/ Language: Русский / Genre:sf,

Мирра И Дьявол

Елена Хаецкая


Хецкя Елен

Мирр и дьявол

Елен ХАЕЦКАЯ

МИРРА И ДЬЯВОЛ

Одни считют дьявол испнцем, другие - немцем. По этому признку люди рзделяются н ромнистов и гермнистов.

Поздней осенью 1941 год гермнистми были почти все.

А Мирр, хоть и нзывлсь "гермнистом", в дьявол вовсе не верил и о нем почти не здумывлсь. Он был коммунистом, теистом и сознтельным нучным рботником.

В Ленингрде свирепствовл голод. Брт Мирры ушел с ополчением и сгинул где-то под Строй Руссой; от него вестей тк и не пришло, зто пришло письмо от сын соседки, с которым вместе уходили. Соседкин сын тоже больше не отзывлся, тк что решено было, что погибли об. Только оплкли, кк проклятые фрицы рзбомбили дом, и соседку свою Мирр потерял.

Перебрлсь в другое жилье, где все вымерли еще в середине осени. И тут неожиднно привлил удч - свел знкомство с одной чрезвычйно ушлой ббушкой. Т по двним пртийным связям получил доступ н помойку Смольного, о которой в городе ходили легенды. Отбросы с той дивной помойки по дешевой цене продвл Мирре, тк что т почти что и не голодл.

Что бы скзл дедушк, влделец чсовой мстерской в Витебске, если бы увидел, кк все нжитое уплывет в ждные лпки струшки-пртийки? "Береги себя, Мирр", - вот что бы он скзл.

Кутясь в необъятную, молью трченную, семейную шль, сидел Мирр в Госудрственной Публичной Библиотеке, под черной, будто бы скорченной лмпой. Сегодня дли свет и можно было знимться делом, не в бомбоубежище время попусту рсходовть. Ее очень рздржли эти вынужденные отсидки среди оцепеневших от стрх людей с безндежными глзми. Хотелось совсем другого: в три рывк рспхнуть три тяжеленные двери, одну з другой (кк в боксе детской поликлинике, куд ее водил двным-двно покойный дедушк), в три прыжк подняться по плоским, кк в Критском дворце, ступеням, приспособленным к степенной ходьбе, но никк не к бегу, схвтить книги и погрузиться в рботу. Ибо любил Мирр свою рботу, кк ничто иное, и потому могл быть счстлив в этом стршном, погибющем мире.

Редкя крсвиц был Мирр, с огромными черными глзми в мхровых ресницх, которые росли, кзлось, в три ряд, с гордыми бровями, с большим, тргически изогнутым ртом. Ежедневня близость смерти придвл ее прекрсному лицу почти неземную одухотворенность. И многие - и женщины, и мужчины, и особенно дети - провожли ее тоскующим взором, словно в ндежде, что этот нгел, сошедший с небес, подст им руку и зберет к себе н небес, где нет ни Гитлер, ни голод, ни бомбежек.

В Публичной Библиотеке, несмотря н войну, было немло читтелей. Из-з холод окон не открывли, и потому в библиотеке зстоялся отвртительный зпх бессильной человеческой плоти. К нему было привыкнуть еще труднее, чем к постоянному чувству голод.

Поэтому когд рядом с Миррой, тихонько извинившись, пристроился совсем уж вонючий стрикшк, он недовольно дрогнул ноздрями и отодвинулсь.

- Простите, - прошептл стрикшк спустя некоторое время, позвольте полюбопытствовть, чем тк увлеченно может знимться ткя крсивя девушк?

Мирр бросил короткий взгляд н своего сосед. Окзлось, что он был не тк уж и стр. Волосы, которые он принял было з седые, были просто очень светлыми, льняными. Стрили его две резкие морщины вокруг прямого рт. Н соседе был тулуп - видимо, эт одежд и источл козлиный зпх. Яркие синие глз уствились н Мирру с нескрывемым восхищением.

- Меня интересуют некоторые лингвистические проблемы, - нехотя скзл Мирр. Зствил себя быть вежливой.

- А, вы нучный рботник? - Человек в тулупе стршно оживился. - И кк вы думете, с нучной точки зрения, почему этот город проклят во веки веков?

- Простите, - с достоинством скзл Мирр. - У меня мло времени. Звтр меня могут убить, я еще ничего не успел нписть толкового.

- А вы должны, д? - Острый нос мирриного собеседник едв не клюнул ее в щеку. - Должны? Здолжли всему человечеству?

- Не могу же я прожить свою жизнь нпрсно, - ответил он. Пожлуйст, отодвиньтесь. Вы меня совсем здушили.

- Ах, прдон. - Человек в тулупе торопливо отодвинулся. И, видя, что Мирр опять потянул к себе книгу, зговорил: - Вм ведь известно, что в первые век существовния Петербург, ходили юродивые и кричли: "Быть Петербургу пусту"?

Мирр кк гермнист ничего подобного не знл. О чем и сообщил не без злордств.

- Это не входит в круг моих нучных интересов, - добвил он.

- А крысы? - возбужденно спросил человек в тулупе. - Об этом-то вы слышли? Крысы ушли из город прямо перед нчлом блокды. Знющие люди уже тогд говорили...

- Д, - нехотя соглсилсь Мирр. - О крысх моя соседк много беспокоилсь.

- Тк было и в Гммельне, - зявил стрнный человек.

О Гммельне Мирр знл, ибо легенд немецкя. Возрзил:

- В Гммельне был еще этот крысолов с дудочкой, который смнил не только крыс, но и детей.

Сосед ее тихо зсмеялся.

- Вот именно, вот именно, дорогя моя. Это ведь я был.

Сумсшедших в городе нходилось уже немло, потому Мирр ничуть не удивилсь.

- Вот и поздрвляю с хорошей рботой, - сухо проговорил он. - А сейчс позвольте мне зняться, нконец, делом, пок ОНИ опять не нчли свои дурцкие бомбежки.

Незнкомец глядел н нее с плотоядным восхищением.

- Вшим полководцм было бы лучше сдть этот город, - скзл он. Это было бы умнее. Я повидл н своем веку немло осд и зню, чем они обычно зкнчивются. О, я помню Мсду...

Это было уж слишком. Дедушк Мирры тоже ПОМНИЛ Мсду. Не нйдется еврея, который бы не помнил.

Но незнкомец евреем не был. Он был похож...

Д! Он был похож н немц! Н нстоящего, "чистокровного рийц", кким его рисуют н криктурх. Не хвтло только уродской пилотки, ндвинутой н уши.

Мирр покчл головой. Когд нчлсь войн с этим Гитлером, он немло выслушл упреков в свой дрес. Рзве нстоящий птриот может быть в ткое время гермнистом? Едв сдерживя слезы, Мирр отвечл, что отдл Родине своего брт. И что есть немцы и есть фшисты и между ними огромня рзниц. Это ксется и идеологической войны, не только той, что н фронте. Мы же не с немецким языком воюем, с человеконенвистнической идеологией фшизм!

Вот и этот сейчс нчнет приствть. "Кк вы можете в ткие тргические дни..."

Но он опять зговорил неизбежном пдении Ленингрд.

- Лучшее, что есть в этом городе, умирет. Поверьте, спсти его можно только одним способом: открыв ворот... Когд Алрих осдил Рим, Вечный Город погиб бы в кольце голод, если бы одн блгочестивя женщин не впустил врг... Он хотел спсти горожн. И они спслись, укрывшись от врврского меч в хрмх.

- Гинзерих, - мшинльно попрвил Мирр.

- Что?

- Гинзерих, - повторил он. - Алрих никто не впускл, он см ворвлся.

- А, тк вы тоже тм были? - живо спросил незнкомец.

- В ккой-то мере.

Незнкомец испытующе сверлил ее своими синими глзкми.

- Я хочу скзть, - попрвилсь он, - что я про это читл. Но я вовсе не считю поступок той женщины првильным. Это был предтельский поступок, если хотите.

Незнкомец пожл плечми.

- Вши комиты и префекты обжирются у себя во дворце, пок вы пухнете от голод. Будет еще хуже. Зим предвидится очень суровя, склды, кк известно, рзбомбили. Кстти, я зню, что и тут без предтельств не обошлось. Вс предли, Мирр. Вши нчльники предют вс кждый день, кждую минуту.

Мирр широко рспхнул глз. Быстро оглянулсь по сторонм: не слышит ли кто. Потом к незнкомцу повернулсь, тк и пронзил его огненным взором огромных своих черных очей.

- Предтель! - выкликнул он и влепил ему звонкую пощечину. - Кк вы смеете!

Незнкомец зхихикл и потер щеку.

- Вы чудо, Мирр.

- Откуд вы знете, кк меня зовут?

- А? - Он пожл плечми. - Понятия не имею. А что, вс не Мирр зовут?

Он не ответил. Тяжело дыш, смотрел н него. Он почему-то не боялся. Может быть, это провоктор?

- Я дьявол, - скзл он в ответ н ее мысли. Теперь он был серьезен и дже печлен.

И хотя Мирр не верил в дьявол, он мгновенно понял, что человек в козлином тулупе говорит чистую првду.

Будучи медиевистом, Мирр хорошо знл верные средств от нечистой силы. Поднял свою толстую книгу, изднную в Гейдельбергском университете при Веймрской республике, и ндвинул ее н дьявол. И поскольку ни одной молитвы по-русски никогд не знл, то зговорил н том, который исследовл, и выплил "Отче нш" единым духом.

Дьявол обиженно морщился и ежился, елозя по вытертому черному коленкору библиотечного кресл. Видно было, что ему и неприятно, и больно, и уходить не хочется.

- Зчем вы тк... - нчл он. И перевел дыхние, утиря пот, когд он змолчл. - Уф... Двно я не слышл готской речи. Вы меня дже пордовли, только для чего ткой текст выбрли?

- А других не сохрнилось, - просто ответил Мирр.

- Кк это?

- Д вот тк.

Дьявол улыбнулся, покзывя широко рсствленные желтовтые зубы.

- Рсскжите мне об этом, - попросил он. - Может, я вм помогу.

- Сомневюсь.

- Мирр, - зговорил дьявол вполне серьезно, - вы верите, что я дьявол?

"Я, фмилия, имя, вступя в ряды Всесоюзной пионерской оргнизции имени Влдимир Ильич Ленин... Горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, кк звещл великий Ленин... всегд выполнять зконы пионеров Советского Союз..." - промелькнуло вдруг в голове у Мирры.

Но он верил.

- Д, - выдвил он. - Я верю, что вы дьявол.

Он с чувством пожл ее руку. У него был сухя, очень холодня лдонь. Почти кк у любого в Ленингрде в эти дни.

- Я помню их всех, - скзл дьявол тихо.

- Товрищи, - не выдержл нконец пожилой профессор, сидевший у них з спиной, - вы мешете. Если вм тк нужно поговорить, выйдите, будьте нстолько добры.

- Извините, - прошептл Мирр.

И они с дьяволом вышли в длинный коридор библиотеки.

- Я помню их всех, - повторил дьявол. - Только сделйте одолжение: не читйте больше эту... ужсную книгу.

Мирр кивнул.

- Почему вы выбрли именно готский язык? - спросил дьявол. - Мне всегд кзлось, что сикмбры... то есть, фрнки, пошли куд дльше, чем вши готы.

- Просто потому, что это единственный гермнский язык той поры, который сохрнился до нших дней. Остльные исчезли.

- А этот?..

- Готы перевели н него биб...

Дьявол стремительно протянул руку, прижимя лдонь к губм Мирры. Он вздрогнул от брезгливого чувств, и он поспешно отнял руку.

- Вы обещли. Мне очень трудно держться, когд вы произносите эти слов.

- Хорошо, я пострюсь следить з своей речью, - послушно скзл Мирр. Он трепетл от волнения.

- Кстти, почему вы говорите "готы" перевели этот текст? Был совершенно конкретный человек, который проделл всю эту кторжную рботу. Кстти, попортил мне немло крови. Я пытлся ему мешть, но он просто не змечл меня. Один рз только скзл: "Уйди, не до тебя". Лютер хоть чернильницей брослся...

- Я видел, - скзл Мирр. - То есть, я хочу скзть, я был в Вртбурге вместе с ншей пионерской дружиной, по бртскому приглшению союз немецкой коммунистической молодежи. Тм покзывли ккое-то грязное пятно и рсскзывли эту легенду. Рзумеется, Вртбург кк пмятник истории и рхитектуры...

- Тм сейчс неподлеку концлгерь, знете? - перебил дьявол. Лдно, не будем уклоняться от темы. Вш дргоценный текст перевел некий Ульфил.

- Послушйте, - горячо скзл Мирр, - неужели вы хотите меня убедить, что один-единственный человек может выступть создтелем литертурного язык? Литертурный язык, дже если его основы и были зложены деятельностью ккого-то гения-одиночки, всегд есть результт деятельности мсс... В конце концов, вши зявления ненучны.

- Ульфил перевел эту книгу, - повторил дьявол мрчно. - И никто не смог ему помешть. Дже смерть. Потому что он воспитл целую орву учеников, тких же твердолобых и упрямых, кк он см. И они зкончили его черное дело.

- А Skeireins кто нписл? - лчно спросил Мирр.

- Это еще что?

- Комментрий к евн... - Он зкшлялсь. - Пояснения к тому тексту.

- Не зню, - скзл дьявол, поглядев н нее со снисходительной блгодрностью. - Но вы совершете ошибку, недооценивя вклд Ульфилы. Он не был оригинльным мыслителем, что првд то првд. И обрзовния хорошего не получил. Собственно, никкого не получил. Но лингвистическое чутье у мужик было отменное.

- Я читл об этом у Филосторгия, - скзл Мирр. - Но думю, что Филосторгий преувеличивет зслуги Ульфилы. В конце концов, и Филосторгий, и Ульфил - последовтели ринской ереси... Слово "ересь" можно произносить? - спросил он н всякий случй. Когд дьявол кивнул, продолжл: - Естественно, этому историку хотелось выпятить зслуги своего товрищ по ринской пртии. Мрксистское же языкознние полгет...

- Я ничего не полгю, - перебил дьявол. - Я ЗНАЮ, кк оно было, вот и все. Вы можете спросить меня, о чем угодно. Вм интересен этот Ульфил?

- В определенной степени.

- Упрямый, черствый кк сухрь, нстойчивый и нчисто лишенный чувств стрх человек, - скзл дьявол. - Мне было бы легко с ним спрвиться, если бы он не предлся с детств другому господину.

- Текст, который сохрнился, приндлежит ему?

Дьявол кивнул.

- Но ведь Ульфил жил среди везеготов и писл в 4-м веке, списки, которые до нс дошли, относятся к 6-му и сделны были остроготми, скзл Мирр. - Вы не могли бы взглянуть и откомментировть те изменения, которые...

Лицо дьявол искзилось.

- Вряд ли я смогу взять в руки вш фолинт, - скзл он с тихой угрозой. - Не говоря уж о том, чтобы прочесть его.

- Но кк же быть? - Мирр почувствовл, кк к горлу подступет комок. Получить ткую возможность узнть - не выстроить докзтельную гипотезу, достоверно узнть из первых рук - ответы н множество нучных вопросов, нд которыми бьются ученые, нчиня с 16 век, когд впервые были открыты готские кодексы... и вот все рушится из-з пустого и глупого суеверия!

Дьявол почувствовл ее отчяние. Произнес примирительно:

- Двйте сделем тк. Вы будете нзывть мне отдельные слов, я комментировть. По крйней мере, кое-что прояснится.

Мирр улыбнулсь.

- Вы знете, - доверительно скзл он, - я совершенно ни с кем не могу поговорить по-готски. Во всем Ленингрде этот язык понимли всего три человек, но один погиб, второй в эвкуции.

- Thudiska zunga, - здумчиво скзл дьявол. - Языческий язык. Deutsch. Достется вм, нверное, з то, что зниметесь им в ткое время.

Мирр кивнул. И тут же стл деловит.

- Прежде всего, меня интересует произношение глсных. Собственно, почему я вслед з большинством ученых (нчиня с Вреде) предполгю, что дошедший до нс вринт готского язык есть живой остроготский язык 6-го век, не тот, двно отмерший ко временм создния рукописей, везеготский 4-го, н котором писл Ульфил?

Дьявол слушл с искренним интересом. Мирр зрделсь, рзрумянилсь.

- Кк известно, грммтики готского язык до Ульфилы не существовло. Эту грммтику создл Ульфил в 4 веке. Вопрос. Стл бы он писть слов не тк, кк они слыштся? То есть, я хочу скзть, н смом рннем этпе стновления орфогрфии нписние слов соответствует их произношению. И лишь впоследствии, когд произношение по тем или иным причинм изменяется, орфогрфия кк более консервтивня облсть, остется прежней, возникет рзличие между тем, что слышится, и тем, что пишется. Вы соглсны?

- Совершенно.

- Итк, зчем бы Ульфиле усложнять здчу и с смого нчл создвть рзличные орфогрфические исключения, плодить трудности првописния?

- Незчем, - соглсился дьявол.

- Следовтельно, орфогрфия Ульфилы отржет произношение, которое господствовло среди везеготов в 4-м веке. Эт орфогрфия мехнистически был перенесен н язык остроготов, которые произносили слов уже совершенно инче. Анлиз нписния некоторых имен ясно докзывет это.

- Вы не могли бы нписть мне хотя бы несколько слов, чтобы я мог лучше вс понять?

Мирр поспешно вырвл клочок из своей тетрди. Нцрпл несколько слов, протянул дьяволу. Тот взял, посмотрел пристльно, потом прочитл вслух.

- Д, - скзл он нконец. - Рзумеется, остроготы произносили это инче. Но и везеготы тоже.

Мирр рскрыл рот.

- Тогд я не понимю...

- Я тоже. Хотя... Постойте! - Вдруг дьявол рзрзился счстливым хохотом. - Дошло! - зкричл он. - Дошло! Мирр! Если бы вы только знли, ккую рдость мне доствили... - Поглядел н нее сбоку, по-птичьи. Дьявол ведь обожет нуки, теории, изыскния. "Теория, мой друг, сух, но зеленеет древо жизни" или кк тм в переводе Холодковского. - Он тк лихо процитировл Гете, что Мирр невольно улыбнулсь в ответ.

- Вы не будете кидться в меня этой вторучкой? - опсливо спросил он. Мирр поглядел н перо в своей руке. Высккивя из читльного зл, он прихвтил его с собой. Это было обыкновенное перо, испчкнное в фиолетовых чернилх. - Если в глз попдете, то будет неприятно.

- Что з дикя мысль... - нчл Мирр и вспомнил Лютер.

- Д, д, я о нем, о Мртине, - скзл дьявол. - Я предложил ему несколько хороших идей, и он отблгодрил меня чернильницей по голове.

- Я всего лишь нучный сотрудник, - скзл Мирр гордо.

- Вы знете, моя дорогя, кем был Ульфил?

- Еписко... то есть, церковником.

- Для нчл, он не был готом.

- Знчит, это првд, что он приндлежл к эксплутируемому большинству?

- Ну... если считть пленных, которые освоились среди своих победителей, эксплутиру... тьфу, ну и лексик у вс, моя дорогя! В общем, он действительно был урожденный кппдокиец. Покидя млденчество свое и переходя в детский возрст, он учился говорить и тогд освоил именно греческий, не готский. Готскому учился потом, уже вне родительского дом.

- И что с того?

- А то, что кппдокийский греческий, моя дорогя, - это было нечто ужсное. У нстоящих греков судороги деллись, когд они слышли кппдокийц. Эти белые сирийцы... вы знете, что кппдокийцев нзывли белыми сирийцми?

- Зню, - скзл Мирр. - Об этом есть у Брокгуз и Эфрон.

Дьявол поглядел н нее с нежностью.

- Умниц. Тк вот, кппдокийцы не рзличли долгие и крткие глсные. Лепили все подряд. - Он помолчл и с торжеством зключил: Ульфил создл грммтику под свое собственное ужсное кппдокийское произношение. А вы тут голову ломете.

Мирр взвизгнул и повисл у дьявол н шее.

Он отечески похлопл ее по спине.

- Лдно, будет вм. Можете включить мою гипотезу в вшу книгу.

Он зтрясл головой.

- Вы что? Я же не могу присвоить себе чужое открытие. Вы должны пойти со мной... Вы должны нписть... Вы...

Он отстрнился.

- Мирр. Вы збыли одну мленькую детль. Я - дьявол.

- Это чертовски осложняет дело, - соглсилсь Мирр.

Дьявол склонил голову нбок.

- Вы тк и будете довольствовться этими жуткими текстми, Мирр? Хотите, я нучу вс живой, нстоящей лексике? Вы же не знете по-готски ни одного ругтельств. Просто потому, что в этой книге их нет.

- Есть одно, - мшинльно скзл Мирр, - но оно еврейское. Рк.

- Вот видите. Я нучу вс ругться по-готски. А кк н этом языке будет кошк? Хорь? Крыс? Эти животные не водятся в Плестине.

Дьявол говорил, Мирр торопливо зписывл.

И тут противно взвыл сирен.

- Опять бомбежк, - скзл Мирр. Он был стршно рздосдовн. Может, не пойдем никуд?

- Ну вот еще, - зявил дьявол. - Я не нгел, чтобы оборонить вс от ткой нпсти.

- Рзве дьявол не может спсти человек? Я читл...

- Может, - перебил дьявол. - Но для этого он должен зключить с человеком договор. Вы же не стнете зключть со мной договор, Мирр?

Он посмотрел прямо ей в глз. Пронзительным взглядом своих ярко-синих мленьких глз. И Мирре стло очень холодно и одиноко.

Он плотнее зкутлсь в свой плток.

- Нет, - скзл он. - Вряд ли. Хотя вы мне очень помогли. Я блгодрн вм. А вы... То есть, нм н лекции по истории средних веков говорили, что суеверные люди средневековья... что они верили, будто дьявол может совртить и зствить человек...

- Мне почти невозможно зствить вс, - грустно скзл дьявол. - В вс нет ничего, з что я мог бы уцепиться. Вы совершенно не дорожите собственной жизнью. И у вс нет близких.

- Мой брт?.. - спросил Мирр и вдруг понял, что до этого мгновения смутно ндеялсь н то, что он все-тки жив.

- Убит под Строй Руссой, - подтвердил дьявол. - Вы совершенно неуязвимы. Боюсь, вы дже не честолюбивы. Вы просто любите свой готский, других слбостей, вроде бы, у вс и нет.

- Лдно, идемте в это чертово убежище, - соглсилсь Мирр. - Рз уж никк не можем инче помочь друг другу. Глупо умирть тк рно.

Он выбежл из Публичной Библиотеки.

Мирр дже не зметил, когд дьявол исчез. Его просто вдруг не стло рядом.

Впрочем, ей не слишком хотелось с ним встречться. От него для этого чересчур дурно пхло.

Сведениями же, полученными от него, воспользовться тк и не смогл, поскольку не имел возможности укзть достоверный источник.