/ Language: Русский / Genre:love_sf

Смерть за моим плечом

Екатерина Тбрина

Я — экстрасенс, вижу души и общаюсь с мертвыми. Однажды странный, не совсем мертвый, труп в заброшенном особняке решил, что теперь я принадлежу ему.

Екатерина Тюрина

Смерть за моим плечом

Эпизод 1

Вот дерьмо! Я в растерянности смотрела на труп в кресле. Мертвее мертвого, ссохшийся словно мумия, да и пахнет он отнюдь не розами, тогда почему я ощущаю здесь искорки жизни? Но в то же время я чувствовала холодный поцелуй Смерти на бездыханном теле, да и вообще вокруг. Аура этого места была непроглядно темной, беспросветной, безнадежной… Само мое присутствие живого, пульсирующего существа было здесь неуместным и даже опасным.

Я осветила фонариком помещение — просторная комната в полуразвалившемся особняке на окраине города. Тонны пыли и мусора на всех горизонтальных поверхностях, меблировка давно уже потеряла все свое великолепие, точнее от нее вообще ничего не осталось — шкаф загораживающий окно с оторванными дверцами да кресло-качалка, в которой сидит труп. Бренные останки всего остального бесформенными кучами лежали на полу. Я снова направила фонарик на труп, мне показалось или он шевельнулся? Подавив в себе желание, пуститься наутек, я осторожно сделала шаг в сторону кресла. Под ногой что-то противно хрустнуло, глянув вниз, едва сдержала позывы к рвоте. Дохлая крыса, черт возьми, да они тут повсюду! Если приглядеться можно различить на полу трупики мелких животных — крыс, кошек, голубей… Теперь ясно откуда здесь такая вонь. Но вот наличие мертвых животных в таком количестве не ясно совершенно.

Ладно, к черту зверей, нужно сначала с трупом разобраться. Стараясь абстрагироваться от мерзости под ногами, я подошла к нему. Никаких признаков разложения, лишь кожа, плотно обтягивающая кости. В моей практике такое впервые, обычно для самомумифицирования нужно как минимум плотно запертое помещение, а здесь сквозняки гуляют, как им вздумается. Сложно сейчас что-то сказать о его внешности, но я почему-то была уверена, что этот мужчина в свое время разбил немало сердец. Волосы свисали вокруг лица серыми длинными патлами, костюмчик явно старомодный, я не сильна в истории, но насколько могу судить нечто подобное было на Ретте Батлере в «Унесенных ветром». Мой взгляд снова вернулся к лицу мертвеца. И он смотрел на меня… От удивления я даже позабыла нормальную реакцию на подобные штучки, не пустилась с дикими воплями прочь, а лишь растерянно моргала, глядя в холодные голубые глаза мертвеца. Разве могут быть у мертвого такие восхитительные ледяные озера? Пусть смотрелись они жутковато на фоне плотно обтянутого кожей черепа, но, клянусь, ничего прекрасней я в жизни не видела!

Да что я несу, мертвые не оживают, уж кто-кто, а я это знаю точно, профессия обязывает, так сказать. У несчастного просто сильнейшее истощение, нужно срочно вызвать скорую, а не пялится на него как идиотка! Хотя чувство опасности и Смерти не отпускало меня, подозревать, что человек, сидящий в кресле оживший труп глупо. Коварная охотница из своих объятий никого не отпускает. Но как бы сильно не оплела своими призрачными щупальцами этого человека Смерть, искорка жизни в нем горела. А значит, я снова сыграю с ней в русскую рулетку, и может быть вырву несчастного из мрака Того мира.

Предаваясь философским размышлениям о Жизни и Смерти, я уже достала мобильный, готовая набрать номер, как в беспорядочный строй моих мыслей ворвался чужой голос.

«Не надо…»

Я не уверенна, что бедняга действительно что-то сказал, может у меня просто воображение шалит. Не думаю, что он читает мои мысли.

— Не беспокойся, я сейчас вызову скорую. Все будет хорошо, — мои пальцы порхали по кнопкам слайдера, набирая номер.

«Нет».

Я внимательно посмотрела на мужчину. Он говорил. Ментально. И это не игра моего уставшего от бесконечных бессонных ночей мозга. Вообще-то, я тоже умею такие штучки проделывать, но все же стараюсь людей не шокировать, вторгаясь в их головы. Тем более, что чужие мысли для меня закрыты.

«Почему? Вам нужна помощь медиков», — я не сводила взгляда с его ледяных голубых озер.

«Ты мне поможешь».

Это было похоже на приказ. Н-да… Кому тут приказывать-то? На него раз плюнешь — развалится. Я снисходительно улыбнулась. Хотя, конечно, в этом что-то есть… мне почему-то не хотелось делиться моим трупом с кем-то еще, возможно потому что он обладал способностями похожими на мои, почему-то мне было приятно, что не я одна такая странная. Нет, глупости, все это. Он вот-вот концы отдаст, жизнь в нем еле теплится, я чувствую, а самостоятельно оказать ему надлежащую помощь не смогу. Как ни крути — скорая просто необходима. Рисковать его жизнью из-за своего эгоизма я не могла.

«ТЫ мне поможешь. ТЫ».

Я чувствовала в нем злость. Почему он так против врачей? Может фобия, или он сумасшедший? Запустив руку в шапку волос, я попыталась отключиться от действительности и нащупать верное решение. Это всегда срабатывало, и я надеялась, что шестое чувство не подведет и сейчас. Ну что ж, личная гадалка внутри меня была солидарна с моим трупом — к врачам ему нельзя, ни в коем случае. Любопытно, почему… но это я выясню позже. Сейчас нужно уходить отсюда, отвезу моего трупа к себе на квартиру… а там видно будет.

Эпизод 2

Вот дерьмо! Похоже, это становиться привычкой, при взгляде на мой труп так изъяснятся. Подонок жрал мою кошку!!! Хотя нет, скорее пил ее кровь, Маруська же не оказывала никакого сопротивления. Я мегерой накинулась на него, спасать свою любимицу, но было уже поздно. Он отбросил тело несчастного животного в сторону и как-то плотоядно на меня смотрел. Его рот был вымазан в крови, губы подергивались в оскале, обнажавшем зубы, клыки… КЛЫКИ?! Матерь Божья, он что вампир? Чушь, какая, их ведь не бывает! Тем не менее, я пятилась назад. Бывает — не бывает — это все тонкости, такими зубищами перегрызть мне горло — раз плюнуть, конечно, если он до него доберется. Все же физически я сильнее него. Пока.

— Какое тонкое замечание, милая барышня. Пока, — мерзкий кровосос рассмеялся. Но надо отдать ему должное, прекрасный бархатный, словно сама ночь голос завораживал, и никак не вязался с его чудовищным обликом.

— Не бойся, я не стану тебя убивать. Ты мне нужна.

— Кто ты? — я твердо знала, что он мой враг, но хотелось бы услышать его вариант ответа. И совершенно необходимо создать барьер, чтобы он не мог читать мои мысли.

— Позвольте представиться, Хильперик де Клер, — монстр весьма комично отвесил мне что-то вроде поклона.

У меня же была истерика, чуть ли не рыдая от хохота, сказала:

— Хильпэдрик? Ну и имечко. Первый раз слышу.

— Хильперик, а не Хильпэдрик, — вампир раздраженно наблюдал за мной.

— Не вижу особой разницы, кровосос.

— Вот оно современное образование! — он сокрушенно покачал головой, — Ты хоть знаешь, что это имя носили короли династии Меровингов?

— Ты прикончил мою кошку, а теперь мне лекции по истории читать собрался?

— А почему бы и нет? — хищная улыбка играла на его губах, — с образованием у тебя проблемы, а я люблю умных женщин.

Я удивленно захлопала глазами — этот мешок с костями смеет делать мне такие намеки?

— А я люблю живых мужчин.

Паршивец рассмеялся:

— Хороший вкус, моя прелесть.

— У меня имя есть, мертвичинка.

— Так изволь представиться.

Вот дура. Не хотела я с ним знакомство завязывать, вместо того, чтобы лясы тут точить, бежала бы уже за осиновым колом. Ей Богу, за Маруську он заплатит.

— Могу дать бесплатный совет, моя прелесть. Даже два. Не пытайся меня убить, это невозможно. И никогда ни к кому не привязывайся.

— Не умничай, кровосос, — я с болью в груди смотрела на безжизненный черный комок шерсти на полу. Я знала, что Маруська скоро умрет. Смерть я всегда чувствую. Но сегодня сделала большую ошибку, привела Смерть к себе домой. Фактически — это я убила Маруську. Как, КАК я могла не понять, не почувствовать кто он? И что мне теперь с ним делать? Дать объявление в газету «отдам вампира в добрые руки»?

От грустных дум отвлек звонок, я побрела в коридор, вроде там оставила рюкзак с телефоном. Если мне звонят в четыре утра — это значит только одно, срочно нужна моя помощь.

— Привет, Роджер. Неужели снова конец света?

В трубке забасил его голос:

— Почти. Поймали Гаса.

— Так это же замечательно.

— Не спеши с выводами, Мар. Мы все еще не знаем где девочки. Гас молчит. И честно говоря, мне страшно. Приезжай.

— Хорошо. Сейчас буду.

Я тупо слушала гудки в трубке. Так. Что мы имеем? Кровососа в моей спальне, но он вроде пока беспомощный, иначе я бы уже была мертва как Маруська. И что с ним прикажете делать? Ничего для себя, не решив, я вернулась в спальню.

Вампир сидел за туалетным столиком и с тоской во взгляде рассматривал свое отражение. Надо же, он отражается… И почему книги всегда врут?

— Мне нужно сейчас уйти. Настоятельно рекомендую не ужинать моими соседями. Иначе буду вынуждена найти способ тебя прикончить.

— Твои угрозы неубедительны, — рассмеялся вампир.

— Да что ты? Хочешь проверить?

Довел, ей Богу довел! Я пулей вылетела из комнаты и начертала на двери охранное заклинание. Выйти он теперь не сможет. Все-таки, как ни крути, но я сильный экстрасенс. Тоже самое проделала с окнами, благо живу на первом этаже. Будем надеяться, это сработает. Хотя, конечно, проблему это не решило. Что мне с ним делать?

Педаль газа до упора в пол. Сейчас меня должно заботить другое.

Эпизод 3

Какая жалость, что я не умею читать мысли! Сейчас мне бы это сильно пригодилось. Напротив меня в наручниках сидел Гас Джонсон. Серийный маньяк, наконец-то пойманный. Где-то он спрятал двух 10-летних девочек. Они еще живы. Может быть, я успею их найти до…

Я сверлила его взглядом, запоминая «запах» (так я называю ауру людей). Это поможет мне в поиске. Будь девочки мертвы, я бы прямо сейчас могла сказать, где они. Но пока они не принадлежат миру мертвых, все гораздо сложнее.

Все. Хватит.

Его «запах» буквально облепил меня, черный, мерзкий, зловещий. Я вышла из камеры. Роджер смотрел на меня глазами ребенка, мечтающего увидеть чудо. Забавно видеть огромного бородатого мужика с таким взглядом.

— Ну что?

— Помолчи, Роджер. Я думаю.

Запустив руки в волосы, закрыв глаза, я пошла по «следу». Распутывая сложные узоры дорог, искала верную. Поиск не мой конек, я ас в общении с мертвыми, но во мне было достаточно силы, чтобы справляться и с такими заданиями. Кажется, нащупала.

— Поехали, Роджер. Я знаю, где это. Захвати лопаты.

За что я люблю Роджера, так это за то, что он не задает глупых вопросов. Сказала нужны лопаты — значит нужны. И все. Я семенила за его огромными шажищами, даже скорее бежала.

— Я поведу.

Здоровяк согласно кивнул. Сейчас я — босс.

И снова педаль газа до упора. Только бы не опоздать! Я чувствую Смерть, она всегда стоит за моим плечом и тихо шепчет о тех, кого она заберет. Я не бог, но иногда мне удается ее опередить. Надеюсь, и сейчас получится.

Наконец, мы за городом. Еще чуть-чуть. Резкий скрип тормозов. Я вылетела из машины и ломанулась через бурелом к «тому» месту. Роджер не отставал от меня, а следом за нами еще полицейские и врачи. Иногда я удивлялась, как все эти люди могли мне верить?

Я упала на колени в листву, разгребая ее. Да, я не ошиблась и на этот раз девочки здесь, похороненные заживо. Но пока живые.

Я отрешенно смотрела на слаженную работу мужчин, чуть не падая от изнеможения. Гонки со Смертью весьма утомительны, а ведь дома меня ждет этот Хиль-как-его-там. Не известно еще, чем закончиться история с ним. Словно во сне я видела, как достали девочек, они были без сознания, раненые, но главное живые. Врачи о них позаботятся. Все будет хорошо.

— Мара?

Ко мне подошел Роджер. Я устало посмотрела на него.

— Ты хорошо поработала.

— Знаю, — улыбнулась я, — Не отвезешь меня домой? Боюсь, я сейчас не в состоянии вести машину.

Эпизод 4

Я без сил рухнула на диван. В моей спальне сейчас был заперт вампир, ну и черт с ним! Я устала, я хочу спать, а что делать с кровососом придумаю завтра. Я уснула моментально, словно кто-то нажал кнопочку выкл у меня на спине.

Проснулась я уже поздним вечером, судя по темени за окном. Странно, телевизор включен. Я трудом сфокусировала взгляд на экране. Спросонья я вообще невменяемая и слабо понимаю происходящее. Вот и сейчас я тупо смотрела на шикарного мужчину в одном полотенце на бедрах, сидящего перед телеком по-турецки, очень сосредоточенно глядя в экран. На нем мерцали капельки воды, влажные волосы струились по спине… Я ощутила укол ревности, сама ношу короткую стрижку и не переношу, когда у мужчины волосы длиннее моих.

Он обернулся, и я просто опешила, узнав эти холодные голубые глаза. Чертовщина какая-то!

— Ты крепко спишь, Мара.

Я зажмурилась, пребольно ущипнула себя и снова открыла глаза. Нет, это не сон.

— Как? — единственное, что я могла вымолвить.

— Знаешь, ты очень мила, когда удивляешься, — самодовольно улыбался этот тип.

— Знаешь, ты неплохо выглядишь для трупа, — я ощущала легкую панику. Он взломал мои заклинания, он восстановил каким-то образом свой облик, да нет, не «каким-то»… Ох, надеюсь, это все же были не соседи.

— Не бойся. Я не ем в доме, где живу.

— Великолепно. Ты что, здесь жить собрался?

Вампир обаятельно улыбнулся, мое сердце ухнуло от восторга и провалилось куда-то в пятки.

— Неужели ты против, моя богиня Смерти?

— Не неси чушь. И не смей меня больше так называть, — я начинала сердиться. Наглый, самодовольный труп.

— Ты не знаешь, что Мара — это богиня Смерти?

— Будешь умничать, прокляну тебя.

— Дрожу от страха, о, великий маг. Неужели ты думаешь, что если двери-то запереть от меня не смогла, на проклятье твоих силенок хватит?

— Хамло! — я откинулась на подушки, собираясь с мыслями. Мне было бы гораздо проще, если бы этот Хиль-как-его-там остался в прежнем непрезентабельном виде. Сейчас же полуобнаженный мужчина, пусть и вампир, будил во мне звериную страсть. Премерзко, что он читает мои мысли. Его самооценка и так зашкаливает, тоже мне принц в сверкающих доспехах.

Я глазом моргнуть не успела, как вампир навис надо мной. У меня засосало под ложечкой от присутствия так близко такого великолепного тела. Руки так и чесались провести по чуть влажной мускулистой груди, вниз по золотистой поросли к животу… Стоп. Как заулыбался, подлец! Ледяные глаза откровенно смеялись надо мной, я обиженно прикусила губу. Невежливо лезть в чужие мысли без разрешения.

«Прости».

Я удивилась. Кровосос просит прощения? Любопытно.

— Прости, я больше так не буду, или прости, но все равно буду поступать так же?

— Какая же ты язва, Мара.

— Ты не ответил.

«И не собираюсь…»

Зараза. Свалился же на мою голову!

«Почему ты сердишься? Я не причиню тебе вреда. Ты пробудила меня. Пусть я убийца, но …»

— Что но?

Вампир молчал. Убийца, ни тени сожаления, нет, точнее он сожалел о чем-то, но явно не о невинно убиенных.

«Да, не о них». Он смотрел на меня так, словно пытался прочесть не только мысли, но познать меня всю без остатка. Это завораживало и пугало.

— Не бойся, невеста моя, — прошептал он и приник к моим губам.

Разумом я противилась поцелую, но с другой стороны большее возмущение вызвали его слова. Невеста! Совсем крыша поехала, что ли? Его губы были нежные и теплые, увлекали, околдовывали, манили куда-то… От волос пахло моим шампунем, я с удовольствием запустила пальцы в это золотое покрывало. В данном случае, ничего не имела против его длинных волос, они укрыли нас, и была в этом какая-то магия… Словно мы оторвались от мира. Словно мы создали собственный мир.

Как сквозь вату, я услышала телефонный звонок. Попыталась отстраниться, но Хиль не разжимал объятий.

— Пусти. Это, наверно, Роджер. Я должна ответить.

Вампир с явной неохотой отпустил меня. На негнущихся ногах я отправилась на поиски телефона. Хорошо, что у Роджера есть отвратительная привычка в срочном порядке вызывать меня по ночам. Иначе боюсь, невинным поцелуем дело бы не ограничилось. Не то чтобы я не хотела секса с вампиром, меня пугало, что у Хиля на меня далеко идущие планы. А … серьезных отношений, скажем так, мне не хотелось, тем более длинною в вечность.

«Ты моя, Мара. Я избрал тебя и это не изменить».

— Да, Роджер, — я подняла трубку. Он говорил что-то об очередной сбежавшей из дому девчонке, последнее время эти случаи участились, и всегда летальный исход, кроме случаев, когда тело найти не удавалось, поэтому заявления о пропаже рассматривались незамедлительно. Толку от этого было мало, поймать Смерть за хвост мне не удавалось. Но в моей голове были лишь слова Хиля — я избрал тебя… Сумасшедший вампир.

— Еду.

«Я с тобой».

— С какой радости? Кстати, если ты не заметил на тебе одно полотенце. Нет, выглядишь ты шикарно, не спорю. Но как-то не принято разгуливать голым.

Вампир расцвел, как майская роза, от ненароком сказанного комплимента. Забавный он все же.

— Ладно, — смилостивилась я, — найдешь приличную одежду, возьму с собой. Как ты это сделаешь, меня не интересует.

Я уже жалела о сказанном, почему-то постоянно забываю, что он вампир. Монстр. Убийца. И пусть он красив как бог, но мы-то уже большие девочки и знаем — красивым мужчинам доверять нельзя.

«Мне можно».

— Хватит лезть в мою голову! — раздраженно крикнула я и вылетела из комнаты.

Эпизод 5

И снова я мчусь в ночь, но на этот раз не одна. Смерть за моим плечом смеется, я пустила в дом ее самого верного слугу. Вампира. Я сражаюсь с ней, и мне иногда удается опередить ее, но с ним бессильна…

Хиль молчит. Уж не знаю почему, может, надоело меня злить копанием в моих мозгах. Краем глаза уловила улыбку. Пришлось снова напоминать себе, что он монстр, и для меня все может плачевно кончиться. И если уж совсем честно, я не понимала, почему до сих пор жива. Какой в этом смысл для него? Ну, что молчишь, кровосос? Я ведь вопрос задала.

«Тебе не кажется, что есть смысл быть полюбезнее с монстром? Съем ненароком в порыве гнева…»

Он блеснул в мою сторону клыками.

С тебя хватит и Маруськи. Не думай, что я об этом забыла.

К счастью я уже подъехала к участку, и разговор наш пришлось прервать.

— Ты ждешь здесь. Понял?

— Еще чего, моя прелесть. Я пойду с тобой.

Как же хотелось стереть с его лица эту наглую самодовольную улыбочку! Сукин сын, свалился же на мою голову…

Эпизод 6

— Привет, Роджер. Это Хиль Клер, мой эм… помощник.

Роджер недоверчиво пожал протянутую Хилем руку. Он великолепно знал, что я работаю одна, и в помощниках нужды нет. Позже мне придется что-то правдоподобное соврать, сейчас не до этого.

Вампир же премило улыбался, словно все было нормально.

— Рассказывай, — я бесцеремонно уселась на стол Роджера и стала копаться в бумагах по делу пропавшей девочки.

— Ты все уже слышала. Девчонка просто собрала вещи и ушла. Ни единой зацепки.

— Хм… — пробормотала я, изучая фотографию пропавшей.

Элизабет Суонк. Пятнадцать лет, кукольное, словно фарфоровое личико, темные с рыжинкой волосы собраны в небрежный пучок. Так похожа на всех остальных… И я не чувствую ничего, совершенная пустота. Неужели барахлят мои способности? Проклятье!

«А тебе не приходило в голову, что на девчонке заклинание против поиска?»

Я ошарашено уставилась на вампира. Действительно. Очень самонадеянно считать, что кроме меня никто больше колдовать не умеет…

— Мара? — Роджер вопрошающе смотрел на меня, смотрел с надеждой, разрывающей мне сердце.

Я лишь покачала головой, я не верила, что смогу найти девочку. Я просто не представляла КАК, это можно сделать.

— Она найдет ее, Роджер. Нужна какая-нибудь личная вещь девочки.

«Я не смогу, проклятый кровосос! Я не смогу!»

«Хватить истерить, я помогу тебе».

Помогу. Тоже мне помощник нашелся.

Роджер недоверчиво покосился на меня. Решив, что сейчас продуктивнее беседовать с Хилем, он сказал:

— Хорошо, сейчас позвоню ее родителям.

Эпизод 7

— И что дальше? Мне ее перчатки ничего не дадут!!! — я орала на сидевшего рядом вампира.

Трясущимися руками с трудом завела машину и ударила по газам.

— Дорогая, я по запаху могу найти любого человека, и никакие заклинания не в силах скрыть девчонку.

— Правда? — так по-детски прозвучал мой вопрос, но почему-то уже я верила вампиру. Верила слепо и безоговорочно.

— Правда. А теперь позволь я сяду за руль.

— С ума сошел?! Ты водить-то умеешь? По-моему, когда ты впал в … спячку, машин еще в помине не было.

— Я видел, как водишь ты. Этого достаточно. Времени на пустые споры у нас нет.

Он прав. Ладно, пусть ведет, если ему так хочется.

Мы мчались куда-то с сумасшедшей скоростью, за окном начинал брезжить рассвет. Рассвет…

Солнце…

— Хиль!!! — завопила я.

Безупречный профиль даже не повернулся в мою сторону.

— Я очень тронут, что ты беспокоишься обо мне, но поверь напрасно. Ты права, в книгах все врут.

— Как ты оказался в том доме?

— Разве это важно?

— Не знаю… интересно просто. Не каждый день я нахожу полудохлого вампира.

— Расскажу тебе. Позже.

Я притихла, любуясь игрой солнца на его длинных золотых волосах, осторожно протянула руку, пропустив сквозь пальцы этот жидкий шелк. Мне никакими масками и бальзамами такого результата ни за что не добиться.

— Почему ты так странно себя ведешь? Почему помогаешь мне? Почему не убил?

— Не слишком ли много вопросов? — ледяные голубые глаза встретились с моими.

Ответь. Прошу тебя.

«Ты пробудила меня. Ты — моя».

Я не понимаю.

«Понимаешь, Мара. Ты все прекрасно понимаешь. Не бойся, я не стану тебя принуждать. Я дам тебе выбор».

— Мы приехали, — будничным тоном произнес вампир.

Я огляделась и не увидела ничего кроме леса по обе стороны от дороги.

— Дальше пойдем пешком.

Эпизод 8

Мы остановились перед домом с заколоченными окнами. Он был небольшой, два этажа, типичная бюджетная постройка для летнего отдыха. Наверняка давно заброшен, белая краска почти совсем облупилась… Только вот на траве перед домом свежие следы шин. Но мой экстрасенсорный нюх ничего не чувствовал. Пустота. Этого быть не могло, разве что…

— Да, моя девочка. Заклинание. И довольно сильное. Пойдем внутрь, там есть еще живые.

— А как же…

— Его сейчас нет. И будь уверена, я в состоянии справиться с каким-то человечишкой.

— Может позвонить Роджеру?

— Позже.

Хиль уверенно направился к дому, мне ничего другого не оставалось, как поспешить за ним.

Как только мы вошли, в нос ударил удушающий запах смерти, что характерно как экстрасенс я по прежнему ничего не чувствовала.

— Может, снаружи подождешь? — вампир обеспокоенно смотрел на меня.

— Нет, все в порядке. Веди, — я сунула нос в шарф, это, конечно, не спасло, но запах разложения чуть стих. Слишком часто мне приходится с ним сталкиваться, чтобы сейчас изображать кисейную барышню.

«Ты не обязана, Мара».

Ошибаешься, вампир, ошибаешься. Это МОЯ РАБОТА.

Он повел меня в подвал, судя по «аромату» все верно.

Щелчок выключателя и я задохнулась от ужаса.

С чудовищным идеальным порядком по периметру были расставлены девочки… точнее набитые чучела. Замысловатые бесстыдные позы, бледные нагие тела, темные с рыжинкой волосы… Стеклянные глаза, смотрящие в никуда. Верхний свет отбрасывал на тела гротескные тени, казалось, что вот-вот и бледная ручка дрогнет…

Я забыла, как дышать. А Смерть смеялась за моим плечом…

— Мара, пойдем.

Хиль взял меня за руку и как ребенка повел за собой. Подвал оказался двухъярусный, то, что я увидела ниже, привело меня в еще больший ужас.

Две ванны, наполненные внутренностями людей, в углу на столе разложены хирургические инструменты, все в стерильном порядке.

И клетки… с живыми искалеченными телами.

На меня смотрели глаза полные боли и надежды. Я же с трудом верила в реальность происходящего и стояла как истукан. Хиль же моментально оценив ситуацию, произнес:

— Жди здесь. Я пригоню машину.

А если он вернется?

«Мара, черт побери, возьми себя в руки!»

Ледяные глаза полыхнули гневом. Да. Конечно. Он прав. Я не имею права распускать сейчас сопли.

«Ключ на столе».

Хорошо. Сейчас я открою клетки.

Я не буду смотреть на обрубки рук и ног.

Я не буду смотреть на аккуратно зашитые рты.

Не буду. Иначе просто сойду с ума.

Их было четверо. Три непоправимо искалеченные девочки и Элизабет Суонк, которую эта участь еще не успела постигнуть. Связана была только она, другие в этом не нуждались, полностью ампутированные конечности лишали их возможности самостоятельно двигаться.

Вампир нашел их, спас… но видит Бог, что им с этого спасения? Рук-ног обратно не вернешь, а им всего-то по 14–16 лет. Тогда, когда жизнь лишь начинается, у несчастных она закончилась.

Что ждет эти исковерканные судьбы? Жизнь к постели прикованная? Вечные кошмары с этим ублюдком в главной роли?

Смерть была бы милосерднее.

Даже Элизабет Суонк, которой казалось бы повезло в этом аду, разве сможет она забыть, сможет жить не боясь повторения кошмара? Психушка на ее горизонте маячит вполне ощутимо, или суицид… И не знаешь, что хуже…

Наконец, появился Хиль. Я позволила себе отключить свой мозг. Как хорошо, что у меня есть он, пусть вампир, пусть убийца. Но я была уверена, кровососы не мучают своих жертв так. Только люди с их извращенной фантазией могли так беспощадно и жестоко расправляться с себе подобными.

Эпизод 9

Я дома. Устало скинула ботинки и прошла в спальню. Не снимая куртки, рухнула на кровать. А перед глазами все стояли безмолвные лица с зашитыми ртами.

— Выпей, — Хиль протянул мне бокал с виски.

Я послушно опрокинула в себя огненную жидкость, тепло медленно растворилось в моем теле.

— Ты когда-нибудь видел… — я не смогла закончить фразу, оформить в слова этот кошмар.

— Мара, я давно существую.

— Почему?

— Не думай об этом. Людской жестокости столько же лет, что и цивилизации.

Поцелуй меня. Я не хочу думать о них. Заставь меня не думать!!!

Мягкие губы приникли к моим в легком невесомом поцелуе. Какой-то неправильный вампир, такой теплый… родной… живой…

Он аккуратно снял с меня куртку и шарф, завернул как маленькую в плед и прошептал:

— Не хочу пользоваться твоим невменяемым состоянием. Поспи.

Целомудренный поцелуй в лоб и я начала проваливаться в сон. Интересно, это его вампирские фокусы?

Эпизод 10

Что-то мешало двигаться, просто встать и пойти. Я беспомощно барахталась в кровати, пока с меня не сползло одеяла.

В немом ужасе смотрела на место, где должны были быть руки, вместо них обрубки с наложенными жгутами, кровоточащая зияющая рана… с белеющей костью…

Ноги… Их тоже больше нет.

Меня окутала боль, безумная, сводящая с ума боль.

Хотелось кричать, но я издавала лишь какие-то мычащие звуки, не в силах разжать губы…

Господи! Пошли мне смерть! Я этого не вынесу!

Отворилась дверь, и в комнату вошел незнакомый мужчина.

— Проснулась, моя принцесса?

Правильные черты лица исказила злобная усмешка. Очень медленно он развязал галстук, расстегнул рубашку…

Я как завороженная следила за его движениями. Слишком прямой намек на дальнейшее…

А я так и буду лежать, как бесчувственный чурбан не в силах даже двинуться с места, не то, что бы себя защитить.

Скинув с себя всю одежду, он подошел ко мне и нежно провел рукой по лицу, очертил полукружия груди, легко скользнул в трусики…

— Ты хочешь меня, моя принцесса? Я вижу, хочешь…

Я же поняла одно — мой ад только начинается… Господи, дай мне умереть!!!

Эпизод 11

— Мара! Да проснись же, черт тебя побери!

Открываю глаза, передо мной голубые осколки льда. Не верю в реальность происходящего. Верю в того, другого с обманчиво нежными объятьями…

— Мара, это сон!

Я чувствую, как глаза застилают слезы. Там слез не было. Была только боль. Удушающий страх.

— Он найдет меня, — прошептала я, — Я чувствую — найдет.

— Не говори ерунды, наверняка твой Роджер уже поймал его. Тебе нечего бояться. Я рядом.

Хиль подхватил меня на руки и, как ребенка укачивая, начал ходить по комнате.

— Глупая, глупая Мара. С вампиром в одной комнате находиться не боится, а какого-то человечишку испугалась.

Наверно, он прав. Наверно, глупо так застывать от ужаса. Но я-то знаю, это не просто сон. Я — экстрасенс. И он тоже, он сильнее меня. Я даже если столкнусь с ним нос к носу, не узнаю, а он узнает, и медлить не будет.

«Я защищу тебя, Мара. Не сомневайся».

Не сомневайся, не сомневайся…

Но чувство неотвратимой беды не отпускало.

Эпизод 12

Зря я все же не дождалась Хиля. Ночной город никогда меня не пугал, но сейчас… В каждой случайной тени мне мерещился он, судорожно сжимая в потной ладошке пакет с продуктами из круглосуточного магазина, я торопливо шла домой. Дом, еще один, поворот налево и я в безопасности.

Проклятье! Хиленькие ручки пакета порвались, и по асфальту рассыпалась, купленная мной еда. Обернувшись по сторонам, опустилась на колени и начала торопливо запихивать все обратно, в то время как экстрасенсорный нюх бил тревогу. Дура, дура… чувствуя неотвратимость, шептала я, прижав пакет к груди, припустила бегом до дома.

Суетливо открываю дверь подъезда, влетаю по лестнице, отпираю замок. Я дома. В полном изнеможении сползла по стене в тамбуре, пакет снова выпал из рук. Ну, и черт с ним! Я в безопасности.

Резкая головная боль, помутившимся зрением улавливаю склоненное надо мной лицо, такое красивое, правильное…

Эпизод 13

Медленный вдох, сейчас я открою глаза и буду дома, увижу как всегда полуобнаженного Хиля что-то сосредоточенно делающего за моим компьютером. Ну же, Мара, открой глаза. Чего ты боишься?

Выдох, режущий глаза электрический свет. Сковывающий тело ужас. Я в какой-то незнакомой комнате без окон, лежу одетая на кровати, все конечности целы… Пока. Откуда эта уверенность, что пока? Он меня даже не связал, я убегу! Я обязательно убегу!

Словно в насмешку распахнулась дверь, и в комнату вошел красивый черноволосый мужчина с нежными грустными карими глазами.

Я вся напряглась, готовая к бою, готовая не сдаваться.

— Доброе утро, моя принцесса, — обманчиво ласковый голос привел меня в замешательство.

— Что тебе нужно? — это был самый идиотский вопрос, который я могла задать. Как будто сама не знала!

Обворожительно улыбнувшись, он произнес:

— Пойдем со мной, моя принцесса, я покажу тебе.

Бешеный стук сердца в сжавшейся от страха груди. Что делать? ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?!

Робкой надеждой звенела мысль о вампире. Он обещал. Обещал защитить. Где же ты Хиль? Где?!

Он схватил меня за руку, будто железными тисками, я шарахнулась в ужасе, пытаясь вырваться. Один удар, звук ломающейся кости, и я отлетела к стене, запоздало пришла боль. Из сломанного носа вниз по подбородку к груди хлынула кровь, осторожно провела языком по зубам, чувствуя во рту железный привкус, зубы целы.

И снова очаровательная улыбка и приглашающий выйти из комнаты жест.

Ублюдок. Пусть физической силы во мне было не больше, чем в котенке, нанести ментальный удар я могла, пусть атака далеко не мой конек, но попробовать стоило. На кончиках пальцев собиралась черная смертоносная энергия, взмах руки, и черный вихрь полетел в него. Колдун играючи отразил мой удар, ответным заставил жалко скорчиться на полу.

— А теперь ты поднимешься и пойдешь за мной.

Я подчинилась. Одно за свои двадцать три года я усвоила верно, женщина мужчине в рукопашке не соперник, во всяком случае, я ни ростом, ни весом не удалась. Глядя с печальной улыбкой на меня, папа всегда говорил: Мара, на тебя раз плюнешь — развалишься. А сейчас и мой вечный козырь в рукаве, моя проклятая колдовская сила была бесполезна.

Поэтому я покорно шла за ним, шла на не твердых ногах, с залитым кровью лицом, надеясь лишь на вампира.

Он вел меня по светлому коридору, голубые стены, скользкий кафель, охристый такой, теплый.… Совсем не подходит к краске на стенах. Странно устроен человеческий мозг, думаю об этом проклятом кафеле, а меня как овечку ведут на заклания. И ни щелочки, ни просвета надежды.

ХИЛЬ!!!

Дверь, и еще один длинный коридор, только по обе стороны двери. Шесть стерильно белых дверей слева, шесть стерильно белых дверей справа. Поиграем в русскую рулетку?

ХИЛЬ!!!

Он отпирает первую слева дверь. Как бессловесный зомби я иду за ним. Надо бороться, сопротивляться… Неужели какой-то сломанный нос лишил меня воли к борьбе? Шаг назад, еще один. Бегу в конец коридора, может быть дверь не заперта. Чудовищный удар сбивает с ног, как тряпичную куклу он поднимает меня снова на ноги, в глазах темно, но я вижу ласковые карие глаза и очаровательную улыбку… Еще удар. Подо мной на дурацком скользком кафеле расползается красная лужица, вместе с кровью выплевываю два зуба… А ведь это только начало.

— Моя принцесса, мне жаль портить такую красоту, но ты не оставляешь мне выбора, — голос подонка был наполнен вселенской печалью.

Грубо подхватив на руки, он занес меня в комнату и усадил на кушетку за толстой стеклянной стеной, тщательно запер дверь.

— А сейчас я кое-что покажу тебе, моя принцесса, — услышала я его приглушенный перегородкой голос.

Он вышел. Оставил меня одну, я с бессильной яростью молотила кулаками по стеклу в надежде его разбить. Безуспешно. Остались лишь кровавые отпечатки от израненных рук. Скукожившись в уголке, я настойчиво звала Хиля. Он должен меня услышать. Должен!!! Если мы могли разговаривать ментально рядом, то и на расстоянии тоже должно получиться. Ну же, я ведь экстрасенс. Сильный. Я смогу!

Отворилась дверь, и он вкатил в помещение операционный стол с привязанной на нем девушкой. Наверно, бедняжка была без сознания, раз не сопротивлялась.

— Кстати, моя принцесса, не надейся на помощь своего мертвого дружка. Он не придет. Я об этом позаботился.

Внутри все оборвалось. Он лжет. Конечно, он лжет. Хиль говорил, что его невозможно убить… Я с дребезжащим ненавистью голосом спросила:

— Что ты с ним сделал, ублюдок?

Деловито раскладывая хирургические инструменты, он ответил:

— Одно маленькое такое заклинаньице, и вампир никогда не найдет тебя. Даже по запаху, — он зашелся истеричным смехом, — Потому что нет у тебя запаха! Нет!

Невозможно. Сердце будто остановилось, конечно, он все врет… врет… я верю… я знаю… мой вампир придет… А Смерть за плечом затаилась, молчит. Что молчишь? Где твои вечные пленники, где неупокоенные духи, молящие меня о помощи? Вот она я вся как есть, без барьеров, без защиты… Услышь меня!

«Мара?», — тихий шепот царапнул мое сознание.

Мое внимание снова привлек он, завязывая жгуты на конечностях девушки. Память услужливо преподнесла страшные воспоминания, бессердечно искалеченные тела…

— Остановись! — закричала я.

Не могу допустить еще одной исковерканной судьбы, не могу…

— Хорошо. Я не трону ее. С одним условием.

Чувствуя недоброе, я спросила:

— Что за условие?

— Ее место займешь ты.

Вот он, мой сон ставший реальностью. Есть ли во мне смелость пожертвовать собой? Превратить свой страшный сон в реальность добровольно?

— Согласна, — как безжизненно это прозвучало, странно, я ведь не сдаюсь, никогда…

Может быть я заслужу кусочек рая потом, после… после ада?

Он счастливо засмеялся:

— Ты первая, кто согласилась. Знаешь, пожалуй, моя принцесса, ты заслужила бонус. Я буду делать это медленно, постепенно… Сначала один пальчик, потом второй… Да что я все говорю, говорю… Скоро сама все узнаешь.

Медленно… Как ни смешно, но это действительно плюс. У меня будет время, нет, у Хиля будет время. Он найдет меня, обязательно найдет. Подумаешь палец, это еще не самое страшное… Как-то неубедительно все это… но я должна во что-то верить. Должна!

Эпизод 14

Нет, Хиль не придет. Прошло уже шесть дней. Я бы давно потеряла счет времени, если бы не ежедневные «операции».

Пять дней — пять пальцев, сегодня шестой, и он отрезал мне кисть до запястья. Не хотелось смотреть на искалеченную руку, но взгляд сам собой останавливался на культе. Иногда мелькала мысль о самоубийстве, пока я еще могу это сделать, а Смерть за плечом истерично хохотала. Мне было страшно подумать, что с моим лицом, сломанный нос неправильно срастался, и было тяжело дышать. Если… если я все же выберусь из этой переделки, придется где-то искать деньги на пластического хирурга. Глупо, наверно, думать о потерянной красоте, когда на кону стоит жизнь.

Пробиться в сознание Хиля мне так и не удалось. С чего я вообще взяла, что он как сказочный рыцарь бросится спасать принцессу от злобного дракона? Я ему не нужна, это же очевидно. Поиграл в положительного героя и хватит, к чему тратить усилия на поиски жалкой смертной? Найдет себе новую игрушку, красивую, не покалеченную…

А я буду месяцами смотреть в этот дурацкий белый потолок, пока он не наиграется.

Иногда вечерами он показывал мне, что будет после. У него был целый «гарем», десять изуродованных девушек, лишенные возможности двигаться. Выбирал одну из них и на моих глазах насиловал, тем, кто кричал, зашивал рты. Поэтому я молчала, всегда, упорно не произносила ни слова, не провоцировала на новую жестокость.

Сознание же мое творило шутки еще более жестокие. В голову упорно лезли дни счастливые, беззаботные. И любовь первая призраком маячила перед глазами. Как же я отпустила его? Почему не уберегла наше пылающее стихийное счастье. Правильно, оно было слишком стихийным для меня, слишком диким и необузданным, непредсказуемым и ненадежным. Ушла, не думая, не жалея через полгода после свадьбы, языческой славянской свадьбы в маленьком провинциальном городке на берегу Днепра. Была, конечно, и свадьба, подкрепленная государственным штампом в паспорте…

К чему все это вспоминаю? Лишь себя мучаю.

Легче не думать.

Не чувствовать.

Снова дурман наркоза, наверно хорошо, что он не резал на живую. Я бы не вынесла такой боли. Странно. Шум какой-то… Я так привыкла к тишине, столько дней слыша лишь его приветливый голос, даже мертвые молчали, невинно убиенные молчали… неужели они тоже его бояться?

— Мара!

Какой знакомый голос… не могу открыть глаза, сил нет….

Эпизод 15

Просыпаясь, чувствую цветочный аромат, смешанный с запахом медицины. Странно, изверг мне цветочков принес? На могилку? Не хочу открывать глаза, не хочу видеть, что осталось от руки.

Рядом с собой слышу чей-то печальный вздох. Чертовщина! С трудом сбрасывая с себя оковы наркоза, все же открываю глаза. Потолок белый, взгляд падает ниже — в углу, на стуле сидит Хиль с глазами побитой собаки. Ну, что друзья, делаем ставки — сон или не сон?

Я ставлю на сон. Не верю я в реальность. НЕ ВЕРЮ!

Что молчишь, кровосос? Безупречный нюх нас подвел? Или может быть ты должен был меня укусить, чтобы между нами образовалась нерушимая связь, ну, или как там, в книжках пишут?

«Прости».

— Не смей больше лезть в мою голову! — очень медленно по слогам произнесла я. Возможно, я не права. Возможно… Но черт побери, рука у меня не вырастет! Я не бессмертный вампир и, уж извините, но состояние моего бренного тела меня беспокоит. А этот упыренок говорит «прости»! Черта с два! Ты обещал! Когда ты был мне нужен, я не могла достучаться… а теперь «прости»! Оставь меня одну!

Одно долгое мгновение на меня смотрели его холодные голубые глаза. И пуф, он исчез. Замечательно! Скатертью дорога! Спасибо, что не дал меня окончательно на кусочки искромсать! Злые слезы катились по щекам.

НЕ НА-ВИ-ЖУ!!!

Эпизод 16

Роджер носился со мной, будто я была стеклянной, каждый день приходил, несмотря на дикую занятость, помогал по дому. Меня начинали терзать смутные сомнения, что мой добрый здоровяк испытывал ко мне отнюдь не профессиональный и даже не дружеский интерес. И это было… приятно. Первую неделю я чувствовала себя ущербной калекой, потом мой исправленный нос потихоньку стал приходить в нормальный вид, да и рана на руке почти затянулась. Без левой кисти было неудобно, было жутко, по ночам чесалась отрезанная ладонь, но я непрестанно напоминала себе об изуродованных девушках и понимала, что мне повезло. Злость на Хиля понемногу проходила, но я не могла ему простить утраченной руки, словно это он, а не сумасшедший доктор Гейбл (именно так его звали, как я узнала позднее) истязал меня. Возможно, я слишком ему верила, а потом запас веры иссяк, осталась лишь боль и ненависть. Да, Хиль все же спас меня, но поздно, слишком поздно для нас обоих.

— Гейбл мертв, — Роджер не сводил с меня глаз, следя за моей реакцией.

Я поперхнулась чаем:

— Мертв?

— Ага, — Роджер задумчиво почесал густую щетину на лице, — Утром в камере нашли тело, точнее то, что от него осталось.

— Подробнее, — попросила я. Злобная и жестокая часть моей натуры ликовала, было немного жаль, что убила его не я, но это не так уж и важно.

— Его буквально со стен соскребали, словно в мясорубку попал. Не представляю, кто мог это сделать, следов никаких. Вообще. Словно демон какой-то проник в его камеру и по кусочкам порвал. Хотя уж скорее ангел возмездия.

— Хиль, — пробормотала я. Конечно, это Хиль.

— Что? — переспросил Роджер.

— Рада, говорю, очень.

И в мозгу непроизвольно возникают образы расправы над ублюдком. Я ведь экстрасенс, помните?

Одиночная камера без окон. Серая, беспросветная. Раздражающе мигает лампа. Узкая койка, на которой сидит ублюдок. У стены, напротив двери сломанный капающий умывальник и унитаз. И тишина, наполненная болью несправедливо осужденных, ненавистью, черной вязкой ненавистью…

Без шороха, без шума к камере подходит вампир, входит в нее. Доктор Гейбл удивленно встрепенулся, заметив, его.

На лице вампира играет хищная ухмылка, ничего человеческого…

Гейбл собирается закричать, но вампир молниеносно, слишком быстро, чтобы человеческий глаз заметил, хватает его за горло и другой рукой вырывает язык, отбрасывает кусочек оторванной плоти в сторону.

С выпученными от ужаса глазами, Гейбл пытается начертать атакующее заклинание. Не успевает.

С мерзким чудовищным хрустом отлетает кисть правой руки, почти сразу за ней на пол камеры падает левая.

Залитый чужой кровью вампир, похож на демона, поднявшегося из ада. Все с той же коварной ухмылкой он вспарывает вместе с одеждой кожу ублюдка от горла до паха, и одним движением срывает, обнажая мышцы.

Гейбл корчиться на полу, ничего не понимая от чудовищной боли, но казнь продолжается.

Вампир вырывает руки из плечевого сустава, следом за ними — ноги. Гейбл похож на жалкий ошметок мяса, что меня радует.

Последний штрих — вспарывая острыми ногтями кожу на лице, вампир и с головы снимает верхний покров.

Что удивительно, Гейбл, еще жив. Еще в сознании.

Удовлетворенно посмотрев на результаты своей работы, вампир исчезает.

Доктор Гейбл полчаса не дотянул до того момента, как его тело обнаружили.

Вампир отомстил за меня, за всех…

Хиль, Хиль, Хиль… Проклятье! Вон из моей головы! Я не хочу думать о тебе!

Эпизод 17

Ночью снова не могу уснуть, привыкла мчаться сквозь тьму в это время в участок, но Роджер запретил мне пока выходить на работу, и я как дура торчу дома. В голову непрошеным гостем лезет Хиль. Когда я сказала, чтобы оставил одну, я не имела в виду навсегда. Или имела? Почему прогнала, не выслушав объяснений? Придет ли, если позову, услышит ли?

Еще точно не зная, что буду делать, одеваюсь. С боем застегиваю пуговицы на зимнем пальто (попробуйте-ка сделать это одной рукой), несмотря на ноябрь уже успел выпасть снег, и мороз ночью −10.

Выхожу из дома, настраивая свою экстрасенсорную антенку. Ну, где же ты, моя мертвечина? Тихо скрипит снег под ногами, круглолицая луна освещает спящий город, а я упрямо иду, прощупывая каждый завиток сложного узора из мертвых и не мертвых людей, неуспокоенные души плачут вокруг, но мне сейчас не до них.

Слишком поздно замечаю машину с мигалками, Роджер, да, сейчас он мне устроит…

— Так, юная леди, позволь узнать, что ты здесь делаешь? — он буравил меня не на шутку рассерженным взглядом. Милый он все-таки, заботливый.

— Да вот, воздухом решила подышать.

— Воздухом говоришь. Ну-ну… Марш в машину, отвезу тебя домой.

Я скуксилась как маленький ребенок.

— Нееет!!! Мне уже осточертело сидеть дома!!! Что нового в участке? — попыталась я перевести тему разговора.

— В машину!

С тяжелым вздохом подчинилась, с этого здоровяка станется и на руках меня отнести.

— Ты зануда, Роджер. Страшная, жуткая зануда!

Удобно устроившись в теплом салоне, я включила радио. Некоторое время мы ехали молча, потом Роджер выключил музыку и с суровым нахмуренным лицом произнес:

— Мара, я давно хотел тебе сказать…

Многообещающее начало, согласитесь. Делайте ваши ставки господа, что последует за этой фразой — признание в любви или предложение руки, сердца и всего остального?

— За те два года, что мы работаем вместе… Проклятье! По-идиотски все это звучит! — рассердился сам на себя Роджер, — Мара, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой!

Я молчала не очень удивленная, но все же растерянная. Роджер до побелевших костяшек сжал руль, надо что-то сказать, надо.

— Роджер, все это очень … мило с твоей стороны, но есть одна маленькая проблемка. Я уже замужем.

Тишина. Такая вязкая и тягучая.

— Ты не говорила раньше.

— Честно говоря, я просто забыла об этом.

— Забыла? Самой не смешно?

— Видишь ли, мы со Стюартом давно разошлись, да и прожили вместе всего полгода, так что данный пунктик моей биографии… как-то затерялся в памяти.

— Как бы то ни было, ты уходишь от ответа, — между кустистых темных бровей залегла мрачная складочка.

— Я не знаю, что ответить. Извини, Роджер, но я действительно не знаю.

— Все дело в том длинноволосом парне, все время забываю его имя?

Краска моментально прилила к моему лицу, благо Роджер следил за дорогой и не заметил этого.

— Ты о Хиле? Нет, между нами ничего нет.

— Ясно.

Похоже, обмануть его не удалось, да и зачем пытаться? Хочу оставить себе запасной аэродром на всякий случай?

Приехали. Роджер молча проводил меня до квартиры, но напоследок, словно неуверенный стоит ли вообще говорить об этом, произнес:

— Мара… Я ни в чем тебя не могу упрекать, но… дай мне шанс. Один шанс, — по-отечески поцеловав меня в лоб, он ушел.

Милый здоровяк Роджер… Смотрела ли я когда-нибудь на него как на потенциального партнера? Нет, по той простой причине, что заводить романы на работе — гиблое дело, но сейчас… Глупо мечтать о вампире, исчезнувшем в неизвестном направлении, пусть сердце противно ноет, но я понимаю, что человек вампиру не товарищ. Только в книжках глупые влюбленные девицы с радостью разделяют бессмертие с упырем. Мне не нужна вечная жизнь, если хотите, я ее боюсь. А Роджер… Я обязана попробовать.

Выскочив за ним на улицу, крикнула:

— Подожди, Роджер!

Удивленный, он обернулся.

— Может чайку? — с идиотской улыбкой спросила я.

Недоверие на его лице сменилось надеждой.

— Почему бы и нет.

Эпизод 18

Я в задумчивости сидела у окна, невольно сравнимая спящего в моей постели мужчину с вампиром (почему-то теперь произнести его имя я не могла, даже в мыслях).

Роджер был похож на скалу, огромный и мощный, словно весь состоящий из мускулов (и почему я раньше считала, что он полный? Ни намека на жир!). Вампир тоже хрупким телосложением не отличался, но был гораздо изящнее что ли, как дикая свирепая кошка. Весь такой плавный и мягкий, всегда готовый к прыжку. А его золотые волосы? А холодные голубые глаза, словно льдинки?

Сердце тоскливо стонало, глупое, глупое сердце. Нет у смертной будущего с вампиром, нет и быть не может. Возможно, стоит согласиться на предложение Роджера, правда могут возникнуть проблемы с разводом. Зная неуправляемый нрав Стюарта, я в этом не сомневалась. С него-то станется снова воспылать ко мне неземной страстью…

Я повернулось к окну, вглядываясь в предрассветную мглу, надеясь увидеть… Кого? Он мне сказал — я дам тебе выбор. Сегодня ночью я этот выбор сделала, и вампир знал об этом, наверняка знал.

Сонно заворочался Роджер в постели, я нехотя нырнула ему под бок. Пусть сердце заткнется, я поступила правильно.

И снились мне холодные голубые глаза как у побитой собаки…

Эпизод 19

Проснулась я поздно днем, когда Роджер уже давно ушел, от истошно вопящего дверного звонка. И кого нелегкая принесла? Потирая заспанные глаза, отворяю дверь. И не верю им. Стюарт Таунсенд собственной персоной, мой муж, кстати сказать.

— Рыжик! — радостно провозглашает он, заключая меня в крепкие объятья и оставляя на губах страстный поцелуй.

С трудом переводя дыхание (я и забыла, вернее заставила себя забыть, каким он был потрясающим любовником…), спрашиваю:

— Какого лешего ты здесь делаешь?

— Я тоже рад тебя видеть, малыш, — белозубо улыбается муженек, — Не пригласишь войти? — отпихнув меня в сторону, он заходит в квартиру, и зачем нужно было спрашивать приглашение?

Я уныло бреду за ним. В восемнадцать по дурости выскочила за него замуж и через полгода сбежала от этого ходячего урагана, что совпало с его отъездом в Штаты, поэтому официально мы так и не развелись. Что душой кривить, я была с ним счастлива, но прошедшее время не считается. А теперь он, звезда современного тяжелого рока заявляется ко мне. Разве я еще не сказала, что мой муж тот самый Стюарт Таунсенд, солист «Дикарей»? Ну, теперь сказала.

Его шокированный взгляд застыл на моей руке, надо сказать протез не ношу принципиально.

— Рыжик, что с рукой?

— Бандитская пуля, — усмехнулась я.

Серые глаза потемнели как море перед бурей, и снова передо мной всплывает безудержная дикая молодость, когда Стюарт в кровь разбивал кулаки о головы тех, кто осмеливался мне хоть одно грубое слово сказать.

— Кто?

— Не переживай, его уже давно соскребли со стенки и похоронили.

— Подожди… Так это о тебе в газетах писали?

— Ты меня всегда поражал своим умом и сообразительностью. Так что привело тебя в мою скромную обитель?

Стюарт вольготно раскинувшись на диване, ответил:

— Я соскучился, Рыжик.

— Мило. Я должна плясать от радости и хлопать в ладоши?

— Ну, что ты, малыш? Не сердись, — схватив меня за руку, усадил рядом, — Я всегда помнил моего Рыжика.

— И?

— Ты злишься, — в серых глазах плескалась печаль.

— С чего бы? В конце концов, это я от тебя ушла. Но, должна сказать, ты вовремя появился. Мне нужен развод. Официально.

Стюарт нахмурился.

— Не выдумывай, Рыжик. Не отпущу.

— Что? Ты себя-то слышишь? Мы уже давно разошлись, почему это официально не оформить?

— Как ты правильно заметила, это ты от меня ушла. Я же отношений с тобой не заканчивал, и заканчивать не собираюсь.

— И ты мне это говоришь спустя несколько лет? — я была поражена логическим мышлением моего безбашенного муженька.

— Я люблю тебя. Всегда любил. Надеялся, что решение свое переменишь, — слишком серьезно он смотрел на меня, непривычно, до боли серьезно.

В душе, где-то глубоко-глубоко царапнуло — и я, я тоже люблю… Но ответила иное, противоположное.

— Не будь ребенком, ничего не вернуть. Я люблю другого и выхожу замуж.

Его губы сжались в упрямую жесткую линию:

— Ну что ж… Твой выбор.

Больше не говоря ни слова, он ушел, я же с удивлением вытирала непрошеные мокрые дорожки по щекам…

Эпизод 20

Как только я получила развод, Стюарт исчез в неизвестном направлении. Желтая пресса стояла на ушах — как же, пропал сам Стюарт Таунсед!

Признаться, я немного беспокоилась и не могла отделаться от чувства вины, возможно, не будь я такой резкой, все могло пройти более мирно. Все-таки Стюарт — моя первая любовь… Но, пожалуй, позволь я себя быть чуть более мягкой, этот ураган снова меня бы захватил в свой плен. Этого я не хотела. Потому просто постаралась выкинуть имя моего теперь уже бывшего мужа из головы.

Роджер пользуясь моим отрешенным состоянием быстренько организовал свадьбу. Свадьба — это, конечно, громко сказано, просто расписались. С трудом верилось, что я снова надела на себя брачное ярмо, но это казалось таким правильным и логичным, что на смутное предчувствие беды я не обращала внимания. Мысли о вампире свернулись где-то на краю сознания и почти не тревожили меня. Пока.

Я гуляла по городу, с наслаждением впитывая в себя запах Рождества. Несмотря на то, что последние пару лет, после смерти отца проводила его в одиночестве, я очень любила этот праздник. В этом году со мной будет Роджер. Я должна радоваться, наверно. Но по этому поводу радости не было. Он буквально душил меня своей любовью и заботой, благо по долгу службы дома бывал редко, сама же я в участке старалась не появляться. В некий фанатичный ужас меня приводила мысль, что я могла быть беременна. Не то, чтобы я против детей, но сковывать себя такими цепями с Роджером мне не хотелось. Возможно, я просто надеялась, что вампир вернется.

Мысли, мысли… дурацкие и бесполезные. Пора возвращаться, скоро придет Роджер. Я тосковала по своей независимости и свободе, но всегда приходится чем-то жертвовать, и поэтому, поймав такси (по понятным соображениям машину я больше не вожу), поехала домой.

На подступах к дому я буквально умирала от дурного предчувствия. Смерть за моим плечом дико хохотала, подтверждая мои опасения.

Свет не горит, значит, Роджер еще не вернулся. Отворяю дверь, чувствую присутствие кого-то чужого в доме…

Вальяжно раскинувшись в кресле сидит вампир, свет фонарей возле дома мягко стелется по золотым волосам, холодные голубые глаза, не мигая, смотрят на меня.

Хиль! Не смогла сдержать радостно забившееся сердечко, вернулся… Он вернулся! Хочется броситься к нему в объятья, шептать влюбленные глупости, но меня останавливает жестокая ухмылка на губах.

Смерть за плечом скачет и бьет в ладоши. Щелчок выключателя, как в замедленной съемке гостиная наполняется светом, взгляд скользит по вампиру, опускается ниже… У ног как огромная сломанная кукла лежит Роджер. Мертв. Уж кто-кто, а я знаю.

— Как ты мог?

Вампир улыбается, демонстрируя клыки:

— Он взял то, что принадлежит мне. А я знаешь ли не мальчик из церковного хора…

— Как ты мог?! — я перехожу на истеричный крик.

— Как? Тебе показать? — одно мгновение и вампир рядом, двумя пальцами взял меня за подбородок и дразнящее прошептал в мои полуоткрытые губы, — Показать?

Нет уж, спасибо, обойдусь как-нибудь. Но коленки предательски дрожали не только от страха.

— Зачем ты убил Роджера? — почти касаясь губами его губ, прошептала я.

— Повторюсь, он взял то, что принадлежит мне, — искуситель и не думал отстраняться, мучая своей близостью, мучая этим почти поцелуем.

— Я же не твоя собственность.

— Уверена? — голубые глаза иронично сверкнули.

Я не знала, что на это сказать. Где-то глубоко в душе я понимала, что он прав, но добровольно отдаться во власть чудовища не могла. А он именно чудовище, за его спиной лежит прямое этому доказательство. Хотя чего я могла ждать от вампира? Что он пожелает нам с Роджером долгих лет жизни и кучу детей? Кажется, вампир говорил — ты моя невеста… Зря я не придала этому должного значения, за мою глупость расплатился Роджер.

— И что теперь?

— Теперь… Моя неверная возлюбленная, теперь… Я обещал тебе выбор. Так выбирай — смерть или бессмертие со мной.

— Ты не можешь так поступить со мной…

— И что меня остановит?

В его лице не было и тени былой нежности, словно передо мной стоял другой человек, вампир то есть.

Выбор. Да разве это выбор? Непрошеные слезы покатились по щекам. Я не хочу умирать, но становиться чудовищем отбирающем чужие жизни… это выше моих сил. Смерть за моим плечом шептала — стань его вечной подругой, стань сестрой моей…

— Вижу, ты сомневаешься. Ну что ж, даю тебе неделю на раздумья. Если по истечении этого срока ты не дашь ответ, я все решу сам, — сказал он и исчез, будто его и не было, будто все это сон.

Но еще теплое тело Роджера не оставляло сомнений в реальности.

Меня не покидало чувство вины, если бы не я, Роджер был бы жив… Наверно, нужно позвонить в полицию…

Хиль… Как я обманулась в нем! Разве верила я, что он по-настоящему способен на жестокость? Не верила, не боялась его по-настоящему… Черт побери, нашла кому доверять! Вампиру! Смешно… может, надеялась, что он как небезызвестный Эдвард Кален зверюшками промышляет? Идиотка! Мой бедный Роджер, прости. Прости, что втянула в эту историю…

Эпизод 21

Мне двадцать три года, а я уже успела два раза побывать замужем и стать вдовой. Поздравляю, мадам, теперь Вы свободны как птица!

Как сомнамбула лежу в кровати. Нашей с Роджером кровати. Одна. В Рождество. А слезы все не кончаются.

Завтра кончается неделя, данная мне вампиром. Предполагается, я должна выбрать меньшее из двух зол. Не могу. Не хочу. Пусть решает он. А сейчас забыться, не думать, не чувствовать…

За окном слышу веселящуюся толпу. Завидую, страшно, по-черному завидую.

Неожиданно напротив окна появился черный силуэт, я с испугу подскочила в кровати:

— Господи!

— Не хотелось бы разочаровывать, но это всего лишь я, — посмеиваясь, ответил вампир.

— Что ты здесь делаешь? Неделя истекает завтра!

С ленивой грацией кошки он подошел к кровати и улегся рядом. Я обалдела от его наглости.

— Какого хрена?! Что ты себе позволяешь, мертвечинка недобитая?!

Миг, и вампир нависает надо мной, вдавливая своим телом в матрас.

— С каких пор ты веришь вампиру? — шептал он, лаская горячим дыханием мое ушко, — Мало ли, что я говорю… Зачем ждать завтрашнего дня, когда я могу решить все сейчас? Что изменит один день?

Сказать, что я испугалась — это ничего не сказать. Так или иначе, но моей жизни вскоре придет конец, что весьма и весьма печально. Но вместе с тем, в моем теле пробуждались древние как мир инстинкты от близости этого золотоволосо демона, неуверенна, что это нормально.

— Совершенно ненормально, — шептал он, скользя влажным горячим языком по бешено пульсирующей артерии на моей шее.

Удовольствие на грани реальности, возбуждение, смешанное со страхом, страх перетекающий в любопытство — какой он поцелуй вампира? Что чувствует жертва, когда из нее тянет кровь суккуб? По опыту помню, что книжкам верить нельзя, и все же… И все же это далеко не все, что меня сейчас интересовало. Что называется вопрос в тему — могут ли вампиры заниматься любовью (почему-то я была уверена, что могут, но сомнения были) и размножаться? Стану ли я вампиром, если он меня укусит? Или мне для этого нужно будет выпить его крови? Или меня должна беспокоить сейчас моя бессмертная душа?

Вампир со смехом отстранился от меня.

— Нет, Мара. Ты меня просто убиваешь. Решись, чего ты хочешь — бежать от меня со всех ног, заняться любовью или все же поговорим на вечные темы о жизни и смерти?

— А чего хочешь ты, вампир?

— Тебя, — просто ответил он.

— В качестве обеда? Или любовницы?

— В качестве вечной спутницы.

— А если я не хочу?

Вампир долго смотрел на меня в полном молчании, размышляя.

— Я не могу оставить тебя смертной, если ты все же настаиваешь, предупреждаю — убью любого кто, будет с тобой.

Роджер. Роджер…

Вампир злобно улыбнулся.

«Так будет с каждым».

— Ненавижу тебя! Я никогда не стану твоей по доброй воле!

— Это не так уж и важно, моя дорогая. У нас будет вечность, чтобы полюбить друг друга.

— Ты просто умалишенный кровосос! Не надейся, что это тебе с рук сойдет! Я найду способ отомстить!

— Месть? Это восхитительно, — пробормотал он, рисуя рукой причудливые узоры на моей груди, — У нее такой непередаваемый чудесный запах крови…

Я замерла, боясь сделать лишний вдох, в груди сделалось так томительно и сладко, хотелось ощущать его руки на своей обнаженной коже, а не через футболку, хотелось его губ, хотелось опасных поцелуев…

Поддев легкую ткань футболки, вампир одним движением руки разорвал ее, выполняя мои молчаливые желания. Наверно, я должна была воспротивиться этому, но не могла. Не хотела.

— Так что ты там о мести говорила? — хитро щурясь, спросил он, приникая к моей груди в голодном поцелуе.

Непроизвольно выгнувшись ему навстречу, я тихо стонала. «Ах, Мара, Мара, как ты можешь? Этот ходячий мертвец твою жизнь разрушает, он Роджера безжалостно убил, уже забыла?» — шептала мне моя совесть. Что я могу сказать на это? Чем объяснить свое поведение? Неужели мне достаточно парочки его жарких поцелуев, чтобы забыть обо всем, забыть о Роджере? Должна ли я оттолкнуть вампира, когда мое тело его так страстно желает?

Но чтобы я сейчас ни думала, животное начало во мне уже взяло свое, запустив здоровую руку в жидкий шелк его волос, я наслаждалась безумными ласками. Я потеряла чувство реальности, в этом мире существовал лишь он, его дерзкие руки, пьянящие поцелуи… В какой-то момент я поняла, что мы уже без одежды. Какое дикое первобытное удовольствие прижиматься нагими телами друг к другу, чувствовать нежной кожей сосков жесткие волосы на его груди, скользить губами по красивому мускулистому телу.

И пусть это последняя моя ночь в мире живых, неважно, она того стоит.

Бесстыдно раздвинув ноги, я жаждала ощутить его в себе, отдаться ему полностью без остатка, без сомнений. Вампир же не спешил, играл со мной, дразнил, сводил с ума, пока сам уже не мог сдерживаться. Наконец, томительно медленно и размеренно он вошел в меня. Безумное пьяное чувство счастья охватило меня, словно я обрела давно потерянную часть себя. Отдавшись бешеному ритму страсти, я вся растворилась в нем. «Пусть это никогда не кончается», — сверлила мой мозг безумная мысль.

Как сквозь сон, я почувствовала боль в области шеи, которая моментально сменилась ошеломляющим наслаждением. Казалось, этого простой смертный выдержать не может.

Яростно, но в то же время бесконечно нежно впиваясь в мою шею, вампир тянул кровь.

Кажется, я умирала.

Эпизод 22

Я видела много смертей, я знала о смерти даже больше, чем о жизни, но никакие знания не могут подготовить к ее холодным объятьям. Тело мое беспомощно барахталось, упорно цепляясь за жизнь. Я слышала слабый стук своего сердца, видела мертвенную бледность лица, алое пятно укуса на шее, так контрастирующее с кожей. Я видела вампира. Он наблюдал за моим умирающим телом как ученый, словно я редкая букашка. Вместе с этим во взгляде сквозило легкое сожаление. Сожаление! Я не могла сдержать смеха. Мой коварный убийца не хотел, чтобы я умирала. Почему я в этом так уверена? Наверно, на пороге смерти многие вещи становятся простыми и понятными. Возможно, теперь мы с вампиром поменялись местами, теперь мне известно если не все, то многое. Ну что ж, если я выживу, у меня будет лишний козырь в рукаве. Буду ли я мстить? По своей натуре я человек не злобный и отходчивый. Я могу простить вампиру смерть моей любимой кошки. Я могу простить ему покалеченную руку, уверена были причины, по которым его так долго не было. Но Роджер… этого я простить не могла. И в то же время сердце мое не жаждало кровавой мести, меня бы вполне устроил вариант, чтобы вампир просто исчез из моей жизни. Но он в покое меня не оставит, скорее всего сделает себе подобной… И гарантировать, что в сердце моем не поселиться черной ненависти, я не могла. И тогда у меня будет вечность на войну с ним. Самое странное, что вампир все это понимал, но все равно жаждал получить в моем лице свою бессмертную невесту или злейшего врага, это неважно. В любом случае одиночество вечности как-то разнообразиться.

Эпизод 23

С трудом я открываю глаза, в голове шумит как после хорошего похмелья, да и в целом такое чувство, будто по мне поезд проехался, раза два, не меньше. Взгляд фокусируется на белом потолке. Так. Я не дома. Как это ни смешно, я снова в больнице, и я жива. Значит ли это, что вампир меня в покое оставил, или это лишь временная передышка, и все начнется вновь?

Вновь. Моя жизнь на кошмар стала похожа с появлением в ней вампира. Пусть и раньше она выходила за рамки разумного, но мертвые, неупокоенные души, вечная смерть за моим плечом — все это было со мной всегда, всю жизнь, сколько я себя помню.

В детстве моими друзьями были души самоубийц и невинных жертв чудовища по имени ЧЕЛОВЕК, несчастные создания по ту сторону смерти, по ту сторону жизни, заключенные между двух миров. Со временем я научилась им помогать, освобождать от этой проклятой всеми богами земли. И ни разу за 23 года моей жизни они не причинили мне вреда, несмотря на то, что люди панически боятся всех этих полтергейстов и приведений, бывают одержимы «демонами»… Все это глупо, очень глупо. Ни одна «нечисть» не несет в себе зла изначально, не жаждет отомстить всему человечеству, все, что они хотят — это свобода, а то, что человек не в состоянии услышать их мольбы, борется с ними, уничтожает их, вредит в первую очередь самому человеку.

Сейчас же я столкнула с иным видом неупокоенной души, вампир, навеки запертый в собственном теле как в тюрьме, и не убежать, и не скрыться от этого проклятия.

Я жалела его. Да, да, жалела, несмотря на все зло, что он мне причинил, в душе своей я не могла найти ненависти к нему. Он был лишен такой простой вещи как смерть. Это достойно сочувствия. Хотела бы я найти способ освободить его душу от этой кровожадной клетки, в которой она заперта.

С тихим скрипом дверь отворилась, в палату с кошачьей грацией вошел Хиль.

— Ты меня удивляешь все больше, Мара, — произнес он, усаживаясь на стул рядом с больничной койкой.

— Чем же, кровосос? — в уже привычной манере обратилась к нему я.

— Я готов был увидеть твою ненависть, после всего… А ты жалеешь меня. Глупо, Мара, глупо. Не плачь по моей душе, ее уже давно нет.

— Почему ты так говоришь?

Не плачь по моей душе… Как же не плакать, если ты этого не можешь? Буду плакать за нас обоих.

— Мара, Мара, душа моя умерла без малого почти полтора тысячелетия назад.

Я ошарашено вытаращила на него глаза:

— Сколько тебе лет?

— В бессмертном виде — 1420, — с грустной и между тем насмешливой улыбкой ответил вампир.

— О… это … хм…. Впечатляет, — невнятно пробормотала я.

Полтора тысячелетия одиночества. Абсолютного и беспросветного. Жуть.

— Ты права. Одиночество вещь малоприятная, но это не такая уж и большая цена за бессмертие.

Небольшая цена… а как насчет людей, погибших по твоей вине, вампир? Как насчет них?

Перед моими глазами маячили тысячи, миллионы мертвецов с обескровленными лицами и синими губами, с растерзанным горлом, с немым вопросом — за что?

Палата постепенно наполнялась неупокоенными, погибшими от клыков вампира. Среди них был Роджер, он смотрел на меня с осуждением, которое разрывало сердце.

— Спаси! Спаси! — кричали заложники проклятой земли.

— Мара? — обеспокоенно произнес вампир.

— Я помогу вам, я всем помогу, клянусь, — белыми губами шептала я.

Но сейчас мне было необходимо сосредоточиться, выгнать их из моего разума, иначе просто сойду с ума. Медленно неупокоенные растворялись, пока в палате не остался один Роджер. Я неуверенно протянула ему руку, легкий холодок защипал ладонь, когда он ко мне прикоснулся.

— Прости.

— За что? Ты не виновата.

Вампир с удивлением взирал на меня, беседующую с воздухом.

— Я освобожу тебя, Роджер.

Он молча кивнул в ответ, рука моя медленно танцевала по воздуху вычерчивая узоры заклинания, вот последний…

— Люблю тебя, — яркая вспышка света и Роджер исчез.

Вот и все. Молодой и красивый, полный жизненных сил мужчина исчез, растаял как дымка… По прихоти монстра.

— Что происходит?

— Неужели, о Читающий Мысли не понял? Ладно, не буравь меня гневным взглядом, это был маленький непроизвольный спиритический сеанс, такое иногда случается, — я пыталась иронизировать, когда сердце рвалось на кусочки.

— Может расскажешь?

— Нет, кровосос. Тебя это не касается. Считай это врачебной тайной.

Вампира рассердил мой ответ, и едва сдерживая ярость, сказал:

— Неделя прошла. Твой ответ?

— Убивай меня. Плевать, становиться чудовищем я не хочу.

— Ответ неверный, — губы его изогнулись в хищной ухмылке, — Но в любом случае для начала ты станешь моей женой.

— Что? Ты совсем охренел что ли? — перешла я на не очень цензурную речь.

— Мара, Мара… Не хотелось бы прибегать к угрозам, но … подумай о Стюарте, и попытайся изобразить на лице радость от моего предложения.

Стюарт… Неужели его пропажа дело рук вампира?

— Да, Мара. Но я не имею к этому отношения.

Эпизод 24

Дни плавно перетекали в недели, я вела тайную войну с вампиром. Надеюсь, что тайную. Он обращал меня в себя подобную, чем дальше, тем больше мои мысли закрывались от него. Это был единственный плюс в моем положении.

Знаете сколько времени нужно, чтобы стать вампиром? Девять месяцев, символично, правда? Девять месяцев монстр тянет твою кровь и дает свою, девять месяцев, чтобы найти выход, девять месяцев, чтобы обмануть вампира.

— Мара, — ледяные голубые глаза стремятся проникнуть в душу, закрытую для них.

Лживо улыбаюсь, что-что, а врать я умею:

— Что-то случилось?

— Нет, просто не могу привыкнуть к тишине в твоей голове. О чем ты думаешь?

— О вечности. С тобой, — хитренько улыбаюсь.

Хиль с горящими страстью глазами впивается мне в губы, сразу чувствую уже привычный железный вкус крови. А еще лжи, не понимаю, почему вампир верит в мою любовь? Когда-то где-то в уголочке моего сознания таилась мысль о том, что я могу полюбить его. Сейчас я говорю себе четкое — нет. Не бывать этому. Пусть, я таю как мороженое на солнце в его объятьях, но секс с любовью ничего общего не имеет.

В моей жизни был лишь один мужчина, с которым меня связывали не только физическое, но и духовное. Стюарт. И только опасения за его судьбу удерживали меня от самоубийства, что для меня было предпочтительнее перспективы стать кровососущим паразитом.

В тайне от Хиля я искала Стюарта, медленно и методично прощупывала все ниточки связанные с ним. Но он постоянно словно ускользал от меня, пока в один из вечеров в новостях не увидела его в компании долговязой девицы с водопадом рыжих волос, у меня были такие же, когда с ним познакомилась. Молоденькая журналистка что-то щебетала о том, что Стюарт Таунсенд вернулся и готовит новый альбом.

С щемящим от непонятной тоски сердцем я вглядывалась в экран, ища признаки обращение в вампира, и с ужасом находя их. Бледный и осунувшийся, с черными кругами под глазами — для кого-то это был признак беспорядочного образа жизни, но я-то знала, что Стюарт всегда, несмотря на свои постоянные гулянки похож на модель с обложки глянцевого журнала.

Что ж, пора переходить к активным действиям. У меня есть еще четыре месяца, а вот у Стюарта их гораздо меньше.

Не без труда, я убедила Хиля ехать в Лос-Анджелес, он реставрировал свой особняк и не хотел оставлять работы без своего неусыпного контроля. Я, разыграв обычную женскую истерику, заявила, что хочу играть свадьбу в городе ангелов. Вампир согласился.

Эпизод 25

— Нет, Хиль! Я не хочу ездить по этим бесконечным загламуренным особнякам, выбирай сам. А я пас, лучше уж по магазинам пройдусь, — капризно надув губы, возмущалась я.

— Мара, ты просто невозможна, — ледяные глаза метали молнии, — Тебе безразлично, где мы жить будем?

— Давай сделку — ты мне позволишь выпить чьей-нибудь, заметь — не своей крови, а я так и быть с тобой поеду?

— Исключено, — не терпящим возражений тоном ответил вампир.

— Какого черта, Хиль! Почему нет? Ты делаешь из меня монстра, а убивать запрещаешь!

— Мара, ты еще не вампир! Если чужая кровь нарушит баланс… — Хиль замолчал, словно сболтнул лишнее.

— Так что будет? — надев на лицо маску рядового любопытства, выпытывала я, — Умру?

— Ничего не будет. Проехали. Делай, что хочешь, а меня уже риелтор ждет.

Мгновение, и я одна. Мой золотоволосый демон сейчас дал мне ключик от выхода. Я удивляюсь, насколько он в моей любви уверен, не боится, что я воспользуюсь полученной информацией… А я воспользуюсь.

Эпизод 26

В нетерпении стою в лифте, наблюдая за переключающимися этажами.

Десять… Одиннадцать…

Наконец, мой! Двенадцать. Двери медленно раскрываются, и я быстрым шагом иду вперед. Так, вот она студия, пролетаю мимо охранника.

— Эй, дамочка! — он догоняет меня, хватая за покалеченную руку. Краска смущения заливает его лицо, когда осознает, что кисти нет, — Посторонним нельзя!

— Я не посторонняя! — гневно вырываю руку, — Стюарт!

Но он и без того уже заметил меня и спешит на помощь.

— Рыжик! — с радостным криком заключает меня в объятья.

Сердце мое бьется где-то в горле, стремясь вырваться рыданием наружу, но нельзя, на слезы времени нет.

— Где твоя долговязая подружка?

— Алисия? Не знаю, она знаешь ли как кошка — уходит когда захочет, приходит тоже… А почему ты спрашиваешь об этом?

— Мне нужно поговорить с тобой, не хотелось бы, что бы нам помешали.

Эпизод 27

Стюарт непринужденно развалился в кресле, в то время как я нервно ходила взад-вперед по гостиничному номеру. С чего начать? Дорогой, ты в курсе, твоя нынешняя пассия вампир?

— Рыжик, в чем дело? На тебе лица нет.

Растерянно запустив руку в волосы, я начала:

— Ты до сих пор не веришь в нечисть?

— А что, должен поверить? — на его бледном изможденном лице играла полуулыбка. Как больно видеть его таким, хотя сама я сейчас выгляжу не лучше.

Я коротко кивнула в ответ.

— Рыж, мы с тобой это уже проходили, — сокрушенно вздохнул мой бывший муж.

— Стюарт, прошу, поверь мне. Это очень важно, — не выдержав, я села у его ног, робко коснувшись руки. Наши пальцы переплелись в одно. Белое на белом.

Но нашему разговору не суждено было состояться. Может быть, оно и к лучшему. Слишком долго я выжидала в тени.

Запертая дверь тихо распахнулось, и в номер, покачивая бедрами, вплыла долговязая рыжая вампирша. Она не удивилась, увидев меня в недвусмысленной позе у ног своего любовника. В черных глазах полыхала ярость, обещавшая мне скорую погибель. Ну что ж, делайте ваши ставки господа.

— Уже вернулась? — прервал наш безмолвный поединок Стюарт.

Я удивилась, уловив тень презрения в вопросе Стюарта. Любопытно, что же между ними за отношения?

Безупречные полные губы скривились в улыбке, больше на оскал похожей.

— Не рад, сладенький? — несмотря на то, что вопрос предназначался Стюарту, вампирша не сводила с меня черных глаз. На моем лице застыла самодовольная маска, что бессмертная, надеешься страх во мне вызвать? Зря. У меня большой опыт общения с тебе подобными. Быстро встав с колен, я непринужденно устроилась на подлокотнике кресла Стюарта, как бы невзначай положив руку ему на плечо.

— Не познакомишь нас, любимый? — приторно сладким голосочком пропела я. На слове «любимый» я почувствовала, как под моей рукой напряглись мышцы Стюарта. Сама не знаю, зачем это сказала, но все мое существо взбунтовалось против мысли, что эта долговязая кровопийца имеет на него какие-то права.

— Мара, это Алисия — моя любовница. Алисия, это Мара — моя жена, — невозмутимым тоном ответил Стюарт.

Я невольно улыбнулась. Как это в его духе — так непринужденно оскорбить человека. На сердце потеплело от мысли, что наш развод он не считает чем-то существенным.

В глазах же вампирши бушевало пламя, готовившееся вырваться наружу. Что ее останавливало? Не хотела показывать свою сущность Стюарту? Но я-то знаю правду. И она знает, что я знаю.

— Жена, говоришь? Похоже, сладенький, тебе пора стать вдовцом.

Одно неуловимое глазу движение, и я отлетела в другую строну комнаты, сильно ударившись о стену. В глазах потемнело, и сквозь кровавый туман я увидела как Стюарт мягко опустился на пол. Вампирша любовно погладила его по щеке:

— Пока поспи, сладенький.

Все ясно. Гипноз. Каковы мои шансы выбраться живой из этой переделки? Верно, ничтожные. Но я рискну.

Кончики пальцев покалывало от собирающейся на них силы. Я ведь экстрасенс, медиум, ведьма, кому как больше нравиться, помните?

Неспешным шагом ко мне подходила вампирша. Я пока вставать не торопилась, выжидала, скапливала энергию смерти на кончиках пальцев.

Шаг. Еще один. Ну же, ближе, мертвичинка.

Миг, и с моих пальцев полилось черное смертоносное пламя, охватывающее ничего не понимающую вампиршу. Но моей силы было не достаточно, чтобы остановить ее. Все-таки я больше на общении с мертвыми специализируюсь, а не на атаке. Ослабленная, но далеко не побежденная вампирша кинулась на меня, метясь хищным оскалом мне в горло. Непроизвольно, я зажмурила глаза. Секунда. Две. Ничего не проиходит. Открываю глаза, и сердце сжимается от страха. Одной рукой золотоволосый демон держит вампиршу за водопад рыжих волос и по-волчьи впивается в ее алебастровое горло. Я молча наблюдаю, не в силах даже предположить, ЧТО теперь будет.

Медленно текут минуты. Слышу бешеный стук собственного сердца и хохот проклятой Смерти за моим плечом. Она не сомневается, вампир мне не простит, убьет не раздумывая. Впрочем, я с ней согласна.

Наконец, Хиль отбрасывает свою жертву как сломанную куклы. Холодные голубые глаза впиваются в меня.

— Ах, моя вероломная Мара… Что же ты делаешь? — неужели в его голосе грусть, или это снова игра?

— Ты не удержишь меня рядом Хиль, даже силой, — чуть слышно отвечаю я.

— Хочешь, чтобы я тебя отпустил?

— Что ты. Я об этом и мечтать не смею, — горькая ирония сквозит в моих словах.

В это время приходит в себя Стюарт. Его взгляд падает на бездыханное тело Алисии, потом на меня сжавшуюся в комок у стены и на Хиля, возвышающегося над всей этой сценой как непреклонная скала.

— Какого черта здесь происходит? — ярость плещется в его голосе, он подлетает ко мне, лишь глазами спрашивая — все ли в порядке?

— Спящая красавица проснулась? — злобно отвечает Хиль.

Стюарт поднимает меня и, заслонив спиной, становиться напротив вампира. Он не уступает ему ни в росте, ни в развитой мускулатуре, будь они оба людьми — бой был бы равный. А так у Стюарта нет ни шанса.

— Что это у нас за остряк самоучка? — едва сдерживая себя, отвечает он.

— Не надо, Стюарт, — я мягко беру его за руку, — Успокойся, пожалуйста.

Он непонимающе смотрит на меня, я с болью в сердце продолжаю:

— Пожалуйста, оставь нас одних. Доверься мне. Помнишь Днепр? Клянусь той ночью, что все будет в порядке. Мы просто поговорим. Я тебе все объясню позже. Пожалуйста.

Сомневаюсь, что у меня будет шанс еще раз увидеть Стюарта. Но всеми силами пытаюсь не показать своего ужаса перед перспективой остаться наедине с вампиром.

— Я буду рядом, — легкий поцелуй в губы, и, смерив Хиля уничтожающим взглядом, Стюарт вышел.

Эпизод 28

— И что ты намерен делать? — прерываю я затянувшуюся тишину.

Вампир ленивой походкой подошел к креслу, где до этого сидел Стюарт. Пальцы рассеянно блуждали по обивке.

— Еще не решил. Я могу убить тебя или его, а может вас обоих… Все от тебя зависит, вероломная моя невеста.

— А почему бы просто не отпустить нас? Или такое чудовище как ты на это просто не способен?

— Что ж, зависит от того, что ты предложишь взамен, — вампир задумчиво посмотрел в окно, — Например, твое будущее дитя. Согласись, это справедливо, если мне мать не достанется, на дочь я имею право.

— Нет! Ты совсем спятил?! Я не обреку своего ребенка на такую судьбу!

— Мара, Мара, у тебя выбора нет просто. Стюарта своего разлюбезного значит, готова отдать мне на растерзание?

— Нет, — я оказалась в тупиковой ситуации. Какое из зол будет меньшим, решить не могла.

— Давай поиграем в рулетку с судьбой. Если у тебя рождается дочь — она моя. Но ведь это может быть и сын? Подумай, Мара, рождается сын, и я исчезну из твоей жизни навсегда.

Заманчиво, черт побери, очень заманчиво.

— По рукам мертвый.

— Ну что ж красавица моя, я испаряюсь, подчищу память твоему дружку. Ему это все знать не обязательно.

Эпизод 29

Вот и закончился эпизод моей жизни под названием «вампир». Надеюсь, что закончился. Мы со Стюартом снова поженились, он записал новый альбом и разъезжает с концертами по всей стране. Я вместе с ним, конечно. А еще я, кажется, беременна. Это меня пугает, но я молю Бога, чтобы родился мальчик, и золотоволосый демон забудется как страшный (что душой кривить и прекрасный) сон.

Вместо эпилога

Шестилетняя рыжая девчушка с росписью веснушек на круглой мордашке вприпрыжку бежала за мячом, скрывшимся за кустами, огораживающими детскую площадку.

— Мася, осторожнее, — миниатюрная рыжеволосая женщина крикнула ей вслед.

Мячик оказался в руках у высокого красивого мужчины с длинными золотыми волосами. Он присел на корточки перед ребенком:

— Твой?

— Ага, — девчушка во все глаза смотрела на него, с детской непосредственностью коснулась пухленькими пальчиками его волос, — Красивые, — вынес вердикт ребенок.

— Спасибо, — мужчина тепло улыбнулся, — Ты тоже красивая.

— Мася? — раздался обеспокоенный голос матери.

Мужчина отдал мячик и, потрепав рыжик кудри, сказал:

— Беги, мы еще увидимся.