/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Эвернесс

Последний Страж Эвернесса

Джон Райт

Эвернесс… На земле это дом, затерявшийся в провинциальной глуши Америки. В царстве снов это место зовется Высоким домом, который высится на побережье моря Беспокойной Тьмы, последний бастион магии в нашем мире, сторожевой пост на границе яви и сна, воздвигнутый еще во времена Мерлина. Стражи сновидений держат закрытыми врата между миром яви и миром кошмаров, вахта их длится которую сотню лет, а число стражей становится все меньше и меньше. Силы зла готовятся к решительному штурму последнего бастиона. Ведь если крепость падет и два мира сольются в одно, Земля ввергнется в пучину кошмаров… Книга Джона Райта ближе всего по духу к творческой манере великого создателя миров Роджера Желязны.

2004 ruen А.Кузнецова132a7c41-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Snake fenzin@mail.ru doc2fb, Fiction Book Designer, FB Writer v1.1 24.09.2007 http://www.oldmaglib.com/ Вычитка – Георгий b6cafe6b-bc26-102a-94d5-07de47c81719 1.0 Последний страж Эвернесса Эксмо; Домино М.; СПб. 2007 978-5-699-22389-3 John C. Wright The Last Guardian of Everness

Джон Райт

Последний страж Эвернесса

Тем, кто от века хранит наш покой и не пускает к нам ужас войны, с уважением посвящается эта фантазия

ГЛАВА 1

ЗАБЫТЫЕ ХРАНИТЕЛИ СНОВИДЕНИЙ

I

В полночь, в самую середину лета, на побережье, в древнем доме, не знающем перемен, Гален Уэйлок – уже не мальчик, но еще не мужчина – во сне услышал далекий размеренный звук морского колокола.

Он проснулся. Глаза юноши округлились от страха и изумления; он вцепился в пропитанные потом простыни, скручивая их в тугие жгуты. Сквозь венецианские окна спальни на кровать падал лунный свет. Тени скрадывали темное дерево стен и потолка. Снаружи доносился мягкий не умолкающий говор волн, бьющихся о скалы внизу.

Печальный перезвон смолк; слух теперь улавливал только земные шумы.

– Это мне почудилось! – лихорадочно бормотал он. – Это не настоящее, не взаправдашнее, такого не может быть! Только не теперь! Не со мной!

Если верить преданию, минуло более пятнадцати сотен лет с тех пор, как первый хранитель ордена заснул под дубом в Гластонбери в ожидании загадочного неуловимого голоса волшебного колокола над осиянными звездным светом волнами океанов, известных одним сновидцам. За время, пока он спал, выросшие омела и плющ сплелись с его волосами.

Гален сбросил покрывало и попробовал зажечь свет. Пальцы задели стекло, и он услышал, как лампа перевернулась, покатилась по ночному столику и свалилась на пол. Недовольно бормоча, юноша потянулся вниз, где на полу лежали брошенные возле постели джинсы, и нащупал в их кармане фонарик.

С минуту он сидел на краю кровати, лучом фонарика освещая себе левую руку и пристально разглядывая крохотный ожог на ладони. Он тяжело дышал, сгибал и разгибал пальцы, морщился от боли, а глаза его широко раскрылись от изумления.

Затем он с воплем вскочил на ноги.

Мгновение спустя Гален, задыхаясь, влетел в гостиную этажом ниже. В камине пылали, потрескивая, два толстых полена, а перед огнем сидел дедушка Галена Лемюэль. На каминной полке, по всей длине, стояли в ряд двенадцать зажженных свечей. Над полкой красовался высеченный в камне щит с изображением крылатого коня, вставшего на дыбы над двумя скрещенными ключами. Внизу был начертан девиз из двух слов: «Терпение и вера».

На противоположной стороне комнаты, напротив гербового щита, висел писанный маслом портрет темноволосого и темноглазого человека в черной сутане, с черной конической митрой на голове. На церемониальной нагрудной цепи у него висел тяжелый золотой ключ, а на коленях покоился конский череп цвета слоновой кости с единственным спиральным рогом во лбу. Портрет был выполнен в высокопарном, парадном стиле и перегружен тенями.

Дедушка Лемюэль пошевелился и отложил книгу, которую держал в руках.

– Убери этот свет. Если тебе приспичило выползти ночью, возьми лампу. После возвращения из колледжа ты стал крайне небрежно и беспечно относиться к правилам дома.

Гален выключил фонарик, и кружок света у его ног пропал.

– Дедушка, послушай! – нетерпеливо воскликнул он.

Дедушка Лемюэль веско продолжал:

– Твой отец тоже никогда не понимал, почему наша семья живет таким образом. Ему не хватало веры. Человек спокойно может обойтись без современной канализации и электричества.

Ярость Галена переборола его терпение.

– Не говори о нем так, словно он мертв! Он лишь вступил в армию и уехал.

– Не я, но высшие силы воспринимают недостаток веры у твоего отца как предательство древней клятвы нашей семьи. Он никогда не верил, что время придет… – Дедушка Лемюэль уронил голову, мрачно поджав губы.

– Дед! Оно пришло!

Дедушка Лемюэль выпрямился, моргая.

– Что такое, малыш?

– Я слышал морской колокол.

– Колокол?!

– Только что. Сегодня вечером. Когда держал вахту на внешней стене.

На лице у дедушки Лемюэля ничего не отразилось, но отблеск сдерживаемого возбуждения мелькнул в глазах.

– Мы должны быть осторожны. Явился ли в твоем сне хоть один из семи знаков Виндьямара?

– Я видел знак и получил зов. Видение морской птицы со светильником в клюве.

Лемюэль забормотал:

– Светильник? Светильник… Хм… Мм… Молот, кольцо, жезл, лук, титан, Грааль… Рог? Странно. Факел мог бы символизировать кровь титанов, но фонарь?.. Светильник не является одним из семи… – Выпрямившись, дедушка Лемюэль спросил Галена: – Откуда ты знаешь, что это был истинный сон, прошедший через врата рога? Провел ли ты три испытания?

– Полет, чтение, рассматривание рук. Дедушка Лемюэль, ты же знаешь, что я помню про испытания! Я пребывал в глубоком сне. Это был настоящий сон. И я слышал сигнал тревоги, которого мы ждали все эти годы. Я слышал его. Я слышал морской колокол! – Все это выплеснулось разом, нервной скороговоркой.

Дедушка Лемюэль вскинул ладони.

– Мы не должны слишком торопиться. Когда-то Альфкинниг, третий страж Эвернесса, подумал, что услышал тревожный сигнал, и отозвал из Рима Неспящего Воина, чтобы защищать башню Вортигерна в Уэссексе. И оставшийся без охраны город пал перед готами Тотилы. Шестьдесят первый страж Сильваниус Уэйлок призвал князей бури, дабы потопить Армаду ради Елизаветы, и за такое самоуправство мы были с проклятием изгнаны из Англии Белым Кругом, чьи полномочия мы узурпировали. Нам пришлось камень за камнем перенести этот дом в Новый Свет. Когда семьдесят девятый страж, мой дед Финеас Уэйлок, услышал морской колокол, он пробудил камни и послал Высокий зов. Но это оказался не настоящий сигнал – просто левиафан запутался в призрачных сетях Виндьямара, хвостом пошатнул хрустальную колокольню и раскачал колокол. Камни Эвернесса разгневались, что их пробудили от дремоты по столь ничтожной причине, и мой дед лишился глаз, усмиряя их… Спроси он совета у королев, мог бы и сохранить зрение…

Гален поднялся и, несмотря на молодость, заговорил с той же нотой властности в голосе, что и у деда. Лица обоих приняли одинаковое выражение.

– Дедушка! Я знаю разницу между обычными и истинными снами. Я знаю ее не хуже тебя, а может быть, и лучше. Сон-лошадка приходит каждый раз, когда я позову! Так было уже трижды. И я знаю истинный голос морского колокола. Я слышал его сегодня ночью на море.

Дедушка Лемюэль не выразил неудовольствия, но и не улыбнулся. Возможно, он приветствовал проявление стойкости в молодом человеке. Тем не менее, тон его оставался холоден.

– Может быть. Но поводья еще не выскользнули из моих рук. Ты пока не страж Эвернесса, вне зависимости от твоих способностей.

– Дедушка, я слышал морской колокол. Пора пришла. Близится время трубить последний сигнал.

Тут дедушка Лемюэль улыбнулся, но улыбка вышла печальной и усталой.

– Терпение и вера суть добродетели, в которых должны упражняться смертные, когда держат оборону против бессмертных врагов. Гален, мы, каждый из нас, за все прошедшее время думали, или надеялись, или боялись, что час, когда прозвучит рог, близок. Но этого никогда не происходило. Ожидание длиною в жизнь кажется невыносимым, когда ты столь юн, не правда ли?

11-Гален было заговорил, но Лемюэль поднял руку:

– Терпение! Мы проделаем все в должной последовательности, но только в том случае, если (я говорю: «если»!) эта последняя тревога окажется знаком, которого мы ждали все эти долгие и утомительные годы. Столько ложных тревог бывало раньше.

Гален притих, и на лице у него проступила мальчишеская неуверенность.

– Ладно. А теперь что? Что нам делать сейчас? В старых инструкциях говорится, что следует предупредить короля или губернатора королевской колонии в Новом Амстердаме. Так что нам остается? Может, мне полагается позвонить президенту? В нашем допотопном музее даже чертова телефона нет! – Раздосадованный Гален стукнул по стене кулаком.

– Прежде всего, – спокойно произнес дедушка Лемюэль, – ты сядешь здесь, напротив меня. Затем подробно перечислишь все особенности сновидения. Не горбись.

– Я слышал колокол из-под воды. Что-то надвигается. Это что-то собирается совершить попытку подняться сквозь мглу.

– В какой части дома ты находился?

Гален отвернулся и уставился в огонь. Юноша ушел в себя, взгляд его сделался отрешенным.

– Снаружи, на выходящей к морю стене, где мы всегда стоим. Во сне она, разумеется, казалась больше, и громадные каменные блоки поблескивали в свете Луны.

– Как ты был одет? В современную одежду?

– Не помню…

– Это важно. Ты же знаешь, современные формы сновидениям неведомы. Если тебе трудно вспомнить, проделай мысленно первое упражнение. Представь себе кольцо времени. Произнеси про себя ключевое слово. Воздвигни башню и построй здание…

Гален закрыл глаза…

II

Ему снилось, что он стоит на мокрой от брызг стене, сложенной из черного камня. На нем серебряная кольчуга, а в руках длинное копье со звездным отблеском на острие. В черном бескрайнем море ему виделась кавалькада утонувших всадников, в полном вооружении и в доспехах из перламутра. Эти слабо освещенные фигуры молча двигались из глубин к берегу, и гривы их боевых коней развевались в воде, как водоросли. Рты рыцарей-утопленников были открыты, словно они пели, но над волнами не разносилось ни звука – вместо голоса изо рта воинов выплывали облачка крови.

Слева и справа от кавалькады мелькали в сумрачной глубине лоснящиеся черные тела, сияние звезд отражалось в их черных глазах и высвечивало белозубые улыбки.

Далеко-далеко над горизонтом в лунном свете вставали огромные тени. У колен их пенился темный океан, плечами они раздвигали всклокоченные грозовые тучи – это, выше всех на свете, шагали великаны.

Над головой реяли рваные знамена посеребренных по краям черных облаков, несущихся в штормовых вихрях. Казалось, весь небосвод гудит и содрогается от раскатов великого колокола, который звонил и звонил…

Черная, как обрывок полуночного грозового облака, как бездонная пропасть, из темного неба метнулась вниз чайка. В когтях она несла сияющий, словно маленькая звезда, эльфийский светильник.

Голосом, похожим на человеческий, чайка произнесла: «Этот знак света скажет тебе, о страж Эвернесса Лемюэль, призванный стать последним стражем: меня послал тот, чье имя мы не произносим. Тот, кто основал орден, чья кровь течет в твоих жилах, чей титул и клятву ты несешь. Я зову тебя за край мира – в Тирион, на Кровавый Плач, ибо есть тайны, касающиеся повелителя ночи, нашего древнего и бессмертного врага, и тебе следует узнать их, прежде чем башни Ахерона поднимутся из моря. Не ходи ни в Виндьямар, ни куда-либо еще, но немедленно явись по моему повелению».

И она выпустила из когтей светильник. Он полетел вниз падучей звездой, и пламя казалось серебряным и не двигалось, не дышало, не мерцало, в то время как его материальная оболочка кувыркалась и падала. Гален попытался поймать звезду, но она обожгла ему руку, выскользнула из пальцев, и свет исчез.

Внизу из моря с ревом поднялись сияющие рыцари, погрязшие в скверне, и темные ухмыляющиеся твари. За ними надвигались гигантские фигуры с глазами, как лампы, и длинными, словно башни, руками. Морская вода потоками стекала с них. Вот они достигли камней у подножия стены…

А сигнальный колокол все звонил и звонил…

III

Дедушка прислал ему в подарок из своей библиотеки маленькую старую книгу, которую Гален начал читать еще ребенком. Сделана она была из выделанной вручную кожи, а на обложке красовался герб: крылатые кони, танцующие на скрещенных ключах. Гален помнил стих, написанный на странице, разрисованной переплетенными фигурками фей и русалок, одноглазых великанов и крылатых коней. Старые буквы потускнели от времени, а заглавная пряталась в завитушках, так что маленький Гален никак не мог ее угадать.

Если колокол морей прозвонит лишь раз —
Всадник явится один, ужас мертвых глаз;
Горе, если дважды он прозвонить готов —
Встанут великаны пламени и льдов;
Три удара над волной прозевать нельзя —
На него слетят с небес бурные князья;
Прозвонит четвертый раз первых трех страшней —
Скачет из моря табун моровых коней;
Пятый сэлки приведет, ненависть – шестой,
На седьмой и на восьмой выйдут смерть с судьбой.
Если ж прогудит набат целых девять раз,
Скорее Спящих разбуди,
Их мирам – всем девяти —
Настал последний час!

Гален так и не выяснил, есть ли у старинного стиха продолжение.

Когда отец застал Галена тайком читающим это под одеялом, подсвечивая себе скаутским фонариком, он вырвал книгу у сына из рук и долго его порол, пока громкие протесты мальчика не перешли в слезы. Потом он унес книгу – наверное, чтобы выбросить на помойку.

IV

– Сколько раз звонил морской колокол? – мягко спросил дедушка Лемюэль. Гален резко открыл глаза.

– Много.

– Больше девяти?

– Дед, это продолжалось всю ночь. Колокол звонил непрестанно.

В глазах у юноши металась тревога. Он оглядел гостиную, словно искал поддержки. Высокие стропила, толстые дубовые стены, пол из плотно пригнанных каменных плит, покрытый сотканными вручную потускневшими восточными коврами. Высокие окна на одной стороне были открыты, чтоб впустить соленый запах моря. Бормотание волн у скалы внизу служило фоном для остальных звуков ночи.

Снаружи, за поросшими сорной травой садами, Гален различал камни и трещины небольшой стены – там была выходящая на залив дамба. В реальной жизни она, разумеется, гораздо меньше и заросла мхом. Гален внезапно почувствовал острое желание начать ремонтировать ее, о чем давно говорил дедушка.

– Дед, – произнес Гален, – кажется, мне страшно. Что нам делать?

Дедушка Лемюэль вытащил старую трубку и привстал, потянувшись за кисетом на каминной полке.

– Тебе кажется? Про себя я точно знаю. Но немного страха – это как ветер для цветов, понимаешь? От ветра цветы на мгновение склоняются. Ветер проходит. Цветы снова выпрямляются.

– Сейчас не время для твоих присказок. Разве нам не следует что-то предпринять?

Гален понимал: старик хочет, чтоб он ушел. Дед знал, что внук не выносит запаха табака. Юноша неохотно поднялся на ноги.

Дедушка Лемюэль спокойно улыбнулся.

– Во-первых, возвращайся в постель. Я отправлюсь спать в покои сновидений. Сегодня мне приснится Виндьямар. Мне приснятся три прекрасные королевы, чей долг охранять великий колокол, как наш долг – охранять рог. Таким образом я выясню, звонил ли он по истинной причине. В увиденном тобою знаке есть нечто странное.

Гален мрачно произнес:

– Ты мне не веришь. Но посмотри на это…

И он протянул свою левую руку. На ладони был крохотный ожог.

– Нас вызвали в Тирион. Это отметина от звездной лампы, которой я коснулся. Основатель в Тирионе.

Лемюэль тщательно оглядел отметину на ладони юноши. Он взял с каминной полки свечу и поднес ее поближе, пристально вглядываясь. Хотя воздух в комнате был неподвижен, пламя замерцало.

Лемюэль медленно кивнул.

– Она волшебная. Только кровь Эвернесса способна пересечь подобные барьеры и позволить пламени из сна оставить ожог наяву. Что бы там ни было в твоем сне, Ворон действительно прилетел от основателя. – Он выпрямился и покачал головой. – Но это ничего не меняет, парень. Мы отвечаем не на всякий призыв, доходящий до нас из ночного мира.

– Но, дедушка!..

Выражение приятного возбуждения исчезло с лица дедушки Лемюэля.

– Мы не следуем голосам ночного мира. Черная морская птица может оказаться сэлки в шкуре чайки. Да, светильник, которого ты коснулся, несомненно, сделан основателем. И что из этого?

– Как «что»? Основатель позвал меня в Тирион.

– Нет. Он звал меня. А я не пойду. И основатель не живет в Тирионе – он висит в клетке во мраке за краем мира. Он нарушил клятву. – Лемюэль указал мундштуком на девиз, высеченный на камнях над каминной полкой. – Возможно, он был неверен. Или всего лишь нетерпелив.

Гален понял намек и неохотно поплелся прочь. Но у дверей он обернулся. В глазах его сверкал юный мятежный дух.

– Где лежит рог, дедушка Лемюэль? Тебе не кажется, что мне пора знать?

– Терпение, тебе еще не пора.

– Что, если ты не вернешься? Кто останется, чтобы протрубить в рог?

– Ты еще не страж. А теперь отправляйся спать. Но не отвечай на зов черного поморника. Не мечтай о Тирионе. Вспомни младший ключ и ступай через врата Малых снов в какие-нибудь приятные края. Может, в Кокэйн? Луйлеккерланд? Шларраффенланд?

Гален выпрямился. На лице его ясно читалась уязвленная гордость.

– Шларраффенланд? Это для малявок! Дедушка Лемюэль, я побывал в местах, какие ни одному стражу не снились. Я видел деревья Аркадии и рощи в тени темнейшей башни, я ступал по вершинам Зимиамвии и пил из вечных водопадов Аттербола, чьи фонтаны бьют у моря! Я величайший сновидец, какого рождала эта семья, и ты это знаешь! Я не боюсь теней мертвых. Я могу отправиться в Тирион и вернуться невредимым. Зов предназначался мне!

Дедушка Лемюэль ответил ласково:

– Ты способный. Но несмотря на все твое хвастовство, ты еще очень молод, Гален. И тебе известно, что так же, как наука описывает физические законы, волшебные сказки отражают законы сновидений. И ни одному герою, ни в одной сказке не удалось пропустить мимо ушей дедушкино предостережение и уйти безнаказанным. Не ходи в Тирион. Не разговаривай с основателем. Тебе ясно?

И он прикурил трубку от свечи, которую держал в руке.

Гален отступил к двери, дерзко щелкнув фонариком, и с топотом поднялся по лестнице, бормоча себе под нос.

Дедушкина улыбка погасла, стоило Галену выйти из комнаты.

– Далеко лететь завтра ночью… – прошептал он и уставился на резное изображение крылатой лошади. – И опасно. Придет ли ко мне сон-лошадка, когда прозвонит колокол? Сегодня в Виндьямар. Но куда завтра?..

Взгляд его пересек комнату и задержался на портрете мужчины с суровыми глазами, держащего череп на коленях.

– Станешь ли разговаривать со мной на этот раз, старый друг? И отпустишь ли назад? За краем мира так холодно, а я так стар…

Он выбил пепел из трубки о каминную полку. Настроение курить пропало. Думы его были мрачны.

– Предположим, на этот раз ты не отпустишь меня сквозь мглу назад к солнечному свету. Если я не проснусь, кто останется? Один перепуганный мальчик?

V

Гален, шумно поднимавшийся по лестнице, знал о привычке дедушки Лемюэля разговаривать с самим собой. Погасив фонарик, он быстро и тихо прокрался обратно вниз по ступеням. Он присел на корточки в коридоре рядом с дверью в гостиную и как раз услышал последнюю реплику дедушки Лемюэля.

Позже, лежа без сна в кровати и наблюдая, как лунный свет играет тенями ветвей на потолке, Гален пришел к твердому решению.

«Первый из хранителей до сих пор несет наказание за нарушение долга, – подумал юноша. – Но дед все-таки собирается поговорить с ним. Он идет на такой риск. Когда я учился в шестом классе, это стоило ему комы. Я помню, как доктор называл это: кома».

Он фыркнул про себя. К нынешним врачам он не испытывал ничего, кроме презрения.

«Зов первого стража предназначался мне. Мне. Сон-лошадки приходят каждый раз, когда я зову, но к деду они приходили всего три раза. Может, он вообще не сумеет попасть в Тирион. А если я двинусь сейчас и справлюсь с опасностью самостоятельно, завтра ему не понадобится лететь».

Мысленным взором он нарисовал круг, чтобы выстроить башню времени, которую дедушка Лемюэль научил удерживать в сознании. Он вычертил четыре крыла, поместив в них определенные фазы луны, элементы и времена года. Вокруг он воздвиг статуи и символы, сады и гавани, переходы и стены – все со своим собственным именем и тайным значением. Через несколько минут воображаемое здание встало вокруг него так же реально, как и то, в котором он находился. Он прошептал второе скрытое имя Морфея и шагнул в это здание, покинув свое тело на кровати, в которой спал. Он вышел через дверь, представлявшую нынешнюю фазу луны и время года.

В воображаемой садовой беседке пылал чистым белым огнем факел из стеблей нартекса. Воображаемый гриф на насесте терзал кусочек красной печени. Одна из арок беседки вела к лестнице, уходившей вверх к огромной черной дамбе на востоке. На стенах по обеим сторонам от арки пылали серебряные буквы заклинания для призыва сон-лошадки из глубоких сновидений.

Он взглянул на эти слова, гадая, произносить их или нет. Даже теперь он спал всего лишь наполовину: он ощущал тяжесть конечностей, смутно чувствовал подушки и простыни, подобные маленькой горной стране складок и морщин. Дедушка Лемюэль учил его никогда не призывать даже малые силы ночи, если никто не стоит рядом, чтобы разбудить в случае опасности.

А сон-лошадка – не самая малая сила.

– Если я не вернусь к утру, дед заметит, – попытался сказать себе Гален.

Прежде чем заснуть окончательно, позабыв о своем дремлющем теле, и полностью окунуться в сновидение, он успел подумать только одно: «Я не перепуганный мальчик».

ГЛАВА 2

ЖИЗНЬ ЗА ЖИЗНЬ

I

Муж и жена сидели, освещенные солнцем. Он сидел на кровати и держал ее руки в своих. Она откинулась на подушки, глаза ее смотрели, как всегда, ясно и весело. Массивный, с густыми черными бровями и раздвоенной черной бородой, он казался громоздким по сравнению с ней, миниатюрной и изящной. Выражение ее лица все время менялось: она то улыбалась, то моргала, то задумчиво надувала губки, то стреляла туда-сюда любопытными глазами. Волосы у нее были длинные и очень темные, а глаза – синие-синие.

– Мне так грустно! – жизнерадостно воскликнула она.

Голос у нее был звонкий, как говорливый ручеек. Тем, кто слышал его, становилось легче.

– И что же так огорчает мою женушку?

Он попытался улыбнуться, но в голосе затаилась печаль. Он говорил с сильным акцентом.

– Похоже, из мира уходят все сказки. Пересыхают! – Она вскинула ладошки с растопыренными пальчиками и пожала плечами, обозначая это таинственное исчезновение. – Никто их больше не слушает и не рассказывает. Просто смотрят телевизор. Папа называет его «дурацкий ящик». Не знаю, оттого ли, что там показывают глупости вроде «Спасателей Малибу», или потому, что его смотрят только дураки… Хотя мамы иногда читают детям книжки перед сном.

Она вздохнула и внезапно сделалась очень сонной. Веки опустились. Оживление покинуло ее, словно погасили свет.

Он подался вперед с побелевшим от страха лицом и коснулся ее лба тыльной стороной ладони.

Венди? – шепнул он.

Глаза у Венди открылись.

– Расскажи мне сказку, – попросила она.

– Да какой из меня рассказчик, женушка. Я знаю только историю моего отца, я рассказал ее тебе давным-давно, когда мы были помолвлены. В ночь на озере, помнишь?

Она вздохнула и поглубже устроилась в подушках.

– Я сказала, что выйду за тебя, потому что ты – единственный из знакомых мне людей, кто побывал в волшебной сказке. Такая классная идея. Я страшно рада, что сделала это.

– Ты сделала? Это я сделал тебе предложение, женушка.

– Ну да, ты долго ходил вокруг да около! – Она восторженно рассмеялась, а затем сказала: – Расскажи еще раз.

– Ладно. Отец жил в Кавказских горах и ненавидел русское правительство лютой ненавистью…

– Нет, нет, нет! Не так! Она начинается со слов: «Я Вран Вранович, что на твоем языке означает "Ворон, – 23-сын Ворона". Вот история о том, как я получил это имя».

– Ха! Кто рассказывает, ты или я? А теперь угомонись и дай мне говорить. Я Вран Вранович. На твоем языке я зовусь Ворон, сын Ворона. Это история о том, как я получил это имя.

– Почти правильно, – снизошла она. – Дальше говорится: «Мой отец излазал все горы, побывал в местах, куда и горные козлы не забираются, и его слава охотника и следопыта была такова, что… »

– Уймись уже. Когда правительственным чиновникам потребовался проводник, они пришли к моему отцу. Они предложили ему бумажные рубли, не имевшие ценности, поскольку не обеспечивались золотом, и показали приказ от правительства Грузинской ССР, который тоже не имел силы, но поддерживался ружьями и солдатами тбилисского гарнизона. За себя он не боялся. Он боялся за меня. Потому что я отнял жизнь у матери, входя в этот мир, а докторов, чтобы спасти ее, рядом не оказалось – мать была грузинка, а не русская, не имела друзей в столице и не могла получить помощь государственного врача. А я тогда был всего лишь младенцем в колыбели и никогда не видел зеленой травы. Ведь я родился зимой, а весна еще не настала.

– Обожаю эту часть.

– Тихо. Отец боялся, что власти сожгут деревню, если он откажется вести экспедицию на склоны Казбека. Он знал место, куда они стремились попасть, хотя оно не было обозначено ни на одной из их карт. Но он спросил их, почему они не могут подождать до весны. Разве они не помнят, как русская зима совсем недавно разбила вторжение гитлеровских армий? Но нет, они требовали провести их к месту, указанному на их картах. Главный ученый экспедиции сказал, что они должны идти, поскольку такова воля советского народа, и только предатель станет чинить препятствия. Тогда отец ответил, что не может оставить малыша одного, поскольку молоко для ребенка он добывал у диких волчиц, которых ловил в снегах…

– Для тебя! Готова спорить, ты был очарователен. Но ты пропустил кусок. «Зима была такая холодная, что коровы давали лед, и птичьи песни замерзали в воздухе и оттаяли только весной, когда все их ноты выплеснулись на зеленую землю… »

– Нет, это из другой сказки. Ну, так вот. Экспедиция шла много дней, снег слепил, запасы таяли…

– Погоди. Правительственный ученый заставил отца взять тебя с собой. Отец посадил тебя в мешок из волчьей шкуры и привязал себе на спину.

– Да, это тоже.

– И ты забыл рассказать, как они все смеялись над твоим отцом из-за того, что тот взял лук и стрелы, а не их ружья, и как потом ружья замерзли.

– Это еще впереди. На чем я остановился? В небе не было ничего, кроме одинокого черного грифа, и вокруг – лишь ледяные скалы и горные пропасти. Отец указал на черного грифа…

– Ты кое-что забыл.

– Да-да. Глупый ученый думал, что мы заблудились, и солдат угрожал убить отца. Так? Хорошо. Слушай: отец указал на черного грифа и сказал, что им надо просто следовать за птицей, и тогда они найдут то, что уже нашла птица посреди пустых гор. Он повел их туда, где к горе был прикован обнаженный человек. Он был высокий, выше церковной колокольни. На цепях из черного железа лежал иней, а от громадной раны в боку по всей скале, на которой он висел, веером расходились красные льдинки. Лицо его было спокойно и мрачно, как у статуи короля, но при этом исполнено страдания, как у святого на иконе. «Что вы видите? » – спросил мой отец. Ибо он знал, что русские не похожи на нас, уроженцев Грузии, и не способны видеть то, что находится у них прямо под носом. «Я вижу лед», – сказал один солдат. «Я вижу скалу», – сказал другой. «Что вы слышите? » – спросил мой отец. «Я не слышу ничего, кроме ветра», – сказал один солдат. «Я слышу, как скулит твой щенок! » – рявкнул другой. А ученый взглянул наверх и сказал: «Я слышу могучий низкий голос. Он просит нас застрелить грифа, который мучает его». Но ружья у солдат замерзли, и они не могли подстрелить большого черного грифа.

– Но твой отец застрелил его из лука! – радостно прощебетала Венди.

Ворон кивнул.

– Именно. Громадная птица падала вниз, а могучий голос сказал отцу, что птица оживет снова, как только взойдет солнце, но на сегодня пытка закончена. И поскольку это сделал отец, он может просить любой мудрости мира.

– Но ученый заставил его спросить…

– Да, да. Ученый заставил моего отца говорить с титаном. «У американцев есть бомба, которую они сделали путем расщепления атома. Этот огонь слишком опасный, чтобы им мог управлять кто-либо из смертных, кроме членов Верховного Совета». Вот что заставил его сказать ученый.

– И про ракеты.

– Да. «Американцы забрали немецких ученых-ракетчиков из Пеннемюнде. И они узнают тайну небесного огня. То есть узнают, как построить большую ракету, больше "Фау-один" и "Фау-два". Мы должны запустить спутник раньше американцев, чтобы показать всему миру мощь советской науки. Так повелел наш великий вождь Сталин».

Ворон приостановился.

– Ты не слишком устала для этой истории? Мне уже почти пора.

Он взглянул на часы и нахмурился.

– Что было дальше?

– Гигант взглянул на отца мудрыми и печальными глазами и сказал: «Сын гор, я расскажу этим людям, поработившим тебя, обо всем, о чем ты у меня спросил. Но мое сердце ненавидит любое рабство, ибо человек не создан для него. Ты знаешь, что это правда. Существа, созданные служить – домашний скот и птица, – они пресмыкаются на земле, никогда не поднимая глаз к небу, они не тоскуют о свободе. Свободы желает лишь человек. Я открою тебе тайну, неведомую остальным, если ты пообещаешь никому ее не выдавать, даже собственному сыну. Из этих гор есть выход на другую сторону, мимо всех дозоров, через стены и мимо караульных постов – в земли свободы на западе. Я покажу тебе эту дорогу, если ты пообещаешь тут же ступить на нее и уйти». «Чем мне отплатить тебе, старейший праотец? » – спросил отец. «Чтобы стать свободным, ты должен отринуть страх. Ни ты, ни твой сын больше никогда не изведаете страха. Чтобы начать жизнь заново, ты должен отказаться от своего старого имени. Ты можешь назваться Вороном, ибо он – мудрая птица и ему ведомы границы между жизнью и смертью. А если кто-нибудь спросит тебя, как ты пробрался через непроходимые горы мимо дозоров и заграждений, ты можешь отвечать, что улетел подобно ворону». И это все, что отец рассказывал мне о том, как мы попали в эту страну. Я никогда не узнал правды. Я понимаю, что он не стал бы называть ребенку имен тех, кто помог ему тайно выбраться. Лишь полное молчание сохранит этот путь открытым для других. Отец повторял, что улетел подобно ворону из земли, занятой смертью и трупами.

II

Ворон помолчал минуту и снова взял в свои ладони руки жены.

– А потом я встретил тебя и влюбился, моя прекрасная странная маленькая Венди.

– Хочешь еще раз услышать мою историю? Ту, которую я рассказала, когда ты сделал предложение? Она тоже про полет. Мне раньше снились полеты, и я недоумевала, почему наяву я никогда не могу вспомнить, как это делается. Когда мне было девять лет, я заболела и не пошла в школу, играла дома с одной из маминых кошек. И вдруг я вспомнила: просто надо встать на одну ногу, то есть на обе одновременно, но так, чтобы каждая нога думала, будто на земле стоит другая. Я выпорхнула из окна и полетела к школе, и никто меня не видел, как бы громко я ни кричала. Помню, я жалела, что не прихватила с собой ничего, чем можно бросаться в ребят на школьном дворе. Даже бабушка меня не заметила, когда я на обратном пути летела мимо кухонного окна. Я спустилась, чтоб рассказать обо всем бабушке, но она дала мне куриный бульон и велела идти обратно в кровать. Когда я поправилась, то попробовала снова. Но у меня больше не получалось. Однажды в колледже, в спортзале, я испытала похожее плывущее состояние. Возможно, это оно и было. Но мне никто никогда не верил. Мне говорили, что я выдумываю, хотя я совершенно отчетливо все помнила. Почему люди так говорят? Только потому, что никогда не испытали ничего подобного. Они делают вид, будто этого не могло произойти со мной, потому что этого никогда не случалось с ними! Взрослые забывают большую часть того, каково быть ребенком. Почему нельзя оставаться одновременно и ребенком, и взрослым, беря лучшее от обоих? Дети не боятся умирать. Они ничего не боятся, кроме чудовищ. А взрослые не боятся чудовищ. Понимаешь?

– Да, милая. Понимаю, – кивнул Ворон.

– Я как раз сегодня вспоминала, как летала над школьной площадкой. Потому что это приснилось мне прошлой ночью. Я летела вдоль маршрута школьного автобуса, чтобы не заблудиться (так и было на самом деле), но на обратном пути (это мне приснилось) я увидела пони, стоящего на облаке и поедающего облачную мякоть, словно траву. Я знаю, как едят лошади. Странное дело: мне кажется, я самом деле видела таких лошадок возле моего окна, когда засыпала.

Ворон выпрямился.

– Ты раньше об этом не рассказывала.

– Наверное, только что вспомнила. Но другая часть была сном. Слушай. Лошадка была белая, как звездный свет, а глаза как звезды. Я спросила пони: как получилось, что я никогда не видела его раньше? А он ответил, что его народ создан из звездного вещества и им заказано появляться при солнечном свете так же, как и ночному небу. «Ты видела меня миллион раз, – сказал он, – только каждый день, когда ты возвращаешься в мир яви, мгла Эвернесса заставляет нашу дружбу рассеиваться, словно сон, и я не могу следовать за тобой. Но на востоке есть дом… »

III

В эту минуту вошла медсестра, чтобы дать Венди лекарства, а при посторонних Венди не хотела рассказывать секрет. Медсестра мягко напомнила Ворону, что время посещений истекло и что его голос, даже при закрытых дверях, может беспокоить других пациентов отделения для неизлечимых больных.

От лекарств Венди потянуло в сон.

– Я вспоминаю разные странные вещи из прошлого, о которых раньше забывала, – проговорила она. – И такие занятные сны!

Ворон наклонился поцеловать ее на прощание, но шепнул:

– Я нашел одно не закрывающееся окно и сегодня проберусь обратно. Им не удержать меня вдали от тебя, моя маленькая…

– Не печалься, – чуть слышно откликнулась она. – У меня есть ощущение, что я, возможно, отправляюсь в лучшее место. Иногда в полусне я вижу его у себя в голове. Оно словно теплый свет. Если я могу выносить это, то ты можешь и подавно, ты большой мальчик. Перестань волноваться! Или я тоже разволнуюсь.

И Ворон яростно обнял жену, боясь оторвать лицо от ее щеки. Ему было стыдно показать ей свои слезы.

IV

Той же ночью Ворон вернулся в больницу тайными путями. В реанимационном отсеке царила суматоха и оживление, бегали сестры. Никто не помешал ему, когда он прокрался к палате жены, сгорбившись под длинным белым халатом, который заранее стащил в прачечной. Под халатом он прятал красную розу в прозрачном пластиковом кульке.

Он думал о том, как ненавидит запах дезинфекции, мертвенный свет неоновых ламп и звукоизоляцию на потолке. Здесь неуютно. Это не дом. Женщине не следует лежать здесь и умирать вдали от дома, а ее муж не должен прокрадываться к ней, точно вор.

Поскольку он ступал очень тихо, как научил его отец, Ворон услышал в палате жены странный тонкий голос – зловещий, холодный и горький.

– .. . даже если ты не ведаешь ни о своем наследии, ни о пророчестве, я знаю о них. Волшебная кровь, пусть смешанная и разбавленная, течет в твоих жилах. Ты не такая, как другие люди. Разве ты не заметила, что они не могут ни видеть, ни слышать меня?

И голос Венди, спокойный и сильный:

– Уходи! Ты злое создание. Я не хочу иметь с тобой ничего общего.

– Восемь ночей я приходил предложить тебе жизнь. Это девятая и последняя.

– Не желаю слушать. Уходи.

– Я некромант. Я могу восстановить в тебе жизнь. Ты будешь здорова и невредима, будешь петь и танцевать под солнцем. Ты родишь много детей и состаришься в положенный тебе срок.

– Уходи. Это то же, что убийство. Я бы не стала никого убивать, окажись я на спасательном плоту.

– Единственная цена такова: равновесие равнодушной вселенной требует, чтобы за твою жизнь было заплачено жизнью. Ты никогда не узнаешь, на кого падет этот рок. Никто из твоих родных или друзей не уйдет. Это будет незнакомец. Если ты, обреченная умереть, должна быть магией возвращена к жизни, то другой, обреченный жить, должен умереть.

– Если ты такой великий, почему не выходишь на свет, где я могла бы тебя увидеть?

– Это зрелище не для тебя.

Ворон вцепился в косяк, в голове у него вихрем пронеслись странные мысли. Кто приходит к его жене? Для чего?

Снова даровать ей жизнь…

Он сморгнул внезапные слезы, вызванные надеждой и яростью. Он не верит в такие вещи. Бред сумасшедших!

В сознание мягко закралась мысль: а какое ему дело, если умрет какой-то незнакомец?

Ворон распахнул дверь.

Внутри была только его жена, спящая глубоким сном в затемненной комнате. Больше никого. Окна закрыты. Других выходов нет. В комнате спокойно и тихо.

Ворон осторожно приблизился к кровати, гадая, не притворяется ли она, что спит.

Он нежно коснулся щеки жены, но та не проснулась.

Ворон задумался, какова была его жизнь, пока он не встретил ее – чудеснейшую из женщин. Пустота. Он помнил, как часто погружался во мрак, как часто ему становилось тошно от одиночества, как неудачно складывались его отношения с другими женщинами. Он всегда был иностранцем, нездешним. Но он встретил это восхитительное создание (он почти верил, что она наполовину эльф), и она заставила его, чужака, почувствовать себя желанным гостем. Она дала ему дом.

– Проснись, моя Венди, – негромко произнес он. – Я принес тебе розу.

Но она не проснулась. Он сложил ее руки на груди и вложил в них цветок, чтобы она нашла его, когда очнется.

Он смотрел на ее фигурку со скрещенными руками…

И тут внезапный ужас заставил его выхватить розу. Венди была бледна и не шевелилась. Он потрогал ее лоб, но не мог определить, жива ли она. Возле тумбочки находилась кнопка вызова медсестры. Ворон снова и снова давил на нее большим пальцем, звал врачей громким и хриплым голосом.

Венди заворочалась и открыла глаза.

– Что за шум?

Снаружи донесся топот и голоса, словно больные выкрикивали жалобы и вопросы.

– У тебя получилось! – радостно улыбнулась Венди. – Лучше спрячься в чулане! Кыш!

Смеясь от облегчения, Ворон запрыгнул в маленький стенной шкафчик и прикрыл дверцу, оставив щелку. Сквозь нее он в течение нескольких минут виновато наблюдал, как мечутся по палате сестры и дежурные врачи.

Прошло немало времени, пока его жена разыгрывала дурочку и задавала идиотские вопросы, улыбаясь смущению медиков. Ворон наблюдал за Венди. Она была очаровательна, она улыбалась, веселилась…

Его пронзило воспоминание о том, как она выглядела в то мгновение, когда на ее неподвижном теле лежал цветок.

Он шепнул про себя: «Дьявол или светлый дух, кто бы ты ни был! Если она не согласна, соглашаюсь я. Убей, кого тебе надо. Я хочу, чтобы моя жена жила».

У Ворона зашевелились волосы на затылке. Внезапная уверенность, что за ним наблюдают, мешала обернуться и посмотреть.

За спиной у него холодный голос произнес:

– Да будет так.

ГЛАВА 3

ГОРОД НА КРАЮ МИРА

I

Некоторое время назад (здесь, в безвременье, нельзя измерить, долго ли, коротко ли) облаченный в блестящую серебряную кольчугу молодой человек, чьи глаза сияли, стоял с копьем в руке на темных гигантских камнях стены между миром яви и миром сна. Запрокинув голову так, что шарфы на шлеме заструились вокруг его плеч и шеи, он сильным чистым голосом посылал свою песнь к звездам:

Дочь Эвриномы, что парит В краях летучих снов, Титан мне клялся на крови, И я бросаю зов.

Как некогда он звал в беде, Так я теперь зову Те крылья, что святых высот Превыше вознесут.

Закон богов он преступил, И ты теперь мой конь. Во мне по-прежнему горит Тот яростный огонь!

Пускай навек заключена Во прах душа моя – Чиста божественно она, Бессмертна, как твоя.

Она сквозь времени поток, Сквозь сон о вечности-весне, Не уставая, помнит, что Зовет тебя сейчас ко мне.

Пока он пел, в глубине бескрайнего небесного сумрака родилось движение, словно падучая звезда, словно растущий на глазах яркий метеор алмазного света. Юноша увидел, что из света вырвалось вперед летучее создание, изящное и быстрое, как антилопа, гордое, как испытанный в сражениях боевой конь в расцвете сил, и при этом более утонченное, чем фавн. Его окружало сияние. Оно неслось к зовущему по гребням волн из океана тьмы, попирая пенные шапки, танцуя на волнах над кругом света, и там, где свет касался воды, чернота волн на мгновение становилась изумрудной, глубокой и прозрачной.

Одно удивительное мгновение сон-лошадка мчалась вместе с неистовым прибоем, чтобы разбиться о железную стену, но в последний миг легко прыгнула и остановилась перед смеющимся юношей, окруженная сияющими брызгами. В развевающейся гриве еще путалась звездная пыль.

– Я позабыл, кто я такой, – сказал юноша, которого ослепила всемогущая красота появления сон-лошадки.

– Это одна из опасностей сновидения, от которых я поклялась оберегать тебя, любимый, – откликнулась она и напомнила юноше его имя. Она назвала его младшим из тех, кто верен свету. Голос ее был певучим, как ликование струн эоловой арфы. – Помни также, сын народа, происходящего от Адама и Титании, что я обязана отнести тебя, куда захочешь – к отдаленной звезде, или в миры, давно затерянные в краю бесконечной ночи, или через заводи времени к незапамятным эпохам, или дальше, в никем еще не виданные страны и сны. Садись и скажи мне, куда ты поедешь. Только за грань неподвижных звезд я не могу отнести тебя – запрещает непреложный закон.

II

Гален Уэйлок осторожно положил руку ей на гриву, и мягкость длинной шерсти звездного цвета пронзила его пальцы восторгом.

– Зачем я позвал тебя, я тоже забыл… Но я помню, что мной двигала гордость и необходимость сделать нечто, достойное мужчины.

Тут он услышал низкий удар колокола далеко за пустынными волнами и все вспомнил.

– Я должен найти дорогу в Тирион, где отбывает наказание основатель нашего ордена.

– Мы зовем его Азраилом. Он находится за краем мира, за пределами безопасности, здравого рассудка и звездного света. Я не смею отнести тебя туда.

Но Гален не выказывал ни нетерпения, ни отчаяния. Он стоял в тихой задумчивости. Ибо он был сведущ в мудрости сновидений, а в припоминании забытых вещей заключались смысл и тайна его искусства.

Он произнес по памяти:

– Четыре крепости хранят миров покойный сон, Четвероликою луной там правит Оберон. На вечный круг в земле людей поставлен Эвернесс, Высокий дом под куполом изменчивых небес.

– На полнолунье светел, чист, встает Келебрадон, До дня суда его сыны вкушают сладкий сон; Как полумесяц, Виндьямар без пристани плывет, Свободный, крепко он хранит покой соленых вод. На новолунье на краю был создан Тирион. Кто не раскаялся, предав, – его там слышен стон.

На этом месте Гален прервался и, сурово взглянув на сон-лошадку, сказал:

– Моя память создана вечной. Я припоминаю, что Азраила де Грэя держат именно в Тирионе. А поскольку серебряные башни Тириона вздымаются под луной, значит, на самом деле они находятся не за краем мира, но под звездными небесами. И смертным не заказано посещать сей город во сне. Почему ты скрываешь это от меня? Почему утверждаешь, что Азраил в другом месте?

– Он не в Тирионе, но за его пределами – в месте, которое называется Кровавый Плач. Мне не позволено относить тебя в безымянные места. Если ты отправишься в Кровавый Плач, мне придется отстать.

– Он за краем мира? Далеко ли?

– Далеко, ибо велико расстояние между добродетелью и преступлением! Я не могу отнести тебя в такую даль.

– Тогда доставь меня в Тирион. Я взываю к твоей древней клятве. А запредельное место, называемое Кровавым Плачем, я разыщу сам.

– Там опасно, – предупредила, испуганно отпрянув, сон-лошадка. – Тот, кто залетает слишком высоко или слишком низко, может заблудиться в сновидении и забыть, как вернуться в дневной мир.

– Я готов рискнуть.

Она печально опустила изящную голову.

– Тогда ты обречен. Ты собственными устами произнес это. Я могу отнести тебя в Тирион, но дальше я идти не должна.

III

Он забрался ей на спину, и со скоростью падающей звезды они ринулись вниз с великой стены. Свет окутал его, пока они поднимались в лиловый сумрак. Сквозь прорехи в посеребренных луной облаках он видел море снов внизу, высокие волны, увенчанные пеной, пробегающие по лику глубин. Лунный свет плясал на них, словно холодное пламя, искры и отблески света мерцали по гребням волн.

Он произнес слово силы, и луна зашла за облако. Когда она показалась снова, это была новая луна – без света.

Во тьме океан казался еще бездонней под осязаемой мглой облаков внизу. Юноша двигался сквозь распахнутую ночь.

Один раз на них налетел шторм – он успокоил его именем одного из князей бури, верного Эвернессу. В другой раз за ними погнались крылатые кошмары – он использовал оберегающую руну, и его серебряный скакун оставил кошмары позади. Потом бесплотный призрак пересек ветер по звездному лучу, чтобы потревожить их, его длинные паучьи конечности мерцали, словно дым, глаза светились. Но Гален сотворил знак Воора, и тварь дрогнула, убралась в другие сферы и края сновидений.

Они прибыли туда, где из моря вздымался в заоблачную высь горный хребет. Всадник различал приглушенный огромным расстоянием рокот грома и странную музыку водопадов на краю мира.

На вершинах гор были высечены мрачные и задумчивые узкоглазые лица. На всем протяжении горной цепи от края до края высились над облаками эти громадные темные лики. Звездный свет, тени, расстояние и туманы скрывали их черты от Галена. Он различал только блеск прищуренных огромных, словно озера, глаз, контуры угловатых скул, уши с длинными мочками, нахмуренные лбы. Одно или два лица увенчивали многобашенные короны. А может, это были крепости, то ли покинутые многие столетия назад, то ли занятые молчаливыми армиями какого-то народа, которому не требовалось ни света, ни огня.

Сон-лошадка не согласилась бы лететь за эти горы – она сказала, что на них лежит печать Оберона.

Она невесомо опустилась на лесную дорогу под сенью двух вершин. Здесь проход в форме седла сначала поднимался, а затем уходил вниз в обжитые земли на той стороне. По бокам тихонько шелестели на ночном ветру сосны, там и тут между ними виднелись обелиски и менгиры выше самих деревьев. Гален не мог припомнить, кто воздвиг эти молчаливые памятники и зачем, хотя его грызло неприятное ощущение, что когда-то он это знал.

Он пешком подошел к проходу. Единственным источником света было копье в его руке. Глубокие тени следовали за ним между скал.

На вершине перевала между двумя высокими горами Гален остановился и глянул вниз. При свете звезд он очень смутно разглядел – или подумал, что разглядел, – широкую долину, изрезанную девятью реками. Окруженный стеной, на мостах и причалах вокруг рек раскинулся город стройных башен. На башнях пылали сигнальные огни, однако цвет их был странен, словно горело не земное дерево.

За башнями простиралось небо, ибо на краю долины мир кончался.

– Ветер! Я заклинаю тебя твоими тайными именами – Борей, Эол, Зефир, Нот, – заклинаю четырьмя ветрами, принеси мне четыре вести с этих земель!

Ибо Гален припомнил, что порой спящим открываются странные знания и тайны.

Тихий голос у него над головой произнес:

– Я слышу вопли пытаемых, их стоны, всхлипы и сдавленные рыдания. Я слышу смех и веселье праведных, и по их приветствиям и речам я знаю, что этот народ живет безбедно и добродетельно. Я слышу шепот вод, пробегающих сквозь широкие сети, и догадываюсь о причине их благоденствия. Рыбаки закидывают огромные сети из человеческих волос в устья великих водопадов, срывающихся с края мира, и течение приносит в сети все потерянные сокровища из всех кораблекрушений в мировых океанах, о которых уже не помнит ни одна земная власть. Причина добродетели здешних жителей, как я слышал, в том, что один из властителей Моммура, града Бесконечного, назначил их тюремщиками обреченных и проклятых по законам безвременья. Постоянное и публичное напоминание о сверхъестественной справедливости подвигает народ к честности и открытости.

– Расскажи мне об этих проклятых, дух, – повелел Гален.

– Метод, применяемый тирионитами для исполнения своего долга, одновременно прост и жесток. Проклятые помещены в клетки, которые слишком малы для того, чтоб заключенный мог стоять или сидеть. Клетки целиком сделаны из утыканных шипами прутьев и на длинных цепях спущены со скал за край мира. В определенное время, в зависимости от периода обращения этих маятников, клетки пролетают на пути падающей воды, низвергающейся с края девятью водопадами. Она и питает, и мучает узников, ибо, пока они пребывают в полузатопленном состоянии, некоторых рыб, невесомо падающих в потоке, привлекает кровь на шипах клетки. Рыбы подплывают, чтобы испить крови из ран и ссадин, и сами накалываются на шипы. Пленник, если ему хватает ловкости рук, может поесть рыбы. По утрам вода превращается в обжигающий пар, а по вечерам в лед.

– Как называется это место?

– Я слышал, оно называется Кровавый Плач. Гален кивнул: так он и предполагал. Сон-лошадка говорила загадками, хотя и не лгала напрямую. Кровавый Плач находился за краем мира, это правда – но на расстоянии всего лишь длины цепи.

– Заключен ли там Азраил Эвернесский?

– Что до этого, юный маг, я не могу сказать, поскольку никогда не слышал от него ни крика, ни вздоха. Может, его там нет. А может, он просто не кричит от боли. Я ответил на четыре вопроса и сказал все. Но ты не спросил, да я и не ответил бы, какую опасность представляет край мира и что может спасти тебя, если свалишься за него.

И ветер стих.

Гален топнул ногой по камням.

– Земля! Говори! Из твоего лона вышел Адам, вышел Ясень, вышли Алалкомен и Мешия. Поведай мне теперь, что мне нужно знать об этой стране на твоем краю.

И голос, похожий на землетрясение, зашевелил почву под ногами, и путник услышал слова, отозвавшиеся дрожью в костях:

– Юный глупец, я чувствую стук копыт на моей широкой спине. Это едет рыцарь, чтоб убить тебя. Берегись! Он настигает!

При этих словах призывный перезвон тысяч сладкогласных колоколов вознесся мощной волной от города в долине, и по небу разлились красные сумерки. Внезапно небосвод за восточными башнями заполнило огромное золотое новорожденное солнце.

Громадный шар проплыл в нескольких сотнях футов над самыми высокими шпилями, и юноша видел, как их камни добела обожгло при прохождении этой гигантской сферы, а золотые лучи словно омыли утренние улицы потоками чистейшего огня.

В слепящем свете утра он увидел, что лес вокруг него состоял вовсе не из сосен. По обе стороны раскинулось кладбище колонн, тонких обелисков и стоячих камней, и лишь немногие из них оставались голыми. Большинство были оплетены и покрыты множеством благовонных нитей и палочек, которые Гален впотьмах по ошибке принял за сосновые иглы. Огненные лучи солнца прокатывались по горной стране и поджигали ритуальные благовония, так что огромный шар вставал посреди лесного пожара священных курений. Юноша вспомнил, что это солнечные обелиски, которые притягивают мощь светила.

Со струящимися по пепельно-бледным щекам слезами, ослепленный, без плана и цели заковылял он, кашляя, вниз по дороге. Со всех сторон в дыму клубилось ревущее пламя.

Впереди на дороге среди огня внезапно возник закованный в латы рыцарь на чалом скакуне. Обжигающие блики слепящего света зари вспыхивали на его броне. Он исходил дымом и паром, и от него шел ужасный жар, будто от печи. Когда он выхватил меч, тот вспыхнул огнем. Воин был одет в красное, узоры из меди и красного золота бежали по сияющей стали его кирасы, а на рубиновом шишаке шлема развевался гордый кроваво-алый плюмаж. Лицо он скрывал, и под этим шлемом мог оказаться кто угодно. На пылающем щите рдело изображение жаворонка.

Прибывший прогремел:

– Стой! Я воин зари. Это место – запретное как для смертных, всю жизнь не ведающих о кипящей вокруг войне, так и для слуг тьмы. Все, кто похоронен здесь, пытались пройти мимо меня.

И он повел мечом налево и направо. Насколько хватало глаз, могильные камни и памятники украшала надпись: «Убит на заре».

– Мы служим одному делу! – выкрикнул Гален. – Ибо я подданный Келебрадона, цитадели Света, и провел всю жизнь у нее на службе.

– Подданный? Подданные повинуются. Ступай назад. Ты не пройдешь.

– Мой мир в опасности, и только Азраил знает причину этого. Я приказываю тебе отойти и пропустить меня!

– Знаешь ли ты какое-нибудь имя или слова, чтобы приказывать мне? Если не знаешь, ты не властен пройти мимо меня, какие бы причины ни выдумал. Уходи, или я ударю тебя!

Дедушка наверняка знал нужные слова, но Галена им еще не обучили. Он был один.

– Ха! Ударишь меня? Меня?! Я один из стражей Эвернесса! Я владею силами, о каких ты и не догадываешься, малый дух! Я побеждал и худшие сны, чем ты!

Гален почувствовал, как от гнева и гордости покраснело лицо, а конечности задрожали от прилива энергии.

Без дальнейших препирательств красный рыцарь вонзил шпоры в бока своего чалого и, вращая дымящийся меч большими кругами над головой, устремился на дерзкого, словно намеревался затоптать его.

Но Гален наставил копье на противника и выкрикнул:

– Именем, данным Адамом прародителю вашей расы, – Уинрохим, Рохир, Эквус, Гиппос! Повелеваю, замри!

И конь остановился, споткнувшись, словно налетел на невидимую стену. Красный рыцарь был выброшен из седла головой вперед и рухнул кучей, но поднялся на одно колено, вскинув красный меч.

– Подлость! Какая низость! – воскликнул рыцарь. – Ты станешь сражаться копьем со мной, у которого нет равного оружия, а только меч в руке? Пощади меня лишь настолько, чтобы я мог подняться на ноги!

– Где были эти рыцарственные разговоры, когда ты собирался топтать меня конем?! – крикнул Гален. И провел длинный выпад копьем, одной рукой направляя удар, а другой усиливая его мощь, как учили.

Красный рыцарь, вставая на ноги, отбил первый и второй натиск своим дымящимся клинком, но он не мог перейти в контратаку, так как длина копья делала противника недосягаемым.

Воин зари широкими шагами двинулся вперед, коротко и часто взмахивая мечом, а Гален стремительно колол копьем. Искры от меча падали на щепки и осколки, стесанные клинком с древка копья, но пламя еще не возгорелось. Юноша был вынужден отступать все дальше, чтобы сохранять преимущество дистанции, но отступать бесконечно он не мог, ибо за спиной по-прежнему дымились кладбищенские камни.

Гален бил вправо, и красный рыцарь парировал мечом; бил влево, и рыцарский щит отбивал удары.

В ярости и нетерпении юный маг воззвал:

– Экскалибур! Галатин! Бальмунг! Нотханг! Я призываю проклятие четырех королей мечей на противостоящий мне клинок!

Меч красного рыцаря с громоподобным треском разлетелся вдребезги прямо у него в перчатке. Пока обломки сыпались с разбитой рукояти, Гален пробил защиту рыцаря справа и поразил его в горло.

Воротник рыцарских лат лопнул, сияющий наконечник Галенова копья пронзил кольчужный капюшон. У воина хлынула горлом кровь, и он рухнул ничком.

– Трусливый и подлый удар, недостойный рыцаря! Знай же, что я – сын стража Тириона. Мой род восходит к Юдхиштхире, справедливейшему из людей, сыну космического закона. Я призываю этот закон исполнить мое предсмертное проклятие, которое не коснулось бы тебя, поведи ты себя благородно: ты поплатишься жизнью еще до заката этого дня!

Но голос исходил не из тела красного рыцаря, неподвижно распростертого лицом вниз в расползающейся луже крови, но из точки в воздухе над ним.

Гален стоял над трупом, промокая лицо ламбрекеном.

– Я не убоюсь твоего проклятия, призрак, ибо мне ведомо искусство изгнания теней…

Но голос его прозвучал менее уверенно, чем ему бы хотелось.

Он выполнил ритуалы упокоения призрака: вылил вино, положил в рот трупу нужную травку, монеты на глаза и завалил тело большими камнями, дабы ограничить его передвижения. На кладбище хватало камней, разбитых крестов, фрагментов чаш и прочего, подходящего для этой цели.

Уже прошла половина утра, и Гален различал вдалеке облаченных в тончайший шелк жителей Тириона, высыпавших на улицы в широкополых шляпах, с зонтами от солнца в руках.

К полудню солнце съежилось, уйдя далеко на запад, и теперь плыло маленьким мутным пятнышком среди нагромождения облаков. Гален проехал через внешние пригороды и добрался до городских ворот.

Горожане в это прохладное время облачились в длинные плащи, а женщины, направляющиеся к фонтанам с высокими кувшинами на головах, прятали ноги под длинными струящимися многоцветными юбками.

Одна дама вежливо предложила Галену напиться из ее кувшина. Он так и сделал, потом намочил шарф и протер латы от дыма и копоти. Негромко рассмеявшись, женщина посоветовала ему не попадаться под Руку силам рассвета.

Ее слова показались Галену зловещими.

– А как насчет заката?

Она снова улыбнулась и покачала головой.

– Ни один житель Тириона никогда не видел сумерек, ибо вечер здесь переходит в ночь совершенно неуловимо. Перед тобой Полуденные врата с оком столь же ярким, что и око дня. Сможешь ли ты пройти через них живым, еще предстоит узнать. Но заката ты не увидишь!

И она указала на ворота неподалеку, которые Гален хмуро оглядел. Стража отсутствовала, но и арка и столбы дышали магией.

Гален обернулся, чтобы задать женщине очередной вопрос, но та исчезла, словно сон.

Левая колонна у ворот была белая, правая – черная, а на замковом камне арки начертан ведический глаз. Остальные камни отображали пять символов пятерых панданов. Гален попытался пройти сквозь ворота, но обнаружил, что не может этого сделать, ибо враждебная воля, излучаемая ведическим глазом, не пускала его.

Младший Уэйлок не был новичком в искусстве сновидения. Он повернулся и проделал обратно весь путь до того места, где лежал труп красного рыцаря. На раскопки ушел час. При приближении убийцы из ран на трупе хлынула свежая кровь. С некоторым трудом юноша снял с мертвеца красный плащ, снова провел все церемонии и совершил захоронение в точности как утром.

Затем юноша скинул собственный плащ (глубокого серебристо-серого оттенка, с меховым воротником) и скатал его. Он взял красный плащ и завернулся в него, скрыв лицо под капюшоном. Пятна крови не бросались в глаза среди алых, красных и красновато-коричневых переливов ткани.

Он проделал все мили обратно. На сей раз ворота удалось миновать без труда.

Гален шагал среди высоких зданий, музеев, залов и соборов внутренних кварталов Тириона. Уже близился вечер, и клонящееся к западу солнце казалось мутной точкой, чуть более яркой звездой среди множества других, уже начавших появляться на обретающей глубину темной синеве небосвода. Падал снег, и по мере приближения вечера складывалось впечатление, что дел у жителей Тириона совсем немного.

Гален видел мальчишек в меховых шапках, собиравшихся покататься на коньках по замерзшим общественным фонтанам, молодежь постарше, едущую в золоченых каретах и санях на бал или какое-то торжество, что угадывалось по свету свечей в огромных окнах. Все мужчины облачились в длинные черные тяжелые плащи и высокие шляпы, женщины кутались в меха, прятали нежные ручки в муфты, а их смеющиеся лица, румяные от холода и веселья, скрывались под тенью глубоких меховых капюшонов. Прекрасные лица казались юноше легкими тенями, он улавливал лишь намек на улыбку или блеск ярких веселых глаз, выхваченные светом разноцветных фонарей в руках факельщиков, сопровождавших дам на свидания.

Чем дальше он шел, тем больше свечей появлялось в бесчисленных дымчатых окнах тесно стоящих зданий. Но постепенно он забрел в район, где дома были особенно высокие и очень темные, музеи пустовали, а храмы стояли запертые и покинутые.

Чем больше сгущались сумерки, тем холоднее становилось. Гален избавился от красного плаща на ступенях пустующего храма и надел свой теплый серебристо-серый плащ.

Величественные улицы, по которым он шел, производили мрачное впечатление. Огромные изваяния стояли на пустых площадях или маячили на высоких пьедесталах в покинутых дворах. Их грозные лица походили на высеченные в скалах по ту сторону гор: глаза узкие, скулы высокие, странные длинные мочки ушей. Попадалось все больше фигур в боевых позах, с мечом и щитом, или вскинувших руку, и все они смотрели туда же, куда и направлявшийся к краю мира Гален.

Он миновал вереницу исполненных мрачной решимости статуй, венчавших ряд колонн в конце проспекта. Налево и направо, слабо различимые в свете звезд, вставали высокие черные каменные фигуры со вскинутыми руками и оружием. Все они смотрели наружу, во мрак.

Гален прошел несколько футов по темному мосту между двумя колоннами и тут сообразил, что это не мост, а причал, выдающийся в пустоту и обрывающийся без намека на бортик или перила.

Он сделал еще шаг вперед.

В сердце Галена вполз ужас, и юноша замер. Он осторожно посмотрел налево и направо, ища источник страха. Затем обернулся.

Позади него среди статуй обозначилась неподвижная тень в плаще с капюшоном. Капюшон смотрел на Галена. Юный маг медленно поднял сияющее звездным светом копье.

Фигура по-прежнему не двигалась. Гален осторожно приближался, шаг за шагом. Свет от наконечника копья упал на ткань плаща, в который завернулось существо.

Это был тот самый заляпанный кровью плащ, который он снял с трупа красного рыцаря.

И вот из-под капюшона раздался негромкий голос. Гален не смог определить, принадлежал он мужчине или женщине.

– Я вижу все в мире суда так же, как ты видишь все в мире сновидений, и ты не можешь скрыть от меня свои преступления, как я не могу скрыть от тебя свои сны.

– Кто ты? – спросил Гален. Голос ответил:

– Мой народ назначен следить за тем, чтоб никто не проник в мир с коварных берегов Настроила, так же как Эвернесс поставлен, чтобы не пропустить вторжение из кошмарного Ахерона. Однако наша раса была здесь до того, как возник город Тирион, ибо это место создано для содержания одного-единственного предателя, проклятого самим Обероном. Всех последующих заключенных отдавали нам только потому, что тюрьма уже существовала. Первый узник тоже из дома Эвернесса. Тоже предатель.

– Я не предатель, – сказал Гален.

– Будь моя воля, эти каменные статуи ожили бы и разорвали тебя на части. Однако я не стану препятствовать тебе. Ты идешь навстречу судьбе гораздо худшей, чем любая, на какую способно обречь тебя мое правосудие. Иди! Все, что ты сделал, вернется к тебе, и в охраняемое тобой место вторгнется некто в твоем плаще, как ты, надев плащ моего сына, вошел ко мне.

Пустой плащ опал на землю. Может, под ним никогда никого и не было.

– Погоди! – крикнул Гален. – Страж Тириона, послушай меня! Я сражался только потому, что на меня напали! Я пришел сюда только потому, что меня призвали! Я верен делу Света!

Он взывал к пустоте. Он посмотрел налево и направо, но ничего не увидел. Ткнул плащ концом копья, но ничего не произошло, голос не зазвучал.

Юноша произнес заклинание, которым его научили смягчать проклятия. Слова слетели с его губ глухо и медленно, и он не знал, подействовали ли они. Следует ли продолжать путь? Причины для задержки вроде бы отсутствовали. Он неуверенно пошел обратно по каменному мосту.

Там, где край моста обрывался в пустоту, три с лишним дюжины колец, каждое по двенадцать футов в диаметре, удерживали огромные звенья. Галену не доводилось видеть такого ни во сне, ни наяву – во тьму дугой уходили гигантские цепи, блестящие в звездном свете. Из центрального кольца ныряла вниз дальше всех остальных самая толстая и прямая цепь.

Сам того не заметив, Гален миновал береговые скалы и оказался за краем мира: полумост нависал над бездной. Под ногами был только воздух.

Недобрый знак. Когда он вышел за край мира – когда страж Тириона проклял его? Или раньше? Дурное место. Вещи здесь, в нескольких футах за границей мира, не связаны мирскими законами. Престолы и власти, к которым он обращался, теперь слишком далеко, чтобы услышать его, а простые предметы могут не откликнуться на свои истинные имена. Его молитва, призванная отклонить проклятия, рискует оказаться бессмысленной.

И все же нет причин ждать.

Он опустился на колени на краю причала, затем поставил ноги на громадные звенья длинной центральной цепи и перекинул тело через кромку мира.

V

Крутой спуск не отпечатался в памяти. В следующий момент Гален обнаружил, что стоит, балансируя, словно канатоходец, на звеньях гигантской цепи, ведущей к утопленному в нагромождении ледяных сталактитов замерзшего водопада кольцу. С этого кольца, оплетенная сосульками и наполовину погруженная в толстый лед, свисала жуткая клетка – сплошь из лезвий и шипов.

С обеих сторон и высоко над ней неподвижно и безмолвно висели в пустоте или застыли и вмерзли в лед железные клетки других не прощенных. Девять широких ледяных дорог сбегали с титанических скал, где оказался Гален. Место напоминало обнимающий бездну залив, ибо слева и справа юноша различал громадные, больше гор, утесы и вздымающиеся в пустоту скалистые пики, которые были испещрены мелкими уступами и расселинами. На них из занесенных ветром семян проросла жесткая трава и одинокие деревца.

Под ногами плыли несколько одиноких облаков, мерцала россыпь звезд, а дальше внизу простиралась бесконечная темнота.

Однако ближе находились окровавленные клетки, и стоял он на самой длинной цепи самой нижней из всех. Вечерние морозы застигли ее в высшей точке амплитуды и погрузили в стену водопада.

Вода еще сочилась со льдин, капая на скорчившуюся внутри клетки черную фигуру. Одна капля громко шлепнулась на склоненную голову, узник зашевелился и поднял голову. Он перегнулся пополам в клетке, которая не позволяла ему выпрямиться.

Сквозь спутанные пряди волос смотрели темные и властные глаза, запавшие от долгих страданий. Ястребиный нос, жестокий и твердый рот – горькое, суровое и безжалостное лицо. Тело узника прикрывали жалкие отрепья некогда парадного одеяния, словно его арестовали посреди праздника и не позволили переодеться. Кожа, иссеченная множеством шрамов и колотых ран, почернела от обморожений и уродливых ожогов.

– Я Азраил де Грэй Уэйлок, – произнес человек мрачно и негромко. И, протянув руку сквозь прутья, наложил ладонь на цепь. – Ты, посмевший прервать мои размышления, знай: стоит мне пожелать, и движение моей ладони опрокинет тебя в бездонный мрак за пределами сновидений. И твое тело никогда не проснется. А теперь говори и убеди меня удержать мою руку в неподвижности.

По его кисти и предплечью текла кровь: он ободрал плоть о крючья и железные когти своей тюрьмы.

Гален округлившимися глазами смотрел, как капли крови улетают вниз, прочь из глаз в бескрайнюю тьму под ногами, где, возможно, превращаются в лед, а может быть, падают вечно.

Юношу заполнил холодный ужас. Он понимал: того, что он сейчас сделает, уже не исправить.

ГЛАВА 4

СМЕРТЬ И БЕССМЕРТИЕ

I

– Ступай впереди меня, Ворон, сын Ворона, – скомандовал ледяной голос. – Никто в комнате не заметит тебя. Мгла моего плаща сделает их слепыми.

Ворон открыл дверцу чулана и прошел мимо кучки практикантов. Они не обернулись и не окликнули его. Он вышел в коридор. За спиной чиркали по плиткам пола тихие шаги.

Когда-то, еще мальчиком в Северной Греции, после побега из Советского Союза, Ворон ночью играл на кладбище за местной греческой церковью, которая в юности служила храмом языческих богов. Внезапно он наткнулся на волка, выдирающего труп из мягкой земли между могильными плитами.

Тощий оголодавший зверь, ворча, поднял на него взгляд – тень с глазами, как зеленое пламя. На мгновение мальчик почуял горячее дыхание хищника, смрадное от жуткой трапезы. Затем волк отвернулся и удрал.

Ворон так и не забыл дыхания этого смрада. И теперь в больнице он снова почувствовал за спиной тот самый запах – запах пожирателя падали.

Ворон обернулся.

Позади, задевая потолок костяными зубцами короны, высилась тощая черная фигура.

Поверх струящихся одежд из дыма и тьмы царственный призрак был облачен в сплетенный из костей доспех. Венец украшало кольцо из скелетов кистей рук пальцами вверх. Длинные серые ногти все еще росли из заостренных фаланг. Нащечные пластины шлема были сделаны из челюстей мертвецов. Заходящие друг на друга лопаточные кости веером расходились от короны, защищая шею; наплечники сделаны из рассеченных коленных чашечек; кольчужные соединения доспеха – из нескольких слоев желтых зубов; поножи и латные рукавицы – из берцовых и локтевых костей; переплетающиеся грудные клетки заменяли кирасу. Рукава и подол коты и широкий черный плащ казались сотканными из рваных теней.

Лицо у этого существа было тощее и голодное, ввалившиеся серые щеки туго обтягивали высокие скулы. Под сенью густых бровей глаз не было видно – только два бледных огонька, словно зависшие в глазницах звездочки. Когда оно заговорило, во рту не оказалось ни зубов, ни языка, одна пустая темнота.

– Выбирай, – нараспев произнесло существо.

– Что? Что выбирать? – переспросил Ворон.

Призрак поднял руку и широким жестом обвел коридор отделения для безнадежных больных, указывая на двери.

– Ты имеешь в виду, что надо выбрать, кто умрет вместо моей жены? – уточнил Ворон. – Нет, мы так не договаривались. Ты сказал, это будет незнакомец. Никого из знакомых мне!

– Очень хорошо, – выдохнул холодный голос. – Когда люди отказываются решать сами, закон позволяет мне взять выбор на себя. Идем.

Шелестя дымчатыми одеждами, существо поплыло по коридору. Ворон сделал несколько шагов следом, затем остановился.

– Стой! – крикнул он.

Существо затормозило и посмотрело через выложенное костью плечо глазами, напоминающими мерцание болотного газа.

Ворон сказал:

– Что ты такое?! Ты обязан сказать.

– Иди по моим следам и узнаешь меня, – нараспев произнесло видение и снова заскользило по коридору, задевая костяной короной потолочные панели.

– Почему другие тебя не видят? – спросил Ворон.

Они вышли в коридор перед реанимационным отделением. Здесь было множество бегающих сестер и вопящих людей. Все они сторонились и уступали дорогу высокой тощей фигуре, а глаза их на мгновение становились пустыми.

Существо вздохнуло:

– Люди часто забывают свои кошмары, когда просыпаются.

– Но я-то тебя вижу.

– Ты не боишься.

– Что ты такое? Почему никто не подозревает о существовании тебе подобных? Уж кто-нибудь в нынешней Америке должен знать о тварях вроде тебя! Они же умные люди! Ученые!

– Даже мудрые умолкают перед бесконечной тайной ночи. Звездный свет нельзя вынести для изучения на холодный и открытый недобрый свет дня.

– Назови себя!

У дверей реанимационной палаты существо остановилось и обернулось. Человек вгляделся в смутный силуэт.

– Ты меня знаешь.

Ворон припомнил имя из русских народных сказок.

– Кощей Бессмертный.

– Это одно из моих имен.

– В сказке герой нашел, где ты прячешь сердце, и убил тебя.

– Что не живет, то и не умирает, его можно лишь изгнать на время, – ответил Кощей. Он говорил, положив руку на стеклянные панели двери в реанимационную. – Я первый вестник повелителя снов, который скоро будет править и вашим миром. Для меня морской колокол звонит всего раз, ибо сила моя – в этом мире – невелика.

– В чем твоя сила?

– Я знаю, в какой части себя люди несут смерть. Я вынул эту часть из себя и сбросил свою человечность, как змея сбрасывает кожу. Никто не может изгнать меня – только те, кто понимает, что у меня на сердце.

Ворон произнес, словно человек в подпитии, пытающийся сосредоточиться на одной мысли:

– Значит, ты можешь спасти мою жену?

– Я заберу ее смерть оттуда, где она прячется, и отдам другому.

Ворон сообразил, что Кощей собирается убить лежащего за этой дверью – пациента, над которым хлопотали так отчаянно все эти доктора и сестры. Он слышал, как они торопятся, окликают друг друга напряженными глухими голосами, произносят ругательства от радости или отчаяния.

– Сними меч у меня с перевязи, Ворон, сын Ворона. Он связан в ножнах узлом, который я развязать не смею. Держа меч перед собой, войди в эту палату. Затем ты должен встать на колени и перечислить все, что ты больше всего любишь в своей жене, которую так скоро потеряешь. Невидимая сила развяжет узел. Когда это произойдет, вынь меч и передай мне. От тебя больше ничего не требуется.

Ворон снял ножны с длинной перевязи. Руки у него онемели от ужасного холода там, где он коснулся твари.

Бородач открыл дверь. Отвратительная смесь гнилостной вони и дезинфекции встретила его. Внутри он увидел кучку врачей и сестер, склонившихся над полуобнаженным юношей на столе. Один из медиков закачивал в рот молодому человеку кислород. Другой держал в руках электроды, потирая их друг о друга. Вторая сестра крикнула: «Поберегись! » – и приложила электроды к телу. Юноша на мгновение подскочил и заметался на столе.

– Пульс есть! – выкрикнул голос, и одна из стоящих в комнате машин ровно запищала.

– Нет! – отпрянул Ворон. – Мы так не договаривались! Я не говорил, что помогу тебе убить человека.

– Да. Да, говорил.

Бородач застыл, держа ножны. Ледяное онемение пульсировало в руке, словно пламя, подбиралось к локтю.

Кощей сказал:

– Выбирай. Умрет ли этот человек, который для тебя ничто? Или твоя жена, которую ты якобы любишь?

Ворон прищурился.

– В комнате есть кто-то еще. Какая-то сила, которая не позволяет тебе подойти к мальчику, так? Вам, бесам, не нужны смертные, чтобы выполнять вашу работу, если нет никакого подвоха.

– На колени. Молись за спасение своей жены. Твоя молитва будет услышана.

– Что в этой комнате?

– Хотя ты и не можешь ее видеть, умный смертный, здесь присутствует единорог, охраняющий Галена Уэйлока. Каждый раз, когда мои яды достигают мальчишкиного сердца, она, тайный его хранитель, слегка прикасается к нему своим серебряным рогом и исцеляет. Я могу изгнать или ранить ее только этим оружием – единственным, перед которым она уязвима. Это страшное оружие, и она должна сама развязать узлы, чтобы позволить обратить его против себя.

Ворон оглядел ножны. Рукоять меча была простая и черная, а сами ножны сшиты из белой кожи и перехвачены похожими на позвонки костяными кольцами. Через эти кольца проходили белые шнуры, привязывающие рукоять к ножнам сложным узлом из петель и свисающих кистей.

– Как называется этот меч?

Кощей негромко ответил:

– Мое оружие называется Жалость.

Затем Кощей произнес:

– Вперед, Ворон. Если ты оставишь Жалость в ножнах, никакой жалости не будет явлено твоей умирающей жене.

Бородач как деревянный шагнул вперед, широко раскрыв остановившиеся глаза. Лицо его кривилось от боли и нерешительности.

Он оказался в комнате. Врачи не обращали на него внимания. По еле уловимому движению воздуха перед лицом, по внезапному сладкому, словно дыхание весеннего ветерка, запаху он понял, что единорог здесь, невидимый, наблюдающий за ним широко раскрытыми глазами. Ворон печально рухнул на колени.

II

– Я не мастер говорить. А женщина, которую я люблю, – для нее нужны стихи и песни. Необходимы самые прекрасные слова, чтобы говорить о ней. Несравненные. Я не знаю, как рассказать, насколько глубока моя любовь к ней. Глаза у нее яркие, улыбка как весна. А как она смеется! Думаю, так должны смеяться ангелы. Большинство людей хохочут над смешными убогими вещами, хихикают над тем, что кажется им глупым. Понимаешь? Но ее смех – это смех от радости. Как пузырьки в стакане с газировкой – встряхнешь, и они устремляются вверх… Однажды я дрейфовал в море на спасательном плоту. Сухогруз «Павоподополус» из Афин, на котором я служил, потонул, когда взрывом машины пробило обшивку ниже ватерлинии. Мы провели на плоту множество жарких дней и не знали, успел ли радист вовремя передать наши координаты. Когда подходил к концу запас воды, нам пришлось кидать жребий, кто сегодня пьет, а кто мучается жаждой. Один человек сошел с ума, оттого что пил из моря, и попытался разбить наши бутылки с водой. Мы оглушили его и выкинули за борт. Это был худший поступок в моей жизни. Я думал, что лучше умру, чем сделаю нечто подобное.

Ворон содрогнулся, его перекосило. Он вспомнил, что его жена говорила Кощею насчет того, как бы она вела себя на спасательном плоту. Он сказал себе, что Венди никогда не была на спасательном плоту, что она не знает жестокости мира. Но он хмурился, ибо понимал: она знает, но душа ее устроена так, что никогда не позволит жестокости прикасаться к себе. Мужчина закрыл глаза и продолжил:

– Когда нас спасли и мы прибыли в безопасную бухту, я опустился на колени и поцеловал твердую землю. Она была такая неподвижная, такая надежная. Я вырвался из мертвой пустыни моря, и это было как возвращение домой. Спасение пришло ко мне, когда я потерял всякую надежду. Именно таким спасением стала для меня моя жена. И даже больше.

Не открывая глаз, он почувствовал тепло, движение воздуха перед собой. Ощутил взгляд мудрых древних глаз, наблюдающих за ним. Сверхъестественное существо было подобно живому лучу света. Ворон гадал, посмел бы он протянуть руку и коснуться ее нежной шкурки, похожей на оленью. Его била дрожь.

– Я должен рассказать тебе, дух, как мы встретились. В Нью-Йорке у меня друзей не было. Я работал грузчиком в порту. Но я не состоял в профсоюзе и не имел законного права на работу. Единственное, что я мог законно сделать в Америке, это умереть с голоду. Когда меня обманывали, когда не платили зарплату, мне некуда было жаловаться. Я был силен и быстр. Я мог заставить людей бояться меня. Но меня пинали все кому не лень. Без моей жены жизнь снова станет такой. Исполненной ненависти… Акт об амнистии позволил мне получить грин-карту, и я отправился искать свою мечту. Город казался мне таким уродливым! Я хотел, чтобы меня окружали деревья. Я чувствовал себя, как жаждущий в пустыне. Глаза мои изголодались по красивым вещам. Без жены я снова буду алкать и жаждать, как тогда, и никогда не получу удовлетворения. Никогда. Ибо во всем мире для меня не останется красоты… Я прошел тест на должность рейнджера в полицейском корпусе национальной лесной службы. Это федеральная контора. Мне выдали форму и ружье и отвели восхитительное место для жилья – глубоко в лесах. Обязанностей у меня оказалось всего ничего: считать поваленные лесорубами деревья и застреленных охотниками оленей да заполнять пачку за пачкой разноцветных бланков. Стопки бумаги доходили до подбородка, а я должен был заполнить их все. В трех экземплярах. Тогда-то мы и встретились. Сначала я подумал, что она русалка, дева-лебедь или дриада. Потому что она бегала по лесам голышом. Она была невероятно юной, полной жизни! Юные, они так хотят быть живыми…

Ворон открыл глаза и посмотрел на полуобнаженного молодого человека, безвольно раскинувшегося на столе на другой стороне комнаты.

Он прищурился, на лице его отразилось страдание и неуверенность. Не закрывая глаз, он заговорил:

– Я видел ее в таком виде в лесу дважды или трижды. Заполнил по этому поводу бланки, в трех экземплярах. В штабе велели арестовать ее: она бегает нагишом в знак протеста; она нарушает закон. И я стал охотиться за ней по лесам, где ее легкие шаги примяли траву, перевернули листок. У меня острый глаз, и мне терпения не занимать. Я не люблю упускать добычу. Я не хотел упустить ее… Я охотился на нее, и я ее поймал. Она не стеснялась, даже когда была голой, как птичка. Стояла, уперев руки в бока, насмехалась и отказывалась следовать за мной. Она позволила мне надеть на нее наручники и, даже скованная, заставила бороться с ней. Поэтому я нес ее на плече, а она пыталась меня пнуть. И хохотала, и воображала, будто я романтический разбойник, который похитил ее и заковал в цепи, и она должна подчиняться мне. Знаешь, по-моему, она не особенно притворялась… А бумаги для ареста, вся эта писанина, в трех экземплярах! На второй день ее пребывания в моей хижине я решил, что арестовывать ее – дурацкая мысль. Понимаешь? Совершенно идиотская мысль! Лучше я на ней женюсь… Ее отец (мы с ним так и не познакомились) – очень могущественный юрист в Вашингтоне. Она говорила, ему не нравится, что она вышла за меня. Что мы должны бежать и ей придется соврать про возраст для нашей свадьбы, потому что она слишком юная. Но она такая хорошая. Она может заставить оленя подойти и есть у нее из рук, такая она хорошая. Звери чувствуют, что она не причинит вреда ничему живому. Она не стала бы помогать убивать ни одно живое существо… Ворон поднялся, страшно хмурый.

– Она такая хорошая, и поэтому в ней нет ни капли жалости. Ее чувство справедливости – как острый нож. Моя жена не простила бы никого, кто поступил бы неправедно. Она никогда не позволила бы приблизиться к себе никому, кто сотворил бы подобное зло.

Ворон обернулся.

– Кощей! Я не могу сделать того, о чем ты просишь…

Чудовищу пришлось наклонить голову, чтобы войти в комнату, его одежды втекали в открытую дверь волнами дыма. Когда он вошел, показалось, что его тело выросло и заполнило реанимационную палату. Глаза его горели, словно зловещие звезды.

– Поздно, сын Прометея. Ты слишком медленно думал. Смотри.

И он указал на меч, который Ворон до сих пор сжимал в руке. Узлы шевелились и расплетались по собственной воле, разматывались, распутывались – медленный и невесомый танец веревки. Шнуры развязывались, высвобождались рывками. Узлы расправились и распутались.

Руки у Кощея были тонкие и серые, ногти желтые, длиннее самих пальцев. Медленно взмахнув черным рукавом, сухо хрустнув наручами, бессмертная тварь протянула руку раскрытой ладонью вверх.

Подай мне мое оружие, смертный.

Холодный ужас наполнил Ворона. Он понимал, что совершает непоправимое.

III

Ворон, сын Ворона, необычайно ясно видел реанимационную палату вокруг себя, будто каждая крохотная деталь была увеличена маленькой прозрачной линзой. Это было современное, хорошо освещенное помещение, заполненное врачами и сестрами, людьми науки, которых Ворон уважал. Дверной проем занял темный древний злой дух – существо, о котором он ничего не знал и о котором люди, при всей их мудрости, никогда не будут знать больше его. Кощей Бессмертный протягивал руку за мечом.

– Отдай мне мое оружие, – прогремел усиленный эхом голос призрака, – чтобы я мог забрать жизнь этого мальчика и отдать ее твоей жене.

У Ворона голова разрывалась от мыслей. Он видел, как его рука поднялась и протянула меч хозяину рукоятью вперед.

«Руки! Что вы делаете?! – удивился он. – Почему вы отдаете меч этой ужасной твари? Вы хотите стать руками убийцы? Вы хотите обагриться кровью? »

Кощей проплыл вперед, его узкое лицо парило под потолком, холодное и лишенное выражения. Две точки света в темноте глазниц ярко сияли.

«Еще не поздно, – подумал Ворон. – Отдерни меч, прежде чем зло возьмет его! Я не буду преступником. Я не стану убийцей. Венди бы так мной гордилась… А затем Венди уйдет. Уйдет, и моя жизнь уйдет вместе с ней. Где же благодать? Разве не должна благодать прийти и остановить меня? Некоторые люди говорят, что Господь на небесах является источником благодати. Но небеса так далеко. Богу следовало бы поразить меня насмерть молнией, прежде чем моя рука отдаст меч Кощею! Но Бог не остановит мою руку. Некоторые утверждают, что источник благодати – наше сердце, что милосердие и доброта не дают нам убивать друг друга. Если бы мое сердце перестало сейчас качать кровь, рука побледнела бы и отвалилась. Другие считают, что благодать помещается в сознании, а философы показывают, насколько убийство противоречит нашим "долгосрочным интересам" (как звучит!), нашему "просвещенному эгоизму". Если бы мой мозг взорвался в эту секунду, нервы отказались повиноваться – я избежал бы этой вины… Но нет благодати, чтобы остановить меня. Ни в моей совести, ни в моих чувствах, ни в моих мыслях. Моя совесть – не более чем кусачая муха: она раздражает, жалит, но не способна отвести мою руку. И я проклинаю свою душу, свое сердце и мозг. Ибо все они слишком слабы, чтоб укрепить меня в час испытания».

И он протянул меч Кощею.

IV

Когда Ворон отпустил меч, стылое онемение от его ладони распространилось вверх по руке и собралось в груди тяжелым куском льда. Оно казалось твердым, словно навеки поселилось в его сердце.

Кощей склонился над мальчиком на столе, рассек ему грудь клинком и сунул внутрь разреза свою закованную в доспех ладонь.

Подожди! – крикнул Ворон.

Призрак не обернулся, занятый своим делом.

– Что тебе еще нужно от меня, смертный дурак? Благодарности и признательности?

– Я должен был поразить этим мечом тебя!

– Я некромант. Я знаю, в какой части себя человек прячет жизнь. Моя спрятана у меня в сердце, поэтому я вынул сердце. Да, я не испытываю ни радости, ни любви, ни удовольствия и должен забирать радость у других, чтобы разогнать свою кровь, но при этом ни одно оружие не в силах причинить мне вреда. У меня нет сердца, и Жалость не может коснуться меня.

Кощей вынул руку из груди мальчика, и у него на ладони засияла хрустальная жемчужина, в середине которой порхал яркий и радостный огонь, словно осенние листья или трепещущие крылья красно-золотой бабочки.

– Стой! Погоди! – закричал Ворон.

Он неуверенно шагнул вперед, но его голова доходила Кощею только до локтя, и он не мог заставить себя схватить покрытое костяными латами тощее тело твари. То же отвращение, которое не дает человеку прикоснуться к трупу, остановило его.

Некромант отмел его в сторону и поплыл к двери, его доспехи скрипели и похрустывали, огромные черные одежды раздувались, словно паруса.

Не поворачивая увенчанной шлемом головы, он негромко произнес:

– Почему ты жалеешь о содеянном, смертный? Старейший и первый из всего вашего племени позволил своей любви к жене изгнать его из райского сада, а его старший сын совершил то же преступление, что и ты. Твой первый предок был прекрасный и мужественный человек, гораздо храбрее, мудрее и лучше тебя, однако даже он, отец вашей расы, не был защищен от жалости к своей жене. Я скажу тебе то же, что сказал тогда ему. Твоя жена испытает к тебе глубочайшее презрение. Но, по крайней мере, она останется здесь, чтобы ненавидеть тебя. Утешайся этим.

И Кощей пропал.

ГЛАВА 5

ПО ТУ СТОРОНУ ВРАТ ВЕЛИКОГО СНА

I

Под действием таблеток она спала глубоко, без сновидений. Поэтому ни во сне, ни наяву не видела, как склонилась над нею тощая тень, не почувствовала исходящего от сухих костяных лат холода, не знала, с какой болью и неохотой он отпустил маленький хрустальный шарик трепещущего пламени, не ощутила, что хрупкая жемчужина, теплая, как летний солнечный свет, благоуханная и мягкая, поплыла вниз к ее разомкнутым губам. Но она улыбнулась, когда этот шарик лопнул, и теплые духи заиграли на ее улыбающихся устах, принесли розовый блеск на ее щеки. Глаза ее задвигались под нежными лепестками век – ей снова снились сны.

Шипя от злобы, жажды, зависти и отчаяния, ибо живой свет покинул Кощея (а чудовищу так хотелось сохранить его для себя, хотя он никогда бы не смог почувствовать это тепло), тонкая тень некроманта отодвинулась от постели, шагнула в дверь, завернулась в туман и застыла неподвижно.

Уронив руки, с мертвым лицом, не имея сил даже на то, чтоб испытывать муки зависти, некромант ждал. Он с ненавистью ощущал поселившийся в костях холод.

II

Венди, лежащую на больничной койке, внезапно затопило ощущение блаженства. Боль, гнездившаяся в ее теле уже много недель, запульсировала, потускнела и совсем пропала.

Она подняла руки, закатала рукава и рассмотрела предплечья в лунном свете: они были чистые, без синяков. Даже крохотный шрам от внутривенной иглы исчез.

Душная ватная дремота, которой окутывали ее транквилизаторы и обезболивающие, ушла, оставив ясное ощущение покоя.

Венди посмотрела из окна на луну, на звезды, летящие в глубокой черноте неба над серебристыми облаками.

– Кто бы ни присматривал за мной оттуда сверху, – произнесла она, – я бы хотела от души его поблагодарить и сказать, что никогда не теряла веру в него. Я всегда знала, что чудеса случаются, что бы ни говорили люди. Они случаются каждый день: рассветы, рождение детей, любовь. Люди не считают их чудесами, потому что это происходит каждый день. А в исцеления или полеты люди не верят оттого, что никогда их не видели, поскольку такое не часто случается. – Она устроилась в подушках. – Но я всегда знала, что это может произойти.

III

Спустя всего лишь секунду – или час, или бесконечность – Венди увидела юношу в серебряных доспехах, с копьем в руке. Сотканная из звездного блеска сеть развевалась, словно шарф, у него на шлеме. Он шагнул через окно по лунному лучу.

– Я, наверное, сплю! – воскликнула Венди. Юноша в панике озирался в больничной палате.

– Должно быть, я прошел сквозь врата Малых снов. Похоже на наше земное время. Где мое тело?!

– Ты потерял свое тело? – озабоченно спросила Венди. – Это ужасно. Ты ведь не призрак, верно? Бедняга! – И, подумав секунду, приставив пальчик к щеке, радостно продолжила: – Если я могу как-нибудь помочь вернуть твое тело, я с радостью помогу.

Юноша оглядывал комнату, его лицо стало озадаченным.

– С чего бы мне приснилась больница? Женщина, которая разговаривает, как девочка, видимо, символизирует невинность, а может быть, утраченные надежды. Но почему больница? Словно мои надежды мертвы или умирают. Какая пугающая мысль.

– Я только что поправилась, – услужливо сообщила Венди. – Кроме того, это ты мне снишься.

– Ненавижу, когда сны так говорят.

Он уселся на край кровати, поставив локти на колени, и задумчиво уставился в окно. Простыни не сморщились и матрас не прогнулся там, где он сел, словно гость не имел веса. Копье, без дела болтавшееся в руке, мерцало, будто хрустальное, оттенки капель предрассветной росы дрожали на узком клинке.

– Я правда ненавижу, когда сны так говорят. Но полагаю, это символизирует мое желание снова вернуться в реальный мир. Хорошо бы дедушка поднялся по лестнице, чтобы меня разбудить. Мне нужно рассказать ему, что происходит. Виндьямар пал; морской колокол разбит; черные корабли Настронда вышли в плавание. Нас предали. Проклятье! Ненавижу этот символический мусор! В глубинных снах легче. Там все гораздо… – Он махнул копьем на луну. – Как бы, ну, древнее. Величественнее. Огромнее.

Венди сказала:

– Мне снилось, что я разговариваю с летучим пони. Он напоминал стройную лошадку с головой оленя. Представь себе лошадь-балерину. Вот какой он был.

Он невесело фыркнул:

– Разумеется, мне снилась сон-лошадка. Она сказала, что отнесла бы меня к моему телу, но это не похоже на мой дом. Наверное, она тоже обратилась против нас. Где мой дом?

– Она говорила мне, что есть такой дом на востоке под названием Эвернесс. Забытые последние стражи сновидений держат закрытыми врата между миром яви и миром кошмаров. Она сказала, что врата разбиты и первый слуга императора ночи вошел в наши земли. – Венди призадумалась. – Но почему мне снилось, что это произошло, когда я была ребенком?

– Детские воспоминания сами по себе наполовину из того мира, – рассеянно ответил юноша. – По этой причине дети и невинные безумцы могут играть с воображаемыми товарищами. На самом деле они общаются наяву с людьми из сна.

Юноша выпрямился, повернулся к ней, глаза его потрясенно округлились.

– Боже мой! Вы настоящая! Не… не вставайте! Не двигайтесь и не пытайтесь включить свет или еще что-нибудь. Вы пребываете в состоянии полусна, которое называется сомнамбулизмом. Вы можете окончательно проснуться, шевельнувшись. Если вы все запишете – а я имею в виду все полностью, сразу, как только проснетесь, прежде чем встанете с постели или сделаете что-нибудь еще, – тогда, быть может, вы не забудете нашу беседу. Вы обещаете сделать это для меня? Обещаете? Это действительно важно. Возможно, это самая важная вещь на свете.

– Обещаю, – серьезно ответила Венди. – Но только если ты расскажешь мне историю целиком. Понимаешь, – добавила она доверительным шепотом, – я обожаю истории.

– Ладно. Ладно. – Он моргнул. – Гх-м… Меня зовут Гален Уэйлок. В данный момент я сплю в старом неудобном доме без канализации в северной части штата Мэн, на побережье около Бата.

– Очень приятно. Меня зовут Венди Воронсон. На самом деле в моих водительских правах написано «Венди Вранович», но это трудновато выговорить, вам не кажется?

– Ага. Точно. Гм… Ну, во-первых, рог, который предназначен, чтобы пробудить спящих стражей Запада… Нет, погодите… Ладно. Первый страж Эвернесса появился, когда Зенон был императором, а святой Гормидас – Папой. Его люди победили саксов в битве при Бадон-Хилл. Саксы молились драконам, которые были херувимами и возницами Утренней Звезды, притянутыми в мир через башню Вортигерна. Один дракон был белый, а другой – красный, и основатель связал их…

Нет. Давайте я перейду сразу к главному. Основатель отбывает наказание, потому что нарушил клятву. Он открыл черный ход в царство снов и впустил заразу, безумие, похитителей душ и домашних духов в души бодрствующих людей. На всем протяжении Темных веков повторялись массовые помешательства, ведьмины бунты, возникали одержимые деревни, видения призраков, чертей и демонов – это последствия его преступления. Второй страж Донблэз ле Фэй захватил контроль над башней, когда его отца заковали в цепи, а друидов выгнали с Авалона… Погодите. Я должен вернуться немного назад. Башня находится там, где были врата. Были и есть. Это башня Хроноса на оси времен года, с четырьмя крыльями и двенадцатью портиками. Но вы не знаете, какие они, врата. Гм… Ладно. В старину не было границы между миром реальности и миром сновидений, поэтому люди служили рабами и игрушками богов, фей и духов. И вот, дабы создать двухкамерную структуру сознания, была устроена сумеречная зона, позволяющая людям забывать страхи и ложные надежды при свете солнца. Но один из повелителей снов взбунтовался и ушел из Моммура, града Бесконечного, и увел с собой треть воинства старших сил. Их предводителя назвали в честь утренней звезды, а еще его называют императором ночи. Он со своими войсками погрузился в глубины моря, которых не достигают солнечные лучи, – в Ахерон, затонувший город из несокрушимого металла, утопленный в черном провале морского дна. Единственный свет там – бледное сияние чудовищных люминесцентных рыб. На самом деле город называется Дис, но произнесение этого имени может навлечь несчастье, поэтому мы называем его по имени реки, вытекающей из его забранных решеткой окон, реки из слез тамошних узников. И вот император ночи отправил послов к девяти расам девяти миров, включая сэлки из Хизер-Блезер… Нет, погоди. Этого тебе знать не надо. Гм… Правитель Солнца, Бельфан, по приказу Оберона послал единорога гонцом к королю Логриса. Единорог Эвринома учредила устав ордена Эвернесса и отворила врата между царствами Пана и Морфея: царством природы и царством снов. Морфей… не важно, кто это. Эвринома дала нам рог, или, может, основатель нашел рог, последовав за ней в ее собственное царство – оно не в этой стране и не в царстве снов, где-то совсем в другом месте. Или было когда-то там… Нет… Гм…

Он встал и принялся мерить шагами комнату, звеня кольчугой и размахивая руками. В такт взмахам вверх-вниз по копью пробегало мягкое, как лунный свет, мерцание.

– Ты не очень-то во всем этом разбираешься, да? – спросила Венди, невинно хлопая ресницами.

– Я просто не знаю, с чего начать! Ясно?

– Ясно, – согласилась она, с важным видом сложив руки на покрывале. – Почему бы мне не попробовать задавать тебе вопросы, чтоб ты по очереди отвечал на них?

– Здорово, – пробурчал Гален. – Просто отлично.

– У тебя есть идея получше?

– Нет-нет. Продолжай.

– Во-первых, почему мне снился сон, который я помню с детства, с участием лошадки?

Гален уселся и глубоко вздохнул. Потом заговорил медленно, с принужденным терпением.

– Скорее всего, твои детские воспоминания – это единственное, до чего ей удалось достучаться. Подобные существа могут говорить только с людьми под воздействием наркотиков или с теми, у которых не все в порядке с головой. Семьдесят третий страж Альберт Уэйлок написал об этом монографию, и его теория гласит, что таким людям дозволено хранить свои воспоминания о скрытых вещах, поскольку другие все равно не станут их слушать, просто засунут в психушку или еще куда-нибудь. Мы же сейчас в больнице? – Гален бросил на Венди скептический взгляд.

– Кто такая «она»?

– Эвриаль, дочь Эвриномы, одна из сон-лошадок, детей единорога. Мы ездим на них верхом. Они летают.

– Почему ты так одет? – Венди жестом обвела его отливающую серебром кольчугу, складчатые одежды из тонкой дорогой ткани и струящийся, словно туман, ламбрекен на верхушке остроконечного шлема.

– Это униформа, она является символом. А это доспехи. Они не дают острым предметам проткнуть тебя. А вот это копье. Им можно ткнуть кого-нибудь. Ты собираешься задавать вопросы по существу? Сквозь мглу в этот мир пытается пробраться некая тварь. Может, она уже здесь.

Венди погрозила ему пальчиком.

– Но-но. Давай по порядку. Где ты живешь?

– Ой, ради бога!

Венди принялась теребить простыни.

– Ну, если ты не готов сотрудничать, полагаю, я просто проснусь и забуду этот глупый сон…

– Нет, нет, нет! Не просыпайся! Э, ты выглядишь усталой, тебе явно надо поспать, и я расскажу тебе, что происходит! Я отвечу на твои глупые вопросы. То есть нет, я не хотел сказать, что они глупые… Какой был вопрос?

– Я хочу знать, где ты живешь, одетый таким образом, – весело сказала Венди. И хихикнула.

– Ага. Я живу в Эвернессе. На земле это дом по проселочной дороге номер четырнадцать в округе Сагадахок, штат Мэн. В царстве снов это место, называемое Высоким домом, на побережье моря Беспокойной Тьмы, последний бастион града Бесконечного, в первой сфере на этой стороне Утгарда и Нидвеллира, где высятся несокрушимые серебряные башни Тириона, под Глубинными вратами, в центре четырех четвертей луны. Не заблудишься.

– Как ты меня нашел?

– Послушай. Я тебя не искал. Я отправился поговорить с первым стражем. Он живет под сенью Тириона Несокрушимого, под темной луной, где океан вечно обрушивается в беззвездность. С края последней бездны низвергаются девять водопадов, а на скалах под ними помещается место пытки, называемое Кровавый Плач. Я отправился к нему, потому что мне так велела птица с эльфийской лампой. Во сне.

– Я понимаю, это очень важно, – сказала Венди. – Но сначала мне бы очень хотелось узнать кое-что другое. Что привело тебя сюда?

– Есть специальная молитва для призывания сон-лошадки. Заклинание. Они могут летать через море от одной луны к другой или спускаться в иные сферы.

– И сон-лошадка безо всякой причины принесла тебя сюда вместо того, чтобы отнести домой, как ты просил?

– Я вижу, к чему ты клонишь. Ты и я, должно быть, как-то связаны. Общая судьба или общее дело – иначе наши сны не соприкоснулись бы. Сорок третий страж написал трактат об этом. Он говорил о… Погоди минутку… Боже. Возможно, я не могу вернуться домой. Возможно, все, что я могу, это разговаривать с тобой. Возможно, я… Слушай, какой сегодня день? Месяц? Боже ты мой. Какой год?

Венди назвала ему число.

На лице Галена отразилось отчаяние.

– Я проспал шесть месяцев…

Он уселся на кровать, положив поблескивающее копье на колени. Затем медленно, словно падающая башня, наклонился вперед и спрятал лицо в ладонях.

Венди протянула руку и ласково погладила его по коленке.

– Ну, ну. Не расстраивайся. В море случаются вещи похуже. Я знаю. Мой муж раньше ходил в море, там творились жуткие вещи. А теперь выпрямись. Вдохни поглубже. Успокойся и расскажи мне, что случилось с тобой. Ты отправился повидать первого стража, которого за что-то наказывают у водопадов на краю мира в царстве снов. Расскажи мне по порядку, как ты туда попал и о чем ты с ним говорил. Твои первые слова, когда ты добрался туда.

– Он первым делом заявил, что сбросит меня в бездну…

IV

Гален, испуганный угрозой, пытался вернуть себе самообладание. Он посмотрел Азраилу де Грэю в глаза и поднял руку, чтобы показать крохотный шрам на ладони.

– Видишь? Я пришел по твоему посланию. Я здесь, потому что призван. Ты позвал, я запомнил, я пришел. Ты не имеешь права угрожать мне. У тебя нет причин ненавидеть меня.

Только тишина была ему ответом.

Проползли неуютные полминуты. Юноша собрался с духом и заговорил снова.

– Э… Сэр, я пришел, потому что услышал набат морского колокола. Столько лет мы ждали его.

Молчание.

Он попытался снова.

– Вы основали наш дом! Вы оставили нас ждать. Мы делали, как вы велели, мой дед, мой прадед и все остальные, вплоть до самого истока. Разве это ничего не значит? Сейчас весь мир в опасности, и воинства тьмы уже на марше. Я пришел к вам за помощью. Вы сказали, что у вас есть нечто, что нам следует знать. Даже если вам нет дела до собственной семьи, неужели мир ничего не стоит?

Он говорил с достоинством и силой, на какие только был способен. Проходили мгновения, Азраил смотрел на него ровно, холодно, надменно, и Гален начал чувствовать себя маленьким и глупым.

Темное лицо основателя не выражало ни малейшего намека на смягчение, ни искры сочувствия. Наконец он произнес тихим ледяным голосом:

– Нет причин ненавидеть, говоришь? Назови мне, говорю я тебе, имена тех, кто на Земле с благодарностью вспоминает мои дела или хотя бы знает, что некогда и я жил среди них. Никто не помог хоть немного облегчить бесконечное страдание, которое я претерпеваю ради людей.

– Ну, честно говоря, сэр, гм… не думаю, что хоть один человек знает, кто вы такой. – Стоило этим словам слететь с языка, как Гален зажмурился. «Дурак, дурак! Не то говоришь». – Кроме меня и дедушки, конечно, – вяло продолжил он.

Снова повисло долгое молчание, пока юноша, неловко балансируя на цепи, сгорал от стыда под темным, величавым, бесстрастным взором старейшего Уэйлока. Лицо древнего существа казалось бесформенным сгущением теней. Гален мало что различал, кроме широких скул под грозовой тучей волос, двух озер еще более глубокой тьмы под черными бровями и ниже – ломаных линий, горьких и суровых, образующих какой-то намек на усмешку.

Гален в удивлении и тревоге подумал про себя: «Какие великие деяния? Я думал, этот парень – предатель, имевший дела с врагом».

Из клетки донеслись слова:

– Именно я первым вынес серебряный ключ из Моммура, несмотря на то, что Оберон и все его эльфийские рыцари поднялись в серебряном свете, чтоб помешать мне. Гордец Утренняя Звезда и все его дьявольское воинство гнались за мной по пятам до последних врат дня, предпочитая проклятие отступлению. Кровь бессмертных была пролита, чтобы завоевать ключ для этого мира. Благодаря ему врата в ад и чуждые царства снов были заперты накрепко – ценой неизмеримого терпения, мужества и боли. Моя жертва не ценится, говоришь? Забыта? Всеми? Неужели никто не помнит, где теперь спрятан ключ?

Ключ? Какой ключ?..

Нотка легкого удивления:

– Серебряный ключ Эвернесса, разумеется, – Клаваргент. Он запирает и отпирает врата. Ты его охраняешь. Ключ, делающий воинов сна осязаемыми и отбрасывающими тень под ясным солнцем. Ключ, с помощью которого можно сделать так, что все нормальные и осязаемые вещи растают, как туманный сон. Ключ, являющийся источником всей силы Эвернесса и единственной надеждой на победу человечества. Неужели ты никогда о нем не слышал?

Гален неохотно покачал головой.

Фигура слегка обмякла. Плечи поникли. Юноша различал шрамы и пятна крови там, где железные шипы порезали руки и плечи.

– Тогда ты не страж. – Голос стал горьким от тяжести поражения.

– Н-нет. Страж – мой дедушка Лемюэль. Но ваша птица прилетела ко мне. Я слышал послание. Я пришел. Он не придет.

Негромкий смешок.

– Как мило. Мальчик, не имеющий ни силы, ни власти, выслушает мое предостережение – и окажется слишком слабым, глупым и юным, чтобы последовать ему. Услышит мой план – и будет не в силах выполнить. Какой невероятной милостью является твое внимание! Без тебя я поделился бы своим знанием с морскими птицами или ползущим льдом. С тем же успехом я мог бы говорить с ними!

Гален ощутил ярость, словно желчь в горле.

– Я здесь. Я могу что-то сделать.

– Правда? А страж не говорил тебе, почему он не придет? Нет? Ты знаешь, какая сила приказала ему не отвечать мне? И тебе никогда не рассказывали, где спрятан серебряный ключ, да?

Юноша попытался ответить с достоинством, но почувствовал, как горит лицо.

– Он… не много мне рассказывал…

– Твоя гордость уязвлена, не так ли, дитя?

Голос из темноты клетки сделался ласковее. В нем послышалась нотка доброты. Однако окровавленная рука по-прежнему сжимала цепь.

– Как будто он не доверяет мне или вроде того.

– Тебе еще нет двадцати четырех лет, и ты еще не совершеннолетний.

– Я взрослый!

– Достаточно взрослый, чтобы держать серебряный ключ, который может, если его неразумно применить, необратимо уничтожить Землю?

Гален молчал. Снизу налетел холодный ветерок, заставивший его поежиться. Он плотнее завернулся в серый меховой плащ, гадая, из каких мест прилетел ветер и что за странный запах он принес.

Он недоумевал, что это за серебряный ключ и где он спрятан.

Азраил произнес:

– Может, тебе и удастся уговорить своего деда, мой потомок, открыть тебе тайное знание Эвернесса, если ты выкажешь себя благородным, мудрым и достойным. Какое-нибудь серьезное деяние в защиту дома может вызвать его доверие.

Это было так близко к невысказанной тайной надежде Галена, что он не смел проронить ни слова. Только кивнул, удивляясь: неужели его помыслы настолько очевидны?

Юноша вздрогнул от ветра и, почти чувствуя вину, потянул завязки плаща. Он скатал теплую ткань и осторожно протянул сверток в сторону клетки.

– Вот, – произнес он. – Вы, должно быть, замерзли. Фигура в клетке не шелохнулась.

– Ну же! Возьмите! – Гален помахал свернутым плащом в сторону клетки.

– Просунь свой плащ сквозь эти жестокие прутья ко мне, и я отблагодарю тебя сторицей.

Гален колебался.

– Или ты боишься приблизиться на расстояние вытянутой руки?

– Вы и сами могли бы дотянуться, – громко ответил юноша. – В чем дело? Боитесь отпустить цепь? Вы готовы сбросить меня в бездну, но не желаете принять подарок?

Молчание.

– Прекрасно! – воскликнул Гален. – Просто замечательно! Я собирался заключить с вами сделку, чтобы вам пришлось рассказать мне и про послание, и про ваш план, и про то, кто намерен вторгнуться к нам и как его остановить, прежде чем я отдам вам плащ. Но вместо этого я буду хорошим парнем и отдам его просто так. Если же вы не хотите дать шанс своей плоти и крови… Ладно! Ладно, мне и так хорошо!

И он швырнул разматывающийся сверток в клетку.

Плащ соскользнул и упал на окровавленную руку, а концы его хлопали на ветру, повиснув по обе стороны цепи.

– Неудивительно, что никто не пришел облегчить ваши «бесконечные страдания», если вы так себя ведете… – пробурчал Гален.

Почерневшие и испещренные шрамами пальцы медленно разжались, отпуская цепь, и осторожно втянули плащ сквозь прутья внутрь. Азраил останавливался, чтобы высвободить каждый кусочек, когда ткань прокалывала игла или цеплял крюк.

– Спасибо тебе. Я не стал бы продавать мудрость за плащ, какие бы муки холода ни испытывал. Я не изменил себе и за королевство, так чего стоит одежда? Но я искренне благодарю тебя. Я раскрою тебе свои тайны, юноша.

V

Азраил говорил, и его слова плыли в холодной бескрайней ветреной тьме вокруг. Ночное небо было сверху над ними, ночное небо внизу.

– Ты помнишь, чему тебя учили? Оберон и дети Света не могли поддерживать сторожевой пост в запятнанном и грешном земном мире. Однако они не хотели, чтобы Утренняя Звезда легко завладел всем, дождавшись кончины своих смертных врагов. Но и смертным нельзя было полностью доверить оборону против врага. Некоторые люди, великие воины и рыцари, были опутаны сетями зачарованного сна, их доблесть и чистота сохранялись неизменными, чтобы проходящее время не дало бы преимущества вечному врагу мира. Другие – те, кто хранил серебряный ключ, не имели иного выбора, кроме как стоять на страже против наступления тьмы. Ибо только они могли пробудить Спящих.

– Я знаю. Нам полагается протрубить в рог и разбудить Спящих.

– Ага. Но знаешь ли, какой ценой? Спящие почивают не в этом мире, но в Келебрадоне. Когда Эвернесс разбудит Спящего короля и всех его рыцарей, Келебрадон победоносно спустится из круга Осенних Звезд. Ангелы и светлые альвы на его бастионах будут поднимать бледные знамена и петь хвалы Оберону. Оружие, хранившееся для последней битвы, выкованное в оружейнях небес, выйдет из укрытия и уничтожит слуг тьмы.

Битва грянет столь яростно, что запылают и содрогнутся небо и земля, а после победы Оберон заново создаст мир, основанный на самых прекрасных мечтах человечества – а может быть, на представлениях самого Оберона, – чтобы им правили верные ему люди. Гален кивнул.

– Да. Я слыхал об этом. Нам обещали место в этом новом мире.

– Со слугами Света обращаются лучше, чем со слугами Тьмы. Низшие рабы, которые служат черной башне Ахерона, боятся и ненавидят перспективу победы тьмы так же отчаянно, как и мы. Последняя война означает приговор для тех, кто процветал до нее, – для шпионов, лазутчиков и предателей.

– Вы имеете в виду похитителей облика.

– Я имею в виду похитителей облика. Сэлки. Они коварный народ, и они боятся и ненавидят своего хозяина Утреннюю Звезду не меньше, а то и больше, чем ты. Властитель черного Ахерона перестанет нуждаться в шпионах и сэлки, если тьма победит, а если падет, сэлки будут сожжены светом. Среди народа сэлки один знает об этом, и он обещал нам помочь.

Перебежчик говорил со мной и рассказал, что Ахерон обязательно пошлет в битву на земле своих низших рабов, прежде чем призвать внешних богов или злого серафима, ибо Утренняя Звезда не может знать, где и когда проснутся Спящие в Келебрадоне. Шпион служит в авангарде, брошенном в горнило войны, и обещал сделать так, что передовой отряд падет, если те, кто сторожит в Эвернессе, смогут хотя бы показать, что располагают оружием иного мира. Один вид этого оружия отгонит наиболее слабых рабов Ахерона. Если это получится, предатель клянется ложью и обманом преувеличить все победы Света, отравить своими речами советников Ахерона, лишить их мужества, подготовить отступление и если не победу, то мир.

– Что это за оружие?

– Девять талисманов. Ты что, совсем ничего не знаешь, мальчик?

Гален умолк, стыдясь своего невежества. Он уговаривал себя, что у него нет причин для этого, но все равно сгорал от стыда.

Азраил помолчал минуту и мягко продолжил:

– Чтобы победить девять великих зол, порожденных затонувшим Ахероном, в Каэр Леон из иного мира были принесены семь великих талисманов. Три хранились в Каэр Леоне у его величества Пендрагона; два были посланы его святейшеству Папе в Рим; один отправили императору в неприступный Константинополь, дом цезарей. Все они были могущественны, шесть талисманов памяти, но седьмой и самый могущественный из них был Клаваргент, серебряный ключ. Ни королю, ни священнику, ни императору не доверили серебряный ключ. Он был вручен Эвернессу, там скрыт и позабыт в доме памяти.

Азраил умолк. Гален ждал, не последует ли продолжение.

Затем Гален произнес:

– Ну, короля у нас больше нет… Папа по-прежнему в Риме. Мы не католики, но, наверное, он все равно поможет. И я даже не знаю, что за император имеется в виду. А Константинополь переименовали в Стамбул.

– Мрачные вести. Значит, талисманы рассеяны. Рассеяны, ибо уничтожить их нельзя. И только трем королевам ведомо, где они лежат теперь.

Основатель помолчал. Неуклюжими, медленными движениями он завернулся в плащ Галена.

– Нет императора? Да, мрачные вести.

Снова долгое молчание.

– Ну, а мне-то что делать? – спросил Гален. – Что мне сделать, чтобы найти эти талисманы?

Старший Уэйлок на некоторое время погрузился в глубокое раздумье, словно припоминая давний урок. Затем сказал:

– Смертным не положено ими пользоваться, ибо каждый из них проклят. Вот почему я говорил, что они должны быть показаны, но не применены. Каждый борется с одним из девяти зол, чье нашествие предсказывает морской колокол Виндьямара. Слушай, слушай внимательно и в здании твоей памяти помести каждую из этих вещей в центральный неф, на колонну, постамент или окно, чтобы вспомнить их, когда проснешься. Учти, я не могу повторять дважды.

VI

Азраил говорил:

– Первый – искусный в ворожбе
Могучий некромант.
Ни зверь, ни человек, себе
Он сердце вырвал сам.
Чтоб отогнать сию напасть,
Не нужен талисман:
Лишь тот, кто меч ему подаст,
Во власть его отдан.

Второе зло – гиганты тьмы,
Их плоть огонь и лед,
И жезл молнии один Погибель им несет.
Но возвращается назад Суровый Торов дар.
Лишь тот, кому неведом страх,
Сей выдержит удар.

И третье зло – князья штормов
В мятежной буре крыл.
Из них бечевкой и ключом
Один стреножен был.
Маг Франклин молнию хранить
Людской заставил кров,
Но гром и ветер грозовых
Седлают скакунов.
Кольцо нибелунгов без хлопот,
Их бешенство смирит.
Сумеет взять его лишь тот,
Кто от любви бежит.

И зло четвертое – лгуны
Смеющиеся – сэлки.
Крадут у смертных плоть они,
Жестоки их проделки.
Лицо их истинное вмиг Откроет жезл Моли,
Но правда смертному сулит Пучину слез и боли.
Терять всего больнее то,
Во что всем сердцем верил,
Но для невинного ничто Бесплотные потери.

Пятое – кэлпи табуны,
Сочатся гноем раны.
Грехом питаются они,
Им страшен лук Бельфана.
Ни гордый дух, ни сила рук
Ни долгое упорство —
Сгибает этот мощный лук Смиренных непокорство.

Шестое зло – могучий зверь
По имени война.
Богами в множество цепей
Закована она.
Но люди зверя из оков
Впускают сами в мир,
Победе, дочери его,
Готовя сладкий пир.
Лишь светозарный Калибурн,
Меч праведных, уймет
Чудовище, коль вещих рун
Достойного найдет.
Меч похоронен глубоко
И крепко спит, доколь,
Восстав во славе ото сна,
Не явится король.

VII

Азраил умолк. Во тьме под ногами завывал ветер, и цепь слегка покачивалась. Гален, старательно сохраняя равновесие и внимательно ловя каждое слово, ждал продолжения, но молчание затягивалось.

Теперь юношу терзало двойное смущение. В конце концов, он и раньше слышал об этих талисманах; он всю жизнь про них знал, но называл их иначе. Семь знаков Виндьямара (как его учили) были начертаны на стенах башни под названием Два Дракона – старейшей части Эвернесского поместья, которую называли сердцем дома. Барельефы в замысловатом готическом стиле изображали нескольких чудищ, людей-тюленей и великанов, каждый из них держал знак, предвещающий их приход: молот, кольцо, жезл, лук, меч. А еще два знака Азраил пока не упомянул: чашу и, разумеется, рог.

Гален и не подозревал, что эти знаки являлись изображением настоящего оружия. Его учили, что они служат иной цели. Он пытался придумать, как бы непринужденно упомянуть, что он знал, о каких талисманах идет речь, дабы показать Азраилу, что он не настолько невежествен. Но это следовало поднести так, чтобы не показаться пустым хвастуном.

– Ну? Это лишь шесть ударов колокола, – заметил юноша. – Пять талисманов. А как насчет чаши? И рога?

– Ни один талисман не может встретить то, что поднимается из моря при семи ударах, кроме самого Титана. А если колокол прозвонит восьмой или последний раз, явится такое, что тебе не по силам. Ты не совладал бы с предназначенными для этого талисманами. Ответь мне, страж, сколько раз прозвонил колокол?

– Он звонил, не переставая.

– Дошло ли до сорока пяти? Это сумма всех зол, о которых предостерегает морской колокол. Это значит, что сам Ахерон, цитадель Утренней Звезды, готовится подняться из неизмеримых глубин.

– Я… Я не знаю. Может быть…

– Или стражи Эвернесса позабыли искусство счета? Это не так сложно, если есть пальцы на руках – для чисел меньше десяти и пальцы на ногах – для ровного счета. Не важно. Какой знак послал страж Виндьямара?

– Я видел черную чайку, держащую светильник эльфов.

– Это моя птица, мною пойманная и прирученная, и этот фонарь могло создать лишь мое искусство – в знак того, что она прилетела именно от меня. Разве ты не видишь, что мой знак пришел не из Виндьямара? Страж Виндьямара прислал бы тебе сон-предостережение, и Нимуэ подняла бы из чрева волн знак, какой талисман готовить: меч или кольцо, жезл или чашу, в соответствии с тем, какую форму примет нападение – войны или ветра, обмана или смерти. Какой знак показали тебе? Или ты не страж Эвернесса? Или ты не смотрел?

Младший Уэйлок едва не умирал от стыда. Больше всего в жизни ему хотелось, чтобы из всех людей на свете хорошо думал о нем именно Азраил де Грэй, основатель его рода, дома и ордена.

Дедушка говорил ему, что должен быть знак из Виндьямара, где в хрустальной гавани хранится морской колокол. А он решил, будто черная чайка и есть знак, и приперся сюда, чтобы услышать от самого основателя, что дедушка был прав.

Но затем смущение превратилось в ужас.

– Знак? Знака не было.

– А-а. Значит, Виндьямар захвачен врагом. – Очень холодный тон, которым это было произнесено, и блеск в глазах Азраила Галену не понравились. – Есть чему ужаснуться. Стражи Виндьямара не могли не послать знак, от которого столько зависит. Только предательство могло помешать им. Только у врага достаточно сил, чтобы побороть их стойкость. Значит, трех королев схватили и увезли. В Настронд, в ужасный Настроил, к берегам, сложенным из костей убийц…

Холодный голос угас в молчании…

– И… и… что мне делать? Азраил склонил свою гордую голову.

– Нечего делать. Дело проиграно. Возвращайся домой и готовься погибнуть достойно. Самоубийство благороднее, чем пыточные ямы Ахерона.

– Должно быть что-то, что мы еще можем сделать!

– Лишь талисманы могут напугать авангард тьмы. Если передовой отряд победит, останется только разбудить Спящих и призвать на землю конец времен. Ты знаешь, где хранятся талисманы иного мира?

– Н-нет.

– И я не знаю.

– А кто знает?

– Три королевы Виндьямара. Но раз они не послали знак, призывающий тебя к войне, их можно считать захваченными или убитыми.

Гален долго стоял на цепи, глядя вниз между своих ступней. Головокружительная бескрайняя пустота, темнее полуночи, бесконечно проваливалась под его взглядом.

Но она не казалась темнее или глубже, чем бездна у него внутри. Слова основателя эхом отдавались у него в мозгу: «захвачены или убиты»…

Вдруг младший Уэйлок поднял глаза.

– Если их схватили, куда их увезли? – Он выпрямился, голос его был чист и резок. – Если они в плену, кто их охраняет? Где?

Азраил негромко произнес:

– Ага. Теперь я слышу речь не мальчика, но мужа.

VIII

Азраил заговорил негромко и мрачно, и Галену пришлось наклониться ближе, чтобы расслышать его:

– Немногие знают, где лежит Настронд, что служит гаванью и местом встречи ужасного народа сэлки, но мне ведомо это скрытое место. Они могут унести трех пленных королев в затонувший и лишенный солнца Ахерон, или на замерзшие северные шхеры в Хизер-Блезер, или в башни без окон на унылых плоскогорьях Ухнумана на дальней стороне Луны – но сначала тюлениды волокут всех без исключения пленников на берег Настронда. Ибо так они проходят тайными путями в миры по ту сторону лунной сферы, в запретную верхнюю ночь, куда люди не могут попасть даже во сне. И ради этого сэлки обязаны угождать кровожадным нечеловеческим богам, охраняющим края, в которые никто в здравом уме соваться не смеет. Они подкупают богов, дабы те закрывали глаза на незаконные перемещения. Каждый пленник подготовлен – опутан песней, словно гусеница шелком, и эта песня сэлки, пусть и исполненная ужаса, своими звуками заглушает пение того, что обитает по ту сторону стоячих звезд. Говорят, что из тех, кто слышал нечеловеческую музыку потусторонних краев, лишь сновидец Куран сумел очнуться от сна, сохранив рассудок. И даже ему не позволили возвратиться в свое тело на земле, и его тело умерло. Но ему была дарована в королевское владение вневременная и несокрушимая цитадель Келефес в облаках над внутренним морем – одновременно и в утешение, и в награду за беспримерную храбрость и стойкость его души и разума.

И мне не доставляет удовольствия рассказывать, откуда я это знаю, поскольку дело я имел с существом не вполне человеческим и заключал с ним страшные сделки. А пришло оно ко мне, потому что я увидел в темноте одну вещь.

Я видел то, что неведомо больше никому, будь то люди бодрствующие, окутанные сновидениями или перешедшие в великие сновидения истинной смерти. Ибо злоба тюремщиков Тириона подвесила мою маленькую клетку на гораздо более длинную цепь, чем у остальных, и на рассвете я гораздо ближе к пылающему дыханию солнца, когда оно поднимается снизу, а в сумерки гораздо дальше отодвинут от его тепла и гораздо глубже погружен в холодную бездну под нами.

Благодаря этому заливы за краем мира открываются мне шире, чем другим. Я вижу дальше, чем мои собратья-заключенные, и дальше, сдается мне, чем астрономы, робко выглядывающие со своими телескопами и зеркалами из-за кромки над нами. Они слишком близко к солнцу, чтобы как следует видеть во мраке. В темном одиночестве взрастает темная мудрость. Ибо я видел, откуда приходят черные корабли.

Надо ли мне рассказывать вам о черных кораблях, молодой человек? В разное время они посетили каждый порт в стране сновидений: верные Моммуру хрустально-облачные гавани, управляемые эльфами, рядом с океанами света; порты из кирпича и дерева, населенные теми, кого мы признали бы за людей; и громадные укрепленные железные мысы Нидвеллира над океанами кипящего камня – на протяжении всех циклов и эонов записанного времени они страшились черных кораблей и никогда не знали, с какой стороны света или с какого уровня сновидений они пожалуют. Но я знаю. Они приходят не с Земли, а из-за ее пределов.

Раз, и два, и три видел я их: чудовищно огромные, идут они под парусами вверх из бездны, невесомые, как грозовые облака. Обросшую льдом громаду парусов надувают безымянные ветра дальних глубин. Когда они поднимаются, фонари на них горят блуждающими огоньками болотного газа или тем сиянием, которое носят на хвосте светляки. Через заливы ночного воздуха я иногда слышал одинокие воющие голоса, распевающие гимны тьме и боли – пеаны радости, какую находят в страданиях другого. И это доносящееся с кораблей пение перемежалось зловещим лающим смехом, резкими командами, щелканьем бичей и воплями муки. И ни в одном из этих голосов не было ничего человеческого.

Когда бы ни поднялся корабль, на определенном расстоянии от кромки мира все огни на нем мгновенно гаснут, а все певцы умолкают. Бесшумнее мотылька плывет судно по тщательно выверенному курсу, проложенному так, чтобы спускаться только по самой темной части ночного неба, вдали от созвездий, дабы громада корабля не заслонила ни одну звезду, предупредив тем самым гарнизон Тириона о своем появлении.

Однажды, осмелев от безнадежности и отчаяния, при виде поднимающегося черного корабля я принялся распевать услышанные ранее грубые гимны. Я не умолк, когда корабль погасил все огни, но орал еще громче, выкрикивая богохульства вверх, в сторону моих почивающих тюремщиков.

Черный корабль убрал паруса и лег в дрейф, не зажигая огней, от южной оконечности Ориона, мимо Ригеля, который тогда стоял вровень с горизонтом. Спустили лоцманский бот, и темные горбатые фигуры склонились над заглушёнными веслами и погнали лодку через сумрачный воздух ко мне.

Лоцманский ботик подплыл туда, где в пустоте висела моя клетка, и я увидел на корме человеческую фигуру без лица. Между кружевным шейным платком и треуголкой виднелись нос и усы, как у кошки, и большие темные и влажные глаза – веселые глаза зверя, полные жестокости и смеха. Шкура у него была черная и лоснящаяся. И когда он заговорил, обнажились острые клыки, белые и чистые, как у лисицы. Его теплое дыхание пахло сырой рыбой.

Он поднял руку в приветствии, и из кружевного рукава его роскошного морского камзола высунулась когтистая лапа, покрытая шерстью с тыльной стороны. Ладонь была бледная, с черными перепонками между фалангами пальцев.

Фыркая от смеха, наблюдал он жестокую пытку моего заключения и даже потрогал зазубренные крючья, украшающие эти прутья.

«Видать, народ наверху рыбачит, – заметил он. – Они оставили тебя висеть тут приманкой для левиафанов, что ворочаются в безымянных океанах, куда впадают эти ледяные воды. Но, по-моему, ты слишком маленький кусочек, чтобы заставить их проглотить столько крючков. Ха! Или ты по дружбе обещал тамошним рыбарям пищать и верещать, пока мы готовим свой милый сюрприз, обходя их незамысловатую оборону? Ты должен быть осторожен, мой тощий кусочек мяса, а то добрые люди, которые поместили тебя сюда, лишатся возможности ловить на живую приманку».

Я насмешливо посоветовал ему не рисковать и не бросаться угрозами. Он расхохотался и принялся описывать, каким пыткам он подверг бы меня, и наклонился к прутьям со своей саблей. Оружие оказалось в пределах моей досягаемости.

Следующая лодка с корабля принесла офицера рангом повыше и сохраняла почтительное расстояние, пока они со мной торговались. Не стану утомлять тебя рассказом о том, какие клятвы были принесены в ту ночь и к каким ужасным силам они обращались. Но я признаюсь, что получил очень много тайной информации, которая может принести огромную пользу моему делу, имей я возможность открыть все своему племени. Морской народ оставил мне саблю и тюленью шкуру моего первого собеседника, да и не посмели они подойти достаточно близко, чтобы снять его тело с прутьев клетки. Я неплохо питался почти месяц.

Гален слушал и разглядывал теперь кровавые пятна на прутьях клетки с новым ужасом.

А затем Азраил негромко велел ему:

– Подойди ближе.

IX

Гален понимал, что мог в тот же миг повернуться, уйти и оказаться далеко от заключенного в клетке человека, вернуться к дедушке и больше не иметь ничего общего с этими темными делами. Но если он даже не попытается вызволить трех королев Виндьямара, если ничего не сделает, как сможет он стать достойным стражем?

Юноша наклонился ближе. Окровавленная рука Азраила протянулась и вцепилась ему в плечо. Гален поразился, какие это холодные и сильные пальцы. Ледяная длань протащила его вниз, пока лицо мальчика едва не коснулось шипов на прутьях. Юный маг в ужасе уставился на шипы и крючья в нескольких дюймах от своих глаз.

Азраил прошептал:

– Предатель – сам тюлений царь. Его тайное имя Мананнан. Его эмиссар и посредник Дилан Ньёрдинг, ты узнаешь его по приметам, которые я тебе опишу. Они не посмеют причинить вред королевам древнего Виндьямара. Тюлений царь отдаст тебе трех королев. У них ты узнаешь местонахождение талисманов. Ты прикинешься сэлки с помощью темного искусства, которому я научился. Вот тебе шкура, натяни ее на себя: теперь ты станешь сэлки…

ГЛАВА 6

ПЕСНЬ СЭЛКИ

I

Гален продолжал рассказ:

– Основатель разъяснил мне, как найти берег Настроила. Тюленья шкура лежала у него в клетке, и он протянул ее мне, сказав, что отдает ее в обмен на плащ. Мне пришлось подобраться к самой клетке, прежде чем он передал мне шкуру через прутья. С ее помощью мне предстояло обрести способность прикидываться сэлки, чтоб подобраться к ним незамеченным. Азраил сказал, что к его клетке приходил советник и заместитель тюленьего царя. Он описал большого белого тюленя в пятнистой шкуре. В человеческом обличье тюлень предстает седовласым стариком, борода у которого тоже с проседью, «соль с перцем». Одевается он в зеленое и серое и носит на пальце серебряное кольцо с лунным камнем. Зовут этого сэлки Дилан, сын Нерея из дома Ньёрда. Существуют три племени сэлки: из колдовского города Ис, из Атлантиды и из Кантриф Гвилодд… Ладно. Для тебя это не важно… Я спросил, как я докажу Дилану, что явился от Азраила, что это не ловушка? Азраил обещал доверить мне тайну своей жизни, нечто, чему он научился у некроманта, с которым его познакомили сэлки. А затем он вытащил из-за пазухи – словно из самой грудной клетки, но при этом не вскрикнул и не поморщился – маленький хрустальный шарик, внутри которого сиял свет, похожий на цветок, который мерцал и пульсировал. Размером он был с детский мраморный шарик. Основатель велел мне его беречь и иметь при себе, когда прибуду к Дилану. Связной поймет, что это такое, и данное обстоятельство обеспечит успех делу, которому Азраил посвятил себя. С моей помощью Дилан позаботится, чтобы несправедливо заключенные были освобождены и те, кто должен вернуться на Землю, вернулись. Таковы были его слова.

Венди, слушавшая рассказ с огромным интересом, нетерпеливо зашелестела простынями.

– Но почему ты ему поверил? Я думала, сэлки – ваши враги! Плохие парни.

– Это правда. Но, в конце концов, один из трех князей бури работает на нас, так почему бы и не сэлки?

– Сам додумался?

– Нет, честно говоря, это он мне сказал. Азраил.

– Я бы задала ему гораздо больше вопросов относительно этого Дилана. Поинтересовалась бы, кто предал Виндьямар… Как мне нравится это название! Ну? Разве ты ничего такого у него не выяснил?

– Ну, я пытался, но как только он передал мне сияющий мраморный шарик, то сразу словно заснул, рухнул на пол клетки. К тому же он сказал, что приближается рассвет и я должен отправляться немедля. Мне пришлось прыгать.

– С края мира?

– С края мира.

– И?.. – подтолкнула Венди.

– Что? – заморгал Га лен.

– И почему ты не сказал ему «нет»?

– Ну, не сказал, потому что… я хотел показать себя. А он был без сознания.

– Прыжки с края мира вряд ли полезны для здоровья. Неудивительно, что теперь ты призрак!

– Все было по-другому!

Венди вскинула бровь с выражением чрезвычайного недоверия. (Она тренировала этот взгляд перед зеркалом: так Вивьен Ли в «Унесенных ветром» смотрела на солдата армии северян перед тем, как его пристрелить. Это была одна из любимых гримас Венди.)

– Что ж, полагаю, ты исключительно юн и доверчив. Ой, не делай такое лицо – можно подумать, ты лягушку проглотил!

– Не глотал я лягушек… в смысле, ничего подобного я не делаю. – Гален покраснел как рак.

Он заметил, как хороша Венди в лунном свете, и ему больно было думать, что она старше него, тем более что вела она себя как младшая.

– Ты выглядишь именно так! – твердо заявила Венди, подкрепив слова кивком.

– Как?

– Словно у тебя совесть нечиста. Для начала, почему этот парень оказался в клетке? Потому что ему стоит доверять или потому что… Погоди, Ему нельзя доверять?

– Он сказал, что знает, как мне выжить при падении! Ну, и он основатель моего ордена, и моего рода, и…

– И если бы он велел тебе спрыгнуть с моста, ты бы его послушался? Ой, погоди, – поправила она себя с важным видом, – тебе же не надо отвечать именно на этот вопрос, верно?

– Черные корабли плавают! Сэлки знают секрет.

– Правда? – Теперь Венди села на кровати. – Когда-то я умела летать. Хотелось бы вспомнить, как это делается. В чем же секрет?

– Если окунуть судно в кровь и желчь тринадцати юных эльфиек, убитых одним ударом серебряного ножа, можно…

– Блин. Круто.

– В смысле, это заклинание.

– Круто. Блин.

– Понимаешь, основатель – настоящий волшебник!

– И первым делом он наколдовал, чтобы ты перестал различать, что такое «хорошо» и что такое «плохо», так?

– О чем ты?

– Магия! Все это очень весело, пока кто-нибудь себе глаз не выколет, как говорит моя мама. Ты начинаешь считать невероятные вещи абсолютно нормальными и недоумеваешь, что это все на тебя пялятся. Это как когда видишь слишком много убийств по телевизору и начинаешь думать, что убийство – это нормально. Мой папа убивает убийц. Твой волшебник просил тебя убивать фей?

– Красный рыцарь напал на меня первым! – возмутился юноша. – В смысле, нет. Я не убивал никаких… гм… фей.

– Тебе повезло!

– Нужды не было. У Азраила уже имелась бутылка крови и мозговой жидкости от…

– Пожалуйста. Выразить не могу, как мне не хочется слышать окончания этой фразы.

– Ладно. Основатель сказал мне, что он вымачивал плащ в крови достаточно долго и если я его надену…

– Круто. Ты полностью закутываешься в окровавленный плащ.

– Но ради доброго дела! Ну, типа того. Я думал, что спасаю трех королев Виндьямара!

– Он велел тебе напялить эту кровавую штуку и спрыгнуть с края мира. И ты поверил ему.

– Дедушка тоже волшебник! Мы все волшебники.

– И если бы дедушка велел тебе утереть лицо кровавой простыней и спрыгнуть с края мира, ты бы тоже послушался?

– Я всегда дедушку слушаюсь! Ну, как правило. Там была чрезвычайная ситуация, и мне надо было показать ему, что я знаю, что делаю, и…

– На самом деле? – весело спросила Венди.

– Что «на самом деле»?

– Ты знал, что делаешь?

– Ну, нет… Но основатель мне помогал.

Венди оставила эту реплику без комментария, хотя поджала алые губки с выражением девчачьего скептицизма. Она подалась вперед, приподняла подбородок, дабы иметь возможность взглянуть на своего призрачного посетителя снизу вверх сквозь путаницу черных кудрей, и вздернула бровь.

Под ее испытующим взглядом Гален повертел свое сияющее копье, пожал плечами и произнес:

– Ну, может, идея была и не самая хорошая, но иногда приходится действовать на удачу и прыгать.

– Ты прыгнул?

– Прыгнул.

II

Гален падал сквозь незнакомые небеса и звездные системы, мимо проносились все знаки зодиака, а земные скалы слились в неясное пятно высоко за спиной. Час за часом, стремительно падая вниз, он наблюдал, как рассыпанные по бокам и под ногами созвездия становятся все четче, наполняются глубиной и оттенками за счет невидимых с родной планеты звезд: Рак теперь выглядел крабом с ногами и клешнями и похожими на хлысты усами; ясно различались мерцающие звездным светом борода и суровые глаза Ориона-охотника; Большой Пес оказался волкодавом, поджарым и рычащим, а Малый Пес – веселым колли.

Однако вскоре даже зимние созвездия остались позади, и Гален очутился среди неведомых людям светил, где разворачивались картины странные, словно не поддающиеся расшифровке иероглифы на древних ацтекских пирамидах. Здесь были задумчивые фигуры в капюшонах, проекции заляпанных комками грязи зиккуратов и развалин, морские чудовища со множеством щупалец, паукообразные твари, насекомые королевы, пожирающие своих возлюбленных, сциллоногие матриархи с отверстым лоном и кровавым последом, пожираемым их собственным чудовищным потомством.

Гален защелкнул застежки тюленьей шкуры, и его ноги мгновенно стали сильными плавниками, а руки – лапами. Потом он дернул носом и увидел качающиеся перед глазами длинные вибриссы.

Он в восторге принялся бултыхаться и плескаться в окружающем океане ночи, который каким-то образом сделался темным и соленым, иссеченным несущимися наперерез друг другу волнами. Он обнаружил, что может теперь скакать, нырять и мчаться сквозь пенящуюся воду с головокружительной скоростью.

Некоторое время он потренировался, стремясь усовершенствовать свою маскировку, и испытал звериную радость и детский восторг от новообретенного умения плавать.

Как можно находиться в океане и при этом по-прежнему падать, словно кругом воздух, он так и не понял, но принял данное противоречие с логикой сновидца.

А моря вокруг него по мере падения истончались. И вот уже внизу остались только одно или два созвездия, а за ними темнота, где проплывали неясные огромные формы и грузно ворочались чудовищные необъятные твари.

Слева Гален снова увидел серые крутые лики земных скал и у их подножия на маленькой полоске земли, прежде чем оборваться в беззвездную тьму безымянных океанов нижнего неба, – берег, где швартовались высокие корабли.

Он изо всех сил поплыл туда, разгребая тугие волны. Перед ним высокими утесами вставали корни земли. По обе стороны покоились на якоре флотилии черных кораблей, ряды широких черных парусов, убранных на время стоянки. Дюны под его тюленьим брюхом состояли из бледно-желтого песка, перемешанного с острыми осколками костей, россыпью зубов, там и сям виднелись фрагменты кисти или скалилась округлость черепа. В сумраке казалось, будто кости сложены в кучки и выстроены ветром в ряды, а между ними залегли глубокие темные тени.

Гален с помощью плавников вытянул тело на берег, и стоило ему это проделать, как море за спиной исчезло. Полоска дюн теперь была козырьком перед длинным обрывом во тьму. И уже не осталось возможности уплыть вверх навстречу приливам ночи, чтобы вернуться в верхний мир. Покинуть этот берег – значит немедленно кануть в преисподнюю. Он оказался в ловушке.

Когда глаза привыкли к сумраку, юный маг разглядел у основания гигантского скального выступа трех связанных коронованных женщин в белых, черных и красных одеяниях: руки прикручены к щиколоткам, цепи железных ошейников захлестнуты вокруг колен.

Здесь были и другие, не принадлежащие человеческой расе. В черной тени дюн, как он видел теперь, горбились мохнатые округлые тела. Так могли бы выглядеть жирные люди с кошачьими мордами и обрубками вместо рук и ног.

Это были сэлки. Они лежали, как и он, на брюхе, а если двигались, то мучительно и неуклюже переваливались по песку с боку на бок. Некоторые – немногие – размером не отличались от него, прочие же оказались гигантскими быками, чье глубокое дыхание напоминало свист ветра в подземных пещерах.

Но они не просто дышали. Во мраке, лежа среди бессчетных перемолотых человеческих костей, сэлки распевали:

В тиши глубин мы клича ждем,
Чтоб плоть живую снова рвать;
Нас ничему не удержать,
Когда во мраке канет все.

Конец голодной полосе!
Их жизнь и облик мы возьмем,
Их жен насильно заберем,
Когда во мраке канет все.

Среди людей во всей красе,
Лицом – как ты, но зверь умом,
Вдруг обернется друг врагом,
Когда во мраке канет все.

Гален слушал с растущим беспокойством. Неуклюже горбясь, он пополз было по песку к пленницам, затем остановился, заметив, что на него направлен блеск множества темных глаз с тупых концов массивных тюленьих тел.

Он едва не сомлел от облегчения, заметив рядом гигантского пятнистого альбиноса. Когда огромный тюлень повернулся к нему, его звериная голова украдкой откинулась назад и из небольшого отверстия на шее выглянула человеческая. Волосы у человека были седые, а борода – «соль с перцем».

Правая лапа тюленя внезапно обмякла, из щелки на брюхе появилась человеческая рука и незаметным движением нетерпеливо поманила его.

На руке Гален заметил серебряное кольцо с геммой из лунного камня – символ дома Ньёрда.

Стараясь не потревожить тюленью личину, юноша осторожно выпростал руку из-под плаща. В высунувшейся из-под круглого пуза ладони был зажат мраморный шарик. Гонец плотно стискивал кулак, опасаясь пропустить меж пальцев хоть малейший лучик серебряного света, чтоб не сверкнул в темноте.

Внезапно громким и радостным крещендо грянул припев:

Восстанет древний Ахерон
Увлечь людишек к их судьбе.
Слепых твердынь ужасен стон,
Предвечный мрак объем лет все!

Что им беда, отрада нам,
Мы уничтожим солнца свет.
Ослепнут люди навсегда.
Предвечный мрак изгладит все!

Гигантская туша Дилана встала на дыбы, вскинула повыше тюленье рыло и пропела звонко и весело:

Вот маловерный дурачок,
Он нас хотел перехитрить.
Его раскроем как стручок,
Чтоб мрак не смог его укрыть!
Как нам проныру проучить,
Что в гости к нам посмел заплыть?

Трио высоких, чистых голосов вступило в хор, и тут Гален заметил, что связанные женские фигуры как-то странно корчатся и извиваются. Руки и ноги у них обвисли, волосы и лица смялись и отвалились – из широких щелей в королевских горлах выглядывали черные мохнатые улыбающиеся тюленьи рожи. Актеры выбрались из своих костюмов – пустые одежды из белой кожи, свисающие с тюленьих лап, складками опали на песок.

Кожа трех красивых женщин была содрана с их трупов, догадался Гален, а души, вероятно, уже погружены на черный корабль и отправлены вниз, в Ахерон.

Передразнивая три царственных голоса, тюлени запели:

Мы плоть на шкурку запасем,
А дух отправим в Ахерон.
Приимет косточки Настронд,
И мрак пожрет его совсем!

Гален скинул плащ сэлки и вскочил на ноги. Но Дилан схватил его за запястье той руки, в которой была зажата драгоценная огненная жемчужина. У человеческого лица Дилана остались острые, как у лисицы, зубы. Он наклонился, и челюсти сомкнулись на Галеновом запястье. Но юноша обнаружил, что снова облачен в доспехи и копье по-прежнему у него в руке. Зубы Дилана ударились об наручь, и сэлки отшатнулся, взвыв от боли. В следующее мгновение ему пришлось спешно уклониться и отпрянуть, дабы избежать удара звездного копья.

Все оказалось ловушкой. Азраил не мог бы так обмануться. Среди сэлки не нашлось предателя – предателем был сам Азраил, который завел сюда Галена.

Здесь копье сияло ярче, чем Галену снилось когда-либо раньше. Тюлени помельче пугались его сияния и неуклюже ковыляли прочь, вопя от боли. Но более крупные напирали, даже когда свет обжигал им лапы и морды. Щурясь, подрагивая усами от ярости, громадные сэлки смыкали кольцо вокруг Галена.

Юный маг, напрягая все силы, вновь и вновь разил острыми четкими отработанными ударами. Один тюленид лежал мертвым на песке, другой истекал кровью.

Сейчас младший Уэйлок молча благословлял своего дедушку, который ежедневно заставлял его по многу часов упражняться с оружием, на взгляд внука бесполезным и безнадежно устаревшим. В результате блоки, контрудары и смертельные выпады получались легко, как на тренировке.

Возможно, потому, что он подумал о дедушке, Гален в то же мгновение увидел его в отдалении, прикованного за шею на борту одного из вытащенных на пляж черных кораблей. Отчаянными жестами дед показывал внуку, чтобы тот обернулся. Тот, подозревая уловку, сосредоточился на округлых фигурах, вздымающихся перед ним.

Внезапно позади раздался смех, и произошло какое-то движение. Гален повернулся и нанес неловкий удар.

Огромный чудовищный тюлень, размером больше вагона, бросился на него со спины. Галеново копье вонзилось великану в кошачью морду, но выбило только струйку крови – тварь оказалась слишком велика для эффективного удара. Великан прокатился через противника, выбив из него дыхание, и превратился в человека. Он поставил ногу юноше на горло.

Раздался голос, подобный рокоту морских волн:

– Привет, лягушонок, жалкий маленький шпион! Не из тех ли ты, что караулят Эвернесс, а? Вы припадаете к земле, словно жабы, опасливо выглядывая из-за своей распрекрасной высокой дамбы, чтоб с ужасом взирать на наше широкое, черное, соленое море. Хо-хо. А теперь ты заглянул так далеко, так далеко, и увидишь ты свою смерть. Как бы мне хотелось освежевать тебя, сделать из твоей кожи красивый плащик и разгуливать в нем на человеческих ногах там, наверху, где, говорят, солнце светит! Но нет, нет, другой, а не я, будет носить твою красивую шкурку!

Гигантский оборотень без усилия поднял Галена и держал его одной рукой за запястье, ноги юноши брыкались высоко над костлявым песком. Гален мог достать его копьем, но достойный удар можно нанести только двумя руками, так что здоровенный тюлень лишь улыбался, когда свет наконечника жалил его.

Шагами величиной с фатом гигант направился по пляжу в сторону берега тьмы и длинного обрыва во мрак. Прочие тюлени лаяли, смеялись и вопили от восторга при виде этого.

Гален брыкался и извивался, но он был как маленький ребенок в руках высокого сильного мужчины. Тюленид хихикал, прищелкивал языком при виде столь отчаянной борьбы и жизнерадостно рокотал:

– Да не мучайся так! Проживу я без твоей белой шкурки на плащик! Хей-хо! У меня в гардеробе уже висит дюжина кавалеров из Виндьямара, и еще стражников, которых я заарканил, и девчонок, которых я удавил, и спящих младенцев, которых я вынул из колыбелей. Красивый город этот Виндьямар, словно синий цветок по волнам плывет, а Сапфировые башни такие гордые и высокие! Но есть и изнанка, темнота под его броней. Чародей дал нам пароль, открывающий нижние ворота. Мы убили стражей, присвоили их личины и отправились к ним домой, взяли их жен и отвели вниз по ступенями, где ждали в море остальные наши парни. А потом, понимаешь, был бал, и собралась вся знать. Но стражники, которым полагалось его охранять, к этому моменту уже все были наши. Только когда накрыли пиршественный стол и они увидели своих детей, разодетых в пух и прах и поданных в собственном соку с гарниром из риса, – только тогда они смекнули, что что-то не так, и догадались, почему плотно заперты двери. Скрипачи играли громко, заглушая вопли, а мы смеялись и пели. Те, кто слушал снаружи, сказали: «Да уж! Как весело проводит время знать на своем празднике! » После этого пригласить горожан во дворец, чтобы посмотреть на трех королев, было проще, чем глаз выколоть. И какими надутыми и гордыми они пришли туда! Они драили туфли, расчесывали парики и, только оказавшись в тронном зале, увидели царственных дам в роскошных одеждах распятыми на стене за тронами. Некромант, старый пожиратель падали, что вечно крадется поблизости, вытягивал их души, словно старые зубы, прямо из мягких женственных животов и упаковывал в кедровую шкатулку, дабы отправить вниз в Ахерон-Под-Морем… А я?! Мне тоже пришлось одеться и изображать верховного капитана колокола с серебряной цепью и посохом из слоновой кости. Мне пришлось звонить в колокол. Чародей велел нам это сделать – долго и громко звонить в великий колокол, чтобы разбудить вас. Но тогда мы привязали к билу несколько самых беспокойных девчонок, герцогинь и юных графинь, и крушили им кости, когда они ударялись о стенки колокола. Когда вся внутренняя часть волшебного колокола была залита девственной кровью, осквернена и запятнана, его магия испортилась, морской колокол треснул надвое и утонул. Где теперь твои прекрасные колокола и предупреждения, а, страж? Посмотри, как ты умираешь.

Гигант наклонился над краем песка, свесив добычу над беспокойной тьмой бездны.

Гален слышал дедушкин голос:

– Отпусти жемчужину! Не падай!

Юный Уэйлок не хотел, чтобы его снова перехитрили. Он не слушал существо, что прикидывалось дедушкой. В то самое мгновение, когда великан вытянул руку и собрался разжать пальцы, Гален одной рукой поднял копье и вонзил его в запястье держащей его громадной руки.

Без звука, все еще сжимая жемчужину, он упал.

III

Некоторое время Гален приходил в себя и гадал, лучше умереть или сойти с ума, чтобы его душу пожрали безымянные ужасы, которые ворочаются внизу, на пороге ведомого людям мира.

Затем позади возник свет, и он ощутил на щеке теплое и ласковое дыхание, пахнущее весной. Развернувшись в воздухе, он увидел стройную изящную фигурку сон-лошадки и ее лицо, похожее на оленье. Она была окружена сиянием собственного света.

Ты забыл, любимый, что я обещала прикрывать твою спину. Хотя я и не могла отнести тебя в безымянные края по ту сторону благого Тириона, я не говорила, что не сумею вынести тебя оттуда! – пропела она. – Сколько же благословений собрано для человека, а он о них так стремительно забывает! Милый мой, что ты делаешь в этом темном месте, падая в глубочайший мрак, откуда даже я не смогу тебя вытащить? Садись! И я полечу со скоростью грезы обратно – туда, где лежит твоя жизнь.

IV

– А потом я очутился здесь, – сказал Гален.

V

Венди спросила:

– Но почему ты пришел ко мне? Она сказала, что отнесет тебя обратно туда, где твоя жизнь, а я определенно не прячу ее под подушкой, не так ли? Кроме того, чего хотят добиться тюлени? Они ведь не собирались убивать тебя, правда?

Гален ответил:

– Шестьдесят восьмой страж Пенте Уэйлок написал сочинение, где доказывал, что состояние, называемое безумием, является различными формами попыток сэлки пожрать человеческие души, опустошить их изнутри, так сказать, и ходить в них по земле. Но они не в состоянии приспособиться к ограничениям реальности и продолжают видеть вещи, которых другие люди не видят. Поэтому мы считаем их безумными.

– Ну, и что теперь?

– Гм… В каком смысле? Делать больше нечего. Время вышло.

– Хорошо. Но что мы можем сделать сейчас? Если народ морского колокола истреблен, их королев больше нет – значит, аварийная сигнализация больше не работает, так? Твари могут проникнуть в мир справа и слева, верно?

Гален печально покачал головой.

– По-моему, ты не понимаешь, что это значит. Я видел, как сэлки собираются во всей мощи. Виндьямар пал, три благие королевы убиты, их души забрали, вероятно, в Ахерон. Единственное, что осталось сделать, это протрубить в рог. Протрубить в рог и разбудить Спящих. Это будет последняя битва. Конец мира. Моя семья выполнит свою миссию. Нам было приказано стеречь границы между явным и сонным миром. И мы стерегли. Годы шли и шли, а мы стерегли. Все позабыли о нас, а мы стерегли. Теперь враги, от которых мы стерегли мир, пришли. Пора трубить в рог. Делать больше нечего. Час последней битвы настал.

Венди ничего не сказала, но смотрела на него, склонив голову набок.

– Понимаешь, – пробормотал он, – наша семья призвана подать последний сигнал, как меня учили в детстве. Я полагаю, что все это правда. Ужасные духи поднимутся из бездны и попытаются захватить Землю. Чтобы победить их, мы должны призвать сверхъестественных воинов Света. Но они могут уничтожить Землю во славе своего появления. Нам обещали. Давным-давно нам было обещано и скреплено страшными клятвами, что нам будет дарован новый и совершенный мир, новая родина – если нашей родине придет конец из-за чуждых сил, выпущенных на волю во время последней битвы. Это будет земля мира, сад восторга, совершенный и чистый. Но мне кажется, что если до этого дойдет, я предпочел бы мой старый грешный мир тому, новому. Я знаю теперь, на пороге тысячелетия, когда наша долгая служба почти окончена, что меня должна переполнять искренняя радость. Но я лишь напуган. Я еще молод. Я даже, кажется, не хочу искать последний рог. Но, полагаю, мне придется. Голос его был спокоен и мрачен.

– Ты способен уничтожить мир? Он ответил ей:

– Тебе надо найти моего дедушку и попросить его об этом.

VI

Венди моргнула. Затем фыркнула и пожала плечами:

– Ой, не дури! Мы не можем позволить миру сгинуть. У тебя такой мрачный вид, когда ты это говоришь! Итак, что мы можем сделать? Я хочу сказать, как сразиться с плохими парнями самостоятельно, не поднимая этих спящих ребят, кто бы они ни были?

– Смертным врагов не одолеть, – неуверенно произнес Гален. – Кроме того, нам не так приказывали. В смысле…

– А может, найти эти талисманы?

– Найти талисманы?

– Конечно! Штуки, про которые рассказывал Азраил: жезл Моли, и волшебное кольцо, и меч, и прочие вещи. Мьёлльнир, лук и стрелы Бельфана. Предметы, которые побеждают тьму! В конце концов, зачем Азраилу выдумывать про них, какой смысл? Стало быть, нам надо их отыскать. Мы не можем просто торчать тут, разинув рот, как рыба на песке!

Гален, который как раз и стоял, отвесив челюсть, тут же закрыл рот.

– Моей семье положено лишь сторожить стену. Азраил сказал, что нам запрещено пользоваться этим оружием.

– Ну и что?! Может, он врет! Твари перебрались через стену! Что дальше?

– Полагаю, единственный, кто знает, где могут находиться талисманы, это дедушка. Он и раньше советовался во сне с королевами Виндьямара. Дед должен быть в доме. И инструменты нашего искусства тоже в нем. Там должен быть планетарий, построенный шестьдесят шестым стражем Архимедом Уэйлоком, где можно определить местонахождение сонных тварей, прошедших сквозь мглу. – Гален впервые заговорил четко и уверенно, словно речи Венди укрепили его решимость. – У нас есть еще целая библиотека, и большинство томов ее пребывают в мире яви. Из них можно почерпнуть информацию о том, с чем мы имеем дело. Но я не могу просить о помощи больную женщину…

– Ха! Да я прекрасно себя чувствую, к тому же я старше тебя и, скорее всего, гораздо умнее – если спросишь моего мнения, чего ты, судя по выражению твоего лица, и не думал делать. Ты такой смешной, когда у тебя отвисает челюсть!

Гален опять смущенно захлопнул рот с видом слегка ошеломленным. Он выпрямился и заговорил тоном снисходительного мужского превосходства:

– Итак, сначала нам надо… Хм… – В голосе его снова зазвучала юношеская неуверенность. – Что же нам надо сделать в первую очередь?

– Сначала?! Давай-ка взглянем на жемчужину и поймем, что это такое.

– Жемчужину?

Венди закатила глаза.

– Ну, ты даешь! Штука, которую тебе дал Азраил де Грэй. Она ведь по-прежнему при тебе?

Гален сунул руку в свисающий с боевого пояса кошель.

– Да, думаю… вот она…

Он вытащил руку, и у него на ладони засиял окруженный лучами мягкого света и нежными брызгами искр, похожих на огненных бабочек, крохотный хрустальный шарик живой красоты.

Венди благоговейно затаила дыхание.

VII

Венди оторвала взгляд от живого света на Галеновой ладони и увидела, как бесшумно распахнулась дверь в коридор, хотя ничья рука не касалась ее. В дверном проеме встала похожая на труп жуткая черная фигура, узколицая и истощенная, облаченная в доспехи из человечьих костей и закутанная в саван из струящейся черноты.

Гален рывком сунул руку обратно в кошель, пряча свет, схватил копье и принял стойку en garde: вес сбалансирован, ноги следка расставлены, колени полусогнуты. Левая рука впереди по древку твердо держит сияющее оружие, а правая, ближе к пятке копья, пребывает в движении, так что наконечник начинает раскачиваться и кружить, угрожая, обманывая.

– Снова ты?! – заорала Венди. – Убирайся! Кощей пригнулся, задевая короной из ногтей мертвецов за притолоку, и втек в комнату в облаке плаща.

– Некромант, изыди! – выкрикнул Гален. – Именем самой справедливости приказываю тебе: убирайся! Ни одна рука здесь не обнажит кровавый клинок! Ни одно сердце не истечет кровью, чтобы заполнить пустоту там, где ты некогда держал свое сердце.

Кощей заговорил холодным гулким голосом, словно издалека.

– Сын Адама, не для битвы пришел я теперь (к счастью для тебя, ибо сила моя ошеломила и поглотила бы тебя), но чтобы служить вестником тому, более ужасному, чем я, кто идет забрать тебя. Праотец твоей расы смертным грехом обрек все ваше племя в жертву идущему за мной. Твоя жизнь является расплатой за его первородный грех. Ты отрицаешь это?

– Я… я не понимаю, о чем ты говоришь…

В это мгновение Венди услышала отдаленный звон колокола, вероятно, в церкви или на часовой башне.

– Я вестник того, кому никто больше не может служить. Отринув человечность, я избежал судьбы, на которую первый из людей обрек своих детей. – Кощей поднял костлявый палец, указывая на дверь, и произнес громче: – Вы свидетели, духи мира, что он не отрицал мои слова и, следовательно, сознается и соглашается. Приди, смерть, и забери его душу! Но смотри, не повреди маленькую жизнь, которую он несет в кошеле. Она предназначена для его плоти магией сэлки. Он носил их одеяния, теперь они носят его.

Громадная черная когтистая рука, с пальцами длиннее ноги взрослого человека, просунулась в дверь, окруженная, словно грозовой тучей, облаком смрадной тьмы. Ее покрывали бурые наслоения засохшей крови, и от нее исходил такой ужасный пронизывающий холод, что длинные черные когти покрывал иней.

Гален застыл парализованный, и черная лапа сомкнулась вокруг него, а перед Венди мелькнуло сквозь смыкающиеся просветы между пальцами, словно сквозь прутья клетки, искаженное ужасом лицо юноши.

Венди пронзительно закричала от страха и ярости, откинула покрывала и выпрыгнула из постели.

Как только ее ноги коснулись пола, она полностью проснулась и, моргая, уставилась в пустое пространство комнаты. Больничная палата выглядела точно так же, как прежде, в ней не было ни намека на присутствие Галена, Кощея или страшной когтистой лапы.

От окна на пол молча падал квадрат лунного света. Венди испытывала растущее чувство смертельного ужаса. Она была одна.

ГЛАВА 7

СТАРЫЕ РАНЫ

I

Ворон, прижав мускулистые руки к животу, словно там затаился узел боли, с поникшими плечами и остановившимся взглядом медленно брел прочь от реанимационной палаты.

– Что я натворил… святая Катерина, что я натворил… – снова и снова бормотал он про себя по-грузински.

В дальнем конце белого коридора молодая мать уводила маленькую дочь от конторки, где подписывала бумаги и заполняла бланки. Девочка выглядела веселой, хотя личико ее было бледное. Букет воздушных шариков плыл у нее над головой, привязанный яркими разноцветными ленточками к запястью.

– Пойдем, заинька! Пора домой! Теперь нам гораздо лучше. Тебе нравятся шарики?

Девчушка улыбнулась невинно и радостно и замахала ручкой, отчего разноцветные шарики задергались и заплясали.

Ворон отпрянул, не в силах выносить это зрелище. Коридоры казались ему тесными и душными. Он толкнул наружные двери и вышел на свежий ночной воздух.

Шатаясь, доплелся он до выходящей на парковку скамьи и уселся, тяжело дыша, положив локти на колени и свесив голову.

– Жарко нынче там внутри, а? – произнес грубый голос.

Ворон повернул голову. Рядом со скамьей в инвалидном кресле восседал коренастый мужчина. Залысины на лбу, мощная грудная клетка, здоровенные бицепсы, шейные и плечевые мышцы. Ноги его казались абсурдно тонкими и маленькими по сравнению с остальным телом. Ворон увидел его шрамы: один на щеке, один на руке, остальные, вероятно, скрывались под рубашкой. Лицо морщинистое и обветренное. Выглядел он лет на пятьдесят с хвостиком или на бодрые шестьдесят.

Мужчина в инвалидном кресле вынул из-за пазухи металлическую фляжку.

– Глотни, сынок. Похоже, тебе не повредит. – Он передал фляжку Ворону со словами: – Осторожно. Штука крепкая.

Ворон понюхал открытое горлышко фляги. От одного запаха алкоголя жгло глаза. Он запрокинул голову и сделал долгий глубокий глоток крепкого чистого напитка.

Питье яростным пламенем вспыхнуло у него в горле. Ворон не закашлялся и не ахнул, недрогнувшей рукой передал фляжку обратно.

Человек коротко смерил бородача взглядом и одобрительно кивнул.

Когда он сам отпил из фляги, то не сумел сделать это с лихостью сына гор. Его глоток был меньше, ему пришлось отнять флягу от губ, чтобы вдохнуть, а на глаза навернулись слезы.

Ворон с улыбкой покачал головой и протянул руку за флягой.

Человек молча передал ее, глядя при этом прямо в глаза соседу.

Ворон отпил еще – вдвое больше, вливая жидкое пламя себе в глотку. Отсалютовав фляжкой, он вернул ее владельцу. Щеки у него порозовели, но иных внешних признаков стресса не наблюдалось.

Человек в кресле вскинул брови и громко присвистнул от восхищения.

Ворон скромно кивнул в благодарность.

Другой улыбнулся в ответ. Его улыбка казалась крохотной трещиной на жестком, как железо, лице.

– Я Питер. А вы?

– Ворон.

– Где вы научились так пить, доктор Ворон?

– Я служил матросом на греческом сухогрузе, Питер. Я плавал по морям.

Питер хмыкнул и кивнул, отпив еще немного.

– Хороший человек.

Улыбка Ворона погасла. Он отвернулся и задумчиво уставился на огни парковки, на рельефную темноту кустов и деревьев за ней.

– Я не хороший. Вовсе нет.

– М-м? Что ж ты натворил?

– Я заставил человека умереть, – негромко произнес Ворон. – Чтобы позволить жить маленькой красивой женщине. Один из них должен был умереть.

Питер протянул ему флягу.

– Что уж теперь поделать. Врачи постоянно сталкиваются с подобным выбором. Это тяжко. Чертовски тяжко, выбирать вот так. Решать, кому жить, а кому умереть. Я понимаю.

Ворон недоумевал, почему Питер принял его за врача, пока не сообразил, что по-прежнему облачен в белый лабораторный халат, который он стянул вечером из прачечной, чтобы проникнуть в палату к жене.

– Нет, – сказал Ворон. – Это не такой выбор. Женщина – моя жена. А тот молодой человек – я как бы убил его. Я убил человека. – Ворон отпил и передал флягу.

– Да, я знаю, каково это. Вы справитесь.

Питер сделал последний глоток из фляги и расстегнул куртку, чтобы убрать ее во внутренний карман. Когда пола куртки откинулась, Ворон увидел тяжелый длинноствольный пистолет в наплечной кобуре.

– Но позвольте вам сказать, – продолжал Питер, – не важно, насколько все плохо, не важно, кто живет и кто умирает, не важно, насколько вам больно, – вы в состоянии это вынести. Жена уходит? Вы справитесь. Сын связался с наркотиками и сатанинскими культами? Справитесь. У отца едет крыша? Справитесь. Наступаете на мину и лишаетесь обеих ног: ни бега трусцой, ни скалолазания, ни танцев, ничего, никогда больше? Справитесь. Здесь один секрет: пока ваша совесть чиста, вы справитесь. Как будто между вами и миром трехдюймовая броня. Что бы ни происходило снаружи, пока ваша броня цела, мир вас не достанет и вы справитесь. Но если вы поступите неправильно – всё. Тогда граната пробила вашу броню, она внутри вас, и вся шрапнель достанется вам, от этого не убежать и не выбраться наружу, потому что вы носите ее в себе. Человек с чистой совестью, даже если он теряет все, справится. Человек с нечистой совестью, даже если ему принадлежит весь мир, не справится ни с чем, сломается. Просто сломается, как сухая ветка. Улавливаете?

Ворон не шевельнулся и не ответил, только взгляд его сделался пустым и равнодушным, а щеки побледнели.

Питер ворчливо произнес:

– Расскажи мне об этой твоей жене, которую ты спас.

II

Ворон начал:

– Моя жена безумная. Не печально или страшно безумная, но все-таки. Безобидно безумная. Она бегает голышом по лесам в надежде вспомнить, как можно летать. Она разговаривает с животными, а если сказать ей, что звери не отвечают, она смеется и говорит: ну, они же не виноваты, правда? И все время рассказывает про своих папу и маму.

Он продолжал:

– Послушать ее, так мать у нее самая красивая и мудрая женщина в мире, милосердная и добрая, никогда не сердится и не раздражается. А про отца она говорит, что другого такого человека нет: ловкий юрист, изобретатель, строитель домов и исцелитель болезней. Настоящий гений, этот ее папочка! Она битком набита историями о его великих деяниях! Она рассказывает мне о нем и обещает отвезти познакомиться с ним в его большое имение в Калифорнии, но поездка вечно откладывается. Она счастлива тем, что любит своего отца, а тот любит ее. Рассказывает об этом всем и каждому; такое вот счастливое хвастовство… Понимаете, я верил ей. Потому что, думал я, мы же в Америке. Земля Джефферсона, страна Эдисона, других блистательных людей. Почему бы не быть и человеку вроде ее отца, мастеру на все руки? Изобретательному, как Эдисон, смыслящему в архитектуре, как Джефферсон… Питер проворчал:

– Похоже на чувака в Калифорнии, как же его зовут-то? Тот хирург-новатор, которого достали постоянными судебными исками, и он стал юристом, а когда его достали ругательные статьи в газетах, он основал собственный издательский дом. Классический случай «из грязи в князи», настоящий герой. Забавно, никак не припомню его имя. Не родственник, часом?

– Не думаю, что у нее вообще есть родственники.

– Как это?

– Я вам расскажу. Венди однажды пригласила кучу девчонок из своего колледжа на «прием гостей в доме невесты с преподнесением свадебных подарков». Мне не полагалось присутствовать там, понимаете, поскольку я мужчина. Но одна из девушек, ее одноклассница, разыскала меня, пока я не уехал, и спросила, где же отец невесты, о котором она столько слышала. Такой великий человек! Будет ли отец на свадьбе? И я не знал, как сказать… – Голос Ворона горестно прервался.

– Отец умер? – высказал догадку Питер.

– Нет. Хуже. Там не было ни отца, ни матери. Ни гениального папочки, не безупречно красивой и ласковой мамочки. Когда я пытался разыскать их перед свадьбой, я звонил по телефону. Искал записи. Не нашел его имени ни в одной коллегии адвокатов, ни записей в медицинской школе, ни архитектурной лицензии. По адресу, названному Венди, действительно стоит большой каменный особняк, но там уже много лет никто не живет. Я спрашивал жену об этом, а она смеется и говорит, что папа в отъезде, может, у мамы в гостях. А после свадьбы… после свадьбы Венди сказала…

– Что?

– Венди сказала, что ее отец был на приеме (мы устраивали прием в честь помолвки), что я жал ему руку, что я с ним разговаривал – но я об этом забыл. Я говорю, понимаете, что она сирота, а может быть, ее бросили. А она отвечает: ну и что? Разумеется, я безумная маленькая девочка (так она говорит), а как иначе я бы вышла за такого человека, как ты, и была бы счастлива? Вот что она говорила – что она счастлива. Как она смеялась! Так что я больше не ищу ее отца, поскольку думаю: а какая разница? – Ворон печально покачал головой.

– Кто оплачивал ее обучение в колледже? – спросил Питер.

– А… это странно. Понимаете, я не знаю, как она за него платит. У нее много красивых вещей, какие могли бы быть у дочери богатого человека. Я не знаю. Я не знаю, что и думать о ней. Но я очень сильно ее люблю. Я бы…

Ворон собирался сказать «я бы убил ради нее», но не смог произнести это вслух.

– Просто если человек не в себе, это еще не значит, что ты перестанешь его любить, – сказал Питер. – Я знаю. В моей семье есть такой.

III

– Говорят, в жены берут девушек, похожих на собственную мать. Это не про меня. Я постарался заполучить самую практичную, самую хитрую женщину. Ее звали Эмили. Практичная – не то слово. Мой старик спятил, и я хотел держать своего сына подальше от этого дурдома. Псих, но богатый. Когда меня направляли за море, Эмили растила мальчика совершенно одна. Порой месяцами. Годами. Парню пришло время отправляться в пансион и получить образование. Государственные школы в нашей части света полное дерьмо. Мы хотели послать его в военную академию, но это дорого. Эмили думала, что мой отец может себе это позволить, но папа соглашался дать ей деньги, только если она будет привозить к нему внука на лето. Я не хотел, чтобы мой старик ошивался возле мальчишки. У меня есть принципы. Но не у Эмили. Она была практична. А я торчал за морем. Я ничего не мог с этим поделать… Знаешь, когда ребята достигают определенного возраста, они напрочь перестают слушать, что говорят им родители. Они шатаются по округе, они читают книжки, где доказывается, что они не существуют или что все это ничто, и они думают, что никому такое раньше в голову не приходило. Так они пытаются сформировать собственные идеи. Может, ты не знаешь. Как правило, это идет им на пользу. Как правило. Но мой старик повлиял на мальчишку как раз в этом возрасте. Забил ему голову всякой чушью. Это его религия. Странная разновидность сатанизма, барахло в духе нью-эйдж. Мол, наше племя давным-давно изгнали из Англии вместе с первыми колонистами, но те будто бы не были пуританами – нет, сэр, совсем не были… И вот, парень наслушался моего отца и очень скоро начал принимать наркотики, таращиться в кристаллы и изучать книги по колдовству. Ну, вернулся я домой из последней командировки и закатил страшный скандал. Видишь ли, я думал, что Эмили на моей стороне. Но когда я вернулся, ноги у меня уже не действовали. За все эти годы в адовой кухне Вьетнама я не получил ни царапины. Но затем, когда я отправился в какую-то вонючую дыру на Ближнем Востоке – даже не в зоне боевых действий! – мне снесло коленные чашечки. Ёптыть. И сидеть мне теперь сиднем до конца жизни. Эмили это не понравилось. Она младше меня, она еще была привлекательна, и ей не хотелось провести остаток жизни прикованной к калеке. Вы удивитесь, как часто это случается. А я всегда считал, что надо держаться за людей: своих солдат, друзей, семьи. Держаться за них, даже когда тебе от этого никакого проку, даже если приходится ради этого идти на жертвы. Но Эмили так не считала. Она была практична. Она наняла адвоката и дала мне развод. Возможно, она сообразила, что я не буду особенно сопротивляться. Что ж, она верно рассчитала. Эта история разбила мне сердце. Мне, солдату!.. Не знаю, откуда у нее взялись деньги на адвоката, но не удивлюсь, если это папенькина заслуга. Потому что она получила и дом, и львиную долю моих ветеранских льгот, и опеку над парнем. А затем, разумеется, будучи молодой и хорошенькой, она пожелала снова выйти замуж и не хотела, чтобы подросток болтался под ногами и отпугивал возможных претендентов. Поэтому она отправила сына жить к папаше, где он все глубже погружался в религиозную муть, пока не спятил окончательно. И я не мог заставить его вернуться домой. Судья сказал мне, что если я попытаюсь возобновить дело, то к тому времени, когда я отвоюю опеку, парень уже будет взрослый. На подобные дела уходят годы.

Ворон сказал:

– Думается мне, ужасно быть одиноким.

Питер мрачно кивнул.

– Прошло несколько месяцев, прежде чем мне хотя бы сообщили о том, что здесь происходит.

– Здесь?

– В больнице. Они не позвонили мне. Я даже не знал, что он здесь. Может быть, я вообще больше не числюсь его отцом. Мой пацан лежит в коме с весны. В августе я стал каждый день заезжать и сидеть рядом с ним, разговаривать или читать. Говорят, это помогает. Возможно, он слышит, а может быть, и нет. А он просто лежит, подключенный к машинам. Но для меня это не имеет значения. И его религия, и его безумие – ничто не имеет значения, понимаете? Я хочу, чтоб он жил. Чтобы он снова проснулся. Даже если он будет ненавидеть меня до конца своей жизни за то, как я с ним обращался, я предпочту, чтобы он был бодр, жив и здоров. Я понял, что и это не имеет значения… – Он похлопал ладонями по своим бесполезным ногам. – Я страшно жалел себя где-то с год, после того как это случилось. Может, это единственное, чего Эмили не могла вынести: моей жалости к себе. Но смотреть на лицо моего малыша, лежащего здесь, практически мертвого, когда жизнь в нем поддерживает машина… Но все-таки он жив. И я оправился. Мне повезло больше, чем моему мальчику. Ведь жалость к себе – просто другое название эгоизма. И я чувствовал, как эгоизм отваливается от меня, пока я сидел там день за днем, глядя на него. Знаете почему? Потому что я в любую секунду поменялся бы с ним местами. Я бы лег в кому, чтоб он снова жил. Я бы сделал это для любого из моих ребят в бою; почему же мне не сделать того же для собственного сына? А когда ты готов отдать за кого-то жизнь, не станешь обращать внимания на его безумные идеи. Не обязательно смотреть человеку в глаза, чтобы любить его. И мне очень хочется, чтобы мой мальчик проснулся снова, чтобы я мог сказать ему об этом. Что я люблю его. Просто сказать.

– Надеюсь, ваш ребенок поправится и будет здоров, – сказал Ворон. – Когда болеют молодые – это гораздо печальнее, понимаете?

– Ага. Несколько часов назад они меня вызвали и сказали, что его состояние изменилось. Новая мозговая активность. Отличная от прежних волновых характеристик. У него случился приступ. Он начал просыпаться, но затем у него остановилось сердце. Забрали в реанимацию. Может, вы видели его там. Его зовут Гален. Гален Уэйлок.

IV

Ворон вскочил, на лице его был написан ужас.

– Он сказал, что тот человек останется мне неизвестен! Но теперь я его знаю! – Он спрятал лицо в ладонях и отвернулся от Питера.

– Что стряслось, приятель? Доктор Ворон? – Питер мощным движением ладоней развернул кресло на колесах вслед за собеседником.

Ворон взглянул сквозь пальцы как раз вовремя, чтобы увидеть, как распахнулись двери больницы. Там стояла Венди: сияющая и жизнерадостная, в бежевой юбке и жакетике, на ногах маленькие черные сапожки, одна рука размахивает дорожным чемоданчиком, с которым она прибыла в больницу. Она улыбалась, и ветер играл ее длинными черными волосами, разметавшимися и спутанными.

Венди протанцевала к Ворону и чмокнула его в щеку.

– Мне гораздо лучше! Перестань плакать. И… ой! Угадай, что?! Нам надо найти волшебные талисманы, чтобы изгнать темные силы, явившиеся из королевства кошмаров, прежде чем мир будет уничтожен. Мне помогает призрак, но его утащили, так что нам придется еще и его спасать. – Она повернулась к Питеру и сказала: – Привет! Меня зовут Венди!

Очень юная и встревоженная дамочка в блузке с тонкими розово-белыми полосками появилась в дверях, размахивая пачкой документов. Она торопливо бежала за Венди, выкрикивая, что та пока не может уйти, поскольку врач ее не осмотрел и не сделано никаких анализов, показывающих, что она здорова. Венди ущипнула девушку за щеку со словами:

– Ну, ну! Я прекрасно себя чувствую, спасибо. А теперь возвращайтесь к людям, которые действительно больны. Ворон! Они не хотят, чтобы я уехала, не подписав всю эту ерунду. Расскажи ей, как ты ненавидишь бумажную работу.

– Я Питер Уэйлок, мэм. Приятно познакомиться.

– Вы верите в исцеление верой? В чудеса? Со мной только что оно приключилось! Смотрите! – Венди закружилась на месте, волосы и подол летят, ладони раскрыты, лицо запрокинуто.

– Мэм, нам действительно нужно… – начала сотрудница больницы.

Ворон сказал:

– Слушайте, я подпишу! Здесь, здесь и здесь! В трех экземплярах! А теперь идите!

Он сердито нацарапал свое имя наугад поперек нескольких бумаг.

Женщина испуганно отпрянула.

– Э… да, доктор. – Она развернулась и сбежала.

– Что такое, Ворон? Ты не рад меня видеть?! – Венди, пискнув от радости, заключила мужа в объятия.

Супруг настолько превосходил ее ростом, что ноги у нее оторвались от земли, когда она сомкнула руки на его шее.

Венди поцеловала мужа в бородатую щеку, сияющими глазами взглянула из-за его плеча на Питера.

– Вы сказали, Уэйлок? Ваш сын пришел ко мне в палату по лунному лучу. И рассказал совершенно удивительную историю! Вы собираетесь помочь ему спасти мир? Почему он призрак?

– Призрак?! – переспросил Питер. Лицо его окаменело. – Доктор Ворон, что все это значит?

Ворон отстранил жену и отступил на шаг назад. Венди уставилась на мужа округлившимися глазами, ее алые губы от удивления сложились буквой «о». Ворон тяжело дышал, лицо у него было дикое. Затем он повернулся к Питеру и заговорил дрожащим голосом.

– Очень жаль, мне очень жаль. Очень жаль. Это о вашем сыне. Плохие новости. Ваш сын мертв.

Ворон задержал дыхание.

– Да нет же, – произнес Питер тоном спокойного нетерпения.

– Я боюсь, он мертв, – говорил Ворон. – Я… Я, это…

– Он не умер, – повторил Питер. – Он стоит у вас за спиной.

Ворон круто обернулся.

– Привет, Гален! Ты меня помнишь? – Венди махала появившемуся в дверях юноше.

Молодой человек стоял, держась обеими руками за створки, оглядывался по сторонам и часто моргал.

Ворон прижал руки к груди, и на лице его отразилось страшное смятение. Глаза его были красны от не пролитых слез, но черты озарились светом безумной надежды.

– Это была ложь. Дурной сон… Я не сделал ничего плохого…

Взгляд, обращенный молодым человеком в сторону Венди, был спокоен и отстранен. Он заговорил, и речь его была четкой и холодноватой:

– Мэм, простите меня, если я не очень хорошо припоминаю вас. Боюсь, затянувшееся выздоровление сказалось на моей памяти.

– Но я только что с тобой разговаривала!

– Как это возможно, если я едва очнулся после долгой и тяжелой болезни? – Юноша улыбнулся с прохладной вежливостью.

– Сын… – Голос Питера дрогнул. – Они сказали, что снова запустили твое сердце, но ты не проснешься до завтра. Говорили, что ты не сможешь ходить.

Молодой человек спокойно и пристально разглядывал лицо Питера.

– А, отец. Мне очень приятно снова увидеть тебя. – Он шагнул вперед, позволив дверям захлопнуться за спиной. – Пойдем отсюда. Хватит с меня этого места, оно тревожит меня. Молю тебя, вернемся в Эвернесс.

Венди прошла за ним несколько широких шагов и яростно произнесла:

– Ты Азраил де Грэй, не так ли? Ты хитростью заставил Галена вынести твою душу из клетки и послал его туда, где тюлений народ сделал из него оболочку, в которой мог бы ходить ты!

Взгляд, обращенный молодым человеком на нее, был столь холодным, змеиным, что Ворон машинально шагнул между ними. Юноша ничего не сказал, но повернулся и посмотрел на калеку, который сидел и моргал в нетерпеливом смятении.

Питер встретился глазами с Вороном и кивнул.

– Понимаю, что ты имел в виду, дружище. – Он постучал пальцем по виску. – Безобидна, а? Но чертовски хороша.

Юноша неподвижно наблюдал за отцом из-под полуопущенных век.

– Давай, – сказал Питер, поворачиваясь к мальчику, – пойдем. – И уже через плечо добавил: – Приятно было познакомиться с вами обоими…

Они двинулись прочь, к стоянке машин. Венди негромко сказала Ворону:

– Мы должны последовать за ними.

– Что-о-о? Почему это, птичка моя?

– Потому что это не Гален! – громко прошептала она. – Кто-то забрал его душу и поместил в его тело другого!

Ворон погладил бороду и, прищурившись, посмотрел на уходящего прочь под уличными фонарями юношу рядом с Питером. Затем он снова перевел озадаченный взгляд на жену.

V

Множество чудес и красот повидал Азраил де Грэй Уэйлок за свою неестественно долгую жизнь в краях глубокого сна. Видал он издали сияние восхода над Зимиамвией, где обитают бессмертные. Испытал вонь и ужас пропастей Цина. Навестил и берега Настронда, где резвятся на кучах человеческих костей сэлки. Ступал по золотым улицам Келебрадона и сквозь слезы, вызванные сиянием крылатых существ, что проходили в неземной тишине по его проспектам, различал покойные сады, тенистые аллеи, тихие парки и соборы в том спящем увенчанном звездами городе.

Азраил де Грэй Уэйлок был одним из трех человеческих существ, кто когда-либо лицезрел глухие купола города палачей Ухнумана на плоскогорье на обратной стороне Луны. Он был одним из двоих людей, посетивших сложенную из оникса цитадель Великих, что дремлет на вершине неведомой горы в сумеречной холодной пустыне на севере мира сновидений. Он знал причину их отчужденного и величественного молчания. Он знал, почему, отпав от Моммура, они не присягнули Ахерону. И он был единственным человеком, кто знал край сияющих лугов, где в одиночестве гуляет единорог, легкими шагами тревожа поляны вечных, неувядающих прекрасных цветов. Он знал, где она обитает среди нежной красоты, не способной утолить ее печаль.

Несмотря на искушенность в сновидениях и все знания, полученные столь ужасной ценой, несмотря на свой бездонный опыт, Азраил де Грэй Уэйлок пережил настоящее изумление, когда вышел из дома целителей и снова вдохнул ночной воздух реального мира, завернувшись в плащ из кожи молодого человека.

VI

Странные, полные чудес ландшафты превосходили все его ожидания.

Черная и твердая, подобная застывшей лаве вулкана Инкуанок, поверхность под ногами пестрела геометрическими узорами из белых линий, словно искусное творение мастеров Нидвеллира. Над головой, сияя восхитительным светом, стройные шесты или копья из какого-то неизвестного эльфийского металла поддерживали хрустальные светильники, в которых жило неподвижное чистое пламя. Свет от этих белых огней был столь ярок, что Азраил сначала не понял, день на дворе или ночь. Он видел такие же огни, парящие под потолком в доме целителей, где они разговаривали между собой на странном шипящем языке, жужжа, как пчелы.

Под копьями там и сям припали к черной поверхности группы металлических хижин или коробок, приподнятых над землей на плоских цилиндрах. Каждая из этих хижин была слишком низкой, чтобы там мог обитать нормальный человек, но зато ее украшали громадные панели восхитительного хрусталя, такие чистые и большие, что Азраил затруднялся высчитать их цену, и такие прозрачные, что можно было разглядеть внутренности хижин. Скамьи внутри хижин располагались слишком близко друг к другу, чтобы там можно было сидеть, и смотрели все в одну сторону, словно вложенные одна в другую. На многих сиденьях валялся мусор.

За странным двором поднималась тонкая полоска деревьев, дальше просматривалась река движущихся огней, сияющих и вспыхивающих, как падучие звезды.

Немолчный рев и рокот доносились от этой реки, будто рев множества зверей.

За рекой и далее вздымались высокие башни, усеянные чистыми, немигающими огнями. Столь высокие, что Азраил де Грэй сначала по ошибке принял их за утесы. Эти строения взмывали выше башен Ниневии или великого Вавилона. Когда он, спрятав руку под куртку и отвернувшись от остальных, сотворил над сердцем знак Коф, в ответ не поступило никакого сигнала присутствия. Он понял, что башни выстроены не богами или бессмертными эльфами, но людьми. И улыбнулся про себя, когда это знание вошло в него.

За дверями дома целителей находились три фигуры: молодой титан с черной бородой, еще не обогнавший ростом обычных людей, облаченный в белое, словно жрец, девушка из рода фей, и калека в хитроумной повозке, сработанной в виде кресла. Назначение повозки было очевидно: с помощью колес она перемещала калеку в пространстве. Азраил восхитился искусством ремесленника.

Де Грэй распознал, что бородач в белом родом, скорее всего, с Кавказских гор, где обитают самые красивые из смертных. Знак огня у него на лбу свидетельствовал, что некогда он встретился с одной из вечных и древних сил мира, что старше богов. Поскольку единственной подобной силой в Кавказских горах оставался Прометей, творец человечества, Азраил догадался, что молодой титан, пока еще слишком юный, чтобы выделяться ростом среди людей, послан расстроить планы Азраила.

Ночная бабочка запорхала в воздухе над титаном и трижды обернулась противосолонь – ясный знак, что это охотник, который обитал в глубине великих лесов и знаком с искусством выслеживания и преследования.

Азраил предвидел появление охотников, но не так сразу. Затем он разглядел бледность правой руки бородатого титана и понял, что тот прикасался к мечу Кощея Бессмертного. Знак слабости, проклятия. Де Грэй был уже почти готов пренебречь угрозой бородатого титана. Почти.

Когда юная фея подпрыгнула в воздух, чтобы обнять титана (очевидно, они были мужем и женой), Азраил внимательно проследил за ее ступнями. Он постарался заметить, насколько быстро тень девушки метнется обратно к ее ногам, когда фея снова коснется земли. Тени подошв, казалось, неохотно протянулись, чтобы охватить ее ноги, когда та опустилась на землю. Это был знак: ей ведома тайна полета.

Странное дело: одуванчики, росшие на небольшой полоске травы у дверей, не отреагировали, когда девочка-фея наступила на них. Азраил был озадачен. Может, волшебная кровь в ней не чистая?

Определенные предвещающие знаки привели его к пониманию, что в Эвернесс его отведет один из трех ожидающих. Которому из них судьба поручила отвезти Азраила туда?

Стоя на месте, де Грэй крепко зажмурился, пока не увидел плавающий во тьме свет Маспела, бесцветный и металлический. Затем, быстро-быстро моргая, посмотрел на каждую из трех фигур поочередно, дабы узреть тени, которые они отбрасывали в этом свете.

Переводя взгляд с одного лица на другое, Азраил узнал себя в разрезе глаз и форме подбородка калеки: это был человек из рода Уэйлоков. Цвета остаточного изображения и веера силы, исходящие от мужчины во всех направлениях, открыли Азраилу, что это не просто Уэйлок, но страж Эвернесса собственной персоной.

И все же, как мог этот израненный человек быть наследником серебряного ключа? Для дедушки, о котором говорил Гален, он выглядел слишком молодо. Более того, перед внутренним взором Азраила маячил человек с окровавленными руками и толпой черных теней за спиной, смертельно раненных и вопиющих о мести. Так он определил, что мужчина является воином кровожадного Ареса.

Однако, как ни странно, при пристальном взгляде на этого человека не ощущалось холода, и волосы у него на загривке не шевелились, а сие означало, что мужчину не охраняет ни один из духов-защитников, которых страж Эвернесса мог по праву призвать из вод. В воздухе за спиной у мужчины вились пылинки, и по тому, как они перемешивались и танцевали, Азраил понял, что под курткой у того спрятано холодное железо, оружие огромной мощи, которое этот человек считает талисманом. Но это всего лишь смертное оружие, не обладающее духовной силой.

Азраила захлестнуло презрение. Коль скоро обязанности стража возложены на такого калеку, значит, дедушка провалился в глубины, куда не доходит солнечный свет. Этот человек – отступник, несведущий в высоких искусствах. Он бродит по земле беспомощный, как младенец, не имея при себе даже серебряного ножа для защиты от оборотня или соли, чтобы изгонять бесенят, не говоря уж о принадлежащих ему по праву более мощных талисманах, способных отогнать древнейших воинов тьмы.

Чувство жаркого гнева стало для Азраила неожиданностью: он и не представлял, как гордится своей великой семьей, их вечным терпением и верностью, их силой, их древней традицией, пока не увидел одного из своих отдаленных потомков – невежественного и неграмотного предателя великого наследия. Де Грэя удивило, что подобные соображения по-прежнему могут ранить его.

Юная фея заговорила с ним и сообщила всем, что он не Гален Уэйлок. Однако, будучи смертными, они проигнорировали ее слова, хотя она выразилась предельно четко и ясно. Азраил не ответил ей (дразнить фей – дурная примета), но подождал, пока калека, благодаря своему тупому невежеству, сам отмахнется от ее доводов.

Распрощавшись, они вдвоем двинулись прочь через двор. Азраил шагал рядом с креслом-повозкой. Такое начало возвращения в Эвернесс доставляло ему мрачное удовольствие. И он заметил, что бородатый титан у него за спиной рассматривает его с большим любопытством.

VII

Сын все больше беспокоил Питера Уэйлока – беспокоил, сердил и бесил. Во время посадки в отцовскую машину со специальным ручным управлением Гален был очень медлителен и дезориентирован, спрашивал, куда надо придвигать эти кресла, а когда Питер напомнил ему о необходимости пристегнуться, выяснилось, что он забыл, как это делается. Когда завелся двигатель, Гален вздрогнул и заворчал, ухватившись правой рукой за левое бедро, а после выезда на дорогу сидел с каменным лицом, будто пытался сдержать беспричинную панику.

Но затем он расслабился и получал от поездки почти детское удовольствие, опустив окно и высунув голову наружу. И при этом благоговейно улыбался, словно консервативные сорок пять или пятьдесят пять миль в час, которых придерживался Питер, были феерической скоростью саней на «русских горках». Однажды юноша отметил «уверенный и ровный почерк» на дорожных знаках.

Поначалу Питер думал, что Гален глазеет на пролетающие мимо уличные фонари и фары, но затем его пронзила одна леденящая мысль, после чего нетерпение и гнев отчасти угасли.

– Ты, небось, и не знал, что зима кончилась. Деревья зазеленели, пока ты спал, – произнес Питер.

В этом было нечто печальное, почти жуткое. Он украдкой вытер глаза, проворчав вполголоса морское ругательство.

Гален втянул голову обратно в окно и осторожно посмотрел на Питера. Лицо его ничего не выражало.

– Полагаю, мир сильно изменился с тех пор, как я видел его наяву. Я верю, что все мои странности ты извинишь, отец.

Но Питер был занят собственными мыслями и не ответил.

Они долго ехали молча. Гален время от времени делал резкие вдохи, словно от испуга или от удивления, и Питер, на секунду отрываясь от дороги, замечал, как сын таращится то на щит с рекламой купальников, то на огни пролетающего самолета. Но вскоре они выехали за город, где вдоль дороги не было ничего, кроме деревьев, и юноша успокоился.

В конце концов Питер произнес:

– Да, с радостью – извиню твои странности, я хочу сказать. Ты теперь даже говоришь по-другому. Понимаю, ты набрался этого от деда. Мы с ним никогда не ладили. Но я хочу, чтобы ты знал… Ну, вся эта чепуха во время развода и после… Черт подери, парень, я пытаюсь тебе сказать – когда ты лежал там беспомощный, как младенец…

Гален обратил на него отчужденно-печальный взгляд.

Питер продолжал говорить:

– Это напомнило мне о том времени, когда ты был совсем маленьким. Знаешь, ты срыгивал на меня, или пачкал памперсы, или делал то, что делают все младенцы, потому что они младенцы, и меня ничто не раздражало. Не действовало на нервы. Потом, когда ты подрос, а я бывал рядом не так уж часто, ты отправился жить к дедушке. И это меня задело. Но я просто забыл, понимаешь? Я забыл, что, даже если твой малыш вырос, ты не можешь перестать… ну, не можешь перестать переживать за него. Понимаешь?

– Не уверен, – холодно отозвался Гален. – Несомненно, дед хорошо знал традиции и мудрость нашего великого дома и, следовательно, мог подготовить меня должным образом, поскольку ты, по твоим словам, уезжал воевать.

Сказав это, он пристально наблюдал за Питером в ожидании реакции.

Питеру казалось, что под настороженностью сын прячет гнев, презрение и уязвленную гордость.

– Это я и пытаюсь сказать, сынок. Мне кое-что не нравилось, когда ты оставил меня, чтобы жить с дедом и его деньгами. Но я осознал, что я не прав. Ну вот, я это сказал. Прости. Я был не прав.

Гален сурово кивнул, и выражение его лица, казалось, смягчилось.

– Хорошо, что ты раскаиваешься. Я знаю, ты отвергаешь древние традиции нашего дома и позабыл клятву терпения и веры, которую мы, истинные стражи, должны блюсти. Но неписаный закон Эвернесса посылает зов, на который рано или поздно откликаются все, в ком течет наша кровь…

Теперь Гален погрузился в грезы, и суровость его черт на мгновение смягчилась, словно под гнетом вины и раскаяния.

С минуту они сидели в машине вместе, не глядя друг на друга, с одинаковым выражением лиц, наклонив головы вперед под одним и тем же углом, устремив озабоченный взгляд в одну и ту же точку.

– Я понимаю, – сказал Питер, – если я не сердился, когда ты на меня срыгивал, я не должен обижаться и на менее значительные вещи. Я пытаюсь сказать тебе, что до сих пор люблю тебя, сынок. По-прежнему люблю тебя.

Затравленное, виноватое выражение проступило в глазах Галена. Дрожащими губами он произнес:

– Я тоже должен сделать признание. Страшное. Но пока я не увидал лицо одного из членов моей собственной семьи, я не осознавал истинной глубины того, что натворил. Я не понимал до конца, что значит быть предателем нашего рода. Но мы имеем дело с ужасными врагами, и нет никого, кому я мог бы доверить свои советы. Твой сын не умер. И я не твой сын.

Питер напрягся.

– Я тут пытаюсь извиниться, а ты говоришь такие вещи! Твой дед как-то высказал мне в лицо практически то же самое. Ты не мой сын, сказал он. Но он не называл меня предателем. Предателем чего?! Кучки обманщиков и психопатов?!

Тон Галена был надменен, остер и холоден.

– Правда? Вероятно, я неверно расценил пафос твоего извинения.

– Я не утверждал, будто сожалею о том, что оставил позади всю эту дурь. Я не говорил, что это не дурь. Я знаю, что ты по-настоящему веришь в это.

– Действительно верю, – негромко отозвался Гален, и намек на улыбку тронул его губы.

– Я всего лишь пытаюсь сказать, как мне жаль, что я ополчился на тебя за это. Понимаешь? Я не против, если ты хочешь прожить жизнь в ожидании возвращения короля Артура, ночи напролет слушая вместе с дедом, не предупредят ли вас морские колокола о разрушении мира. Давай, жди. – Питер глубоко вздохнул, явно успокаивая себя. И негромко продолжал: – Я всего лишь хотел сказать, что могу теперь с этим смириться. Мои чувства к тебе не изменятся.

Гален сардонически заметил:

– Стало быть, ты не даешь себе труда служить чести нашей семьи, но не станешь более проклинать собственного сына за то, что он повинуется отвергнутым тобой законам? Ты простишь ему его веру и постоянство. Благодарю тебя за терпимость. – Он издал лающий саркастический смешок и умолк.

Питера охватил такой гнев, что он покраснел и почувствовал, как пульсирует кровь в щеках и висках. Но он взял себя в руки и тихо произнес:

– В больнице я думал, что могу потерять тебя. Я не хочу тебя терять. Я хочу, чтобы у нас все было правильно. Надо держаться своей семьи.

Гален молчал, погруженный в себя. Затем он положил руку Питеру на плечо и сжал его.

– Ты прав: верность семье – это все, что есть у нас, одиноких в пустыне среди врагов и ложных друзей. Мы одной крови, ты и я, и эту связь не порвать. Но даже если нам придется вступить в схватку – будем надеяться, что любовь отца и сына переживет смуту.

Питер погладил ладонь на своем плече, на его сердце потеплело.

– Ладно, сынок. Только не надо нам драться.

– Пусть у нас будет праздничное настроение, у тебя и у меня! Мы возвращаемся в родовое гнездо. Я знаю, что это единственное место, которое не изменилось с тех пор, как я заснул.

– Парень, дед совсем испортил твою манеру говорить. Чего ты только не набрался из его книг.

– Скоро мы приедем в Эвернесс?

– Мы едем не туда.

Гален, казалось, расслабился, лицо разгладилось, но глаза поблескивали опасной задумчивостью.

– Нет? Однако мы все ближе к центру силы дома.

– Ну, сынок, я подумал, что мы с тобой могли бы остановиться в доме Эмили. Когда-то он был моим. Она туда не ездит, живет теперь у Уилбура. Они разрешили мне останавливаться там, когда навещаю тебя. Тоже мне, большая услуга: позволять человеку останавливаться в собственном доме. – Он презрительно фыркнул.

Гален осторожно произнес:

– Несомненно, дедушка тоже хочет меня увидеть. Чтобы увериться в моем добром здравии.

– Мы будем недалеко, – сказал Питер. – Может, ты его и навестишь.

Но по его тону было ясно: Питер сделает все, что в его силах, лишь бы этого не допустить.

Юноша положил руку на приборный щиток, словно впитывая мощные вибрации движущегося автомобиля, слушал приглушенный рев двигателя, подобный голосу неведомого и непостижимого зверя, и наблюдал за сложными быстрыми движениями, которыми Питер управлял своей огромной повозкой. Мрачный взгляд Галена был полон недоумения, словно лампочки и цифры приборной панели представляли для него непостижимую тайну, разгадать которую выше его сил. Затем он вздохнул и опустился обратно в кресло.

– А, ладно. Возможно, ты сможешь научить меня говорить так, как я говорил раньше, пока я не попал к дедушке.

Но Питер не слушал. Он вглядывался в зеркало заднего вида.

– Кто-то преследует нас. Эта машина едет за нами уже более часа.

ГЛАВА 8

СТРАННЫЙ И ДРЕВНИЙ ДОМ НЕИЗМЕННЫЙ

I

Ворон устроился на пассажирском сиденье и наблюдал, как пролетают один за другим отражения уличных фонарей на капоте. Венди рассказывала ему все о приключениях Галена Уэйлока в городе снов у края мира. Ворон был не в состоянии следовать логике рассказа, да и не пытался. Он устал. Как обычно, он поднялся на рассвете, а теперь просто позволял словам перекатываться через себя, как теплым и приятным морским волнам, против которых не выплывешь.

Время от времени он задремывал, и в полусне перед глазами у него проплывали навеянные рассказом Венди странные образы.

Он видел строй воинов в конических шлемах, в серебряных чешуйчатых доспехах. Вооруженные копьями звездного света, они несли вахту на бастионах громадной темной стены над бурным морем. Далеко внизу под этими рыцарями, среди жестоких морских волн мелькали черные твари, похожие на тюленей со светящимися глазами. Они молча проплывали под волнами, выжидая и наблюдая. Глубоко внизу, ниже тюленидов, простиралась бездна, а в бездне проступали контуры семи башен из черного алмаза, обросших ракушками и водорослями. На самой высокой башне сиял свет – яркий, словно поднимающаяся из глубины утренняя звезда.

Задремывая, Ворон снова видел расставленных на стене рыцарей, но их становилось все меньше. Два десятка, дюжина, горстка. Потом осталось двое: юный мальчик и старик, одни на титанической дамбе, последние защитники.

А прилив поднимался. С каждой волной морские твари подбирались все ближе.

Ворон представлял, что тюлениды начали карабкаться по скользким камням на укрепления, перебрасываясь гортанным кашлем и лающим смехом. Некоторые были одеты в пропитанные водой отрепья тел мертвых моряков. Морды других прикрывали маски из кожи, аккуратно срезанной с лиц трупов и напяленной поверх усатых рыл.

Когда Венди описывала ужасную огромную руку, которая явилась за Галеном и утащила его прочь, Ворон в полудреме видел окутанную тьмой необъятную громаду в капюшоне, гигантскими шагами пересекающую ночной мир, перешагивающую через деревья и дома. В одной руке она держала серп из черного железа, а в другой – клетку, наполненную мерцанием гаснущего света. Под капюшоном не было ничего, и оттуда время от времени пробивались слабые лучи, словно лунный свет сквозь туман. И там, куда этот хилый серый свет падал, деревья засыхали, трава увядала, а мелкие юркие зверьки у дороги падали замертво.

Гигантская фигура в капюшоне перешагнула стену, сшибая камни, и побрела вброд по океану, оставляя косяки плавающей вверх брюхом рыбы там, куда падала тень ее плаща. Достигнув края мира, она поднялась по ступеням примостившегося на скале гигантского зиккурата и сделала знак кому-то у себя под ногами.

У лодыжек гиганта стояла еще одна тварь, облаченная в доспехи из мертвых человечьих костей, и выкрикивала в темноту тонким холодным голосом:

О Сулва, ты духов свирепых обитель! Край ледяной плоскогорий бесплодных, Повернись же скорее, чтоб мог ступить я На твою дальнюю темную сторону. Мне мертвого света понятна измена, Тобою свершенный известен мне грех. Последний из падших, пади на колена! Откройся, нижайшая сфера из всех!

По мере того как Кощей произносил эти слова, из-за горизонта поднимался шар Луны. Громадный, безжизненный, словно череп в небесах, он был во много раз крупнее, чем когда-либо доводилось видеть Ворону, и так близко к Земле, что великан одним широким медленным взмахом закутанной в развевающийся плащ руки сумел забросить клетку с заключенным в ней светом на бесплодную лунную поверхность.

И тут же целое стадо тучных слепых прокаженных выкарабкалось из кратеров и ям. Из пустых глазниц у них по дряблым щекам стекал гной. Они подхватили клетку, цепями приковали ее к тележке и потащили через горы на обратную сторону Луны. Один из этих слепых, гротескно тучных людей поднял покрытую струпьями тяжелую руку и указал вниз на Ворона, издавая встревоженное глухое уханье.

Кощей обернулся и посмотрел на Ворона.

– Здесь сновидец с Земли. Думаю, он слышал каждое произнесенное нами слово.

Ворон резко проснулся. Машина неслась по пустынной полосе скоростного шоссе на восток, навстречу полной луне, только начавшей подниматься между растущими вдоль дороги деревьями.

Венди произнесла сердитым, но почему-то жизнерадостным тоном:

– Ворон! Ты спишь? Ты не слышал ни слова из того, что я говорила!

II

– Нет-нет, – запротестовал Ворон, протирая глаза. – Я все слышал. По-твоему, сидя в клетке, Азраил научился у тюленидов менять шкуру, а также овладел искусством извлекать душу из тела. Он не мог выбраться из клетки, но мог просунуть через прутья душу. Гален относит ее в… как назывался этот берег костей? Настронд? Настронд. А сэлки помещают душу Азраила в тело Галена, чтобы он проснулся, так? – Ворон снова зевнул.

– Совершенно верно! – Венди улыбнулась мужу.

Мгновение они молча улыбались, глядя друг на друга полными любви глазами. Для Ворона ее счастливый вид был сокровищем, которое он не надеялся обрести вновь. Затем он вспомнил, что это сокровище – краденное, купленное ценой убийства.

– Смотри на дорогу, а не на меня! – Затем, когда автомобиль выровнялся и вернулся в свой ряд, он спросил: – Где машина, за которой мы едем?

Как же он позволил вести машину женщине, которую только этим вечером выпустили из больницы?

– Должно быть, он нас заметил! Он прибавил скорость и повернул, и мы их потеряли. – Венди замотала головой, и ее черные локоны бешено заплясали. – Это страшное бедствие! Если Азраил доберется до Эвернесса первым, может произойти что угодно! Не могу поверить, что ты проспал первую автомобильную погоню в моей жизни! Это было точно как в кино! Он сделал обратный поворот и поехал в другую сторону! Тормоза визжали, валил дым, и мне пришлось нажать на газ до упора, чтоб не отстать! Здорово!

– Это было на самом деле? – удивленно спросил Ворон.

Он не мог представить, чтобы тот спокойный мужчина, с которым он познакомился в больнице, производил такие опасные маневры.

– Разумеется, нет. Он просто свернул прежде, чем я успела остановиться. Когда я развернулась и подъехала к повороту, его уже и след простыл. Но та версия мне больше нравится. Именно так я, пожалуй, запишу в дневнике. Или, по-твоему, дневники должны быть абсолютно честными? Как бы то ни было, меня это удивило, потому что он не должен был сворачивать с проселка еще пятнадцать миль. Он едет не туда.

Ворон прищурился, потирая глаза и лоб.

– А как получилось, что ты знаешь правильную дорогу, а он не знает?

– Глупенький! Гален рассказал мне, когда был привидением.

– И теперь мы едем в?..

– … Эвернесс. Скорее всего, он заперт, но, возможно, тебе удастся проникнуть внутрь. Нам надо найти серебряный ключ до того, как им завладеет Азраил, потому что, готова поклясться, он попытается открыть врата в мир снов, выпустить черные орды Ахерона на землю и завоевать ее! Только не устраивай кавардак во время обыска. Это не наш дом.

– Хм. Да. Конечно. На работу мне послезавтра. У меня вечерняя смена: вечер воскресенья и утро понедельника. Надо посчитать бревна, которые лесорубы вывозят с северного склона заказника.

– У нас в запасе целые выходные! Уверена, мы успеем спасти мир от покорения империей падших ангелов, лежащей по ту сторону времени и пространства.

– А.

Она искоса взглянула на него.

– И что это «а» должно означать?

– Это просто «а», ты же знаешь. Обычное «а».

– Это не обычное «а». Я знаю твои «а», Ворон, сын Ворона! Это гнусное «а».

– Нет, не гнусное.

– Нет, гнусное. Это самое гнусное «а», какое мне доводилось слышать. Как ты мог!

– Как я мог что?

– Ты мне что, не веришь? – спросила Венди. Ворон открыл рот, чтобы ответить, и замер.

III

Верил ли он своей жене? Она безумна, он знал, но раньше этот вопрос никогда не волновал его. Ну и пусть она считает, что у нее есть всемогущий папа и мама сверхъестественной красоты. Пускай себе думает, что умела летать, когда болела в детстве. Неважно. Было это правдой или нет, такие вещи не призывали Ворона ни к чему.

И даже теперь вопрос о том, беседовала Венди с привидением или нет, не вынуждал Ворона совершать необратимые действия. Возможно, они побродят вокруг дома (если Венди и впрямь его найдет!), ничего страшного здесь нет. Даже если они ввяжутся в какое-то затяжное приключение – работа у него государственная, и его, скорее всего, не уволят, даже если он прогуляет несколько дней. Он был грузином и не сомневался, что в Америке относится к национальному меньшинству, а со слов регионального менеджера он знал, что квота на меньшинства у них в районе низкая.

Так что какая, по сути, разница, верит он Венди или нет?

Но все-таки…

До Ворона дошло: если он не верит жене, значит, ничего на самом деле и не было. Просто сон, иллюзия. Гален Уэйлок благополучно отправился домой с отцом, Венди чудом выздоровела. Не более того. Легче легкого. Всего-то надо забыть нависавшую над Вороном фигуру в костяном доспехе, а потом забыть, как он сам вложил бледное оружие убийства в тонкую серую руку…

Ворон яростно замотал головой. Презрение к себе прокралось на мгновение ему в душу, но тут же ушло.

– Конечно, я верю тебе, женушка моя. Я знаю, что в мире есть необычные вещи – вещи, о которых люди не знают. Я сам порой вижу такое, чего никто не может объяснить. Отец вывез меня из России непостижимым способом. Я не в силах забыть, что в этом мире есть магия, как не способен забыть собственное имя! И поэтому я знаю, что мы должны ехать в Эвернесс.

– Хорошо! Но мне непонятно, куда направляется Азраил.

Теперь рассмеялся Ворон. Ему-то было ясно.

– Азраил не умеет водить машину, так ведь? А ты не разговаривала с Питером, его отцом. Я разговаривал с Питером. Ха! Питер ни за что не повезет своего сына обратно в Эвернесс. Должно быть, они направляются в мотель или к Питеру домой. Сам он в Эвернессе не живет, не нравится ему это место.

– Спорим, он утратил веру. Ворон пожал плечами.

– По-моему, иногда очень легко уговорить себя не верить в какие-то вещи. Так проще. Не будь строга к нему, если тебя не искушали, понимаешь?

Венди рассмеялась.

– Меня тоже дразнили. Было бы гораздо легче сделать вид, что ничего необычного никогда не происходило. И, спорим, Иисусу было бы гораздо легче, притворись он, что не умеет превращать воду в вино или исцелять больных. Легче – не значит лучше.

Ворон погладил бороду.

Ему следовало быть умнее и не ожидать, что Венди проявит толику жалости или симпатии к тому, кто предал свои убеждения или поддался давлению со стороны себе подобных. Ни малейшего снисхождения.

Венди прищурилась.

– Может быть, неделя.

– Что «может быть, неделя»?

– Может быть, неделя пройдет, прежде чем Азраил сообразит, как добраться до дома. Вдруг он увидит по телевизору, как кто-то вызывает такси, и решит сделать так же. Или попросит соседа отвезти его.

Но Ворон снова задремывал. Когда подбородок уперся ему в грудь, он услышал прекрасный хрустальный женский голос: «Тебе показали это не случайно. Галена забрали в Ухнуман. Как раз теперь эхвиски прибыли на замороженное плато над равнинами Луука… »

Ворон вздернул голову.

– Что?

Машина остановилась. Они находились на узкой проселочной дороге, и луна освещала высокие столбы ворот из темного кирпича. За открытыми воротами грунтовая аллея ныряла в тень между двойными рядами спящих в лунном свете деревьев. Вдалеке слышалось море.

Венди сказала:

– Мы приехали туда, где живет Гален. Смотри!

IV

Место оказалось не таким, как ожидал Ворон. Небольшая одноэтажная хижина напоминала коробку с пристроенным к ней гаражом в алюминиевой облицовке. Невысокую квадратную хатку, притиснутую к клочку земли, окружали высокие деревья, словно скрывая от взглядов. Ворон слышал грохот волн и чуял аромат сада с лекарственными растениями, ловил шелест осенних листьев в океанском бризе. Но отсюда нельзя было разглядеть ни береговых скал, ни садов.

И с подъездной аллеи эта маленькая хижина не просматривалась. Только острые глаза Ворона уловили следы шин, ведущие к этому уединенному местечку. Усаженная деревьями дорога уходила к морю. А супруги еще не выяснили, что лежит впереди.

Ворон оторвал взгляд от травы перед порогом и выпрямился. В темноте было сложно разобрать что-либо даже с фонариком, но он сказал:

– Сюда несколько месяцев никто не приезжал. Смотри, там, где проходила колея, за лето выросли новые побеги. Теперь осень. Ни одного сломанного стебля.

– И ладно! – отозвалась Венди и протанцевала мимо него к двери, положила ладонь на ручку, повернула, толкнула и крикнула: – Привет! Привет! Кто-нибудь дома?

– Погоди, – встревожился Ворон. Дверь бесшумно распахнулась.

Венди замерла в темном дверном проеме, оглядываясь через плечо: бровь вздернута, сбоку улыбающегося рта мерцает ямочка.

– Ну? – шепнула она с хрипотцой. – Что теперь, большой мальчик?

Ворон знал, что бессмысленно спорить с женой, когда она примеривает свое любимое надменное выражение. Тем не менее он продолжил:

– Нельзя заходить в дом человека, если там его нет.

– Так не заперто же.

– В сельской местности, вдали от города, многим людям не приходит в голову запирать дома на ночь.

– Гален бы не возражал!

– Он привидение.

– Ну, Ворон! – Она топнула ножкой и откинула волосы назад. – Иногда ты такой глупый! Мы тут беспокоимся о нарушении закона, когда в мир, может быть, вторглись силы империи тьмы, смерти и судьбы! И худшее, что может случиться, если мы ворвемся внутрь, – нас расстреляют или бросят в тюрьму. Святая скорбь! Иногда мне кажется, что у тебя отсутствует чувство меры!

И она ускакала внутрь, включая по пути свет и выкрикивая веселые приветствия.

V

Источники света в доме соединялись в цепь, которая прерывалась, если какая-то из тяжелых ставен оказывалась открыта. Венди это восхитило, и она провела несколько секунд, закрывая и открывая ставни, чтобы фонарики мигали.

– Точно маленькие лампочки в холодильнике! – сказала она.

Современная кухня отделялась стойкой от основного помещения, где находились несколько книжных полок, большая дорогая стереосистема и складной диван. Моргая от мелькания света, Ворон открыл раздвижные двери между двумя книжными полками.

– Там спортзал. Полно старомодного оружия, копий и мечей. Тренировочное седло на стенде и турнирные копья. А лошади нет.

Венди тем временем оставила в покое ставни и обнаружила маленький чулан с бетонным полом, где помещались стиральная машина и сушилка. Дверь за ними вела в пустующий гараж. Вторая дверь выходила из кухни в ванную с очень дорогими медицинскими препаратами, заполнявшими три стеклянных шкафа.

– Только три комнаты, – подвел итог Ворон, поднимая будильник со столика около складного дивана. – Кухня, спортзал, библиотека. Диван в библиотеке разложен для спанья. Что это значит?

Венди сказала:

– Два человека здесь жить не могли. Значит, это не главный дом. Идем.

– Минуточку. Я еще не проверил дверь за спортзалом.

За той дверью оказалась белая комната, где находилась какая-то цистерна с водой, куда уходили трубки и изолированные провода. Провода подсоединялись к медицинским записывающим инструментам возле цистерны. Полки в этой комнате ломились от компьютерных распечаток с данными о пульсе и дыхании и с кривыми электроэнцефалограмм.

– Венди, по-моему, это все очень странно, – сказал Ворон.

Жена его тем временем кружилась по темному спортзалу.

– Точно как мой балетный класс! Смотри, здесь зеркала, и брусья, и все прочее. Хм, я и не знала, что фехтовальщики пользовались щитами. А комната такая чистая и большая! Спорим, он использует ее для медитаций. Здесь как в дзенском монастыре, где я бывала. Отличный пол из твердого дерева. Тебе не кажется, что это хорошо для танцев?

Ворон открыл цистерну и заглянул внутрь. Там плавало ложе из надувных подушек. Пахло соленой водой. Венди отошла к двери, надев проволочную фехтовальную маску и держа в руке моргенштерн.

– Ты готов? – прощебетала она.

– Венди, тут самое странное. Это, как ты это называешь? Я не знаю английских слов. КГБ использовало подобные штуки, чтобы ломать заключенных, заставив их утратить ощущение времени и пространства.

– Камера сенсорной депривации, – ответила Венди. – По-моему, не так уж и странно. Эта комната служила ему для обучения сновидению. А та – для отработки боевых приемов. Вполне естественно для того, чья жизнь проходит в сражениях в царстве снов, не так ли? Но если ты хочешь увидеть нечто действительно необычное, спорим, надо пойти в главный дом!

VI

Они увидели Высокий дом, Эвернесс, как и полагается, ночью, с клубящимися на переднем плане прядями таинственного светящегося тумана.

Туман внизу и темные облака наверху пронизывали серебряные отблески луны. С обеих сторон особняк окружали шепчущие тени вечнозеленых растений. Воздух дышал свежестью, приправленной ароматом трав из огороженного стеной садика. Молчание темного здания подчеркивалось приглушенным рокотом моря.

Они припарковались, потому что две высокие колонны в конце аллеи, черная и белая, стояли слишком близко друг к другу и машина между ними проехать не могла. Супруги прошли между черной и белой колоннами. Венди вздохнула и сказала:

– Ну, разве не чудесно? Я чувствую себя будто во сне. Или в романе! Могут ли люди переходить от бодрствования к сновидению, не ложась спать?

Перед ними вздымался, отливая серым железом, крутой скат крыши над хмурыми стенами без дверей. Над крышей и позади нее вырастала центральная башня из массивных блоков, прочная и очень древняя. Шпалеры плюща, ползучей розы и виноградных лоз лепились к ее стенам, благоуханными тенями смягчая суровый контур. Горгульи и морды гномов выглядывали из массы листьев у верхней части башни. На вершине купола била копытами статуя крылатого коня, вставшая на дыбы в звездном свете.

Налево и направо от ворот раскинулись западное и восточное крылья здания. Между ними лежал газон, так что домик привратника и колонны-близнецы оказывались как бы в объятиях главного строения. Западное крыло слева от них кончалось подобием крепости с увенчанными башенками стенами и тяжелыми дверьми, окованными тройными полосами железа. Окна здесь представляли собой щели для лучников.

Когда они постучали в эти двери, никакого ответа не последовало, и Венди, забравшись мужу на плечи, сумела разглядеть сквозь оконные щели множество доспехов и копий. На стенах висели собранные павлиньими хвостами мечи. Но людей не было.

Справа южное крыло выходило в громадную оранжерею, чья стеклянная крыша и многочисленные боковые стекла сияли в звездном свете, словно хрустальная пагода. За стеклянными панелями, как прожилки в мраморе, виднелись тени ветвей и сучьев.

Они обошли южное крыло и увидели под луной гармонически устроенный аптекарский огород. Вдоль осыпающейся черной стены на востоке выстроилась шеренга деревьев в кадках. В некоторых местах стена была по плечо, в других развалилась совсем. Через нее долетал запах и шум моря.

– Что ж! – сказала Венди, уперев руки в бока. – Это больше похоже на правду! Я сразу вижу, если дом волшебный!

Ворон потянул высокие двери резного стекла на южной стороне. Закрыто.

– Может, люди входят туда и выходят при помощи магии? Двери заперты. Наверное, все ушли. По-моему, нам следует сделать то же самое, а? Обыкновенным людям здесь не место.

Венди взяла его за руку и улыбнулась.

– Ну, ты мне обыкновенным не кажешься, что бы там папа ни говорил. Давай посмотрим с той стороны восточного крыла, ладно?

Ворон мрачно кивнул.

Молча пройдя между стеклянными стенами дендрария и аптекарским огородом, они вышли во дворик между южным и восточным крыльями здания. Мощные двойные двери между колоннами из потускневшей меди выходили в этот двор.

Справа от дверей восточное крыло оканчивалось подобием часовни. На шпиле строения помещался тяжелый каменный кельтский крест, крутую крышу из серой черепицы покрывал лишайник, а коричневые кирпичные стены прорезали узкие арки дымчатого стекла, чьи темные озерца ловили отблески света далекой луны. Возможно, это была и не часовня, поскольку на ее верхнем этаже имелись три широких балкона, выходящих на дамбу. Венди заявила, что видит стоящих у окон людей, и Ворон заметил неподвижные силуэты с высокими копьями, в шлемах с плюмажами, смотрящие на восток и на юг.

Во дворе Венди беспечно порхнула к безмолвному фонтану, ее распахнутые глаза сияли от восторга. Кромку чаши фонтана украшали двенадцать статуй. Молодая женщина забралась на край между мальчиком с кувшином в руках и натягивающим лук кентавром.

– Ворон, смотри! – воскликнула она, указывая. Дно водоема было покрыто металлом подобно гладкому серебристому зеркалу. – Это же я!

Ворон, заглянув через плечо припавшего к земле льва, подумал, что видит водяную нимфу – прекрасную, как его жена, только парящую вверх ногами, а звезды и черно-серебряные облака запутались у нее в волосах. Из ее руки, кувыркаясь, вверх взлетела монетка, которая коснулась монетки, брошенной Венди. Оба пенни исчезли в момент соприкосновения, а красивая перевернутая женщина и небо за ней распались на концентрические круги и растаяли в хаосе.

ГЛАВА 9

БИБЛИОТЕКА ПОВЕЛИТЕЛЕЙ СНОВ

I

Огромные двери из красного дерева, отделанные панелями с изображением двуликого профиля человека в римских доспехах, тоже оказались заперты.

– Там никого нет, – резюмировал Ворон, глядя на темное и безмолвное здание.

– Не может быть! Это просто ужасно! Без дедушки нам не найти волшебные вещи!

– Взгляни на сорняки на тропинке. У порога скопились опавшие листья. Петли заржавели. Думаю, никто не ступал здесь уже долгое время.

В окнах не было огней, ни шума, ни движения.

Венди, встав на цыпочки, прижалась лицом к щеке святого из темного стекла, словно целуя его, и загородила лицо ладонями.

– Я что-то вижу. Свет, скачущий вверх-вниз. Может, это эльф!

Супруги в молчании ждали перед запертыми темными дверями. Они взялись за руки. Лицо Ворона было мрачно, но Венди улыбалась, едва не подпрыгивая от возбуждения. Бородач, видя радость жены, сжал ее руку, и, когда она посмотрела на него, его мрачность дала трещину и усы медленно изогнулись в улыбке.

– Еще раз, что мы здесь делаем? – спросил он. – Я забыл.

Венди закатила глаза и подчеркнуто вздохнула.

– Нам надо найти магические штуки, чтобы отогнать тьму. Гален не знал, где они, ключ, рог и остальные, но дедушка должен знать. И как только он разберется, что пошло не так, мы сможем все исправить и спасти Галена!

Затем они снова умолкли, заслышав движение за дверью. Молчание тянулось. Прошла минута. Очень медленно, скрипя заржавленными петлями, дверь отворилась.

– Только посмотри! – воскликнула Венди. – Прямо как в кино!

Человек, открывший дверь, держал в руке коптящую лампу и моргал, явно пытаясь разгадать смысл последнего замечания Венди.

Прямая фигура незнакомца излучала достоинство. Седина окрасила густые волосы в цвет соли с перцем. Черные угловатые брови и усы придавали ему сардонический, мефистофельский вид. Эспаньолка вся побелела, только в углах рта оставались полоски черных волос. На нем было длинное пальто с капюшоном, какое мог бы носить офицер времен гражданской войны. Поднятый от холода воротник придавал ему чопорный, старомодный вид, и Ворон сначала принял его за министра в отставке.

Человек одной рукой поднял лампу, а другой водрузил на нос висевшее на цепочке пенсне со стеклами в форме полумесяцев и, прежде чем заговорить, внимательно рассмотрел пришельцев.

– Стало быть, вас прислали? – говорил он слегка в нос.

В угрюмом тоне четко слышался британский акцент. Тусклый взгляд и неверная походка навели Ворона на мысль, что незнакомец очень устал.

Венди радостно кивнула.

– Мы прибыли из больницы!

Человек заметил халат Ворона.

– Значит, не успели переодеться? Это очень хорошо. Я отстоял долгую вахту; уже двое суток без сна, и мне нужен хоть небольшой отдых. Сюда, пожалуйста. И, будьте добры, не включайте фонарик.

Медленными шагами незнакомец повел их через огромный зал. Свет лампы не достигал стен. Смутные отблески над головой намекали на присутствие люстры. Округлые металлические тени в отдалении заставляли предполагать наличие доспехов.

Трое двинулись по широкой лестнице на балкон.

– Как вас зовут? Я Венди! В смысле, как ваше имя? – выпалила юная женщина. – Я же не могу звать вас «дедушкой».

Перед ними открылся широкий коридор, расходящийся в обе стороны полукругом, словно обнимая центральную башню. Провожатый свернул направо.

Слева тянулась голая каменная стена, справа – высокие арочные проемы, охраняемые статуями. Перед ближней аркой бородатый старик с трезубцем трубил в морскую раковину. У следующего прохода восседал на орлином троне король с изломанным, словно молния, скипетром в руке. Дальше по кругу маячила задрапированная в тяжелые одеяния фигура, лицо ее скрывал тяжелый черный шлем. За этой статуей, охраняя соседнюю с хозяином трезубца арку, стоял юноша с арфой и луком. Из-за движения отбрасываемых мерцающей лампой теней казалось, будто слепые глаза статуй поворачиваются и наблюдают за ними.

– Можете называть меня доктором Дю Лаком. Имени своего я вам не открою, поскольку не выношу острот на тему Камелота.

Свернув в арку, которую охранял старик с трезубцем, они вступили в коридор, украшенный вырезанными на деревянных панелях кораблями и морскими чудищами. На потолочных балках парили резные чайки и поморники.

– Погодите! Вы не дедушка Галена? Не мистер Уэйлок? – удивилась и расстроилась Венди.

– Безусловно, нет.

Доктор Дю Лак остановился перед высокой, обрамленной трезубцами дверью в конце коридора. Замковый камень этой арки имел форму всевидящего ока. По расчетам Ворона, они находились в восточном крыле, выходящем на море.

Дю Лак повернулся и оглядел Венди.

– Кто прислал вас? – спросил он.

– Нас прислал Гален! Кто послал вас?

Доктор сказал:

– Я командирован Королевским фондом сохранения исторического наследия.

– Тогда вы не знаете, где спрятаны магические талисманы, которые могут отогнать агентов империи Ночи и спасти мир?

Доктор моргнул, очки свалились у него с носа и повисли на тонкой цепочке.

– Я и не в курсе, что миру угрожают опасности, барышня. За исключением обычных, я имею в виду. Произошло что-то новое?

Доктор взирал на них с вежливой тихой улыбкой, под которой, Ворон не сомневался, пряталось насмешливое подозрение. Он натянуто произнес:

– Извините. По-моему, наше пребывание здесь неуместно. Не уверен, законно ли оно…

Доктор кивнул.

– Может, и так, милостивый государь. К сожалению, в данный момент никого другого здесь нет.

Ворон смутился:

– Что?

– Исторический фонд сообщил мне, что мистера Уэйлока ни при каких условиях нельзя перемещать из его комнаты, разве что днем. Инструкции составлены точно, в соответствии, как я понимаю, с письменными указаниями самого мистера Уэйлока.

– Погодите… Мистер Уэйлок вас сюда не приглашал?

– Похоже, не больше, чем вас, – ответствовал доктор.

– Тогда мы все правонарушители, – заявил Ворон.

Дю Лак устало улыбнулся.

– Я предложил бы вам вызвать констеблей, милостивый государь, но в доме нет телефона. А мне действительно нужна ваша помощь, если вы друзья мистера Уэйлока. Я наблюдаю за ним уже довольно долгое время, и мне необходима смена.

– Конечно, мы поможем! – воскликнула Венди. – Что надо делать?

– Погодите минуточку, – пророкотал Ворон, – по-моему, если тут что-то не так, следовало бы вызвать полицию. Или позвонить в больницу.

Жена нетерпеливо шлепнула его по плечу.

– Ой, не дури! С каких это пор ты доверяешь правительственным чиновникам?! Что нам надо делать, доктор?

– Среди прочего вам придется отогнать машину, чтобы ее не было видно из дома. Относительно этого требования однозначны. Можете припарковать ее возле одного из внешних строений. Если хотите помочь, вы должны следовать всем инструкциям с огромным терпением и верой, даже если они покажутся эксцентричными. А помощь мне нужна. Помощь в присмотре за моим пациентом.

– Пациентом?! – встревоженным голосом переспросила Венди.

Доктор толкнул дверь.

II

Широкие окна комнаты выходили на север, восток и юг. Перед окнами, глядя наружу, стояли на козлах по полному доспеху с оружием наготове. Каждая из четырех стен комнаты была оформлена в своем особом стиле. На дальней красовались восточные орнаменты, китайские драконы и лакированная мебель обрамляли самурайские доспехи, глядящие в то окно. Слева помещались деревянные идолы викингов и резные носы их кораблей, а в окно смотрел рогатый шлем. Справа варварские золотые украшения из Северной Африки окружали тюрбан, обернутый вокруг украшенного плюмажем шлема, и задрапированную шелком кольчугу, что охраняли правое окно. (Ворон узнал фигуру, замеченную им со двора.) По обеим сторонам двери, через которую они вошли, стояли козлы с надетыми на них пластинчатыми панцирями, покрытыми расшитыми геральдическими драконами Уэльса, сюркотами. Левый доспех изъела ржавчина, словно он долгое время простоял без дела. А тот, что справа, был отполирован и покрыт вмятинами, будто его недавно использовали по назначению.

В центре комнаты находилась кровать с пологом на четырех столбиках, на которой покоилась неподвижная фигура. Лысина блестела в свете луны, а густые белые брови поднимались над морщинистым лицом, словно облачка.

Помрачневшая Венди молча выступила вперед и уставилась на спящего, разглядывая его нос и подбородок.

– Как похож на Галена.

Она нерешительно протянула руку и прикоснулась к спящему. Она заметила, что в грудь и руки ему вставлены трубки и электроды и все спрятаны под покрывалами, чтобы их не было видно из комнаты.

– Бесполезно, – произнес доктор. – Он не может проснуться.

III

Венди вприпрыжку спускалась по лестнице. От такого энтузиазма фонарь у нее в руке раскачивался и подпрыгивал, пламя мерцало, вспыхивало и плевалось искрами. Огромные тени метались над головой, пока она проходила, оставляя подобно комете неравномерный след из бледного прозрачного дыма, повисавшего в воздухе у нее за спиной. Она полагала, что находится в северном крыле, срезая дорогу.

Существовал определенный тип разговоров, который Венди называла «задом наперед». Ее муж и врач как раз имели классическую беседу из этой серии. Она началась с пожелания доктора, чтобы они остались и подежурили возле дедушки (дабы мистер Дю Лак мог немного поспать), но потом он захотел, чтобы они уехали на следующий день, поскольку они не из Исторического фонда и доктор вообще не представляет, кто они такие (это несмотря на то, что Венди произнесла собственное имя очень громко и четко несколько раз).

Муж ее, в свою очередь, начал с согласия остаться, но затем пожелал узнать, почему это доктор («И откуда мне знать, что вы настоящий врач, а? ») не отвез дедушку в больницу, как поступил бы ответственный человек. Закончил Ворон тем, что они должны уехать, поскольку, если доктор серьезный человек, он не станет доверять пациента попечению незнакомцев.

( – Я думаю, что настоящий врач не доверит пациента заботам человека вроде меня, которого он не знает!

– Но, дорогой коллега, само это замечание показывает, как вы на самом деле ответственны.)

В результате дедушка неминуемо остался бы и без присмотра, и не в больнице, а поступить так безответственно никоим образом было нельзя.

Мужчины как раз находились в середине путаной беседы, в точке, где оба согласились, что – поскольку ни один из них не может доверять другому – Ворону с супругой надлежит уехать, когда Венди взяла фонарь и вышла припарковать машину и отобрать кое-какие вещи для ночевки.

Времени у нее было предостаточно. Она знала, что пройдет еще минут двадцать, прежде чем эти двое вернутся к началу разговора и сообразят, что они с Вороном остаются на ночь дежурить возле дедушки.

Венди пересекала пространство затемненного холла, фонарь выхватывал лишь кружок черно-белого плиточного пола, когда ее внимание привлек отблеск света где-то слева. Смутное мерцание и, кажется, негромкий звук. Да, определенно звук: несколько аккордов нежной музыки повисли в воздухе.

– Может быть, это эльф! – прошептала Венди.

Забыв о деле, она очень тихо направилась через зал в сторону таинственного трепещущего мерцания.

IV

Здесь находилась арка с деревянными колоннами по бокам, выточенными в виде двух деревьев. В переплетающихся ветвях капителей, среди искусно вырезанных дубовых и лавровых листьев виднелись мрачные совы и улыбающиеся дриады. За аркой оказалась библиотека с бесконечными рядами книг на высоких стеллажах. Каждый стеллаж украшали панели с изображением исторических сцен. На стене над каждой полкой висел в раме портрет кого-нибудь из английских монархов, а над ними располагались зодиакальные знаки и дома.

Высокие окна справа пропускали яркий лунный свет. Одно окно было открыто, и бледные занавеси трепетали на ветру, отбрасывая лунные блики по всей комнате. Отсюда и шло загадочное мерцание. Венди подошла закрыть окно и обнаружила, что звуки издает конструкция из полых трубок длиной около фута каждая, которую держит в руке одна из мраморных статуй в саду: крылатый пухлощекий человек, одетый в звериные шкуры. За спиной у него прятались бронзовые медведи, большой и маленький.

Венди закрыла окно, затаила дыхание и обернулась, не сомневаясь, что сейчас с ней произойдет какое-то великое чудо.

Она обожала книги, особенно сборники сказок. Перед ней была полка, на панелях которой были изображены тонущий в бурном море огромный флот, королева на плахе, какие-то битвы. Над стеллажом висел портрет Елизаветы I, а на верхней полке стоял бюст Шекспира.

Венди вытянула томик с этой полки, полагая, что раз уж рельефы такие занятные, то и рассказы в книжках должны быть восхитительны. Переплет из толстой коричневой кожи украшали тисненые эмблемы крылатых коней и скрещенных ключей.

К сожалению, исписанные от руки, вытертые и пожелтевшие страницы содержали слова на латыни – языке, для Венди непостижимом. Однако сразу за этой книгой обнаружился спрятанный между нею и стеной маленький красный томик в современном переплете. Заглянув за две соседние книги, она увидела, что за каждой книгой на полке скрывается маленький красный томик.

Тогда Венди взяла красную книжку, поставив тяжелую черную латинскую книгу боком, чтобы отметить место на полке.

Она опустила фонарь на стол и повернула маленький красный вентиль, увеличив приток масла к фитилю. По бокам стола были вделаны четыре маленьких зеркала, которые отражали свет в центр столешницы и усиливали его. После минуты сладостного промедления она открыла красную обложку.

Как она и надеялась, это был сборник сказок.

V

«Я, Джон Ди, маг и духовник ее милосерднейшего величества Елизаветы, королевы-девственницы, вернулся в этот последний день Девы во время новолуния, спустя две недели после великой победы над "Непобедимой армадой", что была одержана бурей, призванной с помощью золотого кольца и зеркала сэра Фрэнсиса Дрейка. Величайшая армия, виданная когда-либо в христианском мире, полностью разбита и уничтожена князем бури Фулграторианом к вящей славе нашей королевы. Я вернулся в Высокий дом, в Эвернесс, дом истинных сновидений под вечно изменчивой луной, чтобы по требованию ее величества усмирить мятежных духов, потревоженных колдовством сэра Дрейка, для чего ее величество пожаловала мне три волоса с головы Брана, воина Аннуна. Сию голову охраняют вороны под Тауэром Лондона, и она всегда будет хранить королевство от вторжения, не допуская, чтобы вражеская нога ступила на нашу землю. И эти волосы были великим сокровищем. Первый я спалил в огне, второй бросил в море, как написано, третий положил под подушку, пока спал, а со мной находился мой домочадец Е. Келли, чтобы успокоить мое возбуждение и призвать мою душу назад, буде я переусердствую в процессе сна, ибо он имел при себе лавровый лист.

Сон, виденный мною в ту ночь (когда Меркурий находился в созвездии Девы и в оппозиции к Утренней Звезде), являлся продолжением сна, виденного двадцать четвертым стражем Эвернесса (Quod vide Oneiro-librum, Anno 871), который, в свою очередь, является продолжением сна седьмого стража (Anno 599), чьи отчеты имеются в написанных им томах этой библиотеки.

Здесь помещается заключительная часть сна, где выясняется, каково могло быть истинное имя сына ирландского короля и как был повержен Великан-С-Двумя-Факелами и снято проклятие с семерых братьев… »

К этому моменту Венди была полностью захвачена текстом и только поудобнее угнездилась в кресле.

VI

Дочитав книгу Джона Ди, Венди из любопытства просмотрела записи двадцать четвертого стража Эльфуайза Великого и седьмого стража Корбенека Карабасского. Эти люди видели во сне начало и вторую часть данной истории. Более того, заглядывая в другие тома в поисках начала повести о сыне ирландского короля, она по интригующим намекам поняла, что все книги в библиотеке – каждая! – являются дневниками сновидений. И не простых сновидений, не скучных снов, которые снятся большинству людей, – о том, как они пришли на работу голышом или бегут по коридору, который никуда не ведет. Нет, здесь были грезы великих сновидцев.

В этих снах являлись чудовища из темных уголков мира, твари из глубоких топей, сумрачных пещер и ветреных пустошей. Чудовища поклонялись утонувшей цитадели из несокрушимого металла, что вздымается среди страшно холодных илистых холмов в расселине на дне моря. Хозяин этой цитадели некогда был величайшим из благородных воинов Света, самым ярким до своего падения, но теперь обитал в величайшей тьме и склонил свой дух, гений и мощь мысли ко злу и мести. В бездне тьмы лелеял он ненависть.

Но существовали воины, противостоящие его великому злу. Венди переворачивала страницы, снимала книги с полок и осторожно ставила их на место, повсюду натыкаясь на слова, фразы и фрагменты сновидений о грандиозных войнах, погонях, жертвах и трагедиях повелителей снов.

Она прочла отрывок, описывающий поединок лесного короля в Неми. Проглотила историю об игре в загадки между рыцарем Эвернесса и драконом-людоедом. Ознакомилась с кратким описанием обретения потерянного Грааля в солончаковой пустыне. Еще один страж последовал за звуком морского колокола через тьму и океанские волны, чтобы найти плавучий эльфийский город Виндьямар.

Ее заворожил рассказ о конце войны, где юный оруженосец и старый рыцарь опрокинули семиглавого великана в земле Ар и воздвигли в его пустом доспехе гиганта башню Ар-Меннар. А известь для кирпичей они добыли из великаньих костей.

Венди не была уверена, но, судя по описанию, оруженосцем вполне мог оказаться Гален. Мог ли старый рыцарь быть Лемюэлем?

Из любопытства девушка раскрыла самый первый том на самой первой полке с барельефами, изображающими меч, который пронзает наковальню, круглый стол, спящего под корнями дуба волшебника с ветвями омелы и побегами плюща в волосах и битву при Стоунхендже.

Первые строки в первой книге гласили: «Во славу Царицы Земной, которая заставляет вращаться круги земные, чьей рукой земля рождается каждую весну и гибнет каждую зиму, и во славу Царя Небесного, чье копье есть гром, поражающий нечестивых, я, Блэз Авалонский, описываю тут буквами римлян деяния ученика моего Мерлина и особенно – башню, трижды виденную им во сне, под которой два дракона, белый и красный, свивались и бились в поединке великой ярости, дабы башня опрокидывалась вопреки всем попыткам поставить ее прямо. Король приказал выстроить башню в точности такую, какая снилась Мерлину, вследствие чего я должен написать о размерах и обстановке башни Четырех лун, которую видел мой ученик Мерлин. Ибо Дама Озера предсказала и обещала, что ее особое благословение будет на этой башне до тех пор, пока хранится в памяти, что сама башня и земли вокруг нее не должны меняться во сне и наяву. Аминь, аминь. Здесь следует отчет о сновидении… »

VII

В этой сказке Венди несколько раз натыкалась на кого-то, именуемого «даритель», который отдал башню Эвернесса ученикам Мерлина Донблэзу и Альфкиннигу и возложил на них обязанность нести вечный караул против надвигающегося вторжения. Но там не говорилось, кто этот даритель; автор, вероятно, считал данное обстоятельство слишком очевидным, чтобы упоминать о нем.

Уже зевая во весь рот, Венди тем не менее нашла последнюю книгу на полке за портретом Нейла Армстронг, стоящего с флагом в руке на испещренной кратерами пустынной поверхности Луны.

Это оказался тоненький том, запертый на замочек, который Венди ковыряла шпилькой, пока тот не открылся.

– Надеюсь, никто не возражает! – воскликнула она. – Но людям не следует прятать такие вещи – это только увеличивает любопытство!

Это был дневник Галенова дедушки.

Она задремала над книгой, уютно устроившись в кресле, наполовину бодрствуя, наполовину заснув, поэтому не была уверена, читала ли она о детстве Лемюэля, или видела его когда-то вместе с автором, или оно ей приснилось…

VIII

Дедушку Галена звали Лемюэль Уэйлок. Он родился и вырос в ту эпоху, что теперь казалась более простой, более вежливой, более неторопливой и постоянной. Может, тогда было меньше бытовых удобств и роскоши, но жизнь в ином отношении казалась богаче, а мужчины, проходя по улице, приподнимали шляпы перед дамами. То было время достоинства, сдержанности, упорного труда, чести и уважения. А нынче и шляпы никто не носит.

Полученное в тридцать два года наследство явилось для Лемюэля абсолютным сюрпризом. После отцовских похорон, вместе с братьями, их женами и старшими из племянников, он оказался в комнате, где было нечем дышать от жары. Все облачились в самые мрачные наряды для выхода в церковь: мужчины в жестких накрахмаленных воротничках, женщины в шляпках с Цветами. Стояло солнечное и жаркое июльское утро, но никто и не подумал открыть окна.

Поверенный, прибывший пароходом из Англии, занял письменный стол его отца, наполовину погребенный под кипами документов. Некоторые были новые, отпечатанные на машинке; другие – старые и очень старые, написанные на пергаменте и веленевой бумаге, скрепленные восковыми печатями, перевязанные потускневшими лентами и подписанные именами, которые Лемюэль знал по учебникам истории.

Один из документов был завещанием отца. Поверенный прочел его сухим, твердым, лишенным эмоций голосом и объявил (годы спустя Лемюэль все еще недоумевал почему), что ему, Лемюэлю, причитаются права и средства на содержание старого дома у моря.

Лемюэль, третий из десяти братьев, не уродился ни самым умным, ни самым сильным в семье (брат Томас отправился в университет за границу, а Джордж работал десятником на соседней ферме и имел мускулатуру, как у коня); не отличался он и примерным послушанием (Абрахам никогда не злил отца, никогда не перечил ему); даже храбростью не выделялся (юный Теодор спас жизнь всему экипажу своего рыболовного траулера, когда попал в шторм у побережья Мэна).

Более того, Лемюэль всегда полагал, что наследство перейдет к младшему в семье – к Бенджамину, как это происходило в старых библейских рассказах.

Но честь выпала ему. Братья с семьями медленно покинули душную комнату, женщины отправились на кухню готовить роскошный поздний завтрак. Лемюэль остался наедине с поверенным, который старательно объяснил ему про майоратные пошлины, договоры и условия его владения старым домом.

Наследник не мог продать дом никому, кроме как члену семьи, не мог продать или даже изменить внутри дома положение любого предмета или части мебели. Ни одна тарелка на каминной полке, чаша в музее или книга в библиотеке не могла быть перенесена с места на место, даже в пределах комнаты. Любое повреждение должно быть немедленно устранено, а объект восстановлен в точном соответствии с исходным внешним видом за счет хранящейся в банке для этой цели суммы. В доме не допускаются никакие добавления или изменения.

Каждую без исключений ночь, каждую ночь своей жизни, кто-то из членов семьи или должным образом обученный заместитель должен спать под крышей дома в комнате, окна которой выходят на море.

Дом перейдет во владение его наследникам на правах заповедного имущества, в строгом соответствии с законом первородства, без разделения или выделения приданого или вдовьей части, если он умрет, окажется недееспособным в результате болезни, попытается изменить или продать дом или его содержимое или начнет страдать бессонницей.

Юрист продолжал бесстрастным тоном:

– Дар может быть отозван по воле изначального дарителя или того, кого он назначит, до времени, объявленного в исходной хартии и дарственной. Таковым временем является либо конец нынешней Земли, либо возвращение в мир Короля.

Исходная хартия была выгравирована на золотой пластине, которую поверенный извлек из массивного запирающегося футляра, и написана параллельно на латыни, староанглийском, французском и валлийском. Лемюэль разглядел имя, выгравированное внизу документа:

ARTHURUS PENDRAGON, REX QUONDAM ET REX QUE FUTURUS[1].

IX

В глубине души Лемюэль никогда не сомневался, что старый дом предназначен ему.

Однажды летним днем, когда ему было девять лет, Лемюэль и его старший брат Эндрю проникли на соседский участок, дабы забраться на самую высокую сосну на самом высоком холме в округе. Согласно школьному поверью, подъем на это дерево являлся верхом древолазного искусства. Ибо сосновые ветви утыканы иглами и сидят очень близко друг к другу. Опасность быть пойманными на земле старого Тилдрама добавляла приключению блеска.

Вскоре, покрытые смолой, в перепачканной одежде, двое мальчишек уцепились за самые верхние ветви сосны, изображая беспечное отсутствие страха, когда налетающий ветерок заставлял их насест скрипеть и тревожно раскачиваться.

Все знакомые холмы и поля раскинулись у них под ногами, отливая желтым и зеленым в лучах солнца. А дальше тянулись неизведанные луга и коричневая лента таинственной дороги, ведущей непонятно куда.

Некоторое время мальчики спорили о географии, пытаясь решить, является ли дымка на горизонте настоящим морем. (Школьная легенда гласила, что с такой высоты и вправду можно увидеть океан.) А затем началось подспудное, дюйм за дюймом, соревнование, когда каждый из братьев пытался проползти еще несколько опасных шажков вверх. Юный Лемюэль, будучи легче, осмелился пробраться по ненадежной ветке дальше, чем его более осторожный старший брат.

Дабы сохранить лицо и подтвердить принцип, что младшие братья не могут победить старших, Эндрю презрительно заявил, что научился от папы ночному колдовству и секретам, которые Лемюэлю еще рано доверять, потому что он слишком маленький. Новые знания позволили бы Эндрю залезть гораздо выше, соблаговоли он к ним прибегнуть.

Колкостями и насмешками Лемюэль вытянул из брата секрет, и, прежде чем спуститься, Эндрю научил его песне для вызывания сон-лошадки.

В ту ночь, прочитав все молитвы, Лемюэль старательно прошептал песню, которой его научили. Он говорил тихонько, чтобы не разбудить брата на соседней кровати.

В нетерпении, с широко открытыми глазами, лежал он в темноте, глядя сквозь открытое окно на Полярную звезду. И он щурился в надежде каждый раз, когда ночной ветер царапал по стене дома веткой дерева, ибо с убежденностью ребенка не сомневался, что слышит стук копыт по крыше.

Между полуночью и рассветом, между сном и бодрствованием, лунный свет, будто иней, оседал на открытых рамах, и в этом свете похожая на оленью голова просунулась в окно и уставилась на Лемюэля большими темными влажными глазами. Шкура ее сияла как ночной снег, однако была чудесно теплая на ощупь, когда Лемюэль застенчиво протянул руку, чтобы погладить ее по носу. Поскольку окно его спальни находилось на втором этаже, он осознал, что лошадка, должно быть, стоит в воздухе.

Она заговорила, словно ветер зашумел в листве:

– Ты такой юный. Слишком юный, чтобы призвать меня сюда из высокого Келебрадона. В окруженной звездами цитадели стою я, вечно бессонная, и охраняю моего повелителя, вечно спящего, считая годы, пока боевая труба не разбудит его. И тогда он возьмет свое оружие и доспехи, вскочит мне на спину и крикнет: «Вперед! Ибо Ахерон поднимается из моря! Последняя битва зовет, и Земля в опасности! » – Она запрокинула голову и пылко заржала.

Лемюэль был потрясен.

Затем сон-лошадка опустила голову и мрачно произнесла:

– Я могу прервать свое бдение, только когда стражи Эвернесса в крайней нужде призывают меня. В крайне нужде я прихожу, и не ради удовольствия или гордости, не для игры. Теперь ты опозорил меня, маленький мальчик, ибо я отсутствую на посту без уважительной причины. Что, если последний рог протрубит, пока я так далеко? Моему хозяину придется идти на Рагнарёк пешком?

– Но я не сделал ничего плохого… – пролепетал Лемюэль.

– Терпение и вера – так клянется твой народ. Твой народ, как и мой, клялись ими, связав наши могучие клятвы граду Бесконечному воедино. Где терпение, коли ты посмел призвать меня сюда до времени? Где вера? Некогда стражи Эвернесса были могучим орденом. Многие семьи входили в него, и целое королевство могли они позвать на подмогу. Но теперь так часто Стена стоит пустая, неохраняемая. Твоя семья знает древние слова, чтобы призывать силы из Келебрадона, но для чего? Твой народ забыл нас, а если и помнит, то не соблюдает старые обычаи или не верит. Боюсь, иссякла вера в Эвернессе.

По этим словам Лемюэлю стало ясно, что его брат никогда не вызывал сон-лошадку. Теперь он растерянно, почти испуганно пытался понять, делал ли это когда-нибудь его отец. Неужели не осталось никого, кто еще верит?

– Прости меня. Правда, мне очень жаль. Погоди! Не уходи! Смотри, я припас тебе гостинец. Видишь? Это яблоко. Я вынес его из кухни под пижамой.

С минуту она молчала, шевеля ноздрями.

– Большинство из тех, кто молит о дожде, не носят зонтиков, – негромко сказала она самой себе, и ее тихий голос дышал теплом. Вслух она произнесла: – А что это за сверток у тебя под подушкой?

– Мое пальто.

– Ночь-то летняя.

– Понимаешь, я подумал, – застеснялся он вдруг, – если мы поднимемся высоко, может стать холодно…

Невыразимо прекрасный голос ответил ему:

– За твое нетерпение тебе должно быть стыдно, а значит, ты никогда не должен хвастать перед своим братом или говорить отцу, что я здесь была. Но за твою веру полагается награда. Садись мне на спину! И я полечу с тобой в любую страну, какую ты назовешь, вокруг света и обратно сюда до зари. Да, я могу обогнать рассвет, ибо я быстрее солнца. Натягивай пальто.

Босым ногам было холодно на подоконнике, когда он вылезал наружу.

Оседлав сон-лошадку, Лемюэль наклонился вперед, крепко обнял ее за шею и прижался щекой к ее теплой ароматной гриве. Сердце стучало от страха и радости.

– Я не был нетерпелив, – прошептал он. – Просто ты пришла слишком быстро, и я не успел показать тебе, как я умею ждать. Я бы подождал. Тебя. Я бы ждал вечно. Честно.

ГЛАВА 10

УЗНИК АХЕРОНА

I

Венди резко вскинула голову. Она не знала, сколько пролежала щекой на книжках на столе, а лампа погасла. Что-то заставило ее поднять голову. Шум?

Затем она снова услышала его. Морские валы с рваным протяжным грохотом разбивались о скалы внизу. Но за грохотом волн слышались более частые и резкие удары. Оба звука раздавались одновременно, и их было трудно отличить друг от друга.

Венди с любопытством вылезла в окно. Она увидела статую Борея, а у него за спиной – созвездия Большой и Малой Медведиц, сверкающие в свете тоненького месяца.

Под окном рос могучий вяз, и Венди решила перебраться по его ветвям на дамбу. Она полезла вперед, испуганная внезапным ветром, который дергал ее за юбку и развевал ее волосы, словно черное знамя. Высоко вверху сияли яркие звезды.

Эту высокую часть стены она до сих пор не видела. Широкий парапет с прорезанными в нем амбразурами и оборонительными приспособлениями, высокие каменные башни на его концах прекрасно сохранились.

Венди выглянула между зубцов стены. Внизу расстилалось море – равнина неукротимых волн. Разъяренные валы черной воды, окаймленные бело-зеленой пеной, грохотали о прибрежные скалы.

Под водой виднелся косяк светящихся рыб. Жуткие твари таращили глаза, зубы у них торчали, словно связки белых ножей. С ними плавали отливающие зловещей бледностью медузы и переливались множеством цветов гигантские светящиеся кальмары с мудрыми глазами.

В гуще морской живности, подсвеченные мертвенным сиянием их холодных тел, два великана держали ствол дерева, как таран. Когда волна отбегала, они могучими руками заносили его назад. А когда море с грохотом ударялось о скалы под стеной, они посылали передний конец тарана в облако брызг под таким углом, чтобы попасть по камням стены одновременно с волнами.

Между ног у них весело резвилось стадо тюленей. Некоторые тюлени плавали, выставив головы над водой, и распевали лающими голосами гимны во славу тьмы.

Еще ниже на дне моря, держа копья под одинаковым углом, выстроилась рядами кавалькада рыцарей-утопленников. Их кони были покрыты язвами и изуродованы различными болезнями. А всадников окружали расплывающиеся облака крови.

В небесах над морем, окруженная темными тучами, высилась облаченная в килт и длинный плащ фигура с длинными всклокоченными волосами. Полы отливающего угольной чернотой и серой сталью плаща развевались на ветру, словно крылья летучей мыши. В руках гигант держал волынку, и из этой волынки вылетали стремительные грозовые потоки.

За его спиной маячил второй, облаченный в древнегреческие доспехи, вооруженный длинным копьем и щитом круглым и блестящим, как луна. Когда этот воин ударял копьем о щит, гром с рокотом прокатывался по небесам от края до края.

Как раз в те несколько мгновений, когда Венди смотрела на них, штормовые облака начали собираться, подобно флотилии огромных черных кораблей. Там и сям среди облаков появились и сами корабли без огней – сплошные ряды надутых парусов. С этих кораблей раздавались команды и доносилась песня, вплетенная в раскаты грома.

А за ними на горизонте, переходя океан вброд, словно ребенок – мелкий пруд, надвигались громадные черные тени. Морские волны пенились у них вокруг пояса и бедер. Они находились слишком далеко, чтобы разобрать детали, за исключением того, что центральная тень в капюшоне несла фонарь, в котором билось множество красивых маленьких огоньков, мерцающих, словно огненные бабочки.

Таран с грохотом ударялся о камни стены, окруженный летящими брызгами.

Ветры визжали, словно от боли.

Венди повернулась и побежала, оступаясь, под натиском бури.

II

Раз или два она падала на четвереньки, когда стена вздрагивала под титаническими ударами. Каменные блоки под ногами стонали, в воздухе висела пыль, выбитая из трещин кладки штормовыми ветрами.

Длинный пролет ступеней, ведущий во двор, она то ли перепрыгнула, то ли пролетела. В глубоком бассейне, окруженном светящимися созвездиями, отражение неба разливалось концентрическими кругами, возникающими при каждом подземном толчке. Деревья в саду скрипели на ветру и бешено мотали зелеными головами.

За спиной у нее с грохотом рухнул огромный блок. Раздался гром и тюлений лай, снизу донеслись радостные вопли и победный вой труб.

Ближайшие двери были заперты. Но внезапно она очутилась на карнизе высокого окна, сама не понимая, запрыгнула она туда, или залезла, или вспорхнула одним шагом.

Окно оказалось не заперто. Она вошла.

Коридор внутри был темен и тих.

III

На то мгновение, пока глаза привыкали к сумраку, Венди прислонилась спиной к косяку окна, прижав руки к стене по бокам от себя и часто дыша.

– Уж не вспомнила ли я, как летать? – спросила она сама себя. – Спустя все это время? Или я просто вскарабкалась сюда и только думаю, будто вспомнила, как летать. С другой стороны, я могла взлететь, а теперь думаю, что залезла. Может, этот дом и на самом деле волшебный. Почему я больше не слышу шума?

И правда – сотрясающие землю удары и визг ветра не долетали сюда. Венди огляделась и двинулась по странному коридору, по пути слегка касаясь пальцами занавесей на стене и дверных косяков.

На притолоке каждой двери было вырезано по несколько белых ворон, словно стая птиц расселась на верхней части дверных проемов. На некоторых дверях ворон попадалось больше, на некоторых меньше. Сюжеты, изображенные на гобеленах, едва угадывались во мраке, и то лишь тогда, когда они оказывались напротив окна, освещенного прибывающей луной: маленькая девочка играет в саду, два бегущих мальчика, похороны, четыре женщины поднимают кубки, жонглер вертит монетки в воздухе.

Венди пыталась отыскать дорогу обратно в дедушкину спальню, где остался ее муж. Некоторое время спустя, испробовав несколько дверей и поблуждав по коридорам (причем все они были украшены очень странно), Венди оказалась в конторе, где слабый лунный свет позволял различить взятые в рамочку долларовые купюры над сундуками с монетами. Маленькая дверца, спрятанная за чуланом, открывалась на короткую винтовую лесенку, которая привела Венди обратно в украшенный воронами коридор – как раз напротив гобелена с драконом, свернувшимся вокруг кучи сокровищ. Его скорпионий хвост касался дымящихся ноздрей. На дверном косяке рядом сидели шесть воронов.

– А! Теперь я поняла, – воскликнула про себя Венди. – Это дом-памятка. Тут сплошная мнемоника. Вещи расположены таким образом, чтобы сохраняться в памяти в определенном порядке, как обещала их хранить Дама Озера в той книжке. Неудивительно, что их нельзя двигать. Этот коридор представляет собой детский стишок. Посмотрим-ка…

Раз – ворона принесет Хитрую девчонку,
Две вороны принесут Шустрого мальчонку.
Три вороны принесут
Горькое похмелье,
А четыре принесут Радость и веселье.
Пять ворон принесут Серебра кусочек,
Шесть ворон принесут Золота горшочек.
Семь ворон принесут Нам большой секрет…

Венди умолкла и принялась разглядывать гобелены. В конце коридора она нашла около дверного косяка с тремя воронами тот, на котором были изображены похороны. Через ту дверь она спустилась вниз по короткому винтовому пролету и попала в центральный круговой коридор. Она вышла рядом со статуей в шлеме и плодом граната в руке.

– Так я и думала! – воскликнула исследовательница. – В доме четыре крыла. Земля, вода, воздух, огонь. Юг, восток, север, запад. Каждому соответствует свое древнегреческое божество. Гадес, бог погребений, полагаю, представляет землю. А Аполлону полагается быть огнем?

В прошлый раз, благодаря свету лампы, статуи просматривались издалека. Теперь же лунный свет падал из маленьких окон высоко в стенах под странными углами, освещал фрески на потолке, складывавшиеся в узоры из летящих птиц.

Венди подняла голову.

– Теперь я поняла!

Над статуей Гадеса парила целая стая ворон и отдельные экземпляры других птиц – сокол, орел, чайка. Венди последовала за чередой чаек, пока не набрела на их стаю. Тогда она опустила глаза вниз, где стояла статуя Посейдона, трубящего в раковину.

Сквозь маленькое окошко над морским богом светила полная луна, и это казалось странным, ибо Венди ясно помнила, что видела луну в три четверти, когда была в южном крыле, в вороньем коридоре. И ее не покидало ощущение, что, когда она выглядывала из библиотечных окон, луна едва народилась.

Венди миновала статую. Коридор по какой-то причине казался запутанным и полным теней, и ей никак не удавалось найти большие двери в его конце. Затем она заметила корабли в орнаменте, на картинах и в виде поставленных на пьедесталы маленьких моделей. У джонки был один парус, у шлюпа – два, у яла – три, у шхуны – четыре.

Она нашла изображения клипера «Янки» между двумя картинами – «Плывущим в зарю» и «Нагльфаром». Обернувшись, Венди увидела большие двери с трезубцами по бокам и изображением открытого глаза наверху.

Из-под двери виднелась полоска резкого белого света. Что-то в этом свете было странное, и Венди так пристально всматривалась в него, что у нее закружилась голова. Она постучала.

– Ворон! Ты там? Злодеи лезут через стену! Сэлки, и великаны, и вообще все!

В ответ раздался голос Ворона:

– Чш-ш! Чш-ш! Тихо!

Она слышала скрип стула, а затем звук легких шагов Ворона по полу (Венди гордилась тем, как тихо умеет ступать ее муж, когда захочет).

Когда дверь открылась, странный резкий свет хлынул наружу, подхватил Венди и швырнул ее вдаль по коридору.

Затем она проснулась.

IV

Венди оторвала голову от стопки книг, на которых заснула, и удивленно заморгала, оглядывая темную библиотеку. Метнувшись к окну, она увидела за линией деревьев невысокую дамбу. Просто кирпичная стена, не выше ее плеча, а то и ниже. Эта маленькая стенка не выглядела ни широкой, ни прочной, и, пока Венди смотрела, набирающие силу штормовые ветра опрокинули один или два разболтанных кирпича с осыпающейся части. Несколько осколков изъеденного дождями и ветром камня бесшумно упали на траву.

Донесся раскат грома. В отдалении она слышала лай собаки, взвизгивающей от радости, и пронзительный крик потревоженной во сне чайки, который лишь отдаленно напоминал боевую трубу.

V

Поднявшись, Венди разглядела в тени между двумя стеллажами маленький огонек, неяркий, но ясный, словно свет падающей звезды. Шагнув вперед, она увидела арку, за которой открылась ранее не замеченная комната.

Здесь длинные, словно стволы деревьев, колонны поддерживали утопающую в тени крышу. Высокие узкие окна пропускали звездный свет. Одна рама была открыта, и туманный ветер залетал в комнату.

Над головой мерцали изображения выгравированных на серебре полумесяцев и многолучевых звезд. На противоположной стороне огромного покоя смутно маячили две статуи в доспехах по бокам от кровати с пологом, на которой вроде бы распростерлась темная фигура.

Странный свет исходил от подножия ложа: из окруженной неясным ореолом точки били серебряные лучи. Там, словно кот на приступочке, свернулась клубком крохотная фигурка.

– Может, это эльф! – прошептала Венди и на цыпочках двинулась вперед.

VI

Ворон изъял кинжал у одного из охраняющих окна вооруженных манекенов и, убедившись, что клинок не слишком тупой, сунул его себе за пояс острием вверх, чтобы внезапный укол будил его, когда он начнет задремывать.

Много часов просидел сын гор в потемках, осунувшийся, с красными от усталости глазами, мучительно выпрямившись и наблюдая за спящим Лемюэлем Уэйлоком. Время от времени он откидывал покрывала, чтобы проверить при свете лампы приборы, контролирующие пульс, дыхание и кровяное давление. И, как доктор повторил несколько раз, ни разу не воспользовался фонариком и всегда накрывал приборы после проверки.

Однако доктор не проинструктировал сменщика, где добыть еще масла для прогорающей лампы. Ворон держал ее в режиме слабой искорки, прибавляя свет только во время регулярных осмотров спящего.

Доктор был безмерно уязвлен, обнаружив в конце концов, что вновь прибывший вовсе не врач. Ворону его реакция показалась неоправданно острой. Бородач недоумевал, что он делает в доме незнакомца, охраняя сон больного человека вместо того, чтобы находиться дома, в постели с собственной женой. Куда он попал?

Он говорил себе, что это дежурство не длиннее и не опаснее, чем его вахты на борту корабля. Но ему хотелось занять руки вязанием или макраме, чтобы скоротать ожидание. Тут заняться было нечем.

Около трех часов утра (так он определил по положению звезд) последняя искорка в лампе погасла. Он проверил спящего еще раз, примерно через час, теперь уже воспользовавшись фонариком.

Шло время, и он смотрел, как лунный свет перебирается из восточных окон, охраняемых самураем, в южные, под охрану мамелюка.

Вид луны сквозь южные окна пронзил его сердце ужасом. Темные пятна на ее лике казались настоящими морями – безжизненными пространствами океана, катящего волны на ледяные берега бесплодных каменных пустынь.

Перед его мысленным взором возник купол без окон над замерзшим плоскогорьем, окруженный обелисками и слепыми башнями, из которых непрестанно неслись вопли и приглушенные стоны боли. Воображение нарисовало цепочку невероятно толстых и бледных, как слизни, людей с выдавленными глазницами вместо глаз, марширующих через серые, заметенные снегом пески к черным дверям этого купола. В руках они держали клещи и железные бичи, ложки для выковыривания глаз и крючья для вытягивания кишок, шилья и железные клейма. Слушая исполненные муки вопли, они расплывались в идиотских ухмылках.

Укол в подбородок разбудил Ворона.

Он протянул руку и потряс спящего старика за плечо.

– Я не убивал вашего внука! Я не собирался его убивать! Мне пришлось! Это ради моей жены! Почему я должен жалеть вас, когда моя жена жива, а? Скажите мне, а? – Но затем его голос упал до горестного шепота. – Нет, я знаю. Вы любите своего внука не меньше, чем я люблю свою жену.

Он поднялся и встал у окна, устало облокотившись на закованное в броню плечо язычника. Затем оторвал взгляд от луны и посмотрел вниз. Там во дворе мерцал серебристый бассейн, окруженный двенадцатью изваяниями зодиакальных символов.

– Эй, вы, там, в бассейне, – прошептал он. – Наверное, моя жена не загадала желание, когда бросала монетку, а? Можно я загадаю за нее? Я хочу узнать, как исправить то, что я натворил. Не слишком ли много всего за один пенни? Думается мне, всей воды в мире не хватит, чтобы смыть кровь с моих рук. Но все равно, таково мое желание.

Сев рядом со спящим, он включил фонарик и проверил приборы. Пульс и дыхание были в норме. В ярком электрическом свете он заметил, что глаза у Лемюэля Уэйлока двигаются под веками. В слабом свете масляной лампы это не бросалось в глаза.

– Ему что-то снится, – пробормотал Ворон. – Интересно, что именно.

Он поднес фонарик прямо к глазам спящего, но тот не проснулся.

– Старик видит что-то во сне, – сообразил он. Врач говорил ему, что у Лемюэля до сих пор бывают периоды ФБС раз или два за ночь, но его не разбудить даже во время этой фазы. – Посмотрите на него – туда, сюда, туда, туда… влево, влево, вправо, пауза, вправо, влево.

Ворон наклонился ближе.

– Святая Катерина! – выдохнул он. – Это же код! Азбука Морзе!

Он по буквам прочел послание:

«Гален помоги мне я в плену в Ахероне».

VII

«Гален помоги мне я в плену в Ахероне Виндьямар захвачен когда я отправился туда три королевы оказались сэлки и забрали меня в Настронд затем опутали меня песней и отвезли в Ахерон я в камере пяти черных башен снаружи мне отрезали руки чтобы я не мог сотворить знак Коф и я вишу на крюках, угри приплывают в окна сосать мои раны когда я пытался призвать песней сон-лошадку вода заливалась мне в горло и я не мог издать никакого звука и я забыл как звучит нормальная музыка когда меня потащили к Утренней Звезде и он такой яркий и красивый и я не мог перестать отвечать на его вопросы поэтому я откусил себе язык Гален отправляйся в гостиную за портретом Азраила найдешь рог труби в него чтобы разбудить Спящих в моей камере я чувствую сотрясение Ахерон поднимается из глубин худшее случилось мы все потеряны найди рог труби в рог не жалей обо мне эти раны исчезнут когда я проснусь и новый мир был обещан нам я не устаю повторять себе что это кошмар я не знаю получаешь ли ты это послание Гален я столько забыл уже из моей жизни наяву и я не знаю сколько я проспал Гален разбуди меня пожалуйста боже разбуди меня я пленник в Ахероне и музыка падшего серафима уносит мою волю и сердце я уже едва могу вспомнить твое лицо Гален но отправляйся в гостиную за картиной труби в рог труби в рог труби в рог жезл чтобы обнаружить сэлки и остальные талисманы в стране золота рог за портретом основателя в гостиной труби в рог и пробуди Спящих Ахерон поднимается и мрак покрывает все».

VIII

Ворон нашарил в кармане старый огрызок карандаша, но не нашел, на чем писать, кроме оборотной стороны водительских прав (страницы, куда вписывают сведения о донорских органах). Строчил он в отчаянной спешке, микроскопическими буковками.

Когда смысл послания стал ясен, Ворона бросило в пот и затрясло. Он не понимал, что за вести пытается передать Лемюэль, но когда попытался списать это на кошмары старого больного человека, то понял, что это неправда.

Когда старик движениями глаз передавал «мрак покрывает все», Ворон услышал шаги в коридоре, затем стук в дверь.

– Ворон, ты здесь? Злодеи лезут через стену! Сэлки, и великаны, и вообще все!

Ворон, на секунду позабыв, что Лемюэль не может проснуться, бросил:

– Чш-ш! Чш-ш! Тихо!

Затем быстро подошел к двери и открыл ее. Никого. Ворон озадаченно посветил фонариком в обе стороны по коридору. Он не увидел никакого места, куда успела бы спрятаться Венди за мгновение, потраченное им на открывание двери.

Он быстро вернулся к кровати, но момент был упущен. Лемюэль снова погрузился в глубокий сон, глаза его стали неподвижны.

Ворон посмотрел на смятую записочку в своей руке и произнес дрогнувшим голосом.

– Ну-ну. Ну-ну. Всему этому должно найтись логическое объяснение. Я не могу до него додуматься. Но это не значит, что его не существует.

Он сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, и поднес бумагу к глазам, едва не касаясь ее носом.

– И где же эта гостиная, а? И откуда мне знать, как выглядит основатель?

Затем он выпрямился, моргая.

– Она сказала, идут великаны?

Сердитый голос донесся из коридора за дверью.

– Выключите свет! Вы что, с ума сошли?! Ворон резко вырубил фонарик. Доктор с лампой в руках вошел в комнату. Он повернулся, поставил лампу и напустился на Ворона.

– Как вы посмели грубо нарушить наши правила?! – рявкнул Дю Лак, топорща усы и сверкая очками.

– Доктор, – медленно произнес Ворон, – почему я не слышал ваших шагов по коридору снаружи? Пол деревянный. Вы в ботинках.

– Возможно, вы меня и не слышали, милостивый государь. Что это у вас в руке, куда вы смотрите?

– Я бы услышал. У меня очень тонкий слух, – ответил Ворон и показал пустую ладонь, поскольку успел сунуть маленькую карточку в карман, когда доктор повернулся спиной.

ГЛАВА 11

ПЯТЬ ИМЕН МАЛЫХ ТАЙН

I

Питер Уэйлок приглушенно ругался, пока его рычащая машина (Азраил де Грэй убедился, что это машина, ибо незаметная проверка подтвердила отсутствие у нее души) втягивалась на подъездную аллею перед большим, приземистым одноэтажным домом. Азраил не мог понять, какая опасность заставляет его спутника проклинать своих богов. Правда, здесь с верхушки шеста тоже сиял ярче луны световой маяк – зрелище, вселявшее в мага благоговейный ужас и тревогу. Он уже догадался, что в нынешнем мире это обычные предметы. Питер проклинал, несомненно, что-то иное.

Но, помогая калеке вылезти из машины, Азраил заметил пять ворон, спящих на сосне в нескольких фатомах от него: три, сидевшие порознь, означали девочку, две вместе – мальчика. Вылезая из машины, он ухитрился выронить из кармана кусок бечевки. Нагнувшись подобрать ее, он заметил, что бечевка свернулась дважды противосолонь: верный знак прибытия гостей, к тому же знакомых.

Ромашка, рядом с которой упала бечевка, имела шесть поникших лепестков. Четное число, «не любит». Значит, кто-то есть внутри дома, там есть женщина и мужчина, и эта знакомая женщина не испытывает любви к Питеру.

– Черт! – пробормотал Питер. – Только посмотри. Какого черта она тут забыла? – Затем, повернув голову к Азраилу: – Здесь твоя мать со своим хахалем. Ее машина загораживает проезд. Вероятно, явилась кудахтать над тобой. Вместо того чтобы навестить тебя, когда это было нужно. Наверное, им позвонили из больницы.

Азраил, который не видел ни повозки, ни иного гужевого транспорта, скрыл восхищение способностью Питера читать знаки. Тот обнаружил больше, чем сам Азраил, взглянув лишь мельком и явно различив нечто, непонятное магу.

Де Грэй обошел вокруг большой металлической коробки на колесах со стеклянными боками, загораживающей тропу, взглянул на звезды, облака и ближайшие деревья, чтобы понять, откуда его потомок черпает ключи для предсказаний. Но не смог определить ничего, кроме очевидного (дом не охраняется; в лесу есть олени, волков нет; кто-то прольет слезы еще до конца вечера), и снова напомнил себе, что не стоит недооценивать Питера. Даже если калека отрекся от крови Эвернесса, древняя магия все равно течет в нем глубоко и сильно и силы мира не могут долго прятать от него тайны.

II

Впоследствии Азраил не сумел бы припомнить имен Двух людей, встреченных в этом странном доме. Он счел их незначительными, следовательно, не привязал к их именам волшебные картинки и не отвел им места в многомерной башне своего духа.

Первая – его (вернее, Галенова) мать – оказалась еще большим предателем Эвернесса, чем Питер, ибо покинула своего господина и повелителя, сбежав с другим мужчиной. Азраил сначала неверно расценил ее присутствие. Когда она обняла и поцеловала его, осыпая множеством ласковых (хотя и неискренних) слов, он предположил, что раскаянье и угрызения совести, вызванные нависшей над сыном угрозой смерти, выманили ее из укрытия и что ей было милосердно дозволено в последний раз повидать свое дитя, перед тем как ее препроводят в руки властей. Но нет: очевидно, в этой стране можно наставить рога своему повелителю и не понести за это никакого наказания.

Разумеется, дальше он ожидал, что Питер вытащит ее спутника-блондина на улицу и прикончит. Именно убьет, а не вызовет на поединок, поскольку, в отличие от Питера, блондин не имел при себе оружия, а значит, не принадлежал к рыцарскому сословию. Поскольку он не имел права носить оружие, он был крестьянином и при этом выказывал изумительное высокомерие и наглость. Он обращался с Питером и Азраилом весьма фамильярно. Де Грэй заключил, что Питер, в силу слабости характера или недостатка решимости, позволил этому отвратительному созданию жить, и, ободренный этим, смерд сполна воспользовался данным преимуществом и безнаказанно щеголял презрением к вышестоящим.

Изумление Азраила возросло, когда они расселись вокруг небольшого стола за трапезой. Крестьянин сел вместе с ними, и сидел он, что совсем изумительно, ближе к солонке, чем де Грэй.

Азраил ждал обеда, поскольку в узком конце большой комнаты, где они находились, имелся камин. Очаг казался маловат для приготовления пищи, да и крючья для котелков отсутствовали, но Азраилу не терпелось снова узреть форму и дух пламени. Оно рассказало бы ему обо всем больше и быстрее, чем многие другие виды ворожбы.

Но его ожидало разочарование. Еду готовили на металлической коробке, заполненной молниями. Молнию заставили циркулировать по знаку лабиринта, по спирали, что охраняет границу между светом и тьмой. Она давала беспламенный жар, на котором и готовили. Тут Азраил определенно решил, что эти люди раскрыли его и просто играют с ним. Зачем еще пускаться на такие замысловатые ухищрения, лишь бы не дать ему увидеть пламя?

Однако в процессе поглощения пищи его подозрения улеглись. Это была его первая трапеза (за исключением сырой рыбы) за бессчетные обороты небес.

Тарелки, круглые как луна, были так красивы и сработаны столь искусно, как Азраилу не доводилось видеть, но без единого пятнышка украшений или намека на позолоту, чтобы добавить им роскоши. Насколько помнил Азраил, никакого праздника в календаре не значилось, но к столу подали мясо да еще свежие фрукты, хотя, на взгляд де Грэя, стояла ранняя зима.

Обед получился прекрасным и вкусным, однако не было ни крепостных девок, ни прислуживающих чашников, ни собак, чтобы подбирать объедки. Лары или местные домовые, вероятно, связали этих людей строгой клятвой, поскольку, когда он сбросил объедки на пол, хозяева развели жуткую суету, приговаривая, что он, должно быть, сделал это случайно (они использовали слово «просыпал»). И они сразу все убрали обрывками бумаги из свитка. Зачем им понадобилось наносить такое оскорбление свитку и какой вражеской библиотеке он принадлежал, осталось за пределами Азраиловой способности к ясновидению. Он недостаточно ясно видел бумагу, но разглядел вытисненный на ней замысловатый узор из цветов, явно по всей длине: работа, для выполнения которой монахам потребовались бы долгие годы.

Но когда люди собрали все объедки и мусор и сложили их в закрывающуюся емкость, стало ясно: они боялись, что какой-нибудь враг сумеет заклясть или отравить их, нарисовав руны на костях, которых касались их губы. Поэтому им приходилось избавляться от костей со столь дорого стоящей тщательностью. Он снова напомнил себе, что нельзя недооценивать таких людей.

К этому моменту Азраилу уже не терпелось приступить к делу. Во время трапезы он совершил немало мелких и крупных ошибок, и по их колебаниям и изучающим взглядам было видно, что легенда о пострадавшей за время болезни памяти начинает ползти по швам.

Крестьянин извлек небольшую белую бумажную трубочку и вставил ее в рот, затем вытащил драгоценный камень и вызвал из воздуха огонь. Огнем он поджег бумагу, и Азраил учуял благовоние, которое крестьянин вдохнул. Обстоятельства опять подверглись пересмотру. Крестьянин, как многие представители его сословия, явно вступил в ряды духовенства. Следовательно, ему запрещено носить оружие и он не подпадает под дуэльный кодекс, к тому же достиг некой власти над огнем.

У Азраила была только секунда, чтобы взглянуть на пламя, прежде чем оно погасло. Одного взгляда хватило. Во-первых, оно сказало ему, что крестьянин никакой не священник; магии у него даже меньше, чем у животного, нет ни охранных заклятий, ни иной защиты. Во-вторых, силы империи Ночи выступают на Эвернесс как раз сегодня вечером. В-третьих, девочка-фея и посланный Прометеем охотник-титан в данный момент находятся в Эвернессе. (Как умно! Пока Азраил тут попусту растрачивает время с мелкими сошками, силы Оберона маневрируют, чтобы довести до конца его поражение!) В Эвернессе присутствует еще одно существо, переодетое священником… нет, переодетое врачом, которое…

Но тут пламя погасло, и крестьянин выдохнул благовоние через ноздри.

Азраил встал и извинился, мол, он очень устал и хочет спать. Галенова мать проводила его в отведенную ему комнату и некоторое время с ним разговаривала. (На ней тоже не было защиты, хотя знаки сказали ему, что она как минимум одну ночь спала под крышей Эвернесса.)

Она говорила, как ему показалось, долго. Азраил не был уверен, чего хочет эта проститутка, да его это и не волновало. Но внезапно до него дошло. Хотя вслух она не сказала бы этого никогда, она просила прощения. Она винила себя, что оставила сына на попечение дедушки и это привело, как она себе воображала, к тому, что казалось ей безумием и болезнью.

– Мэм, – ответствовал он, – я благодарен вам, что вы отдали меня на попечение деда. Болезнь, от которой я столь недавно оправился, и вправду не приключилась бы, не будь я там. Но вы не правы, полагая, что это дурно меня повлияло. Нет, на самом деле я доволен более, чем могу выразить.

– Знаешь, это твой отец вечно бросал нас, уезжая в командировки на месяцы и годы. Я всегда думала, что мы особенно близки. Но мне не за что извиняться! Он оскорбительно вел себя по отношению ко мне, ты это знал? Не физически, конечно, он никогда бы не поднял на меня руки, но психологически оскорбительно. Он никогда не заботился о твоем образовании так, как я. Твой дедушка имел возможность отправить тебя в самую лучшую школу. Это бы хорошо смотрелось в твоем резюме. Если бы ты когда-нибудь составил резюме, как я тебе не раз советовала.

Она перескакивала с одного на другое, и Азраил не мог уследить за направлением ее мысли. Он догадывался, что ее заявление, будто ей не за что извиняться, означало как раз противоположное. Де Грэй решил, что недостаток суровости со стороны Питера испортил ее, но ему было приятно, что она признавала образование, которое мог бы дать Галенов дедушка.

Затем его настигло прозрение. Эта женщина, какой бы предательницей она ни была, по-прежнему любила сына и заботилась о своем маленьком мальчике, место которого Азраил так жестоко узурпировал. И кто он такой, со всеми его черными преступлениями за спиной и еще худшими на уме, чтобы осуждать женскую слабость? Она предала своего господина, это правда, но что это по сравнению с предательством Азраила?

Он взял ее руки в свои и склонил голову.

– Возможно, есть прощение для всех нас, мать моя. Я молюсь, чтобы было так. Ибо в противном случае впереди нет ничего, кроме тьмы. Тьмы, которая поглотит нас всех.

Она встала и поцеловала его в макушку склоненной головы.

– Не надо так мрачно! В книжке о позитивном мышлении, которую я прочитала, говорилось, что никогда нельзя терять надежду. Я постоянно представляла себе, как ты возвращаешься домой из больницы живой и здоровый, и смотри! Вот ты и вернулся. Даже если отцу на тебя наплевать, я рада, что ты вернулся. Усни!

И она вышла.

Он видел линии у нее на ладонях, когда держал ее руки в своих, и знал, что, несмотря на жалобы и пустую болтовню, она искренне любит своего мальчика, который был, пусть и через многие поколения, и Азраиловым сыном.

Он моргнул и с удивлением обнаружил, что слезы, предсказанные им на этот вечер, оказались его собственными.

III

Уилбур Рэнсом был счастливым человеком – счастливее, чем он того заслуживал, по собственному мнению. В своем возрасте он никак не ожидал, что его полюбит молодая и привлекательная женщина. И после свадьбы он никак не ожидал, что она сумеет так ловко управляться с чековой книжкой и семейным бюджетом. Она всегда думала вперед, всегда искала наиболее выгодные варианты, старалась – и успешно – сделать его жизнь комфортной, приятной и счастливой.

Только несколько вещей омрачали это счастье. Одной из них являлся этот здоровенный мужлан, ее бывший муж. Уилу следовало понимать, что такая женщина, как Эмили, представляет собой слишком лакомую добычу, чтобы ею не интересовались другие мужчины, включая ее бывшего. Другим недостатком был ее придурковатый сынок. Уил, как мог, старался скрыть, как он ненавидит лупоглазую, мямлящую, застенчивую и сонную физиономию слоняющегося по дому Галена и как он обрадовался, когда парня переправили к дедушке.

Но он никогда этого не показывал. Нет, Уил всегда обращался с парнем с дружелюбной сердечностью старшего брата, уверенный, что его истинные чувства надежно скрыты под ней. Не было такого, чего бы он ни сделал для этого парня. Уил не сомневался, что одурачил всех.

Если бы парень знал, как он к нему относится, мрачная ярость и отвращение, витавшие вокруг мальчишки, словно дурной запах, имели бы законное основание, но, поскольку он не знал, оправдания не было. Этот парень ведет себя просто нечестно. Испорченный сопляк. Что извиняло, по мнению Уила, его ненависть к пасынку.

Через пять минут после того, как Гален извинился и отправился спать (хотя он явно не устал, маленький лгун), выходя из ванной, Уил услышал шум спора и нарастающей ссоры в маленьком кабинете в конце коридора. Визгливый голос Эмили срывался на крик, а саркастическое фырканье Питера нарастало вместе с ним, как в контрапункте.

В этот момент Уил поравнялся со спальней Галена и увидел под дверью полоску света. Рэнсом не был трусом, он просто предпочитал избегать сцен. К тому же самое время войти и поздороваться с мальчиком.

– Эй, парень! Как ты? Ты уже спишь… гм…

На мгновение ему показалось, будто Гален парит в воздухе. Сотканные из серебристого света рыцари в доспехах стоят по бокам от него в каком-то громадном присутственном зале, выстроенном из лунного света и теней. Бледную крышу зала с вырезанными изображениями полумесяцев и многолучевых звезд поддерживают могучие серебряные колонны, а широкие окна и балконы выходят на бескрайнее бурное море, океан из теней и серебряных волн. Среди них лишь Гален, полностью одетый, спящий головой к У илу на кровати с пологом, был окрашен в живые цвета.

Затем Рэнсом сообразил, что смотрит в зеркало, которое раньше висело на обратной стороне дверцы чулана, а теперь поставлено над Галеновой кроватью и покрыто линиями и штриховкой, сделанными каким-то белым карандашом. Это был искусный сложный рисунок с безупречной перспективой, словно концептуальный план архитектора. Гален лежал на подушках поверх постели, головой к двери. Глаза закрыты, руки скрещены, так что его отражение полностью вписывалось в парящую над ним в зеркале кровать с пологом.

Однако на одно странное мгновение Уила посетила уверенность, что фигура на кровати перед ним – отражение, а фигура на кровати с пологом – настоящая.

Гален открыл глаза.

IV

Уил отпрянул, напуганный выражением неподвижного лица Галена. Юноша не произнес ни слова, но смотрел на него с холодным величественным презрением, выходящим за пределы обыкновенной ненависти.

Рэнсом спасовал под этим взглядом, но не мог позволить себе отступить молча. Он выпрямился и скроил дружелюбную гримасу.

– Привет, парень! Чувствуем себя лучше? Спорю, что так.

Гален не шевельнул ни единым мускулом, но его холодные глаза пронзили глаза Уила.

– Послушай, сынок, ты же знаешь, я не имел в виду ничего такого, когда говорил там за ужином, верно же? Это была шутка. Ну, не понимает твой батя шуток…

Молчание.

– Эй, ха-ха, классный рисунок. Я и не знал, что ты так умеешь. Похоже на комнату в доме у твоего дедушки. Знаешь, на одну из тех нелепых старомодных комнат…

– Это покой Срединного Сна во владениях Гермеса Вестника, под Козерогом, в северном крыле Эвернесса, Высокого дома. Тебе не следует отзываться о нем дурно перед любым его изображением. Все подобные изображения имеют силу. Видит мир, клятва обязывает меня наказывать тех, кто бесчестит мой дом, и я держу слово. – И он снова погрузился в спокойное мрачное молчание.

– Эй, приятель. Я хочу сказать, что я сожалею.

– Я принимаю твои извинения. Я сам решу, какая вира удовлетворит меня, и сам выберу время.

Уила не отпускало странное ощущение, будто Гален разговаривает с кем-то другим. Он понял, что пацан окончательно спятил – пребывание в больнице сорвало его с катушек. Это принесло Рэнсому удовольствие и облегчение: теперь он наконец сумеет заставить Эмили отправить парня в учреждение, где ему самое место.

Поэтому его улыбка сделалась острой и жесткой, самообладание восстановилось, и он положил ладонь на дверную ручку.

– Гален, я и правда не хотел будить тебя, мальчик. Извини.

– Я снова принимаю твои извинения. Вторую виру получу я, когда пожелаю, мир свидетель.

– Ага, гм. Но я не думаю, что ты действительно мог так быстро заснуть. Хотел бы я уметь вырубаться с такой скоростью. Тебе что-то снилось…

– Я исполню твое желание!

И юноша дугой выпрыгнул из кровати. Он шагнул вперед и взял отчима за локоть с удивительно крепкой для своих лет хваткой. Немигающий взгляд Галена не отрывался от взгляда У ила.

– Эй, что…

Рэнсома подтащили в квадрат лунного света, падающего сквозь окно. Его пасынок нарисовал на стекле белым карандашом пятиконечную звезду; пятиугольная тень упала на грудь и лицо Уила.

– Смотри на луну, – негромко и властно произнес Гален, указывая туда, где над тенистыми деревьями, в самом центре пяти линий пентаграммы, висела полная луна. – Видишь ее?

– Да… – пробормотал Уил, и глаза у него сделались круглые и пустые.

– Ее тайное имя – Сулва, и она царица ночной магии, снов, иллюзий и порождений тени. Ты никогда не дивился ее стерильности, ее бесплодным, лишенным воздуха пепельным равнинам, ее морям из замерзшей лавы и шлака? Какой грех совершили Адам и Ева этого бледного мира, если он наказан еще более сурово, чем наш собственный? Даже свет, отраженный от ее холодного лица, несет безумие. Насколько хуже бродить по ее безжизненным степям и гранитным пикам? Однако я летал туда на бурном ветре, чтобы ценой неимоверных усилий вырвать у черных хозяев Ухнумана, которым служат слепые, пять тайных имен, что управляют малыми снами. Смотри на эту пентаграмму! Это врата в малые сны. Вот пять имен!

Гален указывал по очереди на каждый из углов звезды, чьи белые линии, казалось, светились и дрожали от лунного света, в который всматривался Уил.

– Морфей! Фантазм! Сомнус! Онейрос! Гипнос! Каждый управляет своей частью сновидения. Вот Морфей, который мгновенно погружает в сон тех, кто попался в его сети, как ты сейчас уснул согласно своему желанию. Вот Фантазм, отнимающий способность судить здраво и заставляющий все странные явления казаться обычными. Таким образом, никакой мой поступок или желание не покажется тебе странным или незнакомым. Ты убежден, что все нормально. Вот Сомнус, управляющий человеческими побуждениями: благодаря ему люди не могут бродить во сне. Его власть я сейчас приостанавливаю. Ты лунатик: говори, ходи и двигайся, словно наяву. Вот Онейрос, пастырь образов и видений. По его воле реальные звуки и облик предметов временами являются в наши сны. Я дарую твоим глазам видение вещей вокруг тебя. Вот Гипнос, повелитель памяти. Все твои воспоминания отдаю я тебе. Когда ты проснешься, то не вспомнишь ничего из происходящего сейчас. Заклятие пропето, дело сделано. Да будет так. В качестве первой положенной мне виры я принимаю твое согласие с сотканным мной заклинанием, и так ты становишься моим рабом. Произнеси слова «я согласен».

– Я согласен, – промямлил Уил.

– Духи мира, вы слышали это!

За окном трижды проухала сова, и Гален поклонился.

– Скажи мне свое тайное внутреннее имя, которое ты никому не открывал, которое является сущностью твоей души.

– Ну, – замялся Уил, – когда я был ребенком, мама звала меня Винки. Когда я был совсем маленьким. Крошка Вилли-Винки. Черт, как я ненавидел это имя. А ребята в школе прознали… и они говорили… говорили… – Слезы стыда навернулись Уилу на глаза при воспоминании об этом.

– Тихо, Винки. Я должен отправить послание другому человеку, который живет на вашей земле, но я не знаю способа. Имеется ли почтовый тракт или почтовая станция, где можно нанять гонца?

– Фу ты, парень, почему просто не воспользоваться телефоном?

– Объясни мне, что за штука телефон.

Вокруг этого и всех последующих объяснений возникло некоторое замешательство. Но вскоре Гален сказал:

– Теперь услышь меня. Ты сделал восхитительное открытие: твое тело тверже железа и не может быть повреждено. Более того, ты много раз бросался в высоты, приземлялся с пугающим шумом в облаке пыли, только чтобы восстать совершенно невредимым. Это игра, которой ты наслаждаешься тайком, ибо долгие падения порождают состояние сродни опьянению, и ты знаешь, что многие завидуют твоей неуязвимости и остановили бы тебя, если бы могли, не из добрых побуждений, а просто из зависти. Теперь ты в дурном настроении, и тебе хочется найти высокую колокольню или скалу, чтобы поупражняться в своем искусстве. Отправляйся же со всей поспешностью и проделай это, никому не рассказывая, иначе тебе испортят удовольствие.

В качестве второй положенной мне виры я прошу тебя совершить это. Ступай.

Уил улыбнулся, пожелал Галену спокойной ночи и вышел из комнаты.

Уилбур Рэнсом был, в общем, счастливым человеком, счастливее, чем он того заслуживал. Он не только женился на красивой женщине, но и обнаружил, что тело его крепче железа и он может прыгать с самых высоких скал без малейшего вреда для себя. Единственное, что омрачало его счастье, это неудовольствие жены (а может, она ревновала).

И поэтому, проходя мимо Питера с Эмили, Уил в ответ на их вопросы лишь весело помахал рукой и вышел из дома.

ГЛАВА 12

ОН ОБРЕЧЕН И ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ

I

– Смурной он какой-то, – проворчал Питер. – Смурнее, чем обычно, в смысле. Странно что-то. Эмили стояла у окна.

– Он уезжает на нашей машине! – Голос ее звучал сердито.

Она обернулась вовремя, чтобы увидеть на лице Питера выражение, которое уже тысячу раз видела раньше. Это выражение говорило: «Такую возможность нельзя упускать». Питер обожал сбегать посреди спора.

Бывший муж покатился к двери и не потрудился ответить, когда она крикнула ему вслед:

– Ну и куда ты направляешься? Ты всегда уходишь прежде, чем мы закончим разговор! Долг зовет, да? Только что ты можешь сделать? Ты же не в состоянии за ним побежать? – Она еще много чего сказала.

Затем он оказался снаружи. Трогательно было наблюдать за ним через окно, видеть, как медленно и неуклюже он управляется со специальным подъемным механизмом, чтобы затолкать кресло в заднюю часть машины. Питеру пришлось стоять, опираясь на костыли, пока это происходило. А к этому времени Уил уехал так давно, что Питеру совершенно незачем было продолжать погоню.

Но он, естественно, продолжал. Этот раз ничем не отличался от других. Эмили позволила занавеске упасть, загородив ей вид из окна. Она не хотела видеть это снова – Питер, пытающийся преодолеть физический недостаток глупым неотступным упрямством.

Занавеска всколыхнулась, и она поймала секундный проблеск габаритных огней, две красные точки, исчезающие в отдалении на подъездной аллее.

Эмили вздрогнула и обхватила себя руками, удивляясь, чего это она так рассердилась и испугалась.

Секунду спустя она услышала хриплый крик с другого конца коридора. Она перешла с быстрого шага на рысь. Дверь Галеновой комнаты была распахнута, постель пуста, но шум исходил откуда-то дальше по коридору, из хозяйской спальни.

В той спальне телефон упал с тумбочки и валялся в путанице проводов на ковре. Гален стоял на коленях на другом конце комнаты, наставив пальцы на телефон, с перекошенным от ужаса лицом. Он вытянул руки в странном жесте: средние пальцы согнуты, мизинцы и указательные вытянуты в стороны.

Из трубки доносился механический голос:

– Если вы хотите позвонить, пожалуйста, повесьте трубку и наберите номер заново. – Затем раздавалась настойчивая трель, и Гален напрягался от ужаса.

Эмили подошла, подняла телефон и повесила трубку. Она медленно повернулась, мысли на ее лице не отражались.

– Гален, с тобой все в порядке? – ласково спросила она. – Может, приляжешь?

Молодой человек встал, явно потрясенный.

– Голос не принадлежит ничему живому. Даже голоса вампиров звучат для моего слуха более человечно: они некогда были живыми! Я не слышу души! Нет души! Нет души!

– Гален?..

Казалось, он снова овладел собой, лицо его разгладилось.

– Мама, мне надо, чтобы телефонный гонец передал послание одному человеку.

– Гален?.. Ты забыл, как пользоваться телефоном? – Она опасливо протянула ему телефон.

Мама, правда, ничего особенного.

Она помахала перед ним телефоном.

– Нет, давай. Какой номер тебе нужен? Гален моргнул.

– Номер? (Азраил думал, что раскрыл секрет механизма. В конце концов, он имел форму магического квадрата. Он старательно, буква за буквой, произнес имя.)

– Если не знаешь, спроси оператора. – В голосе ее появилась нотка страха, и она обеспокоено смотрела на Галена. – В каком он городе?

– В столице этой страны. Я забыл название. Там есть обелиск, смотрящий на водоем, а в другом месте защитный пятиугольник, охраняющий нацию от бед.

Эмили подняла трубку, набрала номер и попросила помощи оператора в Вашингтоне. Затем медленно протянула трубку Галену.

– Скажи тёте, с кем ты хочешь поговорить.

Гален поднес трубку к уху, затем снова отодвинул. Издал недоверчивый смешок. Приложив ладонь к лицу, он уставился на трубку: сначала в просвет между большим и указательным пальцем, затем между указательным и средним, затем между средним и безымянным и так далее, как будто эти просветы служили своего рода микроскопом. В глазах его появилось странное выражение радости и триумфа.

– В этом механизме спрятан магнитный железняк, не так ли?

Эмили отпрянула.

– Ты не Гален, да?

Юный незнакомец, который выглядел как ее сын, поднял на нее темные сияющие глаза. На губах его играла зловещая улыбка.

– Там внутри находится железка, которая указывает на Полярную звезду, не так ли, мэм?

– Во всех динамиках есть магнит. Кто вы, черт подери, такой? Как вы, черт подери, сумели принять облик моего сына? Где он?

– Во всех? Значит, они здесь обычное дело? – Тут он взялся за крышку микрофона, отделил ее, и на ладонь ему выпал металлический диск.

Он выпрямился, высоко подняв крохотную металлическую пластинку, и рассмеялся.

– Самый могущественный из волшебных помощников! Самый дивный и редкий! И они здесь обычное дело? Ток в магните протянется из моей руки к Полярной звезде. Все, в пределах его досягаемости, досягаемо и для меня! Не надо больше охотиться за оброненными волосками или подстерегать тень в зеркале, чтобы проткнуть ее ножом! Теперь у меня есть меч, который достанет до края небес!

Эмили повернулась, выскочила в коридор и бросилась прочь от него. Насмешливый голос юного незнакомца беспечно произнес:

– Мэм, п