/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy / Series: Забытые королевства: Советники и короли

Маг-гончая

Элейн Каннингем

Некоторые родятся с магией. Некоторые без неё. Маттео, советник могущественной Халруаа, посвятил свою жизнь поиску скрытой в себе искры магии. И, взяв в товарищи уличного бродягу, он бежит из загадочного Кабала. В мрачном Болоте Ахлаур Маттео ищет истину в битве с существами из своих кошмаров. Но что-то более страшное идет по его следу: неутомимый преследователь магии. Маг-гончая.

Элейн Каннингем

Маг-гончая

Пролог

Плечи волшебника налились усталостью, но он заставил себя вновь занести мачете и ударил по цветущим лианам. Однако переплетенная масса растительности была настолько прочной, что, казалось, не обращала ни малейшего внимания на его удары. Из зеленого полога над головой раздался пронзительный, издевательский хохот; в полубезумном звуке явственно различалась истерическая нотка. Некоторые из его людей застыли, во взглядах их темных глаз появился трепет.

— Всего лишь птица, — отрывисто бросил маг, надеясь, что не ошибся. — Вы искуснейшие из магов или пугливые молочницы? Или сокровище Ахлаура потеряло свой блеск? Может, вы хотите провести остаток дней как лишенные магии бабы, согнувшись у коровьего вымени? Заверяю вас… — добавил он мрачно, — …это легко устроить. Живо принимайтесь за работу, — подчеркивая последний приказ, он нанес еще один сердитый удар.

Он сконцентрировал свой гнев, подгоняя людей, заставляя их следовать его примеру. Злость заставляла их двигаться. Страх они старались игнорировать, насколько то было в их силах, ибо в болотах Ахлаура даже мгновенное замешательство может стать смертельным.

Большущий, светящийся зеленым цветок рванулся к магу, промахнувшись мимо его уха, но осыпав пыльцой, слабо сиявшей и пахнувшей манго и мускусом. Он расчихался настолько, что опасался, как бы не его не вывернуло наизнанку. Когда спазмы, наконец, прошли, ударом мачете он снес бутон с лозы, и, несмотря на большой соблазн, мудро воздержался от того, чтобы пнуть огромный цветок.

Маг успел возненавидеть болото и все в нем, но к этим цветам он испытывал особую неприязнь. Непомерной величины и такого же аппетита, они атаковали неожиданно и непредсказуемо. Их чашечки обрамляли шипы, изогнутые словно гадючьи зубы, содержавшие смертоносный яд. Удачно схваченную добычу они уже не выпускали. Несколько длинных переливчато-синих перьев торчали из одного туго сжатого цветка. Неподалеку на земле, низко растущие лозы переплетались внутри почти полностью очищенного скелета дикого кабана. Зеленые завитки спиралями опутывали оголенные ребра. Еще не распустившийся бутон склонился над кинжалоподобным клыком, переходившим в массивный череп, словно дитя восхищенное убийственной работой родителей.

С удвоенной силой волшебник атаковал заросли. Волосы мокрыми прядями налипали на лоб, пальцы сводило от желания сплести заклинание, которое обратило бы опасный зеленый барьер в высохшие осыпающиеся веточки.

Но он не осмеливался. Он привел в болото Ахлаура отряд магов, снаряженный достаточным количеством заклинаний, зелий и зачарованного оружия, чтобы позволить им протянуть с одного новолуния до другого — точнее, так он полагал. Их магические резервы уже начинали иссякать.

Как же получилось, что всего за три дня магию им пришлось заменить грубой силой мышц? Какие еще непоправимые ошибки совершены? Что за секреты, которые могут оказаться непосильными для их ослабленного отряда, хранят болота?

Сомнения не отпускали мага пока он и его люди прорубались сквозь густую поросль. Три дня в Ахлауре истощили его терпение, его уверенность — и ряды его помощников. Двадцать человек последовали за ним в болота; лишь тринадцать оставались в живых. Это само по себе было достижением, когда каждый день приносил все новые опасности, и даже дыхание требовало усилий. Грудь сдавливала глухая боль от противоборства с густым обжигающим воздухом.

Маг полагал себя приспособленным к теплу, Халруаа само по себе было южной страной, где сезоны определялись сменой дождей, ветрами и звездами. Но никогда, никогда он не сталкивался с подобной жарой! Болота оказались котлом, зловонным и отвратительным, кипевшим, пузырящимся и рассыпающим брызги.

Вода была повсюду. Она стекала с листьев, окутывала мелководье туманом, заставляла людей хлюпать по колени в грязи. Сейчас как раз они шли вдоль берега странно тихой реки. Поверхность воды время от времени вздувалась зелеными пузырями, выплескивавшими вонь и пар в воздух, и без того перенасыщенный влагой. Затхлый воздух был полон запахов, приникавших к земле словно тени, перемешанных, но все же различимых: болотный газ, разложение, ядовитые цветы, пот, страх.

Страх. Маг чувствовал его резкий, металлический привкус в горле, и удивлялся. Он, Зилгорн из Халруаа, не был трусом. Волшебство — занятие трудное, предъявляющее высокие требования, а чтобы стать некромантом, необходима особая воля и выдержка. Зилгорн общался со смертью, покупал и продавал смерть, подчинял ее своей воле. Ему казалось логичным, что в смертельно опасных болотах, где сгинуло столько магов, он добьется успеха.

Он бросил взгляд на древнюю, покрытую пятнами пота карту, которую сжимал одной рукой. Его первый учитель, Чалзастер, говорил о забытой деревне его предков на холме, над прекрасным лугом, неподалеку от болот. Луг и деревню давно поглотил пугающий рост болот, но такое выделяющееся место как холм все еще можно было попробовать разыскать. Именно он был целью Зилгорна — и еще богатейшие магические сокровища, о которых шептали легенды, которые, как он знал, пытались разыскать уже многие — и погибли.

— Сколько еще? — не выдержал один из учеников. Молодой человек бросил взгляд вверх, на густое зеленое покрывало. — Мы трудимся с рассвета, а сейчас уже почти полдень. А сколько прошли? Сто шагов? Две сотни?

— Ты предпочтешь плыть по реке? — прорычал Зилгорн.

Единственным ответом стали недовольные взгляды. Ученик пожал плечами и занес над головой мачете. Удар, и клинок зазвенел о невидимый камень.

Несколько человек обнадежено переглянулись.

— Башня Ахлаура? — выдохнул один из них. Маг невесело хмыкнул.

— Едва ли. Если бы все было так легко, почему еще никто не преуспел в ее розысках?

Его последователи выглядели неуверенно. Это называется легко? Три дня прошли скорее в сражениях, чем в исследовании местности. Двоих поглотили трясины, еще одного раздавила и сожрала огромная змея. Четыре фигуры с отметинами схваток брели следом за ними, послушной, лишенной мысли походкой анимированных мертвецов. Присутствие зомби, недавно бывших их спутниками, нервировало некоторых из молодых участников экспедиции, но Зилгорн не собирался оставлять мертвых лежать без присмотра.

— Не башня Ахлаура, — сказал он мягче, — но, тем не менее, стоит осмотреть. Снимите с камня лианы.

Они принялись за работу, ворчали и обливались потом, сражаясь с растительным покровом, сдирая его ножами и голыми руками. Неожиданно один из чародеев отпрянул с изумленным возгласом.

Зилгорн торопливо подошел и встал рядом. Скелет высокого человека стоял выпрямившись, высоко раскинув руки словно в завершающем жесте заклинания. Лианы проросли сквозь грудную клетку, а спиной скелет прислонился к высокому, покрытому рунной резьбой камню. Среди разлагающихся остатков его мантии валялся потускневший медальон. Зилгорн с трудом различил гравировку: вздымающийся язык пламени в круге девяти звезд, символ Мистры, богини магии. Перевернув медальон, он стал изучать обратную сторону с печатью, магическим знаком, своим у каждого мага. Знак оказался хорошо знаком ему.

— Чалзастер, — прошептал некромант, подняв глаза навстречу взгляду опустевших глазниц своего первого учителя. — Так вот что с ним стало.

На отряд опустилось тяжелое молчание. Имя Чалзастера было им хорошо знакомо, оно встречалось на множестве магических свитков. Архимаг школы иллюзий, самыми знаменитыми творениями которого являлись защитные заклинания от нападений с моря. Множество неудачливых захватчиков бежали при встрече с его иллюзиями пиратских кораблей, морских монстров и смерчей. Его имя превратилось в нарицательное: "тень Чалзастера" означало нечто пугающее на вид, но незначительное на деле.

— Болото убило архимага Чалзастера, — пробормотал один из людей, с безнадежностью в глазах и в голосе.

— Да, — спокойно согласился Зилгорн. — Нежданная, но удачная находка. Хеззл, собери кости пальцев.

Без колебаний молодой волшебник принялся за работу. Он немало продвинулся на пути изучения искусства некромантии, и понимал, что кости архимага наверняка являются компонентами некоего редкого и сильного заклинания. Спустя несколько мгновений Хеззл вручил мрачный трофей учителю. Зилгорн осторожно опустил кости в сумочку на поясе.

— Осмотритесь вокруг. Кто знает, что обнаружил Чалзастер, прежде чем погиб.

Они трудились до тех пор, пока не сгустились тени, и далекое рычание ночных хищников возвестило о восходе луны. Наконец они освободили кости Чалзастера из лиан. Великий маг умер, охраняя вход в большое, рассыпающееся каменное строение, давным-давно поглощенное болотом. Отодвинув скелет в сторону, Зилгорн всмотрелся в темноту.

— Свет. Поживее!

Как ему пришло в голову слишком поздно, он не уточнил, что имелся в виду обычный факел, промоченный в масле тростник, зажженный искрами, высеченными кремнем и кресалом. По привычке, один из магов сотворил повисшую в воздухе сферу мягко-голубоватого сияния. Светящаяся сфера покачиваясь вплыла в комнату.

Свет упал на содержимое комнаты, и Зилгорн проглотил выговор, который собирался сделать. Чалзастер умер не в одиночестве.

Кости как минимум дюжины людей, и более тонкие останки трех полуэльфов валялись на полу — как ни странно, скелеты сохранились в целости. Костяные пальцы все еще обхватывали рукояти дорогого оружия — мечи, копья, кинжалы. Все они погибли быстро, и остались лежать на том месте, где застигла их смерть.

Маг оглядел комнату в поисках какого-то объяснения. Стены, древние и крошащиеся, украшали остатки резьбы, изображавшей легенды о богине Мистре. Среди кучи камней у дальней стены Зилгорн с трудом различил расколотый мраморный алтарь. С наклонной подставки свисала курильница, предназначенная для возжигания благовоний, теперь в ней расположилось брошенное птичье гнездо. Вне всяких сомнений, прежде это был храм Мистры, вероятнее всего как раз то древнее место, откуда пришли прародители Чалзастера. Архимаг сумел вернуться в деревню предков. Но как он погиб здесь?

Зилгорн нагнулся и вытянул меч из рассыпавшегося кулака. Он изучил отметины на клинке, явно магические, но не дававшие ощущения биения жизни в стали. Отличного качества тигриный глаз, золотистый камень почти размером с небольшое куриное яйцо, украшал узорную рукоять. Но камень поблек и потускнел, словно меч ослеп.

— Не ослеп, — прошептал Зилгорн, начиная понимать. — Высосан до дна.

— Учитель, взгляните!

В голосе Хеззла волнение смешивалось с восхищением. Бросив лишившийся магии меч, некромант пересек комнату. Его ученик указывал на хрустальную статую, прозрачное изображение в натуральную величину эльфийской воительницы, застывшей в боевой стойке, напрягая мускулы для мгновенного броска.

Статуя была великолепна, красота запечатленной на ней — подстать искусству скульптора. Зилгорн никогда не видел ничего подобного. Но что-то его тревожило. Изящное лицо эльфийки искажала боль, а хрустальные волосы свисали безжизненно.

Рассеяно он пригладил собственные черные волосы, пропитанные влагой. Кошмарное подозрение проникло в его мысли, и становилось все явственней.

— Воины пали со своим оружием, — тихонько произнес он. — Чалзастер, архимаг, погиб стоя. Но что стало с этой эльфийкой?

— Эльфийкой? — Хеззл не понимал, о чем говорит учитель. — Это всего лишь статуя, сокровище из далекого прошлого.

— Ты уверен? — с опасным спокойствием переспросил Зилгорн. Сжав ладонь в кулак, он выбросил его к хрустальной статуе. Как он и подозревал, его рука вонзилась глубоко в прозрачное изображение. Чего он не ожидал, так это навалившегося на него ощущения холода, не просто холода смерти, а полного отсутствия тепла, наводившего на мысли о бездне, ледяной, абсолютной пустоте. Зилгорн вытащил руку, и продемонстрировал подмастерью посиневшую кожу.

Хеззл втянул воздух резким, всполошенным свистом, кое-кто делал отвращающие знаки — по-крестьянски суеверная реакция на неизвестное, которая взбесила бы Зилгорна, не будь он занят гораздо более важными вещами.

Маг тряс ладонью, пока снова тепло и ощущения не стали возвращаться к ней. Оторвав краешек от пергаментной карты, он вернулся к костям бывшего учителя, и, взяв в другую руку медальон Чалзастера, прижал к знаку пергамент. За время ученичества, с помощью магии ему было подарено право ставить печать Чалзастера на скопированные свитки с заклинаниями, тем самым делая их подтвержденными копиями работы архимага. Эта сила должна была остаться с ним до самой смерти, так что по идее печать должна была прожечь отсвечивавшую алым копию себя в пергаменте.

Но ничего не случилось. Какая бы магия не была в медальоне, она давно исчезла.

Насколько помнил Зилгорн, Чалзастер никогда не связывался с лишенными магии вещами или людьми, следовательно, все кто с ним шли, несомненно были магами или жрецами. Все погибли быстро, сообразно с силой находившейся в их распоряжении: большинство с оружием в руках, великий Чалзастер — в процессе творения заклятия. Но женщина-эльф, чья сущность и тело и душа созданы из магии как радуга из света, буквально растаяла, оставив позади лишь прозрачное, пустое изображение. Зилгорну не доводилось прежде слышать о таком, но он хорошо знал смерть — достаточно, чтобы увидеть собственную смерть предсказанной в костях Чалзастера, и насмешку над своей магической силой в замершем призраке эльфийки. Некромант напрягся.

— Быстро наружу! Уходим отсюда немедленно!

Паника в его голосе придала резвости остальным. Они вырвались из разрушенной церкви, и в беспорядке рванулись по узкой тропе.

Остановились только у края воды, разглядывая темную, пузырящуюся поверхность, переводя дыхание и стараясь утихомирить колотящиеся сердца.

Тишина.

До Зилгорна вдруг дошло, что болото умолкло. На закате все обычно кипело жизнью, но сейчас не ревели с отмелей крокодилы, не кричали и не щебетали птицы над головами, не переругивались обезьяны. Даже насекомые прекратили жужжать. Само болото будто сжалось, настороженное и внимательное.

И тогда ужасный гулкий рев пронесся в воздухе, одновременно глубокий как раскаты грома и пронзительный как клич сокола. Даже оглушенный и отчаявшийся, Зилгорн успел подумать, что слышит в нечеловеческом реве нестройный хор потерянных голосов. Один из этих голосов был ему хорошо знаком.

Расправив плечи, некромант приготовился встретиться с Чалзастером в той послежизни, которую заслужили они своими трудами. Он призвал сферу молний, самое мощное из заклинаний остававшихся в его арсенале, предполагая, что магия привлечет внимание и позволит ему умереть быстрее. Это не трусость, заверил он себя. Разве не умер стоя Чалзастер, готовясь метнуть последнее заклинание?

Но оружие созданное магией моментально рассеялось, зашипев в ладонях Зилгорна как костерок под ливнем. Он даже не заметил, прикованный взглядом к существу медленно, бесшумно встававшему из болота.

Тварь обладала огромным лицом, уродливым превыше всякого описания — такое могло сниться в кошмарах демонам. Его обрамляли гигантские уши эльфа, не только заостренные, но еще и иззубренные. Массивный череп покрывали не волосы, но спутавшиеся, извивающиеся угри. В глазах, обсидианово-черных, не было ни искры разума, который мог бы понять Зилгорн; бездушные и неотвратимые они скорее напоминали акульи. Направляясь к берегу, существо открывало взгляду мускулистое тело, похожее на человеческое, но напрочь лишенное красоты. Каждое сухожилие было напряжено как натянутый лук, впалый живот резко выделялся под могучей грудью. Четыре когтистых руки тянулись к Зилгорну.

— Это… это же ларакен, — выдохнул он, хотя на самом деле монстр куда как превосходил по размеру и мощи все, что Зилгорн знал о подобных существах. Приближение смерти придает своеобразную ясность сознанию, и Зилгорн увидел родство между ними: оба — создания силы и голода. Он вспомнил все свои деяния за прошедшие годы и осознал, что именно такую смерть заслужил. Ничто во всем Халруаа не испугало бы его так, как это понимание.

Зилгорн видел смерть во всех ее формах, и приносил смерть самую невероятную. Он призывал и повелевал созданиями столь страшными, что один взгляд на них остановил бы сердце большинства людей, заставил бы воинов трястись в панике. Но сейчас некромант не мог остановить вырывавшиеся из горла вопли.

Вырванные из горла! Зилгорн резко откинул голову, подчиняясь незримой силе, и почувствовал как голос, инструмент его магии, отрывается от него. Боль прокатилась и затухла, оставив его пустым и немым. Он инстинктивно дернулся вперед, словно стремясь поймать голос, и с ужасом увидел, что протянутые ладони высохли в обернутые кожей кости.

Он хотел бежать, но конечности больше не повиновались воле. Сила и жизнь хлынули из него, подобно крови из смертельной раны. Ларакен, добравшийся до берега и возвышавшийся над ними — вдвое выше человеческого роста — медленно начал облекаться плотью. Втянутый живот набухал, поглощая магическую энергию чародея Зилгорна, и умиравших за его спиной людей.

Последней мыслью гордого некроманта было облегчение, ибо без голоса он не мог умереть крича, и не было никого, кто видел его поражение.

И в том, и в другом он ошибался.

Внутри башни, взиравшей на западные горы Халруаа, далекие от болота Ахлаура, над сканирующей чашей низко склонилась эльфийская женщина. Смерть Зилгорна пронеслась перед ней во всех деталях, и острые уши уловили новую ноту в реве ларакена: тренированный голос некроманта взлетевший в финальном пронзительном вое боли и ужаса.

Когда вызванное магией видение закончилось, эльфийка выпрямилась и стряхнула зеленый локон с лица. Она бросила взгляд на вемика, львоподобного кентавра, присевшего во внимательном молчании рядом с ней.

Ни эльфы, ни вемики в Халруаа не являлись частыми гостями, так что вместе они составляли весьма странную картину. Кива, эльфийка, была крови лесных эльфов, о чем говорил ее внешний вид, обычный для обитателей южных лесов. Пышные волосы глубокого зеленого оттенка, кожа цвета меди. Лицо ее, хоть и прекрасное, было резко очерчено и лишено всякого следа мягкости, а золотые глаза смотрели с загадочностью кошки. Одеждой эльфийке служило желтое шелковое платье и зеленая накидка, расшитая золотом. На пальцах и у горла искрились изумруды. Вемик, контрастируя с этой роскошью, был одет лишь в свою собственную рыжеватую шкуру. Из массивного тела льва вверх уходил мускулистый и золотокожий мужской торс. Густая черная грива спадала на плечи, а глаза, как и у эльфийки, были кошачьего оттенка янтаря. Из вещей он довольствовался рубиновой сережкой в львином ухе, и тяжелым палашом, перекинутым через плечо.

— Зилгорн был из лучших, — раздался ясный голос Кивы. — Я полагала, он сумеет что-то показать. — Вемик недоумевающе нахмурился.

— Ты думала он добьется успеха? Освободит ларакена из болота? — Словно хрустальные колокольца зазвенели — Кива смеялась.

— Ни в коем случае! Эта задача — наша, милый Мбату. Но с каждым магом, которого нам удается заманить в болота, мы узнаем чуть больше. — Ее компаньон кивнул, золотые глаза блеснули при упоминании о предстоящем сражении.

— Мы скоро отправимся в Ахлаур? — лицо эльфийки помрачнело.

— Еще нет. Зилгорн… разочаровал меня. Некромантия ничуть не лучше защищает от ларакена, чем любое другое волшебство. Нам нужно найти иной путь.

— Значит, последняя экспедиция — просто потраченные зря деньги и усилия, — заключил Мбату указывая на чашу. Жесткости в улыбке Кивы достало бы для разрезания алмазов.

— Не зря, — заметила она мягко. — Совсем нет. Я заплачу любую цену, если это принесет смерть магам Халруаа — и буду считать себя в выигрыше.

Глава первая

Если начать их расспрашивать, многие жители Халруаа станут решительно утверждать, что мир заканчивается кругом снега и неба. Выражение относится к Стенам Халруаа, практически непроходимым горным цепям, словно гигантской подковой охватившим их землю, произносится оно с величайшей гордостью, и лишь частью шутливо.

Халруанцам тяжелее забыть о морях за их южной границей, кораблях и торговцах, чьи приходы и уходы отмеряются приливами, но торговля воспринимается как обмен только товарами, а не культурой. Халруаа закупает товары роскоши, вроде шелка из неведомых восточных стран или музыкальных инструментов создаваемых в далеком Сильвермуне. На продажу идет крепкое золотое вино и торговые слитки электрума, которые добывают дварфы в избороздивших холмы шахтах. Но с лучшим халруанцы не расстаются никогда. Это их земля — богатая магией, управляемая чародеями, живая легенда, реальность, намного превосходящая рассказы, приносимые домой пораженными торговцами.

Нужно заметить, большинство этих торговцев едва ли осознают истинные чудеса Халруаа, и ее волшебники идут на немалые усилия, чтобы так продолжалось и впредь. Чужестранцам запрещено покидать портовые города, за ними бдительно наблюдают с помощью магии и стражников. Многие опытные путешественники считают Халруаа наименее доступной страной из всех, населенной самыми подозрительными обитателями. Если даже и так, на то есть причины. История Халруаа напоминает постоянно подвергающийся осаде замок, многие соседи видят в ней сокровищницу полную уникальных заклинаний и несравненных магических артефактов.

Опасности внутренние — порожденные ошибками волшебства, или напротив излишне амбициозными успехами — оказывались подчас не менее смертоносными, чем пираты, драконы или полукровки-дроу кринти, живущие в пустошах за северными горами. Правящие маги понимают, что лишь подчас суровые действия и постоянная бдительность хранят Халруаа от того, чтобы разделить судьбу утраченного Нетерила или Мит Драннора или сотен других легендарных мест, живущих теперь только в легендах бардов.

Это не значит однако, что жизнь в Халруаа мрачна. Совсем напротив! Климат мягок и нежен, почва сезон за сезоном дает обильный урожай, неисследованные местности обещают желающим приключения, а города обеспечивают комфорт остальным. И повсюду магия.

Нигде это не проявляется так явственно как в Халарахе, столице и месте где живет король-чародей Залаторм. Небеса заполняют спиральные башни, похожие на грациозных танцоров застывших среди туч, слишком причудливые, чтобы держаться без помощи магии. Удивительные звери, неизвестные нигде более, бродят в городских садах и украшают дома магов и богатых торговцев. В магазинах продавцы небрежно демонстрируют редкие компоненты заклинаний и магические предметы, которые посрамили бы сокровищницы драконов и заставили большинство северных волшебников рыдать от зависти. Многие простолюдины также могут похвастаться одним-двумя зачарованными вещами, выбранными из соображений практичности для помощи в ежедневных занятиях или чтобы обеспечить немного простой роскоши или развлечений. Даже те, у кого недостает и таланта для владения магией и средств, дабы купить ее, могут присоединиться к элите, наслаждаясь многочисленными городскими представлениями.

Этой ночью они собрались на берегах озера Халруаа, на празднование весенней регаты. Дожди и штормовые ветра зимнего сезона угасали, и небесные корабли вновь устремлялись в полет. Даже пресыщенные архимаги не могли удержаться от восторженных вздохов при виде этого зрелища, а сердца простонародья наполнялись гордостью и благоговением.

Ни один другой секрет магии не охранялся так ревниво, как летающие корабли Халруаа. На первый взгляд, корабль в сухом доке, или причаливший в порту, ничем не отличался от обычного трехмачтовика. Небесные корабли не слишком маневренны, и не в состоянии подняться в воздух настолько высоко, чтобы перевалить горы. Им требуется постоянное обновление магии, а для воздушного сражения они чересчур медлительны и неповоротливы. Но ничего из этого не имело ни малейшего значения, и напоминать об их недостатках халруанцам все равно, что критиковать художественные достоинства семейного герба. Небесные корабли достались им в наследство от предков, чародеев древнего Нетерила, и символизируют собой, что значит быть халруанцем.

Небесные корабли запускались к финалу Дня Леди, весеннего фестиваля в честь богини Мистры. Все одевались в праздничные красные наряды, придававшие толпе на берегу озера схожесть с широко раскинувшимся полем алых цветов. На закате солнца игра уличных музыкантов смолкала, и оживленный рокот голосов приглушался до ожидающего гула. Все глаза обращались на воды озера Халруаа.

Медленно, тяжело, великолепные корабли начали отрываться от воды. Звездный свет, казалось, сосредотачивался в их белых парусах, набирая яркость по мере того как небо темнело а корабли взмывали все выше. Их было десять, расположившихся в выверенном строю: девять образовали круг звездного сияния вокруг центрального, огромного корабля которым владел, а иногда и пользовался сам король Залаторм.

Неожиданно корабль Залаторма вспыхнул багрянцем. Свет звезд, пойманный окружавшими его судами начал мигать, создавая впечатление что круг кораблей вращается все быстрее и быстрее, пока наконец гигантские звезды не завертелись вокруг танцующего пламени — символа Мистры, а тем самым и Халруаа.

Толпа взорвалась восторженными воплями, топая ногами в ускоряющемся ритме, танцуя и протягивая руки к свету. Представление завершилось ослепительной вспышкой и облаком сверкающих блесток, опустившихся на радостных зрителей. Крохотные светлячки будут держаться на их красном одеянии пока не вернется солнце, образуя узоры, по традиции считавшиеся знаком благоволения Мистры.

Весело болтая, народ расходился прочь, дабы поучаствовать в вечерних развлечениях, которые в основном относились к предсказанию будущего. Некоторые отправлялись в храмы на праздничные церемонии посвященные богине магии, другие обращались к магам-предсказателям, читавшим знаки судьбы с помощью заклинаний. Те, кто победней доставался мудрым женщинам, умевшим смастерить правдоподобные истории с помощью крох простой магии и длительного жизненного опыта общения с искавшими их совета людьми. В любом случае, большинство желающих узнать будущее уходили вполне довольными. Дурные предсказания в День Леди встречались не чаще, чем снег на болотах.

В небе над озером угасшие небесные корабли готовились возвращаться в порт. Прокопио Септус, Лорд-мэр Халараха и капитан небесного флота, кивнул рулевому. Прежде чем тот успел передать приказ экипажу, в зрительном шаре у штурвала запульсировал свет.

Прокопио провел кончиками пальцев по гладкому хрусталю. В шаре появилось лицо, круглое, радостное и неприятно знакомое. Маг заглушил тяжкий вздох, встретившись взглядом с приятелем и главным соперником, Базелем Индоларом.

— Мы сотворили неплохое шоу, верно?

— И тебе приятного Дня Леди, Базель, — ответил второму чародею Прокопио, игнорируя насмешку в его словах. Базель Индолар принадлежал к школе магии творения, не такой престижной как школа магии предсказания, стихия Прокопио. Но Базель никогда не терял шанса подразнить прорицателя насчет того, что творение позволяло что-то сделать, а предсказание просто лезть в чужие дела, подглядывая, чем занимаются или что, возможно, совершат другие маги.

Школа магии — не единственное что их разделяло. Прокопио был невелик ростом, с внушительным крючковатым носом и крепкими широкими ладонями. Он носил густые белые волосы приглаженными, был педантичен во всем и его одежда, хотя и следовала традициям Дня Леди в красном шелке, была неброской, но стильной. В противоположность ему, Базель Индолар — тучный и веселый — откровенно и энергично наслаждался роскошью Халруаа. Он оделся в ярко-малиновую тунику с широкими рукавами, украшенную бисером. Черные волосы, как обычно, были обработаны благоуханными маслами и заплетены в десятки тонких косиц. Когда он смеялся, что случалось часто, бусы на кончике каждой косицы вторили ему перестуком. Прокопио, однако, видел не только внешний вид Базеля, но и его амбиции. Маг творения достиг высокого уровня магического искусства, и являлся Верховным Старейшиной своей родины, Халагарда. От внимания Прокопио не ускользнуло, что Базель не терял предоставлявшихся возможностей появиться при дворе короля Залаторма. Толку с того, впрочем. Король Залаторм был прорицателем, как и большинство других правивших волшебников. Общепринятым мнением было, что лишь провидец может надеяться воссесть на троне королей-чародеев.

— День Леди удался на славу. Все прошло отлично, как я и предугадывал, — добавил шпильку со своей стороны Прокопио.

— Хороший удар! — от всей души расхохотался Базель, запрокинув голову.

Комплимент несколько умаслил прорицателя, но ненадолго. У Прокопио в распоряжении были и другие методы демонстрации собственного мнения и могущества.

— Приятная ночь, — заметил он небрежно. — Жаль так рано сажать корабли.

Изображение Базеля поджало губы, вероятно чтобы удержаться, и не ухмыльнуться мальчишески.

— И ветерок дует, — согласился он. — Думается, хороший корабль с достойным капитаном в такую ночь может посоревноваться с драконом в скорости.

Прокопио позволил себе улыбку.

— Ты читаешь мои мысли. Фигурально говоря, само собой. Ставим… ну, скажем, тысячу скаев?

Сумма была не из малых, электрумовые монеты ценились как золотые, но Базель даже не моргнул.

— За западные отмели Малар? Первый, кто доберется до зеленого обелиска, получает все.

Прокопио кивнул, соглашаясь на рискованные условия. Ночные ветра капризны, и корабли не могли далеко залетать над неспокойным озером. Более того, место где река Малар впадала в него, известно было своими вихрями. Речная вода, охлажденная тающими снегами гор, встречалась с пышущим жаром воздухом, проникавшим на север от болот. Даже в лучшее время там было неспокойно, а весной и подавно.

— Капитан? — осторожно осведомился рулевой.

Маг подождал, пока изображение Базеля не пропало из шара, затем лукаво подмигнул.

— Разворот по моему приказу.

Взяв рог, рулевой прокричал приказы экипажу, затем повторил вслед за Прокопио отсчет. Резкий поворот руля, и воздушный корабль описал в небе медленную, плавную дугу. Паруса захлопали, и вновь туго надулись поймав ветер.

— Что будет за ветер, милорд? — спросил рулевой с задумчивым спокойствием. — Вы увидели что-то в будущем, так сказать?

Повернувшись, Прокопио взглянул на него.

— Неужели я принял бы условия лорда Базеля в противном случае? Над городским волноломом нас ждет небольшая встряска. Ученики Базеля собираются исполнить заклинание вызова ветра. Может оказаться очень неприятно для того, у кого плохо готов корабль или экипаж. — Он помолчал, и коротко, холодно усмехнулся. — Бедный Базель — не повезло ему с кормовой мачтой.

* * *

Как будто отвечая словам прорицателя, третья мачта «Авариэль», небесного корабля Базеля Индолара, застонала под усиливающимся напором ветра. Маг творения повернулся, с некоторым удивлением глядя на нее. Дерево было гибкое — пальма, произраставшая вокруг вечно бурлящего залива Тертал. Заклинания связывали и удерживали мачту, и возобновлять их он поручил Фарре Нур, одной из самых своих лучших учениц.

Пожав плечами, чародей повернулся к улыбавшейся троице учеников, ожидавших приказа.

— Готовы сотворить чары ветра?

Они кивнули и запели в унисон, сплетая ладонями в воздухе изящные узоры, призывавшие магическую энергию и придававшие ей форму. Оставив их заниматься делом, Базель обернулся, и с наслаждением подставил лицо потоку воздуха.

Налетевший ниоткуда мощный порыв ветра подхватил корабль, заставив его опасно накрениться на бок. Волшебники попадали на палубу, и прокатившись единой кучей врезались в борт. Опасно затрещало дерево, захлопали, забились паруса. Базель широко расставил ноги и схватил управляющий жезл, сплетая заклинания, своей магией и мастерством сражаясь, чтобы выровнять "Авариэль".

Корабль сопротивлялся словно запаниковавшая лошадь, мачта с треском начала расщепляться. Базель смирился с неизбежностью: заклинанием разделения он перерезал канаты, удерживавшие паруса на мачтах. Тяжелые полотнища унесло прочь, и корабль наконец вернулся в нормальное положение. Опасность миновала, но они лишились всяких шансов на победу в гонке.

Базель наблюдал, как поднимаются, потирая синяки, его студенты. Все трое выглядели измятыми и смущенными, но растерянность, написанная на лице Фарры, подтвердила растущие подозрения Базеля. Он жестом приказал девушке подойти.

— Продемонстрируй мне жесты ветрового заклинания, — произнес он спокойно. — Без слов, пожалуйста.

Ученица дошла до половины заклинания, и покраснев сбилась.

— Я кажется забыла третью часть, — призналась она. — Только утром я все прекрасно помнила. Клянусь жизнью, лорд Базель, я не знаю, как такое могло случиться!

Как раз причину Базель очень даже подозревал.

— А чары на мачте? Ты произнесла заклинания связывания этим утром, как положено?

Фарра смотрела уже совершенно потерянно.

— Вы поручали мне это? Мой лорд, я ничего такого не помню.

Маг кивнул. Потеря памяти — обычный эффект чародейского вторжения в разум. Вероятнее всего, Прокопио приказал своим слугам проследить за учениками Базеля в течение фестивального дня, и наложил заклинания на первого попавшегося. К сожалению для «Авариэль», досталось именно Фарре.

Базель спрятал злость, чтобы подавленная ученица не решила, что он гневается на нее.

— Твой летающий ковер с тобой, Фарра? Отлично. Успокойся, выпей чуть-чуть вина и попроси стюарда выдать тебе тысячу скаев. Отправишься за лордом Прокопио к зеленому обелиску, и выплатишь ему выигрыш.

— Но, мой лорд, законы говорят, что нет необходимости оплачивать ставку, если результаты добыты нечестным путем, — воскликнул Мезон, простолюдин, обладавший необычайным талантом и привычкой высказывать что думает. — Я практиковался в этом заклинании с Фаррой только утром. Нет, не практиковался — она меня практически научила ему. Ради Мистры, Фарра не забывала заклинания!

— Разумеется, нет, — ровно ответил Базель. — Я понимаю, о чем ты, но ты хоть представляешь, насколько сложно будет подобные подозрения доказать?

Юноша, скрестив руки на груди, сердито откликнулся.

— Не так и тяжело. Когда украдена гусыня, ищешь того, кто ест яйца.

— Поговорка, несомненно, полезная во многих ситуациях, — согласился маг. — Но невозможно обвинить Прокопио Септуса в использовании пророческой магии. Все равно, что обвинять птиц в полетах. Пожалуй, он несколько вольно обошелся с традициями, но законов не нарушил. Протесты только выставят нас на посмешище. Нет, хуже — в конце концов, кто попытался выиграть гонки с помощью заклинания ветра?

— Так мы ничего не предпримем? — возмутился молодой человек.

Базель ангельски улыбался, но глаза его стали жесткими и решительными.

— Если тебе так кажется, тогда советую поменьше пялиться на Фарру, и больше следить за будущими собратьями — чародеями. Халруаа — не только заклинания да небесные корабли. Или, по-твоему, у меня ты будешь учиться только магии? Наблюдай, — заключил он в непривычно мрачном тоне. — Амбиции Прокопио Септуса простираются куда дальше выигранной гонки, и если он добьется успеха, мы потеряем больше, чем корабль.

* * *

Старый эльф стоял на палубе «Звездозмея», наблюдая, как разворачиваются предсказанные его патроном события.

— Приближается маленький корабль, — заметил он, указывая на отделившееся от поврежденной «Авариэль» суденышко. — Базель Индолар, насколько можно судить, верен своим обещаниям.

Если Прокопио Септус и услышал укор в голосе эльфа, он не подал виду.

— Это не корабль, а летучий ковер. Твои глаза начинают подводить тебя, Зефир. Как удачно для нас обоих, что советы твои остаются верны.

Эльф заметил невысказанную угрозу.

— Вы довольны новым джордайном, которого я подобрал? Руалли хорошо показывает себя?

Прокопио тонко улыбнулся.

— Не настолько, чтобы я решил заменить тебя, если об этом ты спрашивал. Но давай поговорим о твоей работе по рекрутированию.

На мгновение сердце Зефира болезненно заколотилось, но он тут же понял, что патрон никак не мог знать о Киве, и данных ею поручениях.

— В Колледже джордайни есть несколько многообещающих студентов, — ответил он. — Расскажите мне больше о ваших пожеланиях относительно новых советников, чтобы я мог выбрать. Собственно говоря, я гораздо лучше мог бы помочь вам, понимая для чего вам нужно столько. Большинству магов хватает услуг одного джордайна.

Прокопио кивнул в сторону приближавшегося ковра и невысокой женщины на нем.

— Живущий мечом умирает от меча. То же можно сказать и о магии. Ты видел, какие неприятности поджидают мага, окружившего себя более слабыми волшебниками. Это создает уязвимость. Я не могу ее себе позволить.

Эльф понимал смысл его слов, сам будучи джордайном, великолепно обученным советником, отличавшимся не только острым умом, но и полным отсутствием каких либо магических способностей. Джордайни были слабо подвержены воздействию волшебства, и оплетены множеством законов, отгораживавших их от прочих обитателей Халруаа. Они проходили суровую школу и принимали священные клятвы служения — земле, патрону-магу и истине. За использование магии или ложь карой служила смерть. Жестоко, конечно, но с помощью этого и других правил в джордайнах поддерживалась честность. Исключения встречались редко. Зефир не знал ни одного живущего джордайна, нарушавшего законы — не считая себя.

— Говорить откровенно — редкая возможность, — сказал Прокопио. — Никто не добудет мои секреты из твоих мыслей. Человек моего положения может сделать себе жизнь комфортной.

— Это, в лучшем случае, только часть истины, мой лорд, — жестко заметил эльф. — Вы нанимаете джордайнов, искушенных в искусстве войны. Для чего? Вы лорд-мэр города, капитан его воздушного флота, но армия в ведении короля Залаторма.

Маг повернулся к нему лицом.

— И того, кто придет на его место.

Какой-то миг они стояли в молчании.

— Значит, вот оно что, — проговорил эльф.

— Да, — согласился Прокопио. — Я стану королем. Скажи мне, как. Ты живешь долго, и видел, как рождаются и погибают королевства.

— Истинно так, — прошептал Зефир, радуясь, что маг не услышал мрачной нотки в его голосе.

— Единицы сравнятся со мной в искусстве прорицания, — продолжил Прокопио, слишком поглощенный собственными мечтами, чтобы думать о том, сквозь какие кошмары прошел его джордайн. — Но многие чародеи управляют кораблем не хуже меня, а военная наука — не моя сильная сторона. Мне нужны люди, знающие ее так же, как я свои дела, и… — лукаво улыбнулся он, — … дела Базеля Индолара.

Зефир задумчиво кивнул, отставив в сторону собственные беспокойные мысли и сосредотачиваясь на ситуации патрона.

— Значит, понадобится мастер по лошадям — на смену Яго. Как ни печально, гарнизон форпоста в Нате не нашел от него и следов. Приходится считать, что его увели разбойники. В подножьях холмов недавно видели амазонок кринти, — добавил он, имея ввиду народ серокожих, сероволосых женщин-всадниц, правивших землей Дамбрата, и беспрестанно тревоживших дикие восточные границы Халруаа. Маг недовольно заворчал.

— Значит, больше мы этого джордайна не увидим. Лошади, которых он купил, тоже пропали?

— Только одна, мой лорд. Насколько можно понять, Яго выбрал жеребца для пробного выезда, и больше его не видели.

— Жаль. Что с его заменой?

— Есть несколько неплохих кандидатов, мой лорд. В классе этого года я порекомендовал бы Андриса, его понимание военной стратегии просто поразительно. Маттео отлично обращается с оружием и весьма умелый наездник. Оба показывают хорошие задатки лидера. Каждый из них подойдет.

Поразмыслив, Прокопио с сомнением заметил:

— Но зачем обязательно брать еще одного зеленого джордайна? Как насчет тех, что уже служат какому-нибудь лорду-чародею? Почему не взять опытного советника от его нынешнего патрона? Так постоянно поступают.

— Верно, но здесь есть определенный риск, — указал эльф. — Вы не единственный нанимаете более одного джордайна, но если сконцентрироваться слишком явно на сборе военного совета, вашим соперникам не понадобится много времени, чтобы разобраться, в чем дело. Молодые люди, которых я упомянул, обладают и другими талантами, которые отвлекут внимание от главной причины, по которой они вам нужны.

— Мудро, — пробормотал маг. — Хорошо, займись этим. Выбери, кого сочтешь лучшим.

Эльф поклонился.

— Я пошлю вестников в Колледж джордайни, как только мы вернемся на виллу. Заказ на лучших студентов лучше делать загодя.

На самом деле, Зефир предпринял шаги в этом направлении задолго до того, как небесный корабль достиг суши. Испросив у патрона дозволения уйти, он закрылся в своей крохотной кабине под палубой. Заперев дверь, он сдвинул на полу не прибитую доску, и достал из тайника маленькую млечного цвета сферу. Мягко подул на нее. Бурлящие облака раздвинулись, открыв прекрасное лицо лесной эльфийки.

— Леди Кива, — сказал он негромко. Нефритовые брови сдвинулись.

— Говори. Что случилось? Ты один?

— Какой джордайн посмеет использовать магическое устройство в ином случае? Если меня застанут за разговором, это может означать мою жизнь. — Древний эльф печально улыбнулся. — А я не для того терпел все эти годы, чтобы оставить наше дело незаконченным.

Кива склонила голову в коротком кивке понимания и согласия.

— Что ты хочешь сообщить?

— Я порекомендовал двух джордайнов Прокопио. Ему подойдет любой. Мне понадобится еще кое-что выяснить, чтобы определить, кто будет полезнее для тебя.

— Почему бы не взять обоих? — осведомилась Кива. — Применение для них всегда найдется.

— Слишком рискованно, — призвал к осторожности старик. — Одного из группы ты можешь взять, и прочие лишь порадуются, что твой взгляд упал не на них. Но если двое из самых многообещающих студентов пропадут, начнутся разговоры. Твой орден может заинтересоваться.

— Церковь Азута? — с гримасой переспросила Кива. Но спорить с его логикой не стала. Пожав плечами, она перешла к дальнейшим вопросам. — Как только узнаешь, какой из этих двух лучше, выйдешь со мной на связь.

— Разумеется. Как с Яго?

— Он упрям, даже для джордайна, — призналась эльфийка. — Не можешь ли найти другого?

— Едва ли Прокопио поверит, что двое его советников-джордайни были похищены кринти, — сухо ответил Зефир. — Нет никакой надежды сработаться с этим?

— Очень немного. Мои слова, что его нанял великий маг для службы земле и истине, его не убеждают. В этом вся проблема с джордайнами — их так отвратительно тяжело переманить! Магия на них не действует. Угрозы и подкуп тоже. У них отменные мозги, по человеческому счету, по крайней мере, но никаких страстей. Что мне нужно, — заметила она, — так это джордайн со слабостью. Найди мне одного такого.

— Лучше было сказать, "найди еще одного", — уточнил Зефир. Глаза Кивы почти потеплели.

— Жажда мести не есть слабость, друг мой. Мы все ближе к нашей цели. Обещаю, мы найдем способ все исправить.

— Ты нашла секрет? — воскликнул Зефир. — Ты знаешь, как уничтожить ларакена?

Некоторое время эльфийка молчала.

— Я знаю, как все исправить, — повторила она, и ее лицо исчезло из шара.

Зефир быстро вернул сферу в ее укрытие и начал подготавливать письма в Колледж. До того момента, когда корабль коснулся земли в доках, он больше не думал о ларакене. Он размышлял, действительно ли цель всей его жизни и то, к чему стремится Кива — одно и то же.

Глава вторая

Боевой маг с ухмылкой сделал широкий круговой жест рукой. Миниатюрное солнце вспыхнуло в воздухе над его обращенной вверх ладонью, и, взорвавшись, послало стрелу сверкающего жидкого пламени к Маттео.

Юноша расставил ноги пошире и поднял навстречу скрещенные кинжалы. Магический заряд столкнулся с серебристым крестом, скользнул по кинжалам, рассеявшись в мелкие искорки, блеснувшие с отточенных лезвий.

За классическим блоком Маттео провел рекомендовавшуюся в таких случаях атаку. Единым, отточенным движением он подбросил один из кинжалов в воздух, перехватил за кончик и метнул в противника.

Глаза оппонента расширились при виде несущегося к нему клинка, но он не отступил, лишь лихорадочно замахал руками. Маттео прыгнул, не дожидаясь исхода его броска и ответного заклинания. Он услышал металлический звон стали о камень, закрыл глаза, остерегаясь брызнувших искр, но довел прыжок до конца.

В последний момент он упал на землю и с разворота впечатал ногу в лодыжки мага. Удар пришелся словно о камень, вызвав болезненную гримасу, но, подавив боль, он тут же подобрал ногу под себя. Прыгнув к упавшему магу он схватил его твердую как камень ногу и оставшимся кинжалом полоснул по подошве. Разрезав кожу, серебристый клинок заставил лежавшего противника удивленно вскрикнуть.

Заклинание камнекожи — широко используемый способ защиты, но, как и большинство заклинаний, не лишено слабых мест. Его создатель оставил без внимания один из основных принципов природы магии: подобное отторгает подобное. Камень под ногами мага разрушил имитацию, создаваемую камнекожей, оставив его пятки уязвимыми. Ограничения каждого заклинания, методы защиты и ответа на магические способы нападения в ближнем бою — таковы некоторые из важнейших уроков воинского искусства, которые изучают джордайни. Довольный собой Маттео поднялся на ноги, протягивая руку лежавшему учителю.

Но волшебник продолжал сидеть, скрестив ноги, на тренировочном поле, уныло разглядывая расцарапанную подошву.

— Неужели это так необходимо, мальчик мой? Можно было обойтись и без крайностей.

— Пусть в твоих руках всегда будет меч истины, ибо это — острейшее из оружия, — весело процитировал Маттео.

— А каменная нога — самое твердое, — добавил насмешливый голос за его спиной.

Маттео, просияв, повернулся навстречу своему лучшему другу. Андрис был джордайном пятой ступени, учеником того же класса что и Маттео — их обучение заканчивалось этим летом. Товарищи с детства, они соревновались во всем, как дружные, но соперничающие братья.

Конечно, никому бы и в голову не пришло считать их братьями по крови, внешне они отличались насколько это вообще возможно среди людей. Андрис, высокий и худой, непривычно светлокожий для Халруаа, обладал узкими глазами, коричневыми с зеленоватым отблеском, и длинными, заплетенными в косицы волосами темно-рыжего оттенка. Даже яркое солнце не в состоянии было придать его коже загар, которым могли похвастаться с десяток других джордайнов, практиковавшихся на тренировочном поле, обнаженные до пояса, обливающиеся потом и блестящие, словно бронза под жаркими солнечными лучами.

Маттео больше походил на остальных. Примерно на ширину пальца ниже шестифутовой отметки, с оливковой кожей и каштановыми волосами, обычными для халруанцев хорошей крови. Почти черные глаза, резкие черты лица и тонкий нос, искривленный подобно сабельному клинку. Несмотря на разницу в росте практически на голову, по весу оба молодых человека почти не отличались. По этой причине они часто оказывались друг против друга на качелях и облачных повозках — двух приспособлениях, предназначенных для обучения джордайнов бою в навязанных волшебством условиях. Маги нередко уносили своих оппонентов за собой в небо для воздушного сражения, надеясь получить таким образом преимущество. Но пусть джордайни не обладают даже крохотным даром к волшебству, в тактике схватки с чародеями им нет равных.

Скрестив руки, Маттео довольно ухмыльнулся приятелю.

— Каменная нога и в самом деле страшное оружие. Но, как ты можешь заметить, почтенный мастер Вишна неожиданно решил посидеть немного и сменить обувь.

— Кроме того, я заметил что твоя голень наливается весьма неподобающим фиолетовым цветом, — парировал Андрис. — Есть способ лучше.

Маттео тут же потерял интерес в обмене уколами.

— Покажи.

Рослый джордайн вопросительно покосился на Вишну. Учитель, кивнув, поднялся на ноги. Андрис подбежал к магу, припал к земле как сделал Маттео до него, и выполнил подсечку практически на тот же манер, но вместо того, чтобы атаковать, находясь к Вишне лицом, согласно стандартной технике, развернулся к нему правым боком. И удар о мага пришелся не на кость голени, а на мощные мышцы икры.

Смысл идеи был Маттео понятен — меньше боли, и почти никакого риска перелома, довольно серьезная опасность в ходе исполнения этого приема. Как раз сейчас двое студентов второй ступени пребывали в лазарете, угрюмо вынося процедуры назначавшиеся служителями Мистры. Они вернутся на поле спустя несколько дней, но за это время им придется наслушаться ехидных комментариев прочих учеников.

— Есть проблема, — заметил Маттео. — Начало значительно лучше, спору нет. Но как только маг упал, ты оказываешься не в той позиции для удара кинжалом.

— Вовсе нет, — возразил Андрис. — Сейчас покажу.

— Э, нет, это уже без меня, — возмутился Вишна, с трудом поднимаясь на ноги. — Камнекожа или что, но мои кости и без того достаточно ноют от валяния по земле. Я пошел в бани.

— Иди в свете истины, — в унисон произнесли оба ученика формальное прощание джордайни. Маг только махнул в их сторону рукой, и побрел прочь.

— Я побуду магом, — предложил Маттео, неосторожность, понятная только для джордайна. Андрис непроизвольно сделал ограждающий жест.

— Думай, что говоришь, дурень! — торопливо прошептал он. — Где твои мозги?

— Метафора! — протестующе воскликнул Маттео. — Это всего лишь метафора! Время от времени, заимствования из стиля бардов помогают джордайну лучше выразить мысль.

— Оно конечно так, но метафоры могут оказаться рискованными. Среди нас слишком много таких, кто видит только прямую и буквальную истину, они истолкуют подобные заявления превратно.

Маттео вздохнул.

— Нападай.

Кивнув, его друг понесся к нему. Не успев подготовиться, Маттео почувствовал что падает, и в утреннем небе перед его глазами закружились звездочки. Моргнув и отогнав вспыхнувшие искры, он заметил, как Андрис заканчивает разворот. Но рыжеволосый джордайн ухватил Маттео за лодыжку, и с помощью этой опоры резко затормозил. Рывком развернувшись в обратном направлении, он выбросил свободную руку к ноге Маттео.

Андрис врезал кулаком по пальцам ноги «противника». В настоящем бою он держал бы кинжал. В подошвах ног есть болевые точки, и джордайн их хорошо знал. Даже без оружия нацеленный удар послал вверх по ноге Маттео ледяную вспышку. Тому пришлось сжать зубы, чтобы удержать рвавшийся наружу болезненный крик.

— Сработало, — признал он скрипящим шепотом.

Встав, Андрис протянул ему ладонь; ухватившись за руку приятеля, Маттео рывком поднялся. Нога его онемела почти до бедра, и, дожидаясь, пока восстановится кровообращение, он, морщась от боли, заковылял по кругу.

— Напомнило мне, как я не успел полностью уклониться от ледяного потока Вишны, — горестно заметил Маттео. Он взглянул на друга с восхищением. — Ты улучшил маневр.

Высокий джордайн пожал плечами.

— Такой прием не каждому подойдет. Нужна скорость, и в мою пользу работает, что я куда ближе по сложению к змее, чем к быку. Слишком мускулистому не удалось бы достаточно быстро затормозить оборот.

— Во всяком случае, не вырвав ногу волшебника из бедра, — хмыкнул Маттео. Улыбаясь, он щелкнул пальцами. — Интересный вариант. Почему бы Темо не исполнить атаку в твоем стиле? Потом он мог бы использовать окаменевшую ногу как дубину!

Оба ухмыльнулись, представив подобную картину. Темо превосходил ростом даже Андриса, а телосложением и силой не уступал огромным, волосатым северянам, изредка заходившим в портовые города для торговли или в поисках приключений. По натуре Темо был больше воином, чем мудрецом, и нередко попадал в неприятности, тайно ускользая в таверны и провоцируя драки.

— В Падающей Звезде ему пригодилось бы как раз такое оружие, — с искрящимися от воспоминаний глазами согласился Андрис. Но к Маттео неожиданно вернулась серьезность.

— Верно. Не будь там тебя и твоего боевого плана, глупец скорее всего погиб бы тогда вместе со своими приятелями.

Джордайн еще раз скромно пожал плечами.

— Мне не сравниться с тобой ни в памяти, ни искусстве спора, — ответил он прямо. — Стратегия — вот мой любимый предмет.

— Скорее навязчивая идея, — беззлобно поправил его друг. — Ты добился чего-либо с парадоксом Килмару?

Вопрос задумывался как чисто риторический. Этими словами Маттео собирался выразить интерес Андриса к самым сложным и запутанным военным задачам. Потому он был удивлен и заинтригован светом, вспыхнувшим в глазах товарища. Лицо Андриса приняло задумчивое выражение.

— Это классическая дилемма, — начал он. — Флот Халруаа пытается разобраться с ней уже много лет. Причем вопрос занимает не только лучшие умы на базе в Заласу, но и отряд в две тысячи, удерживающий форт за ней.

— Не говоря уж о дюжине искателей счастья и магов, пропадающих в болотах каждый год, — добавил Маттео. — Как говорится, болото Килмару — причина того, что в Заласу не так много дураков.

— Да-да, в этом-то и парадокс, — хмыкнув, продолжил Андрис. — Считается, что маги и прочие, кто пропадает в болотах, только подхлестывают аппетит обитающей там нежити, выманивая их на окрестности. Массированные атаки на болото оказались опасны для города и близлежащих деревень. Но если армия не делает вовсе ничего, нежить проскальзывает в залив Азута и нападает на корабли. Оба варианта ведут к беде, как активность, так и выжидание.

Маттео кивнул. Историю, особенно военную, оба изучали не один год. Но в данный момент его больше интересовал намек, прозвучавший в словах друга, чем старая загадка.

— Парадокс всегда воспринимался как бесполезность равно и действия и бездействия. Твои слова подразумевают иную интерпретацию.

Рослый джордайн заложил ладони за спину, отсутствующим взглядом следя за ползущей по небу крылатой ящерицей, выбирая слова.

— Предположим, некто придумал план атаки. Предположим, он подробно разработал его, выработал стратегию для любого представимого варианта развития событий. Предположим также, что этот некто предложил созданное решение учителям как свой пятый тезис. Полагаешь ли ты, что он сумеет получить назначение в качестве советника к боевому магу? Возможно, — добавил он с надеждой, — даже, вопреки традициям, не просто советником, а удостоится собственного поста.

Маттео, стоявшему с отвисшей челюстью, понадобилось некоторое время, чтобы переварить такое откровение.

— Ты серьезно? Тебе удалось решить парадокс Килмару?

— Мне так кажется, — скромно ответил Андрис.

— Кажется? — укоризненно повторил Маттео. Такой шанс мог решить весь ход жизни его друга. Он был слишком важен для легких слов и неточностей речи. — Джордайн сначала думает, и лишь потом говорит.

Знакомая поговорка, более двадцати лет направлявшая их обучение, возымела желаемый эффект. Молодой человек уверенно вздернул подбородок.

— Да. Да, я разработал план действий, который позволит очистить болота от нежити.

Маттео восторженно присвистнул и обхватил приятеля руками, оторвав его от земли. Свалившись вместе, они начали шутливо бороться, словно играющие щенки.

Спустя некоторое время развлечение им надоело, и они растянулись на земле, тяжело дыша от усталости. Андрис с надеждой взглянул на друга.

— Ты действительно считаешь, что это позволит мне получить место у патрона с положением?

Сложив ладони за головой, Маттео улыбнулся.

— Не удивлюсь, если сам Грозалум потребует тебя, — назвал он имя могущественного иллюзиониста, правителя портового города Кербаал, важнейшей морской базы Халруаа.

— Джордайни, строиться, — раздался звучный требовательный голос со стороны ворот. — Первые почести. Прибыли маги.

Оба юноши вскочили на ноги и заторопились к краю тренировочного поля вслед за прочими студентами. Строй застыл в позе почтительного внимания, — ноги точно на ширине плеч, ладони сложены за спинами, взгляд ровный — ожидая прибытия высокопоставленного посетителя.

Жизнь в Халруаа отличалась упорядоченностью, законы и обычаи, управлявшие ей, были детализированы и точны. Важной частью любого высшего образования являлся протокол, ибо каждому слою общества полагались определенные привилегии и обращение. Маги занимали вершину социальной иерархии, отсюда и первые почести. Позы, принятые джордайнами демонстрировали почтение к этой позиции, но так же и их собственное высокое положение. Они являлись отменно тренированной элитой, и уступали в статусе только волшебникам. В конце концов, они представляли истину — сущность совсем иную, чем магия, но в своем роде не менее могущественную. Закон и обычай постановляли, что только джордайн может встретиться глазами с магом. Люди низших рангов почтительно опускали взгляды, прежде чем обратиться к чародею.

Маттео широко распахнул глаза при виде появившегося во дворе кортежа мага. Он быстро заставил лицо принять более подобающее выражение, но взгляд его не отрывался от необычных посетителей.

Отряд хорошо вооруженных людей маршем вступил на поле, двигаясь в две линии, между которыми шла пара удивительных созданий. Большим из них был вемик, кентавроподобное существо, получеловек-полулев. Звериная часть была огромна, размером с небольшую лошадь, а человеческий торс покрыт золотистой кожей и столь же мускулист как у Темо. Маттео мысленно поставил на заметку при первой возможности написать сатирический стишок на этот счет.

Лицо вемика на человеческий взгляд могло считаться красивым, хотя нос его был больше и шире чем привычно у людей, а зрачки золотистых глаз располагались вертикально, как у кошки. Густая грива лоснящихся черных волос спадала на плечи, а в округленном, по львиному, ухе, искрилась серьга с большим алым камнем.

Однако глаза Маттео куда больше приковал другой гость. Эльфы в Халруаа появлялись редко. Некоторых, в основном полукровок, тянула сюда любовь к магии. Кое-кто из них даже попадал в Совет Старейшин, тем самым оказываясь в числе четырех сотен самых уважаемых магов страны. Но Маттео никогда еще не слышал об эльфе, достигшем ранга инквизитора.

От ее необычной, чужой красоты у Маттео перехватило дыхание, а в груди всколыхнулось странное и незнакомое чувство. Кожа эльфийки блестела медью, густые волосы, развивавшиеся вокруг изящной головы, глубиной оттенка зеленого превосходили лучший нефрит. Глаза ее отливали золотом, как у вемика, и глядели с тем же кошачьим выражением. Хотя ростом она едва доходила Маттео до плеча, он ни на мгновение не заблуждался, полагая ее хрупкой. Во всем ее стройном теле таилась скрытая сила, как в гибкой стали кошачьих мышц. Одежда, ярко-желтая, провозглашала в ней инквизитора на службе Азута, бога чародеев, чья религия медленно завоевывала влияние среди халруанцев, и была единственной кроме поклонения Мистре, Леди Магии, официально разрешенной в стране.

Взгляд эльфийки прошелся по строю учеников.

— Я слышала добрые отзывы о выпуске этого года, — произнесла она высоким, звонким голосом. — Хотя время для вашего финального теста еще не пришло, несколько потенциальных патронов попросили меня оценить ваше боевое мастерство.

— Это Мбату, — указала она на вемика. — Он проверит вас в схватке, по порядку, который я укажу. Я — Кива, инквизитор Азута. — Она слегка улыбнулась. — Поскольку все мы знаем, как зовут подобных мне, давайте говорить открыто. Я маг-гончая, и этот титул предпочитаю формальному. Даю вам позволение обращаться ко мне так.

Она зашагала вдоль строя, откинув голову и по очереди встречаясь взглядом с каждым джордайном. Темо стоял третьим. Он бросил взгляд на эльфийку, но тут же снова глянул в сторону великолепного меча, который вемик носил через плечо. Выражение на его лице напоминало изголодавшегося халфлинга, завидевшего кружку эля и поднос с пирогом.

— Ты первый, — объявила она. В глазах рослого юноши вспыхнули огоньки. Это, похоже, понравилось эльфийке. Она, дотянувшись, потрепала его по щеке словно ребенка, и продолжила путь вдоль линии студентов, миновав еще нескольких. Прервала свой путь она перед Маттео.

Она несколько мгновений рассматривала его, и наконец решила.

— Второй. — Маттео был польщен такой честью, но лишь кивнул в знак признательности. Джордайн-ученик может встретить взгляд мага, но не станет говорить без приглашения или крайней необходимости.

Напротив Андриса Кива вновь остановилась, и озадаченно нахмурилась. Спустя несколько мгновений она протянула руку. Капитан ее стражи торопливо вышел вперед и вложил в ее ладонь золотистый жезл, выложенный зелеными камнями и с большим зеленым кристаллом в навершии.

Гончая дотронулась жезлом до лба Андриса. Кристалл немедленно задрожал, издавая высокий, пронзительный звук. Кива кивнула, словно ее ожидания подтвердились. Отступив на шаг, она повернулась к мастерам школы, высокому собранию джордайни, ученых, воинов и магов. Как велел обычай, все они явились поприветствовать высокочтимую гостью. Среди них попадались самые разные люди, от обманчиво хрупкого Вишны, до могучей женщины с крючковатым носом, в юности командовавшей флотом в близлежащем портовом городе Кербаале. Но в этот миг все мастера смотрели на гончую совершенно одинаковыми, неверящими взглядами.

— В обычной ситуации я собрала бы суд Инквизиции над этим джордайном, но здесь не нужно больше никаких тестов. Ответ очевиден и бесспорен.

— Этого не может быть! Андрис отличный студент, — запротестовал Вишна. Старый маг выступил из рядов собравшихся, явственно дрожа от беспокойства. — Его проверяли в предписанные законом интервалы, как и всех прочих джордайни здесь. В нем никогда не обнаруживалось следов латентного магического дара.

— Если он действительно такой хороший студент, — холодно парировала Кива, — возможно вы не искали этих опасных знаков с нужной тщательностью.

Серьезное обвинение, и оспаривать его было трудно, но Вишна еще не покорился.

— Если Андрис обвиняется, он имеет право на суд. Пусть суд будет созван.

— Таков закон, — ворчливо согласился Димидис. Престарелый джордайн говорил редко, но когда все же говорил, его слова несли в себе вес окончательного приговора — что и неудивительно, поскольку Димидис занимал пост судьи Стола Диспутов, суда разрешавшего споры между джордайни и выносившего от случая к случаю приговоры нарушителям правил.

— Хватит, угомонитесь оба, — вступил Феррис Грейл, волшебник, служивший главой школы. — Гончая вынесла приговор недостойному джордайну. Таков ее долг, и таков закон. — Эти слова глава школы произнес негромко, но его глубокий голос прозвучал над ошеломленными джордайни словно похоронный звон… каковым и являлся.

Вишна склонился, признавая поражение, и отступил назад.

Теперь, когда сопротивление было подавлено, Кива вновь повернулась к Андрису. Странный свет полыхал в ее золотых глазах.

— Я обвиняю тебя, Андрис, в обладании магической силой, каковую ты утаил от своих учителей. — Ее глаза вновь окинули выстроившихся юных джордайни, ошеломленных и полных ужаса. — Вижу, нет необходимости напоминать тебе, какая кара полагается за такое преступление.

Глава третья

На улицах Кербаала царила тишина; солнце полыхало в вышине, и всякий халруанец искал спасение в темных комнатах, и, для тех, кто мог себе такое позволить, остуженном магическим ветерком.

Тзигона не привыкла к подобному комфорту, так что и не тосковала по нему. Скорее напротив, час-два относительного одиночества были ей в радость. Немногие встречные на улицах жались к теням аллей и деревьев, гости из иных земель вытирали залитые потом лица и старались исправить ошибку разыскав прохладную таверну. Никому не было дело до маленькой, тонкой фигурки в свободной коричневой рубахе и брюках, недостаточно длинных, чтобы прикрыть последние несколько дюймов босых ног. Со своими взъерошенными, коротко остриженными каштановыми волосами и слегка запачканным лицом, она больше походила на уличного мальчишку, чем на молодую женщину. Наблюдатель, оказавшийся более внимательным, мог бы заметить, что у нее есть все задатки красавицы. Высокие скулы резко сходились к маленькому острому подбородку, в глазах, больших и выразительных, таился живой ум.

В настоящий момент взгляд их был мрачен, поскольку из-за трижды проклятого вемика она потеряла еще одну ночь сна.

Тзигона скинула с плеча мешок и оглянулась вокруг, ища кому бы сплавить его содержимое. Она никогда ничего не держала при себе подолгу. Вещи легко могли предать слишком сроднившегося с ними. Последним, чем она дорожила, была серебряная расческа, и из-за нежелания расставаться с ней она угодила в плен и чуть не погибла.

Ее взгляд упал на преклонных лет женщину, жавшуюся в тени миндаля; ее тяжелая одежда явно с чужого плеча могла защищать от холода даже в холоднейшие зимние дни. Тзигона потянула из мешка длинную накидку из алого шелка.

— Доброго дня тебе, бабушка, — весело объявила она, используя дружелюбное обращение, принятое среди крестьян. — День Леди пришел и ушел.

— Хвала Мистре, — пробормотала старуха, не глядя на нее. — Жуткие толпы. И шум.

Тзигона бросила простое платье на колени женщины. Тонкая ткань скользнула вниз бесшумно как тень. — Бабушка, тебе не нужно случаем? Теперь, после Дня Леди, я не могу его носить. В этом городе слишком много путешественников со странными мыслями насчет одиноких женщин в красных платьях. — В ответ на озадаченный взгляд старухи, Тзигона уперлась руками в бедра и прошлась несколько шагов, с убийственной точностью имитируя покачивающуюся походку шлюхи.

— Эх, где те деньки, — с неожиданной сухой насмешкой заметила женщина. Узловатыми пальцами она ощупала шелк. — Их не вернуть, но и правда, чудный как лягушачьи волосы! Я беру, девочка. И… — добавила она проницательно, — … я не скажу никому, кто может спросить, откуда это взялось.

Тзигона кивнула и двинулась было прочь, но женщина ухватила ее за край рубахи, неожиданно разволновавшись.

— А что звезды, девочка? Звезды Мистры на этом платье, какую удачу они предвещали? Добрую или злую? Учти, я не стану носить дурное предзнаменование.

Тзигона изобразила на лице успокаивающую улыбку.

— Не волнуйся, бабушка. Моя удача осталась такой же, какая и была.

Это видимо успокоило старуху, которая вскарабкалась на ноги и торопливо побрела прочь, прижимая к себе обретенное сокровище.

На сей раз Тзигона нисколько не уклонилась от правды. Магия, словно вода с лебедя, слетала с нее не в силах коснуться.

Крохотные магические светлячки, падавшие с неба накануне празднования Дня Леди, не могли притронуться к ней. Она закрыла глаза и вздохнула, вспоминая, как отшатывались от нее люди, чьи собственные алые одежды сверкали отблесками звезд Мистры, сумрачные выражения на их лицах, обычно приберегаемые для похорон. А какая разница? Нет звезд, нет будущего.

— Ты мертва, — говорили их глаза. — Ты этого еще просто не знаешь.

— Зря торопитесь, — пробормотала Тзигона.

Что ее действительно заботило, в отличии от реакции окружающих, так это ее собственный промах. Она тайком позаимствовала красное платье из местного магазина, чтобы двигаться сквозь толпу, забыв, что случится в конце фестиваля, не задумавшись, как лишенная сияния одежда привлечет внимание вемика, с недавних пор преследовавшего ее.

В этом и заключалась проблема. Ей удалось выжить до сих пор потому, что она ничего не забывала. Таков был непреложный закон ее жизни. Ни одного оскорбления не оставлять безнаказанным. Никакого доброго дела, неважно насколько мелкого или даже ненамеренного, не оставлять без награды. Но истинным временем воспоминаний для нее всегда являлся сон. Иногда, глубоко погрузившись в грезы, она почти могла вспомнить свое истинное имя, и лицо матери.

Сон манил ее, и она пробралась по узким боковым улочкам к одному из любимейших своих укрытий. Она уснула сразу же, как только легла.

Несмотря на усталость, к ней пришли сновидения. Знакомые, жалящие картины и ощущения детства. В них царили сумерки, и поглаживающий словно шелк ночной ветерок с озера Халруаа, заставлявший пропитанный сыростью летний воздух плыть и вихриться как юбки королевы-волшебницы. Особенно приятен бриз был на крышах, с которых открывался вид на город-порт Кербаал. На черепичной крыше припортовой гостиницы девочка и ее мать гонялись за светящимися шарами, кружившими и танцевавшими на фоне вечернего неба.

Многие халруанские дети ее возраста умели творить такие шары, но ее были особенными — горящие как драгоценные камни и почти обладающие собственным разумом, они словно верткие светляки уклонялись от погони.

— Этот! — счастливо взвизгнула девочка, указывая на сверкающую оранжевую сферу — луну урожая в миниатюре.

Мать послушно подобрала юбки и погналась за ним. Дитя смеялось, хлопая в ладоши при виде ускользающего из рук преследователя шара, но ее глаза больше следили за женщиной, чем за игрушкой.

Для нее мать была всем миром. В глазах девочки невысокая, смуглая женщина выглядела прекраснейшей и мудрейшей волшебницей во всем Халруаа. Ее смех был музыкой и чудесной песней, а на бегу длинные волосы струились за ней шелковистой тенью.

К их игре не присоединялись другие дети, но девочку это и не беспокоило. В городе внизу ребятишек заставляли повторить молитвы Мистре и укладывали на ночь под сетками от насекомых. Дочь чародейки редко завидовала им или желала иметь с ними дело.

Недостатка в общении у нее не возникало никогда, ибо на зов ее матери откликались любые создания. Только утром она игралась с крылатым котенком, а полдник съела в компании двух дремавших под солнцем ящериц, с чешуйками, горевшими как изумруды и топазы. Любимым ее спутником был Спрайт, мальчишка размером с ее крохотную пухлую ладонь. Он всегда появлялся моментально, заставляя ее подозревать, что он следует за ними с места на место, в надежде услышать песню-зов ее матери. Девочка вполне понимала его, для нее не было звука дороже и восхитительней.

И, тем не менее, она уже много дней не просила вызвать Спрайта, по причинам о которых не хотела задумываться слишком глубоко.

Решительно отбросив беспокоящую мысль, она побежала к небольшому алому шарику, резко притормозила как раз в тот миг, когда шар рванулся в сторону, и присев бросилась на него, как делал на ее глазах утром летающий котенок. Ей удалось схватить шар на лету, и они упали вместе. Сфера, хлюпнув, была раздавлена, а девочка вскочила на ноги торжествующе улыбаясь, со светящимися красными пятнами на одежде.

Мать радостно зааплодировала, и сделала короткий изящный жест ладонью. Красная отметина оторвалась от платьица и заструилась в ночь, образовав длинную, светящуюся прядь.

Ожидая продолжения игры, девочка просияла. Нить будет извиваться в воздухе, пока не изобразит на фоне темнеющего неба прекрасную картину. Иногда мама показывала ей удивительных зверей, или миниатюрный небесный корабль, однажды даже сделала уходившую к звездам лестницу, по которой девочка могла по настоящему взбираться — что она и делала, пока испугавшаяся мать не позвала ее назад. Но чаще всего цветные пряди становились картами, показывавшие дорогу по закоулкам и крышам того города или деревни, в котором они на данный момент находились.

Сейчас, однако, нить ни во что не превращалась. Она покружила вокруг, бесцельно переплетаясь узлами, затем распалась, растворилась в облако слабых, быстро угасших розовых искорок. Она озадаченно посмотрела на мать.

— Я устала, малышка, — сказала та мягко. — Нарисуем картинки как-нибудь в другую ночь.

Кивнув, девочка погналась за парой изумрудных огоньков. Раз сегодня картинок не будет, она будет играть сама. Раньше этим днем она привязала к поясу короткую, прочную ветку — вполне подходящий меч. Воображение превратило шары в стаю разноцветных стиргов — кровососущих тварей, похожих на гигантских москитов, которые под жутковатое напевное жужжание могли высосать досуха спящих людей. Теперь она сама пела песню стиргов своим детским сопрано, на ходу придумывая к ней дурашливые слова. Каждый воображаемый «монстр» оканчивал свои дни всплеском света. Игра оказалась удачной, и помогла ей выкинуть из головы воспоминания о маленьком поражении материнского волшебства. В такие ночи она могла забыть многое.

Даже почти забыть, что они — беглянки.

Мать отчаянно старалась превратить происходящее в веселое приключение, и девочка подыгрывала ей, как часто делают дети. Она понимала намного больше, чем полагала мать, но многое оставалось ей неясным. Уже довольно долгое время вопросы в ней бурлили как вихри магической силы во время ритуала призыва. Ей казалось, что она взорвется как один из ее светящихся шаров, если не заговорит об этом. Скоро. Этой же ночью!

Но она молчала, пока со всеми танцующими светлячками не было покончено. Тогда они оставили крышу и укрылись на ночь в заполненной до отказа комнате на верхнем этаже гостиницы. Девочка всегда больше всего чувствовала себя в безопасности именно в таких местах. Ночные «приключения» происходили чаще, когда они оставались в одиночестве. Ей придавал уверенности могучий храп троицы торговцев элем, спавших в одной кровати у окна с захлопнутыми ставнями, возвращал присутствие духа сверкающий меч, лежащий наготове рядом с благородного вида юношей, которого мать назвала странствующим паладином.

Она ждала, позволив матери выплеснуть на задний двор общий таз для мытья и наполнить его чистой водой из кувшина. Она стоически терпела, когда мать смочив отрезок ткани соскребала грязь, которую, как известно, влечет к детям как кошек на волшебство. Она тянула время до тех пор, пока мать не достала их величайшее сокровище, небольшую расческу с серебряной ручкой, и выгравированными на ней ползучими розами, и не провела ей по перепутавшимся темным волосам дочери.

Обычно ей доставлял удовольствие еженощный ритуал; ей частенько хотелось мурлыкать под расческой, как поглаживаемой кошке. Но теперь у нее не оставалось больше терпения. Ей нужны были ответы.

— Кто гонится за нами? — требовательно спросила она. Расческа замерла, не закончив движения.

— Великая леди Мистра! — выдохнула ее мать пораженно. — Ты знаешь?

Девочка нетерпеливо пожала плечами, не представляя, что на это можно ответить.

— Кто? — повторила она. Ответа ей пришлось ждать долго.

— Орудий много, но направляет их рука моего мужа.

В музыке материнского голоса девочка различила диссонирующую ноту. Ей пришло в голову, хотя почему именно она пока не способна была понять, что мать не назвала таинственного преследователя отцом своего ребенка. Вероятно, потому, что в Халруаа первое и второе всегда совпадали. Дети рождались в браке. Пары подбирались специалистами, всегда несильными магами школы прорицания. Ей еще не исполнилось пяти лет, но такие вещи она знала. Тем не менее, тот же загадочный инстинкт, позволивший ей заметить мгновенное замешательство матери, велел ей оставить очевидный вопрос незаданным. Она нашла другой.

— Твой муж — великий маг?

— Да, маг.

— Как ты?

Расческа возобновила ритмичную работу, но теперь эффект не успокаивал. С каждым движением девочка впитывала эмоции матери: напряжение, горе, тоску, страх. Невыносимо хотелось отступить, но она не позволила себе поддаться импульсу. Она хотела получить ответы. Быть может, боль — часть этого знания.

— Когда-то он был моим учеником, — произнесла, наконец, женщина. — Есть известная поговорка, предостерегающая учителей от амбиций своих студентов. Не все, что любят повторять на каждом углу мудро, но эти слова правдивы.

Малышка не задумалась над этим уроком, ее мысли поглощали недавние неудавшиеся заклинания, утерянная магия.

— Ты все еще сильнее, — сказала она твердо, словно могла обратить вспять то, что с каждым днем становилось яснее. Улыбка матери была печальной и понимающей.

— Сколько времени прошло с тех пор, как ты просила меня вызвать Спрайта? Это нелегкое заклинание, тебе должно быть известно.

Взгляд девочки опустился к полу, губа дрогнула.

— Он дразнит меня, вот и все.

— Серьезно? Раньше тебя это не беспокоило.

— Я устала от него, — упрямо возразила она. — Устала от разговоров о глупом Спрайте. Спой другую песню, которая вызовет что-то большое и сильное. Звездозмея!

— Они не летают по ночам, милая.

Она скрестила руки на груди.

— Значит имя дурацкое.

Мать коротко рассмеялась.

— Наверное ты права. А какое большое создание ты хочешь? Ночную птицу-рок? Или лесного кота?

В голосе женщины появились веселые нотки. Девочка поняла, что ее дразнят, и ей это вовсе не понравилось.

— Бехира, — ответила она мрачно, представив многоногое существо с грозным туловищем змеи, хищной крокодильей головой и широкой пастью, полной острых, полупрозрачных зубов. — Он пойдет за нами, и останется в засаде. Когда твой муж будет проходить, выскочит, и откусит ему…

— Ногу, — быстро вставила мать, подозревая, совершенно справедливо, что девочка нацеливала бехира несколько выше.

— Ногу, — согласилась девочка, поскольку потеряла интерес к воображаемому мщению. В глазах матери появилась настороженность, а ладонь опустилась на небольшой амулет, висевший в ложбинке на ее горле. Мать осторожно отняла руку от амулета.

— Твои волосы такие гладкие и так сияют! Ты слишком хороша для сна. Почему бы не пробежаться по крышам, поищем еще открытую таверну? Будут пирожки и сладкое вино, а если найдется бард, то я спою. И вызову для тебя сильного зверя. Бехира, дракона — кого пожелаешь.

Неискренняя веселость голоса не обманывала ее, как и подкуп в виде скачек по крышам. Хотя ни одна из них не произносила этого вслух, малышка понимала, что скрытые пути для них безопасней улиц. Она быстро подтянула ремешки на мягких кожаных башмаках. Поскальзываться опасно — можно упасть прямо в руки мужа матери.

— Я готова, — объявила она.

Мать распахнула ставни и подняла ее на выступ за ними. Девочка прижалась к стене и стала огибать строение, ступая уверенно, как лемур.

Что-то в нескольких улицах к востоку притянуло ее взгляд. Щупальце магии, такой могучей, что ее глаза различали ее как зеленоватое свечение, извиваясь, тянулось к ним.

Сквозь нее ударила молния, чуть не сбросив с карниза.

Тзигона удивленно нахмурилась. Ничего такого не происходило с девочкой, которой она была, и никогда прежде ей не снилось. Второй удар, неожиданно карниз исчезает, а она летит вниз.

Резко проснувшись с судорожным вдохом, хватаясь за воздух в поисках опоры, только спустя мгновение почти паники Тзигона вспомнила, где находится.

Она подобрала для отдыха самое безопасное место во всем Кербаале, проследив за полетом крылатой звездозмеи до этого дерева, огромного гингко раскинувшего свою тень на весь парк. Вскарабкавшись до удобного насеста, она уснула на широкой ветви. Змея все еще спала, свернувшись кольцами, и убрав тонкие крылья; синие и белые чешуйки длинного тела лоснились как лунные камни.

Рывком приняв сидячую позу, Тзигона провела ладонью по коротким, пропитавшимся потом волосам. Веревка, которой она привязалась к дереву, туго обхватывала талию — еще одно свидетельство беспокойного сна. Наверное, мечась во сне она прикоснулась к змее.

Окажись на ее месте почти кто угодно другой, теперь он повис бы на веревке, дымясь как переваренная ляжка рота — хотя, собственно, ее познания в этих вкусных, косматых животных были весьма ограничены, будь то в пережаренном виде или в любом ином. Звездозмей она знала куда как лучше.

Отдых крылатых рептилий охранялся мощной магической защитой. Странствующий мудрец как-то сообщил ей, что существа приняли нынешний облик за столетия, в ответ на окружение и присутствующих в нем врагов. В Халруаа самую большую опасность представляли волшебники, потенциальная угроза для всего что ползало, летало или ходило, на двух или более ногах. Немногие научились защищать себя от них, но звездозмеи оказались изобретательнее большинства. Ни одному магу не удалось еще развеять прикрывающий их сон щит, хотя в тавернах в качестве черного юмора ходили истории о чародеях, которые попытались, и не сумели. Никто в своем уме не приблизится к спящим рептилиям, тем более не притронется к ним. В результате выбранная девушкой ветвь являлась одним из самых безопасных мест во всем Халруаа, от нее требовалось лишь исчезнуть прежде, чем змея проснется. Такой расклад Тзигону более чем устраивал. Она и звездозмеи частенько спали бок о бок.

Крылья змея слегка зашуршали, словно от ночного ветерка. Тзигона поджала ноги, подобралась как настороженная кошка, одна ладонь на рукояти ножа, другая попробовала на прочность крепление веревки. Иногда рептилий пробуждала их собственная смертоносная магия, особенно если они были голодны. Магический удар обычно обеспечивал им горячий обед.

Различить, спит змея или нет, Тзигона не могла, поскольку синие глаза в любом случае оставались открыты. Неожиданно голова отдернулась жестом, придавший змее удивительное сходство с человеком, увидевшим нечто совершенно невообразимое. Вертикальные зрачки странных, небесного цвета глаз сузились до темных щелочек, и змея долгим, сумрачным взглядом уставилась на девушку.

— Ты коснулась нас. Ты живешь — почему? — осведомилась она сухим шепотом.

Тзигона пожала плечами.

— Привычка.

— Дурная, — парировала змея. — Мы поможем тебе справиться с ней.

Атака стала мгновенным вихрем крыльев, клыков и канатов из лунного камня. Тзигона спрыгнула с ветви, уступая змее дорогу, и в падении полоснула вверх ножом. Клинок разорвал одно из прекрасных крыльев, чуть не отрубив его. Не собираясь рисковать, Тзигона ухватила раненное крыло и с силой потянула. Этого оказалось достаточно, чтобы сорвать существо с ветви. Как только веревка натянулась, удерживая ее, молодая женщина отпустила крыло. Свистящий вопль змеи, по спирали устремившейся к земле, эхом разнесся по дереву.

Легонько качаясь из стороны в сторону, Тзигона прислушалась к раздавшемуся в отдалении шлепку. Убрав нож, она обхватила обеими руками веревку, подтянулась и рывком выбросила вверх ноги, обхватив ими ветвь; будучи сильной и ловкой, она без труда забралась на нее. Быстро отвязала веревку, свернула ее и повязала к поясу. Взгляд на луну сообщил ей время. Серп Селун можно было видеть даже днем, свисавшую над городом единственным приоткрытым глазом. Примерно через полчаса она исчезнет за шпилями Школы Предсказаний. Тзигона находилась высоко над крышами, и по ее прикидкам ей потребуется примерно столько же времени на спуск с дерева. Прежде чем начать, она шепотом предложила леди луне посостязаться в скорости.

Ей удалось опередить Селун; проказливо улыбнувшись в сторону школы магов, девушка приступила к разделке добычи.

Кожа змеи высоко ценилась, вырученных за нее денег хватит надолго. Хотя мясо обладало неприятным вкусом, она все равно отрезала кусок. Звездозмея намеревалась съесть ее, так что Тзигона сочла справедливым отплатить ей тем же.

Еще через час она появилась из задней двери небольшого заведения алхимика. Талант хозяина в области зелий и превращений был невелик, и посещали его в основном представители нижних слоев — торговцы, фермеры, наемники, шахтеры и тому подобное. Тзигона время от времени продавала ему всякие необычные штуковины, препараты для заклинаний, которые он покупал, не задавая лишних вопросов.

— Тзигона, ты неизвестно чья дочь, но, по крайней мере, ты богата, — пробормотала она, и сама кивнула понравившейся фразе.

Звон монет приятно аккомпанировал музыке ее избранного имени. Ей нравилось экзотическое звучание, быстрый щелчок языка в «Т», переходивший в акцентированный ударный звук и два коротких завершающих слога.

— Тзи-го-на. — повторила она негромко и еще раз кивнула.

Слово означало «кочевник» на каком-то странном северном наречии. Она услышала его несколько месяцев назад и взяла себе. Новое имя не соответствовало ее происхождению, зато подходило под образ жизни.

Пока что — и еще на некоторое время — этого должно хватить.

Глава четвертая

Тишина нависла над тренировочным полем джордайни, тяжелая как болотный туман. Со стороны близлежащей библиотеки раздались удары хитроумных водяных часов, но никто не обратил на них внимания, никому не пришло в голову отправиться на следующий урок. Никто не говорил. Никто не шевелился.

— Нет!

Это, как раненная пантера, выкрикнул Темо. Могучий джордайн расчистил себе дорогу сквозь строй, и встал между гончей и приговоренным другом.

— Здесь какая-то ошибка, — умоляюще начал он. — Наверняка ошибка! Андрис лучший среди нас всех. Я поставлю вопрос перед Советом джордайни, у меня есть на это право.

— Вопрос? — Киву, кажется, его выступление скорее повеселило, чем оскорбило. — В подобных случаях гончей принадлежит последнее слово. Никаких апелляций или обсуждений. Но поскольку ты говоришь со страстью непривычной для джордайни, являя тем самым приятное разнообразие, я готова выслушать.

Отвернувшись от Темо, она обозрела неожиданно обнадеженные лица друзей Андриса.

— Видел ли кто-нибудь, как этот человек использует магию? Говорите свободно.

Громкий хор отрицаний пронесся по ряду джордайни, большей частью обрамленный формальными фразами, которыми джордайн подчеркивает, что произносимое им не сатира или иносказание, но буквально понимаемая истина.

Кива выглядела слегка скучающей, но решительно настроенной исполнить свои обязанности как полагается.

— Быть может, он проявлял какие-то необычные способности, или достигал результатов труднообъяснимых без привлечения магии?

— Он превосходно разбирается в военной стратегии, леди, — ответил Вишна. — Исключительно. Но это ничего более чем приложение дисциплинированного разума к взращиванию природных способностей.

— Очередная поговорка, — заметила Кива сухо. — Вы, джордайни, всегда разговариваете заученными фразами и формулами? Это ужасно тоскливо.

— Истина редко столь же интересна как ложь, — пробормотал Маттео.

Гончая повернулась к нему, словно не веря своим ушам. Маттео незамедлительно осознал ошибку. Если эльфийка решит, что он обвиняет ее в обмане, можно прощаться с жизнью. Но через мгновение Кива улыбнулась и кивнула.

— Согласна. В отличие от истины, ложь должна быть правдоподобной. Для нее требуется внутренняя логика и внимание к деталям, которых истина, в своей наивной надменности, часто не может достичь. Ты понимаешь меня, джордайн?

Маттео ответил как и всегда: честно.

— Не вполне, леди.

Нефритовые брови взмыли вверх.

— Ого. Редкая находка — человек, готовый признать, что он чего-то не знает, вместо того чтобы соврать. Ты делаешь честь своей касте, джордайн.

Мелодия голоса гончей несла в себе истинное почтение, но Маттео видел насмешку, поблескивающую в ее глазах. Озадаченный, он постарался не ударить в грязь лицом.

— Я благодарен за ваши слова, леди, — сказал он, легким ударением показывая, что распознал скрытый укол в комплименте. Кива выглядела заинтригованной.

— Ты хорошо говоришь, для того, чьи мозги забиты пословицами и избитыми истинами. Возможно, ты пожелаешь рассказать мне о своем собрате по учебе. Что в нем заставляет кристалл петь?

— Я не знаю ничего об этом кристалле и его свойствах, леди, потому не могу ответить на ваш вопрос.

— Весьма достойный ответ, кстати, — заметила она одобрительно. — Тебе неизвестен кристалл. Допустим. Но ты знаешь этого человека и его характер?

Слегка замешкавшись, Маттео коротко кивнул.

— И ты знаешь его хорошо? — настаивала гончая. Он оглянулся на Андриса, чье лицо знал даже лучше чем собственное.

— Так хорошо, как один брат может знать другого, — тихо ответил он.

— Ты никогда не замечал в нем ничего странного, выходящего за рамки подобающие лишенному магии советнику? —

Утренняя дискуссия о Парадоксе Килмару непрошеной всплыла в мыслях Маттео. Он быстро отбросил воспоминание, но какой-то намек видимо отразился в его глазах. Губы Кивы изогнулись в улыбке довольной кошки.

— Значит, что-то все же есть. Говори.

В отчаянии Маттео посмотрел на друга.

— Ты клялся говорить правду, — негромко заметил Андрис. — Я не хотел бы, чтобы ты нарушил клятву ради меня.

— Андрис действительно очень хорошо разбирается в стратегии, — через силу начал Маттео. — Он изучал ее куда тщательнее любого из нас. Ему присущ оригинальный склад ума, позволяющий сквозь исторические детали видеть свершившееся и то, что еще может случиться. Как опытный ткач, он собирает детали и прядет из них новую ткань.

— Весьма поэтично, — холодно прервала его Кива. — Твои соображения учтены. Переходи к делу.

— Этим утром Андрис сообщил мне, что решил Парадокс Килмару.

Негромкий шорох изумления прошелся среди джордайни. Остолбенело замерли наемники гончей, даже мастера обменялись недоверчивыми взглядами. Маттео заметил, что все они выглядели в равной степени пораженными. Но ведь Андрис сказал, что уже сообщил одному из них?

Но сейчас у Маттео не было времени на размышления. Гончая наклонилась к нему, с грозным выражением на прекрасном лице.

— Знаешь ты, сколько волшебников потратили жизнь на эту загадку? — голос ее стал приглушенным и яростным. — Сколько их погибло в болотах. Только маг или полный идиот осмелится даже пытаться! Скажи мне, джордайн, твой друг — глупец?

Ловушка была очевидна. Впервые в жизни Маттео пожалел о клятвах, обязывавших его произносить только истину.

— Нет, — выдавил он слабо.

— Значит, он все-таки маг. — Кива повернулась к вемику. — Андрис недостоин быть джордайном, и опасен для них. Прими меры.

Тот припал к земле, поджал задние лапы и не успел Маттео перевести дыхание, как гигантский полулев перепрыгнул через него, мазнув жесткой шерстью по руке. Маттео зажмурился, пытаясь отогнать незнакомую влагу, собравшуюся в глазах.

Но темнота не ограждала его от звука, ужасного грохота столкновения, Андриса упавшего наземь под тяжестью огромного вемика, быстрый резкий треск ломающейся кости. Маттео узнал характерный щелчок — сломана шея — и без слов попрощался с другом. В безнадежном молчании он наблюдал, как вемик поднимает обмякшее тело Андриса человеческими руками и перебрасывает джордайна через могучее плечо.

Кива повернулась к учителям, столь же безмолвным и ошеломленным, как и их ученики.

— Сегодня больше тестирования не будет. Судя по этим вытянутым лицам, оно стало бы пустой тратой времени. Я вернусь, когда ваши подопечные будут находиться в лучшей форме.

Гончая развернулась на месте и двинулась прочь, сопровождаемая несшим мрачный груз вемиком и стражей.

Когда стук их подков затих вдали, старший преподаватель повернул печальные глаза к ученикам. Маг тяжело сглотнул несколько раз, прежде чем заговорить.

— В эту ночь и ближайшие, приливы достигнут наибольшей высоты, и из доков Кербаала сегодня отчалит немало кораблей. В городе намечается большой праздник, таверны станут соперничать друг с другом за моряков. Эль и вино будут дешевле, чем все следующие несколько месяцев. Поскольку бережливость — добродетель подобающая джордайни, предлагаю вам поучаствовать, — объявил он с натянутой легкостью.

Ни шевеления, ни звука. Глубоко вздохнув, маг оставил безнадежную попытку.

— Лошадь и деньги ждут каждого, кто пожелает, — сказал он мягко и печально. — Идите, с благословением Мистры и моим. Купите несколько часов забытья.

Несколько студентов ускользнули прочь, но быстрее всех Темо. Заметив блеск слез в глазах гиганта, Маттео увидел и мрачное напряжение на его лице. Это не предвещало ничего хорошего.

Вишна, вероятно, рассудил так же. Старый боевой маг подошел к Маттео, стоявшему в одиночестве, все еще не отошедшему от результатов своего невольного предательства.

— Иди с Темо, мальчик. Огради его от неприятностей.

Губы Маттео скривились в невеселой ухмылке.

— И как мне этого добиться? Острым мечом истины?

Слыша горечь и боль в его голосе, Вишна сочувственно вздохнул и положил ладонь на плечо юноши.

— Не твоя рука убила Андриса. Такая мысль противоречит истине, а кроме того высокомерна.

— Высокомерна? Как это? — с отчаянием вопросил Маттео. — Неужели я могу гордиться тем, что помог убить друга?

— Необязательно получать от чего-то удовольствие, чтобы гордиться. Брать на себя ответственность там, где ее нет — тоже самоуверенность. Ребенок думает, что все на свете вращается вокруг него, что его воля и слова могут сами исполнять желания. Ты не дитя. Помни об этом.

Маг говорил отточено и четко. Маттео кивнул, понимая и назначение слов, и их справедливость.

— Благодарю, учитель, — ответил он автоматически, употребив слова, которые приучен был произносить в завершение каждого урока. Вишна вздохнул.

— Урок окончен. Иди.

Маттео неохотно последовал его указаниям. Перспектива провести вечер в шумном портовом городе мало привлекала и при лучших обстоятельствах. Но он быстро умылся и оделся в традиционное облачение, свободную безрукавку из белой ткани, с подходящими под цвет гетрами. На шею он повесил знак своего класса, круглый серебряный медальон с изображением эмблемы джордайни: левая половина поля зеленая, правая — желтая, и разделяющий их зигзаг кобальтово-синей молнии. Надев ремень с кинжалами, он отвел назад свои темные волосы и завязал их тонким кожаным ремешком. Эти вещи — одежда, оружие, медальон и принадлежности для личной гигиены — составляли все его имущество. джордайну не дозволялось иметь ничего лишнего — только его знания, репутация и друзья.

Сегодня Маттео понял, насколько зыбки его права на третью, самую драгоценную составляющую. Он двигался как во сне, оглушенный смертью Андриса, и осознанием того, насколько на самом деле непрочно его собственное положение.

Всю свою жизнь Маттео гордился собой, как подобало человеку его талантов и положения. Избранный при рождении — еще до рождения, строго говоря, — и выращенный в коллективной роскоши Дома джордайн, он получил лучшее образование возможное в самой цивилизованной из стран. Он тяжко трудился, и с полным основанием ожидал получить соответствующее вознаграждение. Закон воспрещал джордайни владеть собственностью и накапливать состояния, но они жили очень богато и могли продвигаться в положении. По настоящему одаренный советник высоко ценился среди владык-чародеев Халруаа, и мог выбирать для себя хозяина и занятие по нраву.

Но теперь Маттео понимал, как хрупко это обещание сверкающего будущего. Все что потребовалось — слово мага-гончей и лучший из джордайни отдан в жертву, без сожалений, и с той же легкостью, с какой Вишна избавился от порванного башмака.

Сейчас было не до раздумий. Маттео потерял сегодня одного друга, и не собирался терять другого. Темо вероятно уже давно в пути, и Маттео не осмелился позволять ему выплескивать горе в одиночестве.

Поездка в Кербаал, ближайший город, занимала от двух до трех часов, ибо Дом джордайн располагался изолированно. Угнездившись в середине полуострова, выдававшемся в залив Тертал, он представлял собой широко раскинувшийся комплекс зданий и полей для тренировок и упражнений. Студенты проводили часть времени каждый год в путешествиях, под тщательным наблюдением, поскольку это считалось важным компонентом обучения, но все, в чем когда-либо нуждался Маттео, можно было найти здесь. Все знания, искусства и науки самой высокоразвитой страны были к его услугам, создавая ощущение безопасности и привилегированности, доселе определявшее жизнь Маттео. Его учеба тщательно сосредотачивалась на взращивании советника, обладающего широчайшими познаниями, личности погруженной в себя, верного магам которым он станет служить, но не имеющего права на привязанность к какому-либо волшебнику.

Пожалуй, мысленно заметил он, такая жизнь плохо подготовила его к тому, как воспринимать дружбу, тем более к потери друга. Он даже не вполне представлял, как испытывать горе. Его разум и тело были отточены как клинок эльфийского воителя, но собственное сердце для него оставалось загадкой.

Быстро навестив стойла, он с радостью обнаружил, что его любимого скакуна пока никто не взял. В обширных конюшнях Дома джордайн не нашлось бы никакой лошади более подходившей к его мрачному настрою. Роскошный черный жеребец по крайней мере на ладонь превосходил в высоту любого другого коня, виденного Маттео. Его родитель, если верить слухам, прибыл из далекого Амна — земли, знаменитой лошадьми. Хотя жеребец и являлся лучшим из всех лошадей в стойлах, Маттео не удивился, что он все еще в загоне. Какой-то грум кощунственно обозвал жеребца «Сирик» и кличка прилипла. Жеребец оказался таким же непредсказуемым, и возможно таким же сумасшедшим, как и злой бог, чье имя он носил.

Конюший, неохотно повинуясь приказу Маттео, подготовил лошадь, в то время как другой слуга принес дорожный рацион. До Кербаала минимум два часа, а отправляясь немедленно он к тому же пропускал обед. Есть ему не хотелось, напротив он здорово подозревал, что желудок взбунтуется, но джордайна слишком хорошо обучали, чтобы он пренебрег необходимостью. Их выбирали за необычную силу умов и тел, не только почти абсолютную неуязвимость к магии. Суровые наказания приучали юношей следовать правилам, оттачивавшим все их дары. Хотя посещение таверн, строго говоря, не воспрещалось, путешествие в полный соблазнов Кербаал без присмотра было редким событием.

Как только главные ворота из мрамора остались позади, Маттео дал Сирику волю. Жеребец похоже рад был пробежаться, разогнавшись до сумасшедшей скорости, на которой легче легкого было свалиться и свернуть шею; Маттео в его настроении это устраивало как нельзя лучше. Он ощутил аромат залива когда солнце поднялось к зениту, и добрался до ворот Кербаала как раз когда колокола храма отзванивали солнечное предупреждение. Урожденные халруанцы понимали, когда надо искать укрытие от прямых лучей, но в Кербаале, оживленном порту, хватало чужеземцев, многие из которых не привыкли к южному солнцу. Большинство быстро внимало намеку и толпы рассасывались на глазах Маттео, пробиравшегося по улицам к припортовым тавернам.

Найти Темо оказалось несложно. Маттео просто пристроился вслед отряду местной стражи, решительно шагавшей к таверне Падающей Звезды.

Грохот битвы достиг его ушей прежде чем показалась сама таверна — удары кулаков, треск обреченной мебели, громогласные выкрики, среди которых фигурировали весьма соленые выражения.

Спрыгнув со спины Сирика, Маттео привязал коня к деревянному столбу, не питая иллюзий что такая предосторожность может действительно удержать того. Если Сирик устанет от ожидания, он разнесет привязь в щепки, а затем попытается поступить аналогично с черепом любого дурака, который решится встать у него на дороге. Навострив уши, жеребец прислушивался к звукам недалекого сражения, и на прощание завистливо заржал. Маттео с мрачной иронией подумал, не стоит ли преподать коню военную тактику. Сирик мог стать противником куда более опасным, чем многие маги, с которыми Маттео приходилось сталкиваться во время тренировок.

Когда Маттео распахнул дверь, рукопашная как раз шла полным ходом. Пригнувшись от летящего в лицо знакомого массивного кулака, он перехватил запястье Темо обеими ладонями, и выпрямляясь заломил руку гиганта-джордайна за спину, укладывая его лицом вниз на ближайший стол.

Наклонившись, он прошептал Темо на ухо:

— Я отпущу тебя и несильно ударю в шею. Падай, будто оглушен, и лежи так пока драка не окончится, или, клянусь Истиной Мистры, я на самом деле отключу тебя. Согласен?

Темо ответил слабым, едва различимым кивком, Маттео отпустил его руку, и когда тот начал подниматься ударил его; как и договорились, Темо растянулся на полу, но успел послать Маттео затуманенный, неодобрительный взгляд. Неясно было, то ли приятель обиделся на излишне сильный удар, а может жаловался на то, что лишился развлечения. В любом случае, глаза Темо выдавали притворство. Маттео не слишком мягко ткнул его носком по ребрам, и тот неохотно закрыл глаза.

Теперь только Маттео обратил внимание на бушевавший в таверне небольшой магический шторм. Густое облако заполняло бар. Искорки света то и дело выстреливали из него — Маттео узнал заклинание яркости из Книги Обольда, редкого тома, который ему пришлось изучать прошлой зимой. Искры на самом деле являлись бившими наугад крохотными молниями, застававшими врасплох сражающихся. Темо, само собой неуязвимый для подобной ерунды, прикрывал своим впечатляющим торсом немалое число бойцов, и теперь, с исчезновением джордайна, все больше и больше разрядов находили цели. Некоторые из участников драки шатаясь побрели прочь из облака, спасаясь от его магии.

Заклинание действовало эффективно, и если Маттео позволит ему продолжать работу, вскоре драка будет утихомирена. Но любой урон таверне и ее посетителям возложат на Темо, запятнав тем самым репутацию Дома джордайн. Долг Маттео состоял в том, чтобы прекратить беспорядки как можно быстрее.

Достав из сумки небольшой серый камешек, он швырнул его в самую густую область светящейся тучи. В камне магии не содержалось, это был просто кусочек руды из особенно богатой жилы. Волшебники использовали такие для привлечения молнии, в том числе чтобы впечатывать заклинание в зачарованную вещь. Раздалось резкое шипение — камень притягивал искры. Затем туча, лишенная большей части энергии, начала рассеиваться.

Потасовка распалась, превратившись в мешанину негромких ругательств и толчков вполсилы. Маттео стал пробираться сквозь нее к местному магу, невысокому смуглому человеку с которым он встречался в прошлое, первое свое путешествие в Кербаал. Остановившись по дороге он подобрал камешек, надеясь что маг не вспомнит последний раз когда Темо посещал эту таверну.

Но коротышка глядел на джордайна с таким мрачным видом, словно вся драка целиком была его затеей. Ответив ему спокойным взглядом, Маттео тем не менее слегка наклонил голову. Волшебника этот необязательный знак почтения, кажется, несколько смягчил.

— Твой друг приносит с собой проблемы, — сказал он сурово, но с меньшей злостью, чем мог ожидать Маттео.

— Он молод, и у него большая беда, — мягко ответил Маттео. Ему хотелось возразить прямо, но показалось более мудрым перефразировать слова мага, приблизив их к истине. — Но он джордайн, и следовательно ответственность за его дела лежит и на мне. Надеюсь, эти монеты успокоят негодование вашего хозяина.

Волшебник развязал небольшой мешочек, который вручил ему Маттео, и шевеля губами стал считать содержимое. Глава школы, возможно предчувствуя нечто подобное, приказал управляющему не экономить выдаваемые деньги.

— Это покроет ущерб, — согласился он наконец.

— И счет Темо? Насколько я могу судить, он немало выпил, — заметил Маттео. Его слова содержали упрек, поскольку по закону джордайну не полагалось подавать ничего крепче вина. Какой прок тратить столько сил, храня джордайна от магического влияния, если ясность его разума затуманит выпивка или трава.

Волшебник, слишком занятый подсчетом, не заметил намека Маттео. Поскольку содержимое мешочка намного превосходило стоимость всего, что Темо в состоянии был выпить или сломать за пару недель душевных терзаний, он был только рад счесть инцидент исчерпанным. Он даже обхватил юного джордайна рукой за плечи.

— Давай выпьем, — предложил он энергично. — Сегодня у нас нет барда, но от ушедшей труппы задержалась пара артистов. Тебе понравится.

Маттео весьма сомневался в этом, но не нашел предлога уклониться. Он позволил магу провести себя к столику и отведал бледно-желтого вина, налитого из серебряного кувшина. Волшебник пустился в рассказ о других драках, с которыми ему приходилось разбираться, джордайн слушал, вежливо, но без интереса, следя за тем, как официантки споро наводят порядок в таверне.

Некоторые из посетителей исчезли, может быть к целителям, возможно готовые предстать пред хмурыми лицами жен, но большинство просто вернулись на свои места, не обращая внимания на опухшие челюсти и заплывшие глаза. На взгляд Маттео, для собравшейся в таверне публики подобные украшения не являлись ни чем-то новым, ни даже неудобством.

Он с любопытством наблюдал за пестрой толпой. Многие в ней носили синие с зеленым мундиры халруанского флота, столь же часто встречались цвета различных отрядов местного ополчения. Выделялись многочисленные моряки, разноцветная одежда которых была пропитана солью. Маттео подозревал, что в их число закралось немало пиратов, но в портовых тавернах главным правилом было не лезть не в свои дела. Здесь не существовало такой вещи как невинный вопрос. Спрашивать человека о его занятиях значило оскорбить его, вплоть до вызова на поединок. Кербаалские таверны обычно поддерживали похвальную чистоту в переулках за зданиями как раз для таких случаев.

Всякий народ появлялся в Падающей Звезде. Маттео заметил пару торговцев, женщину-кузнеца, даже не озаботившуюся снять свой рабочий передник, и трио суровых дварфов-рудокопов, молча припавших к кружкам. Присутствовало также несколько чужестранцев. Высокий, светловолосый мужчина на дальней стороне зала явно принадлежал к варварским племенам далеких северных земель. Рядом с ним сидела жрица, Маттео не смог различить символа ее божества, но ясно видел слабое алое сияние печати на лбу. Служители всех чужих богов должны были получить такую отметину, чтобы их допустили в Халруаа. Им позволяли посещать портовые города, но с определенными ограничениями. Им запрещалось путешествовать вглубь территории или пытаться проповедовать. Нарушение любого запрета приводило к активации магии татуировки, рисунок вспыхивал, прожигая череп жреца и мозг. В прошлый визит в Кербаал Маттео как раз довелось увидеть такое в этой самой таверне. Жуткое действо растянулось надолго, заставив даже привычных ко всему посетителей разбежаться с позеленевшими лицами. Именно это, даже в большей степени чем стратегический талант Андриса, позволило Темо выпутаться из потасовки практически без ущерба, не считая сломанной челюсти и внушения полученного от Димидиса.

Взгляд сидевшего рядом мага неожиданно прояснился. Он кивнул в сторону дальнего от входа стола.

— Сейчас у нас будет интересный диспут!

Маттео озадаченно нахмурился. Джордайни нередко устраивали публичные дебаты или монологи, но всегда по желанию своих патронов, и не в таком убогом окружении. От недоумения он перешел в состояние полнейшей остолбенелости, когда на стол залез невысокий, худой паренек, и прикоснулся пальцем к сердцу в традиционном салюте истины. Мальчишка явно плохо был знаком с обычаями джордайни. Вместо положенного он использовал средний палец.

Посетители топаньем, гиканьем и стуком кружек по столам приветствовали «джордайна», который принял аплодисменты традиционным поклоном — склонившись в поясе, ни на мгновение не обращая взгляда вниз; юноша исполнил его точно и грациозно, но каким-то образом одновременно насмешливо. Лицом и движениями он излучал ауру непомерной самоуверенности в сочетании с крикливой изнеженностью. Несколько матросов хмыкнули, а гигантский чернобородый мужчина выкрикнул непристойное ругательство.

Парень отреагировал моментально, подмигнув ему в ответ и превратив тем самым оскорбление в приглашение. Моряк порозовел, а его спутники расхохотались, колотя по столу.

— Подумайте о звездозмее, — начал юноша глубоким альтом. — Вот загадка, которая поставит в тупик саму королеву Беатрикс.

По залу вновь пронесся хохоток. Маттео почесывая челюсть, размышлял о загадке поставленной перед ним — отнюдь не относящейся к звездозмеям. Мальчик был уличным бродяжкой, но говорил сильным, хорошо поставленным тоном, которому нужно учиться и практиковать долгие годы. Но самое главное, голос этот был ему знаком. Женщины среди джордайни появлялись редко, а сейчас паренек, словно эхо, воспроизводил речь самой знаменитой из них: Кассии, советницы самого короля Залаторма.

Это и являлось причиной веселья посетителей. Ходившие повсюду слухи объявляли, что сияние страстной любви короля-волшебника и Беатрикс, его новой королевы, несколько потускнело. Джордайн Кассия несомненно частично отвечала за распространение этих слухов. Она чрезвычайно гордилась своим постом, а кое-кто утверждал, что ее гордость и ее амбиции чрезмерно высоки.

Насколько подобное соответствовало истине, Маттео не знал, но он слышал, что женщина-джордайн старается находиться рядом с королем как можно чаще. Когда же это ей не удавалось, Кассия развлекалась составлением текстов, полных неявной, но едкой издевки над всем, что интересовало королеву. Она выступала как-то в Доме джордайн, и Маттео скорее забудет собственное имя, чем музыку ее голоса. И теперь он слышал его вновь — из такого невероятного источника!

Юноша выдавал все новые комментарии, прошелся и по недостаткам двора и по претенциозности джордайни. Сидевший рядом с Маттео маг улыбался и кивал, но лицо его помрачнело как озеро в надвигающийся шторм, когда мишенью острот стали маги и их странности.

— Это мне совсем уже не нравится, — проворчал он.

Маттео хотел уже ответить, что речь как раз становится действительно занимательной, но решил, что это было бы недостаточно благоразумно для его звания.

— У парня талант, — ответил он, подобрав насколько возможно нейтральное замечание.

Почему-то его слова развеселили мага. Откинув голову, он рассмеялся, искренним и недобрым смехом. Когда он снова посмотрел на своего гостя, в его глазах сверкала жестокая искорка.

— Значит действительно то что говорят о вас, джордайни, правда?

Маттео хотелось стряхнуть злую ухмылку с губ волшебника.

— Простите, почтенный, мы в неравном положении, — ответил он формально. — Я не знаком со сплетнями, которые вы имеете в виду.

Смех задутой свечой пропал с лица мага. Слухи считались вещью вульгарной, и вежливые слова Маттео несли в себе едва завуалированное оскорбление.

Он не успел ответить, когда по комнате громом пронеслось низкое рычание. Таверну окутала тишина. Повернувшись к двери, Маттео выругался так, что моряк с соседнего стола взглянул на него с почтением.

Вемик Мбату стоял в открытой двери, припав к земле для прыжка, его хвост метался из стороны в сторону, а яростный взгляд упирался в паренька. С быстротой вспугнутой рыбы тот слетел со стола и метнулся к черному ходу. Мбату прыгнул, перекрывая зал гигантскими, упругими скачками.

Что-то в этот миг порвалось в Маттео. Не думая о подобающем поведении или последствиях, он вскочил со стула и перевернул стол, как раз когда вемик в очередной раз прыгнул.

Джордайн рассчитал все точно. Голова вемика встретилась с толстыми, проверенными временем досками стола, и львоподобный кентавр рухнул как подстреленная птица. Для пущей уверенности, Маттео схватил стул и с силой обрушил его на голову оглушенного вемика. Стул разлетелся вдребезги, а Мбату обмяк.

Но неприятности Маттео только начинались. Его импульсивный рывок сбил с ног гостеприимного хозяина, и теперь маг медленно поднимался на ноги, разглаживая свое облачение. Выпучив глаза, он уставился на лежащего без сознания могучего вемика.

— Ты напал на личного стража гончей, — проговорил он недоверчиво, а потом повторил еще раз, с неприкрытым удовлетворением. Он все бормотал эти слова снова и снова, торопливо двигаясь прочь, несомненно в поисках представителя властей, которому можно будет сообщить о тягчайшем нарушении законов джордайни. Маттео понадеялся, что сейчас в таверне таковых нет, иначе приговор может быть вынесен и приведен в исполнение этой же ночью.

Вскоре маг вернулся, весьма разочарованный. Стража уже удалилась, захватив с собой многих участвовавших в драке. Очевидно, так и не найдя официального представителя закона Кербаала, волшебник решил взять дело в свои руки.

О голову Маттео ударился кусочек хлеба. Он покосился в сторону откуда прилетел снаряд, раздраженный тем что какая-то глупость отвлекает его внимание. Из-за проема черного хода выглянул юный декламатор, подавая отчаянные жесты.

— Эй! Давай сюда, быстро! — Когда Маттео не отреагировал сразу, мальчишка нетерпеливо закатил глаза. — Твой друг здесь, ему нужна помощь.

Бросив взгляд туда, где он оставил «спящего» Темо, джордайн убедился что его могучий приятель исчез — несомненно отправился затевать потасовку еще где-то. Вздохнув, Маттео быстро пробрался к дальней стороне комнаты и оттуда на улицу.

Он последовал за пареньком до конца длинного переулка, служившего для дуэлей, и остановился. Проход был пуст, не считая его и его спутника, как и улица следом.

— Где Темо? — резко осведомился он.

— Откуда мне знать? — как ни в чем не бывало ответил мальчишка. — Если только не правда, что говорят о джордайни, нам надо бежать.

Уже второй раз кто-то делал подобное замечание, и сейчас оно нравилось Маттео еще меньше. Но ему было не до уточнений, поскольку как раз в тот момент из таверны выскочил возмущенный маг, и из открытой ладони его исходило сияние.

— Проклятие, — пробормотал юноша, опуская ладонь в поясной мешочек.

Обнажив кинжалы, Маттео приготовился отразить магическое нападение. Как он и ожидал, заклинание солнечной стрелы устремилось к нему. Плавным, отточенным движением он перетек в классическую защитную стойку.

Но паренек оказался еще быстрей. Его ладонь мелькнула, выставляя вперед сверкающий осколок стекла. Прежде, чем Маттео успел оттолкнуть мальчика в сторону, магический снаряд под углом ударился в препятствие, отразился, и снижаясь к земле полетел в сторону волшебника.

Следующее мгновение царила пораженная тишина, затем тот высоко, пронзительно захныкал, и повалился на бок, обеими руками ухватившись за дымящуюся мантию в районе паха.

Маттео ошеломленно уставился на юношу. Тот пожал плечами и поднес стекло к лицу, приводя себя в порядок и разглаживая короткие каштановые волосы на удивление тонкими пальцами.

— Ты намеренно солгал, — с изумлением произнес Маттео. Теперь уже удивился его спутник. — Из всего случившегося, тебя заинтересовало именно это?

Бросив взгляд на извивающегося на мостовой человека, вспомнив искусное и опасное представление в таверне, Маттео вынужден был признать, что в логике юноши есть здравое зерно. Но следующее, что он сказал, удивило его самого.

— Так что же говорят о джордайни? — потребовал он. Паренек весело рассмеялся.

— Много всякого! Но сейчас имелось в виду ваше умение сражаться с магами. А почему ты спрашиваешь?

— Тот маг произнес примерно то же, когда я сказал что у тебя талант.

Понимающий блеск появился в глазах уличного бродяжки.

— Повтори точно свои слова.

Маттео моргнул, удивленный такой просьбой. Сложности для него никакой не было, он умел дословно воспроизводить целые беседы. В его обучении этому отводилось особое место.

— Я сказал по поводу твоего представления, "у парня талант". Ничего больше.

— А, ну тогда все ясно. — Он скрестил руки.

— Не для меня.

Ухмыльнувшись «парень» стряхнул мешковатую накидку, открыв рубаху из тонкого льна и стройную, но вне всяких сомнений женскую фигуру под ней.

— Говорят еще, что у джордайни мало опыта в общении с женщинами. — Подмигнув, она протянула ладонь. — Я Тзигона, и я собираюсь это изменить.

Оглушенный до автоматического подчинения этикету, Маттео пожал ей руку; однако то, что видимо несло с собой это рукопожатие он принимать отказывался.

— Ты серьезно ошибаешься. В моей жизни для женщины нет места.

— Ничего, найди, — со стальной уверенностью ответила она. — Ты только что спас мою шкуру. За мной долг, и хочешь ты того или нет, я буду поблизости, пока не оплачу его.

— Заверяю тебя, в этом нет необходимости.

Обернувшись на таверну, она схватила его за руку.

— Опять неверно. Похоже, первый взнос я оплачу раньше, чем думала.

Маттео проследил за ее взглядом. На аллею неуверенным шагом выбрался вемик, направлявшийся к ним слегка пошатываясь, но целеустремленно. Буквально с каждым шагом человеколев собирался с силами и приходил в себя. Нетерпеливо топнув ногой, Тзигона потянула его прочь.

— Ты что, собираешься здесь стоять и звать «кис-кис» дожидаясь прыжка? Давай, пока не поздно!

Он вспомнил мрачное, алчное выражение на лице гончей, когда она приговаривала Андриса к смерти. Да, все может обернуться еще гораздо хуже.

Вздохнув, он повернулся и побежал следом за своей новой спутницей.

Глава пятая

Маттео быстро понял, что следовать за Тзигоной нелегко. Мальчик — нет, поправился он — девушка — бежала как ящерица и карабкалась почти так же хорошо.

Они неслись по улице Султана, оставляя позади тонкие шелковые полосы, служившие вывесками магазинов, когда Тзигона вдруг исчезла. Сделав еще два шага, Маттео увидел куда: узкий проулок, спрятавшийся между двумя высокими строениями и почти неразличимый за цветущими лианами, обвивавшими стены. Он затормозил, и развернувшись рванулся за ней. Слишком поздно. Уже поворачивая за угол, он услышал, как голос вемика взмыл в полу-рычании — полугорловом смешке, полном триумфа.

Услышала и Тзигона. Она бросила уничтожающий взгляд через плечо на Маттео и начала карабкаться по заросшим растительностью стенам.

— Ты хоть пытайся поторапливаться, — буркнула она.

Крыша оказалась ровной и широкой. Вскочив на ноги, Тзигона быстрым шагом двинулась прочь. Она указала на парк в центре города.

— Двигаясь по крышам, мы можем добраться до гингко. На дереве Мбату нас никогда не найдет.

Услышать от нее имя львочеловека Маттео не ожидал.

— Ты встречалась прежде с этим вемиком?

Она ответила на его взгляд.

— Сколько человекольвов ты видел в здешних краях? Люди говорят, а у меня есть уши, чтобы слышать.

— Ах, вот что. Слухи.

— Благодаря им я пока жива, — парировала она. Она развернулась к нему, упершись руками в бока. — Что ты стоишь? Идешь или нет?

— Нет. — Скрестив руки на груди, он спокойно посмотрел на недоумевающую Тзигону. — Не думай, что я не благодарен тебе за помощь, но с меня довольно бегства. Иди своим путем и предоставь мне идти своим.

— И куда же?

— Я сражусь с вемиком, — ответил он просто. Девушка раздраженно зашипела.

— Ты видел его перевязь? И меч через плечо? — мрачно осведомилась она.

Маттео взглянул на нее озадаченно. Он прекрасно помнил и то и другое: перевязь была широкой полосой выцветшей кожи, пересекавшей могучий человеческий торс вемика и пристегнутой к поясу. Перевязь держала закинутые за спину вемика ножны, плотно сверху и на коротком ремне снизу, чтобы ножны могли наклоняться вперед, когда тот обнажал меч — учитывая длину клинка, такое приспособление было необходимо. Иначе львочеловеку приходилось бы заводить руку за голову, обнажая тем самым подмышку навстречу вражеским клинкам. Ни один опытный воин не предоставил бы противнику такого шанса. Короткий удар или брошенный кинжал мог пробить легкие, утопив вемика в собственной крови. С нижним ремешком вемик мог просто дотянуться до плеча и ухватить рукоять, вдвое ускорив движение и намного уменьшив риск. Все это Маттео ухватил одним коротким взглядом.

— Разумеется, я заметил перевязь и меч. И что?

— Что? — повторила она ошеломленно. — Рукоять выступает над плечом Мбату, а клинок проходит вдоль всей спины. Даже без оружия, вемик достает куда дальше, чем ты. Не имеет значения, какого ты мнения о своих способностях. С этими кинжалами ты против него не выстоишь.

Слова неприятно укололи его, но они были справедливы.

— Пусть так, но у меня нет меча.

— У меня есть. Иди за мной.

Она с разбега перепрыгнула через узкий обрыв на крышу соседней виллы, украшенную садиком.

За ней к краю стены подошел Маттео. Он посмотрел вниз, и незамедлительно пожалел об этом. Отступив на несколько шагов, он сжал зубы и прыгнул, приземлившись прямиком в зеленую поросль. Протестующе запахло мятой, а джордайн встал и двинулся за Тзигоной.

У очередного обрыва она сняла с пояса веревку и быстро привязала к ней небольшой крюк с тремя зубцами. Предупредив «Отойди», она коротко размахнулась и метнула.

Веревка устремилась к ближайшим ветвям гигантского дерева гингко. Ударившись о ветвь, обернулась раз, другой и крепко застряла. Проверив ее, Тзигона кивнула. "Помоги подтянуть".

Взявшись за веревку, Маттео тянул, пока ветвь не оказалась в пределах досягаемости. Ухватив ее вдвоем, они, по сигналу Тзигоны, спрыгнули с крыши.

Ветвь прогнулась так низко, что — Маттео готов был поклясться, — вот-вот переломится под их общим весом. Когда она начала разгибаться, унося их ввысь, он покосился в сторону земли. Вемик был прямо под ними, изгибаясь в воздухе в попытке приземлиться на ноги. Он прыгал, пытаясь ухватить одного из них или обоих, и Маттео похолодел, поняв насколько близок вемик оказался к успеху.

Некоторое время они качались на ветви вверх-вниз, но постепенно колебания прекратились. Когда Тзигона объявила, что можно двигаться, они, переставляя руки, начали продвигаться к стволу. Примерно через сотню футов ветвь расширилась настолько, что по ней стало возможно идти; с легкостью вскарабкавшись на нее, Тзигона протянула руку Маттео.

Таким образом они добрались до гигантского ствола. Изучая странное расположение ветвей, Маттео понял, что они растут слоями, образуя как бы полы высокого здания. В десяти футах над их головами образовывал крышу следующий ярус. Ветви плотно переплетались, а листья формировали почти непроницаемую завесу. В одном Тзигона была точно права: Мбату придется нелегко, если он попытается поймать их здесь.

Маттео посмотрел вниз. Вемик расхаживал туда-сюда под деревом, с недовольным видом на яростном золотом лице.

— Странно это, прятаться от кошки — даже такой — на дереве, — заметил он. Тзигона только фыркнула.

— Вемики быстры на своих четырех лапах, но лазают плохо. Слишком много конечностей, слишком велики выше пояса. Равновесия никакого.

Поразмыслив, он пришел к выводу, что девушка вероятно права. Что вызывало у него куда большие вопросы, так это ее притязания на владение мечом. Существовали строгие правила, какое оружие допустимо для каждого класса, и хотя Маттео был в затруднении относительно точного социального статуса новой знакомой, он сильно сомневался, что ее можно отнести к аристократии, военным или ополчению.

Тем более сомнительным был ее выбор места для хранения такого оружия. Она намеренно солгала, чтобы выманить его из таверны. Весьма вероятно, что она поступила так же вновь, заставив его предпочесть сражению безопасность гигантского дерева.

— Ты прячешь меч на дереве? — скептически осведомился он. Вцепившись в кору, Тзигона начала карабкаться вверх.

— На этом дереве прячется много всего. Если ты будешь следовать за мной по пятам, и держать глаза открытыми, большую часть этих вещей ты сумеешь пережить.

Ствол здесь был потолще башни иного волшебника, кора образовывала узоры и выступы. К удивлению Маттео, лезть оказалось намного проще, чем он решил с первого взгляда. Им понадобилось совсем немного времени, чтобы вскарабкаться на очередной толстый сук.

Выпрямившись, Маттео изумленно огляделся вокруг. Ветви стали широкими, почти плоскими в верхней части. Они перевивались паутиной переходов и почти ровных платформ. Неподалеку несколько досок были перекинуты между двумя ветвями, а обрывок парусины образовывал неожиданно уютно выглядящий тент. Хотя до заката еще было далеко, две пары обутых ног высовывались из него.

— Они работают по ночам, — разъяснила Тзигона спокойно, и продолжила путь к вершине.

Они миновали еще несколько таких маленьких жилищ на следующем ярусе, частью расположенных на ветвях, частью вырезанных внутри их или в самом стволе. Маттео поражался разнообразию растительной и животной жизни, искавшей убежище на гигантском гингко. Крошечные пауки, прозрачные как стекло — они были бы совсем невидимы, если бы не слабый розовый оттенок их туловищ — ткали изящные паутины красного шелка — такие паутины встречались только в Халруаа, и высоко ценились магами, применявшими их как ингредиенты для заклинаний. Ослепительно раскрашенные птицы гнездились на ветвях, о некоторых Маттео не читал и не слышал ни в одной книге или легенде. Вылизывалась крылатая кошка, и повсюду вокруг гудели насекомые, важно, словно мальчишки-посыльные.

Маттео задумался, сколько же существ зовут это дерево домом. Здесь и там сорванная ветром ветвь оставила за собой уютные комнатки для небольшого семейства древесных обитателей. Маттео не удивило бы, если и сама Тзигона время от времени находила убежище в таких местах. Насколько он мог судить, среди ветвей гиганта-гингко она чувствовала себя так же уверенно, как и в раскинувшемся под ними городе. Да дерево и являлось небольшим городом в городе, кишевшим жизнью отнюдь не ограничивавшейся ожидаемыми птицами и насекомыми. Маттео сделал мысленную заметку, ознакомиться с преимуществами городов на деревьях. Такое знание может оказаться полезным.

— Осторожнее на этом повороте. Не притрагивайся к большой паутине, — предупредила Тзигона.

Обходя толстую ветвь, Маттео увидел, что она имела в виду. Глубокий, узкий проем был заполнен паутиной, еще сверкавшей от росы. Часть капелек блестела серебристым, алым и голубым, отражая скрытый внутри клад. Джордайн отметил тоскливый взгляд, который послала внутрь сокровищницы Тзигона, но она весьма разумно не стала пытаться пошарить в ней. Сторож-паук размером не уступал ладони Маттео, узнавшего в нем разновидность, выведенную когда-то своенравным магом, давно изгнанным после того, как его создания вырвались на свободу. Это существо было больше и опаснее обычных пауков, с телом прикрытым не пухом а крохотными, невероятно прочными чешуйками. Несмотря на такую броню, паук так же обладал великолепной скоростью, а яд его нес смерть.

— Начинаю понимать, почему ты хранишь здесь меч, — прокомментировал увиденное Маттео. — Долго еще идти?

Пожав плечами, Тзигона молча продолжила путь. Отсутствие ответа усугубило подозрения Маттео, но джордайн пошел вслед за ней по широкому суку до противоположной стороны дерева. Отсчитав боковые ветви, она кивнула.

— Здесь мы спускаемся. Смотри и делай как я.

Она спрыгнула и ухватилась за узкую ветвь. Прочная, гибкая древесина изогнулось под ее весом, донеся ее как раз до стены обозначавшей северную границу городского парка. Когда она отпустила ветку, та, спружинив, вернулась обратно. Девушка нетерпеливым жестом пригласила Маттео повторить ее маневр.

Однако для него это могло оказаться проблемой. Будучи тяжелее Тзигоны, он мог либо удариться о стену с гораздо большей силой, либо вовсе пролететь мимо. Быстро оценив разницу в весе между собственным атлетичным телом и тоненькой Тзигоной, он прикинул угол и растяжение ветвей находившихся по обеим сторонам от выбранной ею.

По счастью, ветки расположились достаточно близко, чтобы он мог держаться одновременно за обе. Он шагнул между ними, и легко обхватил их, не сжимая ладоней.

В падении ветви скользили по его рукам. Не обращая внимания на обдирающую кожу кору, он в выбранный момент сжал кулаки. Его расчет оказался верным: Маттео слетел в точности как собирался, и легко приземлился рядом с не ожидавшей такого девушкой. Она посмотрела на него с уважением.

— Молодец!

— Хорошо, что один из нас догадался вспомнить о разнице в весе, — вставил Маттео. Она проигнорировала укол, слегка пожав плечами.

— Мне довольно давно не приходилось думать о ком-то кроме себя. Удивительно, как быстро можно отвыкнуть.

— Меч, о котором ты говорила — он действительно существует? — вернулся к делу Маттео.

— Действительно, — ответила она, в точности имитируя его тон. Джордайн недовольно вздохнул, чем только развеселил девушку, которая, хихикнув, направилась вдоль по стене.

Они спустились на Рифовую улицу. Не в силах удержаться, Маттео с любопытством оглядывался по сторонам. Хотя эта часть города находилась далеко от моря, запах его пропитывал все здесь. Акведуки приносили морскую воду из залива, а с водой приходили морские создания, создававшие дома и магазины.

Все здания на этой улице были сконструированы из розовых кораллов, от самых бледных до самых темных оттенков. Морские мотивы виднелись повсюду, начиная с волнистых железных решеток, до цветущих деревьев, подстриженных в облике рыб и морского народа. Ворота в один особенно впечатляющий магазин обрамляла пара каменных сахуагинов, стоявших на страже с трезубцами наготове, оскалив акульи зубы. Маттео слышал, что моряки подобный вид декораций считают отвратительными. Скорее эльфы осквернят святость своих храмов статуями разбойных дроу, чем моряки станут искать напоминания о сахуагинах.

Несмотря на такого рода упущения во вкусах, подобные строения были весьма популярны среди богатых простолюдинов. Вырастить коралловое здание — процесс, растягивающийся на годы, и требующий огромных затрат дорогостоящей магии. Как раз сейчас одно такое строилось, и Маттео с огромным интересом разглядывал, как это происходит.

Основу здания образовывал скелет из прочного дерева, но наращивалось оно сверху вниз. Городские мастера разработали насосы — чудеса сотворенные из металла и магии, — которые поднимали морскую воду по трубам на крышу, откуда она хлестала в ров внизу. Крошечные животные, строители коралла, вызванные магией, поднимались вместе с водой и уже успели построить риф почти до полпути к земле. Несколько мастеров работали над нижними окнами и дверью, обшивая места их будущего расположения древесиной. В воздухе висел маг, делая размашистые жесты и бросая в уже обозначенные проемы пригоршни странных субстанций, которые пропадали, влетая внутрь, создавая тем самым своего рода магическую стену, не позволявшую кораллам заполнять пустоты. Магия была прозрачна как тонкое стекло, но куда прочнее.

Удивительное зрелище, однако Маттео нашел его неизъяснимо печальным. Поколения за поколениями крохотных существ выманивали из морского простора в этот узкий, искусственный залив, обманом заставляя строить свои рифы в негостеприимном воздухе.

На короткое мгновение Маттео задумался, есть ли среди кораллов мельчайшие тела мыслителей этого рода, прозревших жестокую правду судьбы, и старавшихся убедить остальных изменить порядки, заведенные в несчетной давности поколений. Они явно не преуспели, но возможно их усилия тоже часть судьбы.

— Сюда, — Тзигона указала на небольшой магазинчик, укрытый навесом цвета морской зелени. Продавца не было видно, что само по себе не удивляло: многие торговцы устраивали себе отдых и обед в полуденную жару, доверяя охрану товара мощным защитным заклинаниям.

Решительно подойдя к прилавку, Тзигона внимательно осмотрела выставленное на нем оружие. Протянув руку, она взяла простой, но хорошей работы короткий меч, значительно длиннее кинжала, но не настолько, чтобы для джордайна, незнакомого с подобным оружием, это представляло неудобство.

— Ты держишь меч в оружейном магазине? — неуверенно осведомился Маттео. Оглядевшись по сторонам, она вложила оружие в его ладонь.

— Одно время я хранила его в парфюмерном, но там каждый раз стоило мне повернуться, я разбивала хрусталь. Очень неудобно получалось.

Маттео подозрительно взглянул на нее.

— Ты хорошо играешь словами. Это оружие действительно твое?

— А как бы я еще преодолела охранные чары? — нетерпеливо бросила девушка. — Держи его, и пошли.

Маттео зашагал по направлению к гавани и месту, где он оставил своего скакуна. Он торопился найти жеребца и Темо, и вернуться вместе с ними в относительную безопасность Дома джордайн.

Безопасность.

Слово гулко отразилось в пустоте его сердца. Андрису там убежища не нашлось.

Маттео оказался не готов к горю, нахлынувшему на него приливной волной. Он никогда не испытывал ничего, подобного этому наплыву эмоций, и сейчас чувствовал себя так, будто его вот-вот унесет в открытый океан.

Не сразу до него дошло, что Тзигона с любопытством рассматривает его. Поймав взгляд девушки, он приготовился выдержать ее расспросы.

К его удивлению, она только кивнула — не с жалостью, но с пониманием. Что бы она не увидела в его глазах, ей это было хорошо знакомо.

Почему-то Маттео этот простой жест принес больше успокоения, чем любая из отточенных и разумных фраз джордайни. Ему хотелось сказать что-нибудь подходящее, однако онемелый разум отказывался работать.

— Я должен найти свою лошадь, — пробормотал он наконец.

— Разумно, — одобрила она. — Я боялась, что ты вознамеришься искать Мбату или сделать еще какую глупость в этом роде.

— Думаю, вемик сам найдет меня. Если он потерял наш след, логичным в его ситуации будет вернуться туда, где мы встретились. Я оставил Сирика на привязи возле таверны.

Вздернув бровь, она бросила на него косой взгляд.

— Сирик?

— Да. Я его назвал по имени…

— Я знаю кто такой Сирик, хотя, правду сказать, удивлена что и ты тоже. Что же сотворил конь, чтобы заслужить такое имя?

— Он несколько своеволен.

— Да уж, представляю. — Ее губы слегка дернулись. — Знаешь, я думала все джордайни скучные типы, раз вы так любите голые факты. Приятно, что преуменьшение не противоречит вашему кредо.

Ее замечание заставило Маттео хмыкнуть, и они приятельским шагом продолжили путь, под руководством Тзигоны прекрасно разбиравшейся в паутине улиц.

Бежавшие перед ними тени успели уже удлиниться, когда, завернув за угол, они вышли на очередную узкую улочку. С окончанием часов сиесты город начинал шевелиться. Хотя солнце уже не било прямыми лучами, температура почти не спала. Вообще, как отметил Маттео, день оказался жарким не по сезону. Заметно было, как от мощеных улиц поднимается горячий воздух, заставляя расплываться картину при взгляде вдаль. Прошла четверка вспотевших и мрачных от жары стражников.

Маттео увидел, что Тзигона вдруг крайне интересовалась магазинным окном, с выставленными на нем рыболовными приманками, небольшими молотками, проволокой и прочим железным инструментом.

— У тебя есть причины избегать стражи? — осведомился он. — Так они обычно считают, — последовал беспечный ответ. — Вежливость требует соглашаться с ними.

Джордайн собрался было выразить сомнение этой странной логикой, как вдруг тени на другой стороне улицы расплылись, уступая место угрожающему туманному контуру быстро надвигавшейся фигуры.

Оттолкнув Тзигону в сторону, Маттео с мечом в руке повернулся навстречу, инстинктивно встав между девушкой и вемиком.

Львочеловек потянулся рукой через плечо. Атакующей змеей зашипела сталь массивного клинка Мбату. Припав к земле, вемик прыгнул, замахнувшись мечом для могучего удара сверху вниз.

Навстречу ему взвилось позаимствованное оружие Маттео, с металлическим лязгом мечи столкнулись. Джордайн не стал пытаться погасить неодолимый удар, вместо этого он сместил вес на правую ногу и позволил сцепившимся мечам по инерции прижаться к земле. Ловко отскочив в сторону, он танцующей походкой ушел назад, высвободив свой меч из-под меча вемика, и сделал мгновенный выпад, низкий укол — гораздо ниже, чем он выбрал бы против человека.

Вемик парировал и отступил, пытаясь снова перевести меч в позицию для высокого удара. Для Маттео это было совершенно излишне, поэтому он давил, не останавливаясь и не давая передышки, нанося удар за ударом.

Маттео никогда не доводилось сражаться с вемиками, но он быстро оценил, какая стратегия будет самой лучшей для такого существа — как только тому удастся поднять мечи повыше, он пустит в ход передние львиные лапы; по прикидкам джордайна, их когти выпотрошат человека тремя быстрыми ударами — или разорвут горло одним.

Вемик отчаянно пытался разорвать дистанцию, чтобы получить мгновение для смертоносного удара. Маттео преследовал, постоянно атакуя и, в свою очередь, выискивая возможность пробить защиту.

Битва все длилась и длилась. Пекло становилось невыносимым, руки стонали от непривычной тяжести меча. Словно в тумане он расслышал, как Тзигона бормочет что-то о проклятой лошади и невозможности найти стражу как раз в тот момент, когда она действительно нужна. Краем глаза он заметил, как она поднимает ведро дождевой воды, и сверкающей дугой обрушивает ее на него и вемика.

Мимолетная улыбка коснулась губ Маттео, пока он стряхивал воду с глаз. Как ни удивительно, он моментально понял смысл действий Тзигоны. Вода охладила его, но не отвлекла и не причинила иных неудобств. Напротив, лоснящаяся черная грива Мбату мокрыми клочьями облепила его лицо, заставив львочеловека дернуть ушами в классическом кошачьем жесте отвращения.

Убийственный взгляд золотых глаз уперся в Тзигону. "Доставить живой" — пробормотал он, словно напоминая себе о неприятной обязанности.

Знакомое энергичное всхрапывание заставило Маттео покоситься вдаль по улице. Черный жеребец с блестящими безумными глазами решительно рысил к месту схватки. Разорванные поводья обвисли, а в гриве застряли деревянные щепки. Впервые Маттео понял, что имели в виду мальчишки-конюхи, клявшиеся, что никогда не слышали его фырканья, но уверенные, что сопровождаться оно будет облаком пахнущего серой дыма.

Маттео мгновенно развернулся спиной к Сирику, и коротко взглянул на настороженную Тзигону, вопреки всему надеясь, что она поймет его намерения. К его удивлению, она, кивнув, стала красться к Мбату. Выхватив из сапога длинный нож, девушка присела в боевой стойке.

Когда стук копыт приближающегося жеребца затих, Маттео отступил назад на пару шагов. Получивший, наконец, долгожданный шанс, вемик занес меч. Слитно с ним поднял клинок и Маттео, готовясь отразить удар. Как он и ожидал, вемик встал на дыбы и обнажил когти.

Тзигона рванулась вперед, погрузив кинжал в бок человекольва. Взревев от боли, Мбату инстинктивно развернулся навстречу новой угрозе. Но остановить собственный замах он уже не успевал, и огромный меч по дуге пошел вниз. Отбросив одолженный клинок, Маттео бросился в сторону.

Он рассчитал время почти идеально. Копыта тоже вставшего на дыбы Сирика ударили в цель. Одно болезненно расцарапало плечо Маттео, но другое пришлось прямиком в череп вемика. Голова Мбату дернулась, и львочеловек повалился на мостовую. Там он и замер недвижимый — длинные черные волосы окрасила струйка крови.

Наступила недолгая тишина, абсолютная, если не считать частого — и, Маттео мог бы поклясться, веселого — дыхания жеребца.

Встав на ноги, джордайн подошел к Сирику и потрепал его черную шею. Резким рывком высвободив свой кинжал, Тзигона обошла вемика и склонилась у его головы. Она подняла ему веко, потом другое, и внимательно всмотрелась в зрачки.

— Жив, — коротко бросила она. — Но беспокоиться не стоит. Он не вспомнит ничего из случившегося.

— Ты очень уверенно говоришь, — заметил Маттео осторожно. Тон, каким она произнесла предыдущую фразу, чем-то очень напомнил ему слышанное прежде от магов, только что сотворивших заклинание. — Ответь прямо. Ты сейчас применила против вемика магию?

— Я? Волшебница? — Она коротко, презрительно фыркнула, и, качнувшись на каблуках, поднялась быстрым, гибким движением. — У него просто дурной день сегодня. Ему дважды досталось по голове, а солнце только-только клонится к закату. Такими темпами к вечеру если он будет помнить собственное имя, то может считать, что ему повезло. Очень повезло.

Последние слова она произнесла с удивившей джордайна угрюмостью. Гадая, как стоит на это реагировать, и реагировать ли вообще, Маттео в конце концов решил перевести разговор на понятную ему тему.

— Я не одолел бы вемика без твоей помощи, — не кривя душой сказал он. — Долг оплачен.

Он вскочил на спину Сирика. Конь, с удивительной для него послушностью, стоял при этом смирно.

Нет, решил Маттео — дело не в послушности. Лучшим словом было бы «удовлетворение». Казалось, жеребец всю жизнь мечтал поучаствовать в сражении, и, получив такую возможность, на время был полностью доволен жизнью. Маттео протянул молодой женщине руку.

— Позволь, я подвезу тебя.

Тзигона неуверенно оглядела рослого скакуна.

— Езжай, встретимся потом.

Идея выглядела настолько абсурдной, что Маттео чуть не расхохотался.

— Я возвращаюсь в Дом джордайн для завершения своей учебы. Джордайни служат истине. Прости мою прямоту, Тзигона, но тебе там делать нечего.

Она отнюдь не выглядела обескураженной.

— Между нами долг. Я не могу забыть это. Я никогда ничего не забываю.

— Но я ведь сказал тебе, долг выплачен сполна.

— Потому, что ты это говоришь? Здесь что, рынок, и мы должны торговаться? — вспылила она. — Покрывала или дыни не имеют твердой цены, но с некоторыми вещами не так.

Звенящие нотки в ее голосе и сталь в глазах Маттео заметил и узнал. Она говорила о чести, хотя ее понимание этого слова для него было не совсем ясно и доступно. Но он ответил как подобает.

— Раз так, когда мы встретимся вновь, я буду искать твоей помощи и дружбы. И ты можешь просить от меня того же, не беря на себя нового долга чести.

Какой-то миг она выглядела растерянной, затем на ее лице появилось задумчивое выражение.

— Ты говоришь, что я легко обращаюсь со словами… Может ты и прав, но мне кажется, ты чересчур быстро говоришь о дружбе.

Никогда Маттео не получал такого странного ответа на вежливую фразу. Ему пришло в голову, что, возможно, она увидела в его словах намек на нечто неподобающее.

— Я не хотел оскорбить тебя.

— А я и не обиделась. Я просто имела в виду, что ты слишком легко доверяешь. Возможно, это не так уж хорошо.

Вздернув брови, он не без веселья спросил:

— Ты советуешь мне опасаться тебя?

Тзигона не собиралась отступать.

— Если помнишь, ты решил что я — мальчик, и думал, что все кошки умеют лазать по деревьям. Не все является тем, чем выглядит, джордайн.

Сказано было справедливо, и он вынужден был признать ее правоту почтительным кивком.

— Благодарю тебя за твои слова, — ответил он, как ответил бы учителю после важного урока. — Так же благодарю за то, что одолжила мне свой меч.

Сделав пренебрежительный жест, она осторожно обошла Сирика, заинтриговано рассматривая коня. Сирик повернул голову ей навстречу с равно настороженным выражением.

Заметивший этот обмен взглядами Маттео решил, что он справедливо отражает положение дел. Взявшись за поводья, он обнаружил, что один повод перерезан мечом вемика, так что пришлось спешиваться, дабы подобрать и повязать его вновь. Сириком было и без того почти невозможно управлять, и рисковать зря ему совершенно не хотелось.

Тзигона наблюдала, как юноша занимается ремонтом. Скользнув тенью, она подобрала отброшенный Маттео меч, и некоторое время раздумывала, что с ним теперь делать. Взять его с собой она, вне всяких сомнений, не могла. Наказание за одежду или оружие, подобающие высшему классу, полагалось тяжелое, а еще одно столкновение с законом было последним, в чем Тзигона нуждалась. Мечи стоили дорого, и в Халруаа заклинания поиска приводили к тому, что ценные вещи не удавалось «позаимствовать» надолго.

Но оставлять клинок валяться на дороге ей тоже не хотелось. Кто знает, кому он достанется, и как новый владелец им воспользуется? И, судя по нынешнему дню, Маттео весьма скоро понадобится как раз такое оружие. Во всяком случае, он управился с ним куда лучше, чем она предполагала. Для них обоих будет полезно, если при их следующей встрече меч будет у него под рукой.

Долго уговаривать себя Тзигоне не пришлось. Достав из сумки обрезок кожаного ремня, она быстро привязала меч к седлу Сирика сзади. К счастью, спина жеребца была достаточно широка, чтобы спрятать там короткий клинок. Судя по проницательному, одобряющему выражению в глазах Сирика, конь найдет способ сообщить своему всаднику о укрытом оружии когда придет нужда.

Она управилась быстро, как раз к тому моменту, когда Маттео поднял глаза от починенной уздечки.

— Мир тебе, Тзигона, — произнес он, вскакивая в седло.

— И тебе, — с притворной кротостью ответила девушка.

Она проследила за тем, как отъезжает Маттео, довольная своим решением. «Мир» — слово хорошее, и, безусловно, стоит того, чтобы к нему стремиться, но ее опыт говорил, что встречается он еще реже богатства. Если мира не будет, по крайней мере, она проследила, чтобы Маттео был подобающим образом вооружен.

И защищен. Вемик начинал уже шевелиться и стонать, но очнувшись не вспомнит ничего о событиях этого дня.

Для пущей уверенности, Тзигона присела рядом с ним и еще раз повторила простенькое заклинание, которое узнала по случаю, разыскивая лекарство от собственных провалов в памяти.

После того, как она выпустила заклинание, пальцы ее еще чесались и пощипывали. Это не удивляло девушку. Волшебники полагают, что вся магическая энергия рассеивается с произнесенным заклинанием, но Тзигона полагала это полным бредом. Магия вокруг нас; все, что делают чародеи — собирают ее и комбинируя превращают во что-то новое. Их "великие силы" кружат им голову, словно они и в самом деле создают магию, которую используют. Как будто кто-то на это способен!

Но вокруг действительно было необычно много магии. И еще, интересные драгоценности. Пальцы Тзигоны, почти самопроизвольно, потянулись к серьге вемика. Камень был слишком велик для рубина, но будь это даже гранат или сердолик, многие почтенные торговцы заплатят немалую сумму за такую «находку». То, что вемик может очнуться, ее не беспокоило. Она настолько поднаторела в таких делах, что могла бы незамеченной снять с него серьгу, будь он даже в полном здравии.

Однако она остановилась, едва не коснувшись камня. Инстинктивно, она отдернула ладонь и сжала пальцы в кулак. Догадка пришла быстро. Рубин — наживка, какой, скорее всего, была и красная накидка. Она была так открыто выставлена, буквально приглашала украсть, и идеально подходила под ее размер. Последний факт окончательно убедил Тзигону в правоте ее предположения. Сделанная из дорогого шелка, накидка была слишком мала для роскошных, пышных фигур, популярных среди богатых модниц. Девушка поставила бы скай против песка, что ее добычу делали специально в расчете на нее. И вплели туда заклинания поиска. Неудивительно, что Мбату чуть было не поймал ее.

Мгновенным движением Тзигона вскочила на ноги и, удержавшись от искушения пнуть вемика на прощание, растворилась в удлиняющихся тенях раннего вечера, полная решимости найти способ сполна выплатить свой долг молодому джордайну.

Глава шестая

В расположившейся неподалеку башне, взятой внаем, над магической чашей напряженно склонилась Кива, наблюдавшая сквозь нее схватку между Мбату и юным джордайном, не так давно привлекшем ее внимание.

Маттео заинтриговал ее. Она получила отчеты Зефира и провела кое-какие собственные исследования. По всем данным он являлся одним из наиболее многообещающих учеников, физически и умственно ни в чем не уступавший любому среди них. Но до этого утра она не считала его возможным рекрутом. Он был истинно верующим, с рождения погруженным в дурман мифа джордайни. Таких как он всегда трудно было свернуть с их пути.

Она продолжала бы придерживаться такого мнения, не окажись она свидетельницей горя, которого он испытал потеряв друга. Пусть Маттео и посвятил свою жизнь истине, но, как подозревала Кива, со временем он станет считать правила и факты слишком безжизненными повелителями.

Сейчас Маттео, правильный и горделивый, ничем не отличался от любого молодого человека из своего элитного класса. Но если удастся изменить это, он превратится в полезный инструмент. Слова его свидетельствовали о тонкости ума, порадовавшей Киву. Слишком юный и наивный, чтобы эта проницательность представляла угрозу, но она сделает процесс покорения еще интереснее и плодотворнее.

Слабый стон донесся со стороны укрытой за занавесью кровати. Кива рассеянно щелкнула пальцами в направлении своего последнего приобретения, увеличив поток пахучего дыма из курильницы рядом с кровати, и тем самым погрузив его глубже в сон. Этот метод усыпления она не слишком любила, предпочитая ему заклинание, явно загадочным образом использованное на вемике.

Кива тщательно изучила картинку в чаше. Сотворив иллюзию, позволившую ей забрать Андриса из Дома джордайн, она последовала за группой сумрачных студентов-джордайни в Кербаал. Ее действия имели под собой две причины: во-первых, она надеялась получить дополнительную информацию о Маттео, наблюдая за его поведением вне жестких ограничений школы и глаз учителей. Во-вторых, она хотела, чтобы Мбату закончил начатое ранее. Если бы им повезло, он наконец смог бы захватить дочь Кетуры.

Девчонку видели в Кербаале несколько дней назад, и празднование Дня Леди помогло выманить ее наружу. Но в толпе она сумела ускользнуть от Мбату, и Киве пришлось выбирать — оставить город, или рисковать потерей Андриса, которого могли нанять другие маги.

Конечно, Тзигона представляла неудобство, но ее присутствие в Кербаале также давала шанс, который Кива не могла упустить. Три месяца миновало с тех пор, как она последний раз получала хоть слово о скользкой проныре. Так что вемик, оставив спящего Андриса на попечение Кивы, сменил серьгу на такую же, но связанную со зрительной чашей гончей, и отправился выискивать Тзигону.

Рубин, как и чаша, являлся плодом великого чародейства седой древности; по слухам, его создал маг илитиири еще до того, как единая земля ушла под воду. После дотошной проверки убедившись в истинности заверений предлагавшего ей чашу путешественника, Кива купила ее, а затем убила продавца. В настоящее время илитиири звались другим именем: дроу. Темные эльфы наводили такой ужас, что Кива не знала ни одного человека или эльфа, кто по своей воле использовал бы созданный ими артефакт, даже будь он самым могущественным в своем роде из всего, что Кива нашла за два столетия посвященных изучению таких сокровищ.

Но, несмотря на всю свою силу, чаша не могла ухватить упрямую девчонку. Кива боролась с гневом и раздражением, вынужденная наблюдать глазами Мбату, не видя собственно его добычи. Раздражение превратилось в изумление, когда между вемиком и беглянкой встал Маттео. Джордайн клялся подчиняться закону, но Маттео рискнул своим будущим, защищая незнакомую девушку от личного охранника мага-гончей. Отметив смесь рыцарства и гнева вызвавшие в джордайне такую непривычную реакцию, эльфийка резко изменила свои планы на Маттео.

Она продолжила наблюдение за парочкой, следя за Тзигоной по недовольным ответам Маттео на невидимые действия и слова девушки. Та обладала абсолютной защитой от магического слежения, даже сильнее присущей джордайну. Собственно говоря, Кива впервые добыла устройство способное разыскать джордайна, выращивавшегося за способность сопротивляться магическому воздействию.

Будь все в порядке с происхождением девчонки, она могла бы попасть в число сильнейших джордайни за всю историю Халруаа. Все пошло прахом — осторожное тестирование и тщательнейшие записи, по которым составлялись пары среди магов, не говоря уж о зельях, годами скармливавшихся женщинам. Кто мог предположить, что Кетура нарушит процесс разведения и возьмет инициативу в собственные руки?

Говоря откровенно, Киву подобная решительность женщины застала врасплох. Конечно, Кетура всегда была своевольной дрянью, но люди Халруаа редко оказывались способны на такое открытое пренебрежение обычаями. Их жизни и разумы выстраивались — сковывались — законами, правилами и магией.

Всегда магией, напомнила себе Кива. Она многое вытерпела ради этого. Она справилась с почти двадцатью годами обучения в их школах, жадными прикосновениями их самцов, идиотскими порядками. Что все это для эльфа, видевшего наступление и уход трех столетий. Даже если это потребует еще трехсот лет, она использует магию Халруаа чтобы добиться того, на что имеет право.

И Маттео поможет ей достигнуть цели. В этом Кива была уверена. У него хватило мастерства одолеть воина-вемика, и независимости, чтобы сдружиться с уличной бродяжкой. Конечно, эта терпимость испарится как роса в полдень, как только он обнаружит, с какой беззаботностью девчонка разбрасывается магией.

Но этого Маттео еще долго не узнает. Эльфийка достаточно хорошо познакомилась с характером Тзигоны, и понимала, что та будет бережно хранить свои секреты.

Внимание гончей вновь вернулось к сцене в чаше. Маттео верхом направлялся к северным воротам. Изучив как он сидит в седле, Кива решила что джордайн скачет в одиночестве.

Взмахом руки над чашей эльфийка рассеяла изображение и поднялась. Подойдя к койке, она склонилась над пленником, приподняла веки его зеленых глаз и вгляделась в их глубину, уверяясь что сон его глубок и спокоен.

Она быстро произнесла заклинание, которое переместило ее к спящему на тихой улочке Мбату. Выйдя из портала, она достала небольшой отрез черного шелка, который однако развернулся в широкое полотно, которое Кива набросила на вемика. Тончайшая вуаль плавно поплыла вниз, окутала мощное тело Мбату, а затем стала вновь опадать, растянувшись на мостовой.

Подхватив ткань, Кива подняла ее повыше, резко развернулась вокруг своей оси и отпустила полотно. Тонкий шелк с шуршанием колыхнулся вокруг нее, и эльфийка ощутила мгновенное притяжение магии, переправлявшей ее обратно в комнату. В последний момент она с легкостью порожденной долгой практикой ухватила краешек портала, забирая с собой бесценный предмет.

Отложив шелковый портал, она подошла к запертой шкатулке, которую оставила лежать на спальном столике. Ткань вернет Мбату, как только он оправится после заклинания Тзигоны и предстоящего сейчас магического допроса.

Из шкатулки Кива достала небольшой жезл — не изукрашенную драгоценностями резную игрушку, которую демонстрировала джордайни и их преподавателям, но настоящий инструмент своей профессии. Тонкий и серебристый — это был не металл, добытый из горных недр, но плененная молния, овеществленная чистая энергия. Ничто так не проводило магию — ни вода, ни янтарь, ни даже лунный камень. Если в живом существе есть хоть кроха магии, она узнает об этом. С помощью жезла можно было узнать множество других важных и нужных вещей, но Кива пользовалась им редко. Молнию нелегко удержать, и процесс для гончей был почти настолько же болезненным, насколько и полезным.

Заклинанием она освободила вемика из-под чар Тзигоны. Мбату зашевелился и болезненно потянулся. Его янтарные глаза распахнулись, и сузились при виде жезла в руке Кивы.

— Чаша не сработала? — спросил он скрипящим со сна рыком.

— Сработала, но мне нужно знать больше. Я должна знать все.

Вемик окинул ее долгим взглядом; затем он принял сидячее положение, вытянул передние лапы перед собой и уперся человеческими руками, готовясь к испытанию. Ему даже не пришло в голову спрашивать, необходимо ли использовать инквизиторскую магию. Если Кива решила, что информация стоит боли, он тем более не отступит.

Его голос стал увереннее:

— Я готов.

Гончая опустилась на корточки напротив него и медленно протянула жезл, пока его кончик не прикоснулся ко лбу Мбату.

В тот же миг ее подхватил неодолимый беззвучный ветер, мысленный вихрь, бившийся о ее разум, ее личность, ее душу. Не так просто войти в чужие мысли, даже принадлежащий другу. Многие гончие-маги погибли заходясь в крике после первой попытки, ибо это торнадо может унести прочь рассудок, а сердце разорвется от груза двух ритмов не желающих сливаться в один.

Но Кива была сильна, как и Мбату. Момент агонии прошел быстро, и она окунулась в знакомый узор мыслей и сердца вемика. Ненадолго она приостановилась, пораженная словно посетитель в величественном храме, в который раз восторгаясь при виде такой абсолютной верности. Кива ценила это качество, но не понимала его.

Из разума друга она вобрала в себя сцену в таверне, подавила улыбку, услышав фрагмент непочтительного монолога Тзигоны, который застал Мбату перед своим броском. Глазами вемика она увидела все, что тот видел, и различила детали, которые он пропустил. В лице Маттео, переворачивавшего стол, в его гневных черных глазах она уловила семена мятежа, и когда видение завершилось, Кива знала что, приняла верное решение.

Медленно, осторожно она разъединила разумы — свой и Мбату. Вемик изучал ее глазами, затуманенными от боли, но нетронутыми упреком.

— Ты хочешь заполучить и этого, полагаю? Он хорошо сражается, — лукаво добавил он.

— Со временем Маттео будет биться за меня, — согласилась эльфийка. — Но сейчас для него есть другое применение. Его путь пересечется с девчонкой, и скорее всего скоро. Мы можем этим воспользоваться. Даже поощрить. Когда настанет время, мы застанем обоих врасплох.

Мбату фыркнул.

— Джордайни с женщинами не связываются. Еще несколько лун, и его не будет заботить, выживет ли дочь Кетуры или нет.

— Я могу это изменить.

Вемик недопонял неожиданный блеск в глазах Кивы.

— Это разумно? Связь с учеником-джордайном вызовет неодобрение даже при твоем высоком положении. Возможно, именно в связи с ним. Гончие и джордайни не общаются. Личные отношения могут запятнать чистоту и незамутненность твоего суждения, и послужить во вред делу Азута.

Эта цитата заставила обоих хихикнуть. Она ко всему происходящему имела самое прямое и личное отношение, а ее суждения весьма мало зависели от доктрины Азута.

Посерьезневшая первой Кива рассказала вемику свой план.

— Когда Маттео заберут, ты сможешь позаботиться насчет коня? Проследить, чтобы он вернулся в колледж?

— Сделаю, — проворчал Мбату. — Я управлюсь с этой треклятой скотиной.

— Прекрасно. Луна убывает, через три дня новолуние. Ритуал очищения проведут в его ночь. Нам надо задержать Маттео пока все не закончится, чтобы он не узнал в чем дело.

— Ты серьезно считаешь, что он не заметит, осуществлен ритуал или нет? Люди все-таки не настолько евнухи.

— Джордайни не знают, что их ожидает, а чего Маттео не знает, он не может бояться. Студентов направляют на ритуал по одному и с закрытыми лицами. Маг, проводящий церемонию, не знает, кто под его ножом. Когда все заканчивается, с джордайни берут клятву молчания и оставляют приходить в себя в одиночестве. Не так уж сложно найти простолюдина и послать его вместо Маттео, особенно если его увидят въезжающим на территорию колледжа на коне Маттео.

— Преподаватели Дома джордайн не такие глупцы. Они никогда не позволят подобного! — запротестовал вемик.

Едва заметная усмешка коснулась губ гончей.

— Тебя бы удивило, что могут разрешить джордайни. Истина, как всегда бывает, весьма… изменчивой штукой. Главное, выполни свою задачу.

Они оставили комнату вместе, Мбату — чтобы разыскать в сельской местности за стенами города молодого человека, которым можно будет заменить Маттео на ритуале очищения, для чего необходимым условием было хотя бы некоторое внешнее сходство. Киве предстояла работа попроще — доложить свои подозрения капитану местной стражи. Тзигона никогда не носила меч, как и, если на то пошло, почти ничего другого. Хитрая проныра знала, как легко отследить зачарованные объекты, и постоянно меняла личные вещи. Но Кива готова была поклясться, что юная воровка не выбросила бы так легко отличный меч. Наверняка он все еще находится у Маттео.

Ей не понадобилось много времени на поиски отряда стражи. Капитан принял к сведению заявление гончей, и отправился к северо-западным воротам, следом за Маттео.

Довольная эльфийка поскакала к небольшому домику, который приобрела за городской чертой, где стала дожидаться Мбату, в полной уверенности, что вемик вскорости прибудет с жеребцом Маттео и, самое главное, его подменой.

Глава седьмая

Ощущение беспокойства неотвязно преследовало Тзигону на пути в Гнездо Бехира. Солнце опускалось к западу, и улицы начинали оживать. Она пробиралась сквозь толпу, менее внимательно чем обычно следя за происходящим вокруг.

Такая слабость часто становилась фатальной, и всегда представляла опасность. Как и страх, невнимательность притягивала хищников, словно кровь в воде созывающая акул. Краем глаза Тзигона заметила пристроившегося следом за ней, вне поля нормального зрения, беспризорника.

Горло девушки перехватило; воришка с пустыми глазами напомнил ей о собственном прошлом, в нем как в зеркале отражалось все то, во что вынуждена была превратиться она. Но это не помешало Тзигоне ухватить тонкую руку, потянувшуюся к ее сумке.

Резко развернув мальчишку, Тзигона толчком прижала его к задней стене модного магазина. Пойманный от неожиданности не сопротивлялся, и только теперь она поняла, что парень с нее ростом и вероятно почти не уступает в силе. Впрочем, ей это было совершенно безразлично.

Развернув его замаранную руку ладонью вверх девушка вдавила в нее монету — один из скаев полученных за кожу звездозмеи.

— Несколько уроков тебе не помешает, — прошипела она. — Гвиллон на Нижней улице ищет ученика. Дай ему это, и назови мое имя… — Ей пришлось потратить мгновение, вспоминая имя малолетней воришки которой она была когда-то. — Передай, Синдра говорит, что из тебя может выйти толк.

Мальчик уставился на монету, и перевел пораженный взгляд на нее. Скай — такого богатства ему, вполне вероятно, не приходилось держать в руках за пять лун, но имя стоило много больше. Гвиллон считался мастером среди карманников, легендой в воровском мире города. Он уже старел, но такое ученичество для мальчишки может значить разницу между жизнью и смертью. Правосудие Халруаа отличалось решительностью, редкие воры попадались дважды. Тзигона подарила ему редкий второй шанс, и он понимал это.

Сжав плату за ученичество в кулаке, паренек со всех ног припустил в направлении Нижней улицы. Одобрительно кивнув, Тзигона через черный ход вошла в магазин, нынешнее свое место работы.

Навстречу открывающейся двери мелодично зазвенели колокольца. Тзигона подняла глаза, в который раз изумляясь, что такая красота может быть продуктам ошметков, которые мясник кидал бы приблудным псам. Бехировы кости. Кто бы мог подумать, глядя на уродливых созданий, что в них таится такая изощренная красота?

Халруанцы никогда не довольствовались тем, что предоставляет им природа, и программы разведения бехиров были особенно обширны. Миниатюрных бехиров разного размера выращивали для любых нужд, от сторожей рвов до экзотических домашних зверюшек, но, как свиньям и поэтам, большее оживление они вызывали после смерти. Как основное применение — принадлежности для заклинаний.

Практически каждый кусочек бехира пускался в ход. Длинные, тонкие, загнутые назад рога, растирались в порошок, и добавлялись в чернила, которыми писались разнообразные заклинания молний. Когти и сердца шли на чернила для заклинаний, защищающих от яда. Даже не волшебные способы использования их останков были удивительны. По прозрачным костям выполнялась резьба. Как музыкальные привидения, кости бехиров пели в дверях и окнах домов халруанцев, когда плоть, облекавшая их давно, уже превращалась в память. Но самый большой простор воображению художника давали зубы, просвечивающие насквозь, разноцветные, нередко соперничающие в чистоте окраски с драгоценными камнями.

Тзигона тихо подкралась к большой, странного вида деревянной коробке расположившейся на треногой подставке. Она являлась музыкальным инструментом, творением Джастина — мастера, владевшего магазином. Внутри коробки содержались струны из бехировых кишок и электрумовой проволоки, на широком ее конце находился ряд искусно сделанных клавиш из слоновой кости. При нажатии клавиши изогнутый коготь поднимался сложным рычажным устройством, задевая за струну. Звучание таких инструментов могло сильно различаться. В городе на них существовал большой спрос, и Джастин как раз делал новый, сидя спиной к Тзигоне, полностью уйдя в работу.

Выбрав, она ударила по клавише соединенной с самой толстой, низко звучащей струной. Взмыл коготь, электрумовая нить завибрировала. Глубокий рев пронесся по комнате — словно не музыкальным инструментом порожденный, а глоткой разъяренного вемика.

Всполошенный Джастин подпрыгнул и развернулся; злой взгляд сменился на неохотную улыбку при виде смеющейся Тзигоны.

— Хорошая шутка, — признал он. — Но держи в памяти, парень — не всякому придется по нраву быть жертвой твоих розыгрышей. Продолжай в том же духе, и тебя ждут неприятности — рано или поздно.

Уже давно Тзигона уяснила для себя, что позволять окружающим считать ее мальчишкой безопаснее, пусть и ненамного, чем выглядеть одинокой молодой девушкой.

— Что для меня на сегодня?

— Покорми бехиров. И надо сделать записи для нового выводка. Трое, все отличные экземпляры. Кровь Этана, от Голубой Бесс.

Следом за ним она направилась в задние помещения, где в нескольких длинных узких бассейнах обитали животные. Так и есть, троица новых бехиров, каждый размером с кошку, уместилась на освещенных камнях. Всех их покрывали мягкие чешуйки светло-топазовой синевы, которую предпочитал Джастин, и лап у них было только по шесть. В процессе взросления каждый обзаведется еще тремя или четырьмя парами. Рога им также еще предстояло приобрести, и, не считая цвета и размера, они выглядели очень похоже на небесно-окрашенных крокодилов.

Джастин проследил, как Тзигона нарезает рыбу. Она щелкнула языком, и миниатюрные создания подплыли к ней словно послушные гончие, мельтеша у стенок пока она бросала им еду. Детенышей приходилось кормить практически с руки, задача исключительно опасная для любого с менее ловкими пальцами, чем у Тзигоны. Зубы малышей, уже разноцветно-блестящие и острые как иглы, сверкали и щелкали, разрывая пищу.

Мастер одобрительно кивнул.

— Ты умеешь обращаться со зверями. Мне бы пригодился помощник, особенно когда доходит до забоя. Сбор и обработка магических компонентов тоже работа хитрая. Тебя проверяли на способности к волшебству?

Вопрос был риторическим, каждого ребенка в Халруаа проверяли сначала в пятилетнем возрасте, и нередко повторно до тех пор, пока его таланты и предназначение не определялись окончательно. Тзигона уклонилась от официальной процедуры, и обучалась тому, что ей подходило или привлекало ее интерес.

— Во мне магии меньше чем в булыжнике, — соврала она тоном полным сожаления.

— Вот как. — Джастин выглядел одновременно разочарованным и смущенным. Отсутствие магического дара в Халруаа было не то чтобы позором, но, за исключением джордайни, не считалось и достоинством. — Ну, кому-нибудь надо и суп варить, — примирительно сказал он, обращаясь к распространенной поговорке.

Сжав зубы, Тзигона заставила себя улыбнуться и кивнуть. Она ненавидела поговорки, и ничто ее так не злило как люди настолько ленивые или лишенные воображения, что они в своей речи следовали лишь заезженными путями. Джордайни в этом смысле были в числе худших. Угораздило же ее оказаться в долгу перед особо самоуверенным представителем этого выводка.

За сегодняшний день она сразилась со звездозмеей, удирала от вемика и попала в должники к джордайну. В довершение всего, вот она стоит по локоть в рыбьих потрохах.

Тзигона пожала плечами. Завтра может быть и хуже.

Когда все бехиры были накормлены, девушка отправилась другую комнату, оставить записи о рождении. Стаскивая тяжеленный том с полки, она почувствовала, как сильнее заколотилось ее сердце, а когда она стала пролистывать запутанную хронологию разведения, сердцебиение превратилось в подобие боя военных барабанов лесных эльфов.

Генеалогия в Халруаа считалась предметом первостепенной важности. Записи прилежно делались и хранились в книгах, полных запутанных линий и схем. Тзигона намеревалась разобраться в этих шифрах. Именно по этой причине она рисковала оставить свои пальцы Джастиновым бехирам. Уход за бехирами — работа за которую берутся немногие, и он с радостью тренировал ее в том немногом, что ей необходимо было знать для ведения их генеалогии. Остальному она сама себя научит.

Свет в единственном маленьком окошке уже начинал меркнуть, и глаза девушки слезились от усилий, необходимых чтобы разобраться в сделанных мелким почерком пометках, когда Тзигона, наконец, оставила комнату для следующего урока, тесно связанного с изучением наследственности бехиров.

Каждая деревня и городской район имели собственного человека, занимавшегося подбором пар. Слабые провидцы, с помощью генеалогических записей в Реестре Прорицания они могли достаточно далеко заглянуть в будущее, чтобы решить, кому на ком следует жениться.

Поскольку начинали они с женщины, которой находился подходящий партнер, Тзигоне нужно было изменить свой облик. Два цветных шарфа, почти совсем высохшие, когда она стянула их с чьей-то бельевой веревки, помогут ей в этом. Один, повязанный на талии, послужит юбкой, а другой она накинула поверх льняной блузы. Но прежде всего она остановилась у городского фонтана, и отскребла до чистоты лицо и руки. Немного грязи позволяли ей походить на мальчишку, но никак не подходили к облику миловидной девушки на выданье.

Воровство и обман отнюдь не мучали совесть Тзигоны. Она жила на улицах сколько себя помнила, и рано научилась искусству выживания. Но еще глубже такая жизнь впечатала в ее душу мораль бродяги. У нее не выработалось чувство собственности, по крайней мере в той форме, в какой понимали ее большинство халруанцев. Владение было не священным правом, а временной ситуацией. Деньги быстро тратились на что-то более нужное, вроде хорошего обеда или пары не слишком залатанных сапог. Она отдавала с той же легкостью с которой брала, и таков был путь многих живших как она. Шарфы сейчас украшавшие ее стройную фигуру завтра возможно образуют навес, прикрывая от солнца лицо спящего ребенка, или, быть может, вернут, пусть на мгновение, горделивое удовольствие какой-нибудь престарелой кокетке. На взгляд Тзигоны такой подход неплохо срабатывал. Никакая вещь, будь она из дерева, ткани или металла, не являлась настолько важной, чтобы оправдать шум который поднимали по этому поводу люди.

Переодевание было уже закончено, когда в нее полетели брызги воды. Девушка отпрыгнула, но «позаимствованные» предметы одежды все же промокли, и тонкая ткань прилипла к ногам.

Ее взгляду представилось знакомое смуглое лицо, оживленное вощеными черными усищами и дразнящей ухмылкой. Джио, странствующий артист и самое близкое подобие семьи, которое она могла вспомнить, за исключением своих снов. Веселье складывалось в добрые морщинки у его глаз; давно повзрослев, он оставался ребенком, обожавшим игру. Его выходки дарили смех и оживляли воспоминания о детстве в тех, кто позабыл о таких вещах. Это была своего рода магия, и Тзигона с удовольствием вспоминала годы путешествий с Джио и его партнером.

Рассмеявшись, она плеснула на него в ответ.

— Все еще в городе, Джио? Я думала, вы с Вьенте планировали отправиться в Сулазир.

Он схватился рукой за сердце, изображая жуткую обиду.

— Планировали? С каких это пор труппа Джиовьенте планирует? Разве мы торговцы или зеленщики, чтобы брести по жизни в такой унылой манере?

— Я не оскорблю тебя просьбами о прощении. За такие слова мне следовало бы отрезать свой язык и выбросить его воронам! — ответила она в той же экстравагантной манере, приложив ладонь ко лбу. Дружеская насмешка артиста не смутила.

— Сулазир прожил столько времени без Джиовьенте, выстоит и еще несколько дней.

Тзигона перефразировала вопрос в форме, позволявшей надеяться на более вразумительный ответ.

— Что задержало вас в городе?

Джио возвел взгляд к небу, грозя кулаком некой невидимой силе.

— Кармело — вот что! Проклятье тому дню, когда я взял парня к себе. Нами заинтересовалась инквизиция. Мы чисты, ты сама знаешь, но одному из нас пришлось провести время взаперти за нарушение порядка. Как раз его очередь.

Тзигона фыркнула. Джио не прочь был навестить попавших в тюрьму приятелей, продемонстрировать несколько трюков скучающим охранникам, но когда речь шла об исполнении приговора очередь всегда оказывалась чья-то еще. Ей и самой пришлось провести какое-то время в сырых камерах.

Представления странствующих артистов не были нелегальными в строгом смысле слова, но всегда находились сомневающиеся в том, что их трюки и чудеса являются всего лишь ловкостью рук, обходящейся без помощи магии. Волшебство в Халруаа было чем-то обыденным, и хотя Тзигона не стала бы утверждать, что ее сограждане потеряли способность удивляться, все, что обходилось без помощи заклинаний, одновременно изумляло их и вызывало скептицизм. Когда выдвигались подобные обвинения, всей труппе приходилось предстать перед инквизицией в лице местной гончей. Разумеется, Тзигону всякий раз объявляли полностью лишенной магии, что никак не увеличивало ее веры в чародеев.

Волшебники годами следовали за ней по пятам, расставляли ловушки, устраивали засады. Ничто из их арсенала пока не помогло одолеть ее. Как и в тот опасный момент, когда она чуть не прикарманила серьгу вемика, глубинное ощущение предупредило ее, что прикосновение к камню станет смертельной ошибкой — и такие ощущения всегда спасали. По счастью, чувствительность Тзигоны к магии, не уступала защищенности от ее влияния.

— И как Кармело? — быстро осведомилась она, уводя мысли к более приятным вещам.

— В общем, неплохо. Завтра последний день в тюрьме, и он пройдет быстро. Только что в клетку напротив бросили джордайна, а ты же знаешь — Кармело вытрясет из него все истории и песни еще до вечера.

Тзигона навострила уши.

— Джордайн? Как он выглядит?

Бродяга, пожав плечами, сплюнул.

— Как все они, ну может чуть поприятнее. Темные волосы, белая одежда, и то и другое не сильно ухоженное. Похоже, он заставил стражников отработать свои деньги прежде, чем его уволокли.

— Едва ли, — уверенно ответила она. Маттео уже был изрядно помят, когда они расстались, и сейчас он вероятно в том же состоянии. — Если мы думаем об одном и том же человеке, он скорее сам придет в камеру и запрется там, если кто-то хотя бы намекнет, что он нарушил закон.

— Раз он такой паладин, как же загремел в тюрьму? — задал логичный вопрос Джио.

Как раз на этот счет у Тзигоны были определенные подозрения. Видимо, уже сегодня ей предоставляется шанс отдать этот долг сполна. Она думала недолго.

— Если бы я хотела попасть внутрь тюрьмы, как это лучше сделать?

— Попасть туда легко. Меня больше заботит обратный путь, — заметил ее собеседник. — Что этот джордайн значит для тебя, девочка, если ты тратишь дыхание на столь безумные слова?

— Я перед ним в долгу, — ответила она просто.

Бродяга кивнул. Собственность для обоих была понятием запредельным, но они понимали цену действительно значимых вещей.

— Ладно, у меня как раз есть кое-что на этот случай. Помнишь как ходить на ходулях?

Она фыркнула.

— Если уж ты перешел к оскорблениям, мог бы сразу назвать меня уродливым ублюдком и все дела.

— Сразу сильнейшим оружием, — согласно кивнул тот. — Нечасто применяемая стратегия, а жаль. Могла бы сократить пустые траты времени на сражения.

— Ты что-то говорил о ходулях? — напомнила Тзигона, в глазах Джио сверкнуло веселье.

— Подумай, будь ты охранником, если тебе на глаза попадется пара ходулей внутри тюремной стены, что ты подумаешь? Кто-то пытается устроить побег, вот что. Но единственная палка? Никто на нее и второй раз не взглянет.

— Я тоже, кстати, — вставила она. Единственное что ей приходило в голову — это прыжок с шестом через стену, и так девушка и заявила Джио.

— Да, но это — штука особая, — хитро прищурился Джио. Скинув с плеч мешок, он достал оттуда связку странной формы палок. — Они все соединяются в одну длинную, — объяснил он, показывая, как это делается на примере нескольких.

— Для чего зазубрины?

— Для ног. Ты можешь удерживать равновесие и карабкаться одновременно. Но осторожнее, держись подальше от стен. Молниевые листы покрывают внутренние стены почти доверху. Если потеряешь баланс и дотронешься до стены, прожаришься насквозь.

— Не дотрагиваться до стен? Как же я выберусь?

— С ореховой вишни, рядом с южной стеной, свисает уйма мха. Он крепкий и почти не виден в сумерках. Ты окажешься на дереве прежде, чем лентяи-стражники поймут что происходит.

Изучив размещение выемок, Тзигона решила что может получиться. Для разогрева она изогнулась назад, пока ладони не прижались к земле рядом с ногами, и медленно сместив вес с ног, сделала стойку на руках. Затем повторила процедуру в обратном порядке и встала, почти на том же месте где стояла перед началом упражнения.

Кивнув с уважением, Джио вручил ей частично собранную палку. Установив ее вертикально, она ступила на нижние выступы, и, на мгновение покачнувшись, нашла равновесие. Оказалось, что действительно можно карабкаться вверх. Поднявшись примерно на шесть футов она позволила палке согнуться, и легко спрыгнула на землю, не отпуская ее. Даже если кто-то и заметит ее действия, она окажется на дереве задолго до того, как наблюдатели поймут, что у нее на уме.

— Подойдет, — поблагодарила она.

— Это непростой трюк, но в твоем исполнении он кажется легким, — восхищенно заметил артист. — Выглядит как будто взбираешься по веревке. Будь ты еще в шоу, мы бы точно не миновали магического расследования.

Новая мысль заставила ее изобразить на лице лукавую гримаску.

— Раз ты об этом заговорил, упражнение с палкой будет еще самой легкой частью.

Джио выглядел обиженным, словно она оскорбила его новую игрушку.

— У тебя на уме есть что-то хитрее, девочка?

— Убедить джордайна бежать.

Подумав, бродяга опустил ладонь на ее плечо в жесте безмолвного сочувствия.

— Еще слово от старого друга?

— Не затрудняйся говорить, что он не стоит хлопот. Я не встречала джордайна, который стоил бы.

— Я не посмею даже помыслить отговаривать тебя, раз ты так серьезно настроилась вытащить его, — открестился Джио. — Просто хотел попросить об одолжении: если тебя поймают, по крайней мере, постарайся перебросить палку через стену. Мне бы очень не хотелось терять ее.

— Гордость владения, Джио? — поддразнила она его.

— Просто здравый смысл, — удивленно разъяснил артист. — В тюрьме нет никого, кто мог бы с толком воспользоваться ей. Жаль будет, если она отправится на растопку.

Глава восьмая

Низко нависшее над горами солнце освещало дорогу Мбату, возвращавшемуся в их с Кивой временное обиталище. С плеча вемика охотничьей добычей свисал крестьянин, которого тот небрежно стряхнув бросил к ногам Кивы. Застонав, пленник сжался в комок от боли.

Эльфийка не заметила на крестьянине никаких ран, да и не ожидала их увидеть. Мбату был слишком умел и сообразителен, чтобы оставлять на добыче отметины помимо своего желания.

Она внимательно рассмотрела добычу — молодого человека, ростом примерно с Маттео, с взращенными тяжелым трудом мышцами и загорелой на солнце кожей. На этом, впрочем, сходство между ними заканчивалось. Лицо фермера искажала боль, но и в лучших обстоятельствах его едва ли кто назвал привлекательным. Огрубевшие, испачканные в земле пальцы заканчивались грязными ногтями. Волосы, такого же глубокого каштанового оттенка были грубее чем у джордайна, не такие длинные и ухоженные. Но темнота все эти мелочи приглушит, а магия и обычный шантаж справятся с остальным.

— Его хватятся? — осведомилась она. Вемик пожал плечами.

— Вряд ли. Он поденный работник на чужих полях. Такие как он приходят и уходят с урожаем.

— Отлично. В таком случае, за дело.

Кива быстро задействовала заклинание, облегчившее боль крестьянина и подчинившее его волю. Повинуясь приказу эльфийки, фермер скинул свою убогую одежду, сменив ее на белую льняную рубаху и штаны, положенные джордайну перед ритуалом очищения.

Усадить его на черного жеребца Маттео оказалось потруднее. Конь вставал на дыбы, лягался и фыркал, не позволяя крестьянину взгромоздиться себе на спину. Даже волшебство Кивы не смогло одолеть упрямства скакуна.

Наконец гончая смирилась с поражением и выдала своему пленнику другого коня. Жеребца же Кива сумела заманить в родное стойло. Сама она взяла любимого мерина, но вела за собой на веревке кобылу в течке. Они задали хороший темп, и обнаружилось, что черный жеребец совсем не против составить им компанию.

Так они добрались до деревни у границы Дома джордайн, выстроившимся в ряд виллам, где проживали мастера. Кива вовсю пользовалась информацией, поставляемой Зефиром, но были у нее и другие источники. У одного преподавателя Колледжа джордайни наличествовали веские причины держать свои секреты при себе.

Визит его явно не порадовал, но джордайн исполнил подобающее приветствие. Покончив, наконец, с надоевшими фразами ритуальной вежливости, Кива сообщила человеку свои намерения.

Глаза мастера, сверкнув, обратились на молодого подменыша, ожидавшего их снаружи. Он все еще восседал на лошади, глядя потускневшими под действием чар глазами строго перед собой.

— При всем уважении, леди, я протестую. Отставим на мгновение вопрос чести джордайни, и даже законы этой земли, — взмолился он. — Подумайте о юноше, который никогда не вырастит семью. Это большая потеря. Мужчины и женщины, обрабатывающие землю, полагаются на маленькие ручки своих детей. Работа, исполняемая крестьянскими детьми, не пустая суета, не игра, имитирующая действия взрослых, но важнейшая помощь семье. Фермер, лишенный здоровых детей, считается бедным человеком, и не без причины!

Гончая только нетерпеливо отмахнулась.

— Дом джордайн безумно богат, как бы вы не открещивались от личной собственности. Раз уж тебя так заботит этот простолюдин, оплати ему ущерб. Не будет у него детей, ну и ладно. Мул и доярка все возместят.

— Но его жена? — тихо добавил джордайн. — Если когда-нибудь твои руки жаждали обнять дитя, ты не обречешь даже неведомую женщину на эту пустоту.

Яростное пламя охватило золотые глаза эльфийки, и скрылось за стеной самоконтроля, настолько жесткой, что внезапное отсутствие эмоций выглядело еще страшнее, чем мгновенный гнев.

Но старика не так просто было запугать.

— А что с Маттео? Ты служительница Азута; тебе ведомы тайны нашей страны. Он не должен избежать ритуала. Не стоит напоминать, чем чревато появление у джордайна потомства.

В ответ Кива вручила ему небольшую драгоценную вещичку. Не больше ногтя ее мизинца, крохотный шарик украшенный чешуйками топазового и гранатового цвета, полный магии. Это был знак королевы, несший с собой приказ и приговор.

— У меня есть мои приказы, — произнесла Кива ровно. — Теперь и у тебя есть твои.

Мужчина долго рассматривал цветастую пилюлю, и вовсе не любуясь ее красотой. Затем он быстро проглотил ее. С этого момента, как знал джордайн, любое слово о том, что случится сегодня, будет означать его смерть.

— Пойдем, — зло бросил он. — Пусть это бесстыдство закончится поскорее.

Гончая тряхнула головой.

— Мне надо возвращаться в город, есть дела. Здесь, думаю, ты со всем управишься. О, и еще одно. Я привела с собой любимого черного жеребца Маттео. Возьми животное с собой, так будет правдоподобнее. Можешь оставить мою кобылу в ваших стойлах на несколько месяцев, и оставить себе жеребенка, которого ей, скорее всего, сделал жеребец пока мы говорили, — щедро предложила она. — Жеребенок видимо будет достаточно ценным, и частично возместит траты.

— Возместит что? — рявкнул джордайн. — Мою честь? Семью этого бедолаги? Или жизнь Маттео? Где парень? Что с ним стало?

— Как раз этим я и займусь. Видишь ли, Маттео задержали в городе. Какие-то неприятности с одним из ваших, Темо, насколько я знаю. Драка в таверне с неприятными последствиями, — она плела полуправду, которую мастер наверняка должен был проглотить. Мастер вздохнул.

— Ты можешь вернуть нам Маттео? Что насчет этих «последствий»? Ты справишься с ними?

— Разумеется. Хотя лучше будет, если твой ученик не узнает о нашем с тобой общении.

— Едва ли он вообще что-то узнает! Джордайни известно о ритуале очищения, но большинство считает его просто временем раздумий в одиночестве. После с них берут клятву молчания, и никто еще не нарушил ее. И до сих пор, — подчеркнул он, — никто не стал отцом или матерью ребенка, которого страшилась бы вся страна. Подумай тщательнее о том, что собираешься сделать.

Кива презрительно усмехнулась.

— Не пытайся читать мне мораль. Ты не найдешь ее с картой и помощью рейнджера! Как ты смеешь указывать мне! Ты, который предпочел бы видеть собственного сына кастратом, чем причинить вред простолюдину, не зная даже его имени.

Маг побледнел.

— Происхождение джордайна — секрет, о котором не стоит говорить без нужды.

— Так делай, что я сказала, и нам не придется говорить о нем вовсе, — непреклонно объявила Кива. — Маттео не нужно знать, что делалось ради его таланта и высокого положения. Я видела его реакцию на смерть друга. Каково ему будет узнать истину о матери? Как он посмотрит на человека, участвовавшего в таком?

Долгое молчание опустилось на комнату.

— Иди, — с трудом выдавил джордайн. — Как и всегда, все будет по твоей воле.

* * *

Прижавшись к холодному камню стены, Маттео смотрел сквозь единственное окошко в двери его камеры, пытаясь осознать происходящее. Андрис мертв. Одной Мистре известно, что стало с Темо. И он, Маттео, арестован по обвинению в ношении оружия, не только запрещенного, но еще и ворованного.

Он вздохнул, разглядывая свою темницу. Заключение в Халруаа с ее быстрым правосудием и немногочисленными тюрьмами было редкостью. Город-порт Кербаал отличался суровыми нравами, и, хотя некоторым, самым мелким нарушителям приходилось просто отсиживать здесь несколько дней, в основном тюрьма применялась как место, где преступник будет находиться до тех пор, пока его делом не займется маг. Виновность быстро устанавливалась с помощью волшебства, и согласно закону выносился приговор.

Маттео не боялся исхода дела. Его непричастность будет определена тюремным магом-гончей. Тем не менее, временное бесчестье тяжело давило на него.

Тень промелькнула в зарешеченном оконце, обрисовавшись на фоне мерцающего света факелов на стенах коридора. Маттео бросил в ту сторону короткий взгляд, думая что идет стражник, и тут же вскочил на ноги. Даже тусклый свет не помешал ему узнать навсегда впечатавшееся в память лицо Тзигоны.

— Ты! — выкрикнул он яростно, обвиняюще ткнув пальцем в направлении девушки. Тзигона закатила глаза.

— А я-то думала, Джио переигрывает. Оставим драматику для уличного представления. Сейчас нужно думать, как вытащить тебя отсюда.

Упоминание побега, казалось, еще более распалило Маттео.

— Я джордайни, и повинуюсь закону. Ты оскорбляешь меня, предполагая, что я попытаюсь избежать правосудия.

— Правосудие? — повторила она пораженно. — Оно-то к этому месту какое отношение имеет? Я знаю здешнего мага, эта уродливая обезьяна ненавидит любого, чье положение выше его собственного. Один взгляд на твою смазливую физиономию, и он будет рвать и метать, требуя Инквизиции. Я бы, будь я на твоем месте, не ставила на ее исход свое будущее.

Первым импульсом Маттео было возмутиться таким кощунством. Слово гончей — всегда последнее и справедливое. Такова была исходная посылка его культуры, гарантия положения и могущества джордайна.

Но сам он не мог освободиться от подобных мыслей. Да и как? Андрис мертв. Андрис, самый близкий друг, лучший из всех их. Любому хватило бы этого, чтобы потерять веру.

Глядя в лицо темной, неведомой пустоте Маттео до последнего держался за привычные понятия.

— Я не боюсь приговора гончей. Истина — меч, разрубающий любые путы.

Она всплеснула руками.

— "Истина" в том, что ты попался с оружием работы Занфелда Йеманди, лучшего кузнеца города.

— Ты сказала, что меч твой! — воскликнул джордайн.

— Мой, его, какая разница, — нетерпеливо отмахнулась она. — Мне он был нужен в этот момент, а Занфелду нет. Кому он тогда принадлежал?

Застонав, Маттео спрятал лицо в ладонях. Тзигона, несомненно, намеревалась помочь, но ее слова вместе со знанием несли в себе приговор. После чародейской проверки станет ясно, что на момент инквизиции он знал — меч краденый.

— Мне конец, — пробормотал он, сползая вниз по стене.

— Так поднимись с пола и начинай себя сначала, — ехидно бросила она. — Я тебя вытащу. Доверься мне.

Маттео уставился на нее пораженно.

— Ты не забыла, по чьей милости я сюда попал?

Девушка пропустила его слова мимо ушей с той же легкостью, как могла бы проигнорировать комментарий о политической ситуации в далеком Кормире. Выражение ее лица явственно говорило — "При чем тут это?"

Маттео подошел к двери.

— Я не пойду с тобой, — со спокойной решимостью объявил он. — Если ты откроешь дверь, я втащу тебя внутрь и захлопну ее.

Лицо Тзигоны вновь появилось в поле его зрения; девушка одарила джордайна беззаботной улыбкой.

— О, какая женщина устоит перед столь поэтичным приглашением? Взгляни на меня! Я совсем потеряла голову!

— Я не имел в виду…

Прервав его объяснения, Тзигона стукнула джордайна по лбу тупым концом отмычки.

— Я что, кажусь совсем идиоткой? Поняла я все. Теперь заткнись и дай мне заняться делом.

Она снова исчезла. До Маттео донесся удаленный звук шагов.

— Кто-то идет. Беги пока можешь!

Наконец убежденная логикой, девушка поднялась и, бросив короткий взгляд через плечо, подпрыгнула к вставленной высоко в стену железной стойке. Подтянувшись на полку для факела, она гибко вскочила на ноги. Оттуда она достала до нижнего края балки и, запрыгнув на нее, легко пробежалась по широкой доске. Единственным следом ее прохождения осталось серебристое облачко пыли и пара возмущенных пауков, сброшенных со своих насестов и теперь покачивавшихся маятниками на шелковых нитях.

Маттео выдохнул с облегчением. Хотя подход Тзигоны к жизни чересчур отличался от его собственного, попытка спасти его тронула юношу. Но как бы там ни было, джордайн был рад, что теперь она в безопасности.

Только он уселся на пол, как замок вновь щелкнул, заставив его вновь подняться, приготовившись обрушить уничтожающую тираду на упрямую девчонку.

Но лицо, увиденное им в дверном проеме оказалось не тем, что ожидал Маттео — не полная лукавства в острых линиях подбородка и больших темных глазах физиономия Тзигоны, но необычная, опасная красота лесной эльфийки.

Кива, гончая, вздернула нефритовую бровь.

— Ты так торопишься выйти отсюда, Маттео. Но меня ты почему-то не рад видеть.

У Маттео не нашлось ответа. Вместо этого, он встретился глазами с ровным, золотистым взглядом вемика, стоявшего рядом с Кивой. Судя по всему, вемик вполне явственно помнил, что произошло раньше. Уверения Тзигоны о его вынужденной забывчивости оказались еще одной ее небрежной ложью.

Тонкая рука Кивы обхватила вемика за талию, Маттео этот жест показался скорее предупреждением, чем проявлением симпатии. Она посмотрела через плечо — сзади, сам не свой от беспокойства, стоял комендант тюрьмы.

— Приношу глубочайшие извинения, леди, но вы не можете просто забрать пленника и уйти.

— Правда? И почему же?

— Его должен проверить наш инквизитор. Вам известны правила.

Улыбка Кивы обдала холодом.

— Кроме них я знаю Чартайна. Его назначили сюда потому, что больше он ни на что не годился. Вы больше доверяете его суждению, чем моему? Если я говорю, что этот джордайн не вор — этого вам должно хватить.

Комендант предпринял последнюю попытку.

— Вас освещает свет Азута, леди, ваши слова направляет безупречность магии. Раз вы утверждаете, что он не вор, я собственной жизнью поклянусь в его невиновности! Но вы не можете отрицать, что у него оказался меч, хотя местные обычаи запрещают такое джордайнам.

— Что за нужда в подобном оружии им, вооруженным клинком истины? — объявила она легкомысленным тоном, не подтверждая и не оспаривая обвинения.

Вновь Маттео услышал нотку иронии в ее словах, напомнившую ему слабое насмешливое эхо голосов народца темных фейри Неблагого Двора, беспокоивших горные перевалы на границах Халруаа, чьи манящие мелодии сманивали путешественников с проторенных дорог в дебри.

— Меч нашли в его владении, когда его остановила стража, — вновь начал комендант.

— Но знал ли он на тот момент, что меч у него? Ты знал? — резко повернулась она к Маттео.

— Нет. Гончая не лжет… об этом, — в свой ответ Маттео тоже вложил скрытое ударение.

Сердитый взгляд гончей надолго скрестился с его, таким же яростным. Маттео вспомнил кобру и ее дрессировщика, которых он видел застывшими в точно такой же позе. И он подозревал, что в его ситуации, как и тогда для дрессировщика, в случае ошибки смертоносное создание ударит.

Но спустя мгновение губы Кивы изогнулись в довольной улыбке. Она повернулась к начальнику тюрьмы.

— Ты слышал. Как всем известно, для джордайни истина превыше всего. Освободите его немедленно.

Глава девятая

Неприятности Маттео не закончились с щелчком захлопнувшейся за его спиной тюремной двери.

Кива пожелала ему удачи своим любезно-ироничным голосом и исчезла. Вемик, послав ему долгий, вызывающий взгляд, последовал за гончей, предоставив Маттео самому себе.

Попытка разыскать Сирика оказалась не только напрасной, но и дорогостоящей. Жеребец, вырываясь на свободу, разнес в щепки привязь у таверны Падающей Звезды, и трактирщик требовал возмещения. Маттео истратил все полученные деньги на спасение Темо от последствий трактирной драки. Пришлось приложить все способности к убеждению, чтобы разгневанный пострадавший согласился принять расписку, оплату по предъявлению которой, должны были произвести представители Дома джордайн.

Дальше — больше. В обычной ситуации многие конюхи Кербаала с удовольствием предоставили бы ему ездовое животное, будучи уверенными, в возмещении со стороны ордена джордайни, но никто не верил его уверениям в принадлежности Дому. Сражения, прогулка с Тзигоной по гигантскому дереву и грязным переулкам, заключение в не отличавшейся чистотой камере — все это привело его белое одеяние в самое плачевное состояние.

Осталось идти пешком, и Маттео заторопился домой. К закату он оставил позади городские ворота. Пройдя, сколько осмелился, в ночи, он вспомнил урок Тзигоны, и остановился на ночлег на раскидистом, увешанном ползучими лианами ореховом дереве.

Сон не шел, спугнутый многочисленными ночными звуками, раздававшимися отовсюду. Он различал, как, ворча, роют под корнями в поисках орехов дикие кабаны, слышал недалекий вой охотящейся пантеры, беседы крохотных, но часто недобрых магических созданий, чьи жилища находились на верхних ветвях.

Куда хуже были слабые отзвуки неземной музыки Неблагих. Маттео слышал истории о темных фейри, рыскавших в горах, танцевавших на руинах древних городов и давно заброшенных могилах; также, по слухам, изредка они подбирались поближе к заселенным землям. Все это он вспоминал со времени своей учебы, но абстрактное знание служило слабой защитой от морозящей реальности их песни. Через какое-то время он начал разговаривать сам с собой, цитировать легенды, историю и генеалогию королевских семейств — лишь бы отогнать мрачное притяжение еле слышной музыки.

В течении этой долгой ночи, и последовавшего за ней дневного марша, ему не раз приходило в голову, что возможно в предупреждениях Тзигоны истины больше, чем ему казалось вначале. Жизнь Маттео прошла в пределах Дома джордайн. Образование, полученное им, охватывало весь мир и касалось всех наук, некоторых лишь краешком, других глубоко. Но в действительности, насколько он подготовлен к миру, простирающемуся за границами школы советников?

Маттео, весь покрытый пылью и с трудом передвигая ноги, добрел до школы следующей ночью, под новым серпом луны, и сразу понял, что известия о его бесчестии опередили его. Неодобрение на жестком лице стража ворот не оставляло в этом сомнений.

— Ритуал очищения состоялся прошлой ночью. Тебе следует незамедлительно отправляться к хижинам медитаций.

Маттео застонал. За всем случившимся в последние несколько дней, важный ритуал просто выпал у него из памяти. Ни один джордайн не заканчивал колледж без него. Мысленно перебрав своих преподавателей, юноша остановился на том, кто вероятнее всего решился бы помочь ему.

— Нельзя ли передать сообщение Вишне?

— Никаких сообщений, — твердо ответил страж. — Когда потребуется, тебя позовут.

Кивнув, Маттео с опозданием отправился в место уединения. Хижины медитаций расположились среди садов на дальней западной стороне поместья. Все убранство, предназначавшееся Маттео, состояло из койки, стола и большого кувшина с водой. Делать было нечего, только размышлять и ожидать.

На третий день с его возвращения, слуга, каждым утром доставлявший поднос с едой, постучал в дверь и вручил Маттео горку свежей одежды.

— Готовьтесь быстро. Вам нужно предстать перед Столом Диспутов.

Хотя Маттео ожидал этого, услышав приказ, он ощутил, как в горле комком поднимается ужас. Будучи освобожденным из тюрьмы, расследования воровства он мог не опасаться, но оставалось множество других прегрешений законов и обычаев джордайни. В довершение ко всему, он пропустил последний ритуал. Весьма вероятно, что ему придется пройти заново весь пятый курс, прежде чем его выпустят из школы. Или, еще страшнее, его просто вышвырнут, лишив ранга и титула.

Торопливо одевшись, он отправился к высокому куполу здания, где располагался суд джордайни. Пол круглого вестибюля украшала мозаика с изображением эмблемы джордайни: круга, чьи половинки зеленого и желтого цвета разделял синий зигзаг молнии. Маттео потер грудь в том месте, где обычно висел медальон, потом глубоко вздохнул успокаиваясь, и зашагал через холл к залу совета.

Стол Диспутов — это название относилось не только к суду как таковому, но и настоящему столу, огромной конструкции из двух вытянутых в длину столов, соединенных на дальней стороне меньшим столом повыше. На возвышении сидел Димидис, судья, в чьих обязанностях сегодня будет вынести вердикт. Остальные мастера и студенты-джордайни расселись по внешним краям длинных столов. Их мрачные лица были обращены к нему.

Маттео не раз присутствовал здесь, у суда всегда было немало работы — разбирательства советов джордайна своему патрону, время от времени случавшиеся конфликты между джордайни и редкие нарушения правил.

Но гигантская, пустая комната никогда не выглядела такой давящей как сейчас. Высоко держа голову, Маттео прошел в высокий проход между столами, к месту напротив Димидиса, каждый шаг болезненно ощущая направленные на него взгляды.

Престарелый судья относился к немногочисленному разряду джордайни, чей статус являлся следствием их собственной позиции, а не могущества патрона. Димидис известен был суровыми, нередко чрезмерно негибкими суждениями, а также тенденцией формировать мнение и неприязнь с опасной быстротой. Судя по кислому выражению на изборожденном морщинами лице, Маттео решил, что уже заслужил враждебное отношение судьи.

Димидис развернул пергаментный свиток.

— Все мы прочли о проступках сего юноши: драка в таверне, уничтожение собственности, нападение на стража гончей. Он присутствовал на представлении, где высмеивались джордайни, а затем помог артисту бежать. Он сражался на дуэли оружием, запрещенным для его касты — к тому же украденным, и после обнаруженным у него. На допросе в тюрьме он не подчинился представителю закона и отказался назвать имя вора. Это имя вырвали бы у него в Инквизиции, если бы не вмешательство инквизитора Кивы.

Старик сделал паузу и посмотрел на собрание.

— Вот обвинения, выдвинутые против Маттео из Дома джордайн. Кто-либо желает высказаться в его защиту?

— Я, господин Димидис.

Маттео ощутил чувство благодарности, но не особенно удивился, увидев как его любимый учитель, боевой маг Вишна, поднялся с места.

— Как и многие из студентов, Маттео выехал в Кербаал с тяжелым сердцем. Вам известно, что Андрис, близкий друг Маттео, был убит тем утром по приказу гончей Кивы.

— Что является ее правом и ее долгом, — указал Димидис. — Продолжайте.

— Я отправил Маттео в город, зная что некоторые учащиеся найдут выход своему горю. Если из-за этого возникли проблемы, часть вины лежит на мне. Строго говоря, я особо настоял, что Маттео должен проследить за одним из своих собратьев. Это он выполнил в точности. Второй студент вернулся к нам во время, невредимый и ни в чем не обвиненный. Это он начал драку в таверне, а Маттео остановил ее.

— Дела одного джордайна отражаются на всех. Вот почему существует этот суд. Маттео всего лишь делал то, что велит долг.

— Именно это я и утверждаю, — энергично подтвердил маг. — Юный джордайн исполнил свой долг и исполнил его хорошо, вопреки своему личному горю. Если он и был, возможно, несколько импульсивен в последовавших событиях, мы, конечно, можем учесть сопутствовавшие обстоятельства.

Судья уставился на боевого мага словно тот заговорил на калишитском, Общем или еще каком варварском наречии.

— Это все? Вы не можете добавить ничего значимого?

Мгновение маг отвечал ему столь же недоуменным взглядом.

— Видимо нет, — коротко бросил Вишна и уселся с резкостью, выражавшей скорее гнев, чем смирение.

К изумлению Маттео, следующим встал Феррис Грейл. Маттео почти не общался с этим магом, старшим преподавателем Дома джордайн. Однако тот видимо знал юношу куда лучше. Своим звучным голосом он заговорил об ученичестве Маттео, его интеллекте и незапятнанной репутации.

— Мы получили одиннадцать запросов на услуги этого джордайна, — заключил главный мастер. Он положил лист пергамента на стол перед Демидисом. Судья взял его и стал просматривать, с еще более суровым выражением лица.

— Я тоже прошу слова, — объявила Анналия Грей, профессор логики и риторики. Она была единственной женщиной среди джордайнов в поместье, и в диспутах не уступила бы любому из них. Обычно Маттео внимательно слушал, когда она говорила, впечатывая ее слова в память. Но сейчас, хотя будущее юноши зависело от ее искусства, он не мог заставить себя прислушиваться. Вместо этого его глаза притягивала фигура в зеленом и золотом, легким шагом скользившая к судье. Он едва заметил, когда Анналия закончила свою речь, хотя на место она села под взрыв аплодисментов.

Кива, маг-гончая, пришла высказаться в его защиту.

Вот уж чего Маттео не ожидал, и нельзя сказать, что такой союзник был ему в радость. Он с растущим беспокойством выслушал, как Кива повторяет все уже сказанное, умолчав о других вещах, еще не прозвучавших в зале суда: сражении Маттео с вемиком на задворках Кербаала и имени девушки, которую он защищал. Тзигона была упомянута лишь как "вор, укравший меч", и "уличный артист" когда Кива дошла о столкновении Маттео и Мбату в таверне Падающей Звезды. Если опираться на слова Кивы, можно было подумать что речь идет вообще о двух разных людях.

Наконец Маттео предоставили слово. Он поклонился сначала Димидису, затем всему собранию.

— Все обвинения, выдвинутые против меня, истинны. Я благодарен мастеру Вишне за его слова и его сочувствие, но я отвечаю за собственные действия, а не обстоятельства, послужившие их причиной. Я сожалею о том, что нарушил закон джордайни, и приму любое наказание, назначенное советом. Прошу лишь об одном: чтобы мне позволили задать инквизитору вопрос, не дающий мне покоя.

Димидис, на которого речь и просьба Маттео произвели благоприятное впечатление кивнул.

— Разрешаю.

Маттео вызывающе посмотрел на эльфийку.

— Дракон не срывается с небес охотиться за кроликом в кустарнике. Почему же вемик Мбату, правая рука мага-гончей и ее личный телохранитель, гонялся за молодой женщиной, о которой говорят лишь в связи с представлениями в таверне или обычным воровством?

Всех присутствующих его слова заставили вздрогнуть и заинтригованно прислушаться.

— Хороший вопрос, — признал Димидис, впервые глядя на Маттео с интересом. — Леди Кива, нам интересно будет услышать ваш ответ. Весьма интересно. Из вашей речи я решил, что Маттео связался с двумя преступниками, а не с единственной девушкой.

Взгляд гончей полыхнул, затем на миг нерешительно дрогнул. Ледяная маска вернулась на место так быстро, что Маттео, не следи он за ней в оба глаза, мог бы решить, что первая реакция ему почудилась.

— Здесь нечего объяснять, — холодным звенящим тоном объявила Кива. — У девушки острый язык, и джордайни не единственные мишени ее шуток. Днем раньше она оскорбила Мбату. Вемика нетрудно разозлить, а в гневе он агрессивен. Их вражда — его личное дело, ко мне не относящееся, и за свои действия он уже подобающе наказан. Что же до недопонимания в отношении ее личности, прошу вас помнить, что для меня ваш язык не родной. У меня нет точности речи джордайна. Один преступник или два, девушка — забота вемика, не моя. Я о ней ничего не знаю, и знать не хочу.

Столь обыденное объяснение казалось несколько разочаровало Димидиса.

— В таком случае, полагаю, мы закончили. У меня нет иного выбора, кроме как объявить дело закрытым. Среди запросов на Маттео присутствует один, который мы едва ли можем игнорировать. Прокопио Септус, лорд-мэр Халараха, нуждается в совете.

Маттео такой неожиданный поворот ошеломил. Прокопио, прорицатель высшего класса, мэр столицы Халруаа и командующий небесным флотом города; подобное первое назначение превосходило все, на что он надеялся.

На миг гордость всколыхнулась в нем, смыв долю унижения последних дней. Затем ему пришло в голову, что пост этот вероятнее всего достался бы Андрису, будь он жив.

Как бы там ни было, судьба начинала улыбаться ему. Маттео сделал глубокий поклон.

— Я смиренно принимаю назначение, господин Димидис, если таково желание совета.

— Мои желания к этому имеют мало отношения, — кисло ответил Димидис. — Главное, следи, чтобы больше тебе не приходилось представать перед Столом Диспутов, и я буду доволен.

Несколько дней ушли у Маттео на путешествие в Халарах, столицу и дом Залаторма, короля-чародея. Если считать как летит ворон, расстояние не так уж велико, но едва ли ворона удалось бы уговорить перелететь болото Ахлаура и бороться с ветрами, бушевавшими над озером Халруаа.

Лучшим и самым безопасным способом было путешествие на корабле, из Кербаала вдоль побережья залива Тертал и западной окраины озера Халруаа.

Дни проходили быстро, несмотря на растущее нетерпение. Маттео не был в Халарахе со времени своего двенадцатилетия. Первый взгляд на город, когда корабль обогнул волнолом, оказался еще более ошеломляющим, чем говорили воспоминания.

Большая часть города расположилась вокруг доков. Но Халарах разительно отличался от Кербаала, с его уходившими в море рядами деревянных доков и сгрудившихся возле них складов, трактиров и таверн. Пристань королевского города тоже не пустовала, но за ней открывалось широкое пространство, выложенное цветным камнем, затененное деревьями и раскрашенными павильонами. Здесь проводились праздничные фестивали, сезонные ярмарки и рынки.

— Что за фестиваль сейчас идет? — осведомился Маттео у одного из пассажиров, торговца с восточных предгорий. Глаза его собеседника загорелись.

— Фестиваль монстров. Вот зрелище будет, только знай себе глазей. Отличные зубры, для тех фермеров у кого хватит пастбищ на этих шерстистых громадин. Мне лично они не интересны. Мясо плохое — вырезка рота мне куда как больше по вкусу.

Маттео ощутил слабый укол разочарования от такого приземленного описания.

— Так это рынок скота?

— И всего другого. Ящерицы, которых леди нынче так любят держать дома. Птицы из джунглей Майра. Котята грифонов, драконьи яйца. Короче, все, что можно съесть, засунуть в клетку, посадить на поводок или нарезать на кусочки для заклинаний. Я слышал, на аукцион выставили даже единорога.

На кончике языка Маттео плясал вопрос, какая судьба из вышеописанных ожидает единорога, но, в конце концов, он решил, что не хочет знать этого. Поблагодарив торговца, он отправился собирать скромные пожитки.

Корабль плавно подошел к причалу, где Маттео встретили люди в белом облачении джордайни, и все как один с определенно недоброжелательными лицами. Осмотр, который они ему учинили, наполнил Маттео сочувствием к созданиям на рыночной площади.

— Ты новичок у Прокопио? — осведомился один.

— Я Маттео, и я здесь чтобы приступить к службе у Прокопио Септуса, — согласился он.

— Так пошли, — хмуро бросил встречающий, и повернувшись направился прочь, предоставляя Маттео самому решать, следовать за ним или нет.

Холодность приема его удивила, но окружающее слишком переполняло впечатлениями, чтобы проникнуться оскорблением. Халарах был великолепным городом, величайшим в стране, домом для почти восьмитысячного населения. Но пока эскорт вел Маттео сквозь рыночную площадь к вилле Прокопио Септуса, они ни разу не испытал ощущения скученности.

Виллы, мимо которых они проходили, поражали простором. Даже дома среднего класса могли похвастаться садиками и цветами. Общественные парки и сады встречались буквально за каждым углом. Широкие улицы выходили к площадям, на многих бурно шла торговля — уменьшенные версии гигантского припортового рынка.

В городе царила приятная прохлада, особенно радостная после безжалостного солнца, сопровождавшего Маттео в морском путешествии. Халарах находился на северном побережье озера Халруаа, у слияния двух самых больших местных рек, Халара и Алуара. Легкий ветерок колебал воды, и, уловленный, усиливался множеством хитроумных магических приспособлений.

Сам Маттео не мог использовать магию, но почти всю свою жизнь он провел изучая ее. До сей поры, ему никогда не приходилось видеть столько волшебства сконцентрированном в одном месте. Почти половина обитателей города умела творить несложные заклинания, как минимум три сотни сделали магию делом своей жизни. Башни магов устремлялись к голубому небу, придавая городу облик леса из мрамора, хрусталя и камня. Магические лампы висели на улицах, украшали дома и магазины. У открытых дверей в самые большие магазины, путников встречало мягкое прикосновение ароматного ветра, магически охлаждавшего торговцев и покупателей. Регулярно проезжали повозки, груженные созданными с помощью чар блоками льда, к которым приходилось прибегать менее зажиточному народу.

Но самое неизгладимое впечатление на Маттео произвели небесные корабли. Плывущие среди облаков суда были самой известной достопримечательностью Халруаа, но ему до сих пор не доводилось видеть их вблизи. Предыдущий раз Маттео побывал в Халарахе зимой, когда большинство кораблей стояли на причале. Он следил за весенними регатами на фестивалях Дня Леди, проходивших в каждом городе страны, но там корабли можно было увидеть только издали. Джордайну не подобало оказаться обсыпанным предсказывающей будущее магией.

Вот почему его так порадовало, когда дорога, которой вели его собратья-джордайни, повернула к причалам летучих судов. Несколько изящных кораблей проплывали по небу, огибая края озера как прекрасные леди на прогулке летним вечером — трехмачтовики, с летящим кливером и двумя кормовыми парусами на качающихся бонах. Корпуса отделывали панцирем гигантских черепах, так что с земли они выглядели почти одинаково. Но над раскраской и формой парусов фантазия поработала немало.

— Ты пялишься как крестьянин, — холодно заметил один из джордайни. — Никогда не видел летающего корабля?

— Так близко — нет. Какая красота, — мечтательно ответил Маттео. — Похожи на воздушных змеев, запущенных гигантскими детьми.

— Чудный способ описать своего нового патрона, — заметил сухой голос из-за его спины.

Маттео обернулся. Тонкий, невысокого роста человек, стоящий за его спиной, скрестив руки и наклонив голову встретился глазами с Маттео. Несмотря на отсутствие внешней стати, он производил внушительное впечатление, притягивая взгляд. Нос его изогнулся ястребиным крючком, а густые белоснежные волосы были коротко острижены. Медальон демонстрировал его принадлежность к прорицательской школе магии, а кольцо на пальце украшала городская печать: направленный вниз треугольник со звездой на кончике, изображавший контуры территории на которой располагался Халарах. Волнистые линии по всей фигуре дополняли символ омываемого ветрами города.

— Лорд Прокопио, — склонился Маттео в формальном поклоне. Маг проигнорировал вежливое приветствие.

— Опаздываете, молодой человек. Экипаж и корабль ожидали вашего прибытия.

От этой новости глаза Маттео вспыхнули. Потом его взгляд метнулся к другому джордайну за подтверждением. Остальные глядели на него сузив глаза и хмурясь. Озадаченный Маттео вновь повернулся к новом патрону.

— Вы желаете, чтобы мы сопровождали вас на корабле?

— Только ты. Поднимайся на борт, если конечно не можешь сам полететь, — кисло ответил маг, и зашагал к одному из стоящих у причала кораблей.

Маттео последовал за ним, с интересом изучая летающее судно. Изображение длинной, устрашающего вида змеи красовалось радужным переливом на его борту, извивами колец забираясь на передний парус. На остальных парусах были нарисованы крылья звездозмеи, а тонко вырезанные руны в корпусе подтверждали, что корабль зовется "Звездозмей".

Лорд Прокопио направился к баку и крутанул серебристо-золотой стержень, установленный там. Небесный корабль грациозно взмыл ввысь, быстрее чем полагал возможным Маттео. Чародей проницательно посмотрел на него.

— Ты выглядишь удивленным. Разве ты не изучал характеристики подобных судов?

— Изучал, мой лорд. Знать — одно, испытать самому — совсем иное.

— Тоже правда. Какова наша скорость?

Прикинув воздействие ветров с озера, и вспомнив все, что знал о таких кораблях, Маттео уверенно ответил, "семнадцать узлов", полуобернувшись к рулевому за подтверждением. Тот кивнул. Пожав плечами, Прокопио, не впечатленный, указал на центр озера.

— Веди корабль. Пусть-ка наш новый советник покажет себя.

Стоявший у руля без особого восторга повиновался, всем своим весом проворачивая тяжелое колесо.

При этом Маттео оказался в неприятной позиции — когда совет непрошен, но дать его необходимо. Он задумался, что же ему выбрать, опасные ветра озера Халруаа вошли в поговорку. Ни единый корабль не заплывал в его внутренние районы, ни на поверхности, ни по воздуху.

— Лорд Прокопио, мой долг велит мне порекомендовать вам, воздержаться от путешествия над озером, — почтительно заговорил Маттео.

Единственным ответом Прокопио послужил жест в сторону другого корабля, отошедшего от берега и быстро нагонявшего их.

— Это «Авариэль», которой владеет маг творения Базель Индолар. Он неосторожен и горд настолько, что считает себя моим соперником. Если мы предложим ему вызов, он не отступит.

Прокопио повернулся к синему магическому шару, установленному на пьедестале и проделал над ним несколько жестов. В круглом небе закружились тучи, и разойдясь открыли лицо, видимо принадлежавшее тому самому сопернику — дородному, с пухлыми щеками и маленькими, проницательными глазками. Черные волосы, смазанные маслом, множеством тонких косиц ложились на плечи. Маги обменялись положенными вежливыми фразами, а затем Прокопио перешел к делу.

— Сегодня хороший ветер, лорд Базель.

Изображение волшебника в шаре довольно кивнуло.

— Да, «Авариэль» выдает почти двадцать пять узлов. Я и не думал, что старушка может так резво танцевать.

— Неудивительно. Ты плывешь прямиком в озерные ветра.

— Не дальше чем ты, — отпарировал Базель. — Если у тебя что-то конкретное на уме, говори.

— Состязание. Соревнование воли и нервов.

Базель выпучил глаза, и расхохотался.

— Кто первый струсит, короче. Что я слышу, лорд Прокопио — детские игры?

— Сделанные интересными достойной ставков. Скажем… две тысячи скаев? И я не такой дурак, чтобы предлагать идти курсом на столкновение. Спор мастерства и скорости. Первый, кто дойдет до тридцати узлов побеждает.

Маленькие глаза чародея блеснули.

— Я не настолько добрый друг, чтобы не взять твои деньги, — согласился он, и его изображение растворилось. Прокопио повернулся к джордайну.

— Представь, что это твоя первая кампания. Ты советник генерала, которому приказано следовать твоим советам. Исход битвы целиком в твоих руках.

Маттео отчаянно хотелось ответить, что это всего лишь глупая ставка, а не важное сражение. Чтобы набрать такую скорость кораблям придется выйти на глубоководье, с его сильными, непредсказуемыми ветрами.

Но маг создал проблему, и теперь обязанность Маттео решать ее. Разглядывая облака и береговую линию, он высчитывал вес "Звездозмея".

— Каков экипаж "Авариэль"?

Чародей одобрительно кивнул, услышав вопрос.

— Как и у «Звездозмея», до последнего человека. Двадцать шесть. Они работы одного корабела, на левитационные брусья заклинания накладывал один и тот же маг. Корабли в точности одинаковы, победителя определят не они, а мудрость капитанов.

Маттео подмывало сделать замечание насчет мудрости того, кто согласился на подобный риск для забавы или из гордости. Однако при всей своей молодости он понимал, что не всякую правду стоит произносить вслух. Он перевел взгляд на рулевого, тощего лысеющего человека почти на голову ниже мага.

— Как ваше имя, сэр?

Тот моргнул, вопрос как и вежливый тон, явно застал его врасплох.

— Спалдинг, милорд, если позволите.

— Это слишком большая честь для меня, — ответил джордайн с улыбкой. — Единственный лорд здесь Прокопио Септус. Меня зовут Маттео.

— Как пожелаете, ми… Маттео.

— Тридцать градусов к правому борту, Спалдинг.

Корабль развернулся, замедлив ход и вызвав хмурое выражение на лице Прокопио.

— Ты поворачиваешь назад к берегу. Это трусливое поражение. Повернись к озерным ветрам, если у тебя достанет храбрости!

Обвинение в трусости уязвляло, но, тряхнув головой, джордайн продолжил изучать берег.

— Готовься, Спалдинг. По моему приказу, поворачивай резко вправо. Направляйся прямо к берегу по кратчайшему пути и держи курс. Управляй парусами, поддерживая скорость.

Рулевой побелел, но послушно передал указания экипажу на снастях. Выждав нужный момент, Маттео приказал совершать поворот. Корабль пошел по медленной, тяжеловесной дуге, теряя скорость.

— Храбро! — язвительно прокомментировал Прокопио.

Паруса обвисли, затем, как и ожидал Маттео, туго натянулись, и корабль рванул вперед. Маг озадаченно сдвинул брови.

— Таким курсом мы окажемся прямо на дороге "Авариэль".

— Этого я и добиваюсь…

У Прокопио отвисла челюсть, он уставился на джордайни в шоке. Захлопнув рот с явственно различимым щелчком, он дернул головой.

— Ты с ума сошел. Мне приходилось раньше видеть такое. Некоторые просто не способны летать — тонкий воздух путает им мысли. Я принимаю командование, Спалдинг.

— Нет, — спокойно ответил Маттео. Заметив оценивающий блеск в глазах своего нового патрона, он наконец-то понял, что со стороны мага вся эта затея не бесполезная глупость, а тест. Если он собирался завоевать уважение Прокопио, его надо пройти. — Вы наняли меня, чтобы я выиграл для вас это сражение, чем я сейчас и занимаюсь.

— Победить приятно, но мой корабль мне чуть поважнее!

— Тогда не мешайте. Повернуть сейчас будет опасно. — Добавляя вес словам, и подчеркивая серьезность своих намерений, Маттео встал между пораженным такой наглостью магом и рулевым. Он встретился с глазами низкорослого чародея, бросая ему вызов ответным решительным взглядом. Такого Прокопио явно не ожидал. Побагровевшее лицо мага горело от гнева и оскорбленной гордости. Принудить Маттео магией он не мог, и тем более не в состоянии был навязать собственную волю силой. Отступив на шаг, Прокопио начал жесты заклинания, которое не касаясь джордайна позволило бы ему подчинить рулевого.

Узнав заклинание, Маттео отреагировал быстро. Перехватив правую руку мага, он дернул ее вверх и обхватил пальцем мизинец его левой. Таким образом измененные жесты превратили задуманное заклинание в безвредную иллюзию. Разноцветные вспышки затанцевали на парусе, превратившись в изображения стройных женщин в одежде из раскрашенных перьев звездозмеи, танцующих в круге. Опустив руки, Прокопио недоуменно уставился на мерцающее изображение, все, что осталось от прерванного заклинания.

— Ты слишком много берешь на себя, джордайн. Невероятный риск, и с чужим кораблем! Ты знаешь, сколько он стоит?

Маттео назвал ему точную сумму, плюс-минус несколько золотых. Искра удивления в глазах волшебника уверила Маттео, что он попал в цель. Но кое-что еще оставалось невысказанным, и джордайн не стал уклоняться.

— Риск действительно огромен, но виноват в том не я.

Глаза Прокопио сузились, но выражение осталось непроницаемым.

— Правда?

— Я был против плавания над озером. Ветра сильны и непредсказуемы. Но раз вы приняли решение, моей задачей стало сохранить вашу жизнь. Я повернул в нужный момент, не раньше. И не из трусости, а по точному расчету. Позволите ли вы мне завершить работу без дальнейших помех? Если нет, говорите сейчас. Вскоре для споров не останется время.

— Даю слово, — проворчал Прокопио. — Командуй.

Джордайн кивнул, и его внимание обратилось на быстро приближавшийся небесный корабль. Теперь его можно было разглядеть в деталях. Парус нес на себе изображения рун и таинственных символов, блестящие черепашьи панцири, защищавшие корпус, были покрыты такими же узорами из электрума. Но Маттео интересовали паруса. Ветер наполнял оснастку обоих кораблей. Если хоть один из парусов «Авариэль» дрогнет и потеряет упругость, станет ясно, что Базель Индолар готов уступить. Но если он не уйдет с пути, тогда придется уклониться Маттео, оставив Прокопио с облегченным кошельком и раненной гордостью.

Ага, вот оно — слабое колебание фока. «Авариэль» готова уйти от столкновения. Оставался только один вопрос: куда именно повернет лорд Базель?

— Как именно он отвернет? — юноша задал вопрос вслух. — Влево или вправо? Какой парус он спустит?

— Он не отступит, — заявил Прокопио, сумрачно глядя на джордайна. — До сего дня я бы назвал Базеля Индолара самым упрямым и надменным сукиным сыном в Халруаа. Теперь, полагаю, ему принадлежит почетное второе место. Нет, он не отступит.

— Это ваше мнение, или ваше слово прорицателя? — слова Маттео несли в себе серьезный вызов. Если Прокопио ошибется, он потеряет не только корабль, но и репутацию мага, предвидящего будущее.

Скрестив взгляды с юным советником, маг зашипел и отвернулся.

— Я загляну в будущее.

— Быстрее, — поторопил его Маттео.

Взмахнув рукой над шаром, чародей внимательно уставился на что-то, незримое Маттео. Спустя миг он поднял глаза и хитро улыбнулся одними губами.

— Чтоб мне пойти в ученики к некроманту! Ты прав, Базель повернет. Он спустит кливер и фок, положит руль направо и использует озерный ветер, чтобы уйти к морю. — Одновременно с его словами, паруса нагонявшего их судна начали опускаться. Отметив дугу его разворота, Маттео сконцентрировался на ветрах, вихривших его волосы и плащ. Неожиданно он почувствовал изменение потока, коснувшийся его внешним краем круговой поток миниатюрного шторма.

Маттео коснулся руки рулевого.

— Поворачивай к «Авариэль» на десять градусов, по моей команде. Один…

— Это глупость! — воскликнул Прокопио. — Корабли столкнутся.

— Два, — бесстрастно произнес Маттео.

Маг прижался к поручням, готовясь встретить столкновение, и уставился на своего молодого советника.

— Считай что ты уволен, джордайн.

— Давай!

Рулевой резко дернул колесо, и нос «Звездозмея» уставился в ту же сторону, куда поворачивал быстро сокращавший расстояние корабль-соперник.

В этот момент их наконец подхватил вихрь, которого ожидал джордайн. Корабль прыгнул в небе как выныривающий за воздухом дельфин; с мягким шуршанием мимолетно соприкоснулись деревянные ограждения двух кораблей.

Нежданный шквал утих так же быстро, как появился, и скорость «Звездозмея» упала до более умеренной. Прокопио ошеломленно уставился на молодого джордайна.

— Что это было?

Маттео позволил себе улыбку.

— Примерно тридцать три узла, осмелюсь предположить.

— Тридцать четыре, — пораженным голосом поправил рулевой.

Однако победа мага сейчас не так интересовала.

— Этот ветер… как ты предугадал, что как раз тогда он нас подхватит?

Маттео указал на длинное, низкое здание расположившееся на берегу реки.

— Это льдохранилище города. Видите большие блоки, которые загружают в тележки?

— И что?

— Когда воду волшебством превращают в лед, выделяется много тепла. Часть энергии подхватывается и используется заклинанием, но в основном она уходит впустую, и поднимаясь создает сильный восходящий поток воздуха.

— Тепло из льда, — пробормотал маг. — Никогда бы не подумал о таком.

— Воздействие на ветер этим не заканчивается. Холод, источаемый таким объемом льда притягивает теплый воздух, что в свою очередь создает сильный круговой ветер. Именно в него мы попали. Если бы мы не повернули именно в то мгновение, то не поймав его порыв полностью столкнулись бы, несмотря на маневр лорда Базеля.

Маг с любопытством смотрел на него, по-видимому забыв о недавнем рискованном предприятии.

— Жар из льда. У него могут быть какие-нибудь боевые применения?

Джордайн задумался.

— С помощью льда можно создать небольшой шторм. Если тучи от него пойдут невысоко, небесный корабль сможет подняться над ними. Немного хорошего песка хватит, чтобы вызвать сильный град. С магическим усилением или без него, такой шторм можно использовать по меньшей мере для отвлечения, а вполне вероятно, и нанести им серьезный урон врагу.

— Лед снизу притягивает лед сверху. В некоторых ситуациях, это может оказаться полезным. Ага, вот наконец нас вызывают с бесстрашной «Авариэль», — со злой насмешкой бросил Прокопио, поворачиваясь к негромко загудевшему шару.

Лицо Базеля Индолара, появившееся в нем, было бледным, но он улыбался.

— Отлично проделано, дружище! Половина моего экипажа нуждается в чистой паре штанов, и мечтает ощутить под ногами земную твердь. Ты заслужил свои две тысячи. Или, скорее, твой новый джордайн заработал их для тебя, — лукаво добавил он.

Бархатный мешочек возник из воздуха, и тяжело звякнув упал под ноги Маттео.

— Что скажешь, парень? — продолжил Базель. — Мне бы пригодился советник с твоими нервами. Мои кудахтали и прыгали, как курицы на яйцах.

На лице Прокопио появилась настороженность. Маг уволил его, Маттео имел полное право принять любое предложенное назначение. Но джордайн чувствовал, что лишиться чего-либо, тем более услуг ценного советника, будет значить для чародея потерю лица.

— Вы делаете мне честь, лорд Базель, но я только недавно поступил на службу вашему другу Прокопио, и не собираюсь покидать это место.

Пусть это не вполне соответствовало истине, но, судя по облегчению в глазах прорицателя, ответил он правильно.

— Я его не отпущу, Базель, и пусть тебе будет стыдно, что попробовал выкрасть у меня такого советника!

Маг творения пожал плечами.

— Ну ладно. Каждому свое. Мы скоро встретимся, полагаю.

Базель исчез из шара.

— Уверен, что слишком скоро, — проворчал прорицатель. Повернувшись к джордайну, он уже улыбался.

— Все прошло отлично. Ты показал знания, мудрость, уверенность и, что немаловажно, верность. Я весьма доволен, — объявил чародей покровительственно.

Поклон Маттео служил в меньшей степени выражением почтения, чем способом скрыть вспышку гнева, которую он не сумел полностью подавить. Он надеялся показать себя, но достойным служением, а не в глупых играх.

— Благодарю вас, лорд Прокопио, но я полагал, что вы находите недопустимым мое самомнение.

Маг расхохотался, запрокинув голову.

— Это не беда, когда оно обосновано. Надменность плоха только в глупцах.

— Я это запомню, — кивнул Маттео.

Они заговорили о другом, и корабль вернулся в порт без дальнейших инцидентов. Однако Маттео оставался уверен, что время проверки для него еще только началось.

Его подозрения подтвердились, когда его отвели в покои джордайни. Два его сопровождающих оказались не единственными советниками в свите Прокопио. Маттео выпало быть младшим из восьмерых. На ужине в эту ночь присутствовали шесть, каждый изо всех сил старался оценить новичка и довести до его сведения, какой низкий статус он занимает в их сообществе. В общем и целом обед оставил неприятное впечатление, и Маттео не огорчился, когда он подошел к концу.

Той же ночью к нему пришел старейший из джордайни. К изумлению Маттео, джордайн оказался чистокровным эльфом, и действительно очень древним.

Советник протянул тонкую руку, морщинистую, но все еще достаточно сильную для крепкого рукопожатия.

— Я Зефир. Если у тебя есть вопросы, спрашивай. — Эльф коротко улыбнулся. — Когда ты закончишь, я отвечу на те вопросы, которые ты из вежливости оставишь в тени.

Такое приветствие вызвало у Маттео улыбку.

— Прокопио по-видимому очень нуждается в совете. Восемь джордайни для одного мага?

Пожав плечами, эльф ответил:

— Это вопрос положения. Прокопио Септус собирает советников как некоторые лошадей, и должен заметить, примерно так же на нас смотрит. Уверен, полет на небесном корабле это для тебя прояснил.

— Вы об этом слышали? — чуть расстроено спросил Маттео.

— От одного из советников лорда Базеля, — подтвердил эльф. — Твоя храбрость удивила и доставила удовольствие обоим магам, но будь уверен, Прокопио был готов в любой момент перенести корабль в безопасность магией, на случай если бы ты ошибся.

От невероятной сложности такого заклинания у Маттео перехватило дыхание.

— Если я ему не нужен, что я здесь делаю?

— О тебе идет слава как о хорошем бойце, разбирающемся в стратегии. Прокопио желает углубить свои познания в военной теории. Можешь ожидать от него других испытаний твоей сообразительности и нервов.

Логика всего этого ускользала от Маттео.

— Прокопио мэр города, но защитой распоряжается король.

Эльф ткнул в его сторону пальцем, словно подчеркивая вышесказанное.

— Именно. А Прокопио намеревается править после Залаторма.

Его слова прозвучали почти как государственное преступление. Залаторм был королем всю жизнь Маттео, как и жизни его неизвестных родителей и предков. Жизнь под другим правлением представлялась такой же непредставимой, как возможность уехать в чужие земли.

— Ты должен привыкнуть, — добавил Зефир. — Наша задача — помочь Прокопио в достижении этой цели.

— Наша задача служить истине, — напомнил Маттео. Эльф спокойно посмотрел на него.

— И я только что сообщил тебе, что является истиной конкретно для нас. Измеряй все остальное с этой точки зрения, и у тебя здесь не будет проблем.

После непродолжительной беседы, эльф-джордайн, сославшись на усталость, отправился отдыхать.

Еще долго лежа в постели Маттео размышлял о сказанном эльфом. Он давно понял, что общество Халруаа управляется множеством правил и обычаев. Впервые, однако, ему пришлось задуматься о невероятно сложных политических маневрах, скрывающихся за ширмой законности и порядка.

Для него тяжело было найти собственное место среди всего этого. Внешне роль джордайна заключалась в видении и произнесении вслух истины, пусть упрятанной в оболочку сатиры или прочие словесные одежды, но истины — не подверженной воздействию магии или личным амбициям. Честь и правдивость джордайна вошла в поговорку. Вещи соответствуют истине, или не соответствуют. Все просто.

Но что с Андрисом? Возможно ли, что правда изменчива, что решение мага-гончей, или даже самого Стола Диспутов станет зависеть от результата тайной сделки?

Беспокойные мысли не оставили его даже когда, наконец, пришел сон.

Следующие дни оказались не лучше первого. Как узнал Маттео, в отличии от короля, не одаренного наследниками, у Прокопио их было более чем достаточно. джордайни на службе Прокопио доверялось образование будущих принцев и принцесс — общим числом девять, насколько Маттео сумел подсчитать.

Ему досталась Пенелопа, девочка около восьми лет с длинными черными локонами и вечно раздраженным выражением. Маттео достал тонкой работы набор для игры в Замки, и начал обучать ее стратегии.

Крохотные здания на некоторое время привлекли интерес девочки, но скоро она отвлеклась, и фигуры Маттео быстро окружили ее неразвившееся строение.

— Ты окружена, дитя. В следующий раз смотри внимательнее на доску, и думай каждый ход, что принесут следующие.

Надув губы Пенелопа взмахнула маленькой ручкой. Резные фигурки из сандала и кости застучали по мраморному полу.

— Ты жульничал! — с жаром воскликнула она.

Джордайн моргнул, не представляя что ответить на столь абсурдное обвинение.

— Это не так. Ты просто проиграла игру.

Скрестив руки, она уставилась на учителя.

— Я не проиграла. Я ни в одной игре никогда не проигрываю.

До Маттео начало доходить в чем дело.

— Почему бы тебе не поиграть в саду, мы попробуем еще раз после обеда.

Не удостоив его вежливым прощанием, девочка исчезла из комнаты. Маттео же направился прямиком в кабинет патрона, где в нескольких словах рассказал магу о реакции ребенка.

— В следующий раз позволь ей выиграть, — решил чародей.

— Это нечестно, и не пойдет ей на пользу, — запротестовал Маттео. — Стратегические игры предназначены для развития интеллекта и умения думать, но способность побеждать и проигрывать с достоинством не менее важна чем все другое.

— Урок который она усвоит, в свое время, — согласился маг. — Облегчи ей это.

— Со всем почтением, я не могу преподавать в такой манере.

Прокопио небрежно пожал плечами.

— Хорошо. Передай Дранклишу заняться обучением девочки. Ты можешь передать для меня дипломатическое послание. Конечно, если принципы тебе позволяют?

Юноша проигнорировал сарказм.

— Для меня это честь.

Несколько следующих дней Маттео в основном исполнял роль посланника, запоминая фразу или речь и повторяя ее с точностью до слова, нюансов и интонации. С Зефиром он встречался всего несколько раз во время обедов, а его попытки подружиться с другими джордайни были решительно отвергнуты.

Ничего подобного товариществу и добродушному поддразниванию, которое он помнил по школе, здесь не существовало. Сатира была целенаправленной, резкой и обычно содержала несколько скрытых один в другом шипов.

Через несколько дней такой жизни Маттео начал терять надежду. Не будучи занят на работе, он проводил время изучая город или читая в одиночестве своей спальни.

В один из таких вечеров его внимание привлек негромкий шорох в открытом окне. Волна радости окутала его при виде маленькой острой мордашки, выглядывающей из-за карниза, и его улыбка зеркалом отразила ухмылку на лице молодой женщины.

— Тзигона! — воскликнул он. — Как ты меня нашла? И, если на то пошло, что заставило тебя отправиться в такое путешествие?

Подтянувшись, она забралась на подоконник и влезла в комнату.

— Я очень серьезно отношусь к своим долгам. Или ты забыл? Я слышала, что джордайни полагается иметь память как дворец с множеством комнат.

Маттео ничего не забыл, и к нему вернулась настороженность при воспоминании обо всем, случившемся между ними.

— Я помню, как ты советовала мне не доверять слишком быстро.

Она кивнула понимающе.

— Тебе придется много раз вспоминать об этом, живя здесь. По мне, лучше жить в бехировом гнезде, чем на вилле лорда-чародея. Похоже, ты тоже не слишком счастлив.

— У меня хорошая позиция, — напряженно ответил он.

— Угу, — его слова Тзигону ничуть не убедили. — Когда речь идет о магах, единственная «позиция» в которой ты можешь оказаться — перекинутым через бочку со снятыми штанами.

Маттео заставил себя удержаться от смешка.

— Мне не полагается так плохо думать о магах.

— Хорошо уклоняешься, — одобрительно заметила девушка. Она уселась в окне спиной к улице, болтая босыми ногами. — Здесь место не хуже любого другого. Думаю, последние несколько дней во владениях джордайни заставили тебя мечтать оказаться почти где угодно еще.

— Я не уверен, что понял тебя.

Жалость промелькнула на лице Тзигоны.

— Я проследила за тобой до школы, как и обещала. Я видела ваш так называемый ритуал очищения.

— Я опоздал, — ответил он коротко. — Но в отведенное мне время, мне было о чем поразмыслить.

— Поразмыслить? — недоуменным эхом повторила она. — То, что я видела, это теперь так называется?

Маттео пожал плечами.

— Действительно, смотреть там особо не на что. Наблюдать за произрастанием трав наверное и то интересней, чем следить за джордайни в уединенных раздумьях. Но я не жалуюсь. Несмотря на опоздание, два этих дня помогли мне во многом разобраться.

Ее глаза понимающе вспыхнули.

— И, насколько ты знаешь, этим ритуал и ограничивается.

— Ритуал очищения — время уединения и размышления, — озадаченный ее реакцией ответил Маттео. — Мое пришлось урезать, но я использовал его как сумел.

Почему-то она здорово развеселилась.

— Не обижайся, Маттео, но нечто подобное я бы скорее ожидала услышать от одного из твоих менее удачливых собратьев.

— Не понимаю…

— Когда-нибудь поймешь. И когда этот день настанет, не забудь сказать мне, считаешь ли ты мой долг оплаченным. После нашего разговора, я начинаю думать, что так оно и есть.

Бросив последнюю загадочную фразу, она растворилась в ночи, оставив Маттео недоумевающе смотреть ей вслед.

Глава десятая

Несколько тихих дней Кива провела в своем убежище в окрестностях Заласу, но она была только рада, когда спокойствие подошло к концу. Она очень давно готовилась к нападению на Ахлаур, и сегодня ожидала продвинуться больше, чем за последнее десятилетие.

Вилла находилась далеко за стенами города, небольших размеров, но полная роскоши, окруженная густым лесом и почти непроницаемой магической защитой.

Утром гончая позавтракала чаем и фруктами на пьяцце, выложенном черепицей дворике окруженный садом. Железная сетка тонкой работы, с перевивавшими ее лозами, окутывала обеденный столик тенью. Благоухающими соцветиями свисали виноградные гроздья, частью желтые, частью мягкого рассветно-розового оттенка. Утренний дождь пролился перед зарей из неожиданно нахлынувших туч, и воздух все еще пропитывала влага. Несмотря на густой аромат сада и жаровни пахучего дыма отгонявшего насекомых, в воздухе чувствовалось зловоние близлежащего болота — болота Килмару, источника парадокса, для решения которого сюда и был привезен Андрис.

До Кивы донеслось мягкое пошлепывание приближающихся шагов, вслед за ним на пьяцце появился и их источник — высокий джордайн. Он много дней провел в глубоком сне. Поскольку магия на джордайни воздействовала слабо, Киве пришлось прибегнуть к иному методу — она постоянно жгла в комнате смесь сильнодействующих трав и давала ему мощные травяные настои. Хотя в последнее время дозы уменьшились, полученное за несколько прошлых дней должно было оставить его дезориентированным и сбитым с толку.

Эльфийка заметила, что хотя золотистые волосы шагающего к ней юноши все еще сырые после умывания, и он не воспользовался оставленной ему бритвой. Это о многом говорило. Обычай джордайни требовал от мужчин тщательно бриться.

Она пригласила его занять место напротив.

— Ты хорошо выглядишь. Долгий сон пошел тебе на пользу.

— У меня не было возможности уклониться от этого благодеяния.

— Верно. — Она отставила чашку и сложила ладони на столе. — Должна извиниться за способ, которым тебя доставили сюда. Ты избран для важной работы, советником к лорду, желающему остаться неизвестным.

— Советником? — настороженно покосился на нее юноша. — Я больше не джордайн. Никто запятнанный магией не может быть им.

— И ты «запятнан», Андрис?

— Вы так сказали. Сам я ничего подобного не замечал.

Кива встала, подошла к небольшому столику, достала что-то из резной деревянной шкатулки и вернулась к нему.

— Вот тест, предлагаемый детям в Халруаа. Свет — первая и простейшая из магических энергий. Он двигается быстрее тепла, звука или материи. Прочти свиток, и повтори указанные на нем жесты.

Клочок пергамента содержал в себе элементарное заклинание, подходящее для детей еще не умеющих читать. Изображалась на нем короткая ломаная полоса.

— Держи ладонь вот так, пальцы вместе, чтобы кончиками касались большого, и проведи такую линию в воздухе перед собой. Начни с красной точки, и двигайся к синей.

Андрис исполнил все как было сказано, и слабо светящийся зеленоватый шар заколыхался над обеденным столом. Опустив руку на стол, он блеклыми глазами уставился в свиток.

— Ты создал свет, — заметила Кива. — Похоже, ты недоволен.

— А должно быть иначе? Есть рыбы и грибы, способные на такое…

Кива хмыкнула.

— Твоя правда. Но ты можешь делать и много других вещей, и хорошо делать.

— Ничего имеющего значения. Ничто из того, чему я учился. Я обесчещен, мертв в глазах своих братьев.

— Твоя мнимая смерть необходима для дела. Так потребовал твой новый патрон, — мягко объяснила она, откидываясь в кресле. — Но давай поговорим о вещах более приятных. В твоем обучении есть многое, что меня интересует. Расскажи мне о Парадоксе Килмару.

В карих глазах мелькнула искорка интереса.

— Вы знаете проблему не хуже меня. Болота Килмару кишат нежитью. Множество магов и наемных отрядов пытались очистить их, но его обитателям, похоже, все идет только на пользу. Всякое вторжение в болота вызывает ответный удар по окрестным деревням. С другой стороны, если не предпринимается ничего для сдерживания тварей, они пробираются в гавань и разрушают корабли.

— И как бы вы решали проблему?

Андрис наклонился вперед.

— В Заласу есть поговорка: "болото не позволяет плодиться дуракам в городе". Это верно, но переверните выражение и откроется новая истина. Если дураков в городе станет больше, нежить в болотах поуменьшится в числе. Вам известна этимология слова "джордайн"?

— Превосходно известна, — кивнула она холодно. — В старо-нетерильском, языке от которого произошло наречие Халруаа, слово «джордайн» означало «дурак», «шут». Тогда это звучало возвышенней чем сейчас. Шут был советником королей и чародеев, своего рода бардом, развлекавшим и дававшим советы своими сатирическими песнями. Полагаю, вся очаровательная прелюдия к чему-то ведет?

— В свое время. Позвольте мне объяснять по порядку, — с каждым словом Андрис все более оживлялся. — Что общего у всех, кто входит в болота, исследовать их и сражаться с обитающими в нем? Какое оружие используют они?

— Магия, разумеется…

— И магия питает нежить. По-видимому, живые мертвецы нуждаются в ней. Зачем еще бы им нападать на корабли в гавани? Я изучал список товаров, потерянных в результате таких атак. Все без исключения корабли несли много заклинателей и волшебных вещей.

Кива задумчиво кивнула.

— Я не подумала искать здесь закономерностей, но твоя логика звучит весьма разумно.

— По причинам, которые я и сам не понимаю, нежить болот нуждается в магии для продолжения своего существования. Путешествующие маги, а также воины и жрецы с их зачарованным оружием и священными артефактами кормят ее, что твои подавальщицы в таверне. Сами доставляют мертвецам магию на подносах.

Кива подавила улыбку, услышав аналогию, и отметив слабый след отвращения в голосе юноши. Со временем он пожалеет и о том, и о другом.

— Твое решение?

— В государстве множество таких, кто не обладает ни каплей магического таланта. Джордайни, разумеется, в первую очередь, но не они единственные. Нужно собрать их вместе и повести против тварей Килмару без магии.

Слово вызовом, словно проклятие или кощунственное ругательство, повисло в воздухе. Эльф и человек оба понимали, что такой прием идет вопреки всем инстинктам и традициям земли.

— И кто возглавит армию джордайни?

— Я с радостью бы занял этот пост, будь я еще джордайн, — взгляд Андриса прикипел к угасающему магическому сиянию.

Мановением медных пальцев гончая развеяла шар в воздухе, и подняла свиток. Разгладив его, она вновь разложила пергамент на столе перед юношей.

— Повтори заклинание, джордайн.

Сжав челюсти, Андрис повторил жесты. На сей раз никакого света не возникло, и он озадаченно поднял глаза на Киву.

В ответ она запустила руку в складки платья и достала украшенный драгоценностями жезл, обрекший Андриса на изгнание и позор. Она прикоснулась жезлом к грозди винограда, изогнувшейся над столом, и высокая, пронзительная нота пронизала железную решетку, заставив ее завибрировать.

Еще неуверенное понимание, полное одновременно боли, недоверия и ярости, появилось в глазах джордайна, а эльфийка кивнула, подтверждая родившуюся догадку.

— Да. Результат был бы тот же, прикоснись я к камню, жабе или куче дерьма. Жезл находит магию в чем угодно, есть она или нет.

— Мои братья считают меня мертвым, — заговорил Андрис о том, что больше всего давило на его душу.

— Полегчает ли тебе, если я скажу, что ты увидишь многих из них вновь, и будешь с ними работать? Что делая это, ты исполнишь то, для чего учился? Ты и твои собратья джордайни помогут великим магам, используя свои таланты и способность сопротивляться магии во благо земли.

Андрис выслушал ее внимательно.

— Все это серьезно. Но для чего обман?

— Он необходим. Для джордайни истина — еда и питье, но большинство других людей живет иными побуждениями. джордайни в услужении придают большой вес, и маги грызутся над вами как псы за кости. Человек твоих талантов необходим для великого дела. В скором времени тебе представятся иные возможности. Мы не могли доверить исход судьбе.

— Можно было рассказать мне о ваших планах заранее. Джордайн волен выбирать любое из предложенных ему назначений.

Улыбнувшись, Кива положила тонкую ладонь на его руку.

— Прости, Андрис, но я не знала каков ты. В этой стране важней всего статус. У меня имелись достоверные сведения, что Прокопио Септус из Халараха и лорд Грозалум из Кербаала намеревались испросить твои услуги. Адмирал флота Халруаа подчиняется Грозалуму. Если Прокопио осуществит свои замыслы, он станет королем следом за Залатормом. Большинству амбициозных джордайни предложения таких патронов невероятно польстили бы. Я боялась, что ты найдешь чересчур неопределенное предложение малопривлекательным, зная на какую славу можешь рассчитывать.

Андрис поскреб непривычную щетину на подбородке.

— Но я джордайн. Я служу истине и земле.

— А сам ты, Андрис? — тихо спросила она. — Чего хочешь ты для себя?

Вопрос явно озадачил юношу; Кива попыталась вновь.

— Насколько тебе нравится предназначенная жизнь? Ты будешь давать советы, маги приказывать, остальные исполнять. Этого ты хочешь? Поправь, если я неверно решила, но мне кажется, ты рожден повелевать.

Долгое время Андрис молчал.

— Традиции земли велят иначе.

— В здешние традиции также не входят и военные кампании без участия магии. Только что ты предложил как раз такую, и мечтаешь командовать в ней. Разве не правда?

Ее голос стал насмешлив, но молодой джордайн смотрел все так же задумчиво.

— Кому понадобились мои услуги?

— Я не имею права ответить. Никому из правящих магов не удалось сдержать нежить Килмару. Позволь мне остановиться на том, что будет… не очень удобно, если некто находящийся так высоко обратится к немагическому решению проблемы.

На лице Андриса отражалось изумление по мере того, как алхимия надежды превращала ее ложь в осуществление самых тайных мечтаний джордайна. Каждый маг и воин в стране мечтал служить великому Залаторму. И Кива намекает именно на это. Он в роли командующего, и исполняя волю самого короля!

Юный джордайн встал и преклонил перед ней колено.

— Поскольку вы представляете мага, нанявшего меня, вы мой патрон. Скажите, чего вы хотите достичь, и я найду способ исполнить ваш приказ, — со страстью воскликнул он. Эльфийка похлопала его по руке.

— Ты хорошо начал, Андрис. Куда лучше, чем можешь предположить.

На следующий день Мбату стоял на окраине лагеря, наблюдая за тренировкой рекрутов Кивы. Хотя он не смог бы назвать никаких ошибок в подготовке воинов, но и удовольствия ему зрелище не доставляло.

Вчера он был старшим, сегодня все, что оставалось ему — смотреть, как высокий человек с огненными волосами направляет воинов в их обучении.

Больше всего изумление вемика вызывало, что люди больше не были пленниками и наемниками Кивы, они превратились в отряд. Вемик не знал, что Кива наплела юному джордайну, но что-то зажгло его. И его энтузиазм как пожар распространился на всех его подчиненных.

Вооружение тренирующихся составляли мечи из пальмовой древесины, позволяющие им привыкнуть к незнакомой длине и весу прежде, чем переходить на сталь. Выбрав пять бойцов, Андрис предложил им атаковать его вместе. Они бросились вперед, тренировочные мечи со свистом разрубали воздух.

Мбату хмыкнул, полагая что самонадеянный человек окажется по уши в грязи, во всех смыслах, не успев еще поднять меч.

Ему стоило бы помнить собственное столкновение с другим джордайном. Спустя несколько мгновений все пятеро пошатываясь отступили, держась за ушибленные места.

— Яго, — позвал Андрис тонкого, темного человека, самого чем-то неуловимо схожего с клинком. — Ты будешь исполнять роль воина, оставшегося в одиночку против многих.

— Какая честь, — сухо ответил тот. — И превосходная практика для будущей роли трупа…

Вместе со всеми Андрис расхохотался, затем посерьезнел.

— Помните, мы будем сражаться без благородных схваток один на один. Нам необходимо действовать совместно, если хотим выжить. Представьте, что Яго окружен нежитью. Я покажу, как нужно атаковать с флангов, и добивать нападающих по мере того, как он оттесняет их. Вы трое — будете первой группой живых мертвецов.

Отсалютовав мечами, бойцы атаковали. Андрис отступил, ненадолго оставив Яго в одиночестве отбивать первый натиск.

Прежде, чем пальмовые мечи разошлись, Андрис вступив в схватку, схватил одного из противников за волосы. Легко проведя клинком у его горла, он моментально развернулся навстречу второму, сжимая кулак, будто все еще удерживая в нем клок волос. Резкий удар в живот «мертвеца» заставил того сложиться пополам.

— Замри, — приказал джордайн.

Воины застыли на месте, только его последняя жертва, пошатываясь, пытался прийти в себя.

— Вот так, я отрубил голову первому зомби и его головой ударил второго. Что теперь? Яго?

Второй джордайн кивнул в сторону "безголового".

— Тварь не может видеть. Он будет некоторое время размахивать по сторонам, потом упадет. Мне лучше убраться от его клинка.

— Можно поступить по иному. Направить его навстречу остальным, — предложил Андрис. — Вот так.

Он с полуоборота ударил плоскостью меча по все еще стоявшему согнувшись человеку. Не удержавшись, тот, отшатнувшись, наткнулся на "безголового зомби" который послушно повернулся в его сторону и нанес удар.

Обогнув сцепившуюся пару, Яго напал на третьего, тот отбив удар ответил с высокого замаха. Приняв удар на меч, Яго пнул противника ногой в грудь, отталкивая его — прямиком на острие ждущего клинка Андриса. В последний момент джордайн отступил в сторону, позволяя «зомби» с плеском окунуться в воду. Поднялся тот весь мокрый, но облегченно улыбаясь. Учебные мечи не пускали кровь, но всех бойцов покрывали живописные синяки.

— Видите? — объявил Андрис. — Работая в команде можно одолеть большее число врагов. Давайте попробуем снова, теперь с четырьмя атакующими.

Джордайн вновь и вновь прогонял своих подчиненных сквозь это упражнение, оттачивая до совершенства смертельный танец выверенных движений. Он показывал им как биться против четырех и шести, как изменять структуру защиты и нападения в зависимости от противника — будь то люди, вайты или гули.

Картина одновременно впечатляла и беспокоила вемика. Он всегда был правой рукой Кивы, купившей его еще детенышем, слишком молодым, чтобы помнить законы прайда. Эльфийка стала для него единственной семьей. Что она приказывала, он выполнял, со всей своей непомерной силой и бесстрашием. Немногие люди или эльфы могли бы одолеть его в поединке. Что он умел, он умел превосходно.

Но Мбату начинал понимать, насколько ограничены его познания. О, он мог сражаться. В честной схватке мало кто сумел бы противостоять ему, тем более победить. Но меньше чем за месяц его переиграл один джордайн, и заменил другой.

Вемик заметил, как несколько человек пройдя по мелководью втыкают в грязь колья, на которые водрузили несколько соломенных фигур. Андрис расставил своих солдат по позициям, они окружили соломенных зомби словно охотящаяся стая волков, и начали смыкать круг. По его жесту, каждый бросил в воду перед собой пригоршню какого-то рассыпчатого вещества. Болото забурлило, из него повалил омерзительно пахнущий газ, извиваясь языками словно мертвенно-зелеными призраками. Один из бойцов швырнул в газ факел. Раздался резкий всасывающий звук, и болото окутало пламенем.

Огонь исчез почти так же мгновенно, как и появился. Единственным напоминанием о соломенных чучелах, из земли торчали обгорелые палки, на которых они висели. От зомби или гулей не останется и такого следа.

За его спиной подошла Кива, встала рядом, сморщив нос.

— Как идут тренировки?

— Джордайн знает свою нежить, — признал вемик. — Если его люди будут драться как он учит, они победят.

— Рада слышать. Это послужит хорошей практикой, — заметила она.

Мбату взглянул на нее с озадаченным выражением на львоподобном лице.

— Практикой?

— Для Ахлаура, — спокойно объяснила Кива. — Бойцы научатся войне в болоте, сражению с живыми мертвецами.

— А ларакен? — требовательно спросил Мбату. — Что подготовит их к такому врагу?

— Что может? — эльфийка пожала плечами. — Уверена, демон станет для них таким же сюрпризом, как в свое время стал для нас. К счастью, теперь мы готовы лучше.

— Мы? — подозрительно переспросил вемик. — Но ты не можешь идти туда.

— Видишь ли, дорогой Мбату, я, напротив, полагаю что должна.

Низкий, сердитый рык поднялся в горле вемика.

— Ты не можешь, — возразил он с яростью. — Ларакен питается магической энергией. Сколько магов ты отправила в болото? Сколько их уцелело — единицы, и те совершенно лишились магии и рассудка — словно попали под заклинание безумия. Что случится с тобой, если мы отправимся в это место?

Медные пальцы гончей мягко прошлись по его напряженной линии челюсти.

— Не бойся за меня, Мбату. Я узнала немало секретов болот. Говорила я тебе когда-нибудь, как был побежден чародей Ахлаур? Нет? Его утащило на элементальный план воды то самое создание, которое он вызвал чтобы помочь создать ларакена.

— Да. И что?

— То, что остались крохотные врата. В них втекает вода, а с ней энергия элементального плана. Именно эта щель, ее магия поддерживает ларакена, делает его зависимым от болота. — Она жестко улыбнулась. — Если я закрою врата, ларакен вынужден будет искать другое обиталище.

Хвост вемика гневно хлестнул по земле.

— Но как? Пусть мы затащим в болото сотню джордайни, но ларакена все равно притянет к тебе!

Лицо гончей застыло ледяной маской.

— Почему, думаешь, мы гоняемся за дочерью Кетуры? Если она настоящая дочь своей матери, она сумеет призвать ларакена.

— А ее мать?

— На Кетуру у меня есть другие виды, — голос Кивы не допускал возражений. — Нам нужна Тзигона.

Гончая умолкла и погрузилась в раздумья.

— Вполне может статься, Тзигона все еще не считает себя свободной от ее так называемого долга чести к Маттео. Если тому будет грозить беда, она может решить, что обязана вмешаться.

— Да, — наконец решительно поставила точку Кива, — Пора чуть усложнить жизнь нашему джордайну.

— А если это не поможет?

Гончая послала своему слуге легкую, холодную усмешку.

— В самом худшем случае, ты по крайней мере получишь долгожданную месть.

Глава одиннадцатая

В последующие дни Маттео проводил много часов с Прокопио Септусом. Он находился рядом с магом в Элизиуме, гигантском здании из розового мрамора, где располагались городские органы власти. Когда Прокопио заканчивал со своими обязанностями лорда-мэра, они обычно поднимались в небо. Для Маттео это стало любимым времяпровождением, и он быстро осваивал науку пилотирования небесного корабля. Вечера представляли собой череду роскошных публичных мероприятий — банкетов, фестивалей, концертов. Будучи лишь одним из нескольких джордайни на службе Прокопио, от Маттео не требовалось присутствовать на каждом. Он и прочие советники встречались на восходе солнца каждый день, обменяться идеями и выработать стратегии, которые послужат их патрону.

Маттео надеялся, что эти встречи вернут чувство братства, привычное ему во время пребывания в Доме джордайн, — в конце концов, некоторые из этих людей учились в Колледже когда он был мальчишкой. Но, по-видимому, его коллеги были слишком поглощены грызней за положение. Маттео явственно осознавал собственное положение новичка, и как ни старался, не мог ничего изменить. Каждое утро начиналось в кругу одетых в белое людей, мерящих его полными открытого недовольства взглядами.

Мало-помалу он начал понимать и причину. С Прокопио он общался чаще, чем любой из джордайнов кроме Зефира, старшего советника чародея. Хуже того, старый эльф взял на себя роль учителя Маттео. Каждое утро после совещания джордайни, Зефир и Маттео проводили час прогуливаясь в садах виллы, и обсуждая текущую ситуацию.

Как и предсказал Зефир, Прокопио организовал еще несколько тестов мастерства и познаний Маттео. Молодой джордайн прошел их все с легкостью. Скачки на необъезженной лошади не представляли никакого труда после Сайрика. Когда маг-'наемный убийца' ворвался заклинанием в обеденные покои Прокопио, юноша припомнил уроки Тзигоны, и спокойно отбил солнечную стрелу зеркально начищенным днищем бронзовой тарелки. Прокопио взвыл от хохота при виде нанятого волшебника, катающегося по полу от боли, и послал Дранклиша, джордайна, бывшего до появления Маттео вторым в ранге после Зефира, словно посыльного мальчишку за священником Мистры, чтобы вылечить несчастного. Именно тогда положение Маттео в доме окончательно утвердилось, поскольку всем стало ясно, что юный джордайн предназначается на смену Зефиру. Тесты окончились, а вместе с ними и надежда Маттео отыскать друзей среди прочих советников.

Дни бежали, полные дел, но время от времени в его мысли врывалась картина маленького лица с заостренными чертами, большими коричневыми глазами и задорной улыбкой. Он не ожидал еще когда либо увидеть Тзигону. Последние слова обращенные к нему подразумевали, что она считает свой загадочный долг оплаченным. Маттео не понимал, что по ее мнению она такого сделала, и не раз огорчался, что не может задать ей этот вопрос.

Но его дни быстро выстраивались в упорядоченную линию, подобающую жизни джордайна и не тревожимую «помощью» неблаговидных уличных бродяжек. Каждый день после полета на небесном корабле, Маттео и Прокопио уединялись в кабинете мага. Страстью чародея были стратегические игры, так что Маттео приходилось без конца сражаться с ним в шахматы, замки и сложные карточные игры.

Однажды утром он был неожиданно вызван в кабинет Прокопио, и появившись там обнаружил, что маг изобрел новое развлечение. Гигантский стол занял полкабинета, изгнав из него большие клетки с птицами, которых держали на вилле почти в каждой комнате.

Маг поднял глаза при звуках шагов Маттео, и его лицо озарилось почти мальчишеской ухмылкой.

— Я заказал это за год и три луны до твоего появления. Но чтоб мне пойти учиться к некроманту, если ожидание того не стоило! Подойди, смотри.

Встав рядом с патроном, Маттео пригляделся к столу, оказавшемуся отнюдь не простым предметом меблировки. На нем с удивительной точностью изображался участок диких земель: высокого плато, окруженного холмами и горами.

— Нат? — предположил Маттео, имея в виду неосвоенный регион с северо-восточного края Халруаа. Прокопио просиял.

— Превосходно. Подожди — лучшего ты еще не видел.

Чародей взмахнул длинной, тонкой палочкой. Несколько выдвижных ящиков, скрытых с боков стола открылись, и крохотные фигурки, оживленные магией, хлынули на его поверхность. Халруанские солдаты зашагали в строю по пустынной земле к горному перевалу. Маг, сидя скрестив ноги на летающем ковре, со свистом вылетел из ящика и закружился над своими войсками. Небольшая орда конных воинов налетела с предгорий, атаковав силы Халруаа, слабый цокот их копыт напомнил Маттео звук отдаленного дождя. Поднявшись на дальний конец перевала, они оказались лицом к лицу с халруанцами.

Все миниатюрные воители были великолепны, но именно эти конники приковали взгляд Маттео. Они были раскрашены в оттенки серого, как лошади, так и их всадницы, с эльфийскими чертами, блеклой кожей и тускло-серебристыми волосами.

— Призрачные амазонки, — пораженно пробормотал Маттео. Сколько себя помнил, его интересовало все, касающееся кринти, и ему страшно хотелось поднять одну из крохотных фигурок, изучить мастерскую работу в деталях.

Что-то из этого, должно быть, отразилось на его лице, поскольку Прокопио хмыкнул.

— Давай, — пригласил он. — Они не живые, так что можешь брать их не беспокоясь.

— Дело не в этом. Джордайни запрещено владеть, использовать или даже держать в руках любые магические предметы.

Прорицатель нахмурился.

— Как ты собираешься исполнять это, будучи на службе мага? Я приказываю тебе провести со мной игру по военной стратегии. Должен ли я ради твоего удобства воздержаться от магии? Кто здесь хозяин, а кто слуга?

Вопрос был совершенно справедлив, и неожиданно Маттео не показался удовлетворительным традиционный ответ. Тем не менее, они прибег к нему.

— Джордайни запрещено, законом и традициями, прибегать к магии или пользоваться ее плодами. Это сделано во благо и ради безопасности магов, которым мы служим.

— А что корабли? — хитро осведомился Прокопио. — Означает ли это, что ты собираешься прекратить ежедневные полеты?

Непредвиденное, но вполне логичное применение правила заставило Маттео вздрогнуть.

— Я никогда не думал о небесных кораблях в таком свете, — произнес он медленно. — Они настолько вошли в культуру Халруаа, что джордайни не считают их обычными магическими артефактами. Полагаю, если следовать правилам строго, они тоже под запретом.

— Но никто не посмеет упрекнуть тебя за полеты вместе с патроном. Так же и не возопит возмущенно, если узнает, что ты командуешь игрушечным войском, — продолжил мысль Прокопио, махнув рукой в сторону миниатюрных фигурок на столе. Подумав, Маттео наконец предложил:

— Нельзя ли снять чары? Мы могли бы двигать их руками.

— Разумеется нет! — возмутился маг. — Я не стану терпеть столь варварское неудобство. Если так пойдет, чем же кончится? Что, мне придется воздержаться от магии в бою из боязни оскорбить твои чувства?

— Нет, конечно. Но это игра, не сражение.

— Игра, в которую я приказываю тебе играть, — жестко произнес Прокопио. — Всякому правилу свои исключения, и чем скорее ты это поймешь, тем лучше сможешь мне служить. Но успокой свою совесть. Сегодня тебе не стоит бояться испачкаться в магии. Ты здесь только для того чтобы советовать, а не действовать. Управлять войсками буду я.

Маттео неуверенно кивнул. Действительно, как и сказал Прокопио, невозможно быть джордайном на службе чародея и никак не соприкасаться с магией. Любой из его знакомых джордайнов мечтал полетать на небесном корабле, и никто не считал это не полагающимся.

Он изучил расположение миниатюр.

— Очень похоже на столкновения, предшествовавшие битве Майконтила. — речь шла о архимаге, который погиб, отражая большое вторжение воинов кринти.

— Вот и сам Майконтил, — согласился Прокопио, указав на фигурку, звеневшую подобно причудливо окрашенному насекомому. — Великий чародей, но не стратег. В битве он потерял больше сотни людей, поскольку позволил кринти обойти себя с флангов.

Прикосновение жезла к предгорьям, и материализовавшиеся в ответ группы призрачных амазонок начали окружать пеших солдат.

Прокопио взглянул на Маттео.

— Будь ты Майконтилом, что бы ты предпринял, чтобы уменьшить потери?

Маттео на мгновение задумался.

— Создать иллюзию звука по всей площади вокруг двух отрядов на флангах. Звука, который испугает кринти и заставит их рассеяться по холмам. После солдаты могут атаковать центральную группу.

— И что же, скажи на милость, может перепугать кринти? — не скрывая ехидства, осведомился Прокопио. — Их девочкам поют в качестве колыбельных такие боевые песни, что пирата удар хватит!

— Вы никогда не слышали песни Неблагих фейри? Я слышал, и мне они показались жутковатыми. Но для кринти песня Неблагих — само воплощение ужаса, — объяснил Маттео. — Это часть легенды Илитиири. Вам она знакома?

— Я мало что знаю об Илитиири, только что они были темными эльфами, населявшими юг в незапамятные времена. Они предки дроу, из которых в свою очередь произошли кринти. К чему это?

— Легенда гласит что однажды, тысячелетия назад, волшебница Илитиири случайно провалилась сквозь завесу, отделяющую видимый нам мир от незримых владений Неблагого Двора. Там она узнала кое-что о магии темных фейри, большей частью из печального личного опыта. Претерпев жуткие муки, она бежала, полностью лишившись разума, но неся в себе знания магии превосходившей любое обычное волшебство. Началось ее восхождение к вершине могущества, и самые темные сердца того времени стекались к ее двору. Имя ее утрачено за века, известно лишь прозвище, Паучья Королева. Говорят также, что богиня дроу, Лолт, вобрала сущность волшебницы в себя, приняв и ее имя, и темную магию. Так же утверждается, что какая-то тень воспоминаний эльфа живет в богине, и потому дроу, даже сама Лолт, боятся Неблагих. Что может быть страшнее для кринти, чем песни темных фейри?

Прокопио неторопливо кивнул, призадумавшись.

— Интересная идея. Я не слышал этой истории.

— Немногие занимаются изучением легенд дроу. На поверхности найдется, вероятно, всего три библиотеки с достоверными книгами на эту тему. Одна из них, разумеется, в Халруаа.

— Полагаешь, кринти осведомлены лучше нас?

— Они гордятся текущей в них кровью дроу. Они будут помнить.

— Гм-м, — подумав немного, Прокопио пожал плечами. — Что ж, увидим, что произойдет.

Чародей медленно изобразил жезлом над столом сложную фигуру. Негромкая мелодия, сумрачная, завораживающая и леденящая одновременно, словно туман поднялась из глубин холмов.

Крохотные призрачные амазонки, заходившие с флангов, остановили продвижение. Черным ветром по их рядам пронесся хаос. Лошади становились на дыбы и сбрасывали наездниц. Некоторые, лишившись всадников, носились по кругу. Вскоре воины и их лошади исчезли, растворились в холмах, оставив в одиночестве центральный отряд кринти, который паника ввергла в полнейший беспорядок, и без возможности отступить. Солдаты Халруаа бросились в атаку и с легкостью одолели. Спустя короткое время стол усеивали крошечные серые трупы амазонок.

Прокопио улыбнулся и кивнул головой. Быстрым жестом руки он заставил все фигурки, победителей, равно как и побежденных, исчезнуть со стола.

— Кто бы подумал, что песня — нет, всего лишь иллюзия песни! — обладает такой силой против этих демониц? Удивительно, такая простая уловка может изменить ход битвы! Ты можешь научить меня другим секретам кринти? — Энтузиазм Прокопио был явственным, а оживленное лицо выдавало более чем простой интерес.

Подозрение, уже некоторое время формировавшееся в мыслях Маттео, приняло завершенную и тревожную форму.

— Нескольким — да, — задумчиво ответил он. — Начинаю понимать, почему вам понадобились мои услуги. Вы очень интересуетесь стратегическими играми, а в этом предмете я в группе занимал первое место.

— Это верно, — без интонации ответил маг. Маттео не отставал.

— Мы, джордайни, полагаем, что такие игры тренируют разум и характер, ибо истинно ответственный человек понимает, что каждое действие влечет за собой последствия.

Жесткий оттенок улыбки Прокопио показал, что намек джордайна он понял.

— Я учусь, верно. Тот, кто будет повелевать должен понимать искусство войны. Не секрет, игры помогают готовиться. Котята охотятся за воображаемой добычей, мальчишки колотят друг друга в ожидании первых мечей. Мы здесь занимаемся тем же.

Маттео беспокойно поежился.

— Вы говорите откровенно. Я поступлю так же. Действия порождают реакцию. Я знаю достаточно из истории, чтобы понимать — тот, кто так усердно готовится к сражению, редко не находит его.

— Но на нашей земле царит мир, уже много лет. Думаешь, так было бы, если бы никто не готовился к войне? Почему, как, по-твоему, наши враги сидят восвояси? Кринти и их подданные в Дамбрате, дикари Майра, варвары пустыни Шаар, маги Тэй, Антера и Мульхоранда, да Мистра знает кто еще? Потому, что мы остаемся сильны, — объявил Прокопио звенящим уверенностью голосом.

Этот аргумент Маттео слышал много раз — с ним трудно было спорить, поскольку грань между сильной обороной и сильной нацией, склонной к агрессивным действиям, являлась тонкой и размытой. Другой очевидный вопрос — насколько такая страсть к военной стратегии укладывается в личные цели Прокопио. Если чародей решил, что лучшим способом усесться на трон Залаторма будет стать героем войны, как далеко он готов зайти?

Маг видимо ощутил неуверенность советника, поскольку прервался и подошел к своему столу. Открыв ящик, он достал оттуда небольшой свиток.

— Я хочу, чтобы ты доставил сообщение от меня Ксавьерлин. Знаешь ее?

Джордайн кивнул. С помощью Зефира он заочно познакомился со всеми чародеями Совета Старейшин города. Ксавьерлин была могущественной прорицательницей, дальней родственницей короля Залаторма, и многие полагали ее вероятной наследницей. В этом смысле она представлялась очевидным конкурентом Прокопио.

— Я встречал Франдо, ее советника-джордайна. Он взял в привычку произносить речи на Площади Древ перед часами сиесты.

— Наверняка многие приходят, готовясь к полуденному сну, — ехидно заметил Прокопио. — Я его слышал — подобные лекции наводят сон лучше заклинаний и зелий.

Губы Маттео дернулись, но он воздержался от выражения согласия с мнением патрона о собрате-джордайне. Приняв от мага свиток, он проглядел текст, вернул свиток обратно и в точности повторил познание. Чародей удовлетворенно кивнул, и Маттео отправился исполнять поручение.

Он шел быстрым шагом, и добрался до площади незадолго до полудня. Место было красиво — красный и зеленый камень под ногами, окружено узорчатыми железными решетками и арками изощренной работы. Воздух пропитывал роскошный аромат зрелых гроздьев, смешанный с вкусными запахами от близлежащего рынка. Сиденья и небольшие столы, расставленные вокруг, позволяли прохожим насладиться тенью.

В центре площади находилась приподнятая платформа, использовавшаяся попеременно городскими глашатаями, уличными музыкантами и для магических представлений. Франдо, высокий, тучный мужчина лет на пятнадцать старше Маттео, в настоящий момент распространялся по поводу пиратских рейдов. С искусностью алхимика и высокопарным голосом, Франдо превращал любопытнейший предмет в наводящую сон тягомотину. Устроившись под розовыми гроздьями, Маттео попытался придать лицу выражение вежливой заинтересованности.

Наконец джордайн закончил лекцию, и с глубоким поклоном принял разрозненные аплодисменты. Самодовольная улыбка стала еще шире, когда взгляд его упал на Маттео. Юноша поднялся, и подошел к коллеге.

— О, да это же новый мерин в стойлах Прокопио, — слегка ядовито воскликнул Франдо. — Пришел слушать и учиться, я полагаю?

Брови Маттео поднялись. На сей раз, казалось вполне подобающим пропустить обычные вежливые фразы приветствия.

— Мой патрон посылает со мной сообщение для мага Ксавьерлин, — сказал он почтительно. — Он просил меня передать послание тебе.

Ничего удивительного в таком поручении не было, но, к его удивлению, Франдо раздраженно зашипел.

— Заметно, что ты не прочь исполнять роль мальчика на побегушках, но мое время занято вещами поважнее. Почему Прокопио не мог просто передать свиток? Или если он такой великий чародей, неужто нельзя было воспользоваться магией?

Маттео ошеломленно моргнул.

— Свитки можно украсть, подсмотреть через магический кристалл или изменить текст. Посланники попадают в засаду, их подкупают, запугивают или зачаровывают, или просто крадут информацию из их разумов. Может так же случится, что магически одаренный посланник повлияет на адресата, как заклинатель-недоучка или бард завораживает аудиторию, делая ее восприимчивой, — терпеливо объяснил он. — Любой джордайн-первогодок знает это.

Слишком поздно Маттео сообразил, как прозвучат его слова. Лицо Франдо потемнело от гнева, но придраться ему было не к чему.

— Передавай сообщение, — бросил он отрывисто.

К удивлению юноши, джордайн не запомнил текст с первого раза. Франдо повторил его с несколькими изменениями и двумя откровенными ошибками. Маттео терпеливо повторил развернутое послание Прокопио, потом еще раз, настаивая, чтобы тот повторил его в точности.

— Хватит, — воскликнул джордайн багровея. — Ты издеваешься, изменяешь слова.

Быстро подавив ярость, вспыхнувшую от такого обвинения, Маттео отчеканил:

— Мне поручено передать послание твоему патрону, без ошибок или магического влияния. Возможно, лучше мне сделать это напрямую. — Он повернулся, намереваясь поступить именно так. Франдо поймал руку Маттео, и развернул его к себе.

— Ты нанесешь мне такое оскорбление? — неверяще спросил он.

— Меньшее, чем только что нанес мне ты, — парировал Маттео, вырвавшись из его хватки. — Ты практически назвал меня лжецом.

— Ты им и являешься.

Импульс одолел вбитое годами обучения. Кулак Маттео впечатался прямо в челюсть Франдо. Тот отшатнулся и споткнулся о скамью, с тяжелым стуком упал, а когда вскочил, его руки опустились на рукояти кинжалов.

Теперь Маттео оказался в затруднительном положении. Джордайни по закону не имели права обращать оружие друг против друга. Если он станет защищаться, они с Франдо окажутся одинаково виновны в глазах суда, поскольку первым ударил Маттео. Но, судя по бешенству в глазах противника, Франдо намеревался атаковать вне зависимости от того, возьмется ли Маттео за оружие.

Не дав ему ответить, невысокая женщина, одетая в жгучую смесь розового, оранжевого и желтого вклинилась между ним и Франдо. Сердце Маттео пропустило удар, полное смешанного удовольствия и опасений при виде Тзигоны. Она предстала в облике уличного артиста, одетая в ядовито-желтые панталоны, оранжевую рубаху и алый жилет, покрытый сверкающими кусочками стекла, отполированными чтобы походить на драгоценные камни. Голову покрывал тюрбан из разноцветных обрезков ткани, лицо отмыто и раскрашено, делая глаза огромными и загадочными. Даже ногти не избежали окраски в кричащий апельсиновый оттенок. Как ни странно, такая дикая гамма служила также эффективной маскировкой. Немногие сумели бы разглядеть под цветами и костюмом черты самой девушки.

Взлетев на помост, она хлопнула в ладоши.

— Собирайтесь, — разнесся вокруг чистый, звенящий альт. Жестом она пригласила толпу втягиваться между Маттео и Франдо, тем самым, мешая разозленному джордайну завязать драку.

— Смотрите, и попробуйте разглядеть, как я исполняю свой трюк. Ибо это лишь плод моего мастерства, без капли магии!

Она подозвала ребенка, и с цветистыми церемониями вытянула скай из-за его уха.

— Простая магия творения! — фыркнул кто-то из зрителей.

Тзигона опустила руки к боку и повернулась, пораженно уставившись на обвинителя. Маттео проследил за ее взглядом. Заговоривший был еще юношей, но явно богатым, поскольку его одежду из фиолетового шелка украшало явно избыточное количество золота и аметистовых драгоценностей. Таких как он в городах Халруаа было множество: сыновья и дочери успешных торговцев, в распоряжении которых находилось предостаточно времени и денег, чтобы часами бродить по магазинам и увеселительным заведениям.

Она взялась за края своего цветистого жилета и распахнула его.

— Если бы я могла наделать столько монет, сколько пожелаю, разве ходила бы сейчас в таком элегантном, скромном облачении? — заметила она невинно. — И, судя по вашему наряду, вы тоже не из этой магической школы.

Порыв смеха всколыхнул толпу, и хлыщ неловко поежился. Тзигона показал на уличную торговку, пышную даму с полупустой корзиной апельсинов, прижатой к могучему бедру. Фрукты уже перезрели; об этом возвещал и липкий аромат в воздухе и несколько пчел, жужжа круживших над корзиной.

— Бросьте мне несколько штучек, пожалуйста. — Запустив руку в корзину, женщина достала три апельсина. Ловко поймав их, Тзигона начала жонглировать. Нехорошо улыбнувшись, торговка бросила еще один, а затем еще несколько. Тзигона перехватила все, включив их в постоянно менявшийся танец бросков и ловли. Апельсины кружили и взлетали, пересекаясь в полете и меняя направление в умелых руках. Шепот одобрения толпы превратился в аплодисменты.

— Иллюзия! — выкрикнул молодой франт; Тзигона, не сбившись с ритма, схватила апельсин и метнула в хулителя. Фрукт расплескался по груди, забрызгал липким соком лицо и волосы.

— Отмываться не стоит, — нежно посоветовала она, продолжая жонглировать. — Сок всего лишь иллюзия. И пчелы, которые на него налетят — тоже.

В этот миг юноша взвыл и хлестнул себя по щеке. Торговка содрогнулась от хохота, сложившись пополам, и чуть не рассыпав содержимое корзины. Когда веселье сборища утихло, Тзигона один за одним покидала ей фрукты. Затем она приняла надменную позу, прозрачную имитацию выражения Франдо. Маттео поднес руку к губам, пряча улыбку.

— Давайте рассмотрим проблему пиратства, — затянула она монотонно, откровенно пародируя недавнюю лекцию. Одновременно голова ее запрокинулась, а челюсть отвисла со звучным храпом. Под хохот толпы она изобразила неожиданное пробуждение, и встряхнулась, словно сбрасывая остатки сна.

— Проблема с пиратами, — продолжила она куда энергичнее, — В том, что они иногда сходят на берег. Вот тогда они становятся нашей с вами проблемой. Прошу вас, добрые люди, выслушайте нижеследующую поучительную историю, и пусть она обогатит вас своей мудростью.

— Леди-джордайн было приказано доставить сообщение от ее патрона. С ней был другой советник, нуждавшийся в обучении — в нашей истории его имя не имеет значения. — Она вновь сморщила лицо в чопорную физиономию Франдо, и зрители, хихикая, стали оглядываться на джордайна.

— Начиналась ночь, путь их пролегал по улицам, избегаемым мудрыми людьми. Вскоре большой, недоброго вида человек в грубой пиратской одежде зашагал вслед за двумя джордайни. — Тзигона нахмурила брови, и сделала несколько шагов с притворно-угрожающим выражением.

— Компаньон леди оглянулся, и заметил опасность. "За нами идут", сказал он беспокойно. "Что могло понадобиться этому дылде?"

Голос Тзигоны до ужаса напоминал Франдо, несколько человек со смехом покосились на багровеющего джордайна. Выждав тишины, Тзигона продолжила рассказ.

— Женщина-джордайн пожала плечами. "Как обычно, полагаю. Он хочет ограбить тебя, и изнасиловать меня".

Неожиданный поворот заставил толпу нервно зашевелиться, обмениваясь неуверенными взглядами. Непристойные истории в тавернах были обычным делом, но не для такой почтенной аудитории. Как бы ни искусна была Тзигона в подражании, ее слова выходили далеко за рамки приличий.

Беспокойство аудитории, однако, девушку, похоже, не волновало.

— Спутник женщины ломая руки спросил, что же им теперь делать. "Разумеется действовать логично", ответила женщина. "Пойдем быстрее".

Они ускорили шаг, но преследователь с легкостью сделал то же. "Он настигает!" простонал джордайн.

"Действительно", спокойно ответила женщина. "По моим расчетам, пират настигнет нас прежде, чем туча затмит луну".

"Что делать?" второй джордайн чуть не рыдал.

"Поступать логично. Ты побежишь в одну сторону, я в другую. Широко известно, что имущество джордайни невелико, и не включает дорогих вещей. Если пират вынужден будет выбрать между ограблением и изнасилованием при этих обстоятельствах, каким будет логичный выбор?"

Такие рассуждения здорово улучшили настроение мужчины. Он, не мешкая, бросился прочь, торопясь в безопасный дом патрона".

Тзигона вновь сделала паузу, на сей раз для легкого издевательского смешка в сторону Франдо.

— Много позже, леди-джордайн прибыла в дом патрона. К тому времени Фран — то есть ее спутник — был вне себя от беспокойства. Он подскочил к ней, и потребовал рассказать о происшедшем.

Леди взглянула на него с удивлением. "Что случилось?" повторила она. "Как же, единственное, что логически могло случиться. Пират погнался за мной, и настиг прежде, чем луна выглянула из-за тучи".

Мужчина тяжело сглотнул. "Что дальше, леди?"

"Я поступила самым логичным образом", ответила она сухо. "Задрала юбки".

Некоторые зрители ахнули, Тзигона кивнула.

— Да. Джордайн отреагировал примерно так же, услышав это. Он потребовал рассказать остальное. "Разумеется, случилось то, что логически должно было случиться", ответила леди. Мужчина спустил штаны.

"А что потом? Скажи мне все!" — Эти слова Тзигона произнесла с затаенным ожиданием, лукаво, как мог бы сказать похотливый джордайн. Маттео отметил, что ее выражение один в один копирует лицо Франдо.

Не успев сдержаться, он рассмеялся. Тзигона поймала его взгляд и подмигнула.

— Леди-джордайн посмотрела в глаза своему спутнику. "Единственно логичное продолжение. Леди с поднятыми юбками бежит куда быстрее, чем мужчина со спущенными штанами".

Неожиданное окончание было встречено всеобщим хохотом и аплодисментами. За исключением Франдо, стоявшего в ярости сцепив зубы. Он стал проталкиваться сквозь толпу со всем достоинством, которое мог собрать. Проходя мимо Маттео, он наклонился вплотную.

— Мы с тобой довершим наше дело в другой раз. Уверен, мой патрон поддержит мое желание вызвать тебя на публичные дебаты.

Предупреждения Зефира хлынули в разум Маттео, заставив того понять злобное мерцание в глазах джордайна напротив. Патрон Франдо, Ксавьерлин, была Верховной Старейшиной города Халарах. Она являлась одной из немногих волшебников, к которым Прокопио Септус относился с пиитетом, и последней, кому он бросил бы вызов. Но дебаты между джордайни служили эквивалентом чародейской дуэли их патронов — и иногда даже считались дуэлями "через замену". Маттео проследил за удаляющимся Франдо, без сомнений мечтающем о грядущем мщении.

Спрыгнув с помоста, Тзигона легко просочилась сквозь толпу к нему.

— Не стоит благодарностей, — пропела она довольно.

— Здесь наши мнения сходятся, — в отчаянии всплеснул руками Маттео. — Ты понимаешь, что натворила?

Девушка нахмурилась.

— Отвлекла нападавшего? Остановила драку? Немного заработала? — Она тряхнула свой мешок. — Пойдем. Эль и свежий хлеб на обоих, я угощаю.

Приняв предложенную руку, Маттео повел ее к дальней стороне рыночной площади. Остановились они среди тенистых зарослей у толстой, высокой стены.

— Франдо не был мне другом. Теперь мы враги, — объяснил он напряженно. — Он вызвал меня на публичные дебаты в отместку за нанесенное тобой оскорбление. Выиграю я или проиграю, это поставит крест на надеждах моего патрона. Прокопио Септус не поблагодарит меня за сегодняшнюю работу. С позицией у лорда-мэра я могу прощаться.

Тзигона призадумалась, и наконец кивнула.

— Ничего сложного. Найди нового патрона. — Она щелкнула пальцами. — Я как раз знаю, как все устроить. И тогда-то я точно расплачусь со своим долгом!

— Спасибо за доброту, но, молю, не надо больше помощи, — в отчаянии пробормотал Маттео.

Тзигона не слушала. Она деловито оглядывала рынок; вдруг глаза ее вспыхнули, а на губах появилась улыбка.

— Жди здесь, — удовлетворенно приказала она, и припала к земле. Просочившись сквозь густые, цветущие лианы девушка пропала из виду.

Как и у зрителей, в Маттео неожиданно всколыхнулись подозрения относительно тайного волшебства. Присев, он раздвинул заросли, но ни Тзигоны, ни способа, которым она исчезла, не обнаружилось. Пришлось потратить немалое время, прежде, чем нашлось объяснение. За лианой каменная стена растрескалась, образовав отверстие достаточное для ребенка или очень маленькой женщины.

— Ты потерял что-то еще, кроме собственной рассудительности и достоинства?

Бархатный альт, навеки запечатленный в памяти Маттео. Он вскарабкался на ноги. Рядом стояла высокая, величественная женщина, одетая в простое, элегантное белое платье, оставлявшее руки обнаженными. Глянцевые черные волосы уложены искусной прической и заплетены в косы вокруг изящной головы, но единственным украшением она носила кулон, свидетельствовавший о ее положении. Удлиненное, узкое лицо никогда не сочли бы красивым в привычном смысле слова, но ум в темных глазах делал его необыкновенным.

— Леди Кассия, — склонил голову Маттео в почтительном поклоне перед самым высокопоставленным джордайном всего Халруаа. — Как я могу служить вам?

Вежливые слова, тем не менее, вызвали на губах джордайна тонкую, жесткую улыбку. — Плохо, без всяких сомнений. Кто твой патрон?

Маттео сказал. Эбеновые брови удивленно приподнялись.

— И лорд Прокопио знает, что ты общаешься с развлекателями простонародья? Что тебе нравится слушать издевательства над собратьями-джордайни? Остальная твоя служба тоже такова?

— Мне хотелось бы верить, что нет, леди.

— Напротив, мне кажется, что так и есть, — заметила она. — Известно, что королева Беатрикс нуждается в совете. Если ты станешь служить ей, скорее всего ты послужишь и мне, разумеется, если проживешь достаточно для этого. Заводные устройства настолько ненадежны, а Беатрикс так обожает их… Какая беда приключилась с ее последним советником! Его собираются похоронить со всеми почестями, как только соберут достаточно кусков.

Ее улыбка, обращенная к Маттео, была холодной и застывшей, как у крокодила.

— Готовься к повышению, мальчик. И пока занимаешься этим, на всякий случай разберись со всеми неоконченными делами.

Глава двенадцатая

Взгляд Маттео был прикован к шествовавшей по рынку Кассии, царственной и устрашающей не менее любой женщины, когда-либо носившей корону. Их короткая встреча ошеломила его настолько, что впервые в жизни он не мог подобрать слова.

— Ты глазеешь как рыба на крючке, — прозвучал у его локтя глубокий альт.

Голос был Кассии. Маттео подпрыгнул, в шоке от противоречащих друг другу свидетельств зрения и слуха. К следующему удару сердца он сообразил, кому принадлежат слова, и развернулся к ходячему бедствию в лице Тзигоны. Он с изумлением обнаружил, что девушка смотрит на него с выражением откровенного самодовольства.

— Легче легкого вышло, — объявила она радостно. — Всего-то и потребовалось, упомянуть вблизи Кассии что ты и этот Франдо планируете публичные дебаты, и она тут как тут. Ну как, получилось из этого что-нибудь?

— Можно сказать и так, — кратко ответил он. Тзигона нахмурилась, и ткнула ему в руки небольшой мешок.

— Можешь поносить для меня. Это поможет тебе вернуть репутацию вежливого и правильного джордайна.

Отсутствующе, Маттео взял мешок и перекинул его через плечо.

— Ты не представляешь, что натворила, верно?

— Вовсе нет. Я привлекла к тебе внимание Кассии. И снова — не стоит благодарности.

Маттео возвел очи горе.

— Снова, я от всей души солидарен.

В ответ ему достался подозрительный взгляд.

— Ты не кажешься довольным. Должна заметить, тебе нелегко отплатить. Но я знаю что нужно — от этого-то даже ты не откажешься.

Она двинулась сквозь толпу, скользя меж ордами покупателей и уличных артистов, уверенно пробираясь к неведомой цели. Маттео шел следом, мысленно ужасаясь новым бедам, которые может навлечь ее следующий акт "помощи".

Миновав рынок, они вышли на небольшую боковую улицу, обрамленную прилавками и шелковыми тентами, выкрашенными во все цвета радуги. Послеполуденное солнце просвечивало сквозь деревья, затенявшие улицу, даря драгоценную тень искавшим обеда.

Шепотки разговоров и вкусные ароматы вились в воздухе. Тзигона остановилась под алым пологом, глубоко вдохнула, разглядывая ряды свежей выпечки, выложенной на Т-образной подставке. Еще несколько пирожков жарились в пузырящемся масле, быстро становясь пышными, коричневатыми и чудесно пахнущими, каким и должен быть выпекаемый сладкий хлеб. Пекарь опускал очередную партию в истолченный сахар, смешанный с редкими специями: гвоздикой, кардамоном, мускатом. Похлопав по карманам, Тзигона извлекла несколько клинообразных кусочков электрума, использовавшихся в качестве мелкой монеты.

— Две палаческих петли, — попросила она булочника, указывая на длинные хлебцы с петлей на конце. — И пожалуйста, окуните их еще раз в пряности. Пусть будет послаще.

Когда она предложила одно припудренное лакомство Маттео, тот мотнул головой, указав на днище котла, раскаленное до красноты без всякого костра.

— Булки приготовлены с помощью магии, — объяснил он. — Джордайни такое запрещено.

Тзигона застыла на миг, уставившись на него, потом пожала плечами и с энтузиазмом впилась в сладкую выпечку.

— Вкус от этого не хуже. Но ничего, не пропадет. Я достаточно голодна, чтобы справиться с двумя, — заверила она. — Что с тобой делать? Давай пройдемся и найдем что-нибудь, подходящее для тебя.

Он скинул мешок с плеча.

— Не нужно, да и времени нет. Мне полагается вернуться на виллу патрона до заката, а необходимо еще доставить сообщение Прокопио.

Ухмыльнувшись, Тзигона игриво ткнула его в бок.

— Ага! Так ты не настолько подпортил себе карьеру, как стонал.

Маттео вздохнул, и облокотился на широкий серебристый ствол одного из могучих деревьев, затенявших аллею.

— Испорчу, как только лорд Прокопио узнает о брошенном Франдо вызове.

— С чего ему волноваться? Франдо идиот, даже по стандартам джордайни. Я встречала ослов, которые с легкостью одолеют его в дебатах.

— Пусть так, но он советник мага Ксавьерлин. Вызов между советниками отражается на их патронах. На текущий момент у Прокопио нет желания побеждать Ксавьерлин, но и проигрыш он тоже не может себе позволить.

Тзигона умудрено кивнула.

— Ага. Он сделал большую ставку на каждого боевого петуха. Так он в любом случае не сильно проиграет, но если у него нет свободных денег, это может оказаться неудобным.

Замечание возмутило его, как и сравнение между дебатами джордайни и вульгарным занятием вроде петушиных боев.

— Деньги тут абсолютно ни при чем! Дело в политике. Ксавьерлин — Верховный Старейшина Халараха. Для Прокопио бросить ей вызов равносильно объявить на весь свет о своих притязаниях на ее пост. В настоящее время он не может позволить себе выглядеть слишком амбициозным.

Очередное пожатие плечами продемонстрировало, что Тзигону все это не слишком волнует.

— Что сказала Кассия?

— Кажется, она собирается порекомендовать меня королеве Беатрикс, — буркнул Маттео. Тзигона просияла.

— Так все чудесно, верно? Станешь королевским советником.

— Ничего хорошего, если это означает отправиться во дворец опозоренным, единственно дабы избавить нынешнего патрона от хлопот.

— После того, как ты очутился на месте, какая разница, скакал ли ты на коне или муле? — заметила она. — Когда путешествие окончено, оно быстро забывается.

Пришлось признать, что в этом есть некая практичность.

— Я начинаю понимать логику твоих аргументов, — сообщил Маттео, и вздохнул. — И это меня тревожит.

Весело рассмеявшись, девушка взяла его под руку и заставила шагать помедленнее.

— Разве я не говорила, что со временем ты ко мне привыкнешь?

— По этому поводу нам нужно поговорить, — медленно проговорил он. — Не могу отрицать, мне приятна твоя компания, я часто вспоминал о тебе с нашей последней встречи. Поверь, я вовсе не хочу нанести обиду, но должен настоять, чтобы ты прекратила вмешиваться в мои дела.

Замерев на месте, Тзигона уставилась на него.

— Вмешиваться!

Настолько ошеломленной она выглядела, что Маттео почувствовал себя обязанным прояснить мысль.

— Лезть без спросу. Или заниматься, если тебе такой термин больше по вкусу. Последний пример — твое представление на Площади Древ.

— Тебя собирались пырнуть двумя очень неприятного вида кинжалами. Мой рассказ помешал этому.

— Помешал, и оскорбил джордайна, заставив его бросить вызов.

Тзигона скрестила руки на груди.

— Что, в свою очередь, привлекло к себе внимание главного советника короля.

— Не всякое внимание на пользу. Кассия считает меня глупцом, и поэтому собирается порекомендовать своей сопернице.

— Которая как раз случайно оказалась королевой Халруаа, — завершила за него Тзигона, повышая от раздражения голос. — Я-то думала, джордайни должны быть амбициозными! Какая разница, как ты пролез на высокий пост? Только попади туда, а дальше все зависит от тебя. — Она встала в надменную позу, и подвела итог голосом Кассии: — Если ты не способен использовать такой шанс, тогда ты и в самом деле дурак, каким сочла тебя советница короля.

Невероятная точность имитации, лучше любого эха, заставила Маттео удивленно покачать головой.

— Как у тебя получается?

— Голоса? — переспросила она небрежно. — Мне говорили, что у меня природный дар. Я как-то путешествовала с артистической труппой, так меня объявляли "человеком-пересмешником". Было весело, какое-то время, — доверительно сообщила она, — Но от перьев на костюме я вечно чихала. Слышал о Старой Бесс?

Маттео не сразу сообразил, о чем она вдруг заговорила, но спустя миг он кивнул. Мало кто из прибрежных жителей не слышал о знаменитом пирате. Пухлая женщина средних лет с добродушными манерами стареющей молочницы, Старая Бесс, тем не менее, числилась среди самых кровавых и безжалостных капитанов Великого Моря.

— Мне довелось однажды переговорить с ней, — признал Маттео. — Два года назад она провалялась в горячке часть времени летних дождей в доме джордайни.

— Старая акула? — изумилась Тзигона. — Странно слышать, что джордайни вообще стали возиться с ней.

— Иногда преступники и чужеземцы оказываются в доме на лечении, чтобы студенты смогли пронаблюдать течение серьезной болезни или травмы, и изучить способы борьбы с ними, — объяснил он. — На самом деле никто не ожидал, что она выживет. Когда она очнулась, то настояла в качестве оплаты за уход поделиться с несколькими студентами знаниями о приливах и течениях. Но самыми интересными уроками были ее рассказы о сражениях, — сознался он, слегка улыбнувшись.

— Значит голос ты знаешь. — Тзигона прочистила горло и, улыбаясь, вытянула губы трубочкой, надула щеки и полуприкрыла глаза. Для пущего эффекта она шагнула под алый навес, и просачивавшийся сквозь него свет добавил рыжих отблесков ее волосам, раскрасив лицо в выжженный ветром розовый оттенок. Не меняя ни облика, ни черт лица, она сумела передать сущность веселой, розовощекой пиратки.

— И чо теперь, милок? — осведомилась она с жизнерадостным очарованием и акцентом северных Муншае. — Рыбным ножичком по глотке чикнуть, или присядешь на рабочий кончик пики?

Небрежный тон, которым она перечисляла все более и более кровавые методы убийства, больше подходил для служанки в таверне, объявляющей меню.

Маттео обнаружил, что улыбается, а гнев начинает утихать. Трудно было оставаться сердитым на Тзигону долго. Забавная девчонка, в конце концов, действительно хотела как лучше.

Кроме того, джордайн решил, что интерес представляют далеко не только ее бесконечные истории: в ней самой таилась какая-то загадка. От его внимания не укрылось, с какой легкостью Тзигона перешла на Общий, широко распространенный торговый язык, не пользовавшийся популярностью среди, в большинстве своем замкнутых и гордых халруанцев.

— А теперь кое-что из упадочных северных земель, — объявила она, сменив манеру речи с хриплого диалекта Муншае на подчеркнуто-протяжную.

Не спят, вернувшись с рейда
Зентил Кипа молодцы,
Женщин всех убили —
Но остались две овцы.

Добычи военной не вкусит солдат,
Гурманом себя не зовет,
Но как же тогда объяснит,
Почему овцой от него так несет?

Звонкая, размеренная декламация напоминала классический стиль бардов, повествующих о сражении, или зачитывающих эпическое сказание о давно сгинувших героях. Комбинация отточенного тона и непристойного содержания заставила Маттео потрясенно покачать головой.

— Где ты наслушалась такого?

— Великие песни сохраняются, но дурные распространяются, — уведомила она со смешком. Он хмыкнул.

— Я не знаком с этой поговоркой, но она, по-видимому, верна.

— Поговорка? — Тзигона раздраженно поморщилась, но тут же заговорила о другом. — Так, что мы теперь будем делать?

У Маттео был ответ, хотя, как он обнаружил, его не слишком хотелось озвучивать.

— Боюсь, нам пора расстаться, — с искренним сожалением произнес джордайн, собираясь скинуть с плеча ее мешок.

Неожиданно встревоженная, она предупреждающе выставила ладонь. — Не клади его!

Вернувшиеся подозрения сопровождались острым приступом самобичевания. Отличительным свойством джордайни являлась сильная сопротивляемость магии, включая все средства магического сканирования. Поскольку соответствующие устройства и заклинания редко могли обнаружить их, джордайни представляли собой прирожденных курьеров. Сложные правила протокола не позволяли никому использовать их в этой роли, даже собственным патронам. Они могли нести только то, что помещалось в кожаные мешочки на поясе, и запоминали сообщения вместо того, чтобы брать с собой свитки. Приняв сумку Тзигоны, Маттео пошел против традиций, нарушив несколько основополагающих правил. А не подумав о причинах, по которым девушка вручила ему свою поклажу, Маттео доказал, что слова о его наивности более чем соответствуют истине.

— Что там? — потребовал он.

Не дожидаясь ответа, он распахнул мешок и запустил туда руку. Пальцы сомкнулись на гладком, твердом цилиндре, и, под грохот колотящегося сердца, на свет появился деревянный тубус для пергаментов.

— Книга заклинаний, — ошеломленно выдавил он. — Ты же сказала, что не маг.

— Не обязательно быть магом, чтобы знать цену таким вещам! — процедила Тзигона. — На рынке за нее можно выручить немалую сумму, только продавать надо после захода солнца и подальше отсюда.

Маттео окатила волна облегчения, удивившая его самого — как и понимание того факта, что ему куда легче иметь дело с Тзигоной-воровкой чем с Тзигоной-волшебницей. Конечно, воровство он не одобрял, но в его мире маги могли исполнять только две роли: патроны, которым надо служить, или враги, которым надо противопоставить свое мастерство и победить.

Мысль о битве заставила его внимательнее взглянуть на магические отметины на тубусе, в поисках какого-то признака школы и могущества его владельца. Это было важно. Сражения нужно избежать, если представится такая возможность, но он сомневался, что обворованный чародей даст ему шанс объясниться.

Почти сразу он нашел то, что искал. Легкие штрихи на темном дереве изображали ворона, примостившегося на вершине треугольника — символы смерти и обновления, несомого смертью, так что, скорее всего, речь шла о некроманте.

Поморщившись, Маттео бросил тубус обратно в мешок. Некроманты не занимали ведущих позиций в иерархии магов Халруаа, и не считались особо могущественными, но связываться с одним из них джордайну не хотелось.

— Что-то не так? — быстро спросила Тзигона.

— Не считая того, что ты опять заставила меня нести ворованную вещь? — обвиняющим тоном уточнил он. Девушка окинула его проницательным взглядом.

— Прости конечно, но тебя это, похоже, не сильно беспокоит. Когда я сказала, что собираюсь перепродать этот свиток, ты явно вздохнул свободнее. Судя по всему, я опять наступила на один из твоих драгоценных законов джордайни.

Ее замечание заставило Маттео задуматься, не может ли быть такого, что он действительно больше заботится о законах ордена, чем о простых материях правильного и неправильного. Воровство, по его мнению, являлось неправильным, в то время как магия, строго говоря, нет. Но, хотя общение с ворами ни в коем случае не считалось приемлемым, дружба с магом может привести его к изгнанию, или даже к казни. Подобное соотношение выглядело странновато.

Он твердо решил поразмышлять над этим как-нибудь потом, и насколько мог, постарался объяснить ситуацию Тзигоне.

— Джордайн не может использовать магию, или платить за ее использование в личных целях. Он не имеет права владеть или использовать волшебные предметы. Он не должен завязывать личных отношений с чародеями. Даже прикосновение к магическим вещам нежелательно. Чистоту ордена поддерживают маги-гончие и Совет джордайни, и наказание преступившим любое из этих правил полагается очень суровое.

Тзигона прищурилась.

— Все так плохо? Ну, не беспокойся. Я избавлюсь от этой вещицы до зари, — заверила она, протягивая руку к мешку.

В этот момент, наткнувшийся на них прохожий, вышиб мешок из пальцев Маттео. Тзигона метнулась, пытаясь подхватить его на лету, но не успела, и мешок с глухим стуком упал на мостовую.

Со стремительностью атакующей змеи из него вырвалась сумеречно-багровая вспышка магического сияния.

Неожиданное проявление магии обеспокоило вкушавших обед поблизости. Переворачивая скамьи, они заторопились прочь. Выпечка и сыры попадали на камни, монеты и товар оставались забытыми на прилавках — у продавцов, равно как и покупателей, появилась более неотложная задача. Магические битвы на улицах Халруаа случались редко, но не настолько, чтобы прохожие сочли новизну зрелища достойной риска.

— Красная молния. Ничего хорошего не светит, — пробормотала Тзигона, пододвигаясь к желтому тенту торговца рыбой неподалеку.

Молния скользнула в обратном направлении, обрисовывая путь поискового заклинания. Свечение и мощь разряда заметно выросли; он стал ярче и каким-то образом весомее.

Маттео нахмурился. Такое завершение заклинания стало для него сюрпризом. Немногие маги способны были сами путешествовать по дороге, проложенной чарами поиска. Тот, с которым ему предстояло вот-вот столкнуться, оказался сильнее, чем он надеялся.

Его руки опустились к кинжалам при виде наконец появившегося чародея — не обнажая клинков, но готовясь в случае нужды защищаться.

Жертвой последнего воровства Тзигоны оказался высокий мужчина, необычайно долговязый и узкий в плечах, в черно-красном облачении некроманта, вихрившемся как штормовые облака на закате. Слабый, но отчетливый, вокруг него витал аромат смерти. По какому-то совпадению сам некромант оказался бледнее трупа, настоящий альбинос, с водянистыми глазами и кожей белее рыбьего брюха. Черная одежда отбрасывала на кожу сероватые тени.

Маг надвигался на Маттео с почти театральной угрозой, выставив в его направлении тонкую руку. Бледность еще сильнее разлилась по коже, сделав плоть прозрачной как хрусталь, обнажив прячущуюся внутри кость.

— Узрите судьбу ладоней, дотронувшихся до моей книги, — нараспев завел чародей.

— Ага, лет через шестьдесят, — пробормотала Тзигона откуда-то из-за спины джордайна.

Он разделял ее уверенность — как джордайн, он был неуязвим для большинства заклинаний. Другое дело, и это его немало интересовало, как Тзигона может объяснить собственную защиту. В конце концов, заклинание поиска не работало и когда она несла мешок. Некромант сделал резкое движение костистой ладонью, и подождал немного. Мрачная надменность быстро сменилась гневом, когда никто не соизволил покорно рассыпаться в прах.

Следом он произвел серию быстрых, нетерпеливых жестов. По его приказу, дюжина гладких, отполированных палок взмыла ввысь из корзины на близлежащем прилавке, все заканчивавшиеся кисточками — жонглерские принадлежности, продававшиеся по три штуки в качестве игрушек для детей. Палочки устремились к середине опустевшей площади и там со щелчком соединились. Странный, угловатый скелет, кости создания никогда не знавшего жизни, зашагал по направлению к Маттео.

Джордайн быстро изготовился к схватке. До того ему не доводилось сражаться с таким противником, но он рассудил, что любое существо — живое, мертвое или такая конструкция — составляются из частей примерно одинаковым способом.

Пригнувшись, он отскочил в сторону от надвигавшегося скелета. Разворачиваясь, Маттео полоснул по месту, где у настоящего тела находилось бы колено. Серебряный клинок вонзился во что-то незримое — не плоть, но почти столь же вещественное. Связующие магические нити оказались прочными и не порвались полностью, но на творение некроманта удар подействовал, словно ему перерезали сухожилия. Оно мгновенно остановилось, накренившись на бок и размахивая «руками» старалось восстановить равновесие.

Маттео нырнул под руку и вставил кинжал меж двух соединений деревянного хребта. Накрепко ухватившись за рукоять, он пинком вышиб вторую ногу из-под скелета. Тот с треском повалился и остался лежать, дергаясь, но не в силах больше управлять своими частями. Поток магии, соединявший его в единое целое, следовал теми же путями, что и энергия по позвоночнику живого человека. Разруби его, и дело сделано.

Некромант завизжал от ярости, и двинулся к Маттео, бешено жестикулируя. В одной руке болталась тонкий обрезок протухшей, вонючей рыбы. По мере того, как маг завершал жесты заклинания, омерзительный маятник растворялся в жутковатом зеленом сиянии, впитывавшемся ладонями некроманта.

Маттео замер. Он не узнал заклинания, и не представлял, как ему противодействовать.

Но Тзигона отреагировала сообразно избранному некромантом оружию. Схватив пригоршню угрей из корзин торговца рыбой, она швырнула их в мага. Змеевидные рыбины оплели его лодыжки, заставив его остановиться и ослабить концентрацию на заклинании. Он чуть не упал, и вид мага, неуклюже пытающегося сохранить равновесие, мог бы показаться комичным, будь обстоятельства менее мрачными.

Некромант стряхнул угрей прочь — при прикосновении его ладони угри зеленовато засветились, и отвердели как палки. Один из угрей врезался в древесный пень со звуком бьющейся глиняной посуды. Осколки разлетелись во все стороны, испещрив облачение мага светящимися зелеными точками.

— Эй, сопля драконья! Сюда! — выкрикнула, размахивая руками, Тзигона, пытаясь отвлечь внимание чародея от Маттео.

Оскорбление своего достоинства маг воспринял еще хуже, чем воровство книги заклинаний. Пинком отшвырнув последних угрей, он кинулся к ней, в бесцветных глазах начал разгораться алый огонь.

Ощутив холод, исходящий от приближающегося чародея, Маттео наконец понял природу его заклинания. Немногие из некромантов могли вызвать прикосновение лича, опаснейшее заклинание, повторяющее парализующий тело и душу эффект прикосновения ставшего нежитью мага. Но, встав между магом и Тзигоной, Маттео перехватил потянувшуюся к ней светящуюся руку.

Он принял страшный холод, который приморозил бы большинство людей к месту не хуже леденящего дыхания белого дракона. Заставляя себя не обращать внимания на боль, он сжал покрепче хватку на руке мага и резко, с силой провернул. Тонкие кости подались с болезненным хрустом.

Жестокая самозащита была не по душе Маттео, но он не видел иного способа остановить чародея, не доводя до убийства.

Вопль некроманта, полный боли и ярости, взмыл ввысь, превращаясь в ужасающий вой. Маг попятился, отступая от джордайна и на ходу в буквальном смысле уменьшаясь в размерах.

И еще, меняясь. Кости с треском вставали на новое место, нос выпучился, затем дернулся вперед, превращая лицо в удлиненную морду. Одежда свалилась, давая простор белым волосам, прораставшим сквозь мертвенную кожу. Спустя считанные секунды человеческий облик мага уступил место поджарому, призрачному волку.

Джордайн предвидел нечто подобное. Хотя сломанная рука на долгое время ограничила возможности мага в части непосредственного творении заклинаний, ни один приличный некромант не забывал держать кое-что в запасе — магию, активировать которую можно было без слова или жеста. А теперь, в теле волка, магия ему была не нужна.

Как оказалось, у него хватило так же расчета на еще одно заклинание, чтобы сделать Маттео уязвимым для когтей и клыков. Принявший оборонительную стойку джордайн обнаружил, что кончики его кинжалов начинают раскаляться. Быстро отбросив их, он приготовился совершить то единственное, что ему оставалось.

Губы призрачного волка изогнулись, обнажив неестественно длинные, острые клыки в черных деснах. Зарычав, оборотень подобрался перед прыжком.

Выждав нужное мгновение, Маттео прыгнул навстречу магу-волку. Разворачиваясь на одной ноге, он изо всех сил впечатал другую прямо в грудь оборотню, поймав его в верхней точке прыжка.

Танцующей походкой Маттео отпрыгнул прочь от рухнувшего наземь, с почти человеческим выражением удивления на бледном лице, волка. Но ни тени дыхания не колыхнуло могучей белой груди, волк-маг не издал больше не звука. Сердце остановилось в момент удара, и не забьется вновь.

Безмолвный Маттео наблюдал, как волк медленно расплывается, возвращаясь в прежний облик. Белесое, лишенное жизни тело мага казалось, если такое возможно, еще менее человеческим, чем оставленная волчья оболочка.

Он почувствовал, как придвинулась ближе Тзигона. Девушка осторожно потрогала ногой застывшую фигуру, потом провела пальцам по утихшему пульсу на шее некроманта. Поднявшись, она широко распахнутыми глазами уставилась на Маттео.

— Ты убил его, — словно не веря собственным словам, выговорила она. — Ты убил его одним ударом.

— Я мог бы остановить его, не нанося тяжелых ран, оставь он мне кинжалы, — коротко ответил Маттео, приняв ее изумление за неодобрение.

На самом деле, он был потрясен куда сильнее Тзигоны легкостью, с которой пришла смерть. Джордайна с детства тренировали для боя, с того момента, как возраст позволил ему держать деревянную палку не падая. Но впервые от его руки погиб человек. Ему казалось, что должно быть сложнее — событие настолько окончательное, завершающее, не может свершиться с почти неприличной легкостью и поспешностью. Возможно, ему полагалось время обдумать собственные действия. И тогда, быть может, он не стоял бы теперь, не отрывая взгляда от мертвеца, поражаясь холодной пустоте, которую оставило в его сердце неожиданное исчезновение совершенно незнакомого человека. Словно потаенная комната внутри распахнулась, та, о которой Маттео и не подозревал прежде. Он может убить. Он убил.

— Он не должен был умирать, — тихо произнес Маттео. — Хотелось бы мне, чтобы этого не случилось, пусть он и желал нам зла.

— Бедный ублюдок, — согласно кивнула Тзигона. Почему-то ее выбор слов резанул по натянутым до предела нервам джордайна.

— Человек мертв, — сказал он холодно. — Он погиб, пытаясь вернуть законно принадлежащую ему собственность, украденную тобой. Я не жду, то ты хоть в какой-то мере примешь на себя ответственность за эту смерть, но не желаю слушать, как ты позоришь его. Кто ты такая, чтобы так очернять его имя?

Тзигона отшатнулась. Взгляд девушки приковало к Маттео, подкрашенные глаза широко распахнулись на неожиданно побледневшем лице. Она не выглядела бы такой растерянной и преданной даже ударь он ее.

Быстро придя в себя, она в очередной раз выразительно пожала плечами, и исчезла за углом со скоростью, которую Маттео, не будь он свидетелем других ее трюков, мог счесть магической.

Глава тринадцатая

Зефир потянулся в карман за монетой. Даже такой, казалось бы, элементарный жест давался эльфу с трудом — мешала дрожь в руке, и свойственная старости медлительность.

Заметив нетерпение на грязной мордочке уличного мальчишки — посланника, джордайн проклял собственную дряхлость. Чересчур он зажился на свете.

Но принесенная информация была достойна оплаты, достойна усилий на то, чтобы достать ее, и возможно даже достойна ужасающе-тоскливой жизни последних лет. Если верить рыночным осведомителям Зефира, девушку, ныне зовущую себя Тзигоной, заметили в городе — одетую как уличный артист и в компании новичка Прокопио, простодушнейшего среди джордайни.

Нежданная улыбка удачи. Зефир был уверен, что Маттео расскажет ему все прочее, что может представлять интерес. Он сомневался в способности Маттео лгать, даже если тот почему-либо захочет.

Через эту ниточку к Тзигоне, Зефир очень скоро заполучит ее, сможет передать девушку Киве, и зло, которому два эльфа подарили существование два столетия назад, наконец будет уничтожено.

Надежда согревала Зефира. Единственно ради этой цели он жил. Когда ларакен умрет, Зефир оставит изношенное тело, и отправится в Арванайт, истинное пристанище эльфов.

Сквозь него хлынул почти ошеломляющий поток эмоций, полный зовущими голосами всех, ушедших прежде него, так давно. Эльф закрыл глаза, сопротивляясь велению своей природы и собственным глубочайшим мечтам.

С трудом собравшись, он отпустил беспризорника, и заковылял в поисках патрона. Поставлять Прокопио Септусу информацию входило в его обязанности, но случались ситуации, вроде этой, когда гораздо важнее оказывалось контролировать, что и в каком объеме чародей услышит. То, что сюда впутался еще и Маттео, было и хорошо и плохо. Молодой человек позволит Зефиру разыскать Тзигону, но совсем некстати, если у Прокопио возникнет повод чересчур пристально заинтересоваться делами своего советника.

Эльф обнаружил Прокопио в саду при кухне, любовавшегося силуэтами служанок, тянувшихся как можно выше за пухлыми малиновыми стручками.

Старый джордайн вздохнул. У его патрона хватало детей по обеим сторонам покрывала. Конечно, будущему королю необходимы наследники, но излишек потенциальных претендентов на трон редко предвещал добро для королевства. Как-нибудь в другой раз, Зефиру придется напомнить Прокопио уроки истории.

Сейчас, однако, эльф не видел причины торопиться; по его мнению, Прокопио не был королем. Ничто в нем не соответствовало знаменитой справедливости и прозорливости Залаторма. Зефир считал Прокопио Септуса неугомонным и импульсивным, излишне открытым в своих притязаниях. С другой стороны, немногие среди людей могли похвастаться эльфийским терпением, а мало кто из эльфов сравнился бы с Зефиром решимостью. Старый джордайн знал лишь одного единственного эльфа кроме себя, готового трудиться более двухсот лет, ради исправления древней ошибки.

Усилием воли отставив в сторону подобные размышления, эльф направился в сад. Разумнее подальше упрятать собственные секреты, прежде чем появляться перед прорицателем Халруаа.

Вскоре стала ясна настоящая причина пребывания Прокопио среди кухонной прислуги — готовая к ощипыванию корзина голубей, и еще несколько птиц, круживших вокруг высокой голубятни в форме улья, возвышавшейся над южной стороной сада. Обычно предсказания делались на основании вольного полета диких птиц, но Прокопио научился читать будущее в полете птиц обреченных оказаться на его обеденном столе. Прорицатель обожал жаркое из голубей, так что заклинание было вдвойне полезно.

— Что сообщили голуби, мой лорд?

Маг покосился на Зефира, и его удовлетворенная улыбка стала шире.

— Достаточно чтобы знать, что ты пришел с новостями.

Эльф подтвердил это легким поклоном.

— Воистину так, мой лорд, но помните, что у всякой новости две стороны. Рождение весны знаменует смерть зимы.

Призывающую к осторожности поговорку Прокопио отмел нетерпеливым взмахом руки.

— Вот что сказали птицы: на рынке случилось некое происшествие, способное изменить течение моей судьбы. От тебя мне требуются детали.

— Ваши сведения верны, — Зефир коротко пересказал историю приключений Маттео.

Услышав о предстоящей дуэли между своим новым советником, и джордайном, служащем его самому серьезному сопернику в борьбе за трон Залаторма, Прокопио побледнел. Как и надеялся эльф, Прокопио слишком заботило собственное политическое будущее, чтобы интересоваться личностью девушки, сыгравшей роль катализатора в закипавшем вареве событий.

— Состязание вне всяких сомнений стало бы интересным, но есть и причины и способ избежать его. Леди Кассия заинтересовалась юным Маттео и выразила желание порекомендовать его королеве.

Прорицатель невесело рассмеялся.

— Вот как? Необыкновенно мудрая мысль, — хмуро прокомментировал он.

— А когда, дражайший Прокопио, я поступала иначе?

Обернувшись, Прокопио встал лицом к лицу с королевским советником, улыбаясь, и совершенно не выглядя удивленным.

— Добро пожаловать, Кассия. Король в добром здравии, надеюсь?

Черноволосая леди скользнула к нему, позволив чародею поцеловать ей руку.

— Залаторм здоров как всегда, хвала Мистре. Сейчас меня заботит благополучие королевы.

— Правда? — невинно удивился прорицатель. Он указал на горку мертвых птиц. — Но в предсказаниях не встретилось дурных знаков.

Кассия послала пренебрежительный взгляд в сторону корзины.

— Вижу, ты обеспечил для вечерней трапезы вторую смену блюд. Отлично. Жаль, что ты не сумел сотворить последнее блюдо. Я обожаю сладости.

Маг напрягся при этом завуалированном оскорблении. Прикрывшись ладонью, кашлянул Зефир, не столько выказывая неодобрение, сколько пряча улыбку. Маги творения считались ниже прорицателей статусом, и уничижительное сравнение с магом этой школы било по гордости надменного Прокопио. От внимания Зефира не ускользнуло, что Кассия не обеспокоилась поздороваться с ним, собратом-джордайни, но он не обиделся. Напротив, чем меньше внимания он привлечет от таких как Кассия, тем лучше.

— Я не разбазариваю магию на такую ерунду, — задрал подбородок Прокопио. — Как ты можешь видеть, у меня хватает слуг, которые принесут вина и сладостей. Но я прослышал, что тебя интересуют не мои слуги, а мои советники. Ты считаешь, молодой Маттео может послужить королеве?

Джордайн улыбнулась, холодной и насмешливой улыбкой.

— Давай говорить прямо. Твой советник — зеленый юнец, слишком горячий для тонких материй двора, и, по всем свидетельствам, не обладает достаточной мудростью суждений. Он смеялся, когда бродячий артист оскорбил джордайна, вынудив того бросить вызов. Будь у него хоть какое-то понимание твоих интересов и устремлений, он старался бы избежать подобной ситуации практически любой ценой. Вот мой совет, Прокопио: избавься от него. Эти дебаты не пойдут тебе на пользу, но Беатрикс от них не пострадает.

Прокопио погладил подбородок, раздумывая над предложенным вариантом спасения.

— Но нужен ли королеве новый советник?

— Да, как раз нужен. В последнее время она все больше поглощена созданием заводных механизмов. Один из них взбесился, убив ее любимого посланника, и ей потребовалась надежная замена. Полагаешь, талантов молодого джордайна не хватит на это?

Маг подумал о бесстрашии Маттео на небесном корабле, часах, которые юноша провел, обучая его военной истории и тактике, необычайной памяти и одаренности в логике, о которых ему говорили — весьма неохотно, кстати, — те самые люди, кого он должен был заменить.

— Смею предположить, его способности простираются до этих пределов, — не вдаваясь в подробности, резюмировал он. — Зефир? Доставлял ли Маттео все поручавшиеся послания точно и в срок?

— Идеально, мой лорд. Каковы бы ни были его недостатки, его память безупречна, — ответил эльф в тон хозяину.

— В таком случае, я довольна, — объявила Кассия. — Большего Беатрикс не понадобится.

— Если ей требуются услуги Маттео, разумеется, я освобождаю его, — сказал чародей. — Должен также заметить, твоя забота о благополучии королевы весьма почетна.

— И удивительна? — с искренностью порожденной могуществом добавила Кассия. — Ничего странного, если ты помнишь Кетуру.

С превеликим трудом Зефир остался внешне спокоен. Он пришел сюда, дабы мягко направить возможный интерес Прокопио в сторону от Тзигоны. Но теперь Кассия, похоже, делала прямо противоположное.

Брови прорицателя сошлись, и вновь разгладились, когда он припомнил имя, не слышанное уже много лет.

— Да-да… Маг школы энергий, с хорошей репутацией, хотя и несколько эксцентричная. Прошло больше двадцати лет с ее смерти, причем тут может быть твой интерес к Маттео?

— Твой новый советник подружился с дочерью Кетуры.

— Я полагал, что девчонку обнаружили и поступили с ней как полагается много лет назад, — изумился Прокопио.

— Они хотели, чтобы мы считали так. Девочку поймали, это правда, и официально было оглашено, что она оказалась слишком мала, чтобы перенести суровое магическое расследование. Я знала правду, теперь и ты знаешь. В мудрости своей Залаторм не признает существование определенных фактов, но это не значит, что его советникам о них неизвестно.

— Разумеется, — пробормотал Прокопио, погрузившийся в глубокую задумчивость. Чародей обдумывал возможное применение полученной информации — и причины, по которым Кассия решила поделиться ей.

Прокопио знал, кого имела в виду Кассия, говоря «они». Правление чародеев Халруаа выстраивалось множеством уровней. Таинственная группа, известная как Кабал направляла один из наиболее важных и личных аспектов жизни халруанцев, будущее их магов. Ими велись детальные записи родословной и умений каждого мага, и производился выбор пары среди волшебников подходящих способностей. В этом таилась одна из главных причин, по которой Халруаа мог похвастаться столькими магическими талантами и высоко специализированными школами. Чародеи других, не таких цивилизованных, стран женились по прихоти, или из политических соображений, но в Халруаа не могли оставить дело такой важности на волю случая. Кабал обладал огромной властью, с возможностью направлять будущее в то русло, которое считал предпочтительным. Печальным, но необходимым долгом в их обязанности входило выпалывание опасных или непредсказуемых талантов, уничтожение неудачных экспериментов, и забота о магах, ставших чересчур ленивыми или слишком амбициозными.

Но об этой неприятной стороне бытия Прокопио вспомнил лишь мимолетно. Членство в загадочном Кабале гарантировало могущество, и он жаждал его почти так же страстно, как трон Залаторма. И вот перед ним стоит Кассия, разбрасываясь недомолвками, прося его отпустить самого многообещающего джордайна! Главный советник Залаторма пришла сюда за сделкой, в этом Прокопио не сомневался. Но по чьей воле? Собственной, или короля? И то и другое открывало множество возможностей.

— Для меня честь быть допущенным к подобным тайнам, — начал Прокопио. — Если позволишь, как ты узнала о Кетуре и ее дочке?

— Не без труда, — последовал краткий ответ. — За фарфоровой маской королевы таятся невообразимые секреты.

Прокопио умолк, огорошенный неявно прозвучавшим намеком на связь между Кабалом и королевой Халруаа.

Сам немало обеспокоенный этими откровениями, Зефир тем не менее с одобрением отметил, что его патрон не стал расспрашивать Кассию о Беатрикс. Поступить так было бы не мудро, возможно даже актом измены.

— Мог я встретиться с этой девушкой? — осторожно осведомился Прокопио.

— Только случайно, уверяю тебя! Достаточно сказать, что, не считая обстоятельств рождения, она не имеет ровно никакого значения. Нас интересует другое: похоже, девчонка нашла что-то в твоем джордайне. Их видели на рынке, и, по-видимому, они в очень хороших отношениях.

— Маттео, — задумчиво прошептал чародей, будто пытаясь магически раскрыть новые возможности, связанные с самым молодым советником. Он бросил укоризненный взгляд на Зефира, хотя, конечно, не существовало никаких логических причин, по которым его джордайн должен был знать, с кем именно Маттео встретился на рынке.

Кассия сделала паузу, медленно, лениво улыбнувшись.

— Ты начинаешь понимать, дражайший Прокопио, что для тебя будет разумно дистанцироваться от этого юнца. Человек твоих устремлений и талантов не встанет по своей воле на дороге у Кабала.

Зефир заметил разочарование, быстро промелькнувшее на лице чародея. Неужели его патрон на самом деле надеялся получить приглашение в эту таинственную организацию?

Старый эльф изучающее всмотрелся в Прокопио и гостью, и понял, что так оно и было. Каким бы невероятным это ни казалось, они — человек, которому он служил, и джордайн, которого ему полагалось почитать превыше всех остальных, могли небрежно обсуждать наследие оставленное злом, уничтожившим народ Зефира и обрекшим его на нынешнюю жизнь. Корни Кабала находились в древности, слишком хорошо известной эльфу. Но сейчас рядом с ним стояли двое людей — короткоживущих и не ведающих о прошлом, обсуждая Кабал словно простое обстоятельство политической игры, очередную резную фигуру на игровой доске Прокопио.

Гнев, глубокий, давний и жгучий, разгорелся в сердце старого эльфа.

— А что выигрываешь ты, Кассия? — потребовал он. — Что ты надеешься получить, послав Маттео на службу королеве? Уж конечно, не забота о лорде Прокопио ведет тебя.

Черные глаза женщины, шокированной таким обращением, распахнулись во всю ширь, потом она искренне расхохоталась.

— Все, сказанное мною, правда. Но ты мудр, эльф, подозревая, что я сказала не все. Прорицательница Ксавьерлин пытается добиться благосклонности короля. Не думаю, что Залаторму понравится, если джордайн Ксавьерлин бросит вызов советнику королевы. Пусть король и не так очарован Беатрикс как прежде, но любой женщине, которая, как покажется, претендует на ее место, не стоит надеяться на его симпатию.

— Хитро придумано, — холодно подтвердил Зефир. — Ты стравливаешь своих соперниц друг с другом. Но только одна проиграет, и разве тебе это на пользу?

Лицо Кассии побелело от гнева, не считая румянца выступившего на щеках. Сначала Зефиру даже показалось, что она вот-вот его ударит. Но, быстро вернув самообладание, она отвесила ему короткий, формальный поклон.

— Ты быстро нашел уязвимое место, эльф. Теперь я вижу, почему Прокопио держит тебя, хотя твое время явно давно истекло. Ксавьерлин не ровня Беатрикс, это верно. Но я знаю Кабал куда лучше чем ты.

Зефир лишь горько улыбнулся в ответ.

— Маттео спутался с дочерью Кетуры, и, следовательно, рано или поздно попадет в поле зрения Кабала, — продолжила она. — Следовательно, логично предположить, что куда бы ни попал Маттео, за ним следом пойдут неприятности.

Советник короля повернулась к внимательному Прокопио, заговорщически улыбаясь.

— Если эти неприятности направятся к дверям Ксавьерлин и королевы Беатрикс, думаю и я, и ты, только выиграем.

* * *

На сей раз, пробираясь по городу, Тзигона воспользовалась людными путями. Ее обостренные чувства то и дело улавливали прикосновение магии — заклинания защиты, сканирующие, поисковые или провидческие — не в силах коснуться туманом вились вокруг нее. Она слышала, что для новичков в стране впечатление может оказаться довольно нервирующим. Да и ей наверно тоже приятно не показалось бы, рассудила девушка, если бы хоть одно из них смогло коснуться ее.

Сама она находила магию довольно скучной. Куда сильней интересовала ее красота самого места. Закат был ее любимым временем, а Халарах одним из любимых городов. Ей нравились розовые коралловые дома, башни из белого, голубого или зеленого мрамора, улицы, вымощенные полудрагоценным камнем, плеск игривых фонтанов. Сверкающее колесо солнца тонуло за западными стенами, превращая далекие горы в пурпур и окутывая увенчанные снегом вершины высочайших пиков золотым сиянием. Звездозмеи метались среди деревьев, выбирая убежище для подступающей ночи. Воздух, мягкий и спокойный, был напоен ароматами экзотических цветов, произраставших казалось повсюду вокруг. Тзигона обогнула шпалеру, заросшую жасмином. Этот цветок, единственный, она не любила, хотя причина неприязни вспоминалась очень смутно.

Из ее груди вырвался недовольный вздох. Сколько же всего она не могла вспомнить! Годы Тзигона потратила, собирая разрозненные обрывки сведений о своей жизни, но единая картина не давалась без ключевых деталей, до сих пор от нее ускользавших.

Очень молодой она оказалась вынуждена прокладывать собственный путь в жизни. Часть воспоминаний о тех временах была весьма туманна, и об этой потери девушка не жалела. Но годы до того — почему она не в силах вспомнить их?

Если бы только она могла ухватить редкие сны. Они исчезали так быстро, оставляя позади мимолетные видения и мучительные тени эмоций — счастья и великой потери. Казалось невероятным, что столь сильные ощущения можно забыть.

Зашипев сквозь сжатые зубы, Тзигона повернула вверх, в сторону пролета мраморных ступеней, ведших к променаде. На городской стене расположилась широкая улица. Сюда приходили люди с положением, прогуляться, встретиться, и, самое главное, показать себя.

В этот чудесный вечер все общество было в полном сборе, разряженное в шелка и парчу. Вовсю демонстрировались магические жезлы, посохи и оружие; народ Халруаа увешивался артефактами так же легко, как богатеи других земель драгоценностями.

Немалую часть гуляющих сопровождали разнообразные домашние животные. Крохотные ярко раскрашенные дракончики и крылатые кошки носились кругами на поводках, прогулка не доставляла им удовольствия. Большинство летучих котят реагировали также, как могла бы любая обычная кошка — извиваясь и дергая за ограничивавшие свободу поводки. На глаза Тзигоне попался особо упрямый кот, удиравший к деревьям городского парка, волоча поводок за собой вторым хвостом.

В число самых популярных спутников входили ящерицы. Рептилий в Халруаа хватало, и ящериц разводили за цветастую окраску или экстравагантные «воротники» на шеях. Кто посмелей, выгуливали даже миниатюрных бехиров. Крокодильи рыла созданий непременно украшались намордниками из кожи и электрума, но они все равно оставались опасны. Бехиры двигались необычной, волнообразной походкой, перекатываясь на своих шести, десяти или двенадцати ногах, с остекленевшим выражением в янтарных глазах — эффект контролировавших заклинаний. Но даже так — зачарованные, они могли испустить электрический разряд достаточно мощный, чтобы испепелить роскошь пленивших их чародеев.

Променада простиралась почти на милю, и на всю длину не было ни бокового ответвления улицы, ни дерева или здания поблизости, которые давали бы возможность скрыться в случае опасности. Обычно Тзигона избегала такие места, но нынче ночью она рассчитывала не привлечь любопытных взглядов. Она нашла на розовом кусте оставленную кем-то парчовую накидку бледно-зеленого цвета, и решила потратить немного монет на подходящую по тону сетку для волос. Эта сетка, и уложенные под ней волосы, тщательно собранные с хвостов нескольких гнедых лошадей, создавали иллюзию длинных волос аристократки.

Она гуляла, выискивая кого-нибудь, способного познакомить ее с Холстаром, старшим разводчиком бехиров в городе. Довольно скоро ей на глаза попался светло-голубой бехир, искрившийся топазовыми чешуйками плетясь за женщиной одетой в облегающее платье аналогичной раскраски и вида.

Эта чародейка была особенно небрежна. Поводок, удерживавший магическое создание, был из переплетенных кожаных и серебряных нитей, объявляя всем, что ее контроль над животным абсолютен, и она не боится его электрического оружия. Возможно, она просто зачаровала себя для защиты от возможных инцидентов, но, тем не менее, демонстрация была самой нарочитой из виденных Тзигоной за последнее время.

Эта смесь надменности и стиля импонировала Тзигоне. Если уж ей придется провести время в компании мага, почему бы не выбрать волшебницу со вкусом.

Она достала из рукава пригоршню крохотных колючек, заготовленных заранее, и бросила их между волшебницей и ее бехиром. Ящер наступил на первую и всполошено, сердито всхрапнул. Магические молнии скользнули по металлу к руке женщины.

Та завизжала и бросила поводок, бехир дернулся прочь. Тзигона, подскочив, с силой вдавила поводок ногой в землю прежде, чем животное успело удрать.

Она подобрала кожано-металлическую полоску, игнорируя все еще пляшущие вдоль проволоки искорки, и подтащила ящера назад к хозяйке.

— Не слишком послушное животное, — сочувственно заметила Тзигона. — Но один из лучших бехиров, каких я видела. Такой чудный цвет! Вы его выставляете?

— Давно уже пора его выставить, — ответила женщина хмуро.

Тзигона хихикнула так заразительно, что вызвала к жизни ответную улыбку чародейки.

— Ну, у бехиров есть извиняющее качество — всегда можно вернуть затраченное втрое, продав их на компоненты заклинаний.

Волшебница сделала гримаску и кивнула, но не торопилась забрать предложенный Тзигоной поводок.

— Я бы отправила его к Холстару на убой сегодня же ночью, но этот трижды проклятый мастер бехиров принимает в совершенно неудобные часы.

Тзигона изобразила внезапно снизошедшее озарение.

— Кстати говоря, у меня есть три бехира, больше этого, но не такого великолепного окраса, и я тоже не прочь продать их. Мы приведем Холстару этого, я пообещаю еще трех, и он не будет ворчать насчет времени. Какой торговец отвергнет такую большую сделку?

Предложение заставило женщину взглянуть на Тзигону куда уважительнее.

— Три, говорите?

— Их привезут с караваном, поутру, вместе с моими пожитками, — легко соврала Тзигона.

— Переезжаете в Халарах? Откуда?

— Ачелар, — назвала она удаленный, лежащий вне проторенных торговых путей, город, и поморщилась, копируя появившееся на лице собеседницы выражение светского презрения. — Не могу выразить, какое облегчение я испытала, выбравшись из этого захолустья! Но где мои манеры… Я Маргот, из школы иллюзий, всецело к вашим услугам.

— А мое имя Синестра, — ответила женщина тоном одновременно величественным и полным самоиронии. — Я прорицатель, ученица, и, увы, нареченная Урии Беладжуна. Сомневаюсь, что вы о нем слышали.

— Кто же не слышал о столь великом чародее? — воскликнула Тзигона, откровенно изображая почтительное восхищение. — Мои соболезнования.

Она могла лишь гадать, как отреагирует Синестра на противоречивое высказывание, но видимо оно как раз совпало с точкой зрения самой волшебницы. Синестра хмыкнула с мрачным одобрением.

— Добро пожаловать в Халарах, Маргот. Мы непременно с тобой подружимся.

— Кто я, чтобы спорить? — ухмыльнулась Тзигона. — Прорицательница здесь ты.

Предложенная Синестрой дружба не помешала ей предпринять обычные для мага предосторожности. Тзигона ощутила тончайшее прикосновение ее заклинаний, нацеленных на выяснение истинности ее слов. Разумеется, усилия Синестры оказались бесплодны, но она ничем не выказала удивления таким результатом. Тзигона решила, что если ей понадобится партнер по карточной игре, ее новая знакомая будет совсем не худшим вариантом.

Болтая о пустяках, они добрались до окончания променады, и от него до магазина мастера бехиров; Синестра сообщила мнимой аристократке уйму полезных слухов. В ответ Тзигона напридумывала историй о богатеях и власть имущих Ачелара, стараясь сделать их как можно интереснее и непристойнее. К тому времени, как они добрались до стойл Холстара, Синестра заставила Тзигону пообещать встретиться с ней завтра, пообедать и продолжить обмен сплетнями.

Как Тзигона и ожидала, разводчик бехиров с радостью открыл свои двери услышав про такую сделку, особенно когда девушка выразила интерес к приобретению нескольких узорчатых созданий для рва вокруг своей новой виллы.

Синестра предоставила голубого бехира его судьбе и ушла своей дорогой. Холстар провел Тзигону в заднюю комнату, оставив ее изучать записи разведения бехиров в поисках подходящего ей сочетания цвета и магии.

Тзигона быстро остановилась на паре розоватых детенышей, и сочинила подходящей бессвязности историю насчет желания приобрести охранников рва подходящих по цвету к ее водяным лилиям. Именно такие детали, поняла она давным-давно, делали ее выдумки одновременно достоверными и увлекательными.

Оставив в покое взятый том, она быстро окинула взглядом прочие книги на полке. Вопреки сказанному Маттео, она появилась в Халарахе не только ради того, чтобы расплатиться с долгом перед ним. До нее дошли слухи, что здешний разводчик бехиров является талантливым магом, не специализирующимся ни в одной из школ. Более того, его жена — главная сваха города. Их совместная библиотека была как раз тем сокровищем, к которому рвалась Тзигона, и, представленная постоянным посетителем Синестрой, она получила к нему доступ.

Торопливо она снимала книгу за книгой, кладя их на генеалогию бехиров и быстро пролистывая в поисках чего-то, что может пригодиться.

Ей не повезло — записи велись по порядку магических даров, сначала указывалась школа магии, потом специфические таланты. Проблема Тзигоны была в том, что она не представляла, чем может быть ее собственный дар. Магические способности у нее были точно, но заклинаниям она обучалась без всякого порядка, подхватывая то тут, то там что попадалось полезное или интересное.

— Вы выбрали, леди?

Тзигона подняла глаза, одновременно перелистывая большой том, пряча в нем меньший, но куда более важный.

— Думаю да, — ответила она рассеянным тоном благородной леди. — Розовые детеныши подойдут, не правда ли? Они как раз цвета первых водяных лилий. Но у меня есть еще желтые и кремовые, более позднего цветения, — пробормотала она. — Возможно, придется купить десяток ваших чудесных бехиров для нужного эффекта.

Перспектива такой сделки мгновенно смела нетерпение с лица торговца. Поклонившись, он отступил к дверям.

— Прошу вас, выбирайте сколько пожелаете.

Тзигона улыбнулась, и снова склонилась над книгой. Оставшись в одиночестве, она захлопнула взятую с полки книгу и попробовала следующую. Ничего про себя она не обнаружила, зато один из разделов привлек внимание девушки.

— Школа джордайни, — пробормотала она.

У нее появилась неожиданная и интригующая идея. Она была свидетельницей, как Маттео выдерживал заклинания, которые свалили бы большинство людей с ног — если не отправили бы прямиком в посмертие. Его сопротивляемость была не чета имевшейся у самой Тзигоны, но все равно впечатляла. Может такое случиться, что их возможности имеют родственное происхождение?

Опустив локти на стол, и подперев голову руками, она задумалась. Необходимо было разобраться с этим, и, к счастью, у нее на примете как раз имелся джордайн, готовый ответить на ее вопросы — пусть только чтобы от нее избавиться.

Однако она не собиралась вновь искать Маттео. Жестокие слова джордайна задели ее за живое, чего не случалось очень давно — с тех пор, как она была еще маленькой девчушкой, и Спрайт безжалостно дразнил ее.

Тзигона резко выпрямилась, вырванная из потока мыслей вспыхнувшим воспоминанием.

— Спрайт, — прошептала она, когда крохотная тень давнего воспоминания облеклась плотью. Тзигона много лет не вспоминала старого друга; по крайней мере, не помнила о нем наяву. Кажется, во снах она видела его, но вспомнить детали сейчас не могла.

В порыве раздражения она схватила чернильницу и швырнула ее о стену. Эмеральдово-зеленые чернила расплескались о белую штукатурку, закапали на ковер. Пятно немедленно начало исчезать — как случилось бы и с любым письменным контрактом, по поводу которого мастер бехиров решил передумать.

Тзигона снова вздохнула. Воспоминания. Они ускользали от нее и одновременно терзали ее. Для нее стало правилом запоминать все, что только возможно, изучать языки, впечатывать имена, лица, песни и карты городов в память. Больше всего она стремилась вернуть утраченное. Но ей никогда не приходило в голову обратиться к джордайни.

Джордайни специально изучали память. Говорилось, что они могут поднять из самых далеких уголков своего разума мельчайшие осколки информации. Возможно, она сумеет научиться у Маттео.

Да, причина достаточная чтобы встретиться с ним. Тзигона полагала, что есть и другая, но слова, которыми ее можно было описать, девушке были незнакомы.

Пожав плечами, Тзигона взяла книгу и стала изучать тайны родства джордайни.

Той ночью Маттео впервые отправился ко двору вместе с Прокопио Септусом. О событиях дня не было сказано ни слова, но Маттео не сомневался, по какой причине ему приказано сопровождать патрона. Тем не менее, он готовился к любому повороту событий. Непредвиденные ситуации стали обычным делом с того дня, как на горизонте его жизни замаячила Тзигона. Ее усилия привели к нынешнему положению дел, и джордайн сомневался, что она от него окончательно отстала.

Первым сюрпризом оказалось, что король и королева принимают раздельно. Двор Залаторма расположился в гигантском зале с взмывающими ввысь закругленными арками пронизанного зелеными жилами мрамора. Освещение давали прорезанные высоко в стенах большие окна, а над одним из самых широких расположился причал для небесных кораблей. Окна и арки обрамлялись искусными узорами; чары заставляли потолок выглядеть ночным небом.

Подняв взгляд, Маттео убедился, что слухи о потолке соответствуют истине. «Звезды» над головой действительно образовывали несуществующие в природе созвездия, постоянно двигаясь и принимая форму символа или печати каждого объявлявшегося при входе в зал мага.

Из присутствовавших, почти все были магами большой силы. В Совете Старейшин города числилось семнадцать человек, и все кроме одного присутствовали, когда появились Маттео и его патрон. Последней прибыла Ксавьерлин, маленькая женщина, предпочитавшая, чтобы ее называли Волшебницей Зари. Маттео проследил как ее корабль, золоченое чудо с парусами мягкого рассветного оттенка, грациозно подошел к пристани. Последние несколько футов волшебница прошла по воздуху, без помощи сходней или иной поддержки; затем она плавно опустилась к полу. В общем и целом, представление получилось впечатляющем, и Маттео заметил, что Прокопио весьма внимательно наблюдал за своей соперницей. джордайн ожидал от двора Залаторма демонстрации могущества и роскоши, и не разочаровался. Многие чародеи носили старомодные церемониальные облачения положенные им по положению или принадлежности к школе. Другие предпочитали следовать моде. Женщины старались перещеголять друг друга в платьях, шелк одеяний мужчин почти не уступал им в яркости. Довольно часто магов сопровождали советники, одетые в простую белую ткань. Но сама эта простота подчеркивала власть, как и кулоны, носимые всеми джордайни, кроме Маттео. Тот напомнил себе, что нужно заменить пропавший как можно скорее.

Король Залаторм его удивил. Несмотря на все свое обучение в вещах, касающихся магов, Маттео выделил бы его из толпы как обладающего силой и властью. Король был среднего роста, с густой каштановой гривой и бородой. Его взгляд был спокоен, речь негромкой, почти застенчивой. По всем признакам — обычный человек на пятом десятке лет. Но Маттео знал, что это не так — трон принадлежал Залаторму уже более шестидесяти лет. Никто не мог назвать точно его возраст, но все соглашались, что он один из самых могущественных магов народа, чья жизнь — магия.

— Скажи, что ты видишь, — потребовал Прокопио тихо. Оторвав взгляд от короля, Маттео осмотрел комнату.

— Женщина в желтом платье, возле арфистов, жрица Азута. Она должно быть весьма могущественна, раз несколько магов высокого ранга смеются и пьют с ней.

— Верно. Жречество Азута не ставится высоко, и единственная причина, по которой чародеи могут тратить на нее время — высокое положение. Что еще?

— Высокая рыжеволосая женщина — Родея Огневолосая. Она редко покидает Алуарим, поскольку занята надзором за монетным двором и управлением солдатами, защищающими и транспортирующими новые монеты. Ее присутствие здесь может означать одно из двух: либо предвидится война, либо король Залаторм созывает совет. Она никогда не пропускает ни одного, ни другого. Присутствие всех семнадцати членов Совета Старейшин говорит, что король разослал вызовы. Поскольку Родея одета в шелка, а не доспехи, речь пойдет о мирных материях.

Прокопио кивнул, несколько нетерпеливо. Пока комментарии Маттео почти не требовали специальных знаний и наблюдательности.

— Дальше.

Молодой человек обследовал взглядом зал.

— Те трое мужчин, разговаривающих с Базелем Индоларом, увешаны магическими предметами. Заметьте, как один из них выставляет напоказ кольца на пальцах, как может хвастаться золотом человек, непривычный к богатству? Все трое не являются сильными магами, но хотят показаться таковыми. Вам стоит узнать, по какой причине.

Прорицатель поднял белую бровь.

— Зачем?

— Украшения у них на руках и на шеях из золота Муншае, — объяснил Маттео. — Нигде больше не добывается золото с таким бледно-розовым оттенком. Если бы они могли создавать магические вещи сами, они бы так и поступили. И с деньгами у них не густо. Иначе они купили бы лучшее — магию Халруаа.

Прокопио заулыбался и кивнул.

— Само собой разумеется, но все равно приятно слышать. Продолжай.

— Вопрос в том, как они приобрели эти вещи, и для чего? Известно, что эльфы Ллевирра преподнесли такие дары Верховной королеве Муншае, когда она унаследовала своему отцу, королю Кендрику, и вместе с ними пророчество — что ее род будет продолжаться до тех пор, пока длится магия эльфов. Несомненно, это подразумевалось как эльфийское благословение, но в королевстве есть группы, которые могут решить, что пророчество можно использовать в своих интересах.

Прокопио заинтересованно посмотрел на советника.

— Начинаю понимать нить твоих рассуждений. Какое место лучше подойдет для изучения и разрушения такой магии лучше Халруаа? Если артефакты — именно то, что ты думаешь, их появление — лишенными магии — в руках противников королевы Муншае будет означать серьезные проблемы для трона.

— В этом и беда. Халруаа не имеет права ввязываться в такие игры. Нашей магии и так повсюду опасаются. Если все раскроется, не будет иметь никакого значения, знал ли чародей Халруаа, изменивший артефакты, для чего это нужно. У островов Муншае есть могущественные союзники. Последствия окажутся крайне неблагоприятными.

Задумчиво кивнув, Прокопио с явным сожалением посмотрел на Маттео.

— Ты дал хороший совет. Я добьюсь личной аудиенции с Залатормом, и мы доберемся до истины в этом деле. Тебе же нужно объявиться при дворе королевы.

Он передал Маттео небольшой лист пергамента, с печатью проставленной сапфировыми чернилами.

— Отдай это сенешалю. Он позаботится, чтобы тебя представили.

Помешкав, чародей хлопнул Маттео по плечу.

— Да будет Мистра милостива к тебе.

Понимая, что маг отсылает его, Маттео поклонился в ответ, вздохнул и повернулся к коридору, разделявшему Залаторма и его королеву.

За его спиной медленно затихали звуки музыки и бесед. Стук шагов джордайна эхом отдавался по мраморному полу, в коридоре становился все холоднее, несмотря на то, что в него все чаще вылетали клубы пара.

Он осторожно подошел ближе. Резкое шипенье слева заставило его дернуться в ту сторону и мгновенно потянуться к кинжалам. Гигантской льдисто-белой кошкой, подобравшейся для прыжка, в алькове расположился белый дракон.

Еще детеныш, судя по размеру, но все равно смертельно опасный. Широкие челюсти дракона слегка приоткрылись в злой усмешке — достаточно, чтобы продемонстрировать ряды клыков. Два рога загибались назад, а третий, в центре лба, был устремлен вперед, заворачиваясь словно длинная узкая раковина. Он был очень похож на единорожий, не считая иззубренного кончика и следов давно высохшей крови. Таких же, что украшали и его когти, каждый длиной почти с локоть Маттео. Глаза синего льда спокойно взирали на Маттео, сверкая словно злобные драгоценные камни.

Джордайн не сразу осознал свою ошибку. К своему удивлению, он смотрел прямо в драконьи глаза — и не чувствовал ничего, ни следа ужаса, превращавшего кости в воду и заставлявшего сильных людей забывать обо всем. Дело было не в его сопротивляемости магии, а в самом драконе. Перед ним стоял не настоящий зверь — просто хитроумное механическое устройство.

Выждав, пока конструкция не выпустила еще два холодных облака пара, Маттео шагнул поближе, чтобы исследовать ее вплотную. Так и есть, чешуйки оказались тонко раскатанными кусочками электрума, искусно соединенными вместе. Внутри пасти можно было заметить колеса и глубже в теле большую глыбу льда. Периодически небольшой флакон наклонялся, из него на лед вытекало несколько капель неизвестной жидкости, с мгновенным шипением посылавшей наружу облако пара. Дракон был ни что иное, как сложное холодильное устройство. Даже кровь на когтях и роге оказалась всего лишь ржавчиной.

Тем не менее, дальше по коридору Маттео следовал с осторожностью, не убирая ладоней от рукоятей кинжалов, и внимательно вглядываясь в обрамлявшие зал альковы. Такое устройство с легкостью может заставить посетителя считать себя в безопасности — и после трех фальшивых драконов расслабившийся пришелец с легкостью станет жертвой четвертого, настоящего. В конце концов, лучший способ спрятать дерево — это посадить вокруг лес.

Но до конца коридора Маттео добрался без инцидентов, и показал карточку Прокопио стоявшему у дверей солдату. Изучив ее, тот лукаво улыбнулся джордайну.

— Странно, что ты очутился здесь. Остальные — сразу понятно, почему их сослали. Проклятье, я бы и сам их вышвырнул! Но ты-то что сотворил — нагадил лорду-мэру?

Маттео вздохнул.

— Фигурально говоря, да. Прокопио Септус, лорд-мэр, мой патрон. Я оказался вызван на диспут советником леди Ксавьерлин.

Солдат предупреждающе поднял руку.

— Дальше не надо. Мы говорим о тех, кто будет королем. Среди дюжины прочих, конечно, но Прокопио и Ксавьерлин на арене самые крупные петухи. Конечно, не мое дело говорить о подобных вещах.

Не дело, это уж точно, но Маттео почти понимал его желание поговорить, о чем бы то ни было. Сам он не видел ни единой живой души с того момента, как оставил двор Залаторма, и не слышал ничего, свидетельствующего о пребывании людей за огромной дверью. Слабые пощелкивания и шлепки то и дело доносились оттуда, но ничего, что хоть отдаленно напоминало бы человеческие звуки.

— Меня проинструктировали представиться королеве, — объявил Маттео, решив следовать процедурам.

Сенешаль пожал плечами, и вытянул из рукава небольшой серебряный жезл. Он прикоснулся жезлом к массивной защелке, которая тут же начала исчезать. Сама дверь тоже стала прозрачной, утончаясь и, наконец, с тихим хлопком испарилась. В нескольких шагах от нее находилась вторая дверь, рассеявшаяся точно так же.

— Магические преграды, — пояснил страж. — Не позволяют ничему выбираться наружу. Никакая осторожность не лишняя — дальше по коридору король.

Казалось странным, что охранник королевы беспокоится о защите короля, а не о благополучии собственной подопечной. Но Маттео вежливо кивнул и подождал, пока третья и последняя дверь не распахнулась на железных петлях. Он шагнул внутрь, слыша, как сенешаль за его спиной торопливо запирает тяжелую дверь.

Представшая перед ним картина превосходила все способности его воображения. Длинные столы выстроились рядами по комнате. Здесь и там переносные стены покрывали большие листы пергамента, с непонятной мешаниной линий и рун. Приглядевшись внимательнее, Маттео распознал в них наброски некой новой разновидности заводных устройств.

Механизмы были повсюду. Ползучая лоза, слишком зеленая чтобы быть живой, усыпанная пурпурными цветами, расцветавшими и закрывавшимися вновь и вновь. Несколько крошечных птиц метались между ними, «кормясь» с цветов. В тихом шелесте их крыльев звучал металл — как ни невероятно, это также были не настоящие колибри, а летающие игрушки. Металлический тигр, с полосками из золота и оникса, рыскал у трона королевы, охраняя свою госпожу.

Королевы Беатрикс не было на троне. Она тихо стояла сбоку, изучая один из чертежей, так недвижимо, что на мгновение Маттео принял ее за одно из механических устройств. Когда она, повернувшись, обратила на него свои холодные карие глаза, он не вполне уверился в обратном.

Когда-то королева была прекрасна. Ее фигура, несмотря на маленький рост, и по сей день оставалась безупречной, черты лица тонкими и правильными. Но само лицо было белым, раскрашенным так, что напоминало дорогой фарфор, алые губы поджаты, а глаза обильно и умело подведены краской. Ее изящно подкрученный парик, смесь белого и серебра, украшали жемчужины и электрумовая сетка. Белое платье с серебряной вышивкой было строгим и формальным. Вся композиция в целом выглядела потрясающе — но холодно, и не совсем человечески. Маттео не сказал бы, стоит ли перед ним женщина, богиня, машина или что-то среднее между ними.

— Можешь подойти, — раздался ее ровный, но явно человеческий голос.

Поклонившись, Маттео назвал свое имя и своего патрона.

— Лорд Прокопио заверяет вас в своем глубочайшем почтении.

— И у него достаточно мозгов не пытаться сделать это самолично, — сказала Беатрикс без следа гнева или насмешки. Она отвернулась и указала на рисунок. — Итак, джордайн. Если ты будешь моим советником, подойди и скажи, что ты видишь.

Приблизившись, он изучил сложную картину линий и кривых.

— По форме напоминает слона, Ваше Величество.

— Сможет ли он двигаться? Ходить? Сражаться?

— Я не искусник, но думаю, нет. — Он указал на серию соединенных шестерней. — Они не выглядят достаточного размера, чтобы обеспечить такое усилие.

— Колеса производят небольшую двигательную силу, которую многократно увеличивает жизненная сила помещенная внутрь, — объяснила Беатрикс. — Настоящий слон — редкое животное, и его трудно перевести через Стену Марагхала, — речь шла о горной гряде, отделявшей Халруаа от восточных земель. — Мы трижды пытались, но безуспешно.

Маттео постарался не выказать ужаса. Редкие и удивительные, слоны не умели говорить и не пользовались магией, но некоторые мудрецы считали их не менее разумными чем дельфинов.

— Вы собираетесь поместить в это устройство жизненную силу слона?

— Нет. Осла, наверное, или торговца из Дурпара, — тем же ровным, лишенным эмоций тоном ответила королева. — Почти одно и то же.

Исходя от кого-то другого, это можно было счесть за черный юмор. Маттео понял, что Беатрикс говорит только то, что имеет в виду.

— Кто строит здесь все? — перевел он разговор, взмахом ладони окинув всю коллекцию странных механизмов.

— Я посылаю за искусниками и чародеями когда нуждаюсь в их услугах. Сейчас никого из них тут нет, — добавила без нужды королева.

Она вовсе не казалась недовольной своим одиночеством, но Маттео такое положение дел казалось неестественным.

— В залах короля музыка и пир. Позвольте сопроводить вас туда?

Королева задумалась, приложив маленькую бледную ладонь к поясу.

— Мне нужно есть, — проговорила она, словно рассчитывая, сколько времени прошло с тех пор, как она озаботилась вспомнить о подобных вещах.

Кивнув, он подошел к массивным дверям и постучался в них. Стражник выпустил их, и вместе они зашагали по длинному коридору. Каждый заводной дракон по очереди кланялся проходящей мимо королеве, опуская металлическую голову пока ржавеющие рога не царапали пол.

Их появление в тронном зале Залаторма произвело фурор. На миг умолкли все разговоры, что в помешанном на манерах Халруаа было событием не менее очевидным, чем пороховой взрыв при любом другом дворе. Король быстро извинился перед окружавшими его придворными и выступил вперед, протягивая руки; глаза, лишенные возраста, осветились юностью и надеждой.

— Беатрикс, дорогая, какая неожиданная радость.

В ответ королева лишь отстраненно кивнула, но вложила в его ладони свои. Маттео отступил, дав им переговорить наедине; Беатрикс отвечала спокойными, размеренными фразами.

Вскоре она, извинившись, жестом подозвала слугу, одного из разносивших по залу подносы с чашами и фруктами. Король вздохнул, и повернулся к Маттео.

— Пройдемся, — приказал он коротко.

Молодой человек зашагал рядом. Они оставили главный зал совета и вошли в переднюю, ведшую к висячим садам. Король не останавливался и молчал, пока они не вышли к балкону, за которым простирался искрящийся магическими огнями город.

— Королева не всегда была такой, знаешь, — вдруг заговорил Залаторм, не отрывая взгляда от города внизу. — Когда она появилась в городе пятнадцать лет назад, она была чудесна. Такая прекрасная, вся полная света!

Маттео кивнул. За свою долгую жизнь Залаторм сменил нескольких королев. Беатрикс была последней. В первые годы своего правления она приобрела большую популярность за свою мудрость и храбрость. Дочь магов-отшельников, живших в далекой горной деревне, она единственная уцелела после нападения кринти. Ничего больше о своем детстве она не рассказывала, но проверки подтвердили в ней дар неспециализированного мага средней силы. Однако с течением лет она больше стала интересоваться заводными устройствами больше чем магией, и предпочитала теперь общество механических существ своим подданным-людям.

Хуже того, она не подарила Залаторму наследника. Многие в Халруаа полагали, что королю пора оставить Беатрикс и найти более подобающую королеву. Хотя считалось вероятным, что король переживет большинство своих нынешних подданных, вопрос престолонаследия не был праздным. Если у Залаторма не окажется наследника, амбициозные маги устремятся на трон. Халруанцы знали свою историю, и помнили, какую катастрофу это может вызвать.

— Ты уговорил Беатрикс прийти сегодня, — произнес король. — Прими мою благодарность.

— Это было несложно. Она не механизм, и нуждается в пище, музыке и обществе — как любой другой.

Улыбка Залаторма получилась напряженной.

— О чем она редко вспоминает. Немало времени прошло с тех пор, как королева появлялась при дворе. Ты хорошо поработал. Я рад видеть, что отныне о ней будут заботиться.

Маттео кивнул, услышав в сказанном свою участь. Ему это было не по душе, но джордайн не видел способа уклониться от своей судьбы и долга. Тем не менее, кое-что он должен был еще узнать.

— Что случилось?

Королю не понадобилось переспрашивать.

— Магия, — ответил он коротко. — Это величайший дар, благороднейшее из искусств. Но ее эффект может оказаться для чародея страшным ядом. Никто не знает, какие заклинания применила Беатрикс против кринти, и как она выжила в рейде. Она ничего не помнит; более того, из ее памяти исчезло все до того момента, как она появилась в Халарахе. Ни один прорицатель не сумел ничего узнать. Лишь самые могущественные инквизиторы сумели пробудить хотя бы имеющиеся воспоминания. Но что-то сломалось в Беатрикс, что-то, чему не в силах помочь никакие чары. И она удаляется от магии все дальше с каждым днем.

Залаторм провел ладонью у лица, будто пытаясь стереть написанную на нем боль.

— И в Халруаа это значит, что она отвернулась от страны и всех ее жителей. Куда она удалилась, никто не может последовать за ней. Я скажу тебе прямо то, о чем шепчутся многие мои подданные. Королева, женщина которой ты должен служить, безумна.

Маттео с сочувствием слушал полные горечи слова короля, ужасаясь вреду, нанесенному магией. Он знал обрывки истории королевы, как и почти все в Халруаа, но впервые ему пришло в голову, что есть шанс узнать и более. Чтобы служить Беатрикс, он должен знать все, что только возможно.

— Инквизитор, который выяснил прошлое королевы… вы помните его имя?

— То была женщина, — без особого интереса ответил король. — Точнее говоря, эльфийка. Нет, не помню как ее звали.

Холод охватил Маттео, словно от прикосновения злобного призрака. Только один эльф в Халруаа достиг ранга инквизитора: Кива, маг-гончая.

Глава четырнадцатая

Зефир стоял у борта небесного корабля своего патрона, взирая на небольшую темную тучу, нависшую над озером Халруаа. Ветер трепал редкие белые пряди по его плечам, холодил кости. Но он не осмеливался спуститься в трюм, не уверившись в курсе. С озера налетали опасные шторма. Он не рискнет кораблем больше, чем необходимо.

У эльфа было дозволение брать Звездозмея в случае нужды, а экипаж получил указания подчиняться ему и молчать обо всем увиденном и услышанном. В задачи Зефира входил сбор информации, а немногие халруанцы не приняли бы с радостью приглашение на один из чудесных кораблей. С момента выхода из порта, посетитель оказывался буквально плененным зрителем, пока Зефир не объявлял посадку. Удивительные секреты можно было выпытать из неосторожных слов людей слишком восторженных, или встревоженных, полетом в облаках. Это удивительно удачное предприятие являлось еще и одним из немногих моментов, когда Зефир чувствовал, что действительно управляет событиями.

Сейчас, однако, эльф не питал иллюзий относительно того, кто кем повелевает. Он поднялся в небеса по приказу Кивы.

Он подумал, что прекрасная гончая сильно изменилась с той поры, как люди Ахлаура вытащили грязную, перепуганную девчонку из лесов Майра. Чуть ли не безумную, пережившую первое нападение на их деревню только чтобы стать свидетельницей избиения ее народа. Как и Зефир, она перетерпела годы пыток и унижений в руках чародея Ахлаура. Но, в отличии от него, Кива бежала из Халруаа, и нашла новую жизнь. Спустя много лет она вернулась, чтобы изучить знаменитую магию этой страны, и с ее помощью исправить древнее зло. За все вынесенное ею, за все то, чего она добилась, Зефир восхищался Кивой.

Но с недавних пор он начал бояться ее. Хотелось бы ему понять, почему. Разве цель всей ее жизни, мрачная, о да, не совпадает с его целью? Разве она не несет тот же груз горя и вины из-за существа, ныне охотящегося в болоте Ахлаура? Или они оба не поклялись, не знать отдыха, пока ларакен не будет уничтожен?

Старый эльф, щурясь, смотрел в небо, проклиная свое угасающее зрение и пытаясь распознать природу той сумрачной тучки. Да, почти наверняка сигнал. Над озером не было недостатка в облаках, но большинство из них летели по поле ветров. Это же висело, клубилось, выглядя так, словно мечтает о пальцах, которыми могло бы нетерпеливо постукивать. Самое главное, оно разместилось как раз за пределами сторожевых заклинаний города, извещавших стражу всякий раз, когда к столице приближался маг большой мощи. Кива знает о них, и постарается избежать.

Зефир отдал приказ рулевому проложить курс сквозь тучу, а сам направился вниз, дожидаться гостьи.

Он ощутил ее присутствие в холодном тумане облака, окружившем корабль. Смотрел, как собираются вместе капли, принимая облик женщины, лесной эльфийки с нефритово-зелеными локонами и кожей цвета полированного золота, необычно бледной для эльфов этого климата. "Здравствуй, Кива. Тебе не холодно?" Гончая мрачно посмотрела на него, затем пересекла каюту и взяла графин вина херлу со столика капитана. Плеснув немного жгучей светло-золотистой жидкости в чашу, она опустошила ее одним глотком и поморщилась. Однако Зефир заметил, что бледность чуть отступила, возвращая лицу обычный медный оттенок. Пребывание в штормовой туче не проходило бесследно.

Она повернулась к старику.

— Ты достал девочку или нет?

— Достану, — твердо ответил Зефир. — В последнее время она осмелела, ее видели несколько раз за последние дни. Пока никому не удалось схватить ее, но это только дело времени.

— Маттео помог?

Эльф нахмурился.

— Не настолько, как я надеялся. Юноша сменил место службы, я не видел его с той поры, как он отправился ко двору королевы Беатрикс.

Резко обернувшись, Кива уставилась на него.

— Ты что, серьезно? Как это вышло?

— Прокопио отпустил его по настоянию Кассии.

Эльфийка мрачно кивнула.

— Можно было догадаться. Кассия давно подозревала королеву. Хотя я не думала, что ей известно так много.

— Скорее всего, она не осознает всех последствий. Маттео бывает импульсивен, и, по словам Кассии, она надеется, что его появление повлечет за собой беды, или, по крайней мере, неудобства, для Беатрикс. Возможно, такова была ее первая мысль, но полагаю, ее расчеты на самом деле тоньше.

— Объясни.

Зефир описал ей сцену сражения Маттео с некромантом.

— Он убил Азгула Нджамиана в поединке, и с одной стороны это впечатляет, с другой — привлекает к нему внимание. Всех джордайни учат сражаться, но немногим из нас приходится на самом деле убивать. За Маттео будут следить с опаской, как за полудиким охотничьим псом. Самое главное, Азгул обнаружил Маттео с помощью заклинания. Что само по себе тяжелая задача, ты ведь знаешь, что немногих джордайни можно выследить магически. Если Маттео один из таких, Кассия, вполне может статься, открыла себе окно в покои королевы.

— Кассия, почтеннейшая среди джордайни, использует запретную магию для подглядывания за соперницей? — насмешливо удивилась Кива.

— Мало такого, на что Кассия не пойдет, — пожал плечами эльф. — Но это не свидетельствует о ее познаниях по поводу Беатрикс. Я думаю, ее главная цель — похитить у королевы симпатии Залаторма.

— Ну и дура. Кассия не станет королевой. Джордайни запрещено вступать в брак.

— Ей это прекрасно известно. Но Кассия уже заполучила ухо короля, возможно она стремится получить и его сердце. Пока оно принадлежит Беатрикс, но с каждым днем на него все больше давят, требуя новую королеву и наследника. Полагаю, Кассия будет рада, если Залаторм даст Беатрикс отставку и женится снова. Он, скорее всего, изначально будет не расположен к женщине, заменившей Беатрикс, и таким образом Кассия сможет завоевать себе место.

Кива фыркнула.

— Пусть Кассия глупа, зато с амбициями. Нам нельзя про нее забывать.

Эльф склонил голову.

— Как скажешь. Продвигается ли подготовка к битве?

— Отлично, — с явным удовольствием сообщила она. — Впереди первая проверка. Если в Килмару все получится, мы используем проверенное оружие и методы в болоте Ахлаура. Я уверена, прежде чем начнутся летние дожди, источник силы ларакена будет разрушен.

— Мы договаривались не так! — возмутился Зефир. — Ларакена нужно уничтожить полностью!

— Конечно, — успокаивающе заверила Кива. — Существо привязано к болоту магией, просачивающейся с элементального Плана Воды. Закрой врата, и ларакену придется искать пропитание в ином месте. Мы выманим его, и разберемся с тварью, как подобает.

— Ты клянешься? — настаивал эльф. Лицо гончей застыло безжизненной маской.

— Могилами наших сородичей, деревьями Майра, всем горем, причиненным нам, клянусь — это зло будет исправлено.

Зефир кивнул, удовлетворенный суровостью клятвы.

— Сожалею по поводу поимки Тзигоны, но должен признать, я рад, что Маттео устранен от происходящего. Юноша может превратиться в нечто особенное, если у него будет шанс.

— Скорее всего одна из машин Беатрикс перемелет его, чтобы смазать свои колеса! — прокомментировала Кива. — Что за идиотский риск! Воины вроде Маттео должны умирать в бою, а не в какой-то бредовой мастерской.

— Тебе ли говорить о риске? Ты все еще собираешься в болота Ахлаура, зная, что ларакен вытянет из тебя магию?

— Я работаю над этим. Нет нужды беспокоиться.

Эльф мотнул головой.

— Есть. Мы с тобой связаны, нашей историей, нашей родиной. Мы оба потеряли многое и наши секреты — часть единого целого. — Помолчав, он добавил мягче. — У нас общая кровь.

— Кровь? Она давно прогнила! — выплюнула она. Сделав паузу и вернув самообладание, продолжила уже спокойнее. — Мы будем отмщены, Зефир. Не сомневайся.

Взгляды двух эльфов встретились, разделяя воспоминания о давней беде. Кива разделяла страсть к мщению, сверкавшую в глазах старика, но ее желания простирались куда дальше возмездия. Ларакен рано или поздно будет уничтожен — маги Халруаа слишком изобретательны, чтобы позволить ему буйствовать бесконечно — но еще много месяцев зло, созданное Ахлауром, будет напоминать о себе его потомкам. Как и подобает. Однако Кива хотела большего. Она стремилась к темному могуществу, собранному Ахлауром такой невообразимой ценой.

Потом, когда она станет достаточно сильна, придет черед и самого Ахлаура.

— Ты сказал, что Маттео выпал из игры, — она сменила тему, заставив себя говорить ровно. — Девчонка, Тзигона, разделяет твое мнение? Она больше не общалась с ним?

— Их не видели вместе несколько дней. За ним следят, так что я достаточно уверен в этом.

— Возможно, она считает свой долг оплаченным, — задумчиво согласилась Кива. — Но мы не можем сказать наверняка. Она может явиться ко двору Беатрикс в любой миг, и этого необходимо избежать. Нам нужна девочка, нельзя, чтобы ей завладел Кабал. Хотя риск невелик. Насколько можно судить, они разобрались с ребенком годы назад.

Зефир ответил не сразу.

— Кассия считает иначе. Она также знает, что девочка в городе, и рассказала об этом моему патрону.

Янтарные глаза Кивы по-кошачьи сузились.

— И ты упомянул об этом только сейчас? Что еще известно Кассии?

— Не знаю.

Налив себе еще вина, и неторопливо потягивая его, гончая размышляла о неприятной новости.

— Пожалуй, все можно обратить в нашу пользу, — заметила она, наконец. — Пусть дочь Кетуры ищет Кассия. Ничто так не способно заманить девчонку в наши сети как тайна ее происхождения.

— Да, — решилась Кива. — Скоро Тзигона будет нашей, а если мы не оплошаем, то и Маттео тоже.

— Юноша тебе действительно необходим? — неуверенно осведомился Зефир.

Ответом Кивы послужила холодная улыбка, и глаза, блестевшие чем-то, что выходило за рамки простой ненависти.

— Ты видел ларакена. Его мощь тебе прекрасно известна. Вся твоя магия и века жизни были украдены при сотворении этого монстра. Ты постарел на сотни лет за часы, наблюдая, как он появляется на свет. Ты видел шрамы, оставленные его рождением — ты ухаживал за мной, когда меня оставили умирать.

— Кива, не надо, — взмолился он в ужасе от воспоминаний и пробуждавшегося в ее голосе безумия. Но эльфийку было не остановить.

— Ты видел монстра вызванного Ахлауром, чтобы смешаться с нашей магией. Тебе известно, что такое ларакен и насколько он стал силен. И ты еще говоришь мне оставить в покое Маттео! Он джордайн, а я гончая, и его судьба была в моих руках еще до его рождения. Он — ничто.

— Любая душа чего-то стоит, Кива. Даже человеческая.

— Я здесь не для философских бесед. Маттео хороший боец с почти абсолютной сопротивляемостью магии. Он как раз то оружие, которое нам нужно. Зная все это, ты хочешь лишить меня клинка, который я могу взять на болота?

Эльф поклонился, сдаваясь.

— Поступай, как считаешь нужным, — тихо ответил он, уже не уверенный, кого страшится больше — ларакена или гончую.

* * *

Кассия стояла на дворцовом парапете, неверящим взглядом уставясь на картину внизу. По променаде гуляла королева Беатрикс, бледное платье с жемчугом искрилось в мягком свете ранних сумерек, роскошный бело-серебряный чепец предвосхищал лунное сияние. Рядом с ней шагал новый советник, указывая на красоты города и почтительно кивая проходящим магам.

Джордайн отметила, что каждый чародей, встреченный парой останавливался переговорить с королевой, и многие не продолжали свой путь сразу после обмена подобающими приветствиями. Кассия слишком хорошо помнила, какое очарование могла источать Беатрикс, когда желала.

Развернувшись на каблуках, Кассия укрылась в своих покоях, меряя их беспокойным шагом. Кажется, Маттео убедил Беатрикс, что за пределами ее лаборатории тоже существует мир. Мистра храни нас, он может даже заставить королеву вспомнить, что она все еще человеческая женщина!

Кассию эта мысль вовсе не приводила в восторг. Надо признать, слишком уж тяжело было обнаружить слабость или повод для упреков в женщине столь льдисто-прекрасной, одинокой и таинственной как королева. Кто знает, какие жуткие секреты всплывут, если она оттает?

Но с другой стороны, в случае возвращения Беатрикс ко двору, позиция Кассии в качестве верховного советника окажется под угрозой. Она находилась рядом с Залатормом чаще, чем кто-либо другой, и не желает уступать это место даже королеве.

Возможно, особенно королеве.

Да, назначение юного джордайна к Беатрикс оказалось ошибкой. Она не сомневалась в своей оценке Маттео — импульсивный и горячий, такие как он постоянно навлекали на себя неприятности. Разве его приятельские отношения с дочерью Кетуры не доказательство? Не учла Кассия только одного: большому риску сопутствует и большой потенциал.

К счастью, в ее распоряжении были и другие способы доставить неприятности королеве. Взгляд Кассии упал на койку, где извивалась и стонала борясь с путами и близящейся смертью гротескная фигура.

Ее «гостем» было последнее приобретение Кабала, странное создание, которое явно предполагалось на роль кентавроподобного воина, полупантеры, полу-кринти. Результат оказался ужасающим: эльфийское туловище на четырех изогнутых кошачьих лапах и сумрачное звериное лицо, не эльфа и не пантеры, но словно врата в какую-то преисподнюю. Тело существа покрывала пестрая смесь темной кожи, клочков серой шкуры и рептильей чешуи. Вне всяких сомнений, это был результат неудавшегося чародейского эксперимента.

Среди джордайни ходила поговорка об опасности, подстерегающей тех, кто танцует под песни богов. До сего дня Кассия не видела такого убедительного ее подтверждения, как этот несчастный, издыхающий полукот.

Но самым страшным преступлением по ее мнению было, что существу позволили прожить так долго. В Халруаа могущественная магия тщательно управлялась законами и обычаями, необходимость, ибо иначе властолюбивые маги ввергли бы страну в хаос.

Но такой контроль имел свою цену. Неудачи магических опытов, а часто и допустившие ошибку маги, быстро устранялись. «Кринтавр» должен был умереть еще до того, как он впервые вдохнул воздух. Но разведчики Кассии обнаружили и смертельно ранили его в лесу королевы. И это было не первое такое создание.

Что в свою очередь вело к интересному вопросу. Лишь немногочисленный круг посвященных знал о Кабале — обществе магов, контролировавших использование магии, и выносивших наказание преступившим границы. Кассия не сомневалась, что Беатрикс, так или иначе, имеет отношение к таинственной группе. Но работает ли королева против Кабала, или управляет им?

И тот, и другой вариант открывали возможности. Большинство магов боялись Кабала и новости о том, что королева состоит в тайном обществе, не придадут ей популярности. Разумеется, Залаторм знал про Кабал, но он старался держаться подальше от темных секретов своей страны. Его любили и почитали, он достойно правил и вел свой народ к победам во многих сражениях. Люди простят ему многое. Но если будет доказано и без лишнего шума выплывет наружу, что Беатрикс связана с Кабалом, возможно, ему придется дать ей отставку.

Но факт обнаружения монстра в лесу королевы недостаточное доказательство. Таким может оказаться девчонка, Тзигона. Она бежала от Кабала. Возможно, ее удастся уговорить припомнить, кто допрашивал ее, и кто помог в побеге. Это будут первые шаги по пути, который, отчаянно надеялась Кассия, приведет к порогу королевы Беатрикс.

Многое в Тзигоне интересовало Кассию. Ее инквизиторы не обнаружили ни следа магического дара, но простое наблюдение показывало, что дитя обладает удивительным сочетанием врожденных талантов, в сочетании с практически абсолютной неуязвимостью для магии.

Защищенность от магии считалась крайне желанной чертой, почтение окружавшее Кассию и прочих джордайни тому свидетельство. Но маг со способностями джордайни — это новые, непредсказуемые перспективы. Никто не знал, как могут развиваться таланты Тзигоны при обучении, и, еще тревожнее, как они будут передаваться будущим поколениям. Магический дар полагалось усиливать осторожным подбором пар, но лишь по уже изученным линиям. Тзигона окажется не первым дичком, который Кабал решит прополоть. Этого требовали интересы общества, не больше и не меньше чем уничтожение одичавшего, опасного пса.

Но Тзигона жила. И, похоже, привлекла интерес гончей Кивы.

Той же гончей, отметила Кассия, которая осматривала Беатрикс перед ее свадьбой с по уши влюбленным Залатормом.

Тут явно было что-то общее, но что, джордайн пока не знала.

Усевшись за стол, она начала писать, тщательно собирая вместе информацию с дюжины свитков. Отслеживая путь гончей за последние несколько лет, она заметила, что путешествия Кивы часто пересекались с отчетами о проблемах, связанных с появлением некой персоны, описывавшейся как уличный бродяжка, актер или молодая девушка. Тзигона не теряла даром времени.

Какая жалость, размышляла Кассия, что она не сумела выяснить происхождения Тзигоны. Дорого бы она отдала за то, чтобы узнать имя отца девчонки. Возможно тогда ей удалось бы выяснить, что связывает девочку, гончую и королеву.

Но и того, что есть, хватит для начала. Кассия быстро набросала письмо к Синестре Беладжун, прорицательнице, замеченной вместе с Тзигоной. Советник короля выражала свое сочувствие ее потере. Украла ли Тзигона что-либо на самом деле, не имело значения и Кассию не волновало. Намека хватит, чтобы чародейка принялась рыскать по карманам и обнаружила какую-нибудь пропажу. Она также заметила, что Синестра не единственная среди представителей высшего света жертва хитрой воришки. Маттео, советник королевы Беатрикс, был другом девушки. Довольная Кассия запечатала письмо и, приказав слуге отправить его, вернулась к известным ей осколкам истории Тзигоны, отслеживая решительную деятельность гончей на пять лет в прошлое, десять, почти двадцать.

— Еще несколько дней, и все будет ясно, — пробормотала она.

— Тогда, пожалуй, мне стоит вернуться, — раздался за ее спиной нежный, мелодичный голос. — Ненавижу оставлять дела незаконченными.

Джордайн слетела с кресла, развернулась, в наманикюреных руках мелькнули кинжалы. Ярость сменилась страхом при виде миниатюрной фигуры, усевшейся в ее любимом кресле. Длинные зеленые локоны спадали на зелено-золотое платье, обрамляя лицо цвета и холода полированной меди.

Кассия подобралась, стараясь выглядеть достойно и гордо. В конце концов, она высший советник короля, а это существо, несмотря на свое положение, всего лишь эльф.

— Как смеешь ты являться в мои покои без приглашения и с помощью магии?

От улыбки гончей комнату пробрала стужа.

— Я иду туда, куда велит мой долг.

— Причем тут я? Тебе нечего здесь делать.

— Правда? — Одним плавным движением Кива встала. — Ряды джордайни необходимо очищать от запятнанных магией. Любой, вне зависимости от его положения или мощи патрона, подвластен этому закону. Если я потребую дознания против тебя, никто не станет оспаривать моего права.

Такого поворота Кассия не предвидела; угроза была весьма серьезна. С трудом сглотнув, она выдавила:

— Что тебе нужно?

Эльфийка властно протянула руку.

— Для начала, отдай эти бумаги.

Мгновенное колебание, и Кассия сдалась. Просмотрев их, Кива с вызовом уставилась на джордайна.

— Как ты, приложив немало усилий, выяснила, я очень давно ищу девочку. Она требуется для следствия. Таков мой долг, и я не потерплю вмешательства. Это моя добыча, джордайн. Отступись, и возможно мне не понадобится искать другой.

Кассии не понадобилось спрашивать, кто может оказаться второй жертвой.

— Я принимаю твои условия, — быстро ответила она.

— Торопишься, — холодно заметила эльфийка. — Я еще не закончила. Ты кому-нибудь говорила о том, что узнала?

Из складок желтого рукава появился серебряный жезл, инструмент, способный обнаружить любую магию и вынести приговор джордайну, познавшему прикосновение Мистры.

Взгляд Кассии не дрогнул, и она ответила, осторожно сочетая частичную истину и обман.

— Я никому не говорила, и не стану, — поклялась она, не упоминая письма. Она чувствовала себя вне опасности, поскольку по традиции джордайни не писали посланий.

Кива приняла ее слова и кивнула.

— Хорошо. Если я услышу, что ты нарушила молчание, мы встретимся вновь. И поверь, — добавила она мягко, — в тот день наша сделка покажется тебе куда менее удачной.

* * *

Новое жилище Маттео располагалось в южном крыле королевского дворца, далеко от зала совета и на несколько этажей выше мастерской-двора королевы. Хотя и не самая престижная часть дворца, тем не менее, это были самые роскошные покои, которые ему приходилось когда-либо занимать. Одна спальня, одна гостиная, кабинет, уставленный книгами, и ванная — такая большая и роскошная, что он почти смутился.

Как только джордайн вошел в комнату, его внимание привлек слабый плеск и журчанье воды. Осторожно высвободив кинжал из ножен, он подкрался к двери ванной, и примерз к полу, не зная улыбнуться или застонать.

Тзигона вернулась, и чувствовала себя вполне комфортно. Она растянулась в ванне, выставив наружу голые пятки с одной стороны и голову с другой. Глаза ее были закрыты, а короткие каштановые волосы исчезли под слоем пены, покрывавшей и всю ванну как крем на пирожном.

Он прочистил горло.

— Проходи, располагайся, — не открывая глаз, пригласила Тзигона. — Я тебя уже несколько часов жду. Но я не в обиде, приходилось ждать и в местах похуже.

На миг он подумал, где именно ему предлагается расположиться — в комнате или в ванной. Ни то ни другое не казалось мудрым.

— Как ты попала во дворец?

Она, наконец, соизволила взглянуть на него одним глазом.

— Ты всегда начинаешь беседу с вопроса. Никогда не замечал?

— Начала с гингко в парке у гавани, — продолжила она, не дожидаясь ответа. На лицо упали хлопья пены, и она подняла из воды руку стереть ее. — Удивительно, как далеко можно добраться в этом городе, ни разу не касаясь земли.

Его изумленный взгляд уперся в распахнутое окно, как минимум в шести этажах над землей. Как бы там ни было, у девушки действительно сильно развито чувство чести, если она пошла на такие трудности, чтобы исполнить то, что считает своим долгом.

А может быть, по какой-то иной причине?

— Между нами еще есть долг? — осведомился он.

Она пожала плечами, заставив Маттео быстро отвести глаза в сторону.

— Возможно. Как дела во дворце?

— Странно, — признался Маттео. — Я еще не нашел пути по настоящему послужить королеве.

— Хм-м… — задумалась Тзигона. — А что ты вообще можешь?

Вопрос заставил джордайна вновь уставиться на нее.

— Прошу прощения?

— Чему тебя учили? Кроме сражения, конечно. Я видела, на что ты способен с мечом в руке.

— Многим вещам — истории, стратегии, этикету, протоколу, языкам, обычаям, геральдике. Трудно служить советником, не зная этих наук. Также мы изучаем магию, ее сильные и слабые стороны.

Она кивнула, не отрывая от него внимательного взгляда огромных сияющих глаз.

— Как вы все это запоминаете? Это не пустой вопрос. Мне действительно хочется знать.

— Вижу, — пробормотал он, озадаченный ее настойчивостью. — Память одновременно талант и умение. У некоторых к этому способностей больше чем у других, как у одних певческий голос лучше других. Но есть способы развить память. С самого раннего возраста джордайни учатся строить в мыслях дворец, по комнате за раз, со связывающими их коридорами. Все нужно делать размеренно и тщательно. Каждый факт и идея укладываются в определенное место. — Он постучал себя по лбу и прикрыл глаза. — Я могу почти буквально вообразить коридоры, по которым должен идти в требуемую комнату.

— А что в подвалах комнат? — требовательно осведомилась она. — И как насчет подземелий?

— Прости? — недоумевающе посмотрел Маттео.

— Насколько далеко назад ты можешь пройти?

Он поразмыслил.

— У меня есть некоторые воспоминания касающиеся возраста примерно двух лет. Есть и чуть-чуть памяти более ранней — только впечатления, расплывчатые и теплые, но не оформившиеся в слова. — Помедлив, он встретился с ее недоверчивым взглядом. — Это не редкость среди джордайни. Мой друг Андрис утверждал, что помнит вещи которые слышал в чреве матери, но возможно он просто шутил.

— Научи меня! — потребовала Тзигона. Маттео бросил ей полотенце.

— Я буду ждать тебя в гостиной, посмотрим что получится.

Она появилась очень скоро, в зеленых штанах и рубахе, и выглядя положительно как искупавшаяся в росе дриада.

— Показывай, — она уселась на пол скрестив ноги.

Маттео приказал ей закрыть глаза, и призвать в память самое раннее имеющееся воспоминание.

— Скажи, что это.

— Спрайт, — произнесла девушка слабым, больше похожим на детский голосом. — Так я его звала. Он и был спрайт. Наверное, у него есть и другое имя, но я не помню, чтобы слышала его.

— Сколько тебе было лет тогда? — Она пожала плечами.

— Пять, может шесть. Но перед Спрайтом — ничего.

— Не так уж странно. У большинства людей не остается воспоминаний о ранних годах жизни. Это так важно?

— Да.

С такой силой и глубиной она произнесла это единственное слово, что Маттео и в голову не пришло усомниться.

— Хорошо, попробуем иначе. Представь в своем разуме — в самом разуме, конструкции из путей твоих мыслей — где находится это воспоминание о Спрайте. Можешь изобразить мысленную картинку?

Она сдвинула брови, но спустя мгновение кивнула:

— Думаю, могу.

— Двигайся оттуда глубже, и слегка поверни влево, — негромко проинструктировал джордайн.

Она представила, как скользит в глубину разума. Сначала не было ничего кроме черноты, и тут она ухватила серебристый отблеск, ощутила ритмичное, успокаивающее прикосновение.

— Кто-то расчесывает мои волосы, — прошептала она. — Моя мать?

— Оставайся там. Успокой мысли и представь, будто только что вошла в темную комнату, и ждешь, пока глаза привыкнут.

Тзигона кивнула, и застыла недвижимо, с выражением абсолютной сосредоточенности на лице. Наконец она мотнула головой.

— Ничего, — огорченно объявила она.

— Попробуем позже, — успокаивающе положил ей на плечо ладонь Маттео. — Память — дворец, который можно построить только терпением. Его нельзя создать или исследовать торопливо.

— Никаких позже, — отрезала Тзигона. — Сейчас. — Она закрыла глаза, и яростным усилием воли изгнала мысли. Когда разум опустел и успокоился, она вновь нашла место воспоминаний о Спрайте, и двинулась дальше по темным коридорам.

Мягкий ритм расчески тянул ее за собой в воспоминания. Но почему-то не успокаивал. Тзигона чувствовала напряжение матери, словно свое собственное.

Мама! Девушка еще глубже погрузилась в память, отчаянно пытаясь отыскать хоть мимолетное видение лица матери, звука ее голоса. Она видела себя, какой наверное была — голые загорелые ноги, со всей подобающей детству коллекцией царапин и синяков, крохотные ладони сжатые на коленях, блестящие каштановые волосы, спадавшие на плечи.

— Вот так, все сделано, — с вымученной веселостью произнесла женщина. — С такими гладкими, сверкающими волосами, стоит ли нам спать? Пробежимся по крышам, найдем еще открытую таверну? Там нас ждут пироги и сладкое вино, а если найдется бард, я спою. И еще, я вызову для тебя какое-нибудь громадное существо. Бехира, дракона — что хочешь.

Даже будучи еще дитя, Тзигона не обманывалась хрупкой легкостью голоса матери. Быстро наклонившись, она подтянула ремешки на башмаках из мягкой кожи.

— Готова, — объявила она.

Мать распахнула ставни и подняла ее на карниз. Прижавшись к стене, девочка начала огибать здание, уверенно и легко как древесный лемур.

Что-то на земле привлекло ее взгляд, притянуло ее к творящемуся на несколько улиц восточнее. Щупальце магии, могучее настолько, что ее глаза различали зеленое свечение, извивалось внизу, росло как вьющаяся лоза джунглей, рассылая по сторонам ищущие отростки, решительно двигаясь к неведомой цели.

Быстрее мысли стремилось оно, и замешкалось у дверей их гостиницы, словно растерявшись от встречи с этой преградой — или иной, невидимой Тзигоне. Дверь отлетела внутрь — бесшумно, но с силой, от которой у нее перехватило дыхание и чуть не спихнуло с карниза.

Неожиданно мать оказалась рядом, до боли сжимая ее ладонь.

— Туда, — поторопила она, больше не пытаясь скрыть страх.

Они кинулись по карнизу как удирающие крабы, по направлению к одной из искусно отделанных сливных труб, украшавших угол каждого здания — красота, знак статуса и спасение от летних ливней. Эта напоминала пару переплетенных змей, карабкаться было легко, и вскоре маленькие пальцы девочки ухватились за ухмыляющуюся каменную пасть одной из змееголовых горгулий, восседавших на трубах.

Мать, подставив плечо, толкнула, Тзигона взлетела на крышу, перекатилась, и мгновенно вскочив, понеслась к южному обрыву крыши.

Тзигона вспомнила их игры и светящиеся нити, из которых на ночном небе ткались карты города. Впервые она поняла их практическую ценность. Мать всегда указывала на окрестные здания и проулки, и вместе они играли в воображаемую погоню, время от времени веселую, но всегда, всегда совершенно всерьез.

Странно было чувствовать себя снова ребенком. Крыша под тонкими, коротенькими ножками казалась бесконечной. Тзигона не останавливаясь достигла края и прыгнула в ночь. Паденье было коротким, приземление жестким. Она покатилась по жесткой черепице, покрывавшей крышу бани, порезалась об острый кусочек и ногу обожгла царапина. Дотронулась до раны, на ладони осталась влага.

— Беги, — прошептала мать, вздергивая ее на ноги. — Не останавливайся. Не останавливайся!

Заставив себя позабыть о боли, она понеслась вслед за матерью по крыше. Вместе они скатились вниз с другой стороны здания, сжимая в кулаках пахучие гроздья ночных цветов, которыми поросла стена. Раздавленные бутоны провожали их запахом и вихрем золотистой пыльцы. Мускусно-сладкое облако давило на них; никогда раньше такой аромат не казался зловещим, но перепуганной девочке казалось, что цветы помогают их преследователям. Они дразнили ее своими лозами, так похожими на опасные щупальца ищущей магии, и пытались заставить ее выдать себя. Тзигона про себя прокляла их, отчаянно стараясь не чихнуть.

Наконец ее ноги коснулись мостовой. Через улицу возвышалась стена из розового камня, с пристроенным к ней бассейном в форме полумесяца; бассейн оживляло мягкое плескание игривого фонтана. Огороженная стеной вилла была ей знакома — она участвовала в их играх во время предыдущего визита в город.

Они уверенно погрузились в воду, протиснулись в узкий тоннель, сквозь который вода уходила обратно во внутренний ров. Тзигона плавала как угорь, но стена была толстой, а путь прихотливо изгибался. Она вырвалась на поверхность, задыхаясь и хватая воздух.

Протирая глаза, она заметила пару искрящихся, словно драгоценности, глаз, уверенно направлявшихся к ней, поднятых над водой крокодильим абрисом головы бехира. Мать выбросила ладонь навстречу, но из нее не хлынула магия, только плеснулась вода. Сменив тактику, она с порожденной паникой скоростью потащила девочку за собой к краю рва.

Тзигона помнила виллу. Они уже пробирались здесь во время своих ночных путешествий. Она хорошо охранялась монстрами и магией. Первая волна защитных заклинаний ударила сразу, как только их ноги коснулись сухой земли. Ее мать содрогнулась и негромко вскрикнула, как вор на рынке когда в него вонзился кинжал стражника. Сама Тзигона никаких преград не ощутила, и не ожидала почувствовать.

— Пойдем, — выдохнула ее мать и шатаясь побрела к отдельно стоявшей круглой башне, окруженной садом и никак на вид не соединенной с самой виллой.

Хотя башня казалась совершенно гладкой даже с расстояния шага или двух, в розовый камень врезался узкий лестничный пролет. Они карабкались по лестнице с отчаянной поспешностью, забыв о притворстве веселого приключения, и как только добрались до верха, мать согнулась пополам, обхватив руками колени и пытаясь восстановить дыхание. Тзигона едва разобрала ее просьбу сделать свет.

Она знала, какой свет нужно творить во время таких «игр», и быстро произнесла элементарное заклинание. Появился свет, мягче лунного, в форме гигантской слезы, но видимой только ее глазам. Он освещал не предметы материального мира, но облекавшую их магию.

В слабом сиянии открылась призрачная дорожка, протянувшаяся от башни к близлежащей вилле, на самом берегу озера.

Но что-то было не так. Тзигона помнила путь иным. Она бросила на мать вопросительный взгляд, женщина кивнула в ответ. Без дальнейших колебаний Тзигона ступила на пустой воздух. Мать держалась за ее спиной, доверяя дочери увидеть скрытое от ее собственных глаз.

Луна не появлялась той ночью, но неожиданно фигуры беглянок отчетливо нарисовались на фоне огромного сияющего диска. Тзигона пробормотала фразу, подслушанную у нетерпеливого морского капитана, проклинавшего легкомысленную Селун и случающиеся вечно не вовремя приливы. На сей раз, мать не укорила ее за неподобающую речь.

Они добежали до края незримой тропы, вскарабкались по стене странной виллы. Перед ними предстал лестничный пролет, шедший вниз, к внутреннему двору, в центре которого под лунным светом блестел большой овальный бассейн.

— Давай туда, — решила мать. — Похоже на ловушку для речной форели.

Им встречались подобные вещи и прежде за время их «приключений». Рыбные заводи в прибрежных деревнях делались часто, обеспечивая развлечение для детишек и пищу на стол. Короткий тоннель вел в бассейн из озера, магия приманивала рыбу. Плавать в них было рискованно — мощные чары не позволяли проникать внутрь чему-либо кроме рыбы. Выбираться наружу, однако, являлось делом гораздо более легким. До сих пор Тзигоне не попадалось более неприятных сюрпризов, чем покалывание кожи под действием магии или прикосновение рыбы, спешивший на стол чародея.

Они сбежали по лестнице, не отрывая глаз от мозаичного пола внизу. Спуск, казалось, длился куда дольше чем должен был. Тзигона неожиданно заметила как изменяется узор на полу, из запутанного узора красного и насыщенного желтого цветов превращаясь в однотонную полосу оттенка темнейшего сапфира. В блеске плитки заискрились светлячки.

Озадаченная, она остановилась на следующей площадке. Ей в спину неуклюже ткнулась мать; Тзигона оглянулась назад, на пройденный ими путь.

— Смотри, — мрачно указала она вверх. Или вниз, быть может. Бассейн сверкал над их головами, а под ними распростерлась бездна ночного неба. Верх и низ поменялись местами.

— Дворец загадок, — слабым, отчаявшимся голосом выдавила женщина. — Спаси нас, Мистра.

Тренированный взгляд Тзигоны обшарил округу. Несколько пролетов ступеней вели с площадки, некоторые вверх, некоторые вниз, другие вовсе в никуда. Четыре уровня балконов окружали двор, и все уровни казались разбиты на несколько частей. Какие-то из них украшали потолки с замысловатой резьбой, черепицей или рисунками, другим крышей или полом служило ночное небо. Словно некий свихнувшийся маг вставил небольшой кусочек города в гигантский калейдоскоп, разложив реальность на части не поддающиеся пониманию и узнаванию.

Выбрав наугад, она бросила, «Сюда», и метнулась в направлении водопада, пропадавшего в воздухе и вновь возобновлявшего свой ток в паре десятков шагов южнее.

Удача не отвернулась от беглянок, спустя несколько мгновений они очутились перед дверью — настоящей дверью, с задвижкой, и открывавшей дорогу в привычную, устоявшуюся реальность виллы.

Дверь распахнулась, и амулет матери засветился.

Такого никогда прежде не случалось, и пугающая новизна приковала ноги Тзигоны к полу. За один удар сердца светящийся кусочек электрума порозовел от жара. Ее мать вскрикнула и рванула амулет, порвав тонкую цепочку.

Немедленно двор виллы ощетинился магией. Ищущая лоза, расщепленная в невероятном лабиринте, извивалась и сплеталась гигантской змеей, разрезанной на кусочки и бьющейся в предсмертных судорогах.

Но кто-то все же сумел разобраться в указанном магией пути. За стенами виллы раздался крик, дверь с треском распахнулась, сквозь строение раздался топот направляющихся к ним шагов.

Тзигона повернулась, чтобы броситься назад, в безумное пространство двора, потянула за материнскую юбку, не осмеливаясь выдать себя речью. Но женщина мягко разжала крохотные пальцы.

— Иди, — сказала она тихо. — Моя магия почти иссякла. Амулет сломан. Они найдут меня, останусь я или побегу.

— Я тебя не оставлю, — заупрямилась Тзигона.

— Ты должна. Они ищут тебя.

Девочка только кивнула. Почему-то она всегда это знала. Но «знать» и «действовать» не одно и то же, и она не могла заставить себя бросить мать.

Шаги стали громче, тяжкая поступь казалось сотрясает землю. Тзигона шаталась на зыбком от приближающегося ужаса полу. Но она не побежит. Она должна видеть.

— Тзигона! Вернись!