/ Language: Русский / Genre:love,

Бремя Любви

Элизабет Хардвик


Хардвик Элизабет

Бремя любви

Элизабет ХАРДВИК

БРЕМЯ ЛЮБВИ

Анонс

Прошло более десяти лет со времени развода героини романа со своим мужем. Наконец-то жизнь ее начинает налаживаться. Она растит сына, приобретает престижную работу. У нее появляется мужчина, за которого она в недалеком будущем собирается замуж. Ей кажется, что она почти счастлива. Но в один прекрасный день из Австралии возвращается ее бывший муж и тут начинается такое...

Для широкого круга читателей.

Глава 1

- Что случилось?

Вин оторвала взгляд от чашки с кофе, которую она нервно сжимала в руках, и виновато посмотрела на подругу. Она совсем не слушала ее веселую болтовню.

Они знали друг друга уже почти десять лет. Подруги впервые встретились на детской площадке, куда обе привели когда-то гулять своих маленьких сыновей. Об этой-то встрече и вспоминала сейчас Эстер, предлагая Вин отпраздновать десятую годовщину их знакомства.

- Но не дома же нам отмечать! Давай поедем куда-нибудь, - щебетала она. Ну, естественно не в твою гостиницу...

Голос подруги слегка изменился, и она поняла, что подруга намекает не на ее работу в гостинице - она отвечала там за персонал, - а на ее рома" с владельцем гостиницы.

В подтверждение ее догадки Эстер спросила:

- Кстати, как поживает Томас. Я думала, что у вас...

- Да нет, дело не в Томе, - замялась Вин. Какой смысл скрывать от Эстер грядущее событие? Все равно ее сын Чарли, не теряя времени даром, быстро выложит свою замечательную новость Денни, сыну Эстер. Замечательную для Чарли. Ей-то новость не казалась такой уж замечательной. По правде говоря, для нее это была самая крупная неприятность за последние годы.

- Джеймс возвращается, - мрачно сказала она и затем, когда Эстер вопросительно посмотрела на нее, пояснила:

- Отец Чарли.

На лице Эстер мелькнуло испуганное выражение, и Винтер печально улыбнулась. Эстер была явно потрясена. Но разве можно сравнить чувства Эстер с тем ужасом, который испытала она, когда Чарли сообщил ей эту новость? Это случилось четыре дня назад, когда они сидели за завтраком. Он сказал ей об этом своим обычным вызывающим тоном, который в последнее время прочно усвоил в разговорах с ней.

Теперь Чарли доставлял ей много хлопот и огорчений. Ему уже исполнилось тринадцать лет, и он вступил в новый период своей жизни. И хотя она все время твердила себе, что не следует удивляться резкой перемене в его поведении, ей все-таки было больно наблюдать за тем, с каким старанием он пытается порвать те нежные, доверительные отношения, которые сложились между ними.

Как тяжело ей было одной воспитывать сына после развода! Но Винтер полагала, что Чарли счастлив и что ей удалось как-то компенсировать отсутствие отца, особенно такого, как Джеймс, который относился к сыну скорее с раздражением и неприязнью, чем с любовью.

- А я думала, что он в Австралии, - удивилась Эстер. - Весь класс завидует Чарли с тех пор, как он съездил к нему на каникулы в прошлом году.

- Сейчас Джеймс в Австралии. Но кажется, он надумал уехать оттуда. Не знаю, что взбрело ему в голову и зачем он решил вернуться... - Она пожала плечами. - Он всегда думал только о карьере. Ему повезло - у него в Австралии собственная фирма. Он занимается программным обеспечением, и дело его процветает. Не буду отрицать, он всегда был щедр к нам и хорошо помогал деньгами. Но Чарли говорит, что он хочет закрыть свое предприятие в Сиднее и вернуться.

- Насовсем? - спросила Эстер.

- Понятия не имею, - призналась Вин. - Мы с ним не общаемся. У нас нет причин для этого.

- А Чарли? - заметила Эстер. - Ведь он, кажется, обожает отца?

От слов подруги Вин содрогнулась. Эстер никогда не встречалась с Джеймсом. По совету врача Вин начала посещать группу матери и ребенка уже после развода. Врач считал, что ее страстная любовь к слабенькому ребенку и маниакальный страх за его жизнь приведут ее к полной изоляции, к замыканию в себе и своих проблемах.

- Похоже, что так, - неохотно согласилась она.

Тревога последних дней разрушила ее обычную сдержанность, и Вин, потеряв контроль над собой, неожиданно взорвалась:

- Не могу понять почему! Первые шесть лет Джеймсу было просто наплевать на сына!

Эстер сочувственно взглянула на подругу. Хотя Вин и не принадлежала к женщинам, с легкостью открывающим свое сердце, они уже давно знали друг друга, и Эстер была в курсе обстоятельств развода Винтер. Медленно, постепенно, тяжело пережив долгие, горькие месяцы одиночества, Винтер наконец поведала подруге правду о своем замужестве и последующем разрыве.

И тогда и сейчас Эстер считала, что развод - это тяжелая травма для женщины. Нелегко узнать о том, что муж тебе неверен, но в тысячу раз тяжелее узнать об этом в то время, когда ты только начинаешь оправляться после преждевременных родов, когда ты не отходишь от колыбели слабого и болезненного ребенка в мучительной тревоге за его жизнь... А если в довершение всего тебе едва стукнуло двадцать лет и твои родители с самого начала резко возражали против брака в столь юном возрасте? Тогда развод становится необыкновенно серьезным испытанием.

Не то чтобы Вин искала сочувствия или поддержки. Нет, она не принадлежала к такому типу людей. Самостоятельная, всегда стремящаяся - иногда даже чересчур настойчиво, как казалось Эстер, - прочно стоять на собственных ногах и ни от кого не зависеть, Винтер была очень сдержанна в проявлении своих эмоций. Она делилась своими переживаниями с другими так же тяжело, как скряга - со своими золотыми монетами.

Она держалась немного отстранение и была исключительно скрытной и сдержанной в общении, что не казалось Эстер удивительным после того, что случилось с нею.

Хорошо узнав ее, Эстер больше не задавалась вопросом, почему подруга не стремилась ко второму замужеству. Многие мужчины обращали на нее внимание, но она не поощряла их до тех пор, пока не закончила колледжа и не получила работу в гостиницу Тома Лонгтона.

Никто не был поражен больше Эстер, когда Вин начат принимать ухаживания Тома. Теперь их связь длилась уже много месяцев, почти год.

Вначале, когда Том приобрел в окрестностях городка полуразрушенный дом в георгианском стиле и заявил, что намерен превратить его в небольшую, но комфортабельную сельскую гостиницу, оснащенную всем необходимым для отдыха, все посмеялись над его затеей, считая, что в этом местечке еще не появилась необходимость в такого рода вещах.

Но они не приняли во внимание упрямство Тома, который в короткий срок превратил старую развалину в первоклассный отель. А по-настоящему гостиница стала процветать, когда около нее пролегла дорога, отходившая от главного шоссе, по которой постоянно проезжало множество машин с потенциальными, весьма разборчивыми клиентами. Теперь Том уже поговаривал о необходимости расширения своего детища, о постройке нового здания и о покупке земли для оборудования удобной площадки для гольфа.

Винтер редко обсуждала планы Тома даже с ней, своей ближайшей подругой, но Эстер знала, что Том делится с нею своими замыслами. Выйдет ли она замуж за Тома? Они казались хорошей парой. Том, хотя и был слишком напорист, энергичен и непостоянен, а также склонен к высокомерию и преувеличению своих успехов, все-таки питал к Вин искренние чувства и заботился о ней.

Но как быть с Чарли?

Эстер интересовало, догадывается ли Винтер о той взаимной неприязни, которая существует между ее сыном и любовником? Но если она и знала об этом, то никогда не поднимала эту тему, а Эстер совсем не хотелось задавать лишние вопросы. Иногда, когда она замечала беспокойство и тревогу на лице подруги и видела, что та почти ее не слушает, она понимала, что между Томом и Чарли опять произошло столкновение.

Время от времени Эстер спрашивала себя, сможет ли какой-нибудь мужчина занять в жизни Винтер такое же важное место, как и сын. Может быть, оттого, что Чарли был единственным ребенком Винтер - у Эстер их было трое, - а может быть, и оттого, что Чарли в детстве сильно болел и после ухода Джеймса целиком зависел от матери, но у Винтер с Чарли были гораздо более близкие и доверительные отношения, чем у Эстер с ее тремя сорванцами.

Иногда она завидовала этому, но однажды Вин грустно призналась ей, что боится подавить Чарли своей излишней любовью и мелочной опекой. Хотя она одинока и живет только интересами Чарли, она прекрасно понимает, что ему нужна свобода, чтобы развиваться как личность. По этой причине она теперь старается отступить в сторону и предоставить ему возможность завести побольше друзей среди сверстников.

Эстер считала Винтер образцовой матерью. Она вспомнила, как той было стыдно за свою несдержанность, когда через шесть лет после рождения Чарли из небытия возник его отец и попросил разрешения на общение с сыном.

"Думаю, что ради Чарли мне придется согласиться", - горько призналась она тогда Эстер.

"В конце концов, Джеймс живет в Австралии, и у него вряд ли будет возможность сильно попортить тебе кровь", - утешила ее Эстер.

- Чарли, наверное, очень рад? - сочувственно предположила Эстер теперь.

Винтер вспыхнула и рассерженно взглянула на подругу.

Она была невысокого роста, ниже Эстер, и, на зависть той, стройнее. Из-за своей статной осанки и элегантной манеры держаться она казалась выше. Свои длинные густые волосы прекрасного орехового цвета она обычно гладко зачесывала назад и перехватывала на затылке мягким бантом. Ее глубокие, теплые карие глаза имели тот золотистый оттенок, какой бывает у благородного хереса, светящегося и играющего в хрустальном бокале. Но изредка, когда она, охваченная гневом, позволяла себе выказать свои настоящие чувства - как это было теперь, - они загорались нестерпимым огнем, так противоречащим ее внешнему спокойствию.

- "Очень рад"!.. Да он просто голову потерял от счастья! - раздраженно воскликнула Вин.

- Да-а, возвращение отца наверняка радует его больше, чем победа нашей команды в юношеской лиге, - пошутила Эстер.

Шутка была неудачной. Сощурив глаза. Вин посмотрела на подругу. Тонкие черты ее лица исказились гневом.

- Если Джеймс хочет отнять у меня Чарли.., если он хочет обольстить его, подкупить...

- Отнять Чарли? Ну перестань! Как он это сделает? Ведь ты - опекун Чарли.

- По закону - да, - согласилась Вин. Ее прекрасные глаза внезапно погасли, голос задрожал.

- Чарли обожает Джеймса. С тех пор как он провел в Сиднее свои каникулы, и дня не проходит, чтобы он не вспомнил отца. Если Джеймс поселится здесь, в нашем городке, что он, видимо, и собирается сделать... Эстер, для тебя не секрет, что сейчас между нами с Чарли черная кошка пробежала. Он и слышать не хочет о Томе. И в этом виновата я сама. В конце концов он привык считать себя единственным в моей жизни. - Вин печально улыбнулась. - К тому же Том тоже не подарок. Когда они вместе, кажется, что встретились два быка: стоят друг против друга, готовые к бою, роют копытами землю и ни один не хочет уступить.

Эстер не удержалась и засмеялась, хотя она очень хорошо понимала свою подругу и сочувствовала ей.

- Ты боишься, что появление Джеймса еще больше усложнит отношения между Томом и Чарли? - мягко спросила она.

- Не только этого. Больше всего я боюсь, что Джеймс предложит Чарли переехать к нему.

Вин заметила недоверие на лице подруги и нахмурилась.

- Не думай, что это невозможно. Я знаю, что по закону являюсь опекуном Чарли, но если Джеймс предложит ему что-нибудь в этом роде и Чарли захочет уйти к нему... Как раз сейчас он переживает пик любви к отцу.., или, лучше сказать, к тому прекрасному человеку, которым, по его мнению, является его отец, - добавила она. - Он слишком молод и не помнит, что было, когда он родился, как Джеймс рассердился, когда я забеременела. Мы не планировали Чарли, его появление было чистой случайностью. Мы были женаты всего четыре месяца, и ты знаешь, что ни мои, ни его родители не хотели этого брака. Тогда Джеймсу было двадцать шесть, - продолжала Вин, - и он только что закончил университет. А мне было всего девятнадцать. Сейчас я понимаю, почему родители требовали, чтобы мы подождали... Но мы были влюблены, по крайней мере за себя я ручаюсь. Сейчас мне кажется, что Джеймса в наших отношениях привлекала только постель. Я была единственной дочерью в семье и росла с четырьмя старшими братьями. Они только и делали, что следили за мной. Один-два поцелуя украдкой на каких-то вечеринках, когда мне удавалось сбежать от них, - вот и весь мой опыт общения с мужским полом.

Я была очень наивна, и братья прожужжали мне все уши рассказами о том, что их сверстники думают о неразборчивых девицах. Я действительно верила, что парни - и мужчины - уважают только тех девушек, которые говорят им "нет".

Вин отрицательно покачала головой.

- Нет. Хотя я хорошо знаю, что он винит в разводе меня. Мне стыдно говорить это, Эстер, но, ты знаешь, иногда мне даже хочется, чтобы Джеймс предстал перед Чарли в истинном свете. А с другой стороны, я совсем этого не желаю: ведь это разрушит иллюзии Чарли и потрясет его до глубины души.

Лицо Эстер смягчилось.

- Ты уж слишком сурово судишь себя, - сказала она, обнимая Вин. - Ты только человек, дорогая моя; я понимаю, как тебе тяжело. Но Джеймс все же оставил тебе весь дом и никогда не пытался отсудить свою половину. Он щедро помогал вам деньгами...

- Я не потратила на себя ни цента из его денег, - быстро, как бы оправдываясь, сказала Вин.

- Знаю, знаю. Тебе пришлось нелегко, когда Джеймс начал проявлять интерес к Чарли. Все эти дорогие и совершенно неуместные посылки с подарками, а затем и его поездка туда...

- Мне кажется, что именно поэтому я и поступила в колледж, наконец-то получила специальность и нашла хорошую работу.

- Но ведь ты всегда работала, - запротестовала Эстер.

Винтер поморщилась.

- Ну, неполный рабочий день и совсем непрестижный труд! Все эти малооплачиваемые места, которые вынуждены занимать женщины вроде меня... Неожиданно я спросила себя, какое представление о месте женщины в жизни может сложиться у Чарли. Я хотела, чтобы Чарли видел, что и женщина может достигнуть многого, что и она может добиться успеха. - Она прикусила губу и, вспыхнув, добавила:

- По правде говоря, Эстер, во мне просто заговорила ревность. Чарли постоянно твердил о том, как преуспел Джеймс. Ну а с другой стороны, нельзя сравнить работу в маленькой гостинице с управлением собственной преуспевающей фирмой.

- Я знаю, ты способна и на большее, - сразу же заметила Эстер. - И я также знаю, что ты не желаешь, чтобы Чарли судил о достоинствах людей исходя лишь из их коммерческого успеха. Ты сделала все для того, чтобы Чарли развивался многосторонне. Только вспомни, сколько холодных, мокрых дней ты провела на стадионе, болея за Чарли, когда он играл в футбол. Я просто взбесилась, когда Денни, возвращаясь домой, стал жаловаться, что я не бываю на стадионе и не вдохновляю его. А потом еще шахматы, плаванье, не говоря уж о драмкружке...

Она остановилась, увидев, что Винтер опять нахмурилась.

- Ты говоришь об этом так, как будто я силой заставляла его заниматься тем, что считаю нужным. А я просто не хотела, чтобы он рос в изоляции. Когда ты одна, приходится крутиться намного больше. Ее губы внезапно задрожали, и Эстер поняла, как глубоко расстроена ее подруга вестью о возвращении мужа, как боится этого.

- Боже мой, - невнятно, чуть слышно прошептала Вин, потом достала платок и высморкалась. - Не переношу людей, которым нравится себя жалеть! - И спустя мгновение, взяв себя в руки, она твердо спросила Эстер:

- Итак, что ты говорила о праздновании? Ведь годовщина твоей свадьбы только через полтора месяца?

- Да, но сейчас я думала о нашей годовщине. Вин удивленно подняла брови, и Эстер объяснила, в чем дело.

- Десять лет.., да, так оно и есть. И что ты предлагаешь?

- Ну, не знаю... Уик-энд с Томом Крузом, появление доброй феи, которая превратит меня в Джулию Робертс <Том Круз, Джулия Робертс - популярные американские киноактеры.>... - выдохнула Эстер, комично закатив глаза.

Вин засмеялась.

- Мы, к примеру, могли бы записаться на сеанс оздоровительного гидромассажа. Я всегда так мечтала об этом, - умоляюще добавила она. Представляешь, как мы там понежимся, как отдохнем!

- Звучит прекрасно, - согласилась Вин. - Но уж очень дорого!

- Мы заслужили это! - решительно заявила Эстер.

Вин колебалась.

- Даже не знаю, что и сказать. Чарли давно выпрашивает у меня новые кроссовки.

- Нет, - твердо оборвала подругу Эстер и затем добавила, слегка смягчившись:

- Иногда ты слишком балуешь его. Винтер. Ничего с ним не случится, если он еще немного подождет. Пора доставить немного удовольствия и себе.

- Может быть, ты и права, - согласилась Вин, посмотрев на часы и поднимаясь. - Бог мой, я должна была быть на работе ровно пять минут назад!

Эстер проводила ее до машины. Когда Том Лонг-тон принял ее на работу, он предоставил в ее распоряжение отличный новый автомобиль - красивую спортивную модель с откидывающимся верхом. Эстер подозревала, что выбирал он ее специально для Вин, отнюдь не руководствуясь соображениями коммерции. Чарли она, естественно, не понравилась, что он сразу же и высказал.

- Когда же он приезжает? - спросила она садившуюся в машину Вин. Винтер нахмурилась.

- Не знаю. Чарли весь взъерошился, когда я спросила его об этом, и я не стала настаивать. - Винтер невесело улыбнулась Эстер. - Почему так всегда происходит? - спросила она с болью. - Как только у тебя начинает налаживаться жизнь, как только ты посмеешь подумать о том, что все хорошо, обязательно случается какая-нибудь неприятность.

Эстер смотрела вслед подруге, и ей было сердечно жаль Вин. Проводив ее и войдя в дам, она вдруг подумала, рассказала ли Вин Тому о возвращении бывшего мужа.

Глава 2

Наконец-то Вин добралась до машины и включила мотор. Каким изнурительным и долгим был сегодняшний день! Неожиданно на целый день раньше, чем это было предусмотрено, приехали японские туристы. Их с трудом удалось разместить, и это стоило Винтер изрядной нервотрепки.

Винтер любила свою работу. Ей нравилось решать вопросы, входящие в ее компетенцию, ей нравились люди, которых она встречала. Ей нравилось появившееся у нее чувство собственной необходимости. Ей доставляло большое удовольствие применять на деле те знания, которые она получила в колледже. Она очень гордилась своими успехами в работе. То, что теперь Чарли не мог так бестактно, как раньше, противопоставлять ее жизнь успехам отца, прибавляло ей еще большей гордости.

Она вспомнила, как смеялась, когда родители пытались убедить ее, что в один прекрасный день она может пожалеть о том, что бросила все и не стала поступать в университет. Как может она учиться дальше, яростно вопрошала она, если учеба в университете означает разлуку с Джеймсом?

Она также вспомнила, как однажды, когда они остались одни, Джеймс прошептал ей на ухо, что он хотел бы, чтобы она была постарше, и что он не очень удивлен отношением ее родителей к их браку. Но тогда в ответ она потянулась к нему, обвила его руками и поцеловала так, как он ее учил. С приглушенным стоном он обнял ее, возвращая поцелуй, и увлек на диванные подушки.

В ту ночь они впервые занялись любовью, и Вин была потрясена и расстроена, поняв, что первый любовный опыт не всегда приносит неземное блаженство. Джеймс обвинил в этом себя и уверил ее, что в следующий раз все будет по-другому, намного лучше. Она сомневалась в этом, расстроенная своим неумением угодить ему, но он оказался прав. В следующий раз все действительно было лучше, намного лучше, удивительно, восхитительно!.. Фу! Винтер быстро отмела в сторону пустые воспоминания.

Гостиница Тома Лонгтона отстояла от городка на несколько миль. Стояла ранняя осень, и зеленая кайма травы у дороги пестрела красными маками. По полям весело прыгали солнечные зайчики, по дальним холмам скользила тень от летящих по небу облаков.

Неожиданно Вин поняла, что ей совсем не хочется ехать сейчас домой и видеть перед собой надутое, осуждающее лицо Чарли. Она свернула с главного шоссе на тихую проселочную дорогу, остановила машину и открыла окно. От суматохи сегодняшнего дня и от тревоги, не покидавшей ее уже несколько дней, у нее слегка болела голова.

Она откинулась на сиденье, закрыла глаза и полностью отдалась своим мыслям. На такую роскошь у нее редко хватало времени. К тому же она считала это баловством и поблажкой себе, а потакать себе Винтер не любила. Мечты - это занятие для подростков, а не для зрелой женщины. Вин вспомнила, что в юности ее часто обвиняли в излишней мечтательности.

Она горько усмехнулась. Как она утром сказала Эстер, в юности, до того, как она встретила Джеймса, братья делали все возможное, чтобы оградить ее от реальной жизни.

Первая их встреча произошла у магазина, когда она в буквальном смысле столкнулась с ним, подвернув ногу и вскрикнув от острой боли. Но боль в момент улетучилась, стоило ему склониться над ней. Он протянул руку к щиколотке, внимательно и ловко ощупал ее и с беспокойством спросил, как она себя чувствует. При его прикосновении на нее внезапно накатилась странная горячая волна, и слова застряли в горле. Джеймс был самым привлекательным мужчиной из тех, которых она когда-либо встречала. Высокий, загорелый, с густыми темно-каштановыми волосами, он, казалось, излучал какую-то энергию. Его пальцы, держащие ее ступню, были длинными, с чистыми и аккуратно подстриженными ногтями. Свет отражался от круглого стекла его больших электронных часов, а короткая кожаная куртка казалась такой мягкой, что, несмотря на ее потертый вид, ей хотелось дотронуться до нее, пробежаться по ней кончиками пальцев и ощутить нежную, мягкую фактуру.

Не услышав ответа на свой вопрос, он внимательно посмотрел на нее. Она заметила, что его глаза были густого золотистого цвета, как у тигра. Дыхание замерло у нее в груди. Все ее существо охватил вихрь эмоций, которых она никогда еще не испытывала. Она поняла, что окончательно и бесповоротно влюбилась.

Как во сне, она позволила ему поднять пакеты и сумку, оброненные ею. Он сказал, что довезет ее до дома на машине, и Винтер, чувствуя, что если бы он предложил ей полететь вместе с ним на Луну, то и тогда она согласилась бы без лишних слов. Она покорно кивнула и позволила ему взять себя под руку. Вместе они прошли мимо толпящихся покупателей и вышли на стоянку.

Из разговора по дороге она узнала, что он только что вернулся домой из Гарвардского университета, получив там звание магистра, и что в будущем собирается заняться производством компьютерных программ и открыть собственное дело, а пока работает неподалеку, так как до организации собственного предприятия хочет немного пожить с родителями.

Он спросил, как ее зовут, и она, задыхаясь, ответила ему, слегка покраснев, когда он задумчиво повторил:

- Винтер? . Как необычно...

- Я родилась в день зимнего солнцестояния, - пояснила она, чувствуя себя неловко. Ее необычное имя всегда приносило ей огорчения, и она предпочитала, чтобы ее называли просто Вин.

- Зима в имени, но не в облике, - ответил он ей тогда. - Какой теплый цвет у ваших волос!

Говоря это, он наклонился вперед и дотронулся до ее волос. В те дни она носила волосы распущенными, только убирала их со лба бархатным ободком, и они свободной густой волной падали ниже плеч. Вин считала такую прическу слишком детской и наивной и хотела сделать стрижку, чтобы выглядеть взрослее, но братья подняли ее на смех, говоря, что она молода и должна выглядеть наивной и юной, и, против обыкновения, она уступила им.

По странному капризу судьбы в то лето все они были далеко от дома. Старший брат, Гаррет, гостил в Новой Зеландии, куда поехал знакомиться с семьей своей невесты. Близнецы Саймон и Филипп пешком путешествовали по стране, а Джонатан, студент последнего курса университета, проводил каникулы на археологических раскопках вместе с несколькими приятелями-студентами. Вин осталась в городке совсем одна, без защиты своих верных стражей.

Сначала родители были рады ее знакомству с Джеймсом. Он был старше, разумнее ее и понимал, как невинна и молода Вин. Во всяком случае, позже ее мать с горечью утверждала, что они так считали.

Безусловно, Вин была и наивна, и невинна, но она также была безумно влюблена и не пыталась скрывать свое чувство от Джеймса. При первом же его поцелуе она пылко прижалась к нему, крепко обняв его, и доверчиво приоткрыла губы. Ее серд-1де бешено забилось от восторга, когда она почувствовала, как его горячий, зовущий язык нетерпеливо ищет ее язык.

После первого поцелуя она посмотрела на него сияющими, ошеломленными глазами. Ради него она была готова на все! Ее грудь болела и пульсировала под тонкой хлопчатобумажной футболкой, и напрягшиеся соски выдавались под полупрозрачной тканью. Джеймс легко дотронулся до одного из них и мягко обвел его кончиком пальца. Краска бросилась ему в лицо, и он хрипло сказал ей:

- В следующий раз я поцелую тебя вот сюда, и тогда ты поймешь, почему это так возбуждает...

Она была отчаянно влюблена в него и абсолютно беззащитна перед охватившим ее чувством. Да, это было действительно так. Куда она могла деться? Вот это-то пробудившееся в ней влечение, а также чувство, которое она по своей наивности считала любовью, и повлекли ее так безудержно к Джеймсу.

Она так сильно хотела его, что очень скоро все остальное в ее жизни утратило всякий смысл. У нее не было никакого жизненного опыта, на который можно было опереться в такой важный для нее момент, и Вин решила, что раз она жаждет его близости - значит, любит его. Стоило ей только подумать о Джеймсе, как по всему телу пробегала горячая и сладкая волна. Конечно же, она любила его и страстно защищала свое чувство, когда мама пыталась доказать ей, что надо подождать, что все может кончиться катастрофой, что влюбленность отнюдь не равнозначна любви, что она слишком молода и не должна связывать жизнь с человеком, которого знает всего-навсего несколько месяцев.

Но на это она вызывающе указывала, что ей уже исполнилось восемнадцать лет и что родители не могут воспрепятствовать ее замужеству.

- А как же университет? - ужасались они. - Подумай о своем будущем!

- Мое будущее - это Джеймс! - упрямо отвечала она.

Даже сам Джеймс сделал попытку убедить ее в том, что им лучше бы отложить свадьбу, но она немедленно залилась слезами, обвинив Джеймса в том, что он не хочет ее. Чтобы успокоить Вин, он крепко сжал ее в своих объятиях...

Вскоре после первой близости с ним она призналась ему, что все еще не взяла у своего врача рецепт на противозачаточные таблетки. Джеймс не только сам записал ее на прием в Центр планирования семьи, но и настоял на том, чтобы пойти туда вместе с ней. Он сказал, что заводить ребенка сейчас, на данном этапе их отношений, да и в течение нескольких первых лет их совместной жизни, неразумно, да и просто невозможно.

- Ты еще так молода, - произнес он, вглядываясь в ее юное лицо. - Иногда мне кажется, что твои родители правы и нам действительно следует подождать, но я так хочу тебя... Ей тоже не терпелось стать его супругой, и, двумя месяцами позже, почти против воли ее родителей, после тихой церемонии в церкви, они стали мужем и женой.

Они купили маленький, но крепкий каменный дом в окрестностях городка, и какое-то очень короткое время Вин была бесконечно счастлива. Джеймс оказался ласковым и внимательным любовником. Он терпеливо позволял ей постепенно раскрывать свою чувственность. Только долгие годы спустя, по прошествии многих лет после развода, она по-настоящему поняла, насколько ему приходилось сдерживать себя.

В то время он был бескорыстным и любящим супругом. Он холил и лелеял ее, смеялся, когда у Вин подгорала еда или когда ему самому приходилось гладить рубашки.

Тогда, вспыхивая от стыда и унижения, она спрашивала его, не жалеет ли он, что взял ее в жены, а он обнимал ее и говорил, что женился на ней совсем не из-за ее хозяйственных талантов.

- И кроме того, - шептал он ей на ухо, - после Рождества ты будешь учиться в колледже, и у тебя все равно не будет времени на готовку и другую ерунду.

Учеба в колледже была камнем преткновения между ними. Вин вполне устраивала роль жены Джеймса, и ничего большего она не хотела. Джеймс же не уставая повторял, что если она и отбросила мысль о поступлении в университет, то это не означает, что она не должна учиться здесь, в своем родном городке.

- Зачем мне теперь диплом? - спрашивала она. - Мне не нужна карьера. Мне нужны только ты и наши дети.

Джеймс серьезно посмотрел на нее.

- Ты так молода. Вин. Это сейчас ты думаешь так, но когда-нибудь...

Они жарко спорили, но он продолжал настаивать на поступлении Вин в колледж.

Затем Вин заболела гриппом и зачала ребенка. Почему она нарочно так долго скрывала свою беременность? Может быть, она чувствовала, что Джеймс ее не одобрит?

Когда наконец она сообщила ему о своей беременности, его первыми чувствами были потрясение и гнев. Сквозь слезы она смотрела, как он в раздражении ходит взад-вперед по гостиной.

- Слишком рано, Вин. Мы еще толком не знаем друг друга, - сказал он ей тогда.

И месяцы, последовавшие за их разговором, показали, что она действительно мало знает его.

Оказалось, что и ее семья, к которой она обратилась за поддержкой и сочувствием, разделяет мнение Джеймса. Все, решительно все считали, что на такой ранней стадии их совместной жизни беременность является крайне нежелательным событием.

- Теперь, конечно, я не смогу учиться дальше, - сказала она Джеймсу и вздрогнула, увидев выражение его глаз. Казалось, он всерьез считает, что она забеременела специально, чтобы не ходить в колледж.

В их отношениях появилась первая трещина.

Затем однажды вечером Джеймс сказал, что им придется сходить на вечер, организованный для служащих его компании. К тому времени Винтер была уже на седьмом месяце. Она сильно располнела и, будучи маленького роста, стала похожа на шарик. Тянущий вниз живот замедлял ее движения, раздражал и мешал ей.

Они перестали заниматься любовью. Вин была так рассержена его холодностью и неприятием ее беременности, что оттолкнула его, когда он сделал робкую попытку помириться. Больше он к ней не прикасался. Она страстно жаждала его объятий, но гордость не позволяла ей сказать ему об этом. Вдобавок к этому она все время мучительно спрашивала себя, а хочет ли он вообще близости с ней теперь, когда она беременна и так отталкивающе толста.

А затем, во время традиционного обеда и танцевального вечера, которые ежегодно устраивала его новая фирма, она увидела, как Тара Симоне призывно смотрит на ее мужа, как близко - даже излишне близко, на взгляд Вин, - она стоит, слегка наклоняя к нему свое стройное, гибкое, не обезображенное беременностью тело. Она намеренно исключила Вин из общего разговора, упомянув о своем образовании, и с энтузиазмом начала обсуждать с Джеймсом рабочие вопросы. Бедняжка Вин могла только молча слушать их, ведь она не знала ничего или почти ничего о программном обеспечении компьютеров.

Женская интуиция сразу же подсказала Вин, что Тара хочет отнять у нее Джеймса и что он действительно находит ее привлекательной. Да и могло ли быть иначе? Тара была высокой, рыжеволосой девицей с раскосыми кошачьими глазами. Даже Вин ощущала, какая волна чувственности исходит от нее.

Трещина в их отношениях углубилась. Джеймс стал спать отдельно, в соседней комнате. Когда она собралась с духом и выдавила из себя вопрос, с чем связана такая перемена, он сказал, что не хочет беспокоить ее.

Однажды, когда Вин была одна, ее неожиданно навестила мама.

В это субботнее утро Джеймс заявил, что ему придется съездить на работу. После его ухода Вин вспомнила, что он не сказал ей, когда вернется домой, и позвонила в его офис. На звонок ответила Тара, и Вин бросила трубку с таким ужасом, как будто схватилась за горячую сковородку...

- Вин, дорогой, с тобой все в порядке? - с беспокойством спросила мама, когда Вин едва открыла ей дверь. Вин заметила странное выражение ее лица и неожиданно посмотрела на себя ее глазами, так, как мама видела ее сейчас: сальные непричесанные волосы, несвежая мятая блузка, опухшее от беременности лицо.

Мама нахмурилась еще сильнее, когда увидела неприбранную гостиную и кучу отложенного в стирку белья на кухне.

Вин понимала, как неуютно и непривлекательно выглядит все вокруг, включая ее самое, но постоянное чувство усталости все время укладывало ее на диван. Да и вообще, Джеймс редко бывал дома, а когда и бывал.., казалось, он не хочет находиться вместе с ней.

Она замечала, как он иногда смотрит на нее, нахмурившись и как будто изучая. "Все ясно! Он удивляется, какого черта женился на мне", - печально думала Вин. Без сомнения, он бы предпочел взять в жены женщину, похожую на Тару, которая не была бы такой глупой, чтобы случайно забеременеть, которая бы, как и он, закончила университет и имела престижную работу. Но ведь и она училась бы в университете, не встреть его!

Однажды, выехав в город, она встретила там двух своих старых школьных подруг. Как они поразились, увидев ее беременной, - поразились и пожалели ее...

С помощью матери она прибралась в доме и помыла голову. Поглядев на себя в зеркало, она вдруг испытала соблазн сделать короткую стрижку. Но ведь Джеймс как-то сказал, что так любит ее волосы... Говоря это, он обвил их вокруг ее шеи и поцеловал сквозь густые пряди.

Слезы застлали ей глаза. Что случилось с ними, с их любовью?

Был уже вечер, когда Джеймс вернулся домой. Вин увидела в его глазах облегчение, почти удовольствие, когда он заметил чисто прибранный дом и ее вымытые волосы. Он подошел к ней и, обняв, потерся щекой об ее ухо. Вдруг она почувствовала исходивший от него сильный запах духов. Во время беременности она стала особенно остро воспринимать запахи, и у нее не было никаких сомнений в том, что она узнала этот запах. Это были духи Тары.

Покраснев от гнева, она немедленно оттолкнула его от себя, крича:

- Не трогай меня! Не смей дотрагиваться до меня!

Меньше чем через месяц после этого события у нее начались преждевременные роды, и на свет появился Чарли. В это время Джеймса не было с нею - он явно был у Тары.

Он даже не очень стремился увидеть Чарли. Вин хорошо помнила, как он нахмурился, впервые увидев сына. Он даже на руки его не взял! Лишь раздраженно отвернулся, когда Вин начала кормить младенца грудью.

Она страстно желала, чтобы Джеймс проявил к ней хоть капельку нежности, чтобы обнял ее и сказал, что все еще любит ее и что любит ребенка, но - увы ничего этого не произошло.

Она хотела поставить колыбельку Чарли в их спальне, возле кровати, но Джеймс настоял на том, чтобы их сын спал в детской. Когда у Чарли развился гастроэнтерит. Вин в гневе обвинила в этом Джеймса. Она кричала, что если бы Чарли все время находился при ней, как она хотела, то ребенок бы не заболел.

Но, разгневанная, в глубине души Вин понимала, что несправедлива к Джеймсу. Она с радостью взяла "бы свои слова обратно, но было уже слишком поздно... Да и потом, какая разница? Джеймс больше не любил ее, сомнений в этом не было.

А через шесть месяцев она получила очередное доказательство этому однажды Джеймс совсем не пришел ночевать домой. Ближе к рассвету раздался телефонный звонок. Вин сняла трубку и сразу же услышала мягкий, бархатный голос Тары.

- Если вы волнуетесь о Джеймсе, то напрасно, - заявила она Вин. - Он провел эту ночь со мной. - Она немного помолчала и затем добавила:

- Вы понимаете, о чем я говорю. Вин?

Не отвечая. Винтер бросила трубку. По телу разлилась болезненная слабость, а сердце готово было разорваться от душевной муки, которую она никогда не испытывала ранее. Она положила Чарли в коляску и долго гуляла с ним, вытирая рукой катившиеся по лицу слезы. Когда Джеймс вернулся, она тихо сказала ему, что требует развода.

Он пытался оправдываться, но она не стала даже слушать его. Не стала она и обвинять его в связи с Тарой. Для этого она была слишком горда! Винтер невыносимо страдала. Она вдруг поняла, как сильно любит Джеймса. Даже слишком сильно, призналась она себе, стоя к нему спиною и сквозь слезы повторяя свое требование о разводе.

Как ни странно, семья не поддержала ее. Близкие заявили, что теперь она должна думать не только о себе, но и о своем сыне, однако она оставалась непреклонной, требуя, чтобы Джеймс немедленно покинул дом, и отказываясь от встреч с ним...

Шум пролетающего над головой самолета вернул ее к действительности. Нахмурив лоб, она беспокойно пошевелилась. Уже давно она не позволяла себе так надолго погружаться в прошлое, так глубоко копаться в нем. Обычно она стремительно подавляла внезапно появляющиеся в голове воспоминания о своем коротком замужестве, но сейчас, взирая на свое прошлое с высоты пришедшего с возрастом опыта, она с болезненной отчетливостью поняла, какой, в сущности, незрелой была в те годы, какой эгоистичной и избалованной.

Она нахмурилась еще больше, мысленно представив себе образ той молоденькой девушки, почти ребенка. Ну что хорошего было в ней?

Вин опять беспокойно заерзала на сиденье. До странности ясно видела она теперь, что ее собственные поступки только укрепляли те преграды, которые появились между ними.

Джеймс не был готов стать отцом. Он не хотел Чарли. Более того, теперь, будучи уже зрелой женщиной, она догадывалась, что он просто хотел физической близости с ней и только поэтому убедил себя, что любит ее.

Но каковы бы ни были действительные причины, приведшие к их браку, теперь все осталось в прошлом. Да и вообще, можно ли назвать их связь браком? Теперь-то она понимала, что у супругов должны быть совсем другие отношения, совершенно не похожие на те, которые существовали между ней и Джеймсом.

Она была слишком преданной, слишком послушной и, как результат, просто жалкой. Больше никогда она не будет такой! Материнство изменило ее, научив в первую очередь думать о нуждах других людей, а уж потом - о себе.

Она была самой младшей и в результате самой избалованной в семье. Винтер с отвращением вспоминала, что иногда братья обращались с ней не как с человеком, имеющим право на уважение, а как с любимой собачкой. И в этом была доля ее вины. Теперь-то они относятся к ней совсем иначе.

Вин улыбнулась, вспоминая, как удивлены они были, когда наконец поняли, что она стала совсем другой. Она приобрела чувство собственного достоинства и собственной значимости. Теперь она приобрела право не только на их любовь, но и на их уважение. Нет, в следующий раз она не повторит своих ошибок.

В следующий раз... Сердце Вин тяжело забилось.

Она все еще не нашла в себе мужество сказать Чарли о том, что Том сделал ей предложение. Вин еще не решила, примет ли его. Том ей нравился, она восхищалась его предприимчивостью и успехами, хотя иногда ее и коробили его излишняя агрессивность и бестактность. В своих отношениях с Томом она была уверена только в одном: он любит ее.

Но любит ли она его?

Погрузившись в свои мысли. Вин вспомнила, как почти год назад, когда Чарли ушел в поход вместе с классом, они с Томом впервые занялись любовью. В другое время ее тринадцатилетний и очень верный сын просто не давал им возможности побыть наедине, а она была уже не так молода, чтобы прятаться в разных, возможно не очень приспособленных для этого местах.

Впервые после развода она встречалась с мужчиной. Может быть, из-за того, что она стала старше, мудрее и уже не смотрела на жизнь сквозь розовые очки, их встреча с Томом прошла как-то уж слишком буднично...

Том оказался достаточно нежным и заботливым любовником. Он не спешил, был ласков и внимателен и проявил себя далеко не новичком в любовных делах. Она и не думала, как это было с Джеймсом, что их встреча будет сплошным праздником, да еще и с фейерверком, но все же ожидала большего, чем это оказалось на самом деле. Гораздо большего, принимая во внимание ее воспоминания о том, как легко пробудил в ней чувственность Джеймс.

Конечно же, никто из них никогда не упоминал об этой встрече, но она чувствовала, что Том разочарован. Если говорить честно, Винтер была почти рада, что постоянное присутствие Чарли и его враждебность к Тому не давали им возможность повторить опыт.

Как она совсем недавно заметила в разговоре с Эстер, с Томом ее связывали гораздо более серьезные вещи, чем постель, - по крайней мере она так считала, - и, к счастью, Том не требовал от нее интимных встреч.

Может быть, постепенно, со временем у, них все наладится... Но с другой стороны, откуда возьмется эта привычка.? Вин уже давно вышла из того возраста, когда могла с восторгом приветствовать предложение заняться любовью в машине, по дороге со свидания домой.

Она усмехнулась, вспомнив, что у них с Джеймсом все было именно так. Тогда они обедали где-то в городе, и на обратной дороге она случайно коснулась его бедра. Почувствовав, как напряглись его мышцы, она ощутила то же возбуждение в себе и пристально посмотрела на него широко раскрытыми глазами. Ее сердце учащенно забилось, когда Джеймс резко остановил машину и повернулся к ней...

Наверное, в ее возрасте человек уже не способен на такого рода всплески физического влечения, подумала Вин, заводя мотор. А если она согласится выйти замуж за Тома, то не сблизит ли этот шаг еще больше Чарли с отцом?

Если бы только Том более сердечно относился к Чарли! Если бы только Чарли не был так воинственно настроен по отношению к Тому! С каким завидным, упрямым постоянством он упоминает имя Джеймса всякий раз, когда у них бывает Том!

Вин вздохнула, вспомнив сердитые слова Тома о том, как он счастлив, что Джеймс живет в Австралии.

- Если он так уж хорош, как считает Чарли, я вообще удивляюсь, почему вы расстались! - раздраженно сказал он ей.

- Что же ты хочешь? Он же отец Чарли, - сочла себя обязанной заметить Вин в защиту сына. А когда она попыталась убедить Чарли в том, что, наверное, не стоит так уж часто поминать Джеймса в присутствии Тома, Чарли взвился:

- Почему это? Он мой папа!

Проблема состояла в том, что Чарли начинал взрослеть и, кажется, всерьез решил опекать ее, как некогда делали братья.

Но она уже вызубрила свой урок и теперь, вне зависимости от сильной любви к сыну, не могла позволить ему вмешиваться в свои дела; он должен понять, что у нее есть право, наличную жизнь и что она может заводить себе друзей, даже если Чарли они и не нравятся. Этот урок он должен получить для своей же пользы, ради себя, ради нее, а также ради той женщины, которая когда-нибудь разделит с ним его жизнь.

Конечно, можно было заставить Чарли признать ее право на встречи с Томом. Но, с другой стороны, заставить его признать Тома как мужа матери и своего отчима было совсем другим делом.

Проезжая по городку. Винтер услышала бой церковных часов и покачала головой. Она даже не предполагала, что уже так поздно. Весь день Чарли пробыл в гостях у своего школьного приятеля. Они хотели вместе посмотреть по телевизору футбольный матч. Затем, как она поняла, отец приятеля собирался завезти его домой.

Когда она захотела уточнить у Чарли, во сколько он вернется, тот засопел от злости и напомнил, сколько ему лет. Винтер замолчала.

Она все еще жила в том самом доме, который купил Джеймс сразу после свадьбы. Он стоял посередине полудюжины других таких же домов и имел при себе довольно большой сад, выходивший в открытое поле.

Прошлым летом они вдвоем с Чарли покрасили дом снаружи. Нельзя сказать, что эта работа доставила им много удовольствия - особенно Чарли, но Вин все-таки чувствовала, что она пошла им обоим на пользу.

Услышав об этом. Том пришел в ужас. Он мог бы прислать своих рабочих, и они бы в два счета все выкрасили, сказал он ей, но Вин отрицательно покачала головой. За свою жизнь она поняла, как важно для нее оставаться независимой. Вин действительно очень изменилась с того времени, когда она беспомощно цеплялась за других и послушно позволяла им все решать за себя.

Около дома стояла красивая дорогая машина - престижный "даймлер" с новыми номерными знаками. Она виновато припарковала свою машину сзади.

У Чарли был свой ключ от дома. Вероятно, отец его друга подвез его до дома, и Чарли, должно быть, пригласил его зайти. Придется ей извиняться за свой поздний приход. Она надеялась, что отец друга не сочтет ее плохой матерью лишь из-за того, что она позволила сыну вернуться в пустой дом.

Когда Винтер устроилась на работу в гостиницу, она вначале никак не могла избавиться от комплекса вины перед сыном, но Эстер выбранила ее за это.

- Чарли всегда сможет посидеть пару часов у нас, если это будет необходимо, - сказала она подруге. - И ты это знаешь. Тебе нужна эта работа, Вин, и не только из-за денег. Она нужна тебе ради тебя самой. Ты полностью отдавала себя Чарли, когда он больше всего нуждался в тебе. Но только подумай, ведь пройдет еще несколько лет - и птенец вылетит из гнезда.

Но хотя Винтер и понимала, что Эстер права, как понимала и то, что и Чарли, и она только выигрывают от независимости, которую им обоим давала ее работа, она все еще изредка продолжала испытывать подобные острые приступы вины.

Входя в холл, она услышала, что в доме включен телевизор. Дверь в гостиную была приоткрыта, и до Вин доносились возбужденные выкрики Чарли:

- Гол! Ты видел, пап? Ты видел, как он забил гол?

ПАПА!!!

Вин застыла на месте. Все ее существо восстало, не желая понимать, что или, вернее, кто стоит за этим простым словом.

- Да, молодец парень! Умеет забивать! Она не слышала его голоса уже более десяти лет, но узнала бы его из сотни, из тысячи разных голосов. Глубокий, чуть медлительный... Все слова взвешенны и тверды, никакого признака австралийского акцента. Тот же голос, который становился тягучим, как мед, когда он говорил ей, как сильно хочет ее, как сильно любит... Тот же голос, который становился хриплым от желания, когда он наклонялся над ней в темноте... И тот., же самый голос, которым он холодно и жестоко ругал ее за то, что она решила родить ребенка...

Подавляя охватывающее ее леденящее чувство гнева. Винтер глубоко вздохнула, расправила плечи, резко распахнула дверь в гостиную и вошла.

Глава 3

Вин была уже достаточно опытной в житейских делах и хорошо знала, как важно с самого начала взять ситуацию в свои руки.

Даже не взглянув на Чарли, она холодно спросила:

- Что ты здесь делаешь, Джеймс? Краем глаза она заметила, как вспыхнул Чарли, как беспокойно и растерянно начал переминаться с ноги на ногу, но заставила себя отвернуться и сконцентрировать внимание на мужчине, поднявшемся с дивана и теперь стоявшем перед ней.

"Лучше бы он сидел", - подумала она. Ей непроизвольно захотелось сделать шаг назад, но она вовремя сумела удержать себя. Ведь это означало бы, что она не только уступает Джеймсу полметра пола... Именно поэтому, несмотря на сильное желание, она твердо стояла на месте, подняв голову и не сводя с него глаз. Лицо Вин пылало, глаза гневно сверкали. Она даже не пыталась скрыть свою враждебность. Неожиданно ей показалось, что Джеймс бросил быстрый взгляд на сына, и ее враждебность усилилась. Как смеет он использовать Чарли в своих интересах? Да и вообще, как смеет находиться в ее доме? Он не мог знать, что ее не будет дома!

Хотя...

Вин напряглась и с трудом подавила в себе желание повернуться и посмотреть Чарли в глаза. То, что она расценила как смущение, вполне могло быть и чувством вины.

"Лгал ли ей Чарли о своих сегодняшних планах? Неужели они заранее договорились об этом?" - думала Винтер, не веря себе.

Не дав Джеймсу ответить, Чарли быстро встал на его защиту:

- Это я сказал, что он может зайти. Между прочим, это и мой дом тоже, а он - мой отец.

Говоря это, он упрямо вздернул подбородок. Беспомощно взглянув на него, Вин увидела, что, несмотря на браваду, он был близок к слезам. Как обычно, она постаралась сдержать эмоции и подавить возмущение. Позже она побранит его за то, что он сделал. Но сейчас - нет, она не станет унижать сына в присутствии Джеймса. Поэтому она просто тихо сказала:

- Да, это и твой дом, Чарли.

Оторвав взгляд от него, она неожиданно увидела, что Джеймс, нахмурившись, рассматривает ее. "Наверняка удивляется, что он тогда во мне нашел", промелькнуло у нее в голове. Конечно, она не принадлежала к типу уверенных в себе женщин вроде Тары, которые так нравятся Джеймсу. "Интересно, где сейчас Тара", - подумала она. Джеймс не женился вторично, и если в его жизни и была женщина, то он не стал знакомить с ней Чарли во время пребывания сына в Австралии.

- Прости меня, - коротко извинился Джеймс. - Я и не подозревал, что ты не знаешь о моем приезде сюда.

- Я знала, что ты возвращаешься в наш городок, - холодно возразила она, но я не ожидала, придя домой, обнаружить тебя в своей гостиной.

Она сделала ударение на слове "своей" и с удовлетворением отметила, что его скулы напряглись. Так, значит, он не совсем непроницаем! Он все-таки чувствует свою вину за то, что воспользовался предложением Чарли, заранее зная, что она никогда бы его не одобрила! Очень хорошо.

- Итак, мы тебя не задерживаем, - спокойно продолжала она. - Я уверена, что у тебя есть дела.

Она опять напряглась, увидев, как они быстро обменялись взглядами, и почувствовала, что по ее спине пробежал холодок.

- А папа будет жить с нами, - сообщил ей Чарли и затем вызывающе добавил:

- Я сказал ему, чтобы он жил с нами!

На мгновение Вин показалось, что сейчас она потеряет сознание. На этот раз Чарли действительно зашел слишком далеко! Сквозь болезненный шум в голове и ушах до нее донеслись слова Джеймса:

- Извини, я думал, ты знаешь. Вообще-то... - Он внезапно остановился.

Вин в недоумении смотрела на сына, надеясь, что ослышалась. Чарли прекрасно понимал, что его мать отрицательно отнесется даже к мысли о том, чтобы Джеймс жил с ними под одной крышей. Если же он убедил отца в обратном, то с его стороны это был преднамеренный обман.

Но если на Чарли она только сердилась, то в отношении Джеймса ее чувства были гораздо более сильными. Она вся кипела от гнева. Уж он-то должен был знать, что Чарли врет, убеждая его в том, что мама не будет возражать, если он не только появится в их доме, но и будет жить вместе с ними!

Безусловно он знал. Джеймс был достаточно умен и не мог не догадываться об этом.

- Если это что-то вроде шутки, Джеймс... - жестко начала она, глубоко вздохнув, чтобы успокоиться.

- Только не с моей стороны, - произнес Джеймс.

- Да, но ты ведь должен понимать, что не можешь оставаться здесь!

- Почему это он не может здесь оставаться? - опять взвился Чарли.

Вин повернулась и строго посмотрела на сына.

- Чарли, ты знаешь почему. Мы давно разведены... Он.., и я...

- Знаешь что? Если ты собираешься опять выходить замуж, то это совсем не значит, что этот твой будет мне отцом!

От отчаяния и неожиданности сердце Вин гулко застучало. Она еще не затрагивала этой темы в присутствии Чарли и простодушно считала, что он и не догадывается, что Том хочет на ней жениться. Но тем не менее сейчас он фактически обвинял ее в том, что она хочет навязать ему отчима, которого он и знать не желает. И именно теперь, когда рядом стоит Джеймс!

- Я хочу, чтобы папа жил здесь, со мной, - продолжал настаивать Чарли. - В конце концов, это и мой дом, - упрямо повторил он.

- И мой...

Эти мягкие слова, сказанные так тихо, что только она могла их услышать, оглушили Вин. Она медленно повернула голову, переводя взгляд с сына на своего бывшего мужа. От потрясения сердце бешено заколотилось в груди. Что он хочет этим сказать? Какого рода угрозу он имеет в виду? Нет-нет, не может быть, чтобы он действительно хотел жить с ней под одной крышей. Или это так? Неужели он надеется коварством выжить ее из дома? И остаться здесь вместе с Чарли?!

Если раньше ее сердце бешено колотилось, то сейчас оно было готово вырваться из груди. Неужели это его настоящая цель? Неужели это не просто ловкий маневр, направленный на подтверждение права Джеймса на половину дома? Неужели это обдуманный и искусно составленный план, цель которого - вбить клин между ней и Чарли, насильно поставить ее в такое положение, в котором бы она, побуждаемая неприязнью к Джеймсу, нечаянно дала бы ему возможность вытолкнуть ее из жизни сына? Потому что именно это и случится, если она позволит себе покинуть сейчас свой дом, не желая находиться в нем вместе с Джеймсом, и поселиться в гостинице, что было совсем не трудно.

В этом году в их отношениях с Чарли наступил кризис, и сейчас единственным человеком, общества которого он жаждал, был его отец. Но, может быть, Чарли хотел наказать свою мать за ее связь с Томом, так раздражавшую его? А может, все было гораздо проще: Чарли всего-навсего достиг возраста, когда ему необходимо более тесное общение с отцом. Она не знала... Причина его поведения не имела значения сейчас, в этот момент. Она обязана сдержать свои эмоции, не позволить им завести себя в ловушку и принудить сделать что-нибудь такое, о чем впоследствии она будет горько жалеть. Это было для нее самым важным.

- Просто не верится, что ты хочешь остановиться здесь, - сказала она, собрав все свои силы, чтобы выглядеть спокойной.

- Почему? Ведь мой сын живет здесь, - заметил Джеймс. - А я решил вернуться из Австралии специально для того, чтобы проводить с ним больше времени.

Чтобы не упасть. Вин вцепилась в спинку стула. К своему ужасу, она почувствовала, что находится в опасной близости от того, чего уже не делала почти десять лет, - она была готова заплакать.

Нет, только не здесь. Только не перед этим человеком. Глубоко вздохнув и поджав губы, она осуждающе посмотрела на него.

- Не думай, что я не догадываюсь о твоих планах, - тихо сказала она ему. Но у тебя ничего не получится, так и знай.

Она быстро взглянула на Чарли и, натянуто улыбаясь, сказала ему:

- Ну хорошо. По-видимому, в нашем доме будет жить гость. Проведи своего отца наверх и покажи ему свободную комнату.

- Я знаю, о какой комнате ты говоришь. Помнишь, она когда-то была нашей спальной. И я когда-то там жил...

Джеймс явно насмехался над ней.

- К тому же... - Он взглянул на Чарли. - Мы с Чарли уже перетащили туда вещи, не так ли, сынок?

Вин поспешно отвернулась. Она боялась, что ее лицо выдаст обуревавшие ее чувства.

- Мам, а я хочу есть! - вдруг жалобно воскликнул Чарли.

"Чего они хотят от меня? Чтобы я пошла на кухню и как ни в чем не бывало занялась стряпней? Джеймс собирается не только поселиться в моем доме, но и сделать его своим, мой сын поддерживает его, а я должна готовить им еду? У них совсем нет сердца!" - в отчаянии думала Вин.

Она жаждала одного - убежать куда-нибудь в безопасное место, свернуться в маленький комочек, как ребенок сворачивается в утробе матери, и подождать, пока не уляжется ее волнение. "Но и в этом мне отказано", - с горечью подумала Вин. Она даже не могла закрыться на полчаса в своей комнате - Чарли начал бы теребить ее, спрашивать, что она там делает, а Джеймс лишь усмехнулся бы, увидев ее в расстроенных чувствах.

Да, безусловно, он вышел победителем из этой схватки. Как долго он замышлял свой коварный план, подбивая Чарли действовать за ее спиной, обманывать и лгать ей?

Вот что самое оскорбительное во всем этом, призналась она себе. Обожание, которым Чарли окружил своего отца, полностью разрушило те доверительные отношения, которые, как она надеялась, существовали между ней и сыном. Чарли знал, что она никогда не согласится с тем, чтобы Джеймс жил вместе с ними.

Однако ее гнев сосредоточился не на Чарли, ее сыне, а на его отце. Чарли все-таки еще совсем ребенок, хотя и достаточно большой для того, чтобы понимать, что он поступил непорядочно. Но Джеймс - взрослый человек, и, сговариваясь с ребенком, толкая его на путь предательства, побуждая ко лжи, он совершенно забывает об ответственности за сына, ведет себя не как взрослый мужчина.

Как будет Чарли отныне верить ее словам о том, что в жизни надо быть честным человеком, если собственный отец учит его лжи?

Она почувствовала, что тяжелая пелена отчаяния и боли окутывает ее. Она так старалась научить Чарли уважать общечеловеческие ценности, которые казались ей важными! Не всегда это было просто. Чарли обладал обостренным чувством мужской гордости, он был упрям и часто протестовал против строгих этических принципов матери, особенно теперь, когда он вступил в опасный подростковый возраст. В последнее время Вин часто расстраивалась, видя, что он гораздо охотнее прислушивается к словам сверстников, чем к ее.

Когда она обсудила эту проблему с Эстер, та посоветовала ей не принимать все так близко к сердцу.

- Денни такой же, - утешила она Вин. - "Ну мам, все так делают, у всех это есть!" - передразнила она сына. - Прямо какое-то мальчишеское тайное общество, иначе не скажешь.

- Так ты думаешь, это не из-за того, что он растет без отца? нерешительно спросила Вин и, поколебавшись, добавила:

- Сейчас, что бы я ни сделала, все не так, Эстер. Он больше слушает школьных учителей-мужчин, чем меня. Терпеть не могу, когда он начинает вдруг фыркать с презрением при одном слове "женщина". Все время спрашиваю себя: не я ли виновата в этом, не я ли каким-то образом внушила ему мысль о том, что женщина является существом второго сорта?

- Я понимаю, о чем ты говоришь, - ответила Эстер. - С Денни сейчас творится то же самое. На прошлой неделе я услышала, как он говорил Дженни, что не будет больше помогать ей с мытьем посуды, потому что это женская работа. -И откуда они набираются этого? Какой-то мужской инстинкт, право слово. Надеюсь, они перерастут это. А если нет, - мрачно добавила она, - то Дженни, а то и я сама выбьем из него эту дурь.

Вин с готовностью рассмеялась, пытаясь согласиться с уверениями подруги в том, что Чарли просто растет и начинает осознавать свою принадлежность к мужскому полу.

- Я знаю, что это трудно принять, - сказала Эстер, провожая ее. - То все они сплошные кудряшки и поцелуйчики - а ведь маленькие мальчики гораздо более нежны и зависимы, чем девочки, - и вдруг раз! - и они начинают грубить и препираться с тобой. Поверь мне, Вин, теперешнее поведение Чарли совсем не зависит от того, что ты сделала или не сделала. Таков возраст - и делу конец! Представляешь, мне даже пришлось сказать Рику, чтобы он побольше помогал мне по хозяйству, - пусть Денни видит.

Сейчас Вин вспоминала, что эта беседа только усилила ее самые большие страхи. Виновата ли она в том, что лишила Чарли такого необходимого в жизни каждого мальчика мужского влияния? Должна ли она только себя винить в том, что теперь он отворачивается от нее?

Винтер так старалась воспитать Чарли нормальным человеком! Эстер помогала ей, неизменно приглашая Чарли во все семейные походы и просто на прогулки, для того чтобы он не страдал от одиночества, которое часто испытывает единственный ребенок в семье.

Как бы хорошо было, если бы ее братья со своими семьями жили по соседству! Но они были разбросаны по всему миру, а финансовое положение Вин было таковым, что поездки к ним полностью исключались.

Однажды, год назад, когда она отчаянно нуждалась в новом зимнем пальто, Эстер заметила ей, что если бы она не покупала Чарли излишне дорогие вещи, то могла бы позволить себе купить что-нибудь приличное для себя. Вин тихо ответила подруге, что вещи для Чарли она приобретает на деньги, присланные его отцом, и что для нее вопрос чести никогда не тратить ни одного цента из этих денег на себя. То, что остается от покупки необходимых Чарли вещей, она кладет в банк на его имя.

- Ты поешь с нами? - неохотно спросила она Джеймса и тут же мысленно отругала себя. Ей следует просто не обращать внимания на него и показным равнодушием постараться закрыть для него доступ в их с Чарли жизнь. А вместо этого она сама облегчает ему задачу.

Она ни на секунду не дала обмануть себя. Человек с положением и средствами Джеймса вряд ли всерьез захотел бы жить в таком простеньком домике. Он, должно быть, привык к роскошным номерам в первоклассных отелях, с вышколенной прислугой, готовой исполнить любое его желание. Ну, здесь-то все будет по-другому.

Но все-таки зачем же она спросила его, хочет ли он разделить с ними ужин? Стараясь исправиться, она быстро добавила:

- Мне кажется, тебе лучше поесть в другом месте. Мы с Чарли едим очень просто, а сегодня у нас будут только холодные закуски, так как вечером я ухожу.

- Действительно? Тогда, может быть, я возьму Чарли и мы с ним поужинаем в другом месте?

- Нет!!!

Вин поняла, что ее отказ был слишком резок, и сильно покраснела.

Он смотрел ей прямо в глаза, а гордость не давала ей отвести взгляд. Она инстинктивно почувствовала, что он ищет ее ранимые места, ее слабости. Да, он подкрадывается к ней, обкладывает ее со всех сторон, надеясь, что она запаникует и сдастся. Винтер твердо встретила его испытующий взгляд. Настороженно и бдительно следя за ним, она не могла не признать, что, заставив ее обороняться, он опять вынудил ее отступить и отвоевал еще одну пядь земли.

Ну хорошо, он напал внезапно и поэтому застал ее врасплох, говорила она себе, входя в кухню. Но война только начинается, и очень скоро он поймет, что никакими силами он не сможет отнять у нее Чарли. Но что, если он попытается отнять у нее любовь сына?

Ее рука задрожала, на глаза навернулись слезы, сильно разболелась голова. Вин быстро заморгала. Как хотелось ей сесть в уголок и расплакаться! Она не плакала с тех пор, как Чарли упал с велосипеда и получил сотрясение мозга. В то время ему было пять лет. Какой одинокой, несчастной, испуганной была она тогда! Ее родители вышли на пенсию и уехали в Эдинбург, город, где выросла ее мать; братья с семьями жили далеко, а все семейство Эстер укатило в отпуск. Рядом не было никого, с кем бы она могла поделиться своими страхами, кому можно было бы рассказать о преследующем ее чувстве вины... Чарли, конечно, выздоровел - сотрясение не было тяжелым. С тех пор он умудрился еще сломать руку, растянуть запястье - словом, прошел через все синяки и ссадины, которые обычно сыплются на головы всех здоровых мальчишек его возраста. Однако она больше не впадала в такую панику, как в тот раз. Как жаждала она тогда, чтобы рядом был кто-то, кому можно было бы пожаловаться и с кем разделить свои заботы. Как она мечтала, чтобы рядом был любящий ее человек...

Однако размышляя об этом впоследствии, она пришла к выводу, что хотя у нее нет человека, который бы любил ее, но с другой стороны, нет ведь и такого, кто причинял бы ей боль. Как Джеймс когда-то, который принес ей столько горя, что иногда, в грустные минуты, она спрашивала себя, удалось ли ей действительно до конца оправиться от него, удалось ли преодолеть отчаяние, охватившее ее в тот момент, когда она поняла, что Джеймс больше не любит ее...

Такова судьба многих женщин, которые привлекают к себе не тех мужчин, влюбляются в них, а те в конце концов не приносят им ничего, кроме боли. Именно поэтому она так осторожно отнеслась к предложению Тома выйти за него замуж - во всяком случае, это было одной из причин.

Другой причиной, безусловно, была неприязнь, существовавшая между ним и Чарли. А третьей причиной - их неудачное интимное свидание, не доставившее им никакого удовольствия...

Вин протянула к холодильнику дрожащую руку. Нет, твердо сказала она себе, вот уж это не может быть серьезной причиной. Честно говоря, в зрелый период своей жизни ей меньше всего хотелось бы заново испытать все те сильнейшие, абсолютно бесконтрольные физические эмоции, которые она испытывала, живя с Джеймсом. "Нет, это было бы слишком опасно", - рассудительно подумала она.

- Тебе помочь?

От неожиданности Вин вздрогнула. Она не слышала, как Джеймс вошел в кухню, но теперь остро ощущала его присутствие. Казалось, его тело интенсивно излучает тепло, которое настигает ее, обволакивает, учащая пульс и воспламеняя кожу, все сильнее и мучительнее заставляя ощущать близость его сильного тела.

- Спасибо, сама справлюсь, - коротко ответила она.

Кухня была очень маленькой, и ей совсем не хотелось, чтобы он околачивался за ее спиной. В его присутствии ей было нечем дышать, а мышцы охватывало особое странное болезненное напряжение, какое бывает на начальном этапе заболевания гриппом.

- Разве Чарли не помогает тебе по дому? - спросил Джеймс, указывая на стол, который она накрывала.

Радуясь, что стоит к нему спиной. Вин чувствовала, как краска заливает ее лицо. Что это за менторские нотки в его голосе? Уж не осмеливается ли он упрекать ее в том, что она как-то не так воспитывает ребенка?

- У Чарли свои обязанности по дому, - процедила она сквозь зубы.

Она не собиралась признаваться ему в том, что в последнее время, мстя ей за Тома, Чарли постепенно прекратил помогать ей по кухне, как делал это раньше. Он также стал вызывающе неряшлив, и она, нахмурившись, вспоминала их недавнюю ссору, вспыхнувшую, когда он отказался застелить собственную постель. Но не будет же она жаловаться Джеймсу! К своему облегчению, Вин услышала, как Чарли кричит из гостиной:

- Пап! Пап, иди сюда! Посмотри! Но, как ни странно, она все еще продолжала ощущать дрожь в коленях, говорящую о том, что Джеймс по-прежнему стоит у нее за спиной. Почему он не идет к сыну? Разве не за этим он приехал сюда? Обольстить Чарли, занять место в его сердце и вычеркнуть ее из его жизни разве не этого он добивается?

- Чарли ждет тебя, - заметила она.

- Да, - согласился он с ней, - Чарли ждет меня.

Услышав в его голосе нотки триумфа, она пожалела, что не сдержалась и сделала это ядовитое замечание. Той разницы в опыте и зрелости, что когда-то разделяли их, больше не существовало, и Винтер уже не надо было что-то доказывать ему. Кроме одного - что место Чарли около нее.

Несмотря на мучившие ее мысли, она привычно и ловко двигалась, собирая на стол ужин. Та девушка, которая плохо представляла себе, как сварить яйцо или выгладить рубашку, давно канула в прошлое, уступив место умелой и опытной хозяйке. Холодный цыпленок, приготовленный на ужин, был полит светлым виноградным соусом, который так любил Чарли, а салат и овощи к нему говорили о ее больших кулинарных познаниях. Булочки, лежавшие на тарелке, были выпечены из муки грубого помола и не вредили здоровью; они с Чарли ели их без масла и джема. Для себя она обычно брала обезжиренное молоко, но для Чарли всегда заказывала густое, жирное, чтобы его питание было полноценным.

По крайней мере здесь ей повезло - Чарли никогда не был привередлив в еде.

На десерт Вин хотела подать клубнику с любимым мороженым Чарли. Она приготовила его сама и поставила в морозильную камеру. Наконец она позвала:

- Все готово, Чарли! Иди мыть руки!

Ответа не последовало.

Она закрыла дверцу холодильника и прошла в гостиную. Чарли лежал на полу, подперев голову руками, - в этой позе он всегда смотрел телевизор.

- Чарли, я сказала тебе, что ужин готов.

- Я хочу досмотреть программу, - сказал Чарли.

Вин взглянула на экран. Она была почти уверена, что передача не так уж интересна ее сыну. Чарли просто-напросто капризничал. В другое время она выключила бы телевизор, твердо сказав ему, что, так как он не предупредил ее заранее, что хочет что-то посмотреть, и сам только что канючил, что голоден, придется ему эту программу пропустить. Но сейчас, в присутствии Джеймса, она заколебалась.

Чувствуя себя совершенно беспомощной, она вдруг ясно осознала, что если Джеймс действительно будет жить вместе с ними, то на нее обрушатся гораздо более серьезные проблемы, чем она могла предположить.

Вначале она думала только об одном - как ей удастся совладать с собой и продолжать нормально жить рядом с человеком, бывшим когда-то ее мужем, ее любовником. Теперь же она начала понимать, что это должно беспокоить ее меньше всего. У нее просто не будет хватать времени на такие переживания, если учесть ее нынешние отношения с Чарли.

Пока она стояла в дверях, не зная, что предпринять, сердясь и на себя, и на Чарли, но больше всего возмущаясь Джеймсом, который так ловко манипулирует ими обоими, Джеймс встал, спокойно подошел к телевизору и выключил его.

- Делай, что сказала мама, Чарли, - тихо, но веско произнес он.

Вин даже не знала, кто из них больше потрясен - Чарли или она сама.

Конечно, она пришла в себя первая и, едва дождавшись, чтобы Чарли, бросив недоверчивый взгляд на отца, медленно поднялся и пошел мыть руки, яростно бросила ему:

- Спасибо, Джеймс, но я прекрасно могу справиться с Чарли сама.

- Я в этом уверен, - вежливо согласился он. Слишком вежливо, подумала Вин, стараясь проглотить ком, застрявший у нее в горле. Отвернувшись от нее и открывая дверь, он сухо добавил:

- Тем не менее мне кажется, что Чарли нужна небольшая помощь, чтобы понять это, не так ли?

- Куда ты собираешься? - встревоженно спросила она, увидев, что он направляется в холл.

- Мыть руки! - насмешливо ответил он, передразнивая ее. - Разве хороший родитель не обязан так поступать? Не только приказывать, но и показывать на своем примере?

Возвращаясь на кухню, Вин поняла, что позволила ему выиграть еще одно очко.

Боже, сколько еще времени сможет она выдерживать такой сильный эмоциональный стресс? Ее терпение и выдержка уже на пределе, а на смену им приходят гнев и страх.

- Какой вкусный цыпленок! Вин сидела, нервно возя вилкой по тарелке. Услышав слова Джеймса, она резко вскинула голову.

- Это особый мамин рецепт, - сообщил ему Чарли.

Увидев промелькнувшее на лице Джеймса удивление, она со злорадством подумала, что он, наверное, вспомнил те ужасные блюда, которые она когда-то пыталась готовить для него, и в первый раз за все время его пребывания в доме у нее появился слабый проблеск надежды... Если ее кулинарные успехи так поражают его, то, может быть, еще не все потеряно? Может быть, ей еще удастся переиграть его? В конце концов, единственное, что от нее требуется, - тихо сидеть и ждать, и рано или поздно он покажет сыну его настоящее обличье. Она-то его знает! Ведь это тот самый человек, который когда-то рассерженно пенял ей на то, что она зачала ил сына, который когда-то был слишком занят, чтобы присутствовать при рождении Чарли, который все время жаловался на его плач по ночам, который запретил ребенку спать в их комнате, которого так раздражал беспорядок в доме, хотя он знал, что причиной этому было появление их сына. Она опять не сдержалась и постаралась уколоть его:

- Да, мы с Чарли любим пробовать новые рецепты, правда, Чарли? - И, не дожидаясь ответа, добавила:

- Мне кажется, ты был уверен, что я до сих пор не научилась варить яйца?

- Да я вообще как-то не думал об этом, - беспечно ответил Джеймс.

Еще удар! Его слова, как ей показалось, свели на нет те успехи, которых она добилась за годы, прошедшие со времени их развода. Сделали их неважными. Винтер только начала приходить в себя, когда он добавил:

- А сейчас я вот о чем думаю. Так как ты работаешь, у тебя, скорее всего, не хватает времени на готовку. Я заметил, что у вас микроволновая печь.

Вин почувствовала, как в ней опять закипает ярость, холодная и разрушительная. Огромным усилием воли она подавила возникшее у нее желание встать и выйти из кухни. Она заставила себя сделать вид, что не слышала его замечание, отвернулась от него и спросила у Чарли, не хочет ли он посмотреть ту видеокассету, о которой упоминал ранее. Вин старалась успокоиться и не впадать в панику.

Почему так получается, что Джеймсу все время удается переиграть ее? Она не была излишне эмоциональным человеком, легко приходящим в ярость и теряющим контроль над собой, однако всего за несколько часов его пребывания здесь, сказав пару колкостей, ему удалось довести ее до того порога, за которым полностью теряют выдержку и которого она изо всех сил постарается не переступать. Она должна призвать на помощь весь свой разум и самообладание.

Ей ни в коем случае не следует бурно проявлять свои эмоции или пытаться защитить себя.

Вин не могла съесть свою порцию пудинга и все возила его по тарелке, пока не оттолкнула ее от себя.

- Ну, сынок, вставай. Пойдем-ка вместе помоем посуду, - дошли до нее слова Джеймса, обращенные к Чарли. - Дадим маме возможность приготовиться к свиданию.

Резко зазвонил телефон. Вин посмотрела на него невидящими глазами, затем встала и, с трудом волоча ноги, подошла к аппарату.

На другом конце провода она услышала бодрый голос Тома. Он звонил ей, чтобы напомнить, во сколько заедет за ней.

- Нет-нет, я не забыла, - уверила она его. За столом царила напряженная тишина. От ощущения враждебности у Вин пересохли губы и одеревенела спина.

- Да, в восемь я буду готова, - повторила она. Онемевшей рукой она положила трубку и медленно повернулась к столу. Чарли хмуро смотрел на мать. Ее сердце упало.

- Это Том, - зачем-то сказала она жалким голосом. - Он.., нас сегодня вечером не будет дома.

Произнося эти слова, она вдруг подумала, что надо было позвонить Эстер и отменить их договоренность. Ведь они договорились, что Чарли переночует сегодня у Эстер, в комнате Денни. Теперь, когда приехал его драгоценный, прекрасный папочка, необходимость в этом отпала сама собой.

Чувствуя себя еще более несчастной и измученной, чем в первые дни после их развода, она потихоньку пошла к двери, слишком хорошо ощущая агрессивное недовольство Чарли ее уходом на ночь и спокойный, изучающий взгляд Джеймса.

Глава 4

Поднимаясь в свою комнату. Винтер заметила, что Джеймс вышел в холл вслед за ней. Решительно закрыв за собою дверь, он жестко посмотрел на нее и процедил сквозь зубы:

- Ну-ка признавайся, Вин. У тебя так заведено - оставлять Чарли одного и бежать на свидание с любовником?

Атака была столь неожиданной, а слова до такой степени несправедливыми, что Вин на мгновение растерялась. Она покраснела, потом побледнела, в ушах зашумело, а перед глазами замелькали сверкающие круги - внутри нее все запротестовало против этого жестокого обвинения. Резко заболела голова, и, сжимая пальцами виски, она почувствовала, что ее сотрясает дрожь.

- Я никогда не оставляю Чарли одного! - хрипло сказала она низким и как бы придушенным голосом.

- А сегодня днем? - сурово напомнил Джеймс. У нее все поплыло перед глазами, в мыслях и чувствах царил полный хаос.

- Он должен был быть с друзьями...

Что же она делает? Зачем оправдывается? Зачем позволяет Джеймсу нападать на нее? Почему она просто не скажет ему, что если бы Чарли не обманул ее, она бы приехала раньше. Ведь Вин была уверена, что он в гостях.

- Я договорилась, что он переночует в семье своего приятеля, - жалко пролепетала она, понимая, что уже слишком поздно останавливаться, что она уже не сможет вернуть себе уступленную ему очередную пядь своей территории.

- Переночует у приятеля? - Его темные брови поползли вверх. - Как удобно! Но ведь у такой великолепной парочки весь отель в распоряжении! Вы можете уютненько устроиться в любом номере! Зачем же вам нужно выпроваживать ребенка из дома?

Вин смотрела на него, не веря своим ушам.

Ну, это уж слишком! Джеймс переносит войну на такую территорию, куда, как она надеялась, он никогда не решится проникнуть.

- Как смеешь ты даже предположить такое! - жарко выдохнула она. - Тем более...

- Тем более что?..

- Моя личная жизнь абсолютно тебя не касается! - отрезала Вин.

Она чуть не заплакала от унижения и злости, оттого, что у Джеймса хватило наглости заговорить с ней на такую интимную тему.

- Меня - нет, но Чарли - да, - безжалостно отрубил он. - Или тебя абсолютно не трогает, что ему не нравится твой любовник? Он ведь ясно сказал, что не желает получить такого отчима!

Винтер было больно узнать, что Чарли обсуждал с Джеймсом их отношения с Томом. Но что она могла ответить на это? Какое встречное обвинение могла она выдвинуть? Вин стиснула зубы.

- Естественно, меня это трогает! - яростно выкрикнула она. - Он самый родной для меня человек!

- Неужели? - Джеймс опять поднял брови. Его холодные, потемневшие глаза настороженно следили за ней. - А твой любовник знает об этом?

Вин резко повернулась и пошла дальше. В конце концов, что она могла сказать?

- Он был там, - расстроенно подтвердила она. - А теперь решил приехать обратно. Хочет быть поближе к сыну.

Говоря это, Вин зажмурилась, пытаясь сдержать слезы, готовые брызнуть из глаз. Заставить свой голос звучать спокойно уже было выше ее сил. В глубине души он надеялась, что Том поймет и успокоит ее, но здесь Винтер ждало разочарование. Вместо того чтобы развеять ее страхи, он раздраженно фыркнул:

- Что ты имеешь в виду, Вин? Он решил приехать обратно? Навсегда?

Вин молча кивнула, пытаясь что-то сказать, но ком в горле мешал ей. Теперь, когда она вышла из дома и ей уже не надо было скрывать от Джеймса, как она испугана и расстроена его приездом, Винтер внезапно очень остро почувствовала, какой тяжелый удар она только что пережила. Она ощущала себя не менее несчастной, чем во времена ее развода с Джеймсом. Но тогда боль и отчаяние накапливались медленно и постепенно, а теперь шок от внезапного появления Джеймса, от того, что сам Чарли за ее спиной привел его, своего блудного отца, в их дом, а тот, в благодарность за это, собирается отнять сына у матери, подкосил ее. В глазах еще стояли слезы, а по телу пробегал озноб. Нервы были на пределе.

- Том, я знаю, он хочет забрать Чарли. Он уже пытался вбить клин между нами! - Она с трудом выталкивала из себя полные боли и страха слова. - А теперь, когда он живет с нами...

- Живет с вами?! - Том выругался, отвел глаза от дороги и резко нажал на тормоз. - Какого черта! Что ты хочешь этим сказать?

Вин горестно посмотрела на него.

- Именно то, что сказала. Когда я сегодня вернулась с работы, Чарли заявил, что пригласил его жить с нами.

Том смотрел на нее бешеными глазами.

- И ты ему позволила! Боже мой, Вин, я ведь и раньше предупреждал тебя! Не давай этому отродью управлять твоей жизнью, иначе у тебя будет куча неприятностей!

- Чарли не отродье! У Тома заходили скулы.

- Для тебя - нет, - вынужденно согласился он. - Но уж не хочешь ли ты сказать, что просто уступишь и позволишь этому несостоявшемуся австралийцу остаться в твоем доме? Только представь, Вин, какую чертовщину подумают люди, если ты со своим бывшим муженьком будешь разыгрывать счастливую семью и в то же время бегать на свидания со мной!

- Мы ничего не разыгрываем, - горячо запротестовала Вин.

- Тогда скажи ему, чтобы он убирался!

- Да не могу! - жалобно призналась она, глотая слезы. - Во-первых, он до сих пор владеет половиной дома, а во-вторых... - Она повернула дрожащее лицо к окну. - Том, я боюсь, что, если скажу ему, чтобы он убирался, Чарли уйдет вместе с ним. По закону я являюсь единственным и полным опекуном Чарли, но если он решит остаться с отцом...

Винтер услышала, как Том опять выругался, трогая машину с места.

- Хочешь знать, что я об этом думаю? - вдруг спросил он. - Я думаю, что самым лучшим выходом для нас будет, если этот парень уйдет жить к своему папаше. Вин, ты знаешь, что мы с ним не ладим. Ты не обижайся, но я бы не хотел, чтобы, когда мы поженимся, между нами все время стоял этот вечно недовольный, ревнивый недоросль. Подумай, ведь когда-нибудь и у нас с тобой будут дети. Боюсь, что оставлять его с ними наедине будет слишком большим риском!

- Том, это нечестно! - Вин ужаснулась его словам и побледнела.

- Но разве ты не хотела знать мое мнение? - сказал он, пожимая плечами и не обращая внимания на ее подавленный вид. - Черт возьми, этот парень считает, что может распоряжаться твоей жизнью как хочет. Вин.

- Это не правда! - не слишком уверенно откликнулась Вин.

Вечер, естественно, не удался. Том надулся и срывал свой гнев на ресторанной обслуге. Винтер чувствовала себя не в своей тарелке. Она все еще не могла прийти в себя от его слов о Чарли, с болью признав, что для нее было полной неожиданностью обнаружить, насколько Тому наплевать и на ее несчастья, и на ее тревогу за сына.

Внутренний голос шептал ей, что не стоит связывать свою жизнь с человеком, так грубо отмахнувшимся от ее забот и горестей, так враждебно относящимся к ее единственному сыну. Она устало закрыла глаза. Ну зачем ей такая жизнь, в которой постоянно придется разрываться между двумя мужчинами, каждый из которых будет ревниво требовать, чтобы она уделяла свое внимание только ему одному?

К концу вечера она была так измучена, что даже злобная угрюмость Тома не смогла спровоцировать ее сделать нечто такое, что оправдало бы его поведение.

Когда он остановил машину у ее дома, она сразу же взялась за ручку дверцы.

- Никак не дождешься, когда вернешься к нему? - раздраженно бросил он. Уж очень хорош в постели, не так ли, Вин?

Ее лицо вспыхнуло от смущения и негодования.

Уже второй раз за этот вечер мужчины грубо вторгались в ее личную жизнь.

- Извини, что испортила тебе вечер. Том, - лишь устало сказала она.

Вин совсем не чувствовала себя виноватой - она лишь уступала его давлению. Сейчас ее одолевали совсем другие мысли. Почему Том ведет себя так по-детски, так эгоистично? Неужели все мужчины таковы? Неужели все думают только о себе? А если так, то почему? Передается ли это по наследству или воспитывается безоглядно любящими матерями в те годы, когда формируется их характер?

- Ну ладно, ладно, ты не виновата, - вдруг смягчился Том. Затем неожиданно схватил ее и, целуя, потянул назад, откидывая сиденье.

Опять Вин безусловно пыталась убедить себя, что ей приятны объятия Тома, что просто глупо в ее возрасте ожидать появления того острого приступа восторга, который она испытывала, будучи молоденькой девушкой, и жаждать вновь ощутить восхитительный трепет, пробегающий по всему телу, сладкую боль желания, охватывавшую ее при поцелуях Джеймса. Все это было давным-давно. Да и вообще, трезво подумала Вин, все восторги, скорее всего, происходили от глубины ее собственного чувства, от ее юношеской упрямой уверенности в своей любви к нему. Так что если бы вместо Тома теперь в машине сидел Джеймс, то она, скорее всего, испытала бы те же чувства, что испытывает и сейчас, раздражение от неудобного положения, от запаха лука из рта Тома, а также боязнь, что кто-нибудь из соседей пройдет мимо и заметит их. Ласки Тома становились все жарче, но - увы! - все его старания возбуждали в ней только острое чувство вины за то, что она находит их близость неприятной. К удивлению Вин, Том, казалось, совершенно не замечал отсутствия ответной страсти у партнерши.

Наконец, освободив ее, он удовлетворенно откинулся и рассмеялся в темноте.

- Ну вот! - довольно воскликнул он. - Это покажет твоему бывшему супругу, как обстоят дела.

Сердце Вин остановилось. Что он имеет в виду? Неужели Джеймс наблюдал за ними? Она бросила нервный взгляд на дом и с облегчением обнаружила, что окна в гостиной зашторены.

- Ты рассказала ему о наших отношениях? - спросил Том.

- Чарли рассказал, - сухо сообщила Вин, поспешно открывая дверцу.

Нет, теперь она точно знала, что не любит Тома и никогда не выйдет за него замуж. Она даже не была уверена, нравится ли он ей вообще.

Винтер устало вышла из машины и, усмехнувшись, отметила, что Том уезжает, даже не удостоверившись, благополучно ли она добралась до дома.

Не говоря уж о том, что приличнее было бы проводить ее до двери. Это так похоже на Тома - резкого, нетерпеливого, никогда не теряющего времени на то, что он не считал необходимым. А вот Джеймс никогда не выпускал ее из объятий сразу же после близости с ним. Он всегда долго гладил ее, нежно целовал, шептал что-то, и очень, очень часто она вновь жаждала его близости... Ее лицо горело от нахлынувших воспоминаний, когда она открывала входную дверь.

Дом встретил ее мертвой тишиной. Нахмурясь, Винтер посмотрела на часы. Нет, она пришла не так уж поздно - было чуть больше двенадцати. Она толкнула дверь в гостиную. Мерцал экран телевизора, но звук был почти выключен. Сердце екнуло, когда она увидела Джеймса, в неудобной позе свернувшегося на диванчике. Тот был слишком короток для него, и Вин подумала, что, когда он проснется, у него будет болеть шея. Во сне он был мало похож на того сурового мужчину, каким стал сейчас, и очень напоминал ей человека, которого она когда-то любила. Прядь волос упала ему на лоб, совсем как у Чарли, и, к своему ужасу, ей с трудом удалось подавить сильное желание убрать их со лба и легонько поцеловать его, как она делала с Чарли, когда он спал. Винтер замерла. Как близко от него она стоит! Вин не могла вспомнить, как она здесь оказалась, как прошла путь от двери до дивана. Она видела полоску загорелой кожи там, где рубашка вылезла из джинсов. Интересно, где эта родинка, которая была у него на боку? Она завороженно протянула к нему руку и тут же в ужасе отдернула ее. Дыхание замерло у нее на губах, взгляд перескочил на его лицо. Наверное, он не спит и наблюдает за ней! Но нет, к ее облегчению, он крепко спал.

Отступив от него на шаг, она с болью спросила себя, зачем наклонилась над ним. Что же она собиралась сделать? Неужели действительно хотела дотронуться до него, тихонько поднять рубашку и...

Продолжая пятиться к двери, она вдруг наступила на оставленные Чарли кроссовки и вскрикнула от неожиданности. Теряя равновесие, она ухватилась за край дивана.

Джеймс моментально проснулся, сел и, автоматически вытянув руки, схватил ее, уберегая от падения. Мягкое движение Джеймса застало ее врасплох. Все закружилось у нее перед глазами. Только что она с грустью вспоминала о его ласковых поцелуях и объятиях. И теперь... Ощущение его теплых рук, твердо державших ее, горячего тела, его до боли знакомый запах опрокинули реальность. Вихрь пронесся в голове Вин. На одно короткое мгновение она перенеслась в прошлое, вновь став жаждущей любви девушкой, возбужденной близостью этого мужчины и всем тем, что эта близость сулила...

Но, услышав, как он грубым ото сна голосом спрашивает: "Ты не ушиблась?" Вин сразу же вернулась в настоящее. Она быстро оттолкнула его, не желая признать себя побежденной, и рассерженно буркнула:

- Чарли вечно бросает свои кроссовки посреди комнаты.

- Прости, но это не его кроссовки, а мои, - извинился Джеймс. - Хотел отдохнуть пару минут.

Он усмехнулся, когда она поспешно отступила от него.

- Что случилось? - с издевкой в голосе спросил он, внимательно наблюдая за ней. - Расстроилась? Не удалось провести с ним ночку?

Винтер рассерженно повернулась и поспешила к двери. По дороге к себе она заглянула в комнату Чарли.

Он крепко спал. Нежно улыбаясь, Вин наклонилась над ним и поцеловала. Она так любила его! Слишком любила... Но можно ли слишком любить?..

Через минуту она устало вошла в свою комнату.

Прошло уже три часа, а она все еще ворочалась без сна. Ее тело было измучено, но тяжелые неотвязные мысли не давали уснуть. Все ее мышцы ныли от того напряженного состояния, в котором пребывал ее мозг. Неужели действительно она сегодня сравнивала Тома с Джеймсом, сравнивала свои ощущения от близости с ними? Никогда раньше не думала она ни о чем подобном! Почему именно сегодня вечером она вдруг вспомнила, что чувствовала, когда Джеймс сжимал ее в объятиях, целовал ее? По логике вещей встреча с ним должна была оживить в ее памяти воспоминания о причинах их развода. А между тем она опять ощутила болезненную жажду близости с ним, жажду, которую она давно привыкла считать существующей лишь в своем воображении, а не в реальности...

И тем не менее сегодня, когда он дотронулся до нее... Она вздрогнула и болезненно напряглась, стараясь изгнать из головы незаметно подкравшиеся воспоминания о тех наслаждениях, которые дарил ей Джеймс...

"Нет, все было совсем не так!" - беспомощно повторяла она себе. Но ведь только что она признала, что ей было приятно... Нет-нет, это просто наваждение, и ничего больше! Даже если ей и были приятны его объятия, неужели они стоили тех переживаний, которые последовали за ними? Разве может любое физическое удовольствие компенсировать такую сильную душевную боль? И кроме того, сейчас вообще не стоит думать о прошлом. К чему теперь гадать, был ли Джеймс действительно прекрасным любовником, каким помнит его ее тело? Сейчас важнее настоящее. Надо постараться не допустить исполнения плана Джеймса разлучить ее с сыном. Хватит ли у нее силы воли, чтобы не сорваться, чтобы выдержать напряжение на протяжении того времени, которое понадобится Чарли, чтобы понять, кем в действительности является его отец? Она была уверена, что в конце концов Джеймс покажет Чарли свое настоящее лицо, как это когда-то было с ней.

Тихий внутренний голос предательски прошептал ей, что она всегда может сама рассказать Чарли правду, объяснить, что так любимый им отец вообще не желал его рождения. Но она отмахнулась от этой мысли. Меньше всего ей хотелось, чтобы ее ребенок получил душевную травму. Но тем не менее она боялась, что именно так и случится...

Глава 5

Скрип двери пробудил Вин от глубокого сна, в который она погрузилась на рассвете. Голова болела, в глаза будто насыпали песку, веки отекли. И неудивительно - она проплакала всю ночь, охваченная страхом и отчаянием.

Вчера ей пришлось выйти на работу, хотя у них с Томом существовала договоренность, что по выходным дням ее в гостиницу вызывать не будут, чтобы она могла побыть дома с ребенком. Обычно их воскресный день начинался с того, что Чарли с утра ездил на велосипеде за газетой. Тем временем она готовила праздничный воскресный завтрак из яичницы-болтуньи с колбасой, купленной в соседней мясной лавке. Это было любимое блюдо Чарли.

Но сегодня все было по-другому. Она с трудом заставила себя сесть и, быстро отыскав салфетку, украдкой вытерла глаза и высморкалась. Вин расстроилась, увидев, как поздно она проснулась - было уже почти девять часов.

- Привет, мам! Папа сказал, что сам приготовит завтрак, чтобы ты могла подольше поспать. Я принес тебе кофе.

Вин опять охватил вихрь чувств, и ни одно из них не было радостным. Самое первое и острое - это то, что Джеймсу вновь удалось потеснить ее из сердца Чарли, принизить ее роль в жизни ребенка. Второе, о чем она с ревностью и негодованием подумала, - как ловко Джеймс взял в свои руки инициативу и разрушил ту прочную традицию, которая установилась в их семье.

Она почувствовала крепкий аромат свежесваренного кофе, идущий от чашки, которую Чарли осторожно протягивал ей. Очевидно, Джеймс нашел так бережно хранимый ею небольшой запас кофейных зерен и кофемолку.

У нее защемило сердце, когда, взяв из рук Чарли чашку, она увидела, что, повинуясь какому-то непонятному капризу памяти, Джеймс приготовил ей кофе так, как он делал это в первые дни после свадьбы. Он даже не забыл посыпать его толстым слоем тертого шоколада.

Кто бы мог подумать, что этот небрежный жест, сделанный, скорее всего, для того, чтобы произвести впечатление на ребенка, а не на нее, мог отозваться такой болью в сердце. Неужели она стала такой ранимой и чувствительной?

- Папа специально купил шоколад, когда мы ездили за газетами, - с важностью сообщил ей Чарли. - Он сказал, что ты всегда любила такой кофе.

- Ну вот ты и проснулась! Чарли заволновался, когда ты не спустилась вниз в обычное время. Я объяснил ему, что так часто бывает, когда люди поздно возвращаются домой со свидания.

Когда Джеймс заговорил, Винтер все еще держала в руках чашку. Увидев его, стоящего на пороге комнаты, она вздрогнула от неожиданности, и кофе пролился на руку. Она с горечью посмотрела на бывшего мужа. Как удастся ей справиться с непрерывным потоком его едких, унизительных колкостей, каждая из которых направлена на то, чтобы испортить ее отношения с сыном? С какой жестокостью он наносит удары, как знает все ее слабые места! Сколько времени вынашивал он свой дьявольский план? "Все на его стороне, - с отчаянием подумала она. И его неожиданный приезд, и само отсутствие, сделавшее его более привлекательным для сына, даже тот факт, что он мужчина..."

Бессонная ночь оставила следы на лице Винтер - она осунулась, побледнела, глаза покраснели и опухли. Вин пыталась принять спокойный вид, но это плохо ей удавалось. Джеймс, напротив, выглядел абсолютно невозмутимым, здоровым и бодрым. Из Австралии он вывез темный загар, его густые волосы были аккуратно подстрижены, рубашка с короткими рукавами обнажала сильные, крепкие руки. Она не знала, как он жил в Австралии и с кем, но видела, что он, несомненно, уделял много внимания спорту и физическим упражнениям на свежем воздухе. Тугие бицепсы, прекрасная физическая форма, полное отсутствие какого-либо жирка, плавные движения - этого нельзя было приобрести, все время корпя над созданием компьютерных программ.

За те годы, которые они провели в разлуке, Вин никогда не спрашивала его о том, как и с кем он проводит время. В конце концов, зачем ей это нужно? Он уже ничего для нее не значил. Ведь они разведены... Неожиданно она представила себе, как он, в одних шортах, ставит паруса на маленькой, ярко выкрашенной яхте, а рядом стоит изящная, гибкая девушка со светлыми волосами, наблюдая за его действиями с легкой одобряющей улыбкой.

- Кофе стынет, Винтер.

Это мягкое напоминание резко вернуло ее к действительности. Она вспомнила, что Джеймс находится в ее спальне. Он подошел к постели и присел на край так спокойно, как будто имел все права на этот достаточно интимный поступок. Какое счастье, что на ней была ночная рубашка!

Джеймс приучил ее спать обнаженной еще тогда, в первые восхитительные дни после их свадьбы. В то время она предпочитала всякой ночной рубашке близость его тела, обволакивающего ее своей теплотой и нежностью. После разрыва с ним она еще некоторое время продолжала спать обнаженной, пока не поняла, что одна из причин такого поведения - идущая из подсознания безумная и безнадежная попытка вспомнить запах его кожи, тепло тела, воссоздать в своей постели, которую он когда-то делил с ней, его образ. Именно тогда она, испугавшись за свой рассудок, перебралась из той комнаты в эту, где с тех пор и жила.

А сейчас надо было думать еще и о Чарли. В последнее время он стал отстаивать свое право на личную жизнь, и Вин не могла не считаться с ним.

Ее ночная рубашка была удобной и практичной. У нее было несколько рубашек одного фасона, но разных расцветок. Когда Чарли, копируя отца, тоже присел на край кровати и посмотрел на нее, она с усмешкой подумала, что те женщины, которые все эти годы делили с Джеймсом постель, вряд ли надевали на ночь такие простенькие и скучные вещи - если они вообще что-либо надевали... Нет, вряд ли они считали это нужным, подумала она, как приятно было просыпаться, чувствуя нежные и ласковые прикосновения Джеймса к своей коже. Винтер вздрогнула и покачала головой. Какого черта она позволяет своей памяти подсовывать ей такого рода картины? Она должна помнить только об одном - как Джеймс не хотел появления Чарли, как он оскорбил ее своей неверностью. Какой смысл вспоминать, как ее глупое, не желающее смириться с одиночеством тело горело огнем и жаждало Джеймса еще долгое время после его ухода и что прошли годы, прежде чем она перестала просыпаться по ночам, вскрикивая и плача от того, что его больше нет рядом.

- Ты что, не собираешься пить кофе? Вин с сожалением посмотрела на чашку, которую она поставила на ночной столик. Она боялась брать ее - ведь ее трясущиеся руки могли выдать ее состояние.

- Теперь я пью кофе без молока, - холодно сказала она.

Вин не лгала. Только изредка, желая доставить себе удовольствие либо вознаграждая себя за что-нибудь, она позволяла себе выпить чашечку кофе с молоком, но никогда не добавляла в него тертый шоколад. Один Джеймс подавал ей такой кофе, специально приготовленный им для Вин. Но, посмотрев на Чарли и заметив в его глазах разочарование, она тут же поправилась. Ведь это Чарли, а не Джеймс, принес ей кофе.

- Ну, на этот раз можно и с молоком. Полностью игнорируя Джеймса, она улыбнулась сыну, взяла чашку в руки и сделала глоток.

- Как мы себя ограничиваем! - насмешливо произнес Джеймс. - Я помню, было время, когда ты пила этот кофе с таким удовольствием, что у тебя на губах оставался ободок от шоколада, вот здесь...

Он протянул руку и легко дотронулся до ее верхней губы. К ужасу Вин, резкие слова застряли у нее в горле. Все закружилось перед глазами, и ее охватило странное томление.

Она тоже вспомнила то время, когда Джеймс после утренней чашки кофе шутливо слизывал с ее губ оставшиеся на них следы шоколада, а потом начинал легко и часто целовать их, обхватывая своими губами, вызывая ее на любовную игру. Почувствовав прикосновение его зубов, она вытягивалась как струна, замирая от охватившего ее желания. Она тихо стонала, и стон замирал у нее на губах, когда Джеймс наконец целовал ее долгим страстным поцелуем.

- Мы с папой сегодня уходим, - вдруг услышала она слова Чарли.

Она вздрогнула и мигом пришла в себя. Бедное сердце Вин колотилось от охвативших ее незваных воспоминаний, всплывших из глубин памяти.

- Мы хотим посмотреть, где он сможет организовать дело, - важно сказал Чарли.

- Я хотел побродить по окрестностям, посмотреть промышленные помещения, объяснил Джеймс, - и подумал, что, может быть, Чарли захочет пройтись со мной. А ты сможешь привести себя в порядок.

Вин открыла рот, чтобы сказать ему, что ей это совсем не нужно, что воскресные дни они всегда проводят вместе с Чарли, но ее сын уже поднялся и шел к двери, нетерпеливо крича:

- Пошли, пап!

Джеймс повернулся и вышел вслед за ним, а Вин, чувствуя себя несчастной, поняла, что и сегодня проиграла Джеймсу. Она слышала, как Чарли, спускаясь вниз, восторженно болтает со своим отцом, и ее охватило чувство одиночества. Конечно, она могла запретить Чарли идти вместе с отцом, но по лицу сына она увидела, как он рад, и ей показалось несправедливым из-за собственной ревности лишать ребенка того, что в его глазах казалось праздником.

Ревность. Вин беспокойно повернулась в постели. Да, она ревновала к той ниточке, которая протянулась между Джеймсом и Чарли. Ревновала и боялась. Но чего? Ведь она является официальным опекуном Чарли! Но если Джеймс обратился в суд с прошением о пересмотре опекунства? А если, еще того хуже, сам Чарли объявит, что хочет жить вместе с отцом? В тишине опустевшего дома ее возбужденное воображение уже рисовало неприятные для нее картины, в которых Джеймс заново обосновывался в их городке, обзаводился собственным домом, открывал собственное дело, а Чарли становился все более несчастным, живя со своей матерью, но тайком проводя выходные вместе с отцом, и после, переполненный впечатлениями, нехотя возвращался в постылый дом. И вот в один прекрасный день он заявлял, что больше не хочет жить с нею и уходит к отцу. Она не переживет этого! Такое не должно произойти, она не может позволить дать такому случиться! Может, быть, теперь Джеймс и ищет любви Чарли. А ведь когда-то он искал ее любви.

Она напомнила себе, что любовь к ребенку отлична от любви ко взрослому человеку. Велика пропасть между родительской любовью и любовью к партнеру по постели. Но Джеймс совсем не любил маленького Чарли, упрямо повторяла она себе. Может быть, тогда и не любил, но сейчас, без сомнения, любит...

Вин с трудом оделась и медленно спустилась вниз. Кухня сияла чистотой. Только шум включенного кондиционера напоминал о том, что Джеймс и Чарли только что завтракали здесь.

Вин готовила себе кофе, когда зазвонил телефон. Слегка напрягшись, она подняла трубку и услышала такой родной голос Эстер. Вин коротко сообщила подруге о случившемся. На другом конце провода послышался потрясенный возглас Эстер:

- Ты хочешь сказать, что он запросто приехал и остался? И ты ему разрешила?

- Можно подумать, у меня был выбор! - По ее голосу Эстер поняла, как глубоко несчастна его подруга. - По закону ему до сих пор принадлежит половина дома. Но дело не только в этом, Эстер. Дело в Чарли. Он обожает Джеймса, и я боюсь, что если я укажу ему на дверь...

- О Вин, прости, пожалуйста.

В отличие от Тома Эстер немедленно все поняла и посочувствовала подруге. Для нее не нужно было облекать свои грустные мысли в слова.

- А как Том воспринял эту новость? - осторожно спросила Эстер. Вин вздохнула.

- Ужасно!.. - Она остановилась и затем взволнованно заговорила:

- Ты знаешь, Эстер, он прямо предложил мне спихнуть Чарли Джеймсу, словно он - ненужный пакет. Я знала, что они не слишком любят друг друга, но чтобы до такой степени... Том был так груб и жесток! Представляешь, он сказал, что, когда у нас с ним будут дети, он побоится оставить их наедине с Чарли!

- Ну что же, хорошо, что ты выяснила это до того, как связала себя с ним узами брака, - мягко произнесла Эстер.

Вин с трудом проглотила комок в горле. Она понимала, что Эстер не издевается над ней, - они слишком долго знали друг друга.

- Да, ты права, - согласилась она. - Теперь я не могу выйти за него. Я все время надеялась, что мне удастся как-то примирить их друг с другом, но теперь... Ведь Чарли еще совсем ребенок! Я думала, что Том поймет это, согласится с этим, что он сделает все возможное, чтобы показать Чарли, что любит его. Я мечтала, что пройдет время, все уляжется и у нас будет настоящая семья. Если бы мы поменялись местами, если бы у Тома был ребенок!

Эстер вздохнула.

- Мужчины совсем не похожи на нас. Вин. Некоторые совершенно не выносят никакой конкуренции и соперничества, даже если это исходит со стороны их собственных сыновей. Прости, Вин, но я боюсь, что Том принадлежит именно к такому разряду. Послушай, Винтер, если хочешь, я могу зайти.

- Нет, спасибо, не надо. Со мной все в порядке, - соврала Вин и переменила тему, спросив Эстер, собирается ли она на занятия по аэробике, которые они вдвоем посещали по понедельникам.

- Ох, придется пойти, - простонала Эстер. - Вчера я попыталась натянуть на себя мой прошлогодний купальник!..

Положив трубку, Вин подумала, позвонит ли Том, и решила, что, скорее всего, нет. Не такой он человек! Том всегда хочет и должен быть лидером. Даже мысль о том, чтобы позвонить и извиниться или даже просто утешить ее, в его глазах приравнивалась к поражению. Но почему? Разве они не на одной стороне? Наверное, Эстер права. Наверное, хорошо, что она теперь твердо знает, какие чувства Том испытывает к Чарли.

Скорее всего, ей не придется объяснять ему, что она не выйдет за него замуж. Том, конечно, не пойдет на открытый разрыв их отношений, он просто постарается искусно отдалиться от нее. Она только надеялась, что он не попросит ее уйти с работы. Она так много сил отдала тому, чтобы приобрести профессионализм и финансовую независимость, и так радовалась чувству собственного достоинства, приобретенному за время работы. Та девушка, которая когда-то не послушалась мудрых советов родителей и пожертвовала всем ради того, чтобы с обожанием повиснуть на шее у Джеймса, уже давным-давно осознала свою ошибку. И та женщина, которая заняла ее место, прекрасно понимала, как важно, чтобы люди уважали ее и обращались с ней как с равной, а не как с ребенком, как когда-то обращался с ней Джеймс.

Ее раздражала молчаливая пустота дома. Наверное, надо немного прибраться. Уже давно пора навести порядок в маленькой комнатке, которую она использовала как кладовку. Винтер знала по собственному опыту, что тяжелая физическая работа лучше всего отвлекает от дурных мыслей и воспоминаний.

Через полчаса, взмокшая и уставшая, она наконец села, удовлетворенно оглядывая кучу старых вещей, которую она выгребла из кладовки. Каким образом ей удалось накопить столько хлама? Например, эти старые школьные учебники. Зачем она их хранит? Или вот эти фотографии...

Из одного альбома, лежавшего на верху кучи, выпало несколько снимков. Винтер наклонилась, чтобы собрать их, и на одной из фотографий узнала себя. Она взяла снимок в руки и, наморщив лоб, вспоминала тот день, когда он был сделан. Ее сфотографировал брат, с усмешкой сказав при этом, что этот снимок будет всегда напоминать ей о том, что не надо быть дурой и случайно забеременеть. В то время его слова возмутили ее, но сейчас, рассматривая фотографию, она начала понимать его.

Ее круглое и опухшее лицо было лицом ребенка, а не женщины. Собранные в хвостик волосы еще больше подчеркивали ее юность. По контрасту с почти детским лицом огромный живот - а тогда она носила Чарли - выглядел почти гротескно.

Неужели она действительно была так похожа на подростка - или в этом виноват ракурс снимка? Она знала, что всегда выглядела моложе своих лет. Но все равно, в свои девятнадцать она просто не могла выглядеть так молодо. Ну да, фотография, конечно же, врет...

Неожиданно ее рука, державшая фотографию, дрогнула. Неудивительно, что Джеймс перестал желать ее... Удивительно было то, глядя на свое изображение, подумала Вин, что он вообще когда-то желал ее. Дрожащими руками она порвала фотографию и сунула ее в середину кучи. Вид этого старого снимка вконец расстроил ее. Может быть, потому, что теперь-то она понимала, почему Джеймс изменял ей.

Хотя ей-то не нужна была фотография, чтобы вспомнить, какой незрелой она была в те годы, какой избалованной, болезненно самолюбивой и глупой. Но не одна она виновата в этом. Джеймс распалял ее чувство к нему, все время утверждал, что и он тоже любит ее. Но как он мог любить такого капризного, требовательного ребенка? Иногда, наблюдая за Чарли, она вдруг с болью замечала, что его упрямство, скорее всего, унаследовано от нее. Может быть, поэтому она потакала ему больше, чем следовало.

Винтер устало поднялась и отряхнула джинсы. Когда Чарли вернется, они смогут устроить костер из этого старья. Давно пора было навести порядок в кладовке, подумала она, откладывая в сторону те вещи, которые решила оставить, и собирая все ненужное в пластиковые мешки.

Из этого закутка можно сделать маленький кабинетик для Чарли. Думая о том, как можно обставить эту комнатку, она заставляла себя заглушить внутренний голос, который издевательски уверял ее, что все это нужно лишь для того, чтобы побороть свои опасения. Весьма вероятно, что в дальнейшем Чарли будет учиться не в ее доме, а в доме своего отца...

Опять на глаза навернулись слезы - неизбежная реакция на невыносимую душевную боль.

Подняв руку, чтобы убрать волосы с лица, она удивилась - такой пыльной та была. На солнце сверкнуло стекло наручных часов. Взглянув на циферблат, она покачала головой, увидев, как долго пробыла здесь. Скоро вернутся Джеймс и Чарли. Чарли, без сомнения, будет голоден как волк.

Решительно загоняя свои страхи в глубину сознания, вновь и вновь повторяя себе, что если она выкажет их, то это только поможет Джеймсу в его грязной игре, она спустилась вниз, волоча полные мешки, и выставила их за дверь. Затем она быстро поднялась наверх, умылась и расчесала волосы.

Винтер слегка помассировала виски и пощипала щеки, чтобы вернуть им румянец. Взглянув на себя в зеркало, она ужаснулась, увидев, как измождено и напряжено ее лицо. Через десять минут, слегка припудрившись, подведя глаза и подкрасив губы, она отступила от зеркала, чтобы посмотреть на полученный результат, и с горечью убедилась, что некоторые изъяны не может скрыть даже косметика. Толстый свитер, который она надела, только подчеркивал ее хрупкость. Она не была тощей, но станет ею, если будет нервничать и дальше. Тощей, изможденной и совершенно непривлекательной!

Она опять подумала о Джеймсе. Конечно же, он сравнивал ее с теми девушками, которых встречал в Австралии. Винтер представляла их себе молодых, беззаботных, чувственных, со сладострастными изгибами тела, уверенных в своем шарме и в своей привлекательности. И она когда-то чувствовала себя такой, в тот короткий, но такой прекрасный период, когда она умирала и воскресала в объятиях Джеймса, когда он гладил ее, прижимал к себе, любил ее, не уставая повторять, как он хочет ее, как хорошо ему с ней, как сильно его чувство, и неся всю ту любовную чепуху, которую испокон веков лепечут влюбленные.

Да, во всяком случае, тогда он действительно вел себя как любящий мужчина. Вин тряхнула головой и сжала в пальцах тюбик губной помады. Ее глаза внезапно потемнели от неожиданного прилива непрошеных чувств. Вырвавшиеся из глубины сознания воспоминания густой горячей волной прошли по телу. Она вспомнила, как раньше, когда Джеймс только слегка касался губами ее тонкой шеи - вот в этом месте, у основания, - по ее телу сразу пробегала тягучая судорога страстного желания.

Она зажмурилась и выронила тюбик с помадой из ослабевших рук. Ее трясущиеся пальцы неожиданно коснулись груди. Сжав зубы, Винтер старалась противостоять охватившему ее порыву. А перед закрытыми глазами в темноте с бешеной скоростью кружились в неистовой пляске давно забытые образы и картины, мучая Вин и издеваясь над ней. Вот Джеймс касается ее талии - вот так, а вот его руки проскальзывают под джемпер, и он нежно гладит ее грудь... Вот он, целуя ее, расстегивает бюстгальтер, а она начинает дрожать от страсти, чувствуя, как его пальцы легко массируют ее соски, и так еще напряженные после ночи любви... Вот он медленно стягивает с нее джемпер, а она, пылко прижимаясь к нему, наклоняет его голову к своему жаждущему любви телу... Вот она сливается с ним в одном горячем ритмичном движении, и у нее перехватывает дыхание, когда он страстно и долго целует ее сосок...

Захваченная волнующими воспоминаниями, Вин не замечала, что тихо стонет. Она не слышала ни звука захлопывающейся дверцы машины, ни шагов у дома, ни стука входной двери. - Мам, мы вернулись.

Скрип двери и голос Чарли, возвещавший об их возвращении, вмиг отрезвили ее. Она мгновенно открыла глаза и быстро взглянула на дверь. Краска смущения залила ей лицо, когда она увидела, что Джеймс стоит позади Чарли.

Сколько времени они находятся здесь? Что он видел? Неужели он все понял? Она поспешно опустила руку и спрятала ее за спину. Грудь болела и пульсировала под толстым свитером, соски были напряжены. Она бросила взгляд в зеркало. Раскрасневшееся лицо, блестящие глаза. Неужели Джеймс заметил ее возбуждение? Неужели все увидел, обо всем догадался? Растерявшись и совсем упав духом, она кляла себя за свою ослиную тупость. Ну надо же быть такой бестолковой! Сколько раз за все месяцы, даже годы, прошедшие после развода. Вин твердила себе, что нельзя ублажать свое непослушное тело, заново переживая минуты близости с Джеймсом, что это только заставит ее страдать!

Чарли радостно болтал обо всем, что они видели, о чудесной машине Джеймса, но Вин никак не могла сосредоточиться на его словах. Ее лицо все еще пылало и не только от их неожиданного появления, расстроенно подумала она.

- Извини, если помешали.

Тихие слова Джеймса заставили ее вздрогнуть и испуганно взглянуть на него. В ее глазах со все еще расширенными зрачками мелькнуло виноватое выражение. Что он имеет в виду? Что хочет сказать? Съежившись от стыда, Вин отвела испуганный взгляд. Джеймс подошел и склонился перед ней. Она нервно наблюдала за ним. Вид его склоненной головы и жар, исходящий от его тела, отозвались резким спазмом в желудке. Винтер в ужасе отшатнулась от него.

- Ты уронила вот это, - донеслись до нее его слова. Заставив себя поднять глаза, она увидела, что он держит в руках ее губную помаду.

Сгорая от стыда. Винтер спрашивала себя, неужели это ее нечистая совесть заставляет ее думать, что Джеймс специально так долго смотрит на ее губы, словно бы намекая, что он совершенно точно знает, почему она уронила тюбик, совершенно точно представляет себе, о чем она мечтала и какие воспоминания мучили ее в этот момент.

- Я сейчас слона съем! - провозгласил Чарли. - А что у нас есть?

У нее еще оставался кусок тушеной баранины, который она собиралась разогреть к обеду. Она купила его в соседней лавке, хозяин которой продавал колбасу собственного производства. Это было сочное мясо молодого уэльского барашка, выращенного согласно всем правилам и традициям, но, подав его на стол, Вин поняла, что не в состоянии проглотить ни одного кусочка. Ее желудок все еще сжимал спазм, а лицо пылало от стыда и досады - так переживала она свое унижение. Винтер все бы отдала за то, чтобы Джеймс не вошел в ее комнату, когда она стояла там, увлеченная этими дурацкими любовными мечтаниями. Увлеченная до такой степени, что чуть ли не...

Она бросила на стол нож и вилку. Ее груди до сих пор ныли от сладкой истомы, особенно та, до которой она дотронулась, заново переживая тот момент, когда... К горлу подступила тошнота, и она оттолкнула от себя тарелку. Зачем она вновь окунулась в мечты? Зачем она позволила себе заново пережить эти чувства? Зачем она вновь захотела...

Вин вскочила на ноги. Джеймс внимательно следил за ней, но ей уже было безразлично.

В кухне Винтер открыла кран, налила полный стакан холодной воды и уже начала жадно глотать ее, когда появился Джеймс.

- Ты плохо себя чувствуешь?

- Немного побаливает голова. Ничего, пройдет, - солгала она. Внутри нее все кипело от гнева. Какого черта он делает вид, что озабочен ее состоянием? Должен же он понимать, что она думает о его присутствии в ее доме, о его отношениях с Чарли, да и вообще... Винтер никак не хотела признаться себе, что больше всего ее мучает испытанное ею унижение. Вновь и вновь она вспоминала, как, открыв глаза, увидела его стоящим в ее комнате.

Она с ужасом задавала себе один и тот же вопрос: наблюдал ли он за ней, понял ли все?..

- Небольшая прогулка на свежем воздухе поможет больше, чем таблетки, сухо произнес он.

Это был предел. Грохнув стаканом и резко повернувшись, она пристально посмотрела на него, ее глаза сверкали.

- Вот что, Джеймс. Ты смог обманом проникнуть сюда. Ты смог угрозами вынудить меня разрешить тебе поселиться здесь. Ты смог даже убедить Чарли, что ты - бог и супермен в одном лице. Но все это не дает тебе права учить меня, что мне нужно делать. Теперь я уже взрослая женщина, а не ребенок, и.., и...

- Я знаю, что ты в первую очередь женщина. - Его тихие слова заставили ее замолчать. - Даже слишком женщина.

Он смотрел на ее губы. Сердце Вин дало сбой и опять глухо забилось. Его неровные толчки отдавались по всему телу. У нее внезапно пересохло во рту. Куда девался ее гнев? Перед Джеймсом стояла слабая женщина.

Он не спеша перевел взгляд на ее грудь. Блеск его топазовых глаз был невыносим, завораживал Вин. Она хотела крикнуть, чтобы он не смел продолжать, но губы не слушались ее. Если он сейчас подойдет, если дотронется до нее...

Дверь кухни внезапно распахнулась, и вошел Чарли с пустой тарелкой в руках.

- А что у нас к пудингу?

Как во сне. Вин повернулась к нему и нетвердым голосом ответила:

- Есть компот, Чарли. Если хочешь, возьми йогурт.

Как обычны и привычны были ее слова, как по-домашнему плавны движения, когда она взяла у него тарелку и подошла к холодильнику. Но внутри нее все дрожало от этого странного взгляда Джеймса, а в неожиданно севшем голосе звучало возбуждение, охватившее все ее тело.

Позже она доказала себе, что сама виновата в случившемся. Если бы она не предоставила Джеймсу случая убедиться в своей уязвимости, то ему никогда бы не пришло в голову повернуть эту ее слабость против нее самой, использовать ее как оружие в борьбе за Чарли. Она не питала иллюзий относительно Джеймса. Она прекрасно понимала, зачем он все время пытается побольнее ранить ее. Его цель - разрушить их семейную жизнь, разделить их с сыном. И ему все равно, какими средствами он достигнет этого!

Глава 6

С трудом поднимаясь утром с постели. Вин устало подумала, что двух бессонных ночей вполне достаточно, чтобы уложить человека в гроб. Вздохнув, она вспомнила, что сегодня, вдобавок ко всему, понедельник и ей надо быть в гостинице ровно в девять утра. Но сначала ей придется подвезти Чарли в школу. Бросив взгляд на часы, она увидела, что время уже поджимает.

Схватив халат, Винтер побежала в ванную, по дороге скосив глаза на комнату Джеймса. Дверь была закрыта, и за ней не было слышно ни звука.

Конечно, ему-то зачем так рано вставать, раздраженно фыркнула она, входя в ванную и запирая дверь. Потом Вин быстро приняла душ, вымыла волосы, вытерлась, почистила зубы. Затем разбудила Чарли и направилась в свою комнату, чтобы одеться.

Спустившись вниз и включив радио, она села завтракать, вполуха слушая программу новостей и изредка поглядывая на часы. День вроде бы начинался как обычно, но сердце ныло, а нервы были так напряжены от семейных неурядиц, что Вин вздрагивала от каждого шороха.

Это все из-за Джеймса. Зачем он приехал, зачем поселился с ними?

Тоненько запикали часы, и она опять поднялась в комнату сына, чтобы поторопить его.

Ее собственный завтрак обычно состоял из овощного или фруктового салата с кусочком подсушенного хлеба и по меньшей мере двух чашек крепчайшего черного кофе. Но Чарли она всегда подавала более плотную еду - кашу с молоком, хлеб и свежий апельсиновый сок.

По-прежнему посматривая на часы, Вин быстро собрала для сына школьный завтрак. Не одобряя его выбора, она все же положила в судок холодную пиццу, добавила несколько кусков домашнего фруктового бисквита, пакетик с фруктовым соком. Чарли не всегда записывался на завтраки в столовой, иногда он предпочитал брать что-нибудь с собой. Правда, он никогда не требовал, чтобы она разрешила ему питаться в городе, в одном из кафе быстрого обслуживания по крайней мере с этим у нее не было проблем. В школе были строгие правила, и ученикам младших классов, до пятого включительно, не разрешалось покидать территорию школы во время занятий.

Когда Чарли спустился на кухню, она поднялась к себе, чтобы причесаться и подкраситься. Чарли не закрыл за собой дверь ванной, и она увидела валяющееся ;на полу мокрое полотенце. Винтер громко позвала его:

- Чарли, убери за собой! Ты знаешь, где корзинка для белья!

Конечно, она понимала, что гораздо легче все сделать самой, но не хотела поощрять в мальчике лень и небрежность. Поэтому, твердо решив выдержать характер. Вин опять спустилась вниз.

Поспешно допив кофе, она напомнила Чарли, чтобы тот не забыл спортивный костюм.

- После работы я заберу тебя от Эстер, как обычно, - сказала Вин и опять побежала наверх, чтобы вновь почистить зубы и заново накрасить губы.

Комната Джеймса все еще была закрыта, и, проходя мимо, она заколебалась. В кофеварке осталось еще много кофе. Наверное, ей следует постучать в дверь и предложить ему чашечку? Но Вин тут же одернула себя - ведь она не приглашала его в гости. Если он хочет кофе - пусть сварит себе сам.

Она гладко зачесала назад волосы и схватила их бантом. Ей нравилась такая прическа - простая, деловая и вместе с тем не слишком строгая.

Полотенце все еще валялось на полу.

- Чарли! - крикнула она, выходя из себя.

- Ну сейчас, сейчас...

Она уже почти спустилась вниз, как вдруг входная дверь открылась и в холл вошел Джеймс. Было видно, что он только что совершил утреннюю пробежку: его волосы спадали на лоб влажными прядями, а футболка вымокла от пота. Вин уставилась на него с таким изумлением, как будто увидела перед собой призрак. Он тоже остановился и с удивлением посмотрел на нее. Затем, словно заинтересовавшись ее внешним видом, он еще раз внимательно осмотрел ее с головы до ног. Она ответила ему презрительным взглядом, но ее сердце забилось быстрее, а руки задрожали.

- Ну Чарли, - позвала она сына. - Ты же знаешь, что в девять я должна быть в гостинице! Если ты не будешь готов ровно через две минуты, тебе придется идти пешком!

Это была обычная угроза, которую она никогда не выполняла. Но, услышав ее слова, Джеймс нахмурился.

- Послушай, давай я подвезу его, - предложил он.

Проклиная свою несдержанность, Вин уже открыла рот, чтобы отказаться от его услуг, но в этот момент Чарли, с улыбкой до ушей, шумно скатился вниз, волоча за собой школьную сумку.

- Правда, пап? Вот здорово! Теперь все увидят твою машину!

Злясь на Джеймса, она рассерженно выговорила сыну:

- Как некрасиво, Чарли! Человек важен сам по себе, а не по тому, чем он обладает.

- Да знаю, знаю, - проворчал Чарли себе под нос, проходя на кухню.

- Не слишком ли еще рано для чтения подобных лекций, - усмехнулся Джеймс. Винтер сердито отвернулась, а он тихо добавил:

- Между прочим, Вин, если это камешек в мой огород, должен тебе заметить, что я никогда не использую деньги или подарки, чтобы добиться чьей-либо любви. Особенно если речь идет о моем сыне...

"Ну что же это такое - что она ни скажет, на все у него есть ответ!" вздыхая, подумала Вин, садясь в машину вместе с Чарли.

С этого момента день шел все хуже и хуже. Да, сегодня ей решительно не везло.

Том дулся на нее за то, что произошло в субботу. Он мучил ее придирками по поводу организации конференции, которая должна была начаться в конце недели. Хотя ей было очень обидно - ведь она так тщательно готовилась к ней, - Винтер сдерживала себя и терпеливо выслушивала его упреки. Во время учиненного Томом разноса она все время напоминала себе, что не хочет терять свое место. Они с ним еще раньше договорились, что на работе их отношения должны быть чисто деловыми, и поэтому Вин не очень удивилась, когда Том не стал напрямую напоминать об их субботней встрече. Однако ее расстроило, что он все-таки не удержался и несколько раз ядовито намекнул на присутствие Джеймса в ее доме.

За выходные у нее скопилось много дел, и Винтер не пошла на обед. Когда наконец она справилась со всеми бумагами и смогла уйти с работы - почти на час позже обычного, - то почувствовала, что умирает с голоду.

Ей надо было еще заехать к Эстер за Чарли, вернуться вместе с ним домой, приготовить что-нибудь на ужин и собираться на аэробику. Позвонив в дверь к подруге. Винтер уже приготовилась извиняться за опоздание, но, увидев ее, Эстер удивилась.

- А Чарли у нас нет. - На ее лице отразилось недоумение. - Он сказал Денни, что отец заберет его из школы.

Проклиная Джеймса, Винтер рванулась к машине. Она в бешенстве захлопнула дверцу, срывая на ней свой гнев, однако это не помогло ей прийти в себя. Вин резко включила мотор, но он, как назло, заглох. Она громко выругалась. Какой-то прохожий с таким удивлением посмотрел на нее, что она покраснела. "Ну-ка, успокойся! - приказала она себе, повторно включая зажигание. - Сейчас же успокойся!" Но это было легче сказать, чем сделать.

Ее охватило еще большее бешенство, когда она, войдя в кухню, увидела, что Джеймс и Чарли, удобно устроившись, с аппетитом уничтожают нечто подозрительно напоминающее последнюю порцию домашней лапши, которую она оставила себе на ужин.

- Ну что, вкусно? - разгневанно спросила она, срывая с себя жакет.

Чарли удивленно посмотрел на мать, и Вин мгновенно пришла в себя.

- Прости, пожалуйста, - извинилась она, ероша его волосы. - Я немного раздражена.

Она остановилась, заметив, что Джеймс внимательно смотрит на нее. Почти против своей воли она повернулась к нему.

- Что, трудный день? - тихо спросил он. Ей показалось, что в глазах Джеймса промелькнули искреннее участие и забота, но она не поверила себе. Очередные силки для глупой птички!

- Да, тяжелый, - коротко ответила она. - И он не стал легче, когда после работы мне пришлось ехать к Эстер только затем, чтобы узнать, что отец забрал его из школы. - Она опять повернулась к Чарли:

- Ты мог бы позвонить мне, дорогой.

Винтер всегда старалась ненавязчиво воспитать в сыне чувство ответственности и заботливое отношение к другим людям. Чарли знал, что, если его планы меняются, он должен позвонить ей на работу и сообщить об этом. Она постоянно напоминала ему, что хорошо воспитанный человек должен быть внимателен к окружающим и не заставлять их волноваться. "Поступай с окружающими так, как ты хочешь, чтобы они поступали с тобой", - неустанно повторяла она мальчику. И теперь почувствовала жалость, увидев, как он, повесив голову и возя ногой по полу, извиняется за свое поведение.

- Прости, мам. "Нет, он не виноват, это все Джеймс", - сказала она себе, отворачиваясь от стола. Как будто прочитав ее мысли, Джеймс твердо произнес:

- Я виноват. Вин. Мне хотелось сообщить тебе, но я вспомнил о нашем субботнем разговоре и решил, что тебе будет неприятно, если я позвоню в гостиницу и попрошу тебя к телефону. А вдруг подойдет твой приятель?

Вспыхнув от гнева, Вин резко ответила:

- Том - не телефонистка, но даже если бы это было так, то, исходя из обстоятельств, он бы понял, почему ты хочешь поговорить со мной. Я уверена в этом!

Произнося эти сердитые слова. Винтер понимала, что сейчас она лжет. Том никогда бы не понял, да и не захотел бы ничего понимать. Но какое это имеет теперь значение? Ведь Том ясно показал ей, что дальнейшие отношения между ними невозможны...

- Ты сегодня опять уходишь, - прервал Чарли ее невеселые мысли. - А мы с папой достали ту кассету...

- Опять встреча с ухажером? - тихо спросил Джеймс, рисуя что-то ложкой по столу. - Интересно! Странное поведение для заботливой матери, каковой ты себя мнишь. Тебе не кажется, что ты уж слишком полагаешься на других? Я смотрю, ты не особенно обременяешь себя обязанностями. Ну и что запланировано для Чарли на сегодня? Очередная ночевка у соседей?

Вин была в ярости. Назревал скандал. Но в кухне был ребенок, с большим интересом наблюдавший за развитием событий, и Вин приходилось сдерживаться. Она спокойно отослала Чарли почистить зубы и только тогда дала выход своим чувствам.

- Хочу сообщить тебе, что сегодня я не встречаюсь с Томом, а иду на аэробику. Что касается Чарли, то обычно он ходит со мной.

После небольшой паузы Джеймс с кривой усмешкой произнес:

- Он обожает аэробику, не так ли? Вин заскрипела зубами.

- Чарли плавает там вместе со своим приятелем. В спортивном центре есть бассейн. Чтобы больше не было вопросов, также сообщаю тебе, что у него есть целых три диплома: об окончании курсов по плаванью, по нырянию и спасанию на воде. Должна еще добавить, что в бассейне постоянно дежурит квалифицированный тренер и спасатель. Как видишь, я-то не поощряю его сиднем сидеть у телевизора. - Она разгневанно посмотрела на него. - И тебе, между прочим, следовало бы посоветоваться со мной, прежде чем покупать ему эту кассету. Я одна отвечала за Чарли всю жизнь, Джеймс, - горько добавила она. - И если ты считаешь, что можешь являться сюда и учить меня, как обращаться с моим собственным ребенком...

- Нашим ребенком, - поправил ее Джеймс странно ровным голосом.

Он поджал губы, и вдруг Вин поняла, что, хотя Джеймс и старается сдерживать свои эмоции, он тоже разгневан. Винтер застыла, прислушиваясь к тяжелому биению своего сердца. Атмосфера в кухне была накалена до предела. Ей стало душно, как это бывает перед грозой в жаркий летний день, когда туча тяжелой зловещей громадой зависает над головой. На мгновение она напряглась, пытаясь придумать язвительный ответ, но тут гнев внезапно оставил ее, забрав последние силы. Язык больше не слушался ее. Не было и речи о дальнейшем споре.

Она устало прошла мимо Джеймса и вышла из кухни.

В классе аэробики Вин невнимательно выполняла упражнения, все время думая о словах Джеймса. После занятия она сразу же схватила свою сумку, даже не приняв душ и не переодевшись.

Эстер пригласила ее домой на чашечку кофе, но Вин отрицательно покачала головой.

- Извини, не могу! - Она поджала губы. - И вообще мне не следует так часто выходить из дома, - продолжала она, передразнивая Джеймса; - Если у меня ребенок, то я не могу поступать так безответственно, - пояснила она изумленной подруге.

Эстер недоверчиво посмотрела на нее.

- Безответственно? Да кто же мог сказать такое?

- Джеймс! - раздраженно ответила она и затем быстро заговорила:

- Знаешь, Эстер, если я начну сейчас все тебе рассказывать, то не остановлюсь до утра. Но клянусь тебе, если он еще раз осмелится мне сказать, что я мало забочусь о Чарли, то я...

Ее голос сорвался. У Вин затряслись губы и на глазах выступили слезы. Эстер никогда не видела подругу в таком состоянии и теперь растерянно смотрела на нее.

- Ну-ну, дорогая! Тебе нужно посидеть и что-нибудь выпить - это поможет тебе успокоиться.

- Я должна была успокоиться на аэробике, - сердито сказала Винтер, - я не могу остаться. Эстер, ну почему всегда и во всем виновата женщина? Я всю жизнь делала для Чарли все, что могла. Может быть, я и не верх совершенства, ну а кто идеален? Но вот является Джеймс и за несколько дней превращает меня из довольно спокойной, зрелой, уверенной в себе женщины в комок нервов, в эдакую неумеху, сомневающуюся в том, способна ли она вообще растить ребенка.

- Ерунда! - отрезала Эстер. - Ты - самая лучшая мать из тех, кого я знаю. Даже моя свекровь считает, что ты отличная мать, - с чувством добавила она.

Вин заставила себя рассмеяться. Уж она-то знала, как на самом деле подруга относится к своей любящей покомандовать свекрови с ее непомерно высокими требованиями ив высшей степени непрактичными взглядами на жизнь.

В машине Вин начало знобить. Она включила отопление, ругая себя за то, что не заставила себя остыть и принять душ после таких интенсивных упражнений.

Она не хотела думать о том, что ее трясет лишь от одной мысли о встрече с Джеймсом. С чего вдруг она стала бояться его? Она, взрослая женщина!

Выходя из машины, Винтер почувствовала, как болят уставшие мышцы. Она медленно прошла на кухню, оттуда в гостиную. Чарли сидел вместе с отцом на диванчике, внимательно глядя на экран телевизора.

- Тихо, мам, - не отрываясь от экрана, скомандовал Чарли, как только она сказала первое слово. - Сейчас начнется самое интересное.

Приятно услышать такое, сорвавшись с занятий домой! Винтер печально удалилась на кухню. Там она уныло придвинула стулья поближе к столу. Как ей хотелось сесть! Но если она сейчас опустится на стул, то вряд ли потом сможет найти в себе силы встать, а ведь ей еще нужно кое-что погладить. Тяжело вздохнув, она подошла к раковине и включила кофеварку.

- Пойди посиди. Я все сделаю.

Винтер вздрогнула от неожиданности. Ей и в голову не пришло, что Джеймс может последовать за ней на кухню. Не скрывая удивления, она повернулась к нему и тотчас же заметила его странный, почти брезгливый взгляд.

Словно защищаясь. Вин заслонила лицо руками. Как ужасно она, должно быть, выглядит! Ее волосы были еще влажными от пота, так же как и трико под спортивным костюмом.

- Я вернулась, не приняв душ, - неловко сказала она. - Я думала, что Чарли...

- Чарли смотрит свое видео и прекрасно себя чувствует. Зачем ты ушла с аэробики, не ополоснувшись? - Он рассерженно смотрел на нее. - Неужели ты не знаешь, как важно остыть и расслабиться после физических занятий? Ты что, не понимаешь, что может случиться, если этого не сделать?

Вин молча проглотила упрек. Она слишком устала, чтобы возражать. В подтверждение слов Джеймса комната вдруг поплыла у нее перед глазами. Ноги больше не держали ее. Конечно, она знала, что обязательно нужно было посидеть и остыть, но сегодня она так спешила к Чарли...

Вин с трудом подняла руку, поправила упавшую на лоб прядь и хрипло выдохнула:

- Я... Я не подумала. Зачем она сказала это?

- Ты всегда была слишком порывиста. Вин отметила, что голос Джеймса тоже изменился. Но она была слишком измучена, чтобы понять причину.

- Давай-ка, сними все это. Ты перегрелась.

Как во сне она следила, как Джеймс дотрагивается ладонью до ее разгоряченного лица, словно желая убедиться, нет ли у нее температуры.

Она смертельно устала и чувствовала себя жалкой и больной. Все ее тело пылало. Неужели она и вправду заболевает? Или...

Винтер резко запротестовала, увидев, что Джеймс берется за молнию ее спортивной куртки. Не обращая на нее внимания, он аккуратно расстегнул застежку и быстро стащил куртку с Винтер.

Кто из них опомнился первым? Джеймс сразу напрягся, заметив, что внизу у нее практически ничего не было, кроме хлопчатобумажного трико. Да и оно было настолько тонким, что не скрывало нежной округлости грудей и мягкой ложбинки между ними.

Его руки тяжело легли на худенькие плечи бывшей жены, и она испуганно замерла. О Боже, только не дай вспомнить, что этот человек был когда-то ее любовником, ее мужем, что когда-то у нее сладко кружилась голова при одном его прикосновении, что он когда-то целовал и ласкал каждый сантиметр ее тела, дарил ей ни с чем не сравнимые наслаждения. Нет, если она сейчас вспомнит об этом, если поддастся порыву своего изменившего здравому смыслу тела...

Она слабо застонала и этим нарушила царящую на кухне тишину. Руки Джеймса разжались сами собой, он отступил от нее и отвернулся. Вин быстро поправила одежду, с досадой заметив, что соски напряглись и выпирают из-под тонкой ткани. Покраснев, она схватила жакет, завернулась в него и выскользнула из кухни. Сердце громко стучало.

Какой ужасный день! Винтер казалось, что она уже испила предназначенную ей на сегодня горькую чашу, но на ее дне еще оставалась последняя, наигорчайшая капля. Ложась спать, Чарли сообщил ей, что в среду шкода будет закрыта из-за ремонта отопления.

- Я говорил тебе об этом еще на прошлой неделе, - напомнил он ей.

- Прости, родной, должно быть, я забыла. Придется попросить Эстер, чтобы она взяла тебя на целый день. Ты сможешь побыть с Денни...

- Не надо. Мы с Чарли лучше куда-нибудь съездим, правда, сынок?

Ну почему фортуна все время играет на руку Джеймсу? Да, просто она женщина, и этим все сказано, сердито подумала Вин, склонив голову в знак своего поражения.

- Мы можем поехать в Дейнленд! - восторженно закричал Чарли.

- Дейнленд? - Джеймс бросил на Вин вопросительный взгляд.

- Это новый луна-парк. Он открылся прошлым летом, - объяснила Вин. - Он находится как раз у шоссе, и...

- Мама еще в прошлом году обещала свозить меня туда, но у нее не хватило времени. У нас в школе все там уже были.

Вин мрачно встала со стула. Она едва удержалась, чтобы не напомнить сыну, почему они так и не посетили Дейнленд - ведь тогда они провели весь уик-энд в Центральном парке.

Глава 7

В среду Том с утра заявил, что на сегодня у него намечен ряд, деловых встреч и поэтому ему придется уехать из гостиницы на целый день. Он ни словом не обмолвился о том, чтобы вместе провести выходные, и Вин поняла, что Том, так же как и она, решил порвать связывавшие их отношения.

Хотя Вин понимала, что из-за его неприязни к Чарли она не сможет стать его женой, ей все-таки было неприятно, что ее любовник даже не пытается удержать ее. Вин начала серьезно сомневаться, любил ли он ее вообще.

А любила ли она его? Теперь не удивительно, что ни он, ни она не жаждали интимных встреч. "Ну а с другой стороны, с каких это пор постельные отношения стали такими важными для нее?" - спрашивала себя Винтер, перебирая лежащую на столе корреспонденцию. Между прочим, она довольно долгое время прекрасно обходилась и без них.

Она уже обожглась на этом. На ее сердце остался шрам от раны, нанесенной ей Джеймсом. Теперь-то она знает, что нельзя строить свою жизнь на такой зыбкой, ненадежной основе.

Окна ее кабинета выходили в сад перед гостиницей. Она увидела, как по лужайке прошла влюбленная пара. Мужчина обнимал женщину за талию, а она доверительно положила голову ему на плечо. Неожиданно они остановились, и она нежно улыбнулась тому, что он говорил ей.

Они не были очень уж молоды, и глаза Вин наполнились слезами. Ну почему же она так одинока, почему ей так не хватает любви! На мгновение в сердце Вин зажглась острая зависть к этой женщине. Как хорошо, когда рядом с тобой есть любящий человек, на которого можно положиться, который никогда не бросит тебя... "Да полно! Положиться на мужчину?" - тут же высмеяла себя Вин.

Неужели же она действительно считает, что для того и нужен мужчина - чтобы сразу же положиться на него?

Нет же, конечно, нет. Просто хорошо бы рядом иметь человека, на которого она могла бы положиться, если бы захотела этого.

Вздохнув, Винтер переключила внимание на свой компьютер и быстро набрала вводной код. Она хотела проверить список брони на следующую неделю.

Все утро Вин работала не поднимая головы, но позже ей удалось выкроить часок, чтобы пройтись по магазинам. Вечером она собиралась устроить праздничное чаепитие специально для Чарли. А потом они могли бы вместе погулять по вечернему городку. Вдвоем, без Джеймса. В конце концов, ведь он и так проведет с сыном целый день!

Следуя внезапному порыву, она положила в корзинку пачку любимого шоколадного печенья Чарли. В глубине души Вин не одобряла себя, понимая, что это совсем ни к чему, что ей следует заботиться о правильном питании ребенка, да и вообще подобное поведение весьма смахивает на стремление подкупить Чарли, а это уж совсем некрасиво.

Стоя в очереди у кассы, она старалась не вдаваться в рассуждения о плачевной, по-видимому врожденной неспособности женщин противостоять мужчинам в своей извечной борьбе за собственное достоинство, попирать которое доставляло такую искреннюю радость всем представителям мужского пола. Вин не сомневалась, что и Джеймс находит удовольствие в постоянном унижении ее достоинства, искусно играя на ее чувствах к сыну.

Как обычно, она неудачно выбрала очередь. Две дамы, стоявшие впереди нее, что-то горячо обсуждали, в то время как кассирша, копаясь, меняла ленту в аппарате, задерживая всех.

- Ты же знаешь, в чем тут дело, - важно говорила одна другой, - если бы она не ушла от Пола, ничего бы не случилось. Естественно, парню нужен отец, особенно когда он в таком возрасте. Я, конечно, не хочу сказать, что Стив большой подарок, с ним всегда было трудно. Но в полицию он попал впервые. На этот раз отделался предупреждением, но я ей сказала...

Вин в ужасе отпрянула от них. По ее спине пробежал холодок. Опять она почувствовала себя виноватой. Она ничего больше не желает слышать об отцах и их роли в воспитании детей!

А разве не бывает мужчин, которые портят и совсем разрушают жизнь своих чад? Вспомнить только, сколько девушек остались забитыми и униженными из-за того, что все свое детство наблюдали за тем, с каким презрением их отцы относятся к женщинам, к их матерям! А разве не отцы учат своих сыновей, что женщины им не ровня, что они - существа второго сорта и к ним необязательно относиться с уважением? Разве не они вдалбливают своим отпрыскам, что еще с древних времен женщины делятся либо на шлюх, либо на святых? А что можно сказать о тех отцах, которые оскорбляют своих детей, отказываясь видеть в них нормальных, полноценных людей?

Оторвавшись от невеселых мыслей. Вин смутилась, увидев, что кассирша в ожидании смотрит на нее. Стоящие в очереди женщины осуждающе переговаривались. Покраснев, она неловко выложила продукты из корзинки на прилавок.

"Вот так всегда бывает, когда спешишь домой", - раздраженно думала она позже, застряв в час пик в автомобильной пробке. Углубленная в свои переживания, Винтер даже не вспомнила о дорожных работах, о начале которых заблаговременно сообщалось в местной газете. Она ругала себя за забывчивость. Теперь Вин уже не могла проехать в городок объездным путем. Конечно, это заняло бы почти столько же времени, но зато ей не нужно было бы стоять позади старенького грузовичка, задыхаясь от изрыгаемого им густого облака выхлопных газов.

Она отчаянно хотела добраться до дома раньше Чарли. Винтер понимала, что с тех пор, как она стала работать в гостинице, у нее оставалось слишком мало времени на сына, и Чарли мог подумать, что он не очень-то нужен своей матери.

Естественно, в его классе учились и другие дети, матери которых работали с полной нагрузкой, и, конечно, он был не единственным ребенком, росшим без отца, но уж очень резко изменилась его жизнь после того, как она стала работать в гостинице.

Раньше, когда Винтер зарабатывала на жизнь, печатая дома на машинке, она всегда была в распоряжении Чарли. Она либо сама забирала его из школы, либо ждала его возвращения, нетерпеливо выглядывая из окошка кухни. У нее всегда было время, и он с удовольствием рассказывал ей о школе и о своих приятелях, с аппетитом поглощая полдник и весело болтая ногами.

А теперь она заскакивала за ним к Эстер не раньше шести вечера. Их ужин часто бывал скомкан, и она слушала Чарли вполуха, стараясь сосредоточиться на тех хозяйственных делах, которые запланировала на этот вечер.

Но Винтер так дорожила своей работой. Ей нравились независимость и чувство самуважения, которые давала ей служба. Вин понимала, что здесь она нашла свое место.

Наконец-то дорожная пробка рассосалась! Винтер с облегчением вздохнула и нажала на газ. Теперь ее начало волновать, что будет с ее работой после разрыва с Томом. Неужели он захочет, чтобы она ушла? Естественно, сейчас уже не стоит и надеяться, что он продвинет ее на более ответственную и независимую должность, как обещал раньше. И что станет с нею, если Джеймс решит добиваться отмены ее опекунства над Чарли через суд?

Уже давно прошли те времена, когда судьи автоматически отдавали ребенка под опеку матери. А Джеймс - человек состоятельный и вполне может обеспечить Чарли и создать для него нормальный семейный очаг. Он даже может еще раз жениться.

Она нервно сжала руль. Но почему мысль о повторном браке Джеймса так расстраивает ее? Неужели только потому, что ей просто неприятно, что у Чарли появится молодая, красивая, энергичная мачеха? Такая мачеха, у которой будет гораздо больше свободного времени и с которой будет намного интереснее, чем с измотанной на работе женщиной, не способной найти общий язык со своим сыном-подростком.

Въезжая в переулок, Вин с облегчением заметила, что возле дома нет машины Джеймса. Если повезет, то ей удастся приготовить ужин и немного успокоиться до возвращения сына. И тогда она сможет неторопливо выслушать рассказ Чарли о сегодняшнем дне.

Входя в холл, Вин сразу же почувствовала, что что-то не так - уж слишком тихо и пусто было в доме. И не потому, что Чарли отсутствовал. Она уже привыкла к тому, что он часто отлучался: у него было много друзей и он вел довольно активный образ жизни. Вин всегда поощряла его в этом, но с единственным условием - она требовала, чтобы сын сообщал ей, где и с кем находится.

Винтер резко тряхнула головой, стараясь освободиться от непонятного ощущения, быстро прошла на кухню и занялась ужином. Вдруг она застыла на месте, пораженная странной мыслью.

А ведь сейчас она ждет не Чарли... И прислушивается не затем, чтобы с радостью и облегчением услышать его счастливый визг и громкое топанье ногами по холлу. Неожиданно она поняла, что надеется услышать голос Джеймса, увидеть его строгое мужественное лицо.

Неужели она уже тоскует по нему? Но ведь еще и недели не прошло со дня его приезда! Нет-нет, это невозможно. Да и почему она должна скучать по нему? Разве не ей хотелось видеть Джеймса меньше всего на свете?

Какой беспорядок и хаос принес он с собой! Ее отношения с Томом прервались, их жизнь с Чарли стала просто невыносимой. Даже Эстер стала странно посматривать на нее.

"Не сходи с ума", - осадила она себя, прогоняя прочь непрошеные мысли. Со вздохом Вин поставила чугунок в духовку и засекла время. Пора бы им уже и вернуться. У Чарли хороший аппетит, и он вряд ли захочет пропустить ужин.

Если только... Она нахмурилась, чувствуя, что в ней опять закипают раздражение и ревность. А что, если Джеймс решил продлить удовольствие и повез Чарли ужинать в какое-нибудь веселое местечко? Не может быть, ведь он же знает, что она будет волноваться. Джеймс и так уже целый день провел с сыном! "Боже мой, сколько же месяцев я не могла выкроить свободного денька, чтобы полностью посвятить его Чарли!" - горько раскаивалась Вин.

Могла ли она винить сына, что он предпочитает компанию отца?

Она уже ясно представляла себе, как Чарли на суде говорит, что отец действительно хочет быть с ним и у него есть для этого время, а мать вечно занята, вечно работает, вечно бегает за Томом...

Вин испугалась собственных мыслей. Но ведь Чарли должен понимать, что он скоро наскучит Джеймсу, что тому надоест роль внимательного отца и он перестанет обращать на мальчика внимание, как это и было в детстве. Но нет, Чарли еще слишком мал, и нельзя ожидать, что он станет рассуждать и вести себя, как зрелый человек.

Вин опять взглянула на часы. Неужели прошло только десять минут? Как медленно течет время, когда ты кого-нибудь ждешь...

Чтобы как-то занять себя, она решила прибраться в гостиной, но, открыв дверь, в удивлении застыла на месте.

Небольшая комната была безукоризненно убрана, газеты, бумаги, книги - все лежало на своих местах. Ковер был вычищен пылесосом, а мебель до блеска натерта воском. Разбросанные обычно по всем углам видеокассеты и игры были аккуратно собраны, даже полузасохшие цветы выброшены. Вместо них в вазе стоял свежий букет.

Свежий букет... Вин печально смотрела на неумело составленную композицию и вспоминала другой вечер из далекого прошлого... Это было, когда она уже сообщила Джеймсу о своей беременности. В тот день ее не было дома - кажется, она ездила в гости к родителям. А вечером Вин возвращалась домой едва живая от усталости, раздираемая двумя противоречивыми чувствами. Одна ее половинка страстно желала, чтобы вернулась ее простенькая девичья жизнь, в которой не было бы Джеймса, а другая не менее страстно жаждала, чтобы Джеймс встретил ее на пороге их маленького домика, обнял и сказал, что очень ее любит и хочет их ребенка. И тогда, точно так же, как вошла в гостиную, ожидая увидеть кавардак, который оставила, уходя. Но, как и сейчас, комната, словно по мановению волшебной палочки, была вычищена до блеска, а в вазе стояли свежие полевые цветы, которые Джеймс купил для нее не цветочном базаре, зная, как ее привлекает их неброская красота.

Тогда Вин смотрела на цветы, чувствуя себя совершенно несчастной. В горле клокотали рыдания. Она с трудом добрела до дивана и присела на краешек. Как ей хотелось броситься ему на шею! Но когда Джеймс спустился вниз и вошел в гостиную, она почему-то яростно закричала:

- Все понятно! Ты хочешь показать мне, что я должна была остаться дома и все сделать сама!

А мне плевать, Джеймс! Мне на все плевать, и на тебя тоже!

После своих грубых слов она вихрем пронеслась по лестнице, упала на кровать и разрыдалась, страшно жалея о своем поведении. Она напрасно молила Бога, чтобы он привел Джеймса сюда, в ее объятия. Громко хлопнула входная дверь. Все было кончено - он ушел.

Вин без сна лежала в постели, когда Джеймс наконец вернулся. Он не заговорил с ней, даже не дотронулся до нее.

Печально вздохнув, Винтер вернулась в настоящее. Кончиками пальцев она легко дотронулась до лепестков. Нужно бы их покрасивее расставить. Она взяла вазу и опять пошла на кухню.

Зачем думать о том, почему Джеймс купил свежие цветы? Уж наверняка не для того, чтобы сделать ей приятное.

Вскоре, удовлетворенная полученным результатом, Вин внесла по-новому составленный букет обратно в гостиную.

Прошлым летом они с Чарли кое-что изменили в этой комнате. Во-первых, перекрасили стены в тот нежный, слегка желтоватый цвет, какой бывает у свежего сливочного масла. Они попробовали красить губкой, и Вин очень понравился полученный результат.

Тогда же она заново обтянула мягкую мебель и повесила новые занавески. Винтер очень гордилась старинной обстановкой гостиной. Когда они с Джеймсом поженились, их семьи отдали им старую мебель, служившую еще их дедам. Поначалу Вин была возмущена при виде этой рухляди - ей так хотелось чего-нибудь поновей и помодней. Но вкусы меняются, и теперь она с удовольствием натирала воском и полировала до блеска тяжелые массивные поверхности, сделанные из благородных пород деревьев. В этой мебели было нечто солидное, благополучно-семейное. Сейчас Вин нравились даже те шрамы, которые оставило деревянной поверхности неумолимое время.

Нахмурившись, она посмотрела в окно. Они все еще не вернулись.

К девяти вечера Вин уже не находила себе места. Ужин давно остыл, а они так и не появились. Винтер металась по дому, нервно сжимая руки и все время прислушиваясь, не зазвонит ли телефон. Уже прошли все мыслимые сроки, и в ее воспаленном воображении вставали трагические картины дорожной аварии - увечья, смерть...

Вин попыталась успокоиться, убеждая себя, что если бы произошло нечто подобное, то ей сразу же сообщили бы об этом.

Неужели Джеймс просто решил позлить ее таким образом?.. Но почему он ей не позвонил? У него не было телефона в машине, но ведь существуют же общественные автоматы, и не все же они разломаны уличными хулиганами...

Винтер уже жаждала, чтобы раздался телефонный звонок, но в доме стояла мертвая тишина. Может быть, ей самой позвонить в полицию? Она судорожно протянула руку к телефону, но, услышав шум подъезжающей машины, ринулась к окну. Джеймс не спеша поставил свой "даймлер" сзади ее игрушечного автомобиля, спокойно захлопнул дверцу и медленно пошел с Чарли к дому.

Не помня себя от ярости, она распахнула входную дверь. Как бы предупреждая ее гневный вопрос, Джеймс небрежно извинился, как будто они опоздали не на несколько часов, а только на несколько минут.

- Извини, мы вернулись позже, чем обещали. На шоссе произошла небольшая неприятность.

Небольшая неприятность! Лицо Вин покрылось красными пятнами, она уже открыла рот, чтобы излить свой гнев на Джеймса, но вдруг увидела, что он со значением покачал головой и показал ей глазами на склоненную голову сына.

Только теперь Винтер заметила, как тихо ведет себя Чарли. Она внимательно посмотрела на него. Он был бледен - чересчур бледен. Он заболел! Вот почему они вернулись так поздно...

Не говоря ни слова, Чарли медленно прошел мимо нее и с трудом потащился вверх по лестнице. Она растерянно наблюдала за его неуверенными движениями и уже сделала шаг вслед за ним, но рука Джеймса твердо легла ей на плечо.

- Оставь его.

Оставить его?.. В глазах Вин отразились все ее чувства.

- Ему нужно немного побыть одному. На шоссе произошла страшная автокатастрофа, и Чарли, к сожалению, кое-что видел. Впереди нас столкнулись две машины. И зачем надо было так гнать?

- Что случилось? - растерянно спросила Вин, не отрывая взгляда от лестницы. Она обязана быть с сыном! Она хочет быть рядом с ним! В конце концов, она его мать! Чарли нуждается в ней...

Как будто прочитав ее мысли, Джеймс тихо произнес:

- Чарли уже не ребенок, Вин. По крайней мере, он считает себя взрослым. Дай ему время прийти в себя, не роняя своего достоинства. Он пережил страшное потрясение, а в его возрасте все они считают, что настоящие мужчины никогда не плачут.

- Да что же случилось? - жалобно повторила Вин трясущимися губами.

- Одна машина врезалась в другую, и обе мгновенно запылали. Ничего нельзя было сделать. Я остановился и позвонил в полицию. Там было еще несколько машин, мы пытались помочь, но нам мешал сильный огонь. Я бы все отдал, чтобы Чарли там не было.

Он отвернулся, и Вин только теперь почувствовала идущий от его одежды запах гари. Она задохнулась от ужаса, увидев разрезанный рукав куртки и забинтованную руку.

- Ничего страшного - небольшой ожог, - успокоил ее Джеймс. - Я понимаю, что должен был позвонить тебе, но это было просто невозможно. Мне пришлось остаться, чтобы дать показания.

Он взъерошил волосы и как-то неожиданно осунулся и посерел.

- В одной машине погибла вся семья - отец, мать и двое малышей. А в другой сгорели два молодых парня. О Боже, ну почему ты дал этому произойти?

- Но ведь ты говоришь, что они слишком быстро ехали, - механически повторила она, чтобы хоть что-нибудь сказать.

Вин была во власти собственного разгоряченного воображения, настойчиво оживлявшего в ее мозгу трагический рассказ мужа. Ведь на их месте могли бы оказаться Джеймс и Чарли. Вин было стыдно признаться в этом, но внутренний голос упрямо нашептывал ей - какое счастье, что погибли другие... Вин не могла говорить, так она была потрясена его страшным рассказом.

- Мне нужно принять ванну. Я весь провонял дымом, - с отвращением произнес Джеймс.

Но Вин понимала, что он хочет смыть с себя не запах гари, а запах смерти.

- Чарли, - хрипло произнесла она. - Я, наверное, должна...

Джеймс сразу же отрицательно покачал головой.

- Не сейчас. Он сам все тебе расскажет, когда придет в себя.

Джеймс давно уже был в ванной, когда Вин поняла, что в первый раз попросила у него совета, попросила разделить с нею родительские обязанности. Она действительно нуждалась в его совете. И с облегчением последовала ему...

Она почувствовала, что вся дрожит, и зябко обхватила себя руками. Вин вдруг представила себя на месте тех людей, которым сегодня предстояло узнать о том, что трагическая случайность унесла жизни их близких...

Казалось, она простояла так целую вечность, уставившись в пространство и вспоминая разные эпизоды из жизни Чарли. Она бы не пережила, если бы ей сейчас позвонили и сообщили, что все кончено...

В кухню тихо вошел Джеймс.

- Чарли лег спать, - сказал он ей. - Он все еще в шоке. Если бы только его там не было! Даже я не знаю, смогу ли скоро забыть этот кошмар...

- Дети забывчивы, - к своему удивлению, тихо ответила Вин. - А Чарли еще совсем ребенок. Они не могут проецировать подобные события на свою жизнь, как это делаем мы.

- Ты хочешь сказать, что Чарли сегодня будет спать, не думая о том, что бы с ним было, если бы в одной из машин оказалась его жена, его сын, его малыш? Может быть, ты и права, но все равно лучше бы его там не было, - серьезно сказал Джеймс. - И зачем я позволил ему в последний раз прокатиться с горок? Но он так клянчил...

- Ты не виноват, - эхом откликнулась она.

"Что же я делаю? - как во сне спрашивала себя Вин. - Зачем успокаиваю его? Пусть бы почувствовал, каково это, когда тебя обвиняют в том, что ты плохой родитель".

Но она понимала, что даже в борьбе за Чарли нельзя использовать как аргумент такую ужасную трагедию.

Винтер заметила, что Джеймс внимательно наблюдает за ней, и покраснела от неловкости.

- Спасибо, - мягко произнес он, и эта короткая благодарность заставила ее покраснеть еще больше.

Джеймс неожиданно дотронулся холодными пальцами до ее руки, и она сразу же напряглась.

- Ты все еще вздрагиваешь? Удивительно... - Но он не выглядел удивленным. Казалось, Джеймс был погружен в раздумья.

- Какой долгий день. Пожалуй, пойду-ка я спать, - устало произнес он...

Глава 8

Ночью Вин разбудил отчаянный крик Чарли. Она мигом вскочила, вихрем пронеслась по коридору и с силой толкнула дверь в комнату сына. Это напоминало прежние годы, когда, услышав его плач, она сразу же спешила к нему, не успев даже как следует открыть глаза.

Она вбежала в комнату и остановилась, переводя их. Чарли спал. Винтер тихо подошла к кровати, чтобы убрать со лба сына влажные от пота волосы, но Чарли мгновенно проснулся и дико уставился на нее заплаканными глазами. В порыве нежности и жалости Винтер привлекла его к себе, обвила руками и стала укачивать.

Задыхаясь от слез и запинаясь, Чарли начал рассказывать ей о случившемся. Как давно не прижимала она его к своей груди! Он считал, что уже вырос из кудряшек и поцелуйчиков, и, уважая его стремление к самостоятельности, она перестала навязывать ему свои ласки.

Вин удивилась, почувствовав, что в его теле совсем не осталось детской округлости, оно словно целиком состояло из прямых и острых углов. Боже мой, как быстро он растет! И как быстро отдаляется от нее... В эту трагическую ночь ее сын нуждался в ней, но даже сейчас она видела, что Чарли пытается взять себя в руки, и, когда он стал вырываться из ее объятий, она сразу же отпустила его.

Теперь Чарли уже отворачивался от матери, переживая, что выказал свои эмоции столь неподобающим для мужчины образом. Чтобы успокоить его, она тихо, ровным голосом, словно речь шла о пустяках, произнесла:

- Папа сказал мне, что он гордится тобой, Чарли. Ты вел себя очень мужественно.

- Да, это так, сынок.

Вин вздрогнула и обернулась. Когда Джеймс успел войти? Он накинул халат, и в свете ночника она увидела его мускулистую загорелую грудь и длинные крепкие ноги. Как любила она целовать его тело! Винтер вспомнила, как однажды, в начале их знакомства, погладила его по бедру. Джеймс сразу же напрягся, поймал ее руку и сжал в своей, а Вин затрепетала от страха и удовольствия, когда он, чуть хриплым голосом, сказал ей, что она даже не представляет, что он хочет с ней сделать. Когда Джеймс тягучим голосом говорил ей, как он жаждет касаться губами ее атласной кожи, целовать ее груди, прижимать ее к себе, она вспыхивала от желания и с трудом удерживала себя, боясь закричать, чтобы он быстрее переходил от слов к делу...

Джеймс что-то говорил, но не ей, а Чарли. Винтер задохнулась от стыда за свои мысли. И где - у постели страдающего сына! Она виновато повернулась к нему.

- Да, Чарли, сегодня я гордился тобой! - продолжал Джеймс, садясь на кровать. - А сейчас горжусь еще больше.

Насупясь, Чарли смотрел на него, изо всех сил стараясь скрыть следы недавних слез.

- Только настоящий мужчина понимает, что в жизни случается разное. И есть такие вещи, из-за которых можно и поплакать. Здесь женщины обогнали нас. Они не такие трусы, как мы, поэтому легко выказывают свои эмоции. А мы временами боимся признаться, как нам плохо...

- Мужчины не должны плакать, - неуверенно возразил Чарли.

После короткой паузы Джеймс тихо ответил:

- Я иногда плачу.

В комнате воцарилась тишина. Чарли внимательно смотрел на отца. Он так же, как и Вин, понимал, что Джеймс говорит правду.

- Никогда не бойся своих чувств, Чарли, - повторил он.

Глаза Винтер наполнились слезами, когда она увидела, как Джеймс протянул руки к сыну и обнял его. Через секунду Чарли, повинуясь внезапному порыву, неловко обвил руками шею отца.

Вин молча вышла из комнаты, тихо закрыла за собой дверь и прислонилась к стене.

Вот о чем мечтала она долгие-долгие годы, еще с того момента, как зачала Чарли. Она так хотела, чтобы Джеймс любил своего единственного сына, любил и был с ним...

Дверь комнаты открылась, и на пороге появился Джеймс. Поворачиваясь к нему, она вдруг заметила, что верхние пуговицы ее ночной рубашки расстегнулись, оставив грудь полуобнаженной.

В смущении она подняла руку, чтобы застегнуть воротник, и залилась краской, неожиданно почувствовав, как твердеют ее соски.

Глаза Джеймса таинственно мерцали в полумраке. Он закрыл дверь, наклонил к ней голову и сказал:

- Не удивительно, что этот твой приятель так хочет тебя. Тебе с ним так же хорошо, как было со мной. Вин?

Она вздрогнула, как от удара, и прерывающимся от возмущения голосом ответила:

- Ты не имеешь права задавать мне подобные вопросы! Но так и быть, скажу тебе - нас с Томом связывает нечто большее, чем секс...

Внезапно Вин, погрустнев, остановилась. Связывает с Томом?.. Теперь-то их больше ничего не связывает...

- Понятно. С ним тебе хуже.

Его тихие слова болью отозвались в ее душе, но она тут же собралась. В голосе Джеймса ей послышались нотки чисто мужского удовлетворения. Вин опять почувствовала раздражение.

- Ты забываешь, что, когда мы встретились, я была совсем молоденькой, почти ребенком!

- Но ты не была ребенком в моих объятиях. - По какой-то причине его голос звучал рассерженно. - И потом, - более мягко добавил он, - всем известно, что у женщины подлинная чувственность развивается только после тридцати.

По ее телу разлилась сладкая истома. Но она не поддалась минутной слабости и, словно наказывая себя за нее, жарко ответила ему:

- Я уже выучилась на своих ошибках, Джеймс. Теперь секс не играет никакой роли в моей жизни.

- Неужели?

Неожиданно для Вин он схватил ее за руки. На одно мгновение они застыли друг против друга, как два противника перед сражением, и в следующий момент Джеймс уже сжимал ее в объятиях. Он так крепко прижал ее к себе, что она почувствовала тяжелое биение его сердца. Казалось, оно управляет всем ее существом, горяча ей кровь и заставляя ее собственное сердце биться все сильнее и сильнее. Ее затопила всеохватывающая жажда близости. Вот и раньше все было так же, и тогда одно его присутствие вызывало в ней лишь одно желание... Нет, вернее сказать, не он сам, а ее любовь к нему, ее здоровая чувственность заставляла ее исступленно прижиматься к Джеймсу.

В панике она повторяла себе, что больше не допустит этого, но тело уже не повиновалось ей. Не в силах пошевелить даже кончиками пальцев, она будто во сне ощущала, как Джеймс, слегка ослабив объятия, теперь гладит ее по волосам так ласково и нежно, как он делал это когда-то. Его замедленные движения пробудили в ней целый вихрь забытых воспоминаний. "Зачем, зачем?" - повторяла она про себя, но уже не в силах была удержать восставшее, изголодавшееся по любви тело.

Голова Вин как-то сразу отяжелела, и ей захотелось склонить ее к нему на плечо. Казалось, ее кожа жадно впитывает в себя каждое прикосновение Джеймса. Грудь налилась и заболела той знакомой, давно не испытываемой сладкой болью.

- Да разве он так тебя целует, Вин? - услышала она сразу же ставший хриплым голос Джеймса. Он, едва дотрагиваясь губами, целовал ее шею и плечи. Все кружилось перед глазами Вин. На нее нахлынули давно, казалось, вычеркнутые из памяти воспоминания о прошедшей юности.

- Или так? - Он нежно коснулся губами маленького ушка Вин, слегка дунул в него, потом, мягко сжав ее волосы, откинул ее голову назад и, как бы любуясь, посмотрел ей в лицо.

Откуда-то издалека до нее доносился слабый голос разума. Он побуждал ее отодвинуться от него, но Вин уже охватил жар любви, который приказывал ей еще плотнее прижаться к нему. Сколько лет в своих мечтах она жаждала, чтобы Джеймс вот так, легко и ласково захватывая губами, целовал каждый дюйм ее тела!

Когда-то, давным-давно, он так любил ласкать ее! Руки Вин помимо ее воли робко потянулись к Джеймсу. Обнимая его, она еще сильнее ощутила исходящее от него тепло. Ее сердце забилось быстрее. Неужели она все еще способна испытывать подобные чувства? Ведь ей казалось, что все почти забыто...

Почти, но не до конца. Ни одна женщина не забудет человека, который дарил ей такое наслаждение... Собирая последние силы, Вин пыталась закричать, чтобы он не смел ее трогать, напомнить ему, что они уже не любовники, а враги, но ее губы помимо воли тянулись к нему...

Когда она все же приоткрыла губы, чтобы робко попросить его оставить ее в покое, Джеймс вместо того чтобы освободить ее, еще крепче сжал в объятиях и прильнул жаркими губами к ее губам.

Она уже давно забыла, какие чувства испытывала, когда ее так пылко целовал мужчина, человек, который так хорошо изучил все ее тело и который так умело вызывал в ней ответный прилив страсти. И сейчас ему быстро удалось довести ее до состояния полного исступления.

- Вин.., любимая...

Казалось, она каждым нервом ощущала тяжелые толчки его сердца, и они возбуждали ее даже сильнее, чем его страстный шепот.

Сжимая Вин в объятиях, он снова страстно поцеловал ее, и она замерла от удовольствия. Его рука потянулась к груди бывшей жены, нетерпеливо высвобождая ее из узенькой ночной сорочки. Услышав его тихий стон, она почувствовала, что вся горит от возбуждения. Джеймс также задрожал от любовного волнения, когда его пальцы нащупали ее маленький напрягшийся сосок.

Она старалась отвести взгляд или закрыть глаза, но вместо этого посмотрела вниз, на его руки. В неярком свете лампочки молочно белела ее кожа; она казалась еще бледнее рядом с загорелыми руками Джеймса, ласкавшими ее грудь.

Внезапно Джеймс наклонился и решительно поднял ее на руки.

Его сердце дало сбой и потом вновь гулко застучало. Затрепетав, Вин увидела, что он несет ее в свою спальню - в ту самую комнату, откуда она сбежала вскоре после его ухода.

Винтер пыталась протестовать, взывать к его здравому смыслу, но он бережно положил ее на постель и властно закрыл рот поцелуем. Она поняла, что перед ней стоит не робкий и стеснительный юнец, а взрослый опытный мужчина, твердо знавший, что ему нужно.

Ее разум все еще слабо возмущался против того, что должно было произойти. Ей следует остановить его, отодвинуться, уклониться от его горячих ищущих губ, но она поняла, что уже слишком поздно. Джеймс обнажил ее грудь и начал покрывать ее страстными поцелуями. И, задохнувшись от наслаждения, она радостно позволила ему ласкать свое жаждавшее близости разгоряченное тело.

Вин и помыслить не могла, что ей опять суждено испытать подобные эмоции. Сама не замечая того, она начала тихо постанывать, как делала это много лет назад при одном лишь его прикоснове. До того как Джеймс вошел в ее жизнь, она даже и не подозревала, что у нормального человека могут возникать подобные, совершенно неуправляемые желания. Вначале это открытие неприятно поразило ее, но потом Джеймс потихоньку научил ее всему, что умел сам, и показал ей, что ему приятно видеть, с какой страстью она отвечает на его ласки. Постепенно она научилась полностью расслабляться в постели и с удовольствием подчинялась его воле, зная, что он будет только рад этому. И теперь оказалось, что ее тело слишком хорошо помнит давнишние уроки Джеймса.

Как в полусне она робко пыталась противостоять необузданному наплыву плотских желаний, сурово напоминая себе, что теперь они с Джеймсом противники, а не супруги, как прежде. Но в серебристом свете луны, светившей в незанавешенное окно, она видела лишь его искаженное желанием лицо, а таинственная полутьма каким-то образом усиливала пряный запах, исходивший от его кожи, - такой знакомый, мужественный, возбуждающий... Ей внезапно захотелось прижаться к груди Джеймса, чтобы впитать в себя этот ошеломляющий запах, пробежаться кончиками пальцев по его бронзовому от загара телу, дотронуться до его лица и нежно взъерошить волосы. Как зажигала ее близость Джеймса! Сейчас Винтер напоминала человека, долгое время сидевшего на диете и вдруг оказавшегося перед ломящимся от яств столом. "Но каждый умный человек должен понимать, чем обернутся подобные излишества после долгого воздержания", - мелькнула в голове мысль. Ведь потом ей будет очень плохо...

Джеймс продолжал жадно ласкать ее горячую грудь, и Вин все больше охватывало возбуждение от его нежных и одновременно страстных прикосновений. Ее мысли разбегались в стороны, испуганные наплывом забытых и уже странных для нее чувств.

Ее руки проскользнули под халат Джеймса, и она чуть не задохнулась, взволнованная таким знакомым ощущением. Каждый его мускул был напряжен. Он весь горел от возбуждения. Вин знала, что Джеймс жаждет ее. Он положил руку ей на бедро и начал медленно гладить его. Сладкая боль пронзила все ее существо. Почувствовав, что ее тело уже нетерпеливо жаждет его близости, Вин закрыла глаза и вытянулась в струну...

Разве можно сравнить те ощущения, которые дарил ей Джеймс, с тем, что она испытывала с Томом!

Джеймс сначала целовал ложбинку между грудей, потом живот, опускаясь все ниже. Она знала, что последует за этим, и ее уже почти сдавшийся здравый смысл восстал в последний раз. Этого не должно случиться! - тревожно говорила она себе. - Ей нельзя быть здесь с ним. Близость не принесет ей ничего, кроме горя и стыда!

Эта мысль занозой сидела в мозгу, но тело уже полностью вышло из-под контроля. С пугающей ясностью перед Вин встала очевидная истина, которую она так долго и тщательно скрывала от себя.

Она все еще любила его!

Эта догадка как громом поразила Винтер, и последние силы оставили маленькую женщину. Больше Вин не могла бороться. Ее тело стало просто кусочком слабой, дрожащей от страсти плоти. Она слышала, как Джеймс что-то говорит ей хриплым, огрубевшим от возбуждения голосом.

Когда-то давно ее поразило, что в минуты близости Джеймс разговаривает с ней. В эти мгновения он любил шептать ей, как она ему желанна, как красива каждая линия ее молодого тела. Он вновь и вновь повторял ей, что при виде ее груди он просто теряет голову, что ее соски напоминают ему прекрасные нераспустившиеся бутоны роз, расцветающие от одного его поцелуя. Но это было до того, как она родила, и Винтер вдруг подумала о том, что сказал бы Джеймс о ее груди сейчас, когда она так по-женски налилась.

Вин охватил трепет, когда Джеймс поцеловал внутреннюю сторону ее бедра, а он тихо рассмеялся, выдохнув, что это ничто по сравнению с тем наслаждением, которое она получит, когда он поцелует ее выше... За его смехом она распознала нестерпимое желание обладать ею. Его глаза сверкали как горящие угли в рассеянном свете, наполнявшем комнату. Вин с удовлетворением поняла, что она, как и раньше, будит в нем все те же пламенные чувства.

Джеймс медленно и терпеливо ласкал ее, ожидая, когда она сдастся и позволит ему нежно поцеловать свое самое сокровенное место, но она все еще сопротивлялась, боясь и его ласк, и себя, опасаясь доставить себе удовольствие, за которое потом придется жестоко расплачиваться. Нет, она не должна хотеть его, ведь он принес ей такие тяжкие страдания!..

Вин пыталась собрать остатки воли, сжаться в пружину и оттолкнуть Джеймса от себя. Надо думать о чем-нибудь другом, упорно повторяла она себе. Но ее тело уже затопила волна любовного томления, и ослабевшие мышцы никак не желали повиноваться. Ничто не могло погасить бушующий в ней пожар.

Она старалась подавить в себе желание слиться с ним в одном ритмичном движении и закричать от охватившего ее невыносимого желания. Джеймс зарылся головой в ее колени, комната завертелась перед глазами Вин, и больше она ничего не помнила...

Позже, когда Винтер лежала в его объятиях, усталая и обмякшая после такой неожиданной и столь вожделенной близости с ним, ее начали мучить угрызения совести. "Какое безрассудство!" - лениво думала она про себя.

- Ну, - шептал ей Джеймс, продолжая гладить ее живот, - теперь только попробуй сказать, что собираешься замуж за кого-то другого. Ну неужели ты хочешь, чтобы у Чарли был отчим? Ты же понимаешь, Вин, что он знать не желает никакого Тома!

Все внутри Вин похолодело. Вот оно что!

Джеймс, оказывается, добивался близости с ней не потому, что желал ее. Это она, идиотка, вообразила, что им управляет внезапно охвативший его страстный порыв, жажда еще раз пережить те счастливые мгновения, которые когда-то соединяли их. Джеймс даже не искал у нее утешения от потрясения, испытанного им при виде дорожной трагедии, свидетелями которой они с Чарли случайно стали. Джеймс занимался с ней любовью из холодного, простого расчета. Он не колеблясь использовал ее материнское чувство, надеясь, что его бывшая жена моментально повиснет у него на шее и станет уступчивой и податливой, как тряпичная кукла.

Вин вдруг представила, как бы она сейчас чувствовала себя, если бы все еще собиралась замуж за Тома. К горлу сразу же подступила тошнота, и ее пронзило острое чувство вины и презрения к себе. Она резко оттолкнула Джеймса. Она предвидела, что так и случится! Цинично и хладнокровно он умело возбуждал ее и специально довел до такого состояния, что она уже не смогла сдержаться и с восторгом отдалась ему. А ведь когда его ласки дошли до кульминации и она, не помня себя, закричала от наслаждения, сливаясь с ним в единое целое, она поверила, что Джеймс тоже, как и она, потерял голову. Какой лицемер!

Но и она хороша! Когда его ласки уже вторично стали настойчивыми, она охотно открыла ему свои объятия. И на этот раз уже она, а не Джеймс, шептала, как счастлива ласкать его тело, прижиматься к его гладкой коже, сливаться с ним в единое целое.

Теперь, опомнившись, Винтер со стыдом вспомнила, что она несла в беспамятстве, о чем умоляла его, как пронзительно кричала в порыве дикой страсти. Хорошо еще, что она тут же не выложила ему, что все еще любит его!

Винтер яростно упрекала себя за случившееся. Да, она была унижена, она проиграла ему. Но надо хотя бы попытаться спасти остатки утраченной гордости. В конце концов, она уже больше не ребенок и ей не пристало как раньше изливать свое горе в слезах, обнаружив, что Джеймс больше не любит ее.

- Я прекрасно знаю, Джеймс, чего ты добиваешься, - трясущимися губами пролепетала она, поспешно натягивая на себя ночную рубашку, которую с трудом отыскала на полу. - Но ты напрасно теряешь время!

Он порывался встать вслед за Вин, но, услышав ее слова, застыл в изумлении. В неверном свете луны его лицо выглядело до странности побелевшим, утратившим свой обычный загар. Казалось, все живые краски покинули его, как это бывает в минуты потрясений или глубоких переживаний.

"Да нет, это просто иллюзия, плод возбужденного воображения", - сказала она себе, решительно отворачиваясь от него и устремляясь к двери. На пороге она резко остановилась.

- Я отлично знаю, зачем ты вернулся, на что ты надеешься, но у тебя ничего не получится, Джеймс!

- А то, что случилось сейчас?.. - спросил он ее неожиданно тихим голосом. Его простой вопрос болезненно отозвался в душе.

- Ничего не было! - выкрикнула она, гневно сжимая маленькие кулачки. Винтер ожидала, что он начнет с презрением насмехаться над ее ранимостью, над ее так и не угасшим чувством к нему. Но, к ее удивлению, он молча сидел на кровати, низко опустив голову.

Глава 9

" - А то, что случилось сейчас?

- Ничего не было!"

Эти слова и утром болью отдавались в ее сердце. Они звучали как смертный приговор... Но чему? Любви, которая никогда не существовала, по крайней мере со стороны Джеймса? Застилая постель, Винтер двигалась как во сне. Еще одна тревожная ночь... Взглянув на себя в зеркало, Винтер тяжело вздохнула. Покрасневшие, опухшие веки, погасший взгляд - она уже не так молода, и подобные ночи не проходят даром для ее внешнего вида.

Она разбудила сына, но, увидев его осунувшееся бледное лицо, заколебалась, стоит ли посылать его сегодня в школу.

О том, что Джеймс вошел в кухню, она догадалась по теплой волне, пробежавшей от ее затылка до ног, но Вин твердо решила не оборачиваться и делать вид, что не замечает его. Если бы можно было так же легко заглушить глухую боль в сердце.

Как она могла любить его все эти годы? Весь остаток ночи она ворочалась с боку на бок, мучительно пытаясь найти ответ на этот вопрос. Она старалась убедить себя, что в этом виновато ее воспитание. Ведь из-за своего тепличного образа жизни она и представить себе не могла, что подлинная любовь и плотская страсть - совершенно разные чувства. Она-то, молодая неопытная дурочка, убедила себя, что если ее влечет к Джеймсу как к мужчине - значит, она любит его. Теперь она знала, что в жизни все не так. Сейчас Вин была уже зрелой женщиной и прекрасно понимала, что возжелай она мужской близости, то смогла бы лечь в постель с любым понравившимся ей мужчиной, и при этом не испытывать чувства вины за то, что не любит его. И если Винтер была одинока, то не потому, что не могла найти себе партнера, - просто она решала совсем другие жизненные проблемы.

О Боже, ну зачем Джеймс вернулся в их дом, зачем рушит и калечит их жизнь?

За завтраком Чарли был до странности тих, а когда наконец заговорил, то обратился не к Джеймсу, а к матери, но она не сразу отметила этот важный знак. И когда Чарли попросил ее проводить его в школу, она с тревогой посмотрела на него. В этот момент она была слишком обеспокоена его состоянием, чтобы праздновать победу и радоваться тому, что сейчас сын больше нуждается в ней, чем в Джеймсе.

- Давай выйдем прямо сейчас, - попросил он Вин, отодвигая от себя нетронутую тарелку с кашей. - Я хочу пройтись пешком.

Пешком? Вин едва удержалась, чтобы не напомнить Чарли, как он не любит ходить в школу пешком.

Джеймс тихо наблюдал за ними, не говоря ни слова. Винтер беспомощно молчала, не зная, как себя вести. Должна ли она мягко настоять на том, чтобы все-таки отвезти его на машине? Или это только ухудшит дело? Винтер понимала, что мальчик еще не пришел в себя от потрясения, но понятия не имела, как реагировать на его поведение. Следует ли ей сделать вид, что она не видит ничего странного в его просьбе? Должна ли она вместе с ним пешком пройтись до школы? А может быть, стоит все-таки уговорить его сесть в машину?

- Да-да, конечно, мы можем просто прогуляться, - согласилась она, стараясь говорить как можно спокойнее. Джеймс внимательно их слушал.

Она бросила на него быстрый взгляд, но тут же пожалела об этом, так как сразу же покраснела, вспомнив о прошедшей ночи. Его брови были сердито сдвинуты - по-видимому, он совершенно не одобрял ее реакции на нелепую просьбу Чарли.

- Чарли, мама еще не допила кофе, - тихо сказал он. - Давай-ка я...

- Нет. Пусть меня проводит мама. Вин замерла от испуга, увидев, как у сына трясутся губы.

- Ничего, милый, - быстро произнесла она, - я больше не хочу кофе. Иди наверх и почисти зубы, а я пока возьму плащ.

Первый раз за все пребывание Джеймса в их доме Чарли, казалось, был рад возможности сбежать от него. Вин не очень удивилась, что, когда за Чарли захлопнулась дверь, Джеймс раздраженно бросил ей:

- Зачем ты идешь у него на поводу? От этого ему не станет легче!

- А что я должна была делать? Силой затолкнуть его в машину? - резко ответила Винтер, защищая сына.

Она злилась на Джеймса за его слова, но в глубине души понимала, что он в чем-то прав.

- Зачем ты потворствуешь ему? Ты поощряешь его висеть у тебя на шее, полностью зависеть от тебя. Ведь ты своим поведением вдалбливаешь ему, что женщины только для того и созданы, чтобы удовлетворять капризы мужчин! В конце концов, ты могла бы попросить его подождать, пока ты не допьешь кофе. Ты только балуешь его! Подумай о той женщине, которая когда-нибудь разделит с ним его жизнь. Или ты никогда не позволишь ему жениться?

Обвинение было таким несправедливым, что Вин задохнулась от гнева.

- Ты ревнуешь! - выкрикнула она. - Вот и все! Ты просто ревнуешь!

Его лицо потемнело от ярости, и Вин поняла, что не ошиблась.

Джеймс подтвердил ее догадку, резко бросив:

- Да, ты права! Представляю, как ревновал тебя к нему твой любовник. Теперь я понимаю, почему он терпеть не мог Чарли!

Грохнув стулом, он вышел из-за стола и хлопнул дверью.

Через секунду вошел Чарли. При виде бледного и расстроенного сына Вин сразу же позабыла о злобных словах Джеймса.

Проводив Чарли до школы, она бегом вернулась домой. У нее совсем не оставалось времени, чтобы нормально позавтракать. В спешке она запихнула что-то в себя, схватила ключи и сумочку и понеслась к машине.

Так началась неделя, которой суждено было стать одной из самых сложных в жизни Вин. Чарли капризничал все больше и больше и почти перестал обращать внимание на отца.

Когда Винтер встретилась с Эстер на занятиях по аэробике, она призналась ей, что долго раздумывала, стоит ли вообще идти на урок.

- Чарли закатил скандал, когда услышал, что я собираюсь уходить. - Она расстроенно посмотрела на подругу. - Не знаю, что и делать, Эстер.

- А что думает об этом Джеймс? - спросила та.

- Джеймс? - удивилась Вин.

- Ну, он же отец Чарли. Ты сама говорила, что до этой аварии он буквально смотрел ему в рот.

- Да, это так. Джеймс считает, что я должна немного отстраниться от него и не позволять ему виснуть на мне.

- То есть не давать ему управлять твоей жизнью? - мудро заметила Эстер, пряча улыбку, когда Вин повернула к ней встревоженное лицо. - Ну-ну, Вин, мы знаем друг друга достаточно долго для того, чтобы ничего не скрывать. Чарли считает, что ты принадлежишь ему, и его можно понять. Но он к тому же волевой парень и не привык, чтобы между вами кто-то стоял. Уверена, что он совершенно не желает делить тебя ни с кем другим. Мне кажется, что эта катастрофа, с одной стороны, конечно, потрясла его, а с другой стороны, где-то в подсознании он понял, что хочет, чтобы ты была только с ним.

- Но ведь так оно и есть! - запротестовала Вин. - В одно время я подумывала о Томе, но сейчас...

- А кто говорит о Томе? - лукаво заметила Эстер.

Вин сначала недоуменно посмотрела на нее, но, по мере того, как подруга говорила, ее лицо заливалось краской смущения.

- Да, дорогая, я говорю о Джеймсе. Теперь, когда радость от его долгожданного приезда слегка поблекла, Чарли понемногу прозрел и понял, что Джеймс не будет так же уступчив, как ты. А еще он понял, что его будет потруднее убрать из твоей жизни, не то что прочих кавалеров вроде Тома.

- Убрать из моей жизни? Что ты говоришь! Я и не собираюсь впускать его в свою жизнь!

- Но он же живет с вами, не так ли? - безжалостно указала Эстер и затем более мягко добавила:

- Ведь ты все еще любишь его, подружка?

Винтер испуганно заморгала.

- Неужели это так заметно, Эстер?

- Не так чтобы очень, - великодушно ответила та. - Считай, что я сказала это по наитию. Между прочим, после того, как я увидела его, могу сказать, что понимаю тебя. - Она шаловливо улыбнулась. - Он очень даже ничего.

Вин рассмеялась, но на сердце у нее по-прежнему было тяжело - не оттого, что подруга открыла тщательно хранимую ею тайну, а от ее слов о Чарли. Она хорошо знала Эстер и очень дорожила ее мнением. Вин ни на секунду не усомнилась в том, что ее подругой двигали самые добрые побуждения. Но если она права, то Вин придется придумать что-нибудь, чтобы показать Чарли, что в их жизни должно быть место и для других людей, для других связей. Но как это сделать?

Она сразу же подумала о Джеймсе. Хоть ей это и неприятно было признать, но он наверняка знал, как справиться с подобной ситуацией. Джеймс был мужчина и к тому же отец Чарли. Конечно, он намного лучше, чем она, способен помочь ему разобраться в себе, выйти из того эмоционального кризиса, в котором тот пребывает.

Да, но как Джеймс поведет себя, если она обратится к нему за помощью? Вдруг он скажет ей:

"Ведь я же говорил тебе!" Вдруг он использует ее признание в собственной слабости для того, чтобы наконец исполнить свой план и отнять у нее Чарли?

Винтер теперь знала, что если захочет, то всегда сможет сыграть на слабости сына и так крепко привязать его к себе, что он совершенно забудет Джеймса. Но она также понимала, что подобные действия больше всего повредят ее ребенку, замедляя его эмоциональное развитие, и он еще долго будет беспомощно цепляться за ее подол, прячась от реальности. Нет, Чарли нужен Джеймс. Ему необходим отец!

Наконец-то она призналась себе в этой очевидной истине.

Но Чарли нужна и она. А это означает, что им с Джеймсом предстояло решить, каким образом сделать так, чтобы Чарли находился в близком контакте с ними обоими. Еще важнее было устроить все так, чтобы их сын не страдал от взаимной неприязни, существующей между ними. А вернее, от неприязни Джеймса к ней, печально подумала она. Как справедливо заметила Эстер, то, что она испытывала к нему, было весьма далеко от ненависти.

Винтер совсем не нужна была Эстер, чтобы объяснить, как она относится к Джеймсу. Как только он дотронулся до ее руки, поцеловал ее, она поняла, что по-прежнему любит его. Просто все это время Вин тщательно скрывала от себя это чувство. Она так и не разлюбила его даже тогда, когда он так грубо оттолкнул ее с младенцем сыном. Вин поняла, что всегда помнила о Джеймсе, несмотря на все свои старания забыть его.

Она так и не смогла разрушить свою любовь и поэтому похоронила ее в глубине своей души, попыталась убедить себя, что ее никогда и не существовало...

Вин до крови закусила губу. Если бы это действительно было так! Но с другой стороны, если бы она не любила Джеймса, то у нее не было бы Чарли!

Она обхватила руками раскалывавшуюся от тяжких мыслей голову. Но почему ее жизнь так беспокойна? Почему она так сложна и наполнена такой болью?

Глава 10

После долгих и трудных раздумий Вин наконец осознала, что для воспитания Чарли ей необходим Джеймс. Она даже собралась с духом, чтобы поговорить с ним, но, как ни странно, это оказалось довольно сложно.

Теперь Джеймс держался с ней совсем иначе, чем в первые дни. Он откровенно избегал Вин, и она прекрасно понимала причину его поведения: он просто хотел показать ей, что та ночь была случайностью, и ничем больше. Каждый раз при воспоминании о ней Винтер краснела от стыда и унижения за свою уступчивость, за то, как быстро она отдалась ему, за необузданное стремление удовлетворить физические потребности своего тела. Если бы речь шла только о ее чувствах и о ее будущем, гордость не позволила бы ей вступить в переговоры с человеком, доставившим ей такие неприятные переживания. Но ведь сейчас разговор шел о будущем Чарли, о его потребности в тесном общении с отцом.

А это было гораздо важнее. В конце концов, ведь именно из-за Чарли Джеймс вернулся в родной город.

И Джеймс должен заботиться о Чарли, должен любить его, постараться более спокойно перенести перемену в его поведении после автокатастрофы. Вин расстроенно вздохнула, подумав о том, как грубо и нетерпимо сын стал разговаривать с собственным отцом. Он с раздражением отмахивался от матери, когда она пыталась объяснить ему всю необоснованность и несправедливость такого отношения к Джеймсу.

Сейчас он обращался с отцом с такой же жестокостью, как раньше с Винтер. Вначале он с восторгом ловил каждое слово Джеймса, а теперь просто перестал замечать его. Казалось, он делал все возможное, чтобы ни в коем случае не оставлять ее наедине с Джеймсом. Винтер все чаще и чаще с болью в сердце вспоминала мудрые слова Эстер.

К удивлению Вин, Джеймс весьма спокойно сносил агрессивность и неуступчивость Чарли. Это было тем более странно, потому что она все еще не забыла, как тринадцать лет назад его раздражал плач младенца. Но сейчас он был более терпим ко всем нелепым капризам и выходкам сына, чем она сама.

И не раз и не два пыталась заговорить с Чарли и об увиденной им трагедии, и о его выходящем за все рамки поведении, но он с такой яростью противился любым ее попыткам поставить его на место, что она в страхе отступала.

Когда Вин позвонила Эстер, чтобы обсудить с ней создавшуюся ситуацию, та немедленно все поняла и посочувствовала подруге.

- Если хочешь, я могу попросить Рика поговорить с Чарли, - сказала она, но Винтер поспешно отвергла ее предложение. Ведь Джеймсу будет неприятно узнать, что его сын предпочел рассказать о своих проблемах и тревогах постороннему мужчине! Ну а с другой стороны, с какой стати она должна принимать во внимание его чувства? Как будто когда-нибудь он думал о том, чтобы не огорчить ее!

В этом месяце Вин явно не везло. К домашним неприятностям прибавились еще и неприятности на службе. Том постоянно и совершенно несправедливо придирался к ней, а когда они случайно оставались наедине, делал ядовитые и весьма прозрачные намеки на ее жизнь под одной крышей с бывшим мужем.

Вин старалась держаться вежливо и спокойно. В подобных обстоятельствах озлобление Тома было понятным и в общем-то простительным. Но теперь ей в пику он стал ухаживать за молоденькой регистраторшей, работавшей в гостинице на полставки. И это весьма сильно отразилось на отношении той к дисциплине. Вин без особого желания, повинуясь лишь острой необходимости, приняла Лайзу на работу. Уже тогда она разглядела, что эта девица мало на что годна. А теперь становилось все труднее и труднее делать ей замечания за постоянные опоздания и множество допускаемых ею ошибок и просчетов.

Вин не раз пыталась объяснить ей, что своими поздними приходами и ранними уходами Лайза создает массу трудностей для работающих рядом с ней, но та пропускала слова начальницы мимо ушей. А сегодня она не сочла нужным вообще выйти на работу. День был очень напряженным, и Вин пришлось вместо нее встать за столик регистрации.

Когда ей наконец удалось покинуть гостиницу, было уже почти семь часов. Она вымоталась и была совершенно разбита. А утром ей предстояло очередное неприятное столкновение с Лайзой. На этот раз Вин придется объяснить той, что нужно либо с уважением относиться к гостиничным правилам, либо поискать другую работу. Наверняка Лайза использует свои теперешние отношения с хозяином как козырь - она была вполне способна на это.

Вин устало вышла из машины, медленно прошла по дорожке к дому и открыла входную дверь.

Джеймс с Чарли были на кухне. Чарли, сопя со злости, исподлобья смотрел на отца. Перед ним стояла нетронутая тарелка с ужином. Казалось, Винтер ощущала исходившие от сына волны ненависти. Она испуганно остановилась, увидев злобное выражение его глаз и решительное лицо Джеймса.

- Что случилось? - нервно спросила Вин, глубоко вздохнув, чтобы успокоиться.

- Он говорит, что мне нужно это съесть, а я не хочу! - капризно ответил Чарли.

Сердце Вин упало. Она бросила взгляд на тарелку и убедилась, что на ней лежит уже остывшая яичница с ветчиной - его любимое блюдо.

- Чарли, неприлично говорить о присутствующем человеке "он" или "она", автоматически начала она, но тут же опомнилась. - Но почему ты не хочешь яичницу? Ты ведь так ее любишь?

- Она холодная, - сердито буркнул Чарли. Сидевший напротив Джеймс шумно втянул носом воздух. Вин понимала его раздражение, но Чарли умоляюще смотрел на нее, и вместе со злостью в его глазах Винтер прочитала жалобную просьбу о помощи. Она вспомнила, что он так же смотрел на нее, когда был еще совсем маленьким и беспомощным.

На этот раз Винтер твердо решила не обращать внимания на его капризы. Чарли очень хорошо знал, как размягчить ее сердце, но сейчас он уже не тот беспомощный и беззащитный ребенок.

- Ну и кто в этом виноват? - спросила она его, сдвинув брови.

Чарли удивленно взглянул на мать и упрямо поджал губы. Он не ожидал такого вопроса, уверенный в том, что она сразу же и безоговорочно встанет на его сторону.

- Мне не нравится, как он ее приготовил. Я хотел, чтобы ты сама мне ее поджарила. Ты же сказала, что сегодня рано вернешься.

- Я сказала, что постараюсь вернуться рано, - поправила его Вин. - Но, к сожалению, пришлось задержаться. Да и вообще, Чарли, мне кажется, что твой папа сделал все как надо.

Она хотела напомнить ему, что он сам страстно желал приезда отца, что из-за этого не задумываясь обманул ее, но Джеймс сидел рядом, и она сдержалась. Вместо этого Вин спокойно сказала:

- Лучше скажи ему спасибо, что он приготовил тебе ужин, и...

- Я его не просил! - взвизгнул Чарли, не дав ей договорить до конца. - Я не хочу, чтобы он жил с нами. Он вечно во все вмешивается, вечно учит меня, что делать! Как было хорошо, когда мы жили с тобой вдвоем!

Вин молчала, пораженная его вспышкой. Чарли со злостью оттолкнул тарелку и стремительно выбежал из кухни. Конечно, надо было окликнуть его и заставить извиниться перед Джеймсом, но у нее просто не хватило на это мужества.

После его ухода Вин медленно повернулась к Джеймсу и нерешительно сказала:

- Прости, пожалуйста. Мне жаль, что так получилось.

- Неужели? - раздраженно бросил Джеймс. - Не надо врать. Ты все время давала мне понять, что я здесь лишний. - Он резко встал. - Мне нужно выйти.

Оставшись одна, Вин устало взяла тарелку и переложила остывшую яичницу в мисочку. Она услышала, как Чарли тихо вошел в кухню, но не стала оборачиваться, чтобы показать ему свое возмущение его грубой выходкой. Вместо этого она подошла к раковине и начала мыть посуду.

- Ну так в чем дело, Чарли? - холодно спросила она, убрав со стола, Разве не ты хотел, чтобы твой отец жил вместе с тобой?

Чарли угрюмо смотрел на нее, шмыгая носом.

- Вначале хотел, а сейчас уже не хочу. Я хочу, чтобы мы были вместе, как раньше. Не нужно нам никого! - Он замялся и опустился на стул. - Мам, если с тобой что-нибудь случится.., если ты попадешь в аварию, неужели мне придется жить с ним?

Еще две недели назад Вин была бы счастлива услышать такие слова, но теперь ее сердце наполнилось болью за Чарли и за Джеймса. Она подошла к сыну, нежно обняла его, погладила по волосам и, прижавшись щекой к его щеке, мягко сказала:

- Знаешь, я не могу обещать, что не попаду в аварию, но буду очень-очень стараться. Ты уже взрослый мальчик и понимаешь, что ближайший твой родственник - отец, и, если со мной что-нибудь случится, он по закону обязан взять тебя к себе. Но я также знаю, что твой папа не захочет, чтобы ты был несчастлив. И ты всегда сможешь сам выбрать, с кем тебе жить, - например, с бабушкой и дедушкой. Или ты сможешь уехать к одному из своих дядей.

- Но они живут так далеко! А я хочу жить здесь.

- В таком случае тетя Эстер позаботится о тебе. Она, я уверена, не бросит тебя. Ты, наверное, захочешь жить вместе с Денни?

- Я хочу жить только с тобой, - чуть не плача прошептал Чарли, и Вин крепко прижала его к груди.

- Знаю, солнышко, знаю, - успокоила она сына. Винтер понимала, откуда взялись у него эти страхи. Как тяжело отразилась на нем та дорожная трагедия, свидетелем которой он случайно стал!

- Я не хочу, чтобы ты опять вышла замуж, мам! Я не хочу, чтобы у тебя были еще дети. Давай всегда жить только вдвоем...

- Чарли, милый...

- Что Винтер могла ответить ему? Обещать больше никогда не выходить замуж? Конечно, теперь Вин вряд ли сможет это сделать - ведь она наконец поняла, что все еще любит Джеймса. Но все равно, как она может давать сыну такие обещания?..

Джеймс вернулся поздно ночью, когда они уже спали. Когда Винтер утром проснулась, его машина стояла у дома, но до ее отъезда на работу он так и не вышел на кухню.

Вин удалось выкроить часок на обед, и она заехала к Эстер, чтобы обсудить вчерашние события.

- Знаешь, Вин, мне кажется, что его гложет чисто мужская ревность - ведь он взрослеет... По-моему, все мальчики проходят через это. Подросткам необходимо утвердиться, отсюда и бунты против отца - главного мужского авторитета в семье. А в случае с Чарли дело осложняется еще и тем, что он считает себя главой дома.

- Он так грубо разговаривал с Джеймсом, так хотел оскорбить его, расстроенно вздохнула Вин.

- Ты обсудила его поведение с Джеймсом? - спросила Эстер.

Вин отрицательно покачала головой.

- Он сразу же ушел и вернулся, когда мы уже спали. Я чувствую себя такой виноватой, Эстер! Ему кажется, что я настраиваю Чарли против него, но это совсем не так! На самом деле...

- На самом деле ты была бы рада, если бы он помог тебе в воспитании сына. - Эстер отвернулась, чтобы скрыть улыбку.

- Да, ты права. Я чувствую, что уже не справлюсь с ним. Чарли считает, что если ему самому хорошо и уютно, то он может спокойно выталкивать других людей из своей жизни. Конечно, одна из причин его дурацких выходок - этот ужасный случай на дороге, но все-таки...

- Но все-таки тебя сильно беспокоит, что Чарли не желает делить тебя ни с кем другим, даже с собственным отцом.

- Эстер, ты так хорошо все понимаешь! - вздохнула Вин. Посмотрев на часы, она нехотя поднялась. - Ну, вот и все. Мне пора возвращаться в гостиницу.

- Сегодня, впервые за долгое время, ей удалось вовремя уйти с работы.

Подъехав к дому, она не увидела перед ним машины Джеймса, но не забеспокоилась - он часто мотался по городку и окрестностям в поисках подходящего помещения для своей фирмы.

В дверях она столкнулась с Чарли, который сказал ей, что хочет навестить Денни. Предупредив сына, чтобы он не приходил слишком поздно. Вин сняла плащ и направилась в кухню, чтобы сварить себе чашечку крепкого кофе.

Уже садясь за стол, она увидела на нем белый конверт и сразу же узнала почерк Джеймса. Почувствовав неладное, Вин схватила его и, надорвав трясущимися руками, вынула коротенькую записку. Винтер залпом проглотила первые строчки письма, и ее сердце упало. Женская интуиция не подвела ее. Она медленно дочитала записку до конца, хотя в этом уже не было нужды.

Джеймс сообщал ей о своем решении уехать. Ему стало очевидным, писал он, что его присутствие раздражает сына и, исходя из его интересов, он, скорее всего, не останется в городке. А пока он снял номер в одной из местных гостиниц.

Листок бумаги выпал из ослабевших пальцев Вин, а глаза наполнились слезами. Сначала ею овладела паника и жалость к себе, но потом эти чувства потонули в горячей волне гнева. Такой сильной ярости она еще никогда не испытывала, даже когда обнаружила, что Джеймс неверен ей.

Вин сняла трубку телефона, быстро набрала номер Эстер и попросила подругу оставить Чарли на ночь.

- Сегодня должно произойти нечто очень важное, - сказала она в ответ на ее осторожный вопрос. - Если можно, попроси Чарли подойти к телефону.

Когда она коротко сообщила сыну, что ему придется ночевать у Денни, Чарли сразу закатил скандал. Но на этот раз Винтер проявила необычную для себя твердость.

- Опять ты уходишь со своим Томом! - вопил ее сын.

- Нет, - резко оборвала она его. - Я должна кое-что обсудить с твоим отцом.

Больше не слушая его злобных протестов, Винтер решительно положила трубку.

Сделав еще несколько телефонных звонков. Вин нашла наконец ту гостиницу, в которой остановился Джеймс. Моля Бога, чтобы тот никуда не ушел, она бросилась к машине.

Ее инстинкт подсказывал ей, что надо действовать быстро. Да и сама она понимала, что если отношения между отцом и сыном прервутся таким нелепым образом, то от этого пострадает не только Джеймс, но и Чарли.

К счастью, регистраторша была молоденькой и неопытной девушкой и с радостью сообщила ей, в каком номере остановился Джеймс, как только Вин объявила, что является его женой. Она даже с удовольствием вручила ей ключи от его номера.

Винтер устремилась к лифту. От волнения ее сердце бешено стучало. Она делает это не для себя, упрямо повторяла Вин. Она-то догадывается, какова будет реакция Джеймса, когда он опять увидит постылую жену! Она прекрасно понимает, как Джеймс примет ее и с каким нежеланием будет ее слушать, но ведь она борется не за свое счастье! Теперь она борется за счастье своего единственного сына. Ведь Чарли нужен отец, что бы он ни думал и ни говорил. Ему нужна любовь Джеймса!

И Джеймс любит его - не может не любить. Иначе зачем же он решил переехать из такой дали в их городишко?

Да, он больше не питает к ней никаких чувств. Но ведь с Чарли все совсем иначе! И только ради этой отцовской любви она будет умолять его не уходить из их жизни. Когда-то, давным-давно. Вин была уверена, что Джеймс терпеть не может ребенка, но теперь, по прошествии стольких лет, она убедилась, что это не так. Теперь он любил мальчика, которого отверг много лет назад. И на этом-то чувстве она и постарается сейчас сыграть.

Вин громко постучала в дверь и затем, собравшись с духом, открыла ее выданным ей ключом.

Джеймс, по-видимому, только что принял душ. Он застегивал рубашку, а его густые волосы были еще влажными. На секунду у нее подогнулись колени. Как он дорог ей! Как хотела бы она подойти к нему, осыпать поцелуями и, залившись слезами, сказать, что не может жить без него. Но она сразу лее взяла себя в руки, вспомнив о цели своего прихода, и смело встретила его удивленный взгляд.

Было видно, что Джеймс был поражен ее появлением. А может быть, и рассержен?

- Вин! Что-нибудь случилось? - начал он.

- Я пришла поговорить с тобой о Чарли, - быстро произнесла она, чтобы не дать ему времени высказать свое неудовольствие и попросить ее покинуть номер.

Он горько усмехнулся.

- Мы уже все сказали друг другу. Вернее, Чарли все сказал за нас...

- Джеймс, ты нужен ему! Наверное, Чарли и сам не осознает этого. У него сейчас переходный возраст. И он не привык к присутствию в доме другого мужчины. Но...

- Никаких "но", Вин. Чарли уже не ребенок и высказался достаточно ясно. Я понимаю, что не могу переложить всю вину на него. Я должен был заметить это уже тогда, когда он писал мне в Сидней, что не хочет, чтобы ты выходила замуж за твоего Тома. Тогда я решил, что Чарли боится, что этот парень будет плохо с ним обращаться или что он отойдет на второй план, если вы заведете детей. Конечно, я был дураком, когда подумал, что... - Он остановился. Его взгляд неожиданно стал жестким. Но ведь никто не застрахован от глупости!..

Вин покраснела, решив, что он намекает на ту ночь, но тут же одернула себя. Нет, она не позволит смутить себя сейчас, когда на карту поставлено счастье Чарли.

- Ну неужели ты не понимаешь, Джеймс, что даже его дурацкое поведение доказывает, как ты ему нужен? Ты отверг его, когда он был крошкой. Прошу тебя, не отворачивайся от него сейчас! - Она глубоко вздохнула. - Когда ты приехал, я действительно намеревалась настроить сына против тебя. Меньше всего мне хотелось, чтобы ты занял место в его сердце. Но теперь...

- Но теперь ты увидела в этом определенные преимущества, - насмешливо прервал ее Джеймс, - Можно отдать его мне и спокойно устроить свою жизнь без его возмущенного сопения под ухом.

- Нет! - Вин мгновенно и резко отвергла его предположение. Ее глаза заблестели от несправедливой обиды, но она попыталась сдержать свои эмоции. Я так люблю Чарли! Как мог ты такое подумать...

- Ты-то любишь его, а вот твой жених уж точно нет! Что разве не так? - с вызовом ответил Джеймс.

- Мой.., мой что?.. - Вин в смущении уставилась на него. - Но Том и я даже не помолвлены. Да и вообще...

- Что вообще? - продолжал нападать Джеймс. Вин все-таки решила сказать ему всю правду. В конце концов, эта история уже не имеет значения.

- Некоторое время назад мы с Томом поняли, что у нас ничего не получится. Я и раньше знала, что он не по душе Чарли, но мне и в голову не приходило, насколько это серьезно, то того момента, как...

- До того момента, как я встал у тебя на пути. Видно, Чарли крепко не любил его, если обратился за помощью к своему презренному отцу...

Его голос задрожал, хотя он и пытался придать ему насмешливый тон.

- Чарли никогда не презирал тебя, - тихо сказала Винтер. - Совсем наоборот, он боготворил тебя. Я думаю, в этом одна из причин его теперешнего поведения.

- Он понял, что его идол - всего-навсего заурядный человек, не так ли?

- Эта автокатастрофа потрясла его, Джеймс. Вчера вечером он спросил меня, что с ним будет, если я попаду в подобную аварию.

- И что же ты ему ответила? - мрачно спросил Джеймс. - Что если он не захочет, то может и не переезжать ко мне?

Растерянное выражение лица выдало Вин, и он с осуждением посмотрел на бывшую жену.

- Ну неужели ты не понимаешь, - горячо продолжала взывать к нему Вин, что прежде всего ты тоже обязан войти в его жизнь. Ведь необходимо, чтобы между вами существовала неразрывная связь...

- Неразрывная связь? И как ты это себе мыслишь? Ведь я возвращаюсь в Австралию, а он остается здесь.

В Австралию?! Чтобы не упасть. Вин вцепилась в спинку стула. Она почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Ей хотелось плакать, кричать и умолять Джеймса, чтобы он сказал ей, что это просто шутка. Но, к счастью для своего женского самолюбия, у нее перехватило дыхание, и она не смогла произнести ни слова.

- Так будет лучше всего! - Он отвернулся от нее. - Открой глаза, Вин. Может быть, тебя это и устраивает, но его-то такой расклад вряд ли устроит. Во всяком случае, до тех пор, пока он будет считать, что мое близкое соседство угрожает вашим взаимоотношениям.

Вин с удивлением посмотрела на него.

- Что ты имеешь в виду?

- Я хочу сказать, что Чарли, как и любой другой мужчина, весьма ревниво охраняет свою территорию от любых вторжений. Поэтому он и не хочет меня ни в своей, ни в твоей жизни.

Вин покраснела от внезапно пришедшей на ум мысли. Неужели Джеймс намекает ей, что он догадывается, какие чувства она испытывает к нему и что это тоже повлияло на его решение вернуться в Сидней?

Отчаяние придало ей силы.

- Но если ты его любишь, действительно любишь, ты должен понимать, как важно для него научиться считаться с другими! - жарко продолжала она. - Ты нужен ему, Джеймс! Только ты можешь показать ему, как ведут себя настоящие мужчины! Ведь я же только женщина! Сейчас ты нужен ему даже больше, чем в детстве. Тогда ты отвернулся от него, но я умоляю тебя, не оставляй его сейчас! Вспомни, Джеймс, он же твой сын. Я знаю, что ты не хочешь, чтобы я опять вошла в твою жизнь, но ради Чарли...

- Что? - яростно выкрикнул он.

Вин сразу же замолчала, подавленная той страстной силой, с которой он произнес это короткое слово. Смутившись, она нерешительно помялась и испуганно посмотрела на него.

- Что ты только что сказала? - глухо спросил Джеймс.

- Я сказала... - Вин облизнула вмиг пересохшие губы и остановилась. Ее лихорадило от волнения, перед глазами расплывались круги. - Я сказала, что Чарли нуждается...

- Нет, не то. Ты, кажется, сказала, что я не хочу тебя?

Она нервно перевела взгляд с Джеймса на кровать, а потом на окно. Ее бедное сердце было готово вырваться из груди, она вся дрожала от сильнейшего эмоционального напряжения. Ну вот, теперь он начинает насмехаться надо мной, подумала она, страдая от одной мысли о том унижении, которое ей сейчас предстоит претерпеть.

- Я сказала, что понимаю, что ты не хочешь, чтобы я опять вошла в твою жизнь, - беспомощно повторила Вин. В горле стоял комок, мешавший ей говорить. Она боялась взглянуть на него.

Джеймс медленно подошел к ней и положил руку ей на плечо. Она вздрогнула, но ее широко раскрытые глаза выдали ее чувство.

- Какого черта. Вин, ты несешь подобную чушь, - возбужденно заговорил Джеймс. - Ты прекрасно знаешь, что это не правда. Ведь ты же сама все время повторяла мне, что знаешь, зачем я приехал из Австралии и чего я хочу. Что за игры, Вин? Ты понимаешь, что ты со мной делаешь? Приходишь сюда, разводишь разговоры о том, что Чарли.., мой сын нуждается во мне... Ты подумала о моих чувствах? Когда я вижу тебя, я просто перестаю управлять собой! А ты стоишь рядом, такая холодная и уверенная в себе, как будто не знаешь...

Холодная и уверенная? Вин лишилась дара речи. Неужели он не замечает, как у нее от волнения трясутся руки?

- Вин, приди в себя! Неужели ты не видишь, что я едва сдерживаюсь, чтобы прямо сейчас не схватить тебя и не повалить на кровать! - Джеймс шумно задышал. - Ничего удивительного, что Чарли не желает, чтобы я жил в вашем доме. Уж он-то точно понял, как я отношусь к его матери. Он прекрасно понимает, что вне зависимости от того, как сильно я его люблю - а я действительно его люблю, - если он даст мне хотя бы полшанса, я сделаю все, чтобы ты вернулась ко мне.

Вин с трудом понимала, о чем он говорит. Во время своей тирады Джеймс, не в силах сдержать себя, отпустил ее плечо и теперь гладил ей лицо и волосы. Он осторожно привлек ее к себе и, задержав дыхание, замер. Все закружилось у Винтер перед глазами. Опустив веки, она впитывала в себя исходившие от него волны страсти. Ей хотелось крепче прижаться к нему, обнять его, слиться в долгом поцелуе...

- Я люблю тебя, Вин, - глухо сказал он. - Один Бог знает, как я тебя люблю.

- Не может быть... Ты ведь бросил меня.., у тебя была любовница...

- Нет. Тара хотела меня, это правда, но я никогда не думал о ней. Моей большой ошибкой было сказать ей об этом. А потом я был так глуп, что вдребезги напился и разрешил ей отвезти меня домой. Я-то имел в виду наш дом. Представляешь мое состояние, когда поутру я проснулся в ее постели, в ее доме... - Он увидел недоверчивый взгляд Вин и отрицательно покачал головой. Между нами ничего не было.

- Ну почему ты так уверен? Ведь ты же был пьян.

- Именно поэтому. Я был настолько пьян, что ничего не могло произойти.

- Но ты согласился на развод! И даже никогда не пытался...

- Вин, родная. - Джеймс продолжал, едва касаясь, гладить ее лицо кончиками пальцев. Дотронувшись до ее губ, он глубоко вздохнул. Его взгляд затуманился, и он в изнеможении закрыл глаза. - Если я тебя сейчас поцелую, я уже не остановлюсь, - хрипло прошептал он. - Я не могу так больше жить, даже ради Чарли. Я слишком сильно люблю тебя, неужели ты не видишь? Будет лучше для всех нас, если я вернусь в Сидней. Ты уже знаешь, что случится, если я останусь... Мне необходимо уехать.

- Но я хочу, чтобы ты остался, - произнесла Вин слабеющим голосом.

Они пристально посмотрели друг на друга. Вин, казалось, слышала, как стучит ее сердце.

- Из-за Чарли? - горько спросил он. Винтер покачала головой.

- Н-нет, - тихо ответила она, - из-за меня. Я всегда любила тебя, Джеймс.

- Всегда? - Он усмехнулся. - Ты никогда, увы, не любила меня, Вин. Да и как ты могла? Ведь ты была совсем ребенком. О Боже, я так виноват перед тобой! Я разрушил твою жизнь. Моя любовь была страстной и эгоистичной. Я отмахивался от всего, что мне говорили. Все вокруг твердили мне, что ты молода и неопытна, что, если я тебя действительно люблю, я должен подождать, пока ты не станешь взрослой, что мне не следует использовать твою жажду близости со мной для того, чтобы привязать тебя к себе, навязать тебе замужество, к которому ты не готова.

Винтер с изумлением слушала его слова.

- Ну что ты говоришь? Все было совсем не так! Я мечтала выйти за тебя замуж - Ты просто хотела постели, - жестко ответил он и застонал, увидев ее оскорбленное лицо. - В этом нет ничего постыдного. Вин. Если бы твои дураки братья не хранили тебя за семью печатями, ты бы уже задолго до встречи со мной поняла, что любовь и секс не всегда совпадают. Но из-за того, что они просто не давали тебе и шагу ступить, ты решила, что поскольку испытываешь ко мне влечение, значит, ты любишь меня. Да, я знал это. - Джеймс взволнованно изливал то, что давно бередило его душу. - Но решил не обращать внимания. Я должен был дать тебе время подумать! Мы должны были пожить некоторое время, не оформляя брака. Тебе нужно было решить, действительно ли ты меня любишь, меня самого, а не то, что я даю тебе в постели. Но я так боялся потерять тебя... Поэтому и настоял на свадьбе...

- Это я хотела свадьбы, - горячо возразила Вин.

- Только вначале. - Он покачал головой. - Но скоро ты поняла свою ошибку... А потом было поздно... Ты уже ждала ребенка... Я виноват в этом! Никогда себе этого не прощу!

- Никогда не простишь себе?.. - в безмерном удивлении воскликнула Вин.

- Ты была совсем еще дитя! Но в своем чреве ты уже носила моего ребенка, хотя это было для тебя непосильной ношей.

- Но мне было уже девятнадцать, - напомнила она ему.

- Я не говорю о возрасте. Вин. Ты была еще очень, очень молодой и незрелой. Я ненавидел себя за то, что с тобой сделал, что сам не проследил, чтобы этого не случилось! И в то же время... Я так хотел вас двоих - тебя и ребенка.

Вин слушала, не веря своим ушам.

- Но я была противна тебе, когда ходила беременной. Ты с трудом заставлял себя даже взглянуть на меня. А в постели...

- Да нет же, не ты не нравилась мне! - воскликнул Джеймс. - А я сам не нравился себе. Я просто ненавидел себя.

- Но ты так рассердился, когда родился Чарли. Когда он плакал, когда...

- Я сердился не на тебя, Вин, а на себя. Ребенок был для тебя непосильной нагрузкой, и я не должен был допускать этого. Твоя семья считала точно так же, и я не могу их винить за это. Когда ты сказала, что больше не любишь меня и требуешь развода, я знал, что они были правы. Мне казалось, что я лишил тебя юности, свободы. Я больше не мог переносить этого и поэтому согласился на развода Я постарался уехать подальше, чтобы вы с Чарли могли начать жизнь сначала и ты сделала бы собственный выбор. Такое решение было тяжелым наказанием для меня, и с годами мне не становилось легче.

Мои родители присылали мне ваши фотографии, твои родители тоже часто писали в Сидней, но со временем мне все больше и больше недоставало вас. А потом, когда Чарли было шесть, мама прислала мне письмо, которое он сам написал для меня, - поздравление с Рождеством. И я не выдержал... Я должен был связаться с вами.

Вин никак не могла проглотить стоявший в горле комок. Она хорошо помнила то Рождество. Это было незадолго до того, как родители Джеймса вышли на пенсию и уехали из городка. Чарли все время спрашивал ее об отце, и она старалась отвечать ему как можно правдивее. Как она плакала, когда сын принес из школы открытку к празднику, которую он написал сам! Слезы катились у нее из глаз, когда она читала коротенькое поздравление, написанное корявым детским почерком, которое начиналось словами: "Милый папочка!" Вскоре открытка куда-то исчезла, и Вин облегченно вздохнула.

- Теперь ты понимаешь, почему я не могу остаться. Даже ради Чарли. Я не могу быть для тебя просто соседом. Я просто готов был с ума сойти, когда узнал, что ты встречаешься с этим владельцем гостиницы. Бедный Чарли! Но клянусь тебе, что его ненависть к Тому не могла сравниться с моей. В глубине души я все еще не могу осознать, что ты уже не моя.

- Как странно! - мягко сказала Вин. - В глубине своей души я чувствую то же самое.

Джеймс долго смотрел на Винтер, и на его лице ясно отражались все чувства, которые он испытывал в тот момент. Было видно, как сомнения и колебания боролись в нем с любовью и робкой надеждой вновь обрести свое счастье.

Медленно Вин встала на цыпочки, подняла руку и погладила Джеймса по щеке. Потом нежно обняла его, как если бы перед ней стоял не муж, а сын, страдающий от боли после ушиба или падения, пригладила его волосы и поцеловала.

Затем, дрожа от волнения, она приоткрыла рот и кончиком языка провела по его губам. Никогда раньше она не делала этого, считая, что именно мужчина должен проявлять инициативу. На мгновение она испуганно замерла, вдруг подумав, что сделала что-то не то и что, наверное, она просто все выдумала.

Но тут Винтер почувствовала, как по его телу пробежала волна желания. Джеймс крепко обнял ее и прижал к себе, страстно целуя. У нее перехватило дыхание.

Его поцелуй был долог, но даже когда он остановился, чтобы спросить, где Чарли, Вин не смогла оторваться от его рта и продолжала касаться его губ своим языком.

- Чарли прекрасно себя чувствует, - наконец ответила она и прижалась лбом к его щеке. - Он сегодня ночует у Эстер.

Увидев удивление на его лице, она весело засмеялась.

Кровь прилила к его лицу, и он неуверенно посмотрел на широкую гостиничную кровать.

- Нет, - сказала она, проследив за его взглядом, - не здесь. Поедем домой.

Домой! Заняться любовью в той же постели, в той же комнате! Там же, где они так неистово ласкали друг друга много лет назад! В той же спальне, куда Джеймс на руках внес Винтер в ту бессонную ночь после автокатастрофы и где она была потрясена до глубины души, поняв, что все еще любит его. Вин не могла поверить своему счастью.

...Они медленно и нежно раздели друг друга. Высокая стена, возведенная их же стараниями, наконец-то рухнула. Исчезли все недомолвки, низкие подозрения и недоброжелательность. В эту ночь они заново обретали свою потерянную любовь, сызнова постигали давно забытые ласки, без которых раньше не могли обойтись. Они заново открывали для себя свои тела, так жаждущие любви и так уставшие от одиночества. Теперь им не было нужды спешить, ведь любовники знали, что эта ночь - не последняя, а первая в длинной череде таких же счастливых дней и ночей, ожидавших их в будущем...

В тот вечер они не следили за часами, занятые только собой. Они страстно любили друг друга, плакали, делясь воспоминаниями, и смеялись, строя планы на будущее, ни на секунду не выпуская друг друга из объятий. Вин никогда не могла даже представить себе, что ей может быть так хорошо.

Наконец Джеймс медленно и неохотно отпустил ее.

- Ты, наверное, хочешь съездить за Чарли? - устало спросил он.

Вин долго смотрела на него сияющими глазами, кончиком пальца рисуя что-то на его груди.

- Да, я хочу съездить за ним, - наконец честно призналась она. - Но не поеду. Это наша ночь, Джеймс. Твоя и моя. Она как мост между прошлым и будущим. Мне кажется, что эта ночь...

- Поможет выдержать все, что нам предстоит? - засмеялся Джеймс, целуя ее. - Боюсь, Чарли не будет слишком счастлив, как ты думаешь?

- Все образуется, - мягко ответила она. - Ведь ты же его родной отец.

- Да, но ты - его мать. Когда мы с тобой опять поженимся и он поймет, что я все время буду жить с вами...

Сердце Вин радостно забилось, когда она услышала слова Джеймса о браке. Она и не думала, что это так много значит для нее.

- Но ведь вдвоем мы справимся с ним? - спросила она, неожиданно испугавшись.

- Ну конечно, справимся, - заверил ее Джеймс и затем ласково добавил:

- А теперь, родная, ляг ко мне поближе. Мне все время кажется, что я просто сплю и вижу тебя во сне. - Она игриво ущипнула его за щеку, и он, шутя, сказал:

- Ой! Нет, похоже, это не сон!

Вин опять всем телом прижалась к нему, целуя его сильные руки и мускулистую грудь, дразняще дотрагиваясь кончиком языка до его соска. Она нежно улыбнулась, чувствуя, что в нем опять зажигается страсть. Вин было очень приятно, что ее присутствие так возбуждает его.

- Разве ты не знаешь, что случится, если ты не перестанешь меня гладить? улыбаясь, предупредил он ее хриплым шепотом. Его тело затрепетало от предчувствия близости.

- Нет, - шаловливо засмеялась Винтер, легко и часто касаясь губами его шеи. Кровь опять закипела в ней. Она вновь почувствовала себя молодой и счастливой. - Не знаю. Покажи, пожалуйста.

Воспоминания о той ночи любви поддерживали Вин в последующие ужасные недели.

Чарли взорвался, когда она сообщила ему, что они с Джеймсом собираются повторно пожениться. Он так отвратительно вел себя, что много раз Винтер боялась, как бы Джеймс не изменил своего решения. Ее восхищало его терпение. Винтер часто думала о том, смогла бы она сама выдержать постоянные крики и капризы сына, если бы оказалась на месте Джеймса.

А за две недели до брачной церемонии Чарли просто-напросто сбежал из дома.

Именно Джеймс нашел сына неподалеку от главного шоссе, где тот пытался поймать попутную машину, чтобы уехать из городка. Он же привез его обратно, серьезно и долго беседовал с ним и утешил, когда Чарли разразился слезами, сам напуганный раздирающими его противоречивыми чувствами и страхами.

В этот тяжелый момент Вин чуть было не отложила церемонию, и не ради Чарли, а ради Джеймса, но тот уговорил ее не поддаваться отчаянию. Джеймс считал, что Чарли нужно дать время, чтобы он смог справиться с собой.

- Чарли любит нас обоих. Вин, - сказал он горько плачущей жене. - Но ведь раньше ты принадлежала только ему, и теперь в глубине души он не может смириться с тем, что вынужден тобой делиться.

- Как он мог! Удрать из дома только для того, чтобы вынудить меня отказаться от тебя, Джеймс!

- Все мужчины таковы, - хмыкнул Джеймс, поднимаясь. - Особенно когда ими движет ревность.

Их свадьба была тихой и скромной. Они не поехали в свадебное путешествие Джеймс был занят организацией своей фирмы, но обещал в ближайшем будущем увезти их куда-нибудь в отпуск.

Чарли потихоньку отдалялся от Вин. Она радовалась, что ее мальчик наконец стал обретать самостоятельность. Но все-таки в глубине души Вин не покидало чувство вины перед ним.

Чарли быстро взрослел. Он сильно вырос, его голос стал уже ломаться. Теперь его нельзя было назвать ребенком. Вин часто задавалась вопросом, как отразится ее "второе" замужество на его последующей жизни.

Казалось, Чарли наконец-то примирился с присутствием Джеймса. А что происходило у него в душе - один Бог ведал об этом.

Вдобавок к постоянным переживаниям за родных Вин стала плохо себя чувствовать. Она худела на глазах, ее все время подташнивало и тянуло прилечь. Усталость постоянно давила на нее, и все, что бы она ни делала - даже близость с Джеймсом, - требовало огромных усилий.

Вин не преминула пожаловаться своей подруге.

- Да ты беременна, дорогая, - расхохоталась Эстер.

Беременна? Такая мысль не приходила ей в голову. Неужели она, мать четырнадцатилетнего верзилы, может ждать ребенка?

Но ее мудрая подруга опять оказалась права. И снова Вин боялась объявить о том, что готовится стать матерью. Не Джеймсу - женским чутьем она чувствовала, что он с радостью и любовью воспримет эту новость.

Но вот Чарли... Как поведет себя он?

Но все равно ей придется сообщить ему о том, что у него будет братик или сестренка, не дожидаясь, пока он сам это заметит. Меньше всего Вин хотелось бы, чтобы Чарли узнал о будущем пополнении их семейства от посторонних.

ЭПИЛОГ

- Ну, Зу, пора в кровать!

Винтер спрятала улыбку, увидев, как ловко Чарли поднял сестренку с пола, собираясь отнести ее в детскую. Та заголосила, не желая ложиться спать. Чарли умело обращался с ней - и не удивительно, ведь он все свободное время возился с малышкой.

- Давай я, Чарли, - сказала она, поднимаясь, но сын отрицательно покачал головой, - Нет, мам, ты лучше посиди. Отец никогда не простит мне, если у тебя опять будут преждевременные роды. В тот раз он чуть не опоздал, разве ты не помнишь?

Вин опять тяжело опустилась в кресло. Она действительно чувствовала себя уставшей: Зу была очень подвижна и развита для своих двух лет и беспрестанно требовала внимания к своей особе. К концу третьей беременности Вин с трудом справлялась с ней.

Если бы три года назад ей кто-нибудь сказал, что она станет свидетелем такой сцены, она ни за что бы не поверила и высмеяла бы говорившего. Но все меняется!

На протяжении ее второй беременности поведение Чарли оставляло желать лучшего. Она жалела его, понимая, как ему тяжело смириться с мыслью, что он уже не будет единственным ребенком в семье. Но его отношение в корне изменилось, когда в его присутствии, на две недели раньше срока, у Вин начались схватки. Зу нетерпеливо просилась на свободу. Джеймса не было дома, и Чарли самому пришлось вызвать машину "скорой помощи" и сопровождать Винтер в больницу.

В страхе за мать он вместе с ней проник в родильный зал, где его не сразу заметили, в спешке готовясь к приему преждевременных родов. Но когда Чарли случайно попался под ноги, врачи потребовали, что он вышел из помещения и прошел в комнату ожидания.

Он ни за что не хотел покидать мать и судорожно цеплялся за каталку. В перерывах между схватками Вин все-таки заметила расширенные от ужаса глаза Чарли и уже хотела попросить не выгонять его из зала, но тут Зу так требовательно повернулась в ее чреве, что ей сразу же стало не до него. Когда она пришла в себя после очередной схватки, рядом с ней чудесным образом появился Джеймс, отер ей пот со лба и поцеловал ее. Чарли тоже стоял рядом, но Вин не замечала его, пока муж не сказал:

- Подойди поближе, Чарли, и возьми маму за руку...

Она подняла глаза на Джеймса и, без слов поняв его, тихо прошептала сыну:

- Да, сынок, пожалуйста, подержи меня за руку...

Медсестра осуждающе покачала головой, но не стала возражать - пока роды проходили без осложнений. Чарли с такой силой вцепился ей в руку, что Вин слабо улыбнулась про себя, подумав, что уж теперь-то понадобится хирургическая помощь, чтобы разжать его намертво стиснутые пальцы.

После родов Джеймс торжественно вручил Зу Чарли, шутливо приговаривая:

- Ну, юная леди, тебе ужасно повезло. Если бы не твой брат...

Но Чарли не слушал его. Он восхищенно смотрел на крохотное существо, с удивлением сравнивая ее ручонку со своей.

Зу стала главной темой на ежегодно проводимых школой Чарли занятиях, посвященный браку и семье. Он проявлял живой интерес ко всему курсу и скоро стал настоящим специалистом по обращению с детьми. К великой досаде Вин, в первый раз Зу улыбнулась не ей, а своему старшему брату.

Однажды Чарли сказал ей, как он боялся, что она умрет от родов. Сердце Вин заныло от жалости к сыну. Она нежно обняла его.

- Сейчас такое редко случается, дорогой, - ласково ответила она, приглаживая его вихры.

- Теперь-то я знаю. Но тогда, когда я стоял рядом...

Вин уже готова была сказать ему, что те роды прошли на удивление легко и быстро, но вовремя передумала.

- Да, ты очень помог мне, - согласилась она, хитро жмурясь.

- А теперь мы настоящая семья, - добавил Чарли.

Настоящая семья! У нее на глазах показались слезы, и она украдкой смахнула их.

На третьем ребенке они с Джеймсом решили остановиться. Этот ребенок нужен Зу для компании, чтобы она не выросла избалованной эгоисткой.

Конечно, и сейчас ни Джеймс, ни она старались не баловать ее - урок с сыном многому их научил. Но вот Чарли... Что она могла с ним поделать? Он души не чаял в маленькой сестричке и повиновался любому ее капризу, а она крутила им, как хотела. Ничего, немного здорового соперничества только пойдет ей на пользу, подумала Вин, прислушиваясь, как дочь властно кричит брату:

- Чарли! Чарли! Почитай мне! Почитай! "Вот бессовестная!" - усмехнулась Вин, вставая с кресла и поднимаясь в детскую, чтобы сказать маленькой тиранке, что у ее старшего брата есть более важные вещи, чем чтение ей на ночь.

- Нет, не хочу тебя, - упрямилась Зу. - Хочу Чарли!

- Чарли должен делать уроки, - спокойно ответила Винтер, не обращая внимания на громкие протесты малышки, и, отвернувшись, тихо засмеялась.

- Что тебя рассмешило? - спросил Джеймс, входя в комнату вслед за ней.

- Да ничего. Просто подумала, что во второй раз все намного легче.

- Легче? Я бы этого не сказал, - лукаво прошептал Джеймс, обнимая ее сзади и целуя в шею.

- Да, нет, я не про нас говорю, - нежно ответила ему Вин, оборачиваясь, чтобы вернуть поцелуй. - Я говорю о детях.., о Зу... Я хотела сказать...

Джеймс продолжал целовать ее, и она остановилась, охваченная счастливым трепетом. В конце концов, можно и потом объяснить мужу, что она хочет сказать. "Я сделаю это утром", - решила она, гася свет в детской и открывая дверь их спальни.