/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Чародей

Чародей. Часть 2

Елена Ежеменская


Ежеменская Елена

Чародей. Часть 2

ГЛАВА 1

Я юркнул в подъезд и прижался к стене. Толпа оборотней пронеслась мимо, улюлюкая и завывая, точно волки. До полуночи оставалось еще несколько часов, но они явно решили порепетировать. Я искренне надеялся, что они меня не унюхали. Если им это не удалось, то лучшего и пожелать нельзя.

Я отряхнул куртку от крошечных капель, осевших на ней. Когда так несешься, не обращаешь внимания на то, что на улице дождь. Пусть мелкий, пусть не такой уж холодный, но все-таки дождь. Так и воспаление легких схватить недолго, а лекарства достать негде. Большинство аптек давно умыли руки, когда поняли, что из всех продаваемых ими товаров в основном востребуются только дезинфекторы и бинты.

Хотите спросить, кто я? Есть ли нужда представляться? Думаю, вы меня уже знаете. Меня зовут Дэрриен Лэйвери, и я далеко не последний человек в списках самых разыскиваемых преступников нашего времени. Тут я занимаю самую верхнюю строчку чарта. Мое преступление не прописано в уголовном законодательстве и никогда не будет. Оно уникально по своей природе, так как его можно совершить всего один раз, зато — с необратимыми последствиями. И по тяжести оно несопоставимо даже с серийными убийствами. Это — геноцид. Геноцид представителей человеческой расы.

Итак, начнем сначала.

Я — Дэрриен Лэйвери, художник. Тихо-мирно рисовал комиксы в одном местном издательстве и довольно неплохо получал за свою работу. Чего только стоил мой последний комикс "Тутанхамон". С него все и началось.

Начальник не принял мой фундаментальный труд. Не захотел даже вынести его на обсуждение комиссии, чем очень меня огорчил. Не его вина, понимаю, но что поделать с директором издательства, которого интересуют только смазливые герои?

Так, на чем я остановился? Ах, да. В тот вечер я узнал, что могу извергать огонь. Как дракон. Стоило мне разозлиться, и троих хулиганов, испортивших мой комикс, как не бывало. Впрочем, невелика потеря, хотя совесть будет грызть меня до скончания веков. Дальше — больше. Дома я обнаружил своего будущего учителя, наставника, в общем, мизерную летучую мышь, которая представилась египетским жрецом Аменохеприти. Тут бы мне и сойти с ума, но…

Мышь сообщила мне потрясающие новости — за мной началась широкомасштабная охота. И Добро, и Зло искали меня по своим причинам. Одни хотели меня убить, другие — перетянуть на свою сторону. Как вы думаете, почему?

Да потому, что на роду мне было написано уничтожить Добро. Нехило, а? Как бы вы себя почувствовали на моем месте? Что бы стали делать? Наверняка попытались бы всеми силами это предотвратить. Я так и поступил. Извивался, словно уж на сковородке, стараясь держаться как можно дальше от белых магов, но меня вынудили обратиться к ним за помощью.

Короче, описывать все мои злоключения смысла нет. Скажу лишь одно. Как веревочке ни виться, конец все равно будет. Я это сделал, раздавив цветок лотоса. Ну откуда мне было знать, что символ, дающий энергию Добру, окажется живым, а не хрустальным? Казнить меня на месте добрые маги не смогли лишь по одной причине — в загробный мир лотос забрал и их силы. Это дало мне время скрыться.

Теперь я обитаю в тетушкиной квартире, которую она оставила год тому назад — отбыла в Германию с каким-то типчиком, которым познакомилась по Интернету. Квартира располагалась в самых отвратительных трущобах, какие только можно найти в нашем городе. Каждый выход на улицу сопровождался массовым суицидом нервных клеток, а они, как известно, восстанавливаются очень медленно. Стоит ли удивляться, что, очутившись вне дома, я дергался при каждом шорохе, озирался, а по улицам ходил вприпрыжку. Страх цеплял меня за горло и не отпускал, пока я, вернувшись в квартиру, не запирал за собой дверь.

Я подобрал с пола продукты, высыпавшиеся из пакета, и поднялся в квартиру. Дверь громко заскрипела, когда я, повернув ключ, открыл ее. Неудивительно, что тетушка отсюда сбежала: более ужасного жилья в еще более ужасном районе я и представить себе не мог. Но выбора у меня не было. Уверен, меня искали. Возможно, ищут до сих пор.

Свой дар поджигать что ни попадя я упрятал так далеко, как только мог. Да-да, я чародей. Формально. Управляться со своим волшебством я так и не научился — не было времени. Зато я на собственном опыте узнал, что наш город наводнен вампирами, оборотнями, черными магами и тому подобной жутью. Не могу сказать, чтобы это меня сильно обрадовало, но утешала мысль, что я все-таки не единственный в своем роде.

Думаете, уничтожение какого-то цветочка никак не повлияло на окружающий мир? Ошибаетесь. Повлияло, еще как. Если до этого мир всего лишь катился в пропасть, то сейчас он оказался на самом ее дне. Полиция сначала брыкалась, но быстро поняла, что это бесполезно. Все, кто никак не относился к творившемуся на улицах беспределу, сидели по домам, высовываясь наружу лишь в случае крайней необходимости. Как я.

Только вот я имел самое непосредственное отношение к этим беспорядкам.

И вот я здесь. Скрываюсь от окружающего мира, но на душе все равно неспокойно, потому что от себя не спрячешься. Чувство вины за содеянное не отпускало меня даже во сне, вгрызалось в сердце и мозг. Пару раз я был близок к тому, чтобы сунуть голову в петлю.

Я достал спички из ящика стола и зажег свечи. Когда я только поселился здесь, электричество еще было, но вырубилось через четыре дня. Либо за неуплату, либо какая-то гнида перегрызла кабель. Смешно, не правда ли? Вервольф, перекусывающий провод. Полгода назад я бы тоже посмеялся, так как еще не знал, насколько опасны ликантропы. Я тогда вообще не знал, что они существуют.

Свечи у меня расставлены по всей квартире, и от этого она напоминает обитель свихнувшегося чародея, что, впрочем, недалеко от истины. Правда, чародей из меня фиговатый. Я пробовал поджечь свечи без помощи спичек, но это не увенчалось успехом. В первый раз свеча вообще не зажглась, а во второй я чуть не подпалил кухню. С магией пришлось завязать, чтобы не натворить дел. Если квартира сгорит, я потеряю свое единственное убежище, а это мне ой как не на руку. Особенно в преддверии зимы. А она будет холодной. Не спрашивайте, откуда я это знаю. Просто после того, что я сделал с миром, я, как никто другой, чувствую его боль. Чувствую не каждого человека в отдельности, а весь мир. Будто он — это живое существо, которое корчится в предсмертных судорогах и никак не может умереть. Оно чувствует, что конец близок, и каждый новый день проходит в мучительном ожидании. Что бы вы сделали? Прекратили бы страдания несчастного или оставили умирать своей смертью? Убили бы целый мир? Ха, если ответ "да", спросите меня, как.

Откуда-то с улицы донесся крик. Я даже не шелохнулся, хотя всего пару месяцев назад от подобного почти впадал в истерику. Привыкаешь ко всему, даже к смерти, ежедневно приходящей за кем-то прямо у тебя под носом. Я все равно ничем не могу помочь тем несчастным, кого скелет в черном балахоне настиг под моими окнами. Именно поэтому я в конце концов перестал обращать внимание на вопли и отворачивался от свеженьких трупов, регулярно появляющихся во дворе за мусорными баками. Думать о том, что на их месте мог оказаться я, не хотелось.

Вспоминал ли я о тех, кто всеми силами пытался вытащить меня из той передряги? Нет. Если ловил себя на мысли о ком-то, тут же обрывал ее. Я не желал возвращать прошлое, ведь я добился, чего хотел — вернул свою прежнюю жизнь. Загвоздка была в том, что теперь она меня не устраивала.

Темные шторы закрывали окна, чтобы свет не было видно снаружи. Учитывая стоящую на улице темень, отнюдь не лишняя мера предосторожности. Небо теперь было постоянно устлано тяжелыми свинцовыми тучами, которые на закате окрашивались в темно-багровый цвет. Ночью же не было видно ни зги.

И попробуйте только сказать, что цветок лотоса тут ни при чем.

Я достал из пакета банку газировки, открыл и залпом выдул половину. В носу защипало, на глаза навернулись слезы. Я встряхнул головой. С чего это на меня сегодня вдруг нахлынули воспоминания? Прошлое не вернешь, так есть ли смысл думать об этом?

Я вытряхнул из пачки сигарету, щелкнул зажигалкой. Курить я начал совсем недавно. Согласитесь, трудно наблюдать, что происходит с миром по твоей вине, и остаться в трезвом уме и светлой памяти. Сигареты хоть как-то ослабляли постоянно растущее напряжение. От алкоголя я отказался сразу. Во-первых, затратно, а во-вторых, расслабляться до такой степени мне не следовало.

Крик раздался совсем близко, и на этот раз я все-таки вздрогнул. Кричала женщина.

Я подошел к окну и отодвинул штору. Чуть-чуть, чтобы меня не было видно снаружи.

И увидел их. Вервольфы, от которых я удирал четверть часа назад, нашли себе новую жертву. Ей оказалась женщина лет сорока с коротко стриженными темными волосами и смуглой кожей.

Они загнали ее в угол. Прижимая к груди сумочку, казавшуюся мизерной на фоне ее массивного тела, она смотрела на полулюдей-полуволков вытаращенными глазами. Я еще не говорил, что самая страшная форма оборотней — на грани перекидывания? Мне однажды приходилось наблюдать такое. Вервольф по имени Шайтан "успокоил" моего недруга одним своим видом. Честно говоря, мне сразу как-то расхотелось бунтовать.

Один из зверей, немного крупнее остальных, выступил чуть вперед и прижался к земле, готовясь к прыжку. Кончики ушей его подрагивали от возбуждения, из горла доносился угрожающий рык, здоровенная пасть ощерилась в ужасающей ухмылке. На жертву это произвело неизгладимое впечатление. Она подняла свою ярко-красную сумочку, пытаясь защититься, но с места не двинулась. Ужас сковал ее, оставляя возможность лишь наблюдать за собственной смертью. Она раскрыла рот, но из него не вырвалось ни звука — голосовые связки тоже парализовало.

За секунду до того, как мощные челюсти сомкнулись на ее горле, женщина вскинула голову и посмотрела прямо на меня.

Тяжело дыша, я отшатнулся от окна. Штора с мягким шелестом вернулась на место. Я провел дрожащей рукой по лбу и не удивился, обнаружив, что она стала мокрой от пота.

Я не мог. Не мог, черт возьми! Во-первых, не успел бы, но даже если бы успел, то мало чего мог бы сделать. Нас обоих попросту сожрали бы.

"Да ты просто трус", — вдруг раздался у меня в голове до боли знакомый ехидный голос.

От неожиданности я выронил банку с газировкой. На вытертом добела ковре расплылось темно-коричневое пятно.

"Сидишь тут, как каракатица в своей раковине. А там, за окном, рушится целый мир. И все благодаря тебе, герой хренов".

Дэрриен-два. Мой двойник. Моя полная противоположность. Он исчез четыре месяца назад, аккурат после уничтожения лотоса.

Не было нужды отвечать ему вслух, но я ответил:

— Помнится, в последний раз, когда мы с тобой общались, ты ратовал за то, чтобы я присоединился к злу. А сейчас ты хочешь, чтобы я стал рыцарем света?

"Да кто тебя к этому призывает? Я хочу всего лишь повеселиться. Мочить вампиров — лучше не придумаешь! Помнится, за тобой уже закрепилась слава киллера после убийства Адриана".

— Я его не убивал. Это Адальберт.

"Да какая на хрен разница? Зло все равно считает, что это ты. Так почему бы не подтвердить пару раз свой статус а-ля Блэйд? Вот увидишь, тебе это понравится. А какой ажиотаж начнется в вампирских кругах…".

— Отвали, — я поднял пустую банку и швырнул ее в мусорку.

Почуяв, что меня так просто не возьмешь, Дэрриен-два избрал другую тактику.

"Ведь на улицах гибнет столько невинных людей! Ты мог бы спасти их, убивая монстров…".

— Да понял я, к чему ты клонишь, — кисло улыбнулся я. — Сказал же — нет. Никого я убивать не буду. Мне хватило двух премилых старичков.

"Не такие уж они были милые".

— Если ты не заметил, я произнес это с сарказмом.

Двойник фыркнул и, слава тебе, Господи, заткнулся.

Я вновь подошел к окну, но не решился отдернуть занавеску. Конечно, городские вервольфы куда голоднее сельских (там, сами понимаете, овцы, козы и прочая живность), но я все же боялся увидеть останки их чудовищной трапезы. Например, сумочку ярко-красного цвета, на которой кровь будет незаметна, но я-то буду знать, что она там.

Дэрриен-два был в чем-то прав. Я отсиживаюсь здесь, чтобы не замечать происходящего снаружи. Я — моллюск, не желающий знать, что творится вне его раковины. И только когда меня приготовят, я пойму весь ужас окружающего мира, увижу, как он огромен, и во что он превратился. Все люди, не бывшие до этого ни вервольфами, ни вампирами, ни магами — не более чем морепродукты на блюде, подаваемые на стол богатому дяденьке в дорогом костюме. И этот дяденька называет себя Карвином, хранителем вселенского баланса Добра и Зла.

Но я ничем не могу помочь этому миру. Ломать — не строить. Разрушить Добро оказалось даже проще, чем я думал, хоть и никоим образом не собирался этого делать. Все произошло само собой, и глупо надеяться, что все так же и восстановится.

Постояв немного у окна и так и не решившись выглянуть на улицу, я не придумал ничего лучше, чем улечься спать. По освещенности дни не слишком-то отличались от ночи.

Утро встретило меня мелким противным дождиком. По мне так лучше уж ливень, чем такое. И тучи толком не разгоняются, и на душе мерзопакостное ощущение, что в тебя медленно, но верно забирается вода. Даже если сидишь дома под одеялом. Ведь в моей обители жуткая холодрыга — как-никак конец октября. Отопления, естественно, не было, от свечей толку — практически никакого. Я подозревал, что если останусь в этом холодильнике еще на месяц, то замерзну до смерти. Но выбора у меня не было. На улице я погибну куда быстрее.

Четыре месяца. Четыре месяца я прозябал в этой дыре, где один день был похож на другой. Каждый день кого-то убивали, каждый день моросил дождик. И не проходило и дня, чтобы я не чувствовал вины за содеянное.

Только вот за все это время Двойник ни разу не объявился. Что же побудило его вчера выбраться из берлоги подсознания?

Хватит думать о нем. Иначе он решит, что я нуждаюсь в его помощи, и вновь захватит мой разум, а это смерти подобно в новом мире. Я встал и прошлепал на кухню, кутаясь в одеяло. Достал из неработающего холодильника колбасу, сыр и хлеб и быстренько сварганил парочку бутербродов. Затем прихватил банку с газировкой и вернулся в спальню. По пути завернул в гостиную и взял первую попавшуюся книгу с полки. Это оказались "Мифы Древнего Египта". Сразу же вспомнился Аменохеприти. Самый могущественный жрец.

Я невольно усмехнулся, вспомнив это несуразное существо, строящее из себя суперсильного чародея. Несмотря на его самомнение, такого очаровашки я еще не встречал. Ну и пусть, что летучая мышь. Кто сказал, что они не бывают милыми? Но все же под горячую руку (простите, лапу) Аменохеприти было лучше не попадаться.

Я помотал головой, отгоняя воспоминания. Им только дай волю, и через час повесишься от угрызений совести.

Я открыл книгу на середине и погрузился в таинственный мир Древнего Египта.

Так прошло еще три дня. Неотвратимо близился тот момент, когда мне снова нужно было выйти на улицу. Боишься, не боишься — а кушать хочется.

Единственный работающий магазин находился в трех кварталах отсюда. Не так уж далеко, но с самого утра меня не отпускало дурное предчувствие, будто сегодня случится то, что изменит мою жизнь еще более круто, чем уничтожение Добра. Но я привычно плюнул на свои инстинкты. Если уж за четыре месяца со мной ничего не случилось, почему должно случиться сегодня?

Итак, я надел куртку, поднял воротник, натянул бейсболку на глаза. Окинул взглядом свое жилище, проверяя, не оставил ли я где горящей свечи — только пожара мне не хватало. Затем вышел, закрыв дверь на ключ.

ГЛАВА 2

Я врезался в него, выворачивая к магазину. Парнишка лет шестнадцати в поношенной куртешке и пыльных кроссовках отскочил назад. Ему, похоже, столкновение никакого вреда не причинило. А у меня от удара перехватило дыхание

— Смотри, куда прешь, ты…

Он вытаращился на меня, будто узрел восьмое чудо света. А я никак не мог вспомнить, где же видел его раньше. Эта тощая фигура, бледное лицо, на котором выделяются только ярко-голубые глаза с черной точкой зрачка…

— Ты убил Отца! — взвизгнул он и бросился вперед.

Откровение было настолько неожиданным, что я не успел увернуться. Вампир повалил меня на асфальт (я хорошенько приложился затылком) и ощерил клыки. Как же до меня сразу не доперло? Тот самый мальчик, которого я видел в компании вульгарной вампирши Аниты и истинного убийцы Адриана — ее брата Джеймса — когда они собирались отомстить мне за убийство, которого я не совершал. Как же его звали? Крис? Или Клив? А не все ли равно? Он собирается выпить меня.

На шее у меня висел серебряный крест — его я нашел у тетушки в шкатулке — но куртка была застегнута до самого верха. Шанс, что он вывалится сам, был ничтожен.

— Стой! — крикнул я.

Клыки замерли надо мной.

— Что ты хочешь, убийца? — прошипел парень. Слюна капала прямо мне на одежду. Мерзость какая. — Последнее желание?

— Ты был там и знаешь, что я не убийца, — как можно спокойнее сказал я, хотя сердце стучало, как отбойный молоток. — Адриана убил Джеймс.

— Неправда! — завизжал Крис (или Клив). Ничего, у меня есть еще один убойный аргумент.

— Джеймс сам признался, помнишь?

Кажется, парень задумался. Хорошо. Но с меня не слез. Плохо. Слюней на меня натекло уже прилично, но на кожу, слава Богу, не попало ни капли. Еще не хватало какую-нибудь заразу подцепить от нечистоплотного вампира, который забыл почистить зубы после очередного "завтрака".

— Какая разница, — наконец фыркнул он. — Отца убили, чтобы подставить тебя. Так что погиб он по твоей вине, и ты ответишь за это.

Блин. Ну и логика.

Вампир склонился надо мной, обдав отвратительным смрадом. Чем может пахнуть дыхание вампира? Кровь и смерть. Сдается мне, и то, и другое — мое.

Руки и ноги мне удерживали вампиреныши помладше, не давая даже шевельнуться, свинцовой плитой давил сверху Крис-Клив.

Что мне оставалось делать? Только закрыть глаза и приготовиться к неминуемой смерти. Хотя очень уж не хотелось покидать этот мир с прокушенной шеей. Я все-таки заслужил мучительную смерть, но будет гораздо хуже, если я не умру. Вечная жизнь за счет чьей-то еще — не лучшая альтернатива.

— Это будет чертовски больно, — прошептал мне на ухо парень. Крис, вот как его зовут, вдруг вспомнил я. Только мне это уже по барабану.

Неоновая вывеска перед магазином мигала, отчего розовые пятна то появлялись, то исчезали, доводя до психоза. Мне захотелось встать, оборвать ее нафиг и растоптать. А затем клыки коснулись моего горла, и на меня удушливой волной накатил тошнотворный ужас. Он облепил меня с ног до головы, мешая дышать, заставляя мое сердце колотиться, как бешеное, гонять кровь туда-сюда.

Я ощущал кожей ледяное дыхание вампира.

Давление на грудь ослабло так неожиданно, что воздух, резко наполнивший легкие, чуть не задушил меня. Это вроде как вы едете на машине на полной скорости и высовываетесь в окно. Воздух залепляет вам все дыхательные пути, перекрывая их.

Я закашлялся. И понял, что остался один. Вампир исчез бесследно, его компания — тоже.

Сесть получилось только с третьей попытки. Все тело ломило, будто по мне пробежало стадо слонов, перед глазами маячила злополучная вывеска.

— Блин, — простонал я, хватаясь то за одно место, то за другое — ныло абсолютно все, даже такие места, которые по определению болеть не должны.

— Я бы выразился пожестче, — мягкий, вкрадчивый голос раздался по всему переулку.

Я подпрыгнул, что немедленно отозвалось еще более сильной болью во всем теле. Голос шел отовсюду: из перевернутых мусорных баков, из разбитых окон, из темных углов. Это напомнило мне Привратника у входа в Магический круг. Что такое этот Круг, я так толком и не понял. Что-то вроде параллельного мира, где обитает всякая магическая шушера. Так вот, тот самый Привратник обожал показывать этот фокус.

— Кто ты? — спросил я, озираясь по сторонам. Никогда не знаешь наверняка, где твой оппонент. Будто динамиков понаставили вокруг, и сиди гадай.

— А ты разве еще не догадался?

Нет, источник звука был все-таки один. Но его обладатель постоянно перемещался, бесшумно, словно кошка, подкрадывающаяся к добыче.

— Привратник? — рискнул я.

И в ответ услышал смех, который лился от темного силуэта. Он вырисовывался из окутывающих переулок теней, по мере того, как незнакомец приближался ко мне.

Сначала появился плащ. Черный, как… как тьма, не могу подобрать другое определение. Он был из тьмы. Он был тьмой. Он весь сиял тьмой, если вы понимаете, о чем я.

Через мгновение он угас. Потух. Выключился, словно кто-то щелкнул тумблером. Передо мной стоял обычный с виду человек, только немного высоковатый для типичного представителя двуногого. Ничего угрожающего в его облике не наблюдалось, разве что темный плащ вызывал неприятные ассоциации с повелителем тьмы Тимерханом.

Он небрежным движением откинул капюшон. На вид этому господину было лет сорок. Коротко стриженные русые волосы, обычное лицо, ничем не примечательное, не особо запоминающееся, но странное выражение серых глаз просто врезалось в память.

Я торопливо вытащил из-под куртки крестик. В ответ на это незнакомец расцвел в улыбке. Голливуд отдыхает. Да что там Голливуд, сам несравненный Аргаив грустно курит в сторонке!

— Как долго я искал тебя, Дэрриен, — он подошел ближе и без всякого предупреждения от души врезал мне по физиономии.

Яркая боль ослепила меня. Я не видел ничего, только частые вспышки там, где раньше были глаза. Я повалился наземь, пребольно ударившись головой. Если у меня к тому времени и оставались мозги, то сейчас они вытекли на асфальт вместе с кровью из сломанного носа.

Наконец я немного очухался, по крайней мере, снова начал видеть. Странный человек все так же стоял рядом, бесстрастно поглядывая, как я плююсь кровью — губу он мне тоже, кажется, рассадил.

Вопрос "За что?" я предпочел не задавать. Сейчас любое из созданий Магического круга имело на меня зуб, и не один. Большинство светлых магов лишились из-за меня сил, поэтому спрашивать "Кто ты?" я тоже не стал. Хотя этот чувак на доброго ну никак не тянул. Хорошо, что я отделался мордобоем.

Вы думаете, я промолчал? Как бы не так.

— Что это было? — прогнусавил я — нос мне и в самом деле сломали. Очередная порция крови выплеснулась на асфальт.

— Удар по морде, — пожал плечами Черный плащ.

— Я и сам знаю.

— Ты его заслужил.

— Это я тоже знаю, — я поднялся на ноги, стряхнул, как мог, кровь с руки и поковылял в переулок. Там не горело ни одного фонаря, но мне было наплевать, лишь бы убраться поскорее с улицы. — Пока.

— Стой, Дэрриен.

Я обернулся.

— Что еще? Тебе приказано убить меня и поиздеваться над трупом?

— Нет, только поговорить.

— С трупом?

— С тобой. Это не займет много времени.

— Хорошо, — я скрестил руки на груди и оперся на проржавевший мусорный бак. — Говори.

— Только не здесь, — скривился Черный плащ. — У меня есть чудесное убежище неподалеку отсюда. Почему бы нам не прогуляться?

— Знаешь, милый, так заманивают глупых девиц. Насчет ума не знаю, но то, что я не девица — стопроцентная гарантия. Ты ведь не собираешься меня совращать?

Незнакомец покачал головой. Магазинная вывеска освещала половину его лица розовыми всполохами.

— Тогда говори, что тебе нужно, и я пошел.

— Куда? — промурлыкал он. — В свою квартирку без электричества, в которой через пару недель можно будет селить моржей? Несколько десятков свечей тебя не спасут.

Я пораженно уставился на него. Откуда он узнал? Черт, я скрывался как мог целых четыре месяца! И никто — никто — не подозревал, где я прячусь. И уж тем более этому типу неоткуда было узнать о способе освещения моей обители.

— Хочешь спросить, как я все это выяснил? — и, не дожидаясь моей реакции, он ответил: — Прочел твои мысли.

Шок стянул мои голосовые связки, так что я не сразу смог ответить незнакомцу, что он полный идиот. Тот лишь рассмеялся. Ну и противный же у него смех! Все бы отдал, только чтобы зашить ему рот.

— Быть того не может! — прохрипел я. — Ты не мог залезть мне в голову, это невозможно!

— Все возможно, если очень захотеть.

Я отступил назад, запнулся о какую-то арматуру, торчавшую из асфальта, как мертвое дерево посреди пустыни, и уселся на задницу. Боль отдалась во всем теле, вплоть до носа, который снова закровоточил. Только сейчас я заметил, что на улице стало гораздо темнее, начал моросить дождик. Мерзкая, противная погода.

— Скоро пойдет снег, — незнакомец задрал голову к небу. — Думаю, нам лучше где-нибудь укрыться.

Я молчал, потрясенный недавним представлением. Этот странный человек (человек ли?) пугал меня все больше и больше.

— Как у тебя это вышло? — наконец пискнул я. — Никто не мог разрушить мысленную стену…

— Я только что это сделал. Но это неважно. Идем.

Он подал мне руку, но я поднялся без его помощи. Не доверяю я, знаете ли, пришельцам, которые ломают едва знакомым чародеям сначала нос, а потом ментальную защиту.

— Куда мы? — спросил я, но странный тип принципиально ответил не в тему.

— Теперь ты со мной, и, ручаюсь, тебя никто и пальцем не тронет.

— Кроме тебя.

— Не пытайся меня оскорбить или задеть, Дэрриен, — незнакомец повернулся, нацелив на меня длинный тонкий палец. — Я прекрасно знаю, что ты любишь выводить людей из себя, но со мной этот номер не пройдет.

— А что ты сделаешь? Испепелишь меня? — проворчал я. Нос болел нещадно, и я пытался отвлечься. — Ты хотел поговорить со мной. Сомневаюсь, конечно, что дело закончится всего лишь разговором. Черт, чувствую, мне опять придется рисковать своей шкурой ради какой-нибудь фигни.

— Вроде цветка лотоса? — тихим голосом перебил меня он. — По-твоему, это была фигня?

— Я не рисковал жизнью ради него, — огрызнулся я, разглядывая темные окна домов, возвышавшихся по обе стороны улицы, как воды Красного моря. — Я даже не подозревал, что это и есть символ Добра, пока не наступил на него.

Поскольку шаги рядом со мной резко стихли, я перевел взгляд на незнакомца. Признаюсь, такого ошарашенного выражения лица я не видел еще ни у кого из живых существ. Черный плащ таращился на меня, как на величайшего кретина всех времен и народов, а затем заржал так, что будь в близлежащем доме стекла, они бы полопались.

Я зажал уши ладонями и заорал:

— Прекрати!

Он меня не слышал, предаваясь безудержному веселью. Аж согнулся пополам, так его распирало. Что, черт возьми, на него нашло? Я размахнулся и влепил ему подзатыльник. И только потом до меня доперло, что я сделал. Блин, он меня убьет.

Смех как отрезало. Только что я не знал, куда деваться от истерики неизвестного мага, сломавшего мне нос, а сейчас тишина стояла такая, что, если бы мухи уже не спали, было бы слышно, как оные летают.

Как ни странно, никакой ответной реакции от незнакомца не последовало. Он не ударил меня в ответ, ничего не сказал… Но то, что он выдал затем, выбило меня из колеи куда больше, чем его смех.

— Спасибо. У меня иногда бывают истерические припадки, а этого нельзя допускать. У меня, видишь ли, склонность к эпилепсии.

Я молчал, не зная, что сказать. Маг со склонностью к эпилепсии? Хотя почему бы и нет? Тимерхан же страдал артритом.

— Но ты меня так развеселил! Случайно уничтожить Добро! Это ж нарочно не придумаешь!

Продолжая похохатывать, он двинулся дальше. Мне ничего не оставалось, кроме как догонять его.

— Слушай, можно я вопрос задам?

— Ну задай, — хмыкнул он.

— Как тебя зовут?

Быть того не может. Мой вопрос застал незнакомца врасплох! Не нравится мне это. Да и вся ситуация дурно попахивает.

— Я ожидал, что ты спросишь, — наконец усмехнулся он.

Фига с два. Ничего ты не ждал.

— Можешь звать меня Джек. — сказал он.

— Это не твое имя. — нахмурился я.

— И что?

— И то.

— Зови меня так или никак. Мне без разницы. Если я и скрываю свое настоящее имя, на это есть причины. Еще вопросы?

— Пока нет… Джек.

Только сейчас я заметил одну странность — за все время нашего пути мы не встретили никого. Я не имею в виду людей, увидеть их теперь — большая редкость. Я о вервольфах, вурдалаках и тому подобной скотине. Редкий случай — на улицах стерильно, как в операционной. То есть, мусора, конечно, завались, но живых существ — ни одного. Может, нечисть боится моего спутника? Как я ее понимаю.

— Вот что… Джек. Почему тот вампирюга, что напал на меня, и его подручные выползли из своих гробов днем? Еще нет и четырех…

— Когда ты последний раз видел небесное светило? — с сарказмом спросил Джек. — Все изменилось после того, как ты уничтожил цветок. Солнца не видно, вот вампиры и осмелели. Они уверены, что испепеление им не грозит, и они правы. Стоп.

Я послушно затормозил.

Старая развалюха, возвышающаяся над нами, меньше всего походила на дом. Еще меньше — на обитаемый дом. Единственная дверь, которую я наблюдал в этом трухлявом пне, была заперта на огромный висячий замок и выглядела так, что дунь, плюнь и развалится.

— Приехали, — вырвалось у меня.

— Что? — повернулся ко мне Джек. В руке он уже держал связку ключей.

— Нет, я так… Констатирую факт.

Он фыркнул и отпер замок.

Внутри все оказалось так, как я и ожидал: растрескавшийся потолок, облупившиеся стены, заляпанный чем-то малопривлекательным пол… Нерадостное зрелище. Паутина в углах претендовала на статус савана вселенского масштаба. Не удивлюсь, если где-то в ее глубине обитает огромный паучара, способный съесть хоббита, как муху. Не разжевывая.

— Хочешь сказать, ты здесь живешь? — я запнулся о какую-то деревяшку и прикусил язык.

— Нет. Несколькими этажами выше, — ответил Джек, не оборачиваясь.

— Мы поедем на этом? — я кивнул на раскуроченные дверцы лифта, за которыми голодной пастью темнела шахта.

— Издеваешься, да? — Джек замер у лестницы. — Прошу, Дэрриен. Будь моим гостем, — он отошел, давая мне пройти.

За дурака меня держит?

— Э нет, — я отступил. — Так не пойдет. Заманишь куда-нибудь, тюк по башке… Нет уж. Иди сам.

— Поверь мне, лучше подниматься первым, чем последним, — Джек улыбнулся. Хищно как-то. И кровожадно. Как вышеупомянутый паук, если бы насекомые умели улыбаться.

Вот тут-то мне и стало не по себе. Я представил, как остаюсь один в этом унылом и жутком подъезде, и слышно только бормотание мерзкой твари, спрятавшейся позади. Она только и ждала, чтобы вонзить в меня когти, выпустить яд, а потом оплести паутиной.

Я вздрогнул. Джек выжидающе смотрел на меня.

— Ладно, иду первым, — пробормотал я и погрозил Джеку пальцем. — Только не вздумай ко мне прикасаться. Я ведь могу и заорать.

— Это как в том анекдоте про водителя катафалка, — расплылся в улыбке он. — Надо будет попробовать с тобой провернуть такую штуку.

— В этом случае получишь нехилый удар, — предупредил я. — Когда я защищаюсь, то силу не рассчитываю.

Улыбка испарилась, словно ее не было.

— Я старше и опытней тебя, Дэрриен. И не надо мне угрожать. Когда-то я тоже был наивным и наглым сопляком, как ты, но мир столько раз ставил меня на колени, что ты по сравнению с этим — просто пионер без галстука. Если попытаешься меня ударить, то полетишь обратно, как орел. Только приземление твое будет, как у дирижабля R101.

— Понял, — пробормотал я. Этот тип угрожал мне тоном человека, объявляющего автобусные остановки. И звучало это гораздо страшнее, чем если бы он забрызгал слюной все помещение.

Я поставил ногу на первую ступеньку, ожидая, что она раскрошится у меня под кроссовкой. Но ничего не произошло. Я вздохнул и начал подниматься.

На втором этаже было гораздо темнее. Вернулась мысль о когтистой твари, но лишь на мгновение, так как позади не доносилось ни звука, кроме дыхания Джека.

— Вот, возьми, — он не дотронулся до моего плеча, но я каким-то немыслимым зрением увидел, что он протягивает мне что-то. Это оказался фонарик. Спасибо тебе, Господи, за эти маленькие радости. Буду видеть, за что запинаться.

Слава Богу, в подъезде было сухо и тепло, хотя и довольно грязно. Никаких крыс, пауков и личинок, валящихся со стен и потолка, как конфетти. Зато темнота беспросветная. Как, впрочем, и везде. Электричество в большинстве домов вырубилось давным-давно. Лишь в нескольких магазинчиках, да в домах поэлитнее еще можно было увидеть лампы дневного света и обычные лампочки. Только почему-то они время от времени моргали. Полицейский участок сидел без света почти с самого начала Апокалипсиса, радиобашню снесли примерно тогда же. Зло расчищало себе дорогу. Все, что нельзя было купить или переманить на свою сторону, Зло старалось уничтожить, и добилось в этом небывалых успехов.

Единственное, что не было тронуто, это телевидение. Понятия не имею, почему. Когда я заходил в магазин за продуктами, по ящику постоянно передавали новости. Не самые приятные. В основном, речь в них шла о жертвах нападений или смертей от "неизвестных причин". Такой причиной запросто могла стать чья-нибудь разрушительная магия. Откуда взялось столько зла? Неужели в Магическом круге столько нежити? Или все грешники после смерти попадают не в ад, а в Круг?

Чушь какая. Неужели я и в самом деле думаю, что раньше на Земле превалировало Добро? Нет. Просто оно было. А сейчас его нет. Как правило, мы замечаем что-то важное только после его исчезновения.

На пятом этаже Джек сообщил, что мы пришли.

— Нам в самый конец коридора, — сказал он. — Шагай вперед, и упрешься в нужную дверь.

Я так и сделал. На двери, выкрашенной в темно-красный цвет, был грубо намалеван уже знакомый мне змей Ороубор, цапнувший себя за хвост. Я ни капли не удивился, увидев его. В конце концов, это символ единства противоположностей, и маги, чародеи и волшебники лепят его, где ни попадя, примерно как хиппи — знак мира. Джек оттеснил меня в сторону и отпер дверь.

Я ожидал увидеть не менее темную берлогу, возможно, сырую, с крысами, но вместо этого узрел вполне симпатичную прихожую, пусть и скудно обставленную. На старомодном трельяже стояли три подсвечника, по пять свечей в каждом. Их свет отражался в зеркале, создавая иллюзию более яркого освещения.

— Что ты встал в проходе? — проворчал Джек, запирая входную дверь. — Проходи дальше, в гостиную.

— Обувь снимать?

— Ты тут ковер видишь?

Я покачал головой.

— Ты сам ответил на свой вопрос.

В "гостиной" стоял красный потрепанный диван с двумя подушками, книжный шкаф из черного дерева под самый потолок и низенький столик на трех ножках, накрытый белоснежной скатертью, в свете свечей казавшейся бледно-желтой. И больше ничего.

— Меблировочка так себе, — вырвалось у меня.

— Прошу, Дэрриен, — Джек сделал приглашающий жест.

Я хмыкнул, прошел в комнату и уселся на диван, хотя никто не предлагал. Вот такой я беспардонный. На подушках были вышиты красные маки, и я на мгновение даже загляделся. Все-таки ручная работа.

Джек подошел ко мне. Где-то с минуту он таращился на меня. По его лицу было более чем заметно, что он пытается сдержать смех.

— Что смешного ты узрел в моем лице?

— Ничего. Просто как-то трудно представить, чтобы ты… — он хрюкнул, — уничтожил само Добро… убил двух повелителей самых могущественных сил… Извини, но на супергероя ты никак не тянешь.

— А ты не тянешь на могущественного чародея, — огрызнулся в ответ я. — Зачем тебе понадобился столь преуспевающий неудачник, как я?

— Это долгая история.

— А у нас нет времени? — я поднял брови. — По-моему, его хоть отбавляй.

— Чего у нас нет, так это именно его. Время — очень сложная вещь. Иногда оно тянется бесконечно, а иногда — летит так, что не успеваешь сказать "мама". Так что не будем тянуть. Мне нужна твоя помощь.

— Это я уже понял, — я поморщился. — Ты давай дальше, в самую суть.

— Ты поможешь мне добыть одну вещь. Я предпочитаю называть ее просто артефактом. Он обладает невероятной мощью.

— Всего-навсего? Да хоть сейчас.

Джек не обратил внимания на мой сарказм.

— Зло тщательно охраняет его, чтобы он, не дай Бог, или Дьявол, не попал в руки приверженцам Добра. Тем, что еще остались. Артефакт является залогом их могущества, и если добрые маги завладеют им, для Зла все будет кончено.

— Тогда действительно раз плюнуть. Стражи там наверняка нет.

— Ты можешь заткнуться и дать мне закончить? — вскипел Джек.

Я поднял руки ладонями вверх, показывая: сдаюсь.

— Никто не знает, где именно находится эта вещь. Известно лишь одно — есть ловушки. То, что ты примешь за артефакт, может оказаться грудой камней, кучкой песка или налетом пепла, — Джек присел рядом со мной. — Но это вполне выполнимая задача. Ловушек всего три.

— Всего, — фыркнул я. — Ты бы хоть объяснил, что это за вещь. Вдруг я рискую ради того, из-за чего вообще рисковать не стоит.

— Она поможет сдержать Зло. Разве этого мало?

— Карающий меч?

— Не совсем.

— Тогда не поможет.

— Ты не знаешь, что это. Поэтому не тебе судить. Так ты поможешь мне?

Голос Джека оставался таким же спокойным, но в глазах появилось едва уловимое выражение: мольба. Вот это да. Возможно, единственный из оставшихся более-менее могущественных магов просит меня о помощи! Меня, чародея-недоучку! Нет, предыдущая репутация играет мне ой как не на руку.

В конце концов, что я теряю? Меня ждет либо ледяная смерть в своей мрачной обители, либо смерть от рук Зла. Первый вариант выгоднее. Я по крайней мере могу остаться в живых, укрывшись одеялом.

Но время… Оно действительно тянется бесконечно, когда не знаешь, чем себя занять. Хотя бы веселья ради я подпишусь на это мероприятие. Все равно умирать, так хоть с музыкой.

— Хорошо, я согласен. Работаю за еду. Без жратвы мне тут делать нечего.

Джек улыбнулся, стараясь не выдать своего облегчения. Но я его все равно заметил, так что зря старался.

— Отправляйся-ка спать. Твоя комната там, прямо по коридору и налево.

В указанном Джеком направлении обнаружилась дверь с намалеванным цветком — угадайте чего? Правильно, лотоса. Я поднял брови и гаркнул на всю квартиру:

— Это издевательство, да?

— Нет, — ответил из гостиной Джек. — Под защитой цветка ты быстрее наберешься сил.

— Вот только не надо! Цветочек погиб, и все его символы потеряли силу. Вдобавок он может обидеться на то, что я его так гнусно растоптал.

— Добро не помнит зла. А Зло не помнит добра. Топай спать, Дэрриен. Спокойной ночи.

ГЛАВА 3

Проснувшись на следующее утро (день? ночь?), я не сразу понял, что это за место. Вместо темноты я увидел множество свечей. Испуганной мухой в голове пронеслась мысль: я оставил свечи на ночь. Но затем до меня дошло, где я и как здесь оказался. Свечи зажег Джек незадолго до моего пробуждения: воска в подсвечники натекло совсем немного.

Апартаменты, отведенные мне, и в самом деле напоминали пещеру чародея, отдалившегося от людского племени веков этак пять назад. Спартанская обстановка, состоящая из кровати, тумбочки с выдвижными ящичками и свечей (я насчитал двадцать четыре — потом сбился) поистине угнетала. За дверью, которую я вначале принял за шкаф, обнаружилась крохотная ванная. Я умылся, глотнул воды. Она оказалась с привкусом крови, что меня совсем не удивило. Я сплюнул, вытерся накинутым на край тяжелой чугунной ванны полотенцем и уставился на свое отражение.

И на какой помойке я валялся? Волосы, несмотря на обильное количество воды, вылитое на них путем засовывания головы под кран, торчат в разные стороны. Не мешало бы постричься, а то скоро буду похож на рок-музыканта. Бледный, небритый, под глазами синяки от постоянного недосыпа. Усталость не скрыл бы даже самый опытный голливудский гример. От нервов глаз дергается. В общем, в обстановку "чародей-отшельник" я не очень-то вписываюсь. Для этого мне нужен длинный темный балахон, посох, короче, хотя бы немного загадочности во внешнем виде. А у меня на лбу написано: "Недочародей".

Себя я вытереть не догадался, и когда натянул футболку, она мгновенно промокла.

В гостиной я обнаружил все тот же красный диван. Как по команде, тут же появился Джек. Интересно, как он угадал, что я проснулся? Неужели подсматривал?

— Доброе утро, — поздоровался я. Но Джек сегодня был явно не в духе.

— Ничего доброго в нем не вижу. Руки так и чешутся надрать кому-нибудь…

Я поспешно отступил на шаг.

— Так лучше?

— El idiota, — отмахнулся Джек и плюхнулся на диван.

— Ты испанец?

— Нет.

Ладно, к черту эти приветственные разговоры.

— Итак, артефакт мне придется искать в одиночку, да еще и в неизвестном направлении?

Джек глянул на меня из-под полуопущенных век.

— На первый вопрос: нет. Мы подберем тебе команду.

— Мы? — переспросил я, но Джек словно не услышал.

— На второй — тоже нет. Примерное направление известно. Но ты еще не готов пуститься в этот крестовый поход.

— Почему это? — набычился я. — По-моему, тут особого ума не надо. Находишь альтернативу цветку на стороне Зла. Врываешься в их логово, мочишь вампиров осиновыми колами, подбегаешь к символу, скидываешь на бетонный пол и давишь его, давишь…

— Очень смешно, — махнул рукой Джек и без всякого перехода добавил: — Сожги диван, на котором мы сидим.

— Прошу прощения?

— Раз ты считаешь, что готов, давай, продемонстрируй мне свою силу.

С минуту я таращился на него, надеясь, что он шутит. Не шутил. Я пожал плечами и уставился на подлокотник.

Огонь. Я старался думать о жарком, всепоглощающем пламени, но ничего не выходило. Мысли скакали, как сайгаки, возвращаясь то к трем хулиганам, которых я спалил, сам того не ведая, то к бару "Сатанаэль", сожженному до основания, то к хвостатому бармену, от которого остался лишь пепел… Я боюсь выпускать наружу свою силу. Ужасно боюсь.

— Ты слишком много думаешь о последствиях, — сказал Джек. — Посторонние мысли тебе не союзники. Очисти голову.

Легко сказать. Я не мог не думать о последствиях, ведь они будут куда разрушительнее, чем, скажем, последствия водной магии. Вода просто все затопит, а вот огонь…

Огонь. Эта могущественная стихия, побеждаемая самым мягким и безвредным веществом, дарующим жизнь. Огонь и вода. Два единства, две противоположности. Змей Ороубор, сплетенный в бесконечном цикле, обреченный вечно держать в пасти свой собственный хвост. Если он отпустит его, то рухнет вся Вселенная. Вода затопит города, а огонь сожжет то, до чего она не доберется.

Я встряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли. Итак, огонь. Что я знаю о нем? Да практически ничего. Я никогда не был с ним близко знаком. Пришла пора это сделать, а я понятия не имел, с чего начать.

Тут меня осенило. Вместо того чтобы сосредоточиться на объекте моих усилий, я обратился внутрь себя.

И увидел только темноту. Беспросветную тьму. Душа моя наглухо заперлась в сердце и наотрез отказывалась даже приоткрыть дверь на цепочке. Сказывается мое добровольное затворничество. Но, несмотря на это, я продолжал искать. И наконец — нашел.

Крохотная точка появилась во мраке. Малюсенькая искорка, мерцающая в темноте. Я, уже не замечая ничего, уверенно двинулся к ней. По мере приближения огонек разрастался, сверкал все ярче, крохотные язычки пламени облизывали его со всех сторон. Я вытянул руку и поймал его.

Странное мягкое тепло разлилось по руке. Открыв глаза, я уставился на ладонь. Точно посередине лежал, переливаясь всем оттенками красного и желтого, комок огня. Кожа под ним не обуглилась, но начала светиться ярко-красным. Боли от ожога я не чувствовал, хотя по всем признакам должен был получить минимум третью степень.

Так как выражением глаз я стал похож на глубоководного краба, Джек поспешил заметить:

— Тебя он не обожжет, ведь ты его хозяин. Можешь делать с ним все, что угодно. Куда ты его направишь…

— …то он и уничтожит, — закончил я, зачарованно глядя на частицу магии в моей руке.

— Верно, — хмыкнул Джек.

Я перевел взгляд на диван. Жечь его совсем не хотелось, тем более, я не был до конца уверен, что огонь не перекинется на мою одежду или одежду Джека. Известны случаи самовозгорания людей, когда их шмотки оставались целы, а вся окружающая обстановка превращалась в пепел. Но рисковать совсем не хотелось. Как-никак я всего лишь начинающий, а не пиротехник-профессионал.

Немного подумав, я поднялся и направился в коридор.

— Что ты делаешь? — занервничал Джек.

— Хочу во второй раз уничтожить этот проклятый цветок. Из-за него одни кошмары снятся.

И прежде чем Джек успел что-либо возразить или остановить меня, я метнул шар в дверь своей спальни.

Он попал точно в лотос. Тот взорвался с адским грохотом, ничуть не хуже противопехотной мины. Я упал на колени и поднял руку, защищая глаза. В ладонь мне впились осколки дерева.

Когда все стихло, я рискнул взглянуть на плоды своих стараний. Похоже, теперь мне придется закрываться шторкой. От деревянной двери не осталось ничего, только куча обгорелых щепок. Фиолетовый линолеум вздулся пузырями, на потолке чернело пятно сажи.

— Ни фига себе, — выдохнул я. Посмотрев на руку, обнаружил, что стал похож на ежика, и начал выдергивать огромные занозы из кожи, морщась о боли.

— Я бы выразился пожестче, — произнес за моей спиной Джек.

— Твоя любимая фраза?

— Нет. Просто ты все окрашиваешь в более мягкие тона. Сними наконец розовые очки.

— Это я-то окрашиваю? — возмутился я. — По-моему, из нас двоих оптимист тут ты.

— Это еще почему?

— Потому что я даже не надеюсь достать этот твой артефакт. Да я на километр к нему не подойду, а меня уже убьют!

— Что мне в тебе нравится, Дэрриен, так это то, что ты реально смотришь на вещи.

— Ты только что сказал, что я все смягчаю, — я зашипел от боли — щепка попалась уж больно вредная.

— Не в отношении себя. Ты прекрасно знаешь, что с тобой произойдет, если ты попытаешься добыть этот, как ты его называешь, карающий меч, но, тем не менее, идешь на это. Почему?

Я так растерялся, что даже забыл выдернуть очередную занозу. Самое смешное, я понятия не имел, что ему ответить. Любой вариант казался мне глупее предыдущего, не говоря уже о том, что забавнее некуда.

— Так почему, Дэрриен?

— Ну… Потому что…

Джек выжидательно смотрел на меня.

— Потому что всегда остается надежда? — рискнул я.

— Вот, — Джек нацелил на меня указательный палец. — Вот почему я считаю, что ты все-таки оптимист. Ты понимаешь, что можешь проиграть, но все же надеешься на лучшее.

— Ну, этого мне никто не запрещал. У тебя сигаретки не будет? Курить жутко хочется. Зажигалку можешь не предлагать.

— Не будет. Бросай. Это плохая привычка. Вредно для твоего организма.

— Жить вообще вредно, — хмыкнул я.

Покончив с занозами, я рухнул на диван. Такое впечатление, будто целый день ящики с помидорами таскал. В голове стучал молоточек, а по всему телу разлилась непонятная, но приятная пустота. Словно я освободился от чего-то, не дающего мне покоя долгое время.

Джек понял мои чувства.

— Не беспокойся, Дэрриен, это пройдет, как только научишься управлять своей силой. Я помогу тебе. Это не займет много времени, если ты постараешься не отвлекаться на посторонние вещи. Вообще, все великие маги самоучки. Да, у них были учителя, но большую часть навыков они приобрели самостоятельно.

— И ты тоже?

— А кто сказал, что я великий маг? — ухмыльнулся Джек.

Да, с этим не поспоришь. Но он порвал мою мысленную стену, как газету, хотя в остальном я не видел его силы. В общем и целом он вел себя как нормальный среднестатистический гражданин. Единственное, что его отличало от прочих жителей города — это отсутствие страха и паники в глазах.

— Если ты не чародей, то кто? — спросил я, принимая горизонтальное положение. Диван оказался для этой цели на редкость удобным. — Кто тебя послал за мной?

— Через три недели новое полнолуние, — Джек проигнорировал мой вопрос. Я уже начал к этому привыкать, но все равно бесит. — Ты знаешь, что это значит?

— Оборотни смогут вдоволь напиться свежей крови, — меня передернуло, как только я вспомнил ту женщину в переулке.

— Ни хрена ты не знаешь! — рявкнул Джек. Я аж подпрыгнул. Он заметил это и сбавил тон. — Возможно, ты не заметил, но каждый месяц в течение недели на улицах творится полнейший хаос.

— То есть, пока луна полная, число оборотней увеличивается?

— Не только оборотней. Каждое полнолуние открываются врата между Магическим кругом и нашим миром. Существа, которые раньше не могли выйти из Круга, свободно разгуливают по городу, так как луна придает им сил. С каждым разом их становится все больше. И в наших силах это прекратить.

— А что, великий Карвин подал в отставку? Почему он сам не достанет этот твой артефакт?

Джек испугался. Впервые за все время, что мы были с ним знакомы, я увидел его страх. Глаза расширились совсем чуть-чуть, но я понял, что он струхнул не на шутку.

— Он не подавал в отставку, — ровным голосом произнес он. — Не надо так говорить. Просто он не настолько могуществен, чтобы сдержать Зло.

— Боишься? — усмехнулся я. — Да брось. Если он не настолько силен, чтобы предотвратить вторжение Зла на землю, то он не в состоянии нас услышать. Готов спорить, ему уже лет сто, не меньше, и он туговат на одно ухо. А может, на оба.

— Прекрати! — прорычал Джек. — Прекрати, или я убью тебя!

— Хорошо, — я поднял руки ладонями вверх. — Просто я хотел доказать тебе, что Карвин нам тут не поможет.

Плечи Джека поникли, голова опустилась. Он обхватил себя руками, будто замерз. Когда мне наконец удалось поймать его взгляд, я смешался: в них сквозила такая потерянность, что я сам чуть не потерял веру в победу. А я всего лишь высказал то, в чем Джек сам боялся себе признаться.

— Карвин действительно не поможет, — прошептал он. — Он сам сейчас слабее новорожденного. Но я бы все равно не стал говорить о нем такое.

— Понял, — отреагировал я несколькими секундами позже положенного. — Постараюсь больше не упоминать имя Господа всуе.

— Что я тебе говорил насчет твоих шуточек?

— Ничего, — пожал я плечами. — Зато я помню, что говорил Джемал.

— Кто такой Джемал?

— Друг, — при одном воспоминании о нем я вздрогнул, а в животе начал прокручиваться снежок. Сложно забыть труп с перерезанным горлом, висящий вверх ногами на пеньковой веревке. И постаралось здесь отнюдь не Зло, а самое настоящее Добро. Вот и думай, что хуже: перейти на сторону Зла и уничтожить нафиг Адальберта со всеми его штучками или оставаться на стороне Добра, наблюдая, как оно сносит головы виноватым и невиновным. Я предпочел остаться на нейтральной стороне, где пребываю по сей день. Далось это мне не так уж легко.

— И что же он говорил? — вырвал меня из страны воспоминаний хрипловатый голос Джека.

— Он говорил… — на мгновение я потерял нить разговора. — Он говорил, что мои приколы не обеспечат мне долгой и счастливой жизни.

— Знаешь, он был не так уж далек от истины, — косо глянул на меня Джек.

В небольшой квартирке я провел долгие семь дней и ни разу не побывал в других комнатах. Джек не пускал меня никуда, кроме моей спальни и гостиной. Курить тоже не давал. Признаюсь, от парочки сигарет я бы не отказался. Уж очень выматывающими были занятия. Вам когда-нибудь приходилось буквально впихивать в свой мозг огромный объем информации? Студенты, хоть раз готовящиеся к экзамену за одну ночь, меня поймут. Джек учил меня управлять своей магией. Обычно эту науку постигают долгие годы, а он с какого-то перепугу решил, что я должен уложиться в неделю.

Его методы кардинально отличались от того, что рассказывал мне Аменохеприти, из чего я сделал вывод, что Джек и есть один из тех самоучек, о которых он рассказывал. Аменохеприти учил меня сосредотачиваться на предмете, на который я собираюсь воздействовать своей магией (даже в мыслях я не мог произнести слово "поджечь"). Джек же говорил, что предмет второстепенен, важно найти силу внутри и направить ее в нужном направлении. То есть он практически описал мои ощущения в тот момент, когда я пытался уничтожить диван. А из меня почти получился самоучка…

Кроме основ обучения Джек рассказал мне много интересного. Оказывается, пророчества, поддерживающие Круг, появились благодаря пра-пра-пра-прадедушке Карвина. Он был самым обыкновенным чародеем. Тогда в нашем мире царил хаос, шла кровопролитная война между Добром и Злом (она вообще когда-нибудь прекращалась? Этот вопрос был готов сорваться с губ, но Джек так посмотрел на меня, что я счел за лучшее промолчать). Наконец, светлые маги, среди которых был и предок владыки мира, придумали, как сдержать зло. Они, на свой страх и риск, пробрались к логову темной стороны (тогда повелителем был могущественный колдун по имени Сетраск) и наложили тринадцать заклятий, которые, подобно стене, должны были сдержать кровожадных монстров. Зло рвало и метало, но не могло ничего сделать. Сетраск обещал казнить всех своих придворных колдунов, если они не придумают способ освободить его. Но у них ничего не вышло. Единственное, чего они добились — трансформации заклятий в пророчества. Сетраск казнил всех своих колдунов. Лично поотрывал им головы.

Конечно, далеко не все зло оказалось заточенным в Круге. Но добрые волшебники парализовали главную его мощь, и на планете вновь воцарился мир и покой. Но ненадолго. Вскоре пронесся слух о смерти Сетраска, и оставшиеся на свободе колдуны выбрали себе нового правителя. И все же большинство монстров осталось внутри Круга, поэтому Зло теперь не имело такой мощи, как прежде. Да, оно все еще могло воевать с Добром, резать и убивать невинных людей, но теперь Добро могло противопоставить ему серьезную силу. И наконец, всего лишь пятьдесят лет назад Добро и Зло заключили перемирие.

И вылилось оно в предательство Адальберта. Добро все больше и больше начинало походить на Зло, в чем я лично убедился. Так что Земля, по словам Джека, немного потеряла. Но если мы не найдем артефакт, наш мир уничтожит сам себя. Спасти его уже будет невозможно.

— Интересно, — протянул я, когда он закончил свой рассказ. — А зачем тогда уничтожать Зло, если ничего не изменится? Ведь мир и до этого был таким же мерзким. Просто сейчас вся гниль вылезла наружу.

— Ты хочешь, чтобы человечество вымерло?

— Оно и так умирало. Пусть уж лучше оно сдохнет от укусов вампиров, чем от ядерной бомбы.

— Какой ты гуманист, — усмехнулся Джек.

По правде сказать, мне нравилась моя прошлая жизнь. И я был готов ее же и отдать, чтобы вернуть все обратно. Чтобы люди вновь могли гулять по улицам, не боясь, что из-за угла на них выпрыгнет вервольф или псих с ножом, не знаю уж, что страшнее. Выжить можно в любом случае, вот только если в первом останется всего лишь шрам, то во втором каждое полнолуние будут расти шерсть и клыки.

В прежней жизни мертвецы не возвращались так часто.

За прошедшую неделю я узнал больше, чем за все время, проведенное с Аменохеприти. Нет, он не был плохим учителем, просто у него не было времени научить меня чему-то большему, чем паре простеньких заклинаний. Видите ли, за нами постоянно кто-то гнался. Только сядем мы с ним друг напротив друга по-турецки, как тут же начинается. Либо вампиры, либо демоны, либо еще какая-нибудь хрень. Уверен, будь у мыша времени побольше и будь обстановочка поспокойнее, я бы сейчас не сидел тут, с открытым ртом внимая разглагольствованиям Джека, а рыскал бы по миру в поисках артефакта.

Все это время я учился направлять свою магию в нужном направлении. В начале следующего "урока" Джек положил на металлический поднос комок бумаги и приказал мне его сжечь. Как ни странно, у меня это получилось без труда, вот только поднос слегка оплавился. Джек покачал головой и сказал, что мне нужно научиться контролировать мощность заряда, иначе, не рассчитав свою силу, я могу ненароком сжечь весь город. На это ушло еще два дня. Песок в часах времени не собирался застывать.

На следующий день (а может, и вечер, я совершенно не ориентировался во времени дня) я, как обычно поворочавшись в постели минут десять и поняв, что больше не засну, встал, умылся, оделся и со своей стандартной недовольной миной, которую Джек окрестил "похоронной", выплыл в "тренировочный зал". Сегодня Джек обещал мне контрольный экзамен по пройденным дисциплинам и какой-то сюрприз. Самого Джека, равно как и экзамена, я там не обнаружил, но вот сюрприз уже поджидал меня.

На диване, в пол-оборота ко мне сидел мужчина. Я видел только его черные, как смоль, волосы, перехваченные сзади золотой резинкой, но и этого мне хватило, чтобы понять — это…

— Аргаив, — выдохнул я.

Демон обернулся и наградил меня поистине голливудской улыбкой.

— Дэрриен!

Он поднялся. Не знаю, сменил ли Аргаив профессию, но выглядел он как преуспевающий бизнесмен. Похоже, в таком виде в нашем городе теперь разгуливают только вампиры и демоны.

— Мы тогда с ног сбились, разыскивая тебя. Аменохеприти весь исстонался и испереживался. Я думал, старичка инфаркт хватит.

— Вы меня искали? — я почувствовал укол вины.

— Да жрец себе крылья смозолил, весь город облетел, и не по разу! Где ты был?

— Неважно, — отмахнулся я, стараясь не замечать, что краснею от угрызений совести. — Откуда ты здесь?

— Мне сказали, что тебе нужна помощь, — Аргаив достал из нагрудного кармана темные очки и принялся вертеть их в руках. — Дело неотложное, от этого зависит твоя судьба. И вот…

У меня аж горло перехватило. До этого момента я и не знал, что демон, для которого самым главным в его тысячелетней жизни были деньги, вдруг придет на помощь просто так. Просто потому, что ему так захотелось. И к кому? Ко мне. К чародею-недоучке, который понятия не имеет, как использовать свою магию. Который разрушил целый мир и достоин за это не смерти, нет. Всех кругов ада. И Аргаив хотел пройти их со мной. Может, это потому, что я спас его сестру, а может, и нет. В любом случае, сказать, что это меня сильно удивило, значит ничего не сказать.

— Чем ты занимался все это время? — спросил я, чтобы отвлечься от злобной совести, которая всерьез вознамерилась отхватить приличный кусок моего сердца.

— Раньше я был наемником, ты знаешь, — Аргаив изящно приземлился обратно на диван. — За пару тысяч я мог сделать с заказанным такое, о чем никогда не напишут в газетах и не покажут по телевизору. Таков был мой контракт. Но времена изменились. Теперь никому такие услуги не требуются, каждый сам может постоять за себя. А у тех, кто не в состоянии, нет таких денег. Сейчас в ходу развлечения и все вытекающие из этого последствия.

Меня озарило.

— Ты сутенер?

— Владелец ночного клуба, — поправил меня Аргаив. — Девочку сейчас можно без проблем снять там за бутылку шампанского. И люди платят деньги, чтобы попасть в мой клуб и подцепить там кого-нибудь. Таких гораздо больше, чем тех, кто решится пойти к проститутке.

Я кивнул. Что ж, каждый вертится, как может. В нынешнем мире волчок крутится со сверхзвуковой скоростью.

— А остальные?

— Ракел тоже устроилась на работу. В моем же клубе. Танцует стриптиз.

Ого. Стоило только представить такое зрелище, как меня тут же бросило в жар. Вероятно, Аргаив это заметил, потому как улыбнулся во весь рот.

— Вижу, за четыре месяца ты ее не забыл.

— И сколько ты ей платишь?

— Достаточно. Я предлагал ей куда более высокооплачиваемую работу, хотел сделать своим заместителем, но она отказалась. Честно говоря, я опасался, что она изберет худший путь.

— Проститутки? — рискнул я.

— Нет, — удивленно посмотрел на меня Аргаив. — Официантки.

— Что, серьезно? — вытаращился я на демона. Сравнил тоже.

— Ага. Жутко неблагодарная работа. Носишься целый день туда-сюда, терпишь шуточки всяких идиотов и натянуто улыбаешься. Нет, не такое заслужила моя сестренка.

При нашей первой встрече Ракел была абсолютно голой, плюс кидалась в меня ножами. Во время второй встречи уселась на меня верхом (одеждой она себя по-прежнему не обременяла). Кстати, она дважды спасла мне жизнь. Не хочу хвастаться, но я вернул ей долг. Именно из-за нее я пошел на сделку с Адальбертом, повелителем Света. Но Адальберт заманил меня в ловушку. Он чуть не прикончил Ракел и согласился оставить ей жизнь, если я убью Тимерхана, Повелителя Тьмы. Вот так просто — взять меч и снести ему голову, невзирая на толпы нечисти, прислуживающие ему.

К слову, это и в самом деле оказалось нетрудно.

— Так чем тебе помочь, Дэрриен? — спросил Аргаив. — Меня срывают прямо посреди рабочей ночи, ничего не объяснив, требуют, чтобы я мчался сюда, как пуля…

— Кто тебя позвал?

— Да какой-то оборотень. Явился прямо ко мне в офис. Я обычно мало кого принимаю лично, все поручаю своим заместителям, но как только услышал твое имя…

— Оборотень, значит, — пробормотал я. — Не Шайтан, случаем?

— Неужели ты думаешь, что я бы его не узнал? — фыркнул Аргаив. — Нет. Это кто-то из молодых волчат. Ему около восемнадцати, на крайняк двадцать.

— Среди моих знакомых таких не водится, — покачал я головой. Из оборотней я знал только семейство Шайтана: его самого, жену Волчицу и сына Джимми, которому было четырнадцать.

— Так чем тебе помочь? — уже в который раз спросил Аргаив.

Я поведал ему о событиях последних дней. Рассказал о Джеке, которому удалось сокрушить мою мысленную стену. Аргаив попытался влезть мне в голову, просто ради эксперимента, но получил жестокий отпор. Как ни странно, стена все еще была на месте. Но как Джеку удалось проникнуть за нее, не разрушая? Этот вопрос оставался без ответа.

Когда я рассказал, что мне нужно отыскать, Аргаив откинулся на спинку дивана и шумно выдохнул. Я с удивлением обнаружил, что он еле сдерживает смех.

— Ты представляешь, во что ввязываешься? — спросил он, не объяснив причину своего веселья.

— Честно говоря, не совсем. Но я должен хотя бы попытаться, иначе убью сам себя. Совесть меня сожрет.

— Знаешь, как глупо это звучит? Ты как персонаж плохого фильма, вроде тех, в которых постоянно играет Брюс Уиллис. Во имя справедливости, да! Пойду на собственную смерть, но спасу человечество!

— Возможно, это и так. Но мне наплевать, — да, тогда я еще не знал, во что выльется эта предприимчивость, граничащая с глупостью.

Воцарилось молчание. Тишину нарушал только звук воды, текущей по асфальту где-то внизу, на улице. Аргаив прекрасно представлял себе, во что он впутывается, помогая мне. И тем не менее, шел на это. Конечно, ему-то смерть не грозит. Хотя… что там у демонов вместо смерти? Изгнание в Рай?

— Мы просто становимся огнем, — ответил демон на мой вопрос. — По истечении тысячи лет. До этого срока убить нас можно, но довольно трудно. Я бы даже не пытался.

— Как тебе работается?

— Посмотри на меня и поймешь, — расплылся в улыбке Аргаив. — Благодарные клиенты вновь и вновь оставляют в барах и игровых автоматах кучу денег.

— Надеюсь, малолетние девочки у тебя не танцуют на подиуме, как это было в "Орхидее"?

— Нет, что ты. Все законно. У меня на подиуме танцует Ракел и еще несколько красавиц. Но с моей сестрой ни одна не сравнится. Как только выходит Ракел, весь зал замирает.

— Я их понимаю, — пробормотал я.

Джек, как всегда с легкой полуулыбкой, вплыл в гостиную. Сегодня на нем был не черный плащ, как раньше, а обычная черная рубашка и слегка потертые джинсы. Он церемонно поклонился Аргаиву.

— Добро пожаловать, глубокоуважаемый демон. Меня зовут Джек.

— Аргаив. Так это вы взбаламутили Дэрриена на поиски артефакта?

Джек кивнул.

— Он справится.

— Вы не собираетесь ему помогать? — несмотря на то, что в жилах Аргаива тек чистый огонь, голос его был что лед на речке в январе.

— Почему же? — удивленно поднял брови Джек. — Ведь я послал за вами волчонка. Разве это не помощь? В скором времени я постараюсь собрать всю вашу команду.

Аргаив фыркнул.

— Аменохеприти вы не найдете. Мышонок тщательно скрывается.

— Для меня те, кто скрываются, никогда проблемы не представляли, — Джек выразительно покосился на меня. Ну да, если уж он и меня обнаружил, то отыскать жреца ему и в самом деле труда не составит. — Думаю, за красавицей Ракел вы съездите сами?

Он что, подслушивал?

— Ты мне не нравишься, парень, — Аргаив поднялся. Ростом он был выше Джека на добрую голову. — Но я приведу сюда свою сестру. Уж она устроит тебе веселую жизнь.

Глаза Джека полыхнули недобрым огнем, но лишь на мгновение.

— Привезите ее. А я пока решу вопрос с остальными членами команды.

— Минутку, — встрял я. — Не знаю, как вы, а я чертовски хочу жрать. С утра ничего не ел.

Аргаив с Джеком переглянулись и пожали плечами. ришь, но…маг? часть навыков они приобрели самостоятельно.

— С какого утра? — усмехнулся Аргаив. — Сейчас одиннадцать вечера.

Да, сильно сбились мои часы, если мне кажется, что сейчас утро. Хотя для недавно проснувшегося человека и ночь покажется зарей.

— Поешь в моем клубе, — Аргаив постучал по стеклу часов на левом запястье.

Джек внезапно занервничал.

— Черт, уже так поздно, а я не успел кое-что сделать, — он повернулся к двери и крикнул: — Изабелла!

В дверном проеме показалась девушка. Совсем еще молоденькая, лет двадцати с небольшим. Длинные волосы цвета карамели, струящиеся по плечам, в мерцающем свете свечей отливали золотом. Тонкие брови сошлись на переносице, когда она увидела меня. Железная выдержка. Я вообще убежал бы с криком, лишь увидев такое чудовище.

— Слушаю, — произнесла она, обращаясь к Джеку, но взгляд ее перебегал с меня на Аргаива и обратно.

— Подготовь машину.

Изабелла кивнула и скрылась за дверью.

— Это кто? — спросил я. Вот уж не думал, что здесь кроме Джека и меня еще кто-то есть. Ха, наивный. Неужели я и в самом деле думал, что всю ту вкуснятину, которой я тут питался, приготовил он?

— Мой личный секретарь. Видишь ли, дел много, управляться одному чрезвычайно сложно. Искать артефакт вам придется вместе. Она просто ангел, так что постарайся не обижать ее.

Аргаив фыркнул, но ничего не сказал. Джек в свою очередь неодобрительно покосился на демона.

ГЛАВА 4

— Этот твой Джек тебе наврал.

— О чем? — рассеянно спросил я, разглядывая несущиеся мимо улицы, освещенные неоновым светом рекламы. — Об Изабелле?

— Нет. Черт, о чем ты вообще думаешь? — вышел из себя демон.

Я удивленно посмотрел на него. Впервые я видел Аргаива в ярости. Все наши предыдущие встречи он был холоднее стали, несмотря на огонь, которым повелевал. За четыре месяца с ним что-то произошло. Весь его знаменитый пофигизм улетучился, как воздушный змей, сорвавшийся с привязи. И я подозреваю, что без обожаемой сестренки тут не обошлось.

— Что это с тобой?

На этот вопрос Аргаив предпочел не отвечать. Вдавив педаль газа в пол, он процедил сквозь зубы:

— Во-первых, его зовут не Джек.

— Это я знаю, — я опять отвернулся к окну. — Он не пожелал назваться настоящим именем, но мне, в общем-то, по барабану.

— Во-вторых, артефакт не в обители Зла.

На меня словно ведро холодной воды вылили.

— Как не у Зла? А где же?

— Было бы глупо держать его под боком, как это сделал Адальберт. Найти легче легкого. Именно поэтому Зло тщательно спрятало свой символ вдали от себя, чтобы никто или ничто не могло навести врагов на него. Иначе он был бы уже уничтожен. Не знаю, с какой целью Джек тебе солгал. Либо он сам не знает, где артефакт, либо что-то скрывает. Второе более вероятно.

— Но зачем это ему?

— Почему ты спрашиваешь об этом меня? Спроси его самого. Или на крайняк остается Изабелла.

— С ней тоже что-то не так?

— Да нет, с ней-то как раз все в порядке. Именно поэтому не могу понять, как она связалась с этим скользким типом. Все его слова о помощи… Вероятней, что гремучая змея сама отсосет тебе яд. Присмотрись к нему, с ним явно что-то нечисто.

— Ладно, — я опять уставился на темные улицы.

Как же изменился город! Я выходил только днем, поэтому сейчас с изумлением взирал на яркие огни увеселительных заведений, летящие мимо со скоростью ветра, на девочек, шеренгами выстроившихся на тротуарах. На длинные, не освещаемые фонарями переулки, в которых могло прятаться все что угодно.

На небе не было луны. Конечно, где-то высоко она и была, но тяжелые, почти черные облака не рассеивались никогда. И ни лучи солнца, ни мягкий свет луны не могли пробиться сквозь них. Лишь ночью мрак разгоняли неоновые вывески.

Джек говорил, что на окраинах уже выпал снег. Но в городе он таял, не долетая до земли. Улицы были мокрыми, грязными, отвратительными. Даже яркие огни не смягчали облика смерти, вырисовывавшегося поверх истинного лица города. А может, именно смерть и была настоящим?

Как бы то ни было, то, что сейчас происходило с городом, не было предусмотрено наверху. Вряд ли Бог, или кто там есть, захотел бы наказать человечество с помощью Дьявола. Нет, он скорее устроил бы очередной Всемирный потоп или Содом с Гоморрой. До людей слишком медленно доходит, если просить их по-хорошему.

А вот и клуб. Стены черного цвета, окутанные искусно выписанными языками пламени. Резные двери представляют собой крылья летучей мыши. И Аменохеприти здесь ни при чем. Такие могли бы принадлежать только вампиру или демону, но никак не маленькому несуразному мышонку. Ни одна складочка или трещинка не прошли мимо внимания мастера. Название, выведенное огненными буквами во всю ширину фасада, — далеко не "Орхидея", как у моего давнего знакомого Адриана Пресли, но от этого не менее адское. Похоже, Аргаив выбирал сам. Клуб назывался "Люцифер".

— Вот черт, — Аргаив резко свернул с дороги.

— В чем дело? — я успел заметить только толпу у входа, огороженного алой лентой.

— Репортеры. Куда я только от них не прятался. Интересно, почему они не сидят по домам, как все нормальные люди?

— Потому что они ненормальные, — поморщился я. — Самые бесчестные, подлые, готовые на все ради эксклюзива.

— Поначалу мне даже нравилось их внимание, — усмехнулся Аргаив. — Теперь же — достало. Будто я единственный, кто имеет успешный ночной клуб в городе.

— И ты каждый раз пробираешься дворами?

— Не всегда. Сегодня, думаю, так будет лучше. Ты ведь не хочешь, чтобы весь город узнал, что великий и ужасный Дэрриен вернулся? Да и моему клубу это подпортит репутацию.

Демон. Никогда о себе не забывает. Узнаю прежнего Аргаива. Вообще-то, он правильно сделал — раз уж большинство думает, что я сгинул, тем лучше. Незачем привлекать излишнее внимание — всегда найдется тот, кто захочет отомстить.

"Ламборджини", разрисованная, как и клуб, огненными цветами, мягко остановилась возле служебного входа. Аргаив тихо выругался. У дверей тоже толпились репортеры. Завидев машину, они тут же кинулись к ней, как стая голодных гиен к добыче льва. Один самый настырный начал долбить ладонью по дверце.

— Урод! — заорал Аргаив. — Какого хрена ты делаешь?!

Мужик отскочил от машины, бешено вопя. Ладонь, которой он колотил по автомобилю, полыхала, как факел. Но дальше запястья огонь не двигался, и вскоре потух. Пострадавший остался сидеть на земле, прижимая к себе почерневшую руку и тихо постанывая.

— Это не сыграет на руку твоей репутации, — заметил я, выходя и захлопывая за собой дверь.

— Да мне плевать, — прорычал Аргаив, расшвыривая в разные стороны репортеров, загородивших дорогу. — Надо же, какая сволочь. Лупить по моей машине! Да я ее недавно приобрел! Он что, думает, такие тачки даром достаются?

Я едва поспевал за разъяренным демоном.

Наконец мы пробились к двери, и Аргаив постучал. Условный сигнал подозрительно напоминал "SOS". Тонкий юмор.

Дверь распахнулась, и на пороге возникло нечто гориллообразное, одетое в белую майку и темно-синие джинсы. Бутсам на ногах позавидовал бы любой неформал.

— Чего надо? — прогрохотало оно, не опуская головы.

— Это я, Джейкоб, — снисходительно, как маленькому ребенку, сказал Аргаив. Глянув на меня, он пожал плечами, дескать, вышибала есть вышибала, откуда у него мозги?

— Вас, господин, я узнал, — громовой глас Джейкоба снизошел до почтительного, даже слегка дрожащего тона. — А кто с вами?

— Друг.

— Что-то не припомню, чтобы среди ваших друзей водились такие… — он смерил меня презрительным взглядом, — шпендики.

— Что-то не припомню, чтобы ты тут работал, — спокойно ответствовал Аргаив.

— Прошу прощения, господин, — горилла склонилась, собирая своим "ежиком" грязь с порога. Мы с Аргаивом прошествовали мимо, причем у меня возникло горячее желание дать Джейкобу хорошего пинка, пока он стоит в такой удобной позе.

Аргаив заметил мой взгляд.

— Не стоит. У него, конечно, слегка не хватает в башке, но на пинок он ответит, да так, что его нога у тебя из горла выйдет.

Изнутри клуб Аргаива напоминал самый настоящий ад. Ну, не в том смысле, что грешников на сковородках жарили, нет. Пиротехника периодически загоралась, либо взрывалась. Вдоль стен, отгороженные друг от друга высокими черно-алыми ширмами, выстроились столики, накрытые скатертями цвета пламени. Ни одного свободного я не заметил. В центре зала красовалась сцена, на которой в свете красного прожектора извивались в танце девушки, одетые только в мелкоячеистую сеть.

— А им точно больше восемнадцати?

Аргаив укоризненно посмотрел на меня.

— Они вообще не люди, так что не надо меня ни в чем обвинять. Самой младшей сто восемьдесят три.

— Ладно, не злись, я просто спросил.

Аргаив провел меня на второй этаж. Здесь стояло всего пять столиков, из чего я сделал вывод, что это VIP-зал. И правда, обзор отсюда был гораздо лучше, чем с первого этажа.

— Я сейчас вернусь. Закажи себе что-нибудь.

Светлая мысль. Я взял меню в бордовом кожаном переплете, пролистал. Мама дорогая, чего тут только нет! От одних названий есть захотелось еще сильнее.

Занятый изучением меню я не сразу обратил внимание на то, что на этаже подозрительно тихо. Нет, музыка орала, с этим ничего не поделаешь, но я точно помнил, что соседние столики тоже были заняты.

Я поднял голову. Расположившийся за соседним столом справа от меня пожилой господин в черном костюме с галстуком-бабочкой поспешно отвел взгляд. С другой стороны молодой парень столкнул с колен дамочку с роскошным бюстом и беззастенчиво уставился на меня узкими глазами. Я выдержал его взгляд, но заметно занервничал. Чего они на меня так таращатся? Либо у меня одежда неподходящая для второго этажа, либо они меня узнали. Но откуда? Ведь по всему городу объявления "РАЗЫСКИВАЕТСЯ" не развешивались. Кем бы они ни были, сейчас они меня не тронут, хотя бы потому, что это не их территория. И вряд ли это вампиры: едят и пьют, как обычные люди. Вон перед стариком целый стол.

Официантка в красной кожаной юбке и таком же бюстгальтере, мило улыбаясь, подошла принять заказ. Я плюнул (фигурально, конечно) на глазевших на меня типов и снова углубился в меню.

Когда официантка отошла, я посмотрел на молодого, на этот раз постаравшись, чтобы во взгляде уверенности было побольше. Тот хотел что-то сказать, но музыка вдруг оборвалась.

Я перевел взгляд на сцену. На ней, обернутая тончайшим алым покрывалом возлежала Ракел. Да-да, именно возлежала, иначе не назовешь. У меня захватило дух от ее красоты. За время нашей разлуки она ни капли не изменилась, разве что стала еще привлекательней, чем прежде. И по-прежнему не стеснялась ходить обнаженной.

Со смесью ужаса и восхищения я заметил, что по ее груди ползет черная блестящая змея. Хотя, что сделается демону от ее укуса? Если Ракел так спокойно себя ведет, значит, яд ей не страшен.

Из динамиков раздались звуки какой-то восточной мелодии. В зале воцарилась абсолютная тишина, которую ничто, кроме музыки, не нарушало. Все замерли, боясь хоть на мгновение отвести взгляд от сцены и извивающейся на ней Ракел. Она изгибалась змеей, повторяя движения ползающего по ней пресмыкающегося. Это выглядело настолько невероятно, что я забыл обо всем на свете.

Очень плавно, я даже не заметил, как, она поднялась на колени, а затем и на ноги, не прекращая танцевать. Змея, казалось, уже исследовала каждый сантиметр ее прекрасного тела. Она проползла по груди и устроилась на шее, хвостом смахнув покрывало на пол.

По залу пронеслось дружное "А-а-ах".

Сколько длился ее танец, не знаю. Казалось, время остановило свой бег. Очнулся я лишь тогда, когда Ракел выгнулась на сцене в соблазнительной позе, а музыка смолкла. Я без удивления осознал, что джинсы мне стали подозрительно тесны, и лишь потом — что аплодирую вместе со всеми. Старик легонько касался правой ладони левой, а малец молотил ими, как бешеный. Но и у того, и у другого в глазах застыло нескрываемое восхищение.

Ракел скрылась из виду, видимо, ушла в гримерку. А я и не заметил, что пока я наслаждался ее чувственным танцем, мне принесли ужин. Больше ничего интересного на сцене не предвиделось (видимо, Ракел была гвоздем программы), и я, вспомнив о своем некормленом желудке, набросился на еду.

Поев, я удовлетворенно откинулся на спинку стула. Мой сосед справа уже обзавелся подружкой, длинноногой блондинкой, молодой парень сидел в одиночестве и все так же не сводил с меня взгляда.

— Чего такого интересного ты узрел? — поинтересовался я. Он моргнул, затем усмехнулся, обнажив ряд ровных белых зубов. Только клыки были на сантиметр длиннее, чем у обычного человека. Похоже, оборотень.

— Я знаю тебя, чародей.

Подобного ответа я ожидал, но все равно неприятно.

— Не припомню, чтобы мы раньше встречались.

— А мы и не встречались.

Блин, мне уже не нравится этот разговор. Не люблю такую непредсказуемость. Я-то думал, что он скажет, где я мог его видеть. Ладно, пойдем другим путем.

— Тогда откуда ты меня знаешь?

Парень не ответил, но продолжал все так же таращиться.

Чья-то рука легла мне на плечо. Я вздрогнул.

— Идем, — сказал Аргаив.

— Что это за чучело там сидело? — спросил он, когда мы вышли на улицу.

— Откуда мне знать? Твои клиенты, не мои. Но он сказал, что знает, кто я такой. Тебе не кажется это странным?

— Может, он бывший светлый маг. Ты же не помнишь, кто был в зале цветка, когда исполнилось пророчество.

— Тогда мне повезло, что я ушел живым, — пробормотал я. — Где Ракел?

Аргаив расплылся в улыбке.

— Видел ее танец? Готов спорить, ты ни о чем другом и думать не мог!

Я почувствовал, что краснею.

— Да, она хорошо танцует.

— Да ладно! — подмигнул мне Аргаив. — Никто в зале глаз отвести не мог, и ты тоже.

— Я и не отрицаю, — буркнул я. — А что змея?

— Это черная кобра. Одна из самых ядовитых в мире. Но Ракел ее не боится.

Угу, змеи ядом не обмениваются.

Репортеров уже и след простыл. Видимо, гориллоподобный Джейкоб всех разогнал. Улица была благословенно тиха. Я прислонился к "ламборджини".

— Что-то долго ее нет, — Аргаив посмотрел на часы. — Ты не сходишь?

— Почему бы нет, — я пожал плечами. Джейкоб что-то буркнул и освободил дорогу.

Войдя в зал, я в нерешительности остановился, потом, немного подумав, направился за сцену. Я понятия не имел, где искать гримерку, но она не понадобилась. Ракел направлялась к двери, одетая в обтягивающие кожаные штаны и кожаную же куртку. Меня она не заметила.

Из-за неподалеку расположенного столика поднялся в хлам пьяный бугай и с глупой улыбкой потащился вслед за ней к служебному выходу. Предчувствуя недоброе, я поспешил за ним.

В темном коридоре, ведущем на улицу, он схватил Ракел за плечи и прижал к стене. Я открыл рот, чтобы крикнуть что-то банальное, типа "Не трогай ее", но меня остановил невесть откуда взявшийся Аргаив.

— Не стоит, Дэрриен, — прошептал он.

— Хочешь поиграть с моей змейкой? — продышал ей в лицо пьяный.

— Почему бы нет, милый, — хищно улыбнулась она. — Я люблю змей.

С довольной ухмылкой он полез расстегивать штаны. Я не видел, что сделала Ракел, но секунду спустя он уже катался по полу, держась за промежность, и орал во всю глотку.

— Вот теперь можно вмешаться, — подытожил Аргаив, хлопая меня по плечу. — Джейкоб! Убери отсюда этого идиота.

Ракел вышла на улицу, мы с демоном — за ней. Только тут она увидела меня, и лицо ее осветилось неподдельной радостью.

— Дэрриен! — воскликнула она, обнимая меня. — Где ты пропадал? — и, не дав ответить, поцеловала меня.

Я чуть было не сошел с ума, пока длился поцелуй. Мгновенно в памяти всплыло все до мельчайших подробностей, а вспоминать было что. Несмотря на наши очень близкие отношения, я так и не понял, как относится ко мне Ракел: как к другу или как к любовнику. Она вела себя ужасно непредсказуемо. Допустим, сейчас этого поцелуя могло не быть. Она просто хлопнула бы меня по плечу и спросила, откуда я взялся.

Да, демоны непредсказуемы. А уж женщины-демоны — тем более.

Наконец Ракел оторвалась от меня.

— Ты потрясающе танцуешь, — вот и все, что я мог выдохнуть.

— Спасибо, — она потупилась, но скромности в ней было не больше, чем в Вавилонской блуднице. Я далеко не первый, кто говорит ей это, но почему-то именно от моего комплимента она получила больше удовольствия, чем от всех остальных. Я без труда прочитал это на лице красотки. Но так же точно я знал и то, что она меня не любит. После нашей первой ночи она чмокнула меня в щеку и сказала: "Мы с тобой только друзья, ладно?". Что, впрочем, не помешало ей соблазнить меня еще раз.

— Навидались? — прервал нашу милую беседу Аргаив. — Тогда едем.

Ракел запрыгнула на переднее сиденье, мне пришлось довольствоваться задним.

По пути к обиталищу Джека Аргаив ввел Ракел в курс дела. Но, вопреки моим ожиданиям, красотка ничуть не испугалась, а заявила, что ей надоело танцевать стриптиз, и она может взять отпуск на пару недель. Аргаив махнул рукой, зная, что спорить бесполезно.

— Перепоручу клуб Жану, — сказал он. — А сам отправлюсь с вами. Еще не хватало, чтобы вас обоих грохнули. Ты, в отличие от меня, бессмертием не страдаешь, — иронически заметил он.

— Зато живу столько же, — парировала сестра.

Хотя Аргаив и Ракел были братом и сестрой, отцы у них были разные. Аргаив был чистокровным демоном, а Ракел — нет. Она переняла кое-что у демонов, например, долголетие, но осталась смертной. Брат с сестрой постоянно подкалывали друг друга на тему различности своей крови. Но эти шутки носили дружеский характер. Насколько я помню, серьезно они никогда не ссорились. Ну, кроме одного раза, когда из-за этого мы попали в жуткую аварию. Именно тогда Ракел чуть не погибла.

Что-то обвило мою руку. Что-то длинное, крепкое, похожее на веревку. Но не веревка… Я опустил глаза и с трудом удержался, чтобы не заорать.

— Э-э… Ракел.

— Да, дорогой?

— Твоя змейка меня хочет, только в несколько ином смысле. Я имею в виду, сожрать.

Ракел обернулась и без малейшей тени страха взяла у меня змею, к тому времени уютно свернувшуюся кольцами на моих коленях.

— Проказница, — ласково произнесла она. — Когда ты успела туда забраться? Я же говорила, от меня — никуда!

— Ничего себе домашнюю зверушку ты себе завела, — выдохнул я.

— Ты ей понравился, поэтому она и забралась к тебе. Мог бы приласкать ее. Нефертари это любит.

— Знаешь, у меня не слишком хорошие отношения со змеями.

— Она тебя не укусила бы. Ведь ты — мой друг. А вот врагов она сразу чует и нападает без предупреждения.

Я вспомнил парня, пристававшего к Ракел в коридоре. Я не видел, что она сделала с ним, но теперь до меня начало доходить. Господи. Неужели Нефертари укусила его в…

Аргаив словно прочитал мои мысли.

— А того красавца, с которым ты обжималась, твоя змейка обработала?

— Нет, дурак, — фыркнула Ракел. — Разве тебе нужны неприятности? Клуб сразу же закроют, если выяснится, что ядовитые змеи свободно там разгуливают. И вообще, если ее не трогать, то и она не тронет.

У Аргаива затрезвонил мобильник, но тут же замолк. Он выразительно покосился на меня.

— Опять твое магическое поле.

— Извини, с этим ничего поделать не могу, — виновато улыбнулся я. Многие автомобили выходят из строя рядом со мной. А мобильники, те вообще бесятся. Все чародеи имеют магическое поле, которое негативно действует на технику. До того, как во мне проснулась сила, приборы вели себя нормально, все, кроме автомобилей. Те попросту глохли, стоило мне в них сесть.

Странно, но "форд" Джемала, "Феррари" и "ламборджини" Аргаива вели себя на удивление хорошо.

Аргаив покачал головой и остановился. Затем вышел из машины. Вскоре раздался еще один звонок. Демон отошел на порядочное расстояние и начал разговор.

— Где ты скрывался все это время, Дэрриен? — спросила Ракел.

— Неподалеку, — отшутился я. — А тебе нравится танцевать?

— Очень. Не представляешь, какое это удовольствие — смотреть на живые статуи.

— Сегодня я не слишком-то от них отличался.

Ракел повернулась ко мне.

— Это мой любимый номер. Нефертари тоже любит в нем участвовать.

— Где ты ее взяла?

— Друг привез из Египта.

— Друг? — переспросил я.

Некоторое время она молчала. Потом со вздохом положила змею на панель управления.

— Многое изменилось после того, как ты пропал, Дэрриен. Я даже успела побывать замужем.

— Да ну? — увидь я себя сейчас в зеркале, испугался бы величины своих глаз. Уж кого угодно я мог представить, стоящим у алтаря, даже с небольшой натяжкой Джека, но Ракел? Воображения не хватит. — Ты? Замужем?

— И развестись.

— Это за четыре-то месяца?

— Сейчас все делается быстрее. Мой муж скоропостижно скончался. Зато появился новый вампир, — тихо добавила она.

— Его покусали?

Ракел кивнула.

— И обратили. Мы, демоны, с вампирами не в ладах. Особенно я. У меня-то кровь человеческая. Пришлось срочно оформлять развод.

Я молчал, потрясенный услышанным. Ракел взглянула на меня через зеркало заднего вида, и в свете уличных фонарей блеснула слезинка. А сюрпризы все не кончаются. Сейчас она скажет мне, что любила его больше жизни, и я грохнусь в натуральный обморок.

Но она молчала.

— И где он теперь? — рискнул спросить я.

— Откуда мне знать? — передернула плечами Ракел. — Кусает баранов где-нибудь на пастбищах. Мне все равно.

Аргаив влетел в машину не хуже сквозняка.

— Откуда этот тип узнал мой номер? — подозрительно покосился на меня он.

— Джек? — спросил я.

— Он самый. Просил забрать его с Центральной площади. Советую пристегнуться. Ракел, убери отсюда это животное! Оно меня отвлекает.

Я ожидал, что красотка начнет спорить, но она молча взяла Нефертари на руки.

ГЛАВА 5

Джек нервно бродил туда-сюда, вздымая целые фонтаны брызг из мутных луж. Его черный плащ стал серым от осевшей на нем пыли. И где он, интересно, лазил?

— Что тебе дома не сидится? — подколол я его.

В ответ тот лишь махнул рукой. Клочок свалявшейся пыли полетел в мою сторону со скоростью ну очень ленивого облака. Джек тем временем церемонно поцеловал руку Ракел.

— Здравствуйте, милая дама. Меня зовут Джек. А вы, должно быть, та самая Ракел, о которой я столько слышал.

— Интересно, от кого, — она покосилась на меня. Конечно, чуть что — сразу шишки на Дэрриена. И номер мобильника Аргаива я выдал…

— Не смотри так, — помотал я головой. — Не от меня

— Не от него, — подтвердил Джек. Где-то в глубинах его плаща бешено завибрировал мобильник. Джек извлек его с ловкостью фокусника и рявкнул в трубку: — Да!

— Я нашла его, — раздался мелодичный голос. Не иначе Изабелла.

— Отлично, — расплылся в улыбке Джек. — Мы уже едем, постарайся не упустить его из виду.

— Это не сложно, — по голосу чувствовалось, что Изабелла улыбается.

— Отбой, — Джек сунул телефон в карман. — Хорошо, что вы с нами, любезный Аргаив. Моя машина не на ходу.

У меня жутко чесался нос от пыли, которую Джек принес с собой, но чихнуть не получалось. Гадкое ощущение. Может, поговорить? Слышал, помогает.

— А что у тебя за машина? "Форд"?

— Нет, — раздраженно отрезал Джек. — С чего у меня должен быть именно "форд"?

— Ни с чего. Я просто попытался угадать, а ты сразу завелся. А-а-апчхи!!

— Будь здоров, — ответствовала Ракел.

— Спасибо, — я проводил взглядом большую летучую мышь, скрывшуюся в темноте. Видно, ее разбудил мой чих.

— Ничего я не завелся! — рыкнул Джек.

— Угу, — я шмыгнул носом. — Ладно, не обращай внимания. Это уже почти моя профессия — бесить всех, кого вижу.

Аргаив расплылся в улыбке и с довольным видом прошествовал к машине. Видно, ему пришлась по вкусу наша перепалка.

— Куда ехать? — спросил он Джека, выруливая на дорогу.

— Знаете небольшой поселок к западу отсюда? — демон кивнул. — Вот туда нам и нужно.

— Это там, где цирк? — спросил я. До меня постепенно начало доходить, за кем мы туда едем. Кто еще может выступать в цирке, как не…

Нефертари блестящей удавкой скользнула по моей шее, и я чуть не завопил.

— Ракел, держи ее от меня подальше, пожалуйста.

— Неужели ты, такой большой мальчик, боишься этой маленькой безобидной змейки? — промурлыкала она.

— Безобидной? Да она одной царапиной меня на тот свет отправит!

— Она тебя не тронет.

Нефертари проползла на переднее сиденье и, сложившись кольцами на коленях Джека, кажется, задремала. Тот не выказал ни малейшего беспокойства по поводу того, что на нем пригрелось ядовитое пресмыкающееся, а продолжал о чем-то беседовать с Аргаивом.

Я откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

Всего несколько дней назад я старался не высовываться, дабы избежать кары обозленных магов, а теперь бегу неизвестно куда, возможно, навстречу своей смерти. И что самое интересное, меня абсолютно не волнует, чем закончится эта авантюра. Я устал бояться. Устал прятаться. Мне чисто по-человечески надоело трястись от каждой пробежавшей мимо мыши. Я хочу или вновь зажить нормальной жизнью, или умереть. Думаю, наибольшего успеха я достигну именно во втором, но я не боюсь. Это кажется такой мелочью по сравнению с тем, что меня ждет, попади я в руки к светлым магам, что я с радостью приму смерть как избавление от страха. Ненавижу бояться. За эти четыре месяца страх сочился из моего тела вместе с потом. Он не оставлял меня ни на минуту. Представляете, что стало с моей нервной системой? Она превратилась в дуршлаг. И придет миг, когда весь страх выйдет из меня, и не останется ничего, никаких чувств. Только пустота, черная и бесконечная, как космос.

Кажется, я задремал и проснулся только тогда, когда "ламборджини" остановился. Я встряхнул головой, прогоняя сон, и вылез из машины. Холодный ветер обдал меня с головы до ног, заставляя окончательно проснуться, и я пожалел, что не оделся теплее.

Вокруг была кромешная тьма. Фонарей не наблюдалось, как и луны.

В свете фар мне удалось разглядеть, что в глубь этой самой тьмы уходит широкая неасфальтированная дорога. Аргаив правильно сделал, что остановился так далеко от цирка — цыгане не любят, когда их беспокоят. Лишь в день представления они рады всем. Интересно, а их коснулись перемены, произошедшие за последние четыре месяца? Если да, то нам конец. Аргаиву и Ракел придется применить все свое обаяние, чтобы мы ушли живыми.

Джек хлопнул меня по плечу.

— Не бойся, Дэрриен. Они все те же милые люди, какими были. Разве что немного помрачнели от того, что на их представления никто не ходит.

— Я не боюсь, — пробормотал я.

— Отлично. Тогда идем.

Пока мы шагали по темноте, я про себя удивлялся, почему цыгане не ушли, когда Добро подало в отставку. Но потом подумал: а куда им идти? Здесь было относительно спокойное место, а весь окружающий мир превратился в ад. Куда разумнее было остаться здесь, чем бежать в неизвестность, в надежде, что тебя не убьют за следующим поворотом.

Не прошли мы и сотни метров, как дорога резко оборвалась. Перед нами простиралась идеально круглая поляна, окруженная черными деревьями, мрачно наблюдающими за незваными гостями. Ничто не нарушало покой этого места, ни ветерка не проносилось над землей. Пожухлая трава неприятно заскрипела под ногами, когда мы пошли дальше.

Единственный шатер возвышался над нами, подобно дворцу султана. Соответствие было бы полным, если бы разноцветное полотно не было изодрано в нескольких местах. Вокруг в беспорядке были разбросаны несколько десятков трейлеров. Настоящий дом я увидел всего один, он стоял в отдалении, как мрачный страж, обозревающий окрестности. Почему-то сразу на ум пришла башня Адальберта и огромный камень, возле которого я стоял с умирающей Ракел на руках и орал, чтобы владыка Света меня впустил. К слову, самой башни уже не существовало. Ее разрушили несколько недель тому назад — это я узнал из выпуска новостей, когда в очередной раз ходил за едой. Проход в Магический круг был теперь надежно похоронен под тоннами камня. И тот зал, где рос злополучный лотос — тоже.

— Интересно, а медведи здесь есть? — полюбопытствовал Аргаив. — Обожаю зверей. Диких…

— Как ты сам, — перебила его Ракел. — По-моему, все медведи давно сбежали даже от цыган. Здесь же никого нет!

Я огляделся. Действительно, поляна была пустынна, как кладбище ночью. Это если не считать призраков.

В темных окнах единственного дома мелькнул огонек. Вот вам и призраки.

— Там кто-то есть, — я шагнул вперед, но Аргаив положил руку мне на плечо.

— Не стоит, Дэрриен.

Джек повел нас между домиками на колесах, раскиданными по поляне. Словно ребенок великана играл в машинки и забыл про них, стоило начаться дождику. Что интересно, во всех трейлерах окна были завешены плотными шторами, а одно даже заклеено газетами. Я хотел было спросить, почему, но потом вспомнил, как до меня добрался Аргаив, когда хотел выманить из дома Шайтана — через окно. Только штора спасла меня тогда.

Тем временем мы оказались перед сравнительно небольшим трейлером, стоящим на кирпичах. Через занавески пробивался неяркий свет, должно быть, от единственной свечи. Джек бесцеремонно толкнул хлипкую дверь и вошел.

Изабелла сидела на шатком стульчике перед столом, покрытым темно-синей скатертью с вышитыми серебряными звездами и полумесяцами. Оделась она под стать Джеку — черный пиджак, черные брюки, черные туфли без каблука. Только волосы мерцали в неярком свете, золотистыми волнами спадая на плечи и придавая ей совершенно неземной вид.

Перед ней возвышался хрустальный шар. Свеча стояла слева от него, из-за чего вся стена переливалась, подобно поверхности озера в солнечный день. Откуда-то из-за шара доносился до боли знакомый мне бас.

— Вижу, судьба тебе уготована неоднозначная. Скоро любовь тебя настигнет, как ураган в тихую ночь. Но она же и страданья тебе принесет. Остерегайся высоких кареглазых…

— Чародеев, — закончил Джек, косясь на меня. — Здравствуйте, уважаемый верховный жрец.

В шаре вдруг материализовалась страшная морда какого-то неведомого зверя. Огромные зубищи клацнули, глаза выкатились из орбит. Надо же, какие огромные! Помнится, он их даже раскрыть-то боялся. Но свою ухмылку он демонстрировать любил. Выглядело довольно устрашающе.

— Кто посмел нарушить покой этого священного места?

— Не придуривайся, Амен, — улыбнулся я. — Мы тебя узнали.

Мыш выглянул из-за шара. И тут же исчез наводящий ужас оскал. Грозный демон превратился в милую зверюшку.

— Дэ… Дэрриен? — пискнул он. Ага, басок тоже куда-то подевался.

— Угу. Здорово, Амен.

Мыш заслонил собой хрустальный шар и попытался задней лапой столкнуть его со стола. Наверное, думал, что это выйдет у него незаметно. Шар с оглушительным грохотом бухнулся на покрытый дырявым линолеумом пол и куда-то укатился, по пути собирая все, что можно.

— Спалился, — прокомментировал Аргаив.

Мыш сделал вид, что не услышал демона.

— А я тут… работаю… Неплохие деньги, кстати. Многие хотят знать, что с ними будет. Предсказатель судьбы — это вам не шутки!

— Гадалка, что ли? — ухмыльнулся Аргаив.

— Не гадалка! — вспыхнул мыш. — Я ведь жрец, и на самом деле умею видеть будущее! Между прочим, меня тут уважают и относятся с должным почтением!

Откуда-то с улицы послышался лай собак. Чей-то недовольный голос (судя по всему, как раз из единственного дома) пронесся через все цыганское поселение:

— Где эта чертова крыса? Сказал же, не накормит собак — самого на шашлык пущу! И почему я опять вляпываюсь в это…

Мыш втянул голову в крылья. Он и так был совсем маленький, а тут стал еще меньше.

— Так вот какая ты гадалка, — протянул я.

— Не думай, сначала они меня уважали, — глухо произнес мыш. Из-за крыльев торчали только огромные уши, которые тряслись то ли от страха, то ли от рыданий, отбрасывая на стену гигантскую тень. — А потом вдруг… — он всхлипнул.

Я взял мыша на руки.

— Почему же ты не ушел?

— А куда я пойду? Ты исчез, к демонам не хотелось, Магический круг теперь для меня закрыт… — заметив мой вопросительный взгляд, он пояснил: — Разрушив символ Добра, ты уничтожил ту нить, что связывала меня с Кругом. Ведь ты мой ученик, а за каждую ошибку ученика ответственность несет учитель. Теперь я не могу попасть туда без тебя, да и сил у меня значительно поубавилось.

Я не знал, куда себя девать. Сколько уже пострадало от моей глупости! Но почему-то муки всего мира — ничто перед страданиями друзей.

— Амен… Я честно не знал, что так будет.

— Да брось, Дэрриен, ничего уже не исправишь, — мыш махнул крылом. — Мне и тут неплохо живется…

— Слушай, ты, крыса! — на пороге трейлера появился цыган с золотым кольцом в носу. Он заполнил собой весь дверной проем, не давая никому возможности протиснуться наружу. — Если сию же минуту ты не уберешь это дерьмо, то… А вы еще кто такие? — вперился он в меня единственным глазом. Второй был явно искусственный, отчего взглядом цыган смахивал на взбесившегося быка.

— Это тебя не касается, — сказал Джек. Жидкий азот по сравнению с его голосом показался бы кипящей лавой. На месте цыгана я бы убрался отсюда, но тот явно был не из тех, кто пасует. Или это ярость настолько ослепила его, что он бросился бы и на Колосса Родосского в надежде свалить его с ног.

— Меня не касается? — взревел он, занося кулачище над головой. Я прижал к себе Аменохеприти и отступил на пару шагов. Жрец вцепился мне в футболку крошечными когтями. Даже кожу немного прихватил, но ничего, это всего лишь царапины. Больше я боялся, как бы у меня на груди татуировки в виде мыша не осталось.

Вперед, протиснувшись между Джеком и Изабеллой, выступила Ракел. Провела ладонью по щеке грубияна, и тот мгновенно успокоился. Разве что слюну не пустил при виде прекрасного демона. Он отступил чуть назад, давая красотке возможность выйти на улицу, и последовал за ней, не отрывая от нее жадного взгляда. Ракел повела его между домиками к лесу, а цыган следовал за ней, точно голодный пес, которому показали шикарную кость.

Надо отдать красотке должное — бедра ее так и летали, я с великим трудом оторвался от сего впечатляющего действа. При одной мысли о том, что сейчас она сделает с этим цыганом, мне стало жарко, хотя совсем недавно я дрожал от холода. Изабелла неодобрительно взглянула на меня, но ничего не сказала.

Внезапно она улыбнулась. Меня будто солнечный луч осветил. Теперь я, как дурак, пялился на Изабеллу, а она улыбалась все шире, прекрасно понимая причину моего столбняка.

Я шагнул к ней, но она, не переставая улыбаться, отступила на шаг и повернулась к Джеку. Интересно, кто она все-таки на самом деле? А по отношению к этому самодовольному придурку?

— Амен, мне нужна помощь, — вновь обратился я к жрецу. — Я хочу все исправить. Все, что я натворил…

Мыш утер слезы кончиками крыльев.

— А что я теряю? Все равно меня здесь никто не любит. Я рад, что ты жив, Дэрриен.

Вот бы мне такую жизнерадостность.

Никто нас не остановил, пока мы шагали обратно к машине. Интересно, что Ракел делает с тем цыганом, что он даже не думает звать на помощь? Весь табор давно бы переполошился, узнав, что посторонние вторглись на их территорию. Но тишину нарушал только шелест травы под ногами. Скоро ее засыплет снегом. Я задрал голову и посмотрел на небо — облака слегка сменили свой цвет. Так и есть, скоро начнется снегопад. В наших же интересах как можно скорей оказаться в надежном убежище, иначе нас заметет в считанные минуты. И суперскорость тачки Аргаива здесь не поможет.

Что странно, Ракел уже ждала нас, прислонившись к "ламборджини" и обхватив себя руками. Брелок Аргаива пикнул, отключая сигнализацию, и красотка тут же нырнула внутрь.

Джек уселся на переднее сиденье, я оказался на заднем, между Ракел и Изабеллой. Мыш удобно примостился на спинке сиденья Аргаива.

— А как ты сюда добралась? — спросил я Изабеллу. — Где твоя машина? Не может быть, чтобы ты пришла сюда пешком.

— Нет, — покачала головой она. — Обычно мне машина не требуется.

— Так ты тоже чародей?

— Не совсем.

За время всей поездки она больше ничего не сказала. Я же не знал, что спросить, озадаченный ее ответом. Меня занимал вопрос о том, кто же она? Но еще сильнее меня интересовало, кто такой Джек. Судя по всему, он весьма сведущ в магии, а скрывает и того больше. Что это за артефакт, который он так упорно стремится отыскать? Только ли для уничтожения зла, или для чего-то еще?

Погруженный в свои мысли, я и не заметил, что температура в салоне резко подскочила. Аменохеприти и Аргаив о чем-то горячо спорили с Джеком. Тот старался отвечать спокойно, но чувствовалось, что вот-вот сорвется.

— Я вам говорю…

— А ты сам-то знаешь, где находится этот артефакт? — скептически поднял уши Амен.

— Только приблизительно, — покачал головой Джек. — Иначе зачем бы мне понадобилась ваша помощь?

— Не понимаю, чем мы-то можем тебе помочь? — развел руками Аргаив. Точнее, одной рукой — второй он держал руль. — Мы кучу времени убьем только на то, чтобы выяснить, что именно нам надо искать и где это находится.

— Аргаив прав, — встрял я, наклоняясь вперед. — Артефакт может быть вообще в другой стране.

— Не исключено, — произнес Джек. Железная выдержка. Или он предполагал такой ход событий? — Темные чародеи спрятали его очень давно, и Бог знает сколько раз переносили с места на место, поэтому он может оказаться где угодно.

— Ты предлагаешь нам обшарить весь мир? На это уйдут даже не месяцы. Годы.

— Я наведу вас на него.

— Наведешь? — вытаращился я на него. — Это каким же образом? У тебя в голове компас встроенный?

— Я чувствую его силу, знаю, откуда она исходит. Я приведу вас к нужному месту, а вы добудете артефакт. Вот и все.

У меня вдруг разболелась голова.

— Я не понимаю. Если ты знаешь его местонахождение, почему ты сам не можешь достать его?

— В мою компетенцию это не входит.

Вот тебе раз. Магов я на своем веку перевидал, но не знаю ни одного, ограниченного в своих действиях. Похоже, мышу это тоже показалось подозрительным. Он сощурил глазки и уставился на Джека. При случае спрошу, что ему не понравилось.

— Но не все так просто, — продолжил Джек. — Во-первых, он может находиться в любой точке земного шара. Я могу указать лишь направление. Во-вторых, есть ловушки. Неверный выбор заставит настоящий артефакт перенестись в совершенно другое место, и нам придется начинать все сначала.

— А как узнать, что тебя тянет к подлиннику, а не к копии?

— Никак. Я и сам не могу это определить. Придется проверять все точки опытным путем, — он поежился и посмотрел в окно, за которым уже начал кружить снег. — Если нам не удастся, сегодняшнее положение вещей покажется просто раем.

— …! — взревел Аргаив, ударив правой рукой по рулю. На нем вспыхнули крошечные язычки пламени и тут же погасли. Изабелла вздрогнула. Ух ты, Джек превзошел меня по части выведения демона из себя! — Хватит говорить загадками! Мы не можем искать неизвестно какую хренотень неизвестно где, чтобы предотвратить неизвестно что! Или ты рассказываешь все, что знаешь, или я выкидываю тебя из машины, и ищи свой артефакт сам!

Да, Джек значительно меня превзошел, поскольку до такой ругани Аргаив на моей памяти еще не доходил. А демон в гневе — это тихий ужас. Если не хотите быть испепеленными на месте, мой вам совет — никогда не доводите его до такого.

— На твоем месте я бы все рассказал, — флегматично посоветовал я.

На мгновение в глазах Джека промелькнуло что-то, очень похожее на ярость. Признаюсь, я даже испугался, вспомнив, с какой легкостью Джек проник за мою ментальную защиту, даже не ломая ее. Но тут же в моем сознании возникли незабвенные огненные жгуты, которыми спеленал меня Аргаив, казалось, тысячу лет назад. Я приободрился. Каким бы сильным ни был чародей по имени Джек, демон Аргаив задаст ему жару.

Похоже, Джек тоже это понял. Выражение лица его смягчилось, лицо осветила дружелюбная улыбка. Примерно как у акулы.

— Давайте не будем ссориться, хорошо? Нам много времени предстоит провести вместе, и я не хочу, чтобы вы считали меня врагом. Я расскажу вам все, что хотите. Но сразу предупреждаю: всего я и сам не знаю.

— Немного хоть какой-нибудь информации нам не помешает, — процедил Аргаив сквозь зубы.

Джек уселся поудобнее, передал вновь забравшуюся на него змею красотке и начал свой рассказ:

— Вам, должно быть, приходилось слышать о так называемых первоисточниках, многоуважаемый Аменохеприти, — обратился он к мышу.

Тот кивнул ушастой головой.

— Это всего лишь легенда, и я не понимаю, чем она может нам помочь.

— К сожалению, Аменохеприти, вы не правы. Первоисточники есть. О них не слышали уже несколько веков, и их существование превратилось в миф. Это самые мощные источники доброй и злой энергии из когда-либо существовавших. Тот цветок лотоса был не более чем передатчиком, трансформирующим чистую энергию во что-то более приемлемое для смертных чародеев.

— Я уничтожил всего лишь что-то вроде адаптера? — задохнулся я. — Но почему же тогда…

— Потому что, Дэрриен, — перебил меня Джек голосом учителя, объясняющего непонятливому ребенку правило правописания в седьмой раз, — передатчик не менее важен, чем сам первоисточник. Разрушив его, ты тем самым запер силу добра внутри первоисточника. Она не может существовать, просто витая в воздухе. А смертные чародеи не в состоянии больше впитывать ее, поэтому и лишились своих сил. Лотос был связующим звеном между ними и энергией.

— То есть, символ Зла — это тоже не более чем передатчик? Почему бы нам не разрушить и его? Все встанет на свои места.

Джек покачал головой.

— Для этого придется попотеть. Одним уничтожением картинки на стене ты не отделаешься. Чтобы лишить сил Зло, разрушить символ недостаточно. Надеюсь, ты заметил, что оно сейчас куда сильнее Добра.

— Еще бы, — хмыкнул я. — Значит, передатчик сейчас не играет мало-мальски важной роли, так?

— Так, — Джек почесал переносицу, словно собирался чихнуть. — Но доступ к первоисточнику можно получить лишь через символ, или артефакт. И чтобы поумерить пыл Зла…

— Минутку, — Аргаив поднял руку и тут же снова опустил ее на руль. — Поумерить пыл? Насколько я понял, мы собирались вообще его уничтожить.

— Любезный Аргаив, — повернулся к нему Джек. — А вы не задумывались о том, что станет с вами и вашей сестрой, когда Зло будет уничтожено? Ведь формально вы относитесь к противоположной стороне.

Аргаив закусил губу.

— Правда. Об этом я не подумал, — тихо произнес он.

— Наша цель — не уничтожить Зло, а восстановить баланс. Думаете, если на Земле будет царить одно только Добро, жить сразу станет лучше?

— Да, — вырвалось у меня.

Джек посмотрел на меня. В его глазах плясали искорки, казалось, он вот-вот расхохочется.

— El idiota ты, Дэрриен. Никогда не было такого, чтобы абсолютное что-то властвовало. Ни абсолютное Зло, ни абсолютное Добро не принесут целостности и гармонии этому миру. Только баланс способен восстановить его.

Аргаив остановил "Ламборджини" возле дома Джека. Я вылез из машины, разминая затекшие ноги. Аргаив сослался на какие-то дела и тронулся с места, но через пару метров зажег стоп-сигнал. Послышалась ругань, и через открытое окно вылетела Нефертари. Ракел ловко поймала ее, выкрикнула вслед брату неприличное слово и повесила змею себе на шею.

Снег крупными хлопьями кружился, облепляя меня со всех сторон. Я уже забыл, насколько прекрасен первый снегопад. Вскоре весь город оденется в белую, сверкающую, хрустящую простыню. Вот только как бы она не стала саваном…

Снег касался моего лица короткими незаметными поцелуями, чтобы тут же растаять и скатиться слезами по щекам. Я почему-то вспомнил мать.

Она ушла, когда я был совсем маленьким. Я абсолютно не помню ее. Отец не оставил ни одной фотографии, объясняя это тем, что она не заслужила такой чести, бросив малыша без зазрения совести. Я пытался выяснить хоть что-то, но отец упорно не желал о ней говорить. Все, что я знаю — ее имя. И, возможно, лицо. Силы Зла показали мне ее отражение в воде и этим чуть не заманили меня в ловушку. Не спрашивайте, откуда я узнал, что это была именно она. Я сам не до конца уверен. Я бы назвал это интуицией. Или чародейским чутьем. Неважно.

Я встряхнул головой. Какая сейчас разница, где моя мать? За двадцать пять лет она ни разу не поинтересовалась, что со мной, где я сейчас. Почему я должен беспокоиться о ней?

— Дэрриен.

Я обернулся. Изабелла.

— Что с тобой? У тебя такой вид, будто ты лягушку проглотил.

— Ага. Было вкусно, — отшутился я.

Улыбка осветила ее лицо лишь на мгновение.

— Пойдем в дом. На улице небезопасно.

— Угу, — буркнул я.

Изабелла отошла. Кто же она все-таки на самом деле? Совершенно точно, что с магией она связана довольно прочными узами. От нее исходила неведомая мне энергия, такой я прежде никогда не ощущал. Не сказал бы, что опыт общения с магическими существами у меня больно уж велик, но его хватало, чтобы понять — Изабелла не человек. Либо — не обычный человек. Доля магии в ней есть. Только вот насколько большая? Сможет ли она сокрушить мою ментальную защиту так же, как Джек?

При случае проверю.

Я направился к дому, за дверями которого только что скрылась Изабелла. Ракел и Джек, должно быть, уже вошли.

Что-то маленькое приземлилось мне на плечо.

— Амен? Ты почему еще не внутри? — рассеянно пробормотал я. — Холодно же.

И тут жрец сильно цапнул меня за ухо.

Я вскрикнул и хлопнул ладонью по плечу, скинув мыша в снег. Поверьте, я бы никогда так не поступил с Аменом, это от неожиданности. Проще говоря, я запаниковал.

По уху и шее потекло что-то теплое — не иначе как кровь. Я посмотрел на ладонь — она самая. С каких это пор безобидный Аменохеприти подался в вампиры? Я обратил пылающий праведным гневом взгляд на виновника торжества, все еще барахтающегося в снегу.

— Ты чего, совсем сбрен…

У моих ног копошилось какое-то существо, черное и достаточно злобное, чтобы оторвать мне голову. Будь оно побольше, без всяких колебаний так бы и поступило. Маленькие глазки светились такой яростью, что снег отсвечивал алым. Это определенно был не Аменохеприти, хотя по внешним данным вполне соответствовал. Следовало бы сразу догадаться, мыш не стал бы меня кусать.

Маленький демон рявкнул что-то невразумительное, затем ощерил на меня крошечные, но острые, как иглы, зубы. Непропорционально большие крылья у него за спиной затрепыхались, одно как-то вяло — видимо, по нему я и ударил. Чертеныш силился взлететь, но безрезультатно. Вот и сидел он на снегу и шипел на меня, как рассерженный кот.

Я дотронулся до уха и ойкнул — не знаю, прокусил он мне что-нибудь или нет, но боль была адская.

— Ах ты, гнида черно…

"Малыш" вдруг раскинул крылья по снегу, чем жутко стал похож на знак Бэтмена. Шипеть он не прекращал, и до меня слишком поздно дошло, что таким образом он звал на помощь.

Я ожидал, что целая стая этих крысенышей вот-вот ринется на меня с небес, но вместо этого услышал многоголосое шипение позади себя. Оборачиваться не хотелось, но выбора не было. Дом находился как раз там, откуда доносились эти ужасные звуки.

За моей спиной высилась черная стена, которой прежде тут не было. Поверхность ее шла волнами, казалось, она вот-вот упадет. Не более чем иллюзия. Сотни красных огоньков украшали ее нестройными рядами, зажигались и гасли, как гирлянда на новогодней елке. И отовсюду неслось это мерзкое шипение.

— Вот черт, — выдохнул я, разом забыв про раненое ухо.

Отступать было некуда: чертова "стена" загородила мне путь. Если я попытаюсь обойти ее, меня съедят. Да если я просто двинусь с места, эти чертенята кинутся за мной, как собака за бегущим человеком! Но просто торчать столбом не имеет смысла.

Шипение резко оборвалось. А еще через секунду черная стена начала падать прямо на меня. Я даже пикнуть не успел, а уже оказался погребенным под кучей мелких пакостников, так и норовивших откусить мне что-нибудь жизненно важное.

Маленькие демоны облепили меня с головы до ног, мешая дышать, всей своей массой вдавливая меня в свежевыпавший снег. Какая-то сволочь впилась мне в ногу, вторая — в большой палец на руке. Я силился взмахнуть ладонью, чтобы припечатать мерзкое существо к асфальту, но не мог даже пошевелить ей. Рот я раскрыть боялся — не дай Бог какая-нибудь тварь сунет туда свою башку.

Нет, они меня так живьем съедят! Надо что-то предпринять, и побыстрее. Но что я могу сделать? Только использовать огненную магию. Но она и раньше требовала от меня хотя бы минимальной концентрации, здесь же сосредоточиться было невозможно. А вы бы смогли думать о теплом песочке и синем море, когда вас в буквальном смысле жрут? Вот и у меня не очень-то получалось.

Искать силу огня внутри не было времени. Поэтому я нашел ее снаружи.

Неподалеку от дома Джека располагалась небольшая помойка, посреди которой стояла железная бочка. Бомжи (кто же еще) зажгли ее, чтобы погреться, а затем ушли, наверняка не потрудившись как следует потушить. Вот ее-то я и избрал объектом для дальнейших действий.

Мысленно я потянулся к тлеющим уголькам, все слабее вспыхивающим в темноте. И… ничего не обнаружил. Паника, не дожидаясь приглашения, захлестнула меня, но я, как мог, обуздал ее. Хотя бы на время. Я знал, что угли там, их просто не могло не быть. Я закрыл глаза, стараясь не обращать внимания на то, что мелкие черные твари едят мою ногу, и снова попытался нащупать ускользающее тепло.

На этот раз у меня получилось. Я почувствовал что-то горячее, но, к сожалению, далеко не обжигающее. Уголек остался всего один. Остальные погасли совсем недавно.

Придется обходиться тем, что есть. Не получится — мне конец.

Ухватившись за сердце уголька как следует, я изо всех сил дернул пламя к себе, подкрепив волю собственной яростью. Что ни говори, а эмоции — очень мощная штука. Магия, основанная на них, просто разрушительна. Ни за что не стал бы злить женщину-чародея. Себе дороже. Я с такой встречался всего раз, но мне хватило.

Черных демонят как огненным ветром сдуло. Я наконец-то снова смог нормально вдохнуть. Холодный воздух ворвался в мои легкие подобно райскому нектару. Черт, сильные, твареныши, а вроде совсем крошечные…

Чья-то рука схватила меня за шиворот и рывком поставила на ноги. От такого резкого подъема у меня потемнело в глазах. Я пошатнулся.

— Эй, только не падай, — прошептала Ракел мне в ухо. — Решил позагорать?

— Угу. Зимой загар ложится ровнее, — проворчал я. — Ты разве не видела?

— Что именно?

— Малюсеньких таких…

— Дэрриен!

— Что? Что я такого сказал?

— Ничего, — она откинула волосы с лица. — Что я должна была увидеть?

— Маленькие черные дьяволята с красными глазами накинулись на меня, как… как торнадо! Я и пискнуть не мог! Сильные, сволочи.

Я замолчал, заметив, что Ракел как-то странно на меня смотрит.

— Что такое?

— Дэрриен, с тобой все нормально? Может, ты просто поскользнулся и хорошо приложился головой?

— Вот оно что, — разочарованно протянул я. — Теперь мне не верят. Замечательно.

— Нет, просто…. — Ракел обхватила себя руками. Я наконец сообразил, что надо бы двигаться к дому. — Откуда тут взяться дьяволятам? Ты сам подумай. Демоны вроде нас с Аргаивом спокойно могут жить в мире смертных, но те существа, о которых говоришь ты… Самостоятельно им из Круга или Преисподней не выбраться.

— Ты хочешь сказать, что их кто-то призвал, — догадался я.

Она кивнула.

— Именно.

— Но кому это на… — я застыл как вкопанный, вспомнив того оборотня в "Люцифере". Он меня узнал. И мое появление его не слишком обрадовало. Может ли оборотень призвать демонов? — А кто мог это сделать? Ну, из смертных?

— Из смертных? — Ракел удивленно на меня покосилась, затем толкнула дверь. — Только чародей. Или тот, кто учился чародейству, но до конца так и не дошел. Вполне возможно, что это был вампир. Покусали тебя хорошо, — ну наконец-то она заметила мои боевые ранения.

По спине пробежал неприятный холодок. Кого-кого, а вампиров я ненавидел больше всего на свете. Стоило мне услышать слово "вампир", как в голове тут же возникал образ Адриана — моего давнего врага. Понятия не имею, когда он успел стать кровососом, но во время нашей последней встречи он настоятельно попросил меня вытереть кровь с разбитой губы.

— А вампиры умеют колдовать? — на всякий случай поинтересовался я. Хватило мне в прошлый раз Адриана.

— Далеко не все. Только самые старые. Неизвестно почему, но вампирам овладеть основами магии куда сложнее, чем, допустим, тебе.

— Дело в том, что в тебе магия присутствует изначально, — вступил в разговор Джек, таинственно появившись из темного угла — в гостиной горела лишь одна свеча. — Ты родился с ней. Вампиры же — нет. У них есть свои способности вроде гипноза жертвы, но настоящей магией они овладеть не в состоянии. Их же собственные силы мешают им. Однако те, кто находит верный путь…

Он не закончил фразу, но я и так все понял. Вампир, поднаторевший в магии — хуже чумы. С ним просто так не справиться, не смести огненной волной, как я сделал это с чертенятами. Нет, чтобы победить такого, нужен не просто чародей высшего класса.

Нужен другой вампир.

ГЛАВА 6

— Вот, — Джек ткнул пальцем куда-то в середину карты. — Нижний Египет.

Я сидел на диване и рассматривал гигантскую карту мира, которую Джек расстелил на полу. Он же расселся на полу и указывал куда-то на север оранжево-красной Африки, рассекаемый ярко-синей чертой — рекой. Аменохеприти спланировал с моего плеча и уселся точно посредине России.

— Нижний Египет, — повторил он. — Думаешь, это здесь?

— Пирамиды, что ли? — не понял я.

— Нет, — покачал ушами мыш. — Артефакт. Или его двойник.

— Да, он здесь. Я его чувствую, — Джек постучал указательным пальцем по виску.

— Это ты хорошо пошутил, — я откинулся на спинку дивана. — Нам что, телепортацией заняться? Самолеты-то давно не летают.

— Телепортация — штука опасная, Дэрриен. Перестаешь концентрироваться — и тебя запросто может разорвать на две равные части. Одна останется в точке отправки, а вторая появится там, куда ты решил переместиться. Только единицы могут пользоваться этим умением без вреда для здоровья. Такие, как Изабелла.

Так вот как она оказалась в том цыганском поселке, чуть не ляпнул я. Но решил оставить свои мысли при себе. Хватит мечтать о девушках! Впереди такое ответственное задание, а я ни о чем, кроме прелестных глаз Изабеллы и думать не могу.

— Должны же быть еще какие-нибудь способы добраться туда. Ковер-самолет, например, или сапоги-скороходы… Черт возьми, неужели во всем магическом мире не найдется способа переправиться на другой материк?!

— Не нервничай, Дэрриен, — оборвал меня Джек. — Мы попадем туда в скором времени. Но учти, что тот, кто наслал на тебя бесенят, не отстанет. Зачем-то ты ему понадобился. Скажи, в ближайшее время ты ни с кем, кроме нас, не разговаривал?

— Ну, само собой, тот вампиреныш. Он орал, что я убил Адриана.

— Он уже не представляет угрозы, — отмахнулся Джек. — Кто-нибудь еще?

— Да вроде… — и тут я вспомнил. — Вообще-то, в клубе Аргаива произошел один инцидент… — и я поведал об оборотне, узнавшем меня. И о старикашке, отводящем взгляд всякий раз, как я смотрел в его сторону.

— Значит, уже весь Магический круг в курсе, что ты вернулся, — поморщился Джек, сворачивая карту до размера тетрадки. — А я-то надеялся, что на этот раз обойдется без сюрпризов.

— На этот раз? — насторожился я.

Джек предпочел пропустить мой вопрос мимо ушей.

— Итак, Нижний Египет. Что ты знаешь о нем?

— Не уходи от разговора. Я спросил…

— Что. Ты. Знаешь. О нем? — раздельно повторил Джек.

Вот гад. До чего мне надоели эти игры в секретность!

— Спроси у Аменохеприти, — огрызнулся я. Мыш удивленно поднял уши. — Он все-таки там раньше обитал. Так как мы туда доберемся? Пешком по дну морскому?

— Не остри. Необходимое транспортное средство у нас есть.

— А именно?

— Самолет.

Честно, я даже слегка разочаровался. По мне так лучше телепортация. А то какие мы тогда нафиг чародеи?

— Глубокоуважаемый Аргаив наверняка согласится предоставить нам его в аренду, — широко улыбнулся Джек, разворачивая карту. Нет, все-таки действует мне на нервы эта акулья ухмылка.

— Это ты хорошо придумал — конфисковать самолет. Даже не спросил хозяина. А если нет?

— Сомневаюсь. Он же в деле, не так ли?

— Гарантирую, что в восторг он точно не придет.

— Все может быть. — Джек снова склонился над картой.

Аргаив в восторг не пришел. Более того, он не был даже приятно удивлен. Держался молодцом, но я все-таки заметил его полный ненависти взгляд, брошенный в сторону Джека.

— В следующий раз хотя бы предупредите, — прошипел он.

— Да ладно тебе, — я хлопнул его по плечу. Он одарил меня таким уничтожающим взглядом, что я отдернул руку, как от горячей печки.

— Против тебя я ничего не имею, Дэрриен, — сквозь зубы процедил он. — А вот это чучело мне ой как не нравится. Да я бы ему и игрушечный паровозик не доверил!

— Самолет поведет не он, так что беспокоиться не о чем.

— А кто?

— Ты же пилот, раз у тебя есть собственный воздушный транспорт.

Выражение лица Аргаива немного смягчилось.

— А я уж испугался, что вы оставите меня здесь.

— Шутишь? — я вытаращился на него. — А кого мы за штурвал посадим? Аменохеприти?

— Неплохая идея, — хмыкнул демон. — Он поди всем симпатичным мышкам втирает, что он летчик!

— Ни разу не видел его с мышкой, — признался я. — Может, он считает это ниже своего достоинства?

— Ниже его достоинства даже не плинтус, а пол, — саркастически прошептал Аргаив. Затем повысил голос. — Вылет завтра утром. В пять часов. Кто проспит — ждать не буду, — посмотрел он при этом почему-то на Джека.

— Не волнуйтесь, Аргаив, — ответил тот. — Я не просплю.

— Не сомневаюсь, — натянуто улыбнулся демон.

Только моя голова нашла покой на подушке, как раздался стук в косяк (саму дверь я, как вы помните, разбомбил к чертям). Я притворился, что сплю. Не помогло. Кто бы ни стоял за шторой, закрывающей дверной проем, он явно вознамерился не дать мне выспаться.

Как метко я угадал. Это оказалась Ракел.

— Не спится? — спросил я, отодвигая занавесь, чтобы она могла пройти. И правда, чего ей понадобилось здесь посреди ночи? Конечно, я догадывался, но услышать ответ от самой Ракел было бы интереснее.

Но ее слова не оправдали моих ожиданий.

— За тобой охотится не просто спятивший чародей, — она задернула шторку и прислонилась к стене, скрестив руки. При этом под тоненькой голубой маечкой четко прорисовалась ее грудь.

Я с трудом оторвался от созерцания сей соблазняющей картины и попытался понять смысл ее фразы.

— Не просто спятивший чародей? Что ты хочешь этим сказать?

— Бесенят может вызвать далеко не любой. Аргаив выяснил, что одного большого демона призвать куда легче, чем кучу, хоть и маленьких. Не каждый с этим справится. Обычного демона и удержать-то сложно, а чтобы еще и управлять…

Я начал понимать, что она имела в виду. Обычно демоны не подчиняются чьей-то воле. Вот как Ракел и Аргаив. Ты можешь призвать их, можешь удерживать в одном месте, но чтобы дать им приказ, да еще добиться, чтобы они его выполнили… Попробовал бы я удержать Аргаива! Да он бы меня в кучку дымящейся золы превратил! А здесь целая толпа маленьких и чрезвычайно злобных бесов. Чтобы ими управлять, необходимо концентрироваться на каждом из них. Сила и внимание тут нужны недюжинные.

— Я даже не представляю, кто мог такое сделать. Уж вы-то с Аргаивом должны более-менее знать Магический круг и его обитателей.

— Всех не упомнишь, — покачала головой Ракел. — Но магов, вампиров и оборотней, имеющих такую силу, действительно по пальцам пересчитать можно.

— Минутку, — перебил я, нацелив на нее палец. — Ты сказала — вампиров? И оборотней?

— А что они, не люди? — скаламбурила Ракел. — Джек говорил тебе, что вампир тоже может обучиться магическим штучкам. Среди таких есть и оборотни, хотя они заметно слабее.

— Ну, если мной решил заняться вампир, то мне конец.

Ракел молчала. Затем едва слышно произнесла:

— Туран занимался магией.

— Кто? — она скривилась, и до меня дошло. — А… твой бывший муж.

— Да. До того, как его покусали. Он довольно неплохо в ней разбирался.

— То есть ты хочешь сказать, что это он… Может быть он?

Он кивнула.

— Но зачем?

— Не знаю. Прошу тебя, не говори пока никому, — она молитвенно сложила руки на груди. — Особенно Аргаиву. Он и так был против нашего союза.

Я подошел к ней и обнял.

— Рано паниковать. В конце концов, это может оказаться и не он, а какой-нибудь древний вампир, сила которого в десятки раз больше.

Я хотел пошутить, но Ракел, прижавшись к моей груди, едва слышно всхлипнула. Она плачет? Чтобы эта шикарная стерва, от которой мужики сон теряют, рыдала у меня на груди? Быть того не может! Я мягко отстранился и смахнул слезы с ее щек.

— Ты сильно его любила?

Кивок.

— И сейчас любишь?

Небольшое колебание, затем — снова кивок. Очередная пауза — и пожатие плечами. В обморок от удивления я не упал — хороший знак. Но все же с трудом мог представить Ракел в подвенечном платье. Да они скорее всего и не венчались — кто пустит демона в церковь?

— Вряд ли он был настолько силен в магии, что смог не растерять свою силу после превращения.

— Ты правда думаешь, что он не мог? — с надеждой спросила красотка, устремив на меня прекрасные, полные слез глаза.

— Правда. Не волнуйся, я никому ничего не скажу.

Ракел приподнялась на цыпочки и поцеловала меня в щеку.

— Спасибо, Дэрриен.

Потом она ушла, покачивая при этом бедрами так, словно не она только что плакала, как школьница, которой родители запретили даже думать о мальчиках.

Иногда ложь бывает во спасение. Хотя я бы не назвал ложью слова утешения. Если это и в самом деле окажется Туран (в чем я лично очень сомневался — таких совпадений просто не бывает, да и вряд ли новоявленный вампир вспомнил хоть слово из ранее выученных заклинаний), то Ракел только помешает, в самый неподходящий момент бросившись защищать своего бывшего возлюбленного, о чем потом не раз пожалеет. Теоретически Туран мог призвать бесенят, но получилось бы у него это практически? Джек сказал, что только очень старый вампир мог бы стать чародеем. Или очень могущественный. Нужно как можно больше выяснить о тех, кто мог это сделать. Ракел сказала, что список не очень длинный.

Вот и расспрошу завтра Джека. А сейчас — спать. Спать-спать-спать…

Вот только сон все никак не шел. Если еще десять минут назад я буквально умирал от желания выспаться, то сейчас ощущал себя так, будто напился кофе с кока-колой.

Так я и провалялся до половины пятого, размышляя о ситуации, в которой я оказался. По всему выходило, что я не доживу до конца этого приключения, и все из-за того, что какой-то идиот решил избрать мишенью меня, хотя зачинщиком являлся Джек. Он ведь подначил всех пуститься на поиски какого-то дерьма, способного вернуть все на свои места. Либо он чертов герой, у которых мозгов обычно не больше, чем у пустой консервной банки, либо очень хитрый и расчетливый тип, которому это путешествие стопроцентно принесет выгоду. Как и Аргаив, я склонялся ко второму варианту.

Чем больше я думал, тем сильнее убеждался в том, что Джеку я нужен лишь в качестве подсадной утки. Пока все внимание сосредоточено на мне, Джек без помех достанет свой артефакт и смоется. Проблема в том, что я не знал, на чьей он стороне. Сил он не потерял, значит, не Добро. Но и не Зло тоже. Такая девушка как Изабелла просто не может работать на злыдня. Хотя, возможно, я и ошибаюсь. Для ясности я решил считать, что Джек, как и я, находится на нейтрале.

Но если Джек подключил меня лишь ради того, чтобы отводить огонь от себя, зачем он собрал всю остальную команду? Чтобы меня не убили? Чтобы не дать мне что-то заподозрить?

Самое обидное, приперевшись в клуб к Аргаиву, я сам себя выдал. Тот оборотень явно не брал меня на понт. Создал, блин, себе репутацию Великого и ужасного, теперь жизни не хватит, чтобы все это расхлебать.

Ровно в половину пятого в мой косяк забарабанил Джек. Видно, после предупреждения демона до смерти боялся проспать.

В аэропорт мы прибыли за несколько минут до назначенного Аргаивом времени. Выглянув из окна "ламборджини", которую на этот раз вела Ракел, я решил, что аэропорт — слишком громко сказано. Небольшая темно-серая коробка — контрольно-пропускной пункт на летное поле, занесенное грязной, пожухлой травой. Металлическая сетка два метра в высоту, обнесенная колючей проволокой. И все. Нет, вдали еще крохотная серебристая птичка виднеется…

— Как по часам! — воскликнул Джек, жизнерадостным кузнечиком выпрыгивая из машины.

— По часам сейчас без пяти, — мрачно откликнулся я, выползая с заднего сиденья.

— Не вредничай, — подмигнула мне Изабелла, кутаясь в длинную шаль поверх куртки — утренний морозец давал о себе знать. — У Джека бывают проблемы с временной ориентацией.

— Хорошо если только с временной, — проворчал я, вытаскивая из багажника сумки — свою, Ракел и Изабеллы. Джек пусть сам о своей позаботится — он набрал столько вещей, что еле ее застегнул. Будто на курорт собрался.

У дверей металлической коробки нас ждал мужик таких необъятных размеров, что мне невольно захотелось вызвать тягач, чтобы попытаться пройти внутрь. Черная форма с желтыми нашивками "Служба аэропорта" туго натянулась на его объемистом животе, сквозь прорехи между пуговицами проглядывала белая майка. Штаны вообще не понять на чем держались, но я предположил, что ремень начинался где-то под пузом.

— Привет, Рене, — Ракел ослепительно ему улыбнулась, и толстяк тут же зарделся.

— Здравствуйте, мадемуазель. Месье Аргаив предупредил, что вы приедете. Это ваши друзья? — здесь, по сценарию, он должен был взглянуть на нас, однако смотрел он только на ее ноги. Да и кто бы не засмотрелся — сегодня Ракел, несмотря на холод, предпочла надеть короткие темно-зеленые шорты, больше похожие на трусики. Они настолько выгодно оттеняли ее смуглую кожу, что по пути я не раз ловил себя на том, что таращусь, как последний подросток. Особенно когда она давила на педаль газа…

— Да, это они. А ты все хорошеешь, Рене, — усмехнулась красотка. — Никак опять на диете?

— Ну что вы, мадемуазель, — смутился охранник. — Спортом занимаюсь.

— Да ну? — вырвалось у меня.

Рене наконец-то удостоил меня мимолетным взглядом. И как-то сразу сник.

— Угу. Занимаюсь, — сколько недовольства читалось на его лице! Примерно как у совы, которой не удалось схватить мышонка. У очень толстой совы.

— Проводи нас на поле, пожалуйста, — вмешалась Ракел. Затем взяла Рене под руку и повела его внутрь коробки. Толстяк просто растаял. Улыбка растеклась по его лицу, как мороженое по бифштексу. Ракел, повернувшись к нам, украдкой состроила такую рожу, что мы втроем разом фыркнули.

— Все же интересно, каким видом спорта он занимается? — шепнула мне Изабелла.

— Поднятие пятикилограммовых гамбургеров на уровень рта.

Изабелла прыснула, но, спохватившись, напустила на себя серьезный вид. И как только ее угораздило связаться с таким хитрюгой, как Джек? В который раз я задавал себе этот вопрос и никак не мог найти ответа. Все ее эмоции читались на ее лице не хуже, чем название клуба Аргаива с расстояния два метра. Уж чего-чего, а хитрить она не умела, хоть тресни. Полная противоположность Ракел — той только дай волю, и не заметишь, как окажешься в ее постели. А Изабелла — сама невинность. Так и хочется подарить ей ромашку, лишь бы позволила проводить себя после школы.

Вскоре мы стояли у самолета. Ракел уговорила Рене остаться внутри пропускного пункта, хотя он так и жаждал пуститься вслед за красоткой в опасные приключения. Но когда она все же настояла на своем, толстяк ничуть не расстроился. Достав из кармана здоровенный бутерброд, он, насвистывая и периодически чавкая, скрылся из виду.

Вблизи серебристая птичка оказалась небольшим самолетом класса "Сессна". Довольная физиономия Аргаива выглянула из иллюминатора, и тут же опустился трап. Демон возник на нем, как звезда на красной ковровой дорожке.

— Добро пожаловать на борт "Астарота"! — возвестил он.

И тут я вспомнил небольшую особенность, которая могла бы стать очень большой помехой во время полета. Можно даже сказать, смертельной.

— Э-э… — неуверенно протянул я. — А самолет не упадет? Ну, там, магические поля, все такое…

— Издеваешься? — приподнял брови Аргаив. — А как я, по-твоему, летаю? У моего птенчика стоит самая совершенная защита от магии. Просто на всякий случай держись подальше от кабины пилота.

— Похоже, не такая уж она совершенная, — хмыкнул Джек, — раз уж ты просишь Дэрриена не подходить к кабине.

Аргаив молча испепелил его взглядом.

— Вообще, мне кажется, что твое магическое поле избирательно, — обратился ко мне Джек, игнорируя демона, что жутко тому не понравилось. — Действует только на автомобили и мобильники. Такое нечасто встретишь. Как знать, вдруг с ростом твоей силы и все остальное полетит к чертям? — он улыбнулся.

— Надеюсь, ты не прорицатель, — проворчал я, ступая на трап.

ГЛАВА 7

— Ух ты, — протянул я. — Прямо дворец арабского шейха!

Отель, к которому нас доставил улыбчивый таксист, назывался "Лик Исиды", и он полностью оправдывал свое название. Фасад его был прекрасен, словно лучистое лицо богини-матери. По обеим сторонам от входа возвышались колоссальные статуи. Слева стояла женщина в длинном, подчеркивающем все ее прелести алом платье и выгнутой диадеме в виде рогов. Между ними разбрызгивал во все стороны золотые искры диск, соперничающий по яркости с самим солнцем. Справа же располагалась статуя мужчины с загнутым крюком и трезубцем в руках. Одет он был в вытянутую конусообразную корону и зеленую набедренную повязку (еще в самолете Аменохеприти говорил, как она называется, но я успел все забыть).

— Осирис и Исида, — шепнул мне на ухо жрец. — Божественная пара, которой поклонялись все без исключения. Кроме этого еретика Эхнатона. Уж есть, за что его не любить, поверь мне! Одного не пойму, почему трезубец?..

— Тут заправляет мой старый друг, — бросил через плечо Аргаив. — Думаю, он не откажется принять нас.

— А ему можно доверять? — приподняла брови Изабелла. Рука ее непроизвольно легла на бедро, где под просторной белой рубашкой скрывался пистолет.

— Конечно, — обиделся Аргаив. — Да мы с ним с детства дружим!

— И все-таки постарайтесь ему ничего не говорить, — мягко сказал Джек. Пожалуй, даже слишком мягко. — Ради его же безопасности.

Аргаив нахмурился, но кивнул.

Изнутри дворец остался дворцом. Признаюсь, такой роскоши я не видел даже в самом фешенебельном отеле нашего города "Асмодей", которым заправлял Тимерхан. Ясен перец, что "Ликом Исиды" владел демон. Кто из потусторонних существ располагает такими средствами? Не феи же.

Весь пол был застелен шикарными коврами ручной работы, нигде не наблюдалось голого пола. На каменных стенах были искусно вырезаны фрески, имитирующие картины в гробницах. Великая богиня Исида охраняет своего мужа от предательства его брата, Сета. Здесь она просит у царя колонну, в которой скрыт саркофаг с телом Осириса. Исида бальзамирует Осириса, Исида с грудным Гором на руках (не отсюда ли пошел знаменитый лик Богородицы с младенцем Иисусом?). Аменохеприти все не затыкался, растолковывая мне изображения. Я повернулся к противоположной стене. Здесь располагались фрески, показывающие вхождение человека в загробную жизнь. Склонившийся в низком поклоне жрец в белых одеждах просит благословения у Осириса и у стоящей позади него Исиды. Бог смерти и бальзамирования Анубис взвешивает сердца, положив на другую чашу весов перышко богини правды Маат. Рядом ждет чудовище Аммат, готовясь съесть любого, чье сердце окажется тяжелее. Черт побери, выглядело это гораздо реалистичнее, чем в египетских гробницах!

— Аргаив, это что, специально сделано, чтобы пугать посетителей?

Он перевел взгляд на стены и улыбнулся.

— Нравится?

— Шикарно. Только почему тема смерти?

— Потому что владелец — демон, — коротко ответил он.

— А большинство посетителей не понимают, что тут изображено, — добавила Ракел. — Так что какая разница?

— Логично, но почему…

— Аргаив!

— Инхар!

Я обернулся. К Аргаиву приближался его двойник. А я-то думал, только наш демон так шикарно выглядит, а остальные похожи на бесенят. Инхар был чуть повыше ростом, да и волосы у него, собранные в хвост, свешивались до талии, а в целом — ну со спины не различишь! Одет, несмотря на жару, в строгий костюм, как и Аргаив. Статус поддерживает.

— Он что, тоже ваш родственник? — шепнул я Ракел.

— Нет, — прошептала она в ответ. — Друг детства.

— Как я рад тебя видеть! — Инхар обнял Аргаива. — Ты о себе уже пятьдесят лет не заявлял! Какими судьбами в Египте?

— Вывез друзей на экскурсию. А ты, я смотрю, процветаешь!

— Ну, поток туристов схлынул… Но впереди Новый год, а там дела пойдут в гору. О, Ракел! Ты становишься все очаровательней!

Он церемонно поцеловал ей руку, а затем подхватил ее и, хохоча, начал кружить по вестибюлю. Она заливалась звонким смехом. Аргаив, улыбаясь, наблюдал за ними. Редкие посетители недовольно оборачивались на шум, но потом тоже принимались улыбаться.

— Уф! — выдохнул Инхар, опуская Ракел на пол. — Сдается мне, ты чуть-чуть подросла. Ты мне представишь своих друзей?

— Конечно. Это Джек и Изабелла. А это Дэрриен. На плече у него — Аменохеприти.

Инхар обменялся с нами рукопожатиями, а Изабелле поцеловал руку.

— Чарующе, — мурлыкнул он. Изабелла покраснела. — Аменохеприти! — воскликнул демон. — Вы родом отсюда? — Да, - важно надулся мыш. — Я жрец храма Амона!

— А почему такой маленький? — искренне удивился Инхар.

Я фыркнул, Джек с Изабеллой тоже. Мыш свирепо глянул на меня, но промолчал.

— Нам нужны комнаты, — продолжил Аргаив. — Пока не знаю, на какой срок. У тебя есть свободные?

— О чем разговор! Да если бы у меня все номера были забиты, я бы вам не отказал. Черт, ну ты и вымахал! — он восхищенно глянул на Аргаива. — Чем теперь занимаешься?

— Держу ночной клуб. Неплохие деньги.

— А что с карьерой киллера?

— Завязал. Никому не нужны такие услуги. Теперь люди сами друг друга убивают.

— Это ты точно подметил, — вздохнул Инхар. Взяв у портье несколько карточек, он повел нас к лифту. — Как вас поселить? Девочки отдельно, мальчики отдельно? Или желаете в другом порядке? — он подмигнул мне.

— Нет, не желаем, — отрезал я.

— Ракел! — удивился демон. — Неужели кто-то устоял перед твоими чарами?

— Инхар, ну разве это кому-то по силам? — ослепительно улыбнулась красотка. — Конечно, посопротивлялся для начала…

Двери лифта раскрылись, Инхар повернул направо. Стены коридора тоже были сплошь увиты египетскими фресками, только на этот раз я не разобрал, что на них изображено. Может, оно и к лучшему. Аменохеприти благоразумно молчал.

Вскоре мы оказались перед дверью с номером 247.

— Это вам, Дэрриен, — он вручил мне ключ — магнитную полоску величиной с кредитную карту. — Вам и многоуважаемому жрецу. Думаю, Джек, вы не против поселиться здесь же?

Тот пожал плечами. Значит, не против. Жаль.

— Изабелла, — демон снова слегка поклонился. — Вы и Ракел займете апартаменты двести сорок девять.

Она со смущенной улыбкой взяла ключ и направилась в сторону своей комнаты. У меня слегка заныло сердце. Неужели ревную? Это я-то?

— А ты, Аргаив, пойдешь со мной. Мне нужно с тобой поговорить. Располагайтесь и чувствуйте себя как дома! — Инхар одарил всех улыбкой и вместе с Аргаивом удалился.

Номер оказался что надо. Две комнаты, просторная ванная, в гостиной мини-бар. В спальне (к моему большому неудовольствию здесь почему-то оказалась одна кровать вместо двух) рядом с плазменной панелью домашнего кинотеатра лежала папка со списком фильмов. Я по-турецки уселся на кровать и наугад ткнул кнопку на пульте, выбрав фильм. Это оказался "Ван Хельсинг". Вот и методическое пособие по убиению вампиров, если таковые пожалуют к вам в номер.

Мыш вяло слетел с моего плеча и уцепился за карниз. Наверное, спать собрался. Честно, я тоже был не прочь вздремнуть, долгий полет ужасно меня утомил. Но прежде поговорю с Джеком.

— Спокойной ночи! — пожелал я мышу. Тот пробормотал в ответ что-то невразумительное и плотнее завернулся в крылья.

Джек прошествовал в спальню из гостиной. Он уже успел атаковать мини-бар и заметно повеселел.

— Интересно, если на нас кто-нибудь нападет, у тебя ноги при побеге не заплетутся? — спросил я.

— Пить надо уметь, — бросил он.

— Я к тому, что алкоголь не слишком благотворно действует на сознание.

— Вот только лекций о здоровом образе жизни мне не хватало.

— Вдруг у тебя восприятие притупится, — выкрутился я. — Как мы тогда узнаем, где артефакт?

— Скажу тебе кое-что, Дэрриен, — Джек присел на кровать, зажав бутылек какого-то дорогого пойла между коленями. — Я пью потому, что мне сейчас хреново. Наверное, укачало в самолете.

— Надеюсь, завтра тебе будет получше.

— Конечно. Всего лишь надо отдохнуть. Акклиматизация хренова. Боюсь, как бы мой компас не вышел из строя, — он со смехом постучал себя по лбу.

— Откуда у тебя все-таки эта способность?

— Не знаю, — он отхлебнул из бутылки.

Если бы ответ не прозвучал так быстро и небрежно, я бы подумал, что он говорит правду. Теперь же мне стало ясно — врет. Но зачем? Что он скрывает?

— Слушай, Джек, мне почему-то кажется, что…

В дверь постучали. Не окончив фразу, изобличающую Джека во лжи, я крикнул:

— Войдите!

Ракел вплыла в спальню подобно лебеди. Наши с Джеком челюсти дружно упали на пол и закатились под кровать. То, что на ней было надето, я бы не назвал даже купальником. Никакого простора воображению.

В руке красотка держала песочного цвета полотенце с логотипом "Лика Исиды", которое слегка прикрывало ее совершенную красоту.

— Как вы тут устроились, мальчики? Мы с Изабеллой решили поплавать. Не присоединитесь?

Я хотел отказаться, но Джек меня опередил:

— Почему бы нет?

— Тогда встречаемся у бассейна, — Ракел подмигнула мне и скрылась из виду.

— Вообще-то мы здесь по делу, — напомнил я Джеку.

— Поисками мы все равно займемся только завтра, когда взойдет солнце. Так почему бы не поразвлечься? Тем более, вода должна меня успокоить. Ты же не хочешь, чтобы я допился до бессознательного состояния?

Вот так меня всегда и подлавливают. Выдвигают убойный аргумент, и если я ему не последую, мне грозит съедение прожорливой совестью. Я вздохнул, выключил телевизор и отправился переодеваться.

Ракел с Изабеллой ждали нас у бассейна, который можно было назвать небольшим морем. В темноте я не мог различить, где он кончается, хотя не думаю, что даже днем мне это удалось бы. Утешало то, что его дно излучало мягкий голубой свет. Полная темнота меня слегка нервирует.

На Изабелле ткани было больше, чем на Ракел, но все же ее купальный костюм нельзя было назвать образцом скромности. Я поймал себя на том, что таращусь, и стыдливо отвел глаза. Она улыбнулась и слегка покраснела.

— Ну ладно, девочки, — Джек кинул полотенце на шезлонг и несколько раз бодро присел, разводя руками в стороны. — Кто первый доплывет до того края бассейна?

— Уж точно не ты, старичок, — Ракел томно взглянула на него из-под полуопущенных ресниц.

— Поспорим? — взвился Джек, которого прозвище "старичок" явно задело.

— На что?

— На поцелуй.

Брови Ракел взлетели.

— Вот так смело?

— А почему бы и нет? — хитро сощурился Джек. — Или ты боишься?

Красотка закатила глаза.

— Если я выиграю, тебе придется целовать Дэрриена. Ужасное, должно быть, зрелище.

— Эй, — встрял я. — Я вообще на это не подписывался, так что не надо меня сюда впутывать! Пусть поцелует Аменохеприти.

— Так что, поплывем? — не отставал Джек.

— А ангел с тобой, поплыли, — и Ракел первая бросилась в воду, войдя в нее, как кинжал в ножны. Джек плюхнулся за ней, взметнув целый фонтан брызг и окатив нас с Изабеллой с головы до ног.

— Вот жирный боров, — проворчал я, хотя у Джека в его годы фигура была довольно подтянутая. — Приглашаю вас в круиз по этому бескрайнему бассейну, мисс, — я галантно протянул руку Изабелле.

— На спор?

— Тогда придется проигрывать, а я этого жуть как не люблю.

Она хихикнула и нырнула. Я — за ней.

Вода оказалась изумительной — слегка прохладной, однако не настолько, чтобы замерзнуть. Будто плывешь в воздухе, не ощущая никакого сопротивления. Ветер, словно овевавший со всех сторон, непередаваемая легкость во всем теле и голубая подсветка только добавляли очков к иллюзии полета. Я даже не заметил, как проплыл весь бассейн и ужасно удивился, уткнувшись носом в бортик.

— Ну что, я выиграл?

Изабеллы не было. Никого не было. Ни обслуживающего персонала, ни других отдыхающих… Ракел с Джеком тоже куда-то запропастились. Я оказался словно в другой реальности.

И тут подсветка погасла.

Стало так темно, что я не мог различить даже движение воды. Черны арабские ночи, черт возьми. Ненавижу темноту.

— Изабелла? — позвал я, пытаясь определить, с какой стороны бортик. Его, как назло, тоже не наблюдалось, хотя минуту назад я готов был поклясться, что касался его.

Тихий всплеск заставил меня замереть на месте. Тишина… но спустя несколько секунд всплеск повторился. Теперь гораздо ближе.

— Джек, — мой собственный шепот прозвучал так тихо, будто я это всего лишь подумал.

Если это враг (а иначе и быть не могло, кому из друзей пришло бы в голову так по-идиотски меня разыграть), то нужно готовиться отразить возможную атаку. Но, черт возьми, тут же повсюду вода! Дэниела бы сюда. Вот уж кто профессионал в обращении с жидкостью.

Я осторожно, стараясь не производить лишнего шума, вынул руку из воды и простер перед собой. Дул легкий ветерок, и я искренне надеялся, что он высушит воду, капающую с моей ладони.

Всплеск опять повторился, на этот раз с другой стороны. Что-то крупное плавало вокруг меня, подобно акуле, давая понять, что я в ловушке. Стоит двинуться, и я обязательно наткнусь на какую-нибудь дрянь.

Ладонь практически высохла. Не уверен, что получится, но придется рискнуть.

Стоило закрыть глаза и сосредоточиться, как что-то сильно толкнуло меня под колени. Непонятная тяжесть навалилась на спину, и я оказался под водой.

Я барахтался, силясь скинуть с себя непонятное существо, которое, похоже, всерьез присмотрело меня в качестве скаковой лошадки. Только не знаю, какой конь выдержит такую тяжесть. В воде все легче, но даже так мне казалось, что незнакомец весит достаточно, чтобы запросто переломить мне спину.

В висках начало стучать. Я сделал паническую попытку скинуть с себя нежданного наездника, но этим лишь вытолкнул остатки воздуха из легких. Перед глазами заплавали взад-вперед темно-синие круги. Все мои конвульсивные движения ни к чему не привели, я лишь истратил последние силы, а соперник так и остался восседать сверху.

Я ведь даже не знаю, кто мой убийца.

Эта мысль словно втолкнула мне в легкие порцию свежего воздуха. Я завел руки за спину и крепко вцепился в противника. Я решил задуматься позднее над тем, чего коснулись мои пальцы, но ощущение было не из приятных. Что бы то ни было, я хорошенько уцепился и дернул.

Мой палач взвыл и соскочил с меня. Я нащупал ногами дно, странное какое-то, совсем не похожее на шероховатую плитку, которой был выложен бассейн, и выскочил из воды, втягивая в себя воздух с всхлипами десятилетней девочки, которую наказали родители. О, вы никогда не узнаете, какое это блаженство — дышать, если перед этим вас чуть не утопили!

Я закашлялся, надрывно, как регулярно смолящий старик. Горло, которому хорошо досталось за последнюю минуту, просто горело от воды. Соленой воды.

Что за черт? Кто-то кинул в бассейн соли, пока я кувыркался на дне с незнакомцем? Я невольно усмехнулся. Угу, и еще несколько центнеров песка. Потому что стоял я именно на нем, по шею в морской воде.

Темно было, как в могиле. Куда же меня занесло это странное существо? Будь я скептиком, предположил бы, что меня просто перетащили в соседний бассейн. Но раз уж я чародей, вполне логично заподозрить телепортацию.

Меня захлестнула небольшая волна, и я снова закашлялся. Надо выбираться на сушу, пока я здесь совсем не утоп.

Стоило мне двинуться вперед, как вода поднялась до подбородка. Неверное направление. Моя ориентация в пространстве всегда хромала. Я развернулся на сто восемьдесят градусов и вскоре уже шлепал по мокрому берегу. Добравшись до относительно сухого места, я плюхнулся на песок, сильно порезав ладонь об острую ракушку.

Прижав к себе раненую руку, я задумался. Куда бы меня ни занесло, выход есть. Похоже, я на побережье Средиземного моря. Нужно лишь дождаться рассвета.

С моря задул ветер, и я поежился. Почему это существо не напало на меня, когда я был более-менее одет? В одних плавках здесь замерзнуть недолго. Или оно решило подстраховаться на случай, если утопить меня не получится?

Я мог бы отправиться в путь прямо сейчас, но в такой кромешной тьме можно запросто заблудиться. Не идти же все время по колено в воде. Да и потом, кто знает, какие существа скрываются за пределами видимости. Темнота мне не друг.

Поэтому я улегся на бок и свернулся калачиком, пытаясь хоть немного согреться. Сколько времени прошло с момента моего исчезновения?аверняка станут пирамиды — они ракушккамми Заметили ли мою пропажу? Что случилось с Изабеллой? Она же была рядом со мной…

Адреналин схлынул, по всему телу разлилась приятная теплота. Я почувствовал, что проваливаюсь в бездну сна, и не противился этому. Последнее, о чем я подумал: какой же силой должен обладать чародей, чтобы перекинуть не только себя, но и меня на такое расстояние?

Разбудил меня краб.

Маленький панцирь врезался мне прямо в лоб. Я разлепил глаза и непонимающе уставился на мелкое существо. Тот медленно отковылял и ринулся ко мне, вознамерившись всерьез проломить мне череп. Я подскочил, песок посыпался с меня, накрыв краба тонким слоем. Тот с разгону влепился в мою руку.

— Чего тебе надо? — проворчал я. Во рту было сухо, как после хорошей пьянки, в горло будто насыпали мелкого песка, язык разбух и поворачивался кое-как. Поцарапанная ладонь выстрелила болью, стоило ей пошевелить.

Краб поковылял к воде, неуклюже переставляя тонкие ножки, поймал волну и был таков.

— Молодец, — поощрил я его. — Иначе я бы тебя съел.

Солнце уже поднялось над горизонтом и теперь жарило вовсю. Неимоверных усилий мне стоило подняться на ноги. За несколько часов валяния на песке все тело затекло, и я немного попрыгал по берегу. Движения мои ничем не отличались от крабьих. Стоило мне потянуться, как поясница протестующе заныла. Кожу стянуло от морской соли. Ощупав голову, я убедился, что волосы у меня торчат не хуже, чем у вокалиста "Токио Хотель".

Позади меня высились выбеленные солнцем и испещренные ветром скалы, впереди раскинулось бесконечное море. Выбор был невелик — либо направо, навстречу солнцу, либо налево — к концу дня оно все равно окажется там.

Запад всегда считался у древних египтян местом упокоения умерших, царством смерти. Именно поэтому я выбрал восток. Называйте это, как хотите: суеверие, шиза, паранойя, мне все равно. До того, как неведомые силы изменили мою жизнь навсегда, верующим я не был. Теперь же я был способен поверить во что угодно. Вы бы меня поняли, если бы увидели лицо моей матери, поднимающееся ко мне из реки Крэклинг.

Конечно, по пути на запад гораздо выше шанс выйти к пирамидам, где всегда куча народу… но не менее вероятно, что я забреду в пустыню, где и найду свою погибель. В любом случае, хоть один отель я увижу. На побережье их должны быть сотни, если не тысячи.

Через пару километров мне стало ясно, почему бедуины закутываются сверху донизу, предпочитая париться в своей пустынной одежде при пятидесятиградусной жаре. Плечи покраснели, каждое касание отдавалось резкой болью. Спине тоже пришлось несладко. Когда я присел отдохнуть в тени огромного камня и по глупости прислонился к нему, спина заорала от боли так, что я мигом оказался на ногах.

Но хуже всего была жара.

Рядом было море, оно, пусть ненадолго, но приносило облегчение, хотя температура воды явно не тянула на Северную Атлантику. Но стоило вылезти, как жара тут же накатывала и тягучим сиропом облепляла тело. Я подумывал уже пуститься вплавь, однако обожженные плечи и спина бурно воспротивились такой альтернативе.

Безумно хотелось пить. Горло покрылось слоем морской соли и песка, я не мог издать ни звука, кроме жалобного хрипа.

И впереди не было ничего.

Лишь море, берег и скалы.

Я совершенно потерял счет времени. Мне казалось, что когда я проснулся, было около одиннадцати утра, однако я шел всего пару часов, а солнечный диск все явственней клонился к западу. Жара постепенно спадала, у скал выросли длинные тени, в которых я нашел укрытие от вездесущего солнца. Все говорило о том, что в скором времени наступит благословенная прохлада. Ну и короткие же дни в Египте!

Это я, конечно, ехидничаю. На самом деле здесь что-то нечисто. Даже если я ошибся в расчетах и проснулся гораздо позже — это все равно ничего не объясняло! Время здесь течет по-другому, и я догадываюсь, почему.

Я больше не в своем мире.

В прошлый раз мне довелось побывать в своем собственном воображении, куда меня занес один жуткий тип — призрак Пустыря. Берег, по которому я шлепал сейчас, ничем не напоминал тот мир. Кроме краба, разбудившего меня, я пока не увидел ни одного живого существа: ни рыб, ни чаек, ни других крабов, наконец. Но все же какая-то жизнь здесь присутствовала, те же растения. Я обернулся — следы тянулись за мной неровной цепочкой и не собирались исчезать. Значит, перетащивший меня сюда — не призрак, и это не мое воображение. Я облегченно вздохнул. Значит, я сейчас не валяюсь в номере отеля и не покрываю всех трехэтажным, как было в прошлый раз. С другой стороны, я предпочел бы извиниться за резкие слова, чем ползти по этому отвратительному солнцепеку, мечтая о глотке ледяной воды.

Дьявольщина! Кончится когда-нибудь это чертово побережье? Мне уже начинало казаться, что я бреду целую вечность. Не может быть, чтобы никто за это время не озаботился о моем отсутствии! Уж Изабелла-то наверняка — должно быть, я исчез прямо у нее на глазах. При случае подробно расспрошу ее о телепортации — не похоже, чтобы по-настоящему сильными телепортами можно было населить мегаполис. И то, чего я коснулся, когда попытался скинуть его со спины…

На ощупь это было похоже на шкуру мокрой собаки. Вряд ли нападавший носил шубу при такой жаре. Разве что природную, в комплекте с двумя рядами острых зубов, способных разодрать меня в клочки в считанные минуты. Но почему он не сделал этого? Почему попытался утопить?

Да потому что до полнолуния еще две недели. И хотя напавший на меня щенок — не просто шавка, а Рожденный в ночи, сил у него заметно меньше. Как объяснил мне мой давний знакомый Шайтан, такие оборотни могут перекидываться по собственному желанию, независимо от фазы Луны. В этом их преимущество — во время полнолуния они не такие кровожадные, как обращенные, и могут контролировать свой голод самым простым способом — не перекидываясь. Для таких, как Шайтан и его семейство, это раз рыкнуть.

Итак, к вопросу о том, почему он не убил меня наиболее простым и надежным способом. Должно быть, использовал все силы на телепортацию и не сумел как следует перекинуться, чтобы перегрызть мне горло. А когда я схватил его, просто-напросто запаниковал, что меня и спасло.

Не исключено, что этого волосатика ко мне подослал тот самый оборотень, с которым я мило побеседовал в "Люцифере". Но почему он хотел меня убить? Чего я опять натворил такого, за что заслуживаю мгновенной смерти? Согласился помочь найти артефакт, в чьих силах остановить наступление Зла? Весь Магический круг в курсе, зачем я снова появился на сцене. Но откуда они это узнали? Либо сокрушили чью-то ментальную защиту, либо…

Очень не хотелось додумывать эту мысль до конца, но от фактов не скроешься. Вполне возможно, что в наших рядах предатель.

Я споткнулся о камень, торчащий из песка, как покрытое водорослями надгробие, и громко выругался, распугав своим хрипом трех жирных чаек, расположившихся на ближайшей скале. Их наличие лишний раз доказывало, что я не в своем воображении. Но где же тогда? Почему солнце так быстро пикирует за горизонт? Великий бог Ра решил устроить регату на своей солнечной ладье?

В животе противно заурчало, и я с вожделением проводил взглядом чаек. Поймать бы их, а зажарить всегда сумеем. С моими-то способностями…

Но, как ни крути, пить хотелось гораздо сильнее. Я бы с удовольствием выхлебал все Средиземное море, будь оно пресным. И попадись мне сейчас голубая лента Нила, я бы напрочь забыл о крокодилах и бактериях, которыми кишит эта река.

В очередной раз окунувшись в море, я понял, что мне уже не встать с приятного на ощупь песчаного дна. Пусть ищут меня сами. Хоть Джек и компания, хоть оборотни-телепорты, мне все равно.

На голову словно надели раскаленный обруч, так сжимающий ее, что больно было думать. И поганец сжимался все сильнее. Тиски тут и рядом не стояли. Давление становилось все больше, и наконец благословенный оранжевый туман поглотил мое сознание.

Я ушел под воду.

Я пробыл там целую вечность, пока не почувствовал, что дышать-то нечем. Уперевшись ступнями и пятой точкой в дно, я выскочил из воды, до смерти перепугав какую-то девчушку, плескавшуюся у самого берега. Она, завопив, рванула от меня со скоростью моторной лодки.

— Эй… — я закашлялся. — Подожди… Мне нужна твоя…

…помощь. Слово застряло на полпути к выходу.

Я все еще находился на пляже, в этом сомнений не было. Но теперь он отнюдь не был пустынным. Люди были повсюду: плавали вокруг, катались на катамаранах, вялились на шезлонгах под жарким солнцем, которое теперь покоилось в зените. Сидящие у самой воды парень с девушкой удивленно глянули на меня, размышляя, откуда я взялся, затем дружно отвели глаза, делая вид, что это их совершенно не интересует.

А если бы я был в одежде? Я ухмыльнулся. Тогда от меня шарахнулась бы не только маленькая девочка, которую я напугал. Бедный ребенок, теперь ее в воду и "Киндер-сюрпризом" не заманишь.

Я выбрался из воды и подошел к парочке, которая повернулась ко мне с явной неохотой. Парень машинально выдвинулся вперед, загораживая собой девушку, миленькую блондинку в золотистом купальнике.

— Вы не скажете, где здесь ближайший отель? — с глуповатой улыбкой осведомился я.

ГЛАВА 8

Гораздо эффектнее было бы сказать, что я ворвался в "Лик Исиды", аки демон огненный, но на самом деле я лишь вполз туда, едва переставляя ноги от усталости. Девушка за стойкой сначала удивленно вытаращила на меня глаза, но потом вернула профессиональную улыбку. Дело не в том, что я в купальном костюме — таких здесь сотни. Скорее ее шокировал мой полубезумный взгляд, который я поймал в огромном квадратном зеркале в позолоченной раме.

Я протопал из лифта к своему номеру, по пути собирая все углы и стенки. Но я до того устал, что боль от ударов лишь слегка аукалась на задворках сознания.

Дверь в наш с Джеком номер была приоткрыта. Толкнув ее, я переступил порог и сразу же направился к мини-бару. Что-нибудь попить там наверняка найдется, и плевать, что это мартини. Расслабиться после такого приключения мне уж точно не помешает.

Схватив первую попавшуюся мне под руку бутылку, я пополз в спальню, в надежде рухнуть на мягкую кровать и как следует выспаться. Пусть ищут меня, если им так хочется. Я хочу спать, и даже ядерная война меня не остановит.

Я ошибался. Достаточно было всего-навсего увидеть обнаженное женское тело.

Ракел спала на кровати. Тонкое покрывало отнюдь не скрывало отсутствие одежды. Что, черт побери, здесь происходит? Неужели Джек так бессовестно…

Руки сами собой сжались в кулаки. И это произошло в мое отсутствие! Я знал, что Ракел меня не любит, но, по крайней мере, я был ей симпатичен. И чтобы вот так спать со всеми подряд прямо у меня под носом, нужно иметь недюжинную наглость. Вместо того, чтобы искать меня, они тут…

Ну, Джек, держись за свои яйца, если они у тебя еще остались после бурной ночи.

Ракел пошевелилась, затем открыла свои непередаваемо глубокие глаза. Я ожидал смущения, может быть, испуга, но вместо этого увидел лишь нежность и желание. Не понял.

— Привет, дорогой, — промурлыкала она. — Ты уже встал?

Я смог лишь кивнуть. Как она может так непринужденно себя вести после того, что сделала? И ведь даже не скрывает…

— А меня так разморило… Немудрено, после того, что ты со мной делал, шалунишка, — она мяукнула и потянулась.

Я делал? О чем это она?

— Может, повторим? — Ракел поднялась, не потрудившись даже завернуться в покрывало. — Ты уже достаточно отдохнул?

— Ракел… — пробормотал я, старательно отводя глаза от ее, не скрою, прелестного тела. — Что ты делаешь у меня в номере?

Красотка скрестила руки под грудью, слегка приподняв ее, и мне стоило больших усилий не таращиться.

— Только не говори, что у тебя амнезия, и ты не помнишь, как нам было хорошо ночью.

— Прости, но сегодня я ночевал на пляже.

— Что?

— Я ночевал на пляже, — повторил я. — Понятия не имею, с кем ты меня перепутала. Может быть, с Джеком?

Ракел дернулась, как от удара.

— Да что ты такое говоришь? — прошептала она. — Чтобы я с этим кретином… Неужели ты думаешь, что я просто шлюха, которой наплевать, с кем, где и когда спать?

— Так ты была с ним?

— Нет! — выкрикнула она. — Я была с тобой! С тобой! Почему ты ничего не помнишь?

Опаньки. Вот это да. Она и в самом деле считает, что вчера у нас был просто великолепный секс. Только почему-то без моего участия.

— Ракел, — я присел на кровать. — Расскажи, что вчера произошло до нашей с тобой ночи.

— Ты издеваешься надо мной? — лицо ее раскраснелось от гнева, и я был уверен, что она вот-вот влепит мне пощечину.

— Нет. Прошу тебя, расскажи.

Она вздохнула и, не снижая тона, начала:

— Мы с Джеком доплыли до края бассейна и повернули обратно. Там нас ждала Изабелла, вся в растерянности, так как ты куда-то исчез. Только мы собирались начать искать тебя, как вдруг ты появился, вытряхивая воду из уха, и объявил, что устал и хочешь пойти спать, — процедила она сквозь зубы. — По пути наверх ты делал мне всякие недвусмысленные намеки, и вот чем это кончилось.

— Боже мой, Ракел, — я откинулся на спину. — Ты же прекрасно меня знаешь. Я не мог такого сделать. Вспомни, сколько тебе пришлось потратить сил, чтобы затащить меня в постель. Прямо как девственницу на выпускном балу.

— Сначала мне это тоже показалось подозрительным, — красотка присела рядом со мной. — Но потом страсть затмила собой все. Я… я просто не могу себя сдерживать в такие моменты. Я же все-таки демон. Порочный демон. Но ты оказался куда порочнее меня, — добавила она тихо.

— Это был не я, — и я рассказал ей об оборотне, который перенес меня незнамо куда, и как я потом вернулся в нормальный мир.

— Невероятно, — прошептала она, когда я закончил. — Тогда кто же… Кто был здесь вместо тебя?

— Понятия не имею, — покачал я головой. — Где остальные?

— В соседнем номере. Джек добровольно ушел спать к Изабелле, когда понял, что у нас с тобой намечается.

Я сглотнул внезапно возникший ком.

— А Изабелла?

— Она тебе еще задаст, — невесело улыбнулась Ракел. — Ты же ущипнул ее за зад.

Мне каюк. Мой двойник оказался не из скромных. Мало мне ментального раздвоения, так еще и тело бегает где попало.

— Идем, — я поднялся с кровати. Ноги протестующе заныли — немало я протопал, значит, это было все-таки не мое воображение. Надо признать, утешает. Хотя эту ночь я охотнее провел бы с красавицей-демоном, чем помирал от жажды.

Я схватил с кресла джинсы и направился к двери, попутно натягивая их. Красотка ненадолго задержалась, чтобы накинуть халат, затем проследовала за мной.

Через несколько секунд я уже долбился в соседний номер.

— Минутку, — послышался оттуда сонный голос.

Дверь отворилась. Джек, как и я в одних джинсах, заспанный, материализовался на пороге.

— А, Дэрриен. Уже проснулись? — он хитро прищурился в сторону Ракел, которая, не скрою, даже в халате отнюдь не растеряла своего соблазнительного очарования, всего лишь запахнув его не полностью.

— Можно войти? — я бесцеремонно отодвинул его в сторону.

В этом номере было две кровати, и Изабелла мирно спала на одной из них.

— Решил, что мы с Изабеллой занимаемся тем же, чем вы всю ночь с Ракел? — усмехнулся Джек. — Брось, тебе ли ревновать. Из-за ваших полных страсти криков я полночи уснуть не мог.

— Это был не я.

— А кто же? Джим Моррисон?

— Может, и Джим Моррисон, — поморщился я. — Понятия не имею, что тут происходило.

— То есть как это? — удивился Джек.

Изабелла, которую разбудили наши разборки, села на кровати, потягиваясь. Заметив меня, она ехидно сощурилась.

— Ну что, как ночка?

— Паршиво, — отрезал я. — Поваляйся-ка на пляже, зарывшись в ракушки.

— На пляже, значит. Ну-ну, — она откинула одеяло, подошла ко мне и двинула по физиономии.

— Отличный удар, — прокомментировала красотка.

— Эй, за что? — возмутился я.

— Нечего хватать приличных девушек за разные места.

— Я тебя не хватал! Да что вообще происходит? Меня не было здесь всю ночь!

— Значит, за стенкой мы с Джеком слышали кого-то другого, — съязвила Изабелла.

— Меня там не было, — повторил я. — Кто-то телепортировал меня за тридевять земель и занял мое место, пока я добирался сюда.

— Смотри, Дэрриен, если это очередная отмазка… — начал Джек, но я молча указал на свои красные, как коралл, плечи, и он осекся. — Значит, не отмазка. Хорошо. Рассказывай.

— Не буду, — насупился я. — Пока не дадите мне чего-нибудь пожрать, и, главное, попить.

Только через полчаса, насытившись и напившись великолепного каркаде, я смог начать. Рассказал все, умолчав лишь о своих подозрениях насчет предателя, который мог бы сейчас сидеть среди нас.

— Одного не пойму — куда меня телепортировал тот волосатый чувак? И каким образом я вернулся в нормальный мир?

— Это было Пограничье, — раздался откуда-то из-под карниза голос Аменохеприти. А я и забыл про маленького жреца, пока выяснял отношения с Изабеллой и Ракел. Наверное, перелетел сюда, чтобы не смущать Ракел и кого-то там. — Граница между Магическим кругом и пространством между мирами. Ты уже бывал там, помнишь?

Угу, помню. Выкинули меня тогда из машины и оставили в довольно жутком месте. Там я познакомился с Привратником, охраняющим Магический круг от обычных смертных. Тогда я еще относил себя к ним. Теперь же — нет. Но и чародей из меня никудышный, так что я оказался на грани между нормальными людьми и магическими существами. И кто я теперь — одному Богу известно. Может быть, еще Карвину. Надо будет после всей этой кутерьмы все-таки переговорить с Владыкой.

— Остается вопрос, — Джек поднял вверх указательный палец. — Кто побывал тут вместо тебя?

— Не знаю. Но если он все еще здесь, я его убью нафиг, — я взял со стола бутылку, которую принес из своего номера, откупорил и выхлебал половину. Вкуса я не разобрал, но в голове приятно зашумело. Мягкое тепло тут же угнездилось в животе, будто того и ждало. — Аргаив в курсе, что тут происходило?

— Его вообще не видно не слышно, — ответила Ракел. — Сдается мне, они с Инхаром устроили вечер воспоминаний.

— И часто на территории отеля тусуются всякие потусторонние существа?

— Можно сказать, это отель именно для них, вроде бара "Сатанаэль", но обычные люди здесь тоже останавливаются, пусть и довольно редко. Цены здесь заоблачные.

— Угу, — пробурчал я, поднимаясь. — И откуда зло берет столько денег?

Я вышел в коридор и столкнулся нос к носу с собой.

Странное это ощущение, скажу я вам. Можно, конечно, сравнить это с зеркалом, но таким образом не описать всей гаммы чувств, которые испытываешь, наблюдая, как хватаешь себя за горло и начинаешь душить.

Я грохнулся на пол, мой двойник рухнул сверху, не отнимая рук от моей шеи.

— Это предатель! — проорал он сгрудившимся в дверном проходе Джеку и дамам. — Черт, помогите же мне!

Изабелла дернулась было вперед, однако Джек удержал ее.

— Мы не знаем, кто из них кто.

Нормально. Значит, если меня настоящего прибьют, никто об этом так и не узнает. Если уж мой двойник настолько хорош, чтобы копировать меня даже в мелочах, то моя миссия на этой земле уже закончена. Все сделает Дэрриенозаменитель.

Неизвестно откуда взявшийся Аргаив схватил моего двойника за волосы и оторвал от меня.

— Дэрриен, что ты, ангел побери, делаешь? — он осекся, увидев меня, распластавшегося на полу. Затем перевел взгляд на того, которого держал. Потом снова на меня. И так несколько раз.

— Чего ты таращишься, — прорычал Дэрриенозаменитель. — Это предатель. Он принял мой облик, чтобы запудрить вам мозги!

— Э нет, — прохрипел я в ответ. — Все с точностью до наоборот.

Аргаив затряс головой, словно отгоняя навязчивого бесенка.

— Так, хватит. Кто из них кто? — обратился он к Джеку.

Тот лишь пожал плечами.

— Отлично. Тогда оба посидите под замком, до тех пор, пока все не выяснится.

— С чего это? — возмутился я. — Ведь я настоящий! А это лишь дешевая китайская подделка!

— Сам ты подделка, — огрызнулся дубль два.

— Хватит препираться, — отрезал Аргаив. Если я сказал, что вы сядете под замок оба, так оно и будет, — он схватил меня за локоть и потащил к лифту.

Я поймал взгляд Дэрриена Второго. Увиденное меня несказанно испугало. Он улыбался.

Надо же, как похож на меня… Все, даже самые мелкие царапины скопировал.

Я разглядывал себя уже около часа, и мне все еще не надоело. Нет, я не второй Нарцисс, просто интересно увидеть себя со стороны, особенно такую наглую физиономию. Да будь у меня мимика похлеще, чем у Джима Кэрри, я бы и то такую рожу состроить не смог! Тем не менее, у моего дублера это получилось.

— Откуда ты все-таки взялся? — наконец спросил я.

— О чем это ты? — двойник (или, скорее, тройник, второй прятался в моем подсознании) повернул голову в мою сторону.

— Откуда ты здесь? Кто тебя послал?

— Я прилетел со своими друзьями, — спокойно ответствовал он.

— С друзьями? Кто они?

— Демон, его красавица-сестра, с которой я имел удовольствие спать сегодня ночью, никому не известный, но очень могущественный чародей и его очаровательная помощница. Ах да, еще крыса какая-то.

— Хватит придуриваться! — вскипел я, хватая его за плечи. — С ними прилетел я, а не ты! Кто ты такой? Отвечай, ну!

Тот расхохотался, но не произнес больше ни слова.

Значит, решил убедить всех, что ты и есть настоящий Дэрриен? Конечно, я знаю нечисть, превращающуюся в волков, но оборотней, принимающих обличье других людей… Нет, с таким я столкнулся впервые. Аргаив должен знать, что это за существа, и какую магию они используют, чтобы быть похожими на других. Но мне он вряд ли что-нибудь расскажет. Сами понимаете — двойники подкрадываются незаметно, и попробуй потом отличи подлинник от копии.

Мы сидели в кладовке. Аргаив приволок нас сюда и запер, сказав напоследок, что разберется с нами позже. Не очень воодушевляло просидеть здесь с этим типом несколько часов, когда мы должны искать артефакт, но делать было нечего. Если Джек перепутает и замочит вместо моего двойника меня самого, то артефакт они уже никогда не найдут. Иначе какого черта Джек так стремился заполучить меня в помощники?

Прошло около двух часов. Я безуспешно пытался выведать у оборотня, кто он, и кто его послал, но тот лишь молчал, возводил очи горе и загадочно улыбался. Я с трудом удерживался, чтобы не вскочить и не наподдать ему по заднице.

Наконец в замке заскрипел ключ. Я напрягся, но мой дублер остался сидеть как сидел: нога на ногу, руки крестом на груди, на лице — безграничная наглость. Блин, тут и слепой отличил бы меня от него!

Ракел прошествовала в кладовку, словно пава. Образ дополнял белоснежный купальник, оттенявший загорелую кожу, и белый же платок, обернутый вокруг бедер.

— Здравствуйте, мальчики, — мурлыкнула она и направилась прямиком ко мне, попутно развязывая узел платка.

Я и пикнуть не успел, а она уже сидела на мне верхом.

— Что, прямо здесь? — выдохнул я.

— Почему бы и нет? — она потянулась к завязкам бюстгальтера.

— Я смущаюсь вот этого, — я кивнул на двойника. — Да и вообще сейчас это не лучшая идея.

К моему удивлению красотка тут же соскочила с меня и перепрыгнула на колени к двойнику.

— А ты что скажешь, красавчик?

— Я не такой дурак, — широко улыбнулся он.

Тут-то он и совершил роковую ошибку — потянулся развязывать купальник Ракел.

Аргаив ворвался в кладовку (вот тут уж — точно, аки демон огненный), и одним ударом уложил мою копию на пол. Красотка добавила несчастному пару хороших пинков по ребрам.

— Это тебе за обман, сволочь, — прошептала она.

До меня начало доходить, с какой целью Ракел все это устроила.

— Ничего себе, гениально вы это придумали, — протянул я. — А другого способа не было?

— Многие телепорты получают доступ к воспоминаниям тех, кого переносят. Все зависит от их силы. — ответил Аргаив, связывая оборотня по рукам и ногам огненными веревками. Я их не видел, но услышал слабое гудение. Память услужливо подкинула мне те самые ощущения, которые я испытывал, вырываясь из таких вот жгутов. — Иногда это происходит случайно, иногда намеренно. Это как заглянуть кому-то в душу.

Ракел кивнула.

— Поэтому мы не могли просто допросить вас. Вы говорили бы одно и то же.

— А вот манера поведения у нас разная, — догадался я. — Перед тобой даже папа Римский не устоит, пусть он хоть трижды святой.

— Ты же устоял, — усмехнулась красотка.

— Кажется, пару раз мне это все-таки не удалось.

— Но все же ты менее падок на красивых женщин.

— Просто чертовы моральные принципы. — отрезал я.

— Ладно-ладно, я просто спросила. Кому как не мне знать, что с тобой все в порядке, — она игриво подмигнула мне. — А теперь идем. Мы отправляемся в пустыню.

Белоснежный фургон поджидал нас у главных ворот. Инхар, нахмурившись, отдал ключи Джеку.

— Прошу вас, поаккуратнее с ним. Он мне дорог, как память.

— Буду беречь его больше собственного достоинства, — ответствовал Джек.

— Угу, было бы оно у тебя еще, — пробормотал я, но Джек, к счастью, не расслышал. Зато Аргаив покосился на меня и едва заметно улыбнулся. — А что со вторым Дэрриеном?

— Инхар позаботится о нем. У демонов свои методы допроса, и вполне возможно, что в скором времени мы узнаем кое-что новое.

Откатывая дверь в сторону, я не преминул заметить:

— Блин, в этом фургоне, должно быть, адское пекло!

— Ты не был в аду, Дэрриен, поэтому не можешь знать, — усмехнулся Аргаив, забираясь внутрь. — А я родом оттуда. И, скажу тебе, Египет по сравнению с ним — Антарктика.

— Придется поверить тебе на слово, потому что проверять как-то не хочется, — я уселся на переднее сиденье. Кондиционер. Ура!

Джек сел за руль, Аргаиву, Изабелле и Ракел пришлось расположиться в салоне. Шикарный, надо сказать, салон. Я даже слегка пожалел, что устроился впереди. Аменохеприти растянулся на моем плече.

— Пристегнись, Дэрриен, — посоветовал мне Джек. — Дороги здесь не ахти какие. Можно и сотрясение мозга получить, если слишком высоко подпрыгнуть на ухабе.

— Без вопросов, — я щелкнул пряжкой ремня безопасности.

"Лик Исиды" напоминал чудесную сказку, райское место, откуда не хочется уходить, но Египет за его пределами оказался хуже суровой действительности. Стоило вырулить за ворота, как мы оказались в совершенно ином мире. Куда делась та роскошь, великолепие, кристальные фонтаны? Все это моментально сменили убогие хижины и мутные колодцы. На мрачных, выжженных злобным солнцем улицах не было ни детей, играющих в догонялки, ни женщин, набирающих воду в высокие кувшины. Только подозрительные, иссушенные пустынным ветром лица мужчин изредка выглядывали из приоткрытых дверей. Значит, Зло и сюда добралось, раз арабы боятся выйти из дома.

— Куда мы едем? — спросил я Джека.

Тот указал на свою голову.

— Если верить компасу, артефакт находится на другом берегу Нила, к юго-западу отсюда. Сейчас доберемся до парома, а затем двинем в нужном направлении.

— Это же Долина Царей! — прокричал я — чем сильнее мы разгонялись, тем труднее было разговаривать, так шумел мотор. — С чего прикажешь начать поиски? Каждый год там не по одной новой гробнице открывают!

— Компас приведет нас к нужному месту! Проблема возникнет с мирами!

— С мирами? С какими еще мирами?

Но Джек лишь указал на уши и покачал головой.

Дорога напоминала американские горки. Впечатление усиливалось тем, что Джек несся с сумасшедшей скоростью, и мы практически взлетали над песчаными заносами. Когда Джек разгонялся перед очередным холмом, мое сердце начинало трепыхаться, как пойманная птица, от накатывающего волнами панического страха. Я буквально молился, чтобы сработала моя магия, и чертов фургон заглох. Странно, раньше я не так боялся скорости. Даже суперавтомобиль Джемала меня не испугал.

По пустыне мы проехали без приключений. Только однажды я заметил на далеком бархане фигуру человека, но она быстро скрылась из виду, и я засомневался: а не привиделось ли мне это? Если даже за нами следят, то тут уж ничего не поделать, так почему бы не обратиться к более важным вопросам, стоящим на повестке дня?

Четвертью часа позже, на пароме, отчаливающем от восточного берега Нила, я вернулся к разговору о мирах.

Джек выбрался из фургона и, приставив ладонь козырьком ко лбу, уставился на отдаляющиеся заросли папируса.

— Магический круг состоит из нескольких частей. Аменохеприти наверняка говорил тебе о них.

— Что-то не припомню.

— Ну как же. — Амен надулся. — Это же было так давно! Помнишь, как ты впервые попал в Круг? Я сказал тебе, что…

— …он состоит из территорий Тимерхана, Адальберта и места для обучения, куда старички не имеют права соваться. — закончил я.

— Верно. — кивнул Джек. — Территории зла и добра называются Сангр и Санто соответственно. То место, где живешь ты — это лишь пространство между ними, не более того, но многие магические существа предпочитают обитать именно здесь. Это по большей части обращенные, то есть бывшие люди, такие как вампиры и оборотни. Чародеев ты ни в Сангре, ни в Санто не встретишь. Даже Тимерхан и Адальберт предпочитали быть более приближенными к людям. Артефакт находится в одном из трех миров, но я не знаю, в каком именно.

— Придется обыскивать все, — пояснил Аменохеприти, перелетая на плечо демона. — И это не так быстро, как ты думаешь. Для тщательного поиска понадобятся недели.

— Которых у нас нет, — закончил я. — Хотя, с нами ведь великий жрец! Мало кто знает Египет лучше него. Ведь так?

— Да! — мыш так надулся, что чуть не лопнул. Этакий шарик с ушами. — Со мной вам не придется плутать в хитросплетениях подземных и магических ходов.

— Этого я и боялся, — хмыкнул Аргаив.

А где же наша красавица Ракел?

Оглядевшись, я увидел ее у противоположного борта парома. Она стояла, вцепившись в перила, и смотрела вдаль. Костяшки ее пальцев побелели — с такой силой она сжимала железную балку.

— Что с тобой? — спросил я, подойдя ближе.

Она вздрогнула от неожиданности.

— Ничего. Просто эта страна будит слишком много воспоминаний.

— Хороших или плохих?

— Когда-то они казались мне просто чудесными. Теперь же приносят одну лишь боль. А кое-что я вообще предпочла бы забыть.

— Это как-то связано с твоим бывшим мужем? — эх, не могу я удержать свой язык на привязи…

Ракел отвернулась, и я не сразу допер, что она старается скрыть слезы. Но голос ее выдал:

— Мы с Тураном часто путешествовали по Нилу на его лодке. Могли часами кружить возле острова Филэ. Это было наше любимое место.

Я не знал, что сказать, поэтому предпочел слушать дальше.

— Под вечер мы наконец причаливали к западному берегу и любовались пирамидами, освещенными заходящим солнцем… — она осеклась.

Я не мог подобрать слов, чтобы выразить, как мне жаль. Все равно любые слова прозвучали бы глупо, поэтому я просто обнял красотку. Она с благодарностью прильнула ко мне и не отходила, пока паром не причалил. Все это время я ловил на себе взгляд Изабеллы.

— Ты сильно изменилась с тех пор как…

— Еще бы, — вздохнула Ракел. — Любовь меняет всех. А уж потеря любимого — тем более. Поверь, мне было бы спокойнее, если б он был мертв. Но с его смерти все только началось. Я обнаружила его в подъезде в луже крови. По пути в больницу он и умер, — я не перебивал, зная, что ей хочется высказаться. Перед братом она не стала бы откровенничать, подруг, насколько я знал, у нее не было, а из друзей остался только я. — Но тогда я еще не знала, в кого он превратился. Туран ведь пришел ко мне через три дня после своей смерти и попросил впустить его. Я сразу поняла, что к чему, и отказалась, хотя мне очень хотелось этого.

— Ты превратилась бы в вампира?

— Нет. Но он стал бы пить мою кровь и вместе с ней получил бы мою силу. Я знала, что он занимался магией, а вампиризм придал ему еще больше сил. Укуси он меня — и это привело бы к необратимым последствиям. Аргаив мне этого не простил бы, — добавила она тихо.

— А Аргаив знает о том, что твой муж…

Она покачала головой.

— Я сказала только, что Турана больше нет. Он не сильно расстроился, так как всегда его недолюбливал. Долгое время я была сама не своя, и Аргаив заботился обо мне, за что ему огромное спасибо, — голос ее потеплел. — Никаких упреков вроде "Я же говорил" я от него не слышала. Он очень помог мне, устроив к себе в клуб. Только в работе я нашла спасение от всего этого. Она помогла мне стать прежней Ракел, соблазнительницей мужчин. Но эта поездка будит во мне те чувства, о которых я даже вспоминать не хочу.

Глядя на нее, я вспоминал ее в то время, когда мы познакомились. Раскованная, невероятно сексапильная, к тому же практически всегда обнаженная — вот какой она была. Могла свести с ума одним лишь взглядом, прикосновением или голосом. Настоящая дьяволица. Красотка постоянно пыталась меня соблазнить, и пару раз у нее это неплохо получилось. Но что же осталось от этого теперь?

Она не растеряла своего очарования, красоты, но в ее взгляде появилась затаенная боль, которая показывалась всякий раз, когда она вспоминала о Туране. Такое могло произойти только с человеком, которым Ракел наполовину была. Демоническую сущность она старалась выставлять напоказ, что еще больше оттеняло ее человеческую половину, и теперь передо мной стояла безумно красивая женщина, но — лишь женщина. Не демон.

ГЛАВА 9

Если вы не были в Долине Царей, то я даже не берусь перечислять все, что вы пропустили. Те незабываемые впечатления, которые подарили мне когда-то сокровища, скрытые под толстым слоем песка, не оставят меня на всю оставшуюся жизнь. Это лишь на поверхности кажется, что в западной части Египта нет ничего, кроме скал, непонятных дырок в них и вездесущего песка, который проникает вам под одежду, кусает, царапает и раздражает так, что даже через неделю кажется, что волосы полны этой противной скрипящей гадости. Но я отвлекся.

Итак, Долина царей — это не то, что кажется на первый взгляд. Снаружи унылая и однообразная, внутри она сверкает всеми красками стенных росписей. Какой мертвый откажется провести вечность здесь, любуясь шедеврами древних художников? Какой живой откажется спуститься в бесчисленные подземелья, чтобы взглянуть на мир, лежащий за гранью смерти?

Идеальное место для того, чтобы спрятать одну немаловажную для всего мира штучку. Но и не менее опасное — каждый год здесь ведется огромное количество раскопок, каждый год открывают новые гробницы. И шансов, что артефакт останется ненайденным, становится все меньше.

Вообще-то, я уверен, что чародеи, спрятавшие его когда-то, позаботились о том, чтобы на него не наткнулись незадачливые археологи. Не настолько они глупы, чтобы доверять управление мирами могильщикам и расхитителям гробниц.

— Какая здесь самая известная достопримечательность? — спросил Джек у Аменохеприти, примостившегося на моем плече.

— Конечно, гробница Тутанхамона, — надулся жрец. — Хотя я отдал бы пальму первенства великолепному храму Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри.

— Я спросил о Долине царей.

— А я тебе уже ответил.

Джек аж растерялся. Я мысленно поаплодировал смелому мышу. Хотя, возможно, его храбрость заключалась в том, что он просто-напросто не выспался и из-за этого рычал на каждую собаку.

— Думаю, нам следует отправиться на экскурсию, — наконец выдал Джек, радостно потирая ладони.

— Совсем сбрендил? — я покрутил пальцем у виска — дурацкий жест, но я ничего не мог с собой поделать. Тут мир погибает, а он себе отпуск устроил. — Какую еще экскурсию?

— Похоже, тебе чувство юмора бесенята откусили, — покосился на меня великий маг и чародей. — Совсем недавно я был готов убить тебя за твои высказывания, а сейчас ты и элементарной шутки не понимаешь?

— Пошел в задницу.

Вот так, просто и незатейливо, я поставил Джека на место. Аргаив восхищенно глянул на меня, а Джек, обиженно надувшись, прошествовал мимо.

— Акклиматизация, — я виновато улыбнулся.

Джек даже не обернулся. Нарвусь я когда-нибудь. Не хватило мне тогда Стюарта и Тимерхана, чтобы понять, что со слишком тупыми или слишком умными шутить не стоит. А посылать их туда, куда солнце не светит, вообще противопоказано.

Возле гробницы Тутанхамона народу толклось — хоть рок-концерт устраивай. Всем хотелось посмотреть на легендарного фараона, наложившего проклятье на свою гробницу. Хотя я считал, что все это чушь собачья, и археологов тогда убили простые бактерии. Тем не менее, это никак не объясняет того, что во время смерти лорда Карнарвона, финансирующего экспедицию, его собака, находившаяся на тот момент в далеком Лондоне, завыла, как банши, и тут же издохла. Возможно, это просто роковое совпадение, которое мгновенно приписали проклятью. Не хочу сейчас, входя в эту самую гробницу, рассуждать на подобные темы.

Джек был так мил, что приобрел нам билеты. К сожалению, полностью избавиться от зевак нам не удалось — группы туристов составляли минимум десять человек. Поэтому нам подкинули пятерых улыбчивых китайцев: двух девушек и трех молодых людей. Они что-то беспрестанно лопотали на своем языке и фотографировали все подряд. Красотке досталась драконья доля внимания лиц мужского пола, а Аргаив прямо-таки млел от счастья под восторженными взглядами китаянок.

— Поздравляю, Джек, — прошептал я, когда мы миновали решетку, за которой начинался спуск в гробницу. — Только их нам не хватало.

— Они все равно не говорят по-нашему, — отмахнулся он. — И планов не нарушат. В нужный момент мы просто исчезнем.

— Исчезнем? Это как?

— Объясняю, если ты все еще не допер. В этой гробнице находится портал в Круг. Изабелла поможет расширить его, и тогда мы все без проблем пройдем внутрь.

— А дальше я укажу вам дорогу, — продолжил Аменохеприти. — Я знаю эти порталы как свои два крыла. Я ведь раньше жил здесь, — не без гордости добавил он.

Меня осенило.

— А истинная причина смерти археологов в том, что кто-то не хотел, чтобы портал был найден, так?

Джек в изумлении уставился на меня.

— Откуда ты знаешь?

— Просто догадался. Ткнул пальцем в роспись, так сказать.

— А-а, — протянул Джек, но все же продолжал подозрительно коситься.

Шестнадцать ступеней привели нас вниз, к коридору. Всего несколько метров отделяли нас от самой знаменитой гробницы Египта, и я заробел. Неужели здесь, в этом захоронении находится проход в другие миры? Люди соседствуют с Сангром и Санто на протяжении всего своего существования, и даже не подозревают о том, что легенды о Небе и Преисподней настолько реальны. Даже самые заядлые богопоклонники не могут представить себе, что Ад настолько близок.

Я не смог сдержать смешок.

Мы миновали комнату, в которой много лет назад Говард Картер увидел "удивительные вещи". Самих вещей давным-давно здесь не было — большинство уехали в Британский музей еще в тысяча девятьсот двадцать втором году, сразу после открытия. Но прекрасные стенные росписи никуда не делись. Время оказалось не властно над яркими красками древних художников. Даже Аменохеприти молчал, пораженный красотой этой небольшой комнаты с арочным потолком, разукрашенным темно-синей краской и расписанным фигурами богов.

Повернув направо, мы оказались в помещении с саркофагом, носящем пышное название "Золотой чертог". Мы стояли на небольшом портике, а снизу из-под толстого стекла на нас взирал Тутанхамон. Его посмертная маска отправилась в Англию сразу после открытия гробницы, но искусно вырезанный саркофаг, покрытый позолотой, остался. И теперь мы могли лицезреть тонкие черты лица мальчика-фараона.

— Подумать только, он умер всего в девятнадцать, — присвистнул я.

— Ему еще повезло. В то время продолжительность жизни была не слишком большой, — тоном учителя истории возвестил мыш. — Его преемник Эйе считался долгожителем, что неудивительно — ему было под девяносто, и он пережил трех фараонов.

— Все это, конечно, очень интересно, но где же портал? — спросил Аргаив, внимательно оглядывая каждый угол гробницы.

— Вы ведь не хотите, Аргаив, чтобы эти, — Джек указал на китайцев, — проследовали за нами? Как только получится от них избавиться…

— Ты же великий чародей, — сделал выпад демон. — Заставь их уйти, примени силу убеждения. Или просто заколдуй их глаза.

— Не сомневаюсь, вы предпочли бы, чтобы я их попросту вырвал.

— Звучит уже лучше.

— Ребята, — робко вмешался я. — Может, вы потом друг друга на дуэль вызовете?

— Кстати о дуэлях… — глаза демона сощурились почти как у сопровождавших нас китайцев.

Ракел размахнулась и влепила обоим — и брату, и Джеку — по звонкой пощечине. Только ей могла сойти с рук такая выходка. Я бы не стал драться ни с демоном, ни с Джеком. Себе дороже.

— Договаривайтесь о дуэлях потом! Да хоть поубивайте друг друга! Сейчас есть дела поважнее, чем ваши разборки!

Китайцы отвернулись от росписи и удивленно уставились на троицу, обмениваясь короткими фразами на своем языке. Я постарался изобразить на лице дружелюбную улыбку, что, по-видимому, мне удалось, потому что китайцы, как один, снова повернулись к стене, на которой был изображен Тутанхамон. Он целился из лука во врагов, корчащихся под копытами его лошадей. Колесница, на которой стоял фараон, выглядела довольно устрашающе.

— Почему портал находится в самой известной гробнице Долины царей? — спросил я, на всякий случай понизив голос. — Ничего лучше древние чародеи не могли придумать?

— Когда создавался проход, гробница была похоронена под несколькими тоннами песка, а слова "египтология" вообще не существовало. Как ты думаешь, мог ли кто-нибудь предвидеть, что его все-таки найдут?

— Хорошо. А как вы собираетесь открыть портал? Хватит ли сил, чтобы мы все прошли в него?

— Все очень просто, — ответила за Джека Изабелла. Заметив, что все смотрят на нее, она потупила взор и слегка покраснела. — Я открою портал прямо там, — она указала вниз, на стекло, защищающее Тутанхамона от пыли и прочего вредного воздействия, — Сил у меня хватит, чтобы провести туда и десятерых. Пока наши друзья увлечены необыкновенно прекрасной росписью гробницы, мы просто… попрыгаем туда.

— Нет, господа, так не пойдет, — неожиданно возмутился мыш. — А если ничего не выйдет? Мы разобьем вдребезги стекло, повредим саркофаг… Это же бесценный предмет египетского искусства, и я не позволю…

— Амен прав, — поддержал я мыша. — Если вход сюда будет нам заказан, мы не сможем телепортироваться в нужное место, и тогда пиши пропало.

Джек замотал головой, словно отгоняя слепня.

— Изабелла, начинай.

Мыш что-то возмущенно пискнул, но выдирать Джеку волосы и выцарапывать ему глаза не стал.

Девушка закрыла глаза и простерла руки над углублением в полу, в котором располагался саркофаг. Затем нараспев произнесла непонятные мне слова. Зато Аменохеприти их прекрасно понял. Уши тут же встали торчком, глазенки выпучились, зубастая пасть разошлась в улыбке, отчего его мордочка приобрела устрашающее выражение.

— Древнеегипетский? — шепнул я ему.

Тот закивал. Затем махнул крылом, призывая к молчанию.

Не прошло и минуты, как внизу что-то изменилось. Как ни силился я понять, что именно, как ни вглядывался в саркофаг, это никак не выходило. Лишь боковым зрением мне удалось углядеть что-то вроде прозрачной воронки, искажающей лицо Тутанхамона… и больше ничего.

— Скорее, пока наши друзья на нас не смотрят, — шепнул Джек.

Китайцы и впрямь были всецело поглощены изучением древнеегипетского искусства, один из них даже перерисовывал рисунки и иероглифы в тетрадь в твердом переплете. Остальные щелкали фотоаппаратами и время от времени восторженно восклицали.

Затем я ощутил краткий миг свободного полета, и…

Ничего вокруг не изменилось. Мы все стояли на портике, а снизу на нас смотрел мальчик-царь. Мы остались там же…

И очутились в другом месте. Окружающая обстановка неуловимо изменилась. Неправильность ощущалась во всем: от расположения иероглифов на расписных стенах до завихрений пыли на полу. Похоронный зал освещали факелы, закрепленные над самым полом, а зеленоватая подсветка саркофага исчезла. Черные пятна копоти расползлись по росписям, искажая их. Все казалось отраженным в одном гигантском зеркале — иероглифы теперь читались слева направо, как обычное письмо, к которому мы привыкли. Это мне сообщил Аменохеприти. Жреца больше всех взволновало перемещение из одного мира в другой. Он летал по залу и громко изумлялся произошедшим переменам.

— Это место, которое нам нужно? — спросил я, повернувшись к Джеку.

Тот, как обычно, ответом не порадовал.

— Понятия не имею. Но артефакт где-то здесь, так, по крайней мере, показывает мой компас.

Шутки шутками, но мне отчаянно захотелось дать ему подзатыльник, чтобы получше настроить данный прибор. Не можем же мы мотаться по восемнадцати мирам, выясняя, в каком из них компас Джека работает лучше всего. Я медленно сосчитал про себя до десяти, надеясь, что ничего не подпалю, затем улыбнулся, хотя, признаюсь, далось это мне ой как нелегко.

— Хорошо. Веди нас, ходячий путеводитель по Египту!

Джек с неодобрением покачал головой, но не успел сделать мне замечание по поводу моего неуемного чувства юмора. Что-то просвистело в воздухе, и он рухнул на пол, хватаясь руками за горло.

— Что с тобой? — я наклонился, и это меня спасло. Подкрадывающийся сзади китаец не удержался на ногах и перелетел через меня, сжимая в руках тонкую, как паутина, удавку.

Аргаив взревел и полоснул подбиравшуюся к нему девушку-китаянку огненным жгутом по лодыжкам. Она закричала и рухнула на пол, подтягивая к груди обожженные культяпки.

Красотка тем временем разбиралась со вторым наемником, который скакал вокруг нее, как юный сайгак. Она выгнулась кошкой и набросилась на него, кусаясь и царапаясь, выдирая из его плоти целые куски. Китаец в ужасе орал, но удавку из рук не выпустил. Лишь когда его обезображенный труп стукнулся о камни портика, паутинка спланировала вниз, на саркофаг.

Не успел я подумать о том, что стекло исчезло, как воздух из моих легких вытолкнули с такой силой, что я упал на колени. Перед глазами затанцевали маленькие толстые эльфы в разноцветных костюмах, самым большим из которых оказалась маленькая китаянка, стискивающая тонкими пальчиками мое горло.

Я пнул ее в лодыжку, но это мало помогло: она лишь зашипела от боли, но не отпустила меня. Я изловчился и перевернулся, навалившись всем весом на девушку. Она забилась, словно пойманная рыба, вытащенная на воздух. Я прижимал ее к полу, пока железная хватка не начала слабеть, и лишь тогда немного расслабился. И тут же поплатился: китаянка снова оказалась сверху и сдавила мне горло с удвоенной силой.

Аргаив схватил ее за волосы и, приподняв над головой, швырнул вниз. Она рухнула на саркофаг, дернулась раз, другой, затем затихла окончательно.

Изабелла пыталась оторвать от Джека разбушевавшегося китайца. Я же не придумал ничего лучше, чем огреть его по голове отвалившимся куском стенной росписи, отчего та развалилась на куски, а китаец, скосив глаза, рухнул, как подкошенный. Изабелла отшвырнула удавку прочь, и Джек, весь багровый, надсадно закашлялся.

— Ты как? — с беспокойством спрашивала она. — Дышать можешь?

Джек кивнул, показывая: все о'кей. Она облегченно вздохнула, однако обеспокоенное выражение с ее лица не исчезло.

— Дьявол, кто это был? — спросил Аргаив. Его безупречная прическа растрепалась, с лица еще не исчезла ярость.

— Наемники, — с трудом прохрипел Джек. Изабелла пыталась заставить его замолчать, беспокоясь о его глотке, однако он отмахнулся. — Зло не хочет, чтобы мы нашли артефакт.

— Черт возьми, я их прекрасно понимаю. — Аргаив схватил Джека за шиворот и поднял, как котенка. — Идти сможешь, или тебя нести?

— Смогу, — скривился тот. — Уважаемый демон, не думайте, что я такой немощный старик, каким кажусь.

— В случае с тобой я уже уверился, что внешность обманчива. Нам в тот коридор? — Аргаив указал на темный проем в противоположной стене. В нашем мире здесь была глухая стена. Теперь же — аккуратно вырубленный проем, украшенный по бокам резными каменными лотосами.

— Да.

Изабелла, не переставая встревожено хмуриться, вынула из стены несколько факелов и раздала их остальным. Затем, поддерживая Джека под руку, первая вошла внутрь.

Коридор уходил вниз, насколько хватало глаз. Огонь факела в руке Джека танцевал от призрачного ветра, которого я не ощущал. Здесь было душно, но вместе с тем ужасно холодно. Факелы отнюдь не спасали, наоборот, их пламя словно замерзло. Поднеся к ним руку, я ощутил не жар огня, а ледяное дуновение.

— Аргаив, что происходит? — тихо спросил я демона, как только тот поравнялся со мной.

— Мы сейчас в Санто. Не обманывайся тем, что на Рай он не слишком похож, это лишь на первый взгляд. Санто полностью противоположен остальным мирам. Здесь огонь — это лед, а земля — небо. Здесь твоя сила бесполезна, так как ты все равно не сможешь ей управлять.

— А ты?

Демон пожал плечами.

— Понятия не имею. Проверять не хочу — в случае неудачи она обратится против меня. Я же все-таки демон, мне больше подойдет Сангр.

Долгий спуск вниз, под землю ужасно меня утомил. Ноги отказывались слушаться, но в спину постоянно тыкал Аргаив, а Джек, похоже, и не собирался останавливаться, все энергичнее шагая в темноту. Изабелла уже поняла, что ее начальник в полном порядке, и немного поотстала. Когда же все это кончится? Больше всего мне хотелось, чтобы этот мир оказался тем самым местом. Еще одного перемещения я не выдержу. Если только меня не телепортирует Изабелла…

Я украдкой оглянулся на нее. Он шла, высоко подняв факел, не выказывая никакой усталости. Волосы переливались в свете факелов жидким золотом, на красивом лице застыла сосредоточенность. Должно быть, она очень сильный телепорт, раз смогла после такого масштабного перемещения быстро восстановить свои силы. Ну, с таким учителем, как Джек, это несложно. Сумел же он выучить меня магии за неделю.

Конечно, я слегка иронизирую, всех основ не охватить за такой короткий промежуток времени, но тем, что умел, я был в большей степени обязан именно этому заносчивому эгоистичному ублюдку.

Кстати о ублюдке… Что-то он сбавил шаг. Неужели все-таки утомился?

— Джек, — окликнул я его.

Он обернулся ко мне.

По его лицу катились крупные капли пота. Кожа цветом была похожа на свежевыпавший снег. Факел трясся, хотя Джек всеми силами старался унять непонятную даже ему самому дрожь.

— Что с тобой? — я хотел спросить совсем другое, но вопрос моментально вылетел из головы.

— Все в порядке.

Изабелла проскользнула мимо меня и подхватила Джека под локоть.

— Что случилось? — она сама слегка побледнела, наверное, от испуга.

— Со мной все хорошо, — ответствовал Джек сквозь сжатые зубы, чтобы унять дрожь хотя бы в голосе.

— Хватит врать. Тут даже слепой заметил бы, что тебе невероятно хреново, — я подошел с другой стороны, взял факел из его ослабевшей руки и передал Аргаиву. Тот без лишних слов взял его и двинулся вперед. Ракел — за ним. А следом поволоклись я и Изабелла, поддерживая едва стоящего на ногах Джека. На лице девушки читалось неприкрытое беспокойство и страх. До меня вдруг дошло, что она знает причину столь хренового состояния Джека, но ни под какими пытками не выдаст ее.

А коридор все не кончался. У меня уже начало рябить в глазах от бесконечного мелькания стенных росписей и древних текстов.

— Расскажи-ка мне подробнее о первоисточниках, — попросил я Джека, надеясь отвлечься.

— Это первородные источники дуальной энергии, — ответила за Джека Изабелла. Тот выглядел настолько измученным, что и языком пошевелить не мог. — То есть энергии Добра и энергии Зла. Они тесно переплетены между собой, и уничтожение одного первоисточника неизбежно повлечет за собой гибель другого.

— Тогда почему же Зло сейчас властвует?

— Ты уничтожил не первоисточник, а всего лишь передатчик. Джек тебе уже говорил. Светлая энергия никуда не делась, просто она слишком тяжела для поглощения смертными.

— Смертными, — повторил я. — А бессмертными?

— Кого ты имеешь в виду? Вампиров? — Изабелла передернула плечами. — Их-то уж ни под каким предлогом нельзя отнести к свету. Даже если они сами захотят этого.

— Так же как и демонов, — добавил Аргаив. — Хоть я и помогаю тебе, Дэрриен, вряд ли великий Карвин причислит меня к сонму святых.

— А сам великий маг? Карвин? Он смертен?

На этот вопрос Изабелла не успела ответить. Ракел ахнула и бросилась вперед. Я, оставив Джека на попечение девушки, последовал за ней.

Тесная комнатушка меньше всего напоминала гигантский зал лотоса в башне Адальберта. Всю пыль на полу мы подняли в воздух своим топтанием на месте, когда сгрудились у входа. Я чихнул, но эхо не пожелало мне вторить. Да и откуда ему взяться? Пламя факелов почти касалось потолка.

И лишь одна деталь позволяла с уверенностью заявить, что мы пришли. Прямо напротив нас, на стене висело огромное круглое зеркало в серебряной раме. Поверхность его шла волнами, словно море в шторм. Будто почувствовав, что я смотрю на него, стекло тут же разгладилось.

Аргаив восхищенно присвистнул. На него таращился красный рогатый демон с перепончатыми крыльями, аккуратно сложенными за спиной. Ракел осталась такой же соблазнительной красавицей, только одежда куда-то делась, изящные рожки и алые крылья дополнили образ.

На месте мыша парил в воздухе тщедушный человечек с зеркально выбритой головой. Ритуальные одежды, в которые он был облачен, явно вытягивали на пару размеров больше, чем нужно. Это без сомнения был египетский жрец, но должность его вряд ли звучала с приставкой "верховный".

В высоком, статном красавце в рыцарских доспехах я с трудом узнал себя. Меч в руке, которая в реальности держала факел, устрашающе сверкал, озаряя моих спутников белым, незамутненным светом… за которым, однако проглядывал зловещий красноватый отблеск. Спорю на все подряд, что моя физиономия выражала все, что угодно, только не спокойствие и властность, коими светилось лицо моего отражения. Но за карими, почти черными глазами, пряталась, словно вор в ночи, жестокость. Решимость, желание убивать — все смешалось в этом взгляде. Я — рыцарь света, говорил он мне, но в любой момент могу сломаться и уйти на сторону Зла. Если это произойдет, пути назад не будет. Темная сущность полностью захватит мой разум, душу и сердце, как это чуть не сделал один небезызвестный меч под названием "Каратель".

И словно в кошмарном сне мое отражение преобразилось. Белый свет потух полностью, уступив место алому пульсирующему сиянию. Меч изогнулся, будто турецкий ятаган. Доспехи из серебряных стали чернее, чем арабская ночь, а лицо мое исказила жуткая ухмылка, обнажая зубы, длинные и острые, как у вампира.

Глаза сверкнули красным блеском, и я в ужасе отпрянул. Это был взгляд моего Двойника — этого безумца, который едва не лишил меня жизни, пользуясь моим языком. За его шуточки один колдун мне чуть голову не оторвал.

Но хуже всего было то, что этот взгляд был моим. Не отражения, не Двойника. Моим. Его я ежедневно наблюдал в зеркале в ванной. Ошибки быть не могло.

Я даже не заметил, что правая рука подозрительно нагрелась. Опустив глаза, я увидел пламя, охватившее ладонь. Но огонь не испугал меня. Я уже знал, что нужно сделать.

— Я таким не стану, — пробормотал я и швырнул сгусток пламени в зеркало.

ГЛАВА 10

Темнота. Я плавал в темноте, как в море, наслаждаясь райским ощущением легкости во всем теле. Неужели моя мечта осуществилась, и меня наконец-то оставили в покое? Пусть даже и в вечном…

— Дэрриен!

Я молчал. Знал, что если не выдам себя, меня не найдут.

— Дэрриен!

Нет уж. Вы не заставите меня выйти. Не собираюсь я облегчать вам работу. Ищите сами.

— Дэрриен, черт возьми! Очнись же!

Резкий удар по физиономии вывел меня из блаженного состояния. И тут же накатила боль, захлестнув меня с головой. Я не мог даже вскрикнуть, настолько нестерпимым было жжение, охватившее грудную клетку. К черту огненные жгуты, Аргаиву я задам такую трепку за это мордобитие, что мало не покажется.

— Кажется, приходит в себя, — услышал я удовлетворенный голос мыша. Будто из другой комнаты. Или с другого континента.

Я открыл глаза. Мыш слетел с моей груди и уселся Аргаиву на плечо.

— Ну вот, — довольно пробормотал он. — Мои крылья незаменимы!

Так вот кто меня ударил. А я-то на Аргаива грешил. Ну и тяжелые крылышки у этой шмакодявки!

Еще раз так сделаешь, сзади их степлером скреплю, собирался сказать я, но из горла даже шепота не вырвалось.

Я ожидал, что буду валяться на каменном полу, как кукла, брошенная маленькой девочкой, но вместо этого ощутил под собой мягкий, на редкость удобный матрас. Все сгрудились вокруг, обеспокоенно вглядываясь в мое лицо. Значит, ничего хорошего оно не выражало. Я бы чертовски удивился, будь все наоборот. Я не мог понять, где я нахожусь, но одно было ясно: из той комнатушки с идиотским зеркалом мы ушли целыми и невредимыми.

Стоило пошевелиться, как мое тело начало яростно спорить с этим утверждением. С остальными, может, и ничего не случилось, однако я чувствовал себя так, будто сражался с очень могущественным чародеем несколько часов кряду. Ощущение жжения концентрировалось где-то в районе груди в тугой клубок, который периодически взрывался, разнося по телу ужасающую боль.

Джек осторожно приподнял меня за плечи и усадил спиной к стене. От движения у меня ужасно закружилась голова, лица демона и красотки, склонившиеся надо мной, заплясали бешеный вальс.

Я отвернулся, и меня вырвало в тазик, который кто-то предусмотрительно подставил возле кровати.

— Полегче, — пробормотал Джек, отступая — я едва не заблевал ему ботинки. — В следующий раз не бросайся своей магией во что попало.

— Какого черта я тут валяюсь? — я закрыл глаза, стараясь унять головокружение. Во рту стояла горечь, отчего еще больше тошнило.

— Ты не помнишь? — голос Джека доносился, как из-под земли.

— Нет.

— Ты разбил зеркало. А оно дало тебе сдачи.

— Не понял.

— Я предупреждал, Дэрриен, — присоединился Аргаив. — Это мир противоположностей. Использовать магию здесь — смерти подобно. Тебя шандарахнуло твоим же огненным шаром.

Стоило представить сгусток энергии, влепляющийся в меня, будто мячик-лизун, и мне снова поплохело. Еще реалистичнее представилась сожженная напрочь кожа, поскольку я не питал иллюзий насчет своей неуязвимости. Моя магия или не моя — зеркало отразило ее. Я больше не был ее хозяином.

Когда тошнота отступила, я наконец-то смог снова сесть. Не без помощи Аргаива, конечно. И как я мог забыть наставления демона? В следующий раз склероз будет стоить мне жизни.

— Смотри, — сказал он, указав на запачканный мной тазик.

— Чего я там не видел?

— Я покажу тебе, что осталось от зеркала.

Как ни противно мне было, я все-таки перегнулся через край кровати и взглянул вниз.

Моих отходов там больше не было. Вместо этого слегка подрагивало цветное изображение той самой комнаты, в которой висело зеркало. Я не зря употребил прошедшее время. В стене осталась лишь серебряная рама, слегка оплавившаяся по краям, осколки усеяли все пространство под ней.

Зачем я пальнул в него? Опять чертов Двойник постарался, или я сам? С каждым днем я пугаю себя все больше, так как уже не понимаю, кто гуляет в моем теле: сумасшедший чародей-маньяк, готовый крушить все, что ни попадется под руку, или вечно трясущийся недоучка, смертельно боящийся угодить в лапы вампирам? Ни тот, ни другой вариант мне не нравился, однако душа больше лежала ко второму. Тут хотя бы имелись шансы на выживание.

А если зеркало и было символом Зла? Вполне логично, учитывая, что оно мне показало. Если это так, то все закончилось.

Джек на мой вопросительный взгляд лишь покачал головой.

— Зеркало — символ единства противоположностей, так же, как и Ороубор.

— И что это значит? — спросил я, хотя уже знал ответ.

— Это значит, что мы ошиблись. Зеркало не может быть первоисточником или передатчиком Зла. Оно отражает в себе все — и хорошее, и плохое. Разбив его, ты переместил настоящий артефакт в другое место.

— Черт, — я принял обычное сидячее положение. Изображение в тазике исчезло. — Нам придется начинать все сначала?

— К сожалению, да.

Я как в воду глядел, когда думал, что где-нибудь лопухнусь. Но, черт возьми, Джек ведь мог сказать мне: не делай этого! Не швыряйся магией в зеркало! Он меня не остановил. И по его милости нам придется возвращаться в начало пути. С запоздалым разочарованием я вспомнил, что ни Джека, ни Изабеллы в зеркале так и не увидел.

Я бы и сам мог догадаться, что разрушать его не стоит. Но у меня не было времени подумать, а Джек промолчал. Какого черта? Уж он-то знает о первоисточниках и символах куда больше и мог предположить, что любое действие вызовет телепортацию.

Я подпрыгнул так, будто меня скорпион в задницу ужалил.

— Ты, гад, знал, что это не настоящий символ, так?

Джек был сама непроницаемость.

— Я ничего не знал наверняка.

— Но ведь предполагал. Или тебе было слишком хреново, чтобы раскрыть рот и предупредить меня?

— Я же говорил, что символ разрушать нельзя. Через него я смогу получить доступ к первоисточнику.

— Так, — я потер виски. — Объясни мне толком, что такое первоисточник?

— Это источник магической силы. У каждой стороны он свой. Его энергия пополняется за счет вступления в ряды добра или зла новых чародеев, а мощность зависит как раз от количества циркулирующей в нем силы. Если ее запереть внутри первоисточника, что и произошло, когда ты уничтожил лотос, она начнет пожирать саму себя, пока не исчезнет совсем, — оттарабанил Джек, будто он зубрила, а я строгий учитель.

— Так почему бы не уничтожить передатчик зла? Что он там из себя представляет?

— Как я уже говорил, это не поможет.

— А сам первоисточник?

— Его трогать нельзя, иначе баланс нарушится еще сильнее. Наша задача — восстановить его, то есть ограничить доступ первоисточнику зла, освободив добро.

— Неважно, — я остановил его взмахом руки. — Я все равно ни слова не понял. Сейчас наша задача — найти артефакт, чтобы он дал тебе доступ к первоисточнику Зла.

— Совершенно верно.

Я украдкой глянул на свою грудь, до сих пор горевшую, словно в адском пламени. Одежда осталась цела, ожога не было, хотя болело жутко. Я бы не отказался от зелья Волчицы со смешным названием "мышиная возня". В прошлый раз оно помогло просто фантастически — правда, воняло до небес.

Аргаив отошел к окну, сквозь которое пробивался солнечный свет, мыш расположился у него на плече. Изабелла и Ракел сидели за низеньким столиком. Перед ними стояли две кружки с чаем. Даже с другого конца комнаты я чувствовал аромат мяты.

— Смотри, — Аргаив указал вниз.

Я снова уставился в тазик и успел увидеть, как осколки стекла превращаются в песок. Невидимый порыв ветра подхватил песчинки и закружил их, пока они, сверкнув в последний раз, не растворились в воздухе.

— Где мы? — спросил я, когда тазик вернулся к своему первоначальному состоянию.

— В доме моего хорошего знакомого, — ответила Изабелла. — Если бы не он, мы, скорее всего, потеряли тебя еще до захода солнца.

— Потеряли… меня? — я сглотнул, и меня чуть не вывернуло снова.

— Ты даже не представляешь, насколько ты силен. Промедли мы еще час… — Джек покачал головой. — Тебя убила бы твоя собственная магия.

Вот черт. Моих сил достаточно, чтобы убить. Конечно, я знал это с самого начала, но совсем другое дело — испытать собственное могущество на своей же шкуре. И мне это ой как не понравилось. Готов спорить, что и Дэрриену-два тоже.

"От такого никто в восторг не придет", — угрюмо отозвался тот.

"Заткнулся бы. Все из-за тебя".

"Не только. Кто у нас тут благородный недочародей, до смерти боящийся скатиться до уровня могущественного колдуна-сокрушителя?".

"Ты заставил меня разбить зеркало".

"Вот только не надо! Мне твой новый облик нравился".

— Какая наша следующая остановка? — спросил я Изабеллу, стараясь отвлечься от болтовни Двойника.

— Магический круг. Территория обучения.

— А не проще ли сразу отправиться в Сангр? Что-то подсказывает мне, что артефакт переместился туда.

— Ты не можешь знать этого наверняка, — вмешался Джек. — Мой компас указывает на Магический круг, значит, и мы отправимся в Магический круг.

— Не слишком ли ты доверяешь этому аппарату? Давай поразмыслим логически. Лотос находился в башне Адальберта, так? Почему символу Зла не быть в бывшей обители Тимерхана?

— Потому что его там нет. Ты забыл все, что я тебе рассказывал. Этот артефакт очень долго путешествовал по всему миру, пока не осел в Египте. Только Добро могло быть таким глупым, чтобы оставить свой символ на самом виду. Про Зло этого не скажешь, иначе оно было бы уже уничтожено.

— И воцарился бы абсолютный свет, — пробормотал я, потирая виски средним и большим пальцами правой руки.

"Мы не можем этого допустить".

"Заткнись".

"Ты сам отлично это знаешь".

— Я сказал, заткнись!

— Ты кому это? — вопросительно посмотрел на меня Джек. Ага, значит, про Двойника он не знает. Тем больше сюрпризов для него, если он решит меня кинуть.

— Внутреннему голосу. Значит, Магический круг?

— Д-да, — неуверенность в голосе Изабеллы сказала мне больше, чем фанатичная убежденность Джека в собственной силе.

"Как же эта крошка умудрилась связаться с таким прохвостом? — мурлыкнул Двойник. — Признайся, ты бы с удовольствием затащил ее в постель, будь у тебя такая возможность".

"Слушай, отстань. Если тебе хочется затащить кого-нибудь в постель, ничем помочь не могу. Надо было поселяться в башке у того, кто притворялся мной в "Лике Исиды".

Кажется, это его озадачило. По крайней мере, он замолчал.

Джек подошел ко мне и положил теплую сухую ладонь мне на лоб.

— Ты весь горишь. Тебе надо поспать, чтобы согнать температуру.

— Но я не хочу… спать… — глаза мои сами собой закрылись, будто мне вкололи сильный наркоз, и я провалился в темноту.

Когда в комнату вошел крепкий мужичок в джинсовом комбинезоне, я поначалу принял его за автомеханика. Из заднего кармана торчал разводной ключ, в руках была зажата тряпка, покрытая пятнами машинного масла. В уголке рта дымилась сигарета. И еще — от него изрядно несло пивом. Похоже, он его не только пил — он в нем искупался.

— Здорово! — поприветствовал он. — Меня Фрэнком звать. А ты — Дэрриен, так? Как самочувствие?

— Бывало и лучше, — я потер глаза, прогоняя остатки сна. В комнате кроме меня и странного мужичка никого не было.

— Повезло тебе, — усмехнулся Фрэнк, тщательно вытирая каждый палец тряпкой, правда, без особого успеха. — Еще немного, и ты бы копыта откинул. Ты хоть представляешь себе, какой силы заряд в тебя влепился?

— Весьма смутно.

— Говоря короче, ты б не дожил и до утра. Твоя магия просто выжгла бы тебе внутренности. Можно набить тебя опилками, и будешь выглядеть как живой! Никто и не поймет…

Меня все-таки передернуло, и мой собеседник это заметил.

— Не дрейфь, — он хлопнул меня по плечу, оставив на футболке жирное пятно. — Все уже позади.

— Кому-то наверху я сильно нравлюсь. Готов спорить, у меня есть персональный ангел-хранитель.

— В каком-то роде да, — улыбнулся Фрэнк. — Хотя сегодня на его место назначили меня.

— Что?! — я подпрыгнул. — Так ты ангел?

— Ну да, — недоуменно протянул он. — А что, непохож?

— Как бы это… Я не знаю… Просто… А где твои крылья? — наконец нашлась подходящая фраза.

— Да где-то там, за спиной. Отсюда не видать, — добродушно ухмыльнулся Фрэнк. — Не волнуйся, ты не первый, кто так реагирует. Все привыкли видеть в нас маленьких розовощеких пупсиков. Или бледных тощих мучеников в белых одеждах. Я, можно сказать, решил разрушить этот стереотип. Ну родился я ангелом — что уж тут поделать?

Итак, знакомым Изабеллы оказался ангел. Но, глядя на него, я бы ни за что не поверил. Особенно разубеждало в этом внушительных объемов пивное пузо.

— Готов спорить, ты жутко голоден, — подмигнул мне Фрэнк.

Я открыл рот, собираясь сказать, что на еду больше никогда в жизни смотреть не смогу, но вдруг ощутил приступ волчьего голода. Желудок в панике забился о живот, взывая о помощи.

— Как ты догадался? — улыбнулся я.

— О, ничего удивительного. Ты такой дохляк.

"Это кто дохляк?", — возмутился Двойник.

"Он в хорошем смысле слова. Я за четыре месяца сбросил килограммов десять. Пожри одни бутерброды…".

— Сиди смирно, сейчас принесу жрачку, — ангел широко улыбнулся.

Через пять минут на подносе передо мной дымился шикарный обед: жареная картошка, обильно политая кетчупом, огромный кусок мяса, целый тазик салата, пачка бутербродов с колбасой и большая кружка крепкого черного кофе. Не теряя времени, я принялся за еду. Фрэнк потягивал пиво из кружки размером с небольшой бочонок и внимательно смотрел на меня. В другой ситуации мне стало бы неловко, но сейчас я слишком хотел есть.

— Значит, ты и есть тот самый Дэрриен Лэйвери.

— Тот самый? — я отлично понимал, что он имеет в виду.

— Тот, кто уничтожил лотос и вверг весь мир в хаос.

— Насчет первого согласен, а вот "весь мир"… Я не заметил, чтобы в Египте кто-то страдал.

— А ты видел коренных жителей этой страны? Хоть одного? Ясен пень, нет. Они прячутся, не в силах выносить мир таким, каким он стал. Туристы — это туристы. Большинство из них сейчас — это люди, которым до честных и добропорядочных — как до Китая раком. Такое творится на любом курорте, так что не обращай внимания на кажущееся процветание — это лишь видимость. — Фрэнк отхлебнул пива. — Настоящий мир совершенно не такой. В нем отлично прижились страх, ненависть и злоба. Под улыбкой красавицы зачастую прячется холодный расчет, под дружелюбием и панибратством мужчин — зависть. Даже детям нельзя доверять — они ужасно жестоки по своей натуре. Ты даже представить не можешь, чего я навидался, живя в пустыне. Я видел, как люди предавали друг друга за глоток воды. Самое страшное, что я не могу их за это винить. Это в людской природе. Уничтожение лотоса лишь подтолкнуло их к этому.

У меня разболелась голова, обожженная грудь заныла.

— Давно ты знаешь Изабеллу? — сменил я тему.

— С самого ее детства. Мы с ее отцом были лучшими друзьями, пока пустыня не забрала его.

— А что с ним случилось?

— Песок поглотил его прямо на моих глазах. Последнее, что он крикнул, была просьба присмотреть за его дочерью. Чем я и занимаюсь по сей день.

— Фрэнк…

— А? — он хлебнул пива из кружки.

— А как ты стал ангелом? В смысле… Ты совсем не похож…

Фрэнк расхохотался так, что едва не окатил меня пивом с ног до головы.

— Не верь тем, кто выставляет ангелов милыми младенцами, Дэрриен. Мы далеко не такие, какими нас рисует Библия и живописцы эпохи Возрождения. Конечно, у нас есть определенные обязанности, но во всем остальном мы самые обычные люди, только бессмертные.

— Но это… — я указал на бокал с пивом. — Разве это не запрещено?

— Мы вольны делать все, что вздумается, лишь бы это не вредило людям. Кому станет хуже, если я выпью бокальчик-другой? — Фрэнк хохотнул. — Разрешено все, что не запрещено.

— А крылья?

— А кому они нужны? Атрофировались. Не летал уже давненько, а делать это надо бы регулярно. Большой босс про меня давно забыл, да и я о нем не вспоминаю. Но стоит проколоться, вспомнит моментально.

— Большой босс? Ты имеешь в виду…. - я даже не решился произнести это. Я бы не сказал, что истово верю, но когда напротив сидит ангел, чувствуешь себя слегка неуютно, даже если ты прожженный атеист.

— Ага, именно того, о ком ты подумал, — широко улыбнулся Фрэнк. — На самом деле Он многое прощает. Даже больше, чем ты думаешь. Он милостив, хоть с этим и не каждый согласится.

— Не каждый согласится и с Его существованием, — пробормотал я себе под нос.

Однако Фрэнк услышал. Ответить он не успел лишь потому, что в комнату вошла Изабелла.

— Приятного аппетита, — пожелала она мне, усаживаясь в кресло у окна.

Я ответил благодарностью.

Мыш успел влететь в закрывающуюся дверь и уселся на спинку кровати. Вид у него был слегка потрепанный. Я предположил, что он тоже недавно проснулся.

— Маршрут уже намечен? — пока я дрых, они наверняка все решили за меня. Я и не возражал. Хотелось побыстрее разделаться со всей этой дрянью.

— Да. Джек тебе расскажет, — при произнесении имени Амен сморщился, как сухофрукт. — Он, оказывается, знает все опасные и безопасные пути. Одного не могу понять, откуда?

— Читал много, — отозвалась Изабелла. В ее голосе не было ни намека на издевку. Просто констатация факта.

— Я не меньше, — огрызнулся Аменохеприти. — Но почему-то не знаю о существовании ловушки на третьем уровне пятого потока.

Изабелла лишь с улыбкой пожала плечами.

— А где сам великий маг и чародей?

— Сидит, зарывшись по уши в одеяла. Говорит, что ему холодно. О, пустыня! — возопил Аменохеприти, воздевая крылья к потолку. — Днем тут печет солнце, выжигая все живое, а ночью холод убивает все, что выдержало палящие лучи!

— Как Ракел и Аргаив отнеслись к планам Джека?

— Про Аргаива ничего сказать не могу, он уехал по каким-то делам, — ответила за мыша Изабелла. — А Ракел, похоже, не в восторге. И вы не доверяете моему боссу.

— С какой стати ему доверять? — как можно мягче произнес я. Изабелла за поведение Джека не отвечает, и мне не хотелось ее обижать. — Пока ничего, доказывающего его добрые намерения, мы не видели.

— Я видела. Но вы не поверите и мне, — она пожала плечами и без всякого намека на обиду отвернулась к окну.

ГЛАВА 11

Пол вздрогнул так, что я чуть не навернулся с кровати. И тут же за окном послышался леденящий душу вой. Не волчий. Уж вервольфов я отличу — четыре месяца без перерыва слушал их концерты.

— Что происходит? — Изабелла, до этого мирно дремавшая в кресле, вскочила на ноги.

— Кажется, нас кто-то выследил, — сообщил мыш, приземляясь на подоконник и выглядывая из-за рамы.

— Амен, нет! Уйди оттуда! — крикнул я, но опоздал.

Мыша отбросило к стене невидимой волной. Он шмякнулся о стену и комком свалился на пол. Я бросился к нему, опасаясь худшего: жрец, не жрец, а такой удар бесследно пройти не мог.

Слава Богу, мыш дышал. И, кажется, даже был в сознании.

— Мя-мя-мя, — кроме этого я больше ничего не смог от него добиться.

— Кажется, крылья целы, — прошептал я.

— Мя-я-я…

— Дэрриен, там, за окном…

— Изабелла, не подходи!

Девушка послушно замерла на месте.

— Найди Джека! Надо срочно уходить отсюда!

— Джек сам нашелся, — незамедлительно всунулся в дверь тот. — Что тут происходит?

— Пригнись! — крикнула Изабелла. — Там, за окном — демон!

— Демон? — возмутился я. — Что за чушь? Кажется, это вампир! Я же слышал вой!

— Не хочу настраивать тебя против кого-либо, Дэрриен, но ты не задумывался над тем, куда Аргаив…

— Нет! — крикнул я. — Это не он…

Я осекся, вспомнив нашу первую встречу с Аргаивом. Он добрался до меня через окно, так же, как неизвестный сейчас обрушил свою силу на мыша. Не знаю, сколько существ в Магическом круге способны на такое, но в одной расе я уверен.

"Шустро он куда-то усвистал, ты не находишь? — вмешался Дэрриен-два. — И именно сейчас нас кто-то атакует!"

"Заткни свой рот! Аргаив не мог нас предать!".

"Тогда кто же?".

Ответа на этот вопрос я не знал.

— Дэрриен, — прошептала мне в ухо Изабелла. Каким-то образом она оказалась на полу рядом со мной. — Что нам делать?

— Прежде всего надо закрыть окна. Если нас не видно — то и чарам конец.

Только что Изабелла сидела рядом со мной, а в следующий момент оказалась у окна, скрываясь за мощной рамой. Наверное, с улицы ее видно не было, так как новых атак не последовало. Очень осторожно, стараясь не высовываться, она задвинула штору.

— Фу, слава Богу, — выдохнул я, поднимаясь с колен. — Я уж думал, прошлый раз повтор…

Голову пронзила игла острой, ослепляющей боли. Я рухнул на пол, чудом успев зацепиться за подлокотник кресла и чуть не долбанувшись об него челюстью. Перед глазами вспыхивали и гасли ярко-желтые огни, в такт пульсировавшей в висках боли.

— Что за черт? — язык едва шевелился.

Очередной приступ повалил меня на пол. На этот раз я все-таки поцеловался с подлокотником, и к боли в висках прибавилась еще одна.

— Да что с тобой? — Джек рывком поднял меня на ноги, но я тут же плюхнулся обратно, не желая выставляться напоказ. — Когда ты успел нажраться?

— Сам ты нажрался. — огрызнулся я. — Кто-то пытается получить доступ к моим мыслям, если ты все еще не понял. Выстрой защиту или что-нибудь в этом роде! Ты же все можешь!

Джек внезапно сник.

— Не могу.

— Как же так? Ты же снес мою защиту, как карточный домик!

— Это не так. Ты еще многого не знаешь.

— Тогда сделай хоть что-то! Нельзя просто сидеть и ждать, когда нас кто-нибудь схрумкает!

Джек растерянно оглянулся на Изабеллу. По выражению его лица я понял, что он просто-напросто не знает, что предпринять. Вот вам и могущественный маг и чародей.

И почему бремя героя всегда ложится на мои плечи?

"Вот уж фигушки! — возмутился Двойник. — Какого это хрена ты всегда спасаешь не понять кого? Пора бы уже начать заботиться о себе. Предлагаю валить отсюда, и чем быстрее, тем лучше".

"Не могу же я оставить их здесь!".

"Да нет ничего проще! Просто находишь ближайшую дверь и…".

"Заткнись и убирайся к чертям туда, откуда явился!".

"Не-а".

К своему ужасу я вдруг осознал, что больше не владею собственным телом. Ноги сами понесли меня к двери. Безуспешно я попытался зацепиться за косяк, но пальцы лишь скользнули по отполированному дереву.

— Дэрриен, стой! Куда?! — заорал мне вслед Джек, но Двойник даже не потрудился отмахнуться.

Выход из дома Фрэнка оказалось не так просто найти. Пару раз я врезался в стену там, где должна была быть дверь, и ронял на пол фотографии в пластиковых рамках. Запутанные коридоры, поворачивающие в самых неожиданных местах, оптимизма не прибавляли. Поскальзываясь на длинных ковровых дорожках, я упрямо продолжал двигаться дальше. Двойник не давал мне даже перевести дух, все гнал и гнал меня вперед.

Наконец наши усилия были вознаграждены. За очередным поворотом обнаружилась массивная дверь, обитая железом. Перекрещивающиеся пластины ясно давали понять, что ее так просто не сломать. Замочная скважина диаметром с булавочную головку размазывала в лужу слабенькую надежду, что дверь не заперта. Но я все же подергал кованую ручку, надеясь на чудо. Бесполезно.

— Из какой это крепости тебя сперли? — пробормотал я себе под нос.

Нужно любой ценой выбраться из дома. Даже если придется применить магию. Последний раз не слишком вдохновлял на такие подвиги, но, похоже, выбора у меня не было.

Я закрыл глаза.

Все мысли вдруг куда-то делись. Я слышал недоуменные крики Джека, когда он натыкался на очередную стену где-то далеко позади, но они меня нисколько не отвлекали. Я все еще помнил о том, как легко у меня получилось разбить зеркало, и старался вызвать те же чувства, что подвигли меня к этому. Это оказалось даже проще, чем я думал. Достаточно было лишь вспомнить свое собственное лицо, искаженное гримасой жестокости. Искривленную усмешку, обнажающую острые зубы. Красноватый отблеск глаз.

Правая ладонь потеплела. Маленькая искорка, зародившаяся в самом ее центре, становилась все больше. И вот уже огненный шар размером с хороший снежок перекатывался с боку на бок в моей руке. На все про все у меня ушло около десяти секунд, хоть и казалось, что много больше. Я смотрел на плод моих стараний со смесью ужаса и восхищения, не зная, бросить его или подержать еще немного, любуясь всполохами пламени.

Голос Джека, раздавшийся совсем близко, вывел меня из ступора. Не раздумывая больше ни секунды, я отвел руку назад, запустил шар в дверь и плюхнулся на пол.

Предосторожность оказалась нелишней. Дверь хоть и вынесло наружу, несколько щепок и железная пластина все же просвистели мимо, едва не задев меня.

Наконец-то долгожданная свобода! Я вдохнул прохладный воздух ночи и засмеялся, как ребенок. Ну какая опасность может меня тут подстерегать? Ведь здесь так хорошо…

— Дэрриен, стой. Не выходи из дома.

— Опять ты? — недовольно проворчал Двойник, оборачиваясь к Джеку. — Знаешь, где ты у меня со своими нравоучениями? Я больше не собираюсь терпеть твои издевки. Хочешь искать артефакт, ищи. Только меня в это не впутывай.

Я повернулся и перешагнул порог.

И оказался в ночной пустыне. Позади меня возвышалась глухая стена, без малейшего намека на дверь. Между камнями, из которых был сложен дом, трудно было бы просунуть и полоску бумаги. Лишь из окна лился неровный свет.

Что ж, Джек меня предупреждал. Теперь я остался один на один с существом, бродящим поблизости и воющим, как голодный волк. На мгновение мне показалось, что я слышу шаги. Но из-за шума ветра точнее сказать было нельзя. Хотя, если это вампир, я вряд ли услышу, как он ко мне подкрадывается, пока острые зубы не вопьются мне в шею.

Шаги прошуршали совсем близко. Сомнений нет, кто-то бродил рядом, вынюхивая добычу, прибежавшую прямо в пасть. Я отпрыгнул к стене, прячась в ее тени. До меня начало доходить, какую глупость я все-таки совершил, выйдя из дома, но тут из-за угла появился Аргаив.

Не успел я даже рта раскрыть, а Двойник уже подскочил к демону и схватил его за грудки.

— Дэрриен! — воскликнул Аргаив. — Что ты…

— Ты нас предал, черт возьми! — прорычал Двойник, прижимая его к стене. — Твои подручные чуть не угробили моего хомячка!

— О чем ты говоришь? — взъярился Аргаив. — Я вас не предавал!

— Тогда кто это? — Двойник повел рукой в воздухе, указывая в пустыню. — Какая гнида марширует под окнами, пытаясь достать нас? Только не надо врать!

— Я никого не насылал на вас! — заорал демон, отшвыривая меня, как котенка. — Дэрриен, я тебя вообще не узнаю!

— Это не я. — прошептал я, проводя дрожащей рукой по лбу. — Аргаив, это не я! Пойми же…

— Нет, Аргаив, это настоящий я, — раздался из моего рта голос Дэрриена-два.

На лице демона отразилось недоумение. Он наморщил лоб, пытаясь сообразить, что происходит, но безуспешно. Наверняка не сталкивался раньше с шизофрениками, страдающими раздвоением личности.

— Дэрриен. Посмотри на меня. Или я хлестну тебя огненным жгутом.

Двойник сразу же ретировался на задворки сознания. Я упал на одно колено. Все силы вытекли из меня, словно сок из березы.

— Хитрый сукин сын, — пробормотал я, поднимая глаза на демона. Говорил я в адрес Двойника, но Аргаив, похоже, принял реплику на свой счет.

— Я вас не предавал. Конечно, я демон, и это серьезный минус в доверии ко мне, но я этого не делал. Понятия не имею, кто ошивается сейчас за домом, но я его не науськивал. Ты мне веришь?

Разумеется, я ему верил. Пусть он и демон, готовый продать родную мать. Я не раз на собственном опыте убедился, что Аргаив меня никогда не бросит. И как я мог повестись на дурацкую мысль о том, что предатель — он?

— Да. Я тебе верю.

Аргаив протянул мне руку. Я взялся за нее, но встать не успел.

Демон выгнулся, словно от невыносимой боли. Его рука вырвалась из моей, описывая в воздухе широкую дугу. Упасть на землю ему не дал второй приступ, скрутивший его вперед.

— Аргаив! — крикнул я, вскакивая. — Что с тобой!

— Не подходи! — взревел демон, снова прогибаясь назад. — Тебя заденет!

— Что заденет?!

И тут я увидел.

Стрелы.

Прозрачные настолько, что их было практически не видно.

И те не менее, чернее, чем космос.

Одна за одной они пронзали Аргаива. Выходили из спины и груди, оставляя за собой струйки дыма. Демон извивался от боли, но черная жидкость не хлестала из него, как следовало ожидать.

— Держись! — крикнул я. — Я тебе помогу!

— Нет! — заорал он в ответ так громко, что я отпрянул. — Тебя убьет! Уходи в дом! Уходи в дом!

— Я не могу тебя оставить!

— ПОШЕЛ ПРОЧЬ!

От его могучего рыка я отшатнулся и шлепнулся на песок. Джек. Я сбегаю за Джеком, и он разберется с этими таинственными стрелами. Но что станет с Аргаивом, пока меня не будет?

"Он же демон, что с ним станется?".

— Ну нет. Никуда я не пойду, — я подготовил искру, готовую в любой момент превратиться в смертельный шар, и оглянулся.

Низкорослое существо, одетое в плащ, целилось в демона из-за угла дома. Причудливо изогнутый лук на первый взгляд был пуст, но когда пришелец отпустил тетиву, я услышал свист стрелы. И крик Аргаива.

— Ну держись, скотина, — пробормотал я, отводя руку назад.

Шар угодил точнехонько в существо в плаще. Я ожидал взрыва, который разметал бы кровавые ошметки по всей пустыне, но все оказалось куда прозаичнее. Всего лишь кучка пепла, которую тут же развеял ветер. И так сойдет.

Однако Аргаив все еще продолжал корчиться от боли. Еще один стрелок. Но где?

"Это же элементарно. Прямо напротив. Не зря же демона корежит в разные стороны".

Черт, иногда Двойник бывает и полезен. Хотя лучше бы он все же молчал.

Второго я заметил не сразу. Он маскировался куда лучше, но лук, периодически высовывающийся из песчаного холмика, его выдал. К несчастью, он оказался куда умнее и проворнее своего коллеги, и мой шар только превратил песок в стекло.

— У, гад, — ругнулся я, озираясь по сторонам.

— Дэрриен… — прошептал Аргаив.

— Что? — я наклонился к нему. Плющить его вроде бы перестало, но гримаса боли никуда не делась. Он прижимал руки к животу, будто там зияла огромная рана, однако ничего подобного я не видел.

— Какого ангела ты все еще тут делаешь? Я же сказал тебе…

Очередная стрела, пронзившая демона, задела и меня. Правая рука заледенела от кисти до плеча. Я взвыл от отчаяния и принялся лупить по ней, пытаясь вернуть чувствительность.

Аргаив корчился справа от меня, а я ничего не мог сделать. Я попробовал зажечь огонь, но тусклая искорка, вспыхнувшая на миг в центре ладони, тут же угасла. Рука же не чувствовала ничего, и что самое страшное, онемение распространялось и на тело. Сначала застыл правый бок, затем нога. Вскоре я уже валялся на песке, не в состоянии шевельнуться. Самое противное, что справляться с такого рода штуками меня никто не учил, и я мог лишь наблюдать за фигурой в капюшоне, которая наконец опустила лук и теперь приближалась, шурша полой плаща по песку.

— Аргаив, — из последних сил прошептал я.

Ответа не было.

ГЛАВА 12

Я очнулся от боли в запястьях. Первой моей мыслью было: "Отлично, хоть что-то чувствую!", но я тут же пожалел о своем скоропалительном выводе. Боль была не просто невыносимой, она была адской. Руки мои были связаны над головой и, судя по ощущениям, колючей проволокой.

Я никак не мог понять, открыл я глаза или нет — тьма стояла кромешная, ни единого лучика света не пробивалось в этот склеп. А что если я и правда… в склепе? Вдруг меня похоронили заживо?

Эта мысль заставила меня содрогнуться, но я напомнил себе, что, захоти неизвестный и в самом деле сделать из меня мумию, он не стал бы медлить, а со всех ног побежал в ближайшую аптеку за бинтами. И уж точно не стал бы приковывать меня к потолку.

Где-то капала вода. Стоило представить крупные прозрачные капли, падающие и разбивающиеся о каменный пол, как в горле запершило. Очень некстати я вспомнил, что где-то рядом пустыня. Пусть здесь и было холодно (уж точно, как в склепе), но жажда от этого не уменьшалась, а лишь росла.

Я кашлянул, и горло оцарапали десятки песчинок.

— Дэрриен? — раздался голос справа от меня. — Наконец-то ты очнулся.

— Аргаив? — прохрипел я. — Это ты?

— Конечно, я. Ты видишь здесь других демонов?

— Я вообще ничего не вижу, если на то пошло.

— Я бы попробовал осветить это место, но не хочется снова испытывать боль. Проще описать тебе, где мы.

— Подожди. Испытывать боль? Что с тобой, Аргаив?

— Ты прикован к потолку, — демон не обратил на мой вопрос ни малейшего внимания. — Цепи насквозь проржавели, не понимаю, как они еще держатся. Может, на них наложен заговор. Или схвативший нас понадеялся на то, что ты человек, и никакой силы, способной разорвать кандалы, у тебя нет. В принципе, он прав — со связанными руками ты колдовать не сможешь.

— Вот спасибо, утешил, — проворчал я. — Что еще?

— В потолок вделано кольцо, сквозь которое и пропущены твои цепи. Если ты не умеешь уменьшаться до размера кошки, тебе их не снять.

— Так. А где мы?

— Это подвал, — продолжил демон. — Старый и сырой. Возможно, здесь водятся крысы, хотя я еще не видел ни одной. Жаль, потому что я уже проголодался.

— Ты ешь крыс? Не смеши…

— Не смешу. Когда-то была у меня такая ситуация, когда приходилось это делать. Не волнуйся, до такого я больше никогда не опущусь. Просто крысы сейчас могли бы здорово помочь.

— Это чем же? Цепи перегрызть?

— Не язви. Думаешь, я бы их не разорвал, если бы был свободен?

— О чем ты гово…

Внезапно вспыхнувший свет ослепил меня. Я зажмурился, а когда снова смог открыть глаза, увидел фигуру, которая держала в вытянутой руке факел. Лица разглядеть не удалось — оно каким-то немыслимым образом оставалось в тени.

Черт с ней, с фигурой. Рядом со мной на сыром полу сидел Аргаив. Никакими цепями он связан не был, это точно, и вообще я не видел ничего такого, что могло помешать ему подняться и врезать факелоносцу в глаз. Но он сидел и даже не делал попыток встать.

— Проснулся? — спросила фигура.

Голос показался мне смутно знакомым. Черт, плохо. Незнакомцы обычно не так жестоки, ведь им я еще не успел ничем насолить. Чует мое сердце, бить меня сегодня будут сильно.

— Нет, еще сплю. Просто страдаю лунатизмом.

— Острый язык еще не признак острого ума, — ответствовал незнакомец, закрепляя факел на стене. — И ты, Дэрриен, живое тому подтверждение.

— Комплимент. Обычно меня такими словами обзывают…

— Это был не комплимент, — и тут он вышел на свет.

Я сразу его узнал. Молодой оборотень, сидевший за соседним столиком в "Люцифере". Тот, который таращился на меня все время.

Похоже, демон его тоже признал. Лицо его исказила гримаса ярости.

— Ты был там, — прошипел он. — Ты был в моем клубе! Что ты там разнюхивал, гад? Говори, или я сожгу тебя изнутри!

Оборотень тоже не на шутку разозлился. Верхняя губа приподнялась, обнажая клыки, из горла вырвалось рычание. Но он остался на месте, видимо, поняв, что демон сильнее. Лицо его вернулось к обычному человеческому состоянию, легкая улыбка скользнула, как всполох молнии.

— Я всего лишь пришел отдохнуть. Ведь твой клуб для нечисти, ведь так?

— Для всех, у кого есть деньги, — процедил Аргаив сквозь сжатые зубы.

— Вот видишь? А я небеден, — он достал из кармана пачку банкнот и помахал ими в воздухе. — Имею право гулять там, где хочу. То, что там оказался Лэйвери — всего лишь случайность, которая и помогла нам выйти на его след, — оборотень повернулся ко мне. — Ведь ты тщательно скрывался. Никто и подумать не мог…

Аргаив бесшумно поднялся на ноги и бросился на него. Подвал осветила яркая вспышка, и демона отбросило назад. Он издал крик боли и упал на колени.

И тут я понял, почему Аргаив не мог прийти мне на помощь.

Яркий лиловый круг медленно угасал вокруг него. Чье-то заклятье удерживало его внутри, не позволяя выйти наружу или применить магию. Тот, кто призвал его и поместил сюда, обладал недюжинной силой. Я тут же вспомнил слова Ракел насчет бесенят, напавших на меня возле дома Джека. Если уж ему удалось управиться с тучей мелких бесов, то один большой демон — раз плюнуть. Но что-то не верится, что такую мощную клетку создал вот этот хмырь. Да у него вообще никаких способностей нет, исключая, конечно, превращение в волка по полнолуниям.

— Аргаив, ты как?

Демон уже поднялся с колен и теперь носился туда-сюда внутри своей тюрьмы, как разъяренный лев.

— Что со мной будет? Не умру. Боль? Ерунда. Лишь бы добраться до этого сволочного…

— Ну попробуй, — улыбнулся оборотень, показав клыки.

— Аргаив, не надо. Тебе все равно не пробить эту стену.

— Знаю, — демон уселся на пол по-турецки. Огоньки ярости все еще плясали в его глазах, и я не понаслышке знал, что это дурной знак. Ох, в интересах этого оборотня укрепить защитный круг.

Тем временем Фантастический зверек, как я уже успел окрестить его, подошел ближе. В его глазах не было ни ярости, ни страха, что меня удивило. Обычно меня либо жутко боятся, либо бесятся от одного вида. Этот же абсолютно равнодушный взгляд не сулил ничего хорошего.

— Зачем ты вернулся, Дэрриен? — спросил он, наклоняясь к моему лицу. Я почувствовал запах чеснока из его рта. От вампиров защищался, что ли? — Тебе так хорошо жилось, зачем же выползать из своей берлоги? Ведь зима только началась.

— Будь моя воля, вообще бы свалил на другую планету, — ответил я. — А теперь будь добр, сними эти чертовы кандалы. Руки затекли.

Оборотень отшатнулся. Кривая усмешка поползла от правого уголка рта к левому.

— А ты тот еще юморист. Может, тебе еще и ужин при свечах?

— Только не с тобой. Если здесь найдется какая-нибудь симпатичная фея…

От удара по физиономии у меня зазвенело в ушах. Я повис на цепях. Перед глазами все плыло, свет факела танцевал буги-вуги. Когда головокружение немного отступило, я поднял глаза на оборотня. Ярости в его глазах так и не появилось. Жаль. Я надеялся, что сумел вывести его из себя, но в результате получил по морде просто так.

— Извини, Дэрриен, но это единственный способ тебя заткнуть. Я, пожалуй, повторю вопрос. Зачем ты здесь? Что привело тебя в Египет? Только не говори, что на мумии захотелось посмотреть.

— Ты сам ответил, — улыбнулся я. Нижняя губа заныла. Я не сомневался, что этот ублюдок разбил ее до крови.

— Он был прав, — разочарованно протянул оборотень. — Ни одна сила на Земле не может заставить тебя хоть на минуту забыть о своем фантастическом чувстве юмора. Что ж, не желаешь разговаривать со мной, будешь общаться с ним.

— С кем?

— Вот через пару часов и узнаешь. Когда он вернется. — Фантастический зверек развернулся и ушел в темноту, оставив факел гореть на стене. Через мгновение я услышал, как проскрежетала дверь, затем повернулся в замке ключ.

— Блеск, — пробормотал я. — Где мы вообще?

— Скоро узнаем, — флегматично ответствовал Аргаив. — Если не выберемся. А теперь не мешай и дай мне сосредоточиться. Может, удастся разорвать этот чертов круг.

— А мне что делать?

— Можешь поспать.

— Поспать? Ты издеваешься, что ли?

— А ты как думаешь? Конечно. Все, заткнись и не мешай, — демон закрыл глаза и положил ладони на колени.

Я вздохнул и зажмурился. Спать я, конечно, не собирался, но подумать не мешало бы.

"Помнишь, что сказал Фантастический зверек? Его таинственный хозяин знает тебя".

"С чего ты взял?", — видите, я уже не возражаю против присутствия Двойника. Разорвать цепи он, конечно, не может, зато есть с кем поговорить, пока Аргаив в трансе.

"О твоем чувстве юмора уже ходят легенды. И о твоей способности огребать тоже. Либо у хозяина Зверька очень хорошие источники информации, либо ты от него когда-то получал звездюлей".

"Все, от кого я когда-либо получал, до сегодняшнего дня не дожили".

"Да ну? А если подумать?".

"Адальберт мертв, Тимерхан там же, Стюарт отбросил коньки. Пресли-младшего замочили еще раньше, чем эту троицу. К чему ты клонишь?".

"А к тому, что этот тип не просто так охотится за тобой. У него есть мотив и достаточно веские аргументы, чтобы отправить тебя к праотцам".

"Это я и без тебя знаю".

"Если знаешь, то почему не шевелишь своими мозгами? Неужели их остатки вышиб этот оборотень? Если рассуждать логически, то можно вычислить того, кто за всем этим стоит".

"А если я его никогда не встречал? Что тогда? Тыкать пальцем в первого встречного?".

"Знаешь, если бы не было меня, тебя бы уже давным-давно убили, перегрызли горло или задушили".

"Кажется, я пару раз находился на грани именно по твоей милости".

"Да ну, я тогда просто развлекался. Неужели ты и в самом деле думаешь, что за те невинные шуточки тебя бы замочили? Да брось".

"Невинные? А кто Тимерхана на хрен послал?".

"Ты".

"Я?".

"А ты не помнишь? Я тогда еще глубоко в твоем мозгу сидел и даже нос боялся высунуть. Похоже, с памятью у тебя тоже проблемы, так как на хрен я посылал Семетара".

"И не только его".

"Их было много, — уклончиво ответил Двойник. — Всех и не упомнишь".

"А ты порядочный козел".

"А ты лузер. Как можно было упустить такую возможность снова переспать с красавицей Ракел? А ведь она и в самом деле думала, что это ты".

"Слушай, гад ползу…".

И тут меня словно молнией ударило. В мозгу что-то щелкнуло, и две детали конструктора встали на место. Взгляд Фантастического зверька. Вот что не давало мне покоя.

— Аргаив, — негромко произнес я.

Демон все так же сидел в позе лотоса, с закрытыми глазами, руки сложены на коленях. Не стоило ему мешать, но я надеялся, что новость, которую я собирался ему сообщить, лишь прибавит ему сил.

— Я слушаю тебя, Дэрриен, — без всякого выражения произнес он, не открывая глаз.

— Помнишь того гада, что притворялся мной в отеле? У меня есть серьезные основания предполагать, что тот оборотень, который сейчас прыгал здесь, и тот тип — одно и то же лицо.

Аргаив медленно открыл глаза.

— Ты уверен?

— Сто процентов. Его взгляд ни с чем не спутаешь. Как робот, блин, — я поежился.

— Тогда ему конец, — спокойно произнес демон, но угроза отразилась в его глазах — они полыхнули адским пламенем. Уж за сестру он убьет любого. Именно Ракел положила начало нашей дружбе с Аргаивом, из-за нее он и помогал мне. Если бы не Аргаив, не знаю, остался бы я тогда в живых.

— Аргаив… Ты извини меня…

— За что?

— Ну, там, в пустыне, я решил, что ты… ты…

— Предал вас?

— Ну да, — я скривился. Сейчас-то я понимал, какая это чушь, но тогда Двойник мне даже подумать не дал.

— Пустяки. Я даже не обижаюсь. Если мне не верят, значит, моя репутация еще не слишком подмочена, — Аргаив широко улыбнулся, и я вздохнул с облегчением. — Единственное, чего я не понял — почему ты говорил двумя голосами?

Дальше отпираться не имело смысла. Я выложил демону все как на духу. И про Двойника, и про то, как он иногда перехватывает контроль над телом и разумом, заставляя меня творить безумства вроде бегства из дома Фрэнка.

— Круто, — присвистнул демон. — Выходит, у тебя раздвоение личности, так, что ли?

— Вроде того. Об одном тебя прошу — не говори никому, даже Ракел. И в особенности Джеку.

— О Джеке можешь не беспокоиться. Я ему тоже не доверяю. Ракел я тем более ничего не скажу. Не хватало еще, чтобы она решила переспать с вами обоими.

"Вообще-то она уже это сделала. Дважды".

"Ох, пошел ты".

— Как успехи по разрушению круга?

— Никак, — Аргаив разочарованно ударил кулаком по каменному полу. — Тот, кто сплел это заклятье, чертовски хорошо подготовился. Я не могу даже пошатнуть его, не говоря уже о том, чтобы разрушить.

— И нет другого способа?

— Есть, куда же без альтернативы, — усмехнулся демон. — Нужно просто нарушить границу круга извне. Но, насколько я могу судить, тебе это сделать нечем.

Я осмотрелся и понял, что демон прав — абсолютно голый пол, даже цепей не валяется. Я попытался дотянуться до круга ногой, но безуспешно. Чуть-чуть дальше, чем нужно. Оборотень позаботился о том, чтобы мы отсюда не выбрались. Швырнуть можно было только факел, но и он находился вне пределов досягаемости.

— Вот черт, — ругнулся я, повиснув на кольце. Оно и не подумало сдвинуться. — Даже кроссовок нет — босиком усвистал, идиот.

— Придется нам дожидаться главного перца, — угрюмо пошутил Аргаив. — Хотя… Ты любишь качели?

— В детстве предпочитал карусель, а что? — и тут до меня дошло. Я глянул на кольцо. — Ты… ты что, хочешь, чтобы я…

— Раскачался, вот именно, — торжествующе возвестил Аргаив. — Если получится, то при твоем росте ты как раз достанешь до границы.

— Я рук не чувствую! Хотя, нет, чувствую даже слишком хорошо. Они адски болят!

"Хорош скулить! План отличный".

— Хватит ныть! Ты справишься. Хватайся за кольцо, тогда кандалы не будут врезаться в запястья.

— Садюга, — проворчал я. — Садюги. Вы оба.

— Давай, не тормози. Чем раньше выберемся, тем дальше убежим. После такой тюрьмы мне что-то не хочется встречаться с тем чародеем.

— Ну ладно.

Я схватился на кольцо и принялся раскачиваться. Ноги болтались в разные стороны, и принять положение цельной болтающейся сосиски мне удалось, только зацепив одну за другую. Но, черт побери, раскачке это еще больше мешало!

— Аргаив, я не смогу, — выдохнул я. Пот катился градом, застилая глаза, запястья ныли, как голодные дети.

— Сможешь. Только не торопись. Время еще есть. Помнишь, что сказал оборотень? Пара часов. Прошло всего полчаса. Время есть.

Хорошо же. Вот выберемся, тресну Аргаиву по его демонической башке.

Я снова схватился за кольцо и слегка подтянулся, превозмогая боль в руках. Цепь скользнула вниз и ударила меня в грудь с такой силой, что дыхание на мгновение перехватило. Я повисел немного, восстанавливая его, затем начал раскачиваться.

На этот раз у меня все получилось. Не знаю, может, вспомнились уроки физкультуры в школе, или Двойник постарался, но на шестом подходе моя левая нога наткнулась на что-то, напоминающее пленку. Раздался тихий звук, не громче хлопка, с которым лопается мыльный пузырь. Лиловая вспышка на миг осветила подвал, и тут же угасла. На пол посыпались осколки заклятья, звеня, как стекло. Вокруг Аргаива радостно заплясали огоньки.

— Отлично! — демон подпрыгнул ко мне и сжал в объятиях. — У тебя получилось! А я-то думал, что еще долго не вздохну спокойно.

— Угу, — промычал я. Руки теперь орали от боли — куски ржавчины больно впились в кожу, разодрав ее до крови.

— Погоди минуту, сейчас я тебя освобожу, — демон схватился за цепь и разорвал ее, как бумажную.

Я рухнул на колени. Руки у меня зверски болят, ага. Вот о спине я не подумал. В позвоночник будто вживили раскаленный штырь, я не мог сидеть прямо, но и согнуться тоже не удавалось. Единственное, что мне оставалось — вопить.

— Чего ты орешь, мать твою? — прошипел Аргаив. — Хочешь, чтобы сюда охрана сбежалась?

— Я… не могу… встать, — я, как мог, стискивал зубы, но вопль все равно рвался наружу. — А-а-а, черт!

— Весело. Похоже, ты спину потянул.

— Сам бы попробовал…

— Зарядку по утрам делать надо. Хотя бы.

— Отвали. Блин! Как больно-то…

— Сиди здесь, я проверю дверь.

Господи, я даже дышать нормально не мог! Каждый вдох отзывался во всем теле такой болью, что изодранные запястья казались приятным массажем.

— Дверь заговорена, — доложил Аргаив. — Выбраться мы, конечно, сможем, но без лишнего шума не обойтись. Конечно, можно потерпеть, и кто-нибудь ее все же откроет, но ждать хозяина мне не слишком хочется. Если только…

— Что — если только?

— Мы кого-нибудь сюда не заманим.

— Это каким образом?

— Дэрриен, — торжественно произнес Аргаив. — Разрешаю тебе орать во всю глотку.

С этими словами он вздернул меня вверх и захлестнул порванную цепь на кольце.

ГЛАВА 13

Я не просто заорал. Возопил, как смертельно раненный вампир. Руки горели огнем, спину раздирало на части.

— Дэрриен, прошу тебя, только не упади раньше времени, — прошептал мне в ухо Аргаив, закрепляя цепь. — Иначе нам капец. Если сможешь, разозли охранников. Ты меня слышишь?

Я кивнул.

— Уж позлить… это я умею.

— Вот теперь хорошо! — Аргаив напоследок хлопнул меня по спине и удалился к месту, где раньше был круг.

"Слабак. Я бы не заорал".

"Пустить тебя ко мне пожить? Да и потом, Аргаив сам сказал — ори!".

Двойник хмыкнул и заткнулся. Видно, решил, что обойдется без той адской боли, которую испытывало мое тело. Сейчас я охранников не только разозлю, черт возьми. Я их тут поубиваю.

Не прошло и минуты, как в замке заскрежетал ключ. Пространство перед дверью подернулось дымкой. Аргаив уселся в позу лотоса и изобразил улыбку, настолько ангельскую, насколько это было возможно в исполнении демона. Я же являл собой полную противоположность — избитый, злой, еще и босиком. Выражение лица тоже ничего хорошего не предвещало, уж в этом я был уверен на все сто процентов.

Наверное, зрелище перед Фантастическим зверьком предстало колоритное, так как он слегка притормозил, прежде чем войти.

— Дэрриен, что это с тобой? — с притворным беспокойством спросил он. — Кто тебя обидел?

— Принеси ключ от кандалов, тогда расскажу.

— Пожалуй, не так уж сильно мне хочется это знать. А вот что тут были за крики, следствию еще предстоит разобраться, — он повернулся к Аргаиву.

Нужно было срочно его отвлечь, пока он не обнаружил отсутствие круга.

"Позволь мне это сделать".

"Черт, ну хорошо. Только без выкрутасов. Достанется-то мне!".

"Постараюсь, но ничего обещать не могу".

Фиг с ним. Пусть делает, что хочет, лишь бы помогло.

— Понравилось тебе гулять в моем теле?

Оборотень замер. Потом медленно повернулся ко мне.

— Как ты узнал?

— По глазам. Такой тупой взгляд нечасто встретишь.

Зверек подошел ко мне вплотную. Я всей душой молился, чтобы он не взглянул наверх — цепи держались кое-как.

— А ты любитель выводить людей из себя, — прошипел он.

— Не людей, — в тон ему ответил Двойник. — А погань вроде тебя. Я просто обожаю дразнить таких, как ты.

— Ах ты… — оборотень замахнулся, чтобы ударить меня, но реакция Двойника оказалась лучше моей. Он отклонился, и кулак Зверька нырнул в пустоту. Будь за мной стена, он наверняка сломал бы руку.

Двойник расхохотался.

— Какой ты ловкий! А еще оборотень. Да тебя обычная собака загрызет, а перед этим еще и по полной программе…

"Хватит! Что-то ты совсем разошелся!".

"Да брось! Дай мне хоть раз оторваться!".

— Дэрриен… — предупреждающе произнес Аргаив.

— Все в порядке, — ответствовал Двойник. — Не убьет же он меня. Когда там приезжает твой хозяин? Руки затекли, сил нет.

Внезапно оборотень улыбнулся. Ярость из его глаз ушла так же быстро, как появилась. Не спорю, необычные способности у этой твари есть.

— Как там поживает красавица-демон? — медовым голосом пропел он. — Все еще в воспоминаниях о нашей фантастической ночи? О, что это было за чудо! Мы занимались любовью всю ночь напролет! А утром…

— Заткнись, — прорычал Аргаив.

— …с первыми лучами рассвета мы…

— Заткнись, — прошипел теперь уже я.

— Она хороша, не правда ли? — не унимался тот. — Готов спорить, ты тоже ее хочешь. Не ври ни себе, ни другим. Ее невозможно не хотеть.

Аргаив оскалился и бросился вперед. На лице оборотня отразилось неподдельное изумление, когда сильные руки демона подняли его и швырнули о стену.

— Ты… ты… — только и смог проквакать он между всхлипами, судорожно втягивая воздух и цепляясь за холодный камень пола в попытке отползти подальше.

— За мою сестру ты сейчас такое получишь, что ад тебе раем покажется, — Аргаив повел рукой в воздухе, и я услышал знакомое гудение.

Оборотень завопил, когда огненные жгуты хищными змеями обвили его тело.

— Заткни пасть.

— Как ты, черт возьми, выбрался?!

— Не твое волчье дело. Закрой рот, я сказал.

Оборотень послушно захлопнул челюсть.

— А теперь слушай. Прикоснешься к Ракел еще раз, будь уверен, что эта земля тебя больше носить не будет. А уж на том свете я позабочусь о том, чтобы тебе устроили райскую загробную жизнь, можешь не сомневаться.

Зверек шумно сглотнул. Вот теперь в его глазах равнодушия совсем не осталось. Он и в самом деле боялся того, что мог сделать с ним Аргаив. Умный мальчик. На его месте я вообще не подходил бы к демону ближе, чем на сотню метров. Горький опыт меня научил.

Я обшарил карманы пленника и обнаружил ключи от кандалов, что меня несказанно образовало. Сняв тяжелые браслеты, я осмотрел боевые раны — кожа на запястьях была содрана до крови, а сами руки мелко тряслись, как у закоренелого алкоголика. Похоже, ближайшие несколько часов ничего тяжелее ключей я поднять не смогу. О магии тоже придется забыть.

— Дэрриен? — Аргаив повернулся ко мне. — Это ты или твое второе "я"?

— Двойник убежал к себе в нору, как только дело запахло жареным. Он, знаешь ли, жуткий трус, — я пожал плечами. — В этом мы с ним похожи.

— Вранье. Ты кто угодно, только не трус.

— Ладно, проехали, — я махнул рукой и наклонился к оборотню. Позвоночник едва слышно хрустнул. — Как тебя зовут?

— Тебе какая разница? — выплюнул он.

— Мне — никакой, но если хочешь, чтобы я и дальше называл тебя Фантастическим зверьком, дело твое.

Оборотень помолчал, пожевал губу, а затем выпалил:

— Купер.

— Отлично, — я выпрямился, стараясь не морщиться от боли в спине. — Купер. Приятно познакомиться. А я Дэрриен. Вот этот грозный парень — Аргаив.

— Без тебя это знал, — огрызнулся пленник.

— Раз ты так много знаешь, то тебе наверняка известно, где здесь ближайший выход, так?

Купер насупился.

— Известно?

— Ну да. И что? Вы не заставите меня…

— Извини, — Аргаив сжал руку в кулак, и оборотень скорчился от боли. — Кажется, я тебя плохо расслышал. Ты вроде бы говорил о том, как можно отсюда выйти…

— Да! Да! — выкрикнул Купер, извиваясь. Дурак, от этого еще больнее, уж я-то знаю. — Черт вас побери, да!

— Отлично, — Аргаив расслабил кисть. — Мы тебя очень внимательно слушаем.

— Там, за дверью, никого нет, — затараторил Купер. — Но чуть дальше по коридору, за первым поворотом, два вампира. Молодняк, ничего серьезного, с вашими способностями пройти мимо них не составит труда.

"Тебе не кажется, что он нас дурит? — поинтересовался Двойник. — Ты, такой почетный гость, сам Уничтожитель добра, плюс еще демон — и всего пара вампиров? Не смеши мои тапочки!".

"Я вообще сейчас босиком".

— Кажется, кто-то из нас врет, и это не мы с Аргаивом, — я хотел было наклониться, но решил, что второй такой пытки не вынесу. — Почему так мало охраны?

— Демон же был в кругу! — выпалил Купер. — Кто знал, что он настолько силен…

— Он же демон, в конце концов, — пожал я плечами. — Итак, мы не закончили. Сколько здесь охранников?

Купер обреченно вздохнул.

— Около десяти.

— Сколько из них — вампиры?

— Шестеро.

— А остальные?

— Оборотни.

— Такие же, как ты?

— Нет, обычные волки. Я очень редкой породы, — он попробовал приосаниться, но жгуты не дали этого сделать.

Итак, шестеро кровососов и четыре волколака. Не очень утешительные сведения. Если начнется мочилово, я мало что смогу сделать, учитывая, во что превратились мои руки. Значит, нужно выйти так, чтобы комар носа не подточил. Но как? Ведь мою запоминающуюся рожу показали уже по всем каналам магического ТВ! Вот бы мне такую особую породу…

— Слушай, Купер, — я наклонился к нему. — Одолжи мне свою куртку и ботинки.

— Зачем это? — подозрительно прищурился он.

— Замерз жутко. Каменный пол — это вам не шуточки. А еще здесь ужасно сыро. Боюсь простудиться.

Аргаив предупреждающе помахал кулаком перед носом оборотня и тот, корча рожи от боли, послушно стянул с себя темно-синюю куртку с капюшоном и лакированные ботинки.

— Вырядился, как незнамо кто, — фыркнул я, натягивая обновки. — Кто же носит такие куртки с ботинками? Да еще в пустыне. Хоть бы кроссовки напялил…

— Не стони, Дэрриен, — добродушно отозвался демон. — Радуйся тому, что есть.

— Просто они мне жмут, — проворчал я. На самом деле я просто кайфовал под теплой тканью, радуясь тому, что мерзнуть больше не придется. — А теперь, дорогуша, превратись-ка в меня.

— Чего? — одновременно воскликнули оборотень и демон.

— Да-да. Я не шучу, — я подмигнул другу. — Превращайся давай.

Купер вытаращился на меня, как на привидение.

— Дэрриен, что ты задумал? — спросил Аргаив.

— Собираюсь выбраться отсюда, что же еще. И если ты, Купер, не хочешь заполучить вдобавок к жгутам сломанный нос, начинай.

— Ладно, — проворчал оборотень. — Только уберите эту обжигающую гадость. С ней превращение невозможно. Блокирует все попытки.

Демон вопросительно взглянул на меня. Я кивнул. И в ту же секунду гудение прекратилось.

Купер еще пару секунд сидел неподвижно, раздумывая, попробовать сбежать или нет. Видно, взглянув на угрожающую позу демона, он предпочел второй вариант.

По его лицу пробежала едва заметная рябь. Мгновение — и перед нами на полу оказался я собственной персоной, только одетый в черную футболку и темно-синие брюки, тогда как я настоящий был топлесс и в голубых джинсах. Думаю, на одежду никто особо смотреть не станет, тем более, что курткой и обувью я все-таки разжился.

— Отлично. Теперь вставай.

Купер послушно исполнил мою просьбу. Я защелкнул на его запястьях тяжелые оковы.

На физиономии Купера (моем лице) появилось страдальческое выражение.

— Может, не надо их, а?

— Вот как ты заговорил? Нет, дорогой, все должно быть реалистично. Меня заковали в кандалы, так? Вот я и буду в кандалах. Ты ведешь меня на допрос. Желаешь показать мне все преимущества злой стороны, или что-то в этом роде.

— А как же демон? Ему-то что показывать? И потом, был приказ не выпускать его из круга…

Вот блин. Я так и знал, что упущу какую-нибудь деталь.

— А меня выпустили под залог, — ухмыльнулся Аргаив.

— По какой залог? — не понял я.

— Я же демон. Самое ненадежное и продажное существо в трех мирах. Кто сказал, что мне не могли всучить охренительный гонорар и договор на доставку твоей головы, Дэрриен? Это же элементарно, о мудрейший из чародеев!

— Не язви, — поморщился я. — Идем.

Оставалась одна небольшая предосторожность. Я оторвал от футболки Купера длинную полосу и затолкал ему в рот.

— Ты прости, но так нужно.

Тот что-то промычал в ответ.

— Куда ты его, Купер? — спросил один из охранников, стоявших, как и предупреждал оборотень, за первым поворотом.

— На допрос, куда ж еще, — прошелестел я из-под капюшона. — Кто знает, может, ему понравится то, что ему предложат.

— А чего у него рот заткнут? — второй охранник, мускулистый и низенький, как тумбочка, встал на цыпочки и заглянул Куперу в лицо. У меня сердце замерло при мысли о том, что тому придет в голову поменять цвет глаз или вытворить что-нибудь в этом роде. Но нет, оборотень вел себя смирно.

— Болтает много.

— Это точно, — заржал первый охранник, обнажая маленькие клычки. — О его болтливости легенды ходят! Говорят, не раз он за свой язык огребал не по-детски, так ведь все равно, что слону дробина.

— Угу, — буркнул я, поборов желание ответить колкостью или врезать наглецу в нос. — Ладно, мы пошли…

— А он что тут делает? — вытаращился Тумбочка на Аргаива. — Его же приказано не выпускать! Демонам нельзя доверя…

Аргаив схватил его за грудки и поднял в воздух.

— Вижу, ты совсем еще молодой вампир, раз не понимаешь, что твоя сила не в состоянии противостоять моей. Поэтому советую быть осторожней со словами. Ты прав, демонам доверять нельзя. Именно поэтому я сейчас свободен.

— Он теперь с нами, — пояснил я ошалевшему охраннику. — Он готов сообщить нам, где скрываются остальные, за большое вознаграждение, разумеется.

— Ясно, — пролепетал вампир. Я кивнул Аргаиву, и тот опустил его на землю.

— Вот недоумки, — фыркнул он, когда мы скрылись за поворотом.

"Это уж точно, — ядовито прошептал Двойник. — На такую сказку могли купиться только сказочные идиоты".

"Нам просто повезло. Стоило им что-то заподозрить, и все усилия пошли бы прахом".

— Куда дальше? — я толкнул Купера в бок.

Он указал на левую стену. Вид у него был очень обиженный. Ничего, мы тебя еще по-настоящему не обижали, а если тебе повезет, то и не обидим.

Я прищурился и вгляделся туда, куда он показывал. Ничего похожего на дверь или хотя бы трещину я не обнаружил. Стена выглядела, как египетская пирамида — между камнями нельзя было просунуть даже лист бумаги.

— Ты что, издеваешься? — я вынул кляп из его рта. — Сквозь стену мы не пройдем, это как пить дать.

— Пройдете, — он часто-часто закивал. — Там комната, через нее вы и выйдете отсюда.

— Не врешь?

— Нет. Все остальные сидят там, охраняют вход и ждут приезда нашего главного.

— Предоставь их мне, — осклабился Аргаив. — Открывай.

Купер обреченно вздохнул и постучал скованными руками по ничем не примечательному серому камню. Раздался глухой звук, затем скрежет, и часть стены отъехала в сторону.

Со смесью разочарования и мрачного торжества я заметил, что сидящие на жестких стульчиках и смотревшие хоккей по телевизору охранники заметно напряглись, увидев меня (точнее, Купера в моем облике), пусть и закованного в цепи. Меня боятся, черт возьми! Почему, я до сих пор не могу понять, и не пойму еще очень долго, хоть ты тресни. Я не сделал ровным счетом ничего такого, что могло бы вызвать ужас на лицах этих вампирюг и зверенышей, каждый из которых в десятки раз сильнее меня.

— Зачем ты притащил его сюда, Купер? — проворчал рослый волосатый оборотень, подпирающий стену у двери.

— Решил, вдруг он тоже захочет посмотреть телик.

Аргаив выступил из-за моей спины, а я снял капюшон.

На какое-то мгновение время словно остановилось. Клыкастые пасти разинулись до самого пола. Маленькие красные глазки вампиров и дымчатые глаза оборотней синхронно перебегали от меня ко мне, силясь понять, кто же из нас настоящий Дэрриен.

— Не стану вас утруждать, ребята, — сказал я, оттеснив Купера к стене и выступая вперед. — Это я.

Вампир, сидевший ближе всех, в один миг оказался перед моим носом. Не миновать мне хорошего удара или прокушенной шеи, если бы не Аргаив. Он каким-то немыслимым образом втиснулся между мной и кровососом, и секундой позже голова последнего покатилась в угол, попутно рассыпаясь в пыль.

Демон тем временем принялся мутузить оборотня, который имел неосторожность напасть на него. Я отступил назад, памятуя о своих травмированных руках, и наткнулся на здоровенного волколака, что чуть ранее стоял у двери. Теперь же он, как скала, перегораживал мне путь к отступлению, постукивая кулаком по ладони, и ухмылялся.

— Чего ты такой довольный, как сто индейцев? — спросил я.

— Радуюсь, что выпала такая честь — отлупить могущественного чародея.

"Могущественного? Он про тебя, что ли? Ты сейчас на отсыревшие спички похож!"

"На себя посмотри".

Я размахнулся и врезал оборотню по лицу. Удар вышел не таким, как я рассчитывал, и только больше разозлил противника.

— Ты чего, всерьез думал вырубить меня? — прорычал он.

Миг краткого полета — и я растянулся на полу, чудом не сшибив шаткие стулья.

— Вот блин, — простонал я, безуспешно пытаясь подняться на ноги. В спине стреляли петарды боли, но меня сейчас занимали другие проблемы.

— Сейчас я из тебя чародейский гамбургер сделаю, — оборотень надвигался на меня, как каток на асфальт. Мне ничего не оставалось, как ползти назад, чем я и занялся, но вскоре наткнулся на стену.

— Позволь мне, — остановил его Купер. Он все еще был в моем облике. Забыл перевоплотиться, или это у него психологическая атака такая? — Разберись с демоном.

Здоровяк что-то недовольно пробурчал, но подчинился.

Фантастический зверек подошел ко мне и пнул в ребра. Когда я скорчился от боли, он схватил меня за волосы и вздернул вверх.

— Посмотрим, как ты будешь биться с самим собой.

— Неравная схватка, — я с трудом поднялся на колени. — Ты ведь еще и телепорт.

— Телепорт? — рассмеялся Купер. — Нет. Все по-честному.

Я не стал спорить.

— По-честному, так по-честному.

Держась за стену, мне все-таки удалось подняться на ноги. Купер смотрел на меня, как на червяка, хотя пятью минутами ранее пресмыкался и готов был ползать на коленях, лишь бы его не били. Как я не люблю таких людей. И потусторонних существ тоже не люблю.

— Терпеть не могу, когда так делают. — проворчал я.

— Как — так?

— Если уж строишь из себя крутого, то строй до конца. Делай хорошую мину при плохой игре. Будь либо настоящим, либо полностью лживым. Промежуточных состояний нет.

— Ты и в самом деле рассчитывал выбраться отсюда? — усмехнулся Купер. Видно, он ни слова из моего монолога не понял. — Да брось, если я сказал тебе, где выход, это еще не значит, что у тебя есть хоть какие-то шансы.

— Они есть всегда, — я размахнулся и со всей дури вмазал ему в челюсть.

Что-то хрустнуло, Купер удивленно крякнул и рухнул на пол, как подкошенный.

"Спасибо".

"Не благодари, — отозвался Двойник. — Просто он меня достал".

Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Аргаив сносит голову последнему упырю. Оборотни валялись у его ног, покрытые темно-серой пылью. Останками вампиров.

Аргаив посмотрел на меня и ухмыльнулся.

— Давненько я так не веселился. Как думаешь, Большой босс сильно расстроится, когда обнаружит, что его поимели?

— Думаю, не меньше, чем на Апокалипсис, — отозвался Двойник.

— Хорошо ты ему врезал. А теперь верни Дэрриена.

— Как ты, черт возьми, понял, что это не он?

— Ты боли не чувствуешь. Поэтому стоишь прямо и махаешь руками. Дэрриена на удар такой силы не хватило бы, учитывая, через что он прошел. Готов спорить, он сейчас вопит от боли.

— Как ты прав, — простонал я. По лицу покатился пот, я согнулся в три погибели, как старая карга без метлы. — Давай валить отсюда, и поскорее.

— Вот теперь это ты, — удовлетворенно произнес Аргаив, подхватывая меня.

ГЛАВА 14

— Вас уже ждут, — Инхар провел нас в вестибюль. Мы с Аргаивом поплелись за ним. Точнее, я еле переставлял ноги от усталости, Аргаив же выглядел, как огурчик. Ну еще бы, он же демон, им все пофигу.

В удобном кресле, рядом со статуей бога-крокодила Себека, сидела Изабелла. Он читала какой-то журнал, положив ногу на ногу. Короткие шорты бежевого цвета оттеняли ее загорелую кожу, и я невольно залюбовался. Она была полной противоположностью необузданной и страстной Ракел, сама скромность и невинность, заключенная в человеческую оболочку. И надо сказать, в весьма привлекательную оболочку, что практически уравнивало ее с Ракел.

Локоть Аргаива врезался мне в бок с такой силой, что я охнул.

— Дэрриен, прекрати пялиться, как семиклассник на порноактрису.

— Хорошо, хорошо, — проворчал я, потирая ушибленное место.

Изабелла заметила нас и поднялась, небрежно бросив журнал на сиденье.

— Господи Боже, что с вами случилось? — глянув на Аргаива, она заметно смутилась. — Ой, простите. Все время забываю о вашей природе.

— Ничего страшного, — Аргаив одарил ее одной из своих самых ослепительных улыбок. — Я же не вампир. Упоминание Бога меня не пугает.

— Джек послал меня за вами. Мы нашли место, из которого можно попасть в Сангр.

— Мы только что оттуда. Никаким артефактом там и не пахнет.

— Вы просто не знаете, где искать, — на мою колкость Изабелла ответила более чем вежливо.

— Хорошо, — я поднял руки. — Сдаюсь.

Изабелла ахнула так громко, что ближайшие к нам посетители обернулись.

— Боже, Дэрриен, что у тебя с руками?

— Боевые ранения, — попробовал отшутиться я, но Изабелла уже держала мои руки в своих, внимательно изучая царапины.

— Нужно немедленно их обработать. В номере наверняка найдется аптечка.

Прозвучи эта фраза из уст Ракел, я бы незамедлительно решил, что она хочет меня соблазнить, и оказался бы прав. В принципе, даже предложение посетить зоопарк в исполнении Ракел звучало бы точно так же. Однако в голосе Изабеллы была искренняя забота. И ничего больше.

Именно поэтому я пожал плечами.

— Если ты не падаешь в обморок от вида крови, почему бы и нет?

— Я пока переговорю с Инхаром. Выясню, как тому типчику Куперу удалось сбежать. Вы тоже не задерживайтесь, — Аргаив подмигнул Изабелле и удалился, впитывая по пути восхищенные взгляды посетительниц.

Мы поднялись в номер, который Изабелла делила сначала с Ракел, а затем с Джеком, когда старина Купер в моем обличье устроил по соседству вакханалию. Пока Изабелла искала аптечку, я растянулся на кровати, давая отдых натруженной спине.

— Вот, — пробормотала она, садясь на кровать рядом со мной. В ее руках была небольшая белая коробочка с красным крестом на крышке. — Поднимайся и показывай свои боевые ранения.

Я нехотя уселся, хотя спина протестовала, как могла, и вытянул руки. Изабелла намочила кусок ваты перекисью и начала осторожно обрабатывать царапины.

От ее манипуляций мне стало намного лучше. Я и думать забыл о боли, внимание притягивали только ее нежные руки, порхавшие над моими кистями. Легкие, как перышко, прикосновения не вызывали неприятных ощущений, а наоборот, успокаивали.

— Как же вы умудрились впутаться в такую передрягу? — спросила она, не поднимая глаз.

— Не возражаешь, если я расскажу все при Джеке? Два раза вспоминать эту историю что-то не хочется.

Изабелла взглянула на меня и прыснула.

— Что смешного? — неуверенно улыбнулся я.

— Твое чувство юмора. Оно всегда к месту.

— Ты единственная, кто сказал мне это. Для всех остальных оно — лишь огромная проблема.

— Не понимаю, — Изабелла, продолжая улыбаться, вновь перевела взгляд на мои руки. — Мне оно нравится.

"Ты слышал то же, что и я?", — удивленно переспросил Двойник.

"Угу".

Изабелла, держа мои руки в своих, наклонилась ко мне.

— Знаешь, я вообще нахожу невероятно притягательным все, что ты делаешь, — прошептала она.

— И уничтожение мира? — пробормотал я в ответ.

— Плохие парни мне всегда нравились.

— Но я не…

"Да помолчи ты! Тут такой шанс!".

Ее лицо было так близко… Еще мгновение — и мы сольемся в поцелуе… От осознания этого мне стало жарко. Я хотел лишь одного — быстрее почувствовать ее губы. Интересно, они такие же мягкие, как на вид?

Стук в косяк отвлек меня. Повернувшись в сторону двери, я увидел Аргаива. Вид у него был скорее недовольный, чем удивленный, хотя и то, и другое присутствовало.

— Не хотел вам мешать, но нам пора. Заканчивайте перевязку и выходите на улицу, — он убийственно взглянул на меня и вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.

Я повернулся к Изабелле, втайне надеясь на продолжение, но она смущенно опустила глаза. Наскоро закончив перевязывать мне запястья, она убрала аптечку и знаком предложила мне спускаться вниз.

Аргаив не сказал мне ни слова по поводу того, что увидел в номере. Да и какое ему было дело? Его сестре я ничего не обещал, это она старалась запрыгнуть на меня при любом удобном случае. Тем более она все еще страдала по своему безвременно почившему супругу, что, впрочем, не помешало ей соблазнить меня (то есть Купера) еще разок.

До гробницы Тутанхамона мы добрались без приключений. Аргаив все так же молчал, Изабелла тоже, видимо, от смущения.

Гробница Тутанхамона поистине уникальна. Отсюда можно попасть в любое нужное тебе место. Если начинающие телепорты обычно промахиваются на пару километров (и, что уж греха таить, даже Изабелла не всегда попадает туда, куда нужно), то гробница является аккумулятором, заряжающим мага дополнительной энергией для более точного и дальнего перемещения. Признаться, раньше я думал, что сам портал находится здесь, и его просто нужно открыть. Как выяснилось, я ошибался, да и Джек меня запутал. С какой целью? А вдруг у меня тоже откроется способность к телепортации, и я захочу найти его и оторвать башку?

Первыми и единственными словами, которые Изабелла произнесла, были:

— Я телепортирую вас к Джеку.

Затем она привычным жестом простерла руки над трупом мальчика-царя.

Я вздохнул и закрыл глаза.

Первое, что я почувствовал, была боль. Если честно, я уже забыл, когда последний раз просыпался без нее. Что самое противное, я, кажется, начинаю привыкать.

Я лежал на полу, и у меня жутко болел бок. Вокруг была темнота — хоть глаз коли. Футболка и джинсы промокли — там, где я валялся, разлилась приличная лужа.

— Аргаив, — позвал я. — Изабелла.

Ответом мне была тишина. Лишь где-то капала вода.

Постепенно глаза привыкли к темноте, и я начал различать контуры руки, вытянутой вперед. Значит, откуда-то идет свет. Очень слабый, но он есть, и это дает повод предполагать, что я не в запертой комнатушке с цепями, подвешенными к потолку.

Итак, у меня два пути — либо сидеть здесь, дожидаясь счастливого момента, когда Изабелла заметит, что телепортировала меня не туда, либо идти, пока меня не слопала какая-нибудь тварь.

Долго я не думал — поднялся на ноги и сделал шаг вперед. Но рванул слишком быстро и поскользнулся на луже. Звук, сопроводивший мое приземление, был мало похож на звонкий шлепок от воды. Повозив ладонью по полу, я поднес ее к лицу. Я по-прежнему видел лишь очертания, но готов был поклясться, что мою одежду пропитала не вода. Металлический запах защекотал ноздри, и меня затрясло.

Кровь. Я сидел в луже крови.

Меня подбросило вверх. Я не знал, чья это кровь, возможно, моя, ведь бок до сих пор жутко болел… Однако, потеряй я столько, давно валялся бы без сознания, а у меня даже голова не кружилась. Ощупав бок, я убедился, что, несмотря на боль, кожа не повреждена. Наверное, просто ушиб.

Я немного успокоился. Что ж, я не ранен и, значит, в состоянии отсюда выбраться. Ноги скользили, но при опоре на каменную стену мне мало-помалу удавалось продвигаться вперед.

Что произошло? Почему я оказался здесь? Один? Ведь Изабелла должна была переместить и себя, и Аргаива. Что-то пошло не так, и я оказался неизвестно где. Из-за чего? Из-за ошибки нашего очаровательного телепорта или постороннего вмешательства? Кому могло это понадобиться? Нет, поставим вопрос еще интереснее — кто обладает такой силой, что смог вырвать меня из объятий Изабеллы и переместить сюда без контакта со мной? Даже Изабелле требовалось самое минимальное расстояние для своих колдовских штучек, а в момент перемещения рядом с нами никого не было.

Сможет ли Изабелла меня отыскать? Или я навсегда застрял между мирами?

С удивлением я осознал, что, несмотря на полную темноту, вижу все до мельчайших подробностей. Трещины на стене. Пол, покрытый клетчатым линолеумом. Толстые трубы центрального отопления, окрашенные зеленым. Источника света нигде не наблюдалось, это точно — лампы дневного освещения, закрепленные под низким потолком, даже не мигали, а окон и в помине не было.

Ночное видение? Интересно, какие у меня еще появятся способности? Левитация? И вообще, откуда они берутся? Были ли они у меня раньше или появились из-за проснувшейся чуть ранее магии огня? Впрочем, этот вопрос сейчас волновал меня куда меньше, чем мое местонахождение.

За очередным поворотом я наткнулся на какое-то темное пятно, кажется, дверной проем. Ну наконец-то! Я уже думал, что никогда не выберусь отсюда. Я начал ощупывать дверь сверху донизу в поисках ручки, замочной скважины, кнопки — чего угодно. Но кроме гладкой металлической поверхности не нашел ничего.

Вдруг справа от проема зажегся синий огонек. Раздался звоночек, и дверь начала медленно отползать в сторону.

Я юркнул за поворот. Кто бы ни решил посетить этот подвал, мне он явно не обрадуется.

Двое мужчин, одетых в черную робу, вытаскивали из грузового лифта большие продолговатые ящики, умудряясь при этом переругиваться сквозь стиснутые зубы. Судя по отдельным словам, одного не устраивал объем работы, другого — зарплата. Меня это абсолютно не волновало, я лишь хотел, чтобы они побыстрее убрались, и желательно в противоположную сторону.

Вытащив из лифта последний ящик и водрузив его на пирамиду из остальных, грузчики, не переставая пререкаться, зашли обратно в лифт и укатили.

Выждав для надежности минуту, я вышел из укрытия. Если я останусь в подвале, то значительно увеличивается возможность того, что я встречусь с монстром, оставившим кровь своей жертвы на полу. А там, наверху, люди. Конечно, явись я перед ними в таком виде, они первым делом вызовут бригаду. Но все же это — люди. А не потусторонние существа, мечтающие как можно быстрее со мной разделаться.

Не колеблясь больше ни секунды, я нажал на кнопку.

В лифте горел свет. Голубоватый, мерцающий, совсем не похожий на бездушные лампы дневного света. Кнопки этажей светились белым, кроме ярко-красной кнопки подвала. Я ткнул в первую попавшуюся, и дверца за моей спиной бесшумно закрылась.

На стене висело огромное зеркало, и я наконец смог разглядеть себя во всей красе.

Видок у меня был, словно я неделю валялся по помойкам. Волосы вздыблены, царапина под глазом, футболка и джинсы промокли от чужой крови. Руки перепачканы ей же. Такое впечатление, что меня долго и упорно били.

"Откуда ты знаешь, может, так и есть", — ехидно заметил Двойник.

"Тогда почему у меня болит только бок?".

На это мое второе "я" не нашло, что ответить.

С уже знакомым звонком кабина остановилась. За дверью меня ждал далеко не приятный сюрприз.

— Только не это, — простонал я.

Шикарные персидские ковры. Ухоженные растения в керамических горшках. Мерцающие золотом таблички на дверях. Хрустальные люстры под высокими потолками. Пассажирский лифт слева от грузового. Именно на нем я катался с Аргаивом. Я был здесь всего два раза, но не спутаю это место с каким-то другим.

Отель "Асмодей". Прибежище сил зла, бывшая резиденция владыки тьмы Тимерхана. Только чудом я выбрался отсюда живым несколько месяцев назад.

Паника поднялась к горлу, мешая дышать. Я оказался в своем городе, но как? Какой силы должен быть телепорт, чтобы переместить меня на такое расстояние? Даже демоны не могут такого — до Египта Аргаив предпочел добираться самолетом.

Не слишком утешительная новость — ближайшие двенадцать часов надеяться мне не на кого. Самым лучшим решением будет свалить отсюда по-тихому, пока никто меня не заметил.

Короткими перебежками, от одного цветочного горшка к другому, от одной стойки к другой, я добрался до вращающихся дверей. Народу в холле было немного, но никто не обратил на меня внимания. Все были заняты своими проблемами. Девица на высоких каблуках орала на портье, мужчина в очках и твидовом костюме расписывался в книге на ресепшене. Дама в шикарной шубе восседала на диванчике, закинув ногу на ногу, и листала журнал. Обслуживающего персонала, кроме несчастного портье, я вообще не заметил.

Такой вот это мир. Всем на всех наплевать. Пройди тут Джейсон из "Хэллоуина", и то бы не заметили. Впрочем, это мне сейчас на руку. Никто не поднимет крик "Помогите, убивают!", даже если и увидит меня, перемазанного кровью. Все, кто мог это сделать, сидят по домам и носа не кажут — себе дороже.

"Если ты думаешь, что до уничтожения Добра было по-другому, ты глубоко ошибаешься".

"Я бы точно засветился в нынешнем маскараде".

"Люди привыкли не обращать внимание на из ряда вон выходящее. Тебе бы ничего не грозило. Лучше подумай, куда мы отправимся".

Я толкнул вращающуюся дверь и оказался на улице. Вымощенная брусчаткой широкая подъездная дорога вела к улице, освещенной со всех сторон неоновыми вывесками, предлагающими запретные развлечения. Толпа разукрашенных и полураздетых девчонок толпилась перед "Асмодеем", они зазывно улыбались прохожим, предлагая себя в качестве покупки. Проходя мимо них, я отметил, что доброй половине еще нет и шестнадцати. Набережная, находящаяся через дорогу, ярко светилась. Противоположный берег тонул в темноте. Еще до того, как случилась вся эта история с цветком, я обнаружил, что большая часть Зла обретается именно на юго-западном берегу, там, где я сейчас и находился. Добро же предпочло северо-восточный. Лишь серебристая граница реки разделяла их. Похоже, после уничтожения цветка Зло перерезало все линии электропередач на противоположном берегу — решили закончить то, что не смог я.

Господи, что же я наделал, уничтожив лотос!

"Хватит уже жалеть себя! Подумай лучше о том, где нам скрыться, пока сюда не прибудет великий маг Джек. Если ты засветишься, пощады тебе ждать не стоит, это как пить дать. Так что выбрось из головы посторонние мысли и нацелься на выживание!".

— И куда же мне идти? — пробормотал я себе под нос.

И тут меня осенило. Клуб Аргаива! Вот где мне ничего не угрожает. Стоит лишь упомянуть его имя — и передышка мне обеспечена. Надеюсь, и безопасность тоже.

Не раздумывая больше ни секунды, я зашагал в направлении клуба.

Вдруг позади меня послышался визг тормозов и проклятья.

— Ах ты ж идиот этакий! Куда тебя тащит?! Глаза разуй — тут тебе не пешеходный переход!

Я отскочил в сторону и сшиб урну, которая со скрежетом покатилась в переулок. Сердце бешено колотилось от выброса адреналина. Рядом притормозила ржавая колымага, которую автомобилем-то назвать было нельзя.

— Ты какого хрена по дороге разгуливаешь? Жить надоело? Третий уже за сегодня! Или думаешь, тебе все позволено? Погоди, докажу тебе, что это не так!

Водитель с трудом открыл дверцу и выбрался из машины.

Мысль о побеге даже не успела прийти мне в голову. До этого я никак не мог вспомнить, где же слышал этот басовитый голос, но теперь до меня дошло.

— Шайтан?

Он замер, настороженно уставившись на меня. Доблестный оборотень совсем не изменился со времени нашей последней встречи, разве что пивное пузо стало чуть больше.

— Ба, Дэрриен! Сколько лет, сколько зим! Где ты пропадал? Ни слуху, ни духу от тебя!

— Долгая история. Ну так что, будешь бить, или как?

— Смеешься, что ли? — Шайтан кивнул на колымагу. — Садись давай, подвезу.

Дважды меня не нужно было просить. Надо же, какая удача! А я беспокоился, как он и его волчье семейство пережили изменения во вселенском балансе. Хотя, что им сделается? Формально они к Добру не относятся, но сердца у них — золотые.

— Так куда тебе нужно?

— Знаешь клуб "Люцифер"? — Шайтан кивнул. — Вот туда. А ты частным извозом подрабатываешь?

Тот пожал плечами.

— Времена такие. Нормальной работы днем с огнем не сыщешь. А кормить семью надо. Вот и приходится таксовать. Джимми, кстати, тебя часто вспоминает.

— Недобрым словом?

— Почему же? — искренне удивился оборотень. — Ты ему наоборот понравился. Да и комиксы твои, — он улыбнулся. — Иногда мне кажется, что он по тебе даже скучает.

Я вздохнул.

— Я с удовольствием поболтал бы с ним о "Человеке-невидимке", но сейчас не в его интересах приближаться ко мне даже на сто метров.

— Опять попал в переплет, да? — Шайтан покосился на меня и тут же снова уставился на дорогу. — Что на этот раз?

— Пытаюсь все исправить. О подробностях не спрашивай, не расскажу. Не хочу подвергать тебя и твою семью опасности.

Колымага Шайтана притормозила у "Люцифера". Я попросил Шайтана подъехать с черного хода — не хотелось привлекать излишнее внимание. Если Джейкоб попробует меня остановить, я ему поджарю одно место. Я слишком устал, чтобы сюсюкаться с охранником.

— Ну как знаешь. Но если понадобится помощь — не стесняйся, — Шайтан протянул мне руку.

— Будь уверен, — ответил я, подумав, что даже если мне будет грозить смертельная опасность, ни за что не приплету сюда волчье семейство.

ГЛАВА 15

Шайтан уехал. Я с минуту глядел ему вслед, затем тряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли, и подошел к двери черного хода.

Я постучал. Ответом была тишина. Клуб закрыт, сейчас ведь день. Вполне возможно, что внутри никого нет, и я зря трачу время. А может, они просто не открывают всем подряд? Вспомнив, что Аргаив в прошлый раз выстукивал нечто, напоминающее SOS, я сделал то же самое.

Дверь незамедлительно распахнулась, будто охранник стоял прямо за ней и ждал условного сигнала. Это оказался тот самый дуболом Джейкоб, который в прошлый раз обозвал меня шпендиком. Что ж, уже легче. По крайней мере, он меня не впервые видит.

— Привет, Джейкоб.

— Ты еще кто такой? — он смерил меня тяжелым взглядом, прищурив свои поросячьи глазки так, что их почти не было видно.

— Я недавно приходил сюда с твоим хозя… работодателем. Ты меня еще нелестным словом обозвал.

— А-а-а, — на физиономии охранника начали проступать хоть какие-то эмоции, пусть и не самые приятные. Видимо, я ему тогда запомнился. — Чего надо?

— Могу я поговорить с… Черт, забыл имя… В общем, с тем, кого Аргаив оставил вместо себя.

— С господином Жаном Ксавье, что ли?

— Да-да, с ним.

— Нафига?

"Может, треснем ему, и дело с концом?".

"Попробуй. Наше тело пострадает так, что мне потом придется, как и тебе, влачить лишь мысленное существование".

— Аргаив сказал, что я могу обратиться к нему за помощью, если понадобится. Сейчас как раз тот самый момент.

Лоб Джейкоба снова сморщился. Видно, когда раздавали ум и быстродействие, он даже в очередь не попал.

— Хорошо, идем, — прогрохотал он. — Только без фокусов! Мистер Жан очень вспыльчивый. Чуть что, я тебя по стенке размажу.

— Понял-понял, — пробормотал я.

Джейкоб провел меня на второй этаж, мимо столика, за которым я в прошлый раз наблюдал поразительное выступление Ракел. Было тихо, музыка не грохотала, приглушенный свет заменили обычным, от ламп дневного света. Уборщик в темно-синем комбинезоне мыл пол шваброй с длинной ручкой. Столы были абсолютно пусты, скатерти, видимо, находились в стирке, а солонки и перечницы — на заполнении.

Чуть дальше столиков начинался коридор, освещенный теми же лампами. Джейкоб постучался в третью дверь слева с табличкой "Руководство" и без приглашения вошел. Ну, если Жан и в самом деле вспыльчивый, то тупоголовому охраннику это так не сойдет. Я ринулся было за ним, однако Джейкоб повернулся ко мне с таким выражением лица, что я застыл на месте.

Сквозь приоткрытую дверь я услышал:

— Мистер Ксавье, прошу прощения, что отрываю от важных дел, но к вам посетитель. Говорит, что хочет, — пауза, видимо, шел мыслительный процесс, — обратиться к вам за помощью.

Ух ты, фразу выучил!

— Хорошо, пусть войдет.

Джейкоб выперся из кабинета, довольный, как сто индейцев. Широкая ухмылка пересекала его лицо от уха до уха. Выглядело это настолько жутко, что я поежился.

— Молодец, выполнил задание, — не удержался я от подколки.

Тот опять нахмурился, и я поспешил войти в кабинет.

Если это кабинет Аргаива, то демоны живут даже шикарней, чем я предполагал. Высокий книжный шкаф, в котором аккуратными стопочками были сложены черные папки, больше всего походил на антиквариат. Огромная картина в золотой раме на стене вряд ли была копией — скорее уж копия висела в Лувре. Резной дубовый стол на ножках в виде драконьих лап явно изготовлялся на заказ, а не был куплен в обычном мебельном магазине.

За столом сидел мужчина с коротко стрижеными светлыми волосами. Он поднял голову от документов, которые изучал, и уставился на меня сквозь стекла очков в золотой оправе.

— Чем могу вам помочь?

— Вы — Жан?

— А с кем я, собственно говоря, имею дело?

— Я — Дэрриен, друг Аргаива. Мне нужна помощь, и…

— Ага, Дэрриен Лэйвери! — воскликнул Жан. Отложив в сторону документы, он встал и протянул мне руку. — Аргаив упоминал о вас. Но это было… Дайте-ка вспомнить, — он сморщил лоб и приложил указательный палец к дужке очков, — еще задолго до его отъезда. Месяца три назад.

— Месяца три? — ошеломленно повторил я. — И что он сказал?

— Что, если вы появитесь, я должен немедленно доложить ему и оказать вам самый лучший прием.

А Аргаив, оказывается, знал, что я когда-нибудь приду сюда. Может, у демонов есть дар предвидения?

— Надеюсь, он уже знает, что я здесь, — горько усмехнулся я. — Понимаете, мы были с ним в Египте, а потом я оказался…

— В Египте? — брови Жана взлетели вверх. — Он сказал, что едет отдыхать в Таиланд.

"Молодец, сболтнул лишнего, — недовольно пробурчал Двойник. — У Аргаива явно были причины не говорить своему заместителю, куда он направляется".

"Раз он поставил Жана руководить своим клубом, значит, доверяет ему".

"Неубедительный аргумент. У нашего дорогого демона таких клубов наверняка десятки".

"Да отвяжись ты! Он вполне доброжелателен".

"С чего ты взял, что подручный порождения ада…".

"Хватит, а? Он просто выполняет поручение Аргаива".

— Пойдемте со мной, Дэрриен, — Жан поманил меня за собой.

Спустившись на первый этаж, мы прошли за сцену, на которой совсем недавно исполняла свой незабываемый танец Ракел. Теперь высокий помост с шестами был пуст, софиты выключены. Ну да, сейчас же день. Клуб откроется только в девять.

— Надеюсь, вы не против переждать в гримерной, — сказал Жан, отпирая неприметную дверь за сценой. — Я распоряжусь, чтобы вам принесли обед. Вы ведь не откажетесь?

— Ну что вы, — вымученно улыбнулся я. — Не ел целую вечность.

— Вот и отлично. Там есть кушетка, поспите немного. Вам это сейчас не повредит.

— Спасибо, Жан. За вашу помощь. Если бы не вы, меня давно слопали бы вампиры или кто похуже.

— Не за что, Дэрриен. Отдыхайте. А я попробую связаться с Аргаивом, — Жан улыбнулся и ушел, оставив меня одного.

Я уселся на кушетку. Все тело жутко ломило от перенесенного стресса, и я растянулся во весь рост. Однако, вопреки моему желанию, уснуть никак не удавалось. Я лежал, укрывшись пледом, и разглядывал комнату.

Видимо, это персональная гримерная нашей красавицы. Небольшая бордовая ширма, разрисованная витиеватыми золотыми узорами, отгораживала один угол. На ней висел красный кружевной пеньюар, и меня бросило в жар, стоило представить Ракел, облаченную в него. Я поспешно перевел взгляд на туалетный столик с большим зеркалом на гнутых позолоченных ножках. Никакой косметики на нем не было, только расческа сиротливо лежала на самом краю, да белый уголок торчал из-за золотой рамы.

Я подошел к зеркалу и вытянул фотографию.

Ракел счастливо смеялась, положив голову на плечо красивому молодому человеку с длинными вьющимися волосами. Он улыбался, прижимая девушку к себе одной рукой. В другой он держал большое зеленое яблоко. Позади влюбленной парочки раскинулось бескрайнее море, солнце только-только коснулось диском кромки воды.

Подпись на обратной стороне карточки гласила: "Ракел и Туран. На побережье".

Как, должно быть, тяжело пришлось Ракел, когда Туран обратился в вампира! Если бы она была чистокровным демоном, это, разумеется, ничего бы не изменило — демоны с вампирами не дружат. Но в ней не было бы человеческой крови, а это существенный фактор. Все могло быть немного иначе, и они, как Ромео и Джульетта, вопреки всему остались бы вместе.

Я вздохнул и вернул фотографию на место. Затем сел на пуфик перед зеркалом.

Лицо мое осталось прежним, побитым и измученным, однако выражение глаз неуловимо изменилось.

— Опять ты здесь? — спросил я.

— Разумеется, — Двойник усмехнулся моими губами.

— Когда ты оставишь меня в покое?

— Боюсь соврать, поэтому скажу, что в ближайшее время не планирую тебя покидать. Ты мне нравишься. Да и потом, я при всем желании не могу уйти. Это и мое тело тоже.

— Всю жизнь было мое, и тут появился ты.

— Как я тебе уже говорил, я был здесь всегда. Просто ты меня не видел.

— И не видел бы еще столько же.

— Ну извини. Видя, как из тебя делают круглого дурака, я не могу не вмешиваться. Но сейчас речь не обо мне. Я не доверяю этому Жану. Заметил, как он удивился, когда ты упомянул про Египет?

— Аргаив мог и не сказать ему…

— Тогда зачем он соврал про отпуск в Таиланде?

— Не хотел, чтобы его беспокоили.

— Мог бы просто отключить телефон. Нет, тут дело нечисто. На твоем месте я проверил бы дверь и не стал безоговорочно доверять этому типу. С ним шутки плохи.

— Шутки плохи? О чем ты говоришь? Как ты смог это определить, если я ничего не заметил?

— Да потому что ты идиот. Он запудрил тебе мозги, подкупил теплой постелькой и куском мяса. Думаешь, тот, кто переместил тебя сюда, сидит и ждет, пока Джек тебя вытащит? Нет, он скоро будет здесь. И ты полный тупица, если сложишь ручки и будешь покорно ожидать смерти.

— И куда я пойду? Обратно в тетушкину квартиру? Да меня там в два счета найдут!

— За четыре месяца не нашли. Даже Джек не подозревал, где ты прячешься, хотя искал тебя очень давно. Долго ты еще собираешься жевать сопли? Время не терпит!

— Черт, да откуда мне знать, что это все не твоя паранойя? Это самое безопасное место во всем мире! Если со мной тут что-то случится, Аргаив это так не оставит, а это не в интересах Жана!

— Думаешь, он такой дурак? Да он обставит все так, что и комар носа не подточит! Ему достаточно сказать, что тебя здесь вообще не было! А Джейкобу втолковать то же самое — пара минут, не больше.

Спорить с Двойником — дело бесполезное, я это прекрасно понимал. Хуже всего, он рассуждал логично. Именно поэтому я решил действовать в его интересах, пока он вновь не перехватил контроль над моим телом.

Дверь была заперта. Я удивился, Двойник — ни капли.

Во мне темной волной поднялся гнев. Двойник оказался прав, еще как прав! Да какое право имел Жан так со мной поступать?

— Вот сволочь очкастая, — прошептал Двойник сквозь стиснутые зубы.

Ручка двери раскалилась докрасна. Расплавленный металл закапал на мягкий ковер, прожигая в нем дыры. Языки пламени начали облизывать дверь, которая моментально почернела. Краска на ней пошла пузырями, аромат поднялся такой, что впору газовую камеру открывать.

"Ты с ума сошел! — заорал я. — Ты сожжешь нас заживо!"

"Не беспокойся, Дэрриен, нас огонь не тронет. Надо же как-то выбираться отсюда. От тебя инициативы не дождешься".

"Сюда сбежится весь персонал!".

"Не успеют".

Дверь, пылая, рухнула наружу. Двойник без страха протопал по ней, а у меня сердце замирало всякий раз, как кроссовка ступала на язык пламени. Но он оказался прав — огонь не перекидывался на меня, хотя все возможности для этого были.

Слева ко мне уже приближался Джейкоб, пыхтя, как паровоз. Видно, Жан приставил его охранять гримерку, на случай, если я о чем-то догадаюсь и попытаюсь сбежать. Именно это я и собирался сделать.

Не тратя времени на то, чтобы остановить поезд, едущий мне навстречу, я бросился бежать.

Позади разочарованно взвыл Джейкоб, когда его лапищи схватили пустоту. Я лавировал между столиков, как лыжник. Слава Богу, стулья были перевернуты на столы, и спотыкаться мне не пришлось.

Жан что-то крикнул со второго этажа. Я его не расслышал — рев набирающего силу пожара заполнял собой все. Я хотел лишь одного — поскорее выбраться из этого ужаса.

На этот раз я предпочел парадный выход. Черный мне уже порядком надоел, да и Джейкоб, выкрикивающий ругательства, преграждал путь к нему. Клуб еще не собирался открываться, поэтому охраны у дверей не было. Я беспрепятственно выскочил на дорогу, где меня и сбил автомобиль.

— О Господи! О Боже мой! Вы в порядке? Он не дышит!

— Отойдите! Я врач.

Этот голос вывел меня из бессознательного состояния. Как ни силился, я не мог ни открыть глаза, ни пошевелиться. Меня что, каток переехал?

— Прошу вас, езжайте по своим делам. Ему будет оказана самая лучшая медицинская помощь.

Ага, конечно. Учитывая, что я узнал голос Жана, на любую медицинскую помощь, а тем более лучшую, мне рассчитывать в ближайшее время не приходилось.

С огромным трудом я заставил себя разлепить веки. В алой дымке надо мной склонилось женское лицо, ровно покрытое косметикой. Белокурые волосы едва касались моего носа, щекоча его до безумия. Ярко-красные губы девушки двигались, но теперь у меня отключился слух.

— Вы в порядке? — прочитал я по ее губам.

За ее спиной маячил Жан. И вот это заставило меня, хоть и с трудом, но сесть.

— Все со мной хорошо, — еле выговорил я. Наверное, блондинку это еще больше напугало, так как она отшатнулась. Может, решила, что я пьян — язык еле ворочался. — Не подходите, — я предупреждающе выставил руку в направлении Жана.

— Дэрриен, я лишь хочу помочь…

— Нафига мне такая помощь. Не подходите, не то от вас и клочка пепла не останется, — я провел рукой по лбу и поморщился — ладонь окрасилась кровью. Теперь понятно, почему открыть глаза было так трудно. И вот откуда красная пелена. Я смахнул кровавые капли с ресниц.

— Давайте я отвезу вас в больницу, — робко проговорила блондинка.

— А это хорошая мысль, — я ухмыльнулся, глядя на Жана, но улыбка вышла кривой — наверное, не последнюю роль в этом сыграла боль.

Девушка помогла мне подняться и усадила в машину. Жан сделал попытку приблизиться, однако я показал ему кулак.

— Еще раз вам говорю — не подходите. Лучше потушите пожар в клубе, иначе получите от Аргаива нагоняй.

Кажется, он действительно испугался того, что я могу с ним сделать, так как отступил. Разумеется, он не знал, что мои магические силы на нуле, иначе не раздумывая бросился бы в погоню.

Я взглянул в зеркало: лоб пересекала длинная царапина. Вроде неглубокая, но кровь из нее хлестала будь здоров. Я порылся в бардачке (довольно бесцеремонно с моей стороны, но раздумывать о приличиях было некогда) и нашел упаковку салфеток.

Заметив, что девушка действительно вознамерилась везти меня в больницу (мы уже переехали мост, соединяющий берег Зла с берегом Добра), я помахал окровавленной салфеткой перед ее носом.

— Нет-нет. В больницу меня не надо.

— А куда? — пролепетала она.

— Езжайте к издательству "Звезда смерти". Знаете такое?

— Конечно, я там когда-то секретаршей работала. Правда, всего неделю.

Надо же, какое совпадение. Наверное, Уоллесу, моему бывшему боссу, не понравилась чрезмерно длинная юбка.

"С чего это ты вдруг решил навестить старых приятелей? — подозрительно спросил Двойник. — Там вряд ли безопасней, чем в "Люцифере". Думаешь, Мортимер станет тебя защищать с мечом в руках?".

"Ничего я такого не думаю. Просто ищу, где переждать бурю. Там меня вряд ли будут искать. Никто даже не знает, где я работал".

"Видишь, я был прав насчет Жана. Что-то он замышлял. Если бы не эта очаровательная особа… Кстати, рекомендую обратить внимание на ее ноги…".

"Пошел вон!".

"Хотя бы спроси, как ее зовут".

— Спасибо, что вовремя появились, — улыбнулся я девушке.

— Не за что, хотя для вас, наверное, было бы лучше, если бы я вас не сбила, — несмело улыбнулась она.

— Не спорю, — я улыбнулся в ответ и повернулся к окну.

На этом берегу не было никого. Лишь бродячие собаки изредка выскакивали из подворотен. Люди сидели по домам, выходя лишь по крайней необходимости. Если юго-западный берег жил ночной жизнью, то северо-восточный не жил вообще. Если уж днем жители боялись выйти из домов, то ночью это было строжайшее табу.

Блондинка развернула автомобиль и вновь порулила к юго-западному берегу.

— А как вы оказались на этом берегу? — вдруг, ни с того, ни с сего спросил я. — Ведь вы живете на северо-восточном, правильно?

— Ну да, — удивленно посмотрела на меня блондинка. — Я просто искала работу. Там ее теперь не найдешь.

— Мой вам совет — держитесь от "Люцифера" подальше. По крайней мере до того, как вернется его хозяин.

— Ладно, — она притормозила у издательства и покосилась на меня, а я словно уловил обрывки ее мыслей: странный тип, скорее бы от него избавиться.

— Не беспокойтесь, вы обо мне больше не услышите, — я захлопнул дверцу автомобиля, помахал девушке и вошел в "Звезду смерти".

ГЛАВА 16

Прошло всего четыре месяца, но мне почудилось, что я не был здесь несколько лет. Уоллес сделал крутой ремонт, похоже, мое отсутствие никак не повлияло на его финансовое положение. Странно, так как основным источником доходов являлись именно мои комиксы. Может, все еще получает дивиденды с "Человека-невидимки", кто знает?

Так или иначе, идти прямиком к нему я не собирался. Нужны мне разборки с бывшим начальством, как рыбке зонтик. Нет, я хотел найти Эрика Вуда, моего давнего приятеля и коллегу. Когда-то я здорово помог ему, устроив на работу корректора, и надеялся, что он предоставит мне временное убежище, чтобы переждать бурю.

В здании было необычно тихо. Рабочий день был в самом разгаре, однако на трудовые будни ничуть не походил. Обычно здесь постоянная беготня, в коридорах самые настоящие пробки, все орут, толкаются, бумаги разлетаются в разные стороны… Но сейчас тут царила тишина, как в церкви в ночные часы. Может, издательство давно закрылось, уже после ремонта? И сейчас тут никого нет? Значит, Уоллес зря потратил свои денежки.

Однако не успел я пересечь длинный холл, как за моей спиной раздался возглас:

— Уж не Дэрриен ли это? Какими ветрами тебя сюда занесло?

Мартин Кросс. Вот о ком я совсем забыл. Это мой непосредственный босс. Он был хорошим другом моего отца, и после его смерти всячески старался помочь в продвижении моих работ.

— Здравствуйте, мистер Кросс, — я широко улыбнулся, но улыбка наверняка вышла чересчур веселой.

— Ужасно выглядишь, парень! — воскликнул он. — Весь грязный и… что это? Кровь?

— Нет. Просто ржавчина.

Кажется, он мне не поверил.

— Пойдем в кабинет. Здесь находиться небезопасно.

— Злобный Уоллес съест? — пошутил я, закрывая за собой дверь в кабинет Кросса.

Однако тот даже не улыбнулся.

— Вот именно. Давно его не видел, но ходят слухи, что он совсем обезумел.

— В смысле? — ответ босса совершенно сбил меня с толку.

— Говорят, — Мартин Кросс наклонился ко мне, словно боясь, что нас услышат, — он возомнил себя вампиром и жаждет человеческой крови. Несколько укушенных им сотрудников попали в больницу, а потом и он сам.

— В психушку?

Он кивнул.

— Ну дела, — прошептал я. Уж кому-кому, а мне было кристально ясно, что никаким вампиром себя Уоллес не мнил. Он просто им стал. — И теперь вы за главного?

— Нет, что ты. Никогда не мечтал о кресле директора. На его должность претендовали многие, но лишь перегрызлись, как собаки. Теперь его кабинет занимает Вуд.

— Эрик теперь возглавляет издательство? — я ушам своим не верил.

— Не шути так, парень! — басовито расхохотался Кросс. — Он всего лишь там работает и иногда ночует. Видишь ли, в его собственный кабинет несколько раз вламывались, и он предпочел перебраться на второй этаж.

Благоразумно поступил, учитывая, что посещали его отнюдь не обыкновенные воры…

— Пока что главы у издательства нет. — Кросс щелкнул кнопкой чайника. — Добрая половина сотрудников уволилась, секретарши дольше недели не задерживаются. Газеты выходят реже некуда, о книгах пришлось забыть. Равно как и о комиксах. Так что если рассчитываешь получить обратно свою работу. — Мартин нацелил на меня палец, — готовься к смене должности.

— Нет, мистер Кросс, я здесь не поэтому. Мне нужно…

— Дэрриен?

Я обернулся и увидел Эрика Вуда.

Приятеля я не видел с той самой ночи, когда был уничтожен лотос. Именно он доставил меня к башне Адальберта, когда я уже отчаялся найти помощь. Мы с ним даже внешне похожи, только я немного худее и потрепаннее. Нервы и опасные приключения делают свое дело. Скоро я совсем потеряю человеческий облик.

— Ты где, черт возьми, пропадал столько времени? — спросил он, глядя на меня, как на пришельца. — После того, как я тебя подвез — ни ответа, ни привета. Что-то случилось?

— Долго объяснять, — я слабо улыбнулся. — Мне нужна помощь.

Но Эрик меня, похоже, не услышал.

— Ты с ума сошел? Разгуливаешь по улицам в одной футболке! И это в начале декабря! Что у тебя с носом? Будто сковородкой получил! — тут он заметил кровь. — Что это? Краска?

— Нет. Слушай, я тебе все расскажу, если нальешь мне горячего чаю.

— Хорошо. Пойдем в кабинет.

Я повернулся к Кроссу. Тот кивнул.

— Идите, ребята, вам, похоже, о многом надо поговорить. Лично я собираюсь домой, — он протянул мне руку. — До встречи, Дэрриен.

— До свидания, — но думал я о том, что свидеться нам больше не удастся.

Эрик взял чайник и двинулся к кабинету, периодически оглядываясь на меня. Наверное, боялся, что я сбегу, или хуже — воткну ему нож в спину.

Поднявшись на второй этаж и пройдя по длинному коридору, мы оказались в просторном помещении. Огромное окно во всю стену наглухо закрывали жалюзи. В углу приютился письменный стол, на котором грустил выключенный монитор. Системника я не увидел, зато куча бумаг, валяющихся на столе и под ним, убедила меня, что с издательством еще не совсем покончено. Кушетка, скомканное одеяло на ней… Свечи, неровным светом освещавшие эту скромную обитель, почти догорели. Странно, внизу свет был…

— Лампочки перегорели, а новые купить просто нереально, — пояснил Эрик, перехватив мой вопросительный взгляд.

— У тебя новый кабинет? — полюбопытствовал я.

— Очень смешно. Конечно, когда-то это был кабинет Уоллеса, но в его отсутствие я здесь хозяин. Сомневаюсь, что он когда-нибудь вернется.

Если и вернется, то постучится не в дверь, а в окно. Но озвучивать свои мысли я не стал. Незачем пугать Эрика, он и так от каждого шороха трясется.

— Так где ты пропадал? — приятель бросил пакетик чая в кружку, залил кипятком и подал мне. Я благодарно кивнул. — Что-то случилось? Ты так неожиданно исчез…

— Случилось, и еще как. Я рад, что до сих пор жив.

— Подожди… так это кровь у тебя на футболке?

— Она самая, — я вздохнул и неожиданно для себя выложил ему все. Все, от сожжения троих хулиганов и до поездки в Египет.

Когда я закончил, чай уже порядочно остыл, а лицо у Эрика было такое, будто он сейчас хлопнется в обморок. Однако первыми словами, которые вырвались, едва он открыл рот, были:

— Вот это круто!

Я поперхнулся чаем.

— Круто?

— Да я бы за такие приключения душу продал! Еще и такие шикарные способности! А ты не сочиняешь? — однако по его лицу я видел: он верил. Верил безоговорочно. Мне даже полегчало.

— Смотри, — я вытянул руку вперед и сосредоточился.

— Обалдеть, — еще бы, не каждый день увидишь, как чья-то рука полыхает, как масленичное чучело, но не обгорает. — Кто тебя этому научил?

— Аменохеприти. Могущественный египетский жрец. И еще один тип, тот самый Джек.

— А-а, — Эрик не мог оторваться от впечатляющего зрелища.

— Я отдал бы что угодно, лишь бы избавиться от этого дара, — я сомкнул ладонь, и пламя исчезло. — Из-за него одни неприятности.

— Нет, ты шутишь, — Эрик покачал головой. — Самый могущественный чародей на Земле! Да я бы молился…

— Ты не был в моей шкуре, — перебил я. — Все, чего я хочу — чтобы это наконец закончилось. Найти этот чертов артефакт, или как его там, восстановить баланс и со спокойной душой уйти на покой. Мне эта охота за моей несчастной башкой уже порядком надоела. Ты — единственный человек, кто знает об этом.

— Думаешь, я кому-то расскажу?

— Нет, — я и в самом деле доверял Эрику. Такой же одиночка, как и я, он умел хранить секреты. — Об одном тебя прошу: не ходи за мной. Все, кто со мной связывался, пытался помочь, в конце концов оказывались в могиле. Это вопрос жизни. Твоей жизни. Понимаешь?

Эрик задумался. Затем кивнул.

— Ладно. Хотя я бы голову дал на отсечение, только чтобы пережить хоть малую часть того, что испытал ты.

— Поверь мне, лучше не надо. Это смертельно — слышишь, смертельно — опасно.

— Я понимаю, — Эрик смиренно склонил голову. Если бы я придал этому значение! Обычно приятель никогда не соглашался с первой фразы. Но я решил, что он действительно внял тому, что я говорю. Грандиозная ошибка! Но я это понял, когда было уже слишком поздно.

— Ложись, поспи, — Эрик кивнул на кушетку. — Выглядишь просто ужасно. Будто на тебе толпа вампиров джигу плясала, — он хихикнул, правда, немного нервно.

— А как же ты? — но сопротивлялся я уже вяло — чай сделал свое дело, глаза слипались, хоть спички вставляй.

— Я прослежу, чтобы никто сюда не заявился. В свете тех событий, о которых ты мне поведал… Лучше, если кто-то из нас будет бодрствовать.

— Логично, — пробормотал я, падая на кушетку.

Я даже не успел укрыться одеялом, как сон забрал меня к себе.

Я видел самого себя, в этом сомнений быть не могло. Вряд ли на физиономии моего Двойника можно увидеть такое растерянное выражение. Нет, этот гад слишком самоуверен, чтобы…

Отражение повернуло голову. А я — нет. Выходит, это все-таки Дэрриен-два. Но почему он так на себя не похож?

Я посмотрел туда же, куда и он.

Чей-то силуэт возвышался над нами подобно горе. Ткань длинного балахона переливалась, краски менялись с такой скоростью, что трудно было сказать, какого же он все-таки цвета. Капюшон полностью скрывал лицо, но и без того я с полной уверенностью мог утверждать, что перед нами — сам Хранитель баланса Добра и Зла. Великий Карвин.

Я и Двойник стояли перед ним на коленях. Его руки, как и мои, были скованы за спиной тяжелыми кандалами. Он явно не понимал, что происходит, постоянно озирался. И, что уж греха таить, я и сам был не в лучшем положении.

— Дэрриен, где это мы? — прошептал Двойник, наклонившись ко мне.

— В моем сне. Я так думаю, — я огляделся.

Слева от нас стояла грубо сколоченная трибуна с тремя рядами скамеек. Справа — столпились чародеи, оборотни, вампиры, в общем, нечисть всех мастей. Мелькнуло несколько белых балахонов. Значит, Добро тоже присутствует на этом судебном заседании. Интересно, в качестве кого?

— Дэрриен Лэйвери, — прогрохотал Карвин. — Ты обвиняешься в нарушении баланса Добра и Зла, убийстве Темного владыки подземных миров Тимерхана, Сияющего в небесах Адальберта, главнокомандующего Армией тьмы Редгрейва, троих человек, пятерых вампиров, в том числе смотрителя этого города Адриана Пресли, а также подрыве репутации Хранителя баланса. Тебе ясно обвинение?

— Еще бы, — ответил Двойник.

— Тебе ясно обвинение? — повторил Карвин.

— Да, — прошептал я. — Прямо чувствую себя матерым преступником.

— Маньяком-убийцей, — добавил Двойник.

— Ох, заткнись.

— Тихо! — рявкнул Карвин. — К сожалению, закон обязывает меня рассмотреть твое дело. Хотя списка твоих преступлений достаточно, чтобы казнить тебя без суда и следствия.

— Да мне, можно сказать, повезло, — съязвил Двойник.

Карвин проигнорировал его реплику.

— Выносить приговор будут присяжные заседатели.

Первой в зал вошла женщина лет пятидесяти. Высокая, статная, красивая. Губы поджаты, нос задран вверх. Руки скрещены на груди. Презрительно глянув на меня, она заняла место в нижнем ряду трибуны.

— Лилит, заместительница Адальберта. — представил ее Карвин.

Черт, я и без него это знал. Мать Дэниела, несчастного мага-ученика, который выбрал себе непосильное дипломное задание. По моей вине он угодил в тюрьму сил Добра. Естественно, Лилит меня невзлюбила. Кстати, Дэниела я с момента уничтожения цветка не видел.

— Семетар, новый главнокомандующий Армией тьмы.

Предыдущий был его папой. Звали его Редгрейв, и я случайно столкнул его с лестницы. Там-то он и сломал шею. С одной стороны, Семетар был мне благодарен за то, что я расчистил для него тепленькое местечко, с другой… это же был его отец.

— Анита, Джеймс, Крис, Патрик — вампиры.

Друзья Адриана. И неважно, что именно Джеймс грохнул своего приятеля, а вовсе не я. У этих вампиров логика простая — если Адриана убили из-за меня, то настоящим убийцей являюсь я.

— Думаю, достаточно, — по голосу чувствовалось, что Карвин улыбается.

— Не понял, — взвился я. — А где Аргаив? Ракел? Аменохеприти? Почему вы привели сюда только тех, кто имеет на меня зуб?

— Ты не вправе обсуждать моих присяжных, — отрезал Карвин.

— Это несправедливо! — воскликнул Двойник. — Может, вы и мертвецов сюда припишете, до кучи?

— Это можно, — Карвин поднял руку.

Тимерхан, Адальберт, Редгрейв, Адриан — все они строем прошествовали к трибуне присяжных и заняли свои места. Все до единого лыбились, как черепа на поле битвы пятисотлетней давности.

— Может, теперь успокоишься? — в ярости прошипел я.

Как бы не так. Когда он меня слушал?

— Не хватает еще двоих.

И кто его за язык тянул?

— Хорошо. Ты сам этого хотел, Дэрриен Лэйвери, — Карвин снова взмахнул рукой. Прямо царевна-лягушка. Махнул правым рукавом — озеро разлилось… А там — два лебедя.

Первым появился Стюарт. Уж кого-кого, а тупоголового бармена видеть в присяжных я никак не желал. Мы с ним с самого начала были на ножах, и все из-за глупого поклонения традициям. Стюарт возомнил, что я бросил ему вызов, и заставил меня драться с ним на магической дуэли. Там-то он и умер от страха, который я на него нагнал.

Он самодовольно кивнул мне, и глупая ухмылка расползлась по его лицу.

— Наконец-то у меня появится возможность отомстить, Лэйвери, — довольно прогрохотал он.

— Считай, тебе повезло.

Он ухмыльнулся и заполз на самую вершину трибуны. Уселся рядом с Джеймсом, ткнул его локтем в бок и что-то сказал, указывая на меня. Вампир кивнул. Тоже мне, нашел единомышленника.

Последним в зал вошел Джемал.

Меня будто ударили под дых. Судя по сдавленному вздоху, Двойнику этот поворот тоже не пришелся по душе.

Джемал. Он спас меня от наемника Адальберта, несколько раз вытаскивал из передряг во дворце Зла, куда я по собственной глупости попадал, удерживал меня от падения в пропасть пристрастия к волшебному мечу. Он спас мне жизнь в башне Адальберта, но при этом погиб сам. И только я был виноват в его смерти.

— Это несправедливо, — прошептал я. — Несправедливо, черт возьми.

— Что тебе не нравится, чародей? — спросил Карвин, наклонившись к нам. — Ты сам просил мертвецов. Получи и распишись — собственной кровью.

На это даже Двойник не нашел, что ответить.

— Итак, начнем, — Карвин выпрямился и повернулся к присяжным. — Выслушаем первого свидетеля. В зал суда приглашается Аменохеприти.

Из-за трибуны присяжных появился низкорослый лысый человечек, одетый в набедренную повязку, разрисованную символами солнца, и в длинный, расшитый золотом халат. В одной руке он держал посох со сверкающим набалдашником в виде диска, окаймленного рогами. Именно этого человека я видел в зеркале вместо маленького летучего мыша, перед тем как разбить его.

Великий египетский жрец и мой учитель подошел к Карвину и встал справа от него. Его такие знакомые глазки впились в меня. Я не мог ничего прочитать на его лице, как и ранее — на мордочке мыша, поэтому не понимал, как он ко мне относится. Допрос все прояснит, но мне жуть как не хотелось этого знать.

— О вашем знакомстве с преступником мы наслышаны, Аменохеприти, — сказал Карвин. — Расскажите нам лучше о том, как вы потеряли право появляться в Магическом круге.

Жрец вздохнул, и у меня сжалось сердце.

— После того, как Дэрриен уничтожил лотос, я как его учитель автоматически был признан соучастником.

— То есть, за все поступки ученика ответственность несет учитель.

— Да.

— И Дэрриен об этом знал.

— Я… — Амен начал переминаться с ноги на ногу. — Я не думаю.

— А разве вы не должны были ему об этом сообщить?

— Не успел. Я даже толком не сумел передать ему элементарные знания.

— То есть, маг-недоучка бродил где попало, мог натворить — и натворил! — все, что угодно, и вы оставались в стороне? Вы плохой учитель.

— Нет! — запротестовал я. — Он вовсе не такой!

— Тебя не спрашивают, Дэрриен Лэйвери! — прогрохотал Карвин.

— Но он хороший учитель! У него просто не было времени…

— Я сказал, молчать!

— Лучше заткнись, — прошипел мне на ухо Двойник. — С этим дядей в капюшоне шутить не стоит, даже я это понимаю.

— Ну уж если ты это признаешь… — проворчал я.

— Выходит, что за границей Магического круга вы оказались только благодаря Дэрриену Лэйвери.

Черт, как мне не нравится его утвердительная форма вопросов.

— Выходит, что так, — Аменохеприти удрученно опустил голову.

— Хорошо. Вы свободны.

— Ни фига не хорошо, — пробурчал под нос Двойник.

— Без тебя не знал, — огрызнулся я в ответ.

— Следующий свидетель. Дэниел.

Парень неуверенно выглянул из-за трибуны. Он нисколько не изменился со времени нашей последней встречи, разве что в глазах появился страх. Видно, его совсем загнобили за знакомство со мной.

Таким же неуверенным шагом он подошел в Карвину. Тот успокаивающе положил руку ему на плечо.

— Ну, не надо так волноваться. Вы просто расскажете, как повлиял на вас и вашу жизнь Дэрриен Лэйвери.

Дэниел нервно сглотнул. Посмотрел сначала на меня, затем на Дэрриена-два. Судя по его виду, он никак не ожидал встретить меня здесь в двойном экземпляре.

— Мы… мы с Дэрриеном познакомились во время моей практики.

— Так, — подбодрил его Карвин.

— В общем, мы встряли в переделку. Мой учитель предал меня, и…

— Уж не из-за того ли, что Дэрриен являлся самым разыскиваемым преступником? И вы, зная об этом, все равно предложили ему свою помощь?

— Да, но я…

— Выходит, силы Добра поступили правильно, осудив вас. Вы свободны.

Вот блин. Карвин и слова не давал сказать в мою защиту. Мне все больше казалось, что заседание окончится не в мою пользу.

— Мог бы догадаться, как только увидел присяжных, — пробормотал Двойник.

— Впервые вслух признаю, что ты прав.

Дэниел, опустив голову, прошел мимо меня к толпе слушателей. Те разошлись, пропуская его, словно чумного. Парень выглядел глубоко несчастным, и у меня екнуло сердце. Ведь в этом был виноват только я сам.

— И последний свидетель на сегодня, — провозгласил Карвин.

Слава Богу…

— Снегирь.

Поначалу я не понял, о ком он. Судя по удивленной физиономии Двойника — он тоже. Но стоило мне увидеть…

Разодранная белая рубашка. Слипшиеся красные перья на груди. Кровавое месиво вместо живота. Разбитые очки, съезжающие с тонкого носа. Конечно, я знал его.

Ведь именно из-за меня ему чуть не выкусили внутренности.

Человек-птица прошествовал мимо меня с таким достоинством, словно у него не было этой страшной рваной раны на животе. Едва глянув на меня, он остановился рядом с Карвином и устремил взгляд вдаль.

— Кто это? — прошептал Двойник.

— А ты не знаешь?

— Я тогда еще не появился на свет.

— А кто мне говорил, что "всегда был здесь"?

— Я и был. Просто не так активно участвовал в твоей личной жизни. Прятался во тьме, так сказать.

— Многоуважаемый Снегирь, — обратился Карвин к свидетелю. — Расскажите нам о своем знакомстве с преступником.

— Мы с ним повстречались в баре "Сатанаэль", который он впоследствии спалил, — важно начал Снегирь.

— Неправда, — запротестовал я. — Нет доказательств, что бар разрушил именно я.

— Молчать! — в который раз рыкнул Карвин. — Продолжайте, Снегирь.

— Ну а потом демон использовал меня, чтобы выманить Дэрриена из той дыры, где он прятался, притом весьма успешно, — тут человек-птица глянул на меня. Черт, меня до ужаса испугал этот презрительный взгляд. Не знаю, выжил тогда Снегирь или нет, но, кажется, у меня появился еще один враг. Как будто их до этого было мало.

— Демону пришлось изрядно вас покалечить, не так ли?

Свидетель кивнул.

— Как по-вашему, кто виновен в том, что это случилось с вами?

— Дэрриен. Кто же еще, — прошипел Снегирь, вперив взгляд своих птичьих глаз в меня. — Виновен только он, и никто больше.

— Виновен! — крикнул Семетар, вскакивая со своего места. — Виновен!

— Виновен! — заорала Лилит. — Дэрриен виновен!

— Виновен! Виновен! — подхватили остальные. Слово это отскакивало от стен, возносилось к потолку, отражалось от него и устремлялось вниз, прямиком на меня. Каждая буква била с такой силой, что я едва не рухнул на пол.

— Заткни их! — крикнул Двойник. — Заткни их! Господи, сожги их всех!

— Нет! — но я сам себя не слышал за гулом голосов, выкрикивающих обвинения в мой адрес. — Я не могу!

— Ты можешь! Они все против нас! Заткни их, Дэрриен, прошу тебя!

— Нет!

Рев толпы перекрыл пронзительный женский крик. Подняв глаза, я увидел Лилит. Она стояла прямо передо мной, занеся посох, белый балахон ее полыхал. Похоже, она собиралась огреть меня, но не успела. Моя магия нанесла удар первой.

— Нет, нет! Я не хотел этого! — я с трудом поднялся на ноги. Очень мешали кандалы, я едва удерживал равновесие. — Я не хотел этого делать!

— Хотел, — рассмеялся Карвин мне в лицо. — Уверен, что хотел. Теперь я знаю, на чьей ты стороне, Дэрриен. И это дает мне право вынести окончательный приговор.

— Вот теперь мы попали, — возликовал Двойник. Он все еще стоял на коленях, но теперь в его взгляде полыхала радость. Так всегда бывало, когда мне приходилось применять магию. Или… это ведь он поджег наряд Лилит. Он, а не я!

— Ах ты сукин сын…

— Дэрриен Лэйвери, — торжественно провозгласил Карвин. — Я признаю тебя виновным во всех перечисленных преступлениях. И назначаю тебе высшую меру наказания — смерть!

— Да! — нестройным хором завопили все, кто был в зале. — Смерть преступнику! Смерть!

— Нет! — заорали мы с Двойником.

ГЛАВА 17

— Нет! Не надо! Нет!

— Дэрриен! Дэрриен, проснись!

Тяжело дыша, я подскочил на кушетке, скинув одеяло и подушку на пол. Меня трясло, как на морозе. Эрик, сидевший рядом, испуганно отшатнулся от меня.

— Что ты, черт возьми, орешь как резаный?

— Я… Я жив, — прохрипел я, хватаясь за горло, дабы убедиться, что голова еще не отделена от туловища. — Я жив.

"Это же был всего лишь сон! — разочарованно протянул Двойник. — Блин, а я так надеялся…".

"Я тебе сразу так и сказал, идиот".

— Господи, давно такая хрень не снилась, — я провел рукой по лбу, сковырнув уже засохшую царапину. — Ай!

— Держи, — Эрик протянул мне салфетку.

— Спасибо, — я промокнул рану. Крови было совсем немного, но салфетка все равно промокла — от пота. Да уж, адский был кошмар. — Не принесешь мне воды? Говорить больно.

— Конечно, — Эрик налил воды из уже остывшего чайника и подал мне кружку. — Тебя тут одна красавица разыскивает.

Я поперхнулся.

— Какая еще красавица? Ракел?

— Откуда я знаю? Я ее никогда не видел. Но по описанию вроде не она. Одетая, — он ухмыльнулся.

— Значит, Изабелла, — заключил я, натягивая ботинки, которые позаимствовал у Купера. — Пригласи ее сюда, незачем держать за дверью. Она — друг.

Изабелла вошла, и на мгновение мне почудилось, что все наконец закончилось — так ярко ее улыбка осветила комнату. Она бросила небольшой рюкзак на пол у двери и подошла ко мне — чуть ли не бегом.

— Дэрриен, мы так волновались! Когда ты исчез во время телепортации, я чуть с ума не сошла! Джек был просто в ярости.

— Не знаю, что произошло, но несколько неприятных часов мне пришлось пережить. Кстати, это Эрик. А это Изабелла.

Эрик кивнул ей.

— Приятно познакомиться. Я схожу, поставлю чайник. Скоро вернусь.

Она кивнула в ответ. Мы остались одни. Изабелла не сводила с меня глаз и широко улыбалась. Я невольно расплылся в ответ: настолько открытой и обезоруживающей была ее улыбка.

"А если это старина Купер? — предостерег Двойник. — Почему бы нам ее не проверить?"

"Интересно, как?"

"Поцелуй".

"Что?!".

"Если это Изабелла, то она вряд ли откажется".

"Ты идиот. Я не буду этого делать".

"Но тебе ведь хочется. Признай. Она, конечно, не Ракел, но тоже весьма привлекательна".

Да уж, трудно с этим спорить. Как же она прекрасна… И даже зимнее пальто не скрывает ее совершенной фигуры, а наоборот, подчеркивает все изгибы тела…

Я дал сам себе мысленную оплеуху.

"Нет! Я не буду этого делать".

"Ну тогда я сделаю".

"Не смей!".

Но контроль над своим телом я уже утратил. Ноги сами сделали шаг вперед.

— Ты такая красивая, когда улыбаешься, — произнес Двойник.

"Какая банальность!", — не преминул поиздеваться я.

"Зато всегда срабатывает".

Я мог лишь беспомощно наблюдать, как мои руки заключили Изабеллу в объятия.

— Дэрриен! Что…

Двойник поцеловал ее. Все-таки он знает меня лучше, чем я сам. Я и не осознавал, как сильно мне хотелось это сделать, пока ее губы не коснулись моих. Я провел рукой по ее волосам, наслаждаясь их мягкостью. Изабелла даже не попыталась отстраниться. Наоборот, она еще сильнее прижалась ко мне, обвив руками шею. Дрожь волной пробежала по моему телу, отключая мозг напрочь. Не осознавая, что делаю, я оторвался от ее губ и скользнул по щеке вниз, к шее.

Вырвавшийся у нее стон вернул меня к реальности. Я словно проснулся от чудесного сна.

— Что… что с тобой? — прошептала Изабелла, томно глядя на меня из-под ресниц. От ее взгляда я едва не потерял голову. Снова.

— Я…

— Почему ты остановился? — ее дыхание обжигало мне шею.

"Да, почему ты остановился? — возмутился Двойник. — Все так хорошо начиналось!".

"Сам не знаю".

"Упустишь момент! Продолжай, пока не поздно!".

Поддавшись уговорам, я снова наклонился к Изабелле. Она потянулась ко мне, но от звука открывшейся двери отпрянула, как от огня.

Эрик, смущенно кашлянув, попытался закрыть дверь.

— Нет-нет, стой, — скороговоркой выпалил я. — Все в порядке.

— Точно? — Эрик глянул на Изабеллу, и та залилась краской, как школьница. — Мне показалось, вы немного заняты.

— Тебе показалось, — я снова уселся на кушетку и прислонился к стене.

"Ну, по крайней мере, мы узнали, что она — не Купер. Ты только посмотри!".

Я украдкой взглянул на Изабеллу. Она села на краешек компьютерного стола и смущенно опустила глаза. Губы ее сами собой растянулись в улыбке, которую она безуспешно попыталась скрыть.

Не берусь утверждать, но, кажется, я ей нравлюсь.

"Вот балбес, — беззлобно произнес Двойник. — Если бы не я, так и ходил бы вокруг да около, выбирая подходящие слова и сыпля плоскими шуточками. И выглядел бы при этом, как идиот".

"Ничего более идиотского, чем твой комплимент ее улыбке, я в жизни не слышал".

"А вот она так не считает. Да она даже от простой похвалы готова сквозь землю провалиться от смущения! Где ты еще найдешь такую девушку? Она сама невинность!".

Двойник был прав. Таких, как Изабелла, просто не могло существовать в природе. Умная, скромная, с фантастическими силами телепорта… Да еще и красавица. Не девушка, а мечта.

Она покачала головой в ответ на предложение Эрика выпить чаю. Румянец все еще играл на ее щеках, она избегала смотреть на меня, словно стыдясь того, что нас застукали. Но уж наедине со мной она даст волю чувствам, в этом сомнений нет…

— Дэрриен, — вывел меня из радужных мечтаний голос Эрика.

— Да, я слушаю.

— Скоро стемнеет. Если вы куда-то собираетесь, советую поторопиться. В темноте на улицу выходить не стоит. Особенно после всего, что ты мне рассказал, — он поежился. — Хотя тебе, я думаю, бояться не стоит.

— Еще как стоит. Каждый встречный-поперечный пытается меня убить, хотя видит впервые в жизни. В остальном ты прав. Изабелла?

— Джек, Аргаив, Ракел и Аменохеприти ждут нас в "Люцифере", — с готовностью отозвалась та, все еще не глядя на меня. — Собирайся, Дэрриен, я подожду снаружи.

Еще раз смущенно глянув на Эрика, она удалилась, бесшумно притворив за собой дверь.

Эрик поставил чайник на стол.

— Кто-то мне с восторгом рассказывал о Ракел. Неужели ты переключился на Изабеллу?

— Нет, я…

— Да ладно, видел я, как вы тут обжимались, — расплылся в улыбке друг. — Признайся, она тебе нравится.

— Что уж тут отрицать, — вздохнул я. — Нам и правда пора.

— Да-да, — Эрик протянул мне руку. — Заходи как-нибудь. Вспомним старые времена. Порисуем комиксы о твоих приключениях. Выйдет настоящий хит!

"Ага, куча трупов обеспечена. Детишки будут в восторге", — мрачно прокомментировал Двойник.

Я ничего не ответил.

На улице шел снег. Ветер гонял снежную крупу туда-сюда, заставляя меня зябко ежиться. Я плотнее завернулся в короткую куртку, которую дала мне Изабелла (именно она была в ее рюкзаке) и шел вслед за девушкой к мосту Расчетливой собаки. Не спрашивайте, почему он так называется. Не имею ни малейшего представления.

— Почему бы нам не телепортироваться? — поинтересовался, когда очередная порция снежинок залепила мне глаза.

— После того, что произошло в последний раз, я боюсь, — призналась Изабелла. — Мы едва не потеряли тебя. Я так испугалась, что не сразу поняла, где ты можешь быть.

— Не сразу поняла? — повторил я. — А должна была?

— Видишь ли, сила телепорта включает в себя не только перемещение в пространстве или между мирами, но и поиск. Если я случайно перемещу кого-нибудь не туда, куда следует, например, если меня отвлекут, я могу определить его местонахождение. Как в случае с тобой. Загвоздка только в том…

— Что?

— В том, что в "Асмодея" тебя переместила не я. Кто-то вмешался в процесс и буквально вырвал тебя из моих рук.

— Жаль, — я улыбнулся, и она снова опустила глаза. Затем что-то прошептала но за воем метели я ее не расслышал. — Что ты говоришь?

— Будь чужак менее опытным, подобное вмешательство запросто могло тебя убить, — повторила она громче. — Разорвать на две части. Одна рука переместилась бы в подвал "Асмодея", а вторая осталась в моей ладони. Ты не представляешь себе, насколько сильный телепорт нам мешает.

До меня не сразу дошел смысл ее слов. Но стоило мне осознать их, как спина покрылась потом, несмотря на мороз на улице. Выходит, мне повезло, что я остался жив. Против нас играет кто-то достаточно сильный, чтобы прихлопнуть меня, как муху. Один вопрос: почему он до сих пор этого не сделал? Он запросто мог убить меня в подвале "Асмодея", в "Люцифере", на пляже в Египте. Почему я до сих пор жив? Меня лишь бросает из одного конца света в другой, но, не считая нескольких царапин, я невредим. Может, это какая-то дьявольская игра, правил которой мне никто не удосужился объяснить?

Сумерки уже начали сгущаться, снег приобрел синеватый оттенок из-за нависающих над городом туч. На юго-западном берегу загорелись десятки фонарей, но северо-восточный тонул во тьме. Я подумал об Эрике, запершемся в кабинете Уоллеса. Достаточно ли безопасное убежище нашел себе друг? Не постучится ли ночью Уоллес к нему в окно? Хотя теперь, когда я предупредил его насчет возможной опасности, он станет еще осторожней.

Когда мы добрались до моста, снег повалил сильнее, и вскоре я еле различал манящие огни впереди. Изабелла взяла меня за руку, чтобы не потеряться во мгле. Или не потерять меня. Я улыбнулся, вспомнив, как она отпрянула от меня, стоило Эрику войти в кабинет. В ее смущении было что-то куда более притягательное, нежели в раскованности Ракел. Нет, я не говорю, что Ракел вызывает меньшее желание, даже наоборот, но в эмоциональном плане я предпочел бы Изабеллу.

"Ну, это у вас взаимно, — съехидничал Двойник. — Почему бы тебе гаремом не обзавестись? Одна — для плоти, другая — для души".

"Тебя учили не лезть не в свое дело?".

"Ты плохой учитель. Вечно оказываешься не в том месте и не в то время. Кстати, если ты не заметил, за нами следят".

Я обернулся. В снежной вьюге ничего было не различить даже на расстоянии вытянутой руки, поэтому неудивительно, что я ничего и никого не увидел. Снежинки больно жалили щеки и лоб, поэтому я предпочел отвернуться от ветра и продолжать идти вперед.

"Откуда ты знаешь?".

"Заметил еще у издательства. Кто — не знаю, но нападать оно явно не собирается".

"Почему ты мне не сказал?".

"А что бы это изменило? Телепортировались бы? А если это и есть тот чувак, который в прошлый раз переместил тебя в отель Тимерхана?".

Блин, не нравится мне, что Двойник последнее время все чаще оказывается прав. Иногда он совершенно невыносим, но теперь я уже не могу просто так сказать ему, чтобы заткнулся.

Изабелла дернула меня за руку, и я посмотрел вперед.

Из-за сыплющегося, как крупа, снега я не сразу понял, что дальше нам не пройти. Черная стена возвышалась впереди, перегораживая улицу полностью. Обогнуть ее было невозможно. Однажды я уже включил ночное зрение, однако проверять, есть ли у меня способность ходить по воздуху, мне не слишком хотелось.

На расстоянии порядка десяти метров, с учетом метели стена выглядела сплошной, без малейшего просвета. Из чего бы она ни была, легко разрушить ее вряд ли удастся. Но попробовать можно.

Я вытянул руку, намереваясь поджечь препятствие. Снегопад не способствовал магии, ветер хлестал по лицу, не давая сосредоточиться, но я все же решил попытаться.

И тут послышалось до боли знакомое шипение. Сотни красных огоньков угрожающе загорелись на темной поверхности.

— О нет, только не они, — успел прошептать я.

Стена бесшумно взорвалась, обломки разлетелись в стороны. Бесенята ринулись к нам с намерением разорвать в клочки. Мне казалось, что я сейчас оглохну от шипения, которое раздавалось отовсюду.

— Ну нет, вы нас так просто не возьмете, — пробормотал Двойник, отталкивая Изабеллу в сугроб. Та возмущенно вскрикнула, падая.

Тем временем я/Двойник выставил обе руки вперед и сосредоточился. Несколько секунд потребовалось мне, чтобы между ладонями возник огненный шар размером с теннисный шарик.

— Негусто. Но все же лучше, чем ничего, — усмехнулся Двойник.

"Швыряй давай, если уж взялся".

Бесенята готовы были вцепиться мне в лицо, когда я/Двойник размахнулся, чтобы обрушить на них огонь.

Что-то ударило меня между лопаток. Что-то острое.

И за долю секунды до этого я услышал за спиной крик.

ГЛАВА 18

По спине потекло что-то теплое и липкое. Я дернулся вперед, больше от паники, нежели от боли, и острая штука, застрявшая в моей спине, оставила меня в покое. Я рухнул в снег, не в силах пошевелиться. Между лопаток будто огонь поселился, раздирая спину на части, выжигая на ней немыслимые узоры. Кровь не закапала на асфальт. Нет, она полилась сплошным потоком, окрашивая снег в цвет, в сумерках казавшийся черным.

Крик позади меня сменился странным булькающим звуком. Из последних сил я повернул голову.

Эрик стоял надо мной, удивленно пялясь вниз. А из его груди торчало длинное копье, настолько тонкое, что пронзило его насквозь и умудрилось достать меня. Наконечник, алый от моей и Эриковой крови, угрожающе целился вперед, будто готовился поразить еще одну жертву. Кровь пузырилась на губах моего друга, он силился что-то сказать, но не мог. Потом он завалился набок, взметнув столб свежевыпавшего снега.

Забыв про собственную рану, я еле-еле поднялся на карачки и пополз к Эрику, оставляя за собой кровавые пятна.

Он был еще жив. Копье пронзило его насквозь, и при всем моем медицинском опыте, точнее, отсутствии такового, я понимал, что жильцом ему уже не быть. Больше мы не будем рисовать вместе комиксы, не будем шутить и дурачиться, ничего не будем. Все мои надежды на нормальную жизнь оборвала эта чертова палка с острым металлическим наконечником.

Эрик попытался что-то сказать, но я приложил палец к губам.

— Это ведь ты крался за нами от издательства, — прошептал я. — Тебя я заметил.

Друг с трудом кивнул. Копье торчало из его груди флагштоком давно спущенного флага. Я боялся прикасаться к нему, боялся вызвать боль, намного ужаснее той, что он сейчас испытывал…

— Я же просил тебя не ходить за мной! — крик вызвал ужасную боль в спине, кровь снова хлынула из раны, но мне было наплевать. — Я говорил, что это смертельно опасно! Почему ты меня не послушал?!

— Друзья… — вот единственное слово, которое произнес Эрик Вуд.

Потом он умер.

Понятия не имею, сколько времени я просидел, качая в объятиях мертвое тело. Слезы катились из глаз и застывали на щеках. Я виноват в его смерти. Только я. Почему он пошел за мной? Да потому, что считал невероятно увлекательным сражаться с вампирами, мутузить оборотней и прикуривать сигареты от пальца. Не расскажи я ему всего этого, он остался бы жить.

И он заслонил меня от оружия, которое предназначалось мне. Может, невольно, может, он и не подозревал, что смерть уже летит к нему, со свистом рассекая воздух.

А может, он счел мою миссию на этой Земле куда более важной, чем его. И отдал свою жизнь ради того, чтобы я мог продолжить свою. Но я, черт побери, не такая важная птица, чтобы Эрик жертвовал собой! Может, он и не совершил бы такую глупость, если бы не знал…

— Не надо было тебе ничего рассказывать, — прошептал я.

Мертвые глаза безучастно смотрели на меня. Я протянул руку и закрыл их. Это единственное, что я теперь мог для него сделать.

Чья-то рука легла мне на плечо. Я даже не шевельнулся. Пусть это будет хоть сам Карвин, который выжжет мне внутренности за то, что уничтожил Добро, мне все равно.

— Дэрриен, — произнес Аргаив. — Ты как?

— Замечательно, — голос вырвался из горла всхлипами. — Просто замечательно. Моего лучшего друга убили прямо у меня на глазах, но я в норме.

— Мне очень жаль. Но нам надо идти.

— Я должен был быть на его месте, — прошептал я, не сводя глаз с неподвижного тела.

— Дэрриен, — Аргаив присел рядом со мной. — Я понимаю твои чувства. Я сам потерял много друзей. Но если ты останешься здесь, я потеряю еще одного.

Я всхлипнул. Аргаив был прав, нужно идти, если я хочу довершить начатое. Я найду этот проклятый артефакт, и смерть Эрика не будет напрасной.

Я осторожно положил тело друга на матрас из ледяной корки и снега, и тут меня пронзила ужасная мысль.

— Но я же не могу оставить его здесь. Завтра утром его найдут, и… А если какие-нибудь вервольфы опередят…

— Я кое-кому позвоню. Не беспокойся, о нем позаботятся.

В последний раз взглянув на Эрика, я начал подниматься на ноги. Задача оказалась не такой уж простой. Ноги затекли и окоченели от долгого сидения в снегу, спину разрывало на части. Подо мной растеклась приличная лужа крови, и свежая ее порция потекла по спине, стоило мне выпрямиться. Я начал заваливаться обратно в снег, и демон подхватил меня.

— Ты много крови потерял, но мы приведем тебя в порядок. Потерпи немного.

— Я стараюсь, — у меня зуб на зуб не попадал от ледяного ветра.

Потом я впал в полузабытье. Я помню, как Аргаив нес меня по улице, по которой нам с Изабеллой так и не удалось прогуляться, помню, как мы переступили порог "Люцифера". Помню прекрасное лицо Ракел, когда она наклонилась надо мной, ее волосы, щекотавшие мне грудь. Помню боль.

И наконец — блаженная темнота.

Боль возвращалась. Постепенно, как волны во время прилива, она накатывала на меня, заставляя выползать на берег. Но даже там от нее было не скрыться. Волны становились все больше, захлестывая меня с головой. И наконец настал момент, когда я не смог вынырнуть. Во всем мире не осталось ничего, кроме боли. Я захлебывался в ней, она наполняла грудь, не давая вздохнуть. Я тонул, опускался на дно, где темная вода становилась черной.

С криком я проснулся. Подскочить мне не дала все та же боль, которая не позволяла мне шевельнуться, приковала меня к постели адскими наручниками. Я лежал на животе, уткнувшись носом в подушку. Спина пульсировала огненными вспышками в такт биению сердца.

Я попытался подняться, но чья-то рука, мягко опустившаяся на плечо, не дала мне этого сделать.

— Не стоит, Дэрриен. У тебя швы разойдутся.

Изабелла.

— Копье вошло сантиметров на пять и только чудом ничего жизненно важного не повредило. Позвоночник тоже не задет, копье прошло в нескольких миллиметрах от него.

— Тогда почему так больно? — простонал я, хватаясь за подушку, как за спасательный круг.

— Это из-за лекарства, которое мы влили прямо тебе в рану. Возможно, ты о нем слышал, — она поднесла к моему носу пузырек с до боли знакомой мне вонючей жидкостью.

— "Мышиная возня", — прошептал я. — Где вы ее достали? Я думал, только у Волчицы она есть.

— "Возня", как ты ее называешь, очень распространена в Магическом круге. Твоя рана быстрее затянется, да и инфекции удастся избежать.

— А еще меня от нее жутко тошнит, — я отвернулся к стене.

После недолгого молчания Изабелла промолвила:

— Дэрриен, я знаю, ты винишь меня в том, что случилось, но поверь, я ни при чем.

— А с чего мне тебя винить? — спросил я, не поворачиваясь.

— Я могла переместить тебя прямиком в "Люцифер". Твой друг не последовал бы за нами и остался в живых.

— Не поспоришь.

Изабелла то ли вздохнула, то ли всхлипнула. Пузырек с "возней" стукнулся о тумбочку. Я остался один. Наедине со своим горем, со своей болью, физической и моральной.

Зря, конечно, я так с Изабеллой. Она не о себе беспокоилась, а обо мне. Это не ее пополам должно было разорвать, вмешайся кто-нибудь снова в процесс телепортации. И уж конечно, она не могла знать о том, что Эрик пойдет за нами в надежде стать героем. И ему удалось. Почему-то это выходит у всех, кроме меня. Джемал заслонил меня от молнии Адальберта. Дэниел понес наказание за то, что помогал мне. Мыша изгнали из Магического круга и строго-настрого запретили появляться там без меня. Эрик спас меня от смертоносного копья, летящего в мою незащищенную спину. И только я оставался антигероем: убил Владыку света, подставил друзей, уничтожил Добро. Плюс ко всему, Бог весть сколько людей погибло на улицах после устроенного мной небольшого Апокалипсиса! Уж на кого-кого, а на героя я ну никак не тяну.

Поглощенный невеселыми мыслями, я не услышал, как в гримерную вошли Аргаив и Джек. Мыш уселся на спинку стула и завернулся в крылья.

— Как ты себя чувствуешь, Дэрриен? — спросил он.

— А что, есть другие варианты ответа?

— Паршиво, очень паршиво или просто ужасно.

— Выберите сами. Мне что-то не хочется.

Аргаив уселся верхом на этот же стул.

— Как твоя спина?

— Болит. Еще вопросы?

— Ты готов продолжить наше путешествие? — вдруг спросил молчавший все это время Джек.

Аргаив свирепо глянул на него, мыш возмущенно захлопал крыльями.

— Он только что потерял друга, а ты уже лезешь со своей долбаной миссией! Неужели у тебя совсем нет уважения к чужому горю?

— Можно подумать, у вас оно есть, Аргаив, — невозмутимо ответил он. — Помнится, вы были наемным убийцей.

— А вот это уже не твое дело, — прошипел демон, вставая. — У меня хотя бы имелась толика уважения к жертвам. А кто знает, какие грехи скрывает твое прошлое…

— Мое прошлое уж точно никого не касается.

— Ага, ты просто взялся из ниоткуда, расквасил Дэрриену нос и втянул его в очередные неприятности. А кто ты, никто не должен знать.

Воздух вдруг словно раскалился. Дрожащее марево окутало фигуры спорщиков и поднялось вверх, к потолку гримерной. Я кожей ощущал растущее напряжение — у меня все волоски дыбом встали! Между Аргаивом и Джеком проскочил едва видимый в свете лампы электрический разряд. Еще немного, и они начнут бросаться магией.

— Ребята, — пискнул я. — Давайте успоко…

— Заткнись! — одновременно рявкнули они.

— Хорошо, — я завернулся в одеяло. Лучше в такие разборки не вмешиваться. Поджарят случайно и не заметят.

Напряжение нарастало. Послышалось низкое гудение, как в трансформаторной будке. По моей спине прокатилась струйка пота — температура в комнате подскочила на несколько градусов. Что-то мне как-то неуютно в компании разъяренных магических существ.

Внезапно лицо Джека осветила обезоруживающая улыбка.

— Давайте не будем ссориться, многоуважаемый демон. Нам предстоит непростое дело, и раздор в нашей компании не приблизит нас к цели.

— Хорошо, — напряженно произнес Аргаив. — Но сейчас, будьте добры, покиньте комнату. Можете посмотреть представление, заказать выпивку, да делайте что угодно, но в течение часа не попадайтесь мне на глаза.

— Буду рад, — глаза Джека сощурились. Через мгновение он ушел. Мыш последовал за ним, шепнув мне на прощание, что последит за великим магом и чародеем. Если честно, поведение Аменохеприти меня все больше напрягало. Он был необычайно молчалив, что для жреца совсем нетипично (помнится, заткнуть его было трудновато, почти как моего Двойника), подозрителен и все время норовил поймать Джека на чем-то противозаконном. Мне, конечно, Джек тоже не слишком нравился, но мыш уже дошел до крайности. Нужно будет при случае поговорить с ним и узнать, что вызывает у него подозрения в отношении этого чародея.

— Где вы были, черт возьми? — возмутился я. — Неужели не могли побыстрее? Насчет остальных я еще могу понять, они не телепорты, но трое из вас запросто могли оказаться в городе куда быстрее самолета!

— Если ты думаешь, что быть демоном — значит уметь все, то ты глубоко заблуждаешься, — резко ответил Аргаив. — Думаешь, умей я скакать, как сайгак, с континента на континент, покупал бы я самолет? В перемещениях мои способности ограничиваются Сангром. Уж Ракел тем более. Сам знаешь, что она наполовину человек.

Честно, я смутился. Как я мог требовать от друзей большего, чем они мне уже дали? Они и так из кожи вон лезли, только бы помочь мне найти этот чертов артефакт. Аргаив вообще не обязан был бросать свои дела и мчаться на помощь, как ангел-хранитель. Мыш имел все основания на меня обижаться. Ракел я хоть и был симпатичен, но и в равной степени, как ни парадоксально, безразличен. А с Изабеллой и Джеком я едва был знаком.

— Извини, — пробормотал я. — Просто последние несколько часов не удались.

Аргаив скрестил руки на груди и прислонился к стене.

— Я все понимаю, Дэрриен. Ты потерял друга, тебе сейчас тяжело, как никогда, и ты склонен винить всех вокруг, в том числе и себя. Я не буду тебя разубеждать, ты все равно не воспримешь мои слова — для этого тебе надо как минимум успокоиться. Но уясни одну вещь — на меня ты всегда можешь рассчитывать, но я не всегда рядом, и обвинять меня в этом несправедливо.

— Знаю, Аргаив, прости, — я закрыл лицо руками. — Я веду себя, как полный придурок и эгоист.

— Я-то лучше других понимаю, почему ты так поступаешь, — он понизил голос. — Не позволяй своему второму "я" установить над собой контроль.

— Я стараюсь, но получается не всегда. Стыдно признать, но бывали такие ситуации, в которых без него я бы не справился.

— Не слишком полагайся на него. Если он помог один раз, это не значит, что поможет и в следующий.

Похоже, Аргаив лучше меня понимал, что такое одержимость демонами. У меня вырвался нервный смешок.

— А вот это уже не смешно, — Аргаив указал на дверной проем, который теперь закрывала тяжелая портьера, наверняка снятая с окна в его кабинете. — Что тут произошло?

Вот черт. Я совсем забыл о коварном заместителе демона. У него было достаточно времени, чтобы свалить куда подальше. С одной стороны, хорошо, если так, но с другой…

— Жан Ксавье пытался меня убить.

Медленно, очень медленно демон повернулся.

— О чем это ты?

— Это я вынес дверь, когда пытался отсюда выбраться. Извини.

— Я ничего не понимаю, — отчеканил Аргаив. — Расскажи все по порядку.

Демон не дождался окончания моего рассказа — вылетел из гримерной, как торнадо. Ох, чувствую, кто-то сейчас огребет. И почему я не вспомнил о Жане раньше? Он наверняка уже за тридевять земель отсюда, ведь после ранения я его не видел, и остальные о нем не упоминали. Джейкоба с перерезанным горлом в канаву — и концы в воду…

Но характер демона я знал достаточно, чтобы с уверенностью утверждать: Аргаив всю землю перероет, но найдет предателя. И уж тогда я ему не завидую. Мне уже доводилось испытывать на себе его гнев, и ничего больнее я представить себе не мог. Все-таки я рад, что он на моей стороне.

Портьера отодвинулась в сторону, и Аргаив поманил меня за собой:

— Он в моем кабинете. Идем.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, Аргаив, — Жан невозмутимо скрестил руки на груди. — Я не пытался его убить.

— Не строй из себя ангела. Какой смысл ему обвинять тебя?

— Я понятия не имею, почему он так поступил. Ему был оказан самый лучший прием, как ты и просил.

— Я не просил запирать его до моего приезда.

— Он вел себя неадекватно, — Жан свирепо полыхнул на меня глазами. — Мне пришлось принять меры.

— Неадекватно? Я всего лишь пришел и попросил помощи!

— Он был не в себе и едва не спалил клуб! — Жан принципиально не обращался ко мне напрямую. — Мы едва смогли потушить пожар! Джейкоб получил серьезные ожоги, и его пришлось отвезти в больницу!

— Ну-ну, — выходит, я был не так уж неправ в теории с канавой и перерезанным горлом. — Не скажешь, в какой больнице он отдыхает?

— Я не имею права разглашать эту информацию в целях безопасности работника, — процедил Жан сквозь зубы, наконец глянув на меня.