/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy,

Информационный солдат

Эдуард Катлас

Ложь, повторенная тысячекратно, становится истиной

Эдуард Катлас

Информационный солдат

Обманут только тот, кому сказали, что обманут он.

Уильям Шекспир

- Может, подождем часок? - Трой скосил взгляд в мою сторону, одновременно выделяя на правом экране абзац новостной ленты. Текст подсветился и слегка увеличился. На центральный Трой его выводить не стал, но я и так сумел прочитать.

Ребятки тоже работали. Пресс секретарь успел дать опровержение на новость всего через час после первой инъекции. Опровержение меня не волновало, волновала заключительная фраза - "специалисты нашей компании сделают все необходимое, чтобы кратчайшие сроки найти источник этих грязных слухов и передать виновных в руки правосудия. Пока же остается только надеяться, что средства массовой информации не позволят распространяться откровенной лжи о нашей компании".

Это были два сообщения от безопасников пациента, которые явно читались между строчками. Первое гласило - что еще раз и нас будут валить. Если бы уже решили валить, то не предупреждали бы. Если бы собирались искать виновных и подавать на них в суд, то и говорили бы - засудят, а не передадут в руки правосудия. Так что...

Ну а второе сообщение - было как раз для средств, ага. Вот их как раз предупреждали, что будут таскать по судам до упора. Предупреждали настолько мягко, насколько могли. А то эти журналюги жутко чувствительные, да еще, когда надо, да за свободу слова, еще и жутко быстро консолидируются. Пугать их раньше времени - себе дороже.

Руж отозвался со своего места. Сообщения он не видел, сидя чуть впереди всех, но и так догадался что почем:

- Додавить прям сейчас. А не продавятся, еще и террор группу экологов им запустим.

Руж он такой. Апологет шустрых, необдуманных, и крайне эффективных за счет этого действий.

Цит поднял указательный палец. Как всегда - левой руки, потому что правая лежала на допотопной мышке. Левая тоже была вся в наперстках, но это - как у всех. Все замерли. Когда говорил Цит, мы всегда слушали. Для общего развития, так сказать.

- "Бездействие - тоже действие. Я - это не только то, что я делаю, но и то, чего я не делаю. Отказ действовать зачастую равносилен немотивированному поступку, основная цель которого - доказать, что я свободен".

- Кто? - тут же спросил Руж, одновременно выводя на пустой до этого четвертый экран интерфейс поисковика. Руж среди нас единственный, у кого есть четвертый экран, раза в два меньше остальных. Он его подвесил над левым и пользовался практически только для текстовых задач. Что вдвойне странно, если учесть, что Руж у нас преимущественно по видеоряду.

Поисковик у него был свой. Так, не поисковик - надстройка над доступными в сети ресурсами, поле ввода и две кнопочки. Почему две? Вчера еще одна была. Только сейчас заметил. Вторая кнопочка называлась "эхо". На нее он и нажал.

Фраза была распознана почти полностью. Так в поле поиска и легла.

- Ты когда звуковой перехват намастрячил? - Цит разочарованно опустил палец.

- Как только понял, что от тебя ответов не дождешься. - Руж быстро листнул результаты поиска. - Фаулз, Джон Роберт?

- Да ну вас. - Цит уткнулся в основной экран. - С вами неинтересно.

- Давай парную инъекцию, Трой. - решил я. - Мало того, что они наглые, так еще и угрожают. За это продавливаем их еще на три пункта ниже плана. В качестве бонуса. Чтобы в следующий раз не пытались угрожать и отрицать правду.

- Это ты к тому, что понятие правды в наш век окончательно стало условностью? - уточнил Руж.

- Это я к тому, что первая инъекция была чистой правдой. Второе дно. Подтверждение пойдет уже без нас, когда акции, - я махнул рукой на центральный экран, который видели все - чуть приподнимутся на опровержениях. Люди заработают еще немного денег, и дадут нам еще немного красивых процентов.

- Откуда такой страшный инсайд? - поинтересовался Руж. - ты ничего не говорил.

- Зачем? - пожал плечами я. - Может, хочешь еще и именами клиентов поинтересоваться?

- Да ни боже мой, - сразу поднял руки Руж. - Ты рулишь, вот и разбирайся.

Я рулил, это да. В переносном и в прямом смысле тоже. Я среди этой шайки единственный с категорией С. Поэтому когда мы с этого места съедем, предварительно вытащив из технологического колодца провода, аккуратно перекрыв все беспроводные соединения, и оставив за собой эшелонированную вирусную защиту, за руль сяду именно я.

- То есть, говоришь, на новый фургончик мы сегодня заработаем? - встрял Трой.

- Ты инъекцию сделал, автолюбитель?

- Конечно! Основную и запасную. Не обижай.

- Какую запасной пустил? - новый фургончик обсуждать не хотелось. Парни давно хотели новый фургончик. А я давно не хотел - мне нравился старый. Пусть он и не шибко просторный, зато маневренный. А в области физической защиты я еще больший параноик, чем Трой - в информационной.

- "Недавно на отстойниках концерна обнаружили несколько трупов. - Начал с экрана зачитывать Трой. - Характер смертей позволяет предположить, что это работники предприятия, отравившиеся ядовитыми испарениями, выделяющимися при производстве продукции. Это ставит под серьезное сомнение экологические сертификаты, выданные продукции концерна. Особенно возмущает тот факт, что концерн пытался скрыть происшествие, похоронив рабочих в своих собственных отстойниках. Но сокрытие улик не удалось благодаря сознательности..."

- Понятно. Сойдет. Видео?

- Видео на это я делать не стал. - Откликнулся Руж. - Фотки вот.

На центральном дисплее появился веер фотографий полуразложившихся работников предприятия. Особенно впечатляло то, что логотип пациента был виден почти на каждой из них.

- Не перестарался с лого? - уточнил я.

- Это не мое, - пожал плечами Руж. - если кто и перестарался, то они сами. Напихали своих значков на каждом углу, не то что в промышленных отстойниках - даже в туалетах их логотипы, в каждой кабинке.

Цит начал поднимать левый указательный, и все приготовились внимать:

- "Я выведу из тебя всех, кто горд и высокомерен, и не будешь больше превозноситься..."

- Чего? - с подозрением дернулся Руж - Библия?

- Ветхий Завет, - благосклонно уточнил Цит и показал на центральный экран. Не прошло и пяти минут с момента последней инъекции, а акции пациента упали на те самые, необходимые клиенту, тридцать пять процентов. Ну и еще полпроцента в качестве бонуса.

- Ааа... - пробормотал Руж. - Тоже мне, воин христов.

- Ветхий завет не упоминает Христа. - Парировал сидящий у правой стенки фургона Цит. - Так что тогда уж - воин господень. И звучит красиво. Надо будет использовать, хотя и затерто.

- Пора, - вздохнул я. Уход с точки всегда был за мной. Как за единственным водителем. Так что пришлось развернуть кресло и двинуться в сторону кабины. Всего два шага до двери. - Вы бы иллюминацию приглушили.

Парни послушно погасили все, что могли. Конечно, каждый себе оставил консоли на одном из экранов, но все равно - стало значительно темнее.

Я начал открывать дверцу в кабину, когда дернулся Руж. Он, ко всему прочему, на момент ухода всегда выводил на экраны видео наружного наблюдения. Все, что было. И наши камеры, и перехваты охранных систем - благо стояли мы в районе, где такими системами был каждый дом нашпигован. И спозиционированные частные веб-камеры.

На одной из таких камер что-то начинало твориться, но я уже открыл дверь в кабину.

Нас сделали. Сделали всерьез. И очень серьезные люди. Если только на одной камере Ружа засветились, а все остальные - обошли. Даже охранные системы. Перехватили все. Либо саму картинку перерисовали, либо уже нам туфту лили, полностью просимулировав цифру всего района. С конторы станется. Они не любят ювелирной работы, зато любят надежность.

Трейлер был заблокирован двумя увесистыми джипами спереди. Наверняка не меньше придерживали нас и с остальных сторон. Впереди, прямо перед лобовым стеклом, стоял человек. В гражданском. Стоял и смотрел на мое, наверняка придурковатое, выражение лица.

Я обернулся еще раз, чтобы посмотреть на реакцию друзей.

- Святой щыт и остальные угодники, - прошипел Руж.

- "Или уметь побеждать, или уметь договариваться с победителем", - как всегда глубокомысленно прокомментировал Цит.

Авторство выяснять не стали.

- Кто у вас главный переговорщик? - хмуро спросил Помощник. Он так и представился - Помощник. Наши вялые попытки уточнить, чей именно помощник, почему помощник, а не, скажем, Иван Валерьевич, были пресечены сразу же.

- Давайте я с вами поговорю. - Любезно ответствовал я. - Васей зовите.

Зачем мне понадобилось ляпнуть про Васю, я так и не понял. По привычке, наверное. Шифроваться, перешифровываться, а потом еще и сжимать с шифром. Ключи утопить, пароли забыть. Мы же параноики безопасности, но - факты доказывали - что параноики недостаточно.

Дорогой мой Тим, - тут же назвал меня настоящей кличкой Помощник. - позволь мне, в дань уважения вашей эрудиции, особенно той, что имеется у присутствующего здесь Цита, повторить за великим: "Тот, кто лжет, не отдает себе отчета в трудности своей задачи, ибо ему предстоит еще двадцать раз солгать, чтобы поддержать первую ложь".

- Поуп, - тут же откоментировал Цит. - Александр, вроде.

Помощник нам продемонстрировал, со всей отчетливостью, что он здесь не случайно. Что пасли нас давно и знают о нас все. Кто, что, где, когда и сколько. Родословную до пятого колена. Список прегрешений начиная с перепачканных памперсов. Все.

При этом каждый из нас свято верил, что собрать такую информацию невозможно. И продолжал верить и сейчас. Даже я - с одной стороны верил и надеялся, что кое-какие детали мне удалось скрыть. С другой - ясно понимал, что Помощник еще не раз, при нужде, продемонстрирует нам свои познания нашей подноготной.

Проверять не хотелось.

Так что мы продолжали молчать, пока Помощник оглядывал нас, как будто ожидая, что мы начнем качать права, рассказывать ему об угрозе демократии в отдельно взятой стране, требовать адвокатов и полагающихся гражданам соединенных штатов телефонных звонков. По одному на брата. Никто никогда не уточнял, почему права заокеанских граждан должны соблюдаться и для россиян. Фильмов насмотрелись, я знаю. У нас таких вещей не полагается. Полагаются другие. Но и их выкачивать - себе дороже. Тем более, если взяли с поличным. Молчи и внимай сотрудникам органов правопорядка. Может, что скажут.

- Какие вы, однако, выдержанные, - после продолжительной паузы заметил Помощник. - Не ожидал. Говорили мне, что вы лучшая группа из местных, но не ожидал все равно.

- "В меду тонет больше мух, нежели в уксусе". - Предупредил сидящий позади Цит.

Помощник кивнул:

- Да, я все понял. Давайте так: если бы мне нужно было взять вас в оборот - то я бы уже осознал, что это бесполезно. И сдал бы вас либо безопасникам одного из ваших бывших пациентов, либо упек бы в глубины радиоактивных рудников, так, чтобы вы больше никогда не всплыли...

- Урановые рудники - это миф, - тут же уточнил Руж. - Там давно уже работают только дистанционники.

- Мне можешь об этом не рассказывать, - туманно отозвался Помощник. - Но у меня задача несколько иная. Считайте меня военкомом. И вы - призваны.

Мы сидели на тех же стульях, в том же фургоне, но совершенно в другом месте. Какой-то ангар с чудовищной экранировкой, изоляцией, полным отсутствием окон, но, при этом, с оптоволокном, брошенным ко всем узловым точкам сети. У богатых свои причуды, как туманно заметил Цит.

Задние дверцы фургона были в кои-то веки открыты, и Помощник вежливо попросил нас наружу.

- Провожу брифинг специально для вас. - начал Помощник. Ангар был совершенно, просто совершенно пустой. Ровный бетонный пол, несколько люков с вываливающимися оттуда кабелями, пара монохромных мониторов - явно только для обслуживания подлючений, не более.

Поэтому Помощник даже не сел - просто некуда было. Он так и стоял неподалеку от машины, а мы просто подошли к нему чуть поближе, так как орать на все немаленькое пространство он явно не собирался. Охранники остались у входа - так что здесь стоял только наш фургон - и мы. Четверо мальчуганов, внимающих Помощнику.

Кстати, хакерами, если кто подумал, мы не были. Ну, так, кое-что могли, конечно, при необходимости. Но в целом - не наш профиль. Мы играли с информацией - а не с кодом. Информационная разведка, иногда контрразведка. Иногда лечение пациентов - по особым заказам. Пациентам после наших акций становилось значительно лучше. ПОСЛЕ, не во время. Во время инъекций им было, как правило, не очень хорошо. Лекарство должно быть горьким.

Хорошее было развлечение. Но нам, его, похоже, только что прикрыли.

- Я очень плохой человек, кстати. Вы бы меня возненавидели, если бы попали под обычную акцию. - просветил нас для начала Помощник. (кто бы сомневался - тут же бормотнул Руж) - Но сегодня - я ваш лучший друг, а вы - моя единственная надежда. Боюсь, что не только моя.

- Мы начали что-то подозревать с месяц назад. Пару недель как - наши подозрения превратились в обоснованную уверенность. Но дальше дело не пошло.

Помощник развернул карту. Бросил прямо на бетонный пол, так как столов не было. Я как-то ожидал увидеть карту района, ну на край карту города. Но карта страны - разрисованная разноцветными фломастерами достаточно небрежно - меня напрягла. Масштаб - не наш.

- Кто-то врет.- Махнул рукой на карту Помощник, как будто непонятные значки что-то доказывали. - Врет много, и что самое плохое - врет целенаправленно. Врет по всему миру. Начал врать с месяц назад. Вернее месяц назад мы начали хоть что-то замечать, возможно, началось все раньше.

- Что значит врет? - подступил к карте Цит. - Мы вот тоже... не всегда честны по поводу пациентов, и что?

- Масштабы другие. Совсем другие. Мы сейчас в изоляции, поэтому за весь мир не скажу. Но... дела очень плохо. Сложно сказать, как это они делают, но могу рассказать о результатах. Здесь..., - Помощник ткнул пальцем в глушь тамбовских лесов.

- Здесь лесов давно нет, кстати - как будто угадал мои мысли агент. - Зато оптоволокно лежит, да еще и не одно. Один из центров активности, как мы думаем - база. Неделю назад по местному телевидению передали новость - якобы трое цыган поймали и изнасиловали русскую девушку. С фотографиями девушки до и после... Ну вы понимаете, по полной программе. В сети одновременно появились записи сцены изнасилования, сделанные цыганами во время. Еще несколько слоев было - но уже по мелочи. Итог: массовые беспорядки, цыгане полностью покинули район, пять погибших, полсотни народу в больнице.

Теперь главное. Никаких концов. Девушка такая существует, у нас пока сидит, извините. Жива, здорова, не девственница, конечно, но и никаких изнасилований. Ребят этих цыган нашли, кого успели. То же самое. Шпана конечно, в другой раз я бы их и сам поприжал. Наркота там, воровство, - они все на себя берут, в наших то застенках - Помощник усмехнулся, - но это не берут. Не было изнасилования. Не было пленки. Не было у них камеры такой никогда, на которой эта пленка снималась. Все фуфло.

- Но фуфло качественное. - Заключил Трой. - Чья это база-то? Инопланетян?

Судя по окаменевшему лицу Помощника, шутка не удалась:

- С учетом масштабов... - на этот раз Помощник не стал доставать винтажную карту, вместо этого вытащив новейший голографический проектор. Тут же появилась сфера, изображавшая поверхность Земли. И одна за другой начали загораться на ней желтые точки, окружавшиеся зонами разного цвета красности. Одна из зон была неподалеку от того места, где мы сейчас находились, кстати. Краснота была маленькая, дальше расползалось бледно -розовое пятно.

Я подошел. Ткнул пальцев в наш район. Глобус развернулся в плоскость, увеличился, и в это масштабе отобразил зеленое пятно - явно наш ангар. Стоял он прямо на краю бледно-розового.

- Так что вряд ли кто на земле обладает достаточным влиянием, чтобы придумать, спланировать и осуществить подобное.

- Почему же, - тут же глубокомысленно заявил Трой, - штаты, например...

- У них там тоже проблемы от океана до океана, - качнул головой Помощник.

- А откуда вы знаете, что они настоящие? - усмехнулся Трой.

- Ряд технологий, которые используются, на земле не существуют. Ничего близкого - настолько чуждо текущему развитию. Пока примите на веру - это не штаты. И еще вот. - Помощник бережно вытянул из внутреннего кармана твердый кусок бумаги. - Это скан, не оригинал. Но копии делались только на офлайновом оборудовании, так что мы более или менее уверены за изображение. Пока хоть в этом мы еще уверены.

Мы сгрудились у фотографии.

- Нехило, - прокомментировал Руж. - снимали на пленку?

- Да, - кивнул помощник. - Полный аналог. - Старая допотопная техника, взятая из загашников разведки. Съемка велась скрытно, и даже в скрытном режиме аппарат был скрыт отдельно.

Черно-белый зернистый снимок. Чудовище на нем. Разумеется, практически черное. Ничего необычного, в хороших фильмах и лучше рисуют. Ног многовато. Судя по типу пасти - не очень распространенное на земле внешнее переваривание пищи. Явно хороший прыгун. Явно привык к более жаркому климату. Не так у нас много в средней полосе животных без шерсти и перьев. Если, конечно, людей не брать в расчет. Если, конечно, не брать в расчет то, что и вообще животных у нас в средней полосе теперь немного.

- Муляж? - гнул свое Трой.

- Личный доклад агента. Характер движений - не наш. Скорость - не наша. Была единственная удачная попытка вступить в боестолкновение.

- Труп сохранили? - заинтересованно спросил Цит.

Помощник качнул голосовой:

- Там сейчас очень много трупов. Но к ним даже не подобраться. Любые попытки подобраться - и еще больше трупов. Картинка не идет. А та что идет - ей верить нельзя. Любые цифровые и радиоканалы - скомпроментированы. Только из уст в уста. Только из рук в руки. Поэтому мы сейчас работаем на порядки медленнее, чем хотелось бы.

- Примем как гипотезу, - растягивая слова, произнес Трой, - инопланетное вторжение. И что? Мы тут как?

- Кто-то должен начать войну на территории врага. Вы - лучшие здесь. Нам много не нужно. Если вы нейтрализуете хотя бы этого, ближайшего... То дальше дело пойдет.

Мне показалось, или в голосе Помощника появились умоляющие нотки?

- Почему нас разместили на границе зоны? Как же безопасность?

- Компромисс. - пожал плечами Помощник. - Ближе к точке - уже реально опасно. Дальше - вы не сможете держать руку на пульсе. И будете более заметны, кстати. Мы же вас так и сдернули - по активности трафика на единицу площади.

- Это вы любите, по площадям бить... - у Ружа был день бормотания.

- И будем продолжать в том же духе, - кивнул Помощник. - А с вас, ювелирная работа. Так что - мы вас подключаем?

Руж автоматически кивнул. Помощник двинулся к выходу из ангара. Но тут поднял руку я.

- Погодите подключать. К такому - мы лучше сначала подготовимся в офлайне...

- Примеры, примеров давайте побольше, - теребил Руж Помощника.

- Да какие примеры, блин. Авианалет греческих ВВС на северный Кипр - это правда. Только что вам это дает? Известно лишь, что по закрытым каналам связи кто-то пульнул сведения, что Турция готовится аннексировать и вторую часть. А вот это уже была деза. Так что семьсот гражданских и полторы сотни турецких солдат. Там сейчас с минуты на минуту война начнется. Кто-то наверху в обеих странах похоже поздно, но сообразил, что не все гладко, только поэтому еще и не началась. Но деза продолжает валиться, и черт его знает, у кого и когда дрогнет рука.

- Ты по нашему району давай, по нашему. Далеко ходить не будем. Если в разных точках угнездились разные твари, то и почерк у них разный может быть.

- Угнездились, кстати, хорошее слово, - ответил Помощник. Есть мнение аналитиков, что на фотографии - лишь боец, охраняющий периметр. А внутри него есть что-то еще. Королева, которая может перехватывать и интерпретировать любые сообщения. Запускать в сеть свои.

- Разберемся, - сказал Руж. - Так и что?

- Местная тварь относительно миролюбива. Пока на ее счет мы можем списать человек тридцать, не больше. Просто пропавших в зоне. Как пропали, почему пропали - не знаем. Никаких заварух в округе она не устраивала.

- Как тогда вы определяете зону отчуждения?

- Трупов нет - это еще не значит, что ничего не происходит, - раздраженно заметил Помощник. - Веерные отключения электричества. Полное уничтожение базы военнослужащих всего военного округа. И ладно бы только уничтожение. Судя по трафику - у твари теперь все личные дела в собственной библиотеке. Сбой компьютеров в аэропорту. Рейсы мы отменили. Вообще - через пару дней летать перестанем совсем, только при визуальной видимости и полностью отключенных приборах.

- Кстати -а "тактикой" их не пробовали?

- Кое-где пробовали. Два военных конфликта, о которых мы знаем. Полсотни крушений военных самолетов. Опять же, о которых мы знаем. На подлете все приборы глохнут нафиг. А напомните мне хоть один самолет, в котором сейчас можно полетать без приборов. У них всегда есть за что зацепиться. Проводной контакт, беспроводные сети, радиоканалы. Такие финты выкидывают, что нам и не снились. Последняя попытка была - вроде совсем все с самолета поснимали - чуть ли не кукурузник остался от штурмовика. Но не долетели. Связи не было - связь мы им и не включали. Но и взрыва не было. Ничего не было. Тишина, как будто никто и не летел туда.

- И потом - там же люди. В нашей зоне прямо рядом с объектом - городишко тысяч на тридцать. Даже крохотная тактика всех накроет.

- Со спутниками как?

- А нет больше спутников, - Помощник взъярился. - Вы что, так и не поняли? Спутники летают только потому, что они ИМ нужны. Вся спутниковая связь перехватывается. Все, что проходит через спутники - скомпроментировано. Они сейчас летают так, как им надо, и куда ИМ надо. И передают только то, что им надо. Точка.

- Ясненько. - Произнес Руж. - Как-то так и начнем...

Мы заперлись в кабине. Полная изоляция. Даже за подслушку можно было не беспокоиться - если Помощник не врет, то они должны были отключить любые вещающие в эфир приборы. Ничего, к чему можно подключиться, не должно работать. Единая точка доступа, которую можно обрубить руками. Никаких тебе нахлестов, резервных каналов, дополнительных подключений к спутникам.

Помощник ушел "заниматься нашим благоустройством".

- Вы ему верите? - Руж.

- Ты же знаешь, мы уже давно получили прививку от веры. Я и тебе-то иногда с трудом верю. Заставляю себя. - Ответил я.

- Много вариантов, - Трой. - Нас разводят как лошков, нас тестируют для чего-то большего... Нам подставят другую мишень, конкурирующую спецслужбу, и мы будем с ней бороться, благородно веря в то, что защищаем Землю. Созданные вокруг условия - идеально подходят для любой из версий. Толку то. Недостаточно достоверных данных. И их не будет больше по условиям этой игры. При этих самых условиях - все оспоримо. Все можно трактовать десятью разными способами. Мозги вскипят у нас значительно раньше, чем мы докопаемся до правды.

- Правда вылезет наружу, рано или поздно. - Уверенно сказал я. И если бы я действительно верил в то, что говорил... мне было бы сейчас значительно легче. - Пока будем исходить из предложенной особистами модели, не забывая про альтернативы.

Солдаты тащили койки. Четыре койки, один биотуалет.

- Какого хрена? - поинтересовался Руж.

- Вам придется иногда спать, - спокойно разъяснил Помощник. - И ради вашей же собственной безопасности, не стоит вам ходить до ветру. Ради нее же - никто в ходе работы не должен уединяться. Ни для того, чтобы поспать, ни для того, чтобы сходить по-большому. Уверяю, чуть-чуть больше поучаствовав в нынешнем безумии вплотную, вы согласитесь, что эти меры не будут лишними.

За вами все время будут наблюдать солдаты. Три взвода спецназа. Один непосредственно охраняет вас, два охраняют периметр. У всех отключены все средства связи, под угрозой расстрела на месте всем им запрещено пользоваться любыми телефонами, радиостанциями, слушать радио, смотреть телевизор. Так что они - не подвержены давлению. Вы - центр нашей операции, но вы же - самое слабое звено. Нельзя начать воевать с врагом, не вступив с ним в контакт. Но сейчас - воюете только вы. Они же - лишь защищают вас.

Руж лишь пожал плечами и вернулся к разговору, который мы вели.

- Мы всегда были с другой стороны баррикад. - Трой. - Что мы можем противопоставить идеальному вранью?

- Посмотрим. - пожал плечами я. - Чего мы собственно хотим добиться? Для начала?

- Нейтрализовать угрозу, остановить распространение розового пятна, разобраться в происходящем, развлечься, напихать Помощнику, - тут же начал перечисление Руж.

Я поднял руку:

- Нейтрализовать угрозу - для начала более чем достаточно. В чем угроза?

- Считаем, что кто-то берет контроль над всеми средствами коммуникации, извращает информацию с целью получить контроль так же и над территорией. Не брезгуя физическим уничтожением людей. - Ответил Руж.

- Людей как расы, - добавил Трой.

- Из чего мы можем сделать несколько выводов, - протянул я. У меня тоже были кое-какие идеи, но пока что я хотел послушать.

- Инопланетные захватчики достаточно слабы в общем смысле, коли они используют столь изощренные методы.- Руж.

- Может, это только первая волна, - возразил Трой. - Пятая колонна всегда идет впереди. Может, они просто хотят сберечь максимум ресурсов, своих и планеты, для дальнейшего эгоистического использования. Ничего это не значит, однако.

Руж продолжил с идеями:

- Тогда это значит, что мы должны побеждать так, чтобы выглядеть проигравшими. Еще, это значит, что им что-то здесь нужно.

Я кивнул. Повернулся и посмотрел на Помощника, который что-то негромко обсуждал у ворот ангара с молоденьким лейтенантом, возглавлявшим спецназ. Помощник тут же уловил мой взгляд, скосился в мою сторону, но разговор не прервал, лишь подняв указательный палец вверх - типа "минуточку".

- Хорошо, это вряд ли оспоримо. Примем, что им что-то здесь нужно. - Подвел первую черту я. - Что еще?

- "Ложь открывает тому, кто умеет слушать, не меньше, чем правда. А иногда даже больше" - высказался Цит. - Кристи, Агата.

- Спасибо, - ответил Руж, уже дернувшийся в сторону компьютера.

- Это ты к тому, что надо проанализировать их инъекции? Что это даст?

Цит не спешил с ответом. Встал, прошелся около фургона, потом заявил:

- В идеале - понимание их первичных императивов. Как минимум - понимание их методов. Ближайших целей. Несколько увеличить наши знания о наборе их методик.

- Хорошо. Что еще?

- Надо эшелонировать нашу безопасность. Ничего не стримим. Забираем, перекладываем на локал и разбираемся потихоньку. Так медленней - но хоть что-то.

Подошел помощник.

- У вас здесь еще машины есть? - спросил его я?

- Компьютеры? - верно понял меня он. - Да, снаружи наготове фургон. Обработчики немощные, но есть неплохая база на десять терр. Тоже немного, но там только текст. Мы сознательно изымали тяжелые вещи в пользу информационного объема.

- Можно промайнить на предмет общих характеристик зон высадки?

- Ребята, - вздохнул Помощник. - У нас тоже не идиоты сидят. Все банальные идеи уже опробованы. Никаких общих характеристик нет, кроме тех, о которых вы и так уже догадались. Близость к узловым информационным каналам, относительная малонаселенность. Можете считать, что их посеяли. С очень высокой орбиты. А при приземлении они сумели скорректировать спуск в некоторых пределах своих возможностей. Вот и все.

- Вот и все, - повторил я. - Ясненько. Тогда выбирайте все подтвержденные случаи их атак, особенно по нашей зоне, и переправляйте нам.

- У меня здесь единственные аналитики, - это вы. - Усмехнулся Помощник. - Но что касается подтвержденных случаев, то всю домашнюю работу спецслужбы уже давно сделали.

С этими словами он вынул из внутреннего кармана небольшой жесткий диск.

- Подключите. Здесь полсотни описанных примеров. Две трети из них - по нашей зоне. Не потому, что подбирали, а лишь потому, что в нынешних условиях расстояния снова стало иметь значение. Для информации - стало иметь. Точнее, для ее достоверности. Как ни странно, но в этом плане мы тут же очутились в каменном веке. Все, что не видим сами, может считаться лишь сказанием, сказкой о заморских краях, не больше. Подтвердить ничего нельзя.

Цит поднял палец. Мы насторожились, скорее по привычке - были дела и поважнее.

- "Препятствие - не камень посреди дороги. Преврати его в ступеньку, поднимись еще выше".

- Не Аристотель, - уверенно заявил Руж.

Помощник прояснил авторство раньше Цита:

- Франко Молинари. Не знал, что вы изучали труды дона Франко.

- Не изучал, - буркнул Цит. Даже ему, похоже, стало не по себе от осведомленности представителя спецслужб.

И мы начали учиться. Изучать, случай за случаем.

- Заметь, как грамотно оно перевело спецназ. Всего навсего - смещение координат по спутникам на сто метров, ребята попадают на другую дорогу, и дальше чешут по ней до тех пор, пока окончательно не понимают, что заблудились. - Руж был возбужден, и мне это переставало нравится.

Не нравился мне прежде всего ажиотаж, с которым Руж воспринимал все проделки чужих. Он их скоро чуть ли не в свою гильдию запишет. Тоже - интерпретация информации. И пусть это было в целом верно, и у нас рыльца были в подушках по самые уши, но человечество гробить мы все же не собирались.

- Руж, давай поспокойней. - Заметил я нейтрально. - Они в чужой команде. Не о том думаешь.

- Да, - кивнул Руж. - Не о том. Если кстати в тему, то я вижу следующее. На момент приземления они совершенно ни в чем ни разбирались на Земле. Понимали только то, что информация у нас гуляет и что гуляет она в определенных местах. Это можно определить по тому, как удачно они все сели. Второе: им понадобилось почти три дня, чтобы адаптироваться до уровня базовых действий. У всех базовые действия были одни: перехват каналов связи, получение под пассивный контроль всех видов коммуникации. Изучение, тестовые забросы дезы.

- Тестовые забросы? Их не обнаружено. - Отметил Помощник.

- Конечно, - согласился Руж. - Я сужу по динамике. Первые инъекции, не были первыми. Уровень уже не нулевой, но он продолжал расти. Они начали раньше, но дезы не сразу заметили, вот и все. Третье...

- Сколько будет всего? - уточнил я.

- Пока не знаю, - бесстрастно ответил Руж. - я в креативной фазе, поэтому пока идет - идет. Так вот, третье: они обмениваются информацией, причем весьма успешно. Если бы была возможность ее перехватывать, мы бы продвинулись. Но такой возможности нам не дадут.

- Откуда домысел по поводу обмена?

- Смотрите на динамику адаптации. - Руж развернул на экране наспех состряпанный график. И еще смотрите на выделенные мной пары. Особенно интересны те места, где они сильно прокололись. Вот: взвод котиков почти дошел до красного центра. Вступил в боестолкновение с "охранником" центра, сумел передать короткое сообщение - один из взвода сразу начал отступать. Как это произошло? Они не перехватили динамически меняющуюся передачу внутренних коммуникаторов взвода. Эта ошибка повторилась? Да, только один раз, и практически в то же время. Повторилась ли она еще раз? Нет, более ни единожды, хотя как я понимаю, попытки забросить к ним десант повторялись десятки раз. Они ошиблись, они исправили ошибку, они передали о ней информацию. Точка.

- И?

- Я бы обесточил все линии связи, если бы это помогло. К сожалению, спутники не отрубишь так просто. Да и не думаю, что линии связи, запитка и так далее все еще под вашим контролем. Это первое, контроль над чем я бы перехватил. Для них, для человечков играющих с информацией, все это - как почта, телефон и телеграф. Кстати, не они первые.

- Да. Не под нашим. Мы пытались изолировать одну зону. В западной Сибири. Три сотни трупов. Полная потеря контроля над несколькими подстанциями, всеми линиями связи. Что-то отрубить успели, вплоть до старого дедовского метода - ковшом экскаватора по кабелю. Но - далеко не все. Дальше все попытки гасились на дальних подступах.

- Как? Этого нет в файлах.

- Далеко, не включили. Тем более достаточно далеко, чтобы и этот случай можно было считать дезой. А насчет как - не представляю, как. Почти всегда - когда наши люди исчезают, то первой исчезает связь. Там была пара групп с визуальными контролерами. Один отчет говорит, что пешую группу сбил новенький джип. Предположение аналитиков - полный перехват контроля над бортовым компьютером. Они же сейчас в новых машинах умненькие, слишком.

- Второй?

- Во втором отчете меньше ясности. Но если коротко - ненаправленный взрыв в здании, мимо которого проходила группа. Здание пострадало несильно, но большущий блок вырвало из стены и именно им и накрыло группу. Что подразумевает...

- Подразумевает, что инвайдоры не только умеют перехватывать каналы связи, но и обладают недюжинными возможностями по математическим вычислениям. - Трой.

- Может, они нашими же мощностями и пользуются, - фыркнул Руж.

- Может, - согласился Трой, - только надо уметь пользоваться. И в математике они шарят.

- Или они шарят только в организации грамотной дезы - и все это, лишь запугивание, чтобы никто не пытался повторить ничего подобного.

- Мы сейчас по кругу пойдем. - заметил я. - ничего не даст. Факты рассматриваем, остальное - принимаем во внимание, но не более того. Давайте - подключаемся, осматриваемся, отключаемся.

На сей раз мы поступили с точностью до наоборот от того, как действовали обычно. Раньше мы держали открытыми все каналы связи, до которых могли дотянуться. Нас не существовало в фургоне - мы действовали по всей сети. Десятки арендованных серверов, сотни зараженных персоналок поддерживали наши акции, помогали распространению информации, сбору и фильтрации нужных нам данных.

Вы не задумываетесь, но сейчас на сети есть все. Абсолютно все о каждом. Чего нет - скоро отсканируют и будет там же. В крайнем случае в частных сетях, но добраться до них - всего-лишь дело техники.

На сети есть все обо мне, но раньше меня это не пугало. Пусть будет. Когда я иду по улице - меня тоже видят. Но не обращают внимания. Нашей защитой стало как раз то, сколько информации накопилось в сети. Поэтому, пока ты не засветился, то никому неинтересен. И слава богу. Слава при нашем деле ни к чему совсем.

Сейчас мы действовали наоборот. Одно подключение. Один компьютер. Поглядим, что происходит во внешнем мире.

Выступал президент. Говорил, что для паники абсолютно нет причин. Что все ядерные боеприпасы надежно защищены от террористических атак. Что несколько ракет, выпущенных с территории США - это сбой при запуске и у нас со штатами сейчас настолько теплые взаимоотношения, что ни о какой войне и речи быть не может. А летящие к нашей территории ракеты будут сбиты и не представляют никакой угрозы.

- Фуфло, - сказал Руж. - Никаких ракет никуда не летит.

- Конечно, - сказал Помощник. - Когда все начало закручиваться, на них наложили лапу в первую очередь. У нас действительно сейчас на удивление теплые отношения. Так что все кнопки сейчас - с нулем связи с внешним миром. За океаном, думаю, тоже не идиоты. Да и потом...

- .... Ракеты причинят им вреда не меньше, чем людям. Ракеты то не обманешь. - Закончил за него Руж.

- Ну да.

- Но судя по тому, что это центральные новости... - начал было Трой.

- Или это тоже фуфло - передача центральных новостей только в зоне, которую они контролируют. Сейчас уже ничего не проверишь.

- Ладно, давайте посмотрим, что на местности.

Местные новости были достаточно скучны. Все вертелось вокруг одного события - прорыва дамбы. Жителей просили срочно покинуть территорию, которая вот-вот будет затоплена. Дамба, якобы, еще держалась, но с каждой секундой ситуация становилась все более угрожающей. Территорию на карте, из которой предлагалось убираться жителям, показывали немаленькую.

- Отключайся. - тут же сказал я.

Помощник развернул свою карту:

- Про дамбу вранье, очевидно. Чай не май месяц.

- Осталось выяснить - зачем им?

- Смотрю. Десяток деревень. Тысячи дач, очевидно. Одна серьезная дорога, но не федеральная, та идет севернее. Река. Серьезных информационных каналов нет.

Мы шли в полном пассиве. Никаких чудных запросов, никакого умного копания в информации. Никаких попыток кросс проверок достоверности. Лучший способ скрыться в толпе - быть одним из толпы. Лучший способ скрыться с сети - тот же самый. Быть в толпе зевак, интересующихся жареными фактами. Но не светиться. В сети не как на улице - твои мозги сразу видны. Для тех, кто смотрит. Как только ты задаешь умный вопрос - ты не только получаешь на него умный ответ, но ты еще и получаешь тракер. Сразу же. Этому службы и без чужих научились.

Но мы же были профи. Нас поэтому и вызвали. Мы были не просто умницами, мы были профи - которые являлись не просто умными, но еще и умело это скрывающими.

В сеть зашел обычный обыватель. Одна ссылка, с нее перескочить на другую, соблюдая основной поток переходов, вместе с толпой, без зауми. На каждом отдельном сайте мы были, всего лишь, еще одним обывателем, зашедшим пожевать новостную жевачку. С почти полным совпадением с наиболее используемым путем от ссылке к ссылке.

Почти. Вариативность была всегда, даже среди самых обыденных обывателей. Этой вариативностью мы умело пользовались, чтобы по чуть-чуть уходить в нужные нам темы.

- Не знаю, - в конце концов развел руками Руж. - Помощник, помогайте.

- Тут как всегда, - заявил Помощник. Начнем подметать от печки. Вопрос нахрена им понадобилось освободить от людей территорию псевдо-затопления вплотную примыкает к другому вопросу - какого им вообще у нас понадобилось? Ведь прилетели, потратили усилия на десант, на освоение в нашем информационном пространстве, где даже я так и не освоился...

- Люди им не нужны, раз они их пытаются выселить. - Цит

- Или нужны, но не сейчас, - Руж. - иначе почему они просто не устроили генодиц?

- Может, еще устроят, - я, - просто пока опасаются, что не справятся.

- Может, и так. Но в зоне затопления - люди им почему-то мешают.

- Наиболее банальное всегда верно - они пытаются избежать случайностей.

- И что? - спросил Помощник.

- И ничего, - тускло ответил я. - Недостаточно информации. Все еще недостаточно.

- Тогда обратно к печке, - на удивление спокойно ответил Помощник. По его спокойствию я, наверное только сейчас, осознал, с насколько сильным человеком мы имеем дело. Вернее так - с человеком, который бывал в таких передрягах, о которых нам даже и не снилось.

Хотя чему тут сниться - вот, все наяву, хуже, чем в кошмаре.

- Они закинули дезу, - начал загибать пальцы Помощник. - Чтобы убрать людей из зоны. Это мы знаем. Мы не знаем, нужна ли им эта зона, или вообще любая - а эту они просто выбрали как наиболее легко освобождаемую...

- Вряд-ли, - тут же перебил Цит. - вокруг полно вообще пустых мест. Одни леса или пара деревень и все. Так что - им нужна именно эта зона, или у них очень ограниченный выбор.

- Пока принимается, - кивнул Помощник. - Зона нужна им для какой-то части их плана захвата, назовем так то, что они делают.

- А как еще это назвать? - недоуменно спросил Трой.

- А я знаю? Я даже не знаю, разумны ли они, и умеют ли планировать. Возможно - это вообще все сплошные инстинкты космического роя.

- На инстинктивном уровне взломать разом всю нашу сеть? - Руж.

- Ну это же могут быть очень продвинутые инстинкты очень продвинутых космических тварей. У очень продвинутых космических тварей даже инстинкты могут быть круче нашего разума вкупе с тысячелетиями цивилизации.

Возникла пауза. После нее Помощник добавил:

- Ну... как гипотеза.

- Ага, - Цит. - как гипотеза... вполне.

- Но нам проще думать, что у них есть план (хотя это может быть и простой инстинкт).

- И в этом плане, подхватил Руж, есть вполне простые и понятные пункты. Первое, скрытное проникновение и закрепление на местности. Второе, захват инфомационных каналов. Тоже сделано.

- Пассивное, плавное, но неуклонное расширение территории, - подхватил Трой. - Создание буферной зоны и обеспечение безопасности точки высадки. Почти полной безопасности.

- А что теперь?

- Кстати, - надо им запустить дезу... потом... - задумчиво протянул Руж.

- Какую? - Помощник.

- Я еще подумаю чуть, чтобы выглядело красиво, страшно. Настолько страшно, чтобы даже если они не поверят, то им все равно не захочется рисковать.

- Потом так потом.

- И что дальше?

- Дальше - ноль. За одним исключением. Финальная часть - цель. Надо полагать захват Земли?

- Или чего-то на Земле, что им нужно и что они не могут не взять никак иначе, кроме как сначала полностью взять под контроль всю Землю.

- Как-то так, - согласился я.

Локальный поисковик Ружа пискнул, все повернулись к экрану.

- Единственное явное отличие этой зоны от всех окружающих окрестностей... заброшенная шахта. Добывали никель. Полностью выработана и залита той самой водой.

- Это все? - разочарованно спросил Цит. - У них множество значительно более простых способов добраться до никеля.

- Есть еще ряд выделяющихся черт, просто уже менее уникальных. Я бы сделал ставку вот на эту. - Руж ткнул пальцем в экран. - Майнинг показывает, что в зоне есть цепь неглубоких озер. До сих пор чистых. До сих пор с рыбой. Ближайшая такая же местность на пару сотен километров дальше от точки высадки.

- Если больше ничего нет... - протянул я.

- Есть, но все настолько за уши... Если мы делаем ставку на то, что они хотят заполучить именно эту местность...

- Тогда им нужна вода?

- Не просто вода. Определенная среда. Неглубокие озера, возможно водоросли, возможно рыба. Лето на дворе, вода теплая... Нет? Ни о чем не думаете?

- Размножение? - первым подал голос Помощник. - они сюда перлись через пару галактик чтобы тупо метнуть икры?

- Как гипотеза проходит. - Сказал я. - Да и нам то какая разница. Нам нужно их остановить, хотя бы пока, а не пытаться разобраться, что именно они попытаются метнуть в эти озера - икру, яйца, подрощенных крокодилов, или просто использовать в качестве бассейнов для купания.

- И как ВЫ их остановите. - на сей раз Помощник отчетливо отошел в сторону, ясно показывая, что здесь он нам вряд ли пригодится.

- Сделаем закладки. - пожал плечами я. - как обычно

- Это что?

- Детально - долго. Если коротко, то всегда можно положить информацию в архивы так, как будто она всегда там была.

- Какую информацию?

- Не знаю, что-нибудь. Тут неважно обычно. Допустим - массовая гибель рыбы? Достаточно ли это будет для того, чтобы они поостереглись размножаться на вверенной нами территории?

- "Прокуратура возбудила дело о массовом захоронении ядовитых отходов в начале девяностых годов на территории..." - уже печатал Руж. - "... постепенно, контейнеры пришли в негодность и ядовитые вещества стали попадать в окрестные озера, вызвав..."

- Как-то так, - указал я Помощнику на Ружа. С учетом того, что мы действуем не заранее, то придется заложить файлы очень глубоко. Куда-нибудь на сервера внутренней информации МВД. И потом тихонечько, на паре форумов, вбросить "слух"

- "Скажите, а не связана ли эта эвакуация с возможным отравлением воды в акватории..." - невинным голосом протянул Цит.

- Так и живем, - вздохнул я.

Помощник удовлетворенно кивнул.

Эту инъекцию готовили Цит и Трой.

Я - помогал Ружу с его задумкой. Более глобальной, как он сказал. Настолько глобальной что даже Помощник минут пять думал, прежде чем дать добро.

Сдался он только тогда, когда я спросил:

- Или что, это действительно правда? А совсем даже не инъекция?

- Нет, нет, - замахал руками Помощник. - Или... С вами с ума сойду. У меня у самого паранойя начинается кажется. Я так скажу - я о таком не слышал. Но звучит настолько безумно-красиво, что я даже не удивлюсь, что это окажется правдой.

Получилось так. Где-то глубоко-глубоко под землей, как неоднократно предупреждали фантасты, заложены бомбы. Мощные бомбы, настолько мощные, что если что - Земле кранты. Последнее слово сверхдержав, так сказать. Но мы пошли чуть дальше. Нельзя убивать людей, сказали мы, потому что каждый сотый носит на руке часы, или браслет, или кулончик на шее или заклепку на джинсах. И не зная того - пока он жив, пока эта заклепка не оторвется от его кармана - жива и Земля.

В штатах, в России еще в нескольких странах. Человек этого не знает, нет. Даже производители часов этого не знают - технологии спецслужб такие тонкие, что они научились вставлять биометрические датчики без ведома часовщиков, прямо в металл, как будто так и надо. Десяток базовых моделей датчиков, тысячи вариаций.

Но суть одна - если замолчит последний датчик, то бомба взорвется.

Если всю страну накроет ядерный удар. Или если зараза какая. Ну - или инопланетяне опять же покуролесить залетят. То все. Замолчал последний датчик - и пошел обратный отчет. Механический. Неостанавливаемый отчет.

Вот такое вот финальное слово.

И давайте теперь, дорогие пришельцы, думайте -сколько людей можно статистически грохнуть, а сколько придется придержать. Пусть в резервациях, но оставить в живых.

Инъекция, конечно, была с дальним прицелом, но кто знает, как пойдет. И какой будет зима.

- Что-то мне хреново, - хрипло произнес Цит.

- Ага. - согласился Руж. - чего-то меня тоже колбасит.

До этого момента я как-то не замечал, но как только друзья произнесли это вслух, неожиданно понял, что и мне тоже весьма нехорошо. Ощущение было непонятное. Думаю, что это ощущение можно сравнить с тем самым. Перед смертью. Даже не боль, а некий сильный физиологический дискомфорт, который, когда случается - то неожиданно понимаешь самоубийц. Понимаешь - что смерть - это выход. Настоящий выход. Решение всех твоих проблем. Исчезновение этого дискомфорта.

Нет, никакой предсмертной эйфории, предшествующей смерти от болевого шока. Именно настолько сильный дискомфорт, что смерть действительно перестает казаться страшной. Просто уйти - и все. Не хочется ни говорить, ни что-то делать. Просто уйти.

- Спиной к мониторам. Вырубайте все, что можете! - гаркнул я.

Тут нам действительно сильно помог Помощник. Единственный из группы, кто не работал за компьютером, а лишь наблюдал за нами.

Он отвернул лицо Ружа от экрана. Он опрокинул монитор Цита. Я развернулся сам.

А Трой ушел. Просто сначала лег на клавиатуру и заплакал. Потом поднял голову, как будто не мог оторваться от того, что видит на экране. Потом умер. Студент-медик, заменявший взводу врача, сказал, что это было кровоизлияние в мозг. Что, почему - не сказал, потому что и студент всего лишь, и оборудования у него не было.

И не было ничего такого на экране. Текст, картинки, нифига такого. Но эта фигня его убила. После этого мы все поверили окончательно, что спецслужбы нас не тестируют. Что это - не игра.

Руж вытянул из под стола пистолет и по низу передал мне. "На всякий случай", - сказал он. Руж вообще любил оружие, оттуда и кличка. Но я впервые понял, что он все время имел его под рукой.

- Что? - спросил Помощник после того, как мы осторожно, чуть ли не искоса глядя на экраны, проверили все логи, всю историю того, что было на наших экранах в момент атаки. Особенно, на экране Ружа.

- Мы ничего не поймем так, - сказал Руж. - Какая-то технология воздействия, которая работает на неочевидном уровне.

- Такие разработки ведутся, - сообщил Помощник. - Насколько я знаю, ведутся. Но самое большее, что удалось достичь нашим - это легкое головокружение и тошноту у испытуемого. Это не так и сложно.

- Метод нам все равно не поможет. - Остановил поиски я. - Но мы знаем другое. Раз на нас напали, значит - нас вычислили. Как?

- Очень просто, - тут же откликнулся Цит. - "Вернейший способ быть обманутым, это считать себя хитрее других". Ларошфуко.

На этот раз он решил, чтобы не терять времени, сразу дать автора.

- Ты к чему? - спросил Руж.

- Не было прорыва дамбы. Не, не так, то, что прорыва дамбы не было - это само собой. Вообще ничего не было. Нафиг им не нужна была та территория. Я смотрю снова на новостные каналы - эта тема вообще заглохла, мы просто за этим не следили.

- Подсадная утка. - Сказал я.

- Как? - все еще не понял Помощник.

- Так. Они запустили мулю, инъекцию, лишь для того, чтобы выяснить, кто поймет, что это инъекция, и попытается противодействовать. Вот и все. А потом, как только вычислили нас, начали, суки инопланетные, нас отстреливать. Они еще не справились с регулярными частями, но уже начали думать о партизанах. Все время на два шага впереди нас.

Мы молчали.

- И что теперь? - тускло спросил Цит.

- Все, что могу я, сделано. - Негромко ответил Помощник. - я дал задержу на любые данные из сети в десять секунд, так что на вас сложнее повлиять. Мониторы переведены в монохромный режим, для того же. Но что с этим делать, я не знаю.

- Наш друг умер, - Руж.

- Вы призваны, - напомнил Помощник. - Призваны на войну. На войне умирают.

От этих банальных истин, произнесенных вслух, мне неожиданно стало легче.

- Я ее чувствую, - неожиданно заявил Руж. - я чувствую эту самку, сидящую в центре паутины. И самца, бегающего вокруг, ищущего корм, защищающего гнездо. Я чувствую, как хочу убить этих тварей, особенно эту лживую инопланетную тварюгу в центре.

- Ложь всегда казалась такой невинной. - Задумчиво произнес Руж. - Я верил, что действительно бывает правда, о которой можно рассказать лишь с помощью лжи. Просто игра с информацией. Мы ведь похожи на эту сучку. Мы тоже сделали интерпретацию информацию своей жизнью, своей профессией, своей кормежкой.

- Позвольте мне высказать мысль. Вступил в разговор Помощник, - Так вот, я, тот который во всем этом вертится всю жизнь, хочу сказать лишь одно, что гложет меня на протяжении всей моей карьеры: единственный, и самый главный вред от лжи именно в том, что она не позволяет правде, когда та звучит, быть услышанной. Это как нищие на улицах. Вроде и вреда нет, кроме одного - все эти сотни псевдо-нищих не позволяют получить помощь тем, кто действительно нуждается. Наша правда - нищенка, которая сидит среди сотен других. И вы боитесь ей поверить, потому что все остальные - лживы.

Помощник вздохнул и ушел.

- Мы должны закончить то, что начали. - произнес я, глядя ему вслед.

- Должны, - кивнул Цит. - Интересный особист. Узнайте мне его имя, это был хороший афоризм. Я буду его использовать. "Единственный и самый главный вред ото лжи в том, что она не позволяет поверить правде",

- Пора начинать рубить лес так, чтобы летели щепки. - заявил я.

- Это как?

- Наши каналы не перекрыты?

- Нет, мы уже под другими адресами, с других перевалочных пунктов.

- Взрываем хим.завод. Тот, что в трех километрах от цели.

- Тысячи погибнут.

- Мне все равно. Если не хотят гибнуть - пусть идут и задушат эту тварь голыми руками.

- Они даже не знают ничего, - возразил Руж.

- Именно ты этим и займешься. Подумай. Направленный взрыв. С предупреждением рабочих. Дай им полчаса. Заблокируй систему безопасности на себя. Чтобы ни один чужой тебя не остановил. Попробуй учесть ветер. Время суток. Учти все, что можешь. Достань их сервера. Дай перегрузку. Дай мне ядовитое облако прямо над этой паучихой.

- Цит!

- Да?

- Если она дает информацию наружу и принимает ее к себе, значит, она также должна быть подвержена вирусам, как и любой другой компьютер. Завали ее вирусами. Даже если не убьешь, то хотя бы отвлечешь. Черви, трояны, спам на ближайшие к ней сервера. Бей и отходи, бей и отходи, до бесконечности, если понадобится.

- Легко, - кивнул Цит.

- А ты? - поинтересовался вернувшийся Помощник.

- А я займусь кое-чем другим...

Я еще думал. Нет у нас оружия против паучихи, никакого. Спам может затормозить работу простейшей системы, но не врага, с такой легкостью обрабатывающего терафлопсы. Вирусы могли заставить глючить работу программ, да только нет у этой твари программ, на которые у нас были бы вирусы. А может быть - и вообще программ у нее нет. Это в кино так можно - прилететь на инопланетный корабль, подключиться к чужой системе и тут же заразить ее. Влегкую, ага. Каждый вирус пишется под конкретный софт. Самые продвинутые из них - еще могут мутировать, прыгая с одной версии программы на другую, используя то одну дыру в защите, то другую. Некоторые - сейчас уже даже сами ищут эти дыры. Такие - особенно продвинутые вирусы. Но программа то для них должна была быть известна.

Можно представить, как сломать компьютер. Обойти защиту и остановить вентиляторы. Или над процессором маленький такой вентилятор, или вообще все - но при этом заставить машину продолжать работать. Думаю, через пару минут будет каюк. Можно, опять же поиграв на очень-очень машинном уровне, заставить жесткий диск угробить самого себя. Иголочки будут биться с остервенением по одному и тому же месту, пока диск с ума не сойдет. Как свести с ума паучиху из большого магеланнова облака, которую ты даже никогда не видел?

Как-то можно. Как-то можно. Что-то билось у меня в голове, нечто гениальное, позволяющее решить все проблемы разом, доказать теорему Ферма, преодолеть скорость света уже при нынешнем поколении, убить инопланетную тварь, которую по сути практически невозможно убить...

- Делаем так... - сказал я парням, уже зная, что никогда, и никому кроме них, не расскажу о концепции убийства идеального врага. Потому что нельзя, чтобы об этом узнал враг и придумал защиту. Только внезапность, только абсолютное коварство и молчание дают нам совсем крошечный шанс... нет, даже не выиграть, а хотя бы продолжать сражаться.

- Хана, - тускло провозгласил подошедший Помощник.

- Мы же победили, - недоуменно возразил Руж.

- Эту тварь мы сделали, но на нас ополчились остальные.

- И что они сделают?

- Нас ждет артудар, через мгновения. Мы слушаем служебные частоты. Наши координаты - цель номер один для всех.

- Была же команда не подчиняться приказам по радио?

- Но до всех ли она дошла?

Нас накрыло одним залпом, без всяких промахов, дополнительных корректировок и тому подобного. Просто в один момент была тишина - и вдруг она превратилась в грохот. Все полетело вверх тормашками. Я видел, как Помощника раскроило осколками на несколько частей. Я видел, как засыпало Ружа. Засыпало так - что не оставалось сомнений, что из под обломков я вытащу только расплющенное тело друга.

В итоге оказалось, что только мне повезло. Ничего. Рука саднила, голова гудела, но и только.

- Я чувствую. - У Цита на губах пузырилась кровь. - Чувствую, самец, которого мы сделали вдовцом, где-то рядом. Приближается. Он идет, чтобы отомстить. Разорвать нас своими лапами, без всяких игр с правдой.

Эта новость музыкой прозвучала в моих ушах. И я верил Циту. Я всегда ему верил.

- Ты как, вытянешь? - спросил я.

Нет. - Цит не качнул головой лишь потому, что не мог. Его шея не двигалась. Правая рука была практически раздавлена бетонным блоком, в животе было месиво, на которое я старался не смотреть и, судя по пузырям крови, грудная клетка тоже была раздавлена. Так что он не врал.

- Ницше сказал, что существует право, по которому мы можем отнять у человека жизнь, но нет права, по которому мы могли бы отнять у него смерть. Мою смерть у меня никто не отнимет. Иди, я хочу умереть сам.

Надо было посидеть с ним, в его последние минуты, но я не мог оставаться на месте. Я пошел.

Как ни странно, мой компьютер был еще жив, как я сам.

Я медленно коснулся пальцем кнопки питания. Придержал руку - решиться на такое было нелегко. Потом, задержав дыхание, все же нажал. Системный блок долго не хотел глохнуть, защиты одна за другой пытались осознать, что команда на выключение дана окончательная, не всего лишь ошибка или попытка перегрузить систему.

И сразу стало проще. Рукоятка дареного пистолета медленно нагревалась в руке. Пули тоже несут в себе информацию. Финальную правду. Такие маленькие свинцовые кусочки истины, беспощадной и оттого неоспоримой.

Солдат есть солдат. Кнопки, курки - разницы немного. Убивать издали или в упор - разницы никакой.

Главное, чтобы патронов хватило. Ведь мне надо было так много передать приближающемуся чужому.