришедшие к власти зеленые постановили, что ловить рыбу и есть ее имеют право те любители, кому не хватает денег на пропитание. Но таких счастливчиков на Земле не осталось, они давно разбрелись по новым планетам в поисках работы и заработка. Остальные могли покупать живую рыбу в специализированных магазинах.

В небе матово сияли две крохотные точки: планеты Уран и Нептун, притянутые на орбиту Земли, можно было различить невооруженным взглядом в любое время суток. Плутон, притянутый самым последним, находился на противоположной стороне от Земли и с нее не был виден. Но именно он таил в себе немало загадок. Оказалось, что он был, как когда-то предполагали астрономы, планетой из чужой звездной системы, и на тающей поверхности были обнаружены остатки городов исчезнувшей, или погибшей в немыслимо далекое время цивилизации. И он думал, что, не вышли ему издательство телеграмму, он мог бы с большим удовольствием отправиться на Плутон исследовать старинные развалины древней жизни. Какими они были, жители Плутона, ученые пока не определили, но по сходности с земными строениями могли предположить, что плутониты были отдаленно похожи на землян.

- Любуетесь? - услышал он вежливый голос.

- Любуюсь! - ответил он, поворачивая голову к неожиданному собеседнику. Невысокий человек в синей шляпе с серым дипломатом посмотрел на него довольно уважительно.

- Вас тоже манит романтика ближнего Внеземелья? - поинтересовался он, устанавливая дипломат на подлетевшую подставку. - Я и сам с детства мечтал о космосе, но оказалось, что полеты в космос мне противопоказаны. В невесомости голова кружится. Врачи говорили: вестибулярный аппарат слабый.

- В невесомости? - удивился Гриша. - Там же нет разницы, как передвигаться!

- Да, я тоже так думал, - согласно кивнул собеседник. - Но с врачами не поспоришь - у них дипломы, а у меня одни внутренние подозрения. Я против них при всем желании никак не выиграю. Не мой профиль, знаете ли.

- А кто Вы? - полюбопытствовал Гриша. - Судя по Вашему сияющему виду, Вы добились определенного успеха в жизни.

- Вы наблюдательны! - кивнул собеседник, уверенно садясь на воздух. Откуда-то из кустов вылетел стул, и собеседник приземлился точно в его центр. Григорий восхищенно хмыкнул: сам он на такие опыты не решился бы, поскольку знал, что иногда автоматика дает сбои, а после ночного дождя земля была сыровата. - Я представляю фирму "Земная Антология", она специализируется на издании малоформатных книг специально для Внеземелья. Нам стало известно, что Вы решили заключить договор с Издательским Домом "Звучание слова", и меня отправили к Вам для консультации и предупреждения. "Звучание Слова" занимается подозрительными делами, и на Вашем месте я не стал бы заключать с ними договор.

Григорий сразу посерьезнел и нахмурился.

- Это мое личное дело, Вам не кажется? - сухо поинтересовался он. Собеседник сразу же после последних слов стал вызывать в нем резкую антипатию. - Я, между прочим, посылал Вам свой рассказ, а Вы его отвергли. А теперь, когда меня приглашают ваши конкуренты, Вы пытаетесь им помешать?

Собеседник, неожиданно для Григория, совершенно не обиделся. Напротив, он весело улыбнулся в ответ и раскрыл свой дипломат.

- Посмотрите сюда! - сказал он, показывая рукой на небольшую черную коробочку с двумя проводками. - Этот прибор называется мыслезахватом. "Звучание слова" использует именно такие для работы с начинающими авторами. Запомните, мой друг, ни в коем случае не поддавайтесь на попытки редактора приложить к Вашему лбу эту штуку.

- Это еще почему?

- А потому, что...

- Так, так, так... - прервал его другой человек, с похожим дипломатом. - Андрокл Витарович собственной персоной!

Собеседник недовольно поморщился. Григорий помотал головой.

- Господи, Боже... Так вот, почему Вы не представились... - догадался он.

- Он самый, уважаемый Горажемвес, - отозвался собеседник, пристально глядя на новоприбывшего. - Вот, рассказываю о ваших опытах и пытаюсь предотвратить неминуемые неприятности, грозящие этому молодому человеку.

- Не запугивайте мне автора своими гнусными обвинениями!!! - взвился Горажемвес, - я не потерплю, чтобы разные конкуренты вставали на пути чужого счастья! Не сумели разглядеть в нем истинного гения - время ушло, антигравицапа укатилась! После драки кулаками не машут!

Горажемвес тоже привычно сел на воздух, и новый стул стремительно вылетел из-за кустов, чтобы не дать редактору упасть в грязь... э-э-э... и так понятно, чем.

- После драки размахивают судебными исками, - вставил Григорий. Он мысленно пожелал себе удачи и сам сел на воздух. Стул вылетел. И даже не промахнулся, но Григорий самостоятельно притормозил на половине пути: нервы не выдержали. Стул недоуменно задвигался влево - вправо, пытаясь угадать: сядет ли на него человек, или все-таки передумает? И, в итоге, отскочил в сторону, когда Григорий все же решился сесть.

Увлеченные спором редакторы этого даже не заметили. Редкие утренние прохожие с интересом глядели на отчаянно жестикулирующих редакторов и стряхивающего неподалеку от них с костюма налипшие на него мокрые тополиные пушинки смущенного человека.

- Вы лишаете человека последнего удовольствия в этой жизни!!! - уже на повышенных тонах говорил Андрокл Витарович, указывая на Григория. - Вы гонитесь за наживой и не хотите понять, что самым важным для человека является его внутренняя сущность, а не то, что Вы ему хотите предложить!

- Много Вы понимаете! - парировал Горажемвес, - Если Вы настолько придерживаетесь озвученных Вами норм морали, то почему носите с собой мыслезахват, о котором распускаете просто-напросто необоснованные гнусные сплетни?!

- Я предупреждаю авторов об опасности!

- Вы отбиваете у нас молодых авторов, влекомые эгоистичными желаниями: сами проморгали, так пусть и другим не достанется! - Горажемвес приподнялся со стула, явно намереваясь вцепиться в глотку конкуренту, умело используя популярный психологический ход, направленный на подавление противника. Однако, противник оказался не лыком шит, и тоже привстал...

Взаимные обвинения продолжались до тех пор, пока спорщики не увидели, что Григорий удобно уселся на стуле, рядом поставил передвижную мини-кухню, и неторопливо пьет утренний чай, в упор рассматривая редакторов, как на героев реал-шоу. Цвидев, что на него обратили внимание, он решил не дожидаться момента, когда спор двух интеллектов перейдет в спор двух силачей, и встал:

- Господа, господа!! - он утихомиривающе вытянул руки в сторону медленно, но неумолимо звереющих редакторов. Ему было лестно, что его рассказ оценили настолько высоко, что за заключение договора с автором разгорелась нешуточная борьба двух далеко не последних представителей двух знаменитых издательств. - Успокойтесь, господа! Из-за чего, собственно, разгорелся сыр-бор? Что такое мыслезахват, и по какому принципу он работает?

Редакторы переглянулись и одновременно заголосили возмущенными голосами, указывая друг на друга пальцами и обвиняя друг друга в отставании от жизни и неправильном отношении к творческим людям и к их редкому дарованию.

- Господа, я вас умоляю - по одному! - укоризненно протянул Григорий, Я очень плохо разбираюсь в высказанных аргументах, особенно, когда их произносят одновременно как сторонники, так и противники определенной точки зрения, заглушая противоположную сторону.

- Я пришел заключить с Вами договор, так что и говорить первым должен я! - сказал Горажемвес.

- Рано пташечка запела! - перебил его Андрокл Витарович. - Да Вы горазды расписать обстановку в самых ярких красках, лишь бы птичка добровольно залетела в клетку!

- А Вы что предлагаете?

- Первым делом необходимо показывать на самые лучшие моменты. А предупреждать о негативе! Об опасностях, таящихся в, на первый взгляд, простых вещах и действиях. Это закон техники безопасности, применяемый абсолютно во всех областях производства чего бы то ни было, и нарушающий и утаивающих их достоин немедленной кары небесной!!!

Горажемвес вытаращился на него, как баран на новые ворота.

- Эк, тебя занесло, братец любезный! - задумчиво выговорил он. Приписывать небесную кару к обычному договору о сотрудничестве!

Григорий понял, что оба редактора работают стопроцентно по внутреннему убеждению, ибо кто еще скажет такое в начале двадцать четвертого века? Однако, требовалось как-то их разнять, и Григорий перехватил инициативу:

- Предлагаю воспользоваться двусторонним определителем случайного выбора, - предложил он, доставая из кармана пласти-карту. - Выбирайте, у кого будет какая сторона?

Горажемвес насупился:

- Мы тут серьезным делом занимаемся, а Вы предлагаете нам решить проблему примитивным выбором случайных сторон?

- Шансы - пятьдесят на пятьдесят! - возразил Андрокл Витарович. - Кто победит, тот и получает право на заключение договора с уважаемым автором.

- Фигу тебе, а не договор с уважаемым автором! - буркнул Горажемвес, Я уже выслал ему приглашение, а ты явился, как грязный космический пират и в наглую отбираешь у меня мой хлеб и мою воду!

- Зато я оставляю тебе многочисленные деликатесы, которыми ты балуешь свой крепкий организм по вечерам. Подумаешь, запьешь их не родниковой водой, а дорогим "Эль-Дорадо".

- Стоп-стоп-стоп! - зачастил Григорий, опасливо косясь по сторонам: прохожих становилось все больше и больше, и некоторые из них, вместо того, чтобы идти дальше по собственным делам, начинали незаметно прятаться в кустах, самостоятельно приобщаясь к возвышенным редакторским речам. А редакторы снова входили в раж, осыпая друг друга фантастическими по красоте и фантазийности фразами.

Еще час-другой подобного шоу, и про литературное будущее можно будет забыть окончательно и бесповоротно: редакторы вызовут подмогу, и издательствам будет далеко не до автора: они начнут подавать многочисленные иски и апелляции по разным поводам.

- Давайте вернемся к главному вопросу! - сказал Григорий, - Мне прислали телеграмму, и я решил заключить договор с издательством. И я это сделаю, потому что действия конкурентов не кажутся мне убедительными. Все авторы живы и, насколько мне известно, здоровы. Так что, я не вижу никаких причин, которые запретили бы мне сотрудничать с уважаемым издательством.

Горажемвес расцвел. Андрокл Витарович стал жутко серьезным.

- Молодой Вы еще, и слов предупреждения не понимаете! Поступайте, как знаете, но учтите: я Вас предупреждал!

Он захлопнул свой дипломат, встал и с гордым и независимым видом удалился. Горажемвес довольно потер руки.

- Ну, что, молодой человек, а теперь поговорим о деле без этих безответственных лиц, озабоченных причинением всякого рода пакостей конкурирующим фирмам, - он открыл свой дипломат и выхватил из пазов мыслезахват. - Первоначально я хочу познакомить вас с этой милой штукой, которая служит страховкой для издательства и автора. Мыслезахват копирует ваши мысли и может помочь вам в случае, если у вас начнутся проблемы в личной жизни, и вы не сумеете вовремя завершить начатый Вами текст. Именно в таких случаях мы и пользуемся мыслезахватами. Он высылается Вам, и вместе с ним Вы и продолжаете сочинять Ваши истории. Мыслезахват работает во время сна, и когда Вы спите, происходит мыслительный рабочий процесс создания новых страниц истории. Так что, как видите, это универсальный аппарат, с помощью которого Вы сможете добиться невиданных доселе высот!

- Хм... - пробормотал Григорий, - А почему тогда этот тип называл его опасным прибором?

- А это Вы у него спросите! - предложил Горажемвес.

- Я спрашивал, он не ответил.

- Вот видите, он просто пытался сбить Вас с толку, потому что прозевал Ваш талант и не хочет допустить победы конкурентов. Давайте, мы сейчас быстренько снимем слепок с вашего мозга, и Вы сможете в случае крайней необходимости получить его для улучшения Вашей работы.

- Хорошо! - кивнул Григорий. Он удобнее уселся на кресле, но внезапно его посетила одна интересная мысль. Дождавшись, пока редактор прикрепит проводки в голове, он поинтересовался, - А почему я не могу использовать его постоянно? Ведь тогда я смогу написать намного больше хороших произведений, чем раньше!

Редактор впал в еле заметное замешательство. Пробормотал нечто невразумительное, он быстро нажал на кнопку запуска программы.

- Что-то? - переспросил Григорий.

- Нет, ничего, - торопливо ответил редактор, срывая проводки и укладывая мыслезахват в дипломат.

- Вы не ответили на мой вопрос!

- Какой... А, момент! - редактор закрыл дипломат и защелкнул замки. Дело в том, что мыслезахват не приспособлен для постоянной работы. Он служит всего-навсего выравнивателем истощенной мыслительной энергии. Если у Вас все в порядке, то он не принесет Вам никакой пользы, можете мне поверить, я много раз сталкивался с такими проблемами. Что ж, приятно было с Вами побеседовать, будем очень рады видеть Ваши новые истории у нас в издательстве. Гонорар Вы будете получать стабильный, на этот счет можете не беспокоиться. Вот Вам моя визитная карточка с координатами. Если что, звоните. А вот и долгожданный договор!

К ним подлетела престижный "Енисей", окрашенный в темно-синюю объемную голографическую краску. Дверцы раскрылись, оттуда вышел человек в строгом костюме, протянул редактору папку и вернулся туда, откуда вышел. Редактор торжественно передал папку Григорию, тепло попрощался, забрался в машину, и "Енисей" плавно взмыл над деревьями.

- Все-таки подписали? - услышал Григорий грустный голос Андрокла Витаровича.

- Да!

- Зря!

- Почему?

- Да потому что Вас обманули, мой дорогой друг.

- Как это, обманули? - не понял Григорий. - Вот договор, здесь все в порядке.

- О, на этот счет беспокоиться не стоит... - Андрокл Витарович устало присел на кресло. - Понимаете - ли, дело в том, что мыслезахват не служит копированием Ваших мыслеэнергетических данных. Он переносит их на электронный носитель, а у Вас не остается ничего.

- Как это, ничего? - опешил Григорий.

- А так. Теперь в этом ультрасовременном издательстве с передовыми технологиями стабильно будут выходить книги под Вашим именем, и Вы, прочитав их, будете понимать, что написать их могли только Вы и никто другой. Так и есть. Мыслезахват будет работать за Вас, а Вы будете почивать на лаврах.

- Разве это плохо?

- Просто, с этой минуты, Вы сами не сможете сочинить ни одной строчки. Такое издательство, как "Звучание Слова", не может рисковать деньгами, раскручивая новый бренд. Вот оно и обезопасило себя. Люди стареют, у них меняется жизнь, меняются интересы, они устают и уже не могут работать в прежнем режиме, а мыслезахват будет делать свою работу постоянно. Он не знает слова усталости. А когда-нибудь они соединят несколько мыслезахватов в один мегамыслезахват, и мир содрогнется от эпического произведения, сочиненного совместными усилиями лучших авторов современности...

- Вы хотите сказать... они отняли у меня мою фантазию???

- Да, - Андрокл Витарович показал Григорию текст договора, - К счастью для Вас, за весьма приличные деньги. Вы - обеспеченный человек, и отныне можете делать то, что хотите. Все, что хотите. Кроме сочинительства.

Григорий потерянно сел на кресло.

- Но... как... почему они не сказали?

- А зачем? Никто из фантазеров не позволит добровольно лишить себя собственной фантазии. Вот они и не говорят заранее, что Вам грозит. Что ж, я вижу, Вам надо побыть одному. Желаю Вам удачи в Вашей дальнейшей жизни.

Редактор встал и тихо удалился.

Григорий молча сидел на кресле около часа. А когда поднял глаза, то увидел, как в небе ярко сверкнула точка Урана. Он, не отрываясь, смотрел на планету-соседку, пока вдруг не понял, что больше всего на свете хочет отправиться на Плутон, чтобы изучать древние развалины.

С деньгами отныне проблем не будет до самой смерти, и он со спокойной совестью и душой сможет заняться еще одним любимым делом - археологией. Точнее, теперь уже последним любимым делом.

Он медленно встал, посмотрел, как кресло улетает в кусты, и неторопливо пошел к родному дому.

Впереди были большие перемены в его жизни.

ПОСЛЕДНИЙ ПУНКТ

Впереди снова замаячили райские денечки: Карлу оставалось совсем немного до начала новой, куда более комфортной жизни, чем была у него в последнее время.

Многие годы, потраченные на обычное прожигание жизни, закончились тем, что у вместе с ними закончились и деньги. И не просто деньги, а ДЕНЬГИ. Огромная сумма в сорок миллионов рублей утекла с безудержностью и скоростью Ниагарского водопада, а он, плещась в утекающем денежном запасе, не сразу и понял, что водопад иссяк навсегда, и пополнения "водных" запасов со стороны доброго дяденьки с подарками не ожидалось.

Две недели, спонтанно отведенные на траурные мероприятия по поводу похорон былого величия и богатства, закончились тем, что он проснулся с дикой головной болью где-то в старом парке, одетый в рваное тряпье, не особо любезно обмененное местными бомжами на его дорогой и модный костюм, в пропорциях обмена "один к одному". Плюс к обмену - бомжи взяли на память его кошелек с предпоследними десятью тысячами рублями, и теперь приобщались к скрашенной наличностью веселой жизни.

После того, как он вернулся домой, распугивая своим новым одеянием кошек, собак и старушек с кошелками, стало ясно, что дальше так продолжаться не может, иначе оставшаяся после улетучивания "воды" грязь на дне могла засосать в себя крепче болотной трясины. И выбраться оттуда не удастся уже при всем желании. Не зря же великий классик изрек мудрую мысль: "Ох, нелегкая это работа - из болота тащить... пострадавшего".

Решение пришло неожиданно. Не сказать, что оно отличалось особой оригинальностью, просто, для него показалось заманчивым предложением, отказаться от которого он не мог по той простой причине, что реально выполнимой альтернативы у него не было. Самый простой и более-менее надежный способ вернуть себе былую славу богатого человека - это ограбить банк и в срочном порядке переехать.

Разумеется, ни о каком налете с автоматами средь бела дня и речи быть не должно. Ограбление должно пройти тихо, гладко, желательно, в ночное время, когда ушлые клиенты не встанут грудью на защиту собственных сбережений, или не встанут в очередь за бесплатной раздачей наличности удерживаемых под прицелом автоматов банковских клерков.

Да и сами клерки нынче не те пошли: украдешь на миллион, а запишут, как пять, и четыре заберут себе черным налом в качестве оплаты за волнения и потраченные нервные клетки, о которых до сих пор спорят: восстанавливаются ли они, или нет?

Перво-наперво, требовалась схема банка. Ничего проще в мире представить было невозможно: несколько лет назад он тайно коллекционировал подобные планы, ради интереса разыгрывая теоретические схемы ограбления. Подростковая игра "Выпотроши банк", сохранившаяся с давних пор, не теряла былой привлекательности, но с течением времени старые планы гипотетических банков наскучили, и захотелось испробовать свои таланты на чем-нибудь новом, желательно, реально существующем. Хотя, дальше теоретических планов дело никогда не заходило. Да это и не нужно было, поскольку деньги в буквальном смысле валялись под ногами на манер мусора. Так что, кое-какой опыт был.

Теоретический. Игровой практикум...

Но, все же, он кое-что знал.

Первый пункт: самое подходящее время для подобных дел - часа три ночи, когда в банке сидят двое полусонных охранников, уныло рассматривающих мониторы пустующего заведения. К сожалению, никто не знает, что именно им приходит в голову, когда они в сотый раз убедятся, что коридор как был пустым, там пустым и остался. Возможно, они запоминают наизусть расположение каждого узора и пятнышка на полу и стенах, и с ходу сумеют отличить, проходила ли с миссией уборки вездесущая, но не особо трудолюбивая уборщица, или же она в очередной раз смухлевала, обойдясь прохождением по коридорам с коляской, в которой лежала совершенно сухая половая тряпка: в конце концов, дальние коридоры были постоянно чистыми, и пройтись по ним с мокрой тряпкой могло быть просто неохота. Поскольку давным-давно с мокрыми тряпками убирали пыль с улиц, о чистоте зданий можно было так сильно не беспокоиться. Город и сам по себе напоминал что-то стерильное, и свободным от посягательств уборщиков оставался разве что старый парк "Ностальгия", где сохранили первозданную загрязненность для романтически настроенных любителей старины.

Охранниками, скорее всего, были предприняты кое-какие шаги по уменьшению тоскливости на рабочем месте: например, карманная спутниковая антенна могла побороться с унылостью стандартных черно-белых мониторов.

Карл не исключал, что они на самом деле смотрят по ночам спутниковое телевидение (он бы сам так делал, если бы был на их месте), переключаясь на просмотр любимого банка во время рекламных пауз, которых было до неприличия много, но которые не позволяли охранникам забывать, что они находятся все-таки на рабочем месте, а не дома на диване.

Оставалось выбрать день, в который по всем программам будут показывать что-нибудь жутко интересное, и идти грабить банк именно в этот день.

Второй пункт: нужно несколько сообщников, которые, в случае чего, помогут быстренько налететь на готовенькое и захапать своими натруженными руками большую часть награбленного... Стоп!!! Зачем нужны такие сообщники? Тратить деньги можно и самому, стало быть, если кого и брать в сообщники, то только тупого и послушного злобного урода, обеспечивающего физическую поддержку в деле ограбления. При этом, желательно, надо бы заранее побеспокоиться о том, что чтобы он не сбежал с набитыми кучей денег сумками. Здесь здорово пригодились бы вчерашние бомжи: увидев "свет неоновых витрин", иначе говоря, живьем столкнувшись с приличной обстановкой, они могут с перепугу растеряться и стать паиньками, потому что побывать в своеобразном высшем свете даже в роли грабителя будет для них подобно встрече с живым ангелом. Потому что они понятия не имеют о том, что те материалы, которые они увидят, вообще существуют в реальной жизни, а не только в фантастических фильмах: лазерная иллюминация, голографическая плитка на полу, стенах и потолке. И, находясь под впечатлением, будут послушно делать то, что и прикажут, поминутно охая и ахая...

Интересно, а пойдет ли это на пользу ограблению?

Пункт третий: средство передвижения. Обязательно должно быть хоть какое-то средство передвижения, за исключением роликов, самокатов и велосипедов, пусть даже с двадцатью семью скоростями в обе стороны. Самое удобное, конечно - это самолет-истребитель с полным боекомплектом, поскольку взятие банка, при таком развитии событий, обернется сущим пустяком: две минуты на приземление, минута на пробитие стен из бортового оружия, пять минут на проникновение по образовавшемуся тоннелю прямиком в центр банка, укладывание наличности, попутная стрельба сообщника по отчаянно храбрым свидетелям и службе правопорядка, пять минут на обратную дорогу, минуту на взлет, две минуты на разгон милицейских вертолетов и последнее "прости" оставшимся внизу в виде говорящего разные непристойности коварно катапультированного сообщника.

...Карл с грустью вздохнул: жаль, что самолет не доступен, и месть бомжу не будет столь эффектной...

Придется обойтись обычной скоростной машиной, на которой надо будет быстренько уехать в укромное местечко, там пересесть на другую машину, и оттуда укатить, куда глаза глядят: с набранными деньжищами тебе будет рады в любой части света, тем более, что рубль котируется во всем мире. Это вам не вечнозеленые доллары отгородившихся от остального мира тройным кольцом Соединенных Штатов. Что там у них творится на самом деле, давным-давно никто не знает. Уже семьдесят лет, как они запретили всем-всем-всем иностранцам появляться на их территории, поскольку на их новую систему защиты от врагов сразу же придумывался хитрый способ обойти ее без особых проблем. Из вредности.

В итоге, они и вовсе закрылись для остального мира, предпочитая нести пропаганду американской демократии через интернет и телевидение. Но в Европе и своих пропагандистов хватало...

Короче говоря, нужна машина.

Пункт четвертый: финансовое обеспечение операции. С этим явные проблемы, но беспокоиться все-таки еще не стоит, потому что можно одолжить денег у любого из пока еще богатых друзей, пообещав им небольшие проценты при возврате. На такое клюнет любой, даже самый жадный из друзей, если он, конечно, не законченный параноик.

И, наконец, пятый, самый главный и последний пункт: взломать банковский сейф. Широко известно, какие ловушки и защитные механизмы есть у современных сейфов, поскольку они давно уже выпускают под общеевропейскими стандартами: максимум громоздкости и величия - для пускания пыли в глаза клиентов, с толстенным бронированными стенами и кучей электрических датчиков на все случаи жизни: от звуков тихих шагов (все грабители стараются идти тихо, и сигнализация охотится именно за такими любителями тихой ходьбы), тихого перешептывания, чихания, тепловых датчиков, датчиков возмущения воздушного потока, лазерных лучей, пересекающих коридор перед сейфом в немыслимом трехмерном узоре, и даже датчиков, улавливающих передвижение охранников, срабатывающих в том случае, если охранники не пройдут мимо нужного места в строго определенное время.

Иначе говоря, грабить банк пойдет только полный идиот, или человек, остро нуждающийся в постоянном жилье на ближайшие десять лет с личной охраной и нехитрым, но стабильным пропитанием.

- Что ж, пусть разработчики так и думают... - пробормотал он напоследок, свернул план-схему, и отправился на подготовительные работы, поскольку знал, что все это можно с легкостью обойти.

- Стоять! - рявкнул он, и рывшийся в мусорном баке одетый в приличный костюм бомж застыл, как вкопанный. Карл презрительно поморщился: так опозорить его отличный фирменный дорогой костюм мог только самый последний бомж на свете. - Где твои дружки, козья физиономия?

Бомж выпрямился и, признав в незнакомце давешнего недобровольного дарителя, дал стрекача. Карл сплюнул в ответ и, навсегда попрощавшись с костюмом, отправился искать кого получше. Это оказалось не особо трудным делом: бомжи, как и раньше, "гнездились" в дальней части старинного парка, в противоположном конце от того места, где он очнулся прошлой ночью. Парочка бомжей уже усаживалась поудобнее, рассчитывая поживиться на скорую руку купленными деликатесами. Карл мстительно позволил им откусить по куску хлеба и злобным голосом гаркнул:

- Попались, мать-перемать!!!

Бомжи медленно побагровели, подумали немного, решили, что это багровый цвет лица им не идет, и стали медленно синеть. Карл почесал затылок, наблюдая за их превращениями, а когда бомжи догадались прокашляться, дабы окончательно не задохнуться, вышел из тени и ласково похлопал их по плечам прихваченной от нечего делать бейсбольной битой.

- Здравствуйте, мои хорошие! - проговорил он, - Постойте, не уходите в могилку самостоятельно, я сейчас малость подсоберусь и окажу вам посильную помощь!

- Н-н-н-н-кх-кх-н-н-н-не надо!!! - заголосили бомжи прорвавшимися голосами, вытягивая грязные руки в сторону матово желтой новенькой биты.

- А разве не вы авансом взяли оплату за сегодняшнее столкновение с моей любимой битой? - мирным голосом полюбопытствовал Карл, помахивая названным предметом в опасной близости от лица самого драчливого во вчерашних событиях бомжа. - Время пришло!

- Не надо, я сам!

- Что, сам? - удивился Карл.

- Надаю себе по физиономии!

- Не пойдет: за развлечения платил я, значит, мне и развлекаться! возразил Карл. - Короче, выпрямись, поправь мою бывшую шляпу, сними мои солнечные очки - ты в них что-нибудь еще видишь при таком сумраке?

- Различаю, - буркнул бомж. - Садист!

- Я?! А кто вчера был на первых ролях? Разве не ты?

- Кто старое помянет, тому глаз вон! - радостно выпалил бомж. Карл утвердительно кивнул:

- Так и быть, поминок по тебе справлять не будем! А кто не выдержит, и справит, тому и устроим то, о чем ты только что сказал.

Бомж растерялся:

- А-а-а... э-э-э... Я не...

- Я догадываюсь, - кивнул Карл. - У меня есть деловое предложение: я не буду размахивать битой на манер веера, а вы поможете мне в одном деле. И тогда... - он многозначительно поднял вверх указательный палец, - и тогда я дам вам в три раза больше денег, чем вы у меня забрали!

Он дал минуту на размышление, прикидывая, когда мысль о нежданном и падающем в руки богатстве дойдет до их отучившихся быстро думать мозгов, но сильно ошибся в расчетах: наживу бомжи чувствовали издалека и сразу.

- А что надо будет делать? - мигом позабыв про то, что его жизнь висит на крохотной ниточке, ибо Карлу все же не терпелось разок стукнуть вчерашнего обидчика, самоназначенный главой переговоров бомж приступил к выяснению подробностей нового дела, попутно вытирая о грязную рубашку ладони и хватаясь за кусок тонкой колбасы.

- Для начала, будьте здесь каждый вечер, и однажды я появлюсь с новыми приказами. А пока что отдыхайте и наслаждайтесь едой! - приказал Карл, после чего повернулся к ним спиной, отошел на несколько метров, и добавил, не оборачиваясь: - Чуть не забыл. Еще одно: ради интереса купите мыло, и я вам гарантирую: вы обязательно узнаете, что такое настоящая чистота!

- Непременно! - с забитыми до отказа ртами пробубнили бомжи.

- Если сбежите, - добавил на прощание Карл, - то помните, что этим вы лишите себя кругленькой суммы денег. И винить будете именно себя, а не доброго дядю. Приятно вам подавиться!

- Спа... - успел произнести бомж прежде, чем до него дошел смысл пожелания. Он захотел сплюнуть от злобы, но подумал, и решил, что с набитым ртом эффект будет не тот, какой задумывался. И потому молча проглотил пожелание и ничего не сказал в ответ, только глазами зыркнул свирепо.

Средство передвижения подобрать казалось не сложнее, чем отобрать конфету у младенца: выбор машин в большом городе постоянно велик и разнообразен. Вероятнее всего, придется подобрать электронную отмычку, чтобы не ковыряться в замке и не вызывать подозрения у опытных охранников.

Электронной отмычки у него не было, зато был пульт от телевизора, которым Карл и воспользовался. Ближайшая к его дому автостоянка находилась в пяти минутах ходьбы, и он, делая вид, что прогуливается по периметру, периодически наставлял пульт на машины и нажимал на разные кнопки. Машины долго не отзывались, и он, почти отчаявшись, в последний момент услышал долгожданный щелчок открывшегося замка. Радостно поднял взгляд на машину и чуть не запустил в нее пультом: открылась "Ока", стоявшая здесь лет сорок в качестве своеобразного музейного экспоната. Это же не машина, а просто средство спокойного передвижения!

Карл рыкнул что-то злобное и излишне эмоциональное по поводу совершенства современных сигнализаций, как вдруг его осенило: а чем плоха машина? Маленькая, да удаленькая, и ни один милиционер не догадается, что именно на ней и будет ехать грабитель с полными деньгами сумок. Все будет искать именно скоростные модели, быстро мчащиеся по городу. А таких обычно бывает много в субботнюю ночь, когда на улицах города выбирается спортивная молодежь, чтобы погонять друг с дружкой наперегонки по основным трассам.

И в субботу показывают много интересного по телевизору - охранникам банка будет, на что посмотреть.

Решено: время ограбления банка - суббота, поздний вечер. Лишь бы спонсора найти...

Деньги на операцию одолжили. Добровольно, по дружески, не спрашивая, зачем, и поставив всего одно крохотное условие.

- Ты - настоящий друг! - прослезился Карл, выходя из дома своего лучшего друга. Тот согласно кивал головой и подсчитывал в уме будущие дармовые прибыли. Оба, широко улыбаясь, закрыли двери, и сразу же сменили выражение на злобное, и одновременно сплюнули: Карл - на дорогущий коврик у входа, а его лучший друг в специально поставленную по таким случаям золотую пепельницу. - Вот урод!!! Вернуть двадцать процентов сверх суммы!!! Жмотина, садист, прожженный банкир!!!

Если бы не дали двести тысяч рублей, вышвырнул бы их прямо у входа за его жадность!

С чувством собственного достоинства и мыслями о том, что он все-таки выше этого ростовщика, Карл с высоко поднятой головой вышел за пределы отгороженной высоким кованым забором территории. Наступало время для самого ответственного пункта.

- Готов? - спросил он у поеживавшегося бомжа. Тот пожал плечами: за обещанные тридцать тысяч он был готов немного потерпеть ночную прохладу, тем более, что он к ней и так давно привык. - Тогда, пошли!

Прокравшись в банк через подземные лабиринты, Карл отворил металлические двери. Бомж снова почувствовал себя уверенно: он настолько боялся обитавших в подземельях крыс, что не помогли и убедительные доводы Карла о том, что это не заброшенные коридоры, а вполне обжитые тоннели для доставки наличности в банк. Обычно не охраняется, потому что лишние деньги увозят и привозят в строго определенный день, известный весьма ограниченному кругу лиц. Простые смертные сюда не проникнут: надо знать коды доступа, и здесь сильно помогли знакомые диггеры, за кое-какое вознаграждение.

Карл отворил двери, и они вошли в банк.

В коридорах, как и ожидалось - никого. Здесь даже телекамер не было, потому что это были не особо значимые коридоры, но вот дальше следовало быть поосторожнее. Там, где начнутся лазеры, начнется и все остальное. Лампочки висящих над головой телекамер горели красным светом, но Карл зал, что это обычные муляжи, единственное предназначение которых - светить красным и пугать разных дилетантов. Настоящие телекамеры, которые появятся там, где будут лазеры, микроскопические и прячутся в самых неожиданных местах. В скульптурах, в полах, в стенах. И невидимые простым взглядом лазеры, большая куча лазеров на каждом шагу.

Карл надел специальные очки и дал такие же помощнику, державшему в руках сумку с инструментами. Бывший бомж, еще раз приодетый по случаю ограбления, с восхищением озирался по сторонам и то и дело норовил что-нибудь потрогать.

"Дикарь из каменных джунглей - по-другому и не скажешь! - подумал Карл. - Однако, как он присмирел..."

- Где лазеры? - шепотом поинтересовался помощник, разглядывая просторный коридор. - Если банк не охраняется, если никого нет, то это может значить только одно: его владельцы сами оказались приличными пройдохами и сбежали этим вечером со всеми накопленными богатствами. Ищи их теперь по Всей Галактике - уже, небось, летят в сторону Сириуса на личном космическом корабле, и горя не знают!

- Ты слишком мнителен! - заметил Карл. - Ни один банкир так не поступит.

Они прошли в узкий коридор, и именно тут бомж и увидел, что охранная система все-таки работает: один за другим лазерные лучи прорезали пространство вокруг них косыми линиями, медленно, но верно преграждая им путь как вперед, так и назад. Он затрясся от ужаса.

- Мы попались!!!

- Тихо! - рыкнул Карл. - Дай сумку!

Лазерные лучики появились за его спиной. Он медленно достал нужный аппарат, следя за тем, чтобы не задеть за коварные лучики, и включил его. Золотистое поле окружило его и помощника. Лазерные лучики, очутившиеся внутри, сильно потускнели.

- Видишь это? - спросил он, - Это замедлитель света. Скорость луча замедляется до нескольких миллиметров в секунду. Мы спокойно пройдем через лазеры, и тревога не поднимется. Нас даже телекамеры не заметят. Пошли! Не торопись, вылетишь из поля - проведешь остаток дней и ночей в теплом помещении с трехразовым питанием.

Бомж дико обрадовался.

- Остановись, дубина!!! - возмущенно закричал Карл, увидев, что бомж намеревается выйти из-под защиты. - Если мы хапнем денежки, то у тебя будет сколько хочешь всего на свете в самых лучших местах этой позабытой планеты!!!

Он схватил оживившегося предпоследними новостями бомжа за шкирку и притянул его обратно к центру.

- Стой спокойно, иначе я лично поселю тебя в продолговатой комнатке с низкими потолками, отделанной красной тканью, и всего с одной подушкой под голову в качестве мебели! И тебе станет не до мечтаний о будущем, потому что его у тебя больше не будет!

Бомж остановился. Карл повел его сквозь ряды лазеров, точно по проложенному на плане-схеме маршруту. Большую часть удалось пройти довольно быстро, иногда приходилось включать антигравитационные ботинки, чтобы пролететь над хитрыми полами-сенсорами. Замедлитель света работал в двустороннем режиме, и можно было не волноваться, что их засечет охрана: телекамеры ничего не покажут. Совершенно новое средство, стоившее половины выклянченных у "доброго друга" денег.

Перед ними был вход в банковский сейф.

- Настал наш звездный час! - довольный Карл разложил на полу многочисленные приборы. Не ограбление, а настоящая сказка. И сигнализация, как в детском кино: взламывай ножиком, слова не скажет. Даже не верится, что в конце двадцать третьего века такое возможно. В его понимании сейф должен быть неприступным, хотя кажущаяся доступность на самом деле может оказаться обманчивой. Банкиры покупать простые сейфы не будут - они не идиоты. Должна быть хитрость, и ее нужно найти. - Стой смирно и не шуми!

Проверка сейфа мультиопределителем показала, что сейф закрыт на кодовый замок, подключен к электрической сети, а самое главное, требует ввода многозначного кода, состоящего из обычного текста из пяти предложений. Текста, который ему очень быстро определил "взломщик". Ничего сложного, обычный абзац из любимой директором банка книги.

- Так быстро? - удивился помощник, когда Карл за неполный час кропотливой работы аккуратно создал фантомные голографические схему перевода электричества и отключил сейф от внешних передатчиков.

- За пределы поля не выходи! - напомнил Карл, - Учти: сделаешь лишний шаг, и через два года тебе твое однообразное трехразовое питание будет сниться в кошмарах. Лучше потерпи немного, и скоро будешь отдыхать на Байкале!

- Да ты что? - изумился помощник, - Это же элитная зона, туда кто попало не попадет!

- Ты будешь не "кто попало", а весьма уважаемый гость! - Карл снял предпоследнюю защиту и достал из открывшегося в стене углубления обычную допотопную компьютерную клавиатуру. - Смотри, как все просто: я набираю текст без ошибок... - он медленно нажимал на непривычные клавиши, вводя точный текст в память микрокомпьютера. С детства привыкший к тому, что компьютер слушал его голос, следил за его пальцами и самостоятельно печатал любой текст или изменял изображение согласно движению пальцев, Карл с трудом находил нужные буквы, но, к своей гордости, ни разу не ошибся. - Внимание... Последняя буковка, и...

Загорелась зеленая лампочка, показавшая, что код введен правильно, но дверь сейфа даже не пошевелилась. Карл недоуменно потянул за массивную ручку, дверь не поддалась. Помощник зевнул: он давно привык к тому, что его повсюду преследуют неудачи, и был готов именно к такому исходу. С удовольствием подумав о будущей комнатке с личной охраной, он спокойно уселся на пол и стал ждать любого результата.

- Что такое? - вспотевший Карл повторил набор слово в слово, буковку к буковке, и снова загорелась зеленая лампочка, и снова сейф остался неприступным. А когда он ввел текст в третий раз, зеленая лампочка замигала и обернулась красной... взвыла сигнализация, загорелся яркий свет, и мощные прожекторы высветили его, как на ладони. Заработал блокиратор, и приборы Карла заблокировались, а сам он увидел, что вокруг него столпилась приличная толпа из тридцати охранников.

Клавиатура выпала из его рук и разлетелась по полу кучкой рассыпавшихся клавиш. Две клавиши подскочили к ногам одетого в форму охранника человека, он поднял их и посмотрел, что за буковки ему принесло.

- Давненько нас так ни кто не развлекал! - проговорил сквозь набегавшие слезы пожилой руководитель охранной службы. Прийти в современный банк с кустарным способом сделанными приборами и допотопными сведениями об охране банка - на такое обязательно надо посмотреть!

- Как, допотопными?

- А так: у входа в банк за мониторами сидят обычные роботы. Устаревший метод. Раскрою тебе один секрет: так давно уже никто не охраняет! руководитель снял с лысой головы фирменную кепку. - Мы уже сорок лет определяем наличие грабителей по изменению суммарной плотности банковского пространства. Это позволяет с точностью до метра определить, где именно находится грабитель, и каким образом он проник в банк. И за вами наблюдали с самого начала. Даже делали ставки: сколько преград ты пройдешь, и на какой оступишься! Позволь тебя поблагодарить: благодаря тебе я разбогател в три раза! Из-за этого я тебе скажу, в чем была твоя ошибка: текст, конечно, набран правильно, но его надо было набирать со скоростью в пятьсот знаков минуту и всеми десятью пальцами, а не двумя указательными, как это делал ты. В этом и состоит вся хитрость. Пятьсот, не шестьсот и не четыреста. Вот так! Если бы ты набрал текст так, как надо, мы, вероятнее всего, не стали бы тебя арестовывать, поскольку победителей не судят, а просто предложили бы работу на земных колониях, но ты проиграл, и теперь твою судьбу будет определять комиссия. Вероятнее всего, тебя сошлют в осваиваемые миры, там нужны умные люди. Уведите его!

Карла повели в окружении охраны к выходу, следом шел довольный уверенностью в завтрашнем дне бывший бомж, а руководитель добавил Карлу на прощание:

- И там у тебе будет много времени, чтобы научиться быстро печатать текст...

- А смысл?

- Поселения надежно защищены от внешнего мира, чтобы вернуться домой, тебе придется постоянно набирать разные тексты. Быстро набирать, потому что этого будет зависеть твоя жизнь. И потом, я не исключаю, что ты сумеешь вернуться и обязательно придешь на "переэкзаменовку"... - пошутил руководитель. - Глядишь, разика с четвертого и получится открыть сейф. Он к тому времени как раз переедет в музей вместе с устаревшими и вышедшими из обращения современными деньгами, и ты получишь на память об удачном ограблении большую кучу ничего не значащих бумажек...

Карл ничего не сказал в ответ, только ехидно подумал, что "жадному другу" не видать больше своих денежек.

Хоть какое-то удовольствие.

Если... если он не решится отправиться за ним в космос, чтобы спасти его и не потребовать свою наличность за спасение.

И, может быть, еще не все пропало?

КОЛОБОК

По мотивам американских боевиков.

Пока бабка собирает в мешки слитки золота, дед отстреливается из пулемета - работники банка тоже хотят заполучить брусочек - другой. Дед хватает заполненные мешки и вместе с бабкой забирается на крышу банка, откуда и улетает на вертолете, сшибая преследователей из гранатометов.

Из слитков золота дед и бабка выплавили Колобка и положили его остывать на окошко. Но тут мимо дома проскакал заяц. Он заметил Колобка, схватил его и ломанулся прочь. Дед успевает его заметить, хватает миномет и разносит под корень ближайшие микрорайоны, но заяц успел убежать. Дед бросается в погоню.

Заяц прячется под кустом, не заметив, что там отдыхает волк. Волк, озверевший от подобной наглости зайца, хватает его за шкирку и проглатывает, после чего смотрит, какого кота заяц нес в мешке. Увидев Колобка, выпускает мешок прямо на ноги, но боли не замечает: все его мысли только о неожиданном богатстве.

- Мое золото! - кричит он и, опомнившись, закрывает пасть рукой. Но уже поздно.

- Теперь мое! - рычит медведь и бьет волка в челюсть. Волк отлетает назад и валит пару попавшихся по пути деревьев. Трещат кости, волк умирает. Медведь забрасывает его на вершину дуба и забирает Колобка домой.

Лиса пытается выманить у вороны сыр, но вместо сыра перед ней падает волк. Ворона испуганно каркает, сыр падает, но лисе уже не до него. Оживший на пять секунд волк шепчет:

- Медведь...золото... - после чего снова умирает.

Лиса бросается к берлоге медведя.

Волк не обманул!

- ААА!!!- кричит медведь, держась за прутья решетки, которую он вставил в окно для защиты от воров. - Неееет!!!

Поляна вокруг и крыша берлоги обложены тоннами "С-4".

- Я всегда говорила: твой дом - мой дом! - заявляет лиса на прощание и нажимает на кнопки дистанционного взрывателя. Огромный, похожий на ядерный взрыв столб огня и дыма вздымается до небес.

Это видит заблудившийся в лесу дед, тут же бросаясь к месту взрыва.

Поляна превратилась в воронку, на дне которой радостно сияет Колобок. От медведя и берлоги совсем ничего не осталось.

- Ура! - радостно кричит лиса, но тут подбегает дед и отправляет лису в потусторонний мир. Лиса скатывается в воронку и последним усилием обнимает Колобка, после чего умирает.

- Вот так-то! - усмехается дед, спускается вниз и поднимает Колобка на руки. - Никто не сумеет отнять его у меня!

- Ошибаешься! - кричит бабка, стоящая у края воронки, и показывает полицейский значок. - Сержант полиции такая-то!

- Ты!!! - рычит дед и поднимает ружье. Но тут словно из под земли вырастают полицейские машины и тысячи полицейских с автоматами. А в небе кружат десятки вертолетов.

- Ты арестован! - кричит бабка.

Деду надевают наручники и увозят в тюрьму.

А бабка уходит на пенсию - сегодня был последний день её работы.

Конец сказки.