/ Language: Русский / Genre:sf,

Охота За Островом

Джордж Райт


sf Джордж Райт Охота за островом ru Saddam FB Tools 2006-08-22 6EC18BCD-83CB-46CA-A170-550298D45E5C 1.0

1

Просторный зал космопорта был практически пуст. Только три человека в пилотской форме коротали время у стойки автоматического бара. Неожиданно за спиной у них послышались быстрые шаги, и зал решительной походкой пересекла высокая блондинка в модном блестящем комбинезоне. Пилоты проводили ее взглядами. Она же, не обращая на них внимания, подошла к двери с табличкой «Начальник порта» и сунула в щель идентификационную карточку. Спустя несколько мгновений дверь открылась. Полноватый человек лет сорока слегка приподнялся навстречу посетительнице.

– Джефферсон Браун, – представился он. – Чем могу...

– Можете. Вчера мой корабль совершил здесь посадку из-за какой-то неисправности. Меня заверили, что я без проблем найду другой корабль. А сегодня с утра все в один голос твердят, что ни одного корабля нет и не предвидится еще неделю.

– Все правильно. В моем распоряжении действительно нет ни одного звездолета.

– Что значит – нет? Я своими глазами видела на космодроме полтора десятка!

– Это военные корабли, мисс.

– Не думайте, что я ничего в этом не понимаю. Среди них четыре гражданских.

– У меня приказ командующего флотом направить все корабли в его распоряжение, в том числе и гражданские.

– Послушайте, вы, возможно, не обратили внимания на мое имя. Я Эмили Клайренс, дочь Реджинальда Мармадьюка Клайренса. Мне необходимо послезавтра быть на Элджероне-3, и я готова за это заплатить.

– Сожалею, но ничем не могу вам помочь, мисс Клайренс. Идет война.

– Война идет в Дальнем космосе, а это Средний.

– Война идет везде, и я не могу нарушить приказ. Вряд ли вы сможете улететь на Элджерон раньше, чем через неделю, если, конечно, не отремонтируют ваш корабль.

Дочь Реджинальда Клайренса поняла, что настаивать бесполезно, и вышла в состоянии крайнего раздражения. Когда она шла через зал, один из пилотов отделился от стойки и направился ей наперерез.

– Мисс Эмили Клайренс?

– Да?

– Мне кажется, я тот, кто вам нужен. Меня зовут Роберт Уайт. Вы хотите попасть на Элджерон, не так ли?

– Откуда вы знаете?

– Я торчу в этой дыре уже шестой день и деградировал до такой степени, что стал читать светскую хронику. Послезавтра на Элджероне должна состоятся ваша помолвка с Фредриком Коллинзом Младшим. Я берусь вас туда доставить.

Эмили оглядела пилота с недоверием.

– Начальник порта сказал мне, что все корабли заняты военными.

– У меня свой собственный корабль. Всего за двадцать тысяч он к вашим услугам.

– Двадцать тысяч? Это, вероятно, настоящий лайнер, если вы хотите такую цену.

– Это настоящий крейсер. Вызовите робота, пусть доставит ваш багаж.

– У меня нет багажа. Я не собиралась застревать на этой планете. Все самое необходимое у меня в сумочке.

– О'кей. В таком случае идемте. Если б вы знали, до чего мне наскучила эта дыра.

Они вышли из здания и направились в сторону летного поля. Однако Уайт повел свою пассажирку не к главному космодрому, где стояли большие звездолеты, а к вспомогательным площадкам, где ютились в основном планетарные катера, челноки и беспилотные грузовозы.

– Вот мы и на месте, – пилот остановился.

– Где же ваш корабль? – удивилась Эмили.

– Перед вами.

Эмили с изумлением воззрилась на обшарпанное сооружение, которое она сперва приняла за межпланетный катер. Кабина была слишком маленькой даже для челнока. Только непропорционально большая двигательная установка выдавала в видавшем виды корабле звездолет.

– Это ваш крейсер?! – Эмили задохнулась от возмущения.

– Самый настоящий, – подтвердил Уайт и указал на борт своего корабля, где значилось название. Корабль назывался «Крейсер». – Немного неказист, но имеет отличные летные качества. На нем можно добраться вдвое дальше, чем на любом другом корабле той же массы. Все свое состояние я вложил в двигатели, так что остальное смотрится не слишком эффектно.

– Нет, это очень эффектно! Да ваш драндулет развалится в воздухе!

– До сих пор с ним такого не случалось. Я уверяю вас, это очень хороший корабль, просто у него страдает внешнее оформление.

– Но вы хотите двадцать тысяч! Каюта первого класса в транслайнере обошлась бы значительно дешевле!

– Что ж, пойдите и поищите транслайнер.

– Не говорите вздор! Вы сами знаете, что здесь нет свободных звездолетов.

– Вот именно. Монополист диктует цену, не так ли? И вообще, с вашими-то миллионами можно и не быть такой прижимистой.

– Уайт, я с большим удовольствием проломила бы вам череп!

– У вас нет никакой фантазии. Я бы придумал для вас более изощренный способ казни.

Усилием воли Эмили сдержала бешенство.

– Ваши деньги вы получите только после благополучной посадки в срок.

– Я и не ждал от вас аванса. Идемте внутрь.

Крохотный жилой отсек «Крейсера» состоял из пилотской рубки, соединенной коридором со склад-отсеком, и двух пеналообразных кают по бокам коридора.

– Я обычно выбираю правую каюту, – сказал Уайт. – Так что на вашу долю остается левая.

Эмили заглянула внутрь. Почти всю каюту занимало универсальное приспособление, используемое в качестве мебели на малогабаритных кораблях: нажатием кнопки его можно превратить в койку, кресло или стол и стул. В данный момент это была койка, и длины каюты едва хватило бы, чтобы вытянуться на ней в полный рост.

– Этот карман вы называете каютой? Она запирается изнутри?

– Вы боитесь, что я стану приставать к вам во время полета? Спешу вас разочаровать – этого не случится.

– Я никого не боюсь, тем более вас, мистер Уайт. Но на всякий случай хочу заметить, что, если со мной что-нибудь случится, Астропол достанет вас из черной дыры.

– Не сомневаюсь. В течении ближайших восьми часов можете тешить себя этой мыслью. Из других развлечений могу предложить видео и музыку, – Роберт показал соответствующие кнопки. – Да, и если вам будет совсем скучно, нажмите эту кнопку – для связи со мной.

– Вы, кажется, сказали – полет продлится восемь часов?

– Совершенно верно.

– Тогда можете не беспокоится – за это время мне не станет скучно до такой степени.

Роберт не счел нужным парировать и повернулся, чтобы уйти.

– Подождите!

– Да?

– Сколько лет вашему летательному аппарату?

– Двигатель у него совсем новый.

– Зато остальное, вероятно, времен высадки Армстронга на Луну. Когда, по крайней мере, он проходил последний техосмотр?

– На провокационные вопросы не отвечаю.

– Сама не понимаю, почему я с вами связалась.

– Потому что больше не с кем. Пристегнитесь, через пять минут взлетаем.

2

Предсказание Эмили не оправдалось: через семь часов она все-таки нажала кнопку связи.

– Я вижу, вы все же соскучились, – отозвался Роберт.

– За те деньги, что я вам плачу, вы должны лучше развлекать меня. Фильмы у вас на борту – такое же старье, как и сам корабль. Может, вы расскажете мне что-нибудь поновее?

– Например?

– Вам приходилось бывать в Дальнем космосе?

– Вас, видимо, интересует, не встречался ли я с коррингартцами? Должен сказать, я побывал во многих мирах, но этой встречи мне удалось благополучно избежать.

– Это понятно. Однако я думаю, что здесь, возле Границы, о них знают достаточно.

– Разве на Земле о них не знают?

– В последние годы на Земле считается дурным тоном говорить о войне. Люди хотят наслаждаться жизнью, им неприятно сознавать, что в Дальнем космосе не все в порядке. Все делают вид, что никакой войны нет. В учебниках ей посвящена одна фраза, что-то вроде «Земля оказалась втянутой в военный конфликт с Империей Коррингарт, принявший в результате Бетельгейзианских соглашений характер локальных стычек на Границе.»

– И это все?

– Специалисты, конечно, знают больше.

– Тогда можете считать меня специалистом. Да, здесь мы все информированнее. Хотя я не уверен, что даже специалисты могут все вам разъяснить. Вся история с Коррингартской Империей – сплошная нелепость.

– Почему?

– Начнем с того, что разумная жизнь – большая редкость во Вселенной. За все время исследования космоса мы обнаружили немало планет с биосферами, но лишь на нескольких из них местные жители добрались хотя бы до бронзового века. Фактически Коррингарт – единственная цивилизация нашего уровня. По идее, нам ничего не мешало разойтись мирно, двум цивилизациям хватит простора в Галактике для экспансии. Однако они напали на нас и не желали слушать ни о каких переговорах, пока мы не приперли их к стенке. Сам по себе этот факт опрокидывает вековые теории. С давних времен существует тезис о невозможности звездных войн: цивилизация, не сумевшая обуздать свою агрессивность, уничтожит себя раньше, чем сумеет выйти в Большой Космос. Здесь же мы имеем случай, когда технический прогресс на сотни лет опережает социальный. Звездолеты, компьютеры, галактическая экспансия – и все это в средневековой империи с абсолютной монархией и феодальной иерархией!

– Неужели их технический уровень не уступает нашему?

– Уступает, но не одной техникой выигрывается война. Мы, люди, за последние столетия стали слишком высоко ценить свою жизнь. У них иной подход. Против одного нашего автоматического истребителя они выставляют десяток пилотируемых. Каждый из них в отдельности не продержался бы и десяти секунд, но все вместе они одерживают верх. В итоге мы теряем дорогую технику, а они – дешевую плюс несколько солдат. Они несут потери в живой силе, немыслимые при демократии.

– Говорят, они отвратительны на вид.

– Да, мне приходилось видеть голограммы. Вообразите себе оживший труп человека, сожженного заживо, и вы получите весьма близкое представление об их внешности. Особенно отвратительна голова – круглая, как бильярдный шар, без волос и ушей, с растянутой щелью безгубого рта, в которой видны желтые зубы, с выпученными глазами, которые кажутся гнойными нарывами. Все это вместе образует безобразную гримасу, которая никогда не меняется – у них нет мимики, что увеличивает их сходство с трупом.

– Какая гадость!

– Военные тоже так считают. Многие из них были против Бетельгейзианских соглашений – по их мнению, следовало «очистить Галактику от коррингартской мрази». Действительно, когда после нескольких лет войны в Дальнем космосе мы обнаружили их родную планету, это казалось возможным. Но надо же быть реалистами. В любую минуту они могли найти Землю, и что тогда? Следовало заключить Соглашения, пока козырь был у нас на руках. Соглашения выгодны обеим сторонам, так как теперь обе цивилизации могут сколько угодно воевать за колонии во Внешнем космосе, не подвергаясь опасности уничтожения во Внутреннем.

– Но вы же сами говорите, что они фанатики. Вдруг им вздумается нарушить Соглашения?

– Будем надеяться, этого не случится. Вообще-то мы очень мало знаем о них. В звездной войне пленные редки: слишком велика сила оружия, ты или выигрываешь, или погибаешь. Но судя по тому, что нам известно, Империя – мир полного пренебрежения к личности. Медицина, социология, история, литература находятся у них в зачаточном состоянии. Развита только техника, способная обеспечить военное превосходство. Они способны пожертвовать любым количеством своих граждан ради величия государства, но не самим государством. Это для них высшая ценность, и в этом наши гарантии... Между прочим, через минуту мы выходим из транспространства.

Корабль вздрогнул и завибрировал. На какое-то мгновение наступила перегрузка, и тут же вернулась нормальная тяжесть.

– Прибыли, – сообщил Роберт. – Через час сядем. Можете пройти в рубку и полюбоваться... – его голос внезапно осекся.

– Что-нибудь не так? – обеспокоилась Эмили.

– Да не то чтоб очень...

Но Эмили уже направилась в рубку. Роберт сидел в пилотском кресле перед обзорным экраном, на котором на фоне звезд висел желто-зеленый шар.

– Это Элджерон-3? – спросила Эмили.

– А вы как думаете?

– Что за манера – отвечать вопросом на вопрос?

– Хорошо, – на одном из экранов высветилась строка текста, и Роберт обернулся. – Пилот управляет кораблем в обычном пространстве. Курс через транспространство рассчитывает компьютер, человеку это не под силу. На этот раз компьютер ошибся. От меня это не зависело.

– Еще как зависело! Если бы ваша консервная банка вовремя прошла техосмотр...

– Мне все это нравится не больше, чем вам. И вообще, не время выяснять отношения.

– Ситуация так серьезна?

– Я только что получил наши координаты. Это не Элджерон и не что-нибудь подобное. Мы в Дальнем космосе.

3

– Горючего у нас нет, – объяснял ситуацию Роберт, – я собирался заправиться на Элджероне. В каталогах эта планета не значится, так что на орбитальную гостиницу надежды мало. Воды у нас на один глоток, пищи и того меньше. Торчать на орбите бессмысленно. Судя по данным спектрального анализа, в атмосфере планеты есть кислород. Я предлагаю посадку.

– И что дальше?

– По крайней мере, у нас будет шанс выжить. Вы, помнится, говорили, что Астропол способен найти вас даже в черной дыре? Самое время ему этим заняться.

– У вас на борту есть аппаратура транссвязи?

– Если бы она была, не было бы проблемы. Я могу послать только радиосигнал. Лет через двести он достигнет ближайшей из обитаемых планет.

– По-вашему, нам не выбраться отсюда?

– Мы находимся в районе боевых действий. Имеется отличная от нуля вероятность, что рано или поздно здесь опустится военный корабль землян.

– Или коррингартцев!

– Совершенно верно, – невозмутимо подтвердил Роберт. – Впрочем, от нежеланных гостей мы, вероятно, сможем спрятаться.

– Черт меня дернул связаться с вами!

– Мисс Клайренс, упреки делу не помогут. Сядьте в кресло и пристегнитесь. Мы садимся.

Корабль вошел в плотные слои атмосферы. Роберт смотрел на экраны приборов, выбирая место для посадки. Планета была бедна водой: здесь не было океанов, были лишь крупные и мелкие озера и реки, удаленные друг от друга. Вокруг водоемов простирались степи, переходившие по мере удаления от воды в полупустыни и пустыни. Горы встречались редко, в основном их заменяли длинные гряды холмов. Роберт выбрал подходящее место в холмистой стране на берегу озера, возле речного устья, и быстро повел «Крейсер» на снижение.

В это время в сотне километров под ними система автоматического слежения засекла корабль и послала запрос «свой-чужой». Не получив в установленное время ответа, компьютер военной базы отдал команду системе наведения. Вспучился дерн, и из-под земли показался ствол лучевой пушки. На пульте дежурного офицера вспыхнул сигнал тревоги.

– По крайней мере, воздух и вода у нас будут, – заметил Роберт, глядя на экран. – Даже если местная эволюция не изобрела ничего съедобного, около месяца мы продержимся.

– А что потом?

– Потом тот, кто протянет дольше, съест другого.

– Вы не боитесь подавиться?

– Скорее уж отравиться.

Эмили не успела ответить. Корабль сильно тряхнуло, и в ту же секунду вспыхнули красные транспаранты и загудел сигнал тревоги. «Крейсер» заваливался набок.

– Что это? – испуганно вскрикнула Эмили.

– Двигатели вышли из строя, – ответил сквозь зубы Роберт, выключая звуковой сигнал. Транспаранты по-прежнему ритмично вспыхивали.

– Ваши хваленые двигатели!

– Они не виноваты! В корпусе дыра насквозь! Нас подстрелили!

«Крейсер» падал, беспорядочно кувыркаясь. Тело Эмили беспомощно моталось на пристяжных ремнях. Она чувствовала, что скоро потеряет сознание.

Неожиданно болтанка уменьшилась и вскоре почти прекратилась. Правда, корпус теперь сильно вибрировал, но ощущение падения сменилось перегрузкой. Эмили открыла глаза.

– Мне удалось привести в чувство один из тормозных двигателей, – сказал Роберт. – Если он протянет еще тридцать секунд, у нас есть шанс.

У Эмили не было ни сил, ни желания смотреть на часы. Она лишь вздрогнула, когда вибрация прекратилась и двигатель смолк.

– Мы разобьемся?

– Теперь уже нет, – ответил Роберт с явным облегчением, – хотя это будет не самая мягкая посадка в моей жизни.

Затем последовал удар.

4

Эмили очнулась и некоторое время не двигалась, приходя в себя. Она обнаружила, что лежит в помещении с пластиковым потолком, с которого лился искусственный свет. Боль от ушибов еще чувствовалась, но серьезных повреждений, видимо, не было. Эмили попыталась встать, но что-то мешало ей. Приподняв голову, она убедилась, что лежит на койке и пристегнута к ней ремнями. Краем глаза она заметила какую-то фигуру. Превозмогая отвращение, Эмили повернула голову – и вздохнула с облегчением: рядом с койкой сидел, несомненно, человек, молодой мужчина в военной форме.

– Я рад, что вы пришли в себя, – сказал он, хотя в его голосе не ощущалось радости. – Советую вам не запираться и рассказывать всю правду.

– Это недоразумение. Где я нахожусь?

– Вопросы буду задавать я.

– Говорю вам, это недоразумение! Я Эмили Клайренс!

– А я Генри Морган Третий.

– Но почему вы мне не верите? Проверьте мою Ай-Си!

– Неплохая идея, – ответил военный, поднося к лицу Эмили ее идентификационную карточку, – особенно учитывая, что она размагничена.

– Это результат аварии!

– С какой целью вы проникли в запретную зону?

– Мой корабль сбился с курса из-за ошибки компьютера. Пилот может это подтвердить.

– Он сейчас дает показания в другой комнате. Кто и когда дал вам задание проникнуть в запретную зону?

– Послушайте, я не собираюсь отвечать на ваши идиотские вопросы. Свяжитесь с Астрополом, меня, вероятно, уже ищут по всей Галактике.

Внезапно взревела сирена, и с потолка хлынул пульсирующий красный свет.

– Что это? – воскликнула Эмили.

– Боевая тревога, – военный вскочил с места, – ваши дружки пожаловали. Не надейтесь, они вам не помогут.

Он выбежал в люк, и Эмили осталась одна. Некоторое время она пыталась освободиться, но безуспешно. Сирена смолкла, освещение снова стало нормальным, и сразу же вздрогнул пол. В отдалении послышался грохот, затем еще, сильнее и сильнее. Комнату несколько раз встряхивало, словно при землетрясении. Свет судорожно мигнул и погас. Раздались новые взрывы. Свет зажегся в половину мощности и так и остался, тусклый и мерцающий. Затем наступила тишина.

Эмили показалось, что прошло очень много времени, прежде чем люк открылся, и на пороге появился никто иной, как Роберт Уайт.

– Свет, – сказал он, – это замечательно.

– Вы? Что все это значит?

– Все очень просто, – он освободил ее от ремней. – Мы выбрали для посадки место, которое случайно оказалось занято секретной базой. Нас, естественно, приняли за шпионов и сбили. У них тут имеется один брэйнсканер. Меня допросили с его помощью и убедились, что я чист. Потом должна была наступить ваша очередь. Но тут началась атака. Судя по всему, она оказалась успешной.

– Погодите. Вы слишком бодро выглядите для прошедшего брэйнсканирование.

– Эта процедура утомительна только для тех, кто пытается что-то утаить. Когда человек беспрепятственно позволяет копаться в своем сознании, все проходит легко.

Эмили встала, подошла к выходу и выглянула в коридор. Там было темно.

– Там, откуда вы пришли, тоже нет света?

– Я же говорю, база разгромлена. Удивительно, что свет есть хоть где-нибудь. Нам вообще повезло, мы оказались в дальнем боковом крыле и не попали под удар. Не исключено, что мы единственные оставшиеся в живых.

– Слушайте, Уайт! – Эмили почувствовала, что теряет самообладание. – Из-за вас я влипла в эту историю, и вы обязаны меня вытащить! Мне плевать, как вы это сделаете, но вы должны это сделать!

– Прекратите истерику. Я вам ничего не должен. Наш контракт не предусматривал выплату неустойки. Между прочим, из-за вас я угробил свой корабль. И я желаю выбраться не меньше вашего. Идите за мной.

– Но здесь совсем темно!

– Не совсем. Можно привыкнуть. Давайте руку. Ну? Так.

– Куда мы идем?

– К центру базы. Вряд ли здесь есть выход на поверхность.

– А там не опасно?

– Мой счетчик Гейгера молчит. Это были не ядерные и не аннигиляционные заряды.

– Счетчик Гейгера?

– У меня в часы вмонтированы датчики всех опасных излучений. Чертовски полезно в Дальнем космосе. Меня сейчас занимает вопрос, почему они не применили тяжелое вооружение. Или это была легкая эскадра, не имевшая такого оружия на борту, или они собираются здесь высадиться и исследовать развалины базы.

– Тогда мы придем к ним прямо в лапы!

– У вас есть конструктивная альтернатива?

– Подождать.

– Сколько времени? Когда они высадятся и сколько здесь пробудут? Разгерметизированы ли эти отсеки и, если нет, на сколько нам хватит воздуха?

– Роберт... Что с нами будет, если нас поймают?

– Во всяком случае, – усмехнулся Уайт, – за честь свою можете не беспокоиться. Вы им не менее отвратительны, чем они вам. А вообще, пленные в этой войне большая редкость и, следовательно, большая ценность. Это увеличивает их шансы на жизнь и уменьшает шансы на освобождение.

Они миновали последний едва тлеющий плафон аварийного освещения и погрузились в полную тьму. В темноте можно было разглядеть только светящиеся цифры на часах Уайта.

– Жаль, что на Земле вышла из моды фосфоресцирующая косметика, – заметил он. От вас сейчас было бы значительно больше пользы. Хотя, с другой стороны, в случае чего было бы труднее прятаться.

– Уайт, ваши попытки острить... – Эмили вдруг споткнулась о камень и едва не упала.

– Откуда здесь этот булыжник? – удивилась она.

– Думаю, с потолка. А вот и еще один, – Роберт остановился. – Я так и думал. Здесь проход завален, нам придется искать другой путь.

Они медленно двинулись назад, ощупывая стены в поисках нового прохода. Несколько раз они натыкались на двери, но те были закрыты и заблокированы.

– Слушайте, Уайт, – спросила Эмили, чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей, – почему нас подозревали в шпионаже? Разве есть люди, работающие на Империю?

– Вне всякого сомнения. Думаю, не одна корпорация поставляет им оружие и технологии через колонии на Границе. То, что никто из крупных бизнесменов еще не попал за это под суд, говорит лишь о плохой работе наших спецслужб.

– Но ведь с Коррингартом никогда не было торговых отношений. У нас нет общей валюты. Как же они расплачиваются?

– Натуральным продуктом. В основном – редкоземельными элементами и драгоценными металлами.

– Я, кажется, нашла еще коридор.

Они свернули туда и сделали несколько шагов, как вдруг Уайт остановился, услышав какой-то шорох. В тот же момент лязгнула открываемая дверь, и им в лицо ударил луч света, показавшийся нестерпимо ярким.

– Не двигаться! – предупредил голос из темноты. – Кто вы такие?

– Экипаж корабля, сбитого несколько часов назад, – ответил Роберт.

– Мне сообщили о вас. Роберт Уайт и женщина, называющая себя Эмили Клайренс.

– Послушайте, вы! – воскликнула Эмили. – Что значит «называющая себя»?

– Предоставьте вести переговоры мне, – прошипел ей на ухо Роберт. – Мы будем вам признательны, сэр, если вы также представитесь.

– Майор Майкл Сэндерс. Что вам известно о состоянии базы?

– Думаю, не больше, чем вам, – пожал плечами Роберт. – Насколько я могу судить, база полностью разрушена. Коридор, по которому мы пришли, завален. Слушайте, вы не могли бы опустить фонарь?

– Всему свое время, – ответил Сэндерс. – Слушайте меня. Ситуация действительно такова, как вы говорите. База разрушена, и вряд ли кто-нибудь еще остался в живых. Нам надо выбираться. Вы, Уайт, прошли брэйнсканирование, и вам я могу доверять. В отношении вашей спутницы этого сделать не успели, и теперь уже поздно. Насколько я понимаю, вы впервые увидели ее сегодня утром и не имеете доказательств, что она та, за кого себя выдает. Однако, кем бы она не оказалась, ей так же важно выбраться отсюда, как и нам. На данном этапе у нас общие цели, и мы должны действовать сообща, – с этими словами он опустил фонарь.

– На базе есть установка транссвязи? – спросил Роберт.

– Была, но теперь, видимо, уничтожена. И учтите, я не собираюсь рассказывать вам, что и для чего здесь было. Достаточно сказать, что мы находимся в резервном крыле на глубине в несколько сот метров, и единственный путь на поверхность – аварийный лифт. Идите за мной.

Майор двинулся вперед, освещая путь фонариком. Эмили хранила оскорбленное молчание. Роберт поинтересовался, велики ли шансы на исправность лифта.

– У него автономное энергопитание, – ответил майор. – Если мотор уцелел, все будет нормально.

В нескольких местах стены и потолок бороздили трещины, и на полу лежали мелкие камни и кучи песка, но непроходимых завалов больше не было. Наконец луч фонаря уперся в двери лифта. Сэндерс нажал кнопку. Прошло несколько весьма неприятных секунд, прежде чем послышалось гудение, и двери раскрылись. Кабину залил свет, и Сэндерс погасил фонарь.

Подъем продолжался около двух минут, и наконец лифт остановился. Прежде чем двери открылись, Сэндерс вытащил из кобуры лучевой пистолет.

– Прошу прощения, мисс, – сказал он, – но до тех пор, пока ваша личность не установлена твердо, я вынужден буду требовать от вас полного повиновения. Мистер Уайт, не вздумайте возражать.

– Я и не собираюсь, – пожал плечами Роберт. Эмили наградила его ненавидящим взглядом.

5

Все трое вышли на склон холма. Потайной люк за ними закрылся, и поверхность холма вновь обрела естественный вид.

Некоторое время все молчали, обозревая картину недавнего сражения. Громадные воронки указывали местоположение разгромленной базы землян. Но и коррингартцам пришлось несладко: то тут, то там возвышались бесформенные груды оплавленного металла – все, что осталось от боевых кораблей. У подножья отдаленного холма в конце широкой полосы содранного дерна лежал изувеченный «Крейсер».

– Бедняга «Крейсер», – вздохнул Роберт, – полюбуйтесь, майор, что вы наделали! Правда, он был застрахован, но это не такое уж большое утешение в сотне парсеков от ближайшей страховой компании! Между прочим, я уверен, что именно его бренные останки привлекли столь нежелательное внимание имперских кораблей.

– Нет, – покачал головой Сэндерс, – это была заранее спланированная атака. Они точно знали расположение базы.

– Как вы думаете, все их корабли погибли?

– Не знаю, – ответил Сэндерс, – во всяком случае, большинство. Но часть эскадры могла остаться на орбите. Кстати, поскольку небо безоблачно, они вполне могут наблюдать за нами в эту минуту с помощью оптических систем.

– Не слишком приятная мысль. И каковы наши ближайшие перспективы?

Майор покосился на Эмили, но, видимо, решил, что нет смысла скрытничать.

– Не знаю, успели ли связисты отправить сообщение, но, скорее всего, да. В этом случае в ближайшие часы его примут в штабе сектора. Некоторое время они будут ждать сообщения об исходе боя, и, не дождавшись, поймут, что бой проигран. При этом у них не будет никакой информации о численности и вооружении захвативших планету врагов. Естественно, в таких условиях они не смогут решить, стоит ли отбивать планету назад и если да, то какими силами. Не исключено, что они вообще решат махнуть на планету рукой как на малоценную, и тогда мы застрянем здесь на неограниченный срок. В остальных случаях они пошлют сюда звездолеты-разведчики, оснащенные всеми системами маскировки – мы не увидели бы их даже с помощью специальных приборов. Остается слабая надежда, что они нас заметят и подберут; это может случиться не раньше чем через трое-четверо суток. Если нас не заметят, остается ждать прибытия экспедиции для строительства новой базы. Вы, конечно, знаете, что скорость движения в транспространстве зависит от энергии, а ее потребление зависит от массы, так что большим кораблям потребуется на этот путь недели две. Что касается вас двоих, то я не знаю, как скоро вам удастся попасть во Внутренний космос. С одной стороны, они заинтересованы как можно скорее отправить вас отсюда, чтобы вы не стали свидетелями строительства секретного объекта, а с другой стороны, межзвездного катера у них может не оказаться, а большой звездолет ради вас гонять не станут.

– Что касается меня, – сказала Эмили, которой надоело презрительно молчать, – то, как только я доберусь до транспередатчика, за мной пришлют лайнер, но я не уверена, мистер Уайт, что на нем найдется место для вас.

Роберт пропустил это мимо ушей.

– Насколько эта планета подходит для жизни? – поинтересовался он.

– Здесь, как вы видите, есть воздух и вода, – ответил майор. – Что же касается пищи, то местная эволюция не поднялась выше членистоногих.

– Приятная новость, мисс Клайренс: нам придется есть пауков, – сказал Роберт, с удовольствием наблюдая брезгливую гримасу на лице Эмили.

– Нет, – возразил майор, – в реке водятся жирные моллюски. Правда, нам не приходилось их пробовать – у нас ведь был синтезатор пищи, но теперь он погиб вместе с базой.

Роберт повернулся и пошел к вершине холма. Сэндерс и Эмили последовали за ним. Пилот неспешной походкой вышел на вершину и вдруг рухнул в траву, как подкошенный. Майор немедленно последовал его примеру, увлекая за собой Эмили. Вдвоем они подползли к Уайту.

– Взгляните, – тихо сказал тот, показывая вниз.

По эту сторону холма также валялись обломки сбитых кораблей. Но было здесь и нечто новое.

Эмили никогда раньше не видела коррингартских звездолетов и сразу обратила внимание на необычность формы. У земных кораблей высота значительно меньше ширины – это удобно как при полете с ускорением, так и при постоянной силе тяжести, когда корабль стоит на планете: пассажирам не приходится постоянно сновать вверх-вниз, с яруса на ярус. Имперские же звездолеты высокие и тонкие, похожие на старинные ракеты – при такой форме взлет сквозь атмосферу требует меньших затрат энергии, и коррингартцы, чьи двигатели менее совершенны, чем земные, не могут себе позволить пренебречь этой экономией.

Корабль стоял в полумиле от холма. На первый взгляд, на нем не было повреждений. В нижней части корпуса темнели два открытых люка.

6

– Это не боевой корабль, – сказал Роберт.

– Да, – согласился майор, – мелкий транспорт или грузовоз.

– Они уже вышли? – поинтересовался пилот.

– Вряд ли, – ответил Сэндерс, – мы бы их увидели либо с той, либо с этой стороны холма.

– Мне, как образцовой шпионке, следует подать им сигнал, – заметила Эмили.

– Если вы попробуете это сделать, я вас пристрелю, – сказал майор совершенно серьезно.

– Что за прелесть эти военные! – пробурчала кандидатка в шпионки.

– Что будем делать? – поинтересовался Роберт.

– Наблюдать, – ответил Сэндерс. – Отсюда просматриваются все окрестности.

– Не лучше ли перейти на «Крейсер»?

– Нет. После того, как они осмотрят руины базы, они наверняка захотят осмотреть и ваш корабль. А на холм они, скорее всего, не полезут.

– Если полезут, мы спустимся на базу.

– Если полезут, мы будем отстреливаться, – покачал головой майор. – Аварийный лифт предназначен для эвакуации, а не для проникновения на базу. Кабина ушла вниз, и нам ее не вызвать.

Прошел час. Трое землян лежали в траве на вершине холма, глядя на вражеский звездолет. Там не было заметно никакого движения.

– Может быть, это беспилотный корабль, – предположил Роберт.

– Видимо, так и есть, – согласился майор. – Это обычная схема атаки: сначала боевые корабли уничтожают оборону, затем на автопилоте садятся транспорты с десантом и грузовозы с оборудованием. Но у нас тут было неплохое вооружение, значительную часть кораблей мы расстреляли еще на орбите. Видимо, это единственный уцелевший грузовоз, и не осталось никого, кто мог бы отменить его программу на посадку.

– В таком случае, пойдем и исследуем его, – предложила Эмили.

– Этим занимаются специальные подразделения, – возразил майор. – Для неспециалиста лезть в чужой корабль слишком опасно. Инструкция это запрещает.

– Какое нам дело до вашей инструкции?

– А такое, мисс, что в районе боевых действий гражданские лица должны выполнять распоряжения военных властей. Как старший по званию, я здесь представляю военные власти.

Эмили быстро поняла, что с майором спорить бесполезно.

Понаблюдав за имперским кораблем еще некоторое время, Роберт и Эмили вернулись на «Крейсер». Несмотря на перекошенный пол, это было, очевидно, самое удобное жилье на планете. К тому же выводу пришел и майор, появившийся вскоре после заката. Из скудных припасов Уайта был приготовлен ужин, скорее растравивший голод, чем утоливший его. Было решено оценить на утро вкусовые достоинства местных устриц. После этого Роберт изъявил согласие спать в рубке, выделив Эмили и Сэндерсу по каюте. Эмили поинтересовалась, собирается ли майор приковать ее на ночь к стене.

– Послушайте, я не утверждаю, что вы шпионка, – ответил майор. – Я просто не знаю, кто вы такая. Но, кем бы вы ни были, вам все некуда деться с этой планеты.

7

Роберт проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо.

– Какого черта, – промычал он, не открывая глаз.

– Мистер Уайт, мне нужно с вами поговорить, – услышал он приглушенный голос Эмили.

– Вы не можете сделать это утром? – пробурчал пилот все еще с закрытыми глазами.

– Утром нам будет мешать Сэндерс.

Роберт неохотно разлепил веки.

– Только не говорите мне, что вы в самом деле коррингартская шпионка, и не предлагайте контейнер трансуранов за помощь в убийстве Сэндерса.

– Вы можете быть серьезным? Мне нужна ваша помощь. Вы умеете обращаться с аппаратурой транссвязи?

– Конечно, а где вы намерены ее достать?

– На имперском корабле.

– С чего вы взяли, что она там есть?

– Я не уверена, но она может там быть.

– Даже если так – вы слышали, что сказал майор? Там может быть система самоликвидации.

– Если бы она была, она бы уже сработала. А если мы не дадим о себе знать, мы проторчим здесь по меньшей мере несколько недель.

– Да уж, Фредрику Коллинзу Младшему придется подождать.

– Причем здесь Коллинз! А если в штабе вообще решат, что планета не стоит внимания? Мне не улыбается перспектива провести остаток жизни в обществе майора Сэндерса.

– Я тронут, что вы ничего не сказали о моем обществе, но в имперский корабль я не полезу.

– Роберт Уайт, вы трус.

– А вы сумасбродная бабенка.

Эмили вскипела и повернулась, чтобы уйти. На пороге рубки она остановилась.

– Я заплачу вам ваши двадцать тысяч.

– Двадцать тысяч я хотел за безопасную прогулку по Среднему космосу. А здесь мне предлагается лезть черт-те куда и рисковать головой.

– Хорошо, сколько вы хотите?

– Сто за то, чтобы я полез туда, и еще пятьдесят, если удастся отправить трансграмму.

– Вы грабитель! Пятьдесят и двадцать.

– Спокойной ночи, мисс Клайренс.

– Семьдесят и тридцать.

– Ладно, так и быть. Сто в любом случае. (Уайт совсем не был уверен в том, что на чужом корабле есть необходимая аппаратура, и что он сумеет разобраться в инопланетной системе связи.) И, раз уж ваша карточка размагничена, потрудитесь написать расписку.

Роберт встал, зевая, застегнул комбинезон и вышел в коридор. Там он облачился в скафандр; по его совету, то же сделала Эмили. Уайт включил фонарик на шлеме, и вдвоем они вышли из корабля.

Подойдя к коррингартскому звездолету, Роберт чертыхнулся по поводу отсутствия бластера (который забрали военные, побывавшие на «Крейсере» перед атакой на базу), уперся руками в нижний край люка, находившийся в метре от земли, и полез внутрь. Некоторое время в темном чреве корабля мелькал свет его фонарика, затем внутри вспыхнул общий свет. Это было неожиданно, и Эмили подалась назад. В тот же момент в освещенном проеме появился темный силуэт Роберта, протянувшего ей руку. Эмили забралась в люк... и не смогла сдержать крика ужаса.

В отсеке было не менее тридцати коррингартцев. Их безобразные скрюченные тела, застывшие в неестественных позах, устилали весь пол и висели вдоль стен на ременных поручнях. Черные бугристые пальцы впивались в форменную одежду на груди, сжимали короткоствольное оружие.

– Это не грузовоз, – сказал Роберт. – Это десантный корабль. А вот причина их гибели, – он указал на оплавленное отверстие в стене менее дюйма в диаметре. – Выстрел лишь слегка задел их, но этого оказалось достаточно для разгерметизации в верхних слоях атмосферы. А имперское командование не считает нужным тратиться на скафандры для солдат. Здесь нет офицеров, одни солдаты.

С ужасом и отвращением смотрела Эмили на эту картину.

– Идемте отсюда, – прошептала она.

– Не раньше, чем мы сделаем то, за чем пришли. Видите, мне удалось включить свет, будем надеяться, что остальное так же просто.

По вертикальной лестнице, точнее, туннелю из металлических колец, земляне поднялись в рубку. Здесь никого не было – корабль действительно сел на автопилоте. Эмили, все еще под впечатлением увиденного, осталась стоять у входа. Уайт сразу плюхнулся в кресло, осматривая непривычные панели управления.

– Так, – произнес он, – надписи, конечно, не слишком понятные, но вообще ничего экзотического. Всякая гуманоидная цивилизация рано или поздно создаст кнопки и экраны. Мне приходилось видеть трофейный корабль; жаль, что я не удосужился изучить его управление... Вот это похоже на панель транссвязи; во всяком случае, очевидно, что с помощью этих кнопок нельзя управлять ни двигателями, ни оружием. В таком случае эта, вероятно, включает питание.

С этими словами он нажал большую черную кнопку. В тот же момент за спиной Эмили лязгнул, закрываясь, люк. Послышались короткие резкие сигналы.

– Что это? – Эмили обернулась, безуспешно пытаясь открыть люк, затем метнулась к пульту.

– Не знаю... Кажется, это не панель транссвязи.

– Нажмите еще раз на эту кнопку!

– Не могу, она ушла в гнездо и не выходит обратно.

Послышалось гудение каких-то механизмов, корпус слегка завибрировал. На экране сменялись неизвестные символы, видимо, цифры.

– Это не может быть системой самоуничтожения? – Эмили вцепилась в руку Роберта.

– Нет. Если такая система оставляет экипажу время, чтобы покинуть корабль, она не блокирует двери у него перед носом.

Внизу что-то лязгнуло. Голос из динамика на пульте произнес несколько фраз.

– Что он сказал? – спросила Эмили, видимо, забывшая, что Роберт не обязан понимать по-коррингартски.

– На всякий случай сядьте и пристегнитесь.

Эмили повиновалась. В тот же момент вибрация стала нарастать, и пол вздрогнул. Снизу донесся растущий гул. Невидимая сила вдавила землян в кресла.

– Мы взлетаем! – в ужасе воскликнула Эмили.

– Похоже на то. Проклятый автопилот почему-то счел программу пребывания здесь исчерпанной и теперь, видимо, возвращает корабль на имперскую базу.

8

Когда перегрузка спала, Эмили едва могла дышать. Перед глазами еще плавали темные точки, и не было сил пошевелиться.

– На этой планете нам не везло ни с посадками, ни со взлетами, – послышался сбоку голос Роберта. – Как вы там?

– Ужасно, – прошептала она.

– Да, это вам не прогулочный катер. Боевые корабли не предназначены для дочерей миллиардеров, для них главное – быстрота, уйти из-под огня прежде, чем тебя накроют. Впрочем, у нас даже боевые корабли без крайней надобности не летают с таким ускорением. Коррингартцы вообще более выносливы, хотя живут меньше нашего. Ничего нелогичного: природа страхуется от перенаселения. А вам здорово повезло. У нетренированного человека при такой перегрузке запросто может остановиться сердце.

– Неужели вы... ничего не могли сделать?

– Представьте, ничего, хотя и пытался, пока хватало сил дотянуться до пульта. Все-таки это другая система управления, хотя сходство с земными кораблями есть.

– И что теперь?

– Ситуация примерно такова. Вот, взгляните... нет, лучше лежите, пока не придете в норму. Короче, здесь есть экран с трехмерным планом корабля. На нем желтая точка в нижнем отсеке, там, где пробоина – видимо, это единственное повреждение. Все отсеки перекрыты гермопереборками, здесь пригодная для дыхания атмосфера, так что шлемы надо снять – кислород скафандров может еще пригодиться, – пилот снял шлем сам и помог то же сделать Эмили. – Мы все еще разгоняемся и скоро нырнем в транспространство. Подозреваю, что средств транссвязи здесь нет, а если бы и были, сейчас от них нет толку. Единственный наш шанс – разобраться с управлением и отключить автопилот. Это, конечно, идиотский вопрос, но нет ли у вас чего-нибудь вроде отвертки?

– У меня вообще ничего нет. Моя сумочка осталась на «Крейсере».

– Жаль. Боюсь, придется разбирать пульт. Думаю, у нас не больше часа времени.

– А что потом?

– Потом мы окажемся в транспространстве и ничего не сможем изменить, пока не прибудем на место. Не знаю, где находится их база, но корабль кажется слишком маленьким, чтобы поддерживать жизнь тридцати человек – или коррингартцев – в течение долгого времени. Думаю, полет продлится два-три дня. Но, прибыв к цели, мы уже не сможем улететь. На боевых кораблях, как правило, не бывает резервов топлива – звездолеты, как и женщины, борются с каждым килограммом лишнего веса.

– Вместо того, чтобы острить, занялись бы лучше управлением.

– О, я вижу, вы приходите в себя. Представьте, уже занимаюсь... Кстати, если вас угнетает отсутствие зеркала, можете взглянуть сюда.

Эмили приподнялась в кресле и увидела свое лицо на одном из экранов.

– У них в каждом отсеке установлены камеры, – пояснил Роберт, – а этим верньером можно выбирать отсек. Видите крестик на плане корабля? Сейчас он в рубке... а сейчас посмотрим, что нам оставили в наследство хозяева...

Крестик побежал по отсекам, и на экране стали сменяться изображения. Когда крестик достиг нижнего отсека, Эмили отвернулась, но изумленное восклицание Уайта заставило ее снова взглянуть на пульт.

Нижний отсек был пуст. Только в одном месте у самой стены валялся бластер.

– Кажется, я понимаю, – пробормотал Роберт. – В древности на Земле полководцы использовали этот прием. Видимо, кому-то в Империи пришла в голову та же мысль.

– О чем вы говорите?

– Жечь корабли, лишать войско возможности к отступлению. Эти десантники могли только победить – или умереть – но не покинуть планету. Автопилот настроен так, что когда последний из них покидает корабль, он взлетает. Видимо, этот момент определяется по изменению веса содержимого нижнего отсека – в общем случае это могут быть не только солдаты, но и груз. Кнопка, которую я нажал, была, видимо, кнопкой аварийного сброса груза. Их тела были выброшены на планету, а мы взлетели. Помимо всего прочего, это оставило нас почти без оружия. Там было тридцать десантных бластеров, а остался только один.

Наступило долгое молчание, которое прервалось раздраженным возгласом Роберта.

– Черт, где же взять отвертку? Мне необходимо влезть внутрь, но без специальной отвертки этого не сделать. Не срезать же крышку бластером, я разворочу весь пульт!

– Вряд ли они использовали для этого бластер.

– Да, вы правы. Серьезный ремонт производится на базе, но мелкие неисправности экипаж должен устранять своими силами... Ага, нашел, – Роберт выдвинул ящичек и извлек оттуда необходимый инструмент.

Эмили устало закрыла глаза. Казалось, время тянется очень медленно. Наконец она взглянула на часы. Если расчет Роберта был верен, близился момент трансперехода.

– Уайт, ну что там у вас?

– Ничего хорошего. Нам достался один из самых третьесортных кораблей имперского флота. Он возил только грузы и десантников, а чтобы последним не вздумалось дезертировать, из пульта вынули почти все, относящееся к ручному управлению. Если я отключу автопилот, корабль станет вообще неуправляем.

– Хорошенькая перспектива! Значит, у нас один путь – на базу, в лапы этим тварям?

– Не совсем так. Корабль все-таки используется для полетов по разным маршрутам, и компьютеру можно задать другой курс. Но для этого нужно ввести пароль, которого мы, разумеется, не знаем.

– Я слышала, что иногда пароли угадывают.

– Во-первых, современные системы защиты практически невозможно взломать за реальное время. Во-вторых, даже зная пароль, мы ничего не сможем объяснить компьютеру – он понимает только по коррингартски.

Раздался высокий сигнал. Из динамика вновь донеслись какие-то звуки.

– Что это? – воскликнула Эмили.

– Похоже, пошел отсчет времени перед транспереходом.

– Так сделайте же что-нибудь!

– Все, что я могу сделать – это оборвать вот эти провода.

– А к чему это приведет?

– Я знаю только, к чему приведет, если я этого не сделаю. Прямиком к коррингартской базе.

– Ну так рвите!

– А я что делаю? Черт... Ни за что бы не подумал, что они такие прочные... Да помогите же мне!

Эмили ухватилась за тонкий жгут внутри пульта, который яростно дергал Роберт. На табло отсчета двухзначные символы сменились единичной цифрой.

– Осталось одиннадцать секунд! – крикнул Роберт. Земляне рванули жгут изо всех сил. Раздался треск, в воздухе мелькнула искра разряда, и в тот же миг надрывно взвыла сирена.

– Вовремя, – Роберт провел рукой по лбу. – Оставалось пять секунд – их секунды почти равны нашим.

– Вы знаете их цифры?

– Просто знаю, что у них двенадцатиричная система счисления. Они же шестипалые.

– Что же теперь?

– Теперь таким же образом надо выключить двигатели обычного пространства, пока они не сожрали всю энергию... Смотрите! Опять пошел отсчет!

Роберт опустил крышку пульта, на которой светилось несколько экранов. Вокруг одного из них мигали желтые транспаранты. На экране был выведен список из десятка строк, одна из которых была выделена цветом.

– Кажется, созданная нами авария столь серьезна, что компьютер решил наплевать на пароль. В такой ситуации можно доверять и простому солдату... Видимо, это – список баз, оставшихся доступными после выхода из строя блока памяти – должно быть, занесенные в постоянную память. Нам предлагают выбрать одну из них.

– А если мы откажемся?

– Боюсь, мисс Клайренс, машина выберет за нас. Я предпочитаю свободу выбора, – с этими словами Роберт ткнул пальцем в одну из строк. Она замигала, и сирена смолкла. Желтые транспаранты продолжали вспыхивать. На табло сменилось несколько символов.

– Сейчас перейдем в транспространство, – поведал Роберт. Он оказался прав.

9

– Доброе утро, мисс Клайренс, – приветствовал Роберт входящую в рубку Эмили, – хотя лично я не считаю его добрым. Как спали?

– Ужасно. Мне все время снилась вода, целые озера. Еще немного – и я перекушу себе вену, чтобы пить собственную кровь.

– Ну, это было бы преждевременным. Нетренированный человек может обходиться без воды более трех суток, а мы находимся в полете только 38 часов. Но, признаться, я не ожидал, что наши коррингартские друзья окажутся столь экономны – не взяли с собой ни грамма резерва, все съели и выпили сами! Очевидно, запасы провизии для выживших в бою были на каком-нибудь грузовозе. Но, впрочем, не следует распалять воображение разговорами на эти темы.

– Что дали ваши исследования корабля?

– Ничего, что могло бы существенно изменить наше положение. Здесь нет излишков топлива, как нет излишков пищи – тьфу, черт! Думаю, через несколько часов автопилот посадит корабль на базу – альтернативы этому нет.

– И что дальше? Неужели мы попадем в плен к этим выродкам?

– А что вы предлагаете? Отбиваться от них в одиночку, имея один бластер и корабль, неспособный взлететь? Я не супермен.

– Вы и не похожи на супермена, – Эмили окинула пилота презрительным взглядом.

– Если вы понимаете под суперменом гору мускулов, силу динозавра и его же интеллект, то я горжусь, что не имею с этим ничего общего. Физическая сила – животный архаизм; цивилизованный человек должен уметь нажимать на кнопки.

– Эта точка зрения общепринята на Земле, но я не знала, что она популярна на Границе.

– Ну, на Границе в число кнопок включают гашетку бластера, только и всего. Но бластер бессилен против целой базы, а другого оружия на борту этой рухляди нет.

– Что же делать?

– Ну, вам-то не о чем особенно беспокоиться. Я же рассказывал о нелегальных связях между Землей и Коррингартом. Конечно, вашему отцу придется заплатить приличный выкуп, но вас скоро вернут домой. Со мной дело обстоит сложнее: во всей Галактике не найдется человека, готового заплатить за меня хоть сотую долю того, что они потребуют. Поэтому я не намерен попадать к ним в лапы.

– Значит, все же можно этого избежать?

– Здесь имеется спасательная капсула для пилотов. Все, что можно сделать с ее помощью – это сесть подальше от корабля. Я намерен ей воспользоваться, когда мы выйдем на орбиту вокруг планеты.

– Я с вами.

– Вы не понимаете, – покачал головой Роберт. – Капсула – это не космический корабль. После посадки – а сесть я хочу подальше от имперской колонии, где-нибудь в джунглях, если они тут имеются, – после посадки уже не будет способа взлететь с планеты. Земляне сюда никогда не доберутся – это коррингартский Средний космос, зона, охраняемая Бетельгейзианскими соглашениями. Мне придется вести жизнь Робинзона – без всякой надежды на то, что за мной придет корабль.

– Но ведь на что-то вы все-таки рассчитываете.

– Или на то, что кончится война – это маловероятно, или на то, что мне удастся тайно пробраться на базу и угнать их корабль – это уже совсем невозможно. Просто я предпочитаю жизнь Робинзона участи подопытной крысы в коррингартской лаборатории.

– Я тоже.

– Но вам-то это грозит только на несколько недель, максимум – месяцев, и я уверен, что они не повредят вашему здоровью – вы слишком дорого стоите.

– Я ни на час не желаю попадать в их грязные лапы.

– Я всегда знал, что женщины не способны действовать разумно, – пожал плечами Роберт. – Что ж, мне это только на руку. Если вы попадете в плен, они, чего доброго, выведают у вас обо мне и станут прочесывать всю планету. А если корабль сядет пустой, они, возможно, и не догадаются о нашем присутствии на планете. Пожалуй, надо привести в порядок пульт.

Роберт кончил возиться с пультом как раз вовремя: корабль вышел из транспространства. На обзорном экране возник бирюзово-зеленый полумесяц планеты.

– Держу пари, она пригодна для жизни, – сказал Уайт. – Они не стали бы строить серьезную базу там, где жизнь нужно поддерживать искусственно.

– А вы уверены, что то, что хорошо для них, подходит и для нас?

– С химической и климатической точек зрения – да, эти факторы на наших родных планетах похожи. Единственно, что меня беспокоит – бактерии и вирусы. Персоналу базы наверняка сделаны соответствующие прививки, в отличие от нас. Первое время будем ходить в скафандрах, пока не кончится кислород, а там... Ну, авось адаптируемся.

Планета приближалась. Теперь можно было разглядеть не только моря и континенты, но и голубые ниточки рек, петляющие среди сплошных лесов. Вырастая в размерах, планета постепенно смещалась влево, поворачиваясь своей освещенной стороной.

– Выходим на орбиту, – констатировал Роберт. – Леди и джентльмены, занимайте ваши места, – он двинулся к люку, отделявшему рубку от ангара спасательной капсулы, но на пороге остановился.

– Мисс Клайренс, в последний раз предлагаю вам подумать. Мы рискуем застрять на этой планете до конца своих дней.

– Общество диких зверей и даже ваше, мистер Уайт, все же лучше, чем лаборатории этих монстров. К тому же сдаться в плен никогда не поздно, не так ли?

– Ну что ж, возможно, внизу я смогу оказывать вам различные услуги и заработаю приличную прибавку к ста тысячам. Пристегнитесь, нас будет здорово трясти при посадке.

10

– Здорово трясти – это было мягко сказано, – простонала Эмили, когда врубившаяся в самую гущу джунглей капсула после финальной серии бросков и ударов наконец успокоилась.

– Хорошо еще, что мы не висим вверх ногами, – заметил Роберт. – Думаю, вот это вас несколько утешит, – он достал из-под пульта два белых цилиндра со свинчивающимися крышками и протянул один своей пассажирке.

– Что это?

– Вода из неприкосновенного запаса капсулы. Есть еще четыре таких баллончика и шесть пузырьков питательных таблеток. Предлагаю выпить за успешное приземление.

Эмили ничего не надо было предлагать. В несколько глотков она осушила свой баллончик и перевела дыхание.

– Когда вы узнали, что у нас есть вода? – спросила она.

– Как только нашел капсулу, – Роберт допил свою порцию и поставил цилиндр на пульт.

– И все это время вы молчали?!

– Это же НЗ. Я не знал, где придется сесть – это могла быть пустыня. Но мы сели в джунглях, тут должно быть достаточно воды, – он надел шлем и взял бластер. После того, как Эмили также надела шлем, Уайт открыл люк и вылез наружу, в зеленые заросли. В следующий момент он исчез из виду.

– А, черт! – раздалось в наушниках.

– Уайт? – ответа не последовало. – Уайт, с вами все в порядке?

– Почти, – в шлеме слышалось его тяжелое дыхание. – Не высовывайтесь из капсулы, я сейчас вернусь.

Через несколько секунд он показался, облепленный лепестками каких-то цветов.

– Мы поторопились выпить за удачное приземление, мисс Клайренс. Оно еще не состоялось.

– Что вы имеете в виду?

– Капсула застряла в кроне гигантского дерева. Пятьдесят метров сломанных ветвей над нами – это так, самые тонкие молодые побеги, не выдержавшие удара капсулы. Сколько до земли – я не знаю, отсюда не видно, все загораживает листва. Я чуть было не проверил это экспериментально, но успел ухватиться за ветку. Но я уронил туда бластер, и это – по-настоящему скверно. Можете сами взглянуть на все это – здесь можно спокойно ходить, если смотреть под ноги.

Немного поколебавшись, Эмили выбралась из капсулы, опершись на руку пилота. Сук полуметрового диаметра даже не дрогнул под ее тяжестью.

Капсула действительно прочно увязла носом и крыльями в переплетении гигантских ветвей. Крона дерева напоминала целый лес: тут и там вздымались вертикальные ветви-стволы, перевитые вьющимися растениями, скрещивались веера узких и длинных листьев, свисали толстые лианы, усеянные большими яркими цветами, разноцветные мхи и кустарники нашли себе приют на сплетающихся ветвях. Метрах в десяти от капсулы высился главный ствол; даже на этой высоте он имел не менее семи метров в диаметре. Многочисленные обитатели этого живого небоскреба, сперва напуганные падением капсулы, понемногу успокоились, и воздух вновь наполнился свистами, щелчками, стрекотанием и резкими криками. Не сразу Эмили решилась взглянуть вниз. Там было все то же многоярусное буйство растительности, сливавшейся на стометровой глубине в непроницаемый зеленый ковер. Эмили пошатнулась и крепко вцепилась в руку Роберта.

– Здесь очень высоко, – прошептала она.

– Минимум триста метров, хотя, возможно, много больше. На этой планете сила тяжести почти вдвое ниже земной. Боюсь, здесь не только растения немаленькие... Впрочем, это еще что, на Дереке-6 есть деревья восьмикилометровой высоты. У вершин практически нет воздуха, зато полно солнечной энергии, а внизу – наоборот. Так вот, у этих деревьев имеется разделение жизненных функций по высоте...

– Послушайте, – слова о солнечной энергии натолкнули Эмили на новую мысль, – если отсюда не видно земли, значит, снизу не видно неба и солнца!

– Да, там должен царить вечный мрак.

– И вы хотите спуститься туда?!

– Если бы со мной был мой бластер, – пожал плечами Роберт, – мы могли бы поспорить о достоинствах обезьяньего образа жизни. Но теперь я должен спуститься за ним.

– Но мы не сможем влезть обратно!

– Скорее всего.

– И что дальше?

– В нескольких десятках километров к северо-востоку есть река. Я хочу добраться туда, а там посмотрим.

Какая-то тень мелькнула над головами землян. Они посмотрели вверх. Мохнатое зеленое существо, похоже на крупную обезьяну, перелетело с ветки на ветку. Между длинными задними конечностями животного была натянута кожаная перепонка, а гибкий хвост оканчивался чем-то вроде весла и, видимо, служил рулем. Между передними лапами и телом также были перепонки. Существо ухватилось за ветку, обернуло к людям симпатичную мордочку с острыми ушами и, не спуская с пришельцев круглых глаз, стало осторожно приближаться к капсуле. На полпути оно застыло в нерешительности, опасаясь подобраться к землянам слишком близко.

– Какой чудесный обед, – произнес Роберт. – Эх, мой бластер...

– Не жалко вам этого симпатягу! – возмутилась Эмили. – У нас есть таблетки.

Шлемы землян не позволяли животному слышать их разговор (хотя наружные микрофоны доносили до них все звуки джунглей). Зверь неуверенно подобрался поближе...

Громко захлопали крылья, и громадная тень спикировала сверху. Мохнатый зверь метнулся в сторону, но было поздно. Уродливая голова на тонкой шее резко повернулась, и длинный зубастый клюв схватил свою жертву. Отчаянно крича, пушистое существо еще пыталось вырваться, но из-под кожистых крыльев хищника вынырнули тонкие передние лапы, и тридцатисантиметровые когти пронзили тело несчастного животного. Хищник тяжело поднялся метров на десять, уселся на ветку, достаточно прочную, чтобы выдержать вес его трехметрового тела, сложил когтистые крылья и принялся за трапезу. Хлынувшая кровь оросила капсулу. Затем сверху начали падать обглоданные кости, одна из них попала через открытый люк в кабину. Насытившись, тварь некоторое время отдыхала, а потом замахала крыльями и полетела прочь. Земляне все это время стояли молча, боясь шевельнуться.

– Вот вам аргумент о пользе бластеров и вреде обезьяньего образа жизни, – пробормотал Роберт.

– Боюсь, внизу водится что-нибудь пострашнее, – возразила Эмили.

11

Самым легким и безопасным способом попасть вниз было планировать в капсуле с одного яруса ветвей на другой. Не менее часа Роберт и Эмили пытались сдвинуть капсулу с места, но безуспешно: та слишком прочно застряла.

– Угораздило же меня выронить бластер, – Роберт в изнеможении опустился на запутавшееся в лианах крыло. – Без него с этими веточками не справиться.

Эмили села рядом, думая о чем-то своем.

– Похоже, это становится фамильной традицией, – невесело произнесла она.

– Вы о чем?

– Брат моего деда тоже пропал без вести в Дальнем космосе.

– Никогда об этом не слышал.

– Это было давно, восемьдесят лет назад или что-то около. Большая экспедиция, он организовал ее на свои средства.

– Возможно, они первыми из землян столкнулись с Империей.

– Возможно, хотя это и слишком тривиальное объяснение.

– А вам хочется чего-нибудь романтического? Послушайте, а ведь когда пропадает кто-то из Клайренсов – это совсем не то, что исчезновение какого-нибудь Уайта. На Земле сейчас изрядный переполох, и ваш папаша наверняка назначил крупную премию тому, кто поможет вашему возвращению. Если бы я сам потребовал с него денег, это смахивало бы на киднэппинг. Но если он их предложит добровольно... ведь это куда больше, чем я могу получить с вас. Со временем размер премии будет расти... Миллионов 150, а? Как вы полагаете?

– Вы когда-нибудь думаете о чем-нибудь, кроме денег? – Эмили неприязненно отодвинулась.

– Чтобы не думать о деньгах, их надо как минимум иметь, – философски изрек Роберт.

– Не думаю, что деньги моего отца помогут нам выбраться отсюда.

– Не волнуйтесь, мисс Клайренс, когда речь идет о такой сумме, Роберт Уайт способен на невозможное.

– Тогда дайте мне еще воды.

– Пожалуй, вы заслужили. Коррингартские баллончики не лезут в гнезда наших скафандров, придется снимать шлем. Впрочем, нам все равно нужно привыкать к местному воздуху.

Пока Эмили, откинув шлем за спину, опасливо принюхивалась к ароматам джунглей, Роберт слазил в капсулу за водой и питательными таблетками. Окончив нехитрую трапезу, земляне надели шлемы. В тот же миг в наушниках Роберта раздался визг. Повернувшись, он обнаружил картину, весьма комичную для зрителей, но не для участников.

Большое черное насекомое, размерами вдвое превосходящее шмеля, в последний момент умудрилось залететь в шлем Эмили и теперь оказалось в ловушке. Напуганное не меньше своей жертвы, оно, яростно гудя, металось внутри шлема, ударяясь о его прозрачный материал и лицо наследницы Клайренсов, а та, потеряв голову от страха и отвращения, размахивала руками, пытаясь прогнать насекомое и натыкаясь на шлем. Роберт отстегнул защелку и отбросил шлем Эмили назад. В тот же момент ее рука хлестнула по щеке и тут же брезгливо отдернулась, отшвыривая мертвое насекомое. Роберт рассмеялся, но осекся, увидев бледное от страха лицо девушки.

– Оно меня укусило, – прошептала она.

Опасность была нешуточной. На других планетах людям случалось умирать от укусов куда более мелких существ. Уайт поспешно извлек из ранца скафандра личную аптечку и нашел нужную ампулу.

– Потерпите, будет немного больно... Вот так. Теперь наденьте шлем, лезьте в капсулу и ложитесь в кресло. Все будет о'кей.

Однако Роберт отнюдь не был в этом уверен. Универсальных противоядий не существует, и самое эффективное лекарство может оказаться бессильным против неизвестного яда.

Пилот закрыл люк, что бы еще какая-нибудь тварь не забралась в кабину, и вновь уселся на крыло, размышляя о том, как покинуть не слишком гостеприимное дерево и что делать дальше. Так он сидел до тех пор, пока не начало темнеть. Хотя по личным часам Уайта до ночи было еще далеко, он счел за благо перебраться в тесную капсулу, подальше от ночных хищников. Перед тем, как уснуть, он посмотрел на Эмили и неодобрительно прищелкнул языком. Ее щека раздулась и покраснела, волосы слиплись от пота, она тяжело дышала во сне. «Если забыть о деньгах – почувствую ли я облегчение, если останусь один?» – подумал Роберт. Он уснул, так и не найдя ответа на этот вопрос.

12

Сильнодействующее средство, примененное Робертом, все-таки оправдало свою высокую репутацию: к утру Эмили практически поправилась. Для Уайта это было приятным сюрпризом – он решил не откладывать путешествие вниз.

– Я вижу, вы почти в норме, мисс Клайренс.

– Да, благодарю вас. Кстати, можете звать меня просто Эмили. Вы ведь, кажется, спасли мне жизнь?

– Это не я, а лекарство. Кстати, с вас триста долларов. Оно не бесплатное.

– Вы в своем репертуаре. Давайте завтракать. Где у нас вода?

– Воду надо экономить. Держу пари, через несколько часов вам захочется пить куда сильнее. Мы отправляемся вниз.

– Но капсула...

– Ее придется бросить здесь. Возьмем отсюда все, что может пригодиться.

– Дайте мне хотя бы оправиться после вчерашнего!

– С вашей щекой не стоит отправляться на конкурс красоты, это верно, но лазить по деревьям вы можете. Я вкатил вам лошадиную дозу стимуляторов... хотя, применительно к ситуации, следует сказать – обезьянью.

– Прекратите надо мной издеваться! – воскликнула Эмили, чуть нее плача.

– Я не издеваюсь, мисс Клайренс... Эмили, просто наше положение не позволяет медлить. Без оружия нам не выжить. Здесь, наверху, мы не сможем даже утолить жажду. Да, вокруг полно сочных плодов, которыми питаются местные животные, но для человека они могут оказаться ядовитыми, и я не намерен проверять это экспериментально. Может быть, нам не придется опускаться до самой земли – бластер мог запутаться в ветвях. Но тогда его может утащить какая-нибудь любопытная обезьяна, и с каждой минутой наши шансы уменьшаются. Если он упал на землю, его тоже могла подобрать какая-нибудь обитающая внизу тварь. Впрочем, даже если его никто не тронул, это еще не гарантия спасения: десантные бластеры чертовски надежны, но я не знаю, что бывает с ними при падении с высоты в несколько сот метров, даже при пониженной гравитации.

– Лучше подумайте, что будет с нами при таком падении.

– Не волнуйтесь, у нас есть все для безопасного спуска. Это спасательная капсула, и в ней имеется некоторый набор предметов, полезных в экстремальной ситуации – правда, весьма примитивный, земные капсулы оснащены куда лучше. – Роберт нажал рычажок, его кресло сдвинулось в сторону, под ним оказался продолговатый ящик. Пилот извлек оттуда моток тонкого троса. – Этот трос выдержит нас обоих. На каждом конце его имеется карабин, защелкивая его на любом месте троса, получаем прочную петлю. Один из нас закрепляет один конец троса вокруг ветки, другой конец – вокруг скафандра, и, подстраховавшись таким образом, спускается вниз на длину троса – более пятнадцати метров. Там он садится на ветку и прикрепляет к ней свой конец троса, а тот, кто остался наверху, обматывается верхним концом и начинает спуск. Видите, все совсем безопасно.

– Это только на словах. Карабкаться над бездной, надеясь на тонкий трос... – Эмили передернула плечами.

– Когда вы летите в космическом корабле, стенка толщиной только в несколько дюймов отделяет вас от миллиардов километров ледяной пустоты, пронизанной жестким излучением, однако вас это не смущает. Не думайте о расстоянии до земли – только и всего. А сейчас нам надо загрузить наши ранцы содержимым этого ящика. Итак, у нас есть трос, металлические скобы, надувной плот, рулон фотоэлементной пленки, термос, универсальный электронагреватель – можно кипятить воду или обогреть небольшое пространство, радиомаяк и два ножа – черт бы побрал снабженцев имперского флота, поскупились на лазерные резаки! Еще нам пригодится какая-нибудь кувалда... – на роль кувалды Роберт избрал тяжелый кронштейн кресла, который ему в конце концов удалось отсоединить, сломав один из ножей. Эмили тем временем загрузила ранцы, укрепив снаружи с помощью прочной сетки то, что не лезло внутрь.

Начался путь вниз. Спускаться по ветвям было легко, трос был, пожалуй, излишней предосторожностью, но именно эта предосторожность позволяла Эмили сохранять самообладание. По совету Роберта, она старалась не смотреть вниз. Пилот, вооруженный единственным оставшимся ножом, спускался первым. Мелкие животные пускались наутек при его приближении, ярко и причудливо окрашенные птицы перелетали на соседние ветви. Один раз он спугнул целую стаю зеленых обезьян, которые, оглашая воздух недовольными криками, длинными прыжками перебрались на соседнее дерево.

Капсула вскоре пропала из виду, и ощущение пространства почти потерялось: крона дерева казалась бесконечной и вверх, и вниз. В очередной раз спустившись по лиане и раздвинув зеленые веера листьев, Роберт увидел, что находится возле гигантского гнезда, устроенного в развилке ветвей. В гнезде лежало три зеленоватых в бурую крапинку яйца, самое маленькое из которых достигало почти полуметра в длину. Но было в гнезде еще кое-что, не понравившееся Роберту: это были кости достаточно крупных животных. Среди них был четырехглазый череп, покрытый причудливыми костяными наростами, по форме напоминавший лошадиный, но в полтора раза больше. Но не он привлек внимание Роберта – неподалеку темнел другой предмет, очень похожий на...

На человеческий череп. Лоб был проломлен мощным ударом, а челюсть скрыта ветками гнезда, поэтому трудно было сказать определенно. Пилот перегнулся через край гнезда, намереваясь исследовать череп получше, но в этот момент сзади раздался шум.

Роберт обернулся. Прямо на него летела хозяйка гнезда – огромная четырехлапая птица с длинным голым хвостом, как у птеродактиля. Роберт успел отпрыгнуть – это смягчило удар.

Тяжелый загнутый клюв мог бы проломить голову слона, но не шлем скафандра. Все же голова пилота сильно ударилась о стенку шлема, и тело землянина беспомощно повисло над бездной, раскачиваясь на тросе.

13

Когда трос резко натянулся, Эмили посмотрела вниз и едва не лишилась чувств. Гигантская птица превосходила размерами всех виденных ей до сих пор представителей местной фауны. Казалось, что беспомощно болтающаяся фигурка человека в скафандре сейчас будет разорвана на куски. Эмили прижалась к ветке, боясь шевельнуться. Птица несколько раз ткнула клювом висевшее ниже гнезда тело Роберта, а затем попыталась перекусить трос. Больше всего Эмили боялась, что пернатое чудовище заинтересуется верхним концом троса, закрепленным вокруг ее ветки, и таким образом доберется до нее. Она же в этот момент ничем не была застрахована – первый удар клюва сбросил бы ее в бездну.

Однако птица не отличалась сообразительностью, излишней при ее размерах. Убедившись, что ни клюв, ни когти не позволяют ей добраться до мяса поверженного врага, птица вернулась в гнездо, не переставая, однако, с беспокойством поглядывать на покачивающийся трос. Это отвлекло ее внимание, и она слишком поздно заметила появление другого чудовища.

Взмахивая кожистыми крыльями, к гнезду приближался хищник той же породы, что и расправившийся накануне с зеленой обезьяной. Эмили удивилась: неужели перепончатая тварь собирается атаковать столь грозного противника, когда в кронах деревьев немало куда более легкой добычи? Но оказалось, что новоприбывший хищник также заметил птицу лишь в последний момент – его привлекло заметное издали тело Роберта, качающееся на тросе. Однако, когда обе твари заметили друг друга, стало ясно, что мирно им не разойтись.

Громадная птица первой атаковала потенциального осквернителя гнезда. Тот увернулся, однако не слишком поспешно, выманивая врага подальше от гнезда, на свободное от ветвей пространство. Закипела жестокая воздушная битва. Птица имела преимущество в размерах и силе, а ее противник – в маневренности и вооружении. Тяжелый загнутый клюв мог бы покончить с врагом одним ударом, но тот все время уворачивался, нанося птице легкие, но многочисленные раны длинным зубастым клювом и прямыми ножами-когтями, в то время как кривые когти птицы, предназначенные для атаки сверху, были почти бесполезны в битве с летающим противником. К тому же перепончатые крылья были оснащенных когтями-крючьями, время от времени выдиравшими перья у птицы, чьи тяжелые крылья, предназначенные для парящего полета, мало годились для маневренного боя. Птица все время стремилась подняться над врагом, чтобы атаковать его сверху, но тот понимал опасность такого маневра. Таким образом бой перемещался все выше, и Эмили еще сильнее вжалась в кору дерева: теперь гигантам ничего не стоило заметить ее. Но им было не до того. Взъерошенная птица потеряла уже немало перьев, а другие были в крови от бесчисленных ран; один глаз ее вытек, выколотый когтем. Но и перепончатому хищнику приходилось несладко: одна его лапа была перебита, другая вовсе перекушена клювом, и из обрубка хлестала кровь; левое крыло было порвано. Оба врага теряли силы, их маневры становились все более неуклюжими, бой стал смещаться вниз. Во время очередной атаки перепончатая тварь снова ударила противника когтями на крыльях, но не рассчитала удар, и когти глубоко увязли в ранах. Птица извернулась и сперва разорвала врагу правое крыло, а затем обрушило тяжелый клюв на его тело. Из гигантской раны фонтаном хлынула кровь и вывалились внутренности; но перепончатый хищник, издав омерзительный крик, вонзил когти всех уцелевших лап в тело пернатого чудовища и вцепился зубастым клювом в его горло. Единым кровавым комом они полетели в бездну.

Эмили еще долго не могла пошевелиться. Наконец она решилась взглянуть вниз, где по-прежнему висел на конце троса Роберт, не подавая никаких признаков жизни. Эмили несколько раз окликнула его, но в шлемофоне стояла мертвая тишина.

Пожалуй, впервые дочь Реджинальда Клайренса испугалась по-настоящему. До этого она, хотя и осознавала размеры опасности, но как-то не хотела в нее верить; она привыкла, что все вокруг совершается для ее удовольствия, и подсознательно воспринимала все события, происшедшие с момента ее посадки на «Крейсер», как некий аттракцион. Пока рядом был Роберт, пусть и расходившийся с ее образом космического волка с Границы, ей казалось, что он всегда найдет выход; и лишь теперь она поняла весь ужас своего положения – совсем одна, без оружия, на дикой планете, принадлежащей врагам, за сотни световых лет от благ земной цивилизации, без всякой надежды на спасение...

В отчаянье она попыталась втащить Роберта наверх, но, конечно, даже в условиях пониженной гравитации ей не удалось бы поднять на пятнадцать метров взрослого мужчину в скафандре. Помимо всего прочего, Эмили осталась без страховки – один конец троса был закреплен вокруг ветви, на другом висел пилот. Но, даже если бы она решилась спуститься к нему, это не улучшило бы положения: Уайт висел слишком далеко от ближайших к нему ветвей, так что ни с одной из них нельзя было до него дотянуться. Оставался единственный выход: спускаться не по ветвям, а непосредственно по тросу («он выдержит нас обоих», – вспомнила Эмили слова Роберта) и выяснить судьбу пилота. Если он мертв... «Нет! Не может быть!» – заметались мысли в голове Эмили, но она заставила себя повторить – «Если он мертв, надо расстегнуть нижний карабин. Тело упадет вниз, и трос освободится...» А самой в это время висеть над бездной, держась за трос одной рукой?! Эмили в ужасе зажмурилась, но так было еще страшнее: ей показалось, что она уже падает. Она просидела на ветке еще полчаса, не в силах ни на что решиться. Да и зачем ей трос? Надо лезть наверх, к капсуле... конечно, это не так быстро, как спускаться, но все же возможно... Она будет жить в капсуле, питаясь съедобными плодами, которые тут наверняка есть... А в один прекрасный день ее сожрет перепончатая тварь!

Внезапно Эмили засмеялась. Как же она могла забыть! У нее есть простой и надежный выход! У нее есть радиомаяк, специально предназначенный для терпящих бедствие. Сейчас она его включит, и максимум через несколько часов за ней прилетят. Какой же она была дурой, что полезла в капсулу за этим ненормальным Уайтом. Коррингартцы не сделают ей ничего плохого. Ее отец заплатит им хорошие деньги. Если им нужны люди для исследований и испытаний нового оружия, за эти деньги они смогут добыть десяток... сотню... «Нет, конечно, нельзя так думать, я не хочу, чтобы кого-нибудь мучили... Просто они получат хороший выкуп...» Эмили поспешно сняла ранец, даже не боясь потерять равновесие. Она щелкнула застежками и... внутри у нее похолодело. Радиомаяк был в ранце Уайта!

14

– Роберт! – в отчаянии крикнула Эмили еще раз. Тишина. Мертвая тишина. Если бы пилот был жив, но без сознания, в наушниках можно было бы услышать хотя бы его дыхание. Эмили окончательно осознала, что Роберт Уайт мертв. Значит, ей ничего не оставалось, кроме как спуститься. Она еще посмотрела вниз, надеясь, что хоть часть пути можно проделать по ветвям. В трех местах ветви подходили довольно близко к тросу, но все же недостаточно, чтобы просто схватиться за него: надо было прыгнуть и поймать трос уже в воздухе. Хотя прыгать пришлось бы менее чем на метр, Эмили не могла на это решиться. «К тому же, – рассудила она, – нельзя правильно рассчитать прыжок в условиях пониженной силы тяжести.» Еще в одном месте ветка почти касалась троса, но была слишком тонкой. Эмили тяжело вздохнула, легла на сук, вцепилась в трос и стала медленно спускать ноги в бездну. В какой-то момент скафандр зашуршал по коре, и дочь миллиардера повисла на руках на высоте в несколько сот метров.

Физическая сила – животный архаизм. Цивилизованный человек должен уметь нажимать на кнопки. Именно это она и собиралась сделать. Но для этого нужно спуститься по тросу на пятнадцать метров вниз.

Уже на втором метре она поняла, что нет нужды спускаться, перебирая руками: перчатки скафандра предохранят ее ладони от трения, и можно просто скользить вниз. Через несколько секунд ее колени ударились о плечи пилота. Теперь, очевидно, следовало сесть ему на плечи, достать из ранца радиомаяк, включить его и ждать. Ждать несколько часов, сидя на плечах у мертвеца... Эмили передернуло.

И в этот момент мертвец схватил ее за ногу.

Девушка закричала и чуть не выпустила трос. Роберт протянул руку выше, ухватил ее за локоть и потянул вниз. Эмили пришлось нагнуться, их шлемы стукнулись друг о друга. Этого и надо было Роберту.

– У меня отказала вся связь, – услышала Эмили его голос. – И наружные микрофоны тоже. Так что, если хотите со мной побеседовать, плотнее прижимайтесь шлемом.

– Вы могли хотя бы рукой помахать! Я ведь уже думала, что вы погибли!

– Я недавно очухался. У этой птички неплохой удар. Кстати, я тоже успел испугаться, что она вас слопала.

– Она сцепилась с другой тварью, и они растерзали друг друга. Но я приятно удивлена, что вы обо мне беспокоились.

– О вас? Ничуть не бывало. Я беспокоился о своих миллионах.

– Пожалуй, мне не следовало сюда спускаться. Надо было оставить вас висеть без всякой помощи.

– Пока что ваша помощь сводится к тому, что вы сели мне на шею, чего я, кстати, ни одной женщине не позволял и впредь не намерен. Но, даже если принять как рабочую гипотезу, что вы в самом деле хотели мне помочь, а не порыться в моем ранце (Эмили почувствовала, что краснеет), подумали ли вы, как будете возвращаться на твердую почву, то есть ветку?

– Ну... – еще больше смутилась Эмили. Теперь, когда она убедилась, что Уайт жив, коррингартский плен перестал казаться ей столь привлекательным.

– Напрасно. Один из наиболее универсальных принципов гласит: прежде чем куда-то лезть, подумай, как будешь выбираться оттуда. К счастью для вас, обо всем подумал я. Вы катались в детстве на качелях? Наша цель – достать вон до той ветки... раскачиваться буду я, а вы сидите смирно и не падайте вниз. И держитесь за трос, а не за мой шлем, я ж не вижу ни черта!

Через несколько минут гигантский маятник набрал достаточную амплитуду, и Роберт, не слышавший периодического визга Эмили, так как их шлемы больше не соприкасались, смог ухватиться за крепкий сук. Земляне выбрались на ветку, и пилот, оставив Эмили приходить в себя после раскачивания над бездной, полез по ветвям наверх, чтобы отцепить верхний конец троса. Вернувшись, он некоторое время сидел, борясь с головокружением, а потом решительно обернул трос вокруг ветки.

– Вы собираетесь лезть дальше? – удивленно спросила Эмили.

– Конечно. Мы и так потеряли много времени.

– Вы с ума сошли! Вам, может, себя не жалко, но я должна хоть немного передохнуть после всех этих ужасов!

– Я сам не в восторге от местной фауны. Но именно это вынуждает меня как можно быстрее добираться до бластера.

– Ну и лезьте за ним один. Я остаюсь.

Роберт поглядел на нее, затем снял шлем.

– Кое в чем вы правы. Мы можем отдохнуть и при этом потратить время с пользой. Надо восстановить радиосвязь.

Наученный горьким опытом поисков отвертки, Роберт захватил с корабля инструменты из ящичка. Теперь он похвалил себя за дальновидность. Минут через сорок ему удалось починить внешние микрофоны и наполовину восстановить связь: Эмили могла слышать пилота, а он ее – нет.

– Что ж, это наилучший вариант, – прокомментировал Роберт и надел шлем, спасаясь от ответной тирады.

Земляне вновь начали спускаться, придерживаясь прежнего порядка. Некоторое время Уайт молчал, затем принялся разговаривать, не заботясь о том, слушает ли его Эмили.

– К счастью, наш единственный нож не постигла участь нашего единственного бластера. Он был пристегнут к моему поясу, когда прилетела эта птичка. Любопытно, почему я так поздно ее заметил? Кажется, рассматривал что-то интересное... Вот бы еще вспомнить, что именно! Надо было сразу вернуться посмотреть. Жаль, далеко уже спустились.

В этот момент он вспомнил, но не стал ничего говорить. Известие о печальном конце, постигшем на этой планете одного из представителей вида homo sapiens, вряд ли могло поднять дух его спутницы. Конечно, это мог быть и череп коррингартца, но и такой вариант не слишком обнадеживал.

В развилке гигантских ветвей возле главного ствола земляне остановились перекусить – если этим словом можно назвать запивание водой питательных таблеток – а затем полезли дальше. По мере того, как слой листьев и ветвей над их головой увеличивался, делалось все темнее, словно при погружении под воду. Ветви становились длиннее и толще, среди них стали попадаться сухие, с отваливающейся корой, похожие на мертвые земные деревья. Листва здесь была более редкой и менее зеленой, исчезли яркие цветы, с неровностей бугристой коры свешивались седые бороды мха. Мелкие животные тоже утратили яркую окраску верхних ярусов и шныряли меж узловатых ветвей, словно призрачные тени. Не только Эмили, но и Роберт чувствовал себя неуютно при мысли о царстве вечного мрака, ожидающем их внизу. В этой гнетущей атмосфере даже крики птиц, веселые и беззаботные наверху, казались резкими и зловещими.

– Разумеется, характер древесной фауны зависит от высоты, – рассуждал вслух Роберт. – Наверху много места в воздухе, между ветвями, и мало на самих ветвях. Поэтому наверху нелетающие животные мелкие, а летающие – большие; здесь должно быть наоборот. Это хорошо, поскольку сами мы – нелетающие животные, и, значит, нам легче справиться с нелетающим хищником.

Эмили не слушала. Пользуясь тем, что пилот не может ее услышать, она ругала на чем свет стоит его и себя – за то, что ввязалась в эту дурацкую авантюру. Внезапно очередная фраза Роберта оборвалась на середине возгласом страха и изумления. Эмили вздрогнула и наклонилась, всматриваясь в зеленый полумрак, в который уходил трос, но в первый момент ничего не могла разглядеть.

А Роберт в этот миг почувствовал, как толстая лиана, за которую он держался, вздрогнула и напряглась под ее рукой. В следующее мгновение он понял, что держится за прекрасно замаскированное гигантское щупальце, но было уже поздно. Бурые тугие кольца сжимающейся плоти обвили тело землянина.

15

Через несколько секунд Роберт убедился, что сопротивляться бесполезно. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, не мог дотянуться до ножа на поясе. Но кое-что в его положении обнадеживало: как ни старалось чудовище, скафандр защищал человека от страшного давления, способного переломать кости крупному животному. Щупальце пару раз ударило пилота о крепкий сук, а затем потащило в сторону главного ствола. Осознав, что пока его жизнь под защитой скафандра, Роберт подумал о своей спутнице.

– Эмили! У меня проблемы с местной фауной! Не высовывайтесь и не смотрите сюда – вас может стошнить, а в скафандре это смертельная опасность! Сейчас же уходите с ветки, к которой привязан трос – его эта зверюга не порвет, а ветку сломать может! Все, не до вас! Ждите меня и не хватайтесь за лианы!

Щупальце, конвульсивно сокращаясь, тащило пилота к огромному дуплу, из которого, как успел заметить Роберт, высовывалось еще несколько «лиан». Перед самым дуплом трос натянулся, и Роберт получил возможность более внимательно изучить своего врага.

Это был гигантский бурый мешок, лоснящийся от клейкой слизи, которая, видимо, вместе с присосками позволяла ему держаться в дупле; контуры дупла не давали возможности определить истинных размеров существа, но, вероятно, ему бы не составило труда проглотить корову. По всей видимости, чудовище было чем-то вроде громадного сухопутного спрута и проводило в дупле всю свою жизнь, раскинув щупальца по ветвям в ожидании добычи, которую душило и затаскивало в пасть. Именно эту огромную разверстую пасть, окаймленную двойной кожистой складкой, и наблюдал теперь Роберт не более чем в метре от себя. Внутри пасти извивались и корчились какие-то мокрые отростки и сочилась едкая слизь; по бокам из кожаных складок глядели два выпученных тусклых глаза, каждый размером с кулак взрослого мужчины; они казались слишком маленькими для такой громадной туши.

Щупальце дернулось еще несколько раз, но трос держал крепко. Тем не менее пасть приближалась. Роберт понял, в чем дело: столкнувшись со столь строптивой добычей, тварь вылезала из дупла. Обычно она оставалась в глубине его, так что, даже подойдя к дуплу вплотную, можно было увидеть только щупальца. Но теперь решила изменить привычке и, словно разбухая на глазах, издавая противные влажные звуки, конвульсивными движениями протискивало свою бесформенную тушу через узкое, по ее масштабам, отверстие. В то же время остальные щупальца чудовища не принимали участия в схватке: борьба с одной жертвой не должна мешать поимке других.

Неожиданно Роберт услышал треск, и его резко рвануло вперед. «Ветка сломалась», – понял пилот, и в тот же момент гигантская пасть с отвратительным чавканьем сомкнулась за его спиной. В следующее мгновение страшная хватка исчезла, и чудовище быстро вытащило из пасти щупальце. Роберт упал во что-то мягкое и скользкое.

Первым делом он включил фонарик на шлеме. Луч вырывал из мрака жирные складки, бугры, отростки мокрой багровой плоти. Все это тянулось к пилоту; пульсирующие стены живой пещеры и потоки какой-то густой жидкости толкали его вглубь гигантского чрева, Уцепиться было не за что, с каждым мгновением становилось все теснее. Роберт выхватил нож.

В этот момент трос вновь натянулся, и движение прекратилось. Очевидно, ветка лишь надломилась, а не сломалась до конца. Фонарик выхватил из темноты какую-то бесформенную желеобразную массу, из которой торчали крупные кости. В огромном желудке хватало места сразу для нескольких жертв, и процесс переваривания длился по многу дней...

Роберт с размаху полоснул ножом по нависшему над ним тяжелому бугру, усеянному брызжущими едким соком пупырышками. Бугор дернулся, поднимаясь, но, видимо, не получил серьезных повреждений: на ноже осталась только слизь. Следующий удар оказался результативнее: нож отсек бахрому мелких щупалец, протянувшихся к землянину. Темная кровь хлынула на Роберта. Он продолжал наносить удары, стараясь вонзать нож как можно глубже. Это было нелегко: на скользкой шевелящейся плоти было невозможно стоять, Роберт все время падал и постоянно должен был вытирать рукавом от крови и мутной слизи прозрачную пластину шлема. Поначалу казалось, что удары ножа не приносят эффекта: хотя обычно жертвы попадали в чрево твари уже задавленными насмерть, однако их переломанные кости могли ранить стенки желудка, это было в порядке вещей. Однако Роберт резал и кромсал в одном и том же месте, углубляя раны. Желудочный сок чудовища начал разъедать их, и оно испытало настоящую боль. Резкие спазмы швыряли Роберта из стороны в сторону, тяжелые отростки хлестали его, но трос позволял держаться на месте. Пилот решил, что прорежет себе путь на свободу, сколько бы времени это не потребовало. Однако вырезать в мясе сквозной туннель не понадобилось. Углубившись на полметра, Роберт добрался до крупной артерии. Настоящий кровяной гейзер сбил его с ног, захлестнул шлем, завертел... Роберт зажмурил глаза, пытаясь прогнать тошноту, и думая только о том, как не выпустить нож. Гигантское чудовище извивалось и корчилось в агонии.

Наконец его движения стали редкими и слабыми. Уровень крови несколько спал, и Роберт смог высунуть голову из черного маслянистого озера. «Надо выбираться, пока кровь не загустела», – подумал он. Но сделать это было непросто: не только наклонная стенка желудка и подошвы ботинок, но и трос, и перчатки были слишком скользкими. Уайт уже совсем отчаялся, как вдруг почувствовал, что его тащит наружу, в сторону пасти – сначала медленно, а потом все быстрее. Трос вновь помог ему: на самом деле пилот оставался на месте, а издыхающее чудовище, не в силах больше держаться у выхода из дупла, сползало в глубину. Еще несколько секунд – и землянин легко выскользнул из бессильной уже пасти, повиснув на тросе внутри дупла у самого его выхода.

Где-то внизу раздался хлюпающий звук падения чего-то очень большого и мокрого.

Роберт посветил фонариком вниз. Дупло гигантского дерева было большим и глубоким. Дно этого не менее чем двадцатиметрового естественного колодца скрывал толстый слой костей, крупных и мелких. Теперь огромная бесформенная масса дергалась в последних корчах на костях своих жертв. Роберт в очередной раз похвалил себя за предусмотрительность. Если бы он прикрепил трос к ветке поменьше, и она бы сломалась, он был бы сейчас там...

Ухватившись за край дупла, пилот с трудом выбрался наружу. Гигантские щупальца бессильно свисали с ветвей. Одно из них, подрагивая, медленно втягивалось в дупло. Роберт влез на громадный сук и прикрепил к нему свой конец троса – чтобы, если надломленной ветке именно теперь вздумается упасть, она не потащила его за собой. После этого он почувствовал, что опасность, о которой он говорил Эмили, как нельзя более актуальна для него самого. Едва Роберт успел снять шлем, как его вырвало.

Более получаса с помощью больших листьев пилот отчищал свой скафандр от крови и слизи. Наконец он лег на ветку и пролежал так неизвестно сколько времени с закрытыми глазами, восстанавливая физические и душевные силы. Только потом он вспомнил о девушке.

– Эмили, – произнес Роберт полусонно в микрофон шлема, – я одержал великую победу. Всякие там Давиды, Геркулесы и прочие истребители драконов переворачиваются в гробу от зависти. Спускайтесь ко мне, будете изображать восхищенную толпу.

Он снова закрыл глаза и стал ждать. Но минуты шли, а Эмили не появлялась. Роберт подумал, что радиосвязь снова могла отказать. Он снял шлем и закричал, надеясь, что у его спутницы включены внешние микрофоны.

– Мисс Клайренс! Спускайтесь сюда! Вы видите, куда идет трос? Крикните, что слышите меня!

Ничего. Лишь легкий ветерок шелестит в листве.

– Эмили, что за дурацкие шутки! Мы не на пикнике! Здесь действительно опасно, тем более что у вас нет даже ножа! Если вы почему-либо не можете спуститься, подайте хоть какой-нибудь знак!

Не дождавшись ответа, и на этот раз, Роберт поспешно поднялся, отцепил от сука трос и полез по ветвям наверх. Вот и ветка, на которой он оставил Эмили. Теперь она надломана, верхняя петля троса содрала часть коры. Здесь никого не было, но это и не удивительно: Роберт сам велел Эмили уходить отсюда. Он отцепил и этот конец троса и вновь позвал свою спутницу голосом и по радио. И вновь ответом ему был шелест листьев и заунывный крик какой-то птицы.

Держа нож наготове, Роберт облазил все ближайшие ветви и даже обошел вокруг главного ствола. Нигде не было никаких следов Эмили.

16

Роберт опустился на ветку. Следовало обдумать положение. Эмили Клайренс могла сорваться и упасть вниз, или ее утащил какой-нибудь нелетающий хищник, о которых Роберт столь легкомысленно отзывался до встречи с одним из них, или она решила, что он погиб, и полезла одна вверх или вниз, или просто уснула в укромном месте, отключив внешние микрофоны и связь, если она способна на такую глупость... На практике все эти варианты означали для Роберта одну из трех альтернатив: он найдет ее живую; он найдет ее тело; он не найдет ее ни живую, ни мертвую. В первом случае он ничего не теряет, во втором – теряет не только надежду на миллионы, но и все преимущества, предоставляемые наличием спутника в этом негостеприимном мире, в третьем – плюс ко всему теряет находившуюся в ее ранце часть снаряжения. Третий вариант был наихудшим, следовательно, из него и надо было исходить.

Роберт снял ранец и провел ревизию своего имущества. Трос, большая часть скоб, фотоэлементная пленка, радиомаяк, кронштейн, избранный на роль кувалды, инструменты с корабля, нож, аптечка, баллончик с водой и три пузырька питательных таблеток (один неполный). Ах, где была его предусмотрительность, когда он позволил ей укладывать ранцы! Он должен был взять себе все самое необходимое! Зачем ему этот дурацкий радиомаяк? Разве он хочет вызвать коррингартцев? Надо было брать к себе нагреватель! Столько скоб ему вряд ли понадобится, а вот надувной плот пригодился бы – ведь он хочет добраться до реки. Да и, если на то пошло, второй баллончик воды он тоже мог взять себе и выдавать Клайренс на привалах строго дозированные порции, дабы она не растранжирила свой запас раньше времени... Но что сделано – то сделано. Роберт посмотрел на часы. Он будет искать Эмили в течение трех... нет, пяти часов. Если поиски не увенчаются успехом, он перестанет тешить себя иллюзиями и забудет о ее существовании. Ему нельзя терять времени – запасов воды едва хватит на два дня, при самом экономном потреблении – на три... Конечно, у него есть с собой таблетки, способные избавить местную воду от многих ядов и микроорганизмов... но не от всех, и потому лучше, если это будет чистая вода реки, а не какой-нибудь тухлый ручей лежащей внизу страны вечного мрака.

Роберт поднялся, надел ранец и вернулся к сломанной ветви. Он снова позвал Эмили, и снова безрезультатно. Неожиданно ему пришла мысль разобрать радиомаяк и использовать его для починки радиосвязи скафандра, но отбросил ее: даже если с помощью имеющихся инструментов удастся демонтировать незнакомые детали и разобраться в их характеристиках, это вряд ли что-нибудь даст – ведь маяк – передатчик, а у него разбит вдребезги приемник. Коррингартцы, как и земляне, давно не используют примитивных элементов вроде отдельных диодов или конденсаторов, а характеристики микросхемы попробуй измени...

Роберт тщательно осмотрел ветку. Нет, ничего похожего на оставленный для него знак. В самом деле, Эмили была слишком напугана его криком и, конечно, покинула ветку немедленно. Очевидно, она не стала прыгать на соседние ветви, а добралась до развилки у главного ствола... Пилот проделал этот путь и остановился, соображая, куда она могла направиться дальше. «Она знала, что меня схватило какое-то чудище; стало быть, она постаралась забраться как можно дальше от места предполагаемой схватки, чтобы не стать следующей жертвой. Кроме того, она, вероятно, захотела уйти с открытого места, чтобы не попасться на глаза этому или другому хищнику. Инстинктивное желание спрятаться... наивное заблуждение: на открытом месте хищник видит тебя, но и ты видишь его, а в укромном убежище тебя может ждать засада. Вероятно, так и случилось.» Однако с того места, где стоял Роберт, не было видно какого-нибудь особенно укромного убежища: огромные корявые ветви ближе к стволу были голыми и хорошо просматривались, а вдалеке от ствола, где блеклая листва могла служить маскировкой – слишком тонкими и удаленными друг от друга, путешествие по ним без страховки троса становилось достаточно опасным. Очевидно, Эмили пришла к тому же выводу. Тогда она, видимо, полезла наверх – конечно, не вниз, ведь именно внизу хищник напал на Роберта. Итак, пилот стал взбираться вверх, одновременно высматривая укромные места. Он увидел такое место очень скоро – еще одно дупло в главном стволе. С бьющимся сердцем, держа наготове нож, Роберт приблизился к дуплу. Оно было намного меньше того, в котором он чуть не остался навсегда, и из него ничего не высовывалось, к тому же Роберт убеждал себя, что два таких крупных хищника не могут жить так близко – им просто не хватит корма... и все же он простоял в нерешительности несколько минут, прежде чем срезал ножом большой кусок коры и бросил его в дупло. Ничего не случилось. Тогда Роберт включил фонарик и осторожно заглянул внутрь.

Дупло было обитаемо – когда-то давно. Сейчас обглоданный скелет его жителя лежал на дне, примерно в метре от нижнего края отверстия. Судя по останкам, это было животное вроде небольшой обезьяны с черепом грызуна. Должно быть, Эмили заглянула сюда и с отвращением отпрянула. Роберт продолжил восхождение.

Он лез быстро, как, вероятно, поступала напуганная Эмили, и вскоре почувствовал усталость. Она должна была почувствовать то же самое... и, должно быть, прекратила карабкаться вверх и решила поискать убежища в горизонтальной плоскости. Роберт двинулся вокруг ствола, переходя с ветки на ветку. Один раз он оглянулся и посмотрел вниз. Сломанной ветви, к которой был тогда привязан трос, отсюда уже не было видно, но это не могло озадачить Эмили: ведь она слышала Роберта по радио. Пилот вдруг смутился при мысли, что, сражаясь с чудовищем, не следил за собой и вполне мог отпускать в эфир крепкие ругательства, и тут же усмехнулся нелепости этой мысли в сложившейся ситуации. Он двинулся дальше... и вдруг остановился. Вот оно, превосходное убежище!

В этом мест гигантские ветви пересекала такая же ветвь соседнего дерева, в силу какой-то аномалии росшая росшая почти совершенно горизонтально. Своей тяжестью она искривила те ветви, на которые легла; таким образом, на довольно большом пространстве образовалась путаница больших сучьев, маленьких покрытых листьями веток и лиан. И, конечно, чьи-то глаза увидели все это гораздо раньше Эмили...

Роберт вдруг замер как вкопанный. Ведь это совсем не обязательно были глаза обычного хищника. Пилот вспомнил череп в птичьем гнезде. Что, если он принадлежит не человеку и не коррингартцу, а разумному аборигену планеты? Конечно, их цивилизация должна находиться в зародышевом состоянии, иначе коррингартцы знали бы о ней и не стали бы размещать на планете крупную базу – не из гуманных соображений, конечно, а потому, что цивилизация аборигенов создает дополнительный фактор опасности. Впрочем, если коррингартцам очень нужна планета, они скорее уничтожат местную цивилизацию...

Итак, если из-за этих перепутанных веток за ним следят глаза дикарей (Роберт, как всегда, готовился к худшему), каковы его шансы? У них не может быть копий, стрел и топоров – на дереве негде взять камни и металл... впрочем, они могут использовать костяные наконечники. Но все это безвредно для человека в скафандре. Однако основное оружие этой цивилизации, вероятно, дубины и веревки из вьющихся растений. Дикари не могут повредить скафандр, но могут убить его владельца минимум двумя способами – сбросить его вниз или связать и обречь на смерть от жажды.

Роберт колебался. Имеет ли смысл лезть в неравную схватку, не имея иного оружия, кроме ножа? Но, с другой стороны, дикари были лишь гипотезой, а исчезновение Эмили Клайренс – реальным фактом. «Миллионы долларов, – напомнил себе землянин, – стоит рискнуть. К тому же вдвоем отсюда легче будет выбираться.» Однако в любом случае не следовало лезть напролом. Роберт отступил обратно за ствол дерева. Если кто и следил за ним, пусть думает, что человек ушел. Пилот полез вверх и, лишь оказавшись метрах в десяти выше прежнего, снова обошел ствол. Здесь он выбрал толстую ветвь, идущую как раз в нужную сторону, и пополз по ней, стараясь делать это как можно незаметнее. Наконец он оказался над загадочным переплетением ветвей. Сверху было видно, что между участками естественной западни, скрытыми листьями и ветками, довольно много пустого пространства... и на краю одной из таких прогалин Роберт увидел фигуру человека, полуприкрытую листьями. Разглядеть какие-либо подробности он не смог, ибо день клонился к вечеру, и полумрак, обычный для этой глубины зеленого океана, еще более сгустился.

– Эмили! – позвал пилот по радио. Фигура не шевелилась. Самым странным казалось то, что она как будто висела в воздухе, в метре от ближайшего сука.

Роберт поспешно обернул один конец троса вокруг ветви, другой – вокруг скафандра, взял нож и прыгнул вниз.

Этот полет в условиях половинной гравитации показался ему отвратительно долгим. Прежде, чем его ботинки ударились о крепкий сук, что-то рвануло его за плечо, потом что-то еще дернуло за руку, а что-то упруго лопнуло под ногой. В последний момент падение совершенно затормозилось, и, едва коснувшись сука, пилот практически повис в воздухе.

Его держали толстые, не менее пяти миллиметров в диаметре, прозрачные клейкие нити. Обрывки этих нитей висели на его скафандре; такие же нити тянулись вокруг в различных направлениях повсюду между ветвями и сучьями гигантской западни. Роберт Уайт спрыгнул в самый центр огромной паутины.

Пилот повернул голову, чтобы взглянуть на человеческую фигуру, и увидел ее совсем рядом. В полутора метрах от него в паутине висел труп.

17

Первым чувством, которое испытал Роберт, было отвращение, вторым – облегчение. В Галактике немало опасных форм жизни, среди них есть и такие, которым не составит труда уничтожить человека в самом прочном скафандре и даже в бронированном вездеходе. Но по всему было видно, что этот труп висит здесь уже давно, многие месяцы, а может, и годы. Это не могла быть Эмили.

Преодолевая брезгливость, Роберт принялся рассматривать останки. Тело было совершенно высохшим (скорее – высосанным, подумал Роберт) и производило впечатление грязной картонки, натянутой на скелет. Длинные волосы, в которых запуталась пыль и высохшая плесень, полуприкрывали пустые глазницы и доходили до разинутых в вечном крике обнажившихся челюстей. Но это были не единственные волосы на теле жертвы западни: то тут, то там на пергаментной коже, в разрывах которой желтели сухие кости, виднелись бурые клочки свалявшейся шерсти. На трупе не было ничего похожего на остатки одежды. Присмотревшись, Роберт заметил, что и строение черепа мертвеца не совсем человеческое: лоб слишком низкий, а челюсти чрезмерно развиты. В то ж время он походил на череп в птичьем гнезде.

Землянин понял, что перед ним не человек и не коррингартец. Это был абориген, чье существование Роберт предвидел; однако пилот переоценил их уровень развития. Это не были еще дикари – это были просто животные, подобные доисторическим приматам Земли. Возможно, подумал Роберт, через миллионы лет эволюция даст этим существам разум. Какой будет их цивилизация? Несмотря на то, что они – гуманоиды, зародившаяся на ветвях гигантских деревьев культура должна быть совершенно непохожей на земную или коррингартскую. Впрочем, к этому времени и от землян, и от коррингартцев останутся лишь погребенные под слоем осадочных пород развалины космических баз – полимеры и особые сплавы способны надолго пережить своих создателей. И первую из таких баз археологи этого мира обнаружат на собственной планете – то-то будет дискуссий на тему одиночества во вселенной...

Более практические соображения отвлекли Роберта от философских размышлений. Он не только не выяснил судьбу Эмили, но и сам угодил в ловушку. И выбраться из паутины следует прежде, чем появится ее хозяин...

Нож был по-прежнему в руке пилота, пристегнутый к его запястью тем же ремешком, с помощью которого крепился к поясу. Но клейкая нить держала руку Роберта возле кисти, практически лишая его возможности действовать ножом. Ему удавалось лишь коснуться острием одной из нитей, но разрезать ее он не мог.

Внезапно какое-то движение привлекло внимание Роберта. Несколько летающих существ, лавируя зигзагами между ветвями и опасными нитями, приближалось к нему. Сперва по манере полета он принял их за больших летучих мышей, но скоро понял, что это серые птицы размерами больше земной вороны, с широкими зубастыми клювами. Первая из них бросилась прямо ему в лицо. Острый клюв скрипнул по материалу шлема. Еще одна птица на полной скорости ударилась ему в грудь, другая вцепилась в рукав, третья пыталась прокусить ботинок. Роберт дергался и извивался, пытаясь отогнать мерзких тварей, хотя они и не могли причинить ему вреда. На какой-то момент пилот подумал, что это и есть создатели ловушки. Паутина делала совершенно беспомощной жертву, намного превосходящую их по силе и размерам. Но такое предположение казалось слишком маловероятным. «Скорее, тут симбиоз, – подумал Роберт и тут же поправился, – нет, паразитизм. Создателю паутины нет от них никакой пользы.» Однако землянин быстро убедился, что это все-таки симбиоз. Отбиваясь от птиц, он еще больше запутался. Обычные же жертвы западни, не защищенные скафандром от острых клювов, конечно, бились куда сильнее и запутывались быстрее.

Наконец птицы убедились в тщетности своих попыток добраться до мяса человека. Некоторое время они разочарованно кружили вокруг Роберта, а потом зигзагами улетели прочь, серые и безмолвные, как призраки.

Прошло уже не менее двадцати минут, как Роберт попал в паутину, а ее хозяин все не появлялся. Но пилот не надеялся, что подобное везение продлится долго. Как же освободиться? Его левая рука, опутанная нитью возле локтя, была более свободна, чем правая, но не настолько, чтобы дотянуться до ножа. Можно было, конечно, отстегнуть ремешок от рукоятки ножа и перебросить его из одной руки в другую, но слишком велика опасность промахнуться. Значит, оставался единственный выход.

Роберт внимательно огляделся. Если сейчас появятся птицы или что-нибудь пострашнее... Но нет, ничто как будто не нарушало жуткого спокойствия западни. Пилот потянулся левой рукой к защелке шлема. Нить натянулась. Пальцы бессильно схватили воздух в каком-нибудь дюйме от цели. Еще одно усилие... рывок... Роберту удалось дотянуться, но пальцы соскользнули. Он дал мышцам полуминутный отдых, а затем снова рванулся. Есть! Раздался щелчок, автоматически прекратилась подача кислорода, и шлем откинулся. Теперь голову землянина ничто не защищало, а ведь сделано только полдела. Нужно было дотянуться до хитроумной застежки скафандра.

Раз за разом попытки оказывались тщетными. Роберт видел, как от его рывков дергается в паутине высохший труп. Казалось, что обтянутый кожей череп усмехается над бесплодными стараниями пилота. По лицу Роберта тек пот, мускулы левой руки начали ныть, он почувствовал, что еще немного – и его захлестнет паника. И в этот момент пальцы крепко ухватили застежку. Несколько торопливых движений – и скафандр разошелся от шеи до пояса. Теперь человек был практически совершенно беззащитен.

Но уже не беспомощен. Он вытащил левую руку из охваченного нитью рукава скафандра и взял нож из правой руки. Соблюдая величайшую осторожность, чтобы рвущиеся нити не захлестнули свободную руку, пилот принялся резать паутину.

Через несколько минут оба рукава скафандра были свободны. Вокруг по-прежнему все было спокойно, но Роберт решил не искушать более судьбу и поспешил снова влезть в скафандр. Он уж собирался надеть шлем, когда вдруг почувствовал легкий укол в шею. Роберт быстро шлепнул себя по шее и поднес руку к глазам. На ладони лежало раздавленное насекомое, похожее на небольшую стрекозу, но с длинным хоботком. Пилот неодобрительно хмыкнул. Конечно, кровососущее насекомое не должно быть ядовитым... но лишь для местной фауны, да и мало ли какую инфекцию оно могло занести. Пожалуй, инъекция не помешает... но сперва надо покончить с паутиной.

Наконец пилот в облепленном обрывками клейких нитей скафандре выбрался на прочный сук и уселся на него верхом. Страшная усталость, накопившаяся за последние дни, навалилась на него. «Не спать! – велел себе Роберт. – Центр западни не лучшее место для отдыха. Но почему так и не появилось то, что создало ловушку? Может, оно давно мертво?»

Пилот сделал себе инъекцию и просидел на месте около получаса, восстанавливая силы и дожидаясь благотворного воздействия стимуляторов, а затем осторожно двинулся в обход западни. Ветви во многих местах были смазаны чем-то вроде слизи, так что неосторожно ступивший на них должен был сорваться и упасть в паутину. Нити все время преграждали путь, их приходилось резать. Вообще гигантская паутина совершенно не походила на правильные спирально-радиальные конструкции земных пауков. Клейкие нити были протянуты между соседними ветвями без всякой системы, под самыми разными углами, имели разную длину и располагались на разной высоте, так что паутина образовывала не плоскость, а слой не менее чем пятиметровой толщины. Раздвигая обросшие блеклой листвой ветки, Роберт несколько раз натыкался на останки жертв, но гуманоидов среди них больше не было – все это были трупы животных. Хотя верхняя петля троса скользила по ветке, к которой была прикреплена, трос не позволял далеко отойти от места «приземления», к тому же его все время приходилось отдирать от паутины. Поэтому Роберт решился отстегнуть его, без страховки дойти до главного ствола, подняться по ветвям наверх и вернуться с тросом, чтобы прикреплять его к к ветвям западни по мере ее обследования. Дойдя до ближайшего к стволу края ловушки, пилот задержался; ведь если Эмили попала в западню, это должно было произойти именно здесь. Вскоре он заметил, что слизь на толстой ветви смазана, а внизу порвано несколько нитей. Они не могли порваться просто под тяжестью человека, упавшего с каких-то четырех футов; значит, Эмили не свалилась в бездну – скорее что-то утащило ее вглубь западни. Роберт перебрался через опасный скользкий участок и поспешил к главному стволу.

Отцепляя верхний конец троса, Роберт снова принялся разглядывать переплетение ветвей внизу... но густая листва и недостаток света не позволили ему увидеть ничего нового. На какой-то момент он задумался, стоит ли возвращаться туда. Одно из мертвых животных выглядело весьма устрашающе – любой земной хищник бежал бы при встрече с таким. И выходить с одним ножом против существа, которое его убило...

Роберт усмехнулся и полез вниз.

18

На этот раз он двинулся вглубь западни вдоль ветви соседнего дерева. Вскоре ему показалось, что сбоку, между листьями, мелькнуло какое-то пятно совершенно нехарактерного для местной флоры и фауны голубого цвета. Он поспешил туда, прикрепив трос к ближайшему суку и, держа наготове нож, раздвинул ветки.

На этот раз сомнений быть не могло. Пилоту не составляло труда узнать скафандр – точную копию его собственного. Эмили, с ног до головы опутанная клейкими нитями, висела в развилке ветвей спиной к Роберту.

– Мисс Клайренс, вы меня слышите? Я рядом, в нескольких метрах, – позвал он по радио. Неподвижная фигура дернулась – видимо, большего ей не позволяли путы.

– Сейчас я вас вытащу. Не волнуйтесь, – счел нужным добавить Роберт, вспомнив истории об утопающих, которые в панике топят своих спасателей. Через несколько секунд он был уже у цели и наполовину откинул шлем Эмили, чтобы она могла говорить с ним (самому Роберту шлем не мешал, так как его внешние микрофоны работали).

– Великий космос, Роберт! – воскликнула девушка сквозь слезы. – Где вы пропадали столько времени?! Это было так ужасно... так отвратительно! Хорошо, что я потеряла сознание... Мерзкий, гигантский паук...

– Гигантских пауков не бывает, – заметил пилот, разрезая нити.

– Уайт!!! – землянин даже вздрогнул от этого возмущенного вопля. – Вы что, собираетесь делать из меня идиотку?!

В других обстоятельствах Роберт не преминул бы ответить, что в этом нет никакой нужды, но теперь лишь ограничился пояснением своей мысли.

– Вероятно, это действительно несимпатичный тип, но он такой же гигантский паук, как верблюд – гигантский муравей. Без громадных пауков и плотоядных растений не обходится ни один рассказ о малоизвестных мирах, но все это – простая биологическая безграмотность. Организм насекомых и паукообразных рассчитан на вполне определенные размеры и при габаритах более метра становится просто нежизнеспособным. Да и вовсе не огромные чудища, которых видно издалека и можно убить из простого бластера, представляют наибольшую опасность. Самая большая угроза людям исходит от существ самых маленьких – инопланетных бактерий и вирусов...

– Уайт, черт вас побери, вы пришли сюда читать лекцию по биологии или... Уайт!!!

На этот раз это был крик ужаса. Роберт поспешно защелкнул шлем Эмили и обернулся в ту сторону, куда она смотрела. Тот, о ком они говорили, был уже в нескольких метрах от землян.

Это существо действительно походило на паука, но лишь отдаленно. Формой тела оно скорее напоминало укороченного и раздувшегося таракана. Его обтянутое жесткой шкурой туловище достигало не менее четырех метров в длину. Редкие волоски покрывали шкуру и шесть суставчатых конечностей, оканчивавшихся четырехпалыми кистями, которыми хищник держался за ветви. На брюхе блестела слизь. С безобразной головы чудовища взирали на мир четыре красноватых глаза – два спереди, два по бокам – под которыми сжимались и разжимались челюсти, похожие на жвалы насекомых. Ниже челюстей шевелились два свернутых щупальца с когтями на концах. Немудрено, что Эмили лишилась чувств, когда эти щупальца волокли ее в глубь паутины...

Однако у Роберта не было времени разглядывать нового врага – тот приближался с удивительным для его размеров проворством. А у землянина не было ничего, кроме ножа, бессильного против толстой шкуры, да тяжелого кронштейна в ранце. Роберт мгновенно перебрал в памяти остальные предметы и понял, что они не годятся на роль оружия.

В это время чудовище, уже изготовившееся к атаке, вдруг остановилось. Оно привыкло иметь дело с беспомощными жертвами, запутавшимися в паутине и истерзанными птицами, и при виде Роберта на какой-то момент растерялось. Пилот воспользовался этим моментом, чтобы запустить руку за спину и вытащить кронштейн. В это мгновение на когтях хищника выступили капли яда, и он ударил человека сразу двумя щупальцами. Лишь чудом Роберт устоял на ветке и не выронил кронштейн. Чудовище приблизилось еще на полметра, разворачивая щупальца для новой атаки. В этот миг Роберт, повинуясь скорее инстинкту, чем разуму, включил фонарик шлема, направляя луч в глаза врагу. Привыкший к полумраку хищник отпрянул назад. Пилот быстро лег на ветку и обхватил ее руками и ногами, не выпуская кронштейна (нож повис на ремешке на его запястье). Сильные щупальца безуспешно пытались оторвать его от ветки и сбросить вниз, в паутину, или пропороть скафандр когтями и впрыснуть яд. В тот момент, когда чудовище приблизилось вплотную, раздвинув острые жвалы, Роберт изо всех сил ударил кронштейном по ближайшей лапе, цеплявшейся за его ветку. Раздался неприятный хруст, хищник взмахнул покалеченной конечностью, но не потерял равновесия, держась за соседние ветви. Одна из них была довольно тонкой и прогибалась под тяжестью чудовища. Роберт вскочил, увернулся от щупальца и дважды обрушил тяжелый кронштейн на эту ветку. Раздался треск, и в тот же миг щупальце сбило с ног пилота. Оба врага полетели вниз.

Однако в последний момент Роберту удалось ухватиться за сук, выронив при этом кронштейн. Несколько секунд он висел, ожидая, что хищник вот-вот схватит его, но, видимо, тот не имел такой возможности. Пилот не знал, что стало с его врагом – за все время схватки тот не издал ни звука, вероятно, будучи от природы безголосым, а видимость в нынешнем положении землянина была достаточно ограниченной. Роберт с досадой подумал, что подтягивание никогда не было его любимым упражнением, причем вес скафандра и ранца почти компенсировал низкое тяготение, а Эмили, которую он не успел освободить из паутины, ничем не могла помочь. Все же после нескольких отчаянных попыток ему удалось влезть на сук, где он мог отдышаться и оглядеться.

Хищник барахтался в собственной паутине тремя метрами ниже. Две его лапы и одно щупальце крепко держались за ветки, а коготь второго щупальца и острые челюсти рвали клейкие нити. «Пожалуй, у него есть шанс выбраться, – подумал Роберт, – стоит поторопиться.» Кронштейн тоже приклеился к паутине и висел в метре от сука; Роберт хотел было его достать, но решил сначала все же освободить Эмили. Когда он наклонился к ее шлему, то увидел, что глаза девушки крепко зажмурены.

– Все в порядке, – сообщил он, – но не время для бесед. Эта тварь еще трепыхается, и нам надо поскорей убраться отсюда.

Через несколько минут Эмили была свободна. После пережитого она едва держалась на ногах, и Роберт едва не отдал ей страховочный трос, но в последний момент отверг эту мысль, рассудив, что сам он тоже не в лучшей форме и может сорваться вниз. Держась за лиану, он потянулся за кронштейном, но поспешно отдернул руку, едва не схваченную щупальцем. Хищник уже почти выбрался из собственной ловушки и, разрывая последние нити, поднимался вверх. Роберт замер в сомнении. Ему не хотелось рисковать, но не хотелось и бросать столь полезную кувалду.

Ситуация разрешилась неожиданно. Знакомые серые призраки – зубастые птицы – спикировали откуда-то сверху на очередную жертву паутины, которой на этот раз оказался ее создатель. Несколько скользящих ударов клювами смогли лишь оцарапать толстую шкуру, но этого было достаточно, чтобы хищник начал отмахиваться всеми конечностями и вновь запутываться. Летающие твари кидались в атаку с разных сторон. Одна из них вырвала кусок мяса из щупальца, другая набросилась на голову, превратив два глаза чудовища в истекающие кровью рваные наросты...

Роберт поспешно отодрал кронштейн от паутины и схватил Эмили за руку.

– Скорее, мисс Клайренс. Чем бы это ни кончилось, мы будем в безопасности лишь по ту сторону ствола. Осторожней со скользкими местами на ветках.

Наконец земляне обогнули главный ствол и в изнеможении опустились на гигантский сук. Некоторое время оба молчали.

– Кажется, я понял некоторые детали местного биоценоза, – нарушил молчание Роберт. – В обычной паутине есть клейкие нити – для поимки жертв, и неклейкие – по ним передвигается паук. О новой жертве паук узнает по дрожанию паутины. Но здесь масштабы не те, и все устроено иначе. Все нити – клейкие и расположены хаотично, а роль неклейких выполняют ветви и лианы. Даже весьма крупное животное не заставит такую конструкцию устойчиво вибрировать. К тому же нелетающие животные запутываются не так основательно. Поэтому нужны птицы. Они все время патрулируют паутину и набрасываются на новых жертв. Естественно, разрываемый заживо их клювами бьется, еще более запутываясь, и кричит от боли. Создатель паутины слышит этот крик и является на место, отгоняя уже успевших поживиться птиц. Сами они безмолвны, как и творец паутины. Превосходный симбиоз.

Эмили приподняла шлем. Ей казалось верхом нелепости рассуждать в их положении о тонкостях местной биологии, но машинально она возразила:

– У этой твари нет ушей.

– Зато есть волоски по всему телу. Они служат не для красоты и не для защиты от холода – это слуховые рецепторы. Я молчал, и чудовище не показывалось. Стоило вам заговорить достаточно громко с открытым шлемом – и оно прибежало. Ведь и в первый раз было так?

– Да... когда я поскользнулась и сорвалась в паутину, моя правая рука осталась свободной... Я слышала вас по радио – вы тоже с кем-то бились... а потом я поняла, что бой кончился, открыла шлем и стала звать вас. А вместо вас явилось оно... Я еле успела захлопнуть шлем.

– Вот видите. Симбиоз характерен для всех известных нам развитых биосфер.

– А вы хорошо образованы.

– Что, Эмили Клайренс не ожидала ничего подобного? – в голосе пилота прозвучала нескрываемая злость. – По-вашему, пилот с Границы не знает ничего, кроме расположения приборов на пульте? Вам даже не приходит в голову, что человек вроде меня мог окончить университет на Земле!

19

– А что вы кончали? – спросила Эмили, желая загладить неловкость. Но Роберт только отмахнулся.

– У вас есть еще двадцать минут на отдых, – сообщил он.

– Прекратите, наконец, командовать мной, как рабыней! Если вам так не терпится попасть вниз, можете туда прыгнуть!

– Только после вас, леди. В данном случае я готов пропустить даму вперед. А если вам не нравится мое общество, можете вернуться к нашему паутиноплетущему приятелю.

Эмили промолчала. В конце концов, Уайт действительно спас ее.

– По моим расчетам, местное светило зайдет через два часа. Я хочу, чтобы мы заночевали уже внизу.

– Почему?

– Здесь вся жизнь сосредоточена на деревьях. В их кронах есть свет, пища... и хищники. В обычном лесу естественно прятаться от зверей на деревьях, а здесь – на земле, в стране мрака. Там нет растений, кроме каких-нибудь грибов, а значит, невозможны сложные пищевые цепи и нет крупных животных, кроме пожирателей падали.

– Пожирателей падали?

– Ну да. Ведь все, что умирает на деревьях и не съедается немедленно, падает вниз.

– Значит, мы должны спуститься на гигантское кладбище? – Эмили передернуло.

– Ну, нам не придется шагать по разлагающимся трупам. Для того, чтобы поддерживать жизнь таких деревьев, органические вещества должны быстро превращаться в удобрения. Конечно, скелеты будут попадаться, но скелет – одна из самых безобидных вещей во Вселенной.

Они снова замолчали. Наконец Роберт в очередной раз взглянул на часы и поднялся.

По мере того, как земляне спускались, окружавшая их картина становилась все мрачнее. Большая часть листьев и ветвей осталась вверху, и стало настолько темно, что людям пришлось включить фонарики. На этой высоте уже почти не осталось листьев, даже блеклых, и тонких молодых побегов. Лучи фонарей освещали лишь громадные корявые сучья, среди которых все чаще попадались голые, сухие, мертвые. Роберт с тревогой думал, что один из таких сучьев может сломаться в самый неподходящий момент. Гигантские ветви-стволы исчезали, соединяясь с главным стволом. Изредка еще попадались обрывки лиан, давным-давно засохшие и никем не потревоженные с тех пор. Не было заметно никаких форм жизни, кроме плесени и лишайников. "Вряд ли местные приматы, чьи останки я видел, когда-нибудь спускаются так глубоко, – подумал Роберт. – Да, «глубина» здесь гораздо более уместный термин, чем «высота».

И наконец настал момент, о котором как-то не задумывалась Эмили, но которого с тревогой ожидал Роберт. В полной тьме, нарушаемой лишь светом фонариков, земляне спустились на последний прочный сук. Ниже виднелись еще два мертвых, лишенных коры, а дальше, до самой земли, лежавшей где-то далеко внизу, не было ни одной ветки. Только отвесный главный ствол.

У Эмили перехватило дыхание от страха. Она сидела над темной бездной верхом на огромной ветви, вцепившись пальцами в бугристую кору ствола – рядом не было ни лиан, ни других ветвей, вообще ничего, за что можно было держаться, а Роберт без лишних церемоний расстегивал карабин ее троса.

– Не смотрите вниз, – посоветовал он и добавил: – Все равно ничего не увидите.

– Не смешно. Что вы намерены делать теперь?

– Спускаться, разумеется.

– Но как?!

– Вбивая в дерево скобы. Я недаром сказал, что нам пригодится кувалда.

– Вы представляете себе расстояние до земли?

– Думаю, не более ста метров.

– Не более ста! Я что, похожа на этих кретинов-альпинистов?

– Но ведь и место, где мы находимся, не похоже на поместье вашего папаши, не так ли? Ладно, все не так уж опасно. У нас нет ни возможности, ни необходимости вбивать скобы через каждые полметра. Мы поступим проще и быстрее. Отодвиньтесь от ствола, я вобью первую.

Эмили, наконец, решилась отодвинуться. Роберт перевесил ранец со спины на грудь, чтобы легче было доставать скобы, и взял кронштейн-кувалду. Послышались удары металла о металл.

– Смотрите. Я беру наш трос, закрепляю один конец вокруг скафандра, как мы и делали раньше, а второй конец пропускаю между стволом и скобой и тоже креплю к скафандру. Таким образом, оба конца троса остаются у меня, а сам он, складываясь вдвое, образует петлю. Я схвачусь за трос и съеду по нему вниз – примерно на семь метров. Там я вобью три скобы – на двух мы сможем стоять и за одну держаться. Потом я встану на скобу, расстегну карабины, вы втащите трос наверх и повторите мой спуск. Потом расстегиваете карабины, стаскиваете трос вниз и отдаете мне. Все повторяется, пока не достигнем земли.

– Но передавать друг другу трос, стоя на скобе без всякой страховки...

– А у вас есть конструктивная альтернатива?

«Сто метров максимум, – убеждала себя Эмили, – лифт преодолевает это расстояние за десять секунд.»

– Ну хорошо... А у нас хватит скоб?

– Должно, – Роберт не был в этом уверен, равно как и в расстоянии до земли, – кстати, давайте мне ваши и возьмите взамен пленку.

Начался спуск вдоль ствола. Не только Эмили, но и Роберт обмирали от страха, когда приходилось передавать друг другу и крепить трос, буквально балансируя над бездной на узкой ступеньке скобы. Но было обстоятельство, еще более беспокоившее пилота. Чем ниже они спускались, тем легче скобы входили в дерево. А то, что легко входит, может и легко выйти, точнее, вырваться под тяжестью человека в скафандре. И даже обратная насечка на заостренных концах скобы казалась все менее надежной, по мере того как кора становилась все более толстой, рыхлой и влажной – дерево на этой высоте было ничем иным как гигантским насосом, перегонявшим тонны воды наверх, к циклопической кроне. Прежде, чем вбить скобу, периодически приходилось сдирать ножом с коры мокрые губки лишайников. К тому же скоб оставалось все меньше, а земли по-прежнему не было видно.

Роберт никак не мог выбрать место для сорок первой скобы. Слегка покачиваясь на сдвоенном тросе, он пытался отыскать наиболее твердый и сухой участок коры. Он уже пробовал дважды вбивать скобу, но после первых же ударов вытаскивал ее обратно с помощью ножа. Роберт уже примерился к третьему месту, когда вдруг почувствовал неожиданный рывок. Он опустился не более чем на полсантиметра, но это могло означать только одно: там, наверху, скобу выворачивает из дерева.

– Эмили, осторожно! – крикнул пилот и принялся молотить кувалдой. В тот же миг он испытал внезапное чувство невесомости, знакомое всякому, кто когда-либо путешествовал в космосе или падал в пропасть. В последний момент Роберт успел повиснуть на полузабитой скобе. В свете фонарика блеснул, сворачиваясь, трос, вырванная сверху скоба ударила по шлему. Пилот скорее почувствовал, чем увидел, как за его спиной пролетело тело Эмили. Должно быть, ей удалось ухватиться за трос, потому что его резко дернуло вниз, и один конец скобы вырвало наружу. Но в следующий момент натяжение вновь исчезло – видимо, девушка опять сорвалась. Роберт машинально порадовался, что не слышит ее крика.

«Какая чушь приходит в голову, – подумал он. – Однако, что же делать?» Он висел на руках, цепляясь за полувырванную скобу, потерявший кувалду, с бесполезным тросом на поясе, и ноги его тщетно пытались нащупать на стволе какую-нибудь опору. Роберт слышал, как колотится его сердце, и чувствовал, как покрывается потом, несмотря на терморегуляцию скафандра. «В экстремальных ситуациях силы человека увеличиваются, – вспомнил он. – В обычной жизни я бы не провисел так и минуты.»

Он провисел четыре минуты двадцать шесть секунд, в полной беспомощности глядя, как медленно скользят по металлу его пальцы. Потом руки сорвались со скобы, и он полетел вниз.

20

Он еще успел подумать в полете о том, что падение в пропасть все-таки отличается от космической невесомости, хотя, с точки зрения физики это одно и то же, что самое отвратительное при падении в пропасть – это полная беспомощность, что он никогда не понимал людей, находящих удовольствие в прыжках со скалы в воду, и что он летит уже слишком долго. Потом был удар, неожиданный и показавшийся от этого еще более сильным, и наступила полная тьма.

Но Роберт не потерял сознания. Он сразу осознал, что лежит на земле вниз лицом, и это очень неудобно из-за ранца на груди, что серьезных повреждений, по-видимому, нет, а причиной полного мрака является скорее всего разбившийся фонарик. Пролежав так с полминуты, он уперся обеими руками в землю, показавшуюся мягкой и какой-то скользкой, и сел. Тут он понял, что его шлем заляпан грязью, и протер перчаткой лицевую пластину.

Тьма не была абсолютной. Мертвенный, призрачный свет исходил от спутанных бород мхов и лишайников, покрывавших гигантские стволы, от гроздьев круглых бледных грибов, похожих на кладки паучьих яиц, от каких-то гнилушек, разбросанных повсюду. Прошло не менее двух минут, прежде чем глаза Роберта привыкли к этому тусклому свету, и он смог более внимательно разглядеть, куда попал.

Дно зеленого океана, древнее кладбище непогребенных, безжизненный и безмолвный мир, чей вечный сумрак не могло разогнать холодное люминесцентное свечение тления... Казалось, здесь нет места ни для какой жизни, кроме лишайников, плесени и гнилостных бактерий. Гигантские стволы деревьев, достигавшие здесь, у подножия, тридцати метров в диаметре, никак не ассоциировались с жизнью и походили скорее на мертвые скалы или циклопические колонны чудовищного храма, воздвигнутого нелюдями в честь темных сил. Почва представляла собой смесь грязи, мха и липкой слизи. В отдалении виднелась какая-то темная груда. Роберт понял, что это, и его замутило. Пожалуй, никогда прежде он не оказывался в столь мрачном и безнадежном месте.

И в этот момент на плечо его опустилась чья-то рука.

Роберт едва не вскрикнул и только тут подумал об Эмили. Действительно, это была она. Эмили стояла на коленях в перепачканном грязью и слизью скафандре, тоже еще не вполне оправившаяся после падения. Слабый свет пробивался сквозь грязь в верхней части ее шлема. Фонарик работал! Роберт поспешно отчистил его.

– Добро пожаловать на первый этаж [у американцев первый этаж называется ground floor, т.е., дословно, «земляной этаж»], – сказал он.

Эмили подняла руку к защелке шлема. Но, едва шлем открылся, лицо наследницы Клайренсов исказила брезгливая гримаса. Воздух страны вечного мрака был затхлым и сырым, к тому же к нему примешивалась омерзительная вонь. Эмили поспешно закрыла шлем.

– Не хотите беседовать – не надо, – согласился Роберт, – но мне нужна ваша помощь. Снимите ранец и светите на него. Нам надо заново осмотреть наше имущество.

Осмотр показал, что потери невелики: разбился только термос. Нагреватель работал, а проверять работоспособность радиомаяка Уайт не рискнул. Он подумал, не выбросить ли вовсе этот маяк, но промелькнувшая вдруг идея удержала его. Нож был на месте, а пошарив вокруг, Роберт вытащил из грязи и кувалду.

– Ну, а теперь нам предстоит небольшая прогулка, – сказал он. – Признаться, дерево оказалось несколько выше, чем я предполагал, но я все-таки надеюсь отыскать бластер. Идемте, будете мне светить.

Эмили решительно замотала головой. Возможно, причиной тому были ушибы при падении, а может быть, она тоже заметила темную груду и не хотела рассматривать подобные вещи вблизи.

– Ну ладно, – в голосе пилота прозвучало раздражение, – тогда обменяемся шлемами. У меня будет свет, а вы в случае чего сможете позвать на помощь.

На это Эмили согласилась. Роберт, немного поколебавшись, оставил ей оба ранца, а сам отправился на поиски. Дважды ему казалось, что он видит бластер, но в первый раз это оказался причудливой формы гриб, а во второй – торчащая из земли кость. Превозмогая отвращение, он подошел и к темной, бесформенной массе, оказавшейся, как он и предполагал, полуразложившейся тушей крупного животного. Но не похоже было, чтобы упал сюда, и у Роберта отлегло от сердца: не придется выковыривать бластер из этой мерзости. Через некоторое время он наткнулся еще на два трупа: это были останки гигантской птицы и ее перепончатого врага. Изувеченные падением тела уже успели покрыться пятнами слизи и плесени. «Какова вероятность, что они упали прямо на бластер?» – мрачно подумал Роберт, продолжая путь.

Он уже отошел довольно далеко от ствола и почти потерял надежду, когда чуть не зацепился ногой за какую-то петлю. Нагнувшись и все еще не веря своим глазам, Роберт узнал ремень бластера. Сам бластер при падении глубоко вонзился в землю, наружу торчала лишь задняя рукоятка. Вытащив оружие, пилот поспешил назад.

Эмили сидела, прислонившись к стволу исполинского дерева и закрыв глаза. После всех трудностей и ужасов дня ей овладела апатия. Она даже не проявила особого интереса к находке Роберта.

Но пилоту не было никакого дела до ее настроения. Он тщательно очистил бластер от грязи, поставил на малую мощность, прицелился в крупный белесый гриб и нажал спусковую кнопку.

Ничего не прошло. Роберт попробовал снова – с тем же результатом. Варьирование мощности и угла рассеивания тоже ни к чему не привело. Роберт подзарядил батарею бластера от аккумулятора скафандра, но и это не помогло. Вздохнув, пилот достал коробочку с инструментами и принялся разбирать оружие при свете фонарика, еще надеясь, что дело только в отвалившемся контакте. Но трещина на первом же кристаллическом стержне сказала ему все.

Все усилия были напрасны. Бластер был мертв – так же, как и все, что падало сюда с деревьев. «До сих пор лишь двое землян были исключением из этого правила, – подумал Роберт. – Интересно, надолго ли?»

21

– Вставайте, мисс Клайренс... Нам пора...

В первые секунды пробуждения Эмили никак не могла понять, где она и что с ней. В сознании таяли остатки какого-то кошмарного сна... что-то связанное с Дальним космосом... меньше надо смотреть фильмы... Эмили чувствовала, что совершенно не выспалась и что, видимо, спала в очень неудобной позе, из-за которой все тело ноет. Но кто мог ее будить? Судя по голосу, явно не ее робот-горничная. И не видеофон – она всегда отключает его на ночь. И почему постель такая жесткая? С растущим недоумением Эмили поняла, что спала в одежде... и что поверх этой одежды надет космический скафандр. Тут она вспомнила все.

«Нет! Неправда! Не может быть! – подумала она. – Сейчас я открою глаза и увижу свою спальню.»

Она открыла глаза и увидела уходящие во мрак стволы гигантских деревьев, чуть подсвеченные люминесцирующей плесенью, два прислоненных друг к другу ранца и фигуру человека в скафандре, с горевшим вполсилы – очевидно, в целях экономии энергии – фонариком на шлеме. Эмили заметила, что шлем пилота закрыт, и удивилась, что слышит его слова: ведь приемник в ее шлеме не работал, а внешние микрофоны должны были оставаться бесполезными, пока герметично закрытый шлем Роберта не пропускает наружу звуков его голоса. В полумраке пилот вряд ли мог увидеть недоумение на ее лице, но, должно быть, догадался о нем.

– Я тут кое-что переделал в шлеме, – пояснил он. – Превратил один из своих внешних микрофонов в динамик. Получается, как видите, не слишком громко, но достаточно для общения на близком расстоянии. Однако о технике можно говорить и на ходу. Поднимайтесь. Вот ваш завтрак, – пилот отвинтил крышку баллончика, плеснул в нее воды и бросил таблетку.

Эмили попыталась подняться... и тут же со стоном упала обратно. Казалось, болела каждая клетка ее организма. В этом не было ничего удивительного. Как и большинство молодых и богатых землянок, Эмили не была вовсе чужда спорту (хотя и не увлекалась им особенно), но таких нагрузок ей не приходилось выдерживать прежде. Мгновенно она перебрала в уме все, что испытала за эти дни: жесткая посадка «Крейсера», ужасный взлет на имперском корабле, полет без воды и пищи, похожее на крушение приземление капсулы, укус ядовитого насекомого, наконец, кошмарный спуск с дерева, окончившийся падением с довольно приличной высоты – ее спасла только низкая гравитация... если, конечно, она действительно отделалась ушибами и нет более серьезных повреждений.

– Вставайте, мисс Клайренс, мы не можем задерживаться. Думаете, у меня ничего не болит? Тем более теперь, когда кончилось действие стимуляторов... Наши предки – обезьяны знали, что делали, когда превращались в людей: они понимали, что нажимать на кнопки гораздо удобнее, чем лазить по деревьям. Но ничего не поделаешь – из-за этой идиотской войны...

– Из-за вашего идиотского компьютера, вы хотели сказать!

– Интересно, а кто потащил меня в имперский звездолет?

– Я потом предлагала уйти оттуда!

– Только потому, что испугались покойников! А от того, чтобы лезть за мной в капсулу, я вас до последнего отговаривал!

– Да ведь у меня не было другого выхода!

– Ну и прекратите демагогию!

Эмили уперлась в землю обеими руками и села. Резким и злым движением она откинула за спину шлем, впуская в легкие тухлый воздух.

– Ну хорошо, – смягчился Роберт, – я объясню вам ситуацию. До реки, по моим подсчетам, около ста километров. На самом деле, скорее всего, меньше, но мы должны исходить из худшего. При самом экономном расходе – только чтобы не умереть от жажды – воды у нас на три дня. Таблеток хватит надолго, но дело не в них. Я слышал, что современные регенераторы позволяют растянуть стандартный баллон кислорода почти на неограниченный срок, но я не настолько богат, чтобы их иметь. В моих скафандрах стоят старые дешевые регенераторы кислорода, и они позволят растянуть наши баллоны еще максимум на тридцать часов. Это значит, что нам придется переключить шлемы на респираторный режим и все время дышать воздухом планеты – хоть и через фильтр, но это все равно не здорово, потому что эта страна падали наверняка кишит разными микроорганизмами. Вот еще одна причина, по которой нам следует выбраться из леса поскорее и по которой, кстати, я не сидел бы вот так без шлема. Наконец, вся та техника, которой напичканы наши скафандры, потребляет энергию, аккумуляторы садятся, единственный способ их подзарядить – фотоэлектрическая пленка, но для нее здесь явно недостаточно света. Таким образом, мы должны выйти к реке за три дня – или рискуем не выйти вообще.

– Тридцать километров в день... – произвела подсчет Эмили.

– Никак не меньше тридцати.

– Все равно в этой тьме мы заблудимся уже через пять километров.

– Нет. У этой планеты достаточно сильное магнитное поле – впрочем, как у большинства планет с развитыми биосферами: ведь магнитное поле защищает жизнь от жесткого излучения космоса. Мы пойдем по компасу. Опустите шлем, и нажмите третью кнопку на поясе... нет, левее... видите?

В шлеме Эмили, в верхней части прозрачной пластины, возникли слабо светящиеся вертикальные риски. У каждой десятой стояло число.

– Числа – угол в градусах от направления на север, точнее, на северный магнитный полюс... Нам следует держаться шестидесяти градусов.

Наконец земляне двинулись в путь. После первых же шагов Эмили вспомнила об аптечке и попросила у Роберта какой-нибудь стимулятор. Пилот категорически отказал.

– В отличие от воды и электричества, запасы аптечки невозобновимы, и я стану тратить их лишь в самом крайнем случае. Мышечная боль к не из этой области – во время ходьбы она пройдет сама.

Эмили пришлось смириться – она лишь кротко заметила, что о воде можно было не упоминать. «Упоминай-не упоминай – лучше все равно не будет», – со злостью подумал Роберт. Недостаток воды сказывался уже теперь, в начале пути. В горле пересохло, к тому же во рту стоял отвратительный привкус – ведь уже несколько дней единственной пищей землян были таблетки. Мускулы пилота, непривычные к столь бурному образу жизни, болели не меньше, чем у его спутницы. Скользкая грязь под ногами, вес скафандра и ранца – все это уравновешивало преимущества, предоставляемые пониженной гравитацией. У Роберта за спиной болтался еще бесполезный бластер – Эмили советовала его бросить, но пилот заявил, что испорченное оружие лучше, чем никакого – мало ли кого можно встретить.

Вдобавок ко всем неприятностям Роберт вскоре почувствовал какой-то странный зуд. Сперва он подумал о том, как вредно не снимать комбинезон по несколько суток, но потом понял, что дело не в этом: зуд все усиливался и распространялся по всему телу, включая лицо и руки. Уайт вспомнил об укусе насекомого. И это несмотря на немедленную инъекцию... «Похоже, местные живые организмы несовместимы с людьми, – подумал он с тревогой. – Если так, нам будет нечего есть, когда кончатся таблетки.»

Для человека в скафандре зуд быстро становится невыносимой пыткой, и вскоре Роберт не выдержал. Бросив Эмили: «Идите вперед, я догоню», он выключил фонарь и свернул к ближайшему дереву. Эмили уже не смущалась в такие моменты. В отличие от скафандров полного цикла, которые надеваются на голое тело и становятся замкнутой микробиосферой для своего обитателя, кормят его и перерабатывают отходы, дешевые скафандры «Крейсера» были просто защитными костюмами. Поэтому каждому из землян периодически приходилось уединяться и, как выражался Роберт, «нарушать герметичность».

Но на этот раз пилот нарушил герметичность с другой целью. Почти полностью сняв скафандр, он несколько минут яростно чесался. Наконец, почувствовав облегчение, он вытащил из ранца аптечку. Одной таблетки достаточно... однако их запас действительно невозобновим. Это отнюдь не крайний случай... может быть гораздо хуже... всегда надо рассчитывать на худшее. С большой неохотой Роберт убрал аптечку обратно.

И снова они шли во мраке мимо бесконечных исполинских стволов, покрытых уродливыми пятнами мхов и лишайников. Где-то наверху, над гигантскими кронами, местное солнце перевалило через зенит, но Роберт мог узнать об этом лишь благодаря своим часам. Унылое однообразие этого сумрачного мира нарушали лишь предметы, еще более унылые – довольно часто землянам попадались останки каких-то существ. Как и предсказывал Роберт, в большинстве своем это были просто груды костей, и некоторые из них казались пилоту тщательно обглоданными. Он подумал о том, что здешняя жизнь не исчерпывается лишайниками, что прошлой ночью следовало уделить больше внимания собственной безопасности и что следующую ночь придется спать по очереди. Несколько раз какие-то мелкие создания, не больше мышей, выскакивали из-под ног землян; два или три раза Роберту, который шел впереди, казалось, что он различат какие-то тени, поспешно отступающие во тьму при приближении людей – вероятно, обитатели мрака боялись света фонаря, а может, просто не привыкли иметь дела с живым противником. В том, что это не обман зрения, Роберт убедился, когда луч фонарика осветил следы узких, неестественно вывернутых лап с длинными когтями и широкого волочившегося хвоста или отвислого брюха.

Земляне почти не разговаривали: пересохший рот и усталость не располагают к беседе. Эмили несколько раз просила сделать привал, но всякий раз получала отказ. В конце концов она просто остановилась и повалилась в грязь.

– Как хотите, Уайт, я больше не могу.

– Ладно. Полтора часа на отдых, – он сбросил ранец и тоже растянулся на земле.

Эмили полезла в свой ранец и принялась шарить в нем.

– Уайт! Я не могу найти свой баллончик с водой!

– Оба наших баллончика у меня, – невозмутимо ответил пилот. – Я взял потребление воды под свой единоличный контроль.

– Грязный шантажист! Вы намерены требовать с меня за воду деньги?

– Хм, а это неплохая идея. Но я не шантажист. Я просто хочу помешать вам выпить всю воду раньше времени. И, пожалуйста, не пытайтесь нарушить status quo, – Роберт постучал пальцами по замку ранца. – У меня нет предрассудков относительно применения к женщинам мер физического воздействия.

22

Не то чтобы следующие полтора часа показались Эмили слишком короткими – они просто не принесли заметного облегчения. Пропитанный потом комбинезон прилипал к телу; дочь миллиардера с отвращением подумала о том, что не мылась несколько дней. Она вспомнила, что в средние века даже королевы мылись раз в несколько месяцев, и лишний раз возмутилась идиотской романтизацией той эпохи. Должно быть, даже через шлем заметно, как ужасно она выглядит, и хорошо, что этого не видит никто, кроме Уайта. «А уж ему-то глубоко плевать на это», – подумала Эмили с неожиданной злостью. Вскоре она задремала, а когда объект ее неприязненных размышлений разбудил ее, почувствовала себя еще более разбитой, чем прежде. Сон – циклический процесс, и в определенной фазе прерывать его не рекомендуется; вероятно, это была как раз такая фаза. Даже глоток воды нисколько не улучшил ее состояния.

– Все, поднимайтесь, – безжалостно бросил Роберт, надевая ранец.

– Подождите! Я вам не солдат на марш-броске. Давайте отдохнем еще немного.

– Я уже объяснил вам наше положение. Я не люблю дважды говорить одно и то же. Я вам не слуга на вашей вилле. Вставайте. Ну? – пилот протянул ей руку. Эмили не шевелилась.

– Хорошо, – Уайт снова выпрямился. – Считаю до пяти. Один. Два. Три.

Эмили, возможно, и поднялась бы с земли, но ей хотелось поставить Роберта на место. «Какое право он имеет так обращаться со мной?» – возмущалась она, оставаясь неподвижной.

– Четыре. Четыре целых пять десятых, мисс Клайренс. Пять. Можете лежать дальше. Вам, вероятно, так понравилось это место, что вы решили остаться здесь навсегда. Прощайте. Ваш ранец я беру себе, потому что покойникам ранцы не нужны.

Пилот кое-как взгромоздил второй ранец на плечо и, не оборачиваясь, зашагал прочь.

Некоторое время Эмили продолжала лежать, ожидая, что он вернется. Но Роберт уходил все дальше и вскоре скрылся за одним из гигантских стволов. Лишь перестав различать свет его фонарика, Эмили испугалась по-настоящему. Ей представилось, что без фонаря и радиосвязи она уже не сможет отыскать пилота и будет блуждать в этом мертвом мире, среди обросших мхом и плесенью стволов, пока силы окончательно не покинут ее... Эмили вскочила с неожиданной для себя самой прытью и побежала. Прошло несколько невыносимо долгих минут, прежде чем она различила впереди движущееся пятно света.

Когда она догнала наконец Роберта, тот, ни слова не говоря, протянул ей ранец.

– Вы бы и в самом деле бросили меня там? – спросила Эмили, отдышавшись.

– Я не намерен потакать вашим капризам, – уклонился от прямого ответа пилот.

Больше они не произнесли ни слова в течение следующих четырех часов. Зуд, мучивший Роберта, заметно уменьшился, чего нельзя было сказать о жажде и усталости. Эмили казалось, что она сейчас развалится, как неуклюжие роботы в комедийных фильмах, но ей все еще не хватало решимости просить о привале, как вдруг Роберт, по-прежнему шедший впереди, неожиданно остановился.

– Вы видите? – спросил он приглушенно.

– Ничего я не вижу, – пробормотала Эмили, глядевшая преимущественно под ноги.

– Смотрите внимательней. Там, впереди.

Наконец и Эмили заметила то, что обеспокоило пилота. Впереди, метрах в сорока, между гигантскими стволами что-то поблескивало. Что-то весьма протяженное... и, несомненно, движущееся.

– Может, небольшая речка или ручей? – предположила девушка.

– Вряд ли здесь есть что-нибудь подобное, иначе оно подмывало бы корни деревьев, – возразил Роберт. – К тому же, как мне кажется, эта штука находится выше уровня земли... хотя в этой тьме легко ошибиться.

– И что теперь?

– Что бы это ни было, оно перегораживает нам путь. Пойдем и разберемся.

Эмили была не в восторге от этого плана, но все же покорно последовала за пилотом. Роберт и сам не знал, зачем она ему понадобилась – скорее всего, ему просто казалось несправедливым подвергаться опасности в одиночку. С ножом в одной руке и перехваченным за ствол на манер топора бластером в другой он медленно шел вперед.

Зрелище, открывшееся ему, было столь необычным, что пилот присвистнул от удивления. Пожалуй, больше всего это походило на извилистую трубу трехметрового диаметра, тянувшуюся бесконечно далеко в обе стороны. Но «труба» не была полой – вся она состояла из полупрозрачной, тускло флюоресцирующей желеобразной массы, покрытой снаружи поблескивающей слизью. И вся эта масса двигалась; ритмично сокращаясь, «труба» ползла между деревьями.

– Великий космос! – Эмили смотрела на это со страхом и отвращением.

– Не думаю, что оно опасно, – произнес Роберт, оглядываясь в поисках чего-то. – Слишком большое, чтобы быть высокоорганизованным... Это, в любом случае, не змея... и, скорее всего, даже не червь.

Роберт, наконец, нашел то, что искал: положив бластер, он поднял с земли длинную сухую ветку и, помедлив немного, коснулся ее концом желеобразной массы.

Ничего не произошло. Пилот ткнул сильнее, а затем поднес конец палки к шлему. На палке остался комок липкой слизи. Роберт совсем осмелел и резким движением воткнул палку в неведомое существо – или субстанцию – не меньше чем на фут. В следующий момент ветку вырвало у него из рук, и пилот поспешно отскочил. Но тревога была ложной. Желеобразная масса все так же ползла вперед, ритмично сокращаясь, и торчавшая из нее палка покачивалась в такт этим движениям.

– Вот видите... – начал Роберт, но Эмили схватила его за руку. Пилот быстро повернулся и тоже увидел приближающийся темный силуэт.

Внутри «трубы» было замуровано странное существо размером почти с бизона, но на редкость непропорциональных и уродливых форм. Когда животное оказалось напротив землян, стало совершенно ясно, что оно давно мертво. Но мясо на костях выглядело не сгнившим, а словно растворенным, тающим; в нескольких местах открылись полости тела, и видны были внутренности. От мяса во все стороны тянулись красноватые прожилки, исчезавшие в желеобразной массе. И, несмотря на это, мертвое животное шевелилось! Двигались конечности, приоткрывались и закрывались кривые челюсти. Землянам потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это движение вызвано все теми же сокращениями желеобразной «трубы».

Эмили отвернулась, борясь со спазмом в горле.

– Оно попросту переваривает все, что попадется ему на пути, – спокойно сказал Роберт. – Кстати, то, как оно это делает, лишний раз убеждает меня в его крайней примитивности. Скорее всего, это вообще не единый организм, а гигантская мигрирующая колония простейших... Жаль, что мы не видели его начала. Чтобы прояснить его природу, неплохо было узнать, есть ли у него голова. Впрочем, сейчас меня больше волнует хвост.

– Хвост? – пробормотала Эмили.

– Ну да, ведь мы не можем через него перелезть. Значит, нам придется ждать, пока хвост проползет мимо. Судя по всему, это будет нескоро... так что придется делать привал прямо сейчас.

– Вы собираетесь ночевать рядом с этим? – ужаснулась Эмили.

– Нет, в ближайшем отеле, – огрызнулся пилот. – Впрочем, на этот раз я намерен заботиться о безопасности лучше, чем прошлой ночью. Мы будем спать по очереди. А так как это ползучее желе лишат вас сна, вы будете бодрствовать первой.

– А если я все равно усну?

– Не уснете. Я одолжу вам свои часы. Помимо прочих полезных функций, они умеют бороться со сном. Прикасаясь к коже, они способны регистрировать биотоки, и всякий раз, когда биотоки бодрствующего человека начнут меняться на биотоки спящего, часы станут посылать электрический импульс, достаточно чувствительный, чтобы разбудить любого.

– Машина пыток!

– Пилоты находят это весьма полезным приспособлением. Впрочем, называйте это как хотите, а вы их наденете. Через пять часов разбудите меня, а потом ваша очередь спать.

Роберт выбрал место для ночлега в тридцати метрах от ползущей «трубы». На этот раз земляне опустошили предпоследний баллончик с водой. Пилот настроил часы на нужный режим и, едва убедившись, что Эмили надела их, провалился в сон.

Проснулся он от того, что его трясли за плечо. С сожалением отогнав мысль о том, что все это – кошмарный сон, и надо перевернуться на другой бок и спать дальше, пилот пробормотал: «Сейчас, Эмили, уже встаю.» Со второй попытки Роберт разлепил веки и увидел того, кто его разбудил. Это была не Эмили.

23

В нескольких дюймах от лица пилота в темноте тускло светились два круглых багровых глаза, вызывавших в памяти старые легенды дикарей о духах зла и демонах джунглей. Толстый, в кривых складках, белесый хоботок, непрерывно шевелясь, ощупывал шлем, пытаясь добраться до лица землянина. Верх хоботка покрывали жесткие редкие волоски, а низ – какие-то бурые крючья, не то когти, не то зубы, с омерзительным звуком царапавшие лицевую пластину шлема. Многочисленные кривые членистые клешни дергали и трясли тело Роберта, пытаясь найти уязвимое место в скафандре.

Пилот попытался спихнуть с себя чудище и понял, что едва может шевелиться. Все же ему удалось наполовину высвободить руку с ножом, но лезвие лишь царапало хитиновую броню без всякого вреда для ее обладателя. Роберт попытался ударить по хоботу и по глазам, но клешня перехватила его запястье и прижала к земле. К этому моменту пилот окончательно проснулся, и к нему вернулась ясность мышления. Он подумал, что гость из темноты наверняка не переносит света... но не мог дотянуться до пульта на поясе, чтобы включить фонарик. В дешевом скафандре Роберта не было аварийного пульта в шлеме, позволяющего управлять приборами с помощью подбородка и языка. Он попытался просунуть левую руку под брюхом чудища, но безуспешно. В конце концов ему удалось дотянуться до пульта кончиком ножа и нажать наугад какую-то кнопку. Температура в скафандре стала повышаться. Не то... Следующая кнопка зажгла в шлеме шкалу компаса, еще одна – индикатор наружной температуры и давления. Наконец нож коснулся нужного рычажка, переводя его в крайнее положение.

Ослепительный свет ударил прямо в багровые глаза. Животное издало какой-то совершенно не вяжущийся с его массой жалкий писк и отпрянуло, пытаясь защититься от света клешнями, но по-прежнему наваливаясь на ноги пилота. Роберт сел и дважды по рукоятку вонзил нож в белесый хоботок. С еще более громким писком тварь попятилась, и землянин наконец смог вскочить на ноги. Теперь он полностью разглядел своего врага. Отдаленно похожий на броненосца двухметровой длины, совершенно, должно быть, ослепший зверь поспешно семенил прочь. Через несколько секунд он врезался в ствол дерева и, совсем ошалев, повернул обратно. Роберт ударил его сапогом, указывая верное направление. Около минуты он гнал пинками в лес отчаянно пищавшую от боли и страза тварь, а затем вернулся к месту ночлега.

При ярком свете фонаря он увидел, что желеобразный массы больше нет – только широкий след на земле указывал путь, по которому она ползла несколько часов назад. Убедившись в этом, Роберт убавил мощность фонарика и присел возле неподвижно лежавшей Эмили.

Она мирно спала. Часы пилота, которые должны были препятствовать подобному занятию, были надеты поверх рукава ее скафандра. Роберт схватил ее за плечи и встряхнул самым немилосердным образом. Голова Эмили ударилась о внутреннюю поверхность шлема; она в испуге вытаращила глаза.

– Что, не нравится? Могу вас заверить, мое пробуждение было еще менее приятным. Я уже жалею, что прогнал эту тварь – надо было дать вам возможность познакомиться поближе. Какого дьявола вы перецепили мои часы на рукав? Я что, неясно сказал, что вы должны караулить?!

– Роберт... Простите меня, Роберт, я так устала... Эта штука била меня током каждые пять минут... Я понимаю, что не должна была этого делать...

– Понимаете?! Вы, чертова идиотка, до сих пор не понимаете, что мы не на увеселительной прогулке в парке аттракционов! Местным хищникам плевать, сколько миллиардов на счету у вашего папаши!

– Перестаньте на меня кричать, я же извинилась!

– Давайте я сброшу вас со скалы, а потом извинюсь! Вы, черт бы вас побрал вместе со всеми отпрысками толстосумов, вы подвергали опасности не только свою, но и мою жизнь! Вы, разумеется, смотрели эти пошлые фильмы о колонистах Границы и знаете поговорку пионеров: «Не оправдавшего доверия пристрели сразу – потом будет поздно!»

– Ну так пристрелите меня из своего дохлого бластера!

– Мне следовало поступить гораздо проще: не будить вас, а просто бросить здесь и уйти!

– И останетесь без ваших миллионов.

– Есть нечто, что мне дороже любых денег – моя шкура. Дайте сюда мои часы.

Роберт взглянул на индикатор и подумал, что благодаря заснувшей на посту Эмили сам он проспал на три часа дольше, чем рассчитывал – что ж, нет худа без добра. Он держал часы в руке, словно не зная, на что решиться.

– Послушайте, Роберт... Несмотря на все ваши оскорбления, я по-прежнему прошу у вас прощения. Ну что мне, в конце концов, на колени встать?

– Если я прикажу, вы встанете не только на колени, но и на уши – от этого будет зависеть ваша жизнь. Но пока в этом нет необходимости. Ладно, так и быть, даю вам еще два часа отдыха.

Роберт снял перчатку и надел часы на руку.

24

Через два часа земляне снова тронулись в путь. Эмили чувствовала себя еще отвратительней, чем накануне, но на этот раз молчала, боясь вызвать новую вспышку гнева пилота. Однако ей показалось, что ее слабость носит какой-то нездоровый характер; к тому же ко всем прочим страданиям добавилась головная боль.

Незадолго до дневного привала в шлеме Роберта замигал красный сигнал, и голос автомата произнес: «Содержание кислорода ниже критического. Три минуты до переключения на респираторный режим.» Услышав это предупреждение, хозяин скафандра мог заблокировать переключение (если воздух снаружи был непригоден для дыхания, и человек предпочитал медленное удушье), оставить все как есть или переключиться немедленно, что и сделал Роберт. Вскоре то же самое пришлось проделать и Эмили. Но «свежий» воздух леса не приносил облегчения – он был еще более затхлым и душным, чем регенерированная смесь в истощившихся баллонах.

Наконец Роберт остановился, стаскивая ранец, что означало привал, и оба землянина рухнули в грязь. Очередная порция воды была вовсе микроскопической – казалось, вся она испарилась во рту, и ни капли не добралось дальше. Роберт машинально отметил, что коррингартцы, как обитатели более жаркой и сухой планеты, видимо, потребляют значительно меньше воды, и потому их паек так невелик.

К тому моменту, когда пилот объявил о конце привала, Эмили вновь овладела полная апатия. Единственное, чего ей хотелось – лежать и не шевелиться; малейшее движение вызывало боль во всем теле и тяжелую пульсацию в висках. Ее теперь даже не пугало, что Роберт может бросить ее здесь; физическая слабость вполне может лишить человека желания бороться за жизнь, особенно если это для него непривычно.

– Эмили, вы опять за свое? Нам некогда разлеживаться. У нас уже кончился воздух, а прошли мы в лучшем случае полпути.

– Идите, Роберт, я никуда не пойду... я не могу... я устала... мне все надоело.

– Вы хотите умереть здесь?

– Пускай... только оставьте меня в покое.

Роберт схватил ее за плечи и развернул к себе, заставляя открыть глаза. Эмили очень не понравился его взгляд – ощущение было такое, словно смотришь в дула боевых лазеров.

– Эмили Дженифер Клайренс, слушайте меня внимательно, повторять я не буду. Я хочу кое-что рассказать вам о себе, и надеюсь, что это исключит дальнейшие недоразумения. Слушайте и не перебивайте, а когда я закончу свой рассказ, мы встанем и пойдем дальше.

Так же, как и вы, я родился на Земле, но на этом сходство наших биографий кончается. Судьба не послала мне папашу-миллиардера. Правда, не был я и отпрыском трущоб, сыном шлюхи и наркомана, привыкшим с детства драться за жизнь зубами и когтями. Я родился в семье, принадлежащей к беднейшей части так называемого среднего класса – к тем работникам умственного труда, которых еще не научились заменять компьютерами, но которым уже научились платить гроши. Вы знаете, что после того, как ресурсы Земли были исчерпаны, и основную промышленность перенесли в Ближний космос, поближе к источникам сырья, Земля, с ее восстановленным экологическим равновесием и скорректированным климатом, стала планетой элиты – и обслуживающего персонала. Мое рождение определило мне место среди обслуживающего персонала... Нет, я никогда не увлекался Американской Мечтой о парне из низов, пробивающемся на самый верх. Мне чужд основной принцип американской культуры, подчинившей себе весь мир, в последнее время даже и китайскую зону влияния – культуры, основанной на слове «супер». Идеология дикарей-пионеров, уродливо наложившаяся на столетия постиндустриального общества. У нас все самое-самое! Твой идеал – супер! Это вдалбливается землянам с раннего детства – вспомните наши фильмы. Супергерои и суперзлодеи! Ты должен быть первым! Настоящий мужчина не может быть вторым – а настоящая женщина ничем не уступит настоящему мужчине! Если ты еще не лидер, ты обязан им стать! Любой ценой! Вечная борьба, вечная гонка! И вся эта мораль разбойничьей шайки – в цивилизованном обществе, где, кстати, все первые места распределены столетия назад. Поэтому американцы, а вслед за ними и все остальные, так помешаны на спорте и разных идиотских конкурсах – это единственная область, где еще можно стать первым. Промышленники скажут, что это способствует сбыту товаров, социологи – что это препятствует застою в обществе. Мне плевать. Я _н_е _х_о_ч_у_ быть первым. Я ненавижу само слово «лидер». Мне не нужны ни власть, ни слава. Я ищу свободы и покоя, как сказал один старинный славянский поэт. (Эмили в очередной раз поразилась эрудиции Роберта.) Свободы, покоя и комфорта – больше мне ничего не надо от общества. Я хочу поселиться на маленьком острове, вдали от всей этой суеты, от этого сумасшедшего мира и смертельно надоевших мне людей. Малость, какая малость! Но великая земная цивилизация не желает кинуть мне эту подачку! Для того, чтобы жить так, никому не причиняя вреда, нужны деньги, и немалые! И я вынужден жить этой сумасшедшей жизнью! На Земле, как я уже сказал, все пути наверх давным-давно перекрыты. Когда я учился в университете, я еще на что-то надеялся, но скоро мне объяснили, что я могу подтереться своим дипломом. Я не согласился влачить жалкое существование своих родителей. На все, что у меня было, я купил эту развалину, «Крейсер», и отправился в космос. Конечно, это дало лишь противоположность покою и комфорту, да и свободу весьма относительную. Я скитался с планеты на планету, выполняя заказы клиентов, не всегда находящихся в ладах с законом, и денег, которые они мне платили, хватало лишь на горючее и текущий ремонт. Я шлялся по самым грязным дырам Границы, влипая в разные переделки – и все это в надежде, что когда-нибудь мне повезет и подвернется что-нибудь стоящее. Думаете, мне хоть сколько-нибудь нравится вся эта дерьмовая романтика? Я люблю читать о приключениях, но не участвовать в них. Я не против экзотики, но на безопасном расстоянии. И инопланетных животных я предпочитаю рассматривать в зоопарках, а не в естественных условиях. Когда-нибудь, когда я получу свой остров, время от времени я буду покидать его и отправляться вместе со всеми этими скучающими богачами на экскурсии по дальним мирам – экскурсии, защищенные тройным силовым полем и отрядами боевых роботов последнего поколения. Возможно, тогда я стану добрее и даже начну находить некоторых компаньонов по круизу вполне милыми людьми. Но пока я их ненавижу. Всех этих новоявленных феодалов свободной, демократической Земли. А больше всего я ненавижу таких, как вы. Ваши дальние предки своим трудом создали колоссальные состояния; ваши отцы хотя и унаследовали их, но не удовольствовались имеющимся и продолжают работать, приумножая свои капиталы. Вы же, юные наследники и особенно наследницы, получили все на тарелочке и сами пальцем не шевельнете; вы пользуетесь всеми благами мира, просаживая от скуки миллионы – без малейшей своей заслуги, единственно по праву рождения! Я бы с большим удовольствием бросил вас здесь. О, конечно, я не стал бы вас убивать; но никто не обязывает меня вас спасать. Но, черт возьми, вы и есть тот шанс, которого я так долго ждал. Вы стоите как минимум сто миллионов, и я намерен доставить вас вашему папаше живой и невредимой. И я это сделаю, нравится вам это или нет. Если вы будете сопротивляться, я свяжу вас этим самым тросом. Для достижения своей цели я не стану проявлять разборчивость в средствах. А теперь, как я и обещал, мы пойдем дальше. Северо-восток, шестьдесят градусов.

25

Идти становилось все труднее. Дважды Эмили отставала, и Уайту приходилось возвращаться и разыскивать ее. Во второй раз он снял с плеча моток троса и привязал его конец к поясу скафандра девушки. После этого Роберт все время старался идти так, чтобы трос оставался натянутым; когда же он, выбившись из сил, замедлял шаг и натяжение исчезало, ему приходилось оборачиваться, чтобы убедиться, что Эмили все еще идет за ним. С момента их последнего объяснения она не произнесла не звука. Роберт и сам не был расположен к разговорам; собственный язык казался ему напильником, а нёбо – наждачной бумагой, и в голове вертелись все когда-либо виденные рекламы прохладительных напитков. Сырые мхи и капли влаги на осклизлых грибах выглядели все более соблазнительно. Роберт постоянно напоминал себе, что химический состав этой жидкости не лучше, чем в земной канализации, а скорее всего, хуже, так как содержит неизвестные яды. На всякий случай он предупредил об этом Эмили. Она по-прежнему не отвечала. Роберт постарался не замечать окружающей сырости; со временем ему стало казаться, что она в самом деле уменьшилась. Вообще в облике леса происходила какая-то перемена, но Уайт слишком устал, чтобы анализировать ее – он лишь механически отметил, что деревья, кажется, стали толще.

Наконец пилот решил, что можно устраивать ночевку; на этот раз он выбрал для своего дежурства первую половину ночи. В эту ночь ему не понадобились ни нож, ни фонарик; ни одно живое существо не приближалось к землянам, и наибольшие неприятности Роберту доставляли периодические удары током от часов и неотвязные мысли о паре глотков воды, еще остававшихся в последнем баллончике. Отгоняя сон и неподобающие мысли, пилот старался обдумать ближайшие перспективы. У него уже сложился кое-какой план, как выбраться с планеты; но слишком многое в нем зависело от случайностей, догадок и просто от удачи, а Роберт не привык полагаться на столь ненадежное явление, как удача. Однако похоже было, что для разработки лучшего плана у него просто не хватало информации... Наконец уже не электрический удар, а легкое покалывание известило его об окончании дежурства, он разбудил Эмили, отдал ей часы и сразу уснул, предусмотрительно подложив под голову свой ранец с последней порцией воды.

На этот раз Эмили оправдала доверие и разбудила пилота вовремя. Открыв глаза, он с удивлением огляделся. Вокруг было явно светлее, чем несколько часов назад, причем свет исходил не от люминесцентных грибов и лишайников, которых здесь было на удивление мало. Подняв голову, Роберт убедился, что это был дневной свет, неведомо как пробивавшийся сквозь кроны гигантских деревьев. Все же его было недостаточно, и пилот включил фонарь. Только теперь он разглядел то, на что не обратил внимания накануне.

Исполинские стволы, без сомнения, самые толстые из всех, что приходилось видеть землянам в этом лесу, стояли голые, почти совершенно лишенные коры. Почва была покрыта толстым слоем сгнившей листвы и древесины, превратившейся в сухой прах – гигантские насосы корней уже не гнали к поверхности грунтовые воды. Теперь было понятно, почему солнечные лучи здесь достигают земли – на пути их не было листвы, только сухие ветви. Земляне оказались в по-настоящему мертвом лесу.

– Все ясно, – сказал Роберт, – мы добрались до самой древней части леса. Старые деревья засохли, а новые не могли вырасти – здесь, внизу, недостаточно света. Вообще интересно, за счет чего обновляются эти леса...

Роберт оборвал свою сентенцию, потому что его взгляд – а вместе с ним и луч фонаря – упал на лицо Эмили, откинувшей шлем. Ее лицо, совершенно белое, с темными кругами вокруг полузакрытых глаз, напоминало посмертную маску.

– Мисс Клайренс, что с вами?

– Голова... – Эмили едва шевельнула губами. – Ужасно болит... – А еще озноб и слабость во всем теле.

– Давно?

– Началось еще вчера.

– Что же вы мне раньше не сказали?

– А вы бы послушали? – Эмили широко открыла глаза и тут же болезненно поморщилась. – Вы меня так запугали... Надеюсь, если я теперь умру, это будет вам хорошим уроком.

– Вот ведь женская логика, черт побери! Я же могу отличить капризы от серьезной опасности! Никакого сомнения – это инопланетная инфекция, как я и боялся. Ах, если бы вы сказали сразу! Снимите перчатку и поднимите рукав.

Роберт поспешно вытащил из ранца аптечку. Он сделал своей спутнице две инъекции, а потом протянул ей большую красную пилюлю.

– Думаете, я смогу это проглотить?

Роберт достал баллончик с водой и задумался, затем решительно протянул его Эмили.

– Здесь вся вода, что у нас осталась. Возьмите. Если хотите, можете выпить сейчас. Но помните, что до самой реки нам негде будет пополнить запасы.

Эмили припала растрескавшимися губами к краю белого цилиндра, сделала большой глоток, затем проглотила пилюлю и запила ее остатками воды. Пилот сидел, отвернувшись.

– Спасибо, Роберт.

– Не за что. Вы нужны мне живой, – он сунул в ранец пустой баллончик. – Несмотря ни на что, мы должны идти. Вставайте, я вам помогу.

Так начался третий день пути – день, ставший настоящим кошмаром. Даже здоровому и полному сил человеку было бы нелегко идти через мертвый лес – ноги увязали в трухе, на пути часто попадались сухие ветви – порою огромные, многометровые, через них приходилось перелезать. Эмили едва держалась на ногах – Роберт тащил ее на тросе чуть ли не волоком и в конце концов, тяжело вздохнув, перевесил ранец на грудь и подставил своей спутнице плечи. Эмили еще некоторое время пыталась идти, лишь держась за пилота, но вскоре просто повисла на нем. Роберт с раздражением подумал, что если у нее не останется сил, чтобы переставлять ноги, то он не сможет долго нести ее, тем более в скафандре. Никогда еще Уайт не влипал в подобную историю: до сих пор и в самых неприятных ситуациях ему приходилось заботиться только о себе.

Через полтора часа сделали короткий привал – скорее просто передышку: Роберт не мог позволить себе длительных задержек, он понимал, что и так за этот день им не пройти тридцать километров. Тяжело поднявшись и поставив на ноги Эмили, он вдруг заметил, что вокруг снова стало темнее. Сперва Роберт решил, что темнеет у него в глазах, но вскоре понял, что что-то не так с дневным светом. «Что за черт, неужели уже вечер? Но как же мои часы?»

– Эмили, вы случайно не переводили мои часы? – спросил он подозрительно.

– С какой стати? – откликнулась девушка голосом слишком слабым, чтобы в нем можно было различить возмущение.

«Например, чтобы продлить время сна на посту», – подумал пилот, но не стал развивать эту мысль, так как тоже был не в лучшей форме для дискуссии. В то же мгновение сверху блеснул яркий свет, и несколько секунд спустя в вышине прокатился глухой рокот.

– Что это? – испуганно спросила Эмили. – Это звездолет?

– Нет, – покачал головой Роберт, понявший причину странных дневных сумерек. – Это гораздо хуже. Это гроза.

26

– Почему хуже? – удивилась Эмили. В ее сознании сразу выстроилась цепочка «гроза-дождь-вода».

«Потому что на планетах с низкой гравитацией, достаточно плотной атмосферой и сильным магнитным полем, а тем более в районах с жарким и влажным климатом, грозы – это настоящие стихийные бедствия», – мог бы ответить пилот, если бы хотел говорить. Едва замер последний отзвук грома, как новый звук привлек внимание землян. Где-то впереди, в мертвом лесу, раздался тяжелый вздох, перешедший в тоскливый, протяжный нарастающий стон. Земляне переглянулись. Звук, вибрируя, упал до низких частот, и в нем явственно послышался скрип, а потом треск. Роберт понял первым.

– Бежим! – крикнул он, хватая Эмили за руку. Откуда-то сверху упала двухметровая ветка и разломилась на куски. Земляне бежали, не оглядываясь, и потому не видели, как валится один из чудовищных стволов, с треском ломая сухие кроны соседних деревьев. Наконец земля вздрогнула от страшного удара. Роберт и Эмили повалились в труху, ловя ртами воздух. Еще несколько минут позади них и вокруг что-то трещало, ломалось и падало. Наконец все стихло.

– Вот вам гроза, – сказал Роберт, поднимаясь. – Лишь один порыв ветра.

Земляне снова двинулись вперед. Действие лекарств и спринтерский рывок на какое-то время вернули Эмили силы, но она понимала, что это ненадолго.

Вскоре путь преградило рухнувшее дерево. Исполинский ствол, ни одного конца которого не было видно, казался явлением скорее геологическим, чем биологическим. Округлая стена древесины грозно нависала над землянами, возвышаясь на добрую сотню футов. «Если бы мы не остановились на привал, оно бы рухнуло прямо на нас», – подумал Роберт. Впрочем, другие деревья были так же ненадежны; пилот понимал, что каждая минута в мертвом лесу грозит людям гибелью. Он перевел фонарь на полную мощность и посветил вдоль ствола в обе стороны, пытаясь определить, где находятся корни. Естественно, дерево следовало обходить со стороны корней, а не переломанной кроны, образовавшей непроходимые завалы.

Пройдя около двухсот метров в выбранном Робертом направлении, земляне действительно добрались до корней, вернее, до их обломков – ведь основная часть гигантской корневой системы осталась в земле. Очередная вспышка молнии высветила эти обломки, похожие на вздыбленные щупальца чудовища – щупальца, многие из которых не уступали в диаметре туннелю подземки. Огромная яма у основания дерева напоминала воронки на месте разрушенной земной базы.

Мертвый лес, прежде безмолвный, наполнялся звуками – налетавший порывами ветер шумел в высохших кронах, пугающе скрипели деревья. Каждый следующий удар грома был громче предыдущего – основной фронт грозы приближался, и вскоре стена воды обрушилась на лес. Поначалу Роберт и Эмили даже не заметили этого – ветви древних деревьев, даже лишенные листвы, переплетались слишком густо, и лишь некоторые капли долетали до земли. Основная же масса воды стекала по стволам; кое-где под ее тяжестью отваливались и падали вниз огромные куски коры. Труха под ногами стала набухать, пропитываясь влагой; земляне все больше увязали в ней. Эмили снова повисла на плечах Роберта, но и пилот все чаще спотыкался и падал, оскальзываясь в трухлявой каше. Несколько раз было слышно, как падают деревья; правда, всякий раз это происходило на безопасном расстоянии. Наконец, совершенно выбившись из сил, Роберт привалился к одному из стволов и снял шлем. Пилот не позволил себе сразу пить воду, стекающую по стволу: прежде он набрал ее в два пустых баллончика и бросил туда таблетки антитоксинов. Потом он добавил в воду стимуляторов, следя за тем, чтобы не перейти предел допустимой дозы, выпил один баллончик сам, а второй отдал Эмили. Роберт едва успел снова наполнить водой их скудные резервуары: ливень лишь краем задел мертвую часть леса, и стекавшая по стволам жидкость иссякла так же быстро, как появилась. Но далеко за спиной у людей по-прежнему бушевала гроза, и многие тонны воды, достигшие земли, устремлялись к реке бесчисленными потоками. Трухлявая каша под ногами становилась все более мокрой и труднопроходимой. «Скоро мы окажемся в сплошном болоте», – со злостью подумал Роберт, в очередной раз тяжело прислоняясь к дереву – теперь он заставлял себя отдыхать стоя, зная, как тяжело вставать после отдыха, да и жидкая грязь по щиколотку не выглядела заманчивым ложем. Пилот откинул шлем, тяжело дыша, и тут же почувствовал новую опасность, еще более грозную, чем предыдущие.

– Эмили! – он поднял шлем девушки, привалившейся к стволу рядом с ним. – Вы чувствуете этот запах?

– Озона?

– А еще говорят, что женское обоняние острее мужского! Нет, не озона. Это запах гари, правда, пока очень слабый. У нас за спиной горит лес.

Уайт получил ответ на свой вопрос, как обновляются гигантские леса.

27

У Эмили больше не было сил цепляться за пилота, а тот, в свою очередь, устал держать ее за руки и потому просто связал ее запястья, полагая, что так будет легче им обоим. Но легче не становилось. Силы таяли, а вода прибывала. Луч фонаря, дробившийся на ее мутной поверхности, постепенно становился слабее: садились аккумуляторы. Время от времени Роберт выключал его: он давно заметил, что идти и бежать легче, когда не видишь окружающего пейзажа и не задумываешься о собственной скорости – тогда организм сам настраивается на оптимальный темп. Однако одной светящейся шкалы компаса было недостаточно – нужно было обходилось исполинские стволы, и пилот вновь включал фонарь. Проделав это в очередной раз, он увидел, что вода поднялась уже до колен.

Роберт понимал, что у них нет ни шанса: с утра они не прошли и десяти километров, Эмили из последних сил переставляла ноги, да и сам он совершенно выдохся, вода прибывала, а сзади их настигал огонь. По всей видимости, природа вообще не предусмотрела выхода из подобной ловушки: за все время людей обогнало лишь одно животное, пытавшееся спастись. Крупное, безглазое, но с длинными намокшими усами, оно шумно било по воде искривленными лапами, но похоже было, что оно скоро выбьется из сил. Остальные обитатели страны мрака были, видимо, слишком неповоротливы, чтобы спасаться; жители же верхних ярусов бежали от огня привычным путем, по кронам деревьев, но мертвые ветви ломались под их тяжестью и падали с полукилометровой высоты в мутную жижу. Некоторые предсмертные крики походили на человеческие...

Несмотря ни на что, Роберт, сжав зубы от ярости, двигался вперед, не останавливаясь. Лишь один раз ему пришла в голову мысль бросить Эмили и спасаться одному, но он отверг эту идею – не из гуманных соображений, а просто понимая, что это не сможет качественно улучшить его положение сейчас, зато сильно ухудшит его потом, если он все-таки останется жив. С Эмили его мысль переключилась на ранцы, и в отношении их он пришел к тому же выводу.

Сзади в очередной раз раздался грохот падающего дерева – на этот раз близко, слишком близко. Теперь его сопровождал громкий всплеск. В первую секунду пилот устоял на ногах, но уже в следующее мгновенье грязный вспененный вал налетел на землян, швырнул их вперед, повалил, потащил...

Наконец все успокоилось, и Роберту удалось встать. Весь его скафандр был покрыт толстым слоем грязи. Пилот поспешно протер лицевую пластину шлема и стекло фонарика. Но луч высветил только мутные волны, колыхавшиеся на уровне пояса. Эмили нигде не было, как не было на плече пилота и мотка троса, конец которого связывал ее руки. Некоторое время Роберт беспокойно оглядывался, ожидая, что у его спутницы хватит сил подняться или хоть как-то обнаружить свое местоположение; но грязная, покрытая всплывшей трухой вода быстро успокоилась, и в глубине ее не было заметно никаких признаков движения. Роберт, совсем недавно хотевший избавиться от Эмили, теперь не на шутку встревожился. Девушке не грозила опасность захлебнуться – как только шлем оказался в воде, скафандр должен был автоматически восстановить герметичность; но воздуха внутри него могло хватить лишь на несколько минут.

Роберт, волоча ноги по дну, пошел по спирали вокруг того места, где он вынырнул из воды. Через пару минут его нога за что-то зацепилась. Он нагнулся, на мгновение уйдя под воду, и вытащил моток троса. Пилот потянул за трос, и вскоре из воды показались сначала руки, а затем и шлем Эмили, не подававшей признаков жизни. Роберт поморщился от отвращения: на мгновение ему показалось, что он вытаскивает утопленницу. Он откинул шлем своей спутницы, чтобы убедиться, что она еще жива. В этот момент он всей душой желал, чтобы Эмили была мертва – тогда ничто не мешало бы ему бросить ее. Но девушка не умерла, она лишь потеряла сознание. Мысленно выругавшись, пилот взвалил ее на плечи. Пройдя десять шагов, он упал. Не чувствуя сил подняться, он под водой отстегнул ранец Эмили вместе с уже ненужным плоским кислородным баллоном и блоком регенерации воздуха, а потом проделал то же со своим регенератором. Только после этого Роберт смог продолжить путь. Он бросил ранец девушки, не заботясь о его содержимом, и в то же время продолжал тащить неисправный бластер. Вряд ли это могло показаться рациональным; однако самым рациональным, по мнению Роберта, было бы лечь на дно и ждать быстрой смерти от удушья. В самом деле, нельзя было надеяться уйти от огня, а скафандры не могли защитить ни от жара, ни, тем более, от рушащихся в пламени гигантских стволов и ветвей.

Однако пилот продолжал идти вперед со своей ношей на плечах, то и дело сбиваясь с направления и натыкаясь на мертвые стволы. Машинально он отметил, что уровень воды сильно понизился. Причиной тому было упавшее позади дерево, то, что вызвало волну – оно стало плотиной километровой длины. Таким образом, вода в ближайшее время не представляла опасности, но огонь неумолимо приближался, и вскоре идущий сзади красноватый свет стал настолько силен, что Роберт, с идиотской для обреченного экономией, выключил фонарик.

Через полчаса пожар настиг землян.

28

Как жизнь, так и смерть в этом лесу распространялась по кронам деревьев: хотя наверху огонь, пожиравший переплетенные сухие ветви, уже опередил Роберта, стволы вокруг еще стояли нетронутые, и датчики скафандра даже не показывали увеличения температуры. Красные блики играли на поверхности воды, не доходившей теперь до колен, и Роберт на мгновение утратил чувство реальности: ему показалось, что он идет по огню. Громадная пылающая ветка, с шумом рухнувшая в воду и тут же окутавшаяся паром, в то время как ее оставшаяся над водой часть продолжала гореть, вернула пилота к действительности. Он подумал, что вскоре такие ветки посыплются сверху сплошной огневой лавиной. Словно подтверждая его мысль, громкий всплеск и шипение раздались у него за спиной. Пилот повернулся всем корпусом и увидел позади между деревьями тут и там кровавые светлячки упавших веток. Крупные пылали, лежа неподвижно, мелкие плыли, натыкаясь на мертвые стволы и облизывая их огненными языками. Где-то там, вдалеке, уже можно было различить пламя, пока еще неуверенно, но неотвратимо взбирающееся по гигантским стволам...

Это зрелище не заставило Роберта ускорить шаг – у него просто не осталось ни сил, ни воли к сопротивлению. Он механически переступил через упавшую под ноги ветку толщиной в полтора фута. Пламя лизнуло его ноги, и в шлеме предостерегающе мигнул красный сигнал – скафандр не был рассчитан на высокую температуру. Через некоторое время где-то справа рухнуло дерево, земля вздрогнула, Роберт поскользнулся и упал.

Он пролежал в воде без движения больше минуты, решив больше уже не подниматься. Однако, едва лишь его бешено колотящееся сердце прогнало по артериям всю обогащенную кислородом кровь, и Роберт начал задыхаться, как воля к жизни снова взяла верх. Спихнув с себя Эмили, пилот поднял голову из воды, взглянул вперед – и увидел свет, который не был светом пожара. Этот свет – спокойный, ровный свет пасмурного дня – свободно проникал между сильно поредевшими стволами. Граница леса была совсем близко, в каких-нибудь трех километрах!

Роберт поднялся и поднял Эмили. Мысленно он уже ругал себя за только что потерянную минуту. Каждая секунда могла стоить жизни – и это особенно остро ощущалось теперь, когда спасение было совсем рядом. Роберт побежал. Он не знал, что еще способен на это – даже будучи полным сил, он без восторга отнесся бы к идее бега по скользкой, залитой водой грязи с человеком в скафандре на плечах. Но факт остается фактом – он бежал, не останавливаясь, каким-то чудом уворачиваясь от падающих вокруг горящих ветвей и даже перепрыгивая через некоторые из них – по счастью, ни одна из преграждавших ему путь веток не была толще двух футов. Он миновал ствол последнего дерева, но и тут не сбавил скорости, торопясь уйти из-под его пылающей кроны.

Лес кончался в миле от берега реки – очевидно, ближе к ней земля была слишком пропитана водой, чтобы удержать в себе гигантские корни. Впрочем, сейчас берегов нельзя было различить – все вокруг заливала вода. Роберт заметил торчавшую из воды корягу – то ли вылезший из земли корень, то ли огромную ветку, вынесенную из леса в разгар ливня, когда поток был самым бурным; во всяком случае, теперь эта коряга прочно покоилась на месте. Пилот уложил на нее Эмили так, чтобы ее шлем полностью находился над водой, а затем лег сам таким же образом. Тридцать секунд спустя он уже провалился в сон, похожий на обморок.

29

– Роберт! Мистер Уайт! Да проснитесь же!

– Эмили... – сонно пробурчал пилот, – мы что, все еще живы?

– Как ни странно, да.

– Значит, я опять спас вам жизнь. Кажется, это достаточно уважительная причина, чтобы дать мне поспать?

– Конечно, мистер Уайт, и я не стала бы отрывать вас от этого достойного занятия, если бы не другая уважительная причина. Мне надоело сидеть со связанными руками.

– Нас что, взяли в плен? Ах, черт! Я все вспомнил. Ладно, встаю.

Пилот рывком сел, одновременно открывая глаза и откидывая шлем, чтобы освежиться глотком речного воздуха. Из последней затеи ничего не вышло: легкие Роберта наполнились дымом, глаза защипало, и он, кашляя и чертыхаясь, захлопнул шлем.

– Огня уже нет, – сообщила Эмили, – но дыма еще хватает.

Наконец Роберт окончательно открыл глаза и огляделся. По солнцу было раннее утро, по часам же Роберта – вечер дня последнего перехода через лес, что неудивительно, если учесть, что сутки на планете были короче земных. Пожар в самом деле кончился, и лес до самого горизонта представлял собой дымящийся слой пепла, сажи и огромных головешек, толщина которого доходила в иных местах до восьми метров. Вся вода сошла, и земля была усеяна обугленными ветками, которые оставил слабеющий поток; кое-где можно было заметить и трупы небольших животных. Все вокруг, в том числе и скафандры землян, было черным от сажи. Даже река еще не успела очиститься и катила в полумиле от людей свои грязно-бурые воды. Ширина реки была что-то около полукилометра; дальше начинался заросший кустарником и мелкими деревцами противоположный берег, а в миле от реки вздымались, словно горная гряда, исполинские деревья – такие же мертвые, как и те, что недавно росли на этом берегу.

Роберт развязал руки Эмили и полез в ранец, желая утолить мучившую его жажду. Однако его баллончик оказался пустым.

– В чем дело, Эмили?

– Когда я проснулась, то хотела пить не меньше вашего. А так как мой баллончик исчез вместе с моим ранцем, я воспользовалась вашим. Мы ведь у реки, так что не составит труда пополнить запасы.

– Да, если не учитывать, что сейчас в этой реке грязь со всего леса. Придется всадить тройную дозу антитоксинов... О, черт! Это вы оставили ранец открытым?

– Он был уже открыт, когда я туда полезла.

– Кстати, мисс Клайренс, как вы себя чувствуете?

– Я все ждала, когда вы об этом спросите. Спасибо, уже неплохо. Ваши сильнодействующие средства творят чудеса.

– Я рад это слышать, особенно потому, что у нас их больше нет. Возможно, я действительно не закрыл ранец, или он открылся сам... Короче, в нем побывала вода и произвела значительные опустошения. Она унесла пузырьки с питательными таблетками, ампулы из аптечки, растворила пилюли... Все, что осталось – это шприц с последней порцией стимуляторов. Кроме того, ваш ранец остался там, – Роберт махнул рукой в сторону бескрайнего пепелища. – Значит, у нас нет больше плота, нагревателя, фотоэлектрической пленки... Вы чувствуете, стало прохладней? В скафандрах больше нет энергии на терморегуляцию.

– Значит, у нас теперь нет еды?

– И средств, чтобы очистить воду для питья.

– Зато у вас остался бластер, – воскликнула Эмили с истерическим смешком. – И радиомаяк.

– И нож... – произнес пилот задумчиво. – Значит, все мои надежды отдохнуть пошли прахом. Придется действовать немедленно.

– Что вы собираетесь делать?

– Прежде всего переправиться на тот берег.

– Вплавь?

– Не совсем. По реке плывет много всякого хлама, оседлаем какую-нибудь корягу.

Земляне поднялись и побрели к реке. Эмили была еще достаточно слаба, а у Роберта болела каждая мышца, и он с содроганием думал о собственном плане. Но, похоже, обстоятельства не оставили ему выбора.

Зайдя по грудь в мутную воду, пилот остановился в нерешительности, затем резко снял шлем.

– Черт, я больше не могу! Я не Тантал, в конце концов! – он заметил недоуменный взгляд Эмили, но не счел нужным разъяснять ей античную мифологию. – Возможно, через пару часов я об этом сильно пожалею, но... – и он, наклонившись к воде, сделал несколько жадных глотков. – Ну, теперь уж точно обратной дороги нет. Мисс Клайренс, достаньте из моего ранца шприц.

– Вот он. Но разве вы не говорили об опасности передозировки?

– Говорил, – Роберт поморщился, втыкая иглу в вену. – Теперь у нас на все несколько часов. На это время я стану суперменом, зато потом превращусь в полную развалину. Вперед!

Им пришлось проплыть сотню футов, прежде чем Роберт ухватил за ветку неспешно плывущую корягу. К счастью, это оказалась именно коряга, а не отдыхающее речное чудовище. Кое-как земляне взобрались на неуклюжее плавсредство. Некоторое время они гребли руками; затем Уайт, найдя, что это слишком медленно, сполз в воду за «кормой» и, держась за две крепкие ветки, изо всех сил заработал ногами. Эмили тоже старалась, как могла: помимо не совсем понятных слов пилота о нескольких часах, ее, уже знакомую с древесной фауной, подгонял страх перед обитателями глубин. В каждой плывущей по реке ветке ей мерещилась чешуйчатая спина, роговой гребень, клешня или вытянутая морда со многими рядами страшных зубов. Но, если в реке и впрямь обитали крупные хищники, они, должно быть, не охотились в ранние утренние часы, и сорок минут спустя пилот и его спутница благополучно выбрались на противоположный берег. Эмили в изнеможении растянулась на траве; Роберт, силы которого все еще прибывали под действием медикаментов, взглянул на нее критически и, бросив: – Ладно, пока отдыхайте, – быстро зашагал в сторону мертвого леса.

30

Он отсутствовал почти час, и Эмили уже с немалой тревогой всматривалась в мрачную стену леса, когда между гигантскими стволами показался наконец синий скафандр пилота. Пройдя меньше трети расстояния, отделявшего лес от берега, он снял шлем и принялся громко звать девушку.

– Объясняю суть плана, – сказал Роберт, едва Эмили приблизилась на расстояние, позволяющее не кричать. – Я активизировал маяк.

– Вы вызвали коррингартцев?!

– Вот именно. Но маяк больше не лежит в моем ранце – он покоится в лесу, на дне громадной ямы у корней упавшего дерева. Коррингартцы не смогут подобраться туда по воздуху – им придется посадить катер здесь, на берегу, а потом идти в лес пешком. Тогда-то мы и захватим катер.

– Но они, наверное, не бросят катер без охраны?

– Разумеется. Поэтому-то мне и нужны вы. В катере, скорее всего, останется пилот – в случае опасности он легко сможет управлять бортовым оружием, перевести катер в другое место и предупредить остальных по радио. Я не думаю, что на борту останется кто-то еще. Вы должны будете спрятаться в лесу, а когда спасательный отряд, двигаясь по пеленгу маяка, пройдет мимо и углубится в чащу на достаточное расстояние, вы выйдете из леса и пойдете к катеру.

– Но ведь пилот увидит меня!

– Увидит, но не поймет, кто вы. Помните, коррингартцы здесь у себя дома, во Внутреннем космосе. Они не ожидают встретить здесь никаких землян. Все, что им известно – несколько дней назад на базу прибыл поврежденный корабль без спасательной капсулы. Теперь они получают сигнал бедствия, подаваемый маяком с капсулы. Они спешат на помощь своим и не ждут ловушки. У коррингартцев, как и у землян, имеются скафандры многих типов, так что ваш не вызовет подозрений. Ваше лицо мы скроем светофильтром, а кроме того, вы возьмете бластер – настоящий коррингартский десантный бластер, но нести его будете за ремень – ни малейших признаков агрессивности. Все, что от вас требуется – это выйти из леса, медленно побрести к катеру и в конце концов рухнуть без сил. По-моему, у вас это прекрасно получается. Да, и не забудьте сжать руки в кулаки, чтобы не было видно, что на них по пять пальцев вместо приличествующих нормальному солдату шести.

Теперь представьте себя на месте пилота. Он прибыл со спасательной группой, чтобы оказать помощь потерпевшим аварию; он видит, как один из этих потерпевших выходит из леса, идет к катеру, не отвечая на запросы – видимо, отказало радио – и падает в изнеможении. Пилот связывается с командиром группы. Тот уже углубился далеко в лес и не станет возвращаться, пока не достигнет маяка – ведь там могут быть и другие потерпевшие. Поэтому командир, вероятно, прикажет наблюдать и докладывать обстановку. Пилот наблюдает. Все спокойно. Потерпевший лежит неподвижно – видимо, ему очень плохо. Возможно, он при смерти, и для его спасения дорога каждая секунда – а ведь он солдат, полезный Империи и, возможно, располагающий важными сведениями. В этих условиях пилот почти наверняка получит разрешение выйти из катера, чтобы перетащить пострадавшего внутрь и оказать ему первую помощь. Пилот берет на всякий случай бластер, вылезает наружу – все его внимание приковано к потерпевшему – а в этот момент сзади появляюсь я... – Уайт многозначительно поиграл ножом.

Эмили, ошарашенная свалившейся на нее задачей и вновь обострившейся опасностью, неуверенно протянула: – А... разве вам удастся подобраться незаметно?

– Думаю, да. Катер наверняка сядет носом к лесу, не слишком близко, чтобы пилот мог держать лес в поле зрения, и не слишком далеко, чтобы спасателям было ближе нести раненых. Стало быть, где-то здесь... кормой к реке... я спрячусь в кустах и подползу со стороны кормы – там расположены двигатели, они загораживают обзор.

– По-моему, весь ваш план построен на предположениях.

– Я сам думал об этом его недостатке. Но ничего лучше у нас нет, да и поздно придумывать – полагаю, катер уже в пути. Итак, запомните: выходите через пятнадцать минут после того, как коррингартцы войдут в лес. Не забудьте про светофильтр, а радио в шлеме отключите прямо сейчас. Падайте метрах в пятидесяти от катера и после этого не шевелитесь.

– А если ничего не получиться? Если пилот не выйдет из катера или будет там не один?

– Тогда, очевидно, вы попадете в плен. А что вы хотели? Риск неизбежен. Мы в тылу врага, а не на загородной прогулке.

– А вы благополучно отсидитесь в кустах!

– Не завидуйте мне, мисс Клайренс. Вас выкупят, а я останусь один на один с враждебной биосферой планеты. Я даже не уверен, что здесь есть хоть что-нибудь съедобное. Впрочем, не время препираться. Идите в лес, а я еще должен подыскать себе убежище здесь. Быстрее, мисс Клайренс, я не знаю, как скоро они прилетят.

Эмили, покорно взяв бластер, направилась к лесу, а Роберт – к наиболее густому кустарнику. Он с явным неодобрением осматривал это порождение местной флоры: пожалуй, здесь можно было укрыться от наземного наблюдателя, но Роберт не сомневался, что его заметят с воздуха. Увы, окраска его скафандра была отнюдь не защитной... Пилот кое-как спрятал под кустом ранец, а затем, вооружившись ножом, принялся срезать толстые стебли и ветви кустарников, стараясь охватить как можно большую площадь, чтобы сверху поредевшая растительность не выглядела подозрительно. Перетащив очередную охапку к намеченному убежищу, он услышал с неба отдаленный шум. Времени на дальнейшие приготовления не было; Роберт распластался под кустами, поспешно забросав скафандр травой и ветками и искренне надеясь, что их не разбросает внезапный порыв ветра и луч солнца не блеснет предательски на шлеме – а главное, что катер не сядет позади него.

Шум быстро приближался, и вскоре большой десантный катер коррингартцев, пройдя над вжавшимся в землю пилотом, опустился на заросшую травой почву. «Метров двести», – оценил расстояние Роберт. «Плохо. Слишком далеко.» Он видел, как из открывшегося люка вылезают имперские солдаты – все они были вооружены бластерами, у некоторых, кроме того, были какие-то портативные приборы. Двое вытащили из катера связку металлических стержней – Роберт понял, что это складные носилки. Коррингартцы некоторое время стояли на месте – видимо, выслушивали инструкции командира – а потом пошли в сторону леса. Из своего укрытия Уайт не мог разобрать, сколько их осталось в кабине. В любом случае, ему следовало подобраться к катеру прежде, чем Эмили выйдет из леса и пилот – Роберт все же надеялся, что там один пилот – удвоит бдительность. Поэтому Уайт пополз вперед, не дожидаясь, пока спасательная группа скроется в лесу. Конечно, если кто-нибудь из них сейчас оглянется... Но с какой стати им оглядываться?

Они не оглянулись. Роберт с колотящимся сердцем полз вперед от куста к кусту. В какой-то момент он пожалел, что взял с собой только нож: не надежнее ли была кувалда? Но возвращаться к ранцу было поздно.

Когда до катера осталось тридцать метров, Роберт миновал последний куст. Теперь, если не считать не слишком-то высокой травы, лишь кормовые двигатели могли помешать увидеть его из катера. Неожиданно ему пришла в голову мысль, что, если в катере включены наружные микрофоны, он может выдать себя шуршанием травы. В этот момент из леса вышла Эмили.

Роберт с удовлетворением думал, что она превосходно играет свою роль, пока не понял, что дочь миллиардера на самом деле едва держится на ногах от страха. «Еще, чего доброго, грохнется в обморок раньше времени, – мелькнула у него мысль. – Впрочем, может быть и хуже. Что, если она броситься бежать?»

Невыносимо медленно, стараясь не издать ни звука, Уайт подбирался к катеру. Эмили по-прежнему шла вперед, стараясь не глядеть на наставленные на нее лучевые пушки. Чем ближе она подходила, тем неуверенней становились ее движения. Роберт достиг кормы катера и замер с ножом в руке, готовый в любое мгновение сорваться с места. Эмили зашаталась. «Еще... еще немного...» – мысленно твердил ей Роберт. Эмили сделала еще один шаг и повалилась в траву. «Рано, черт!!!» Но девушка не застыла неподвижно. Она продолжала ползти в сторону катера. «Неплохая импровизация», – мысленно похвалил ее Уайт. «Пожалуй, ползущий к тебе вызывает дальше большее желание помочь, чем просто лежащий.»

Наконец Эмили замерла. Роберт ждал. Прошла минута, другая... Лежа у кормы, землянин по-прежнему не видел, что делается внутри катера. «Хороши же мы будем, если коррингартцы бросили катер пустым, – подумал он. – Эмили, конечно, не видно, есть ли кто в кабине – ей мешает светофильтр, да и расстояние приличное... Так ведь и пролежим до их возвращения.»

В этот момент двигатели взревели. Роберт едва успел откатиться в сторону, когда кормовые сопла выплюнули струи раскаленного газа. Катер оторвался от земли.

31

В первое мгновение Роберт испытал искушение ухватиться за посадочную опору, но тут же понял, что это бессмысленно: все равно ему не удастся попасть в кабину. Тем не менее он вскочил на ноги – теперь это было не глупее, чем остаться лежать. Заметили ли его из катера? Заподозрил ли пилот неладное, разглядывая Эмили с помощью оптических систем? Вряд ли теперь это имеет значение. Вот сейчас катер развернется, опуская стволы лучеметов...

Но катер не развернулся. Поднявшись на несколько футов, он рванулся вперед и через пару секунд опустился слева от Эмили. «Ну конечно! Они сели достаточно далеко от леса, пока не знали, чего им ждать. А теперь, когда пилот убедился, что все спокойно, почему бы не перелететь поближе, вместо того чтобы тащить пострадавшего на себе обратно в катер – особенно если пилот так хорошо владеет машиной? Посадка с точностью до метра!» Пока эти мысли проносились в голове Роберта, ноги уже несли его вперед. Теперь у него не было времени ползти. Коррингартцу хватит нескольких секунд, чтобы понять, к какой расе разумных существ принадлежит Эмили. Оставался крохотный шанс, что он все еще не замечает, что происходит у него за кормой.

В корпусе катера с правой стороны открылся люк. Роберту оставалось еще не меньше двадцати метров. Если коррингартец, вылезая из люка, оглянется... Роберту казалось, что шум его дыхания, вырывавшегося через фильтр шлема, способен привлечь внимание всех обитателей планеты.

Коррингартец выскочил на траву. Как и положено имперским солдатам в тылу, из средств защиты на нем были только легкие пехотные доспехи – нечто вроде древней кирасы или менее старинного бронежилета, только изготовленное из более современных материалов – и шлем, не закрывавший лица. В правой руке он держал бластер.

Роберту осталось около семи метров. Он уже наметил точку удара и занес нож.

Коррингартец насторожился – должно быть, что-то услышал или заметил боковым зрением. Мгновение он простоял в нерешительности, видимо, боясь выпустить из поля зрения Эмили, затем стал поворачиваться.

Роберт в два прыжка преодолел оставшееся расстояние и налетел на врага, одной рукой обхватив его за грудь, а другой со всей силой, увеличенной инерцией движения, вонзая широкое лезвие ему в шею, под нижний край шлема.

Что-то неприятно хрястнуло – должно быть, нож задел шейные позвонки. Роберт выдернул нож и поспешно отступил назад. Коррингартец устоял на ногах и медленно повернулся. «Потрясающая живучесть, – пронеслось в мозгу землянина. – Человек сразу свалился бы.»

Два пилота стояли, глядя друг на друга. На лишенном мимики лице коррингартца шевелились только выпученные глаза. Густая, почти черная кровь лилась изо рта и толчками выплескивалась из раны на шее на отливающие матовым глянцем доспехи. Коррингартец пытался поднять бластер. Уайт выбил оружие ударом ноги. Коррингартец силился что-то сказать в микрофон шлема, но из его горла вырывалось лишь хриплое бульканье. Наконец ноги его подогнулись, и он рухнул рядом с Эмили, которая поспешно вскочила и отвернулась. Тело инопланетянина конвульсивно изогнулось, перевернулось на бок и замерло. Кровь вытекала на траву, словно вино из проткнутого бурдюка. Эмили откинула шлем. Ее тошнило.

Только тут Роберт получил возможность заглянуть в кабину. Там никого не было. Роберт вытер нож о траву и полез внутрь. Он сел в пилотское кресло и потрогал некоторые рычаги, затем концом ножа поддел решетку микрофона на пульте и поковырялся внутри.

– Эмили, где вы там? Забирайтесь на второе сиденье.

Эмили, еще не окончательно пришедшая в себя, залезла в кабину. Роберт, напротив, выбрался наружу и, подхватив под мышки труп, потащил его в катер.

– Уайт, что вы делаете?! – воскликнула Эмили сдавленным голосом.

– Мне надо переодеться, а раздевать его здесь нет времени, – Роберт уложил труп на пол в задней части катера и снова занял место у пульта. Эмили почувствовала, что ее трясет.

Пилот захлопнул люк и щелкнул какими-то клавишами. Ничего не произошло.

– Уайт... Я все хотела вас спросить – разве вы умеете управлять этой штукой?

– Не знаю, никогда не пробовал, – отозвался Роберт почти весело, переключая тумблер. В салоне зажглось и погасло освещение.

– Но как же тогда?!...

– Я уже кое-что смыслю в управлении их космическими кораблями. – Загудел вентилятор. – Рабочее место пилота космолета должно минимально отличаться от рабочего места пилота катера – ведь это часто бывает одна и та же личность. Этого требует элементарная эргономика... – на нескольких экранах сменились изображения, где-то послышалось шипение сжатого воздуха, но двигатели молчали.

– Кажется, они не слышали об эргономике!

– Это было бы неприятно... – пробормотал Роберт, – особенно если учесть, что они будут здесь с минуты на минуту.

– Черт вас возьми, Уайт, делайте же что-нибудь!

– Пожалуй, кое-что я сделаю, – Роберт взялся за рычаги управления оружием. Стволы лучеметов повернулись. Два ослепительных луча полоснули по лесу. Сразу десяток гигантских стволов с треском и грохотом обрушился на землю, образовав непроходимый завал шириной в три километра.

– Это их немного задержит, – невозмутимо заметил Роберт, когда рухнуло последнее дерево. В этот момент, наконец, ожили двигатели. Роберт, нимало не заботясь реакцией Эмили, изобразил в сторону леса непристойный жест и с торжествующей улыбкой поднял машину в воздух.

32

Через несколько секунд Уайт вновь приземлился, чтобы забрать из кустов ранец, и лишь после этого набрал высоту.

– Ну, – нервно спросила Эмили, – и что теперь?

– Теперь осталось найти, где включается автопилот... Кстати, вам не приходило в голову, что здесь нельзя разговаривать? В кабине есть микрофон, и каждое наше слово могут слышать на базе.

– Что же вы не предупредили?

– Потому что я, в отличие от вас, об этом подумал и вывел микрофон из строя.

– Хотите сказать, что вы самый умный?

– Не без этого. Мне хватило ума захватить катер, теперь осталось захватить базу.

– Прекратите строить из себя супермена!

– На вас не угодишь, – логично заметил Роберт и, немного помолчав, добавил: – Впрочем, я и не собираюсь этого делать.

Ему удалось, наконец, найти автопилот и поймать сигналы радиомаяка базы. Катер по-прежнему летел вдоль реки, постепенно отклоняясь в сторону сгоревшей части леса. Роберт, доверив управление автопилоту, расстегнул скафандр и полез в хвост. Через пару минут он вернулся, уже облаченный в доспехи и шлем коррингартца, сел в пилотское кресло и найденной под пультом промасленной тряпкой принялся стирать кровь с доспехов. Эмили отвернулась к иллюминатору.

– Теперь вы можете, наконец, избавиться от тела?

– Сейчас я этим и займусь, – спокойно ответил пилот, ведя катер на снижение.

– Я понимаю, – сказала Эмили с нарастающим раздражением, – вас удивляет моя реакция, ведь для вас это дело привычное...

– А вот тут вы ошибаетесь, – серьезно сказал Роберт. – Мне приходилось стрелять в людей, но дело ограничивалось ранами. Мне приходилось присутствовать при убийствах, но лишь в качестве свидетеля. Только что я впервые в жизни убил... пусть не человека, но – разумное существо. Если верить книгам, у меня должна быть масса переживаний. Но я ничего не чувствую. Впрочем, возможно, потом... Вы пристегнулись? Держитесь крепче.

Роберт открыл люк и накренил катер над сгоревшим лесом. Мертвый коррингартец соскользнул вниз. Там, где он упал, медленно поднялось облако пепла. Полминуты спустя Уайт посадил катер у границы гигантского пожарища, выскочил из кабины и вымазал себе лицо сажей. Шлем скрывал его волосы, так что теперь с расстояния в несколько метров его уже можно было принять за коррингартца.

– Больше никаких остановок до самой базы, – заверил Роберт, когда они снова взлетели.

– Послушайте, – сказала Эмили несколько минут спустя, – конечно, у этого катера неплохие лучеметы, но ведь на базе, наверное, оружие еще лучше?

– Несомненно – так же, как бластер лучше ножа. Но вы сами видели, на что способен фактор внезапности.

– А те, что остались в лесу, не могут предупредить своих?

– Исключено. У их индивидуальных передатчиков максимальная дальность – несколько километров.

– А наш радиомаяк?

– С его помощью нельзя передать что-нибудь осмысленное. Он просто пиликает на заданной частоте. Конечно, они могут его выключить... – Роберт осекся.

– Что-нибудь не так? – встревожилась Эмили.

– Пожалуй, – Роберт, как обычно, решил не оставлять ее в счастливом неведении. – Вы когда-нибудь слышали про код Морзе?

– Не помню. Что это?

– На заре волновой связи аппаратура была слишком несовершенной, чтобы передавать цифровую или сложную аналоговую информацию. Единственно, что передавалось надежно – монотонные сигналы одной частоты и разной длительности. Код Морзе сопоставляет каждому символу алфавита определенную комбинацию коротких и длинных сигналов. Сами понимаете, это довольно медленно плюс затраты на шифровку и дешифровку... Впрочем, в аварийных ситуациях код Морзе иногда применяется и сейчас, поэтому пилоты изучают его.

– Ну и что?

– А то, что коррингартцы в процессе развития своих средств связи должны были придумать что-нибудь подобные. Значит, включая и выключая наш маяк через определенные промежутки времени, они могут передать депешу.

Эта мысль так встревожила Роберта, что он принялся крутить верньер настройки, уйдя с частоты маяка базы и разыскивая сигналы их собственного маяка. Вскоре он нашел их, и из динамика понеслись равномерные гудки. Пилот слушал несколько минут, и за это время гудки ни разу не прервались.

– Странно... – произнес Роберт, – неужели они не добрались до маяка? Правда, я спустил его в довольно приличную яму... но в критической ситуации куда только не залезешь, особенно если ты солдат. Выходит, они или предельно недогадливы, или вообще не знают ничего подобного коду Морзе!

– Вы же сами говорите, сейчас он редко используется. Возможно, никто из спасательного отряда действительно его не знает.

– Возможно, единственным, кто знал такой код, был пилот... В любом случае, нам по-прежнему везет.

– Что это вы называете везением?

– Хотя бы то, что мы захватили катер. То, что от места посадки капсулы до реки оказалось не сто километров, а меньше...

– Но ведь вы говорили, что скорее всего так и будет?

– Большинство людей, мисс Клайренс, в оценке грядущих событий исходят из наиболее вероятного варианта. Это неверно, потому что оставляет возможность неожиданной и роковой ошибки. Следует всегда исходить из наихудшего варианта. Тогда ничто не окажется неожиданностью, а если и ошибешься, то только к счастью.

– Если бы вы всегда следовали своим принципам, то вовремя починили бы компьютер «Крейсера».

– Что делать, иногда реальность оказывается хуже, чем наихудшие прогнозы.

– Послушайте, а вы уверены, что я необходима вам при захвате базы? Может, вы могли бы высадить меня, а потом забрать...

– Хотите отсидеться в безопасности? Ничего не выйдет. Ни один генерал не станет вдвое сокращать свою армию перед решающим сражением.

– Что же я должна буду делать?

– Смотреть в оба и демонстрировать коррингартцам готовность к решительным действиям... Дайте-ка мне мой ранец.

Роберт извлек коробочку с инструментами и отвинтил панель одной из секций пульта. Покопавшись внутри, он извлек наружу несколько проводов и закрепил их концы внутри ранца. Затем он вывинтил из пульта какой-то цифровой индикатор и панель с тремя кнопками, без которых, очевидно, надеялся обойтись при управлении катером, и все это также прикрепил к ранцу. При этом к индикатору осталось подведенным питание, и на нем горели зеленые цифры.

– Что вы делаете? – спросила Эмили.

– АНГ-мину.

– Что это такое?

– Весьма грозное и совершенное оружие. Аннигиляционная мина – это контейнер, внутри которого в силовом поле удерживается антивещество. Как только поле отключается, происходит взрыв чудовищной силы. Таймер отключает поле в установленное время, но естественно, оно может отключиться и раньше, если прекратится подача энергии. Кроме того, мину можно настроить на взрыв по радиосигналу и по его прекращению... Самым замечательным свойством АНГ-мины является то, что ее практически невозможно обезвредить. Здесь нет провода, который можно перекусить. Любое нарушение энергопитания – и...

– Ничего не понимаю. Где вы возьмете антивещество?

– Ну конечно, нигде. АНГ-мину нельзя изготовить кустарным способом. С коррингартцев будет достаточно видеть, что в кабине находится какая-то штуковина, к которой тянутся провода от блока питания. Им придется поверить мне на слово, что это АНГ-мина.

– А если не поверят?

– Я постараюсь их убедить. В конце концов, коррингартцы верят и в более странные вещи.

– Например?

– Например, их император... Чертовски странная личность. Они утверждают, что он царствует уже чуть ли не целый век, хотя средняя продолжительность жизни коррингартцев – пятьдесят земных лет.

– Но ведь это невозможно!

– Возможно, если учесть, что императора – его официальный титул «Божественный Император» – никто толком не видит. Он, конечно, дает аудиенции избранным и даже выступает по национальному 3D-видео [3-Dimensions Video – трехмерное телевидение], но при этом его фигуру полностью скрывает просторный черный плащ с капюшоном, а лицо – черная пластиковая маска. Голос его исходит из репродуктора на маске. Дескать, простые смертные не достойны созерцать лик Божественного... Но вы, конечно, понимаете, зачем это делается на самом деле?

– Может быть, он так уродлив, что это может подорвать его престиж? Может, он мутант?

– Эмили, я был лучшего мнения о вашей способности мыслить. Конечно, нет! Все гораздо проще. Вы, вероятно, знаете из истории, что все цари и фараоны стремились укрепить свою власть не только через светские, но и через религиозные институты, и лучшим в этом плане было обожествление собственной особы. И полному обожествлению мешало лишь одно обстоятельство – ни один из правителей не обладал одним из главных атрибутов бога, то есть бессмертием. Первый из Божественных Императоров Коррингарта решил эту проблему с помощью костюма, полностью скрывающего индивидуальные особенности. Даже голос, ретранслируемый репродуктором, может быть как угодно изменен. Таким образом, императоры, конечно, оставляют потомство и умирают, как и все, но это держится в глубокой тайне. В день смерти правителя наследник облачается в плащ и маску своего предшественника. Конечно, это связано с некоторыми неудобствами, зато позволяет поддерживать версию о бессмертном и божественном... Впрочем, возможно, существо в маске – просто дистанционно управляемый робот, а настоящий император живет в секретной резиденции или даже среди простых смертных. Так или иначе, столь простое и очевидное объяснение не приходит коррингартцам в головы. То есть, конечно, у них может существовать подпольная оппозиция, но по тем данным, которыми располагаем мы, официальная идеология стоит незыблемо.

33

Гигантский лес кончился, уступив место бескрайней степи с разбросанным там и сям небольшими рощицами; потом на горизонте показались горы. Катер миновал невысокий хребет и несколько минут летел над унылым каменистым плато, лишенным всякой растительности. Затем ландшафт внизу снова начал оживать, голубые ленты рек зазмеились между зелеными холмами, и вскоре началась страна озер, над которой Роберту пришлось увеличить высоту, чтобы избежать столкновений с бесчисленными птицами. За озерами вновь потянулись леса, но уже не такие высокие, как по ту сторону гор – пожалуй, ни одно дерево не достигало здесь сотни метров. Наконец впереди показалась обширная проплешина – там находилась имперская база. Роберт снизил скорость.

– Послушайте! – воскликнула вдруг Эмили, пораженная неожиданной мыслью. – А ведь наши действия – это нарушение Бетельгейзианских соглашений!

– Нет, – покачал головой пилот. – Бетельгейзианские соглашения касаются только масштабных боевых действий во Внутреннем космосе. Но в истории еще не было случая, чтобы даже не находящиеся в состоянии войны стороны принимали на себя обязательства о полном отказе от разведки... или мелких диверсий.

В этот момент динамик, из которого на протяжении полета несколько раз раздавались требовательные фразы, вновь ожил. На этот раз Роберт счел нужным пошевелить что-то внутри развороченного микрофона.

– Пусть думают, что у нас вышел из строя передатчик.

Катер медленно поплыл над базой. Роберт поворачивал голову из стороны в сторону, рассматривая серые вытянутые параллелепипеды казарм, внушительные коробки ремонтных мастерских, цилиндры резервуаров, полукруглые ангары и склады, большие чаши антенн, лучеметы на сторожевых башнях, купола административных корпусов, посадочные площадки и далекое бетонное поле космодрома с высокими и тонкими шпилями коррингартских кораблей.

Из динамика прозвучала очередная команда, и Роберт качнул катер с боку на бок.

– Что вы делаете? – спросила Эмили.

– Они велели подтвердить, что я их слышу. Сейчас нам покажут, куда садиться.

Катер неподвижно завис над квадратной площадкой, по краям которой ритмично вспыхивали сигнальные огни, и начал медленно снижаться. К месту предполагаемой посадки подъехали две машины – возможно, медики и пожарные или техническая служба. Вдоль одной из сторон площадки выстроились солдаты. Бластеры у них висели за плечами – видимо, солдат прислали сюда не для боя, но на всякий случай все же дали оружие.

– Ну, Эмили, теперь держитесь, – Роберт положил на колени бластер убитого пилота. – Видите тот купол? Это диспетчерский пост, не главный – тот под землей, но тоже важный...

До земли осталось каких-нибудь четыре метра. Солдаты уже могли разглядеть пилота с черным лицом под легким шлемом и кого-то в скафандре рядом с ним, но еще не видели, есть ли кто-нибудь в глубине кабины. В этот момент катер резко развернулся и рванулся в сторону купола, одновременно открывая огонь из обеих лучевых пушек. Ослепительные лучи вспороли серебристый металл. Солдаты схватились за бластеры, самые проворные успели вскинуть оружие, но было уже поздно. В вихре разлетающихся обломков катер ворвался в пробитую дыру, тяжело ударился об пол и, с визгом царапая покрытие посадочными опорами, остановился в центре круглого зала. Пятеро операторов в ужасе вскочили со своих мест у расположенных по периметру пультов и бросились к выходу. Но в этот миг прозрачный колпак кабины откинулся назад; Роберт, вскочив с бластером в руках, полоснул лучом над головами коррингартцев и выкрикнул какую-то повелительную фразу, с непривычки давясь кашляющими и хрипящими звуками языка безгубых существ. Операторы покорно легли на пол, сцепив на затылке шестипалые руки. Роберт, обращаясь уже, по-видимому, не к ним, прокричал еще несколько фраз, а затем полуобернулся к Эмили, не спуская глаз с заложников:

– Держите палец на кнопке. Мы угрожаем взорвать базу.

– О'кей, – машинально кивнула Эмили, изумленная неожиданным открытием: – Вы знаете коррингартский?

– Ну, знаю – это громко сказано... Мой словарный запас крайне беден, произношение ужасно, а грамматика безнадежна, но, учитывая ситуацию, полагаю, меня поймут. Впрочем, я потребовал, чтобы дальнейшие переговоры велись только через транслятор, так что больше никаких разговоров в полный голос.

Эмили кивнула. Трансляторы – портативные компьютеры для перевода устной речи – использовались на Земле уже не одно столетие; разумеется, они были и у коррингартцев.

Вероятно, поиск транслятора затягивался. Роберт снова, теперь уже более нервно, выкрикнул свои угрозы; на этот раз ему ответил голос из динамика.

– Просят немного подождать, – перевел он и тихо добавил, указывая на операторов: – Эмили, вы сумеете их связать?

– Вы смеетесь? Да мне на них смотреть противно, не то что дотрагиваться.

– Ладно, я сам. Держите бластер и не забывайте про кнопку. АНГ-мина – наш главный козырь.

Роберт подхватил заранее вынутый из ранца трос и побежал к коррингартцам. Он быстро связал им руки за спиной, а потом, секунду подумав, ноги. Испуганные пленники не сопротивлялись. Едва пилот вернулся, голос из динамика сказал по-английски:

– Подойдите к центральному монитору пульта напротив вас. С вами будет говорить его превосходительство комендант.

Роберт решил, что идти – это ниже его достоинства, да и не стоит отлучаться от катера, а потому, демонстрируя пилотское мастерство, оторвал машину от пола, пролетел три метра и, опрокинув стул оператора, посадил катер как раз возле указанного монитора. Экран засветился, и на нем возник коррингартец в роскошном синем мундире с золотой нашивкой в виде стилизованной птицы на рукаве. Широкая прядь витых серебряных шнуров, пропущенных через тяжелую золотую пряжку – вероятно, знак различия – свешивалась с его левого плеча на грудь. На правой стороне груди блестели три многолучевые звезды разной формы и размеров – по-видимому, награды.

– Я комендант базы граф Гхорт зир Ратхерн, – голос был лишен всякой интонации – очевидно, коррингартец пользовался дешевой моделью транслятора. – Кто вы такие и что вам нужно?

– Если я скажу, что мы – путешественники, попавшие в аварию, вы ведь все равно не поверите, – усмехнулся Роберт. – Можете называть меня Смит. Мы хотим покинуть планету и вернуться в земной космос. Если вы не выполните наших условий или попытаетесь напасть на нас, мы взорвем базу АНГ-миной.

– Земляне, сознаете ли вы, что нарушаете Бетельгейзианские соглашения?

– Ничуть не бывало. Мы – не десант и не станем причинять вам вреда, если вы выполните наши требования.

– Почему мы должны верить вам, что предмет в кабине катера – действительно АНГ-мина?

– У меня есть только один способ доказать это, но нам не хотелось бы к нему прибегать.

– Вы не осмелитесь взорвать базу. Здесь находятся земные пленные.

– Я ценю ваше чувство юмора, граф. Неужели вы полагаете, что если под угрозой моя собственная жизнь, то я стану заботиться о чьей-нибудь еще? Но мы теряем время. Если вы знаете, что такое АНГ-мина, то понимаете, что это значит.

– На какой срок у вас хватит энергии?

– Мина сожрала все наши ресурсы. Если бы нам не удалось захватить ваш катер, мы стали бы потоком фотонов еще два часа назад. Сейчас мина питается от аккумуляторов катера. Их хватит еще максимум на четыре часа, и то если отключить все системы. Однако я не намерен так затягивать дело.

– Хорошо. Я слушаю ваши требования.

– У вас на космодроме восемнадцать кораблей. Из них по крайней мере четырнадцать – звездолеты, из которых четыре – беспилотные грузовозы...

– Пять.

– Хорошо, пусть даже пять. Остается девять кораблей. Все они должны быть полностью подготовлены к полету. Мы выберем один из них и улетим.

– Один из этих кораблей – новейший секретный образец. Я не допущу, чтобы он попал в руки землян – даже ценой гибели базы.

– Ладно, граф, но это последняя уступка. Итак, все восемь звездолетов должны быть снаряжены за двадцать минут.

– Вы в своем уме, землянин? Вы знаете, сколько времени требует одна только заправка?

– Для кораблей такого класса – как раз двадцать минут, и то если заправлять с нуля. Но заправка не препятствует параллельному выполнению других операций. Боевой Устав Коалиционных Сил Земли отводит в экстремальных условиях ровно двадцать минут на подготовку корабля к старту. Или вы хотите сказать, что коррингартцы не способны сделать то же, что земляне?

Лицо коменданта было лишено мимики, а транслятор не передавал интонации, но чувствовалось, что Ратхерн разгневан.

– Для коррингартца нет ничего невозможного, но лишь тогда, когда он служит своему Императору, а не помогает его врагам!

– Не кипятитесь, граф. Я же не предлагаю помочь нам из чистого альтруизма. Взгляните на вещи трезво. Что является большей бедой для Империи – спасение двух землян, пусть даже с потерей корабля, или гибель прекрасно оснащенной базы? Итак, корабли должны быть полностью заправлены, батареи заряжены, приборы исправны. Со всех компьютерных систем сняты пароли. На каждом корабле должен быть запас пищи и воды на двадцать человек на две недели полета.

– Но ведь вас только двое!

– Это вас не касается.

– Но я не могу отдать вам столько продуктов – это означает обречь на голод персонал базы!

– Не забывайте, что мы воспользуемся лишь одним кораблем, так что большая часть останется вам. И без всяких фокусов! У нас есть с собой реактивы, необходимые, чтобы обнаружить яды или бактерии.

– Что дальше?

– Мы улетим и оставим вам катер. Мина будет настроена на взрыв по прекращению радиосигнала. Мы будем вести передачу с борта в течение двух часов – этого хватит, чтобы уйти в транспространство. Характер сигналов будет меняться со временем, чтобы вы не могли их смоделировать.

– А что потом?

– Вам хватит этого времени, чтобы транспортировать катер на безопасное расстояние.

– Так не пойдет. Нам нужны гарантии. Что помешает вам прекратить передачу сразу после старта?

– Не прикидывайтесь простачком, граф! Нам тоже нужны гарантии. Не пытайтесь заверить меня, что в этой звездной системе у Империи нет ничего, кроме вашей базы. Наверняка в космосе хватает боевой техники. Она обеспечит возмездие в случае нашего вероломства, а мина – в случае вашего.

– Я не могу сразу принять ваши условия. Мне необходимо связаться с командованием.

– Снова шутите, граф? Как будто вы не знаете, что, пока сообщение дойдет и вы дождетесь ответа, пройдет несколько часов!

– Мы объясним вам, как подключить мину к электросети базы.

– Ничего не выйдет. Вы немедленно выполните мои требования – или взлетите на воздух.

– Вы забываете, что тоже погибнете.

– А разве вы на моем месте устояли бы перед искушением погибнуть, прихватив с собой целую вражескую базу?

– Я – это другое дело. Имперский военный аристократ ставит честь и долг выше жизни. Но вы, земляне, на это не способны. Вы развращены гнилым республиканским духом.

– Пожалуй, поэтому мы не собираемся умирать. Мы просто бросим мину здесь и улетим. Ее аккумулятора хватит на тридцать секунд, за это время с максимальным ускорением можно убраться достаточно далеко.

– Не выйдет. Половина лучеметов базы нацелена на ваш купол. Вас расстреляют в воздухе.

– Очень может быть. У нас один шанс на тысячу. Может быть, на десять тысяч. Но помните, что у вас не будет ни одного шанса. Хватит заговаривать мне зубы, граф! Немедленно начинайте готовить корабли.

– Подождите немного. Если мы не можем связаться со штабом, необходимо собрать Совет офицеров...

Вместо ответа Роберт взял какой-то металлический инструмент и аккуратно уронил его на клеммы в открытой части пульта катера. Сверкнула искра, раздался треск.

– Что вы делаете?

– Только что я разрядил один из аккумуляторов. Теперь до взрыва в лучшем случае три часа – если, конечно, ваше поведение не заставит его ускорить.

34

– Хорошо, – вид металлического предмета, занесенного над следующей парой клемм, убедил коменданта. – Но вооружение кораблей будет демонтировано или приведено в негодность. Если, как вы утверждаете, ваша единственная цель – вернуться в земную зону, вы не станете с этим спорить.

– Не станем. Оставьте только бластеры с полным боекомплектом.

– Но не на двадцать человек!

– Согласен, на двоих.

Зир Ратхерн исчез с экрана, чтобы отдать нужные распоряжения. Роберт тем временем надел поверх коррингартских доспехов свой скафандр (который, впрочем, после этого не застегнулся) и, уже в обеспечивающих изоляцию перчатках, принялся возиться с пультом катера. Он вытащил наружу часть проводов, разрезал их и прикрепил куски к откидному колпаку кабины и люку с внутренней стороны, затем приделал в местах разрезов металлические пластины для лучшего контакта, несколько раз открыл и закрыл колпак и люк и, по-видимому, остался доволен результатом.

– Граф или кто там еще! Я знаю, что вы за нами наблюдаете. Вы поняли, что я сделал? Теперь приемник катера работает только тогда, когда колпак и люк закрыты. Когда мы улетим, не пытайтесь влезть в кабину и обезвредить мину, иначе наш сигнал прервется и – сами понимаете... Где я еще провел провода внутри кабины, вы не видели, так что резать стенки тоже не советую.

К этому времени истекли отпущенные Робертом двадцать минут, и он, недовольно глядя на часы, хотел уже напомнить об этом, когда на экране вновь появился комендант.

– Звездолеты готовы.

– О'кей, граф. Ну, Эмили, поехали выбирать корабль.

– У меня к вам одна просьба, Роберт. Выбирайте корабль с душем.

Это было так неожиданно, что Уайт рассмеялся.

– Черт, а это не самая глупая идея! Ладно, постараюсь. Так, развязывать ли этих типов? Трос жалко бросать... Впрочем, на корабле должен быть такой же, – Роберт опустил колпак и включил двигатели.

– Постойте!

– Тише, тише, Эмили. Что случилось?

– Вы мне напомнили. Пленные... здесь есть пленные земляне. Мы должны потребовать их освобождения.

– Мисс Клайренс, вам своих проблем мало? Нельзя злоупотреблять гостеприимством хозяев. Откуда вы знаете, сколько этих пленных и в каком они состоянии? Вы решили стать сестрой милосердия? Подумайте, ведь над ними могли ставить опыты. Они могут оказаться носителями чумы или чего-нибудь похуже.

– Но Роберт! Участь подопытного кролика – это же хуже смерти! Мы не можем бросить здесь этих несчастных! На корабле наверняка есть все условия, чтобы организовать карантин.

– Я сказал вам – нет. Я не из тех, кто сам себе создает проблемы.

– Но подумайте, Роберт, Земля не забывает подобных заслуг.

– Хотите прельстить меня лаврами героя? Мордоворот в генеральском мундире прицепит мне на грудь медальку из дешевого сплава, будет долго трясти руку и говорить напыщенную чушь, обо мне напишут в газетах, я получу двадцать девять писем от поклонниц и два – от поклонников, и какая-нибудь фирма пригласит меня в свою рекламную кампанию: «Как вам это удалось, мистер Уайт? – Жуйте Stellar Gum, ребята, это единственный ключ к успеху!» Ну нет, благодарю покорно. Я уже объяснял вам, что я абсолютно не тщеславен.

– Вы кончили? Я только хотела сказать, что по недавно принятому закону поступки такого рода награждаются не только медальками, но и солидными денежными премиями.

– Ха! Вот мысль, которая никогда не придет в голову коррингартцам: они бы гроша ломаного не дали за своих пленных. Ну хорошо, допустим, вы меня убедили. Я попрошу графа, но не буду очень настаивать: не хотелось бы ссориться с ним из-за пустяков.

Роберт вновь поднял колпак. Комендант, который не мог понять, почему катер не взлетает, еще оставался на связи.

– Граф, у нас возникло дополнительное требование. Надеюсь, оно вас не затруднит. Мы требуем освобождения земных пленных.

– Еще недавно вы хотели только улететь с планеты.

– Аппетит приходит во время еды. Но я клянусь вам, что это последнее условие. Мы даже не просим для них дополнительных продуктов.

– Они и не потребуются. На базе только один пленный.

– Я вам не верю, – Роберт прикинул, что размер премии пропорционален числу спасенных.

– Это ваше дело, – огрызнулся зир Ратхерн.

– Ну хорошо, хорошо. Значит, этот пленный должен быть доставлен на летное поле, пока мы будем выбирать звездолет.

– Ладно. Но больше никаких условий.

– О'кей.

Щелкнул, закрываясь, колпак. Катер поднялся над полом, развернулся и вылетел из купола.

Вопреки ожиданиям Эмили, Роберт посадил машину на самом краю космодрома, за пределами летного поля.

– Нажмите среднюю кнопку и держите, – велел он своей спутнице. – Они должны быть уверены, что как только вы ее отпустите, произойдет взрыв.

Эмили предстояло сыграть этот спектакль отнюдь не в отсутствие зрителей: вооруженные солдаты уже окружали катер.

– Не скажу: не бойтесь, но, по крайней мере, не показывайте своего страха, – посоветовал напоследок пилот и вылез из кабины. Эмили видела, как он, сжимая бластер, быстрым шагом пересек бетонное поле и исчез в люке одного из кораблей. Она не смогла бы сказать, сколько он пробыл там; казалось, время остановилось, и она теперь вечно будет сидеть, скорчившись в душной кабине над бесполезной кнопкой, в окружении безобразных лиц коррингартцев, под дулами их бластеров... Но, наконец, Уайт вышел из корабля и, не подав никакого знака, направился к следующему.

Он обошел все восемь звездолетов, сопровождаемый молчаливым эскортом солдат, которым, впрочем, он не позволял заходить внутрь. Эмили заметила – или ей только показалось? – что в каждом следующем корабле Роберт задерживается дольше предыдущего, да и походка его изменилась: если вначале он почти перебегал от корабля к кораблю, то теперь шел медленно и словно неуверенно. Наконец, выйдя из последнего звездолета, пилот обратился к офицеру конвоя, у которого на шее висела плоская коробочка транслятора. Тот протянул ему переговорное устройство. На мгновение их руки соприкоснулись, и оба вздрогнули от отвращения.

– Граф, вы меня слышите?

– Слышу, – донеслось из динамика.

– Я выбрал корабль. Где пленный?

– В машине у космодрома.

– Слушайте последние инструкции. Велите своим солдатам отойти от катера на сорок метров. Те, что таскаются за мной, пусть отойдут на край поля. Сейчас я начну радиопередачу, и мой товарищ покинет катер. Пока он будет идти к кораблю, ни один солдат не должен двигаться. Когда он подойдет, подвозите пленного. Машина должна быть открытой и остановиться в десяти метрах от корабля. Все.

Роберт вернул переговорное устройство и направился к звездолету (совсем не к тому, из которого только что вышел). Едва он скрылся внутри, как ожил динамик в кабине катера.

– Эмили, слушайте внимательно. Дождитесь, пока солдаты отойдут и пока в динамике послышатся отчетливые сигналы. После этого нажмите правую кнопку и только потом – слышите: потом! – отпустите среднюю. Откройте люк и вылезайте. Смотрите при этом на часы. Люк должен оставаться открытым 25 секунд – я хочу разрядить аккумуляторы мины – ровно 25, не меньше и не больше. Потом как можно быстрее идите к кораблю. Ничего не перепутайте, иначе мы взлетим на воздух. Повторяю: нажать правую, отпустить среднюю, 25 секунд. Все.

Эмили, как она ни была взволнована и напугана, не могла не восхититься этой речью. Коррингартцам, прослушивавшим разговор, вряд ли могло придти в голову, что это спектакль. Вот только плохо, что пилоту пришлось назвать ее по имени. Эмили понятия не имела, почему это плохо; но ведь неспроста же Уайт назвался Смитом. Впрочем, если бы он назвал ее по фамилии, было бы гораздо хуже...

Она старательно выполнила все инструкции по обращению с миной и быстро, почти бегом, устремилась к кораблю, в котором скрылся пилот. Солдаты стояли неподвижно, но это не была неподвижность статуй – это была неподвижность видневшихся впереди космических кораблей, готовых к старту в любую секунду. Палило солнце, и ни единый ветерок не колебал раскаленный воздух, поднимавшийся над разогретым бетоном. Над летным полем тяжело нависла неестественная тишина, нарушаемая лишь звуком торопливых шагов Эмили.

Но вот тишину разорвал шум мотора. Эмили обернулась. Легкий колесный кар мчался в сторону звездолета. На заднем сиденье сидели трое, и лицо у того, что в центре, было белое. Но Эмили понимала, что у нее еще будет время познакомиться с освобожденным землянином, и не стала замедлять шаг. Как раз тогда, когда она ступила на трап, кар затормозил в десяти метрах у нее за спиной.

– Быстрее поднимайтесь, – донесся из люка голос Роберта, усиленный репродуктором внутренней связи. – Вот уж кого не ожидал здесь увидеть, – удивленно добавил про себя пилот.

Эмили обернулась, чтобы взглянуть на бывшего пленника, который уже вылез из машины, и тоже не смогла сдержать удивленного восклицания:

– Майор Сэндерс!

35

– Мисс Клайренс, поднимайтесь ко мне в рубку, – Роберт по-прежнему распоряжался через репродуктор, – а вас, майор, я попрошу занять кресло в третьем отсеке. Я включил там внутреннюю связь; сообщите, когда будете готовы к старту. Вы хорошо себя чувствуете, майор? Я буду взлетать на четырех g.

– Со мной все в порядке, благодарю вас, – крикнул Сэндерс в сторону микрофона шлюзового отсека.

– Вы могли бы и меня спросить, Уайт! – раздраженно заметила Эмили.

– Что касается вас, то я по опыту знаю, что вы можете выдержать значительно большую перегрузку, – невозмутимо ответил пилот.

Эмили поднялась в рубку, значительно более просторную, чем на звездолете, доставившем их сюда – вообще, выбранный Уайтом корабль относился к гораздо более высокому классу. Роберт молча указал ей на кресло. Он уже успел стереть сажу с лица – впрочем, не слишком старательно, так что на коже остались грязные разводы; но даже и они не могли скрыть неестественной бледности пилота. Хотя в рубке работал кондиционер, на лбу Уайта блестела испарина, и Эмили заметила, что его руки дрожат.

– Что с вами, Роберт? Вам плохо?

– Последствия передозировки, о которых я предупреждал. Действие стимуляторов превращается в свою противоположность. Ничего, до входа в транспространство как-нибудь протяну. Я позвал вас, чтобы, во-первых, вы раньше времени не общались с Сэндерсом... ну и, на всякий случай... если мне вдруг вздумается потерять сознание, нажмите эту кнопку и постарайтесь поскорее привести меня в чувство.

– Роберт... может, не надо четырех g?

– Вы знаете, я меньше всего склонен корчить из себя героя... Но, увы, надо. У нас очень мало времени.

– Наихудший сценарий? – улыбнулась Эмили. Пилот кивнул. В этот момент на одном из экранов панели связи возникло лицо Сэндерса.

– Мистер Уайт, я готов.

– Отлично. Взлетаем!

Когда корабль вырвался из гравитационных сетей планеты, Роберт уменьшил ускорение, но лишь до 3 "g" – приемлемый уровень для того, чтобы устроить небольшое совещание, не покидая кресел.

– Прежде всего, майор, мне хотелось бы услышать вашу историю. Это важно.

– Ну... вскоре после того, как вы исчезли, воспользовавшись коррингартским кораблем – все же это было весьма опрометчиво с вашей стороны – на планету высадился имперский десант. Они застали меня врасплох, бежать было некуда... Меня доставили на эту базу пару дней назад и сразу допросили с помощью брэйнсканера. Целый день потом голова болела... Все время держали в маленьком помещении без окон, с искусственным освещением... Вот, собственно, и все.

– Майор... я понимаю, вы можете считать, что откровенность не в ваших интересах. Но, раз уж мы взяли вас на борт, поверьте, мы не выбросим вас в открытый космос. На борту есть условия для организации карантина, и чем скорее по прибытии в земной космос вам окажут помощь, тем больше у вас шансов. Вы уверены, что над вами не проводили экспериментов медико-биологического характера?

– Нет, мистер Уайт. Я понимаю ваше беспокойство, но с этим все в порядке.

– Надеюсь, вы говорите правду. Ведь если это не так, вы рискуете не только собственной и нашими жизнями – вы подвергаете опасности множество людей там, куда мы летим.

– Да нет же, Уайт, клянусь вам! Я абсолютно здоров.

– Рад это слышать. Если хотите, можете подняться в рубку. Я уменьшу на минуту ускорение.

– Ну вот еще! – возмутился Сэндерс. – По-вашему, солдат американской армии не способен подняться по лестнице при каких-то трех g?

– Браво, майор! – улыбнулся Роберт. – Я вижу, вы и впрямь в отличной форме. «Чего нельзя сказать обо мне», – мысленно добавил он.

Через пару минут, тяжело дыша и цепляясь за поручни – перегрузка все-таки сказывалась – майор появился в рубке и занял свободное кресло.

– Я еще не объяснил причин спешки, – продолжил Роберт. – Дело в том, что коррингартцам не понадобится двух часов, чтобы избавиться от угрозы взрыва. Правда, катер достаточно тяжел, чтобы оттащить его другим катером, а наземной технике понадобилась бы как раз пара часов; но у них под рукой несколько готовых к старту космолетов. Я нарочно бросил катер подальше от летного поля; пока они пригонят погрузчик, пока загрузят катер в трюм, пока выйдут на орбиту – на все это уйдет время. Но, вне зависимости от того, сбросят ли они катер на другое полушарие или, соблюдая все меры предосторожности, попытаются разминировать на орбите – вся операция займет максимум полтора часа, а скорее всего, минут 70. Таким образом, у нас осталось еще чуть больше получаса на уход в транспространство. На моем «Крейсере» меня бы это не беспокоило, но у этого корабля двигатели хуже, да и масса куда больше – значит, и скорость трансперехода должна быть выше, вот и приходится гнать.

– Вполне разумно, – согласился майор. – Кстати, я еще не поблагодарил вас за мое освобождение.

– Благодарите коррингартскую шпионку Эмили Клайренс, своим освобождением вы обязаны ее безграничной доброте, – Роберт удовлетворил, таким образом, и любовь к справедливости, и любовь к насмешкам.

– И безграничной жадности мистера Уайта, – пробурчала под нос Эмили. Но Роберт расслышал.

– Ну что вы, моя жадность имеет границы. Я уже говорил, мои амбиции ограничиваются островом... Впрочем, это к делу не относится. Итак, пока все функционирует нормально, и мы должны успеть перейти в транспространство прежде, чем наш обман с миной раскроется.

– Вы уже выбрали систему прибытия? – поинтересовался Сэндерс.

– Да, одна из звездных систем Среднего космоса. Я уже задал курс. Этот корабль оснащен системой полной навигации – превосходная вещь. Трехмерная компьютерная звездная карта, которую можно как угодно масштабировать и поворачивать под любыми углами. Автоматический пересчет координат относительно любой звезды – не надо переводить из коррингартских координат в гелиоцентрические. Вообще этот корабль неплохо оборудован. Знаете, что здесь есть, Эмили?

– Душ?

– И это тоже. Но я имел в виду систему транссвязи.

– А... вы совершенно уверены, что это именно она? – Эмили слишком хорошо помнила предыдущую ошибку.

– На этот раз ошибки быть не может, – заверил пилот.

– Верно, – присоединился Сэндерс. – Я хорошо знаком с аппаратурой транссвязи и могу подтвердить, что это действительно она.

– Тогда почему мы не отправим трансграмму?

– Надо бы, – согласился Роберт, – особенно если учесть, что мы вломимся в земной Средний космос на коррингартском боевом звездолете. Я еще не забыл, майор, какой прием вы оказали даже безобидному «Крейсеру»... Но это довольно хлопотное дело, а я еще занят нашим курсом.

– Ничего, я могу отправить трансграмму, – предложил майор, словно желая загладить вину перед «Крейсером» и его владельцем. – Скажите только координаты получателя.

Роберт назвал координаты звездной системы, выбранной им в качестве порта прибытия.

– Текст, я думаю, сами придумаете, – добавил он. – Сможете перевести из коррингартской кодировки в стандартную земную?

– Я же говорил – я разбираюсь в системах транссвязи.

Пока майор занимался трансграммой, Роберт закончил программирование полета, но продолжал внимательно следить за индикаторами и экранами.

– Вы бы отдохнули, – заметил ему Сэндерс, – у вас нездоровый вид.

– Да, лишняя доза лекарств, да еще эта чертова перегрузка... Но я предпочитаю проследить за всем до конца. Я сделал все, что мог, чтобы не дать коррингартцам заминировать корабль, испортить аппаратуру, отравить пищу и воду – я заставил их сделать максимум работы за минимум времени на многих кораблях и использовать продукты из их собственного резерва. Конечно, я протестировал и основные компьютерные программы. Но вероятность, что они все же успели где-нибудь напакостить, остается... Мисс Клайренс подтвердит вам, что даже земным компьютерам не всегда можно доверять...

Последние слова Роберт произнес уже с трудом: силы окончательно оставляли его. В глазах темнело, пилот лишь усилием воли отгонял дурноту. Казалось, что сердце колотится с трудом, и каждый его удар отдавался болью в висках. Окружающий мир утрачивал реальность, проваливался в тошнотворную пустоту, и лишь где-то там, на периферии небытия, маячили экраны навигационной системы.

Но вот сквозь шум в ушах донесся высокий сигнал. Готовность к транспереходу! Наконец-то! Роберт бросил последний взгляд на пульт и позволил беспамятству одолеть себя. В последний момент его гаснущее сознание успело отметить что-то неладное, но уже не успело это проанализировать.

36

Роберт открыл глаза и потянулся. Должно быть, отдых пошел ему на пользу: он чувствовал себя превосходно. Как он и предполагал, тяжелое забытье скоро перешло в глубокий сон, продолжавшийся как раз столько, сколько требовалось организму на восстановление сил. Сколько же именно? Роберт посмотрел на часы и убедился, что проспал немногим меньше полутора суток. Значит, полет продлится еще пять дней... Уайт огляделся. Он лежал на койке в офицерской каюте – очевидно, его перенесли сюда из рубки, предварительно сняв скафандр. Каюта была не слишком просторной, но все же, помимо койки, вмещала стол, стул и небольшой шкафчик. Над столом была укреплена панель связи. В каюте было две двери, одна вела в коридор, другая, как убедился Роберт – в туалет. Туалет был общим для двух соседних кают: когда дверь с одной стороны открывалась, дверь с другой стороны автоматически блокировалась.

«Теперь неплохо бы позавтракать, – Роберт вспомнил, что двое суток ничего не ел. – Или, может, принять душ? Нет, сначала завтрак.»

Пилот вышел в коридор и спустился в кают-компанию. Он нажал кнопку, и часть крышки стола ушла вниз, а потом вернулась с порцией саморазогревающихся консервов и стаканом тонизирующего напитка. Роберт вызвал из недр стола еще несколько порций, что неудивительно, если учесть, сколько времени он испытывал недостаток в воде и нормальной пище.

«Это вам не калорийные таблетки, – думал пилот, пережевывая странную, но приятную на вкус еду. – Однако почему я еще никого не встретил?» Поразмыслив, он решил, что сейчас, возможно, ночь по корабельному времени – в космосе время суток – абстрактное понятие, и его спутники могли установить его как угодно в соответствии с их собственным желанием спать. Это было вполне логичное объяснение, да и, к тому же, даже днем кают-компания – не единственное место, где могли находится майор и Эмили. И все же Роберт чувствовал смутное беспокойство.

Когда он принял душ, тревога его обрела более четкие очертания. Он понял, что его беспокоит не столько отсутствие товарищей, сколько какое-то ускользающее воспоминание. Какое-то событие или обстоятельство, предшествовавшее его потере сознания при транспереходе...

Роберт поспешно поднялся в рубку. Здесь также никого не было. На первый взгляд все было в норме. Горели синие транспаранты – цвет, соответствующий у коррингартцев земному зеленому, цвет, означающий нормальное функционирование систем. Мертвыми индикаторами темнел только обесточенный пульт управления огнем, поскольку бортовое оружие было демонтировано. Жизнеобеспечение, энергоснабжение – все в порядке...

Роберт бросил взгляд на табло, отсчитывающее время до прибытия. Число показалось ему странным. На несколько мгновений он задумался, переводя коррингартские символы и единицы в земные... Результат вышел столь нелепым, что пилот провел расчеты заново – и вновь получил то же значение. «Ничего не понимаю. Выходит, нам осталось лететь меньше двух суток! Но этого не может быть! Даже для земного корабля такой массы это слишком быстро... а ведь у коррингартцев хуже двигатели... Не мог же я проспать пять дней! Я бы шатался от слабости, да и своим часам я верю больше, чем всем имперским приборам, вместе взятым...»

Роберт поспешно пробежал пальцами по клавишам навигационной системы. Возникшая на экране звезда и ее координаты не оставляли сомнений. Курс был изменен! Корабль шел совершенно к другой цели, неисследованной, насколько было известно Роберту, звездной системе в Дальнем космосе, неизвестно даже, по чью сторону Границы. Теперь Уайт, наконец, вспомнил, что его беспокоило. Вспомнил, как перед самым транспереходом майор Сэндерс, искоса глядя на теряющего сознание пилота, потянулся от панели связи к навигационной панели...

Теперь уже ничего нельзя было исправить – курс корабля не может быть изменен в транспространстве, как не может быть послана оттуда трансграмма. Но все же кое-что следовало предпринять. Роберт, стараясь неслышно ступать по коридорам и лестницам, спустился в шлюзовой отсек. Он опасался, что какая-нибудь из дверей, мимо которых он проходил, откроется, но этого не случилось. Держит ли Сэндерс Эмили взаперти? Вряд ли, ведь она ничего не понимает в показаниях приборов рубки и, значит, не представляет для него опасности. Во всяком случае, лишь нежеланием майора раньше времени открывать глаза Эмили мог объяснить Уайт свою собственную свободу. Весьма опрометчиво со стороны Сэндерса, подумал Роберт, входя в шлюзовой отсек. Вот и скафандры, и рядом с каждым из них – десантный бластер и лучевой пистолет...

– Не трудитесь, Уайт. Он не заряжен.

Пилот резко обернулся, сжимая бесполезный пистолет в руке. В отсек спокойно вошел майор с точно таким же, но, очевидно, заряженным оружием.

– Что все это значит, Сэндерс?

– Это я у вас хотел спросить. Почему, проснувшись, вы сразу кинулись за оружием?

– Зачем вы изменили курс?

– Чтобы помешать вам привести корабль туда, куда вы хотели. Захолустная планета, практически неосвоенная, без официальных представителей властей – удобное место, где вас ждут сообщники. Они вас не дождутся. Вместо этого вы будете доставлены на военную базу.

– Ничего не понимаю. Вы что, обвиняете меня в преступлении? В каком именно?

– В государственной измене. Членство в преступной организации, сотрудничающей с коррингартской разведкой.

– Майор, вы параноик! Сначала вы подозревали в шпионаже Эмили Клайренс, теперь меня!

– Я возводил незаслуженные обвинения на мисс Клайренс лишь затем, чтобы усыпить вашу бдительность. В тех условиях мне имело смысл изображать к вам полное доверие.

– Но я же прошел брэйнсканирование!

– Точнее, вы так думали. Существует ряд психологических приемов, в совершенстве овладев которыми, можно, как будто бы, обмануть брэйнсканер. Вы думали, что вам это удалось, но результаты вашего допроса сразу вызвали подозрение. Лишь внезапная атака на нашу базу помешала разобраться с вами.

– Это полный бред. Майор, я же спас вас!

– Мисс Клайренс рассказала мне, почему вы это сделали.

– Но мое нападение на имперскую базу!

– Инсценировка. Комендант подозрительно быстро принял все ваши условия, не правда ли? Впрочем, я не намерен дискутировать с вами. В мотивах ваших действий разберется следственная комиссия.

Роберт понял, что переубеждать майора бессмысленно. То, что говорил Сэндерс, было полной чепухой – и возможность обмануть брэйнсканер, и захолустность выбранной Уайтом звездной системы, и наконец, слова о военной базе. Вполне возможно, в той системе на Границе действительно была база, но, если бы Роберт действительно был преступником, его следовало бы доставить в тыл, в Средний космос, а не на секретный военный объект на передовой! Какую игру ведет Сэндерс? Может, он действительно сумасшедший? Размышлять об этом не было времени. Роберт решил немедленно переломить ситуацию в свою пользу. Сэндерс, увлекшись своими обвинениями, подошел слишком близко и, похоже, чувствовал себя чересчур уверенно. Роберт, облокотившийся о стену рядом со скафандрами, резко схватил один из них и бросил в майора, одновременно отскакивая в сторону, чтобы не попасть под выстрел. Сэндерс пошатнулся, взмахнул руками, но устоял. Скафандр упал на пол, и в тот же момент Роберт, все еще ожидая выстрела, бросился под ноги своему противнику. Сэндерс перелетел через него и выронил пистолет. Тот, вращаясь, заскользил по полу. Оба противника метнулись за ним. Майор дотянулся первым, но Роберт ударил его по руке, и оружие отлетело еще дальше. Несколько секунд два человека катались по полу, вцепившись друг в друга; наконец пилоту удалось отпихнуть ногой Сэндерса и схватить пистолет. При виде наставленного на него дула майор прекратил сопротивление.

– Так-то лучше, – сказал Роберт, поднимаясь. – Я не знаю, чего ради вы все это затеяли...

– Не думайте, что это вам поможет! – крикнул майор. – Своим поведением вы окончательно разоблачили себя! Если бы вы были невиновны, зачем бы вы стали нападать на меня?

– Просто не люблю, когда в меня тычут пистолетом.

– Курс корабля уже нельзя изменить! – майор кричал все громче, словно стараясь что-то заглушить. – Я предупредил, кого надо, трансграммой! Вам приготовлена подобающая встреча, и любые попытки ускользнуть... БЕЙ!!!

Слишком поздно Роберт понял, что странная речь Сэндерса, все его бессмысленные обвинения предназначены вовсе не для его, Роберта, ушей, что он стоит спиной к люку и что, произнося последние фразы, майор смотрел на что-то позади него...

Сильный удар обрушился сзади на голову пилота. Колени его подогнулись, и он рухнул на пол, теряя сознание. Последним, что он услышал, была фраза Сэндерса:

– Отлично сработано, мисс Клайренс.

37

Когда Роберт пришел в себя, он услышал щелчок закрывающейся двери. Пилот осторожно приоткрыл один глаз, но никого не увидел – очевидно, его тюремщики только что вышли. Что ж, теперь у него было время обдумать положение. Роберт снова лежал на койке в офицерской каюте, но это была уже другая каюта. Вся прочая мебель была из нее убрана – остались лишь дырки в полу там, где мебель была привинчена. Панель связи также отсутствовала; из стены свисали провода. Руки пилота были связаны подобным проводом. Сперва это показалось ему бессмысленной жестокостью – ведь, запертый в каюте, он не представлял опасности для своих врагов – но потом он понял, что его связали сразу же после удара, опасаясь, что он быстро придет в себя. Роберт сел на койке и увидел на полу две банки саморазогревающихся консервов и двухлитровый баллон с водой. Значит, его не выпустят отсюда до конца полета. Что ж, тогда, по крайней мере, можно надеяться, что ему не помешают освободить руки.

Роберт осторожно потрогал голову и поморщился от боли. Хорошо, если нет сотрясения мозга, а ведь у него еще не исчезла шишка, оставшаяся от встречи с гигантской птицей. «Что-то в последнее время развелось слишком много желающих вышибить мне мозги», – невесело подумал пилот. Впрочем, в обоих случаях виноват он сам – проявил недостаточно осторожности... Но Эмили Клайренс! Вот уж, действительно, неожиданность... Презрение, которое Роберт всегда испытывал к женщинам, сыграло с ним злую шутку: он перестал воспринимать их как возможных противников, как потенциальные источники опасности. Он забыл золотое правило Границы – лучше переоценить, чем недооценить врага – за что и поплатился. Однако кто бы мог подумать, что Эмили окажется в сговоре с Сэндерсом? Все выглядело так, как будто прежде они не были знакомы, да и встреча их на разрушенной базе землян была чистейшей случайностью – даже если Эмили Клайренс была крупным специалистом по компьютерам, она не могла вызвать сбой в компьютере «Крейсера», она ведь не заходила в рубку до трансперехода. Впрочем, очень может быть, что майор говорил правду, и Эмили Клайренс – никакая не Эмили Клайренс. Роберт не сомневался в готовности миллиардеров заниматься темными делишками, но вряд ли они втягивают в это собственных дочерей. Но, кем бы на самом деле не была эта стерва – Роберт решил отныне мысленно называть ее так – сейчас важнее всего было понять, что за план она реализует. В ее действиях не просматривалось никакой логики. Если она заодно с Сэндерсом, зачем тайно от него хотела отправить трансграмму? Если она связана с коррингартцами, зачем покинула корабль на капсуле вместе с Робертом? Похоже было, что она и Сэндерс ведут каждый свою игру, но сочли возможным объединиться против Уайта вместо того чтобы использовать его друг против друга. Похоже, Роберт вляпался в сложную, многоплановую интригу... Пилот, конечно, не думал, что центром этой интриги может быть он – он слишком мелкая фигура. В его биографии, правда, были эпизоды, способствовавшие приобретению опасных врагов, и один из таких эпизодов – тот, в котором он получил свои превосходные часы – едва не стоил ему жизни, но никто из этих врагов не стал бы мстить столь изощренным способом, а ограничился бы банальным убийством. Выходит, Роберт просто случайно оказался на пути у... у кого? У мафии? У коррингартской разведки? Может – чем черт не шутит – и у земных спецслужб, в чистоплотность коих он, как разумный человек, естественно, не верил? Во всяком случае, похоже, что «стерва» с коррингартцами не связана, а вот Сэндерс... Слишком уж подозрительно он остался в живых – один из всего персонала – после коррингартской атаки, да и сама атака на секретный военный объект была слишком уж внезапной и целенаправленной. И зир Ратхерн слишком охотно отдал Сэндерса Уайту, повозмущавшись только для вида. А ведь он знал, что пленный землянин представляет немалую ценность... Коррингартцы своих не выкупали и не обменивали, если только те не были знатными аристократами, но ведь у землян совсем другой подход. Кому же все-таки принадлежит планета, на которую они направляются – Земле или Империи? Или это один из тех диких пограничных миров, где нет ни колоний, ни военных баз, а единственными представителями закона являются лучемет и клыки местной фауны? Такое место вполне могло явиться результатом компромисса между коррингартским агентом и представительницей земных нелегальных структур, но зачем везти туда его, Роберта? Не проще ли сразу прикончить? Неужели «эта стерва» в порыве сентиментализма не позволила убивать того, кто не раз спасал ее саму? Уайт усмехнулся. Кстати, не исключено, что она все-таки настоящая Эмили Клайренс. Эти детки миллиардеров, с малых лет имеющие все, быстро всем пресыщаются и начинают искать будоражащих приключений. Для них немудрено впутаться в крупную аферу, тем более что осознание риска компенсируется мыслью о добром папочке, который, конечно, в случае чего отстегнет сотню-другую миллионов, чтобы вытащить любимое чадо из беды...

Эти мысли крутились в мозгу Роберта, пока он пытался зубами развязать провод. Дело продвигалось с трудом: узел был крепко затянут, зубы соскальзывали с изоляции, и к тому же каждое сжатие челюстей отзывалось болью в голове. Но, наконец, пилоту удалось вытащить кисти из расширившейся петли. Некоторое время он разглядывал провод, пытаясь найти ему полезное применение, но так ничего и не придумал. Конечно, можно было бы встать возле двери и накинуть провод на шею тому, кто войдет, но подобный маневр требовал внезапности, Роберт же не сомневался, что в каюте имеется скрытая камера. Капитан имперского корабля должен иметь возможность наблюдать как за солдатами, так и за офицерами... Взгляд пилота переместился на оголенные конца проводов, торчащих из стены. Вот если устроить короткое замыкание... Роберт провел рукой с часами возле проводов, но датчики ничего не зарегистрировали. Все было обесточено.

По мере того, как его взгляд дюйм за дюймом обшаривал каюту, пилот терял последние остатки надежды. Ни выбраться наружу, ни устроить что-нибудь внутри. Дверь в коридор герметична и выдерживает перепад давления в несколько атмосфер – результат небольшого взрыва. Замок электронный, может быть заблокирован с центрального пульта, что и имеет место в данный момент. Дверь в туалет... забаррикадироваться, что ли, внутри? Роберт усмехнулся. Разумеется, замок этой двери тоже управляется с центрального пульта. А вот камеры там, пожалуй, нет, если только бывший капитан этой посудины не извращенец... Стоп! А нельзя ли через туалет проникнуть в соседнюю каюту? Роберт вошел в кабинку и закрыл за собой дверь. Так, теперь дверь с другой стороны заперта. А если снова открыть и закрыть свою дверь, имитируя, что пользовавшийся кабинкой вышел? Роберт попробовал, но противоположная дверь осталась заблокированной. Видимо, здесь используется более сложный механизм, чем примитивное реле, проверяющее на четность число открываний и закрываний дверей – возможно, какой-нибудь фотоэлемент проверяет, есть ли кто в кабинке... или конденсатор определяет по изменению емкости... вот ведь стояла перед кем-то инженерная задача!

Окончательно убедившись, что побег невозможен, Роберт снова улегся на койку. Вскоре им овладела скука – главная беда всех узников, во всяком случае, тех, кто избавлен от еще большего зла – общества себе подобных. Уайт испытывал искушение корчить рожи скрытой камере или громко ругать своих тюремщиков самыми грязными словами из лексикона Границы, однако он воздержался от того и другого, не желая доставлять своим врагам бесплатное развлечение. Вскоре он принялся напевать под нос все песни, которые знал, а те, что ему особенно нравились – по нескольку раз. Когда песенный репертуар был исчерпан, Роберт попытался вспомнить какую-нибудь шахматную задачу, чтобы решить ее в уме, но, как назло, ни смог вспомнить ни одной. Сон был бы для него спасением, однако его организм еще долго не должен был испытывать потребности во сне. Промучившись несколько часов, пилот встал и долго ходил по каюте; завязал в сложный узел торчавшие из стены провода; попытался отвинтить от пола койку и убедился, что сделать это невозможно без специального инструмента. Все это занимало ненадолго. Он начал понимать заключенных, вешавшихся в своей камере. Наконец ему удалось заснуть; однако, проснувшись и взглянув на часы, он понял, что проспал всего ничего. Роберт без аппетита, единственно с целью хоть чем-то занять себя, опорожнил банку консервов и запил водой – это была обычная вода, а не тонизирующий напиток. «Чертовы скупердяи!» – подумал Уайт. К этому времени он уже понимал арабских джинов, поклявшихся убить своего освободителя. Он готов был убить всякого, кто войдет.

В этот момент входная дверь наполовину приоткрылась, и в каюту – очевидно, не без посторонней помощи – буквально влетела Эмили Клайренс. Дверь немедленно захлопнулась снова; щелкнул электрический замок.

38

Роберт ничем не выдал своего удивления – впрочем, он был не так уж удивлен, поскольку не считал союз между своими тюремщиками надежным. Произошедшее между ними было, очевидно, выгодно пилоту, однако, отбросив абстрактные размышления об убийстве, он все же не мог удержаться от мести.

– Поссорились со своим дружком, и он вас выгнал? – осведомился Роберт тоном аристократа, отчитывающего нерадивую служанку.

– Никакой он мне не дружок! – воскликнула Эмили, обретая, наконец, равновесие на середине каюты и потирая правое плечо – видимо, ее только что вели, заломив руку за спину. – Этот ублюдок – коррингартский шпион!

Роберт фыркнул.

– Кажется, скоро слова «коррингартский шпион» будут вызывать у меня приступ нервного смеха. Меня просто поражает человеческая неоригинальность.

– Но он на самом деле шпион! Он признался в этом! Он обманул меня... так же, как обманул вас... то есть вы его раскусили, но я...

– Что я слышу! Вы, кажется, признаете, что ваше вмешательство было несколько несвоевременным?

– Роберт, я ужасно сожалею...

– Я тоже. Из-за вас я теперь имею роскошные шансы провести остаток жизни в имперской лаборатории, – пилот поднялся с койки.

– Роберт... великий космос, что вы собираетесь сделать?!

– Отдать небольшой должок, – Роберт дотронулся до волос на макушке, приближаясь к Эмили с самым недвусмысленным видом.

– Но, Роберт... неужели вы ударите женщину? – она попятилась.

– Почему бы и нет? Особенно учитывая, что она ударила меня первой. Кстати, что это было?

– Ножка от стола из этой каюты, – Эмили уперлась спиной в стену и поняла, что дальше отступать некуда. – Сэндерс специально запер меня с вами, чтобы посмотреть на что-нибудь подобное! Вы хотите доставить ему удовольствие?

– В данный момент, как, впрочем, и всегда, я хочу доставить удовольствие себе. Кстати, мой кулак не такой твердый, как ножка от стола, – Уайт замахнулся.

Тут Эмили сделала то, чего потом долго не могла себе простить. Вместо того, чтобы, как она собиралась еще мгновение назад, сопротивляться или хотя бы гордо выпрямиться, презрительно глядя в глаза пилоту, она забилась в угол и, пронзительно визжа, закрыла лицо руками. Роберт с полминуты наслаждался этим зрелищем, а затем, бросив: «Руки марать неохота», вернулся к своей койке и снова улегся, положив руки под голову. Эмили всхлипывала в углу.

– И такое ничтожество лезет в межзвездные аферы! – заметил вслух пилот.

– Да какие еще аферы! – воскликнула сквозь слезы Эмили. – Я же говорю, он обманул меня! Почему вы мне не верите?

– Я ничему не верю, даже тому, что вы Эмили Клайренс. Впрочем, я готов выслушать вашу версию событий.

Но Эмили надулась и замолчала. «Чем черт не шутит, вдруг она и правда ни при чем», – подумал Уайт. «В любом случае, следует объединиться с ней против Сэндерса – если, конечно, подобные термины уместны в нашем положении.»

– Слушайте, как говорил наш общий друг Сэндерс, кем бы вы ни были, на данном этапе у нас общие интересы. Поэтому перестаньте корчить из себя обиженную добродетель – тем более что у меня для этого куда больше оснований – и рассказывайте все.

– Какой смысл мне рассказывать, раз вы мне не верите?

– Получить ножкой стола по голове от человека, которого вытащил на себе из горящего леса – это, знаете ли, достаточный повод для недоверия.

– Но я же говорю, это все из-за этой скотины Сэндерса! Когда мы вошли в транспространство...

– Погодите. Доверие не строится на полуправде. Вы уверены, что хотите начать свой рассказ именно отсюда?

– А откуда же еще?

– Вы никогда прежде не знали Сэндерса?

– Нет, разумеется!

– И не имели никаких дел в Дальнем космосе? Или, возможно, на Земле – я имею в виду такие дела, которые обычно не афишируют? Говорите прямо, я ведь не полиция.

– Конечно же нет! Великий космос, Уайт, за кого вы меня принимаете?!

«Если она и врет, то чертовски хорошо играет», – подумал Роберт.

– Ну хорошо. Допустим, вы не имеете отношения ни к чему подобному и все наши приключения – только цепь неприятных случайностей. Итак, перед самым транспереходом я отрубился, и Сэндерс изменил курс...

– Тогда я этого не поняла. Ведь я же не разбираюсь в управлении кораблями.

– Но теперь вы знаете, куда мы направляемся?

– Да. На одну из имперских планет. Там имеется их база. Так, по крайней мере, он мне сказал.

– Но почему в Дальнем космосе, возле Границы? Почему не в имперском тылу? А, я, кажется, понимаю. Я слишком долго продержался, до самого трансперехода. У Сэндерса просто не было времени на более радикальную корректировку курса. Хорошо, продолжайте.

– Мы перенесли вас в каюту, уложили на койку и сняли скафандр. Сэндерс осмотрел вас, пощупал пульс и сказал, что вы вне опасности. Потом мы с ним выбрали по каюте, и он сказал, что хочет со мной поговорить. Я ответил, что у меня голова идет кругом от всех этих событий, что я устала, что нам лететь в транспространстве еще несколько дней и он спокойно сможет поговорить со мной завтра.

– Ну и ну! А как же женское любопытство?

– Прекратите, наконец, свои насмешки! Я понятия не имела, о чем пойдет речь. У меня сложилось впечатление о Сэндерсе как о типичном солдафоне, и я думала, что он станет расспрашивать, как расположены здания имперской базы, какую скорость развивает катер и о прочих сведениях, представляющих, по его мнению, военный интерес.

– И он согласился?

– Думаю, он понимал, что вас можно не опасаться еще около суток, и поэтому согласился. Видимо, решил, что в более спокойном состоянии я отнесусь к его рассказу с большим доверием.

– И на следующий день...

– Он заявил, что вы работаете на коррингартцев! Якобы результаты вашего брэйнсканирования выглядели весьма подозрительно, но внезапная атака на базу помешала расставить все точки над "i", и он, дескать, притворился, что подозревает меня, а не вас, чтобы развеять ваши сомнения.

– Вор, громче всех кричащий «Держи вора!» Прием очень старый, но, оказывается, все еще эффективный... Но он хоть как-то обосновал свои обвинения?

– Ну конечно. Он заявил, что никакой неисправности компьютера не было, что вы доставили меня туда специально, но лишь слегка ошиблись во времени, явившись сразу перед атакой, а не после нее.

– Глупость. В том же районе есть планеты, удерживаемые коррингартцами; если бы мне это было нужно, горючего «Крейсера» хватило бы, чтобы добраться туда, а не к месту битвы с неизвестным результатом.

– Но я же не знаю звездной карты! Во всяком случае, тогда я ему еще не поверила, – Эмили бросила взгляд на Роберта, но, не дождавшись изъявлений благодарности, продолжила: – Тогда он предложил мне рассказать обо всем, что произошло после нашего ухода с «Крейсера», и буквально каждый эпизод говорил против вас!

39

– Чушь какая-то, – Уайт тряхнул головой и тут же болезненно поморщился. – Вы ведь не скрыли от него, что экскурсия на коррингартский корабль была вашей идеей, которую я не одобрил?

– Да, потому что хотели спокойно дождаться десанта! Когда же вы убедились, что я, возможно, полезу туда одна, то заманили меня в корабль и устроили взлет, сделав вид, что это была роковая случайность. Потом, продолжая играть свою роль, разобрали пульт – лишь для того, чтобы, не вызывая подозрений, задать нужный пункт прибытия.

– А прибыв в этот пункт, катапультировался в джунгли!

– Да, но меня вы уговаривали остаться и сдаться в плен. Вас должны были подобрать в джунглях позже – для этого вы и взяли радиомаяк.

– Почему же я им сразу не воспользовался? Например, пока вы спали?

– Но ведь тогда вы бы выдали себя. Ясно же, что коррингартцы не могли найти нас в лесу без чьей-то помощи. Поэтому вы решили выбраться из леса самостоятельно.

– Но на кой черт мне было вообще ломать перед вами комедию – причем, замечу, с риском для жизни? Почему я не мог выдать вас открыто, не таясь? Вы бы все равно не смогли успешно сопротивляться.

– Сэндерс сказал мне то же, что и вы в свое время: для коррингартцев я представляю ценность, поскольку за меня можно получить хороший выкуп. А значит, я оказалась бы в конце концов на свободе и выдала их важного агента, то есть вас. Конечно, мне бы устроили промывку мозгов, но Сэндерс сказал, что коррингартцы слишком плохо разбираются в физиологии людей и не умеют делать эту процедуру качественно.

– А захват катера – тоже инсценировка?

– Конечно.

– Но ведь я убил пилота.

– Это могла быть кукла, примитивный робот. А если и не робот, это ничего не доказывает. Жизнь агента ценнее жизни простого солдата. Коррингартцев миллиарды, а землян, работающих на Империю – единицы.

– Положим, тысячи, но это все равно мало. Но захват одного из пунктов управления базы, в результате чего вся ее работа была выбита из графика – не слишком ли дорогие декорации для моего спектакля?

– Вовсе нет, коррингартцы сами предложили вам этот вариант, чтобы провести очередные учения.

– О том, как я освобождал пленных, уже не говорю – это просто еще один провод к моему электрическому стулу. Но все же как Сэндерс объяснил, что они отдали его мне и позволили нам троим улететь?

– Так ведь вы должны были привести корабль на другую базу, только и всего. Та, на которой мы были, предназначена для ремонта боевых кораблей, а не для содержания пленных – разве что временно. Сценарий же учений предусматривал успешный старт террористов с дальнейшим перехватом их в пункте прибытия, – Эмили посмотрела на пилота, как школьница, ответившая трудный урок.

– Н-да... Сэндерс, конечно, ублюдок, но, если бы я не боялся, что он подслушивает, я бы сказал, что он достоин восхищения. Это же надо – выстроить вполне логичную версию, в которой нет ни байта правды! Хотя, впрочем, при ближайшем рассмотрении фальшь заметна. Слишком уж все накручено... И вы в это поверили?

– А кому я, в конце концов, должна была верить – американскому офицеру или космическому авантюристу, который даже и не скрывал, что смотрит на меня как на товар, который хочет продать подороже?!

– Черт вас возьми, я не авантюрист! – взорвался Роберт. – Я уже объяснял вам, что в космос меня привела отнюдь не тяга к приключениям!

– Ну, межзвездный бродяга, какая разница!

– Называйте меня свободным пилотом. Разница существенная. И, если бы я действительно вел нечестную игру, то не стал бы откровенничать с вами. Я был бы сама любезность. Но я ненавижу интриги.

– Набиваете себе цену?

– Вовсе нет. Просто считаю, что человек должен сам говорить о своих достоинствах – о его недостатках скажут другие. Итак, вы поверили, что я – шпион...

– У меня ведь были и дополнительные доводы. Ведь вы знаете коррингартский и подозрительно легко разбираетесь в их системах управления. Но я все еще не была уверена до конца. То есть я еще не думала, что Сэндерс врет; я просто предполагала, что он может ошибаться. Тогда он предложил посмотреть, что вы будете делать, когда проснетесь. Мы следили за вами с помощью видеокамер. Когда вы пошли в шлюзовой отсек за оружием – а ведь больше вам там ничто не могло понадобиться во время полета в транспространстве...

– А если бы я не пошел туда? Если бы я не заглянул в рубку и не заметил изменения курса?

– Это ничего бы не меняло. Просто вы бы продолжали играть свою роль, не так ли? Сэндерс, вероятно, все равно убедил бы меня, что вас нужно запереть – ведь в крайнем случае невиновного можно выпустить, а вот оставлять на свободе виновного... Но, когда я увидела, как вы наставили на него пистолет, меня уже не нужно было убеждать.

– Просто я понял, что передо мной либо преступник, либо сумасшедший. И в том, и в другом случае защищаться следовало отнюдь не логическими доводами. Кстати, а почему вы не воспользовались пистолетом? Почему ножка от стола?

– Он не дал мне оружия... да и неужели вы думаете, что я способна застрелить вас в спину?

– А в лицо?

– Тоже... хотя... если защищая свою жизнь... не знаю. Во всяком случае, мне бы этого очень не хотелось. Ни вас и никого другого, – поспешно добавила Эмили.

– Даже Сэндерса?

– Ну эта свинья – исключение. Он должен получить по заслугам... хотя я все равно не хотела бы делать это своими руками.

– Если он нас подслушивает, полагаю, он это оценит. А из-за чего же так переменилось ваше отношение к доблестному американскому офицеру?

– Он начал распускать руки.

– Так же, как я? – притворился непонимающим Роберт.

– Гораздо хуже.

– И что вы?

– Когда я поняла, что слова не действуют, я расцарапала ему лицо.

– Так вот на что ушла вся ваша храбрость! Ладно, ладно, шучу. И что, это помогло?

– Представьте себе, да. Он отпустил меня, хотя и пришел в ярость. Он заявил, что я идиотка, что с моей стороны глупо не использовать этот шанс, потому что он – последний нормальный мужчина, которого я вижу, и скоро коррингартцы посадят меня в клетку в виварии.

– Несколько противоречит его же словам, что вас должны отпустить за выкуп, вы не находите?

– Он был в ярости и не следил за логикой. К тому же в прежней версии уже не было нужды. Словом, тут он и выложил, что база, на которую мы летим – не земная, а коррингартская. А потом он сказал, что, раз я не хочу иметь дело с ним, он посмотрит, что со мной сделает тот, которому есть за что поквитаться... – в оригинале фраза Сэндерса звучала иначе: «...который понимает, что ты – последняя в его жизни женщина!» – выкрутил мне руку, притащил сюда и втолкнул внутрь.

Некоторое время Роберт молчал, обдумывая ситуацию.

– Что ж, – сказал он наконец, – во всем этом есть один положительный момент: теперь мы точно знаем, что корабль не заминирован.

– Значит, вы все-таки не были в этом уверены?

– Конечно, нет.

– Вы говорите об этом так спокойно!

– Видите ли, не было никакого смысла взрывать нас в транспространстве. Если уж взрывать наш корабль, то только после посадки, чтобы нанести максимальный ущерб земной колонии или базе. Поэтому я собирался не садиться, а дождаться помощи на орбите – ведь планета, которую я выбрал, отнюдь не захолустная, за нами быстро пришел бы спасательный челнок... Но коррингартцы подсунули нам нечто похуже мины.

– Сэндерса.

– Вот именно. И, между прочим, с вашей подачи.

– Упреками делу не поможешь, как вы сами всегда говорите.

– Научил на свою голову...

– Кстати, Уайт, вам не кажется, что, после того, как я все рассказала, вам тоже следует кое-что объяснить?

– Например?

– Откуда вы знаете коррингартский?

– Вообще-то об этом не стоило бы говорить, – неуверенно произнес пилот, – особенно учитывая, что нас может слышать Сэндерс... Но все равно из нас все скоро достанут брэйнсканерами. Дело в том, что одно время я сотрудничал с земными спецслужбами.

– Вы были секретным агентом?! – глаза Эмили округлились.

– Нет, штатным агентом я никогда не был. Я слишком свободолюбив, чтобы терпеть над собой какое-либо начальство, тем более такое... Просто эти парни часто вербуют на Границе таких, как я. Свободный пилот, который ни с кем не связан, не бросается в глаза, повсюду летает, со всеми общается и получает заказы от самых разных, порою сомнительных клиентов – прекрасный осведомитель. Мне предложили вести обычную жизнь, только ставить их в известность обо всех подозрительных вещах. Небесплатно, разумеется – и я согласился. Я прошел краткий гипнокурс, куда входили и основы коррингартского. Некоторое время не было ничего необычного – так, пара случаев мелкой контрабанды – а потом один тип предложил мне чертовски выгодную сделку. Я должен был доставить несколько больших опломбированных контейнеров на одну из необитаемых планет Дальнего космоса. Очевидно, это был один из эпизодов нелегальной торговли между Землей и Империей. Я согласился, взял задаток и, разумеется, сообщил обо всем моим работодателям из Астропола. Там, судя по всему, весьма заинтересовались – насколько я понял, к делу подключилось ЦРУ. Я получил подробные инструкции, в которых мне предписывалось выполнить заказ, но, ради моей же безопасности, не встречаться больше с заказчиками. Я так и сделал. Ну и мерзкую же планету они выбрали в качестве перевалочной базы! Мертвый каменный шар, весь в трещинах, иглообразных пиках и многокилометровых пропастях. Разреженная атмосфера, состоящая из метана и углекислого газа. Перепады температуры от двухсот по Кельвину на ночной стороне до четырехсот на дневной, из-за чего там все время дует страшный ветер – непрекращающаяся пыльная буря. И, разумеется, никаких полезных ископаемых. На такой планете воистину можно не опасаться непрошенных гостей – только сумасшедшему придет в голову совершать там посадку. Я оставил груз в условленной пещере – контейнеры были самоходные, клиент предупреждал меня, чтобы я даже не приближался к ним, пользуясь только пультом дистанционного управления – и вернулся в Средний космос. Я получил приличное вознаграждение от спецслужб, кроме того, мне позволили оставить себе задаток. На эти деньги я и оснастил «Крейсер» новыми двигателями, а оставшиеся положил в банк – увы, осталось не так уж много. Кстати, перед этим рейсом я и получил от Астропола мои часы. Правда, никаких интересных излучений с их помощью уловить не удалось – то ли содержимое контейнеров не излучало, то ли стенки экранировали. Так или иначе, очевидно, контейнеры вместе с содержимым достались отнюдь не партнерам моего заказчика... потому что спустя неделю меня чуть не убили. Строго говоря, я чудом остался жив. После этого я и объявил парням из Астропола, что с меня хватит и наши отношения прекращаются. Никакими особыми секретами я не владел, поэтому меня отпустили даже без применения амнезина.

– Амнезин? Что это?

– Вы даже этого не знаете? Ну конечно, когда дочери миллиардера нужно избавиться от неприятных воспоминаний, используют более тонкие средства. Амнезины – это группа психотропных препаратов, предназначенных для стирания памяти о событиях, относящихся к определенному периоду времени. Различают амнезины А и В. Амнезин А уничтожает только ссылки на информацию, но не ее саму – то же происходит при обычном забывании. Поэтому при определенных условиях то, что стерто амнезином А, снова можно вспомнить. Амнезин В уничтожает саму информацию, разрушая ее на молекулярном уровне. Само собой, это гораздо надежнее. Но память человека – не лента, из которой можно вырезать кусок, скорее ее можно уподобить клубку из множества нитей. Поэтому применение амнезинов, особенно группы В, чревато побочными эффектами – человек может забыть не только то, что он должен забыть, но и другие, на первый взгляд никак с этим не связанные вещи. Естественно, чем больший период времени охватывает стираемый участок, тем больше будет и таких побочных провалов в памяти.

– Но это же негуманно!

– Напротив, это очень гуманно. С появлением амнезинов отпала необходимость убивать тех, кто слишком много знает. Правда, многие предпочитают работать по старинке, считая, что смерть – лучший амнезин.

– А у коррингартцев есть эти препараты?

– Не знаю, есть ли у них амнезины для их собственных мозгов, но что есть земные – это точно. Многие пленные, которых удалось выкупить или обменять, без сомнения, подвергались их воздействию.

– Значит, Сэндерс врал, говоря, что коррингартцы не умеют промывать мозги.

– Конечно, иначе зачем бы он стал выдавать себя? Ведь я, по его словам, из кожи вон лез, чтобы этого не сделать. Впрочем, существует и другая возможность. Они просто не собираются вас выпускать.

Эмили побледнела.

– Ага, испугались? Ну, для вас-то это весьма маловероятно. А вот для меня это вполне реальная перспектива.

– Роберт! – воскликнула Эмили, поддавшись внезапному порыву. – Вы попали в этот переплет из-за меня, и я обещаю, что, как только выйду на свободу, сделаю все возможное для вашего освобождения.

– Спасибо, мисс Клайренс, я все ждал, когда вы об этом подумаете... С вашей стороны будет очень мило, если вы не забудете об этом своем обещании.

40

Несколько часов прошли в томительном молчании. Узники были погружены каждый в свои мрачные мысли, Эмили – сидя на полу у стены, а Роберт – лежа на койке. Мысли пилота были, по всей видимости, мрачнее, так как он не поддержал ни одной попытки завязать разговор. Он вообще как будто не замечал присутствия девушки, хотя теперь, после того как она привела себя в порядок, она выглядела куда лучше, чем в лесу. Должно быть, Уайта вовсе не занимали мысли о последней женщине в жизни – или, по крайней мере, перед долгим перерывом. Эмили вспомнила, что в рубке «Крейсера» не было обычных для таких помещений стереофото полуголых красоток – вместо них висели действительно красивые пейзажи разных планет.

Так как Сэндерс не позаботился о дополнительном пайке для Эмили, узникам пришлось разделить оставшуюся порцию Роберта. После этого у них осталось только немного воды. Наконец Эмили заявила, что хочет спать.

– Ну так спите, – ответил пилот и счел нужным пояснить: – Свет здесь не выключается.

– Но... вы предлагаете мне спать на полу?

– А у вас есть конструктивная альтернатива? Я не вижу здесь второй койки. Правда, за той дверью есть унитаз, но вряд ли это адекватная замена.

– Мистер Уайт, сэр, не будете ли вы так любезны уступить мне свою койку?

– Нет, – просто ответил Роберт, игнорируя ее сарказм.

– Но ведь вы все равно не спите!

– Ну и что? Раз уж я, не без вашей помощи, первым занял это помещение, то намерен воспользоваться всеми вытекающими отсюда преимуществами.

– Вы все еще сердитесь на меня?

– Знаете, каждый раз, когда я вспомню, что этот ублюдок был уже у меня на мушке... – Уайт сделал паузу. – Впрочем, сожалеть о прошлом – самое бесполезное занятие на свете. В данный момент меня более занимают вещи, способные повлиять на будущее.

– Например?

– Например, почему Сэндерс вас не изнасиловал.

– Ну, знаете!

– Но ведь он хотел это сделать?

– Он хотел... добровольно...

– Только не убеждайте меня, что нежной и чуткой душе Сэндерса претит всякое насилие.

– Ну и что вы решили? И почему это так важно?

– По всей видимости, ему просто запретили. Недвусмысленно запретили его хозяева – или он боится, что там, куда мы летим, вы можете на него пожаловаться, и к вашим словам прислушаются.

– Вы что, опять обвиняете меня в том, что я его сообщница? Не забывайте, он втолкнул меня к вам!

– Нет, я вас не обвиняю, мне просто интересно, какие он получил инструкции... Кстати, думаю, он и мне бы не позволил ничего подобного – он просто хотел унизить нас обоих.

– Ну что же, я очень рада, что вы не дали ему такой возможности. Так как же насчет койки?

– Кстати, означает ли ваше желание спать, что сейчас ночь по корабельному времени?

– Именно это оно и означает.

– Очень хорошо. В таком случае, спокойной ночи, мисс Клайренс. Весь пол в этой каюте в вашем распоряжении.

Эмили с оскорбленным видом улеглась на полу у стены, спиной к пилоту, подложив руки под голову. Уайт тоже закрыл глаза и лежал неподвижно, столько времени, сколько, по его мнению, требовалось Сэндерсу, чтобы утратить всякий интерес к происходящему в каюте. После этого Роберт встал и неслышно подошел к девушке.

– Что такое? – Эмили, которой так и не удалось заснуть, удивленно смотрела на пилота, стоявшего над ней с консервной банкой в руке.

– Тсс! – прошептал он, наклоняясь к ней. – Я надеюсь, что Сэндерс спит, но он может спать недалеко от включенного монитора, и не стоит его будить. Мне нужна ваша помощь.

– И не подумаю!

– Да уступлю я вам койку, черт возьми! Речь идет о нашем спасении. Видите отверстие на потолке?

– Да, это вентиляция.

– Именно. Мне туда не дотянуться. Я подсажу вас, а вы закроете его крышкой от банки, подсунете ее под решетку. И постарайтесь замазать щели остатками консервов.

– Но ведь каюта герметична! Мы задохнемся!

– Не сразу. Как только состав воздуха значительно изменится, датчики системы жизнеобеспечения зафиксируют это. После этого автоматика сравнит воздух внутри и снаружи каюты и, по идее, должна открыть дверь.

– Вы говорите – по идее?

– Да, на военном корабле блокировка двери с пульта должна иметь высший приоритет по сравнению с командами системы жизнеобеспечения. Но и в этом случае будет подан сигнал тревоги. Совершенно очевидно, что у Сэндерса есть приказ доставить нас живыми. Значит, ему придется что-то делать...

– Я поняла, – закивала Эмили.

– Вот и отлично. Забирайтесь, – пилот нагнулся, уперев руки в колени, и проворчал: – Черт, опять я позволяю женщине сесть себе на шею.

Когда Эмили взобралась ему на плечи, он подумал, что, вероятно, нашлось бы немало мужчин, которым подобное доставило бы удовольствие, и лишний раз подивился глупости человеческой.

Через пару минут вентиляционное отверстие было довольно основательно перекрыто.

– О'кей, – сказал Роберт, распрямляясь. – С помощью скрытой камеры можно видеть потолок?

– Нет, она расположена где-то наверху и направлена вниз.

– Значит, есть надежда, что Сэндерс ничего не заметит раньше времени... Теперь ложитесь на койку и постарайтесь выспаться, пока в этой каюте еще достаточно кислорода.

Сам Роберт не хотел спать и жалел об этом. Через несколько часов сон в отравленной атмосфере уже не будет восстанавливать силы... Пилот сел на пол в углу, привалившись к смыкающимся стенам, и закрыл глаза. Ложиться уж во всяком случае не следовало – ведь углекислый газ в первую очередь скапливается внизу. Спустя какое-то время он почувствовал сонливость – может быть, в результате самовнушения, а возможно, это был первый признак кислородного голодания. Так или иначе, Роберт уснул.

Проснулся он с сильной головной болью. Перед самым пробуждением его мучил кошмар: бесконечное вязкое болото, погруженное в серый полумрак, по которому он бредет, с трудом переставляя ноги, без цели, без надежды, и будет брести вечно... Роберт расстегнул комбинезон на груди и принялся обмахиваться рукой, но волны тяжелого, спертого воздуха не приносили облегчения. Пилот встал (от этого пульс его участился, и каждый удар отдавался болью в висках), умылся гигиеническим раствором, который тек из крана в умывальнике, и выпил из баллона несколько глотков воды, показавшейся ему теплой и противной на вкус. В этот момент Эмили застонала, зашевелилась и села на койке. Вид у нее был бледный и несчастный.

– Кажется, ваша чертова система жизнеобеспечения считает нас растениями, способными дышать углекислым газом, – сказала она слабым голосом.

Роберт, если бы у него не болела так голова, непременно объяснил бы ей, что растения, как и все белковые организмы, дышат кислородом, а углекислый газ поглощают лишь в процессе питания, но вместо этого он только бросил взгляд на часы и проворчал: – Да, прошло слишком много времени... Не исключено, что мы уже в обычном пространстве.

В этот момент в двери раздался щелчок.

Роберт молнией метнулся к ней и рванул ручку, но дверь не сдвинулась с места. Как он и предполагал, замок был заблокирован. Это физическое усилие дорого стоило пилоту; привалившись спиной к двери, он тяжело дышал, тщетно массируя лоб и виски. Сперва он делал это обеими руками, потом опустил левую так, что запястье оказалось возле замка. Прошло чуть больше минуты, и в замке снова что-то щелкнуло. Дверь ушла в стену на пару сантиметров и снова замерла. Роберт жадно глотал свежий воздух, проникавший через образовавшуюся щель.

– Эй, вы, – раздался снаружи голос Сэндерса. Поскольку он сам из нелепой перестраховки демонтировал панель связи в каюте, а скрытая камера, естественно, не обладала репродуктором, говорить со своим пленниками он мог только через щель в двери. – Что это вы там затеяли с вентиляцией? Немедленно приведите все в порядок.

– И не подумаем, – ответил Роберт. – Можешь заняться этим сам, если хочешь.

– Надеетесь напасть на меня, когда я войду? Я и не собираюсь входить, вы все почините сами. И не советую со мной спорить, я вооружен.

– Вы не посмеете нас убить, – усмехнулся пилот. – У вас приказ доставить нас живыми.

– На вашем месте, мистер Уайт, я бы не был столь самоуверен – мои инструкции касаются только мисс Клайренс. Но я действительно не стану вас убивать. Если вы, Уайт, сейчас же не подчинитесь, я открою дверь ровно настолько, чтобы прострелить вам обе ноги. А когда вы будете валяться на полу, визжать от боли и вонять горелым мясом, я свяжу вашу строптивую подружку так, что она не сможет пошевелить ни рукой, ни ногой, и оставлю в крайне неудобной позе до конца полета. Надеюсь, вы оба понимаете, что я не шучу. Считаю до пяти. Раз. Два...

– Ну хорошо, хорошо, – сдался Роберт, отходя от щели. – Все равно он стоит слишком далеко от двери, чтобы я успел напасть на него, когда она откроется, – добавил он извиняющимся тоном, обращаясь к Эмили.

– Чертовски верное замечание, – рассмеялся Сэндерс. В течение следующих пяти минут он вдоволь повеселился, глядя через щель, как два измученных, задыхающихся человека пытаются устранить ими же созданную неисправность. Наконец крышка банки выскользнула из-под закрывавшей отверстие решетки, и вентиляция заработала с утроенной силой, спеша обновить воздух в каюте.

– Ну вот, – нравоучительно изрек Сэндерс, – и не пытайтесь придумать еще какую-нибудь глупость. Скоро мы прибудем на место.

Дверь захлопнулась. В тот же момент выражение униженной покорности исчезло с лица Роберта. Эмили поняла, что игра еще не проиграна. Пилот быстро подошел к двери и, держа руку у замка, принялся проделывать какие-то манипуляции со своими незаменимыми часами. Через несколько секунд замок щелкнул, и дверь наполовину уехала в стену. Роберт вышел в коридор. Эмили, успевшая уже опуститься на койку, вскочила и устремилась за ним, но пилот, стоя в дверях, преграждал ей путь.

– Как вы это сделали? – спросила она, еще не понимая, что Уайт намеренно не дает ей выйти.

– Мои часы способны не только регистрировать почти весь электромагнитный спектр, но и передавать сигналы в широком диапазоне частот. Сэндерс, открывая дверь, пользовался дистанционным управлением; я засек отпирающий сигнал и теперь воспроизвел его.

– Чудесно; но, может, вы пропустите меня?

– Вам придется остаться. Если Сэндерс увидит, что мы оба исчезли, он забеспокоится; а если не обнаружит только меня, то, пожалуй, решит, что я в туалете.

И, прежде чем Эмили успела опомниться, дверь снова захлопнулась.

41

Впрочем, дочь миллиардера не слишком огорчилась таким поворотом дела: выходило, что с нее снова снимается всякая ответственность, и пилот все сделает сам. Роберт, естественно, не был так спокоен. Он понимал, что выйти в коридор – это еще не значит оказаться на свободе: между ним и рубкой еще несколько дверей, и все они могут оказаться закрытыми. Конечно, до рубки следовало добраться в первую очередь: если корабль только что вышел в обычное пространство или вот-вот выйдет, еще не поздно задать новый курс, набрать скорость и снова нырнуть в транспространство прежде, чем коррингартцы на планете успеют что-нибудь понять. Горючего с лихвой хватит на полет до Среднего космоса. Вот только как справиться с Сэндерсом? Где он сейчас находится и как собирается сажать корабль? Если у него нет пилотских навыков, то он, скорее всего, отдыхает у себя в каюте, полностью положившись на автопилот: посадка на специально подготовленную площадку по управляющему лучу базы – тривиальная задача, это не то что посадить звездолет в горах в районе вулканической активности или на плавучий остров в штормовом океане – Роберт улыбнулся, вспоминая эти свои подвиги. Но Сэндерс может находиться и в рубке. В любом случае физическое состояние Уайта оставляло желать лучшего, он был явно не готов к схватке с вооруженным противником. Значит, следовало передохнуть... но где? Сэндерс, конечно, не видел, как Роберт выходил из каюты – к этому времени майор-ренегат еще не мог успеть дойти до монитора, но кто мешает ему теперь с помощью скрытых камер осмотреть помещения корабля? «Пусть решит, что я в туалете, – вспомнил Роберт и подумал: – А что, это идея! Я зайду в нашу кабинку, но не через нашу каюту, а через соседнюю, с незаблокированной дверью. Тогда, даже если внутри установлена видеокамера, Сэндерс ничего не поймет и не заподозрит.» Пилот так и сделал. Войдя в тесную кабинку, он сел на крышку унитаза, прислонился к запертой двери и закрыл глаза. Головная боль постепенно проходила, сменяясь приятной расслабленностью...

Роберт проснулся, почувствовав, что теряет равновесие. Черт возьми! Конечно, теперь он чувствует себя гораздо лучше, но сон вовсе не входил в его планы. «Дошутился!» – подумал пилот, вспомнив разговор об альтернативе койки. Сколько же времени он потерял? Роберт посмотрел на часы. Индикатор глядел на него пустым бельмом без единой цифры. Ну конечно, он давно не подзаряжал аккумулятор, а передача отпирающего сигнала потребовала больших, по меркам часов, затрат энергии. Сколько же у него в запасе времени? Возможно, все уже потеряно, и корабль сел на базе – не толчок ли при посадке послужил причиной пробуждения пилота? Роберт вскочил. В любом случае следовало как можно скорее добраться до рубки.

Ему повезло: ни одна из дверей между отсеками не была заперта – видимо, Сэндерс чувствовал себя в полной безопасности. Вот, наконец, и последняя дверь. Есть ли кто-нибудь внутри, и если да, знает ли он, что происходит снаружи? Роберт приготовился к прыжку и нажал кнопку. Не успела еще дверь наполовину отъехать в сторону, как он ворвался в рубку.

Сэндерс был там. По всей видимости, он был занят чем-то более важным, чем наблюдение за мониторами скрытых камер, так как вторжение пилота было для него полной неожиданностью. Однако коррингартский шпион сразу сориентировался – он понял, что не успеет, сидя в кресле, вытащить из кобуры пистолет и навести его на Уайта, поэтому выскочил из кресла и отпрыгнул в сторону. Удар Роберта пришелся по воздуху. Пилот с размаху налетел на пульт и быстро повернулся к своему врагу, который уже наставил на него оружие.

– Давай, стреляй, – подбодрил его Роберт. – Только не забудь, что попадешь не только в меня, но и в пульт за моей спиной, – к этому времени пилот уже успел бросить взгляд на экраны и понял, что прибыл слишком поздно: корабль уже шел на посадку. Однако в такой ситуации любая неисправность в системе управления могла оказаться гибельной.

Сэндерс попытался обойти пилота сбоку, но Роберт мгновенно передвинулся, по-прежнему оставаясь между своим врагом и пультом. Имперский агент поспешно отступил, опасаясь, что Уайт может выбить у него оружие.

– Эй, хватит изображать героя, – сказал Сэндерс. – Ты ничего не выиграешь, если мы разобьемся.

– Разве автопилот не посадит корабль? – удивился Роберт.

– Сигнала с планеты нет. Не знаю, почему. Я знаю только примерные координаты базы, надо сажать вручную.

– Может, планета не та? – предположил Роберт.

– Не говори глупостей. Корабли имперского флота – это тебе не твой «Крейсер». Раз уж ты здесь, я хочу предложить сделку.

– Да неужели?

– Ты посадишь корабль на некотором расстоянии от базы, а я позволю тебе уйти и взять с собой все, что сможешь унести. Кроме Эмили Клайренс, конечно, – добавил Сэндерс, вспомнив древнюю легенду.

– Ха! И что я буду делать на имперской планете?

– Это уже твои проблемы. Ты уже угнал один корабль, угонишь и другой.

– Ну нет, второй раз та же хитрость не пройдет, особенно если учесть, что ты предупредишь персонал базы. У меня другое предложение. Я возвращаю корабль на орбиту, ты катапультируешься в спасательной капсуле, а мы улетаем.

– Ты, кажется, забыл, что пистолет все еще у меня.

– Ты, кажется, забыл, что когда корабль врежется в планету, это будет слабым утешением.

– Я могу и сам посадить корабль.

– Вот как?

– Да, просто ты можешь это сделать лучше. Я не хочу повредить звездолет.

– Трогательный имперский патриотизм!

– Ты прекрасно знаешь, что я – патриот Империи ничуть не в большей степени, чем Земли. Что не мешает мне получать деньги и от тех, и от других. Разве свободные пилоты рассуждают не так же?

– Почти. Но я не думаю, что ты стал шпионом из-за одной жадности. Это слишком рискованно. Наверняка тебя обошли чином или что-то в этом роде.

По мелькнувшей в глазах Сэндерса ярости Роберт понял, что не ошибся.

– Хватит заговаривать мне зубы, Уайт! Садись за пульт, или я вышибу тебе мозги.

«Давно бы мог это сделать, – подумал Роберт. – Физически он сильнее меня, но, держа в руках пистолет, он не хочет затрачивать усилий. Вывод: оружие не всегда полезно.»

– Мы же еще не пришли к соглашению, – напомнил пилот, по-прежнему стоя спиной к пульту и нащупывая нужные ручки управления. Сэндерс заметил его движения и шагнул вперед. Роберт рванул ручку.

Корабль резко швырнуло вбок. Ни Уайт, ни Сэндерс не устояли на ногах. Яркий луч сверкнул над головой пилота, едва не опалив кожу. Сэндерс ударился о стену и едва не выронил оружие. Прежде, чем он успел выстрелить еще раз, Роберт снова дотянулся до пульта и бросил корабль в крутой вираж. Сэндерс отлетел к двери и распластался на ней. Уайт не последовал за ним лишь потому, что изо всех сил вцепился в подлокотник кресла. Сэндерс выстрелил и снова промазал – перегрузка мешала ему прицелиться. Роберт, скользя ногами по полу, превратившемуся в отвесную стену, подтянулся к краю пульта и повис на рычагах. Сэндерса ударило о потолок, и он выпустил пистолет. Один из рычагов, за которые держался пилот, с треском вырвало из пульта, и перегрузка вновь изменила направление. Роберт упал на пол, ударившись ногами о спинку кресла. Пистолет Сэндерса разбил один из экранов, а сам он рухнул недалеко от пилота, сильно стукнувшись головой о пульт. Двигатель выключился, и наступила невесомость. Пилот, держась за кресло, повернулся к своему врагу, но тот уже не мог причинить ему вреда. Тело Сэндерса медленно поворачивалось в воздухе, и большие круглые капли крови, вытекавшей из раны на голове, расплывались по рубке, колыхаясь, словно ртуть.

Роберт включил двигатели на малую мощность, кое-как выровнял корабль и ощутил, наконец, пол под ногами. Только тут он заметил, что в рубке мигают желтые аварийные транспаранты и слышится характерный свист. Очевидно, выстрелы Сэндерса пробили корпус, и воздух уходил в пробоины. Звездолет находился еще в слишком высоких слоях атмосферы.

Роберт еще уменьшил тягу двигателей, тормозивших спуск. Он успел вспомнить, что потеря сознания при декомпрессии наступает быстро и неожиданно. После этого в глазах у него потемнело, колени подогнулись, и пилот повалился на пульт. Корабль, никем не управляемый, падал на планету.

42

Когда пилот очнулся, желтые транспаранты по-прежнему мигали, хотя давление уже нормализовалось. У Роберта кружилась голова и звенело в ушах; в первый момент он не мог вспомнить, где он и что происходит. Когда же он это вспомнил, то вскочил так быстро, что едва снова не потерял сознание. Конечно, слабая тяга двигателей и трение о воздух уменьшили скорость корабля, но она все еще была слишком высокой, а до поверхности планеты оставалось меньше двух километров...

Роберт упал в кресло, одновременно выжимая почти максимальную тягу. Он знал, что вряд ли выдержит коррингартский максимум, но даже это «почти» далось ему нелегко. Когда невероятная тяжесть расплющила тело пилота, он вдруг подумал, что без знания физики нельзя придумать даже сносного загробного мира. Фантазии древних об аде ограничивались огнем и льдом; но настоящий ад – это перегрузка... Через несколько секунд даже не коррингартские цифры на индикаторах, которые он почти не видел, а интуиция, выработавшаяся за множество посадок, подсказала пилоту, что тягу можно уменьшить. С трудом он сдвинул руку, пригвожденную перегрузкой к приборной панели. Наступившие после этого 3 "g" показались почти невесомостью. Теперь Роберт получил возможность взглянуть на планету, точнее, на крохотный ее участок, открывавшийся с двухсотметровой высоты. Из космоса поверхность планеты напоминала лунную – именно такая ассоциация возникла у пилота, когда он ворвался в рубку и увидел обзорный экран. Теперь стало понятно, что «кратеры» – это вовсе не мертвые геологические образования, а небольшие леса, росшие среди необъятной степи почему-то правильными окружностями. У Роберта, который не терпел ничего непонятного и привык всему отыскивать объяснения, мелькнула догадка, что дело здесь в особенностях вегетативного размножения, при котором потомки вырастают из отростков прародителя на определенном расстоянии от него; сами же деревья-прародители, оказавшиеся в центре кольца, со временем отмирают и разрушаются.

Из-за выломанного рычага способность корабля к маневру резко ухудшилась, поэтому Роберт был очень рад убедиться, что звездолет опускается не на скалы, не в трещину, не в море, а на мирную равнину, почти в центр одного из лесных колец. Казалось, сама природа сделала это место идеальной посадочной площадкой. Пилот плавно уменьшил ускорение, уже не глядя на приборы. В таких условиях грех было не добиться на глаз классических «трех нулей» – нулевой тяги и нулевой скорости на нулевой отметке высоты.

Посадочные опоры коснулись почвы, еще недавно густо заросшей травой, а теперь опаленной дюзами. Двигатели смолкли. Роберт откинулся в кресле с видом мастера, только что завершившего очередной шедевр.

Но в следующий миг он с ужасом осознал, что движение корабля не прекратилось. Звездолет замер лишь на мгновение, а теперь снова опускался. Сначала нижние, а затем и средние обзорные экраны заполнила клубящаяся муть. Роберт схватился за ручки управления, чтобы снова взлететь, но в этот момент корабль мягко качнуло, и он остановился уже окончательно.

Роберт понял, что произошло. То, что сверху казалось идеальной посадочной площадкой, на самом деле было заросшим озером или, точнее, болотом. Звездолет провалился в него по самый нос, но, видимо, этим глубина водоема и исчерпывалась. «Хорошо, что коррингартские корабли такие высокие, – подумал пилот. – Земных бы в этой луже несколько уместилось.» Некоторое время, не снимая рук с пульта, он ждал новых неприятных сюрпризов, но похоже было, что положение корабля вполне устойчиво. Роберт решил никуда не перелетать отсюда: от добра добра не ищут, никто не знает, что скрывает под собой травяной покров в других местах, да и провалившийся в болото звездолет неплохо замаскирован, не следует забывать, что они опять на вражеской планете...

Они. Роберт вспомнил об Эмили и похолодел. Когда все это началось, она оставалась в запертой каюте, никем не предупрежденная. Сначала страшная болтанка, стоившая жизни Сэндерсу – ему ли одному? Потом еще сильная перегрузка при посадке... Конечно, койки во всех каютах обладают противоперегрузочными свойствами и ремнями, позволяющими мгновенно и надежно пристегнуться, но ведь всем этим надо успеть воспользоваться. Роберту представилась страшная картина – Эмили с переломанными ребрами валяется на полу каюты, а он в этот момент начинает торможение. Острые обломки костей вспарывают внутренние ткани, протыкают легкие...

Пилот повернулся к мониторам скрытых камер. Два экрана были разбиты; остальные также не подавали признаков жизни. Вообще похоже было, что выстрелы и удары повредили пульт значительнее, чем Роберту показалось на первый взгляд. Но панель, контролировавшая люки и двери, кажется, действовала. Роберт не знал, какая кнопка соответствует нужной каюте, и открыл все двери жилого отсека. Так же он поступил и с внутренней связью: включил все микрофоны и все динамики.

– Мисс Клайренс! – крикнул он, и репродукторы разнесли его голос по всему кораблю. – Вы живы?

Некоторое время тянулось томительное молчание, а затем из панели связи донесся неуверенный голос:

– Кажется, да. Я, видимо, уже начинаю привыкать к посадкам по-уайтовски.

Тревога Роберта моментально сменилась раздражением.

– Черт возьми, вот ведь женская логика! Да с другим пилотом в такой ситуации вы бы вообще не сели!

– Я и с вами могла не дожить до посадки. Это просто чудо, что, когда все это началось, я лежала на койке и успела схватиться за ремень. Но все равно я вся в синяках.

Роберт хранил оскорбленное молчание, вращая верньеры внешних детекторов. Коррингартская база была совсем рядом, и очень странно, что он до сих пор не поймал ни одного сигнала...

– Ну ладно, Роберт, я понимаю, что вы сделали, что могли. Расскажите же, где мы и что происходит?

– В двух словах ситуация такова. Сэндерс мертв, а мы совершили вынужденную посадку на имперской планете. В настоящий момент мы сидим по уши в болоте – точнее, по носовой отсек. Само по себе это не опасно – положение наше устойчиво, и мы в любой момент можем взлететь. Но недалеко имперская база, а кроме того, рубка разгерметизирована и центральный пульт поврежден. Сейчас я пытаюсь определить масштабы повреждений. Можете пока отдыхать. Кстати, где вы?

– Я перебралась в свою старую каюту... Послушайте, а вам обязательно заниматься ремонтом на планете? Вы же говорите, мы можем взлететь. Может, лучше заняться пультом на орбите? Я имею в виду, мне не нравится соседство коррингартской базы.

– Ну нет, неисправный пульт – не такая вещь, с которой стоит выходить даже в околопланетный космос, и я не хочу делать ремонт в скафандре. К тому же на орбите нас засекут скорее, чем у себя под носом, в болоте – если, конечно, до сих пор не засекли, что выглядит странно... Вообще с этой базой что-то не так: она не дальше чем в десяти километрах, а я все еще не могу обнаружить никаких сигналов. Впрочем, мы ведь уже не в коррингартском тылу, а в Дальнем космосе, и база вполне может хранить радиомолчание, если они по каким-то причинам не приняли трансграмму Сэндерса – а судя по всему, так оно и вышло. Но как они могли не заметить космический корабль, да еще садившийся так, будто он терпит бедствие... Они давно должны были выйти на связь и спросить, что случилось – ведь они считают нас своими...

43

Наконец Эмили наскучило страдать в одиночестве, и она поднялась в рубку. Роберт, обернувшись на звук открывшейся двери, заметил, что дочери Клайренса действительно досталось: она прихрамывала, и скулу ее пересекала красная полоса – очевидно, след удара о койку. Эмили остановилась, с отвращением и любопытством глядя на труп Сэндерса и, видимо, не решаясь через него переступить.

– Вот видите, до чего доводит американское стремление всегда быть первым, – нравоучительно изрек Роберт. – Еще недавно вы не знали о людях, работающих на Коррингарт. Полюбуйтесь на одного из них. Его кровь такая же, как у любого человека, он рос и учился, как другие, и даже проходил проверку на брэйнсканере при поступлении на службу. А потом решил, что его карьера продвигается недостаточно быстро...

– Неужели ему тоже платили редкими элементами? – спросила вдруг Эмили. Роберт улыбнулся такой наивности.

– Нет, конечно. Империя расплачивается натуральным продуктом лишь с самыми крупными своими партнерами. А те уже переводят деньги на счета мелкой сошки вроде Сэндерса... Пожалуй, надо убрать его отсюда, пока не начал разлагаться.

– Очень хорошая мысль. Когда вы думаете этим заняться?

– Как только мы отправимся в экспедицию.

– Мы? В экспедицию?

– Видите ли, рубка серьезно повреждена. Мы еще можем кое-как выйти на орбиту, но о межзвездном перелете не может быть и речи. Здесь ремонту на несколько дней, причем на борту нет нужных мне деталей.

– Где же вы их возьмете?

– Очевидно, на всей планете есть только одно подходящее место – имперская база.

– Но это же безумие!

– Вовсе нет. Я все больше склоняюсь к мысли, что база в настоящий момент... не функционирует.

– Вы хотите сказать – разрушена?

– Может быть – вспомните, как это случилось с земной базой в аналогичном районе космоса. А может, какая-нибудь эпидемия или срочная эвакуация по неизвестной нам причине... Мало ли что могло случиться. Разумеется, мы примем все меры предосторожности. Скафандры, оружие...

– Вы говорите – мы. Вы уверены, что мы должны пойти оба?

– Я не думаю, что вас следует отпускать туда одну, тем более что вы не знаете, какие детали мне нужны, – невозмутимо ответил Роберт и обернулся, чтобы насладиться произведенным эффектом. Эмили успела сменить раздраженную гримасу на презрительную.

– Я снова повторю вам – я не намерен вдвое сокращать свою армию, – серьезно добавил пилот. – И так будет до тех пор, пока мы не доберемся хотя бы до Среднего космоса.

– Мне казалось, вы заинтересованы в моей безопасности, – неприязненно заметила Эмили.

– Конечно; но не больше, чем в своей собственной.

– Но как вы намерены выйти наружу? Наш шлюзовой отсек глубоко в болоте.

– Верно, но в носовом есть аварийный выход, он прямо над рубкой. Что же касается форсирования болота, то я надеюсь подыскать что-нибудь в местном арсенале спасательных средств – здесь он богаче, чем на нашем прошлом корабле.

В конце концов Эмили пришлось в очередной раз смириться с неизбежным.

– Когда вы хотите отправиться? – покорно спросила она.

– Ну, мне надо еще кое с чем здесь разобраться... да и отдохнуть перед дорогой не помешает. Думаю, часов через шесть.

– Надеюсь, это будет не ночью?

– О, об этом не беспокойтесь. Я уже провел кое-какие астрономические наблюдения. День на этой планете длится почти двести часов... а сейчас только полдень.

– Вы говорите, до базы десять километров. Может, стоит перелететь поближе?

– Вы знаете, мне все больше нравится положение нашего корабля. Он прекрасно замаскирован: деревья загораживают его с земли, а его нос, торчащий из болота, трудно заметить сверху. К тому же с этими повреждениями полет в горизонтальной плоскости практически невозможен.

– Понятно... – Эмили повернулась, чтобы выйти из рубки. На пороге она остановилась, пораженная неожиданной идеей.

– Роберт! А почему мы должны выбираться отсюда самостоятельно? Ведь у нас есть транспередатчик! Мы можем просто вызвать помощь!

– Не думайте, что эта мысль не приходила мне в голову, – ответил пилот. – Вообще-то нам пришлось бы несколько дней дожидаться помощи на вражеской планете, причем без бортового оружия... Но дело даже не в этом. Панель транссвязи полностью выведена из строя. Я не смогу починить ее ни сейчас, ни после похода на базу.

44

Шесть часов истекли. За это время Роберт успел полностью определить все повреждения и даже устранить некоторые из них, а также подготовить все для экспедиции. Среди снаряжения он отыскал короткие и широкие лыжи – по-видимому, с их помощью можно было перебраться через болото. Земляне не могли воспользоваться скафандрами корабля – разница в анатомии людей и коррингартцев не слишком велика, но все же существенна – но Роберт использовал шлем одного из них, чтобы починить свой собственный. Взял он также и ранцы. Однако приделать к земному скафандру коррингартские регенераторы воздуха так и не удалось, поэтому пилот смирился с необходимостью дышать воздухом планеты в респираторном режиме. Выполнил Уайт и еще одну, малоприятную задачу: избавился от трупа. Он вытащил тело Сэндерса через аварийный люк и столкнул в болото без каких-либо слов и церемоний; Роберт не видел смысла в ритуалах, да и, к тому же, коррингартский шпион, по его мнению, и не заслуживал лучшего погребения. Исполнив все это, Уайт вздремнул; разбудил его сигнал часов, чей аккумулятор, конечно, снова был заряжен.

Теперь Эмили уже была рада экспедиции: дочь миллиардера страдала от скуки. Правда, она не хотела брать с собой тяжелый бластер, полагая, что с нее вполне довольно пистолета; но пилот настоял, что на чужой и враждебной планете оружие не бывает лишним.

Как и предполагал Роберт, земляне благополучно форсировали болото и добрались до внутренней кромки кольцевого леса. Здесь они оставили лыжи и страховочный трос, другой конец которого был закреплен в тамбуре аварийного выхода. Деревья в лесу были не выше тридцати футов, зато толстые и необычайно ветвистые; ветви начинали расти у самой земли и переплетались так густо, что у Роберта даже мелькнула мысль, что весь этот лес – это единый организм, одно многоствольное дерево или гигантский куст. Он попробовал раздвинуть ветки, но они даже не шевельнулись. Пилот снял с плеча бластер, но затем передумал и обратился к Эмили:

– Вы когда-нибудь стреляли из такой штуки?

– Вы бы еще спросили, не служила ли я в частях специального назначения! Разумеется, нет.

– Тогда самое время научиться. Нам надо проделать проход в этих зарослях.

Он показал ей, как обращаться с оружием. Эмили сперва неуверенно, а затем решительно прочертила лучом контуры прохода. Это напомнило ей детство, компьютерные игры в системах виртуальной реальности; но на этот раз все было на самом деле. Срезанные ветки посыпались на землю, сталкиваясь со странным звуком. Пилот поднял пару веток, оказавшихся неожиданно тяжелыми, постучал ими друг о друга, безуспешно попытался сломать одну из них и поглядел на срез.

– Все-таки жизнь во вселенной очень многообразна, – заметил он. – Никогда не встречал такой крепкой древесины. Камень, настоящий камень! Должно быть, они растут многие сотни лет.

Прорезая себе путь лучами бластеров, земляне выбрались из леса. Теперь перед ними простиралась бескрайняя, плоская, как стол, степь, заросшая желтоватой травой.

– Ну вот, – сказал Роберт, – база в восьми-девяти километрах к юго-востоку. Думаю, за пару часов будем на месте... если, конечно, то, что я мельком видел при посадке, действительно база.

– Вы хотите сказать, что мы можем проделать весь этот путь впустую? – возмутилась Эмили.

– Ну, у меня не было времени внимательно разглядывать... Да успокойтесь, это было явно искусственное сооружение. Что еще это могло быть, кроме базы?

С этими словами Роберт шагнул в траву. На протяжении первых двух шагов она не доходила ему до колен; пилот сделал еще шаг и вдруг провалился по пояс, а еще через пару шагов – по грудь. Эмили, последовавшая было за ним, испуганно остановилась.

– Роберт, что это? Опять болото? Вам нужна помощь?

– Нет, все в порядке. У меня под ногами твердая почва, но она все время понижается. Впрочем, стойте пока на месте.

Пилот пошел дальше и вскоре исчез в траве с головой. Некоторое время трава шевелилась, отмечая его перемещение; затем и это движение исчезло.

– Здесь настоящие травяные джунгли, мисс Клайренс, – звучал в шлеме его голос. – Пожалуй, могут водится и хищники. Я все еще спускаюсь. Да, хорош бы я был, если бы послушал вас и перелетел из болота на склон такого холма! Корабль сразу бы опрокинулся. Просто удивительно, до чего прочные стебли у этой травы – выдерживают высоту в несколько метров и не сгибаются. А ведь гравитация здесь даже побольше земной, правда, ненамного. Кажется, я достиг дна. А, вот и подъем начался.

Прошла еще пара минут, и шлем пилота вынырнул из травяного моря в двухстах метрах от Эмили. Еще несколько шагов – и Уайт стал виден в полный рост.

– Идите, я подожду вас здесь, – позвал он. – Кажется, нас ждет не такая легкая прогулка, как казалось. Вообще эта планета мне не не нравится. Сплошные ловушки: поляна в лесу оказывается болотом, идеально ровная степь – сильно пересеченной местностью, заросшей травой разной высоты... Я, пока шел, не заметил ничего подозрительного и хочу вас предупредить: не стреляйте без крайней необходимости – может начаться пожар, а скафандры «Крейсера» слишком дешевые, чтобы выдерживать огонь. Впрочем, не знаю, горит ли эта трава... но сейчас лучше не проверять, тем более что выглядит она достаточно сухой. Кажется, я понимаю, как образовалось это травяное море. Каждая травинка этого вида растет до тех пор, пока верхушка стебля не окажется на солнце, причем так, чтобы не попадать в тень в течение всего дня. Поэтому все они дорастают до одного уровня – уровня вершин холмов, а высота каждой из них зависит от того, откуда она начала расти. Таким образом, на вершинах трава достигает только нескольких сантиметров, а между холмами – многих метров.

Эмили преодолела расстояние, отделявшее ее от пилота, и дальше они пошли вместе, то спускаясь на дно растительного океана, то вновь поднимаясь на «поверхность». Скрытый желтоватой травой рельеф оказался довольно причудливым, извилистые гребни и ложбины тянулись в разных направлениях, крутые склоны сменялись пологими, попадались и совершенно ровные участки. Роберт подумал, что, зная карту этой местности, можно, при желании, все время идти поверху или, наоборот, все время скрываться в глубине зарослей. В наземной войне местность идеально подходила бы для скрытной переброски небольших мобильных групп... Каждый раз, когда травяные джунгли вновь смыкались над головой, рука пилота непроизвольно сжимала рукоятку бластера.

Однако степь казалась лишенной всякой фауны, если не считать мелких насекомых, ползавших по жестким стеблям. Единственной неприятностью были постоянные спуски и подъемы; Эмили жаловалась на повышенную гравитацию, Роберт отпускал саркастические замечания, но чувствовал себя не лучше. Несколько раз земляне останавливались на вершине гребня, чтобы отдохнуть и освежиться несколькими глотками тонизирующего напитка. Прошло не меньше четырех часов, прежде чем с очередной вершины они увидели базу. Пилот снял ранец и долго изучал ее в бинокль, также найденный среди спасательного снаряжения корабля, поочередно прикладываясь к окуляру то одним, то другим глазом (ибо бинокль был рассчитан на глаза, расставленные шире человеческих).

– Стандартная оборонительная система для малоопасных планет: колючая проволока под током по периметру и лазерные турели по углам... Никаких признаков жизни, – объявил он, убирая бинокль в ранец. – Кроме того, там, похоже, имеются следы разрушений... хотя и не настолько сильные, как если бы базу разбомбили с воздуха.

Эмили вспомнила воронки на месте базы землян и спросила: – А почему они не спрятали свою базу под землю? Ведь мы, кажется, не в тылу, и им есть чего бояться.

– Должно быть, коррингартцы обосновались на этой планете совсем недавно. То, что мы видим перед собой – времянка, призванная прикрыть строительные работы. Позднее они бы, конечно, зарылись под землю и демонтировали сооружения на поверхности. Но что-то им помешало...

45

Имперская база размещалась на ровном участке степи, полностью очищенном от травы. По мере того как земляне приближались к ней, становились все заметнее признаки сражения: выжженные проплешины, вдававшиеся далеко в степь, поваленная металлическая ограда и обвисшая разорванная проволока, какие-то большие темные предметы вокруг базы и на ее территории. Это зрелище все больше успокаивало Эмили, которая как-то забыла, что сила, разрушившая базу, может угрожать и им.

– Странно, – сказал Роберт, в последний раз рассматривая базу в бинокль с расстояния каких-нибудь ста метров. – Эти оплавленные дыры в стенах строений ни с чем не спутаешь. Станцию атаковали с применением лучевого оружия.

– Значит, это были земляне! – отозвалась Эмили, которой такое положение дел казалось вполне естественным. – Может, они еще где-то здесь?

– Нет, мои часы не фиксируют никаких излучений, кроме фоновых. Но, если это были земляне, которые почему-то атаковали базу не из космоса и даже не с воздуха, а с поверхности – стволы турелей направлены вниз – если это были земляне, то они почему-то не понесли серьезных потерь. Здесь повсюду должны валяться обломки боевой техники. После такой атаки всегда остается несколько машин, превращенных в полный металлолом – их дешевле бросить и заменить новыми, чем увозить и ремонтировать. Но здесь только эти черные груды... заметьте, с той стороны базы их особенно много – очевидно, атака шла оттуда.

– Но кто, кроме землян, мог напасть на имперскую базу, да еще с лучевым оружием? Не думаете ли вы, – Эмили сама испугалась этой мысли, – что в космосе объявилась еще одна высокоразвитая цивилизация?

– Нет, конечно, мы бы узнали об этом раньше. К тому же эти кучи не похожи на боевые машины какой бы то ни было цивилизации. Скорее всего это трупы животных... очень больших животных. Думаю, мы скоро выясним, что здесь произошло. Прежде всего я хочу взглянуть на базу сверху.

– Сверху?

– Видите эти грибообразные сооружения? Это и есть турельные башни. Поменьше – автоматические, побольше – управляемые. Сейчас мы поднимемся в одну из них. Честно говоря, я буду чувствовать себя гораздо уверенней, положив руки на рычаги управления, особенно если оружие башни еще функционирует.

Земляне подошли к подножию башни, действительно напоминавшей гигантский гриб: десятиметровую цилиндрическую ножку венчала металлическая сфера с вертикальной прорезью, из которой торчали стволы спаренных лучеметов. Роберт перешагнул через спутанную колючую проволоку и подошел к открытому люку, ведущему внутрь башни. Пилот с интересом потрогал покрытый вмятинами и царапинами край люка. Внутри было темно.

– Никаких сомнений – этот люк открыли снаружи, причем с помощью грубой силы, без всякого лучевого оружия. Хм, похоже, что в башне нет электричества. Но мы все-таки войдем, – Роберт зажег фонарик и, держа бластер наготове, двинулся внутрь. Эмили ничего не оставалось, как последовать его примеру.

По металлической спиральной лестнице они поднялись в кабину оператора. Внутри сферы ничего не было, кроме расположенного в самом центре кресла с высокой спинкой. Каждый его подлокотник оканчивался рычагом с гашеткой. Роберт моментально плюхнулся в кресло и положил руки на рычаги.

– Это – рабочее место оператора башни, или, проще говоря, стрелка, – объяснял он Эмили, которая тоже была бы не прочь присесть с дороги. – Движение рычагов вверх-вниз поднимает и опускает лучеметы, влево-вправо – поворачивает башню, точнее, саму сферу. Ее внутренняя поверхность – ничто иное, как большой обзорный экран. Поворот сферы и лучеметов может осуществляться очень быстро. Таким образом, простреливается все окружающее пространство, кроме основания башни и очень узкой зоны вокруг него – сектор обстрела составляет 3,8 «пи» стерадиан, или 95 процентов...

– Вы, кажется, очень хотите поразить меня своей эрудицией, – сухо заметила Эмили.

– Просто хочу объяснить вам, что это довольно мощная штука, – смутился Роберт. Подобно большинству мужчин, он питал слабость к оружию. – Но сейчас она совершенно бесполезна, – он подергал рычаги, которые даже не шевельнулись. – Нет энергии. К сожалению, экран из-за этого тоже не работает, так что мы не можем даже взглянуть на базу.

– В таком случае, может, мы пойдем отсюда, если, конечно, вы не решили здесь поселиться?

– Вы правы, пошли, – Уайт поднялся и направился к люку. Когда он сделал пару шагов вниз, луч фонарика скользнул по полу, и пилот остановился.

– Ну, что вы там? – нетерпеливо позвала Эмили, которая была уже внизу.

– Интересно, интересно... Да, без сомнения, засохшая кровь. Знаете, мисс Клайренс, я готов прозакладывать свой остров против суммы, которую ежемесячно жертвует на благотворительность ваш папаша, что тот, из кого вытекло столько крови, не был убит лучевым оружием.

Земляне вышли из башни и вступили на территорию базы. Повсюду царило спокойствие смерти. Бетонные плиты были во многих местах прожжены лазерами; кое-где виднелись пятна крови, уже занесенные пылью. На солнце блестели осколки стекла. Во всех строениях были открыты входные люки – чаще наполовину или на треть. Роберт подошел к ближайшей черной груде; это действительно оказалась обгоревшая туша огромного животного – при жизни оно, по-видимому, было в полтора раза выше и вдвое длиннее слона. У зверя были толстые короткие рога и три пары конечностей.

– А вот этот бифштекс точно зажарен с помощью лучеметов, – заметил пилот. – Такое впечатление, что базу разрушило стадо взбесившихся бизонов-переростков. Но, конечно, даже очень крупные и агрессивные звери не могли это сделать.

– Так, может, эти существа разумны? – предположила Эмили, которую в данный момент больше всего радовало то, что шлем защищает ее от запахов.

– Современная наука считает почти невероятным возникновение разума у столь крупных зверей, – покачал головой Роберт. – У них не может быть достаточно опасных врагов, им незачем отращивать мозг. Тот случай, когда, как говорили в старину, сила есть – ума не надо. К тому же взгляните на эту челюсть, – он провел стволом бластера по оскаленным зубам мертвого гиганта. – Я, конечно, не зоолог, но готов поручиться, что эти существа – травоядные. А разум, насколько нам известно, может развиться только у всеядных или у хищников. И уж, конечно, такая громадина не могла влезть внутрь башни и прикончить стрелка. Но вообще-то на планете могут быть туземцы, правда, совсем дикие – иначе коррингартцы оборудовали бы свою базу более мощной системой защиты.

– Но, если на базу напали не земляне, значит, это сделали туземцы?

– Трудно поверить, чтобы дикари могли захватить современный военный объект... К тому же как быть с лучевым оружием? – Роберт шагал между строениями базы, поводя бластером из стороны в сторону и не решаясь пока зайти ни в одно из зданий. – О! Любопытно... – он ногой вытолкал что-то из-под бока очередного мертвого зверя и склонился над этим. Эмили подошла, чтобы взглянуть, но тут же брезгливо отвернулась.

Перед Робертом лежала рука, отрезанная лазером выше локтя. Она не могла принадлежать ни человеку, ни коррингартцу; на ней было всего четыре длинных пальца с короткими коготками. Руку покрывала сморщенная серая кожа, похожая на кожу ящерицы.

– Ну вот, картина проясняется, – сказал пилот. – Видимо, действительно туземцы. Победители унесли трупы своих и врагов, но проглядели вот этот сувенир. А все эти крупногабаритные звери, вероятно, не более чем боевые кони. Но все равно не понимаю, как они могли победить. Даже если им удалось ворваться на территорию базы, каменные топоры и костяные наконечники бессильны против лазеров. Вот этот бункер в центре весьма похож на главный энергетический блок. Разве с такой стеной что-нибудь можно сделать каменным топором? О, какая дыра! И, конечно, топор тут ни при чем. Это сделано крупнокалиберным лучеметом, можете мне поверить, – Роберт обернулся и вдруг замер. Лучеметы одной из башен смотрели прямо на него.

46

Эмили заметила, как вдруг побледнело лицо пилота, и остановилась, как вкопанная. Ее охватил ужас; она не осмеливалась даже повернуть голову и взглянуть на источник опасности.

– Роберт, что... что там? – прошептала она одними губами.

Пилот, не отвечая и неотрывно глядя в одну точку, осторожно шагнул боком в сторону, затем еще и еще. С каждым шагом его скованность пропадала, и наконец он рассмеялся и непринужденно облокотился о стену бункера.

– Вот теперь все встало на свои места, – довольным тоном заявил он. – Имперскую базу погубило то, что в экстремальной ситуации опаснее самой этой ситуации, а именно паника и неразбериха.

– Так что же все-таки произошло? – не удержалась Эмили.

– Конечно, на планете есть туземцы. Дикари, однако умеющие приручать домашних животных. Когда коррингартцы высадились здесь, они отнеслись к аборигенам с естественным для цивилизованной расы презрением – скажем, построили базу на священном месте, или охотились на туземцев, или еще что. Впрочем, может быть, они ничего особенного не делали, просто дикари очень не любят чужаков. Если бы туземцы были более цивилизованными, то, пожалуй, побоялись бы нападать на оснащенную лучевым оружием базу – но их цивилизация находится еще в том младенческом возрасте, когда кажется, что количеством можно заменить любое качество. Это была грандиозная операция... Наверняка атака была проведена ночью – на планете, где ночь длится в среднем сто часов, существа, занявшие высшую эволюционную нишу, должны прекрасно ориентироваться в темноте. Это несмотря на то, что они, вероятно, стоят ближе к рептилиям, чем к млекопитающим, то есть принимают температуру окружающей среды... Впрочем, ночи здесь хотя и длинные, но теплые. Итак, представьте себе: черная безлунная ночь. Все коррингартцы сидят на базе – в это время суток бессмысленно проводить какие-либо работы или исследования за ее пределами. Вдруг из травяных джунглей неожиданно – вы сами видели, там можно спрятать что угодно – неожиданно появляется целое стадо этих слонобыков и несется прямо на базу. Естественно, объявляется тревога; стрелки занимают свои места, автоматические турели готовы к бою, зверей пытаются ослепить прожекторами, по ним бьют лучеметы, но стадо мчится вперед. Оно ведет себя не так, как обычное стадо: звери появляются из неожиданных мест, резко меняют направление движения, бросаются на ограду со всех сторон – ведь животными управляют их хозяева. Кстати, знаете ли вы, какие программы закладываются в автоматические турели – что у нас, что у коррингартцев? В первую очередь следует поражать более быстрые, более близкие и более крупные цели. Эта стратегия оптимальна почти всегда – за исключением того случая, когда менее быстрые, менее близкие и менее крупные цели более разумны. К тому же учтите, что стоит ночь, прожекторов на базе не так уж много, а инфракрасные датчики не очень хороши для поиска цели, имеющей температуру окружающего воздуха. Таким образом, пока лучеметы лупят по животным, туземцы подбираются к самой базе почти без потерь. Тут их ждет колючая проволока под высоким напряжением – неприятный сюрприз, однако некоторым животным все же удается прорваться сквозь огонь, и они сносят ограждения. Вы представляете себе, на что способна такая масса, помноженная на скорость... Итак, вся территория базы заполнена аборигенами и их зверями, которые мечутся и пытаются крушить все вокруг. Град стрел и копий обрушивается на прожекторы и разбивает многие из них. Темнота, хаос, рев сирен, рев зверей, воинственные крики, тяжелые удары в стены и двери. Вполне естественно, что в такой ситуации некоторые стрелки поворачивают турели внутрь и начинают стрелять по врагам на территории базы. А поскольку, повторяю, дело происходит в темноте и неразберихе, некоторые выстрелы попадают по зданиям, и, прежде чем комендант базы успевает запретить такую стрельбу – а может, он и не понял, в чем дело, и решил, что в руки туземцев каким-то образом попало лучевое оружие – стрелок одной из башен разносит главный энергоблок. После этого на всей станции вырубается питание. Конечно, в помещениях и на башнях есть автономные батареи, но их хватает ненадолго. Вскоре вся база полностью беспомощна. Конечно, заблокированный изнутри люк открыть непросто, но у туземцев есть время и животные, чья сила вполне сравнима с силой портового робота. Конечно, у многих коррингартцев – не у всех – под рукой личное оружие, но заряд бластера также ограничен, а кроме того, в тесном помещении бластер имеет не такое уж большое преимущество перед стрелой или дротиком.

– Выходит, все они погибли?

– Во всяком случае, попали в руки туземцев. Но дикари обычно жестоко расправляются с пленными. Впрочем, мы еще не осматривали помещения; но не думаю, что там есть что-нибудь, опровергающее мою версию.

– Вы думаете, идти туда не опасно?

– Вряд ли там окажутся живые коррингартцы или засада аборигенов. Судя по всему, со времени сражения прошло несколько дней – земных дней, я имею в виду.

– А чего вы испугались, когда осматривали дыру?

– Видите ли, я неожиданно заметил, что вон те лучеметы направлены прямо на нас. Я не сразу понял, что они уже давно застыли в таком положении.

«Вот будет здорово, если они сейчас шевельнутся», – мелькнула у Роберта шальная мысль. Но лучеметы, естественно, остались неподвижны, и пилот решительно направился к входу в ближайшее здание.

У самой двери он остановился, показывая Эмили на валявшиеся на бетонных плитах грубо отесанные колы. Концы двух из них были расщеплены, один сломан пополам.

– У местных жителей не только сильные животные, но и сильные мозги, – сказал Роберт с уважением. – Видите, с помощью чего они открывали люки? Наше знакомое каменное дерево... Они уже знают, что такое клин и рычаг.

Эмили, не разделявшая его восторгов, с беспокойством поправила ремень бластера.

47

Дальнейшие исследования базы значительно уменьшили уважение Роберта к туземцам, ибо те, проникнув в здания с помощью простейших механизмов, подвергли самому варварскому разрушению все более сложные устройства. Даже в тех помещениях, где, по-видимому, никто не оказал им сопротивления – ибо в стенах не было прожженных бластерами дыр, а на полу – пятен крови – все носило следы жестокого разгрома. Окна были выбиты, мебель искорежена, приборы разбиты; осколки стекла усеивали пол, из стен торчали оборванные жгуты проводов. Роберт с проклятьями ковырялся в недрах изувеченных пультов, отыскивая еще функционирующие блоки. Эмили с тоской смотрела на его возню с инструментами. Она устала, ей надоело шляться по погибшей базе. Однако, когда она заикнулась об отдыхе, Уайт посмотрел на нее непонимающе:

– Вам что, так понравилась эта планета? Неужели не ясно, что чем скорее я закончу, тем скорее мы улетим? Между прочим, коррингартцы не получают сообщений с этой базы уже несколько дней; не думайте, что они это так оставят. В самое ближайшее время сюда прибудут имперские разведчики, и нам нет смысла здесь задерживаться. Впрочем, – добавил пилот через несколько секунд, – никто не заставляет вас за мной таскаться. Можете остаться в любом из обследованных помещений, только не уходите оттуда.

Но такая перспектива еще меньше нравилась Эмили: мертвая база внушала ей страх, и ей не хотелось оставаться здесь одной даже при условии непрерывной радиосвязи.

– О! – воскликнул пилот, входя в следующую комнату. – Между прочим, помещение транссвязи. Интересно, успели они отправить сообщение? Скорее всего, нет: сначала ситуация казалась несерьезной – животные, дикари – потом, когда вышел из строя энергоблок, было уже поздно. Транспередача требует больших затрат энергии... Ну конечно, и здесь все крушили с упорством, достойным лучшего применения. Ящерицы дегенеративные...

– Кстати, почему вы сказали, что не сможете починить нашу панель транссвязи? Если бы здесь все было исправно...

– Если бы здесь все было исправно, трансграмму можно было бы послать и отсюда. Но даже если бы здесь были исправны только те модули, которые нужно заменить на корабле, не думайте, что это так просто сделать. Коррингартская техника все же отличается от земной, уметь ей пользоваться – это одно, а уметь ее чинить – совсем другое. Я еще не имел дела с их транссвязью. Вероятно, за несколько дней мне удалось бы разобраться, что к чему, но мы быстрее долетим до Среднего космоса.

– Ой, мне уже просто не верится, что мы когда-нибудь туда доберемся!

– С точки зрения принципа наихудшего сценария именно так вам и следует думать, – невозмутимо посоветовал Уайт, выдвигая из-под покореженной панели какой-то металлический ящик. – Ага, любопытно. Я, кажется, нашел распечатку последней полученной здесь трансграммы, – он развернул листок и принялся читать, мобилизуя все свои познания в коррингартском. Через несколько минут он с раздражением воскликнул: – Старый скряга!

– Кто? – удивилась Эмили.

– Ваш папаша, кто же еще! Представьте себе, за вас назначено вознаграждение всего в каких-то 50 миллионов! На вашем месте я бы возмутился!

– Вы прекрасно делаете это на своем месте, – отрезала Эмили.

– Ну еще бы, вам-то не о чем беспокоится! Я уже не говорю обо всех накладных расходах...

– Когда-то и 50 миллионов были для вас недостижимой мечтой.

– Когда-то! – насмешливо протянул пилот. – Когда-то и миллион был огромным состоянием, и миллионеров можно было пересчитать по пальцам. Правда, доллар тогда стоил не то, что теперь, а люди не умели летать в космос и редко доживали до семидесяти. А еще более когда-то, мисс Клайренс, ваш прямой предок был крепостным крестьянином где-то в Европе и ломал шапку перед невежественным феодалом, который свободно пользовался его женой и дочерьми, не имея и тысячной доли нынешнего состояния Реджинальда Мармадьюка Клайренса!

– Судя по вашей наглости, вы полагаете, что ваш предок был тем самым феодалом.

– Что ж, в таком случае вы должны признать, что я еще очень гуманно с вами обращаюсь, – заметил Роберт уже спокойным тоном. Он перевернул листок, но на обратной стороне, как и следовало ожидать, ничего не было. – А все-таки интересно, почему имперское командование проявляет такой интерес к вашей персоне.

– Очевидно, охотятся за выкупом, так же как и вы.

– Ну, я-то охочусь не за выкупом, а за законным вознаграждением... И все же внимание к вам имперских военных властей кажется мне несколько гипертрофированным.

«Чего никак не скажешь о вашем внимании, мистер Уайт», – подумала Эмили, а вслух спросила: – Вы можете определить, когда отправлена депеша?

– Здесь указано. Девятого дня четвертой дюжины второго сезона. Насколько я помню показания часов-календаря на корабле, сегодня второй день пятой дюжины. Значит, прошло пять коррингартских дней, или четыре земных. Все сходится – нападение на станцию произошло прошлой местной ночью. Интересно, как скоро в коррингартском штабе хватились этой базы? Транссвязь – дорогое удовольствие, и в отсутствие чрезвычайных обстоятельств трансграммы посылают не каждый час и, вероятно, даже не каждый день. Может быть, срок отправки очередного донесения отсюда истек лишь несколько часов назад. Впрочем, гадать бессмысленно. Будем исходить из того, что имперские корабли уже летят сюда.

– Помнится, Сэндерс говорил о возможных сроках прибытия кораблей на планету с разгромленной базой. Или тогда он тоже врал?

– Да нет, названные им сроки вполне правдоподобны. Трое-четверо суток для разведчиков с пограничных баз и две-три недели для отряда больших кораблей из тыла. Конечно, для коррингартских кораблей эти цифры надо увеличить раза в полтора – точнее, увеличить надо продолжительность самого полета, времени на организацию у них уйдет как раз меньше, чем у землян. Тоталитарные режимы всегда имеют в этом преимущество перед демократией... как почти во всем, что касается войны и вообще экстремальных обстоятельств.

– Оно и заметно – на примере участи этой базы.

– Вы зря иронизируете. Просто здесь им противостояло еще более тоталитарное общество. Как бы мало ни было демократии в средневековой империи, в первобытном племени ее еще меньше.

– Такое впечатление, Уайт, что вам не слишком-то нравится демократия.

– Ну что вы, я воздаю ей должное, но я не склонен ее превозносить. В отличие от большинства, я трезво смотрю на вещи. Один умный человек еще несколько столетий назад сказал, что демократия – это право не избирать и не быть избранным. Ни тоталитаризм, ни демократия не дают подлинной свободы; и та, и другая система принуждает человека поступать вопреки его воле, но при демократии его не заставляют это одобрять. Это и есть главное завоевание демократии – право сказать «нет». Я говорю без тени иронии, это действительно великое право, но оно все равно не позволяет ничего изменить. При тоталитаризме несогласных убивают; при демократии их игнорируют. Демократия – меньшее из двух зол, но от этого она не перестает быть злом. Любая социальная система – зло, потому что в основе ее – социум, общество, по самой своей природе подавляющее личность. Вот поэтому-то я и хочу уединиться на острове, ибо в обществе невозможно обрести свободу и покой.

48

Наконец обследование базы было закончено. Роберт буквально забил свой ранец демонтированными блоками и платами, заверив Эмили, что «хоть что-то из всего этого хлама должно подойти». Лишь в одном пилота постигла серьезная неудача: он надеялся, что тяжелые ворота ангара защитили транспортные средства базы от ярости туземцев, и земляне будут избавлены от необходимости возвращаться на корабль пешком; но оказалось, что аборигены побывали и здесь. Должно быть, они покинули базу лишь тогда, когда не осталось ни одного не разгромленного помещения; судя по всему, они взламывали двери ангара много часов и, конечно, вознаградили себя за долгий труд – если мебель и приборы в других зданиях крушили лишь топорами и дубинами, то над катером и двумя вездеходами, очевидно, поработали слонобыки. Нечего было и думать о ремонте.

Роберт, поглядев с сокрушенным видом на измятые корпуса, отражавшиеся в лужах масла и горючего, выпотрошенные двигатели, разорванные гусеницы и раскатившиеся по всему ангару подшипники, тяжело вздохнул и повернулся к выходу. Но, когда Эмили поняла, что пилот собирается немедленно возвращаться на звездолет, она решительно взбунтовалась.

– Это идиотское солнце окончательно лишило вас рассудка! Посмотрите на свои хваленые часы и убедитесь, что по-настоящему сейчас поздний вечер! В конце концов, я чертовски устала, таскаясь тут за вами без всякой пользы, и хочу ночью спать, как все нормальные люди!

– Во-первых, не кричите, а то я выключу приемник в своем шлеме. Во-вторых, вы, кажется, забыли о коррингартцах, которые могут самым бесцеремонным образом разбудить вас среди ночи, если мы останемся на базе.

– Вы же сами говорили: трое-четверо суток, умножить на полтора... Даже по наихудшему сценарию они прилетят еще не так скоро.

– Вы не умеете считать, по наихудшему сценарию они уже были бы здесь.

– Ну раз их до сих пор нет, значит, они и не торопятся, – с чисто женской логикой заявила Эмили.

«А в самом деле, почему они должны торопиться? – подумал Роберт, которому тоже совсем не хотелось после трудного дня тащиться опять десять километров по пересеченной местности. – Они ведь не думают, что здесь произошло что-то особенное. К счастью, когда сюда пришла трансграмма Сэндерса, ее было уже некому принять – и некому послать другие трансграммы...»

– К тому же, – продолжала атаку Эмили, – они ведь не вынырнут из транспространства прямо на посадочной площадке базы?

– Транспереход внутри и вблизи массивных тел типа планеты вообще невозможен, – машинально согласился Роберт.

– Ну да, их гравитационное поле как бы затыкает выход для всякого тела с ненулевой массой, это мне в колледже объясняли. Значит, мы услышим, как они будут садиться, и успеем убежать в степь.

– Даже если так – мне не хотелось бы, чтобы в момент нашего старта на планете были другие корабли, способные пуститься в погоню.

– Так ведь это будут такие же корабли, как наш! Если они и сообразят, что нас надо преследовать, мы к этому времени будем уже далеко. Знаете что, Уайт, половина вашей армии намерена дезертировать. Я остаюсь ночевать здесь. Вы можете, конечно, тащить меня силой, но не забывайте, что дорога вас ждет отнюдь не ровная, а сила тяжести здесь выше земной.

«Что верно, то верно», – подумал Роберт и проворчал:

– До сих пор, стоило мне вас послушать, как добром это не кончалось. Что ваша идея лезть в имперский корабль в поисках транспередатчика, что освобождение Сэндерса...

– Если бы мы тогда не улетели, попались бы имперскому десанту, который подобрал Сэндерса; что же до его освобождения, тут действительно вышла накладка, но не забывайте, что лететь на Элджерон на «Крейсере» – это была ваша идея.

– Ладно, черт с вами! Я действительно заслужил отдых. Пошли в тот жилой корпус – оттуда ближе всего бежать в степь.

Со второго этажа жилого корпуса открывался вид на бетонированную посадочную площадку, находившуюся в километре от базы. Так как, благодаря выбитым окнам, всякая звукоизоляция отсутствовала, Роберт окончательно успокоился, придя к выводу, что в случае чего он заблаговременно услышит садящиеся корабли.

Эмили неожиданно обеспокоилась вопросом, прилично ли ей спать в одном помещении с пилотом. Подобная проблема не волновала ее в лесу или в каюте, куда их запер Сэндерс, но там не было другого выхода, тогда как второй этаж жилого корпуса делился на четыре казармы. Правда, до сих пор поведение Уайта в этом отношении было безупречным – даже слишком безупречным, однако... Меж тем объект этих размышлений уже отыскал себе наименее пострадавшую койку, растянулся на ней прямо в скафандре и закрыл глаза – так же, как поступил бы он, будь он один на всей планете или, напротив, в обществе десяти дочерей миллиардеров. Эмили еще немного постояла в нерешительности и тихо вышла.

Через некоторое время Роберт открыл глаза. Несмотря на усталость, сон не шел к нему – лежать в скафандре было ужасно неудобно. В лесу, на планете с половинной силой тяжести, это не чувствовалось так остро, как здесь. Конечно, скафандр предохраняет от возможной инопланетной инфекции, к тому же его слишком долго надевать, если придется бежать... «Но если нет ни свободы, ни покоя, нужен хоть какой-то комфорт», – подумал Роберт, вылезая из своего космического костюма и расстегивая комбинезон. Едва он снова собрался смежить веки, на пороге, словно привидение, возникла Эмили – также в одном комбинезоне.

– Что случилось? – спросил пилот не слишком приветливым голосом.

Эмили, которая полагала, что Уайт уже спит, рассердилась и смутилась одновременно, почувствовав себя в идиотском положении. «Сейчас он черт знает что вообразит», – подумала она, а вслух сказала: – Я решила, что нам безопаснее не разбредаться по разным углам здания.

(Это была почти правда: на самом деле разгромленная база все еще действовала на нее угнетающе, и она боялась заснуть одна в комнате, где всего несколько дней назад одни разумные существа жестоко убивали других.)

– Впрочем, если я вам мешаю... – продолжила Эмили заранее раздраженным тоном.

– Вовсе нет, это очень разумное решение. Скафандр вы, конечно, зря сняли – у меня больше нет аптечки, а коррингартские лекарства для людей не годятся.

– Можно подумать, что к вам это не относится.

– Мои проблемы – это только мои проблемы, – резонно заметил пилот, – а ваши проблемы – еще и мои. Впрочем, поступайте, как знаете, что я буду с вами нянчиться за какие-то 50 миллионов...

49

Роберт слышал, как Эмили ворочалась на погнутой койке – очевидно, тоже не могла заснуть.

– Как здесь душно, – прошептала она наконец. – И жарко.

– А что вы хотели, – проворчал пилот. – Кондиционеры-то не работают. А тут, между прочим... – он поднял с пола шлем и скосил глаза на индикатор внутри, – 308 градусов по Кельвину.

– Сколько это по Фаренгейту?

– Понятия не имею! – огрызнулся Роберт. – Весь цивилизованный мир давным-давно пользуется СИ. И только американцы в своем тупом великодержавном консерватизме цепляются за архаичные мили, фунты и фаренгейты. Могу вам только сказать, что снаружи еще жарче. И будет еще хуже, потому что до заката еще часов сорок, а на небе ни облачка.

– Что за мерзкая планета, – возмутилась Эмили. – И как здесь только можно жить?

– Что касается приятных и неприятных условий для жизни, – усмехнулся пилот, – то на эту тему есть весьма поучительная история.

– Вы, кажется, хотите рассказать мне на ночь сказку?

– Сейчас не ночь, и это не сказка. На Границе эту историю рассказывают как вполне достоверную. Впрочем, если это и легенда, она все равно поучительна. Вы когда-нибудь слышали о планете Эдем?

– Нет... Эдем – это, кажется, значит «рай»?

– Да, рай... Эта планета была открыта дважды. Первый раз – три столетия назад, на заре межзвездных полетов. Теория транспространства тогда не была еще толком проработана, и первые экспедиции были сопряжены с огромным риском. Однако для участия в них все равно находились добровольцы – на Земле и тогда хватало желающих быть первыми – причем не только мужчины, но и женщины. Поскольку о транспространстве тогда еще знали мало, оно нередко выкидывало любопытные шутки с кораблями. Подобный неприятный сюрприз ждал одну из этих экспедиций – во время трансперехода у них истратилась вся энергия. В результате они оказались гораздо дальше, чем рассчитывали – но, разумеется, без топлива на обратный путь. Транссвязи в те годы не было, да и ни один корабль не мог забраться так далеко, не разделив их участи, так что экспедиция была обречена на гибель, тем более что они вынырнули возле двойной звезды. В ту эпоху, да и долгое время после, считалось, что у двойных звезд вовсе не бывает планет, а если они и есть, то из-за слишком причудливых и нестабильных орбит абсолютно непригодны для жизни. Но тем астронавтам сказочно повезло. Они не просто нашли планету – они нашли планету, о которой можно было только мечтать. Благодаря взаимной компенсации многих факторов, ее орбита оказалась устойчивой, а климат – удивительно ровным. На ней даже не было смены времен года, поскольку ее ось практически перпендикулярна к плоскости орбиты. Почти всю поверхность занимал океан, водоросли которого в изобилии снабжали атмосферу кислородом; лишь в районе экватора располагался единственный континент – скорее даже большой остров, размерами чуть меньше Австралии. Там-то и высадились астронавты. Первые же исследования показали, что планета во всех отношениях пригодна для жизни. Там не было вредных микроорганизмов, не было и опасных животных: поскольку основная жизнь сосредоточилась в океане, на суше вовсе отсутствовала фауна, за исключением некоторых безвредных насекомых. Зато богатая флора круглый год приносила разнообразные вкусные и питательные плоды. Ни ядовитых стеблей, ни колючек – что неудивительно, если учесть отсутствие взаимодействия растений с животным миром. Только чудесные цветы для привлечения насекомых, среди которых, естественно, ни одного кровососущего – им не у кого было бы сосать кровь. Астронавты, ставшие колонистами, назвали планету Эдемом, и вполне справедливо – мы до сих пор еще не нашли другого мира, более напоминающего древние легенды о рае. Вскоре это сходство еще более увеличилось... Поначалу колонисты вели весьма деятельный образ жизни, занимались исследованиями, готовы были к любым неожиданностям, и командир корабля ежедневно делал подробные записи в бортжурнале. Однако вскоре выяснилось, что никакими неожиданностями планета не грозит, и для поддержания жизни не нужно прилагать никакого труда – съедобные плоды можно круглый год рвать с низко растущих веток и подбирать прямо с земли. Что же до научных исследований, то скоро колонисты начали ощущать их бессмысленность – ведь связь с Землей навсегда утрачена, а райскими удовольствиями куда приятнее наслаждаться, чем препарировать их. К тому же среди членов экспедиции стало распространяться новое настроение – с головой окунуться в эдемские прелести, чтобы как можно скорее забыть о родной планете и не страдать от тоски по ней. Записи в бортжурнале становились все более короткими и нерегулярными; ученые забросили исследования, колонисты по многу дней не возвращались на корабль и, наконец, вовсе оставили его. Прекрасный климат позволял им обходиться не только без скафандров, но и без одежды. Условности цивилизации, конечно, сохранялись еще некоторое время, но это не могло продолжаться долго. Последние импровизированные купальные костюмы были сброшены. Все колонисты, естественно, были молоды и здоровы, как и положено астронавтам-первопроходцам. Возможно, если бы среди них было одинаковое число мужчин и женщин, образовались бы достаточно устойчивые семьи; но мужчин было значительно больше, и – вероятно, после некоторых конфликтов, вызванных последними отголосками цивилизации – среди колонистов установилась полная сексуальная свобода. Понятно, что в такой ситуации воспитанием детей никто всерьез не занимался, да дети и не требовали заботы, благодаря райским условиям. Вероятно, первое поколение коренных эдемцев все же получило какие-то обрывки знаний, но на долю следующих поколений не осталось уже ничего. Потомки колонистов росли, предоставленные сами себе, и размножались с невероятной быстротой – так, как это способны делать люди, целиком отдавшиеся во власть инстинктов и к тому же не умеющие предохраняться. Постепенно они распространились по всему острову, а брошенный в джунглях корабль так густо обвила растительность, что никто не распознал бы в нем нечто искусственное и чужеродное для этой планеты...

Второй раз Эдем был открыт совсем недавно. На него случайно наткнулся большой военный корабль, кажется, линкор...

– Подождите, – перебила Эмили, – тут что-то не так. Эти старинные корабли летали лишь на очень небольшие расстояния. Даже удвоенная дальность их полета – это все равно Средний космос. Этот Эдем должны были обнаружить гораздо раньше.

– Ого, а вы, оказывается, что-то знаете. Но, во-первых, я уже говорил вам о скептицизме в отношении двойных звезд. А во-вторых, современная физика утверждает, что в транспространстве время от времени возникают неустойчивые спонтанные образования – их называют лучевыми вихрями или вихревыми туннелями, но, разумеется, любые аналогии с обычным пространством здесь условны. Эта штука не может отклонить корабль от курса, но, если он движется вдоль вихревого туннеля, затраты энергии значительно падают. Что-то вроде попутного ветра, дующего в обе стороны. Это весьма редкое явление, мы не умеем его предсказывать и тем более получать искусственно. Для современного корабля вихревой туннель – благо, способ сэкономить топливо; но звездолет трехсотлетней давности такое явление вполне могло зашвырнуть неведомо куда.

Так вот, экипаж линкора сперва принял эдемцев за представителей местной фауны – настолько эти обросшие волосами существа, лишенные каких-либо признаков разума, мало походили на людей. И лишь полное отсутствие других сколь-нибудь высокоразвитых сухопутных животных натолкнуло астронавтов на мысль о более глубоких исследованиях. Картина прояснилась лишь после того, как в джунглях был найден обросший лианами звездолет. Но даже после этого многие офицеры линкора отказывались верить, что страшная деградация туземцев вызвана не неизвестной болезнью и не вспышкой звезды, повлекшей радиационные мутации, а только исключительно благоприятными условиями планеты. Тем не менее исследования показали, что это именно так. Всего лишь через триста лет потомки во всех отношениях полноценных астронавтов, в большинстве своем имевших докторские степени, полностью утратили членораздельную речь и в значительной степени – прямохождение. Их интеллектуальный уровень оказался значительно ниже, чем у средней обезьяны, фактически они были бы дебилами на фоне любых млекопитающих Земли, ибо неспособны были решить даже простейшие задачи, связанные с выживанием. У них не было никаких форм организации, вроде стада или стаи, но не были они и одиночками, ведущими самостоятельный образ жизни – они просто скитались по лесу, игнорируя представителей собственного пола и спариваясь с существами противоположного. Иногда, впрочем, помимо потребности есть и размножаться у них просыпался и другой фундаментальный инстинкт – тяга к насилию, и тогда они неумело и бессмысленно мучили и убивали друг друга, но плотность их расселения по острову была невелика, и подобное случалось редко.

– Вероятно, не составило бы большого труда как-то переловить их, собрать в одном месте? – предположила Эмили.

– Конечно, они не смогли бы прятаться или сопротивляться.

– И планета не находится в районе боевых действий?

– Нет, эта область космоса не граничит с коррингартцами.

– Тогда это, наверное, все-таки легенда. Если бы подобный мир действительно существовал, после возвращения линкора там устроили бы один из самых фешенебельных курортов.

– Чувствуется практическая хватка Клайренсов. Но, увы, в настоящий момент это совершенно невозможно.

– Почему?

– Потому, мисс Клайренс, что командир линкора, увидев, во что превратились люди на этой планете, сразу после взлета отдал приказ обрушить на остров всю мощь бортового оружия. В настоящее время единственная суша Эдема представляет собой выжженную радиоактивную пустыню. В ближайшие десять тысяч лет там не будет не то что курорта, но даже маленького поселения. Вот так-то, Эмили.

Наступила тишина.

– Ужасно... – нарушила, наконец, молчание девушка. – А что стало с командиром?

– Утверждают, что суд снял с него обвинение в геноциде, так как на основании представленных экспедицией материалов эдемцы не были признаны разумными существами. Он был осужден лишь за «неспровоцированное уничтожение редкого вида животных». Впрочем, это, возможно, как раз легенда. Даже если учесть, что эдемцы начинали размножаться сразу по достижении половой зрелости, за триста лет там сменилось не более двадцати поколений – слишком мало для существенных эволюционных изменений, значит, биологически они оставались людьми... хотя, с другой стороны, частые случаи инцеста способствовали ускоренному вырождению. Во всяком случае, всю эту историю тщательно скрыли от общественности, но, как это обычно бывает, правда все же просочилась наружу.

– Да... – неопределенно протянула Эмили. Она уже жалела, что выслушала эту мрачную историю перед сном, и, словно спеша заесть невкусное блюдо, задала новый вопрос: – А из тех миров, где побывали лично вы, какой был самый приятный и самый неприятный? «Пожалуй, о неприятном можно было не спрашивать», – запоздало пожалела она.

– Ну, что касается приятных миров, то я вас разочарую: для человека нет ничего лучше Земли, тем более теперь, когда ее климат откорректирован. Правда, Земля неоднородна; некоторым почему-то нравится умеренный пояс, но я предпочитаю тропики. Другие же планеты нравятся нам лишь в той степени, в какой они напоминают Землю, а к экзотике быстро привыкаешь и перестаешь воспринимать ее как что-то особенно приятное... Что же до неприятных миров, то даже на самых хороших планетах есть достаточно мерзкие места – пустыни, вулканы, льды и т.п. Если же говорить о планете в целом, то я не видел ничего хуже, чем Гремлин-1. Это первая планета белого карлика. Гравитация там более чем вдвое превосходит земную, давление – всемеро, а температура даже ночью близка к точке кипения воды. Но самое страшное – это жесткое излучение звезды, практически не задерживаемое слабой магнитосферой. Близость звезды порождает и другие прелести, вроде постоянной вулканической активности. Человек не может там и шагу ступить без скафандра высшей защиты, и даже в нем отнюдь не чувствует себя в безопасности. Хуже всего, что там есть жизнь.

– Что же в этом плохого? – зевнула Эмили.

– Так ведь из-за радиоактивности там очень высокие темпы мутаций, и эволюция развивается семимильными шагами. Адские условия Гремлина-1 породят разум с той же неизбежностью, с которой его убило благополучие Эдема – и не хотел бы я быть на месте наших потомков, когда это случится.

– Почему?

– Неужели вы не понимаете, что существа, для которых условия Гремлина – всего лишь нормальная среда обитания, будут практически неуязвимы, и при этом весьма агрессивны! Это будет куда страшнее коррингартцев. Не исключено, что они в короткие сроки превзойдут нас интеллектуально... Может, с точки зрения эволюции разума в Галактике это и хорошо, но с точки зрения выживания человечества Гремлин-1 неплохо бы уже сейчас разнести на астероиды. Вообще высший разум вовсе не означает гармонию и красоту. Не следует забывать, что с биологической точки зрения человек – урод, эволюционный выродок. Он оказался настолько несовершенен, непригоден к жизни, что для выживания ему пришлось отрастить мозг, тогда как остальным животным для этого достаточно было простых и надежных приспособлений вроде клыков и когтей. В свое время были популярны дискуссии о критерии разумности, по которому мы могли бы идентифицировать «братьев по разуму», даже если их культура окажется абсолютно непохожей на человеческую. Тогда один из специалистов заявил: «Покажите мне наименее пригодное к жизни существо на планете – оно и будет самым разумным.» Поэтому все разговоры о слиянии с природой, об общей гармонии с ней – идиотизм. Разум – не венец природы, а лишь редкая форма уродства – с природной точки зрения; в свою очередь, и разумным существам естественно считать уродливым все животное, примитивно-физиологическое. Конечно, мы можем и должны рационально использовать природу, но не стоит забывать, что между разумом и животным миром – пропасть, и животно-разумная двойственность homo sapiens не может сохраняться вечно. Если человечество не найдет в себе силы сделать окончательную ставку на разум, оно снова откатится к животной дикости... Эмили, вы слушаете?

Но Эмили уже спала.

50

Когда Роберт проснулся, то первым делом подумал, что позволил себе слишком крепко спать на враждебной планете. Впрочем, кажется, ничего не случилось, если не считать того, что жара стала совершенно невыносимой. Он поспешно влез в скафандр и защелкнул шлем, хотя инстинкт и противился подобному действию. В данном случае инстинкт был неправ: сразу же заработала система терморегуляции. Так, посадочная площадка все еще пуста – коррингартцы не торопятся; Эмили... где же Эмили? Роберт выглянул в разбитое окно, но не увидел ничего нового; подхватив бластер, он бросился в коридор, где и столкнулся нос к носу с девушкой, тоже уже успевшей облачиться в скафандр.

– Ну и горазды же вы спать, – прозвучал в шлемофоне ее насмешливый голос. Роберт мысленно выругал себя за то, что забыл о радиосвязи и сразу бросился на поиски.

– Что делать, – сказал он вслух. – Среди всех неприятностей, причиняемых мне миром, постоянная невозможность выспаться – одна из самых гнусных. Впрочем, если вы, вопреки вчерашнему, сильно торопитесь, могли бы меня и разбудить.

– Я не хотела искушать судьбу. Вы даже во сне держали руку на бластере.

– Что верно, то верно, – согласился пилот. – Всякого, помешавшего мне спать, я готов пристрелить прежде, чем начну анализировать последствия. Ну, а теперь самое время подкрепиться.

– Я уже давно позавтракала. Ждем только вас.

– Вы, кажется, слишком много о себе возомнили. Можно подумать, это вы вытащили меня из горящего леса и обезвредили вооруженного имперского шпиона. Если вам так уж не терпится, никто не заставляет вас ждать. Направление на корабль вам известно, валяйте, идите одна!

– Думаете, я без вас и шагу ступить не могу?

– Ох-ох-о, какие мы смелые! Первопроходцы вертятся в гробах от гордости за свою наследницу! Когда будете палить во все, что шевелится, не забудьте снять бластер с предохранителя. И не смотрите в дуло во время стрельбы, а то можно ненароком обжечься, – Роберт хотел сослаться на автора перефразированного первоисточника, но раздумал, решив, что имя Льюиса Кэрролла все равно ничего не скажет Эмили.

– Как-нибудь обойдусь без ваших советов! – она резко повернулась и пошла к лестнице.

– Счастливого пути! – крикнул Роберт вслед, снова не подумав, что радиосвязь избавляет от необходимости кричать.

«С чего это мы вдруг сцепились? – размышлял он несколько минут спустя, распечатывая банку консервов. – Она женщина, что с нее возьмешь; но мне следовало проявить большую сдержанность. Зря я отпустил ее одну... впрочем, чепуха, я нагоню ее меньше чем через полчаса. Черт возьми, древние правы: женщина на корабле приносит несчастье. Никакое это не суеверие, просто женщина создает нездоровый психологический климат. И вообще, мне все это не нравится. Чем скорее я от нее отделаюсь, тем лучше».

Наконец Роберт покончил с завтраком и вышел на территорию базы. Прищурившись против солнца, он различил между двумя башнями удаляющуюся фигурку в скафандре. Вот она поднялась из зарослей на гребень холма и снова скрылась в траве.

«Идет и не оглядывается», – усмехнулся про себя пилот, прибавляя шаг.

Через двадцать минут он действительно нагнал Эмили. За все это время земляне не обменялись ни словом. «Пожалуй, надо будет окликнуть ее, прежде чем подойду вплотную, – подумал Уайт. – Внезапно пугать вооруженного человека так же опасно, как и будить.» Он в очередной раз поднялся над уровнем травы. Эмили не было видно: она только что спустилась в ложбину между холмами. Роберт сделал несколько шагов вниз по склону и уже открыл было рот, как вдруг в шлеме раздался истошный визг. Реакция пилота была мгновенной: он бросился назад и в три прыжка оказался на вершине холма, сжимая рукоятки сорванного с плеча бластера.

– Эмили! Эмили, что случилось? Послушайте, если вам нужна помощь, постарайтесь изъясняться членораздельно!

– Туземцы! – Эмили, наконец, совладала со своим голосом. – Они напали на меня!

– Стреляйте же! Стреляйте скорее!

– Поздно! У меня уже отобрали бластер!

– Что ж вы сразу не стреляли?

– Вы же сами не велели стрелять без крайней необходимости!

– Черт возьми, это и была крайняя необходимость!

– Я не успела...

– Ладно. Сколько их и что они делают?

– Пять или шесть, но, кажется, в зарослях есть еще. Они очень сильные, у них по четыре руки. Они связали меня...

– Не сопротивляйтесь – их это только разозлит, а вам не стоит зря тратить силы. Постарайтесь успокоиться и помните, что вас защищает скафандр. Говорите обо всем, что они делают.

– Они меня куда-то тащат... по самому дну ложбины... слушайте, вы далеко?

– Я рядом, на холме, но ничего не могу поделать, пока они внизу. Если я спущусь в заросли, то попаду в ту же ловушку, а если буду стрелять наобум, могу попасть в вас. Как только они вылезут на гребень, я их прикончу.

– Кажется, они не собираются подниматься... они бегут, огибая холмы... Там, впереди, еще что-то есть! Ну да – эти, как вы их назвали, слонобыки... Ну и громадины! Неужели вы их не видите?

Но Роберт тщетно оглядывал степь. Ветер слегка шевелил траву, скрадывая любые движения внизу.

– Они втащили меня на спину зверя и привязывают, как поклажу...

– Теперь вы можете точно сказать, сколько их?

– Шестеро и двое зверей. Они рассаживаются – по трое на каждое животное... но мне плохо видно – бок слонобыка загораживает обзор.

– Все же вы успели заметить, как они вооружены?

– Костяные ножи, луки, копья, каменные топоры. Похоже, они не имеют понятия о металле.

– У кого ваш бластер?

– Я его не вижу. Должно быть, он на другом животном.

Роберт колебался. Конечно, силы врагов были невелики, но искать их в траве, в их родной стихии, было все же слишком опасно. И все же, когда Уайт думал, что хорошо бы поскорей избавиться от Эмили, он имел в виду вовсе не такой способ. Пилот нерешительно шагнул вперед.

– Они погоняют животных, Роберт! Мы движемся, и довольно быстро. Я боюсь, что меня укачает.

– Это еще не самое страшное! Лучше скажите, в каком направлении вы едете?

– Направлении? Но кругом трава...

– Черт побери, у вас что, компас выключен?

– Ах, ну да. 170 градусов... а сейчас поворачивают... 150...

«Все ясно, петляют между холмами, не хотят подниматься на поверхность. Но общее направление, видимо, к югу-юго-востоку», – подумал пилот.

– А скорость? Хотя бы приблизительно?

– Скорость... – Эмили замялась. Она никогда не ездила верхом и неспособна была оценить скорость менее двухсот миль в час. – Ну, гораздо быстрее пешехода. Даже если бежать.

«Двадцать – двадцать пять километров в час, – решил Роберт. – Итак, их не догонишь. Остается надеяться, что рано или поздно они остановятся, и притом надолго.»

В этот момент в шлеме послышались звонкие удары.

– Что это, Эмили?

– Они лупят по моему шлему! Наверное, им не нравится, что я говорю с вами! Проклятье, от этого грохота могут лопнуть барабанные перепонки!

– Да уж... – согласился Уайт, которого куда больше беспокоил передатчик в ее шлеме, взятый из коррингартского скафандра. Роберт припаял его кое-как, не рассчитывая, что по шлему станут бить каменным топором...

– Значит, так, мисс Клайренс. Молчите и старайтесь не вызывать у них преждевременное неудовольствие. Сообщайте мне только о важных событиях, вроде изменения скорости или курса. Постараюсь как-нибудь вытащить вас из этой истории. Все, конец связи.

Эмили послушно замолчала, и удары по шлему скоро прекратились. Роберт по-прежнему стоял на вершине холма, не зная, что предпринять. Может, вернуться на базу и попытаться все же починить вездеход или катер? Нет, ничего не получится. Или добраться до корабля и, после ремонта пульта, использовать в качестве транспортного средства его? Но звездолеты такой конструкции не предназначены для горизонтальных полетов в атмосфере на низких высотах. Конечно, в руках опытного пилота... но где гарантия, что стойбище туземцев вообще можно заметить с воздуха? К тому же это потребует значительного времени... а сколько вообще у него времени? Все, конечно, зависит от того, что туземцы намерены делать с Эмили и в каких условиях станут ее держать. Скафандр все-таки не абсолютная зашита, тем более такой дешевый; к тому же это не скафандр полного цикла. Не следует забывать и о коррингартцах, которые могут нагрянуть в любую минуту. Самое неприятное – это малая мощность передатчиков: если слонобыки будут бежать с той же скоростью, уже через полтора часа, а то и раньше, связь с Эмили пропадет. Значит, единственный шанс найти ее – по свежим следам, если, конечно, в этой идиотской степи остаются следы. Но не могут же вовсе не оставлять следов такие крупные звери! Все же, прежде чем пуститься в это рискованное преследование, следовало проверить гипотезу о возможности пожара. Если в зарослях нельзя пользоваться бластером, нечего и думать о погоне. Роберт выстрелил себе под ноги, приготовившись затаптывать пламя. Там, куда он стрелял, образовалось черное пятно, и в воздух поднялся почти незаметный дымок, но этим все и ограничилось. Роберт тяжело вздохнул и стал спускаться по склону холма.

51

Пилот быстро обнаружил то место, где туземцы напали на Эмили, а затем и то, где слонобыки дожидались своих хозяев (помимо примятых и поломанных стеблей, на него указывала и куча свежего навоза, позволявшая лишний раз судить о размерах животных). Отсюда в заросли уходил проложенный гигантами коридор. Это был хороший след, но, увы, недолговечный – Роберт вскоре убедился, что примятые многометровые стебли имеют тенденцию постепенно выпрямляться. Все же, пока коридор еще сохранялся, им следовало пользоваться, и пилот шел по нему быстро, почти бежал. Коридор имел еще одно преимущество: он не позволял подобраться к человеку незаметно, и Роберт, хотя и не снимал пальца с гашетки бластера, все же почти не опасался внезапного нападения.

В течение первого часа Эмили несколько раз сообщила ему об изменениях курса. Роберт полагал, что всякий раз они были связаны с необходимостью обогнуть очередной протяженный гребень, и в самом деле, петлявший между холмами коридор подтверждал его предположения. Общее же направление по-прежнему оставалось юго-восточным.

Через полтора часа Эмили вышла на связь в последний раз. Ее уже было еле слышно. Роберт предупредил ее о скором исчезновении связи и посоветовал не беспокоиться, ибо он идет по следу. На самом деле от коридора к этому времени почти ничего не осталось, лишь некоторые стебли были еще пригнуты, и Уайт заметно сильнее нервничал, заслышав в траве какой-нибудь шорох. Наконец распрямились и последние стебли. Роберт позвал Эмили, но не услышал ответа. Теперь торопиться уже не имело смысла, и пилот присел отдохнуть, а заодно и поразмыслить о дальнейших действиях. Все, что было у него на руках – это предположение, что туземцы и дальше будут двигаться на юго-восток, и что где-то там находится их стойбище. Как далеко – и сколько времени слонобыки способны бежать без перерыва? Роберт слышал, что некоторые земные травоядные могут бежать по нескольку дней подряд. В данной ситуации и один день – местный день – был бы весьма неприятной перспективой. Что, если сточасовая ночь застанет его в степи? И вообще, сколько времени имеет смысл идти на юго-восток? Ведь он не знает точного направления, а ошибка даже в несколько градусов на большом расстоянии приведет к отклонению на несколько миль – он даже не заметит стойбища. И сколько времени у Эмили? Интересно, что все-таки туземцы делают с пленниками. Они, конечно, смышленый народ, раз сумели приручить таких больших животных, но все же стоят на крайне низкой ступени развития. Вряд ли у них уже есть рабовладение. Да и вообще, способны ли они воспринимать человека как пленника? Эмили говорила, что они четверорукие, значит, они мало похожи на людей. А тогда и homo sapiens для них – не пленный, а скорее охотничья добыча, редкая разновидность животных. Роберт неодобрительно хмыкнул. Он предпочитал туземцев, которые считают пришельцев из космоса богами. Но ведь, однако, даже дикарь должен отличать зверя от разумного существа. Разве животные строят огромные здания и пользуются неведомым и смертоносным оружием? «Термиты и электрический угорь, – тут же опроверг себя Уайт. – Не говоря уже о спрутоящерах с Поллукса-5 и летучих дьяволах с Зигфрида-3». И все же первобытный человек даже скорее, чем цивилизованный, готов воспринять идею о существовании отличных от него форм разумной жизни. Достаточно вспомнить древние легенды о кентаврах, русалках и людях с песьими головами. А способны ли четверорукие туземцы отличить человека от коррингартца или же сочтут их разновидностями одной породы? Этот вопрос навел Роберта на новую неприятную мысль. Что, если захваченные на базе коррингартцы еще живы, и всех пленников содержат в одном месте? Тогда Эмили грозит опасность не только со стороны аборигенов. Взаимная неприязнь землян и коррингартцев слишком сильна, чтобы даже общая беда могла объединить их. И коррингартцы, в отличие от туземцев, прекрасно знают, как снимается скафандр...

Роберт допил напиток, отшвырнул банку и поспешно поднялся. «Путь далек до Типперери, нам идти далеко... Если бы еще знать, где это чертово туземное Типперери!»

Солнце невыносимо медленно ползло по небу, совершая свой сточасовой путь от восточного до западного горизонта; казалось, оно вообще не движется. Это создавало ощущение кошмара: остановившееся солнце, палящее бесконечную степь, по которой можно идти вечно – и никогда уже ничего не изменится, нет больше ни мира, ни цивилизации, только эта степь с одним-единственным видом травы и растущая усталость, которой тоже не будет предела. Только сменявшиеся в шлеме цифры шкалы компаса были восхитительно реальны. Роберт избрал ту же тактику, что и туземцы: он шел низинами, все время лавируя между холмами. Математически это удлиняло путь, но физически делало его легче, избавляя от постоянных подъемов и спусков; к тому же это было и безопаснее – пилот не «светился», поднимаясь над поверхностью травы. Конечно, это все равно не гарантировало от неприятных встреч – коренные жители степи, разумные или неразумные, играли здесь на своем поле – и Роберт, не утруждая себя лишними раздумьями, палил теперь по каждому шороху и движению. В большинстве случаев это были ложные тревоги; лишь один раз после выстрела раздался странный пронзительный крик, удивительно похожий на человеческий. Но, сделав несколько шагов в том направлении, пилот увидел, что убитое им существо – всего лишь животное, бесхвостый грызун величиной с лису. В другой раз между стеблями мелькнула какая-то тень. Это было что-то большое, безмолвное, и, как выяснилось, весьма живучее: после первого выстрела оно стремительно метнулось вглубь зарослей. Роберт на всякий случай еще выстрелил вдогонку, но не стал его преследовать.

На очередном привале он поглядел на солнце, на часы, и понял, что если немедленно повернет назад, то до темноты успеет вернуться на базу. Тоже, конечно, не слишком-то надежное убежище, но все же лучше, чем спать ночью в травяных джунглях. После такого перехода ему понадобится часов десять сна, потом еще надо добраться до корабля и починить пульт... По наихудшему сценарию он сможет начать поиски с воздуха не раньше чем через двое земных суток. Впрочем, по наихудшему сценарию он давно сбился с направления на стойбище и может идти без всякого толка хоть неделю, хоть месяц – нет, столько не может, остатки консервов и питья можно растянуть еще дня на два... Роберт грязно выругался и зашагал дальше.

Пару часов спустя ему вновь стали попадаться примятые и обломанные стебли, а потом и целые проплешины, на которых трава была словно скошена. Глядя на растрепанные и измусоленные остатки стеблей, Роберт понял, что в качестве «косарей», скорее всего, выступали травоядные животные. Услышав вскоре впереди справа шорох и хруст, он не стал стрелять, а лег на землю и осторожно пополз на шум.

Это были слонобыки – сразу трое их паслось рядом. Впервые увидев их живыми, Уайт понял, что придуманное им название весьма неудачно – животные мало походили на быков и еще меньше на слонов – но надо же было как-то их называть. Пилот наблюдал за ними довольно долго, и, убедившись наконец, что поблизости нет пастухов или наездников, обошел животных и двинулся дальше.

Слонобыки и их следы попадались ему все чаще. Само по себе это ничего не значило – в с степи вполне могли существовать и дикие стада, и даже тот факт, что животные спокойно реагировали на человека, ни о чем не говорил – столь крупным и сильным зверям незачем быть пугливыми, к тому же Роберт, очевидно, лишь весьма отдаленно походил на туземца. И все же пилот почувствовал, как участился его пульс: неужели стойбище где-то рядом?

Рельеф стал заметно ровнее; самые высокие стебли едва достигали трехметровой высоты. Слонобыки здесь уже не встречались – должно быть, такая трава казалась им слишком чахлой – и Роберт хотел уже повернуть обратно, как вдруг заметил в стороне поднимающийся в небо дымок. Приглядевшись, он разглядел еще несколько; в отличие от темного дыма земных костров, эти были какими-то полупрозрачными и плохо различимыми.

– Эмили! – окликнул пилот, но ответа не было. Неужели контакты передатчика все-таки отвалились? Впрочем, это был бы еще не худший вариант. Постоянно оглядываясь, буквально на цыпочках Роберт двинулся в сторону дымов. Когда высота травы снизилась до двух метров, он пополз. Через двадцать минут пилот увидел стойбище.

52

Как и имперская база, становище туземцев располагалось на ровном участке, очищенном от травы. Невдалеке виднелся кольцевой лес. Роберт, лежа на границе зарослей под прикрытием небольшого бугра, наблюдал за поселением аборигенов в бинокль. Стойбище состояло из нескольких десятков обтянутых шкурами шатров, похожих на большие индейские вигвамы. Они располагались безо всякого видимого порядка: не было ни «улиц», ни «площадей». Расстояния между шатрами были достаточно велики, чтобы между ними мог легко пройти слонобык, и в самом деле, несколько этих огромных животных, почему-то не отправившихся пастись вместе со всеми, свободно разгуливали по стойбищу, не представляя, по-видимому, опасности для резвившихся между жилищами детей. Несколько взрослых туземцев, ростом чуть уступавших человеку, готовили пищу на кострах. Роберт внимательно рассматривал в бинокль коренных разумных обитателей планеты.

Эти существа действительно были рептилиями или, по крайней мере, стояли к ним очень близко; во всяком случае, их тела имели температуру окружающей среды, в чем и убедился пилот, настроив часы на прием инфракрасного излучения. Слонобыки, напротив, были теплокровными. Туземцы, как и их животные, имели три пары конечностей, но четверорукими их можно было назвать лишь с натяжкой. Их нижние конечности были ногами, лишенными даже рудиментов пальцев, а верхние – руками (одну из таких рук пилот нашел на базе), средние же конечности выполняли промежуточную роль: их короткие и толстые пальцы годились для грубой работы, но, когда эти пальцы были сжаты в кулаки, туземцы использовали средние конечности как опору при ходьбе и беге, что придавало им в этот момент отдаленное сходство с кентаврами. Уайт подумал, что подобная анатомия весьма совершенна, ибо позволяет осуществлять разделение функций и не искать компромисса между силой и ловкостью: работа, требующая грубой силы, выполняется средними конечностями, а тонкая и аккуратная – верхними. У туземцев не было хвостов и волос; головы их выглядели карикатурой на человеческие, скорее страшной, нежели смешной. Вечно улыбающаяся широкая пасть рептилии и контрастировавший с ней холодный взгляд расставленных под странным углом немигающих глаз производили жуткое впечатление.

Туземцы не носили одежды – не будучи теплокровными, они не нуждались в ней. Исключение составляли лишь кожаные ремни, на которые подвешивалось оружие и другие полезные инструменты. «Первой одеждой, которую они изобретут, будет защитный костюм, – подумал Роберт, – причем для них это будет столь же революционное изобретение, как колесо. Кстати, похоже, колеса они тоже не знают – во всем лагере ни одной повозки. Должно быть, слонобыки никогда не ходят в упряжке – они достаточно сильны, чтобы возить любой груз на спине.»

Пилот взглянул на индикатор бластера. Несмотря на частую стрельбу по пути, заряда еще могло хватить на непрерывный огонь в течение почти получаса. В принципе более чем достаточно, чтобы превратить стойбище в пепелище. Однако нельзя начинать бой, не выяснив, где Эмили – она может находиться в любом из шатров. Кроме того, туземцы могут оказаться не такими уж безответными – не следует забывать, что в их руках находятся трофейные бластеры, и не исключена возможность, что после боя с коррингартцами самые смекалистые аборигены поняли, как пользоваться их оружием. Впрочем, может оказаться, что это вовсе не то племя, которое разгромило базу. Эта мысль прежде не приходила в голову Роберту, но она не вписывалась в наихудший сценарий, и пилот отверг ее. В наихудший сценарий вписывалась другая идея – что это вовсе не то племя, которое захватило Эмили... Так или иначе, девушка по-прежнему не отвечала на запросы. Уайт был в растерянности: он полагал, что главная трудность – добраться до становища, а там благодаря радиосвязи он легко найдет Эмили. Что же делать теперь? Нельзя же открыто войти в селение и обыскивать шатры – на такое еще можно решиться, если тебя кто-то прикрывает, но не в одиночку. В состоянии, близком к отчаянию, Роберт переводил бинокль с одного вигвама на другой. Неожиданно он заметил то, на что не обращал внимания раньше – на противоположной стороне стойбища было вырыто несколько ям. Конечно, их предназначение могло быть самым разным, но трезвый ум Роберта сразу осознал, что пленника куда логичнее держать в яме, чем в вигваме, поскольку из ямы труднее бежать. И уж тем более вряд ли кто станет держать в своем жилище пойманное крупное диковинное животное (последнее рассуждение, впрочем, отдавало антропоморфизмом) Во всяком случае, это был шанс. Роберт подумал, не подождать ли до темноты – но полностью стемнеть должно было не раньше чем через полдня (земного, разумеется), и к тому же налет на базу показывал, что темнота туземцам не помеха. Пилот в последний раз безуспешно попытался вызвать Эмили и осторожно двинулся вокруг стойбища.

Когда он подобрался к ямам поближе, выяснилось, что они находятся вовсе не на самом краю селения. Немного поколебавшись, пилот спрятал свой ранец в траве, так как без него было легче и перемещаться, и прятаться. Роберту пришлось красться между шатрами, замирая при каждом шорохе и благословляя местную эволюцию за то, что она не создала собак. Впрочем, это убедило его, что в ямы, по крайней мере, не сваливают отбросы – иначе они находились бы за пределами стойбища. Наконец, никем не замеченный, он подполз к первой яме и заглянул внутрь.

Там было пусто. Роберт даже осветил стены и пол фонариком шлема, но не увидел ничего примечательного. Он чертыхнулся и пополз ко второй яме. Ничего. «По закону подлости мне придется осмотреть их все», – подумал он, подбираясь к третьей.

Эмили была там. Она сидела, прислонясь к отвесной земляной стене, связанная по рукам и ногам кожаными ремнями. Роберт сразу понял причину радиомолчания девушки: на ней не было шлема. Не было при ней и ранца. Уайт поспешно включил свой внешний микрофон, переделанный в динамик. При этом его движении в яму посыпалась земля, и пленница подняла голову.

– Роберт!

– Тише, тише, здесь полно туземцев. Мне ужасно стыдно выступать в пошлой и презираемой мною роли героя, но я явился вас спасать.

– Наконец-то! – это было сказано без всякой издевки. Эмили действительно уже начала терять надежду.

– Они сумели снять ваш шлем?

– Они пытались меня раздеть, – заявила Эмили с возмущением, – но, разумеется, кроме шлема у них ничего не вышло.

– Держу пари, что вы об этом жалеете, – не удержался Уайт.

– Какая чушь! – только еще не исчезнувшая благодарность к своему спасителю помешала Эмили высказаться резче.

– Вовсе не чушь. Все женщины – эксгибиционистки.

– Много вы знаете женщин! – попыталась уязвить его Эмили.

– Достаточно, чтобы не стремиться узнать их больше, – парировал Роберт. – Вся история женской моды – это история борьбы климата, морали и гигиены с желанием женщины ходить голой. Нынешние облегающие комбинезоны – только новый компромисс в этой борьбе.

– Комбинезоны – это удобно, практично и красиво! Мужчины тоже их носят!

– Да, но мужской комбинезон делается не из такого тонкого материала и не обтягивает так каждую неровность тела.

– Послушайте, может, мы потом продолжим дискуссию? Может, вы сперва вытащите меня отсюда?

– Я за этим и пришел, – кивнул Уайт. – Но прежде нам надо уладить одно дело.

– Какое еще дело?

– Видите ли, пятидесяти миллионов мне никак не хватит на остров. Я ведь не хочу охотиться с дубиной на горных козлов – мне нужен там дом с полностью автоматизированным обслуживанием. Это никак не меньше ста миллионов. И раз уж ваш отец так скуп, недостающую сумму придется уплатить вам.

– Вы с ума сошли! Вы намерены торговаться здесь и сейчас?!

– Разумеется, ибо ваше нынешнее положение как нельзя более способствует вашей сговорчивости.

– Вы него...

– Тихо, тихо. Во-первых, вас могут услышать наши гостеприимные друзья, а во-вторых, я могу обидеться. Советую вам не терять времени и соглашаться.

– Но вы хоть понимаете, что мое личное состояние отнюдь не так велико, как у моего отца? Конечно, когда-то я унаследую...

– Так ведь недаром говориться, что дети платят за грехи отцов. Как бы бедны вы ни были, 50 миллионов наскребете. Возможно, вам удастся уломать своего папашу, и он компенсирует вам потери. Во всяком случае, это гораздо более вероятно, чем то, что я уговорю его увеличить премию.

– Вы согласны на ценные бумаги? – Эмили чувствовала, что Уайт и не думает шутить.

– Сожалею, мисс Клайренс, но я не занимаюсь биржевыми спекуляциями. Вы знаете, что я не игрок. Пятьдесят миллионов долларов – или вам придется выбираться отсюда самостоятельно.

– Вы не сделаете этого!

– Хотите проверить?

– Ну хорошо. Я согласна. Но я никогда не встречала более наглого, циничного, бессердечного...

– Мисс Клайренс, из-за вас я рискую жизнью, а это дороже любых денег. Итак?

– Но я уже сказала, что согласна!

– Не настолько уж я плохо знаю женщин, чтобы верить им на слово. Мне нужна расписка.

– Вы что, не видите, что у меня связаны руки?

– Спереди, а не за спиной. Это не помешает.

– Но у меня нет ни ручки, ни бумаги!

– У меня есть. Я всегда ношу такие вещи с собой.

Роберт положил бластер и полез в карман. В тот же момент удар копья отшвырнул его оружие в сторону. Пилот резко вскочил, оборачиваясь, и увидел, что окружен туземцами.

53

Схватка с существами, не считавшими физическую силу архаизмом, не заняла много времени. Через минуту Роберт уже лежал на земле, связанный по рукам и ногам, а тонкие пальцы верхних рук одного из воинов ощупывали шейный обод его скафандра. Раздался щелчок, затем еще один, и пилот лишился шлема. После этого двое туземцев подхватили пленника сильными средними конечностями и спихнули в яму. Несмотря на то, что Роберт успел кое-как сгруппироваться, падение более чем с трехметровой высоты было не слишком приятным.

– Вы не ушиблись, сэр? – изысканно-вежливым тоном осведомилась Эмили.

– Не очень, благодарю вас, – невозмутимо ответил Роберт. – Кажется, нашу сделку придется временно отложить. Моя ручка осталась наверху.

– Если бы не ваша беспредельная жадность!...

– То же самое я могу сказать вам. Если бы вы не торговались так долго... Ладно, в подобной ситуации нет ничего глупее взаимных упреков. Нам надо выбираться.

– Вы знаете, как это сделать?

– Разумеется. Только надо немного подождать, пока наши друзья утратят к нам интерес и отойдут от ямы.

Однако «друзья» оказались не столь легкомысленны, как предполагал Роберт. Сверху послышались скребущие и шуршащие звуки, как будто по земле волокли что-то тяжелое. Затем в яму посыпался песок, и над ее краем показался грубо обработанный толстый деревянный брус, с которым перекрещивались еще несколько таких же. Эта конструкция рывком сдвинулась, затем еще и еще, и вскоре выход из ямы был полностью перегорожен огромной решеткой из каменного дерева. Масса этого сооружения составляла не менее полутонны; к тому же здесь оно весило больше, чем на Земле.

– Да, – печально произнес Роберт, вытряхивая песок и землю из волос, – я всегда говорил, что они смышленые ребята. Я-то надеялся, что один из нас выберется, встав на плечи другому, как только мы избавимся от ремней, но эту хреновину так просто не сдвинешь. Ладно, займемся хотя бы ремнями.

Пилот полагал, что два человека, имея достаточно времени, почти всегда смогут освободить друг друга от пут; но это был тот самый случай, когда «почти» не считается. Ремни были не просто очень туго затянуты и завязаны сложными узлами, но и пропитаны каким-то клейким веществом. И хотя к скафандру трудно что-нибудь приклеить – его материал химически инертен к большинству растворителей – но витки ремней прочно слиплись друг с другом, а узлы превратились в сплошной монолит, и землянам пришлось, наконец, отказаться от бесполезных попыток освободиться.

– Черт возьми! – воскликнул Роберт, тяжело дыша. – Одно дело – говорить об уважении к достойному противнику, а совсем другое – иметь с ним дело! И ведь это какие-то дикари, не знающие ни металла, ни колеса! Сколько времени они возились с вашим шлемом?

– Минут пять.

– А с моим несколько секунд. Эти сволочи быстро обучаются... Думаю, они бы и со скафандром в конце концов справились, если бы знали, что это такое.

– То есть?

– Они же не пользуются одеждой. Когда им не удалось снять ваш скафандр, они, вероятно, решили, что это ваша кожа. Исходя из этого, с моим они уже ничего не пытались сделать.

– Но ведь они уже имели дело с коррингартцами.

– Те были в простой униформе или доспехах, их снять куда легче. И, я полагаю, аборигены достаточно умны, чтобы заметить разницу между коррингартцем и человеком.

– Послушайте, Уайт! Наверное, несмотря на ремни, мы можем вылезти из скафандров? Тогда наши руки и ноги будут свободны.

– Этим мы добьемся только того, что лишим себя последней защиты, а она нам еще пригодится... Хотел бы я знать, что они собираются с нами делать. Эмили, они пробовали вас кормить?

– Нет. Привезли сюда и сбросили в яму. И не давали ни воды, ни пищи, хотя я пыталась объяснить им, что хочу пить.

– Гм... В таком случае, вряд ли они собираются нас съесть. И, надо полагать, из ямы здесь тоже не выпускают?

Эмили поняла, что он имеет в виду, и покраснела.

– Не смущайтесь, мисс Клайренс, тут уж не до приличий цивилизации. Когда возникнет необходимость, просто попросите меня отвернуться. (Эмили возблагодарила судьбу за то, что ей по крайней мере не придется просить его расстегнуть и застегнуть ее скафандр и комбинезон). Да, – продолжал рассуждать Роберт, – в разных дурацких фильмах, конечно, красиво расписывают эту ублюдочную романтику, а на деле все сводится к тому, что людям с высшим образованием придется сидеть в собственных фекалиях.

– Но ведь не собираются же они просто уморить нас в этой яме! – воскликнула Эмили, чуть не плача.

– Вероятно, нет: это было бы слишком прозаично для столь изобретательных существ, – сказал Роберт и лег на землю. – Они придумают что-нибудь похуже.

– Но что вы собираетесь делать?

– Спать.

– Спать? Сейчас? Когда нам угрожает гибель?

– Старайтесь не думать об этом. У нас нет шансов выбраться отсюда... а я слишком устал, когда спешил сюда. Вам тоже следует отдохнуть. Доброй ночи... хотя оба эти слова не подходят к ситуации.

54

Роберта разбудил ком земли, упавший в дюйме от его головы. Туземцы отодвигали решетку.

Пилот заметил, что в яме стало темнее, да и цвет неба изменился, превратившись из линяло-голубого в темно-синий. Очевидно, долгий планетарный день подходил к концу.

Убрав решетку, аборигены спустили в яму два длинных шеста с большими костяными крюками на концах. Этими крюками пленников подцепили за связанные руки и вытащили наверх. Уайт увидел заплаканное лицо Эмили; она и теперь всхлипывала. Неожиданно Роберт испытал нехарактерное для себя желание сказать ей что-то утешающее, но так и не нашел, что именно. Он отвернулся и взглянул на багровое солнце, почти касавшееся горизонта. Очевидно, туземный ритуал предписывал совершать церемонии на закате – впрочем, судя по отсутствию в стойбище пленных коррингартцев, также и на восходе. Подходили все новые туземцы, и вскоре возле ямы собрались если не все взрослые представители племени, то, по крайней мере, большая их часть. Несмотря на отсутствие у них одежды, Роберт не разглядел каких-либо половых признаков; впрочем, судя по отсутствию существенных внешних различий, все собравшиеся аборигены принадлежали к одному полу, а скорее всего, были гермафродитами. Пилот с усмешкой вспомнил теорию одного из земных ученых, утверждавшую, что цивилизация гермафродитов не может быть воинственной.

Не было слышно никакого барабанного боя, но это не значило, что ритуал должен обойтись без музыки. У многих туземцев в руках были трубки, вырезанные из стеблей гигантской травы; Роберт сначала принял их за духовое оружие, но потом понял, что это музыкальные инструменты наподобие флейт.

Подвели двух оседланных слонобыков. Хитроумные конструкции, укрепленные ремнями на спинах животных, позволяли ехать на каждом из них десятку туземцев; но на этот раз лишь по одному аборигену вскарабкалось на сиденья. Концы шестов, лишенные крюка, прикрепили к седлам, после чего седоки дернули поводья, привязанные к кольцам, продетым в уши огромных животных, и процессия тронулась в сторону кольцевого леса.

Едва землян выволокли за пределы стойбища, музыканты принялись играть. Тонкие длинные пальцы их верхних конечностей перебирали отверстия флейт, и мелодия была не лишена красоты; но она раздражала Роберта больше, чем все остальное – ему слышалась в ней даже не торжество, а насмешка. Пилот подумал, что если согнуть связанные ноги, а потом резко оттолкнуться ими, то можно сорваться с крюка; но в окружении десятков туземцев в этом не было никакого смысла.

Из своего положения Роберт не видел, куда движется процессия; он лишь понимал, что конечная цель находится на востоке, потому что заходящее солнце все время оставалось точно сзади. Вскоре над головой пилота показались кривые ветви деревьев, и Роберт понял, что их тащат по просеке в центр кольцевого леса. Ужас комом подкатил к горлу пилота: хотя он и не ждал от туземцев ничего хорошего, перспектива быть утопленным в болоте показалась ему особенно отвратительной.

Через некоторое время, однако, ветви кончились, а почва по-прежнему оставалась достаточно твердой, чтобы выдержать слонобыка. Очевидно, далеко не каждый местный лес имел болото в центре. Наконец движение замедлилось и остановилось. Подошедшие туземцы поставили землян на ноги, и пленники увидели центр поляны. Эмили вскрикнула, Роберт закусил губу.

Коррингартцы были здесь – вернее, то, что от них осталось. Восемнадцать копий, воткнутых в землю остриями вверх, образовывали круговой частокол вокруг центрального столба. Каждое копье поддерживало в стоячем положении тщательно очищенный от мяса скелет – хотя и явно не человеческий, но гуманоидный. Лишь головы, насаженные на наконечники копий, не были очищены от кожных покровов – высохшие и сморщенные, они выглядели еще более жутко, чем головы живых коррингартцев. У ног каждого скелета лежали еще головы – возможно, они принадлежали тем, кого не удалось взять живыми, или же число 18 имело для племени какое-то ритуальное значение. Скелеты и отдельные кости этих коррингартцев вместе с изодранной униформой, разломанными бластерами и разбитыми приборами были свалены в кучу у подножия столба. Вся эта куча выглядела обгорелой, и лишь наверху ее выделялись еще не тронутые огнем пробитые шлемы и изувеченные бластеры землян, а также ранец Эмили. Столб имел почти четыре метра в высоту; в верхней его части были проделаны девять сквозных горизонтальных отверстий, на разной высоте проходивших через центр. В каждое такое отверстие была продета крепкая прямая палка, концы которой торчали из столба на три фута в каждую сторону, напоминая спицы колеса; на концы палок были насажены деревянные бруски. Роберт окинул безнадежным взглядом искореженное оружие; в этот момент тупая страсть туземцев к разрушению злила его даже больше, чем их жестокость. «Впрочем, – подумал он мгновение спустя, – это не так уж и глупо. Вещь, предназначения и устройства которой ты не понимаешь, гораздо безопаснее уничтожить, чем пытаться использовать. В этом туземцы мудрее землян, хватающихся за любую опасную игрушку. Черт бы побрал всех достойных противников в мире! Вот сейчас бы прыгнуть, пару раз перекатиться – и бластер был бы у меня в руках...»

Еще несколько аборигенов вскарабкались по ременным петлям на спины слонобыков и втащили наверх пленников. Животные подошли вплотную к столбу с разных сторон. Роберта и Эмили подвесили за руки на противоположные концы одной палки. Слонобыки отошли в сторону, зато появились туземцы с охапками травы. Они свалили траву под ногами землян; один из воинов высек двумя камнями искру и зажег факел. В этот момент солнце, прекрасно видимое отсюда благодаря уходящей на запад прямой просеке, коснулось земли. Туземец с браслетами из желтых зубов на всех шести конечностях – очевидно, шаман или вождь – подал знак. Воин поджег траву. Туземцы разбрелись по поляне, садясь или опускаясь на средние конечности в предвкушении долгого зрелища. Музыканты затянули новую мелодию, тоскливую и протяжную, с резкими диссонирующими нотами; очевидно, она имела целью увеличить страдания обреченных.

Трава разгоралась медленно и давала удивительно мало дыма, так что пока дискомфорт землян ограничивался лишь неудобной позой, но пилот понимал, что туземцы в своей первобытной жестокости специально предусмотрели это – пламя должно увеличиваться постепенно.

– Роберт! – воскликнула Эмили тоном, которым в менее просвещенные времена обращались к богу. – У вас должны быть какие-то идеи!

– Увы, никаких, – мрачно отозвался пилот. – Если бы не эти бруски, можно было бы раскачаться и сорваться с палки. Но и в этом случае нас бы тут же подвесили обратно, и хорошо еще, если не вниз головой.

– Ну почему эти ублюдки такие тупые! Неужели нельзя с ними договориться? Цивилизованный человек может столько предложить дикарю...

– Только не такому, как эти. Им не нужны ни стеклянные бусы, ни бластеры. Все чужое может быть опасным, все опасное должно быть уничтожено. Принцип простой, но эффективный.

– Но ведь должен быть какой-нибудь выход!

– Кто вам это сказал? Безвыходные положения встречаются на каждом шагу, а в Дальнем космосе тем более. Как сказал в старину один остроумный человек, жизнь ничем хорошим не кончается.

– Но, Роберт, я не хочу умирать!

– Я тоже, если вас это хоть немного утешит.

Эмили снова начала всхлипывать. Роберт кусал губы, пытаясь укротить ужас, бившийся в нем под маской внешнего спокойствия. Он пытался отвлечься, переключить сознание на решение какой-нибудь задачи... вспомнить нерешенную головоломку... придумать оригинальный каламбур... не лучше ли поискать выход? Но ведь его действительно нет, выхода. Внизу больше сотни вооруженных туземцев – а их всего двое, они связаны, их головы не защищены... Нет, нет, нет! Если ничего не приходит на ум, задачу надо выдумать. Например, мат в три хода, где решение начинается с жертвы ферзя. Черного короля, конечно, поместим в центр доски – так больше вариантов... и вообще побольше фигур, чтобы жертва была неочевидной... Проклятое слово «жертва»! Опять все сначала...

Хотя рукава скафандров не позволяли ремням впиваться в запястья, задранные вверх руки постепенно затекали – причем повышенная гравитация ускоряла этот процесс. Пламя разгоралось, его тепло уже чувствовалось сквозь ботинки. И дым, как бы мало его ни было, все же начинал щипать в носу и в горле...

– Роберт, сколько, по-вашему, мы так продержимся?

– Если бы у нас были шлемы, то, может быть, мы могли бы рассчитывать на несколько часов. А так мы, вероятно, задохнемся раньше. В любом случае у нас нет приличной термозащиты. Туземцы намерены сделать из нас фирменное блюдо – землянин, жареный в собственном скафандре...

– Как вы можете шутить в таких обстоятельствах!

– В таких обстоятельствах шутить – это все, что нам осталось, чтобы сохранить достоинство. Иначе мы начнем визжать и звать маму, а это унизительно и, главное, бесполезно.

Огонь поднимался все выше и охватил ноги землян. С шипением сгорели связывавшие их ремни, оставив отвратительный запах. Жара становилась нестерпимой, пленники подогнули ноги. Туземцы оживились, видя, что эти странные существа наконец-то начинают мучиться, несмотря на свою толстую, нечувствительную кожу. Флейты заиграли с новой силой – на этот раз что-то радостное, ликующее, напоминая приговоренным обо всех прелестях оставляемой ими жизни.

– Роберт...

– Да?

– Скажите, Роберт... вы и сейчас меня ненавидите?

– Сейчас – нет, мисс Клайренс... Эмили... ведь вы страдаете так же, как и я.

– А если бы мы спаслись... вы бы снова не простили мне миллиарды моего отца?

– Каким образом мы могли бы спастись? Разве что начнется внезапное оледенение... Я еще не видел рептилий, способных выдержать температуру ниже точки замерзания воды... Оледенение... а лучше потоп...

– Вы не ответили на мой вопрос.

– Сейчас мне плевать на любые деньги... Но, если я спасусь, мое отношение к хозяевам жизни станет прежним.

– Вы говорите – «если»... Значит, вы еще верите?

– Знаете, Эмили... – Роберт закашлялся, – я позволил себе отступить от своих принципов. Не только наихудший, но и самый вероятный сценарий говорят, что нам конец... но я еще позволяю себе надеяться. В конце концов, хуже от этого уже не будет...

Пламя поднялось до пояса.

55

Земляне раскачивались и извивались, чтобы хоть на короткие моменты вырываться из огня. Увы, этих моментов было недостаточно, чтобы восстановить нормальную температуру в скафандрах. Дым ел глаза, дышать становилось все труднее. В перерывах между приступами кашля Эмили стонала, а Роберт поносил дикарей последними словами, избегая, впрочем, особо непристойных оборотов – не столько из-за девушки, сколько помня еще о собственном достоинстве. Флейты с навязчивостью идиота повторяли одну и ту же музыкальную фразу, построенную, казалось, по принципу максимального неблагозвучия.

Звук, который услышал пилот, сперва был сочтен им за галлюцинацию, порожденную отравленным дымом мозгом. Но вот и Эмили, подавив кашель, закричала:

– Роберт, вы слышите?!

И в самом деле, с неба шел отдаленный гул. Туземцы, опьяненные музыкой и зрелищем, еще не замечали его.

– Коррингартцы... – пробормотал пилот. – В данной ситуации... это конструктивная альтернатива. Но они летят не сюда... на базу...

Но звук становился все громче, и наконец один из воинов недоуменно поднял голову. В то же мгновение ослепительно яркий вертикальный луч вонзился в толпу туземцев. С воплями ужаса дикари бросились в разные стороны; на земле осталось лежать несколько изувеченных и обожженных тел. Сверху ударили новые лучи, дымящимися шрамами вспарывая поляну; туземцы метались в панике и бежали в лес, ибо даже во время штурма базы им не приходилось иметь дела с противником, спускающимся с неба на ревущем пламени. После нескольких выстрелов поляна опустела; на ней остались только трупы и тяжелораненые, которые корчились и шипели от боли. Корабль сел на краю поляны.

Роберт с трудом разлепил слезящиеся глаза и рассматривал прибывший звездолет. Сумерки скрадывали мелкие детали, но не привычные приземистые очертания явно земного корабля. Эмили испустила радостный крик. Уайт отметил про себя, что звездолет невелик и не слишком новой модели; такие обычно принадлежат частным лицам, и в самом деле, на борту отсутствовал государственный герб или эмблема компании. Опытный глаз пилота отметил, однако, мощную и явно весьма современную двигательную установку, а также многочисленные небольшие люки, что говорило о хорошем вооружении. Вне всякого сомнения, последний владелец существенно модернизировал корабль.

В нижней части корпуса открылся люк, и на поляну по трапу спустился человек в скафандре и с укороченным бластером в руке. Он направился к столбу, по дороге небрежно, с пояса, расстреливая еще шевелившихся туземцев. Остановившись у столба, вновь прибывший откинул шлем и задрал голову.

– Привет, ребята. Кажется, мы прибыли как раз вовремя.

Эмили скорее догадалась о смысле фразы, чем поняла ее, потому что прибывший говорил не по-английски, а на миксе – ужасающем колониальном диалекте, образовавшемся в результате смешения доброго десятка европейских языков. Выходец из колоний тем временем расшвырял ногами горящую траву – очевидно, его скафандр не боялся огня.

– Эй, приятель, – обратился он к Роберту, поднимая бластер, – сейчас я отстрелю твой конец палки. Сумеешь приземлиться так, чтобы обломок не огрел тебя по макушке?

– Попробую! – крикнул в ответ пилот, делая мах ногами, чтобы тело отклонилось назад. Сверкнул луч, и Роберт свалился на землю рядом с обугленным скелетом коррингартца, благополучно избежав удара по голове. Человек с корабля одним движением ножа разрезал ремни на руках пилота и обошел столб, направляясь к Эмили. Уайт обогнал его и крепко схватил девушку за лодыжки, частично принимая на себя вес ее тела.

– Возьмитесь за брусок на конце палки и не отпускайте его в полете, – велел он ей, а когда это было исполнено, кивнул человеку с бластером и выпустил ноги Эмили. Секунду спустя она тоже была на земле.

– Не знаю, как и благодарить вас, сэр... – обернулась она было к человеку с корабля. Тот, очевидно, понял ее и лишь махнул рукой:

– Пустое. Добро пожаловать на борт «Счастливого странника». Идемте, познакомитесь с командой.

Прежде, чем подняться по трапу, Роберт бросил взгляд на название на борту корабля. Помимо английских букв, там были и иероглифы. Очевидно, звездолет совершал весьма дальние путешествия и нередко бывал в китайской зоне.

В шлюзовом отсеке все трое сняли скафандры. Эмили с радостью вылезла из еще горячего защитного костюма; пилот проделал это с некоторой нерешительностью.

Экипаж «Странника» состоял из шести человек; остальные пятеро уже собрались в кубрике. Когда Роберт и Эмили вошли, один из них, толстый и краснолицый, повернулся к своему соседу и громко сказал на миксе:

– Ну что, Пит, кто был прав? Я же говорил, что один из них – женщина!

– Случайное совпадение, – брюзгливо ответил тот, кого назвали Питом. – Тебе женщины мерещатся даже в открытом космосе.

В этот момент вперед выступил высокий и тощий шатен с бородкой в духе старинных шкиперов.