/ / Language: Русский / Genre:prose_classic,

Разговор С Мумией

Эдгар По


Эдгр Аллн По

РАЗГОВОР С МУМИЕЙ

Вчершняя нш зстольня бесед окзлсь чересчур утомительной для моих нервов. Рзыгрлсь головня боль, появилсь сонливость. Словом, нынче, вместо того чтобы идти со двор, кк я прежде нмеревлся, я предпочел подобру-поздорову остться дом, поужинть смую млость и отпрвиться спть.

Ужин, рзумеется, совсем легкий. Я стрстный любитель гренков с сыром. Но дже их больше фунт в один присест не всегд съешь. Впрочем, и дв фунт не могут вызвть серьезных возржений. А где дв, тм и три, рзницы почти никкой. Я, помнится, отвжился н четыре. Жен, првд, утверждет, что н пять, но он, очевидно, просто перепутл. Цифру пять, взятую кк тковую, я и см призню, но в конкретном применении он может относиться только к пяти бутылкм черного портер, без кковой припрвы гренки с сыром никк не идут.

Звершив тким обрзом мою скромную трпезу и ндевши ночной колпк, я в предвкушении слдостного отдых до полудня приклонил голову н подушку и, кк человек с совершенно незпятннной совестью, немедленно погрузился в сон.

Но когд сбывлись людские ндежды? Я не всхрпнул еще и в третий рз, кк у входной двери яростно ззвонили и вслед в этим нетерпеливо зстучли дверным молотком, отчего я тут же и проснулся. А минуту спустя, пок я еще продирл глз, жен сунул мне под нос зписку от моего строго друг доктор Йейбогус. В ней знчилось:

«Во что бы то ни стло приходите ко мне, мой добрый друг, кк только получите это письмо. Приходите и рзделите ншу рдость. Я нконец блгодря упорству и дипломтии добился от дирекции Городского музея соглсия п обследовние мумии — вы помните ккой. Мне рзрешено рспеленть ее и, если потребуется, вскрыть. При этом будут присутствовть лишь двое-трое близких друзей, вы, рзумеется, в том числе. Мумия уже у меня дом, и мы нчнем ее рзмтывть сегодня в одинндцть чсов вечер.

Всегд вш Йейбогус».

Дойдя до слов «Йейбогус», я почувствовл, что совершенно, окончтельно проснулся. В восторге выпрыгнул я из-под одеял, сокрушя все н своем пути, оделся с быстротой прямо-тки фнтстической и со всех ног бросился к дому доктор.

Тм я зстл уже всех в сборе, с нетерпением ожидющими моего прибытия. Мумия лежл рспростертя н обеденном столе, и лишь только я вошел, было приступлено к обследовнию.

Это был одн из двух мумий, привезенных несколько лет нзд кузеном Йейбогус кпитном Артуром Ментиком с Ливийского нгорья, где он их ншел в одном зхоронении близ Элейтис, н много миль вверх по Нилу от Фив. В этой местности пещеры хотя и не столь величественны, кк фивнские гробницы, зто предствляют большой интерес, ибо содержт многочисленные изобржения, проливющие свет н жизнь и быт древних египтян. Кмер, из которой был извлечен лежщий перед нми экземпляр, по рсскзм, особенно изобиловл ткими изобржениями — ее стены были сплошь покрыты фрескми и брельефми, в то время кк сттуи, взы и мозичные узоры свидетельствовли о незурядном богтстве погребенного.

Дргоцення нходк был передн музею в том смом виде, в кком впервые попл н глз кпитну Ментику, — сркофг остлся не вскрыт. И тк он простоял восемь лет, доступный лишь нружному осмотру публики. Инче говоря, в ншем рспоряжении сейчс был цельня, нетронутя мумия, и те, кто отдет себе отчет в том, сколь редко достигют нших берегов непопорченные пмятники древности, срзу же поймут, что мы имели полное прво поздрвить себя с ткой удчей.

Подойдя к столу, я увидел большой короб, или ящик, едв ли не семи футов в длину, трех в ширину и высотой не менее двух с половиной футов. Он имел првильную овльную форму, не суживющуюся к одному концу, кк гроб. Мтерил, из которого он был сделн, мы снчл приняли з дерево сикоморы (Platanus), но окзлось, когд сделли рзрез, что это кртон, вернее, papier-mache из ппирус. Снружи его густо покрывли рисунки — сцены похорон и другие печльные сюжеты, между которыми тут и тм во всевозможных положениях повторялись одинковые иероглифические письмен, знменующие собою, вне всякого сомнения, имя усопшего. По счстью, среди нс нходился мистер Глиддон, который без труд рсшифровл эту ндпись: он был сделн просто фонетическим письмом и читлсь кк «Бестолковео».

Нм не срзу удлось вскрыть ящик тк, чтобы не повредить его, но, когд нконец мы в этом преуспели, ншим глзм открылся другой ящик, уже в форме гроб и знчительно меньших рзмеров, чем нружный, но во всем прочем — его совершення копия. Промежуток между ними был зполнен смолой, отчего крски н втором ящике несколько пострдли.

Открыв и его (что мы осуществили с легкостью), мы обнружили третий ящик, ткже сужющийся с одного конц и вообще отличющийся от второго лишь мтерилом: он был сделн из кедр и все еще источл присущий этому дереву своеобрзный ромт. Никкого ззор между вторым и третьим ящиком не было — стенки одного вплотную прилегли к стенкм другого.

Сняв третий ящик, мы обнружили и извлекли сму мумию. Мы ожидли, что он, кк всегд в тких случях, будет плотно обернут, кк бы збинтовн, полосми ткни, но вместо этого окзлось, что тело зключено в своего род футляр из ппирус, покрытый толстым слоем лк, рззолоченный и испещренный рисункми. Н них изобржены были всевозможные мытрств души и ее встречи с рзличными богми. Повторялись одни и те же человеческие фигуры, — но всей видимости, портреты нбльзмировнных особ. От головы до ног перпендикулярной колонкой шл ндпись, ткже сделння фонетическими иероглифми и укзывющя имя и рзличные титулы усопшего, кроме того, имен и титулы его родственников.

Н шее мумии мы обнружили ожерелье из рзноцветных цилиндрических бусин с изобржениями божеств, скрбеев и прочего, ткже крылтого шр. Второе подобное, тк скзть, ожерелье, стягивло мумию в поясе.

Содрв ппирус, мы обнжили тело, которое окзлось в отличной сохрнности и совершенно не пхло. Кож имел крсновтый оттенок. Он был глдкой, плотной и блестящей. В прекрсном состоянии были и зубы и волосы. Глз, по-видимому, были вынуты, и н их место вствлены стеклянные, выполненные очень крсиво и с большим првдоподобием. Только, пожлуй, взгляд получился слишком уж решительный. Ногти и концы пльцев были щедро позолочены.

Мистер Глиддон выскзл мнение, что, судя по крсновтой окрске эпидермис, бльзмировние осуществлено исключительно сфльтовыми смолми. Однко, когд с поверхности тел соскребли стльным инструментом некоторое количество порошкообрзной субстнции и бросили в плмя, стло очевидным присутствие кмфоры и других пхучих веществ.

Мы тщтельно осмотрели тело в поискх отверстия, через которое были извлечены внутренности, но, к ншему недоумению, тковое не обнружили. Никто из присутствоввших тогд не знл, что цельные или невскрытые мумии — явление не столь уж и редкое. Нм было известно, что, кк првило, мозг покойник удляли через нос, для извлечения кишок делли ндрез сбоку живот, после чего труп обривли, мыли и опускли в рссол, и только позднее, по прошествии нескольких недель, приступли к собственно бльзмировнию.

Тк и не обнружив ндрез, доктор Йейбогус приготовил свой хирургический инструмент, чтобы нчть вскрытие, но тут я спохвтился, что уже третий чс ночи. Было решено отложить внутреннее обследовние до звтршнего вечер, и мы ужо собирлись рзойтись, когд кто-то предложил один-дв опыт с вольтовой бтреей.

Мысль воздействовть электричеством н мумию трех— или четырехтысячелетнего возрст был если и не очень умн, то, во всяком случе, оригинльн, и мы все тотчс же ею згорелись. Н девять десятых в шутку и н одну десятую всерьез мы устновили у доктор в кбинете бтрею, зтем перенесли туд египтянин.

Нм стоило немлых трудов обнжить крй височной мышцы, которя окзлсь знчительно менее окостенелой, чем остльня мускултур тел, однко же, кк и следовло ожидть, при соприкосновении с проводом не проявил, рзумеется, ни млейшей гльвнической чувствительности. Эту первую попытку мы сочли достточно убедительной и, от души смеясь нд собственной глупостью, стли прощться, кк вдруг я мельком взглянул н мумию и змер в изумлении. Одного беглого взгляд было довольно, чтобы удостовериться, что глзные яблоки, которые мы все принимли з стеклянные, хотя и было змечено их стрнное выржение, теперь окзлись прикрыты векми, тк что оствлись видны только узкие полоски tunica albugmea[1].

Громким возглсом я обртил н это обстоятельство внимние остльных, и все срзу же убедились в моей првоте.

Не могу скзть, чтобы я был встревожен этим явлением, «встревожен» — не совсем то слово. Думю, что, если бы не портер, можно было бы утверждть, что я испытл некоторое беспокойство. Из остльных же собрвшихся никто дже не делл попытки скрыть смый обыкновенный испуг. Н доктор Йейбогус просто жлко было смотреть. Мистер Глиддон вообще умудрился куд-то скрыться. А у мистер Силк Бкингем, я ндеюсь, недостнет хрбрости отрицть, что он н четверенькх ретировлся под стол.

Однко, когд первое потрясение прошло, мы, нимло не колеблясь, немедленно приступили к дльнейшим экспериментм. Теперь нши действия были нпрвлены против большого пльц првой ноги. Был сделн ндрез нд нружной os sesamoideum pollicis pedis[2] и тем смым обнжен корень musculus abductor[3] Снов нлдив бтрею, мы подействовли током н рссеченный нерв, и тут мумия, ну прямо совершенно кк живя, снчл согнул првое колено, подтянув ногу чуть не к смому животу, зтем, выпрямив ее необыкновенно сильным толчком, тк брыкнул доктор Йейбогус, что этот солидный ученый муж вылетел, словно стрел из ктпульты, через окно третьего этж н улицу.

Мы все en masse[4] ринулись вон из дом, чтобы подобрть рзбитые остнки ншего погибшего друг, но имели счстье повстречть н лестнице его смого, здыхющегося от спешки, исполненного философическим пылом испыттеля и еще более прежнего убежденного в необходимости с усердием и тщнием продолжить нши опыты.

По его укзнию, мы, не медля ни минуты, сделли глубокий ндрез н кончике нос испытуемого, и доктор, крепко ухвтившись, притянул его в соприкосновение с проводом.

Эффект — морльно и физически, в прямом и переносном смысле — был электрический. Во-первых, покойник открыл глз и чсто змигл, точно мистер Брнс в пнтомиме; во-вторых, он чихнул; в-третьих, сел; в-четвертых, потряс кулком под носом у доктор Йейбогус; и в-пятых, обртившись к господм Глиддону и Бкингему, дресовлся к ним н безупречном египетском языке со следующей речью:

— Должен скзть, джентльмены, что нхожу вше поведение столь же оскорбительным, сколь и непонятным. Ну, хорошо, от доктор Йейбогус ничего другого и не приходится ожидть. Он просто жирный неуч, где ему, бедняге, понять, кк нужно обрщться с порядочным человеком. Мне жль его. Я его прощю. Но вы, мистер Глиддон, и вы, Силк, вы столько путешествовли и жили в Египте, почти, можно скзть, родились тм, вы, тк долго жившие среди нс, что говорите по-египетски, вероятно, тк же хорошо, кк пишете н своем родном языке, вы, кого я всегд был склонен считть верными друзьями мумий, — прво же, уж кто-кто, вы могли бы вести себя лучше. Вы видите, что со мною возмутительно обрщются, но преспокойно стоите в стороне и смотрите. Кк это ндо понимть? Вы дозволяете всякому встречному и поперечному снимть с меня мои сркофги и облчения в тком непереносимо холодном климте. Что я, по-вшему, должен об этом думть? И нконец, смое вопиющее, вы содействуете и попустительствуете этому жлкому грубияну доктору Йейбогусу, решившемуся потянуть меня з нос. Что все это знчит?

Естественно предположить, что, услышв эти речи, мы все бросились бежть, или впли в истерическое состояние, или же дружно шлепнулись в обморок. Любое из этих трех предположений нпршивется смо собой. Я убежден, что, поведи мы себя тким обрзом, никто бы не удивился. Более того, честью клянусь, что см не понимю, кк и почему ничего подобного с нми не произошло. Рзве только причину нужно искть в тк нзывемом духе времени, который действует по принципу «все ноборот» и которым в нши дни легко объясняют любые нелепицы и противоречия. А может быть, дело тут в том, что мумия держлсь уж очень естественно и непринужденно, и потому речи ее не прозвучли тк жутко, кк должны были бы. Словом, кк бы то ни было, но из нс ни один не испытл особого трепет и вообще не ншел в этом явлении ничего из ряд вон выходящего.

Я, нпример, ничуть не удивился и просто отступил н шг подльше от египетского кулк. Доктор Йейбогус побгровел и уствился в лицо мумии, глубоко зсунув руки в крмны пнтлон. Мистер Глиддон поглдил бороду и попрвил крхмльный воротничок. Мистер Бкингем низко опустил голову и сунул в левый угол рт большой плец првой руки.

Египтянин посмотрел н него с негодовнием, помолчл минуту, зтем с язвительной усмешкой продолжл:

— Что же вы не отвечете, мистер Бкингем? Вы слышли, о чем вс спршивют? Выньте-к плец изо рт, сделйте милость!

При этом мистер Бкингем вздрогнул, вынул из левого угл рт большой плец првой руки и тут же возместил понесенный урон тем, что всунул в првый угол нзвнного отверстия большой плец левой руки.

Тк и не добившись ответ от мистер Б., мумия обртилсь к мистеру Глиддону и тем же безпелляционным тоном потребовл объяснений от него.

И мистер Глиддон дл прострнные объяснения н рзговорном египетском языке. Не будь в нших мерикнских типогрфиях тк плохо с— египетскими иероглифми, я бы с огромным удовольствием привел здесь целиком в исконном виде его превосходную речь.

Кстти змечу, что вся последующя бесед с мумией происходил н рзговорном египетском через посредство (что ксется меня и остльных необрзовнных членов ншей компнии) — через посредство, стло быть, переводчиков Глиддон и Бкингем. Эти джентльмены говорили н родном языке мумии совершенно свободно и бегло, однко я зметил, что временми (когд речь зходил о понятиях и вещх исключительно современных и для ншего гостя совершенно незнкомых) они бывли принуждены переходить н язык вещественный. Мистер Глиддон, нпример, окзлся бессилен сообщить египтянину смысл термин «политик», покуд не взял уголек и не нрисовл н стене мленького крсноносого субъект с продрнными локтями, который стоит н помосте, отствив левую ногу, выбросив вперед сжтую в кулк првую руку, зктив глз и рзинув рот под углом в 90 грдусов. Точно тк же мистеру Бкингему не удвлось вырзить современное понятие «прорехи в экономике» до тех пор, пок, сильно побледнев, он не решился (по совету доктор Йейбогус) снять свой новехонький сюртук и покзть спину крхмльной сорочки.

Кк вы сми понимете, мистер Глиддон говорил глвным обрзом о той великой пользе, ккую приносит нуке рспеленывние и потрошение мумий. Вырзив сожление о тех неудобствх, которые эт оперция доствит ему, одной мумифицировнной личности по имени Бестолковео, он кончил свою речь, нмекнув (прво, это был не больше чем тонкий нмек), что теперь, когд все рзъяснилось, неплохо бы продолжить исследовние. При этих словх доктор Йейбогус опять стл готовить инструменты.

Относительно последнего предложения ортор у Бестолковео ншлись кое-ккие контрдоводы идейного свойств, ккие именно, я не понял; но он вырзил удовлетворение принесенными ему извинениями, слез со стол и пожл руки всем присутствующим.

По окончнии этой церемонии мы все знялись возмещением ущерб, понесенного ншим гостем от скльпеля. Зшили рну н виске, перебинтовли колено и нлепили н кончик нос добрый дюйм черного плстыря.

Зтем мы обртили внимние н то, что грф (ибо тков был титул Бестолковео) слегк дрожит — без сомнения, от холод. Доктор срзу же удлился к себе в грдеробную и вынес оттуд черный фрк нимоднейшего покроя, пру небесно-голубых клетчтых пнтлон со штрипкми, розовую, в полоску chemise[5] широкий рсшитый жилет, трость с згнутой ручкой, цилиндр без полей, лкировнные штиблеты, желтые змшевые перчтки, монокль, пру нклдных бкенбрд и пышный шелковый глстук. Из-з некоторой рзницы в росте между грфом и доктором (соотношение было примерно дв к одному) при облчении египтянин возникли небольшие трудности; но потом все кое-кк улдилось и нш гость был в общем и целом одет. Мистер Глиддон взял его под руку и подвел к креслу перед кмином, между тем кк доктор позвонил и рспорядился принести ему сигр и вин.

Рзговор вскоре оживился. Всех, естественно, весьм зинтересовл тот довольно-тки потрясющий фкт, что Бестолковее окзлся живым.

— Н мой взгляд, вм двно бы следовло помереть, — зметил мистер Бкингем.

— Что вы! — крйне удивленно ответил грф. — Ведь мне немногим больше семисот лет! Мой ппш прожил тысячу и умер молодец молодцом.

Тут посыплись вопросы и выклдки, с помощью кковых было скоро выяснено, что предполгемя древность мумии сильно преуменьшен. Со времени зключения ее в элейтидские кткомбы прошло н смом деле пять тысяч пятьдесят лет и несколько месяцев.

— Мое змечние вовсе не относилось к вшему возрсту в момент зхоронения, — пояснил Бкингем. — Готов признть, что вы еще срвнительно молоды. Я просто имел в виду тот огромный промежуток времени, который, по вшему же собственному призннию, вы пролежли в сфльтовых смолх.

— В чем, в чем? — переспросил грф.

— В сфльтовых смолх.

— А-, кжется, я зню, что это ткое. Их, вероятно, тоже можно использовть. Но в мое время употреблялся исключительно бихлорид ртути, инче — сулем.

— Вот еще чего мы никк не можем понять, — скзл доктор Йейбогус. — Кким обрзом получилось, что вы умерли и похоронены в Египте пять тысяч лет нзд, теперь рзговривете с нми живой и, можно скзть, цветущий?

— Если б я действительно, кк вы говорите, умер, — отвечл грф, — весьм вероятно, что я бы и сейчс оствлся мертвым, ибо, я вижу, вы еще совершенные дети в гльвнизме и не умеете того, что у нс когд-то почитлось делом пустяковым. Но я просто впл в ктлептический сон, и мои близкие решили, что я либо уже умер, либо должен очень скоро умереть, и поспешили меня бльзмировть. Полгю, вм знкомы основные принципы бльзмировния?

— М-м, не совсем, знете ли.

— Понятно. Плчевня необрзовнность! Входить в подробности я сейчс не могу, по следует вм скзть, что бльзмировть — знчило у нс в Египте остновить н неопределенный срок в животном оргнизме бсолютно все процессы. Я употребляю слово «животный» в смом широком смысле, включющем кк физическое, тк и духовное, и витльпое бытие. Повторяю, ведущим принципом бльзмировния у нс был моментльня и полня остновк всех животных функций. Иными словми, в кком состоянии человек нходился в момент бльзмировния, в тком он и сохрняется. Я имею счстье приндлежть к роду Скрбея и поэтому был збльзмировн живым, кк вы можете теперь убедиться.

— К роду Скрбея? — воскликнул доктор Йейбогус.

— Д. Скрбей был своего род нследственным гербом одной очень знтной и высокой фмилии. Приндлежть к роду Скрбея ознчло просто быть членом этой фмилии. Мои слов ндо понимть фигурльно.

— Но кк это связно с тем, что вы остлись живы?

— Д ведь у нс в Египте повсеместно принято было перед бльзмировнием труп удлять внутренности и мозг. Одни только Скрбеи не подчинялись этому обычю. Следовтельно, не будь я Скрбеем, я остлся бы без мозг и внутренностей, в тком виде жить довольно неудобно.

— Я понял, — скзл мистер Бкингем. — Стло быть, все попдющиеся нм цельные мумии приндлежли к роду Скрбея?

— Без сомнения.

— Я думл, — кротко зметил мистер Глиддон, — что Скрбей — один из египетских богов.

— Из египетских богов? — вскочив, воскликнул мумия.

— Д, — подтвердил известный путешественник.

— Мистер Глиддон, вы меня удивляете, — произнес грф, снов усевшись в кресло. — Ни один нрод н земле никогд не поклонялся более чем одному богу. Скрбей, ибис и прочие были для нс (кк иные подобные существ для других) всего лишь символми, media[6] при поклонении Создтелю, который слишком велик, чтобы обрщться к нему прямо.

Нступил пуз. Потом доктор Йейбогус продолжил рзговор.

— Првильно ли будет предположить н основнии вших слов, — спросил он, — что в нильских кткомбх лежт и другие мумии из род Скрбея, сохрнившие состояние витльности?

— В этом не может быть сомнения, — отвечл грф. — Все Скрбеи, по случйности бльзмировнные зживо, живы и в нстоящее время. Дже среди тех, кого збльзмировли нрочно, тоже могут отыскться по недосмотру душеприкзчиков оствшиеся в гробницх.

— Не будете ли вы столь добры объяснить, что ознчет «збльзмировли нрочно»? — попросил я.

— С великим удовольствием, — отозвлсь мумия, доброжелтельно осмотрев меня в монокль, поскольку это был первый вопрос, который здл ей лично я. — С великим удовольствием. Обычня продолжительность человеческой жизни в мое время был примерно восемьсот лет. Крйне редко случлось, если не считть экстрординрных происшествий, что человек умирл, не достигнув шестисотлетнего возрст. Бывли и ткие, что проживли дольше десяти сотен. Но естественным сроком жизни считлось восемьсот лет. После того кк был открыт принцип бльзмировния, который я вм рнее изложил, ншим философм пришл мысль удовлетворить похвльную людскую любознтельность, зодно содействовть рзвитию нук, устроив проживние этого естественного срок по чстям с перерывми. Для истории, нпример, ткой способ жизни, кк покзывет опыт, просто необходим. Скжем, ученый-историк, дожив до пятисот лет и употребив немло стрний, нпишет толстый труд. Зтем прикжет себя тщтельно збльзмировть и оствит своим будущим душеприкзчикм строгое укзние оживить его по прошествии ккого-то времени — допустим, шестисот лет. Возвртившись через этот срок к жизни, он обнружит, что из его книги сделли ккой-то бессвязный нбор цитт, превртив ее в литертурную рену для столкновения противоречивых мнений, догдок и недомыслий целой своры дрчливых комментторов. Все эти недомыслия и проч. под общим нзвнием «испрвлений и добвлений» до ткой степени искзили, зтопили и поглотили текст, что втор принужден ходить с фонрем в поискх своей книги. И, нйдя, убедиться, что не стоило стрться. Он сдится и все переписывет зново, кроме того, долг ученого историк велит ему внести попрвки в ходячие предния новых людей о той эпохе, в которой он когд-то жил. Блгодря ткому смопереписывнию и попрвкм живых свидетелей длительные стрния отдельных мудрецов привели к тому, что нш история не выродилсь в пустые побсенки.

— Прошу прощения, — проговорил тут доктор Йейбогус, клдя лдонь н руку египтянин. — Прошу прощения, сэр, но позвольте мне н минуту перебить вс.

— Сделйте одолжение, сэр, — ответил грф, убиря руку.

— Я только хотел здть вопрос, — скзл доктор. — Вы говорили о попрвкх, вносимых историком в предния о его эпохе. Скжите, сэр, велик ли в среднем доля истины в этой бркдбре?

— В этой бркдбре, кк вы спрведливо ее именуете, сэр, кк првило, содержится ровно ткя же доля истины, кк и в исторических трудх, ждущих переписывния. Иными словми, ни в тех, ни в других нельзя отыскть ни единого сведения, которое не было бы совершенно, стопроцентно ложным.

— А рз тк, — продолжл доктор, — то поскольку мы точно устновили, что с момент вших похорон прошло, по крйней мере, пять тысяч лет, можно предположить, что в вших книгх, рвно кк и в вших предниях, имелись богтые днные о том, что тк интересует все человечество — о сотворении мир, которое произошло, кк вы, конечно, знете, всего з тысячу лет до вс.

— Что это знчит, сэр? — вопросил грф Бестолковее.

Доктор повторил свою мысль, но потребовлось немло дополнительных объяснений, прежде чем чужеземец смог его понять. Нконец тот с сомнением скзл:

— То, что вы сейчс мне сообщили, признюсь, для меня бсолютно ново. В мое время я не знл никого, кто бы придерживлся столь фнтстического взгляд, что будто бы вселення (или этот мир, если вм угодно) имел некогд нчло. Вспоминю, что однжды, но только однжды, я имел случй побеседовть с одним премудрым человеком, который говорил что-то о происхождении человеческого род. Он употреблял, кстти, имя Адм, или Крсня Глин, которое и у вс в ходу. Но он им пользовлся в обобщенном смысле, в связи с смозрождением из плодородной почвы (кк зродились до того тысячи низших видов) — в связи с одновременным смозрождением, говорю я, пяти человеческих орд н пяти рзличных чстях земного шр.

Здесь мы все легонько пожли плечми, кое-кто еще и многознчительно постучл себя пльцем по лбу. Мистер Силк Бкингем скользнул взглядом по зтылочному бугру, зтем по ндбровным дугм Бестолковео и скзл:

— Большя продолжительность жизни в вше время, д к тому же еще эт прктик проживния ее по чстям, кк вы нм объяснили, должны были бы привести к существенному рзвитию и нкоплению знний. Поэтому тот фкт, что древние египтяне тем не менее уступют современным людям, особенно мерикнцм, во всех достижениях нуки, я объясняю превосходящей толщиной египетского череп.

— Признюсь, — любезнейшим тоном ответил грф, — что опять не вполне понимю вс. Не могли ли бы вы пояснить, ккие именно достижения нуки вы имеете в виду?

Тут все присутствующие принялись хором излгть основные положения френологии и перечислять чудес животного мгнетизм.

Грф выслушл нс до конц, зтем рсскзл дв-три збвных некдот, из которых явствовло, что прототипы нших Глля и Шпурцгейм пользовлись слвой, потом впли в безвестность в Египте тк двно, что о них уже успели збыть, и что демонстрции Месмер — не более кк жлкие фокусы в срвнении с подлинными чудодействиями фивнских savants[7], которые умели сотворять вшей и прочих им подобных существ.

Тогд я спросил у грф, умели ли его соотечественники предскзывть зтмения. Он с довольно презрительной улыбкой ответил, что умели.

Это меня несколько оздчило, но я продолжл выспршивть, что они еще понимют в строномии, пок один из ншей компнии, до сих пор не рскрыввший рт, шепнул мне н ухо, что з сведениями н этот счет мне лучше всего обртиться к Птолемею (не зню ткого, не слышл), д еще к некоему Плутрху, нписвшему труд «De facie lunae»[8].

Тогд я здл мумии вопрос о зжигтельных и увеличительных стеклх и вообще о производстве стекл. Но не успел еще и договорить, кк все тот же молчливый гость тихонько тронул меня з локоть и покорнейше попросил познкомиться, хотя бы слегк, с Диодором Сицилийским. Грф же вместо ответ только осведомился, есть ли у нс, современных людей, ткие микроскопы, которые позволили бы нм резть кмеи, подобные египетским. Пок я рзмышлял, что бы ему ткое скзть н это, в рзговор вмешлся нш мленький доктор Йейбогус, и при этом довольно неудчно.

— А нш рхитектур! — воскликнул он, к глубокому возмущению обоих путешественников, которые незметно пинли его и щипли, но все нпрсно. — Посмотрите фонтн н Боулинг-грин у нс в Нью-Йорке! Или — если это сооружение уж слишком величво для сопоствления — возьмите здние Кпитолия в Вшингтоне!

И нш коротышк-лекрь пустился подробно перечислять и описывть прекрсные линии и пропорции упомянутого сооружения. Только в портле, с жром восклицл он, имеется ни много ни мло кк двдцть четыре колонны пяти футов в диметре кждя и в десяти футх одн от другой!

Грф скзл н это, что, к своему сожлению, не может сейчс нзвть точные цифры пропорций ни одного из глвных здний в городе Крнке, который был зложен некогд во тьме времен, но рзвлины которого в его эпоху еще можно было видеть в песчной пустыне к зпду от Фив. Однко, если говорить о портлх, он помнит, что у одного из млых згородных дворцов в предместье, именуемом Азнком, был портл из ст сорок четырех колонн но тридцти семи футов в обхвте н в двдцти пяти футх одн от другой. Подъезд к этому портлу со стороны Нил был обстроен сфинксми, сттуями и обелискми двдцти, шестидесяти и ст футов высотой. А см дворец, если он не путет, имел две мили в длину и, вероятно, миль семь в окружности. Стены и снружи и изнутри были сверху донизу рсписны иероглифми. Он не берется положительно утверждть, что н этой площди поместилось бы пятьдесят — шестьдесят тких Кпитолиев, кк рисовл тут доктор, но, с другой стороны, допускет, что с грехом пополм их вполне можно было бы туд нпихть штук этк двести или трист. В сущности-то это был млый дворец, тк себе, згородня постройк. Однко грф не может не признть великолепия, прихотливости и своеобрзия фонтн н Боулинг-грин, тк крсочно описнного доктором. Ничего подобного, он вынужден признть, у них в Египте, д и вообще нигде и никогд не было.

Тут я спросил грф, что он скжет о нших железных дорогх.

— Ничего особенного, — ответил он. По его мнению, они довольно нендежны, невжно продумны и плоховто уложены. И не идут, рзумеется, ни в ккое срвнение с безукоризненно ровными и прямыми, снбженными метллической колеей широкими дорогми, по которым египтяне трнспортировли целые хрмы и монолитные обелиски ст пятидесяти футов высотой. Я сосллся н нши могучие мехнические двигтели. Он соглсился, скзл, что слыхл об этом кое-что, но спросил, кк бы я смог рсположить пяты рок н ткой высоте, кк хотя бы в смом мленьком из дворцов Крнк.

Этот вопрос я счел з блго не рсслышть и поинтересовлся, имели ли они ккое-нибудь понятие об ртезинских колодцх. Он только поднял брови, мистер Глиддон стл мне яростно подмигивть и зшептл, что кк рз недвно во время буровых рбот в поискх воды для Большого Озис рбочие обнружили древнеегипетский ртезинский колодец.

Я упомянул ншу стль; но чужеземец здрл нос и спросил, можно ли ншей стлью резть кмень, кк н египетских обелискх, где все рботы производились медными резцми.

Это нс совсем обескуржило, и мы решили перенести свои тки в облсть метфизики. Был принесен книг под зглвием «Дйел», и оттуд ему зчитли две-три глвы, посвященные чему-то довольно непонятному, что в Бостоне нзывют «великим движением», или «прогрессом».

Грф н это скзл только, что в его дни великие движения попдлись н кждом шгу, что до прогресс, то от него одно время просто житья не было, но потом он кк-то рссослся.

Тогд мы зговорили о крсоте и величии демокртии и очень стрлись внушить грфу првильное сознние тех преимуществ, ккими мы пользуемся, облдя првом голосовния ad libitum[9] и не имея нд собой короля.

Нши речи его зметно зинтересовли и дже явно позбвили. Когд же мы кончили, он пояснил, что у них в Египте тоже в незпмятные времен было нечто в совершенно подобном роде. Триндцть египетских провинций вдруг решили, что им ндо освободиться и положить великий почин для всего человечеств. Их мудрецы собрлись и сочинили смую что ни н есть змечтельную конституцию. Снчл все шло хорошо, только необычйно рзвилось хвстовство. Кончилось, однко, дело тем, что эти триндцть провинций объединились с остльными не то пятндцтью, не то двдцтью в одну деспотию, ткую гнусную и невыносимую, ккой еще свет не видывл.

Я спросил, кково было имя деспот-узурптор.

Он ответил, что, нсколько помнит, имя ему было — Толп.

Не зня, что скзть н это, я громоглсно вырзил сожление по поводу того, что египтяне не знли пр.

Грф посмотрел н меня с изумлением и ничего не ответил. А молчливый господин довольно чувствительно пихнул меня локтем под ребро и прошипел, что я и без того достточно обнружил свою безгрмотность и что неужели я действительно нстолько глуп и не слыхл, что современный провой двигтель основн н изобретении Герон, дошедшем до нс блгодря Соломону де Ко.

Было ясно, что нм угрожет полное поржение, но тут, по счстью, н выручку пришел доктор, который успел собрться с мыслями и попросил египтянин ответить, могут ли его соотечественники всерьез тягться с современными людьми в ткой вжной облсти, кк одежд.

Грф опустил глз, здержл взгляд н штрипкх своих пнтлон, потом взял в руку одну флду фрк, поднял к лицу и несколько мгновений молч рссмтривл. Потом выпустил, и рот его медленно рстянулся от ух до ух; но, по-моему, он тк ничего и не ответил.

Мы приободрились, и доктор, величво приблизившись к мумии, потребовл, чтобы он со всей откровенностью, по чести признл, умели ли египтяне в ккую-либо эпоху изготовлять «Слбительное Йейбогус» или «Пилюли Брндрет».

С змирнием сердц ждли мы ответ, но нпрсно. Ответ не последовло. Египтянин покрснел и опустил голову. То был полнейший триумф. Он был побежден и имел весьм жлкий вид. Честно признюсь, мне просто больно было смотреть н его унижение. Я взял шляпу, сдержнно поклонился мумии и ушел.

Придя домой, я обнружил, что уже пятый чс, и немедленно улегся спть. Сейчс десять чсов утр. Я не сплю с семи и все это время был знят соствлением нстоящей пмятной зписки н блго моей семье и всему человечеству в целом. Семью свою я больше не увижу. Моя жен — мегер. Д и вообще, по совести скзть, мне двно поперек горл встл эт жизнь и нш девятндцтый век. Убежден, что все идет кк-то не тк. К тому же мне очень хочется узнть, кто будет президентом в 2025 году. Тк что я вот только побреюсь и выпью чшку кофе и, не мешкя, отпрвлюсь к Йейбогусу — пусть меня збльзмируют лет н двести.